Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Дезире Анна-Мария Зелинко

        # Увлекательный роман австрийской писательницы Анны-Марии Зелинко «Дезире» рассказывает о дочери марсельского торговца шелком, которой судьбой было уготовано стать родоначальницей современной династии шведских королей.
        Юной Эжени-Дезире Клари молодой генерал Наполеон Бонапарт клялся в вечной верности. Впоследствии она станет супругой генерала наполеоновской армии Жана-Батиста Бернадотта. «Дезидерией», то есть «желанной», назовут шведы свою умную и добрую королеву.

        Анна-Мария Зелинко
        Дезире

        Памяти Лизелотты,
        ее веселого нрава и доброго сердца
        ее сестра, глубоко скорбящая

        Предисловие

        Когда открываешь толковый словарь Ларусса на слове «Дезире», находишь следующую короткую запись: «Дезире (Бернардин-Эжени), королева Швеции, родилась в Марселе в
1779 г., умерла в Стокгольме в 1860 г; была дочерью марсельского купца Франсуа Клари. Ее старшая сестра Жюли вышла замуж за Жозефа Бонапарта в 1794 г. Эжени была невестой Наполеона Бонапарта, но в 1798 г. вышла замуж за генерала Бернадотта. Жила в Париже, где имела очень популярный салон. Когда Бернадотт стал наследным принцем Швеции (1810), она жила в этой стране с 1810 по 1811 г. и возвратилась в Стокгольм лишь в 1823 г., уже став королевой Швеции, чтобы играть там самую скромную роль».
        О чем говорят эти короткие сухие строчки?.. Дочь купца становится королевой и родоначальницей династии в Швеции, стране, где более, чем во всех других странах на свете, чтут традиции. Маленькая уроженка Марселя, родившаяся на другом краю Европы, входит в историю северной страны, о которой она совершенно ничего не знает, становится принцессой, а затем королевой во дворце строгой классической архитектуры, расположенном вдоль реки Мелар в Стокгольме.
        Она покоится вместе с королями и королевами Швеции в церкви Шевалье, у подножья мавзолея из красного мрамора, в котором заключены останки ее царственного супруга - Карла XIV Иоанна, бывшего сержанта Бернадотта, маршала Наполеона. Она была невестой Бонапарта, а вышла замуж за республиканского генерала Бернадотта. Первый возлюбленный ее, молодой генерал Бонапарт, становится императором, и она является свидетельницей его стремительного возвышения и его падения; ее муж входит в королевскую семью Швеции, и царствующие короли и императоры называют кузеном бывшего якобинца, взращенного Республикой.
        Какие потрясающие события должны были произойти, чтобы так необычайно сложились эти судьбы?..
        О поразительной судьбе Дезире Клари холодным зимним днем 1943 года размышляла такая же изгнанница, внимательно глядя на здание королевского дворца в Стокгольме. Зимой 1943 года, в эпоху, превосходящую наполеоновскую нагромождением событий, масштабом сражений и вызванной всем этим скорби.
        Анна-Мария Зелинко, потерявшая родину - Австрию, к которой была страстно привязана, где она имела успех как романистка, нашла благодаря своему мужу в Дании новую родину. Но волны гитлеризма поглотили и эту маленькую мирную страну. Осенней ночью 1943 года Анне-Марии с мужем удалось пересечь Зунд в рыбачьем баркасе, и они были радушно приняты в Швеции.
        Поглощенная потоком эмигрантов, оторванная от всего дорогого неумолимой волей кровавого диктатора, отрезанная от Австрии и своей приемной родины Дании, не походила ли Анна-Мария на другую иностранку, маленькую уроженку Марселя - Дезире Клари, которую шведский народ принял как свою королеву?..
        Но зимой 1943 года было слишком много более неотложных дел, чем размышления об истории Дезире Клари. Анна-Мария узнала, что шведский Красный Крест приглашает переводчиков и санитаров для секретной работы. Она предложила свои услуги и была принята переводчиком. Лишь тогда ей разъяснили, что граф Фольке Бернадотт [Граф Фольке Бернадотт действовал от имени и по поручению шведского Красного Креста. Им спасены из лагерей смерти заключенные разных национальностей. Их в Швеции лечили, кормили и после войны отослали на родину. За это шведский Красный Крест пошел на кое-какие сделки с гитлеровской Германией в части снабжения продовольствием и пропуска некоторых воинских частей на территорию Норвегии и Финляндии. Эти услуги Швеции были весьма незначительны и окупались сторицей передачей Гиммлером шведскому Красному Кресту 30 тысяч заключенных из лагерей смерти. (Т.П.)] (член королевской семьи) неоднократно совершал полеты в Германию для переговоров с Гиммлером о судьбе заключенных из концентрационных лагерей. Переговоры были трудными, но граф Бернадотт не терял терпения, пока соглашение не было подписано.
Сначала речь шла о десяти тысячах заключенных, которых Гиммлер передавал Швеции и должен был доставить в порт Мальме, но в действительности графу Бернадотту удалось вырвать из лагерей смерти тридцать тысяч человек.
        Граф Фольке Бернадотт был членом ООН. Он убит в Палестине членом сионистской организации 17 сентября 1948 г. (по данным периодической печати). Анна-Мария Зелинко может поручиться за эту цифру, потому что она видела своими глазами одного за другим этих живых мертвецов в полосатых тюремных лохмотьях, хранивших в глубине глаз выражение непередаваемого страха. В ее обязанности входило узнавать их фамилии и национальности и переводить вопросы врача-шведа.
        - Как хорошо вы говорите по-немецки! - сказала ей однажды молодая девушка, привезенная из лагеря в Равенсбруке.
        - Я родилась в Вене, но теперь я датчанка, - ответила Анна.
        - Тогда может быть вы знаете о судьбе романистки Анны-Марии Зелинко? Я слышала, что она одно время жила в Дании.
        - Почему вас это интересует? - спросила Анна-Мария, пораженная вопросом.
        - Я когда-то читала ее книги, и ночью, в лагере, когда мы не могли спать, мы рассказывали друг другу все романы, которые вспоминали, и это уводило нас от ужасной действительности.
        Романистка со слезами на глазах сказала девушке, кто она. Тогда женщины окружили ее и стали умолять:
        - Напишите все, что мы вам рассказали о лагерях смерти, чтобы все это никогда не забылось!
        - Нет, - ответила им Анна-Мария. - Я не буду писать О ВАС, я напишу роман ДЛЯ ВАС.
        Она почувствовала настоятельную необходимость написать историю Дезире Клари. Мысленно она видела связь между маленькой уроженкой Марселя - королевой Швеции и этими жалкими эмигрантами, вырванными нейтральной страной у ужасной судьбы.
        Дезире Клари, которую случай сделал королевой, была воспитана на традициях французской Революции. Вся Революция сводилась для нее в статьи Декларации Прав человека, которые отец научил ее воспринимать всем сердцем с ранней юности. Права человека были святым правилом, в свете которого она видела окружающие события. Те, кто придерживался этих правил, имели право на ее уважение. Те, кто их нарушал по той или иной причине, были врагами рода человеческого.
        Наибольшим преступлением Наполеона было нарушение их, хотя он и опирался на словах на Декларацию Прав человека. Как только диктатор положил к своим ногам народы и стал их презирать, мир сделался добычей террора, тюрьмы наполнились, несчастные были оторваны от родных очагов и унижены до состояния затравленных животных.
        Но Дезире Клари была не только убежденной республиканкой, став королевой Швеции, она была еще и создательницей традиций этой страны - нейтральной, миролюбивой державы, старающейся прийти на помощь жертвам войн и всем преследуемым. Она была дальним предком графа Фольке Бернадотта, которого прославляют бесчисленные узники гитлеровских лагерей смерти и который погиб в Палестине, доказав еще раз, что не только военные могут быть героями.
        От бурных дней капитуляции Парижа в 1814 г. и до Реставрации особняк наследной принцессы Швеции в Париже был приютом для семьи Бонапартов. И когда мы читаем, что Дезире после Ватерлоо настаивает, чтобы Наполеон избавил Францию от гражданской войны и Париж от ужасов штурма и уличных боев, не вспоминается ли нам ходатайство консула Швеции перед генералом фон Шольтицем, которое спасло Париж от гибели в
1944 году?.. Поставленная судьбой в сферы, где создается Большая История, связанная жизнью с великими людьми своего времени, Дезире не потеряла ни своей веселости, ни насмешливости ума, которыми была наделена с юности. Встречаясь с выскочками, мошенниками и гениями, она остается маленькой буржуа, живой и простой, не стесняющейся свободно высказывать свое мнение, не отрекающейся от своего происхождения. Среди важной пышности французской империи и чопорности шведского двора она умеет видеть забавные происшествия, составляющие прелесть Малой Истории.
        В дневнике Дезире Клари есть и печальные страницы, но постоянно ее живой характер берет верх, и преобладающее настроение дневника аллегро, напоминающее музыку Моцарта, великого соотечственника автора книги.
        Анна-Мария Зелинко написала этот роман, думая о жертвах фашизма. Пусть урок оптимизма и доброты, предлагаемый этой книгой, будет оценен по достоинству нашим читателем.
        АЛЬБЕРТ КОН
        Перевел с немецкого на французский Альберт Кон.

        Часть I
        Дочь торговца шелком из Марселя

        Глава 1
        Марсель, начало жерминаля, год II
        (Или конец марта 1794 г. по маминому календарю)

        Мне кажется, что женщине гораздо легче иметь успех у мужчин, когда у нее пышная грудь, и я решила завтра подложить пониже своего декольте четыре носовых платка, чтобы иметь вид зрелой девушки. Вообще-то я уже взрослая, но почему-то никто этого не замечает.
        В ноябре мне исполнилось 14 лет, и папа подарил мне в день рождения эту роскошную тетрадь. Конечно, жаль портить моим писанием прекрасные чистые листы, но тетрадь запирается на маленький замочек, и я могу сделать так, чтобы эти записи никто не прочел. Даже Жюли не будет знать, о чем я пишу. Это - последний подарок папы. Моего папу звали Франсуа Клари, торговец шелком в Марселе. Он умер два месяца назад от сердечного приступа.
        - А что мне писать в этой тетради? - спросила я растерянно, когда нашла ее на своем столе среди других подарков.
        Папа засмеялся и поцеловал меня в лоб.
        - Пиши историю жизни французской гражданки Бернардин-Эжени-Дезире Клари, - сказал он, и лицо его светилось нежностью.
        Сегодня ночью я начинаю писать мою историю. Я так взволнована, что не могу спать, вот почему я осторожно выскользнула из постели. Я надеюсь, что дрожащее пламя свечи не разбудит Жюли, которая спит в этой же комнате. Иначе Жюли устроит мне ужасную сцену.
        Есть отчего быть взволнованной. Завтра мне предстоит идти с нашей невесткой Сюзан к депутату Альбиту, чтобы просить его помочь Этьену. Этьен - мой старший брат, и его голова в опасности. Два дня назад полиция арестовала его, и мы не знаем, за что.
        Подобные дела не удивительны в наше время. Всего пять лет, как произошла Революция, и еще не во всем разобрались. Много народа было гильотинировано, и еще сейчас перед городской ратушей иногда происходят казни. Быть аристократом в наше время очень опасно. Но, благодарение Богу, мы не принадлежим к аристократам. Папа своим трудом добился того, что его крохотная лавочка стала одним из самых больших торговых домов Марселя, и папа был очень рад приходу Революции, хотя прежде он и хотел стать поставщиком двора и даже совсем незадолго до Революции отправил королеве голубой бархат. Этьен предполагает, что за этот материал уже никто не заплатит…
        Папа со слезами на глазах читал нам Декларацию Прав человека.
        После смерти папы во главе торговли стоит Этьен. Сегодня утром наша служанка Мари, которая раньше была моей кормилицей, позвала меня и сказала:
        - Эжени, я слышала, что Альбит приезжает в наш город. Думаю, что Сюзан должна пойти к нему и просить, чтобы освободили Этьена.
        Мари всегда знает все, что происходит в городе.
        За ужином мы все были очень грустны. Два места за столом пустовали. Стул папы, рядом с мамой, и стул Этьена, рядом с Сюзан. Мама не разрешает никому садиться на папин стул.
        Я думала о приезде Альбита и катала хлебные шарики. Жюли (она старше меня всего на четыре года, но постоянно учит меня хорошим манерам) сейчас же сказала:
        - Эжени, не катай шарики из хлеба. Это неприлично!
        Я сказала:
        - Альбит в нашем городе.
        Никто не ответил. Когда я что-нибудь говорю, никто никогда не обращает внимания. Я повторила:
        - Альбит в нашем городе! Тогда мама спросила:
        - Кто это, Эжени?
        Сюзан не слушала и роняла в суп слезы.
        - Альбит - это якобинский депутат, посланный Конвентом в Марсель, - сказала я, гордая своим знанием дела. - Сюзан следует завтра пойти к нему на прием и просить его за Этьена. Ему нужно сказать, что Этьен ни в чем не виноват.
        Сюзан подняла заплаканные глаза.
        - Но он меня не примет!
        - Я думаю, что Сюзан должна просить нашего адвоката поговорить с Альбитом, - сказала мама.
        Иногда я очень недовольна нашей семьей. Мама не разрешает сварить без нее ни одного таза варенья, она должна хотя бы помешать его ложкой, но в серьезных делах она теряется и сразу приглашает нашего старенького адвоката. Вероятно, все взрослые делают так…
        - Мы сами должны поговорить с Альбитом, - настаивала я. - И Сюзан, как жена Этьена, должна сама идти туда. Если ты боишься, Сюзан, я пойду с тобой и буду просить за брата.
        - Подожди болтать, - сказала мама.
        - Мама, я нахожу, что…
        - Я просто не могу сейчас решить что-либо, - сказала мама. Сюзан продолжала ронять в суп слезы.
        После ужина я побежала в мансарду, чтобы узнать, у себя ли Персон, потому что даю ему уроки французского языка. У него самое очаровательное лицо лошади, какое только можно себе представить. Он очень высокий блондин, ужасно худой, и это единственный блондин, которого я знаю. Он - швед.
        Бог ведает, где находится Швеция, я думаю, где-нибудь около Северного полюса. Персон мне как-то показал на карте, но я забыла. Дом Персонов связан с папиным, и у них большая торговля в Стокгольме. Они прислали молодого Персона на год в Марсель, чтобы он мог поучиться у папы вести дело. Ведь известно, что только в Марселе можно научиться торговле шелком. Однажды Персон появился у нас. Сначала мы не понимали ни слова из того, что он говорил, хотя он говорил по-французски. Его произношение было просто ужасным, и понять его было невозможно. Мама поместила его в комнате в мансарде, считая, что в это неспокойное время ему лучше жить у нас.
        Я нашла Персона в его комнате, и мы уселись в гостиной. Он должен был читать мне газеты, а я - поправлять егопроизношение. Но, как часто бывало, я принесла листок с Декларацией, подаренный мне папой, и мы снова перечитывали его, заучивая наизусть.
        Лошадиное лицо Персона приняло вдохновенное выражение, когда он повторял за мной:
«Свобода, равенство, братство народа!»
        Потом он сказал:
        - Слишком много крови пролито для утверждения этих новых прав. И сколько невинной крови, мадемуазель, прольется еще!
        Как иностранец, Персон говорит «мадам Клари» маме и «мадемуазель Клари» - мне, хотя это запрещено. Мы просто «гражданки Клари».
        Жюли появилась в гостиной.
        - Эжени, пойди сюда на минутку! - сказала она, и мы пошли в комнату Сюзан.
        Сюзан лежала на диване и пила маленькими глотками портвейн. Говорят, что портвейн дает силы, но мне его не позволяют пить, так как мама считает, что маленьким девочкам не следует еще поддерживать свои силы.
        Мама сидела рядом с Сюзан, и я видела, что она взволнована. Она куталась в шаль, а на голове ее был маленький вдовий чепчик, который она носит вот уже два месяца. Мама больше похожа на сиротку, чем на вдову, такая она маленькая и худенькая.
        - Мы решили, что Сюзан попробует завтра попасть на прием к депутату Альбиту, - Она помолчала. - Ты будешь сопровождать ее, Эжени.
        - Я боюсь идти одна. Там будет много народа… - прошептала Сюзан.
        Я констатировала, что портвейн не только не придал ей сил, но совсем ослабил ее… Я спросила себя, почему пойду я, а не Жюли.
        - Сюзан хочет попробовать поговорить об Этьене, и ей будет спокойнее, если ты будешь рядом с ней, дорогое дитя, - сказала мама.
        - Ты, конечно, должна будешь держать язык за зубами и дать говорить Сюзан, - вмешалась Жюли.
        Я была довольна, что меня послушали, но так как они продолжали третировать меня как ребенка, я промолчала.
        - Завтра мы все очень устанем, - сказала мама. - Ляжем сегодня пораньше.
        Я побежала в гостиную предупредить Персона, что мне нужно ложиться спать. Он сложил газеты и поклонился.
        - Тогда я пожелаю вам доброй ночи, м-ль Клари.
        Я уже переступила порог комнаты, когда мне показалось, что он сказал еще что-то. Я повернулась.
        - Вы что-то сказали, м-сье Персон?
        - Нет, только… - он запнулся.
        Я подошла к нему и старалась прочесть на его лице. Уже стемнело, а мы поленились зажечь свечи. Бледное лицо Персона было еле различимо в густых сумерках.
        - Я хотел только сказать вам, м-ль Клари, что… что я скоро должен вернуться домой.
        - О! Почему?
        - Я еще не говорил м-м Клари, я не хотел в такое тяжелое для вас время тревожить ее своими делами. Но, видите ли, мадемуазель, я здесь уже больше года и я уже нужен в нашем магазине в Стокгольме. Когда м-сье Этьен вернется и будет все в порядке в вашей конторе, я вернусь в Стокгольм.
        Это была самая длинная тирада, которую я когда-либо слышала от Персона на французском языке. Я не сразу поняла, почему он мне первой сообщил о своем предстоящем отъезде. До сих пор я думала, что Персон, как и все другие, не принимает меня всерьез. Но в данной обстановке я вдруг почувствовала себя взрослой, села на диван и грациозным жестом взрослой дамы предложила ему место возле себя.
        Но, когда он опустился на диван рядом со мной, он вдруг весь съежился, страшно смутился, оперся локтями о колени и спрятал лицо в ладони.
        - А что, Стокгольм… это красивый город? - начала я светский разговор.
        - Самый красивый в мире, для меня, конечно, - ответил Персон. - Зеленые льдины плывут по Мелару, а небо похоже на свежевыстиранную простыню. Это зимой, конечно. Но ведь зима у нас очень долгая.
        После такого объяснения Стокгольм не возбудил во мне симпатии. Наоборот. Кроме того, я не поняла, где плывут зеленые льдины.
        - Наша лавка находится в Вестерланггатаме - это торговый квартал, очень современный, и он совсем возле дворца, - с гордостью продолжал Персон.
        Я слушала невнимательно. Я думала о завтрашнем дне, о необходимости подложить носовые платки…
        - Я хочу попросить вас о чем-то, м-ль Клари, - сказал Персон.

«Надо постараться быть очень красивой, может быть это будет на пользу делу», - думала я и одновременно вежливо спросила:
        - О чем, месье?
        - Я очень хотел бы сохранить листок с Декларацией Прав человека, которые м-сье ваш отец принес когда-то, - сказал Персон нерешительно. - Я знаю, что моя просьба очень смела…
        Да. Это было смело! Папа всегда держал этот листок на своем ночном столике, а после его смерти я взяла листок к себе и бережно хранила его.
        - У меня этот листок будет всегда на почетном месте, - уверил Персон.
        Я поддразнила его:
        - Вы стали республиканцем, месье?
        А он ответил мне тихонько:
        - Вы знаете, м-ль Клари, я швед, а в Швеции - монархия.
        - Ну хорошо. Возьмите этот листок. Вы покажете его в Швеции.
        В этот момент дверь распахнулась, и Жюли сердито крикнула:
        - Когда наконец ты пойдешь спать, Эжени? О, я не знала, что ты здесь с м-сье Персоной! М-сье Персон, девочке пора спать! Иди же, Эжени!
        Я накрутила уже почти все папильотки [Бигуди] , а Жюли уже легла, но вдруг она напустилась на меня:
        - Эжени, ты ведешь себя неприлично! Ты прекрасно знаешь, что Персон - молодой человек, а девочке неприлично сидеть в темноте с молодым человеком. У мамы и так много горя без этого, а ты забываешь, что ты дочь торговца шелком, что папа был таким уважаемым гражданином, а Персон и по-французски не говорит порядочно, а ты своим поведением позоришь нашу семью…

«Проповедуй, проповедуй», - думала я, задув свечу и укрывшись одеялом до кончика носа. Жюли нуждается в женихе. Как только она выйдет замуж, моя жизнь станет намного легче.
        Я постаралась заснуть, но мысли о завтрашнем посещении Дома Коммуны не давали мне покоя. Потом я вспомнила гильотину.
        Сколько раз это воспоминание являлось мне перед сном! Я зарываюсь в подушку, чтобы прогнать это видение. Видение гильотины и отрубленной головы…
        Два года назад Мари, наша служанка, тайком взяла меня на площадь Ратуши. Мы проталкивались в толпе, окружавшей эшафот; мне хотелось видеть все подробности, я сжала зубы, чтобы они не так громко стучали, а потом у меня болели челюсти.
        Телега, окрашенная в красный цвет, привезла к эшафоту мужчин и женщин. Они были в элегантных туалетах, но к их платью прилипли грязь и солома, руки у всех были связаны за спиной, а кружева на жабо и рукавах разорваны и болтались клочьями.
        Площадка возле гильотины была засыпана опилками, но на площади сильно пахло свежей кровью, так как утром уже была казнь и свежими опилками засыпали еще не высохшую кровь. Гильотина тоже была покрашена красной краской, как и телега, но краска потемнела, и на ней были видны ржавые подтеки.
        Первым к машине подвели молодого человека. Его вина была в том, что он поддерживал переписку с врагами Революции, скрывавшимися за границей. Когда палач подтолкнул его к возвышению, он разжал губы. Думаю, что он просил о чем-то. Потом он опустился на колени и положил голову под машину. Я зажмурилась и услышала стук упавшего ножа.
        Когда я открыла глаза, палач держал в руках голову. Лицо было бледным, большие глаза широко открыты, и мне показалось, что он смотрит прямо на меня. Сердце мое остановилось. Рот на бледном лице отрубленной головы был открыт, и мне почудилось, что голова сейчас закричит. Этот беззвучный крик не кончался.
        Кругом смущенно переговаривались люди, кто-то всхлипывал, какая-то женщина истерически смеялась. Потом все звуки отошли от меня, и все стало как в тумане, на глаза мне опустилась черная вуаль… а потом меня вырвало.
        Пришла в себя я оттого, что меня ругают, так как я запачкала чьи-то ботинки. Однако я опять закрыла глаза, так как не могла видеть эту ужасную голову, это бледное лицо, кричащее немым криком.
        Мари была очень сконфужена моим поведением и вывела меня из толпы. Надо мной смеялись.
        А вечером я не могла заснуть и теперь часто, перед тем, как заснуть, я опять вижу так ясно эти мертвые глядящие на меня глаза и представляю этот беззвучный крик.
        А тогда, когда мы вернулись домой, я расплакалась и долго не могла успокоиться. Папа взял меня на колени и сказал:
        - Французский народ веками жил под тяжелым гнетом. Его страдания зажгли два пламени: пламя справедливости и пламя гнева. Пламя гнева погаснет, залитое волнами крови, но другое пламя, священное пламя справедливости, дочурка, никогда не погаснет.
        - Ведь правда, папа, Права человека никогда не будут отменены?
        - Никогда. Они не могут быть отменены. Даже если они будут запрещены, они все равно будут жить в сердцах народа. Те же, кто пытается их отменить, будут самыми большими преступниками в глазах истории, и все равно, когда-нибудь, может быть в другом месте и в другую эпоху, люди вновь скажут эти слова, вновь потребуют свои права на свободу и равенство.
        Когда папа говорил это, его голос звучал как-то особенно. Мне показалось, что я слышу голос самого Бога. И чем больше времени проходит с тех пор, как я слышала от папы эти слова, тем больше начинаю я понимать, что хотел сказать мне мой добрый папа. Сегодня ночью я чувствую его так близко к себе!
        Я очень боюсь за Этьена, я боюсь завтрашнего визита в Дом Коммуны. И вообще, ночью всегда все кажется страшнее, чем днем.
        Мне так хотелось бы знать, как сложится моя судьба и какую историю свою запишу я в эту тетрадь. Если бы я только знала, какова будет моя судьба, грустная или веселая?.. Мне так хочется, чтобы в моей жизни случилось что-нибудь необыкновенное!
        Но прежде всего мне придется заняться поисками жениха для Жюли. А еще прежде мне нужно освободить Этьена из тюрьмы.
        Спокойной ночи, папа! Я начала писать мой дневник в подаренной тобой тетради!

        Глава 2
        Сутками позже
        (За это время произошло так много!)

        Я - позор нашей семьи! За эти сутки произошло столько всего, что я просто не знаю, с чего начать.
        Во-первых, Этьен опять на свободе, он сидит в столовой между мамой и Сюзан, а рядом - я. Этьен ест так, как будто в течение месяца не имел ничего, кроме хлеба и воды. А он пробыл в тюрьме всего три дня!..
        Во-вторых, я познакомилась с молодым человеком, который очень красив в профиль, но у которого совершенно невозможная фамилия: Буонапат… Бонапарт или что-то в этом роде. В третьих, вся семья на меня сердита, мне объявили, что я - позор нашей семьи, и услали спать.
        Внизу они празднуют возвращение Этьена, а я, я - первая, кто посоветовал идти к Альбиту, я получила выговор, и мне не с кем поделиться моими мыслями и планами, касающимися этого Буонапара (господи, какая невозможная фамилия! Я никак не могу ее запомнить!), и не с кем поговорить об этом молодом человеке.
        Да, папа предвидел, что в моей жизни будут ситуации, когда окружающие не будут понимать меня, и для того чтобы я могла говорить только с самой собой, он подарил мне эту тетрадь.
        День сегодня начался весьма бурно. Жюли объявила мне, что мама велела надеть надоевшее серое платье, да еще накинуть на плечи косынку из старых кружев. Я отказалась от косынки, но голос Жюли задрожал от гнева:
        - Не воображаешь ли ты, что можешь идти туда декольтированной, как одна из этих ничтожных девчонок из портового квартала? Неужели ты воображаешь, что мы отпустим тебя одетой кое-как?
        Когда Жюли вышла из комнаты, я потихоньку взяла ее губную помаду. Мне тоже подарили помаду в день рождения, но это был такой бледно-розовый цвет, что не отличался от натурального цвета моих губ… Я нахожу, что вишневый цвет помады Жюли мне идет гораздо больше.
        - Ты намазалась моей помадой! Сколько раз я говорила тебе, чтобы ты не смела трогать мою косметику! Хотя бы спросила разрешения! - закричала Жюли, возвращаясь в комнату.
        Я быстренько попудрилась и провела пальцами, смоченными слюной, по ресницам и бровям. Я замечала, что слюна очень хорошо склеивает волоски, а брови и ресницы начинают блестеть. Жюли, усевшись на кровать, критически рассматривала меня. Тогда я начала вынимать папильотки из своих волос. Но они запутались в длинных прядях, и я вся растрепалась. Волосы у меня от природы вьются, кроме того, они очень густые, и моя прическа постоянно доставляет мне массу хлопот.
        Послышался голос мамы:
        - Жюли, готова ли девочка, наконец? Нужно поесть, чтобы Сюзан и Эжени могли пораньше придти в Дом Коммуны.
        Я все еще распутывала свои волосы.
        - Жюли, помоги мне!
        Нужно отдать ей справедливость: у Жюли руки феи. В пять минут я была причесана.
        - Я видела в газете портрет молодой маркизы де Фонтеней, - сказала я. - Она носит короткую прическу и букли, немного опущенные на лоб.
        - Ей пришлось обрезать волосы, когда ее приговорили к гильотине. Депутат Тальен увидел ее в тюрьме в первый раз с длинными волосами, - пояснила Жюли. И тоном старой тетушки: - Я не советую тебе, Эжени, интересоваться подробностями жизни маркизы де Фонтеней, а особенно, из газет.
        - Ты напрасно читаешь мне нотации, Жюли. Я уже не маленькая и прекрасно знаю, каким путем Тальен освободил прекрасную Фонтеней из тюрьмы и чем все это кончилось.
        - Ты невозможна, Эжени! Кто тебе все это рассказывает? Мари на кухне?
        - Жюли, где же девочка? - мамин голос звучал раздраженно.
        Я накинула косынку, успев потихоньку подложить носовые платки в корсаж пониже декольте. Но Жюли заметила и потребовала, чтобы я вынула платки.
        Я сделала вид, что не слышу и ищу в ящиках трехцветную розетку. Все носили такие розетки. Мужчины в петлицах сюртуков, женщины прикалывали к корсажу, Потом я спустилась в столовую.
        Мама и Сюзан уже начали завтракать. Сюзан тоже приколола розетку. После завтрака мама принесла бутылку портвейна. Вчера она налила только в стакан Сюзан, но сегодня она наполнила два стакана. Один она дала Сюзан, а другой - мне.
        - Выпей-ка это. Портвейн придает силы.
        Я пила большими глотками, вино было сладким и терпким, и мне стало жарко. Я сразу почувствовала, что мне очень весело, улыбнулась Жюли и с удивлением увидела на ее глазах слезы. Она вдруг обняла меня и прошептала мне на ухо:
        - Эжени, будь осторожна, веди себя хорошо, прошу тебя!
        Я так развеселилась от портвейна, что, потеревшись носом о щеку Жюли, шепнула в ответ:
        - Уж не боишься ли ты, что депутат Альбит может меня соблазнить?
        - Ты невозможна, Эжени! - сказала Жюли сердито. - Для тебя, по-видимому, поход в Дом Коммуны - просто увеселительная прогулка, в то время, как Этьен… - она остановилась.
        Я допила свое вино. Потом, глядя ей в глаза, сказала:
        - Я знаю, Жюли, что ты хочешь сказать. Иногда арестовывают и близких родственников тех, кто находится в тюрьме; Сюзан и я, конечно, в опасности. Но ты не волнуйся. Мне кажется, что кончится хорошо!
        Ее губы дрожали.
        - Я должна была бы сопровождать Сюзан, но если с вами что-нибудь случится, я, как старшая, должна остаться с мамой.
        - Ничего с нами не случится, а если уж действительно нас задержат, ты будешь опорой мамы и постараешься освободить нас. Не правда ли, Жюли?
        До самого центра города Сюзан шла молча. Мы шли очень быстро, и даже проходя мимо магазинов, мимо нарядных витрин, мы не смотрели в ту сторону. На площади Ратуши Сюзан протянула мне руку. Там и сейчас пахло свежими опилками и кровью.
        Мы встретили гражданку Ренар, которая много лет шьет маме шляпы. Гражданка Ренар оглянулась по сторонам и только после этого ответила на наш поклон. Нас боятся. По городу уже разнесся слух, что Этьен арестован.
        У подъезда Дома Коммуны стояла толпа. Мы попытались протиснуться. В это время кто-то схватил Сюзан за руку. Она вздрогнула и побледнела.
        - Что вы хотите, гражданка?
        - Мы хотим поговорить с гражданином Альбитом, депутатом, - сказала я быстро и громко.
        Человек, державший Сюзан за руку, вероятно был привратником, он отпустил ее руку и указал:
        - Вторая дверь направо.
        Мы вступили в темный коридор и ощупью нашли вторую дверь направо. Когда мы открыли ее, нас почти оглушил гул голосов. Огромный зал ожидания был переполнен людьми. Мы с трудом втиснулись внутрь. На другой стороне зала была маленькая дверь, и возле нее стоял молодой человек, одетый в костюм Клуба якобинцев: стоячий воротник, огромная трехцветная розетка, шелковый камзол с кружевными манжетами. В руке - трость.

«Это, наверное, один из секректарей Альбита», - подумала я. Вместе с вцепившейся в мою руку Сюзан я стала протискиваться сквозь толпу к маленькой двери. Рука Сюзан была холодна и дрожала. Я же, наоборот, чувствовала, как капельки пота заливают мне лицо и смачивают носовые платки в моем корсаже.
        - Не можем ли мы поговорить с гражданином Альбитом, депутатом, - сказала Сюзан очень тихо, когда мы очутились возле молодого человека.
        - Что? - прокричал он.
        - Депутат Альбит, - прошептала Сюзан еще тише.
        - Все собравшиеся здесь хотят попасть к нему на прием. Вы уже записались, гражданка?
        Сюзан покачала головой.
        - А как это сделать?
        - Нужно написать свое имя и сущность дела на листке бумаги. Если не умеете писать, то обращайтесь за помощью ко мне. Это стоит… - он смотрел на нас оценивающим взглядом.
        - Мы умеем писать, - сказала Сюзан.
        - Вон на том подоконнике гражданки найдут листки бумаги и гусиные перья, - сказал якобинец, показавшийся мне архангелом, стерегущим двери рая.
        Когда мы пробрались к окну, Сюзан быстро заполнила начало листка: «Имена - Сюзан и Бернардин-Эжени-Дезире Клари». Повод нашего прихода сюда… Мы растерянно посмотрели друг на друга.
        - Напиши все, как есть, - сказала я.
        - А вдруг он нас не примет, - прошептала Сюзан.
        - Вероятно, прежде, чем нас принять, он наведет справки. Здесь, мне, кажется, все не так просто.
        - Да. Здесь все не просто, - выдохнула Сюзан и написала: «Повод гражданина Этьена Клари».
        С листком в руках мы двинулись вновь к якобинцу-архангелу. Он окинул листок быстрым взглядом, проворчал: «Подождите» и исчез за дверью. Мне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он вернулся.
        - Вам придется подождать. Депутат вас примет. Вас вызовут.
        Вскоре дверь приоткрылась, и кто-то сказал что-то в щель нашему архангелу. Он повернулся к толпе и прокричал: «Гражданин Жозеф Пети». Я увидела, как со скамейки в глубине комнаты поднялся пожилой человек, державший за руку маленькую девочку. Мы с Сюзан заняли освободившиеся места на скамье.
        - Посидим, - сказала я. - Нас могут позвать еще не скоро.
        Места, которые мы заняли, были не так уж удобны, но мы хоть могли опереться о стену и дать отдых спине и ногам. Я огляделась. Невдалеке от себя я увидела нашего сапожника, старого Симона. Я сразу вспомнила его сына, молодого Симона с его кривыми ногами. Как он ковылял еще недавно! Недавно, всего полтора года…
        Всего полтора года тому назад я видела это и не забуду до самой смерти. Наша страна была осаждена со всех сторон армиями неприятеля. Соседние державы не желали признавать Республику. Поговаривали, что армия Республики не сможет долго удерживать неприятеля. Однажды утром я проснулась от того, что под окном раздавалась песня. Я выскочила из кровати и выглянула в балконную дверь. И я увидела!.. Они шли с песней мимо нашего дома, эти парни! Марсельские добровольцы! Они тащили с собой три пушки из нашей крепости. Они не хотели явиться с пустыми руками к военному министру Республики.
        Кое-кого из них я знала: два племянника нашего аптекаря, Леон - приказчик из нашего магазина, который всегда так красиво упаковывал купленный товар… В конце колонны ковылял Симон-младший на своих кривых ногах. Он так старался не отстать и даже шагать в ногу со всеми!
        Он ковылял вслед за тремя сыновьями нашего банкира Леви, которые пошли вместе со всеми сыновьями Франции отстаивать Права человека и которые надели для этого свои воскресные костюмы.
        - До свиданья, граждане Леви, - крикнула я, и все три брата обернулись и помахали мне.
        А за ними шли еще и еще парни. Сын нашего булочника, рабочие из портовых кварталов. Я увидела их синие блузы и услышала стук их деревянных башмаков.
        Они пели новую песню, которая возникла однажды у нас в городе, и я запела вместе с ними: «Вперед, сыны Отчизны!..»
        Рядом со мной появилась Жюли, мы рвали розы, которые вились по балкону, и бросали в толпу. Мы слышали доносившиеся до нас слова песни: «День славы пришел», и слезы текли по нашим щекам.
        Внизу, портной Франшон поймал две розы и улыбнулся нам. Жюли помахала рукой и крикнула со слезами в голосе: «К оружию, граждане, к оружию!»
        Они имели еще совсем гражданский вид в своих темных костюмах и цветных сорочках, в штиблетах и галошах.
        В Париже им выдали форму, но не всем, потому что военной формы на всех не хватило. Но в форме или в штатском платье, они отогнали неприятеля и выиграли битвы под Вальми и Ватиньи. Они: Симон, Леон, братья Леви и другие…
        Песня, с которой они шли в Париж, сейчас поется всеми французами и называется
«Марсельеза», потому что ее пронесли по стране наши марсельские парни…
        Старый сапожник протиснулся к нам. Он протянул нам руку с сочувствующим видом. Потом он сказал нам, что пришел к депутату узнать о сыне, от которого давно нет вестей. Вскоре выкрикнули его фамилию.
        Мы очень долго ждали. Минуты и часы текли медленно. Я закрыла глаза и прислонилась к плечу Сюзан. Когда я вновь открыла глаза, солнце уже клонилось к закату и заливало комнату красноватыми лучами,
        Народу в зале стало меньше. Альбит, видимо, решил принять всех, и «архангел» выкрикивал имена все чаще. И все-таки, впереди нас было много народа.

«Я хочу найти мужа для Жюли, - думала я. - В романах, которые она читает, героини, едва достигнув восемнадцати лет, влюбляются».
        - Как ты познакомилась с Этьеном, Сюзан?
        - Не болтай! Я хочу сосредоточиться и подготовить то, что я скажу депутату, - ответила она, не спуская глаз с заветной двери.
        - Если когда-нибудь я буду давать аудиенции, я не буду заставлять людей ждать столько времени. Я буду назначать им час приема, чтобы они не изнывали в моей приемной. Это ожидание мучительно.
        - Что за глупости ты болтаешь, Эжени! Как это ты вдруг будешь «давать аудиенции»? Что за дикие мысли!
        Я замолчала. Мне так хотелось спать! «Портвейн сначала дает веселье, потом делается грустно, а потом чувствуешь себя такой усталой! И вовсе портвейн не прибавляет сил», - бормотала я.
        - Заткнись! - уже раздраженно сказала Сюзан.
        - Мы живем в свободной Республике, - начала я шепотом, но в это время выкрикнули чье-то имя, и я вздрогнула. Сюзан взяла меня за руку.
        - Это еще не наша очередь.
        Ее рука была очень холодна.
        Я все-таки заснула и так крепко, что мне казалось, будто я дома, в своей постели.
        Свет ударил мне в глаза, и, еще не проснувшись, я пробормотала: «Жюли, дай мне поспать. Я очень устала!»
        Чужой голос проговорил:
        - Проснитесь, гражданка! Здесь нельзя спать!
        Я все еще не могла проснуться. Тогда кто-то потряс меня за плечо.
        - Оставьте меня в покое! - сказала я и проснулась окончательно. Скинув чью-то руку с плеча, я выпрямилась. Я не могла понять, где я нахожусь. Темная комната и какой-то человек с лампой в руке. - Господи, где я?
        - Не пугайтесь, гражданка, - сказал незнакомец. У него был приятный голос и легкий иностранный акцент. Все это походило на сон.
        Однако я сказала:
        - Я не испугалась, но я не знаю, где я и кто вы.
        Незнакомец осветил свое лицо, и я увидела, что он довольно красив. Особенно хороши были его глаза. У него была чистая гладкая кожа и очаровательная улыбка. Одет он был в темный костюм, а на плечи было накинуто пальто.
        - Сожалею, что побеспокоил вас, - сказал он вежливо, - но я должен запереть двери приемной депутата Альбита и идти домой.
        - Приемная!.. Как я сюда попала? - У меня болела голова и тело налилось свинцом. - Какая приемная? И кто вы? - бормотала я.
        - Приемная депутата Альбита. Моя фамилия, если это интересует гражданку, - Буонапарт, помощник комиссара, в настоящее время - секретарь депутата Альбита. Часы приема окончены уже давно, и я должен запереть приемную. Правила запрещают кому-либо оставаться на ночь в Доме Коммуны. Поэтому я вынужден просить гражданку проснуться и уйти отсюда.
        Дом Коммуны! Альбит!.. Теперь я поняла, где я. Но почему я одна? Где Сюзан?
        - А где Сюзан? - спросила я у вежливого молодого человека.
        Он засмеялся.
        - Я не имею чести знать Сюзан, - ответил он. - Я лишь могу сказать вам, что прием посетителей окончился и уже два часа назад последний посетитель оставил приемную. Кроме меня здесь никого нет, а я должен идти домой.
        - Но я должна подождать Сюзан. Извините меня, гражданин Бо…на…
        - Буонапарт, - вежливо пришел он мне на помощь.
        - Да, гражданин Бонапарт, вы меня извините, но я останусь здесь и буду ждать Сюзан. Мне устроят ужасный скандал, если я вернусь домой одна и скажу, что я ее потеряла в Доме Коммуны. Понимаете?
        Он вздохнул.
        - Вы ужасно упрямы!
        Поставив лампу на пол, он сел рядом со мной на скамью.
        - Как полное имя вашей Сюзан и что она хотела от Альбита?
        - Ее зовут Сюзан Клари, она жена моего брата Этьена. Его арестовали, и мы пришли просить, чтобы его освободили.
        - Минутку… - он встал, взял лампу и исчез за дверью, у которой весь день стоял
«архангел». Я пошла за ним. Он наклонился над бюро и перебирал бумаги.
        - Если Альбит принял вашу невестку, досье вашего брата должно быть здесь, - объяснил он.
        Я не знала, что ответить, и пробормотала:
        - Он справедливый и добрый депутат!..
        Он поднял голову и насмешливо посмотрел на меня.
        - Да, очень добрый, гражданка. Даже слишком добрый! Поэтому гражданин Робеспьер и поручил мне помочь ему…
        - О! - воскликнула я. - Вы знакомы с Робеспьером?
        Боже мой, человек, который лично знаком с депутатом Робеспьером, с тем, который арестовал и казнил лучших своих друзей, служа Республике!
        - А вот досье Этьена Клари, - сказал наконец мой новый знакомый. - Этьен Клари, торговец шелком. Он?
        Я кивнула и быстро сказала:
        - Но ведь это недоразумение.
        Гражданин Буонапарт повернулся ко мне.
        - В чем недоразумение?
        - В причине ареста, я думаю.
        Он напустил на себя важность.
        - Правда? Вы так думаете? А за что его арестовали?
        - Мы… мы не знаем. Но, уверяю вас, что это недоразумение. - Внезапно мне в голову пришла блестящая мысль. - Послушайте, вы мне сказали, что знакомы с Робеспьером. Не могли бы вы поговорить с ним об Этьене? - Тут мое сердце остановилось, потому что он медленно и важно покачал головой.
        - Я не могу и не хочу вмешиваться в это дело. Здесь уже нечего делать. Здесь написано… - он потряс папкой. - Депутат Альбит написал собственной рукой. - Он открыл папку и поднес листок к моему лицу: - Читайте!
        Хотя он светил мне лампой, я не могла прочесть ни слова. Буквы прыгали перед глазами, слова сливались.
        - Я так взволнована. Прочитайте сами, - сказала я, чувствуя как слезы обжигают глаза.
        - Внимательно рассмотрев дело, решил: освободить из-под ареста!
        - Это значит… - я дрожала всем телом. - Это значит, что Этьен…
        - Конечно, ваш брат свободен. Он уже дома с этой Сюзан и всей семьей, и они, вероятно, уже приступили к ужину. Ваша семья празднует, а о вас забыли. Но… что с вами, гражданка?
        Я рыдала. Я не могла остановиться. Слезы лились потоком, и горло было сжато, и я едва могла дышать, но это были не слезы отчаяния, а слезы радости, хотя до сих пор я не знала, что можно так плакать от радости.
        - Я счастлива, месье, - едва могла выговорить я. - Я так счастлива!
        Чувствовалось, что ему очень неловко и он не знает, как со мной быть. Он суетливо положил досье на стол и стал собирать разбросанные бумаги. Я поискала в сумочке платок, но, видимо, утром забыла положить его. Тогда я вспомнила, что у меня четыре платка в корсаже, и запустила руку в свое декольте. Как раз в это время он обернулся и удивленно захлопал глазами. Из выреза моего платья появились два, три, четыре платка. Вероятно ему показалось, что он видит представление фокусника.
        - Я подложила платки, чтобы выглядеть более взрослой, - прошептала я, так как мне хотелось все объяснить ему, ведь он был так добр ко мне! Я сказала:
        - Дома все еще считают меня ребенком.
        - Вы совсем не ребенок. Вы - молодая дама, - уверял меня Буонапарт. - А теперь я провожу вас домой, так как молодой даме не следует одной идти по городу в столь позднее время.
        - Это очень любезно, но я не могу согласиться. Ведь вы собирались домой.
        Он засмеялся.
        - С другом Робеспьера не спорят. А теперь съедим по конфете и отправимся. - Он открыл ящик бюро и протянул мне коробку. Вишня в шоколаде.
        - Альбит всегда держит в бюро конфеты, - объяснил он. - Возьмите еще одну. Вкусно, правда? В настоящее время только депутаты могут себе это позволить. - Он сказал это с горечью.
        - Я живу на другом конце города. Для вас это будет большой крюк, - сказала я, когда мы выходили из Дома Коммуны. Но, конечно, я говорила это из вежливости. Я не хотела отказываться от сопровождения, тем более, что я еще никогда не была на улицах одна вечером. А кроме того, мне было с ним приятно.
        - Как мне стыдно, что я трусиха, - сказала я немного погодя.
        Он слегка пожал мне локоть.
        - Я понимаю ваш страх. У меня есть братья и сестры, и я их очень люблю. А сестры может быть даже ваши ровесницы.
        Мое смущение постепенно проходило.
        - Вы не марселец? - спросила я.
        - Вся моя семья, за исключением одного брата, живет теперь в Марселе.
        - Я спросила лишь потому, что… потому, что у вас не марсельский выговор…
        - Я корсиканец. Изгнанник с Корсики. Уже почти год, как я приехал во Францию с матерью, братьями и сестрами. Мы все вынуждены были покинуть Корсику, спасая свою жизнь.
        Это звучало романтично!..
        - Почему? - спросила я, затаив дыханье, так хотелось мне узнать подробности.
        - Потому что мы патриоты, - ответил он.
        - Разве Корсика не часть Италии? - осведомилась я, так как мое незнание географии было беспредельно.
        - Господи, разве вы не знаете? Корсика уже 25 лет как вошла в состав Франции, и мы были воспитаны как французские граждане, как французские патриоты. Мы не примкнули к партии, которая хотела уступить наш остров Англии. Год назад английские военные корабли подошли к Корсике, и мы вынуждены были бежать, мама, я и мои братья и сестры.
        Его голос звучал мрачно. Он был действительно героем романа. Затравленный, изгнанный, без родины.
        - Есть ли у вас в Марселе кто-нибудь, кто мог бы помочь вам?
        - Мой брат помогает. Он выхлопотал маме маленькую пенсию как беженке. Мой брат учился во Франции. Теперь он - генерал.
        - О!.. - только и могла произнести я; нужно же было что-то сказать, когда мне мимоходом сообщают, что брат - генерал.
        И так как я молчала, заговорил он.
        - Вы дочь покойного м-сье Клари, торговца шелком?
        Я удивилась.
        Он засмеялся.
        - Не удивляйтесь. Я мог бы сказать вам, что представитель закона знает все, и что я, будучи чиновником Республики, одновременно являюсь ее недремлющим оком. Но я буду откровенен. Вы же сами сказали мне, что вы сестра Этьена Клари. А что Этьен - сын покойного Франсуа Клари, торговца шелком, я узнал из досье, которое вам показывал.
        Он говорил быстро и раскатывал «р» как иностранец. Но ведь он же с Корсики!
        - А вы были правы, мадемуазель, что арест вашего брата - недоразумение. Ордер на арест был выписан для вашего отца, Франсуа Клари.
        - Папа умер.
        - Да. Поэтому и произошло недоразумение. Недавно, при изучении различных документов предреволюционного времени, нашли прошение вашего отца о присвоении ему дворянского звания.
        Я была очень удивлена.
        - Правда? А мы об этом не знали. Я не понимаю. Папа не питал никакой симпатии к знати. Зачем он хотел… - я покачала головой.
        - Из соображений коммерции, - объяснил Буонапарт. - Только из этих соображений. Он вероятно хотел стать поставщиком двора?
        - Да. Он действительно отправил однажды голубой бархат королеве… я хочу сказать вдове Капета в Версаль, - сказала я с гордостью. - Ведь папины шелка считаются лучшими.
        - Это прошение было квалифицировано как, гм… как поступок совершенно несвоевременный, и поэтому был выписан ордер на арест. Однако, когда пришли к вам, арестовали торговца шелком Этьена Клари.
        - Этьен ничего не знал об этом прошении, - заверила я.
        - Думаю, что ваша невестка убедила в этом Альбита. Вашего брата освободили, а его жена, конечно, сразу побежала в тюрьму, чтобы встретить его. Ну, это уже в прошлом. Меня интересует другое… - его голос стал нежно-вкрадчивым. - Меня интересует не ваша семья, а вы, маленькая гражданка. Как вас зовут?
        - Меня зовут Бернардин-Эжени-Дезире. К сожалению, дома меня зовут Эжени. А мне нравится больше Дезире.
        - Все ваши имена красивы. А как мне называть вас, м-ль Бернардин-Эжени-Дезире?
        Я покраснела, но слава Богу, было темно, и он этого не заметил. Мне показалось, что разговор наш принял оборот, который не очень понравился бы маме.
        - Называйте меня Эжени, как все. Но нужно, чтобы вы сделали нам визит, и тогда, при маме, я скажу вам, как меня называть. Тогда мне не устроят сцены, а иначе мама… если бы она знала… - я смешалась и замолчала.
        - Разве вам не разрешают прогулки с молодым человеком?
        - Я не знаю. Ведь до сих пор у меня не было знакомых молодых людей. - В эту минуту я начисто забыла Персона.
        Он опять пожал мне руку и засмеялся.
        - Но теперь у вас есть один знакомый молодой человек, Эжени.
        - Когда вы придете к нам с визитом?
        - Я должен придти скоро? - Он дразнил меня.
        Я не ответила. Меня полностью захватила одна мысль. «Жюли… Жюли, которая так увлекается чтением романов, будет в восторге от этого молодого человека и его иностранного акцента».
        - Вы не ответили мне, Эжени.
        - Приходите завтра. Завтра, после того, как закроется ваше бюро. Если будет очень тепло, мы проведем вечер в саду. Там есть беседка. Это любимое место Жюли. - Мне казалось, что я очень дипломатично подвела его к вопросу:
        - Жюли? До сих пор я слышал только о Сюзан и Этьене, но не о Жюли. Кто такая Жюли?
        Мне следовало торопиться. Мы уже подходили к нашей улице.
        - Жюли - моя сестра.
        - Старшая или младшая? - этот вопрос его очень интересовал.
        - Старшая. Ей восемнадцать лет.
        - И… красива? - спросил он, подмигнув мне.
        - Очень! - Я никогда не задумывалась, можно ли назвать Жюли красивой девушкой. Очень трудно иметь суждение о собственной сестре.
        - Честно?
        - У нее очаровательные карие глаза, - пылко сказала я. Это уж было истинной правдой.
        - А вы уверены, что меня хорошо примет ваша матушка? - нерешительно спросил он. Он не был в этом уверен, но я тоже…
        - Конечно, - ответила я. Я хотела во что бы то ни стало предоставить Жюли эту возможность. А, кроме того, у меня было еще одно затаенное желание. - Не можете ли вы привести вашего брата, генерала?
        Он загорелся этой мыслью.
        - Конечно! Он будет очень счастлив, так как у нас почти нет знакомых в Марселе.
        - А я еще никогда не видела вблизи ни одного генерала.
        - Значит, завтра увидите. Правда он пока не командует войсками, а занят разработкой планов, но это не мешает ему быть настоящим генералом.
        Я попыталась представить себе генерала. Ведь я не видела генерала ни вблизи, ни даже издали. А портреты генералов времен Короля-Солнца [Людовик XIV] изображали старичков в огромных париках. Эти портреты после Революции были убраны на чердак по распоряжению мамы.
        - Вероятно, он намного старше вас, - заметила я, потому что мой спутник показался мне очень молодым.
        - Нет, разница у нас всего один год.
        - Что? Брат старше вас всего на один год и уже генерал? - я рассмеялась.
        - Не старше, а моложе. Брату всего двадцать четыре года, но он очень толковый юноша и его идеи иногда просто удивляют. Вот завтра увидите.
        Показался наш дом. Все окна первого этажа были ярко освещены. Конечно, они ужинают.
        - Я живу в этом белом доме.
        Его манеры резко изменились. Увидев наш прекрасный дом, он вдруг потерял свою самоуверенность и торопливо попрощался.
        - Не буду вас задерживать, м-ль Эжени. О вас уже, вероятно, беспокояться. О, не благодарите, мне доставило истинное удовольствие проводить вас. И если вы не шутили, то завтра вечером мы с братом придем, если толькодействительно ваша мама не будет против.
        Открылась дверь и голос Жюли донесся до меня:
        - Ну, конечно, она у калитки. Эжени, это ты?
        - Иду, Жюли, - крикнула я в ответ.
        - До свиданья, мадемуазель, - сказал м-сье Буонапарт, и я побежала к дому.
        Через пять минут мне дали понять, что я - позор семьи.
        Мама, Сюзан и Этьен сидели за столом и уже пили кофе, когда торжествующая Жюли ввела меня.
        - Наконец-то! Благодарение Богу! - закричала мама. - Где ты была, дитя мое?
        Я бросила на Сюзан укоризненный взгляд.
        - Сюзан меня забыла, а я спала…
        Сюзан держала в правой руке чашку кофе, а в левой - руку Этьена. Она с возмущение поставила чашку на блюдце.
        - Нет, какое нахальство! Сначала она засыпает в Доме Коммуны, да так крепко, что когда нас вызвали, я не могла ее разбудить и мне пришлось идти одной к депутату Альбиту. Ведь там не стали бы ждать, пока м-ль Эжени соблаговолит проснуться. А теперь она является и…
        - От Альбита ты, конечно, сразу побежала в тюрьму и совсем забыла обо мне. Но я не сержусь на тебя.
        - Но где ты была до сих пор? - спросила мама. - Мы посылали Мари в Дом Коммуны, но там было заперто, и портье сказал, что там нет никого, кроме секретаря Альбита. Полчаса назад Мари вернулась. Боже мой! Эжени, ты шла через весь город одна? Так поздно! Как подумаю, что с тобой могло случиться!..
        Мама позвонила в серебряный колокольчик, который всегда стоял рядом с ее прибором.
        - Несите ужин для девочки, Мари!
        - Но я пришла не одна. Меня проводил до самого дома секретарь Альбита.
        Мари поставила передо мной тарелку, но я не успела еще поднести ко рту первую ложку, как Сюзан воскликнула:
        - Секретарь?.. Этот цербер, который торчал у двери и выкрикивал имена?
        - Нет. Это был пристав. Секретарь Альбита очень приятный молодой человек, который лично знаком сРобеспьером. Так, по крайней мере, он мне сказал. А вообще…
        Но они не дали мне продолжать. Этьен спросил:
        - Как его зовут?
        - Очень трудное имя. Трудно запомнить. Буо… Буонапарт или что-то в этом роде. А вообще…
        - И с этим совершенно неизвестным якобинцем ты путешествовала по городу сегодня вечером? - сказал Этьен возмущенно. Он воображал, что теперь обязан опекать меня вместо папы.
        В нашей семье совершенно не могут мыслить логично. То они дрожали за меня при мысли, что я шла через весь город одна, то они возмущены тем, что я шла не одна, а доверилась покровительству мужчины.
        - Ну, не совсем «неизвестный». Он мне представился. Его семья живет в нашем городе. Они бежали с Корсики. А вообще…
        - Кушай, твой суп остынет, - сказала мама.
        - Эмигрант с Корсики! - недовольно сказал Этьен. - Конечно, авантюристы, которые вмешались в политические интриги, а теперь ищут удачи у нас под покровительством якобинцев. Это авантюристы, повторяю вам.
        Я положила ложку и вступилась за своего нового знакомого.
        - Я думаю, что это вполне порядочная семья. Его брат - генерал. А вообще…
        - Как зовут его брата?
        - Не знаю. Наверное, тоже Боу… Боунапарт. А вообще…
        - Никогда не слышал этой фамилии, - проворчал Этьен. - У нас не хватает обученных офицеров, так как многих, кто служил прежнему режиму, распустили по домам. Так вот сейчас очень легко выдвинуться приверженцам Революции, но они не умеют держать себя, не имеют связей и совершенно неопытны.
        - Опыт они приобретут в сражениях, - заявила я. - А вообще, я хотела сказать…
        - Ешь, наконец, свой суп, - опять перебила мама. Но я больше не хотела, чтобы меня перебивали.
        - А вообще, я хотела вам сказать, что пригласила обоих братьев к нам на завтра, - и я взялась за свой суп. Я делала вид, что не замечаю возмущенных взглядов, устремленных на меня.
        - Кого ты пригласила, дитя мое? - спросила мама.
        - Двух молодых господ. Гражданина Жозефа Буонапарта или что-то в этом роде, и его младшего брата, генерала, - храбро повторила я.
        - Нужно отменить приглашение, - сказал Этьен, барабаня пальцами по столу. - В такое смутное время не приглашают в дом двух корсиканских авантюристов, ничтожеств, о которых ничего не известно.
        - Совершенно неуместно приглашать в дом человека, с которым ты только что познакомилась, да еще в присутственном месте. Нельзя себя вести так. Ты уже не ребенок, - сказала мама.
        - Впервые слышу в этом доме, что я уже не ребенок, - заметила я.
        - Эжени, мне стыдно за тебя, - сказала Жюли голосом, полным глубокой грусти.
        - Но у этих корсиканских эмигрантов нет друзей в нашем городе. - Я взывала к маминому доброму сердцу.
        - Люди, о которых мы ничего не знаем. Ты не думаешь ни о своей репутации, ни о репутации Жюли, - вновь вмешался Этьен.
        - Думаю, что Жюли это не будет неприятно, - прошептала я, поглядывая в ее сторону.
        Жюли промолчала, а Этьен, взвинченный переживаниями этих дней, окончательно вышел из себя и крикнул мне:
        - Ты - позор нашей семьи!
        - Этьен, она еще ребенок и не понимает, что делает, - вступилась мама.
        Тогда я окончательно потеряла терпение. Меня охватил неудержимый гнев. Я крикнула:
        - Запомните раз и навсегда - я не ребенок и не позор семьи!
        Минуту длилось молчание. Потом мама приказала:
        - Немедленно иди в свою комнату, Эжени.
        - Но я еще голодна, - запротестовала я. Мама позвонила.
        - Мари, прошу вас, отнесите ужин м-ль Эжени в ее комнату. - И мне: - Иди, дитя мое, отдохни и подумай о своем поведении. Ты огорчаешь меня и Этьена. Спокойной ночи.
        Мари отнесла ужин в комнату, которую мы занимали вместе с Жюли. Усевшись на кровать Жюли, она засыпала меня вопросами.
        - Что произошло? Чего это они на тебя так рассердились?
        Она говорит мне «ты», когда мы с ней вдвоем. Она - моя кормилица и любит меня, вероятно, не меньше, чем своего родного сына Пьера, которого отдала на воспитание в деревню.
        Я пожала плечами.
        - Я пригласила завтра к нам двух господ.
        Мари покачала головой.
        - Ты сделала правильно, Эжени. Уже пора. Я хочу сказать, для м-ль Жюли.
        Мари всегда меня понимает.
        - Сделать тебе чашку горячего шоколада? Из нашего запаса, - добавила она шепотом. У нас с Мари есть запас сладостей, о котором не знает мама. Мари потихоньку таскала их из кухни в хорошие времена.
        Выпив шоколад, я осталась одна и взялась за свой дневник. Наконец Жюли входит и начинает раздеваться.
        - Мама решила принять завтра этих двух господ, потому что трудно отменить твое приглашение, - сказала она с деланным равнодушием. - Но это будет их первый и последний визит в наш дом, должна тебе сказать.
        Теперь Жюли стоит перед зеркалом и втирает в кожу лица крем, который называется
«Розе-лилиаль». Она прочла, что Дюбарри [ДЮБАРРИ, Мария Жанна, графиня, любовница Людовика XV, род. 1741 г., гильотирована 1793 г.] пользовалась этим кремом даже в тюрьме. Жюли, конечно, не станет Дюбарри…
        Вдруг она спрашивает:
        - Он красив?
        Я придуриваюсь:
        - Кто?
        - Господин, который тебя провожал.
        - Очень красив при свете луны и лампы. Но я не видела его при дневном свете.
        Жюли больше не задает вопросов.

        Глава 3
        Марсель, начало прериаля
        (Май, месяц любви, как говорит мама)

        Его зовут Наполеон!
        Когда я просыпаюсь по утрам, я думаю о нем и лежу с закрытыми глазами, чтобы Жюли верила, что я еще сплю, мое сердце сжимается в комок.
        Я влюблена! Я так влюблена!
        Я не знала, что любовь можно ощущать физически. Я же чувствую, что мое сердце чуть не разрывается на части.
        Но лучше я опишу все по порядку и начну с того вечера, когда братья Буонапарт нанесли нам первый визит.
        Они пришли, как мы и договорились с Жозефом, на другой день после моего неудачного посещения Альбита. И, как договорились, вечером.
        Этьен, который обычно возвращается домой поздно, на этот раз закрыл магазин пораньше и сидел с мамой в гостиной. Он пожелал показать нашим гостям, что наш очаг находится под опекой мужчины.
        Весь день со мной не разговаривали и давали понять, что на меня сердиты. Жюли сразу после завтрака спустилась в кухню и занялась приготовлением пирога. Мама, правда, говорила, что это вовсе не обязательно. Вероятно, она не хотела угощать пирогом «корсиканских авантюристов».
        Я на минутку вышла в сад. Весна уже началась, и хоть листьев не было, на сирени уже набухли бутоны. Я взяла у Мари тряпку и вытерла диваны в беседке, на всякий случай… Возвращая тряпку, я увидела в кухне Жюли. Она украшала пирог сахарным кремом, лицо ее покрылось красными пятнами, на лбу блестели капельки пота и локоны, развившись, висели сосульками.
        - У тебя неважный вид, Жюли, - не смогла я удержаться от замечания.
        - Ну и что! Зато я сделала пирог по маминому рецепту и, надеюсь, он понравится нашим гостям.
        - Я не о пироге говорю, а о тебе. Ты разлохматилась и вся в поту. Когда придут эти господа, ты будешь пахнуть кухней, и… - я умолкла. Вмешалась Мари:
        - Господи, Боже мой! Оставьте в покое пирог, м-ль Жюли. Идите лучше в спальню и припудрите нос. Это нужнее, чем украшать пирог.
        - Ах, как вы с девочкой спелись! И почему вам обеим хочется, чтобы я выглядела сегодня хорошо? - рассерженно повернулась Жюли.
        - При всем моем уважении к вам, м-ль Жюли, должна сказать, что девочка права, - сказала Мари, беря из рук Жюли форму с пирогом.
        Пока Жюли причесывалась в нашей комнате, слегка румянила щеки и пудрилась, я легла животом на подоконник и смотрела на улицу.
        - Разве ты не переменишь платье? - спросила Жюли.
        Я подумала, что Жозеф мне понравился, даже очень понравился, но я уже его предназначила в женихи Жюли. Что касается его брата - генерала, то я просто не могла себе представить, чтобы он обратил хоть какое-нибудь внимание на мою персону. Кроме того, я не могла вообразить, о чем я могла бы говорить с генералом. Меня, в сущности, интересовала его военная форма. И еще я надеялась, что он расскажет нам о битвах под Вальми и Ватиньи.

«Будем надеяться, что Этьен будет любезен и приветлив с ними, - думала я. - Будем надеяться, что все кончится хорошо».
        И все-таки, пока я торчала в окне, я чувствовала волнение, как дебютантка перед выходом на сцену.
        Потом я увидела их: поглощенные беседой, они шли по нашей улице. И вдруг я почувствовала огромное разочарование.
        Нет! Не таким я ожидала увидеть его. Он был маленького роста, ниже м-сье Жозефа, а тот тоже не очень высок. Так, средний рост. И никаких блестящих украшений! Только когда они подошли совсем близко, я разглядела узкие золоченые эполеты. На нем была синяя форма, а его высокие сапоги были плохо вычищены и далеко не новы. Лица его не было видно из-за громадной шляпы, украшенной трехцветной кокардой. Я не могла себе представить, что у генерала может быть столь плачевный вид!
        О, как я была разочарована!
        - У него вид нищего, - прошептала я. Жюли подошла ко мне и смотрела, спрятавшись за шторой. Она не хотела, чтобы наши гости заметили, что мы интересуемся ими.
        - Ну что ты! Он очень интересен, - заметила она. - Не рассчитываешь ли ты, что секретарь из Дома Коммуны будет разряжен в пух и прах…
        - Ах, ты говоришь о м-сье Жозефе. Он действительно вполне элегантен. Во всяком случае ему кто-то регулярно чистит ботинки. Но его маленький брат, генерал… - я со вздохом покачала головой. - Я разочарована!..
        Я не представляла себе, что в армии могут быть офицеры маленького роста.
        - А как ты его себе представляла? - поинтересовалась Жюли.
        Я пожала плечами.
        - Как… как генерала. Как человека, который может командовать.
        Просто удивительно! Прошло только два месяца, а кажется, что протекла целая вечность с того момента, как я увидела Жозефа и Наполеона в нашей гостиной. Когда мы с Жюли вошли, наши гости встали и отвесили галантнейший поклон, предназначавшийся не только Жюли, но и мне.
        Затем мы все уселись, натянуто и смущенно, возле овального стола красного дерева. Мама - на диване, Жозеф Буонапарт - рядом с ней. С другой стороны - Этьен и Наполеон, между Жюли и мной.
        - Я только что благодарила гражданина Жозефа Буонапарта за то, что он был так любезен вчера и проводил тебя домой, - сказала мама.
        Вошла Мария с графином ликера и пирогом. Пока мама резала пирог и наполняла рюмки, Этьен пытался завязать разговор:
        - Не будет ли нескромно спросить, находитесь ли вы в нашем городе по делам службы, господин генерал, или приехали проведать семью?
        За Наполеона ответил Жозеф:
        - О, нет! Армия Республики - это народная армия, и она содержится на налоги, получаемые с населения! Все граждане имеют право знать все о нашей армии и о нас. Правда, Наполеон?
        Наполеон… Это имя звучало странно! Мы все посмотрели на генерала.
        - Можете спрашивать о чем угодно, гражданин Клари, - сказал генерал. - Я, во всяком случае, не держу в секрете свои планы. Я считаю, что Республика растрачивает свои силы в бесконечной оборонительной войне. Война ради обороны не дает славы и не обогащает государство. Благодарю вас, м-м Клари… - Это мама протянула ему тарелку с пирогом.
        Тотчас он продолжал:
        - Мы, безусловно, должны перейти в наступление. Наступательной войной мы быстро поправим финансы Франции, а также противопоставим Европе национальную армию, не знающую поражений.
        Я слушала очень внимательно, но почти ничего не понимала. Он оставил свою громадную шляпу в прихожей, и я могла рассмотреть его лицо, и, хотя он не мог похвастаться красотой, мне казалось, что лица прекраснее я не видела никогда в жизни.
        Я поняла, почему вчера мне понравился Жозеф. Братья были похожи, но черты Жозефа мягче и не так значительны. Мне казалось, что я всю жизнь мечтала об этом лице, которое видела сейчас перед собой.
        - Наступательная война? - растерянно повторил Этьен. Все замолчали, и я поняла, что в эту минуту Наполеон сказал что-то, что поразило всех. Этьен глядел на него в полной растерянности.
        - Да, но гражданин генерал, наша армия… Ведь говорят, что наша армия очень плохо экипирована! Сможет ли она?..
        - Плохо экипирована? Слабо сказано! Наша армия имеет нищенский вид. Наши солдаты на фронтах одеты в рубища, они идут в бой без сапог. А наша артиллерия так убога, что можно подумать, будто военный министр Карно хочет защитить Францию луками и стрелами вместо пушек.
        Я даже наклонилась вперед, так я его рассматривала. Жюли потом мне сказала, что я неприлично вела себя. Но я не контролировала себя. Я смотрела!.. У него было худое лицо с тонкой загорелой кожей. Темные, с рыжеватым отливом волосы были не завиты, падали до плеч и, казалось, никогда не знали пудры.
        Когда он смеялся, его лицо молодело и делалось совсем юным.
        Я вздрогнула, когда Жозеф, протягивая свой бокал, обратился ко мне:
        - За ваше здоровье, м-ль Клари! - Он подмигивал мне в то время, как остальные маленькими глотками пили свой ликер. И я вспомнила свое обещание.
        - Зовите меня Эжени, как все, - предложила я. Мама сдвинула брови, но Этьен ничего не сказал.
        Он был увлечен беседой с генералом.
        - И на каком же фронте наша армия может начать наступательную войну? - он.
        - Конечно, на итальянском. Мы прогоним из Италии австрийцев. Это будет легкая кампания. А Италия и прокормит, и оденет наши войска. Это плодородная и богатая страна.
        - А итальянцы? Они не станут на сторону Австрии?
        - Наша армия освободит итальянцев. Мы дадим Декларацию Прав человека всем провинциям, которые мы завоюем.
        Чувствовалось, что хоть эта тема и интересует генерала, но вопросы Этьена начали его раздражать.
        - У вас прелестный сад, - сказал Жозеф, обращаясь к маме и глядя через стеклянную дверь балкона.
        - Еще не совсем установилась весенняя погода, - сказала Жюли. - Но когда зацветут сирень и розы, которые обвивают беседку… - Она вдруг умолкла. Я сделала вывод, что Жюли немножко вышла из равновесия, так как она прекрасно знает, что сирень и розы не цветут одновременно.
        - Ваши планы на завоевание Италии уже разработаны? - Этьен не оставлял генерала в покое. Мысль о наступательной войне его покорила.
        - Да, почти готовы. В настоящее время я инспектирую наши южные форты.
        - Значит это уже решено в Конвенте?
        - Проверку нашей готовности поручил мне гражданин Робеспьер. Мне казалось необходимым это мероприятие перед нашим вступлением в Италию.
        Этьен одобрительно цокал языком. У него это было признаком удовольствия.
        - Это грандиозно, хоть и рискованно.
        Генерал, улыбаясь, смотрел на Этьена, и эта улыбка окончательно покорила моего брата, который был дельцом и был так далек от фантазий. Он бормотал:
        - Хорошо бы ваши планы увенчались успехом.
        - Будьте спокойны, гражданин Клари. Они увенчаются успехом, - сказал генерал вставая. - А кто из юных дам будет так любезен и покажет мне сад?
        Жюли и я вскочили одновременно, и Жюли улыбнулась Жозефу. Не знаю, как случилось, но две минуты спустя мы оказались вчетвером, без мамы и Этьена, в весеннем саду, еще прозрачном, так как листья только начали развертываться.
        Дорожка к беседке была узка, и нам пришлось идти парами. Жюли и Жозеф открывали шествие, я шла рядом с Наполеоном и мучительно придумывала, о чем с ним говорить. Мне так хотелось произвести на него впечатление!
        Он же, казалось, не замечал нашего молчания, погрузившись в свои мысли.
        Он шел так медленно, что Жюли и его брат нас сильно опередили. Мне показалось даже, что он нарочно замедлял шаг.
        - Как вы думаете, скоро ли поженятся мой брат и ваша сестра? - спросил он вдруг.
        Мне показалось, что я не расслышала. Я смотрела на него и чувствовала, что краснею.
        - Ну? - спросил он. - Когда свадьба? Надеюсь, скоро!
        - Но, они только что познакомились, - пробормотала я. - И мы не знаем…
        - Эти двое созданы друг для друга, - заявил он. - Вы в этом тоже уверены.
        - Я? - я сделала круглые глаза.
        - Прошу вас, не глядите на меня так, - сказал он. - Разве вчера вечером вам не пришла в голову мысль, что хорошо бы поженить моего брата и вашу сестру? Разве она не в том возрасте, когда девушки обычно выходят замуж?
        - Я не думала ничего подобного, гражданин генерал, - сказала я упрямо. Мне показалось, что этот вопрос и то, как он был поставлен, компрометирует Жюли.
        Он остановился и повернулся ко мне. Он был всего на полголовы выше ростом, и, казалось, ему доставляет удовольствие, что он на кого-то может смотреть сверху вниз. Темнело, и весенние сумерки стали стеной между нами и Жюли с Жозефом. Лицо генерала было так близко, что я могла видеть его глаза. Я с удивлением отметила, что у мужчин бывают длинные ресницы.
        - Не нужно иметь секреты от меня, м-ль Эжени. Я умею читать мысли маленьких девочек. Кроме того, Жозеф мне рассказал вчера вечером, что вы обещали познакомить его со своей сестрой. Вы даже сказали, что ваша сестра очень красива. Это неправда, и для этой лжи у вас должен был быть повод.
        - Пойдемте, они уже в беседке.
        - Разве вы не хотите дать своей сестре возможность получше узнать моего брата,, прежде чем она станет его невестой? - спросил он тихо. Его голос звучал так мягко, так ласково! Иностранный акцент у него почти не был заметен.
        - Жозеф очень скоро будет просить руки вашей сестры, - совершенно спокойно заявил он.
        Я хотела заглянуть ему в лицо, но тени слишком сгустились и я лишь по тону поняла, что он улыбается.
        - Откуда вы знаете? - растерянно спросила я.
        - Мы об этом говорили вчера вечером, - сказал он таким тоном, словно это была самая обыкновенная вещь.
        - Но вчера вечером ваш брат еще не знал мою сестру, - настаивала я.
        Тогда он легонько взял меня за руку, и я почувствовала, что всю меня пронзила дрожь. Медленно мы тронулись по дорожке, и он говорил мне нежно и доверительно, как будто мы были друзьями всю жизнь:
        - Жозеф рассказал мне о встрече с вами и сказал также, что ваша семья очень богата. Правда, ваш отец умер, но я думаю, что он оставил вам обеим хорошее приданое. Наша же семья очень бедна.
        - У вас есть сестра? - Я подумала, не солгал ли вчера Жозеф.
        - У меня еще три брата и три сестры, моложе меня. И мы с Жозефом должны о них и о маме позаботиться. Мама, правда, получает маленькую пенсию, как жертва репрессии, но этой пенсии хватает лишь на квартиру. Вы не представляете себе, м-ль Эжени, как сейчас дорога жизнь во Франции!
        - Значит, ваш брат хочет жениться на моей сестре только из-за приданого? - я отрывисто, пытаясь взять тон превосходства, но мой голос дрожал от негодования и огорчения.
        - Конечно нет! Я не хочу умалять достоинств вашей сестры, она изящна и у нее красивые глаза. Я уверен, что она понравилась Жозефу, и они будут счастливы.
        Он ускорил шаги. Тема была исчерпана.
        - Я передам Жюли наш разговор, - пригрозила я.
        - Конечно! Поэтому я так детально все вам объяснил. Скажите Жюли, что Жозеф будет скоро просить ее руки.
        Я была ошеломлена. «Какая наглость! - думала я. - Какое бесстыдство!» Я мысленно слышала голос Этьена, говоривший: «Корсиканские авантюристы»…
        - Могу ли я спросить, почему вы так спешите женить Жозефа?
        - Тс-с-с! Не так громко! Понимаете, прежде, чем принять командование нашей армией в Италии, я должен устроить дела моей семьи. Жозеф интересуется политикой и литературой. Он сможет заняться этим и даже иметь успех, если избавиться от своей службы. После первых же моих побед в Италии я, конечно, обеспечу мою семью. - Он помолчал. - Можете мне верить, мадемуазель, я позабочусь и о вас.
        Когда мы вошли в беседку, Жюли сказала:
        - Где вы были так долго? Мы вас поджидали.
        Однако я видела, что они о нас и не вспоминали.
        Они сидели рядом на маленькой скамейке и держались за руки, думая, что в темноте это незаметно.
        Вчетвером мы вернулись в дом, и братья хотели откланяться, когда Этьен неожиданно сказал:
        - Мне и маме доставит большое удовольствие, если гражданин генерал и гражданин Жозеф Буонапарт останутся поужинать с нами. Я давно уже не встречался со столь увлекательным собеседником.
        Он смотрел на генерала чуть не умоляюще. Жозеф напустил на себя равнодушный вид.
        Мы с Жюли поднялись в свою комнату, чтобы причесаться.
        - Они произвели приятное впечатление на маму и Этьена, - сказала Жюли. - Слава Богу!
        - Должна тебе сообщить, что Жозеф будет скоро просить твоей руки. И знай, что это из-за… из-за… - Я замолчала. Мое сердце сжалось. - Из-за твоего приданого.
        - Как ты можешь говорить такие гадости? - Жюли покраснела. - Он рассказал мне, в каком бедственном положении находится сейчас его семья и… - Она прилепила два маленьких бантика в свои локоны. - И он, конечно, не может жениться на бедной девушке. Ведь он должен подумать о том, как помочь матери и младшим сестрам и братьям. Я считаю, что это очень благородно с его стороны. - И сразу же: - Эжени, я не разрешаю тебе пользоваться моими румянами!
        - Он сказал, что хочет жениться на тебе?
        - Один Бог знает, почему девочки твоего возраста уверены, что при встрече молодой человек говорит девушке только о любви. Мы говорили с гражданином Буонапартом о жизни вообще и о его младших братьях и сестрах.
        На пороге, когда мы выходили из спальни, Жюли прижала к моей щеке свою пылающую щеку и поцеловала меня.
        - Не знаю почему, но у меня так радостно на душе!

«Это, наверное, обязательный признак влюбленности», - подумала я.
        Все это было два месяца тому назад. А вчера ОН поцеловал меня в первый раз, а Жюли стала невестой Жозефа. Какая-то связь между этими двумя фактами безусловно есть, потому что в то время, как Жюли и Жозеф сидели в беседке, мы с Наполеоном стояли у изгороди в конце нашего сада, чтобы не мешать влюбленным. Мама заставляет меня все время находиться вблизи Жюли, так как она считает, что девушке из хорошей семьи неприлично оставаться с глазу на глаз с молодым человеком.
        После первого своего визита братья Буонапарт бывали у нас почти ежедневно. Приглашал их… Кто бы мог подумать? Этьен! Он никак не может наговориться с генералом, а бедный Наполеон ужасно скучает во время этих разговоров.
        Вот посудите! Сначала Этьен не хотел слышать об этих «корсиканских авантюристах», а теперь просто влюблен в них, особенно в Наполеона, и с увлечением слушает, как тот развертывает перед ним планы победных сражений и будущего богатства Франции. А после того, как Жозеф показал ему листок «Монитора», где было написано, что Наполеону присвоего звание бригадного генерала, Этьен исполнен энтузиазма и преклоняется перед маленьким Буонапартом.
        Кроме того, Этьен узнал, что Наполеон прогнал англичан из Тулона.
        Вот как это происходило: англичане все время вмешивались в наши дела и были взбешены, что мы казнили своего короля (по этому поводу Наполеон сказал, что не далее как 150 лет назад они сделали то же со своим собственным королем). [Карл I - король английский. Род. 1600, казнен в 1649 г.]
        Но тут англичане обложили весь город. Наполеон был послан туда и в течение короткого времени взял Тулон приступом. Англичане были изгнаны. За это он получил чин бригадного генерала.
        Этьен, конечно, стал расспрашивать, как все это было, и Наполеон вкратце рассказал ему, что вопрос был лишь в артиллерии, и он хорошо сумел расставить пушки там, где это было нужно, и столько, сколько нужно, чтобы взять город штурмом.
        После победы под Тулоном Наполеон решил заинтересовать Робеспьера планами наступательной войны в Италии. Робеспьер - самый могущественный человек в Республике. Дорога к Большому Робеспьеру ведет через Маленького Робеспьера - младшего брата знаменитого вождя Революции. А с Маленьким Наполеон дружен.
        Большой Робеспьер нашел планы Наполеона очень заманчивыми и предложил военному министру Карно заняться этим вопросом. Карно не любит, когда вмешиваются в его дела, но противоречить Робеспьеру он не осмеливается. Стоит тому подписать мандат, и голова Карно слетит на гильотине. Таким образом, Карно взял у Наполеона проект, но весьма вероятно, что бумаги до сих пор маринуются где-нибудь в ящиках военного министра. Для начала он, с санкции Робеспьера, послал Наполеона инспектировать наши южные форты.
        Этьен и все наши знакомые ненавидят Робеспьера, но никто не говорит этого вслух. Говорят, что Робеспьер создал огромную шпионскую сеть внутри страны, что он обязал своих сотрудников ежедневно доносить ему о настроениях в трибунале и других департаментах. Говорят также, что ему известно все о частной жизни руководителей Республики и даже простых смертных.
        Он проповедует высокую мораль и приказал закрыть все публичные дома в Париже. Запрещено танцевать на улицах, запрещены карнавалы и веселье отменено. Но Этьен строго наказал нам не говорить о Робеспьере, так как это может стоить жизни. И ни в коем случае не говорить ничего при братьях Буонапарт. Он беседует с Наполеоном исключительно о его планах завоевания Италии.
        - На нас возложена миссия - вдолбить всем народам Европы слова о свободе и равенстве. И мы это сделаем, даже если эти слова придется вдалбливать пушками, - говорит Наполеон.
        Я слушаю эти разговоры только потому, что хочу быть с Наполеоном, но, конечно, страшно скучаю. Самое ужасное, когда Наполеон принимается читать моему брату артиллерийский устав. Этьен делает вид, что понимает там что-то. Возможно, Наполеон уже научил Этьена чему-то, но, оставаясь со мной, Наполеон никогда не говорит о пушках. А мы частенько бываем вдвоем. Потому что после ужина Жюли всегда говорит:
        - Мы пройдемся немного по саду с нашими гостями. Ты не возражаешь, мама?
        И мама отвечает:
        - Идите, дети мои!
        И мы четверо: Жозеф, Наполеон, Жюли и я, мы исчезаем в направлении беседки. Но еще не доходя до беседки, Наполеон предлагает:
        - Эжени, что вы думаете о том, чтобы пробежаться? Посмотрим, кто скорее добежит до того забора?
        Я подбираю подол юбки, а Жюли кричит:
        - Внимание! Приготовились! Бегите!
        Мы срываемся с места, Наполеон и я, и бежим к дальнему забору. Когда я подбегаю к забору, мои волосы в беспорядке, сердце бешено бьется в груди, а Жозеф и Жюли в это время скрываются в беседке.
        Иногда выигрывает Наполеон, иногда - я. Но когда прибегаю первой я, я знаю, что Наполеон уступил мне.
        Забор мне по грудь. Обычно мы облокачиваемся на него, стоя рядом, близко друг к другу. Я кладу локти на каменный парапет, увитый плющем, и смотрю на звезды. Потом мы разговариваем. Иногда о страданиях молодого Вертера, романе немецкого поэта по фамилии Гете, который лежит почти на всех ночных столиках (конечно не поэт, а роман). Мне случилось потихоньку прочесть эту книгу, так как мама не разрешает мне читать романы. Но мне этот роман не понравился. Это непередаваемо грустная история о любви молодого человека. Наполеону книга понравилась.
        Я спросила его, мог бы он застрелиться из-за несчастной любви?
        - Нет. Потому что девушка, которую я люблю, не выйдет замуж за другого, как это написано в романе, - ответил он смеясь.
        Я быстро переменила тему.
        Часто мы подолгу стоим молча, облокотившись о забор, глядя в темные поля и почти прижавшись друг к другу. Чем дольше мы молчим, тем ближе чувствуем себя к этим полям и друг к другу.
        Мне начинает казаться, что я слышу, как вздыхают цветы и трава. Время от времени доносится легкий свист ночной птицы. Луна висит в темном небе, как лампада, заливая своим желтым светом заснувшие поля.
        В такие минуты я думаю: «Великий Боже, сделай так, чтобы этот вечер не кончился, сделай так, чтобы я всегда была рядом с ним!»
        Хотя я читала, что Бога нет, хотя Конвент разъяснял гражданам, что верить в Бога бессмысленно, все-таки, когда мне очень грустно или очень хорошо, я всегда обращаюсь к Богу «Великий Боже!»
        - Ты не боишься своего будущего, Эжени? - неожиданно Наполеон. Когда мы стоим у забора и смотрим в поля, он говорит мне «ты».
        - Бояться своего будущего? - Я покачала головой. - Нет, не боюсь. Мы не знаем, что оно нам сулит. К чему же бояться того, чего не знаешь?
        - Удивительно, что люди не хотят узнать свое будущее, - сказал он. Он был очень бледен при свете луны. Взгляд его был обращен вдаль. - Я, например, знаю мое будущее, мое призвание.
        - И вы его боитесь? - спросила я, очень удивившись.
        - Нет. Я знаю, что призван совершать большие дела. Мое призвание и руководить государством. Я из тех, кто творит мировую историю.
        Я растерянно смотрела на него. Я никогда не думала, что человек может так говорить о себе. Потом я засмеялась.
        Услышав мой смех, он сморщился как от боли и резко повернулся ко мне.
        - Ты смеешься, Эжени? Ты смеешься? - прошептал он.
        - Простите меня, о, простите! Это потому, что я увидела ваше лицо при свете луны, оно было таким бледным и… таким чужим. Когда мне страшно, я всегда смеюсь.
        - Я не хотел испугать тебя, Эжени. А мне показалось, что ты испугалась моего большого предназначения.
        Мне пришла в голову одна мысль, и я тотчас же ее высказала:
        - А я тоже буду творить историю, Наполеон!
        Он удивленно посмотрел на меня. Но я продолжала:
        - Историю творят люди, не правда ли? Не только люди, которые могут послать на смерть других людей или знают, как расставить пушки, чтобы взять город приступом. Другие, я хочу сказать - маленькие люди, даже те, против кого направлены пушки, все мужчины и женщины, которые живут, надеются и умирают. Все они творят историю.
        Он согласился и сказал медленно:
        - Ты права, маленькая Эжени, ты права. Но я поднимусь над этими миллионами людей, о которых ты говоришь.
        - Это удивительно!
        - Не правда ли? Удивительно видеть перед собой человека таких огромных возможностей.
        - Нет. Я хочу сказать удивительно, что вы мечтаете об этом для себя, Наполеон! - Вдруг я поняла, что совершенно его не знаю. Но он улыбнулся и вновь стал знакомым и… любимым.
        - Ты веришь мне, Эжени? Веришь? Верь, девочка, что бы ни случилось! - Его лицо было так близко. Так близко, что я закрыла глаза. И я почувствовала прикосновение его жестких губ к моим губам.
        Мои губы раскрылись, но я сжала их, вспомнив, что Жюли меня постоянно ругает, когда я сильно чмокаю, целуя ее. Мне хотелось поцеловать его так, чтобы ему было приятно, но его губы были так жестки и властны, и я сама не знаю как, но мои губы опять раскрылись навстречу этому жесткому, властному поцелую.
        Ночью, когда Жюли уже погасила свечу, я долго не могла заснуть. В темноте я услышала голос Жюли:
        - Ты тоже не спишь, моя маленькая?
        - Нет. Очень душно, - прошептала я.
        - Я хочу тебе кое-что рассказать. Большой секрет! Не рассказывай никому. До завтра, обещаешь?
        - Клянусь маминым и своим здоровьем, - сказала я быстро.
        - Завтра днем м-сье Жозеф будет говорить с мамой.
        - О чем?
        Жюли рассердилась:
        - Господи! Какая ты наивная! О нас, конечно, обо мне и о нем. Он хочет… Господи, какая ты еще дурочка… Он будет просить моей руки.
        - Жюли, значит… Значит ты уже невеста?
        - Тихо! Не кричи! Завтра я стану невестой. Если мама даст согласие. Завтра…
        Я выскочила из постели и прыгнула к ней. По дороге я налетела на стул.
        - Ой, ой… - Я зашибла палец на ноге.
        - Тише, Эжени. Ты разбудишь весь дом!
        Но я уже юркнула к ней в постель. Быстро я скользнула под одеяло и спрятала голову под мышку Жюли, не зная как показать ей свою радость.
        - Ты невеста! Ты уже настоящая невеста! Вы целовались?
        - Не задавай таких вопросов, - рассерженно сказала Жюли. Потом она не удержалась, чтобы не прочесть мне лекцию:
        - Запомни! Молодая девушка не позволяет целовать себя, пока ее мать не дала согласие на свадьбу. Хотя ты еще слишком молода, чтобы понимать подобные вещи.
        В комнате было темно и мы не могли видеть друг друга. Конечно, они целовались! Они были вдвоем почти каждый вечер в беседке. Они были там только вдвоем. Остальные, как, например, ее сестра, которая имеет несчастье быть на четыре года моложе, и обыкновенный генерал в это время должны подпирать забор сада…
        Но мы на это согласны, так как понимаем, что это нужно им, Жюли и Жозефу.

«Конечно, они целовались», - решила я и сказала об этом Жюли. Она уже засыпала и в полусне ответила:
        - Может быть.

«Как трудно держать губы сжатыми, когда тебя целуют», - подумала я.
        Потом я примостила голову на плечо Жюли и тоже заснула.
        Я немножко пьяна. Легко, приятно пьяна легким, очень приятным опьянением. Жюли стала невестой Жозефа, и мама послала Этьена достать из погреба шампанское, которое папа купил уже давно и которое хранилось ко дню помолвки Жюли.
        Они сидят на террасе и обсуждают вопрос будущего жилища Жюли и Жозефа. Наполеон ушел, чтобы сообщить матери. Мама пригласила м-м Летицию Буонапарт и всех детей на завтрашний вечер. Завтра мы познакомимся с новой семьей Жюли. Мне хочется понравиться м-м Летиции Буонапарт, так как я надеюсь…
        Нет! Не буду писать, иначе это не сбудется. Нужно молиться и верить, но никому, никому не говорить!
        Хорошо бы почаще пить шампанское! Оно щиплет язык крошечными уколами булавок и такое сладкое! После первого же бокала мне хотелось смеяться без всякой причины. Когда я пила третий бокал, мама сказала:
        - Не наливайте больше девочке.
        Сегодня утром мне пришлось встать очень рано, и у меня не было ни минутки, чтобы остаться со своими мыслями. Как только Наполеон ушел, я побежала в свою комнату и сейчас пишу дневник, но мысли бегут, бегут как муравьи и каждая, как муравей, несет маленькую ношу. Я никак не могу собраться с мыслями, потому что я выпила шампанского и мои мысли разбегаются в разные стороны.
        Я не знаю, как случилось, но я совершенно забыла, что наш швед, наш м-сье Персон должен сегодня уехать. С тех пор, как в доме появились Буонапарты, я совсем не уделяла ему внимания. Я думала, что он не очень этим огорчен. Когда я однажды спросила его, что он думает о наших новых друзьях, он ответил, что почти не понимает, что они говорят, так как они говорят слишком быстро и их произношение отличается от нашего.
        А я перестала замечать акцент Жозефа и Наполеона!
        Вчера вечером мне сказали, что Персон упаковал чемоданы и уедет девятичасовым дилижансом сегодня. Конечно, я решила проводить его. Во-первых, потому что я полюбила его лошадиное лицо и, во-вторых, потому что я люблю ходить к дилижансу. Там можно узнать новости и увидеть дам в парижских туалетах.
        А забыла я Персона потому еще, что мне пришлось очень много думать о первом поцелуе… Правда сегодня утром, проснувшись, я сразу вспомнила, что Персон уезжает. Я выскочила из кровати, быстро натянула сорочку и две юбки, надела первое попавшееся платье, слегка подвила локоны и бегом спустилась в столовую.
        Персон уже завтракал перед отъездом. Мама и Этьен хлопотали вокруг него и упрашивали его кушать побольше. Ведь ему предстоит такая дорога! Сначала до Рейна, потом через Германию до Любека и дальше кораблем до Швеции. Я не представляю даже, сколько раз он должен будет сменить дилижанс, пока доберется до Любека.
        Мари приготовила ему нашу большую корзину для пикников, набитую всякой снедью. Там были две бутылки вина, жареный цыпленок, вареные яйца и вишни.
        После завтрака Этьен и я пошли проводить Персона. Этьен нес чемодан, Персон - чемодан и корзину с едой, а я взяла сверток, в котором, как сказал мне Персон, была упакована очень ценная для него вещь.
        - Там самый прекрасный шелк, какой я когда-либо видел. Шелк, купленный вашим покойным отцом и предназначавшийся королеве. Но обстоятельства помешали королеве…
        - Да, это парча - королевский шелк, - сказал Этьен. - Папа всегда говорил, что он подойдет только для придворного туалета.
        - Но парижские дамы еще ходят в элегантных туалетах, - заметила я.
        Этьен перебил раздраженно:
        - Парижские дамы больше не дамы. Нет… Эта парча неуместна в нынешней Франции.
        - Я позволил себе купить этот шелк. Я счастлив, что купил его. Это - сувенир… - Персон проглотил слюну. - Сувенир о вашем покойном отце и о доме Клари.
        Я мысленно похвалила Этьена. Не имея возможности продать во Франции этот отрез парчи, он сбыл ее Персону и, вероятно, за хорошие деньги. Дом Клари не потерял на этой операции…
        - Мне жаль было расстаться с этим шелком, - сказал Этьен, - но на родине м-сье Персона есть королевский двор, и будем надеяться, что Ее величеству, королеве Швеции понадобится новый придворный туалет, а купив эту парчу, она может назначить м-сье Персона придворным поставщиком.
        - Не следует хранить парчу долго. Шелк может посечься, - сказала я, почувствовал себя до кончиков ногтей дочерью торговца шелком.
        - Только не этот шелк, - заявил Этьен. - Он очень плотно заткан золотыми нитями.
        Пакет был очень тяжелый, и я прижимала его к груди обеими руками. Было еще рано, и солнце пекло не сильно, но по моим щекам катился пот. Мы немного опоздали, и это помешало нам попрощаться по всей форме. Все пассажиры были уже на местах. Этьен со вздохом облегчения опустил чуть не на колени какой-то дамы тяжеленный чемодан, а Персон, желая пожать руку Этьена, уронил корзинку с провизией. Потом дилижанс тронулся, и Персон все пытался выглянуть из окна, чтобы удостовериться, хорошо ли кучер привязал на крыше его драгоценный сверток.
        Последней фразой Персона было:
        - Я буду очень хранить его, м-ль Эжени.
        Этьен спросил, о чем он говорит, и я ответила:
        - О Декларации Прав человека, о том листке, который принес папа. - И я почувствовала, что мои глаза вдруг защипало. Но тут же я подумала, что родители Персона будут очень рады вновь увидеть его лошадиное лицо, и еще подумала, что в этот момент кто-то навсегда ушел из моей жизни…
        Этьен пошел в магазин, и я пошла с ним. В магазине я себя чувствовала, как дома. Папа часто брал меня с собой и всегда объяснял мне все, что касалось торговли шелком. Я хорошо умею различать сорта, даже умею отмеривать и делать свертки. Папа говорил, что это у меня в крови, так как я истинная дочь торговца шелком.
        Несмотря на ранний час, в магазине уже были покупатели. Мы вежливо поздоровались с ними, но я сразу поняла, что крупных покупок не будет, так как здесь были гражданки, которые покупали кусочек муслина на косынку или дешевую тафту на юбку.
        Теперь уже не увидишь в нашем магазине шикарных дам из окрестных замков, которые делали большие заказы для предстоящей охоты или праздника в Версале. Некоторые казнены, многие бежали в Англию, некоторые скрываются под чужим именем и живут там, где их не знают.
        Этьен часто жалеет, что при Республике прекратились балы и приемы. Дело, конечно, в ужасной скаредности и морализме Робеспьера.
        Я некоторое время толкалась в магазине и помогала клиентам выбирать подходящий материал или ленты дли своих девочек - работа, которую терпеть не мог Этьен и которую он охотно возлагал на меня. Потом я вернулась домой, думая, как всегда, о Наполеоне, и я спрашивала себя, наденет ли он новую форму в день помолвки Жюли.
        Дома я застала маму в большом волнении, так как Жюли предупредила, что после полудня придет Жозеф и будет просить ее руки. Мама чувствовала себя растерянной, потом она ушла в город, чтобы посоветоваться с Этьеном. Когда она вернулась, у нее болела голова от жары, она легла на диван и сказала, чтобы ее позвали, когда придет гражданин Жозеф.
        Жюли вела себя совсем как сумасшедшая. Она бегала взад и вперед по гостиной и стонала. Она была зеленого цвета, и я видела, что ей совсем плохо. Ведь у нее всегда болит сердце, когда она волнуется. Тогда я взяла ее с собой, и мы сели в беседке. Пчелы гудели вокруг ползучих роз, и я чувствовала, что дремлю и мне очень хорошо и спокойно.

«Как проста и прекрасна делается жизнь, если любишь кого-нибудь, - думала я. - Тогда знаешь, что принадлежишь только ему. Если мне запретят выйти за Наполеона замуж, я сбегу с ним, не сказав никому».
        В пять часов показался огромный букет, сзади которого не было видно Жозефа. Мари приняла букет, а Жозеф закрылся с мамой в гостиной. Я приникла к замочной скважине, чтобы подслушать, о чем они говорят. Но я не могла понять ни слова.
        - Сто пятьдесят тысяч франков золотом, - сказала я Жюли, которая стояла подле меня у двери. Она вздрогнула.
        - Что? Что ты говоришь?
        - Я говорю о ста пятидесяти тысячах франков золотом, которые папа оставил тебе в приданое, и столько же - мне. Разве ты не помнишь, что нотариус читал нам все это, когда вскрыли папино завещание?
        - Мне это совершенно безразлично сейчас, - сказала Жюли, перебивая меня. Она достала платок и вытерла мокрый лоб. Господи, когда девушка становится невестой, она так забавно ведет себя!
        - Ну, уже можно поздравлять? - сказал кто-то сзади нас.
        Наполеон! Подошел неслышно и теперь стоял рядом с нами у двери.
        - Могу ли я, в качестве будущего родственника, разделить с вами тяготы ожидания?
        Жюли потеряла терпение.
        - Делайте, что хотите, но оставьте меня в покое, - сказала она, всхлипывая.
        После этого мы с Наполеоном на цыпочках пошли к дивану и тихонько уселись. Я боролась со смехом, так все было забавно. Наполеон незаметно толкнул меня.
        - Немного выдержки, Эжени. Буду тебе очень благодарен, - прошептал он, делая серьезное лицо.
        Наконец, мама показалась на пороге и сказала дрожащим голосом:
        - Жюли, войди, прошу тебя!
        Жюли вошла в гостиную. Она едва владела собой. Дверь за ними захлопнулась.
        А я… Я обвила руками шею Наполеона и смеялась, смеялась не в силах остановиться.
        - Перестаньте целовать меня, - сказала я, наконец, задыхаясь, потому что Наполеон, конечно же, использовал создавшееся положение. Я откинулась к спинке дивана и оглядела Наполеона. Он был в своем старом мундире с лоснящейся спиной.
        - Вы могли бы надеть сегодня свою парадную форму, дорогой мой генерал, - заметила я.
        - У меня ее нет, Эжени, - ответил он. - У меня нет пока денег, чтобы купить новую форму, а Республика нас не одевает. У меня просто нет денег.
        - Ну конечно, вам ведь нужно содержать мать и младших братьев и сестер, - начала я.
        - Дети мои, я хочу сообщить вам огромную новость… - мама стояла перед нами, смеясь и плача одновременно.
        - Жюли и Жозеф… - ее голос задрожал. Потом она продолжала: - Эжени, позови скорее Сюзан и посмотри, вернулся ли уже Этьен. Он обещал мне вернуться сегодня в пять часов.
        Я поднялась по лестнице и привела обоих. Потом мы пили шампанское. В саду темнело, но Жюли и Жозеф не спешили в беседку. Они обсуждали вопрос будущего жилища, которое они хотят купить в предместье. Часть приданого Жюли пойдет на покупку хорошенькой виллы.
        Наполеон ушел, чтобы рассказать матери. А я пишу свой дневник. Мое приятное опьянение выветрилось. Теперь я чувствую лишь усталость и немного грусть. Потому что скоро я останусь одна в нашей белой комнате и не смогу пользоваться румянами Жюли, и не буду читать потихоньку те романы, которые лежат на ее ночном столике…
        Я не хочу грустить. Лучше буду думать о чем-нибудь веселом. Нужно узнать дату рождения Наполеона. У меня есть немного сбережений, и я могла бы купить ему новую форму. Но где они продаются, генеральские мундиры?

        Глава 4
        Марсель, середина термидора
        (Начало августа, если верить маме)

        Наполеон арестован! Со вчерашнего вечера я живу как в дурном сне. А в это время город охвачен неистовой радостью, на улицах пляшут, оркестры играют, и мэр города предлагает дать бал, первый за два года. Девятого термидора Робеспьер и его младший брат были изгнаны другими депутатами, арестованы и на другой день казнены на гильотине.
        Все, кто был с ними близок или подчинен им, со страхом ждут, что и они подвергнутся аресту.
        Жозефа выгнали с места, так как он был назначен комиссаром по протекции младшего Робеспьера. Девяносто якобинцев казнены в Париже.
        Этьен заявил, что он никогда мне не простит того, что я ввела в наш дом Буонапартов. Мама требует, чтобы мы с Жюли пошли на бал в мэрию. Я не могу танцевать и улыбаться, когда я не знаю, куда отправили Наполеона.
        До девятого термидора, нет, даже до десятого, мы с Жюли были так счастливы! Жюли со страстью занималась своим приданым и сотню раз вышивала букву «Б» на наволочках, простынях, скатертях и носовых платках. Свадьба назначена через шесть недель.
        Жозеф приходил каждый вечер, и зачастую с матерью, братьями и сестрами. Если Наполеон не выезжал на осмотр фортов, он также приходил к нам. Обычно его сопровождали два красивых офицера - его адъютанты: лейтенант Жюно и капитан Мармон. Разговоры о политике меня совершенно не интересовали, однако только теперь я поняла, что два месяца назад Робеспьер издал новый закон. Он разъяснял, что впредь даже депутаты могут быть арестованы по указанию любого члена Комитета Республики. Многие депутаты потеряли совесть и дали себя подкупить. Они нажили целые состояния. Депутаты Тальен и Баррас стали миллионерами.
        Кроме того, Робеспьер отдал приказ об аресте прекрасной маркизы де Фонтеней, которую депутат Тальен однажды уже освободил из тюрьмы и которая уже давно была его любовницей. Никто не знал, за что ее арестовали. Может быть просто так, чтобы позлить Тальена. Но одно дело - арест Фонтеней, и совсем другое, что Тальен и Баррас были под угрозой ареста из-за своего морального разложения, а также потому, что они составили тайный заговор вместе с неким Фуше.
        Сначала у нас не придавали этому никакого значения, но когда пришли парижские газеты, весь город изменился, как по мановению волшебной палочки. Во всех окнах появились флаги, лавочки и магазины закрылись, и все вышли на улицы. Мэр, не дожидаясь указания из Парижа, приказал выпустить из тюрьмы всех политических заключенных. Жена мэра составила список всех уважаемых граждан города, чтобы пригласить их на бал.
        Наполеон и Жозеф, наоборот, были страшно подавлены и заперлись с Этьеном в гостиной. После их визита Этьен был в очень плохом настроении и сказал маме, что из-за знакомства с этими «корсиканскими авантюристами» мы все можем угодить в тюрьму.
        Наполеон подолгу сидел в нашей беседке и однажды сказал мне, что ему придется искать другую работу.
        - Не думаешь ли ты, что в армии оставят офицера, которому покровительствовал Робеспьер?
        Впервые я заметила, что он подавлен. Жюно и Мармон приходили к нам каждый день для тайных встреч с Наполеоном. Они совершенно не представляли себе, что за ними может быть слежка.
        Когда я попыталась утешить Наполеона, повторив обнадеживающие слова Мармона и Жюно, Наполеон пожал плечами:
        - Жюно - простак, преданный и верный, но простак.
        - Но вы же говорили, что он - ваш лучший друг!
        - Конечно. Со своей простотой и верностью он пойдет на смерть за меня, но в части сообразительности он - нуль, дурачок!
        - А Мармон?
        - Мармон - это другое. Мармон держится за меня потому, что мои планы захвата Италии непременно будут иметь успех. Непременно, понимаешь?
        Но все произошло совсем по-другому, чем мы ожидали. Вчера вечером Наполеон ужинал у нас. Послышались размеренные шаги. Наполеон встал и подбежал к окну, потому что он не может равнодушно слышать солдатские шаги и обязательно должен рассказать, в каком полку служат солдаты, откуда они идут, куда и даже как зовут их сержанта.
        Стук сапог прекратился у нашего дома, мы услышали голоса, потом гравий на дорожке заскрипел под тяжелыми шагами, потом мы услышали громкий стук в дверь.
        Мы сидели не двигаясь, как парализованные. Наполеон отвернулся от окна и смотрел на дверь. Он скрестил руки на груди и был очень бледен.
        Дверь распахнулась. Мари и солдат вошли в комнату.
        - Мадам Клари… - начала Мари. Солдат перебил ее:
        - Генерал Наполеон Буонапарт у вас? - казалось, он выучил эту фразу наизусть.
        Наполеон спокойно вышел из ниши и подошел к солдату. Солдат по всем правилам отдал честь.
        - У меня ордер на арест гражданина генерала Буонапарта. - Он протянул Наполеону бумагу.
        Наполеон поднес ее к глазам. Я вскочила и хотела посветить ему. Наполеон увидел мое движение.
        - Спасибо, дорогая. Я смогу разобрать, что здесь написано.
        Потом он опустил листок, внимательно посмотрел на солдата, подошел к нему совсем близко и застегнул верхнюю пуговицу на воротнике солдатского мундира.
        - Даже в жаркий вечер сержант армии Республики должен застегивать все пуговицы на мундире.
        В то время как растерянный сержант проверял, застегнуты ли все остальные пуговицы, Наполеон обернулся к Мари:
        - Мари, моя шпага в прихожей. Будьте добры принести ее и отдать сержанту. - И, поклонившись, маме:
        - Простите за причиненное беспокойство, гражданка Клари.
        Послышался звон шпор Наполеона. Сержант последовал за ним. Опять мы услышали скрип гравия на дорожке, потом размеренные шаги на улице, и все стихло.
        Этьен заговорил первый:
        - Продолжим ужин. Мы помочь не можем! - и его ложка звякнула о тарелку.
        Только после жаркого он заговорил:
        - Ну, что я говорил! Это авантюрист, который хотел сделать карьеру при помощи Революции!
        За десертом:
        - Жюли, я сожалею, что дал согласие на твой брак с Жозефом.
        После ужина я скоренько выбралась из дома черным ходом. Хотя вся семья Буонапартов бывала у нас, м-м Летиция ни разу нас не пригласила. Да это и понятно. Они жили в самом отвратительном квартале, позади рыбного рынка, и м-м Буонапарт стеснялась показать нам нищету, в которой жили она и дети.
        Но сейчас я шла к ним. Нужно было срочно сообщить им, что Наполеон арестован, и посоветоваться с ней и Жозефом, как мы можем помочь Наполеону.
        Никогда не забуду эту дорогу по темным кривым улочкам сзади рыбного рынка! Сначала я бежала, как сумасшедшая, мне казалось, что нельзя терять ни минуты. Я бежала, бежала и только у площади Ратуши замедлила шаги. Волосы у меня растрепались и локоны размокли от пота. Сердце билось так сильно, что я ощущала боль в груди.
        Перед ратушей плясали, и какой-то детина огромного роста в расстегнутой сорочке схватил меня за плечо. Когда я его оттолкнула, он грубо расхохотался. Я двигалась в толпе, я чувствовала, что вся запылилась. Вдруг до меня донесся смех и девичий голос произнес:
        - Смотрите-ка, ведь это маленькая Клари!
        Это была Элиза Буонапарт, младшая сестра Наполеона. Ей было 17 лет, но в этот вечер она была так накрашена и напудрена, в ушах у нее висели такие огромные и блестящие серьги, что она казалась старше. Она прижималась к юноше с таким модным стоячим воротником, что часть лица пряталась в нем.
        - Эжени, - кричала она мне. - Мой кавалер приглашает вас выпить стаканчик вина.
        Но я нырнула в узкие, неосвещенные улицы, окружающие рынок, и опять побежала. В темных уголках прятались влюбленные, слышны были их тихие голоса. Где-то кричали коты. На площади рынка я перевела дыхание. Площадь была освещена несколькими фонарями, и я немного пришла в себя. Я очень боялась темных улиц. Мне стало стыдно, что я такая трусиха. А еще мне стало стыдно, что я живу в прекрасном белом доме, окруженном сиренью и ползучими розами…
        Я пересекла площадь и спросила, где живут Буонапарты. Мне указали темную узкую улицу. Третий дом налево.
        Жозеф как-то намекал, что они живут в полуподвале. Я нашла лестницу, ведущую вниз, толкнула дверь и очутилась в кухне м-м Буонапарт. Это была большая комната, и углы ее прятались в тени, так как кухня была освещена только одной свечой, вставленной в разбитую чашку. Запах в комнате был ужасный!
        Жозеф в бумажной сорочке, без галстука, сидел за столом возле свечи и читал газету. Напротив него Люсьен что-то писал. На столе стояли тарелки с остатками ужина. В темном углу стирали белье. «Плюх… плюх…» Кто-то с ожесточением бил вальком. Комнату наполнял пар от белья.
        - Жозеф, - сказала я, - Жозеф!
        Он подскочил:
        - Кто там? - «Плюх… плюх…» прекратилось, и на середину комнаты вышла м-м Летиция, она вытирала руки фартуком.
        - Это я, Эжени Клари.
        Жозеф и Люсьен закричали хором:
        - Ради господа, что случилось?
        - Арестовали Наполеона.
        Сначала все молчали, потом м-м Летиция вздохнула:
        - Святая Мария, мать Господа!
        Жозеф грустно сказал:
        - Я это предвидел.
        А Люсьен произнес:
        - Это ужасно!
        Они посадили меня на хромоногий стул изаставили рассказать подробно.
        Из соседней комнаты вышел еще один брат - Луи, толстый шестнадцатилетний парень. Он выслушал мойьрассказ и заскулил. Прибежал девятилетний Жером, преследуемый Каролиной. Девочке было всего 12 лет, но она осыпала Жерома такой бранью, которая в ходу, пожалуй, лишь в портовых кварталах. Она пыталась отнять что-то, что он торопился засунуть в рот.
        М-м Буонапарт шлепнула Жерома и оттолкнула Каролину. Потом она отняла у Жерома то, что он хотел съесть (это оказалось куском нуги), и разделила лакомство детям пополам. Потом она крикнула:
        - Тише, у нас гостья!
        Каролина увидела меня и крикнула:
        - О, ля-ля! Одна из богатых Клари!
        Она подошла к столу и уселась на колени Люсьену.

«Какая ужасная семья», - подумала я и сейчас же осудила себя за эту мысль. Они не виноваты, что бедны, что кухня является гостиной, где принимают гостей.
        Жозеф спрашивал:
        - Кто арестовал? Значит, вы говорите, что не полиция, а военные?
        - Это были военные.
        - Тогда он не в тюрьме.
        - Какая разница? - сказала м-м Летиция, всхлипывая.
        - Очень большая, - ответил Жозеф. - Военные власти не могут судить генерала. Они его отправят в военный трибунал.
        - Вы не представляете, как это ужасно для нас, синьорина! - м-м Летиция, усаживаясь на табурет рядом со мной и положив мне на колено разбухшую от стирки руку. - Наполеон - единственный в нашей семье, кто получает жалованье регулярно, и он так много работает и так экономит, что отдает мне половину денег на остальных детей.
        - Теперь-то уж он не сможет настаивать, чтобы я поступил в военную школу, - произнес толстый Луи почти торжествующе.
        - Придержи язык, - крикнул толстяку Жозеф.
        В свои шестнадцать лет Луи не работал, и Наполеон хотел направить его в армию, чтобы в семье стало одним ртом меньше. Я, правда, не представляю себе, как мог бы Луи маршировать. Ведь у него плоскостопие. Хотя, может быть, Наполеон отдал бы его в кавалерию.
        - Но почему его арестовали? - спросила м-м Летиция.
        - Наполеон был дружен с Робеспьером-младшим. Через него он передал военному министру свои бессмысленные планы. Какое безумие! - губы Жозефа судорожно подергивались.
        - Политика, всюду политика! - простонала м-м Буонапарт. - Синьорина, политика принесла несчастье нашей семье. Покойный муж тоже увлекался политикой и, умирая, оставил нам одни долги. А что мне постоянно повторяют сыновья? Что нужны связи, что нужно стать известным Робеспьеру, а потом вот как это кончается, вот, к чему это приводит! - Она гневно ударила рукой по столу. - Это приводит в тюрьму!
        Я опустила голову.
        - Ваш сын, мадам, Наполеон - гений!
        - Да, увы! - она поправила пламя свечи.
        - Нужно узнать, где он находится, и помочь ему, - сказала я, глядя на Жозефа.
        - Но вы же знаете, что мы маленькие люди и не имеем связей, - захныкала м-м Летиция.
        Я смотрела на Жозефа. Он молчал, зато заговорил Люсьен:
        - Военный комендант города должен знать, куда поместили Наполеона.
        Люсьен считается будущим поэтом и мечтателем.
        - Как зовут военного коменданта? - спросила я.
        - Полковник Лефабр, - ответил Жозеф. - Но он терпеть не может Наполеона, так как Наполеон весьма нелестно отозвался о нем в своем плане и лично ему указал на безобразное состояние укреплений.
        - Завтра я пойду к нему. М-м Буонапарт, приготовьте смену белья и что-нибудь поесть. Упакуйте все и пришлите мне завтра утром. Я отнесу пакет полковнику и попрошу передать Наполеону. И вообще, буду просить…
        - Благодарю, синьорина, благодарю, - бормотала м-м Летиция по-итальянски.
        Вдруг мы услышали крик, плеск воды, потом кто-то заплакал, и, наконец, - ликующий крик Каролины:
        : - Мама, Жером свалился в корыто!
        Пока м-м Летиция доставала из корыта своего младшего сына и, предварительно отшлепав, приводила его в порядок, я собралась домой. Жозеф пошел надеть сюртук, чтобы проводить меня. Люсьен тихонько шепнул:
        - Вы очень добры, м-ль Эжени! Мы не забудем, что вы для нас сделали!
        Я вдруг испугалась завтрашнего визита к полковнику. Чем-то он окончится…
        Прощаясь, м-м Летиция сказала, что утром пришлет ко мне Полетт со свертком для Наполеона. Она оглядела комнату и вдруг сказала:
        - А где Полетт? Она пошла на полчаса к подруге вместе с Элизой, но их нет дома весь вечер.
        Я вспомнила размалеванное лицо Элизы. Она, наверное, сидит со своим дружком в какой-нибудь таверне. А Полетт? Она ведь ровесница мне!
        Потом мы с Жозефом шли в молчании через весь город. Я вспомнила вечер, когда он провожал меня из Дома Коммуны. С тех пор прошло около четырех месяцев… Тогда все и началось. До того вечера я была еще ребенком, хотя и воображала себя взрослой. Сегодня я знаю, что взрослой становишься тогда, когда полюбишь.
        - Они не посмеют гильотинировать его, - сказал Жозеф, когда мы уже подходили к дому. - В крайнем случае, как военного, его могут расстрелять.
        - Жозеф!
        При свете луны было видно, как за один вечер заострились черты его лица. И все-таки я интуитивно чувствовала, что он не любит брата. Да. Не любит. А может быть, даже ненавидит. Потому что Наполеон, младший брат - Наполеон, устроил его, старшего, на службу, потому что Наполеон заставляет его жениться на Жюли, потому что Наполеон…
        А Наполеон говорил мне когда-то: «Мы очень дружны, мы любим друг друга, и что бы ни случилось, в радости, в беде, будем всегда стоять друг за друга!»
        - Спокойной ночи, Жозеф!
        - Спокойной ночи, Эжени!
        Я вошла в дом незамеченной. Жюли уже была в постели, но свеча горела. Жюли ждала меня.
        - Ты была у Буонапартов, правда?
        - Да, - ответила я, снимая платье. - Они живут в ужасной квартире, м-м Летиция стирает поздно вечером, а Жером, невыносимый ребенок, упал в корыто, а Элиза и Полетт проводят вечера на улицах с мужчинами. Спокойной ночи, спи, Жюли!
        За завтраком Этьен сказал, что нужно отсрочить свадьбу, потому что он, Этьен, не желает иметь родственника - якобинца. Эта свадьба нанесет урон торговле и уронит семью в глазах окружающих.
        Жюли расплакалась и запротестовала:
        - Не смейте откладывать мою свадьбу! - потом она убежала наверх и заперлась в нашей комнате.
        Со мной о Наполеоне они не говорили, так как кроме Жюли никто не догадывается, как я к нему привязана. Никто… Исключая Мари. Я думаю, что Мари догадывается…
        После завтрака Мари заглянула в столовую и поманила меня. Я пошла за ней и в кухне увидела Полетт со свертком.
        - Пойдем быстрее, пока нас не заметили, - сказала я.
        С Этьеном мог случиться удар, узнай он о том, что я отправилась передать кальсоны арестованному Наполеону.
        Я живу в Марселе всю жизнь, а Полетт - около года, однако она ориентируется в городе лучше меня. Она быстро нашла комендатуру.
        Всю дорогу она болтала, а я была рада, что дома не знают о нашем походе. Маме не нравилась Полетт, потому что она слишком рано почувствовала себя взрослой и держалась чересчур развязно.
        Полетт рассказывала о бывшей маркизе де Фонтеней, ставшей теперь м-м Тальен:
        - Парижане от нее без ума и называют ее «Богоматерь Термидора». Ее освободили из тюрьмы 9 термидора, и депутат Тальен сразу женился на ней. Представляешь! - Глаза Полетт округлились. - Представляешь, она не носит нижних юбок. Кроме того, ее платья настолько прозрачны, что сквозь ткань видно все, все! Уверяю тебя!
        - Откуда ты знаешь?
        Но Полетт не обратила внимания на мой вопрос.
        - У нее глаза и волосы черные, как уголь. Она ежедневно во второй половине дня принимает видных политических деятелей, и если кто-то хочет достичь чего-нибудь, нужно сказать ей, а она уже все устроит. Я вчера разговаривала с одним мужчиной, который приехал из Парижа. Мы познакомились на площади Ратуши. Он осмотрел ратушу и прогуливался по площади, а я проходила мимо. Мы разговорились. Только ты никому не рассказывай!
        Я обещала.
        - Да. Поклянись всеми святыми. А то Наполеон не выносит, когда я знакомлюсь на улице. На этот счет у него взгляды старой девы. Послушай, подарит ли мне твой брат Этьен шелк на новое платье? Хорошо бы розовый! Ага, вот комендатура. Мне подождать тебя?
        - Я думаю, что мне лучше идти одной, а ты подожди меня здесь. Пожми мне руку на счастье!
        Она пожала мои пальцы и обещала ждать.
        - Я буду читать «Отче наш», может быть это тебе поможет, - сказала она мне.
        Я прижала пакет к груди, быстро пересекла площадь, вошла в здание и попросила доложить обо мне полковнику Лефабру.
        Когда меня ввели в большую комнату и из-за письменного стола мне навстречу поднялась крупная, квадратная фигура полковника, я сначала не могла вымолвить ни слова.
        Полковник был очень велик, у него было квадратное красное лицо и маленькие, плохо подстриженные усы. Он был в старомодном парике.
        Я положила сверток на письменный стол, проглотила слюну и не знала с чего начать.
        - Что в пакете, гражданка? Что вы хотите?
        - В пакете кальсоны, гражданин полковник, а моя фамилия - Клари.
        Выцветшие голубые глаза оглядели меня с головы до ног.
        - Вы - дочь покойного торговца шелком, Франсуа Клари?
        Я кивнула.
        - Мы часто играли с ним в карты. Это был достойный всякого уважения человек, ваш отец. Что же я должен сделать с этими кальсонами, гражданка Клари?
        - Этот сверток для генерала Наполеона Буонапарта. Он арестован. Мы не знаем, где он, а вы должны знать. В пакете еще пирог. Белье и пирог.
        - Что общего у дочери Франсуа Клари с якобинцем Буонапартом? - медленно, не спуская с меня глаз, спросил полковник.
        Меня бросило в жар.
        - Его брат Жозеф - жених моей сестры Жюли, - ответила я.
        - Но почему же пришли вы, а не его брат или ваша сестра?
        Он смотрел мне в лицо, и мне показалось, что он отгадал мои мысли, что он знает все.
        - Жозеф боится. Близкие родственники боятся, что их тоже арестуют, а Жюли плачет, потому что наш брат Этьен хочет отложить свадьбу. Это потому, что генерал Буонапарт арестован.
        - Присядьте, - наконец сказал он, выслушав меня.
        Я села на самый краешек большого кресла. Полковник вытащил табакерку и набил обе ноздри. Посмотрел в окно. Он, казалось, забыл обо мне. Потом он быстро повернулся ко мне лицом.
        - Послушайте, гражданка. Ваш брат совершенно прав. Какой-то Буонапарт не пара для дочери Клари. Для дочери Франсуа Клари. Ваш покойный отец был очень уважаемым человеком.
        Я молчала.
        - Этот Жозеф Буонапарт, я его знаю… Он не военный? Но что касается Наполеона Буонапарта…
        Я подняла голову:
        - Генерала Наполеона Буонапарта!
        - Что касается этого генерала… Его арестовал не я. Я выполнял приказ военного министра. Все офицеры, пользовавшиеся симпатией Робеспьера, арестованы.
        - И… Что с ним станет?
        - Я не знаю.
        Поняв по его тону, что мне пора уйти, я встала.
        - Здесь белье и пирог. Может быть, вы сможете передать ему?
        - Не говорите глупостей. Разве вы не знаете, что он уже не здесь? Его отвезли в Антиб.
        Это было как внезапный удар по голове. «Его увезли! Я его больше не увижу!»
        - Но должен же он переменить белье, - сказала я невпопад. Слезы покатились из глаз и, хоть я их вытирала, лились и лились без конца. - Не сможете ли вы переслать этот сверток, полковник?
        - Послушайте, дитя мое! Неужели у меня нет других забот, как кальсоны этого плута, этого молокососа, который позволяет называть себя генералом?
        Я всхлипнула. Он чувствовал себя неловко и ерзал в кресле.
        - Перестаньте плакать! - наконец сказал он.
        - Не могу! - еле выговорила я.
        Он встал из-за стола и подсел ко мне.
        - Перестаньте же плакать!
        - Не могу!
        Я все-таки вытерла слезы и посмотрела на него. Его выцветшие голубые глаза выдавали сочувствие, которое он, может быть, хотел скрыть.
        - Знаете, я не выношу слез, - сказал он, и я заплакала еще горше.
        - Ну перестаньте же! - закричал он. - Прошу вас, перестаньте. Ну, хорошо, я выполню вашу просьбу, перешлю пакет в Антиб и напишу коменданту, коменданту крепости в Антибе, чтобы он вручил сверток Буонапарту. Вы довольны?
        Я постаралась улыбнуться и пошла к двери. Уже взявшись за ручку, я поняла, что даже не поблагодарила его. Я вернулась. Полковник стоял у стола и с мрачным видом смотрел на сверток.
        - Большое спасибо, полковник, - прошептала я. Он поднял глаза, прокашлялся и сказал:
        - Послушайте, гражданка Клари, я хочу сказать вам две вещи по секрету. Первое - ему ничего не угрожает, этому якобинскому генералу. И второе - Буонапарт не пара для дочери Франсуа Клари. Прощайте, гражданка!
        Полетт проводила меня почти до дома. Она продолжала болтать о розовом шелке, который она хотела получить в подарок от Этьена, о том, что м-м Тальен носит тонкие чулки тельного цвета, что Наполеон обрадуется пирогу, так как очень любит миндаль, о том, люблю ли яминдаль, правда ли, что у Жюли такое большое приданое, что можно купить виллу, и так далее…
        Я не слушала ее. Одна фраза все время звучала в моем мозгу, повторяясь как рефрен:
«Буонапарт - не пара для дочери Франсуа Клари!»
        Вернувшись домой, я узнала, что Жюли настояла на своем. Свадьба не будет отложена.
        Я села рядом с ней в саду и стала вышивать монограммы на салфетках. Букву «Б».

        Глава 5
        Марсель, конец фруктидора
        (Середина сентября)

        Я не знаю, как Жюли провела свою свадебную ночь, но дни, предшествовавшие торжеству, были полны волнений. Для меня - в особенности.
        Свадьба Жюли должна была быть отпразднована в узком семейном кругу с присутствием многочисленных Буонапартов. Мама и Мари задолго принялись печь пироги и сбивать фруктовые кремы, а в последний вечер перед свадьбой мама вдруг пришла в отчаяние, потому что ей показалось, что все приготовленное окажется невкусным. Мама всегда ужасно нервничает перед праздниками, но до сих пор все оканчивалось благополучно.
        Мы решили накануне свадьбы лечь пораньше, но перед тем как улечься в постель, Жюли должна была еще выкупаться.
        Вообще мы купаемся гораздо чаще, чем все жители города, потому что папа придерживался на этот счет передовых взглядов, а мама всегда следила за выполнением его распоряжений. Таким образом, мы купались почти каждый месяц. Папа заказал большую деревянную бадью, и ее установили в погребе возле прачечной.
        Ради завтрашней свадьбы мама налила в воду жасминного одеколона, после чего Жюли благоухала, как мадам Помпадур.
        Мы легли в постель, но ни Жюли, ни я не могли заснуть. Мы разговаривали о новом жилище Жюли. Дом находился в пригороде Марселя, и до него полчаса езды в коляске.
        Вдруг мы замолчали, прислушиваясь. Под нашим окном кто-то тихонько насвистывал
«День славы настал» - «Марсельезу»…
        Я вздрогнула. Мотив Марсельезы был обычно сигналом Наполеона. Когда он приходил к нам, он еще издали насвистывал этот мотив, давая мне знать, что он идет.
        Я выскочила из постели, отдернула занавеску, открыла окно и высунулась наружу. Стояла темная ночь. Было очень душно. В воздухе чувствовалась гроза. Я тихонько посвистела.
        Немногие девушки умеют свистеть. Я принадлежу к этому меньшинству, но, увы, никто не признает моего дара. Наоборот, у нас в доме считается неприличным, когда девушка свистит.
        Однако я тихонько засвистела: «День славы»… - Снизу мне ответили: «Настал»… - От стены дома отделилась темная фигура и вышла на дорожку.
        Я забыла закрыть окно, я забыла сунуть ноги в туфли, я забыла накинуть что-нибудь на плечи. Я была только в ночной рубашке. Я забыла, что прилично и что неприлично. Я сбежала с лестницы и открыла дверь. Босыми ногами я почувствовала гравий дорожки, а потом… Потом - его губы, жесткие, любимые губы на своем носу.
        Было слишком темно, чтобы можно было выбрать более удобное место для поцелуя.
        Вдали загрохотал гром, и он прижал меня к себе, тихонько прошептав:
        - Тебе не холодно, «кариссима» (дорогая - по-итальянски)?
        А я ответила:
        - Только ногам, так как я без туфель.
        И тогда он взял меня на руки и понес на широкую террасу подъезда. Там мы сели, он снял пальто и укутал меня.
        - Когда ты вернулся? - спросила я.
        Он ответил, что он еще в пути, так как не видел еще мать. Я прижалась щекой к его плечу, почувствовала грубое сукно и стала такой счастливой.
        - Тебе было очень плохо? - еще спросила я.
        - Нет. Совсем не плохо. А вообще, спасибо за передачу. Я получил ее с припиской от полковника Лефабра. Он написал, что только ради тебя переслал мне этот сверток.
        Говоря так, он целовал мои волосы. Потом, быстро перескочив на другой предмет:
        - Я потребовал, чтобы меня выслушал военный совет. Мое желание не удовлетворили.
        Я подняла голову, но было так темно, что я не могла взглянуть ему в глаза. Я видела только контуры его лица.
        - Военный совет!.. Это очень страшно!
        - Нет. Я бы имел возможность объяснить офицерам свои планы, рассказать, что они были задержаны у военного министра. Хотя бы таким способом я смог бы привлечь к себе внимание. Но… Они не согласились, и мои планы покрываются пылью где-нибудь в архиве, а министр Карно нисколько не беспокоится о том, что наша армия с грехом пополам способна только защитить наши границы.
        - И что же ты теперь будешь делать?
        - Меня освободили потому, что против меня нет никаких обвинений. Но я неприятен господину военному министру и его помощникам. Неприятен, понимаешь? Они отправят меня на самый неинтересный участок и…
        - Пошел дождь! - прервала я его. Первые крупные капли упали мне на лицо.
        - Это ничего, - ответил он, удивленный, что я так плохо понимаю все интриги в военных кругах. И он стал мне объяснять, что могут сделать с генералом, от которого хотят избавиться. Я сжала колени и поплотнее закуталась в генеральское пальто. Вновь прогремел гром и где-то близко заржала лошадь.
        - Это моя лошадь. Я привязал ее к калитке вашего сада.
        Дождь пошел сильнее. Молнии сверкали чаще, гремел гром и каждый раз ему отвечала испуганная лошадь. Наполеон крикнул ей что-то, и сейчас же над нами открылось окно и мы услышали крик Этьена:
        - Кто там?
        - Иди в дом. Мы очень промокли, - прошептал мне Наполеон.
        - Кто там? - кричал Этьен. Потом послышался голос Сюзан:
        - Закрой окно, Этьен, и иди ко мне, я боюсь грозы.
        А Этьен ответил:
        - Кто-то там в саду. Нужно спуститься посмотреть.
        Наполеон поднялся и встал под окно:
        - Это я, м-сье Клари. - Его осветила молния. Я увидела на одно мгновение его худую фигуру в старом генеральском мундире. Потом темнота стала еще гуще, гремел гром, ржала лошадь, стучал по крыше дождь…
        - Да кто же там? - кричал Этьен.
        - Генерал Буонапарт, - крикнул Наполеон в ответ.
        - Разве вы не в тюрьме? - зарычал Этьен.
        - Меня освободили, - ответил голос Наполеона.
        - Но что вы делаете в нашем саду ночью и в грозу? Я встала, накинула на плечи генеральское пальто, которое было мне до пят, и стала рядом с Наполеоном на дорожке.
        - Сядь и заверни ноги моим пальто. Ты простудишься, - сказал мне Наполеон.
        - С кем вы разговариваете? - крикнул Этьен. Дождь прекратился, и я теперь хорошо слышала нотки гнева в его голосе.
        - Он разговаривает со мной, - крикнула я. - Этьен, это я, Эжени.
        Тучи разошлись. Луна вышла из-за туч и показала меня Этьену во всем моем неприглядном виде, в ночной сорочке, с накинутым на плечи пальто Наполеона, босую и в ночном чепчике на волосах. Одновременно она осветила высунувшегося в окно Этьена в ночном колпаке.
        - Генерал, я требую объяснений, - закричал ночной колпак очень злым голосом.
        - Имею честь просить у вас руки вашей младшей сестры, м-сье Клари, - крикнул Наполеон и обнял меня за плечи.
        - Эжени, возвращайся в дом немедленно, - приказал Этьен. В окошке показалась голова Сюзан. Она вся была в папильотках и выглядела рогатой.
        - Спокойной ночи, «кариссима». Мы увидимся завтра за свадебным столом, - сказал Наполеон, целуя меня. Его шпага позвякивала по гравию дорожки. Я проскользнула в дом. Я забыла отдать ему его пальто. Перед открытой дверью своей спальни стоял Этьен в ночной сорочке со свечой в руке. Я прошла мимо него как тень, босая и в пальто Наполеона.
        - Если бы папа мог видеть это! - голос Этьена дрожал от ярости.
        В нашей комнате Жюли сидела на кровати.
        - Я все слышала!
        - Мне нужно помыть ноги, я выпачкала их, - сказала я, наливая в таз воду из кувшина. Потом я легла и поверх одеяла положила генеральское пальто.
        - Это его пальто, - сказала я Жюли. - Мне будут сниться хорошие сны под его пальто.
        - Мадам Буонапарт, жена генерала!.. - задумчиво пробормотала Жюли.
        - Если мне посчастливится, его выгонят из армии.
        - Господи Боже! Это будет ужасно!
        - Неужели ты думаешь, что я хочу иметь мужа, который всю свою жизнь проводит где-то на фронтах и который возвращается домой изредка и лишь для того, чтобы рассказывать мне о битвах? Нет. Я предпочитаю, чтобы он вошел в дело к Этьену и занял бы какое-нибудь место в коммерции нашего торгового дома.
        - Тебе не удастся этого добиться, Эжени, - решительно сказала Жюли и погасила свечу.
        - Я тоже так думаю, а жаль! Наполеон - гений, но я боюсь, что торговые дела его совершенно не интересуют. Спокойной ночи.
        Жюли чуть не опоздала в мэрию, так как мы не могли найти ее новые перчатки, а мама уверяла, что выходить замуж без перчаток никак нельзя. Когда мама была молода, все венчались в церкви, но после Революции браки заключаются в мэрии и очень мало молодоженов, венчающихся в церкви.
        Конечно, ни Жюли, ни Жозеф не помышляли о венчании, но мама каждый день вспоминала свою белую вуаль, которую она хотела бы надеть на голову Жюли, и музыку органа, без которой «в ее времена» не могло быть настоящей свадьбы.
        Жюли сшили розовое платье, отделанное настоящими брюссельскими кружевами и красными розами. Этьен достал для нее розовые перчатки, которые ему пришлось выписать из Парижа. И вот эти-то перчатки мы и не могли найти…
        Церемония регистрации брака была назначена на десять часов утра, а перчатки отыскались без десяти десять под кроватью Жюли. Поэтому Жюли стремительно выбежала, увлекая за собой двух своих свидетелей, которые едва успевали за ней. Ее свидетелями были Этьен и дядя Соми. Дядя Соми - брат мамы, который всегда принимает участие в наших семейных торжествах.
        В мэрии ожидали Жозеф и два его свидетеля - Наполеон и Люсьен.
        Я не успела одеться, так как потеряла массу времени на розыск пропавших перчаток. Поэтому я стояла у окна нашей спальни и кричала:
        - Счастливо!..
        Но Жюли меня не слышала, так как она торопилась.
        Коляска была украшена белыми розами из нашего сада и совсем не была похожа на наемный экипаж.
        Я до тех пор приставала к Этьену, пока он не взял меня в магазин, где я выбрала бледно-голубой шелк на новое платье. Когда м-ль Лизетт, наша домашняя портниха, начала кроить мне платье, я очень просила не укорачивать его, но, увы, платье все-таки было короче тех, которые я видела в журнале Парижских мод. Юбка была пришита к корсажу как раз на талии, а вовсе не под грудью, как теперь носят в Париже, и мое платье нисколько не похоже на платье м-м Тальен, «Богоматери Термидора», богини Революции…
        Несмотря на все недостатки, я нашла мое платье роскошным и представляла себя в нем царицей Савской в момент ее знакомства с царем Соломоном…
        А кроме того, я ведь тоже невеста, хотя до сих пор Этьен видит в нашей помолвке только шум, разбудивший его среди ночи.
        Прежде чем я была окончательно одета, начали собираться гости. М-м Летиция, в темно-зеленом, с гладко причесанными волосами (без единой седой нитки), сколотыми шпильками и лежащими на затылке большим узлом, как у крестьянки. Элиза, толстая и раскрашенная, как оловянный солдатик. Она прилепила куда только возможно разные бантики, которые она выпросила у Этьена за последние дни. Полетт, наоборот, прехорошенькая, изящная статуэтка из слоновой кости, в розовом муслине. Бог ее знает, как она уговорила Этьена подарить ей этот муслин, самый модный сейчас!.. И Луи, плохо причесанный и в плохом настроении, которое он не пытался скрыть. И Каролина, отмытая и даже завитая, и этот ужасный ребенок Жером, который немедленно заявил, что он голоден.
        Мы с Сюзан предложили ликер всем членам семьи Буонапарт старше четырнадцати лет, а м-м Летиция заявила, что у нее есть сюрприз для всех нас.
        - Свадебный подарок Жюли? - спросила Сюзан.
        До сих пор м-м Летиция ничего не подарила Жюли. Они, конечно, очень бедны, но мне кажется, она могла бы что-нибудь сшить своей будущей невестке.
        - О, нет, - ответила м-м Летиция и с загадочной улыбкой покачала головой.
        Мы терялись в догадках. Потом секрет открылся. Появился еще один член семьи Буонапарт, сводный брат м-м Летиции, носящий фамилию Феш, тридцатилетний священник. Но так как он не смог стать мучеником и не пожелал страдать за веру во время Революции, он снял с себя сан и превратился в дельца [Феш, Жозеф, - кардинал, род. 1763, ум. 1839 г. Его отец был женат на бабке Наполеона I, и Феш приходился, таким образом, сводным обратом матери Наполеона Летиции.] .
        - И как идут у него дела? - спросила я м-м Летицию. Она покачала головой и сообщила мне, что ее брат с удовольствием согласился бы на любую работу в торговом доме Клари, если Этьен заинтересуется им и возьмет на работу.
        У дяди Феша была веселая круглая физиономия и чистая, но поношенная жакетка. Он поцеловал ручки Сюзан и мне и похвалил наш ликер.
        Потом вернулись новобрачные. Коляска, украшенная розами, остановилась возле нашего подъезда. В ней ехали Жюли и Жозеф, мама и Наполеон. Во второй коляске - Этьен, Люсьен и дядя Соми.
        Жюли и Жозеф подбежали к нам, Жозеф бросился на шею матери, а все остальные Буонапарты столпились вокруг Жюли, потом дядя Феш заключил в объятия мою маму, которая никак не могла понять, кто это, а наш дядя Соми поцеловал меня в щеку, а потом стал целовать всех девочек Буонапарт и всех Клари, и так много было поцелуев кругом, что мы с Наполеоном тоже не растерялись и поцеловались таким долгим и счастливым поцелуем, что кто-то возле нас деликатно покашлял… Этьен, разумеется!
        За столом новобрачные были посажены между дядей Соми и Наполеоном, а мое место оказалось между дядей Фешем и Люсьеном Буонапартом. Жюли была очень оживлена, ее щеки горели и глаза блестели. Впервые в жизни она была действительно красива. Как только уселись, дядя Феш постучал по своему бокалу. Он, как бывший священник, горел желанием произнести речь. Он говорил долго, скучно и все время ссылался на Провидение. По его словам, благодаря Провидению мы сегодня так славно празднуем, у нас такой прекрасный обед и такая гармония между всеми членами семьи. Все это по его словам получилось так только по воле покровительствующего нам Провидения…
        Жозеф подмигнул мне, потом Жюли улыбнулась, наконец, Наполеон засмеялся, а мама, до глубины души растроганная проповедью, взглянула на меня полными слез глазами. Этьен же бросил на меня сердитый взгляд, потому что он прекрасно знал, что Провидением, которое сосватало Жюли и Жозефа и сроднило семьи Клари и Буонапарт - была только я одна…
        Потом Этьен сказал короткую и плохую речь, а потом все пили за здоровье новобрачных.
        Обед подходил уже к концу, и Мари подала сладости и фрукты, когда встал Наполеон и вместо того, чтобы постучать по своему бокалу, крикнул:
        - Минуточку внимания!
        Мы вздрогнули от неожиданности, и Наполеон коротко, отрывистыми фразами заявил, что счастлив присутствовать на семейном празднике. Хотя он считает, что своим присутствием здесь сейчас он обязан не всемогущему Провидению, а военному министру, который выпустил его из тюрьмы. Таким образом, он, Наполеон, чувствует себя заблудшим сыном, вернувшимся к родному очагу. Он присоединяется ко всем добрым пожеланиям в адрес наших новобрачных, но считает, что сейчас очень удобно объявить еще одну новость. Тут он посмотрел на меня, и я поняла, что последует за этой преамбулой.
        - Поэтому в настоящее время, когда семьи Клари и Буонапарт объединились, здесь на веселом празднике, я хочу объявить, что… - его голос звучал очень тихо, но в столовой царила такая тишина, что каждое слово было слышно. - Что прошлой ночью я просил руки м-ль Эжени, и Эжени согласилась стать моей женой.
        Со стороны Буонапартов разразилась буря радостных возгласов, и я очутилась в объятиях м-м Летиции. Но я смотрела на маму. Мама была поражена этим ударом, она как будто окаменела, но я видела, что она совсем не рада этому сообщению. Она посмотрела на Этьена. Он пожал плечами.
        Наполеон с бокалом в руке опустился на стул рядом с Этьеном, и я могла видеть воочию, как умел Наполеон влиять на людей. Этьен вдруг улыбнулся и выпил с Наполеоном.
        Полетт обняла меня и назвала сестричкой. М-сье Феш кричал что-то по-итальянски м-м Летиции, и она ответила радостно:
        - Экко! [Вот и все; готово; сделано! (итальянск.)]
        Вероятно, он спросил, такое ли у меня большое приданое, как у Жюли.
        Среди общего оживления никто не обращал внимания на Жерома, и самый младший отпрыск семьи Буонапартов напихивался едой как только мог. По-моему, он ел про запас. Потом мы услышали крик м-м Летиции и увидели, что она тащит из комнаты Жерома, белого, как скатерть. Я проводила мать и сына на террасу, где Жером начал со страшной силой выбрасывать из себя огромное количество еды, которое он поглотил. После этого он почувствовал себя лучше, но мы не могли пить кофе на террасе, как предполагалось…
        Вскоре Жюли и Жозеф простились с нами и сели в украшенную коляску, чтобы ехать в свое новое жилище. Мы проводили их до калитки сада, и я обняла за плечи маму, сказав ей, что не стоит плакать так горько.
        Вновь сервировали ликер и пироги, и Этьен, поговорив с дядей Фешем, сказал ему, что не нуждается в работниках в магазине, так как он обещал устроить Жозефа, а может быть и Люсьена.
        Потом мы прогуливались по саду, и дядя Соми, который бывал у нас только по торжественным дням, осведомился, на какой день назначена моя свадьба.
        Тут впервые проявила характер мама. Она повернулась к Наполеону и сложила на груди руки умоляющим жестом:
        - Генерал Буонапарт, обещайте мне кое-что. Обещайте подождать со свадьбой, пока Эжени не исполнится шестнадцать лет! Обещаете, правда?
        - М-м Клари, - сказал Наполеон улыбаясь, - это не мне решать, а вам, м-сье Этьену и м-ль Эжени.
        Но мама покачала головой.
        - Я не знаю, что вы собираетесь делать, генерал Буонапарт. Вы еще очень молоды, но я чувствую… - она помолчала и с грустной улыбкой взглянула на Наполеона. - Я чувствую, что все подчиняются вашим желаниям. Не только в вашей семье, но и в нашей семье с тех пор, как мы знакомы. Таким образом, я вынуждена обратиться к вам. Эжени еще очень молода! Подождите до ее шестнадцатилетия!
        В ответ на это Наполеон молча поцеловал руку моей маме. Я поняла, что это обещание.
        На другой день Наполеон получил указание немедленно выехать в Вандею, в распоряжение генерала Хоша, где Наполеон получит бригаду инфантерии.
        Я сидела на корточках в высокой траве на обжигающем сентябрьском солнце и смотрела на него, маршировавшего передо мной взад-вперед, бледного от злости, выливавшего мне свое возмущение той должностью, которую ему навязали.
        - Вандея! Чтобы расправляться там с роялистами! Горсткой голодных аристократов, которые прячутся у своих крестьян, преданных им фанатически! Я - артиллерист, а не жандарм, - рычал он. Он бегал по лужайке, заложив руки за спину, сжимая пальцы так, что они побелели. - Я не согласен с решением Военного совета. Они хотят похоронить меня в Вандее как полковника, готового к отступлению. Они удаляют меня от военных действий и хотят предать забвению.
        Когда он злился, его глаза сверкали зеленым блеском и делались стеклянными.
        - Ты можешь подать в отставку, - сказала я тихо. - Я могу купить в провинции маленький домик на те деньги, что папа оставил мне в приданое. Мы можем даже приобрести немного земли и если мы будем экономны…
        Он остановился, повернулся ко мне и внимательно посмотрел мне в лицо.
        - Если тебе не противна такая мысль, то ты можешь войти в торговлю Этьена, - поторопилась сказать я.
        - Эжени, ты сошла с ума! Как могла ты вообразить, что я буду жить на ферме и разводить кур? Или что я буду продавать ленты в лавке твоего отца…
        - Я не хотела тебя оскорбить. Я думала, что это выход из положения…
        Он засмеялся. Смех звучал фальшиво.
        - Выход! Выход из положения для лучшего генерала французской армии! Разве ты не знаешь, что я лучший генерал во Франции?
        Он опять забегал по лужайке. Потом резко:
        - Завтра я уезжаю верхом.
        - В Вандею?
        - Нет, в Париж. Я поговорю с этими господами из Военного совета.
        - А это не будет… Я хочу сказать, что в армии строгая дисциплина и если не исполнить приказ…
        - Да, дисциплина строгая. Если солдат не выполняет мой приказ, я расстреливаю его. Меня тоже могут расстрелять, когда я приеду в Париж. Я возьму с собой Жюно и Мармона.
        Жюно и Мармон, его адъютанты со времен Тулона, находились в Марселе. Они ожидали решения своей судьбы.
        - Не можешь ли ты одолжить мне денег?
        Я кивнула.
        - Жюно и Мармон не могут заплатить за квартиру. Так же, как и я, они не получали жалованья с момента моего ареста. Мне нужно вытащить их из корчмы, где они живут. Сколько ты можешь мне дать?
        Я накопила немного денег, чтобы купить ему новую форму. У меня было девяносто восемь франков. Они лежали в комоде под ночными рубашками.
        - Дай мне все, что у тебя есть, - сказал он, и я побежала за деньгами.
        Он сунул ассигнации в карман, потом вынул и пересчитал, сказав:
        - Я должен тебе девяносто восемь франков. - Потом обнял меня за плечи и прижал к себе.
        - Ты увидишь, что я втолкую им там, в Париже… Нужно, чтобы они поручили мне командование всей нашей итальянской армией. Это необходимо!
        - Когда ты уезжаешь?
        - Как только освобожу моих офицеров. Пиши мне чаще! Пиши в Военное министерство, а там мне будут пересылать письмо в действующую армию. Не огорчайся!
        - У меня будет много дела. Мне необходимо вышить букву «Б» на всем моем приданом.
        Он одобрительно кивнул.
        - «Б», «Б», всюду буква «Б», моя дорогая генеральша Буонапарт!
        Потом он отвязал свою лошадь, которая опять была привязана к калитке, что очень не нравилось Этьену, и поскакал в город.
        Маленький всадник на тихой дороге, обсаженной сиренью, имел жалкий вид и выглядел таким одиноким!

        Глава 6
        Париж, год спустя
        (Я убежала из дома)

        Нет ничего хуже, как убегать из дома. Уже две ночи я не сплю в постели. У меня болит спина, так как я уже четверо суток еду в дилижансе. В дилижансах такие ужасные рессоры! Кроме того, у меня нет денег, чтобы оплатить обратную дорогу. Но мне они и не нужны, так как убежав, невозможно возвратиться.
        Два часа назад я приехала в Париж, Наступали сумерки, и все дома казались мне одинаковыми. Серые дома по обе стороны улицы, перед домами нет садиков. Дома, дома и только дома.
        Я не имела ни малейшего представления, как велик Париж. Я единственная в дилижансе впервые ехала в Париж. Пыхтящий толстяк м-сье Бланк, который сел в наш дилижанс где-то в середине пути и ехал в Париж по делам, проводил меня до фиакра. Я показала кучеру адрес сестры Мари. Кучер взял мои последние деньги и сердился, потому что мне было нечего дать ему на чай. Адрес был правильный, и родственники Мари - Клапены, по счастью, были дома. Они живут во дворе дома на улице Бак.
        Я не представляю себе, где находится эта улица Бак, по-видимому, недалеко от Тюильри, так как мы видели дворец, и я сразу узнала его по картинам. Я щипала себя за руку, чтобы удостовериться, что я не сплю. Я действительно в Париже, я действительно вижу Тюильри и я… убежала из дома.
        Сестра Мари, м-м Клапен, была очень мила ко мне. Она была очень смущена и беспрестанно вытирала руки передником. Ведь я дочь хозяев Мари! Я объяснила ей, что приехала в Париж ненадолго, по делу и так как у меня мало денег, то Мари сказала, что может быть… Тут м-м Клапен поняла, перестала вытирать руки и сказала, что я могу провести у них эту ночь. Она накормила меня, так как я сказала, что очень голодна. Хлеб, который она мне дала, был черствый и невкусный. Во Франции так подорожали продукты!
        Я сказала, что не знаю, сколько времени останусь в Париже, может быть, мне придется переночевать еще одну ночь.
        В это время возвратился с работы м-сье Клапен и обьяснил мне, что раньше в этом доме жили аристократы, но после Революции дом переделали на маленькие квартиры и поселили семьи рабочих. Вот им и досталась эта квартирка. У них была куча детей. На полу возились три малыша, двое других вернулись с улицы и потребовали кушать. В кухне во время ужина было так тесно, что можно было подумать, что мы находимся в цыганском шатре.
        После ужина м-м Клапен сказала, что пойдет с мужем погулять перед сном, а так как я оставалась дома, то мне поручили приглядеть за детьми, которых тут же уложили спать. Их разложили по двое в каждую постель. Самого маленького уложили в люльку на кухне. М-м Клапен надела шляпу со страусовым, почти вылезшим пером. М-сье Клапен попудрил волосы, и они ушли.
        Я чувствовала себя такой одинокой в этом чужом городе! Я засунула руки в мой саквояж, чтобы ощутить знакомые, привычные вещи и не чувствовать себя такой одинокой. Нащупав мой дневник, я открыла его и перечитала последние страницы. А сейчас я постараюсь записать все, что произошло и что толкнуло меня на эту поездку. На шкафу в кухне я нашла старое гусиное перо, рядом с высохшей чернильницей.
        Со времени моей последней записи прошел год. Но в жизни женщины, находящейся вдали от мужа, вернее, невесты вдали от жениха, почти ничего не происходит.
        Этьен дал мне муслин для носовых платков, батист для ночных сорочек и полотно для простынь. Я вышивала на всех предметах моего приданого букву «Б», красиво украшенную разными завитушками, я колола пальцы за этим вышиваньем. Я часто навещала м-м Летицию в ее кухне-гостиной, я бывала у Жюли и Жозефа в их очаровательной маленькой вилле.
        Но м-м Летиция только и говорила, что о падении курса денег, о дороговизне жизни и о том, что Наполеон давно не присылает ей денег. Жюли и Жозеф переглядывались и что-то говорили друг другу глазами, чего не понять было постороннему, хохотали, и производили впечатление счастливой пары, которой гости даже мешают. Но я все-таки ездила к ним довольно часто, потому что Жюли всегда хотела знать, что пишет мне Наполеон, а я имела случай прочесть письма Наполеона Жозефу.
        К сожалению, мы видели, что Наполеону в Париже не повезло. Уже год, как он приехал в Париж со своими офицерами и Луи. Он взял с собой толстяка Луи в последний момент, чтобы разгрузить м-м Летицию хотя бы от одной лишней заботы.
        В Военном министерстве был ужасный скандал, потому что Наполеон не выполнил приказа и не поехал в Вандею. Наполеон разыскал свои планы и стал доказывать, что необходимо вести наступательную войну.
        Тогда его послали в итальянские войска, но не главнокомандующим, а рядовым генералом, послали, просто чтобы избавиться от него. А когда он приехал туда, генералы, служившие в этих войсках, не хотели принять его в свой круг и категорически воспротивились его вмешательству. Потом он подцепил малярию и вернулся в Париж желтый, худой и в совершенно обтрепавшейся форме.
        Когда он явился к военному министру, тот просто выгнал его.
        Сначала Наполеон получил немного денег в счет жалованья, но потом ему перестали платить. Он оказался в ужасном положении без места и без денег.
        Мы не могли представить, как он жил. Несколько дней он мог еще перебиться на деньги, полученные от заклада отцовских часов. Он заставил Луи завербоваться в солдаты, так как не мог кормить его.
        В настоящее время Наполеон выполняет разные работы в Военном министерстве, он вычерчивает военные карты и буквально падает в пропасть…
        Его мундир, который расползался по швам, доставлял ему большое огорчение, он упоминал об этом в письмах. Он подал прошение, чтобы ему выдали новую форму, но Республика не одевала заштатных генералов…
        В такое тяжелое время ему оставалось только проникнуть в «Хижину» - дом м-м Тальен, где, как рассказывали, делалась политика.
        У нас теперь правительство, которое называется Директория. Во главе его стоят пять директоров. Но Жозеф уверяет, что руководит всем только один из директоров - Баррас. Что бы ни происходило в нашей стране, все исходит от Барраса.
        Баррас - граф по происхождению, но это не помешало ему стать якобинцем. Потом он вместе с Тальеном и еще одним депутатом по фамилии Фуше скинул Робеспьера, заявив, что освобождает Республику от «тирана». Потом он переехал в Люксембургский дворец и стал одним из наших директоров.
        Поскольку ему нужно было делать официальные приемы, а он не женат, то он просил м-м Тальен открыть свой дом для его гостей - гостей Республики. Это одно и то же.
        Один из парижских клиентов Этьена рассказывал нам, что у м-м Тальен шампанское льется рекой.
        Ее салон кишит фуражирами и торговцами, которые скупают по дешевке имущество и дома, конфискованные правительством, и затем продают за бешеные деньги нуворишам (выскочкам богачам).
        Там можно встретить женщин различных слоев - приятельниц м-м Тальен. Но самыми красивыми считаются м-м Тальен и Жозефина Богарнэ. М-м Богарнэ - любовница Барраса и носит на шее широкую красную ленту, чтобы показать, что она «состоит в родстве с жертвами гильотины». Сейчас это не позор. Наоборот, это считается шикарным. Эта Жозефина - вдова генерала Богарнэ, который был гильотинирован. Она бывшая графиня.
        Мама спросила у парижанина, неужели в Париже не осталось порядочных женщин, на что он ответил: «Конечно есть, но они очень дороги!» - он засмеялся, а мама быстренько услала меня на кухню принести ей стакан воды…
        Наполеон посетил салон и был представлен м-м Тальен и Богарнэ. Обе нашли, что военный министр поступает очень дурно, отказывая Наполеону в должности командующего, а также отказав ему в новой форме. Они обещали выхлопотать ему хотя бы новую форму. Но посоветовали изменить фамилию.
        Он тотчас написал Жозефу. «Я принял решение изменить фамилию. Советую и тебе сделать это, так как никто в Париже не может произнести Буонапарт. Отныне я буду называться Бонапарт. Прошу тебя впредь так и подписывать свои письма ко мне, а также уговори остальных членов семьи переменить фамилию. Мы - французские граждане, и я хочу, чтобы имя, которое я впишу в книгу истории, было французским».
        Таким образом, нет Буонапартов. Есть Бонапарты.
        Его штаны порваны, часы его отца заложены, а он мечтает делать историю!..
        Конечно, эта обезьяна Жозеф теперь тоже носит фамилию Бонапарт, а также Люсьен, который получил место администратора на военном складе и пишет политические статьи между делом.
        Жозеф ездит по торговым делам. Этьен говорит, что он хорошо зарабатывает на торговых сделках. Но Жозеф не выносит, когда его называют коммивояжером.
        В течение нескольких месяцев письма Наполеона ко мне были очень редки. Но Жозефу он пишет два раза в неделю. Я, наконец, послала ему свой портрет, который он, приехав в Париж, просил меня выслать. Портрет очень плох. Я вовсе не так курноса. Но мне пришлось заплатить художнику вперед, и в связи с этим я должна была взять портрет, хоть он мне и не нравился.
        Я отослала его в Париж, а Наполеон даже не поблагодарил меня. Письма его были совершенно пустые. Они начинались обязательно «миа кариссима» (моя дорогая по-итальянски) и оканчивались: «прижимаю тебя к своему сердцу». Ни слова о нашей свадьбе. Ни слова о том, что он помнит, что через два месяца мне минет шестнадцать лет. Ни слова о моей привязанности к нему!..
        А Жозефу он описывает на многих страницах элегантный салон м-м Тальен. «Я понял, какую большую роль в жизни мужчины может играть замечательная женщина, женщина, знающая свет, умная, женщина высшего общества».
        Не могу передать, как оскорблена была я этим письмом.
        Неделю назад Жюли уехала с Жозефом в его деловую поездку. Мама, которая впервые провожала одного из своих детей, отчаянно плакала, и Этьен отправил ее на месяц к дяде Соми, чтобы она немножко рассеялась. Багаж мамы состоял из семи чемоданов, и я провожала ее к дилижансу. Дядя Соми живет в четырех часах езды от Марселя.
        В это время Сюзан сделала открытие, что ее здоровье слабеет, и Этьен увез ее на воды.
        Таким образом, я осталась одна, с Мари, с верной Мари.
        Я приняла решение однажды в полдень, когда мы с Мари сидели в беседке. Розы давно уже увяли, голые ветви деревьев четкими силуэтами рисовались на бледно-голубом небе. Был один из осенних дней, когда чувствуется умирание природы. И может быть именно такое настроение в природе дало мне возможность мыслить особенно четко и ясно.
        Я бросила салфетку, на которой собиралась вышить очередную букву «Б» - «Бонапарт».
        - Мне нужно поехать в Париж, - сказала я. - Я знаю, что это сумасбродство и никто мне этого не разрешил бы, но мне нужно поехать.
        Мари, занятая лущением гороха, не подняла головы.
        - Если тебе нужно поехать, то поезжай. Только как?
        Я смотрела на жучка, который полз по столу. Его крылья отливали бронзой.
        - Очень просто! Мы одни, и я завтра могу уехать дилижансом.
        - У тебя достаточно денег? - спросила Мари.
        - Мне хватит, если я остановлюсь в недорогой гостинице не больше, чем на два дня. Если я задержусь, следующие две ночи я могу провести в зале ожидания на почте. Там наверняка есть диван или скамьи.
        - Я думала, что у тебя порядочно денег, - сказала Мари, впервые посмотрев на меня. - Твои деньги в комоде под ночными сорочками…
        Я покачала головой.
        - Нет. Я отдала их одному человеку.
        - Где ты остановишься в Париже?
        Жук все ползал по столу. Когда он добрался до края, я повернула его, и он вновь деловито пополз к другому краю.
        - В Париже? Я еще не думала об этом, - сказала я задумчиво. - Это будет зависеть от разных обстоятельств. Правда?
        - Вы же обещали маме, что не поженитесь, пока тебе не исполнится шестнадцати лет, и все-таки ты хочешь ехать в Париж?..
        - Мари, если я не поеду сейчас, то потом может быть поздно. Тогда вообще свадьбы может не быть. - Я вдруг поняла, что высказала мысль, которая иногда приходила мне в голову, но которую я глушила в себе, не давая ей оформиться.
        Горох в руках Мари с легким треском падал в миску.
        - Как ее зовут? - спросила Мари. Я пожала плечами.
        - Я не знаю, не уверена. Может быть это м-м Тальен, но может быть и другая - любовница Барраса. Ее зовут Жозефина. Она бывшая графиня. Но я совсем не уверена! Мари, не думай о нем плохо! Он так давно меня не видел! Когда он меня увидит…
        - Да, - сказала Мари. - Ты права. Тебе нужно поехать в Париж. Мой Пьер ушел в армию и не вернулся. У меня уже был маленький Пьер, когда я написала большому Пьеру, что вынуждена отдать ребенка на воспитание, а сама поступить к вам кормилицей, так он мне даже не ответил. Мне бы тоже нужно было поехать к нему.
        Я знаю историю Мари. Она так часто мне ее рассказывала, что я знаю все подробности этой несчастной любви. История о неверности Пьера подчас кажется мне нашей семейной легендой.
        - Ты не могла поехать к нему, он был очень далеко.
        - Поезжай в Париж. Первые две ночи ты проведешь у моей сестры, а там посмотришь.
        - Да, там увидим, - сказала я, вставая со скамьи. - А сейчас я пойду в город и узнаю, когда завтра утром уходит дилижанс. - Я положила жука на траву.
        Вечером я уложила чемодан. Это был очень старый потрепанный саквояж, так как остальные взяли с собой все уехавшие члены семьи. Я положила мое голубое платье, которое мне сшили к свадьбе Жюли. Мое самое лучшее платье! Я хотела надеть его, идя к м-м Тальен, где я надеялась встретить Наполеона.
        Утром на другой день Мари проводила меня к дилижансу. Я, как во сне, проделала знакомый путь до центра города. Как в прекрасном сне, когда уверен, что то, что ты делаешь, делаешь правильно. В последний момент Мари дала мне большой золотой медальон.
        - У меня нет денег. Все, что я зарабатываю, я отсылаю маленькому Пьеру, - сказала она тихо. - Возьми медальон. Он золотой. Твоя мама подарила мне его в тот день, когда я отняла тебя от груди. Ты сможешь продать его, Эжени.
        - Продать его? - удивилась я. - Зачем?
        - Чтобы получить деньги на обратный путь, - сказала Мари, отвернувшись и рукой смахнув слезу.
        Один, два, три, четыре дня я тряслась в дилижансе с утра до вечера, по пыльной дороге, которой не было конца, проезжая полями и лугами, потом через города и деревни. Каждые три часа сильный толчок кидал меня или на плечо дамы в трауре, сидевшей справа, или на толстое брюхо соседа слева. Это меняли лошадей. Потом опять тряска по неровной дороге.
        А я сидела, закрыв глаза, и представляла себе, как войду к м-м Тальен, как спрошу генерала Бонапарта…
        Потом, мечтала я, я неожиданно окажусь перед ним и скажу: «Наполеон»…
        Нет, я скажу так: «Наполеон, я приехала к тебе, потому что знаю, что у тебя нет денег и ты не мог приехать ко мне. Но теперь никто нас не разлучит!..»
        Будет ли он рад мне?.. В этой чужой кухне танцуют чужие тени и прячутся между мебелью, которую я не разглядела днем… Да, конечно, он обрадуется мне. Он возьмет меня за руку и представит своим новым знатным друзьям. Потом мы уйдем, чтобы побыть вдвоем. Мы будем гулять по городу, потому что у нас нет денег, чтобы пойти в кафе. Может быть, у него есть друзья, у которых я смогу пожить, пока мы напишем маме и получим ее благословение. Потом мы поженимся и…
        Вот вернулись м-сье и м-м Клапен. Наверное, у них найдется диван, на котором я смогу лечь, а завтра… господи! С какой радостью я ожидаю завтрашний день!

        Глава 7
        Париж, спустя 24 часа, или прошла вечность…

        Ночь. Я опять в кухне м-м Клапен. А может быть не опять? Может быть, я не уходила отсюда? Может быть, весь сегодняшний день был кошмарным сном и мне пора проснуться? Разве не сомкнулись надо мной воды Сены? Ведь вода была так близко, огни фонарей Парижа плясали в волнах, манили меня, и я наклонялась, наклонялась к ним через холодный каменный парапет моста.
        Неужели у меня нет права умереть, чтобы мой труп унесло течение?.. Быть унесенной волнами и ничего больше не чувствовать!.. Как я хочу умереть!
        Но я сижу возле колченогого кухонного стола и мои мысли кружатся нескончаемым хороводом. Я вновь слышу каждое слово, вижу все лица так ясно, а по стеклам барабанит дождь. Дождь идет весь день. Я вымокла уже по дороге к дому м-м Тальен. Я оделась в свое красивое голубое платье, но в Тюильрийском парке и на улице Сент-Онорэ я поняла, что мое платье вышло из моды. Все встречные дамы были в платьях, сшитых как рубашки и подпоясанных под грудью широкими лентами. Шейных косынок никто не носил. Теперь рукавов вовсе не носят, а платье собирается на плечах складками, которые закалываются брошками. В этом платье у меня был вид настоящей провинциалки.
        Я легко нашла виллу в аллее парка и увидела, что она невелика, но гораздо богаче нашего дома в Марселе. Было около полудня, а я знала, что ежедневно во второй половине дня в салоне бывает Наполеон, и хотела пробраться туда заранее, чтобы сделать ему приятный сюрприз.
        Он писал Жозефу, что в салон м-м Тальен может войти каждый, ведь у нас Республика, и я твердо рассчитывала на успех своего предприятия. У входа толпился народ и отпускал критические замечания по адресу подъезжавших в колясках гостей.
        Я не смотрела по сторонам, а направилась прямо к двери. Я была остановлена лакеем в красной ливрее, расшитой золотом. Лакей окинул меня взглядом с головы до ног.
        - Что желает гражданка?
        Я не была подготовлена к вопросу, поэтому пробормотала тихо:
        - Я хочу войти.
        - Я это вижу, - ответил лакей. - А вы имеете приглашение?
        Я покачала головой.
        - Я думала, что… Что любой может войти сюда.
        Лакей смотрел на меня все более насмешливо.
        - Нет, дорогая, пора бы знать, что теперь ваше место на улице Сен-Онорэ и под арками Пале-Рояля.
        Я почувствовала, что заливаюсь краской. - Что? О чем вы говорите, гражданин? Мне нужно войти, чтобы повидаться кое с кем, - бормотала я. Однако он открыл дверь и вытолкнул меня на улицу
        - Это приказ м-м Тальен. Я могу пропустить гражданку только в сопровождении кавалера.
        Дверь перед моим носом закрылась. Теперь я была на улице среди остальных любопытных.
        - Ты - новенькая, еще не знаешь порядков. Теперь запрещено входить без приглашения, а раньше можно было входить всем, - сказала молодая, очень накрашенная особа.
        - Вы из провинции, гражданка. Это видно по вашему платью, - заметила другая.
        Меня окружили запахи вина и сыра, этим дышала толпа, собравшаяся поглазеть на гостей м-м Тальен.
        - Дождь все сильнее, не пойти ли нам в кафе? - спросил меня молодой парень в широкой блузе. Я отвернулась. Да, дождь шел все сильнее, я озябла, мое голубое платье совершенно потеряло свой вид, локоны висели сосульками.
        Вдруг я увидела, что у подъезда остановилась коляска и из нее вышел офицер. Я локтями растолкала окружающих меня и подбежала к офицеру.
        - Простите меня, гражданин, но я прошу вас взять меня с собой в этот дом.
        - Что вы хотите? - спросил он удивленно. Он был так высок, что мне приходилось задирать голову, разговаривая с ним. Его треуголка была низко надвинута, и я видела только огромный нос, выступающий над воротником офицерского пальто.
        - О, я прошу вас, проведите меня сюда. Теперь девушкам не разрешено входить без кавалера, а мне обязательно нужно войти. Пожалуйста, возьмите меня с собой, - повторяла я умоляюще.
        Офицер осмотрел меня с головы до ног и, кажется, был не очень доволен результатом. Затем он подал мне руку и сказал:
        - Пойдемте.
        Лакей меня, конечно, узнал. Он удивленно посмотрел, но принимая пальто моего спутника, согнулся в поклоне.
        Возле зеркала я остановилась, чтобы еще раз оценить мой непрезентабельный вид, однако спутник мой поторопил:
        - Ну, вы готовы, гражданка?
        Я обернулась к нему. Он был в военной форме, прекрасно сидевшей на нем. У него были большие золотые эполеты. Под огромным носом я заметила сердито сжатые губы. Он был, конечно, недоволен тем, что провел меня, он принимал меня за уличную девчонку.
        - Умоляю, простите меня! Мне обязательно нужно было войти сюда, - прошептала я.
        - Ведите себя благоразумно в этом доме, прошу вас, гражданка. Не заставляйте меня краснеть за вас, - сказал он сурово. Затем он слегка поклонился и вновь предложил мне руку. Лакей широко распахнул белые двери, и мы очутились в огромном зале. Другой лакей остановился перед нами и вопросительно посмотрел на меня. Мой спутник спросил:
        - Ваше имя?
        - Дезире, - ответила я. Он спросил:
        - Только?
        - Да, если можно коротко - Дезире, - повторила я.
        Он сказал лакею:
        - Гражданка Дезире и гражданин генерал Бернадотт.
        Лакей выкрикнул наши имена. К генералу подошли дамы, м-м Тальен скользнула по мне равнодушным взглядом и позвала его:
        - Пойдемте, Жан-Батист, поздоровайтесь с Баррасом. - Они ушли. Я забилась в нишу окна и стала искать глазами Наполеона. Но его нигде не было видно.
        За опущенной шторой, отделяющей меня от зала, остановились двое. Я услышала обрывок разговора: «Что вы скажете, Фуше, о маленьком бедняке, который увивается вокруг Жозефины?»
        В это время кто-то захлопал в ладоши, и я услышала, как м-м Тальен пригласила:
        - Все в зеленую гостиную, друзья, для вас приготовлен сюрприз!
        Я двинулась за остальными в маленькую соседнюю комнату, где толпа стеснила меня так, что я не видела, что происходит впереди. Я видела только стены, обтянутые зеленым с белыми цветами шелком. Лакей разносил шампанское. Я взяла бокал. Затем толпа раздвинулась, чтобы пропустить хозяйку дома.
        - Станьте вокруг дивана, друзья, - скомандовала м-м Тальен, и мы повиновались.
        Тогда я увидела!

…На маленьком диване в глубине комнаты. Рядом с дамой в белом платье… На нем были его старые сапоги, но мундир был новый и хорошо обтягивал его короткое туловище. Он был худ и бледен, как тяжело больной.
        Он сидел выпрямившись, и его взгляд неподвижно остановился на лице м-м Тальен, как будто он ожидал смертного приговора.
        Дама, сидевшая рядом, откинулась на диване и положила руку на спинку. Голова ее, украшенная буклями высоко поднятой прически, была также откинута на спинку, глаза полузакрыты, ресницы густо накрашены, а в высокой прическе красовался алый бант, подчеркивающий белизну ее шеи и плеч.
        Я поняла, кто это! Вдова Богарнэ - Жозефина! Ее крепко сжатые губы сложились ироническим рисунком, а взгляд был обращен к Баррасу. Она ему улыбалась.
        - У всех есть шампанское? - спросила м-м Тальен. Ее тоненький силуэт приблизился к дивану, она протянула руку, и Наполеон подал ей свою. Это была красивая группа…
        - Гражданки и граждане, медам и месье, имею честь объявить вам всем новость, касающуюся нашей дорогой Жозефины. - М-м Тальен еще приблизилась к дивану и стала рядом с Наполеоном. Он также встал и смотрел на нее, как завороженный. Жозефина не переменила позы.
        - Знайте, что наша дорогая Жозефина решила вторично выйти замуж и… - м-м Тальен сделала паузу и посмотрела на Барраса. - И она сегодня стала невестой гражданина генерала Наполеона Бонапарта.
        - Не-е-ет!
        Я услышала этот крик, как другие. Он прозвенел в комнате и растворился в воздухе, после чего наступило молчание. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, что это кричала я.
        Но я уже была возле дивана. Я увидела Терезу Тальен, я почувствовала аромат ее духов, и я почувствовала возле себя еще одну женщину - раскинувшуюся на диване Жозефину. Теперь глаза ее не были полузакрыты, она смотрела на меня и синяя жилка на ее шее билась редкими сильными ударами. К ее бледным щекам приливал румянец.
        Как я ее ненавидела! Я бросила в нее мой бокал, полный шампанского. Он скатился по ее платью и разбился у ног. Она истерично крикнула.
        Я выбежала из комнаты, не помню как пронеслась по всем залам, выбежала на улицу, залитую дождем, и побежала все дальше, дальше от этого дворца, от этой комнаты. Я ощущала лишь темноту, сомкнувшуюся вокруг меня и журчащую струями дождя.
        Потом я оказалась на набережной, я бежала, скользила, падала в лужи, вновь бежала и оказалась на мосту. «Это Сена, - подумала я. - Сейчас все будет кончено».
        Я наклонилась через широкие каменные перила, увидела отблески фонарей на той стороне набережной, которые тускло плясали в воде. Господи, как я была одинока! И так близко была эта темная вода с редкими искорками огней!
        Я вспомнила маму и Жюли. Они, конечно, простят меня, когда узнают все. Ведь Наполеон напишет Жозефу о своей женитьбе. Это была первая разумная мысль. И все-таки я наклонялась ниже и ниже, пока…
        Железная рука схватила меня за плечо и резко отдернула назад. Я постаралась освободиться от этой сильной руки и крикнула:
        - Оставьте меня, да оставьте же меня!
        Но я была схвачена теперь уже двумя руками и оторвана от перил. Я пыталась освободиться от железных рук, тащивших меня куда-то, я даже пыталась ударить ногой своего неизвестного спасителя. Было так темно, что я не видела, кто меня держит. Потом я услышала голос, который говорил:
        - Спокойно! Не делайте глупостей! Моя коляска здесь.
        На набережной стояла коляска. Я еще раз попробовала вырваться, но неизвестный был гораздо сильнее меня и на руках внес меня в фиакр. Потом он сел рядом со мной и крикнул кучеру:
        - Поезжайте, поезжайте куда угодно, только быстрее!
        Я забилась в угол и почувствовала, что зубы мои выбивают громкую дробь, я была мокрая, озябшая, дрожащая, и по лицу текли струйки воды с мокрых волос. Тогда большая, теплая, добрая рука взяла мою руку. Я заплакала.
        - Оставьте меня, позвольте мне выйти, оставьте же меня, - и с этими словами я все крепче прижималась к большой руке, протянутой мне из темноты коляски.
        - Разве вы не просили меня сопровождать вас? - услышала я. - Вы забыли, м-ль Дезире?
        Тогда я оттолкнула руку.
        - А теперь я прошу лишь, чтобы меня оставили в покое!
        - О, нет! Вы просили меня проводить вас к м-м Тальен, и теперь я не оставлю вас, пока не провожу до вашего дома.
        У него был мягкий, спокойный голос.
        - Вы генерал… Генерал Бернадотт? - спросила я. Потом память подсказала мне, и я закричала:
        - Я не хочу видеть генералов! У них нет сердца!
        - О, генералы бывают разные, - услышала я его тихий смех. Потом почувствовала тепло и поняла, что он укутал меня в свое пальто.
        Воспоминание вновь подсказало: грозовая ночь в Марселе, дождь и пальто Наполеона, которым он меня закутал. Это была ночь, когда я стала его невестой…
        Согреваясь в его пальто, я пробормотала, что удивительно, как это случай привел его на мост.
        Он ответил, что это было не случайно. Он чувствовал себя ответственным за меня, и когда я выбежала из гостиной, он побежал за мной. Я бежала так быстро, что ему пришлось нанять фиакр, чтобы успеть за мной. Оставить меня он не мог.
        Он обнял меня за плечи.
        Я была так разбита, так утомлена, так несчастна, что не обратила внимания на
«неприличность» этого жеста. Я приникла головой к его плечу и зарыдала еще горше.
        - Простите меня, что я причинила вам неприятности!
        - О, это неважно! Мне только жаль вас.
        - Я нарочно облила шампанским ее платье. Ведь шампанское оставляет пятна, которые с шелка снять нельзя. Она красивее меня и она настоящая дама!..
        Он обнял меня еще крепче и прижал мою голову к своей груди.
        - Плачьте сколько вам хочется. Плачьте еще. Вам будет легче!
        Я плакала так, как никогда раньше не плакала. Потом я кричала до потери дыхания, потом опять плакала навзрыд, все крепче прижимаясь пылающими щеками к сукну его мундира.
        - Я промочила насквозь ваш мундир, - проговорила я, всхлипывая.
        - Да, он уже совсем мокрый, но вы не обращайте внимания. Плачьте!
        Вероятно, мы колесили по улицам много часов. До тех пор, пока мои слезы не иссякли. Я перестала плакать.
        - Теперь я отвезу вас домой. Где вы живете? - спросил он.
        - Я хочу идти пешком. Высадите меня здесь.
        - Хорошо, - ответил он, - это значит, что вы еще не пришли в себя. Поездим еще!
        Я спросила:
        - Вы знаете лично генерала Бонапарта?
        - Нет, я его видел однажды мельком. Он мне не симпатичен.
        - Почему?
        - Я не могу объяснить. Нельзя объяснить, почему тот или иной человек симпатичен и наоборот.
        Мы помолчали.
        Коляска катилась сквозь дождь. Когда мы проезжали мимо фонаря, я откинулась в глубину, чтобы не было видно моего опухшего от слез лица.
        - Я верила ему, как не верила никогда ни одному человеку! Больше, чем маме. Больше… Нет, по-другому, чем даже папе. И я не могу понять…
        - Есть на свете много вещей, которые вы еще не можете понять, девчурка.
        - Мы должны были пожениться через несколько недель. И…
        - Он не женился бы на вас, девчурка. Уже давно он обручен с дочерью богатого торговца шелками в Марселе.
        Я вздрогнула. Тотчас теплая рука нашла мою руку.
        - Вы ведь этого не знали, не правда ли? Тальен мне сегодня рассказала. Наш маленький генерал оставил большое приданое ради любовницы Барраса, которая откроет ему широкую дорогу к славе. Брат Бонапарта женился на сестре его невесты, но сейчас Богарнэ может сделать для него больше, чем марсельское приданое. Теперь ты, девчурка, понимаешь, что он ни в коем случае не мог жениться на тебе?
        Его тихий голос звучал в темноте коляски, и я сначала не понимала, о чем он говорит.
        - О чем вы говорите? - переспросила я, потирая лоб левой рукой, так как правая лежала в его большой руке. Сейчас эта рука была единственным теплом в моей жизни.
        - Бедняжка, прости, если сделал тебе больно, но лучше, чтобы ты видела все совершенно ясно. Я говорю злые слова, но ты должна знать все. Сначала - дочь богатого торговца, теперь эта графиня с хорошими связями, которая спала с одним из директоров Республики, а перед ним - с двумя членами Военного Совета. Ты, бедняжка, не имеешь ни приданого, ни связей.
        - Откуда вы знаете?
        - Это видно по тебе, - ответил он. - Ты просто очень славная девочка, но ты не имеешь никакого отношения ни к купеческим дочкам, ни к дамам из этих богатых салонов. У тебя нет денег, иначе ты дала бы лакею ассигнацию и он впустил бы тебя в салон м-м Тальен. Да, ты просто милая, честная девочка и…
        - Отпустите меня, дайте мне выйти из коляски. Вы не имеете права смеяться надо мной, - я пыталась открыть дверцу. - Кучер, остановитесь сию же минуту!
        Коляска остановилась, но генерал крикнул:
        - Поезжайте! - и коляска покатилась дальше, в ночь.
        - Я, вероятно, плохо объяснил вам, - сказал он. - Простите меня, но я никогда не видел девушек, подобных вам. И… М-ль Дезире, я прошу вас стать моей женой!
        - Салон м-м Тальен может предоставить вам не одну даму, которая подойдет генералу, - ответила я. - А я - неподходящая партия.
        - Однако вы ведь не думаете, что я мог бы жениться на одной из этих потаскушек?..
        Я слишком устала, чтобы отвечать и даже думать. Я просто не понимала, чего этот человек, большой как башня, хочет от меня. Моя жизнь была кончена. Даже закутанная в пальто, я озябла, складки моего совершенно мокрого платья облепили мне ноги, я была совершенно разбита.
        - Если бы не Революция, я никогда бы не был генералом. Даже офицером, мадемуазель. Вы еще очень молоды, но вероятно слышали, что до Революции никто из простого народа не мог подняться выше капитана, служи он в армии хоть всю жизнь. Мой отец был секретарем адвоката, он происходил из простой семьи, и мы так и остались простыми людьми. В пятнадцать лет я поступил в армию и долго был сержантом. Сейчас я генерал и командую дивизией. Но, может быть, я слишком стар для вас, мадемуазель?

«Верь в меня, чтобы ни произошло», - говорил мне Наполеон… А теперь эта раскрашенная кукла… Да, я понимаю необходимость такого поступка, но эта необходимость убивает.
        - Я вас спросил, мадемуазель. Ответ на этот вопрос для меня очень важен.
        - Простите, я не слышала. Что вы спросили, генерал Бернадотт?
        - Если я не слишком стар для вас…
        - Я не знаю сколько вам лет, и это же не имеет значения…
        - Нет, это имеет значение! Мне тридцать один год. Может быть, я слишком стар?
        - Мне шестнадцать и я очень устала. Я хочу вернуться домой.
        - О, конечно! Простите меня! Где вы живете?
        Я сказала адрес. Он приказал кучеру отвезти нас туда.
        - Подумайте над моим предложением. Я должен вернуться к месту службы через десять дней. Может быть за это время вы сможете дать мне ответ, - сказал он. Затем добавил: - Меня зовут Жан-Батист Бернадотт. Уже несколько лет, как я откладываю из своего жалованья небольшие суммы. Я могу купить дом для вас и ребенка.
        - Какого ребенка? - спросила я рассеянно.
        - Для нашего ребенка, конечно, - ответил он, сжимая мне руку, но я отдернула ее. - Потому что я хочу иметь жену и ребенка. Уже давно хочу, мадемуазель.
        Мои силы были на пределе.
        - Замолчите, месье! Вы же меня совершенно не знаете!
        - У меня так мало времени, чтобы думать о себе, что я не могу сейчас соблюсти все правила приличия в отношении вашей семьи. Поэтому я прошу вас дать свое согласие, а потом мы все сделаем так, как нужно. Я решил жениться на вас, и дело только за вами.
        Бог мой, он говорил серьезно! Он хотел воспользоваться своим отпуском, чтобы жениться, купить дом, поселить в нем жену и иметь ребенка…
        - Генерал Бернадотт, в жизни женщины бывает всего одна большая любовь!
        - Откуда вы это знаете?
        Да, действительно, откуда я это знаю?
        - Во всех романах я читала об этом, и это, вероятно, так, - ответила я.
        Коляска остановилась. Мы приехали. Он открыл дверцу и помог мне выйти. Я стала на цыпочки, чтобы разглядеть его лицо в полутьме начинающегося рассвета. У него были хорошие белые зубы и нос просто удивительной величины…
        Я дала ему ключ и он отпер дверь.
        - Вы живете в богатом доме, - заметил он.
        - О, нет, мы снимаем здесь квартиру, - пробормотала я. - А теперь, доброй ночи и спасибо вам от всего сердца за то, что вы для меня сделали.
        Он не двигался.
        - Садитесь же в коляску. Вы промокнете. Можете быть спокойны, я останусь дома.
        - Я верю, вы умница. Когда я могу придти за ответом?
        Я покачала головой.
        - В жизни женщины… - начала я. Но он поднял руку, протестующим жестом.
        Я продолжала:
        - Это невозможно, генерал. Это невозможно. Не потому, что я молода для вас, просто я очень маленькая по сравнению с вами.
        С этими словами я вбежала в дом и захлопнула дверь.
        Сейчас, оставшись в кухне Клапенов, я чувствую не усталость, а страшную, сокрушающую разбитость. Я не могу спать. Я ни за что не усну. Я сижу и пишу. Завтра Бернадотт придет сюда, но меня здесь уже не будет. Где я буду завтра, я еще не знаю…

        Глава 8
        Марсель, спустя три недели

        Я была очень больна. Насморк, ангина, сильнейшая лихорадка и то, что поэты называют «разбитое сердце». Я продала в Париже золотой медальон Мари, и мне хватило денег как раз для того, чтобы вернуться домой. Мари тотчас уложила меня в постель и позвала доктора, потому что я металась в жару. Он не мог понять, каким образом я могла так сильно простудиться, так как в Марселе стоит прекрасная погода и уже давно не было дождя. Мари известила маму о моей болезни, и мама быстро приехала, чтобы ухаживать за мной. Пока никто не знает, что я ездила в Париж.
        Сейчас я лежу в шезлонге на террасе. Меня закутали в несколько одеял, и все ахают, что я похудела и очень бледна. Жозеф и Жюли вернулись из своего путешествия и сегодня придут к нам. Надеюсь, что мама разрешит мне встать.
        На террасу вбежала Мари. Она в волнении размахивает каким-то листком. А, это бюллетень о событиях в стране!
        Генерал Бонапарт назначен командующим внутренними войсками. В столице восстание, вызванное голодом, было подавлено Национальной гвардией.
        Сначала буквы листка плясали перед моими глазами. Но постепенно я приноровилась. Наполеон командует армией нашей страны! Директор Баррас согласился назначить командующим всех внутренних войск заштатного генерала Наполеона Бонапарта! Принимая назначение, этот генерал потребовал безотчетных полномочий и получил их. Тогда он назначил командующим артиллерией молодого кавалерийского офицера Мюрата, и тот расположил пушки на севере, западе и юге от Тюильри. Пушки защитили дворец со стороны улицы Сен-Рош и моста Руаяль.
        Толпы восставших остановились, как только прозвучал первый залп. Восстановлены порядок и спокойствие. Директоры Баррас, Ларевельер, Летурнер, Ребиелл и Сарно благодарили человека, который спас Республику от нового хаоса и утвердили его назначение командующим внутренними войсками…
        Я попыталась осознать все это. Мне вспомнился слышанный мною разговор в гостиной м-м Тальен: «Что вы скажете, Фуше, о маленьком бедняке, который увивается вокруг Жозефины?» И дальше: «Если бы я был Баррасом, я расстрелял бы эту толпу, дорогой Фуше. Только нужно найти кого-нибудь, кто готов был бы стрелять в народ»…
        Я подумала: «Только один залп… И скомандовал „Пли“ - Наполеон. Наполеон стрелял в толпу из пушек»…
        Да, в толпу… Так написано в этом листке. Толпа - это те люди, которые живут так бедно, что не могут заплатить за хлеб. Они живут в подвалах. Мать Наполеона тоже живет в подвале… «Ваш сын - гений, мадам! - Да, увы!»
        Пока я перечитывала этот листок, в гостиную вошли Жюли и Жозеф. Дверь на террасу была чуть приотворена, и мне было слышно, о чем они говорят.
        Жозеф сказал:
        - Наполеон прислал курьера с письмом, где он подробно все описывает. Он прислал много денег маме. Я просил передать маме, чтобы она поскорее пришла сюда. Вы не возражаете, м-м Клари?
        Мама ответила, что не возражает и будет счастлива. Она спросила Жюли и Жозефа, не хотят ли они поздороваться со мной, так как я на террасе и еще очень слаба. Жозеф был в нерешительности, а Жюли расплакалась и сказала маме, что Наполеон написал Жозефу, письмо, в котором сообщает, что женится на вдове генерала Богарнэ. В этом письме он просит передать мне, что он всегда останется моим лучшим другом. Мама вскрикнула:
        - О, господи! Бедное дитя!
        В это время вошли м-м Летиция, Элиза, Полетт и все заговорили разом. Потом Жозеф им что-то читал. Наверное, письмо от нового командующего нашими войсками.
        Потом Жюли и Жозеф вышли на террасу и Жюли стала гладить мою руку. Жозеф заметил, что сад имеет совсем осенний вид.
        - Я хочу поздравить вас с новым назначением вашего брата, Жозеф, - сказала я, показывая на письмо, которое он нервно теребил в пальцах.
        - Спасибо. К сожалению, я должен сообщить вам, Эжени, одну вещь, которая очень огорчает меня и Жюли…
        Я остановила его:
        - Оставьте, Жозеф. Я знаю.
        Увидев его удивленное лицо, я продолжала:
        - Дверь гостиной была открыта, и я все слышала.
        На террасу вышла м-м Летиция. Ее глаза метали молнии.
        - Вдова! С двумя детьми! На шесть лет старше моего сына! Вот кого Наполеон желает назвать моей невесткой!
        Я вспомнила Жозефину. Блестящие глаза, детские букли, улыбка превосходства. А передо мной стояла м-м Летиция, со своими красными от стирки руками, со своей морщинистой шеей и в твердых от работы пальцах держала большую пачку денег. Командующий армией прислал матери большую часть своего жалованья.
        Потом я лежала на диване в гостиной и слушала, как они говорили о больших переменах. Этьен принес отличный ликер и заявил, что он горд, что является родственником генерала Бонапарта.
        - Я чувствую себя совсем хорошо, - заявила я. - Не принесете ли мне одну из салфеток, я хочу продолжать вышивать монограммы на моем приданом.
        Никто не противоречил, но когда Жюли принесла, и я продолжала вышивать «Б» и все время «Б», вдруг наступило молчание.
        И мне стало ясно, что первая глава повести о моей жизни закончена.
        - С сегодняшнего дня, - сказала я, - я не хочу, чтобы меня звали Эжени. Вы знаете, что меня зовут Эжени-Бернардин-Дезире. И больше всего мне нравится имя Дезире. Пожалуйста, зовите меня Дезире!
        Меня проводили обеспокоенными взглядами. Они боятся за меня…

        Глава 9
        Рим, через три дня после Рождества
        (Здесь, в Италии, придерживаются старого календаря, таким образом, 27 декабря
1797)

        Меня оставили одну с умирающим. Умирающего зовут Жан-Пьер Дюфо, генерал главного штаба Наполеона. Он только сегодня приехал в Рим, чтобы просить моей руки. Два часа назад пуля попала ему в живот. Мы уложили его на диван в кабинете Жозефа. Доктор сказал, что он безнадежен.
        Дюфо без сознания. Каждый его вздох сопровождается всхлипыванием, тоненькая струйка крови сочится из угла губ. Я подложила ему салфетку под подбородок. Его глаза полуоткрыты, но он никого не видит.
        Из соседней комнаты до меня доносятся приглушенные голоса Жозефа, Жюли, доктора и двух секретарей посольства. Они вышли, так как не могут видеть умирающего человека. Врач вышел с ними. Ему гораздо важнее «сделать знакомство» с Его светлостью, послом Французской Республики, братом покорителя Италии, чем присутствовать при последнем вздохе штабного офицера.
        Не знаю почему, но мне кажется, что Дюфо придет в себя, хотя я знаю, что он уже почти мертв.
        Я принесла свой дневник и после долгих лет перерыва вновь пишу. Мне не так одиноко, когда я держу в руках мою заветную тетрадь: перо скрипит и всхлипывания агонизирующего не единственный звук, нарушающий тишину этой высокой, огромной комнаты.
        Наполеона (Боже мой, сейчас только его мать называет его так. Все остальные называют его Наполеон Бонапарт и не иначе), Наполеона я не видела с тех пор, как была в Париже. До сих пор никто из моих родных не знает, что я ездила в Париж.
        Весной следующего года он женился на Жозефине. Тальен и директор Баррас были его свидетелями. Наполеон быстро уплатил свои долги, а вдова Богарнэ - свои, у портных…
        Через два дня после свадьбы он уехал в Италию. Директория поручила ему командование нашей итальянской армией. Через пятнадцать дней он выиграл шесть сражений.
        Дыхание умирающего стало спокойнее, глаза широко открыты. Я позвала его, он меня не слышит.
        Да, за пятнадцать дней Наполеон выиграл шесть сражений. Австрийцы были изгнаны из Италии.
        Я часто вспоминаю наши беседы у ограды сада в Марселе. Наполеон следует своим давнишним планам: Ломбардия, потом создание республики к югу от Альп. Он сделал Милан столицей Ломбардии и назначил пятьдесят итальянцев для управления этой республикой от имени Франции.
        В течение одной ночи всюду вдруг появились крупные буквы афиш: «Свобода, равенство, братство». Миланцы уплатили огромную сумму денег, дали триста лошадей, и Наполеон отослал в Париж множество произведений искусства.
        Наполеон уплатил жалованье армии. Жалованье, которое Директория никогда не платила. Директоры в Париже, в том числе и Баррас, не верили своим глазам: золото наполнило казну, лучшие итальянские лошади запряжены в их коляски, в залах - изумительные картины итальянских мастеров…
        В числе картин одну особенно рекомендовал Наполеон вниманию парижской публики. Она называется «Джиоконда». Ее создал некий Леонардо да Винчи. Дама, которую звали Мона Лиза, улыбается не разжимая губ. Ее улыбка похожа на улыбку Жозефины. Может быть, у этой дамы были такие же плохие зубы, как у вдовы Богарнэ…
        И, наконец, случилось невероятное. Конечно, Французская Республика отделилась от Римской церкви и католические священники, бежавшие за границу, проклинали ее на все лады. И вдруг Папа обратился к Наполеону и выразил желание заключить мир с Францией.
        Магазин Этьена ломился от посетителей, желающих послушать рассказы моего брата. Этьен толковал о том, что уже давно слышал от Наполеона о его великих планах. Этьен не упускал случая заявить, что генерал Бонапарт не только его зять, но и лучший друг.
        Я вновь склонилась к изголовью Дюфо и немного приподняла его голову. Но это не помогло. Дыхание его становилось все тяжелее. Я обтерла ему губы, на которых выступила кровавая пена. Лицо его пожелтело и стало восковым. Тогда я позвала врача.
        - Это - внутреннее кровотечение, - объяснил он на плохом французском и вернулся к Жюли и Жозефу. Там, конечно, болтают о завтрашнем бале.
        Сначала в Париже были обеспокоены договором с Ватиканом. Наполеон подписывал договоры с «освобожденными» им итальянцами, не только не советуясь, но даже не сообщая в Париж. Директоры в Париже очень сердились и считали, что это не соответствует тем функциям главнокомандующего, которыми они его наделили. Договоры - это уже политика, договоры с другими державами - это международная политика, и в Париже решили послать к Наполеону дипломатов в качестве советников.
        Узнав об этом, Наполеон составил список. Он потребовал, чтобы указанным им лицам были присвоены титулы и чтобы они были названы послами Республики. Во главе списка стояло имя его брата Жозефа.
        Таким образом, Жюли и Жозеф прибыли в Италию. Сначала в Парму, потом в Геную, потом в Рим. Они приехали не из Марселя, а уже из Парижа, потому что Наполеон, едва сделавшись главнокомандующим внутренними войсками, написал Жозефу, что тому открываются большие возможности в столице.
        Наполеон очень покровительствовал Жозефу. Сначала он устроил его на скромную должность секретаря Дома Коммуны в Марселе. В Париже он свел Жозефа не только с Баррасом, но и с поставщиками армии и всеми нуворишами, которые нажили состояние на скупке имущества казненных.
        Этьен говорит, что сейчас легко разбогатеть на подобных операциях. Действительно, очень скоро Жозеф смог купить небольшой дом на улице Роше, где и поселился с Жюли.
        Как только вести о победах в Италии дошли до Парижа, Жозеф стал популярен. Он ведь был старшим братом этого Бонапарта, которого иностранные газеты называют
«сильнейшим человеком Франции», а наши газеты - «освободителем итальянского народа», этого Бонапарта, худое лицо которого можно видеть во всех витринах, на кофейных чашках, на вазах и табакерках.
        На одной стороне - портрет Наполеона, на другой французское знамя.
        Никто не удивился, что Директория согласилась с требованиями своего победоносного генерала, и Жозеф был назначен послом.
        Жозеф и Жюли поселились в своем первом мраморном дворце. Жюли чувствовала себя очень несчастной в Италии, писала мне отчаянные письма и умоляла приехать к ней. Мама разрешила.
        С тех пор вместе с ней и Жозефом я переезжаю из дворца во дворец, живу в комнатах с ужасно высоким потолком, с полом, выложенным черными и белыми мраморными плитками; я брожу во двориках, окруженных мраморными портиками, где журчат фонтаны, украшенные бронзовыми статуями. Статуи разнообразны и причудливы, и из отверстий, расположенных во всех возможных и невозможных местах, бьют журчащие серебряные струи воды.
        Дворец, в котором мы живем сейчас, носит название палаццо Корзини. Мы постоянно слышим бряцание сабель и звон шпор, так как персона посла - Жозефа - окружена, конечно, офицерами.
        Завтра Жозеф дает самый большой бал, который когда-либо давался посланником Франции. Они хотят покрасоваться, он и Жюли, перед тремястами пятьюдесятью почтенными римскими гражданами, приглашенными на этот бал.
        Жюли уже неделю не спит, она бледная и под глазами синяки. Жюли принадлежит к тому типу женщин, которые за несколько дней волнуются, пригласив к обеду гостей. Сейчас мы обедаем ежедневно в окружении не менее пятнадцати человек, а Жозеф часто устраивает приемы на сотню персон. Хорошо еще, что нам прислуживает целая армия лакеев, кухарок и горничных! Но все-таки Жюли чувствует себя ответственной за весь этот парад и время от времени бросается с рыданиями мне на шею, уверяя меня (и себя), что все очень плохо подготовлено, что бал не будет удачным. Это у нее наследственное, от мамы.
        Дюфо пошевелился. Я подумала, что он пришел в себя, так как на минуту его взгляд стал совсем осмысленным, но в это время он судорожно вздохнул, захлебнулся кровью и откинулся на подушки. Жан-Пьер Дюфо, что бы я отдала, чтобы помочь вам! Но вы знаете, я бессильна помочь.
        Несмотря на то, что дни и ночи Наполеон был занят осуществлением своих военных и политических планов, он находил время для устройства дел своей семьи.
        Курьеры из Италии привозили в Марсель золото и письма м-м Летиции. Она смогла переселиться в хороший дом и отправить маленького негодяя Жерома в приличную школу.
        Каролина была помещена в аристократический пансион в Париже, где воспитывалась Гортенс Богарнэ, падчерица Наполеона.
        Бог мой! Какие утонченные стали Бонапарты! Как разозлился Наполеон, узнав, что мать дала согласие на брак Элизы с неким Феликсом Бачиоччи. «К чему торопиться? - писал он. - И почему Бачиоччи, этот бедняк-музыкант?»
        А Элиза давно дружила с Феликсом, и они мечтали пожениться. Письма Наполеона опоздали. Элиза вышла замуж за Бачиоччи, или Бачиокки, как его называли.
        Тогда Наполеон, испугавшись, что Полётт может, в свою очередь, ввести в семью кого-нибудь, неподходящего нынешнему положению Бонапартов, потребовал, чтобы м-м Летиция с Полетт приехали в Монтебелло, где он располагался со своим генеральным штабом, и немедленно выдал Полетт замуж за генерала Леклерка, пока никому неизвестного.
        Что крайне неприятно и совершенно непонятно, так это то, что Наполеон не забывал меня при всей своей страшной занятости как на фронтах европейской истории, так и на своих семейных фронтах. Казалось, что он пытается загладить свою вину передо мной. И по договоренности с Жюли и Жозефом, он время от времени присылал к нам кандидатов на мою руку и сердце.
        Первым был Жюно, бывший адъютант Наполеона еще в Марселе; Жюно - крупный, светловолосый, любезный, вскарабкался в Генуе по крутым лестницам на холм, где был расположен дворец Жозефа, увлек меня в сад, щелкнул каблуками и попросил моей руки.
        Я поблагодарила и отказалась.
        - Но это - приказ Наполеона, - простодушно заявил мне Жюно.
        Я подумала о характеристике, данной Наполеоном своему адъютанту: «Преданный, но дурачок!»
        Я покачала головой, и Жюно ускакал верхом доложить Наполеону о своем фиаско.
        Следующим кандидатом был Мармон, которого я тоже знала по Марселю. Он не делал мне предложения прямо, а говорил много, хитро и все время «вокруг да около». Я вспомнила, что о нем Наполеон сказал: «Умный, держится за меня, чтобы сделать карьеру». Я поняла: он хочет жениться на свояченице Жозефа Бонапарта…
        Он станет родственником Наполеона, он исполнит его желание, а одновременно получит неплохое приданое… На деликатные намеки Мармона я ответила не менее деликатным
«нет».
        Потом я пошла к Жозефу пожаловаться и просить, чтобы он написал Наполеону. Пусть Наполеон избавит меня от сватовства всех по очереди офицеров генерального штаба!
        - Неужели вы не понимаете, что Наполеон признает заслуги какого-нибудь из своих генералов, предлагая ему руку своей родственницы?
        - Я не считаю себя чем-то вроде вознаграждения для отличившихся офицеров, - ответила я. - Если меня не оставят в покое, я вернусь к маме.
        Сегодня утром, пока еще не стало жарко, я сидела с Жюли в нашем дворе, окруженном портиками. Средней статуей вычурного фонтана была толстая бронзовая женщина, которая держала в руках дельфина, на которого, не переставая, лилась вода.
        Мы изучали (в который раз!) фамилии знатных итальянцев, приглашенных на завтрашний бал. Подошел Жозеф с письмом в руках. Его светлость начал говорить о том, о сем, как делал всегда, когда его что-нибудь раздражало. Наконец он сказал напрямик:
        - Наполеон прикомандировал к нам нового военного атташе, генерала Жана-Пьера Дюфо, очень приятного молодого человека.
        Я подняла глаза.
        - Дюфо? Это не он был представлен нам в Генуе?
        - Совершенно верно, - обрадованно вскричал Жозеф. - И он произвел на нас приятное впечатление. Поэтому Наполеон надеется, что Эжени, простите его, он все еще пишет Эжени, вместо Дезире, так он надеется, что вы обратите внимание на Дюфо. Наполеон пишет, что молодой человек очень одинок и…
        Я встала.
        - Новый претендент на мою руку? Нет, спасибо! Я думала, что это кончилось! - У двери я обернулась. - Сейчас же напишите Наполеону, чтобы он не присылал сюда ни этого Дюфо, ни еще кого бы то ни было.
        - Но он уже приехал. Это он и привез письмо от Наполеона.
        Я вышла, сильно хлопнув дверью.
        Хлопая дверьми, я получаю огромное удовольствие, потому что в этих мраморных дворцах стук хлопнувшей двери звучит как взрыв…
        Я вышла, хлопнув дверью, и заперлась в своей комнате. Я не спустилась к обеду, не желая встречаться с Дюфо. Но за ужином я с ним увиделась, так как мне было очень скучно ужинать одной в моей комнате.
        Само собой разумеется, что его посадили рядом со мной. Жозеф старался исполнить желание Наполеона.
        Я бросила быстрый взгляд на молодого человека. Худощавый брюнет с очень белыми зубами и большим ртом. Его зубы произвели на меня такое впечатление, потому что он все время смеялся.
        Мы привыкли к тому, что перед посольством стоит толпа. В столовой были слышны крики: «Да здравствует Франция! Да здравствует свобода!» Многие итальянцы с энтузиазмом отнеслись к Республике, но тяжелая контрибуция и то, что Наполеон самолично назначает итальянское правительство, озлобило их. Сегодня шум перед посольством был какой-то другой. Он был сильнее и даже злее.
        Жозеф объяснил причину. В прошлую ночь несколько римских граждан были взяты заложниками, потому что в таверне был убит французский офицер. У наших дверей стояли депутаты от римского муниципалитета, желавшие говорить с Жозефом. Их окружала толпа любопытных.
        - Почему ты не примешь этих господ? Мы можем подождать ужинать, - сказала Жюли.
        Но Жозеф заявил, что не хочет разговаривать с депутатами, поскольку его это дело не касается. Он не имеет никакого отношения к военному управлению в Риме.
        Шум снаружи усиливался, потом раздался стук в двери. У наших дверей стояли двое часовых, но они были оттерты толпой.
        - Мне это надоело! Я велю их разогнать, - закричал Жозеф и сделал знак одному из своих секретарей. - Отправляйтесь в военное управление и потребуйте, чтобы они очистили площадь перед посольством.
        Шум стал невыносимым. Молодой человек направился к двери.
        - Будьте осторожны! Выйдите через заднюю дверь, - крикнул секретарю генерал Дюфо.
        Мы продолжали ужин. Когда подали кофе, мы услышали топот копыт. Это прислали эскадрон кавалерии, чтобы очистить площадь. Жозеф и все мы вышли на балкон первого этажа.
        Площадь у наших ног напоминала кипящий котел. Море голов, рев голосов и пронзительные крики. Мы не видели делегатов, толпа прижала их к нашим дверям. Жозеф велел нам вернуться и мы прижали носы к высоким окнам столовой. Мой зять был бледен и кусал губы. Рука, которой он взъерошил волосы, дрожала.
        Гусары окружили площадь. Они походили на статуи, на рослых конях с оружием наизготовку. Они ждали приказа. Но командир не решался скомандовать.
        - Я спущусь, попробую их урезонить, - сказал Дюфо.
        Жозеф стал его умолять:
        - Генерал, не подвергайте себя такому риску! Это неразумно! Наши гусары справятся.
        Дюфо вновь показал в улыбке свои белые зубы.
        - Я офицер, Ваша светлость, и привык к опасности. Я хочу помешать кровопролитию.
        Зазвенели шпоры, он перешагнул через порог, обернулся и взглянул на меня. Я быстро отвернулась к окну.
        Это для меня он показывал свою храбрость! Это для меня он вышел один, безоружный, к разъяренной толпе.

«Как глупо! - подумала я. - Жюно, Мармон, Дюфо, чего вы от меня хотите?»
        Но я не могла не смотреть и видела Дюфо. Он поднял руки, призвал к тишине. В это время раздался выстрел. И сразу затрещали выстрелы гусар. Двери подъезда распахнулись. Двое часовых подняли на руки генерала Дюфо. Его ноги волочились по земле, голова падала на плечо, рот был перекошен. Его улыбка сделалась жуткой гримасой. Он был без сознания.
        Кто-то сказал:
        - Возьмите его на руки. Его нужно уложить наверху.
        Вокруг раненого толпились бледные, испуганные Жозеф, Жюли, главный советник посольства, секретари, горничная Жюли. Солдаты понесли Дюфо наверх по лестнице.
        На площади перед домом стало тихо. Ближайшая к лестнице комната - кабинет Жозефа. Солдаты положили Дюфо на диван, и я подсунула ему под голову подушки. Жозеф сказал:
        - Я послал за доктором, может быть рана несерьезна.
        На темно-синем сукне мундира, как раз на животе, проступило влажное пятно.
        - Расстегните ему мундир, Жозеф, - сказала я, и дрожащие пальцы Жозефа стали теребить золоченые пуговицы. Кровавое пятно расползалось по белой сорочке.
        - Он ранен в живот, - заключил Жозеф.
        Я посмотрела на генерала. Лицо его стало желтоватого оттенка, из полуоткрытых губ дыхание вырывалось со всхлипыванием. Сначала я подумала, что он плачет. Потом я поняла, что он захлебывается кровью.
        Худой, маленького роста доктор-итальянец был взволнован не менее Жозефа, хотя и по другой причине. Для него было большой удачей, что его пригласили во французское посольство. Он сразу заявил, что он поклонник Французской Республики и генерала Наполеона Бонапарта. Он говорил об этом, расстегивая рубашку Дюфо.
        Я перебила его, спросив, не нужно ли принести что-нибудь. Он был изумлен, потом, поняв мой вопрос, потребовал теплую воду и чистые простыни.
        Он обмывал рану. Жозеф быстро отошел к окну, а Жюли, вся побелев, прислонилась к стене. Потом она стремительно выбежала из комнаты, и я услала Жозефа следом. Он покинул комнату с видимым облегчением.
        - Одеяло, - сказал мне врач. - Есть у вас одеяло? Как ужасно! Такая важная персона! - говорил он, глядя на золотые аксельбанты Дюфо. Потом он вышел в соседнюю комнату, где был Жозеф. Я пошла за ним. Жозеф, Жюли и секретари посольства разговаривали вполголоса, сидя у стола, и лакей подавал им вино. Жозеф встал ипредложил стакан доктору, и я увидела, как чары Бонапарта покорили маленького итальянца. Он пробормотал:
        - О, Ваша светлость, брат нашего освободителя!..
        Я вернулась к Дюфо. Сначала у меня было дело: я брала салфетки и вытирала тоненькую струйку крови, сочившуюся из угла рта. Но сколько я не вытирала ее, кровь все сочилась и я подложила несколько салфеток под подбородок.
        Потом принесла дневник и стала писать. Вероятно, прошло много времени. Свечи почти догорели, но из соседней комнаты все еще доносились тихие голоса. Никто не идет спать, пока…
        Он приходит в себя! Я увидела, что он пошевелился, и опустилась на колени у его изголовья. Он взглянул на меня. Взгляд его скользнул по моему лицу еще раз. Он явно не понимал, где находится.
        - Вы в Риме, генерал Дюфо, - сказала я, - в Риме у посланника Бонапарта.
        Он сжал губы и проглотил кровавую слюну. Я вытерла ему рот.
        - Мари, - проговорил он с трудом. - Я хочу видеть Мари!
        - Мари? Скорее скажите, где она?
        Взгляд его стал осмысленней. Он смотрел мне прямо в глаза. Спросил, где он. Я повторила:
        - Вы в Риме. На улице был беспорядок. Вы ранены. В живот.
        Он слабо кивнул. Он понял. Я подумала: «Ему уже не помочь, но может быть можно сделать что-то для нее… для Мари?.. Для Мари!..»
        - Как ее фамилия, где она живет? - тихо, но настойчиво спрашивала я.
        Его взгляд стал умоляющим:
        - Не говорите ничего… Бонапарту…
        - Но если вы будете долго больны, нужно сообщить Мари. Конечно, Наполеон не узнает, - сказала я с ободряющей улыбкой…
        - Жениться… на его родственнице… Эжени, - он прерывающимся голосом. - Бонапарт… предложил и… - Потом голос его окреп. - Будь благоразумна, Мари, крошка моя! Я всегда буду заботиться о тебе и о нашем Жорже! Дорогая… Дорогая, Мари…
        Его голова скатилась с подушки, он протянул губы, пытаясь поцеловать мне руку. Он принимал меня за Мари… Он пытался объяснить Мари, почему он должен ее оставить. Ее и маленького сына. Чтобы жениться на мне! На родственнице Бонапарта, потому что тогда он получит повышение и у него появятся большие возможности. Его голова лежала на моей руке и была тяжела, как свинец. Я поправила подушки.
        - Скажите адрес Мари. Я напишу ей, - сказала я, увидев, что взгляд его опять немного прояснился.
        - Мари Менье, 12, улица Сен-Фиакр, Париж.
        Его черты обострились, дыхание стало тяжелее, глаза ввалились. Капли пота покрыли лоб.
        - О Мари и маленьком Жорже позаботятся, - сказала я, но он уже не слышал. - Я обещаю! - повторяла я.
        Его глаза широко раскрылись, губы сжались в конвульсии. Я вскочила и бросилась к двери.
        В это время он глубоко вздохнул… Долгим со стоном вздохом…
        - Доктор, - закричала я, - идите скорее!
        - Все кончено, - сказал маленький итальянец, наклонившись над диваном.
        Я подошла к окну и отдернула двойные шторы. Серое утро вползло в комнату. Я погасила свечи.
        В соседней комнате все еще сидели вокруг стола. Здесь лакеи переменили свечи, и комната, залитая их ярким светом, казалась каким-то другим миром.
        - Нужно отменить бал, Жозеф, - обратилась я к зятю.
        Жозеф вздрогнул. Он дремал, опустив голову на грудь.
        - Что? Что? А, это вы, Дезире!
        - Нужно отменить бал, Жозеф, - повторила я.
        - Это невозможно. Я уже отдал все распоряжения.
        - Но в доме покойник, - объяснила я ему. Он смотрел на меня, растерянно моргая.
        - Я подумаю. - Он направился к двери. Жюли и остальные последовали за ним. Возле их общей спальни Жюли вдруг остановилась.
        - Дезире, разреши мне лечь с тобой. Я боюсь!
        Я хотела сказать, что с ней будет Жозеф, но удержалась и сказала только:
        - Конечно. Ложись в мою кровать. Я еще буду писать дневник.
        - Господи, ты думаешь о дневнике! Это экстравагантно! - устало произнесла она. С глубоким вздохом она упала, не раздеваясь, на мою постель.
        Она спала до полудня, и я ее не будила.
        Утром я услышала стук молотков. Я спустилась вниз и увидела, что в большом зале делают эстраду. Жозеф был там и по-итальянски давал указания рабочим. Он, наконец, опять говорил на родном языке! Увидев меня, он быстро подошел.
        - С этой эстрады мы с Жюли будем смотреть бал.
        - Бал? Но сегодня нельзя давать бал!
        - Конечно! Нельзя давать бал, если в доме покойник, но мы унесли… гм… труп. Я распорядился положить Дюфо в часовне с соблюдением всех почестей, так как нельзя забывать, что он генерал французской армии. А бал должен состояться. Мы должны доказать, что в Риме царят спокойствие и порядок. Иначе будут говорить, что мы не хозяева положения. Это прискорбный случай, конечно, но это не так важно. Понимаете?
        Я кивнула. Генерал Дюфо оставил любовницу и сына, чтобы жениться на мне. Он пытался утихомирить разбушевавшуюся толпу, чтобы выглядеть героем в моих глазах… Генерал застрелен! Это - прискорбный случай, конечно, но это не так важно!..
        - Мне совершенно необходимо поговорить с вашим братом, Жозеф.
        - С каким? Люсьеном?
        - Нет. С Наполеоном.
        Жозеф не мог скрыть удивления. Вся семья знает, что до сих пор я отказывалась от встреч с Наполеоном.
        - Мне нужно поговорить о семье генерала Дюфо, - коротко пояснила я, выходя из зала. Плотники вновь застучали молотками.
        Вернувшись в спальню, я нашла в моей постели рыдающую Жюли. Я подсела к ней, она обвила мою шею руками и всхлипывала, как ребенок.
        - Я хочу домой! - говорила она сквозь слезы. - Я не хочу жить в чужих дворцах! Я хочу иметь свой очаг, как все люди! Что мы делаем здесь, на чужой земле, где нас хотят застрелить? И в этих ужасных дворцах, где вечные сквозняки? И в этих комнатах, таких высоких, как в церкви… Что мы здесь делаем? Я хочу домой!
        Я прижала ее к себе. Смерть Дюфо была последней каплей. Жюли остро почувствовала, что она несчастна здесь.
        Принесли письмо от мамы из Марселя. Мы прижались друг к другу, забравшись с ногами на мою постель, и читали мамины новости, написанные ее аккуратным косым почерком.
        Этьен решил переехать с Сюзан в Геную и открыть там филиал дома Клари. Мама не хочет оставаться в Марселе и уезжает в Геную с Этьеном и Сюзан. Она думает, что мне достаточно гостить у Жюли, и надеется, что господь в скором времени пошлет мне хорошего мужа. Но она меня не торопит. Да, Этьен хочет продать наш дом в Марселе… Жюли перестала плакать. Мы испуганно посмотрели друг на друга.
        - Значит, у нас не будет дома? - прошептала Жюли. Я проглотила слюну.
        - Во всяком случае, ты никогда бы не вернулась в наш дом.
        Жюли задумчиво глядела в окно.
        - Да, конечно. Но было так приятно вспоминать наш дом и сад, и беседку… Ты знаешь, все это время, что мы переезжали из одного дворца в другой, я вспоминала наш дом в Марселе… Я никогда не вспоминаю дом, который Жозеф купил в Париже, а только папин дом…
        В дверь постучали. Вошел Жозеф, и Жюли опять заплакала.
        - Хочу домой! - твердила она. Жозеф подсел к нам и обнял ее.
        - Да, мы уедем. Сегодня вечером дадим бал, а завтра уедем в Париж. Я сыт Римом. - Он сжал губы. - Я попрошу правительство дать мне другую должность. Ты довольна нашим домом в Париже, Жюли?
        - Пусть Дезире едет с нами, - сказала Жюли, все еще всхлипывая.
        - Я поеду с вами, - ответила я. - Куда же мне ехать теперь?
        Жюли подняла ко мне мокрое от слез лицо.
        - Мы будем прекрасно жить в Париже втроем: ты, Жозеф и я. Ты не представляешь, Дезире, как прекрасен Париж! Огромный город! А витрины магазинов! А огни фонарей, которые вечером отражаются в Сене! Нет. Ты там не была и не можешь себе представить!..
        Жюли и Жозеф ушли распорядиться отъездом, а я упала на свою постель. Мои веки горели от бессонной ночи, я пыталась вспомнить лицо Наполеона… Но перед моими закрытыми глазами плыло лицо, нарисованное на чашках и табакерках… Потом это лицо сменили огоньки фонарей, плясавшие в темной воде Сены, огоньки, которые я не забуду никогда.

        Глава 10
        Париж, конец жерминаля, год VI
        (Во всем мире, кроме нашей республики - это апрель, 1798)

        Я видела его!.. Мы были приглашены к нему на прощальный ужин. Он скоро отплывает в Египет с большой армией и сказал своей матери, что, победив страну пирамид, объединит Запад и Восток и создаст из нашей Республики единую всемирную монархию.
        Мадам Летиция выслушала его спокойно, а потом спросила у Жозефа, не скрывают ли от нее, что Наполеон время от времени еще подвержен приступам малярии. Ей казалось, что у ее бедного сына рассудок не совсем в порядке. Но Жозеф подробно объяснил нам - матери, Жюли и, конечно, мне, что таким образом Наполеон хочет смирить англичан. Он начисто уничтожит их колониальное могущество.
        Наполеон и Жозефина живут в очень маленьком домике на улице Победы. Дом ранее принадлежал актеру Тальма, и Жозефина купила его у жены актера. Купила еще в те времена, когда она изящной тенью скользила в гостиных м-м Тальен под руку с прекрасной Терезой. Вся разница в том, что тогда эта улица называлась Шантерен. Муниципалитет Парижа после побед Наполеона в Италии переименовал улицу в его честь, и с тех пор она называется улицей Победы.
        Трудно вообразить, сколько народу вместилось вчера в этом маленьком скромном домике, где, кроме столовой, имеется всего две крошечных гостиных. Когда я вспоминаю все эти лица и гул голосов, у меня еще и сейчас кружится голова.
        Жюли рекомендовала мне сказаться больной и спрашивала с нежной заботливостью:
        - Ты взволнована? Ты еще любишь его?
        Я вспомнила, что когда он улыбался, он мог делать со мной все, что захочет… Кроме того, меня не покидала мысль, что он и Жозефина до сих пор сердиты на меня за ту сцену, которую я им устроила у м-м Тальен. Он меня терпеть не может, он мне не улыбнется никогда, наверное, он меня просто ненавидит!..
        У меня было новое платье, которое я, конечно, надела. Платье было желтое с розовым, и я надевала к нему как пояс - бронзовую цепь, купленную у антиквара в Риме. Кроме того, позавчера я остригла волосы.
        Жозефина была первой парижанкой, сделавшей короткую прическу, но теперь все парижские дамы обрезали волосы и носят букли, высоко поднятые надо лбом. У меня слишком тяжелые и густые локоны для такой прически, и я не умею хорошо накрутить их на папильотки, но я тоже сделала из своих остриженных волос высокую прическу и украсила ее шелковым бантом.
        Но что бы я ни делала, рядом с Жозефиной я всегда буду иметь вид провинциалки. Большое декольте моего нового платья позволяет видеть, что я уже давно не нуждаюсь в том, чтобы увеличивать бюст с помощью носовых платков, наоборот, я решила есть поменьше сладостей, чтобы не полнеть.
        Но мой нос так и остался вздернутым, и так будет, конечно, до моей смерти. Это очень печально, тем более, что после наших побед в Италии в моду вошли
«классические профили».
        Мы приехали на улицу Победы в коляске и вошли в маленькую гостиную, где уже кишели Бонапарты. Несмотря на то, что м-м Летиция живет теперь в Париже и члены семьи часто видятся, каждая встреча начинается бурными объятиями, поцелуями и шумными проявлениями радости.
        Сначала я была прижата к груди м-м Летиции, потом расцелована м-м Леклерк, моей милой маленькой Полетт, которая заявила перед своей свадьбой:
        - Леклерк - единственный из окружающих нас офицеров, в которого я ни капли не влюблена.
        Но Наполеон, опасаясь, что своими любовными похождениями Полетт скомпрометирует семью, настоял на этом браке.
        Леклерк, низенький, толстенький, очень энергичный, никогда не улыбающийся, выглядел гораздо старше Полетт.
        Элиза тоже присутствовала, раскрашенная как оловянный солдатик, со своим супругом Бачиокки и распиналась, расписывая блестящие перспективы своего мужа, которого Наполеон обещал устроить в одно из министерств.
        Каролина и дочь Жозефины, светленькая, малокровная Гортенс, получили разрешение покинуть па один день свой пансион, чтобы пожелать счастливого пути к пирамидам победоносному генералу, брату одной и отчиму другой. В настоящий момент они сидели, тесно прижавшись друг к другу, на маленькой кушетке и задыхались от смеха, разглядывая новое платье м-м Летиции, очень похожее на двойные занавеси в столовой.
        В этой шумной толпе Бонапартов я с удивлением заметила молодого человека, худощавого, со светлыми волосами, очень юного, в адъютантской форме, застенчиво смотревшего на прелестную Полетт. Я спросила Каролину, кто это. Она опять расхохоталась и прошептала:
        - Сын Наполеона.
        Юноша, как бы угадав мой вопрос, выскользнул из толпы, подошел ко мне и смущенно представился:
        - Эжен де Богариэ, адъютант генерала Бонапарта.
        Все были в сборе. Не было только хозяев: Жозефины и Наполеона. Наконец, дверь распахнулась, и Жозефина, просунув в комнату головку, крикнула:
        - Извините нас, дорогие родственники. Мы сейчас будем. Жозеф, пройдите сюда, пожалуйста. Наполеон хочет с вами поговорить. А пока располагайтесь поудобнее, дорогие родственники. Я сейчас вернусь.
        Она упорхнула. Жозеф пошел за ней. М-м Летиция пожала плечами. Мы продолжали беседовать, но вдруг замолчали. В соседней комнате раздались стук, крик и звон разбитого стекла. В это время в комнате появилась Жозефина.
        - Как приятно, что вся семья в сборе, - улыбаясь, говорила она, подходя к м-м Летиции. Ее белое платье ловко облегало талию, бархатный кроваво-красный шарф, обшитый горностаем, был небрежно накинут на голые плечи и не скрывал мраморной белизны кожи.
        Тогда мы услышали из соседней комнаты успокаивающий голос Жозефа.
        - Люсьен… у вас ведь есть сын Люсьен, - обратилась Жозефина к м-м Летиции.
        - Да, мой третий сын. Что он натворил? - М-м Летиция взглянула на Жозефину почти с ненавистью. Ну и сноха, которая не знает наизусть имен своих деверей.
        - Он написал Наполеону, что женился.
        - Я знаю, - сказала м-м Летиция и нахмурила брови. - Разве моему второму сыну не по душе выбор, сделанный братом?
        Жозефина, смеясь, пожала плечами.
        - По-видимому. Слышите, как он кричит.
        Вдруг дверь из соседней комнаты распахнулась, и в проеме показался Наполеон. Его худое лицо было красно от гнева.
        - Мама, ты знаешь, что Люсьен женился на дочери трактирщика?
        М-м Летиция окинула взглядом Наполеона с головы до ног. Ее глаза скользнули с растрепанных темных с рыжеватым отливом волос, падавших до плеч, на его мундир, поражающий простотой, но сшитый лучшим военным портным, до его элегантных сапог, сверкающих и очень узких.
        - Что ты имеешь против невестки - Кристины Буайо из Сент-Максимина, Наполеон?
        - А!.. Вы не понимаете?.. Дочь трактирщика, служанка, которая обслуживала окрестных крестьян в кабачке своего отца! Мама, твоя позиция непостижима!
        - Кристина Буайо - честная девушка, насколько я знаю, и пользуется отличной репутацией, - сказала м-м Летиция, исподволь косо взглянув на Жозефину.
        - И, кроме того, не всем же жениться на бывших графинях… - это был голос Жозефа.
        Ноздри Жозефины задрожали, но улыбка не сползла с ее сомкнутых губ. Ее сын Эжен залился румянцем. Наполеон повернулся и посмотрел на Жозефа. Потом он провел ладонью по лбу, отвернулся от Жозефа и сказал решительно:
        - Я считаю себя вправе требовать от братьев, чтобы они вступали в брак, выбирая жен в соответствии со своим положением. Мама, я настаиваю, чтобы ты написала Люсьену, что ему необходимо развестись. Этот брак должен быть аннулирован. Напиши ему, что я настаиваю. Жозефина, можно ли наконец ужинать?
        В это время он увидел меня. На долю секунды наши взгляды скрестились. Эта встреча произошла, эта встреча, которой я так боялась, к которой питала такое отвращение и о которой так страстно мечтала…
        Он шагнул в комнату, отстранил Гортенс, которая хотела к нему подойти, и взял меня за руки:
        - Эжени, я так счастлив, что вы приняли наше приглашение!.. - Он не сводил с меня глаз и улыбался. Каким молодым он показался мне в этот момент!
        Я освободила руки.
        - Конечно, мне уже восемнадцать лет. - Ответ прозвучал нерешительно и неловко. - Да и не виделись мы давно, генерал! - Это было уже лучше.
        - Да, давно! Слишком давно, Эжени, не правда ли? В последний раз… где мы виделись в последний раз? - Он, смеясь, искал мой взгляд. Чертики прыгали в его глазах, когда он вспоминал наше последнее свидание, которое он, оказывается, находил очень забавным.
        - Жозефина, Жозефина, познакомься с Эжени, сестрой Жюли. Я тебе так много о ней рассказывал…
        - Но Жюли говорила, что м-ль Эжени предпочитает, чтобы ее звали Дезире, - при этих словах ее тонкий белый силует возник рядом с Наполеоном. Ничто в ее улыбке Моны Лизы не давало знать, что она меня узнает.
        - Очень мило, что вы приехали, мадемуазель!
        - Я хочу сказать вам два слова, генерал, - обратилась я к Наполеону. Его улыбка сбежала с губ. Вероятно, он подумал, что я хочу устроить ему сцену.
        - Дело очень серьезно, - продолжала я. Жозефина быстро взяла его под руку.
        - Мы можем идти к столу, - проговорила она быстро. И, повернувшись к остальным: - Ужинать! Ужинать!..
        За ужином меня посадили между скучнейшим Леклерком и тихим Эженом Богарнэ. Наполеон говорил не переставая, адресуясь, в основном, к Жозефу и Леклерку. Мы уже закончили суп, а он еще не поднес ложки ко рту. Раньше в Марселе на него иногда нападала такая болтливость, причем увлекшись, он подкреплял каждую фразу драматическим жестом. Он говорил непринужденно и уверенно и не желал слушать ни вопросов, ни возражений.
        Когда он заговорил об унаследованных нами врагах-англичанах, Полетт вздохнула: «О, господи, опять он об этом!»
        Мы услышали все подробности того, почему он не хочет в данное время напасть на Британские острова. Он внимательно обследовал Дюнкерк и его окрестности, он обдумал даже конструкцию плоскодонных судов, которые могли бы захватить мелкие рыболовные порты Англии, куда военные суда не смогут войти.
        Тоненький голосок Жозефины был почти не слышен, когда она сказала:
        - Ну, кушай же свой суп, Бонапарт!
        - Можно также забросить воздушный десант, - почти кричал Наполеон, наклоняясь к Леклерку, сидящему против него. - Представляете, генерал, переправить через Ламанш батальон за батальоном в гондолах воздушных шаров!.. Войска, вооруженные легкой артиллерией!
        Леклерк открыл было рот, может быть чтобы возразить, но сразу же закрыл его.
        - Не пей так много, сынок, - сказала ворчливо м-м Летиция. Наполеон поставил свой бокал и торопливо начал есть. На несколько минут воцарилось молчание, прерываемое нелепым хихиканьем Каролины.
        - Жаль, что вы не можете отрастить своим генералам крылья, - сказал Бачиокки, которому наскучило молчание. Наполеон посмотрел на Жозефа.
        - Когда-нибудь я все-таки попробую атаковать противника с воздуха. У меня есть группа изобретателей, которые разрабатывают эту идею. Воздушный шар сможет поднять трех-четырех человек. Воздушный шар может продержаться в воздухе долгое время. Очень интересно! Фантастические возможности!
        Наконец он закончил свой суп. Жозефина сделала знак метрдотелю. Пока мы ели цыплят со спаржей, Наполеон объяснял девочкам - Каролине и Гортенс, что такое пирамиды. Потом он объяснял всем нам, что он намерен не только разрушить колониальное господство англичан в Египте, но и освободить египтян.
        - Мой первый приказ войскам… - Бум! Стул опрокинулся, он оттолкнул его ногой, выбежал из комнаты и тотчас вернулся, держа в руках исписанный лист бумаги. - Вот, слушайте: «Солдаты, сорок веков смотрят на вас с высоты этих пирамид!» - Он остановился. - Это возраст пирамид. Слушайте дальше: «Народ, среди которого мы находимся, - мусульмане. Их главная заповедь, что Аллах - это бог, а Магомет - пророк его…»
        - Мусульмане называют своего бога Аллахом? - спросила Элиза, которая в Париже стала читать книги и уже кое-чему научилась.
        Наполеон наморщил лоб и сделал рукой жест, как бы отмахиваясь от мухи.
        - Я усовершенствую их религию, но это не самое срочное. Не беспокойтесь об их судьбе. Мы отнесемся к египтянам так же, как к евреям и итальянцам, и к их имамам - так же, как к итальянским падре и еврейским раввинам.
        - Это будет большим счастьем для египтян, что Республика освободит их и предоставит им Права человека, - сказал Жозеф.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Что Декларация Прав человека - фундамент всех твоих поступков! - ответил Жозеф. Его лицо ничего не выражало…
        И опять, через много лет, я ощутила, как когда-то давно, в Марселе: он ненавидит брата!
        - Ты очень хорошо написал, сынок, - сказала м-м Летиция примирительно.
        - Прошу вас заканчивать кушать, Бонапарт. У нас будет масса гостей после обеда, - послышался голосок Жозефины.
        Наполеон начал отправлять в рот большие куски. Он глотал их, почти не разжевывая.
        Я случайно взглянула на Гортенс… Девочка, нет, в четырнадцать лет это уже не девочка, я знаю это по своему опыту, Гортенс, эта совсем юная девушка, так мало похожая на свою чаровницу-мать, эта угловатая девушка-подросток, смотрела на Наполеона, не отрывая глаз. Бесцветных, немного выпуклых глаз… На щеках ее горели красные пятна… «Господи! - подумала я, - Гортенс влюблена в своего отчима!» - Мне не показалось это смешным. Наоборот - грустным.
        Мои раздумья были прерваны Эженом Богарнэ, который сказал:
        - Мама хочет выпить за ваше здоровье.
        Я быстро подняла бокал. Жозефина улыбнулась мне. Медленно она поднесла свой бокал к губам, и, поставив его, бросила на меня взгляд заговорщицы. Вероятно ей вспомнилась сцена у м-м Тальен.
        - Мы будем пить кофе в гостиной, - сказала она, поднимаясь из-за стола.
        В соседней комнате уже ожидала толпа гостей, приехавших пожелать Наполеону счастливого пути. Казалось, что все, кто ранее посещал салон м-м Тальен, собрались теперь в маленьком доме на улице Победы. Среди военных я заметила моих бывших поклонников - Жюно и Мармона, который уверял дам, что в Египте он подстрижет свои длинные волосы.
        - Мы войдем туда как римские герои, нельзя же нам быть вшивыми, - смеясь, говорил он.
        - Это идея вашего сына, мадам, - поддержал один из офицеров, очень бойкий, с завитыми черными волосами, блестящими глазами и вздернутым носом.
        - Не сомневаюсь, генерал Мюрат, у моего сына всегда сумасбродные идеи, - ответила м-м Летиция, улыбаясь. Казалось, ей нравится этот молодой офицер. Его мундир был расшит золотом так же, как и короткие белые панталоны. М-м Летиция, как истая южанка, питает слабость к ярким, бросающимся в глаза расцветкам.
        Вошел новый гость, вероятно почетный, потому что Жозеф поднял с дивана трех офицеров, чтобы усадить его.
        Кого же усадили на диван?.. Барраса, директора Французской Республики, в лиловом, расшитом золотом камзоле, с лорнетом в руке. Жозеф и Наполеон уселись по обе стороны, а худощавый человек с острым носом, я где-то видела его, облокотился на спинку дивана сзади них. А, это один из собеседников, невольно подслушанных мною в гостиной м-м Тальен, некий Фуше.
        Эжен Богарнэ так старался занять гостей, что лоб его покрылся капельками пота. Он усадил меня и толстуху Элизу на стулья, как раз напротив дивана, где восседал Баррас. Потом он подвинул кресло и попросил Фуше присесть. Но не успел тот занять предложенное место, как вскочил, заметив подходившего к нам молодого, элегантного, слегка прихрамывающего человека в напудренном парике по старинной моде.
        - Дорогой Талейран, присаживайтесь к нам.
        Беседа этих господ вертелась вокруг нашего посла в Вене, который находился в пути, возвращаясь в Париж. В Вене произошло что-то, что очень интересовало наших собеседников. Я поняла, с их слов, что во время одного из официальных приемов в Австрии наш посол вывесил флаг Французской Республики, а венцы осадили посольство, желая сорвать флаг.
        Мне не приходится читать газеты, так как Жозеф сразу уносит их к себе в кабинет. Когда потом газеты достаются мне и Жюли, все интересное из них бывает вырезано. Эти вырезки он носит Наполеону, чтобы обсуждать с ним. Таким образом, происшествие в Вене, о котором знали все, для меня было новостью. Мы только что с трудом заключили мир с австрийцами и направили посольство в Вену.
        - Вы не должны были назначать послом в Вену генерала. Нужно было направить туда опытных дипломатов, м-сье Бонапарт. Мы еще учимся этому искусству. Вы сами постигали эту науку в Италии, не правда ли?
        Он попал в точку. Жозеф учился быть дипломатом, и в глазах этого Талейрана, нашего министра иностранных дел, был вероятно весьма неопытным дипломатом.
        - Кстати, - раздался гнусавый голос Барраса, - кстати, этот Бернадотт, наш посол в Австрии, - одна из самых светлых голов, какими мы располагаем. Разве вы не согласны, генерал Бонапарт? Припоминаю, что когда в Италии вам было необходимо подкрепление, военный министр приказал Бернадотту привести вам лучший дивизион Рейнской армии. И этот гасконец перешел через Альпы в середине зимы всего за десять часов. Шесть часов на подъем, четыре - на спуск. Он привел целехоньким весь дивизион и, мне помнится, вы писали, что его помощь была неоценима.
        - Он генерал высшего класса, но… - Жозеф пожал плечами, - какой же он дипломат? Политик?
        - Вероятно, он получил указание вывесить флаг. Почему французское посольство в Вене не должно быть украшено флагом, когда все другие посольства поднимают флаги? - задумчиво сказал Талейран. - Генерал Бернадотт покинул Вену тотчас после нападения на посольство. Я предполагаю, что извинения австрийского правительства прибудут в Париж раньше Бернадотта. - Талейран внимательно рассматривал свои отполированные ногти. - Во всяком случае, у нас нет пока лучшей кандидатуры на пост посла в Вене, - заключил он.
        Еле заметная улыбка скользнула по чисто выбритому лицу Барраса.
        - Это человек поразительной широты взглядов. Он весьма предусмотрительный политик. - Директор опустил лорнет и взглянул на Наполеона «невооруженным глазом». - Он - убежденный республиканец, готовый сражаться как с внешними, так и с внутренними врагами Республики.
        - Какой же пост ему будет предложен? - вопрос исходил от Жозефа. Похвалы нашему послу в Вене выводили из себя неудачного посла в Риме…
        Лорнет был вновь поднят к глазам.
        - Республика нуждается в верных людях. Я склонен думать, что человек, начавший военную карьеру простым солдатом, будет пользоваться доверием армии. А если такого человека облечь полномочиями, то будет…
        - …Военный министр, - докончил остроносый господин, этот Фуше.
        Баррас приблизил лорнет к глазам и внимательно уставился на блузку Терезы Тальен, отделанную венецианским кружевом. Бог свидетель, он рассматривал именно блузку, появившуюся перед нами.
        - Прелестная Тереза, - промолвил он, улыбаясь и тяжело поднялся с дивана.
        Но Тереза сделала протестующий жест своей изящной ручкой.
        - Сидите, директор! А, вот и наш итальянский герой! Какая чудесная погода, генерал Бонапарт! Жозефина очаровательно выглядит!.. Что я слышала… Маленького Эжена вы берете к пирамидам в качестве своего адъютанта?.. Позвольте представить вам Уврара, человека, поставившего нашей армии в Италии десять тысяч пар сапог. Уврар, перед вами самый сильный человек Франции!
        Красивый мужчина, которого она всюду таскала за собой, поклонился почти до земли. Элиза толкнула меня.
        - Это ее новый друг, поставщик армии Уврар. Знаешь, она имела связь с Баррасом, которого получила в наследство от Жозефины, но сейчас старый дурак увлекается девочками пятнадцати лет. Мне это кажется вульгарным! Он красит волосы, чтобы казаться моложе! Разве естественный цвет бывает таким черным?
        Мне стало невыносимо сидение на этом стуле рядом с Элизой, толстой, пыхтящей, пахнувшей сладкими духами. Я встала, вышла в прихожую и подошла к зеркалу попудрить нос. В прихожей царил полумрак. Подойдя к зеркалу, возле которого горели свечи, я в страхе отступила: мимо меня из темноты угла скользнули две тени. Я увидела белое платье.
        - О, извините, - сказала я невольно.
        Тень в белом вступила в освещенное пространство.
        - Нет, нет ничего! - Жозефина привела в порядок свои детские кудряшки. - Позвольте представить вам м-сье Ипполита Шарля. Это - очаровательная свояченица моего деверя Жозефа. Свояченица моего деверя!.. Мы в близком родстве, не правда ли, м-ль Дезире?
        Молодой человек, ему едва ли исполнилось 25 лет, непринужденно поклонился мне.
        - М-сье Ипполит Шарль, один из самых молодых и перспективных… Какую должность вы занимаете, Ипполит? Да, наиболее перспективный поставщик армии. - Жозефина усмехнулась. Ей было весело!..
        - М-ль Дезире - одна из моих прежних соперниц, Ипполит, - продолжала она.
        - Соперница побежденная или победившая? - быстро спросил м-сье Шарль.
        Ответа не последовало. Послышался звон шпор, и Наполеон крикнул:
        - Жозефина, Жозефина, где вы прячетесь? Гости спрашивают, где вы?
        - Я показывала м-ль Дезире и м-сье Шарлю венецианское зеркало, которое вы прислали мне из Монтебелло, Бонапарт, - спокойно ответила Жозефина. Она взяла Наполеона под руку и подвела его к месье Шарлю. - Позвольте вам представить молодого поставщика армии. М-сье Шарль, исполняется ваше заветное желание: вы можете пожать руку освободителю Италии.
        Послышался ее очаровательный смешок, который стер складку неудовольствия с губ Наполеона.
        - Вы хотели поговорить со мной, Эжени… Дезире? - спросил Наполеон, повернувшись ко мне.
        Жозефина быстро положила руку на рукав Ипполита Шарля.
        - Пойдемте. Мне нужно занимать гостей.
        Мы остались вдвоем, с глазу на глаз в полумгле передней. Я порылась в сумочке.
        Наполеон подошел к зеркалу и изучал свое лицо. Дрожащий свет свечей углублял тени вокруг глаз и подчеркивал худобу щек.
        - Ты слышала, что говорил Баррас, - внезапно спросил он. Он был так занят своими мыслями, он не заметил, что назвал меня на ты, как во времена нашей любви.
        - Я слышала, но ничего не поняла. Я не разбираюсь в политике.
        Он опять стал смотреться в зеркало.
        - Внутренние враги Республики!.. Хорошенькое выражение! Это - мои враги! Он прекрасно знает, что я могу сегодня… - он остановился, оглянулся на темный угол комнаты и покусал губы. - Мы, генералы, спасли Республику. И мы, генералы, ее удержим! Мы можем создать свое правительство. Королю отрубили голову. С того дня корона валяется в сточной канаве. Нужно лишь нагнуться, чтобы поднять ее!..
        Он говорил, как в бреду. И как когда-то, возле каменного забора нашего сада, я ощутила тревогу и желание подавить эту тревогу смехом.
        Он обернулся. Его голос звучал резко.
        - Но я уезжаю в Египет. Пусть директоры заигрывают с политическими партиями и продаются фуражирам, и душат Францию грудой ассигнаций, которые не имеют цены. Я уезжаю, и я подниму над Египтом знамя Республики.
        - Извините, что перебиваю вас, генерал, - сказала я. - Я записала для вас имя одной дамы (я достала из сумочки бумажку), и я прошу вас сделать все, чтобы о ней позаботились.
        Он взял бумажку и поднес ее к свече.
        - Мари Менье? Кто это?
        - Женщина, которая жила с генералом Дюфо, мать его сына. Я обещала Дюфо, что о ней и ребенке позаботятся.
        Наполеон опустил листок. Его голос приобрел оттенок нежности и сожаления.
        - У меня так много хлопот! Вы были невестой Дюфо, Дезире?
        Мне захотелось крикнуть ему в лицо, что мне надоела эта жалкая комедия.
        - Вы прекрасно знаете, что я почти не знала Дюфо, - сказала я резко. - Я не понимаю, почему вы мучаете меня этими вещами, генерал!
        - Какими вещами, Дезире?
        - Этими предложениями выйти замуж. С меня довольно! Я прошу оставить меня в покое!
        - Верьте мне, - сказал Наполеон со вздохом, - только в замужестве женщина может найти смысл жизни.
        - Мне бы хотелось… мне бы хотелось… всем вам разбить голову… этим канделябром, - сказала я задыхаясь, и почувствовала, что ногти впиваются мне в ладони. У меня чесались руки привести в исполнение свою угрозу.
        Он подошел ко мне и улыбнулся. Улыбнулся той улыбкой, которая когда-то была для меня небом, землей и адом.
        - Мы останемся друзьями навсегда, Бернардин-Эжени-Дезире? - спросил он.
        - Обещайте, что этой Мари Менье назначат вдовью пенсию? А ребенку - пенсию как сироте?
        - А, вот ты где, Дезире! Одевайся, мы уезжаем! - Это Жюли вошла в прихожую с Жозефом. Они остановились удивленно.
        - Вы мне обещаете, генерал? - повторила я.
        - Обещаю, м-ль Дезире, - легким движением он поднес мою руку к губам. Подошел Жозеф и попрощался с братом, похлопав его по плечу.

        Глава 11
        Париж, месяц спустя

        Самый счастливый день моей жизни начался, как и все остальные дни в Париже. После завтрака я взяла маленькую зеленую лейку и стала поливать пыльные пальмы, которые Жюли привезла из Италии в двух горшках и которые поставили в столовой, где был сервирован завтрак. Жозеф читал письмо, и я одним ухом слушала его комментарии.
        - Жюли, послушай, он принял мое приглашение!..
        - Боже мой! У нас ничего не готово! А кого ты пригласил вместе с ним? Нужно ли купить цыплят? И на закуску форель под майонезом. В это время года форель так дорога! Ты должен был предупредить меня, Жозеф!
        - Я не был уверен, что он примет мое приглашение. Не забудь, он в Париже всего несколько дней и его одолели приглашениями. Каждый хочет слышать от него самого о происшествии в Вене.
        Я вышла наполнить лейку. Эти пальмы впитывали уйму воды. Когда я вернулась, Жозеф говорил:
        - Я ему написал, что мой лучший друг, директор Тальен, и мой брат Наполеон столько хорошего рассказывали мне о нем, что я был бы счастлив видеть его у себя к нашему скромному ужину.
        - Клубника в мадере на десерт… - рассуждала вслух Жюли.
        - И он согласился. Ты знаешь, что это значит? У меня будут дружеские отношения с будущим военным министром! Наполеон очень этого хотел. Баррас не делает секрета, что хочет предложить ему пост военного министра. Со старым Шерером Наполеон делал, что хотел, но мы не знаем, что можно ожидать от этого гасконца. Жюли, ужин должен быть утонченный и…
        - Кого пригласим еще?
        Я взяла вазу с первыми розами этого года и унесла в кухню, чтобы переменить воду. Вернулась я, когда Жозеф говорил:
        - Ужин в семейном кругу. Люсьен и я, мы можем поговорить с ним без помехи. Итак: Жозефина, Люсьен с Кристиной, ты и я. - Его взгляд упал на меня. - Да, и, конечно, девочка. Постарайтесь выглядеть хорошо сегодня вечером, Дезире. Вы будете представлены будущему военному министру нашей страны.
        Как мне надоели эти «семейные ужины», которые вошли в привычку у Жозефа! Семейные ужины, которые устраиваются лишь для того, чтобы проникнуть в тайны закулисной политики и чтобы еще тепленькими отправить эти новости с курьером через море Наполеону, который все еще на пути в Египет.
        До сих пор Жозеф не дал согласия на пост посла. Он предпочитает оставаться в Париже у «политического очага». И даже после последних выборов стал депутатом. Депутат от Корсики! Так как после побед Наполеона остров очень горд Бонапартом.
        Независимо от Жозефа Люсьен тоже выставил свою кандидатуру от Корсики и даже был избран в Совет пятисот. Несколько дней назад, уже после отъезда Наполеона, он с Кристиной поселился в Париже. М-м Летиция нашла им маленькую квартиру, и он мало-помалу осваивается со своими депутатскими обязанностями.
        Когда ему передали, что Наполеон хотел бы, чтобы Люсьен развелся с Кристиной, он расхохотался.
        - Мой военный братец сошел с ума! Что он имеет против Кристины?
        - Трактир ее отца, - попытался объяснить Жозеф.
        - Отец нашей мамы был фермером на Корсике, - ответил, смеясь, Люсьен. - Ферма была очень маленькая.
        Потом он наморщил лоб, внимательно посмотрел на Жозефа и добавил:
        - У Наполеона очень странные для республиканца мысли!
        В газетах часто печатали речи Люсьена. Этот худенький мальчик, темный блондин с голубыми мечтательными глазами, легко загорающийся новыми идеями, обладал талантом незаурядного оратора. Мне кажется, он не получал удовольствия от этих «семейных ужинов» у Жозефа и присутствовал лишь для того, чтобы не обидеть брата и Жюли.
        Когда я надевала свое желтое платье, в мою комнату проскользнула Жюли. С привычным предисловием: «Только бы все сошло хорошо!» - она уселась на мою кровать.
        - Приколи в волосы парчевый бант, он тебе очень идет, - предложила она.
        - Зачем? Ты прекрасно знаешь, что сегодня не будет никого, кто может меня интересовать, - ответила я, роясь в шкатулке, где лежали ленты и гребни.
        - Жозеф слышал, что этот будущий военный министр заявил, что поход Наполеона в Египет - огромная глупость и что правительство не должно было его разрешать, - сказала Жюли.
        Я решила не прикалывать никакого банта. Я подняла локоны кверху и заколола их двумя гребнями, мысленно ругая все «семейные ужины» с политикой и бесконечной скукой.
        Сначала Жозефина не хотела присутствовать. Жозефу пришлось объяснить ей, что Наполеон придает большое значение подобным деловым связям.
        - Она купила загородный дом в Мальмезоне и хотела устроить там пикник с несколькими друзьями, - рассказывала мне Жюли.
        - Она права. Такая чудесная погода! - сказала я, смотря в окно на голубые сумерки.
        В открытое окно вливался аромат цветущих лип. На минуту я возненавидела этого незнакомого гостя.
        Внизу остановилась коляска, и Жюли заторопилась, повторив в последний раз: «Лишь бы все закончилось хорошо!»
        У меня не было ни малейшего желания спускаться в гостиную. Однако шум голосов усилился, и я поняла, что нужно идти, чтобы не опоздать к ужину. Я открыла дверь гостиной и… господи, почему я не сказалась больной и не осталась в спальне?..
        Хотя он стоял спиной ко мне, я тотчас узнала человека, высокого как башня, в прекрасно сшитом генеральском мундире, с огромными эполетами и шарфом цветов Республики через плечо. Его окружали Жозеф и Жюли, Жозефина, Люсьен и его Кристина. Я же, как парализованная, застыла на пороге, не спуская глаз с широкой, такой знакомой спины.
        Все посмотрели на меня, и он, почувствовав, что за его спиной что-то происходит, обернулся. Его глаза удивленно расширились. Я едва могла дышать, так билось мое сердце.
        - Дезире, иди же сюда, мы ждем тебя, - сказала Жюли.
        Жозеф взял меня за руку.
        - А это - сестра моей жены, генерал Бернадотт, моя свояченица - мадемуазель Дезире Клари.
        Нет. Я не смотрела на него. Я смотрела на блестящие пуговицы его мундира и как во сне почувствовала, что он почтительно поднес к губам мою руку, потом, издалека, до меня донесся голос Жозефа:
        - Вы рассказывали, дорогой генерал…
        - Я… я забыл, что хотел сказать…
        Я узнала бы этот голос из тысячи. Я слышала его под аккомпанемент дождя, голос звучал в темноте фиакра и возле двери квартиры, где я останавливалась в тот злосчастный приезд в Париж.
        - К столу, к столу, - пригласила Жюли, и он подал ей руку. За ними следовали Жозеф с Жозефиной, Люсьен, Кристина и, наконец, я. Это был «семейный ужин» из политических соображений…
        Ужин, семейный ужин из политических соображений оказался совсем другим, Боже мой, совсем другим, чем его представлял себе Жозеф. По замыслу Жозефа, генерала посадили между Жюли и Жозефиной. Жозеф сел напротив, думая вести разговоры на высшем уровне, но генерал, чрезвычайно задумчивый, занялся форелью, блюдом очень дорогим и поданым ради высокого гостя. Жозефу пришлось трижды повторить тост за его здоровье, прежде чем он поднял свой бокал. Вероятно, он сопоставлял и вспоминал. Вероятно он, наконец, понял, что тогда с ним была я, и что я - сестра Жюли, и что я - м-ль Клари, бывшая невеста Наполеона.
        Наконец он прямо обратился к Жюли:
        - Ваша сестра давно в Париже? - Вопрос был таким неожиданным, что Жюли вздрогнула и не сразу поняла.
        - Вы обе из Марселя, не правда ли? Я хочу знать, давно ли в Париже ваша сестра? - повторил он.
        Жюли удивленно ответила:
        - Нет, всего несколько месяцев. Она первый раз в Париже, и ей здесь нравится. Правда, Дезире?
        - Париж - очаровательный город, - ответила я тоном школьницы.
        - Да, когда не идет дождь, - сказал Бернадотт, подмигнув мне.
        - О, даже в дождь Париж прекрасен, как в сказке, - заметила Кристина.
        - Вы правы, мадам, - сказал он серьезно. - Сказка может случиться и во время дождя…
        Жозеф пытался вернуть разговор к текущим событиям.
        - Я получил вчера письмо от брата. Он пишет, что все идет по плану, и английский флот под командованием генерала Нельсона не показывается.
        - Это значит, что вашему брату везет! - И, подняв бокал: - За здоровье генерала Бонапарта. Есть вещь, за которую я ему чрезвычайно признателен…
        Бернадотт держал себя так, что все видели: он считает себя равным Наполеону. Жозеф был озадачен и озабочен.
        ЭТО произошло, когда подали десерт. Начала Жозефина, да, Жозефина - жена Наполеона. Я заметила, что она переводит взгляд с меня на Бернадотта и обратно. Она очень чутка к нюансам взаимоотношений между мужчиной и женщиной. До сих пор она молчала, но когда Жюли сказала: «Она впервые в Париже», брови Жозефины дрогнули, и она с интересом взглянула на Бернадотта.
        Возможно, ей припомнилось, что Бернадотт также был среди гостей м-м Тальен в тот день… и теперь она сочла возможным перевести беседу с полувоенных, полуполитических рельсов на ту тему, которая интересовала ее больше. Она слегка наклонила к Бернадотту свою головку в детских буклях и спросила, кинув на него лукавый взгляд:
        - Вероятно, не очень легко быть послом в Вене? Там такое светское общество, а ведь вы холостяк, м-сье Бернадотт. Вы никогда не жалеете, что в посольстве нет хозяйки?
        Бернадотт решительно поднял нож и вилку.
        - О, конечно! просто не могу выразить, дорогая Жозефина. Вы не можете себе представить, как мне бывает трудно оттого, что я не женат! - Затем, обращаясь ко всем присутствующим:
        - Но я спрашиваю вас, медам и месье, что мне делать?
        Никто не понял шутит он или говорит серьезно. Все молчали и, наконец, Жюли, из вежливости заметила:
        - Вы еще не встретили ту, которую хотели бы назвать женой, генерал.
        - О нет, мадам. Я ее нашел, но она исчезла и теперь… - он комически пожал плечами, глядя на меня. Лицо его прояснилось.
        - Так нужно найти ее и просить ее руки, - воскликнула Кристина, которая, будучи дочерью трактирщика, не только не умела вести пустые светские разговоры, но и не понимала, что этот разговор необычен, и считала, что все в порядке вещей.
        - Вы правы, мадам, - ответил живо Бернадотт. - Я буду просить ее руки. - С этими словами он поднялся, отодвинул стул и повернулся к Жозефу. - М-сье Бонапарт, я имею честь просить руки вашей свояченицы, м-ль Дезире Клари. - Он опустился на стул и спокойно ждал ответа.
        - Я вас не понимаю, генерал. Вы шутите, - сказал Жозеф.
        - Я говорю серьезно.
        Наступило молчание.
        - Я… я думаю, что следует дать Дезире время обдумать ваше лестное предложение, - сказал Жозеф.
        - Я дал ей время, м-сье Бонапарт.
        - Но разве вы не сегодня познакомились? - спросила Жюли дрожащим голосом.
        Я подняла голову.
        - Я от всего сердца хочу стать вашей женой, генерал Бернадотт…
        Ко мне повернулись удивленные лица. Я не помню, как встала из-за стола, выбежала из комнаты. Я пришла в себя уже в своей спальне, в постели, вся в слезах. Вбежала Жюли, прижала меня к себе и стала утешать:
        - Ты совсем не должна сдержать это слово! Ты можешь не выходить за него замуж! Утешься! Перестань плакать!
        - Мне нужно поплакать, - ответила я, всхлипывая. - Я не виновата, я так ужасно счастлива, что должна поплакать!
        Потом я умылась и напудрила лицо, однако, когда я вновь появилась в гостиной, Бернадотт заметил:
        - Вы, конечно, опять плакали, м-ль Дезире?!
        Они сидели на маленьком диванчике вдвоем с Жозефиной. Она тотчас же пересела в кресло, сказав:
        - Теперь пусть Дезире сядет рядом с Жаном-Батистом.
        Я села рядом с ним. Все заговорил о чем-то с явным намерением дать нам поговорить друг с другом. Жозеф приказал подать шампанского, Жюли занялась забытым десертом, когда Бернадотт, не ощущавший ни малейшей неловкости, сияющий, улыбающийся радостной улыбкой, подошел к ней.
        - Мадам, вы не будете возражать, если я приглашу вашу сестру немного прокатиться в коляске?
        - Нет, конечно, генерал. Когда? Завтра?
        - Нет, сейчас.
        - Но уже темно, - удивилась Жюли.
        - Маленькая прогулка, Жюли. Мы быстро вернемся, - вмешалась я и выбежала из гостиной так быстро, что Бернадотт едва успел раскланяться с остальными.
        Его коляска стояла перед домом, и мы поехали, окруженные душистой мглой летнего вечера. Цвели липы. Мы не обменялись ни словом, пока коляска не остановилась на мосту.
        - Это - тот мост! - сказал Бернадотт. Мы вышли из коляски и дошли до середины моста. Потом мы наклонились и смотрели на пляшущие в воде отражения городских огней.
        - Я много раз был возле вашего дома, но никто не мог указать, где вас искать.
        - Эти люди знали, что я приезжала в Париж тайком от мамы и Жюли.
        Когда мы опять сели в коляску, он обнял меня. Моя голова прижалась к его груди как раз под эполетом.
        - Ты тогда сказала, что очень маленькая…
        - Да, за это время я, кажется, стала еще меньше. Но теперь я могу носить высокие каблуки, хотя это и не модно. А может быть, ничего?
        - Что ничего?
        - Что я такая маленькая?
        - Конечно нет. Наоборот!
        - Что наоборот?
        - Твой рост мне очень нравится.
        Я крепче прижалась к нему. Золотой шнур царапал мне щеку.
        - Эти ужасные золотые кисти меня царапают!
        Он усмехнулся:
        - Я знаю: ты терпеть не можешь генералов!
        Я вспомнила, что он был пятый генерал, просивший моей руки. Наполеон… Жюно, Мармон, Дюфо - этих троих присылал Наполеон. Я отогнала эти мысли и крепче прижалась щекой к царапающемуся эполету Бернадотта.
        Когда мы вернулись, гости уже уехали. Жюли и Жозеф вышли нам навстречу.
        - Надеюсь теперь часто видеть вас здесь, генерал, - сказал Жозеф.
        Я быстро вмешалась:
        - Каждый день! - И добавила:- Ведь так, Жан-Батист?
        - Мы решили пожениться очень скоро, надеюсь вы не возражаете? - сказал Бернадотт Жозефу, хотя о свадьбе и не говорили.
        - Но я… я хотела бы выйти за него замуж сейчас же…
        - Завтра я займусь поисками небольшого дома, и как только мы найдем по вкусу Дезире и мне, мы поженимся.
        Как дорогая далекая мелодия возникло воспоминание: «Я скопил за эти годы немного денег и могу купить маленький дом для вас и ребенка!»…
        - Я сегодня же напишу маме, - сказала Жюли. - Спокойной ночи, генерал Бернадотт.
        Жозеф:
        - Спокойной ночи, мой дорогой зять! Спокойной ночи! Мой брат Наполеон будет очень обрадован этой новостью.
        Оставшись со мной и Жюли, Жозеф не мог удержаться:
        - Ничего не понимаю! Бернадотт не из тех, кто принимает молниеносные решения!
        - Не слишком ли он стар для Дезире? Ему по крайней мере…
        - Вероятно, ему к тридцати, - сказал Жозеф. - Скажите, Дезире, понимаете ли вы, что выходите замуж за человека, самого необходимого Республике?
        - Приданое!.. - вскрикнула Жюли. - Если Дезире скоро выйдет замуж, нужно срочно заняться приданым!
        - Конечно. Не следует давать этому Бернадотту возможность когда-нибудь сказать, что свояченница Бонапарта принесла плохое приданое, - сказал Жозеф, по очереди глядя на нас. - Сколько времени вам нужно для приготовления приданого?
        - На покупки времени нужно немного, - сказала Жюли. - Но нужно еще вышить метки - монограммы.
        Я впервые вмешалась в разговор:
        - Ты прекрасно знаешь, что мое приданое совсем готово. Оно в Марселе. Нужно распорядиться, чтобы прислали сундуки. А монограммы?.. Я давно их вышила.
        - Да… Да, действительно! - закричала Жюли и глаза ее от удивления стали совсем круглыми. - Дезире права. Монограммы вышиты. Буква «Б».
        - «Б», «Б», всюду «Б», - сказала я, смеясь, и пошла к двери.
        - Все это очень странно, - прошептал Жозеф.
        - Лишь бы они были счастливы! - тихонько сказала Жюли.
        Я счастлива! Добрый Боженька на небе, дорогие цветущие липы под моим окном, дорогие розы в вазе, как я счастлива!

        Часть II
        Жена маршала Бернадотта

        Глава 12
        Соо, осень, год VI (1798)

        Тридцатого термидора шестого года Республики в семь часов вечера, в зале бракосочетаний мэрии Соо, пригорода Парижа, я стала женой генерала Жана-Батиста Бернадотта. Свидетелями моего мужа были его друг, капитан кавалерии Антуан Мориен, и м-сье Франсуа Десгранж, нотариус в Соо. Моими свидетелями были: дядюшка Соми, который по традиции не пропускает ни одной свадьбы в нашей семье и, конечно, Жозеф. В последний момент в зале появился Люсьен Бонапарт, и получилось, что меня сопровождали три свидетеля.
        После регистрации брака мы все отправились в коляске на улицу Роше, где Жюли приготовила грандиозный банкет. (Все сошло прекрасно, но Жюли это стоило трех бессонных ночей). Чтобы никого не обидеть, Жозеф послал приглашение всем Бонапартам, которые жили в Париже и окрестностях. М-м Летиция неоднократно повторила, что, к сожалению, ее сводный брат Феш, который вновь вернулся к исполнению обязанностей священника, не может присутствовать. Мама сначала хотела приехать из Генуи, но она часто болеет, и путешествие в такую жаркую погоду было ей не по силам.
        Жан-Батист терпеть не может семейных праздников и, так как у него в Париже нет родственников, он пригласил на банкет только своего друга Мориена. Таким образом, моя свадьба праздновалась при явном большинстве Бонапартов, которому я могла противопоставить лишь провинциального добряка дядюшку Соми.
        К моему удивлению, Жозеф в последний момент пригласил Жюно и, его Лауру. Жюно, по желанию Наполеона, женился на Лауре Пермон, дочери одного из корсиканских друзей м-м Летиции. Жюно, который служит в главном штабе Наполеона в Египте, приехал в Париж ненадолго, чтобы сообщить правительству о захвате Наполеоном Александрии и Каира и о счастливом окончании битвы при пирамидах.
        Я ужасно скучала на моей свадьбе! Наш ужин начался очень поздно. Сейчас считается хорошим тоном регистрировать брак вечером, и Жозеф назначил церемонию на семь часов. Жюли хотела заставить меня провести весь день в постели, чтобы я была отдохнувшая и красивая. Но у меня на это не было времени. Мне пришлось помогать Мари разбирать и расставлять в шкафы и ящики наши новые сервизы, купленные только на днях. И вообще, у меня было много работы по устройству нашего нового дома.
        Через два дня после нашей помолвки Бернадотт вошел со словами:
        - Дезире, я нашел подходящий дом. Поедем смотреть его!
        Наш маленький дом находится на улице Луны в Соо. На первом этаже - кухня, столовая и маленькая комната, куда Жан-Батист поставил свое бюро, полное книг. Каждый день он привозит все новые книги, и эта комната у нас носит название рабочего кабинета. На втором этаже две комнаты. Одна - большая - наша спальня, и одна малюсенькая. Чердак Жан-Батист оборудовал под две небольшие комнаты для Мари и Фернана. Я взяла в свой дом Мари, а Жан-Батист - Фернана. Мари и Фернан спорят с утра до вечера…
        Мама хотела, чтобы Мари поехала с ней в Геную, но Мари отказалась. Не открывая своих планов на будущее, она сняла в Марселе комнату и зарабатывала на жизнь тем, что готовила парадные обеды и ужины марсельским жителям, которые были очень горды тем, что у них готовит праздничный стол «бывшая кухарка мадам Клари».
        Мари ничего не сказала мне, но я знала, что она ждет в Марселе. Ждет моего письма. И на другой же день после нашей помолвки я написала ей коротенькое письмо: «Я стала невестой генерала Б., о котором я тебе рассказывала, того, кто был на мосту. Мы поженимся, как только он найдет подходящий дом. Насколько я его знаю, он сделает это в двадцать четыре часа… Когда ты сможешь приехать ко мне?»
        Я не получила ответа на это письмо. Неделю спустя Мари была в Париже.
        - Надеюсь, что твоя Мари и мой Фернан достигнут взаимопонимания, - сказал Жан-Батист.
        - Кто такой твой Фернан? - спросила я со страхом. Оказалось, что Фернан - уроженец того же города, что и Жан-Батист, - города По в Гасконии. Он был призван в армию одновременно с Бернадоттом. Но в то время как Жан-Батист быстро продвигался вверх по служебной лестнице, Фернан постоянно был на волосок от того, что его могут выгнать из армии. Фернан слишком толст и грузен, и у него болят ноги, если приходится много маршировать. Каждый раз, когда объявляли боевую тревогу, у Фернана страшно болел живот. Он ничего не мог с этим поделать. Однако он хотел остаться в армии, чтобы быть всегда возле Жана-Батиста. Ему доставляло удовольствие чистить сапоги, снимать пятна и пыль с мундира. Два года тому назад Фернан был отчислен из армии и занимался исключительно сапогами, выведением пятен и прочими насущными нуждами Жана-Батиста.
        - Я камердинер генерала и его школьный товарищ, - сообщил мне Фернан, когда я впервые познакомилась с ним.
        Фернан и Мари сразу же начали ссориться. Мари заявила, что Фернан таскает еду из буфета, а Фернан обвинил Мари в том, что она посмела трогать щетки (у него их 24 штуки) и белье генерала. Мари действительно хотела постирать белье Жана-Батиста и не догадалась испросить разрешения у Фернана…
        Когда я впервые осматривала наш дом, я сказала Жану-Батисту:
        - Я написала Этьену, чтобы он поскорее выслал деньги, оставленные папой мне в приданое.
        Жан-Батист поднял брови:
        - За кого ты меня принимаешь! Неужели ты думаешь, что я буду обставлять наш дом на деньги моей невесты?
        - Но Жозеф поступил именно так!
        - Прошу тебя, не сравнивай меня с Бонапартами, - сказал он решительно. Потом он обнял меня за плечи и закружил по комнате.
        - Девчурка, девчурка, сегодня Бернадотт может купить только кукольный домик в Соо, но если ты захочешь дворец…
        Я закричала:
        - Во имя господа, только не это! Обещай мне, что мы никогда не будем жить во дворцах! Обещаешь? - Я вспомнила о долгих месяцах, проведенных в итальянских палаццо, потом подумала, что о Бернадотте говорят: «Человек, подающий надежды». Его эполеты блестели таким беспокойным блеском…
        - Обещай мне! Никогда никаких дворцов! - повторила я.
        Он посмотрел на меня. Улыбка осветила его лицо.
        - Мы одинаково думаем, Дезире, - сказал он. - Однако в Вене я жил во дворце в стиле барокко. Завтра я могу быть отправлен на фронт и поставлю мою походную кровать в палатке, Бог знает где, может быть в чистом поле. Послезавтра я вновь смогу расположить мой штаб в каком-нибудь замке и попрошу тебя приехать ко мне. Разве ты откажешься?
        Мы остановились под большим каштаном в нашем будущем саду. Мы скоро поженимся, и я постараюсь быть хорошей хозяйкой дома, красиво обставить комнаты и содержать их в порядке. Здесь, в этом крошечном доме, в этом саду со старыми каштанами я найду подобающее мне положение. И меня перестанут преследовать воспоминания о залах с невероятно высокими потолками и звоном сабель по мраморным полам, воспоминания о лакеях, которые путаются у вас под ногами во всех комнатах и залах.
        - Скажи, разве ты откажешься? - повторил Жан-Батист.
        - Мы будем очень счастливы здесь, - ответила я.
        - Разве ты откажешься? - повторил он настойчиво. Я прижалась к нему. Я уже привыкла, что мою щеку царапают его эполеты.
        - Я не откажусь, но не буду счастлива, - сказала я.
        Утром в день свадьбы, когда я, стоя на коленях, убирала в буфет сервиз из белого фарфора с маленькими цветочками, сервиз, который мы с Жаном-Батистом выбирали вместе, Мари спросила меня:
        - Ты разве не волнуешься, Эжени?
        Несколькими часами позже, когда горничная Жюли завивала мои волосы, Жюли заметила:
        - Удивительно, мне кажется, ты ничуть не взволнована! Правда, дорогая?
        Я покачала головой. Взволнована? С того момента, когда в темноте коляски рука Жана-Батиста была единственным теплом в моей жизни, я поняла, что принадлежу ему. Через несколько часов я поставлю мою подпись на листе бумаги в зале бракосочетаний мэрии Соо и этой подписью скреплю то, что знала давно. Нет, я не взволнована!
        После церемонии, как я уже писала, был банкет у Жюли, на котором я очень скучала. После тоста дяди Соми и пламенного приветствия Люсьена, заговорили о Египетской кампании Наполеона. Жозеф забрал в голову, что сможет убедить Жана-Батиста в том, что завоевание Египта доказательство гениальности Наполеона. Его поддерживал Люсьен, который был убежден, что его брат Наполеон будет насаждать Права человека на всей земле.
        - Я не думаю, что мы сможем долго удержаться в Египте. Англичане это понимают, поэтому они и не начинают против нас колониальной войны, - заявил Жан-Батист.
        - Но Наполеон уже захватил Александрию и Каир и выиграл битву при пирамидах, - вмешался Жозеф.
        - Для англичан это второстепенный вопрос. Египет, на первый взгляд, находится под турецким владычеством. Англичане смотрят на наши войска возле Нила, как на временную неприятность. И…
        - Неприятель потерял двадцать тысяч убитыми в битве при пирамидах, - сказал Жюно. - А мы - только пятьдесят человек.
        - Грандиозно! - прошептал Жозеф. Жан-Батист пожал плечами.
        - Грандиозно? Победоносная французская армия под командованием генерала Бонапарта истребила с помощью современных крупнокалиберных пушек двадцать тысяч африканцев, полуголых, босых. Не могу удержаться и не сказать: это грандиозная победа пушек над копьями, луками и стрелами.
        Люсьен открыл рот, чтобы возразить, но промолчал. Его голубые, широко раскрытые глаза потемнели.
        - Истреблены с помощью пушек во имя Прав человека, - сказал Бернадотт грустно.
        - Наполеон продолжит наступление и прогонит англичан со Средиземного моря, - упрямо продолжал Жозеф.
        - Англичане не будут воевать с нами на суше. У них есть флот, и мы не знаем, чей флот сильнее. Они могут уничтожить флот, доставивший Бонапарта в Египет, - Жан-Батист обвел всех взглядом. - Да… неужели вы не понимаете этой игры? Французская армия может с часу на час быть отрезана от родины. И ваш брат со своими полками будет заперт в пустыне, как в мышеловке. Египетская кампания - это рискованная игра, и она слишком тяжела для нашей Республики.
        Я знала, что сегодня же вечером Жозеф и Люсьен напишут Наполеону, что мой муж считает его… игроком. Но я не знала, и никто в Париже не знал, что шестнадцать дней тому назад англичане под командованием адмирала Нельсона напали на французский флот в заливе Абукир и почти полностью его уничтожили. И что генерал Бонапарт в отчаянии ищет возможности связаться с Францией, что он ходит взад и вперед перед своей палаткой и уже видит, как гибнет его армия от невыносимой жары в песчаной пустыне. Нет, никто не знал в день моей свадьбы, что Жан-Батист Бернадотт предсказал то, что уже произошло, но о чем никому не было известно.
        Когда я, уже во второй раз за этот вечер, украдкой зевнула (это, вероятно, не подобало молодой жене, но я впервые выходила замуж и не знала, как поступить, если тебе так скучно, что зевота одолевает тебя), когда я зевнула во второй раз, Жан-Батист поднялся и сказал:
        - Уже поздно, Дезире, я думаю нам пора домой.
        Вот и прозвучало впервые это ласковое, сердечное приглашение… Мы должны вернуться домой!..
        Юные девы, Каролин и Гортенс, зажали рты руками и засмеялись. Дядюшка Соми, когда я подошла к нему попрощаться, ласково и многозначительно потрепал меня по щеке, приговаривая:
        - Не бойся, детка, генерал Бернадотт не съест тебя!
        Мы ехали домой в открытой коляске этой душной ночью конца лета. Звезды и полная желтая луна были так близко, что можно было, казалось, их потрогать, и это очень сочеталось с тем, что наш дом был на улице Луны.
        Когда мы вошли, то увидели, что столовая освещена. Большие свечи горели в тяжелых серебряных канделябрах, которые Жозефина подарила нам к свадьбе от себя и Наполеона. Белоснежная скатерть покрывала стол, на котором стояли шампанское и вазы с виноградом, персиками и пирожными. Шампанское было поставлено в ведерко со льдом. И ни души! В доме царила глубокая тишина.
        - Это Мари приготовила для нас, - сказала я, улыбаясь.
        Но Жан-Батист быстро сказал:
        - Нет, это Фернан!
        - Я же знаю, какие пирожные делает Мари, - сказала я, откусывая кусочек.
        Жан-Батист задумчиво смотрел на шампанское.
        - Если мы будем пить сегодня, то завтра утром у нас будет болеть голова.
        Я открыла стеклянную дверь в сад. Пахло увядающими розами, листья каштана казались серебряным кружевом, Жан-Батист погасил свечи…
        В нашей спальне было совсем темно, но я на цыпочках быстро подошла к окну и отдернула занавески. В комнату ворвался лунный свет.
        Жан-Батист прошел в соседнюю маленькую комнатку. Я подумала, что он хочет дать мне время раздеться и лечь в кровать, и я была ему за это благодарна.
        Быстро я сняла платье, подошла к нашей широченной двуспальной кровати, нашла ночную сорочку, положенную в ногах на шелковое покрывало, надела ее, быстро скользнула под одеяло… и пронзительно вскрикнула…
        - Боже мой, что случилось, Дезире? - Жан-Батист подбежал к изголовью.
        - Я не знаю, меня что-то ужасно укусило! - Я подвинулась. - Ай, ай, опять кусает!
        Жан-Батист зажег свечу, я выскочила из кровати и откинула одеяло…
        Розы… розы и розы, с их колючками…
        - Какой идиот?.. - начал Жан-Батист, когда мы озадаченно смотрели на нашу кровать, устланную розами. Потом я стала вынимать цветы, в то время как Жан-Батист поднимал тяжелое стеганое одеяло. Я доставала из-под одеяла все новые и новые розы…
        - Это конечно, Фернан, - шептала я. - Он хотел сделать нам сюрприз…
        - Если ты так думаешь, то ты несправедлива к бедному малому, - сейчас же встал на защиту Жан-Батист. - Конечно, это придумала Мари… Розы… нет, подумать только! Устлать розами постель военного!..
        Розы, которые мы вынули из-под одеяла, лежали теперь на ночном столике и пахли так сладко, что перехватывало дыхание. Я заметила, что Жан-Батист смотрит на меня, а я… в одной ночной сорочке. Я села на кровать и попросила:
        - Укрой меня одеялом, мне холодно!
        Он тотчас набросил на меня одеяло. Под одеялом было страшно жарко, но я укрылась до кончика носа, а глаза зажмурила так, что не видела, как Жан-Батист погасил свечу…
        На другой день утром мы узнали, что Мари и Фернан, придя к согласию на этот раз, вдвоем придумали устлать наше свадебное ложе розами. Они при этом не подумали о шипах…
        Жан-Батист взял двухмесячный отпуск, чтобы побыть со мною первое время после свадьбы. Но как только до Парижа дошли известия об уничтожении нашего флота в Абукирском заливе, он должен был почти каждый день являться в Люксембургский дворец, чтобы принимать участие в обсуждении текущих вопросов. Он снял по соседству с нашим домом конюшню и держал двух верховых лошадей, и наш медовый месяц вспоминается мне так. Я стою возле ограды нашего садика и вглядываюсь вдаль, в надежде увидеть подъезжающего Жана-Батиста. Когда я слышу приближающееся
«ток-ток» его лошади, мое сердце начинает биться сильными ударами. Я говорю себе, что сейчас… сейчас я увижу его, что он мой муж, что я его жена, что мы теперь навсегда вместе, что исполнилось то, о чем я мечтала, но не признавалась даже себе…
        И он приезжал, наконец, и мы десять минут спустя пили кофе под старым каштаном, и он рассказывал мне новости, которые не появлялись на другой день в «Мониторе», и даже такие новости, которые «Ради Бога, нужно держать в секрете!»
        Я зажмуривала глаза от счастья и от слепящих лучей садящегося солнца и перебирала руками упавшие каштаны, подобранные мною в траве.
        Поражение при Абукире дало толчок врагам Республики. Россия произвела мобилизацию; австрийцы, которые еще недавно приносили извинения по поводу инцидента в Вене, тоже приняли участие в начавшейся кампании. Везде - от Швейцарии и Италии до севера Франции, наши недруги стягивают войска у наших границ.
        Итальянская Республика, где Наполеон установил диктатуру Франции, чем он немало гордился, вдруг обратилась к австрийцам с распростертыми объятиями, и наши генералы вынуждены были так быстро ретироваться из Италии, что это скорее походило на паническое бегство.
        Однажды Жан-Батист вернулся очень поздно.
        - Они предлагают мне пост главнокомандующего в Италии. Я должен остановить наши бегущие войска и удержать хотя бы Ломбардию, - сообщил он, спрыгивая с лошади.
        Когда мы сели за кофе, уже надвигалась ночь. Жан-Батист принес в сад свечу, целую пачку бумаги и принялся писать.
        - Ты согласишься на пост главнокомандующего? - спросила я, когда он на минуту оторвался от работы.
        Ужасная тоска сжала мое сердце холодной рукой. Жан-Батист поднял рассеянный взгляд.
        - Прости?.. А, да, ты меня спросила, соглашусь ли я принять пост главнокомандующего в Италии? Да, если согласятся на мои условия.
        Его перо быстро бегало по белым листам. Потом мы вернулись в дом, и Жан-Батист продолжал писать в своем рабочем кабинете. Я поставила ужин ему на бюро, но он этого не заметил. Он писал без остановки.
        Несколько дней спустя я случайно узнала от Жозефа, что Жан-Батист представил Баррасу докладную записку по поводу удержания фронта в Италии. Она содержала список мер, которые следовало принять, чтобы удержать итальянский фронт, а также о создании крепких гарнизонов. Но Директория не смогла принять предложения Жана-Батиста. Мобилизованные солдаты были плохо вооружены и обмундированы. Жан-Батист заявил, что в данных условиях он вынужден отклонить возлагаемую на него ответственность за итальянский фронт. Военный министр Шерер принял на себя эту заботу.
        Спустя две недели Жан-Батист вернулся домой довольно рано. Я как раз помогала Мари варить сливовое варенье и выбежала ему навстречу в сад.
        - Я пахну кухней, не целуй меня, - предупредила я. - Мы варим варенье из слив, и ты будешь иметь сливовый джем каждое утро к завтраку в течение всей зимы.
        - Увы, я не буду есть всю зиму сливовый джем, - спокойно ответил он, входя в дом. - Фернан! Фернан, приготовь мою походную форму и чемоданы как обычно. Отъезд завтра в семь часов!
        Я не сразу поняла. Жан-Батист поднялся наверх, а я стояла у двери, как парализованная.
        Всю вторую половину дня мы провели в саду. Солнце еще грело сильно, но желтые листья покрывали газон. Осень вступала в свои права.
        Я сидела, сложив руки на коленях, и слушала, как Жан-Батист уговаривает меня подчиниться необходимости. Временами я чувствовала, что его слова не доходят до меня. Тогда я слушала лишь звук его голоса. Он говорил со мной, как со взрослой, потом стал говорить ласково и нежно, как с ребенком.
        - Ты ведь знала, что когда-нибудь я должен буду уехать на войну? Ведь ты замужем за офицером! Ты ведь разумная маленькая женщина, нужно взять себя в руки и быть храброй…
        - Я не хочу быть храброй, - сказала я.
        - Послушай, Журдан взял на себя командование тремя армиями. Я буду командовать дозорными частями и со своим войском пойду к Рейну. Я должен форсировать Рейн в двух местах. Я потребовал тридцать тысяч человек для захвата и занятия Рейнской провинции и соседних немецких областей. Мне обещали дать войско. Но Директория может не выполнить своего обещания. Дезире, я форсирую Рейн с призраком армии и с этой призрачной армией мне придется отгонять неприятеля от наших границ. Ты слушаешь меня внимательно, девчурка?
        - Нет ничего такого, что ты не мог бы сделать, Жан-Батист, - сказала я. Моя любовь была так сильна, что глаза наполнились слезами.
        Он вздохнул.
        - К сожалению, Директория не разделяет твоего мнения и заставит меня форсировать Рейн с бандой рекрутов, нищенски экипированных.
        - Мы, генералы, спасли Республику и мы, генералы, ее поддержим, - прошептала я слова, которые однажды сказал мне Наполеон.
        - Конечно. Республика поэтому и платит своим генералам. Здесь нет ничего необыкновенного!
        - Человек, у которого я сегодня покупала сливы, сказал: «Пока генерал Бонапарт был в Италии, мы были победителями и австрийцы просили мира. Как только он повернулся спиной, чтобы пронести славу Республики к пирамидам, все пошло прахом!» Просто удивительно, как походы Наполеона влияют на умы простых людей!
        - Да. Но эту мысль твой торговец сливами высказал не первым. Все говорят уже о том, что поражение Наполеона при Абукире послужило сигналом для нападения на нас всех наших противников. Сейчас нашей главной задачей является удержать границы, в то время как генерал Бонапарт греется на солнышке на берегах Нила со своим прекрасно одетым и вооруженным войском, а «самый сильный человек Франции» - опять он!
        - Королевская корона лежит в сточной канаве, и нужно лишь нагнуться, чтобы поднять ее…
        - Кто это сказал? - почти вскрикнул Жан-Батист.
        - Наполеон.
        - Тебе?
        - Нет. Он разговаривал сам с собой. Он в это время смотрелся в зеркало. Я нечаянно оказалась рядом.
        Мы помолчали. Темнота так сгустилась, что я не различала уже черты Жана-Батиста. Вдруг крики Мари прервали тишину.
        - Я не разрешаю чистить пистолеты на моем кухонном столе! Унесите их сейчас же!
        Фернан пытался успокоить ее:
        - Позвольте мне хотя бы убрать здесь!
        А Мари продолжала кричать:
        - Уходите с вашим огнестрельным оружием!
        - Ты пользуешься пистолетами во время боя? - спросила я Жана-Батиста.
        - Очень редко с тех пор, как я стал генералом, - услышала я ответ.
        Это была долгая, очень долгая ночь… Я лежала одна в нашей широкой постели и считала удары часов на маленькой церкви Соо, зная, что внизу, в своем рабочем кабинете, Жан-Батист, склонившись над картами, проводит линии, ставит маленькие кресты и кружочки…
        Потом я, вероятно, заснула, потому что вдруг проснулась и вздрогнула, почувствовав, что случилось что-то ужасное. Жан-Батист спал рядом со мной. Мое резкое движение разбудило его.
        - Что с тобой? - прошептал он.
        - Я видела во сне что-то страшное, - сказала я тихо. - Видела, что ты уехал на войну на лошади…
        - Я действительно завтра уезжаю на войну, - ответил он.
        Это было многолетней привычкой военного: спать так крепко, а проснувшись, мгновенно понимать ясно все происходящее.
        - Я хотел бы обсудить с тобой один вопрос, - сказал он. - Я уже об этом думал много раз. Чем ты занимаешься весь день, Дезире?
        - Чем занимаюсь? О чем ты говоришь? Вчера я помогала Мари варить сливы. Позавчера утром я была с Жюли у портнихи, м-м Бертье, которая раньше уехала в Англию вместе с аристократами, а теперь вернулась. А на последней неделе я…
        - Нет. Я хочу сказать, есть ли у тебя серьезные занятия, Дезире?
        - Что значит серьезные? - спросила я удивленно. Он положил руку мне под голову и прижал меня к себе. Мне было так приятно положить голову ему на плечо, когда меня не царапали его эполеты…
        - Дезире, я хотел бы, чтобы ты не находила дни очень длинными во время моего отсутствия, поэтому я подумал, что тебе следует брать уроки…
        - Уроки? Но Жан-Батист, я не беру уроки уже с десяти лет!
        - Вот поэтому я и хочу!
        - Меня послали в школу шести лет, вместе с Жюли. Добрые монахини меня учили. Но когда мне минуло десять лет, все монахини были распущены. Мама хотела продолжать наше образование дома, мое и Жюли. Но это не привело ни к чему. А ты сколько времени был в школе, Жан-Батист?
        - С десяти до двенадцати лет. Потом меня выгнали из школы.
        - За что?
        - Один из наших учителей был несправедлив к Фернану.
        - И ты? Высказал свое мнение на этот счет учителю?
        - Нет. Я дал ему пощечину.
        - Это, конечно, лучшее, что ты мог сделать, - сказала я, прижимаясь к нему. - А я думала, что ты ходил в школу целую вечность, потому что ты так много знаешь. Да и теперь ты читаешь так много книг…
        - Сначала я просто хотел заполнить пробелы в моем образовании. Потом я начал систематически учиться. Но сейчас меня заинтересовали разные предметы. Например, когда оккупируют новую территорию, чужую страну, нужно знать и экономику, и политику, и юриспруденцию, и… но тебе нет необходимости заниматься подобными предметами, девчурка! Я хочу, чтобы ты брала уроки музыки и хороших манер.
        - Уроки хороших манер? Ты хочешь сказать и уроки танцев? Разве я не умею танцевать? Я танцевала у нас на площади Ратуши во время праздников годовщины взятия Бастилии…
        - Нет. Это будут не только уроки танцев. Раньше молодые девушки учили множество предметов, которые делали их аристократками. Делать реверансы, например. Жесты, которыми дамы света приглашают гостей пройти из одной комнаты в другую, и прочее.
        - Жан-Батист, ты знаешь прекрасно, что у нас только столовая и нет даже гостиной. Если когда-нибудь один из наших гостей захочет пройти из столовой в твой рабочий кабинет, у меня вряд ли возникнет необходимость делать аристократические жесты, чтобы проводить его туда.
        - Если я буду военным комендантом где-нибудь, ты станешь первой дамой в том месте и тебе понадобится поддерживать светский тон в твоих гостиных.
        - Моих гостиных!.. - Я негодовала. - Жан-Батист, ты опять начинаешь говорить о дворцах!.. - сказав это, я, смеясь, укусила его за плечо.
        - Ай! Помогите! - закричал Жан-Батист. Я разжала зубы.
        - Ты не можешь себе представить, как в Вене австрийские аристократы и иностранные дипломаты нетерпеливо ждали, когда посол Французской Республики сделает ошибку… Они чуть ли не умоляли меня есть рыбу ножом… Наш долг перед Республикой держаться так, чтобы эти наши недруги над нами не смеялись.
        Опять помолчали. Жан-Батист сказал мечтательно:
        - А как было бы хорошо, если бы ты умела играть на пианино, Дезире!
        - Не думаю, что это было бы хорошо…
        - Но ведь ты любишь музыку, - сказал он убежденно.
        - Не знаю. Вообще я люблю музыку, но когда Жюли играет на пианино, она играет так плохо, что я считаю просто преступлением играть так, как она.
        - Я хочу, чтобы ты училась играть на пианино, а также немного пению, - сказал он, и я почувствовала по его тону, что он не потерпит возражений. - Помнишь, я рассказывал тебе о моем друге Рудольфе Крейцере, скрипаче-виртуозе? Крейцер сопровождал меня в Вену, когда я был там послом. Он прислал мне в посольство венского композитора, подожди, я вспомню, как его фамилия… А, да, Бетховен. Крейцер и Бетховен часто по вечерам музицировали у меня, и я очень сожалел, что не учился музыке в детстве. Но… - он усмехнулся, - моя мать была счастлива, когда у нее хватало денег на то, чтобы купить мне новые штанишки к празднику.
        К сожалению, он очень быстро опять стал серьезным.
        - Я настаиваю, чтобы ты брала уроки музыки. Ты найдешь адрес в ящике моего бюро. Начинай заниматься и регулярно пиши мне о своих успехах.
        Ледяная рука вновь сжала мне сердце, когда он повторил:
        - Пиши мне регулярно. Пиши мне чаше!
        Письма!.. Ничего не остается, кроме писем!.. Свинцовый рассвет вползал в комнату через щели занавесей. Я смотрела на окно широко раскрытыми глазами, я различала уже мелкие цветочки на тяжелом штофе занавесей. Жан-Батист уснул. В дверь раздался тихий стук.
        - Половина шестого, генерал. Имею честь сообщить вам, что пора вставать!
        Это Фернан!
        Полчаса спустя мы сидели внизу за завтраком, и я впервые увидела Жана-Батиста в его походном мундире. Ни шнуры, ни шарф не оживляли строгого синего сукна. Прежде чем я поднесла чашку ко рту, он стал прощаться. Лошади ржали, хлопали двери, я слышала говор чужих мужских голосов, звенели сабли, Фернан порывисто открыл дверь.
        - Имею честь доложить: эти господа прибыли за вами, генерал.
        - Войдите! - сказал Жан-Батист, и наша столовая наполнилась людьми: это были десять или двенадцать офицеров, которых я не знала. Они щелкали каблуками, их сабли, волочась по полу, издавали совершенно особый звук.
        Жан-Батист сказал:
        - Это члены моего штаба!
        Я заученно улыбнулась.
        - Моя жена рада познакомиться с вами, - любезно сказал он офицерам и поднялся. - Я готов. Мы можем ехать, господа! - И мне: - Прощай, девчурка! Пиши мне чаще. Военный министр будет пересылать письма со специальным курьером. Прощайте, Мари, смотрите хорошенько за мадам.
        Он вышел за дверь, и за ним - все офицеры с их бряцающими саблями. Меня захватила мысль: я должна поцеловать его в последний раз! Но вдруг комната, освещенная рассветом и свечами, закружилась перед моими глазами, пламя свечей задрожало, задрожало и все затянуло оранжевой вуалью…
        Когда я пришла в себя, я лежала на кровати. В комнате пахло уксусом. Надо мной склонилась Мари.
        - Ты потеряла сознание, - сказала она мне. Я сняла со лба салфетку, пахнущую уксусом.
        - Я хотела поцеловать его в последниий раз, Мари. Знаешь, чтобы еще раз попрощаться…

        Глава 13
        Новогодняя ночь. Начинается последний год XVIII века

        Звон колоколов, возвестивший о начале нового года, прервал мой кошмар. Звонил колокол на церкви в Соо, а издали доносился звон колоколов парижских церквей.
        Я видела во сне, что я в нашей беседке в марсельском саду. Я разговаривала с человеком, очень похожим на Жана-Батиста, но знаю, что это не Жан-Батист, а наш сын.
        - Ты пропускаешь уроки музыки и танцев, мама, - говорит этот человек голосом Жана-Батиста.
        Я хочу объяснить, что я очень устала. Но в этот момент происходит ужасное: мой сын съеживается и на моих глазах уменьшается, уменьшается… и делается карликом, который едва достает до моих колен. Карлик (я знаю, что это мой сын) карабкается ко мне на колени и шепчет: «Пушечное мясо, мама, я - пушечное мясо и меня посылают на Рейн. Я стреляю из пистолетов редко, а другие стреляют „пиф-паф“, „пиф-паф“. Говоря это, мой сын заливается смехом.
        Меня охватывает отчаянная тоска, я протягиваю руку, чтобы защитить его, но он убегает и прячется под стол в саду. Я нагибаюсь, но я такая усталая, я такая усталая и огорченная, и у меня совсем нет сил…
        Вдруг рядом со мной оказывается Жозеф, протягивает мне бокал вина и говорит со злым смехом: «Да здравствует династия Бернадоттов!» Я смотрю ему в глаза и вдруг вижу, что это горящий взгляд Наполеона. И тогда зазвонили колокола и разбудили меня…
        Сейчас я в рабочем кабинете Жана-Батиста и переставляю тяжелые фолианты и папки с картами, чтобы найти маленькое местечко для моего дневника. С улицы до меня доносятся песни, смех и веселые возгласы жителей Соо, встретивших Новый год.
        Почему все бывают в хорошем настроении, встречая Новый год? Мне так грустно! Мы поссорились с Жаном-Батистом в письмах. И вообще я так боюсь наступающего года!
        На другой день после отъезда Жана-Батиста я послушно отправилась по тому адресу, который дал Крейцер, к учителю музыки. Это был славный человечек, высохший как палка, живущий в неопрятной комнате в Латинском квартале, стены которой были увешаны пыльными лавровыми венками.
        Этот маленький добрый человечек, у которого так ужасно пахнет изо рта, начал с того, что объяснил мне, почему он не концертирует, а дает уроки. Оказывается, из-за больных пальцев он не может более играть на концертах. В прежнее время он жил только своими концертами. Тут же он спросил, не смогу ли я уплатить ему вперед за двенадцать уроков. Я заплатила, потом я села за пианино и заучила названия нот и клавиш, которые соответствовали этим нотам.
        Когда я вернулась с первого урока, у меня кружилась голова, и я боялась опять упасть в обморок. В дальнейшем я два раза в неделю ездила в Латинский квартал и даже взяла напрокат пианино, чтобы упражняться дома. (Жан-Батист хотел, чтобы я купила пианино, но я решила, что на приобретение инструмента жаль тратить деньги). Я прочла в «Мониторе», что Жан-Батист прошел победоносным маршем по Германии. Хотя он пишет мне каждый день, в своих письмах никогда не упоминает о военных действиях. Наоборот, он очень интересуется моими успехами в музыке. Я плохой корреспондент, и письма, которые я пишу ему, всегда очень короткие, поэтому я не могу сказать в них того, что хотела бы, а именно: что я очень несчастна без него и что я без него чахну.
        Он же пишет мне, как старый дядюшка, доказывает необходимость заниматься, учиться, а узнав, что я до сих пор не начала брать уроки танцев и хороших манер, он написал мне вот что, слово в слово: «Я надеюсь тебя скоро увидеть, мне очень хочется, чтобы ты к тому времени закончила свое образование. Знание музыки и танцев сейчас необходимо. Рекомендую тебе взять несколько уроков у м-сье Монтеля. Я понимаю, что даю тебе много советов, и на этом заканичваю, крепко тебя целуя. Твой Жан-Батист Бернадотт, который тебя любит.»
        Похоже ли это на письмо любящего человека? Я так рассердилась, что в своих последующих письмах я никак не ответила на его советы и не написала, конечно, что беру уроки у м-сье Монтеля.
        Бог ведает, кто рекомендовал Жану-Батисту этого надушенного танцовщика, эту помесь архиепископа с балериной, который заставляет меня делать грациозные реверансы перед невидимыми высокопоставленными персонами, а сам в это время порхает вокруг меня, чтобы видеть меня сзади и спереди и видеть, как у меня получаются эти реверансы.
        Я смеюсь про себя, когда мне приходится по команде моего учителя провожать с изящными жестами невидимых пожилых дам к видимому мне дивану… Можно подумать, что м-сье Монтель готовит меня к приемам при королевском дворе… Меня, убежденную республиканку, время от времени ужинающую у Жозефа с директором Баррасом, о котором говорят, что он не прочь ущипнуть молодую девушку…
        Поскольку я не написала Жану-Батисту об уроках хороших манер, однажды курьер привез мне следующее письмо: «Ты не упоминаешь о своих занятиях танцами, музыкой и прочими предметами. Поскольку я так далеко от тебя, я был бы счастлив, если бы моя маленькая подруга занималась этими предметами. Твой Ж. Бернадотт.»
        Я получила это письмо однажды днем, когда меня одолевали черные мысли и у меня не было ни малейшего желания подняться.
        Я лежала совсем одна на широченной постели, предназначенной для двоих, и была противна самой себе. В это время пришло письмо. Лист бумаги, на котором оно было написано, предназначался, видимо, для официальных писем, так как наверху листа было напечатано «Французская Республика», а ниже - «Свобода, равенство».
        Я стиснула зубы. Почему меня, дочь честного торговца шелком, дрессируют как светскую даму? Жан-Батист, конечно, выдающийся генерал и «человек, подающий надежды», но он происходит из простой семьи. И, в конце концов, в Республике все граждане равны, а я совершенно не хочу посещать такое общество, где гостей приглашают к столу или в гостиную при помощи изящных жестов.
        Я все-таки встала и написала ему длинное возмущенное письмо. Я плакала, пока писала его, и посадила немало клякс. Я написала ему, что вышла замуж не для того, чтобы он читал мне проповеди, а за такого человека, который понимал бы меня. Потом я написала, что этот маленький бедняк с плохим запахом изо рта заставляет меня играть такие упражнения, что у меня почти сломаны пальцы, а этот надушенный м-сье Монтель может идти к дьяволу, что мне довольно их уроков, довольно… довольно…
        Я быстро запечатала письмо, не перечитывая, и попросила Мари нанять фиакр и отвезти письмо в военное министерство, чтобы оно немедленно было отослано генералу Бернадотту.
        Конечно, уже на другой день я испугалась, что Жан-Батист очень рассердится. Я поехала на урок к Монтелю, потом два часа занималась дома за пианино, играла гаммы и постаралась сыграть маленький менуэт Моцарта, который готовлю сюрпризом Жану-Батисту к его возвращению.
        Настроение у меня все равно было очень плохое, такое, как наш угрюмый каштан с облетевшими листьями.
        Прошла неделя, и пришел ответ от Жана-Батиста. «Дорогая Дезире, я никак не могу понять, что обидного нашла ты в моем письме. Я совсем не хочу поучать тебя, как ребенка, а советую, как любимой супруге, которая меня понимает. Ты убедишься сама, что я прав». Затем он вновь вернулся к моему всестороннему образованию и сообщал мне, что приобретение знаний - тяжелая и упорная работа. В заключение он просил:
«Пиши мне и скажи, что ты меня любишь.»
        До сегодняшнего дня я еще не ответила на это письмо. А за это время произошла еще одна вещь, которая мне мешает сейчас писать ему…
        Вчера, во второй половине дня, я сидела совсем одна в рабочем кабинете Жана-Батиста, как теперь часто бывает, и крутила глобус, стоящий на маленьком столике, удивляясь множеству стран и континентов, которые существуют и о которых я ничего не знаю. Мари принесла мне чашку бульона.
        - Выпей-ка. Ты должна питаться получше.
        - Почему? Я себя хорошо чувствую. Даже толстею. Мое шелковое желтое платье стало мне узко в талии, - ответила я, отталкивая чашку. - Кроме того, я не люблю супы.
        Мари повернулась к двери.
        - Нужно заставлять себя кушать. Ты прекрасно знаешь, почему.
        Я подскочила:
        - Почему?
        Мари улыбнулась. Потом она подошла ко мне и хотела прижать меня к себе.
        - Ты же знаешь сама, правда?
        Но я оттолкнула ее, крича:
        - Нет! Я не знаю! Это неправда! - Потом я бегом поднялась в спальню, закрыла дверь на ключ и бросилась на кровать.
        Честно говоря, я об этом догадывалась. Но я прогоняла эту мысль. Этого не могло случиться, это было невозможно!.. Да, это было просто ужасно! Может быть, я немного простудилась и менструации задержались… Ведь может же быть, что они не будут два или три месяца подряд… Я ничего не сказала об этом Жюли, потому что Жюли сразу же потащила бы меня к врачу. А я не хочу, чтобы меня осматривал врач, и не хочу узнать, что…
        А Мари, конечно, знала! Я смотрела остановившимся взглядом на потолок и пыталась представить себе это… Хотя я уговаривала себя, что все это вполне естественно, что все женщины родят детей, мама и Сюзан и… да, Жюли уже была у двух врачей, потому что она очень хочет ребенка, а у нее его еще нет. Но дети… это такая ужасная ответственность!
        Нужно быть очень образованной, чтобы воспитать и объяснить ребенку все, что он должен знать и как он должен вести себя… А я сама знаю так мало!
        Это будет мальчик с черными кудрями как у Жана-Батиста. Сейчас в армию призывают мальчиков шестнадцати лет, чтобы защитить наши границы. У меня будет мальчик, похожий на Жана-Батиста, которого могут убить в Рейнской области или в Италии… Или он сам, стреляя из пистолета, заставит «кусать землю» сыновей других матерей…
        Я положила руки на живот. Маленький новый человек живет во мне! Это невероятно!.. Мой маленький человек, думала я, частичка меня! На минуту я почувствовала себя счастливой. Потом я опять стала раздумывать: маленький человечек во мне! Это невозможно, так как никто не может принадлежать кому-нибудь. И почему мой маленький сын должен будет всегда понимать меня? Разве я всегда была покорна своей маме? А сколько раз я обманывала маму маленькой невинной ложью?..
        Может быть, и мой сын будет поступать также в отношении меня? Он будет мне лгать, будет считать меня старомодной и даже будет сердиться на меня. «О, это не я тебя призвала к жизни, маленький недруг, поселившийся во мне», - подумала я сердито.
        Мари постучала. Я не открыла ей. Потом я услышала, что она спустилась на кухню. Немного времени спустя она вернулась и постучала вновь. Наконец я ее впустила.
        - Я подогрела твой суп, - сказала она.
        - Скажи мне, Мари, когда ты ожидала твоего Пьера, ты была счастлива?
        Мари села на кровать и заставила меня лечь.
        - Нет, конечно нет. Ты же знаешь, что я не была замужем.
        - Я слышала, что… Я хочу сказать, что если не хотят иметь ребенка, то можно… Что есть женщины, которые могут помочь избавиться…
        Мари внимательно посмотрела на меня.
        - Да, - сказала она медленно. - Я тоже слышала об этом. Моя сестра ходила к такой женщине, ты знаешь, сколько у нее детей, и она не хотела родить еще. После этого она была очень долго больна. Теперь она не может больше иметь детей и ее здоровье очень пошатнулось. Но дамы высшего света, я хочу сказать м-м Тальен, например, или Жозефина, они, конечно, знают хорошего доктора, который может тебе помочь. Но это запрещено.
        Мы помолчали. Я лежала, закрыв глаза, положив руки на живот. Живот был совсем плоский… пока. Мари спросила:
        - Ты хочешь, чтобы у тебя вынули твоего ребенка?
        - Нет!.. - Я закричала: - Нет!
        Мари поднялась с кровати с удовлетворенным видом.
        - Иди кушать суп, - сказала она нежно. - А потом сядь и напиши генералу. Бернадотт будет рад.
        Я покачала головой.
        - Нет, я не хочу писать об этом. Я хочу ему сказать. - Потом я выпила суп, оделась и поехала на урок к Монтелю, где выучила еще одну фигуру контрданса.
        Сегодня утром я была удивлена. Жозефина приехала ко мне с визитом. До сих пор она была у меня два раза и каждый раз вместе с Жюли и Жозефом. Но по ее виду никак нельзя было предполагать, что этот внезапный визит вызван особыми обстоятельствами. Она была очаровательно одета: белое платье из легкого шелка, крошечная жакетка и высокая шляпа со страусовым пером.
        Серое зимнее утро ее очень бледнило, и когда она смеялась, были видны маленькие морщинки вокруг глаз. Губы ее казались слишком сухими, и розовая помада на них лежала неровными полосами.
        - Я хотела узнать, как вы поживаете без вашего мужа, мадам, - сказала она. - Мы, проводившие мужей, должны помогать друг другу, не правда ли?
        Мари подала горячий шоколад двум супругам без мужей, и я галантно спросила:
        - Регулярно ли вы получаете вести от генерала Бонапарта, мадам?
        - Нет, не регулярно, - ответила она. - Бонапарт потерял свой флот, и англичане своей блокадой мешают ему наладить какую-либо связь с Францией. Время от времени проскакивает маленькая лодочка.
        На это нечего было сказать… Взгляд Жозефины упал на пианино.
        - Жюли рассказывала мне, что вы берете уроки музыки, мадам, - заметила она.
        Я кивнула.
        - Вы тоже играете?
        - Конечно. Я училась играть с одиннадцати лет, - ответила мне бывшая виконтесса.
        - Я беру также уроки танцев у м-сье Монтеля, - сообщила я. - Я не хочу, чтобы Бернадотт меня стыдился.
        - Не так легко быть женой генерала, я хочу сказать генерала, который находится при армии, - сказала Жозефина, откусывая кусочек пирожного. - Очень легко могут пойти всякие слухи…

«Господи, - подумала я. - Вот что натворила моя глупая переписка с Жаном-Батистом!

        - Не следует писать в письмах всего, что хочешь сказать, - невпопад на всякий случай сказала я.
        - Не правда ли? - вскричала Жозефина. - Потому что другие интересуются вещами, совершенно их не касающимися, а, может быть, и пишут недоброжелательные письма… - быстренько допила свой шоколад. - Жозеф, например. Наш общий зять Жозеф! - Она достала маленький кружевной носовой платок и легким движением вытерла губы. - Я должна сказать вам, что Жозеф хочет написать Бонапарту, что он вчера был у меня в Мальмезоне и встретил там Ипполита Шарля. Припоминаете Ипполита, этого очаровательного молодого фуражира?.. И что он увидел Ипполита в ночном белье. Он хочет досаждать Наполеону подобной ерундой, хотя у моего мужа сейчас и без того много забот.
        - Но почему м-сье Шарль разгуливает в ночном белье по Мальмезону? - спросила я, не понимая, почему он не нашел более подходящей одежды для визита.
        - Было всего девять часов утра, - сказала Жозефина, - он еще не закончил свой туалет. Ведь приезд Жозефа был совершенно неожиданным.
        На это я не нашлась, что ответить…
        - Я нуждаюсь в обществе, я не могу жить в одиночестве, я никогда не жила одна за всю свою жизнь, - сказала Жозефина, и глаза ее наполнились слезами. - И мы, одинокие жены, должны сплотиться против нашего общего зятя. Я надеюсь, что вы сможете поговорить с вашей сестрой. Жюли должна отговорить Жозефа от мысли написать моему Бонапарту.
        Вот оно что! Вот чего хотела от меня Жозефина!
        - Жюли совершенно не имеет влияния на Жозефа, - сказала я ей откровенно. Глаза Жозефины стали похожи на глаза испуганного ребенка.
        - Вы не хотите мне помочь?
        - Я поеду сегодня вечером на новогодний ужин к Жозефу и поговорю с Жюли. Но от этого разговора не следует ожидать многого, мадам.
        Немного успокоенная, Жозефина скоро встала.
        - Я знала, что вы мне не откажете. А почему я никогда не встречаю вас у Терезы Тальен? Две недели назад она родила маленького Уврара. Вам нужно посмотреть на ребенка.
        Уже у двери она сказала:
        - Надеюсь, что вы не скучаете в Париже, мадам? Нужно будет как-нибудь пойти вместе в театр. И, пожалуйста, скажите вашей сестре, что Жозеф может писать Бонапарту все, что ему заблагорассудится, но пусть умолчит об истории с ночным костюмом…
        Я приехала к Жюли на полчаса раньше, чем остальные гости. Жюли была в новом красном платье, которое ей совершенно не шло, потому что подчеркивало еще больше ее бледность. Она ходила вокруг стола, который украсила маленькими серебряными подковами, чтобы принести нам счастье в Новом году.
        - Я посадила Луи Бонапарта рядом с тобой. Этот толстяк так скучен, что мне просто не к кому посадить его, - объявила она мне.
        - Я хочу попросить тебя кое о чем. Не можешь ли ты поговорить с Жозефом, чтобы он ничего не писал Наполеону по поводу одежды м-сье Шарля в Мальмезоне?
        - Письмо Наполеону уже отправлено, все разговоры напрасны, - сказал Жозеф. Я не слышала, как он вошел в столовую. Сейчас он стоял возле закусок и наливал себе рюмку коньяку. - Держу пари, что Жозефина была у вас сегодня, чтобы просить вашего заступничества. Правда, Дезире?
        Я пожала плечами.
        - Мне очень странно, что вы согласились принять ее сторону, а не нашу, - продолжал Жозеф возмущенно.
        - Что вы называете «нашей стороной»? - спросила я.
        - Я, например, и, конечно, Наполеон.
        - Это в данное время ничего не значит. Наполеон в Египте, ничего сделать он ей не сможет, а ваше письмо только причинит ему огорчение. Зачем?
        Жозеф посмотрел на меня с интересом.
        - А, значит вы все еще влюблены в него? Как это трогательно, - сказал он насмешливо. - Я думал, что вы его давно забыли.
        - Забыла? - спросила я, тоже удивившись. - Разве можно забыть первую любовь? О Наполеоне, как таковом, Боже мой, я не думаю почти никогда. Но волнение сердца, которое меня тогда поглощало, но ощущение счастья, которым я жила, и все тяжкие переживания, которые последовали за этим, я никогда не забуду!
        - И поэтому вы против того, чтобы его огорчать? - Разговор явно занимал Жозефа. Он налил себе большой стакан.
        - Конечно. Я же знаю, что ощущаешь, когда узнаешь об обмане.
        Жозеф сделал довольное лицо.
        - Но письмо уже в дороге…
        - Тогда, - сказала я, - о чем говорить?
        Жозеф налил два других бокала.
        - Идите сюда, мои девочки. Пожелаем друг другу счастливого года. Будьте в хорошем настроении, гости могут приехать каждую минуту.
        Послушно Жюли и я взяли бокалы, которые он нам протягивал. Но, еще не пригубив коньяка, я вдруг почувствовала себя очень плохо. Запах коньяка вызывал тошноту, и я быстро поставила свой бокал.
        - Ты плохо себя чувствуешь? - обеспокоено спросила Жюли. - Ты вся позеленела, Дезире!
        Капли пота выступили у меня на лбу. Я бросилась в кресло и покачала головой.
        - Нет, нет, это ничего! Со мной случается… - сказав эти слова, я закрыла глаза.
        - Она, вероятно, беременна, - сказал Жозеф.
        - Невозможно! - ответила Жюли. - Я бы знала об этом.
        - Если она больна, нужно написать Бернадотту, - сказал Жозеф.
        - Подождите, Жозеф. Вы ничего ему не напишите об этом. Я хочу сделать ему сюрприз.
        - Какой сюрприз? - спросили в один голос Жюли и Жозеф.
        - Родить сына, - ответила я и вдруг почувствовала огромную гордость.
        Жюли опустилась на колени возле моего кресла и обняла меня.
        - Но это может быть дочка…
        - Нет, это будет сын. Бернадотт не таков, чтобы иметь дочерей, - ответила я, вставая. - А сейчас я пойду к себе. Не провожайте меня. Мне хочется лечь в постель и встретить Новый год во сне.
        Жозеф налил коньяку, и они с Жюли выпили за мое здоровье. Глаза Жюли были полны слез.
        - Да здравствует династия Бернадоттов, - сказал Жозеф, смеясь. Шутка мне понравилась.
        - Да, - сказала я. - Наши наилучшие пожелания династии Бернадоттов!
        Потом я вернулась домой.
        Колокола помешали мне встретить Новый год во сне. Они уже давно умолкли, и мы уже давно в 1799 году. Где-то в Германии Жан-Батист пьет с офицерами своего Главного штаба. Быть может, они пьют за здоровье мадам Бернадотт?..
        Но я совсем одна встречаю Новый год. Нет. Не совсем. Теперь мы вдвоем идем в будущее: мой маленький, еще не родившийся сын и я.
        И мы шлем свои наилучшие пожелания… династии Бернадоттов!

        Глава 14
        Соо, 17 мессидора, год VII
        (Мама, конечно, написала бы 5 июля 1799)

        Уже восемь часов, как у меня родился сын. У него темный мягкий пух на голове, но Мари утверждает, что первые волосики обязательно выпадут. У него темно-голубые глаза, но Мари говорит, что у всех новорожденных глаза голубые.
        Я так слаба, что все кружится перед моими глазами, и все родные рассердились, когда узнали, что Мари уступила моей просьбе и принесла мне мой дневник. Акушерка думала даже, что я умру, но доктор уверен, что поможет мне справиться. Я потеряла много крови и лежу на кровати, изголовье которой опущено, чтобы прекратить кровотечение.
        Из соседней комнаты до меня доносится голос Жана-Батиста. Дорогой мой Жан-Батист!.

        Соо, неделю спустя
        Теперь уже и эта великанша, я хочу сказать - моя акушерка, не думает, что я умру. Я лежу, обложенная многочисленными подушками, и Мари приносит мне все мои любимые кушанья, а утром и вечером военный министр нашей страны садится у моего изголовья и проводит со мной долгие совещания по поводу воспитания детей…
        Жан-Батист вернулся совершенно неожиданно, два месяца тому назад. После Нового года я стала чувствовать себя лучше и вновь начала писать ему, но только коротенькие записки, без всякой нежности, потому что я очень скучала по нему, но продолжала сердиться на него.
        В «Мониторе» я прочитала, что он занял с тремя сотнями солдат Филинсбург, который защищали полторы тысячи человек, потом он расположил свой Главный штаб в местечке, называемом Гемерсхейм. Оттуда он пошел на Мангейм, взял город штурмом и стал военным губернатором Гессена. Он управлял немцами этих провинций по принципам нашей Республики, запретил телесные наказания и упразднил гетто. Он получил восторженное письмо с благодарностью от Гейдельбергского университета и из Гессена. Я думаю, что там живут странные люди. Пока неприятель не занимает их города, они считают себя по совершенно непонятным причинам гораздо более храбрыми, чем все прочие люди. Но как только они побеждены, они, как правило, начинают плакаться и скрежетать зубами, большинство утверждает, что всегда втайне были на стороне победивших их врагов. Затем Жан-Батист получил приказ Барраса вернуться в Париж и передал генералу Массена командование своей армией.
        Однажды после полудня я сидела за пианино, как часто делала в последнее время, и разучивала менуэт Моцарта. Дело у меня шло довольно хорошо, но было несколько трудных пассажей, где я постоянно запиналась. Сзади меня открылась дверь.
        - Мари, это менуэт, которым я хочу сделать сюрприз нашему генералу. По-моему, я играю уже вполне подходяще.
        - Ты играешь прекрасно, Дезире, и это, конечно, большой сюрприз для «вашего генерала», - сказал Жан-Батист, обнимая меня, и после двух поцелуев мне стало казаться, что мы никогда не разлучались.
        Накрывая на стол, я ломала голову, как сообщить ему о том, что скоро у нас родится сын. Но ничто не может скрыться от орлиного взгляда моего героя, и Жан-Батист вдруг спросил меня:
        - Ну-ка скажи, девчурка, почему ты мне не написала, что ждешь сына?
        Он также ни одной минуты не думал, что у нас может быть дочь. Я грозно подбоченилась, нахмурила брови и сделала очень сердитый вид.
        - Потому что я не хотела причинять неприятности моему наставнику! Ты был бы очень расстроен мыслью, что я из-за своего положения могу прекратить совершенствование моего воспитания…
        Потом я подошла к нему.
        - Но будь уверен, мой генерал, что твой сын, который пока еще у меня под сердцем, хорошо усвоил уроки м-сье Монтеля.
        Жан-Батист запретил мне продолжать уроки. Он так беспокоился о моем здоровье, что был бы готов запретить мне вообще выезжать из дома.
        Весь Париж только и говорил о внутреннем кризисе и боялся новых потрясений как со стороны роялистов, которые начали открыто высказываться и переписываться с эмигрировавшей аристократией, а также и со стороны якобинцев. Но все это меня мало интересовало. Наш каштан был весь в цвету и казался украшенным белыми свечками. Я сидела под его широкой кроной и подрубала пеленки. Рядом со мной Жюли склонилась над подушкой, которую она вышивала для нашего сына. Она ежедневно навещала меня и надеялась «заразиться» от меня, так страстно она хотела ребенка. Ей совершенно безразлично, кто у нее родится, сын или дочь. Она говорит, что будет рада, кто бы у нее ни родился. Но, к сожалению, пока ничего…
        После полудня приехали Жозеф и Люсьен Бонапарты и оба пытались повлиять на моего Жана-Батиста бесконечными речами.
        Они сказали, что Баррас сделал ему предложение, которое мой муж отверг с негодованием. Хотя у нас пять директоров, но только Баррас имеет право выносить решения. Вообще-то, все партии в нашей Республике недовольны правительством, потому что оно не отличается неподкупностью… Баррас хотел воспользоваться этим недовольством, чтобы избавиться от трех своих коллег. Он хотел руководить страной, разделив власть лишь с одним из директоров якобинцем Сийесом. Поскольку он боялся, что перемены в правительстве могут вызвать смуту, он пригласил Жана-Батиста присутствовать на заседании Военного совета. Жан-Батист отказался, сказал Баррасу, что тот должен уважать Конституцию и посоветоваться с депутатами, если он намерен предложить ее изменение.
        Жозеф находит, что мой муж сошел с ума.
        - Опираясь на штыки ваших войск, вы могли бы завтра стать диктатором во Франции, - кричал он.
        - Конечно, - ответил Жан-Батист спокойно. - Этого как раз я и хотел избежать. Вы, кажется, забыли, м-сье Бонапарт, что я убежденный республиканец.
        - Но, может, это было бы в интересах Республики, если бы в такое неспокойное время один из генералов стал бы во главе Республики или, скажем, поддержал Директорию, - задумчиво сказал Люсьен.
        Жан-Батист покачал головой.
        - Изменение Конституции - дело представителей народа. У нас две палаты: Совет пятисот, где вы состоите членом, Люсьен, и Совет старейшин, членом которого вы станете, когда будете постарше. Эти вопросы должны решать депутаты, а не армия или один из ее генералов. Но, боюсь, что мы утомили наших дам. Что это за странная штучка, которую ты шьешь, Дезире?
        - Рубашечка для твоего сына, Жан-Батист.
        Через шесть недель, 30 прериаля, Баррас принудил трех директоров подать в отставку. Сейчас они вдвоем с Сийесом представляют нашу Республику. Якобинцы, которые оказались на первом плане, требуют назначения новых министров. Вместо Талейрана, нашего посла в Женеве, министром иностранных дел стал некий м-сье Рейнхарт, а наиболее известный как юрист и гастроном м-сье Камбассор стал министром юстиции. Но так как мы вынуждены воевать на всех границах и не сможем долго защищать Республику, если состояние армии не будет улучшено, очень многое зависит от назначения нового военного министра.
        Рано утром 15 мессидора прискакал курьер из Люксембургского дворца. Он привез приглашение Жану-Батисту немедленно явиться к двум директорам по совершенно неотложному делу. Жан-Батист уехал верхом, а я все утро сидела под каштаном, сердясь на саму себя.
        Вчера вечером я съела целый фунт вишен, и они давали почувствовать себя в желудке. Мне становилось все хуже, Вдруг я почувствовала как будто удар ножом по животу. Боль продолжалась несколько секунд, но когда она прошла, я была в изнеможении. Господи, как мне было больно!
        - Мари, - закричала я. - Мари!
        Мари появилась, бросила на меня один взгляд и сказала:
        - Поднимайся к себе в комнату. Я пошлю Фернана за акушеркой.
        - Но это от вишен, которые я вчера…
        - Поднимайся к себе в комнату, - повторила Мари. Она взяла меня за руку и заставила встать. Нож в животе больше не чувствовался, и я, успокоенная, поднялась на лестнице. Потом я услышала, что Мари отправляет Фернана, который вернулся из Германии вместе с Жаном-Батистом.
        - Этот парень все-таки на что-то годится, - сказала Мари, входя в комнату и расстилая на постели три простыни.
        - Это от вишен, - настаивала я.
        И в этот момент в меня вновь вонзился нож, только теперь, начиная со спины, он вонзался в меня все глубже и глубже. Я закричала, а когда боль прошла, я заплакала.
        - Тебе не стыдно? Перестань плакать сию же минуту, - настойчиво сказала Мари, но я видела по ее лицу, что ей меня жалко.
        - Пусть приедет Жюли, - сказала я жалобно. Жюли меня пожалеет, она меня очень жалеет, а мне сейчас так нужна была жалость!
        Фернан вернулся с акушеркой и был послан за Жюли.
        Акушерка… Нет, разве подобная женщина может называться акушеркой! Она несколько раз осматривала меня в течение последних месяцев, и я всегда находила ее какой-то зловещей. Но сейчас она показалась мне великаншей из сказки, читая которые, покрываешься гусиной кожей.
        У великанши были огромные красные руки и широченное лицо, на котором красовались настоящие усы. Но самым чудовищным было то, что под усами у этого гренадера женского рода были ярко накрашенные губы, а на растрепанной прическе сидел кокетливый белый кружевной чепчик!
        Она внимательно меня осмотрела и хмыкнула, как мне показалось, довольно презрительно.
        - Мне нужно раздеться и лечь в постель? - спросила я.
        - У вас хватит времени на это. У вас это продлится вечность, - ответила она.
        Мари объявила:
        - Я приготовила горячую воду внизу, в кухне. Великанша повернулась к ней.
        - Этого пока не нужно. Лучше сварите кофе…
        - Кофе крепкий, не правда ли, чтобы поддержать мадам? - спросила Мари.
        - Нет, чтобы поддержать меня, - ответила великанша.
        Нескончаемый вечер сменила нескончаемая ночь, которая длилась целую вечность. Наконец темнота отступила, солнечное утро перешло в полдень, потом пришел вечер, а за ним ночь. Но я уже не различала часов и времени суток. Без перерыва нож резал мне внутренности, и я откуда-то издалека слышала крик, крик, крик…
        Временами туман опускался мне на глаза. Тогда мне давали коньяк, я глотала его, скулила, задыхалась и на минутку впадала в забытье, откуда вновь меня возвращала ужасная боль. Часто я видела возле себя Жюли, которая вытирала мне пот со лба, но пот заливал мне глаза, моя сорочка прилипла к телу. Я слышала, как Мари спокойно повторяла:
        - Нужно нам помочь, Эжени, нужно помочь!
        Как огромное чудовище, великанша наклонялась надо мной, ее бесформенная тень плясала на стене, пламя свечей трепетало, опять была ночь или это была все еще та же нескончаемая ночь?..
        - Оставьте меня, оставьте меня в покое, - стонала я и металась по кровати.
        Они отошли от меня и возле очутился Жан-Батист, который прижимал меня к себе. Я прислонилась лицом к его щеке. Нож опять вонзился, но Жан-Батист не отпускал меня.
        - Почему ты не в Париже или Люксембурге? Тебя же туда звали, - спросила я. Боль на минуту успокоилась, но мой голос дрожал и был чужим.
        - Но ведь сейчас ночь, - ответил он.
        - А тебе не приказали опять поехать на войну? - спрашивала я.
        - Нет, нет. Я останусь с тобой. Я сейчас…
        Я не дослушала. Боль пронзила меня, страдание затопило меня гигантским потоком.
        Потом мне стало как будто немного легче. Боли прекратились, но я была так слаба, что не могла думать ни о чем. Я качалась на невидимых волнах, отдаваясь течению, я не чувствовала ничего, не видела ничего, только слышала… да, слышала…
        - Доктор еще не приехал? Если он не приедет сейчас, может быть поздно… - голос был мне незнаком.
        Зачем доктор? Сейчас я чувствую себя совсем хорошо, я качаюсь на волнах, это, наверное, Сена с ее огоньками…
        Потом мне влили в рот горячий и горький кофе. Я зажмурила глаза.
        - Если доктор не приедет сию минуту… - говорила великанша.
        Как странно! Я не предполагала, что эта огромная женщина может говорить таким звенящим и взволнованным голосом. Почему она потеряла голову? Ведь все скоро кончится.
        Но это не кончилось. Это было только начало… Я услышала мужской голос у двери.
        - Подождите в гостиной, господин министр… Успокойтесь, господин министр. Уверяю вас, господин министр…
        Как случилось, что в мою спальню вошел министр?
        - Умоляю вас, доктор!.. - голос Жана-Батиста.
        - Не уходи, Жан-Батист!
        Доктор заставил меня принять капли, пахнущие камфорой, и попросил великаншу держать меня за плечи. Я пришла в себя. Мари и Жюли стояли по обе стороны кровати и держали свечи. Доктор был маленьким худеньким человечком в черном костюме. Его лицо было в тени. Потом что-то блеснуло в его пальцах.
        - Нож! - закричала я. - У него нож!
        - Нет, это щипцы, не кричи так, Эжени, - спокойно сказала Мари, но голос ее дрогнул.
        Все-таки, наверное, у него был нож, потому что боли возобновились, они наплывали со спины на живот, как было раньше, но все скорее, сильнее и, наконец, без передышки.
        Я чувствовала, что разрываюсь, разрываюсь и, наконец, я потеряла сознание.
        Голос великанши, ставший опять грубым и безразличным:
        - Это последний момент, доктор Мулен.
        - Она еще может выкарабкаться, гражданка, если кровотечение остановится.
        В комнате раздался странный крик, похожий на писк. Я хотела открыть глаза, но веки были как из свинца.
        - Жан-Батист! Сын! Великолепный мальчуган! - сказала, всхлипывая, Жюли.
        Вдруг я смогла открыть глаза. Я открыла их так широко, как только смогла. У Жана-Батиста сын! Жюли держит на руках белый сверток, а Жан-Батист стоит рядом с ней.
        - Какой он маленький! - удивленно говорит он. Он поворачивается, подходит к кровати, становится на колени, берет мою руку и прислоняется к ней щекой. Его щека покрыта жесткой щетиной, он не брился и… да его щека совсем мокрая от слез. Разве генералы могут плакать?..
        - У нас чудесный сын, но он еще очень маленький, - говорит он.
        - Так всегда бывает сначала, - еле могу я произнести. Мои губы так покусаны, что я с трудом могу говорить.
        Жюли протягивает мне сверток. Среди белоснежных простынок видна маленькая рожица, красная, как рак. Маленькая мордочка крепко зажмурила веки и кажется сниженной. Может быть он недоволен, что пришел на этот свет?
        - Прошу всех покинуть комнату. Супруга нашего министра нуждается в отдыхе, - сказал доктор.
        - Супруга министра?.. Это он тебя так называет, Жан-Батист?
        - Со вчерашнего дня я военный министр, - говорит Жан-Батист.
        - А я тебя даже не поздравила, - прошептала я.
        - Конечно! Ты же была очень занята, - ответил он, улыбаясь. Жюли положила маленький сверток в колыбельку, и со мной остались только доктор и великанша. Я заснула.
        Оскар!
        Совершенно новое имя, имя, которого я никогда не слышала! Оскар! Это звучит красиво! Говорят, что это северное имя. Мой сын будет носить имя северного народа, он будет называться Оскар. Это желание Наполеона, так как он обязательно хочет быть крестным. Он нашел это имя в одной из Кельтских песен Оссиана, которые читал в палатке в пустыне. Когда он прочел письмо Жозефа с сообщением, что я ожидаю ребенка, он написал: «Если это будет сын, Эжени должна назвать его Оскаром. Я хочу быть его крестным». Ни слова о Жане-Батисте, который имеет больше всех прав высказать свое желание. Когда мы показали это письмо Жану-Батисту, он улыбнулся:
        - Не станем обижать твоего прежнего обожателя, девчурка. Пусть будет крестным нашего сына, и Жюли будет представлять его во время крестин. Имя Оскар…
        - Ужасное имя, - сказала Мари, которая была в комнате.
        - Это имя севернего героя, - сообщила Жюли, принесшая нам письмо Наполеона.
        - Но наш сын не с севера и он не герой, - сказала я, рассматривая крошечную мордочку моего малыша, которого я держала на руках. Теперь личико не красное, а желтое… У моего сына желтуха, но Мари уверяет, что почти у всех новорожденных бывает желтуха в первые дни после рождения.
        - Оскар Бернадотт. Это звучит отлично! - говорит Жан-Батист, и дело решено. - Через две недели мы переезжаем, если ты не возражаешь, Дезире.
        Через две недели мы переезжаем в новый дом. Военному министру нужно жить в Париже, и Жан-Батист купил небольшой особняк между улицами Курсель и Роше, на улице Сизальпин. Дом не намного больше нашего маленького дома в Соо, но теперь мы, по крайней мере, будем иметь настоящую детскую рядом с нашей спальней, а также гостиную и отдельно столовую, чтобы Жан-Батист мог принимать политических деятелей и чиновников, которые часто посещают его по вечерам. Пока он принимает их в нашей столовой.
        Что касается меня, то я чувствую себя прекрасно. Мари готовит только мои любимые блюда, и я теперь уже не так слаба и даже могу сама сесть в постели.
        Правда, меня навещает очень много народа, и это меня утомляет. У меня были Жозефина и даже Тереза Тальен, а также писательница с лицом мопса - мадам де Сталь, которую я знаю только понаслышке. Кроме того, Жозеф торжественно преподнес мне свой роман, так как он разродился книгой и считает себя поэтом милостью Божьей. Его книга называется «Моина или поселянка из Мон-Сени», и это такая скучная и сентиментальная история, что я засыпаю каждый раз, как принимаюсь за чтение. Жюли постоянно спрашивает:
        - Не правда ли, прелестно?..
        Я прекрасно знаю, что все эти визиты адресованы не мне и не моему сыну Оскару с его желтой как лимон мордашкой, а жене военного министра. Эта дама с лицом мопса, которая к тому же является женой шведского министра, но которая не живет с мужем, потому что занята писанием романов, а для вдохновения ей необходимо общение с молодыми поэтами, волосатыми, сдиким взглядом, в которых она влюблена…, так вот, эта м-м де Сталь сказала мне, что Франция, наконец, обрела человека, который все поставит на место, и что все считают моего Жана-Батиста настоящим главой правительства.
        Я, конечно, прочла призыв Жана-Батиста к армии в тот день, когда он был назначен военным министром. Этот призыв был так хорош, что у меня слезы навернулись на глаза.
        Жан-Батист обращался к солдатам Родины и писал: «Я вижу вашу скорбь. Нет нужды спрашивать знаете ли вы, что я разделяю ее. Я заверяю, что не позволю себе ни минуты отдыха, пока не обеспечу вас хлебом, обмундированием и оружием. А вы, мои товарищи, вы должны обещать еще раз победить эту ужасную коалицию против нашей Республики! Мы сдержим клятву, которую мы давали!»
        Когда Жан-Батист возвращается из министерства в восемь часов вечера, ему сервируют легкий ужин возле моего изголовья, потом он спускается в свой рабочий кабинет и диктует секретарю до полуночи.
        В шесть часов утра он уезжает верхом на улицу Варенн, где сейчас помещается военное министерство, и Фернан говорит, что его походная кровать, которую Жан-Батист поставил внизу, часто остается нетронутой. Это ужасно, что именно мой муж должен спасти Республику!
        Ведь правительство не имеет денег, чтобы купить обмундирование и оружие для 90 тысяч рекрутов, которые по приказу Жана-Батиста проходят обучение, и эта нехватка денег вызывает ужасные сцены между Жаном-Батистом и директором Сийесом.
        Если бы еще Жан-Батист имел отдых, когда приезжает домой! Но нет. Я слышу, что все время приезжают и уезжают люди, и Жан-Батист вчера сказал мне, что представители различных партий делают огромные усилия, чтобы перетянуть его на свою сторону. Как раз сейчас совершенно разбитый усталостью он глотает свой суп большими глотками. И Фернан докладывает, что Жозеф желает поговорить со своим зятем Жаном-Батистом.
        - Только этого мне не хватало сегодня, - вздыхая, говорит Жан-Батист. - Пригласите его наверх, Фернан.
        Появляется Жозеф. Он наклоняется над колыбелькой и говорит, что Оскар - самый прелестный ребенок, какого он когда-либо видел. Потом он просит, чтобы Жан-Батист спустился в свой рабочий кабинет.
        - Я хочу попросить вас кое о чем и боюсь, что наш разговор будет скучен Дезире, - говорит он.
        Жан-Батист покачал головой.
        - У меня так мало возможностей видеться с Дезире, что я хочу остаться возле нее. Садитесь и рассказывайте покороче, Бонапарт. У меня еще много работы на сегодня.
        Оба сели возле моего изголовья. Жан-Батист взял мою руку, его легкое прикосновение передало мне спокойствие и силу. Мои пальцы скрылись в его руке как под надежной крышей. Я закрыла глаза.
        - Речь идет о Наполеоне, - услышала я. - Что бы вы сказали, если бы Наполеон выразил желание вернуться во Францию?
        - Я скажу, что Наполеон не может вернуться, пока военный министр не вызовет его с театра военных действий в Египте.
        - Дорогой свояк Бернадотт, нам обоим не нужно уверять себя в том, что присутствие Наполеона в Египте сейчас так уж необходимо. С тех пор как мы лишились флота, наши операции в Египте стали… Кампания может быть…
        - Может рассматриваться как поражение. Я его предсказывал.
        - Я не хотел сказать так резко. Но так как сейчас нет перспектив развертывания африканской кампании, можно с большим успехом применить таланты моего брата на других фронтах. Кроме того, Наполеон не только стратег. Вы знаете, как его интересует организационная деятельность. Он сможет быть полезен здесь, в Париже, на любом посту по реорганизации армии. Кроме того…
        Жозеф остановился, ожидая возражений. Жан-Батист молчал. Спокойная и надежная рука его лежала на моей руке.
        - Вы знаете, что против правительства зреют заговоры, - сказал Жозеф.
        - В качестве военного министра я не могу не знать этого, - проворчал Жан-Батист. - Но какое отношение имеет это к командованию нашей армией в Египте?
        - Республика нуждается в сильном… в сильных людях. В военное время Франция не может позволить себе роскошь заниматься партийными интригами и внутренними политическими разногласиями.
        - Вы предлагаете, чтобы я отозвал вашего брата для того, чтобы он раздавил эти различные заговоры? Я вас верно понял?
        - Да. Я думал, что…
        - Раскрытие заговоров - дело полиции. Ни больше, ни меньше.
        - Конечно, когда дело идет о заговорах, угрожающих государству. Но я могу сказать вам по секрету, что влиятельные круги думают о сосредоточении всех положительных сил.
        - Что вы понимаете под концентрацией всех положительных сил?
        - Например, если вы и Наполеон, две наиболее светлые головы в Республике… - он не смог продолжать.
        - Перестаньте вилять! Скажите просто и ясно: чтобы освободить Республику от различных политических группировок и разногласий, кое-кто хочет установить диктатуру. Мой брат Наполеон желает быть отозванным из Египта, чтобы выставить свою кандидатуру на пост диктатора. Будьте искренни, Бонапарт!
        Жозеф, задетый за живое, подскочил. Потом сказал:
        - Я говорил сегодня с Талейраном. Бывший министр считает, что директор Сийес не откажется поддержать изменение Конституции.
        - Я знаю, о чем думает Талейран. Я знаю также, чего хотят некоторые якобинцы, и могу вас уверить, что прежде всего это роялисты, которые возлагают все свои надежды на диктатуру. Что касается меня, то я приносил присягу Республике и я буду уважать нашу Конституцию при всех обстоятельствах. Ясен ли вам мой ответ?
        - Вы понимаете, что эта бездеятельность в Египте может толкнуть на отчаянный шаг человека столь тщеславного, как Наполеон. С другой стороны, мой брат должен устроить в Париже кое-какие личные, очень важные дела. Он намерен развестись. Измена Жозефины глубоко его задела. Если мой брат в своем отчаянии возьмет на себя инициативу своего возвращения, что произойдет?
        Пальцы Жана-Батиста сжали мою руку резким движением, но это длилось лишь секунду. Они разжались, и я услышала, как Жан-Батист спокойно сказал:
        - Тогда я буду обязан, как военный министр предать вашего брата суду военного трибунала и думаю, что он будет расстрелян как дезертир.
        - Но такой горячий патриот, как Наполеон, не может больше оставаться в Африке!
        - Место командующего - возле его войска. Он привел свою армию в пустыню, и нужно, чтобы он оставался там, пока не найдет возможности вывести ее. Даже такой штатский, как вы, господин Бонапарт, должен понимать это!
        Наступило молчание.
        - Как увлекателен ваш роман, Жозеф, - сказала наконец я.
        - Да. Все меня поздравляют, - заметил Жозеф со своей обычной скромностью, поднимаясь.
        Жан-Батист проводил его вниз. Я постаралась заснуть.
        В полусне я вспоминала девочку, гулявшую в саду с худым офицером в поношенном мундире и останавливавшуюся у изгороди, освещенной луной. Нахмуренное лицо офицера было особенно бледным в лунном свете.

«Я знаю свою судьбу, мое призвание!» - говорил офицер. Девочка втихомолку смеялась. - «Веришь ли ты в меня, Эжени? Верь в меня, что бы ни случилось!»
        Он скоро приедет из Египта. Я его знаю. Он приедет и разрушит Республику, как только найдет возможность. Ничто не привязывает его к Республике, к своим согражданам. Он не поймет такого человека, как Жан-Батист, никогда он не понимал таких людей!
        Папа говорил: «Дочурка, если когда-нибудь и где-нибудь у людей отнимут права, данные им Конституцией, права быть свободными и равными, никто о них не скажет:
„Господи, прости их, ибо не ведают, что творят!“…
        Да, Жан-Батист и мой папа поняли бы друг друга!
        Когда часы пробили одиннадцать, вошла Мари, вынула Оскара из колыбельки и подала мне.
        Жан-Батист тоже поднялся в спальню, он знал, что в это время я кормлю Оскара.
        - Он вернется, Жан-Батист, - сказала я.
        - Кто?
        - Крестный нашего сына. Как ты к этому отнесешься?
        - Если я получу полномочия, я пошлю его на расстрел.
        - А в противном случае?
        - В противном случае он присвоит себе полномочия и расстреляет меня. Спокойной ночи, девчурка!
        - Спокойной ночи, Жан-Батист!
        - Но не ломай голову над этим делом. Я пошутил!
        - Я понимаю, Жан-Батист. Спокойной ночи!

        Глава 15
        Париж, 18 брюмера, год VIII
        (За границей - 9 ноября 1799)

        Нашей Республике дали новую Конституцию.
        Он вернулся! Сегодня он совершил государственный переворот, и уже несколько часов, как он глава нашей страны.
        Множество депутатов и генералов уже арестованы.
        Жан-Батист говорит, что мы можем с минуты на минуту ожидать прихода полиции и обыска.
        Для меня будет ужасной бедой, если мой дневник попадет в руки Фуше, министра полиции, или даже в руки Наполеона. Оба, вероятно, посмеются надо мной. Поэтому я постаралась записать поскорее все, что произошло этой ночью, а потом запру свою тетрадь на маленький замочек и отдам ее на хранение Жюли. Ведь Жюли - невестка нашего нового патрона!
        Надеюсь, что Наполеон не позволит полицейским рыться в комодах своей невестки.
        Я сижу в гостиной нашего нового дома на улице Сизальпин. В столовой я слышу Жана-Батиста, который меряет комнату большими шагами. Туда-сюда, туда-сюда…
        - Если у тебя есть опасные записи, отдай их мне. Завтра утром я отнесу их Жюли вместе с моим дневником, - крикнула я в столовую.
        Но Жан-Батист только покачал головой.
        - У меня нет… как ты сказала… опасных записей. Бонапарт прекрасно знает мою оценку его государственного преступления.
        Фернан появился в комнате, и я спросила его, стоят ли до сих пор там, возле нашего дома, эти молчаливые группы людей. Он ответил утвердительно. Я ломала голову, раздумывая, что этим людям нужно от нас.
        Фернан зажег новую свечу в подсвечнике на моем столе и сказал:
        - Они ждут известий о том, что будет с нашим генералом. Говорят, что наш генерал получил приглашение от якобинцев принять на себя командование Национальной гвардией… и… - Фернан задумчиво почесал голову, раздумывая, должен ли он сказать мне правду.
        - Да… люди думают, что нашего генерала арестуют. Они уже искали генерала Моро…
        Я приготовилась провести бессонную ночь. Жан-Батист меряет шагами соседнюю комнату. Я пишу. Часы текут капля за каплей. Мы ждем…
        Да. Он вернулся внезапно. Месяц тому назад в шесть часов утра измученный курьер спрыгнул с коня перед домом Жозефа и сообщил: «Генерал Бонапарт в сопровождении только своего секретаря Бурьена высадился в порту Фрежюс. На маленьком торговом судне он сумел обойти все английские преграды. Он едет в почтовой карете и должен быть в Париже с минуты на минуту.»
        Жозеф послушно оделся, нашел Люсьена, и оба брата встречали Наполеона возле дома на улице Победы. Их голоса разбудили Жозефину. Когда она узнала, что происходит, она достала из гардероба новое платье, захватила шкатулку с косметикой и как сумасшедшая в коляске кинулась к заставе города навстречу Наполеону. В коляске она румянилась и красила веки. Ей нужно было помешать разводу. Она хотела поговорить с Наполеоном прежде, чем с ним будет говорить Жозеф.
        Только успела отъехать коляска Жозефины, как у дверей дома на улице Победы остановилась почтовая карета Наполеона. Экипажи разминулись. Наполеон вышел, и оба брата подбежали к нему и стали хлопать его по плечам, приветствуя. Потом все трое заперлись в маленькой гостиной.
        В полдень Жозефина, совершенно разбитая, вернулась домой и открыла дверь гостиной. Наполеон смерил ее взглядом с головы до ног:
        - Мадам, нам не о чем говорить. Завтра же я начну бракоразводный процесс, а пока прошу вас переехать в Мальмезон. Я же буду подыскивать себе новое жилище.
        Жозефина заплакала. Наполеон повернулся к ней спиной, и братья последовали за ним в его комнаты на первом этаже. Трое братьев Бонапарт часами продолжали свое совещание, к которому несколько позже присоединился бывший министр Талейран.
        В то же время весть о том, что победоносный генерал Бонапарт вернулся из Египта, молниеносно распространилась по Парижу. Любопытные кучками собирались возле его дома, энтузиасты-рекруты кричали:
        - Да здравствует Бонапарт!
        Наполеон показался в окне и помахал им рукой.
        Что касается Жозефины, то она сидела на своей постели, сотрясаемая рыданиями, в то время как ее дочь Гортенс пыталась заставить ее выпить настойку из ромашки для успокоения. Только вечером Наполеон остался один со своим секретарем. Он принялся диктовать письма своим многочисленным депутатам, чтобы сообщить о своем благополучном возвращении. Потом к нему вошла Гортенс, по-прежнему худая и угловатая, по-прежнему бесцветная и застенчивая, но одетая уже как молодая дама. Ее длинный, немного висячий нос придавал лицу выражение преждевременной зрелости.
        - Не можете ли вы поговорить с мамой, папа Бонапарт, - прошептала она.
        Но Бонапарт вместо ответа прогнал ее как надоевшую муху. Он держал у себя Бурьена до полуночи. В то время как он раздумывал, на каком из хрупких позолоченных диванчиков ему расположиться на ночь, так как Жозефина была в спальне, до него донеслись из-за двери душераздирающие рыдания. Он быстро подошел к двери и запер ее на ключ. Жозефина два часа плакала под этой запертой дверью. Потом он отпер. На другой день, утром, он проснулся в комнате Жозефины…
        Жюли, которой все это рассказали Жозеф и Бурьен, передала мне эти новости еще тепленькими.
        - И знаешь, что Наполеон мне сказал? Он сказал: «Жюли, если я разведусь с Жозефиной, весь Париж будет знать, что она меня обманывала, и все будут надо мной смеяться. Но если я останусь с ней, будут думать, что мне не в чем упрекнуть мою жену и что все это было пустыми слухами. Мне сейчас ни в коем случае нельзя быть смешным!»… Это поразительное решение, ты не находишь, Дезире?
        Потом она продолжала свою болтовню:
        - Эжен Богарнэ тоже вернулся из Египта. Все офицеры египетской армии потихоньку на маленьких лодках прибывают во Францию каждый день. Нам рассказывали, что Наполеон оставил в Египте некую Полину Фуре, которую он звал Беллилотт. Она жена одного молодого офицера и последовала за своим мужем в Египет переодетой в военную форму. Когда Наполеон получил письмо с сообщением о похождениях Жозефины, он бегал два часа взад и вперед по своей палатке как сумасшедший, потом пригласил к себе эту Беллилотт и ужинал с ней…
        - Что же с ней теперь? - спросила я. Жюли рассмеялась.
        - Говорят Жюно, Мюрат и прочие… что Наполеон оставил ее своему заместителю так же, как и командование армией.
        - А как он сейчас?
        - Заместитель?
        - Не строй из себя дурочку! Я, конечно, спрашиваю о Наполеоне.
        Жюли задумалась.
        - Знаешь, он изменился. Может быть, это от того, что он изменил прическу, в Египте он остриг волосы, но его лицо сейчас стало каким-то более полным и менее неправильным. Но не только это. Нет. Конечно, нет! Ты ведь сама увидишь его в воскресенье. Вы же приедете обедать в Монтефонтен?
        Парижские нувориши в это время уже завели себе загородные дома, а писатели - сады, под сень которых они удаляются. Поскольку Жозеф чувствует себя элегантным парижанином и писателем, он купил себе очаровательную виллу в Монтефонтене с очень большим парком. В одном часе езды в карете от Парижа. И в следующее воскресенье мы должны там обедать в компании с Наполеоном и Жозефиной.
        Конечно, сегодняшние события никогда не могли бы произойти, если бы Жан-Батист все еще был военным министром к моменту возвращения Наполеона. Но немного ранее у него произошла крупная ссора с директором Сийесом, и он в сильном раздражении подал в отставку. Когда сейчас я раздумываю над тем, что Сийес ожидал возвращения Наполеона и, может быть, нарочно спровоцировал Жана-Батиста на ссору, я считаю такое положение вполне возможным.
        Преемник Жана-Батиста не посмел предать Наполеона суду военного трибунала, потому что различные генералы и ряд депутатов, группировавшихся вокруг Жозефа и Люсьена, были очень рады возвращению Наполеона.
        В эти хмурые осенние дни Жан-Батист принимал многочисленных посетителей. Генерал Моро приезжал почти каждый день и заявлял, что армия должна вмешаться, если Наполеон задумал переворот. Делегация муниципальных советников Парижа прибыла, чтобы спросить, не примет ли генерал Бернадотт командование Национальной гвардией в случае, если произойдут беспорядки.
        Жан-Батист ответил им, что он с большой охотой согласится принять командование, но необходимо, чтобы ему это поручили палаты депутатов или доверило правительство. Но правительство - это военный министр. Тогда муниципальные советники смущенно ретировались…
        Утром того дня, когда мы должны были ехать в Монтефонтен, я услышала очень знакомый голос в гостиной:
        - Эжени! Я хочу видеть моего крестника!
        Я сбежала вниз. Он был в гостиной, загорелый, с коротко остриженными волосами.
        - Мы решили застать вас врасплох, вас и Бернадотта. Поскольку вы приглашены в Монтенфонтен, мы с Жозефиной решили заехать за вами. Прежде всего, я хотел видеть вашего сына и полюбоваться вашим новым домом. Кроме того, я еще не видел моего товарища Бернадотта после того, как вернулся.
        - Вы прекрасно выглядите, моя дорогая, - сказала Жозефина, которая стояла изящная и тоненькая в дверях веранды.
        Жан-Батист вошел, и я побежала в кухню сказать Мари, чтобы она приготовила кофе и ликеры. Когда я вернулась, Жан-Батист уже принес Оскара и Наполеон стоял, наклонившись над нашим сынишкой, приговаривал «ти-ти-ти» и тихонько щекотал ему подбородок. Оскару это не понравилось, и он громко заревел.
        - Вы готовите отличного солдата будущей армии, камрад Бернадотт, - сказал Наполеон, смеясь и хлопая Жана-Батиста по плечу.
        Я взяла сына из рук отца и сразу почувствовала, что малыш мокрый…
        Пока мы пили крепкий сладкий кофе, поданный Мари, Жозефина заговорила со мной о розах. Розы - ее страсть, и я уже слышала, что она устроила у себя в Мальмезоне отличный розариум. Она увидела у нас несколько розовых кустов возле балкона и хотела знать, как я за ними ухаживаю. Отвечая ей, я немного упустила нить разговора Наполеона с моим мужем. Но мы обе сразу замолчали, когда Наполеон сказал:
        - Мне передали, что если бы вы были еще военным министром, вы предали бы меня суду военного трибунала, чтобы меня приговорили к расстрелу, камрад Бернадотт. В чем же вы меня обвиняете?
        - Я думаю, что вы знаете наш военный устав так же хорошо, как я, камрад Бонапарт, - сказал Жан-Батист и продолжал с улыбкой. - И даже лучше, так как вы учились в военной школе и начали службу офицером, в то время как я долго был простым солдатом, о чем вы, вероятно, слышали.
        Наполеон наклонился, чтобы поймать взгляд Жана-Батиста. В этот момент я заметила те изменения, которые произошли в нем. Короткие волосы делали его голову круглой, и худые щеки казались полнее. Кроме того, я никогда не замечала, как резко очерчен его подбородок. Он выдавался вперед, образуя почти угол. Но все это только подчеркивало изменения, не являясь их причиной, ибо решительно изменилась его улыбка. Эта улыбка, которую когда-то я так любила, а позже так опасалась.
        Эта беглая улыбка раньше только изредка освещала его лицо, а теперь она не сходила с его губ. Она стала просительной, она и умоляла, и требовала. Что требовала эта приклеенная к губам улыбка, и кому она была адресована? Конечно, Жану-Батисту. Жана-Батиста надо было завоевать, сделать своим другом, наперсником, единомышленником-энтузиастом.
        - Я вернулся из Египта, чтобы предоставить себя опять в распоряжение своей родины, так как считаю свою миссию в Африке законченной. Вы мне говорите, что границы Франции защищены и что вы, как военный министр, вооружили сто тысяч пехоты и сорок тысяч кавалерии. То войско, что я покинул в Египте, не может иметь никакого значения для французской армии, доведенной вашими стараниями до 400 тысяч человек. В то время, как при создавшемся отчаянном положении в Республике, такой человек, как я…
        - Положение в настоящее время совсем не безнадежно, - спокойно сказал Жан-Батист.
        - Правда? - улыбаясь, спросил Наполеон. - Однако с момента моего возвращения мне рассказывают, что правительство больше не является хозяином положения. Роялисты снова зашевелились в Вандее, а некоторые парижане находятся в открытой переписке с Бурбонами, находящимися в Англии. С другой стороны, клуб Манеж готовит якобинскую революцию. Вы, конечно, знаете, что клуб Манеж хочет сбросить Директорию, камрад Бернадотт?
        - Что касается клуба Манеж, вы, конечно, лучше разбираетесь в его планах и действиях, - медленно сказал Жан-Батист, - так как членами его являются ваши братья Жозеф и Люсьен, которые основали этот клуб и руководят его действиями.
        - По моему мнению, армия и ее командиры сейчас обязаны приложить все силы, чтобы гарантировать порядок и спокойствие. Кроме того, необходимо найти наиболее приемлемую форму правления, которая сохранит идеалы Революции, - сказал Наполеон убежденно.
        Разговор мне наскучил, и я повернулась к Жозефине. Но, к моему удивлению, ее внимательный взгляд был прикован к Жану-Батисту, как будто от его ответа зависело какое-то решение.
        - Я считаю, что будет актом измены, если армия или ее командиры будут способствовать изменению Конституции насильственно.
        Это был ответ Жана-Батиста.
        Просительная улыбка не покидала губ Наполеона. При словах «измена» Жозефина высоко подняла свои тонкие брови. Я налила всем еще кофе.
        - Если сейчас все партии, я повторяю, все партии обратятся ко мне, чтобы предложить мне приложить все мои силы и с помощью лучших людей создать новую Конституцию, отвечающую истинным чаяниям народа, поможете ли вы мне, камрад Бернадотт? Группа, которая хочет осуществить идеи революции, может ли она рассчитывать на вас? Жан-Батист Бернадотт, может ли Франция возлагать свои надежды на вас?
        Серые глаза Наполеона горели, и он, наклонившись, хотел прочесть самые затаенные мысли Жана-Батиста. Мой муж порывисто поставил чашку.
        - Послушайте, Бонапарт, если вы приехали выпить у меня кофе и одновременно предлагаете мне измену, я буду вынужден попросить вас покинуть мой дом.
        Влажный блеск глаз Наполеона потух, его улыбка стала беспокойной.
        - Значит, вы возьметесь за оружие против своих товарищей, которым Нация поручит спасти Республику?
        Звучный смех неожиданно разрядил напряженность момента. Жана-Батиста трясло от приступа смеха, который он не мог долее сдерживать.
        - Камрад Бонапарт! Камрад Бонапарт! В то время, как вы загорали в Египте, меня не раз и не два побуждали разыграть «сильного человека» и, опираясь на штыки моей армии, организовать… как это называется у вас и вашего брата Жозефа… да, сконцентрировать в себе все положительные силы, все могущество. Но я отказался. У нас есть две палаты, в которых достаточно депутатов, и если кто-нибудь из них недоволен, разве не могут они внести изменения в Конституцию? Лично я считаю, что наша Конституция дает вам все возможности для поддержания порядка и спокойствия и для защиты наших границ. Но если представители народа решат без принуждения извне избрать другую форму правления, это никак не может касаться ни армии, ни меня.
        - А если депутаты под давлением извне решат изменить Конституцию, как вы отнесетесь к этому, камрад Бернадотт?
        Жан-Батист встал и подошел к двери веранды. Можно было подумать, что он искал слова ответа там, в серой осенней дымке. Взгляд Наполеона был прикован к этому темному силуэту, повернутому к нам спиной.
        Потом Жан-Батист вернулся, подошел к сидевшему Наполеону и тяжело положил руку ему на плечо.
        - Камрад Бонапарт, вы были в Италии моим главнокомандующим, я знаю, как вы готовите ваши кампании, и говорю вам: у Франции нет лучшего руководителя, чем вы. Можете поверить бывшему сержанту. Но то, что предлагают вам политики, недостойно генерала армии Республики. Не делайте этого, Бонапарт!
        Наполеон внимательно разглядывал маргаритки, вышитые на ковре, и его лицо ничего не выражало. Рука Жана-Батиста соскользнула с плеча Наполеона.
        - Если вы попробуете поступить наперекор моему совету, я буду сражаться с вами и вашими сторонниками при условии, что…
        Наполеон поднял глаза:
        - При каком условии?
        - При условии, что мне это поручит законное правительство.
        - Какой вы упрямый, - прошептал Наполеон.
        Жозефина предложила ехать в Монтефонтен.
        Загородный дом Жюли был полон гостей. Мы встретили там Талейрана и Фуше, и, конечно, личных друзей Наполеона: генералов Жюно, Мюрата, Леклерка и Мармона. Все были приятно удивлены, увидев Наполеона в компании с Жаном-Батистом. После ужина Фуше заметил Жану-Батисту:
        - Я не знал, что у вас с генералом Бонапартом дружеские отношения.
        - Дружеские отношения? - переспросил Жан-Батист. - Мы же родственники.
        Фуше засмеялся.
        - Многие умеют очень ловко выбирать родственников.
        На это Жан-Батист ответил с улыбкой:
        - Бог свидетель, что я не искал этого родства!
        Все последующие дни в Париже только и было разговоров, рискнет ли Наполеон сделать
«этот шаг»? Или воздержится?..
        Однажды я проезжала по улице Победы и видела группы молодых людей, кричавших: «Да здравствует Бонапарт!» Фернан уверяет, что им заплачено за их энтузиазм, но Жан-Батист говорит, что многие не могут забыть крупные суммы, экспроприированные Наполеоном в побежденной Италии и высланные в Париж.
        Когда сегодня утром я вошла в нашу столовую, я вдруг почувствовала: это случится сегодня. Сегодня!
        Жозеф держал Жана-Батиста за пуговицу мундира и лихорадочно убеждал его сейчас же ехать к Наполеону.
        - Вы должны выслушать его. Вы увидите сами, что он хочет спасти Республику, - говорит Жозеф.
        А Жан-Батист:
        - Я знаю его планы. Они не имеют ничего общего с Республикой.
        Жозеф:
        - В последний раз. Вы отказываетесь оказать поддержку моему брату?
        Жан-Батист:
        - В последний раз: я отказываюсь участвовать в государственной измене в какой бы то ни было форме.
        Жозеф обернулся ко мне:
        - Заставьте его внять доводам рассудка, Дезире!
        - Я принесу вам кофе, Жозеф. Вы так взволнованы!
        Жозеф отказался и ушел, а Жан-Батист подошел к двери веранды и стал смотреть в наш безлиственный осенний сад.
        Часом позже генерал Моро, м-сье Саррацин, бывший секретарь Жана-Батиста и еще некоторые господа из военного министерства обрушились на нас как лавина. Они просили Жана-Батиста стать во главе Национальной гвардии и преградить Наполеону доступ в Совет Пятисот.
        - Приказ должен исходить от правительства, - упорствовал Жан-Батист.
        В этой дискуссии приняли участие многие муниципальные советники, которые бывали у нас раньше и которые уже просили Жана-Батиста возглавить армию. Жан-Батист объяснил и им свою позицию:
        - Я не могу действовать ни по приказу муниципального совета Парижа, ни по призыву моих товарищей, мой дорогой Моро! Дайте мне полномочия от правительства или же, если директоры больше не выполняют своих обязанностей, от Совета пятисот.
        Под вечер я впервые увидела Жана-Батиста в гражданской одежде. На нем был темно-красный сюртук, который, казалось, был ему узок и короток, цилиндр, который делал его смешным, и желтый галстук, завязанный художественным узлом. Мой генерал имел вид ряженого.
        - Куда ты? - спросила я.
        - Прогуляться, - ответил он. - Только прогуляться!
        Он прогуливался очень долго. Вечером вновь приехали Моро и его друзья и ждали Жана-Батиста. Была уже темная ночь, когда он вернулся.
        - Ну?.. - спросили мы его хором, желая поскорее узнать новости.
        - Я был у Люксембурга и у Тюильри, - сообщил Жан-Батист. - На улицах сосредоточены войска, но везде царит спокойствие. Это солдаты из армии, побывавшей в Италии. Я узнал некоторых.
        - Наполеон им, конечно, что-нибудь обещает, - сказал Моро.
        Жан-Батист горько усмехнулся.
        - Обещает! Он уже давно обещал им через их офицеров. Поэтому они так быстро вернулись в Париж. Массена, Мармон, Леклерк - все они тяготеют к Наполеону.
        - Как вы думаете, эти войска готовы выступить против Национальной гвардии? - спросил Моро после некоторого раздумья.
        - Они об этом не думают. Я интересовался и долго беседовал со старым сержантом и его людьми. Солдаты верят, что командование Национальной гвардией поручено Бонапарту. Это им сказали их офицеры.
        Моро вскочил.
        - Это самая наглая ложь, какую я когда-либо слышал!
        - Думаю, что завтра Бонапарт потребует от депутатов, чтобы ему поручили командование Национальной гвардией, - спокойно сказал Жан-Батист.
        - А мы будем настаивать, чтобы вы разделили с ним эту должность, - закричал Моро. - Вы готовы?
        Жан-Батист утвердительно кивнул.
        - Предложите в военном министерстве следующее: если Бонапарт получает командование Национальной гвардией, Бернадотт должен разделить с ним эту должность в качестве доверенного лица военного министерства.
        Я не спала всю ночь.
        Снизу до меня доносился гул голосов. Ясный, возбужденный голос Моро, низкий голос Саррацина. Это было вчера, Боже мой! Только вчера!
        С начала нынешнего дня гонцы непрерывно являлись в наш дом. Офицеры всех рангов, потом молоденький солдат, весь в поту, соскочил с коня и крикнул:
        - Бонапарт консул… консул!
        - Присядьте, друг мой, - спокойно сказал Жан-Батист. - Дезире, дай ему стакан вина.
        Прежде, чем солдатик успокоился настолько, что мог связно говорить, в комнату быстро вошел молодой капитан.
        - Генерал Бернадотт, объявлено консульское правительство. Бонапарт - консул.
        С утра Наполеон появился в Совете старейшин с намерением сделать сообщение. Совет старейшин, состоящий в основном из почтенных юристов, одержимых хронической летаргией, со скукой выдержал его лихорадочную речь. Наполеон распространялся с многочисленными отступлениями по поводу объединения против правительства и требовал, чтобы в этот час опасности ему были переданы все полномочия.
        Президент Совета объяснил в сбивчивой запутанной речи, что он должен получить согласие правительства.
        Тогда Наполеон в сопровождении Жозефа отправился в Совет пятисот. Там настроение было совсем иное. Хотя каждый депутат знал, что означает появление Наполеона, сразу возникли разногласия по поводу порядка дня. Но вдруг президент Совета пятисот, молодой якобинец Люсьен Бонапарт, провел брата на трибуну.
        - Генерал Бонапарт хочет сделать сообщение, имеющее решающее значение для республики.
        - Тише, тише! - закричали сторонники Бонапарта. В рядах противников раздались свистки.
        Все свидетели потом говорили, что Наполеон сбился и бормотал что-то по поводу покушения на Республику и заговора против его жизни. Потом его заглушили крики, и он замолчал. Все смешалось.
        Сторонники Бонапарта бросились к трибуне, их противники (а эти противники принадлежали ко всем партиям) вскочили и направились к выходу. Но тут оказалось, что выходы заняты войсками.
        До сих пор не выяснено, кто же дал приказ этим войскам войти в зал, чтобы
«защитить» депутатов. Во всяком случае, во главе их видели генерала Леклерка - мужа Поллет Бонапарт. Национальная гвардия, первоочередной обязанностью которой является защита депутатов, присоединилась к этим войскам. Вскоре весь зал кипел, как котел. Люсьен и Наполеон стояли бок о бок на трибуне.
        Чей-то голос прокричал: «Да здравствует Бонапарт!» Десять, двадцать, восемьдесят голосов подхватили хором. Галерея, где внезапно между журналистами появились Массена, Мюрат и Мармон, начала завывать, и депутаты, на ноги которых наступали огромные сапоги гренадеров и которые уже не видели ничего, кроме ружейных дул, в отчаянии и с облегчением закричали: «Да здравствует Бонапарт! Да здравствует! Да здравствует!»
        В то время как солдаты рассредоточились в углах зала, на галерее появился министр полиции Фуше в сопровождении нескольких господ в штатском и конфиденциально попросил представителей народа, внушавших опасение, что они нарушат «спокойствие и новый порядок», следовать за собой.
        После этого ассамблея заняла свои места для того, чтобы часами обсуждать новую Конституцию. Многие места пустовали. Председатель зачитал проект об образовании нового правительства, во главе которого должны стоять два консула.
        Вечером Фернан принес свежие, еще сырые выпуски газет. Имя Бонапарта, набранное огромными буквами, бросалось в глаза.
        Я была в кухне возле Мари и сказала ей:
        - Помнишь прокламацию, сообщавшую, что Наполеон стал командующим внутренними войсками? Ты принесла ее мне на террасу, у нас в Марселе…
        Мари старательно наливала в рожок молоко, смешанное с водой, для подкармливания Оскара. Я - плохая мать и не кормлю его досыта!
        Пока я была в спальне и, держа Оскара на руках, смотрела, как он жадно глотает и чмокает губами, Жан-Батист поднялся и сел рядом со мной. Вошел Фернан и протянул мне бумагу.
        - Имею честь доложить: незнакомая женщина передала мне это.
        Бернадотт кинул взгляд на бумагу, потом поднес ее к моим глазам. Дрожащей рукой написаны слова: «Генерал Моро арестован».
        - Это послание мадам Моро. Она передала его со своей кухаркой, - сказал Жан-Батист.
        Оскар заснул, и мы спустились вниз. Теперь мы ждем полицию. Я пишу в дневнике, и эта ночь кажется нескончаемой…
        Вдруг возле нашего дома остановилась карета. Мысль, что пришли нас арестовать, лишила меня самообладания. Я вскочила и выбежала в гостиную. Жан-Батист стоял посреди комнаты и внимательно прислушивался. Я подбежала к нему, и он обнял меня за плечи. Никогда в жизни мы не были так близки, как в этот момент!
        Дверной молоток ударил раз, два, три…
        - Я открою, - сказал Жан-Батист, отстраняя меня. И тут мы услышали голоса. Сначала мужской голос, потом женский смех. У меня задрожали колени, я упала на стоящий рядом стул и украдкой вытерла слезы.
        Это была Жюли, Боже мой! Это была только Жюли!
        Потом они вошли в гостиную. Жозеф, Люсьен, Жюли. Дрожащими руками я поставила новые свечи в канделябры, и в комнате стало светло.
        Жюли была в красном платье и, казалось, выпила довольно много шампанского. Ее щеки покрылись красными пятнами, и она все время смеялась так, что не могла говорить.
        Оказывается, они втроем приехали из Люксембургского дворца. Там совещались всю ночь, обсудили пункты новой конституции и составили список временных министров. Потом Жозефина заявила, что теперь следует отпраздновать все, что произошло.
        Послали дворцовые коляски за Жюли, мадам Летицией и сестрами. Жозефина приказала осветить «а джорно» [Как днем (итальянок.)] залы дворца.
        - Мы ужасно напились, но разве сегодня не великий день? Наполеон будет управлять Францией, Люсьен стал министром внутренних дел, Жозеф будет министром иностранных дел, так написано в списке, - болтала Жюли. - Вы должны извинить нас, что мы вас разбудили, но, проезжая мимо вашего дома, я решила, что следует пожелать вам доброго утра, Дезире и Жан-Батист.
        - Ты не разбудила нас. Мы не ложились, - сказала я.
        - Консулы присутствовали на Государственном совете, который будет состоять, в первую очередь, из экспертов. Вас вполне могут пригласить в Государственный совет, свояк Бернадотт, - объяснил Жозеф.
        - Жозефина хочет обставить Тюильри новой мебелью, - сказала Жюли. - Я понимаю ее. Там все такое пыльное и старомодное. Она хочет обить белыми обоями стены своей спальни.
        Жюли болтала без умолку.
        - И, представь себе, она требует, чтобы у нее был настоящий двор. Она пригласит лектрису и трех дам-компаньонок, которые, в сущности, будут фрейлинами. Ведь нужно показать иностранцам, что жена нашего нового главы государства достаточно представительна!
        - Я настаиваю на освобождении генерала Моро! - заявил Жан-Батист.
        - Уверяю вас, что этот арест - мера предосторожности. Моро арестован, чтобы предупредить выпады со стороны населения в отношении него. Ведь нельзя предвидеть, что могут натворить парижане в своем неистовом энтузиазме перед Наполеоном и новой Конституцией. - Это сказал Люсьен.
        Часы пробили шесть.
        - Господи! - вскрикнула Жюли. - Нам пора ехать! Она ожидает нас в коляске, а мы только хотели пожелать вам доброго утра!
        - Кто ожидает в коляске? - спросила я.
        - Моя свекровь, м-м Летиция. Она слишком устала, чтобы подняться поздороваться с вами. Мы обещали подвезти ее домой.
        Мне захотелось увидеть м-м Летицию после сегодняшней ночи. Я выбежала из дома.
        Был сильный туман, и когда я вышла на улицу, какие-то силуэты поспешно отступили в тень. Возле нашего дома все еще стоял народ…
        Я открыла дверцу кареты.
        - М-м Летиция, - крикнула я в темноту. - Это я, Дезире. Я хочу поздравить вас!
        Кто-то зашевелился в углу кареты, но я не могла разглядеть лицо.
        - Поздравить меня? С чем, дитя мое?
        - Наполеон - консул, а Люсьен - министр. И Жозеф говорит…
        - Мои сыновья не должны были так много заниматься политикой, - прозвучал голос из темноты кареты.
        М-м Бонапарт никогда не научится хорошо говорить по-французски. Она не стала правильнее произносить ни одной буквы с тех пор, как мы познакомились в Марселе. Я вспомнила ее отвратительное жилище в подвале… А теперь они будут меблировать Тюильри…
        - Я думала, что вы будете очень рады, мадам, - сказала я неловко.
        - Нет. Место моего Наполеона не в Тюильри. Это неправильно, то, что происходит, - ответила она решительно.
        - Мы живем в Республике, - настаивала я.
        - Позовите Жюли и моих двух мальчиков. Я устала. Они увидят, что Тюильри будет наводить на них мрачные мысли. Да, очень мрачные мысли.
        Наконец они показались: Жюли, Жозеф, Люсьен. Жюли обняла меня и прижалась пылающей щекой к моей щеке.
        - Как это прекрасно для Жозефа, - прошептала она. - Приезжай ко мне обедать. Мне нужно излить перед тобой душу.
        В это время Жан-Батист вышел на улицу, чтобы проводить наших гостей. И тогда из тумана выступили эти незнакомцы, которые провели долгую ночь у нашего дома. Кто-то крикнул:
        - Да здравствует Бернадотт!
        Крик растворился в тумане. И тотчас из тумана откликнулись:
        - Да здравствует Бернадотт! Да здравствует Бернадотт!
        Это были только три или четыре голоса. И была смешно видеть, с каким испугом Жозеф прыгнул в карету.
        Наступил серый дождливый день.
        Офицер Национальной гвардии приехал с приказом: «Приказ консула Бонапарта: Генерал Бернадотт должен явиться к нему в Люксембургский дворец в одиннадцать часов».
        Я кончаю писать и запираю свою тетрадь на ключ. Я отнесу ее к Жюли.

        Глава 16
        Париж, 22 марта 1804
        (Только учреждения сохранили республиканский календарь и пишут - жерминаля, год XII)

        Это было безумием - отправиться одной, ночью, в Тюильри, чтобы говорить с ним.
        Я была предельно добросовестна. Я села в карету мадам Летиции и постаралась продумать, о чем я буду говорить. Часы пробили одиннадцать…

…Я пройду длинными пустынными коридорами Тюильри, я войду в его рабочий кабинет, я подойду к его письменному столу и я ему скажу…
        Карета катилась вдоль Сены. За время жизни в Париже я узнала многие мосты. Но каждый раз, когда я проезжаю мимо того, ТОГО моста, мое сердце сжимается и на мгновенье перестает биться. Я останавливаю карету, выхожу из нее, подхожу к этому мосту…
        Была одна из первых весенних ночей. Весна еще не наступила, но воздух был уже теплый и благоуханный. Весь день шел дождь, но сейчас облака разошлись и стали видны звезды. «Он не пошлет его на расстрел!..» думала я. В волнах Сены отражения звезд, казалось, смешивались с огоньками парижских фонарей. «Он не сможет послать его на расстрел!.. Не сможет?.. Он может все!»
        Медленно ходила я по мосту. Я прожила эти годы без отдыха. Я танцевала на свадьбах и делала реверансы при дворе Наполеона в Тюильри. Я праздновала у Жюли победу при Маренго и я выпила так много шампанского, что утром на другой день Мари должна была держать мою голову над тазом… Я сшила у Роя желтое шелковое платье и еще одно платье, вышитое розовым жемчугом и три белых с отделкой из зеленого бархата и другими отделками…
        Все это были мелочи. Крупное - это был первый зуб Оскара и первое «мама», сказанное Оскаром, и первые шаги Оскара от пианино к комоду.
        Сейчас я часто думаю об этих пробежавших годах. Я восстанавливаю их в памяти в то время, когда я еду к первому консулу. Всего несколько дней, как Жюли вернула мне мой дневник.
        - Я освобождала мой старый комод, который привезла из Марселя. Я поставлю его в детскую. У детей уже много вещей, и им нужен комод. Я нашла твой дневник. Теперь не нужно ведь прятать его у меня, правда?
        - Да, - сказала я. - Теперь в этом нет необходимости. - И добавила: - Пока…
        - Ты многое упустила в записях. Ты даже не записала, что у меня теперь две дочери, - поддразнила меня Жюли.
        - Да. Ты знаешь, что я отдала тебе тетрадь в ту ночь, когда была свергнута Директория. Но теперь я опять буду писать регулярно и конечно запишу, что два с половиной года назад у тебя родилась дочь Зенаид-Шарлотт-Жюли, а через тринадцать месяцев - вторая дочь Шарлотт-Наполеонина. Я запишу также, что ты читаешь огромное количество романов и что ты так увлечена историями о гаремах, что назвала свою первую дочь Зенаид.
        - Надеюсь, она меня простит, - улыбнулась Жюли.
        Я взяла у нее тетрадь. Думаю, что первое, о чем следует написать, - это смерть мамы. Это было прошлым летом, и я сидела в нашем саду вместе с Жюли. К нам подошел Жозеф с письмом от Этьена. Мама умерла в Женеве после апоплексического удара.
        - Теперь мы остались совсем одни, - сказала Жюли.
        - Но у тебя ведь есть я! - возразил Жозеф.
        Он нас не понял. Жюли имеет место возле него, а я - возле Жана-Батиста, но со времени смерти папы только мама помнила все обстоятельства нашей жизни, когда мы были еще маленькими…
        Вечером Жан-Батист сказал мне:
        - Знаешь, мы все послушны законам природы. Эти законы гласят, что мы переживаем своих родителей. Если бывает наоборот, то это противно законам природы. Нужно подчиняться им…
        Это так он пытался утешить меня!.. Говорят, что все женщины в горе должны поделиться им как можно шире. На мой взгляд, это не так.
        Возле моего любимого моста карета м-м Летиции была похожа на какое-то черное страшилище, которое меня сторожило, мне угрожало. На письменном столе Наполеона лежит смертный приговор, и я должна… Да, что я ему скажу? Можно ли говорить с ним так, как говорят с другими? Он не позволяет сесть, пока сам не предложит…
        Утром, которое последовало за той бесконечной ночью, когда мы ждали ареста Жана-Батиста, между ним и Наполеоном произошло объяснение.
        - Вы выбраны членом Государственного совета, Бернадотт. Вы будете представлять военное министерство в моем Государственном совете, - сказал ему новый консул.
        - Вы думаете, что мои взгляды изменились за одну ночь? - спросил Жан-Батист.
        - Нет. Но этой ночью я взял на себя ответственность за Республику, и я не могу позволить себе отказаться от услуг человека, наиболее способного… Соглашаетесь ли вы на эту должность, Бернадотт?
        Бернадотт мне рассказывал, что после этого вопроса воцарилось долгое молчание, во время которого он рассматривал огромную комнату Люксембургского дворца, огромный письменный стол на ножках с золочеными львиными головами. Молчание, во время которого он сказал себе, что директоры согласились с консульством, и что перед ним человек, который оградил Республику от гражданской войны.
        - Вы правы, Республика нуждается во всех гражданах, консул Бонапарт. Я согласен.
        На другой день Моро и все арестованные депутаты были освобождены. Моро даже получил должность. Наполеон готовился к новой кампании в Италии и назначил Бернадотта командующим всеми западными войсками.
        Жау-Батист укрепил наши фронты на берегу Ла-Манша против англичан. Он съездил во все гарнизоны Бретани. Он проводил много времени в расположении своего Генерального штаба в Ренне и не был дома, когда Оскар заболел коклюшем.
        Наполеон выиграл битву при Маренго, и Париж умирал от усталости, так много было праздников по этому поводу. В это время наши войска были уже во всей Европе, потому что Наполеон хотел, чтобы Французская Республика овладела всей Европой.
        Сколько огоньков танцует сейчас в Сене! Гораздо больше, чем тогда… Раньше мне казалось, что нет ничего более грандиозного и более волнующего, чем Париж. Жан-Батист говорит, что наш нынешний Париж уже не город сказок, как в прежние времена, а я не вижу разницы…
        Наполеон разрешил вернуться эмигрировавшим аристократам. В особняках предместья Сен-Жермен появились жители. Загородные дома, которые были конфискованы, возвратили их владельцам. Кареты и коляски Радзивиллов, Монтескье и Монморанси можно встретить в городе. Маленькими шажками эти бывшие знаменитости двигаются по гостиным Тюильри, чтобы склониться в реверансе или поклоне перед главой Республики, и целуют руку бывшей вдове Богарнэ, которая никогда не знала ни голода, ни эмиграции, счета которой оплачивал Баррас и которая танцевала с Тальеном на балу «Родственников жертв гильотины»!
        Иностранные дворы присылают в Париж своих самых утонченных дипломатов. У меня кружится голова, когда я пытаюсь запомнить титулы всех этих принцев, графов, баронов, которых мне представляют.
        - Я боюсь его! Вы же знаете, что у него нет сердца!.. - Я слышу этот голос очень ясно на моем мосту в тишине этой весенней ночи… Голос Кристины. Кристины, маленькой крестьянки из Сент-Максимина, жены Люсьена Бонапарта.
        Сотня, что я говорю, несколько сот человек видели, как Люсьен вел своего брата к трибуне и с горящим взглядом первый крикнул: «Да здравствует Бонапарт!» Несколько дней спустя стены Тюильри дрожали от громкого спора, который произошел между министром иностранных дел Люсьеном Бонапартом и его братом - первым консулом Наполеоном Бонапартом. Сначала спорили о цензуре, которую ввел Наполеон. Потом об изгнании писателей, неугодных ему. Потом разговор перешел на Кристину, дочь трактирщика, которой отказали от дома в Тюильри. Люсьен не долго оставался министром, а Кристина скоро перестала быть поводом для семейных раздоров. Маленькая пухлая крестьяночка с ямочками на красных, как яблоки, щеках вдруг сырой зимней порой начала харкать кровью. Однажды я была у нее, и мы говорили о будущей весне, рассматривая журнал мод. Кристина хотела сшить платье, расшитое золотом.
        - В этом платье вы поедете в Тюильри и будете представлены первому консулу, и вы ему так понравитесь, что он будет ревновать вас к Люсьену.
        Ямочки Кристины разгладились:
        - Я боюсь его! Вы знаете, что у него нет сердца!
        Наконец м-м Летиция настояла, чтобы Кристина была принята в Тюильри. Через неделю Наполеон заявил своему брату:
        - Не забудь завтра привести свою жену в оперу и представить мне ее.
        Люсьен не удержался от колкости:
        - Боюсь, что моя жена откажется от этого лестного приглашения.
        Наполеон поджал губы:
        - Это не приглашение, Люсьен, а приказ первого консула.
        Люсьен покачал головой:
        - Моя жена не послушается даже приказа первого консула. Моя жена умирает.
        Самый дорогой венок у гроба Кристины был украшен лентой: «Моей дорогой невестке Кристине. Н. Бонапарт»…
        Вдова Жубертон - рыжая. У нее пышная грудь и ямочки, которые напоминают Кристину. Она была замужем за банкиром. Наполеон требовал, чтобы Люсьен женился на девушке из аристократии, вернувшейся из эмиграции. Но Люсьен явился в бюро регистрации браков с вдовой Журбертон. В ответ Наполеон подписал приказ о высылке бывшего члена Совета пятисот, бывшего министра за пределы Республики. Люсьен был у нас с прощальным визитом перед отъездом в Италию.
        - Тогда, восемнадцатого брюмера, я хотел сделать для Республики как можно лучше, вы знаете, Бернадотт, - сказал он.
        - Я знаю, - ответил Жан-Батист. - Но вы обманулись тогда, восемнадцатого брюмера…
        Два года тому назад, несмотря на плач Гортенс (она рыдала так громко, что дворцовая охрана поднимала глаза к окнам, откуда раздавались рыдания), Наполеон просватал ее за своего брата Луи.
        Луи, толстый парень, страдал плоскостопием, не имел ни капли любви или нежности к бесцветной Гортенс. Он предпочитал актрис Комеди Франсез. Но Наполеон опасался нового мезальянса в семье. Гортенс заперлась в спальне и рыдала навзрыд. Она не впустила даже свою мать. Тогда послали за Жюли. Жюли царапалась под дверью Гортенс до тех пор, пока девушка не впустила ее.
        - Могу ли я быть полезной вам? - спросила Жюли.
        Гортенс покачала головой.
        - Вы любите другого, не правда ли? - спросила Жюли.
        Гортанс кивнула.
        - Я поговорю с вашим отчимом, - предложила Жюли.
        Гортенс смотрела прямо перед собой.
        - Этот человек принадлежит к окружающим первого консула? Ваш отчим сможет принять его как претендента на вашу руку?
        Гортенс не двигалась. Слезы струились из ее широко раскрытых глаз.
        - Может быть этот человек уже женат?
        Губы Гортенс открылись, она постаралась улыбнуться, потом засмеялась. Она смеялась, смеялась, она захлебывалась смехом… Жюли потрясла ее за плечи.
        - Перестаньте, возьмите себя в руки! Если вы не остановитесь, я позову доктора!
        Но Гортенс не переставала, и моя терпеливая Жюли вышла из себя. Она залепила девушке пощечину Гортенс умолкла. Ее открытый рот закрылся, и она несколько раз глубоко вздохнула. Потом она успокоилась.
        - Я люблю Его! - сказала она тихо. Жюли растерялась от неожиданности.
        - Он знает об этом? - спросила она. Гортенс утвердительно кивнула.
        - Он знает все. Нет вещи, которую бы он не знал.
        Многое он узнает от своего министра полиции Фуше. - Ее голос звучал горестно.
        - Выходите замуж за Луи. Это лучшая партия. Луи, во всяком случае, его любимый брат.
        Несколько недель спустя сыграли свадьбу. Бедной Гортенс ставили в пример сестру Наполеона - Полетт. Как Полетт не отказывалась, ее выдали замуж за Леклерка. А как она плакала, когда Наполеон заставил ее сопровождать Леклерка в его поездке в Сан-Доминго! Вся в слезах она все-таки уехала со своим мужем. Леклерк умер от желтой лихорадки в Сан-Доминго, и Полетт положила в его гроб свои золотые волосы. Первый консул расценивал ее поступок как горе безутешной вдовы. Однажды я ему возразила:
        - Наоборот. Это говорит о том, что она его никогда не любила и хотела дать ему что-нибудь, когда он умер.
        Волосы Полетт отросли, и кудри падали ей на плечи, а Наполеон требовал, чтобы она поднимала волосы и закалывала их гребнями, украшенными жемчугом. Эти гребни были фамильной ценностью князей Боргезе. Боргезе - самая высшая аристократия Италии, она в родстве со всеми европейскими королевскими дворами. Наполеон толкнул свою сестру в объятия второго супруга - князя Камилло Боргезе, старика с трясущимися руками и ногами. Ее сиятельство, княгиня Боргезе! Господи! Полетт, которая когда-то встретилась мне на улице в Марселе в простеньком, коротком платьице…
        Да, все они сильно переменились!.. Я в последний раз посмотрела на пляшущие в Сене огоньки…
        - Почему я? Почему? - думала я. - Почему решили, что я одна смогу его отговорить?.

        Я вернулась к карете.
        - В Тюильри!
        Я решилась выполнить возложенную на меня миссию. Арестован этот Бурбон, герцог Энгиенский, который считает себя на службе Англии и который грозил отвоевать Республику для Бурбонов. Но арест произошел не на французской земле. Герцог жил не во Франции, а в маленьком городке под названием Эттенгейм в Германии. Четыре дня назад Наполеон дал приказ напасть на этот город. Три сотни драгун переправились через Рейн, захватили герцога в Эттенгейме и привезли его во Францию. Сейчас он в крепости Венсен ждет решения своей судьбы. Военный совет сегодня приговорил его к смерти за измену и заговор против первого консула. Приговор передан первому консулу. Наполеон его утвердит или помилует осужденного. Бывшие аристократы, которые теперь имеют ходы к Жозефине, умоляли ее просить Наполеона помиловать герцога. Они все были в Тюильри, в то время как дипломаты осаждали Талейрана. Наполеон не принял никого. Жозефина за обедом пыталась поговорить с ним. Наполеон ответил коротко: «Прошу вас не вмешиваться»…
        Вечером к нему пришел брат Жозеф. Наполеон через секретаря спросил, что нужно брату. Жозеф заявил секретарю: «По делу правосудия». Секретарь получил приказ ответить Жозефу, что Наполеон не хочет, чтобы его беспокоили.
        За ужином Жан-Батист был более молчалив, чем обычно. Вдруг он ударил кулаком по столу:
        - Представляешь, на что осмелился Бонапарт? С помощью трех сотен драгун он посмел захватить политического противника за границей! Он привез его во Францию и отдал под суд военного совета. Для всех, кто имеет хоть малейшее понятие о Правах человека, это пощечина!
        - И что будет с этим узником? Скажи, его ведь не расстреляют? - спросила я со страхом.
        Жан-Батист пожал плечами.
        - И он еще говорит о присяге Республике, он уверяет, что защищает Права человека! - пробормотал он.
        Больше мы не говорили о герцоге. Но я не могла не думать о смертном приговоре, лежащем на письменном столе Наполеона, о приговоре, который ждал одного росчерка пера…
        - Жюли сказала мне, что Жером Бонапарт согласился развестись с этой американкой, - сказала я, чтобы прервать тягостное молчание.
        Жером - несчастный ребенок прежних времен, стал морским офицером и однажды попал в руки англичан. Чтобы избежать плена, он уехал в Америку. В Америке женился на американке мисс Элизабет Петерсон, девушке из Балтимора. Наполеон бушевал. Жером сейчас на пути во Францию и дал согласие на развод с бывшей мисс Петерсон. Единственное возражение, которое он привел Наполеону в свое оправдание, было:
        - Но у нее много денег!
        - Семейные дела первого консула меня совершенно не интересуют, - заявил Жан-Батист.
        У подъезда остановилась карета. «Уже десять! Довольно поздно для визитеров!» - подумала я.
        Фернан доложил:
        - Мадам Летиция Бонапарт.
        Я была очень удивлена. Мать Наполеона не приучила меня к своим визитам без предупреждения. Однако она сама появилась на пороге, отодвинув Фернана.
        - Добрый вечер, генерал Бернадотт, здравствуйте, мадам!
        М-м Летиция не постарела, она скорее помолодела за эти годы. Ее лицо, раньше хмурое от множества забот, как-то посветлело, складки в углах губ разгладились. Но в ее черных волосах проглядывали серебряные нити. Она причесывалась по-прежнему гладко, с большим крестьянским узлом на затылке. Несколько кудряшек, в угоду парижской моде, падают на лоб, что ей совершенно не идет.
        Мы проводили ее в гостиную, и она села на диван, медленно снимая перчатки. Я невольно остановила взгляд на ее руке, украшенной огромным перстнем с камеей, который Наполеон привез ей из Италии. Мне вспомнились ее пальцы, покрасневшие от стирки…
        - Генерал Бернадотт, допускаете ли вы возможность, что мой сын расстреляет герцога Энгиенского? - спросила она без предисловия.
        - Это не первый консул, а военный совет вынес смертный приговор, - ответил Жан-Батист осторожно.
        - Военный совет исполняет желания моего сына. Считаете ли вы возможным, что мой сын допустит приведение приговора в исполнение?
        - Не только возможным, но и вполне вероятным. Иначе я не понимаю, зачем он взял в плен герцога, который находился не на французской территории, и зачем он отдал его суду военного совета.
        - Спасибо, генерал Бернадотт, - произнесла м-м Летиция, рассматривая свою камею.
        - Знаете ли вы мотивы, которые толкнули моего сына на этот поступок?
        - Нет, мадам.
        - Но у вас есть какие-либо предположения?
        - Я предпочел бы их не высказывать, мадам.
        Она промолчала. Она сидела на диване, наклонившись вперед, ноги слегка раздвинуты, как очень уставшая крестьянка, которая может себе позволить минуту отдыха.
        - Генерал Бернадотт, знаете ли вы, к чему приведет исполнение этого приговора?
        Жан-Батист не ответил. Он запустил руку в свои густые волосы, и по его лицу я видела, насколько тягостен ему этот разговор. Тогда она подняла голову. Ее глаза были широко раскрыты.
        - К убийству! Это приведет к подлому убийству!
        - Успокойтесь, мадам, - начал Жан-Батист.
        Но она подняла руки и жестом заставила его замолчать.
        - Успокойтесь, сказали вы?.. Генерал Бернадотт, мой сын на пороге подлого убийства, а я, его мать, должна быть спокойной?
        Я села рядом с ней на диван и взяла ее руку. Ее пальцы дрожали.
        - Наполеон имеет для этого политические основания, - прошептала я.
        Но она сердито огрызнулась:
        - Придержите язык, Эжени! - и вновь впилась взглядом в Жана-Батиста. - Для убийства нет оправдания, генерал! Эти политические основания…
        - Мадам, - мягко сказал Жан-Батист. - Вы много лет назад отослали своего сына в военную школу, и он стал офицером. Вероятно, у вашего сына взгляды на жизнь человека несколько другие, чем у вас, мадам.
        Она горестно покачала головой.
        - Мы не говорим о человеческой жизни во время битвы, генерал! Разговор идет о человеке, которого силой привезли во Францию, чтобы лишить жизни. Этот расстрел лишит Францию уважения в глазах всего мира! Я не хочу, чтобы мой сын Наполеон стал убийцей! Я не хочу этого, понимаете!
        - Вы должны с ним поговорить, мадам, - предложил Жан-Батист.
        - Но, но [Но (итал.) - нет] , синьор, - ее голос хрипел и рот лихорадочно кривился. - Это ничему не поможет. Наполеон скажет: «Мама, ты ничего не понимаешь, иди спать!» или «Мама, хочешь, я увеличу твою пенсию?»… Нужно, чтобы к нему поехала она, Эжени!
        Мое сердце остановилось. Я отрицательно затрясла головой.
        - Синьор генерал, вы не знаете, но давно, когда мой Наполеон был арестован, и мы боялись, что его расстреляют, это она, маленькая Эжени, побежала к военному начальнику, и она пришла нам на помощь. Теперь нужно, чтобы она поехала к нему, нужно, чтобы она напомнила ему…
        - Не думаю, что это может повлиять на первого консула, - сказал Жан-Батист.
        - Эжени… пардон, синьора Бернадотт, мадам, вы же не хотите, чтобы ваша страна стала в глазах всего света Республикой убийц? Правда, вы этого не хотите? Мне рассказывали сегодня те, кто был у меня, что у этого герцога тоже есть старенькая мать и невеста… мадам, сжальтесь надо мной, помогите мне, я не хочу, чтобы мой Наполеон…
        - Дезире, оденься и поезжай в Тюильри. - Жан-Батист говорил тихо и непреклонно. Я встала.
        - Ты проводишь меня, правда, Жан-Батист? Ты проводишь меня?
        - Ты прекрасно знаешь, девчурка, что это отнимет у герцога последний шанс, - сказал Жан-Батист с горькой усмешкой. Потом он обнял меня за плечи и прижал к себе. - Тебе нужно говорить с ним без свидетелей. Я почти уверен, что ты ничего не достигнешь, но все-таки стоит попробовать, моя любимая!
        Его голос был полон жалости. Я согласилась с ним, но не могла не сказать:
        - Будет, пожалуй, неудобно, если я поеду одна ночью в Тюильри. Достаточно женщин, которые в такой поздний час входят… - и, не заботясь о том, что слышит м-м Летиция, я продолжала: - которые входят к первому консулу.
        Но Жан-Батист сказал:
        - Надень шляпу, пальто и - в дорогу!
        - Возьмите мою карету, мадам. И, если вы не возражаете, я подожду здесь вашего возвращения, - сказала м-м Летиция.
        Я машинально согласилась.
        - Я не буду вас беспокоить, генерал. Я сяду здесь у окна и буду ждать, - услышала я еще.
        Потом я побежала в свою комнату и, торопясь, надела свою новую шляпу, украшенную бледной розой.
        С тех пор, как четыре года тому назад адская машина взорвалась рядом с коляской Наполеона, и не проходит месяца, чтобы министр полиции Фуше не раскрыл заговора против первого консула, в Тюильри нельзя попасть без того, чтобы вас не останавливали каждые десять шагов и не спрашивали, зачем вы едете. Однако я преодолела все преграды легче, чем предполагала. Каждый раз, когда меня останавливали, я отвечала: «Я хочу говорить с первым консулом», и меня пропускали. У меня не спрашивали моего имени. Меня не спрашивали также и о цели моего визита. Национальные гвардейцы только понимающе ухмылялись, разглядывая меня, и мысленно меня раздевали… Все это было мне крайне неприятно. Наконец я оказалась у двери, которая должна была вести в приемную первого консула.
        Я никогда здесь не была, потому что на тех семейных торжествах, на которых мы бывали в Тюильри, мы обычно были в апартаментах Жозефины. Два солдата Национальной гвардии, стоявшие на карауле у дверей, меня ни о чем не спросили. Я открыла дверь и вошла.
        Молодой человек в штатском писал за большим бюро. Мне пришлось кашлянуть два раза, чтобы он меня услышал.
        - Что угодно мадемуазель?
        - Мне нужно поговорить с первым консулом.
        - Вы ошиблись, мадемуазель. Вы находитесь в рабочих комнатах первого консула.
        Я не поняла, о чем он говорит.
        - Первый консул уже лег? - спросила я.
        - Первый консул еще находится в своем рабочем кабинете.
        - Тогда проводите меня!
        - Мадемуазель! - было смешно видеть этого молодого человека, разглядывавшего меня от макушки до кончика туфель. - Мадемуазель, камердинер Констан вам, вероятно, сказал, что будет ожидать вас возле входа со двора. Здесь… здесь рабочий кабинет!
        - Но мне нужно поговорить с первым консулом, а не с его камердинером. Пойдите к первому консулу и спросите его, сможет ли он уделить мне одну минуту. Это… это совершенно необходимо.
        - Мадемуазель! - сказал молодой человек умоляющим тоном.
        - И не называйте меня мадемуазель. Я мадам Жан-Батист Бернадотт.
        - Мадемуа… о, простите, мадам… - он смотрел на меня так, как будто я была приведением его бабушки. - Это ужасно, - прошептал он.
        - Возможно. А теперь доложите обо мне.
        Он исчез и быстро вернулся.
        - Прошу вас следовать за мной, мадам. У первого консула посетители. Первый консул просит вас, мадам, подождать минуту. Только одну минуту.
        Он проводил меня в маленькую гостиную с креслами темно-красного бархата, которые стояли вокруг большого мраморного стола. Это, конечно, комната, ожидания. Но я ждала недолго. Открылась дверь, и я увидела мужчин, которые низко кланялись кому-то, приговаривая: «Спокойной ночи!» Дверь за ними закрылась. И тотчас секретарь провозгласил:
        - Мадам Жан-Батист Бернадотт, первый консул просит вас войти.
        - Вот самый прекрасный сюрприз, который я получил, - сказал Наполеон, когда я вошла. Он встретил меня у двери, взял мои руки и поднес их к губам. Он целовал мне руки. Я легонько высвободила их из затянувшегося пожатия…
        - Садитесь, моя дорогая, садитесь! И скажите мне, как вы поживаете? Вы молодеете год от года!
        - Это не совсем так, - ответила я. - Годы бегут, и в будущем году вам уже придется искать воспитателя Оскару.
        Он усадил меня в кресло возле письменного стола. Но сам он не сел против меня, а стал ходить по комнате взад и вперед, и мне приходилось все время вертеть головой, чтобы не потерять его из вида. Это была очень большая комната, уставленная массой всяких столиков, заваленных книгами и манускриптами. Но на большом столе деловые бумаги были сложены двумя стопками. Они были уложены в деревянные коробки, напоминавшие ящики комода. Между ящиками на столе лежала бумага, скрепленная красной восковой печатью. В камине горел яркий огонь, и в комнате было жарко.
        - Нужно, чтобы вы посмотрели это. Первые экземпляры, только что вышедшие из-под пресса. Вот!
        Он поднес мне к носу несколько листков, покрытых текстом. Я увидела знаки параграфов.
        - Конституция готова! Конституция Французской Республики! Законы, за которые Республика сражалась, теперь записаны и закреплены. Они имеют законную силу! Я дал Республике новую Конституцию! Законы самые гуманные, какие когда-либо были. Прочтите здесь: это касается детей. Старший брат не получает наследства больше, чем его остальные братья и сестры. И вот: родители обязаны материально поддерживать своих детей. Посмотрите… - он стал искать другие листки на маленьких столиках и пробегать их глазами. Новый закон о браке. Он разрешает не только развод, но и разделение имущества. А здесь, - он достал еще один листок, - это касается знати. Потомственное дворянство упраздняется.
        - Народ назовет эту вашу Конституцию Конституцией Наполеона, - сказала я.
        Я хотела сохранить его хорошее настроение. Мне это удалось. Легким жестом он бросил листки на мраморную полку камина.
        - Простите меня, мадам, что я вам докучаю, - сказал он, подойдя ко мне очень близко. - Снимите вашу шляпу, мадам.
        Я покачала головой.
        - Нет, нет. Я на минутку. Я хотела только…
        - Но она вам не идет, мадам. Она вам, правда, не идет! Позвольте мне самому снять ее с вас.
        - Нет. Это новая шляпа, и Жан-Батист сказал, что она мне очень идет.
        Он отступил.
        - Конечно… если генерал Бернадотт сказал…
        Он опять начал ходить туда и обратно за моей спиной. «Я его рассердила», - подумала я с сожалением и развязала ленты своей шляпы.
        - Могу ли узнать, мадам, причину вашего визита? - он дразнил меня.
        - Я снимаю шляпу, - сказала я. Я услышала, как он остановился. Потом опять подошел очень близко ко мне. Его рука легла на мои волосы.
        - Эжени, - сказал он. - Маленькая Эжени!..
        Я быстро опустила голову, чтобы уклониться от его руки. Голос был тот, каким он говорил со мной тогда, во время грозы…
        - Я хотела просить вас о чем-то, - сказала я и услышала, что мой голос дрожит.
        Он пересек комнату и оперся о камин напротив меня. Пламя озаряло яркими отсветами его блестящие сапоги.
        - Конечно, - заметил он коротко.
        - Как… конечно? - не могла удержаться я.
        - Я не мог ожидать вашего визита без того, чтобы у вас не было ко мне просьбы, - сказал он колко. И, наклонившись, чтобы подбросить в камин еще полено: - А вообще, люди, которые приходят ко мне, имеют с собой прошение, которое мне подают. Ну хорошо… Чем могу быть полезен вам, мадам Жан-Батист Бернадотт?
        Его покровительственный тон вывел меня из терпения. И все-таки, даже с коротко остриженными волосами и в хорошем мундире он так походил… так походил на того Бонапарта, который был в нашем саду в Марселе!..
        - Не думаете же вы, что я могла приехать к вам среди ночи без достаточно серьезного повода? - спросила я свистящим шепотом.
        Мой гнев, казалось, его забавлял. Он покачивался с носка на каблук и с каблука на носок.
        - Я, честно говоря, не задумывался над этим, но надеялся, что вы откроете мне этот секрет. Ведь надеяться можно, мадам, не правда ли?

«Так не может продолжаться», - подумала я и решила перевести разговор на серьезный тон. Мои пальцы теребили розу на шляпе.
        - Вы испортите свою шляпу, мадам, - заметил он. Я не поднимала глаз. Я проглотила слюну и вдруг почувствовала горячую слезу, скатившуюся по щеке. Я слизнула ее языком.
        - Чем я могу помочь тебе, Эжени? - Он опять стал Наполеоном прежних времен, нежным и внимательным.
        - Вы говорили, что многие приходят к вам, чтобы просить о чем-то. Имеете ли вы привычку исполнять их просьбы?
        - Если я могу взять это под свою ответственность, - конечно!
        - Ответственность перед кем? Вы… вы - человек, который может все, что захочет…
        - Ответственность перед самим собой, Эжени. Ну хорошо, изложи мне твою просьбу.
        - Я прошу о помиловании.
        Молчание. Огонь потрескивает в камине…
        - Ты говоришь о герцоге Энгиенском? Я кивнула.
        Я ожидала ответа всеми фибрами моей души. Он заставлял меня ждать. Я обрывала один за другим шелковые лепестки розы с моей шляпы…
        - Кто послал тебя ко мне, Эжени, с этой просьбой?
        - Разве это не безразлично? Многие посылают вам эту просьбу. Почему и я не могу просить?
        - Я хочу знать, кто тебя послал, - сказал он, дразня меня.
        Я обрывала лепестки розы.
        - Я спрашиваю, кто тебя послал? Бернадотт?
        Я покачала головой.
        - Мадам, я привык, что на мои вопросы отвечают. Я подняла глаза. Он наклонил голову, он приоткрыл рот, маленькие комочки пены сбились в углах губ.
        - Вы не должны кричать на меня, - сказала я. - Вы меня не испугаете. - Я действительно не боялась его в этот момент.
        - Вы любите разыгрывать из себя храбрую даму. Я помню сцену в гостиной м-м Тальен, - сказал он сквозь зубы.
        - Я совсем не храбрая, - ответила я. - В действительности, я даже трусиха. Но когда игра очень большая, я умею брать себя в руки.
        - А тогда, в гостиной м-м Тальен, игра была большая, не правда ли?
        - Тогда это было все, что я имела, - ответила я просто, ожидая новой насмешки, которая должна была последовать.
        Но он молчал. Я подняла голову и поискала его глазами.
        - Но однажды я показала себя очень храброй. Это было давно, когда мой жених, вы знаете, я была невестой когда-то… гораздо раньше, чем познакомилась с генералом Бернадоттом. Так вот, давно, когда мой жених был арестован после казни Робеспьера. Мы боялись, что его расстреляют. Его братья предостерегали меня, думали, что и мне грозит опасность, но я все-таки пошла к коменданту города Марселя с пакетом, в котором были кальсоны и пирог…
        - Да. Поэтому я хочу знать, кто послал тебя ко мне сегодня вечером.
        - Какое это имеет значение?
        - Я объясню тебе, Эжени. Люди, пославшие тебя ко мне, знают меня очень хорошо. Они нашли очень эффективный способ спасти жизнь этому Энгиенскому… Я говорю - способ, возможность! Мне интересно знать, знать, кто так рассчитывает повлиять на меня, чтобы использовать этот шанс, и вмешивается таким образом в мою политику. Ну?
        Я ответила улыбкой. Как односторонне он видит все вещи! Как он все смешивает с политикой?
        - Постарайтесь понять ситуацию так, как вижу ее я, мадам. Якобинцы уговаривают меня впустить эмигрантов и дать им место в обществе. В то же время они шумят, что я должен освободить Республику от Бурбонов. Наша Франция - это Франция, которую я спас… Франция, получившая Конституцию Наполеона… Разве это не бессмысленно?
        Говоря это, он подошел к письменному столу и взял в руки лист с красной печатью. Он прочел несколько слов, которые были там написаны. Потом он бросил документ на стол и повернулся ко мне:
        - Если этот Энгиенский будет расстрелян, я покажу всему свету, что я считаю Бурбонов сбродом, который должна презирать нация. Понимаете ли вы меня, мадам? Но если…
        В несколько шагов он опять был передо мной и опять раскачивался с носка на каблук.
        - Но если я сглажу мои отношения со всеми - и с недовольными, и со всеми этими редакторами, памфлетистами, этими горячими головами, которые считают меня тираном… Нет, я должен расправляться со всеми, кто мешает Республике и защищу Францию от всех врагов, внутренних и внешних.
        Внутренние враги… Где я уже слышала это? Баррас говорил так; это было давно. И он все время глядел на Наполеона… Золоченые часы на камине показывали уже час ночи…
        - Уже поздно, - сказала я, поднимаясь. Но он взял меня за плечи и усадил в кресло.
        - Не уходите еще, Эжени. Я так рад, что вы пришли ко мне! А ночь еще долгая.
        - Вы тоже, вероятно, устали, - проговорила я.
        - Я сплю плохо и очень мало. Я…
        Дверь, которую я сначала не заметила, так как она завешана ковром, приоткрылась. Наполеон не обратил внимания.
        - Кто-то приоткрывает дверь вон там, за ковром, - указала я.
        Наполеон повернулся.
        - Кто там, Констан?
        В проеме открывшейся двери показался маленький человечек в ливрее. Он жестикулировал. Наполеон сделал шаг к нему. Маленький человечек зашептал:
        - Она не хочет ждать. Не хочет больше ждать. И не слушает уговоров.
        - Пусть одевается и уходит, - услышала я.
        Дверь бесшумно закрылась. Я подумала, что это, мадемуазель Жорж из Комеди Франсез. Весь Париж знает, что Наполеон, когда-то обманутый Жозефиной, теперь находится в дружеской связи с «Жоржиной» - шестнадцатилетней актрисой - мадемуазель Жорж.
        - Я не хочу задерживать вас дольше…
        - Вы слышали, что я ее отправил, теперь вы не можете оставить меня одного, - ответил он быстро и вновь усадил меня в кресло. Его голос стал нежным: - Ты просила меня о чем-то, Эжени, впервые в твоей жизни. Ты просила меня?
        Я закрыла глаза. Я устала. Смена его настроений меня очень утомляла. Жара в комнате была невыносимая. В то время возле него я чувствовала себя в состоянии лихорадочной дрожи, и это делало меня совершенно больной. Как странно, что после стольких лет я могу еще понимать все смены настроения этого человека! Я знаю, что сейчас он борется с самим собой, что он не может решиться. Сейчас я уже не могу уйти. Может быть, он уступит доброй половине своей души?.. Великий Боже, может быть, он уступит?..
        - Но ты просто не понимаешь, о чем просишь, Эжени. Ты прекрасно знаешь, что дело не только в этом Энгиенском, что он мне безразличен. Мне нужно, наконец, показать Бурбонам, показать всему миру, что значит Франция! Французский народ сам выберет своего господина…
        Я подняла голову.
        - Свободные граждане свободной Республики идут к урнам… [В данном случае к баллотировочным ящикам]

«Он декламирует поэму или повторяет какой-то текст?» - думала я. А он уже опять был у своего бюро и держал документ в руках. Печать на бумаге напоминала огромное пятно крови.
        - Вы спросили меня, кто послал меня к вам сегодня ночью, - сказала я громко. - Прежде, чем вы примете решение, я хочу ответить на ваш вопрос.
        Он не поднял глаз.
        - Правда? Я слушаю!
        - Ваша мама.
        Он медленно опустил листок, подошел к камину и посмотрел на огонь.
        - Я не знал, что мама интересуется политикой, - пробормотал он. - Она, конечно, волнуется!
        - Ваша мама не рассматривает этот случай как политический.
        - А как же?
        - Как убийство.
        - Эжени, ты переходишь границы!
        - С каким же жаром ваша мама просила меня поехать и поговорить с вами! Бог свидетель, что это не такое уж большое удовольствие!
        Тень улыбки промелькнула на его лице. Потом он стал перекладывать бумаги на своем столе. Наконец он нашел то, что искал. Он поднес лист к моим глазам.
        - Посмотри, как ты находишь это? Я еще никому не показывал.
        В верхнем углу большого листа бумаги была нарисована пчела. А в середине - набросок: квадрат из пчел, нарисованных через равные промежутки.
        - Пчелы… - сказала я удивленно.
        - Да, пчелы, - подтвердил он, удовлетворенно кивнув головой. - Знаешь, что это обозначает?
        Я не знала.
        - Это эмблема!
        - Эмблема? Что вы будете украшать ею?
        Он сделал широкий жест.
        - Все! Стены, ковры, занавеси! Книги, дворцовые кареты, мантию императора!..
        Я сдержала дыхание. Он решился!.. Он смотрел на меня и буквально пронзал меня взглядом.
        - Поняла меня, Эжени, моя маленькая невеста?
        Я почувствовала, что мое сердце бьется сильными толчками. А он уже доставал другой лист. Па нем были львы во всевозможных положениях. Львы отдыхающие, прыгающие, львы лежащие и нападающие. Наверху листа, как раз под рукой Наполеона, был загнут угол. Он сбросил лист на пол и показал другой. На нем был изображен орел с распростертыми крыльями.
        - На этом я остановился. Он тебе нравится? Это мои гербы. Гербы императора Франции.
        Может быть, эти слова мне приснились? Я наклонилась и взяла лист с рисунками. Мои пальцы дрожали. А Наполеон вновь вернулся к своему бюро и держал в руках лист с красной печатью.
        Он был неподвижен, губы крепко сжаты, подбородок резко очерчен. Я почувствовала, как на моем лбу выступают капельки пота. Я смотрела на него, не спуская глаз. Тогда он наклонился вперед. Взял перо. Написал слово на листке и присыпал песком, чтобы просушить. Потом быстро схватил бронзовый колокольчик. На колокольчике был изображен орел с распростертыми крыльями.
        Секретарь вошел в комнату. Наполеон аккуратно сложил листок.
        - Запечатайте!
        Секретарь поторопился покапать воском одной из свечей. Наполеон смотрел на него внимательно.
        - Немедленно отправляйтесь в тюрьму Венсен и передайте это коменданту. Вы отвечаете за вручение этого лично коменданту тюрьмы.
        Пятясь и кланяясь, секретарь покинул комнату.
        - Я хотела бы знать, что вы решили, - сказала я внезапно охрипшим голосом.
        Наполеон наклонился и стал собирать с пола лепестки от моей растерзанной розы.
        - Вы испортили свою шляпу, мадам, - заметил он и протянул мне горсть лепестков.
        Я поднялась, положила рисунок орла на маленький столик и бросила кусочки шелка в огонь.
        - Не огорчайтесь, - сказал он. - Эта шляпа вам не идет.
        Наполеон проводил меня пустынными коридорами. Я смотрела на стены. «Пчелы, - думала я. - Пчелы будут украшать Тюильри».
        Каждый раз, как караульные преграждали мне путь, я вздрагивала. Узнав Наполеона, они сразу «брали на караул». Он проводил меня до кареты.
        - Это экипаж вашей матери. Она ожидает моего возвращения. Что я должна передать ей?
        Он склонился к моей руке, но на этот раз не поцеловал ее.
        - Пожелайте маме доброй ночи. А вас, вас я благодарю от всего сердца за ваш приезд, мадам!
        В моей гостиной я нашла м-м Летицию в том же положении, в каком оставила ее. Она сидела у окна в кресле. Небо уже посветлело. В саду чирикали птички. Жан-Батист что-то писал.
        - Простите, что я так задержалась, - сказала я. - Но он меня не отпускал и болтал о разных вещах. - Железный обруч сжал мне горло.
        - Послал ли он приказ в тюрьму? - спросила м-м Летиция.
        Я кивнула.
        - Конечно. Но он не захотел сказать мне, на что он решился. Он просил передать вам
«доброй ночи».
        - Спасибо, дитя мое, - сказала м-м Летиция, вставая. У двери она еще раз повернулась ко мне. - Что бы ни случилось, спасибо!
        Жан-Батист взял меня на руки и унес в нашу спальню. Он снял с меня платье и сорочку, потом попробовал надеть на меня ночную рубашку. Я была такая усталая, что не могла поднять рук. Тогда он просто завернул меня в одеяло.
        - Знаешь, Наполеон хочет стать императором, - прошептала я.
        - Я слышал об этом. По-моему, это распространяют его враги. Кто тебе сказал?
        - Сам Наполеон!
        Тогда Жан-Батист наклонился ко мне и посмотрел на меня побелевшими глазами. Потом он быстро отошел и отправился в свою туалетную. Я долго слышала, как он ходил по комнате. Я не заснула, пока не почувствовала его рядом с собой и не спрятала лицо на его плече.
        Спала я до позднего утра, и во сне я протестовала против чего-то, что меня мучило. Я видела во сне белые листы бумаги, по которым ползали пчелы.
        Мари принесла завтрак и утренний листок «Монитора». На первой странице я прочла, что герцог Энгиенский был расстрелян сегодня в пять часов угра в тюрьме Венсен.
        Несколько часов спустя м-м Летиция пустилась в дорогу, к своему изгнанному сыну в Италию.

        Глава 17
        Париж, 21 мая 1804 г.

        - Ее императорское высочество, принцесса Жюли, - доложил Фернан, и в шелесте шелков вошла моя сестра Жюли.
        - Госпожа маршальша, как вы провели ночь? - спросила она. Углы ее губ дрожали, и нельзя было понять, смеется она или плачет.
        - Благодарю от всего сердца, Ваше императорское высочество, - ответила я, делая глубокий реверанс, точно такой, каким учил меня м-сье Монтель.
        - Я нарочно приехала пораньше, мы можем немного посидеть в саду, - сказала моя сестра, Ее императорское высочество, принцесса Франции.
        Наш сад невелик; розариум, за которым ухаживаю я сама, не очень хорош, и нет милого развесистого каштана, под которым так хорошо мечталось в нашем саду в Соо. Но когда цветут сирень и две молодые яблони, посаженные Жаном-Батистом в день первой годовщины Оскара, мой садик на улице Сизальпин очень хорош.
        Жюли обмахнула платком пыль со скамейки, прежде чем сесть в своем шуршащем голубом платье. Два страусовых пера, пристроенных к ее прическе, горделиво покачивались.
        Мари принесла лимонад и критическим тоном заметила:
        - Вашему Императорскому высочеству следовало бы немного подрумяниться. Жена маршала выглядит лучше.
        Жюли раздраженно ответила:
        - Это потому, что у нее нет стольких забот. У меня столько хлопот с переездом! Мы переезжаем в Люксембург, Мари.
        - Прекрасный особняк на улице Роше уже нехорош для принцессы Жюли! - заметила Мари сварливо.
        - О нет, Мари! - умоляющим тоном сказала Жюли. - Ты не права. Я ненавижу дворцы! Это лишь потому, что наследник французского престола должен жить в Люксембургском дворце.
        Жюли, жена наследника французского трона, имела очень несчастный вид. Но Мари не желала ничего слышать.
        - Это не пришлось бы по вкусу вашему покойному батюшке, - ворчала она. Вызывающе подбоченившись, она добавила:
        - Ведь покойный месье Клари был республиканцем!
        Жюли сжала ладонями виски.
        - Что я могу? Что я могу?
        - Оставь нас одних, Мари, - попросила я. И как только Мари вышла и не могла нас слышать: - Не слушай эту старую мегеру, Жюли!
        - По правде же, я ничего не могу! - сказала Жюли плаксивым тоном. - Честное слово, переезд на новую квартиру - удовольствие небольшое, а все эти церемонии уносят мое здоровье. Вчера - назначение маршалов, где мы простояли, да, простояли, не присаживаясь, три часа, а сегодня в соборе Дома инвалидов…
        - Мы там будем сидеть, - утешала я ее. - Пей свой лимонад!
        Лимонад был сладковато-горький на вкус. У него был привкус этих последних дней. Единственной «сладостью» этих дней был поток поздравлений: мой Жан-Батист стал маршалом. Маршальский жезл - мечта каждого военного, от простого солдата до генерала. А сейчас эта мечта осуществилась.
        Но не совсем так, как мы ее себе представляли…
        Спустя некоторое время после моего ночного визита в Тюильри был арестован главарь роялистов - Жорж Кадудаль. После смертной казни герцога Энгиенского никто не сомневался в исходе процесса Кадудаля.
        Но я заболела от страха за Жана-Батиста, когда неожиданно генерал Моро, генерал Пишегрю и другие офицеры были впутаны в заговор этого Кадудаля и арестованы. Мы с часу на час ждали ареста. Вместо этого Жан-Батист был приглашен в Тюильри к первому консулу.
        - Французская нация избрала меня. Надеюсь, что вы не пойдете против Республики?
        - Я никогда не шел против Республики и не могу себе представить, как бы я мог это сделать, - спокойно ответил Жан-Батист.
        - Мы производим вас в маршалы, - заявил Наполеон.
        Жан-Батист не понял.
        - Мы? - он.
        - Да. Мы, Наполеон I, император Франции. Жан-Батист поперхнулся. Слова замерли у него на языке. Его оцепенение привело Наполеона в такое веселье, что он хлопнул себя по ляжкам и забегал по комнате, пританцовывая.
        Генерал Моро был обвинен в государственной измене. Он был приговорен не к смерти, а к ссылке. Он уехал в Америку, но в дорогу он пустился в полной генеральской форме. Он не расставался со своей шпагой, на которой по традиции всех офицеров были выгравированы даты всех его побед в сражениях. Последним стояло значительное
«Хохенлинден».
        События развертывались. Позавчера первый консул уехал в Сен-Клу на охоту. Там он получил известие, что Сенат избрал его императором Франции.
        Вчера в торжественной обстановке он вручил маршальские жезлы восемнадцати самым прославленным генералам французской армии.
        Неделю назад Жан-Батист получил секретное указание сшить у своего портного маршальский мундир. Из Тюильри прислали рисунок этого мундира.
        После вручения жезлов каждый маршал произнес короткую речь. Все они обращались к Наполеону: «Ваше величество».
        Во время речей Мюрата и Массена Наполеон прикрывал глаза, и по его лицу было видно, как он устал за последние дни. Но когда заговорил Жан-Батист, тревожное выражение появилось на лице Наполеона.
        Наконец, оно сменилось улыбкой. Его улыбкой, обольстительной и неотразимой. Он подошел к Жану-Батисту, пожал ему руку и просил считать его не только императором, но и другом также. Жан-Батист стоял по стойке «смирно», и лицо его было бесстрастным.
        Я присутствовала на этом празднике на трибуне, построенной специально для жен маршалов. Я держала за руку Оскара, хотя меня и предупредили, что присутствие ребенка нежелательно.
        - Подумайте, сударыня, что может случиться, если ребенок закричит во время речи Его величества?! - сказал мне один из распорядителей церемонии.
        Но я хотела, чтобы Оскар присутствовал при назначении его отца маршалом Франции. В то время, как окружающие реагировали громкими выкриками, а Наполеон пожимал руку Жану-Батисту, Оскар весело размахивал флажком, который я ему купила.
        Жюли была на другой трибуне, на трибуне, предназначенной для семьи императора.
        Поскольку у императора должна быть аристократическая семья, Наполеон назвал своих братьев, кроме Люсьена, конечно же, принцами, а их жен - принцессами. Жозеф был наименован наследным принцем, пока у Наполеона не будет сына.
        Трудно было придумать титул для мадам Летиции. Нельзя же было назвать ее
«вдовствующая императрица», поскольку она никогда не была императрицей, а была всего лишь вдовой скромного корсиканского адвоката Карло Буонапарте. Но так как братья и сестры, говоря о ней, часто называли ее «мадам наша мама», Наполеону пришла в голову мысль представить ее как «Мадам Мать».
        Вообще-то, «Мадам Мать» все еще в Италии у Люсьена.
        Гортенс, жена Его императорского высочества, плоскостопого принца Луи, стала принцессой благодаря замужеству, а Эжен Богарнэ, сын ее величества императрицы, получил титул Его высочества…
        Хотя сестры Наполеона за 24 часа успели сшить у лучших портных костюмы, расшитые пчелами, «Монитор» пока еще не опубликовал ничего об их возведении в ранг принцесс. Каролина, которая замужем за Мюратом, так же, как и я, стала супругой маршала. В «Мониторе» сообщалось, что маршалы впредь будут отвечать на обращение
«монсеньор». По этому поводу Каролина спросила вполне серьезно, буду ли я называть своего мужа монсеньором при посторонних. На этот глупый вопрос я ответила не менее глупо:
        - Нет. Я буду называть его монсеньором только в спальне. При посторонних я буду называть его Жан-Батист.
        После церемонии восемнадцать семей маршалов обедали в Тюильри с императорской семьей. Стены, ковры, занавеси были расшиты золотыми пчелами. Несколько сотен вышивальщиц работали день и ночь, чтобы закончить вовремя эти орнаменты.
        Мне все время казалось, что этот мотив из пчел мне что-то напоминает. И вдруг, когда я опустила свой бокал шампанского и выгравированная на нем пчела повернулась вниз головой, я поняла: это были лилии… Пчелы Наполеона - это перевернутые лилии Бурбонов!
        Я сразу поняла, что это не случайно… Мне захотелось спросить у Наполеона, угадала ли я, но он сидел за столом слишком далеко от меня. Я слышала лишь раскаты его смеха и то, как он называл Каролину через весь стол: «жена маршала - маршальша».
        - Чем все это кончится? - спросила я у Жюли.
        - Но это еще только начало, - тихо ответила Жюли, поднося к носу флакон с солями.
        - Тебе нехорошо? - спросила я обеспокоенно.
        - Я совершенно не сплю с тех пор, как все это началось, - ответила она. - Подумай, если у императора не будет сына, и если мы с Жозефом должны будем наследовать… - Она задрожала и бросилась мне на шею. - Дезире, ты - единственная, кто может меня понять! Подумай, я всего лишь дочь торговца шелком из Марселя! Я не могу…
        Я оторвала ее руки от своей шеи.
        - Тебе нужно успокоиться, Жюли. Покажи всем, кто ты на самом деле! Покажи всему Парижу, всей Франции!
        - Но кто же я? - спрашивала Жюли дрожащими губами.
        - Ты - дочь торговца шелком Франсуа Клари, - сказала я твердо. - Не забывай этого, Жюли Клари. Подними голову! Тебе не стыдно?
        Жюли встала, и я проводила ее в туалетную комнату. Страусовые перья, приколотые к ее прическе, сбились на сторону, у нее покраснел нос, и она опять готова была расплакаться. Без сопротивления она позволила мне привести в порядок ее прическу, подрумянить щеки и попудрить нос. Я не могла не рассмеяться.
        - Скажи мне, Жюли, - говорила я, смеясь, - разве не удивительно, что ты чувствуешь себя такой усталой и разбитой? Ведь только дамы из бывшей аристократии так слабы здоровьем. А ты, принцесса Жюли, из очень благородной семьи Бонапартов, стала аристократически слаба и, конечно, ты менее сильная, чем жена разночинца Бернадотта.
        - Не делаешь ли ты ошибки, Дезире, что не принимаешь Наполеона всерьез? - сказала Жюли.
        - Ты забываешь, что я первая приняла его всерьез. Но сейчас мы должны поторопиться. Я хочу посмотреть на кортеж членов Сената перед тем, как ехать в Дом Инвалидов.
        Агенты полиции охраняли подъезд Люксембургского дворца, и я слышала, как они называли Наполеона императором Франции. Во главе кортежа ехал батальон драгун. Затем следовали двенадцать муниципальных советников пешком, все в поту. Это не было большим удовольствием для господ, не привыкших ходить пешком! Сзади них показались два префекта в парадной форме. И затем под оглушительный хохот зрителей - Фонтен, президент Сената, верхом на лошади. Фонтена посадили на гнедую лошадь, смирную как ягненок, которую к тому же вел под уздцы конюх. И все-таки создавалось впечатление, что президент Сената свалится с лошади с минуты на минуту. В левой руке он держал свиток пергамента, правой вцепился в луку седла. Сзади него маршировали все члены Сената. Сзади шел военный оркестр, так громко игравший кавалерийский марш, что даже спокойная лошадь Фонтена взволнованно трясла ушами. Офицеры парижского гарнизона и четыре эскадрона кавалерии замыкали шествие.
        Возле дворца кортеж остановился. Трубач проиграл сигнал. Бедный Фонтен развернул свиток и прочел постановление консульского Сената, который решил избрать первого консула генерала Бонапарта императором Франции. Толпа слушала в молчании, и когда он окончил, несколько голосов закричали: «Да здравствует император!» Военная музыка заиграла Марсельезу, затем кортеж двинулся дальше. Фонтен читал прокламацию также на площади Законодательства, Вандомской, Карусель и перед городской ратушей.
        Потом мы с Жюли приказали кучеру везти нас как можно быстрее к Дому Инвалидов, так как мог произойти ужасный скандал, если бы мы опоздали к намеченному часу. Нас провели на галерею, предназначенную для императрицы и дам королевской семьи, а также для жен маршалов. Мы поспели в последний момент. Жюли быстро проскользнула на свое место, слева от Жозефины. Меня посадили во втором ряду, и я повернула шею, чтобы бросить взгляд между страусовых перьев, которые украшали прическу Жюли, и детских кудряшек, украшенных нитками жемчуга, на головке Жозефины.
        Внизу было видно колышущееся море мундиров. В первых рядах сидели семьсот офицеров возвращенной из Египта армии, сзади них - худые и застывшие в неподвижности двести слушателей Политехнической академии.
        Перед церковными скамьями поставили восемнадцать золоченых кресел. Там сияло золото на темно-синих мундирах. Маршалы в противовес скованности других военных, казалось, развлекались. Я увидела, что Жан-Батист с увлечением рассказывает что-то маршалу Массена, а Жюно даже повернул к нам свою золотистую голову и делал какие-то гримасы своей жене. Жозефина открыла свой веер и сделала ему знак, что он ведет себя невозможно.
        Наконец замолчали и маршалы. Кардинал вышел перед алтарем, стал на колени и молча начал молиться. В то же мгновенье мы услышали снаружи звуки труб и выкрики толпы:
«Да здравствует император!»
        Кардинал поднялся с колен и медленно пошел к входным дверям Дома Инвалидов в сопровождении десяти почтенных церковнослужителей. Там он встретил императора Франции. Жозеф, Луи и министры сопровождали Наполеона. Оба принца были в странных костюмах. В бархатных жилетах, широких штанах и шелковых белых чулках они походили на актеров, играющих роль лакеев в спектакле Комеди Франсез.
        Процессия прибывших, смешавшись со служителями собора, заиграла всеми цветами радуги. Во главе шли Наполеон и кардинал. Наполеон был в темно-зеленом мундире без всяких украшений.
        - Он сошел с ума! Он надел свою полковничью форму без знаков отличия, - зашептала Каролина возмущенно.
        Она сидела рядом с принцессой Гортенс. Гортенс толкнула ее острым локтем и шепнула:
        - Тише!
        Медленно Наполеон поднялся по трем ступеням, которые вели к золоченому трону с левой стороны алтаря. Я думаю, что это был трон, так как я раньше не видела трона. Потом он сел на этот трон, маленькая одинокая фигурка в зеленом полковничьем мундире.
        Я изо всех сил старалась разглядеть эмблему, вырезанную на высокой спинке этого золоченого кресла. Это была «Н», огромная «Н», окруженная лавровым венком.
        Шелест шелковых платьев дал мне понять, что нужно опуститься на колени, и я услышала, что кардинал начал мессу. Наполеон встал и сошел на две ступеньки вниз.
        - Он отказался исповедоваться, - зашептала Каролина на ухо Полетт. - Однако дядюшка Феш его быстро уговорил.
        Гортенс опять зашикала. Жозефина закрыла лицо руками. Она молилась самозабвенно.
        Дядюшка Феш…
        Аббат, который во время Революции решил выбрать себе карьеру коммивояжера и попросил у Этьена место в торговом доме Клари, уже довольно давно вернулся к своему привычному делу священнослужителя. С того дня, когда французские войска вошли в Рим и генерал Бонапарт вырабатывал условия мира с Ватиканом, дядюшка Феш надел кардинальскую митру. И сейчас дядюшка Феш в пурпурной мантии поднимает золотую дарохранительницу.
        На коленях были маршалы, офицеры, слушатели Политехнического училища, солдаты - все были на коленях. Жозефина, первая императрица Франции, и рядом с ней вся семья Бонапарта - были на коленях. Церковные служки были на коленях.
        А Наполеон стоял на первой ступеньке трона и только слегка склонил голову с видом вежливого внимания. Замолкли последние звуки органа. По церкви прошелестел легкий вздох. Потом тысяча человек задержала дыхание. Наполеон достал из кармана мундира бумагу и начал говорить. Он даже не развернул листок. Он говорил, не заглядывая в написанный текст. Без усилия его голос с металлическим оттенком разносился по всей церкви.
        - Ом брал уроки дикции у одного актера, - зашептала Каролина.
        - Нет, у актрисы, - сказала Полетт с подавленным смехом. - У мадемуазель Жорж.
        - Тише, - прошипела Гортенс.
        Закончив говорить, Наполеон сошел со ступенек своего трона. Он подошел к алтарю и поднял правую руку, принося присягу. Потом он обратился к присутствующим:
        - Клянитесь приложить все ваши силы для сохранения прав, на которые опирается наше государство: свобода, равенство. Клянитесь!
        Все руки поднялись. Моя рука также. Возглас клятвы поднялся волной до высоких сводов Дома Инвалидов и долго дрожал в переполненном соборе.
        Началось «Те-деум» [«Тебя, Бога, хвалим!» - благодарственный молебн.] . Медленно Наполеон вернулся на свой трон и внимательно смотрел на ряды скамей. Орган гремел.
        Сопровождаемый восемнадцатью маршалами в расшитых золотом мундирах, Наполеон покинул церковь. Перед церковью он сел на белую лошадь и вернулся в Тюильри во главе всех офицеров гвардии. Толпы народа радостно кричали. Женщина с безумным взглядом протягивала к Наполеону грудного ребенка и кричала: «Благослови его! Благослови!»
        Жан-Батист ожидал меня у дверцы нашей кареты. Когда мы возвращались домой, он сказал:
        - Ты все видела? Скажи, какое выражение было у него, когда он сидел на своем троне?
        - Он улыбался. Но одними губами, не глазами.
        И так как он ничего не говорил, а смотрел прямо перед собой, я спросила:
        - О чем ты думаешь, Жан-Батист?
        - О воротнике моего маршальского мундира. Регламентированная высота воротника совершенно неприемлема. И вообще, воротник узок, и меня ужасно стесняет.
        Я посмотрела на него. Жилет из белого шелка и темно-голубой мундир были вышиты золотыми нитями. Вышивка представляла собой листья дуба. Пальто из голубого бархата было на белой шелковой подкладке и тоже обшито золотом. Там также были вышиты листья дуба.
        - Твой бывший жених удобно устроился. В то время как он запеленал нас в золоченые листья, он сам надел походную форму полковника, - сказал Жан-Батист с горечью.
        Мы вышли из кареты возле нашего дома. Несколько молодых людей подбежали к нам, крича:
        - Да здравствует Бернадотт!
        Жан-Батист ответил им:
        - Да здравствует император!
        Когда мы вдвоем сидели за ужином, он заметил мимоходом:
        - Тебя, вероятно, заинтересует, что император возложил на министра полиции миссию следить не только за личной жизнью, но даже и за перепиской своих маршалов.
        - Жюли говорила мне, что он хочет короноваться этой зимой, - сказала я, приняв к сведению то, что он мне сообщил.
        Жан-Батист громко засмеялся.
        - Кто будет его короновать? Дядюшка Феш, может быть, возложит корону на его голову?
        - Нет, короновать его будет Папа.
        Жан-Батист так порывисто поставил на стол свой стакан, что вино пролилось на скатерть.
        - Но это… - он покачал головой. - Дезире, я думаю, что это невозможно. Не поедет же он в Рим, чтобы короноваться там?
        - Нет, конечно! Для этого Папа должен будет приехать в Париж.
        Я не сразу поняла, почему Жан-Батист находил это невозможным, но потом он мне объяснил, что Папа никогда не покидает Ватикан.
        - Я не слишком силен в истории, но мне кажется, что этого никогда не бывало, - сказал он.
        Я посыпала солью пятно на скатерти. Тогда будет легче отстирать его.
        - Жозеф думает, что Наполеон заставит Папу приехать, - сказала я.
        - Бог свидетель, что я не слишком ревностный сын Римской церкви, да и нельзя этого требовать от бывшего сержанта Революции, но мне кажется, что нехорошо заставлять старика ехать по плохим дорогам в Париж, - ответил Жан-Батист.
        - Уже нашли несколько старых корон, скипетр и державу, - сообщила я. - И мы тоже должны будем играть свои роли на этой церемонии. Жозеф и Луи хотят сшить себе придворные костюмы в испанском стиле. Луи, особенно со своими плоскими ступнями, будет иметь изящный вид…
        Жан-Батист смотрел перед собой. Потом он сказал резко:
        - Я попрошу у него военное губернаторство в самой удаленной от Парижа провинции. Я хочу внести изменения в управление завоеванными нами территориями. Не только как военная власть, понимаешь? Я задумал многие реформы и уверен, что смогу создать хорошую жизнь в подчиненной мне провинции.
        - Но тогда тебе придется уехать? - сказала я, уже внутренне протестуя против его проекта.
        - Придется обязательно. Бонапарт выторгует для Республики мир на новых условиях, но, конечно, не длительный. А мы, маршалы, мы будем ездить верхом по всей Европе, пока… - он промолчал. - Пока мы вновь не будем воевать. Так как Наполеон прирожденный солдат. - Говоря это, Жан-Батист расстегнул свой воротник.
        Я смотрела на него.
        - Форма маршала слишком тесна тебе!
        - Это правда, девчурка. Маршальская форма мне тесна! Поэтому сержант Бернадотт покинет Париж очень скоро. Ну, допивай свой стакан и пойдем спать!

        Глава 18
        Париж, 30 ноября 1804

        Папа действительно приехал в Париж, чтобы короновать Наполеона и Жозефину.
        А Жан-Батист устроил мне ужасную сцену, потому что он внезапно приревновал меня к нему. (Не к Папе, конечно, а к Наполеону).
        В этот день репетировали шествие коронационного кортежа императрицы. У меня до сих пор кружится голова, а больше всего меня огорчило, что Жан-Батист ревнует. Поэтому я не могу спать и сижу за большим письменным столом Жана-Батиста и пишу мой дневник.
        Жан-Батист уехал, и я даже не знаю куда.
        Через два дня состоится коронация, и в Париже только и говорят об этом уже два месяца. Наполеон хочет, чтобы это событие было самым блестящим во все времена. А Папа согласился приехать в Париж, так как Наполеону необходимо, чтобы все страны и особенно сторонники Бурбонов видели, что Наполеон действительно коронован и помазан на трон в соборе Нотр-Дам.
        Прежние «султаны» Версальского двора, все как один набожные католики, заключили между собой пари по поводу приезда Папы. Никто не мог поверить, что он приедет.
        И вдруг он совершил свой въезд в Париж несколько дней назад со свитой из шести кардиналов, четырех архиепископов, шести прелатов и с целой армией докторов, секретарей, солдат швейцарской гвардии и лакеев… Пий VII собственной персоной.
        Жозефина устроила в Тюильри грандиозный банкет в его честь. Но Папа рано ушел в свои покои очень оскорбленный, так как после ужина его хотели развлекать балетным спектаклем. А ведь императрица и в мыслях не хотела обидеть его!
        - Поскольку старик в Париже, нужно же было… - попробовал оправдать ее Жозеф, говоря с дядюшкой Фешем. Но тот, уже ставший с головы до ног кардиналом, только возмущенно покачал головой.
        Уже несколько недель члены императорской семьи репетируют свои роли в предстоящем торжестве. Репетиции проходят в Фонтенбло и Тюильри.
        Сегодня после полудня и мы, жены восемнадцати маршалов, репетировали свои роли в церемонии коронации императрицы.
        Когда я приехала в Тюильри вместе с Лаурой Жюно и мадам Бертье, нас проводили в белую гостиную Жозефины. Там собрались уже все члены семьи и шел оживленный разговор.
        Ответственность за руководство церемонией коронации возложена на Жозефа, но дирижером церемонии является Деспро, которому вручено на все расходы по церемонии две тысячи франков и который вникает во все детали.
        Деспро - постановщик балетов и часто ассистировал противному Монтелю, у которого я когда-то училась аристократическим манерам.
        Мы, жены маршалов, забрались в уголок и пытались понять, о чем идет такой бурный спор.
        - Но это желание Его величества, - говорил Деспро огорченным тоном.
        - Даже если он прогонит меня из Франции как бедного Люсьена, я не буду этого делать, - визжала Элиза Бачиокки, урожденная Бонапарт.
        - Нести трен?.. Это же смешно, - сказала Полетт с возмущением.
        - Но Жюли и Гортенс тоже понесут трен и они не отказываются, хотя они обе императорские высочества, - сказал Жозеф, пытаясь утихомирить страсти.
        Его волосы были спутаны, так как он все время хватался за голову.
        - Императорские высочества! - прошипела Каролина. - А почему мы, сестры императора, не носим таких титулов? Мы что же, менее уважаемы может быть, чем Жюли, дочь торговца шелком?
        Я почувствовала, что краснею от злости.
        - Или Гортенс, дочь этой… этой… - Каролина искала самое несправедливое, самое обидное слово для Ее величества императрицы Жозефины.
        - Мадам, умоляю вас, - сказал Деспро, вздыхая.
        - Они спорят о коронационной мантии с огромным треном, - шепнула мне на ухо Лаура Жюно. - Император желает, чтобы трен несли его сестры и принцессы Жюли и Гортенс.
        - Ну, можем мы начать репетицию? - Жозефина вышла из внутренних покоев и имела очень странный вид. На ее плечи были накинуты две простыни, которые должны были изображать коронационную мантию. Мантия была еще не готова.
        Мы присели в придворном реверансе.
        - Прошу всех встать на свои места в кортеже, сопровождающем Ее величество, - закричал Жозеф.
        - Даже если она будет ходить на руках, я не понесу ее трен, - быстро сказала Элиза Бачиокки.
        Деспро подошел к нам.
        - Из восемнадцати жен маршалов всего семнадцать, - задумчиво заметил он. - Ведь жена маршала Мюрата понесет трен, так как она сестра императора.
        - И не подумаю, - закричала Каролина с другого конца комнаты.
        - Я не знаю, как я смогу поставить семнадцать жен маршалов парами, - задумчиво рассуждал Деспро. - Монтель, сможете ли вы из семнадцати дам сделать девять пар, которые будут идти впереди Ее величества?
        Монтель приблизился к нам и наморщил лоб, раздумывая.
        - Семнадцать дам… попарно… и никто не может идти без пары?
        - Не смогу ли я помочь вам решить эту стратегическую задачу? - спросил кто-то сзади нас. Мы быстро повернулись и тут же присели в низком реверансе. Наполеон!
        - Предлагаю сделать так: шестнадцать жен маршалов попарно открывают кортеж Ее величества. Потом пойдет, как мы решили, Серюрье с кольцом императрицы, Мюрат с ее короной, а затем одна из жен маршалов с… да, конечно, с подушкой, на которой будет кружевной платок Ее величества. Это будет очень поэтично!
        - Это гениально, Ваше величество, - прошептал Деспро, складываясь вдвое в низком поклоне. Монтель, в свою очередь, тоже склонился до земли.
        - И эта дама с кружевным платком… - Наполеон сделал маленькую паузу и переводил взгляд, выбирая, с м-м Бертье на Лауру Жюно, с Лауры на некрасивую м-м Лефевр. Но я уже знала его решение. Я сжала губы и не смотрела на него. Я хотела быть одной из шестнадцати, женой маршала Бернадотта, ни больше ни меньше, я не хотела выполнять это почетное поручение, я не хотела…
        - Мы попросим м-м Жан-Батист Бернадотт взять эту миссию на себя. М-м Бернадотт будет очаровательна. В небесно-голубом не правда ли?
        - Голубой цвет мне не идет, - пробормотала я, думая о своем голубом шелковом платье, которое было на мне в гостиной м-м Тальен.
        - В голубом, - повторил император, который, конечно, тоже вспомнил это несчастное платье и отвернулся от меня.
        Когда он подошел к своим сестрам, Полетт открыла рот и сказала:
        - Сир, мы не хотим…
        - Мадам, вы забываетесь! - быстро сказал Наполеон голосом, прозвучавшим как удар хлыста. Никто не должен заговаривать с императором, прежде чем он сам обратится.
        Полетт закрыла рот. Наполеон повернулся к Жозефу.
        - Еще разногласия?
        - Наши сестры не хотят нести трен императрицы, - сказал Жозеф жалобным тоном, откидывая назад свои волосы, взмокшие от пота.
        - Почему не хотят?
        - Сир, м-м Бачиокки и Мюрат и герцогиня Боргезе думают…
        - Тогда трен понесут только их императорские высочества, принцессы Жюли и Гортенс.
        - Трен очень тяжел, чтобы его могли нести две дамы, - сказала Жозефина, которая, приподняв свои простыни, подошла к Наполеону.
        - Если мы не получим такие же титулы, как Жюли и Гортенс, мы категорически отказываемся от таких же обязанностей, - сказала Элиза угрожающим тоном.
        - Придержи язык, - резко сказал Наполеон. И обернувшись к Полетт, которую любил: - Ну, чего вы хотите?
        - Мы имеем такое же право на титул принцесс, как и эти две, - сказала Полетт, кивая на Жюли и Гортенс.
        Наполеон поднял брови.
        - Можно подумать, что я унаследовал корону своего отца и что я должен делить это право с моими сестрами и братьями! Мои братья и сестры забыли, что высокий титул - это свидетельство моих личных заслуг. До сих пор никто еще не признал за ними таких заслуг, не правда ли?
        В наступившей тишине мы услышали шепот Жозефины как легкий порыв ветерка.
        - Сир, я прошу вас, будьте добрым и присвойте титулы императорских высочеств вашим сестрам!

«Она хочет дружбы, - подумала я. - Она боится. Может быть и правда то, о чем шепчутся, что он подумывает о разводе?»
        Наполеон засмеялся. Спектакль, казалось, очень его развлекал, и мы поняли, что он развлекается с самого начала.
        - Хорошо! Если вы обещаете, что будете хорошо себя вести, назову вас…
        - Сир! - вскрикнули Элиза и Каролина в порыве радости.
        - Наполеон, грацие танто [Большое спасибо (итальянск.)] ! - пробормотала Полетт.
        - Я хочу видеть репетицию кортежа коронации Ее величества, - сказал Наполеон, обращаясь к Деспро. - Начинайте!
        На фортепиано, долженствовавшем изображать оркестр, кто-то заиграл торжественный марш. Потом Деспро поставил шестнадцать жен маршалов в восемь пар, и Монтель показал им, как они должны идти - грациозно, легко и торжественно одновременно. Это было, казалось, совершенно невозможно для шестнадцати дам, на ноги которых в это время смотрел император. Они двигались через комнату в растерянности, и Полетт кусала себе пальцы, чтобы не расхохотаться.
        Наконец позвали Серюрье и Мюрата. Они торжественно выступали и несли диванные подушки, подобные которым они понесут во время коронации и на которых будут кольцо и корона императрицы.
        После них мне надлежало идти одной, вооруженной только подушкой с дивана. Потом двинулась Жозефина, увешанная простынями, которые несли позади нее три вновь титулованные принцессы и Жюли с Гортенс.
        Таким пышным кортежем мы четырежды пересекли гостиную и остановились лишь тогда, когда Наполеон повернулся на каблуках, уходя. Мы тотчас сделали низкий реверанс. Но взволнованный Жозеф последовал за братом.
        - Сир, я вас умоляю…
        - Я занят, - сказал нетерпеливо Наполеон.
        - Сир, вопрос о девственницах, - сказал Жозеф и сделал знак Деспро приблизиться.
        Деспро подошел к Жозефу и повторил:
        - Девственницы - трудная проблема. Мы не можем найти таких.
        Наполеон кусал губы, чтобы не рассмеяться.
        - Для чего вам девственницы, господа? - спросил он.
        - Ваше величество может быть забыли… В хрониках Средних веков, где описывается церемония коронации в Реймсе, по которой мы действуем, между прочим, говорится, что двенадцать девственниц, державших в руках по две восточные свечи, должны идти к алтарю после миропомазания Вашего величества. Мы уже подумали о кузине маршала Бертье и одной из моих кузин по материнской линии, - говорил Деспро, - но эти две дамы уже… они не…
        - Они, конечно, девственницы, но им уже перевалило за сорок, - сказал Мюрат громовым голосом из глубины гостиной. Мюрат, офицер кавалерии, постоянно забывал придворный этикет…
        - Я уже неоднократно выражал желание пригласить на церемонию коронации старую французскую аристократию. Это, кстати, очень полезно для народа. Я уверен, господа, что вы найдете несколько молодых девушек, которые вас устроят, в предместье Сен-Жермен.
        И мы опять сделали реверанс. Наполеон покинул гостиную.
        Потом подали прохладительные напитки, и Жозефина передала мне через одну из своих фрейлин, чтобы я села с ней (с Жозефиной) рядом на диван. Она выразила удовольствие по поводу моих отличных манер. Она сидела между мной и Жюли и большими глотками пила шампанское. Ее лицо похудело за последнее время. Темная краска на веках делала глаза огромными, а нарумяненные щеки скрывали бледность утомления. Две морщинки, тонкие как волос, пролегли от крыльев носа к углам губ и вырисовывались яснее, когда Жозефина улыбалась, не открывая губ, по своему обыкновению. Но детские кудряшки, поднятые в высокой прическе, все-таки делали из нее очень молодую женщину.
        - Рой не успеет сшить мне голубое платье за два дня, - заметила я.
        Жозефина так устала от примерки туалетов к коронации и репетиций, что вдруг забыла, что ей нельзя говорить о своем прошлом. Она сказала:
        - Поль Баррас когда-то подарил мне сапфировые серьги. Если я их найду, я охотно дам их вам к голубому платью.
        - Вы очень добры, мадам, но я думаю… - Нас перебили. Жозеф появился перед нами. Губы его дрожали от волнения.
        Жозефина подняла голову.
        - Ну, что еще случилось?
        - Его величество просит вас немедленно пройтик нему в рабочий кабинет, - объявил он,
        Жозефина подняла тонкие брови.
        - Новые трудности в церемонии коронации, мой дорогой деверь?
        Жозеф не мог дольше скрывать свою радость и, наклонившись, сказал:
        - Папа дал знать, что отказывается короновать Ваше величество.
        Маленький рот сложился в иронической улыбке.
        - А чем святой отец обосновывает этот отказ?
        Жозеф поглядел вокруг, как бы боясь, что его услышат.
        - Говорите, не бойтесь. Нас слышат только принцесса Жюли и мадам Бернадотт, а эти две дамы принадлежат к нашей семье.
        Жозеф сделал неуловимое движение головой, у него образовался двойной подбородок, и он принял гордый, немного злорадный вид.
        - Папа узнал, что Ваши величества не были обвенчаны в церкви, и сообщил, что не может короновать, простите, Ваше величество, я повторяю слова святого отца, не может короновать наложницу императора французов.
        - А откуда святой отец узнал, что Бонапарт и я только записались, а не были обвенчаны? - спросила Жозефина.
        - Это еще предстоит узнать, - сказал Жозеф. Жозефина вертела в руке пустой бокал.
        - И что думает ответить Его величество святому отцу?
        - Его величество будет говорить с Папой.
        - Есть простой выход из положения, - сказала Жозефина, улыбаясь, и поднялась. Пустой бокал она сунула Жозефу.
        - Я сейчас же переговорю с Бона… с императором по этому поводу. Мы обвенчаемся, и все будет устроено.
        В то время как Жозеф отдавал пустой бокал лакею и догонял Жозефину, чтобы присутствовать при ее разговоре с Наполеоном, Жюли сказала задумчиво:
        - Я думаю, что она сама постаралась, чтобы Папа узнал это обстоятельство.
        - Да. Иначе она была бы очень удивлена.
        Жюли сжала руки.
        - Она меня очень беспокоит. Как она боится развода! Потихоньку болтают, что если он разведется, то только потому, что она не может иметь детей. Ты согласна со мной?
        Я пожала плечами. Получается, что он ломает всю эту комедию с коронацией в стиле Карла Великого [Карл I, Великий (Шарлемань) - король франков и Римский император, род. в 742 г., ум. в 814г. Сын Пипина Короткого. Завоевав всю Европу, Карл принял титул Римского императора, и 25 декабря 800 г. в старой базилике св. Петра в Риме Папа Лев III торжественно возложил на Карла императорскую корону. Энциклопедия, изд. 1908 г., т. 10, стр. 550] и подражанием коронационным церемониям в Реймсе
[Реймс - город во французском департаменте Марны на правом берегу реки Весль и при канале Эн-Марны. С1179года здесь короновались французские короли. До французской революции в соборе хранилось так называемое РЕЙМССКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ, перед которым короли произносили присягу. Энциклопедия, изд. 1906 г., т. 16, стр. 232.] и вообще делает черт знает что, для того чтобы весь мир видел, что он становится основоположником наследственной династии. И все это для того, чтобы стал императором Жозеф, если он переживет Наполеона, или маленький сын Гортенс и Луи…
        - Но он не может просто выставить ее, - говорила Жюли с глазами, полными слез. - Он сделал ей предложение в то время, когда у него не было денег, чтобы купить новые штаны, она шла рядом с ним все эти годы, она помогала подниматься ему все выше, а сейчас она помогла ему получить корону, и весь свет считает ее императрицей и…
        - Нет, - сказала я. - Он не может играть в Шарлеманя и настаивать, чтобы его короновал Папа, одновремено впутавшись в бракоразводный процесс как обыкновенный буржуа. И, кроме того, если бы что-нибудь подобное заметили мы с тобой, то Жозефина, которая гораздо умнее нас, должна была бы знать об этом давно. Наполеон не откажется от коронации, и поэтому он поторопится оформить церковный брак.
        - А после церковного обряда он уже не сможет так легко развестись с ней, правда? На это рассчитывает Жозефина?
        - Да, она на это рассчитывает.
        - Кроме того, он ее любит. По-своему, конечно, но любит. И не сможет бросить ее просто так.
        Я сдержалась и не сказала: «Правда? Он не сможет? Верь мне, Наполеон сможет!..»
        Шелест шелка опять возник в комнате… Вернулась императрица, и мы вновь сделали глубокий реверанс. Проходя, Жозефина взяла бокал шампанского с подноса, который держал лакей, и кивнула Деспро:
        - Мы можем еще раз прорепетировать мой коронационный кортеж.
        Потом она подошла к нам.
        - Дядя Феш обвенчает нас сегодня ночью без свидетелей в дворцовой часовне. Забавно, правда? После того как мы уже женаты девять лет. Ну, м-м Бернадотт, вы решили? Прислать вам мои сапфировые серьги?
        В карете, отвозившей меня домой, я решила не надевать голубого платья, на котором настаивал Наполеон.
        Завтра от Роя должны были доставить новый, бледно-розовый туалет, так как вначале всем женам маршалов было указано быть в бледно-розовом.
        Жан-Батист уже ждал меня в столовой, голодный как лев, вернее в таком плохом настроении, что показался мне голодным львом.
        - Что ты делала так долго в Тюильри?
        - Сначала я слушала, как ссорились Бонапарты, потом приняла участие в репетиции. Мне предложена особая роль. Я не пойду танцующим шагом вместе с другими женами маршалов, а пойду совсем одна вслед за Мюратом и понесу на подушке носовой платок Жозефины. Что ты скажешь о столь высокой должности?
        Жан-Батист вскочил.
        - Но я не хочу, чтобы ты хоть в чем-то отличалась! Жозеф и эта обезьяна Деспро решили так, потому что ты сестра Жюли! Но я запрещаю тебе! Понимаешь?
        Я вздохнула.
        - Это ничему не поможет. Жозеф и Деспро не при чем. Это желание императора.
        Я никогда не думала, что Жан-Батист может так выйти из себя. Он внезапно охрип.
        - Что ты сказала?
        - Это желание императора, я ничего не могу поделать!
        - Я этого не вынесу! Моя жена не имеет права давать представление всему свету!
        Он так рычал, что стаканы на столе зазвенели. Я не могла понять, отчего он так обозлился.
        - Но почему ты так раздражаешься?
        - Все будут показывать на тебя пальцами. «Невеста! - скажут. - М-м Жан-Батист Бернадотт - большая любовь юных лет императора, которую он не может забыть! Его маленькая Эжени, которой он отводит особое место в день своей коронации». После этого ты навсегда останешься «его маленькой Эжени». А я, я стану посмешищем всего Парижа, понимаешь?
        Смущенная, я внимательно смотрела на Жана-Батиста. Никто не знает так, как я, насколько его мучает холодность отношений с Наполеоном и невозможность пойти на сделку со своей совестью и согреть эту дружбу искренней приязнью.
        Какой непрерывной мукой является для него ощущение того, что он предал идеалы своей молодости, как лихорадочно он ждет согласия на его ходатайство о предоставлении ему руководящей должности как можно дальше от Парижа!
        А Наполеон заставляет его ждать, ждать и еще раз ждать…
        Но я никак не могла подумать, что эти муки ожидания могут привести к сцене ревности.
        Я подошла к нему и положила руки ему на грудь.
        - Жан-Батист, - сказала я, - стоит ли так сердиться на каприз Наполеона?
        Он оттолкнул мои руки.
        - Ты прекрасно знаешь, что произошло, - сказал он, с трудом переводя дыхание. - Ты знаешь прекрасно! Он хочет, чтобы люди знали, что он отличает свою маленькую невесту, свою любовь молодых лет! Но я тебе говорю, что он давно забыл это прошлое. Я говорю тебе это, исходя из моего мужского опыта. Его интересует только настоящее. Он влюблен в тебя и хочет доставить тебе удовольствие, чтобы…
        - Жан-Батист!..
        Он провел рукой по лбу.
        - Прости меня! Действительно, ты ничего не можешь, - прошептал он.
        В это время вошел Фернан и поставил на стол суповую миску. Мы молча сели друг против друга. Когда Жан-Батист поднес ложку ко рту, его рука дрожала.
        - Я не буду принимать участие в торжествах, - сказала я. - Я лягу в постель и скажусь больной.
        Жан-Батист не ответил. После обеда он ушел.
        Сейчас, когда я сижу за его письменным столом и пишу, я пытаюсь понять, действительно ли Наполеон снова влюблен в меня. Той бесконечной ночью в своем рабочем кабинете перед казнью герцога Энгиенского он говорил со мной голосом прежних времен: «Снимите вашу шляпу, мадам…» И потом: «Эжени, маленькая Эжени!..» Он отослал мадемуазель Жорж. Я думаю, что этой ночью он вспомнил ограду нашего сада в Марселе, спящие поля и звезды, которые были так близко…
        Как странно, что этот маленький Бонапарт, который стоял у изгороди, через два дня будет коронован как император Франции!.. Как поразительно, что было время, когда мое место было не рядом с моим Бернадоттом!
        Часы в столовой пробили полночь. Может быть, Жан-Батист в гостях у м-м Рекамье?.. Он часто говорит о ней. Жюльетта Рекамье замужем за старым, очень богатым банкиром. Она читает все книги, которые выходят из печати, и даже те, которые не выходят, лежа при этом целые дни на диване. Она считает себя музой всех знаменитых мужчин, но никому из них не позволяет даже поцеловать себя. Даже собственному мужу, как говорит Полетт. Жан-Батист часто беседует о книгах и музыке с этой своей важной приятельницей, и она присылает мне скучнейшие романы с просьбой прочесть
«эти шедевры». Я ненавижу Рекамье и восхищаюсь ею.
        Половина первого. В этот момент Наполеон и Жозефина, вероятно, стоят коленопреклоненные в дворцовом часовне, а дядюшка Феш совершает венчальный обряд. Мне было бы легко объяснить Жану-Батисту, почему Наполеон не забывает меня, но это его только рассердило бы. Я - кусочек молодости Наполеона. А ведь никто не забывает свою молодость, даже когда для воспоминаний выпадают редкие минуты. Появившись в небесно-голубом платье в коронационном кортеже, я буду для Наполеона лишь воспоминанием… Но Жан-Батист, вероятно, прав: Наполеон хочет оживить свои воспоминания. Подобное объяснение в любви со стороны Наполеона будет бальзамом на рану, давно зарубцевавшуюся. Завтра я останусь в постели и скажу, что простудилась.
        И послезавтра - тоже. У «голубого воспоминания» Его величества насморк, и оно просит извинить…
        Ночью, нет, точнее уже сегодня, я проснулась, когда кто-то тихонько до меня дотронулся, взял на руки и унес в нашу спальню. Металлические шнуры эполетов царапали мне щеку, как часто бывало раньше.
        - Ты был у своей приятельницы. Я ревную, - шептала я в полусне.
        - Я был в опере, девчурка, и один. Я хотел послушать хорошую музыку. Я отослал карету и пешком вернулся домой.
        - Я тебя очень люблю, Жан-Батист. И я очень больна. У меня насморк и болит горло, и я не смогу принять участие в коронационной церемонии.
        - Я извинюсь за м-м Бернадотт перед императором. - И после паузы: - Ты никогда не должна забывать, что я тебя очень люблю, девчурка. Ты меня слышишь или уже спишь?
        - Я сплю, Жан-Батист! Что бывает, когда кто-нибудь хочет пролить бальзам на давно затянувшуюся рану?
        - Над этим человеком смеются, Дезире!
        - Да. Над великим императором Франции смеются…

        Глава 19
        Париж, вечер коронации Наполеона. 2 декабря 1804

        Это было торжественно, хотя временами смешно: коронация моего бывшего жениха, императора Франции.
        Когда Наполеон с тяжелой короной на голове сидел на своем троне, наши взгляды встретились. Я почти все время держалась сзади императрицы, пока она стояла перед алтарем, держа подушку с ее кружевным платком.
        Мой план - быть на коронации - сорвался. Жан-Батист сообщил распорядителю церемонии Деспро, что к великому сожалению, я не могу присутствовать, так как у меня лихорадка. Это сообщение поразило Деспро. Ведь остальные жены маршалов поднялись бы со смертного одра, лишь бы показаться в Нотр-Дам. Он спросил, не смогу ли я сделать над собой усилие и все-таки прибыть.
        - Моя жена заглушит звуки органа своим чихом, - уверял Жан-Батист.
        Я провела в постели весь день. Около полуночи Жюли, узнавшая, что я больна, приехала меня проведать. Она была очень взволнована и заставила меня выпить горячего молока с медом. Это было вкусно, и у меня не хватило смелости сказать ей, что я вовсе не больна. Потом я соскучилась в постели, оделась и пошла в детскую. Оскар и я разобрали на части национальную гвардию, то есть не гвардию, а куклу, изображавшую гвардейца. Мы хотели посмотреть, из чего сделана голова. Оказалось, из воска. Но когда весь пол был усыпан обломками, мы долго ползали, пока не собрали все и вытерли пол. Потому что мы оба, Оскар и я, очень боимся Мари, которая год от года делается с нами все строже.
        Вдруг открылась дверь, и Фернан доложил, что приехал домашний врач Наполеона. Я не успела даже сказать, что приму его в спальне через пять минут, как тупица Фернан ввел его в детскую.
        Доктор Корвизар поставил свой саквояж на седло лошади-качалки и учтиво поклонился мне.
        - Его величество поручил мне справиться о здоровье госпожи супруги маршала. Я счастлив сообщить Его величеству, что вы уже поправились, мадам.
        - Доктор, я еще очень слаба, - сказала я растерянно.
        Доктор Корвизар удивленно поднял брови, и они стали похожи на крышу домика и как будто приклеены к его бледному лицу.
        - Мадам, я не могу пойти на сделку с моей совестью врача и констатировать, что вы недостаточно сильны, чтобы нести платок Ее величества в коронационном кортеже,
        И, поклонившись еще раз, не улыбнувшись, добавил:
        - Его величество дал мне на этот счет совершенно точные указания.
        Я проглотила слюну. Я подумала в этот момент, что Наполеон одним росчерком пера может раздавить Жана-Батиста.
        - Если вы считаете, доктор… - пробормотала я. Доктор Корвизар склонился к моей руке:
        - Я настоятельно советую вам присутствовать на коронации, мадам.
        Потом он взял свой саквояж и покинул детскую.
        Вечером от Роя принесли бледно-розовое платье и белое страусовое перо, которое следовало воткнуть в волосы.
        В шесть часов вечера я вздрогнула от пушечного залпа, от которого затряслись стекла в окнах. Я побежала на кухню и спросила Фернана, что происходит?
        - С этого часа до полуночи каждый час будут стрелять пушки, а на площадях зажигаться бенгальские огни. Нужно пойти с Оскаром, чтобы он посмотрел иллюминацию, - сказал Фернан, начищая позолоченную саблю Жана-Батиста.
        - Идет снег, а мальчик утром немного кашлял.
        Я поднялась в детскую, села к окну и взяла Оскара на колени.
        За окном было уже совсем темно, но я не зажигала свечи в комнате. Мы с Оскаром смотрели на хлопья снега, которые кружились в свете большого фонаря у нашего подъезда.
        - Есть город, где снег лежит много месяцев каждой зимой, а не так, как у нас, несколько дней. А небо там похоже на свежевыстиранную простынь, - сказала я ему.
        - А дальше? - спросил Оскар.
        - Это все.
        - Я думал, что ты рассказываешь мне новую сказку.
        - Это не сказка. Это правда.
        - Как называется город?
        - Стокгольм.
        - А где он?
        - Далеко. Очень далеко. Я думаю, около Северного полюса.
        - Император завладеет Стокгольмом?
        - Нет, Оскар. В Стокгольме свой король.
        - Как его зовут?
        - Я не знаю, мой дорогой.
        Вновь послышался залп. Оскар вздрогнул и спрятал лицо мне в ладони.
        - Ты не должен бояться. Пушки стреляют в честь императора.
        Оскар поднял голову.
        - Я не боюсь пушек, мама. Когда я вырасту, я буду маршалом Франции, как папа.
        Я смотрела на хлопья снега. Не знаю почему, я вспомнила Персона, его славное лицо доброй лошади…
        - А может быть, ты когда-нибудь станешь торговцем шелком, как твой дедушка?
        - Я хочу быть маршалом. Или сержантом. - Он оживился. - Фернан сказал, что возьмет меня с собой смотреть коронацию.
        - О нет, Оскар! Детей не разрешено брать в собор. У мамы и папы нет билета для тебя.
        - Но Фернан хочет взять меня с собой к собору. Там мы увидим всю процессию, - сказал Оскар. - Императрицу и тетю Жюли и… - он глубоко вздохнул… - и императора в его короне, мама. Фернан обещал.
        - Очень холодно, Оскар. Ты не сможешь стоять несколько часов перед Нотр-Дам. В давке такого маленького мальчика затопчут.
        - Мамочка, позволь, позволь!
        - Я расскажу тебе подробно, как все будет происходить, Оскар.
        Мою шею обвили две маленькие ручки, на щеках я почувствовала нежные поцелуи.
        - Мамочка, я прошу! Если я обещаю каждый вечер выпивать молоко до самого донышка чашки…
        - Нет, нельзя, Оскар. Правда! Очень холодно, и ты опять будешь кашлять. Будь благоразумным, дорогой!
        - А если я буду выпивать всю бутылочку с противной микстурой от кашля, мама? Если смогу…
        - В этом городе Стокгольме, совсем возле Северного полюса, есть… да… есть большое озеро и в нем зеленые льдины, - начала я, чтобы переключить внимание Оскара.
        Но Стокгольм его не интересовал.
        - Я хочу видеть коронацию, мама, - сказал он, всхлипывая.
        - Я очень, очень хочу!
        - Когда ты будешь большим, - сказала я непоследовательно, - когда ты будешь большим, ты увидишь коронацию.
        - Разве император будет короноваться еще раз? - скептически спросил Оскар.
        - Нет, конечно. Мы пойдем на другую коронацию, Оскар. Вдвоем. Мама тебе обещает. И эта коронация будет гораздо красивее, чем завтра, поверь, гораздо красивее.
        - Жена маршала не должна рассказывать ребенку глупости, - сказала Мари в темноте сзади нас. - Иди, Оскар. Нужно выпить молоко и вкусную микстуру от кашля, которую прописал тебе доктор.
        Мари зажгла свет в детской, и я отошла от окна. Я больше не видела танца снежинок.
        Позднее Жан-Батист поднялся пожелать Оскару доброй ночи. Мальчик сразу пожаловался ему:
        - Мама не разрешает мне идти с Фернаном к собору, чтобы увидеть императора в короне.
        - Я тоже не позволю, - сказал Жан-Батист.
        - Мама говорит, что пойдет со мной на другую коронацию потом, когда я вырасту. Ты пойдешь с нами, папа?
        - Кто будет короноваться потом? - спросил Жан-Батист.
        - Мама, кто будет короноваться потом? - закричал Оскар. И так как я не знала, что ответить, я приняла таинственный вид.
        - Я тебе не скажу. Это будет сюрприз. Спокойной ночи, мой дорогой, пусть тебе снятся хорошие сны.
        Жан-Батист заботливо подоткнул одеяло нашего маленького сына и погасил свет.
        Позже я готовила ужин. Фернан и кухарка ушли. Во всех театрах давали даровые спектакли. Иветт - моя новая горничная - исчезла еще днем.
        Жюли уверяла меня, что жена маршала не может сама причесываться и застегивать пуговицы на платье. Уступив ее уговорам, я взяла эту Иветт, которая до Революции пудрила волосы какой-то графине, и, я думаю, манеры моей горничной гораздо лучше моих…
        Вечером мы пошли на кухню, я вымыла тарелки и стаканы, а мой маршал надел передник, в котором Мари вытирает посуду.
        - Я всегда помогал маме, - сказал он. И с легкой усмешкой: - Наши хрустальные стаканы ей понравились бы… - Улыбка сползла с его лица. - Жозеф мне говорил, что у тебя был врач Наполеона.
        - В этом городе все знают все обо всех, - сказала я, вздыхая.
        - Нет, не все. Но император знает многое про многих. Это его система.
        Засыпая, я услышала еще залп. Я подумала, что была бы очень счастлива в маленьком доме возле Марселя. В деревенском доме с хорошо налаженным хозяйством. Но ни Наполеон - император Франции, ни Бернадотт - маршал Франции не имеют ни малейшей склонности к разведению кур…
        Я проснулась от того, что Жан-Батист теребил меня за плечо. Была еще глубокая ночь.
        - Разве уже пора вставать? - спросила я с испугом.
        - Нет, но ты во сне так громко всхлипывала, что я решил тебя разбудить. Ты видела плохой сон?
        Я постаралась вспомнить.
        - Я была с Оскаром на коронации, - сказала я, с трудом вспоминая подробности моего сна. - Мы должны были обязательно войти в собор, но перед порталом было столько народа, что пройти было совершенно невозможно. Нас толкали и швыряли во все стороны, толпа все увеличивалась, я держала Оскара за руку и потом… вдруг нас со всех сторон уже окружили не люди, а куры, которые бегали возле наших ног и ужасно кудахтали.
        Я прижалась к Жану-Батисту.
        - И это было так страшно? - опять спросил он. Он так нежно говорил со мной, что я начала успокаиваться.
        - Да, очень страшно. Куры кудахтали, как… ты знаешь, как люди в сильном волнении. Но не это было самое страшное. Самое страшное были короны…
        - Короны?
        - Да. На мне и Оскаре были короны, и они были очень тяжелые. Я едва могла держать голову прямо, но я знала, что корона упадет, если я хоть на минуту наклоню голову. А Оскар… уверяю тебя, у Оскара тоже была на голове корона, которая была ужасно тяжела для него. Я видела его худенькую шейку, напрягшуюся, чтобы не склониться, и мне было очень страшно, как бы ребенок не надорвался от тяжести короны… И… да, потом я проснулась. Это был ужасный сон!
        Жан-Батист положил руку мне на голову и прижал меня к себе.
        - Это естественно, что ты видела во сне коронацию. Через два часа нам нужно вставать и одеваться для церемонии коронации в Нотр-Дам. Но как могла придти тебе в голову мысль о курах?..
        Я постаралась прогнать воспоминания о плохом сне и вновь заснуть.
        Снег перестал. Но стало холоднее, чем вчера вечером. Однако парижане уже с пяти утра начали собираться перед Нотр-Дам и вдоль улиц, по которым должна проехать золоченая карета императора, императрицы и их семьи.
        Жан-Батист и я должны явиться во дворец архиепископа. Там будет формироваться кортеж. В то время как Фернан помогал Жану-Батисту облачиться в его маршальскую форму и еще раз протирал золоченые пуговицы мундира, Иветт пристраивала к моей прическе белые страусовые перья. Я сидела перед туалетом и со страхом смотрела в зеркало. Я находила, что с этими страусовыми перьями я похожа на цирковую лошадь. Каждую минуту Жан-Батист кричал с другого конца комнаты:
        - Ты готова, Дезире?
        Но страусовые перья отказывались держаться как следует.
        Вдруг Мари порывисто отворила дверь:
        - Вот это принесли для жены маршала. Принес ливрейный лакей из дворца императора.
        Иветт взяла у нее маленький пакет и положила передо мной на туалет. Конечно, Мари не тронулась из комнаты и с любопытством рассматривала маленький красный кожаный сундучок, который был освобожден от бумаги.
        Жан-Батист отодвинул Фернана и подошел ко мне. Я подняла глаза и встретила его взгляд в зеркале.

«Конечно, - подумала я, - Наполеон вдохновился на какой-нибудь поступок, и Жан-Батист опять рассердится». Мои руки так дрожали, что я не могла открыть сундучок.
        - Давай я открою, - сказал наконец Жан-Батист. Он наклонился над туалетом, и сундучок открылся сразу же.
        - О!.. - произнесла Иветт.
        - Ах, ах! - восторженно прошептала Мари. Фернан, наоборот, затаил дыхание. Мы увидели золотую шкатулочку. На крышке сидел орел с распростертыми крыльями. Ничего не понимая, я смотрела на сверкающий предмет.
        - Открой шкатулку, - сказал Жан-Батист.
        Я легонько нажала пальцем на крышку. Она не открылась. Тогда я взяла орла за крылья и слегка приподняла его. Крышка откинулась. Шкатулка была выстлана красным бархатом и на бархате блестели золотые монеты.
        Я повернулась и посмотрела на Жана-Батиста.
        - Ты что-нибудь понимаешь?
        Он не ответил. Жан-Батист внимательно глядел на монеты, и его лицо бледнело, бледнело…
        - Это золотые франки, - прошептала я. Я стала вынимать монеты и класть их на туалет между коробок с пудрой, щеток и моих драгоценностей. Между монетами лежал сложенный листок бумаги. Рука Наполеона… крупные каракули… Они танцевали перед моими глазами, и я с трудом складывала слова: «Мадам, вы были так добры, что однажды дали мне свои скопленные деньги, в Марселе, чтобы я мог поехать в Париж. Это путешествие принесло мне счастье. Я чувствую потребность сегодня возвратить мой долг и поблагодарить вас». И постскриптум: «Сумма, которую вы мне тогда дали, равна девяноста восьми франкам.»
        - Здесь девяносто восемь франков золотом, Жан-Батист, а я дала ему ассигнациями.
        С непередаваемой радостью я увидела, что Жан-Батист улыбнулся.
        - Я потихоньку копила свои карманные деньги, чтобы купить императору новый мундир, потому что его походная форма была уже очень потерта, но он истратил деньги, взятые у меня, чтобы уплатить долги и освободить генералов Жюно и Мармона из их гостиницы, - продолжила я.
        Около девяти часов мы прибыли в архиепископство. Нас проводили в комнату на первом этаже, мы поздоровались с маршалами и их женами, и нам подали горячий кофе. Потом мы подошли к окнам. Перед порталом Нотр-Дам происходили волнующие сцены. Шесть батальонов гренадеров с помощью гусар гвардии пытались установить порядок. Хотя все двери собора были открыты для приглашенных с шести часов утра, в соборе лихорадочно продолжались декоративные работы. Двойной кордон Национальной гвардии едва сдерживал массы любопытных.
        - Восемьдесят тысяч человек собрались посмотреть коронационный кортеж, - сказал Мюрат, который по своей должности губернатора Парижа был ответственен за порядок.
        Префект полиции запретил каретам подъезжать к собору, и приглашенные продвигались в толпе пешком до самых дверей. Только нам, участвующим в кортеже, было разрешено оставить свою верхнюю одежду в епископстве. Остальные приглашенные должны были появиться в соборе без пальто, и я заледенела от одного только взгляда на дам, вышедших из карет и семенивших в толпе, дрожащих от холода, который кусал их в их шелковых туалетах.
        В это время произошел комический инцидент. Группа приглашенных дам столкнулась с шествием высших чиновников магистратов, завернутых в мантии из красного сукна. Эти чиновники галантно распахнули свои широкие мантии, и замерзшие дамы радостно укрылись в этих убежищах. Несмотря на закрытые окна, мы услышали раскаты хохота в рядах зрителей.
        Наконец показались кареты иностранных принцев, считавшихся почетными гостями.
        - Личности третьего сорта, - пробормотал Жан-Батист. - Наполеон оплатил этим
«высочествам» все путевые расходы и расходы по пребыванию в Париже. Вот маркграф Баденский, - объяснил мне Жан-Батист. - А вот здесь ты можешь увидеть также принца Саксен-Кобургского.
        Жан-Батист с легкостью произносит эти невозможные немецкие имена. Как это ему удается?
        Я отошла от окна и расположилась у камина.
        Мне подали вторую чашку кофе. В это время возле двери возникла оживленная дискуссия. Однако, я обратила на нее внимание лишь тогда, когда ко мне направилась м-м Ланн, говоря:
        - Мне кажется, что этот беспорядок у двери касается вас, дорогая м-м Бернадотт.
        Богу было угодно, чтобы этот беспорядок действительно касался меня! Какой-то господин во фраке табачного цвета с растрепанным жабо безуспешно боролся с часовыми, преграждавшими ему путь.
        - Пустите меня к моей маленькой сестренке, мадам Бернадотт Эжени!
        Господином в коричневом фраке оказался Этьен. Когда он меня увидел, он закричал, как утопающий:
        - Эжени, Эжени, спаси меня!
        - Послушайте, - спросила я у часовых, - почему вы не разрешаете войти моему брату? - и я втащила Этьена в комнату. Часовой пробормотал что-то вроде: «Приказано впускать только господ и дам из коронационного кортежа.»
        Я позвала Жана-Батиста, и мы усадили потного от волнения Этьена в кресло. Он мчался день и ночь из Генуи в Париж, чтобы присутствовать на коронации.
        - Разве ты не знаешь, Эжени, как тесно я связан с императором? Друг моей юности, человек, на которого я всегда возлагал все свои надежды, - сказал он задыхающимся голосом, и при этом у него был самый несчастный вид.
        - А что тебя приводит в отчаяние? - спросила я его. - Твой друг юности с минуты на минуту будет коронованным императором. Чего тебе еще надо?
        - Присутствовать! - сказал Этьен умоляющим голосом.
        - Присутствовать на церемонии?.. Надо было приехать раньше, шурин. А сейчас все входные билеты розданы, - спокойно сказал Жан-Батист.
        Этьен, сильно располневший с годами, вытер лоб:
        - Из-за непогоды моя почтовая карета без конца останавливалась, - сказал он, извиняясь.
        - Может быть, Жозеф ему поможет, - сказала я Жану-Батисту.
        - Мы же теперь наверняка ничего не сможем сделать.
        - Жозеф возле Его величества в Тюильри и никого не принимает. Я уже там был, - сказал Этьен жалобно.
        - Послушай, Этьен, ты же всегда терпеть не мог Наполеона. Ну почему тебе так важно видеть его коронацию? - спросила я, пытаясь его успокоить.
        Но Этьен подпрыгнул:
        - Как ты можешь говорить подобные вещи? Разве ты не знаешь, что в Марселе я был самым близким, самым лучшим другом императора?
        - Я знаю только, что ты был возмущен, когда я стала его невестой, - ответила я ему.
        - Ах так, вы хотели запретить Дезире этот брак?
        Тогда Жан-Батист хлопнул моего брата по плечу. - Шурин Этьен, я решительно симпатизирую вам, и даже если мне придется посадить вас к себе на колени в переполненном соборе, я вас туда проведу. - Он, смеясь, повернулся и закричал: - Жюно, Бертье, господина Этьена Клари надо контрабандой провести в собор. Идите сюда! Мы с вами выиграли не одну битву!
        Потом я увидела в окно моего брата Этьена, исчезающего в Нотр-Дам, под эгидой трех маршальских мундиров.
        Через несколько минут маршальские мундиры появились вновь, и мне сообщили, что Этьен устроен среди дипломатического корпуса. Он сидит, как сказал мне Жан-Батист, рядом с турецким султаном. На турке зеленый тюрбан и… он замолчал, так как появилась процессия Папы.
        Впереди шел батальон драгун, за ним следовала швейцарская гвардия. Наконец мы увидели монаха верхом на осле, державшего перед собой крест.
        - Пришлось нанять мула, и Деспро говорит, что он обходится в 67 франков в день, - прошептал маршал Бертье. Жан-Батист расхохотался.
        Затем следовал экипаж Папы. Его карету влекли шесть серых лошадей, и мы, конечно, немедленно узнали парадную карету императрицы, которую предоставили в распоряжение Папы.
        Папа вошел в архиепископство, но нам не удалось оказать ему знаков внимания. Он очень быстро облачился в одной из комнат первого этажа, после чего покинул дворец в сопровождении высшего духовенства и медленно направился к порталу Нотр-Дам.
        Кто-то открыл одно из окон. Толпа молчала. Только женщины становились на колени, а большинство мужчин даже не снимало шляпы.
        Внезапно Папа остановился, что-то сказал и перекрестил молодого человека, стоявшего в первом ряду с высоко поднятой головой. Позднее мы узнали, что Пий VII, посмотрев на этого парня и на всех, стоявших рядом, заметил с улыбкой:
        - Я полагаю, что благословение старца не может быть оскорбительно.
        Еще дважды Папа перекрестил прозрачный холодный воздух, затем белый силуэт исчез под порталом собора, и красные мантии кардиналов сомкнулись за ним как поток.
        - Что происходит сейчас в соборе? - спросила я. Кто-то объяснил мне, что при входе Папы хор императорской капеллы возгласил: «Ты есть Петр!» [Песнопение, восхваляюшее Папу, как наместника апостола Петра] , и Папа должен сесть на трон, стоящий слева от алтаря.
        - А теперь не замедлит появиться император, - добавил кто-то.
        Но император заставил ждать еще целый час население Парижа, полки, стоящие по стойке «смирно», высоких приглашенных и главу святой Римской церкви.
        Наконец артиллерийские залпы возвестили, что император покинул Тюильри. Не знаю почему, но внезапно все разговоры прекратились. Молчаливо все мы подошли к большим зеркалам; безмолвно маршалы поправили свои ордена, одернули синие с золотом мундиры и сделали знак лакеям набросить им на плечи синие пелерины.
        Пудря лицо, я с удивлением заметила, что у меня дрожат руки.
        Как приближающаяся буря, сначала далекая, затем неуклонно растущая и превращающаяся в ураган, до нас докатилось: «Да здравствует император! Да здравствует император!»
        Показался Мюрат, губернатор Парижа, верхом, в сверкающем золотом мундире. За ним с громом следовали драгуны. Затем герольды, верхом, в одежде из лилового бархата, вышитого золотыми орлами; герольды держали жезлы, украшенные золотыми пчелами.
        Потрясенная, смотрела я на эти пышные лиловые одежды. А в свое время я хотела купить ему на свои карманные деньги мундир, потому что его собственный был слишком поношен…
        Золоченые коляски, запряженные шестью лошадьми каждая, останавливались одна за другой. Из первой вышел Деспро. Из второй - адъютанты императора. За ними - министры.
        И, наконец, из экипажа, сверху донизу разукрашенного золотыми пчелами, - принцессы императорского дома.
        Принцессы были в белом с диадемами в волосах. Жюли стремительно бросилась ко мне и сжала мою руку. Пальцы ее были ледяными.
        - Только бы все обошлось, - сказала она маминым тоном.
        - Да. Но обрати внимание на свою диадему. Она съехала на сторону, - сказала я тихо.
        Как солнце возникла в сером свете дня императорская карета. Она была позолочена со всех сторон и украшена фризом из бронзовых медальонов, представляющих все департаменты Франции, связанных между собой золотыми пальмовыми ветвями. На крыше экипажа сверкали четыре огромных орла, когти которых были переплетены лавровыми ветвями. Между ними покоилась огромная золотая корона.
        Изнутри экипаж был обит зеленым бархатом - цветом Корсики. Восемь лошадей, украшенных султанами из белых перьев, остановились, тяжело дыша, перед архиепископством. Мы вышли и стали шеренгами. В правом углу кареты сидел, прислонившись к подушкам, император. Наполеон был одет в пурпурный бархат, и, когда он вышел, мы увидели, что на нем широкие короткие штаны с буфами и белые чулки, вышитые драгоценными камнями.
        В этом наряде он был совершенно неузнаваем и имел вид костюмированного оперного героя с немного короткими ногами. Зачем эти короткие штаны с буфами на испанский лад Наполеону? Зачем штаны с буфами?
        Императрица, сидевшая слева от него, напротив, была красивее, чем когда-либо. В ее детских локонах сверкали самые крупные бриллианты, какие я когда-либо видела. Хотя Жозефина была очень накрашена, я сейчас же почувствовала, что ее сверкавшая молодостью улыбка, какой молодостью, Боже мой! - шла от всего сердца.
        Император сочетался с ней церковным браком, он собирался короновать ее! Она больше не боялась!
        Но когда передо мной прошли Жозеф и Луи, занимавшие передние места в императорской карете, я не поверила своим глазам: оба они были выряжены ужасно. В белом с головы до ног. В белых шелковых туфлях с золотыми пряжками, и я внезапно обнаружила, что у Жозефа вырос небольшой живот.
        В то время как он старался состроить очаровательную гримасу, похожую на оскал лакированной лошадки-качалки, недавно подаренной Оскару, Луи с хмурым видом вошел во дворец, волоча свои косолапые ноги.
        В здании архиепископства Наполеон и Жозефина быстро надели свои коронационные мантии. В течение нескольких секунд Жозефина, сжав зубы, делала усилия, чтобы не согнуться под тяжестью своей пурпурной мантии. Но тут Жюли, Гортенс, Полетт и Каролина подхватили трен, и она с облегчением вздохнула.
        В то время как Наполеон с усилием натягивал перчатки, пальцы которых были совершенно не эластичными, так как они были расшиты золотом, его взгляд скользнул вдоль наших рядов.
        - Можем ли мы тронуться?
        Деспро уже дал нам последние инструкции. Теперь мы ожидали его сигнала, чтобы построиться как на репетициях. Но сигнала не было. Деспро шептался с Жозефом, а Жозеф, пожимая плечами, показывал, что тут он бессилен.
        Наполеон смотрелся в зеркало. Ни один мускул не дрожал на его лице, лишь глаза время от времени зажмуривались, как будто он не мог поверить, что видит свое изображение. Он видел человека среднего роста, по самые уши запакованного в горностаевый воротник коронационной мантии.

«Корона Франции валяется в сточной канаве. Нужно лишь нагнуться, чтобы поднять ее! .» Да. Наполеон нагнулся и выловил корону из сточной канавы…
        Смущенные перешептывания и топтание без толку возвратили меня на землю… Я поискала глазами Жана-Батиста. Он стоял вместе с остальными маршалами, держа бархатную подушку с императорским орденом Почетного легиона, который он должен был нести в кортеже.
        Он задумчиво покусывал нижнюю губу.

«Сейчас, - подумала я, - мы хороним Республику. Папочка, твой сын выхлопотал входной билет, а твоя дочь Жюли даже стала принцессой и носит диадему!»
        - Чего же мы ждем, Деспро? - голос Наполеона был нетерпелив.
        - Сир, было сказано, что Мадам Мать должна открывать коронационный кортеж, но Мадам Мать…
        - Наша мама не приехала, - заявил Луи. В его голосе звучала радость.
        Наполеон отправлял курьера за курьером в Италию, чтобы просить мать приехать в Париж к коронации. Наконец, мадам Летиция не посмела больше отказывать в этих настоятельных просьбах. Она оставила своего изгнанника - сына Люсьена - и пустилась в путь.
        - Мы очень жалеем, - сказал Наполеон без выражения. - Деспро, трогаемся в Нотр-Дам!
        Зазвучали фанфары. Медленно и важно герольды тронулись к Нотр-Дам. Пажи в зеленом за ними. Потом настала очередь Деспро - руководителя церемонии. За ним шли шестнадцать жен маршалов, парами, негнущиеся как марионетки. Далее Серюрье, а следом за ним двинулся Мюрат. Серюрье - подушкой, на которой лежало кольцо императрицы, Мюрат - с короной Жозефины.
        Ледяной зимний ветер пахнул мне в лицо, когда я вышла. Я держала перед собой, как святые дары, подушку с кружевным носовым платком. Когда я проходила мимо толпы, удерживаемой войсками, раздалось несколько одиночных выкриков: «Да здравствует Бернадотт! Бернадотт!» Я не отводила взгляда от расшитой спины Мюрата.
        Когда я вносила платок Жозефины в собор, гром органа и запах курений погасили все мысли в моей голове. Лишь когда мы подошли к свободному пространству в середине собора и Мюрат остановился, я опять получила возможность соображать. Я увидела алтарь и два золотых трона. На левом троне сидел неподвижный как статуя старик в белом. Пий VII ожидал Наполеона уже в течение примерно двух часов.
        Я встала рядом с Мюратом и повернула голову. Я увидела Жозефину, приближающуюся к алтарю, с широко раскрытыми глазами, которые в ярком освещении блестели влажным блеском, с восторженной улыбкой на губах. Она остановилась у подножья двойного трона, справа от алтаря. Принцессы императорского дома, которые несли трен Жозефины, оказались как раз передо мной.
        Я чуть не свернула шеи, чтобы видеть, как войдет Наполеон. Сначала показался Келлерман с большой императорской короной. За ним - Периньон со скипетром и Лефевр со шпагой Шарлеманя, потом Жан-Батист с орденом Почетного легиона. За ним Эжен Богарнэ с кольцом императора, потом бравый Бертье с державой и, наконец, прихрамывающий министр иностранных дел Талейран с сеткой из золотых нитей, на которую император должен скинуть свою мантию в момент коронования.
        Звуки органа нарастали. Исполнялась Марсельеза. Наполеон медленно приближался алтарю. Жозеф и Луи несли трен его пурпурной мантии.
        Наконец Наполеон стал рядом с Жозефиной. За ним расположились братья и маршалы. Папа поднялся и начал мессу. Тогда Деспро подал незаметный знак маршалу Келлерману. Келлерман приблизился и подал корону Папе. Она казалась очень тяжелой, и Папа с трудом поднял ее своими маленькими руками.
        В это время Наполеон сбросил пурпурную мантию с плеч. Братья подняли ее и передали Талейрану.
        Орган замолк. Ясным и торжественным голосом Папа произнес формулу благословения. Потом он поднял тяжелую корону, чтобы возложить ее на склоненную голову Наполеона. Но голова Наполеона не склонилась. Руки в расшитых перчатках поднялись и легким движением завладели короной. Долю секунды Наполеон держал корону на вытянутых руках, затем медленно опустил ее себе на голову.
        Не одна я вздрогнула в этот момент. Наполеон нарушил предусмотренный церемониал коронации и короновал себя сам. Орган ликовал. Лефевр подал императору шпагу Шарлеманя, Жан-Батист надел на него орден Почетного легиона, Бертье дал ему в руки державу, а Периньон скипетр. И, наконец, Талейран покрыл его плечи мантией.
        Медленно император поднялся по ступеням. Жозеф и Луи несли трен и стали по бокам трона.
        - Да здравствует и благословен будет император, - провозгласил Папа.
        Потом Пий VII осенил крестом Жозефину и поцеловал ее в щеку.
        Мюрат должен был протянуть ее корону Папе, но Наполеон спустился на несколько ступеней и протянул руку. И тогда Мюрат отдал корону не Папе, а Наполеону.
        Впервые за этот день император улыбнулся.
        Осторожно, очень осторожно, чтобы не помять прически, он возложил корону на детские кудряшки Жозефины. Потом он взял ее под руку, чтобы помочь взойти по ступеням трона. Жозефина сделала шаг, пошатнулась и чуть не упала назад.
        Они бросили ее трен! Элиза, Полетт и Каролина. Они хотели, чтобы Жозефина упала, чтобы она была смешна в момент своего наивысшего торжества.
        Но Жюли и Гортенс приложили все силы, чтобы поднять тяжелый трен. Наполеон крепко схватил Жозефину под руку и поддержал ее. Нет, она не упала. Она лишь покачнулась на первой ступеньке трона…
        В то время как девушки из старой французской аристократии, девственницы, которые доставили столько хлопот Деспро, приближались к алтарю, неся восковые свечи, Папа с кардиналами удалились в капитул собора.
        Наполеон с бесстрастным лицом сидел на троне рядом с Жозефиной. Он смотрел прямо перед собой полузакрытыми глазами.
        Я стояла в первом ряду между Мюратом и Талейраном. Я пыталась представить себе, о чем может думать сейчас Наполеон. О чем может думать человек, короновавший себя. Я не могла отвести глаз от его застывшего лица.
        Потом… потом я увидела, как дрогнул мускул возле рта. Он сжал губы и сдержал зевок. В этот момент его взгляд случайно упал на меня. Его полузакрытые глаза открылись, и он улыбнулся во второй раз за этот день. Не нежно, как улыбнулся он, когда короновал Жозефину, а беспечно, с легким юмором, как он улыбался когда-то…
        Как когда-то, когда мы бегали взапуски и он уступал мне.

«Разве я не говорил тебе? - спрашивали меня его глаза, - тогда, возле изгороди. Только ты мне не верила. Как ты мечтала, чтобы я ушел из армии, и ты сделала бы из меня торговца шелком»…
        Мы продолжали смотреть в глаза друг другу. Он сидел, охваченный горностаевым воротником, который доставал ему до ушей, с тяжелой короной на коротко остриженных волосах, и все-таки… все-таки один момент он был таким, как прежде!
        Но воспоминание о герцоге Энгиенском привело меня в себя. И о Люсьене, которого первым услали в изгнание, и о Моро, и о других известных и неизвестных, которые последовали за ними…
        Я заставила себя отвести взгляд, когда послышался голос президента Сената. Президент стоял перед Наполеоном и развертывал свиток пергамента. Положив одну руку на Библию, и подняв другую, император повторил за ним слова присяги. Голос его звучал холодно и ясно, как будто он отдавал приказ. Наполеон обещал французскому народу свободу религии, свободу политическую и гражданскую.
        Затем вернулись священники, чтобы проводить императорскую чету до портала собора.
        В какой-то момент кардинал Феш оказался рядом с Наполеоном. Наполеон, смеясь, толкнул дядю скипетром. Но на круглом лице кардинала отразился такой ужас перед святотатственным жестом племянника, что Наполеон отвернулся, пожав плечами.
        Через минуту он крикнул, обратившись к Жозефу, несшему трен:
        - Жозеф, если бы отец видел нас!
        Двигаясь к выходу вслед за Мюратом, я силилась разглядеть зеленый тюрбан турецкого министра, чтобы рядом с ним найти Этьена. Мои старания увенчались успехом. Этьен сидел с разинутым ртом и казался одуревшим от восторга. Он все смотрел вслед императору, хотя множество спин давно скрыли Наполеона от глаз его обожателя.
        - Император не снимает корону даже ночью, в постели? - спросил Оскар, когда я укладывала его спать вечером в день коронации.
        - Нет, не думаю, - ответила я.
        - Может быть, она его согревает? - спросил Оскар задумчиво.
        Жюли недавно подарила ему медвежью шапку, которая еще тяжела для малыша. Я не могла не засмеяться, но горло мне перехватила спазма.
        - Греет?.. Нет, дорогой! Корона не греет ни Наполеона, ни никого другого. Как раз наоборот.
        - Мари говорит, что людям, которые кричали на улицах «Да здравствует император!», заплатила полиция, - сказал мне Оскар. - Это правда, мама?
        - Я не знаю. Не надо говорить о таких вещах!
        - Почему?
        - Потому что…
        Я кусала губы. Я хотела сказать: «Потому что это опасно!» Но ведь Оскар должен говорить все, что думает. А с другой стороны, министр полиции выслал из Парижа людей, которые говорили то, что думали, и запретил им проживать не только в Париже, но и в близлежащих провинциях.
        Не так давно мадам де Сталь, женщина, писавшая письма, лучший друг Жюльетты Рекамье, была выслана.
        - Твой дедушка Клари был убежденный республиканец, - сказала я внезапно тихим голосом, целуя чистый лобик моего сына.
        - Я думал, что он был торговцем шелком, - сказал Оскар.
        Двумя часами позже я танцевала вальс впервые в жизни. Мой зять Жозеф, его императорское высочество, давал большой праздник. Были приглашены все иностранные принцы и дипломаты, а также все маршалы и Этьен, потому что он брат Жюли.
        Когда-то Мария-Антуанетта старалась привить венский вальс в Версале. Но только аристократы, которых она принимала, выучили этот танец. Во время Революции, конечно, было запрещено все, что напоминало «Австриячку». Но сейчас нежный ритм тройного па, пришедший из вражеской страны, вновь просочился в Париж.
        Я прилежно учила его когда-то у Монтеля, но никогда не танцевала. Жан-Батист, бывший до нашей женитьбы послом в Вене, стал учить меня. Он крепко прижал меня к себе и считал сержантским голосом: «раз, два-три; раз-два, три».
        Сначала я почувствовала себя молодым рекрутом, потом голос Жана-Батиста сделался нежным, и мы закружились в бальном зале Люксембурга, в волнах света. Я почувствовала его губы на моих волосах.
        - Император заигрывал с тобой во время коронации, раз-два, три. Я хорошо видел, - произнес Жан-Батист.
        Мне кажется, что он отнесся к этому делу без души, - ответила я.
        - К какому делу? К заигрыванию с тобой? - спросил Жан-Батист.
        - Фу, противный! Я хочу сказать: к коронации!
        - Он знает меру, девчурка.
        - Но коронация должна была потребовать всех душевных сил, - настаивала я.
        - Для Наполеона это была формальность. Он короновался и в то же время приносил присягу Республике. Раз, два-три!
        Кто-то крикнул:
        - За здоровье императора!
        Зазвенели бокалы.
        - Это твой брат Этьен, - сказал Жан-Батист.
        - Давай танцевать, - прошептала я. - Пусть этот танец не прекращается никогда!
        Губы Жана-Батиста опять прикоснулись к моим волосам. Хрустальные люстры разливали ослепительный свет и, казалось, тоже раскачивались. Весь зал кружился вместе с нами.
        Откуда-то издалека до меня доносились голоса гостей, мне казалось, что это где-то далеко квохчут куры, одна, две, три…
        Пусть все будет так всегда: кружиться в вальсе и чувствовать губы Жана-Батиста на своих волосах.
        На обратном пути наша карета проехала перед Тюильри. Дворец был иллюминирован. Пажи с зажженными факелами несли караул.
        Нам рассказывали, что император ужинал вдвоем с Жозефиной. Она так понравилась императору в короне, что он пожелал, чтобы и во время ужина Жозефина не снимала ее.
        После ужина Наполеон удалился в свой рабочий кабинет и развернул штабные карты.
        - Он готовит будущую кампанию, - объяснил мне Жан-Батист.
        Пошел снег, и многочисленные факелы погасли.

        Глава 20
        Париж, две недели спустя после коронации Наполеона

        Несколько дней назад император вручал знамена различным полкам. Мы все должны были явиться на Марсово поле. Наполеон надел свою мантию и корону. Каждый полк получил знамя. На верхушке древка был резной позолоченный орел, под орлом волновался трехцветный шелк. Император сказал в своей речи, что орел не должен никогда попадать в руки врагов и обещал новые победы своим войскам. Мы провели несколько часов на трибуне, и перед нами парадным маршем прошли полки.
        Этьен рядом со мной был в экстазе и почти оглушил меня восторженными криками. Пошел снег, а зрелище не прекращалось, и у нас промокли ноги. У меня было время вспомнить приготовления к празднику маршалов в Опере. Церемонимейстер сообщил маршалам, что они должны дать праздник в честь императора. Это должен быть самый блестящий бал из всех, и для этой цели сняли помещение Оперы.
        Маршалы неоднократно совещались и проверяли список приглашенных, чтобы никто не был обижен или забыт. Месье Монтель дал нам специальный урок, где показал, каким образом мы должны будем шествовать перед императорской четой, а затем сопровождать в зал Наполеона и Жозефину. Деспро предупредил нас, что император предложит руку одной из жен маршалов, в то время как один из маршалов должен будет вести императрицу к ее трону.
        По этому поводу опять много совещались, чтобы решить, которой из жен маршалов и кому из маршалов будет оказана эта честь. Наконец Мюрат, как супруг принцессы, был избран, чтобы принять руку императрицы. Но что касается рук императора, то мнения разделились между дуайеном [Дуайен (франц.) - лицо, возглавляющее дипломатический корпус в какой-либо стране, старший дипломатический представитель высшего ранга, старшина какой-либо корпорации, в данном случае - старшина группы жен маршалов.] маршальских жен и мной, сестрой принцессы Жюли. Мне, по счастью, удалось убедить всех, что только толстой «дуаиенше» надлежит приветствовать императора. Я была очень рассержена на Наполеона, потому что он до сих пор не удовлетворил заветное желание Жана-Батиста получить независимый командный пост как можно дальше от Парижа.
        Утром в день праздника Полетт влетела ко мне, как порыв ветра. Ее сопровождали итальянский скрипач-виртуоз и капитан драгун. Она посадила обоих на диван в моей гостиной и увлекла меня в спальню.
        - Который из них мой любовник, как ты думаешь? - спросила она смеясь.
        Золотая пудра сверкала в ее светлых волосах под шляпкой из черного бархата. В ее крошечных ушках переливались изумруды из фамильных драгоценностей Боргезе, ярко-зеленый пояс туго сжимал точеные бедра, и маленькая черная бархатная жакетка обтягивала ее грудь так плотно, что выделялись соски. Брови ее были подведены, как она делала в пятнадцать лет. Но только сейчас - дорогой тушью, а не кусочком угля из маминой кухни… Вокруг блестящих глаз, напомнивших мне глаза Наполеона, залегли тени.
        - Ну же! Кто из этих двоих мой любовник? - повторила она.
        Я не могла угадать.
        - Оба! - закричала Полетт, с победоносным видом усаживаясь за мой туалет.
        Золотой сундучок все еще стоял там.
        - У кого это такой плохой вкус, чтобы подарить тебе шкатулку для драгоценностей, украшенную этими ужасными имперскими орлами? - спросила она.
        - Теперь твоя очередь угадывать, - ответила я.
        Полетт наморщила лоб. Эта игра в загадки ее забавляла. Она вся отдалась игре, я даже слышала ее взволнованное дыхание.
        - Это… скажи-ка, это…
        Я ответила бесстрастно:
        - Получением этой шкатулки я обязана бесконечной доброте Отца нашей родины!
        Полетт протяжно свиснула, как уличный мальчишка. Потом оживленно:
        - Я не понимаю… В настоящий момент он обманывает Жозефину с мадам Дюшатель, ты знаешь, с этой придворной дамой с большими голубыми глазами и большим носом…
        Я покраснела.
        - В день своей коронации Наполеон возвратил мне старый долг. Он вернул мне деньги, которые занял у меня в Марселе, вот и все, - сказала я возмущенно.
        Полетт замахала руками, унизанными фамильными бриллиантами Боргезе, как бы отталкивая недостойную мысль.
        - Господи, детка, конечно - это все!
        Она помолчала, размышляя.
        - Я приехала поговорить с тобой о матери, - вдруг сказала она. - Мать приехала вчера тайком. Я думаю, что даже Фуше не знает, что она в Париже. Она живет у меня. Нужно, чтобы ты им помогла…
        - Помочь, кому? - спросила я, не понимая.
        - Обоим. Мадам Матери и ему, Наполеону, ее коронованному мальчику…
        Она засмеялась, но смех прозвучал неискренне.
        - Понимаешь, это довольно сложно. Наполеон желает, чтобы мама принесла ему свои поздравления в Тюильри в торжественной обстановке. Представляешь?! С придворным реверансом и прочими вещами… - Она остановилась. Я постаралась представить себе м-м Летицию, делающую придворный реверанс Наполеону. - Он сердился, так как она нарочно задержалась в дороге, чтобы не присутствовать на коронации. - Полетт покусала губы с задумчивым видом. - Он оскорблен, потому что мама не захотела быть свидетельницей его триумфа. Он очень хочет ее видеть, но… Эжени, Дезире, соедини их! Как будто нечаянно, понимаешь? И оставь одних в тот момент, когда они увидятся. Таким образом, церемония станет уже не нужной. Как ты думаешь, это возможно?
        - Вы действительно ужасная семья, - сказала я, вздыхая.
        Но Полетт не обиделась на мое замечание.
        - Разве ты этого не знала? А вообще, знаешь ли ты, что я единственная из всех братьев и сестер, кто действительно любит Наполеона?
        - Да, я знаю, - ответила я, вспомнив утро, когда Полетт сопровождала меня к военному коменданту Марселя.
        - Остальные мечтают только о наследстве, - заметила Полетт, полируя ногти. - Вообще-то, уже не встает вопрос о том, что Жозеф будет наследником, с тех пор, как Наполеон усыновил двух маленьких сыновей Луи и Гортенс. Жозефина пилила его день и ночь, чтобы он возвел ее внуков в ранг Наследных принцев. И знаешь, что ужасно подло? Она его обвиняет в том, что он виноват, якобы, что в их браке нет детей. Он! Подумать только!
        - Я устрою встречу м-м Летиции и императора, - сказала я быстро. - На празднике маршалов. Я пришлю к тебе Мари с инструкциями. Только ты должна будешь устроить, чтобы твоя мама появилась в ложе, которую я укажу.
        - Ты сокровище, Эжени! Господи, какое облегчение! - она сунула палец в баночку с помадой и тщательно помазала верхнюю губу. Потом сжала губы, чтобы покрасить также и нижнюю. - Недавно английская газета опубликовала скандальную хронику обо мне. Мой маленький скрипач мне ее перевел. Англичане называют меня «Наполеоном в любви». Какая глупость! - Она повернулась ко мне. - У нас совершенно различная тактика, у Наполеона и у меня. Он выигрывает наступательные войны, я же теряю мои оборонительные рубежи… - Улыбка украдкой скользнула по ее губам. - Но посуди, почему мне в мужья все время дают людей, которые меня не интересуют? Сначала Леклерк, а теперь Боргезе. Подумай, обе мои сестры в гораздо лучшем положении. Во всяком случае, они тщеславны. У них ничего не остается для мужчин. Все тратится на влиятельные связи, на выгодные знакомства. Элиза - потому, что она не может забыть нашу квартиру в подвале и ее обуревает страх снова стать бедной. Сейчас она копит все, что только можно. Каролина же, напротив, была так молода, когда мы жили в этом погребе, что она уже ничего не помнит. И чтобы водрузить на себя
настоящую императорскую корону, Каролина способна на любую низость. Но я!..
        - Боюсь, что два твоих кавалера соскучились, - сказала я.
        Полетт вскочила.
        - Ты права, нужно ехать. Я жду твоих указаний, потом отправлю нашу мать в Оперу. Решено?
        Я кивнула - решено!
        Когда я представляю себе, что мой плутишка, мой Оскар когда-нибудь потребовал бы от меня придворный реверанс…
        Шагайте, дети Родины,
        День славы настал!..
        Скрипки большого бального оркестра заглушала торжественная медь.
        Медленно, опираясь на руку Жана-Батиста, я спустилась с лестницы, чтобы приветствовать императора Франции, приглашенного его маршалами.
        К оружию, граждане!
        Стройтесь в полки!
        Гимн! Марсельеза!.. Песнь моей молодости!..
        Однажды, стоя в ночной рубашке на балконе белой виллы, я бросала розы нашим добровольцам. Портному Франшону, и хромому внуку сапожника, и братьям Леви, которые надели воскресные костюмы, потому что в качестве граждан, имеющих одинаковые права со всеми другими, они шли на защиту молодой Республики, той Республики, у которой было недостаточно денег, чтобы обуть своих солдат…
        Послышался шелест шелковых тренов. Зазвенели парадные сабли, и мы склонились до земли.
        Когда я впервые увидела Наполеона, я никак не могла понять, зачем принимают в армию таких маленьких офицеров, а теперь он еще и подчеркивает свой маленький рост.
        Он окружает себя самыми высокими адъютантами, каких только можно найти, и появляется в походной форме полковника в их окружении в расшитых золотом мундирах.
        Жозефина сняла руку с руки императора и приветственно склонила голову, украшенную диадемой.
        Мюрат нагнулся над величественно протянутой рукой.
        - Как поживаете, мадам? - спросил император, обращаясь к толстой «дуайенше» и, не давая ей времени ответить, тут же обратился к жене следующего маршала:
        - Я счастлив видеть вас, мадам! Вам следовало бы всегда появляться в цвете нильской зелени. Этот цвет вам идет. Кстати, в действительности Нил совсем не зеленый. Он желтый. В моей памяти воды его - цвета охры.
        На щеках дам, к которым он обращался, появились красные лихорадочные пятна.
        - Ваше величество очень добры, - бормотали они.
        Я спрашивала себя, все ли коронованные особы ведут себя как Наполеон? Или же он выработал в себе эту лаконичную рубленую речь только потому, что в его представлении монархи должны беседовать с подданными таким образом?
        Жозефина с артистически нарисованной улыбкой также обращалась к супругам маршалов:
        - Как вы поживаете? У вашей дочки коклюш? Как я была огорчена, когда узнала об этом!
        У каждой из них создавалось впечатление, что императрица уже несколько дней всеми фибрами души ждала момента свидания именно с ней.
        За Жозефиной следовали имперские принцессы: Элиза и Каролина с нагло нахмуренными глазами, Полетт, явно нетрезвая после веселого ужина, Гортенс, натянутая, желающая казаться любезной, и моя Жюли, измученная и безнадежно старающаяся преодолеть свою застенчивость.
        Затем Мюрат и Жозефина медленно пересекли бальный зал. За ними следовал Наполеон, ведя под руку дуайена маршальских жен, слегка запыхавшуюся от волнения. Мы, все прочие, образовали кортеж.
        Жозефина все время останавливалась, чтобы сказать несколько любезных слов, Наполеон вступал в беседу, главным образом, с мужчинами.
        Бесчисленные провинциальные офицеры были приглашены как представители своих полков. Наполеон расспрашивал их об их гарнизонах. Казалось, что он знает количество вшей в каждой французской казарме…
        Я отчаянно соображала, как завлечь его в семнадцатую ложу. Я решила, что надо подождать, пока он выпьет несколько бокалов шампанского. Тогда я посмею. Стали разносить шампанское. Но Наполеон отказался. Он стоял на сцене возле своего трона и слушал Жозефа и Талейрана. Они говорили ему о чем-то серьезном. Вероятно, решали какие-нибудь государственные дела.
        Жозефина позвала меня к себе и сказала:
        - Я так и не смогла найти сапфировые серьги. Я очень сожалею.
        - Ваше величество очень любезны. Но я ведь все равно не смогла появиться в голубом.
        - Довольны ли вы туалетами от Роя, мадам?
        Я не ответила императрице, ибо среди толпы в зале я увидела красное квадратное лицо. Мне показалось, что это лицо мне хорошо знакомо. Короткая шея была зажата воротником полковничьего мундира.
        - Фирма ле Рой… - повторила императрица настойчиво.
        Рядом с красным квадратным лицом виднелась голова дамы с волосами, выкрашенными в лимонный цвет и собранными в невозможную прическу. Полковник какого-то провинциального гарнизона… Женщина мне незнакома, но он!..
        Несколько позже мне удалось одной пересечь зал. Неразрешенный вопрос мучил меня, и я старалась подойти к этой паре, не будучи замеченной.
        Все приглашенные галантно давали мне дорогу, бормоча: «Супруга маршала Бернадотта!
        Офицеры кланялись до земли, дамы конвульсивно улыбались. Я отвечала улыбкой. Я улыбалась и улыбалась до тех пор, пока в конце концов у меня не заболели уголки губ.
        Я остановилась возле полковника и услышала, как дама с немыслимой прической сказала ему свистящим шепотом:
        - Но это же маленькая Клари!
        И внезапно я поняла, кто этот полковник. Он снял парик, но годы прошли мимо него, не оставляя следа. Он, без сомнения, продолжал оставаться комендантом Марселя.
        Маленький якобинский генерал, которого он арестовал десять лет тому назад, превратился за эти годы во французского императора…
        - Вы помните меня, полковник Лефабр? - спросила я.
        Дама с невозможной прической неловко поклонилась.
        - Госпожа маршальша, - пробормотала она.
        - Дочь Франсуа Клари, - сказало сейчас же квадратное лицо. Затем оба смущенно стали ждать, когда заговорю я.
        - Я очень давно не была в Марселе, - продолжала я.
        - Вы там только скучали бы, мадам. Это - провинциальная дыра, - сказала дама, пожимая худыми плечами.
        - Если вы хотите сменить гарнизон, полковник… - начала я, глядя в его прозрачные голубые глаза.
        - Вы могли бы поговорить о нас с самим императором? - взволнованно вскричала м-м Лефабр.
        - Нет, с маршалом Бернадоттом, - ответила я.
        - Я очень хорошо знал вашего отца. - Издалека начал полковник. В этот момент я вздрогнула. Полонез! Я забыла Лефабров, подхватила свой трен и бегом, без соблюдения достоинства, бросилась обратно. Мне давали дорогу, покачивая головой. Я снова вела себя невозможно!..
        Полонез должен был открыть Мюрат с Жюли. Император должен был вести маршальшу-дуайена. А я должна была занять место возле принца Жозефа. Танец уже начался. Жозеф стоял один возле тронов и ждал.
        - Я не знал, где вы, Дезире.
        - Извините меня, - пробормотала я. Затем мы быстро присоединились к готовящимся вступить в танец парам.
        Время от времени мой зять бросал на меня свирепые взгляды.
        - Я не привык ждать, - злился он.
        - Улыбайтесь! Ну, улыбайтесь же! - отвечала я раздраженным шепотом. - Улыбайтесь!
        Разве он не знал, сколько взглядов было обращено на старшего брата императора и супругу маршала Бернадотта?..
        Наполеон удалился вглубь сцены и разговаривал с Дюрокком. Я сделала знак лакею, предлагавшему шампанское, и подошла к Его величеству, как только танец кончился. Наполеон прервал беседу.
        - Я должен сообщить вам кое-что, мадам.
        - Не хотите ли освежиться, - спросила я, указывая на бокалы шампанского аристократическим жестом, которому выучил меня господин Монтель.
        Наполеон и Дюрокк взяли по бокалу.
        - За ваше здоровье, мадам, - любезно сказал император. Он выпил только один глоток и поставил бокал. - Да, что же я хотел сказать вам, мадам? - Он остановился и внезапно смерил меня взглядом с головы до ног. - Я говорил вам когда-нибудь, что вы очень красивы, госпожа маршальша?
        Дюрокк широко улыбнулся, щелкнул каблуками и сказал:
        - Если Ваше величество позволит, я хотел бы…
        - Идите, Дюрокк, посвятите себя дамам, - вскричал император. Затем он снова молча стал меня рассматривать. Губы его медленно растянулись в улыбке.
        - Ваше величество хотели что-то сказать мне? - спросила я, а потом громко заявила: - Если мне будет дозволено выразить желание, я бы была очень признательна Вашему величеству, если бы вы соизволили последовать за мной в семнадцатую ложу…
        Я подтвердила торопливым кивком головы. Наполеон обвел взглядом сцену. Жозефина болтала с бесчисленными дамами, Жозеф что-то докладывал Талеирану и Луи, который был как всегда хмур. Маршальские мундиры мелькали среди танцующих пар. Глаза Наполеона сузились и заблестели.
        - А это возможно, маленькая Эжени?
        - Сир, прошу вас понять меня правильно. Ложа семнадцать, это довольно ясно, не правда ли? - Затем быстро: - Нас будет сопровождать Мюрат. Так будет лучше.
        Мюрат, как все, находившийся возле императрицы, все это время наблюдал за нами уголком глаза. Знак, и он появился галопом.
        - М-м Бернадотт и я идем в одну из лож. Покажите нам дорогу.
        Мы все трое сошли со сцены, все трое проследовали по широкому коридору, почтительно образованному гостями, расступившимися перед императором. На узкой лестнице, ведущей к ложам, столпилось несколько пар. Молодые офицеры вырывались из объятий, чтобы быстро встать «смирно».
        Я нашла это очень забавным, но Наполеон заметил:
        - У этих молодых людей слишком свободные манеры. Я поговорю с Деспро. Я желаю, чтобы в моем окружении нравы были безукоризненны.
        Потом мы оказались перед закрытой дверью ложи.
        - Спасибо, Мюрат!
        Шпоры Мюрата щелкнули, затем он исчез. Взгляд Наполеона скользил по номерам дверей.
        - Ваше величество хотели сообщить мне что-то, - сказала я. - Это хорошая новость?
        - Да. Мы рассмотрели просьбу маршала Бернадотта об автономном командовании с широкими полномочиями в гражданском администрировании. Ваш супруг будет назначен завтра губернатором Ганновера. Я поздравляю вас, мадам. Это большой и очень ответственный пост.
        - Ганновер? - пробормотала я, не имея ни малейшего представления о местонахождении этого государства.
        - Когда вы будете навещать вашего супруга в Ганновере, вы будете жить только в королевских дворцах и будете первой дамой в стране. А вот там, справа, находится ложа N 17…
        До ложи оставалось несколько шагов.
        - Войдите первая. И проверьте, закрыты ли занавески, - предложил Наполеон.
        Я открыла дверь ложи и быстро закрыла ее за собой. Я прекрасно знала, что занавески закрыты…
        - Ну, дитя мое? - сказала м-м Летиция, когда я вошла.
        - Он ждет снаружи. И он не знает, что вы здесь, Мадам Мать, - быстро сказала я.
        - Да не волнуйтесь так. Вам это не будет стоить головы! - энергично сказала м-м Летиция.

«Нет! - подумала я. - Но это вполне может стоить Жану-Батисту его губернаторского поста». - Теперь, мадам, я позову его, - прошептала я.
        - Занавески закрыты, - объявила я. Затем я хотела пропустить императора в ложу первым и быстро исчезнуть за его спиной, но Наполеон запросто втолкнул меня в тесное помещение аванложи. Я прижалась к стене, освобождая ему дорогу.
        М-м Летиция встала. Наполеон неподвижно стоял в дверях, как пораженный громом. Через плотные занавески проникали звуки нежного венского вальса…
        - Мой мальчик, не хочешь ли ты пожелать доброго вечера своей матери? - сказала невозмутимо м-м Летиция. Говоря это, она сделала шаг навстречу Наполеону. «Если она наклонит голову, даже чуть-чуть, все будет хорошо!» - подумала я.
        Император не двигался. М-м Летиция сделала еще один шаг.
        - Мадам Мать!.. Какой прекрасный сюрприз! - сказал Наполеон, не двигаясь.
        Последний шаг…
        Затем м-м Летиция остановилась перед ним, немного наклонила голову и… поцеловала его в щеку.
        Забыв этикет, я выскользнула из ложи, пройдя перед императором. Убегая, я нечаянно толкнула его, и он самым банальным образом очутился в объятиях своей матери.
        Когда я появилась в зале, Мюрат бросился ко мне. Его плоский нос обнюхивал меня, как морда гончей.
        - Вы уже вернулись, мадам?
        Я с удивлением посмотрела на него.
        - Я сказал императрице, что Бернадотт очень хочет, чтобы она пригласила его для беседы, и я предложил Бермадотту подойти к ней. Таким образом, они оба не обратили внимания на то, что творится в ложах, - сказал Мюрат.
        - На то, что творится в ложах? - я. - Что вы этим хотите сказать, маршал Мюрат?
        Мюрат был настолько увлечен своим разговором со мной, что не заметил внезапного гула голосов, заполнившего зал.
        - Я говорю об одной, определенной ложе, - сказал он мне доверительным тоном. - Той, куда вы повели Его величество.
        - Ах! Ложа семнадцать?.. Почему же Жан-Батист и императрица не должны знать о том, что происходит в этой ложе? Разве весь зал уже не знает об этом? - спросила я, смеясь.
        Пораженному лицу Мюрата не было цены. Он поднял голову, посмотрел в направлении взглядов всех гостей и увидел, да, увидел императора, раздвигавшего занавески ложи семнадцать. Возле него появилась м-м Летиция…
        Деспро сделал знак оркестру, грянули фанфары, сопровождаемые бурей аплодисментов.
        - Каролина ничего не знала о возвращении своей матери в Париж, - сказал Мюрат, глядя на меня с завистью.
        - Я думаю, что Мадам Мать всегда стремится жить около того из своих сыновей, которому она нужнее всего, - сказала я задумчиво. - Сперва возле Люсьена в изгнании, а теперь возле Наполеона, который коронован…
        Танцевали до зари. Вальсируя с Жаном-Батистом, я его спросила, где находится Ганновер.
        - В Германии, - ответил он. - Это страна, откуда родом царствующий дом Англии. Население ужасно пострадало в годы войны.
        - А ты знаешь, кто теперь будет управлять Ганновером в качестве французского губернатора?
        - Не имею ни малейшего представления, - ответил Жан-Батист. - И это… - он остановился посреди фразы, посреди трех тактов, близко наклонился к моему лицу и посмотрел мне в глаза. - Это правда? - спросил он просто.
        Я утвердительно кивнула.
        - Вот теперь я им покажу! - пробормотал он, продолжая танец.
        - Кому и что ты хочешь показать?
        - Как управляют страной. Я хочу показать это императору и каждому из его генералов. Особенно генералам. Ганновер будет мною доволен.
        Жан-Батист говорил очень быстро, и я почувствовала, что он счастлив. Счастлив впервые за долгие, долгие годы. Было странно, что в этот момент он совсем не думал о Франции, а только о Ганновере, о Ганновере где-то в Германии…
        - Твоей резиденцией будет королевский дворец, - сказала я.
        - Конечно! Вероятно - это лучший замок, - ответил он с безразличием. Это не произвело на него никакого впечатления.
        Его не поразило даже то, что наилучшей резиденцией для него, бывшего сержанта французской армии, будет замок королей Англии… Почему мне это показалось странным? .
        - У меня кружится голова, Жан-Батист! Кружится голова!..
        Но Жан-Батист продолжал танцевать, пока скрипачи не спрятали инструментов и праздник маршалов не окончился.
        До отъезда в Ганновер Жан-Батист выполнил одно из моих желаний и вызвал полковника Лефабра в Париж. История с кальсонами Наполеона дала ему идею назначить полковника в интендантство, что связывало его исключительно с обмундированием, обувью и бельем наших солдат.
        Полковник и его жена пришли меня благодарить.
        - Я очень хорошо знал вашего отца. Он был очень почтенный человек.
        Мои глаза наполнились слезами, но я улыбнулась.
        - Вы были правы в свое время, полковник. Бонапарт не партия для дочери Франсуа Клари…
        Я услышала, как у его жены перехватило от ужаса дыхание. Оскорбление величества!..
        Полковник, правда, посинел от замешательства, но выдержал мой взгляд.
        - Вы правы, мадам, - проворчал он. - Бернадотт безусловно больше подошел бы вашему батюшке.
        Наполеона информировали о всех изменениях производства высших офицерских чинов, и когда он увидел в списке имя полковника Лефабра, он на секунду задумался, а затем разразился громким хохотом.
        - Полковник с моими кальсонами! Чтобы доставить удовольствие своей жене, Бернадотт доверил ему кальсоны всей армии!
        Мюрат, конечно, насплетничал об этом, и с тех пор все называют бедного Лефабра
«полковник-кальсоны».

        Глава 21
        В почтовой карете между Ганновером и Парижем, сентябрь, 1805
        (Император отменил наш республиканский календарь. Моя покойная мама была бы очень счастлива. Она никак не могла к нему привыкнуть.)

        Мы были очень счастливы в Ганновере - Жан-Батист, Оскар и я. Единственное, из-за чего мы ссорились, так это из-за драгоценного паркета в королевском дворце.
        - То, что Оскар воображает, что этот навощеный как зеркало паркет в большом зале сделан только для того, чтобы сын военного губернатора катался по нему, как по льду, - меня не удивляет. Этому плутишке всего шесть лет. Но ты!..
        Жан-Батист покачал головой и вместо того, чтобы рассердиться, рассмеялся. Мне пришлось обещать, что когда мне захочется покататься на паркете вместе с Оскаром, я удержусь от подобных развлечений.
        Это был зал для танцев прежнего короля Ганновера. В резиденции господина Жана-Батиста Бернадотта, маршала Франции, военного губернатора государства Ганновер.
        И я каждый раз обещала, но все-таки на другой день я не могла удержаться и позволяла Оскару увлечь себя в этот зал для катания по паркету. Это было, конечно, стыдно, так как я - первая дама государства Ганновер и у меня свой маленький двор, который состоит из лектрисы, компаньонки и жен офицеров моего мужа. К сожалению, я часто об этом забываю…
        Да, мы были очень счастливы в Ганновере. И Ганновер был счастлив с нами. Это удивительно, так как Ганновер - завоеванная территория, порученная Жану-Батисту, главнокомандующему оккупационной армией. С шести часов утра до шести часов вечера и после ужина до ночи он склоняется над бумагами на своем письменном столе. Жан-Батист вводит свои порядки в этой немецкой стране и вводит их на основе Декларации Прав человека. Много крови пролилось во Франции, чтобы добиться равенства граждан. В Ганновере, стране неприятеля, для этого достаточно одного росчерка пера Бернадотта…
        Так были отменены телесные наказания и упразднены гетто. Сейчас евреям разрешено заниматься любым делом, которое им по вкусу. Не напрасно Леви из Марселя пошли в бой в праздничной одежде.
        Бывший сержант знает также, что нужно для содержания войск и выплаты контрибуции, не слишком большой. Жан-Батист с точностью установил размеры всех налогов, и никто из офицеров не имеет права взимать налоги по собственной инициативе.
        Вообще, все население живет лучше, чем раньше, так как Жан-Батист аннулировал таможни, и в этой Германии, раздираемой войнами, Ганновер является островом, торгующим со всеми.
        Когда граждане Ганновера стали почти богаты, Жан-Батист несколько повысил налоги и на полученные деньги закупил зерно, которое было послано в голодающую Северную Германию. Люди в Ганновере пожимали плечами, наши офицеры постучали себя по лбу, но никто не посмел открыто упрекнуть его в том, что у него есть сердце.
        Наконец, Жан-Батист посоветовал купцам и ремесленникам несколько расширить свои связи с Ганзейскими городами и заработать таким путем много денег. Депутаты, выслушав его совет, онемели от удивления, так как ведь это «секрет Полишинеля», что Ганзейские города не слишком строго придерживаются континентальной блокады императора и продолжают обмен товарами с Англией. Но когда такой совет дает своим нищим, находящимся в рабстве, врагам маршал Франции!..
        Когда торговля расцвела полностью и кассы Ганновера наполнились, Жан-Батист послал крупные суммы Геттингенскому университету. Это там сейчас преподают некоторые наиболее крупные ученые Европы.
        Жан-Батист очень гордится «своим» университетом, и у него довольный вид, когда он склоняется над официальными документами. Но часто я застаю его погруженным в большие фолианты.
        - Чего только не приходится учить сержанту, такому невежественному, как я, - бормочет он тогда, не поднимая глаз и протягивая мне руку.
        Я сажусь близко к нему, и он кладет руку мне на щеку.
        - Ты слишком много администрируешь, - говорю я ему неловко. Он только качает головой.
        - Я учусь, девчурка. Я стараюсь делать все как можно лучше. Это не трудно, если только нас оставят в покое.
        Мы оба знаем, о ком говорит Жан-Батист…
        В Ганновере я немного пополнела. Мы не танцевали ночи напролет и не стояли часами, присутствуя на парадах. Во всяком случае, не более двух часов.
        Жан-Батист сократил приемы, чтобы доставить мне удовольствие. После ужина в большинстве случаев наши офицеры с женами собирались в моей гостиной. Мы болтали о новостях, дошедших из Парижа. Император подготавливал нападение на Англию. Он находился на побережье Ламанша. Жозефина продолжала делать долги, но об этом говорили только шепотом.
        Жан-Батист приглашал также профессоров из Геттингена, которые на ужасном французском языке пытались объяснить нам свои доктрины. Один из них однажды прочел нам по-немецки пьесу, написанную автором романа «Страдания Вертера», которым мы раньше зачитывались. Фамилия этого писателя - Гете, и я делала Жану-Батисту знаки, чтобы он прекратил эту пытку, так как мы все очень плохо понимали немецкий.
        Другой рассказывал нам о крупном враче, который сейчас работает в Геттингене и который излечил многих от глухоты. Этот вопрос очень интересует Жана-Батиста, потому что многие наши солдаты стали туги на ухо, особенно артиллеристы.
        Вдруг он закричал:
        - Нужно порекомендовать одному из моих друзей обратиться к этому профессору. Мой друг живет в Вене, я напишу ему, чтобы он приехал в Геттинген. Тогда он сможет навестить нас здесь. Дезире, нужно, чтобы ты с ним познакомилась. Это музыкант, с которым я встречался в Вене, когда был там послом. Это друг Крейцера, ты знаешь.
        Я, конечно, испугалась. Под предлогом моей занятости различными приемами я заставила Жана-Батиста поверить, что у меня нет ни минуты, свободной для занятий музыкой и хорошими манерами. Он же был так занят, что не контролировал меня.
        На пианино я не играла, а что касается манер, то я прекрасно справлялась, когда мне нужно было с помощью нескольких изящных жестов, выученных у Монтеля, перевести стадо гостей из столовой в гостиную. Для дочери торговца шелком, неожиданно поселившейся в королевском дворце в Ганновере, я очень хорошо выходила из положения.
        Сейчас я, конечно, испугалась, что мне придется играть перед этим венским музыкантом.
        Но в этом не было никакой необходимости. Я никогда не забуду этот вечер, когда к нам пришел венский музыкант.
        Как прекрасно он прошел!.. Как прекрасно он начался!..
        Оскар, глаза которого начинали блестеть каждый раз, когда он мог слушать музыку, терзал меня, пока я не обещала ему позволить остаться с нами позже обычного.
        Венский музыкант назывался, Бог мой, я записала его фамилию, очень странную фамилию, очень немецкую, конечно, да… его фамилия Бетховен…
        Жан-Батист приказал, чтобы все музыканты бывшего оркестра королевского двора в Ганновере явились в распоряжение этого Бетховена из Вены и репетировали с ним три утра подряд. В эти дни ни Оскар, ни я не смели входить в зал, и мы не катались по паркету.
        В эти дни я держалась, как мне и полагалось, в роли первой дамы. Оскар, наоборот, был очень возбужден.
        - До которого часа, мамочка, я смогу остаться в зале? До полуночи? А как человек, если он глухой, может писать музыку? Он не может слышать даже собственную музыку? А у него есть слуховая трубка? Он часто на ней играет?
        После завтрака я ездила с Оскаром на прогулку. Мы ехали по длинной аллее под сенью зеленых и золотых лип, по аллее, которая вела от замка к деревне Геренгаузен, и я старалась ответить на его бесчисленные вопросы.
        Поскольку я еще не видела этого господина, которого зовут Бетховен или как-то в этом роде, я ничего не знала о слуховой трубке, но думала, что хотя он и музыкант, но пользуется он трубкой, чтобы слушать, а не играть на ней…
        - Папа говорит, что это один из самых великих людей, которых он знает. Как ты думаешь, какой у него рост? Он выше, чем гренадеры из императорской гвардии?
        - Папа хотел сказать, что он не большого роста, а велик своим талантом. Он… да, он - гений. Это папа и хотел сказать, когда говорил, что он великий человек.
        Оскар размышлял.
        - Он больше папы?
        Я взяла в руку кулачок Оскара, в котором была зажата полуобсосанная конфета.
        - Я не знаю, дорогой.
        - Он больше императора, мама?
        При этом вопросе лакей, сидевший рядом с кучером, повернулся и с любопытством посмотрел на меня. Я спокойно ответила:
        - Нет никого выше императора, Оскар.
        - Может быть, он не слышит даже собственную музыку? - продолжал размышлять Оскар.
        - Может быть, - ответила я машинально. Мне вдруг стало грустно. «Я хотела дать моему сыну другое воспитание, - думала я. - Чтобы он был свободным человеком. В духе моего отца».
        Новый воспитатель, которого император рекомендовал нам специально для Оскара и который приехал всего месяц назад, старается вдолбить ребенку дополнения к катехизису, которые сейчас введены во всех школах Франции: «Мы обязаны нашему императору Наполеону, воплощению Бога на земле, оказывать любовь, уважение, послушание, верность, соблюдать военную присягу!»
        Недавно я случайно вошла в классную комнату Оскара и думала, что ослышалась. Но узкогрудый молодой учитель, рекомендованный как лучший выпускник императорского лицея, который сгибается пополам, как складной перочинный нож, когда видит меня или Жана-Батиста, и который пинает своими шпорами пса, подобранного и выхоженного Фернаном, когда думает, что его не видят, этот учитель повторял… Совершенно точно:
«Император Наполеон I - воплощение Бога на земле…»
        - Я не хочу, чтобы ребенок это учил. Оставьте в покое дополнение к катехизису.
        - Но это изучается во всех школах империи. Это закон, - сказал молодой человек без выражения. - Его величество весьма интересуется воспитанием своего крестника. Я имею приказ регулярно сообщать Его величеству об успехах Оскара. Ведь он - сын маршала Франции.
        Я посмотрел на Оскара. Его детское личико склонилось над тетрадью. Соскучившись, он рисовал человечков. Меня учили добрые монахини, подумала я, но их посадили в тюрьмы или выгнали, а нам, детям, объяснили, что Бога нет, а есть только здравый смысл. Мы должны были подчиняться здравому смыслу, и Робеспьер заставил даже уничтожить алтари.
        Потом пришло время, когда никто больше не интересовался нашей верой, и каждый был волен думать все, что хочет. Когда Наполеон стал первым консулом, вновь появились священники, которые требовали присягать не Республике, а Святой Римской церкви. Наконец, Наполеон заставил Папу приехать из Рима в Париж, чтобы короновать его, и объявил католическую религию государственной.
        А теперь он заставляет учить дополнение к катехизису…
        Крестьянских детей отрывают от полей, чтобы они шли в бой в армиях Наполеона. Нужно уплатить восемь тысяч франков, чтобы освободиться от воинской повинности, а восемь тысяч франков - это большие деньги для крестьянина. И они прячут своих сыновей, а жандармы ловят жен, сестер и невест как заложниц.
        Но прячущиеся дезертиры не играют никакой роли. Франция имеет достаточно войска, и побежденные принцы, само собой разумеется, обязаны выставлять полки, чтобы доказать свою покорность императору. Тысячи, десятки тысяч людей вытащены из своих постелей и маршируют за Наполеоном. Сколько раз Жан-Батист жаловался, что солдаты не понимают нашего языка, и офицеры вынуждены прибегать к переводчикам, чтобы командовать…
        Для чего Наполеон заставляет маршировать этих солдат? Постоянные новые войны, победы… Но ведь уже очень давно нет необходимости защищать Францию. Франция забыла свои границы. Или речь идет не о Франции? А только о нем, о Наполеоне - императоре?..
        Не знаю, сколько времени мы оставались вот так, лицом к лицу: молодой учитель и я. У меня вдруг возникло ощущение, что я живу все эти годы как сомнамбула. Потом я повернулась и пошла к двери, удовлетворившись тем, что повторяла:
        - Оставьте это дополнение к катехизису. Оскар еще очень мал. Он еще этого не понимает. - Потом я резко закрыла дверь. Коридор был пуст. Обессилев, я прислонилась к двери и расплакалась. «Он еще очень мал, - подумала я, горько всхлипывая, - он не поймет этого, а ты поэтому и внушаешь именно детям, Наполеон, именно поэтому, скупщик душ!»
        Целый народ пролил кровь, чтобы получить Права человека, а когда он оказался истощенным, получив их, ты попросту встал во главе его.
        Не знаю, как я добралась до своей комнаты. Помню только, что я лежала на постели и плакала, зарывшись в подушки.
        Прокламации… мы все их знаем. Они занимают всю первую страницу «Монитора». Все те же слова, как когда-то у подножья пирамид, которые он прочитал нам дома за обедом.
«Права человека служат основой для твоего распорядка», - сказал ему кто-то. «Не ты их выдумал», - это сказал Жозеф, который его ненавидит, торжествующим тоном.

«Нет, ты только эксплуатируешь их, Наполеон, для того чтобы иметь возможность сказать, что ты освобож-

269
        даешь народы, в то время как ты их порабощаешь. Чтобы проливать кровь во имя Прав человека!» Кто-то обнял меня.
        - Дезире!
        - Знаешь ли ты новое дополнение к катехизису, которое должен учить Оскар, - сказала я, всхлипывая.
        Жан-Батист прижал меня к себе.
        - Я ему запретила, - шептала я. - согласен со мной, Жан-Батист?
        - Спасибо. Иначе это пришлось бы сделать мне, - ответил он просто. Он все прижимал меня к себе.
        - Жан-Батист, можешь ли ты себе представить, что я могла выйти замуж за этого человека?!
        Его смех помог мне рассеять эти мысли.
        - Есть вещи, которые я не могу себе представить, девчурка.
        Спустя несколько дней Оскар, Жан-Батист и я в волнении ожидали концерт, дирижировать которым должен был этот венский музыкант.
        Месье Бетховен мал ростом, коренаст. Его шевелюра в страшном беспорядке. Его лицо кругло, загорело и все покрыто оспинами. У него широкий нос и сонные глаза. Лишь когда с ним заговаривают, его глаза принимают пытливое выражение и он все время смотрит на губы собеседника. Поскольку я знала, что он плохо слышит, я ему почти прокричала, что очень рада видеть его у себя. Жан-Батист хлопнул его по плечу и спросил, какие новости в Вене. Это, конечно, был вопрос, заданный из вежливости, но музыкант ответил очень серьезно:
        - Готовятся к войне. Считают, что армии Наполеона нападут на Австрию.
        Жан-Батист нахмурил брови и покачал головой. Он не хотел такого точного ответа на свой вопрос. Он сразу же переменил разговор и спросил об игре музыкантов оркестра.
        Крестьянин с Дуная ограничился тем, что покачал головой. Жан-Батист повторил свой вопрос громче.
        Музыкант поднял густые брови, его глаза загорелись, и он сказал:
        - Я хорошо понял вас, господин посол, простите, месье маршал. Теперь ведь вас так называют, не правда ли? Музыканты вашего оркестра играют очень плохо, месье маршал.
        - Вы ведь дирижируете свою новую симфонию, правда? - прокричал Жан-Батист.
        Бетховен усмехнулся.
        - Да. Мне интересно знать, что вы о ней скажете,
        господин посол.
        - Монсеньор, - крикнул ему в ухо адъютант моего мужа.
        - Зовите меня просто м-сье ван Бетховен, я не синьор, - ответил ему наш гость.
        - Обращаясь к господину маршалу, нужно говорить «монсеньор», - вновь прокричал обескураженный адъютант.
        Мне пришлось прикрыть рот платком, так я смеялась. Наш гость обратил на Жана-Батиста взгляд своих глубоко сидящих глаз.
        - Мне трудно ориентироваться в титулах, так как у меня титула нет, да к тому же я глух. Я очень благодарен вам, монсеньор, за то, что вы направили меня к профессору в Геттинген.
        - А свою музыку вы слышите? - пропищал кто-то рядом с гостем.
        М-сье Бетховен бросил вокруг себя внимательный взгляд. Он услышал звонкий голос ребенка. Оскар теребил его за полу сюртука. Я хотела сказать что-нибудь, чтобы замять этот безжалостный вопрос, но большая лохматая голова уже наклонилась к Оскару.
        - Ты что-то спросил, мальчуган?
        - Вы можете слышать свою музыку? - промяукал Оскар как можно громче.
        М-сье ван Бетховен важно кивнул головой.
        - Конечно! И очень ясно. Здесь, - он постучал по груди, - и здесь, - он потер выпуклый лоб. И с широкой усмешкой: - Но музыкантов, которые исполняют мою музыку, я слышу не всегда, и это счастье. Хотя бы этих музыкантов, которых дал мне ваш папа.
        После ужина мы прошли в большой бальный зал. Музыканты настраивали свои инструменты и бросали на, нас робкие взгляды.
        - Они не привыкли играть симфонии Бетховена, - сказал Жан-Батист. - Балетная музыка гораздо легче.
        Перед рядами кресел, приготовленных для слушателей, поставили три кресла, обитых красным шелком и украшенных разными коронами, коронами Ганноверского дома. Жан-Батист и я сели. Оскар сел между нами и почти исчез в огромном кресле. М-сье ван Бетховен ходил между оркестрантами и давал им последние указания по-немецки. Широкими, спокойными жестами он подкреплял свои слова.
        - Что он будет дирижировать? - спросила я Жана-Батиста.
        В это время м-сье ван Бетховен отвернулся от оркестра и подошел к нам.
        - Вначале я хотел посвятить эту симфонию генералу Бернадотту, - сказал он задумчиво. Потом я передумал. Я решил, что будет правильнее посвятить ее императору Франции. Но…
        Он сделал паузу, посмотрел перед собой отсутствующим взглядом, казалось, забыл о нас и о публике, потом внезапно очнулся, тряхнул головой и откинул со лба пряди спутанных волос.
        - Ну, посмотрим, - пробормотал он. - Можно начинать, генерал?
        - Монсеньор, - шипящим голосом сказал адъютант Жана-Батиста, сидевший сзади нас.
        Жан-Батист улыбнулся.
        - Прошу вас, начинайте, дорогой Бетховен.
        Тяжелая фигура неловко взгромоздилась на эстраду.
        Нам была видна только его массивная спина. В руке со странно сложенными пальцами, появилась тонкая палочка. Он постучал ею по пюпитру. Настала мертвая тишина. Он широко раскинул руки, поднял их… И концерт начался!..
        Я не могу судить, хорошо или плохо играли наши музыканты. Все, что я знаю, это то, что «увалень с Дуная» широкими жестами воодушевил их, и они играли так, как я никогда раньше не слышала. Музыка гремела, как орган, слышались голоса скрипок, которые пели, ликовали и жаловались, соблазняли и обещали.
        Я прижала руку ко рту, потому что у меня тряслись губы. Эта музыка не имела ничего общего с Марсельезой, но именно так должна была звучать она, когда с ней шли в бой за Права человека и на защиту границ Франции. Это было одновременно и молитвой, и ликующим кличем!
        Я немного наклонилась вперед, чтобы видеть Жана-Батиста. Он сжал губы, его тонкие ноздри вздрагивали, он порывисто дышал, глаза горели.
        Правая рука его лежала на ручке кресла, и пальцы впились в подлокотник так крепко, что вены набухли.
        Никто из нас не заметил, что в дверях зала появился курьер. Только адъютант, полковник Виллат, тихонько встал, прошел на цыпочках и взял пакет из рук курьера. Он бросил взгляд на пакет и тотчас подошел к Жану-Батисту. Когда Виллат легко дотронулся до его плеча, Жан-Батист вздрогнул. Он смущенно оглянулся вокруг, потом увидел пакет, который протягивал ему адъютант. Виллат сел на свое место.
        Музыка продолжала греметь. Стены зала исчезли, я чувствовала, что давно лечу, лечу, надеюсь и верю, как когда-то давно, в те давние годы, когда я надеялась и верила, держась за руку моего отца…
        Во время короткой паузы между двумя частями симфонии я услышала шуршание бумаги. Только в перерыве Жан-Батист вскрыл конверт и развернул лист. М-сье ван Бетховен оглянулся и вопросительно посмотрел на него. Жан-Батист сделал знак -
«продолжайте!»
        Месье ван Бетховен поднял палочку, протянул руки и скрипки запели вновь.
        Жан-Батист читал. Он поднял глаза всего один раз на секунду. Он слушал эту небесную музыку с выражением тоски в глазах. Потом он взял перо, протянутое адъютантом, и написал несколько слов на бланке приказов. Адъютант тихо вышел с приказом. Также бесшумно другой офицер занял место сзади Жана-Батиста. Он также скоро вышел с исписанным листком, и третий занял его место за креслом, обитым красным шелком.
        Этот третий офицер неосторожно звякнул шпорами, и возле рта Жана-Батиста появилась складка раздражения. Он продолжал писать; он сидел, не распрямляясь, немного наклонившись вперед, с горящими глазами, чуть прикрытыми ресницами. Нижнюю губу он закусил. И только в конце, когда эта песня свободы, равенства и братства поднималась еще раз звучными аккордами, он поднимал голову, чтобы слушать. Но он слышал не только музыку. Он слушал, я уверена, он слушал голос в себе, внутри себя. Я не знаю, что этот голос ему говорит, но музыка Бетховена ему аккомпанировала, и на губах Жана-Батиста появилась горькая усмешка.
        Раздались аплодисменты. Я сняла перчатки, чтобы хлопать громче. Неловко и застенчиво м-сье ван Бетховен поклонился и показал на музыкантов, которыми он был так недоволен. Они также встали и поклонились. Им захлопали сильнее.
        Рядом с Жаном-Батистом было теперь три адъютанта. Их лица были полны внимания, но Жан-Батист встал, протянул руки и помог м-сье Бетховену, этому увальню, человеку ниже себя по положению, спуститься с эстрады, как будто это был самый почетный его гость.
        - Спасибо, Бетховен, - сказал он просто. - От всего сердца - спасибо!
        Рябое лицо музыканта казалось умиротворенным и совсем не усталым. Глубоко посаженные глаза горели живым огнем.
        - Помните, генерал, как вы играли мне однажды вечером Марсельезу? Это было в Вене, в посольстве.
        - Я играл на пианино одним пальцем, - сказал Жан-Батист, смеясь.
        - Тогда я впервые услышал ваш гимн. Гимн свободной страны. - Чтобы встретиться с глазами Жана-Батиста Бетховену приходилось задирать голову. - Я вспомнил об этом вечере, когда писал симфонию. Поэтому я хотел посвятить ее вам, молодому генералу французского народа…
        - Я уже не молодой генерал, Бетховен.
        Бетховен не ответил. Он смотрел на Жана-Батиста, не отводя взгляда. И Жан-Батист прокричал еще раз:
        - Я уже не молодой генерал…
        Бетховен не ответил. Я заметила, что три офицера сзади Жана-Батиста переступают с ноги на ногу от нетерпения.
        - Тогда пришел другой и пронес клич вашего народа через все границы, - сказал Бетховен веско. - Поэтому я и хотел посвятить ему эту симфонию. Как вы думаете, генерал Бернадотт?
        - Монсеньор! - хором поправили его все три адъютанта Жана-Батиста. Жан-Батист сердито махнул рукой.
        - Через все границы, Бернадотт, - повторил Бетховен серьезно. Потом он улыбнулся. У него была чистосердечная улыбка, почти детская. - В тот вечер в Вене вы рассказывали мне о Правах человека. Раньше я ничего не знал, я не занимался политикой. И вы играли мне ваш гимн одним пальцем, Бернадотт.
        - И вот что вы из него сделали, Бетховен, - взволнованно сказал Жан-Батист.
        Настало молчание.
        - Монсеньор! - сказал один из адъютантов.
        Жан-Батист выпрямился, провел рукой по лицу, как бы желая стереть воспоминания.
        - М-сье ван Бетховен, я от всей души благодарю вас за концерт. Желаю вам благополучного путешествия в Геттинген и от всего сердца надеюсь, что профессор вам поможет.
        Потом он повернулся к нашим гостям - офицерам гарнизона, их женам и представителям высшего света Ганновера:
        - Я должен проститься с вами. Завтра я выступаю с моим войском, - сказал он, раскланиваясь. - Приказ императора. Спокойной ночи, медам и месье.
        И он предложил мне руку. Да, мы были счастливы в Ганновере!
        Желтый свет свечей боролся с серым рассветом, когда Жан-Батист простился со мной.
        - Ты сегодня же уедешь с Оскаром в Париж, - сказал он.
        Фернан уже приготовил походное снаряжение Жана-Батиста; расшитый маршальский мундир, заботливо накрытый чехлом, был убран в большой сундук. Серебряные приборы на двенадцать персон, погребец и походная кровать были готовы к походу.
        Жан-Батист был одет в простой походный мундир без украшений с генеральскими эполетами.
        Я взяла его руку и приложилась к ней щекой.
        - Девчурка, пиши мне чаще! Военный министр…
        - Направит к тебе мои письма. Я знаю, - сказала я. - Жан-Батист, неужели этому никогда не будет конца? Неужели так будет всегда?
        - Поцелуй за меня Оскара покрепче, девчурка!
        - Жан-Батист, я тебя спрашиваю: неужели это никогда не кончится?
        - Приказ императора: покорить и занять Баварию. Ты замужем за маршалом Франции, и ничто не должно тебя удивлять, - ответил он безжизненным голосом.
        - Бавария… А когда ты завоюешь Баварию? Ты приедешь в Париж повидаться со мной или мы вместе вернемся в Ганновер?
        - Из Баварии мы пойдем на Австрию.
        - А потом? Больше уже нет границ, которые нужно защищать! У Франции нет границ! Франция…
        - Франция - это Европа, - сказал Жан-Батист. - И маршалы Франции должны маршировать, дитя мое. Это приказ императора.
        - Когда я представляю себе, сколько раз раньше тебе предлагали взять власть в свои руки… Если бы вы тогда…
        - Дезире! - Его резкий оклик заставил меня замолчать. Потом он сказал тихо: - Девчурка, я начал простым солдатом и никогда не учился в военной школе, но я не представляю себе, чтобы я мог вылавливать корону из сточных канав! Не забывай этого! Не забывай никогда!
        Я погасила свечи. Сквозь щели в занавесях просвечивалось бледное и безжалостное утро прощанья.
        Когда я собиралась сесть в карету, доложили о приходе м-сье ван Бетховена. Я была уже в шляпе, Оскар рядом со мной гордо держал свой маленький саквояж, когда Бетховен вошел. Медленно, неуклюже он подошел ко мне и торжественно поклонился.
        - Я хотел бы… - бормотал он, но потом приободрился. - Я хотел бы, чтобы вы передали генералу Бернадотту, что я не могу посвятить свою симфонию императору Франции. Это было бы неуместно. - Он сделал паузу. - Я назову эту симфонию
«Героическая». В память о несбывшейся надежде, - сказал он со вздохом. - Генерал Бернадотт меня поймет.
        - Я передам ему, и он, конечно, поймет вас, месье, - сказала я, протягивая ему руку.
        - Знаешь, мама, кем я хочу быть? - спросил Оскар, когда наша карета катилась уже по этой длинной, бесконечно длинной дороге. - Я хочу быть музыкантом.
        - Я думала сержантом или маршалом, как папа. Или торговцем шелком, как дедушка, - сказала я, думая о другом. Уже давно я положила дневник на колени и писала.
        - Я решил. Я хочу быть музыкантом. Композитором, как м-сье ван Бетховен. Или королем.
        - Почему королем?
        - Потому что, если ты король, то можешь делать добро многим людям. Мне рассказывал один лакей во дворце. Раньше в Ганновере был король. Раньше, чем император прислал туда папу. Ты знала об этом?
        Теперь даже мой шестилетний сын понял, как я невежественна!
        - Композитором или королем, - он настойчиво.
        - Тогда уж королем, - сказала я. - Это легче!

        Глава 22
        Париж, 4 июня 1806

        Если бы я знала, где находится Понте-Корво! Конечно, завтра утром я узнаю это из газет. Чего же ради ломать над этим голову?
        Лучше я запишу все, что произошло с тех пор, как я вернулась из Германии.
        Оскар болел коклюшем. Друзья избегали бывать у меня, боясь заразить своих детей. Я хотела возобновить занятия танцами, но месье Монтель тоже побоялся заразиться. Эта старая балерина в штанах также боится детских болезней, как Жозефина прыщика на своей эмалевой щечке.
        Вообще-то мне повезло, что не нужно было заниматься танцами. Последнее время я что-то очень устала. Оскар кашляет и его рвет в основном ночью, и я поставила его кроватку в свою спальню, чтобы самой вставать к нему.
        На рождество мы были совсем одни: Оскар, Мари и я. Я подарила Оскару скрипку и обещала пригласить учителя, как только малыш поправится.
        Иногда заезжала Жюли, но она усаживалась в гостиной, куда Мари подавала шоколад и растирала ей ноги (бедняжке Жюли приходится много времени проводить стоя, повинуясь придворному этикету), ведь в отсутствие императора Жозеф устраивает приемы.
        Я оставалась в столовой, чтобы быть подальше от Жюли. Мы болтали через открытую дверь, вернее, Жюли громко сообщала мне все новости.
        - Твой муж завоевал Баварию. Завтра это будет в «Мониторе», - кричала мне Жюли. - В конце осени он столкнулся с австрийскими войсками и победил их. Сейчас он оккупировал Мюнхен. Мари, три посильнее, иначе массаж мне не помогает. Твой муж - большой стратег, Дезире.
        В октябре она объявила мимоходом:
        - Мы потеряли весь наш флот, но Жозеф говорит, что это ничего не значит. Император сумеет показать нашим врагам, кто хозяин Европы!..
        В начале декабря она появилась запыхавшаяся.
        - Мы выиграли гигантскую битву, и завтра мы с Жозефом даем бал для тысячи приглашенных. У Роя будут работать всю ночь над моим новым платьем. Темно-красный цвет. Как ты находишь, Дезире?
        - Ты знаешь, что красный цвет тебе не идет, Жюли. Что говорят о Жане-Батисте? Он здоров?
        - Больше чем здоров, дорогая. Жозеф говорит, что император очень обязан Бернадотту, так блестяще он провел битву. Пять корпусов сражались под Аустерлицем.
        - Где это, Жюли?
        - Понятия не имею. Да это безразлично. Где-то в Германии, конечно. Послушай, пять корпусов под командованием Даву, Ланна, Мюрата, Сулла и твоего мужа. Жан-Батист и Сулл держали центр.
        - Какой центр?
        - Я не знаю. Вероятно, центр фронта сражения. Я же не стратег. Наполеон был на холме с пятью маршалами. Теперь все враги Франции разбиты навсегда. Теперь будет навсегда мир, Дезире. Мари, дай мне еще капельку шоколада.
        - Мир… - я, пытаясь представить возвращение Жана-Батиста. - Так они наконец вернутся домой? - крикнула я в гостиную.
        - Он, наверное, уже в дороге. Теперь мы будем хозяевами всей Европы. Ему следует поразмыслить над этим хорошенько.
        - Всей Европы! Ему это безразлично. Нужно, чтобы он скорее вернулся домой. Оскар все время о нем спрашивает, - крикнула я в ответ.
        - А, ты говоришь о Жане-Батисте… А я говорила об императоре. Император уже в пути. Жозеф говорит, что Жан-Батист не сможет скоро вернуться. Император поручил ему Ансбах и Ганновер. Он будет держать в этих городах настоящий двор. Тебе придется ехать в Ансбах.
        - Я не могу ехать. Ведь у Оскара коклюш, - ответила я тихо. Жюли не слышала.
        - Правда, что красное мне не идет? Жозеф любит, когда я в красном, он говорит, что это королевский цвет. Ой, Мари, не три так сильно! Почему ты не отвечаешь, Дезире?
        - Мне грустно! Я соскучилась по Жану-Батисту. Почему бы ему не взять отпуск?
        - Не будь ребенком, Дезире! Как император удержит завоеванные территории, если ими не будут управлять его маршалы?

«Да, как иначе их удержишь?» - подумала я горько. Выиграв это последнее сражение, император покорил всю Европу. С помощью восемнадцати маршалов. И надо же было, чтобы я была замужем за маршалом! Французов миллионы, а маршалов всего восемнадцать, и из этих восемнадцати один достался мне. И я люблю его и тоскую о нем…
        - Выпей шоколада и приляг, - сказала Мари. - У тебя опять была бессонная ночь.
        Я открыла глаза.
        - Где Жюли?
        - Я задремала, а она отправилась мерить платье, устраивать бал и, может быть, вытирать пыль в Елисейском дворце, прежде чем прибудет тысяча ее приглашенных, я так полагаю…
        - Мари, неужели это никогда не кончится? Войны, управление странами, которых мы не знаем и где не знают нас…
        - Когда-нибудь это кончится, и кончится плохо, - сказала Мари мрачно. Она ненавидит войну. Она боится, что когда-нибудь призовут в солдаты и ее сына. Она ненавидит дворцы, в которых мы живем, потому что она истинная республиканка. Когда-то мы все были республиканцами…
        Я легла и заснула тревожным сном, а вскоре была разбужена Оскаром, который кашлял и задыхался.
        Так тянулись мрачные недели. Наступила весна, а Жан-Батист все не возвращался. Письма его были коротки и ни о чем не говорили. Он пытался ввести в Ансбахе те же порядки, что и в Ганновере. Он звал нас к себе, как только Оскару станет лучше, но Оскар поправлялся очень медленно.
        Приехала Жозефина со своей дочерью Гортенс, и та пригласила Оскара поиграть со своими сыновьями. С тех пор как Наполеон усыновил этих двух мальчиков, Гортенс и Луи Бонапарт, ее муж, воображают, что их старший унаследует императорскую корону. Однако Жозеф убежден в том, что трон предназначается ему. Я не понимаю, почему Жозеф должен пережить своего младшего брата, почему Наполеон не назначил наследником одного из своих собственных сыновей, ведь в декабре этого года лектриса Жозефины, Элеонора Ревель, произвела на свет маленького Шарля «совершенно секретно», но не без многочисленных россказней по поводу ее связи с Наполеоном.
        Может быть также, что у императрицы появится счастливая возможность вновь стать матерью, как было в первом браке…
        Но, слава Богу, меня это совершенно не касается!
        После поездки кГортенс Оскар заболел корью. И снова потянулись дни одиночества и ночи с лихорадящим Оскаром. Теперь даже Жюли не показывалась к нам. Корь была для ее страшнее коклюша.
        Однако в один из солнечных послеполуденных часов она влетела в мою гостиную, страшно взволнованная. Едва я показалась в дверях, она закричала:
        - Не приближайся, а то заразишь! Ты же знаешь, как восприимчивы мои девочки! Я приехала к тебе потому, что хочу, чтобы ты была первой, кто узнает. Это просто невероятно…
        Шляпка ее сбилась на сторону, на лбу выступили капельки пота, она была очень бледна.
        - Ради Бога, что случилось?.. - спросила я в страхе.
        - Я - королева! Королева Неаполитанская, - произнесла она мрачно. Ее глаза были расширены. Сначала я подумала, что она больна. Она заразилась корью и теперь бредит в лихорадке.
        - Мари, Мари, - закричала я. - Иди скорее, Жюли дурно!
        Мари появилась в дверях, но Жюли остановила ее жестом.
        - Оставь меня, я не больна. Мне необходимо просто привыкнуть к этой мысли: я - королева! Королева Неаполитанская! Неаполь в Италии, насколько я знаю. Мой муж - Его величество, король Жозеф, а я - Ее величество, королева Жюли… Ведь это ужасно, Дезире! Нам опять придется ехать в Италию и жить в этих ужасных мраморных дворцах!
        - Вряд ли это пришлось бы по вкусу вашему покойному батюшке, - вмешалась Мари.
        Жюли обрезала ее:
        - Придержи язык, Мари!
        Я никогда не слышала, чтобы она говорила с Мари таким тоном. Мари поджала губы и вышла, хлопнув дверью. Тотчас дверь открылась вновь, вошла моя компаньонка, м-м Ля-Флотт, которую я не видела с начала болезни Оскара. Она тоже боялась кори. Она присела перед Жюли в низком реверансе, как перед императрицей…
        - Ваше величество, будет ли мне дозволено принести свои поздравления? - прошептала она.
        Жюли, развалившаяся было на диване, села, провела рукой по лбу. Взглянув на мою компаньонку, она вдруг подобралась и приняла вид плохой актрисы, которая пытается играть роль королевы.
        - Благодарю. Откуда вы знаете? - произнесла она незнакомым мне тоном.
        Компаньонка, все еще приседавшая перед Жюли, ответила:
        - Об этом говорит весь город. - И без малейшего повода: - Ваше величество очень добры…
        - Оставьте меня с сестрой одних, - приказала Жюли. Голос ее приобрел незнакомый мне оттенок.
        Компаньонка ретировалась, пятясь. Она, право, чувствовала себя, как при дворе. Я с интересом наблюдала эту сцену.
        Жюли заметила:
        - В моем присутствии они должны вести себя, какпри дворе. Жозеф уже подбирает кандидатуры в собственный двор. - И вдруг она опять вздрогнула и жалко поникла плечами: - Дезире, как я боюсь!
        Я постаралась подбодрить ее:
        - Глупости! Оставайся такой, какая ты всегда. Но Жюли спрятала лицо в ладони.
        - Нет, нет, это не поможет! Ты тоже не сможешь мне помочь. Я действительно стала королевой! - Она заплакала. Я хотела приласкать ее, но она закричала: - Не подходи! Корь! - Я вернулась к двери.
        - Я не в силах быть королевой. Опять приемы, придворные балы. Все это в чужой стране. Покинуть Париж…
        Моя камеристка Иветт внесла шампанское и тоже присела в низком реверансе. Я подняла бокал.
        - За твое здоровье, дорогая! Я рада, что могу поздравить тебя!
        - Это все ты… Ты привела к нам Жозефа!
        Я вспомнила доходившие до меня слухи… Жозеф обманывал Жюли. Мимолетные связи, не более. Он давно понял, что поэт из него не получился и ударился в политику. А теперь - он король, мой зять Жозеф…
        - Надеюсь, ты с ним счастлива, - сказала я.
        - Я редко вижу его теперь, - сказала Жюли, избегая глядеть на меня. - Вероятно, я счастлива. У меня дочери: Зенаид и малышка Шарлотт…
        - Теперь твои дочери будут принцессами и все устроится прекрасно, - сказала я, улыбаясь. Мысленно я представила себе: Жюли - королева, ее дочери - принцессы, а Жозеф - скромный секретарь в марсельском Доме Коммуны, женившийся на Жюли ради приданого, - король Неаполитанский - Жозеф I…
        - Знаешь, император решил преобразовать занятые территории и поручить их управление принцам императорского дома. Все государства подпишут дружественные акты. Мы, Жозеф и я, будем управлять Неаполем и Сицилией, Элиз будет герцогиней Лукской, а Луи будет королем Голландии. Мюрат… да нет, ты только подумай… Мюрат будет великим герцогом Берга и Клеве.
        - Господи, неужели и до маршалов дошла очередь?
        - Нет. Мюрат женат на Каролине, сестре императора, а она страшно обидится, если ей не дадут какой-нибудь страны.
        Я вздохнула с облегчением.
        - Кто-то же должен управлять завоеванными территориями, - сказала Жюли. - Скоро мы уедем в Неаполь. Поедешь с нами?
        Я покачала головой.
        - Нет. Я дождусь выздоровления сына, а там… может быть Жан-Батист вернется домой.
        Утром на другой день мы с Оскаром сидели у открытого окна. Доктор нашел, что мальчик здоров и ему необходим воздух. Был сияющий майский день, розы благоухали, сирень была в цвету. Ее нежный запах напоминал мне прогулки с Жаном-Батистом в нашем маленьком садике, когда мы жили в первом, купленном им для меня доме.
        Послышался стук колес подъехавшей коляски. Мое сердце остановилось, как бывало каждый раз, когда у дома слышался звук колес экипажа. Но это была Жюли.
        - Мадам дома?
        Дверь распахнулась. Компаньонка и горничная Иветт присели в реверансе. Мари, вытиравшая пыль в гостиной, проплыла мимо меня и вышла в сад. Она не хотела видеть Жюли.
        Царственным жестом (наверное, выучила у Монтеля) Жюли удалила дам из комнаты.
        Оскар подбежал к ней:
        - Тетя Жюли, я поправился!
        Не говоря ни слова, Жюли прижала его к себе и взглянула на меня. Глаза ее сияли.
        - Прежде чем ты прочтешь в «Мониторе», я хочу тебе сообщить: Жан-Батист стал князем Понте-Корво. Поздравляю, княгиня, - сказала она смеясь. - Поздравляю и маленького князя Понте-Корво! - Она поцеловала растрепанную головку Оскара.
        - Но почему? Жан-Батист ведь не брат императора…
        - Он так прекрасно управляет Ганновером и Ансбахом, что император его наградил, - ответила Жюли. Она подошла ко мне. - Ты разве не счастлива, ваше сиятельство? Ты ведь теперь княгиня!
        Иветт опять подала шампанское. Мы выпили.
        - Знаешь, с тех пор, как ты стала королевой, Мари не подает тебе шоколад и мы вынуждены с утра пить шампанское. Но скажи мне, ради Бога, где это - Понте-Корво?
        Жюли пожала плечами.
        - Как глупо! Я не догадалась спросить Жозефа. Но это все равно, не правда ли?
        - А вдруг нам придется ехать туда? Это будет ужасно, Жюли!
        - Название звучит по-итальянски. Может быть, это где-то возле Неаполя? Ты будешь рядом со мной. Нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой! Вдруг император опять пошлет твоего маршала воевать, а ты будешь сидеть здесь и ждать его.
        Она погрустнела.
        Скорее бы конец войны! Мы кончим тем, что умрем от наших побед! Кто мне говорил так?.. Жан-Батист! У Франции нет больше фронтов, где воевать. Франция владеет всей Европой. Ею правят император и Жозеф, Луи, Каролина, Элиза…
        Конечно, дошла очередь и до маршалов…
        - За твое здоровье, княгиня, - подняла свой бокал Жюли.
        - За твое, Ваше величество!
        Где же Понте-Корво?.. И когда Жан-Батист вернется домой?..

        Глава 23
        Лето 1807. В почтовой карете, где-то в Европе…

        Мариенбург. Вот - цель моего путешествия. К сожалению, я, как всегда, не знаю, где находится Мариенбург, но меня сопровождает полковник, которого император дал мне в провожатые. У него на коленях карта, время от времени он дает указания кучеру. Думаю, что когда-нибудь мы достигнем этого Мариенбурга…
        Против меня Мари бурчит о плохих дорогах и о том, что мы так часто бываем в пути.
        Вероятно, мы где-то возле Польши, потому что когда мы останавливались сменить лошадей, я слышала говор, не похожий на немецкий.
        - Мы немного сократили путь, - пояснил полковник. - Мы могли бы ехать через Северную Германию, но это задержало бы нас, а Ваше сиятельство спешит.
        - Да, я очень, очень спешу.
        - Мариенбург недалеко от Данцига, - заявляет полковник. Это мне ничего не объясняет. Я также не знаю, где Данциг.
        - Здесь недавно шли бои. Но теперь заключен мир, - говорит полковник, видя, что я смотрю на убитую лошадь с раздутым брюхом и на множество наскоро сбитых крестов над могилами в поле.
        - Но теперь заключен мир, - повторяет он.
        Да, Наполеон заключил мир. На этот раз договор был подписан в Тильзите. Немцы, поддерживаемые Пруссией, пытались вытеснить нас. Русские им помогали. «Монитор» писал о славной победе наших войск под Иеной.
        Жозеф сказал мне по секрету, что Жан-Батист отказался выполнить приказ императора и этим чуть не навлек на себя большую беду, но он исправил свою ошибку, осадив Любек и генерала Блюхера со всей его армией. Бог ведает, где находится и этот город!
        Он взял город приступом. Потом пришла эта ужасная зима, когда я совсем не получала известий. Берлин был взят, неприятельские войска отогнаны в Польшу. Жан-Батист командовал левым крылом нашей армии. Наконец, царь согласился подписать мир, что и было сделано в Тильзите.
        Наполеон вернулся в Париж совершенно неожиданно. Его лакеи в зеленых ливреях (зеленый - цвет Корсики) развозили по домам приглашения в Тюильри на праздник в честь победы.
        Я достала из шкафа свое новое платье от Роя. Иветт причесала меня и надела жемчужную диадему, присланную Жаном-Батистом в августе прошлого года в подарок к годовщине нашей свадьбы.
        Мы так давно не виделись! Господи, так ужасно давно!
        - Ваше сиятельство сегодня повеселится, - сказала моя компаньонка, подавая мне ларчик с драгоценностями.
        Я покачала головой.
        - Я буду в Тюильри очень одинока. Даже Жюли не будет…
        Жюли - в Неаполе.
        Праздник в Тюильри окончился для меня совершенно неожиданно. Мы стояли, как полагалось, в зале и ждали, когда распахнутся двери и под звуки Марсельезы войдет император. Когда он показался под руку с императрицей, мы склонились в придворном реверансе. Медленно Наполеон и Жозефина сделали круг по залу, поговорив с некоторыми приглашенными и не заметив других, чем повергли последних в отчаяние.
        Вначале я не видела Наполеона, так как его рослые адъютанты в расшитых золотом мундирах совсем закрывали его от меня. Но вот он остановился вблизи и заговорил с голландским сановником.
        - Я слышал, - начал он, - что злые языки утверждают, будто мои офицеры идут в бой позади своих солдат. Будто бы так говорят в Голландии…
        Действительно, ходят слухи, что голландцы очень недовольны французской диктатурой, неуклюжей грубостью увальня Луи и угрюмостью королевы Гортенс. Я думаю, что император будет выговаривать сановнику, и внимательно смотрела в лицо Наполеону.
        Он опять сильно изменился. Черты его лица обозначились резче, улыбка выражала лишь превосходство. Он пополнел и выглядел тучным в своем полковничьем сюртуке без всяких знаков различия. У него появилась привычка закладывать руки за спину и шевелить пальцами.
        Теперь его улыбка стала иронической.
        - Месье, я полагаю, что победы нашей армии есть достаточное доказательство храбрости солдат и офицеров. Они не боятся опасности. Кстати, в Тильзите я получил известие, что один из маршалов ранен.
        Слышно ли было биение моего сердца в наступившей тишине?..
        - Я говорю о князе Понте-Корво, - произнес он после паузы.
        - Это… это правда? - Мой голос разбил безмолвие, сохраняющееся согласно этикету.
        Наполеон сморщился. Нельзя вскрикивать в присутствии Его величества. А… он посмотрел прямо на меня. «Это, оказывается, маленькая м-м Бернадотт…» Морщины его разгладились, и я поняла, что он видел меня раньше и хотел таким образом сообщить мне о ранении Жана-Батиста. В присутствии посторонних! Может быть, он хотел наказать меня? За что?
        - Дорогая княгиня, - начал он, и я сделала реверанс. Он взял мою руку и поднял ее. - Я сожалею, что вы услышали меня, - сказал он, при этом его взгляд был пустым и равнодушным. - Князь Понте-Корво, так много сделавший в эту кампанию, и которого мы так высоко ценим, был легко ранен пулей в шею под Шпандау. Мне сообщили, что князь уже выздоравливает. Я прошу вас не волноваться, дорогая княгиня.
        - Умоляю вас, Ваше величество, дать мне возможность немедленно выехать к мужу, - произнесла я глухо.
        Он пытливо посмотрел на меня. Действительно, жены маршалов не имеют привычки ездить к мужьям в действующую армию.
        - Князь в Мариенбурге, где его лечат. Я не советую вам пускаться в это путешествие, княгиня. Дороги на севере Германии плохие, там только что окончились бои, и зрелище это не для хорошеньких женщин, - сказал он холодно.
        Я поняла: он мстил мне за тот ночной визит, когда я просила за герцога Энгиенского. Он мстил мне за то, что своим приходом я толкнула его на необдуманный поступок. Он мстил за то, что я люблю Жана-Батиста, которого не он мне сосватал и которого он не любит.
        - Сир, я умоляю разрешить мне выехать к мужу. Почти два года я его не видела.
        Взгляд Наполеона скользнул по моему лицу. Он кивнул.
        - Почти два года… Смотрите, месье, как преданы маршалы Франции своей родине! Если вы настаиваете, княгиня, я прикажу приготовить для вас пропуск. На сколько человек?
        - На двоих. Я возьму Мари.
        - Простите, кто это?
        - Наша верная Мари. Может быть, Ваше величество помнит ее?
        Наконец исчезла мраморная маска. Ее заменила простая человеческая улыбка.
        - Конечно! Верная Мари и ее булочки… - он повернулся к адъютанту: - Пропуск для княгини Понте-Корво и одного человека из ее свиты, - затем он обвел глазами группу военных и приказал: - Полковник Мулен, вы будете сопровождать княгиню и отвечаете мне головой за ее безопасность. Когда вы думаете ехать?
        - Завтра утром, сир.
        - Прошу передать князю сердечный привет. Отвезите ему подарок в благодарность за его заслуги. Я хочу… - его глаза заблестели, улыбка сделалась саркастической, я поняла, что он крупно играет в этот момент. - Я дарю ему дом бывшего генерала Моро на улице Анжу. Я купил его у супруги генерала, когда тот был выслан из Франции. Жаль, что Моро не захотел быть с нами и уехал в Америку! Он был славный солдат!
        Приседая в реверансе, я увидела лишь удалявшуюся спину и сжатые за ней руки, как будто он пытался удержать непрерывно двигавшиеся пальцы. Дом генерала Моро… Того Моро, который имел одни убеждения с Жаном-Батистом, который не захотел предать Республику 18-го брюмера, встал во главе заговора против Наполеона, был арестован спустя пять лет по обвинению в монархическом заговоре и приговорен к двум годам тюрьмы. Было довольно странно арестовывать по обвинению в монархизме самого преданного Республике генерала… Первый консул заменил приговор пожизненной ссылкой. А император покупает его дом и дарит его лучшему другу Моро, которого он ненавидит и которого не может забыть…
        Вот почему я путешествую по дорогам войны, около которых валяются раздутые трупы лошадей с задранными копытами, дорогам, поля вокруг которых усеяны наспех поставленными крестами, пошатнувшимися от ветров и дождей.
        Идет дождь, без конца идет дождь!..
        - А ведь у них есть матери, - размышляю я вслух. Полковник, задремавший в уголке кареты, вздрагивает и открывает глаза.
        - Что вы сказали? Матери?..
        Я показала в окно:
        - Убитые солдаты - ведь они чьи-то сыновья!
        Мари задернула занавески. Полковник, не понимая, переводил взгляд с Мари на меня. Но мы молчали. Он пожал плечами и закрыл глаза.
        - Я соскучилась по Оскару, - говорю я Мари. - Впервые со дня его рождения я разлучилась с ним.
        Рано утром в день отъезда я отвезла Оскара к м-м Летиции в Версаль. Мать императора живет в Трианоне. Она как раз вернулась от мессы.
        - Я присмотрю за Оскаром, - обещала мне она. - Ведь я воспитала пятерых сыновей.

«Она их воспитала, это верно, - подумала я, - как плохо она их воспитала!» Но ведь таких вещей не говорят матери Наполеона.
        М-м Летиция провела по лбу Оскара своей шершавой рукой, которую ни кремы, ни массажи не смогли сделать белой и мягкой. Следы тяжелой домашней работы остались на всю жизнь.
        - Поезжайте спокойно ухаживать за своим Бернадоттом, Эжени. Я присмотрю за Оскаром, - повторила она.
        Оскар… Мне холодно без моего маленького мальчика. Когда он болен, он всегда спит в моей кровати.
        - Не сделать ли нам привал на постоялом дворе? - спросил полковник.
        Я покачала головой. Когда стемнело, Мари подложила мне под ноги грелку, которую она наполнила горячей водой на последней почтовой станции
        Дождь стучит по крыше кареты. Могилы солдат с их убогими крестами утонули во тьме. Так мы приближаемся к Мариенбургу.

«Ну, уж это ни на что не похоже!» - подумала я, когда наша карета остановилась возле штаб-квартиры Жана-Батиста.
        Я мало-помалу привыкла к замкам, в которых мы иногда жили, но Мариенбург не был замком. Это была настоящая готическая крепость. Средневековая крепость, серая, ужасная, полуразрушенная и зловещая. Вход охраняли солдаты. Сколько щелканья каблуками при отдаче чести, какое волнение, когда полковник показал мой пропуск… Жена маршала, собственной персоной!..
        - Я хочу сделать ему сюрприз и прошу не докладывать о моем приезде, - сказала я, выходя из кареты.
        Два офицера проводили меня через главный вход в убогий дворик. Я вздрогнула, увидев серые замшелые стены, и мне показалось, что сейчас я встречу дам и трубадуров. Но я видела лишь солдат различных полков.
        - Монсеньор почти совсем поправился. Сейчас он работает и просил его не беспокоить, - сказал молоденький офицер улыбаясь.
        - Неужели не нашлось помещения получше, чем этот замок трубадуров? - не удержалась я от вопроса.
        - Во время войны князю безразлично, где жить, а здесь, по крайней мере, достаточно места, чтобы разместиться. Сюда, княгиня, пожалуйста.
        Он открыл почти незаметную дверь, и мы очутились в коридоре. Было холодно, воздух был застылый. Наконец, мы вошли в маленькую комнату, и ко мне подошел Фернан.
        - Мадам!
        Сначала я его не узнала, так он был наряжен. На нем была ливрея темно-красного цвета с огромными золотыми пуговицами, украшенными незнакомым гербом.
        - Боже, как ты элегантен, Фернан, - сказала я, смеясь.
        - Это потому, что мы теперь князья Понте-Корво, - заявил мне бездельник важно. - Посмотрите, мадам, пуговицы. - Он выпятил живот, чтобы показать мне все пуговицы. - Пуговицы с гербом Понте-Корво, гербом мадам, - заявил он гордо.
        - Вижу, Фернан, - ответила я, пытаясь разгадать, что изображено на гербе. - Как здоровье моего мужа, Фернан?
        - Мы почти совсем поправились, только еще не совсем прошел шрам, - ответил Фернан.
        Я прижала палец к губам. Фернан понял меня и тихонько открыл дверь в соседнюю комнату.
        Жан-Батист не слышал моих шагов. Он сидел за бюро, опершись подбородком на руку, и читал огромную книгу. Свеча освещала его лоб, очень спокойный лоб.
        Я осмотрелась. Жан-Батист умел создавать хаос в своей комнате! Перед камином, где весело потрескивали поленья, стоял еще один письменный стол, на котором громоздились карты и огромные тома книг. Сбоку стоял второй стол, покрытый огромной картой, блики огня окрашивали ее в розовый цвет. В глубине я увидела его узенькую походную кровать и столик с серебряным погребцом и посудой. Остальная часть огромной комнаты пустовала.
        Я потихоньку подходила к нему. Жан-Батист не слышал. Воротник его походного сюртука был расстегнут, на нем был белый галстук, под подбородком галстук был ослаблен, и я увидела часть повязки. Он перевернул страницу и записал что-то в тетрадь.
        Я сняла шляпу. Возле камина было очень жарко, и, наконец, после стольких дней, проведенных в сырости и холоде, я начала согреваться. Я была совершенно разбита, я так устала, я была просто на пределе сил.
        - Ваше сиятельство, - сказала я, - дорогой князь Понте-Корво!
        От звука моего голоса он подскочил.
        - Боже мой! Дезире!
        В два прыжка он был возле меня.
        - Твоя рана еще болит, - спросила я между двумя поцелуями.
        - Да. Особенно когда ты прижимаешь ее рукой, как сейчас.
        Я отдернула руку.
        - Я буду целовать тебя, не обнимая.
        - Разве получится? Попробуем!
        Я села к нему на колени и спросила, показывая на огромную книгу на бюро:
        - Что ты читаешь?
        - Юриспруденцию. Сержант должен много читать, если он хочет управлять всей Северной Германией и всеми ганзейскими городами.
        - Ганзейские города, что это такое?
        - Гамбург, Любек, Бремен. И не забудь, что на моей совести остались и Ганновер, и Ансбах.
        Я закрыла книгу и примостилась поудобнее на его коленях.
        - Оскар был болен, а ты оставил нас одних, - прошептала я. - Ты был ранен и так далеко от меня!
        Он зажал мне рот поцелуем.
        - Девчурка, девчурка! - говорил он, прижимая меня к себе.
        Дверь широко отворилась, и мы на минуту отпрянули друг от друга. На пороге стояли Фернан и Мари.
        - Мари спрашивает, где княгиня будет спать, - закричал Фернан тоном обвинения. - Она хочет разобрать чемоданы.
        Я поняла, что он страшно недоволен появлением Мари.
        - Эжени не может ночевать в этом клоповом замке, - сказала Мари плаксивым голосом.
        - Клопы! Нет ни одного, - закричал Фернан в ответ. - Вы же знаете, что они не живут на таких мокрых стенах, и потом все насекомые боятся холода. У меня в кладовой есть кровати, и даже с балдахинами.
        - Клоповый замок! - сказала Мари с раздражением.
        - Когда эти двое ссорятся, я чувствую себя опять дома, на улице Сизальпин, - сказал Жан-Батист, смеясь.
        Я вспомнила о подарке императора. После ужина я скажу ему, что мы должны будем переехать в дом Моро. Сначала поедим и выпьем вина, а уж потом…
        - Фернан, через час княгиня должна иметь сухую, теплую комнату, где она может отдыхать, - сказал Жан-Батист.
        - И без клопов, - добавила Мари.
        - Мы с княгиней будем ужинать здесь, в моей комнате, через час.
        Мы слышали, как они удалялись, ссорясь как обычно. Я опять взобралась на колени Жана-Батиста и рассказывала ему обо всем: о том, как Жюли стала королевой, о коклюше Оскара, о том, что просил передать ему м-сье ван Бетховен.
        - Я должна тебе рассказать, что Бетховен не захотел посвятить свою симфонию императору. Он хотел назвать ее «Героическая». В честь воспоминания о том вечере у нас в Ганновере.
        - Героическая… А почему бы и нет?..
        Фернан накрыл маленький столик. Во время ужина (повар Жана-Батиста приготовил нам превкусного цыпленка), когда Фернан наполнил наши бокалы бургундским, я заметила;
        - У тебя серебряные приборы, и даже с монограммой Понте-Корво. А я все еще пользуюсь нашим старым серебром с буквой «Б».
        - Отдай серебро мастеру. Пусть он сотрет букву «Б» и выгравирует новые монограммы, Дезире. Теперь тебе нет необходимости экономить, мы очень богаты.
        Фернан вышел. Я глубоко вздохнула, вспомнив, как экономно мы жили первое время после свадьбы. Пора было сказать о доме…
        - Мы богаче, чем ты думаешь, - начала я. - Император сделал нам подарок - дом.
        Жан-Батист поднял голову.
        - У тебя масса новостей для меня, девчурка. Мой старый друг Бетховен называет свою симфонию «Героическая» в честь пребывания в нашем доме. Мой старый недруг - император, дарит мне дом. Какой дом?
        - Дом генерала Моро, на улице Анжу. Император купил его у мадам Моро.
        - Я знаю об этом. За четыреста тысяч франков. Это было несколько месяцев тому назад, и об этом много говорили в офицерских кругах.
        Жан-Батист медленно очищал апельсин. Этот апельсин путешествовал через всю Европу. Он прибыл из королевства моей сестры.
        Я выпила рюмку ликера. Жан-Батист размышлял.
        - Дом Моро! - пробормотал он. - Мой товарищ, генерал Моро, изгнан, а мне император дарит такой подарок как бы в реванш. - Он поднял глаза. - Я получил сегодня письмо, в котором император извещает меня, что дарит мне поместья в Польше и Вестфалии стоимостью в три тысячи франков. Однако он не сообщает ни о доме, ни о твоем приезде. Он хотел влить ложку дегтя в бочку меда, он пытался испортить мне радость свидания с тобой. Это ему удалось!
        - Он сказал, что считает твои заслуги в Любеке неоценимыми.
        Жан-Батист молчал. Две глубокие вертикальные складки прорезали его лоб.
        - Я постараюсь обставить наш новый дом как можно лучше, - сказала я, перебивая его. - Мальчик все время спрашивает о тебе.
        - Я не знаю, смогу ли жить в доме Моро. Вероятно, я никогда не буду жить там. Лучше уж я буду приходить туда в гости к тебе и Оскару. - Он помешал угли в камине. - Нужно написать об этом Моро.
        - Тебе нельзя с ним переписываться. Ему запрещено сноситься с Европой.
        - Император приказал мне ведать ганзейскими городами. Из Любека можно писать в Швецию. Из Швеции письма доставляются в Англию и Америку. А в Швеции у меня есть друзья…
        Воспоминание далекое и полузабытое вдруг проснулось во мне. Стокгольм, где-то возле Северного полюса, небо, как свежевыстиранная простыня…
        - Кого ты знаешь в Швеции? - спросила я. Жан-Батист встал и, оживленно расхаживая по комнате, начал рассказывать:
        - Когда я взял Любек, в плен попали шведские военные - эскадрон шведских драгун.
        - Разве мы в состоянии войны со Швецией?
        - А с кем мы не в состоянии войны? После Тильзита мир очень непрочен, и шведы примкнули к нашим врагам. Их сумасбродный король решил, что он избран Богом, чтобы свергнуть Наполеона. Это, конечно, религиозный бред.
        - Как его зовут?
        - Густав. Густав IV, кажется. В Швеции всех королей зовут Карлами или Густавами. Его отец - Густав III - нажил столько врагов, что был убит своими приближенными на костюмированном балу.
        - Подумай!.. Какой ужас! Какое варварство… На балу!..
        - Во время нашей молодости эти вопросы решались с помощью гильотины, - ответил Жан-Батист иронически. - Об этом трудно судить, но еще труднее обвинять. - Он посмотрел на огонь. Его спокойное настроение возвращалось к нему.
        - Сын этого Густава, который был убит, Густав IV послал своих драгун воевать с Францией, и они попали в плен в Любеке. Ну-с, а Швеция меня весьма интересовала, и поскольку я получил возможность познакомиться со шведами, я пригласил шведских офицеров поужинать со мной. Я познакомился с м-сье Мернером, - он запнулся, - подожди, я где-то записал их имена. - Он подошел к бюро.
        - Но это не важно, - сказала я. - Продолжай!
        - Нет, это важно. Я хочу вспомнить их имена. А. вот м-сье Густав Мернер, Флаш, Ла-Гранже и бароны Лейджонджельем, Банер и Фризендорф.
        - Эти фамилии невозможно произнести, - заметила я.
        - Эти офицеры объяснили мне обстановку. Их Густав ввязался в войну с французами против воли народа. Он, кроме того, думал выиграть в мнении русского царя, потому что шведы постоянно опасаются, что Россия может отнять у них Финляндию.
        - Финляндию? Где находится Финляндия?
        - Подойди, я покажу тебе на карте.
        Я подошла. Он поднял свечу.
        - Вот Дания. Она соседствует с Ютландией. По географическим условиям она не может нам противостоять и поэтому она заключила с императором договор о дружбе. Ты понимаешь?
        Я кивнула.
        - Вот пролив Орезунд. Здесь начинается Швеция. Швеция не хочет быть на стороне императора. До сих пор она могла рассчитывать на заверения царя, но теперь, после Тильзита, где царь подписал договор с Наполеоном, а Наполеон, таким образом, развязал руки царю в отношении Балтийских государств… Как ты думаешь, что теперь делает Густав? Сейчас этот сумасшедший затевает войну с Россией. Дело идет о Финляндии. Посмотри на карту. Вот Финляндия, и она принадлежит Швеции.
        - Как же Швеция удержит Финляндию, если царь захочет отнять ее?
        - Видишь, даже ты, маленькая глупышка, задаешь этот вопрос! Конечно, они не сохранят Финляндию. Нужно поступить не так. Нужно отдать Финляндию царю, а взамен… - Жан-Батист ударил рукой по карте, - взамен шведы должны организовать союз с Норвегией. Это не трудно и очень выгодно.
        - А кто управляет Норвегией?
        - Король Датский. Но норвежцы не хотят ему подчиняться. Это простой народ, без знати, без королевских дворов. Они очень недовольны правлением Дании, так что их теперь считают сторонниками Наполеона. Если бы мне пришлось дать совет Швеции, я сказал бы им: отдайте Финляндию царю, а взамен заключите союз с Норвегией. Таким образом, можно создать королевство из двух стран, связанных географически. Это было бы разумно.
        - Так ты и объяснил шведским офицерам?
        - Да, и очень обстоятельно. Сначала они не хотели и слышать об уступке царю Финляндии, но ни один их аргумент не выдерживал моего натиска. Наконец, я им сказал: «Месье, я - незаинтересованная сторона. Француз, стоящий перед картой, маршал, кое-что смыслящий в стратегии. Вы заявляете, что Россия нуждается в Финляндии, чтобы защитить свои границы. Если вы действительно заинтересованы в спокойствии финляндского народа, то ратуйте за независимость Финляндии. Но пока, мне кажется, что вы больше интересуетесь судьбой шведов, живущих в Финляндии, а не финнов. Чтобы то ни было, можете не сомневаться, что царь укрепит свои границы, а вашей стране будет устроено невиданное кровопускание, если вы не решите этот вопрос так, как я вам его представил и как я рекомендовал бы. Что касается вашего врага номер два - императора Франции могу вас заверить, что в ближайшее время мы займем Данию. Сумеет ли Швеция противостоять нам - дело ваше. Норвегия же не сможет быть занята нами, если мы не пройдем через Швецию. Спасайте вашу страну нейтралитетом. Если же вы хотите иметь объединенное королевство, то объединяйтесь с
Норвегией».
        - Ты очень хорошо сказал, Жан-Батист. А что ответили шведы?
        - Они смотрели на меня так, как будто я выдумал порох. «Не смотрите на меня, смотрите лучше на карту», - сказал я им. - Жан-Батист помолчал. - А на другое утро я их отправил в Швецию. - Он улыбнулся. - Теперь у меня в Швеции есть друзья.
        - Для чего тебе друзья в Швеции?
        - Необходимость в друзьях может быть всегда и везде. Но нужно, чтобы Швеция прекратила распри с Россией и не воевала с нами, иначе мне придется занять их страну. Мы здесь только и ждем, чтобы Англия вторглась в Данию, тогда мы сможем сделать Данию своим плацдармом для нападения на Англию. Поскольку под мое руководство отданы ганзейские города, император хочет назначить меня командующим войсками в Дании. Густав Шведский, считающий себя оружием Бога против Наполеона, заставит императора в один прекрасный день дать приказ о вторжении в Швецию. Мне, командующему войсками в Дании, не составит большого труда пересечь пролив и занять Швецию.
        - Скажи, а ты говорил шведским офицерам, что можешь оккупировать Швецию?
        - Да. И они были поражены, когда я развернул перед ними картину, только что рассказанную тебе. Толстяк Мернер страшно разгорячился. Он кричал мне: «Вы раскрываете военные тайны! Что вы делаете?» Знаешь, что я ответил?
        - Нет, - ответила я, потихоньку подвигаясь от карты к походной кровати Жана-Батиста. Я так устала, что еле держала глаза открытыми. - Что ты ответил, Жан-Батист?
        - Господа, уверен, что Швеция не устоит, если будет атакована маршалом Фраиции. Вот что я ответил. Ты спишь, малышка?
        - Почти, - прошептала я, пытаясь поудобнее устроиться на узкой походной кровати.
        - Тебе приготовлена комната. Я думаю, все уже спят. Иди ко мне, я отнесу тебя, никто не увидит.
        - Но я не могу подняться, а так устала…
        Жан-Батист наклонился надо мной.
        - Если ты хочешь спать здесь, я останусь в кресле у бюро. Мне еще нужно много читать.
        - Нет, ты ранен и должен отдыхать.
        Жан-Батист присел на кровать.
        - Расстегни мне платье и сними ботинки. Я не могу пошевелиться.
        - Знаешь, я думаю, что шведские офицеры выступят на заседании Сейма и постараются сделать так, чтобы их король отрекся от престола. Тогда королем будет его дядя…
        - Тоже Густав?
        - Нет, Карл. Это будет Карл номер тринадцать. Он бездетен и, говорят, дряхл. Почему на тебе три юбки, моя дорогая?
        - Потому что все время шел дождь и было очень холодно в карете. Бедный Мернер, бездетен и дряхл…
        - Да нет, это не Мернер, это Карл тринадцатый, король Швеции.
        - Если я сожмусь в совсем маленький комочек и подвинусь на край кровати, то мне кажется, здесь и тебе хватит места. Мы могли бы попробовать…
        - Да, давай попробуем, девчурка…
        Я проснулась ночью. Я лежала на руке Жана-Батиста.
        - Тебе неудобно, моя маленькая?
        - Мне очень хорошо… Почему ты не спишь, Жан-Батист?
        - Я не устал. И так много мыслей кружится в голове. Но тебе нужно спать, дорогая.
        - Стокгольм стоит на озере Мелар. А по Мелару плывут зеленые льдины, - прошептала я.
        - Откуда ты это знаешь?
        - Неважно, откуда я знаю. Я знаю одного человека, которого зовут Персон. Прижми меня крепче, Жан-Батист, чтобы я чувствовала, что я действительно с тобой. Иначе я буду думать, что вижу это во сне…
        В Париж я вернулась лишь осенью.
        Жан-Батист со своими офицерами уехал в Гамбург. Это было началом его руководства ганзейскими городами. Он хотел побывать в Дании и проверить укрепления, обращенные в сторону Швеции.
        На обратном пути не было уже такой ужасной спешки. Грелки были всегда горячие, слабое осеннее солнце посылало свои лучи в окна моей кареты, по сторонам дороги лежали неубранные поля. Больше мы не видели трупов лошадей и видели очень мало могил. Дождь сравнял их, а ветер повалил кресты. Можно было забыть, что проезжаешь по полям недавних сражений. Можно было бы забыть о сотнях убитых… Но я не могла забыть!
        На одной из остановок полковник принес старый номер «Монитора». Мы узнали, что самый младший брат Наполеона, этот негодник Жером, который объелся на свадьбе Жюли и его рвало, что этот самый Жером тоже стал королем. Император объединил некоторые княжества Германии и создал королевство Вестфалия. Кроме того, император заставил немецкую принцессу из очень старинной знати выйти замуж за короля Вестфалии Жерома I двадцати трех лет. Катрин Вюртембергская стала невесткой моей Жюли. Интересно, вспоминает ли Жером ту американку, мисс Петерсон, с которой он развелся, послушный приказу Наполеона?
        - Мари, самый младший брат императора стал королем…
        - Теперь, если никто его не будет сдерживать, он будет все время болеть поносом. Ведь он так жаден до еды! - меланхолично заметила Мари.
        Полковник посмотрел на нее со страхом. Уже не однажды он слышал подобные сентенции. Я выбросила «Монитор» в окно, и листок полетел, гонимый ветром, по прежим полям сражений.

        Глава 24
        В нашем новом доме, улица Анжу. Июль 1809

        Меня разбудил звон колоколов. Пылинки танцевали в луче солнца, пробравшемся сквозь щели в шторе. Было жарко, хотя еще и очень рано. Я откинула одеяло, скрестила руки над головой и предалась размышлениям.
        Парижские колокола… Может быть, сегодня день рождения кого-нибудь из многочисленной семьи Бонапартов? Ведь Наполеон короновал всю свою родню! Хотя Жозеф уже не король Неаполитанский…
        Жюли уже давно на пути в Мадрид, так как Жозеф теперь король Испании. Правда, Жюли находится в пути уже несколько месяцев, так как испанцы не желают даже слышать о Жозефе. Они собрали войско из недовольных, разбили отдельные гарнизоны императора и торжественно заняли Мадрид. Императору пришлось послать в Испанию новые войска, чтобы освободить народ Жозефа от этих сумасшедших патриотов.
        Вместо Жозефа теперь Мюрат - король Неаполя. Конечно не Мюрат, а Каролина - сестра Наполеона, так как одновременно Мюрат и маршал, и постоянно находится где-то со своими войсками. Но Каролина не очень-то занимается своим королевством. Она постоянно гостит у сестры Элизы в Тоскане.
        Младшая сестра Наполеона - Элиза, королева Тосканская, все толстеет и толстеет, а в настоящее время целиком поглощена любовной интригой с придворным музыкантом, неким Паганини.
        Жюли мне рассказывала об этом, когда была в Париже проездом из Неаполя. Она жила у меня некоторое время, пока шились ее туалеты у Роя. Разумеется, платья были красные разных оттенков, согласно желанию Жозефа.
        Колокола…
        Кто же из Бонапартов празднует сегодня свой день рождения?
        Не Жером. Не король Жером… Не Эжен Богарнэ, вице-король Италии. Скромный молодой человек изменился после женитьбы. Наполеон женил его на дочери короля Баварии, и теперь Эжен иногда даже осмеливается открывать рот в обществе. Но, кажется, он счастлив…
        Колокола… Я различаю даже голос Нотр-Дам…
        Когда день рождения короля Луи? Он доживет до глубокой старости, несмотря на свои воображаемые болезни. В основном его мучает только плоскостопие, а так он вполне здоров. Наполеон с ним возился больше, чем со всеми остальными родственниками. Сначала он послал его в армию, затем сделал своим адъютантом, потом женил его на своей падчерице Гортенс и, наконец, посадил его на трон в Голландии. Как называются эти голландские повстанцы, которые бунтуют против короля Луи и его солдат? Саботеры, саботажники?.. Да, саботеры! Потому что они носят сабо - деревянные башмаки, такие же, как наши марсельские рыбаки. Они ненавидят Луи и не понимают, что Луи просто не мог ослушаться своего родного брата. Луи закрывает глаза на все, что творится в его стране, даже если это во вред императору. Действительно, Луи - первый саботер против Наполеона. Наполеон мог хотя бы позволить ему жену по вкусу…
        С кем я говорила о Луи совсем недавно?.. Да, с Полетт, конечно! Единственная из Бонапартов, которая не интересуется политикой, а занята только своими любовниками и всяческими удовольствиями. На ее рождение колокола не звонят.
        Ни на рождение Люсьена. Люсьен до сих пор в опале. Однако Наполеон предложил ему корону Испании; взамен он должен был развестись со своей рыженькой женой. Люсьен отказался и хотел уехать в Америку со своей семьей. Но судно, на котором он бежал из Франции, было задержано англичанами, и теперь Люсьен живет в Англии, как
«иностранный» пленник. За ним надзор, но он свободен… Он написал об этом в письме м-м Летиции, которое попало ей контрабандой. А ведь это Люсьен, тот Люсьен, который помог Наполеону стать консулом, якобы спасая французскую Республику.
        Люсьен - этот идеалист с голубыми глазами! Нет, колокола звонят не в его честь…
        Дверь приоткрылась.
        - Я подумала, что колокола тебя разбудили. Я прикажу принести завтрак, - сказала Мари.
        - Почему звонят колокола, Мари?
        - Почему они звонят? Император одержал еще одну победу!
        - Где? Когда? Есть ли что-нибудь в газетах?
        - Я пришлю тебе завтрак и твою лектрису, - сказала Мари. Потом решила: - Нет, сначала завтрак, а потом барышню, которая тебе читает.
        Это постоянный пунктик для веселья Мари. Придворные дамы держат при себе бедных девушек из хороших фамилий, чтобы они читали вслух газеты и романы. Однако я люблю читать сама, лежа в постели. Император требует, чтобы мы имели лектрис, как будто нам по восемьдесят лет. А мне ведь всего двадцать восемь…
        Иветт принесла шоколад. Она открыла шторы, солнце и аромат цветов ворвались в комнату.
        - Иветт, - спросила я между двумя глотками шоколада, - о какой нашей новой победе говорят?
        - Под Ваграмом, княгиня. Пятого и шестого июля.
        - Позови мадемуазель и Оскара.
        Ребенок и лектриса пришли. Я привлекла к себе Оскара, и он уютно зарылся в мои подушки.
        - Мадемуазель прочтет нам «Монитор». Там пишут о нашей новой победе.
        Так мы с Оскаром услышали, что под Ваграмом, возле Вены, было большое сражение. Была побеждена австрийская армия численностью семьдесят тысяч человек… Мы потеряли только полторы тысячи убитыми и три тысячи были ранены.
        Далее шло описание сражения, упоминались имена маршалов, и только имени Жана-Батиста не было упомянуто. Однако я знала, что он со своим войском в Австрии.
        Наполеон поручил ему командование всеми саксонскими войсками.

«Не случилось ли чего?» - спрашивала я себя.
        - В газете нет ничего о папе, - сказал Оскар. Мадемуазель просмотрела листок еще раз.
        - Нет, - сказала она, - ни слова.
        В дверь постучали. Появилось оживленное личико м-м Ля-Флотт.
        - Княгиня, его превосходительство, граф Фуше, просит принять его.
        Министр полиции Фуше никогда не был у меня. Колокола замолчали. Может быть, я плохо поняла…
        - М-м Ля-Флотт, что вы сказали?
        - М-сье Фуше, его превосходительство, министр полиции, - повторила моя компаньонка.
        Она старалась принять безразличный вид, но глаза ее почти выскакивали из орбит.
        - Оскар, пойди к себе. Мне нужно одеться. Иветт, Иветт…
        Благодарение Богу, Иветт была уже в спальне с моим утренним лиловым платьем. Лиловое мне идет.
        - М-м Ля-Флотт, проводите его превосходительство в маленькую гостиную.
        - Он уже там.
        - Тогда, спуститесь и попросите его превосходительство подождать одну минутку. Скажите, что я не окончила туалет, но что я потороплюсь. Или не надо. Дайте ему почитать газету, журналы…
        На красивом личике м-м Ля-Флотт мелькнула улыбка.
        - Княгиня, министр полиции читает газеты прежде, чем они выходят. Это его обязанность.
        - Иветт, причеши мне волосы, дай розовую шаль, мы сделаем из нее тюрбан. М-м Ля-Флотт, скажите, в этом тюрбане я не похожа на бедную мадам де Сталь, эту писательницу, которую министр полиции выслал из Парижа?
        - Княгиня, у мадам де Сталь лицо мопса, а вы…
        - Спасибо. Иветт, я не могу найти губную помаду.
        - В ящике туалета. Княгиня так редко ею пользуется…
        - Конечно. У меня и так щеки и губы гораздо краснее, чем должны были бы быть у жены маршала. Княгини все очень бледные. Это аристократично. Но сейчас я бледна, мне нужно слегка подрумяниться и покрасить губы.
        Медленно спустилась я по лестнице.
        Фуше… Кто-то прозвал его «нечистая совесть каждого». Его боятся, потому что он вездесущ. Во время Революции его прозвали «Кровавый Фуше». Никто не подписал столько смертных приговоров, сколько этот депутат. Под конец он стал даже более кровавым, чем Робеспьер.
        И прежде чем Робеспьер его уничтожил, Фуше организовал заговор против Робеспьера. Робеспьера гильотинировали, и Фуше на время исчез со сцены. Вначале Директория в нем не нуждалась. Директория не хотела показать иностранным державам, что Франция - страна убийц. Но Фуше знал секреты Директории, и без него не обошлись. Затем его стали каждый день встречать в салоне м-м Тальен.
        Он все знал, все видел, все запоминал… Когда кто-то предложил стрелять в голодный парижский люд, чтобы предотвратить восстание, Фуше сказал: «Бернадотт на это не пойдет. А вот этот умирающий с голоду малыш, который бегает возле Жозефины…»
        Как случилось, что «Кровавый Фуше» все-таки получил новый пост? Его выдвинул директор Баррас. Сначала он отослал его за границу, как секретного агента. Перед самым падением Директории Фуше был возвращен в Париж и назначен министром полиции. И Фуше, прежний президент Клуба якобинцев, сейчас же сделался закадычным другом Монтеня. В обмен на приветственные крики Фуше хладнокровно приказал Клубу на улице Бак [Якобинский клуб] : «Закрыться». Потом он занял помещение под жандармерию, и клуб был закрыт навсегда. Французская Революция была официально задушена.
        Фуше имел собственные представления о функциях министра полиции. Он шпионил за министрами, за чиновниками, офицерами и гражданским населением. Это было не трудно, так как он был щедр. А быть щедрым ему тоже не составляло труда, так как он имел специальные фонды для оплаты шпионов.
        - Чего он хочет от меня? - спрашивала я себя, подходя к двери маленькой гостиной. Мне вспомнилось, что его еще прозвали «Лионский убийца» за то массовое истребление, которое он проводил в Лионе во время Революции. Глупо, конечно, что мне это пришло в голову сейчас! Он совершенно не похож на убийцу. Я часто встречала его на приемах в Тюильри. Фуше одевается с большой тщательностью, он удивительно бледен, просто до анемичности. Разговаривает учтиво, тихим голосом, глаза его полузакрыты.
        В газете не было ничего о Жане-Батисте… Что-то случилось, но моя совесть чиста, месье Фуше… И я вас не боюсь!
        Я вошла. Он тотчас поднялся с кресла.
        - Я приехал поздравить вас, княгиня. Мы одержали огромную победу. Я читал, что князь Понте-Корво и его войска первыми взяли приступом Ваграм. А также, что князь Понте-Корво с семью или восемью тысячами солдат преодолел сопротивление сорокатысячного войска.
        - Но ведь об этом нет ни слова в «Мониторе», - пробормотала я и попросила его сесть.
        - Я сказал, что читал, княгиня, но я не сказал, где читал. Конечно, не в газете, а в приказе, который отдал ваш муж, чтобы отметить храбрость своих саксонских войск…
        Он взял со стола фарфоровую безделушку и внимательно ее рассматривал.
        - Кстати, я читал также еще одну вещь: копию письма Его величества князю Понте-Корво. Император выражает свое недовольство поведением князя Понте-Корво в этот день. Его величество отметил также, что приказ князя содержит массу неточностей. Например, как могло произойти, что войска князя Понте-Корво были первыми при взятии Ваграма, поскольку Удино занимал передовые позиции? Затем, как саксонцы под командованием вашего супруга могли вообще занять город, если они не сделали не единого выстрела? В итоге, император указывает князю на то, что он не сделал ничего со своей стороны, чтобы поддержать наши войска в этом сражении.
        - Это пишет император Жану-Батисту? - спросила я растерянно.
        Фуше бережно поставил безделушку на место.
        - Не сомневайтесь. Копия письма императора была адресована из министерства лично мне. Я получил приказ взять вашего мужа под надзор. Его и его переписку. - Тон был дружеский, но глаза смотрели настороженно.
        - Это будет для вас довольно трудно, господин министр. Ведь мой муж со своими полками в Австрии.
        - Вы ошибаетесь, княгиня. Князь Понте-Корво должен быть здесь с минуты на минуту. После получения письма от Его величества он отказался от командования и попросил отпуск для поправки здоровья. Отпуск ему разрешен. Я поздравляю вас, княгиня, вы так долго не видели мужа, теперь вы скоро его увидите.
        Для чего вся эта комедия? Или он также привык к комедиям, как все в этом так называемом «высшем свете»?
        - Можно, я немножко подумаю?
        - О чем, дорогая княгиня? - улыбка скользнула по его лицу.
        - Обо всем этом. - Я провела рукой по лбу. - Я не слишком образованна, господин министр, не протестуйте, это так. Вы сказали, мой муж пишет, что его саксонские войска вели себя отлично, не правда ли?
        - Они оставались на месте, как бронзовые статуи. Так, по крайней мере, пишет в своем приказе князь.
        - А почему император рассердился на бронзовые статуи?
        - В секретной депеше ко всем маршалам император приказывает: «Его величество, император, командует всеми своими войсками и только ему принадлежит право указывать движения различных полков. Все победы Франции принадлежат французским солдатам, а не иностранным полкам». Вот примерное содержание этого приказа императора.
        - Кто-то мне говорил, что мой муж жаловался императору, что это ставит иностранные полки в трудное положение, поэтому он просил дать ему в командование полки французских солдат, а не этих бедных саксонцев.
        - Почему бедных?
        - Король саксонский послал этих юношей на войну, в которой они совершенно не заинтересованы. К чему было саксонцам участвовать во взятии Ваграма?
        - Они подписали договор с Францией, княгиня. И не находите ли вы, что император как раз поступил умно, поставив командовать ими князя Понте-Корво?
        Я не ответила.
        - Они остались в этом бою бронзовыми статуями по приказу вашего мужа, княгиня.
        - Но император пишет, что не может этому поверить.
        - Нет. Император говорит лишь о том, что командовать действиями полков - это его право. И что здесь не нужно примешивать ни политику, ни национальную честь, когда следует ввести в бой иностранные полки. Вы плохо слушали меня, княгиня.

«Нужно убрать в комнатах к его приезду», - подумала я.
        - Простите меня, я должна отдать распоряжения к приезду Жана-Батиста. Благодарю вас, что вы приехали… Я, действительно, не понимаю…
        Он поднялся и подошел ко мне очень близко. Низкого роста, с узкой грудью. Длинный нос охотничьей собаки и слегка дрожащие тонкие ноздри…
        - Что вы не понимаете, княгиня?
        - Повода вашего визита. Вы хотели мне сообщить, что мой муж отдан вам под надзор? Я не могу вам в этом воспрепятствовать, и мне это безразлично. Но… для чего вы мне об этом сообщили?
        Меня вдруг поразила одна мысль. Я почувствовала, что меня охватывает безудержный гнев. Я просто задыхалась от злости. И я сказала слишком звонким и ясным голосом:
        - Господин министр, если вы воображаете, что буду помогать вам шпионить за моим мужем, вы ошибаетесь.
        Потом я хотела поднять руку и широким (уроки Монтеля) жестом указать ему на дверь, крикнув «уходите!», но это почему-то не получилось.
        - Если я это предполагал, то я ошибся, - ответил он мне очень спокойно. - Может быть, я надеялся на это, а может быть совсем наоборот. Княгиня, в данный момент я сам не знаю, на что я рассчитывал.

«К чему все это?» - спрашивала я себя. Если император хочет нас изгнать, он нас вышлет. Если он захочет отдать Жана-Батиста под суд трибунала, он это сделает. Если он ищет поводы, то министр полиции найдет их. Мы не живем больше в «мире справедливости, равенства и братства»…
        - Некоторые дамы имеют неоплаченные счета от портных… - сказал Фуше тихо.
        Я подскочила:
        - Вы заходите очень далеко, месье!
        - Например, наша императрица. Она постоянно должна Рою. Я, естественно, покорный слуга Ее величества…

«Что?.. Что он хочет сказать… Платит императрице?.. За то, что она шпионит за императором? Это невозможно!» - думала я, уже зная, что это правда.
        - Иногда небезынтересно узнать содержание писем человека. В письмах бывают сюрпризы. Они могут не интересовать меня, но могут интересовать жену, например…
        - Не беспокойтесь, - сказала я. - Вы узнаете, что Жан-Батист находится в переписке уже много лет с м-м Рекамье и получает от нее нежные депеши. М-м Рекамье очень образованная и умная женщина, и переписываться с ней большое удовольствие и польза для Жана-Батиста.

«Однако мне было бы интересно прочесть письма, которые Жан-Батист пишет м-м Рекамье», - подумала я.
        - А теперь вы должны меня извинить. Я хочу заняться приготовлениями к приезду Жана-Батиста.
        - Еще минутку, дорогая княгиня. Не согласитесь ли вы передать от меня кое-что князю?
        - Что именно?
        - Император находится в замке Шенбрунн, возле Вены. Я не успею сообщить ему, что англичане стянули войска и готовятся к высадке в Дюнкерке и Ансвере. Они предполагают двинуться на Париж со стороны Ламанша. Узнав об этом, я по своей инициативе и чтобы оградить страну от нашествия мобилизовал Национальную гвардию. Я прошу маршала Бернадотта, как только он приедет, принять командование над этими войсками и защитить Францию. Это все, мадам.
        Мое сердце остановилось. Я пыталась осмыслить сказанное: англичане нападут, двинутся к Парижу… Все маршалы и наши армии за границей. Мы совершенно не имеем войск на нашей территории…
        Фуше вновь взял безделушку и стал играть ею.
        - Император лишил его доверия, а вы… вы хотите, чтобы он командовал Национальной гвардией, которая должна защитить нашу страну, всю нашу страну?!
        - Я не умею командовать войсками, княгиня. Я простой профессор математики, и я никогда не был… сержантом. Небо посылает в Париж маршала. Я благодарю небо. Передадите ли вы мою просьбу, княгиня?
        Я могла только кивнуть головой. Я проводила его до двери. Потом я подумала: «Фуше - хитрец. Не ловушка ли это?»
        - Я не знаю, согласится ли мой муж. Если только по приказу императора…
        Фуше стоял очень близко от меня. Вероятно, у него плохой желудок, как пахнет изо рта!
        - Будьте спокойны, мадам. В то время, когда Франция в опасности, маршал Бернадотт согласится. - И доверительно: - Поскольку он - маршал Франции…
        Он поцеловал мне руку и ушел.
        Вечером карета Жана-Батиста остановилась возле нашего дома. Его сопровождал только Фернан. Он не взял с собой ни одного адъютанта.
        Два дня спустя он уехал к Ламаншу.

        Глава 25
        Вилла Ла-Гранж, осень 1809

        У меня сейчас так мало времени для записей в дневник. Все дни я провожу с Жаном-Батистом и стараюсь развлекать его.
        В июле Фуше не преувеличивал опасности. Англичане действительно переправились через Ламанш и заняли Флезинг. В несколько дней Жан-Батист совершил чудо и занял Дюнкерк и Ансвер так быстро, что не только атаки англичан были отбиты, но и несметное количество их солдат, не считая различных трофеев, попали в плен. Англичане в большой панике погрузились на свои суда и исчезли.
        Эта новость повергла императора в Шенбрунне в невероятное возбуждение. В его отсутствие министр полиции посмел поднять Национальную гвардию и просил принять командование над ней опального маршала, за которым этому же министру было поручено наблюдение!.. В то же время Наполеон был вынужден признать, что Фуше с помощью Жана-Батиста спас Францию. Если бы не быстрые и решительные действия маршала, который сумел из этих крестьянских детей, совершенно не обученных военному делу и не державших в руках оружия, создать мощное войско, Франция была бы потеряна.
        Фуше был награжден и теперь носил титул герцога Отрантского. Этот титул почти также романтичен, как Понте-Корво, а Фуше имеет о своем герцогстве не больше представления, чем я о нашем итальянском княжестве.
        Император не доверил никому создать герб Фуше. Он сам занялся этим: золотая колонна, вокруг которой обвивалась змея… Эта золотая колонна вызывает всеобщее веселье. Бывший президент Клуба якобинцев, который в свое время конфисковал имущество контрреволюционеров, - все известные ему крупные состояния, сегодня является одним из самых богатых людей Франции. Один из его лучших друзей, бывший любовник Терезы Тальен, Уврар… фуражир Уврар - банкир и финансирует все биржевые сделки Фуше.
        О змее, обвивающей колонну, не упоминают…
        У Наполеона есть за что быть обязанным своему министру полиции, и он воспользовался случаем, чтобы высказать ему свой взгляд на вещи…
        Конечно, все предполагали, что император выкажет свое расположение и Жану-Батисту, а может быть и предложит ему новый, более высокий пост. Но император даже не написал ему ни строчки благодарности.
        - Ради чего? Я защищал Францию не для него, - ограничился замечанием Жан-Батист, когда я ему об этом сказала.
        Сейчас мы живем в Ла-Гранж, очень красивом доме, который Жан-Батист купил в окрестностях Парижа. Он не может жить в доме на улице Анжу. Этот дом ему ненавистен, хотя я и отделала комнаты по-новому. Он находит, что в углах этого дома его подстерегают тени прошлого…
        От Жюли я узнаю все новости нашего так называемого «высшего света». Она вернулась вместе с Жозефом. Хотя император и послал в Испанию Жюно с целой армией, Жозеф, решивший доказать, что он не хуже брата может командовать войсками, совершенно провалил эту кампанию. Я иногда думаю, как относится Жюли к Жозефу? А если бы вдруг дела Наполеона пошатнулись, как было когда-то при его аресте в Марселе, покинули ли бы все они его тогда? Нет, не все. Жозефина осталась бы ему верна. Но, говорят, он хочет развестись с ней. Ему нужно иметь наследника, создать династию, что он и задумал сделать с помощью какой-то австрийской эрцгерцогини, дочери императора Франца. Бедная Жозефина! Она, правда, потихоньку изменяет императору, но она никогда бы его не покинула.
        Вчера у нас был совершенно неожиданный гость. Граф Талейран, князь Беневентский. Князь заявил, смеясь, что решил нанести визит соседям. Ведь княжество Беневент где-то совсем рядом с Понте-Корво. Мы одновременно были удостоены этих владений - князь Талейран и мы.
        Наравне с Фуше Талейран - один из самых могущественных слуг Наполеона. Однако уже год, как Талейран оставил свой пост министра иностранных дел. Говорили, что это случилось после крупной ссоры с Наполеоном, когда Талейран предостерегал императора против новых войн. Он отказался от своего портфеля. Однако Наполеон не отказался от его дипломатических услуг. Он дал Талейрану титул камергера двора и просил его совета каждый раз, как этого требуют внешние дела нашего государства.
        Я питаю некоторую слабость к этому большому, прихрамывающему камергеру; он умный и очаровательный, он никогда не говорит с дамами ни о войне, ни о политике, и мне трудно поверить, что когда-то он был епископом. Но это правда. Он был даже одним из первых епископов, перешедших на сторону Революции. Но так как он был родом из аристократии, то его переход на сторону Революции ничем ему не помог, и он был бы арестован Робеспьером, если бы не скрылся на время в Америку.
        Всего несколько лет тому назад Наполеон просил Папу снять с Талейрана сан епископа, так как Наполеон требовал, чтобы его министр иностранных дел женился, а не менял любовниц.
        Наполеон с некоторых пор стал чрезвычайно требователен к нравственности своих придворных.
        Талейран, однако, категорически отказался жениться. Он хотел остаться холостяком. И все-таки ему пришлось жениться, и поэтому он обвенчался со своей последней любовницей. Но стоило ему на ней жениться, как он перестал показываться с ней в свете.
        Я слышала эти сплетни от одного епископа. Думаю, что в них есть зерно истины.
        Как бы то ни было, вдруг этот человек нанес нам визит.
        - Как это случилось, что я не вижу вас в Париже давным-давно, дорогой князь?
        На это Жан-Батист учтиво ответил:
        - Может ли это удивить, ваше превосходительство. Я взял отпуск из армии по причине расстроенного здоровья.
        Талейран кивнул и справился о здоровье Жана-Батиста. Так как Жан-Батист ежедневно ездил верхом и выглядел хорошо, ему пришлось констатировать, что его здоровье значительно улучшилось.
        - Имеете ли вы что-нибудь интересное из-за границы? - спросил Талейран.
        Вопрос довольно странный. Во-первых, Талейран знает, знает лучше, что кто бы то ни было, все новости из-за границы, а во-вторых…
        - Спросите у Фуше. Он прочитывает все письма, которые я получаю, даже раньше меня, - спокойно ответил Жан-Батист. - В общем же я не имею из-за границы никаких новостей, которые стоили бы внимания.
        - Даже приветов от ваших друзей шведов?..
        Этот вопрос меня не удивил. Все знали, что Жан-Батист отпустил на родину шведских офицеров, вместо того чтобы держать их в плену. Конечно, он время от времени получает письма от этих господ, фамилии которых совершенно невозможно выговорить. Однако вопрос был задан со значением, и Жан-Батист поднял голову, пытаясь что-то прочесть во взгляде Талейрана. Потом он ответил.
        - Да, конечно. Приветы я получаю. Разве Фуше не рассказывал вам? Он мог бы даже показать письмо.
        - Бывший профессор математики человек очень усердный, и, конечно, показывал мне письма, но я не нашел в них ничего предосудительного.
        - Шведы заставили своего сумасшедшего короля отречься от престола и провозгласили королем его дядю Карла XIII, - заметил Жан-Батист.
        Разговор начал меня интересовать.
        - Правда? Этот Густав, который воображал, что небо послало его, чтобы уничтожить императора?
        Мне не ответили.
        Жан-Батист и Талейран смотрели друг другу в глаза. Молчание показалось мне стеснительным.
        - Как вы думаете, ваше превосходительство, этот Густав действительно сумасшедший? - спросила я, чтобы прервать молчание.
        - Мне трудно судить об этом, - улыбнулся Талейран. - Но мне кажется, что его дядя не сулит больших возможностей для будущего Швеции. Ведь он уже стар и слаб. Кроме того, он бездетен, если я не ошибаюсь, князь.
        - Он усыновил молодого человека, которого назначил наследником трона. Это князь Христиан Август фон Гольдштейн Зондербург-Аугустенбург.
        - Как прекрасно вы произносите эти иностранные фамилии, - восхищенно сказал Талейран.
        - Я жил довольно долго в Северной Германии. Там привыкаешь к этим именам, - ответил Жан-Батист.
        - Вы не изучали шведский язык, дорогой друг?
        - Нет, ваше превосходительство. У меня до сих пор не было ни малейшего повода для этого.
        - Это меня удивляет. Год назад вы со своими войсками были в Дании, и император предоставил вам судить, нападать на Швецию или нет. Мне помнится, я писал вам по этому поводу. Но вы предпочли оставить Данию под эгидой Швеции и ничего не предприняли. Почему? Я давно хочу спросить вас об этом.
        - Вы говорите, что император оставил это на мое усмотрение. Он хотел помочь царю захватить Финляндию. В другом случае наша помощь не была необходима. Мне следовало быть более внимательным к Дании, что я и сделал.
        - А перспективы? Они вас не интересовали, дорогой друг?
        Жан-Батист пожал плечами.
        - Ясными ночами можно видеть из Дании огоньки на шведской стороне пролива. Но в основном ночи там хмурые. Я редко видел эти огоньки.
        Талейран наклонился и оперся подбородком о массивный золотой набалдашник своей трости, с которой он никогда не разлучался из-за хромоты. Я не понимала, почему его так занимает этот разговор.
        - Много огоньков в Швеции, дорогой друг?
        Жан-Батист поднял голову и улыбнулся. Его тоже очень забавлял этот разговор.
        - Нет, там мало огней. Швеция бедная страна. Она была могущественна раньше.
        - Может быть, она будет еще могущественна?
        Жан-Батист покачал головой.
        - Нет. Они не сильны в политике. Может быть, в какой-нибудь другой области, я не знаю. Каждый народ имеет какие-то возможности, если сможет забыть свое героическое прошлое.
        Талейран улыбнулся.
        - Каждый человек тоже имеет возможности, если может забыть свое… скромное прошлое. Мы знаем примеры тому, дорогой князь.
        - Вам это легко, ваше превосходительство. Вы происходите из знатного рода, и вы много учились с молодых лет. Те примеры даже гораздо лучше, чем тот, который вы хотели привести.
        Удар был нанесен. Талейран помолчал, потом улыбнулся.
        - Я понял ваш намек, дорогой князь, - сказал он спокойно. - Бывший епископ просит извинения у бывшего сержанта.
        Он, конечно, ожидал, что Жан-Батист тоже улыбнется. Но мой муж сидел, нахмурясь и опустив голову.
        - Я утомлен вашими вопросами, слежкой министра полиции, утомлен тем, что я постоянно окружен нездоровым вниманием. Я очень устал от этого, дорогой князь Беневентский, очень устал!
        Талейран быстро поднялся.
        - Тогда я быстренько изложу свою просьбу и ухожу.
        Жан-Батист тоже встал.
        - Просьбу? Я не представляю, чем может быть полезен маршал, находящийся в немилости, министру иностранных дел…
        - Видите ли, дорогой Понте-Корво, речь идет о Швеции. Случайно ли мы говорили сейчас об этой стране? Вчера я узнал, что Государственный Сейм Швеции прислал в Париж своих представителей, которые уполномочены наладить дипломатические отношения своей страны с нами. Действительно, шведы выслали своего молодого короля, действия которого были неразумны, и поставили на его место его пожилого дядю, данные которого также недостаточно хороши, чтобы обнадежить народ Швеции. Эти господа, я не знаю, скажет ли вам что-нибудь, если я назову вам их фамилии: это м-сье фон Эссен и граф Пейрон, интересовались вами, находясь в Париже.
        Жан-Батист поморщился.
        - Эти имена мне ничего не говорят. Я понятия не имею, зачем я им понадобился.
        - Молодые офицеры, с которыми вы ужинали тогда в Любеке, много рассказывали о вас в Швеции. Они считают вас… другом Северной Европы, дорогой Понте-Корво. И эти господа, прибывшие в Париж, как шведские доверенные, надеются, вероятно, что вы выступите на их стороне перед императором.
        - Видите, как в Стокгольме плохо информированы, - пробормотал Жан-Батист.
        - Я хотел просить вас принять этих господ, - сказал Талейран доверительным тоном.
        Жан-Батист удивленно поднял брови.
        - Чего ради? Могу ли я представить этих господ перед императором? Нет. Как вы думаете обставить беседу с императором, чтобы я мог говорить за этих господ, которых совершенно не знаю? Я был бы вам очень благодарен, ваше превосходительство, если бы вы сказали мне совершенно прямо, чего вы хотите от меня.
        - Но это же очень просто, - протянул Талейран. - Я хотел бы, чтобы вы приняли этих шведских послов и сказали бы им несколько теплых слов. Я оставляю за вами полное право самому выбрать слова, которые вы им скажете. Неужели моя просьба так огромна?
        - Вы не знаете, о чем просите, - сказал Жан-Батист почти грубо. Я никогда не слышала, чтобы он говорил таким тоном.
        - Я не хочу, чтобы у шведов создалось впечатление, что император в настоящее время, как бы это сказать… глух к мнению одного из самых прославленных маршалов. Это может послужить к созданию мнения, что в кругах, наиболее приближенных к императору, не все ладно. Вы сами видите, что моя просьба основана на самом простом обстоятельстве.
        - Слишком простом, - ответил Жан-Батист. - Слишком простом для такого дипломата, как вы. И слишком сложном для такого простого сержанта, каков я есть. - Он покачал головой. - Я не понимаю вас, ваше превосходительство. Не хотите ли вы меня убедить, что у простого епископа меньше лукавства, чем у простого профессора математики?
        Талейран показал на больную ногу элегантным движением трости:
        - Ваши возражения хромы, Понте-Корво. Так же хромы, как я. Вопрос в том, кто кому и чем обязан.
        Тогда Жан-Батист расхохотался. Он так хохотал, как не пристало князю. Это был смех молодости, его сержантства.
        - Не говорите, что вы чувствуете себя обязанным мне. Я не поверю в это.
        - Нет, конечно. Позвольте мне мыслить несколько шире. Вы знаете, что мы, бывшие епископы, жили совсем не легко во время Революции. Мне довелось пережить большие трудности во время моего путешествия в Америку. Это путешествие научило меня не думать о какой-либо стране, а думать обо всех странах и их взаимоотношениях. Я чувствую себя обязанным целому континенту за его щедрость ко мне. И, конечно, обязанным Франции, родине. Целую ручки, княгиня. Прощайте, дорогой друг. Наша беседа была чрезвычайно занимательна.
        Всю вторую половину дня Жан-Батист провел на лошади. Вечером он занимался с Оскаром математикой и до тех пор мучил его умножением и делением, пока сон не сомкнул ресниц бедного ребенка. Я хотела отнести своего мальчика в постель, но Оскар так вырос, что я не смогла его поднять.
        Мы не говорили больше о визите Талейрана. Вместо этого мы поспорили по поводу Фернана.
        Жан-Батист сказал мне строго:
        - Фернан жалуется, что ты балуешь его чаевыми. Постоянно суешь ему монетки.
        - Боже мой, разве ты не сказал мне, что теперь мы богаты? Что я не должна экономить! И когда я дарю деньги Фернану, твоему бывшему школьному товарищу, вернейшему из верных слуг, и он жалуется тебе за моей спиной, ты упрекаешь меня в расточительстве!
        - Прекрати давать чаевые. Фернан получает теперь содержание от Фуше, и он зарабатывает более чем достаточно.
        - Что? - Я была поражена. - Фернан согласился шпионить за тобой?
        - Девчурка, Фернан получил от Фуше приказ следить за мной и согласился, потому что считает глупым отказываться от таких денег. Но он сейчас же рассказал мне о поручении и даже о сумме, которую будет получать. Фернан - самый благородный хитрец на свете!
        - Что же он рассказывает о тебе министру полиции?
        - Ну, каждый день есть, что рассказать. Сегодня, например, я занимался математикой с Оскаром. Эта тема может заинтересовать бывшего профессора математики. Вчера…
        - Вчера ты писал м-м Рекамье, а я ревновала, - поддразнила его я.
        И мы вернулись к обычным разговорам. Талейран и его визит были забыты.

        Глава 26
        Париж, 16 декабря 1809

        Это было так ужасно! Так тяжело, так душераздирающие для всех, кто должен был присутствовать! Потому что император приказал всем членам своей семьи, правительства, двора и всем маршалам с женами быть при этом. В их присутствии он торжественно развелся с Жозефиной.
        Впервые за долгое время Жан-Батист и я были приглашены в Тюильри. Мы должны были явиться к одиннадцати часам утра в тронный зал.
        В половине одиннадцатого я еще была в постели.

«Будь что будет, - сказала я себе, - не двинусь с места!»
        День был холодный и серый. Я закрыла глаза и пыталась заснуть. Будь что будет!
        - Что это значит? Ты еще в постели!
        Голос Жана-Батиста. Я открыла глаза и увидела его в парадной форме. Огромный вышитый воротник, планки орденов.
        - Я простудилась. Извинись за меня перед маршалом двора, - сказала я просто.
        - Как тогда, во время коронации? Император опять пошлет к тебе своего медика. Поднимайся немедленно, одевайся! Иначе мы опоздаем.
        - Я не думаю, что на этот раз император пришлет ко мне своего врача. Может случиться, что в тот момент, когда будут читать акт развода, его взгляд упадет на меня. Я думаю, что императору это будет крайне неприятно. - Я посмотрела на Жана-Батиста умоляюще.
        - Неужели ты не понимаешь? Такой триумф для меня! Такой отвратительный триумф! Это будет ужасно!
        Жан-Батист кивнул.
        - Ты права, девчурка. Оставайся в постели. У тебя насморк.
        Я проводила взглядом его темно-синее пальто. Затем закрыла глаза. Когда пробило одиннадцать, я натянула одеяло до подбородка.

«Я тоже старею, - думала я. - У меня тоже возле глаз появились „гусиные лапки“, и я тоже не могу больше иметь детей».
        Несмотря на теплое одеяло, меня начало знобить. Я позвала Мари и попросила горячего молока. Может быть, я правда простудилась?
        Она принесла молоко, села на кровать и взяла меня за руку. Еще не пробило двенадцати, как Жан-Батист вернулся. С ним была Жюли.
        Жан-Батист расстегнул свой высокий воротник, ворча:
        - Действительно, самая ужасная сцена, какую мне когда-либо приходилось видеть! Император требует от маршалов слишком многого.
        Потом он ушел. Мари исчезла, потому что вошла Жюли. Мари не желает ее видеть с тех пор, как Жюли стала королевой. Хотя сейчас Жюли - королева без королевства… Испанцы категорически против Жозефа, но в Париже говорить об этом не полагается.
        - Мы заняли свои, заранее распределенные места в тронном зале, - сразу затараторила Жюли. - Мы, я хочу сказать семья, были как раз напротив тронов. Потом император и императрица вошли одновременно, а сзади них и граф Реньоль. Граф Реньоль держался рядом с императрицей. Она была как всегда в белом. Она была сильно напудрена, чтобы казаться бледной, понимаешь? Она была совершенно готова, чтобы играть мученицу.
        - Жюли, не говори о ней такими гадкими словами. Ты знаешь, что это все для нее ужасно.
        - Конечно, это ужасно для нее. Но я не могу питать к ней сочувствия. Особенно за то, что она с тобой сделала…
        - Она не знала обо мне и не хотела причинить мне вреда, - сказала я. - Ну, что же было дальше?
        - Настало мертвое молчание. Император стал читать документ, в котором говорилось, что один Бог знает, чего ему стоит это решение, что ему бесконечно тяжело, но он ставит превыше всего интересы Франции. И что Жозефина украшала его жизнь пятнадцать лет и что за ней пожизненно остается титул императрицы Франции.
        - Как он выглядел, когда читал?
        - Ты прекрасно знаешь, какой у него бывает вид во время официальных церемоний. Каменное лицо. Талейран называет это «маской Цезаря». Вот он надел эту маску и читал так быстро, что было плохо понятно. Он хотел закончить как можно быстрее.
        - А что было потом?
        - А потом была совершенно душераздирающая сцена. Протянули документ императрице, и она стала читать. Сначала она читала так тихо, что совершенно ничего не было слышно, потом она разразилась слезами и протянула листок Реньолю. Он продолжил чтение. Это было ужасно…
        - Что же было в этом документе?
        - Что она заявляет, с разрешения своего обожаемого супруга, что она действительно не может быть вновь матерью. И что благо Франции требует от нее самой большой жертвы, какую можно требовать от женщины. Она благодарит своего супруга за его доброту, но понимает, что развод необходим для Франции, которой нужен наследник. Но расторжение брака не может никак повлиять на ее чувства. Реньоль читал это без всякого выражения, но при этих словах она ужасно разрыдалась.
        - А дальше?
        - Дальше члены императорской семьи перешли в рабочий кабинет императора. Наполеон и императрица подписали акт развода, и мы все подписали как свидетели. Гортенс и Эжен вывели свою мать, а Жером сказал: «Я хочу есть». Император посмотрел на него так, как будто сейчас даст ему пощечину прямо при всех нас. Потом он повернулся к Жерому спиной и сказал, что, вероятно, в большом зале для всех нас приготовлен завтрак. Затем он извинился и ушел, а все мы пошли в буфет. Тогда я увидела Жана-Батиста и узнала, что ты больна. И вот я приехала тебя навестить.
        Она замолчала.
        - Твоя корона съехала на сторону, Жюли.
        Она носила на все официальные приемы диадему в форме короны, и всегда она у нее съезжала на сторону. Жюли уселась за мой туалет, привела в порядок свою прическу, попудрила нос и продолжала болтать.
        - Завтра утром она покинет Тюильри и поедет в Мальмезон. Император подарил ей Мальмезон и заплатил все ее долги. Кроме того, она будет получать пенсию в три миллиона франков, из которых два миллиона будет выплачивать государство, а один миллион - император. Еще император дал ей двести тысяч франков на покупку земли вокруг Мальмезона и четыреста тысяч франков на рубиновое колье, которое она заказала раньше…
        - Гортенс поедет с ней в Мальмезон?
        - Конечно, она будет сопровождать ее завтра утром. Но она будет жить в Тюильри.
        - А ее сын?
        - Эжен - вице-король Италии. Он хотел отказаться от этого поста, но император не разрешил ему. А вообще-то он ведь усыновил детей Жозефины. Представляешь себе, Гортенс воображает, что ее сын будет наследником престола. Она просто сумасшедшая! Молодая Габсбург, на которой император женится, ей ведь только восемнадцать лет, наплодит ему кучу принцев. Габсбурги очень плодовиты.
        Она встала.
        - Ну, мне пора, дорогая.
        - Куда?
        - Вернусь в Тюильри. Бонапарты мне не простят, если я в это время буду не с ними. - Она поправила корону. - Прощай, Дезире, поправляйся скорее.
        Я осталась одна. Лежала, вытянувшись, закрыв глаза.

«Бонапарт не партия для дочери Франсуа Клари»… - сказал мне папин друг, узнав, что я стала невестой Наполеона. Жюли привыкла к Бонапартам и их коронам. Она очень изменилась. Боже мой, как она изменилась!
        А ведь это я, это я привела Бонапартов в наш дом! В буржуазный, простой и чистый папин дом!..

«Я не хотела этого, папа, я не хотела этого!»
        Жан-Батист обедал на маленьком столике рядом с моей постелью. Он не разрешил мне встать.
        С трудом заснула я в эту ночь и проснулась от упавшего мне на лицо света свечи.
        Возле кровати стояла м-м Ля-Флотт.
        Королева Гортенс просит принять ее.
        - Сейчас? Который час?
        - Два часа утра.
        - Что ей нужно? Разве вы не сказали, что я больна?
        - Конечно, сказала. Но она просит принять ее и не хочет уезжать.
        Я протерла глаза, чтобы прогнать сон.
        - Королева Голландии просит принять ее. Она плачет, - так сказала мне Мари, которая в ночной сорочке появилась в моей спальне.
        - Мари, подай чашку шоколаду погорячее королеве Гортенс, это ее успокоит. М-м Ля-Флотт, скажите королеве, что я сейчас оденусь.
        Мари принесла мне простое платье.
        - Оденься попроще, - сказала она. - Королева просит тебя поехать с ней.
        - Куда?
        - Одевайся. Ты нужна в Тюильри.
        - Княгиня, мама прислала за вами. Она просит вас сейчас же приехать к ней, - сказала Гортенс, вся вздрагивая от рыданий.
        Слезы лились по обе стороны ее больного носа. Он был красен, так сильно она плакала. Развившиеся пряди рыжеватых волос падали на лоб.
        - Но я ничего не могу сделать для вашей мамы, мадам, - сказала я, садясь рядом с ней.
        - Я говорила это маме, но она настаивает, чтобы я привезла вас.
        - Именно меня?
        - Конечно. Только вас! Я не знаю, почему именно, - повторяла Гортенс, запивая слезы горячим шоколадом.
        - Сейчас? Среди ночи?
        - Вы понимаете, что императрица не может спать, - сказала жалобно Гортенс. - Она хочет видеть вас и никого больше.
        - Хорошо. Я поеду с вами, мадам, - сказала я, вздохнув.
        Мари подала мне шляпу и манто.
        Гостиные были слабо освещены, но когда Гортенс открыла дверь в комнату Ее величества, яркий свет ударил в глаза. Были зажжены все канделябры, на всех столах, на камине, бра на стенах, подсвечники на полу. Даже на полу!
        По всей комнате были разбросаны вещи, стояли наполовину уложенные сундуки, на стульях и диванах лежали шляпы, придворные туалеты и ночные сорочки, стояли шкатулки с драгоценностями. Бриллиантовая диадема валялась на кресле.
        Императрица была одна. Она лежала, раскинув руки на своей широкой постели, ее худая спина содрогалась от рыданий, она заглушала крики подушкой. Из соседней комнаты слышались голоса фрейлин.
        - Мама, - сказала Гортенс. - Я привезла княгиню Понте-Корво.
        Жозефина не шевельнулась. Ее ногти еще сильнее впились в шелковое покрывало.
        - Мама, - повторяла Гортенс, - княгиня Понте-Корво…
        Я подошла к постели. Обняла узенькие плечи, сотрясаемые рыданиями, и повернула Жозефину. Теперь она лежала на спине и смотрела на меня опухшими глазами. Я испугалась. Боже мой, это была старуха! За эту ночь она стала старухой!
        Ее губы произнесли:
        - Дезире! - затем она вновь разразилась рыданиями. Слезы текли ручьями по ее нарумяненным щекам.
        Я присела на кровать и взяла ее руки в свои. Ее пальцы переплелись с моими. Бледный рот был полуоткрыт. Я увидела, что у нее недостает зубов. Щеки сморщились. Эмалевый грим был смыт слезами, остались лишь полосы от румян и ясно проступили поры дряблой кожи. Детские букли были жидки и намокли от пота и слез, приклеившись на лбу. Ее подбородок, этот очаровательный, немножко заостренный подбородок молодой девушки, стал плоским.
        Безжалостный свет многочисленных свечей освещал это бледное лицо. Видел ли ее когда-нибудь Наполеон не накрашенной?
        - Я начала укладывать свои вещи, - сказала Жозефина.
        - Прежде всего Вашему величеству следует уснуть, - сказала я властно и попросила Гортенс: - Погасите все свечи, мадам.
        Гортенс послушалась. Она скользила как тень от одного светильника к другому. Комната погрузилась во мрак. Остался только ночник. Слезы иссякли, но все тело императрицы сотрясалось от рыданий. Это было хуже, чем слезы.
        - Теперь Вашему величеству нужно уснуть. - Я хотела встать с ее кровати. Но она крепче вцепилась в мои пальцы.
        - Останьтесь возле меня, Дезире, - сказала она дрожащими губами. - Вы лучше всех знаете, как он меня любит. Как никого другого, правда? Только меня… Только меня!..
        Неужели ради этих признаний она позвала меня среди ночи? Потому что я лучше всех… О, если бы я могла ей помочь!
        - Да, только вас, мадам. Он забыл всех других, как только познакомился с вами. Меня, например. Помните?
        По ее губам скользнула улыбка.
        - Вы бросили в меня бокал шампанского. Пятна так и не удалось вывести. Это было платье из прозрачного муслина, белое, с розоватым отливом… Я сделала вас очень несчастной, маленькая Дезире! Простите меня! Я не хотела этого!
        Я гладила ее руку и позволяла ей говорить о прошлом. Сколько лет ей было тогда? Почти столько же, сколько мне сейчас.
        - Мама, тебе будет очень хорошо в Мальмезоне. Не ты ли говорила, что это самый любимый твой дом? - сказала Гортенс.
        Жозефина вздрогнула. Кто прервал нить ее воспоминаний? А, да, ее дочь!
        - Гортенс останется в Тюильри, - сказала Жозефина. - Она надеется, что Бонапарт сделает одного из ее сыновей наследником престола. Я не хотела соглашаться на этот брак с его братом. Эта девочка так мало видела радости в жизни, между мужем, которого ненавидит, и отчимом…

«Которого любит!» - хотела сказать Жозефина. Эти слова не были произнесены.
        С хриплым возгласом Гортенс кинулась к кровати. Я оттолкнула ее. Хотела ли она ударить мать? Гортенс зарыдала с какой-то безнадежностью.

«Так продолжаться не может», - подумала я и прикрикнула на нее: - Гортенс, немедленно возьмите себя в руки!
        По правде говоря, я не имела права приказывать королеве Голландии, но Гортенс моментально послушалась.
        - Вашей маме необходимо отдохнуть и вам тоже. Когда Ее величество поедет в Мальмезон?
        - Бонапарт желает, чтоб я уехала завтра утром, - прошептала Жозефина. - Он пришлет рабочих, чтобы мои апартаменты… - конец фразы потерялся в потоке слез.
        Я повернулась к Гортенс.
        - Неужели доктор Корвизар не дал успокоительных капель?
        - О, конечно! Но мама не хочет ничего принимать. Мама боится, что ее хотят отравить.
        Я посмотрела на Жозефину. Она вновь лежала на спине, и слезы струились по ее морщинистому лицу.
        - Он же всегда знал, что я не могу больше иметь детей, - бормотала она. - Я ему сказала. Потому что однажды я была в положении, а Баррас… - Она вскочила и почти крикнула:- Этот неумелый врач, которого Баррас мне привел, меня искалечил, искалечил, искалечил!..
        - Гортенс, попросите горничную поскорее принести чашку отвара ромашки
[Успокоительное лекарство, употреблявшееся в то время] , и погорячее. А потом идите отдыхать. Я останусь здесь, пока Ее величество не заснет. Где снотворное?
        Гортенс нашла капли среди бесчисленных горшочков с кремами и помадами.
        - Спасибо. Спокойной ночи, мадам! - Гортенс ушла. Я сняла с Жозефины белое платье, туфли и накрыла ее одеялом. Горничная принесла отвар. Я взяла чашку и отослала горничную. Потом я накапала в отвар шесть капель снотворного, обычную дозу, которую прописывал Корвизар.
        Жозефина покорно выпила поданное мной питье.
        - У этого отвара такой же вкус, как у всей моей жизни, - она с усмешкой. - Очень сладкое, а остается вкус горечи.
        В этот момент она напомнила мне Жозефину, какой я ее всегда знала.
        Потом она откинулась на подушки.
        - Вы же были на церемонии сегодня утром? - сказала она тихо.
        - Нет. Я думала, что так лучше для вас.
        - Да. Я предпочитала так. - Она закрыла глаза. Дыхание ее стало ровнее. - Вы и Люсьен, единственные из семьи Бонапартов, которые не были на церемонии, - пробормотала она.
        - Я не из семьи Бонапартов, - заметила я. - Жюли, моя сестра, замужем за Жозефом, родство дальше не распространяется.
        - Не бросайте его, Дезире!
        - Кого, Ваше величество?
        - Бонапарта.
        Снотворное, казалось, спутало ее мысли. Я медленными ритмичными движениями гладила ее руку. Рука была тонкая, аристократичная, стареющая.
        - Если он потеряет свое могущество… ведь это может случиться… Все люди, которых я знала в своей жизни, рано или поздно переставали быть могущественными… а некоторые даже лишились головы, как мой покойный Богарнэ… так вот, если он перестанет быть могущественным… - Ее глаза сомкнулись. - Побудьте со мной! Мне страшно!
        - Я буду в соседней комнате, пока Ваше величество будет спать, а завтра я провожу вас в Мальмезон.
        - Да, в Маль…
        Она спала. Я погасила ночник, вышла в соседнюю, уже опустевшую комнату, забралась с ногами в большое кресло и, вероятно, задремала.
        Внезапно я проснулась. Кто-то был в комнате. Свеча стояла на камине, и кто-то шел к моему креслу. Кто мог войти без стука в апартаменты рядом со спальней императрицы? Он! Конечно, он!
        Он увидел меня в кресле, но не мог узнать при свете одинокой свечи. Тогда он спросил:
        - Кто здесь?
        - Это я, сир.
        - Кто «я»?
        - Княгиня Понте-Корво, - пробормотала я смущенно, пытаясь встать. Но я отсидела ноги, и по ним бегали мурашки. Я побоялась упасть и осталась в кресле.
        - Княгиня Понте-Корво? - подошел. В его голосе было недоверие.
        Наконец, я нащупала свои туфли, встала и сделала реверанс.
        Он подошел совсем близко.
        - Что вы делаете здесь в такой час?
        - Я могу спросить вас о том же, сир, - сказала я, протирая глаза.
        Он взял меня за руку, и я окончательно проснулась.
        - Ее величество просила меня побыть возле нее эту ночь. Сейчас она заснула.
        И так как он молчал, я продолжала:
        - Я уйду, чтобы не беспокоить Ваше величество, только я не знаю, где здесь выход.
        - Ты не мешаешь мне, Эжени. Садись!
        За окнами занимался рассвет. Тусклый серый свет падал на картины, разбросанные вещи и открытые сундуки.
        - Видишь ли, мне не спится. Я хотел сказать «прощай» этой комнате. Завтра, после отъезда Жозефины, сюда придут рабочие и все сделают по-другому…
        Я кивнула головой. Он, наверное, любил Жозефину, по-своему, но любил.
        - Взгляни сюда, - он протянул мне табакерку. - Вот она, посмотри, правда, она красива?
        На крышке я разглядела круглое лицо очень молодой девушки, розовое лицо с фарфоровыми розовыми щеками и голубыми глазами.
        - Я не умею судить о миниатюре. Мне все они кажутся похожими одна на другую.
        - Мари-Луиза Австрийская очень красива, - сказал он. Он открыл табакерку, поднес табак к носу, сделал глубокий вздох, потом поднес к лицу носовой платок изящным, вероятно заученным жестом. Платок и табакерка исчезли в кармане его брюк. Потом он стал смотреть на меня внимательным, изучающим взглядом. - Я все-таки не понимаю, почему вы здесь, княгиня.
        Поскольку он не садился, я хотела встать. Он вновь усадил меня в кресло.
        - Ты, конечно, умираешь от усталости. Я вижу по твоему лицу. Что ты здесь делаешь?
        - Императрица хотела меня видеть. Я напоминаю Ее величеству… - Я проглотила слюну, мне было так трудно говорить! - Я напоминаю Ее величеству тот день, когда она стала невестой генерала Бонапарта. Это было счастливое время в жизни Ее величества.
        Он кивнул. Потом он присел на ручку моего кресла.
        - Да, это было счастливое время в жизни Ее величества. А в вашей жизни, княгиня?
        - Я была очень несчастна, сир. Но с тех пор прошло много времени и рана затянулась, - прошептала я.
        Я была такая уставшая и так озябла, что совершенно забыла, кто сидит рядом со мной. И лишь когда моя голова упала на его руку, я со страхом резко отодвинулась.
        - Простите, Ваше величество!
        - Положи голову! Я не буду так одинок. Положи!
        Он хотел обнять меня за плечи и привлечь к себе. Но я отодвинулась и прислонилась головой к спинке кресла.
        - Знаешь, я был очень счастлив в этой гостиной. - И без перехода: - Габсбурги - одна из самых старых королевских династий Европы. Эрцгерцогиня - подходящая партия для императора Франции!
        Я внимательно посмотрела ему в лицо. Говорил ли он серьезно? Действительно ли думает, что Габсбург - подходящая партия для сына корсиканского адвоката Буонапарте?
        Вдруг он спросил:
        - Ты умеешь танцевать вальс?
        Я кивнула.
        - Можешь показать мне, как его танцуют? Все австрийцы танцуют вальс, мне рассказывали в Вене. Но в Шенбрунне у меня не было на это времени. Покажи мне, как танцуют вальс!
        Я отрицательно покачала головой:
        - Не сейчас и не здесь! Его лицо напряглось:
        - Сейчас! Здесь!
        В страхе я показала на дверь спальни Жозефины:
        - Сир, вы ее разбудите.
        Он не обратил внимания на мои слова. Он сказал громко:
        - Покажи мне сейчас же! Это приказ, княгиня!
        Я встала.
        - Без музыки мне трудно… - попробовала я возражать. Потом я медленно закружилась. - Раз, два, три и раз, два, три, вот так танцуют вальс, Ваше величество.
        Но он меня не слушал. Он сидел на ручке кресла и остановившимся взглядом смотрел перед собой.
        - Раз, два, три и раз, два, три, - я чуть громче. Тогда он поднял глаза. Его тяжелое лицо казалось серым и опухшим в бледном свете утра.
        - Я был с ней очень счастлив, Эжени.
        Я осмелилась спросить:
        - Разве это так необходимо, Ваше величество?
        - Я не могу воевать на трех фронтах. Я должен удержать юг, защититься от англичан со стороны Ла-Манша и еще Австрия… - Он закусил губу. - Австрия будет сидеть спокойно, если дочь их императора станет моей женой. Мой друг - друг России, также вооружается, дорогая княгиня. И с моим другом - царем, я начну войну лишь тогда, когда буду полностью спокоен за Австрию. Мари-Луиза будет моей заложницей, моей прекрасной восемнадцатилетней заложницей!
        Он достал табакерку и смотрел на розовый портрет. Потом он поднял глаза и обвел комнату внимательным взглядом.
        - Вот какой была эта гостиная, - прошептал он, как будто желая навсегда запечатлеть в памяти узоры ковров и контуры изящной мебели.
        Когда он повернулся, чтобы уйти, я опять сделала реверанс. Тогда он положил руку мне на голову и нежно погладил меня по волосам.
        - Вы смертельно устали, княгиня. Могу ли я сделать для вас что-нибудь?
        - О да, сир. Прикажите принести кофе, очень крепкий и очень горячий.
        Он засмеялся. Это был его прежний, молодой смех, так много напоминавший мне.
        Потом он ушел.
        В девять часов утра я сопровождала императрицу, которая покидала Тюильри. Карета ожидала нас.На императрице была одна из трех собольих накидок, полученных Наполеоном в подарок от русского царя. Вторую он подарил Полетт, своей любимой сестре. Судьбу третьей накидки никто не знает.
        Жозефина очень тщательно загримировалась и напудрилась. Лицо ее было грустным, но следов вчерашней старости не было заметно.
        Я быстро сошла по лестнице вместе с ней. В карете нас ожидала Гортенс.
        - Я надеялась, что Бонапарт попрощается со мной, - тихо сказала Жозефина, украдкой окидывая взглядом окна дворца.
        Карета тронулась. Любопытные лица показались почти во всех окнах Тюильри.
        - Император уехал верхом в Версаль рано утром, - сказала Гортенс. - Он хочет провести несколько дней у матери.
        Это были единственные фразы, которыми они обменялись за всю дорогу до Мальмезона.

        Глава 27
        Париж, конец июня 1810

        Увы, она ужасно похожа на сосиску! Я говорю о новой императрице. Свадебные празднества закончились. Говорят, император ассигновал пять миллионов франков, чтобы отделать апартаменты Мари-Луизы в Тюильри.
        Сначала в Вену выехал маршал Бертье с официальным предложением. Это было в марте. Затем свадьба была отпразднована в Вене. Императора представлял дядя невесты, эрцгерцог Шарль, который недавно разбил Наполеона под Асперном. Затем за границу была выслана Каролина, чтобы встретить супругу императора. В Курселе карета двух дам была остановлена неизвестными всадниками, распахнувшими дверцы и пытавшимися войти внутрь. Мари-Луиза, естественно, закричала, но Каролина ее успокоила:
        - Это император, ваш супруг, дорогая невестка, и мой муж - большое дитя - Мюрат!
        Ночь провели в замке Компьень, а на другое утро Наполеон вкушал утренний завтрак у изголовья Мари-Луизы. Таким образом, во время официального венчанья в Париже брачная ночь была уже давно позади…
        Первые месяцы после свадьбы император не разрешал своей супруге давать больших приемов. Неизвестно почему, но Наполеон вообразил, что женщины скорее беременеют, если они не утомляются.
        Но, наконец, нужно же было познакомить новую императрицу с ее двором, и вчера мы были приглашены в Тюильри, чтобы быть представленными ей.
        Все было как обычно. Огромный бальный зал освещен уймой свечей, военные - расшиты золотом, дамы - в открытых туалетах с тренами, в перьях, которые колышутся над головами, как плюмажи на погребальных лошадях. Но самое интересное, что в такой толпе или ты стоишь на чьем-нибудь трене, или на твоем трене кто-нибудь стоит… Забавно!
        Под звуки Марсельезы распахнулись двери и появились император с императрицей. Вероятно, в Австрии принято, чтобы молодая была в розовом. Мари-Луиза была в розовом платье, вся покрыта бриллиантами. Она значительно выше ростом, чем Наполеон, и, несмотря на молодость, у нее пышная грудь, которую она пытается спрятать в высоком декольте. Лицо у нее тоже розовое, круглое и совсем без румян. Она очень естественна рядом с придворными дамами, но немного пудры на блестящий носик и розовые щеки ей бы не повредили…
        Глаза у нее светло-голубые, большие, немного навыкате. Волосы прекрасные, темно-золотистые и очаровательно причесанные…
        Вспоминались ли кому-либо детские букли Жозефины?
        Мари-Луиза беспрестанно улыбалась. Ее это совершенно не утомляло. Но чувствовалось, что она дочь настоящего императора, что она воспитана так, что не теряется даже в присутствии двух тысяч человек. Она видела войска своего отца, уходившие на войну против Наполеона, она пережила оккупацию Вены. Она должна была бы ненавидеть Наполеона с детства, еще задолго до того, как она его увидела. Но она знала, что ее замужество необходимо из политических соображений, и, как истинная дочь императора, как женщина старинного рода, как девочка, воспитанная гувернантками в старинном родовом замке, она сумела держать себя, став императрицей Франции. Она улыбалась…
        - Вот княгиня Понте-Корво, свояченица моего брата Жозефа, - сказал Наполен скучным голосом. - Князь Понте-Корво - маршал Франции.
        Я поцеловала перчатку, пахнущую жасмином. Почему она выбрала жасмин? Светлые глаза ее встретились с моими. Они казались фарфоровыми так же, как и застывшая улыбка.
        Когда императорская чета заняла места на тронах, оркестр заиграл вальс. Ко мне подошла Жюли.
        - Прелестно, - сказала она, осматривая мой новый туалет. Она была одета в цвета Испании, и ее диадема в виде короны, конечно, съехала на сторону.
        - У меня болят ноги, - пожаловалась она. - Пойдем в соседнюю гостиную, там можно сесть.
        Войдя в гостиную, я увидела Гортенс. Она была в белом, как всегда была одета ее мать. Жюли бросилась на софу и поправила корону. Маленькими глотками мы пили шампанское, поданное лакеем. Я высказала вслух свою мысль:
        - Интересно, думает ли она когда-нибудь о своей тетке, которая жила здесь, в Тюильри?
        Жюли удивленно посмотрела на меня.
        - О чем ты говоришь? Здесь при дворе ты не найдешь ни одного человека, чья тетка жила бы в Тюильри.
        - Есть. Новая императрица. Она племянница королевы Марии-Антуанетты.
        - Королевы Марии-Антуанетты? - повторила Жюли, и ее глаза расширились от страха.
        - Да, Жюли Клари! Это была королева! За твое здоровье, дорогая, и не думай о ней больше.
        Я выпила за ее здоровье. Я думала о том, что Мари-Луиза имеет большие основания ненавидеть нас.
        - Скажи, императрица всегда улыбается? - спросила я у Жюли, которая видела Мари-Луизу не раз.
        - Всегда. - Жюли важно кивнула. - И я воспитаю своих дочерей так, чтобы они умели делать все так, как делает она. Очевидно, принцессы должны улыбаться всегда.
        Запах экзотических духов предвосхитил появление Полетт, младшей сестры Наполеона. Ее духи гораздо приятнее жасмина. Полетт обняла меня и прижалась.
        - Император думает, что Мари-Луиза в ожидании, - она хохотала.
        - С какого дня? - спросила Жюли смущенно.
        - Со вчерашнего… - запах духов исчез. Полетт ушла.
        Жюли встала.
        - Нужно идти в зал. Император любит, когда его трон окружен родственниками.
        Я поискала глазами Жана-Батиста. Он прислонился к окну и рассматривал толпу равнодушным взглядом.
        - Не можем ли мы уехать домой?
        Он взял меня под руку. Но Талейран преградил нам дорогу.
        - Я искал вас, дорогой князь. Эти господа просят представить их вам.
        За ним стояли несколько офицеров высокого роста в иностранной форме темно-синего цвета с желто-голубыми шарфами.
        - Граф Браге, член посольства Швеции, полковник Вреде, прибывший недавно, чтобы принести императору поздравления Его величества, короля Швеции, по поводу женитьбы, и лейтенант, барон Карл Отто Мернер, прибывший сегодня утром из Стокгольма в качестве курьера с трагической вестью. Он - сын того Мернера, который был вашим пленником в Любеке, мой дорогой князь. Вы его, вероятно, помните.
        - Мы переписываемся, - спокойно ответил Жан-Батист, переводя взгляд с одного из этих господ на другого. - Вы один из руководителей партии, которую в Швеции называют Партия объединения, не правда ли, полковник Вреде?
        Полковник поклонился. Талейран повернулся ко мне.
        - Вот видите, дорогая княгиня, с какой точностью ваш муж информирован о делах на Севере. Нужно вам сказать, что Партия объединения ратует за объединение Норвегии и Швеции.
        Вежливая улыбка скользнула по губам Жана-Батиста. Он все держал меня под руку. Теперь он рассматривал Мернера. Этот человек, приземистый, крепкий, с коротко остриженными темными волосами встретил взгляд моего мужа.
        - Я привез сюда очень печальную весть, князь, - сказал он. Это касается наследника трона Швеции, Его королевского величества принца Христиана Августа фон Аугустенбург, который неожиданно скончался.
        Я чуть не вскрикнула, так сильно Жан-Батист сжал мою руку.
        - Как это ужасно, - сказал он совершенно спокойным тоном. - Я приношу вам мои соболезнования.
        Наступило молчание. Почему мы не уходим? По-видимому, нам почему-то нельзя уйти сейчас… Теперь, конечно, бездетный шведский король назначит нового наследника трона. Но нас-то это не касается…
        - Выбран ли новый наследник трона? - спросил Талейран, проявляя вежливый интерес.
        Я как-то нечаянно взглянула на Мернера. Он впился взглядом в Жана-Батиста. Он так смотрел на него, как будто хотел, чтобы мой муж прочел его мысли.
        Господи, что они хотят от моего мужа? Жизнь покойного наследника трона его, кажется, совершенно не интересовала. У нас и так достаточно забот, мы в немилости.
        Я перевела взгляд на полковника в желто-голубом шарфе, на этого Вреде, или что-то в этом роде. Он также внимательно смотрел на Жана-Батиста.
        Наконец, коренастый барон Мернер заявил:
        - Шведский Сейм соберется 21 августа, чтобы решить вопрос выбора нового наследника трона.
        - Я боюсь, что нам пора проститься с господами, - сказала я.
        Офицеры поклонились.
        - Я прошу еще раз передать Его величеству, королю Швеции, мои самые лучшие пожелания и доложить ему, что я печалюсь о вашей утрате вместе с ним и со всем народом Швеции, - сказал Жан-Батист.
        - Это все, что я должен передать? - уронил Мернер.
        Уже почти повернувшись к двери, Жан-Батист посмотрел еще раз очень внимательно в глаза Мернеру. Тот ответил таким же взглядом.
        Затем Жан-Батист также долго смотрел на графа Браге. Тому было не больше девятнадцати лет.
        - Граф Браге, я думаю, что вы принадлежите к одной из самых знатных и благородных фамилий Швеции. Поэтому я прошу вас напомнить вашим друзьям и офицерам, вашим товарищам, что я не всегда был князем Понте-Корво или маршалом Франции. Я, как известно в высших шведских кругах, - якобинский генерал. А начал я простым сержантом. Одним словом, я - выскочка. Я прошу вас учесть это, прежде чем… - он глубоко вздохнул, и его пальцы опять впились в мою руку так, что мне стало больно, - прежде чем… прежде чем… чтобы потом мне никогда не бросили упрека. Никогда! И быстро: - Прощайте, господа!
        Ничего особенного не было в том, что мы опять встретили Талейрана. Его карета остановилась рядом с нашей перед Тюильри. Мы готовились сесть в карету, когда я увидела, что он, хромая, подходит к Жану-Батисту.
        - Слово дано человеку, чтобы скрывать мысли, мой дорогой князь, - сказал он. - Но вы, мой друг, не умеете пользоваться этим даром. Невозможно поверить, что ваши глаза скрыли от шведов ваши мысли.
        - Должен ли я в данном случае напомнить бывшему епископу о том, что написано в Библии: «Пусть твое слово будет или „да“ или „нет“. Все, что добавляется, идет от лукавого». Не так ли примерно говорится в Библии, монсеньор?
        Талейран кусал губы.
        - До сих пор я не подозревал, насколько вы остроумны, князь, - сказал он. - Я удивлен!
        - Не придавайте слишком большого значения скромным остротам сержанта, привыкшего шутить с товарищами у бивуачного костра. - Внезапно Жан-Батист снова стал серьезным. - Шведские офицеры сказали вам, кто будет предложен в качестве наследника трона королевским домом Швеции?
        - Родственник умершего наследника, король Датский предлагает свою кандидатуру.
        Жан-Батист утвердительно кивнул.
        - А еще кто?
        - Младший брат умершего, герцог Аугустенбург. Кроме того, низложенный король, который в настоящее время живет в Швейцарии в изгнании, имеет сына. Однако, так как думают, что отец безумен, большого доверия сын не вызывает. Во всяком случае, мы увидим. Шведский Сейм созван, народ сможет решить сам. Спокойной ночи, дорогой друг.
        - Спокойной ночи, ваше превосходительство.
        Дома Жан-Батист тотчас прошел в свою туалетную и расстегнул высокий, богато расшитый воротник.
        - Я уже давно говорю тебе, что нужно расширить воротник. Твоя маршальская форма стала тебе тесна.
        - Да, тесна, - пробормотал он. - Моя маленькая глупышка, ты никогда не знаешь, что говоришь… Да,., очень, очень тесна.
        Он ушел в свою комнату.
        Я пишу, потому что не могу спать. Я не могу спать, потому что мне страшно.
        Мне так страшно перед чем-то, что надвигается на меня и чего я не могу избежать!
        Жан-Батист, слышишь ли ты меня? Как мне страшно!

        Часть III
        Богоматерь мира

        Глава 28
        Париж, сентябрь 1810

        Я проснулась от света, упавшего на мое лицо.
        - Вставай скорее, Дезире. Вставай и одевайся скорее. - Жан-Батист стоял у изголовья, держа свечу. Потом он поставил свечу и принялся застегивать пуговицы своего маршальского мундира.
        - Ты с ума сошел, Жан-Батист? Ведь сейчас ночь!
        - Поторопись. Я послал разбудить Оскара. Я хочу, чтобы ребенок присутствовал.
        Слышались шаги и голоса внизу. Иветт проскользнула в спальню. Она второпях надела платье и фартук горничной прямо на ночную сорочку, которую я уже не ношу и подарила ей. Сорочка доставала почти до пола.
        - Я прошу тебя, поторопись! Вы поможете княгине, не правда ли? - произнес Жан-Батист с нетерпением.
        - Боже мой, что произошло? - спросила я со страхом.
        - Да… Или нет. Ты услышишь сама. Ну начинай же одеваться!
        - Но что я должна надеть? - спросила я растерянно.
        - Свое самое лучшее платье. Самое элегантное, самое изящное, понимаешь?
        - Нет! Я ничего не понимаю! - Я наконец рассердилась. - Иветт, принесите мое желтое шелковое платье, которое я надевала последний раз ко двору. Ну, скажешь ли ты мне, наконец, Жан-Батист?
        Но он уже покинул мою комнату. Я быстро оделась.
        - Диадему, княгиня? - спросила Иветт.
        - Да, диадему, - сказала я сердито. - Принесите мою шкатулку с драгоценностями, я навешу на себя все, что возможно. Раз он не говорит мне, что произошло, я не знаю, как я должна быть одета. И еще ребенка разбудил среди ночи!
        - Ну, готова ли ты, Дезире?
        - Если ты мне не скажешь, наконец, Жан-Батист…
        - Немного румян и губной помады, княгиня, - прошептала Иветт.
        Зеркало отразило мое сонное лицо.
        - Румяна, пудру, живо, Иветт!
        - Иди же, Дезире! Мы не можем больше заставлять их ожидать!
        - Кого мы не можем заставлять ждать? Насколько я знаю, сейчас ночь. Я хочу спать!
        Жан-Батист взял меня за руку.
        - Теперь соберись с мыслями, девчурка!
        - Но что происходит? Не хочешь ли ты быть милым и сказать мне? - спрашивала я его недовольным тоном.
        - Самый серьезный момент моей жизни, Дезире!
        Я хотела остановиться, чтобы заглянуть ему в лицо, но он повлек меня за руку и заставил спуститься по лестнице. Перед дверью большой гостиной Мари и Фернан подвели к нам Оскара. Глаза Оскара блестели от волнения.
        - Папа, объявлена война? Папа, император приехал к нам? О, как мама нарядна!
        Ребенок был одет в самый хороший костюм, и его локоны были слегка намочены и приглажены. Жан-Батист взял Оскара за руку.
        Гостиная была залита светом. Были зажжены все канделябры. Нас ожидали несколько мужчин. Жан-Батист взял меня под руку и медленно двинулся вперед вместе со мной и Оскаром, прижавшимся к нему с другой стороны.
        Иностранная форма, желто-голубые шарфы, звезды орденов. И молодой человек в запыленном сюртуке, высоких сапогах, сверху донизу забрызганных грязью… Его светлые волосы падали в беспорядке по плечам. Он держал в руках большую бумагу, с которой свисала печать.
        Когда мы вошли, они поклонились. Настало мертвое молчание. Затем молодой человек, который держал в руках бумагу с печатью, выступил вперед. Казалось, он не слезал с коня много суток. Под глазами у него были синяки.
        - Густав-Фредерик Мернер, ютландский драгун, мой любекский пленник, - сказал Жан-Батист медленно. - Я счастлив видеть вас! Я очень счастлив!
        Это был тот Мернер, который беседовал с Жаном-Батистом целую ночь о будущем Северной Европы. Дрожащей рукой он подал бумагу Жану-Батисту.
        - Ваше высочество…
        Мое сердце остановилось. Жан-Батист оставил мою руку и спокойно, медленно взял бумагу.
        - Ваше высочество, в качестве камергера Его величества, короля Карла XIII Шведского, я почтительнейше сообщаю вам, что Шведский Сейм единодушно избрал князя Понте-Корво наследником трона. Его величество Карл XIII желает усыновить князя Понте-Корво и принять его в Швеции, как любимого сына.
        Густав-Фредерик Мернер пошатнулся.
        - Простите, - прошептал он. - Я много дней не слезал с коня.
        Пожилой человек с грудью, увешанной звездами, легко поддержал его. Мернер овладел собой.
        - Разрешите представить этих господ Вашему высочеству?
        Жан-Батист утвердительно наклонил голову.
        - Наш посланник в Париже, фельдмаршал граф Ханс-Фредерик фон Эссен.
        Пожилой человек щелкнул каблуками. У него было застывшее лицо. Жан-Батист слегка поклонился.
        - Вы были генерал-губернатором Померании, вы исключительно хорошо защищали Померанию против меня, м-сье фельдмаршал.
        - Полковник Вреде, - продолжил Мернер.
        - Мы знакомы. - Взгляд Жана-Батиста упал на листок бумаги, который Вреде достал из высокого манжета.
        - Граф Браге, член посольства Швеции в Париже…
        Молодой человек, которого я недавно видела в Тюильри, поклонился.
        - Барон Фризендорф, адъютант фельдмаршала, графа фон Эссена.
        - Тоже один из Ваших пленников в Любеке, Ваше высочество, - сказал Фризендорф, улыбаясь.
        Мернер, Фризендорф и молодой Браге смотрели на Жана-Батиста горящими глазами. Вреде ждал, нахмурив брови. Лицо фельдмаршала фон Эссена ничего не выражало, только губы были сжаты какой-то горькой складкой. Была такая тишина, что слышно было, как со свечей падают капли воска.
        Жан-Батист сделал глубокий вдох.
        - Я принимаю выбор Шведского Сейма. - Еговзгляд был обращен к Эссену, его бывшему противнику, побежденному Жаном-Батистом, старому слуге стареющего бездетного короля. Взволнованно и значительно он продолжал:
        - Я благодарю Его величество, короля Карла XIII,и шведский народ за доверие, которое они мне оказали. Я клянусь трудиться так, чтобы оправдать это доверие.
        Граф Эссен наклонил голову. Он наклонял ее все ниже, пока не поклонился, а с ним и остальные шведы низко поклонились.
        В этот момент случилось нечто неожиданное. Оскар, который до сих пор не сделал ни одного движения, шагнул вперед и подошел к шведам. Потом он повернулся и сжал своей маленькой рукой руку молодого Браге, которому было едва ли на десять лет больше, чем Оскару. Он смешался с шведами и склонился так же, как они, перед своими отцом и матерью.
        Жан-Батист нашел мою руку. Его пальцы накрыли мои, как надежная крыша.
        - Наследная принцесса и я, мы вас благодарим за то, что вы первые принесли нам эту весть.
        Потом все происходило очень быстро. Жан-Батист сказал:
        - Фернан, принесите те бутылки, которые я поставил в погреб в день рождения Оскара!
        Я поискала глазами Мари. Наши слуги стояли на пороге. М-м Ля-Флотт, в роскошном вечернем туалете, который мог быть оплачен Фуше, присела в придворном реверансе. Рядом с ней моя лектриса также низко присела. Иветт отчаянно всхлипывала. Одна Мари не шевелилась. На ней была полотняная куртка, надетая на старомодную ночную рубашку. Она была занята одеванием Оскара и не имела времени подумать о себе. Она держалась в уголке, робко придерживая куртку на груди.
        - Мари, - прошептала я, - ты слышала? Шведский народ предлагает нам корону. Это не то, что у Жюли и Жозефа. Это совсем другое. Мари, мне страшно…
        - Эжени!.. - Ее голос звучал хрипло и испуганно. А потом Мари забыла придержать свою куртку. Слеза покатилась по ее щеке, в то время как Мари, моя старая Мари, сделала мне… реверанс.
        Жан-Батист облокотился о камин и изучал документ, который Мернер ему отдал. Суровый фельдмаршал граф фон Эссен приблизился к нему.
        - Это условия, Ваше высочество, - сказал он. Жан-Батист поднял глаза:
        - Я думаю, что вы сами не более, как час тому назад, узнали о моем избрании. Вы все это время были в Париже, м-сье фельдмаршал. Я жалею…
        Фельдмаршал фон Эссен удивленно поднял брови.
        - О чем вы жалеете, Ваше высочество?
        - Что вы не имели времени привыкнуть. Я очень сожалею об этом! Вы верно и храбро поддерживали политику дома Ваза. Это не всегда было легко, граф фон Эссен!
        - Это было иногда очень трудно, и я проиграл когда-то сражение, на которое я вас вызвал, Ваше высочество.
        - Мы будем вместе работать над реорганизацией шведской армии, - ответил Жан-Батист.
        - Прежде, чем завтра утром отправить в Стокгольм ответ князя Понте-Корво, я хочу обратить ваше внимание на один из пунктов этого документа, - сказал фельдмаршал тоном, в котором звучала почти угроза. - Вопрос национальности. Усыновление может состояться, если князь Понте-Корво станет шведским подданным.
        Жан-Батист улыбнулся.
        - Вы предполагали, что я могу согласиться стать наследником шведского трона, одновременно пожелав остаться подданным Франции?
        На лице графа фон Эссена промелькнуло недоверчивое выражение. А мне показалось, что я не расслышала…
        - Завтра я подам прошение императору Франции и буду просить Его величество разрешить нам переменить подданство. А! Вино! Фернан, откройте все бутылки.
        С триумфальным видом Фернан поставил запыленные бутылки на столик. Это бутылки, которые я перевозила из Соо на улицу Сизальпин, а оттуда - на улицу Анжу.
        - Когда я купил это вино, я был военным министром, - сказал Жан-Батист. - Позднее, когда Оскар появился на свет, я сказал моей жене: «Эти бутылки мы откроем в тот день, когда наш сын поступит во французскую армию».
        Фернан открыл первую бутылку.
        - Знаете, я хотел быть музыкантом, господа, - послышался детский голосок Оскара. - А мама хотела бы, чтобы я был торговцем шелками, как мой дедушка Клари.
        Даже Мернер смеялся, несмотря на усталость. Только фельдмаршал фон Эссен был невозмутим.
        Фернан наполнил бокалы темно-красным вином.
        - Ваше королевское высочество сейчас узнает первое шведское слово, - сказал молодой граф Браге. - «Скоол» - это слово означает здоровье. Я хочу выпить за здоровье Вашего королевского высочества!
        Жан-Батист сделал отрицательный жест.
        - Господа, я прошу Вас поднять со мной ваши бокалы за здоровье Его величества, короля Швеции, моего доброго приемного отца!
        Они выпили медленно и важно. «Я сплю, - думала я, делая первый глоток. - Я в своей кровати и я вижу сон…»
        Кто-то крикнул:
        - За здоровье Его королевского высочества, наследного принца Иоганна!
        - «Хан скоол леве!» - послышалось со всех сторон.
        Что это значит? Это, наверное, по-шведски? Я села на маленький диванчик возле камина.
        Меня разбудили среди ночи, чтобы объявить мне, что шведский король усыновил моего мужа. Мой муж становится наследным принцем Швеции. Мне почему-то всегда казалось, что усыновить можно только маленького ребенка…
        Швеция где-то около Северного полюса… Стокгольм - город, над которым небо похоже на свежевыстиранную простыню… Завтра Персон прочтет в газетах обо всем этом… И он не будет знать, что княгиня Понте-Корво, супруга нового наследника трона, - та маленькая Клари былых времен…
        - Мама, эти господа говорят, что я называюсь теперь герцог Зедерманландский, - сказал Оскар. Его щеки горели от волнения.
        - Мари, ты знаешь, что ребенок не должен пить чистое вино. Долей ему немного воды в бокал.
        Но Мари исчезла. М-м Ля-Флотт взяла бокал Оскара и опять присела.
        - Как? Герцог Зедерманландский, мой дорогой?
        - Обычно в Швеции этот титул носит брат наследного принца, - сказал поспешно молодой барон Фризендорф. Но сейчас… - он замолчал и покраснел.
        - Но в данных обстоятельствах наследный принц не хочет брать с собой в Швецию своего брата. В таком случае этот титул будет носить его сын, - сказал спокойно Жан-Батист. - Мой брат живет в По, я не хочу, чтобы он уезжал оттуда.
        - Я думал, что у Вашего королевского высочества нет брата, - промолвил граф Браге.
        - Я дал брату возможность изучить право, чтобы он не оставался клерком у адвоката, как мой покойный отец. Мой брат - адвокат, господа.
        Оскар спросил:
        - Ты рада, что мы будем жить в Швеции, мама?
        Воцарилось молчание. Все хотели услышать мой ответ. Неужели они ожидают, что… нет, нет, они не могут ожидать этого от меня. Ведь моя родина здесь, я француженка, я…
        Меня вдруг поразила мысль: Жан-Батист хочет, чтобы мы переменили подданство. Я - наследная принцесса в стране, которую я не знаю, где есть старые роды графов и подлинные бароны, а не аристократия новой формации, как у нас во Франции. Я же видела их улыбку, когда Оскар сказал, что мой отец был торговцем шелками… Только граф фон Эссен не улыбался. Ему было стыдно. Стыдно за шведский двор.
        - Скажи, что ты довольна, мама, - приставал Оскар.
        - Я еще не знаю Швеции, Оскар, - сказала я. - Но я приложу все усилия, чтобы быть довольной.
        - Нельзя быть очень требовательной к народу Швеции, Ваше высочество, - сказал граф фон Эссен сдержанно. Его французское произношение напомнило мне Персона. Мне так хотелось сказать что-нибудь приятное.
        - Я знала в молодости одного человека из Стокгольма. Его зовут Персон, у него магазин шелков. Может быть, вы знаете его, м-сье фельдмаршал?
        - К сожалению, нет, Ваше высочество, - ответил он сухо.
        - Может быть, вы, барон Фризендорф?
        - Нет, очень сожалею, Ваше высочество.
        Я сделала еще одну попытку.
        - Граф Браге, может быть, вы знаете случайно торговца шелками в Стокгольме Персона?
        - В самом деле нет, Ваше высочество.
        - А барон Мернер?
        Мернер, первый друг Жана-Батиста в Швеции, захотел помочь:
        - В Швеции очень распространена фамилия Персон, Ваше высочество. Эту фамилию можно встретить очень часто…
        Кто-то погасил свечи и открыл двойные занавеси. Солнце поднялось уже давно.
        - Я не думаю подписывать манифест в пользу какой-либо партии, даже партии Единения, - сказал Жан-Батист, обращаясь к Вреде. Рядом с Вреде стоял Мернер, пыльный, усталый.
        - Ваше королевское высочество, однако, говорили в Любеке…
        - Да, Швеция и Норвегия представляют собой географически единое пространство. Мы постараемся достичь полного объединения. Это дело всего шведского государства, а не какой-либо партии. Кроме того, наследный принц не может принадлежать к какой-либо партии. Доброй ночи, вернее, доброго утра, господа!
        Я не помню, как поднялась к себе в комнату. Может быть, меня отнес Жан-Батист. Или Мари с помощью Фернана.
        Я сказала:
        - Ты не должен так резко обращаться с твоими новыми подданными, Жан-Батист…
        Я закрыла глаза, но знала, что он здесь, у кровати.
        - Попробуй произнести Карл-Иоганн, - предложил он мне.
        - Для чего?
        Теперь меня будут так называть. Карл - имя моего приемного отца, короля Швеции, а Иоганн - мое имя. Жан так произносится по-шведски. Шарль-Жан по-нашему.
        Он повторял:
        - Карл Иоганн… Карл XIV Иоганн…
        - На монетах будет Каролус-Иоганнес и наследная принцесса Дезидерия.
        Я подскочила.
        - Нет! Это переходит все границы! Я не позволю называть меня Дезидерией. Ни в коем случае, понимаешь?!
        - Это желание королевы Швеции, твоей приемной свекрови. Дезире - очень по-французски для нее. Кроме того, Дезидерия звучит впечатляюще. Тебе необходимо согласиться.
        Я упала в подушки.
        - Неужели ты думаешь, что можно совершенно потерять себя? Забыть, кто ты? Кем ты был? Где твоя родина? Уехать в Швецию и там разыгрывать наследную принцессу?! Жан-Батист, мне кажется, что я буду очень несчастна!
        Но он меня не слушал. Он все играл этими новыми именами:
        - И принцесса Дезидерия… Дезидерия по-латыни значит - желанная. Найдется ли более подходящее имя для наследной принцессы, которую выбрал сам народ?
        - Нет, Жан-Батист, я не желанная для шведов. Они нуждаются в сильном человеке, но слабая женщина, да еще вдобавок дочь торговца шелком, не знающая никого, кроме Персона, - это не объект их желаний.
        Жан-Батист поднялся.
        - Пойду, приму холодную ванну и продиктую прошение императору.
        Я не пошевелилась.
        - Взгляни на меня, Дезире! Взгляни на меня! Я хлопочу за себя, жену и сына о переходе в подданство Швеции. Тебя это не устраивает? Да?..
        Я не отвечала и не смотрела на него.
        - Дезире, я не хочу подавать прошение, если ты против. Ты меня не слушаешь?
        Я не отвечала.
        - Дезире, ты не понимаешь, о чем речь?
        Тогда я взглянула на него. Мне казалось, что я увидела его впервые. Я рассматривала его выпуклый лоб, на который падали в беспорядке пряди темных вьющихся волос, его глубоко сидящие глаза, одновременно спокойные и пытливые, его рот, тонкий и страстный. Я подумала об огромных книгах, этих фолиантах в кожаных переплетах, по которым бывший сержант изучал юриспруденцию. О законах и таможенных пошлинах в Ганновере, которые сделали эту страну богатой под его руководством…

«Другой… тот охотился за короной, „валявшейся в сточной канаве“… А ты… Народ, со своим королем во главе, предложил тебе эту корону…» - думала я с удивлением.
        - Да, Жан-Батист, я знаю, о чем речь.
        - И ты поедешь с нами, с Оскаром и со мной в Швецию?
        - Если я действительно «желанная», - я нашла его руку, прижалась к ней щекой. Как я люблю его! Боже мой, как я люблю его!
        - Уверяю тебя, девчурка.
        - Тогда оставь наследную принцессу страны льдов продолжить прерванный сон и иди принимать холодную ванну.
        - Постарайся сказать «Шарль-Жан». К имени Карл-Иоганн мне самому нужно привыкать постепенно.
        - Ну, насколько я тебя знаю, ты привыкнешь быстро. И поцелуй меня еще разок, я хочу знать, как целует наследный принц…
        - Ну, как целует наследный принц?..
        - Очень хорошо! Совершенно так же, как мой старый Жан-Батист Бернадотт.
        Я спала очень долго. Проснулась с ощущением, что произошло что-то ужасное. Посмотрела на часы на ночном столике. Два часа утра, или два часа дня? Я услышала голос Оскара в саду. И голос незнакомого человека. Дневной свет просачивался сквозь закрытые шторы. Как могла я спать так долго? В груди был какой-то комок. Что-то случилось, но что?..
        Я позвонила. М-м Ля-Флотт и лектриса вошли одновременно. Сразу присели в реверансе.
        - Что прикажете, Ваше высочество?
        Тогда я вспомнила…

«Продолжать спать, - подумала я огорченно. - И ничего не знать, ни о чем не думать, продолжать спать…»
        - Королевы Испании и Голландии спрашивали, когда Ваше высочество соизволят их принять, - сообщила м-м Ля-Флотт.
        - Где мой муж?
        - Его королевское высочество закрылся в своем кабинете и работает с господами из Швеции.
        - С кем Оскар в саду?
        - Наследный принц играет в мяч с графом Браге.
        - Граф Браге?..
        - Молодой шведский граф, - сказала м-м Ля-Флотт трогательным голоском с очаровательной улыбкой.
        - Оскар разбил стекло в столовой, - добавила лектриса.
        - Разбитое стекло приносит счастье, - заметила м-м Ля-Флотт.
        - Я ужасно хочу есть, - сказала я.
        Лектриса сделала придворный реверанс и исчезла.
        - Какой ответ должна я передать Их величествам королевам Испании и Голландии? - спросила м-м Ля-Флотт настойчиво.
        - Я голодна, у меня болит голова и я не хочу видеть никого, кроме сестры. Скажите королеве Голландии, что… А, вы сами сообразите, что ей сказать. А теперь я хочу остаться одна.
        М-м Ля-Флотт опять склонилась в реверансе. Эта мания реверансов сведет меня с ума. Я запрещу это!
        После завтрака или обеда, не знаю, как и назвать, я встала. Иветт вошла с реверансом, и я сказала: «Уйдите!» Потом я надела свое самое простое платье и села к туалету.
        Дезидерия, наследная принцесса Швеции, в прошлом дочь торговца шелками в Марселе, жена бывшего французского генерала. Все, что мне дорого и привычно, кажется уже
«бывшим».
        Через два месяца мне минет тридцать лет. Видно ли это по моему лицу? Мое лицо кругло и гладко. Даже очень кругло! Я не буду больше есть взбитые сливки! Очень мелкие складочки вокруг глаз… Я думаю, это признак того, что я люблю посмеяться. Я растянула рот и изобразила улыбку. Складочки углубились. «Дезидерия, - повторила я, смеясь. - Дезидерия!» Какое ужасное имя. Я не знаю мою свекровь, но говорят, что свекрови - это неразрешимые проблемы. Я даже не знаю ни как ее зовут, ни почему шведы избрали именно Жана-Батиста наследным принцем.
        Я открыла шторы и выглянула в сад.
        - Вы целитесь как раз в мамины розы, господин граф! - кричал Оскар.
        - Ваше королевское высочество должны поймать мяч! - кричал молодой Браге. - Внимание! Бросаю!
        Браге быстро кинул мяч. Оскар подпрыгнул и поймал. Да, поймал.
        - Как вы думаете, смогу ли я выиграть сражение, как мой папа? - кричал Оскар, прыгая по лужайке.
        - Кидайте мяч сильнее, - командовал Браге. Мяч, кинутый Оскаром, ударил Браге в грудь. Он тоже поймал.
        - Ваше высочество кидает сильно, - констатировал он одобрительно, возвращая мяч.
        Мяч упал посреди моих желтых роз, крупных осенних роз, усталых и уже отцветавших. Я знаю каждую из них и люблю их.
        - Мама очень рассердится, - Оскар, со страхом взглянув на мои окна.
        Вдруг он заметил меня.
        - Мама, ты наконец проснулась?
        Молодой граф Браге поклонился.
        - Я хочу поговорить с вами, граф Браге. Вы свободны?
        - Мы разбили окно в столовой, Ваше высочество, - заявил он мне.
        - Надеюсь, что шведское государство возьмет на себя возмещение убытков, - сказала я, смеясь.
        Граф Браге щелкнул каблуками.
        - Я почтительнейше докладываю, что шведское государство почти совсем несостоятельно.
        - Вы думаете, я в этом сомневаюсь? - сказала я невольно. - Подождите, я спущусь в сад.
        В саду я уселась на маленькую скамейку между молодым графом и Оскаром, под фруктовыми деревьями, рядом с подстриженными шпалерами кустов. Вялое осеннее солнце ласкало меня. Оскар спросил:
        - Не можешь ли ты поговорить с графом позднее? Мы как раз разыгрываем очень хорошую партию?
        Я покачала головой.
        - Нет. Я хочу, чтобы и ты послушал.
        Из дома до нас доносились мужские голоса. Голос Жана-Батиста был громче всех. Он что-то решительно говорил.
        - Фельдмаршал фон Эссен и члены его посольства отправляются сегодня в Швецию, чтобы передать ответ Его королевского высочества, - сказал граф Браге. - Мернер останется. Его королевское высочество сделал его своим личным адъютантом. Конечно, мы уже отправили в Стокгольм курьера.
        Я одобрительно кивнула. Я мучительно искала пути, с которых могла бы начать свои вопросы. Не найдя ничего подходящего, я «выстрелила в упор».
        - Скажите мне откровенно, прошу вас, дорогой граф, как могло случиться, что Швеция предложила корону моему мужу?
        - Его величество, король Карл XIII, не имеет детей, а в нашей стране уже давно знают и ценят административные способности и дарования Его высочества.
        Я перебила:
        - Мне рассказывали, что вы изгнали одного короля, потому что считали его сумасшедшим. Он действительно был сумасшедшим?
        Граф Браге перевел взгляд на сухой листок персика, запутавшийся в подстриженных кустах роз:
        - Мы так думали.
        - Почему?
        - Его отец - король Густав III был очень… да, очень странный. Он хотел возвратить Швеции ее былую славу и напал на Россию. Знать и все офицеры были против. И чтобы показать знати, что король может единолично решать, быть миру или войне, он обратился к… да, он обратился к низшим классам, и…
        - К кому он обратился?
        - К низшему сословию, ремесленникам, крестьянам, одним словом, к людям не дворянского звания.
        - Он обратился к людям не дворянского звания, и что случилось?
        - Так вот: третье и четвертое сословие в Сейме - духовенство, горожане, рабочие - согласились с ним, возложили большие надежды на него, и король начал кампанию против России. Однако Швеция имела огромные долги и не могла оплачивать военные расходы. Тогда аристократия решила вмешаться и…
        Граф Браге оживился.
        - И потом произошло событие… На костюмированном балу короля окружили черные маски, и кто-то выстрелил в него. Смертельно раненый, он был поддержан фельдмаршалом фон Эссеном, - Браге на мгновение прислушался к доносящимся до нас из дома голосам. - Да, верный Эссен поддерживал его. После его смерти его брат, наш нынешний король, принял регентство. Когда молодой король Густав IV достиг возраста, он был коронован. И оказалось, увы, что он сумасшедший…
        - Это тот король, который вообразил, что он оружие Божие для уничтожения императора Франции?
        Граф Браге утвердительно кивнул, слегка покусывая мертвый листок персика.
        - Почему он не отомстил за своего отца? - спросил Оскар.
        - Какой бы сумасшедший он ни был, он знал, что он не может мстить своей знати, - прошептал граф Браге задумчиво.
        - Рассказывайте дальше эту историю, от которой по коже бегут мурашки, - попросила я.
        Он посмотрел на меня так, как будто я сказала что-то очень хорошее. «История, от которой по коже бегут мурашки»… Но я не смеялась, и он продолжал:
        - Густав IV прочел в Библии между строк, будто он должен стереть с лица земли Францию, революционную Францию, конечно. Тогда он объединился с врагами Франции. После того, как царь заключил соглашение с Наполеоном, он, конечно, стал врагом России. Мы выступали против самых сильных держав Европы и мы были совершенно обескровлены. Фельдмаршал фон Эссен потерял Померанию в сражении против Его королевского высочества, наследного принца Карла-Иоганна, - он поклонился, - Вашего мужа, а русские отняли у нас Финляндию. Нашу Финляндию. - Он помолчал. - И если бы князь Понте-Корво, когда он был в Дании со своими войсками, пересек по льду Зунд, в настоящий момент не было бы Швеции. Мадам, Ваше королевское высочество, мы - старая страна, мы устали и разорены войнами, это верно, но мы хотим существовать!
        Он кусал губы. Прекрасный молодой человек, с правильными чертами лица, граф Браге, происходящий из старой шведской аристократии!
        - Тогда наши офицеры решили положить конец этой бессмысленной политике. 13 марта прошлого года Густав IV был арестован в королевском дворце в Стокгольме. Сейм собрался и решил короновать его дядю, который уже был регентом в нашей стране. Это приемный отец Его королевского высочества.
        - А где он теперь, этот сумасшедший Густав?
        - Кажется, в Швейцарии.
        - У него есть сын, не правда ли?
        - Да. Тоже Густав. Сейм лишил его всех прав на корону Швеции.
        - Сколько ему лет?
        - Столько же, сколько Оскару… наследному принцу Оскару.
        Граф Браге поднялся и медленно мял пальцами бедный листок персика.
        - Сядьте и расскажите, в чем обвиняют маленького Густава.
        Граф Браге пожал плечами.
        - Ни в чем. Но он не имеет никаких надежд когда-либо занять трон. Народ боится, что он тоже предрасположен к странностям, как все члены семьи Ваза. Это одна из самых старинных семей, Ваше высочество, и там было слишком много браков между родственниками… Дом Ваза слишком стар для шведов… Ваза хотели поднять Швецию до ее былого величия и разорили ее совсем. Они даже обратились к помощи низших классов… Тогда аристократия надела черные маски и на балу…
        - Нынешний король никогда не имел детей?
        Браге очнулся от задумчивости.
        - Карл XIII и королева Гедвига-Элизабет-Шарлотт имели сына, но он давно умер. Вступая на трон, Его величество, естественно, должен был усыновить наследника, и он выбрал принца Аугустенбурга, зятя Датского короля. Принц был губернатором Норвегии. Норвежцы его очень любили. Они надеялись, что когда он станет королем, то объединит Швецию и Норвегию. Однако принц Аугустенберг стал жертвой несчастного случая. В конце мая Сейм собрался вновь. Ваше королевское высочество знает результат этого собрания.
        - Результат, - сказала я тихо. - Но не знаю, как это произошло. Расскажите мне, прошу вас, как происходили эти выборы.
        - Ваше высочество знает, что князь Понте-Корво, я хочу сказать, наследный принц, в Любеке взял в плен несколько шведских офицеров.
        - Конечно. Двое из них сейчас находятся у Жана-Батиста. Это барон Мернер, весь в пыли… кстати, успел ли он принять ванну?.. И барон Фри… Фри…
        - Да, барон Мернер и барон Фризендорф, - подтвердил Браге. - Князь Понте-Корво пригласил этих молодых офицеров к ужину и показал им, как он представляет себе будущее Северной Европы. Он говорил как политик, ни на минуту не теряя из виду карты. Наши офицеры вернулись в Швецию и с тех пор повторяли в армейских кругах и многих других обществах, что нам нужен такой человек, как князь, чтобы спасти Швецию. Это все, что я могу рассказать по этому поводу, Ваше высочество.
        - Вы сказали, что Сейм собрался после смерти Аугустенберга. Как же отнеслась к этому аристократия? Эта старая шведская аристократия, которая не соглашалась, чтобы низшее сословие имело какие-нибудь права?
        Граф Браге смотрел мне прямо в глаза.
        - Большинство членов Сейма, особенно молодежь, - офицеры. Мы старались защитить Финляндию и сохранить Померанию. Идеи князя Понте-Корво нас воодушевили. Мы посвятили в наши планы своих родителей, и после убийства каждый мог понять, что мы пропадем, если очень сильный человек не будет выбран в наследники трона.
        - После убийства? Господи Боже, еще одно убийство?
        - Ваше высочество, разве вы не слышали, что маршал граф Аксель Ферсен был убит на похоронах принца Аугустенбурга? Прямо напротив королевского дворца, на улице.
        - Ферсен? Кто это, граф Ферсен?
        Браге улыбнулся.
        - Любовник покойной королевы Марии-Антуанетты. Человек, который хотел спасти и скрыть от Франции бедную королеву и Людовика XVI. Граф Ферсен носил кольцо королевы до своей смерти. Это очень печальная история…
        - Вы мне рассказываете только печальные истории, граф Браге, - прошептала я смущенно. - Чем больше я узнаю о Стокгольме, тем печальнее мне он представляется.

«Как удивительно, что Мария-Антуанетта имела любовника-шведа, - подумала я. - Как тесен мир!»
        - Но почему был убит граф Ферсен?
        - Потому, что он был яростный противник нынешней Франции. И так как Аугустенберг хотел обязательно заключить мир с Францией, прежде чем Швеция будет окончательно разорена, распространился слух, что граф Ферсен отравил наследного принца. Это явная ложь и абсурд, конечно, так как принц Аугустенбург погиб, упав с лошади во время военного парада, но народ, который видел в Ферсене противника мира, был очень настроен против него, и граф был убит посреди улицы ударами камней. Он готовился идти впереди траурной процессии.
        - Разве при церемонии не присутствовала гвардия?
        - Войска стояли с двух сторон улицы. Никто не шевельнулся, - ответил Браге очень спокойно. - Говорят даже, что король был извещен о готовящемся убийстве. Ферсен был противником нашей политики нейтралитета. После этого случая губернатор Стокгольма заявил, что он не может отвечать за спокойствие и порядок в столице. Сейм собирался в Оребро, а не в Стокгольме.
        Оскар рисовал на песке. Разговор ему наскучил, он не слушал нас. Он не слышал, слава Богу, что убили человека в то время, как по обе стороны улицы стояли войска и глядели на убийство совершенно равнодушно.
        - После этого убийства аристократия поняла, что молодые офицеры, настаивавшие на том, что следует позвать князя Понте-Корво, правы. Старого короля считают… - он хотел сказать «убийцей», но не сказал этого слова. Я подняла голову.
        - А третье и четвертое сословия?
        - Проигранные войны опустошили нашу казну. Наша надежда - это торговля с Англией. Но если отношения с Наполеоном наладятся, Швеция может оказаться членом континентальной блокады. Это понимают даже третье и четвертое сословия. Так или иначе, нынешний двор не в чести у простых людей. Скоро дом Ваза не сможет оплачивать даже содержание своих замков. В народе уже говорят, что князь Понте-Корво очень богат, и народ голосовал за него.
        - Мама, папа правда так богат? - спросил Оскар.
        - Обычно считается, что выскочки богаты, - заметила я. - Народ Швеции и аристократия не ошиблись.

«Я откладывал понемногу из своего жалования в течение многих лет и теперь могу купить маленький домик для вас и ребенка…» - так сказал мне Жан-Батист в ту первую дождливую ночь, когда мы колесили по улицам Парижа… Маленький домик для меня и ребенка, но не тот королевский дворец в Стокгольме, где аристократия носит черные маски и убивает своего короля. Нет, не этот дворец, перед которым народ убивает маршала камнями в то время, как королевские войска смотрят и ничего не предпринимают. Нет, не этот дворец, Жан-Батист!
        Я спрятала лицо в ладони и плакала, плакала и никак не могла остановиться.
        - Мамочка, дорогая мамочка! - Оскар обнял меня за шею и прижал к себе. Я вытерла слезы и внимательно посмотрела на графа Браге. Понял ли он причину моих слез?
        - Вероятно, мне не следовало рассказывать вам, Ваше высочество, - сказал он. - Но я думаю, что вам лучше знать все.
        - Знать, офицеры, третье и четвертое сословие избрали моего мужа. А его величество, король?
        - Король - Ваза, Ваше высочество. Человек, которому недавно минуло шестьдесят и который слаб здоровьем. Человек, у которого подгибаются колени и мысли которого уже путаются. Он сопротивлялся до конца и предлагал своих родственников из Северной Германии и всех датских принцев. Наконец, он вынужден был согласиться…

«Значит, - подумала я, - он был вынужден согласиться усыновить Жана-Батиста, как горячо любимого сына».
        - Королева моложе короля?
        - Ее величеству немногим более пятидесяти. Это очень энергичная и умная женщина.
        - Как она будет меня ненавидеть! - прошептала я.
        - Ее величество очень счастлива приветствовать маленького герцога Зедерманландского, - почтительно ответил Браге.
        В это время Мернер вышел из дома. Он был чистенький, как новая монетка, и его очень молодое лицо с круглыми щеками сияло. Он был в парадной форме. Оскар подбежал к нему.
        - Я хочу посмотреть на гербы на пуговицах - он схватил по одной в каждую руку. - Смотри, мама, три маленьких короны и лев в большой короне. Очень красивые гербы!
        Мернер перевел взгляд с Браге на меня.
        Конечно, было заметно, что я плакала, а молодой граф казался смущенным.
        - Ее королевское высочество желала слышать историю нашего королевского дома в течение последнего десятилетия, - объяснил Браге со смущением. Мернер поднял брови.
        - Мы тоже теперь члены дома Ваза? - спросил Оскар. - Раз старый король усыновляет папу, мы теперь будем настоящими Ваза, правда?
        - Ты говоришь глупости, Оскар. Ты останешься тем, кто ты есть - Бернадоттом, - сказала я резко, поднимаясь со скамьи. - Вы хотите мне сказать что-то, барон Мернер?
        - Его королевское высочество просит Ваше королевское высочество придти в его рабочий кабинет.
        Кабинет Жана-Батиста представлял собой странное зрелище. Рядом с бюро, заваленным бумагами, было поставлено большое зеркало из моей туалетной комнаты. Жан-Батист примеривал новую форму. Перед ним трое портных ползали на коленях с полными ртами булавок. Шведы присутствовали при примерке с сосредоточенным видом. Я увидела новый сюртук темно-синего цвета. Большой воротник был обшит узенькой золотой полоской. Тяжелая золотая вышивка маршальского мундира отсутствовала. Жан-Батист с важностью смотрелся в зеркало.
        - Это мне идет, - важно произнес он. - Но жмет подмышкой.
        Трое портных кинулись все вместе и перекололи рукав по-новому. Наконец, Фернан сказал последнее слово:
        - Господин маршал, вам очень к лицу эта форма.
        - Ваш шарф, дорогой мой граф фон Эссен! - Жан-Батист получил из собственных рук графа фон Эссена шарф, только что опоясывающий его живот, и повязал его вокруг своей талии.
        - Вам придется вернуться в Швецию без своего шарфа. Мне он нужен для завтрашней аудиенции. Иначе я не смогу устроить кое-какие дела в Париже. Пришлите мне сейчас же, как приедете в Стокгольм, три маршальских шарфа.
        Наконец он заметил мое присутствие.
        - Это шведская форма. Идет она мне?
        Я кивнула.
        - Мы приглашены к императору завтра в одиннадцать часов, - сказал он. - Я просил аудиенции и надеюсь, что ты будешь меня сопровождать. Эссен, шарф полагается надевать под пояс, или он должен покрывать его?
        - Он должен прятать пояс, Ваше высочество.
        - Прекрасно. Тогда ваш пояс мне не нужен. Я надену пояс от французской маршальской формы, и никто не заметит. Дезире, как тебе кажется, подходит мне эта форма?
        М-м Ля-Флотт объявила, что приехала Жюли. Я вышла в гостиную. Последние слова Жан-Батиста, которые донеслись до меня:
        - Мне еще нужна сабля.
        Жюли казалась маленькой и потерянной среди тяжелых складок своего манто цвета… конечно, темно-красного. Она стояла у окна и задумчиво глядела в сад.
        - Жюли, прости, что тебе пришлось ждать…
        Жюли вздрогнула, потом слегка наклонила голову на очень худенькой шее, широко раскрыла глаза, как будто видела меня в первый раз, и низко присела, сделав придворный реверанс.
        - Не смейся надо мной! - крикнула я. - У меня и без того много разных забот.
        Жюли оставалась невозмутимой.
        - Ваше королевское высочество, я не смеюсь.
        - Поднимись! Поднимись немедленно и не раздражай меня. С каких пор королева приседает перед наследной принцессой?
        Жюли выпрямилась:
        - Так бывает, если королева без королевства, чьи подданные бунтуют с первого дня против нее и против короля, а муж наследной принцессы избран народом и Сеймом в качестве наследника трона. Я поздравляю тебя, поздравляю от всего сердца.
        - Но откуда ты знаешь? Мы сами узнали об этом только сегодня ночью, - спросила я, садясь рядом с ней на маленький диванчик.
        - Верь мне, ни о чем другом не говорят в Париже! Мы все посажены императором на завоеванные им троны, мы, в сущности, его представители. Но в Швеции Сейм на своем собрании единогласно избрал… Дезире я просто теряю рассудок! - Она засмеялась. - Я завтракала сегодня в Тюильри, император много об этом говорил и ужасно дразнил меня…
        - Дразнил?
        - Да, он хотел меня обмануть. Представляешь, он хотел меня уверить, что Жан-Батист теперь подаст ему прошение об увольнении из французской армии, что он станет шведом. Мы так смеялись…
        Я посмотрела на нее удивленно.
        - Вы смеялись? Что же тут смешного? У меня сердце сжимается, когда я подумаю…
        - Во имя Неба, дорогая, это же не может быть правдой?
        Я молчала.
        - Но никто из нас никогда бы не подумал, что такое может случиться, - прошептала она. - Жозеф ведь король Испании, оставаясь французом. И Луи - король Голландии. Он бы ужасно возмутился, если бы его считали голландцем. И Жером и Элиз…
        - Именно в этом и заключается разница, - наконец, сказала я. - Ты же сама только что сказала, что между вами и нами большая разница.
        - Но скажи, неужели вы действительно думаете жить в Швеции?
        - Жан-Батист - конечно. Что касается меня - это зависит от обстоятельств.
        - От чего зависит?
        - Я, конечно, поеду туда, - я наклонила голову. - Послушай, они требуют, чтобы меня звали Дезидерия. Это по-латыни означает «желанная». Я останусь только в том случае, если действительно буду желанной в Стокгольме.
        - Какие глупости ты говоришь. Конечно, они хотят тебя, - заявила Жюли.
        - Я в этом вовсе не уверена, - ответила я. - Старые благородные фамилии Швеции и моя новая свекровь…
        - Какие глупости! Свекрови только потому ненавидят нас, что мы отнимаем у них сыновей, - проговорила Жюли, думая о мадам Летиции. - А Жан-Батист - не родной сын королевы Швеции. Кроме того, у тебя в Стокгольме есть Персон. Он, конечно, вспомнит, как добры были к нему папа и Этьен, тебе только нужно будет пожаловать ему дворянское звание, и ты сейчас же будешь иметь друга при дворе, - пробовала утешить меня Жюли.
        - Ты все представляешь себе совершенно по-другому, - ответила я, вздыхая.
        Я поняла, что Жюли совершенно не понимает того, что происходит. И она уже опять полна мыслями о Тюильри.
        - Послушай, императрица, кажется, беременна. Что ты скажешь? Император вне себя от радости. Его сын будет носить титул короля Римского. Так как Наполеон решил, что это будет обязательно сын.
        - Сколько времени императрица думает, что она беременна? Не со вчерашнего дня?..
        - Нет. Уже три месяца. И…
        Постучали, и м-м Ля-Флотт объявила:
        - Господа из Швеции, которые уезжают сегодня вечером в Стокгольм, спрашивают, могут ли они проститься с Вашим высочеством?
        - Попросите их войти.
        Не думаю, чтобы кто-нибудь из них мог прочесть на моем лице, как я боюсь будущего. Я протянула руку фельдмаршалу графу фон Эссену, самому верному слуге дома Ваза.
        - До встречи в Стокгольме.
        - До встречи в Стокгольме, Ваше высочество, - сказал он, откланиваясь.
        Провожая Жюли, я была очень удивлена, встретив в галерее графа Браге.
        - Разве вы не возвращаетесь в Стокгольм вместе с фельдмаршалом фон Эссеном, чтобы приготовиться к приему моего мужа?
        - Я просил назначить меня временным адъютантом Вашего королевского высочества. Мою просьбу удовлетворили. Я к Вашим услугам, Ваше высочество!
        Этот мальчик высокого роста, с тонким станом восемнадцатилетнего юноши, с черными блестящими глазами и вьющимися как у моего Оскара волосами, этот граф - Магнус Браге, сын одной из наиболее аристократических семей Швеции, личный адъютант… бывшей м-ль Клари, дочери торговца шелком из Марселя…
        - Я прошу Ваше королевское высочество оказать мне честь позволить сопровождать вас в Стокгольм, - сказал он тихо.
        А думал он, вероятно, так: «Попробуйте только сделать гримасу при виде нашей новой наследной принцессы, когда ее сопровождает граф Браге! Попробуйте только!»
        Я улыбнулась.
        - Спасибо, граф Браге. Но, знаете ли, я просто не представляю, чем занять знатного молодого офицера…
        - Ваше королевское высочество, конечно, придумает для меня какое-нибудь занятие… А пока я могу играть в мяч с Оскаром, простите, с герцогом Зедерманландским.
        - При условии, что вы больше не будете бить стекол, - сказала я, смеясь.
        Впервые мой страх как будто немного отступил. Может быть, действительно, все это не так ужасно?..
        Мы были приглашены к императору к одиннадцати часам утра. Без пяти одиннадцать мы вошли в переднюю, где Наполеон заставлял часами ожидать дипломатов, генералов, иностранных принцев и наших министров.
        Когда мы вошли, воцарилось молчание. Все смотрели на шведскую форму Жана-Батиста, и вокруг нас постепенно образовалась пустота. Широкий проход образовался сразу же, когда Жан-Батист попросил адъютанта императора передать, что прибыл князь Понте-Корво, маршал Франции, с женой и сыном.
        Мы чувствовали себя, как на острове. Никто не хотел нас знать, никто нас не поздравил. Оскар прижался ко мне и вцепился в мою юбку своими тонкими детскими ручками. Все присутствующие, конечно, были в курсе событий: народ другой державы предложил корону Жану-Батисту, и это было решено единогласно. А за дверью, на бюро императора, лежало прошение Жана-Батиста об отчислении из армии и о переходе в подданство другой страны. Жан-Батист не хотел больше быть французским гражданином…
        На нас кидали боязливые взгляды. Наш вид, наше присутствие беспокоило их. При дворе понимали, что за дверью, в кабинете императора нас ожидает ужасная сцена, одна из тех сцен сумасшедшего бешенства, от которых дрожали стены и сыпалась штукатурка колонн.

«Благослови нас, Боже, часами ожидать здесь!» - подумала я, кидая взгляд на Жана-Батиста.
        Он рассматривал одну из створок двери в кабинет императора. Он так смотрел на шляпки гвоздей, как будто видел их в первый и последний раз.
        Пробило одиннадцать часов. Менневаль, секретарь Наполеона, вышел.
        - Его величество просит князя Понте-Корво с семьей войти…
        Кабинет императора так велик, что похож на парадный зал. В глубине - огромный письменный стол, и ковровая дорожка невероятной длины тянется от двери до этого стола. Иногда Наполеон встречает своих друзей в середине этого пути. Но мы должны были пройти от начала до конца.
        Наполеон сидел за столом, неподвижный как статуя, немного наклонившись вперед, настороженно. Шпоры Жана-Батиста звенели чуть позади меня, в то время как я приближалась, держа Оскара за руку. Подойдя ближе, я смогла различить его черты. Он надел свою «маску Цезаря», только глаза пылали. Сзади него стоял граф Талейран, герцог Беневентский, и нынешний министр иностранных дел герцог Кадор. Сзади нас Менневаль скользил на цыпочках.
        Мы оказались втроем перед необъятным письменным столом, ребенок между нами. Я присела, сделав глубокий придворный реверанс, затем выпрямилась. Император не двигался. Он смотрел только на Жана-Батиста. В глубине его глаз таилась враждебность, готовая выплеснуться. Наконец, он поднялся, опрокинув стул, вытянулся во весь свой небольшой рост и зарычал:
        - В каком наряде посмели вы предстать перед вашим императором и главнокомандующим, господин маршал?
        - Это форма обергофмаршала Швеции, сир, - ответил Жан-Батист. Он говорил очень тихо и отрывисто.
        - И вы посмели явиться сюда в шведской форме? Вы… вы… маршал Франции?
        Хрустальные подвески люстры тихонько зазвенели, он кричал, как бешеный.
        - Я полагал, что Ваше величество не обращает внимания на форму, которую носят маршалы. - спокойно сказал Жан-Батист. - Я видел не однажды при дворе маршала Мюрата, короля Неаполитанского, в совершенно необычной форме.
        Это был удар! Этот «большой ребенок», маршал Мюрат (муж сестры Наполеона), прикрепляет страусовые перья на свою треуголку, украшает жемчугом свой сюртук и носит расшитые золотом кэги для верховой езды. Зять Наполеона питает слабость к своим костюмам, а император только посмеивается над ним.
        - Его высочество, мой царственный зять сам выдумывает себе форму. Однако я лично придерживаюсь положенной формы. А вы посмели явиться к своему императору в шведской форме.
        Наполеон топнул ногой и засопел. Оскар почти зарылся в мою юбку.
        - Ну, отвечайте, господин маршал!
        - Я рассудил, что будет правильнее быть на этой аудиенции в шведской форме. Я не имел в виду оскорбить вас, сир. Кроме того, эта форма также мной сымпровизирована. Если Ваше величество хочет взглянуть… - он поднял шарф и показал пояс. - На мне пояс моей прежней формы маршала, сир.
        - Не устраивайте сцен с раздеванием, князь! Право! - он стал говорить быстрее, он говорил очень быстро. Казалось, гнев его проходит.

«Он актер», - подумала я и внезапно почувствовала себя разбитой. Неужели он не предложит нам сесть?
        Он, видимо, об этом не думал. Он оставался за своим письменным столом и теперь читал прошение Жана-Батиста.
        - Вы подали мне прошение весьма оригинальное, князь. Вы сообщаете, что дали согласие на усыновление вас королем Швеции и просите разрешения перестать быть французским подданным. Это очень странный документ. Почти непонятный, если вспомнить прошлое. Но, конечно, вы не предаетесь воспоминаниям, господин маршал!..
        Жан-Батист молчал, сжав губы.
        - Неужели вы действительно не вспоминаете прошлое? Например, те времена, когда молодой рекрут впервые пошел в поход, чтобы встать на защиту новой Франции? Или поля сражений, где он сражался сержантом, лейтенантом, полковником и, наконец, генералом французской армии? Или день, когда император Франции назвал вас маршалом?
        Жан-Батист молчал.
        - Не так давно вы, повинуясь моему приказу, защищали границы нашей родины, - он вдруг улыбнулся хорошей, прежней улыбкой. - Вы даже, может быть, спасли Францию… по моему приказу! Я вам уже говорил однажды, к несчастью, вы не помните прошлого, я вам говорил однажды, что я не могу обойтись без такого человека, как вы. Это было в дни Брюмера! Может быть… может быть, вы все-таки вспомните это? Если бы вам и Моро была дана власть, вы послали бы меня под расстрел. Такой власти вам не было дано, Бернадотт, а я повторяю: я не могу отказаться от вас.
        Он сел и легонько оттолкнул прошение. Потом он поднял глаза и заметил мимоходом:
        - Поскольку шведский народ выбрал вас, - он пожал плечами и иронически вздохнул, - именно вас наследником трона, ваш император и главнокомандующий дает вам разрешение согласиться стать им. Но, - оставаясь французом и маршалом Франции. Таким образом, дело будет улажено.
        - Тогда я дам знать Его величеству, королю Швеции, что я не могу быть наследником трона. Шведский народ желает наследного принца - шведа, сир, - тихо ответил Бернадотт.
        Наполеон вскочил.
        - Но это абсурд! Бернадотт! Посмотрите на моих братьев: Жозеф, Луи, Жером. Ни один из них не отрекся от своей страны. Или мой пасынок Эжен в Италии…
        Жан-Батист не ответил. Наполеон вышел из-за стола и стал мерить комнату быстрыми шагами, как одержимый. Я встретилась взглядом с Талейраном.
        Бывший епископ опирался на свою палку, он устал стоять так долго. Он подмигнул мне. Что он хотел сказать? Что Жан-Батист добьется своего? Одному Богу известно, чем закончится этот турнир.
        Наконец, император остановился передо мной:
        - Княгиня, - сказал он, - я думаю, что вы знаете о том, что королевский дом Швеции поражен сумасшествием. Нынешний король с трудом может связать фразу, его племянника изгнали с трона, потому что у него голова совсем не на месте. Совершенно придурковатый. - Он постучал кулаком по лбу. - Княгиня, скажите мне: ваш муж тоже сумасшедший? Я хочу сказать, настолько сумасшедший, чтобы отказаться от французского подданства для того, чтобы стать наследным принцем шведского престола?
        - Я прошу вас не оскорблять в моем присутствии Его величество Карла XIII Шведского, - резко сказал Жан-Батист.
        - Талейран, Ваза сумасшедшие или нет? - спросил Наполеон.
        - Это очень старинный королевский дом, сир. Часто бывает, что старинные королевские фамилии не всегда имеют хорошее здоровье, - заметил Талейран.
        - А вы, княгиня, что скажете вы? Вы знаете, что Бернадотт просит также за вас и вашего сына о перемене подданства?
        - Это формальность, сир. В ином случае мы не можем стать наследниками шведского трона, - услышала я свой ответ.
        Жан-Батист не смотрел на меня.
        Я перевела взгляд на Талейрана. Он одобрительно кивнул головой.
        - Второй пункт - ваше отчисление из армии. Это невозможно, Бернадотт, совершенно невозможно! - Наполеон был вновь у своего письменного стола и пробегал глазами прошение, которое он, безусловно, уже прекрасно знал. - Я не могу отказаться от одного из лучших своих маршалов. А если вновь война… Если Англия не успокоится, и вновь будет война… Я в вас нуждаюсь. Вы будете командовать вновь одной из моих армий. Пускай вы будете наследным принцем Швеции. Ваши шведские части вольются в нашу армию. Или вы воображаете, - он опять улыбнулся и помолодел на десять лет, - или вы воображаете, что я могу кому-нибудь еще поручить командование вашими саксонскими частями?
        - Поскольку в приказе Вашего величества после битвы при Ваграме было сказано, что саксонцы не сделали ни одного выстрела, не все ли равно, действительно, кто будет ими командовать? Дайте командование Нею. Ней честолюбив, и он служил под моим командованием.
        - Саксонцы взяли Ваграм. И я не собираюсь передавать ваши войска Нею. Я разрешаю вам стать шведом, если вы останетесь французским маршалом. Я хорошо понимаю тщеславие моих маршалов. Кроме того, вы прекрасный губернатор в завоеванных вами странах. Я говорю о Ганновере и городах Ганзы. Вы, как администратор, на высшем уровне, Бернадотт!
        - Я настаиваю на отчислении из армии.
        Наполеон ударил кулаком по столу. Это была разрядка гнева.
        - Разрешите мне сесть, сир? - вырвалось у меня против моей воли.
        Император посмотрел на меня. Глаза его немного затуманились, гнев успокоился. Казалось, он забыл, где находится, перед его глазами, вероятно, пробежали годы, и он увидел - как на картине давних лет - девушку в саду, в свете угасающего дня, девушку, идущую с ним по аллее и смеющуюся рассказам о его блестящем будущем.
        - Вам придется стоять подолгу, когда вы будете принимать своих подданных, как наследная принцесса Швеции, Эжени, - сказал он совершенно спокойным голосом. - Садитесь, прошу вас. Господа, сядем!
        Мы уселись дружным кружком вокруг его письменного стола.
        - Итак, о чем мы? Вы просите отчислить вас из армии, князь Понте-Корво? Вы имеете в виду, что в дальнейшем мы сможем вновь зачислить вас в нашу армию не как маршала Франции, а как нашего союзника? Я так вас понял?
        Только теперь лицо министра иностранных дел выразило живейший интерес. Так вот к чему Наполеон с самого начала клонил весь этот разговор!.. Союз со Швецией?!
        - Если я дам согласие на вашу просьбу, которую вы обосновываете чистейшей формальностью, то это будет лишь для того, чтобы не чинить препятствий в усыновлении одного из моих маршалов старым королевским домом, да еще требующим оздоровления. Это блестящая идея шведского народа - выразить таким образом свою симпатию Франции, избирая одного из моих маршалов. Если бы со мной посоветовались перед этим избранием, я бы даже предложил одного из своих братьев, чтобы без всяких сомнений доказать, что я приветствую этот союз, и то уважение, какое я питаю к дому Ваза… Но поскольку со мной не посоветовались, я должен принимать события как они есть. Выбор этот для меня также явился неожиданностью. Так вот… я вас поздравляю, мой дорогой князь!
        - Мама… он действительно больше не сердится? - зашептал мне Оскар.
        Талейран и герцог Кадор кусали губы, удерживаясь от смеха. Наполеон задумчиво посмотрел на Оскара.
        - Подумать только, что этому крестнику я сам выбрал северное имя. Да еще где - в раскаленных песках Египта… - он засмеялся и ударил Жана-Батиста по ляжке. - Но бессмысленна ли жизнь, Бернадотт?
        И мне:
        - Вы знаете, княгиня, что Ее величество ожидает сына?
        Я поклонилась.
        - Я радуюсь вместе с вами, сир.
        Наполеон опять посмотрел на Оскара.
        - Я понимаю, что вам следует стать шведом, Бернадотт. Все должно быть совершенно законно. Хотя бы для ребенка. Мне говорили, что сумасшедший король, находящийся в изгнании, тоже имеет сына. Вы не должны терять его из виду, Бернадотт, понимаете?
        Теперь он начинает вмешиваться в наше будущее. Все идет хорошо!
        - Менневаль, карту северных стран.
        Огромный глобус возле письменного стола был декорацией. Когда следовало заняться северными странами - принесли большие карты.
        - Подойдите, Бернадотт!
        Жан-Батист сел на ручку кресла Наполеона. Наполеон раскатал карту на коленях.
«Сколько раз они сидели так в штаб-квартирах вдвоем?» - подумала я.
        - Швеция, Бернадотт! Швеция не желает континентальной блокады. Здесь Гетебург. Здесь английские купцы разгружают товары и поставляют их в шведскую Померанию. Оттуда они контрабандой поступают в Германию.
        - И в Россию, - заметил Талейран.
        - Мой союз с русским царем не касался, к сожалению, этого вопроса. Английскую продукцию доставляют и в Россию, к нашим союзникам. Что бы там ни было, Швеция - основной виновник того, что товары все-таки поступают в Россию. Вы, если понадобится, объявите войну Англии.
        Менневаль делал пометки по ходу разговора. Талейран внимательно смотрел на Жана-Батиста.
        - Швеция укрепит блокаду. Я думаю, что мы можем верить князю Понте-Корво, - сказал герцог Кадор одобрительным тоном.
        Жан-Батист молчал.
        - Нет ли у вас возражений, князь? - спросил император решительно.
        Тогда только Жан-Батист поднял глаза от карты.
        - Я буду, конечно, верно служить интересам Швеции и сделаю все, что возможно.
        - А интересам Франции? - вопрос императора был поставлен в упор.
        Жан-Батист поднялся, бережно скатал карту северных стран и протянул рулон Менневалю.
        - Насколько мне известно, государство Вашего величества находится в торговых отношениях со Швецией на основании пакта ненападения, который сможет быть пересмотрен в сторону союзничества. Я думаю, что смогу быть полезным не только Швеции, но и моей бывшей родине.
        Его бывшей родине! Эти слова было больно слышать. Лицо Жана-Батиста выражало утомление. Складки залегли от носа к губам.
        - Вы - князь небольшой территории, находящейся под владычеством Франции, - сказал император. В его голосе послышался холодок. - Я вынужден отнять у вас княжество Понте-Корво и его доходы…
        - Я пишу об этом в своем прошении, сир.
        - Вы желаете приехать в Швецию, как простой господин Бернадотт, маршал Франции в отставке? Но мы можем оставить за вами титул князя в награду за ваши заслуги, если вы этого хотите.
        Жан-Батист покачал головой.
        - Я хотел бы отказаться от своих владений и от титула одновременно. Но если Ваше величество хочет распространить на меня свое благоволение в память о моих прошлых заслугах перед Республикой, я почтительнейше прошу пожаловать баронство моему брату, который живет в По.
        - Разве вы не берете с собой в Швецию брата? Там вы сможете сделать его графом или даже герцогом.
        - Я не хочу, чтобы мой брат переехал в Швецию. Ни мой брат, и никто из членов моей семьи. Король Швеции пожелал усыновить меня, меня одного, а не всю мою родню. Поверьте, сир, я знаю, что делаю.
        Невольно мы все посмотрели на императора. Он-то осыпал дождем корон и титулов своих братьев!
        - Думаю, что вы правы, Бернадотт, - сказал император, поднимаясь. Мы тоже встали. Император подошел к столу и просмотрел прошение еще раз.
        - А ваши земли во Франции, Ютландии, Вестфалии? - спросил он.
        - Я решил продать их, сир.
        - Чтобы заплатить долги династии Ваза?
        - Да. И чтобы поддержать двор династии Бернадотта.
        Наполеон взял перо. Посмотрел на нас еще раз.
        - С этой подписью вы, ваша жена и ваш сын перестают быть французскими гражданами, Бернадотт. Подписывать?
        Жан-Батист утвердительно кивнул. Глаза его были полузакрыты, а губы крепко сжаты. Я нашла его руку.
        Часы пробили полдень. Во дворе прозвучал резкий сигнал трубы - сменялся караул. Звук трубы заглушил скрипение пера.
        На обратном пути мы не были одни на длиннейшей ковровой дорожке. Наполеон сопровождал нас. Его рука лежала на плече Оскара. Менневаль широко распахнул двери. Дипломаты, генералы, иностранные принцы, наши министры отвесили низкий поклон.
        - Я хочу, - сказал император, - чтобы вы поздравили вместе со мной Его королевское высочество, наследного принца, принцессу Швеции и моего крестника…
        - Я герцог Зедерманладский, - прозвенел голосок Оскара.
        - И моего крестника, герцога Зедерманладского, - закончил Наполеон.
        На обратном пути Жан-Батист полулежал в углу кареты. Мы устали и не могли даже говорить. На улице Анжу стояла толпа любопытных. Кто-то крикнул: «Да здравствует Бернадотт!»
        В дверях нас ожидали граф Браге и барон Густав Мернер с несколькими шведами, прибывшими со срочными поручениями.
        - Прошу извинить нас, господа. Ее королевское высочество и я, мы хотим остаться одни, - сказал Жан-Батист, жестом отпустив всех, и мы прошли вдвоем в маленькую гостиную.
        Но мы были не одни… С кресла поднялся тонкий силуэт. Фуше, герцог Отрантский, министр полиции, впавший в немилость! Он вошел в сделку с англичанами, а Наполеон об этом узнал.
        Сейчас Фуше стоял перед нами и протягивал мне букет темно-красных, почти черных роз.
        - Разрешите поздравить вас, - произнес он приятным голосом. - Франция гордится своим знаменитым сыном.
        - Оставьте, Фуше, - измученным голосом сказал Жан-Батист. - Я уже не француз. Я отказался от французского подданства.
        - Я знаю, Ваше высочество, я знаю.
        - Тогда извините нас, - сказала я, беря розы. - Мы не можем никого принять сейчас.
        Оставшись вдвоем, мы сели рядом на диван и сидели такие уставшие, как будто проделали пешком очень длинный путь.
        Потом Жан-Батист встал, подошел к пианино и тихонько тронул клавиши одним пальцем.
«Марсельеза»!.. Он умел играть только одним пальцем и только «Марсельезу».
        - Сегодня я видел Наполеона в последний раз в жизни, - сказал он без перехода.
        И продолжал играть. Все тот же рефрен. Все тот же…

        Глава 29
        Париж, 30 сентября 1810

        В этот день Бернадотт уезжает в Швецию. Одновременно Наполеон назначает послом в Швецию барона Алькиера. Бернадотт принял его в Париже довольно холодно и даже насмешливо, так как Алькиер был послом в Неаполе и Мадриде и отовсюду был отозван.
        Курьеры, прибывавшие из Швеции, рассказывали о грандиозных приготовлениях к встрече наследного принца.
        Каждое утро Бернадотт подолгу беседовал с пастором, готовившим его к переходу в лютеранскую религию. Еще до приезда в Стокгольм Бернадотт должен был отречься от католической веры, а в датском порту Эльсинор подписать Аугсбургское вероисповедание (составленный Меланхтоном символ лютеранской веры) в присутствии шведского архиепископа. Ведь лютеранство - государственная религия Швеции.
        Эжени было предоставлено право оставаться католичкой. Оскара же наставлял в религии и в шведском языке молодой пастор, которому помогал граф Браге. Жан-Батист заучивал сам и заставлял заучивать Эжени фамилии придворных, с которыми им придется постоянно общаться в Швеции.
        Эжени было трудно выговорить эти фамилии, но Жан-Батист говорил ей:
        - При желании можно выучить даже эти трудные фамилии, и я выучу их. И вообще, тебе следует поторопиться с отъездом. Я не хочу, чтобы ты с Оскаром задерживалась в Париже. Обещай мне, что, как только я приготовлю твои апартаменты в королевском дворце, ты сразу выезжаешь, а этот дом мы продадим.
        Но Эжени уговорила Бернадотта не продавать дом на улице Анжу в Париже. Она хотела оставить ceбе гнездо во Франции, а так как люди, купившие дом ее отца в Марселе, не пожелали вновь уступить ей его, то она упросила Бернадотта оставить для нее нелюбимый им дом в Париже.
        Прощаясь с женой и сыном возле открытой дверцы своей кареты, Бернадотт сказал графу Браге:
        - Обещаете ли вы мне, граф, что моя жена и Оскар скоро последуют за мной? Может случиться так, что моя семья будет вынуждена срочно покинуть Францию. Вы понимаете, о чем я говорю?
        И он уехал на свою новую родину.

        Глава 30
        Эльсинор в Дании. Ночь с 21 на 22 декабря 1810

        Никогда не думала, что ночи могут быть такими длинными и такими холодными…
        Завтра мы с Оскаром поднимемся на борт убранного флагами военного судна, чтобы через Зунд переправиться в Швецию. Мы прибудем в Хельсингбург. Шведы будут встречать наследную принцессу Дезидерию и ее сына, наследника престола, моего милого маленького мальчика.
        Мари положила четыре грелки мне в постель. Но я буду писать. Может быть, ночь пройдет быстрее… Еще лучше, если бы я могла закутаться в соболью накидку, подаренную Наполеоном, и тихонько войти в комнату, где спит Оскар. Я села бы у его изголовья и взяла в руки его сонную маленькую ручонку, чтобы почувствовать тепло его родного тела.
        Мой сын, кусочек меня!.. Сколько ночей просидела я у твоего изголовья, когда мне было очень одиноко! Мрачными одинокими ночами, когда твой отец бился где-то далеко-далеко, когда я была женой генерала, а потом женой маршала…
        Я не хотела всего этого, Оскар! И никогда не думала, что настанет время, когда я не смогу свободно войти в твою комнату. Но теперь ты никогда не спишь один. Возле тебя всегда и везде верный адьютант твоего отца, полковник Виллат. Папа приказал, чтобы Виллат спал в твоей комнате, пока мы не приедем в Стокгольм. Чтобы защитить тебя, мой дорогой!
        От чего? От убийц, мой мальчик, от заговорщиков, которые могут устроить покушение на твою жизнь. От тех, кто стыдится, что Швеция, разоренная и доведенная до изнеможения сумасшествием своих королей, выбрала наследным принцем простого м-сье Бернадотта и наследником трона - Оскара Бернадотта, внука торговца шелками из Марселя…
        Поэтому твой отец приказал Виллату спать в твоей комнате, а молодому графу Браге - в соседней. Мой дорогой, мы боимся убийц!
        Из этих же соображений Мари спит в соседней со мной комнате. Господи, как она храпит!
        Уже два дня волнение в проливе мешает нам переехать на ту сторону. Швеция отгорожена от нас непроницаемой серой пеленой, такой же непроницаемой, как мое будущее. И я никогда не думала, что может быть такой ужасный холод. А все кругом говорят: «Подождите, что будет в Швеции, Ваше высочество!..»
        В конце октября мы покинули наш дом на улице Анжу. Я надела чехлы на кресла и занавесила зеркала. Потом мы с Оскаром уехали на несколько дней к Жюли. Но молодой Браге и господа из шведского посольства еле сдерживались, чтобы не торопить меня с отъездом. Я видела, что они сильно взволнованы. Но не могла же я уехать из Парижа, пока у Роя не были готовы все мои новые придворные туалеты…
        Мы с Жюли сидели в ее саду, уже позолоченном осенью. От земли шел пряный и теплый запах. Ее дочери играли с Оскаром. Они бледные и худенькие, как Жюли, и нисколько не похожи на Бонапартов.
        - Ты скоро приедешь ко мне в Стокгольм, Жюли, - сказала я.
        Она пожала плечами.
        - Как только англичане будут выгнаны из Испании, мне придется ехать в Мадрид. Ведь я королева, увы!
        Она сопровождала меня к Рою. Наконец, я смогла заказать себе белые платья. В Париже я не надевала белых платьев, так как Жозефина всегда носила этот цвет.
        Но в Стокгольме, конечно, не знают о бывшей императрице и ее туалетах. Кто-то сказал мне, что королева Гедвига-Элизабет и ее придворные дамы до сих пор пудрят волосы. Я просто не представляю себе, неужели Швеция так отстала в отношении моды!
        Но, как я уже говорила, Браге торопил с отъездом. Мои туалеты были готовы первого ноября, а третьего кареты выстроились перед подъездом.
        В первую карету села я с полковником Виллатом, доктором, которого Жан-Батист пригласил в Париже, и м-м Ля-Флотт. Во второй карете поместились Оскар, граф Браге и Мари. В третьей ехали наши пожитки.
        Я хотела взять с собой мою лектрису, но она, горько плача, попросила оставить ее во Франции, и я рекомендовала ее Жюли. Нужно ли было приглашать другую? Граф Браге сказал мне, что королева уже приготовила мне придворных дам. М-м Ля-Флотт, наоборот, была полна энтузиазма по поводу нашего путешествия.
        Мне кажется, что она несколько неравнодушна к графу Браге.
        Я сказала ей:
        - В том, что вы умеете писать, я не сомневаюсь, так как уверена, что вы уже давно пишете рапорты о нашей семье министру полиции, что, конечно, хорошо оплачивается. Вопрос - умеете ли вы также хорошо читать? В таком случае мне не нужна другая лектриса.
        Она покраснела.
        - Я так хотела бы видеть Стокгольм - эту северную Венецию.
        - Я предпочитаю южную Венецию, так как я южанка, - сказала я со вздохом.
        Шесть недель длилось путешествие Эжени со спутниками, пока они не прибыли в Эльсинор. В Дании путешественников догнал курьер Наполеона, молодой офицер, который передал Эжени большой пакет. На словах Наполеон просил передать свои наилучшие пожелания наследной принцессе Швеции.
        Он посылал ей одну из трех полученных в подарок от русского царя собольих накидок. Узнав, что Эжени уехала в Швецию, он послал вдогонку ей своего офицера с этим подарком, так как предполагал, что в непривычном климате ей будет очень холодно…

        Глава 31
        Хельсинбург, 22 декабря 1810
        (Сегодня я приехала в Швецию)

        Пушки на крепостной стене Эльсинора начали стрелять в тот момент, когда мы вышли на палубу шведского военного судна. Матросы были построены в линию. Оскар поднес маленькую ручку к своей шляпе, я постаралась улыбнуться. Было еще туманно, от ледяного ветра выступали слезы. Я спустилась в каюту. Но Оскар захотел остаться на мостике и смотреть на пушки.
        - А мой муж разве не приехал? - спрашивала я в сотый раз графа Браге.
        Все утро маленькие лодочки сновали между Хельсингбургом и Эльсинором, принося подробности о приготовлениях к нашему прибытию.
        - Неотложные государственные дела задержали Его высочество в Стокгольме. Ожидаются новые требования Наполеона.
        Кажется, целый мир лежит между этим ледяным туманом и сладким журчанием зимнего дождя в Париже. Огоньки пляшут в Сене… Целый мир лежит между Жаном-Батистом и Наполеоном. И Наполеон требует…
        Маленькая шапочка из зеленого бархата, украшенная одной розой, мне очень идет. Зеленое бархатное платье обтягивает талию и делает меня немного выше ростом. В муфте лежит листок с именами шведских офицеров, которые будут меня окружать при дворе, а также с именами моих статс-дам.
        - Ваше высочество не волнуется, не правда ли? - тихо спрашивает меня граф Браге.
        - Кто смотрит за Оскаром? Я боюсь, чтобы он не упал в воду.
        - Полковник Виллат, ваш личный офицер, не спускает с него глаз, - ответил Браге. Как саркастично звучал его голос при словах «ваш личный офицер». Или мне показалось?..
        - Неужели Ваше высочество надели шерстяные чулки? - с ужасом спросила меня м-м Ля-Флотт. Она страдала от морской болезни, и ее покрытое розовой пудрой лицо начинало приобретать мертвенный оттенок.
        - Да. Мари купила их в городе. Это ее мысль. Она увидела шерстяные чулки на лотке и купила. Я считаю, что в этом холодном климате они просто необходимы. У Мари много здравого смысла, а под длинной юбкой, я надеюсь, никто не заметит моих чулок.
        Я немного пожалела, что распространялась на эту тему. Наследная принцесса не должна говорить о таких вещах… Графиня… графиня… - я посмотрела на мой листок - будет, конечно, скандализована моим поведением.
        - Сейчас хорошо видно Швецию. Не хочет ли Ваше королевское высочество пройти на мостик? - спросил граф Браге.
        - Я озябла и устала, - ответила я, плотнее закутываясь в соболью накидку Наполеона.
        - Простите, конечно… - молодой швед. Пушечный залп. Я вздрогнула, хотя пора бы было привыкнуть к залпам. Но это выстрелили пушки нашего корабля. Им ответили с берега. Иветт подала мне зеркало. Я провела пуховкой по лицу, слегка подкрасила губы. Под глазами были тени. Я плохо спала последние ночи.
        - Ваше высочество прекрасно выглядит, - сказал граф Браге, конечно, чтобы поддержать меня.
        Но меня опять охватил страх. Я их разочарую. Они, вероятно, представляют себе наследную принцессу, как какое-то легендарное существо, а я всего-навсего бывшая гражданка Эжени-Дезире Клари…
        Под звуки залпов я поднялась на мостик и стала рядом с Оскаром.
        - Смотри, мама, это наша земля! - кричал он.
        - Это не наша земля, Оскар. Это земля шведского народа. Не забывай этого, не забывай никогда, - сказала я, беря его за руку.
        До нас донеслись звуки военного оркестра. В тумане можно было различить придворные мундиры и золотые эполеты. Стали видны букеты роз и гвоздик.
        В это время года такие букеты! Они должны стоить целое состояние!
        - Как только корабль причалит, я спущусь по трапу и подам Вашему высочеству руку, чтобы помочь Вам спуститься, - наставляет меня граф Браге. - Прошу наследного принца стать позади вас. Когда будем спускаться, прошу его стать от Вас по левую руку. Я же буду помогать Вам.
        Мой молодой кавалер, выходец из старинной фамилии, шведский аристократ, хочет помешать насмешкам над дочерью торговца…
        - Ты понял, Оскар?
        - Смотри, мама, все в шведской форме, целый полк, да смотри же!
        - А куда я должна стать, дорогой граф? - спрашивает м-м Ля-Флотт.
        Я обернулась.
        - Держитесь сзади, вместе с полковником Виллатом. Мне кажется, что не вы главная персона в этом спектакле.
        - Мама, знаешь, как называли графа Браге в Эльсиноре? - говорит Оскар. - Адмирал Браге.
        Пушки гремят.
        - Почему, Оскар? Граф - офицер кавалерии.
        - Но он называется адмиралом флота, - сообщает мне Оскар между двумя залпами. - Понимаешь, мама?
        Я не могу удержаться от смеха. Я смеюсь, смеюсь в тот момент, когда наше судно причаливает.
        На берегу кричат по-шведски. Слышно много голосов. Они кричат, скандируя незнакомые мне слова. Но за туманом плохо различаются лица толпы за кордоном солдат. Я вижу лишь лица придворных. Они стоят ближе. Мрачные лица, без улыбки. Они окидывают взглядом с ног до головы меня и ребенка. Мой смех замирает.
        На берег с борта судна спускается трап. Звучит шведский гимн, уже знакомый мне. Это не песня войны и свободы, как «Марсельеза», это хорал - благочестивый, строгий, торжественный.
        Граф Браге сбежал впереди меня и спрыгнул на землю. Он протянул мне руку. Я легко оперлась на нее и почувствовала землю под ногами. Рядом со мной оказался Оскар. С букетом в руках ко мне приблизился старик.
        - Генерал-губернатор Скании, граф Иоганн-Кристофер Толл, - шепнул мне граф Браге.
        Светлые глаза старика изучали мое лицо с пристальным вниманием. Я взяла розы, и старик склонился к моей руке. Затем он низко поклонился Оскару. Я увидела дам в манто, отделанных горностаем и выдрой, присевших в придворном реверансе. Спины военных также согнулись.
        Пошел снег. Я быстро протягивала руку всем по очереди. Они улыбались натянутой придворной улыбкой. Улыбка делалась теплее и искреннее, когда Оскар также протягивал руку каждому. Граф Толл приветствовал меня на раскатистом французском языке. Вокруг нас кружились крупные хлопья снега. Я посмотрела на Оскара; он с восторгом наблюдал за снежными хлопьями.
        Вновь зазвучал гимн, и хлопья снега ложились на наши лица в тот момент, когда мы стояли неподвижно под звуки этого тяжелого мрачного гимна.
        Когда замолк последний звук, Оскар прервал тишину:
        - Мы будем очень счастливы здесь, мама! Посмотри, идет снег.
        Как случается, что мой мальчик делает или говорит как раз то, что нужно? Так же, как и его отец!
        Старик предложил мне руку, чтобы проводить к карете, которая уже ждала поодаль. Граф Браге держался близко позади меня.
        Я посмотрела на старика, я увидела критические взгляды окружающих, встретила светлые и твердые глаза старика и почувствовала себя потерянной под этими взглядами.
        - Прошу вас, будьте снисходительны к моему ребенку, - сказала я грустно.
        Эти слова не были предусмотрены программой, они вырвались у меня против воли и, конечно, были бестактны.
        Удивление, огромное удивление отразилось на всех лицах, тронутых и надменных одновременно.
        Я чувствовала хлопья снега на моих ресницах и губах и была рада, что никто не замечает, что я плачу.
        Вечером Мари сказала мне:
        - Правда, я была права, купив тебе шерстяные чулки? Ты бы простудилась насмерть во время этой церемонии в порту.

        Глава 32
        В королевском дворце в Стокгольме, нескончаемой зимой 1811

        Дорога из Хельсингбурга до Стокгольма, казалось, никогда не кончится.
        Днями мы едем, а вечерами - танцуем кадриль. Не знаю почему, но здешняя аристократия без конца танцует кадриль и старается держать себя, как при Версальском дворе.
        Меня спрашивают, устала ли я, а я улыбаюсь и пожимаю плечами.
        Я не знала Версальского двора, все это было еще до меня, а папа даже не был поставщиком двора…
        Наша коляска останавливается в различных городах, мы выходим, школьники поют, а бургомистры произносят речи на непонятном мне языке.
        - Как жаль, что я не знаю шведского! - говорю я, вздыхая.
        - Но бургомистр говорит по-французски, Ваше высочество, - шепчет мне на ухо граф Браге.
        Конечно, конечно, но этот французский звучит совершенно как иностранный…
        Идет снег. Снег идет все время, и температура падает до 24 градусов ниже нуля. Рядом со мной в карете моя статс-дама графиня Левенхаупт, худощавая и уже немолодая. Она желает говорить обо всех прочитанных ею французских романах, появлявшихся при дворе за последние двадцать лет!
        Иногда я приглашаю в карету м-ль Коскюль. Моя фрейлина, ровесница мне, крупная и сильная, как большинство шведок, с красными щеками, пышущая здоровьем, с прекрасной темной шевелюрой, причесанной совершенно немыслимо, и с крупными белыми зубами. Мне трудно привыкнуть к тому, как она меня разглядывает.
        Я заставила ее рассказать мне в подробностях о приезде Жана-Батиста в Стокгольм и о том, как он покорил сердца Их величеств.
        Расслабленный король с трудом поднялся со своего кресла и протянул Жану-Батисту дрожащую руку. Жан-Батист склонился и поцеловал руку королю. Слезы покатились по щекам старика. Потом Жан-Батист подошел к королеве. Гедвига-Элизабет надела придворный туалет ради встречи с Жаном-Батистом. Но на груди ее, как обычно, была приколота брошь с портретом короля-изгнанника Густава IV.
        - Мадам, я понимаю ваши чувства по поводу моего приезда. Я прошу вас вспомнить, что первый король Швеции также был солдатом. Солдатом, который не желал ничего другого, как только служить своему народу.
        Жан-Батист проводит все вечера в салоне королевы. Старый король показывается только под руку с наследным принцем. В зале аудиенций, на заседаниях Государственного Совета, везде Жан-Батист должен присутствовать. Он - предупредительный сын, король - любящий отец.
        Эти рассказы вились вокруг меня, как хлопья снега. Я пыталась представить себе идиллию этой новой семьи. Какую роль я должна играть там? Все говорят о королеве, как о женщине очень умной, честолюбивой, которой судьба дала рано состарившегося мужа и очаровательного сына, умершего ребенком.
        Королеве недавно исполнилось пятьдесят, Жан-Батист должен заменить ей сына и… нет, все это очень трудно для меня!
        - До сих пор, - сказал мне кто-то, - м-ль Коскюль была единственной, чтение которой Его величество слушал. Она даже иногда могла рассмешить короля. Но теперь его сердце будет делиться между очаровательной Марианной (Коскюль) и Вашим высочеством.
        А может быть, король не так уж стар, может быть, Коскюль действительно его любовница… как проскальзывает иногда в намеках… Посмотрим. Она смеялась, показывая свои белые сильные зубы.
        К вечеру 6 января мы приблизились, наконец, к Стокгольму. Дорога настолько обледенела, что лошади скользили и падали, и на подъемах мне приходилось выходить из кареты и идти по обочине. Я сжимала зубы, чтобы не кричать, так сек мне лицо ледяной ветер. Однако этот холод ни в малейшей степени не беспокоил Оскара. Он бежал рядом с кучером, придерживая лошадь под уздцы и криками понукая бедное животное.
        Вокруг все было бело. Это не было похоже на свежевыстиранное белье, как рассказывал мне когда-то Персон, скорее - на саван. Мне вспомнился Рим… Господи, как в Риме тепло зимой!..
        - Сколько времени длится у вас зима, барон Адельсверд?
        Ледяной ветер затолкал вопрос мне в горло. Нужно было повторить несколько раз, чтобы он меня понял.
        - До апреля, - прозвучал ответ.
        В апреле уже цветут мимозы в моем родном Марселе…
        Наступила темнота, снег шел все сильнее, и вокруг уже ничего не было видно. Вокруг кареты заплясали огни факелов. Дверца широко открылась.
        - Дезире!
        Жан-Батист выехал навстречу мне в санях, запряженных всего одной лошадью.
        - Мы всего в одном лье от Стокгольма. Еще немного, и ты будешь у себя, девчурка.
        Граф Браге и графиня Левенхаупт пересели в другую карету. Жан-Батист сел со мной. В темноте кареты я прижалась к нему. Но мы были не одни, м-ль Коскюль сидела напротив нас на переднем сиденье.
        Я почувствовала его руку в моей муфте.
        - Какие у тебя холодные руки, девчурка!
        Я хотела рассмеяться, но вместо этого рыдание сжало мне горло. 24 градуса ниже нуля, а для Жана-Батиста это климат «у себя»…
        - Их величества ожидают тебя к чаю в гостиной королевы. Ты не должна переодеваться. Их величества хотят только приветствовать тебя. Оскара и тебя. Просто, без церемоний. Завтра Ее величество дает бал в твою честь, - он говорил быстро.
        - Ты болен, Жан-Батист?
        - Нет, конечно. Только у меня сильный насморк, и я задавлен работой.
        - Неприятности?
        - Гм…
        - Большие неприятности?
        Молчание. Потом без перехода:
        - Алькиер, знаешь, посланник Франции в Стокгольме, передал новую ноту Наполеона. Император требует чтобы мы предоставили ему две тысячи шведских матросов. Чтобы доказать дружбу Швеции к Франции.
        - И что ты ответил?
        - Я прошу тебя хорошенько понять обстановку: ответ может дать правительство Его величества, короля Швеции, а не наследный принц.
        Как ученица, я повторяю:
        - Каков был ответ правительства Его величества, короля Швеции?
        - Мы отказали. Мы поставили в известность, что не можем предоставить две тысячи матросов, так как Франция одновременно требует, чтобы мы объявили войну Англии.
        - Может быть, Наполеон теперь успокоится?
        - Вероятно, после того, как сконцентрирует войска на границах шведской Померании. С часу на час мы можем потерять в этой провинции наши войска. Ведь французами командует Даву…
        Огней по сторонам дороги стало больше.
        - Мы почти в Стокгольме, Ваше высочество, - сказала м-ль Коскюль из темноты.
        - Вспоминаешь ли ты об огнях Парижа, Жан-Батист?
        Он сжал мои пальцы. Я поняла. В присутствии шведов не говорят о Париже.
        - Ты защитишь шведскую Померанию? - спросила я.
        Жан-Батист засмеялся.
        - С кем? Неужели ты думаешь, что шведская армия в ее нынешнем состоянии может выстоять против наших… я хочу сказать… против французской армии под командованием маршала Франции. Никогда в жизни. Я же был в Померании. - Он помолчал. - Я начал реорганизацию шведской армии. Я вызывал в Стокгольм различные армейские части и лично их инструктировал. Если бы у меня было года два на подготовку! Всего два года!.. А у тебя новая шубка, Дезире?
        - Да, представь себе, прощальный подарок императора. Он послал курьера, который догнал меня уже в Дании. Странно, не правда ли?
        - Я думаю, ты могла отказаться.
        - Жан-Батист, женщина, которая отказалась бы от собольей накидки, еще не родилась! Это одна из трех, подаренных Наполеону русским царем.
        - Не знаю, пояснили ли тебе уже все тонкости придворного этикета. Говорили ли вы по этому поводу с моей женой, м-ль Коскюль?
        Коскюль заверила, что да. Я что-то не припоминаю…
        - Здесь все так… как было когда-то… понимаешь?
        Я положила голову на плечо Жана-Батиста.
        - Как было когда-то… Но тогда не было меня. Я ничего не знаю!
        - Дорогая, я хочу сказать, как было… в Версале.
        - Я не бывала в Версале, конечно, - сказала я, вздохнув. - Но я постараюсь делать все так, как нужно. Я приспособлюсь.
        Карета остановилась. Жан-Батист помог мне выйти. Я совершенно окоченела.
        Я увидела перед собой высокие окна, ярко освещенные.
        - А где Мелар? Отсюда видно Мелар?
        - Завтра утром ты увидишь озеро. Дворец стоит на самом берегу, - ответил Жан-Батист.
        Нас окружили придворные. Мужчины были одеты во что-то красное с черным, в коротких камзолах и штанах с буфами.
        - Господи, - произнесла я помимо воли, - это не костюмированной бал? - Я вспомнила, что один из шведских королей был убит на маскараде людьми в черных масках.
        Одна из дам засмеялась.
        - Дорогая, это не маски, это форма, которую носят при дворе, - объяснил Жан-Батист. - Пойдем! Их величества нас ожидают.
        Да, Жан-Батист не заставил своих приемных родителей ожидать кого-нибудь! Быстрым шагом Оскар и я вслед за Жаном-Батистом поднялись по мраморной лестнице и едва успели снять теплую одежду. Где Иветт с моей туалетной шкатулкой? Иветт не было, и я подошла к огромному зеркалу между колонн. Я была бледна, нос красный. Ужасный вид! В муфте я нашла свою пудреницу. Вздернутый нос не для королевского дворца… Моя шапочка имела ужасный вид, шелковые розы совершенно размокли от снега. Я сняла шапочку. Где же, черт возьми, Иветт?!
        Слава Богу, под рукой оказалась м-м Ля-Флотт. Она протянула мне гребень. Мокрые чулки облепили мне ноги, ведь я шла по снегу рядом с каретой.
        Обе створки двери распахнулись, меня ослепил яркий свет, и я оказалась в белой гостиной.
        - Моя жена Дезидерия, которая желает быть почтительной дочерью Ваших величеств, и мой сын Оскар.
        Я не поверила глазам. Она действительно пудрила волосы! Нужно написать Жюли. Королева пудрит волосы и носит черную бархотку вокруг шеи!
        Я поклонилась. Ее светлые глаза были слегка прищурены. Она казалась близорукой. Внимательный взгляд остановился на мне. Она улыбнулась, но улыбка была невеселой. Она была значительно выше меня и имела очень «королевский» вид в своем вечернем светло-голубом шелковом платье.
        Здороваясь, она поднесла руку к моему лицу. Разумеется, я должна поцеловать эту руку…
        - Дорогая дочь Дезидерия, добро пожаловать! - сказала она сдержанным тоном.
        Я дотронулась до ее руки своим носом. Ни в коем случае я не хотела целовать эту руку. Затем я очутилась перед старичком с влажными глазами и несколькими седыми волосками на розовой лысине.
        - Дорогая дочь, - с волнением произнес старик жалобным голосом. Жан-Батист был уже возле него и поддерживал его под руку.
        Королева подошла ко мне.
        - Я хочу представить вас вдовствующей королеве, - сказала она своим спокойным голосом, подводя меня к худой бледной женщине в черном. Ее кокетливый маленький вдовий чепчик держался на напудренных волосах, как лодочка на застывших волнах. - Ее величество, королева София-Магдалена, - прозвучал голос.
        Господи, а это кто? Сколько королев при этом дворе? Вдовствующая королева?.. Это, вероятно, жена Густава III, которого убили, мать Генриха IV, которого отправили в изгнание? Она еще жива? Она живет здесь? Ей представляют сейчас ее новую родственницу!
        Я поклонилась очень низко. Ниже, чем королеве. «Это мать человека, которого заменил Жан-Батист, и бабушка мальчика, у которого Оскар отнимет трон», - подумала я.
        - Надеюсь, что вам будет хорошо здесь, Ваше высочество, - сказала она. Она говорила очень тихо, едва открывая рот. Казалось, ей трудно говорить вообще.
        - Ее королевское высочество, принцесса София-Альбертина, сестра Его величества, - продолжала королева.
        Она похожа на козу. Сколько ей лет - определить трудно, и когда она улыбнулась, то показала очень длинные зубы.
        Я поклонилась еще раз и направилась к большой изразцовой печи. В Швеции в большинстве комнат нет каминов, а есть высокие цилиндрические печи, возле которых я грелась во время своего долгого путешествия. Ноги и руки у меня были ледяные. Было так чудесно прижаться к этой печке!
        Лакеи внесли горячее вино. Я обхватила стакан обеими руками, и мне сразу стало лучше.
        Граф Браге держался возле меня. «Мой молодой кавалер не покидает меня», - подумала я. Где Жан-Батист? Он стоит, наклонившись над дрожащим королем, который теперь сидит в кресле, старческой рукой гладя Оскара по щеке.
        Внезапно я почувствовала на себе взгляды всех присутствующих. Чего ожидали от меня? Я вдруг остро почувствовала волну разочарования, исходившую от всех, кто меня окружал. Я не имела королевской осанки, я не была необыкновенной красавицей, я не была благородной дамой… Я стояла, прижавшись к печке, замерзшая, со вздернутым носом, с размокшими буклями, висевшими вдоль щек.
        - Не хотите ли присесть, мадам? - сказала королева. Медленно, заученным движением, полным изящества, она опустилась в кресло, указав мне на стул рядом.
        - Простите, но я так ужасно промочила ноги. Жан-Батист, не можешь ли ты снять с меня ботинки? Или попроси Виллата сделать это.
        Все глаза расширились от ужаса. Я сказала что-то неподходящее? Но я же не могу одновременно держать в руках стакан горячего вина и снимать свои ботинки… Жан-Батист или Виллат делали это неоднократно в Ганновере и на улице Анжу.
        Я обвела окружающих взглядом. Молчание охватило меня железным кольцом. Наконец… наконец кто-то усмехнулся. Потом раздался громкий смех. Смеялась Марианна Коскюль. Королева повернулась к ней с суровым видом. Но тогда уже со всех сторон послышался смех. Однако Жан-Батист уже был подле меня. Он подал мне руку.
        - Прошу Ваши величества извинить мою жену. Она озябла и очень устала в дороге. Она хочет удалиться.
        Напудренные головы наклонились. Рот короля был полуоткрыт с почти детским любопытством. Я поклонилась. Когда я выпрямилась, я увидела улыбку… Мне говорили, что вдовствующая королева София-Магдалена не улыбалась уже много лет. Но сейчас ее бледные губы сложились в улыбку, горькую, саркастическую. «Ваза, - вероятно, думала она, - пали так низко!»
        В дверях я обернулась, чтобы позвать Оскара, но он был занят изучением пуговиц Его величества, а старик был совершенно счастлив. Я промолчала и вышла из комнаты.
        Лишь в своей комнате, куда проводил меня Жан-Батист, я услышала первое слово от него.
        - Я совершенно переделал твои апартаменты. Парижские ковры, парижские вышивки. Тебе нравится?
        - Мне нужна ванна. Горячая ванна, Жан-Батист.
        - Маленькая, пока это невозможно. Это единственное из твоих желаний, которое я пока не могу исполнить.
        - Почему? Разве в Стокгольме не принимают ванну?
        - Нет… я, вероятно, единственный…
        - Как? Королевы и статс-дамы, и придворные, никто не принимают ванну?
        - Нет. Здесь все, ведь я тебе говорил, все такое, как в Версале во времена Бурбонов. Здесь не принимают ванну. Я это предвидел и привез с собой мою ванну, но я не мог добиться горячей воды очень долго. Всего неделю, как я могу позволить себе принимать ванну. Кухня очень далеко от моих апартаментов. Теперь рядом с моей спальней сделали печь, на которой Фернан ежедневно греет воду. Я прикажу сделать то же и в твоих апартаментах. Потерпи немного. Вообще, тебе понадобится много терпения, пока ты привыкнешь к здешним порядкам.
        - Не могу ли я сегодня принять ванну у тебя?
        - Ты сошла с ума! После ванны ты собираешься идти в халате из моих апартаментов в свои? После такой прогулки двору не о чем будет говорить в продолжение долгого времени!
        - Ты хочешь сказать, что я никогда не могу выйти в халате… другими словами, я не смогу прийти к тебе? - И совсем обескураженная, я продолжала: - Жан-Батист, этикет так строг, что не позволит нам… Ну, ты знаешь, что я хочу сказать…
        Жан-Батист расхохотался.
        - Пойди ко мне, девчурка! Пойди сюда. Ты - необыкновенная женщина, крошка! Я так не хохотал с тех пор, как оставил Париж! - Он бросился в кресло и хохотал до потери дыхания.
        - Послушай. Рядом с моей спальней есть комната, в которой день и ночь дежурит камердинер. Это диктуется этикетом. Я предоставил эту комнату Фернану. Мы осторожны, дорогая! Мы не надеваем черных масок и не устраиваем заговоров, как Густав IV. Но, поскольку рядом с моей комнатой всегда кто-то есть, я предпочитаю для… интимных бесед с моей девчуркой комнату Ее королевского высочества, наследной принцессы, понимаешь?
        Я кивнула.
        - Жан-Батист, я держу себя невыносимо? Я хочу сказать: это было очень против этикета, что я попросила Виллата снять мои ботинки?
        Он больше не смеялся. Он посмотрел на меня даже с некоторой грустью.
        - Это было ужасно, девчурка! Это было просто ужасно! - Он покачал головой. - Но ты не могла знать этого. Однако при дворе должны были этого ожидать. Ведь я предупредил короля в ту ночь, когда шведы предлагали нам корону.
        - Не нам, Жан-Батист, а тебе!
        Мари приготовила мне постель. Она положила в ноги грелку, а поверх одеяла соболью накидку, подарок императора.
        - Все женщины жалуются на злых свекровей, - прошептала я, - но моя свекровь, Мари, она действительно злая.
        На следующий день был бал в больших апартаментах королевы. Через два дня город Стокгольм дал бал в мою честь в здании биржи.
        Я была в белом туалете. На голову и плечи была накинута золотая вуаль. Дамы из шведской аристократии были украшены фамильными драгоценностями. Огромные бриллианты и темно-синие сапфиры. Их диадемы показались мне очаровательными.
        Ни у Клари, ни у Бернадоттов никогда не было фамильных драгоценностей.
        На следующий день после этого бала графиня Левенхаупт принесла мне прекрасные серьги с бриллиантами и жемчугом.
        - Подарок королевы? - спросила я.
        - Нет. Подарок вдовствующей королевы, - ответила моя статс-дама. - Вдовствующая королева раньше носила эти серьги, но теперь она в трауре и не носит драгоценностей.
        Я надела эти серьги 26 января, в день рождения Жана-Батиста.
        Через несколько дней старый король заболел. У него был небольшой удар.
        Я как раз принимала ванну. С моей легкой руки начинают входить в моду ванны. Мою ванну поместили в углу спальни, отгородив ее прекрасными гобеленами.
        В другом конце спальни м-м Ля-Флотт вполголоса разговаривала с Коскюль. Мари наклонилась надо мной и терла мне спину. Я услышала, как открылась дверь, и сделала знак Мари.
        Мы притихли.
        - Я как раз из апартаментов короля. У него был небольшой удар. - Это был голос графини Левенхаупт.
        - О! - сказала Коскюль.
        - Это, конечно, не в первый раз, - сказала равнодушно м-м Ля-Флотт. - Как себя чувствует король?
        - Его величеству прописан полный отдых. Доктора говорят, что непосредственной опасности нет. Но необходимо освободить Его величество от всех государственных дел, по крайней мере, в данное время. Где Ее королевское высочество?
        Я пошевелила ногами, вода тихонько захлюпала.
        - Наследная принцесса принимает ванну, и сейчас с ней нельзя говорить.
        - Ах да, она принимает ванну. Вряд ли таким способом она избавится от своего постоянного насморка.
        Я нарочно пошевелила ногами, чтобы было слышно, как плещется вода.
        - Будет ли наследный принц назначен регентом?
        Я прекратила плескаться.
        - Канцлер предложил это Ее величеству. Потому что мы сейчас находимся в такой трудной ситуации. Боже мой! Секретная переписка с Россией и одновременно требования Франции! Канцлер желает, чтобы решение всех вопросов было как можно быстрее передано в руки наследного принца.
        - И тогда? - спросила Коскюль. Я слушала, затаив дыхание.
        - Королева отказалась говорить об этом с королем. А король делает все, что она захочет.
        - Правда? - спросила Коскюль саркастически.
        - Да. Хотя вы и воображаете себя его фавориткой. Ваше чтение и ваш смех поддерживают в засыпающем короле некоторую бодрость. А здесь - другое… Кроме того, теперь вы очень редко читаете королю, и вряд ли вас теперь можно назвать
«солнечным лучом» короля, моя дорогая… Я не ошибаюсь?
        - Гораздо интереснее танцевать с князем Понте-Корво, простите, я ошиблась… с вашим наследным принцем, - проронила м-м Ля-Флотт.
        - Нашим наследным принцем, м-м Ля-Флотт, - поправила м-ль Коскюль.
        - Как это? Он не мой наследный принц. Вы прекрасно знаете, что я подданная императора Наполеона, - сказала м-м Ля-Флотт.
        - Это нас не интересует, - парировала графиня Левенхаупт.
        Мари облокотилась на ширму из гобеленов. Мы смотрели друг на друга в молчании.
        Я пошевелила ногами. Послышался плеск воды. Потом я опять затихла.
        - Не могу ли я спросить у вас, почему не предложат регентство наследному принцу на то время, пока король не сможет заниматься делами государства? - спросила м-м Ля-Флотт.
        - Потому что ОНА на это не согласится ни за что, - прошептала графиня Левенхаупт.
        Она шептала так громко, что я все слышала. Наконец, я поняла, что этот разговор предназначается и для моих ушей.
        - Конечно, потому что сейчас ОНА играет первую скрипку, - поддержала Коскюль.
        - Но ведь ОНА уже была королевой прежде, чем приехал наследный принц, - продолжала м-м Ля-Флотт.
        - Да, но вместо короля в таких случаях вопросы решали министры, - любезно разъяснила Коскюль.
        - Может быть, вы воображаете, что теперь решает вопросы король? - сказала, смеясь, м-м Ля-Флотт. - Вы прекрасно знаете, что король спит на всех заседаниях Совета. А если просыпается иногда, то заявляет, что согласен с мнением предыдущего оратора. И, зная это, королева не хочет назначить регентом наследного принца?
        - Да, - произнесла графиня Левенхаупт громко, как бы забывшись. - Она хочет просить короля поручить наследному принцу руководство Сенатом, но он не будет назван регентом. По крайней мере, до тех пор… пока…
        - Пока? - спросила м-м Ля-Флотт.
        Я не двигалась. Мари застыла, как статуя.
        - Если наследный принц станет регентом, то его жена…
        Настало молчание.
        - Наследный принц будет руководить Сенатом, а регентшей станет королева. Она сказала, что только на это она может согласиться.
        - А чем она объяснила свое желание? - спросила Коскюль.
        - Она сказала, что наследная принцесса недостаточно зрелая, чтобы выполнять обязанности и представительствовать, как жена регента. Наследному принцу не пойдет на пользу, если его жена будет часто показываться народу.
        - Посмотрела бы я, как она скажет это все наследному принцу, - пробормотала м-м Ля-Флотт.
        - Она уже это ему сказала. Мы с канцлером при этом присутствовали.
        - А почему вы? Вы, насколько я знаю, статс-дама наследной принцессы.
        - Вы правы, дорогая м-м Ля Флотт, но я имею большую честь быть другом королевы.

«Так мне преподносят мнение королевы о моей особе», - подумала я.
        - Мари, мою купальную простыню.
        Мари завернула меня, вытерла. Ее руки были сильные и полные нежности. Я прижалась к ней.
        - Не соглашайся, Эжени, не соглашайся! - шептала она, протягивая мне халат.
        Я вышла из-за гобеленов. Три моих статс-дамы шептались, наклонившись друг к другу.
        - Я хочу отдохнуть. Прошу вас оставить меня одну, медам.
        Левенхаупт поклонилась.
        - Я принесла вам печальную новость, Ваше высочество. Король болен, левая рука слегка парализована.
        - Спасибо, графиня. Я все слышала, когда принимала ванну. Прошу вас оставить меня одну.
        - Ты звала меня, Эжени?
        - Ты можешь сослужить мне одну службу, Марк? Здесь, в Стокгольме есть улица, которая называется Вестерланггатам, или что-то в этом роде. Там у отца Персона магазин шелка. Ты, конечно, помнишь Персона, Мари? Прошу тебя, узнай дорогу на эту улицу и узнай также, есть ли еще там магазин Персона? Если он там, я хочу повидаться с молодым Персоной.
        - Он уже не так молод теперь, - ворчливо сказала Мари.
        - Нужно, чтобы ты ему рассказала, кто я. Вероятно, он не знает, что новая наследная принцесса когда-то звалась Эжени Клари. И если он меня вспомнит, Мари, попроси его придти ко мне.
        - Не знаю, благоразумно ли это, Эжени.
        - Благоразумно?.. Мне это безразлично! Представь себе, что Персон придет ко мне… Я встречусь с кем-то, кто знал нашу виллу в Марселе и сад, и даже аллею, где Жюли стала невестой, и маму, и… Мари, я хочу встретиться с человеком, который помнит это все.Пожалуйста, Мари, попробуй найти его.
        Мари обещала.
        Вечером этого дня королева сняла с пальца короля тяжелое кольцо и надела его на палец Жана-Батиста. Это означало, что Жан-Батист по поручению короля должен руководить делами государства, но не будет назван регентом.
        Небо действительно походило на свежевыстиранную простыню, а зеленые льдины плыли по Мелару. Между зеленых льдин вода бурлила и ревела, снег падал, льдины сталкивались с треском и грохотом. Удивительно. Весна в этой стране приходит не ласковая и мягкая, а с морозами, с резким ветром и очень, очень медленно.
        В один из первых дней весны графиня Левенхаупт объявила мне:
        - Ее величество королева просит Ваше высочество к себе на чашку чая.
        Меня это удивило. Каждый вечер Жан-Батист и я ужинали с сыном, а потом проводили около часа у королевы. Кроме того, королю уже лучше, он опять сидит в своем кресле, с доброй улыбкой на старческих губах. Только левый уголок рта еще немножко перекошен.
        Я никогда еще не делала визита королеве одна. Да и к чему? Разве нам есть что сказать друг другу?
        - Скажите Ее величеству, что я буду, - ответила я и быстро прошла в туалетную комнату.
        Я причесалась, накинула на плечи пелерину из двойного меха, подаренную мне Жаном-Батистом, и пустилась в путь по мраморным лестницам, где царил ужасный холод, в покои королевы.
        Они сидели вокруг низенького круглого стола, все трое: королева Гедвига-Элизабет-Шарлот, моя приемная свекровь, которая должна была меня любить; королева София-Магдалена, которая имела все основания меня ненавидеть; и принцесса София-Альбертина, которая должна была быть ко мне совершенно равнодушной. Старая дева со сдержанным выражением лица, с плоской грудью, с плохо причесанными волосами, с колье дурного вкуса на высохшей шее. Все три вышивали.
        - Садитесь, мадам, - сказала королева.
        Они продолжали вышивать. Розы с бутонами, которые вились гирляндами по их рукоделию. Розы неправдоподобно розового цвета.
        Сервировали чай. Дамы отложили рукоделие и взяли чашки. Я отпила глоток и обожгла язык. По знаку королевы лакей вышел из гостиной. Не было также ни одной статс-дамы.
        - Я хочу поговорить с вами, дорогое дитя, - сказала королева.
        Принцесса София-Альбертина приоткрыла длинные зубы в насмешливой улыбке. Вдовствующая королева безразлично смотрела на свою чашку.
        - Я хочу вас спросить, дорогая дочь, считаете ли вы, что хорошо исполняете обязанности наследной принцессы Швеции?
        Я почувствовала, что краснею. Светлые, пытливые глаза остановили свой немного близорукий взгляд на моем покрасневшем лице.
        - Я не знаю, мадам, - произнесла я. Королева подняла брови.
        - Вы не знаете?
        - Нет, - сказала я. - Я не могу судить об этом. Ведь я в первый раз в жизни стала наследной принцессой. Кроме того, я очень недавно стала ею.
        Принцесса София-Альбертина разразилась блеющим смехом. Да, она блеяла, как коза. Королева подняла руку. Ее голос был сладок, как мед.
        - Достойно сожаления для шведского народа, а еще больше для наследника трона, избранного народом, что вы не знаете, как должна вести себя наследная принцесса, мадам.

«Все напрасно, - думала я. - Уроки манер у Монтеля, уроки игры на фортепьяно, грациозные жесты, плоды такого большого труда. Совершенно напрасно, что я храню молчание на всех придворных праздниках, чтобы не поставить Жана-Батиста в неловкое положение каким-нибудь неосторожным словом. Все напрасно, все напрасно!»
        - Наследная принцесса не выезжает в коляске в компании адъютанта своего мужа, несопровождаемая статс-дамой.

«Господи, она говорит о Виллате!»
        - Но я знаю полковника Виллата долгие годы! Он бывал у нас еще в Соо, и мы болтали в былые времена, - сказала я с усилием.
        - На придворных праздниках наследная принцесса должна уметь поддерживать беседу со всеми приглашенными. Но вы, вы безмолствуете, мадам, как глухонемая.
        - Слово дано человеку, чтобы скрывать свои мысли, - сказала я непроизвольно.
        Старая дева с козьим лицом испустила новое блеяние. Светлые глаза королевы расширились от удивления.
        Я быстро сказала:
        - Это не мои слова, это слова одного из наших… одного французского дипломата, графа Талейрана, князя Беневентского. Может быть, Ваше величество…
        - Я знаю, конечно, кто такой Талейран, - сказала королева раздраженно.
        - Мадам, когда человек не слишком умен, не много учился и когда он одновременно должен перестраивать все свои мысли, невозможно требовать, чтобы он свободно беседовал и вел себя, как в привычной обстановке. Поэтому я предпочитаю молчать.
        Чашка зазвенела. Вдовствующая королева резко поставила ее на стол. Ее рука дрожала.
        - Необходимо выучиться поддерживать разговор, мадам, - сказала королева. - В противном случае, я действительно не представляю себе, какие мысли вы желаете скрыть от своих друзей, шведов, которые будут вашими подданными.
        Я сложила руки на коленях и дала ей выговориться. Все имеет конец, даже и этот разговор за чашкой чая.
        - Один из моих лакеев доложил мне, что ваша горничная спрашивала, где находится лавка какого-то Персона. Я хочу вам заметить, что вы не можете делать покупки у этого торговца.
        Я подняла голову:
        - Почему?
        - Этот Персон не является поставщиком двора и никогда им не будет. Ваш вопрос меня удивляет, мадам. Этот человек считается чем-то вроде партизана. У него революционные идеи.
        Я широко открыла глаза:
        - Персон?
        - Этот Персон находился во Франции во время революции. Под видом обучения коммерции. По возвращении на родину он окружил себя студентами, писателями и другими горячими головами и передавал им идеи, которые привели к несчастью французского народа.
        Что она хотела сказать?
        - Я вас не понимаю, мадам. Персон был у нас в Марселе, он работал в торговом доме моего отца, по вечерам я давала ему уроки французского языка, и мы с ним выучили наизусть Декларацию Прав человека.
        - Мадам! - она призывала меня к порядку, и это прозвучало как выдох. - Я прошу вас немедленно забыть все это. Совершенно непозволительно, чтобы какой-то Персон мог когда-либо брать уроки у вас… или… - она сделала глубокий вдох, - или что он когда-либо имел дела с вашим отцом.
        - Мадам, папа был в свое время очень известным торговцем шелками, и дом Клари до настоящего времени пользуется отличным кредитом.
        - Я вас прошу, забудьте все это, мадам. Вы - наследная принцесса Швеции.
        Настало долгое молчание. Я рассматривала свои руки. Мои мысли путались. Наконец я сказала:
        - Я начала изучать шведский язык… но это, кажется, уже не имеет значения.
        Никакого ответа. Тогда я подняла глаза.
        - Мадам, уговорили бы вы Его величество короля назвать Жана-Батиста регентом, если бы его супругой была не я?
        - Возможно.
        - Выпейте еще чаю, мадам. - Это коза своим дрожащим голосом.
        Я отказалась.
        - Я решила поговорить с вами, - сказала королева своим холодным голосом, - чтобы вы нашли способ подобающе вести себя, дитя мое.
        - Я как раз над этим думаю.
        - Вы не должны позволять себе ни на один миг забывать, что вы жена нашего доброго сына, наследного принца, мадам, - заключила королева.
        Тогда мое терпение лопнуло.
        - Ваше величество только что требовали, чтобы я забыла, кто был моим отцом, теперь вы требуете, чтобы я не забывала, кто мой муж. Я прошу вас раз и навсегда знать: я ничего не забываю и никого не забываю.
        Без разрешения я поднялась. К черту этикет! Три дамы сидели очень прямо. Я низко присела.
        - В моей стране, в Марселе мимоза уже в цвету, мадам. Когда станет немного теплее, я уеду во Францию.
        Эти слова возымели неожиданное действие. Все трое подскочили.
        Королева смотрела на меня с испугом, старая коза недоверчиво, и даже черты вдовствующей королевы отразили удивление.
        - Вы хотите уехать? Когда эта мысль пришла вам в голову, дорогое дитя? - спросила королева.
        - Только что, Ваше величество.
        - Боюсь, что это не решение вопроса при нынешнем положении страны. Вам следует поговорить с нашим дорогим сыном, наследным принцем, - сказала она.
        - Я не предприму ничего без согласия моего мужа.
        - А где вы будете жить в Париже, мадам? У вас там нет дворца, - заметила старая коза оживленно.
        - У меня его никогда не было, но мы сохранили наш дом на улице Анжу, это обычный дом, хорошо обставленный, - объяснила я ей. - Я совершенно не чувствую необходимости иметь дворец и я совершенно не привыкла жить во дворцах. Я… даже ненавижу дворцы, мадам.
        Королева взяла себя в руки.
        - Ваша усадьба в окрестностях Парижа будет, может быть, более подходящей резиденцией для наследной принцессы?
        - Ля-Гранже? Вы знаете, что мы продали Ля-Гранже и все наши прочие поместья, чтобы заплатить срочные долги Швеции. Ведь были нужны немалые деньги, чтобы заплатить эти долги, мадам.
        Она кусала губы, затем, быстро:
        - Нет, это невозможно. Наследной принцессе Швеции жить в обыкновенном доме в Париже. И…
        - Я поговорю с моим мужем. Кроме того, я не намерена путешествовать и жить под именем Дезидерии Шведской.
        Я почувствовала, что мои глаза наполнились слезами. Только не заплакать сейчас, только бы не доставить им этой радости! Я подняла голову.
        - Дезидерия, Дезире - желанная… Я прошу Ваше величество подыскать мне какое-нибудь имя, чтобы сохранить инкогнито. Могу ли я уйти, мадам?
        И я захлопнула за собой дверь так, что в углах мраморных покоев отозвалось эхо. Как когда-то в Риме. В первом дворце, где мы жили…
        Из гостиной королевы я направилась прямо в рабочий кабинет Жана-Батиста. Перед кабинетом камергер преградил мне дорогу.
        - Должен ли я доложить о приходе Вашего высочества?
        - Нет, спасибо. Я привыкла входить к своему мужу без доклада.
        - Но я должен доложить, - повторял он настойчиво.
        - Кто вас заставляет? Может быть, Его высочество?
        - Этикет, Ваше высочество, В продолжении веков…
        Я двинулась вперед. Он вздрогнул от моего прикосновения, как будто я его уколола. Тогда я засмеялась:
        - Не волнуйтесь, барон, я не буду часто злоупотреблять этими нарушениями этикета.
        Я вошла в кабинет Жана-Батиста.
        Жан-Батист сидел за своим бюро, просматривая документы и одновременно слушая камергера Веттерштедта и еще двоих господ. Зеленый козырек прикрывал его глаза и прятал в тень половину лица.
        Я знала от Фернана, что от постоянных занятий у Жана-Батиста болят глаза. Даже днем он закрывал окна шторами и занимался при свечах. Он работает ежедневно с девяти утра до трех часов ночи, и глаза его очень воспалены. Однако только его приближенные знают о зеленом козырьке. Даже от меня он скрывает это, чтобы я не беспокоилась. Так и сейчас. Он тотчас снял его.
        - Что-нибудь случилось, Дезире?
        - Нет, я просто хотела поговорить с тобой.
        - Это срочно?
        Я покачала головой.
        - Нет. Я тихонько посижу в уголке, пока ты кончишь дела с этими господами.
        Я пододвинула кресло к круглой печке и приложила к ней ладони. Сначала я слушала, о чем они говорили. Жан-Батист говорил о ненадежности курса нашего риксдаля, о необходимости поддерживать торговые отношения с Англией, так как это выгодно Швеции, он напомнил, что вложил все свои деньги в поддержание стабильности курса Швеции, о перестройке войска, о необходимости обратить большое внимание на артиллерию, так как в настоящее время битвы не выигрываются только саблями.
        Потом я принялась приводить в порядок свои мысли, проверила, права ли я, и, почувствовав, что права, успокоилась.
        Жан-Батист забыл о моем присутствии и опять надел свой зеленый козырек. Он читал.
        - Мы задержали несколько английских матросов в одном портовом кабачке, а англичане задержали трех шведов, чтобы показать Франции, что мы в состоянии войны, - задумчиво сказал он. - Сейчас англичане желают произвести обмен пленными. - Он поднял голову. - Необходимо, чтобы об этом был извещен Сухтелен.
        Сухтелен - посол России в Стокгольме. Царь не разорвал союза с Наполеоном, но он вооружает свои войска, а Наполеон стягивает войска в Померанию. Может быть, Жан-Батист хочет секретно объединиться с Англией, врагом Франции и России?
        - Нельзя ли одновременно поговорить с Сухтеленом о Финляндии? - спросил один из господ.
        Жан-Батист вздохнул.
        - Мы к этому вернемся. Царю может надоесть… простите меня, господа, я знаю, что значит для вас Финляндия. Мы поговорим об этом с Сухтеленом, а в следующем письме к царю я затрону этот вопрос обязательно. А пока отложим дела на завтра. Спокойной ночи, господа.
        Все трое поклонились Жану-Батисту, потом мне, потом стали, пятясь, двигаться к двери. В печке трещали поленья. Жан-Батист снял козырек и сидел с закрытыми глазами. Его рот напомнил мне рот Оскара, когда он спит. Лицо Жана-Батиста выражало усталость. Как он любит руководить! Как он это любит. И, конечно, он умеет хорошо руководить!
        - Ну, что случилось, девчурка?
        - Я уезжаю, Жан-Батист. Летом, когда дороги станут лучше, я вернусь домой, мой любимый, - сказала я совсем тихо.
        - Ты сошла с ума! Разве ты не дома здесь. Здесь, в королевском дворце в Стокгольме? Как только установится погода, мы переедем в летнюю резиденцию в Дротнингхолм. Это очаровательный замок с огромным парком. Тебе там понравится.
        - Мне нужно уехать, Жан-Батист. Это единственное, что мне остается, - настаивала я.
        И я передала ему слово в слово наш разговор с королевой. Он молча слушал. Глубокие морщины прорезали его лоб. Потом гроза разразилась:
        - Я должен слушать эти глупости! Ее величество королева и Ее высочество наследная принцесса не смогли поладить! Во-первых, королева права. Ты не всегда ведешь себя, как… как того ожидает шведский двор. Но ты постараешься. Почему ты не хочешь постараться? Но сейчас, ей-Богу, у меня нет времени заниматься всем этим. Неужели ты не понимаешь, чем я занят, не понимаешь политической обстановки? Не понимаешь того, что должно произойти в ближайшие годы?
        Он поднялся и подошел ко мне. Он рычал…
        - Стоит вопрос о существовании Европы. Наполеоновский строй трещит по швам. На южные провинции он уже давно не может положиться. В Германии, за его спиной, секретные группировки поощряют убийство французских солдат из-за угла. На севере… - он остановился и покусал губы. - Поскольку Наполеон не надеется на дружеские отношения с русским царем, он нападет на Россию. Понимаешь ли ты, что это значит?
        - Он уже столько стран подмял под свой сапог, - сказала я, пожав плечами. - Мы это знаем.
        Жан-Батист кивнул.
        - Да, мы это знаем. Наследный принц Швеции знает это лучше, чем кто бы то ни было. Поэтому-то к наследному принцу Швеции и обратится царь всей России, когда пробьет его час. - Он глубоко вздохнул. - И когда порабощенные народы попросят помощи России, чтобы создать новую коалицию, обратятся к Швеции. Тогда мы должны будем сказать: с Наполеоном или против него.
        - Против него?.. Не хочешь ли ты сказать, что будешь воевать против… - Я не окончила фразы.
        - Нет. Наполеон и Франция - это не одно и то же. Уже давно. Уже с дней Брюмера, которые ни он, ни я не забыли. Поэтому он и держит свои войска на границах шведской Померании. Если он победит Россию, он двинет войска на Швецию, это очень просто. Тогда он посадит на шведский трон одного из своих братьев. Но, воюя с Россией, он хочет иметь меня на своей стороне. Сейчас, по крайней мере, он хочет меня купить. Он предлагает мне Финляндию. Он хочет уговорить царя отдать эту страну Швеции.
        - А ты говорил, что царь никогда не отдаст Финляндии.
        - Конечно. Только шведы никак не могут привыкнуть к этой мысли. Но я им предлагаю компенсацию. Как только Наполеон будет побежден, все самые верные его вассалы должны будут платить за эту верность. Дания должна будет платить одной из первых. Мы заставим Данию, по предложению царя, отказаться от Норвегии и присоединим ее к Швеции. Это, девчурка, говорят мне не звезды, а рассказывает карта Европы.
        - Наполеон еще не побежден. Почему ты все время думаешь о вмешательстве Швеции и совершенно не хочешь понять, что как раз в этом случае мне и следует вернуться в Париж?
        Жан-Батист вздохнул.
        - Я так устал, а ты заставила меня протестовать против твоего предложения, да еще с таким жаром! Я не могу отпустить тебя. Ты - наследная принцесса. Это так, и нечего больше говорить об этом.
        - Здесь я причиняю только неприятности, а в Париже я смогу быть очень полезна. Я продумала уже все в деталях.
        - Не будь ребенком! Может быть, ты надумала быть моей шпионкой возле императора? Будь спокойна, у меня достаточно шпионов в Париже. Могу тебе сказать, что наш старый друг Талейран секретно переписывается не только с Бурбонами, но и со мной. И, конечно, Фуше, который сейчас в немилости.
        Я перебила:
        - Ты прекрасно знаешь, что я не хочу быть шпионкой, Жан-Батист. А знаешь ли ты, что произойдет, когда, как ты сказал, пробьет час подведения итогов? Все страны прогонят своих королей из семьи Бонапартов. Но Франция была Республикой до того, как Бонапарт сделал себя императором. Сколько крови пролилось за эту Республику! Ты говоришь, что Талейран секретно сносится с Бурбонами… А вдруг Франция призовет Бурбонов?
        - Можешь быть уверена, старые династии всегда стараются восстановить свои права. Но причем тут мы, ты и я?
        - Тогда старые династии постараются также устранить бывшего якобинского генерала Бернадотта с шведского трона. Кто же тогда поддержит тебя?
        - Я не могу предпринимать ничего, как только изо всех сил работать в интересах Швеции. Я вложил в эту страну не только все мои деньги, я никогда не думаю о себе или о своем прошлом, но только о той политике, которая сохранит этой стране мир и благосостояние. Если я сумею, если я смогу, то буду добиваться объединения Швеции и Норвегии.
        Он прислонился к печке и потер свои усталые глаза.
        - Нельзя требовать невозможного от одного человека, но пока Европа нуждается во мне, чтобы победить Наполеона, я буду служить этой цели. Как ты думаешь, кто поддержит меня?
        - Шведский народ, Жан-Батист. Только шведский народ, а это то, что тебе нужно. Оставайся верным шведам, которые тебя позвали!
        - А ты, девчурка?
        - А я всего только жена гениального человека. И я не та Дезидерия, о которой мечтал шведский народ. Я роняю твой престиж. Здешняя аристократия смеется надо мной, а простонародье предпочтет свою аристократию какой-то иностранке. Отпусти меня, Жан-Батист. Твое положение от этого только упрочится.
        Я грустно улыбнулась.
        - При следующем ударе, который будет у короля, тебя назовут регентом, ты сможешь лучше проводить свою политику, если ты будешь регентом. Тебе будет легче без меня, мой любимый.
        - Все это разумно, девочка, но нет… нет! Прежде всего, я не могу позволить, чтобы наследная принцесса Швеции стала заложницей у Наполеона. Я не смогу спокойно работать, если буду знать, что ты в опасности…
        - Правда? Разве не ты немного спустя после приезда сюда просил Государственный совет не принимать во внимание то, что тебе дороже всего на свете? Мы тогда находились еще на французской земле, Оскар и я. Нет, Жан-Батист, ты не должен обо мне беспокоиться. Если шведы верны тебе, ты должен быть им также верен.
        Я взяла его за руку и посадила на ручку моего кресла. Я прижалась к нему.
        - Неужели ты думаешь, что Наполеон арестует свояченицу своего брата Жозефа? Это довольно проблематично. Кроме того, он тебя так хорошо знает, что уверен, что на тебя это никак не повлияет. Он подарил мне соболью накидку, хотя получил от тебя отказ в поставке солдат. Он не принимает меня всерьез, мой любимый. Отпусти меня.
        Он отрицательно затряс головой.
        - Я работаю дни и ночи. Я камень за камнем возвожу новое здание нашего государства, я принимаю ректоров университетов, после обеда я езжу по воинским частям и сам обучаю их искусству побеждать, которому когда-то учил меня Наполеон. Я не смогу вести такую жизнь, если буду знать, что тебя нет возле меня. Дезире, ты нужна мне…
        - Другим я тоже нужна, Жан-Батист. Когда-нибудь может настать день, когда моя сестра и ее дети найдут в моем парижском доме единственное убежище. Отпусти меня, Жан-Батист, я прошу тебя!
        - Невозможно, чтобы ты оказывала покровительство своей семье, находясь под шведским флагом, Дезире. Я этого не потерплю.
        - Я буду прибегать к покровительству шведского флага лишь в тех случаях, когда смогу оказать помощь кому-либо. Швеция маленькая страна, Жан-Батист, и только своей человечностью она может завоевать авторитет и признание.
        - Можно подумать, что ты за это время прочла много книг, - сказал Жан-Батист, посмеиваясь.
        - Я найду время для этого, мой любимый. В Париже мне будет нечего делать. Я буду учиться, читать, заниматься воспитанием себя, чтобы позже ни ты, ни Оскар меня не стыдились.
        - Дезире, ребенок нуждается в тебе. Как ты представляешь себе разлуку с Оскаром на долгое время? Может случиться многое, тебе будет трудно вернуться. Европа может превратиться в огромное поле сражения…
        - Мой дорогой, в битве я тебя сопровождать все равно не смогу, а ребенок… да, ребенок…
        Все это время я пыталась отодвинуть эту мысль. Мысль расстаться с Оскаром была как открытая рана. Мой любимый маленький сын теперь наследный принц. Он окружен адъютантами и камергерами. С момента приезда в Стокгольм он уделял мне очень мало времени. У него занята каждая минута. Сначала, правда, он будет скучать обо мне, а потом он поймет, что наследный принц не может поддаваться чувству, а должен лишь исполнять свои обязанности. Без меня мальчик будет воспитан так, как должен воспитываться наследный принц, наследный по рождению. И позже никто не назовет его
«король-выскочка».
        Я положила голову на плечо Жана-Батиста и заплакала.
        - Ты опять мочишь слезами мое плечо, как было когда-то, когда я с тобой познакомился.
        - Теперь твоя форма сшита из лучшего материала. Он не такой жесткий и не царапается, как тогда, - ответила я, всхлипывая.
        Потом я успокоилась и встала.
        - Вероятно, пора обедать.
        Жан-Батист неподвижно сидел на ручке кресла. Отойдя от печки, я почувствовала леденящий холод, охватывающий меня со всех сторон.
        - Знаешь, а сейчас в Марселе уже цветет мимоза, - сказала я.
        - Камергер обещал мне, что здесь через месяц уже будет весна, Беттерштедт - человек, которому можно верить, - пробормотал Жан-Батист.
        Медленно я шла к дверям. Всеми фибрами моей души я ждала его последнего слова. Я хотела слышать это слово, чтобы знать…
        В дверях я остановилась. Я ждала… Я почувствовала, что то, что он скажет, будет для меня приговором…
        - А как я объясню твой отъезд Их величествам и двору?
        Он спросил это как бы между прочим, но это был приговор. Вопрос был решен.
        - Скажи, что мне было необходимо поехать на воды для поправки здоровья и что осень и зиму я проведу в Париже, потому что не выношу здешней суровой зимы.
        И я быстро вышла.

        Глава 33
        В замке Дротнингхолм, Швеция. Начало июня 1811

        Как светло-зеленый шелк, ночное небо раскинулось над парком. Давно пробило полночь, но все еще не стемнело. Ночи здесь очень светлые. Я не могу заснуть. Завтра утром я уезжаю во Францию.
        Уже три дня, как двор переехал в замок Дротнингхолм, летнюю резиденцию. Вокруг замка, сколько хватает глаз - парк, а потом леса и поля, и так много маленьких озер с темно-голубой водой…
        Когда я оглядываюсь на свою жизнь, сумрак окутывает эти последние дни перед отъездом, последние разговоры, полные горькой прямоты, эти последние горькие прощанья, нисколько не облегчаемые тем, что меня отпустили… мне разрешили уехать…
        Я листаю мой дневник, думая о папе.

…«Я скопил немного денег и могу купить дом для вас и ребенка», - сказал однажды мне Жан-Батист. Это записано в моем дневнике.

«Какого ребенка?» - спросила я.
        Жан-Батист, ты сдержал слово. Ты купил дом, это было в Соо, дом был очень маленький и очень уютный, и мы были там очень счастливы.
        Первого июня шведский двор покинул королевский дворец в Стокгольме, чтобы переехать в королевский дворец в Дротнингхолме. Жан-Батист, ты обещал мне маленький дом… Почему ты предоставляешь мне дворцы с мраморными лестницами, коронными и бальными залами? «Может быть, все это мне снится?» - спрашиваю я себя этой светлой ночью, последней ночью перед отъездом, последней ночью, когда я еще ношу имя наследной принцессы Швеции.
        Завтра утром я начну путешествие под именем графини Готланд. Может быть, я сплю и проснусь в моей комнате в Соо? Мари войдет и даст мне маленького Оскара. Я расстегну рубашку и дам Оскару грудь… Но сундуки в моей комнате слишком реальны…
        Оскар, дорогой мой, не только по причине слабого здоровья твоя мать возвращается во Францию. Я долго не увижу тебя, а когда увижу, ты не будешь уже ребенком. Во всяком случае, ты уже не будешь моим ребенком. Ты будешь настоящим принцем, воспитанным как принц крови. Потому что для того, чтобы стать королем, нужно получить особое воспитание.
        Жан-Батист рожден, чтобы управлять. Что касается тебя, то тебя воспитают так, как это нужно, чтобы ты в дальнейшем был хорошим королем, настоящим королем.
        По поводу моего отъезда при дворе было много разговоров шепотом. Но мне никто ничего не говорил, и мне не пришлось объяснять свой отъезд. В Дротнингхолм я поехала лишь для того, чтобы увидеть летнюю резиденцию Ваза, где мой сын будет проводить каждый год свои летние каникулы.
        В день приезда был дан концерт в маленьком театре. Коскюль спела несколько арий. Король восторженно аплодировал, а Жан-Батист остался совершенно равнодушен. Странно! Зимой в Стокгольме мне показалось… А теперь, когда я уезжаю, эта высокая с золотыми кудрями Валькирия потеряла все свое обаяние для него?!
        Сегодня вечером Их величества устроили в мою честь ужин и даже небольшой бал. Они сидели на тронах с высокими жесткими спинками, и на их лицах были приятные улыбки. Я немного потанцевала с Мернером и Браге. Потом я сказала:
        - Здесь жарко, я хочу выйти!
        Мы вышли в парк.
        - Я хочу поблагодарить вас, граф Браге. Вы были моим верным рыцарем с первых моих шагов здесь, и знаю, будете до того момента, когда завтра проститесь со мной возле моей кареты. Вы сделали все, чтобы мне здесь было легче. Простите меня, если я вас огорчала. Завтра все закончится.
        Он опустил голову и покусывал тоненький ус. Он отпустил усы, вероятно, чтобы казаться старше.
        - Если Ваше высочество желает… - начал он, но я энергично покачала головой.
        - Нет, нет, дорогой граф. Поверьте, мой муж знает, что делает, и если он назначил вас своим секретарем несмотря на вашу молодость, то это значит, что вы нужны ему здесь, в Швеции.
        Он не поблагодарил меня за комплимент. Он продолжал покусывать ус, потом решительно поднял голову:
        - Я прошу Ваше высочество не уезжать. Я вас умоляю…
        - Это дело решенное, граф, и я думаю, что поступаю правильно.
        - Нет, Ваше высочество. Я еще раз прошу вас хотя бы отложить ваш отъезд. Время для этого, мне кажется, неподходящее… - он остановился.
        Потом, запустив пальцы в свою светлую шевелюру, он почти закричал:
        - Вы выбрали неудачное время для отъезда!
        - Неудачное время? Я не понимаю вас, граф.
        Он наклонился ко мне.
        - Царь прислал письмо. Я не могу сказать вам больше, Ваше высочество.
        - И не говорите. Вы - секретарь наследного принца, и вам, конечно, нельзя разглашать переписку Его высочества с другими государями. Я очень рада, что от царя пришло письмо. Наследный принц высоко ценит поддержание хороших отношений с русским царем. Я надеюсь, что письмо дружеское…
        - Слишком дружеское!
        Интонации Браге были непонятны. Какое отношение могло иметь письмо царя к моему отъезду?
        - Царь предлагает наследному принцу в знак своей дружбы… - проговорил Браге с усилием, не глядя на меня, - царь начинает свое письмо так: «Дорогой кузен», а в знак дружбы…
        - Конечно. Царь называет бывшего сержанта Бернадотта своим кузеном. Это необходимо для… Швеции, - я улыбнулась.
        - Вопрос стоит о союзе. Россия хочет отказаться от союза с Францией и покончить с Европейским блоком. Поэтому царя интересует, с кем будет Швеция: с Россией или с Францией. И та и другая страна предлагает Швеции союз.
        - Да, я это знаю. Жан-Батист не сможет больше удерживать нейтралитет.
        - Поэтому царь пишет Его королевскому высочеству: «Дорогой кузен, если это может укрепить ваши личные позиции в Швеции, я вам предлагаю…»
        - Финляндию, правда?
        - Нет, не то. Но… «Если это сможет укрепить ваши личные позиции, ваше положение в Швеции, я предлагаю вам стать членом моей семьи»… - Браге глубоко вздохнул. Его плечи, обычно такие широкие, обвисли как под тяжелым грузом.
        Я глядела на него, не понимая.
        - Что это значит? Царь тоже хочет нас усыновить?
        - Царь пишет лишь о наследном принце… - наконец, он поднял голову и заглянул мне в глаза. У него был измученный вид.
        - Есть другие возможности, чтобы стать родственниками, Ваше высочество…
        Тогда я поняла. Есть другие возможности… Наполеон женил своего пасынка на баварской принцессе, Наполеон сам стал зятем австрийского императора и стал родственником Габсбургов. Очень близким родственником. Для этого надо жениться на принцессе. Это очень просто. Официальная церемония, как та, на которой Жозефина прочла документ о разводе. Жозефина, плачущая, страшно постаревшая за одну ночь…
        - Это укрепит положение Его высочества, вне всякого сомнения.
        - Но не у нас в Швеции. Царь отнял у нас Финляндию, мы до сих пор переживаем эту потерю. А перед остальной Европой, Ваше высочество…

…Жозефина, рыдающая на своей постели… Это было так просто… Но Жозефина не родила ему сына!..
        - Перед остальной Европой Его высочество несомненно укрепит свое положение…

…Но у него не было сына от Жозефины…
        - И я настаиваю, что время для Вашего отъезда неподходящее, Ваше высочество.
        - Нет, граф Браге, именно теперь… Когда-нибудь вы поймете, - я протянула руку. - Я прошу вас, всем сердцем прошу - сохраняйте верность моему мужу и его делу. Здесь много недоброжелателей у моего мужа. Его верный адъютант, полковник Виллат возвращается во Францию со мною. Постарайтесь заменить моему мужу его адъютанта. Он будет очень одинок. Завтра я вас увижу еще, граф.
        Я не сразу вернулась в зал. Я углубилась в аллею и шла как потерянная. Этой ночью парк казался мне бесконечным. Ветер тихо шелестел деревьями.
        Вдруг я заметила силуэт. Какая-то тень приближалась ко мне. Я закричала. Я хотела бежать, но остановилась, как прикованная.
        - Жалею, что испугала вас.
        Передо мной на гравии дорожки в лунном свете стояла вдовствующая королева в своих траурных одеждах.
        - Вы меня… вы меня ждали здесь, мадам? - спросила я, не в силах говорить связно, так билось мое сердце.
        - Нет. Я не могла думать, что вы предпочтете прогулку танцам. Я постоянно гуляю белыми ночами в парке. Я плохо сплю, мадам, а этот парк навевает мне столько воспоминаний.
        Я не знала, что ей ответить. Ее сына и внука изгнали из страны и призвали моего мужа и сына. Что могла я сказать ей?
        - Я покидаю эти места и завтра утром уезжаю во Францию, мадам, - сказала я ей, чтобы сказать хоть что-нибудь.
        - Я не предполагала, что смогу когда-нибудь поговорить с вами наедине, - медленно сказала она. - Я рада этой возможности. Я часто думаю о вашем отъезде и думаю, что, вероятно, только я одна знаю мотивы вашего отъезда.
        - Не нужно об этом говорить, - сказала я, идя рядом с нею.
        Она взяла меня за руку. Ее прикосновение меня испугало, и я была готова выдернуть руку из ее тонких пальцев. Она почувствовала это.
        - Вы боитесь меня, дитя мое? - ее безжизненный голос приобрел оттенок грусти. Мы остановились.
        - Нет, конечно. То есть, я хочу сказать… да, я боюсь вас.
        - Вы боитесь одинокой и больной женщины?
        Я кивнула
        - Да, потому, что вы меня ненавидите. Так же, как и остальные дамы вашей семьи. Как Ее величество, как принцесса София-Альбертина. Я для вас повод для огорчения, я втерлась в вашу семью… - Я кусала губы. - Нам не о чем говорить, это не изменит ничего. Я прекрасно вас понимаю, мадам, потому что мы стоим на разных полюсах…
        Я почувствовала, что по моим щекам бегут слезы. Этот последний вечер был действительно полон самого горького в моей жизни. Я не могла сдержать рыданий. Одно рыдание, и я взяла себя в руки.
        - Вы остаетесь в Швеции, мадам, и ваше присутствие постоянно напоминает о вашем сыне и внуке, которые в изгнании. Пока вы здесь, никто не сможет забыть последних Ваза. Вам, быть может, хотелось бы быть в Швейцарии вместе с сыном, там вам было бы лучше, и вы не вышивали бы розы в бесконечной скуке дворца. Но вы остаетесь здесь, мадам, потому что вы - мать короля-изгнанника и потому, что, оставаясь здесь, вы блюдете его интересы. Разве я не права?
        Она не пошевелилась. Она стояла очень прямая, очень худая, как черная тень в этом прозрачном царстве светлой ночи. Потом она медленно сказала:
        - Вы правы. А почему вы уезжаете, мадам?
        - Потому, что таким образом я служу интересам будущего короля.
        Она долго молчала.
        - Я так и представляла себе! - сказала она.
        До меня донеслись звуки гитары и женский голос. Пела Коскюль.
        - Вы уверены, что ваш отъезд необходим? - спросила она.
        - Я уверена, мадам. Я думаю о далеком будущем и о короле Оскаре Первом, - ответила я, задыхаясь. Потом я низко поклонилась и одна вернулась в замок.
        Два часа утра. В парке щебечут птицы. Где-то во дворце живет старая женщина, которая не может спать. Может быть, она еще бродит по парку. Она остается, я уезжаю…
        Я записала все, но мысли, мысли кружатся в моей голове. У царя есть дочери?.. А может быть, сестры?..
        Господи, мне уже чудятся призраки! Дверь тихонько открывается, может быть, в этом замке есть привидения?.. Закричать?.. А может быть, мне только кажется? Нет! Дверь открывается широко, и я делаю вид, что пишу…
        Жан-Батист!
        Мой дорогой Жан-Ба…

        Глава 34
        В карете, в дороге из Швеции во Францию, конец июня 1811

        Мой паспорт выписан на имя графини Готланд. Готланд - большой остров, принадлежащий Швеции. Я его не знаю. Королева сама выбрала мне это имя. Она ни, в коем случае не могла позволить, чтобы ее дорогая дочь путешествовала запросто по дорогам Европы, как наследная принцесса Швеции. Ведь нужно было еще подумать о том, как избежать скандала. Дезидерия, бывшая Дезире - желанная, покинула свою новую родину через несколько месяцев после приезда туда.
        Королева вышла к карете, чтобы проститься со мной. Оскар пытался подавить всхлипывания.
        Королева положила ему руку на плечо, но он резко отстранился.
        - Обещайте мне, мадам, - попросила я, - что проследите, чтобы ребенок ложился спать всегда в девять часов.
        - Я получил письмо от мадам де Сталь. Она высказывает очень интересные мысли о воспитании наследного принца, - сказал Жан-Батист.
        - О… де Сталь!.. - прошептала я.
        Эта писательница, высланная Фуше, эта проповедница свободы взаимоотношений, которая так много о себе воображает! Эта приятельница м-м Рекамье, которая пишет скучные романы и менее скучные письма, которые она посылает Жану-Батисту…
        - Все равно, спать обязательно в девять, - повторила я, в последний раз глядя на Жана-Батиста.

«Завтра, - говорила я себе, - ты его уже не увидишь, ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю, ни все последующие тоскливые недели. Рекамье, де Сталь, королева Швеции, Коскюль - только умные интеллигентные женщины… И еще русская герцогиня…»
        Жан-Батист поднес к губам мою руку.
        - Граф Розен будет всегда с тобой, чтобы ни случилось, - сказал он на прощанье.
        Граф Розен - мой новый адъютант. Лучший друг графа Браге. Юноша с шарфом адъютанта почтительно щелкнул каблуками.
        Граф Браге стоял поодаль, и мы не обменялись ни одним словом.
        - Желаю счастливого пути, - сказала королева, которая показалась мне вдруг постаревшей. Казалось, она плохо спала. Под светлыми глазами намечались морщинки. Кто же спал в эту ночь хорошо?
        Графиня Левенхаупт! Вот, кто спал хорошо в эту ночь. Она просто сияла в момент прощанья. Теперь ей не придется быть статс-дамой дочери торговца шелком…
        Коскюль также казалась свежей и оживленной. Может быть, ей мерещились возможности…
        В последний момент все столпились вокруг меня так тесно, что даже оттеснили Оскара, но он заработал локтями.
        Он почти такого же роста, как я, что конечно не удивительно, так как он довольно высок для своих лет. Я прижала его к себе.
        - Пусть Бог сохранит тебя, мой дорогой!
        Его волосы пахли так хорошо. Он уже был на прогулке верхом сегодня утром.
        - Мама, не можешь ли ты остаться? Здесь так хорошо!
        Какое счастье, что ему здесь нравится! Какое счастье!
        Я села в карету. Жан-Батист подложил мне под спину подушку. М-м Ля-Флотт села рядом. Затем в карету сели Виллат и граф Розен.
        Мари и Иветт ехали во второй карете.
        Когда лошади тронулись, я взглянула на окна дворца. Я знала, что у одного из них на первом этаже стоит женщина в черном.
        Я ее увидела. Она оставалась, а я… я уезжала.

        Глава 35
        Париж, 1 января 1812

        В тот момент, когда все колокола Швеции зазвонили, чтобы приветствовать Новый год, мы были вдвоем с Наполеоном, с глазу на глаз.
        К моему удивлению, Жюли привезла мне приглашение. После полуночи у императора и императрицы соберется небольшой круг приглашенных, но семейные приглашены к десяти часам, и совершенно необходимо, чтобы я тоже была в десять. Так сказала императрица.
        Мы с Жюли сидели, как всегда, в маленькой гостиной на улице Анжу. Жюли рассказывала о детях, о своих хозяйственных заботах и о Жозефе. Он без конца жалуется на генералов, которые завоевали для Франции так много земель, но никак не могут посадить его на пожалованный ему трон в Испании.
        Жюли, кажется, довольна жизнью. Она носит пурпурные платья, сшитые у Роя, а сама занимается шитьем платьев для кукол своим дочкам. Часто бывает при дворе, находит императрицу величественной, а маленького римского короля очаровательным. Он золотоволосый, с голубыми глазами, и у него уже два зуба. Наполеон кричит петухом или мяукает кошкой, чтобы позабавить своего сыночка. Я стараюсь представить Наполеона кукарекающим или мяукающим.
        В этот день в третий раз в жизни я ехала в Тюильри со стесненным сердцем. В первый раз это было, когда я просила Наполеона сохранить жизнь герцогу Энгиенскому, второй раз, когда мы с Жаном-Батистом просили императора о перемене подданства.
        Вчера вечером я была в белом платье с бриллиантовыми серьгами в ушах - подарок вдовствующей королевы Софии-Магдалены. Я накинула на плечи соболью накидку, и мне не было холодно. В Стокгольме в это время двадцать-двадцать пять градусов мороза… а в Сене танцуют огоньки фонарей.
        Когда карета остановилась у Тюильри, я радостно вздохнула: я чувствовала себя дома, у себя… я узнавала зеленые ливреи лакеев, гобелены, ковры, занавеси с орнаментом из пчел, которые напоминали перевернутую бурбонскую лилию. Покои дворца были ярко освещены. Нигде не было теней, нигде не было призраков, как в мрачных мраморных покоях в Стокгольме.
        Когда я вошла, все дружно меня приветствовали. Ведь я была теперь наследная принцесса другой страны. Даже Мари-Луиза поднялась, чтобы поздороваться со мною.
        Она стала еще более цветущей, глаза, как фарфороые, без выражения, но губы улыбались, и ее первый вопрос был о здоровье дорогой кузины - королевы Швеции. Конечно, Ваза гораздо ближе сердцу Габсбургов, чем все выскочки Бонапарты вместе взятые.
        Я села на диван, и м-м Летиция сразу стала спрашивать, сколько стоят мои бриллиантовые серьги. Я была рада увидеться со старушкой. Мадам Мать (такой титул дал ей Наполеон) была, как всегда, немного смешна, с буклями, завитыми по моде, и ногтями, отполированными камеристкой.
        - Я не понимаю, почему Наполеон недоволен моими покупками, - жаловалась она императрице. - Я купила три старых плетеных стула на распродаже дешевых вещей и поставила их в комнату в Версале. Они очень удачно там расположились, а Наполеон нашел, что это пошло. Хотя у вас здесь совершенно не экономят деньги, - она обвела взглядом гостиную императрицы. Да, здесь деньги не экономили!
        - Мама миа, о мама миа! - проговорила Полетт, смеясь.
        Принцесса Боргезе еще похорошела, если это вообще было возможно. Она была изящна, и под глазами синели тени. Она пила много шампанского. Жюли мне сказала, что Полетт больна. Об этой болезни не говорят, и ею не болеют великосветские дамы.
        Я долго разглядывала Полетт и пыталась догадаться, что же это за таинственная болезнь.
        Было уже одиннадцать, но император не показывался.
        - Он работает, - сказала Мари-Луиза.
        - Когда мы увидим маленького? - спросила Жюли.
        - На встрече Нового года. Император хочет встретить этот год с сыном на руках, - пояснила Мари-Луиза.
        - Очень неразумно поднимать такого крошку с постели в столь позднее время, да еще приносить в комнату, где так много народа, - заметила м-м Летиция.
        Менневаль, секретарь императора, вошел в комнату:
        - Его величество приглашает к себе Ее королевское высочество, - сказал он.
        - Вы говорите обо мне? - спросила я, так как он смотрел на меня.
        Менневаль был важен, как статуя.
        - Ее королевское высочество, наследную принцессу Швеции.
        Мари-Луиза болтала с Жюли, она не удивилась нисколько. Тогда я поняла, что она пригласила меня по распоряжению императора. Бонапарты разговаривали между собой.
        - Его величество ожидает Ваше высочество в маленьком кабинете, - заметил Менневаль в то время, как мы проходили по многочисленным комнатам. Два моих предыдущих свидания с Наполеоном были в большом кабинете.
        При моем появлении Наполеон поднял голову от бумаг.
        - Присядьте, мадам, прошу вас…
        Это было очень невежливо. Менневаль исчез. Я села и стала ждать. Перед Наполеоном лежали бумаги, почерк на которых показался мне знакомым. Я подумала, что это письма Алькиера из Стокгольма. Посланник Франции в Швеции был человеком дотошным и писать любил.

«Для чего такая сцена?» - подумала я и сказала:
        - Вам нет необходимости пугать меня, сир. Я не очень храбрый человек, и сейчас я совсем испугана.
        - Эжени, Эжени… - он не поднимал глаз от бумаг. - Неужели Монтель не научил тебя, что в присутствии императора первой заговаривать не годится? Это же элементарное правило этикета.
        Затем он продолжал читать, и так прошло довольно много времени.
        - Сир, вы пригласили меня за тем, чтобы проверить мое знание этикета?
        - Между прочим. Я хотел бы также узнать, чтопривело вас во Францию, мадам?
        - Холод, сир!
        Он откинулся в кресле, сложил руки на груди и иронически улыбнулся.
        - Так, так! Холод! Вы зябли, несмотря на соболью накидку, которую я вам подарил?
        - Даже несмотря на соболью накидку, сир.
        - А почему вы до сих пор не показывались при дворе? Жены моих маршалов имеют привычку являться ко двору регулярно.
        - Я не жена вашего маршала, сир.
        - Верно. Я чуть не забыл. Теперь мы имеем дело с Ее королевским высочеством, наследной принцессой Швеции Дезидерией. Но вы должны знать, мадам, что члены королевских фамилий других держав должны просить аудиенции, как только приезжают с визитом в мою столицу. Хотя бы из вежливости, мадам.
        - Я здесь не с визитом. Я здесь у себя.
        - А, вы здесь у себя… - он поднялся из-за бюро, обошел его и остановился рядом со мной. Теперь он почти кричал:
        - Интересно, как вы себе это представляете? Вы здесь у себя! Вы через свою сестру и других дам знаете все, что здесь говорится. Затем вы пишете письма своему супругу. Неужели в Швеции вас считают такой умницей, что поручили вам работу шпионки?
        - Нет, наоборот. Я оказалась такой дурочкой, что мне пришлось вернуться сюда.
        Он не слышал мой ответ. Он набрал воздуха, чтобы продолжать кричать. Когда смысл моего ответа дошел до него, он резко выдохнул и спросил своим обычным голосом:
        - Что вы хотите сказать этим?
        - Я глупа, сир. Вспомните Эжени прежних дней. Глупа! Ничего не смыслю в политике. И, к сожалению, недостаточно хороша для шведского двора. А так как совершенно необходимо, чтобы нас - Жана-Батиста, Оскара и меня - в Швеции любили, то мне пришлось вернуться. Все очень просто!
        - Так просто, что я вам не верю, мадам! - его фраза прозвучала как удар хлыстом. Он стал мерить комнату большими шагами.
        - Может быть, я ошибаюсь. Может быть, вы здесь действительно не по желанию Бернадотта. Во всяком случае, мадам, политическая ситуация сейчас такова, что я вынужден просить вас покинуть Францию.
        Я, недоумевая, смотрела на него. Он прогоняет меня? Прогоняет из Франции?
        - Я хочу остаться, - тихо сказала я. - Если мне нельзя жить в Париже, я поеду в Марсель. Я часто мечтала купить наш старый дом; дом моего отца. Но нынешние владельцы не хотят его продать. Таким образом, у меня нет другого жилища, кроме дома на улице Анжу.
        - Скажите мне, мадам, - перебил меня Наполеон. - Бернадотт сошел с ума? - Он порылся в бумагах и достал письмо. Я узнала почерк Жана-Батиста.
        - Я предлагаю союз Бернадотту, а он мне отвечает, что он не мой вассал.
        - Я не занимаюсь политикой, сир. Я совершенно не понимаю, для чего вы вызвали меня сюда.
        - Тогда я скажу вам, мадам, - он постучал согнутым пальцем по столу. Подвески люстры тихонько зазвенели. Он бесился.
        - Ваш Бернадотт смеет отказываться от союза с Францией! Почему, как вы думаете, я предложил ему этот союз? Ну-ка, скажите!
        Я не отвечала.
        - Вы не так глупы, мадам, чтобы не знать того, что знают во всех салонах. Царь снял континентальную блокаду, и скоро его империя перестанет существовать. Самая большая армия, которая когда-либо сущестовала, займет его страну. Займет Россию. Самая большая армия, которая… Швеция может завоевать себе бессмертную славу, если примкнет к нам. Я предлагаю Бернадотту Финляндию и ганзейские города. Подумайте, мадам, Финляндию!
        Сколько раз я пыталась представить себе Финляндию…
        - Я смотрела на карте. Это сплошь голубые пятна - озера, - сказала я.
        - А Бернадотт не соглашается на мое предложение! Бернадотт не хочет союза с нами! Маршал Франции не хочет участвовать в этой кампании!
        Я посмотрела на часы. Новый год наступит через пятнадцать минут.
        - Сир, скоро полночь!
        Он меня не слушал. Он стоял перед зеркалом и рассматривал свое изображение.
        - Двести тысяч французов, сто пятьдесят тысяч немцев, восемьдесят тысяч итальянцев, шестьдесят тысяч поляков, более ста десяти тысяч волонтеров других национальностей, - бормотал он. - Огромная армия Наполеона I! Самая большая армия во все времена! Я начинаю новую кампанию.
        - Без десяти двенадцать, - повторила я.
        Он быстро обернулся. Его лицо исказилось гневом.
        - И такую армию презирает Бернадотт!
        Я покачала головой.
        - Сир, Жан-Батист отвечает за процветание Швеции. Все его действия направлены на улучшение жизни в этой стране.
        - Все его действия направлены против меня, мадам. Если вы не хотите покинуть Францию добровольно, придется вас задержать, как заложницу.
        Я не двигалась.
        - Уже поздно, - сказал он и позвонил. Менневаль тотчас явился.
        - Вот. Отправьте немедленно, специальным курьером. - И мне: - Знаете, что это? Приказ, мадам. Маршалу Даву. Даву и его войска пересекут границу и займут шведскую Померанию. Ну, что вы теперь скажете?
        - Что вы хотите прикрыть левый фланг вашей армии, сир.
        Он усмехнулся.
        - Кто шепнул вам эту фразу? Вы говорили на днях с кем-нибудь из моих офицеров?
        - Мне это сказал Жан-Батист. И уже довольно давно.
        Наполеон заморгал.
        - Не воображает ли он защитить Померанию? Я бы посмотрел, как он сразится с Даву…
        Он бы посмотрел!.. Я вспомнила поля сражений и раздутые трупы лошадей. Он бы посмотрел!
        - Думаете ли вы об этом, мадам? Я могу сделать вас заложницей, чтобы заставить шведское правительство заключить союз.
        Я улыбнулась.
        - Моя судьба не изменит ничего в решениях шведского правительства. Но мой арест скажет шведам, что я готова пострадать за свою новую родину. Вы действительно желаете сделать из меня мученицу, сир?
        Император кусал губы. Иногда устами младенца глаголет истина, Наполеон, конечно, не захочет превратить м-м Бернадотт в национальную героиню Швеции. Он пожал плечами.
        - Мы никому не навязываем свою дружбу.
        Было без трех минут двенадцать.
        - Я ожидаю, что вы постараетесь склонить вашего супруга к принятию нашей дружбы…
        Его рука лежала на ручке двери.
        - Разве это не в ваших интересах, мадам?
        Его глаза горели гневом. Я смотрела на него с удивлением. В этот момент зазвонили колокола.
        - Начинается значительный год в истории Франции, - прошептал Наполеон. Он вышел в большой кабинет. Там ожидали адъютанты и камергеры. - Нужно поторопиться, Ее величество нас ожидает, - сказал Наполеон и почти бегом двинулся из комнаты.
        Я торопливо шла рядом с Менневалем.
        - Вы отправили приказ? - спросила я. Он кивнул.
        - Император хочет лишить нейтралитета одну из стран. Это его первый приказ в новом году, - сказала я.
        - Нет. Это последний приказ прошлого года, - ответил Менневаль.
        Возвратившись в гостиную императрицы, я впервые имела возможность увидеть маленького Римского короля. Император держал его на руках, а малыш заливался криком. На его кружевной рубашечке сверкал орден Почетного Легиона.
        Увидев меня, Наполеон приблизился, нежно прижимая к себе ребенка и уговаривая его:
«Перестань плакать, малыш! Короли не плачут!» Я взяла ребенка на руки. Он был худенький и очень легкий. Я гладила шелковые волосики и тихонько прижимала его к себе.

«Оскар!» - подумала я. Сейчас Оскар пьет шампанское в гостиной королевы. Он говорит «скооль!». М-ль Коскюль поет. Жан-Батист узнает лишь через несколько дней, что Даву вошел в Померанию… Я поцеловала легкие шелковые волосики Римского короля…
        - Ваше высочество увидит, что наследный принц примкнет к России. И наследный принц будет прав, - услышала я. Кто прошептал мне на ухо эти слова? Талейран. Он подошел ко мне, прихрамывая.
        Я устала и хотел уехать, но ко мне приблизился император под руку с императрицей.
        - Вот моя заложница, моя очаровательная заложница! - любезно промолвил император. В толпе приглашенных послышался вежливый смешок.
        - Но вы не в курсе дела, месье и медам, - продолжал Наполеон. - Боюсь, что для Ее высочества это совсем не забавно. Маршал Даву, к несчастью, занял часть северной страны, которая теперь является родиной Ее высочества.
        Все молчали. Улыбки сползли с напрягшихся лиц. Никто не понимал, шутит император или нет.
        - Предполагаю, что царь может сделать более выгодное предложение шведскому наследному принцу. Я даже слышал, что он предлагает ему руку одной из великих княжон. Представляете, как это может обернуться для нашего бывшего маршала?
        - Брачный союз с членом старинной царской фамилии всегда соблазнителен для человека из простонародья, - меланхолично заметила я.
        Кругом оживленно зашептались.
        - Конечно, - сказал император, смеясь. - Но это событие может в корне переменить ваше положение, мадам. Поэтому, как старый друг, я советую вам написать Бернадотту и рекомендовать ему заключить союз с Францией. Я думаю, что это также и в ваших интересах, мадам…
        - Мое положение очень прочно, сир, - я, кланяясь, - хотя бы, как королевы-матери…
        Он удивленно посмотрел на меня. Потом, повысив голос:
        - Мадам, до тех пор, пока между Швецией и Францией не будет подписано соглашение о союзе, я не хочу видеть вас при дворе, - и он удалился с Мари-Луизой.
        Дома меня ожидала Мари. Я отпустила Иветт и остальных праздновать Новый год. Мари сняла с меня бриллиантовые серьги и отстегнула золотые аграфы с плеч.
        - С Новым годом, Мари! Император вооружил самую большую армию, которая когда-либо у него была, а я должна написать Жану-Батисту, чтобы он заключил союз с Францией… Объясни-ка мне, как случилось, что я становлюсь действующим лицом в игре людей, которые делают историю?
        - А вот смотри… Если бы ты тогда не заснула в приемной депутата, то м-сье Жозеф не должен был бы будить тебя. А если бы ты не вбила себе в голову, что Жюли и этот Жозеф…
        - Да. И еще, если бы мне не было так любопытно познакомиться с его братом, маленьким генералом… Какой плачевный вид был у него в его потертом сюртуке!
        Я оперлась локтями на туалет и закрыла глаза. Да, только из любопытства, детского любопытства я попала в то положение, в котором нахожусь сейчас. Но дорога, по которой я начала идти с Наполеоном, привела меня к Жану-Батисту. А с ним я была так счастлива!
        - Эжени, - тихонько сказала Мари. - Когда мы уедем в Стокгольм?

«Если я потороплюсь, то еще смогу успеть на свадьбу моего мужа с великой русской княжной», - подумала я горько и продолжала сидеть, закрыв глаза.
        - Спокойной ночи, - прошептала Мари.

1812 год только что начался, но я чувствую, что он будет ужасен.

        Глава 36
        Париж, апрель 1812

        Приехал Пьер, сын Мари. Его призвали в армию, самую большую армию из всех, когда-либо существовавших. Он скоро уезжает в полк. До сих пор я каждый год платила восемь тысяч франков, чтобы освободить Пьера от военной службы. Когда он родился, Мари стала моей кормилицей, а Пьера отдала в деревню. Я лишила его материнского молока, и это меня целовала Мари вместо родного сына…
        Выросший без материнской ласки Пьер не заморыш. Он очень высок, мускулист, и лицо его покрыто бронзовым южным загаром. У него черные смеющиеся глаза.
        Мари ходит как сомнамбула. Иногда ее дрожащая рука тихонько гладит руку сына.
        - Не огорчайтесь, мама! Ведь я призван императором в самую большую армию, которая пойдет в Россию. Император хочет, чтобы мы, наконец, объединили всю Европу в одно огромное государство. И у меня открываются такие возможности!
        - Какие, какие?
        - Стать генералом, маршалом… разве я знаю? - он помолчал. - Мама, дайте мне розу из сада. Посмотрите, наши солдаты марш