Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Зинченко Анастасия: " Миллиардер Под Прикрытием " - читать онлайн

Сохранить .
Миллиардер под прикрытием Анастасия Зинченко
        Молодой девушке без собственного жилья, сбережений и парня сложно отказаться от заботы родственников. Вот и Лиза не смогла сказать «нет» тете, которая привела ее в журналистику. Разумеется, услужить тетушке нужно, но как же справиться со злостью на начальника? Он так и норовит указать на дверь, что равносильно перекрытию доступа к деньгам и выселению из квартиры.
        Но есть способ обойти руководство! Всего-навсего репортаж-сенсация! И даже «жертва» писательского пера нашлась, миллиардер, чьего лица никто не знает. Взять интервью, опубликовать фото, и все, свобода от условностей!
        Вот только ситуация вышла из-под контроля после первой же встречи с финансовым магнатом.
        Миллиардер под прикрытием
        Анастасия Зинченко
        Пролог
        - На что ты готова ради сенсации?
        Сердце ухнуло в пятки, а дышать стало вдруг тяжело.
        Артем наклонился вперед, облокачиваясь на стол и понижая голос.
        - Я готов помочь тебе. Но за определенную… плату.
        - У меня нет денег.
        - Разве я говорил, что хочу бумажки? Нет, Ветта, ты можешь отплатить услугой.
        - К-какой? - интересно, с какого момента я вдруг стала заикаться?
        На лице собеседника появилась соблазнительная ухмылка, пока брюнет ловил мою дрожащую ладонь, накрывая своей, теплой и большой.
        - Две недели. Я хочу, чтобы ты посвятила мне две недели своей жизни.
        - В смысле? - кажется, я совершенно перестала понимать этого человека.
        - Все просто. Ты будешь со мной целыми сутками, доступная в любое время в течение оговоренного срока. Днем и ночью.
        Последнее слово он выделил особо, и мне тотчас захотелось раздобыть веер, чтобы добавить свежего воздуха на моментально вспыхнувшее лицо.
        Я ведь правильно его поняла?..
        - Ты… предлагаешь мне стать… твоей любовницей?
        - Да.
        Вот так просто. Короткое «да», от которого стало нестерпимо жарко, а внизу живота заныло. Я стиснула бедра, стараясь отогнать из мыслей картинку, что же именно мы будем делать долгими ночами, как много и в каких позициях.
        Если, конечно, я соглашусь.
        Ведь я дам согласие?..
        Только что мужчина, о внимании которого я могла только мечтать, предложил секс в обмен на информацию, что может в корне поменять мою жизнь, сделав успешной и богатой. А, главное, свободной!
        - Я согласна.
        Разве я могла ответить иначе?
        Да, тот день определенно стал особенным. Я так легко решилась на интимные отношения практически с незнакомым мне человеком, в глубине души зная, что точно не пожалею об этом.
        Но давайте по-порядку.
        Нашей встрече с высоким сероглазым спортсменом предшествовала банальная ситуация: я поняла, что хочу что-то поменять в существующем положении вещей. Обыграть начальство, тетю и саму себя. Как это было?.. Сейчас узнаете!
        Глава первая
        - Орлова! Когда будет готов репортаж с открытия ресторана на Фонтанке? - по внутренней линии решил отчитать наш злой гений, а по совместительству - мой прямой начальник, господин Перепелкин.
        - Уже несу, Павел Петрович! Я же говорила, что мне нужно было внести последние правки!
        - Говорила она! Ты мне лапшу на уши не вешай, для этого другие люди есть! Если я тебя просил положить мне текст на стол к десяти, это значит десять ноль-ноль, а сейчас уже четверть одиннадцатого!
        - Минуту! Уже запустила на принтер!
        - У тебя тридцать секунд!
        Я поспешила к МФУ, про себя не забыв подумать, какой же все-таки козел мой руководитель. Он ничего не попутал? К десяти? Еще вчера срок сдачи обозначался, как полдень! Хорошо хоть я заранее взялась за статью, и сейчас вносила заключительные штрихи. Вот что значит отсутствие личной жизни и любовь к литературе одинокими ночами!
        Петрович всегда был еще той занозой в заднице, но в последнее время его заскоки совсем стали выходить за какие-либо рамки. Не иначе, любимая тетушка, под которой этот рыжий бегал на задних лапках, поставила ему дополнительное условие спонсорства. Вот он и решил оторваться на мне, поскольку другие могли дать отпор. А я? У меня не было выбора, кроме как послушно выполнять рутинные поручения, стараясь угодить сразу всем: Павлу, Елене Марковне, и не забыть про собственное удовлетворение от качественного текста.
        Опуская на стол высокого начальства еще теплые листы, услышала лестный отзыв:
        - Еще раз устроишь мне подобный казус, уволю к чертовой бабушке, и не посмотрю, что тебя рекомендовала Леночка!
        - Я поняла, Павел Петрович. Подобного не повторится.
        - В твоих же интересах, - он махнул рукой, выгоняя из своего кабинета. - Свободна!
        Как же я его ненавижу!
        Но что могу поделать? Приходится терпеть свинское отношение. Я такой же раб тети, как и Петрович. Только если он может найти другого спонсора (что довольно- таки сложно, но все же возможно), то мне против крови не пойти. Единственный живой родственник, тетушка Лена, известная всему миру под псевдонимом Элеоноры Невской, являлась для меня спасательным кругом.
        Именно она взяла на себя заботу о сироте, когда автомобильная авария унесла жизни родителей. И именно благодаря Елене Марковне я сейчас живу в шикарной двухкомнатной квартире в самом центре Петербурга, позволяя себе ходить на работу пешком.
        А эта работа… тоже заслуга тетушки.
        Будучи известным автором любовных романов, тираж которых переваливает каждый раз за сотни тысяч экземпляров, попутно переводясь на десятки языков, госпожа Невская поставила главное условие для самостоятельной жизни, куда бы она не совала свой длинный нос: состояться в писательском деле.
        Я с красным дипломом окончила факультет журналистики, со временем поняв, что мне действительно нравится направление, выбранное с легкой руки родственницы. И я не стала в свое время отпираться, когда «Леночка» определила мою тощую задницу в модный журнал, поручив некоему Перепелкину Павлу Петровичу заботу о «бедной и несчастной». На тот момент эта бедная и несчастная, то бишь я собственной персоной, успела проработать три года в разных издательствах и полиграфиях, так что пришла более-менее подготовленной.
        Вот тут меня и ждал сюрприз.
        Вместо того, чтобы доверить написание интервью, Петрович швырнул мне кулинарный отдел. Обзоры на блюда, рестораны, кафе и бары, разумеется, также интересны, но это совершенно не то, чего я сама хотела! Не к этому я шла, когда с улыбкой получала долгожданную «корочку».
        Но Марковна стояла на своем: Перепелкин - лучший в своем деле, и я просто обязана была его слушаться во всем. А если не устрою специалиста такой высокой квалификации, значит, прохлаждалась на парах, да и просто била баклуши все эти три года после универа. Значит, деньги и силы, которые вкладывала в меня любимая тетя, напрасное расточительство.
        И что из этого следует?
        Правильно!
        Отлучение от си… кхм, в общем, это значит, что она забирает квартиру, что подарила мне взамен на красный диплом выбранной ею специальности, да прекращает общение с великовозрастной «балбеской». И жить придется, как знаю. Без протекции (что в писательском мире довольно сложно, все же бонусы от родства с известной личностью перепадают отличные: я могу время от времени присоединяться к тете на светских вечерах, где можно встретить много интересных личностей, связанных с нашей направленностью), без денег (пусть хваленый Перепелкин и мастер своего дела, но еще и жмот, моей зарплаты едва хватает на еду и одежду, а отложенных денег на долгожданное море крайне мало), да и без жилья в придачу. Картина весьма безрадостная, не правда ли?
        Поэтому и приходится, стискивая зубы, терпеть.
        Мне нельзя оказываться уволенной. Останусь мигом без всего: семьи, квартиры, работы и денег.
        Жестокая тетя, скажете вы?
        Да, вероятно. Но именно благодаря пробивному характеру и нежеланию идти на компромиссы она сделала себе громкое имя. И может позволить немного капризничать, ставя определенные условия.
        В конце-концов, она моя родственница. Единственная. А родственников, как всем известно, не выбирают.
        Когда этот бесконечный день закончился, я с радостью пошла домой. Пока еще в мою заслуженную «двушку».
        Не успела помыть посуду после нехитрого ужина (легкий салатик с моцареллой), в дверь позвонили.
        Пошлепала открывать, уже зная кого увижу на пороге.
        Так и есть, Оксанка собственной персоной. Моя лучшая подруга, соседка и просто кладезь знаний! Она была старше меня на год, а казалось, что нас разделяла целая вечность. И это чувствовалось не только в плане ее знания мира (в основном, благодаря частым поездкам заграницу), подруга ушла далеко вперед и в другой стезе. Той, что болезненным колом отзывалась в сердце. Любви.
        Правда она даже в романтике находила чисто практическое применение, являясь циником, на которого мужчины клевали табунами. Благодаря мужскому вниманию Оксаночка и получила трехкомнатную квартиру в том же доме, где проживала сейчас я. И имела неплохую машину, не говоря уже о дорогой одежде, аксессуарах и высоких требованиях.
        Нас разделяла пропасть даже в этом.
        Однако, несмотря на казалось бы совершенно различные характеры и вкусы, мы сошлись, став не разлей вода. И виной тому курьезный случай пятилетней давности.
        В тот вечер один молодой человек никак не желал понимать моих намеков, намереваясь пробраться в гости. И я битые полчаса стояла на улице, ежась от ветра, перебирая в уме очередную отговорку, когда пришла спасительница со светлыми волосами.
        Она заметила нас, но не спешила заходить в парадную, оставшись чуть в стороне, чтобы покурить. И наверняка до ее ушей долетела суть разговора. Поймав мой взгляд, соседка подмигнула, выбросила сигарету, после чего походкой от бедра проследовала ко мне, складывая руки на груди.
        - Зайка, что это значит?!
        Мой поклонник (надо сказать, что он добивался встречи неделю, выпросив одно- единственное свидание, которое никак не хотел заканчивать на свежем воздухе), замолчал, удивленно уставившись на вновь прибывшую.
        - Ты снова взялась за старое? - Оксана нахмурила брови, после чего уничтожающим взглядом прошлась по парню с головы до ног. - Что это?
        - Это… Костя.
        - Я не спрашивала его имени, котенок! Я хочу узнать, почему рядом с тобой мужчина? Мы, кажется, договорились! И с прошлого раза ты клялась, что больше не ступишь на гетеро-дорожку!
        В тот момент я подумала, что совершенно потеряла связь с реальностью. Потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чем она говорила. И подыграть.
        - Я не ожидала тебя так рано! Ты же… была в командировке!
        - Ах, не ожидала она! - она сузила глаза, сделав шаг навстречу. - А ты знаешь, что я сделаю с тобой за непослушание, дрянная девчонка? - ее голос стал походить на заигрывание.
        Я облизнула губы, периферийным зрением наблюдая, как вытягивается лицо «поклонника».
        - Н-нет… Но хочу это узнать! - у меня же получилось произнести это томно? С придыханием?
        - Так. Не понял. Ты что, это?.. По девочкам?.. - наконец, отмер Костя.
        Пришлось потупить взор.
        Сделав еще один шаг, заслоняя меня своей грудью, Оксана указала парню на дорогу.
        - Здесь занято, малыш. Поищи себе другую жертву.
        - Твою же!.. - молодой человек сплюнул себе под ноги. - И какого ты тогда морочила мне голову? Почему не сказала сразу, я бы так не старался!
        - Моя белочка слишком стеснительная, - вновь ответила Оксана, поворачиваясь ко мне и обнимая за талию. - Но любит пошалить, чтобы вывести меня из себя. Ее заводит, когда я сержусь. Правда, милая? - она заправила локон, выбившейся из моей прически, за ухо. - Ты же знала, что я вернусь раньше. Прочитала сообщение?
        Я просто кивнула, пытаясь не засмеяться.
        Как, оказывается, тяжело приходится актерам! Их игра - настоящее искусство! Труд!
        Выругавшись себе под нос, Константин резко развернулся, начав удаляться от нашей «парочки».
        - Ты, случайно не актриса? - я восхищенно покачала головой, глядя, как удаляется «объект», засунув руки в карманы и сгорбившись, словно побитая собака.
        - Прошла курсы актерского мастерства, - подтвердила блондинка, лучезарно улыбаясь, - иногда выручают в таких вот случаях.
        - Это была шикарная импровизация. Спасибо тебе! Выручила!
        Оксана хмыкнула, указав на дверь.
        - Теперь путь свободен.
        Вот так. Очень нелепо, но, тем не менее, запоминающейся ситуацией, мы начали общаться. И постепенно общение вылилось в крепкую дружбу с частыми посиделками в гостях друг у друга. Сегодня был черед Оксанчика приходить, захватив с собой бутылочку белого вина.
        Заметив презент, я фыркнула.
        - Что за повод?
        - Как будто нам нужен повод, чтобы продегустировать хороший напиток! - прошествовав в кухню, Оксана без проблем отыскала штопор, откупоривая бутыль.
        - Достань бокалы.
        Пришлось послушаться. В моем доме мне отдают поручения. Как это на нее похоже!
        И только сделав пару глотков сладкого напитка, от которого щипало в носу, Оксана сдалась.
        - Ну хорошо! Да, повод есть!
        - Дима?
        - Он свинья! Настоящая!
        - Что он учудил в этот раз? - я присела на широкий подоконник, тогда как подруга остановила выбор на барной стойке с высокими стульями.
        - Ты помнишь, я рассказывала тебе про новый ресторан, который открыл Олег?
        - Твой бывший? Тот, который еще возил тебя в Доминикану?
        - Да-да, шатен в очках.
        - Ну.
        - Так вот, Дима, оказывается, познакомился с ним! У него, видите ли, бизнес партнеры, те, которые занимаются поставками, переметнулись к Олежке. И Димочка решил выяснить, что он из себя представляет. Да так выяснил, что в конце концов они оба напились, начав на пьяную голову рассказывать про свою жизнь. Дима так красиво расписал меня, что Олег был столь любезен, что предложил вип-столик и блюдо от шеф-повара за счет заведения, если только увидит воочию «длинноногую гурию с глазами цвета грозового неба». Нет, ты прикинь! Дима теперь предлагает устроить свидание в том ресторане! «Познакомить» с Олегом! Это катастрофа!
        Я молчаливо сделала еще глоток.
        - Мда. Ситуация.
        - Вот я и думаю, как теперь быть. Так быстро расставаться с Димасиком не входило в мои планы. Но все к этому и идет. Он же жуткий собственник, а если поймет, что его новый друг когда-то имел честь прикасаться к «его девочке», будет скандал.
        Я так красноречиво посмотрела на нее, что Оксана прикрылась бокалом.
        - Мне бы твои проблемы, да? 06 этом ты сейчас подумала?
        Я скривилась, допивая дорогое вино залпом.
        Поняв, что нужно срочно менять тему, Оксана подошла к холодильнику, начав рыться в морозилке.
        - Лиза, у тебя есть мороженка?
        Она вновь взялась за свое! Не проходит и полугода, чтобы мы не возвращались к излюбленной теме. Правда сейчас она как нельзя кстати. Переключает с мыслей о сложности жизни (я все пыталась разрешить загадку с мужчинами, которые будут драться за право быть с Оксаной, кто же победит?).
        - Ну я же просила не называть меня так! Нету.
        - Это твое имя, смирись! - подруга показала язык, за что в нее полетела подушка, до этого комфортно пристроенная за моей спиной. Поймав мягкий снаряд, она прошествовала до диванчика, где обняла «добычу», проказливо улыбаясь. - Да, так мне будет удобнее! Правда с мороженым было бы лучше.
        - Как ты можешь есть эту калорийную пищу и не толстеть, блондинистый монстр?
        - Секрет фирмы, - она подмигнула. - А я все равно буду называть тебя Лизой, как бы ты ни старалась. Это для других ты можешь быть Веттой. По мне так глупое имя. Что что еще за Ветка? Ты дерево что ли? Какое? Сосна? Дуб? Ольха?
        - Буду елью с длинными колючими иголками, которые с удовольствием воткнуться в чей-то зад! - я завертелась в поисках очередного «снаряда», но ничего подходящего на глаза не попалось.
        Оксана выдержала паузу, после чего все же спросила:
        - Что, снова главгад доставал?
        Пришлось позорно кивнуть, подтянув колено к подбородку, и прикусить палец. Всегда так делаю, когда прибываю в задумчивости. Странная привычка еще с детства, за которую многие друзья считают меня маленькой. Ну что поделать, если так думается действительно проще!
        - Мне иногда кажется, что главными редакторами становятся исключительно после отбора на самый вредный характер!
        - Он к тебе придирается!
        - Ага, вот прямо так ему и выскажи в лицо.
        - А я выскажу! Ты же знаешь, мне не слабо!
        Я улыбнулась.
        - Знаю, поэтому и не пускаю. Мне нужна работа.
        - Ты можешь найти другую! Где будет менее доставучий начальник! Ты только скажи, и я помогу! Подниму старые связи, новые найду, в конце-концов!
        Люблю ее, эту строптивицу!
        - Оксик, ну тебе ли не знать всей сложности?
        - Ты уже проработала на этого изверга целый год! Мне кажется, долг перед тетей отдан сполна! Тем более с такими жертвами!
        «Павел Петрович - лучший в своем деле, школа, пройденная под его руководством, открывает двери в широкий мир», - процитировала любимую тетю и скривилась. - Меня саму эта школа порядком задушила.
        - Ну так попробуй найти выход, чтобы и овцы были целы, и волки сыты. Тебе нужно валить от этого Петровича!
        - Как будто это так просто! - сама сейчас пожалела, что в морозилке закончилось мороженое, с удовольствием вонзила бы ложку в пломбир. - Если он меня уволит, я останусь без квартиры.
        - А поговорить с тетей? Она же может войти в твое положение.
        Я приподняла бровь, и Оксана стушевалась.
        - Ну да, что-то сказала, не подумав. - Она начала теребить край наволочки, надетой на подушку. - А что, если предложить Петровичу сделку? Ведь он постоянно грозится увольнением? Значит, спит и видит, чтобы избавиться от сотрудника, из-за которого у самого винты закручены так, что мама не горюй.
        - Продолжай.
        - Может, если ты со своей статьей выведешь его журнал в топ продаж, он пойдет на мировую? Так ты докажешь и ему, и тете, что способна на большее, нежели новостные обзоры. И сможешь писать то, ради чего пошла в издательское дело.
        - «Пэ в кубе» не даст мне бизнес-колонку.
        - А я и не говорю про его журнальчик! Мы найдем тебе что-то круче! To, где твой талант оценят по достоинству.
        - Сказать-то просто, а на деле… Ну представим, что я действительно уговорю его пойти на компромисс: пишу «бомбу», и он меня отпускает на вольные хлеба по собственному желанию. И тетя тоже согласовывает данный расклад, оставляя условия с квартирой в прошлом. Остаются две гигантские проблемы: куда пойти, и, главное, о чем писать? Какая новость может перекрыть все, что происходит у нас в городе, чтобы заинтересовать миллионы читателей? Не забывай, что наши конкуренты также не сидят, сложа руки. Они всегда первыми узнают о чем-то более-менее значимом. Невозможно обойти тех, кто на три шага впереди.
        - С таким настроем войну не выиграть.
        Я плотно сжала губы, пожалела, что подушка в комнате была всего одна, и та захвачена в плен. Впрочем, если отнять, и попытаться немного придушить эту язву…
        - Мне не нравится твой взгляд, - Оксана вцепилась в подушку сильнее, словно прочитала мои мысли.
        - В твоем плане слишком много «если».
        - Но у меня хотя бы созрел план! Ты же сидишь на попе ровно, да терпишь его нравоучения! Которые по большей части не пригодятся в профессиональном плане. Зачем оно надо?
        - Окей. Найди мне тему, и я приду к Петровичу на ковер, ставя вопрос ребром!
        - Вот это другой разговор! - Оксана вскочила, вновь подлетая к вину. - Еще по бокальчику?
        - А, черт с тобой, наливай!
        Глава вторая
        - Те-е-е-м-а-а! Я тебе говори-ил, что ты лучший, самый лучший-ик! друг?
        - Говорил, - я старался не завалиться под тяжестью бывшего одноклассника, доводя практически бессознательное тело до такси.
        И как только в него столько влезло? Целая бутылка коньяка! Силен Славка, ох как силен! И ведь мне приходилось составлять ему компанию! Хорошо хоть не в таком же количестве, но для вида я пригубил напиток, опрокинув в себя два бокала.
        И когда он набрал в весе? И, главное, куда все девается? Да, по росту мы с ним примерно на одном уровне, за сто восемьдесят, но Вячеслав Горелов был слегка объемнее. Нет, он не был толстым, просто комплекцией скорее напоминал бодибилдера на пенсии, когда я - пловца или же легкоатлета. Его прическа также практически копировала мою - стандартный полубокс. Темно-синий костюм с белой рубашкой и галстук в косую линию, ни дать, ни взять, прекрасный пример успешного бизнесмена.
        Только этот самый денежный воротила был чудо, как не успешен в любви. Еще со школьных времен. Удивительная особенность, если учесть талант к убеждению, внешний лоск и спортивное прошлое. К тому же он умудрился довольно высоко подняться в карьере, и к тридцати шести годам стал генеральным директором нескольких прибыльных предприятий. Богатый, привлекательный и веселый… однако с закрепленным за ним званием героя-любовника. Ни одна дама не задерживалась рядом с этим Казановой дольше, чем на полгода.
        Ан нет, вру, был рекорд: восемь месяцев. И отношения закончились весьма громко, девушка застала Славку в кабинете с его финансовым директором. Вернее, на тот момент симпатичная шатеночка только устраивалась на работу, и таким образом решила показать всесторонние умения. Показала. Как может отстаивать «свое». Она не выбежала по слезами на глазах из кабинета, а с холодной расчетливостью поправив на губах смазанную помаду, да застегнув блузку, заявила пассии, что та может быть свободна, поскольку Вячеслав Иванович переключил внимание на ее персону.
        Слава ударился в новый роман с принятой на высокий пост «зубастенькой девочкой», пока в ресторане на очередном деловом обеде не приметил миниатюрную блондинку.
        Думаю, продолжать не стоит.
        Мой друг ветреный, непостоянный и чересчур увлекающийся. Для него каждые новые отношения - способ обновиться, почувствовать свежее веяние. Он разрывал контакты также легко, как и заводил, глубоко не погружаясь в чувства. Так, мимолетный секс, ничего не значащие подарки, и гуд бай.
        Поэтому для директора стало неожиданностью, когда некая дама решила поставить его на место. Все с самого начала было продуманной акцией, как выяснилось позже. Она специально привлекла внимание «богатенького мальчика», чтобы после побольнее ударить.
        Собственно, результатом мести этой смышленой дамочки стало практически банкротство Горелова.
        - Эта стерва еще поплатится! Я ей покажу, на кого она решила разинуть пасть! - кулак опустился на стол, и Вячеслав продолжил изливать душу.
        - Ты мне объясни, каким образом твоя Людочка сумела узнать коммерческую тайну? Даже не все твои сотрудники имеют доступ к засекреченной информации, а эта мамзель, если я правильно понял, вообще не из твоей области.
        Горелов стушевался.
        - Видимо, ей каким-то образом удалось разблокировать мой компьютер… пока я спал.
        Вот и как объяснить этому великовозрастному оболтусу, что такие вещи не должны храниться в зоне досягаемости посторонних?..
        Я молчаливо подозвал официанта и заказал коньяк. По глазам Славки видел, что ему это нужно.
        А по мере набора градуса в крови, в голове формировался план, что я вынашивал последние три года. Так почему бы не попробовать сейчас? Тем более другу нужно переключиться на что-то позитивное.
        - Славка, у меня есть для тебя предложение. Правда оно несколько необычное.
        Горелов подпер голову рукой, пытаясь сфокусировать на мне порядком осоловевший взгляд.
        - Мы с тобой пустим слух, что миллиардер, который все эти годы скрывал свою личность, появится в северной столице. Скажем, для открытия Петербургского филиала.
        - Что-то не пойму, зачем? И при чем здесь я?
        Я хитро улыбнулся.
        - Ты временно станешь этим самым миллиардером.
        - Я стану… кем?!
        - Не переживай ты так. Юридические вопросы я беру на себя. Тебе нужно будет всего-навсего изобразить вовлеченность в процесс, не более.
        - Артем. - Горелов даже протрезвел. - Зачем тебе это?
        - Как ты помнишь, треть акций твоей компании принадлежит мне. Значит, Людочка бросила вызов не только твоей персоне, но задела и мой интерес. Я хочу отыграться. Она не может быть простой аферисткой, наверняка за ее плечами годы практики и серьезные дяди. Я хочу найти этих граждан. Никогда не поверю, что она упустит возможность откусить кусок побольше, если на горизонте замаячит возможность. Она ведь не поняла, что ты все узнал?
        Славка отрицательно помахал головой, после чего все же собрал мысли в кучу.
        - Постой-постой! Хочешь сказать, что тот случай год назад, когда одна из твоих фирм чуть было не прогорела, может быть связана с Людмилой?
        - Я не могу исключать данного расклада. Расследование зашло в тупик, а у меня не было времени, чтобы как следует погрузиться в дело.
        - Но разглашение персоны?..
        - Мы не будем ее разглашать. Лишь намеками укажем на тебя, только и всего.
        - Мне нужно еще выпить, - Горелов потянулся за бутылью.
        Как ни удивительно, он в результате согласился на эту клоунаду. Пусть и с большими поправками. Может, взыграло эго или попранное самолюбие, но Вячеслав решил, что примерить на себе амплуа загадочного магната - лучший способ отомстить.
        Мой план начал потихоньку воплощаться в жизнь.
        ***
        - Береза моя стройнотелая! - Оксана раскинула руки в стороны, вероятно ожидая, что я побегу к объятья к той, что скандирует странные вещи на всю улицу?
        Однако она была права в предположении скорости, с которой я подлетела к ненормальной блондинке, хватая ее локоть и резко разворачивая спиной к месту моей работы. Пока еще моей.
        - Ты совсем меня под монастырь подвести хочешь, Окси?! - зашипела на подругу, стараясь быстренько удалиться от родного журнала. Если кто-то из отдела услышит речи звонкоголосой королевы красоты, вопросов не оберешься. Как и косых взглядов в мою сторону. Итак благодаря Петровичу за мной закрепилась слава девочки, пришедшей в журналистику благодаря связям. И ни слова о моем таланте, разумеется. Зачем? Когда есть прекрасная возможность отыграться за издевательства тети на ее нищей и безвольной племяшке.
        Вот только не такая я уж и безвольная! Решилась же на авантюру, в которую Оксана, кажется, прямо сейчас меня и тащит. Ибо можно по пальцам пересчитать разы, когда моя юная подруга с внешностью ангела-херувима (с этими ее светлыми волосами, отливающими золотом на солнце, да широко распахнутыми голубыми глазами) являла свою фигуристую персону на порог журнала Петровича.
        - Подруга! Что я узнала! - мой ангелок тащила меня вперед, словно танк, не разбирая преград. - Так и не терпится рассказать!
        - Окси, потише, я же не ты, не могу на каблуках выкрутасы выделывать!
        Соседка смерила мои рабочие туфли презрительным взглядом.
        - И это ты называешь каблуками? Семь сантиментов - это подошва, милая. Когда дорастешь до двенадцати, поговорим. И что означал твой выпад в сторону моих «копытец»? Я, между прочим, не танцую на них, а грациозно прогуливаюсь.
        - Ну да, перед носами богатеньких мальчиков.
        - Фи, Лизаветта! Какая пошлость!
        - Это ты все думаешь в меру своей испорченности. Я не про клуб говорила, а про обыкновенный променад. Вот как мы с тобой сейчас гуляем… или бежим. Я насчитала четырех представителей мужского пола, которые обернулись тебе вслед.
        - Четыре? - Оксана вздернула бровь и быстро осмотрела себя. - Видать, теряю форму.
        Я закатила глаза, стараясь при этом не оступиться, да проследовать до милого заведения, где мы с подругой взяли по большому каппучино, устроившись у окна на втором этаже.
        - Ну, жги!
        Оксана облизала ложку с пенкой, положив ту на тарелочку. Хитрый прищур обещал мне много проблем.
        - Что ты знаешь о мире больших денег, Елизавета Игоревна?
        Я отзеркалила ее моську, да предпочла скрыться от ежесекундной реакции за глотком горячего напитка.
        - Я точно знаю, что очень далека от этого самого мира, Оксана Федоровна.
        - Но ты же рвалась описывать акул бизнеса, не так ли?
        - Это называется «брать интервью», - решила «ознакомить» ехидну с лексиконом.
        - И, кажется, ты также прекрасно ведаешь, что мне не дают даже носа показать на мероприятия, где мелькают те или иные «денежные мешки». Мой потолок - владельцы вот таких вот кафешек, - я обвела уютный зал широким жестом.
        - Пора вырываться из зоны комфорта!
        Я не удержалась от того, чтобы приподнять брови. Становилось действительно интересно, что же творилось в блондинистой голове.
        - В общем, я тут подумала, что если Петрович тебе не дает шага ступить на почву, где действительно можно собрать интересный материал, то тебе просто необходимо сделать так, чтобы из-под твоего пера вышла статься про супер-пупер бизнесмена! Ты в своем очерке охватишь не только его персону, но сможешь сказать пару слов в принципе о ситуации на рынке, чем покажешь свою разностороннюю развитость. Да и если добавишь пару пикантных подробностей, выведешь колонку в лидирующие позиции, все любят грязные сенсации, за них готовы платить!
        Зарождающееся чувство, что я вот-вот получу ответ на загадку, что томила мое сознание последние две недели, пока у Оксаночки созревал план, испарилось.
        Это ее план, взять интервью у бизнесмена, описав пару острых углов в его биографии? Да каждый журнал имеет подобные тексты чуть ли не через страницу!
        Сенсацией могла стать лишь новость о громком скандале, разводе, свадьбе или внебрачных детях. Причем в семьях давно знакомых всем личностей. А они в подавляющем своем большинстве принадлежали сфере шоу-бизнеса, никак не экономики, над которой мы вначале условились работать.
        - Милая, - я старалась говорить как можно мягче, - скажи, чем я провинилась?
        Оксана надула щеки.
        - Между прочим, я тебе серьезно говорю.
        - Ты же понимаешь, что все известные бизнесмены на ручке у не менее известных журналистов? В конкурирующих журналах.
        - Понимаю. Поэтому и решила предложить гениальный план по разоблачению!
        - Кажется, теперь я перестала тебя понимать.
        - Бейба, я совершенно случайно узнала грандиозную новость, которая для тебя, может, и не новость вовсе. Что существует некий Черный Кардинал, Алмазный Принц… и как-то там еще его называли…
        - Ты сейчас про Инвестиционного Короля говоришь? Того, чей капитал переваливает за все мыслимые размеры, а количество фирм в конгломерате, где он занимает кресло генерального директора, сводится к тысячам?
        - Ну если брать мелкие предприятия, для одного перечисления нужен отдельный телефонный справочник, - подтвердила догадки Оксана. - В общем, если я правильно поняла, этот индивид скрывает свою личность, и никто не знает, кто же он на самом деле. Ни имени, ни внешности. Словом, человек-загадка. Так вот, представь, если тебе удастся раскрыть правду о нем! Это будет не просто сенсация, с этой новостью ты мало того, что выведешь журнальчик Петровича на первые полосы, но и сама прославишься! Марковна получит подтверждение своей гениальной крови в твоей персоне, и отстанет, а ты сможешь найти работу, которая действительно раскроет весь твой потенциал. Да после интервью с миллиардером тебя будут звать во все возможные издательства, газеты и журналы, лишь бы ты выбрала их!
        Мне пришлось выпить кофе залпом, чтобы не ответить что-то хлесткое. Более- менее успокоившись, я оставила чашку на стол, вперившись взглядом в лучшую подругу.
        - Зайка моя родная. Куколка ты сладкая. Ангел мой синеглазый. Неужели. Ты. Думаешь. Что личность этого загадочного мужчины никто не пытался открыть? Да за любую информацию, изобличающую Короля, обещана награда! Ты даже не представляешь, какой ажиотаж поднял в свое время слух, что Мистер Долларовый Миллиардер родом из России! А после открытая офиса в Москве, пусть с сотнями голов персонала, среди которых каждый мог быть именно им, столица гудела, не переставая, около трех лет! И ни один, повторяю, ни один журналист так и не смог докопаться до истины! Его еще прозвали Неуловимым, Призраком, Тенью, да у этого бизнесмена прозвищ примерно столько же, сколько нулей на банковском счете! И ты предлагаешь мне попытать счастье в мизерной возможности узнать, кто же именно скрывается под маской Денежного Мешка?
        - Ну… да.
        Я схватилась за голову.
        - Ведь у тебя же есть я!
        - Окси, я знаю, что ты у меня замечательная и все такое, но скажи, каким образом ты можешь мне помочь пролить свет на то, что находится в беспросветной мгле?
        - Между прочим, у меня очень много друзей, - Оксана пригубила напиток, - и большинство из них выходят на уровни твоего магната.
        - Солнышко, я, разумеется, ни в коем разе не хотела принижать возможности твоей коммуникабельности и изворотливости, но скажи, каким образом ты или твои связи укажут хотя бы на местоположение искомой цели? После Москвы Он пропал. Либо вновь отправился за границу, либо же все еще обитает где-то на просторах нашей необъятной, не собираясь показываться из норы.
        - А вот тут ты ошибаешься. - Улыбка вновь вернулась на лицо обиженной принцессы. - Мне из достоверных источников стало известно, что Темная Лошадка большого бизнеса на днях прилетает к нам в Питер!
        Меня так и подмывало спросить, что же это за источники такие достоверные, но я вновь сдержалась (на удивление сдержанная я сегодня, прямо диву даюсь, не иначе чай с успокаивающими травками действительно работает!), сейчас важнее был другой аспект.
        - Хорошо. Допустим. Он приехал к нам в город. И как ты мне предлагаешь отыскать его из миллионов? Ходить с табличкой: «Разыскивается миллиардер! Отличительные черты: скрытность, аналитический ум и умение филигранно уходить от СМИ»?
        Оксана захихикала.
        - Я бы на это посмотрела. Но нет. Все намного проще. Я узнала про анонсирование открытия одной интересной компании, которая будет заниматься продажей недвижимости. И про банкет, что будет устроен в честь этого знаменательного события…
        - Хочешь сказать, что за открытием фирмы может стоять наша пташка?
        - Это было бы логично, если сложить информацию о его приезде и внезапный интерес к элитному жилью. К тому же, - она понизила голос, - я точно знаю о месте проведения банкета.
        Я почувствовала, как что-то внутри меня оборвалось.
        Ведь может же такое оказаться, что действительно один из многочисленных кавалеров Оксаночки что-то, да знает? Все же она выбирает себе в спутники исключительно состоятельных джентльменов. Если среди их круга прошел слух, он может иметь вес.
        - Расскажи мне все. Я в деле.
        Глава третья
        Мне хотелось рвать на себе волосы. Или пойти утопиться.
        Почему, вот скажите мне, почему здоровый мужик, которому в ближайшем будущем стукнет сорокет, не умеет держать себя в руках?
        Я уже во второй раз за этот месяц имел честь видеть, как лучший друг закидывает в себя бокал за бокалом, повышая градус алкоголя в крови до критического уровня.
        Неужели он таким образом хочет дать телу расслабиться? Да, пусть на Славку свалилось многое: сперва перспектива банкротства, многочисленные операции по предотвращению катастрофы, вступление в права генерального директора фирмы, которая занимается отнюдь не тем, к чему Горелов привык, а после и встреча со СМИ, где он держал лицо, но это же все не повод заливать в себя алкоголем!
        Я сегодня решил вообще не пить, ограничился соком и постоянно был настороже. Пущенный по северной столице слух точечно попал в нужных людей.
        О нет, совсем немногим было известно, что в Санкт-Петербург заявился некто эфемерный с очень тугим кошельком. Я сделал так, чтобы о прибытии миллиардера узнали лишь избранные. Сливки общества, которые лишь изредка треплют языком, показывая свои связи и превосходство над остальными.
        Поэтому для меня было шоком узнать, что охота на настоящее Его имя началась и среди обычных журналистов.
        Впрочем, давайте по порядку.
        Я загрузил еле передвигающее ногами тело в тонированную «бэху», отпустив водителя. Негоже многим знать, что предполагаемый миллиардер может напиваться до поросячьего визга. Меньше знают, крепче спят.
        Я привычно схватился за руль и тронулся с места, но проехал всего ничего, когда с заднего сидения раздалось:
        - Меня сейчас вырвет.
        - Твою мать, только не в салоне!
        Ударил по тормозам, и, подорвавшись, как можно быстрее выскочил наружу, открывая перед Славкой дверь. Этот оболтус чуть было не вывалился наружу, пришлось подхватить многострадальное тело и довести до ближайших кустов.
        Мда. Отличное завершение банкета, ничего не скажешь.
        Я отошел от извергающего на траву изыски французской кухни друга, засунув руки в карманы и уставившись на небо. Пиджак снял еще раньше, поэтому сейчас в одной рубашке в полной мере ощутил прохладу Питерского лета. Конец июля, а кажется, что сентябрь на носу.
        Отвык я от этого, совсем отвык.
        Небо… за облаками должны быть звезды, но сейчас они не видны, лишь желтое пятно маячит в вышине.
        Надо же, а сегодня полнолуние. Может, небесное светило всему виной? Оно заставляет людей совершать необдуманные поступки?
        - Ты же не собираешься сейчас выть?
        Я обернулся на приятный голос и удивленно уставился на милое создание, облаченное в кожаную куртку, дешевые джинсы и кроссовки, что уверенной походкой несли хозяйку в мою сторону. На голове у девушки был небрежно завязан пучок, из которого выбилось несколько прядей, падая русыми волнами на худенькие плечи. В руках у незнакомки сумка с оторванной лямкой.
        - Прости?..
        Незнакомка подошла и кивнула на кусты, из-за которых доносился характерный звук.
        - Не приятно, когда вот из-за таких приходится ненавидеть свою работу. Он тебе хоть машину не испачкал?
        Она приняла меня за шофера?..
        - Нет, я вовремя среагировал.
        Девушка молча кивнула, брезгливо сморщив нос, когда очередной природный позыв скрутил желудок Вячеслава.
        - Я весь вечер пыталась улучшить момент, чтобы поговорить с ним. И теперь понимаю, что все было напрасно. Даже вот, сумочка пала жертвой слишком ретивых корреспондентов.
        Я вновь обратил внимание на озвученный атрибут.
        Значит, она была на том же мероприятии, что и мы? Забавно, я ее не заметил. Даже на выходе, если ее намеки на журналистов указывали на предпочтение в работе. Она ведь тоже из этих ушлых СМИ?
        - Ой, прости, все говорю, а даже не представилась. Ветта.
        - Артем.
        Девушка неловко улыбнулась и ее лицо тут же из измученного превратилось в крайне милое. Домашнее что ли.
        И весь этот ее облик напоминал скорее соседскую девчонку, нежели пиранью, готовую сожрать тебя с потрохами ради сенсации.
        - Ты была на его банкете?
        - Скорее топтала пороги, - Ветта пожала плечами, вновь посмотрев в сторону притихшего Славика. - Думала, это мой шанс. Сначала даже не поверила своему счастью, когда узнала, что смогу увидеть «звезду», обдумывала вопросы, представляла, как же произойдет наша встреча… И что в реальности: меня не пустили в ресторан, а на обратном пути я заметила слишком примечательную машину. Рекомендую поменять ее, если не хочешь, чтобы за твоим босом бегали толпы с желанием взять интервью.
        Она вздохнула, убрав поднятую ветром прядку за ухо.
        - Ты не знаешь, в ближайшем будущем еще будут подобные мероприятия?
        - Ты так хочешь встречи с ним? Зачем?
        - Все банально: написать статью.
        Значит, я был прав. Она работает в какой-то газете.
        - Если ты рассчитывала на эксклюзив, вынужден огорчить. Вячеслав Иванович уже ответил на вопросы СМИ, и завтра будет на первых полосах.
        Ветта помотала головой, украдкой посмотрела по сторонам, словно опасаясь, что ее могут услышать посторонние, после чего шагнула ближе.
        - Они не напишут то, что собиралась осветить я. Все вопросы касались открытия его фирмы, и были направлены на перспективы развития бизнеса, посвященного элитной недвижимости в Петербурге. Нет, это, разумеется, также актуально, вот только до главной сути они не добрались, - и снова хитрая ухмылка.
        - Главной сути?
        Она поднесла палец по рту.
        - Я пока не могу раскрывать карты. Но поверь мне, если мне удастся взять у него интервью, я смогу удивить.
        To, что не связано с его бизнесом?
        Неосуществленное банкротство предыдущей фирмы? Или же?..
        Догадка, что пулей прилетела мне в мозг, заставила замереть.
        До этой девочки тоже дошел слух про миллиардера?..
        Я внимательней присмотрелся к журналистке, но никак не мог понять, каким же образом она сумела раздобыть столь ценную информацию. Не тот уровень. Совсем не тот.
        Но если слух дошел до нее, значит, может вылиться в массы, а этого я не хотел. Хватило ажиотажа в Москве.
        Девочка… откуда тебе стало все известно?
        - У Вячеслава Ивановича на послезавтра назначена встреча с инвесторами, а после планируется деловой обед в центре. Лучшей возможности подловить его у тебя не представится.
        Как загорелись ее глаза!
        Мне даже показалось, что на улице стало вдруг светлее.
        Эта миниатюрная милашка чуть ли в ладоши не захлопала.
        - Может, ты еще знаешь, в каком ресторане предстоит ужин?
        - На «Террасе» возле Казанского собора. Кажется, в час дня.
        - Господи, Артем, ты мой спаситель!
        Я уже готов был ответить на ее порыв обнять меня, как из кустов донеслось пьяное:
        - Те-е-ма!
        Ветта, разумеется, сразу же охладела, одними губами прошептав: «Спасибо!», поспешила оставить меня наедине с «боссом».
        Что это был за порыв? Почему я решил пойти навстречу незнакомке, к тому же принадлежащей к так ненавистной мне сфере «пишущих роботов»?
        Я думал об этом уже лежа в постели, бездумно рассматривая светлеющее небо за окном и всячески пытаясь найти оправдание глупому поступку.
        Не иначе, действительно полнолуние влияет на умы мужчин. Сначала Слава решил повести себя как зеленый мальчишка, перебрав с выпивкой, теперь вот я незнамо зачем позволил Ветте поймать удачу за хвост.
        Зачем?
        И ведь если бы она была красоткой, сводящей с ума все мужское население, я бы еще понял. Списал бы свою волонтерскую деятельность на возможность дальнейшего приятного препровождения в обществе милашки. Но нет, эта девочка была самой что ни на есть обыкновенной.
        Худенькая, невысокая, кажется, ниже меня на целую голову, с нелепой прической, длинным носом, похожим на клюв цапли, да еще облаченная в дешевые одежды. Единственными бриллиантами ее внешности были глаза теплого шоколадного оттенка и белоснежная улыбка, выглядывающая из-под манящих пухлых губок.
        Слишком маленькое количество достоинств, чтобы считать внешность журналистки примечательной.
        Не мудрено, что я не заметил ее у ресторана. Если бы столкнулись в толпе, скорее всего я бы мазнул по ней взглядом, даже не задержав внимания, да прошел мимо.
        И все же предложил встретиться с Вячеславом. Решил помочь.
        Не глупо ли?
        Скорее, странно.
        Никогда не замечал за собой тенденции поощрять внимание к другу, который не нуждается в моей опеке, справляясь с нехитрым делом сближения с противоположным полом чересчур ретиво.
        Ладно, разберусь с этим неведомым явлением позже. А сейчас нужно хотя бы пару часов поспать, прежде чем отправиться на деловую встречу с потенциальными партнерами.
        ***
        Я чуть было не вознесла молитвы к небесам, когда заметила вдалеке машину, что приметила ранее. Именно на ней приехал предполагаемый миллиардер. Я видела, как тот выходил из салона, и отвлеклась всего на секунду, как передо мной попыталась влезть какая-то девушка с фотоаппаратом, которую я жестко отодвинула в сторону, вновь занимая выгодную позицию, с которой открывался вид на гостей и убранство ресторана. Нашла взглядом финансового магната, и замерла. Он что-то обсуждал с очень привлекательным мужчиной, также шедшим со стороны БМВ. В тот момент, когда собеседник «жертвы» улыбнулся, обнажив ряд белоснежных зубов, я чуть было не забыла, зачем вообще пришла к популярному заведению, настолько была ошеломлена. Мне казалось, что подобные экземпляры могут встречаться разве что на обложках глянцевых журналов. Или небрежно махать рукой с красной ковровой дорожки на премьере фильма, где, разумеется, играют главную роль.
        На моем неизвестном Аполлоне (хотя нет, какой еще Аполлон, он скорее Арес, Бог Войны, способный одним лишь взглядом заставлять подчиняться его воле и безропотно следовать, куда бы он не приказал), как влитой сидел черный костюм, а светлую рубашку закрывал целомудренный галстук насыщенного синего оттенка. С места, где я находилась, не сумев преодолеть преграду из охраны, мне не удалось рассмотреть цвет его глаз, но почему-то хотелось верить, что они такие же сапфировые, как и элемент делового костюма. Темные волосы, гордая осанка, модная щетина, захватывающая в плен подбородок, пространство над губой и щеки, подчеркивая высокие скулы, да внимательный взгляд… Кажется, я влюбилась.
        И не сразу переключила внимание на человека, к которому ринулись более удачливые коллеги по перу, норовя задать интересующие вопросы.
        Миллиардер оказался молодым, широкоплечим мужчиной с умением преподать себя. Он бойко отвечал на каверзные вопросы, непреклонно завершая интервью и переходя к главной части банкета.
        Пару раз я пыталась проскользнуть внутрь, но не оставалась незамеченной, в последнюю попытку мне вообще мягко говоря намекнули, что за подобные поползновения могут вызвать бравых полисменов, пожаловавшись на нарушение общественного порядка. Подумаешь, закрытая вечеринка! Подумаешь, у меня нет приглашения! Но я же представитель СМИ! Даже бейджик напялила на грудь, который после моего же заверения перешел в карман охраны.
        Неужели все было напрасно? Оксана так старалась, чтобы я сумела осуществить нашу мечту по воплощению плана «Свободу от Перелелкина и Невской!», и как теперь смотреть ей в глаза? Окси все сделала за меня, узнала, как зовут генерального директора новой фирмы, уточнила время и место проведения банкета, мне же оставалось только заявиться пред его ясны-очи, да задать пару вопросов. Но и тут я не сумела продвинуться.
        Оттого шок вперемешку со счастьем, что пришли на встречу отчаянию и разочарованию в себе самой, Вселенной и сегодняшнем дне, обрушились на меня снежной лавиной.
        Черная БМВ проехала мимо меня, остановившись возле маленького сквера. И я вновь смогла увидеть пленительного Ареса, что помогал миллиардеру выбраться на свежий воздух по направлению к кустам.
        Это был мой шанс!
        Я заговорила раньше, чем смогла осознать сказанное. Кажется, будто кто-то другой управлял моими губами, отключив при этом режим скромной и до одури влюбленной.
        К слову сказать, я влюблялась раньше. Всего раз. Так, чтобы сильно, мучительно, и самозабвенно. Его звали Антон, и мы встречались около двух лет. Я думала, что он мой будущий муж, даже распланировала свадьбу и имена детей, когда столкнулась с жестокой реальностью: он пользовался мной, позарившись на квартиру в центре. Даже не мою.
        Я совершенно случайно увидела не вовремя пришедшее сообщение на его мобильнике, пока Тоша принимал душ. Там говорилось, какой он жеребец, и как некой «Анютке» было с ним хорошо прошлой ночью. А также приглашение повторить родео.
        В тот момент мой мир рухнул. Перед глазами появилась пелена, а руки сами собой вытащили на центр спальни его чемодан, начав бездумно скидывать туда мужские вещи.
        Я не хотела устраивать скандал. Думала, если начну кричать, то не остановлюсь, перебужу соседей, да и попросту убью изменщика. Однако Антон, выйдя в махровом халате и приметив собственную сумку с горой одежды, решил выяснить отношения на повышенных тонах.
        В тот вечер я многое узнала о себе. Например, о том, что ему приходилось переступать через себя, каждый раз ложась со мной в постель. Ему, видите ли, не нравятся кожа да кости, он любит подержаться за округлости, которых у меня кот наплакал. Да и характером я не вышла. И вообще, будь его воля, он давным-давно разорвал бы все отношения, но терять жилплощадь в историческом центре было не комильфо.
        Антон прямо в лицо мне сообщил, что на самом деле никогда не любил меня, и все слова, что казались мне манной небесной, были ложью. Как он тогда сказал «во благо». Все его частые командировки оказались ничем иным, как способом отдохнуть от приставучей подруги в объятьях более привлекательных и грудастых. Так что сообщение на телефоне - капля в море.
        Как я раньше не замечала его пренебрежения, не пойму. Правду говорят, что любовь слепа. Я также слепо следовала за своими чувствами, не желая признавать горькую истину.
        Возможно, именно болезненный разрыв и заставил меня подчиниться воле тети, безропотно пойдя у нее на поводу. Целый год работы на Павла Петровича в попытке заглушить душевную боль, да зализать раны. И целый год монашеского образа жизни. Я отталкивала от себя мужчин, закрывшись в защитный кокон. Не подпускала никого. Да даже не рассматривала ни одного парня как потенциального молодого человека.
        До этого дня.
        Ареса, оказывается, звали Артем. И вблизи он оказался еще более красивым, нежели издалека.
        Он снял пиджак, оставшись в одной белой рубашке, и я могла оценить спортивное телосложение, что явно указывало на его пристрастие к физическим нагрузкам. Глаза оказались не синими, а серыми, похожими на сталь или небо перед грозой. Длинные черные ресницы, жесткие губы, волевой подбородок.
        Я несла полную чушь, совершенно не соображая, что именно говорю, но, кажется, сделала все правильно, ведь Артем подсказал, где можно будет поймать Горелова.
        И, если он действительно работал на Вячеслава, я смогу вновь увидеть его.
        Спеша домой, я даже не могла определить, что же радовало меня больше: второй шанс взять интервью или же возможность увидеть этого мужчину, пробившему брешь в глухой обороне одной своей улыбкой.
        Глава четвертая
        Я искусала себе губы в неопределенности. Стоит ли брать из копилки деньги, чтобы разрешить совести наравне с другими посетителями «Террасы» заказать кофе с пирожным? Или все же остаться за пределами ресторана, ловя миллиардера, когда тот будет выходить?
        Скрепя сердце, решила, что больше шансов на интервью все же на территории модной кухни. Шуршащая бумажка перекочевала в кошелек в виде головы кошки.
        Да-да, знаю, вроде бы взрослая девочка, но я не могла пройти мимо такой прелести! Пусть Оксаночка тысячу раз говорила, что негоже даме «в нашем возрасте» увлекаться подобными детскими аксессуарами. Просто она не влюбилась в эти огромные глазки, отражающие в себе звездное небо! Да и ушки! Такие милые, торчком. А с обратной стороны принта имелось «пузико», очень приятное на ощупь, мягенькое такое и серенькое. Прелесть одним словом, а не кошелек. К тому же маленький и компактный! Влезает даже в карман куртки, когда не хочу брать с собой сумочку. Удобно.
        А это тоже отдельная тема для длительных диспутов - женские сумки. Я вот не могу никак определиться, что же мне нравится больше: вместительность с функциональностью или же легкость и миниатюрность. Казалось бы, так просто: в женскую сумочку может влезть все! Но с моими предпочтениями носить блокноты, ручки, влажные салфетки, зарядку для телефона (да-да, я такой человек, без провода из дома не выйду! Вдруг, понадобится срочно позвонить, а телефон ку-ку?), сам телефон, ключи и кошелек, получается вроде бы список внушительный, но влезть может как в клатч (если блокнотики выбирать маленького формата), так и свободно болтаться в сумочке значительных размеров. Походив и с тем, и с другим, я остановила выбор на рюкзаке. Да, не очень по-девчачьи, но, Боже, как же удобно! И руки всегда свободны, и все необходимое с собой, и можно всегда забросить в рюкзак что-то, не относящееся к ежедневному обиходу (к примеру, фотоаппарат, или утрамбовать купальные принадлежности для бассейна). А что? Очень функционально. Маленький рюкзак заменяет спортивную сумку и является бессменным спутником. Сегодня так точно. Все же
позавчера мою «выходную» сумочку умудрились порвать (ремешок, если говорить точнее).
        Так что с утра я предстала в довольно странном образе: вышеупомянутый рюкзак, блузка, юбка-карандаш и классические черные туфли на небольшом каблуке. Сюда бы больше подошел клатч, но туда никак не хотел влезать ежедневник (повезло обнаружить пропажу маленьких блокнотиков именно вчера вечером, когда все канцелярские магазины были закрыты, а на утро я никогда не оставляла выполнение серьезных дел, чтобы не опоздать).
        И о чем я думаю?
        Какие-то рюкзаки и блокноты.
        Мда.
        Это все волнение. Да-да, волнение перед встречей.
        Вот только с кем?
        Миллиардером ли?
        Было бы логично пребывать в небольшом дискомфорте как раз впоследствии ожидания первого разговора с богатым мужчиной. Но нет. Я совсем не переживала, как пройдет наше знакомство.
        А нужно было! Все-таки от этой встречи и нашего интервью зависит мое будущее!
        Но глупое сердце быстрее билось, зная что вскоре я могу встретиться взглядом с человеком, который лишил меня сна.
        Да, должна в этом признаться. Прошлой ночью мне так и не удалось уснуть. Я все воскрешала в памяти его образ. Моего Ареса.
        И представляла нашу встречу. Как это будет? Он останется ждать работодателя в машине? Или же поднимется следом, на крышу ресторана, откуда открывался вид на университет имени А.И. Герцена и Казанский собор?
        Какую роль он играет в жизни миллиардера? Является только ли водителем? Может, также приставлен, как охрана? Все же мужчины с капиталом, превосходящим самые смелые фантазии, привыкли к безопасности, и окружают себя верными людьми. Не поверю, что у Горелова нет телохранителя. Ему нужно чувствовать себя защищенным. А я как-то не заметила никого кроме Артема в тот вечер рядом с ним. Хотя, по идее, должно быть пару машин с ребятами из спецназа, которые ястребиным взглядом осматривают округу на предмет малейшей опасности.
        Впрочем, я даже нашла объяснение отсутствию бронированных джипов и устрашающих на вид головорезов. Горелов ведь предпочитает сохранять истинное лицо в секрете. И в Питере о нем знают лишь как генерального директора нескольких компаний, одну из которых он основал не так давно.
        Вячеславу Ивановичу не к чему лишний шум. И привлекающие внимание ребята. А вот один-единственный охранник, который выполняет роль сопровождающего, не вызовет вопросов. Может, он его нанял как своего секретаря, к примеру? Логично же присутствие личного помощника на важных переговорах? Вполне.
        Своими мыслями я зашла так далеко, что практически возвела Артема в разряд агента 007.
        Ну не смешно ли?
        Поэтому на следующий день пришла на работу не выспавшаяся, с мешками под глазами и хмурым выражением лица. Заметив мой внешний вид, Петрович поджал губы, прокомментировав: «Орлова! Сделайте так, чтобы Ваши ночные похождения не были видны на лице. Незачем всей редакции знать, чем вы занимались перед тем, как прийти на рабочее место».
        Он подумал, что бессонная ночь - следствие встречи с мужчиной. В чем-то, конечно, был прав, поэтому я лишь кивнула, отправившись в дамскую комнату наносить под глаза ВВ-крем и стараться отвлечься от мыслей о красавце-брюнете.
        Надо ли говорить, что рабочий процесс шел из рук вон плохо? А как я отпрашивалась на сегодняшний день? Петрович готов был съесть меня с потрохами.
        - Что значит, «по семейным обстоятельствам»? - он оторвал взгляд от служебной записки, кинув последнюю на стол.
        - Павел Петрович, мне правда завтра нужно будет отлучиться. Я целый год не брала отпуска и отгулов, поэтому один день - не слишком большая плата…
        - Я не спрашивал, что Вы думаете по поводу отсутствия на рабочем месте в рабочее время. Мой вопрос состоял в причине Вашего дезертирства.
        В тот момент мне так сильно хотелось надеть на голову главреда мусорное ведро, стоящее здесь же, что я удивилась спокойствию собственного голоса, ответившего очень даже учтиво:
        - По трудовому законодательству работникам полагается ежегодный оплачиваемый отпуск в количестве двадцати восьми дней, без объяснения причин. Я же прошу всего день. К тому же за собственный счет.
        Он проедал меня еще с минуту, после чего, скрипя зубами, подписал прошение.
        Таким образом у меня было целых двадцать четыре часа свободы. Время, необходимое для переворота моей жизни с ног на голову. Или же возврату к бренному существованию под руководством змея. Я очень надеялась на первый вариант. Потому как если не получится осуществить план с сенсацией, я не долго не выдержу издевательств «Пэ в у кубе», самостоятельно уйду, хлопнув дверью, и испытаю ни с чем несравнимое удовольствие. На первое время буду жить у Оксаночки, пока не найду подходящую комнату для снятия жилья, да новую работу (видимо, не по специальности, ведь тетя не дремлет).
        Нет-нет! Хватит думать о плохом! Мысли материальны.
        У меня все получится!
        Ну, миллиардер, держись! Ты - мой билет на безбедное и счастливое будущее вдали от всяких Петровичей!
        ***
        Я заметил ее сразу же, как только она вошла.
        Не понял зачем, но приехал на полчаса раньше, занял столик и стал ждать Славку, то и дело косясь в сторону дверей, ведущих на летнюю веранду.
        Я нашел ответ на мучивший меня вопрос. Почему эта девочка расположила к себе, являясь врагом (все журналисты были моими врагами, и никто не сможет меня переубедить в обратном). Все оказалось предельно просто: она не тряслась передо мной, стараясь угодить. Говорила как с равным, не имела ничего общего с бизнесом, не заводила разговоры про многомиллионные контракты, да и вообще повеселила тем, что приняла меня за обслуживающий персонал. Уж чего, а такого со мной за все тридцать семь лет не случалось. И мне захотелось продолжить некий спектакль, попробовать себя в том амплуа, которое насильно нацепила эта девочка с пухлыми губками, которые из ее образа запомнились больше всего.
        Блажь? Да, вероятно, но я приехал сюда отдохнуть, в числе прочего. Даже сидя сейчас в этом милом заведении и игнорируя сообщения, приходящие на планшет, я зарабатывал за минуту больше, чем все посетители отнюдь не дешевого ресторана в месяц.
        Ну ладно-ладно, может, не все, но большая часть.
        Пассивный доход от вложений в прошлом стал для меня привычной отдушиной, гарантией безбедной старости для меня и будущих трех поколений славной фамилии Бреннер. А все благодаря отцу, настоявшему на моем усиленном экономическом образовании в лучших университетах мира. Основоположником стал, разумеется, университет Маннхайма. Да и разве могло быть иначе, если с двух лет живешь в Германии, а родитель спит и видит, чтобы сделать тебя преемником конгломерата? Хотя вру, когда я учился, количество компаний под лейблом «Deintan» (сокращенно от латинского deinceps tantum, только вперед!), было вполовину меньше сегодняшнего. Поэтому приходилось впитывать бизнес- экономику, народное хозяйство, экономическую информатику, информационные технологии и юриспруденцию с предельным вниманием. Впрочем, учиться мне нравилось, ведь сам университет располагается в прекрасном старом городском замке, построенном в стиле барокко. После Маннхайма я успел перенять опыт в Гарварде, Стенфорде и Принстоне. Папа не скупился на том, что касалось вложений в мою голову, и, как впоследствии оказалось, не зря.
        За десять лет я сумел утроить начальный капитал, расширив влияние «Deintan» не только в ФРГ, США и Канаде, но вышел на российский рынок, в Китай и Японию. А недавно один из филиалов открылся в Австралии, правда он пока является скорее тестовым, но Сиднейские ребята расположили к себе деловой хваткой и амбициями, интересно посмотреть, что из этого выйдет.
        Да, приходилось много ездить по миру, изучать языки и порой спать по несколько часов в сутки, но я ни о чем не жалею. Тот, кем я стал сейчас, тот, кого обучили передовые профессора науки - всего-навсего примерный сын с привитой привычкой доводить все до конца.
        Возможно, эта самая привычка и заставила меня играть по-крупному. Я сменил привычный дорогой костюм на купленные в «Галерее» первые попавшиеся джинсы (пусть и фирменные, я, не отдавая себе отчет, зашел в знакомый бренд) и рубашку с коротким рукавом. Никаких галстуков, пиджаков и брюк за пару тысяч евро. Единственное, оставил на руках часы, подарок отца. Без них я чувствовал себя голым. Но, думаю, это небольшой промах в общей картине «парня с района». Ветта не должна усомниться в моей принадлежности к уже озвученной профессии помощника Горелова.
        Я поднял руку, обозначив свое присутствие. Если Славка еще не приехал, стоит больше узнать о той, кто может внести коррективы в план по находке «шпиона».
        - Привет.
        - Артем?.. - она явно не ожидала меня здесь встретить. - Привет!
        Я с удовольствием пробежался по фигуре, сейчас не скрытой за курткой, профессиональным взглядом.
        Надо же, а девочка, оказывается, не просто стройная. Она имеет довольно неплохую фигуру, приятные округлости в нужных местах, идеально плоский живот и длинные ноги, которые идеально смотрятся на шпильках.
        Становится все более интересно. К тому же сейчас я мог как следует разглядеть ее лицо при солнечном свете. Минимум косметики, лишь тронутые тушью ресницы, да провоцирующая алая помада, обращающая мой взгляд на рот журналистки.
        Она умело пользуется своей внешностью, когда нужно привлечь внимание. Так готовилась ко встрече с Вячеславом? Хм. Интересно, каким же способом милашка планировала узнать баланс нашего подставного миллиардера.
        Не через постель ли?..
        Она начала что-то говорить о том, как рада встрече, а я не мог не представить ее без этих тряпок. Интересно, под юбкой колготки или чулки? Я бы предпочел второе. Тогда можно и не скидывать этот офисный стиль, лишь задрать юбочку повыше, собрав на талии, да узреть выбранное для соблазнения белье.
        Я был бы не прочь узнать, какого оно цвета. Вероятно, белое, все же блузка немного просвечивала, и под ней явно проступал контур белоснежного лифчика. Кружево?.. Плохо видно, но скорее да, чем нет.
        Значит, Ветта предпочитает игривые комплекты?
        Улыбка сама собой появилась на моих губах, перед мысленным взором представив девушку усаженной вот на этот столик, с задранной юбкой, разведенными ножками и расстегнутой блузкой. Она бы выгнулась навстречу, демонстрируя высокую упругую грудь и призывающе облизнула бы эти пухлые губки, что отвлекали меня от темы, заведенной говорливой журналисткой. Так и хотелось занять ротик, заставив ее замолчать. И опробовать мягкость уст на собственном теле.
        Да, это было бы запоминающимся свиданием. На крыше, под ласковыми солнечными лучами, в окружении белоснежных скатертей и услужливых официантов, что, получив хорошие чаевые, закрыли бы вход на веранду, оставив нас вдвоем.
        - Артем?.. Так что ты думаешь?..
        - А? Прости, задумался. Не повторишь вопрос?
        Глава пятая
        Кажется, сегодня определенно мой день! Я пришла пораньше в надежде занять столик, откуда точно смогла бы следить за Гореловым, и каково же было мое удивление, когда тот, кто упорно поселился в мыслях, приветственно помахал рукой с самого удачно расположенного места?
        Артем… сегодня он выглядел еще более привлекательно, нежели позавчера. Или, скорее, привычнее для глаз? Все же мне не так часто приходится встречаться с мужчинами, отдающими предпочтение деловому стилю одежды (спасибо, что на работе можно ходить, в чем душа пожелает!). Его рубашка открывала загорелые руки, предоставляя прекрасную возможность любоваться тренированным телом, пусть и не облегая на груди, но все же очерчивая мышцы.
        О да, это мой очередной пунктик. Я всегда обращаю внимание именно на руки и грудь противоположного пола. Если они накачены, все, считайте меня готовой фанаткой этого мускулистого гиганта. Причем нужен был баланс: не слишком большой объем, но и не едва проступающие мышцы. Чтобы четко обозначался треугольный баланс: широкие плечи и узкая талия. Ну балдею я от таких фигур, что уж тут поделаешь.
        А Артем обладал не только умопомрачительно мужественным лицом с ослепительной улыбкой, но и по телосложению относился к атлетам, делая себя в моих глазах идеалом. Красоты, силы, и, надеюсь, что ума.
        Я нервничала. Действительно нервничала от осознания того, что мы наедине в хорошем ресторане. Болтала без умолку, зачем-то стала рассказывать про случай, как мы с Оксаной поднимались на колоннаду Исаакиевского собора. Интересно, к чему вообще эта тема всплыла? Напротив же стоял красавец Казанский. Высота, храмы?.. Дурость моя и неумение держать себя в руках перед привлекательным мужчиной, что побуждал в моем сознании далеко не святые образы.
        Я готова была нырнуть в омут с головой. Закрутить роман с этим Артемом, несмотря на то, что он все еще оставался незнакомцем, и я его видела всего второй раз в жизни.
        Что это? Химия? Страсть? Безрассудство?
        Но я отдавала себе отчет: этот брюнет пробуждал во мне уже позабытые низменные желания. И если бы только предложил… я бы согласилась, не раздумывая! Какие там правила трех свиданий? К черту!
        Вот только с моим глупым поведением и разговором ни о чем наверняка кажусь ему дурой. Поэтому нужно исправляться.
        - Я опять слишком много говорю. Извини, профессиональная привычка. Теперь пальму первенства передаю тебе. Ты ведь ждешь Горелова? Он уже приехал?
        Артем не сразу отреагировал, и пришлось переспросить.
        - Вячеслав Иванович подойдет к часу. У меня до обеда был отгул, так что договорились, что приеду прямо ко встрече.
        - Тебе он без вопросов позволяет брать время для отдыха?
        - Да. Мы своего рода давние знакомые. Так получилось, что в свое время пару лет учились в одном классе. Потом Вячеслав ушел с головой в продажи, а я… искал себя. Теперь судьба вновь свела нас вместе, уже на почве работы.
        - А какой он, Вячеслав Иванович?
        - Думаю, ответ на этот вопрос ты узнаешь сама уже очень скоро. - Артем кивнул мне за спину.
        Я обернулась, чтобы увидеть, как на летнюю веранду выходил генеральный директор «VPO» (Verus praedium optimus, что в переводе означает «лучшая недвижимость»), а за ним следовали еще два представительных джентльмена.
        Заприметив Артема, Вячеслав кивнул, перевел вопросительный взор на меня и приподнял бровь.
        Решил, что его подчиненный взял отгул ради свидания?
        Стало неловко. Но как же желанно!
        Однако Горелов даже не остановился перемолвиться словом, прошел мимо нашего столика, расположившись правее, да сел лицом к своему напарнику, пригласив коллег составить ему компанию. Вышколенный официант тут же подбежал предложить меню и забрал заказ на напитки.
        - Ну что, каковы первые впечатления? - Артем проследил взглядом за шефом.
        - Такое чувство, что мы для него - пустое место.
        - Неприятно, правда?
        - Он считает себя лучше других только потому, что богат?
        - Вячеслав - занятой человек, весь в работе. Для него непозволительно отвлекаться на деловых встречах. Вот после… думаю, тебе удастся задать пару вопросов. Но я бы не рассчитывал на многое.
        - Почему?
        - График, - Артем пожал плечами, сделав знак официанту. - Два кофе, пожалуйста. Ты какой предпочитаешь? - это уже мне.
        Он хочет угостить меня?
        - Латте.
        - Эспрессо и латте. На десерт даме…
        - Тирамису?.. - ответ дался с трудом. Ну не привыкла я к такой обходительности! Бывший никуда не водил меня, предпочитая домашнюю еду или делая заказы в службе доставки. Причем платить приходилось пополам.
        Когда официант ушел, я полезла за кошельком. Артем ничем не обязан мне, скорее, наоборот, ведь он подсказал, где будет Вячеслав.
        - Сколько я должна?
        - Только не говори, что ты серьезно, - между темных бровей мужчины пролегла складка. - Я не позволю девушке платить.
        Я замерла, так и не выудив денежного котенка на белый свет.
        - Это… неудобно.
        - Что именно? Мое желание сделать приятно привлекательной собеседнице? Смирись. И просто наслаждайся моментом. Кстати, может, хочешь что-то более основательное? Что-то я не подумал об этом, все же время обеда…
        - Нет! Нет-нет, я поела, спасибо! - не хватало еще, чтобы меня тут кормили! Да обед в подобном ресторане наверняка равняется чуть ли не трети моей заработной платы!
        И он… сделал мне комплимент!
        Ситуация явно выходила из-под контроля.
        Чтобы скрыть волнение, я предпочла вновь посмотреть в сторону предполагаемого миллиардера.
        - Ты давно работаешь на Горелова?
        - Не сказал бы. В основном я стал сопровождать его после приезда сюда, в Петербург. До этого лишь консультировал по телефону, находясь в столице.
        Консультировал?.. Разве охрана вправе давать указания начальству? Впрочем, я же предполагала, что Тема может являться его личным помощником. Тогда становилось более-менее понятно. И объяснение термину также находилось.
        - Так ты москвич?
        - Исторически - да. Родился я действительно в Москве, но большую часть жизни провел в Германии, разве что учиться приезжал и в Россию.
        - А в Германии у тебя?..
        - Отец. Я наполовину немец, - он подмигнул. - Так что, фройляйн, думаю, не следует углубляться в причины, почему Вячеслав Иванович остановил выбор на моей скромной кандидатуре ему в помощь.
        - Хваленая немецкая пунктуальность?
        - В точку. Горелов обожает все делать правильно. И от работников ожидает идеального выполнения должностных обязанностей.
        - И все же предоставляет достаточно места для маневров, - намекнула на его откровение про отгул, и Артем понял.
        - А ты? Вижу, тема довольно болезненная. Плохая работа?
        - Натянутые отношения с начальством. Не дает писать о том, о чем требует душа.
        - Так уйди. Сейчас рынок представляет множество журналов и типографий, выбирай, кого пожелаешь.
        - Все не так просто… - я отвлеклась на официанта, который принес кофе с пирожным. - Спасибо. - Сделав глоток, продолжила. - Но я делаю большую ставку на интервью с Гореловым.
        - Уже продумала вопросы?
        - Да, как же без этого.
        - Может, потренируешься на мне?
        Я не удержалась от улыбки.
        - Это очень мило с твоей стороны, но нет. Я хочу спросить его напрямую.
        Артем как-то странно на меня посмотрел, после чего также отведал ароматный напиток.
        - Удачи с этим.
        ***
        - Славка, у меня к тебе есть небольшая просьба.
        Вячеслав оторвался от договора, который до этого изучал.
        - Просьба?
        - Поддержание очередной легенды.
        - Еще одной?!
        - В этот раз обо мне. Нужно объяснять мое постоянное присутствие на переговорах и деловых встречах. Согласись, довольно странно, что ты возишь с собой какого-то придурка, что с умным видом сидит на столом, не проронив ни слова.
        - Но ты же проверяешь все документы, указываешь на недочеты и заставляешь партнеров плясать под нашу дудку. Они считают тебя моим юристом.
        - Ну помимо этого я просто являюсь твоей тенью. Я придумал замечательную причину моего интереса, в котором смог бы не только просматривать контракты. Скажем, я стану твоим персональным менеджером. Тогда не возникнет лишних вопросов.
        Вячеслав прищурился.
        - Да без проблем. Но почему-то мне кажется, что ты задался этой проблемой не просто так.
        - Завтра ты должен будешь встретиться с журналистом. После обеда в «Терассе». Так получилось, что именно я организовал вашу встречу.
        - Журналист?.. Это девушка?
        - Да.
        - И в ее глазах ты будешь моим помощником?
        - Не только в ее. Но да, начнем пробу образа на ней.
        - Зачем тебе это нужно, Тем?
        - Хочу развлечься. Интересно, к чему приведет маскарад.
        - Ну, окей. И каким же боссом я должен стать? Указывать тебе, когда стоит говорить, а когда лучше промолчать?
        Я улыбнулся.
        - Вижу, тебе идея пришлась по вкусу. Поведение выбирай на свой вкус. Но завтра сделай так, чтобы журналисточка осталась ни с чем.
        - О, да ты настроен серьезно? Так зацепила тебя? Даже интересно взглянуть.
        - Глянешь. Но не забывай о своей роли.
        - Какой стратегии придерживаться с ней? Она в курсе про «миллиарды»?
        - Скорее всего. Поэтому я и назначил встречу. Но твоя задача держать ее в напряжении, не опровергая, но и не подтверждая слух.
        - Бедная девочка. Она не знает, с кем решила вступить в игру. Знаешь, а мне ведь уже ее жаль.
        - Она всего-навсего журналистка, представительница СМИ. А ты знаешь, какие нежные у нас отношения.
        - Но не стоит собирать всех под одну гребенку.
        - Слав, сделаешь?
        - Да сделаю, куда же денусь.
        Глава шестая
        - Вячеслав Иванович, я не займу у Вас много времени, всего пару вопросов!
        Горелов смерил меня таким уничтожающим взглядом, что будь я спичкой, давно бы загорелась. Хотелось провалиться под землю, лишь бы уйти с линии атаки.
        Как у него это получается? Одно лишь движение ресниц - и твой собеседник повержен. Ему бы в политики идти, а не бизнесмены.
        - У тебя есть минута.
        - Как давно Вы занимаетесь бизнесом?
        - Ты не знаешь даже этого, и решилась брать интервью? - он сморщился. - Следующий вопрос.
        - Элитная недвижимость - способ привлечения новых инвестиций или попытка открыться миру?
        - Я не понимаю, о чем ты, девочка. Я уже все рассказал на банкете позавчера твоим коллегам, вчера все газеты пестрели заголовками о новой компании, во главе которой я стою. Тебе что-то не ясно?
        Я старалась держаться профессионально, понимала, что человек, сидящий напротив, нарочно пытается выбить меня из колеи. Знала, что из такого теста вылеплены очень многие ребята, которым надоело постоянное внимание со стороны нашего корреспондентского собрата. Однако я должна была добиться своего.
        - Я хотела обсудить другие сферы Ваших интересов.
        - Другие?.. Не личную ли жизнь часом?
        Он «просканировал» мою блузку, остановив взгляд в области груди.
        - Вячеслав Иванович, Вам часто приходилось оказываться в ситуациях, когда следовало молчать о состоянии?
        - Глупый вопрос. Разумеется.
        - Трудно быть богатым?
        - Деньги открывают множество возможностей, но и накладывают определенные обязательства.
        - Поэтому Вы скрываете свой истинный капитал и прячетесь за масками?
        - Интервью закончено, - Горелов встал из-за стола. - Артем, я жду в машине. Прощайся со своей знакомой, даю пять минут.
        Я даже не успела отреагировать, как миллиардер покинул веранду, а его место занял сидевший за нашим предыдущим столиком брюнет.
        - Ну, как прошло?
        - Ужасно. Он не ответил ни на один вопрос. И не дал мне времени, чтобы я хоть что-то по-человечески спросила, пришлось форсировать события, и закономерно испугать господина Горелова. - Я схватилась за голову.
        - Тебе так нужно это интервью?
        - Я уверена, что если смогу найти к нему подход и разговорю, это поменяет мою жизнь.
        Артем потер подбородок.
        - Значит, это так важно?
        - Угу. Собранный материал сделает статью незабываемой. Сможет подтвердить мою профпригодность. Я смогу доказать, что способна на многое.
        Мужчина с минуту изучал мое лицо, после чего выдал:
        - На что ты готова ради сенсации?
        Сердце ухнуло в пятки, а дышать стало вдруг тяжело.
        Артем наклонился вперед, облокачиваясь на стол и понижая голос.
        - Я готов помочь тебе. Но за определенную… плату.
        - У меня нет денег.
        - Разве я говорил, что хочу бумажки? Нет, Ветта, ты можешь отплатить услугой.
        - К-какой? - интересно, с какого момента я вдруг стала заикаться?
        На лице собеседника появилась соблазнительная ухмылка, пока брюнет ловил мою дрожащую ладонь, накрывая своей, теплой и большой.
        - Две недели. Я хочу, чтобы ты посвятила мне две недели своей жизни.
        - В смысле? - кажется, я совершенно перестала понимать этого человека.
        - Все просто. Ты будешь со мной целыми сутками, доступная в любое время в течение оговоренного срока. Днем и ночью.
        Последнее слово он выделил особо, и мне тотчас захотелось раздобыть веер, чтобы добавить свежего воздуха на моментально вспыхнувшее лицо.
        Я ведь правильно его поняла?..
        - Ты… предлагаешь мне стать… твоей любовницей?
        - Да.
        Вот так просто. Короткое «да», от которого стало нестерпимо жарко, а внизу живота заныло. Я стиснула бедра, стараясь отогнать из мыслей картинку, что же именно мы будем делать долгими ночами, как много и в каких позициях.
        Если, конечно, я соглашусь.
        Ведь я дам согласие?..
        Только что мужчина, о внимании которого я могла только мечтать, предложил секс в обмен на информацию, что может в корне поменять мою жизнь, сделав успешной и богатой. А, главное, свободной!
        - Я согласна.
        Разве я могла ответить иначе?
        Артем кивнул, принимая ответ.
        - Со своей стороны я обещаю узнавать интересующие тебя детали, передавая лично, или же организуя встречи с Гореловым, на которых попрошу Вячеслава держать себя в руках.
        - Попросишь? Думаешь, он согласится?
        - Попробовать стоит. В любом случае, мне он ответит. Так что можешь быть спокойна хотя бы в этом. Если мы договорились, пошли.
        Я с недоумением несколько раз моргнула, тупо смотря на протянутую ладонь.
        - Мы идем… сейчас?
        - Не вижу смысла тянуть.
        - Но… но как же Горелов? Твоя работа?..
        - Это мои проблемы. Идешь?
        Я, словно под гипнозом, встала вслед за ним и спустилась на улицу, где стала свидетелем милой сцены: Артем подошел к машине, в которой уже сидел Горелов, бросил ему пару фраз, после чего вернулся ко мне, дернув головой в сторону Невского.
        - Прогуляемся?
        Он… так просто отпросился? Но ведь я собственными глазами видела, с какой надменностью Вячеслав указал на необходимость возвращения помощника к должностным обязанностям. И после этого хватило нескольких предложений, чтобы убедить его продлить отгул?
        Чудеса.
        ***
        Стыдно признаться, но я никогда не была в отелях. И сейчас, поднимаясь в номер вслед за Артемом, которому хватило наглости привести меня сюда сразу же после встречи с Гореловым, я чувствовала себя не в своей тарелке. Было что-то неправильное в этом. И при этом безумно возбуждающее.
        Он шел передо мной уверенно, целенаправленно, как человек, который точно знает, чего хочет.
        A сейчас он хотел уединиться со мной. И, подумать только, в пентхаусе!
        Я не стала задаваться вопросом, откуда у него такие сбережения, наверняка его услуги миллиардеру выливаются в копеечку, поэтому просто принимала свою участь счастливицы как должное. С каждым метром, приближающим меня к белоснежным дверям, от предвкушения становилось жарко, я без конца кусала губы, стараясь поверить в реальность происходящего. Так и хотелось задать вопрос Вселенной: «Боже, неужели я, наконец, получила этот супер-бонус за безропотное следование правилам?».
        Главное, чтобы этот день и этот мужчина не оказались простым лишь сном!
        Но нет, коридор был реальный, как и дверь, что Артем открыл передо мной, пропуская вперед.
        Стоило лишь двери отвориться, и мне перешагнуть порог, я тут же была буквально впечатана в стену подлетевшим мужчиной. Его губы накрыли мои, заставляя забыть о каких-либо вопросах, все еще терзающих мое сознание. Я просто растворилась в ощущениях, что дарил этот невероятно притягательный хищник.
        И пусть я не была опытна в этих делах (все же наличие одно-единственного бойфренда вряд ли может поставить меня в уровень эксперта), Тема брал профессионализмом. Этот напор, сводящие с ума губы, и руки, что начали шарить по моему телу, пока еще через ткань поглаживая бедра, талию и переместились на грудь, что брюнет не замедлил сжать.
        Поддавшись провокации, я раскрыла рот, позволяя его языку продемонстрировать ловкость обладателя. Я плавилась, как мороженое на солнцепеке. И, видимо, таким мороженым и стала, судя по тому, с каким упоением Артем начал покрывать влажными поцелуями мою шею, спускаясь ниже.
        - О, малышка, ты такая вкусная, - его хрип послал по телу миллион мурашек, и я возблагодарила случай, что позади была стена, иначе бы не устояла, настолько подкосились колени.
        Пуговка за пуговкой блузка была расстегнута и брошена на пол, а жаждущие губы прошествовали до ложбинки. Артем на мгновение отстранился, чтобы оценить вид, и плотоядно улыбнулся.
        - Значит, все-таки белый.
        Он думал о моем белье? Еще раньше?
        Потянув бретели вниз, мужчина освободил меня от лифчика, тут же припадая к напрягшимся вершинам.
        Я вцепилась в его волосы, пытаясь заглушить стон. To, что делал его язык и зубы, способно было высечь искры из глаз. Так ему этого было мало, пальцы подцепили край юбки, начав тянуть ее вверх. И по мере того, как ткань задиралась, его ладонь шествовала по внутренней стороне бедра, достигая уже влажных трусиков. Артем остановился лишь на миг, проведя по резинке чулков подушечкой большого пальца.
        - А ты умеешь удивлять, Ветта, - он распрямился, вновь даруя поцелуй.
        Страстный, жаркий, всепоглощающий. Он целовал меня и что же время творил что-то невероятно волшебное, проникнув между моих ног пока что пальцами.
        Может, он в прошлом пианист? Иначе как объяснить эту сноровку, что прорвала мое стеснение, вырывая сладостный стон из груди?
        Он мучил меня. Сладостно мучил, но я готова была идти за этим дерзким мужчиной, лишь бы его пытка не прекращалась.
        Но у Артема была другая точка зрения. Он вдруг резко оторвался от меня, заставив развернуться спиной к стене.
        Я услышала позади себя звук расстегивающихся джинсов и шелест обертки.
        Он вновь приблизился, схватив за шею и заставив чуть выгнуться в спине.
        И я познала Его.
        Кажется, я что-то говорила про искры из глаз? Так то были цветочки!
        От яростного проникновения хотелось плакать, цепляться за стену ногтями и… еще больше прогибаться, чтобы полнее вобрать в себя немаленькие габариты.
        Артем не остановился, давая привыкнуть и мне, и себе к тесному контакту, а сразу начал двигаться, толчок за толком вырывая из меня стоны. Крики удовольствия и тянучей боли. Но эта боль приносила удовольствие, хотелось острее прочувствовать каждый его выпад, каждое движение, что постепенно возрождало в моем теле горячую волну, собирающуюся внизу живота в тугой ком. И с каждым его толчком это напряжение росло, пока не лопнуло, заставив меня крепко зажмуриться и мелко задрожать.
        Но он и тогда не остановился, продолжив движение, растягивая мой экстаз и вновь заводя, уже на второй этап.
        Я никогда не думала, что за один раз можно получить несколько удовольствий. Более того, не предполагала, что, оказывается, мое тело может так тонко отзываться на мужские ласки!
        Антон как-то не стремился к тому, чтобы я в постели лучилась счастьем, скорее он сам был нацелен на получение эйфории. Если мне удавалось за пять-семь минут также добраться до предела, хорошо, если же нет - мои проблемы.
        Я думала, дело было во мне. Что мне не хватало чего-то. Раскрепощенности, смелости, наглости.
        Быть может, так и было.
        Ведь до сегодняшнего дня я ни разу не решилась бы на подобное: отдаться незнакомцу в прихожей гостиничного номера, даже полностью не обнажившись. Стоя, получая кайф от того, как он одной рукой сжимает мою шею и второй придерживает за талию, насаживая с каждым выпадом сильнее и глубже.
        Толчок! Толчок! Толчок!
        Да. Да. О, да-а-а!
        Мой второй оргазм совпал с пиком удовольствия Темы, и я чувствовала, как он пульсирует во мне, интуитивно подаваясь назад, чтобы продлить этот волшебный момент еще хотя бы на миг.
        Говорить не хотелось совершенно.
        Да вообще единственное, чего мне хотелось в данный момент - воды, чтобы смочить горло, и отдыха под легким одеялом.
        Артем уткнулся мне носом в затылок.
        - Прости меня, я не планировал заканчивать так быстро, но ты так сжимала меня, что я не сдержался.
        Мать моя женщина!
        Одна фраза, а мое бедное сердечко, не перестающее усиленно работать с момента, как мы покинули ресторан, забилось еще быстрее.
        И я вновь ощутила признаки возбуждения.
        Как?! Как это возможно?! После двух раз?!
        - Пошли в душ, постараюсь реабилитироваться к твоих глазах, - он отстранился и я нашла в себе силы, чтобы посмотреть на хитрое лицо этого лиса.
        Что он только что сказал?.. Реабилитироваться в душе?..
        To есть вот этот фантастический акт - не предел?!
        Кажется, этот день я запомню на всю оставшуюся жизнь. И не важно, что будет завтра!
        Я молча расстегнула юбку, все еще болтающуюся у меня на поясе, позволив той скатиться по ногам. Перешагнула ее, и, не удержавшись, привстала на цыпочки, сама целуя Артема.
        Я была права в том, что при первой встрече назвала его Богом. Он им и был. Но не красоты или войны. Он был Богом секса.
        Глава седьмая
        Я проснулся раньше нее, этой необузданной валькирии с внешностью монашки.
        Ветта удивила сперва своей скромностью, которая казалась мне напускной, а после
        - пробудившимся диким желанием. На если второе я как-то мог объяснить, то с первым пунктом возникало множество вопросов. Ведь не может невинная девушка расхаживать по городу в чулках и таком сексуальном белье! Они созданы для соблазнения. Расчетливого, тонкого соблазнения.
        В какой-то момент я даже подумал, что девушка с самого начала задумала склонить меня к интиму, через постель стараясь узнать именно мое прошлое и мою историю, а Горелов - лишь прикрытие. Способ заострить внимание на ее сочной фигурке.
        Сочной? О да! Где были мои глаза, когда я посчитал эту нимфетку слишком худощавой? Да ее грудь и попка способны свести с ума любого мужчину! Хорошая «двоечка», что удобно помещалась в ладони, и удивительно подтянутый округлый зад. Я не удержался и пару раз шлепнул ее, с удовольствием наблюдая, как на белоснежной коже проступает красный след. Нежная кожа, удивительно легко поддающаяся манипуляциям. Чувствительная, отзывающаяся на малейшие прикосновения. Сказка!
        А если учесть, что комплекте к округлостям шли стройные ноги и плоский живот, эта девочка становилась идеальной. Поэтому логично, что я рассердился, приняв ее зардевшиеся щеки и взгляд, что прелестница отводила, будто стеснялась смотреть мне в глаза, напускными. И решил наказать чертовку, посмевшую обыграть меня на моем же поле битвы.
        Чтобы какая-то журналистка добилась своей цели на пути к сенсации так быстро? Всего за несколько минут разговора?
        Такому не бывать!
        Я хотел преподать ей урок, и хорошо справлялся с поставленной целью, когда в голове созрела здравая мысль: «А откуда ей стало известно, что магнатом являюсь все же именно я, а не Славка?».
        Да и выглядела Ветта слишком неискушенным человеком. Чересчур натурально играла свою роль. Такая талантливая актриса, или… действительно работница маленького журнала, которая задалась целью написать статью жизни, а во мне увидела всего-навсего помощника большого и богатого Горелова?
        Так или иначе, она согласилась на две недели стать моей игрушкой. Четырнадцать дней, начиная с сегодняшнего, эта девочка будет в моей власти. В моей постели.
        И мне нравилось, как она выглядела, распластанная на белоснежных простынях. Или же подхваченная за аппетитную попку и прислоненная к стенке в душе. Или же сидящая сверху, пока я откидывал голову на диване, широко расставив ноги и поддерживая ее за тонкую талию.
        Да, эти полмесяца обещают стать прекрасным отдыхом от трудовых будней.
        Нужно лишь не забывать время от времени следить за тем, как работают мои подчиненные, благо успехи цивилизации создали интернет и сотовую связь, я мог в любой момент созвониться с руководителями фирм, а те прислать мне отчеты на электронную почту.
        И держать маску. Как всегда носить эту проклятую маску, не позволяющую раскрыть инкогнито. Ведь если эта маленькая конфетка узнает, что ищет правду не про моего друга, а про внезапного любовника, придется срочно принимать меры.
        Нельзя. Никому нельзя знать, кто скрывается под личностью Инвестиционного Короля. Мы с отцом условились об этом, как только стало понятно, что мои успехи заслуживают особого внимания. Он не хотел мне той же участи, что постигла его самого.
        И за эту доброту я был предельно ему благодарен. Не стоит отказываться от счастья беззаботной жизни ради сиюминутного триумфа и славы, что будет преследовать потом по по пятам, куда бы я ни направился.
        Все сотрудники корпорации, которые работают на меня, прежде всего подписывают договор о неразглашении. Видеть же генерального директора и вовсе удостаиваются единицы. Те мужчины и женщины, которым я могу доверять (в той или иной степени, по крайней мере).
        Не стоит рушить свою империю ради какой-то девчонки. Пусть и приятно удивившей способностью следовать за мной, куда бы я ее не направил.
        Ветта - всего лишь игрушка. Средство снятия напряжения, да интересный зверек, которого можно водить за нос, при этом оставаясь в тени.
        Нужно помнить об этом. И тогда проблем не возникнет.
        Поэтому я усилием воли заставил себя подняться с огромной кровати, начав неспешно одеваться.
        К ручным зверюшкам не привыкают. К ним не проникаются симпатией большей, нежели это необходимо для дела.
        И мое желание нежно провести по ее щеке подушечкой пальца, чтобы после легко поцеловать спящую девушку, стараясь не разбудить - ничего не значит.
        Я оставил ей записку, положив на прикроватный столик. Номер телефона, да пару резких фраз, нужных скорее мне, чтобы прояснить сознание, чем ей.
        Да, все правильно. Хороший секс - не повод отказываться от свободы.
        Я вышел из отеля, на ходу набирая Славку.
        - Алло?.. - хриплый голос одноклассника напомнил мне о том, что не все привыкли вставать в пять утра. - Тема? Что случилось?
        - Просыпайся, буду у тебя через тридцать минут. Есть разговор.
        ***
        Пробуждение было приятным. Я раскинулась на мягкой перине, словно звезда, щурясь от солнечных лучей, что пробивались через занавески.
        Я видела такой волшебный сон!
        Словно побывала в раю. И туда меня отвел сероглазый ангел с прекрасным подкаченным телом. Я никогда бы не подумала, что ангелы могут быть такими сексуальными. Кубики пресса, рельефная грудь и сильные руки… а упругие ягодицы и мощные ноги заслуживали отдельной оды!
        Один взгляд этих стальных глаз вводил во грех, и я не могла устоять, чтобы не погрузиться с головой во все, что предлагает мой падший ангел. А он предлагал многое!
        И большую часть этих наслаждений познала впервые.
        Хотелось еще понежится в постели, да вспоминать чудный сон, но работа не терпела опозданий. Вот-вот должен прозвенеть будильник (да, я относилась к счастливой части населения, что просыпаются до трели, возвещающей о необходимости подъема), поэтому пришлось открыть глаза. И тут же закрыть. Вновь открыть и проморгаться.
        Сон не хотел уходить.
        Я все еще была в шикарном номере отеля, напротив огромного ложа стояло зеркало, отражающее взлохмаченную после ночи меня. Абсолютно голую.
        Воспоминания и ощущения тела подсказали, что все, что произошло накануне, вовсе не было подарком Морфея. Все это действительно произошло со мной!
        Я с Артемом…
        О-ох!
        Собиралась я, все еще пребывая в небольшом шоке. От того, что делала вчерашним днем и минувшей ночью. От того, как, оказывается, прекрасен момент единения мужчины и женщины. И эту эйфорию, симфонию экстаза, показал мне Тема. Мужчина, которого вполне заслуженно можно повысить до статуса секс- идола современности.
        Записку, оставленную на столике, нашла случайно.
        «Не забудь, ты обещала мне две недели своей жизни. Осталось тринадцать дней. Я хочу, чтобы ты всегда была на связи, в твоем телефоне уже забит мой номер. Я был приятно удивлен, что оказался единственным Артемом среди твоих контактов. Впрочем, также порадовало само количество записей с мужскими именами. Их практическое отсутствие. Меня это полностью устраивает.
        Я запрещаю тебе спать с другими на протяжении времени, отведенного на меня.
        Уладь все с работой, даю тебе на это целый день. Больше поблажек не будет.
        Будь готова сегодня к пяти вечера. Здесь.
        P.S. надень что-нибудь кружевное
        Артем».
        Мне пришлось несколько раз перечитать размашистый почерк, чтобы окончательно увериться: я запорхнула в золотую клетку. В тексте постоянно присутствовало «Я», словно в очередной раз доказывая, что ситуацией управлять будет Артем.
        А эти его требования про других мужчин? И пренебрежительный приказ в отношении моей работы? А ведь я говорила, что у меня сложные отношения с руководством!
        Молодец, Ветта.
        Ты подписалась на сексуальное рабство. И твой хозяин не привык получать слово «нет».
        Да его и не скажешь, если хочу получить какую-то информацию про Горелова!
        Я посмотрела на часы. Значит, мне нужно каким-то образом успеть оказаться не уволенной после повторного прошения Перепелкину, заглянуть в отдел нижнего белья, и вернуться? Петрович наверняка выставит множество условий моего неожиданного отпуска, раз со скрипом отпустил всего лишь на день. А тут две недели!
        Ничего. Я справлюсь.
        Как-то я не продумала момент с явлением себя такой непривычно официальной на пороге журнала. Нужно было забежать домой переодеться, но черт меня дернул сперва разрешить все вопросы с Петровичем!
        О том, что я выгляжу потрясающе, услышала пять раз, причем от людей, которые в обычное время со мной даже не разговаривали. И шла в кабинет к начальству с подготовленным заявлением на отпуск не то, чтобы уверенной поступью, но не трусливым зайцем, желающим тут же дать деру.
        - Павел Петрович, доброе утро!
        - Орлова?.. - он даже очки поправил, медленно осмотрев меня с головы до ног. - Вижу, отгул пошел тебе на пользу.
        - Я хочу закрепить это. - Заявление легло на стол.
        - Что это?
        - Заявление на отпуск. Я все же решила воспользоваться им. За прошлый год.
        Перепелкин недобро прищурился.
        - Я его не подпишу. Довольно с тебя. Ишь, расслабилась! А так вырядилась для чего?.. Чтобы выбить себе две недели отдыха? Думала, я поплыву, как увижу в подобном наряде?
        - Это деловой стиль.
        - Значит, хочешь говорить по-деловому? Окей. Выбирай, либо я звоню Леночке и сетую на то, что племяшка не справляется со своими обязанностями, либо ты замолкаешь и возвращаешься за свой стол.
        - Павел Петрович, Вы не можете мне отказать! По трудовому законодательству…
        - Хотя, впрочем, есть еще вариант. Давай ты мне покажешь, что скрываешь за этим вот одеянием, и я рассмотрю твое заявление еще раз.
        - Ч-что?!
        У меня отнялся язык.
        Этот старый козел только что сказал то, что я услышала?!
        На лице Петровича появилась похабная улыбка.
        - Давай, Лизочка, порадуй меня. И я закрою глаза на твои заскоки и промахи в последнее время.
        - Это сексуальное домогательство!
        - Это всего лишь обмен. Своего рода деловое соглашение. Ты мне, я - тебе.
        - Да я Вас могу засудить за подобное!
        - Вот, значит, как ты заговорила? - он поднялся с места, а я отпрянула к двери, которую по обыкновению закрыла, и сейчас жалела об этом. Если бы этот разговор кто-то услышал! - Тебе все равно никто не поверит. Решат, что ты клевещешь на уважаемого господина. - Словно в подтверждение моих слов обрубил он, начав медленно приближаться.
        - Вы… вы не посмеете!..
        - О, еще как посмею. Хватит с меня терпения. - Одним прыжком он настиг меня, больно стискивая в объятья, да потянулся слюнявым ртом к моим губам.
        Меня чуть не стошнило от одного осознания, что этот любитель покричать еще оказался и извращенцем, падким на молоденьких девочек!
        Еще до того, как он успел меня поцеловать, моя нога взмахнула вверх, колено нашло свою цель.
        Со стоном боли Петрович отпустил, схватившись за причинное место.
        - Сука!
        Я, не оборачиваясь, рванула из ненавистного кабинета, подбежала к своему столу, откуда забрала рюкзак, и помчалась на выход.
        На улицу! Подальше отсюда!
        Я старалась не бежать, но ноги сами ускорялись, отчего прохожие оборачивались, наверняка думая, что я опаздываю на работу или на важную встречу.
        Поздно! Опоздала уже!
        Кажется, я только что этой самой работы лишилась!
        И каким образом!
        Только оказавшись в квартире, дала волю слезам.
        Было противно. Мерзко от всей этой ситуации. И больно от того, что Петрович наверняка переврет все, когда созвонится с тетей. Наговорит ей невесть чего, и она поверит ему, а не мне, своей кровиночке!
        Обидно! Как же обидно!
        Не знаю, как долго я предавалась унынию, привалившись к двери в прихожей, но все же нашла в себе силы вытереть слезы.
        Собрав сопли и волю в кулак, я вытащила мобильник и постаралась первой донести до тетушки «радостную весть». Все же лучше идти на опережение. Быть в авангарде, чтобы ударить сильнее.
        - Алло, Елена Макаровна? Это Лизавета.
        - Ветточка, солнце мое! А я как раз хотела тебе звонить! Только что говорила с Павликом, он нес какую-то ерунду по поводу твоего плохого самочувствия. Ты заболела? Ведь у тебя отменное здоровье! Даже насморк и тот бывает редко!
        Петрович не стал рассказывать о нашей ссоре?..
        - Павлик еще добавил, чтобы я поговорила с тобой, напомнила о том, что профессионалы своего дела готовы идти через себя, чтобы добиться цели. В этом я с ним полностью согласна! Так что ты не вздумай болеть, давай выпей антигриппин, да вставай на ноги! Пропускать работу - последнее дело! Пропустишь все, а потом будет не нагнать. Ты же знаешь, как быстро меняется все в мире!
        Этот нескончаемый поток слов позволил мне поразмышлять.
        Значит, Петрович не сказал тете, что я уволена. Предложил вернуться, чтобы решить все мирным путем. И надавил на самую больную мозоль.
        Многие говорили, что журналистика - не мое, потому что я была слишком мягкой для репортера. Надо быть наглой и пробивной в этой сфере. Я же предпочитала все решать по-другому. Договариваясь и идя на уступки. Ища компромисс.
        Но в данном случае меня перемирие не устраивало!
        Вернуться на работу и каждый день видеть его физиономию? Вспоминать, что чуть было не произошло?!
        - Елена Макаровна, я… я взяла отпуск. На две недели. Думаю, все гораздо хуже, чем описал Павел Петрович.
        - Так сильно заболела? Какая температура? Голос-то звонкий, значит, горло в порядке, обычно все начинается с ангины и кашля. Да и не говоришь ты в нос…
        - Елена Макаровна!
        Тетя терпеть не могла, когда ее прерывают, но мне пришлось. Если сейчас не скажу, то позже уже не решусь. Я уже открыла рот, чтобы признаться, что ухожу от Перепелкина, как Невская вновь заговорила:
        - Ой, детка, мне звонят по второй линии! Давай, чмоки! Не болей! Я тебе потом еще сама позвоню на неделе! - и послышались короткие гудки.
        Я уставилась на телефон, словно он превратился в дикобраза.
        Я упустила момент?
        Определенно.
        Глава восьмая
        Я подошла к отелю без десяти пять. Успела уже десять раз схватиться за телефон, чтобы все отменить (вроде как за рабочее место переживать поздно), и столько же раз убирала его обратно в карман.
        На Перепелкине свет клином не сошелся. Если я принесу свой материал к другому редактору, и его примут, можно будет считать, что миссия выполнена. Не так, как планировалась, с поправками, но все же.
        Да и, честно признаться, первой мыслью после выходки «Пэ в кубе» было плюнуть на все, а оставшиеся две недели просто насладиться моментом. Забыть о том, что хотела чего-то требовать взамен на ласки. Отключить голову, и по максимуму получать удовольствие, ни на что не отвлекаясь.
        Впрочем, Артем заставляет меня отбрасывать любые мысли. Так что проблема была не в этом. А моем чертовом чувстве недосказанности.
        Хотелось утереть нос «Павлику» еще с большей силой.
        И, если по ходу пьесы я возьму бонус в качестве новой работы, где меня будут ценить с первых же дней (а сенсация должна в этом сильно помочь), смогу вскинуть нос кверху, понимая, что всего добилась сама.
        Я ведь действительно хорошо пишу… так, по крайней мере, говорила тетя, когда я только начинала карьеру. Она прочла несколько моих статьей, гордо заявив, что у меня есть вкус.
        Правда те статьи были про кулинарию… и я описывала свои любимые блюда. Как их готовить, насколько они божественны на пробу, и как таят во рту. Привела несколько сравнений в кухнях стран, приложила фотографии и сравнительную таблицу по ингредиентам. Словом, эта работа приносила мне удовольствие, поскольку была новой, еще неизведанной.
        Но со временем освещать блюда и кафе приелось. Хотелось чего-то нового.
        Поэтому я стала посматривать в сторону интервью с успешными людьми? Хотела находиться поближе к ним?
        Так или иначе, путь выбран. И я должна постараться осуществить мечту.
        Вот если не получится… тогда и буду решать, что делать дальше. Может, даже найду себя в чем-то другом. К примеру, в дизайне. Как-никак, я сама обустроила свое двухкомнатное гнездышко, и даже Оксаночка оценила, а она уж повидала много разных домов и стилей, да привыкла к лоску.
        Кстати, о ней. После того, как я повесила трубку, поговорив с тетей, мобильник вновь ожил. Я тогда с опаской покосилась на монитор, опасаясь увидеть там «П.П.П.» или «Тетушка», но нет, меня ждала «Окси».
        - Зая, привет! Слушай, а не твою макушку я видела из окна? Ты что, сейчас дома?
        - Привет! Да…
        - Оп-па. Ничего не говори, сейчас спущусь к тебе!
        Увидев покрасневшие глаза и натертый нос, подруга взяла операцию по возвращению меня в мир удовольствий. А стоило лишь заикнуться, что на повестке дня стоял поход в магазин нижнего белья, Оксаночка решила отвести душу, став личным стилистом.
        - Нечего из-за мудака плакать! Ты себе найдешь работу получше и без его гнилой рожи! Ты уверена, что мне не стоит писать заявление о домогательстве? Или позвонить? Есть у меня один знакомый следователь…
        - Нет! Окси, прошу, не надо! Я хочу забыть об этом инциденте. Раз и навсегда.
        - Ну в чем-то ты, подруга, конечно права. Но и спускать такое с рук этому долбоящеру…
        Я улыбнулась. Завернет же она иногда такие фразочки, что диву даешься, откуда они в светлой голове берутся.
        - Ну, будет. Что ты там говорила про магазинчик мужской радости?
        - Почему мужской? Я за женским бельем собралась…
        - Ага. Для себя. Ты мне сказки не рассказывай, говорушка. Лучше скажи, как зовут?
        - Тема, - я потупила взор. - Это так понятно?
        - Еще бы не было понятно! Ты вчера не вернулась ночевать, я проверяла, хотела зайти на чай. К тому же на звонки и смс не отвечала, хотя обещала рассказать, как прошло с миллиардером.
        - С предполагаемым миллиардером!
        - Ну да, ну да. Вот только, кажется, нашего богатенького мальчика звали Славой, а не Темой…
        - Неужели ты подумала, что я?.. У меня нет слов!
        - Нет?
        - Нет, Окси! Я бы не смогла!..
        - Почему? Мне кажется, это самый быстрый способ проникнуться доверием. Постель, знаешь ли, сближает.
        - Но не с незнакомым!.. - я осеклась.
        Ну да, чья бы корова мычала. Хотела привести аргумент против секса сразу после знакомства, и тут же поняла оплошность.
        - Я не стала бы спать с ним, зная, что вскоре напишу изобличающую статью!
        - А что, он не привлекателен?
        - Я этого не говорила. Нет, Вячеслав очень даже ничего, но…
        - Не твой тип?
        - Да. Наверное. Не знаю. Я сейчас не об этом!
        - Ну ладно-ладно, допустим, ты, мое скромное дитя, действительно решила глупо упустить свой шанс оказаться в объятьях молодого и богатого. Он, кстати, молод?
        - Еще нет сорока.
        - О, так самый сок! Так вот, ты отказалась от возможного романа с миллиардером из-за своих принципов? И кто такой этот загадочный Тема? Я что-то не помню на горизонте никаких бойфрендов. И тут ты внезапно решаешь порадовать его новым бельишком?
        - Артем - помощник Горелова…
        - У-у-у, подруга… Ты сейчас серьезно? Между миллиардером и атташе выбрала последнего?
        - Атташе может быть консула, это дипломатическая должность, а у бизнесменов - менеджеры, - попыталась поправить.
        - Не суть важно! Но ты действительно это сделала?
        Мне не оставалось ничего другого, как кивнуть.
        - Обалдеть.
        Оксана покачала головой, после чего молчаливо прошествовала до моего шкафа, распахнув его настежь.
        - Ну что же. Давай выбирать, в чем пойдешь встречать твоего Ромео. Вы ведь встретитесь сегодня?
        - Д-да…
        Оксана - это маленький ураган, от которого не скрыться. Она не отвязалась от меня, пока я не перемерила все, что она достала. Критическому обзору поддались и джинсы, и блузки, и брюки, и сарафаны, да даже платья. Пока выбор не остановился на довольно простеньком, но в то же время провокационном наряде: бриджи, что обхватывали мою пятую точку, словно перчатки, и маечка с таким декольте, что хотелось чем-то прикрыться.
        - Ты действительно считаешь, что я могу в таком виде выйти на улицу?
        - Ты мало того, что выйдешь, но еще и покоришь сердца всех проходящих мужчин!
        - Да мне не нужно покорять всех!
        - И твоего Темы тоже. Он не устоит, когда разглядит тебя со всех сторон. Конфетки нужно обволакивать в привлекательные обертки, от этого они становятся вкуснее, даже если еще не попали в рот.
        Я с сомнением осмотрела свой силуэт в зеркале, и должна была признать, что вкус у Оксика имеется. К бриджам полагались открытые босоножки, а портфель заменила маленькая сумочка.
        - А если будет холодно?
        - Ой, привереда! Жди, сейчас принесу тебе вещь, чтоб утеплиться, - Оксана покинула квартиру и вернулась парой минут спустя, вручая приталенный пиджак в тон бриджам. - Так и знала, что получится комплект! Забирай. На тебе смотрится шикарно.
        - Спасибо, - накинув на себя светлую обновку, я почувствовала себя уверенней. Да, в таком виде точно не стыдно показаться перед людьми.
        - Ну что, теперь за бюстиком?
        - Погнали!
        Не могу сказать, что я стеснялась своего тела, все же на пляже все показываются на общий суд в минимальных одеждах, но тот комплект, который выбрала Оксана заставил внутренне сжаться.
        Артем хотел кружево?.. Ну что же, здесь вроде бы оно есть. А вроде как и нет. Как и самой ткани!
        Нечто столь эфемерное и воздушное, да к тому же стоящее как десять привычных мне комплектов, разумеется, тут же запало в душу. Я терзалась в сомнениях, пока Оксана, не увидев это чудо на мне, безапелляционно не заявила:
        - Без этого комплекта ты отсюда не уйдешь! Считай, моим подарком. Нужно же отметить твой уход от главгада!
        - Но это очень дорого! Я не могу принять такое.
        - Давай поступим так: я тебе покупаю эту волшебную комбинацию, а ты в подробностях расскажешь про то, какое впечатление произвела на загадочного Тему. Идет?
        И ведь знала, что для меня обсуждение интимной стороны жизни смерти подобно! Равноценный обмен, ничего не скажешь.
        Я вновь осмотрела себя в зеркале и тяжело вздохнула, признавая поражение.
        - Идет.
        ***
        - О, так значит она оказалась той еще кошечкой?
        - Слава!
        - Ну а как я могу еще интерпретировать твои слова? Да и мне казалось, ты вчера был в этой же одежде. Значит, дома не ночевал. Разве не прав?
        - Прав, - я признал прокол. - Да, мы переспали.
        - Она так хороша? Поэтому ты хочешь продолжение игры? Я думал, это разовая акция.
        - Я же говорил, Ветта каким-то образом узнала про наш спектакль. Я хочу узнать, как. И не стоит ли за этим наша общая знакомая.
        - Ты подозреваешь ее в связи с Людочкой?
        - Она пока единственная, кто откликнулся на слух. С тобой же Людмила еще не общалась?
        - Нет.
        - Тогда ты должен понять мой интерес.
        - И секс тут вовсе не причем?
        - Почему бы не совместить приятное с полезным?
        Вячеслав улыбнулся.
        - Действительно. Так что ты хочешь от меня? Пару раз в неделю встречаться с этой журналисточкой, да огрызаться?
        - Нет. Расскажешь правду. О миллиардере.
        - Что?!
        - Постой. Не в том смысле. Просто подведешь ее к безобидной информации. Типа той, какое образование получил, сколько фирм в подчинении, и тому подобное.
        - Но она же тогда поймет, что я не имею отношения к твоим капиталам.
        - Твоя задача сделать так, чтобы она не поняла этого. В сознании Ветты ты должен стать мной. Вернее, собрать в себя образ загадочного магната, не желающего раскрывать лицо. Зная дьяволов из СМИ, факт тайны должен будет подтолкнуть на активные попытки выяснить, правда ли то, что ты говорил.
        - Думаешь, тогда она пойдет за помощью к Люде?
        - Если связана с ней.
        - А если все-таки нет?
        - Ну тогда приятного будет больше, - я пожал плечами. - В любом случае, мы ничего не теряем.
        - Ага, особенно ты, - хохотнул Вячеслав.
        - Завидуй молча. И давай собирайся, у нас встреча с дизайнерами.
        Глава девятая
        Я не знала, что мне делать, поэтому просто ходила взад-вперед по номеру, разрываясь между желанием позвонить Теме и воспользоваться мини-баром. Почему сейчас я так нервничаю?
        Не девочка же. Тем более прошлая ночь была удивительной. Я видела его полностью обнаженным, касалась, ощущала… в себе.
        И сейчас не нахожу себе места, волнуясь, как перед первым свиданием?
        Смешно!
        Однако я понимала, где-то глубоко в душе осознавала, почему волнуюсь.
        Мне казалось, что если я смогу заинтересовать этого мужчину, то у меня появится шанс продлить наши отношения, не заканчивая все двухнедельным сроком.
        Артем был слишком хорош.
        Идеально сложенное атлетическое тело, ослепительная улыбка, завораживающий взгляд и чудесный тембр голоса. Он располагал к себе, был умен (что доказывалось его высоким местом рядом с магнатом), и целеустремлен.
        А его умелые руки, что мужчина не стеснялся пускать в ход, лаская меня и подводя к границе экстаза? Про сам орган, приходящий на замену пальцам, даже и говорить не стоит! Тема был потрясающим любовником. Чутким, страстным и неутомимым.
        Я отдавала себе отчет, что повелась на его внешность, но за лоском оболочки скрывался еще более лакомый кусочек.
        У него не было кольца на пальце. И, видимо, постоянной девушки, раз он предложил мне две недели быть его тенью.
        Почему? Почему такой экземпляр еще никто не отхватил?
        Неужели девочки не могли смириться с желанием Артема проявлять властность?
        Меня это лишь больше возбуждало. To, как он хватал за шею, слегка сжимая ладонь, то, как заставлял становиться на колени, то, как не удержался от соблазна, чтобы несколько раз шлепнуть по ягодицам.
        Все эти манипуляции, от которых раньше я бы отмахнулась, посчитав извращением, безумно возбуждали. Видимо, все дело в самом «хозяине положения». Артем у меня ассоциировался с этаким доминантом. За ним хотелось безропотно следовать. Ведь я понимала, что в результате получу феерическое удовольствие.
        Я могла еще долго прокручивать в голове различные теории, но звук открываемой двери не позволил погружаться в размышления.
        В комнату зашел он. Артем вновь был в костюме, видимо, приходилось принимать участие в важных переговорах, и соответствовать деловому стилю.
        Медленно осмотрев меня с головы до ног, Артем плотоядно ухмыльнулся и расстегнул пиджак, отбрасывая его на диван.
        - Я думал спросить, не голодна ли ты… но теперь понимаю, что пока сам не утолю голод, мы из номера не выйдем.
        И, кажется, я знаю, о чем он. Его голод имеет четко определенную форму. Совсем не связанную с едой.
        Правильный мне наряд подобрала Окси! В вырезе майки виднелись приподнятые бюстиком груди, а босоножки удлиняли ноги, подтягивая попу.
        И если у Темы так зажглись глаза при виде обтягивающего белоснежного комплекта, то что же он скажет о выборе нижнего белья?
        Плавной походкой хищника он приблизился, приподнимая мой подбородок и сам склоняя голову, чтобы запечатлеть на губах первый поцелуй.
        - Здравствуй, Ветта. Я ждал нашей встречи.
        Он этих слов я задрожала, в который раз удивляясь, каким же магическим образом мое тело так чутко отзывается на этого мужчину. Внутри начинало высекать искры раскаленное железо, растекаясь к самым укромным уголкам, чтобы там сосредоточить жар и пламя, от которого я сходила с ума. И которое мог потушить лишь он. Он один.
        Артем без слов начал раздевать меня. В этот раз неторопливо, словно смакуя момент.
        Он медленно потянул вверх мою майку, заставив поднять руки. Сантиметр за сантиметром оголяя кожу живота, дразня, играя, заставляя трепетать в ожидании… Но вот он дошел до "сюрприза". И замер. И в следующий миг одним движением сдернул кофточку, уставившись на произведение модельерного искусства.
        - Твою мать… - возглас, полный восхищения, перешел в хрип, когда вслед за топом последовали облегающие брючки (стоило лишь ему дернуть за язычок на молнии и увидеть, что и внизу его ожидает кружевной соблазн).
        Отойдя на шаг, Артем ослабил галстук и резко отбросил его в сторону.
        - Ты решила меня убить.
        Вы знаете, каково это: чувствовать, что желанна в мужских глазах? Так я скажу: незабываемо!
        Я сама почувствовала власть, глядя, как потемнели его глаза, с каким восторгом он смотрел на переплетения ниточек, очерчивающих мои изгибы, и скрывающих лишь самые тайные уголки. Этот комплект был вопиюще неприличен, но тем самым и разжигал невероятную похоть, как в партнере, так и в том, кто его надел.
        Очнувшись, Артем вновь двинулся вперед, обхватывая руками и в исследовательском интересе проходясь от лопаток до ягодиц. Которые практически и не были прикрыты, разве что пару завязочек позволяло считать, что какая-то одежда на мне сзади была.
        Он поцеловал меня, уже не сдерживаясь. И прижался так плотно, чтобы я точно почувствовала, какой фурор произвела своим видом.
        А я что? Ответила, стараясь не отставать в пыле и жажде.
        Каким-то образом мне удалось просунуть руки между нами, чтобы дотянуться до пуговок на его рубашке. Хотя хотелось рвануть, чтобы чертовы круглешки покатились по полу, и не мешали на пути к идеальному телу!
        Видимо, мое желание было услышано, и Артем сам, не став дожидаться, пока мои дрожащие от возбуждения пальцы справятся с такой трудной сейчас задачей, сам резко развел полы в стороны, не щадя новую вещицу. Послышался треск, звук отскочивших пуговиц скрыл мягкий ворс ковра, куда немедленно последовала испорченная вещь.
        Вот только ремень, который, по идее, должен был последовать вслед за брюками, оказался в его руках, выдернутый из петель.
        - Повернись спиной.
        Он?.. Что он задумал?
        - Дай мне свои руки.
        Я вновь сделала так, как просят. И почувствовала, как мои предплечья оказываются в плену кожи. Артем завел мои руки таким образом, что я могла обхватить свои локти, а его ремень пришелся на середину «связки».
        - Черт, как же ты сейчас сексуально выглядишь…
        А знал бы он, как мое сердце готово выскочить из груди!
        Он мягко подтолкнул к кровати, так и не дав мне повернуться к нему.
        И вновь шуршание снимаемой одежды и шелест упаковки презерватива.
        Артем позволял мне слушать, но не видеть. И, Боже, это ожидание и картины, что проносились перед мысленным взором, распаляли еще больше!
        Я легла поверх покрывала, сжимая кулаки и чувствуя, как ногти впиваются в ладони. Казалось, что еще секунда промедления, и я начну молить о том, чтобы он прикоснулся ко мне!
        И вновь он услышал мои желания.
        Схватив за туго перевязанные руки, Тема подтянул меня к краю кровати, вынуждая ощутить под коленями ворс ковра, а груди остаться покоиться на ложе.
        Его горячие ладони огладили ягодицы, после прошлись по бедрам, и выше, к сосредоточению моего желания. Я уже была готова принять его. Чуть шевельнув попкой, словно призывая к действию, услышала судорожный вздох.
        Трусики были отодвинуты в сторону, и Артем без подготовки ворвался внутрь.
        - Да-а!.. - наш полустон-полухрип вышел синхронным.
        Я вцепилась зубами в покрывало, а Тема начал вбиваться в меня, как поршень, держась за мои бедра.
        Надолго меня и моей выдержки не хватило, первый оргазм сотряс тело, заставив практически закричать. Я уткнулась в кровать, чтобы заглушить собственное удовольствие, но у Темы, видимо, вновь было другое мнение, он наклонился вперед и прошептал на ухо:
        - Не сдерживайся.
        А после… захватил мои волосы, заставив оторвать голову от покрывала, и вновь начал резко входить, второй рукой держась за собственный ремень, что не позволял мне двигаться.
        Я не могла поверить, что это возможно, но уже в следующую минуту вновь отправилась за грань реальности, в этот раз громогласно сообщая, как мне хорошо.
        - Черт!.. - за моим стоном последовало несколько наиболее глубоких толчков, и Артем также замер, тяжело дыша.
        ***
        Она вновь удивила меня! Да, я сам просил кружева, но не такие же! Это белье просто кричало о том, что предназначено для услады мужских глаз. Или издевательств над выдержкой?
        Моя сразу капитулировала.
        Боль в паху стала невыносимой, как только узрел творение гениального дизайнера. Невесомый комплект прямо-таки источал секс. Хотелось овладеть обладательницей, не снимая эти ниточки и паутинки кружева.
        Ветта порадовала меня безропотным согласием на эксперимент со связыванием. И вообще ее умение молчать в постели отзывалось приятной истомой где-то глубоко в моем подсознании. Я же помнил, какая она болтушка. Но стоило лишь перешагнуть двери спальни, девушку будто подменяли.
        Не знаю как, но она угадывала о моих предпочтениях. Била точно в цель. И это тихое поведение, и стопроцентное послушание, вкупе с интересом ко всему новому делали из журналистки идеальную податливую игрушку.
        Наверное, именно из-за этого я и предложил ей завтра составить мне компанию.
        - А я могу?.. В смысле, не помешаю?
        - Ты же хотела узнать больше о Горелове, вот и предоставится шанс лицезреть его в деле. К тому же, я так и не услышал от тебя вопросов, ответы на которые хочешь получить.
        Ветта задумчиво покрутила бокал с вином в руках.
        - Мне бы хотелось узнать, что им двигало, чтобы разбогатеть. Я понимаю, что каждый человек в той или иной мере хочет преуспеть, но у Горелова ситуация все же несколько иная. Добиться таких высот так рано - никогда не поверю, что не было особой причины.
        Я внутренне похолодел.
        Этим вопросом она приковала меня к стулу. И тут же нашла самое слабое место.
        Только если представить, что он адресован лично мне, становилось жутко. Эта девушка предлагала вывернуть душу наизнанку. Рассказать про драму, благодаря которой я теперь с такой «любовью» отношусь к ее собрату.
        Нет. На этот вопрос она ответа не получит. Ни сейчас, ни позже.
        - Еще вопросы?..
        - Я ничего не нашла на счет информации о личной жизни Вячеслава Ивановича. Он ведь не женат? Есть ли спутница? Любовница? Несколько? Внебрачные дети?
        Да, лучше говорить об этом.
        - Насколько я знаю, Вячеслав не моногамный по своей натуре. В его характере обращать внимание и окружать себя красивыми женщинами. Однако детей нет, как ни странно. Впрочем, может, он сам не знает, что где-то бродит его маленькая копия.
        - Значит, у него тоже нет постоянной подружки?
        Царапнуло слух «тоже».
        Она нас сравнивает? Так скоро?
        Я прищурился.
        Может, девочка действительно не так проста, как хочет казаться. Аккуратные вопросы способны больно уколоть. И попасть в цель.
        - Нет.
        Ветта кивнула, отправляя в рот аппетитный кусок стейка. Прожевав, она продолжила допрос:
        - Общественности известно лишь про несколько фирм, которыми управляет Горелов. А ты знаешь, сколько их на самом деле?
        Вот. Теперь она практически прямым текстом заявляет, что знает про наш слух. И включилась в игру «Миллиардер В.И. Горелов». И отличный шанс мне закинуть удочку.
        - Почему ты считаешь, что в массы попала не вся информация?
        - Мне стало кое-что известно о нем. Но пока не получу подтверждение, не могу с уверенностью говорить, правда ли это.
        - Может, расскажешь, откуда информация?
        Ветта подмигнула.
        - Тайна. Она просила не выдавать ее.
        Она. Источник - женщина! Людмила? Ветта связана с ней напрямую?
        Однако спрашивать такое в лоб не имело смысла.
        Пока хватит неопределенной «ее».
        К тому же оставалось непонятным, почему, имея доступ к Славке, эта самая Людочка не направила свои буфера к нему, а решила действовать в этот раз таким сложным путем. Поменяла схему ради страховки? Догадалась, что могла в прошлый раз дать осечку?
        - Как скажешь, - я обезоруживающе улыбнулся. - Еще вопросы?
        Ветта прикусила вилку.
        - У меня много вопросов. Но давай их отложим на потом? Я бы хотела узнать еще о тебе. Все же мы…
        - Спим вместе, а друг друга совершенно не знаем?
        Она мило покраснела.
        - Да.
        Обожаю ее смущать!
        - Мне тридцать семь, на год старше Горелова. Как уже говорил, мы пару лет вместе учились в Москве… Я не знаю, что рассказать о себе. Спрашивай.
        - Ты знаешь много языков? Про русский и немецкий я уже поняла. Английский?
        - Разумеется, без него сейчас никуда, хотя я предпочитаю все же немецкий. Немного знаю итальянский и самую малость французский.
        - Полиглот.
        - Способность к языкам не делает меня сверхчеловеком.
        - Да еще и скромный. Кстати, ты говоришь совсем без акцента.
        - Я с пеленок разговаривал на двух языках. Знаешь, если учить несколько наречий, пока ребенку не исполнится пять, он будет считать их родными. Так что я даже думаю не только на немецком.
        - Ты единственный ребенок в семье?
        Черт. Сам привел разговор к теме семьи. Идиот, ничего не скажешь.
        А она молодец.
        - Да. - надеюсь, короткий ответ не заставит репортера копать глубже. - А ты? Есть братья или сестры?
        - Нет. У меня в живых-то осталась только тетя. Благодаря ей я и пошла на журналистику.
        Удар ниже пояса.
        - Прости, я не знал.
        - Ничего. Я уже привыкла к относительной самостоятельности.
        Я не хотел спрашивать. Это не мое дело. Но, видимо, глаза задали вопрос, что так и не сорвался с губ.
        - Мои родители погибли в автомобильной аварии, когда мне едва исполнилось девять. Папина сестра взяла надо мной опеку, увезя из Калуги. С тех пор я живу в Петербурге. В шестнадцать тетя передала мне ключи от квартиры, объявив, что негоже подростку жить со старой теткой. Про свою старость она, конечно, утрировала. Но я была счастлива почувствовать на себе свободу взрослой жизни. Разумеется, тетя трижды в неделю наведывалась, чтобы проверить, как я справляюсь по дому, есть ли еда в холодильнике, и не нужны ли мне новые джинсы, к примеру. Ну и контролировала меня, пусть и в разумных рамках.
        С каждым ее словом ситуация с Людмилой все больше не вязалась. Девочка, познавшая утрату, но сумевшая справиться с горем и не озлобиться на весь мир (а на обиженную и озлобленную Ветта никак не походила), поддалась на уговоры шпионки?
        Ей нужны были деньги?..
        Может, если предложить больше, она все расскажет?..
        Я не успел ничего сказать, наш разговор прервал знакомый голос:
        - Артем? Бреннер, ты ли это?!
        К нашему столику направлялся тот человек, которого я совсем не ожидал здесь увидеть. Более того, я поклялся, что при следующей встрече сломаю ему нос. А, может, еще и пару ребер.
        Глава десятая
        Как смеет этот ублюдок улыбаться мне в лицо после всего, что сделал?!
        Я сжал кулаки, всеми фибрами души желая блондину провалиться в бездну. И счел бы лицезрение корчившегося в адских муках немца самым желанным развлечением.
        - Рихтер, - надеюсь, получилось выплюнуть это слово, чтобы он понял, насколько я взбешен появлением его туши.
        - Ну зачем же так официально? Карл, можно просто Карл. - Он перевел взор на мою спутницу. - О, какая прелестная девочка. Не познакомишь?
        - Катись к черту, Рихтер!
        - Неужели ты до сих пор переживаешь из-за фрау Амалии?
        - Не смей произносить ее имя!
        - У, сколько экспрессии. Вижу, не забыл. Да, это интересно, учитывая сколько уже лет прошло.
        - Что ты вообще забыл в России?
        - А вот это уже совсем другой разговор, - не спрашивая разрешения, Карл устроился на пустующий стул, повернувшись всем корпусом к Ветте, и перешел на русский язык. - Прекрасная фройляйн, позвольте узнать Ваше имя?
        - Ветта. А Вы?..
        - Гер Карл. Карл Рихтер, давний знакомый Вашего… друга.
        Ветта перевела взгляд на меня, как будто спрашивая, что этот тип забыл за нашим столом. И меня интересовал тот же вопрос.
        - Вы вместе работали?
        - Учились. В одном университете, только на разных курсах.
        - Карл, как видишь, мы немного заняты, не мог бы ты оставить нас с Веттой наедине?
        Рихтер приподнял брови.
        - Да-да, разумеется. Но сперва не могу не воспеть красоту твоей подруги. Вы прекрасны, Ветта, как ранняя осень.
        Это он считает комплиментом?
        И какого черта вообще решил отвешивать дифирамбы моей… спутнице?!
        Ветта, не ожидая подобного, рассеянно кивнула.
        - Ох, я же даже не рассказал, чем занимаюсь! - не обращая внимание на мой гневный взгляд, продолжал петь соловьем этот белобрысый гад. - Сейчас я веду набор моделей в мою модельную школу, и Вы, Ветта, могли бы стать нашим новым лицом!
        А не пошел бы он?!
        Журналистка ненадолго зависла, несколько раз моргнув.
        - Простите?
        - Я, в принципе, и приехал в Россию, чтобы найти новые кадры. Вы, русские девушки, обладаете поистине глубоким очарованием. В ваших глазах кроется что- то такое, отчего мы, западные мужчины, теряем голову. Правда, Артем?
        Это было последней каплей.
        Я вскочил с места, отчего стул противно проскрежетал по полу.
        - Пойдем выйдем, нужно потолковать с глазу на глаз.
        Карл неторопливо поднялся, выуживая из кармана визитку и оставляя ее на скатерти перед не понимающей, что происходит, Веттой.
        - Рад был познакомиться с Вами, фройляйн. Можете звонить мне в любое время, я надеюсь на дальнейшее плодотворное сотрудничество.
        ***
        Пусть я и не знаю немецкого, но тон беседы между Темой и подошедшим незнакомцем явно был негативный. Артем не был рад видеть этого человека, и даже не пытался этого скрыть.
        Да, возможно все германское наречие звучит несколько грубовато, но резкие ответы моего любовника лишь больше убеждали в том, что блондин не является его другом.
        И все же этот немец нагло воспользовался свободным стулом, присаживаясь за наш стол! А после начал говорить какую-то ерунду про мои глаза и модельный бизнес.
        Неужели девочки на подобное ведутся?
        Благо Артем быстро вывел недоразумение из ресторана, а я воспользовалась моментом, чтобы подозвать официанта и попросить принести свечу. И вовсе не для сгущения романтизма, а в более практичных целях.
        Я как раз поднесла прямоугольник с личными контактами к пламени свечи, как Артем вернулся в зал, замерев возле меня и не верящим взглядом смотря, как я сжигаю протянутую тем типом визитку.
        - Что ты делаешь?
        - А разве не понятно? Избавляюсь от навязчивого внимания. - Я покрутила бумажку, чтобы огонь поглотил ее полностью, да положила догорать в блюдце.
        - Неожиданно.
        Я пожала плечами.
        - Я этого гера видела в первый раз в жизни, а, судя по всему, у вас с ним довольно натянутые отношения. Зачем мне общаться с тем, кто не попал в твое число друзей?
        В ответ Артем просто протянул мне руку, предлагая подняться.
        Простой жест, но от него внутри все загорелось с былой силой. Будто не было какого-то часа назад бурной встречи.
        Оказавшись в номере, Артем подошел к кровати, сев на ту и широко расставив ноги.
        - Я хочу, чтобы ты разделась.
        В этот раз он не приложит руку к моему разоблачению?..
        Ну хорошо, хоть мне не нужно избавляться от тряпок под музыку. Тогда бы вообще сгорела бы со стыда. А так… первым делом сбросила босоножки и ловко стянула блузку. Брюки также отправились на диванчик, а я в нерешительности остановилась на середине комнаты, не зная, что делать.
        - Ты знаешь, что весь ужин я только и мог думать об этом бесстыдном комплекте? Смотрел на тебя, а представлял его. To, как лиф обнимает твою грудь. To, как трусики заставляют стискивать зубы в желании прикоснуться к нежной плоти.
        Я почувствовала, что к щекам прилила кровь, однако смогла дерзко улыбнуться и повернулась к любовнику спиной.
        - Значит, тебе нравится не только вид спереди, но и сзади? - не знаю, что на меня нашло (наверное, уверенности придало символическое сжигание визитки того Карла), но я несколько раз шевельнула бедрами, после чего звонко хлопнула себя по ягодице. Так и оставшись к нему спиной, я довернула голову, чтобы взглянуть, какую реакцию произвела.
        - Ведьма.
        Артем судорожно снимал с себя одежду, довольно оскалившись.
        - Ты поплатишься за это.
        Он подлетел ко мне уже полностью обнаженный, с явным признаком возбуждения, что уперлось мне в поясницу.
        Его руки легли мне на грудь, а зубы поймали мочку уха.
        - Вздумала соблазнить меня?
        - Да.
        Господи, ну откуда во мне столько уверенности?!
        Кружевной комплект улетел на пол, Тема просто сорвал его с меня, припав губами к незащищенной коже на шее и вновь придвигаясь всем телом, пока одна его рука ласкала грудь, а вторая спустилась ниже по животу, в переплетению ног.
        Он повернул нас таким образом, чтобы наши тела оказались напротив зеркала.
        - Открой глаза.
        Не хочу! Не тогда, когда его руки проделывают то, что делают.
        - Открой!
        Приказ. И вновь внутри начала собираться пружина желания, а в голове зашумело.
        Я подчинилась. Снова.
        И отражение, которое предоставила зеркальная поверхность, лишь добавила остроты в мои ощущения.
        - Да, вот так. Смотри на нас. Смотри, как твое тело отзывается на мои ласки. - Его хриплый голос пьянил лучше дорогого вина. - Ты видишь? - Его пальцы начали перекатывать отвердевший сосок. - Чувствуешь? - Другая рука шевельнулась ниже, заставив меня застонать. - Да, моя девочка. Да.
        Никогда не думала, что можно получить оргазм стоя. Всего лишь от практически невинных игр. Но оно случилось! В последний момент я зажмурилась, схватившись за мучившие меня руки.
        Дав мне возможность прийти в себя, Артем подвел к кровати.
        - Встань на четвереньки. Ко мне лицом.
        Я послушалась, уже понимая, чего он хочет. Брюнет подошел к продольной стороне кровати и остановился, чтобы его возбуждение оказалось как раз на уровне моего лица.
        - Иди ко мне.
        И я с готовностью подползла к нему, открывая рот и осторожно принимая горячую плоть.
        Еще одна удивительная особенность. Сколько Тоша меня не упрашивал, я не соглашалась на оральный секс. Считала это чем-то грязным и пошлым, сродни имитацией порнофильма.
        Но вот с Артемом все было иначе. Мне хотелось доставить ему удовольствие! Хотелось… попробовать. Его.
        Судя по тому, как дыхание Темы участилось, делала я все правильно. Даже без отсутствия практики (спасибо тому же Теме с его «обучающим видео», когда тот пытался доказать, что все пары занимаются подобным, и не стоит минет считать непотребством).
        Артем не позволил мне долго знакомиться с новой темой, а просто оттолкнул, наваливаясь сверху.
        - Ты точно ведьма.
        Его поцелуй совпал с моментом, как мы стали едины.
        Никогда не привыкну к этому. К этому блаженству!
        Я отвечала ему со всей страстью, желая передать то, что чувствую в этот момент. В этой постели. К этому мужчине.
        Он пробуждал во мне дикие инстинкты, что-то такое, отчего становилось понятна аллегория с пещерой и дубинкой (когда самец бьет этой самой палкой по голове приглянувшуюся самку, чтобы спариться с ней в выбранном «доме»), Вот только я готова была идти и без дубинки. Или вслед за ней, той самой, что раз за разом пронзала мое тело, подводя к границе небес.
        Когда я в очередной раз возвестила округу о получаемом удовольствии, Тема сменил позу, на руках отнеся меня к дивану. Сам сел, устроив меня сверху по типу наездницы. Удивительно, но он не позволил мне опираться ногами на мебель, а заставил перекинуть ступни ему на бедра, тем самым больше раскрывая меня.
        Я несколько раз двинулась вверх-вниз, привыкая к новой позе, и вцепилась ногтями Артему в плечи.
        - Как глубоко… - я привстала, но он не дал мне этого сделать, опуская обратно.
        - Давай, насадись полностью. Да, вот так… О, да-а…
        Артем прикрыл глаза, отдаваясь чувственному наслаждению, пока я замерла в самой нижней точке, сильно кусая губу, чтобы не застонать.
        Он раскрепощал меня. С каждым новым приемом, с каждой новой позой. Заставлял отбрасывать скромность, совершая безумные поступки.
        И мне это нравилось.
        Стоит ли говорить, что заснули мы далеко за полночь?
        Обессилевшие, довольные и голые.
        Глава одиннадцатая
        - Тебе хватает смелости подкатывать к моей девушке?! - Я схватил Карла за грудки, сминая дорогую ткань.
        - О, так вы все-таки встречаетесь? Надо же. Непрошибаемого Бреннера подловила на крючок русская? - Рихтер резко сбросил руки с себя, освобождаясь. Невозмутимо поправив рубашку, немец заметил. - Амалия сама выбрала меня.
        - Ты ее вынудил!
        - Никогда не думал, что соблазнение с каких-то пор нашло тождественное определение принуждению.
        Я скрипнул зубами, чуть ли не кроша зубы и мечтая впечатать кулак в нос собеседника, чтобы слегка поправить перегородку этому говнюку.
        - Ты знал, что мы собирались пожениться, а, Рихтер? Знал?!
        Карл не стал медлить с ответом.
        - Знал.
        - Ах, ты… - удар по почкам вышел сам собой, и Карл даже не успел поставить блок, скрючившись от боли. - Зачем?! Зачем, Дьявол тебя разбери?!
        Отдышавшись, блондин выпрямился, так и не нанося ответного удара.
        - Я хотел, чтобы тебе стало больно, Бреннер. Чтобы ты почувствовал, каково нам, простым смертным! Ведь в твоей жизни было все: любящая семья, бизнес отца, да девушка, на которую облизывались все парни потока! Она выбрала тебя, не могла не выбрать, ведь как же могло быть иначе: пройти мимо богатого красавца в сторону нищеброда? В тот день я понял, что деньги решают все. Ты знаешь, что твоя любовь скрытничать сыграла мне тогда на руку? А, Бреннер? Стоило лишь показать Амалии блеск роскошной жизни, которой ты ее нарочно лишал, да пару раз хорошенько трахнуть, и она готова была ползти за мной на коленях!
        - Ублюдок! - Я сплюнул на пол, сражаясь с собой, чтобы не отправить Карла на тот свет или, по крайней мере, в реанимацию сейчас же. Останавливало только одно: мы находились перед дверьми в холл отеля, а в ресторане ждала Ветта.
        - Я все эти годы не мог понять, чего ты добивался своей скрытностью, Артем. Хотел удивить ее на свадьбе, преподнеся королевство на золотом блюдечке? Вот только невеста оказалась продажной. Впрочем, очень даже ничего в постели, - Карл мечтательно улыбнулся.
        - Еще слово, и я не посмотрю на уголовный кодекс, - прорычал, до хруста сжимая кулаки.
        - Давай сделаем так. Я предлагаю сделку: все же ты мне должен быть благодарен, что я открыл глаза на истинные желания Амалии. Ей нужен был не ты с любовью, а сгодился бы любой мужик с толстым… кошельком. Если твоя новая пассия устоит перед соблазном поживиться за мой счет, считай ты получил билет на первый ряд ринга. Спарринг устроит? Я не меньше твоего хочу подраться. Более того, были дни, когда я спал и видел, как бы избить тебя, Бреннер.
        - Никаких условий! Спарринг. Завтра. В десять. Место выбирай сам.
        Рихтер прищурился.
        - Хорошо. И все же. Я настаиваю на проверке твоей милашки.
        - Зачем тебе это надо?
        - Скажем так: моральное удовлетворение. Если очередная твоя девушка ляжет под меня, я буду считать, что жизнь удалась.
        - А если нет?
        Карл широко улыбнулся.
        - Ты действительно думаешь, что она устоит? Не спорю, на вид она прехорошенькая, и тело очень даже ничего, судя по тому, что я сумел разглядеть под тряпками. Но именно тряпками. Ты ведь сам понимаешь, сколько они стоят. Эта девочка не чета ни тебе, ни мне. Стоит ей показать пачку денег, и побежит, сверкая пятками.
        - Не равняй всех под одну гребенку!
        - О, так ты так в ней уверен? Тем более не должен в таком случае переживать за ее судьбу.
        - Я не переживаю.
        Карл удивленно свел брови вместе.
        - Ты сам себе противоречишь, Артем. Однако не буду заострять на этом внимание. Если хочешь сперва размяться, изволь. Но после не пытайся вставлять мне палки в колеса.
        - Что я получу взамен?
        - Неужели! Пошел конструктивный разговор! Вместе с тем, что я вновь покажу тебе, насколько продажны люди, ты получишь пятнадцать процентов акций моего бизнеса.
        - Не интересно.
        - Ты не дослушал. И ведь до сих пор не знаешь, насколько я поднялся с нашей последней встречи. Тебе название «GN» (лат. Global notam) о чем-нибудь говорит?
        - Один из крупнейших конгломератов косметических средств… только не говори, что ты приложил руку к его созданию, черт бы тебя побрал!
        - Спасибо любимым родственникам и моей харизме. Переплюнуть тебя, конечно, мне не получилось, но создать свою империю - вполне.
        - Пятнадцать процентов? Ты так высоко оценил Ветту?
        - Я решил, что меньшее тебя не заинтересует. А азарт в нашей с тобой крови заложен с рождения. Разве не прав?
        Я прищурился.
        - Готовь документы. Считай, что я уже стал акционером. Лишняя прибыль не помешает. Мой телефон, - достал из кармана брюк визитку. - Сообщи место.
        Я развернулся, даже не пожав Рихтеру руку на прощание, и услышал позади себя смешок.
        Этот Карл был так уверен в себе, что становилось тошно.
        И страшно. Стоило лишь вспомнить, как благодаря ему рухнули воздушные замки и разбились розовые очки «молодого Бреннера».
        Я тогда учился на втором курсе университета Маннхайма, познав первую любовь. Как считал, истинную и до гробовой доски. Но Карл помог мне увидеть, каким же я был глупцом.
        Впервые я заговорил с ней на студенческой вечеринке, когда увидел такую прекрасную и веселую. В тот момент мне хотелось подзарядиться энергией, что излучала Амалия Крузе.
        Да-да, я знал ее имя, а также выбранное направление обучения и номер курса. Она была младше всего на год, но уже стала местной знаменитостью. Будущий юрист, модель и волонтер. Как ни крути, она была идеальна. А если вспомнить выступления группы поддержки перед спортивными соревнованиями наших баскетболистов, взгляд то и дело возвращался к стройной и гибкой блондинке с лучезарной улыбкой. Ее большие голубые глаза околдовывали каждого, кто хоть раз встречался с ней взглядом. Однако я держался, видел, что ею интересуются многие, и как-то не хотел становиться «одним из».
        Почему-то думал, что популярность сродни беспорядочным связям. Как оказалось после, совершенно напрасно.
        - Привет! Ты же Амалия?
        Она повернулась ко мне, отвлекаясь от беседы с однокурсницами. Те, завидев меня, подмигнули подруге, и поспешили ретироваться. За что отдельное спасибо догадливым будущим слугам закона.
        - Привет. Мы разве были представлены?..
        - Нет, прости. Я Артем. Артем Бреннер, со второго экономического.
        - Артем? Интересное имя. Оно?..
        - Русское. Да, знаю, все удивляются, когда я говорю, как меня зовут. Мама из Москвы, отец из Дрездена.
        - Метис, значит, - она улыбнулась. - Не ожидала встретить здесь практически иностранца. Обычно лишь коренные немцы поступают в Маннхайм.
        - Ну я в Германии живу с двух лет, так что всю сознательную жизнь считаю себя больше немцем, нежели русским.
        Амалия улыбнулась, поднося стаканчик к губам.
        - Что пьешь?
        - Лимонад.
        - Серьезно? - в тот момент я действительно был удивлен. - На вечеринке? И без алкоголя?
        Амалия пожала плечами.
        - Терпеть не могу вкус спирта. Я бы с удовольствием довольствовалась кофе или чаем, но здесь нашелся лишь лимонад. Соки разобрали в коктейли.
        - Так, может, прогуляемся до кафе, и я угощу тебя напитком, который придется по вкусу?
        - Так поздно? Не думаю, что какое-то кафе еще работает.
        - А я знаю одно, что точно распахнет перед страждущими двери. Только это большой секрет.
        - И ты так легко вверяешь мне тайну с круглосуточным питейным заведением? Как опрометчиво, гер Бреннер! А вдруг я окажусь шпионкой? Выведаю всю интересующую меня информацию, и потом дорого продам?
        - Ну что же, в таком случае, мне придется найти еще одно эксклюзивное место… чтобы и дальше заинтересовывать шпионку коммерческими тайнами.
        Амалия ослепительно улыбнулась.
        - А ты интересный, Артем.
        - Так как на счет кофе?
        Фройляйн Крузе оставила стаканчик на ближайшую стойку и кивнула.
        - Веди меня. Очень уж интересно узнать, что же за место эта кофейня. Говоришь, там превосходный кофе?
        Я не мог удержаться от ответной улыбки. Эта девушка была легкой на подъем, мне такие нравились. Да и в чувстве юмора ей не откажешь.
        - Лучший в Мангейме.
        - Жаль, забыла свою шпионскую камеру в общежитии. Придется запоминать.
        - Ну, если ты желаешь, мы можем сначала прогуляться до твоей комнаты…
        Амалия отрицательно покачала головой.
        - Не так быстро, гер Бреннер. Не то я заподозрю в Вас еще корни ретивого жеребца.
        Я засмеялся.
        - Быть может, быть может. А я все гадал, почему так люблю сахар и морковку. Амалия подмигнула.
        - Так и быть, выделю пару рафинадов.
        Так, в шутливой перебранке, мы добрались до милого заведения с названием «Толстяк Гюнтер».
        - Это и есть хваленая кофейня? - девушка явно была шокирована, если не сказать, разочарована.
        - Да, это паб, но не спеши делать выводы, пока не отведаешь там кофе! - Вместо того, чтобы ломиться в закрытую дверь, я достал телефон и набрал знакомый номер. - Гюнтер? Бреннер. Ты не мог бы открыть «Толстяка»?.. Да, я внизу. Нет, не один. Хорошо. - Я убрал мобильник и засунул руки в карманы. - Ждем.
        Ждать пришлось недолго, через каких-то пять минут дверь перед ними распахнулась, и на пороге появился довольно упитанный мужчина.
        - Артем!
        - Доброй ночи, Гюнтер! Прости, что без предупреждения.
        - Ничего, ты же знаешь, я всегда рад тебе!
        - Позволь представить, фройляйн Амалия Крузе. Амалия, этот достопочтенный гер
        - Гюнтер Мейснер.
        - Я очарован Вами, фройляйн! - Гюнтер посторонился, пропуская их внутрь. - Чего изволите?
        - Артем обмолвился, что здесь варят неплохой кофе.
        - Лучший в городе! - Гюнтер поднял вверх сосископодобный палец. - Вы пока располагайтесь, а я все сделаю в лучшем виде.
        Проводив его взглядом, Амалия заметила.
        - Вот он, твой секрет круглосуточного доступа к кофеину?
        - И не только к нему. Но да. Мы с Гюнтером старые знакомые. Я как-то случайно однажды помог ему в прошлом, и он не забыл. Теперь предлагает пользоваться этим местом любое время.
        - Но ты же не злоупотребляешь его приглашением?
        - Нет, конечно! Но сегодня случай был особенный.
        Крузе подперла подбородок рукой, изгибая рот в полуулыбке.
        - И как много девушек ты уже приводил сюда?
        - Как можно? - впрочем, ужаснуться получилось довольно искусственно. - Ты мне, разумеется, не поверишь, но ты первая.
        - Ты прав, не поверю.
        - Тем не менее, это так. С друзьями, да, не буду отрицать, бывало, что мы заваливались сюда посреди ночи уже будучи навеселе, и хотели продолжения банкета. Но чтобы прийти за кофе, да и в обществе девушки? Нет.
        - Допустим, я приняла твои слова за правду. Хочется принять.
        В тот вечер мы говорили несколько часов, пока Амалия не указала мне на хозяина паба, что незаметно клевал носом.
        - Кажется, нам пора.
        - Я провожу тебя.
        Она хмыкнула.
        - Ну да, живем же в одном универе.
        В тот день я ее так и не поцеловал. Понял, что не должен этого делать. Амалия приняла этот жест как комплимент, и уже на следующем свидании разрешила познать вкус ее губ. Правда до постели мы дошли совсем не скоро. Мне потребовалось гребаных полгода, чтобы уложить фройляйн Крузе на спину.
        Она оказалась девственницей. Я был ее первым мужчиной. И осознание этого факта лишь усилило ощущение всеобъемлющего счастья, когда я добился своего.
        Наш первый раз нельзя назвать таким уж идеальным, она была зажата, а я переволновался, что все же был допущен к телу. Все вышло как-то скомкано и быстро. На тот момент у меня не было опыта лишения девственности кого-либо, тем более лице Амалии я видел разве что не ангела. За шесть месяцев отношений я влюбился в нее без памяти, каждый день встречал после пар и шел гулять. Или же сопровождал в библиотеку, где мы вместе готовились к семинарам.
        Романтическая любовь без плотских утех, лишь поцелуи украдкой и едва уловимые касания, от которых бросало в жар и дрожь.
        Возможно, я был великомученником, раз сам загнал себя в такие рамки, ведь предложение перейти в горизонтальную плоскость не сразу последовало именно из моих глупых уст. Просто в тот день, когда я уже стянул с нее кофточку, потянувшись к волнительным холмикам, заметил ее оцепенение. И понял, что грубым поступком испугал ее. А я больше всего в жизни не хотел пугать ту, что стала райским цветком в моем тогда еще быстро бьющемся сердце.
        Когда же Амалия пришла ко мне в бежевом пальто, постоянно краснея, я не понимал, что произошло, поспешил к ней, но девушка вытянула руку вперед, попросив оставаться на месте.
        - Иначе… я думаю, что струшу и убегу.
        В следующее мгновение пальто упало к ее ногам, а я увидел свою девушку в удивительной комбинации цвета вишни.
        Сказать, что я был ошеломлен в тот момент, значит не сказать ничего. Я просто впал в ступор, не веря своим глазам.
        - Сегодня ровно полгода, как ты угостил меня кофе. Помнишь, у Гюнтера?
        Я нервно кивнул, сглатывая вдруг набежавшую слюну.
        - Я подумала, что стоит отметить эту дату… И не придумала ничего лучше, как… Боже, как неловко!
        И все, я сорвался. Подлетел к ней, запечатав уста поцелуем.
        - Господи-Боже, Амалия, я тебя так люблю!
        Лихорадочно стащив с себя футболку, вновь обнял ее, молясь всем известным Богам и Святым, чтобы она не передумала. Но Крузе решила идти до конца. Как позже узнал, она заранее попросила моего соседа по комнате «погулять» в тот день, предоставив ей возможность устроить сюрприз.
        To есть она направленно шла на мое соблазнение!
        Когда мы избавились от одежды, я не смел даже опустить взгляд на желанное тело, опасаясь тем самым смутить ее еще больше. Узкая кровать, которая стала для нас на какое-то время всем миром, приняла двойной вес без скрипа.
        Я целовал ее. Губы, щеки, подбородок, глаза и уши. Всюду, куда мог дотянуться, не перемещаясь с исходной позиции.
        Амалия, пусть и краснела без конца, да закрывала глаза, крепко прижимала меня к себе, и в ответственный момент поддалась на просунутое между ног колено, разводя бедра в стороны.
        Когда я толкнулся к нее, находя преграду, на ее глазах уже были слезы. Я клял себя на чем свет стоит, мое сердце разрывалось от того, что я делаю ей больно, но я не мог повернуть назад. В тот момент уже не мог. Следующий толчок прорвал естественный заслон, вырывая из ее горла крик, и добавляя мне чувство вины.
        Я бесконечно шептал, как люблю ее, как она мне дорога, и как я жалею, что не могу забрать ее боль себе, покрывал поцелуями все лицо и шею, не решаясь начать движение. Когда Амалия более-менее успокоилась и смогла расслабиться, я вновь толкнулся. И снова.
        Я был не в силах оторвать взор от ее лица, от зажмуренных глаз и крепко стиснутых губ, понимая, что действительно не способен заставить ее поверить мне и делать так, как я шепчу. Нет, Амалия не хотела слушать, или же просто не слышала, погрузившись в острую боль от распирающих и так незнакомых ей ощущений, что совсем не получила удовольствия, когда я, наконец, хрипло простонав, не обмяк, перекатываясь на бок и тут же обнимая ее рукой.
        - Прости. Прости. Прости меня! Я животное.
        - Нет, - Амалия улыбнулась сквозь слезы. - Я знала, что в первый раз всегда больно. Девочки говорили.
        - Если бы я подготовил тебя…
        Она приложила палец к моим губам.
        - Я ни о чем не жалею.
        Мы молчали лежали и думали каждый о своем, когда она вновь заговорила.
        - А… второй раз будет не такой болезненный?..
        Душа встрепенулась, выныривая из беспроглядного омута, куда я умудрился ту загнать за последние полчаса.
        - Я постараюсь сделать все так, чтобы ты получила удовольствие.
        - Хорошо, - она кивнула, сама потянувшись к моим губам. - Тогда я готова попробовать.
        Однако я умерил ее пыл.
        - Не сегодня, милая. Ты… там должно все зажить.
        Она вновь вспыхнула.
        - Как скажешь.
        Я боялся, что она откажется, когда я пришел к ней через пару дней, однако Амалия гостеприимно раскрыла дверь, приглашая в девичье царство. Подружек попросила зайти через пару часов, и те, понимающе улыбаясь, удалились.
        Во второй раз я действительно сдержал обещание. Для меня ее удовольствие стало важнее своего, и я не успокоился, пока не услышал долгожданный стон освобождения, лишь после чего позволил себе последовать вслед за любимой.
        С тех дней, как в нашей жизни появился секс, мы все больше времени начали проводить в четырех стенах, предпочитая кровать долгим прогулкам.
        Вероятно, это также было моей ошибкой. Если отношения строятся на одном лишь сексе, партнеру это быстро приедается.
        Возможно поэтому я и упустил момент, когда Амалия начала себя странно вести. И посчитал ее просьбы перенести встречи или же сводить ее в ресторан или в кафе - небольшой прихотью, способом освежить чувства.
        Но уже тогда она сравнивала. Меня и появившегося на горизонте Карла.
        Как оказалось, сравнение оказалось не в мою сторону.
        Просто однажды я решил сделать ей сюрприз, заранее заказав у ювелиров комплект сережек, что подошли бы к подаренному кольцу, что надел на ее палец во вторую годовщину отношений, да с заветной коробочкой пришел к двери в ее комнату, не сообщив, что приду.
        Стоны, которые раздавались за дверью, подсказали, что комната занята. Я тогда подумал еще, что это кто-то из ее соседок пригласил ухажера, и достал мобильник, решив все же позвонить.
        И каково же было мое удивление, когда распознав знакомую мелодию, раздавшуюся из-за двери, несколько секунд в трубке имел честь услышать ее взволнованный голос.
        - Артем? Что-то срочное?
        Тогда я понял, что не могу дышать. Грудную клетку сдавило в железные тиски, а на глазах впервые за много лет появились слезы.
        Она разбила мне сердце. Выжгла его дотла, оставив лишь уголек.
        Слушать ее объяснения, когда я перешагнул порог комнаты и увидел пикантную сцену, не стал. Просто хотел собственными глазами убедиться, что слух и интуиция не подвели.
        Я оставил коробочку на тумбе возле выхода, и прошло вышел.
        - Не буду вам мешать.
        Я не понимал, чего ей не хватало. Наши отношения казались идеальными. Было все: романтика, походы под луной, цветы и подарки.
        Да, я не ездил на дорогой машине и жил в простом общежитии, как и другие студенты, потому что отец предупредил меня о необходимости не афишировать наше состояние. Я думал, что Амалии не важно, какой счет открыт на мое имя в банке. И наивно полагал, что ее слова о любви были правдой.
        Девушка, ставшая моей первой любовью, меня предала. И с кем! С другом!
        Да-да, на тот момент Рихтер был одним из немногих, кто знал истинное положение дел, его семья тесно общалась с моей, и мы с детства были не разлей вода. Я считал его чуть ли не братом, поэтому столь явное предательство оказалось похлеще удара в спину. Он воткнул не нож, а целое копье в мое сердце, раня не только тело, но и душу.
        Я одновременно потерял любимую девушку и лучшего друга.
        И все из-за денег.
        Возможно, именно после этого, после того, как мое сердце очерствело, и я понял, что деньги правят миром, стал интенсивней пытаться увеличить капитал отца. Работал, как проклятый, заводя ничего не значащие интрижки, потому что просто разуверился в любви. В каждой новой пассии я видел образ Амалии Крузе, ожидая горького продолжения.
        Годы шли, а я не менял привычек. Ни одна барышня не задерживалась со мной, вот только я уже не прикидывался бедным. Нет, напротив, я заманивал их в свои сети деньгами и властью.
        Я мог поиметь любую супермодель, актрису или звезду. Просто нужно было улыбнуться и пригласить проехаться на моем Майбахе до аэропорта, где ждал персональный самолет, что доставлял до виллы на Средиземном море.
        Я потерял азарт. Девушки стали сменять друг друга, являясь лишь способом удовлетворения похоти. Наверняка еще и поэтому мы с Гореловым так спелись. Он был похож на меня в плане отношения к противоположному полу. Только не так удачен, все же ему прилетали отказы. Мне - никогда.
        Поэтому Ветта стала глотком свежего воздуха. Девушка, не знающая, что такое VIP. И все же, как и многие до нее, безропотно согласившаяся стать моей любовницей.
        Отсюда назревал весьма дельный вопрос.
        Почему я был так уверен, когда убеждал Рихтера, что она не поддастся на его провокацию?
        Что я о ней знаю?.. Только то, что сама девушка поведала. О своей судьбе, тяжелой ситуации в семье и выборе карьеры. Как много у нее было партнеров до меня? Сколько серьезных отношений? Да и были ли они?
        В конце концов, сколько ей лет? Выглядит совсем молоденькой, лет на восемнадцать, не больше, но, судя по тому, что она закончила университет и уже не год и не один отработала после получения диплома, ей хорошо за двадцать. Двадцать пять? Двадцать семь?..
        В лучшем случае, десять лет разницы.
        Чего хотят девочки в ее возрасте?
        Ответ очевиден. Большой и светлой любви. И, за счет амбиций и максимализма, присущего юношеству, богатой и совершенной жизни. Которую Рихтер может пообещать. И в которую способен окунуть неискушенную Ветту.
        В том, что она была не искушена лакшери номерами и ресторанами, я понял по ее глазам, как только той удалось оглядеться здесь и там, на террасе возле собора.
        Сейчас, вновь смотря на спящую девушку, что обнимала подушку, отвернувшись в сторону окна, я прокручивал в голове возможные варианты.
        Первый, самый для меня удобный. Приемлемый. Надежный, черт побери! Тот, в котором Ветта действительно не имеет ничего общего с планами на разорение моего детища. И не прельстится обещаниями и подарками Рихтера.
        Второй, среднячок. Она не ведает, что такое бизнес, но все же уйдет с Карлом.
        И третий, который рассматривать совсем не хотелось. Ветта - превосходная актриса с невинной легендой. Как только предоставится случай, выведает секреты и Славки, и мои, да не побрезгует воспользоваться Рихтером. В результате окажется богатой и независимой, поимев сразу всех и каждого.
        Проверить легенду и узнать о любовнице больше труда не составит. Я потянулся к прикроватной тумбочке, находя телефон и сбрасывая заброс своей службе безопасности. Меньше чем через минуту пришел ответ, что запрос принят.
        Вот за что люблю этих парней, в любое время дня и ночи (а, судя по часам, время перевалило лишь за пол четвертого утра), они готовы отработать свои гонорары (немалые, прошу заметить). Все же я привык, прежде чем заключаю с кем-либо многомиллионные контракты, досконально изучить партнера. Отсюда и желание обзавестись группой лиц, отвечающих не только за безопасность, но и за информационное оснащение меня-любимого.
        Сегодня-завтра я уже все буду знать о ней. Русоволосой ведьме, что с мельчайшей точностью угадывающей мои желания.
        Глава двенадцатая
        Я проснулась снова одна в постели. Однако стоило прислушаться, как мои опасения относительно очередного бегства личного Аполлона-Ареса развеялись, из душа доносился звук льющейся воды.
        Я против воли улыбнулась и потянулась на белоснежных простынях. Не исчез. Остался. И ведь обещал сегодня весь день провести со мной!
        To есть, это я буду за ним ходить хвостиком, конечно. Постараюсь не мешать деловым встречам, а заодно улучу момент, чтобы переброситься с Гореловым парой-тройкой фраз. Как-то наша с ним первая встреча прошла совсем не так, как я себе представляла.
        Но, благодаря Теме, я узнала о том, что Вячеслав получил экономическое образование, первой основал компанию, занимающуюся продажами стройматериалов, после нее пошла фирма, производящая мебель, а вот теперь сразу скачок вверх, элитная недвижимость.
        Артем с Гореловым были знакомы около двадцати лет, но тесно стали общаться лет десять назад, сначала дистанционно, а после редко пересекаясь в России, пока Тема летал по миру и получал всестороннее образование для будущей профессии. По словам моего любовника, ему приходилось ночами не спать, чтобы хоть как-то успевать заучивать толстые книги и укладывать полученные знания в голове.
        - Система образования за рубежом очень отличается от той, к которой привыкли в России. Здесь у вас на экзаменах, к примеру, есть определенный перечень вопросов, ответы на которые можно подготовить заранее и вызубрить. В той же Германии или Италии такого нет. Студентам дают список книг, по которым преподаватель может задать вопрос. И ты никогда не отгадаешь, какая тема может прилететь. Профессора просто наугад берут один из учебников и открывают его на произвольной странице. А ты должен вспоминать, что же писал некий Мистер в главе десятой. Я вздохнул с облегчением, когда понял, что больше учиться не нужно, а заветные корочки в кармане. Правда буквально через пару месяцев после окончания университета записался на курсы в другое учебное заведение. Оказалось, что учиться придется всю жизнь. Чтобы получить достойное образование и понимание практической направленности теоретических аспектов, представленных в многочисленных трудах ученых.
        Он говорил это, лениво перебирая мои распущенные волосы, в то время как я удобно устроилась на твердой груди, закинув ногу на его бедро.
        - Значит, мне повезло, что я училась здесь, в Питере. Хотя и мечтаю увидеть другие страны.
        В тот момент его тело напряглось.
        - А ты ни разу не была заграницей?
        - Нет, - покачала головой. - Только Россия-матушка. Да у меня даже заграничного паспорта нет.
        - А куда бы ты хотела отправиться, если бы предоставился такой шанс?
        - Даже не знаю, - я начала выводить узоры на его коже. - Наверное, хочу в Азию. В Тайланд, к примеру. Я видела фотографии этой страны, и они намертво впечатались в память, заставив влюбиться в голубую воду и зеленые острова.
        Артем хохотнул.
        - Недурно. Если не ошибаюсь, туда из Санкт-Петербурга лететь девять часов.
        - Разве это много для осуществления мечты?
        И снова он едва заметно дернулся.
        - Нет. Совсем нет.
        Конечно, ему кажутся ее разговоры о подобном смешными. Сам-то Тема привык менять место жительства, для него самолет - не диковинка.
        Вспомнив сейчас разговор про жаркие страны, я заставила себя отлепиться от подушки, хотя хотелось рухнуть обратно. Однако вода в душе перестала шуметь, значит, Артем должен был появиться с минуты на минуту. Так и произошло. Он вышел в белом махровом халате, на ходу вытирая голову полотенцем. Заметив меня, он улыбнулся.
        - Доброе утро.
        - Доброе, - вышло хрипло, и я прочистила горло. - Который час?
        - Время хватит только для того, чтобы принять душ, собраться и позавтракать. К сожалению. - Тяжелый вздох явно указал на желание присоединиться ко мне в постели, но Тема на первое место ставил дела. - Управишься за полчаса?
        - Угу. - Я соскочила на пол, практически не отводя взгляд от жадных глаз, впившихся в мое обнаженное тело. Прошмыгнула в ванную и выкрутила переключатель на смесителе до упора. Мне нужно взбодриться. Значит, шоковая терапия с ледяным душем - самое оно!
        Однако я не учла, что на мой задорный крик прибежит Артем, словно пытаясь спасти от неведомого зверя.
        - Ветта?..
        Пришлось добавить горячей воды.
        - Все в порядке. Я сейчас буду!
        Как же предусмотрительно я попросила Окси завезти на ресепшн сменную одежду, и вчера вечером забрала ее у улыбчивого администратора, пока Артем отлучался, чтобы поговорить по телефону. Сам Тема оказался в этом плане более практичным, он продумал вопрос с одеянием заранее, в шкафу его ждали костюмы, рубашки, джинсы и футболки. В общем, все, что может пригодиться. И сейчас застегивал новую рубашку с коротким рукавом, заправляя ее в синие брюки.
        Мне же на сборы действительно нужно было мало времени, разве что провозилась с феном, подсушивая гриву, ставшую после горячей обработки объемной. Из косметики - только тушь. А в плане наряда остановила выбор на деловом платье серого цвета (которое увидела в первый раз в жизни, видать очередной подарок Оксаночки), что село на меня, как влитое. На ноги - вчерашние босоножки.
        За завтраком я все же решилась спросить, что за встречи назначены на сегодняшний день.
        - Хочешь быть подготовленной хотя бы морально? - Тема хитро улыбнулся. - Все просто, Вячеслав будет пытаться доказать инвесторам, что его проект - рентабельное дело, способное принести в будущем неплохую маржу.
        - Инвесторам?.. Но мне казалось, что, раз уж он открыл фирму, проблем с капиталовложением быть не должно.
        - Далеко не всегда удается приурочить вливание денежных средств к официальной регистрации ООО или АО. С ИП несколько легче, там практически всегда обороты не столь большие, чтобы затягивать момент с поиском дополнительных инвестиций.
        Я переживала бекон, начав методично резать яичницу.
        Тот Артем, который сейчас открылся для меня с утра, был незнаком. Слишком сосредоточенный, слишком… умный для меня что ли.
        - Не расскажешь побольше о инвестициях? Все же я чувствую себя… профаном. Причем полным.
        Артем отпил апельсиновый фреш и кивнул.
        - Если пожелаешь. Стоит различать краткосрочное и долгосрочное инвестирование, Горелова интересует последнее, поскольку бизнес, который он задумал - дело не одного года. Чтобы тебе было проще понимать, можно сравнить, к примеру, самого инвестора с трейдером. Казалось бы, два полноценных игрока на рынке, заинтересованных в получении прибыли. Но если инвестор, покупая акции, покупает и часть компании, а значит он заинтересован в том, чтобы его бизнес развивался, росли котировки акций и дивидендная прибыль, то трейдеру же такое не интересно. Его единственный ориентир - цена покупки и цена продажи определенной ценной бумаги, или даже фьючерса на нее. - Увидев мои округлившиеся глаза после слов «трейдер» и «фьючерс», Тема сжалился. - Упрощу: цель инвестора крайне простая - купить компанию, у которой хорошее будущее. А Горелова - убедить, что его цель совпадает с целью потенциального «покупателя».
        - А… есть шанс, что он не сможет уговорить их?
        - Всякое бывает. Но здесь я практически на девяносто процентов уверен, что сделка пройдет успешно. Видишь ли, сейчас рынок переполнен уже известными компаниями, и цены на их акции начинаются с большим количеством нулей. Что, в принципе, оправдано, они показали себя в деле, доказали, что могут устоять в кризис, и даже не понести убытки, поэтому и завышают требования от желающих «оттяпать» кусок повкуснее. Но наряду с гигантами индустрии «выстреливают» вот такие акционерные общества, как у Вячеслава. Маленькие фирмочки, еще не успевшие зарекомендовать себя, но представляющие привлекательные цены и открывающие большие перспективы для будущих оборотов. Разумеется, не каждое вложение окупается. Да что там, скорее лишь одна инвестиция из десяти принесет желаемый результат, но риск того стоит.
        - И так всегда? Приходится идти на риск, даже не зная, сможет ли компания остаться на плаву?
        - Ну да. Более того, открою тебе страшную тайну: инвесторы прибегают и ко второй крайности: скупают убыточные производства, производят в них полную реорганизацию и также надеются на чудо в виде прибыли. Чаще всего при умелых управляющих и антикризисных менеджерах им это удается.
        С каждым его словом я все больше проникалась уважением к этому мужчине. И все больше мне становилось не по себе.
        Не мог он выбрать меня. Просто не мог.
        Да стоит ему щелкнуть пальцем, и любая готова будет следовать за ним.
        Красивый, спортивный и безумно образованный.
        В его фразах чувствовалась уверенность, он явно знал, о чем говорил, причем не по наслышке. Он видел это своими глазами. Прошел через всю бюрократическую канитель на собственном опыте.
        Я заставила себя проглотить остатки завтрака, хотя аппетит совсем пропал.
        Казалось бы, мне нужно радоваться, что пусть случайно, волею судьбы наши судьбы пересеклись. Что я была удостоена вниманием такого мужчины. Но если еще позавчера мы ограничились разве что парой фраз, прежде чем оказаться в постели, теперь я начала лучше узнавать его. И оттого понимание, на каком недосягаемом уровне он находится (пускай занимая всего лишь второстепенную должность при магнате, но все же знающим все тонкости большого бизнеса), ставило меня в тупик.
        Осталось двенадцать дней сказки, считая сегодняшний.
        А я, дурочка, надеялась заинтересовать его!
        Да чем я могу его заинтересовать? Артем - ходячая экономическая энциклопедия! А я… Кто я? Недавняя студентка, не повидавшая мир.
        Замечательная пара.
        Очень хотелось верить, что он в моем возрасте был таким же… Нет, кого я обманываю?! Уже тогда он наверняка знал половину того, чем ведает сегодня.
        Не чета мне.
        Кошмар.
        На этой ужасной ноте мы поднялись из-за стола.
        Благо Артему вновь позвонили, и он вынужден был ответить на звонок, так что не заметил перемену в моем настроении. А мне почему-то резко расхотелось ехать на деловую встречу. Там я буду чувствовать себя пятым колесом.
        ***
        - При правильном нивелировании вышеуказанных рисков, перспектива получения прибыли вашей стороной становится весьма привлекательной, - завершил свою речь Горелов, выжидательно посмотрев на трех представительных джентльменов.
        Было забавно, когда Тема просил разрешения мне принять участие в переговорах, объясняя эту мотивацию способом лучше узнать о «внутрянке» бизнеса. Я была практически уверена, что Горелов откажет, все же большая часть информации не предназначалась для посторонних ушей, но Вячеслав Иванович, смерив меня уничтожающим взглядом, практически в приказном тоне сообщил Артему, чтобы он после произнесенного составил со мной договор о конфиденциальности.
        - Разумеется, Вячеслав Иванович. Я уже составил бланк, вам требуется только подписать его. - И, на глазах изумленной меня, достал из портфеля бумаги! Спрашивается, когда успел? Вчера, до нашей с ним встречи?
        Вполне логичное объяснение.
        Просмотрев договор, Горелов поставил размашистую подпись и передал мне.
        - Ознакомься и распишись.
        Я начала читать традиционные формулировки, споткнувшись лишь в самом конце, когда наткнулась на мои паспортные данные, и полную фамилию, имя и отчество.
        Откуда?! Откуда он их узнал?
        Не мог же, в конце концов, рыться в моей сумочке, чтобы оттуда переписать?
        В это я никогда не поверю.
        Узнал, где я работаю, и обратился к Петровичу?
        От этой теории становилось еще более гадко. И худо.
        Что он ему сказал? Зачем ему эти данные? Да и как сумел определить мое прежнее место труда?
        Ерунда какая-то!
        Но не выяснять же перед Гореловым этот вопрос!
        Я молча поставила закорючку напротив своего имени, передавая бумаги Артему и обещая тому взглядом серьезный разговор, который обязательно последует после встречи.
        Итого: нас было трое, и инвесторов такое же число. Артем был представлен личным помощником, а я - представителем отдела маркетинга компании, отвечающего за связи с общественностью. Все же нужно было как-то объяснить мое появление на подобного рода переговорах.
        Они обсуждали критичные моменты около двух часов, Вячеслав представил бизнес-план своего детища, спокойно и размеренно отвечая на бесконечные вопросы. На более каверзные (на мой взгляд, хотя я все равно мало что понимала в том, что происходит за столом), в словесную дуэль вступал Артем, апеллируя такими терминами, что уши порой хотели свернуться трубочкой, а голова шла кругом. Однако инвесторы его понимали, разговор явно шел на одном языке.
        - Думаю, ваши аргументы удовлетворили наши запросы, - наконец, произнес тот, что сидел посередине. - Мы подпишем с вами контракт.
        Вот так просто я стала свидетелем того, как один человек согласился отдать много миллионов другому человеку.
        Страшно было представлять, о каких именно суммах шла речь, я старалась не погружаться в это глубоко, поскольку все равно никогда не увижу подобной роскоши, не говоря уже о том, чтобы распоряжаться ею. Но из переговоров я уяснила для себя главное: Горелов в моих глазах стал весомее. И призрачный образ теневого миллиардера прилип к его фигуре очень прочно.
        Оставалось вопросом, зачем ему этот балаган, если он сам способен поднять далеко не одно такое предприятие.
        Или я ошибаюсь в выводах? Все же миллионы не появляются из воздуха, возможно, он каждую из своих фирм «поднимал» именно при помощи уговоров в инвестициях?
        Как же неудобно, что я не разбираюсь в этой теме! Спросить напрямую также не могу, лишь ходя вокруг, да около.
        Во власти этого человека сделать так, что я не смогу напечатать и строчки, если он только поймет, что именно я хочу опубликовать.
        Глава тринадцатая
        - Артем сказал, у тебя появились новые вопросы, - Горелов решил перейти к делу сразу после того, как за инвесторами закрылась дверь, и они остались в переговорной вдвоем (Тема пошел провожать гостей к юристам).
        - Почему Вы так недолюбливаете журналистов?
        Вячеслав изменился в лице.
        - А ты смелая. Раз задаешь вопрос в лоб.
        Я стойко выдержала его взгляд, не отводя глаз.
        - Скажем так, у меня личные счеты со СМИ.
        - Тем не менее, вы выступали на открытии фирмы, куда были приглашены многие газетчики.
        - Без рекламы наш бизнес долго не протянет.
        - Но почему им Вы отвечали, а мне не хотите?
        - А сейчас мы, по-твоему, чем занимаемся?
        Я проглотила это явное хамство, вновь возвращая ясность уму.
        - Вячеслав Иванович… что Вы знаете об Инвестиционном Короле?
        Горелов еще больше нахмурился.
        - О нем… мало что известно. Лишь то, что этот человек ведет весьма скрытый образ жизни…
        - И, также как и Вы, сторонится журналистов.
        - Ты намекаешь, что я - это он? - очередной вопрос без прикрас.
        - Я этого не говорила. - Пожала плечами. Он хочет игры, значит, нужно подстраиваться под заданные правила. - Я бы хотела в своей статье осветить Ваше отношение к тому, кому завидуют миллионы. Причем не только физические лица, но и бизнесмены. Например такие, как Вы.
        Вячеслав немного расслабился, это было видно по чуть ссутулившимся плечам.
        - Хочешь знать, завидую ли я успешному бизнесмену? Почему нет? Однако он для меня этакий пример. Указатель, куда нужно стремиться. Согласись, что мы все стараемся равняться на лучших. Если бы не было его, появился бы другой деятель, на которого было бы направлено повышенное внимание окружающих. Также с Нобелевскими лауреатами и призерами олимпиад, да даже с теми, кто попал в книгу рекордов Гиннеса. В каждом из нас на генном уровне заложено чувство соперничества. Еще со пещерных времен. Тот, кто окажется сильнее или умнее - правит другими. Задает тон. И становится звездным ориентиром.
        Он говорил так… словно действительно лишь хотел достичь высоты Короля. А не был им.
        Или это очередная уловка?
        Все же весьма много пространных образов в его речи. Ссылка к неандертальцам, в конце концов.
        Почему я решила, что из интервью смогу понять, миллиардер он или нет?
        Из меня психолог так себе.
        Нужны факты.
        Вспоминай, Ветта, что ты знаешь о Короле? Нужно что-то такое, что не было бы известно широкой публике. Какая-то маленькая зацепка, не ставшая гласом общественности. Что-то, из чего не стали раздувать сенсацию.
        Мне удалось задать еще с десяток вопросов, прежде чем Горелов указал на дверь. Выйдя в приемную, я переступила с ноги на ногу. А что делать-то? Артем еще не освободился, а просто так находиться в здании, принадлежащем Вячеславу, было не очень удобно. Впрочем, можно, наверное, пообщаться с его секретарем. Вдруг расскажет что-то новое.
        ***
        Я осмотрелся. Рихтер позаботился о том, чтобы наш поединок остался закрытым. Полностью закрытый для нас спортивный клуб элитного класса, приглашенный судья и, разумеется, врач с чемоданчиком. А под дверьми - бригада скорой помощи с белой машиной.
        Я ухмыльнулся. Он так уверен в своих силах? Или же боится меня, что решил подстраховаться столь… ярко выражено?
        Я прошел в раздевалку, на которую указал бугай-охранник, прежде чем вновь встать на свое место, и неторопливо избавился от офисного одеяния, натягивая на себя майку со спортивками, а на ноги удобные кроссовки. Прежде чем выйти на огороженный канатами ринг с мягкими матами, как следует размялся (все же не мальчик уже, чтобы кидаться в бой, не подготовив застоявшиеся мышцы, не хватало только с первой же серии ударов потянуть сухожилия или надорваться).
        На разминку самого Рихтера, который пришел раньше меня, старался не обращать никакого внимания. Как и на его подначивания. Ей Богу, словно малец, решивший, что меня так просто вывести из себя!
        Да, сам сглупил, когда вчера познакомил кулак с его физиономией, не сдержался, признаю. Но теперь, после того, как было время все обдумать, понял, что честный бой все же предпочтительней.
        Ладно, пора.
        Я перегнулся через канаты, залезая на ринг.
        Рихтер последовал моему примеру, подзывая рефери.
        - Правила?
        - Бой без перчаток. - Карл кивнул на забинтованные руки.
        Подготовился, сученыш. Я как-то провафлил этот момент, настолько горячо было желание размазать блондина по матам. Значит, содранные до мяса костяшки ожидают в первые же минуты. Ну что же, в этом тоже может крыться спортивный интерес. В конце-концов, мужчину шрамы лишь украшают. И, глядя на отметины, буду вспоминать, как с чувством отомстил «лучшему другу» за ту, что разрушила мою жизнь, лишая любви и надежды познать ее вновь.
        - Идет.
        Рихтер вздернул бровь, заметив мое «обнажение», однако ничего не сказал, и сам разматывать руки не спешил.
        Еще бы! Иначе быть и не могло.
        Подошедший судья кивнул, принимая правила игры.
        - У вас пять минут, - он реально думает, что нам нужно время, чтобы настроиться на бой? Однако мы послушно отошли каждый в свой угол. Легкие прыжки, бой с тенью, пара выпадов… кажется, тело слушается идеально.
        Гонг!
        Рефери приглашающе указал на центр матов, заставив бойцов традиционно поприветствовать друг друга.
        - Бой ведется без ограничения времени, до победы одного из участников. Победой считается десятисекундный нокаут или признание одним из соперников поражения. Все ясно?
        Разумеется! Мы кивнули одновременно, вставая в исходные позиции.
        - Начали!
        Я сразу пошел в атаку.
        Первая серия ударов в голову и по корпусу, не жалея сил. Однако встретил подготовленный блок Карла и вынужден был уже уворачиваться от контрвыпада.
        Рихтер удивил собранностью и точностью. Словно долго готовился к этому дню, выверенными движениями теснил меня в угол. В нем чувствовалась сноровка и легкость. To, как он расчетливо вел бой, в то время как я кидался вперед, не сильно думая о своей защите, в первые секунды боя склоняло чашу весов в сторону Рихтера.
        Я же, как разъяренный лев, постоянно рвался в бой и искал малейшую возможность для атаки, желая поточнее ударить. Вернее, побольнее. Заставить его почувствовать телом то, что я чувствовал своей разорванной на клочки душой.
        Не смотря на расчетливость Карла и его своевременные блоки, тем не менее, ни один мой удар не прошел бесследно.
        Впрочем, как для него, так и для меня.
        Уже через несколько минут спарринга, мне пришлось слегка снизить темп, наверное из-за усталости. А, может, из-за того, что первый адреналин вышел, оставив после себя лишь горечь и желание преподнести немцу урок.
        Карл не пытался скрыть, что чувствовал боль в тех местах, куда все-таки проходили удачные серии ударов, он морщился, стоило лишь снова мазнуть по открытым участкам. Предплечья, корпус, челюсть. Но он также обратил внимание на снижение моей активности и использовал этот отличный шанс, что бы попробовать переломить ход поединка.
        Моя усталость сыграла против меня. Зачем, спрашивается, я ломанулся как дикий олень вперед, не прощупав почву?
        Олень и есть.
        Я и без того не сильно уделял внимание своей защите, поэтому закономерно не смог оперативно среагировать на резкий взрыв из комбинации прямых ударов в голову… потом по корпусу, и в довершение серии - в челюсть.
        На секунду у меня помутнело в глазах и появился гул в ушах. Словно оказался под водой, а над ней проезжает поезд, гремя колесами. Только этот стук скорее ощущался внутри черепа. А руки с ногами отделились от тела, поплыв в невесомости.
        Так тихо. Спокойно. Безмятежно.
        Когда же гул прошел, и я вновь открыл глаза, с трудом сфокусировав взгляд, заметил склонившегося рефери и ведущего отсчет уже на цифре три.
        Три… Три?!
        Быстро сориентировавшись, я через силу поднялся, тряхнул головой, что бы привести себя в чувства и несколько раз ударил себя по щекам.
        Рефери, получив согласие продолжать бой, снова возобновил поединок, и Карл, почувствовав близость победы, снова ринулся в наступление.
        Я прекрасно понимал, что мне нужно еще хотя бы несколько секунд отдыха, и вынужден был пытаться схватить соперника в клинч.
        А ведь раньше наши «обнимашки» а далеко не были столь суровы. Похлопывание по плечу, не прикрытые ложью улыбки, да дружественная атмосфера. Все стерлось. Из-за Амалии.
        Сейчас клинч был тем единственным решением, в котором я мог перевести дыхание и мобилизовать все свои силы для продолжения боя.
        Я держал крепко, не позволяя Карлу захватить драгоценную возможность добить меня, тем самым ставя жирную точку в нашей встрече.
        Успешно.
        Все же у Рихтера силы были не безграничны, а пропущенные удары давали о себе знать. Накопившаяся усталость не позволила ему вырваться, и рефери подоспел, чтобы разнять нас силой. Но лишь затем, чтобы мы вновь вернулись к поединку.
        Этого времени мне хватило, чтобы в голове прояснилось достаточно, и картинка перед глазами перестала плыть.
        Чем дольше я думал о том, что привело нас на этот ринг, тем тупее становилась боль и острее - желание стереть Карла в порошок.
        Я делаю несколько шагов навстречу, перекладывая вес на левую ногу, и провожу мощный удар левой рукой по корпусу противника. В следующую секунду перемещаю вес на правую ногу и сокрушающий хук справа в челюсть, в который вкладываю всю оставшуюся силу и злость… и как Карл без сознания падает на пол.
        Рефери подскакивает к Карлу и начинает отсчет времени.
        Один. Два. Три… Восемь! Девять! Десять!
        Все! Бой окончен!
        Судья зовет на ринг медика, что бы тот осмотрел бойца. А я отшагнул к канатам и сполз по ним на пол ринга. Сил стоять уже не было.
        Глава четырнадцатая
        Я перерыла весь возможный интернет, даже не побрезговала зависать на совсем спорных сайтах, посвященных обсуждениям в блогах, куда могли написать все, кто ни попадя, с легкостью придумав то, чего нет на самом деле. Я потратила около четырех или пяти часов (уже не помню, когда начала тыкать в галантно представленный Артемом планшет), когда мои глаза, наконец, загорелись.
        Вот оно!
        Всего несколько упоминаний, совсем незначительных на фоне скандалов в виде подружек, поглощении финансовых фирм и предполагаемых внебрачных детей. Некий «Мамба» появился на всех площадках под одним и тем же ником, вставляя свои пять копеек в реки словесных перебранок. Я вначале не обратила на него никакого внимания, лишь мельком подумала, что таким интеллигентам не место в глобальной сети, с каждым собеседником он придерживался одной и той же тактики: максимум вежливости, при этом с незримым указанием на свою более высокую образованность, нежели оппонент. Ему мастерски удавалось заткнуть за пояс хейтеров, и вести беседы на равных с теми, кто выстреливал самыми неожиданными новостями.
        Именно из-за стиля речи я поняла, что за ником кроется один и тот же человек, а не несколько, взявшие название любимой жевательной конфеты из девяностых. Или же натуралисты, решившие вспомнить курс биологии и приравнивавшие себя к ядовитой змее. Хотя последнее имело право на жизнь, в сети нужно было уметь плеваться ядом!
        Однако я ушла от темы. По написанному я вычислила, что за (пусть змеиным) ником, кроется мужчина. Все же где-то пригодились университетские лекции!
        Так вот, этот самый Мамба писал, что Инвестиционный Король - амбидекстр. Человек, способный использовать как ведущую обе руки. Кто-то пытался однажды развить эту тему, вступая в полемику и доказывая, что тогда Король не добился бы тех высот, которых достиг, ведь правше или левше проще дается образовательная система, их оценки выше, да и сложностей с языковыми барьерами те испытывают крайне редко, в отличие от амбидекстеров. На что Мамба отвечал, что согласен с приведенным доводами, однако напомнил, что абмидекстрия позволяет носителю удивительной характеристики быстро оценивать ситуацию и принимать верные решения, что не может не помогать в бизнес-сфере. Слаженная работа интуитивного видения и логического анализа дает таким людям определенные преимущества по сравнению с большинством. На этом спор сошел на нет.
        Я потратила еще полчаса, пытаясь отыскать еще какие-либо указания на то, что у миллиардера действительно есть врожденное или выработанное в тренировке равное развитие функций обеих рук, но была вынуждена признать, об амбидекстрии писал лишь этот загадочный Мамба.
        Может, придумал то, чего нет? Все же способность человека выполнять двигательные действия правой и левой рукой с одинаковой скоростью и эффективностью - очень редкое явление. Обычно выбирается ведущая, да в самом раннем детстве. А те счастливчики, что могут не переживать, когда ломают правую руку, спокойно переключаясь на записи конспектов левой (ну тут я утрирую, скорее речь идет о художниках, скульпторах, и прочих ребят творческих профессий, что успели показать свое мастерство), становятся более-менее знамениты.
        Допустим, этот Мамба знал то, о чем другие не ведали. Допустим, Король - амбидекстр.
        Значит, моя задача сводилась с самой простой уловке: заставить Горелова что-то написать обеими руками. Всего-то!
        Я помнила, сегодня он подписывал договор о неразглашении конфиденциальной информации правой. Теперь следует каким-то образом посмотреть, как тот справиться левой рукой.
        Занять правую, всунув в нее чашку кофе? Так ничто не помешает ему отставить ее.
        Про то, чтобы схватить «бигбосса» и речи быть не могло.
        Голова уже раскалывалась, я нажала на кнопку блокировки экрана и отложила планшет на тумбочку.
        Завтра подумаю. Должна же моя голова начать варить!
        Я легла на бок, обнимая подушку.
        Тема ведь сегодня не придет. И в этом целиком и полностью моя заслуга.
        Дело в том, что я устроила ему «сцену», узнав, что тот попросил службу безопасности Горелова «пробить» меня по своей базе. Оказывается, ему портфель этот, откуда и появилась злосчастная бумажка, положили в машину, которую специально заранее пригнали к отелю (все те же услужливые парни, умеющие взламывать информационные системы).
        Ну а как бы отреагировал любой другой человек на моем месте? В конце-концов, это вторжение в личную жизнь! Что я незамедлительно сообщила Теме, стоило лишь дождаться его в компании неразговорчивого секретаря, которая пусть и предложила мне кофе, но на этом общение свела к минимуму. Словно ей платили за молчание.
        Впрочем, может так оно и было.
        Мужчина, услышав мой вопрос о том, откуда ему знакомы данные на меня, благоразумно увел из здания, коротко бросив: «поговорим по дороге».
        Стоило лишь отъехать от зеркальной высотки офисного здания, я скрестила руки на груди, глядя на молчаливого водителя.
        Сосредоточенный взгляд, прямая осанка и твердая рука, что ловко вела машину, с утра просто заставила меня глотать слюни, жалея о том, что мы спешим на встречу с Вячеславом, а не можем остановиться и перебраться сюда же, только на заднее сидение. Уж больно Артем выглядел сексуально на водительском сидении в салоне дорогого авто. Как будто на своем месте. А мои развратные желания, рождавшиеся с каждой минутой все более яркими, не остались не замеченными. С утра, остановившись на одном из светофоров, Тема изогнул губы в улыбке.
        - Если продолжишь так смотреть на меня, эта рубашка сгорит ко всем чертям. Я уже молчу о брюках. Никогда не понимал, почему их делают такими узкими.
        Я закономерно опустила взор на темную ткань, да протянула руку, безошибочно определяя напряженное место. Он встретился со мной взглядом и потянулся, чтобы урвать поцелуй.
        - Ты играешь с огнем, Ветта.
        Я усилила нажатие, и Артем зашипел сквозь зубы, когда сзади кто-то посигналил, сообщая, что сигнал переключился на зеленый. Пришлось вновь возвращаться к образу прилежной девочки, чтобы не отвлекать любовника от дороги.
        А так хотелось!
        Я даже облизнулась, представив, что сейчас могу заставить его рычать в голос, стоит лишь согнуться к его бедрам, да продолжить игру, уже не руками.
        Но нет, безопасность превыше всего. Никогда не понимала девочек, предпочитающих отдаваться эмоциям на большой скорости, забывая о том, что всегда можно остановиться, не рискуя при этом жизнью. Своей и его.
        Возможно, в этом был мой минус, я не была настолько безбашенной, как любят самцы, однако твердо придерживалась правил (как будто мне кто-то предлагал подобное! У Антона машины своей не было, а Оксана была девочкой, и никого не пускала за руль своей ласточки, так что предполагаемые запросы оставались лишь плодом моей фантазии).
        По тому, как потемнели глаза Артема, когда он не вовремя повернулся в мою сторону и увидел финт с языком, вообще стоит молчать. Зато внутри что-то приятно разлилось, глядя, как тот сжимает кожу руля, сильнее необходимого, возвращая внимание на дорожное полотно.
        И сейчас, вновь оказавшись на пассажирском месте, я загнала все фантазии и мечты куда подальше, желая выяснить, откуда же моему очаровательному брюнету стало известно обо мне так много.
        - Итак?.. Не хочешь мне объяснить?
        - Вячеслав не допустил бы на переговоры постороннего человека. И я знал, что он потребует договор о неразглашении конфиденциальной информации. Как понимаешь, вручную вписать в подобную бумагу данные о тебе, не представляется возможным. Поэтому мне пришлось попросить коллег достать необходимую информацию.
        - To есть спросить у меня - не вариант?
        Артем поморщился.
        - Я не думал, что это станет проблемой.
        - Серьезно? To есть для тебя это нормально, если бы тебе вручили какие-то бумажки, на которых была бы прописана чуть ли не вся твоя родословная до пятого колена?
        - Не сгущай краски, пожалуйста. Узнать о прописке может чуть ли не каждый, если пробить по базе номер телефона. To же и о паспортных данных, если оформляли именно на держателя симки.
        Я обиженно отвернулась в окно.
        Он, может, и прав, но чувство предательства и махинаций за спиной не отпускало.
        - К тому же, - продолжал, как ни в чем не бывало Артем, - если ты обвиняешь меня в том, что я лезу в чужую жизнь, то как назвать твою работу? Все журналисты готовы из кожи вон вылезти, чтобы найти что-то компрометирующее на интересную личность.
        - Останови машину.
        Я кожей почувствовала, что он повернулся ко мне, однако я не хотела встречаться с этим типом взглядом.
        - Нет.
        - Останови! Я хочу выйти!
        - И не подумаю.
        Пришлось поворачиваться.
        - Если тебе так ненавистна моя работа, тебе приходится прибегать к уловкам, чтобы узнать мое полное имя и место проживания, да и вообще… терпеть рядом с собой, так не проще ли выпустить, отпустив на все четыре стороны?
        Тема резко свернул к обочине, ударив на тормоз. Да так сильно, что меня откинуло вперед, сразу же вжав ремнями безопасности обратно в кресло.
        Помощник Горелова повернулся ко мне всем корпусом и начал цедить сквозь зубы.
        - Я. Никогда. Ничего. Не делаю. Просто так. И привык отвечать за свои слова. Я обещал тебе помочь с интервью. Я помогаю. Ты не спрашивала, каким образом я буду этого добиваться. Мне нужно было устроить тебе встречу, чтобы Слава не возмущался неправомерностью твоего присутствия на встрече, куда даже юристов своих он не позвал, потому что не был уверен, что сделка пройдет так, как он и планировал. Однако ты там была. Благодаря мне. И моему длинному носу, что залез в базу данных при помощи службы безопасности компании. Ты хотела встречу с Гореловым - ты ее получила. При минимальных потерях. А что до того, чтобы я тебя отпустил - не отпущу. Все просто: мы с тобой заключили сделку. Четырнадцать дней ты моя. Только моя. И должна находиться рядом со мной все время, пока Я того хочу. Мы договаривались, что на эти полмесяца ты забываешь про свои желания. Уединишься после истечения срока договора. Убежишь, улетишь, уплывешь, выбирай любое из перечисленного. Но это случится не раньше, чем я скажу, что мы друг другу больше ничего не должны. Я понятно объяснил?
        К горлу подкатил противный ком, что мешал дышать, а на глаза навернулись слезы. Мне удалось лишь мотнуть головой и вновь отвернуться к окну, чтобы не заплакать. Чтобы он не увидел, что его слова больно ранили меня.
        Справедливые слова!
        Да, я действительно согласилась на эти условия. И действительно не стала вдаваться в подробности, каким образом ему удастся все организовать. И теперь, после того как Тема сдержал свое слово, предоставив мне возможность остаться с Гореловым один на один и задать интересующие меня вопросы, я еще стала его обвинять!
        Я сжала кулаки, жалея, что ногти не достаточно острые.
        Глупая дура!
        Машина с визгом сорвалась с места, и мы приехали в отель чересчур рано.
        Но вместо того, чтобы подняться в пентхаус, Тема подошел к стойке регистрации, заказав обед и ужин на одну персону с доставкой в номер.
        - Иди наверх.
        - А ты?..
        - У меня еще есть нерешенные дела.
        - Но…
        - Если тебе будет что-то нужно, просто позвони.
        - Компьютер. Я хотела найти информацию о Горелове.
        Тема молча расстегнул портфель и протянул мне планшет.
        - Пользуйся на здоровье.
        - Когда тебя ждать?..
        Он смерил меня долгим тяжелым взглядом.
        - Не знаю.
        И ушел. Просто развернулся и покинул холл, оставив меня в недоумении. И растерянности.
        Неужели мои слова так задели его? Он… ведь вернется сегодня?
        Но по мере того, как стрелки часов перевалили за полночь, а в номер так никто и не собрался проникать, мои надежды таяли со скоростью мороженного на солнцепеке.
        Глава пятнадцатая
        Я сомневался, стоит ли сегодня ехать в отель. Вернее, стоит ли ехать в тот отель. Все же зеркало показало, что я стал писаным красавцем после боя с Рихтером. Губа разбита, нос… благо, что не сломан (удивительно, каким образом удалось оставить кость целой). От кровоподтеков мне помогли избавиться медики, что также проверили на сотрясение, диагностировав его малую форму (оттого гул в голове и легкое подташнивание сопровождало всю дорогу). Что еще? Ах да, самое эпичное: фингал, что с каждой минутой темнел, овладевая правым глазом и делая из меня панду. Про стертую кожу на костяшках обеих рук молчу. Завтра буду шипеть даже во время банального мытья. Но финальным аккордом стала, пожалуй, правая рука. Она на некоторое время пришла в негодность. Умудрился надорвать связки на запястье, и оно теперь нещадно болело, олухнув даже под эластичной повязкой.
        Был бы правшой, это была бы серьезная проблема. Все же моя подпись на контрактах требовалась чуть ли не каждый день. А пока, закинувшись обезболивающим и противовоспалительными, решил направиться к той, что не испугалась высказать мне в лицо свое недовольство.
        Ветта умница. Уважаю людей, которые говорят в лицо то, что думают. Ей не понравилось, что за ее спиной я раздобыл информацию, который каждый человек привык считать личной, и она тут же решила сообщить мне об этом. Правда чуть перегнула палку. Просила поставить точку в отношениях, которые только-только начали входить в силу.
        Я понимал, почему все же решился заявиться к ней в столь плачевном виде. В очередной раз проверить. Перед тем, как девушка подвергнется главной проверке Карлом.
        Когда я зашел в номер, было тихо. И темно. Грешным делом подумал уже, что она не стала слушаться, и ушла домой, но нет, под одеялом на кровати виднелся силуэт безмятежно спящего человека.
        Как можно тише, чтобы не разбудить ненароком, я разделся, после чего застыл перед ложем, не понимая, почему, собственно, так беспокоюсь о ее сне. Если хотел проверить, нужно, напротив, включить свет и пошуметь. Чтобы Ветта проснулась и заметила все боевые отметины. И чтобы я смог увидеть ее реакцию.
        Но что-то мешало поступить по-свински.
        Совесть?.. Неужели эта старушка еще теплится в моей душе? После стольких лет?
        Я лег на подушки, уставившись в потолок.
        Сегодня я вышел на ринг ради мести. Победил. Но чувства удовлетворения не было.
        Почему?
        Неужели мне действительно так важно узнать, как поступит какая-то девчонка, которую я знаю пару-тройку дней? Неужели мне не дает покоя неопределенность по имени Ветта?
        Журналистка во сне перевернулась и, наткнувшись на меня, неосознанно обняла.
        Теплая.
        И по-домашнему уютная.
        Я закрыл глаза, стараясь понять, что же чувствую. Почему противоречу сам себе. Из-за нее.
        Вот только за размышлениями пригрелся и сам не заметил, как провалился в сон. А проснулся от острой боли.
        - Ох!
        Оказывается, я раскинул руки в стороны, и Ветта, желая отползти к краю, задела раненую кисть.
        - Тема?.. - еще не рассвело, поэтому она не могла как следует рассмотреть масштаб катастрофы. Однако беспокойство в голосе подсказывало, что нащупать эластичный бинт темнота сумерек ей не помешала.
        Секунда, и в номере загорелся свет, это Елизавета щелкнула переключателем возле изголовья кровати. Проморгалась, привыкая к свету, и тут же ахнула.
        - Господи, Тема, что с тобой?..
        Нельзя сыграть беспокойство, что нарастало в карамельных очах. Если ее порыв проверить раны отыграть сумеет любая, то изменить выражение глаз, кроющееся за внешней маской - нет. Ветта действительно была сбита с толку, и переживала о его здоровье.
        - Я ходил на спорт.
        - Да какой это спорт, что так травмировал тебя?! - она подползла ближе, заглядывая в лицо и кончиками пальцев покрутила за подбородок, цокнув, когда сумела как следует разглядеть последствия встречи с немцем. - Тебе нужен лед!
        Она соскочила с кровати, поспешив к мини-бару. Сделав из полотенца импровизированный кулек, высыпала туда холодные кубики, после чего вернулась ко мне, потянувшись к разбитой губе.
        - Почему ты не разбудил меня? Ты давно пришел?
        Я проверил время.
        - Нет, всего пару часов назад.
        Ветта в отчаянии опустила руку со льдом.
        - Значит, он уже не поможет. Боже, ты не говорил, что занимаешься боксом.
        Я криво усмехнулся.
        - Ты не спрашивала. И это скорее вольная борьба.
        - Ты давно не дрался?.. - девушка подушечкой пальца обвела линию фингала, что придется завтра гримировать, чтобы не пугать общественность.
        - Угадала. За это и поплатился.
        - Но зачем? Зачем, вы, мальчишки, все время лезете махать кулаками? - она закусила губу, а брови свела вместе.
        Этот разговор вовсе не походил на продолжение того, что мы начали еще в машине. Словно незримая стена, возведенная как с ее, так и с моей стороны, рухнула. И все из-за ранений.
        - Не стоит меня жалеть.
        - Я не жалею тебя! - она вскинулась. - А злюсь. Ты сам знал, на что шел. И должен был быть готов к тому, что на спарринге могут разукрасить. Вот только скажи мне, зачем? Почему сейчас?
        - Что, не приятно? Смотреть на меня, когда я весь в синяках?
        - Не говори глупости! Кажется, тебя хорошо стукнули по голове, если подобная мысль пришла в голову! Я переживаю за твою работу. Что скажет Горелов, когда увидит тебя… таким? Ты же его помощник, сопровождаешь на важные совещания, должен являться лицом фирмы!
        Я впал в ступор.
        - Ты боишься, что меня уволят из-за пары ссадин?
        - Это не пара ссадин, и ты это прекрасно знаешь!
        Я пару секунд молчал, после чего рассмеялся и, откинув мешающее полотенце, что держала Ветта в руках, повалил ее на спину. Не без труда, все же правая рука безбожно ныла, так что я опирался на локоть, стараясь лишний раз не бередить рану. Просунул колено меж ее бедер, устраиваясь между них.
        Эта девочка не стала пугаться, истерить или же строить из себя ненужную медсестру. Она сразу поняла, что первая помощь уже не своевременна, и отступила, вводя в диалог. Попросила поведать, что произошло, и удивила хлесткой фразой про мою глупость и браваду. Снова сказала то, что думала. И стала переживать за мое будущее!
        Разве можно было пройти мой маленький тест более блестяще?
        Все, к черту проверки! И к черту мысли о том, что она может шпионить, желая сорвать куш.
        Моя служба безопасности прислала подробный отчет на Орлову Елизавету Игоревну. И в информации, которую мне предоставили, не было и намека на двойную жизнь. Все так, как Ветта сама мне рассказала. Сирота с единственным живым родственником, известной писательницей, Эльвирой Невской, которая приходится девочке родной теткой. Видимо, тетя и наставила племянницу на путь журналистики, об этом говорил выбор университета и последующие места работы Лизы, как и фотографии с громких мероприятий, где они с тетей появлялись вдвоем. Непременно в литературной среде.
        У Лизы были всего одни длительные отношения, которые закончились разрывом еще задолго до нашей встречи. Девушка не выезжала из России, и никак не могла находиться в Германии, чтобы обрушить одно из моих предприятий. Как и ее окружение.
        Впрочем, лучшая подруга, Романова Оксана Федоровна, известная «светская львица», дочка успешных бизнесменов в области ювелирных украшений, вполне способна была входить в круг лиц, которые имели бы доступ к небезызвестной Людочке. Но зачем? Оксана итак обеспечена сверх меры, и подобные взрослые игры не заинтересовали бы ее. Ведь можно все потерять. Когда понимаешь, что суммы идут сверх годовой прибыли родителей. Она не стала бы так рисковать.
        По всему выходило, что Ветта действительно была не при чем. И просто хотела написать интервью, желая выбраться из серости кулинарных статей, куда погрузил ее начальник со смешной фамилией Перепелкин.
        Я прочитал несколько работ Орловой, и, сказать по правде, был впечатлен. Девушка умела с юмором подойти к самым банальным вопросам, превращая сухой текст во что-то вкусное. Однако за сладкими речами стояло что-то большее. И девочка явно была способна не только на описание ресторанов и блюд.
        Но я ей не буду давать подсказку. Пусть сама найдет решение. И если сможет… что же, буду считать, что наконец нашел человека, сумевшего разгадать главную тайну последнего десятилетия.
        Только не уверен, разрешу ли опубликовать срывание маски.
        Впрочем, до этого еще далеко.
        А она сейчас здесь, рядом, подо мной. Замерла, испытующе заглядывая в самую душу.
        - Прости меня. Мне не стоило говорить того, что я сказала. Там, в машине.
        Меня словно снова ударили.
        Я ожидал чего угодно, но не извинений.
        Девушка сама решила извиниться?! Первой?
        Кажется, я еще сплю.
        Но нет, легкий поворот ладони болью подсказал, что нахожусь в реальности.
        - И ты прости меня. Я должен был спросить разрешения.
        - Мир?
        - Мир.
        Поцелуй вышел также болезненным, я почти взвыл, забыв, что губа разбита, а Ветта, поняв, что израненный я не слишком хороший ведущий, вывернулась из объятий, меняя нас местами.
        - Лежи. И не двигай больной рукой, ей нужен покой.
        А потом… я готов был благодарить Рихтера, что тот сумел так разукрасить меня. Ветта была такой нежной и осторожной, что я практически рычал, метаясь по постели, когда эта чертовка останавливалась в самый последний момент, не давая мне подойти к последней границе.
        Она так хотела наказать меня?
        Сладко! Очень сладко!
        Особенно после того, как, сдавшись, Ветта с тихим грудным стоном позволила отпустить и свои желания, и добиться освобождения моего.
        Я практически оглох и ослеп, настолько сильным был оргазм. И настолько девушка, оседлавшая меня, казалась сейчас близкой. Упав мне на грудь, Ветта маленькими поцелуями стала покрывать плечи, шею и щеки, не задевая больных мест.
        И это было так трогательно, так осторожно и невыносимо приятно, что я не сумел сдержать эмоции.
        - Ветта, кажется, ты меня покорила.
        Глава шестнадцатая
        Его слова и отдаленно не напоминали признание в любви, однако почему-то мое глупое сердце подскочило в горлу, чтобы после стремительно бухнуть куда-то в область желудка.
        Я его покорила?
        Он ведь не хотел этого говорить, слова вырвались случайно. И после Артем не поднимал тему с симпатией. Ни ночью, ни утром, когда я собственноручно замазывала на его лице фингал ВВ-кремом, что всегда валялся в сумке. Он еще умудрялся шутить на этот счет!
        - Ну вот, не буду я больше пандой!
        - Так тебе хотелось примерить на себя образ животного? - я изогнула рот в улыбке.
        - Тогда больше подошел бы медведь. Или волк. Лев на худой конец! Какая из тебя панда? Ведь панды - они такие милые, безобидные…
        - Травоядные одним словом, - он хмыкнул. - А я в твоих глазах хищник?
        - Еще какой! - я продолжила маскировать фингал, скрывая в глубине глаз смешинку. - Опасный и громкий.
        - Вот кто из нас с тобой громкий, так это ты, - он подхватил меня за талию, притягивая ближе и сажая на колени. - Твои стоны для моих ушей - как лучшая симфония.
        Снова этот раунд остался за ним! Я закономерно покраснела.
        - Если не отпустишь, можешь опоздать.
        - Ну мне же нужно поддерживать образ грозного зверя, - его оскал сказал все сам за себя. И следующие сорок минут я провела, судорожно пытаясь сдерживать стоны (вот только снова ничего не получалось). Этот мужчина мастерски доводил меня до той грани, когда каждый толчок вырывал из горла сдавленный полувскрик, а руки судорожно сжимали то простыню, то его плечи.
        Зверь. Хищник. Завоеватель.
        Все это про него.
        Завтракали мы в невероятной спешке, а вопросы, которые я решила задать на тему Горелова, произнесла лишь в обед, после того, как мне пришлось ждать утрясания каких-то спорных моментов Темой с какими-то джентльменами. Меня в зал совещаний в этот раз не пустили, но я не унывала, прихватив с собой планшет, вновь погружаясь в работу.
        Стоило начать статью с уже имеющимися у меня данными. А их оказалось немного- немало на половину печатного листа - для интервью - хватало за глаза и за уши.
        Информацию про способность писать обеими руками оставила на сладкое. Все же нужно было сперва выяснить, так это было ли на самом деле или же нет.
        Но как же подвести к нужной мне теме? Кажется, Артем говорил, что они учились с Вячеславом вместе… значит, были знакомы еще в школьном возрасте. Отличная тема для беседы за ланчем! К тому же любовник обещал мне делиться всеми доступными данными. Значит, мой интерес не воспримет в штыки. И не станет удивляться довольно странным вопросам.
        Вот так я и решила расспросить про детство Горелова у единственного источника информации, который был мне доступен.
        - А Вячеслав в школе был капризным?
        Артем усмехнулся.
        - Все не можешь не обижаться за его выпады? Капризный… наверное. Да каждый мальчишка в той или иной мере капризничает в детстве.
        - Он часто отвлекался на уроках?
        - Не чаще меня, - Тема даже подмигнул и весело улыбнулся, вспоминая былое. - Ему прилетало намного меньше замечаний.
        Я заставила себя донести вилку с салатом до рта, тщательно пережевывая лист.
        Теме приходилось туже? Впрочем, неусидчивость присуща многим мальчишкам, в этом он прав.
        - Да? Я почему-то не могу представить тебя, подкладывающим кнопку на стул преподавателя.
        - И зря, - брюнет озорно подмигнул. - В моей биографии было столько моментов с исправительными мероприятиями из-за «гиперактивности», как учителя называли мою любовь к проделкам, что и не перечесть!
        - Значит, вы с ним соревновались, кого больше накажут?
        - Нет. Совсем нет. - Артем пригубил сок. - Тут и соревноваться не нужно было. Нас «делал» двоечник, как сейчас помню, Коля Смирнов. Вот уж от кого преподавательский состав действительно хватался за голову! А мы с Гореловым - так, мелкие сошки.
        Я скрыла улыбку.
        - И вас это устраивало.
        - Вполне. Пусть на тот момент ни он, ни я не признался бы в этом.
        - Скрывали истинные эмоции?
        - Если наша попранная гордость и еще более бурные выходки можно назвать сокрытием эмоций, то да, - Артем растянул рот в теплой улыбке, вспоминая молодость. - Были времена.
        - Получается, Горелов отвлекался на уроках? У него были сложности в процессе обучения? Из-за этого устраивались проделки? Никогда не поверю, что благовоспитанный мальчик, который впоследствии возглавил крупную фирму, шел на «мелкие преступления» просто так. Ведь наверняка из-за конфликтов с учителями.
        - В точку! Даже комментировать нечего.
        Я склонила голову, обдумывая услышанное. И все больше склонялась к выводу, что таинственный Мамба действительно знал, о чем писал.
        Амбидекстрия была не только исключительно положительной чертой, сопутствующими моментами этой особенности могли быть отвлекаемость, гиперактивность, сложности в процессе обучения, быстрая утомляемость, повышенная капризность, чрезмерная эмоциональность. Все то, что перечислил Артем. Все то, чем обладал Вячеслав.
        И еще сотни тысяч мальчишек.
        Сложно.
        Как-то нужно узнать!
        Я задумчиво стала рассматривать сидящего напротив меня мужчину, отправляющего в рот очередной кусок мяса.
        Бедняге приходилось есть левой рукой. Хорошо хоть у меня хватило ума вызваться помочь ему разрезать злополучный стейк, прежде чем он притронулся к еде!
        Артем, не теряя лица, справлялся с задачей поглощения обеда очень даже споро. Как будто не замечал дискомфорта.
        Впрочем, я его узнала достаточно, чтобы сказать, что он превосходно держит лицо. И не стал бы на людях показывать свою слабость. Все же он помощник, достойный миллиардера.
        Мне бы так не удалось.
        Глава семнадцатая
        Следующая неделя пролетела, словно один миг.
        Вот мы с Темой в который раз сидим за столом переговоров перед Гореловым. Вот я в десятый или двадцатый раз переписываю статью о Короле, внося туда все новую информацию, которую удалось собрать из первых рук. Вот лицо моего любовника с каждым днем вновь возвращается к былой красоте, чудодейственные крема на ночь делают свое дело, а регенерация заканчивает наши неумелые попытки привести все к нужному знаменателю. Через неделю о страсти Артема к боевым искусствам напоминает лишь эластичный бинт на руке, да прежняя необходимость прибегать к моей помощи в разделывании мяса.
        Впрочем, я сама каждый раз вызываюсь разделаться с едой на маленькие кусочки, так что мне ли жаловаться? К тому же в постели Теме совершенно не мешает то, что запястье ведущей руки зафиксировано. Грешным делом я даже стала примерять на него роль загадочного Инвестиционного Короля. В тот вечер просто все указывало именно на это, как бы странно не звучало объяснение. И на отгадку меня подтолкнул небезызвестный гер, чью визитную карточку я ритуально сожгла в зале ресторана.
        Немецкий знакомый моего Темочки мозолил глаза через день, также красуясь явно замазанными «красивостями» на лице (в виде двух фингалов, не иначе как после хорошего удара в нос, и уже знакомого шрама от разбитой губы). Сопоставив два плюс два, выходило, что любители помахать кулаками нашли друг друга на ринге. И отвели душу. За знакомство, не иначе. Вернее, так у них выражалось приветствие другу после длительной разлуки.
        Тема комментировать их «встречу характеров» отказался, а сам Рихтер весьма изящно уходил от вопросов (даже создавалось впечатление, что эта троица Рихтер, Горелов и Артем учились на специальных курсах по отшиванию наглых журналистов).
        Вот и приходилось мне сужать глаза, да отгонять от себя ощущение, что где-то меня хотят обдурить.
        Причем если Горелов, с которым нелюбовь с первого взгляда после практически двух недель общения не переросла в нечто нейтральное, а продолжалась на поле битвы под названием «Орлова, не дрейфь! Ты не заплачешь из-за издевок гендира!», не позволял мне расслабляться, да не облегчал работу в изобличении многонулевых счетов… To Карл прямо-таки сорил деньгами направо и налево, лишь бы меня впечатлить.
        Вот ей Богу, если бы мне сказали, что это не у Вячеслава, а у Карла могут быть Инвестиционные Короны, поверила бы, не проверяя. Потому как ну как иначе можно описать то, что он делал?
        А ведь все началось банально: Артем не смог составить мне компанию за обедом, его вызвали по срочному делу, куда мне ход был заказан, и я вынуждена была отправиться кушать в одиночестве. Как я тогда думала. Но уже после того, как мне принесли напитки, на стол помимо чашки с чаем опустилось ведерко с дорогим шампанским и два высоких бокала.
        - Это Вам просил передать джентльмен вон с того столика, - услужливо пояснил официант, кивнув в сторону.
        Я проследила взглядом за заданным направлением, и вздернула брови.
        Мне салютовал Карл. Чашкой.
        Я скосила взгляд на бокалы.
        Два.
        Он предполагал, что я приглашу его за свой стол?
        - Передайте тому господину, что я не пью, - как можно более вежливее улыбнулась официанту и отослала подарок обратно.
        Ох, лицо Рихтера стоило бы записать на камеру!
        Как улыбочка сошла на нет, как появилось недоумение в глазах, когда он слушал ответ обслуживающего персонала! А как вытянулась его физиономия, стоило лишь мне положить на стол деньги, да встать с места, так и не притронувшись к блюдам!
        О! Да это действительно стоило того!
        - В таком случае, я просто обязан Вас подвезти. Видите ли, Ветта, у меня также назначена встреча с моим старым знакомым.
        Я поджала губы.
        Да что он говорит? Значит, Темочка должен был встретиться с этим Карлом? Но мне показалось, что этих двоих чуть ли не воротит друг от друга. Чего стоили фальшивые, словно пластиковые улыбки при прошлой беседе?
        Впрочем…
        Я медленно опустила руку, повернувшись уже всем корпусом к владельцу модельного агентства.
        - Если Вас это не затруднит.
        - Как можно? Фройляйн, Вы обижаете меня!
        Рихтер провел меня до своей машины. Опять-таки немецкой. Но если я ожидала увидеть БВМ или Мерседес, тут меня ждало первое потрясение, на парковке нас ожидал красавец Майбах.
        Под стать своего хозяина обтекаемый, спортивный… и красный. Хотя, скорее этой модели подошло бы описание «красного вина», насыщенный цвет, чуть уходящий в бордо.
        Отворив передо мной пассажирскую дверь, Рихтер, удостоверившись, что я удобно расположилась в салоне, поспешил занять место водителя.
        - У Вас хороший вкус на машины, - заметила я, застегивая ремень.
        Карл любовно провел по рулю рукой, заводя мотор.
        - Знаете, Ветта, каждый мужчина просто обязан разбираться в автомобилях, часах и женщинах. В каждой стезе выбирая лучшее.
        Я невольно скосила глаза на задравшийся рукав, заметив на запястье дорогое украшение.
        - Вы носите часы на правой руке?
        Карл мягко тронулся с места и кивнул.
        - Я левша. Так удобнее.
        Невольно провела аннологии с уже известными мне личностями. Горелов носил часы на левой руке. А Тема… иногда вообще выходил из отеля без этого аксессуара, а в другие дни менял руку, словно его не заботило, где должно находиться «мужское достояние». Однако я списывала перемещение с правой на левую руку в последние дни из-за травмы, не вспоминая, что раньше уже видела ролекс на той стороне, что не привычна правше (а мне были знакомы ребята, у которых ведущей была именно правая рука, и они носили именно на ней часики).
        Рихтер, сам того не ведая, натолкнул меня на странную мысль. Которая никогда бы не пришла не в голову, если бы не этот разговор.
        - Вы давно знаете Артема?
        - Со студенческой скамьи. Бреннер учился в том же Университете, что и я.
        - Простите за назойливость, а где вы учились?
        Карл отвлекся от дороги.
        - О, Вы даже этого не знаете? Тема в своем репертуаре, все умалчивает о себе. Мы закончили Махнхайм. Университет, основанный в старинном городском замке.
        - Серьезно?
        - Вполне. Выполнен в стиле барокко, входит в список пятидесяти лучших университетов Европы, предлагает высокий уровень образования по экономическим специальностям. Поступить туда составляет довольно серьезную проблему из-за высокого конкурса, однако мы с Бр… Артемом смогли этот рубеж переступить. И окончили Маннхайм вполне успешно. Но если Вас интересует выбранная замком направленность, она обосновывается исторически: корни восходят к городской Высшей торговой школе, основанной в 1907 году по инициативе мангеймской буржуазии. Поддерживаемый торгово-промышленной палатой, высшая школа к 30-м годам превратилась в центр высшего образования Мангейма. Помимо курсов по экономике, ВУЗ предлагал лекции в области философии, истории, искусства и естественных наук. В межвоенный период были также основаны институт психологии и педагогики и институт устных переводов. Кстати, интересный факт, который мало кому известен: наш университет получил свой символ, связывающий его с городом Мангейм с девизом “ln omnibus veritas” - «Истина во всем». Латинский язык также любим немцами… - он мимолетно взглянул на меня. -
Например, в Германии прославилась фирма также с латинским названием «Deintan» (сокращенно от латинского deinceps tantum, только вперед!), не слышали о такой?
        В мозгу что-то перещелкнуло.
        «Только вперед!». А не так ли понукал Мамба других пользователей сети искать ответы на вопрос, кто же кроется на маской Короля?
        - Что-то знакомое… - единственный ответ, который смогла вымолвить.
        За экскурсией в историю германского городка, которую охотно начал вести Рихтер, я пыталась сложить пазл. Ускользающие моменты упорно начинали складываться в картину, которую я никак не хотела признавать.
        Пожалуй, это стало вторым потрясением.
        Может ли быть такое, что Мамба был немцем? Но все написанное им я нашла на русскоязычных сайтах.
        Немец, говорящий по-русски, который знает о миллиардере?..
        Сердце сжало капканом.
        Слишком много совпадений.
        Рихтер заметил, что я побледнела. Кажется, даже несколько раз переспросил, все ли со мной в порядке. И остановил машину у обочины, предположив, что меня укачало.
        - Все в порядке, Карл. Я просто… скажите, вам знаком человек с ником Мамба?
        Рихтер вновь переменился в лице. В который раз за последние пятнадцать минут?
        - Шайсе! - он ударил по рулю. - Бреннер грязно играет! Он рассказал Вам, да?
        Глава восемнадцатая
        Нет, в тот день Рихтер не открыл мне глаза. Как и в последующие наши встречи. А они были, да.
        Я решила, что Карл непременно должен знать о Мамбе, раз так эмоционально отреагировал на первое его упоминание.
        И я оказалась права. Пусть в начале он пытался отнекиваться, перевести тему в другое русло, да и попросту вновь начинал строить из себя кавалера, желающего заполучить девушку, но все же сдался, когда понял, что его номера со мной не пройдут.
        Вот в тот вечер я и подловила модельного директора, напомнив, что он упомянул имя друга, как только речь зашла об интернет-загадке.
        - Почему тебе так важно знать, кто такой этот Мамба?
        Рихтер тяжело вздохнул, всматриваясь в мое лицо.
        И да, мы перешли с ним на «ты». Глупо было бы «выкать» человеку, что с упрямым постоянством пытается впечатлить, зная при этом, что я девушка занятая.
        Пусть и последние два дня.
        Через жалких сорок восемь часов истекает наш «контракт» с Темой.
        А, нет, уже меньше. Сорок три часа.
        - Мне кажется, он владеет информацией, которая мне необходима для статьи. В прошлый раз ты сказал, что Артем как-то связан с этим Мамбой…
        - Бреннер и есть Мамба! - Карл практически выплюнул эти слова. - Мамба - аббревиатура. Мистер Артем Максимиллианович Бреннер! Последнюю «А» добавил ради читаемости. Он придумал себе это прозвище еще во время учебы. После одного инцидента. - Рихтер почему-то отвел взор. - Думал таким образом убьет двух зайцев.
        - Убьет двух зайцев? О чем ты?
        - Ты ведь в курсе, о чем пишет Мамба, иначе не спрашивала бы. Об Инвестиционном Короле. Ведь тебя интересует именно он?
        Я просто кивнула. Зачем отпираться, когда правда выплыла наружу.
        - To, что писал Мамба - все верно?
        - Абсолютно. Он точно знает то, что освещает в сети.
        Значит, Артем лично знаком с Королем.
        И все его слова о Горелове были истиной. Непреложной и эксклюзивной.
        Только если… Вячеслав Горелов и был тем самым миллиардером, которого так жаждут получить СМИ.
        - Откуда такие познания?
        - Артем - игрок. Он привык играть по-крупному. Пусть вначале Мамба планировался, чтобы лишь расшевелить общественный интерес, после его записи стали носить характер этакого каминг-аута. Бреннер сознательно шел на то, чтобы раскрыть личность Короля. Пусть таким нелегким путем.
        - Зачем ему это нужно? Что он от этого получит?
        - А вот эти вопросы лучше задать напрямую Теме. Тем более, как я понимаю, этот вечер у нас с тобой был последним? Ты ведь так и не дала согласие… ни на одно мое предложение.
        Я вновь мотнула головой, молчаливо говоря «да».
        Да, Карл предлагал многое. Подарки (очень дорогие, начиная от шикарных букетов и золотых украшений, заканчивая намеком, что его машина может перейти в мое пользование, как только я разрешу ему больше, нежели приветственные поцелуи в щечку), контракт на приличную сумму с его агентством, да и переезд в Дрезден. К нему домой, как я поняла.
        На все милые предложения я отвечала суровым отказом.
        И, судя по всему, Рихтеру надоело строить из себя паиньку, понимая, что не добьется от меня желаемого. Он заявил, что завтра улетает на Родину.
        Ну, мне оставалось только пожелать удачного полета. И едко заметить, что при первой встрече он упомянул, что приезжал в Питер в поисках нового лица.
        - Что поделаешь, придется довольствоваться малым, - он флегматично похлопал по папке. - Многие русские девушки оказались сговорчивее, чем ты. Это их резюме.
        Вот так вот, Ветта.
        Не ты, так другая. Даже другие. Все просто.
        Но если в случае с Карлом меня данный факт не особо беспокоил, в день, когда Артем должен был «освободиться» от моей персоны в качестве постельной грелки, меня всю лихорадило.
        Да, признаюсь, я струсила, и вчера не задала мучивший меня вопрос про Мамбу.
        Хотела больше времени провести с ним в обнимку, нежели на расстоянии, задавая неудобные вопросы.
        Но сегодня придется. Дальше тянуть нельзя.
        Я завела разговор только после того, как мы полностью оделись и собирались уже выходить из отеля.
        - Тем, постой.
        - М? Хочешь продолжить? - брюнет кивнул в сторону смятых простыней.
        - Нет. To есть, да! Но не сейчас. И я не про это.
        Двинувшийся было ко мне мужчина замер.
        - Я хотела с тобой обсудить кое-что.
        - Я весь во внимании.
        - Помнишь, в первый день ты мне оставил записку? Ту, в которой велел надеть что- то кружевное.
        Бреннер плотоядно улыбнулся и кивнул.
        - Я хочу сделать тебе подарок напоследок. Напиши мне еще что-нибудь.
        Не подозревая подвоха, Артем послушно направился к столу и потянулся к фирменной ручке и стопке листов для записей.
        Я жадно следила за тем, как он ловко выводит на листе пару строк. Ни разу не сбившись и не остановившись, чтобы сподручнее было держать перо. Левой рукой. Когда Тема закончил, он передал послание мне, вновь изогнув губы в улыбке.
        Вот только мне не хотелось улыбаться, когда я, не видя слов, узнала почерк. Точь- в-точь такой же, как на той, первоначальной записке.
        А ведь я неспроста начала следить за тем, какая рука у Бреннера была ведущей. И невпопад замечала его другу Горелову, как неосторожно его помощник повредил рабочую кисть, ведь не мог ставить собственные подписи на бумагах, когда того требовалось на совещаниях. И Вячеслав кивал, сетуя, что ему было бы легче, если бы Артем был левшой.
        Сейчас же на меня взирали ровные строчки. Совсем не похожие на каракули, которые получились бы у любого человека, решившего поэкспериментировать с умением одинаково красиво и разборчиво написать хотя бы одно-единственное слово.
        «Я хочу, чтобы ты спустилась в ресторан без трусиков».
        Целое предложение. Выверенным, твердым почерком.
        - Ты амбидекстр.
        Подняла глаза от бумаги, уже понимая, что попала в цель.
        Тот, кого я искала, за кем бегал весь мир, тот, кто решил поиграть со всеми, создав некого Мамбу, стоял передо мной.
        Миллиардером был не Горелов. Нет, Вячеслав - не более, чем ширма. Отвлечение от настоящего магната.
        Бреннер Артем Максимиллианович - вот кто истинный Король.
        Артем напрягся. И с полминуты молчал.
        - Ты поняла. - Два слова, после которого я вновь смогла дышать.
        Он умен. Очень умен, если смог столько лет водить весь мир за нос.
        И сейчас не стал копаться в словах, сразу же распознав за моим обвинением правду.
        - Зачем тебе это, Тема? Зачем играть?
        Мой мужчина прикрыл глаза. Словно собирался с силами, прежде чем прыгнуть в пропасть. А потом заговорил.
        ***
        Артем выглядел предельно собранным, словно не было тех жутких лет, про которые он рассказывал. Как можно было пережить такое, не сойдя с ума?
        Теперь становилось предельно понятно, почему он так ненавидит репортеров и журналистов. Они стали причиной гибели одной художницы - его матери.
        Все было до банального просто: известность Максимиллиана Бреннера, отца Темы, взбаламутила СМИ, и журналистская братия шла на любые грязные уловки, лишь бы заполучить хороший материал. Они не чурались ничем: вытаскивали белье наружу, демонстрируя всем подряд.
        Евгения Александровна пыталась закрывать глаза на громкие заголовки, которыми пестрели печатные издания, не верила тому, что все указывали на измены успешного мужа. И все же долго это продолжаться не могло. Развод, а после и собственная жизнь, вдали Германии. Она вернулась в Россию, выбрав уже не Москву, а более северную столицу. Санкт-Петербург стал ее новым домом. Она нашла себе достойного мужчину, завела отношения в попытке уйти от папарацци, но они оказались не убиваемы.
        На свет начали вытаскиваться факты из жизни богатой разведенки, сочинялись нелепые байки, которые разлетались, словно были горячими пирожками на вокзале. Евгения пыталась покупать издательства, платила бешеные суммы самим репортерам, чтобы они публиковали опровержения и оставили ее в покое. Но разве заткнешь рот всем?
        Вот Женя и не сумела. Когда очередной ухажер устал от излишней внимательности СМИ к предмету воздыхания и ушел, также, как и остальные, мама Артема опустила руки. Она несколько лет жила на успокоительных, пытаясь абстрагироваться от всего, но в какой-то из вечеров решила прекратить издевательство над ранимой творческой душой. Проглотила целую упаковку таблеток, да оставила предсмертную записку, в которой умоляла супруга оградить их маленького сынишку от участи, которая упала на нее.
        И Максимиллиан сдержал слово, запретив подрастающему наследнику как бы то ни было светиться перед публикой. Артем с тех пор стал Тенью.
        - Но… если ты не хотел, чтобы весь мир узнал о том, что ты - это он, зачем тогда нужен был Мамба?
        Бреннер вскинул бровь.
        - Значит, и об этом ты успела узнать.
        - Помог Рихтер.
        При упоминании «друга», Тема поморщился.
        - Снова он лезет туда, куда не просят.
        - Карл сказал, что сперва Мамба нужен был для того, чтобы отвлечься от инцидента в университете. Вы тогда повздорили с ним?
        - Иногда твоя проницательность чересчур назойлива, - Артем нахмурился. - Но да. В те времена я даже хотел обнародовать свое имя, но так, чтобы это сделали другие за меня. Будто случайно. Позже, по прошествии многих лет, вносить настоящие подсказки о своей личности вошло у меня в привычку. Как и вступать в интересные перепалки по поводу разоблачения себя же. Я даже сделал ставку, в каком месяце кто-то зацепится за главный козырь. И проиграл. Не думал, что амбидекстрия выдаст меня именно сейчас. И перед девушкой.
        Я не знала, что сказать.
        Да и что тут скажешь?
        Артем какое-то время всматривался в мои глаза, после чего печально произнес:
        - Жаль, что так вышло, - после чего развернулся и первым покинул номер.
        Оставив меня одну наедине с шокирующей правдой.
        Эпилог
        Я так и не смогла опубликовать обличающую статью.
        Написала ее, перекроив полностью. Добавила факты из жизни Артема, нашла наши совместные фото, которые также украсили бы любой журнал.
        Но, когда точка была поставлена и необходимая редактура проведена, около часа тупо пялилась в монитор, понимая, что если сделаю так, как хотела, пути назад не будет.
        Я уже потеряла его, когда открыла правду. Бреннер ушел, даже не сказав «прощай».
        Видимо решил, что все кончено. Действительно все кончено. Его инкогнито пришел конец, раз журналистка докопалась до истины.
        Разве может человек, задавшейся определенной целью, уже держа в руках все необходимое, вдруг отвернуться от финишной черты?
        Как оказалось, может.
        Моя рука практически не дрогнула, когда я нажала на кнопку «удалить», вычеркивая планы по разоблачению миллиардера и моему благополучному будущему из своей жизни.
        Глупо, скажете вы?
        Да.
        Но я не смогла его предать.
        А этой статьей я бы предала того, кого… любила.
        Глупая Ветта влюбилась в мужчину который никогда не может быть с ней рядом.
        Не мило ли?
        Глупо и мило.
        После откровенного разговора с тетей и скандала с Петровичем с прошлой работы, я временно перебралась к Оксане. Лучшая подруга пусть и заверяла, что я могу жить у нее, сколько вздумается, мне же было стыдно.
        За слабоволие. Почему я не побежала за ним? Не убедила, что не буду мешать его работе? Не предложила сделку в конце концов!
        Да, я была готова даже на безумие вроде: «ты со мной, и я молчу».
        Вот только уже тогда я знала, что Артем на такое не согласится. Да и посчитает это грязью.
        А такое предложение и было ужасающе грязным. Недостойным.
        Но мозги отключаются, когда речь идет о том, кто уходит из твоей жизни, а ты не хочешь отпускать. Кажется, что можно сказать что угодно, лишь бы он остался с тобой.
        Но нет.
        Я не сказала. Не предложила. Ничего не придумала.
        А просто дала ему уйти.
        И теперь мне нужно жить с пониманием того, что второго такого мужчины я точно не встречу.
        Так я думала, пока, спустя примерно полгода после тех событий, стоило мне найти новую работу (я пошла в дизайнерскую фирму, желая кардинально поменять образ мышления), мне на стол не лег лист с уже знакомой фамилией.
        Некий Бреннер А.М. хотел заказать дизайн-проект для новой пятикомнатной квартиры в центре Петербурга… неподалеку от моего дома.
        ***
        Правильно говорят: "Тот, с кем невозможно жить и тот, без которого жить невозможно - один и тот же человек".
        Я думал, что Ветта не упустит шанса прославиться, напишет разгромную статью, которая откроет ей дороги в мир больших денег и сделает знаменитой.
        Она должна была так поступить! Вся необходимая информация у нее была.
        Но дни складывались в недели, а те в месяцы, а разоблачения Инвестиционного Короля все не было.
        За это время мы со Славкой смогли найти связь его любвеобильной Людочки с нашими главными конкурентами, и перекрыть им доступ к кислороду.
        Как только я понял, кто стоит за попыткой разорить меня, дело пошло по накатанной. Все же деньги в этом мире решают если не все, то практически все.
        Стоило лишь сделать пару звонков и провести пару десятков денежных траншей, и с проблемой в виде утечки информации и желающих потопить мой конгломерат не осталось.
        Казалось бы, я добился того, чего хотел, прилетев в Питер. И улетел в Германию с чувством выполненного долга. Вот только не проходило и дня, чтобы я не вспоминал шоколадные глаза и упрямо поджатые губы юркой журналистки.
        Я ждал. Сам, не зная чего.
        А после сорвался, отправив запрос в службу безопасности, желая знать, чем же занимается некая госпожа Орлова по прошествии четырех месяцев с нашей последней встречи.
        Когда я получил подробный отчет, и о том, что Елизавета переехала в другой дом, и что сменила профессию, оборвав все связи с миром редакторов и репортеров, решение вновь увидеть оказалось самым правильным из всех возможных.
        К сожалению, быстро вырваться в Россию мне не удалось, всему виной был ввод новой стратегии в нескольких компаниях, которые мне приходилось курировать, разъезжая по всему миру. И все же желанный билет оказался в моих руках. Как и вид знакомого города за окном.
        Я долго думал, каким же образом мне стоит обставить нашу встречу. И решил идти ва-банк.
        Пусть Ветта сама решает, хочет ли видеть меня, или нет. Все же я поступил некрасиво, развернувшись к ней спиной, когда девушка даже не давала повода думать о ней плохо. Я отгородился ледяной стеной, оборвав все связи.
        И даже одно это, женская обида на мужчину, могла стоить мне многомиллионных тиражей в газетах с красочным описанием правды-матки.
        Но нет.
        Ветта смолчала, проглотив все, словно принимая мое поведение в наказание за то, что осмелилась залезть в душу.
        Я не мог оставить это так. Поэтому не стал скрываться, отправляя в ее фирму запрос на благоустройство квартиры, которую купил сразу по прилету.
        И вновь остался в тягостном ожидании. Что же она предпримет?
        Вполне может проигнорировать намек, передав работу другому специалисту. Или же рискнет и встретиться со мной с глазу на глаз?
        - Артем?..
        Я резко развернулся от окна, в которое бездумно смотрел, и увидел на пороге комнаты ее.
        - Ветта…
        Она изменилась с нашей последней встречи. Сделала стрижку, теперь ее волосы едва доставали плеч, да и цвет стал темнее, еще больше подчеркивая оттенок миндальных глаз.
        Такие перемены из-за меня? Чтобы забыть то, какой она была, когда мы были вместе?
        Я сделал пару шагов к ней, но остановился на середине комнаты.
        - Ты не написала статью.
        - Ошибаешься. Она была.
        Я переменился в лице. Как это «была»?..
        - Но я ее удалила. Не успев опубликовать.
        - Почему?
        Она также сделала несколько шагов, останавливаясь недалеко от меня.
        - Из-за тебя.
        - Это разоблачение могло бы решить многие вопросы…
        - Я отказалась от этой затеи сознательно, - она качнула головой, заставив меня залюбоваться тем, как новая прическа пришла в движение.
        - Тебе очень идет новый стиль.
        - Зачем ты приехал, Артем?
        Вот так.
        Ну а чего я еще ожидал?
        Какое-то время я позволил ей придумать несколько вариаций моего появления в Петербурге, а после все же сдался.
        Ее вид, понимание, что я вновь могу увидеть ту, что не стала пользоваться случаем, не повелась на мои деньги и положение, да и воспоминания о жарких ночах, когда я мог сжимать это гибкое тело в объятьях, вмиг заставили меня преодолеть разделявшее нас расстояние и впиться в нее поцелуем.
        Я не надеялся, что она ответит. И все же, после секундной задержки, Ветта раскрылась навстречу, углубляя поцелуй и разрешая моему языку вторгнуться в ее рот.
        Я целовал ее иступлено, жадно, будто хотел разом покрыть все те дни и ночи, когда мы были в разлуке. Словно хотел стереть все то, что произошло.
        Лишь когда воздуха перестало хватать, я оторвался, чтобы заглянуть ей в глаза.
        - Я приехал за тобой, Ветта. Я пытался забыть тебя. Каждый день говорил себе, что мне нужно тебя забыть. Но не смог. Все мысли возвращались к миниатюрной девушке, которую я встретил в ночном Петербурге. - Я аккуратно провел пальцем по ее щеке. - Давай начнем сначала. Я хочу попробовать начать настоящие отношения, без каких-либо договоров, уловок и обещаний. Просто ты и я… И наши чувства.
        Вместо ответа девушка вновь потянулась к моим губам, ища ласки.
        И такое «да» мне понравилось намного больше, если бы она просто произнесла слово вслух.
        Счастливым человека делают не деньги. Совсем нет.
        Я это понял слишком поздно. Но не достаточно поздно, чтобы все разрушить. Вселенная дала мне второй шанс, и я ухватился за него, выжимая все до капли.
        Мы с Веттой стали парой. Она переехала ко мне, предварительно разработав дизайн-проект нашей берлоги, в которой мы останавливались, когда не путешествовали по миру. Да, Елизавета стала моей половинкой, неотрывной от дел. Всегда следовала за мной, куда бы работа не закинула с очередным проектом. Но это не мешало ей составлять онлайн-заказы, удачно совмещая обязанности девушки миллиардера (в основном выражающиеся в совместных походах в рестораны, деловых встречах и домашних делах) с работой дизайнера. Из нее вышел превосходный дизайнер интерьера, и я даже выделил ей команду, которая осуществила преображение моего головного офиса. А после и других фирм, пожелавших получить новое веяние.
        Что же касается до наших отношений… то мы встречались три года, пока я не догадался сделать ей предложение. И еще через год в нашей паре появился третий. Малыш с ее глазами и моей улыбкой. Наследник империи Бреннер и самый обожаемый мною человечек.
        Сын и любимая жена, без которой твоя жизнь меркнет. Вот кто делает человека абсолютно счастливым.
        Уж я-то теперь это знаю наверняка.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к