Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Ирвинг Джон: " Человек Воды " - читать онлайн

Сохранить .
Человек воды Джон Ирвинг
        # Трагикомическая история о Фреде Трампере по прозвищу Богус, который не сумел спасти самого близкого друга, потерял свою любовь, божественную Бигги, и не нашел понимания у единственного сына. Трампера одолевают нерешенные проблемы, но он научился жить с проклятыми вопросами, на которые нет однозначных ответов…
        Джон ИРВИНГ
        ЧЕЛОВЕК ВОДЫ
        Посвящается Шейле
        Глава 1
        ЙОГУРТ И МНОГО ВОДЫ
        Мне его порекомендовал ее гинеколог. Смешно: лучший уролог в Нью-Йорке - француз. Доктор Жан Клод Виньерон: «ТОЛЬКО ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ЗАПИСИ». Итак, я записался.
        - Значит, Нью-Йорк вам нравится больше, чем Париж? - поинтересовался я.
        - В Париже я не мог позволить себе даже машину.
        - Мой отец тоже уролог.
        - Тогда он, видимо, не из лучших, - изрек Виньерон, - если не знает, что с вами такое.
        - У меня не обычное заболевание, - заметил я. - Я очень хорошо знаю всю историю своего недомогания. Иногда это неспецифическое урологическое заболевание, как-то раз это был, по-моему, простатит. А однажды даже триппер, но это совсем другая история. А еще в другой раз - обыкновенная инфекция. Но всякий раз это трудноопределимое заболевание.
        - Мне оно кажется очень даже банальным, - хмыкнул Виньерон.
        - Нет, - сказал я. - Иногда оно поддается пенициллину. Иногда с ним творят чудеса сульфаниламиды. А однажды его вылечил фурадантин.
        - Вот как, - пробурчал он. - Урологические заболевания и простатит фурадантином не лечатся.
        - Ну и что? - возразил я. - Видимо, в тот раз было что-то другое. Тоже неспецифическое.
        - Очень даже специфическое, - снова хмыкнул Виньерон. - Это не что иное, как заболевание мочеиспускательного канала.
        И он показал мне одну вещь. Лежа на смотровом столе, я старался сохранять спокойствие. Он протянул мне великолепную пластиковую грудь, восхитительней которой Я не видел в жизни: натурального цвета и текстуры, с замечательным торчащим соском.
        - Бог мой…
        - Вот, укусите, - велел он мне. - И забудьте о моем присутствии.
        Я сжал зубами голую наживку, уставившуюся мне прямо в глаз. Я уверен, что у моего отца нет таких современных приспособлений. Когда наступает эрекция, этот чертов стеклянный стержень входит немного легче. Помню, я напряг мышцы, стараясь не закричать.
        - Очень даже специфическое, - повторил Жан Клод Виньерон, ответивший мне на игривом французском, когда я заметил, что держать во рту грудь, сосок которой можно сжимать зубами до бесконечности, занятие, по крайней мере, необычное.
        Диагноз Виньерона вызвал в моей памяти все подробности моего малоприятного недуга. Болезненное мочеиспускание давно стало для меня привычным.
        За последние пять лет я страдал от этого, не имеющего названия, расстройства раз семь. А однажды это был триппер, но это совсем другая история. Обычно по утрам мой аппарат застопоривает. Осторожное надавливание все налаживает или почти налаживает. Мочеиспускание часто бывает затрудненным, при этом всегда возникают новые, неожиданные ощущения. Кроме того, оно поглошает много времени - весь день с ужасом ждешь следующего момента, когда нужно будет помочиться. Секс по большей части был просто пыткой. Оргазм - настоящий выброс вулкана. Вхождение - это медленное испытание, долгое, ошеломительное перемещение грубого, увеличенного сверх меры шарикоподшипника. На какое-то время мне пришлось полностью отказаться от секса. От этого я запил, а потом писал кипятком - воспоминания малоприятные.
        И всякий раз - неспецифические симптомы. Наводящие ужас признаки возникновения у меня нового азиатского венерического заболевания ни разу не подтвердились. «Некий вид инфекции», осторожно не названной. Пробуются различные лекарства - одно явно помогает. «Домашняя медицинская энциклопедия» обнаруживает смутные и зловещие симптомы рака простаты. Но врачи каждый раз уверяют, что для этого я слишком молод. И я каждый раз соглашаюсь.
        И вот теперь Жан Клод Виньерон вторгся своим стеклянным стержнем в мою проблему, классифицируемую как природный дефект. Ничего удивительного - я всегда подозревал их у себя по крайней мере несколько.
        - Ваш мочеиспускательный канал представляет собой узкий, извилистый путь.
        Я воспринял эту новость весьма положительно.
        - У американцев дурацкие представления о сексе, - заявил Виньерон. Исходя из собственного опыта я чувствовал себя не вправе возражать. - Вы считаете, будто все можно вымыть, тогда как вагина остается одним из самых грязных мест на свете. Вы этого не знали? Любая извилина во внутренних органах таит в себе множество безобидных бактерий, но вагина в этом плане место выдающееся. Я сказал
«безобидных» - но не для вас. Нормальный пенис выталкивает их наружу.
        - Но только не мой «узкий, извилистый путь»? - сказал я, не переставая думать об этих странных щелях, в которых сотни бактерий могут вести тайную жизнь.
        - Вам понятно? - оживился Виньерон. - Вот видите, это вполне банальный случай.
        - И какое лечение вы бы порекомендовали? - Я все еще сжимал пластиковую грудь. С неуязвимым соском мужчина может чувствовать себя храбрецом.
        - У вас есть четыре выхода из ситуации, - ответил Виньерон. - Существует множество лекарств, и какое-нибудь всегда может помочь. Семь случаев обострения за пять лет не удивительны, учитывая такой странный мочеиспускательный канал, как ваш. Но ведь боль была не слишком сильной, верно? Вы можете преспокойно жить с этими периодическими неудобствами во время мочеиспускания и полового акта, не так ли?
        - Я начал другую жизнь, - возразил я. - Мне хотелось бы перемен.
        - Тогда прекратите половые акты, - посоветовал Виньерон. - Попробуйте мастурбировать. Руки всегда можно вымыть.
        - Я не хочу таких больших перемен.
        - Поразительно! - воскликнул Виньерон. Мужчина он привлекательный, большой и самоуверенный. Я еще теснее сжал пластиковую грудь. - Поразительно, поразительно… вы мой десятый американский пациент, которому я предлагаю четыре варианта борьбы с недугом, и каждый из вас отвергает первые два.
        - Так что же в этом такого поразительного? - буркнул я. - Альтернативы, прямо скажем, малопривлекательные.
        - Для американцев! - воскликнул Виньерон. - Трое из моих пациентов в Париже согласились жить с ними. А один - он тоже не был пожилым мужчиной - совсем отказался от половой жизни.
        - Я еще не слышал два других, - напомнил я.
        - Тут я всегда делаю паузу, - сообщил доктор Виньерон. - Я хочу угадать, какой из двух выберете вы. С американцами я никогда не ошибаюсь. Вы до смешного предсказуемые люди. Вы всегда стремитесь изменить свою жизнь. Вы никогда не принимаете ее такой, какова она есть. А в вашем случае… В вашем случае я почти уверен… Вам подойдет водяной метод.
        Я счел тон доктора оскорбительным. Сжимая грудь в руке, я пришел к заключению, что водяной метод никак не для меня.
        - Этот метод - не панацея, разумеется, - сказал Виньерон. - В лучшем случае компромисс. Вместо семи рецидивов за пять лет, возможно, один в три года - куда лучше, чем ничего.
        - Мне он не нравится.
        - Но вы его еще не пробовали, - возразил он. - Метод крайне простой. Перед половым актом вы пьете много воды. И после полового акта вы тоже пьете много жидкости. К тому же это может быть пиво. Алкоголь удивительно действует на бактерии. Во французской армии мы проводили весьма изобретательный эксперимент по излечению триппера. Солдатам давали обычную дозу пенициллина. А перед сном они выпивали по три кружки пива, после чего утверждали, что чувствуют себя вполне излечившимися. Если утром у них возобновлялись выделения, тогда им давали очередную порцию пенициллина. А вам нужно пить как можно больше воды. С вашим поразительным мочеиспускательным каналом вам следует пить до отвала любую жидкость, какая вам только попадется. После этого не забудьте пойти и помочиться.
        Грудь в моей руке была всего лишь пластиковой.
        - Вы полагаете, что я смогу заниматься сексом с переполненным мочевым пузырем? - спросил я. - Это неприятно и больно.
        - У вас возникнут некоторые трудности, - согласился Вииьерон. - Но при этом у вас потрясающая эрекция. Вы понимаете?
        Я спросил его, в чем заключается четвертый выход из положения, и он улыбнулся.
        - Это простая операция, - ответил он. - Небольшое хирургическое вмешательство.
        Я впился ногтем в пластиковый сосок.
        - Мы слегка выправим ваш «извилистый путь», - пояснил Виньерон. - Мы его немного расширим. Это не займет и минуты. Разумеется, перед этим мы вас усыпим.
        В моей руке была всего лишь холодная синтетическая молочная железа, явно бесчувственная. Я выпустил ее.
        - Должно быть, будет немного больно? - заикнулся я. - Я имею в виду, после операции.
        - Сорок восемь часов или около того. - Виньерон пожал плечами; любая боль казалась ему сущей ерундой.
        - А вы можете усыпить меня на все сорок восемь часов? - спросил я.
        - Десять из десяти! - воскликнул Виньерон. - У таких, как вы, всегда один и тот же вопрос.
        - Сорок восемь часов, - сокрушенно повторил я. - А как я буду мочиться?
        - Как только сможете, - ответил он, ткнув торчащий сосок на смотровом столе, как если бы это была кнопка вызова сестры и анестезиолога, - чтобы принесли полированный скальпель для его хирургических манипуляций. Я представил себе этот инструмент. Утонченная версия Рото-Рутера. Длинная, трубчатая бритва, вроде миниатюрного рта миноги угря.
        Доктор Жан Клод Виньерон наблюдал за мной, словно я был картиной, которую он еще не совсем закончил.
        - Так, значит, водяной метод? - заключил он.
        - Вы, как всегда, попали в десятку, - сказал я просто затем, чтобы польстить ему. - Выбирал ли кто-нибудь из ваших пациентов операцию?
        - Только один, - ответил Виньерон. - И я с самого начала знал, что он на нее согласится. Это был практичный, трезвомыслящий ученый. На смотровом столе он единственный с презрением отказался от сиськи.
        - Крутой парень! - восхитился я.
        - Уверенный в себе парень, - поправил меня Виньерон. Он зажег отвратительную, темную галльскую сигарету и без всякого страха затянулся ею.
        Позже, живя по водяному методу, я обдумывал те альтернативы, которые предлагал мне доктор. Я подумал, что была еще одна: французский уролог просто шарлатан, надо было поискать другого, нескольких других… сравнить их заключения…
        Моя рука лежала на настоящей груди, когда я позвонил Виньерону, чтобы сообщить ему о пятой альтернативе, которую ему следовало бы предлагать своим пациентам.
        - Поразительно! - воскликнул он.
        - Только не говорите мне, что так действуют десять из десяти!
        - Десять из десяти! - подтвердил он. - Звонят всегда где-то на третий день после осмотра. Вы поспели вовремя.
        На моем конце провода повисла тишина. Ее грудь под моей рукой казалась пластиковой. Но лишь в момент молчания, она ожила, как только Виньерон прогудел мне в трубку:
        - Дело вовсе не в другом заключении. Не дурачьте самого себя. География вашего мочеполового тракта - это факт. Я мог бы нарисовать вам карту, чтобы…
        Я повесил трубку.
        - Никогда не любил французов, - сообщил я ей. - Твой гинеколог не мог придумать ничего лучшего, чем порекомендовать мне этого садиста. Знаешь, он ненавидит американцев. Я уверен, именно по этой причине он и прибыл к нам со своим проклятым стеклянным стержнем…
        - Паранойя, - произнесла она, ее глаза уже закрылись.
        Эта особа не больно-то разговорчива. «Все пустые слова», - говорит она со свойственным ей безразличием. Вместо слов у нее имеется жест, которым она выражает свое отношение: тыльной стороной ладони она поднимает вверх одну грудь. У нее превосходные, полные груди, но они нуждаются в лифчике. Я просто обожаю ее груди; они заставляют меня теряться в догадках, как это пластиковая наживка Виньерона могла произвести на меня такое впечатление. Если бы мне пришлось пройти все заново, я бы отказался от этой резиновой сиськи. Честное слово, отказался бы. Пожалуй, она тоже не нуждалась бы в подобном приспособлении. Она практичная, деловая, уверенная в себе особа с крепким нутром. Предложите ей на выбор четыре варианта лечения, и она выберет операцию. Я это знаю наверняка - я ее спрашивал.
        - Разумеется, операцию, - ответила она. - Если что-то можно исправить, то это надо исправить.
        - Вода не так уж и плохо, - возразил я. - Мне нравится вода. Этот способ мне на пользу во многих отношениях. К тому же у меня более сильная эрекция. Ты заметила?
        Она подняла тыльной частью ладони вверх одну грудь. Я и в самом деле от них без ума.
        Ее зовут Тюльпен. По-немецки это значит «тюльпан», но ее родители не знали ни того, что это имя немецкое, ни того, что оно означает, когда называли так свою дочь. Родители ее были поляками. Они спокойно умерли в Нью-Йорке, но Тюльпен родилась в госпитале Королевских воздушных сил, в одном из пригородов Лондона во время налета. Там была очень симпатичная медсестра, которую звали Тюльпен. Они полюбили эту сестру, они хотели забыть о Польше. Они думали, что она шведка. Никто не догадывался, что значит «Тюльпен», пока Тюльпен не начала изучать немецкий в старших классах школы в Бруклине. Она пришла домой и сообщила об этом своим родителям, которые были страшно удивлены; но это не стало причиной их смерти или чего-то в этом роде; это был просто факт. Все это не имеет значения - это просто факты. Но именно в таких случаях Тюльпен и открывает рот: когда речь идет о фактах. А ведь их не так уж и много.
        Следуя ее примеру, я начну с факта: мой мочеиспускательный канал представляет собой узкий, извилистый путь.
        Факты - это правда. Тюльпен особа до невозможного правдивая. Я не такой правдивый. На самом деле я довольно большой лгун. Люди, которые хорошо меня знают, склонны все меньше и меньше верить мне. Они склонны думать, будто я все время вру. Но сейчас я говорю правду! Запомните: вы меня не знаете.
        Когда я говорю о чем-то подобном, Тюльпен поднимает тыльной стороной ладони одну грудь.
        Что, черт возьми, у нас общего? Я буду придерживаться фактов. Имена - это факты. У Тюльпен и у меня имеется кое-что общее: нам обоим безразличны наши имена. Ей имя дали по ошибке, на что ей глубоко наплевать. У меня их несколько; и, как и у нее, все они совершенно случайные. Мои отец и мать назвали меня Фредом, и их, как мне кажется, ни капли не беспокоило, что никто больше не называл меня так. Бигги звала меня Богус[Богус (Bogus) - поддельный, фальшивый, фиктивный (англ.).] . Это прозвище выдумал мой старинный и самый близкий друг, Коут, который наградил меня им, когда впервые уличил во лжи. Прозвище прилипло. Большинство моих друзей называли меня именно так, в то время я и познакомился с Бигги. Меррилл Овертарф, который по-прежнему числится пропавшим, называл меня Боггли[Боггли (Boggle) - лукавый, лицемер (англ.)] . Как и для любого прозвища, для этого имелось несколько скрытых причин. Ральф Пакер звал меня Тамп-Тамп - прозвище, которое я терпеть не могу. А Тюльпен зовет меня просто по фамилии - Трампер. И я знаю почему: это ближе всего к фактическому имени. Мужские фамилии меняются не часто.
Так что большую часть времени я - Фред Богус Трампер.
        И это факт.
        Факты выпадают на мою долю не так уж часто. Так что я их стараюсь не терять, я их буду повторять. Вот вам два. Первый: мой мочеиспускательный канал представляет собой узкий, извилистый путь. Второй: у Тюльпен и у меня имеется то общее, что нам обоим безразличны наши имена. И возможно - ничего больше.
        Однако подождите! Я приближаюсь к третьему факту. Третий: я верю в ритуалы! Я хочу сказать, что в моей жизни всегда присутствовали вещи вроде водяного метода; в ней всегда присутствовали ритуалы. Ни один из отдельных ритуалов не длился слишком долго (я сказал Виньерону, что я начал новую жизнь и что хочу перемен, и это правда), но я всегда менял один ритуал на другой. В данный момент ритуал - это водяной метод. Историческая ретроспектива моих ритуалов займет не слишком много времени, но водяной метод - это последний. К тому же по утрам Тюльпен разделяет со мной нечто вроде ритуала. Несмотря на то что водяной метод заставляет меня вставать ни свет ни заря - да еще несколько раз за ночь, - Тюльпен и я неуклонно следуем этому расписанию. Я встаю и мочусь, затем чищу зубы и пью много воды. Она ставит вариться кофе и выбирает пластинку. Мы снова встречаемся в постели за йогуртом. Всегда за йогуртом. Она ест красный стаканчик, я - голубой, но если мы едим другой сорт йогурта, то мы часто обмениваемся. Гибкий ритуал - самое лучшее, а йогурт - самая подходящая здоровая пища, которая как нельзя лучше идет
ранним утром. Мы не разговариваем. Для Тюльпен это дело привычное, но даже я молчу. Мы слушаем пластинки и поглощаем йогурт. Я не очень хорошо знаю Тюльпен, но она, по всей видимости, всегда ведет себя так. Я приучил ее к еще одному ритуалу: после йогурта мы долго занимаемся любовью. Тут как раз готов кофе, и мы пьем его. Мы молчим все время, пока играют пластинки. Единственная маленькая поправка, внесенная моим водяным методом: где-то после любви или во время кофе я встаю помочиться и выпить новую порцию воды.
        Я живу с Тюльпен не так давно, но мне кажется, что если бы я жил с ней много-много лет, то вряд ли знал бы ее лучше.
        Нам с Тюльпен обоим по двадцать девять, но, по существу, она старше, чем я, - с возрастом она избавилась от привычки говорить о себе.
        Это квартира Тюльпен, и все вещи здесь принадлежат ей. Свои вещи и своего ребенка я оставил своей первой и единственной жене.
        Я сказал доктору Жану Клоду Виньерону, что начал новую жизнь и т. д.; я сказал, что историческая ретроспектива моих ритуалов не займет много времени; я также сказал, что я не слишком честен. Не то что Тюльпен. Но Тюльпен помогает мне контролировать себя, поднимая тыльной стороной ладони одну грудь. Очень скоро я научился молчать, пока играют пластинки. Я научился говорить только важное, хотя люди, которые меня знают, сказали бы на это, что я вру даже сейчас. Да пошли они со своими обличениями!
        Мой мочеиспускательный канал представляет собой узкий, извилистый путь, но сейчас у меня есть йогурт и много воды. Я начинаю придерживаться фактов. Я хочу перемен.
        Глава 2
        ВОЕННЫЕ ПОСТРОЙКИ
        Наряду с другими развлечениями, Фред Богус Трампер любит вспоминать Меррилла Овертарфа, диабетика. В айовский период жизни Трампера его воспоминания об Овертарфе стали особенно сентиментальными. То, что часть их записана на магнитофонную пленку, помогает сохранить точность.
        Итак, бегство от жизни. Слушая венскую запись Меррилла, - в это время Трампер смотрит через ржавую сетку от насекомых и толстое крыло кузнечика из своего окна в Айове, - он видит медленно передвигающееся стадо свиней. Сквозь поросячье хрюканье Богус слушает песню Меррилла, сочиненную в Пратере[Пратер - парк в Вене.] , а позже использованную, как утверждал Меррилл, для соблазнения Ванды Хольтаузен, учительницы пения Венского хора мальчиков. Живописным фоном служит проселочная дорога в Пратере.
        Пленку слегка ведет, когда Меррилл излагает историю с купанием - ту самую, про танк на дне Дуная. «Его можно было видеть только при полной луне. Луну необходимо было загородить спиной, - говорит Меррилл, - чтобы отражение пропало». Затем нужно ухитриться изогнуться в воде и держать лицо «приблизительно на шесть дюймов над поверхностью - все время не упуская из виду пристань у Гелхафтс-Келлер». При этом надо стараться сохранять неподвижность, чтобы не взбаламутить воду, и «если ветер не нагонял ряби, ствол танка вздымался вверх, как раз в том месте, где, как тебе казалось, ты мог почти дотронуться до него рукой, или же он мог бы, как нефига делать, разнести тебя на кусочки. На прямой линии к пристани у Гелхафтс крышка люка открывалась - или это мерцала вода, или она просто казалась открытой. Но это пока я мог удерживать свое лицо приблизительно в шести дюймах над водой…» Затем, вспомнив о своем диабете, Меррилл добавляет, что этот эксперимент поднимал уровень сахара в его крови.
        Богус Трампер нажимает на клавишу «НАЗАД». Поросячий гурт пропадает, но на противоположной стороне сетки кузнечик по-прежнему сидит с распластанными крыльями, более совершенными и искусными, чем шелковая восточная ширма, и Трампер, глядя сквозь этот восхитительный узор, видит мистера Фитча, соседа-пенсионера, скребущего сухую, бессчетное количество раз причесанную лужайку. Только благодаря тому, что он смотрит сквозь крылья кузнечика, созерцание мистера Фитча не раздражает Трампера.
        В машине, только что остановившейся у обочины, - той самой, возле которой мистер Фитч машет своими граблями, - жена Трампера Бигги, его сын Кольм и три запасные шины. Трампер разглядывает машину, размышляя, хватит ли трех запасных шин. Его лицо прижимается к сетке, что заставляет кузнечика резко встрепенуться; неожиданный взмах крыльев пугает Трампера, он отшатнулся и потерял равновесие, голова его ударилась о подгнившую сетку, не закрепленную на раме. Пытаясь удержать равновесие, он сорвал раму, также незакрепленную, и перед взором его испуганной жены предстает муж, опасно повисший в воздухе, - грудь Богуса лежала на подоконнике, а сам он странно балансировал.
        - Что ты там делаешь? - крикнула ему Бигги.
        Богус нащупывает магнитофон ногой и подтягивает к себе, словно якорь. Опершись коленями на панель управления, он восстанавливает равновесие. Магнитофон заедает: одно колено жмет на «ПЕРЕМОТКУ», другое - на «ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ». Меррилл Овертарф выпаливает: «…на прямой линии к пристани у Гелхафтс крышка люка открывалась - или это мерцала…»
        - Что? - кричит Бигги. - Что ты там делаешь?
        - Пытаюсь починить сетку, - отвечает Трампер и приветливо машет мистеру Фитчу, который в ответ потрясает своими граблями.
        Ни неуклюжее балансирование на подоконнике, ни странный скрежет нимало не удивляют Фитча, привыкшего к различного рода проявлениям непорядка, наблюдаемого им из своего дома.
        - Послушай, - говорит Бигги, отставляя одно бедро в сторону и усаживая на него Кольма. - Пеленки еще не готовы. Кому-то придется снова поехать в прачечную и забрать их из сушилки.
        - Я съезжу, Биг, - откликается Богус, - только починю эту проклятую сетку.
        - Это не такое простое дело! - кричит ему мистер Фитч, наваливаясь на грабли. - Черт бы побрал эти военные постройки!
        - Сетки? - спраашвает Богус из окна.
        - Весь ваш дом! - орет Фитч. - Все эти скороспелые одноэтажные коробки, построенные университетом! Постройки военного времени! Дешевый материал! Женский труд! Тюрьмы!
        Нет, мистер Фитч не такой уж несносный сосед. Однако все, что хотя бы отдаленно связано с военными достижениями, выводит его из себя. Война - плохое время для Фитча; даже в те годы он был уже слишком стар, чтобы воевать, поэтому ему пришлось вести домашние бои с женщинами.
        Из-за прозрачных занавесок передней двери его дома встревоженно выглядывает хрупкая жена Фитча.
        - Ты что, хочешь доиграться до пятого удара, Фитч?
        Внимательно осмотрев подгнившую сетку, Трампер приходит к выводу, что обвинения старика справедливы. Дерево похоже на мочалку: ячейки покрылись ржавчиной.
        - Богус, - говорит Бигги, широко расставив ноги на дорожке. - Я сама починю сетку. Ты ужасно неприспособлен к таким вещам.
        Трампер сползает обратно внутрь, переставляет магнитофон в безопасное место - на верхнюю книжную полку - и наблюдает, как миссис Фитч из-за своей прозрачной занавески зовет мистера Фитча домой.
        Позднее Богус отправляется за пеленками. Когда он возвращается домой, его правая фара отваливается, и он переезжает ее колесом. Меняя переднюю шину, он думает о том, что хотел бы повстречать человека, который считает, будто его машина хуже. «Я бы побился с ним об заклад».
        Но на самом деле Трампер думает о том, был ли кто-то в танке под крышкой люка. И был ли этот танк на самом деле? И на самом ли деле Меррилл Овертарф его видел? И еще - умел ли этот Меррилл Овертарф вообще плавать?
        Глава 3
        СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ И КАНАЛИЗАЦИОННЫЕ НОВОСТИ

«Богус Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

20 сент., 1969
        Мистеру Кутберту Беннетту
        И. о. управляющего «Пиллсбери-Эстэйт»
        Мэд-Индиан-Поинт
        Джорджтаун, Мэн
        Мой дорогой Коут!
        Как ты справляешься со своими семнадцатью ванными комнатами, после того как все обитатели Пиллсбери оставили на тебя свою водопроводно-канализационную сеть?
        Решил ли ты, в какой из хозяйских спален с видом на море ты проведешь эту зиму?
        Бигги и я страшно благодарны за твои заверения семейству Пиллсбери, что мы не нанесли ущерба лодочному домику в Пиллсбери. Эта чудесная неделя была просто райским отдыхом, к тому же возможностью сбежать от моих предков.
        С моими предками лето вышло довольно забавное. Летом Огромная Кабанья Голова представляет собой обычную сцену - курорт для умирающих, которые, кажется, искренне верят, будто три месяца жизни на соленом морском воздухе защитят их легкие от следующей зимы. Как всегда, летом дела моего отца идут на поправку. Как-то он сказал мне о стариках одну вещь: их мочевые пузыри отходят первыми. Просто урологический рай на Нью-Хэмпширском побережье!
        Для моего старика было просто подвигом впустить нас на июль и август в подвальный этаж своего дома. Со времени лишения меня наследства моя мать, видимо, преисполнилась самыми нежными чувствами к внуку; их приглашение погостить летом объяснялось, скорее всего, мамашиным желанием видеть Кольма, а не меня с Бигги. Да и отец, кажется, смягчился в отношении своего прежнего финансового ультиматума, хотя для меня это не намного лучше, чем полный разрыв отношений. К тому же он предоставил нам подвальный этаж.
        Когда мы собрались обратно домой, наш добродетельный доктор произнес речь:
«Давайте жить дружно, Фред. Уже четыре года ты пытаешься жить самостоятельно, и, должен признать, ты произвел на меня впечатление. Давай подождем, пока ты получишь свой диплом доктора филологии. Я думаю, что мы с мамой сможем помочь вам с Бигги и маленьким Кольмом свить свое гнездо. Этот малыш - отличный парень».
        А мама поцеловала Бигги (пока не видел отец), после чего мое семейство отправилось обратно в Айова-Сити. Три запасные шины и два ремня для вентилятора прибыли позже, когда мы вернулись в нашу одноэтажную коробку военной постройки. Мой старик не дал нам даже пару монет, чтобы оплатить проезд.
        Из-за этого я вынужден обратиться к тебе с огромной просьбой, Коут, - было бы здорово, если бы ты смог подкинуть мне немного деньжат. Счет за одну только поездку составил двадцатку, а я не оплатил даже кредитную карточку компании за проезд на восток в июле. К тому же в Мичигане, Индиана, мы останавливались в
«Холлидэй-Инн экспириенс», что, вероятно, будет означать аннулирование моей кредитной карты.
        Но! В этом темном царстве есть тонкий луч света. Руководитель моей диссертации, доктор Вольфрам Хольстер, предоставил мне небольшую сумму из Сравнительного литературного фонда, как он настоятельно требует его называть. За свой кусок фонда я кручу пленку в лингафонном кабинете для первокурсников, изучающих немецкий. Моим напарником по этому занятию оказался пронырливый педантишка по имени Зантер, чья интерпретация и «надлитературный» перевод Боргетца напечатаны в «Лингвисте» за этот месяц. Я показал Зантеру целую кипу листов в моей рукописи диссертации; он прочел все одним махом за вечер и сказал: «Не думаю, что кто-то возьмется это напечатать». Я спросил у него, каков тираж «Лингвиста»; с тех пор мы с ним не разговариваем. В последующий период моей необременительной деятельности в лингафонном кабинете, когда я знал, что Зантер заступает на пост, я ловко подменял пленки. По этому поводу он оставил мне записку: «Я знаю, что вы делаете»; она была всунута в коробку с пленкой, которая, как он знал, была моей любимой. Я тоже оставил ему записку: «Но никто не знает, что делаете вы». Теперь всякое общение
между нами исключено.
        И все же этот фонд слишком мал, а мне достался лишь крохотный его кусок. Бигги пришлось вернуться к прежней работе в больнице - уход за лежачими стариками с шести утра до полудня, пять раз в неделю. Кольм, таким образом, остается со мной. Малыш встает приблизительно в то же время, когда уходит Бигги. Я пытаюсь удержать его в постели почти до семи. Затем его мокрые штанишки напоминают мне о неполадках в туалете и заставляют вставать и звонить Кротцу, сантехнику.
        С Кротцем мы видимся часто. Видишь ли, этим летом я сдал в субаренду наш дом троим футболистам, изучающим курс истории культуризма. Я подозревал, что футболисты могут быть неуклюжими и грубыми, что они могут сломать стул или развалить нашу кровать, я даже был готов к тому, что обнаружу брошенную ими совращенную девушку; но я был совершенно уверен, что они чистоплотны. Ты же знаешь этих спортсменов - постоянно обливаются душем и брызгаются дезодорантом. Я был уверен, что они не станут устраивать свинарник.
        Ну так вот, сами жилые комнаты оказались довольно чистыми, и даже никакой совращенной девицы в них не было. К нашей двери были прибиты трусики Бигги, на которых один из троих, наиболее сильный в литературе, вывел краской «Спасибо». Бигги была возмущена; все наши вещи она сложила с крайней аккуратностью, и ей неприятно было думать, что эти трое футболистов рылись в ее нижнем белье. Но я страшно радовался: дом уцелел, и закончившие обучение спортсмены заплатили за свое проживание. Но потом начались водопроводно-канализационные проблемы, и Бигги пришла к выводу, что единственная причина, по которой дом выглядел таким чистым, заключалась в том, что все дерьмо этих чертовых футболистов смыло водой.
        Кротц засовывал свой Рото-Рутер в наш унитаз не меньше четырех раз. Среди прочих предметов он извлек: шесть спортсменских носков, три целых картофелины, разбитый торшер и маленький лифчик - явно не Бигги.
        Я позвонил в офис спортивного факультета и пожаловался. Поначалу они были очень внимательны. Какой-то тип сказал: «Разумеется, никак нельзя, чтобы наши ребята оставляли о себе дурную славу у местных домовладельцев». Он пообещал мне во всем разобраться. Затем он справился о моей фамилии и о том, какой собственностью я владею. И мне пришлось признаться, что никакой собственностью я не владею, а только арендую дом, и что я всего лишь пересдал его на лето спортсменам. На что он воскликнул: «Так вы студент!» Мне следовало предвидеть, какой будет реакция, но я честно ответил: «Да, корплю над своим дипломом по сравнительной литературе». Тогда он сказал мне: «Ну так вот, сынок, пусть ваш домовладелец сам напишет жалобу».
        А поскольку мой домовладелец предупредил меня, что я отвечаю за любую пересдачу жилья, то все счета от сантехника Кротца выписаны на мое имя. И можешь мне поверить, Коут, манипуляции Рото-Рутером стоят очень недешево.
        Боюсь, что ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю… хорошо бы, если бы ты смог подкинуть мне немного деньжат.
        Я искренне надеюсь, что у тебя все в порядке, Коут. Лучше быть временным управляющим, чем нищим с протянутой рукой. Слава богу, этот год будет последним. Мой отец говорит: «С получением диплома ты приобретешь надежную профессию. Профессионал должен выстрадать свое образование».
        Мой отец - как я уже говорил тебе до этого - не женился на моей матери, пока не закончил сначала колледж, потом медицинскую школу, потом медицинскую практику и пока не встал на ноги в Огромной Кабаньей Голове в Нью-Хэмпшире. Теперь он единственный уролог в клинике «Рокингем у моря»! После шестилетней помолвки с моей почтенной матушкой - две тысячи сто девяносто ночей мастурбаций - мой отец решил, что наконец-то созрел для женитьбы.
        Этим летом я сказал ему: «Посмотри на Коута. Он устроился. На девять месяцев в году в его полном распоряжении целый особняк, и все расходы оплачены. Он вкалывает в Пиллсбери всего лишь три летних месяца, наводя чистоту на участках богачей, заделывая швы на их лодках и надраивая до блеска их машины; к тому же они обходятся с ним как с близким членом семьи. Что ты скажешь на это, а?»
        На что мой отец ответил: «Однако Коут не профессиональный человек».
        Но Бигги и я считаем, то есть на наш взгляд, ты очень даже профессиональный.
        Как-нибудь спусти ради меня разом все семнадцать унитазов.
        Пока.
        Богус».
        Глава 4
        ВЕЧЕРНИЕ РИТУАЛЫ В АЙОВЕ
        С того времени, как отец лишил Богуса наследства, Трампер научился копить мелкие несправедливости в надежде, что они когда-нибудь лопнут, как нарыв, и оставят одну глубокую рану, из-за которой он, безвинный, будет мучиться вечно.
        Богус щелкает по клавише магнитофона.
        - Хранитель мелких несправедливостей, - непроизвольно произносит он в микрофон. - Уже в нежном возрасте я был исполнен жалости к самому себе.
        - Что? - доносится из холла низкий голос Бигги.
        - Ничего, Биг! - кричит он ей в ответ и замечает, что записывает и это тоже.
        Стерев запись, он пытается понять: откуда взялась эта жалость к себе? И слышит, как его отец говорит: «От вируса». Но он уверен, что причина в нем самом.
        - Я сам сделал это, - произносит он с неожиданной убежденностью, после чего замечает, что не нажал на «ЗАПИСЬ».
        - Что ты там сделал сам? - спрашивает Бигги, неожиданно появляясь в спальне.
        - Ничего, Биг! - Но ее удивление по поводу того, что он мог сделать что-то сам, причиняет ему боль.
        Сдув волосинку с панели магнитофона, Богус осторожно проводит пальцами по лбу; с какого-то момента он начал подозревать, что в один прекрасный день его волосы сползут назад настолько, что обнажат мозг. Но будет ли это так уж унизительно?

«Существует опасность начать жить мелкими эмоциями», - записывает он в микрофон.
        Но когда пытается воспроизвести это снова, то обнаруживает, что втиснул свое заявление слишком близко к одной из больничных ораторий отца, записанных в кабинете доброго доктора в Огромной Кабаньей Голове в присутствии Бигги и его матери. Богус уверен, что он уже стирал это, но, видимо, часть пропустил. Или, возможно, отрывки отцовской речи способны самовосстанавливаться. Богус недалек от того, чтобы поверить в это.

«Существует опасность начать жить мелкими эмоциями… мочевой пузырь, который легко может быть атакован инфекцией… хотя основная разгадка кроется в сложном устройстве почек».
        ОСТАНОВКА. ПЕРЕМОТКА. СТИРАНИЕ.
        Коротко хихикнув, Богус записывает: «Обещаю вести себя более осторожно во время мочеиспускания».
        Уже далеко за полночь, и Богус видит, как в доме мистера Фитча загорается свет и мистер Фитч в пижаме с широкими полосками сползает вниз по ступеням в прихожую. Мочевой пузырь - догадывается Трампер. Но Фитч появляется в проеме двери, в свете ближайшего уличного фонаря его лицо кажется серым. Просто Фитч не может оставить без присмотра свою лужайку! Он беспокоится, как бы какой-нибудь листик не упал на нее ночью!
        Однако мистер Фитч просто стоит у двери с задранной вверх головой, его мысли далеки от лужайки. Перед тем как вернуться в дом, он бросает взгляд на освещенное окно, за которым торчит окоченевший Богус. Затем они приветливо машут друг другу, и Фитч бочком пробирается в свою зловещую прихожую и гасит свет.
        Ночные столкновения. Он вспоминает, как в Огромной Кабаньей Голове у Кольма резался зуб. Кольм всегда капризничал, когда у него резались зубы; он в это время не давал Богусу и Бигги сомкнуть глаз большую часть ночи. И вот однажды, когда Богусу удалось успокоить их обоих и потихоньку улизнуть прогуляться по пляжу, он шел мимо спящих коттеджей, пока перед калиткой Элсбет Малкас не почувствовал запах
«травки». Элсбет хочет, чтобы ее родителей хватил удар! Подруга детства, они вместе росли (однажды в ее гамаке…). Теперь она леди-преподаватель, именуемая поэтессой, в колледже Беннингтона, куда она вернулась спустя три года после получения диплома.
        - Это просто инцест, - заявила она однажды Бигги.
        - Я предпочла бы ничего не знать, - ответила ей Бигги.
        Характерная черта детских мечтаний наших дней, подумал Трампер, заключалась в том, чтобы стать настолько преуспевающим, чтобы заставить своих родителей разинуть рты. Он попытался представить себе подобное счастье. В профессорском одеянии он произносит речь на церемонии присвоения степеней и вручения дипломов, после чего дымит марихуаной прямо в физиономию отца.
        Богус подкрался поближе, чтобы разглядеть это чудо, но дом Малкасов погружен во тьму, и Элсбет замечает крадущийся силуэт на фоне освещенного моря; она садится в своем гамаке у калитки. У Элсбет Малкас короткое, толстое тело, обнаженное и влажное, оттягивающее гамак до самой травы.
        С безопасной дистанции, из-за выступа калитки, Богус обсуждал с ней привычку Кольма обзаводиться зубами по ночам. Позже наступил момент, когда ему следовало бы предусмотрительно удалиться - когда она ушла в дом вставлять колпачок. Однако старомодное очарование этого приспособления заинтриговало его: он представил себе этот колпачок, сплошь утыканный ластиками, карандашами и почтовыми открытками - инструментами поэтессы, которой никак не обойтись без настольного прибора, - и был слишком зачарован, чтобы уйти.
        Где-то в глубине сознания мелькнула мысль: а не заразит ли его Элсбет той самой заразой, которую он подцепил от нее много лет назад? Но, находясь уже в гамаке, Богус лишь выразил разочарование по поводу того, что Элсбет вставила это приспособление, пока находилась в доме.
        - Почему ты хочешь его видеть? - удивилась она.
        Он не мог толком объяснить ей про ластики, карандаши и почтовые открытки или даже маленький обрывок с незаконченным стихотворением. Однако ему никогда не нравились стихи Элсбет, и после того, как все было кончено, он прошел не меньше мили, прежде чем окунулся в океан, чтобы она не услышала, как он плещется, и не сочла себя оскорбленной.
        Богус сообщил своему магнитофону:
        - Таким образом я решил продемонстрировать свою вежливость.
        Первые лучи рассвета падают на вылизанную лужайку Фитча, и Богус видит, как старик снова ковыляет от двери, просто чтобы посмотреть. Что ждет тебя здесь, думает Трампер, если Фитч, в его-то возрасте, все еще страдает бессонницей?
        Глава 5
        МОЙ СОН СЕГОДНЯ
        Теперь я больше не страдаю бессонницей. Тюльпен следит за этим. Она знает, как лучше всего отучить меня от этого. Мы ложимся спать в разумное время, занимаемся любовью и засыпаем. Если она ловит меня на том, что я проснулся, то мы снова занимаемся любовью. Несмотря на большое количество выпиваемой воды, я сплю спокойно. Вот только в дневное время ищу себе занятие.
        Раньше я был страшно занят. Да, я был выпускником университета, корпевшим над своим дипломом по сравнительной литературе. По поводу специализации руководитель моей диссертации и мой отец выразили единое мнение. Как-то раз, когда Кольм заболел и отец отказался выписать ему рецепт. «Разве уролог может быть педиатром?» Ну кто бы спорил? «Обратись к педиатру. Ты пишешь диссертацию, не так ли? Так что наверняка прекрасно понимаешь важность специализации».
        Я и в самом деле прекрасно это понимаю. Мой руководитель, доктор Вольфрам Хольстер, говорит, что раньше ему никогда не приходилось иметь дело с такой специализацией, как моя.
        Должен признаться, тема у меня крайне редкая. Моей диссертацией должен стать перевод поэмы «Аксельт и Гуннель» с древнего южноскандинавского языка; на самом деле этот перевод будет в своем роде единственным. Древний южноскандинавский очень плохо изучен. В некоторых сатирических стихах, написанных на восточном древнескандинавском и западном древнескандинавском, можно найти его отголоски. Восточный древнескандинавский - язык мертвый, бывший северогерманский, развившийся в исландский язык и язык Фарерских островов. Западный древнескандинавский тоже мертвый язык, уходящий корнями в северогерманский и развившийся в шведский и датский. Появившийся впоследствии норвежский - по сути нечто среднее между восточным древнескандинавским и западным древнескандинавским. Но самым мертвым из них считается этот самый нижний древнескандинавский, который ни во что не вырос. Фактически он представляет собой довольно грубый диалект, и единственное произведение, когда-либо написанное на нем, - это «Аксельт и Гуннель».
        Я собираюсь снабдить свой перевод чем-то вроде этимологического словаря нижнего древнескандинавского. То есть составить словарь аутентичного нижнего древнескандинавского. Доктор Хольстер очень заинтересовался этим словарем; он считает, что словарь может быть полезен для этимологических изысканий. По этой причине он и утвердил тему моей диссертации. На самом же деле он считает, что
«Аксельт и Гуннель» - настоящий хлам, хотя и затруднился бы доказать это. Доктор Хольстер не знает на нижнем древнескандинавском ни единого слова.
        Поначалу я нашел составление этимологического словаря очень утомительным занятием. Нижний древнескандинавский стар как мир, а его оригинальные слова имеют весьма неопределенный смысл. Оказалось куда проще заглянуть вперед: в шведский, датский или норвежский, чтобы посмотреть, во что превратились эти слова из нижнего Древнескандинавского. Я обнаружил, что они, по большей части, представляют собой исковерканные в устной речи слова западного и восточного древнескандинавского.
        Затем я нашел способ, как сделать написание словаря более простым занятием. Поскольку никто ничего не понимает в нижнем древнескандинавском, я решил выдумывать слова. Я выдумал множество оригинальных слов. И это здорово облегчило перевод «Аксельта и Туннель». Я стал выдумывать все новые и новые слова. Отличить настоящий нижний древнескандинавский от выдуманного мною нижнего древнескандинавского крайне трудно.
        Доктор Хольстер ни за что не заметит разницы. Но с окончанием диссертации у меня возникли некоторые проблемы. Я бы сказал, что я остановился из глубокого почтения к своим главным героям. Их любовная история очень интимная, и никто толком не знает, о чем она. Я бы сказал, что я остановился, почувствовав, что Аксельту и Гуннель необходимо позволить сохранить некоторую приватность. Но кто-нибудь, кто хорошо меня знает, мог бы заявить, что это наглая ложь. Они бы заявили, что я бросил перевод потому, что возненавидел «Аксельта и Туннель», или потому, что мне это надоело, или потому, что я слишком ленив, или потому, что я навыдумывал столько новых слов на нижнем древнескандинавском, что совершенно запутался и не мог связно продолжить историю.
        В любом из этих возможных высказываний заключается доля правды, и, тем не менее, я совершенно искренен, когда утверждаю, что меня глубоко тронула история Аксельта и Туннель. Несомненно, баллада просто ужасна. Невозможно себе представить, чтобы кто-то, например, пел ее; к тому же она чудовищно длинная. Когда-то я охарактеризовал ее размер и композицию как «складное и эластичное». На самом деле в ней нет никакой композиции; рифма пытается возникнуть там, где у нее получается. А понятие размера попросту было незнакомо ее анонимному автору. (Кстати, мне этот автор видится деревенской домохозяйкой.)
        В отношении баллад того периода обычно делается ошибочное предположение, что поскольку все персонажи являются королями и королевами, принцами и принцессами, то и сами авторы были королевской крови. Но об этих королях и королевах писали обычно крестьяне. Не только представители королевских семей полагали, будто короли и королевы, так или иначе, существа высшие; но и крестьяне были убеждены, что венценосные особы - почти небожители. И я подозреваю, что большинство населения по-прежнему так и считает.
        Но Аксельт и Туннель и вправду были не от мира сего. Они были влюблены, они были вдвоем против целого мира, и они были в опасности. Мир вокруг был опасным. Мне кажется, я понимаю, о чем эта история.
        Я начинал свой перевод, честно придерживаясь оригинала. В первых пятидесяти и одной строфе мой перевод буквален. Затем я довольно точно следую тексту, добавляя лишь собственные детали, пока не дохожу до сто двадцатой строфы. Тут мой перевод становится весьма небрежным - и так строф сто пятьдесят. На двести восьмидесятой строфе я остановился и снова попытался переводить дословно, просто для того, чтобы убедиться, что я не потерял нити повествования.
        Gunnel uppvaktat att titta Akthelt.
        Hanz kniv af slik lang.
        Uden hun kende inde hunz hjert
        Den varld af ogsa mektig. 
        Туннель любила смотреть на Аксельта.
        Его нож был слишком длинен и опасен.
        Но сердцем она знала,
        Что этот мир слишком жесток и ужасен.
        Я остановился на чтении этой никудышной строфы и забросил перевод. Доктор Хольстер смеялся над этой строфой. И Бигги тоже смеялась. Но я не смеялся. Мир слишком жесток, - я был свидетелем этого! - автор пытается предупредить о неминуемой беде. Совершенно очевидно, что Аксельт и Туннель движутся навстречу погибели! Я это предвидел и просто не хотел дочитывать до конца.
        Ложь! - возразили бы мне те, кто меня знает, Это удивительная способность старины Богуса видеть во всем, что его окружает, сплошную «чернуху». Мир был слишком жесток и ужасен для него! Он видит самого себя центром гибнущей цивилизации, он - единственный, кого мы знаем, кто может смотреть непотребные фильмы и получать от них удовольствие, читать мерзкие книжонки и рыдать над ними, если в них есть хоть малейший намек на его судьбу. У него в голове сплошное дерьмо! А в сердце - навоз! Как вы думаете, почему его зовут Богус? Уж не потому ли, что он любит правду?
        Не обращайте внимания на этих бессердечных «жлабов». Теперь я живу в другом
«мири».
        Когда я показал Тюльпен эти двести восемьдесят строф, она, как всегда, отреагировала молчанием. Положив голову мне на грудь, она принялась слушать. Затем заставила меня слушать ее. Она так делает, когда чувствует, что меня по-настоящему что-то трогает, когда Тюльпен взволнована, она обходится без саркастического приподымания своих грудей.
        - Жесток? - переспрашивает она. Слушая ее сердце, я киваю.
        - Mektig, - отвечаю я.
        - Mektig? - Ей нравится звучание; она начинает играть словом. Игра словами - это то, что мне действительно нравится в древнем нижнескандинавском.
        Вот так я и живу. Йогурт, много воды и немного сочувствия, когда сочувствие мне необходимо. Все в порядке. Дела идут своим чередом. Правда, от моего узкого мочеиспускательного канала никуда не денешься, но в основном дела идут неплохо.
        Глава 6
        ПРЕЛЮДИЯ К ПОСЛЕДНЕЙ ПАУЗЕ

«Богус Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

2 окт., 1969
        Мистеру Кутберту Беннетту
        И. о. управляющего «Пиллсбери-Эстэйт»
        Мэд-Индиан-Поинт
        Джорджтаун, Мэн
        Дорогой Коут!
        Уведомляю тебя в получении твоего ободряющего письма и более чем щедрого чека. Этот «Стэйт Айова банк & траст» окончательно достал меня и Бигги; я вздохнул с облегчением, заткнув их твоим чеком. Если мы с Бигги когда-нибудь разбогатеем, то ты непременно будешь нашим честнейшим управляющим. Мы и вправду с радостью позаботились бы о тебе, Коут, чтобы ты как следует питался одинокими долгими зимами, чтобы перед сном ты расчесывал свою лохматую гриву и чтобы в твоей продуваемой морскими ветрами кровати тебя ожидало молодое горячее тело. На самом деле я знаю одно такое - как раз для тебя. Его обладательницу зовут Лидия Киндли. Правда, правда.
        Я встретился с ней в нашем лингафонном кабинете. Она первокурсница, изучающая немецкий, а все остальное ее мало трогает. Вчера она прощебетала мне: «Мистер Трампер, у вас есть какие-нибудь записи с песнями? Знаете, я хорошо понимаю речь. Нет ли у вас каких-нибудь немецких баллад или, может, даже оперы?»
        Я задержал ее; под ее жалобы о нехватке музыки в лингафонном кабинете и в жизни вообще я принялся просматривать катушки. Она стеснительна, как кошка под ногами; она боится, как бы ее юбка не коснулась твоих колен.
        Лидия Киндли желает, чтобы ей в ухо нашептывали немецкие баллады. Или даже оперу, Коут!
        Я не питаю «музыкальных» иллюзий по поводу моей новой работы, самой унизительной из всех. Я продаю значки, брелки и прочую ерунду на айовских футбольных матчах. Я таскаю широкий лоток из клееной фанеры от одних ворот к другим по всему стадиону. Лоток большой и неустойчивый, с подставкой как у пюпитра; ветер то и дело норовит опрокинуть его; крохотные золотые мячики рассыпаются, значки ломаются, брелки путаются и пачкаются. Я получаю комиссионные - десять процентов от проданного.

«Всего один доллар за этот брелок с хоккеистом! Ремень за два доллара! Большие значки всего за семьдесят пять центов! Мадам, за эту булавку с маленьким золотым мячиком - доллар! Детишки любят такие штучки, но футбольные мячики такие крохотные, что их легко можно проглотить. Нет, сэр, пряжка у ремня не сломана! Она только слегка погнута. Эти пряжки никогда не ломаются. Они будут служить вам вечно».
        Я могу смотреть футбольные матчи бесплатно, но я ненавижу футбол. К тому же мне приходится напяливать на себя этот дурацкий желтый фартук с пузатым карманом для мелочи. Огромный, сверкающий значок на моем пиджаке гласит: «Хоккей интерпрайзес - Налетай Ястребом!» Каждый значок пронумерован. Мы работаем на стадионе под номерами. Соревнуемся за звание лучшего лоточника. В субботу номер 368 заявил мне:
«Это мой пост, 510. Вали-ка отсюда!» Он носит галстук с красными футбольными мячами; значит, он сумел всучить брелков и значков куда больше, чем я. Я распродал товару ровно на столько, чтобы хватило на трехмесячную упаковку противозачаточных пилюль для Бигги.
        Пошли в задницу «Айову», Коут. На следующем матче я, возможно, продам на такую сумму, что хватит на мою собственную стерилизацию.
        Нам говорили, что когда «Айова» выигрывает, то товар расходится прямо-таки мгновенно. Психология болельщиков разъяснялась нам на ознакомительном собрании торговцев вразнос самим главой «Хоккей интерпрайзес», мистером Фредом Паффом, который уверял, будто жители Айовы большие патриоты: в ожидании победы они поспешат украсить свои пиджаки брелками и значками. «Ведь никому не захочется, чтобы его приняли за сторонника проигравших, - заявил мистер Пафф. А мне он сказал: - Отлично, мы с вами оба Фреды. Что вы на это скажете?»

«Я знаю еще одного Фреда из Спокана, штат Вашингтон, - ответил я ему. - Может, нам стоит попробовать взяться за какое-нибудь дело вместе?»

«А вы шутник! - воскликнул Фред Пафф. - Тогда вас ждет успех. Чувство юмора - самое главное в работе с фанатами».
        Да будет тебе известно, Коут, что твои фанаты намного более преданны и постоянны, чем эти айовцы. Бигги и я обрадовались твоим фотографиям почти так же, как и деньгам. Бигги особенно понравился «Автопортрет с морскими водорослями». Честно говоря, я подозреваю, что подобные фотографии запрещено посылать по почте; я не хочу оскорбить твое тело, но я предпочел «Мертвую чайку № 8».
        Пожалуйста, запрись в своей фотолаборатории и напечатай нечто в этом роде для меня, еще лучше - сделай мой снимок. Изобрази меня распростертым, с землистым цветом лица; сложи мои руки как положено и поставь рядом наготове гроб, а крышку от него в сторону. Будущее Фреда Богуса Трампера, который в любой момент готов соблазниться этой шикарной бархатной подкладкой. Уничтожь негатив. Напечатай размером 8 х 10. Сделай монтаж из лиц моей семьи: глубоко опечаленная Бигги (но не рвущая на себе волосы) и Кольм, играющий с витиевато украшенной крышкой гроба. Пожалуйста, постарайся недодержать изображения моих отца и матери. Смажь рот отцу - нет, лучше посади на него пятно. Он произносит речь над усопшим. Сопроводительная надпись гласит: «Настоящий профессионал должен выстрадать свое образование…» Затем запечатай фотографию в черный конверт и пошли по почте в бухгалтерию Айовского университета, снабдив кратким извинением за то, что покойник не смог оплатить свое обучение. Его, кстати, голосованием попечителей снова повысили в цене, включив в оплату сбор на развлечения. Я уверен, эти деньги пойдут на
грунтозащитные (золотые) подошвы на футбольных бутсах, а в День встречи выпускников - на парадную платформу с колесиками, и еще - миллион желтых роз, выложенных в форме гигантского кукурузного початка.
        Тебе посчастливилось иметь фотолабораторию, Коут. Я вижу тебя обнаженным в зловещем свете красного фонаря, смывающим химический реактив, проявляющим, увеличивающим; ты печатаешь свое изображение на белом листе. Когда-нибудь, когда будет время, ты должен научить меня фотографировать. Наблюдение за этим процессом приводит меня в восхищение. Я помню, как однажды наблюдал за тобой, когда ты промывал снимки: я видел, как под водой появляется изображение, - это выше моего понимания! Как если бы из множества плавающих в воде амеб получился человек.
        Я думал об этом, пока переводил восемьдесят третью строку из «Аксельта и Туннель». Последнее слово, которое не дает мне покоя: «Klegwoerum». Руководитель моей диссертации считает, что оно должно означать «изобилующий». Я полагаю, что
«плодовитый». Мой друг Ральф Пакер предлагает «буйный». А Бигги утверждает, что все это не имеет значения. В словах Бигги содержится большая доля горькой правды.
        Хотя, мне кажется, Бигги начинает давать слабину. Это на нее совсем не похоже, но она воспринимает как обиду, если какой-то старый пердун шлепает ее по заду, пока она опорожняет его судно. Знаешь ли ты, что Бигги никогда не плачет? Она находит на пальце заусенец и начинает медленно отрывать его; я видел, как она драла заусенец на большом пальце. Бигги истекает кровью и никогда не плачет.
        Коут, я считаю тебя близким мне человеком еще с того времени, когда я подцепил от Элсбет Малкас твой триппер. Или это мы оба подцепили его от Элсбет? Детали того, кто на самом деле начал первым, всегда казались мне не существенными для нашей дружбы.
        Я снова прошу, спусти ради меня воду во всех семнадцати унитазах сразу! Отрадно знать, что где-то есть туалеты, которые не забиты спортсменами. Выбери туманную ночь, открой все окна (звук журчащей воды лучше всего разносится в тумане), и разом - все семнадцать! Я услышу тебя и возликую.
        Бигги посылает тебе привет. Она на кухне, обдирает свои пальцы. Она страшно занята, а то бы я попросил ее вложить заусенец в письмо - клочок ее трамперовской стойкости, бесстрашно путешествующий из Айовы в Мэн.
        Пока.
        Богус».
        Глава 7

«РАЛЬФ ПАКЕР ФИЛМС, ИНК.» 109, КРИСТОФЕР-СТРИТ НЬЮ-ЙОРК, НЬЮ-ЙОРК 10014
        Тюльпен и я работаем. Она делает монтаж; на самом деле Ральф сам себе монтажер, Тюльпен ему только помогает. Кроме того, она выполняет кое-какую работу в фотостудии, но вообще-то Ральф проявляет свои пленки сам. Я ничего не смыслю в проявлении пленок, так же как и в монтаже. Я - звукооператор; я записываю музыку; если нужна синхронизация звука, я делаю синхронизацию; если нужно наложить голос, я накладываю голос; если нужен фоновый звук, я делаю фон; а если нужен чтец, то я зачастую читаю за него. У меня приятный высокий голос.
        Фильм почти закончен, когда его приносят ко мне: как правило, с вырезанными забракованными метрами пленки и с кадрами, смонтированными в том порядке, в каком хочет Ральф, по крайней мере, начерно - более или менее в том порядке, в каком Ральф окончательно смонтирует фильм. Ральф нечто вроде человека-оркестра, который использует в качестве технической поддержки меня и Тюльпен. Ральф всегда снимает по своему сценарию и сам выполняет операторскую работу - это его фильм. Но у Тюльпен и у меня большие технические навыки. У нас есть еще парнишка по имени Кент из «фан-клуба Ральфа Пакера», который служит на посылках.
        Тюльпен и я не принадлежим к членам «фан-клуба Ральфа Пакера». Парнишка по имени Кент тоже в своем роде человек-оркестр. Я не хочу сказать, что фильмы Ральфа Пакера никому не известны. Первый его фильм «Групповщина» получил главный приз на Национальном студенческом фестивале. В этом фильме звучит мой приятный высокий баритон; Ральф снял этот фильм, когда заканчивал Кинематографическую мастерскую Айовы.
        Познакомился я с ним в лингафонном кабинете. В перерыве между включением пленок я заканчивал запись для одного первокурсника, изучающего немецкий, когда в лабораторию шаркающей походкой вошел какой-то волосатый тип. То ли двадцати, то ли сорока лет; то ли студент, то ли преподаватель; то ли троцкист, то ли аммишистский фермер [Аммиши - представители религиозной секты с очень строгими правилами жизни (отказ от службы в армии и работы в госучреждениях. Живут в коммунах, работая в основном на фермах, используя старые фермерские методы и технику).] ; то ли человек, то ли животное; настоящий грабитель, вывалившийся из фотомагазина, нагруженный линзами и экспонометрами; медведь, который после жестокой и страшной схватки сожрал фотографа. И это чудовище приблизилось ко мне.
        Я тогда еще переводил «Аксельта и Туннель». Мне показалось, будто я лицом к лицу столкнулся с отцом Аксельта, Старым Таком. Когда он подошел ближе, вместе с ним приблизился запах мускуса. А также целая сотня флуоресцентных фотовспышек, линз, полированных пряжек и прочих сверкающих пр-бамбасов.
        - Ты Трампер? - спросил он.

«Мудрый человек, - подумал я, - сейчас выведет меня на чистую воду. Заявит, что весь мой перевод сплошная лажа. Очень надеюсь, что Старина Так направляется обратно в могилу».
        - Vroog etz? - спросил я его, чтобы просто проверить.
        - Отлично, - гаркнул он. Он меня понял! Так и есть - Старый Так! Но он произнес лишь: - Ральф Пакер, - потом непринужденно выдернул из арктической рукавицы свою белую лапу и ткнул ее мне из обшлага эскимосской парки.
        - Это ты говоришь по-немецки? И умеешь записывать?
        - Ну да, - как можно небрежнее ответил я.
        - Тебе приходилось озвучивать? - спросил он. - Я снимаю фильм.

«Извращенец, - подумал я, - хочет, чтобы я участвовал в его извращенческих фильмах».
        - Мне нужен голос на немецком, - заявил он. - Что-то вроде остроумного немца, временами встревающего в повествование английского чтеца.
        Знаю я этих студентов-киношников. Однажды проходя мимо «Бенни», я увидел в окне ужасную схватку - девушка в разорванном лифчике, прикрывающая сиськи руками, - и бросился внутрь на помощь даме, но лишь опрокинул оператора с его тележки, запутался в витках провода и сбил с ног какого-то типа с охапкой микрофонов. После чего девица устало заявила: «Эй, парень, остынь! Это, черт побери, всего лишь кино». На прощание она наградила меня красноречивым взглядом: «Из-за таких вот придурков, как ты, я сегодня надеваю уже четвертый лифчик».
        - …ну так вот, если ты хочешь поупражняться с магнитофоном и записью… - продолжал бубнить Ральф Пакер, - заглушать голоса, делать паузы… В общем, понимаешь, делать звуковой монтаж. Есть пара вещиц, которые мне хотелось бы воплотить, а потом можешь упражняться с этим… ты понимаешь, о чем я? Делай что захочешь. Может, ты предложишь мне парочку каких-то своих идей…
        На меня словно вылили ведро холодной воды: ты торгуешь значками во время футбольного матча и вдруг кто-то предполагает, что у тебя могут быть идеи!
        - Эй! - окликнул меня Ральф Пакер. - Ты ведь говоришь и по-английски, а?
        - Сколько ты платишь? - спросил я, и тут он двинул своей арктической рукавицей по всем моим магнитофонам, отчего одна бобина шлепнулась на пол, словно оглушенная рыбина.
        - Платить тебе! - заорал он. От сотрясания могучих плеч линзы вокруг шеи Ральфа Пакера дружно звякнули. Мне тут же на ум пришла сцена с разъяренным Таком.
        Несмотря на свою дряхлость и слабость,
        Со стрелой, глубоко увязшей в груди,
        Что была пошире гуркского бочонка вина,
        Старый Так шагнул навстречу убийце-лучнику
        И задушил его собственной тетивой. 
        И потом, огромной дланью, мозолистой от
        Работы с вожжами целой сотни лошадей,
        Он с силой направил стрелу себе в грудь
        И выдернул из спины, громогласно стеная. 
        Все еще сжимая черенок стрелы с запекшейся кровью,
        Повернулся Так к вероломному гурку - пронзенный насквозь.
        Поверьте! Великий Так вознес благодарность Гволфу
        И, благословив пиршество, упал перед ним, истекая кровью.
        Точно так и поступил Ральф Пакер: метал громы и молнии над головами слушателей лингафонного кабинета, пугал собравшихся первокурсников, которые жались к двери, пока он произносил тираду.
        - Мать твою! Я должен тебе платить! За опыт? И за шанс? Послушай, Трампер, - тут следует хихиканье со стороны моих неверных студентов, - это ты должен заплатить мне за то, что я даю тебе шанс! Я только начинаю! Я не плачу даже себе самому) Я продал сотню этих гребаных брелков, чтобы купить лишь одну линзу к широкоугольному объективу, а ты хочешь, чтобы я заплатил тебе за обучение!
        - Подожди, Пакер! - крикнул я; он уже топал к двери, студенты рассыпались в стороны, как горох.
        - Да имел я тебя, Тамп-Тамп, - прорычал он. Потом с силой развернулся к одному из первокурсников и выругался: - Да пошел он на х…!
        Охваченный настоящим ужасом, я на какое-то мгновение испугался, как бы они не набросились на меня все разом, импульсивно подчинившись его команде. Но затем я побежал за ним вдогонку. Я поймал его, когда он освежался, с жадностью глотая воду из фонтанчика в холле.
        - Я не знал, что ты продавал футбольные брелки, - выдохнул я.
        Позже, когда Пакер бывал доволен моими саунд-треками, он говорил, что когда-нибудь сможет заплатить мне.
        - Когда я смогу заработать хоть немного, Тамп-Тамп, тогда и о твоем гонораре поговорим.
        Так что Ральф Пакер сдержал свое слово. «Групповщина» имела скромный успех. Помните ту часть, где песня «Хорст Вессель» звучит на фоне пивной пирушки в
«Бенни»? Это была моя идея. И та часть, где заснята встреча на математическом факультете Айовского университета, где озвучен немец и идут субтитры: «Сначала вы арестовываете их в соответствии с судебным постановлением. Затем вы начинаете арестовывать их в таком количестве, что становится допустимым суд над целой группой сразу, затем вы настолько запугиваете их лагерями, что они больше не требуют предъявлять постановление суда, и…»
        Этот фильм был своего рода пропагандистским плакатом. Зло здесь рассматривалось как враждебный акт коллектива, направленный на отдельного индивидуума. Однако это не был политический фильм: любая группа представлялась в равной степени в неприглядном свете. Любая толпа объявлялась врагом. Даже классные комнаты с кивающими головами: «Да, да, понятно, согласен, jawohl!»
        Считалось, что «Групповщина» - «новаторский» фильм. В его адрес была предъявлена только одна серьезная претензия, содержащаяся в письме, которое пришло от немецко-американского общества Колумбии, Огайо.
        В ней говорилось, что фильм имеет антигерманскую направленность, что он «ворошит старый пепел». Объединение в группы не есть особенность исключительно немцев, писалось в письме, да и в самих группах нет ничего плохого. Сам Ральф назывался автором не иначе как «псих». Письмо не было подписано кем-то конкретно. На нем стоял лишь синий штамп: «НЕМЕЦКО-АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО».
        - Еще одна гребаная группа, - ругнулся Ральф. - Больше пятисот человек писало это письмо. И, мать их… Тамп-Тамп, я ничего такого не имел в виду. Я имею в виду, что сам не знаю, что я имел в виду…
        И до сих пор Ральф не знает, что он имеет в виду, - это всегда было самым серьезным поводом к критике его фильмов. Почти всегда их называют «новаторскими», зачастую «претенциозными», как правило, «правдивыми». Но «Нью-Йорк тайме», например, отмечает «определенный недостаток выводов… режиссеру не удается выразить свою точку зрения». «Виллидж Войс» находит, «что его видение всегда имеет тенденцию быть персональным, аутентичным и оригинальным, однако Пакеру не удается найти реальное решение… создается впечатление, что его вполне удовлетворяет простое изображение событий». Мне кажется, что меня это тоже вполне удовлетворяет.
        - Вот дерьмо! - говорит Ральф. - Это просто фильмы, Тамп-Тамп.
        На самом деле то, что принимается в них за «определенный недостаток выводов», я нахожу особенно оригинальным.

«Групповщина» - его единственный пропагандистский фильм, а также единственный, получивший какой-то приз. В двух последующих фильмах Ральфа я не участвовал; я тогда потерял жену и память.
        Ральф поспешно ретировался из Айовы в Нью-Йорк. Фильм «Мягкое дерьмо» посвящен поп-группе. Ральф следовал за ними, когда «Софт дерт» [Мягкие экскременты (англ.).
        гастролировали по всей стране. Брал интервью у их девушек, снимал парней, стригущих друг другу волосы, снимал конкурс «Мисс Длинные Ноги» и полученные девушками призы. Кульминационный момент фильма наступает тогда, когда собаку лидера группы случайно убивает электрическим током от провода усилителя. Группа отменяет выступления на неделю; фанаты дарят им не меньше пятидесяти собак. «Это очень милые собачки, - говорит лидер, - но ни одна из них не похожа на старину Софт Дерта». Так звали и его собаку.
        Третий фильм был о маленьком бродячем цирке, за которым Ральф мотался во время его бесконечной серии однодневных гастролей. Километры пленки ушли на показ того, как устанавливают и собирают цирковой шатер, а также на интервью с выступающими на трапеции гимнастками.
        - Цирк умер?
        - Бог мой… с чего вы это взяли?
        И еще на длинный эпизод о смотрителе слонов, который потерял три пальца на правой руке, когда этот самый слон наступил на нее.
        - Вы по-прежнему любите слонов?
        - Ну да, я люблю слонов.
        - Даже того самого, который наступил вам на руку?
        - Особенно того самого, он сделал это не нарочно. Он даже не знал, что наступил мне на руку. Я просто нечаянно положил руку на то место, куда он встал; он наступил бы туда в любом случае. К тому же он страшно расстроился из-за этого.
        - Слон расстроился? Так он знал, что наступил вам на руку?
        - Господи! Конечно же знал. Ведь я заорал: «Ты наступил на мою гребаную руку!» Разумеется, он знал, и ужасно расстроился из-за этого.
        Затем шло несколько эпизодов со слоном, которые должны были убедить зрителя, будто бы слон сожалеет о случившемся. Думаю, это был самый худший из фильмов Ральфа. Я даже не помню, как он назывался.
        Но теперь, когда я снова работаю у него режиссером по звуку, его фильмы должны стать лучше - по крайней мере, в смысле звукового оформления. Сейчас мы снимаем фильм под названием «На ферме». Он посвящен коммуне хиппи «Вольная ферма».
«Вольные фермеры» хотят, чтобы все могли пользоваться землей - любой землей. Они считают, что частная собственность на землю - абсурд. Земля должна принадлежать тем, кто ею пользуется. Дело доходит до стычки с настоящими владельцами земли из Вермонта. Настоящие фермеры полагают, что частная собственность - это правильно.
«Вольные фермеры» пытаются объяснить настоящим фермерам, что отсутствие свободной земли - это неправильно. Обе стороны явно идут к конфронтации. В сложившуюся ситуацию вносит определенную интеллектуальную сумятицу либерально настроенный местный колледж искусств. Ральф ездит в Вермонт каждые выходные, чтобы посмотреть, не произошло ли столкновения. Возвращается он с кучей отснятых роликов.
        - Конфликт все еще зреет, - говорит он.
        - Когда наступит зима, - говорю я ему, - эти ребята замерзнут, оголодают и сами уйдут с земли.
        - Тогда мы заснимем их исход, - говорит он.
        - Может, никакой заварушки не будет вовсе, - высказываю я предположение.
        - Может, и не будет, - соглашается Ральф, и Тюльпен приподнимает свою грудь обратной стороной ладони.
        Этот жест раздражает Ральфа. Тюльпен уже работала с Ральфом, когда я приехал в Нью-Йорк; Ральф дал ей работу, потому что она с ним спала. О, это было давно. Тюльпен ничего не смыслила в монтаже фильмов, но Ральф показал ей, как это делается. Когда она научилась делать это очень хорошо, она перестала спать с ним. Ральф не выгнал ее, потому что она потрясающий монтажер, но временами этот жест выводит его из себя.
        - Ты спала со мной только ради работы, - говорит он ей.
        - Ты дал мне работу лишь потому, что спал со мной, - невозмутимо парирует она. - Тебе не нравится, как я работаю? - спрашивает она.
        - Нравится.
        Между ними существует молчаливое взаимопонимание.
        А вот с парнишкой по имени Кент, которого держат на посылках, дело обстоит совсем по-другому.
        Тюльпен и я сидим в фотолаборатории, попивая кофе и удивляясь, где же пончики. Тюльпен приводит в порядок некоторые из просушенных пленок Ральфа, обрезая их большим резаком для бумаги. Чамп! Прошло уже две недели, как я не слышал от этой чертовой Бигги ни слова. Как другие ребятишки относятся к Кольму в школе? Он все еще кусается?
        - Что-нибудь случилось? - спрашивает Тюльпен.
        - Мои инструмент, - говорю я. - Мне кажет-там все снова закупорилось. Этот водяной метод никуда не годится…
        - Сходи к врачу, - спокойно советует она. - Сделай операцию.
        Чамп! Чавкает ужасный резак; в моем мозгу возникает образ жаждущего крови Виньерона. И тут заявляется Кент.
        - Привет! - Да пошел ты со своим «приветом», Кент! - Привет! Вы видели новый материал? На этот раз он точно схватил это.
        - Схватил что, Кент?
        - В отснятых кадрах потрясающий свет. Холодает. Даже погода против них. Да, он умеет снимать клевое кино. Понимаеш его долбаная камера предвидит конец.
        - Но с чего ты взял, что что-то должно случиться, Кент?
        Вместе с потоком холодного воздуха в комнату вваливается Ральф. Тюленьи ботинки, арктические рукавицы, эскимосская парка, хотя еще только осень. Трудно представить себе Ральфа в тропическом климате: ему пришлось бы менять свой меховой имидж. Он мог бы надеть плетеную хламиду из прутьев и соломы и обернуться тростником: ни дать ни взять гигантская корзина!
        - Привет! - говорит ему Кент. - Вчера вечером я видел «Белые колени».
        - Чьи? - спрашивает Ральф. Мы все знаем, что Кент не слишком скор умом.
        - Да ты же знаешь, - настаивает Кент. - «Белые колени» - это новый фильм Гронтца.
        - О, да, да, - кивает Ральф, освобождаясь от рукавиц, ботинок и отделяя самого себя от меха.
        - Ну так вот, это еще один фильм, который обречен на провал, - заявляет Кент. - Точно такой же, как и его предыдущее дерьмо. «Тяжелый», ты же знаешь?
        - Да, да, - повторяет Ральф, разматывая шарф и осматриваясь вокруг. Чего-то не хватает.
        - Я прокрутил твои новые ролики сегодня, - говорит ему Кент. Ральф продолжает размышлять, что же отсутствует в комнате. - Это клево, Ральф! - пристает Кент. - Даже эта гребаная погода…
        - Кент? - спрашивает Ральф. - Где пончики?
        - Я ждал, когда ты придешь, - бормочет Кент, заливаясь краской.
        - Два с желе и одно с воздушным кремом, - говорит Ральф. - Тюльпен?
        - Два с воздушным кремом.
        - Тамп-Тамп?
        - И жареный пирожок.
        - Два с желе, два с воздушным кремом и один жареный пирожок, Кент, - повторяет Ральф.
        Когда Кент отправляется выполнять задание, Ральф спрашивает нас:
        - Кто такой, черт подери, этот Гронтц?
        - «Найди меня», - называет Тюльпен.
        - «Белые колени», - называю я, - «Одному Богу известно…».
        - Кент курит? - спрашивает Ральф. Никто не имеет об этом никакого понятия. - Ну так вот, если не курит, - продолжает Ральф, - то должен попробовать. А если попробует, то должен бросить.
        Возвращается Кент, источник сплетен и информации.
        - Два с желе, два с воздушным кремом и один жареный пирожок.
        - Спасибо.
        - Спасибо.
        - Спасибо, Кент.
        - Вечером в пятницу Уордель открывает новое заведение у Беппо, - сообщает нам Кент.
        - Оно не продержится и недели, - говорю я, затем смотрю на Тюльпен: «Кто такой Уордель?» Она отвечает мне взглядом: «А где это Беппо?»
        - Угу, - кивает Ральф.
        Мы наблюдаем, как Кент трудится над кофейником.
        - Поаккуратней, - говорит ему Тюльпен. Ральф явно разочарован пончиками с желе.
        - Красное желе, - говорит он. - А я люблю фиолетовое.
        - Виноградное, Ральф, - поправляю я его.
        - Точно, виноградное. Это красное дерьмо совершенно несъедобно.
        Кент обеспокоен.
        - Я слышал, что Марко выставили к чертовой матери с побережья, - сообщает он нам, - за нарушение общественного порядка.
        - Как твой жареный пирожок, Тамп-Тамп?
        - Пирожок превосходный, Ральф.
        - Два жареных пирожка, Кент, - говорит Ральф. - Ты будешь еще, Тамп-Тамп?
        - Нет, - вмешивается Тюльпен. - Он и так начинает толстеть.
        - Три жареных пирожка, Кент, - говорит Ральф, расковыривая омерзительный пончик с красным желе.
        - Ты и так уже толстый, - говорит ему Тюльпен. - А Трампера еще можно спасти.
        - Три жареных пирожка, - повторяет Ральф. Нарастающие разногласия в комнате смолкают, когда Кент открывает дверь. Ральф прислушивается к удаляющемуся звуку шагов Кента по тротуару. Теперь мы можем высказать нечто конфиденциальное и особо важное, что предназначено лишь Для наших ушей. При Кенте Ральф старается не говорить о глубоко личном. Полагаю, это нечто вроде профессиональной самозащиты.
        - Тамп-Тамп, дружище, - начинает он, обнимая своими здоровенными лапищами нас с Тюльпен. - Приятель, ты бы видел, какая задница мне попалась вчера вечером…
        И он смотрит на Тюльпен в ожидании, что она приподнимет грудь тыльной стороной ладони. Но она его игнорирует; она просто поворачивается спиной и направляется к двери, ее локоть слегка торчит вверх.
        - Я правда видел! - кричит Ральф. Но она уже ушла; дверь в фотолабораторию закрывается, и я остаюсь один на один с Ральфом Пакером, который - несмотря на то (или благодаря этому) что никогда не знает, что он имеет в виду, - стоит в авангарде кинематографического андеграунда.
        Мы сидим и ждем жареных пирожков.
        Глава 8
        КОЕ-ЧТО ЕЩЕ ИЗ СТАРОЙ ПЕРЕПИСКИ

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969

«Хамбл ойл & рефайнинг компани»
        Ящик 790
        Талса, Оклахома
        Уважаемые господа!
        Я получил ваше уведомление. В связи с чем сообщаю вам, что я рассматриваю свой кредит у вас как исключительную «привилегию» и посему постараюсь любыми средствами не ввести вас в «затруднительное положение», о котором вы говорите.
        Прилагаю чек на $3.00. На сегодняшний день остаточная сумма моего долга уменьшилась до $44.56, которые я, разумеется, выплачу в самое ближайшее время.
        Видите ли, мой сын был очень болен. С благодарностью,
        Фред Трампер. (Esso Card # 657-679-896-22)».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Мистеру Харри Эстесу
        Отдел денежных сборов «Синклер рефайнинг компани»
        Ящик 1333
        Чикаго, Иллинойс
        Дорогой мистер Эстес!
        Вы найдете прилагаемый к письму чек на $15.00. И хотя эта сумма может показаться вам всего лишь «еще одной каплей в море», она стоила мне значительных усилий. Несмотря на тот факт, что остаточная сумма моего долга на счете, все еще непогашенном, составляет $94.67, - и я могу понять ваше беспокойство - я с большим трудом сдерживаю себя от резкого ответа на ваше откровенно грубое письмо.
        Мы оба знаем, что ваша компания, пожалуй, не столь широко известна, как некоторые другие. Возможно, вы вели бы себя более благоразумно, если бы приняли во внимание мой длительный опыт общения с другими кредитными компаниями, проявляющими высочайшую степень благожелательности и терпения, что не помешало бы перенять и вашей компании. Возможно, вы не знаете, что помогло этим компаниям стать столь известными? Так вот, я скажу вам: это терпение.
        Увы, если бы в свои деловые отношения вы вносили бы больше уважения к личности как таковой, то мы, я в этом уверен, оставались бы куда более довольными друг другом!
        Я питал самые радужные чувства к вашей компании, когда вы впервые вышли на улицы с огромным дружелюбным динозавром зеленого цвета. Я по-прежнему возлагаю самые большие надежды на вашу компанию, которая, я уверен, постарается соответствовать своему имиджу.
        С уважением,
        Фред Трампер. (Sinclair card # 555-546-215-91)».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969

«Айова-Иллинойс газ & электрик»

520, Джефферсон-стрит
        Айова-Сити, Айова
        Уважаемые господа!
        Прилагаю чек на $10.00 в счет погашения долга на моем счете; оставшаяся сумма - и я отдаю себе в этом отчет - является достаточным основанием для возложения на меня дополнительной платы за обслуживание. Эти расходы я готов принять со всей ответственностью, но я искренне надеюсь, что вы учтете всю серьезность моих намерений ликвидировать задолженность и не лишите мою семью своего обслуживания.
        В отношении вашей работы могу со всей искренностью заявить, что «Айова-Иллинойс» предоставляет самое лучшее обслуживание, которое моя жена и я когда-либо встречали. Серьезно, однажды нам довелось жить в такой части света, где постоянно гас свет.
        Мы также высоко ценим вашу заботу о маленьких детях, которым вы дарите сладости, когда их родители заходят с ними в ваш центральный офис и в обслуживающие центры.
        С благодарностью,
        Фред Трампер».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова
        З окт., 1969

«Нортуэстерн телефон белл компани»

302, Сауз-Линн-стрит
        Айова-Сити, Айова
        Уважаемые господа!
        Вынужден заявить, что я не намерен вносить ни единого пенни в счет моего текущего долга $35.17 до тех пор, пока из моего счета не будет вычтена сумма в $16.75, а также соответствующая такса за телефонный разговор с Джорджтауном, Мэн, который я не заказывал. Я никого не знаю в Джорджтауне, Мэн, и, насколько мне известно, никто в Джорджтауне, Мэн, не знает меня. Подобное недоразумение уже имело место, если вы помните, в моем предыдущем счете. Мне приписали длительные разговоры (час сорок пять минут) с Веной (Австрия). Слава богу, вы, в конце концов, признали свою ошибку, объявив, что данная путаница произошла по вине «противоположной стороны». Насчет этой противоположной стороны я мог бы написать вам еще одно письмо, потому что ваше предыдущее объяснение насчет «путаницы заокеанского оператора линии связи» не кажется мне в достаточной мере удовлетворительным. В любом случае не моя обязанность сообщать вам, сколько я вам должен. Искренне ваш,
        Фред Трампер.
        (тел. 338-1536)».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Мистеру Мило Кубику

«Пиполс-Маркет»

660, Водж-стрит
        Айова-Сити, Айова
        Дорогой мистер Кубик!
        Ваше мясо способно удовлетворить самый требовательный вкус жителей большого города, самые изысканные кулинарные прихоти! Вы владеете единственным местом в Айова-Сити, где можно приобрести приличные почки, язык, кровяную колбасу и первоклассное сердце. А также всевозможные маленькие консервные баночки с заморскими деликатесами. Мы особенно обожаем «Рагу из дикого кабана в соусе Медок». Моя жена и я, мистер Кубик, способны приготовить любое блюдо из приобретенных у вас «hors d'osuvres»[Закуски (фр.).] .
        Я надеюсь, вы простите нас за излишество в потреблении ваших превосходных продуктов в этом месяце. Я в состоянии оплатить $10 (чек прилагается), однако выплату оставшейся суммы в $23.90 мне придется отложить на самое ближайшее время.
        Уверяю вас, что в следующем месяце мы постараемся вести наш бюджет более осмотрительно в отношении ваших соблазнительных деликатесов.
        С самыми искренними заверениями
        Фред и Сью Трампер».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Мистеру Мерлину Шамвэю,
        Президенту «Айова Стэйт банк & траст компании»

400, Клинтон-стрит
        Айова-Сити, Айова
        Мистер Шамвэй!
        Прилагаемый чек на $250.00 послан мистером Кутбертом Беннеттом на мое имя (подтверждено банком) для помещения на мой депозитный счет (для сличения: 9 51
348). Этой суммы должно хватить, чтобы покрыть мой отрицательный баланс.
        Я просто ужаснулся, когда узнал, что банк счел возможным отослать чек моей жены обратно портному, Самнеру Темплу. Если бы вы оплатили этот чек, то мой счет оказался бы в минусе не больше чем на $3.80 плюс плата за операцию. Этот небольшой жест вежливости уберег бы мою бедную жену от неприятного объяснения с мистером Темплом по телефону - совершенно излишний конфуз из-за столь пустяковой суммы.
        Я лишь могу предположить, что вы отрицательно настроены по отношению к моему займу на обучение в университете, взятому мною в вашем банке. Каковы бы ни были ваши причины, я с трудом Удерживаю себя от желания перенести свой счет через дорогу - в Первый национальный банк Айовы. Я, определенно, так и поступлю, если вы и впредь будете относиться ко мне с подобным недоверием. Я даже не подозревал, что превысил свой кредит. Как видите, у меня действительно имеется приличный доход, позволяющий безотлагательно покрыть недостачу. Искренне ваш,
        Фред Трампер».

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

* * *

«Сиаре, Роебук & К°»
        Центральный Государственный офис
        Первая авеню & Калона-стрит
        Седар-Рапидс, Айова
        Уважаемые господа!
        В прошлом июне я приобрел для моей жены пылесос - модель «Х-100, стандарт-плюс», который по предложению вашего офиса в Айова-Сити я собирался оплачивать в соответствии с выбранными мною условиями кредита.
        В настоящее время я нахожусь практически в состоянии шока от непомерного процента по этой «удобной» форме оплаты. В данный момент мне хотелось бы выяснить лишь одно: сколько выплат вы записали на мой счет и почему вы не включили текущую сумму моего остаточного долга в содержимое конверта Easy-Payment-Instaliment[Форма оплаты в рассрочку.] за этот месяц. Каждый месяц я получаю от вас этот «удобный» конверт с одной и той же вложенной запиской: «Оплатить $5.00».
        Но как мне кажется, я выплачиваю по $5.00 уже бог знает сколько времени. Как долго еще я буду вынужден платить?
        Разумеется, я не собираюсь выплачивать очередной взнос, пока не получу от вас уведомление относительно того, сколько я вам должен.
        Я хотел бы дать вам небольшой совет, дабы вы не запятнали свою высокую репутацию в глазах своих скромных покупателей. Остерегайтесь - было бы сущим позором, если бы процветающая фирма «Сиарс», столь популярная в домах и умах неискушенных масс, перестала бы считаться со скромными нуждами «маленьких людей». В конце концов, разве не мы, «маленькие люди», способствуем процветанию вашей «Сиарс»?
        Завлеченный «маленький человек.»
        Фред Трампер.
        (Easy-Payment-Installment Invoice NO 314-312-54-6)».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Союз потребителей

«Потребительская служба рейтинга»
        Маунт-Верной, Нью-Йорк
        Дорогие господа!
        Как одна бескорыстная сторона другой, я позволю себе заявить, что вы являетесь благородным и достойным защитником потребителей перед лицом хищного капитализма!
        Личный опыт дает мне право выразить свое мнение и сообщить вам, что я целиком и полностью разделяю ваши разоблачения 1968 г., касающиеся дурящих народ реклам. Вас следует поздравить! Не давайте им покоя! Пусть никто не попадается на их удочку!
        И тем не менее, умоляю вас пересмотреть свое отношение к компании «Сиарс, Роебук & К°».
        Рейтинг их продукции и услуг определяется вами, в основном, от степени «хорошие» до «очень хорошие». Я питаю самое большое доверие к вашим исследованиям и с готовностью признаю, что вы пользуетесь куда более широкими источниками информации, чем я. Однако я чувствую необходимость добавить к вашим исследованиям свою собственную точку зрения, как потребитель некоего пылесоса - модель «Х-100, стандарт-плюс». Доводилось ли вам когда-либо видеть это чудо техники? Ну так вот, пойдите и купите такой экземпляр на условиях Сиарс Easy-Payment-Installment.
        Вы выполняете такую нужную и благородную работу, что мне крайне не хотелось бы видеть вашу репутацию запятнанной.
        Всегда с вами и бескорыстно
        Фред Трампер».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Бизнес-офис Университета Айовы
        Айова-Сити, Айова
        Уважаемые господа!
        Боюсь, что в этом месяце я буду вынужден уплатить штраф в $5 за задержку оплаты за обучение.
        Несмотря на то что я признаю справедливость штрафа в $5, я вычту эти $5 из моего счета за обучение как компенсацию за добавленную недавно сумму на развлечения (также $5) - за эти расходы университета я не желаю нести ответственность.
        Я пишу диссертацию, мне 26 лет. Я женат, и у меня есть сын. Я нахожусь в университете вовсе не ради «развлечений». Пусть те, кто развлекаются, платят за собственное веселье сами. Что касается меня, то мне вовсе не до него.
        Единственная причина, по которой я сообщаю вам это, заключается в моем желании предотвратить возможную путаницу и претензии с вашей стороны, когда вы наконец получите взнос за мое обучение. Боюсь, вам может показаться, что я проигнорировал штраф за задержку своевременной оплаты. Эти $5 я заплачу; но те другие $5 не будут включены в мой чек. (Который я вскоре вам предоставлю.)
        Эти разные взносы по $5 могут внести путаницу, но я надеюсь, что я все четко разъяснил.
        Совершенно серьезно,
        Фред Трампер. (студенческий I.D. 23 345 G)».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Служба университета Айовы
        по размещению преподавателей

3д. Союза студентов
        Университет Айовы
        Айова-Сити, Айова
        Миссис Флоренс Марч
        Дорогая миссис Марч!
        Заплатив за ваши услуги, я надеялся, что ваша служба поведет себя, по крайней мере, благоразумно. Присланное вами предложение по «возможному размещению» не показалось мне сколько-нибудь возможным. Я назвал вам - в анкете, заполненной в трех экземплярах, - свои наклонности, интересующую меня область науки, свой диплом и место, где (в каком регионе страны) я хотел бы заниматься преподавательской деятельностью.
        Что касается полученных мною предложений, то я отказываюсь давать интервью для Карозерского общественного колледжа (Карозерс, Арканзас), нашедшего мне место в их студенческом городке «Мапл Блисс» для ведения литературы в пяти группах первокурсников на условиях $5000 в год. Неужели вы считаете, что я полный идиот?
        Повторяю вам: Новая Англия, Колорадо или Северная Калифорния; в колледже, в котором у меня будет возможность преподавать не только для первокурсников, и получать жалованье по крайней мере в $6500 плюс подъемные.
        Ну и услуги вы предоставляете, должен заметить.
        Пребывающий в упадочном настроении
        Фред Трампер».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969

«Шайв & Хупп»
        Ассоциация займов, «Ферма & город»
        US шоссе 69, Вест
        Маренго, Айова
        Дорогие господа Шайв & Хупп!
        Я повторяю: в данный момент я не в состоянии заплатить вам свой долг. Пожалуйста, воздержитесь в дальнейшем от посылки мне писем с сообщениями о вашем знаменитом
«повышении процентов по займу» и неуклюже завуалированными угрозами наслать на меня «констеблей».
        Просто делайте свое дело. Это то, что делаю я.
        Искренне ваш
        Фред Трампер».

* * *

«Фред Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 окт., 1969
        Агентство «Аддисон & Халсей коллекшин»

456, Давенпорт-стрит
        Дес-Мойнес, Айова
        Аттен, мистеру Роберту Аддисону
        Дорогой Бобби! Подавись этим! Всего наилучшего.
        Фред».
        Глава 9
        МЫШИ, ЧЕРЕПАХИ & РЫБЫ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ!
        Теперь о счетах заботится Тюльпен. Я даже не заглядываю в чековую книжку. Хотя, разумеется, примерно раз в неделю я требую у нее отчета о том, как у нас с деньгами.
        - Ты голоден? - спрашивает она. - У тебя достаточно напитков?
        - Ну конечно, у меня достаточно…
        - Тогда тебе нужно что-нибудь еще?
        - Да нет…
        - Ну значит, с деньгами все отлично, - говорит она. - Мне больше не требуется.
        - И мне тоже, - говорю я ей.
        - Может, ты хочешь что-нибудь купить? - спрашивает Тюльпен.
        - Нет, Тюльпен, нет. У меня и так все отлично.
        - И у меня тоже все отлично, - подхватывает она, и я стараюсь больше не возвращаться к этому вопросу.
        Но я просто не могу в это поверить!
        - Так сколько у нас денег? - спрашиваю я у нее. - Я хочу сказать, какова приблизительно эта цифра…
        - Бигги нужны деньги?
        - Нет, Бигги ничего не нужно, Тюльпен.
        - Ты хочешь послать подарок Кольму - грузовик, кораблик или что-то еще?
        - Грузовик или кораблик?
        - Ну, может какую-то особенную игрушку?
        - Господи, не бери это в голову, - говорю я. - Я просто интересуюсь и все…
        - Послушай, Трампер, ты должен честно сказать, что ты имеешь в виду.
        Я и в самом деле должен придерживаться фактов. Именно это она имеет в виду.
        Но я искренне считаю, что мое стремление избегать фактов выросло как из моего неверия в их значимость, так и из моего длительного вранья. Я не думаю, что статистика в моей жизни имела когда-либо большое значение.
        Когда раньше моя мать писала мне письма, она всегда спрашивала, есть ли у нас те или иные вещи Ее беспокоило, например, есть ли у нас ночной горшок для Кольма. Если он у нас имелся, значит у нас все в порядке. А мой отец, помню, предлагал нам зимние шины: с такими шинами мы должны были быть счастливы целую зиму. Я представлял себе, как их друзья спрашивают о нас; и тогда мой отец рассказывает о зимних шинах, а моя мать - о ночном горшке для Кольма. О чем другом они могли бы еще рассказать?
        Чаще всего в своих немногословных беседах по телефону отец узнавал у меня, как я оплачиваю счета. «Чековой книжкой», - отвечал я ему. (Полагаю, Тюльпен расплачивается точно так же.) «Тебе не следует посылать наличные в письме». Это звучало так, как если бы именно это интересовало его больше всего, - а зная это, он представлял, как у меня дела.
        Ритуалы имеют куда большее значение, чем факты!
        Например, одно время у меня был магнитофон, который был мне другом. Я писал письма к своей жене; я хочу сказать, что писал Бигги, когда еще жил с ней. Разумеется, я никогда не давал их ей читать; это были не совсем письма - это был ритуал их написания, который имел для меня значение.
        Одно из них я показал Тюльпен.

«Айова-Сити

5 окт., 1969
        Думаю о тебе, Кольм, - о моем единственном ребенке. И о тебе тоже, Бигги, - эти больничные халаты тебе совсем не идут.
        Как ты встаешь в шесть: твое сильное гибкое тело наклоняется к будильнику, потом снова падает рядом со мной.
        - Новый день, Биг, - бормочу я.
        - О, Богус, - говоришь ты. - Помнишь, как мы когда-то просыпались в Капруне?
        - И снег залеплял все окна, - машинально бормочу я. - Снег набивался за оконную раму, наметало даже на подоконник…
        - И так пахло завтраком! - восклицаешь ты. - А лыжи и ботинки ждали внизу в холле…
        - Говори потише, Биг, - прошу я. - Ты разбудишь Кольма… который потом сразу же начнет носиться из нашей спальни в холл.
        - Не кричи на него, когда я уйду, - говоришь ты и встаешь из постели, толкая меня обратно. Ты подпрыгиваешь на холодном полу, и твои большие, торчащие вверх сиськи высовываются на свет; они указывают через холл в кухню (что символизирует это направление, для меня загадка).
        Затем твой большой лифчик, Биг, обхватывает тебя, словно лошадиная упряжь. Этот проклятый больничный запах холодным туманом окутывает тебя.
        И моя Бигги уходит, анестезированная, стерилизованная, облаченная в нечто бесформенное, напоминающее флакон с декстрозой, который ты увидишь сегодня позже, перевернутым кверху дном, заливающим глюкозную силу в престарелых пациентов.
        Ты вырываешься на минутку поболтать с другими сестрами и санитарками в кафетерии. Они рассказывают друг другу, когда их мужья вернулись домой вчера вечером, и я знаю, что ты говоришь им: «Мой Богус сейчас в кровати с нашим Кольмом. А ночью он спал со мной».
        Но ночью, Биг, ты сказала:
        - Твой отец - старый мудак.
        Я никогда раньше не слышал, чтобы ты выражалась подобным образом. Разумеется, я с тобой согласился, и ты спросила:
        - Чего он хочет от тебя?
        - Чтобы я разбил себе морду в кровь, - говорю я.
        - Именно это ты и делаешь, - отвечаешь ты, Биг. - Чего еще ему надо?
        - Должно быть, он ждет, - говорю я, - что я скажу ему, что он был во всем прав. Он хочет, чтобы я приполз к нему на коленях и принялся целовать его антисептические докторские башмаки. А потом я должен сказать ему: «Отец, я хочу быть профессиональным человеком».
        - Но это не смешно, Богус, - говоришь ты.
        А я-то считал, что всегда могу рассчитывать на твое чувство юмора, Биг.
        - Это последний год, Биг, - говорю я тебе. - Мы снова вернемся в Европу, и ты сможешь снова кататься на лыжах.
        Но ты лишь вздыхаешь:
        - Да пошел ты к… - Никогда раньше я не слышал, чтобы ты так выражалась.
        Затем ты растягиваешься рядом со мной в постели, листая журнал о лыжном спорте, хотя я не раз говорил тебе, что читать в таком положении вредно.
        Когда ты читаешь, Биг, ты упираешься подбородком в свою высокую грудь; твои густые, подстриженные до плеч волосы медового цвета падают вперед, закрывая щеки, и мне виден лишь торчащий кончик твоего острого носа.
        А ты всегда читаешь лыжный журнал, да, Бигги? Возможно, ты делаешь это не нарочно, а просто хочешь напомнить мне, чего я тебя лишил, а? Когда ты натыкаешься на манящий альпийский пейзаж, ты говоришь:
        - О, посмотри, Богус. Кажется, мы тут были? Кажется, это где-то возле Зелла, или - нет! Мариа Зелл, да? Ты только посмотри, как они высыпают из поезда. Господи, ты только взгляни на эти горы, Богус…
        - Но мы сейчас в Айове, Биг, - напоминаю я тебе. - Завтра мы отправимся на кукурузное поле покататься. Поищем пологий склон. Будет еще проще, если мы найдем какого-нибудь борова с покатой спиной. Мы можем намазать его грязью, я задеру ему рыло вверх, и ты сможешь скатиться на лыжах между его ушей к хвосту. Удовольствие, может быть, не такое уж и большое, но…
        - Я ничего такого не имела в виду, Богус, - обижаешься ты. - Я просто хотела, чтобы ты полюбовался картинкой.
        Но почему я не могу оставить тебя в покое? Я продолжаю:
        - Я могу привязать тебя сзади к машине, Биг. Это будет тот еще слалом: между кукурузных стеблей, в погоне за фазанами! Я завтра же организую поездку в Корваир.
        - Да хватит тебе. - Твой голос звучит устало. Наша прикроватная лампа начинает мигать, потом гаснет совсем. - Богус, ты оплатил счет за электричество? - шепчешь ты в темноте.
        - Это всего лишь пробка, - говорю я тебе, покидая согретую твоим теплом постель и спускаясь вниз в подвал.
        Хорошо, что я туда спустился, потому что сегодня я там еще не был и не освободил мышеловку, установленную по твоему требованию для мыши, ловить которую я не хочу. Так что я снова освобождаю мышь и меняю пробку - ту самую, постоянно перегорающую по неизвестной причине.
        Ты, Бигги, кричишь мне сверху:
        - Ты был прав! Снова горит! Ты просто молодец! - как если бы свершилось настоящее чудо. И когда я снова возвращаюсь к тебе, твои сильные, белые руки обнимают меня и ты начинаешь двигать ногами под одеялом.
        - Хватит читать, - говоришь ты, изо всех сил зажмуриваясь и продолжая брыкаться своими сильными ногами.
        О, я знаю, что ты стараешься ради меня, Бит, но я также знаю, что твои выкрутасы ногами всего лишь старые упражнения для лыжников, которые способствуют укреплению мышц. Ты меня не обманешь.
        - Я сейчас вернусь, Биг. Я только посмотрю, как там Кольм, - говорю я тебе.
        Я всегда стою и долго смотрю на него, спящего. Что меня тревожит в детях, так это то, что они такие беззащитные, такие хрупкие с виду. Кольм! Я встаю ночью посмотреть, не перестал ли ты дышать.
        - Честное слово, Богус, он совершенно здоровый ребенок.
        - О, конечно, я верю, что это так, Биг. Но иногда он мне кажется таким маленьким…
        - Он достаточно крупный для своего возраста, Богус.
        - О, я знаю, Биг. Я имел в виду не совсем это…
        - Послушай, Богус, пожалуйста, не буди его этими проклятыми проверками.
        Иногда я вскрикиваю по ночам:
        - Посмотри, Биг, он мертв? - Ради бога, прекрати, он просто спит… - Но ты только посмотри, как он лежит! У него сломана шея!
        - Ты и сам спишь в такой же позе, Богус…
        Как говорится, яблочко от яблоньки… Но я совершенно уверен, что спокойно могу свернуть себе шею во сне.
        - Возвращайся в кровать, Богус! - Я слышу, как ты зовешь меня обратно в свое тепло.
        Не то чтобы я не хотел возвращаться туда. Но мне нужно проверить котел; сигнальная лампочка постоянно гаснет. Да и сама топка гудит как-то странно; однажды утром мы проснемся спекшимися. Затем нужно проверить, заперта ли дверь. В Айове водятся не только кукуруза и кабаны - во всяком случае, осторожность не помешает.
        - Ты когда-нибудь ляжешь, а?
        - Я иду! Я уже иду! - обещаю я.
        Богус Трампер просто проверяет и перепроверяет. Ты можешь называть его предусмотрительным, но только не умудренным опытом».
        Письмо «к никому» произвело на Тюльпен сильное впечатление.
        - Ты нисколько не изменился, Трампер, - сказала она.
        - Я начал новую жизнь, - возразил я. - Теперь я другой.
        - Когда-то ты беспокоился из-за мыши. Теперь это черепахи и рыбы.
        На этот раз она меня, так сказать, подловила. Мое молчание заставляет ее улыбнуться и приподнять, совсем немного, вверх одну грудь тыльной стороной ладони. Когда-нибудь я просто побью ее за это!
        Но это правда. Я беспокоюсь из-за черепах и рыб. Хотя совсем не так, как когда-то я беспокоился из-за мыши. Та мышь жила в постоянной опасности, и от меня зависело, выберется ли она живой из мышеловки Бигги. Но когда я переехал к Тюльпен, она уже ухаживала за этими черепахами и рыбами. С трех сторон ее кровать окружают книжные шкафы высотой до груди - мы оба огорожены словами. И по всей поверхности шкафов буквой «U» стоят эти булькающие аквариумы. Они булькают всю ночь. Тюльпен постоянно подсвечивает их воду неоновыми лампами. Должен признаться, это очень удобно, когда я встаю помочиться.
        Но такая обстановка вокруг кровати требует привыкания. Стоит начать засыпать, как тебе вдруг начинает казаться, будто ты находишься под водой жуткого цвета, а над тобой кружат рыбы и черепахи.
        Она кормит черепах кусками мяса, которые привязывает к веревочке; всю ночь черепахи скрежещут своими челюстями, хватая болтающееся мясо; утром этот кусок выглядит омерзительно серым, как настоящая дохлятина, тогда Тюльпен его убирает. Слава богу, что она кормит своих черепах лишь раз в неделю.
        Как-то ночью мне почудилось, будто живущий в квартире над нами мужчина мастерит бомбу.
        (По ночам он зачем-то возится с электричеством; слышны странные звуки и щелчки, после чего свет в аквариуме тускнеет.) Если бомба у этого чудака все же взорвется, то воды в аквариумах вполне хватит, чтобы утопить нас спящих.
        Однажды ночью, раздумывая над этим, я спохватился: а не позвонить ли мне доктору Жану Клоду Виньерону? По одной причине - пожаловаться: водяной метод срабатывает не всегда. Но еще важнее мне было услышать голос уверенного в себе человека. Может, я даже осмелюсь спросить, как это ему удалось стать настолько самоуверенным. Хотя, мне кажется, я испытаю большее удовольствие, если сумею смутить его. Я решил позвонить ему как можно позже. «Доктор Виньерон, - сказал бы я ему, - мой член отвалился к чертовой матери». Просто затем, чтобы посмотреть, как бы он отреагировал.
        Я поделился с Тюльпен своим планом.
        - Ты знаешь, что он сказал бы? - ухмыльнулась она. - Он сказал бы: «Положите его в холодильник, а завтра утром запишитесь на прием у моей секретарши».
        И хотя я подозреваю, что она права, я обрадовался, потому что она не отреагировала на это подниманием своей сиськи. Для этого она слишком чувствительная. В ту ночь она даже выключила свет в аквариуме.
        Глава 10
        ДАВАЙТЕ НЕ ОТХОДИТЬ ОТ ТОЧНОЙ СТАТИСТИКИ
        Воспоминание о прелестной маленькой Лидии Киндли, восторженной первокурснице германского факультета, желавшей, чтобы на ухо ей нашептывали баллады или даже оперу в Муттершпрахе, глубоко печалит его. Он хотел угодить ей: он записал пленку для нее одной. Глубокий, грудной голос Богуса Трампера убаюкивает ее бессердечие его любимыми песнями. Это должно было стать настоящим сюрпризом.
        Как-то после полудня он отдал ей пленку в лингафонном кабинете.
        - Это специально для вас, мисс Киндли. Несколько лирических романсов, которые я знаю…
        - О, мистер Трампер! - воскликнула она и поспешно нацепила наушники.
        Он наблюдал за ее маленьким личиком с огромными глазами, остановившимися над краем лингафонной кабинки. Поначалу она казалась такой заинтересованной, потом ее хорошенькое личико сморщилось в критической гримасе; она остановила пленку, - оборвала его ритмы! - прокрутила обратно и снова остановила. Потом что-то записала. Он подошел к ней узнать, что не так.
        - Тут неправильно, да? - спросила она, показывая на свои витиеватые писульки. - Тут не «mude», a «mude». Но певец каждый раз пропускает умляут.
        - Этот певец - я, - с обидой сказал он. Тяжело слышать, когда тебя критикует такая сопливая девчонка. Затем торопливо добавил: - Немецкий - не мой конек. Я в основном занимаюсь скандинавскими. Вы слышали о нижнем древнескандинавском? Боюсь, что мой немецкий слегка устарел. Я лишь надеялся, что вам понравятся песни. - От бессердечности этого ребенка ему сделалось горько.
        Тогда она воскликнула таким писклявым, похожим на птичий, голоском, как если бы ей зажали рот или сдавили поцелуями горло:
        - О, мистер Трампер! Это прекрасная запись. Вы только пропустили умляут в «mude». И мне очень понравилась песня. У вас такой чудесный, высокий голос!
        А он подумал: «Высокий голос?» Но вслух сказал:
        - Вы можете оставить пленку себе. Она ваша.
        И он удалился, оставив ее в кабинке ошеломленную. Теперь она о чем-то мечтала под наушниками.
        Когда он закрыл кабинет на перерыв, она поспешила за ним - очень осторожно, опасаясь, как бы не задеть его краем своего шелкового платьица.
        - Вы идете в Студенческий клуб? - спросила она.
        - Нет.
        - И я тоже, - ответила она, а он подумал: «Она съедает свой завтрак в какой-нибудь забегаловке, перескакивая из одной в другую по всему городу».
        Но вслух лишь спросил:
        - А вы куда?
        - О, мне все равно! Никуда, - ответила она и встряхнула своими светлыми, прекрасными волосами. Когда он промолчал, она заискивающе спросила: Скажите, а на что похож нижний древнескандинавский?
        Он произнес несколько слов. «Klegwoerum, vroognaven, okthelm, abthur, uxt». Ему показалось, будто она вся затрепетала, ее скользкое платьице на мгновение обтянуло ее всю, затем снова опало. Он надеялся, что это искренне.
        Бывая так часто неискренним сам, Трампер подозревал подобный грешок и в других. Но сейчас его собственные ощущения загнали его в тупик своей бесперспективностью. Терять понапрасну время с этой наивной девчушкой, зная, что твоя жена - Леди Долг, Госпожа Выдержка - страдает от куда более банальных вещей.
        Бигги ждет в очереди в магазине самообслуживания, возле кассы с надписью: «Не больше восьми покупок». У нее не больше: позволить себе больше она не может. Она наклоняется над скудной тележкой, чувствуя внутри знакомое спортивное возбуждение: желание пройти гигантский слалом. Она ставит ноги почти рядом, одну немного впереди другой, перебрасывает весь свой вес на горные лыжи и приводит колени в положение сжатой пружины. Продолжая опираться на тележку, она обходит очередь и вырывается вперед. Стоявшая сзади расплывшаяся, как тесто, домохозяйка с сердитым негодованием смотрит на размашистые движения Бигги: зад Бигги под плотно обтягивающими брюками выглядит соблазнительно округлым и подтянутым. Муж домохозяйки старается не смотреть на него и делает вид, будто тоже возмущен. Сидящий в тележке Кольм уже распечатал коробку с хлопьями «Чиериоус».
        Теперь предстоит схватка с девушкой у кассы, усталой и вспотевшей в этот суматошный пятничный вечер. Она почти не смотрит на чек Бигги, однако такую фамилию трудно не заметить. «Трампер» звучит очень подозрительно. Девушка сверяется с черным списком и произносит:
        - Подождите минутку, мадам.
        Теперь появляется менеджер, в рубашке с короткими рукавами из быстросохнущей ткани, настолько тонкой, что несколько лобковоподобных волосков с его груди пробиваются наружу сквозь редкое плетение.
        - Ваша фамилия у меня в списке, леди, - говорит он.
        Бигги прикидывается непонимающей.
        - Что? - восклицает она.
        - Ваша фамилия в списке, - повторяет менеджер. - Ваш чек здесь недействителен. Освободите, пожалуйста, тележку…
        - Это почему же он недействителен? - возмущается Бигги.
        - Хватит. Вы задерживаете очередь!
        Но теперь очередь не против того, чтобы ее задержали; кажется, назревает скандал. Не исключено, что расплывшаяся домохозяйка и ее муж чувствуют себя в некотором роде отмщенными. Наверняка эта квашня думает, что хотя ее зад и свисает почти до самых пяток, зато с ее чеком все в порядке.
        - Пожалуйста, освободите тележку, миссис Трампер, - настаивает менеджер. - Мы всегда готовы обслужить вас здесь за наличные…
        - Ну, тогда обналичьте мой чек, - отвечает Бигги, которая никогда не смиряется с поражением сразу.
        - Ну вот, вы только посмотрите, леди, - говорит менеджер, ободренный; он чувствует, что очередь на его стороне. Кольм рассыпает хлопья по полу. - У вас есть наличные, чтобы заплатить за хлопья? - спрашивает он у Бигги.
        - Это вы сами посмотрите… с моим чеком все в порядке…
        Но менеджер проталкивается к ней и принимается освобождать тележку. Когда он отделяет «Чиериоус» от Кольма, ребенок начинает реветь, и Бигги - она на добрых два дюйма выше менеджера - хватает раскомандовавшегося сукиного сына за рубашку с короткими рукавами из быстросохнущей материи и едва не выдирает вьющиеся волоски из его груди. Бигги толкает мужчину к кассе, выхватывает Кольма из тележки и усаживает верхом на изгиб своего замечательного, сильного бедра; свободной рукой она забирает «Чиериоус» обратно.
        - Последний раз я что-то покупаю в этой дыре - говорит она и выдергивает свою чековую книжку у кассирши.
        - А теперь убирайтесь отсюда, - шипит менеджер. Однако он адресует эти слова Кольму, а не Бигги, которая говорит:
        - Отойди с дороги… - что менеджер и пытается сделать, прижимаясь к кассовой стойке, пока Бигги протискивается мимо, задевая его своим крутым бедром. Не так-то просто найти человека, который мог бы разминуться с Бигги в этих узких проходах.
        Она несет себя с завидным достоинством через шипящие автоматические двери - угрожающе дрожащие и караулящие пронос пакета «Чиериоус», пока она шагает сквозь них к автомобильной стоянке. Если она о чем-то и думает, так это лишь об одном:
«Если бы я была на своих старых лыжах, я бы выполнила в этом проходе сногсшибательный вираж. С острыми углами. И на крутом повороте срезала бы этому ублюдку его омерзительные соски сквозь его быстросохнущую рубашку».
        Но она ограничивается лишь тем, что выдает Богусу свое мнение об источнике их финансовых неприятностей: «Твой отец - долбаный хрен…»

…и мне не остается ничего другого, как согласиться с этим, когда мы возвращаемся домой с перемазанным хлопьями Кольмом. Из холла можно видеть, как свет в нашей спальне тускнеет, потом он мигает и гаснет. Кажется, Бигги не замечает, что свет потух лишь в спальне, а остальные лампы продолжают гореть.
        - Они отключили нас! - вскрикивает она. - О господи, Богус, как ты думаешь, они не подождут до утра?
        - Наверно, это просто лампочка, Биг, - говорю я ей. - Или проклятая пробка. - И на свой неуклюжий манер пытаюсь обнять ее, чтобы успокоить, но в этот момент она замечает, какое безобразие устроил бедный Кольм из хлопьев. Она отталкивает меня, и я иду исследовать темный подвал в одиночку.
        Вниз по сырым каменным ступеням, напоминая себе не забыть открыть ловушку, чтобы бедная мышь не оказалась гильотинированной. А потом в очередной раз крикнуть Бигги: «Ну и хитрая же наша мышка, Биг. Полакомилась и опять не попалась».
        Но на этот раз я вижу, что она и вправду полакомилась - тихонько прокралась внутрь и выхватила сыр, не застряв при этом своей маленькой бархатистой головкой. От мысли о том, чем она рисковала, я покрываюсь холодным потом.
        Потом шепчу в пахнущий плесенью подвал:
        - Послушай, Мышь, я пришел помочь тебе. Не пугайся, позволь мне открыть мышеловку. Не рискуй так больше, ты можешь лишиться всего.
        - Что? - кричит Бигги сверху.
        - Ничего, Биг! - кричу я в ответ. - Я просто ругаюсь на проклятую мышь! Она снова провела нас! Она сбежала!
        Потом я отираюсь возле щитка с пробками еще долго после того, как выбитая пробка заменена, и Бигги сверху известила меня, что свет снова горит.
        Я слышу, как за стеной щелкает электрический счетчик. Мне кажется, будто я также слышу, как стучит сердечко у Мыши. Видимо, она думает: «Боже мой, что этот огромный и ужасный мышелов собирается сделать сейчас?» Поэтому я шепчу в темноту:
        - Не бойся. Я на твоей стороне, - после чего, как мне кажется, мышиное сердце перестает биться. Я едва сдерживаюсь, чтобы не закричать, испуганный почти так же, как в те моменты, когда мне кажется, будто перестает дышать спящий Кольм.
        - Что ты там делаешь, Богус? - кричит Бигги.
        - Да ничего, Биг!
        - Слишком долго для ничего, - ворчит Бигги.
        И я ловлю себя на том, что думаю: «Как на самом деле долго!» Иногда страдание и боль возникают из ничего. На деле бывает не так уж и больно, а иногда даже смешно. Это всего лишь ночные кошмары, очень маленькие, не способные вылиться во что-то большое и серьезное, настолько большое и настолько серьезное, чтобы перевернуть мою жизнь. Это просто постоянные, мелкие источники раздражения.
        - Богус! - кричит Бигги. - Что ты там делаешь?
        - Ничего, Бигги! - кричу я снова, на этот раз говоря правду. Или более четко представляя, что такое «ничего не делать».
        - А по-моему, ты что-то делаешь! - возмущается Бигги.
        - Нет, Биг, - отвечаю я. - Правда, совсем ничего. Честное слово! - Богус Трампер сейчас не обманывает.
        - Обманщик! - кричит Бигги. - Ты играешь с этой проклятой мышью!
        Мышью? Я задумался. Она еще здесь? Надеюсь, что ты не отправилась наверх, решив, будто это твой великий шанс обрести свободу. Потому что тебе лучше сидеть в подвале, Бесстрашная Мышь. Здесь, в подвале, нет ничего незначительного.
        Против чего я возражаю, так это против того, что там, наверху, моя жизнь загромождена различными мелочами. Мне не угрожает ничего слишком серьезного; мне не приходится сталкиваться ни с чем таким, чего следует старательно избегать, как эту мышеловку, или бояться навсегда потерять что-то.
        - Богус! - громко кричит Бигги; я слышу, как она мечется в постели.
        - Я уже справился! - отвечаю я. - Сейчас приду!
        - С мышью? - спрашивает Бигги.
        - С мышью?
        - Ты справился с мышью?
        - Нет, господи, не с мышью, - говорю я.
        - О господи, с чем же тогда? - спрашиваем Бигги. - С чем таким ты там справился, что заняло у тебя столько времени?
        - Ни с чем, Биг, - говорю я. - Честное слово, ни с чем я не справился…
        - 

…и так другая ночь толкает Трампера к окну в ведьмин час, который выманивает старого Фитча, смотрителя лужайки, из теплой постели на короткий променад перед калиткой. Возможно, его беспокоит другая айовская осень; все эти зловещие умирания повторяются.
        Но этой ночью мистер Фитч не встает. Осторожно прикладывая ухо к оконной сетке военных времен, Трампер слышит неожиданный шорох сухих листьев и в желтом свете уличного фонаря замечает рассеянное мерцание мертвой осенней пыли, поднимаемой ветром вверх вокруг дома Фитча. Мистер Фитч умер во сне? Его душа, видимо, протестует и в очередной раз прочесывает граблями его лужайку!
        Богус думает, не позвонить ли ему Фитчам, чтобы посмотреть, кто ответит.
        - Мистер Фитч только что умер, - сообщает Бонус громко. Но Бигги научилась спать и не просыпаться от звука его голоса по ночам. Бедный Фитч, думает Богус, искренне тронутый. Однажды он спросил, а мистер Фитч ответил, что раньше он работал в бюро статистики. Ну вот, мистер Фитч, наконец вы сами стали статистикой.
        Трампер пытается представить себе какие-нибудь захватывающие моменты а долгой карьере Фитча в бюро статистики. Склонившись над микрофоном, он входит в роль сотрудника бюро, чьи достоинства - краткость и объективность. Дав клятву самому себе отмечать только самые важные статистические моменты своей жизни, он нажимает кнопку «ЗАПИСЬ» и начинает:
        Фред Богус Трампер: родился 2 марта 1942 года в больнице «Рокингем у моря», Портсмут, Нью-Хэмпшир; принят своим отцом, доктором Эдмундом Трампером, урологом и акушером по совместительству.
        Фред Богус Трампер выпускник Эксетерской академии I960 года; вице-президент Der Unterschied (школьного общества любителей германоязычных фильмов); редактор поэтического раздела «Падендума» (школьного подпольного литературного журнала); хорошо натренирован в легкой атлетике (в прыжках с шестом) и в борьбе (проблема с крепостью захвата); он мог бы с легкостью победить своего противника, если бы, совершенно неожиданно для себя, не оказывался на лопатках. Диплом Трампера и его спортивные успехи? Ничего выдающегося.
        Занимался на спортивном факультете (борьбой) Питтсбургского университета; его потенциал определялся как «значительный», но ему нужно было справиться с прискорбно слабой крепостью захвата. Его стипендия была аннулирована в конце учебного года, когда он покинул Питтсбург. Его выступления в соревнованиях по борьбе? Маловыдающиеся.
        Он обучался в Нью-Хэмпширском университете. Профилирующая дисциплина? Не заявлена. В конце учебного года он покинул университет.
        Затем он учился в Венском университете в Австрии. Охватываемая область? Немецкий язык. Крепость захвата? Ну, здесь он повстречался с Мерриллом Овертарфом.
        Он вернулся в Нью-Хэмпширский университет и получил степень бакалавра по гуманитарным наукам в немецком языке.
        Его потенциал в изучении языков определялся как «значительный».
        Он был принят в Государственный Айовский университет на специальность
«сравнительная литература». С января по сентябрь 1964 года ему был предоставлен полный академический грант на проведение научной работы в Австрии. Ему было поручено исследовать и доказать, что диалект баллад и народных сказаний земель Зальцбурга и Тироля связан, посредством ранних перемещений новогерманских племен, с нижним древнескандинавским. Ничего такого он там не обнаружил. Но зато близко сошелся с Мерриллом Овертарфом, а в деревушке Капрун, расположенной в Австрийских Альпах, познакомился и заделал ребенка члену американской лыжной команды. Ее звали Сью Бигги Кунфт, она была из Западного Ганнена, Вермонт.
        Он вернулся в Америку и представил отцу в Огромной Кабаньей Голове свою большую беременную спортсменку; его отец взял за правило величать Бигги Кунтф не иначе как
«эта огромная, блондинистая немецкая шхуна»; он не смягчился даже тогда, когда ему сказали, что отец Бигги из вермонтских немцев.
        Фред Богус был лишен отцом финансовой поддержки до тех пор, «пока он не перестанет демонстрировать вопиющую безответственность по отношению к своему будущему».
        Сочетавшаяся браком в Западном Ганнене, Вермонт, Сью Бигги Кунтф была вынуждена распороть свадебное платье своей матери (и матери своей матери) лезвием и сделать вставку из подходящего материала, чтобы прикрыть несколько месяцев своей беременности. Отец Бигги огорчился лишь из-за того, что закончилась ее лыжная карьера. А мать Бигги полагала, что девушкам в любом случае лыжи ни к чему, но была огорчена порчей свадебного платья.
        Трампер вернулся в Государственный университет Айовы с утвержденной для соискания степени магистра гуманитарных наук темой о связи между диалектами баллад и народных сказаний земель Зальцбурга и Тироля и нижним древнескандинавским. Он получил разрешение вернуться в Австрию, чтобы продолжить свои увлекательные исследования. Отправился он туда после того, как родился его первенец.
        (Трампера отвезли в больницу Государственного университета Айовы в бессознательном состоянии, после того как он впервые увидел своего кроваво-красного, спеленатого первенца. «Это мальчик!» - известила его сестра, вышедшая из родильного отделения, чистенькая и беленькая, с покрытым испариной лбом.
        - А он будет жить? - спросил Трампер, медленно оседая на пол.)
        На самом деле он вернулся в Австрию затем, чтобы возродить романтические отношения с женой и встретиться со своим старым другом Мерриллом Овертарфом. Потерпев неудачу и в том и в другом, он вернулся в Айову заявить, что считает свою работу на соискание степени магистра гуманитарных наук несостоятельной и что он предпочел бы сменить тему. Так он начал переводить с нижнего древнескандинавского поэму
«Аксельт и Туннель», которую переводит уже почти четыре года…
        И он по-прежнему стремится восстановить дружеские отношения с доходами своего отца. Он по-прежнему мучается вопросом, будет ли жить его ребенок. И он все еще рассматривает целесообразность своей женитьбы на бывшей профессиональной спортсменке, способной сделать куда больше приседаний, чем он. Он, например, опасался бороться с ней из боязни, как бы ему неожиданно для самого себя не оказаться прижатым к полу. Стоило ему похвастаться, что раньше он прыгал с шестом, как она тут же заявила, что тоже прыгала с шестом. И он побоялся выяснить, кто прыгает выше…

…на этом месте, весьма мелодраматическом, пленка заканчивается и начинает хлестать концом по пустой катушке, трики-трики-трики-трак!
        - Богус? - кричит ему из спальни Бигги.
        - Все в порядке, Биг.
        Он дает ей снова заснуть, после чего воспроизводит записанную им статистику. Он находит в ней недостаток объективности, краткости, честности и здравого смысла и понимает, что мистер Фитч и его статистическое бюро отвергли бы любую информацию, имеющую отношение к этому мошеннику Трамперу, и не стали бы заносить его имя в списки. Глядя из своего окна на погруженный в темноту дом Фитча, он вспоминает, что Фитч умер. Ощущая странное облегчение, он возвращается в постель. Но утром, пока Кольм барахтается на его груди, Богус отрывает голову от подушки и украдкой выглядывает из окна спальни. Увидев, как материализовавшийся дух мистера Фитча трудится на своей лужайке, Трампер спускает сынишку барахтаться на пол.
        - Господи, Богус, - восклицает Бигги, наклонясь над хнычущим ребенком.
        - Мистер Фитч умер вчера ночью, - сообщает ей Богус.
        Осторожно выглядывая из окна, Бигги произносит:
        - Сегодня утром он выглядит гораздо лучше.
        Итак, сейчас утро, решает Трампер, пытаясь проснуться; он наблюдает, как Бигги и Кольм пристраиваются рядом с ним.
        Если Бигги не в больнице, значит, сегодня суббота. Л если сегодня суббота, то я должен продавать брелки, значки и прочее барахло на стадионе. И если Айова снова проиграет, то я переметнусь на сторону победившей команды…
        Неожиданно ребенок и жена поднимают свою привычную возню; Бигги снова встает. Он пытается прижаться к ее груди до того, как она покинет его, но натыкается лишь на се локоть.
        Он открывает глаза. Все совсем не такое, каким кажется. Разве может быть на свете Бог? Он пытается вспомнить, когда в последний раз верил в его существование. В Европе? Наверняка Бог странствует где-то за ее пределами. В любом случае это было не в Европе; по крайней мере, пока Бигги жила с ним в Европе, никакого Бога там не было. Затем он вспоминает Меррилла Овертарфа. Это был последний раз, когда Бог находился где-то поблизости, думает он. Значит, вера в Бога ушла вместе с Мерриллом.
        Глава 11

«НОТР-ДАМ» 52, «АЙОВА» 10
        Бог, может быть, и умер, но Наша Богиня Одиннадцати, кажется, держит на поле своего двенадцатого, черного игрока, заставляя игру идти по-своему. Я ощутил святую силу веры в них еще до начала игры. На два проданных мною брелка с
«Нотр-Дам» приходился один айовский - верный признак того, что Бог странствует где-то далеко. Или тут дело в пессимизме, своеобразной форме предосторожности со стороны болельщиков хозяев поля: опасаясь самого худшего, они не хотели быть узнанными с брелками команды Айовы и подвергнутыми еще большему унижению. Они заполняли стадион с пустыми руками. Облаченные в зеленые галстуки и такие же зеленые носки, они рассаживались по своим местам; в случае проигрыша команды Айовы они всегда могут прикинуться ирландцами - и никаких вам обличающих значков или брелков.
        О да, по тому, как идет торговля, всегда можно сказать: Воинственные Ирландцы - это Команда Мэри, Понтифика Мучителей - подготовили нечто особенное.
        Но я пропустил игру; я был избавлен от этой боли - со мной произошла моя собственная катастрофа.
        Со своим шатким лотком (ненадежная щеколда поддерживает опорную стойку сзади, но все это слишком неустойчиво, чтобы противостоять ветру) я пристроился в дальней зоне за воротами. Поскольку места здесь занимают лишь студенты и пришедшие в последний момент болельщики, то вряд ли можно было рассчитывать на успешную реализацию брелков, значков и прочей ерунды.
        Я продаю шестой брелок с «Нотр-Дам», когда замечаю маленькую Лидию Киндли, протискивающуюся вдоль рядов с каким-то ухажером, настоящим красавчиком. Могу поклясться, яростный ветер на секунду стих, наполнившись густым запахом ее волос! И тогда я ставлю свое колченогое хозяйство и прекращаю выкрикивать:
        - Брелки! Значки! Пряжки! Удобные стадионные подушки! Шляпы от дождя! За «Айову» или «Нотр-Дам»!
        Я не спускаю глаз с Лидии Киндли; ее ухажер тащится рядом с ней; ветер подталкивает девушку к нему, и они оба смеются. Я просто не переживу, если она сейчас увидит меня, посиневшего от холода, с этим дурацким лотком, услышит, как я нахваливаю свой товар на грубом английском, без какого-либо намека на нижний древнескандинавский.
        Я бросаюсь за лоток, припадаю к нему спиной, ветер выделывает опасные для равновесия трюки. На всякий случай я откалываю значок с «Хоккей иктерпрайзес, №
501» и запиливаю его вместе с ярко-желтым фартуком для сдачи в боковой карман своей парки. Незамеченный, я осторожно барахтаюсь за лотком. Пока Красавчик не заявляет:
        - Глянь-ка, Лид! Лоток-то бесхозный. Хошь значок? - И я слышу, как она хихикает.
        Но этот Красавчик: слишком неловок для того, чтобы спокойно отцепить значок от прикрепленной к лотку ленты, к тому же он нервничает, опасаясь, как бы его не застукали; поскольку я ощущаю, как он с силой рвет и дергает, мне приходится крепко ухватиться за подставку, дабы вся конструкция не развалилась на части. Затем я слышу треск материи и краем глаза вижу, как лента со значками команды Айовы хлопает по ветру. Да, во всем виноват ветер, точнее, сочетание ветра и последнего сильного рывка Красавчика Лидии Киндли; я чувствую, как теряю равновесие, мое достоинство летит ко всем чертям. Лоток падает.
        - Осторожно! - кричит моя звонкоголосая Лидия. - Он опрокидывается на тебя!
        Однако Красавчик не успевает отступить вовремя, по крайней мере до того, как оказывается на пути падающей треугольной конструкции, состоящей, как ему кажется, лишь из легкой клееной фанеры. Он небрежно выставляет руку, пытаясь поймать ее; он даже не подозревает, что вместе с ней на него лечу я, словно стовосьмидесятифунтовая птица. Будучи пригвожденным к цементу, он издает громкий крик; лоток - я это чувствую хребтом - разламывается пополам. И я ощущаю, как этот тип слабо скребется подо мной сквозь фанеру. Но я не обращаю на него ни малейшего вни мания и смотрю только на Лидию.
        - Klegwoerum, - говорю я ей. - Vroognaven okthelm abthur, awf?
        Она таращит глаза, пока лоток шевелится подо мной. Я меняю язык и перехожу на ломаный немецкий:
        - Wie gehts dir heute? Hoffentlish gut? [Как вы сегодня поживаете? Надеюсь, хорошо? (нем.)] Из-под лотка слышится сдавленный стон. Я медленно приподнимаюсь, держась немного высокомерно, и с преувеличенной строгостью говорю, как если бы меня бестактно разбудили:
        - Что здесь происходит, Лидия? Немедленно переходя к защите, она отвечает:
        - Лоток упал.
        Как будто я этого не знал. Я встаю, и ее Красавчик выползает из-под моих рассыпавшихся товаров, он похож на краба с переломанными клешнями.
        - Какого черта ты там делаешь? - спрашиваю я его лишь затем, чтобы заставить оправдываться.
        - Подыхаю, черт побери! - орет он. - Я только хотел отцепить одну говенную булавку!
        Почти отеческим движением я беру Лидию за руку и мягко выговариваю стоящему на коленях Красавчику:
        - Следи за своим языком, парень…
        - Что? - вскидывается он. - Так это твой лоток?
        - Мистер Трампер ведет у меня занятия в лингафонном кабинете, - холодно сообщает ему Лидия, как если бы это исключало любую связь этого дешевого барахла с моей персоной.
        Однако Красавчик не удовлетворен. Он поднимается на ноги, явно испытывая боль, и говорит:
        - Тогда что ты делал за этим чертовым лотком?
        - Дело в том… что торговцу… - объясняю я, слегка запинаясь, - понадобилось на минуту отлучиться. Проходя случайно мимо, я предложил присмотреть за его товаром, пока его не будет. - И, стараясь повернуть разговор в другое русло, я указываю Красавчику на то обстоятельство, что торговец вот-вот вернется и будет крайне недоволен тем состоянием, в котором находится его лоток. Неужели Красавчик рассчитывает, что ему удастся уладить все мирным путем?
        Кульминационный момент. Несравненная Лидия Киндли смотрит на меня с обожанием - на человека моего таланта и поведения, такого великого и настолько лишенного снобизма, чтобы остановиться и предложить помощь ничтожному торговцу вразнос. Настоящий гуманист входит в жизнь юной Лидии! Пребывая на пике славы, я даже не удосуживаюсь поднять и установить свой лоток, в то время как кипящий от злости Красавчик достает из кармана значок и бормочет Лидии:
        - Пошли, Лид, не то мы пропустим игру.
        И тут я замечаю Фреда Паффа, главу концессии торговцев вразнос фирмы «Хоккей интерпрайзес», совершающего обход дальней зоны за воротами. И несомненно, наблюдающего за ходом торговли. Он мгновенно засекает меня и мой изувеченный лоток. К тому же на мне нет соответствующего идентификационного значка и ярко-желтого фартука с карманом для мелочи.
        - Послушайте, ваш парень прав, - поспешно говорю я Лидии. - Вам лучше поторопиться, не то вы пропустите введение мяча в игру.
        Но ее обожание слишком велико; она восхищенно смотрит на меня.
        - Ну, идите, - умоляю я их, и Красавчик берет Лидию за локоть.
        Но уже слишком поздно - Фред Пафф добрался до нас. Я же чую запах его твидового костюма, я слышу, как он шевелит своими желваками; напудренный и опрысканный дезодорантом, как всякий спортсмен, он глубоко втягивает воздух своими мощными легкими и осторожно подкрадывается ко мне.
        - Трампер! - гремит он. - Где твой значок, парень? И где твой фартук для мелочи? И что, черт возьми, случилось с твоим лотком?
        Я не могу разглядеть его, поскольку он резко наклоняется над распластанной по земле лентой со значками. При виде этой яркой полоски ткани, грязной и истерзанной, он задыхается от возмущения. Я не в силах выговорить ни слова. Фред Пафф лавиной обрушивается мне на плечи.
        - Трампер? - произносит он, почти братски тепло. Но это свыше моих сил - он обожает меня как собака кость. Он засовывает руку в карман моей парки и извлекает ужасные улики - мой желтый фартук с карманом для сдачи и мой значок под номером
501. - Фред? - ласково произносит он. - Фред, что случилось с тобой, мой мальчик?
        - Ха! - восклицает Красавчик. - Так он и есть торговец!
        А Пафф спрашивает:
        - Фред? Кажется, эти люди желают что-то купить? Разве ты сегодня не торгуешь?
        Если бы Лидия Киндли выкрикнула то же самое, я бы это снес. Если бы она оказалась заодно со своим Красавчиком, я как-нибудь пережил бы это. Но я чувствовал, как она стоит тут рядом и трепещет от жалости.
        - О, мистер Трампер, - говорит она. - Вы не должны стыдиться этого. Понимаете, некоторым людям приходится работать. И я считаю, что с вашей стороны это настоящий поступок!
        Ее сочувствие настолько глупо и наивно, что оно глубоко задевает меня.
        - Господи, Фред, возьми себя в руки! - говорит Пафф. Еще и Пафф! Это потому, что ему полагается заботится обо всем, что не так. (На нашем организационном собрании он говорил нам, что присматривает за всеми своими «мальчиками», но тогда я не поверил, что это в буквальномисмысле!) Однако это слишком.
        Они окружили меня, Пафф и Лидия, а чуть даль-ще перед лотком - этот злобный Красавчик. Его злорадство я могу понять! Но позади него собралась, клянусь вам, целая толпа. Поглазеть на разыгравшуюся драму куда интереснее, чем на обыкновенное получасовое шоу. Толпа жаждет зрелищ. Вот если бы они могли созерцать эти полчаса что-то особенное. Если бы они могли выставить на поле торговцев вразнос, натравить на них айовских свиней, позволить им защищаться своими идиотскими лотками, - вот это было бы настоящее получасовое зрелище!
        Я складываюсь.
        Я прилаживаю свой лоток с товаром и пробиваюсь вместе с ним мимо продолжающего бубнить Красавчика. Затем я врезаюсь в эту мерзкую толпу; словно широким ножом, я рассекаю массы, двигаясь вперед. Я продолжаю двигаться; я несу лоток на спине, сгорбившись под его тяжестью и пробиваясь вперед; мой щит защищает меня от атаки сзади. Я вижу впереди очертания искаженных страхом лиц, сторонящихся меня вместе с моей ношей; вслед мне выплевывают оскорбления. Временами мой щит застревает, но чаще его хватают. С моего лотка что-то хватают! Я чувствую, как они, словно хищные птицы, хватают то значок, то брелок. Вокруг меня чудовищные джунгли: все мои пряжки расхватываются дикарями.
        Обогнув последний угол дальней зоны, я замечаю - слишком поздно, чтобы избежать столкновения, - исполненного достоинства копа из студенческого городка. Мне остается лишь пониже опустить голову; я слышу рядом его шумное дыхание, вижу его нахальное лицо, ныряющее куда-то вниз, плывущее между моими изнуренными коленями. Каким-то чудом мне удается не наступить на его нагрудный значок. Продолжая свой исход, я жду, когда его пуля пробьет щит и вопьется мне в позвоночник. Но ничего такого не происходит, и я благополучно добираюсь до ворот команды Айовы.
        А что, если, думаю я с ужасом, мой щит обезглавил его? Что если, когда я видел, как падала его голова, она падала уже отсеченной?
        Я вваливаюсь в комнату концессионеров стадиона, падая на колени под тяжестью лотка. Кто-то оказывается настолько добр, что снимает эту ношу с меня. Это номер
368, в своем галстуке с красными футбольными мячами.
        - Боже мой, 501-й! - восклицает он, глядя на мой опустошенный лоток. - Ты продал все подчистую! На какой трибуне?
        Меня окружают другие. Главный бухгалтер начинает подсчитывать, на какую сумму я реализовал товару и каков мой процент. Я слишком обессилел, чтобы объяснять. Он обнаружил, что я «продал» все брелки, кроме одного, все значки, кроме четырех с надписью «Налетай соколом!», все маленькие айовские булавки, с прикрепленными к ним золотыми мячиками, и все пряжки. Затем он объявляет, что я «продал» товару больше чем на триста долларов. Проделав загадочные для меня математические подсчеты, он определяет мои «комиссионные» и заявляет, что я заработал двенадцать долларов семьдесят пять центов.
        - Меня обчистили, - признаюсь я наконец. - Они меня достали!
        - Они? - произносит шокированный 368-й.
        - Толпа, - со стоном отвечаю я, пытаясь подняться с колен. - Сумасшедшие фанаты, - говорю я. - Они захватили меня. Они хотели меня уничтожить!
        - 501-й, - насторожился 368-й, - ты хочешь сказать, что они отняли у тебя твой товар?
        И я слабо машу рукой в сторону моего растерзанного лотка и моих изодранных о гравий брюк.
        Но, почувствовав, что ко мне вернулась способность дышать, я понимаю, что мне следует поскорей убираться отсюда. Сюда вот-вот нагрянет Фред Пафф. Позади меня слышен рев толпы - мяч вводят в игру. Большая часть торговцев рассеивается; даже
368-му, алчному болельщику, не терпится уйти. И тогда я делаю взмах рукой, дескать со мной все в порядке, и ему нет необходимости торчать со мной и утешать.
        - Мы должны что-то предпринять в связи с этим, - бормочет он, но его мысли уже на поле, где разыгрывается мяч.
        Если бы я не был до такой степени измучен, я бы сказал ему, что мы должны объединить всех торговцев. Я бы разъяснил ему, насколько выгодно участвовать в разделе прибыли, а также о притеснениях пролетариата. Дайте детонатор человеку в галстуке с футбольными мячами! Новый Маркс! Торговцы всего мира, объединяйтесь!
        Но в этот момент, в пяти ярдах от границы своей зоны, «Нотр-Дам» вводит мяч в игру, и мастер ответной подачи - стремительный № 25 - получает его, словно по велению волшебной палочки. И тут 368-й заявляет:
        - Нам нужно ходить по двое с одним лотком.
        - Тогда вам придется делить комиссионные пополам, - вмешивается бухгалтер.
        - О черт, нет! - возражает 368-й. - Комиссионные нужно удвоить. Только не говорите, что кто-то не наживается на всем этом дерьме… - Несомненно, 368 - великий бизнесмен, подцепивший свой галстук по дешевке.
        Но размышления прерываются. Стадион над нами разразился звериным воем. Номер 25 из
«Нотр-Дам» терпит крушение прямо поверх своего собственного номера 40, и святой покровитель в золотом шлеме блокирует его.
        Наш 368-й торопится вдоль боковой линии игрового поля под стадионом, направляясь к ближайшему пандусу, в то время как главный бухгалтер бросается к склепообразному тамбуру в дальнем конце комнаты.
        Завидуя скорости номера 25 из «Нотр-Дам», я решаю, что пора сматываться. На этот раз движение гораздо плотнее. Поток зрителей, пропустивших ввод мяча в игру, захлестнул ворота. Поперечная глыба из обмотанного одеялами тела выдавливает меня из подземной толчеи через выход для прессы, такой же незанятый сейчас, как и номер
25 из «Нотр-Дам», который обнаружил себя в полном одиночестве посредине поля: за ним лишь отставший судья «Айовы» на линии, а впереди - ничего, кроме дальней зоны
«Айовы». Рев болельщиков хозяев поля заглушается предвещающим гибель гулом и пронзительным, неудержимым радостным криком, взлетающим над неистовыми католическими трибунами. Банда Воинствующих Ирландцев шлет свой громкий зеленый привет.
        И тогда я пускаюсь бегом в сторону другой дальней зоны - прочь от того места, где номер 25 втягивает в себя первую кровь; прочь оттуда, где, как я подозреваю, валяется обезглавленный коп из студенческого городка и где вербуется добровольная армия ROTC[ROTC (сокр. от Reserve Officers' Training Corps) служба подготовки офицеров резерва.] , чтобы прикончить меня.
        Я благополучно покидаю заключенное в стены стадиона футбольное поле, если не считать ушибленных о бамперы припаркованных машин коленей, и стараюсь избегать пристальных взглядов владельцев машин из ROTC с их опущенными вниз подозрительными глазами, еле видными из-под белых шлемов МР[МР (Military Police) - военная полиция.] . И зачем только они напяливают на себя эти шлемы, когда им нужно-то всего припарковать машину?
        Затем я плетусь по пустынному студенческому городку, направляясь к реке Айова, мимо устрашаюте тихих больничных корпусов. Перед входом в детский корпус несколько фермеров, неуклюже развалившихся на бамперах своих пикапов, поджидают своих жен и детей, которые пришли за предоставляемым университетом бесплатным социальным обслуживанием. Здесь лечат свиные укусы, выкидыши и бесчисленные животные болезни, которые каким-то образом привязываются к фермерам и их семьям.
        Я безучастно бреду мимо; на мгновение меня ослепляет страшное, абсурдное видение - маленький Кольм, изуродованный одной из этих безумных свиноматок, пожирающих собственных поросят.
        Теперь нужно пройти прямоугольный двор перед корпусом студенческих спален. Я слышу лишь один заведенный патефон, вызывающе громко проигрывающий клавесинную пьесу Скарлатти, более суровую и страстную, чем разлетающееся вдребезги стекло. Это уж точно не футбольный фанат. Здесь нет никого, кто бы мог видеть, как я останавливаюсь послушать музыку, а потом двигаюсь дальше и вдруг слышу за собой шаги.
        Они очень тяжелые, вконец усталые. Возможно, это тот сбитый с ног коп из студенческого городка, со своей кое-как прикрепленной головой. Но даже если это так, он не может быть более усталым, чем я. Я останавливаюсь. Я жду, пока шаги приблизятся и чья-то рука ласково накроет мою руку. Я валюсь на колени; я прикасаюсь лбом к нагретому солнцем асфальту квадратного двора перед спальным корпусом и чувствую, как по моему позвоночнику проходится Скарлатти - а вместе с ним и эта ласковая рука. Я вижу пару стройных, тонких девичьих ног. Когда ноги замечают, что на них смотрят, они прижимаются друг к другу: обе коленки сгибаются, становясь похожими на две округлые половинки розовой детской попки. Слабая рука пытается приподнять мою голову; я помогаю ей. Я кладу перепачканный серым гравием подбородок на край ее юбки.
        - О, мистер Трампер, - произносит Лидия Киндли своим печальным, тоненьким голоском. И немного оживленнее добавляет: - Wie geht's dir heute? Hoffentlish gut…
        Но я с трудом воспринимаю ее певучий германский. Я возвращаюсь к нижнему древнескандинавскому.
        - Klegwoerum, - выдавливаю я. Она просовывает свою холодную, хрупкую руку под ворот моей парки, протискивая ее дальше к спине, и сдавливает так сильно, как только может.
        Затем я слышу, как в возвышающемся над нами пустом спальном корпусе клавесинная музыка стихает. Последний аккорд висит надо мной так долго, что я почти ожидаю, что он упадет на нас. Я поднимаю себя и Лидию на ноги, я прижимаю ее к себе; она такая бестелесная, что мне кажется, будто я ощущаю биение ее сердца на ее позвоночнике. Она запрокидывает ко мне свое юное, мокрое от слез лицо: такое милое, заостренное личико. Если бы у меня было такое худое лицо, я бы боялся переворачиваться во сне, опасаясь отломить от него кусочек. Но она запрокидывает свое уязвимое личико ко мне.
        Мои усы не выдерживают такого пристального изучения, и я быстро целую ее. Ее губы не в состоянии оставаться спокойными, поэтому я снова целую ее, держа за руку. Когда мы двигаемся с места, я крепко прижимаю ее к себе. По дощатому настилу, вниз к реке - я чувствую прикосновение ее легкого, острого бедра; она старается приладиться ко мне, настраивая свой торопливый шаг в такт моему медвежьему раскачиванию. Через реку и в город; после молчаливых усилий, мы, наконец, дружно шагаем в лад.
        Я вижу наше отражение в витринах магазинов. Мы накладываемся поверх манекенов в ярких трусах и таких же ярких лифчиках, на ее руке дамская сумочка. Затем наш образ меняется. Мы в другом обрамлении: поверх лица угрюмого пивного пьяницу поверх бледного неонового свечения автомата для игры в пинбол, поверх квадратной спины пин-больного игрока, яростно терзающего автомат. Еще одно обрамление: мы накладываемся на пустоту, наши лица поверх пустой, темной витрины с единственной надписью в нижнем углу. Надпись гласит: «Сдается». Я прочитал ее дважды, прежде чем до меня дошло, что я перестал двигаться и разглядываю в этой пустоте наши лица. Ее лицо и мое, близко друг к другу. Она смотрит на себя с удивлением, но она счастлива.
        Но вы только гляньте на меня! Волосы дыбом, глаза как у сумасшедшего, рот дергается в улыбке - настоящая гримаса; лицо так туго обтянуто кожей и заляпано грязью, что похоже на сжатый кулак.
        За нашими лицами медленно собирается небольшая толпа, которая останавливается лишь затем, чтобы заглянуть в витрину и увидеть, что в ней привлекло наше внимание. Разглядев наши лица, такие неподходящие друг другу, они спешат прочь, едва ли не бегом, словно моя перекошенная физиономия пугает их.
        - Я могу встретиться с вами в любое время, - говорит Лидия Киндли, обращаясь к тротуару. - Вы только скажите когда.
        - Я позвоню вам.
        - Вы можете оставить мне записку, - говорит она, - в лингафонном кабинете.
        - Да, записку, - соглашаюсь я, думая: «Господи Иисусе! Записку в лингафонном кабинете!»
        - Или еще что-то.
        - Да, что-то, - повторяю я, и она с беспокойством ждет, когда я снова возьму ее за руку.
        Но я этого не делаю. Я заставляю себя улыбнуться - лицо из «анатомички», улыбающееся не более радостно, чем скелет. Потом я наблюдаю, как она бредет к обочине тротуара, медленно направляется к пешеходному переходу и оборачивается, чтобы помахать мне рукой; я вглядываюсь в витринное стекло и вижу, как моя рука с трудом начинает подниматься от локтя, как если бы проволока, с помощью которой она сгибалась, оказалась закрученной слишком туго.
        Я еле плетусь позади нее, прикидываясь равнодушным к легкому покачиванию ее прелестного-маленького задка. Но тут я замечаю, что люди пристально смотрят на мои колени, и, когда я останавливаюсь, чтобы обтереть с рваных брюк кровь и гравий, я теряю из виду Лидию Киндли.
        О, жалость и утешение! Странно, но как только ты получаешь каплю, тебе сразу хочется еще.
        Потому я возвращаюсь к Бигги и застаю ее в холле склонившуюся перед дверью в ванную, без лифчика, с висящими сиськами, в одной из моих футболок, в моих старых джинсах, настолько ей тесных, что она с трудом в них двигается. Между нами играет Кольм, пытаясь смять друг о друга два игрушечных грузовика. И тут Бигги, которая выкатывает из ванной бочок с чистящим аммиачным средством, замечает, что я смотрю на нее с таким выражением, словно приложенные ею усилия сбили меня с ног и теперь я ожидаю увидеть животное, уродливое и страшное, способное сожрать меня целиком.
        - Чего это ты вытаращился? - спрашивает она.
        - Да я так, Биг, - отвечаю я. Но витринное стекло уже познакомило меня с моим внешним видом, поэтому я не в силах поднять на нее глаза.
        - Прости, если я выгляжу недостаточно привлекательной для тебя, - говорит она, и я вздрагиваю. Она надвигается на меня через холл, подталкивая ногой бачок с аммиачным порошком, при этом ей приходится наклоняться, отчего одна грудь отлетает в сторону, а вторая подпрыгивает вверх, прямо на меня. Будто я и так недостаточно напуган.
        - Богус? - говорит она. - Что с тобой случилось? Они что, отложили игру? - И она поднимает мое лицо своей широкой рукой.
        Затем я вижу, как она открывает рот, и в первый момент мне кажется, будто она шокирована выражением моего лица. Поначалу я не понял причину ее гневного взгляда и не распробовал - до того момента, пока не облизнул языком пересохшие губы, - в углу рта и на щетинках усов бледно-оранжевую помаду Лидии Киндли, оранжевую любовь.
        - Ах ты, сукин сын! - произносит Бигги и, схватив из бачка с чистящим порошком грязную тряпку, сначала бьет меня ею по лицу, затем ловко вытирает мне рот. Возможно, из-за резкого аммиачного запаха под самым моим носом мои глаза становятся мокрыми.
        - Я потерял работу, Биг, - всхлипываю я. Она ошарашенно смотрит на меня, и я повторяю: - Я потерял работу, Биг. Я потерял эту гребаную работу… - И тут я чувствую, что начинаю опускаться на свои избитые в кровь колени, становясь на них уже который раз за этот ужасный день.
        Бигги пытается прошмыгнуть мимо меня, но я обхватываю руками ее бедра и, прижимаясь к ней, повторяю снова и снова:
        - Я потерял работу. Работу!
        Тут она опускается на колени и берет меня за подбородок; я прикусываю язык и чувствую, как теплая струйка крови бежит по моему горлу. Я снова обнимаю Бигги и ищу ее лицо, которое неожиданно оказывается рядом с моим, где-то у самых ее колен. И тогда она говорит мне тихим, спокойным, совсем другим голосом:
        - Богус? Что это была за работа, Богус? Ведь это была никуда не годная работа, верно? К тому же она приносила такой ничтожный доход, что мы даже не заметим его отсутствия… Ведь правда, Богус?
        Но этот чертов аммиак - зверская вещь. Я не могу сказать ни слова - я лишь теснее прижимаю обтянутую моей футболкой талию Бигги к своему окровавленному рту. Бигги обнимает меня; она такая сильная, что я не могу пошевельнуться, но я нахожу свое привычное место, зажатый между грудью и бедром. Я позволяю Бигги протяжно убаюкивать меня своим низким, ровным голосом:
        - Ничего страшного, Богус. Теперь все в порядке. Правда, теперь все хорошо…
        Возможно, я вступил бы с нею в полемику, если бы не увидел Кольма, который бросил свои битые грузовики и направился к нам, заинтересовавшись, что это за беспомощное существо, которое пытается успокоить его мать. Я зарываюсь лицом в Бигги и чувствую, как Кольм осторожно трогает меня: спину, уши и ноги, стараясь обнаружить, каким именно местом я так больно ушибся. И, клянусь жизнью, я сам не знаю каким.
        - А у меня для тебя есть подарок. - Низкий голос Бигги дрейфует по холлу, возвращается и тонет. Она протягивает его мне. «Подарок в честь вылета с работы для почти неверного мужа»! Кольм хлопает ручонкой по марке, пока я перевожу с венгерского. От Мило Кубика и его «Пиполс-Маркет», бесценная консервная банка с моим любимым «Рагу из дикого кабана под соусом Медок». Мило Кубик - эмигрант-гурман. Он сбежал из Будапешта с воспоминаниями и консервными банками этого и другого рагу.
        - Благодарю тебя, Господи, что ему это удалось, - говорю я. - Я знаю, что если в Будапеште оказался бы я - с бутылкой маринада для кабана в кармане, - то меня бы непременно поймали.
        Глава 12
        ХОЧЕШЬ ИМЕТЬ РЕБЕНКА?
        Тюльпен вернулась домой пораньше, однако Богус и Ральф Пакер задержались в студии на Кристофер-стрит, чтобы спокойно позаниматься с саунд-треками к фильму «На ферме».
        Коммуна хиппи, называвшаяся «Вольная ферма», заняла примерно четыре акра пустующей земли, принадлежащей местному либеральному гуманитарному колледжу. Они разбили там сад и пригласили настоящих местных фермеров разделить с ними урожай и разбить собственные сады. У колледжа имелось несколько сот акров пустующих земель. Власти колледжа попросили «вольных фермеров» уйти, но те заявили, что всего лишь обрабатывают неиспользованную землю. А неиспользуемая земля - это преступление против человечества; в Вермонте полно фермеров, которым не хватает земли. И
«вольные фермеры» останутся на земле колледжа, пока эти свиньи силой не вышвырнут их оттуда.
        Ральф показывал кое-какие сюжеты из последних поступлений; Богус занимался звуком.
        (Средний план; синхронный звук отсутствует; внутренняя часть помещения; день; универсальный магазин. «Вольные фермеры» занимаются покупками, рассыпавшись среди прилавков, выбирают товары и тут же кладут их на место, словно эти упаковки с едой и инструментами - редчайшие дары.)
        Диктор (голос Богуса за кадром). «Вольные фермеры» покупают пророщенную пшеницу, мед, бурый рис, молоко, апельсины, яблочное вино, папиросную бумагу, початки маиса, «Кэмел», «Мальборо», «Винстон», «Лаки страйк», «Салем»…
        (Съемка средним планом; синхронный звук; день; возле универмага. «Вольные фермеры» носятся вокруг своего психоделической расцветки грузового фургона «фольксваген», припаркованного возле магазина. Парнишка держит продуктовый пакет, его длинные волосы схвачены сзади в хвост, на нем фермерский комбинезон. Он шарит в сумке, вытаскивая разные вещи.)
        Парень. Чей это «Салем»? (Он поднимает упаковку.) Подходи! Кто взял «Салем»?
        Затем они просмотрели сцену с президентом местного колледжа. Президент - крайне важная фигура для фильма, поскольку он, несомненно, предвидит, что должно случиться.
        (Движущаяся съемка среднего плана; без синхронного звука; улица, день; студенческий городок. Мы следуем за президентом колледжа через парковку, потом по аллее городка. Он одет в строгий костюм и благосклонно кивает проходящим мимо студентам.)
        Диктор (голос Богуса за кадром). Президенту сорок три, он разведен, теперь снова женился. Бакалавр естественных наук, магистр естественных наук, доктор философских наук в области ботаники, Йель. У него четверо детей. Он председатель Комитета демократической партии штата…
        (Президент следует за группой студентов в здание; студенты заходят внутрь, но президент задерживается, чтобы вытереть ноги.)
        Диктор (голос за кадром). Он против того, чтобы приглашать на территорию студенческого городка полицию; и хотя он твердо верит в частную собственность и неоднократно просил «вольных фермеров» уйти, полицию он не вызывает…
        (Средний план меняется на крупный; синхронный звук; день; внутри кабинета президента. Президент говорит прямо в камеру.)
        Президент. К чему вызывать полицию? Об этом позаботятся сами местные фермеры…
        Основная масса свежеотснятой пленки посвящена лидеру «Вольной фермы», некоему типу по имени Моррис. Как-то вечером довольно большая толпа настоящих фермеров заявилась на «Вольную ферму» и сильно избила Морриса. Дальше шел полицейский допрос безымянной подруги Морриса, свидетельницы избиения.
        (Средний план; синхронный звук; вечер; полицейский участок изнутри. Подружка Морриса одета в фермерский комбинезон, обтягивающий ее огромную мягкую грудь, и в старую футболку, которую, как мы видели раньше, носил Моррис. Девушка разговаривает с сержантом полиции, секретарь ведет протокол.)
        Девушка, …а потом я не могу сказать, что они делали с Моррисом, потому что один сбил меня с ног - понимаете, делал мне всякие грязные предложения. А другой просунул руку под меня - я лежала на животе - и ущипнул меня за грудь. (Она приподнимает груди, чтобы показать, куда именно ее ущипнули.) Конечно, всем понятно, что им на самом деле было надо от нас. Просто трахнуть! И больше ничего. Они прикидывались, приятель, будто ненавидят нас, но на самом деле им были нужны наши задницы. Ну да, конечно, они ударили меня, сбили с ног и все такое прочее, но на самом деле у них были грязные намерения. Знаете, их жены, такие вечные ломаки с кудряшками, - да для них вполне естественно постоянно хотеть бабу. Однако они нас испугались… потому-то так и обошлись с Моррисом…
        Сержант. А как именно они обошлись с Моррисом?
        Девушка. Да просто выбили из него все дерьмо, приятель.
        Сержант. А Моррис ничем не спровоцировал их?
        Девушка. Моррис? Да вы шутите! Моррис приглашал их присоединяться к нему! Моррис и понятия не имеет, мать его, как спровоцировать кого-нибудь…
        Далее следует довольно большой и унылый материал об избитом и госпитализированном Моррисе, прикованном к постели. Под конец остальные «вольные фермеры» были вынуждены прибегнуть к защите полиции, потому что настоящие фермеры снова напали на них и расстреляли из ружей все посадки томатов. «Защита полиции» оборачивается тем, что всех «вольных фермеров» попросту выгоняют с «Вольной фермы».
        Когда Морриса выписывают из клиники, он болтается по городку, производя своего рода посмертное вскрытие оставленной «Вольной фермы». Он хочет выяснить у местных фермеров, действительно ли они способны пристрелить кого-то или со временем станут более терпимо относиться к «Вольной ферме». Все это выглядит бессмысленным, поскольку «Вольной фермы» более не существует, но, очевидно, Моррису крайне важно получить ответы на свои вопросы.
        (Средний план - четкость изображения подстраивается наплывом; без синхронного звука, музыка за кадром; улица, день; местная пожарная часть. Моррис на костылях, с ним его девушка. Они говорят с шефом пожарных, но без синхронного звука. Музыка - «После золотой лихорадки» Нейла Янга. Хотя весь разговор ведет Моррис, шеф не сводит глаз с его девушки. Средний план; без синхронного звука, музыки тоже нет; улица, день; дом фермера. Моррис и девушка разговаривают с одним из настоящих фермеров, который, возможно, участвовал в избиении. Девушка приподнимает груди, словно напрашиваясь, чтобы ее за них ущипнули. Моррис дружелюбен; фермер осторожен. Средний план; без синхронного звука, без музыки; улица, день; универсальный магазин. Моррис и его девушка сидят на ступенях. Они пьют пепси; Моррис что-то с энтузиазмом говорит, однако девушка, похоже, сыта этим. Съемка с другого ракурса - чтобы в кадр попал их психоделический «фольксваген»; синхронный звук, постепенно стихающая музыка. Моррис и девушка собираются уезжать. Они садятся в фургон. Моррис говорит прямо в камеру; девушка держит его костыли.)
        Моррис. Они не станут стрелять в нас. Возможно, опять поколотят, но стрелять точно не станут. Я чувствую, что мы теперь намного ближе к ним; происходит налаживание контактов. (Он поворачивается к девушке.) Ведь ты тоже ощущаешь это, да?
        Девушка. Они оторвут тебе твою дурацкую башку, Моррис…
        Сюжет заканчивается комментарием президента колледжа.
        (Средний план в движении; синхронный звук; улица, день; пикник во время родительского дня. Посреди толчеи официального угощения, мимо множества нарядно одетых родителей, улыбаясь и здороваясь с ними, словно благословляющий паству папа римский, движется президент. Вот он ест жареного цыпленка, умудряясь делать это очень аккуратно. Камера приближается к президенту, наплывая из-за его плеча. Вдруг он поворачивается и видит камеру. Поначалу он напуган; потом становится обаятелен, говорит очень серьезно, словно возвращаясь к старой, надоевшей теме.)
        Президент. Вы знаете, что на самом деле ободряет меня, даже когда такие вещи происходят сплошь и рядом вокруг нас? Вот что я скажу вам об этих ребятах… и это на самом деле ободряет меня! Они живут и учатся - вот что они делают. Это так… и именно это ободряет меня. Они просто живут и учатся, как все дети, всегда и везде…
        Потом пришел Кент с пивом и сыром. Он отснял много нового материала, и ему не терпится посмотреть, как у него это получилось.
        - Вы уже прокрутили это? - спросил он.
        - Полное дерьмо, - сказал Ральф. - Все вместе. Просто кошмар какой-то.
        - Да, получилось не очень, - согласился Трампер.
        Кент развернул сыр так, словно это было его больное сердце.
        - Плохо снято, да? - спросил он.
        - Да вообще все ни к черту, - фыркнул Ральф. Они сидели и размышляли, почему все пошло не так.
        - Все из-за этой хреновой съемки? - спросил Кент.
        - Из-за концепции в целом, - ответил Ральф.
        - Публика там ни к черту, - заметил Трампер. - Они слишком предсказуемы.
        - Они просто люди, - сказал Ральф. - С ними никаких проблем.
        - А как история с девицей и ее грудями, а? - спросил Кент. - Здорово, правда?
        - Это просто пикантный момент и сальный юмор, от которого вся работа становится еще хуже, - заявил Ральф. - По крайней мере, та часть.
        - Могу я посмотреть материал? - попросил Кент. - Должен же я увидеть эту дрянь.
        - Тебе не понравится даже твоя собственная съемка, - сказал Ральф.
        - Она тебе не понравилась, Ральф?
        - Мне вообще ничего не нравится.
        - А как с монтажом? - спросил Кент.
        - Нечестно говорить о монтаже, когда Тюльпен здесь нет, - заметил Трампер.
        - На самом деле монтаж еще не готов, Кент, - сказал Ральф.
        - Да говорю же тебе, Кент, - нахмурился Трампер.
        - Ладно, Тамп-Тамп, - сказал Кент, - а как звук?
        - Годится, - одобрил Ральф. - У Тамп-Тампа получается все лучше и лучше, если смотреть с технической точки зрения.
        - Точно, - сказал Трампер. - Зато мое воображение никак не улучшается.
        - Это точно, - заметил Ральф.
        - Послушайте, - попросил Кент, - могу я просмотреть этот гребаный материал?
        И они оставили его перематывать катушки с пленкой, а сами вышли на Кристофер-стрит и направились пить кофе в «Нью-Дил».
        - Все, что я хочу от фильма, это чтобы в нем увидели что-то стоящее, - заявил Ральф. - Терпеть не могу выносить приговоры.
        - А я просто не верю в истории с концом, - сказал Трампер.
        - Верно-верно, - заметил Ральф. - Просто хорошее описание. Но оно должно быть моим личностным. Все остальное просто журналистика.
        - Если «Нью-Дил» закрыто, - сказал Трампер, - я изойду на дерьмо.
        Однако заведение оказалось открыто; они уселись с двумя кружками черного эспрессо с цедрой лимона и ромом.
        - Давай выбросим этот фильм, Тамп-Тамп, - предложил Ральф. - Это чертово старье. Все, что я делал, относится к внешнему миру, а мне хочется сделать фильм о внутреннем мире человека.
        - Что ж, как хочешь, Ральф, - сказал Трампер.
        - Что мне в тебе нравится, Тамп-Тамп, так это то, что у тебя мнений до фига.
        - Это твой фильм, Ральф.
        - А вот допустим, Тамп-Тамп, что следующий сделаешь ты. О чем бы он был?
        - Я не строю таких планов, - разглядывая цедру лимона в кофе, ответил Трампер.
        - Но что ты ощущаешь, Тамп-Тамп? - не унимался Ральф.
        Трампер взял чашку с кофе обеими руками.
        - Тепло, - сказал он. - В данный момент я ощущаю тепло.

«Что я ощущаю?» - спрашивал он себя позже, на ощупь пробираясь через темную квартиру Тюльпен и попирая ее одежду босыми ногами.
        Бюстгальтер, я наступил левой ногой на бюстгальтер. А боль откуда? Точно, это боль; я со всего маху налетел правой голенью на стул в спальне - да, это точно боль.
        - Трампер? - Это поворачивающаяся в постели Тюльпен.
        Он заполз ей под бок, обнял и прижал к себе.
        - Грудь, - произнес он вслух. - Я чувствую грудь.
        - Точно, - сказала Тюльпен, обнимая его. - А что еще? - прошептала она.
        Боль? Да, ее зубы впились ему в живот; ее жесткий поцелуй мог бы оставить его без пупка.
        - Я скучал по тебе, - сказал он ей. Обычно они уходили с работы вместе.
        Но она не ответила ему - ее рот сомкнулся на его сонном естестве; ее зубы беспокоили его, а бедра вдруг так тесно сжали голову, что у него в висках застучала кровь. Он коснулся ее языком и через рот проник до самого мозга.
        Потом они лежали под холодным неоновым светом, исходящим от аквариумов. Мимо них прошмыгнула какая-то странная рыбка; медлительные черепахи всплыли на поверхность, перевернулись кверху брюхом и снова опустились на дно. Трампер лежал, стараясь представить какой-нибудь другой образ жизни.
        Он видел полупрозрачного бирюзового угря с его функционирующими внутренними органами. Один походил на насос: он втягивал в себя воду, потом рот угря открывался, чтобы выпустить тонкую струйку воздушных пузырьков. Пока пузырьки поднимались к поверхности, другая рыба находила их, налетала и уничтожала. Своего рода форма беседы? Трамперу стало интересно. Пузырек - это что, слово или целое предложение? Или даже абзац! Малюсенький, полупрозрачный бирюзовый поэт восхищенно описывает свой мир! Трампер чуть было не спросил Тюльпен об этом странном угре, но она заговорила первой.
        - Сегодня вечером тебе звонила Бигги, - сказала она.
        Трамперу вдруг захотелось выпустить очень симпатичный пузырек воздуха.
        - И чего она хотела? - спросил он, завидуя тому, как легко может общаться угорь.
        - Поговорить с тобой.
        - Она ничего не передавала? С Кольмом все в порядке?
        - Она сказала, что они собираются уехать на уикэнд, - зевнула Тюльпен. - Так что, если ты позвонишь и никого не будет дома, не беспокойся.
        - Так вот для чего она звонила, - произнес Трампер. - И ничего не сказала про Кольма?
        - Она сказала, что ты обычно звонишь по выходным, - ответила Тюльпен. - А я этого и не знала.
        - Ну, я звоню обычно из студии, - сказал Трампер. - Просто чтобы поговорить с Кольмом. Я считал, что тебе ни к чему слушать…
        - Ты скучаешь по Кольму, Трампер?
        - Да.
        - А по ней - нет?
        - По Бигги? - Да.
        - Нет, - сказал Трампер. - По Бигги я не скучаю.
        Тишина. Он рассматривал аквариум в поисках болтливого угря, но так и не смог отыскать его. «Смени тему пузырьков-разговоров, - велел себе он. - И побыстрей».
        - Ральф хочет бросить этот фильм, - сказал он, но она продолжала пристально смотреть на него. - Помнишь, «На ферме»? Последние съемки никуда не годятся. Да и весь замысел слишком примитивен…
        - Знаю, - кивнула Тюльпен.
        - Он уже говорил с тобой? - спросил Трампер.
        - Он хочет снять некий личностный фильм, - сказала она. - Да?
        - Да, - ответил он; он коснулся ее груди, но она отодвинулась в сторону и повернулась спиной, сжавшись в клубок.
        - Он хочет сделать что-то замысловатое, - сказала Тюльпен. - О внутреннем мире человека и без политики. Нечто более личностное, верно?
        - Точно, - ответил обеспокоенный Трампер. - Кажется, он сказал тебе больше, чем мне.
        - Он хочет снять фильм о тебе, - сказала Тюльпен.
        - Обо мне? - переспросил Трампер. - Но что можно снять обо мне?
        - Что-то очень личностное, - пробормотали она в подушку.
        - Что именно? - закричал Трампер. Он сел и насильно затащил ее к себе на колени.
        - О том, как расстроился твой брак, - сказала Тюльпен. - Понимаешь, дать полное представление. О том, как мы ладим с тобой… Взять интервью у Бигги - понимаешь, что она об этом думает… Взять интервью у меня, - добавила Тюльпен. - Что я обо всем этом думаю…
        - Ну и что ты об этом думаешь? - заорал он; он пришел в бешенство.
        - Мне кажется, что идея неплохая.
        - Неплохая для кого? - с отвращением спросил он. - Для меня? Своего рода психотерапия? Он собирается содрать с меня шкуру?
        - Это тоже не такая уж плохая мысль, - сказала Тюльпен; она села рядом и коснулась его бедра. - У нас хватит на это денег, Трампер…
        - О боже!
        - Трампер! - произнесла она. - Если ты и в самом деле не скучаешь по ней, то что тебя так задевает в этом?
        - При чем тут задевает? - сказал он. - У меня теперь другая жизнь, так к чему копаться в прошлом?
        - Какая другая жизнь? - спросила она. - Ты счастлив, Трампер? Ты куда-то движешься? Или ты счастлив там, где ты есть?
        - У меня есть ты.
        - А ты меня любишь? - спросила она.
        А он подумал о пузырьках бирюзового угря! Они подняли ужасный водоворот, и другая рыбина отплыла от них.
        - Я не хотел бы жить ни с кем другим, - сказал он.
        - Но ты скучаешь по Кольму. Ты скучаешь по своему сыну.
        - Да.
        - А знаешь, ты можешь завести себе другого, - сердито сказала она. - Хочешь завести ребенка, Трампер? Знаешь, ведь я могу подарить тебе ребенка…
        Он ошеломленно посмотрел на нее:
        - А ты хочешь?
        - А ты? - закричала она на него. - Я могу родить его тебе, но ты должен по-настоящему захотеть его! Ты должен дать мне понять, что тебе от меня нужно, Трампер. Как ты можешь жить со мной, когда я даже толком не знаю тебя!
        - Я не знал, что ты хочешь ребенка.
        - Я говорю не только об этом, Трампер.
        - Мне казалось, - сказал он, - ты стремишься к спокойствию, вроде как к независимости; по-моему, ты не хотела чересчур сближаться со мной.
        - Но ты сам хотел именно этого, разве нет?
        - Да нет же! Я хотел от тебя совсем другого.
        - А чего ты хотел от меня?
        - Ну… - Он замялся; пузырьки получились слишком тяжелые, чтобы всплыть на поверхность. - Того же, чего тебе хотелось самой, Тюльпен.
        Но она уже отвернулась от него.
        - Ты хочешь, чтобы все было спокойно, да? - спросила она. - Никаких обязательств и обязанностей, полная свобода…
        - Черт побери! - не вытерпел он. - Ты действительно хочешь ребенка?
        - Сперва захоти ты, - сказала она. - Я не собираюсь выдвигать требований. Я могу потребовать, Трампер, но только когда буду иметь право, - сказала она, глядя на него снизу вверх. - А вот можешь ли ты?
        Трампер поднялся и пошел вокруг аквариумов, глядя на нее сквозь них. Какая-то рыба нырнула под Тюльпен, а морские водоросли пристроились у нее на коленях.
        - Ты ничего не делаешь, - говорила ему Тюльпен. - У тебя нет никакой цели, никакого плана, как жить. Нет даже сюжета.
        - Что ж, прикажешь мне тоже делать плохие фильмы, да? - сказал он, высматривая бирюзового угря, которого так и не мог отыскать.
        - Трампер, меня совершенно не интересует, что за фильм у тебя получится. Мне вообще плевать на это чертово кино! - Заметив, как он пристально смотрит на нее сквозь аквариум, она со злостью натянула на себя простыню. - Прекрати разглядывать мою дырку, когда я разговариваю с тобой! - закричала она.
        Он появился вдруг над аквариумом и уставился на нее. Он был искренне изумлен: ведь он всего лишь высматривал угря!
        - Не смотрел я на твою дырку, - возразил он, и она рухнула на постель, словно у нее не оставалось больше сил.
        - Ты не хочешь никуда уезжать на уик-энд, - сказала она. - Но люди не живут в Нью-Йорке без того, чтобы у них не появлялось желания вырваться хоть куда-нибудь.
        - Ты знаешь этого маленького прозрачного угря? - спросил он, разглядывая один из аквариумов. - Такой бирюзовый, совсем малюсенький? - Она вынырнула из-под простыни и поглядела на него. - Нет, не могу найти его, - сказал он ей. - Мне показалось, будто он разговаривал… И я хотел показать тебе… - Однако ее взгляд заставил его осечься. - Он разговаривал при помощи пузырьков, - пояснил он.
        Тюльпен лишь покачала головой.
        - Господи, - прошептала она. Он подошел к кровати и присел рядом. - Знаешь, Трампер, что говорит о тебе Ральф? - спросила она.
        - Нет, - со злостью отозвался он. - И что же этот хренов старина Ральф говорит обо мне?
        - Он говорит, Трампер, что ты непостижим.
        - Непостижим?
        - Да. Никто не знает тебя, Трампер! От тебя ничего не исходит. Ты ничего особенного не делаешь. Все, что происходит с тобой, никак на тебе не отражается. И все происходит как бы без твоего участия. Ральф говорит, что ты, должно быть, очень сложная натура, Трампер. Он считает, что под твоей поверхностью скрывается загадочная бездна.
        Трампер вгляделся в аквариум. И где же этот говорящий угорь?
        - А как считаешь ты, Тюльпен? - спросил он. - Что у меня под поверхностью?
        - Еще одна поверхность, - ответила она, и он посмотрел на нее. - А может, это всего лишь поверхность, - добавила она, - под которой ничего нет? - Трампер разозлился, но он легко поднялся, встряхнул головой и засмеялся. Однако она не сводила с него глаз.
        - А знаешь, что я думаю? - спросил он и вперил взгляд в аквариум, соображая, что же он на самом деле думает. - Я считаю, - сказал он, - что маленький бирюзовый угорь пропал. - Он улыбнулся Тюльпен, но та не ответила и отвернулась.
        - Значит, это второй, которого я потеряла, - равнодушно ответила она.
        - Потеряла? - переспросил он.
        - Ну, я пустила первого в другой аквариум, и он пропал.
        - Пропал? - сказал Трампер и оглянулся на другие аквариумы.
        - Его наверняка кто-то сожрал, - сказала Тюльпен. - Поэтому я посадила второго в другой аквариум, чтобы его не съели те же, кто слопал первого. Значит, этого сожрал кто-то еще.
        Трампер опустил руку в аквариум и пошарил в нем.
        - Так они сожрали его! - воскликнул он. Он все смотрел и смотрел, но не видел даже кусочка бирюзового цвета, даже ошметка странного органа-насоса, способствовавшего поэтическим упражнениям маленького угря. Трампер шлепнул рукой по поверхности воды; другие рыбы встрепенулись и в страхе бросились прочь, сталкиваясь друг с другом и выглядывая сквозь стеклянные стенки. - Ублюдки! - крикнул Трампер. - Кто из вас это сделал? - Он яростно уставился на них: на тонкую желтую рыбку с голубым плавником и на округлую, зловещего красного цвета. Потом он начал тыкать в аквариум карандашом.
        - Прекрати! - закричала на него Тюльпен. Но он тыкал и тыкал, пытаясь пригвоздить одну из них карандашом к стенке аквариума. Они убили поэта! А угорь умолял их - при помощи пузырьков - о милосердии! Но они сожрали его, уроды.
        Тюльпен взяла Трампера за талию и оттащила к кровати. Он отбросил ее и, схватив с ночного столика будильник, швырнул им в аквариум. Стенки аквариума были толстыми: они не разбились, а треснули и дали течь. По мере того как вода вытекала наружу, рыбу поменьше течением влекло прямо к трещине.
        Тюльпен неподвижно лежала под Трампером, наблюдая, как падает уровень воды.
        - Трампер? - тихо позвала она, но он даже не взглянул на нее. Он не давал ей шевельнуться, пока вода полностью не вытекла на книжную полку, а рыбки-убийцы не забились на сухом дне аквариума. - Трампер, ради бога, - произнесла она, однако не попыталась освободиться. - Пожалуйста, позволь мне пересадить их в другой аквариум.
        Он отпустил ее и смотрел, как она осторожно переносит рыб в другой аквариум. В аквариуме с черепахами одно из пресмыкающихся с синей головой тут же сожрало мелкую желтую рыбку, но оставило в покое круглую красную.
        - Вот гадина, - сказала Тюльпен. - Никогда не угадаешь, кто кого съест.
        - Пожалуйста, скажи мне, почему ты хочешь ребенка? - тихо спросил ее Трампер, но когда Тюльпен повернулась к нему, она выглядела спокойной, ее руки лежали на груди. Она медленно отбросила локон волос с глаз и села на постели рядом с ним. Небрежно закинув ногу на ногу, она наблюдала за уцелевшей рыбкой.
        - Кажется, я не хочу ребенка, - заявила она.
        Глава 13
        ПОМНИШЬ МЕРРИЛЛА ОВЕРТАРФА?
        Обучаясь езде на лыжах, я быстро сообразил, что Меррилл Овертарф никуда не годный тренер. Он еще тот лыжник, хотя торможение у него выходило классно. На детском склоне в Саарбркжкене я брал штурмом непосильный буксирный трос. Если не считать детишек, он, к счастью, не пользовался популярностью; большинство взрослых находились на лыжных гонках в Зелле, где они наблюдали за гигантским слаломом среди женщин.
        Я справился с лыжными креплениями, отделавшись ссадинами всего лишь на трех костяшках пальцев рук. Меррилл прокладывал путь среди детей, увлекая меня к чудовищному буксирному тросу; канат скользил вверх по склону всего лишь в футе над землей - самая подходящая высота для пятилетних карапузов и других карликов, фута в три ростом, катающихся здесь на лыжах. Но мои колени едва сгибались в суставах, и я с трудом мог наклониться, чтобы дотянуться до троса, затем быстро двигаться вверх в болезненной позе кули, несущего мешок. Придерживая канат позади меня, Меррилл ободряюще покрикивал во время этого бесконечного подъема. Если так тяжело подниматься вверх, думал я, то на что же похож спуск вниз? Мне нравились горы, и даже очень, и я испытывал глубокое волнение в огромной кабинке фуникулера, которая везла меня вверх, куда поднимались взрослые лыжники; мне также нравилось спускаться вниз в пустой кабинке - так я мог глазеть во вес окна, - если не считать злобного служителя, постоянно напоминающего о том, что вы забыли лыжи.
        - Мы уже почти на месте, Боггли! - врал мне Меррилл. - Согни колени!
        Я видел, как шустрые детишки впереди меня плясали на канате, в то время как я тащил на своей спине целую гору; мои заледенелые варежки цеплялись за трос, мой подбородок бился о колени, а мои лыжи вихляли по лыжне. Я знал, что должен распрямиться, или моей спине придет конец.
        - Наклонись, Боггли! - что было мочи заорал Меррилл, но я выпрямился.
        Все сокровища мира - за один чудесный момент; я поднял канат до уровня груди и откинулся назад. Над собой я увидел маленьких детишек, чьи лыжи полностью оторвались от земли, и они повисли на канате, раскачиваясь, словно маленькие марионетки. Некоторые из них попадали, блокируя дорогу передо мной; было ясно, что им ни за что не подняться вовремя.
        На вершине горы разъяренный тип, обслуживающий подъемник, сердито заорал на меня. Снизу под нами ему вторил горестный вскрик мамаш, постукивающих нога об ногу своими ботинками.
        - Отпусти веревку, Боггли! - крикнул Меррилл. Я смотрел на надвигающийся на меня клубок из детей, сцепившихся лыжами и палками; их яркие крохотные варежки остались прилипшими вдоль восходящей линии каната. Служитель неожиданно скрылся в контрольной рубке, должно быть, он подумал, что это не варежки, а руки.
        Я удивился, как мне удалось сохранить равновесие, когда я переехал первого ребенка.
        - Отпусти, Боггли! - заорал Меррилл.
        Я бросил быстрый взгляд через плечо на ребенка, которого я только что раздавил, и увидел, как он поднялся, шатаясь, и попал Мерриллу прямо в солнечное сплетение своим детским противоударным шлемом. Меррилл выпустил веревку. Потом я оказался в кругу маленьких человечков, наносящих удары своими палками и отчаянно звавших по-немецки на помощь своих матерей. Находясь в самой середине, я почувствовал, как канат резко дернуло, он застыл в моей руке, и я кубарем покатился прямо в эту кучу-малу.
        - Es tut mir leid[Я сожалею (нем.).] .
        - Gott! Hilfe! Mutti, mutti… [Господи! На помощь! Мамочка, мамочка… (нем.)]
        Меррилл смел меня с лыжни у канатного троса на спуск, который снизу казался таким гладким и мягким.
        - Пожалуйста, Меррилл, я хочу пойти ногами.
        - Боггли, ты оставишь дырки для других лыжников…
        - Я хочу сделать одну огромную дыру для всех других лыжников, Меррилл.
        Но я позволил Мерриллу Овертарфу проводить меня к центральному спуску и помочь взять верное направление вниз; теперь детишки уменьшились уже до размеров гномиков, а машины на парковочной стоянке выглядели детскими игрушками. Овертарф продемонстрировал мне торможение плугом, затем показал вихляющий поворот упором. Веселая детвора подлетела к нам, отталкиваясь палками, делая зигзаги и так легко и безопасно падая, словно это были маленькие клубки шерсти.
        Мои лыжи ощущались на ногах как длинная, тяжелая лестница; мои палки казались мне ходулями.
        - Я спущусь за тобой, - пообещал мне Меррилл, - на тот случай, если ты упадешь.
        Начал я достаточно медленно: детишки обгоняли меня с явным презрением. Затем я заметил, что набираю скорость.
        - Наклонись вперед! - скомандовал Меррилл, и я пошел немного быстрее, мои лыжи щелкнулись друг о друга и разъехались в стороны. «Что, если одна лыжа наедет на другую?» - подумал я.
        Затем я миновал первую группу пораженных детишек, как если бы они оставались неподвижными. Пусть знают, маленькие негодяи!
        - Согни колени, Боггли! - донесся до меня далекий голос Меррилла. Но мои колени, кажется, заклинило намертво. Я приблизился к маленькой белокурой девчушке в яркой шапочке и осторожно отстранил ее бедром с пути, словно пушинку.
        - Es tut mir leid, - произнес я, но слова застряли у меня в горле; на глазах выступили слезы.
        - Тормози плугом, Боггли! - орал что было сил Меррилл.
        О да, этот приемчик! Но я не осмеливался даже пошевельнуть лыжами. Я попытался приказать им разъехаться в стороны, но они сопротивлялись; моя шапка слетела. Впереди меня стайка гогочущих ребятишек. Отталкивалась шестами и меняя направление, они пронзительно верещали от страха - на них неслась лавина! Не дожидаясь, пока я кого-то собью, я бросил палки и дубинкой прошел между ними. Внизу, у приюта, ругаясь на чем свет стоит, появился служитель с лопатой; он выравнивал лыжню под тросом, но я подозревал, что у него не заржавеет огреть меня этой лопатой. Линия подъема была нарушена, зрители и лыжники рассыпались в поисках укрытия. Я представил себе воздушный налет - с точки зрения бомбы.
        В основании склона я заметил плоский выступ; наверняка, подумал я, он поможет мне затормозить. Если же нет, то впереди меня ждала огромная куча снега, сооруженная бульдозером для того, чтобы застраховать лыжников от вылета на парковочную стоянку. Я надеялся, что она не слишком жесткая.
        - Используй ребро! - орал Меррилл. - Ребро?
        - Согни свои проклятые колени!
        - Колени?
        - Боггли, ради бога, падай!
        - Перед этими сопляками? Никогда!
        Я вспомнил, как какой-то парень у пункта проката лыж рассказывал мне о безопасных креплениях. Если они такие безопасные, то почему ничего не предпринимают?
        Я потерял равновесие, ударившись о плоский выступ, и почувствовал, как мой вес откинул меня назад на пятки; носки лыж задрались вверх, словно нос у лодки. Неясные очертания снежного наноса, предназначавшегося для защиты парковочной стоянки от таких, как я, приближались с невероятной скоростью. Я представил, как втыкаюсь в него, словно ружейная пуля; меня будут раскапывать часами, потом примут решение взорвать все к чертовой матери.
        Моему удивлению не было границ: я обнаружил, что лыжи умеют взбираться вверх. Я взял эту кучу снега. Меня вышвырнуло на парковочную стоянку. Под ногами, пока я летел, я увидел немецкую семью здоровяков, выбиравшихся из «мерседеса». Папаша Толстяк в прочных кожаных шортах и тирольской шапочке с пером; Мамаша Тонна в туристских ботинках и с альпенштоком, наконечник которого пробивает лед; детишки Пампушка, Пухляк и Неряха, с тяжелой охапкой рюкзаков, лыжных ботинок и палок. Открытый багажник «мерседеса» как будто специально поджидал меня. Огромная китовая глотка ждала, когда туда шлепнется летающая рыбка. В пасть Смерти.
        Но Папаша Толстяк аккуратно закрыл багажник…

…после чего я вынужден полагаться лишь на описание событий, сделанное Мерриллом Овертарфом. Я помню только удивительно мягкое приземление - результат моего столкновения с теплой, мясистой Мамашей Тонной, вклинившейся между моей грудной клеткой и задними габаритными огнями «мерседеса». Она нежно выдохнула мне в ухо жаркое: «Ааарп!» и «Хее-урфф!». У детей была смешанная реакция: Ребенок Пампушка безмолвно открыл рот, Ребенок Пухляк неожиданно свалил свои вещи на Ребенка Неряху, чей душераздирающий крик доносился из-под рюкзаков, лыжных ботинок и лыжных палок с того места, где он упал ничком.
        Папаша Толстяк быстро осмотрел лыжи, несомненно ища признаки Luftwaffe[Люфтваффе, ВВС Германии времен Второй мировой войны.] . Перебравшись через занос, Меррилл бросился к тому месту, где я лежал в полной отключке. К Мамаше Тонне вернулось ее могучее дыхание, и она ткнула в меня острием своего альпенштока.
        - Боггли! Боггли! Боггли! - горланил на бегу Меррилл.
        В то время как на краю плоского выступа собралась толпа зевак, дабы посмотреть, остался ли я в живых. Они ободряюще закричали, когда Меррилл поднял одну сломанную лыжу и не смог найти вторую. Мои безопасные крепления слетели. С вершины наноса служитель подъемника швырнул со злостью мои палки прямо в парковочную стоянку, где Меррилл осторожно приводил меня в чувство. Со снежной гряды послышались насмешливые аплодисменты и колкие замечания, когда любопытствующие увидели, что я кое-что себе отбил.
        И тут, как заявляет Меррилл, подъехала американская чета в новеньком «порше». Они явно заблудились: они полагали, что прибыли на гонки в Зелл. Мужчина, устрашающего вида тип, приоткрыл окно и со звериным выражением уставился на ликующую толпу на снежном наносе. Он сочувственно улыбнулся Мерриллу, который пытался стащить с дороги пострадавшего лыжника. Но его жена, огромная туша лет сорока с тройным подбородком, хлопнула дверцей и, обойдя машину, стала со стороны мужа.
        - Ну вот, черт возьми! - набросилась она на него, заставляя открыть окно. - Это все ты и твой поганый немецкий, и твое потрясающее умение запутаться в трех соснах! Мы опоздали. Мы пропустили первый этап.
        - Мадам, - сказал ей Меррилл, волоча меня мимо них. - Радуйтесь, что первый этап пропустил вас.
        Но мне приходится положиться в этом на слова Меррилла, хотя Меррилл и не заслуживает доверия. К тому моменту, когда мы снова оказались в Гастхауз-Тауернхофе в Капруне, Меррилл находился в еще худшем состояния, чем я. У него произошла аномальная реакция на инсулин: сахар в его крови упал до нуля. Мне пришлось затащить его в бар и объяснить сумасшедший взгляд Меррилла бармену.
        - Он диабетик, герр Халлинг. Дайте ему стакан апельсинового сока или что-нибудь еще с большим количеством сахара.
        - Нет, нет, - запротестовал Халлинг. - Диабетикам совсем нельзя сахар.
        - Но он принял слишком большую дозу инсулина, - сказал я Халлингу. - И теперь ему нужно много сахара. - И, словно желая проиллюстрировать мои слова, Меррилл нащупал сигарету, зажег ее со стороны фильтра, скривился от неприятного вкуса и затушил о собственную ладонь. Я вышиб сигарету, и Меррилл недоуменно уставился на то место, где чувствовал слабую боль от ожога. Интересно, это моя рука? Взяв пострадавшую руку другой рукой, он помахал ею герру Халлингу и мне, будто флагом.
        - Ja, апельсиновый сок, немедленно, - сказал герр Халлинг.
        Я прислонил Меррилла к себе, но он мгновенно съехал с высокого стула.
        После того как он очухался, мы посмотрели по телевизору видеозапись лыжных состязаний среди женщин в Зелле. Австриячка Хейди Шатцл выиграла первое место по скоростному спуску. Но в гигантском слаломе произошел конфуз. Впервые в международных соревнованиях победила американская спортсменка, которая побила Хейди Шатцл и французскую звезду, Маргарет Делакру. Запись была при-кольной. Во время второго спуска Делакру пропустила ворота и была дисквалифицирована, а Хейди Шатцл срезала угол и упала. Австрийцы в Гастхауз-Тауернхофе сидели словно в воду опущенные, но мы с Мерриллом радостно гудели, подогревая тем самым межнациональную вражду.
        Затем показали запись с американской спортсменкой, выигравшей слалом. Это была девятнадцатилетняя блондинка, большая и сильная. Она прошла через верхние ворота гладко, хотя не очень быстро. Когда она миновала среднюю контрольную отметку, ее время было немного хуже, чем у других, и она это понимала; она пронеслась через нижние ворота, словно исполнявший боковое скольжение автобус, - опираясь сначала на одну лыжу, потом на другую, опустив плечи и срезая углы так близко к флажкам, что ни один из них не остался незадетым. У последних ворот она исполнила балетный номер на твердом, как лед, снегу: потеряв равновесие, она срезала угол на одной лыже, словно на расправленном крыле. Затем она выпрямилась, опустила вторую ногу на снег мягким, как поцелуй, движением, откинула свой большой зад на пятки и присела, устремляясь к финишной линии, где мгновенно поднялась во весь рост, как только пересекла финиш. Она срезала широкий и мягкий, брызнувший снегом поворот прямо у заградительного каната и толпы зрителей. Было ясно, что она уверена в победе.
        Потом показали интервью с ней. У нее было гладкое, красивое лицо с широким ртом и такими же широкими скулами. Никакой косметики, только белая гигиеническая помада на губах; она то и дело облизывала их, смеялась, преодолевая тяжелое дыхание, и уверенно смотрела в камеру. Все ее крупное тело словно второй кожей обтягивал комбинезон; длинная золотистого цвета застежка-«мол-ния» шла от подбородка до самой промежности; она спустила ее глубоко вниз, демонстрируя свои большие, округлые груди, прикрытые мягким велюровым свитером: Она совершила круг почета вместе с занявшей второе место француженкой Дубо - маленькой, стремительной, похожей на крысу жентиной с моргающими глазками, и выигравшей третье место австриячкой Талхаммер, темноволосой хмурой особой, бесформенной и неуклюжей, чьи хромосомы, в этом я мог бы поклясться, были наполовину мужскими. Американочка оказалась на целую голову выше всех остальных и на пару дюймов выше бравшего у нее интервью журналиста, которого ее груди потрясли не меньше, чем ее спортивные достижения.
        Говорил он по-английски ужасно.
        - У фас наполофину немецкое имя, - спросил он ее. - Почему?
        - Мой дедушка был австрийцем, - ответила девушка, и местные завсегдатаи в Гастхауз-Тауерн-хофе слегка воодушевились.
        - Тогда ви гофорите по-немецки? - с надеждой спросил журналист.
        - Только со своим отцом, - ответила девушка.
        - А может, и со мной? - кокетливо спросил он.
        - Nein, - отрезала девушка, и на ее лице мелькнуло легкое раздражение; видимо, она думала: «Почему бы тебе не спросить о моих лыжах, нахал?» Пухленькая соратница по команде высунулась из-за ее плеча и протянула ей развернутую пластинку жевательной резинки. Чемпионка сунула резинку в рог и начала мягко жевать.
        - Почему фее американцы шуют резинки? - не отставал противный тип.
        - Не «фее американцы шуют резинки», - передразнила его девушка.
        Меррилл и я радостно загудели. Нахал сообразил, что ему так просто не сладить с ней, поэтому стал еще нахальнее.
        - Как жалко, - сказал он, - что это последнее сорефнование в этом сезоне, хотя, конечно, это большая честь быть перфой американской спортсменкой, вииграфшей первенство.
        - Мы «вииграем» еще не раз, - сердито жуя резинку, ответила ему девушка.
        - Фозможно, в следующем году, - сказал он. - Ви бутете кататься в следующем году?
        - Посмотрим, - ответила девушка. Затем видеозапись запрыгала и оборвалась, что вызвало у меня и Меррилла громкое негодование. Когда изображение снова стало четким, журналист пытался поспеть за девушкой, которая легко несла на плечах свои лыжи. Камера в руках оператора то и дело скакала, звукозапись трещала вместе со снегом.
        - Как ви думаете, - спросил он ее, - ви победили потому, што Хэйди Шарцль упала?
        Девушка так стремительно обернулась к нему, что едва не снесла нахалу башку своими лыжами. Она не сказала ни слова, и он, немного заикаясь, спросил:
        - …или потому, што Маргарет Делакру пропустила форота?
        - Я выиграла бы по-любому, - ответила девушка. - Просто я сегодня в лучшей форме, чем они обе. - И она зашагала прочь.
        Ему пришлось подныривать под ее длинные лыжи и бежать трусцой, чтобы поспеть, его ноги запутались в проводе микрофона.
        - Zu Biggi Kunft, - пробормотал журналист, спотыкаясь. - Die American aus Fermont, USA[Это Бигги Кунфт, американка из Вермонта, США] , - сообщил он. Он догнал ее, на этот раз не забыв пригнуть голову под ее длинными лыжами, когда она развернулась к нему.
        - При сегодняшних погодных услофиях, - начал он, - при таком жестком, бистром снеге, как ви думаете, фаш фес помог фам? - Он самодовольно ждал ее ответа.
        - А при чем тут мой вес? - удивилась она; девушка была сбита с толку.
        - Он фам помогает?
        - Он мне не мешает, - ответила она, словно защищаясь, а я и Меррилл страшно разозлились.
        - У тебя потрясающий вес! - заорал Меррилл.
        - Каждый его фунт! - добавил я.
        - Почему фас зофут Бигги? - не отставал от нее нахал с микрофоном.
        Она растерялась, это было заметно, но потом повернулась прямо к нему, выставив вперед грудь и широко улыбаясь. Она глянула на него с высоты своего роста; нам показалось, будто она собирается опрокинуть его своими титьками.
        - А ви как думаете? - передразнила она его. Этот ублюдок отвел от нее взгляд в сторону и придвинулся к камере, лучезарно улыбаясь в объектив и переходя на свой быстрый немецкий.
        - Mit mir hier ist die junge Americanerin, zu Biggi Kunft… [Со мной молодая американка, Бигги Кунфт… (нем.)] - провозгласил он, и в это мгновение она неожиданным движением лыж заехала ему по башке. Он пропал из рамки, а камера попыталась догнать ее, то находя, то теряя в толпе, пока, наконец, девушка не исчезла окончательно. Но ее голос за кадром еще звучал, обиженный и сердитый.
        - Оставьте меня в покое, черт бы вас побрал! - Потом она добавила: - Пожалуйста…
        Диктор не дал себе труда перевести это.
        Затем я и Меррилл Овертарф принялись на два голоса расхваливать добродетели этой лыжницы, Сью Бигги Кунфт, предварительно отбив исключительно националистические нападки нескольких австрийских выпивох из Тауернхофа.
        - Редкая девушка, Меррилл!
        - Подстилка для спортсменов, Боггли.
        - Нет, Меррилл. Совершенно ясно, что она девственница.
        - Или мужик.
        - О, ни за что, Меррилл. Ее железы не могут ввести в заблуждение.
        - Тогда я выпью за это, - заявил Меррилл, страдавший из-за ограничений, наложенных его диабетической диетой; не будучи слишком дисциплинированным, он зачастую заменял еду пивом.
        - Я сегодня ужинал, Боггли?
        - Нет, - сказал я ему. - Ты остался без ужина, поскольку впал в транс.
        - Отлично, - обрадовался он и заказал еще одну порцию сливовицы.
        После окончания телевизионного репортажа с лыжных гонок посетители Тауернхофа вернулись к своей обычной крестьянской свирепости. Играла очередная венгерская группа из Эйзенштадта: аккордеон, агонизирующая цитра и скрипка - для большей душещипательности.
        С полной свободой, предоставленной нам возможностью беседовать на английском в этой битком набитой германоязычными посетителями таверне, мы с Мерриллом обсуждали международный спорт, Иеронима Босха, функции американского посольства в Вене, нейтралитет Австрии, необыкновенный успех Тито, шокирующий взлет буржуазии, скуку телерепортажей о гольфе, причину дурного запаха изо рта герра Халлинга, потом поспорили, все ли официантки носят лифчики, и бритые ли у них подмышки или нет, и кто осмелится спросить об этом; хорошо ли мешать сливовицу с пивом; поговорили о стоимости симпиритовских радиальных шин в Бостоне, бурбона в Европе вообще и гашиша в Вене в частности; о возможных причинах появления шрама на лице сидящего у двери мужчины; посетовали, что за дрянь эта цитра; далее выясняли, кто более творческая нация - чехи или венгры; согласились, что этот замшелый нижний древнескандинавский - полное дерьмо; сошлись на неадекватности двухпартийной системы в США; осудили новые религиозные домыслы; отметили незначительность различий между фашизмом клерикалов и нацизмом; погоревали о неизлечимости рака, об
абсолютной глупости мужчин и о том, какая это боль в заднице - диабет. А также обменялись мнениями о том, как лучше всего знакомиться с девушками. Один из провозглашенных Мерриллом способов был «сиська-луп» [Loop - петля (англ.).] .
        - Ты держишь лыжные палки вот так, - учил Меррилл, держа их одной рукой, его пальцы собрались в изображающий грудь кулак. Он поднял конец палки с петлей и помахал им, словно дирижерской палочкой, - петля описала круг. - Вот сюда и попадет сиська, - заявил Меррилл. Он пристально наблюдал за тем, как официантка вытирала соседний с нами столик.
        - Нет, Меррилл!
        - Только для наглядности.
        - Нет, не здесь, Меррилл.
        - Может, ты и прав, - согласился Меррилл, как ни в чем не бывало опуская свое оружие. - Секрет «сиська-луп» кроется, частично, в самих сиськах. Отсутствие лифчика - необходимое условие. И еше надлежащий угол. Я обычно действую поверх плеч; тогда они не могут заметить, как ты приближаешься. Из-под руки, сбоку, тоже неплохо, но для этого требуется особый навык…
        - Меррилл, ты когда-нибудь пробовал это раньше?
        - Нет. Я просто об этом думал, Боггли. Считаю, что получится клевое знакомство. Сначала зааркань их, потом знакомься.
        - Они могут решить, что ты опережаешь события.
        - Агрессивность в наши дни - норма. Официантка покосилась на петлю Меррилла с подозрением, но она, в лучшем случае, могла предложить для эксперимента что-то вроде фиги. К тому же герр Халлинг за стойкой бара слыл «моралистом». Меррилл, позабыв о своем «сиська-лупе», замер над сливовицей, потом снова освежился пивом и решил, что ему необходимо измерить содержание сахара в крови посредством тестирования мочи. Но пробирки для теста и пузыречки с индикаторами находились в Тауернхофе тремя этажами выше, а мужской туалет в это время суток всегда был переполнен. Так что ему пришлось бы мочиться в раковину, чего я, как он знал, решительно не одобряю. Вместо этого он отключился в свойственной ему особой манере, оставшись сидеть на прежнем месте. Он просто находился где-то далеко. Пока ему ничего не угрожало, я всегда оставлял его в покое. Он улыбался. Однажды он произнес: «Что?»
        - Ничего, - ответил я ему, и он кивнул. Соглашаясь: ничего и не было.
        Затем вошла ты, Бигги. Я узнал Сью Бигги Кунфт сразу же. Я толкнул Меррилла локтем; он ничего не почувствовал. Я захватил тугую складку на его животе и больно вывернул под столом.
        - Сестра… - произнес Меррилл, - это опять начинается. - Затем он посмотрел через мое плечо на трофейные острые мордочки и маленькие рожки серны вдоль стены. - Привет!.. Присаживайтесь, - пригласил он их. - Мать вашу, как приятно вас видеть!
        Сью Бигги Кунфт еще не решила, оставаться ли ей здесь. Она так и не сняла парки, хотя и расстегнула «молнию». Она была не одна: с ней пришли еще две девушки, явно товарки по команде. Все трое были в одинаковых парках с олимпийской символикой и маленьким значком США на рукаве. Сногсшибательная Сью Бигги Кунфт с двумя малопривлекательными подружками сбежала от толпы спортивных обожателей в Зелле; они явились сюда ради местного колорита или чтоб подцепить кого-нибудь из местных, с кем бы они могли остаться неузнанными.
        Одна из сопровождавших ее девиц заявила, что Гастхауз-Тауернхоф довольно
«старинный».
        - Здесь нет никого, кто был бы моложе сорока, - заметила вторая.
        - Нет есть, вон тот, - возразила ей Сью Бигги Кунфт, имея в виду меня. Она не могла видеть Меррилла, который лежал на самом дальнем конце скамьи у нашего стола.
        - Сестра? - спросил он меня. Я подоткнул лыжную шапочку ему под голову, чтобы ему было поудобней. - Я не возражаю против таблетки снотворного, сестра, - пробормотал он слабым голосом, - но я отказываюсь от еще одной клизмы.
        Девицы все еще раздумывали, когда герр Халлинг и несколько других посетителей узнали эту потрясающую грудастую блондинку. Интересно, сядут они за отдельный столик или за дальний конец моего?
        - По-моему, он слегка пьян, - заметила одна из спортсменок Бигги.
        - Какое у него смешное тело, - сказала другая.
        - Мне кажется, у него привлекательное тело, - заявила Бигги.
        Сбросив с плеч свою парку, она откинула назад густые, остриженные до плеч волосы и окинула мой столик взглядом сверху вниз с уверенностью молота, собиравшегося упасть на наковальню. Потом подошла ко мне широкой, почти мужской походкой. Большая, сильная девушка, она хорошо понимала, что обладает грацией спортсменки, и не пыталась изобразить из себя нечто женственное., что, как она знала, у нее плохо получается. Большие меховые ботинки до колен и темно-коричневые спортивные рейтузы в обтяжку, очень удобные; на ней был оранжевый велюровый свитер с V-образным вырезом, и белизна ее шеи и ложбинки между грудей казалась поразительной в сравнении с ее загорелым лицом. Две торчащие вперед сиськи наплыли прямо на меня, словно двоившееся в глазах пьяного видение солнечного заката. Я приподнял голову Меррилла за ухо и подвинул тихонько на лыжную шапочку, потом сильнее - на лавку.
        - Агрессивность в наши дни - естественна, сестра, - пробормотал он. Его глаза были открыты: он подмигивал всем рожкам на стене сразу.
        - Ist dieser Tisch noch frei? [Этот стол не занят? (нем.)] - спросила Сью Бигги Кунфт, которая по телевизору заявила, что говорит по-немецки только с отцом.
        - Bitte, Sie sollen hier setzen[Пожалуйста, присаживайтесь (нем.).] , - пробормотал я, приглашая их садиться.
        Эта большая девушка уселась прямо напротив меня; две другие, нависающие сзади неуклюжие слонихи, изо всех сил старавшиеся изобразить грациозность и женственность, плюхнулись по обе стороны от нее, напротив того места, где лежал Меррилл Овертарф, незамеченный. В этом не было нужды - я понимал, что если привлеку их внимание к нему, то они могут почувствовать себя неловко. Мне также не было нужды вставать, чтобы Сью Кунфт могла увидеть, что она на целый дюйм выше меня; сидя, мы смотрелись одинаковыми. У меня был отличный торс, вот только ноги подвели, они были коротковатыми.
        - Was mochten Sie zum trinken? [Что вы будете пить? (нем.)] - спросил я ее и заказал два сидра для двух безликих девиц и пиво для Бигги. Наблюдая, как герр Халлинг направился в темный подвал, я объявил через плечи девушек: - Zwei Apfelsaft, ein Bier… [Два яблочных сока, одно пиво (нем.).] - Его мысли надолго застряли в глубокой ложбинке меж грудей чемпионки в гигантском слаломе среди женщин.
        Я продолжал непринужденную беседу на немецком с сидевшей напротив меня большой девушкой, в то время как уродливые товарки на дальнем конце стола принялись делать странные знаки руками и замяукали друг с другом. Бигги легко объяснялась на доморощенном немецком, которому она выучилась и который слышала только от одного из своих родителей - отца, наградившего дочь безупречным выговором, но нимало не заботившимся о грамматике. Она могла бы сообразить, что я не из местных, поскольку у меня отсутствовал местный диалект, но она не догадалась, что я американец, а я не видел причины переходить на английский - это позволило бы двум уродкам с дальнего конца стола ввязаться в нашу беседу.
        Однако мне хотелось, чтобы в нее ввязался Меррилл. Я нагнулся, чтобы похлопать его по лицу, но голова Меррилла пропала.
        - Вы не местный? - спросила меня Бигги.
        - Nein.
        Головы Меррилла на скамейке больше не было. Я принялся шарить ногой под скамейкой, пытаясь нащупать все остальное, потом за скамейкой - руками, не переставая кивать и улыбаться.
        - Вам нравится кататься на лыжах?
        - Nein, я приехал сюда не из-за лыж. Я не катаюсь совсем…
        - Тогда что же вы делаете в горах, если не катаетесь?
        - Когда-то я прыгал с шестом, - сказал я ей и заметил, как она повторяет про себя, затем кивает, догадавшись, о чем я. Теперь я видел, как она пытается нащупать связь между горами и прыжками с шестом. Имел ли он в виду, что приехал в горы, потому что когда-то прыгал с шестом? «Как она справится с этим? - размышлял я. И еще: - Куда, черт возьми, подевался Меррилл?»
        - Прыгали с шестом? - повторила она на своем неуверенном немецком. - Sie springen mit einen Pol?
        - Да, когда-то, - подтвердил я. - Но разумеется, не сейчас.
        Теперь она задумалась над моим «разумеется». Но она лишь сказала:
        - Погодите. Когда-то вы прыгали с шестом, но больше не прыгаете, правильно?
        - Ну да. - Я кивнул, а она продолжила:
        - И вы здесь в горах, потому что когда-то были прыгуном?
        Она была бесподобна; я был без ума от ее настойчивости. При подобных ничего не значащих обстоятельствах большинство людей давно бы бросило все попытки что-либо понять.
        - Почему? - настойчиво потребовала она от меня объяснений. - Я хочу сказать, какая связь между вашим приездом сюда и вашими прежними занятиями прыжками с шестом?
        - Не знаю, - чистосердечно признался я, как если бы это она сама предложила мне эту проблему. Она выглядела совершенно сбитой с толку. - Какая связь может быть между горами и прыжками с шестом? - спросил тогда я. Она зашла в тупик; видимо, она решила, что тут что-то не так с ее немецким.
        - Вам нравится высота? - попыталась она снова.
        - О да. Чем выше, тем лучше. - И я улыбнулся.
        Должно быть, она догадалась о том, что я шучу, поскольку тоже улыбнулась.
        - Вы привезли ваши шесты с собой?
        - Мои шесты?
        - Ну да.
        - Разумеется, я привез их с собой.
        - В горы…
        - Ну да.
        - Так вы таскаете их повсюду, да? - Теперь она уже откровенно веселилась.
        - Но только по одному.
        - О, ну да!
        - Меня ломает от ожидания своей очереди на подъемнике.
        - Так вы просто прыгаете с шестом, да?
        - Намного труднее спускаться вниз.
        - А чем вы занимаетесь? - спросила она. - Я имею в виду, на самом деле.
        - Я все еще не решил, - ответил я. - Честное слово! - Я сделался серьезным.
        - И я тоже, - кивнула она. Она тоже стала серьезной, поэтому я отставил в покое немецкий и перешел на английский.
        - Но нет ничего такого, - сказал я ей, - что я мог бы делать так же здорово, как ты катаешься на лыжах.
        Обе подружки были поражены.
        - Так он американец, - сказала одна из них.
        - Он прыгает с шестом, - сообщила им Бигги, улыбаясь.
        - Прыгал когда-то, - поправил я ее.
        - Он держит нас за дурочек, - заявила самая некрасивая, обиженно глядя на Бигги.
        - Зато у него отличное чувство юмора, - возразила ей Бигги, затем - мне на немецком, чтобы они не поняли: - Я теряю чувство юмора, катаясь на лыжах. В спорте нет ничего смешного.
        - Просто ты не видела, как катаюсь я.
        - Так зачем ты здесь? - снова спросила она.
        - Присматриваю за другом, - ответил я, виновато оглядываясь вокруг в поисках Меррилла. - Он надрался, и у него диабет, а сейчас он куда-то пропал. Я должен найти его.
        - Тогда почему ты его не ищешь?
        Я продолжал сохранять приватность, говоря на немецком:
        - Потому что вошла ты, и я не хотел пропустить такое событие.
        Она улыбнулась, но отвела взгляд в сторону; ее подружки надулись на нее из-за того, что она говорила по-немецки, но она продолжила:
        - Тут не самое подходящее место, чтобы цеплять девчонок. Ты, видно, плохо старался, не то не торчал бы в таком месте, как это.
        - Это правда, - согласился я. - Подцепить девушку здесь нет никакого шанса.
        - Нет, здесь нет, - подтвердила она. Но она улыбалась. - Иди ищи своего друга, - сказала она. - Я пока никуда не ухожу.
        Именно это я и собирался делать, только не знал, с чего начать. Под столами мрачного подвала где бедный Меррилл мог лежать в диабетической коме? Или на третьем этаже Тауернхофа, где он делает тест и портит раковину своими пробирками с мочой?
        Затем я заметил, как стало тихо за столом, - соседним, что за девицами, - там некоторые из мужчин застыли, поглощенные какой-то интригой. Силуэт огромной собаки, выползшей откуда-то из-под девиц, медленно приближался к нам. Герр Халлинг стоял наготове у стойки бара с прижатым к губам пальцем, делая вид, что ничего не замечает. Затем в тусклом свете на уровне нашего стола медленно выросла тень лыжной палки, петля на ее конце раскачивалась, словно дирижерская палочка, двигаясь к пространству между локтем (на столе) и грудью чемпионки среди женщин по гигантскому слалому.
        - Этот мой друг, - сказал я Бигги Кунфт, содрогаясь, - он не в себе.
        - Тогда помоги ему, - сказала она, искренне тревожась.
        - Я надеюсь, что ты тоже обладаешь замечательным чувством юмора, - сказал я ей.
        - О да, - ответила она, улыбаясь.
        И, наклонившись через стол, немного застенчиво дотронулась до моей руки. Но потом, вспомнив, какие у нее большие руки, тут же отдернула их обратно.
        - Пожалуйста, пойди и узнай, все ли в порядке с твоим другом, - сказала она.
        Затем в образовавшейся бреши между ее локтем и грудью появилась, пританцовывая, петля на лыжной палке; при том наклоне, в котором она сидела, ее грудь под велюровым свитером выпирала вперед, представляя собой мишень, по которой промазал бы только полный дурак.
        - Я надеюсь, ты меня простишь, - сказал я, коснувшись ее руки.
        - Ну конечно же, - рассмеялась она, и в следующий момент петля рванула грудь к подмышке, странно скривив ее, за спиной девушки Меррилл покачнулся на коленях, лыжная палка прогнулась, словно удочка, на которую поймалась крупная добыча; в глазах Овертарфа отражался сумасшедший блеск.
        - Сиська-луп! - заорал он.
        Затем спортсменка из Вермонта продемонстрировала всю свою кошачью координацию и природную силу. Высвободив грудь из петли, Бигги схватила палку за конец, одним махом перенесла ноги через скамью, где тяжелые бедра чемпионки сшибли Меррилла и опрокинули прямо на задницу. Потом она вскочила на ноги и, демонстрируя умелое обращение с лыжной палкой, стремительно воткнула ее в Меррилла, который скорчился на полу, пытаясь высвободить вывернутые пальцы из петли и парировать удар острия кровоточащей ладонью.
        - О, кровь, Боггли! Я заколот! - заорал он, в то время как Бигги окончательно пригвоздила его своим высоким меховым ботинком, придавив им грудь Меррилла, а острие лыжной палки слегка вошло в его живот.
        - Это только игра, это игра! - пронзительно закричал Меррилл. - Я тебе сделал больно? Сделал? Клянусь чем хочешь, нет! Нет, я тебе не сделал больно… нет, нет, нет!
        Но Сью Бигги Кунфт замерла над ним, давя на лыжную палку ровно с той силой, которой хватало, чтобы удерживать Меррилла распятым; пригрозив ему выпустить наружу все кишки, она бросила на меня сердитый взгляд, как на предателя.
        - Скажи ей, Боггли, - взмолился Меррилл. - Мы тебя полюбили.
        - Мы бы оторвали башку тому нахалу, который брал у тебя интервью, - сказал я ей.
        - Ты выглядела просто красавицей, - добавил Меррилл. - Они хотели показать, что ты прыгаешь от радости, выиграв этот приз, но ты дала им понять, что тебе плевать на это дерьмо! Она уставилась на него, удивленная.
        - Это все из-за его сахара в крови, - пояснил я ей. - У него все путается…
        - Он написал о тебе стихи, - врал Меррилл, и Бигги взглянула на меня, явно тронутая. - Это очень хорошие стихи, - продолжал Меррилл. - Он настоящий поэт.
        - Который когда-то прыгал с шестом, - добавила Бигги с сомнением.
        - Он еще был борцом, - выкрикнул неожиданно сумасшедший Меррилл. - И если ты проткнешь меня этой чертовой палкой, он сломает тебе твою проклятую шею!
        - Он не понимает, что говорит, - заверил я Бигги, которая не отрываясь смотрела на кровоточащую ладонь Меррилла, пытавшуюся отстранить палку.
        - Я могу умереть, - заявил Меррилл. - Кто знает, куда попадет эта палка.
        - Ткни его как следует и пошли отсюда, - сказала одна из лыжных товарок Бигги.
        - И не отдавай палку, - посоветовала другая, бросив на меня сердитый взгляд.
        - Ниже линии живота находятся жизненно важные органы, - стонал Меррилл. - О господи…
        - Да не собираюсь я протыкать твой живот, - сказала ему Бигги.
        - Когда над тобой хотели посмеяться, мы тебя полюбили, - заявил Меррилл. - В этом уродливом, напыщенном, постоянно соревнующемся мире ты выглядела человеком, обладающим достоинством и чувством юмора.
        - Что стало с твоим чувством юмора? - спросил я ее.
        Она посмотрела на меня, задетая за живое. Эта фраза тронула ее; казалось, это значило для нее многое.
        - Почему фас зофут Бигги? - передразнивая журналиста, спросил ее Меррилл. - Почему, как ви думаете? - обратился он ко мне.
        - Это, видно, из-за ее большого сердца, - ответил я. Затем отнял у нее палку. Она улыбалась и покраснела в тон своему ярко-оранжевому свитеру с V-образным вырезом.
        Потом Меррилл Овертарф поднялся на ноги слишком быстро, из последних сил пытаясь сохранить равновесие. Когда он вскочил, как мячик, я подумал, что все свои мозги он оставил лежать на полу. Мы заметили, как побелели его глаза, хотя он всем улыбался. Его руки набрали в воздухе телефонный номер.
        - Гоб, Доггли, - произнес он.
        Я увидел, как мелькнули его лодыжки, перед тем как он упал словно подкошенный.
        Глава 14
        ПОДРАТЬСЯ В ХОРОШЕЙ ДРАКЕ
        Своим оптимизмом в моей семейной фазе на 918, Айова-авеню я обязан Бесстрашной Мыши. Пять ночей, избегая смерти, она бесстрашно крала приманку из мышеловки. Очередной раз я предупредил ее об опасности. Я принес ей жирную порцию копченой грудинки Бигги, которую расположил как можно более привлекательным образом: не в самой ловушке, а несколькими футами дальше. Давая ясно понять, что я о ней забочусь. Ей нет нужды рисковать своей тонкой бархатной шейкой, засовывая ее в огромную ловушку Бигги, предназначенную для ласок, хорьков, вомбатов и гигантских крыс.
        Я никогда не мог понять, что Бигги имеет против этого маленького грызуна. Она видела ее только раз, испугав до смерти, когда однажды вечером спустилась в подвал за своими лыжами. Может, она решила, что мышь становится слишком нахальной и намеревается вторгнуться на верхний этаж. Или сгрызть ее лыжи, которые она отнесла в кладовую спальни. Время от времени они падали на меня, когда я утром искал на ощупь свою одежду. Их острые концы могли нанести глубокую рану. Это стало предметом постоянных раздоров между мною и Бигги.
        Итак, однажды ночью Бесстрашная Мышь получила свою грудинку, насчет которой меня одолевали сомнения. Едят ли мыши мясо?
        Потом я залез в ванну с Кольмом. Он был таким сонным, что мне приходилось все время поддерживать его за подмышки, иначе он тут же норовил уйти под воду. Купание с Кольмом всегда меня расслабляло, если не обращать внимания на то, что Бигги всегда приходила полюбоваться на нас.
        С искренней заботой она всегда спрашивала:
        - У Кольма тоже будет столько волос, как у тебя? - Подразумевая: как скоро он начнет превращаться в отвратительную мужскую особь?
        - А ты бы хотела, чтобы я был совсем безволосым, Биг? - слегка раздражаясь, спрашивал я всегда.
        Тогда она немного отступала:
        - Это не совсем так. Скорее мне не хотелось бы, чтобы Кольм вырос таким же волосатым, как ты.
        - Все относительно, Биг, - возражал я. - Я не такой волосатый, как большинство мужчин.
        - Какое мне дело до остальных? - фыркала она, как если бы ее беспокоило то, что только я был таким.
        Однако я догадывался, что у нее на уме: лыжники, блондинистые (если не блондинистые, то смуглые) самцы, никаких следов табака на зубах, безволосые, белоснежные сильные мускулы под нижним бельем, совершенно гладкие по всему телу от постоянного спанья в спальных мешках. Единственная отталкивающая часть тела лыжников - их ступни. Я полагаю, что лыжники потеют только через свои разогретые, сведенные судорогой, слоящиеся ступни. Это их единственная брешь в здоровье.
        Я был первым и единственным нелыжником, с которым Бигги когда-либо спала. Должно быть, новизна ощущений сыграла свою роль. Но теперь ее мучило сожаление. Воспоминание о всех заснеженных гладких красавцах.
        Моя ли это вина, что я не носил натирающего кожу шелкового белья, от которого вылезли бы все мои волосы? Мои поры оказались слишком большими для катания на лыжах; внутрь меня проникал ветер. Моя ли это вина, что меня наградили жирной смазкой? Могу ли я с этим что-либо поделать, если даже мытье не всегда помогает мне? Я могу выйти из ванны, свежий как огурчик, напудрить все мои члены, намазать подмышки, побрызгать мое свежевыбритое лицо душистым лосьоном, а через десять минут я начну потеть. Вроде как лосниться. Порой, когда я с кем-то разговаривал, я начинал замечать, что на меня таращат глаза, как если бы моего собеседника что-то беспокоило. Я догадываюсь, что это может быть. Он неожиданно замечает мои открывшиеся поры, а может, его внимание приковано к одной-единственной поре, откупорившейся и сочащейся прямо на него. Я имел опыт наблюдения этого в зеркале, поэтому я могу посочувствовать собеседнику, - это лишает присутствия духа.
        Но ты мог бы рассчитывать, что твоя жена не станет пожирать тебя осуждающими глазами, когда твой метаболизм выходит наружу, особенно в тревожное время.
        Вместо этого она отпускает замечания по поводу улучшения моего внешнего вида.
        - Сбрей усы, Богус. Честное слово, они напоминают лобок.
        Но мне виднее. Мне нужны все до единого мои волоски. Без волос чем я прикрою свои чудовищные поры? Бигги никогда этого не понять; никаких пор у нее нет. Ее кожа такая же гладкая, как попка у Кольма. Я знаю, на что она надеется: что Кольм унаследует ее поры, вернее, отсутствие ее пор. Естественно, это задевает меня. Но мне не безразличен мой сын. Честное слово, никому бы я не пожелал таких пор, как у меня.
        И все же эти конфронтации в ванной ввергают меня в уныние.
        Я отправляюсь в «Бенни», полагая, что, возможно, Ральф Пакер, спорщик, устроил там показательный суд или формулирует какие-нибудь изречения. Но в «Бенни» непривычно пусто, и я, воспользовавшись тишиной, делаю бессмысленный звонок в женское общежитие «Флора Маклей-Холл».
        - Какой этаж? - хотел кто-то знать, и я принялся размышлять, на каком же этаже может жить Лидия Киндли. Высоко, под самой крышей, где птицы вьют гнезда?
        Набираются разные добавочные номера. Девица подозрительным голосом произнесла: -Да?
        - Лидию Киндли, пожалуйста, - попросил я.
        - Кто звонит? - хотели знать на том конце провода. - Это ее сестра по этажу.
        Сестра по этажу? Вешая трубку, я представил себе «братьев по стенам», «отцов по дверям», «оконных матерей» и написал на штукатурке рядом с писсуаром: «Флора Маклей оставалась девственницей до конца».
        В отхожей кабинке, похоже, кто-то попал в беду. Из-под двери выглядывают плетеные сандалии, фиолетовые носки, пара спущенных расклешенных штанин и… явно, беда.
        Кто бы он ни был, он плакал.
        Да, я знаю, как больно бывает писать, поэтому я могу посочувствовать. Вместе с тем мне не хотелось бы вмешиваться. Может, я смогу купить ему пиво в баре, просунуть под дверь, сказать, что это от меня, и по-быстрому уйти.
        В унитазе спускается вода - знаменитые само-спускаюшиеся унитазы «Бенни». В целях экономии воды, как утверждает молва, они снабжены электрическим таймером, чтобы спускать воду во всех унитазах одновременно. Мне пришло в голову, что я присутствую при этом редком моменте!
        Но человек в кабинке тоже слышит этот звук; он почувствовал, что тут кто-то есть, и перестал плакать. Я попытался отойти к дверям на цыпочках. Его голос слабо донесся из кабинки:
        - Пожалуйста, скажите мне, уже стемнело?
        -Да.
        - О господи, - простонал он.
        Внезапно на меня напал страх! Я оглянулся в поисках кого-то. Кого? Заглянул снизу под дверь кабинки - там прятался мокрый мужчина.
        - Кто это был? - спросил я его.
        Дверца кабинки открылась, рванув вверх его клеши. Это был худой, смуглый юноша из тех, что могут быть поэтами и иметь склонность носить одежду бледно-лилового цвета; студент, подрабатывающий в; книжном магазине Рута, он может оказаться как великолепным любовником, так и гомосексуалистом, а может, и тем и другим одновременно.
        - Господи, они ушли? - спросил он. - О, большое вам спасибо. Они велели мне не выходить, пока не стемнеет, но здесь нет окон.
        Взгляд на него вблизи выявил, что он был жестоко избит. Они набросились на него в мужском туалете, заявив, что его место в женском, а не тут. Потом они выпачкали его в моче, натерли нос твердым дезодорантом, ободравшим ему лицо и вызвавшим жгучую боль, как если бы его драили пемзой. От него исходила ужасная смесь запахов; в его кармане оказалась разбитая бутылка туалетной воды «Леопардиха». Если духи вылить в уборную, то и тогда нельзя было бы получить более отвратительного запаха.
        - Господи, - сказал он. - Так вышло, что они не ошиблись. Я голубой, но я мог им и не быть. Я хочу сказать, они не знали, кто я такой. Я просто зашел отлить. Это же естественно, разве нет? Я хочу сказать, что я не пристаю к парням в мужском туалете. У меня есть все, что мне нужно.
        - А как насчет туалетной воды?
        - Они даже не знали, что она у меня есть, - ответил он. - Господи, она не для меня. Это для девушки - моей сестры. Мы вместе живем. Она позьонила мне на работу и попросила купить ей какую-нибудь по дороге домой.
        Ему было больно идти - они действительно разделали его под орех, - поэтому я сказал, что помогу ему выбраться отсюда.
        - Я живу неподалеку, - вздохнул он. - Вам не нужно идти со мной. Они могут подумать, что вы тоже такой.
        Но я проводил его, поддерживая под руку, мимо косящихся парочек у двери. Полюбуйтесь на двух дружков! Один из них выжрал бутылку духов, а затем обоссал свои штаны!
        Сам Бенни занял позицию у стойки бара с блестящими глиняными кружками, делая вид, будто его ничто не касается.
        - Твои унитазы спустило разом, Бенни, - заявил я ему. - Поставь галочку в календаре.
        - Спокойной ночи, мальчики, - откликнулся Бенни, и тщедушный художник за угловым столиком ткнулся носом в свое пиво, потопив в нем момент, когда мы миновали двери.
        - Я знал, что в Айове может быть плохо, - пожаловался мне гомик, - но мне и в голову не приходило, что будет так ужасно.
        Мы стояли на улице возле его дома в конце Клинтон-стрит.
        - Ты был очень мил, - сказал он мне. - Я бы пригласил тебя зайти, но… Я сейчас очень связан, понимаешь. Я никогда раньше не хранил верность до такой степени, честное слово, но этот парень… ты понимаешь, он совершенно особенный.
        - Я не такой, как ты, - ответил я ему. - Я хочу сказать, что я мог бы быть таким, но ты ошибаешься.
        Он взял меня за руку.
        - Это ничего, - сказал он мне. - Я понимаю. Как-нибудь в другой раз, посмотрим. Как тебя зовут?
        - Забудь об этом, - улыбнулся я ему. И зашагал прочь, стараясь оставить его зловоние позади вместе с ним. На этой убогой улочке в своем ярком прикиде он походил на некоего голубого рыцаря, только что явившегося в вымерший от чумы город, отважного, нелепого и обреченного.
        - Не нужно задирать нос! - крикнул он мне вдогонку. - Никогда не оправдывайся, но и не задирай нос!
        Необычный совет от страннейшего из провидцев! Вниз по темной Айова-авеню, где орды мучителей гомиков таятся в каждой подворотне. Оставят ли они меня в покое, если я докажу им, что я правильный? Если мне попадется девушка, должен ли я ее изнасиловать? Посмотрите на меня! Я нормальный!
        Или мне следует оставить отдернутыми занавеси на окнах, когда я вернусь домой к моей рыжеватой львице, растянувшейся на нашей скомканной постели среди журналов и маленьких подушек с вышитыми на них альпийскими пейзажами.
        - Господи, чем это ты пахнешь! - уставилась на меня Бигги.
        И ужас предстоящего объяснения охватил меня, не менее сильный, чем пары сдобренной духами мочи, исходившие от меня после контакта со служащим из книжного магазина Рута. Я представлял собой разжиженную версию его ужасного запаха.
        - В чем это ты? - спросила Бигги. - Кто это был? Ты, подонок…
        - Я всего лишь был в «Бенни», - пытался оправдаться я. - Там в мужском туалете был один гомосексуалист. Знаешь, тот, что работает в книжном магазине Рута? - Но Бигги подползла к краю кровати, обнюхивая меня всего и поднося к носу мои руки. - Честное слово, Бигги, - начал я, пытаясь ущипнуть ее за щеку, но она оттолкнула меня.
        - Ах ты, сукин сын, чертов ублюдок, Богус…
        - Я не сделал ничего плохого, Биг, клянусь…
        - Господи! - воскликнула она. - И ты посмел притащиться с ее запахом ко мне домой!
        - Бигги, это все из-за того проклятого гомика в мужском туалете. Его вываляли в моче, разбили туалетную воду, которая была у него в кармане… - «Вот дерьмо, - подумал я. - Это звучит слишком невероятно, чтобы кто-то мог поверить». И я добавил, совершенно ни на что не надеясь: - Это был очень сильный запах, он впитался…
        - Могу поклясться, что это был сильный запах! - набросилась на меня Бигги. - От нее несло как от сучки, у которой течка! Она оставила свой запах по всему твоему телу!
        - Я ничего такого не делал, Бигги…
        - Это одна из тех индианок в хламиде, с вихляющими бедрами, пахнущая как целый гарем! О, я знаю тебя, Богус! Ты всегда бегал за такими, разве нет? Ты всегда заглядывался на чернокожих, восточных извращенок и смуглых евреек! Черт бы тебя побрал, я вижу тебя насквозь!
        - Ради бога, Биг…
        - Это правда, Богус! - выкрикнула она. - Честное слово, ты всегда бегал за такими, я знаю. За шлюхами с длинными патлами… поганым университетским дерьмом.
        - Господи, Бигги!
        - Ты все время хотел, чтобы я была другой, - заявила она, ударив кулаком. - Посмотри, что ты мне покупаешь. Ты покупаешь мне ужасные тряпки. Повторяю тебе, они мне не идут! У меня слишком широкие бедра. «Не носи лифчик, - говоришь ты мне. - У тебя потрясные титьки, Биг», - уверяешь ты. Но если я не стану носить лифчик, то буду шлепать ими как корова! «Ты выглядишь потрясно», - говоришь ты. Господи, я отлично знаю, как я выгляжу. Да у меня соски больше, чем у некоторых девчонок титьки!
        - Это правда, Биг. Они такие. Но я люблю твои соски, Бигги!
        - Нет, не любишь! - выкрикнула она. - И ты все время повторяешь, что ты не любишь блондинок. «Я не люблю блондинок, как правило», - твердишь ты, а потом грубо хватаешь меня за разные места. «Как правило», - говоришь ты, заставляя меня чувствовать себя…
        - Я сейчас заставлю тебя почувствовать кое-что, - заорал я, - если ты не заткнешься!
        Она отступила назад, между нами оказалась кровать.
        - Только тронь меня, негодяй…
        - Я ничего такого не делал, Биг…
        - Ты, вонючка! - выкрикнула она. - Ты, наверное, занимался этим в сарае! Валялся со свиноматкой в… в навозе!
        Я сорвал с себя рубашку и навис над ней.
        - Понюхай меня, черт бы тебя побрал, Бигги! Пахнут только мои руки…
        - Только твои руки, Богус? - с ледяным спокойствием произнесла она. - Ты что, трахал в сарае пальцем козу, а? - Это было выше моих сил, поэтому я сбросил ботинки, сорвал с себя брюки и набросился на нее, пытаясь стянуть трусы с колен.
        - Ты, животное! - завопила она. - Убери от меня свою грязную тыкалку, Богус! О-о-о-о! Ты не знаешь, какую заразу ты подцепил! Я не хочу из-за тебя иметь то же самое.
        Она увернулась, кинулась к кровати, когда я рванулся за ней, зацепилась подолом своей нелепой вздувшейся ночнушки из отвратительной фланели, которая разорвалась по шву до самого горла, и упала плашмя на кровать. Я почти накрыл ее собой, когда она изо всех сил лягнула меня своими мощными ногами лыжницы прямо в грудь, оставив в моих руках лохмотья ночной рубашки, и рванула в коридор. Я поймал ее сзади у дверного проема, но она через мое плечо вцепилась одной рукой прямо мне в волосы, просунув другую меж своих ног, она потянулась в сторону моего мужского естества. Я произвел быструю и точную подсечку - самую лучшую, уверен, за всю мою карьеру борца. Я был уверен, что она будет ошарашена, но она резко ударила локтем мне по горлу и вцепилась в меня руками и коленями. С Бигги всегда нужно следить за ее ногами. Я запоздало попытался отбиться от нее, брыкаясь, но она вскочила и потащила меня на спине через комнату, ковыляя к комоду, перед которым ловко скрутила меня, стараясь засунуть мою голову и плечи в выдвинутый ящик.
        В глазах у меня заплясали звезды, и я прикусил язык, который, несмотря на постоянное при-кусывание в каждом поединке в течение всей моей спортивной карьеры, я так и не научился держать во рту. Я вцепился ей в бедро, когда она попыталась отскочить от комода, ловко блокируя ее свирепый апперкот лбом, и, пока она потирала больное место рукой, я увернулся от ее колена и опрокинул ее на пол боковой подсечкой - на этот раз захватив ножницами ног и придавив ее дальнюю руку своим телом (отчаянный маневр, который я часто использовал в своей карьере). Она молотила свободной рукой, пытаясь куда-нибудь попасть. Я воспользовался этим моментом, чтобы закрепить свое преимущество, и захватил обе ее руки, согнув их под прямым углом к телу и приподняв ее с упором на шею сзади. Она сучила своими смертоубийственными ногами вокруг меня, хотя и была накрепко зажата; на самом деле, я ее даже отправил в туше. Но здесь поблизости не было рефери, чтобы шлепнуть по мату и развести нас. Двойной захват руками причинил ей боль, я это знал, поэтому плавно придвинул свой бледный живот к ее голове, подсунув пупок прямо к ее
разгоряченной щеке, следя, чтобы она не укусила. Я старался быть осторожным, чтобы не потерять захват; в такие наиважнейшие моменты я частенько обнаруживал дурную привычку неожиданно оказываться пригвожденным к полу. Я придвинул свой уязвимый орган к ее взбешенному глазу, стараясь, однако, держать его вне досягаемости ее крепких зубов.
        - Я откушу его к чертовой матери, клянусь! - прохрипела Бигги и напряглась против моего двойного захвата, зажавшего ее, словно тиски.
        - Будь добра, сначала понюхай, Биг, - взмолился я, проводя животом по ее гладкой щеке; ее тяжелые колени плавно зашли за мою склоненную голову, и я ощутил тяжелый удар по спине. - Пожалуйста, понюхай, - попросил я снова, - и честно скажи, чем там пахнет. И пахнет ли мое естество чужим, есть ли там гаремный запах, Биг? И не пахнет ли оно исключительно мной? - Ее ноги стали колотить помедленней; я увидел, как она сморщила нос. - Исходя из этой экспертизы, Биг, - продолжил я, - исходя из своего богатого опыта в том, что касается моего запаха, можешь ли ты с чистой совестью утверждать, будто ты обнаружила хоть слабейший намек на присутствие чего-нибудь необычного? Рискнешь ли ты утверждать, что этот живот скользил по чужому животу и впитал в себя его запах? - Я почувствовал, как она съежилась, ощутил обезоруживающий трепет против двойного захвата и позволил ей повернуть немного лицо и скользнуть носом куда надо - там на ее щеке покоился мой член. «Он не пощадил живота своего, чтобы спасти свою женитьбу». - Ну и чем он пахнет, Биг? - ласково спросил я ее… Уловила ли ты признак преступного полового
сношения?
        Она покачала головой. Мой нервный малыш лежал под ее носом, на ее верхней губе.
        - Но твои руки… - В ее голосе улавливалось сомнение.
        - Я прикасался к избитому гомику, покрытому мочой и духами, Биг. Я отвел его домой. Мы пожали друг другу руки.
        Мне пришлось посадить ее напротив себя, прежде чем я разомкнул свой двойной захват, и приложиться кровавыми губами к ее шее - мой язык все еще кровоточил, и тонкая струйка крови стекала по горлу. Над моим левым ухом кожа туго натянулась на вздувшейся от удара об ящик комода шишке. Я представил себе повреждения, нанесенные ящичку с дамским бельем. Были ли трусики потрясены этим ударом - скомканные, забились ли они в самый дальний угол ящика и затаились там, встревоженные?
        Позже, в нашей нежной борьбе под одеялом, Бигги сказала мне:
        - Подвинь руку, побыстрей. Нет, сюда… нет, не сюда. Да, сюда,..
        И, доставляя удовольствие нам обоим, она начала плавно двигаться подо мой в свойственной ей манере, которая вызывала у меня опасение, как бы она не уплыла от меня. Но она никогда этого не делает, и даже не собирается. Скорее она гребла куда-то в нашей лодке, а я просто прилаживался к ее легкому сильному скольжению. Весь секрет крылся в неутомимости ее сильных ног.
        - Должно быть, эти движения полезны для лыжников, - заметил я ей.
        - Да, у меня хорошие мышцы, - сказала Бигги, легко раскачиваясь, словно широкая лодка на покрытом зыбью море.
        - Я люблю твои мышцы, - сказал я ей.
        - О, ладно тебе. Не эту мышцу. И вовсе не мышцу, - сказала она. - Знаешь, для девушки у меня слишком много мышц.
        - Ты - сплошные мышцы, Биг.
        - Ну, не совсем… Нет, хватит тебе, ты вовсе не о мышцах, черт побери…
        - Это место лучше, чем мышца, Биг.
        - Еще бы, Богус,
        - И это занятие для тебя лучше, чем катание на лыжах, Биг. К тому же оно куда веселее…
        - Знаешь, мне не хотелось бы выбирать, - сказала она, и я глубже вошел в нее за это.
        Будучи тяжелой, Бигги способна переворачиваться мгновенно, словно лодка, захваченная и унесенная прибоем. Я покачивал ее - мы плыли очень медленно. Мы ничего не весили. Затем море внезапно изменилось и швырнуло нас на берег, где закончилась наша невесомость и где я лежал, как выброшенное на песок тяжелое бревно, а Бигги лежала подо мной, такая же спокойная, как вода в пруду.
        Позже она сказала:
        - Что ж, пока-пока, - но сама даже не пошевелилась.
        - Пока! - ответил я. - Куда ты собираешься? Но она лишь сказала:
        - Знаешь, Богус, на самом деле ты не такой уж плохой.
        - Ну конечно же, Биг, - подтвердил я, стараясь говорить как можно более небрежно. Но мой голос прозвучал хрипло и глухо, как если бы я давно не говорил. «О, медленный, бархатный голос благополучного совокупления! Я помню, как я встретил тебя, Бигги…»
        Глава 15
        ПОМНИШЬ, КАК БЫЛ ВЛЮБЛЕН В БИГГИ?
        Сквозь старинный сумрак Тауернхоф-Келлер я тащил потерявшего сознание Овертарфа к лестнице. Я не слишком волновался насчет него. Плохо управляемый диабет Меррилла часто замутнял его сознание, потом снова прояснял - его организму либо недоставало сахара, либо было слишком много.
        - Слишком много алкоголя, - заметил герр Халлинг сочувственно.
        - Слишком много инсулина или слишком мало, - сказал я.
        - Он, должно быть, сумасшедший, - сказала Бигги, хотя была убеждена в этом. Она последовала за нами вверх по лестнице, игнорируя занудство своих уродливых товарок.
        - Нам пора идти, - ныла одна из них.
        - Это не наша машина, - заявила мне вторая. - Она принадлежит команде.
        Пересекая лестничную площадку вместе с Бигги, я догадывался, что она заметила, какой я невысокий. Она смотрела на меня немного сверху. Чтобы компенсировать это, я делал вид, будто мне ничего не стоит тащить Меррилла: подкидывал его, словно мешок картошки, и переступал через две ступени сразу, чтобы Бигги видела, что я хоть и маленький, но зато сильный.
        Волоча Меррилла в его комнату, я ударил его головой о дверной косяк, на который налетел, потому что от натуги у меня потемнело в глазах. Бигги вздрогнула, но Меррилл лишь пробормотал:
        - Не сейчас, пожалуйста. - Он открыл глаза, когда я свалил его на постель, и уставился на верхний свет, словно это был сверхинтенсивный пучок света от лампы над операционным столом, на котором он лежал, неподвижный, ожидая операции. - Я ничего не чувствую, ничего, - заявил он анестезиологу, затем он ослабел и сонно закрыл глаза.
        - Если вы хотите все вытащить из этого чемодана, проворчал он, - то должны положить все обратно на место.
        Пока я извлекал все эти пузыречки с индикаторами и пристраивал подставку с пробирками для теста его мочи над раковиной, Бигги прошептала своим гарпиям у двери, что соревнования закончились, что комендантского часа нет и что машина была взята под честное слово и будет возвращена.
        - У Меррилла есть машина… - бросил я на немецком Бигги, - если ты захочешь остаться.
        - Это еще зачем? - спросила она. Вспомнив вранье Меррилла, я сказал:
        - Я хочу показать тебе стихи, посвященные тебе.
        - Мне очень жаль, Боггли, - пробормотал Меррилл, - но это были такие потрясные сиськи. Господи, ну и приманка… я просто должен был выстрелить по ним. - Но он тут же заснул, совершенно обессиленный.
        - Машина… - все скулила одна из уродок. - В самом деле, Бигги…
        - Мы просто должны вернуть ее, - вмешалась вторая.
        Бигги обвела комнату Меррилла и меня заодно холодным, вопросительным взглядом. Где бывший прыгун с шестом держит свой шест?
        - Нет, пожалуйста, не сейчас, - объявил всем Меррилл. - Мне нужно пописать… да!
        Жонглируя пузырьками и пробирками для теста мочи, я повернулся к девицам, толпившимся у двери, повторив Бигги на немецком:
        - Он должен пописать, - и с надеждой добавил: - Ты можешь подождать за дверью.
        О, теплая, крепкая велюровая глыба!
        Затем я оказался отрезанным дверью от их бормотания в коридоре, до меня доносился лишь сердитый шепот гарпий Бигги и ее спокойное возражение.
        - Ты не забыла, что утром за завтраком у нас встреча…
        - А кто собирается пропускать завтрак?
        - Тебя спросят о сегодняшнем вечере…
        - Бигги, а как же Билл?

«Билл?» - подумал я, пока, покачиваясь, вел Меррилла к раковине; его руки хлопали, словно крылья какой-то слабой, неуклюжей птицы, которая пыталась взлететь.
        - А при чем тут Билл? - резко прошептала Бигги.
        Правильно! Передайте Биллу, что она сбежала с прыгуном с шестом!
        Но ненадежное положение Меррилла у раковины потребовало всего моего внимания. На стеклянной полочке, где находилась зубная паста, стояла подставка для пробирок с растворами веселых расцветок для определения уровня сахара в моче. Овертарф уставился на них точно таким же влюбленным взглядом, каким, как я видел, взирал на яркие бутылки позади стойки бара, и мне пришлось удерживать его локоть, чтобы он не соскользнул в раковину, пока я пытался пристроить его обвислый стручок в специальную кружку для писания - пивную глиняную кружку, украденную им в Вене; он любил ее потому, что у нее имелась крышка и в нее вмещалась почти кварта.
        - Все в порядке, Меррилл, - сказал я ему. - Давай, писай. - Но он лишь глазел на подставку с пробирками, как если бы никогда раньше ее не видел.
        - Проснись, малыш, - теребил я его. - Ну, давай! Пи-пи. - Но Меррилл только косил взглядом сквозь пробирки на свое смертельно бледное лицо, отражавшееся в зеркале. Через плечо он увидел меня, маячившего за ним, - зловещего типа, который, прижавшись к нему изо всех сил, старался удержать его в вертикальном положении. Он уставился на мое отражение крайне враждебно - он меня, видимо, не знал.
        - Отпусти мою пипиську, эй ты, - сказал он отражению.
        - Меррилл, заткнись и писай.
        - Неужели это все, о чем вы думаете? - прошептала Бигги своим товаркам в коридоре.
        - Ну так что нам сказать Биллу? - спросила одна из гарпий. - Знаешь, я не собираюсь врать, если он меня спросит, я все ему скажу.
        Я открыл дверь, затем, удерживая Меррилла за талию, пристроил его краник в кружку для писания.
        - А почему бы вам не рассказать ему все, даже если он и не спросит? - обратился я к этим крокодилицам.
        Затем я закрыл дверь и направил Меррилла снова к раковине. Где-то на полпути он начал мочиться. Резкий смех Бигги, видимо, задел какую-то особо чувствительную его часть, потому что он дернулся, освобождая мой большой палец от зажима крышки и попадая ногой в упавшую кружку. Рванувшись в сторону, он написал мне прямо на колени. Я схватил его у изножья кровати, где он скрючился, продолжая пускать мочу высокой дугой; лицо Меррилла по-детски скривилось от обескураживающей его боли. Я крепко обхватил его, перегнувшись через спинку кровати, и он мягко рухнул на постель, выпустив финальную струю прямо в воздух, потом он отвалился на подушку. Я поставил кружку на пол, обмыл ему лицо, перевернул подушку и накрыл друга тяжелым стеганым одеялом, но он лежал неподвижный, с потухшим взглядом. Я смыл с себя его мочу и, собрав при помощи пипетки остатки ее из кружки, капнул по капле в разные пробирки: в красную, зеленую, голубую и желтую. Затем я сообразил, что не знаю, где таблица цветов. Я понятия не имел, в какой цвет должен измениться красный или какой цвет означает опасность в голубой пробирке, и должен ли
зеленый оставаться прозрачным или же стать мутным, и зачем нужен был желтый. Я лишь наблюдал за действиями Меррилла, потому что он всегда приходил в себя в момент, когда надо было интерпретировать цвета. а подошел кровати, где он сейчас, кажется, спал, и как следует шлепнул его по лицу; он сжал зубы, что-то пробормотал и не проснулся, так что я довольно сильно пнул его в живот. Но вышло лишь «чпок»! А Меррилл даже не вздрогнул.
        Поэтому мне пришлось рыться в его рюкзаке, пока я не нашел его шприцы, иголки, пузырьки с инсулином для инъекций, пакетики с конфетами, его дешевую трубку и, на самом дне, таблицу цветов. Из нее я узнал, что все в порядке, если красный стал оранжевым, если голубой и зеленый стали одинаковыми и если желтый стал мутно-малиновым; все не в порядке, если красный «слишком быстро» стал мутно-малиновым, или если зеленый и голубой поведут себя по-разному, или если желтый превратится в оранжевый и станет прозрачным.
        Но когда я повернулся к подставке с пробирками, цвета уже поменялись, и я сообразил, что не помню, какой из них был каким. Затем я прочитал в таблице, что нужно делать, если вы обнаружили, что ваш сахар опасно высок или же, наоборот, низок. Разумеется, следовало обратиться к доктору.
        За дверью в коридоре царила тишина, и я огорчился, что Бигги ушла, пока я тут возился с писькоструйным механизмом Меррилла. Потом я начал беспокоиться о нем, поэтому я посадил его вертикально, подняв за волосы; затем, придерживая ему голову, залепил увесистую пощечину по серой щеке, потом еще одну и еще, пока его глаза не открылись и он не уронил подбородок на грудь. Обращаясь к шкафу или еще какому-то месту за моим плечом, он разразился громким, душераздирающим криком боли.
        - Мать твою так! - заорал Меррилл. - Мать твою так, чтоб тебе сдохнуть!
        Потом он назвал меня Боггли совершенно нормальным голосом и сказал, что страшно хочет пить. Поэтому я дал ему воды, много воды, и вылил малиновое, сине-зеленое, оранжевое содержимое пробирок в раковину и вымыл остальные пробирки, на случай если он проснется ночью, ни черта не соображая, и решит выпить из них.
        Когда я закончил с уборкой, он спал, и поскольку я был зол на него, то я выжал полотенце прямо ему в ухо. Но он даже не шевельнулся. Я вытер ухо, выключил свет и прислушался в темноте к его дыханию, чтобы убедиться, что все в порядке.
        Он был для меня величайшей загадкой. Чтобы упорно уничтожающий себя дурак мог оказаться до такой степени неистребимым? И хотя я страшно расстроился из-за потери этой большой девушки, я не перестал любить Меррилла Овертарфа.
        - Спокойной ночи, Меррилл, - прошептал я в темноту.
        И когда я вышел в коридор и закрыл за собой дверь, он сказал:
        - Спасибо тебе, Боггли.
        В коридоре, одна-одинешенька, стояла Бигги.
        Она застегнула свою парку; на верхнем этаже Тауернхофа отопления не было. Она стояла немного съежившись, переступая с одной ноги на другую, пошаркивая ими; она казалась сердитой и застенчивой одновременно.
        - Дай мне посмотреть стихотворение, - сказала она.
        - Оно еще не окончено, - ответил я, и она посмотрела на меня с вызовом.
        - Тогда закончи его, - потребовала она. - Я подожду… - Подразумевается, что она ждала меня все это время затем, чтобы сказать, что я должен вознаградить ее за это чем-то стоящим.
        В моей комнате, находившейся рядом с комнатой Меррилла, она плюхнулась на кровать, как неловкий медведь. Эта поза лишила ее грации. Она ощущала себя слишком большой для этой комнаты и для этой кровати, к тому же ей было холодно; она так и не расстегнула парки и куталась в стеганое одеяло, пока я слонялся вокруг стола, делая вид, будто пишу стихи на клочке бумаги, на котором уже что-то было написано последним постояльцем этой комнаты. Но это было на немецком, поэтому я перечеркнул все, как если бы мне разонравилось написанное.
        Меррилл глухо стукался головой о перегораживающую наши комнаты стенку; до нас доносились его приглушенные выкрики.
        - О, он не умеет кататься на лыжах, но он ни за что не промахнется своим шестом!
        На кровати, не меняя выражения, большая девушка ждала стихотворение. Поэтому я попытался его сочинить.
        Она сплошь велюр и мышцы,
        Втиснутые в виниловый футляр;
        Прикреплены к стремительным лыжам
        Ноги ее в пластике,
        Мягкие и влажные от пота
        Волосы ее под шлемом…
        Влажные от пота? Нет, не влажные, подумал я, вспоминая о ней, ожидающей на кровати. Никаких влажных волос!
        Лыжницы не похожи на бабочек легких,
        Словно фрукт, тяжела и тверда она,
        Как у яблока, гладка ее кожа,
        И так же прочна. Но
        Вся маис и зерно - внутри она.
        Ух! Можно ли как-то улучшить плохое стихотворение? У кровати она нашла мой магнитофон, зашуршала катушкой, лаская наушники. Надень их, мысленно приказал я, затем ужаснулся от того, что она может услышать. Без всякого выражения она нажала на кнопки и поменяла катушку. Продолжай стихотворение!
        Глянь! Как держит палки она!
        Нет, господи боже…
        Когда срезает горы она,
        Как саквояж, аккуратный и тяжелый, упакованная
        Хранящий металло-пластико-кожаные ее
        Части, от грации ее веет силой.
        И она выглядит такой милой?
        Господи, нет.
        Но откройте ее, не на холоде.
        Расстегните все ремешки, «молнии» и завязки,
        распакуйте ее!
        Свободные, блуждающие и теплые вещи -
        внутри у нее,
        Мягкие и круглые вещи - поразительные,
        Неизведанные вещи!
        Осторожно! Она прокручивает катушку с моей жизнью, погружается в нее, прогоняет назад, останавливает, проигрывает заново. Слушая песенки, грязные истории, разговоры, споры и мертвые языки на моей ленте, она, возможно, решает уйти. Неожиданно она, приглушив звук, вздрогнула. Наконец я понял, какую пленку она прокручивает: Меррилл Овертарф форсирует двигатель своего «Зорн-Витвера-54». Ради всего святого, поторопись со стихотворением, а то будет поздно! Но потом она снимает наушники - дошла ли она до того места, где мы с Мерриллом вспоминаем наш совместный опыт с официанточкой из «Тиергартен-кафе»?
        - Дай мне взглянуть на твой опус, - говорит она. «Сплошь мышцы и велюр», она делится одеялом и читает стихотворение, сидя очень прямо: в куртке, штанах, ботинках, завернувшись в одеяло и заполнив собой кровать, словно большой дорожный кофр, с которым вам придется разобраться, прежде чем вы сможете лечь спать. Она прочла серьезно, беззвучно шевеля губами.
        - «Вся маис и зерно»? - произнесла она громко, едва ли не с отвращением глядя на поэта. В холодной комнате от ее дыхания поднимался пар.
        - Потом вышло лучше, - сказал я, не совсем в этом уверенный. - По крайней мере, не хуже.

«От ее грации веет силой». Одеяло не такое большое, чтобы с кем-то делиться; она начинает убеждаться, что его в лучшем случае хватает на три четверти кровати. Сняв ботинки, она поджимает под себя ноги и натягивает на себя одеяло. Разорвав жевательную резинку, она дает мне большую половину; наше взаимное чавканье нарушает тишину комнаты. В комнате не хватает тепла даже для того, чтобы заиндевели стекла; с четвертого этажа мы можем обозревать голубой снег под луной и крохотные огоньки, растянутые вереницей на леднике, - далеко у домиков спасательной станции, где, как я представлял себе, суровые мужчины с недюжинной дыхалкой наставляют рога. Их окна покрыты инеем.

«Внутри у нее…»
        - «Свободные и блуждающие вещи»? - прочитала она. - Что это еще за блуждающее дерьмо? Мой разум, ты хотел сказать? Блуждающие мозги, да?
        - О нет…
        - «Блуждающие и теплые вещи», - произнесла она.
        - Это всего лишь часть твоего образа, как саквояжа, - пояснил я. - Так сказать, усиленная метафора.
        - «Мягкие и круглые вещи…» - прочла она. - Ну, я полагаю…
        - Это очень плохое стихотворение, - признался я.
        - Ну, не такое уж и плохое, - возразила она. - Я ничего не имею против. - Она сняла парку, и я придвинулся к ней немного ближе, мое бедро - к ее. - Я просто сняла парку, - сказана она.
        - А я просто взял себе немного одеяла, - сказал я, и она улыбнулась мне.
        - Это всегда такое серьезное дело, - сказала она.
        - Одеяло?
        - Нет, секс, - ответила она. - Почему это должно быть таким серьезным? Тебе нужно делать вид, будто я для тебя нечто особенное, когда на самом деле ты не знаешь, так ли это.
        - Мне кажется, что ты именно такая.
        - Не ври, - оборвала она меня. - Не нужно быть серьезным. Это не серьезно. Я хочу сказать, что для меня ты никакой не особенный. Просто ты меня забавляешь. Но мне совсем не хочется делать вид, будто я сражена тобой или что-то в этом роде.
        - Я хочу с тобой переспать, - сказал я.
        - Я это знаю, - сказала она. - Разумеется, ты хочешь, но мне больше нравится, когда ты меня смешишь.
        - Я буду веселым, - пообещал я, вставая с одеялом, которое обернулось вокруг меня на манер накидки с капюшоном, пошатываясь, я направился к ней. - Я обещаю, - сказал я, - выкидывать всякие фокусы и смешить тебя всю ночь напролет.
        - Ты слишком стараешься, - сказала она, усмехнувшись. Поэтому я присел в ногах кровати и накрылся с головой одеялом.
        - Скажи, когда замерзнешь, - глухо проговорил я под одеялом, слушая, как она коротко засмеялась, чавкнув жвачкой.
        - Я не смотрю, - сказал я. - Ты не думаешь, что это исключительно удобный случай, чтобы раздеться, а?
        - Ты первый, - потребовала она, и я начал потихоньку, одно за другим, протягивать ей свою одежду из-под одеяла. Она молчала, и я представил себе, как она готовится ударить меня стулом.
        Я стянул с себя свитер с высоким горлом, клетчатую рубашку, вязаные носки до колен и кожаные брюки.
        - Господи, какие тяжелые брюки, - заметила она.
        - Чтобы поддерживать мою фигуру, - отозвался я, подглядывая за ней из-под одеяла.
        Она сидела, в полной экипировке, у изголовья кровати и смотрела на меня. Когда я высунулся, она сказала:
        - Ты еще не до конца разделся.
        Забравшись обратно под одеяло, я принялся сражаться со своими кальсонами. Наконец я их стянул, прижал на какое-то время к низу живота, потом деликатно протянул их ей - редкий подарок. Я почувствовал, как она задвигалась на кровати, и стал ждать в своей палатке, весь напрягшись, как ствол дерева.
        - Не смотри, - велела она. - Если ты посмотришь, тогда все кончено.

«Расстегните все ремешки, „молнии“ и завязки, распакуйте ее!» Или лучше позвольте ей сделать это самой. Но зачем она делает это?
        - Кто такой Билл? - спросил я.
        - Найди меня, - сказала она, юркнув ко мне под одеяло. - Кто ты такой? - спросила она, садясь так, что ее колени оказались прижатыми к моим, на индийский манер. Она подвернула часть одеяла под себя, загораживая свое загорелое тело от света. На ней все еще были носки.
        - У меня замерзли ноги, - сказала она, заставляя меня смотреть ей прямо в глаза и никуда больше.
        Но я снял с нее носки. Большие широкие ступни и сильные щиколотки крестьянки. Я засунул ее ступни меж своих колен, прижал их икрами и обхватил руками ее колени.
        - У тебя есть имя? - спросила она.
        - Богус.
        - Нет, серьезно…
        - Серьезно, Богус.
        - Тебя так назвали родители?
        - Нет, они звали меня Фредом.
        - О, Фред, - по тому, как она произнесла это, вам сразу становилось ясно, что оно звучит для нее не лучше, чем «дерьмо».
        - Поэтому меня зовуг Богус, - сказал я.
        - Прозвище?
        - Правда, - признался я.
        - Как Бигги, - сказала она и самодовольно улыбнулась; она посмотрела вниз на свой золотой треугольник. - Да, парень, я и в самом деле очень большая.
        - Ну да, - согласился я, одобрительно погладив ее длинные бедра; ее мускулы напряглись под моими руками.
        - Я всегда была большой, - сказала она. - Так что мне всегда прочили великанов. Футболистов и баскетболистов - больших, неуклюжих парней. Как будто так важно быть одинаковыми. «Нужно подыскать кого-нибудь крупного для Бигги». Словно они подыскивали для меня еду. Да и еды мне давали всегда больше чем надо - почему-то всем казалось, что я постоянно голодная. На самом деле у меня очень маленький аппетит. Почему-то все считают, раз ты большая, то тебе надо много есть. Это все равно как быть богатой. Если ты богатая, то все думают, что тебе могут нравиться только дорогие вещи. И если ты большого размера сама, то тебя должно привлекать вес большое.
        Я дал ей выговориться. Я прикоснулся к ее груди, подумав о других больших ее частях, а она продолжала говорить, избегая теперь моих глаз и глядя на мою руку с легким беспокойством. До чего он дотронется теперь?
        - Даже в машинах, - продолжила она. - Ты сидишь на заднем сиденье с двумя или тремя другими людьми, и они не спрашивают никого, кто поменьше, достаточно ли ему места; они спрашивают тебя, достаточно ли тебе места. Но ведь если трое или четверо набиваются в одну машину, то места никому не бывает достаточно, правильно? Но все почему-то считают, что об этом надо спрашивать исключительно у меня.
        Она замолчала, схватив мою руку, крадущуюся вниз живота, и крепко прижала ее.
        - Ты не думаешь, что ты должен что-то сказать, а? - спросила она. - Мне кажется, что ты должен мне что-то сказать. Я ведь не шлюха. Я не занимаюсь такими вещами каждый день.
        - Мне это и в голову не приходило.
        - Ты же меня совсем не знаешь.
        - Я, серьезно, хочу тебя узнать, - сказал я ей. - Но ведь ты не хочешь, чтобы я был серьезным. Ты хочешь, чтобы я тебя смешил!
        Она улыбнулась и позволила моей руке подняться к ее груди и застыть.
        - Ничего, можешь быть чуть посерьезней, чем сейчас, - сказала она. - Ты должен поговорить со мной немного. Ты должен поинтересоваться, почему я это делаю.
        - Да, да, почему? - отозвался я, и она засмеялась.
        - Ну, я сама не знаю.
        - А я знаю, - сказал я ей. - Тебе не нравятся большие парни.
        Она покраснела, но теперь позволила взять обе свои груди; ее руки на моем запястье чувствовали мой пульс.
        - Ты не такой уж и маленький, - улыбнулась она.
        - Но я ниже тебя.
        - Ну да, но ты не такой уж маленький.
        - Я не возражал бы стать еще меньше.
        - Господи, и я тоже, - сказала она, пробежавшись рукой по моей ноге, в том месте, где я захватил ее ступни. - У тебя явно многовато волос, - заметила она. - Я никогда бы и не подумала…
        - Извини.
        - О, это не страшно.
        - Я твой первый нелыжник? - спросил я ее.
        - Знаешь, я не так часто сплю с мужчинами.
        - Я знаю.
        - Нет, не знаешь, - возразила она. - Не говори того, чего ты не знаешь. Когда-то я знала одного парня, который не был лыжником.
        - Хоккеиста?
        - Нет, - засмеялась она. - Футболиста.
        - Но он был большим?
        - Ты угадал, - сказала она. - Мне не нравятся большие парни.
        - Я ужасно рад, что я не большой парень.
        - Так ты проигрываешь всякие записи, да? - спросила она. Это был серьезный вопрос. - Все эти пленки… Но ведь на них ничего такого нет, да? Ты говоришь, что ничем не занимаешься?
        - Я твой первый никто, - сказал я и, испугавшись, что она воспримет это слишком серьезно, наклонился и поцеловал ее - в сухой рот, стиснутые зубы, запрятанный язык. Когда я поцеловал грудь, ее пальцы нашли мои волосы, они слегка дернули их - казалось, она хотела оттянуть меня от себя.
        - Что такое?
        - Моя жвачка.
        - Твоя что?
        - Моя жвачка, - повторила она. - Она прилипла к твоим волосам.
        Уютно устроившись между ее сосков, я сообразил, что, видимо, проглотил свою.
        - Я проглотил свою, - сказал я.
        - Проглотил?
        - Ну, я что-то проглотил, - сказал я. - Возможно, это был твой сосок.
        Засмеявшись, она подняла свои груди, приложив их к моему лицу.
        - Оба на месте.
        - А у тебе их два?
        Затем она растянулась на животе во всю длину кровати, добравшись до пепельницы на ночном столике, куда пристроила жвачку и пучок моих волос. Обернув одеяло вокруг плеч, как накидку, я потянулся поверх нее. Не зад, а тыква-рекордсмен! На ней невозможно было лечь ровно.
        Она повернулась, так что мы могли обвить друг яруга, и, когда я поцеловал ее, ее зубы разомкнулись. В голубом свете, в котором поблескивал за окном снег, мы прижались под пологом из одеяла рассказывая друг другу о своей неясно какой учебе и еще более неясных впечатлениях о книгах, друзьях, спорте, растениях, предпочтениях, политике, религии и оргазме.
        И под жарким одеялом (раз, два, три раза) гудение летящего низко самолета, казалось, уносило нас за пределы этой холодной комнаты, через все эти голубые мили ледника, туда, где мы взрывались, и наши обгорелые части разлетались в разные стороны, затухая, словно горящие спичечные головки в снегу. Мы лежали порознь, почти не касаясь друг друга, откинув в сторону одеяло, пока кровать не остыла и не затвердела, как снежный покров ледника. Затем мы обнялись против кромешной темноты и лежали под одеялом, словно заговорщики, пока первый луч солнца не блеснул на вершине ледника. Наконец его яркое металлическое сверкание прорезало медленные ручейки в морозном узоре на оконном стекле.
        И тут в резком солнечном свете расплывчато появилась трясущаяся фигура Меррилла Овертарфа в его собственном одеяле, лицо его казалось серее городского снега, одна рука поддерживала хилый фаллос, а вторая - инсулиновый шприц с тремя кубиками мутной жидкости, чтобы привести в порядок его плохую химию.
        - Боггли, - начал он заиндевевшим от холода голосом, выдававшим его дурной сон; будучи в жару, он сбросил с себя одеяло и пролежал голый всю холодную ночь, описал постель и проснулся, обнаружив, что зад его примерз к заледенелой простыне. А когда он наполнил свой утренний шприц инсулином, его руки так трясло от холода, что он не смог сделать себе укол.
        Я прицелился иглой в его голубое бедро и осторожно воткнул, но она отскочила. Однако он ничего не почувствовал, поэтому я снова поднял руку и вогнал шприц с иглой, словно дартс, - таким образом, я видел, делают доктора, вводя иглу немного глубже.
        - Господи, ну и мускулы у тебя, - проворчал Меррилл, и я, не желая и дальше причинять ему боль, нажал пальцем на стержень, быстро выдавив лекарство.
        Но оно сопротивлялось нажиму - это была густая, тягучая жидкость, словно комок теста. Теряя сознание, он попытался сесть, прежде чем я успел выдернуть иглу, и отделившийся шприц оставил ее в Меррилле. Он упал поперек кровати, постанывая, пока я искал иглу и извлекал ее из него. Затем я осмотрел его на предмет обморожений, а он с интересом разглядывал Бигги, словно видел ее впервые; он сказал по-немецки, позабыв, что она понимает:
        - Ты получил ее, Боггли. Молодец, парень. Молодец!
        Но я лишь улыбнулся Бигги:
        - Это она получила меня, Меррилл.
        - Мои поздравления вам обоим, - сказал он, что заставило Бигги улыбнуться. Он выглядел таким замерзшим и несчастным, что мы засунули его под одеяло к себе, согревая уютным теплом постели и прижимаясь к нему с обеих сторон, когда его начала бить безудержная дрожь. Так мы обнимали его, пока он не начал потеть и пытаться делать какие-то телодвижения, утверждая, что ему будет куда комфортнее, если он повернется лицом к Бигги, а не ко мне.
        - Я в этом не сомневаюсь, Меррилл, - сказал я. - Но поверь мне, что тебе лучше лежать так, как сейчас.
        - Его руки уже совсем отогрелись, - подала голос Бигги. - Я это отлично чувствую.
        Позже его руки были заняты баранкой. Пока Бигги и я кормили его апельсинами с заднего сиденья, Овертарф гнал свой «Зорн-Витвер-54» по хрустящей снегом главной улице Капруна. На ней больше никого не было, кроме спешившегося - чтобы согреться - почтальона, который шагал рядом с почтовыми санями и уговаривал лохматую лошадку, чье теплое дыхание вырывалось наружу, словно выхлопные пары дизеля. Высоко вверху солнце нагрело корку ледника, но деревушки в долине оставались замерзшими до позднего утра, слой серебряной пыли лежал на всем. А воздух казался таким холодным, что дышать можно было лишь с большой осторожностью, маленькими глотками. Капрун сковал такой лютый холод, что, если бы мы дунули в рожок, дома дали бы трещины.
        У гостиницы для лыжников мы с Мерриллом дожидались, пока Бигги закончит свои дела, наблюдая за растущим на крыльце числом лыжников мужского пола, которые поглядывали на нас сверху вниз. Который из них Билл? Они все выглядели одинаковыми.
        - Ты бы лучше впустил немного воздуха, - поморщил нос Меррилл.
        - Зачем?
        - Затем, что ты воняешь, - фыркнул Меррилл. Да! На мне остался густой медовый запах Бигги! - И в машине тоже воняет, - пожаловался Меррилл. - Черт возьми, все вещи пахнут так, как если бы они только что трахнулись.
        Лыжники с крыльца внимательно осматривали Меррилла, полагая, что он и есть главный виновник.
        - Если они на нас нападут, - предупредил меня Меррилл, - не думай, что я собираюсь отвечать за то, чего не делал. - Но они только взирали на нас с высоты; несколько женщин-спортсменок вышли на крыльцо, и теперь они тоже толклись на нем.
        Затем появился гладкий, аккуратный мужчина, постарше остальных, который уставился на «Зорн-Витвер-54», словно это был пустой танк.
        - Это тренер, - сказал я, когда он спустился с крыльца и приблизился к окошку машины Меррилла - пластиковым шторкам, застегивающимся на манер детских непромокаемых штанишек. Меррилл расстегнул их, и тренер просунул внутрь свою голову.
        В очередной раз полагая, что никто, кроме него, не говорит по-немецки, Меррилл произнес:
        - Добро пожаловать в вагину, - но тренер, кажется, не расслышал.
        - Что это за машина? - спросил он. Его лицо напоминало лица футболистов на старых обертках для жевательной резинки. Все они были в шлемах, поэтому их головы казались одинаковыми, а может, эти шлемы были у них вместо голов.
        - «Зорн-Витвер-54», - ответил Меррилл. Тренеру это ни о чем не говорило.
        - Такую теперь не часто увидишь, - сказал он.
        - И в пятьдесят четвертом такую можно было увидеть не чаще, - заметил Меррилл.
        Бигги спускалась с крыльца с голубой фирменной сумкой авиакомпании, сумкой с эмблемой лыжной команды США и огромным пальто из бобрика. Один из членов команды нес ее лыжи. Я вылез наружу, чтобы открыть для нее дверцу машины. Интересно, этот с лыжами и есть Билл?
        - Это Роберт, - представила его Бигги.
        - Привет, Роберт.
        - Что это за машина? - спросил Роберт. Тренер подошел к багажнику.
        - Какой большой багажник, - удивился он. - В наше время таких уже не делают.
        - Нет.
        Роберт пытался решить, каким образом ему пристроить лыжи Бигги на багажнике машины.
        - Я никогда не видел такую большую подставку для лыж, - сказал Роберт.
        - Это не подставка для лыж, идиот! - неожиданно громко одернул его тренер.
        Роберт выглядел обиженным, а Бигги подошла к тренеру.
        - Пожалуйста, не беспокойся, Билл, - сказала она.
        Так это тренер был Биллом!
        - Я вовсе не волнуюсь, - возразил он и направился обратно к гостинице. - У тебя есть «Руководство для летних упражнений»? - спросил он.
        - Ну конечно.
        - Я должен написать твоим родителям, - сказал он.
        - Я и сама могу это сделать, - возразила Бигги.
        Билл остановился и повернулся к нам.
        - Я не знал, что их двое, - сказал он. - Который из них?
        Бигги показала на меня.
        - Здравствуйте, - поздоровался я.
        - До свидания, - ответил мне тренер по имени Билл.
        Я и Бигги сели в машину.
        - Мне нужно остановиться у гостиницы «Фореллен», - сказала она, - где живет французская команда.
        - Au revoir? - спросил Меррилл.
        - Во французской команде есть девушка, у которой я собиралась остановиться, - пояснила она. - Во Франции она должна была взять меня к себе домой.
        - Какой восхитительный шанс выучить язык, - проворчал Меррилл. - Культурный шок, так сказать…
        - Заткнись, Меррилл, - попросил я его. Бигги выглядела грустной.
        - Ничего страшного, - сказала она. - Все равно эта девушка никогда особенно мне не нравилась. Я думаю, это было бы ужасно.
        Так что нам пришлось подождать Бигги у «Фореллен» и быть подвергнутыми такому же пристальному вниманию со стороны мужской части французской команды. Они все перецеловали Бигги, когда она вошла в гостиницу, и теперь пристально разглядывали
«Зорн-Витвер-54».
        - Как сказать по-французски «Что это за машина?»? - спросил у меня Меррилл, но ни один из лыжников не приблизился к нам, а когда Бигги вышла на крыльцо, они все перецеловали ее снова.
        Когда мы уже тронулись, Меррилл поинтересовался у Бигги:
        - А как насчет итальянской команды? Поедем попрощаемся и с ними. Мне всегда нравились итальянцы, - но Бигги выглядела расстроенной, и я пихнул Меррилла в спинку сиденья.
        Пока мы ехали через Зальцбург, он все время молчал; на автобане до Вены старенький
«Зорн-Витвер-54» скользил легко, словно паук по стеклу. Бигги позволила мне взять себя за руку, при этом прошептала:
        - Ты пахнешь странно.
        - Это тобой, - прошептал я в ответ.
        - Я знаю. - Но, видно, мы шептались недостаточно тихо.
        - По-моему, это отвратительно, - заявил Меррилл. - Чтобы в такой старинной машине так воняло! - Поскольку мы не ответили на его реплику, он не открывал рта до самого Амстеттена. - Ну что ж, - произнес он, - надеюсь встретить вас в Вене. Может, мы даже сходим вечером в оперу, если у вас найдется время…
        Я поймал выражение его лица в зеркальце обозрения, хватило быстрого взгляда, чтобы убедиться, что он говорил серьезно.
        - Не болтай ерунды, Меррилл, - возразил я. - Конечно же ты будешь видеться с нами. Каждый день. - Но он молчал и, кажется, не поверил мне.
        Бигги не могла спокойно видеть, как он впал в свойственное ему уныние. Она всегда отличалась отзывчивостью.
        - Если ты снова намочишь свою постель, Мер-лл - сказала она, - ты всегда можешь прийти и погреться с нами.
        - Да, кстати, насчет запаха, - сказал я.
        - Да? - подхватил Меррилл.
        - Когда ты примерзнешь к собственной моче, то мы отогреем тебя, Меррилл, - сказал я.
        Я видел, как он встретился взглядом с Бигги в зеркальце.
        - Если бы я об этом думал, то мочился бы каждую ночь, - буркнул он.
        - Вы живете вдвоем? - спросила нас Бигги.
        - Жили когда-то, - ответил Меррилл. - Но там слишком тесно, поэтому я буду уходить каждый вечер, чтобы оставлять вас вдвоем.
        - Нам не надо быть вдвоем так часто, - сказала Бигги, наклоняясь вперед и дотрагиваясь до его плеча. Она обернулась ко мне немного напуганная, как если бы и вправду имела это в виду. Мы должны гулять толпой, быть вдвоем - слишком серьезно.
        - С тобой не так уж и весело, - сказал мне Меррилл. - Ты ведь влюблен, - добавил он. - А это совсем не весело…
        - Нет, он совсем не влюблен, - возразила Бигги. - Мы совсем не влюблены. - И она посмотрела на меня, словно искала одобрения, как бы спрашивая: «Ведь правда нет, да?»
        - Конечно же нет, - сказал я, но я нервничал.
        - Конечно же да, - проворчал Меррилл. - Ты несчастный недоумок… - Бигги посмотрела на него, пораженная. - Господи, и ты тоже, - сказал он ей. - Вы оба влюблены по уши. И я не хочу иметь с вами дело.
        Слава богу, он сделал нам это маленькое одолжение - мы почти не видели его в Вене. Его шутки задели нас за живое: он дал нам понять, насколько фальшива наша игра в несерьезность. Потом он двинул в Италию на своем «витвере», чтобы встретить там раннюю весну; он прислал нам по почтовой открытке каждому. «Заведите интрижку, - гласили они. - Оба. С кем-нибудь еще». Но Бигги была уже беременной.
        - Я думал, у тебя есть эта проклятая штучка, - сказал я ей. - IUD[IUD - внутриматочный контрацептив] ?
        - IUD? - повторила она. - IBM, NBC, CBS… [IBM - компания по производству ЭВМ; NBC - Эн-би-си - радио и телевещательная компания (США); CBS - Си-би-эс - американская радиовещательная компания «Коламбия бродкастинг систем».]
        - NCAA[NCAA - Национальная студенческая спортивная ассоциация США.] , - добавил я.
        - USA, - отозвалась она. - Ну да. У меня она была, черт бы ее побрал. Но это была всего лишь штучка, не более того…
        - Она что, выпала? - спросил я. - Они же не могут ломаться, верно?
        - Я даже не знаю, как эта штуковина действовала.
        - Она явно никак не действовала.
        - Но ведь она там была.
        - Может, она провалилась куда-то внутрь? - спросил я.
        - Господи…
        - Возможно, ребенок держит ее в зубах?
        - Или она застряла у меня в легких. - Но позже она встревожилась: - Ведь она не должна повредить ребенку, правда?
        - Я не знаю.
        - Может, она застряла у него внутри, - сказала она. И мы попытались представить себе это: пластмассовая недействующая спиралька рядом с крошечным сердцем. Бигги начала плакать.
        - Ну, зато малышка не забеременеет, - попытал-успокоить ее я. - Может, эта чертова штуковина послужит ребенку. - Но она не развеселилась; она на меня рассердилась. - Я только пытаюсь поднять тебе настроение, - оправдывался я. - Меррилл сказал бы что-нибудь в этом роде.
        - Это не имеет к Мерриллу никакого отношения - заявила она. - Только к нам обоим, к нашей полбаной любви и нашему ребенку! - Потом она посмотрела на меня. - Ну ладно, - сказала она. - К моей любви, по крайней мере, и к ребенку…
        - Разумеется, я тебя тоже люблю, - откликнулся я.
        - Не говори этого, - сказала она. - Ты еще этого не знаешь.
        Что было почти правдой. Хотя порой ее прекрасное длинное тело затмевало для меня все. И хотя мы уехали еще до того, как Меррилл вернулся из Италии - если он действительно там был, - мы не избежали его влияния. Его примера - может, всех примеров - по части добровольного самоистязания. Это произвело на нас огромное впечатление, и мы убедили себя, что хотим этого ребенка.
        - Как мы его назовем? - спросила меня Бигги.
        - Воздушный Бомбардировщик, - сказал я, шок от случившегося все еще не прошел. - Или как-нибудь попроще? Например, Мегатон? Или Шрапнель? - Бигги нахмурилась. - Тогда Зенитная Артиллерия.
        Но после того, как отец лишил меня своих денежных субсидий, я подумал о другом имени, семейном. Брат моего отца, дядя Кольм, был единственным Трампером, гордившимся тем, что он шотландец: он ставил «Мак» перед своей фамилией. Если он приезжал на День благодарения, то всегда наряжался в килт. Грубый шотландец Кольм Мак-Трампер. Он громко пукал после ужина и высказывал предположения, что мрачные психологические проблемы моего отца заставили его заняться урологией. Он всегда приставал к моей матери с вопросом, есть ли какое-то преимущество в том, что она спит с таким большим специалистом, и всегда отвечал за нее сам: «Нет».
        Моего отца звали Эдмунд, но дядя Кольм звал его Мак. Мой отец терпеть не мог дядю Кольма. К тому моменту, когда родился мой сын, придумать лучшего имени я не мог.
        Бигги имя тоже понравилось.
        - Оно похоже на звук, который хочется сделать в постели, - сказал она.
        - Кольм? - спросил я, улыбаясь.
        - М-м-м, - протянула она.
        В то время я полагал, что мы еще много раз встретимся с Мерриллом Овертарфом. Если бы я знал, что это не так, то я бы назвал нашего ребенка Мерриллом.
        Глава 16
        ОТЕЦ & СЫН (ДВУХ ПОКОЛЕНИЙ), НЕЖЕЛАННАЯ НЕВЕСТКА & ДРУЗЬЯ, У КОТОРЫХ НЕТ ОТЦОВ

«Богус Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

1 нояб., 1969
        Доктору Эдмунду Трамперу

2, Бич-Лайн
        Огромная Кабанья Голова, Нью-Хэмпшир
        Дражайший папа & доктор! Я недавно заметил у себя все зловещие симптомы последнего Weltschmertz[Мировое страдание, болезнь (нем.)] , и в связи с этим хотел бы узнать, не пришлешь ли ты мне немного пенициллина? У меня осталось еще кое-что из того, что ты давал мне когда-то, хотя я думаю, что со временем он утратил силу и свежесть и, наверное, больше не пригоден к употреблению.
        Ты помнишь, когда ты давал его мне?»

* * *
        Когда Коуту и Фреду исполнилось по пятнадцать, Элсбет Малкас уехала в Европу и вернулась обратно с целым миром в своей промежности. Их старшие, бывшие товарищи по играм, переросли их; и тогда они впервые заметили, как лето в Огромной Кабаньей Голове стало другим. Они с нетерпением ждали осени, начала занятий в подготовительной школе, в то время как Элсбет готовилась к колледжу.
        Коут и Фред оказались не готовыми к тому, как реагировали на растрепанные темные волосы Элсбет их пальцы на ногах: они почему-то скрючивались. Временами они также замечали, что подушечки их пальцев на руках врезаются в ладони. Этого было достаточно, чтобы уверовать в эволюцию: так, видимо, проявлялся древний инстинкт приматов, восходивший, как они догадывались, к тому времени, когда обезьяны скрючивали свои конечности, чтобы хвататься ими за ветви деревьев. Это был инстинкт удержания равновесия, и стоило им завидеть Элсбет Малкас, как они чувствовали, что готовы свалиться с дерева.
        Элсбет привезла с собой из Европы странную привычку. Никаких загораний днем на пляже и никаких свиданий в казино вечером. Весь день она проводила в душной мансарде коттеджа своих родителей, сочиняя. Стихи о Европе - говорила она. А также рисуя. Коут и Фред могли видеть ее окно с береговой полосы; они обычно швыряли мяч в набегающие буруны. Элсбет стояла в окне, застыв неподвижно с длинной кистью в руке.
        - Спорим, она просто красит стены в этой дурацкой комнатушке, - сказал Фред.
        Коут достал мяч из воды и, бросаясь в волны, выкрикнул:
        - Спорим, что нет! - Фред видел, как Элсбет стояла у окна и смотрела на них. Интересно, она смотрит на меня или на Коута?
        По вечерам они следили за ней. Они лежали на песке, на полпути от ее дома к морю, ожидая, когда она выйдет из дому, вся белая и распаренная на своем чердаке, в заляпанной краской синей джинсовой рубашке, доходящей до середины колен; и пока она не наклонялась, чтобы поднять и бросить в воду камешек, нипочем нельзя было догадаться, что снизу у нее ничего нет. У самой воды она сбрасывала рубашку и кидалась в волны; великолепные темные волосы Элсбет плыли за ней, словно были живыми сами по себе, походя на качающиеся на волнах спутанные бурые водоросли. Когда она снова натягивала рубашку на свое мокрое тело, влажная ткань облепляла ее всю; она никогда не давала себе труда застегнуть пуговицы, возвращаясь обратно к коттеджу.
        - Ее отсюда как следует не разглядеть, - пожаловался Коут.
        - Нужен электрический фонарь! - сказал Фред. - Мы могли бы осветить ее с близкого расстояния.
        - А она возьмет и прикроется рубашкой, - возразил Коут.
        - Да, чертова рубашка, - хмыкнул Фред. - Вот черт!
        И тогда одним поздним вечером они стащили ее рубашку. Они подкрались по мокрому песку и забрали рубашку, пока она барахталась в волнах, но падавший из задних окон коттеджа свет выдал их, и она увидела, как они бегут за оградой к калитке, поэтому направилась прямо к ним. Вместо того чтобы смотреть на нее, они попытались спрятаться под ее рубашкой.
        - Фредди Трампер и Кутберт Беннетт, - произнесла она спокойно. - Вы просто мелкие рогатые скоты.
        Она прошла прямо мимо них к калитке, и они стышали, как хлопнула за ней ширма. Затем она крикнула им:
        - Вам здорово попадет, если вы сейчас же не принесете мою рубашку!
        Представив себе голую Элсбет в гостиной, где сидят ее родители, Коут и Фред перелезли через калитку и заглянули за ширму. Она была голая, но одна, а когда они вернули ей рубашку, Элсбет даже не потрудилась надеть ее. Они стояли, не смея поднять на нее глаза.
        - Мы просто пошутили, Элсбет, - выдавил из себя Фред.
        - Смотрите! - воскликнула она, проделывая перед ними пируэт. - Вы ведь хотели посмотреть, так смотрите!
        И они посмотрели, но затем отвели взгляд в сторону.
        - На самом деле мы хотели увидеть, - промямлил Фред, - что ты там рисуешь.
        Когда Элсбет засмеялась, они оба засмеялись вместе с ней и вошли в гостиную. Фред сразу же налетел на торшер, сбил абажур и, пытаясь поднять, наступил на него ногой. От чего Коут зашелся в истерическом смехе. Но Элсбет небрежно накинула на плечи рубашку и, взяв Коута за руку, повела его наверх.
        - Пойдем, ты должен взглянуть на мои картины, Кутберт, - сказала она, а когда Фред попытался последовать за ними, добавила: - А ты подожди здесь, пожалуйста, Фред.
        Коут обернулся через плечо и, испуганно кривляясь и спотыкаясь, поплелся за чей вверх по лестнице.
        К моменту, когда Коут вернулся, Фред окончательно изувечил абажур своими попытками придать ему новую форму и теперь старался втиснуть его в мусорную корзину под столом.
        - Дай я попробую приладить, - сказал Коут, извлекая смятый абажур обратно из корзины. Фред стоял и смотрел на него, но Коут нервным движением махнул в сторону лестницы. - Господи, иди туда, - произнес он. - Я тебя подожду.
        Фреду не оставалось ничего другого, как подняться в мансарду, развязывая по пути шнурок на плавках и критически обнюхивая свои подмышки и пытаясь понять, не пахнет ли у него изо рта. Но казалось, для Элсбет Малкас все это не имело значения. Лежа на раскладушке, она стянула с него плавки и сообщила, что нянчилась с ним, когда он был маленьким и подглядывал за ней в ванной. Разве он не помнит? Нет.
        - Ладно, но запомни, ты не должен болтать об этом, - сказала она, затем с такой стремительностью опрокинула его на себя, что он едва успел заметить, что все полотна в ее мансарде белые, совершенно белые: каждый положенный на них цветной мазок был сверху закрашен белым. Стены тоже были белыми. Когда он спустился вниз к Ко-уту, то увидел, что абажур был прилажен обратно к торшеру, смятый и изломанный, поэтому в том месте, где он касался лампочки, он был подпален; весь этот диковинный торшер походил на человека, который втянул голову в плечи, и от стараний высунуть ее обратно его раскаленные добела мозги брызнули наружу.
        После того как они покинули коттедж и очутились на продуваемом ветром пляже, Коут спросил:
        - Она говорила тебе, что ты подсматривал за ней в ванной, когда она нянчилась со мной?
        - Она нянчилась со мной, - возразил Фред, - но она врет, я никогда этого не делал.
        - А я делал, - заявил Коут. - Послушай, я никогда…
        - А где были ее родители? - перебил его Фред.
        - Дома их точно не было, - сказал Коут, и они спустились к морю, где искупались нагишом, затем прогулялись по мокрому песку вдоль пляжа, пока не дошли до коттеджа Коута.
        Пройдя на цыпочках в холл, они с удивлением услыхали из кухни многочисленные людские голоса и плач матери Коута. Заглянув в дверь, они увидели, как родители Элсбет вместе с матерью Фреда пытаются успокоить рыдающую мать Коута, а доктор Трампер, отец Фреда, стоит и, кажется, поджидает их у двери. «Их грех уже открылся! Она рассказала им, что ее изнасиловали и она беременна! Теперь им обоим придется жениться на ней!»
        Однако отец Фреда тихонько отстранил Фреда в сторону и произнес:
        - Отец Коута умер… удар… - Затем он шагнул к Коуту, успев перехватить его прежде, чем тот бросился к матери.
        Фред не мог глянуть Коуту в глаза, опасаясь, что Коут увидит на его лице выражение облегчения.
        Однако никакого облегчения он не увидел в своем отражении в зеркале ванной, когда не смог помочиться перед сном. Сначала он почувствовал легкое жжение. Затем ему стало казаться, будто он больше не может управлять своим краником. Он принял аспирин и ограничил свой водный рацион.
        Но утром, стыдливо деля ванную вместе с отцом (отвернувшись от скрытого под мыльной пеной отца, который брился перед зеркалом), Фред широко расставил ноги, откинул крышку унитаза и хотел пописать, но почувствовал такую острую боль, как если бы его полоснули лезвием бритвы по самому кончику пениса или как если бы он писал скрюченными заколками для волос и битым стеклом. Его крик проделал отверстие на мыльном подбородке отца, и, прежде чем он успел спрятать улику, его отец рявкнул:
        - Дай посмотреть, что там у тебя!
        - Что? - воскликнул Фред, хватаясь за то, что, по его представлению, было теперь лишь остатком его прежнего мужского достоинства.
        - То, за что ты схватился, - пояснил отец, вот что.
        Но Фред не мог двинуться с места, опасаясь, как бы оставшаяся часть не отвалилась и не упала на пол прямо к его ногам; он был уверен, что если сделает шаг, то это никогда не сумеют приделать обратно. Он неистово сжал это, пока отец бушевал над ним.
        - У тебя там все закупорилось, да? - гремел добродетельный доктор. - Небольшие выделения время от времени? Как если бы ты писал гвоздями?
        Гвоздями! Так вот что он чувствовал! Господи боже!
        - С кем ты был? - рявкнул отец. - Боже мой! Тебе только четырнадцать, и ты уже с кем-то был!
        - Мне пятнадцать, - пробурчал Фред; он почувствовал, как гвозди снова начали рваться наружу.
        - Лжец! - завопил отец.
        Из холла внизу послышался голос матери:
        - Эдмунд, ему пятнадцать. Зачем так шуметь из-за какого-то глупого пустяка?
        - Ты просто не знаешь, с кем он был! - взвизгнул отец.
        - Что? - встревожилась она. Они оба слышали, как она приближается к ванной. - С кем ты был, Фред?
        Но ее шаги отрезвили отца. Он запер дверь ванной комнаты и крикнул жене:
        - Все в порядке, дорогая!
        Затем, весь в розовой от пореза пене, он навис над Фредом.
        - С кем это ты, а? - зловеще зашипел он, и то, как он это произнес, побудило в мальчике желание сказать: «С овцой». Но бело-розовое лицо выглядело устрашающим, к тому же его отец был урологом, а отвергать совет эксперта по такому вопросу было бы неразумно.
        Он представил себе металлические опилки, выходящие из его пениса; представил тупое рыло стамески которое, словно плот, пытается протолкнуться сквозь его мочеиспускательный канал.
        - Господи, что там во мне? - спросил он отца.
        - Такое ощущение, что там заржавела задвижка а? - спросил добродетельный доктор. - Дай ка рассмотреть получше.
        Фред безвольно уронил руки, прислушиваясь к негромкому бульканью на полу ванной.
        - Кто это был? - повторил отец, дотрагиваясь до кончика его жизни.
        - Элсбет Малкас! - простонал он, ненавидя себя за предательство и в то же время не находя в памяти ничего такого, что могло бы заставить его защищать ее.
        Элсбет Малкас. Пальцы на ногах скрючились с такой силой, что ему показалось, будто они отвалятся. Элсбет Малкас! Давайте ее сюда, распластайте ее, посмотрите, что, черт возьми, она прячет между ног…
        - Триппер! - сказал отец, и как большая часть того, что он говорил, это слово прозвучало как приговор.
        А Фред подумал: «Триппер? О нет, пожалуйста, не надо. Никто здесь не должен заразиться триппером. Господи, не дай никому заразиться триппером, пожалуйста!»
        Затем к дверям ванной подошла мать и позвала отца к телефону.
        - Это Катрин Беннетт, - добавила она.
        - Спрашивает Фреда?
        - Нет, тебя, - сказала она добродетельному доктору, спускаясь за ним в холл и с тревогой оглядываясь на Фреда, который выглядел теперь таким же белым, как и полотна Элсбет Малкас.
        - Эдмунд, - щебетала она вслед мужу, - будь поласковей с Кутбертом. Он только что потерял отца и, полагаю, нуждается в твоем совете.
        Фред, скорчив гримасу, спустился за ними в холл, наблюдая, как его отец берет трубку. Опершись о стену, он принялся ждать.
        - Здравствуй, Кутберт, - ласковым тоном произнес отец, размазывая розово-кровавую пену вокруг рта. - Да. Конечно, что? - Затем выражение его лица резко изменилось. Он бросил на Фреда уничтожающий взгляд. Стоя поодаль, Фред уловил в трубке истерический голос Коута; отец не мигая уставился на него через холл, шокированный услышанным. - Нет, нет, не здесь. Я осмотрю тебя у себя в кабинете, - с трудом подавляя раздражение, проговорил отец, и Фреду ничего не оставалось, как глупо ухмыльнуться. - Через час, - едва сдерживая гнев, прошипел отец. - Хорошо, через полчаса! - сказал он громче. Фред нахально выгнулся у стены, затем выпрямился и непроизвольно захихикал, когда отец крикнул в трубку: - Ну, тогда не мочись! - Повесив трубку, он бросил гневный взгляд на Фреда, который теперь корчился от смеха.
        - Почему это Кутберт не может мочиться? - спросила мать, и отец развернул к ней свое покрытое кроваво-розовой пеной лицо.
        - Триппер! - заорал он на нее. Его крик до смерти напугал бедную женщину; она в ужасе всплеснула руками.

* * *

«918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 нояб., 1969
        Доктору Эдмунду Трамперу

2, Бич-Лайн
        Огромная Кабанья Голова, Нью-Хэмпшир
        Дорогой доктор Трампер!
        Я понимаю, что, если бы Фред не привез меня беременную из Европы и не женился бы на мне, вы продолжали бы оказывать ему финансовую поддержку до окончания его обучения в университете. Вы никогда не говорили это прямо, однако если бы я не была беременной, то вы, наверное, поддерживали бы его и дальше. Честно говоря, мне это кажется оскорбительным и несправедливым. Если бы Фреду не нужно было содержать жену и ребенка, то тогда он не нуждался бы в ваших деньгах. Он вполне мог бы оплачивать свое обучение, подрабатывая и получая стипендию. И не будь я беременна, у меня была бы возможность работать, я могла бы помочь ему закончить образование. Другими словами, та ситуация, в которой мы сейчас находимся, требует вашей помощи в более значительной степени, чем те две другие, при которых, по вашему заявлению, вы могли бы оказывать нам помощь. Чего именно вы не одобряете? Того, что я забеременела? Что Фред не дождался надлежащего времени, как это сделали вы? Или вы настроены против меня лично? Ваше поведение похоже на своего рода моральное наказание, которому вы подвергаете Фреда, но не кажется ли вам, что
нельзя обращаться подобным образом с человеком, достигшим двадцатипятилетнего возраста? Я имею в виду, что деньги на обучение Фреда вы отложили заранее, я могу понять ваше нежелание помогать его жене и ребенку, но не кажется ли вам, что ваш отказ платить за его обучение выглядит не чем иным, как детским капризом? Ваша
        Бигги».

* * *

«918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 нояб., 1969
        Доктору Эдмунду Трамперу

2, Бич-Лайн
        Огромная Кабанья Голова, Нью-Хэмпшир
        Дорогой доктор Трампер!
        Письмо Фреда к вам, полагаю, вы восприняли, как вы это называете, как намек. Но я не собираюсь ходить вокруг да около. Мои родители дали нам все, что могли, чтобы Фред мог получить свою проклятую степень, и я считаю, что вам следует выделить нам, по крайней мере, ту сумму, которую вы планировали потратить на его образование до того, как появилась я с моею беременностью и расстроила ваши планы в отношении Фреда. Я также полагаю, что ваша жена согласна со мной, но вы игнорируете ее.
        Бигги».

* * *

«918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

3 нояб., 1969
        Доктору Эдмунду Трамперу

2, Бич-Лайн
        Огромная Кабанья Голова, Нью-Хэмпшир
        Дорогой доктор Трампер!
        Вы просто долбаный хрен. Простите за подобное выражение, но именно это вы собой и представляете. Долбаный хрен, потому что вы заставляете страдать вашего сына и внушаете ему ощущение безысходности из-за того, что он обзавелся женой и ребенком. И лишь потому, что он прежде не стал доктором. Но даже при таких обстоятельствах ваш Фред делает для меня и Кольма все, что в его силах. Просто это последний год учебы, и необходимость закончить диссертацию и найти работу повергает его в депрессивное состояние. А вы не хотите помочь ему даже самую малость - это при всем том, что вы имеете! У моих родителей нет и части вашего состояния, но они сделали свой посильный вклад. Известно ли вам, например, что ваш Фред вынужден торговать значками и брелка-ми во время футбольных матчей и занимать значительные суммы у своего друга Коута, который, очевидно, беспокоится о нас куда больше, чем вы? Вы, долбаный хрен, можете в задницу засунуть свои принципы. Вы - самый мерзкий гребаный папаша, вот и все, что я могу вам сказать.
        Ваша сноха
        (Хотите вы этого или нет!)
        Бигги».
        В тот хмурый ноябрьский полдень я сидел у окна и наблюдал, как Фитч, неустанный служитель грабель, стоял в воинственной позе посреди своей безукоризненно чистой, умирающей лужайки. Фитч был на страже, держа грабли на изготовку: он пристально вглядывался в кучи листьев на соседних лужайках, подкарауливая хотя бы одного заблудшего. Листья затаились над ним в водосточных желобах его дома, ожидая, когда он отвернется, чтобы спикировать вниз. А я сидел и с беспокойством думал о безобидном старом чудаке. Уступишь ли ты хотя бы пядь, Фитч?
        На моих коленях лежали копии трех писем, написанных Бигги. Сама она стояла рядом, склонившись ко мне.
        - Какое из них лучшее? - спросила она. - Я не могу выбрать.
        - О боже, Бигги…
        - По-моему, самое время сказать ему все, как есть, - заявила она. - Но я не заметила, чтобы ты как-то выразил свое отношение…
        - Бигги… О господи! - выдавил я. - Долбаный хрен, Бигги? О господи…
        - Да, он самый настоящий долбаный хрен, Богус. И ты это прекрасно знаешь.
        - Ты права, - согласился я. - Но какой смысл говорить ему об этом?
        - А какой смысл не говорить ему об этом, Богус?
        - «…Вы, долбаный хрен, можете в задницу засунуть свои принципы», - в ужасе прочитал я. - Ты повторяешься, Бигги…
        - Может, тебе больше понравилось другое? - спросила она. - Какое лучше - то, что убедительнее, или то, что короче?
        - Господи, Бигги, которое из них ты послала?
        - Я же говорила тебе, Богус, - сказала она. - Я никак не могла решить…
        - О, слава богу! - простонал я.
        - Поэтому я послала все три, - заявила Бигги. - Пусть долбаный хрен подавится.
        И я почувствовал, как ветер налетел на Фитча, закрутил его, словно осенний листик, и бросил под припаркованную машину!

* * *

«Богус Трампер

918, Айова-авеню
        Айова-Сити, Айова

4 нояб., 1969
        Мистеру Кутберту Беннетту
        И. о. управляющего «Пиллсбери-Эстэйт»
        Мэд-Индиан-Поинт
        Джорджтаун, Мэн
        Мой дорогой Коут!
        Предаваясь приятным воспоминаниям о беседе с тобой по телефону, Бигги и я просидели весь вечер, мечтая, как бы разбогатеть, и рассматривая альтернативу: тихое харакири. Представляешь себе картину: мы оба сидим один напротив другого, на только что навощенном линолеуме. И Бигги вырезает мне внутренности хлебным ножом; я же предпочел острый нож для резки мяса, чтобы выпотрошить ее. Мы полностью поглощены своим занятием. Мы стараемся кричать потише, чтобы не разбудить спящего Кольма. Коут, мы решили отправиться к добрым родителям Бигги в Западный Ганнен, в Вермонт. Там Кольм вырастет и станет лыжником или дровосеком, здоровым и краснощеким, и настолько креко привязанным к своему новоанглийскому произношению в нос, что ему никогда не придет в голову связываться с каким-либо другим языком - вроде нижнего древнескандинавского. Шамкающим языком его предков, ограниченным и замшелым.
        Не то чтобы я не был согласен с тем, что Бигги написала отцу. Мне только не хотелось, чтобы она тратила чувство такта. Поскольку, боюсь, с моим отцом следует обращаться как с папой римским до того, как он дал благословение, а если назвать папу долбаным хреном, будет ли он и дальше молиться за вас?
        Между тем Бигги и я сидим и мысленно прослеживаем путь ее послания на восток. Я представляю себе, как голая правда Бигги опрокидывается в почтовый пикап в Чикаго, тяжесть ее послания сваливается на почтового служащего в Кливленде, и горячий уголек ее чувств остужается морским бризом на прибрежном маршруте между Бостоном и Огромной Кабаньей Головой, где наша почта неизменно доставляется в полдень. Моя мать будет дома и распечатает письмо, хотя Бигги клянется, что оно адресовано отцу лично, а не «Доктору & Миссис»; в таком случае моя мать, из благоговейного страха перед добродетельным доктором, не станет его распечатывать. Она положит письмо на конторку под шкафчик с напитками.
        Мой отец вернется домой к четырем, только что отложив в сторону лезвие инструмента или же объявив престарелому пациенту, что ему рекомендована операция; он наспех побрился в стерильной ванной своего офиса, удалив с рук остатки хирургического порошка, облегчающего надевание и снимание резиновых перчаток. Он позволит матери приложиться к своей чисто выбритой щеке, нальет немного скотча в стакан - после того, как внимательно изучит стакан на свет, желая убедиться, хорошо ли он вымыт.
        Затем он увидит письмо. Он пощупает, не вложен ли чек, и тогда моя мать скажет:
        - О нет, дорогой. Это из Айова-Сити. Это не от пациента, это от Фреда, да?
        Мой отец снимет пиджак, развяжет галстук, пройдет к застеленной террасе и скажет что-нибудь насчет уровня прилива, как если бы это могло каким-то мистическим образом повлиять на то, куда он сядет. Такого никогда не случается.
        Он усядется на тот же самый красный кожаный трон, придавит пятками ту же самую скамеечку, понюхает свой скотч, после чего примется читать письмо Бигги.
        Если оно ушло с вчерашней вечерней почтой, то сегодня дойдет, как минимум, до Чикаго, если не до Кливленда, а завтра - до Бостона, и тогда завтра к вечеру или послезавтра - до Огромной Кабаньей Головы.
        А тем временем, Коут, будь так добр, сходи, пожалуйста, в свою темную комнату и отпечатай для меня две пустые фотографии: одну - белую-белую, вторую - черную-черную; одну - надежду, вторую - смерть. И пошли мне обе. Я верну тебе ту, которая не соответствует моему состоянию.
        Желаю тебе, Коут, нескончаемого разнообразия
        Надежды и Свободы
        от Страха Смерти.
        Привет.
        Богус».

* * *
        Представляю себе нашего дорогого Коута у дождливого моря, его непокорные волосы треплет северо-восточный ветер. Коута, бормочущего одну из старых молитв «за тех, кто в море», вызванную моим письмом; на заднем плане позади него виднеется пустой дом Пиллсбери с длинными анфиладами комнат для его одинокой свободы.
        Я помню конец того курьезного лета, когда мы перебрались в лодочный домик с его двухъярусными кроватями.
        - Верх или низ, Бигги?
        - Полезай наверх…
        А Коут, после того как все семейство Пиллсбери уехало домой на осенний период, Коут наслаждался свободой в Большом Доме.
        Но вот однажды один из младших отпрысков Пиллсбери позвонил ему:
        - Моя мать уехала, Коут?
        - Совершенно верно, Бобби.
        - И тетушки Рут тоже не будет, да?
        - И снова вы угадали, сэр.
        - Послушай, Коут, полагаю, ты уже перебрался в Большой Дом. Я не хочу тебя тревожить, поэтому мы поселимся в лодочном домике.
        - Кто это «мы», Бобби?
        - Моя подруга и я, Коут. Но я предпочел бы, чтобы ты сказал отцу, что я провел выходные один.
        - Прости, Бобби, но в лодочном домике живут люди. Мои друзья. Однако пару спален в Большом Доме можно было бы легко…
        - Хватит и одной спальни, Коут. С двойной кроватью…
        В бильярдной, пока Бигги помогала Кольму развести огонь, Коут и я сгребали шары.
        - Теперь, когда кое-то из пиллсберских отпрысков достиг полового созревания, - грустно заметил Коут, - у меня вряд ли получится провести осень спокойно. Они так и будут притаскивать сюда на выходные своих подстилок. Правда, после ноября для них здесь станет слишком холодно.
        Большой особняк по-прежнему непрерывно обогревался углем, дровяными печами и каминами. Коут больше всего любил зиму, когда он хозяйничал в доме один, возясь целый день с дровами и углем, сгребая по вечерам в кучи жар, чтобы не дать замерзнуть химическим реактивам в фотолаборатории. После ужина Коут вместе с Кольмом трудился над серией снимков, на которых Кольм сокрушает морских моллюсков и рачков на пристани; Кольм, давящий эту живность резиновыми подошвами своих ботинок и разбивающий ее на мелкие осколки куском раковины; Кольм, требующий нового рачка.
        В темной комнате Кольм не желал говорить - он просто наблюдал, как из наполненной химическим раствором ванночки появляется его изображение. Он ничуть не был поражен своим возникновением из-под воды; он принял это чудо как должное; он куда больше обрадовался еще одной возможности разделаться с рачками.
        К тому же Коут печатал фотографии с двойного негатива: на одном - Кольм на пристани, на втором - только пристань в том же ракурсе. Рамка немного вышла из фокуса по краям, и, поскольку две пристани не совсем совпадают, создается впечатление, будто Кольм на пристани и, одновременно, под ней; деревянная текстура наложилась на его лицо и руки, его тело легло на дощатый настил. И все же он сидит. (Как? В пространстве?) Я был поражен полученным результатом, хотя полностью разделял неодобрение Бигги по поводу этого снимка: малыш, с наложенными поверх него досками, выглядит странно мертвым. Мы объяснили Коуту, в какую паранойю впадают родители по поводу своих детей. Коут показал фотографию Кольму, но тот отнесся к ней с полным равнодушием, поскольку там отсутствовало четкое изображение рачка.
        Девушка, привезенная «домой» на выходные Бобби Пиллсбери, оказалась «почти художницей».
        - Нелл - художница, - объявил нам Бобби. Семнадцатилетняя Нелл пояснила:
        - В общем, я тружусь в этой области.
        - Еще моркови, Нелл? - предложил Коут.
        - Какое одиночество на этой фотографии, - заметила она, обращаясь к Коуту; она все еще разглядывала фотографию Кольма с лицом под досками.
        - Я имею в виду это место… зимой… должно быть, оно как нельзя лучше соответствует вашему видению?
        Коут медленно жевал, сознавая, что девушка попала в точку.
        - Моему видению?
        - Да, очень точно, - кивнула Нелл, - вы ведь понимаете, о чем я говорю. Ваше, так сказать, видение мира…
        - Я вовсе не одинок, - возразил Коут.
        - Еще как, Коут, - вмешалась Бигги.
        Кольм - настоящий Кольм, без всякого дощатого наложения - разлил свое молоко. Бигги взяла его к себе на колени и позволила потрогать свою грудь. Бобби Пиллсбери, сидевший рядом с ней, сразу запал на Бигги.
        - Для Коута это весьма нетипичная фотография, - пояснил я Нелл. - Крайне редко образ получается у него настолько буквальным, к тому же он почти никогда не использует такого явного двойного наложения.
        - Можно мне посмотреть что-нибудь еще из ваших работ? - спросила Нелл.
        - Конечно, - кивнул Коут, - если только я найду их.
        - Почему бы Богусу просто не рассказать о них, - заметила Бигги.
        - Помолчи, Бигг, - сказал я, и она засмеялась.
        - Я работаю над небольшой серией рассказов, - объявил вдруг Бобби Пиллсбери.
        Я взял Кольма у Бигги и, поставив его на стол, указал на Коута.
        - Иди к Коуту, Кольм, - сказал я. - Иди… - И Кольм радостно потопал, безжалостно наступая прямо в салат и избегая риса.
        - Богус!.. - запротестовала Бигги, но Коут поднялся на другом конце стола, его руки потянулись к Кольму, маня его через мидии и початки кукурузы.
        - Иди к Коуту, - позвал он. - Иди, иди. Хотите посмотреть другие фотографии? Тогда пойдемте…
        Кольм шагнул через корзинку с хлебом, и Коут, подхватив и закружив ребенка, понес его к фотолаборатории. Девушка по имени Нелл послушно направилась за ним.
        А Бобби Пиллсбери наблюдал за тем, как Бигги отодвинула от стола свой стул.
        - Позвольте мне помочь вам убрать посуду? - сказал он ей.
        Я ехидно ущипнул Бигги под столом; а Бобби подумал, будто ее румянец вызван его вниманием. Он принялся неуклюже сметать со стола посуду, а я ретировался в фотолабораторию, желая понаблюдать за ослеплением подружки Бобби. Оставляя Бигги наедине с ее неловким воздыхателем, я успел заметить насмешливо-зазывный взгляд, который она бросила в его сторону.
        Но позже, на наших полках в лодочном домике, когда Коут уснул вместе с Кольмом в хозяйской спальне Большого Дома, а Бобби и его юная подружка Нелл помирились (или не помирились), Бигги отругала меня.
        - Он очень милый юноша, Богус, - заявила она. - Но ты не должен был оставлять нас наедине.
        - Бигги, неужели ты хочешь сказать, что вы по-быстрому перепихнулись на кухне?
        - О, заткнись! - Она сердито заскрипела кроватью.
        - Неужели он и вправду пытался это сделать, Биг? - не отставал я.
        - Послушай, - холодно сказала она, - ты же знаешь, что ничего такого не было. Просто ты поставил парня в неловкое положение.
        - Прости, Биг. Я хотел лишь подурачиться…
        - Должна признаться, я была польщена, - улыбнулась она и затем надолго замолчала. - Я хочу сказать, что это было очень приятно, - добавила она. - Он такой симпатичный парень, и он вправду хотел меня.
        - Ты удивлена?
        - А ты нет? - спросила она. - Кажется, тебя я интересую значительно меньше.
        - О, Бигги…
        - Ну хорошо, я не права, - сказала она. - Должно быть, ты больше интересуешься теми, кто обращает на меня внимание, Богус, и не препятствуешь этому.
        - Бигги, это всего лишь дурацкий вечер. Погляди на Коута и эту девушку…
        - На эту безмозглую потаскушку?..
        - Бигги! Она еще ребенок!..
        - Коут твой единственный друг, который мне нравится.
        - Очень хорошо, - сказал я. - Я тоже очень люблю Коута.
        - Богус, я могла бы жить так всегда. А ты? - Как Коут?
        - Да.
        - Нет, Биг.
        - Почему? Я задумался.
        - Потому что у него ничего нет? - спросила Бигги, но это было ерундой, поскольку для меня это также не имело значения. - Потому что ему не нужен никто другой? - продолжила она свою мысль. - Потому что он живет у океана круглый год? - «Это тоже не имеет отношения к тому, о чем мы говорим», - подумал я. - Потому что он так много вкладывает в свои фотографии, и ему не нужно ничего вкладывать в свою жизнь?
        Эта Бигги - настоящее шило. Я сделал вид, что не заметил вопроса.
        - Значит, ты могла бы жить здесь с Коутом, Биг? - спросил я ее, и она долго не отвечала.
        - Я сказала, что могла бы жить так, - вымолвила она наконец. - Но не с Коутом. С тобой. Но так, как живет Коут.
        - Я не умею ни с чем справляться, - заметил я. - И вряд ли из меня вышел бы хороший управляющий. Пожалуй, я даже не смог бы заменить пробку в таком запутанном и большом доме, как этот…
        - Я не это имела в виду, - возразила Бигги. - Я имела в виду, что если бы ты был таким же спокойным, как Коут… Понимаешь, умиротворенным?
        Я понимал.
        Утром из окошка нашего лодочного домика мы наблюдали с нижней полки Бигги за Коутом и Коль-мом. Коут вел Кольма на разведку по освобожденной отливом прибрежной полосе, неся с собой фотоаппарат и джутовый мешок из-под картофеля для сбора оставленных в тине морских даров.
        За завтраком в Большом Доме Бигги подала молчаливому Бобби Пиллсбери, раздраженной Нелл, Коуту и Кольму блины с черникой, вызвав тем самым всеобщее оживление. Содержимое картофельного мешка предназначалось для того, чтобы развлечь всех нас: острая, как лезвие, раковина моллюска, хвост ската, прозрачный, тонкий, как бумага, скелет какого-то животного, мертвая чайка, оторванная головка крачки с ярким клювом и нижняя челюстная кость, принадлежавшая тюленю, овце или человеку.
        После завтрака Коут инсценировал на наших тарелках настоящее побоище и заснял эти остатки пиршества каннибалов. Хотя, казалось, интерес Нелл к фотографиям Коута уже поугас, я наблюдал, как она не сводила глаз с него, когда он преспокойно расставлял столовые приборы. Кольм, видимо, решил, что Коут занят чем-то вроде детской игры.
        - Вы когда-нибудь снимали обнаженную натуру? - спросила Нелл.
        - Модели слишком дороги, - ответил ей Коут.
        - Ну, вы могли бы попросить ваших друзей, - заметила она, улыбаясь.
        - Бигги? - спросил Коут и посмотрел на меня. Я поддерживал равновесие Кольма, который стоял на голове на бильярдном столе.
        - Спроси ее, - ответил я ему.
        - Бигги? - позвал Коут. Она возилась на кухне с оставшимися после завтрака сковородками. В дальнем конце гостиной Бобби Пиллсбери и Нелл вертели в руках длинные бильярдные кии. - Ты попозируешь мне, Бигги? - Я слышал, как он спрашивает ее об этом на кухне.
        Бобби Пиллсбери держал кий на манер удочки, а Нелл согнула свой в виде лука, и тут я вдруг заметил, как налилось кровью личико бедного Кольма. Я поспешил вернуть его в нормальное положение и услышал, как Коут добавил как можно небрежней:
        - Я имел в виду, обнаженной…
        - Да, погоди немного, Коут! - откликнулась Бигги. - Дай мне сначала домыть посуду.
        Однако Коута привлекали больше дети, чем жены. Когда-то он сказал мне, что чаще размышлял о потомстве, чем о спутнице жизни. Хоть Бигги, несомненно, и зацепила его, Кольм зацепил его гораздо сильнее. Когда-то он спросил меня, что я делаю с Кольмом, и был поражен, что я так долго думал, затрудняясь ответить. Я лишь сказал ему, что дети здорово меняют жизнь.
        - Само собой, меняют, - кивнул он,
        - Я хотел сказать, что они делают тебя параноиком.
        - Ты всегда был параноиком.
        - Но с детьми это совсем по-другому, - возразил я, сам толком не зная, как объяснить, почему по-другому. Я как-то написал об этом Мерриллу. Я сказал ему, что дети заставляют нас вдруг ощутить собственную смертность, о чем Меррилл Овертарф явно не имел ни малейшего представления; он мне не ответил. Но я лишь хотел сказать, что ты вдруг замечаешь, как изменились твои приоритеты. Например, раньше я любил кататься на мотоцикле - после рождения Кольма я больше не мог ездить на нем. Нет, я не думаю, что это только чувство ответственности, просто дети дают нам ощущение времени. Я вдруг осознал, что прежде не замечал его течения.
        Кроме того, Кольм вызывал у меня такие чувства, которые могли показаться неестественными. Например, мне хотелось бы вырастить его в некой имитирующей естественную среде обитания - вроде пастбища или загона, - а не в устрашающей реальной природной среде, казавшейся мне слишком опасной. Вроде как под колпаком! Выбрать ему друзей, изобрести работу, которая принесет удовлетворение, придумать ограниченное число проблем, стимулировать упорный груд (для получения степени), создать несколько ненастоящих (не опасных) препятствий, позволить, в конце концов, победить их все - в общем, ничего безрассудного и рискованного.
        - Ты имеешь в виду пасти его, как теленка? - удивился Коут. - Но тогда он вырастет немного глуповатым, а?
        - Скот живет в довольстве, Коут, и не бывает неудовлетворенным.
        - Скот это скот, Богус.
        Бигги была согласна с Коутом. Когда Кольму было позволено кататься на трехколесном велосипеде по нашей округе, я страшно встревожился. Но Бигги уверяла, что ребенку очень важно дать возможность испытать собственные силы. Я это понимал и, тем не менее, таился в кустах, стараясь следовать за ним незамеченным. В моем представлении отец должен играть роль ангела-хранителя. Когда Кольм увидел, как я ободрал ветку и смотрю на него из-за живой изгороди, я заявил ему, что это безумно интересующая меня изгородь и что я кое-что ищу там; я также попытался заинтересовать его своими поисками. Так-то лучше, чем мчаться на трехколесном велосипеде прямо в беду! Ступай жить тихой спокойной жизнью в безопасных кустах!
        Я даже считал, что нашел подходящее место для такой безопасной среды, - зоопарк Айова-Сити. Никаких войн не на жизнь, а на смерть там не происходило.
        - Мы все время сюда ходим, - хныкал Кольм.
        - Но разве ты не любишь животных?
        - Люблю… - Но зимой их оставалось не больше пяти-шести. - А мама водит меня вон туда, - сказал Кольм, указывая через реку на центр Айова-Сити и университетские здания.
        - Там одни только люди, - возразил я. - И никаких енотов. Одни только люди! - Если бы мы пошли туда, мы могли бы увидеть кого-нибудь несчастного, если не что-то похуже.
        Поэтому, возвращаясь из Пиполс-Маркет, я вел Кольма в зоопарк. В ноябре, когда обезьян увезли на юг или спрятали в вольерах, а мы с Бигги неделями ждали ответа от моего оскорбленного отца, Кольм и я брали с собой в зоопарк купленный на завтрак хлеб, который почти весь оставляли там.
        Бросая корм отвратительным енотам - целому рыкающему клану в каменной клетке, - Кольм всегда беспокоился, что тем, кто поменьше и послабее, не достанется хлеба.
        - Вон тому, - говорил он, указывая на трусишку, и я старался достать чертенка хлебным шариком. Но всякий раз какой-нибудь наглый толстяк первым набрасывался на еду, кусал своего трусливого сородича в зад, хватал хлеб и ждал, когда дадут еще. Хорошо ли ребенку смотреть на такое?
        А несчастный американский бизон, похожий на самого паршивого буйвола? Ноги тонкие, как у неуклюжей болотной цапли, обвисшая складками крапчатая шкура, которая напоминает драную обивку - огромный шатающийся диван с вываливающейся наружу ватой.
        Или же равнодушный, ссохшийся от голода медведь в кирпичной яме с раскачивающейся покрышкой над ней, с которой он никогда не играет, окруженный собственными вонючими испражнениями.
        - Зачем ему покрышка? - спросил Кольм.
        - Чтобы он играл с ней.
        - Как?
        - Ну, ударял и раскачивал туда-сюда…
        Но покрышка, которую никто не ударяет и не раскачивает, висит над спящим медведем, словно издевка. Может, животное само мучается в догадках, для чего это. У меня начали зарождаться сомнения насчет пригодности этого зоопарка для создания среды обитания для Кольма; возможно, после всего этого городские улицы в центре были бы предпочтительнее.
        И вот однажды в ноябре на утином пруду, где я чувствовал себя с Кольмом комфортнее всего, случилась настоящая беда. Грязно-белые домашние утки выпрашивали еду, а мы стояли в ожидании поразительного события - визита отважных диких уток, которые в это время года летели к югу. Айова расположена посередине утиного маршрута, и пруд в Айова-Сити - это, возможно, единственное место между Канадой и Персидским заливом, где они могли сесть и отдохнуть, не рискуя быть подстреленными. Мы наблюдали, как они спускались к пруду. Летящая клином стая предусмотрительно выслала вперед разведчика разузнать, не опасно ли делать посадку; сев на воду, он криком известил остальных: все в порядке. Для зоопарка такое явление было в диковинку; его унылые обитатели пришли в сильное возбуждение при виде гостей из настоящего мира - красноглазок, шилохвосток, сине-зеленых чирков и великолепных лесных уток.
        В тот ноябрьский день я держал Кольма за руку, наблюдая в небе снижавшийся утиный косяк, представляя себе состояние этой усталой, хромоногой стаи, мечтающей отдохнуть, измученной долгим перелетом над Великими озерами, обстрелянной в Дакоте, попавшей в засаду в Айове! Разведчик скользнул по водной глади, словно конькобежец по льду, призывно крякнул старым гусыням, толпившимся на берегу, воздал хвалу Господу за чудесное отсутствие стрельбы, затем испустил радостный крик, приглашая всю стаю садиться.
        Они спускались, ломая строй, с громким плеском шлепаясь на воду и дивясь плавающему хлебу вокруг. Но один селезень отстал от остальных. Он летел как-то странно, неуверенно махая крыльями. Его сородичи расступились, как бы давая ему место на пруду, но он пошел вниз так резко, что Кольм вздрогнул и ухватил меня за ногу, словно опасаясь, как бы этот селезень не упал прямо на нас. Видимо, с ним что-то случилось: крылья отказали, зрение пропало. Он круто ринулся вниз, потом сделал слабую попытку развернуться и выправиться, но потерял всю свою утиную грацию и камнем шлепнулся в пруд.
        Кольм вздрогнул рядом со мной, когда с берега прозвучал сочувствующий утиный хорал. Над водой показался маленький зад птицы, вокруг которого плавали перья. Двое верных товарищей подплыли к нему, потрогали его клювами и оставили плавать, словно это был утыканный перьями поплавок. Они тут же переключили свое внимание на хлеб, как если бы опасались внезапного появления злой собаки, которая могла броситься в воду за их товарищем. Может, в них стреляли с глушителем? По воле злого рока на зоопарк Айова-Сити спустилась смерть.
        - Глупый селезень, - только и мог я сказать Кольму.
        - Он умер? - спросил Кольм.
        - Нет, нет, - заверил я его. - Он просто ловит рыбу и ест прямо со дна. - Может, мне стоило добавить, что утки могут надолго задерживать дыхание?
        Но Кольм не поверил.
        - Он умер.
        - Нет, - сказал я. - Он просто выпендривается. Ты ведь тоже иногда так ведешь себя.
        Кольм ушел неохотно. Сжимая в ручонках изуродованный батон хлеба, он все время оборачивался через плечо на потерпевшего крушение селезня - некогда отважного пилота, странным образом питающегося со дна. Почему он покончил с собой? Может, он был ранен, мужественно преодолел долгий перелет и потерял здесь последние силы? Или погиб по какой-то естественной причине? Может, склевал отравленные пестицидами соевые бобы?
        - Я бы хотела, Богус, чтобы вы покупали два батона хлеба, когда собираетесь идти в зоопарк, - сказала мне Бигги, - чтобы один оставался для нас.
        - Мы отлично прогулялись, - заявил я. - Медведь спал, еноты затеяли драку, бизон пытается отрастить новую шкуру. А что касается уток, - начал я, подтолкнув локтем мрачного Кольма, - то мы видели, как один глупый селезень шлепнулся в пруд…
        - Он умер, мама, - грустно сказал Кольм. - Он разбился.
        - Кольм, - вмешался я, наклоняясь над ним, - с чего ты взял, что он умер?
        Но он знал это наверняка.
        - Утки иногда умирают, - сказал он, держась со мной раздражающе спокойно. - Они становятся старыми и умирают. И животные, и птицы, и люди, - добавил он. - Все становятся старыми и умирают. - И он посмотрел на меня с таким вселенским сочувствием, явно огорчаясь, что ему приходится сообщать своему отцу такую жестокую правду.
        Потом зазвонил телефон, и образ моего страшного отца заслонил все в моей памяти: папочка с заготовленной заранее пятиминутной речью, содержащей краткий анализ невоздержанного письма Бигги, попыхивающий своей трубкой на другом конце провода. Я верил, что в табаке моего отца заключен некий высший смысл. Время ужина в Айове, послеобеденное время для кофе в Нью-Хэмпшире, телефонный звонок - все приурочено к его расписанию, как и он сам. Но так же, как и Ральф Пакер, приглашающий себя к ужину.
        - Послушай, возьми трубку, - сказала Бигги.
        - Сама бери, - буркнул я. - Ты писала письмо.
        - Я ни за что не притронусь к трубке, Богус, только не после того, как я назвала его долбаным хреном.
        Поскольку мы сидели и смотрели на звонящий телефон, Кольм обошел кухонный стол и взобрался на стул, пытаясь дотянуться до трубки.
        - Тогда я возьму, - заявил он, но мы с Бигги бросились к нему, прежде чем он успел это сделать.
        - Пусть себе звонит, - сказала Бигги, которая впервые в жизни выглядела испуганной. - Почему бы не дать ему просто позвенеть, Богус?
        Мы так и сделали. Мы просто ждали, когда ему надоест.
        - О, ты только представь себе, как он дышит в трубку! - воскликнула Бигги.
        - Готов поспорить, что он уже посинел от натуги, - усмехнулся я. - Долбаный хрен.
        Но потом позже, когда Кольм свалился с кровати - и был прижат к широкой груди Бигги, чтобы избавиться от приснившегося ему кошмара, вызванного посещением зоопарка, - я сказал:
        - Могу поспорить, что это был всего лишь Ральф Пакер, Биг. Мой отец не стал бы звонить нам. Он написал бы нам - целый гребаный опус.
        - Нет, - возразила Бигги. - Это был твой отец. Но он нам больше никогда не позвонит.
        По-моему, она была довольна.
        Тогда ночью Бигги повернулась ко мне и сказала:
        - Пусть звонит.
        Но я тут же заснул. Мне снилось, будто команда Айовы играет где-то на чужом поле и взяла меня с собой. Они доверили мне вводить мяч в игру. Далеко, в глубине нашей зоны, я бегу по полю, чтобы чудесным образом ударить по мячу. Но пока я бежал, я был страшно избит, едва не разрублен, четвертован, ополовинен, размолот, сбит с ног, обманут и сметен напрочь; но каким-то чудом я уцелел, безжалостно искалеченный и устоявший на ногах, сумевший ворваться в девственную крайнюю зону противника.
        Но потом происходит вот что: меня уносит с поля группа поддержки, они несут меня мимо возбужденных, свистящих болельщиков противника. Маленькие, вспотевшие нимфы уносят меня с поля; моя покалеченная нога и окровавленная рука касаются чьей-то прохладной розовой ноги; я почему-то ощущаю одновременно гладкость и колкость. Я поднимаю глаза на их юные, залитые слезами лица; одна из нимф касается волосами моей щеки, видимо пытаясь стереть травяное пятно с моего носа или снять с подбородка прилипший шип. Я почти невесом. Эти сильные девушки несут меня по чашеобразному тоннелю под стадионом. Их высокие голоса отдаются эхом, их пронзительные крики тревожат меня сильнее, чем собственная боль. Меня подносят к накрытому простыней столу, на котором меня распластывают и снимают мою инкрустированную броню, дивясь моим ранам и причитая над ними. Над нами глухо гудит стадион. Девушки обтирают меня губками; я дрожу; девушки накрывают меня собой, опасаясь, что я замерзну.
        Мне так холодно, что мне снится другой сон: я в Нью-Хэмпшире, охочусь за утками на соляных болотах вместе с отцом. Интересно, сколько мне лет? У меня нет ружья, но когда я становлюсь на цыпочки, то достаю отцу до подбородка.
        - Тихо, - говорит он. - Господь свидетель, я никогда больше не возьму тебя с собой.

«Не очень-то и хотелось», - думаю я. Должно быть, я говорю это слишком громко, потому что Бигги спрашивает:
        - Чего не хотелось? - Что, Биг?
        - Пусть себе звонит, - бормочет она и снова засыпает.
        Но я лежу без сна, обдумывая ужасную необходимость поиска настоящей работы. Идею зарабатывания на жизнь… Сама по себе эта фраза напоминает непристойные надписи на стенах мужского туалета.
        Глава 17
        ПОБОЧНЫЕ ЯВЛЕНИЯ ВОДЯНОГО МЕТОДА
        Процедура записи на прием к доктору Жану Клоду Виньерону малоприятная. Сестра, которая отвечает по телефону, не слушает, когда вы говорите ей, что вас беспокоит: она лишь хочет знать, удобно ли вам для приема такое-то время. «О нет. О, извините!» Тогда вы говорите ей, что постараетесь найти время.
        Приемная доктора Виньерона очень уютная. На стене висит последняя обложка Нормана Роквелла для «Сатурдей ивнинг пост» в рамке; кроме того, комната украшена постером Боба Дилана. А еще вы можете читать «Маккаллс», «Виллидж войс», «Нью-Йорк тайме»,
«Ридер дайджест» или «Рампарто - но никто не читает. Все наблюдают за сестрой: ее бедро, зад и шарнирное соединение стула выдаются из алькова с пишущей машинкой в приемной. К тому же все прислушиваются, когда сестра просит описать то, что вас беспокоит. Явно установившаяся традиция.
        - Зачем вы хотите видеть доктора? Неразборчивый шепот.
        - Что?
        Неразборчивый шепот чуть громче.
        - Как давно вы мочитесь подобным образом? Каким образом? Сгорая от любопытства, посетители в приемной притворяются читающими.
        Урология - настолько чудовищная, отталкивающая и изматывающая область, что я взял с собой для поддержки Тюльпен. Приемная, как обычно, представляла собой настоящую мозаику. Маленькая девочка цвета мочи сидела сжавшись рядом со своей мамашей, - похоже, она не мочилась целую неделю. Сногсшибательная красотка, вся в коже, пристроилась поодаль с «Виллидж войс» в руках. Несомненно, она была инфицирована. Какой-то старик нервно ерзал у двери, - видимо, его каналы, клапаны и краники были такими древними и испорченными, что он, вероятно, писал в пластиковый мешочек через пупок.
        - Зачем вы хотите видеть доктора?
        - Водяной метод перестал действовать. Любопытство в приемной возбуждается еще сильнее.
        - Водяной метод?
        - Перестал действовать. Совершенно.
        - Понятно, мистер…
        - Трампер.
        - У вас возникают боли, мистер Трампер?
        Я почувствовал, что мамаша с раздутой девочкой встревожилась; девица в коже крепче сжала газету.
        - Иногда… - Таинственный ответ, приемная утроила внимание.
        - Не могли бы вы сказать конкретно, что…
        - Там все закупоривается.
        - Закупоривается?
        - Ну да, как будто там затычка.
        - Понятно. Затычка… - Она просматривает мои записи, длинную историю о том, как у меня там все закупоривается. - Вас это и раньше беспокоило?
        - В мировом масштабе. От Австрии до Айовы! Приемная поражена этим вселенским заболеванием.
        - Понятно. Вы по этой причине посещали доктора Виньерона раньше?
        - Да.
        Неизлечим. Бедный парень.
        - А что вы принимали? : - Воду.
        Сестра поднимает на меня глаза; водяной метод ей явно незнаком.
        - Понятно, - говорит она. - Если вы ненадолго присядете, доктор Виньерон вас скоро примет.
        Пересекая приемную и подходя к Тюльпен, я замечаю, как мамаша ласково улыбается мне, девочка таращится, а сногсшибательная девица в коже скрещивает ноги, как бы говоря: «Если у тебя там закупоривается, держись от меня подальше». Только бедный старик с его неисправными каналами не реагирует ни на что, - возможно, туговат на ухо, если не глух совсем как тетерев, или, может, он писает через ухо.
        - Мне кажется, - прошептала мне Тюльпен, - что с тебя достаточно.
        - Достаточно чего? - спросил я слишком громко.
        Мамаша напряглась. Девица хлопнула газетой, старик заерзал на стуле, хлюпая своими отвратительными внутренностями.
        - Этого, - прошипела Тюльпен, ткнув кулаком вниз своего живота. - Этого, - повторила она, осторожно примеривая на себя все собрание урологических ран.
        В приемных докторов чувство братства возникает крайне редко, а в приемных специалистов по интимным проблемам дело обстоит и того хуже. Существуют клубы для ветеранов, для людей с высоким IQ, для лесбиянок, бывших питомцев школы, для родивших тройню матерей, для добровольных защитников вязов, для республиканцев и неомаоистов; но это общество объединено насильно: общество людей, имеющих проблемы с мочеиспусканием. Назовем их виньеронцами! Мы могли бы встречаться раз в неделю, устраивать соревнования и выставки - нечто вроде встреч на почве урологических событий.
        Затем в приемную из тайного нутра своего кабинета вошел доктор Жан Клод Виньерон, распространяя на нас легкий запах своих «Галльских». Мы, виньеронцы, замерли на стульях в благоговейном страхе: «Кто будет вызван следующим?»
        - Миссис Гуллен? - произнес Виньерон. Мамаша нервно встала и велела девочке вести себя хорошо, пока ее не будет.
        Виньерон улыбнулся Тюльпен. Коварный француз!
        - Вы ждете приема? - спросил он.
        И, будучи аутсайдером среди всей этой ассамблеи виньеронцев, Тюльпен пристально посмотрела на него, не отвечая.
        - Нет, она со мной, - сказал я Виньерону. Он и Тюльпен улыбнулись.
        Когда доктор удалился вместе с миссис Гуллен, Тюльпен прошептала мне:
        - Не думала, что он так выглядит.
        - Как «так»? - спросил я. - А как должен выглядеть уролог? Как мочевой пузырь?
        - Он не похож на мочевой пузырь, - ответила Тюльпен, пораженная.
        Девочка сидит, застенчиво слушая нас. Если пациенткой оказалась ее мать, то почему ребенок выглядит таким раздутым и желтым? Я решил, что она выглядит так из-за того, что ей не разрешают писать. Она примерно того же возраста, что и Кольм. Она беспокоится, поскольку ее оставили одну, и ерзает на стуле, украдкой поглядывая то на сестру, то на старика. Она кажется мне все более растерянной, поэтому я делаю попытку завязать с ней разговор, чтобы подбодрить.
        - Ты ходишь в школу?
        Но вместо ребенка, на меня вскинула взгляд девица в коже. Тюльпен только посмотрела на меня и промолчавшего ребенка.
        - Нет, не хожу, - ответила кожаная девица, глядя куда-то сквозь меня.
        - Нет, нет, - сказал я ей. - Не вы. - Теперь девочка уставилась на меня. - Я имел в виду тебя, - произнес я, указывая на нее. - Ты ходишь в школу?
        Девочка сконфужена и напугана, - видимо, ей запрещено разговаривать с незнакомцами. Девица в коже наградила пристающего к ребенку типа ледяным взглядом.
        - Твоя мама скоро придет, - обратилась Тюльпен к маленькой девочке.
        - У нее в моче кровь, - сообщил нам ребенок. Сестра развернулась на своем шарнирном стуле и бросила на меня быстрый взгляд, красноречиво говорящий о том, что мои мозги, должно быть, тоже закупорились.
        - О, с твоей мамой все будет в порядке, - подбодрил я ребенка.
        Она кивнула, скучая. Сногсшибательная девица в коже посмотрела на меня так, будто хотела дать понять, что в ее моче крови нет, так что и не спрашивайте. Тюльпен подавила смешок и ущипнула меня за бедро, а я исследовал свое нёбо кончиком языка.
        Затем старик, который все время был таким молчаливым, издал странный звук, похожий на сдерживаемую отрыжку или сжатое пуканье, если только это не был треск его надломившегося позвоночника. Когда он попытался встать, по свисавшей на живот рубашке расплылось пятно цвета подгорелого масла, отчего брюки плотно прилипли к его костлявым бедрам. Он накренился в сторону, но я успел поймать его еще до того, как он упал. Он оказался почти невесомым, и мне ничего не стоило вернуть его в вертикальное положение, но от него шел ужасный запах; он схватился за живот; под рубашкой у него явно что-то было.
        Он выглядел благодарным, но страшно сконфуженным и лишь пробормотал:
        - Пожалуйста, в туалет… - указывая своим костлявым запястьем в направлении кабинета Виньерона. Сквозь расплывшееся по рубашке, как по промокашке, пятно я разглядел очертания непонятного мешочка и шланга. - Черт бы побрал эту штуковину! Она постоянно проливается, - сообщил он мне, пока я торопливо переправлял его к сестре, которая уже соскользнула со своего шарнирного стула.
        - О, мистер Кробби! - воскликнула она недовольно, выдергивая старика из моих рук, как если бы он был надувной куклой.
        Она потащила его по длинному коридору, раздраженно сделав мне знак рукой вернуться в приемную и продолжая выговаривать:
        - Вы должны чаще опорожнять это, мистер Кробби. К чему устраивать такие маленькие аварии…
        Но он продолжал бубнить, как заведенный:
        - Черт бы побрал эту штуковину, черт бы ее побрал! Мне просто некуда пойти, вы бы видели, как это расстраивает людей в мужских туалетах…
        - Вы можете сами расстегнуть рубашку, мистер Кробби?
        - Черт бы побрал эту гребаную штуковину!
        - Вам не следует так горячиться, мистер Кробби…
        В приемной девочка снова выглядела испуганной, а сногсшибательная кожаная девица с плотно зажатыми бедрами не мигая смотрела в газету, надменная, преисполненная чувства собственного превосходства, прячущая между ног какой-то страшный секрет. Который никто не должен узнать. Я ее возненавидел.
        - Бедный старик весь в шлангах, - прошептал я Тюльпен. - Ему приходится ходить в этот маленький мешочек.
        Эта проклятая девица в коже хладнокровно глянула на меня, затем перевела взгляд на свою газету, а мы продолжали прислушиваться к звукам, свидетельствовавшим о том, что сестра, видимо, промывала старого мистера Кробби под сильным напором струи.
        Я посмотрел на эту надменную девицу в коже и спросил:
        - У вас триппер?
        Она не подняла глаз; она застыла. А Тюльпен больно ткнула меня в бок локтем, ребенок наивно вскинул вверх глазки.
        - Что? - спросила она.
        Потом девица вперила в меня взгляд, но ей не удалось сохранить свирепое выражение, и на ее лице впервые отразилось нечто человеческое: нижняя губа оттопырилась, зубы попытались сдержать дрожащую губу, глаза внезапно наполнились слезами - и я сразу почувствовал себя бессовестным негодяем.
        - Заткнись, Трампер, - шепнула мне Тюльпен, и я подошел к девушке, которая теперь сидела уткнувшись лицом в колени, раскачиваясь на стуле и тихонько плача.
        - Простите меня, - обратился я к ней. - Я не знаю, почему я это сказал… понимаете, вы выглядели такой равнодушной…
        - Да вы его не слушайте, - улыбнулась Тюльпен девушке. - Он просто чокнутый.
        - Я никак не могу поверить, что у меня триппер, - прорыдала девушка. - Я не шляюсь где попало и не путаюсь со всеми подряд…
        Затем появился Виньерон, который вернул мамашу ее раздутой дочери. В руках он держал папку.
        - Мисс Декарло? - спросил он, улыбаясь. Она быстро поднялась и вытерла глаза.
        - У меня триппер, - заявила она, и он удивленно уставился на нее. - А может, и нет, - добавила она истерично, когда Виньерон заглянул в свою папку.
        - Пожалуйте ко мне в кабинет, - пригласил он, торопливо проводя девушку мимо нас.
        Потом он глянул на меня с таким выражением, словно это я каким-то образом успел заразить девушку этой ужасной болезнью, пока она сидела в его приемной.
        - Вы следующий, - уронил он, но я задержал его до того, как он двинулся дальше.
        - Мне нужна операция, - заявил я, шокируя сразу и его, и Тюльпен. - Я не хочу вас видеть. Я только хочу, чтобы вы назначили мне день операции.
        - Но я еще вас не осматривал.
        - В этом нет необходимости, - отрезал я. - У меня то же самое, что и прежде. Вода не помогает. Я не хочу к вам на прием, только на операцию.
        - Ну что ж, - протянул он, и я был рад, что нарушил его безупречную статистику: со мной у него не вышло десять из десяти. - Дней через десять или через пару недель. А пока вы, наверное, хотели бы получить какие-нибудь антибиотики, не так ли?
        - Я привык к воде.
        - Моя медсестра позвонит вам, когда мы назначим время, но это будет не раньше чем дней через десять или пару недель, и, если вы будете чувствовать неудобства…
        - Не буду…
        - Вы уверены?
        - Десять из десяти! - сказал я, и он, взглянув на Тюльпен, покраснел. Виньерон покраснел!
        Я сухо продиктовал ему номер телефона «Ральф Пакер филм, инк.» и номер телефона квартиры Тюльпен. Справившись с замешательством, доктор Виньерон протянул мне пакет с капсулами, но я покачал головой.
        - Пожалуйста, без глупостей, - отрезал он. - Операция пройдет успешнее, если у вас не будет инфекции. Принимайте по одной капсуле вдень и приходите показаться мне за день до операции, просто на всякий случай. - Теперь мы оба вели себя строго по-деловому. Я взял у него капсулы, улыбаясь, махая через плечо и выводя Тюльпен из приемной. Я решил, что должен держаться развязно.
        И я ни разу не вспомнил о том, что случилось со старым мистером Кробби, пока не вышел на улицу. Может, ему нужно было заменить шланги? Я вздрогнул, притянул Тюльпен поближе к своему бедру и подтолкнул ее вдоль тротуара вперед - теплую, упругую, пахнущую мятными конфетами.
        - Не беспокойся, я собираюсь обзавестись новым отличным инструментом, специально ради тебя.
        Она сунула руку в мой карман, нащупав мелочь и мой старый швейцарский армейский нож.
        - Не волнуйся, Трампер, - сказала она. - Я вполне довольна и старым.
        И мы, решив не ходить в этот день на работу, вернулись к себе на квартиру, хотя и знали, что Ральф Пакер дожидается нас в студии. Момент, когда он бросал прежний проект и начинал новый, всегда был для Ральфа волнительным; мы нашли чек с последним жалованьем и надпись над телефоном: «Пожалуйста, загляните в эту чертову книгу, ваш междугородний счет».
        Тюльпен могла догадаться, что я скорее хотел воспользоваться случаем прогулять работу, чем заняться с нею любовью. Меня не заботил сюжет нового фильма Ральфа - этим сюжетом был я сам. Нудная серия интервью со мной и с Тюльпен и небольшая изюминка под конец, где Ральф собирался вставить Бигги.
        - Должен сообщить тебе, Ральф, что я далеко не в восторге от этого проекта.
        - Тамп-Тамп, есть у меня достоверность или нет?
        - Это всего лишь твоя точка зрения, которую ты выставляешь напоказ.
        Несколько недель мы обращались к другим производителям фильмов и устраивали специальный просмотр (ретроспективу!) Ральфа Пакера: для обществ кинолюбителей, студенческих групп, музеев и дневных кинотеатров. В любом случае лучше быть снова в проекте, даже в таком проекте; единственным камнем преткновения между мною и Ральфом стал спор о названии.
        - Это просто рабочее название, Тамп-Тамп. Я часто меняю название после того, как фильм закончен.
        Однако я почему-то сомневался насчет его гибкости в отношении этого названия. Он назвал фильм «Облом». Для него это было обычной манерой выражаться, поэтому я сильно подозревал, что это название ему очень нравится.
        - Не беспокойся, Трампер, - сказала мне Тюльпен, и в тот долгий день в ее квартире я оставался спокойным. Я поменял стопку грампластинок; я приготовил Austrian Tee mit Rum[Австрийский чай с ромом (нем.).] , смешал его с палочкой корицы, нагрел и поставил рядом с постелью. Я проигнорировал телефон, разбудивший нас в темноте. Город был погружен в вакуум, мы не знали, был ли это ужин, легкая ночная закуска или же ранний завтрак, которого мы возжелали; в этой, как бы безвременной, темноте, которую способны дать лишь городские квартиры, продолжал надрывно звенеть телефон.
        - Пусть себе звонит, - пробормотала Тюльпен, обхватив меня за грудь рукой. Мне стукнуло в голову, что эту строчку следует вставить в «Облом», и я не стал мешать телефону звонить.
        Глава 18
        МАМАША НА ОДИН ДОЛГИЙ ДЕНЬ
        На самом деле это началось накануне вечером со спора, в котором Бигги обвинила Меррилла в ребячестве, бегстве от действительности, шутовстве и прочих грехах, и сказала, что я способен окружить Меррилла ореолом героя лишь потому, что он давно исчез из моей жизни, - она решительно намекала, что настоящий Меррилл, во плоти и крови, отделался бы от меня в два счета, по крайней мере в данный момент моей жизни.
        Я счел эти обвинения обидными и перешел в контратаку, объявив Меррилла храбрецом.
        - Тоже мне храбрец! - фыркнула Бигги.
        Она исходит из той предпосылки, что я, будучи сам далеко не храбрецом (трусом, на самом деле), вряд ли могу судить о чьей-либо храбрости вообще. В качестве примера моей трусости приводится то, что я якобы боюсь позвонить отцу и поговорить с ним начистоту о причинах лишения меня денежной поддержки.
        Это заставляет меня опрометчиво пригрозить, что я готов позвонить старому хрену когда угодно - хоть сейчас, хотя в данный момент вокруг темная айовская ночь, и у меня есть смутные подозрения, что время для телефонного звонка не самое подходящее.
        - Так ты позвонишь? - спрашивает Бигги. Ее внезапное восхищение пугает меня. Она не дает мне времени передумать и начинает листать справочник в поисках телефонного номера Огромной Кабаньей Головы.
        - Но что я скажу? - сопротивляюсь я. Она начинает крутить диск.
        - Ну например: «Я звонил узнать, доставили ли вам почту».
        Продолжая набирать номер, Бигги хмурит брови.
        - Или же: «Как вы поживаете? У вас там сейчас прилив или отлив?»
        Бигги корчит гримасу и добавляет:
        - Вот и слава богу, наконец мы все выясним…
        - Да, по крайней мере, мы будем знать наверняка, - говорю я в трубку, и эти слова отдаются эхом, как если бы они были сказаны каким-то сверхъестественным оператором на другом конце провода. Телефон звонит и звонит, и я бросаю на Бигги взгляд, в котором она читает явное облегчение: «Ха! А его нет дома!» Но Бигги указывает на мои наручные часы. Там на востоке уже далеко за полночь! Я чувствую, как у меня сводит челюсти.
        - Пусть знает, старый хрен, - безжалостно заявляет Бигги.
        Далеко не походя на сонного, мой отец отрывисто отвечает на звонок.
        - Доктор Трампер слушает, - говорит он. - Эдмунд Трампер. Кто это?
        Бигги балансирует на одной ноге, словно ей нужно пи-пи. Я слышу, как тикают мои часы, затем мой отец говорит:
        - Алло? Это доктор Трампер. У вас что-то случилось?
        Фоном для его слов звучит бормотание матери:
        - Из больницы, Эдмунд?
        - Алло! - кричит в трубку мой отец. А моя мать шепчет:
        - Тебе не кажется, что это мистер Бингхэм? О, Эдмунд, ты же знаешь, его сердце…
        Продолжая раскачиваться, Бигги пристально смотрит на меня, ужасаясь испуганному выражению моего лица; она гневно хмурится.
        - Мистер Бингхэм? - говорит мой отец. - Вам тяжело дышать?
        Бигги топает ногой, давя в себе стон «затравленного животного.
        - Постарайтесь дышать помедленней, мистер Бингхэм, и не вешайте трубку, - советует мой отец. - Я сейчас буду…
        Суетясь где-то на заднем плане, моя мать произносит:
        - Я в больницу за кислородом, Эдмунд…
        - Мистер Бингхэм! - кричит в трубку мой отец, в то время как Бигги пинает плиту ногой, издавая стон досады. - Притяните колени к груди, мистер Бингхэм! И не пытайтесь говорить!
        Я вешаю трубку.
        Корчась, словно от смеха, Бигги стремительно проходит мимо меня в коридор, потом в спальню и хлопает дверью. Издаваемые ею свистящие звуки напоминают дыхание бедного мистера Бингхэма с его барахлящим сердцем.
        Не замеченный ночным сторожем, я провожу ночь в алькове с диссертациями, хранящимися в айовской библиотеке, в одном из многих залов четвертого этажа, обычно заполненных потными студентами с бутылками колы у каждого. И в каждой бутылке, в мутной коричневой жидкости плавают сигаретные окурки. Даже из другого конца зала можно услышать, как они шипят, когда их бросают в бутылку.
        Однажды, уже доводя диссертацию до полного завершения, Гарри Пете, выпускник Бруклина, штудировавший какой-то документ на сербохорватском, откинулся всем своим весом на спинку стула и вылетел из своей кабинки задом; отталкиваясь ногами все быстрее и быстрее, он просвистел мимо нас, мимо всего длинного ряда столов. В самом конце прохода четвертого этажа он врезался в стеклянную панель, разбив и стекло и голову, однако не вылетел на стоянку машин под окном, где бедный Гарри Пете наверняка уже видел себя распростертым на капоте чьей-нибудь тачки.
        Но я никогда бы не сделал такого, Бигги.
        В «Аксельте и Туннель» есть одна трогательная сцена, когда Аксельт одевается и вооружается, собираясь сразиться с постоянно воюющими Гретсами. Он прилаживает защитные накладки на колени, на плечи и почки и, как принято, прикрывает жестяным колпаком свое естество, в то время как несчастная Туннель умоляет возлюбленного не покидать ее. Следуя ритуалу, она срывает с себя одежды, распускает волосы, расстегивает ножные браслеты, обнажает запястья и высвобождается из корсета, пока Аксельт продолжает обвешиваться цепями и облачаться в железо. Аксельт пытается разъяснить ей смысл войны (del henskit af krig), но она не желает слушать. Тут к ним вламывается Старый Так, отец Аксельта. Старый Так тоже в полном боевом облачении, но застежку на его груди - или что-то в этом роде - заело, и он пришел, чтобы ему помогли. Разумеется, он смущен видом жены своего сына, обезумевшей и полуобнаженной, но, вспомнив свою собственную молодость, он догадывается, о чем они спорят. Поэтому Старый Так пытается утешить обоих. Старческой рукой в шипастой перчатке он крепко шлепает по заду Туннель, вместе с тем давая Акссльту
мудрый совет: «Det henskit af krig er tu overleve» (Смысл войны заключается в том, чтобы уцелеть в ней).
        Это натолкнуло меня на мысль, что точно таков смысл получения PhD - и, вероятно, моей женитьбы. Такое сравнение глубоко потрясло меня тогда.
        Проходя мимо стоянки машин, куда едва не вывалился бедный Гарри Пете, я украдкой слежу за юной Лидией Киндли, скрывающейся от меня в горбатом сине-зеленом
«эдселе». На ней плотно обтягивающий фигуру костюм грушевого цвета с короткой юбкой, который делает ее старше.
        - Привет! А у меня тут «эдсел»! - говорит она. И я думаю: «Ну, это уж слишком!»
        Но ее бедра под юбкой внушают чувство безопасности, к тому же я знаком с ее коленями, поэтому они меня не пугают. Какое облегчение ошутить, как под моей головой поднимается и опадает ее нога, нащупывающая тормоз и акселератор.
        - Куда мы едем? - спрашиваю я обреченно, слегка поворачиваясь на ее узких коленях.
        - Увидите, - говорит она.
        И я поднимаю глаза на ее грудь, слегка выступающую под тканью, потом выше - на подбородок; я замечаю, как она осторожно закусила нижнюю губу. Из выреза костюма выглядывает яркая ржаво-желтая блузка, из-за которой скулы Лидии выглядят загорелыми, цвета лютика. И я вспоминаю себя и Бигги на поле под монастырем в Катцельдорфе с бутылкой монастырского вина среди лютиков. Я прижимаю букетик лютиков к ее соскам, от этого они становятся ярко-оранжевыми, и она краснеет. Потом Бигги держит пучок над моим ярко освещенным солнцем членом. Кажется, от этого он становится абсолютно желтым.
        - «Эдсел» не мой, - сообщает мне Лидия Киндли. - Это машина моего брата, но он сейчас служит.
        Новая угроза поджидает меня, куда бы я ни повернулся. Здоровенный братишка Лидии Киндли, крутой парень из «синих беретов», является по мою душу с точно отработанными ударами в ключицу, чтобы обрушить на меня свою страшную месть за осквернение его сестрицы и его «эдсела».
        - Куда мы едем? - спрашиваю я снова, чувствуя, как подпрыгивают под головой ее колени, что, по всей видимости, объясняется ухабистой дорогой. Я вижу, как в окне клубится пыль; я вижу плоское небо без единого облачка, без единой белой полоски самолетного следа.
        - Увидите, - говорит она, и ее рука соскальзывает с руля, чтобы погладить мою щеку, источая чудесный невинный запах духов.
        Затем - снова в яму и из нее; я почти уверен, что мы покинули пыльный ухабистый проселок, потому что за окнами нет больше пыли и колеса глубоко уходят в мягкую почву; иногда слышен звук, который в Айове может означать лишь одно - стерни или кабанью кость. Мы явно сменили направление, потому что солнце пригревает мои коленные чашечки под новым углом. Потом я слышу, как скользят шины, будто по мокрой траве. Я начинаю бояться, что мы застрянем где-нибудь у черта на рогах и что нам вместе с «эдселом» придется торчать всю ночь в каком-нибудь соевом болоте.
        - Где над нами будут крякать одни лишь утки, - бормочу я, и Лидия слегка встревоженно смотрит вниз на меня.
        - Однажды меня возил сюда один парень, - роняет она. - Иногда тут можно увидеть одного-двух охотников, но больше никого. Правда, мы всегда можем натолкнуться на машину охотника.

«Один парень, - думаю я, - интересно, была ли она уже осквернена?» Но она, словно угадав мои мысли, торопливо добавляет:
        - Но он мне не понравился. Я сказала ему, чтобы он отвез меня обратно. Однако я запомнила, как мы сюда добирались. - Она на мгновение высовывает кончик языка, чтобы смочить уголки губ.
        Потом - тень и спуск; почва становится более твердой и ухабистой; я слышу под колесами «эдсела» шуршание и улавливаю сосновый запах - в Айове это не редкость! Машина цепляет ветку, что заставляет меня подпрыгнуть и ткнуться носом в рулевое колесо.
        Когда Лидия останавливается, мы оказываемся в густой заросли молодого сосняка, старого валежника, плосколистного папоротника и ноздреватого, наполовину вымерзшего мха. Вокруг грибы.
        - Видишь, - говорит она, открывая дверь и спуская ноги на землю. Обнаружив, что там мокро и холодно, она застывает спиной ко мне, болтая ногами.
        Мы на холме, покрытом неряшливой порослью деревьев и кустарников. Позади нас скошенная пшеница и соевые поля; впереди и довольно далеко внизу, видимо, Коральвиллское водохранилище, замерзшее по краям и покрытое зыбью посредине. Если бы я был охотником, то я бы устроил засаду здесь на холме, запрятался бы глубоко в папоротник и ждал бы ленивых уток, совершающих короткие перелеты от одного поля к другому в поисках пиши. Они низко спустились бы к земле, особенно самые жирные, отражая блестящую гладь воды своими брюшками.
        Но тут я наклоняюсь через подлокотник «эдсела» и вытягиваю ноги прямо в маленький зад Лидии Киндли; на какое-то мгновение у меня создается впечатление, будто я выталкиваю ее из машины. Но я лишь дотронулся до ее спины, и она, обернувшись через плечо, заносит ноги обратно и захлопывает дверцу.
        В багажнике одеяло и пиво, которое, по словам Лидии, купила выглядевшая постарше соседка по комнате. Кроме того, отличный сыр, теплый круглый хлеб и яблоки.
        Перебравшись через спинку переднего сиденья, она разложила еду на заднем, и мы, накинув поверх себя одеяло, устроили что-то вроде уютной палатки. Маленький кусочек сыра прилип к голубой жилке на запястье Лидии Киндли, и она сняла его своим быстрым язычком, глядя, как я наблюдаю за ней; ее скрещенные ноги уставились коленями прямо в меня.
        - У вас на локте хлеб, - прошептала мне Лидия, и я идиотски хихикнул.
        Она убирает ноги и стряхивает одеяло, чтобы избавиться от крошек; я наблюдаю, как хлеб падает на пол; я вижу, как ее юбка задирается до самых бедер, когда она притягивает меня ближе к себе. На ней детская розовая комбинация с голубыми цветочками, напоминающая мне одеяльце в кроватке Кольма.
        - Я думаю, что я люблю вас, - говорит она.
        Но я отмечаю размеренность каждого слова, настолько хорошо продуманного, что я догадываюсь: она лишь упражняется в произношении. Словно догадавшись, что что-то не так, она поправляется:
        - Мне кажется, что я уверена, что люблю вас. - Прижимая ко мне свою стройную ножку, она переносит вес на бедро и осторожно притягивает мою голову к себе. Мое сердце утыкается в ее колени.
        На ее трусиках те же самые проклятые голубые цветочки. Ее цвета - детские; такие веселенькие милые вещички для «юных мисс».
        Она снова изгибается и слабо притягивает меня за уши, сознавая, что я вижу ее цветочки.
        - Вам не обязательно любить меня, - произносит она, и я снова слышу ту же размеренность упражнений. Я уверен, где-то в студенческой спальне Лидии Киндли лежат блокнотные листики с этими фразами, придуманными как варианты, перечеркнутыми, исправленными, возможно с примечаниями. Мне бы хотелось знать, какие ответы написаны за меня.
        - Мистер Трампер, - говорит она, и я целую ее под краем юбки, чувствуя, как напрягаются слабые мускулы. Она притягивает мою голову к своей птичьей грудке; жакет расстегнут, блузка поверх прохладной кожи слегка помята.
        - Vroognaven abthur, Gunnel milk, - цитирую я. Нижний древнескандинавский при таких обстоятельствах безопаснее всего.
        Слегка вздрогнув, она садится прямо напротив меня, но даже такой горбатый «эдсел» не слишком удобен, и ей приходится долго изгибаться, прежде чем она освобождается от жакета. Мой охотничий пиджак повисает на ручке задней дверцы, Сидя к ней спиной, я ухитряюсь развязать ботинки, пока ее руки проходятся по пуговицам на моей рубашке. Повернувшись к ней, я обнаруживаю, что она уже расстегнула блузку и теперь стоит на коленях, прикрыв скрещенными руками лифчик; ее бьет мелкая дрожь, словно она разделась, чтобы искупаться в холодной реке.
        Испытывая едва ли не облегчение, она застывает передо мной полуобнаженная, в ожидании объятий, ее юбка расстегнута, но лишь наполовину стянута с одного бедра. Ее влажные руки скользят по моим ребрам и цепляются за жалкую складку, слегка нависающую над моим ремнем.
        - Я никогда еще… знаете, я никогда… - бормочет Лидия Киндли.
        Роняя подбородок на ее острое плечико, я щекочу ей ухо усами.
        - Чем занимается твой отец? - спрашиваю я и чувствую ее вздох, одновременно разочарования и облегчения.
        - Он производит джутовую ткань, - отвечает она, ее пальцы нащупывают мои почки. А я думаю: «Он производит джутовую ткань! Все время? Заворачивается в нее, одевается в нее, спит на ней…»
        - Вряд ли ему очень удобно, - бормочу я, но ее острая ключица вызывает онемение моей челюсти.
        - Знаете, сумки, мешки для зерна… Представив себе здоровенного папашу Лидии Киндли, который поднимает стофунтовый джутовый мешок с луком и опускает его на мою спину, я вздрагиваю.
        Лидия выпрямляется на коленях, отстраняется от меня, ее руки на бедрах - стягивают юбку; из-под цветастой комбинации выглядывает маленький округлый животик. Поскольку руки девушки заняты, я спускаю с ее плеч бретельки лифчика.
        - Я такая худышка, - извиняющимся голоском бормочет она, в то время как я спускаю до колеи свои брюки.
        Перекидывая ноги через переднее сиденье, я неуклюже задеваю пятками клаксон; в машине с опущенными окнами сигнал звучит так, будто он исходит от другой машины, и Лидия неожиданно прижимается ко мне, давая расстегнуть лифчик. На ярлычке надпись:
«Белье для юных и хорошеньких». Истинная правда.
        Я чувствую, как ее твердые грудки прижимаются ко мне, и стягиваю рубашку, замечая, что ширинка на моих боксерских трусах разошлась и девушка пристально смотрит прямо туда; она словно окаменела, но бедрами помогает мне стянуть с себя трусики. Под ними родинка и крошечный яркий треугольник, младенчески розовый и голубой.
        - У вас такие тонкие соски, - произносит она, проводя по ним пальцами.
        Я беру в ладонь ее маленькую округлую грудь - настоящие апельсины на ощупь, - у нее не менее твердые соски, чем упирающиеся в мою ногу суставы. Я медленно опрокидываю ее на спину, обводя всю быстрым взглядом - упругую, с выступающими ребрами, с бугорками грудей и слегка припудренной ложбинкой между ними. Затем она прижимает мою голову к этой ложбинке, и я чувствую, как от запаха пудры у меня напрягается низ живота. Этот запах напоминает мне детский шампунь Кольма, тот, что с надписью на этикетке: «Без слез!»
        - Пожалуйста… - шепчет она. Пожалуйста что? Надеюсь, она не заставит меня самого принимать решение. По этой части у меня постоянно одни проблемы.
        Целую ее осторожно, двигаясь вниз к пупку, замечая полоску от трусов, отпечатавшуюся на округлой выпуклости маленького живота. Меня беспокоит, что я не помню, когда и каким образом она оказалась без трусов. Было ли это ее решение или мое? Мне это кажется слишком важным, чтобы я мог забыть. Мой жесткий подбородок покоится на этой границе. Я начинаю двигаться вниз, и она, ощутив первый поцелуй, плотно сжимает бедрами мою голову и дважды быстро и больно дергает меня за волосы. Но потом бедра расслабляются; я чувствую, как ее руки скользят по моей голове и сжимают мои уши, так что я слышу море в стереозвуке, или это Коральвиллское водохранилище вышло из берегов и превратило наш выступающий холм в остров, чтобы оставить нас на произвол судьбы под летающими в сумерках утками, в клубах удушливого пыльного запаха, поднимающегося с соевых полей, словно облака мельчайших частичек.
        Одно мое ухо освобождено - теперь море шу-мит только с одной стороны, моно. Я замечаю, как рука Лидии падает на пол и теребит жакет. Что там в рукаве?
        - Презерватив, - шепчет она. - Девушка из моей комнаты… у нее нашелся один.
        Но я не могу всунуть руку в обшлаг ее жакета, и она вынуждена встряхнуть его, приговаривая:
        - Там на талии потайной кармашек… - Для чего?
        Ее груди расходятся: я вижу, как она закусила губу и как часто дышит. Потом она резко вздрагивает, и завернутый в фольгу презерватив скользит по ее животу к моему лбу; затем ребра опадают, и прелестная, маленькая округлость живота напряглась; по бедрам проходится дрожь. Краем глаза я замечаю, как ее свободная рука раскачивается, запястье расслаблено, в ладони зажат какой-то губчатый шарик, должно быть мякиш ржаного хлеба, вырванный от середины свежего батона. Ее бедра требовательно и плотно обхватывают мое лицо, затем мягко опадают на сиденье, и рука, сжимавшая хлебный мякиш, роняет его.
        Я слышу, как рвется и хрустит фольга; интересно, она тоже слышит? Я кладу голову ей на грудь, чувствуя биение ее сердца. Ее локоть упирается в сиденье, кисть безвольно свисает к полу. Запястье согнуто под таким острым углом, что кажется сломанным, тонкие пальцы упали вниз, неподвижные; затянутое облаками солнце пригревает сквозь окно, еще достаточно яркое, чтобы его лучи отражались в кольце, подаренном ей в честь окончания школы, - оно ей великовато и криво сползает.
        Я закрываю глаза в ложбинке между ее грудей, ощущая сладкий запах карамели. Но почему мне в голову лезут мысли о скотобойнях и всех юных девушках, изнасилованных во время войны?
        Ее бедра мягко сжимают мое защищенное острие; помолчав, она спрашивает:
        - Разве вы не хотите остального?
        И моя слабая эрекция опадает, мое естество съеживается внутрь своей кожаной оболочки и прячется окончательно, когда Лидия Киндли расслабляет бедра.
        - Пожалуйста… - снова тихо шепчет она. - Что-то не так?
        Я медленно поднимаюсь, становясь на колени меж ее ног; я ощущаю, как ее пальцы цепляются за мои плечи сильнее; в широкой ложбинке между ее грудей пульсирует нежная голубая жилка. Словно лишившись чувств, она безвольно роняет руку, прикрывая пушистый треугольник внизу. Это место у «хорошенькой и юной» остается нетронутым - пока! Но для кого?
        Я чувствую, как скатывается презерватив, а тем временем Лидия Киндли спускает ноги с сиденья и говорит:
        - Я не просила вас любить меня. Я никогда не делала этого раньше, ни с кем другим, и мне все равно, что вы обо мне думаете… Разве вы этого не поняли? О господи!.. Черт, какой же наивной дурой я была…
        Она сгибается пополам, как если бы у нее внезапно схватило живот, и зарывается лицом в колени, прядь волос касается края ее рта, и под этим знакомым мне углом между локтем и коленом, совсем близко - грудь, чересчур маленькая и идеальная, чтобы свисать вниз; она торчит, будто бы нарисованная, слишком совершенная, чтобы быть настоящей.
        - Все это очень сложно, - пытаюсь объяснить я. - Никогда не нужно оставлять решение за мной.
        Я нащупываю ручку дверцы и распахиваю ее, чтобы впустить внутрь оживляющий холодный воздух. Я стою, замерзший и голый, на скрипящем влажном мхе и слышу, как Лидия шурует в машине. Обернувшись, я едва уклоняюсь от своих ботинок - забравшись с ногами на заднее сиденье, она вышвыривает из машины мои пожитки. Не говоря ни слова, я подбираю каждую вещь, сворачиваю рубашку и прижимаю к груди. Не помня себя, Лидия бросает свои вещи с заднего сиденья на переднее, потом с переднего на заднее, и снова по кругу.
        - Позволь мне, пожалуйста, отвезти тебя домой, - прошу я.
        - Пожалуйста! - взвизгивает она; а через холм, словно брошенные в мою голову камни, низко летят утки, черные в наступивших сумерках; испуганные, они резко меняют курс, издав громкий крик при виде голого дурака, держащего над головой свои шмотки.
        Теперь я наблюдаю, как Лидия, обнаженная, мечется в «эдселе». Она запирает все дверцы. Как есть нагишом, она садится за руль, упираясь восхитительными сосками прямо в клаксон. «Эдсел» дергается, изрытая из заржавевших труб густое облако серого газа. Я застываю на месте, не пытаясь даже шелохнуться, уверенный, что Лидия собирается переехать меня, но она дает задний ход. Остервенело крутя руль, она выскочила назад в ту самую колею, которая привела нас сюда. Разворачивая неуклюжий «эдсел», она дернулась вперед, и ее грудь, наконец, зашевелилась, как живая. Я опасаюсь за сохранность ее сосков на клаксоне.
        Но пока «эдсел» не исчезает за соевым болотом, до меня не доходит, в каком плачевном положении оказался теперь я. «Он погиб, брошенный на утином берегу Коральвиллского водохранилища!»
        Мне не оставалось ничего другого, как упорно пробиваться вперед через соевые стебли, не отрывая прыгающих глаз от забрызганного грязью «эдсела», молотящего колесами стерню дальнего поля. Я с трудом различал тусклую полосу дороги, по которой мы, видимо, добирались сюда. Шлепая нагишом и скользя ногами по болотистой почве, я прикидывал, что если срежу путь вдоль водохранилища, то смогу пересечь дорогу раньше «эдсела» и просигналю ему притормозить. Может, к тому времени она немного поостынет и остановится? Просигналю чем? Моим принаряженным красавцем?
        Узелок с вещами я держал высоко под мышкой, чтобы не промок. Я трусил вдоль затянутого тонкой ледяной коркой берега водохранилища, пробираясь сквозь ранящую тело осоку и вязкую жижу. Впереди меня вспорхнула темная стая лысух; раз или два я увязал по самые колени, ощущая липкий ил и вонючую гниль под ногами. Но я старался все время держать узел как можно выше, сохраняя одежду сухой.
        Затем я оказался в нескошенном кукурузном поле, каком-то потрепанном, и продолжал бежать, чувствуя болезненное прикосновение к ногам колких стеблей, не менее острых и ломких, чем тонкие глиняные черепки. Между мной и ровной линией дороги оказался небольшой пруд, но он не настолько сильно замерз, как это казалось издали, и я провалился в него по пояс, напоровшись к тому же на скрытое под водой проволочное ограждение: верхний край его едва торчал над поверхностью по обеим сторонам пруда, оставляя колючую проволоку скрытой. Но я так замерз, что не почувствовал боли.
        Теперь я хорошо представлял, где мы могли бы пересечься. Сине-зеленый «эдсел» Лидии мчался, оставляя за собой хвост пыли, словно рвущийся в небо воздушный змей. Оказавшись в дорожной канаве впереди нее, я настолько выбился из сил, что не смог даже помахать: я просто стоял, небрежно сжимая узел под мышкой, и глядел, как она пронеслась мимо; ее груди торчали важно, словно передние фары. Она даже не повернула голову, не мигнула фарами. Выйдя из оцепенения, я пробежал еще немного за оставленным ею клубом пыли, таким густым и темным, что я споткнулся о кочку и, задыхаясь, вынужден был искать дорогу на ощупь.
        Я продолжал бежать трусцой, в то время как «эдсел» увеличивал дистанцию между нами, как вдруг увидел - так близко, что я едва не налетел на него, - обшарпанный красный грузовой пикап, припаркованный у дорожной обочины.
        Я повис на ручке дверцы, обнаружив, что остановился в нескольких футах от охотника, который был занят тем, что ощипывал утку у капота машины. Он забросил гибкую птичью шею на ручку переднего зеркальца, и кровь спекшимися сгустками стекала прямо на дорогу; утиные перья прилипли к его охотничьему ножу и толстым пальцам.
        Увидев меня, он едва не отрезал себе кисть, вздрогнув от неожиданности, а утка скользнула на капот и, оставляя кровавый след, съехала вниз по крылу.
        - Мать твою, Гарри… - воскликнул он. Я продолжал тяжело дышать.
        - Нет, - с трудом выдохнул я, убежденный, что я еще не Гарри, и не сразу замечая на водительском сиденье пикапа мужчину; его локоть торчал почти у самого моего уха.
        - Мать твою, Эдди… - откликнулся водитель так близко от меня, что я едва не подпрыгнул.
        Позволив себе еще немного отдышаться и прийти в чувства, я как можно небрежнее спросил:
        - А вы, случайно, не едете в Айова-Сити?
        Они долго таращились на меня, но я был настолько исполнен чувства собственного достоинства и настолько измотан, что не сообразил развернуть узел и одеться.
        Затем Гарри пробормотал:
        - Мама родная, так тебе надо в Айова-Сити?
        - Тебя не пустят туда в таком виде, - заявил Эдди, все еще держа в руке окровавленную утку.
        Натягивая одежду на обочине рядом с пикапом, я заметил, что презерватив по-прежнему был на мне. Но если бы я снял его сейчас, то это выглядело бы так, словно я признал перед этими парнями, что и в самом деле пользуюсь этой хреновиной. Проигнорировав его наличие, я оделся прямо поверх него.
        Затем мы все трое забрались в грузовик, поспорив немного, кто где сядет и кто поведет машину. Наконец Эдди завладел рулем и сообщил:
        - Бля, а мы видели твою маленькую подружку.
        - Если это была твоя подружка… - повернулся ко мне Гарри.
        Но я, втиснутый между ними, ничего не сказал. Я чувствовал, как мои ноги кровоточат и согреваются в ботинках рядом с окровавленными утками.
        Осторожный Гарри пристроил ружье между дверцей машины и своим коленом, подальше от меня, не доверяя бродячему нудисту и сумасшедшему.
        - Бля, - выдохнул Эдди, как если бы все еще пытался убедить самого себя, - она неслась по старой дороге как ненормальная…
        - И чуть не сбила тебя к чертовой матери… - заметил Гарри.
        - Мать твою, я пялился на нее во все глаза, - сообщил ему Эдди, наклонясь через меня. - Я не мог сдвинуться с места. - Он немного помолчал, затем добавил: - Бля, у нее такие аппетитные сиськи торчали вперед, будто она ими рулила…
        - Провалиться мне на месте, я ведь сидел в кабине, - перебил его Гарри. - И видел всю ее целиком. Мама дорогая! Я разглядел даже ее маленькую штучку! - Он помолчал, потом добавил: - Такой цветущий кустик…
        Завистливый Эдди настойчиво повторил:
        - А я видал ее сиськи. Я их отлично разглядел! Я едва не вмешался в их беседу; мне хотелось сказать: «Я все это и сам прекрасно видел». Но я лишь посмотрел вниз на безвольно обмякшую утиную шею и перевернутое пушистое брюшко; перья вокруг тонкого разреза и аккуратной ранки намокли от крови.
        Затем Эдди громко воскликнул:
        - Мать твою, смотрите, это снова она! - И мы все трое вытаращились на сине-зеленый
«эдсел», стоявший у обочины впереди.
        - Тормози, - велел Гарри, а я взмолился, чтобы он не слишком лихачил.
        Снизив скорость, мы обогнали Лидию, три физиономии с вытаращенными глазами повернулись разом, дабы разглядеть ее. Обернувшись, Гарри и я увидели, что «эдсел» отстал от нас, а Эдди таращится в зеркальце, тихонько поругиваясь:
        - Мать твою, твою мать….
        - О черт! - откликнулся Гарри.
        Но я испытал чувство облегчения, когда увидел, что Лидия завершает свой туалет за рулем, застегивая последние пуговицы под нашими нахальными взглядами; мне показалось, будто к ней снова вернулось самообладание.
        Да еще какое! На ее лице застыло незнакомое мне холодное выражение - ни малейшего удивления при виде меня в грузовике, ни единого признака, что она заметила меня. Она явно взяла себя в руки и совершенно по-взрослому натянула маску такого пугающего безразличия, будто не замечала нас совсем.
        Изнасилование получилось что надо. Лидия Киндли была осквернена самым изощренным способом, до которого не смог бы додуматься ни один извращенец.
        Я передвинул свои трясущиеся ноги, Эдди пукнул, а Гарри ответил ему тем же.
        - Вот блин, - выдохнул я.
        - Мать твою, - ругнулся Эдди.
        - Мать твою, - эхом отозвался Гарри. Огорчение было всеобщим - мы были разочарованы втройне.
        На указателе «Интерштат 80» сине-зеленый «эдсел» обошел нас. Эдди нажал на клаксон, а Гарри крикнул:
        - Проезжай, крошка!
        А я подумал, что Лидия Киндли наверняка перейдет в другой лингафонный кабинет для первокурсников, изучающих немецкий язык.
        Эдди выбрал въезд в город с Клинтон-стрит и подвез нас к городскому парку. Когда мы переехали реку, Гарри принялся ощипывать утку, яростно захватывая пучки перьев в кулак и выпихивая их в приоткрытое окно. Но часть перьев влетала обратно, а его спешка привела к тому, что он вырвал клок жирной утиной кожи. Казалось, Гарри не обращал на это внимания; исполненный решимости, он продолжал свое занятие. Утиное перо прилипло к губе Эдди; сплюнув, он опустил стекло со своей стороны, впустив внутрь ветер. Неожиданно вся кабина наполнилась клубами перьев. Гарри ругнулся и бросил целую пригоршню в Эдди, который свернул с дороги и со всего маху хлестнул утиной шеей взбесившегося Гарри, достав его через меня, он визжал как ненормальный.
        Вдоль берега реки застыли несколько замерзших прохожих, встревоженно наблюдавших за кружащим вихрем перьев, которые вылетали из этой огромной дырявой подушки, что тащилась в город.
        Когда мы проезжали мимо парка, все уличные фонари вспыхнули одновременно, и Эдди сбавил скорость, уставившись на ряд осветивших Клинтон-стрит огней, словно стал свидетелем какого-то чуда.
        - Нет, ты видал? - по-детски восхитился он. Ослепленный уткой, Гарри не видел ничего, но я сказал Эдди:
        - Да, они зажглись все разом.
        Повернувшись ко мне, Эдди едва не поперхнулся и, разинув рот, зашелся от смеха как ненормальный.
        - Да у тебя все усы в перьях! - Перегнувшись через меня и хватая Гарри за колени, он взвизгнул: - Бля, ты только глянь на его усы!
        Утка кровавой грудой лежала на его коленях, Гарри уставился на меня, как если бы не мог сообразить, кто я такой и откуда здесь взялся. Не давая ему времени опомниться, - я опасался, что ему придет в голову засунуть мне в рот полную пригоршню перьев, - я повернулся к Эдди и еле слышным, почти обморочным голосом попросил:
        - Вы не возражаете, если я выйду здесь? Тут удобней…
        Эдди нажал на тормоз, широко оскалясь, и так сильно пнул Гарри, что тот накренился головой вперед.
        - Мать твою, чертов урод! - заорал он, прижимая утку к голове на манер повязки.
        - Большое вам спасибо, - поблагодарил я Эдди и подождал, пока Гарри соскочит с сиденья. Выскользнув за ним, я мельком увидел в переднем зеркальце свои облепленные перьями усы.
        Стоя на проезжей дороге, Гарри предложил мне утку.
        - Давай бери, - упрашивал он. - У нас их до чертовой матери.
        - Угу, - подтвердил Эдди. - И пусть тебе в другой раз повезет.
        - Да, парень, - поддакнул Гарри.
        - Большое вам спасибо, - снова сказал я и, не зная толком, как взять несчастную утку, осторожно ухватил ее за вытянутую шею. Гарри ощипал ее почти всю, но она выглядела поломанной изнутри. Только кончики крыльев да птичья головка оставались покрытыми перьями; чудная дикая утка с пестрой головкой. Я разглядел не меньше трех-четырех отверстий от пуль; самой уродливой раной оказался ощипанный вокруг разрез на шее. Большие утиные лапы на ощупь напоминали кожаное кресло. А на краешке клюва осталась высохшая, прозрачная насквозь капля крови, похожая на маленькое тусклое вкрапление мрамора.
        Остановившись у обочины дороги, ведущей вдоль берега реки, я помахал этим щедрым охотникам. И перед тем как захлопнулась дверца машины, я услышал, как Гарри сказал:
        - Мать его так, Эдди, ты почувствовал, как от него пахло сучкой?
        - Да, туды его в качель, - согласился с ним Эдди.
        Затем дверца закрылась, и меня обдало брызгами песка, вырвавшимися из-под взвизгнувших шин пикапа.
        Поднятая грузовиком пыль вздыбилась под самые козырьки уличных фонарей по всей Клинтон-стрит; а на другой стороне реки, на берегу, плотно утыканном сборными хибарами из гофрированного железа времен военной застройки, которые теперь величались «жильем для женатых студентов» и походили на ряд унылых армейских бараков, две жены-соседки развешивали простыни на совместной веревке для белья.
        Медленно оглядевшись, я определил, в каком направлении мой дом. Но, сделав первый шаг, я захромал к обочине и завыл от боли. Мои ноги - они словно оттаяли. Теперь я чувствовал на подошвах каждый глубокий порез от колючей проволоки, каждый укол кукурузных стеблей. Попытавшись встать, я ощутил под изгибом правой ступни какой-то предмет; я подозревал, что это один из моих оторванных пальцев, свободно болтавшийся в промокшем от крови ботинке. Я опять вскрикнул, вызвав немое удивление у жен на другой стороне реки.
        Из гофрированных хибар высыпало все больше людей, которые походили на спасшихся после бомбежки: отцы-студенты с книгами в руках и их жены с детишками на бедрах. Кто-то из их племени крикнул мне:
        - Что, черт возьми, с тобой случилось, парень? Но я не мог придумать, что бы ответить. Пусть гадают: «Какой-то парень, побитый убитой им уткой, которую он держит в руках?»
        - Почему ты плачешь? - спросила одна Миссис Простынь, поворачиваясь на том берегу реки, словно корабль под парусом.
        Я надеялся на это сборище, как на добрых самаритян. Скользнув по ним глазами, я заметил друга, который пробирался на велосипеде между гофрированными домами. Это был Ральф Пакер, частый незаконный гость этого района, именуемого «жильем для женатых студентов». Давя на педали гоночного велосипеда, Ральф осторожно лавировал между встревоженными женами.
        - Ральф! - заорал я и увидел, как виляет его переднее колесо, увидел, как он привстает над рулем велосипеда и скрывается за домом. - Ральф Пакер! - завопил я что было мочи.
        Гонщик рванул вперед со скоростью выстрела: это был слалом между шестами с бельевыми веревками. Но вот он бросил взгляд через реку, пытаясь различить своего потенциального убийцу: он, кажется, воображал, что это чей-то муж-студент с парой дуэльных пистолетов. И тут он замечает меня! Мать твою так! Это всего лишь Богус Трампер, прогуливающийся со своей уткой.
        Ральф машет мне рукой и на глазах собравшихся зрителей гордо подруливает к берегу.
        - Привет! - кричит он. - Что ты там делаешь?
        - Отчаянно рыдает, - отвечает за меня жена под парусом.
        - Тамп-Тамп? - удивленно восклицает Ральф.
        Но я могу выговорить лишь: «Ральф!» - отметив сумасшедшие нотки отчаяния в своем голосе.
        Ральф балансирует, крутит педали назад, затем делает рывок вперед, задирает переднее колесо над землей и устремляется через мост.
        - Ап! Взяли! - командует он сам себе. Если и есть на свете человек, способный заставить плавиться велосипедные шины, так это гарцующий верхом Ральф Пакер.
        Перила моста разрезают его пополам и склеивают вместе, как коллаж из ступней и спиц, пересекающих реку по направлению ко мне. О, помощь близка! Я перекладываю весь свой вес на одно колено и, дрожа, встаю на ногу, но не могу сделать и шагу. Я поднимаю утку вверх.
        Глядя на ощипанную утку и на перья в моих усах, Ральф произносит:
        - Черт побери, и это был честный поединок? По мне, так у вас вышла ничья.
        - Ральф, помоги! - выдыхаю я. - Мои ноги ни к черту.
        - Твои ноги? - говорит он, останавливая велосипед у бордюра.
        Когда он пытается поставить меня вертикально, кто-то с того берега реки кричит во весь голос:
        - Что с ним такое?
        - Что-то с ногами! - орет в ответ Ральф, и собравшаяся под бельевой веревкой толпа встрево-женно гудит.
        - Осторожно, Ральф, - прошу я его, ковыляя к велосипеду.
        - Это очень легкий велосипед, - предупреждает он меня. - Осторожно, не погни раму!
        Я не вижу, как я могу помешать ему, если ему вздумается погнуться, но я взгромождаю свой вес под выгнутый назад руль как можно более осторожно и втискиваюсь между колен Ральфа.
        - Что ты имеешь в виду насчет ног? - спрашивает он, вихляя по Клинтон-стрит. Кое-кто из женатых студентов машет нам.
        - Наступил черт знает на что, - невнятно бормочу я.
        Ральф просит меня не размахивать уткой слишком низко.
        - Эта птица может зацепиться за спицы, Тамп-Тамп…
        - Не вези меня домой, - прошу я, сообразив, что мне лучше сначала хоть немного почиститься.
        - В «Бенни»? - спрашивает Ральф. - Я куплю тебе пиво.
        - Я не смогу помыть ноги в «Бенни», Ральф.
        - Ну да, ты прав.
        Вихляя из стороны в сторону, мы добираемся до центра города. По-прежнему светло, но уже начинает темнеть; субботняя ночь приходит рано, потому что скоро заканчивается.
        Сдвигаясь по раме, я чувствую, как шелестит мой забытый презерватив. Пытаясь принять прежнее положение, я осторожно упираюсь пальцем ноги между цепью и задним колесом и едва не подскакиваю от боли до небес. Лежа опрокинутым на тротуар перед парикмахерской Графтона, Ральф издает громкий протяжный звук. Несколько мужчин в простынях поворачивают свои бритые затылки за спинки парикмахерских кресел, наблюдая, как я корчусь на тротуаре; они похожи на сов, а я на мышь с изуродованной ступней.
        Ральф ослабляет невыносимое давление, снимал с меня ботинок; затем, при виде моих многочис ленных рваных ран, вздутых волдырей и красных царапин, залепленных грязью, он присвистывает и помогает мне встать. Взгромоздившись обратно на велосипед, он берет в зубы мои ботинки, связанные вместе шнурками, пока я вместе с уткой пытаюсь обрести равновесие на раме, опасаясь, как бы мои босые ноги не угодили в эти ужасные спицы.
        - Я не могу в таком виде заявиться домой, Ральф, - умоляюще говорю я.
        - А что, если у этой утки есть приятели? - спрашивает он; мои шнурки застревают в его зубах, заставляя Ральфа двигать ртом так, словно он намеревается съесть ботинки. - А что, если утиные приятели разыскивают тебя? - хмыкает он, сворачивая на Айова-авеню.
        - Пожалуйста, Ральф. Но он продолжает:
        - Сроду не видал таких ног, как у тебя. Я отвезу тебя домой, малыш! - Наше появление как нельзя кстати. Моя гнилая машина дымится у бордюра: Бигги только что вернулась из магазина, и теперь, запыхавшаяся и перегревшаяся после длительного пробега со скоростью двадцать миль в час, машина пытается восстановить свое дыхание.
        - Спусти меня в подвал, Ральф, - шепчу я. - Там есть старая раковина. Я, по крайней мере, умоюсь… - Тут я вспоминаю об исходящем от меня запахе, который охотники сочли столь примечательным. А перья на моих усах? Совсем ни к чему, чтобы Бигги подумала, будто я щипал утку зубами.
        Мы ковыляем по краю лужайки мимо моего соседа-пенсионера, мистера Фитча, все так же скребущего граблями, чтобы снег мог падать на чистую, мертвую траву. Я машинально машу ему уткой, и старый чудак бодро восклицает:
        - Хо! Я и сам когда-то охотился на уток, но сейчас мне уже не по силам… - Он стоит, как вырубленный из хрупкого льда, опираясь на грабли, ничуть не озадаченный отсутствием ружья - в его времена, вероятно, охотились с копьями.
        Ральф спихивает меня у дверей подвала, и, хотя мистеру Фитчу совершенно ясно, что я не в состоянии идти сам, он, кажется, мало смущен этим, - несомненно, в его времена на утиной охоте бывало и не такое.
        Меня несут к подвалу, как мешок с углем, связанные ботинки болтаются через плечо, словно хомут. Я нахожу, что уголь на полу подвала действует на мои ноги успокаивающе. Медвежья голова Ральфа просовывается через щель.
        - Все в порядке, Тамп-Тамп? - спрашивает он, и я киваю в ответ. Осторожно прикрыв створку, он бросает мне несколько последних слов: - Тамп-Тамп, надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь мне об этом…
        - Ну конечно же, Ральф.
        Затем я слышу голос Бигги из кухонного окна.
        - Ральф? - зовет она, и я отползаю в глубь подвала.
        - Привет, Биг! - бодро откликается Ральф.
        - Что ты здесь делаешь? - В ее голосе звучит холодное подозрение. Моя добродетельная Бигги никогда не кокетничает с такими распутниками, как Ральф Пакер. Хотя момент для этого не самый подходящий, я испытываю гордость за нее.
        - А… - произносит Ральф.
        - Что ты делаешь в нашем подвале? - спрашивает его Бигги.
        - Да я вовсе и не был в вашем подвале, Бигги. Я двигаюсь ощупью в том направлении, где, по моим представлениям, должна находиться раковина, я вполне осознаю, что до моего обнаружения совсем мало времени, и сочиняю в уме целую историю.
        - Разыгрываешь меня, да, Ральф? - говорит Бигги немного более игриво, чем мне бы хотелось. Не давай ему спуску, Бигги. Будь милосердной.
        Ральф неубедительно хохочет как раз в тот момент, когда я попадаю ногой в ту самую мышеловку, которая поставлена для Бесстрашной Мыши, жестокую ловушку, сокрушительницу маленьких позвоночников. Наверное, чертова пружина ударила по одной из вспухших ран, оставленных колючей проволокой, потому что мне показалось, будто весь подвал озарило светом, и я на мгновение увидел все вокруг так же ясно, как если бы на лестнице вверху включили свет. Я не мог удержаться от крика, потому что не разобрал, куда попал; далее последовало крещендо. Должно быть, его мощная волна рассыпала бедного Фитча на мелкие кусочки льда рядом с его граблями.
        - Что это? - восклицает Бигги. Ральф, трус, немедленно отступает.
        - Это Тамп-Тамп. Он в подвале… - Потом зачем-то добавляет: - У него что-то с ногами. - Через подвальное окошко я вижу, как он мчится по лужайке к своему велосипеду у ворот.
        - Доброй охоты! - кричит мистер Фитч откуда-то издалека.
        - Что? - спрашивает Фитча Бигги.
        - Доброй охоты! - повторяет Фитч, пока я с мышеловкой вместо ботинка ковыляю к раковине, открываю ржавый кран и неистово хлещу водой в лицо в полной темноте.
        - Богус! - зовет Бигги; она глухо топает ногами по кухонному полу надо мной.
        - Привет, это всего лишь я! - кричу я в ответ. Затем зажигается настоящий свет, и я вижу нижнюю часть Бигги наверху лестницы; теперь я вижу достаточно хорошо, чтобы снять с себя мышеловку.
        - Богус, что происходит?
        - Я угодил в эту чертову мышеловку, - бормочу я.
        Бигги усаживается на верхнюю ступеньку, позволяя мне глядеть ей под юбку снизу.
        - И все же, что ты там делаешь? - спрашивает она.
        Я уже догадываюсь, что ситуация начинает усложняться.
        - Да вот, не хотел пугать тебя своими ногами, - выдаю я заготовленный заранее ответ. - Я подумал, что сначала надо немного почиститься…
        Она наклоняется вперед, сбитая с толку, и пристально смотрит на меня. Стоя у подножия лестницы, я показываю ей подошву ступни - драматический жест; она громко взвизгивает. Затем я поднимаю вверх утку.
        - Видишь, утка, Биг? - говорю я с гордостью. - Я был на охоте, но моим ногам здорово досталось.
        Это сразило ее - это и еще то, как я дополз до верха на коленях. В холле, все еще стоя на коленях, я протянул ей утку, которую она тут же уронила на пол.
        - Принес домой ужин! - победоносно заявляю я.
        - Она выглядит так, словно ее уже ели.
        - Ее просто нужно как следует помыть, Биг. Очисти ее и запеки в вине.
        - Дай ей бренди, - говорит Бигги. - Может, нам удастся оживить ее.
        Затем в холл заявляется Кольм и усаживается рядом с этим странным пернатым сюрпризом. «Может, он помнит меня как отца, приносящего разные занимательные подарки?»
        Кольм протестует, когда Бигги подхватывает его на бедро, помогая мне доковылять к ванной.
        - О, осторожно! Осторожно, мои ноги, - бормочу я.
        Бигги разглядывает меня всего, пытаясь отыскать объяснение. В моих ушах? Под усами?
        - Так ты был на охоте? - снова начинает она.
        - Ну да… понимаешь, я раньше никогда не интересовался охотой…
        - Я так и думала, - говорит она, кивая. - Но ты пошел на охоту и подстрелил утку?
        - Нет, у меня нет ружья, Биг.
        - Я так и думала, - произносит она удовлетворенно. - Значит, кто-то другой подстрелил эту утку и дал ее тебе?
        - Ну да! - восклицаю я. - Но с моими ногами черт знает что, Биг! Я повредил их в болоте. Не хотел мочить ботинки, но откуда мне было знать, что там на дне полно всякой дряни.
        - Но для чего тогда ботинки? - возражает Биг-ги, наполняя мне ванну. Я усаживаюсь на унитаз, вспоминая, что мне нужно пописать. - Однако брюки ты не намочил, - замечает Бигги.
        - Так я их снял. Там были только эти ребята, и мне не хотелось пачкаться по самые уши.
        Пробуя воду, Бигги размышляет над услышанным. Кольм подползает к дверям ванной и издалека наблюдает за диковинной уткой.
        Затем я стягиваю штаны и, превозмогая боль, распрямляю ноги, широко расставив их в стороны. Я неловко пристраиваюсь, собираясь пописать, в то время как Бигги хмуро наблюдает за тем, как я наполняю презерватив. Только тяжесть внизу и отсутствие звука заставляют меня в ужасе вспомнить обо всем и опустить глаза на мой раздувающийся шарик.
        - Кто же еще был с вами на этой веселой охоте, Богус? - кричит Бигги. - Ты с Ральфом Пакером да парочка шлюх, которых он захватил по пути?
        - Ножницы! - ору я. - Ради бога, Бигги. Пожалуйста! Как ужасно все вышло…
        - Дерьмо собачье! - кричит Бигги, и Кольм выскальзывает за дверь в холл к своему другу, спокойной утке.
        Я испугался, что Бигги примется топтать ногами мои кровоточащие ступни, как только к ней вернется способность связно думать, поэтому бросился прочь из ванной, сначала на пятках, затем с большим комфортом на коленях, покачивая в руке надутым шариком. Кольм успел схватить утку, решив не давать своему провинившемуся отцу забрать ее.
        До кухонной двери всего несколько шагов, но посреди холла меня застает стук в переднюю дверь и крик:
        - Доставка на дом! Заказное письмо! - Входите! - кричит Бигги из ванной.
        - Почтальон входит, размахивая письмом. Это произошло настолько внезапно, что напугало Кольма: он вздрогнул и, громко вскрикнув, убежал вглубь, волоча за собой утку. Я проделываю еще три ужасно болезненных шага на коленях к кухонной двери, продолжая помахивать презервативом, и вкатываюсь в кухню - прочь от посторонних глаз.
        - Доставка на дом! Заказное письмо! - монотонным голосом снова объявляет почтальон, не будучи заранее предупрежденным о том, что ему может понадобиться более подходящее высказывание.
        Я выглядываю из кухни. Совершенно очевидно, что почтальон притворился слепым. Но вот с противоположного конца холла появляется Бигги, которая, кажется, позабыла о том, что она пригласила кого-то войти, и сердито смотрит на почтальона: в ее голове он каким-то образом связан с моим приключением на охоте.
        Да будут благословенны его тупые мозги - почтальон снова выкрикивает:
        - Доставка на дом! Заказное письмо! - затем бросает письмо на пол и убегает.
        Толкая скользкую утку впереди себя, к письму приближается Кольм. Еще один сюрприз! И Бигги, вообразив, что я тоже могу сбежать, кричит:
        - Богус!
        - Я тут, Биг, - отзываюсь я, снова скрываясь в кухне. - О, пожалуйста, скажи мне, где ножницы.
        - На крючке под раковиной, - механически произносит она, после чего добавляет: - Надеюсь, что ты отрежешь себе все начисто.
        Но я этого не делаю. Произведя осторожный надрез над раковиной, я замечаю, как мимо двери проползает Кольм, волоча письмо вместе с уткой в глубь коридора.
        - Там письмо, Биг, - слабым голосом говорю я.
        - Доставка на дом! Заказное письмо, - тупо повторяет Бигги.
        Я выбрасываю проклятую улику в канализацию. В холле Кольм поднимает визг, когда Бигги отнимает у него утку или письмо. Я смотрю на посиневшие пальцы ноги и думаю:
«Слава богу, что это не твоя шея, Бесстрашная Мышь». Теперь Кольм что-то любовно лепечет, должно быть, утке. Я слышу, как Бигги надрывает конверт. Без какой-либо перемены в голосе она произносит:
        - Это от твоего отца, долбаного хрена…

«О, куда ты пропал, Гарри Пете? После твоей прославленной попытки, держат ли тебя на стуле, который прибит к полу? Ты бы не возражал, Гарри, если бы я одолжил у тебя опробованное тобою гоночное сиденье? Сочтешь ли ты меня плагиатором, если я прокачусь разок на твоей хорошо смазанной выбракованной лошадке и совершу прыжок из окна четвертого этажа на эту чертову стоянку внизу?»
        Глава 19
        АКСЕЛЬРУЛЬФ СРЕДИ ГРЕТЦЕВ
        В «Аксельте и Туннель» есть момент, когда глубина материнских чувств и приоритетов подвергается испытанию. Аксельт хочет взять с собой своего юного сына Аксельрульфа в очередной поход против воюющих Гретцев. К этому времени парнишке исполняется всего шесть лет, и Туннель теряет рассудок оттого, что ее муж проявляет такое бессердечие.
        - Da blott pattebarn! - восклицает она. - Он всего лишь ребенок!
        Аксельт снисходительно спрашивает, чего она, собственно, опасается. Что Аксельрульф будет убит Гретцами? Если так, то ей следует помнить, что Гретцы всегда терпят поражение. Или, может, она боится, что солдатские разговоры и манеры слишком грубы для мальчика? В таком случае ей следует уважать здравомыслие своего мужа: мальчик будет надежно защищен от подобного.
        - Dar ok ikke tu frygte! (Опасаться нечего!) - настаивает Аксельт.
        Заливаясь краской, Туннель признается, чего она на самом деле опасается.
        - Среди Гретцев ты возьмешь себе женщину, - говорит она, не глядя ему в глаза.
        Это правда. Аксельт всегда берет себе женщину, когда побеждает в войне. Но он по-прежнему не понимает, в чем тут дело.
        - Nettopp ub utuktig kvinna! - кричит он. - Nettop tu utukt… sla nek ub moder zu slim. (Всего лишь проклятую бабу! Только затем, чтобы стелить ее под себя… она же не станет ему матерью.)
        Туннель не улавливает оттенков. Она боится, что юный Аксельрульф не сможет различить роли гретцкой женщины-подстилки и его собственной матери, что Туннель упадет в глазах сына из-за этой связи. С подстилкой.
        - Utuk kvinnas! (Черт бы взял этих женщин!) - жалуется Аксельт своему старому отцу Таку.
        - Utuk kvinnas urt moders! (Черт бы взял женщин и матерей!) - вторит ему Старый Так.
        Но суть не в этом. Суть в том, что Аксельт оставляет Аксельрульфа дома с его матерью; он поступает так, как того хочет Туннель.
        Таким образом - хотя и нельзя сказать, что он проникся сочувствием к «Теории неравенства материнства & гретцких женщин-подстилок» при чтении поэмы, - Богус был в некотором смысле заранее подготовлен к реакции Бигги на появление этой гретцкой шлюхи Тюльпен, то есть к ее заботе о чистоте Кольма.
        Поскольку Трамперу было сложно уезжать из Нью-Йорка и поскольку визиты к Бигги и Кольму вызывали у всех чувство неловкости, особенно у Богуса, Бигги в виде исключения позволила Кольму поездку в Нью-Йорк, при условии: «Эта девица, с которой ты живешь… Бюль Пен, кажется, так ее зовут? В той квартире, где ты намерен держать Кольма… одним словом, Богус, я хочу сказать, что ты не должен показывать перед мальчиком свою близость с ней. В конце концов, он еще помнит, когда ты спал со мной…»
        - Господи, Биг, - возразил ей по телефону Трампер, - он помнит, как я спал с тобой, конечно, а как насчет Коута, Биг? Как насчет него, а?
        - Ты же понимаешь, что мне не следует посылать Кольма в Нью-Йорк, - заявила Бигги. - Пожалуйста, постарайся понять, что я имею в виду. Он живет со мной, ты же понимаешь…
        Трампер понимал.
        Приготовления были крайне изматывающими. Действовало на нервы постоянное сравнивание часов, бесконечное повторение номера рейса. Были проблемы с получением согласия от авиакомпании взять на борт самолета пятилетнего мальчика без сопровождения взрослых (Бигги пришлось солгать, что ему шесть); его взяли при условии, что по прибытии его обязательно встретят, что самолет не будет переполнен, что ребенок спокойный и на высоте в двадцать тысяч футов с ним не случится истерика. А что, если его тошнит?
        Трампер, дергаясь, стоял рядом с Тюльпен у засаленной стойки наблюдения в Ла-Гуардиа. Была ранняя весна - прекрасная погода, может, день был хорош даже там, где находился Кольм: на высоте двадцать тысяч футов над Манхэттеном? И все же воздух над Ла-Гуардиа напоминал гигантский концентрированный бздех.
        - Бедный ребенок, наверное, он страшно напуган, - пробормотал Трампер. - Один-одинешенек в самолете, кружит и кружит над Нью-Йорком. Он никогда раньше не бывал в городе. Господи, он ведь даже не летал на самолете до этого.
        Но тут Трампер ошибался. Когда Бигги и Кольм покинули Айову, они летели самолетом, и Кольму весь полет от начала до конца ужасно понравился.
        Однако самолеты не сходились во взглядах с Трампером.
        - Ты только посмотри, как они кружат, - заметил он Тюльпен. - Должно быть, не меньше пятидесяти проклятых железяк застряли в воздухе и ждут свободного места для посадки.
        Несмотря на то что вообразить подобное было несложно, но в этот день ничего такого не было; Трампер наблюдал за эскадрильей военных реактивных самолетов.
        Самолет Кольма приземлился на десять минут раньше. К счастью, Тюльпен заметила, как он сел, пока Трампер продолжал восхищаться реактивными красавцами. Она также расслышала номер рейса и выхода для встречающих.
        Трампер уже оплакивал Кольма, как если бы его самолет потерпел крушение.
        - Я не должен был позволять ему лететь, - причитал он. - Мне нужно было занять машину и забрать мальчика прямо от дверей дома!
        Увлекая за собой убивающегося Трампера, Тюльпен привела его к выходу как раз вовремя.
        - Никогда себе этого не прощу, - бубнил Трампер. - Это был чистой воды эгоизм. Мне не хотелось вести машину так далеко. Кроме того, я не хотел встречаться с Бигги.
        Тюльпен скользила взглядом по толпе пассажиров. Ребенок был один, он держал за руку стюардессу. Голова мальчика доходила ей до груди, он выглядел совершенно спокойным среди этой разношерстной толпы; казалось, будто стюардесса держала его за руку лишь потому, что ей этого хотелось или она в этом нуждалась - он просто не возражал. Он был красивым мальчиком, с чудесной кожей, как у матери, но только более темной, с прямыми чертами, как у отца. На нем были спортивные ботинки, отличная туристическая пара на толстой подошве и нарядный тирольский жакет из шерсти поверх новой белой рубашки. Стюардесса держала в руках его рюкзак.
        - Трампер, - произнесла Тюльпен, указывая на мальчика. Но Трампер смотрел совсем в другую сторону. Тут ребенок заметил Богуса: он выпустил руку стюардессы, попросил рюкзак и указал ей на своего отца, который теперь проделывал пируэты, глядя куда угодно, только не в нужном направлении. Тюльпен пришлось насильно повернуть его туда, где Кольм.
        - Кольм! - закричал Богус.
        После того как он схватил ребенка в охапку и подбросил вверх, до него дошло, что Кольм за последнее время сильно подрос и, вероятно, ему не нравится, когда его подбрасывают, по крайней мере на публике. Всему этому он предпочел бы рукопожатие. Трампер опустил его и пожал сыну руку.
        - Bay! - воскликнул Трампер, скаля зубы как полоумный.
        - Меня посадили рядом с пилотом, - сообщил Кольм.
        - Bay! - снова воскликнул Богус, вроде как недоверчиво. Он разглядывал австрийский костюмчик Кольма, думая о том, что Бигги хотелось, чтобы их сын всех умилял, - для этого она разодела бедного мальчика, как экспонат австрийского туристического агентства. Богус позабыл, что он прихватил с собой целый рюкзак экипировки для Кольма, включая и сам рюкзак.
        - Мистер Трампер? - вежливо обратилась к нему стюардесса, исполненная достоинства. - Так это твой папа? - спросила она Кольма. Богус затаил дыхание, в ожидании признания этого Кольмом.
        - Угу, - буркнул Кольм.
        - Угу, УГУ> - повторял Трампер на всем пути от терминала.
        Тюльпен несла рюкзак Кольма и наблюдала за ними обоими, пораженная странной походкой Кольма, унаследованной им от Богуса.
        Богус спросил у Кольма, что он видел в кабине пилота.
        - Там было много приборов, - сообщил ему Кольм.
        В такси Богус не умолкая болтал о большом количестве машин. Кольм когда-нибудь видел столько? Он когда-нибудь нюхал такой плохой воздух? Тюльпен прикусила губу, держа на коленях рюкзак Кольма. Она чуть не плакала - Богус даже не представил ее сыну.
        Об этом он вспомнил в квартире Тюльпен. Кольм пришел в восторг от рыбок и черепах. Как их зовут? Кто их нашел? Тогда Богус и вспомнил о Тюльпен и о том, как она волновалась из-за приезда ребенка. Она хотела знать: что едят пятилетние мальчики? Что им нравится делать? Насколько они большие? Где спят? Неожиданно до Богуса дошло, как этот визит важен для нее, и это его отрезвило. Почти так же страстно, как он хотел нравиться Кольму, ему хотелось, чтобы сыну понравилась Тюльпен.
        - Прости меня, прости, - прошептал он ей на кухне. Она готовила еду для черепах, чтобы Кольм мог покормить их.
        - О, все в порядке, все в порядке, - улыбнулась Тюльпен. - Он чудесный ребенок, Трампер. Разве он не чудо?
        - Да, - прошептал Богус, затем он вернулся к Кольму, который наблюдал за черепахами.
        - Они живут в пресной воде, да? - спросил Кольм.
        Трампер не знал.
        - Да, - вмешалась Тюльпен. - Ты когда-нибудь видел черепах в океане?
        - Угу, один раз, - оживился Кольм. - Коут поймал ее, вот такую большую! - И Кольм развел руки.

«Слишком широко, - подумал Трампер, - для любой черепахи, которую мог бы поймать Коут в округе Джорджтауна, просто Кольм сильно преувеличил».
        - Нам приходилось менять ей воду каждый день. Морскую воду - соленую. Она бы умерла в такой, - заглядывая в искусно оснащенные резервуары Тюльпен, сообщил Кольм. - А эти черепахи, - его голос дрогнул от сделанного им открытия, - они бы умерли в моем аквариуме дома, да?
        - Да, - подтвердила Тюльпен.
        Кольм переключил свое внимание на рыб.
        - У меня было несколько миног, но они умерли. У меня теперь нет рыб. - Он внимательно разглядывал их яркую окраску.
        - Знаешь что, - сказала ему Тюльпен, - ты можешь выбрать ту, которая тебе больше всех понравилась, и, когда поедешь домой, возьмешь ее с собой. У меня есть маленькая баночка, в которой можно перевозить рыбку.
        - Правда?
        - Ну да, - заверила его Тюльпен. - Они едят особый корм, и я тебе дам немного с собой. А когда ты приедешь домой, тебе нужно будет раздобыть для нее аквариум с маленькими трубочками, которые обогащают воду воздухом… - И она принялась показывать ему приспособление на одном из своих аквариумов, но Кольм перебил ее.
        - Коут может сделать такой, - заявил он. - Он уже сделал один для моей черепахи.
        - Очень хорошо, - сказала Тюльпен. Она наблюдала за тем, как Трампер ретировался в ванную. - Тогда к твоей черепахе прибавится еще и рыбка.
        - Ага, - откликнулся Кольм, радостно кивая и глядя на нее. - Но только в другой воде, да? Рыбка должна жить в пресной воде, не в соленой, правда? - Он был очень дотошным маленьким мальчиком.
        - Да, - подтвердила Тюльпен. Она прислушалась, как Богус в ванной спустил за собой воду.
        Они сходили в Бронксский зоопарк: Кольм, Богус и Тюльпен, Ральф Пакер и Кент, вместе с киноаппаратурой стоимостью в две тысячи долларов. Пакер заснял Кольма и Богуса, когда они ехали на метро к Бронксу на том длинном, уродливом участке, что проходит над землей.
        Кольм увидел белье, вывешенное из закопченных квартир в закопченных домах на противоположной стороне.
        - А разве это белье не пачкается? - удивился он.
        - Угу, - отозвался Богус. Ему очень хотелось сбросить с поезда Ральфа Пакера вместе с Кентом и их оборудованием на две тысячи долларов, предпочтительно с большой высоты. Но Тюльпен вела себя очень мило, и Кольму она явно нравилась. Разумеется, она прилагала для этого немало усилий, и все же оставалась достаточно естественной, чтобы Кольм чувствовал себя с ней как дома.
        Но Кольм никогда не любил Ральфа. Даже когда был еще совсем маленьким и Ральф приходил к ним домой в Айове, Кольм не любил его. Когда камера начинала трещать не переставая, Кольм таращил глаза прямо в объектив до тех пор, пока Ральф не останавливал камеру и не опускал ее вниз. Затем Кольм притворялся равнодушным и отворачивался в сторону.
        - Кольм? - прошептал Богус. - Как ты думаешь, Ральф жил бы в пресной или соленой воде? - Кольм хихикнул, потом зашептал на ухо Тюльпен, передавая ей то, что сказал Богус. Она улыбнулась и что-то сказала ему в ответ, и он тут же передал это Богусу. Камера заработала снова,
        - Нефть, - прошептал Кольм.
        - Что? - не понял Богус.
        - Нефть! Ральф жил бы в нефти.
        - Правильно! - воскликнул Трампер, бросая благодарный взгляд на Тюльпен.
        - Правильно! - закричал Кольм. Заметив, что камера опять взялась за него, он снова заставил Ральфа Пакера опустить ее.
        - Малыш все время пялится в камеру, - пробурчал Кент Ральфу.
        С преувеличенным терпением Ральф наклонился к Кольму и улыбнулся.
        - Эй, Кольм! - ласково сказал он. - Не смотри прямо в камеру, хорошо?
        Кольм глянул на отца, словно ожидая указания, должен он слушаться Ральфа или нет.
        - Нефть! - прошептал Богус.
        - Нефть, - повторила Тюльпен, как припев. Затем она засмеялась, и Кольм залился смехом вместе с ней.
        - Нефть, - припевал Кольм.
        Кент выглядел сбитым с толку, но Ральф Пакер, который все же умел подмечать детали, отвел камеру в сторону.
        А после зоопарка - беременных самок, линяющих зверей, всего этого охраняемого маленького королевства - и после бог знает скольких футов отснятой пленки, запечатлевшей не животных, а главных персонажей, Тюльпен, Богуса и Кольма, они бросили Ральфа и Кента вместе с их причиндалами на две тысячи долларов.
        На самом деле Ральф никогда не расставался с камерой. Она болталась на его мощных плечах, словно револьвер в кобуре, но было видно, что это револьвер большого калибра и что он постоянно заряжен.
        Тюльпен с Богусом водили Кольма на кукольное представление в Виллидж. Тюльпен знала все о подобных вещах: когда в кинотеатрах показывают детские фильмы, устраивают танцы и спектакли, дают оперы, симфонии и кукольные представления. Она знала обо всем этом, поскольку такие мероприятия интересовали ее больше, чем развлечения для взрослых, хотя по большей части они были просто ужасными.
        Но Тюльпен всегда выбирала то, что надо. После кукольного спектакля они отправились подкрепиться в местечко под названием «Желтый ковбой», которое было украшено плакатами из старых вестернов. Кольму там страшно понравилось, и он уплетал за обе щеки. Потом он заснул прямо в такси. Богус настоял на такси, поскольку не хотел, чтобы мальчик видел ночное метро. На заднем сиденье Тюльпен и Богус едва не подрались, пытаясь решить, на чьих коленях лежать Кольму. Тюльпен уступила, позволив Трамперу взять ребенка себе, но положила свою руку на ногу Кольма.
        - Я просто не могу от него оторваться, - прошептала она Трамперу. - Понимаешь, он твой, он часть тебя. - Трампер выглядел сконфуженным, но Тюльпен продолжила: - Я не знала, что так сильно люблю тебя, - сказала она Богусу и тихонько заплакала.
        - Я тебя тоже очень люблю, - хрипло прошептал Богус, но не отважился взглянуть на нее.
        - Давай родим ребенка, Трампер, - прошептала она. - Разве мы не можем?
        - У меня есть ребенок, - мрачно ответил Трампер. Затем он скорчил гримасу, как если бы не мог вынести прозвучавшую в его голосе жалость к самому себе.
        Она тоже не смогла.
        - Ты, черт бы тебя побрал, законченный эгоист, - сказала она Богусу, сжимая ногу Кольма.
        - Я тебя очень хорошо понимаю, и я тебя очень люблю, - ответил он. - Просто это, черт побери, страшный риск.
        - Живи спокойно, Джек, - произнесла Тюльпен и выпустила ногу Колма.
        Тюльпен восприняла просьбу Бигги не показывать Кольму близость их отношений более серьезно, чем Трампер. Она устроила Кольма на ночь в своей кровати, лицом к рыбкам и черепахам. Богус должен был спать с ним, если только он не забудется и не потянется обнимать ребенка среди ночи. Сама она спала на кушетке.
        Трампер прислушивался к сладкому дыханию Кольма. Какие беззащитные лица у спящих детей!
        Кольм проснулся в полутьме пред самым рассветом, плача и вздрагивая: он хныкал, что хочет пить, требовал, чтобы рыбы вели себя тихо, и жаловался, что сумасшедшая черепаха набросилась на него, затем снова заснул, прежде чем Тюльпен успела принести ему воды. Она не могла поверить, что ребенок, который был таким шустрым днем, мог так перепугаться ночью. Трампер объяснил ей, что это совершенно естественно, - некоторым детям снятся кошмары. Кольм всегда спал беспокойно, едва ли две ночи подряд обходились без плача, загадочного и необъяснимого.
        - Это понятно, - сказал он Тюльпен, - если учитывать, с кем ребенок живет.
        - Но кажется, ты говорил, что Бигги хорошо с ним обращается, - обеспокоенно произнесла Тюльпен. - И по твоим словам, Коут тоже. Ты имел в виду Коута?
        - Я имел в виду себя, - вздохнул Трампер. - Да пошел он… этот Коут, - пробурчал он. - Этот замечательный человек…
        Тюльпен также поразило то, насколько полностью просыпаются дети утром. Глядя в окно, Кольм вел беседу с самим собой, рассуждая, чем он хотел бы заняться, потом слонялся по кухне Тюльпен.
        - Что было в йогурте? - фрукты.
        - О, а я думал, это комки.
        - Комки?
        - Как в каше, - пояснил Кольм.

«Ага, - подумал Богус, - так, значит, Бигги не умеет варить кашу. Или, может, в этих комках повинен этот сверх меры талантливый Коут?»
        Но потом Кольм завел разговор о музеях, интересуясь, есть ли музеи в Мэне. Да, корабельные, как сообщила Тюльпен. Здесь в Нью-Йорке есть музеи с картинами и скульптурами, и еще музеи истории и естествознания…
        Они отвели его в музей с машинами. Именно этого он и хотел. У главного входа в музей высилось хитроумное сооружение гигантских размеров: груда шестеренок, рычагов, паровых свистков и стучащих палочек, высотой с трехэтажное здание и шириной с хороший амбар.
        - Что оно делает? - спросил Кольм, застыв как громом пораженный перед этим чудовищем. Создавалось впечатление, что эта штуковина была сконструирована сама для себя.
        - Я не знаю, - сказал Трампер.
        - Я не думаю, что оно в самом деле что-то делает, - заметила Тюльпен.
        - Это такой вид механизма, да? - спросил Кольм.
        - Ну да, - сказал Трампер.
        Там оказались сотни машин. Некоторые были изящными, некоторые мощными, некоторые можно было завести и остановить самому, некоторые походили на шумных убийц, а некоторые просто отдыхали, как огромные диковинные животные в зоопарке, которые постоянно спят.
        В длинном тоннеле, ведущем из здания, Кольм остановился и потрогал стену рукой, ощутив вибрацию всех этих машин.
        - Надо же, - произнес он, - их можно почувствовать.
        Трампер ненавидел машины.
        В другом музее показывали вестерн о B.C. Филдсе, так что они повели Кольма туда. Оба, мальчик и Трампер, радостно вскрикивали во время фильма, а Тюльпен мирно спала.
        - Кажется, ей не понравился фильм, - прошептал Богус Кольму.
        - Мне кажется, она просто устала, - прошептал в ответ Кольм. Немного помолчав, он добавил: - Почему она спит на кушетке?
        Поспешив переменить тему разговора, Трампер сказал:
        - Может, она нашла этот фильм не слишком веселым?
        - Но он же веселый.
        - Угу, - согласился Трампер.
        - Знаешь что? - прошептал Кольм задумчиво. - Девчонки не очень любят смешные вещи.
        - Не любят?
        - Не-а. Мама не любит и… как ее зовут? - Он. ткнул пальцем в сторону Тюльпен.
        - Тюльпен, - прошептал в ответ Трампер.
        - Тюльпен, - повторил Кольм. - Она тоже не любит смешное.
        - Ну…
        - А ты любишь, и я тоже.
        - Ну да, - прошептал Трампер. Он подумал, что мог бы слушать ребенка бесконечно.
        - Коут тоже считает, что вещи бывают смешными, - продолжал Кольм, но с этого места Трампер перестал его слушать. Он смотрел, как B.C. Филдс везет наводящего ужас грабителя банка к дальнему концу дока, нависающего над озером. Филдс заявил грабителю: «Отсюда тебе придется брать лодку». Кольм прибегнул к уловке, засмеявшись так громко, что разбудил Тюльпен, но Трампер даже не смог заставить себя убедительно улыбнуться.
        В последнюю ночь пребывания Кольма в Нью-Йорке Богусу Трамперу снился кошмарный сон про самолеты, и на этот раз уже Трампер разбудил Кольма и Тюльпен своими стонами.
        Кольм, совершенно проснувшийся, засыпал их вопросами и принялся искать черепаху, которая могла наброситься на его отца. Но Тюльпен объяснила ему, что все в порядке; просто отцу приснился дурной сон.
        - Со мной тоже бывает такое, - признался Кольм и с сочувствием посмотрел на Богуса.
        Из-за этого кошмара Богус решил одолжить машину у Кента и отвезти Кольма обратно в Мэн.
        - Но это же глупо, - возразила ему Бигги по телефону.
        - Я хорошо вожу машину, - сказал Трампер.
        - Я знаю, но это займет слишком много времени. Он может долететь до Портленда всего за час.
        - Если только не свалится в океан, - упорствовал Богус.
        Бигги вздохнула.
        - Хорошо, - согласилась она. - Я поеду на машине до Портленда и встречу его там, так что тебе не придется сидеть за рулем до самого Джорджтауна.

«Ага! - подумал Трампер. - Что там такое в Джорджтауне, чего я не должен видеть?»
        - Почему я не могу приехать в Джорджтаун? - спросил он.
        - Господи, - вздохнула Бигги. - Конечно же ты можешь, если хочешь. Но я не думала, что ты хочешь. Я просто подумала, что раз мне все равно ехать в Портленд встречать самолет…
        - Хорошо, пусть будет по-твоему.
        - Нет, поступай по-своему, - возразила Биг-ги. - Вы хорошо провели время?
        Но он поступил так, как хотела Бигги. Он одолжил у Кента его ужасную машину и довез Кольма до аэропорта в Портленде. Тюльпен приготовила им еду и купила замечательный контейнер для перевозки выбранной Кольмом рыбки - большой пурпурной вуалехвостки. Кольм не видел, как Тюльпен заплакала, обнимая его на прощание; она сердито одернула Трампера, когда тот попытался обнять ее на тротуаре.
        Прежде чем они миновали границу штата Нью-; Йорк, Кольм обнаружил в грязном бардачке Кента машинку для скручивания сигарет и пять завалявшихся самокруток с марихуаной. Придя в ужас от мысли, что его может застукать полиция - да еще на глазах у мальчика, - Богус велел Кольму опорожнить содержимое бардачка в пакет для мусора, и, как только они оказались на дороге одни, он выбросил все это в окно.
        Где-то уже в Массачусетсе до него дошло, что он выбросил все документы на машину и, вероятно, водительские права Кента; весь этот инструментарий будет найден вместе с именем и адресом Кента. От решил, что скажет Кенту, будто бардачок был взломан.
        Трампер расслабился, ведя машину через Нью-Хэмпшир. Он выбрал более длинную дорогу вдоль побережья, чтобы растянуть последние минуты пребывания с Кольмом. Он думал о Бигги и о Коуте, и о том, что могла Бигги сказать Кольму о его отце и о девушке его отца. Но он не думал о ней плохо: иногда с грустью, но всегда по-доброму. Мысли о Бигги не были неприязненными.
        - Тебе нравится жить в штате Мэн?
        - Угу.
        - Даже зимой? - удивился Трампер. - Чем можно заниматься на берегу океана в зимнее время?
        - Гулять по снежному пляжу, - ответил Кольм. - И смотреть на шторм. А еще мы собираемся спустить лодку обратно на воду, когда я вернусь домой…
        - О? - удивился Трампер. - Ты и мама? - Он нарочно сказал так, подводя Кольма к ответу.
        - Нет, - возразил Кольм. - Я и Коут. Это лодка Коута.
        - Тебе ведь нравится Коут, да?
        - Угу.
        - Ты хорошо провел время в Нью-Йорке? - умоляюще спросил Трампер.
        - Угу.
        - Мне тоже нравится Коут… и мама, - сказал Богус.
        - И мне тоже, - кивнул Кольм. - А еще ты, - добавил он, - и эта… как ее зовут?
        - Тюльпен.
        - Угу, Тюльпен. Она мне тоже нравится, - заявил Кольм, - и ты, и мама, и Коут.
        Ну вот вам и заключение. Он не мог бы сказать, что он чувствовал.
        - Ты знаешь Даниэля Арбутнота? - неожиданно спросил Кольм.
        - Нет, не знаю.
        - Ну так вот, он мне не слишком нравится.
        - Кто он такой?
        - Да так, один мальчик из моей школы, - объяснил Кольм. - Он просто дурак.
        В аэропорту Портленда Бигги спросила Трампера, не хочет ли он заехать в Джорджтаун, - до города оставался час езды, и он мог переночевать там. Коут будет рад увидеться с ним. Но Богус почувствовал, что на самом деле Бигги не хочет, чтобы он приезжал, да он и сам этого не хотел.
        - Передай Коуту, что мне очень жаль, но я должен поскорее вернуться в Нью-Йорк, - сказал он. - Ральф горит от нетерпения заняться новым фильмом.
        Бигги потупилась в землю.
        - Кто главный герой? - спросила она, а когда Богус пристально посмотрел на нее, как бы спрашивая, откуда ей это известно, сказала: - Ральф заезжал к нам. Он прилетал на выходные и беседовал с Коутом. - Она пожала плечами. - Я не возражаю, Богус, - сказала она. - Я только не понимаю, зачем тебе понадобился фильм о… о чем? - добавила он* сердито. - Вот это я хотела бы знать.
        - Ты же знаешь Ральфа, Биг. Я не думаю, что он сам ответит, о чем его фильмы…
        - Ты знаешь, что он хотел переспать со мной? - спросила она. - И не раз, - добавила она, раздражаясь все сильней. - Господи, даже когда он приезжай на выходные, даже при Коуте и всех остальных.
        Трампер только вздохнул.
        - А эта девушка, - начала Бигги, и Трампер поднял на нее глаза. - Тюльпен?
        - Да. - вмешался Кольм. - Тюльпен…
        Они подвинулись к другому краю машины. Кольм был поглощен тем, что разворачивал покрытую фольгой и перевязанную лентой баночку с рыбкой.
        - Так что насчет нее? - спросил Трампер.
        - Знаешь, Ральф говорит, что она хорошая девушка, - произнесла Бигги. - Я хочу сказать, действительно очень хорошая.
        - Да, хорошая.
        - Знаешь, он хотел переспать и с ней, - выпалила Бигги. - Ты должен это знать… - Трампер хотел сказать, что Ральф уже спал с Тюльпен и что, быть может, он до сих пор жалеет, что больше не спит с ней, но промолчал; он лишь шевельнул губами, но ничего не сказал.
        - Богус, - начала Бигги. - Только не говори, что тебе жаль. Хотя бы на этот раз не говори ничего такого. Ты всегда говоришь это.
        - Но мне и вправду жаль, Биг.
        - Не нужно, - сказала она ему. - Я очень счастлива, и Кольм тоже.
        Он ей верил, но почему это так злило его? - А ты?
        - Что?
        - Ты счастлив?
        Он думал, что да, что можно так сказать, но не стал отвечать.
        - Мы отлично провели время, Кольм и я, - заявил он ей. - Мы ходили в зоопарк и на кукольное представление…
        - И еще в музей, - добавил Кольм. Теперь он развернул банку и поднял ее, чтобы показать Бигги. Но рыбка плавала на поверхности.
        - О, какая красивая! - восхитилась Бигги.
        - Она умерла, - сказал Кольм; казалось, он не слишком удивился.
        - Мы найдем тебе другую, - пообещал Трампер. - Ты можешь снова приехать к нам, - добавил он, не глядя на Бигги. - Ведь ты бы этого хотел?
        - Угу.
        - Или твой папа приедет навестить нас, - сказала Бигги.
        - Там были еще желтая и красная, - сообщил Бигги Кольм. - И много разных черепах. Может, черепаха не умерла бы так быстро?
        Неподалеку от них взлетел небольшой самолет, и Кольм наблюдал, как он поднимается в небо.
        - Лучше бы я вернулся на самолете, - сказал °н с сожалением. - На самолете не так долго, как на машине, может, тогда бы рыбка не умерла.
        Рыбоубийца Трампер едва удержался, чтобы не сказать: «Может, Великий Коут сумеет оживить ее?» Но на самом деле ему не хотелось говорить ничего такого; на самом деле он чувствовал себя настоящим дерьмом из-за того, что так подумал.
        Глава 20
        ЕГО ОТЪЕЗД
        Он оставил жену и ребенка в Айове. И купил себе билет в один конец.

    Ральф Покер. Из текста к фильму «Облом»
        Он стоит на темном тротуаре, защищенный от уличных огней кустом, он исполнен уважения к освещенному окну Бигги, а также к мистеру Фит-чу, ночному стражу своей и соседских лужаек. Фитч машет ему, и Богус, осторожно прихрамывая, ковыляет в сторону города, медленно ступая вдоль полоски травы, пробившейся между тротуаром и шоссе; в тени между фонарными столбами он налетает на чью-то кучу листьев.
        - Вышел пораньше поохотиться на уток! - кричит ему вслед мистер Фитч, способный поверить чему угодно.
        - Ага! - отзывается Богус и, истекая кровью, плетется к центру города в «Бенни», где находит накачавшегося пивом Ральфа Пакера. Однако Ральф сразу трезвеет при виде друга в плачевном состоянии.
        У Пакера хватает здравого смысла вмешаться, когда Богус начинает задирать безобидного толстого студента в белой индийской робе со знаками Тао и обритой наголо головой.
        - Если ты скажешь, что любишь всех, то я прибью тебя стеклянной пепельницей… - грозит ему Богус и хватает со стола пепельницу. - Вот этой самой.
        Пакер с пьяными уговорами выпроваживает Богуса на Клинтон-стрит и, пошатываясь, подводит к бордюру, где лежит его гоночный велосипед. Со свойственной пьяным выносливостью Ральф везет их обоих к реке, через мост и вверх по убийственно-длинному склону холма, к университетской больнице. Там страдания Трампера облегчают, обработав его изувеченные ступни, осторожно проколов и надрезав нагноения.
        Весь день в воскресенье Трампер провалялся ничком на диване Ральфа, водрузив ноющие от пульсирующей боли ноги на гору подушек. Лихорадочное видение преследовало его в грязных комнатах Ральфа: запах дворняги Пакера, окрещенной Трампером Рвотой, и запах масла для волос, который проникал снизу через половое покрытие из парикмахерской, расположенной прямо под квартирой Ральфа на Джефферсон-стрит.
        Один раз прямо над его изголовьем зазвонил телефон. После долгого поиска трубки Богус ответил, и сердитый женский голос проинформировал его, что он может поиметь самого себя. Он не узнал, кто это был, но то ли из-за лихорадки, то ли из-за ясно осознаваемого чувства вины он ни на минуту не усомнился, что звонок предназначался не Ральфу.
        К вечеру в голове Богуса активизировались некие нечеткие импульсы, которые с большой натяжкой можно было принять за план. Овертарф, из-за своей способности все драматизировать, назвал бы это прожектом.
        Трампер передернул плечами, вспомнив короткое письмо отца, которое он разорвал на мелкие кусочки и бросил Бесстрашной Мыши:

* * *

«Сын!
        Я очень серьезно все обдумал, и первым делом должен заявить тебе, что я самым решительным образом не одобряю твоего нынешнего поведения, как в смысле личной жизни, так и карьеры.
        То, что я решил одолжить тебе денег, категорически расходится со всеми моими принципами. Уясни себе: это не подарок. Прилагаемый мною чек на $5000 должен помочь тебе снова стать на ноги. Я не буду столь бесчеловечным и не стану называть определенный процент или точную дату возврата. Достаточно сказать, что я надеюсь, что ты сочтешь себя ответственным за эти деньги передо мной и что ты воспримешь эту ответственность со всей серьезностью, которой так недостает тебе в последнее время».

* * *
        Богус также вспомнил, что он не порвал чек и не бросил его в подвал.
        На следующее утро Трампер медленно доковылял до банка на своих распухших ногах. Совершенные им сделки этого дня включали в себя следующее: получение депозита на пять тысяч долларов (что вызвало персональное поздравление президента банка Шамвэя); двадцатиминутное ожидание в приемной президента Шамвэя, который был теперь сама любезность, пока банк оформлял ему новую чековую книжку (старая осталась дома с Бигги); получение трехсот долларов наличными; кража четырнадцати спичечных коробков из маленькой корзинки со стойки возле окошечка банковского кассира («Я собираюсь ограбить вас», - прошептал он ошарашенному кассиру, затем схватил спички).
        Трампер доковылял до почтового отделения и выписал чеки следующим адресатам:

«Хамбл ойл & рефайнинг компани»

«Синклер рефайнинг компани»

«Айова-Иллинойс газ & электрик»

«Сантехнические услуги Кротца»

«Нортуэстерн телефон белл компани»
        Мило Кубик («Пиполс-Маркет»)

«Сиарс, Роебук & К°»
        Отделение финансовой помощи,
        Государственный университет Айова

«Кредит юнион»

«Шайв & Хупп»
        Агентство «Аддисон & Халсей коллекшин»
        Кутберт Беннетт
        Международное бюро путешествий Джефферсона
        Недоставало лишь чека на несколько тысяч долларов, взятых у Национального защитного займа - правительственных денег на обучение, которые, как он полагал, должны были идти от американского департамента здравоохранения, образования и социального обеспечения. Вместо чека он отослал в департамент здравоохранения, образования и социального обеспечения короткое письмо, в котором объявил себя
«нежелающим и неспособным оплатить свой долг по причине получения незаконченного образования». Затем он вернулся в «Бенни», надрался до чертиков и яростно резался в пинбол, пока Бенни не позвонил Пакеру, чтобы тот пришел и забрал его.
        От Ральфа Богус позвонил на почту и продиктовал телеграмму, которую хотел послать:

«Герру Мерриллу Овертарфу
        Швиндгассе 152,
        Вена 4, Австрия
        Меррилл, я еду.
        Боггли».
        - Кто такой Меррилл? - спросил Ральф Пакер. - И кто такой Боггли?
        Трампер не слыхал об Овертарфе с тех пор, как был в Европе с Бигги больше четырех лет тому назад. Если бы Ральф знал об этом или хоть догадывался, то он, скорее всего, попытался бы остановить Трампера. Задним числом, позже, Богусу пришло на ум, что, вероятно, Ральф имел определенные виды на остававшуюся в одиночестве Бигги.
        На следующее утро Трамперу позвонили на квартиру Ральфа из «Люфтганза аэролайнс». Они заменили его заказ на Вену, зарезервировав место на рейс Чикаго-Нью-Йорк-Франкфурт. По какой-то необъяснимой причине это обойдется ему дешевле, даже если он закажет бизнес-класс от Франкфурта до Вены. «Особенно если я воспользуюсь автостопом», - подумал Трампер.
        - Франкфурт? - удивился Ральф. - Черт возьми, что ты там забыл?
        И он посвятил его в свой, так сказать, «план». В четыре часа Ральф звонит Бигги и сообщает, что Богус «здорово надрался и лезет драться». Бигги вешает трубку.
        Ральф звонит снова. Он предлагает Бигги немедленно приехать на машине вместе с Кольмом, чтобы они вместе могли засунуть Богуса в багажник.
        После того как она опять вешает трубку, Ральф подбивает троих молчаливых посетителей бара создать видимость шумной ссоры, на фоне которой он еще раз пытается позвонить. Но этот звонок остается без ответа в течение целых пяти минут, а тем временем Богус, почти утративший надежду, прячется за кустом на безукоризненно ухоженной лужайке мистера Фитча. Наконец он видит, как Бигги и Кольм покидают дом.
        Ральф встречает Бигги у дверей бара и вешает ей на уши историю о крови, пиве, зубах, «скорой помощи» и полиции, пока Бигги не догадывается, что ее водят за нос, тут она решительно проходит мимо Ральфа в бар. Какая-то пьяная девушка играет в пинбол, совершенно одна; у двери двое мужчин в подпитии ведут задушевную беседу. Бигги спрашивает у Бенни, была ли здесь драка.
        - Да, где-то пару месяцев назад… - начинает Бенни.
        Когда Бигги вылетает пулей из бара, она обнаруживает, что Ральф отогнал куда-то машину и прогуливается с Кольмом по тротуару. Пакер не желает говорить ей, куда он дел машину, пока она не пригрозила ему полицией.
        К тому времени, когда она возвращается домой, Богус уже побывал здесь и ушел.
        Он забрал свой магнитофон и все свои записи, свой паспорт, но не взял свою пишущую машинку и бумаги с переводом «Аксельта и Туннель». Бог знает почему.
        Он опустошил холодильник - отнес всю еду в подвал для Бесстрашной Мыши; он уничтожил мышеловку.
        Рядом с подушкой Кольма он оставил игрушечную утку с настоящими перьями, ручной работы амишских фермеров. Эта утка стоила $15.95, намного дороже любой, когда-либо купленной Трампером игрушки.
        Рядом с подушкой Бигги он положил новую чековую книжку с оставшейся на счете суммой в $1612.47 и большой розово-лиловый французский бюстгальтер нужного размера. На одной из выпиравших чашечек он пристроил записку: «Биг, никто не виноват, честное слово».
        Это было все, что обнаружила вернувшаяся домой Бигги. Разумеется, она не знала об остальных завершенных им делах. Если бы мистер Фитч пожелал посплетничать, он мог бы рассказать Бигги о Трампере, роющемся в мусорных бачках за его домом и извлекающем оттуда выброшенную утку, которая к тому моменту уже начала разлагаться. Фитч не выразил удивления, когда Трампер завернул утку в пластиковый пакет. Фитч также не стал докладывать, как Трампер искал прочную коробку, в которую он впихнул содержащий утку пакет вместе с запиской: «Уважаемый сэр, пожалуйста, пересчитайте вашу сдачу».
        Бандероль была отправлена отцу Богуса.
        Наблюдая из-за куста Фитча за предвещающим бурю возвращением Бигги, Богус решил немного покрутиться возле дома, чтобы убедиться, что она не выпрыгнет из окна. Наблюдая вместе с миссис Фитч сквозь занавеску за Богусом, Фитч проявил недюжинную сообразительность: он понял деликатность ситуации и удержался от того, чтобы выйти на порог и отпустить какое-нибудь неподходящее замечание. Обернувшись назад, Богус увидел подсматривающую за ним пожилую пару и помахал им; они помахали ему в ответ.
«Добрый старина Фитч. Должно быть, он годами суетился в своем статистическом бюро, но теперь он ни во что не вмешивается. Не считая своей лужайки, этот человек знает, как отойти от дел».
        Позже Богус зашел в библиотеку, где перерыл все в своем малоиспользуемом кабинете, хотя он заранее знал, что не найдет ничего такого, что ему захотелось бы взять с собой. Его сосед по рабочему месту, М.У. Зантер, застал Трампера «выводящим каракули на чистом листе бумаги», как он доложил позже. Зантер хорошо это запомнил, потому что, когда Трампср покинул библиотеку, он тут же прокрался в кабинет Трампера, чтобы прочесть написанное. Но на самом деле Богус спрятался в конце прохода. То, что увидел Зантер, было не чем иным, как черновым наброском начала поэмы о Гарри Петсе, с непристойным корявым рисунком, а также широко выведенной «Волшебным Маркером» поверх настольной промокательницы надписью:
«Привет, Зантер! Ты уже бежишь читать?»
        - Я заметил одну вещь, - заявил доктор Вольфрам Хольстер, руководитель диссертации Трампера, - глупые выходки обычно хорошо продуманы заранее. - Но это он сказал значительно позже; к тому времени он был уже совершенно одурачен.
        Трампер позвонил доктору Хольстеру, умоляя отвезти его в ближайший аэропорт Айовы с самым коротким сообщением с Чикаго. Этим аэропортом оказался Седар Рапиде, расположенный в сорока пяти минутах езды от Айова-Сити. Но доктор Хольстер не имел привычки культивировать близкие отношения со своими студентами.
        - Это крайне необходимо? - спросил он.
        - Умер член моей семьи, - сказал ему Трампер. Они почти доехали до аэропорта, Трампер не проронил за всю дорогу ни слова, тогда Хольстер спросил:
        - Ваш отец? - Что?
        - Ваш отец, - повторил Хольстер. - У вас умер отец?..
        - Нет, я сам, - сказал Трампер. - Это я умер для моей семьи…
        Хольстер продолжал вести машину, поддерживая вежливую паузу.
        - И куда же вы едете? - спросил он немного погодя.
        - Я хотел бы рассыпаться прахом на чужбине, - ответил Трампер.
        Хольстер помнил эту строчку; это был трампе-ровский перевод поэмы «Аксельт и Туннель». Во время сражения при Плоке Аксельту приносят весть, что его жена Туннель и сын Аксельрульф подло убиты и расчленены на части в их замке. Тогда отец Аксельта предлагает отложить задуманное ими вторжение в Финляндию.

«Я хочу рассыпаться прахом на чужбине», - говорит Аксельт своему отцу.
        Таким образом доктор Хольстер заподозрил в Трампере некоторую театральность.
        Но на самом деле то, о чем Хольстер даже не подозревал, было куда интереснее. Весь этот отрывок - сражение у Плока и то, что Туннель и сын Аксель-рульф подло убиты и расчленены, а также высказывание Аксельта - полная ахинея. Трампер потерял нить сюжета и, будучи вынужденным представить Хольстеру свой новый перевод, все это выдумал.
        Позже он задумал оживить Аксельрульфа и Гун-нель: мол, все произошло из-за путаницы в именах.
        Так что в любом случае выданная Трампером строка являлась его собственной.
        - Я хотел бы рассыпаться прахом на чужбине. Реакция Хольстера, должно быть, поразила Трампера.
        - Желаю вам хорошо провести время, - сказал ему на прощание доктор Вольфрам Хольстер.
        Рейс «Люфтганзы» до Франкфурта при вылете из Чикаго оказался наполовину пустым. Еще несколько пассажиров подсели в Нью-Йорке, и все же незанятых мест оставалось больше чем достаточно. Но, несмотря на это, стюардесса «Люфтганзы» уселась именно рядом с Трампером. «Возможно, я похож на человека, которого вот-вот стошнит», - подумал Трампер и действительно почувствовал тошноту.
        Стюардесса не слишком хорошо говорила по-английски, но Богусу пока не хотелось переходить на немецкий. Скоро он еще на нем наговорится.
        - Это ваш перрвый полед? - чувственно-гортанным голосом спросила она. «Большинство людей даже не догадываются, как прекрасен немецкий язык», - пришло на ум Трамперу.
        - Я давно не летал, - ответил он стюардессе, желая, чтобы его внутренности перестали сжиматься и вертеться одновременно с самолетом.
        Над Атлантикой они опустились ниже, потом поднялись, потом снова спустились.
        Когда зажглась надпись: «ПОЖАЛУЙСТА, ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ», очаровательная стюардесса расстегнула свой.
        - Ну вот, мы и взлетели, - сказала она.
        Но прежде чем она успела встать, Трампер чуть не бросился мимо нее в проход, позабыв, что его ремень остался застегнутым. Его резко дернуло к ней, и он толкнул стюардессу обратно в кресло. Содержимое его желудка вывернулось прямо ей на колени.
        - О, простите, - хрипло выдавил он, соображая, сколько пива выпито им за последние несколько дней.
        Стюардесса вскочила, подняла юбку, сделав из нее что-то вроде подноса, и улыбнулась - или попыталась улыбнуться.
        - О, простите, - снова произнес он.
        - Пожалуйсда, не безпокойтесь, - мягко сказала она.
        Но Богус не слышал ее. Он видел за окном сплошную темноту и надеялся, что это всего лишь море.
        - Правда, мне страшно жаль…
        Стюардесса попыталась уйти, чтобы опорожнить юбку. Но он схватил ее за руку и, не глядя на нее, тупо уставился в окно, снова и снова повторяя:
        - Мне страшно жаль, правда! Черт бы все побрал! Но я и в самом деле… будь оно все проклято, страшно сожалею…
        Стюардесса неловко опустилась на колени в проходе рядом с ним, осторожно удерживая юбку.
        - Пожалуйсда, вы… эй, вы! - глухо произнесла она. Но он начал плакать. - Пожалуйсда, забудьде об этом… - взмолилась она. Она дотронулась до его лица. - Послушайде, Пожалуйсда! - Упрашивала она. - Вы мне не повериде, но это случаедся постоянно.
        Глава 21
        САМОДЕЛЬНОЕ КИНО
        Кент крутил проектор. Это была видавшая виды копия с оригинала, которую Тюльпен смонтировала начерно, чтобы можно было уловить общую концепцию.
        Трампер включил магнитофон. Его пленки были склеены не менее небрежно, чем сам фильм: звуковая запись не везде была синхронной, так что ему приходилось постоянно просить Кента замедлить или увеличить скорость проектора и вечно дергаться из-за скорости магнитофона. В общем, это был все тот же любительский процесс, который Трампер имел привилегию наблюдать с тех пор, как начал работать с Ральфом. Большинство отснятых кадров делались ручной камерой, поэтому они дергались, как если бы это была кинохроника. Большая часть фильма шла без звука; отдельно записанный саунд-трек должен был налагаться позже. Ральф практически перестал пользоваться синхронным звуком. Даже сама пленка была нестандартной - высокая скорость, шероховатая фактура, - к тому же Ральф, обычно мастерски владеющий светом, передержал или недодержал половину отснятого материала. Ральф, истинный гений фотолаборатории, ухитрился обработать часть пленки так, будто ее хватали плоскогубцами и заляпали химикатами, которые предназначались скорее для удаления ржавчины, чем для проявления пленки.
        Непревзойденный создатель шедевров, Ральф сделал это преднамеренно: на самом деле кое-какие дырки на пленке были проделаны перочинным ножом. Поскольку в фотолаборатории не нашлось пыли, Ральф, должно быть, подмел половину Нью-Йорка катушками, чтобы добиться того эффекта загрязненности, который он получил. Возможно, потом, когда фильм выйдет на экран - если только выйдет, - Ральф сообщит об использовании специальных треснутых линз в камере.
        Когда Ральфу захотелось прогнать весь этот невнятный суррогат еще раз, Трампер догадался, что он получил именно то, что хотел.
        - По-моему, здорово, - заметил Ральф. - Намного лучше, чем раньше.
        - Ты хочешь знать, как это будет звучать? - спросил Трампер, нажимая на кнопку магнитофона. - Это звучит так, как если бы звук был записан на фабрике, изготовляющей жестяные консервные банки. А ты знаешь, как это выглядит? Это выглядит так, как если бы у тебя украли штатив, а ты оказался настолько беден, что тебе пришлось заложить экспонометр, чтобы купить самое дешевое кинооборудование в Гонконге.
        Тюльпен кашлянула.
        - Это выглядит так, - разошелся Трампер, - как если бы твоя фотолаборатория находилась в здании без окон, обдуваемом песчаными бурями.
        Даже Кент ничего не сказал. Возможно, фильм ему тоже не понравился, но он питал к Ральфу безграничное доверие. Если бы Ральф попросил его зарядить камеру оберточной бумагой, то он попытался бы это сделать.
        - Это выглядит как настоящее самодельное кино, - заявил Трампер.
        - Оно и есть самодельное, Тамп-Тамп, - сказал Ральф. - Можно посмотреть еще раз с первой катушки, пожалуйста?
        - Если только пленка не развалится на части, - съязвил Трампер. - Мне придется сделать копию. На ней намного больше склеек, чем это возможно в принципе. И она почти такая же жесткая, как волосы на лобке.
        - Еще раз, Тамп-Тамп? - попросил Ральф.
        - Если мне придется остановиться хоть раз, - предупредил Трампер, - то вся эта хреновина развалится на части.
        - Тогда мы прогоним фильм без остановки, ладно, Кент? - предложил Ральф.
        - Но тогда пленка тоже может развалиться на части, - заметил Кент.
        - Давайте все же попробуем, а? - все так же терпеливо произнес Ральф. - Только один разок.
        - Я буду молиться за тебя, Ральф, - буркнул Богус. Тюльпен снова кашлянула. Это ничего не значило - просто она была простуженной. - Ты готов, Кент? - спросил Трампер.
        Кент подвинул пленку к отверстию в рамке, и Трампер нашел нужный кусок звукозаписи.
        - Готово, Тамп-Тамп, - кивнул Кент.
        Это имя было зарезервировано для употребления исключительно Ральфом; Трампер терпеть не мог, когда его называли Тамп-Тампом всякие придурки вроде Кента.
        - Что ты сказал, Кент? - переспросил он.
        - А? - не понял Кент.
        Ральф поднялся, а Тюльпен, положив правую руку на колено Трамперу, наклонилась через него и нажала клавишу «ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ».
        - Давай, Кент, - сказала она.
        Фильм начинается с Трампера, заснятого средним планом в закусочной в Виллидже. Длинная стойка, за которой полно посетителей, с нее можно взять бутерброд, двигаясь вдоль стола, заканчивающегося тушей за кассой. Трампер продвигается медленно, внимательно изучая копченую говядину, маринованные огурчики и сдобренную специями ветчину, кивая (или встряхивая головой) людям, стоящим за стойкой. Синхронизация звука и изображения отсутствует.
        Голос за кадром принадлежит Пакеру.

«Он теперь крайне осторожен, как ужаленный человек, который открывает для пчел только один глаз».
        Трампер с подозрением смотрит на свой бутерброд.

«Полагаю, это вполне естественно, он просто не хочет оказаться во что-либо вовлеченным».
        Голос Ральфа за кадром продолжает, потрескивая, вещать о нежелании Трампера оказаться во что-либо вовлеченным, пока не происходит смена ракурса: теперь Трампер стоит перед стойкой с приправами, накладывая горчицу и пряности. Хорошенькая девушка застенчиво смотрит в камеру, затем на Трампера, желая проверить, не знаменитость ли он. Она тоже хочет горчицы. Трампер плавно посылает ей горчицу по стойке, даже не взглянув на нее, затем выносит свой бутерброд из кадра. Девушка внимательно смотрит ему вслед, в то время как голос Тюльпен за кадром произносит: «Я думаю, он очень осторожен с женщинами. Это не так уж плохо, кстати…»
        Быстрый переход к другому кадру: Трампер и Тюльпен входят в ее квартиру, оба нагружены бакалейными покупками. Синхронизация звука и изображения отсутствует. Голос Ральфа за кадром произносит: «Ну, естественно, ты так не думаешь. Ты с ним живешь».
        Трампер и Тюльпен раскладывают покупки на кухне; она явно произносит самый обыденный монолог; он сердит, время от времени бросает раздраженный взгляд на нее, затем в камеру. «Я хочу сказать, что он просто очень мил со мной. - Голос Тюльпен за кадром. - Мне кажется, он просто осознает опасность, вот и все…»
        Нацелившись прямо в объектив камеры, Трампер делает неприличный жест.
        Быстрая смена кадра: немая сцена, семейные фотографии Трампера, Бигги и Кольма. Голос Ральфа за кадром: «Разумеется, ему следует осознавать опасность. Ведь он уже был до этого женат…»
        Тюльпен: «Он скучает по ребенку».
        Ральф: «И жене?»
        Быстрая смена кадра: Богус в наушниках корпит над магнитофоном в студии Ральфа. Синхронизация звука и изображения отсутствует. Звуковой ряд монтируется из фрагментов, которые мы уже слышали: «Полагаю, это вполне естественно…», «Это не так уж плохо…», «Ты с ним живешь…», «И жене?».
        Трампер бесцельно щелкает пальцами по магнитофонным клавишам. Затем в объективе появляется Тюльпен, что-то говорит и показывает на предмет за кадром.
        Другой ракурс: все голоса сливаются в кашу, Трампер и Тюльпен уставились на запутавшуюся пленку, которая, намотавшись вокруг катушки, огромной червеобразной массой сползает на пол. Трампер что-то кричит - «кланк». При этом звуке кадр неподвижно замирает. Синхронизация звука и изображения по-прежнему отсутствует. Голос Ральфа за кадром: «Останови, прямо здесь! А теперь название - держи прямо…» Затем поверх застывшего изображения появляется название фильма. «Музыку», - требует голос Ральфа, и один за другим поверх всего этого появляются они: Богус Трампер сутулится, пытаясь размотать клубок спутанной пленки. Тюльпен наблюдает за ним.
        Глава 22
        ПОИСКИ ОВЕРТАРФА
        Ему посчастливилось пристроиться попутчиком из Франкфурта до Штутгарта к торговцу компьютерами, гордившемуся «мерседесом» своей компании. Трампер не мог бы с уверенностью сказать: шум автострады или неуемная болтливость торговца усыпили его по дороге.
        В Штутгарте он провел ночь в отеле «Фельц Зундер». Судя по ряду фотографий, висящих в холле отеля, Фельц Зундер был ныряльщиком немецкой олимпийской сборной
19.36 года; там имелось фото, запечатлевшее его в прыжке на играх в Берлине. На последнем снимке спортсмен стоял на палубе немецкой подводной лодки, облокотившись на поручни рядом с Fregattenkapitan[Капитан (нем.).] ; надпись под ним гласила:
«Фельц Зундер, человек-лягушка, пропал в море».
        Там же висела странная фотография темного, пустого океана с береговой линией - Франция? Германия? - вдали. На вздыбленном гребне огромной волны был нарисован белый крест. Не без иронии надпись сообщала: «Его последний нырок».
        Трампера интересовало, учился ли Фельц Зундер плавать и нырять в Штутгарте? У своего окна на пятом этаже Богус размышлял о двукратном победителе, способном вдохновить его нырнуть прямо в середину сверкающей лужи между трамвайными путями.
        Самые длинные сны Богуса всегда посвящены героям. Именно поэтому ему снится Меррилл Овсртарф, стерилизующий шприц для подкожных инъекций в маленькой кастрюльке и кипятящий пробирку с раствором Бенедикта и мочой, чтобы определить содержание сахара в моче. Меррилл, едва ли не смакуя процесс, стоит в некой, невероятно большой, американской кухне; это кухня в Огромной Кабаньей Голове, в которой Богус никогда не видел Меррилла. Доктор Эдмунд Трампер читает газету, а мать Богуса занята приготовлением кофе, в то время как Меррилл выдавливает из пипетки в пробирку мочу, отмеривая точно восемь капель в раствор Бенедикта.
        - Что на завтрак? - спрашивает отец.
        Меррилл смотрит на таймер на плите. Когда маленький зуммер начинает звенеть, яйцо всмятку для доктора Эдмунда Трампера готово одновременно с мочой Меррилла.
        Меррилл остужает мочу в миске, в то время как отец Трампера стучит пальцами по дымящейся яичной скорлупе. Меррилл встряхивает пробирку; доктор Эдмунд стучит по яйцу ножом для масла. Меррилл объявляет, что процент сахара в его крови довольно высок. «По крайней мере два процента, - говорит он, размахивая мутной, красноватой смесью. - Чисто-синий был бы отрицательным…»
        Слышен какой-то шипящий звук, это огромный автобус фирмы «Мерседес» под окном Трампера в Штутгарте, но Богусу кажется, что это Меррилл заполняет свой шприц.
        Затем все трое усаживаются вокруг кухонного стола. Когда мать Богуса разливает кофе, Меррилл задирает рубашку и щипком захватывает тощую складку на животе. Трампер чувствует запах спирта и кофе, в то время как Меррилл протирает тонкую жировую складку ватным тампоном, затем всаживает шприц, словно дротик, и осторожно давит на поршень.
        Снова слышится шипение, еще громче, чем прежнее, и Богус, перевернувшись на другой бок, ударяется головой о стену отеля «Фельц Зундер». На мгновение кухня в Огромной Кабаньей Голове наклоняется и соскальзывает с кровати. Слышится звук падения и снова шипение, Трампер просыпается на полу с исчезающим видением Меррилла, который накачивает себя воздухом.
        Теперь Меррилл парит почти под потолком номера Трампера в отеле «Фельц Зундер», а откуда-то снаружи, заглушаемые шипением и хлопаньем дверей автобуса, до Богуса доносятся слова отца: «Это весьма необычный симптом реакции на инсулин…»
        - У меня в крови слишком много сахара, - пронзительно вскрикивает Меррилл, проплывая, словно наполненный гелием шар, под потолком к окошку над дверью, в котором Богус видит лицо совершенно незнакомой ему девушки, заглядывающей в комнату. Оказывается, стекло рассыпалось вдребезги по полу в комнате Трампера, и растерянная горничная со стремянки в коридоре извиняется за причиненное Трамперу беспокойство: она всего лишь мыла стекла, когда одно из них вывалилось из рамы и упало.
        Богус улыбается; он не сразу схватывает немецкий, поэтому девушка пытается объяснить ему еще раз. «Стекло вывалилось прямо в тот момент, когда я протирала его», - объясняет она, затем добавляет, что сейчас вернется с метлой.
        Трампер облачается в простыню; завернувшись в нее, он настороженно приближается к окну, пытаясь определить, откуда исходит назойливое шипение. Может, из-за того, что автобус «Мерседес» выглядит таким новеньким, таким сверкающим и манящим, а может, оттого, что у него полно денег, но он не желает экономить и отправляется автобусом до Мюнхена, - взгромоздившись на высокое сиденье для обзора достопримечательностей, он клюет носом по дороге через всю Баварию; во сне он видит что-то вроде ускоренного отчета о безалаберном лечении Мерриллом своего диабета. Меррилл, вкалывающий инсулин, наблюдающий за сахаром в моче; Меррилл, страдающий от реакции на инсулин в венском трамвае, бряцающий висящими на шее солдатскими жетонами, а рядом с ним кондуктор, едва не вышвырнувший шатающегося пьяницу из трамвая, читает двуязычное сообщение на жетонах:

«Ich bin nicht betrunken! Я не пьян!»

«Ich habe zuckerkrankheit! У меня диабет!»

«Was Sie sehen ist ein Insulinreaction! To, что вы видите, является реакцией на инсулин!»

«Futtern Sie mir Zucker, schnell! Дайте мне поскорей сахару!»
        Меррилл, с жадностью хватающий сахар - спасение от смерти. Мятные сладости, апельсиновый сок и шоколад, поднимающие его низкий сахар так, что он, оправившись от реакции на инсулин, катится в другую сторону - к отравлению и коме. Что заставляет его принимать еще большее количество инсулина. И что заставляет этот цикл начинаться сначала. Даже во сне Трампер гиперболизирует.
        Прибыв в Мюнхен, Богус пытается быть объективным; он извлекает свой магнитофон и записывает в автобусе следующее заявление: «Меррилл Овертарф и другие
„неправильные“ люди непригодны к болезням, требующим соблюдения строгого режима. Диабет, например…» («Женитьба, например…» - думает он про себя.)
        Но прежде, чем он успевает выключить магнитофон, сидящий рядом мужчина спрашивает Трампера на немецком, что он делает, опасаясь, видимо, интервью. Понимая, что запись уже испорчена, и будучи уверен, что мужчина говорит только по-немецки, Трампер, не выключая магнитофон, спрашивает на английском:
        - Что у вас такое, сэр, что вам приходится скрывать?
        - Я довольно хорошо говорю по-английски, - сухо замечает мужчина, и они продолжают путешествие до Мюнхена в гробовом молчании.
        По прибытии автобуса Богус, желая восстановить мир, осторожно спрашивает его, кто такой Фельц Зундер. Но мужчина выражает явную неприязнь к нему: не отвечая, он спешит прочь, оставив Богуса под пристальными взглядами нескольких ближайших к нему пассажиров, для которых имя Фельца Зундера звучит, кажется, как внезапный удар колокола.
        Чувствуя себя чужаком, Богус не без удивления задается вопросом: «Что я тут делаю?
        Он с опаской бродит по незнакомым улицам Мюнхена, неожиданно обнаруживая, что неспособен перевести надписи на немецких магазинах и гудящие вокруг голоса. Он воображает себе всякие ужасы, которые, возможно, происходят сейчас в Америке. Бешеный торнадо, сорвавший крыши по всему Среднему Западу, навсегда уносит Бигги из Айовы. Кольм погребен снежной бурей в Вермонте. Кут-берт Беннетт пьет у себя в фотолаборатории, нечаянно проглатывает стакан виски со льдом, удаляется в семнадцатую ванную комнату и спускает себя в море. В то время как Трампер, изолированный от всех этих ужасов, сидит и надирается пивом в привокзальном баре Мюнхена, решив ехать до Вены поездом. Он знает, что от этой поездки ждет момента, когда он неожиданно воспрянет духом и почувствует, что хочет вернуться обратно.
        И только прибыв в Вену и по-прежнему ничего такого не ощущая, он приходит к выводу, что для этого нужно не место, а время.
        Он тащился по Мариахильферштрассе, пока неудобный и тяжелый магнитофон и толстое пальто из бобрика не утомили его и не заставили ждать трамвая.
        Он вышел из трамвая в парке Эстерхази, недалеко от которого, как он помнил, находится большой магазин подержанных товаров; там он купил подержанную пишущую машинку с добавочными немецкими символами и умляутами. По случаю такой покупки продавец согласился щедро поменять его шиллинги и доллары США на свои немецкие марки.
        Трампер купил также шинель длиной до лодыжек; погоны с плеч были содраны, а на спине осталась маленькая аккуратная дырочка от пули, но в остальном она выглядела вполне прилично. Он продолжил экипировку в стиле послевоенного тайного агента, купив мешковатый костюм с широкими плечами, несколько желто-белых рубашек и длинный фиолетовый шарф. Такой шарф можно было завязывать различными способами, что избавляло от необходимости иметь галстук. Затем он купил чемодан с бесчисленным множеством ремешков и пряжек - он как нельзя лучше подходил к его прикиду. Теперь он был похож на путешествующего шпиона, разъезжающего на Восточном экспрессе между Стамбулом и Веной с 1950 года. В довершение всего Богус приобрел шляпу как у Орсона Уоллеса в «Третьем мужчине». Он даже упомянул об этом фильме продавцу, который выразил сожаление, что, кажется, не видел его.
        Богус продал пальто из бобрика почти за два доллара, затем медленной походкой направился со своим шпионским чемоданом, где лежали магнитофон, чистые рубашки и новая пишущая машинка, через парк Эстерхази; там он нырнул в раскидистый куст помочиться. Произведенный им шум у изгороди встревожил случайную парочку. Их взгляды выражали испуг: «Насилуют девушку или что похуже!» А его был исполнен презрения: «Не нашли лучшего места, чтобы заняться этим!» Трампер торопливо отделился от изгороди - один, и с достоинством понес свой чемодан, в который запросто можно было втиснуть парочку трупов. А может, это был парашютист, который только что переоделся в кустах, сунул разобранную на части бомбу в чемодан и теперь небрежной походкой направляется к зданию австрийского парламента?
        Парочка поспешила прочь от его зловещего костюма, но Богус Трампер чувствовал себя в нем превосходно. Он пытался определить направление, в котором ему следует начать охоту за Овертарфом по Вене.
        Он снова сел на трамвай и доехал до Старого города, обогнул «Опера Ринг» и вышел на Кертнерштрассе, самой большой ночной улице города, в самом его центре. «Если бы я был Мсрриллом Овертарфом и если бы я по-прежнему жил в Вене, где бы я оказался субботним вечером в декабре?»
        Трампер быстро шагает по улочкам Нового рынка, разыскивая «Хавелку», старую большевистскую кофейню, до сих пор популярную среди разного рода интеллектуалов, студентов и оперных кассиров. Кофейня оказывает ему все тот же холодный прием, который он помнит, - те же худые волосатые парни и те же широкобедрые похотливые девицы.
        Кивнув очевидному проповеднику у столика возле двери, Богус думает: «Несколько лет назад здесь был один такой, похожий на тебя, весь в черном, но с рыжей бородой. Полагаю, Овертарф его знал…»
        - Меррилл Овертарф? - обращается Трампер к парню.
        Создается впечатление, что борода у парня застывает; глаза проповедника впиваются в Богуса, как если бы его мозг повторял все известные когда-либо своды законов.
        - Ты знаешь Меррилла Овертарфа? - спрашивает Богус у девицы, сидящей ближе всех к застывшей бороде. Но она пожимает плечами, как бы говоря, что если и знала, то теперь это не имеет значения.
        Другая девица за столиком поодаль говорит:
        - Ja, кажется, он в кино. Меррилл в кино?
        - В кино? - переспрашивает Богус. - Здесь в кино? Ты хочешь сказать, в кино здесь?
        - А ты видишь работающую камеру? - спрашивает бородач, и проходящий между ними официант при слове «камера» сгибается в подобострастной позе.
        - Нет, здесь - в Вене, я имею в виду, - говорит Трампер.
        - Я не знаю, - произносит девица. - Я слышала, что в кино, и все.
        - Он когда-то водил старенький «зорн-витвер», - сообщает Трампер, ни к кому конкретно не обращаясь, надеясь отыскать хоть какие-то опознавательные знаки.
        - Ja? «Зорн-витвер»! - восклицает тип в толстых очках. - Пятьдесят третьего? Пятьдесят четвертого?
        - Ja? Пятьдесят четвертого! - радуется Богус, поворачиваясь к мужчине. - У него еще была старая коробка передач, которая при ударе сползала то туда, то сюда; а в днище были дырки - в них можно было видеть убегающую дорогу. И у него была такая драная обивка…
        Он замолкает, заметив, как несколько посетителей кофейни наблюдают за его возбуждением.
        - Ну так где же он? - спрашивает Богус типа, который помнит про «зорн-витвер».
        - Я сказал лишь, что знаю машину, - отвечает тот.
        - Но ты наверняка видела его… - Богус поворачивается снова к девушке.
        - Ja, но давно, - говорит она, и парень, который пришел с ней, бросает на Богуса сердитый взгляд.
        - Как давно ты видела его в последний раз? - не унимается Трампер.
        - Послушай, - говорит она раздраженно. - Я больше ничего о нем не знаю. Я просто помню ею, и все… - Ее тон заставляет всех вокруг замолчать.
        Он внимательно смотрит на нее, разочарованный; вероятно, он начинает раскачиваться из стороны в сторону, потому что какая-то пышногрудая и пышноволосая девица с густо намазанными неоново-зелеными тенями хватает его за руку и тянет за свой столик.
        - У тебя что-то стряслось? - спрашивает она. Он пытается оторваться от нее. Но она уговаривает его еще ласковее.
        - Нет, правда, у тебя неприятности? - Когда он не отвечает, она снова спрашивает по-английски, хотя до этого он все время говорил на немецком. - У тебя неприятности, да? - Она грассирует слово «неприятности» так, что Богусу кажется, будто он видит, как оно написано: «Неппррияттнос-ти». - Тебе нужна помощь? - настаивает девица, возвращаясь к немецкому.
        Рядом с ними оказался официант, расторопный и проворный, Трампер вспоминает, что официанты в «Хавелке» всегда опасались «неппррияттностей».
        - Вы больны? - спрашивает официант. Он берет руку Трампера, тем самым заставляя его потянуться из рук девушки и уронить чемодан. Чемодан глухо ударяет в пол, и официант ретируется назад, ожидая взрыва. Посетители за ближайшими столиками таращатся на чемодан, как если бы он был украден, или таил в себе смерть, или и то и другое одновременно.
        - Пожалуйста, поговори со мной, - просит неоново-зеленая девица. - Ты можешь рассказать мне обо всем, - умоляет она. - Все будет хорошо! - Но Богус собирает свой чемодан, не глядя в сторону этой агрессивной особы, из которой вышла бы замечательная Мамаша для какого-нибудь эротического клуба или притона.
        Все пялят глаза, пока Трампер проверяет, застегнута ли у него ширинка. Он точно помнит, что снял презерватив…
        Он выходит на улицу, не успев избежать прорицания странного бородатого парня в черном у двери.
        - Это сразу за углом, - произносит предсказатель с таким убеждением, что Богус вздрагивает.
        Он выходит на Грабен, срезая угол к Стефан-плац. Это не было за этим углом, уверяет он самого себя, догадываясь, что проповедник, видимо, выразился фигурально, осторожно и завуалированно высказав свою мысль, что свойственно всем проповедникам.
        Затем он решает поискать Меррилла в «Двенадцати апостолах» Келлера, но сбивается с пути и оказывается на рынке Хонер, где под брезентом спрятаны на ночь неодушевленные овощи и фрукты; он представляет себе сторожа, спящего под этим покровом. Это место напоминает ему морг под открытым небом. «Двенадцать апостолов» Келлера всегда было чертовски трудно отыскать.
        Он спрашивает у прохожего направление, но явно обращается не по адресу - мужчина только таращится на него.
        - Крбф? - произносит он или что-то в этом роде. Трампер не понимает. Затем мужчина делает движение, словно собираясь извлечь из кармана украденные часы, поддельную пеньковую губку, грязные картинки или пистолет.
        Богус бежит обратно к Стефанплац и устремляется по Грабен. Наконец он останавливается под уличным фонарем и смотрит на свои часы: он уверен, что уже за полночь, но не может припомнить, сколько часовых поясов он пересек с того момента, как покинул Айову, - если только он не подумал об этом заранее и не перевел часы. Они показывают два пятнадцать.
        Хорошо одетая женщина неопределенного возраста приближается к нему по тротуару, и он спрашивает, есть ли у нее время.
        - Ну конечно, - говорит она, останавливаясь рядом с ним. На ней богатое, судя по виду, меховое манто, руки спрятаны в муфту; на ногах меховые ботинки на каблуках, которыми она постукивает. Она пристально смотрит на Трампера, озадаченная, затем подставляет ему свой локоть. - Это сюда, - говорит она ему, слегка раздражаясь из-за того, что он не берет ее под руку.
        - Время? - спрашивает он.
        - Время?
        - Я спросил, есть ли у вас время?
        Она пристально глядит на него, потом трясет головой и улыбается.
        - О, время - сколько времени? - произносит она. - Который час, вы имеете в виду?
        И тут до него доходит, что перед ним проститутка. Он на Грабен, а это излюбленный район проституток ночью, так же как и Кертнерштрассе.
        - О, - вырывается у него. - Простите, но у меня нет денег. Я только хотел спросить, знаете ли вы время.
        - У меня нет часов, - говорит ему проститутка, окидывая взглядом улицу в обоих направлениях; она не хочет потерять потенциального клиента, будучи увиденной им с Трампером. Но на улице никого нет, кроме другой проститутки.
        - Есть здесь где-нибудь поблизости пансион? - спрашивает Трампер. - Не слишком дорогой.
        - Пойдемте, - говорит она и делает шаг вперед, направляясь к углу на Шпигельштрассе. - Вон там. - И она показывает на голубые неоновые огни. - Пансион
«Таши». - Затем женщина торопится в сторону Грабен, к другой проститутке.
        - Спасибо, - бросает Богус ей вслед, и она машет ему муфтой через плечо, обнажая на мгновение элегантную руку с длинными пальцами и сверкающими кольцами.
        В холле пансиона «Таши» торчат еще две проститутки, вошедшие погреться; они стоят, топая своими ботинками, постукивая одна о другую розовыми лодыжками. Окинув в ярком свете холла быстрым взглядом длинные усы и чемодан Трампера, они даже не утруждаются улыбнуться.
        Из окна своей комнаты Трампер может видеть одну сторону мозаичной крыши собора Святого Сте-Фана и наблюдать за проститутками, разгуливающими по тротуару от Грабен до Шпигельштрассе в поисках позднего куска американского гамбургера.
        В этот, явно поздний, час проституткам удается привести не слишком много клиентов в «Таши», где для них зарезервировано несколько комнат на втором этаже. Но Трампер слышит, как они проводят мужчин по коридору под ним, и видит, как они сопровождают клиентов по тротуару Шпигель-штрассе к дверям в отель.
        Время от времени мужчины уходят по одному, и Трампер слышит шум сливаемой воды на втором этаже. Этот шум помогает ему набраться наглости и попросить фрау Таши разрешить принять ванну. Неохотно она наливает для него воду, затем дожидается у дверей ванной, пока он плещется, - прислушивается, видимо желая убедиться, что он не добавил еще несколько капель.
        Богус устыдился цвета воды в ванне и торопливо выдернул затычку, но фрау Таши, услыхав первое громкое бульканье, крикнула из коридора, что приведет все в порядок сама. Обескураженный, он оставляет ей соскребать ободок грязи с ванны, замечая, как она вздыхает при виде его.
        Фрау Таши вела себя вполне мило, пока он поселялся, но когда он, чистый и съежившийся от холода, вошел в свой номер, то сразу понял, что она не только постелила ему постель. Его чемодан был раскрыт, а его содержимое аккуратно разложено на широком подоконнике, как если бы фрау Таши произвела самую тщательную инвентаризацию вещей Трампера на случай его неплатежеспособности.
        Несмотря на то что в комнате было не топлено, его потянуло сесть за новую пишущую машинку и попробовать все эти чудные умляуты.
        Но его прервала фрау Таши, которая напомнила ему, что час уже поздний, а его печатанье производит шум, но прежде чем он успел спросить ее, который час, она удалилась. Он слышал, как она остановилась на лестнице, и, как только она ушла, возобновил стук по клавишам:

«Фрау Таши, старая мастерица по части предсказания судеб своих жильцов, по ободу грязи в ванне она может предсказать надвигающуюся погибель».
        Затем он напечатал три строчки немецких дифтонгов и попытался составить текст о быстрой бурой лисе и ленивой собаке, используя только гласные умляуты. Или это была ленивая лягушка?
        Прислушиваясь, не идет ли фрау Таши, он услышал, как снова спустили воду в биде, и вспомнил о проститутках. Потом он напечатал:

«Проститутки в Вене не просто легализованы; они к тому же поддерживаются и контролируются законом. Каждой шлюхе выдается что-то вроде лицензии на практику, возобновляемой только при наличии справки о медицинской проверке. Если проститутка не зарегистрирована, она не может работать легально».
        Меррилл Овертарф имел обыкновение говорить: «Никогда не связывайся с ними, пока не увидишь их штамп о проверке».
        Точно так же официально некоторые отели и пансионы в каждом районе имеют лицензии на подобный вид деятельности. Цены, как правило, фиксированы как для отелей, так и для проституток, и самый престижный район имеет самых молодых и красивых женщин, соответственно, самых Дорогих. Чем дальше от Старого города, тем старше, уродливее и дешевле становятся проститутки. Овертарф любил приговаривать, что он живет по тарифу пятнадцатого района.
        Когда Богусу наскучило печатать, он подошел к окну и принялся наблюдать за тротуаром. Прямо под ним стояла проститутка в меховом манто и такой же меховой муфте. Он постучал по двустворчатому окну, и она задрала голову вверх. Богус повернул лицо так, чтобы она могла разглядеть его, он старался поймать как можно больше света от ночного столика и показать ей, кто он такой. Богус подумал, что снизу он, должно быть, похож на трусливого эксгибициониста, у которого недостает смелости высунуться выше подоконника.
        Но она узнала его и улыбнулась. Или, может, она улыбнулась по привычке, приняв его за очередного мужчину, позвавшего ее к себе? Она указала на него и пошевелила пальцем, и он снова увидел сверкающую кольцами руку. Когда она направилась к двери, Трампер отчаянно забарабанил по стеклу: «Нет, нет! Я вас не звал к себе. Я просто поздоровался…» Но кажется, она приняла его стук за восхищение; она действительно спешила на зов, запрокинув лицо вверх. Издалека он не видел ее макияжа; возможно, она похожа на ту фаворитку, которая после скачек готова ехать домой.
        Он выбежал, топая, в коридор, по-прежнему закутанный в полотенце; оно задралось чуть ли не до пупка, когда он остановился на лестничной площадке, широко расставив ноги и ежась от холодного воздуха, хлынувшего из открывшейся внизу парадной двери. Он узнал руку женщины на перилах, скользящую вверх на первом пролете. Когда он окликнул ее, голова дамы появилась внизу лестничного колодца: она посмотрела вверх, прямо под его юбку, хихикнув, словно молоденькая девчонка.
        Он крикнул:
        - Nein! - но она продолжала подниматься по второму пролету, и тогда он крикнул: - Halt! [Стойте! (нем.)]
        И снова ее лицо запрокинулось вверх в, пространстве лестничного колодца, и он плотно сжал коленями полотенце.
        - Простите меня, - сказал он ей. - Я не хотел, чтобы вы пришли. - Уголки ее рта опустились вниз, вокруг глаз внезапно образовались гусиные лапки; теперь она выглядела на все тридцать с хвостиком, если не сорок. Однако она продолжала подниматься.
        Трампер замер, как застывшая статуя, а она остановилась на ступеньку ниже него, тяжело дыша и обдавая его запахом духов; холод от входной двери продолжал поступать, нежно подкрасив ее лицо румянцем.
        - Я знаю, - сказала она. - Вы всего лишь хотели узнать у меня время.
        - Нет, - возразил он. - Я узнал вас. Я постучал в окно, чтобы сказать вам
«Привет».
        - Привет, - откликнулась она. Теперь ее дыхание стало еще более прерывистым, и она, опираясь на перила, состарилась прямо у него на глазах - «специально затем, чтобы я почувствовал себя свиньей».
        - Мне очень жаль, - извинился Богус. - У меня нет ничего, что я мог бы дать вам.
        Она пристально посмотрела на его полотенце. Затем дотронулась до уголка рта. Она и вправду была красивой. В центральном районе они часто бывают красивыми, вовсе не похожими на шлюх, более элегантными. У нее хорошее пальто, волосы чистые и просто уложенные, красивая фигура.
        - Правда, я бы хотел, - пробормотал Богус.
        Она снова внимательно посмотрела на его полотенце и сказала, чересчур ласково, насмешливо подражая заботливой мамаше:
        - Наденьте что-нибудь. Вы что, хотите простудиться?
        Затем она ушла. Он следил за ее красивой рукой все три пролета вниз, потом побрел назад к своей пишущей машинке; он был настроен почти лирически, собираясь отстучать какое-нибудь предложение о жалости к самому себе, когда очередное рычание биде внизу и скребок в дверь фрау Таши прервали его.
        - Пожалуйста, больше не печатайте, - потребовала она. - Люди пытаются заснуть.
        Люди пытаются совокупиться, имела она в виду. Его стук сбивает их с ритма или тревожит совесть. Но он больше не прикоснулся к этим чудным иностранным клавишам. Глядя вниз на Шпигелыит-рассе, он заметил проститутку, которую дважды ввел в заблуждение: они шли рука об руку с другой проституткой, направляясь выпить кофе. Он размышлял, как обойдется с ними время: сначала, молодые и игривые, они прогуливаются вдоль Кер-тнерштрассе и Грабен, затем передвигаются все дальше к окраине, район за районом, год за годом, мимо парка развлечений Пратера и до грязного Дуная, уродуемые заводскими рабочими и студентами политехнического института за половину прежней цены. Но это, по крайней мере, так же справедливо, как все в этом мире, может, даже справедливее, потому что район, с которым они прощаются, не обязательно желает им неизбежного падения, к тому же в реальной жизни не всегда можно выбрать место для начала.
        Из окна Богус наблюдал за окольцованной женщиной в муфте - снова высвободившей руку в разговоре с другой проституткой; ее рука высунулась на холод что-то смахнуть со щеки подруги. Пятнышко грязи? Ставшую льдинкой слезу? След поцелуя, оставленный ее последним приятелем?
        Богус с завистью смотрел на это случайное, истинное выражение любви.
        Он забрался в постель и лежал там неподвижно, пока не почувствовал, что нагрел место. Услыхав шум воды в биде, он тоскливо подумал, что не сможет заснуть под эту одинокую музыку. Нагишом попрыгав вокруг комнаты, он взял магнитофон с подоконника и снова шмыгнул в постель. Порывшись в коробке с пленками, он отыскал нужную, включил в розетку наушники и прижал их к груди, согревая.
        - Ну, Бигги, давай, - прошептал он.

«ПЕРЕМОТКА».

«ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ»…
        Глава 23
        ПРИНИМАЯ ЭТО БЛИЗКО К СЕРДЦУ
        Постепенный наезд. Средний план лодочного домика в Пиллсбери, вид снаружи, пандус, ведущий к океану. Кутберт Беннетт тащит вниз старую лодку вроде тех, что используются в китобойном промысле. Кольм помогает ему. Они оживленно разговаривают друг с другом - видимо, Коут что-то объясняет ему о золотистых водорослях, бурых водорослях, ракушках-прилипалах и ракообразных, приставших к днищу лодки. Но синхронизация изображения и звука отсутствует. Голоса за кадром принадлежат Ральфу Пакеру и Коуту.
        Ральф. Позволь мне взглянуть на это с другой стороны: я хочу сказать, что ты живешь с его женой и ребенком. Создает ли это напряжение в вашей дружбе?
        Коут. Думаю, ему это трудно - но только из-за его чувств к ней, и все. Для него сейчас тяжело находиться рядом с ней и ребенком. Но это не имеет никакого отношения ко мне; я уверен, он и сейчас продолжает любить меня.
        СМЕНА КАДРА.
        В студии Пакера, Богус говорит (синхронный звук) в камеру.
        Богус. Я не мог бы ожидать от нее лучшего выбора. Коут действительно замечательный человек…
        СМЕНА КАДРА.
        Снова лодочный домик, голоса Коута и Ральфа за кадром.
        Коут. Я знаю. Я очень его люблю.
        Ральф. Почему брак не удался?
        Коут. Ну, об этом ты должен спросить у нее.
        Ральф. Я просто подумал, что у тебя есть собственное мнение…
        Коут. Спроси ее. Или его…
        КАДР НАЗАД.
        В студии, Богус говорит (синхронный звук) в камеру.
        Богус. Черт, спроси ее…
        СМЕНА КАДРА.
        На пристани в Мэн, Бигги читает книгу Коль-му. Синхронизация звука и изображения отсутствует; голоса за кадром принадлежат Бигги и Ральфу.
        Бигги. Ты спрашивал его?
        Ральф. Он сказал, чтобы я спросил тебя.
        Бигги. Ну, я не уверена, что знаю. Я только думаю, что если бы и знала почему, то это ничего бы не изменило. Так что какая разница?
        Ральф. Так кто кого оставил? Бигги. Какая разница? Ральф. Черт возьми, Бигги… Б и г г и. Он оставил меня.
        КАДР НАЗАД. Богус в студии.
        Богус. Хм, она сказала мне, чтобы я уходил. Нет, на самом деле она сказала мне, чтобы я…
        СМЕНА КАДРА.
        Бигги сидит с Кольмом и Коутом за столиком под большим зонтом на пристани в Пиллсбери. Это заранее подготовленная, чопорная сцена, все трое настороженно смотрят в камеру. Изображение и звук синхронны; Ральф (невидимый) ведет интервью с ними.
        Бигги (жестко смотрит в камеру и сердито говорит Ральфу). Ты знал больше, чем кто-либо другой, сукин ты сын. Ты знал, куда он собрался ехать, - ты ведь даже помог ему! Ты думаешь, я забыла…
        СМЕНА КАДРА.
        Ральф в монтажной комнате своей студии, прогоняет полоски пленки через машинку для склейки. Остальные полоски пленки, прикрепленные к рейке над его головой, болтаются вокруг него. Синхронный звук отсутствует.
        Ральф (голос за кадром). Это правда… Я знал, куда он собирался ехать, и я помог ему. Но он хотел уехать!
        (Он раздраженно давит на тяжелый рычаг машинки.)
        СМЕНА КАДРА.
        Сначала идет серия статичных фотографий. Богус и Бигги в альпийской деревне, стоят прислонившись к старой, странного вида машине и улыбаются фотографу. Бигги в своем обтягивающем фигуру лыжном костюме выглядит очень сексуально.
        Ральф (голос за кадром). Он вернулся обратно в Европу - вот куда он уехал. Может, почувствовал ностальгию…
        (Еще один неподвижный кадр: Бигги и Богус дурачатся в большой растрепанной постели, покрывало натянуто до самых их подбородков.)
        Ральф (голос за кадром). Он никогда не объяснял, почему поехал в Европу, но он упоминал о своем друге… каком-то Меррилле Овертарфе.
        (Еще одна фотография: нелепого вида молодой парень в поношенной шляпе сидит в старом «Зорн-Витвере-54», улыбаясь в камеру из приоткрытого окна.)
        Бигги (голос за кадром). Ну да, это он. Это Меррилл Овертарф.
        КАДР НАЗАД.
        Стол и зонтик на пристани. Синхронный звук,
        Бигги говорит в камеру.
        Бигги. Меррилл Овертарф был совершенно чокнутым, абсолютно ненормальным типом.
        КАДР НАЗАД.
        Богус в студии (синхронный звук).
        Богус. Нет! Не был; он вовсе не был ненормальным. Она никогда не знала его так хорошо, как я. Он был самым здравомыслящим человеком из всех, кого я когда-либо знал.
        КАДР НАЗАД.
        В монтажной комнате Ральф поднимает рычаг машинки для склеивания и смотрит сквозь полоски пленки.
        Ральф (голос за кадром). Очень трудно вытянуть из него что-либо конкретное, он сразу принимает это близко к сердцу. Иногда он и вправду бывает совершенно невыносимым…
        (Он снова опускает вниз рычаг.)
        СМЕНА КАДРА.
        Синхронный звук. Ослепляющий свет прожектора направлен на закрытые двери ванной в квартире Тюльпен. Внутри слышен звук сливаемой в унитазе воды. В кадре появляется Кент, поджидающий в засаде у двери ванной с большим микрофоном в руке. Богус открывает дверь, застегивает ширинку и с удивлением поднимает глаза на камеру. Он разозлен: он отталкивает Кента в сторону и пристально смотрит в камеру.
        Богус (кричит с искаженным лицом). Да пошел ты… Ральф!
        Глава 24
        КАК ДАЛЕКО МОЖНО УЙТИ СО СТРЕЛОЙ В ТИТЬКЕ?
        У него отлегло от сердца, когда он увидел имя Овертарфа в телефонной книге с тем же адресом и тем же самым номером телефона. Но когда он попытался позвонить из холла «Таши», то услышал лишь странный жужжащий звук, что-то вроде сигнала. Он спросил фрау Таши, и та проинформировала его: такой звук означает, что данный номер больше не обслуживается. Затем до него дошло, что телефонной книге больше пяти лет и что в ней есть даже его собственное имя - по тому же адресу и с тем же самым номером телефона.
        Трампер прошел пешком до Швиндгассе, 15, на двери квартиры 2А красовалась табличка:

«А. Плот» [Плот (Plot) - делянка, участок земли (англ.).] .
        Очень похоже на Меррилла, подумал Богус. Постучавшись в дверь, он услышал вроде как шарканье ног и сердитое ворчанье. Он толкнул дверь, и она открылась, но не больше, чем ей позволила дверная цепочка. Ему повезло, что она не распахнулась шире, потому что большая немецкая овчарка смогла просунуть в образовавшуюся щель лишь кончик своей остроносой морды. Трампер отскочил назад, не укушенный, и женщина - блондинка, вся в кудряшках, то ли с сердитыми, то ли с испуганными глазами, - спросила его, с какой целью, черт побери, он собирается проникнуть в ее квартиру?
        - Меррилл Овертарф, - произнес он, держась поодаль, опасаясь, как бы она не выпустила свою немецкую овчарку на лестничную клетку.
        - Ты не Меррилл Овертарф, - сказала она ему.
        - Нет, разумеется, я не он, - подтвердил Богус, но она захлопнула дверь. - Подождите! - крикнул он вслед. - Я только хотел узнать, где он… - Но, услышав, как она приглушенно говорит, вероятно по телефону, он поспешил прочь.
        Выйдя на улицу Швиндгассе, он задрал голову вверх - на то, что когда-то было знаменитым оконным ящиком для цветов Овертарфа. Меррилл разводил в нем целый сад. Но теперь в ящике торчало лишь несколько мертвых, присыпанных снегом багряных растений.
        Маленькая девочка подкатила на трехколесном велосипеде к двери подъезда и слезла, чтобы открыть ее. Богус помог ей.
        - Меррилл Овертарф живет в этом доме? - спросил он ее.
        То ли она уловила его акцент, то ли ей было велено не разговаривать с незнакомыми людьми, но она взглянула на него так, словно не желала отвечать.
        - Как ты думаешь, куда уехал герр Овертарф? - ласково спросил он ее, помогая закатить велосипед в подъезд. Но малышка лишь пристально посмотрела на него. - Герр Овертарф? - медленно повторил он. - Ты его не помнишь? У него была такая забавная машина и смешная шляпа… - Но девочка, видимо, ничего такого не знала. Наверху залаяла большая собака. - Что случилось с герром Овертарфом? - попытался спросить он еще раз.
        Девчушка отняла у него свой велосипед.
        - Умер? - произнесла она; это было всего лишь предположение, он был в этом уверен. Затем она завертела педалями, стремительно направляясь в сторону лестницы и оставляя его с тяжелым чувством отчаяния, равным по силе ужасу, который он испытал, когда услышал, как наверху открылась дверь и женщина в кудряшках что-то крикнула ребенку, после чего раздался стук когтей большой собаки, которая спускалась вниз по лестнице.
        Трампер спасся бегством. В любом случае девчушка ничего не знала - это ясно. С некоторым удивлением он сообразил, что отца ребенка, должно быть, звали А. Плот.
        С пакетом купленных у тротуара жареных каштанов Богус бредет в направлении Мишелерплац, где, как он помнит, стояла гротескная скульптура. Зевсоподобный великан - то ли человек, то ли бог - борется с огромными чудищами: змеями, хищными птицами, львами и нимфами; они тащат его к центральной струе фонтана, которая плещет ему на грудь; его рот широко раскрыт - наверное, он хочет пить. Вся композиция настолько сложна и двусмысленна, что трудно определить, одерживает ли Зевс победу, или же окружающие его твари повалили его и пытаются подбросить вверх.
        Богус припомнил, как однажды ночью, подвыпившие, они бродили вдвоем с Бигги по Мишелер-плац. Они только что стянули с повозки несколько огромных, похожих на морковь, белых редисок. Проходя мимо чудовищной, вечной битвы в фонтане, Богус подсадил Бигги, и она засунула редиску прямо в широко раскрытый рот бога. Чтобы прибавилось сил, как сказала она.
        Решив угостить сражающегося бога каштаном, Трампер очень удивился, обнаружив, что фонтан не работает. Или, может, просто замерз раструб трубы - он торчит толстым тупым фаллосом, застывшей восковой свечой, и вся грудь Зевса засыпана снегом. Почему-то, хотя позы остались прежними, борьба кажется законченной. Он мертв, думает Богус, а кормить каштанами мертвеца бесполезно. Он скорбит о кончине бога, в конце концов поверженного змеями, морскими монстрами, львами и нимфами. Трампер уверен: это нимфы наконец-то одолели его.
        Бигги наверняка расстроилась бы, узнав об этом.
        Наверняка…

«Бигги, ты можешь не поверить, но… когда идут на утиную охоту, то всегда надевают презерватив. Это старый охотничий способ предохраниться от холода. Видишь ли, все охотники надевают презерватив, перед тем как лезть в ледяную воду за подстреленной уткой - когда у них нет при себе собаки, как не было у нас. Он действует по тому же принципу, что и водолазный костюм…» Или же - он бредет через двор Габсбургов по площади Героев - «поичина того, что на мне оказалась эта невероятная резиновая штуковина, которую позабыл снять, кроется в моей новой работе в качестве демонстрационной модели для Службы здоровья студентов' ° которой я не решился тебе сказать. Мне не говорили, что у них будут проводиться занятия по использованию противозачаточных средств, разумеется, студенты были поражены…».
        Но Богус ощущает на себе каменный взгляд купидонов; проходя мимо барочных херувимов и голубиных насестов на величественных дворцовых зданиях, он понимает, что Бигги не провести на мякине. Слишком хорошо она знакома с моими выдумками.
        Он наблюдает за трамваями, снующими по Бург-Ринг, их резкие звонки перекликаются друг с другом. Внутри от дыхания пассажиров на стеклах образовались проталины, и люди сквозь них выглядят как пальто, которые висят на вешалках с хозяевами внутри. Они сталкиваются и покачиваются при каждом крене трамвая; их руки держатся за поручни выше уровня окна, и Богус может видеть лишь то, что они подняты, как у детишек в школе или как у солдат на митинге.
        Желая убить послеполуденное время, Трампер читает на ободранном киоске, куда можно пойти. Время пройдет не так болезненно, решает он, среди какого-нибудь воскресного дневного представления для детей и - о чудо! - находит то, что искал: чуть выше по Стадионгассе, за зданием парламента.
        В программу входит несколько различных коротких инсценировок и один американский вестерн. Трампер совершает путешествие в Ирландию, любуется на счастливых крестьян. На Яве гид рассказывает путешественникам о национальной забаве: о боксе ногами. Но Богус и детишки нетерпеливы - они хотят вестерн. И вот, наконец, показывают вестерн. Джимми Стюарт, англоязычный, говорящий почти одновременно с дублирующим на немецкий актером. Индейцы не хотят железной дороги. Таков сюжет.
        Джимми Стюарт выпускает весь заряд карабина с бедра; а это, должно быть, убитая ранее Шейли Уинтер со стрелой, застрявшей в ее роскошной груди Кто бы она ни была, она вываливается из притормозившего вагона, падает в канаву, потом в ручей, где ее топчут дикими лошадьми, случайно проходившими мимо, и подвергают развратным действиям со стороны индейца, которому не хватило смелости атаковать поезд. Ее принуждают терпеть все эти ужасы до тех пор, пока она не находит спрятанный меж ее кровоточащих прелестей «дерингер» [«Дерингер» - небольшой крупнокалиберный револьвер.] , которым она проделывает большое отверстие в горле индейца. И только после этого она встает во весь рост, облепленная мокрым от крови и воды платьем, и кричит: «Hilfe!» [На помощь! (нем.)] - одновременно с этим выдергивая стрелу, застрявшую в ее тяжелой титьке.
        Перекусив масленой сосиской и выпив молодого вина, Трампер уселся в
«Аугустинер-Келлер», слушая старинный струнный квартет и размышляя о том, что было бы весьма интересно повстречаться с голливудскими красавицами, при этом он надеялся, что у них не у всех в ложбинке между грудей растут волосы.
        Когда он возвращался обратно в «Таши», зажигались уличные фонари, но как-то судорожно, то вспыхивая, то угасая, без той точности заводного механизма, которая свойственна фонарям Айова-Сити; видимо, венское электричество являлось современным усовершенствованием газовых рожков. Перед кофейней на Пранкенгассе с ним заговорил какой-то мужчина.
        - Grajak ok bretzet, - кажется, произнес он, и Трампер остановился, пытаясь определить этот странный язык. - Bretzet, jak, - сказал мужчина, и Трампер подумал: «Чешский? Венгерский? Сербохорватский?» - Gra! Nucemo paz! - выкрикнул незнакомец. Он на что-то сердился и погрозил ку-лаком Трамперу.
        - Ut boethra rast, kelk? - спросил Богус. Нижний древнескандинавский не причинил зла еще ни единой душе.
        - Gra? - подозрительно откликнулся мужчи-на - Grajak, ok, - добавил он более доверительно. Затем радостно заорал: - Nucemo paz tzet!
        Богус выразил сожаление, что он не понимает, и заговорил на нижнем древнескандинавском:
        - Ijs kik…
        - Kik? - прервал его мужчина, улыбаясь. - Gra, gra, gra! Kik! - выкрикнул он, пытаясь пожать Богусу руку.
        - Gra, gra, gra! - повторил Богус и пожал протянутую руку, а человек размахивал руками и бормотал: «Gra, gra», убежденно кивал головой, потом повернулся и, спотыкаясь, побрел к обочине, словно слепой, который на ощупь отыскивает тротуар: он осторожно ставил ногу и защищал руками промежность.
        Богус подумал, что это было похоже на беседу с мистером Фитчем. Затем он угрюмо уставился на газетный обрывок на тротуаре: он казался нечитабельным, с текстом, набранным шрифтом, который напоминал кириллицу; буквы скорее походили на нотную грамоту, чем на части слов. Он огляделся вокруг в поисках маленького человечка, но того и след простыл. Статья, вырванная из какой-то газеты на странном языке, видимо, была важной - фразы были подчеркнуты шариковой ручкой, пометки на полях энергично выведены теми же самыми буквами, - поэтому он сунул загадочный обрывок в карман.
        Трампер почувствовал, как у него в голове все плывет. Вернувшись в «Таши», он попытался сконцентрироваться на чем-нибудь хорошо знакомом, что могло бы вернуть его домой. Он сделал попытку напечатать рецензию на вестерн, но умляуты только расстроили его, к тому же он обнаружил что забыл название фильма. «Как далеко можно уйти со стрелой в сиське?» И в этот самый момент словно в ответ на его мысли, биде внизу начали свой ночной концерт.
        Богус поймал свое отражение в вычурном французском оконце, расположенном почти под потолком: он и его пишущая машинка занимали лишь нижнюю часть в углу. Пытаясь спасти свою маленькую, тонущую душу, он вырвал листок с ре. цензией из пишущей машинки и, избегая умляутов попытался написать письмо жене.

«Пансион „Таши“
        Шпигельгассе, 29
        Вена, Австрия
        Дорогая Бигги!
        Думаю о тебе, Кольм, и о тебе, Бигги, о той ночи в Восточном Ганнене в Вермонте, когда твой пупок вздулся. Ты была на восьмом месяце беременности, Биг, когда твой пупок выскочил наружу.
        Мы тряслись три часа от Огромной Кабаньей Головы в стареньком, продуваемом насквозь «фольксвагене» Коута с отсутствующим верхом. В Портсмуте было облачно; и в Манчестере, Петербурге и Кини тоже было облачно. И каждый раз Коут повторял:
        - Надеюсь, что не будет дождя.
        Трижды я менялся с тобой местом, Биг. Тебе было неудобно. И трижды ты говорила:
        - О господи, я такая огромная!
        - Как полная луна, - сказал тебе Коут. - Ты просто восхитительна.
        Но ты продолжала жаловаться, Бигги, - все еще страдала от грубой выходки моего отца, который обвинил нас в распутстве и в безответственном браке.
        - Взгляни на это по-другому, - посоветовал тебе Коут. - Подумай, как счастлив будет малыш, у которого такие юные родители.
        - И подумай о генах, - сказал я тебе. - Какой совершенный набор! Но ты возразила: - Я устала думать об этом ребенке.
        - Хорошо, тогда вы оба взгляните на это по-другому, - нашелся Коут. - Теперь вам не нужно принимать никаких решений.
        - Никто и не принимал никаких решений, - возразила ты бедному Коуту, который только хотел подбодрить нас. - Богус никогда на мне не женился бы, если бы не этот ребенок.
        Но я лишь сказал:
        - Вот мы и в Вермонте. - Мимо окон пробегали ржавые конструкции моста через Коннектикут.
        Ты никак не хотела оставить эту тему, Бигги, хотя мы не раз обсуждали с тобой это, и у меня не было никакого желания начинать все сначала.
        - Богус, я знаю, что ты никогда бы на мне не женился, - заявила ты мне.
        И Коут, да благословит его Господь, сказал:
        - Тогда я женился бы на тебе, Бигги, - на полной луне, на половинке луны или вовсе не луне. Я женился бы на тебе, и даже теперь женился бы, если бы Богус не захотел этого сделать. Ты только подумай, что могло бы из этого выйти… - Затем, навалившись на руль, он повернулся к тебе, улыбаясь своей потрясающей улыбкой: демонстрируя свое искусство манипулировать языком поверх передних вставных зубов.
        И это наконец-то заставило тебя слегка улыбнуться, Бигги. Ты выглядела немного менее бледной, когда мы добрались до Ганнена…»
        Но в пансионе «Таши» воспоминания о Восточном Ганнене расстроили Богуса. Перечитав напечатанное, он решил, что ему это не нравится. Взятый тон показался ему неверным, поэтому он попытался написать все снова, начиная со строчки «…когда твой пупок выскочил наружу»

«Мы спрятали Коута и его „фольксваген“ на нижнем поле и по длинной дорожке направились к дверям фермы твоего отца. Вот идет невеста-ребенок с набором хромосом в животе! Кажется, тогда я обвинил тебя в трусости за то, что ты заранее не написала об этом своим родителям.
        - Я писала им о тебе, Богус, - возразила ты мне. - Им этого более чем достаточно, не то что для твоих…
        - Но не о своем положении, Биг, - заметил я. - Ты об этом не упомянула ни слова.
        - Нет, не об этом, - согласилась ты, рывком оттягивая плащ от себя, стараясь создать иллюзию, будто твой плащ вздулся лишь потому, что ты засунула руки в карманы.
        Я обернулся на Коута, который помахал нам слегка испуганно, неясно вырисовываясь на фоне своей машины без верха, словно лохматый человекообразный телескоп.
        - Коут тоже может войти в дом, - сказала ты. - Ему не нужно прятаться в поле.
        Но я заверил тебя, что Коут стесняется и ему лучше остаться там. Я не стал уточнять, что я подумал о том, что мы будем выглядеть более заслуживающими прощения, если заявимся вдвоем. А еще я подумал, хорошо, если с Коутом и его машиной на пастбище ничего не стрясется, на тот случай, если мне придется бежать.
        Самый волнующий момент наступил тогда, когда мы проходили мимо джипа твоего отца и ты сказала:
        - О, мой отец тоже дома! Господи, отец, мать, все! И я напомнил тебе, что было воскресенье.
        - Тогда тетя Блакстоун тоже здесь, - вздохнула ты. - Тетя Блакстоун глуха как пень.
        Они обедали, и ты, продолжая держать руки в карманах, повернула свою раздутую бутылкой фигуру в сторону обеденного стола и сказала:
        - Это Богус. Вы знаете, я вам говорила! Я вам писала!
        И тут твоя мама начала скользить глазами вниз по тебе, Бигги, а твоя глухая тетушка спросила у твоей неподвижно застывшей матери:
        - Кажется, Сью снова поправилась?
        - Я беременна, - сообщила ты, затем добавила: - Но с этим все в порядке!
        - Да! Все в порядке! - выкрикнул я по-дурацки, наблюдая, как капает соус с застывшей вилки твоего отца и как он несет ее мимо рта.
        - Все в порядке, - повторила ты снова, улыбаясь им всем.
        - Разумеется, все в порядке, - заявила тетя Блакстоун, которая на самом деле ничего не слышала.
        - Да, да, - промямлил я, кивая.
        А твоя глухая тетушка Блакстоун закивала мне в ответ и произнесла:
        - Ну конечно! Вся эта жирная немецкая пища сказалась на ней. И она снова набрала прежний вес. Не говоря уж о том, что девочка не каталась все лето! - И, глядя на твою онемевшую мать, тетушка Блакстоун заявила своим пронзительно-ясным голосом: - Боже милостивый, Хильда! Разве так встречают дочь? Я хорошо помню, как ты всегда легко поправлялась и снова худела всякий раз, когда хотела…
        Тем временем в «Таши» два биде одновременно спустили воду, и Богус Трампер растерял фрагменты своих воспоминаний. Как, наверное, и другие, тесно связанные фрагменты своего сознания.
        Глава 25
        БЫТЬ ГОТОВЫМИ ДЛЯ РАЛЬФА
        В рыбной темноте, в черепаховом мраке квартиры Тюльпен Трампер резко сел на кровати вне себя от ярости и застыл неподвижно, словно индеец в табачной лавке. За последнее время он развил в себе способность освобождаться от приступов гнева. Он научился жестко концентрироваться, совершенно не двигаясь, имитируя погруженную в раздумье статую. Это было что-то вроде изометрического упражнения, которое, в конце концов, лишало его сил. Потом ему никак не удавалось заснуть снова.
        - О, хватит, Трампер, - шепнула ему Тюльпен, дотронувшись до его одеревеневшего бедра.
        Трампер концентрировал свое внимание на рыбах. Среди них была одна новая, особо раздражавшая его - бежевая любительница пузырей, взявшая за правило размазывать свои полупрозрачные губы по стенке аквариума и изрыгать ртом маленькие пузыри. Не находя выхода, газ попадал обратно в рыбу, отчего она начинала раздуваться. По мере того как она становилась все больше, ее глаза делались все меньше, пока внезапно давление воздуха изнутри не отталкивало ее от стекла, точно шарик, кем-то надутый и потом отпущенный. Давая задний ход, бежевая насмешница начинала раскачиваться в аквариуме из стороны в сторону, словно движущийся по кругу оторвавшийся мотор. Другие рыбы пугались ее. Трамперу не терпелось проткнуть булавкой раздувшуюся уродину. Казалось, эта нахалка всегда оборачивалась к нему, как только начинала раздуваться. Это был верный способ нажить врага; и рыбе следовало бы это знать.
        На самом деле Трампер не любил всех рыб, и его теперешнего раздражения с лихвой хватало, чтобы предаться мечтам о самых изощренных способах избавления от них. Пойти и купить страшную рыбу-рыбоедку, всеядную тварь, которая очистит аквариум от всех прочих плавающих, ползающих и скользящих существ, затем слопает все ракушки, камушки и водоросли и даже воздушные шланги. После чего дать ей прогрызть стекло, выпустить наружу всю воду и умереть от удушья. А еще лучше: пусть она шлепнется на дно сухого аквариума, получив, таким образом, удобный случай слопать саму себя. Что за восхитительная всепожирательница! Он немедленно захотел такую.
        Телефон снова зазвонил. Трампер не шевельнулся, и брошенный им в сторону Тюльпен взгляд говорил, что лучше ей тоже не отвечать. За несколько минут до этого он взял трубку, и этот звонок отчасти послужил причиной его кровожадных замыслов в отношении беспомощной рыбки и имитации позы индейца в табачной лавке.
        Звонил Ральф Пакер. И хотя Богус и Тюльпен уже легли спать, Ральф пожелал приехать к ним прямо сейчас вместе с Кентом и всеми киношны-ми причиндалами на две тысячи долларов. Он горел нетерпением отснять материл о том, как Богус и Тюльпен ложатся в постель.
        - Мать твою, Ральф! - возмутился Трампер.
        - Нет, нет! - закивал головой Ральф. - Только как вы ложитесь в постель, Тамп-Тамп. Понимаешь, домашняя обстановка: ванна, чистка зубов, раздевание, маленькие знаки привязанности, черт побери, и все такое…
        - Спокойной ночи, Ральф.
        - Тамп-Тамп, это не займет и получаса! Трампер положил трубку и посмотрел на Тюльпен.
        - Я никак не могу понять, - заорал он на нее, - как ты могла с ним когда-то спать!
        После этого все и началось.
        - Он был мне интересен, - ответила Тюльпен. - Меня интересовало то, что он делал.
        - В постели?
        - Хватит об этом, Трампер.
        - Нет, правда! - выкрикнул он.. - Я хочу знать! Тебе нравилось спать с ним?
        - Спать с тобой мне нравится гораздо больше, - сказала Тюльпен. - Я испытывала к Ральфу совсем другой интерес.
        В ее голосе звучали ледяные нотки, но Трампе-ру было плевать.
        - Ты осознала, что это была ошибка? - не отставал он.
        - Нет, - возразила она. - Мне это просто перестало быть интересным. Это не была ошибка. Я тогда не знала никого другого, но потом…
        - А потом ты встретила меня?
        - Я перестала спать с Ральфом еще до того, как встретила тебя.
        - Почему ты перестала с ним спать? Она повернулась спиной к нему.
        - Моя давалка вышла из строя, - произнесла она в стенку аквариума.
        Трампер промолчал. После этого он впал в свой транс.
        - Послушай, - немного погодя обратилась к нему Тюльпен. - В чем дело? Я больше не испытываю к Ральфу ничего такого. Но он мне нравился, и он нравится мне по-прежнему. Просто теперь по-другому…
        - Ты когда-нибудь хотела снова спать с ним? - Нет.
        - А вот он спит и видит, как бы снова трахнуться с тобой.
        - С чего ты взял?
        - Интересно знать? - взвился он.
        Она глубоко вздохнула и отвернулась от него. И он почувствовал, как начинает деревенеть.
        - Трампер? - позвала она его через несколько минут, но он по-прежнему находился где-то далеко-далеко. - Почему ты не любишь Ральфа, Трампер? Это из-за фильма?
        Но на самом деле это было не так. Конечно, он мог бы категорически отрицать это; он мог бы сказать, что фильм задел его слишком глубоко. Но это было не так, и он должен был признать, что даже заинтересован в нем. Однако это не был терапевтический интерес; он знал, что по существу является актером, играющим на публику, и ему нравилось видеть себя в фильме.
        - Не то чтобы я совсем не любил Ральфа, - ответил он.
        Перевернувшись, она дотронулась до его одеревеневшего бедра и сказала что-то, чего он не расслышал. Затем… сначала он мечтал об убийстве рыбок, а потом, когда снова зазвонил телефон, он убил бы любого, кто тронул бы трубку.
        От длительного сидения у него свело судорогой спину. Тюльпен оставила его на пару минут, после чего сделала очередную попытку.
        - Трампер? Знаешь, ты недостаточно занимаешься любовью со мной. Правда недостаточно.
        Он задумался о том, что она сказала. Затем он подумал о предстоящей операции, о докторе Винь-ероне и о водяном методе.
        - Все дело в моем инструменте, - сказал он наконец. - Я собираюсь привести его в порядок, так что скоро буду как новенький.
        Но ему очень нравилось заниматься любовью с Тюльпен, поэтому ее слова глубоко встревожили его. Он подумал заняться с ней любовью прямо сейчас, но ему нужно было встать и помочиться.
        В ванной, внимательно изучив свое лицо в зеркале, он заметил на нем выражение страха, которое появилось, когда он, перед тем как пописать, сжал свой стручок. Состояние ухудшалось. Винье-рон снова был прав; иногда ради пустяковой операции приходится ждать пару недель.
        Ему казалось очень важным заняться любовью с Тюльпен прямо сейчас, но потом - может, из-за того, что он уловил нечто необычное в своем лице, - он вспомнил о Меррилле Овертарфе и так сильно пустил струю, что у него на глазах выступили слезы.
        Он пробыл в ванной долго, пока Тюльпен робко не позвала его.
        - Что ты там делаешь? - спросила она.
        - О, ничего, Биг, - вырвалось у него, после чего он попытался заглотнуть это имя обратно.
        Когда он вернулся в комнату, она сидела на кровати, обернув вокруг себя одеяло, и плакала. Она конечно же слышала, что он сказал.
        - Тюльпен, - произнес он, обнимая ее.
        - Нет, Бигги, - прошептала она.
        - Тюльпен, - повторил он, пытаясь поцеловать ее.
        Но она оттолкнула его; теперь он не мог ничего с ней поделать.
        - Знаешь что, Трампер, - сказала она. - Старина Ральф Пакер никогда не называл меня чужим именем.
        Трампер отошел и сел в ногах кровати.
        -. И хочешь знать еще одну вещь? - выкрикнула она. - Чушь собачья, что ты недостаточно занимаешься со мной любовью только из-за своего долбаного хрена!
        Потом бежевая рыбка снова подплыла к стеклу, уставилась на Трампера и принялась раздуваться.
        То, что сказала Тюльпен, было правдой, и он это знал. Но что больше всего причиняло ему боль, так это то, что разговор этот был не новым. Он помнит, что говорил об этом - и множество раз - с Бигги. Поэтому он уселся в ногах кровати, желая впасть в бессознательное состояние, и достиг его. Когда теле-фон зазвонил в третий раз, ему было наплевать, был это Ральф или кто-то другой. Если бы он мог пошевелиться, он бы ответил на звонок.
        Должно быть, Тюльпен чувствовала себя не менее одинокой, так как она взяла трубку и ответила: «Ну конечно». Богус слышал, как она устало повторила:
        - Ну конечно же, приезжай и снимай твой проклятый фильм.
        Но Трампер продолжал сидеть, словно каменное изваяние, беспокоясь о новом развитии событий. Чтобы быть в картине Ральфа, ему нужно выйти из своей картины, в которой он находился сейчас, так, что ли?
        Затем Тюльпен положила голову ему на колени, ее лицо было повернуто к нему. Это был жест - у нее их было множество, - ясно говорящий: «Все в порядке, некий мостик через пропасть между нами наконец установлен, хотя и не перейден. Но возможно, будет».
        Они долго оставались в таком положении, словно это был наилучший способ подготовиться к визиту Ральфа.
        - Трампер? - наконец прошептала Тюльпен. - Когда ты занимаешься со мной любовью, мне это и вправду очень нравится.
        - И мне тоже, - откликнулся он.
        Глава 26
        GRA! GRA!
        Как долго отсутствовало его сознание, он определить не мог, как и то, насколько полно оно восстановилось к тому моменту, когда до него дошло, что кто-то напечатал какой-то текст на его пишущей машинке. Он прочитал напечатанное, удивляясь, кто мог написать это, сосредоточенно изучая, как если бы это было полученное им письмо или чье-то чужое послание, адресованное кому-то другому. Затем он увидел темную, сгорбленную фигуру в углу французского окошка и вздрогнул оттого, что она неожиданно выпрямилась и застонала. Одновременно с этим страшная, похожая на гнома, копия его самого пришла в ярость, и ее очертания в стекле затуманились, словно растаяли.
        Когда он осознал, что стон был его собственным, он одновременно услышал нарастающий шум внизу, в холле «Таши», или ближе, на втором этаже.
        Позабыв, где находится, он распахнул дверь и истерично выкрикнул что-то бессвязное в лица показавшихся из-за дверей жильцов соседних комнат. В ответ трое из них испустили такой же истеричный крик, а Трампер попытался определить природу другого шума, поднимавшегося, словно пожар, со второго этажа.

«Что это за запись? Когда я был в сумасшедшем доме?»
        Осторожно он подкрался к лестничному колодцу; вдоль всего периметра коридора больше никого не было - видимо, из страха, что он опять закричит, все попятились.
        С верхней лестничной клетки до него донесся голос фрау Таши:
        - Он умер? - И Трампер услышал, как сам шепнул в ответ: «Нет, я не умер». Но говорили о ком-то другом.
        Спустившись на полпролета вниз, он увидел скопление людей в коридоре.
        - Я уверена, что он мертв. Никто раньше не терял сознания прямо на мне. Ни разу в жизни! - заявила одна из проституток.
        - Его нельзя было трогать, - заметил кто-то.
        - Но мне нужно было скинуть его с себя, разве нет? - возразила проститутка, и фрау Таши насмешливо посмотрела в даль коридора на выходившего из комнаты мужчину, который одной рукой застегивал на ходу ширинку, а в другой держал свои ботинки.
        Проститутка, появившаяся из-за его плеча, спросила:
        - Что там? Что случилось?
        - Кто-то умер прямо на Иоланте, - поясни. один из собравшихся, и все засмеялись.
        - Ты его уездила, - заметила одна из дам, : Иоланта, на которой был лишь пояс с чулками сказала:
        - Может, он просто перепил?
        Из комнат в коридор выскальзывали темные фигуры мужчин: опустив головы и держа одежду в руках, они торопились смыться, словно испуганные птицы.
        - Он слишком молод, чтобы умереть, - заявила фрау Таши, и ее слова заставили спешащих мужчин еще проворнее протискиваться мимо нее бочком. Словно они никогда не задумывались над этим раньше: «Трахаться бывает опасно. Это может лишить жизни даже молодого!»
        Подобное замечание не удивило бы Трампера, который неуклонно двигался вниз по лестнице в пахнущий соитием коридор; хотя его разум и опознал и принял существо в окошке за его собственное отражение, он все еще спал. Он и вправду не был уверен, что это не так.
        - Он весь похолодел. Прямо как мертвец, - сказала проститутка.
        Но тут из дверей убивающей траханьем комнаты послышался голос фрау Таши:
        - Он шевельнулся! Клянусь вам, он шевельнулся!
        Сборище в коридоре разделилось почти поровну: одни отшатнулись от двери, другие приблизились к ней, чтобы рассмотреть получше.
        - Он снова пошевелился! - доложила фрау Таши.
        - Потрогайте его! - воскликнула замешанная в деле шлюха. - Только пощупайте, какой он холодный.
        - Я ни за что на свете до него не дотронусь, - заявила фрау Таши. - Но ты посмотри повнимательней и сама скажи, шевелится ли он.
        Трампер подвинулся ближе; поверх теплого, надушенного плеча девицы он разглядел сквозь открытые двери шокирующе-белое пятно зада, вздрагивающего на скомканной постели; затем дверной проем наполнился людьми, которые закрыли от него картину.
        - Polizei! [Полиция! (нем.)] - закричал кто-то, и мужчина с неряшливым комком одежды в руках, нагишом выскочивший из комнаты в конце коридора, оглядев толпу, поспешил обратно.
        - Polizei! - повторил кто-то, как раз в тот момент, когда трое полицейских появились в конце коридора - двое с флангов, самый широкоплечий и плотный посредине, - распахивая по пути все закрытые двери. Тот, что шел посредине, уставился прямо на собравшихся и рявкнул:
        - Никто не должен пытаться уйти!
        - Посмотрите, он сел! - крикнула фрау Таши от дверей.
        - Где случилось происшествие? - спросил полицейский.
        - Он потерял сознание, - сообщила Иоланта. - Он стал холодеть прямо на мне. - Но когда она попыталась приблизиться к полицейскому, который стоял посредине, один из тех, что прикрывал фланг, преградил ей путь.
        - Назад! - рявкнул он. - Всем назад.
        - Что тут произошло? - спросил полицейский, который стоял посредине. Длинные перчатки на его запястьях сморщились в том месте, где он упирался руками в бока.
        - Господи, если вы позволите, я вам все расскажу, - взмолилась проститутка, которую остановили. - Я вам все расскажу!
        Тот самый полицейский, что преградил ей путь, кивнул:
        - Ладно, рассказывай.
        - Посмотрите, он встает! - закричала фрау Таши. - Он не умер! Он и не умирал!
        Но по грохоту и стону, последовавшими за ее восклицанием, Богус догадался, что воскресение было кратковременным.
        Затем лежащий на полу комнаты подал голос - голос, едва начавший оттаивать, слабый, заглушаемый стучавшими зубами.
        - Ich bin nicht betrunken! (Я не пьян!) - сообщил он. - Ich habe zuckerkrankheit! (У меня диабет!)
        Полицейский - тот, что посредине, - отделился от толпы у дверей и неуклюже ввалился в комнату, наступив на вытянутую бледную руку корчившегося на пороге существа; другая рука его слабо дергала за тонкий шнурок с жетонами, висящий на шее.
        - Was Sie sehen ist em Insulinreaction! (To, что вы видите, является реакцией на инсулин!) - простонало существо. Это напоминало запись на автоответчике. - Fiittern Sie mir Zucker, schnell! (Дайте мне поскорей сахару!) - выкрикнуло оно.
        - О, разумеется, - хмыкнул полицейский. - Всего лишь сахар. Будь спокоен! - И он наклонился вперед, чтобы поднять с полу невесомого, как банный халат, Меррилла Овертарфа.
        - Он говорит: сахар! - язвительно произнес полицейский. - Он хочет сахару!
        - Он диабетик, - пояснил Трампер стоявшей рядом с ним проститутке и шагнул вперед, чтобы потрогать скрюченную руку Меррилла. - Привет, старина Меррилл, - успел сказать Богус, прежде чем один из фланговых полицейских, явно превратно истолковавший его жест в сторону скорчившегося Меррилла, ткнул своим локтем в солнечное сплетение Трампера, пихнув его прямо на пухлую, пахнущую мускусом даму, которая гневно отразила ударом по шее внезапное нападение нахала. Едва не задохнувшись, Богус испуганно отшатнулся, пытаясь объясниться жестами, но двое полицейских прижали его к перилам и запрокинули ему голову назад, прямо в лестничный колодец. В искаженном ракурсе Богус видел, как Меррилла понесли вниз по лестнице, в холл.
        Соревнуясь со скрипом входной двери, голос Меррилла, ломкий и слабый, проскрежетал:
        - Ich bin nicht betrunken!
        Затем входная дверь захлопнулась, прервав этот невнятный, скорбный вопль.
        Трампер пытался восстановить дыхание, чтобы все объяснить. Но ему удалось лишь прохрипеть:
        - Он не пьян. Позвольте мне пойти с ним. После этого один из полицейских плотно сдавил ему губы, слепив их вместе, словно это было тесто.
        Богус закрыл глаза и услышал, как какая-то шлюха сказала:
        - Он диабетик.
        Тогда один из полицейских прорычал Трамперу в ухо:
        - Так ты хотел пойти с ним, а? Зачем ты шарил по нему руками?
        Когда Трампер попытался тряхнуть головой и объяснить слепленным ртом, что он приблизился лишь затем, чтобы потрогать Меррилла, потому что он его друг, проститутка снова повторила:
        - Он диабетик. Он мне говорил. Отпустите его,
        - Диабетик? - удивился полицейский. Богус почувствовал под закрытыми веками биение пульса. - Диабетик, да? - повторил полицейский. Затем они вернули Богуса в вертикальное положение и убрали руки с его рта. - Так ты диабетик? - спросил один из полицейских; они стояли настороженно, не трогая его, однако готовые в любой момент снова скрутить.
        - Нет, - с трудом выдавил Богус, чувствуя жжение во рту, потом снова повторил: - Нет. - Он был уверен, что они не слышали его, поскольку во рту у него было полно булавок. - Нет, я не диабетик, - произнес он более отчетливо.
        Тогда они снова схватили его.
        - Я так и думал, что нет, - сказал один из них другому.
        Они потащили его через холл на улицу, и после первого шока от обжигающего холодного воздуха Богус услышал робкое, усталое объяснение проститутки за своей спиной:
        - Нет, нет… Господи! Он не диабетик. О господи, я только хотела сказать, что он мне говорил, что тот, другой был диабетиком…
        Затем захлопнувшаяся входная дверь оборвала ее объяснения, оставив Богуса на тротуаре с двумя подталкивающими его вперед полицейскими.
        - Куда мы идем? - спросил их Богус. - Мой паспорт остался в моей комнате. Ради бога, я не заслуживаю такого обращения! Я не нападал на этого парня - он, черт побери, мой друг. И у него диабет. Отвезите меня туда, где находится он…
        Но они, не обращая на его слова внимания, засунули его в зеленый полицейский
«фольксваген», треснув лодыжками о крепление ремня безопасности и согнув пополам, чтобы он мог втиснуться на заднее сиденье. Они прикрепили его наручники к маленькому, аккуратному металлическому кольцу на полу, так что он был вынужден ехать держа голову меж своих колен.
        - Вы, должно быть, ненормальные, - сказал он им. - Вам плевать на то, что я вам говорю. - Он повернул голову; и хотя его обзор ограничивался пространством между голенью и согнутым коленом, он мог видеть полицейских на заднем сиденье. - Ты просто задница, - выругался Трампер. - И твой приятель тоже. - Он качнул головой с такой силой, что стукнулся лбом о сиденье водителя, тем самым вызвав его чертыхание.
        - Полегче, парень, лады? - велел ему полицейский с заднего сиденья.
        - Да ты просто жопа с ручкой! - выругался Трампер, но полицейский лишь наклонился вперед, изображая вежливую заинтересованность, как если бы он не расслышал. - Твой гребаный мозг поражен сифилисом! - заявил ему Трампер, и полицейский пожал плечами.
        - Разве он не говорит по-немецки? - спросил полицейский с переднего сиденья. - Мне кажется, он знает немецкий. Я слышал, как он говорил на нем. Скажи ему, чтобы говорил по-немецки.
        Богус почувствовал, как по его позвоночнику пробежала судорога, отчего его руки звякнули наручниками. Он мог бы поклясться, что говорил по-немецки.
        - Ты, жопа с ручкой! - выкрикнул он по-немецки и не успел увернуться от тяжелого удара резиновой дубинкой по голове.
        Затем он услышал радио. Чей-то голос произнес:
        - Пьян… - Затем его собственный голос пробормотал: - Ich bin nicht betrunken!.. - Он пожалел, что сказал что-то, увидев взмах дубинки, услышав «хрясь!» по ребрам, но почти не почувствовав боли до следующего вздоха.
        - Пьяный, - доложила рация. Он постарался не дышать больше.
        - Дыши, пожалуйста… - потребовал голос диктора.
        Он втянул в себя воздух и едва не задохнулся от боли.
        - Он весь похолодел, - произнес записанный на пленку голос проститутки.
        - Мать твою!.. - выплюнул Трампер. - Ты записал на пленку проститутку…
        И снова дубинка прошлась по его ребрам, запястьям и сознанию…
        Ему понадобилось много времени, чтобы доплыть до того места Дуная, где он мог видеть скрытый под водой танк. Стараясь удерживаться на воде стоя и не терять из виду берег, освещенный огнями пристани Гелхафтс-Келлер, он видел, как ствол танка вздымался вверх как раз в том месте, где, как ему казалось, он мог почти дотронуться до него рукой, или же танк мог, как нефиг делать, разнести его на кусочки. Затем крышка люка открывалась, или это мерцала вода, или он просто казался открытым. Кто был под крышкой люка? Разве никому не интересно, что они побывали там? Но потом он подумал: «Я в „фольксвагене“, и если в его крыше дыра, то я в полной безопасности вместе с Коутом».
        Затем биде спустило воду и промыло его сознание.
        Как долго его сознание отсутствовало, он не мог сказать, как и то, насколько полно оно восстановилось к тому моменту, когда до него дошло, что кто-то печатал какой-то текст на его пишущей машинке. Он прочитал напечатанное, удивляясь, кто мог написать это, сосредоточенно изучая, как если бы это было полученное им письмо или чье-то чужое послание, адресованное кому-то другому. Затем он увидел темную, согнутую фигуру в углу французского окна и вздрогнул оттого, что она неожиданно выпрямилась и застонала, и одновременно с этим страшная, похожая на гнома, копия его самого пришла в ярость, ее очертания в стекле затуманились, словно растаяли.
        Когда он открыл дверь в коридор, его встретило море людей - проституток, их клиентов, фрау Таши и коп.
        - Что случилось? - спрашивали у него. - Что?
        - Что здесь произошло? - обратился к нему коп.
        - Почему вы кричите? - спросила фрау Таши.
        - Пьян, - прошептала одна из проституток. «Как на пленке», - подумал Трампер и произнес вслух:
        - Ich bin nicht betrunken!
        - Однако вы кричали, - заявила фрау Таши. Коп подошел ближе, пытаясь заглянуть в комнату через плечо Богуса.
        - Так вы печатали, да? - только и спросил он. Трампер поискал глазами дубинку. - На что вы смотрите? - удивился коп. Дубинки у него не было.
        Богус осторожно попятился обратно в комнату и закрыл за собой дверь. Он ткнул пальцем в глаз - это вызвало боль. Он пощупал на шее то место, по которому его огрела проститутка, но не почувствовал боли. Его запястья и ребра, по которым прошлись дубинкой, оказались неповрежденными.
        Прислушиваясь к бормотанию в коридоре, он упаковал вещи.

«Они хотят выбить двери». Но они этого не сделали - они по-прежнему стояли у двери, когда он вышел из комнаты. Он почувствовал, что если не примет меры, то они сами примут меры в отношении него. Поэтому он с преувеличенным достоинством произнес:
        - Я съезжаю. Из-за вашего шума здесь совершенно невозможно работать!
        Он протянул фрау Таши значительно большую, чем положено, как ему казалось, сумму (больше, чем она заслуживала), но она понесла какую-то чушь насчет того, что он прожил здесь едва ли не два месяца. Он почувствовал себя неловко: в присутствии копа он решил, что лучше заплатить ей, сколько она просила. Паспорт Трампера выглядывал из кармана его шпионского костюма, и, когда коп попросил взглянуть на него, Богус кивнул на карман, заставив копа раздраженно сунуть туда руку.
        Затем Богус устроил последнюю проверку, просто затем, чтобы убедиться.
        - Меррилл Овертарф? - спросил он. - Он диабетик?
        Но никто ему не ответил; на самом деле кое-кто из собравшихся смотрел в другую сторону, притворяясь, будто не слышит, казалось, его настолько сильно стеснялись, что не удивились бы, если бы он начал раздеваться прямо у них на глазах.
        На улице коп проследовал за ним несколько кварталов, явно ожидая увидеть, что он бросится под машину или прошибет головой витрину какого-нибудь магазина. Но Богус двигался бодрым шагом, как если бы знал, куда направляется, - коп отступил и вскоре пропал. Трампер остался один, кружа по Грабен, по его безопасным улочкам; ему потребовалось вре-мя> чтобы найти кофейню «Леопольд Хавелка». Он немного поколебался, прежде чем войти внутрь, как если бы знал всех, кто окажется там. Как если бы поиски Меррилла не продвинулись ни на шаг с момента его первого визита сюда.
        Внутри он увидел проворного официанта и улыбнулся ему. Он увидел девушку, когда-то немного знавшую Меррилла. Он увидел отяжелевшую девицу с неоново-зелеными тенями, Мамашу Притонов, проводящую инструктаж среди своих приверженцев. Кого он не ожидал увидеть, так это длиннобородого проповедника, который сидел почти скрытый за дверью - как американский вышибала, проверяющий документы, или хитрожопый билетер в злачном кинотеатре. Когда проповедник заговорил, он повысил голос, и Богус завертел головой по сторонам, пытаясь определить, кто кричит.
        - Меррилл Овертарф! - прогудел проповедник. - Ну так ты нашел его? - То ли звук его голоса, то ли тот факт, что он заставил Трампера застыть неподвижно в неудобной позе в пол-оборота, привлекли внимание чуть ли не всех посетителей
«Хавелки», - казалось, все решили, будто вопрос адресован к ним; они тоже застыли "над своим кофе, а кое-кто над бокалами чая, пива и бренди - сосредоточенные, прекратившие жевать еду, которую они намеревались проглотить. - Ну так нашел? - нетерпеливо повторил проповедник. - Меррилл Овертарф, ты говорил, верно? Разве ты не его искал? Так ты его нашел?
        Вся кофейня «Хавелка» ждала ответа. Богус сделал вид, что не слышит; он чувствовал себя так, как если бы он являлся катушкой пленки, прокрученной назад до того, как был закончен просмотр.
        - Ну? - ласково произнесла неоново-зеленая девица. - Ты его нашел?
        - Я не знаю, - ответил Трампер.
        - Ты не знаешь? - прогудел проповедник.
        - Иди сюда и садись, - заискивающе произнесла неоново-зеленая красотка. - Ты должен отвлечься от этого. Я думаю, я смогу помочь…
        Но он бросился к двери вместе со своим неуклюжим чемоданом, стукнув им прямо в пах официанта, отчего этот расторопный и шустрый человек сложился пополам, - на какое-то мгновение он удержал при помощи геройского балансирования соскальзывающие с подноса кофе и пиво.
        Проповедник схватил Богуса в охапку у двери, но Богус выскользнул, услышав, как тот объявил:
        - Он что-то принял… - И перед тем как захлопнулась дверь, Трампер услышал, как тот крикнул: - Брось это! У тебя ничего не выйдет!
        Снаружи «Хавелки» кто-то ласково дотронулся до него рукой.
        - Меррилл? - выдохнул Богус.
        - Gra! Gra! - произнес человек, очень похожий на футбольного болельщика, он ткнул каким-то пакетом в живот Трампера. Ух-х!
        Когда Богус смог распрямиться, мужчина уже исчез. Отойдя к краю тротуара, он поднес пакет к свету - это был твердый предмет, завернутый в белую бумагу и перевязанный белой бечевкой, как в лавке мясника. Он развязал его. То, что находилось внутри, походило на шоколад, странно липкий на ощупь и пахнувший мятой. Плитка мятной пастилки? Странный подарок. Затем он наклонился ближе, вдохнув глубже запах и дотронувшись до предмета языком. Это был чистый гашиш, идеально вырезанный прямоугольник, размером немного больше кирпича.
        У него зашумело в голове, когда он попытался представить себе, сколько это стоит.
        В затуманенном окне «Хавелки» он увидел, как чья-то рука процарапала глазок на улицу. Внутренний голос провозгласил: «Он все еще здесь!»
        И тогда Богус поспешил исчезнуть. У него не было намерения возвращаться снова на широкий Грабен - просто он случайно бросился бежать в этом направлении; и вот он опять на сверкающей улице с проститутками. Он запихнул плитку гашиша в чемодан.
        Он также не собирался ни с кем заговаривать; просто когда он заметил даму в меховом пальто и такой же меховой муфте, он понял, что она сменила наряд. Ни мехового пальто, ни муфты - на ней был весенний костюм, как если бы было тепло.
        И он спросил, есть ли у нее время.
        Глава 27
        КАК ЧТО-ТО ОДНО ОТНОСИТСЯ К ЧЕМУ-ТО ДРУГОМУ?
        Ральф попытался объяснить структуру своего фильма, сравнивая его с современным романом Хельбарта «Роковые телеграммы».
        - Структура - это все, - заявил он. Затем процитировал анонс с обложки книги, в котором говорилось, что Хельбарт совершил в некотором роде прорыв. «Все образы, все ассоциации на деле являются вспомогательными средствами автора; это скорее элементы структуры текста, чем истории персонажей; Хельбарт усложняет вариации игры со словом, а не сам сюжет», - утверждалось в анонсе.
        Кент часто кивал головой, но Ральф больше беспокоился о том, чтобы его поняли Трампер и Тюльпен. Сравнение с романом Хельбарта имело целью пролить необходимый свет на его работу для редактора Тюльпен и звукорежиссера Трампера.
        - Ты сечешь? - спросил Ральф у Тюльпен.
        - А тебе понравилась эта книга, Ральф? - ответила Тюльпен.
        - Дело не в этом, дело вовсе не в этом, черт побери! - кипятился Ральф. - Она заинтересовала меня только в качестве примера. Ну конечно, она мне не понравилась.
        - Думаю, она просто ужасна! - сказала Тюльпен.
        - Практически нечитабельна, - добавил Трампер, направляясь в ванную с книгой под мышкой. На самом деле он еще даже не открывал ее.
        Он уселся в ванну, окруженный записками, появление которых объясняется наличием телефона в ванной. Ральф перенес его сюда, когда обнаружил слишком большое число междугородних звонков, в которых никто не желал признаваться. Он был уверен, что прохожие с Кристофер-стрит заскакивали в студию для того, чтобы позвонить в другой город. Они проникали внутрь (по его теории), когда Тюльпен, Трампер и Кент были заняты в других комнатах студии. Как бы там ни было, любому проникшему в студию с подобной целью не пришло бы в голову искать телефон в ванной.
        - Ну а если кто-то заскочит, чтобы воспользоваться ванной? - спросил Трампер.
        Но, тем не менее, телефон был установлен в ванной. Стены, крышка сливного бачка, зеркало и полки были покрыты записками, номерами телефонов, срочными запросами и телефонными сообщениями, которые принимал Кент.
        Сняв трубку с телефона, Трампер открыл «Роковые телеграммы». Ральф уверял, что особенность структуры этой книги делает возможным чтение ее с любого места, якобы все будет понятно. Открыв на середине, Трампер прочитал главу 77 от начала до конца.
        Глава 77

«С первого момента, как он увидел ее, он догадался. И все же он упорствовал.
        Мы мгновенно ощутили, что система соединения шарниров была непригодной. Тогда почему мы настаивали на этом?
        В следующий момент коза была умервшлена, мы видели, что нас привели сюда для того же. Притворяться, что это не так, было бы абсурдным. И все же Мэри Бет солгала.
        Как бы там ни было, не имело смысла использовать выдернутую розетку подобным образом. Однако это могло сработать.
        В отвратительном потрошении Чарльза не было ни капли забавного. Странно, что мы не были шокированы, когда Холли засмеялась.
        С такими ногами, как у него, Эдди оставалось не слишком много надежды. Но, взглянув на него, тем не менее, можно было подумать, что с его пальцами на ногах по-прежнему все в порядке.
        - Не подходите ко мне! - стонала Эстелла, простирая руки.
        Мы знали, что мысль о нуге с рогаликом противоречит концепции намазывания. Однако и то и другое было коричневым.
        Разумеется, страх карлика перед очень большой кошкой Харольда не поддавался никакой логике. Но если бы вы провели какое-то время на коленях, то вы бы убедились, насколько по-другому все выглядит оттуда».
        Это была глава 77. Заинтересовавшись «потрошением Чарльза», Трампер перечитал ее снова. Ему пришелся по душе отрывок о нуге и рогалике. Он прочитал главу в третий раз, раздражаясь оттого, что так и не понял, что случилось с ногами Эдди. И кто такая Эстелла?
        В дверь ванной постучал Ральф; он хотел воспользоваться телефоном.
        - Я понимаю страх карлика перед очень большой кошкой Харольда, - заявил ему Трампер через закрытую дверь. Ральф отошел, чертыхаясь.
        Чего Трампер никак не мог понять, так это какое отношение имела книга Хельбарта к фильму Ральфа. Затем ему пришла в голову одна мысль: возможно, ни то ни другое вообще не имеет смысла. Почему-то это заставило его проникнуться большей симпатией к фильму. Расслабившись, он приблизился к унитазу. Однако расслабление оказалось чрезмерным, поскольку он позабыл расстегнуть ширинку. Из шланга с блокированным носиком очень трудно попасть в цель. Он пустил струю прямо себе в ботинок и, отскочив назад, сбил локтем в раковину телефон. Поморщившись, он неуклюже полил мочой путь к унитазу. Хотя писать в его состоянии было очень больно, но остановиться было бы еще больней.
        Слишком большая плата за расслабление, подумал он. И тут ему на ум пришел один из множества уроков, извлеченных им из поэмы «Аксельт и Туннель» - страшная история о Спроге.
        Спрог был телохранителем Аксельта: оруженосцем, слугой, точильщиком ножей, главным охотником, командиром разведчиков, излюбленным партнером в диспутах, надежным поставщиком шлюх. Когда они наезжали в захваченные города, Спрог пробовал все, что подавали Аксельту до того, как господин успевал что-либо съесть.
        Старый Так подарил Спрога Аксельту в день его рождения, когда тому исполнился двадцать один год. Аксельт обрадовался Спрогу намного больше, чем любой из своих лошадей, собак или других слуг. В день рождения Спрога Аксельт подарил ему плененную гретцкую женщину по имени Флавия, которая пользовалась его высочайшим покровительством. Флавия очень нравилась Аксельту; так что вы видите, как высоко он ценил Спрога.
        Спрог не был гретцем. В плен гретцких мужчин не брали - только женщин. Гретцких мужчин заставляли рыть огромную яму, затем забивали их камнями до смерти, сбрасывали в яму и засыпали землей.
        Однажды Старый Так возвращался с войны берегом Швуда, когда один из его разведчиков подъехал к нему и доложил, что берег впереди перегорожен длинной весельной шлюпкой, перед которой стоит человек, держащий в руках огромное плавучее бревно, как если бы это был легкий деревянный молоток.
        Старый Так проехал со своим отрядом вперед, дабы взглянуть на диво. Человек этот был ростом не более пяти футов, с курчавыми светлыми волосами, но ширина его груди была поразительной: наверное, все те же пять футов. Ни шеи, ни запястий, ни лодыжек - эдакий здоровенный сундук без рук и ног, с лицом не менее невыразительным и плоским, чем обрамленная курчавыми светлыми волосами наковальня. Огромное бревно легко покоилось на его плече.
        - Поезжай на него, - велел Старый Так одному из своих дружинников, и тот стремительно рванул на эту странную груду мускулов, преградившую путь своею весельной шлюпкой.
        Могучий карлик махнул бревном, словно бейсбольной битой, по груди лошади, сразив животное наповал, затем вырвал смельчака из седла и переломил надвое, будто соломинку. Потом он снова замахнулся бревном, словно ракеткой, уставившись в ту точку берега, откуда Старый Так со своей дружиной наблюдал за происходящим.
        Трампер вспомнил, как подумал тогда, что остальные воины в этот момент, наверное, наложили в штаны.
        Но Старый Так был не таким расточительным, чтобы жертвовать людьми понапрасну. Стоило ему увидеть этого карлу, как он сразу распознал в нем незаменимого телохранителя, поэтому он выслал гонца за подмогой. Это дивное диво нужно было ему живым.
        Около двадцати воинов с сетями и острогами в конце концов захватили в плен огромного тролля, перегородившего берег Швуда. Старший из ловцов первым назвал пленника Спрогом. «Da Sprog» в грубом переводе значит «дьявольская гадина», наиглавнейший гад, который изображает дьявола или в образе которого дьявол хромает по земле, - неизменный атрибут их религии.
        Но все это оказалось чепухой. Спрог так же легко обучался, как сокол, и скоро был предан Старому Таку не меньше, чем любимый пес Така Ротц. Так что, расставшись со Спрогом и подарив его своему сыну Аксельту, Старый Так продемонстрировал самым наглядным образом свою отцовскую любовь.
        Трампер прервал воспоминания о событиях поэмы, задумавшись, в тот ли момент жизни Спрог начал задаваться и считать, будто ему все дозволено. Возможно, это случилось позже, размышлял он, поскольку первые пять лет жизни с Аксельтом Спрог страдал от неадекватности своего положения. Старый Так был менее требователен, и Спрог находил роль хозяйского пса очень удобной. Но Аксельт был ровесником Спрога и имел склонность сближаться со слугами; одним словом, Аксельт любил хорошенько выпить со Спрогом, и Спрог не знал, какоп теперь его статус. Разумеется, он питал к Аксельту глубокую привязанность и сделал бы для него все на свете, но с ним обращались почти как с другом Аксельта, и это сбивало его с толку. Социальное неравенство - тема несущественная в «Аксельте и Туннель», однако здесь она всплывала в своей типично примитивной манере.
        Однажды ночью Аксельт и Спрог хорошенько набрались в маленькой деревушке под названием Тит и, покачиваясь из стороны в сторону, побрели домой в замок через сад; по дороге они состязались, кто выдерет с корнем самое большое дерево. Победил, разумеется, Спрог, что, видимо, рассердило Аксельта. Но, тем не менее, они пересекли ров рука об руку, после чего Аксельт спросил у Спрога, не будет ли он против, если Аксельт переспит с его новой женой Флавией. В конце концов, они ведь друзья…
        Вероятно, из-за этой просьбы в голове Спрога внезапно и возникла путаница. Ведь он должен был хорошо понимать, что Аксельт мог взять себе Флавию когда угодно, стоило пожелать; и поэтому, видимо, Спрог решил, что, спрашивая его позволения, хозяин как бы наделяет его теми же правами.
        К чему Спрог оказался не готов, то есть он не только с радостью позволил Аксельту позабавиться с Флавией, но и сломя голову сам кинулся в королевские покои позабавиться с Аксельтовой Туннель. Однако Аксельт ничего такого ему не предлагал. Совершенно очевидно, что Спрог превратно истолковал ситуацию.
        Трампер представил себе, как бедный Спрог катится по лабиринтам коридоров в королевские покои, словно пятифутовый шар для боулинга. Вот тогда-то Спрог и расслабился.
        Тут Ральф снова забарабанил в дверь ванной, и Трампер подумал, что надо открыть. Он глянул в книгу, которую держал в руках, почему-то ожидая, что это «Аксельт и Туннель», и с разочарованием обнаружил, что это всего лишь «Роковые телеграммы» Хельбарта. Когда он открыл дверь, Ральф проследовал за телефонным шнуром до раковины. Казалось, он ничуть не удивился, обнаружив телефон именно там; он набрал номер прямо в раковине, прислушался к сигналу «занято» и положил трубку обратно.

«Господи, мне следовало бы вести дневник», - подумал Трампер.
        Тем-же самым вечером он попытался начать. После того как они с Тюльпен кончили заниматься любовью, возникли вопросы. В его мозгу всплывали аналогии. Он подумал об Аксельте, взявшем в темноте Флавию, которая поджидала своего толстяка Спрога. Флавия поначалу испугалась, ибо решила, что это Спрог. А Флавия и Спрог давно заключили между собой соглашение: никогда не заниматься любовью, если Спрог пьян, поскольку Флавия опасалась, как бы он не сломал ей позвоночник. К тому же невозможно выразить словами, что за запах исходил от Спрога, когда он надирался до чертиков.
        Но Флавия быстро смекнула, кто услаждает ее, возможно, потому, что ее позвоночник остался цел, а может, по королевскому запаху.
        - О, мой господин Аксельт! - прошептала она. И снова Трампер подумал о бедном, введенном в заблуждение Спроге, который спешил, сгорая от страсти к Туннель, в королевские покои. Затем он подумал о детях, противозачаточных средствах и о занятиях любовью с Бигги, сравнивая их с занятиями любовью с Тюльпен. Его дневник так и оставался девственно-чистым.
        Он вспомнил, как Бигги всегда забывала принимать свои пилюли. Богус подвесил в ванной на тонкой веревочке маленькую пластинку с помеченными таблетками, чтобы она вспоминала о них всякий раз, когда включала и выключала свет, но ей не понравилось, что ее контрацепция была вывешена на всеобщее обозрение. Всякий раз, когда Ральф бывал у них в доме, она страшно сердилась.
        - Ты приняла свою таблетку сегодня, Бигги? - ехидничал Ральф, выходя из ванной.
        У Тюльпен, напротив, имелась внутриматочная спираль. Когда Бигги была в Европе, у нее, разумеется, тоже сидела внутри такая хитроумная штучка, но она ее потеряла. Трампер вынужден был признать, что присутствие постороннего предмета вызывало немного странные ощущения. Он чувствовал эту штуковину внутри, как некое удлинение своего члена, еще одну руку или тонкий палец. Кроме того, она имела обыкновение прогибаться. И ему это нравилось. Она двигалась. С Тюльпен он никогда толком не знал, касался ли ее спирали. Вот сегодня ночью он ничего такого не почувствовал, что обеспокоило его, и, вспомнив о том, как Биги потеряла свою, он спросил Тюльпен об этой штуковине.
        А твоя штучка? - шепнул он.
        - Какая штучка?
        - Спираль.
        - А… Ну и как она тебе сегодня? - Я ее не почувствовал.
        - Слишком деликатная, да?
        - Нет, серьезно, ты уверена, что все в порядке? - Он часто проявлял беспокойство по этому поводу.
        Тюльпен под ним какое-то время молчала, потом ответила:
        - Все в порядке, Трампер.
        - Но я ничего не почувствовал, - настаивал он. - Я почти всегда чувствую ее там. - Это было не совсем правдой.
        - Все в порядке, - прошептала она, сворачиваясь калачиком рядом с ним.
        Он подождал, пока она уснет, прежде чем встал и попытался начать писать дневник. Но он даже не знал, какой сегодня день; он не мог припомнить, какое это число. Казалось, в его голове все звенело. Там роились миллионы персонажей из прокрученного в его мозгу фильма - то ли настоящие, то ли придуманные. Затем он снова вспомнил загадочный отрывок из книги Хельбарта о ногах Фреди. К тому же не стоило забывать об «Аксельте и Туннель»: он никак не мог избавиться от образа Спрога, который бочонком катился через весь замок, предвкушая блаженство.
        Он уже сложил в уме предложение. Оно никак не походило на фразу из дневника, но это была действительно удачная строка для начала. И он написал ее, откинув все сомнения: «Мне его порекомендовал ее гинеколог».
        Разве это начало для дневника? Вдруг его поразил вопрос: может ли что-то одно относиться к чему-то другому? Но он должен был с чего-то начать.
        Возьмем, например, Спрога…
        Он посмотрел на свернувшуюся калачиком Тюльпен: притянув к себе его подушку, она захватила ее ногами, словно ножницами, и опять тихонько заснула.
        Все по порядку. Так что там случилось со Спрогом?
        Глава 28
        ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ГАШИШЕМ?
        В Восточном Ганнене твоя мать, Бигги, положила нас спать в разных комнатах, хотя самой ей пришлось спать с тетушкой Блакстоун, а твоего отца разместить на диване в холле. И мы напрочь забыли про бедного Коута, который прождал нас на нижнем поле бог знает сколько времени. Он провел всю ночь в своем продуваемом ветром
«фольксвагене», встав утром с негнущейся, как у кресла-качалки, спиной.
        Однако после твоего заявления за обеденным столом ничего страшного не произошло, не считая, разумеется, проблемы с объяснением тете Блакстоун сложившейся ситуации.
        - Беременная, - сказала ты ей. - Тетя Блакстоун, я беременна.
        - Временно? - не поняла тетя. - Временно где? Кто здесь временный? И почему ты должна быть временной?
        Таким образом, разоблачительную новость пришлось громко выкрикивать, и когда до тетушки Блакстоун наконец-то дошло, то она выразила недоумение по поводу всей этой суеты.
        - О, беременная! - воскликнула она. - Как мило. Так это видно? - И она уперлась взглядом в тебя, Бигги, изумляясь твоему чудесному преображению, радуясь, что молодые по-прежнему могут плодоносить, - по крайней мере, хотя бы в одном молодые остались прежними.
        Мы все понимали твою мать, Бигги, позволяя ей считать, что, само собой разумеется, мы с тобой должны спать в разных комнатах; и лишь у твоего отца хватило храбрости заметить, что мы уже спали вместе до этого по крайней мере раз, так чего теперь опасаться? Но он не стал повторяться, понимая, что твоя мать нуждается в соблюдении неких приличий. Возможно, она считала, что хотя ее дочь и была осквернена и запятнана, будучи почти ребенком, но, по крайней мере, в своей девичьей комнате она должна остаться целомудренной. Зачем осквернять плюшевого медвежонка в изголовье кровати или всех этих маленьких троллей на лыжах, которые таким невинным рядком выстроились на туалетном столике? Что-то ведь должно было остаться нетронутым? Мы все это прекрасно понимали, Бигги.
        А утром мы встретились в ванной. Я сшиб зубы тети Блакстоун в раковину: они громко стучали, кружа по ней, - эдакий странствующий рот. Это заставило тебя рассмеяться; потом ты обрезала над ванной ногти на ногах - мое первое вкушение семейной жизни.
        Твоя мама нервничала снаружи под дверями ванной.
        - Наверху есть еще одна ванная комната! - дважды крикнула она, как если бы опасалась, что ты можешь забеременеть во второй раз, зачать двойню или еще что похуже.
        А ты прошептала мне, Бигги, когда я плеснул воды себе под мышки:
        - Ты помнишь, Богус, как ты пытался умыться в биде в Капруне? - И от этого ледяного воспоминания мое мужское достоинство съежилось, как сморчок.
        Утром Трампер пробормотал что-то в мягкие волосы, разметавшиеся по его подушке.
        - Ты помнишь?.. - начал было он, но оборвал себя, узнав запах духов и отодвигаясь от лежавшей рядом женщины.
        - Помни… - сонным голосом повторила проститутка. Она не понимала по-английски.
        После ее ухода все, что он мог припомнить о ней, - это ее кольца. И то, что она с ними проделывала. Это была игра, которая ее забавляла: отражения маленьких граней света, пойманных многоликими камнями, бегали по ее и его телам.
        - Поцелуй здесь, - просила она, указывая на мерцавшее пятнышко света. Когда она двигала руками, отражающиеся лучики перемещались вместе с ними, оставляя за собой яркие квадраты и треугольники то поверх ее глубоко посаженного пупка, то на упругих бедрах.
        У нее были длинные, восхитительные руки и самые тонкие, чувственные запястья, которые ему когда-либо доводилось видеть. А еще она играла кольцами «в огораживание».
        - Попробуй остановить меня, - сказала она, садясь на корточки напротив него на расшатанной кровати «Тащи», делая обманные выпады, уклоняясь и тыкая его своим сверкающим запястьем, царапая его в разных местах острыми деталями кольца, но не настолько сильно, чтобы поранить кожу.
        Когда он лег на нее, она принялась водить кольцами по его спине. Один раз он поймал отражение лучей в ее глазах: она наблюдала за игрой света в своих кольцах, гоняя блики по потолку, одновременно двигаясь под ним легко и бездумно.
        На Джозефплац Трампер остановился, обошел вокруг фонтана, удивляясь, как он оказался здесь. Он попытался вспомнить, сколько заплатил проститутке или когда он был с ней, но никак не мог восстановить последовательность событий; он проверил свой пустой кошелек, чтобы убедиться…
        Чудесный запах шоколада, приправленного кошачьей мятой, исходивший от чемодана, заставил Богуса едва не подскочить от радости, вспомнив о плитке гашиша. Он представил себе, как расплачивается кусочком гашиша за завтрак - берет столовый нож, отрезает тонюсенькую полоску и спрашивает у официанта, хватит ли этого.
        В конторе «Америкэн экспресс» он обнаружил, что спрашивает о Меррилле Овертарфе у информационной стойки, за которой озадаченно склонивший голову мужчина таращился сначала в карту перед собой, затем в карту большего масштаба позади себя.
        - Овертрав? - переспросил мужчина. - Где это? Вы знаете ближайший к нему город?
        После того как они разобрались с этим, его направили к столу с корреспонденцией, где девушка решительно покачала головой: в «Америкэн экспресс» постоянного почтового ящика у Меррилла не было.
        И все же Богус решил оставить ему записку.
        - Ну, мы, конечно, можем сохранить ее для него, - сказала ему девушка. - Но не больше чем неделю или около того. Потом это письмо считается мертвым.
        Мертвое письмо? Ну конечно, даже слова могут умереть.
        На доске объявлений в холле висели маленькие записки с содержанием самого разного характера.

«АННА, РАДИ БОГА ВОЗВРАЩАЙСЯ ДОМОЙ!»

«СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОТВЕТ ТЕЛЕТАЙПОМ NFL ИГРА НЕДЕЛИ/
        REG. SHOWING EV. SUN @ P.M. 2 & 4 / ATOMIC
        ENERGY COMM., KARNTNER RING 23, WIEN I / U.S.
        ТРЕБУЕТСЯ ПАСПОРТ».

«КАРЛ, Я СНОВА НА СТАРОМ МЕСТЕ».

«ПЕТКА, ПОЗВОНИ ОАГЕНФЮРТ 09-03-79
        ДО СРЕД.,
        В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ПРИЕЗЖАЙ С ГЕРИГОМ В ГРАЦ, ВСТРЕЧАЕМ
        ХОФСТЕЙНЕР ПОСЛЕ 11 ЧЕТВ. ЕВА, ЭРНЕСТ».
        Ко всему этому Трампер добавил:

«МЕРРИЛЛ, ОСТАВЬ ДЛЯ МЕНЯ ПАРУ СЛОВ БОГГЛИ».
        Он стоял на тротуаре на Кертнер-Ринг, ощущая прелесть no-весеннему солнечной погоды и удивляясь, почему декабрь такой теплый, когда какой-то мужчина, с пухлыми, как у младенца, щеками и в галстуке-бабочке, заговорил с ним. Его рот был настолько маленьким и округлым, что аккуратные усы незнакомца, казалось, образовывали замкнутый круг. Трампер ничуть не удивился, услышав, что тот говорит по-английски; он был похож на служащего газовой станции, которого Трампер знал в Айове.
        - Скажите, вы тоже американец? - спросил мужчина у Богуса. Он приблизился, чтобы пожать Трамперу руку. - Меня зовут Арнольд Малкай. - сообщил он, крепко сжимая руку Трамперу и улыбаясь своей мягкой улыбкой.
        Богус пытался придумать что-нибудь вежливое, чтобы сказать в ответ, когда Арнольд Малкай сбил его с ног безупречно выполненным приемом. Для такого розовощекого херувима он двигался слишком быстро: он оказался позади Богуса, прежде чем тот успел освободиться от его рук и колен, и выдернул из крепко сжатых рук Богуса чемодан. Затем обрушил на него двойной свинг, распластав Трампера прямо на тротуаре.
        В результате столкновения лба с тротуаром У Трампера слегка поплыло в голове, но ему почему-то подумалось, что, может быть, этот Арнольд Малкай - тренер по борьбе, которого он когда-то знал? Он напряг память, пытаясь вспомнить, но тут увидел, как у края тротуара остановилась машина, из которой выскочили двое мужчин. Один из них сунул голову в чемодан Трампера и облегченно вздохнул.
        - Все в порядке, это здесь, - произнес он. Все дверцы машины были распахнуты. «Мне снова снится сон», - подумал Трампер, но его плечам было действительно больно, как если бы их вывернули из суставов; эти двое помогли Арнольду Малкаю зашвырнуть Богуса на заднее сиденье машины, удар о которое он ощутил совершенно реально.
        На заднем сиденье они обыскали его настолько быстро и основательно, что могли бы сказать, сколько зубчиков в расческе из его нагрудного кармана. Арнольд Малкай сидел на переднем сиденье, изучая паспорт Трампера. Покончив с этим, он развернул брикет с гашишем, понюхал его и, дотронувшись до вязкой поверхности, лизнул языком.
        - Это чистый продукт, Арни, - сказал один из мужчин, находившихся на заднем сиденье рядом с Богусом. Его английский был чистейшим алабамским.
        - Угу, - откликнулся Арнольд Малкай, снова заворачивая гашиш, пряча его в чемодан Трампера; потом он перегнулся через переднее сиденье и улыбнулся Богусу.
        Улыбчивому и пухлому Арнольду Малкаю было лет сорок; среди всего прочего Трампер подумал, что Малкай только что выполнил самый лучший захват и двойной свинг, который он имел несчастье испытать за всю свою спортивную карьеру. Он также подумал, что тем двоим мужчинам в машине тоже около сорока и что они, по всей вероятности, американцы. Хотя они не были пухлыми и не имели привычки подмигивать.
        - Нe беспокойся, мой милый мальчик, - сказал Арнольд Малкай Богусу, продолжая улыбаться. Его голос прозвучал гнусавой имитацией B.C. Филдса. - Нам известно, что ты невиновен. Так сказать, почти невиновен. Что мы имеем против тебя? Только то, что мы не заметили, чтобы ты попытался вернуть продукт обратно. - Он подмигнул мужчинам, сидевшим по обе стороны от Богуса. После чего они отпустили его руки, позволив потереть нывшие от боли плечи. - Еще один вопрос, сынок, - сказал Малкай. Он поднял вверх клочок бумаги - это была записка, которую Богус оставил Мерриллу на доске объявлений в «Америкэн экспресс». - Кто такой Меррилл? - спросил Малкай и, когда Трампер молча уставился на него, продолжил: - Этот Меррилл потенциальный покупатель, сынок? - усмехнулся он, но Трампер боялся говорить. Он подумал, что кем бы они ни были, они знают больше него, и решил подождать, что будет дальше. - Мой милый мальчик, - начал Малкай, - мы уверены, что у тебя и в мыслях не было перехватывать гашиш, но мы можем только гадать о том, что ты собирался с ним сделать.
        Трампер не произнес ни слова. Машина обогнула Швартценбургплац, сделав круг по тому месту, где они захватили его. Трампер решил, что он слишком насмотрелся фильмов: между копами и жуликами в них всегда было поразительное сходство, и он не мог сейчас с уверенностью сказать, кем были эти мужчины.
        Арнольд Малкай вздохнул.
        - Знаешь, - сказал он, - лично я считаю, что мы уберегли тебя от преступления. Твой единственный грех пока - это промедление, но если этот Меррилл тот самый персонаж, кому ты собирался продать гашиш, то это преступление совсем другого сорта. - Он подмигнул Богусу и подождал, желая увидеть, собирается ли тот отвечать ему. Богус задержал дыхание. - Хватит играть в молчанку, - рассердился Арнольд Малкай. - Кто такой Меррилл?
        - Кто вы? - спросил Богус.
        - Я Арнольд Малкай, - ответил Арнольд Малкай, протягивая руку и подмигивая.
        Он хотел просто пожать руку, но Богус еще помнил его молниеносный захват и двойной свинг, поэтому он медлил, не в силах принять его твердое рукопожатие.
        - У меня еще один вопрос к вам, мистер Фред Трампер, - сказал Арнольд Малкай. Он внезапно перестал трясти руку Трампера и неожиданно стал серьезным - насколько пухлый и подмигивающий человек может выглядеть серьезным. - Почему вы оставили свою жену? - спросил он.
        Глава 29
        ЧТО СЛУЧИЛОСЬ СО СПРОГОМ?
        Ему отрубили мошонку боевым мечом. После чего он был изгнан на берег своего родного Швуда. А чтобы он не забывал о своем увечье, его похотливая жена Флавия была изгнана вместе с ним. Для того времени это типичное наказание за сексуальное посягательство на члена королевской семьи.
        Когда я спросил Тюльпен, почему ее гинеколог рекомендовал ей убрать внутриматочную спираль, она сделала обычный жест своей чертовой сиськой: приподняла свою большую грудь, словно говоря, что наличие или отсутствие у нее спирали - ее личное дело.
        - Когда он убрал ее? - спрашиваю я.
        И она пожимает плечами, как если бы не удосужилась запомнить. Но я вспомнил, что уже несколько раз не чувствовал внутри этой маленькой штуковины.
        - Почему, черт побери, ты ничего мне не сказала? Я мог бы пользоваться презервативом.
        Она беспечно бормочет, что ее гинеколог не рекомендовал ей пользоваться и презервативом тоже.
        - Что? - ору я. - Почему он все же рекомендовал тебе вытащить эту штуковину?
        - Потому что для того, чего я хочу, - уклончиво заявляет она, - сначала нужно сделать это.
        Я все еще в недоумении; я подозреваю, что бедная девочка не понимает механизма репродукции. Потом до меня доходит, что это я не понимаю девочку.
        - Тюльпен? - медленно произношу я. - Чего ты хочешь, для чего тебе рекомендовано убрать спираль?
        И разумеется, отвечать ей не обязательно: вполне достаточно заставить меня задать этот вопрос. Она улыбается мне и краснеет.
        - Ребенка? - говорю я. - Ты хочешь ребенка? - Она кивает, продолжая улыбаться. - Ты могла бы поставить меня в известность. - лепечу я, - или спросить.
        - Я уже пыталась это сделать, - хитрит она, готовая снова повторить свой излюбленный жест.
        - Я же должен был, черт побери, высказаться по этому поводу!
        - Это будет мой ребенок, Трампер.
        - И мой тоже! - кричу я.
        - Совсем не обязательно, Трампер, - говорит она и мечется по комнате, словно одна из ее дурацких рыбок.
        - С кем еще ты спала? - задаю я дурацкий вопрос.
        - Ни с кем, - отвечает она. - Просто ты не должен заботиться о ребенке больше, чем ты этого захочешь.
        Когда я с сомнением уставился на нее, она добавила:
        - Ты в любом случае будешь иметь к нему не больше отношения, чем я тебе это позволю, черт бы тебя побрал!
        Затем она удаляется в ванную с газетой и несколькими журналами, ожидая, что я… сделаю что? Усну? Оставлю ее? Буду молиться о тройне?
        - Тюльпен, - стучу я в дверь ванной. - Может быть, ты уже беременна?
        - Можешь сматываться, если хочешь, - откликается она.
        - Господи, Тюльпен!
        - Ты не должен чувствовать себя пойманным в ловушку, Трампер. Детей рожают не для этого.
        Она остается в ванной целый час, и я вынужден писать в кухонную раковину. Размышляя. До моей операции осталось два дня - возможно, они меня начисто стерилизуют.
        Но когда Тюльпен выходит из ванной, то выглядит не такой упрямой и более ранимой, и он почти мгновенно обнаруживает, что готов быть таким, каким она его хочет видеть. Однако ее вопрос заставляет его насторожиться. Она спросила застенчиво:
        - Если бы тебе был нужен ребенок, если бы ты его хотел, ты бы хотел девочку или мальчика?
        Черт бы его побрал, он ненавидел самого себя за то. что вспомнил грубую шутку, рассказанную ему Ральфом. Про одну девчонку, которую только что трахнули и которая говорит своему парню: «Ты кого хочешь, девочку или мальчика, Джордж?» Джордж думает с минуту, потом отвечает: «Выкидыш».
        - Трампер? - снова спрашивает Тюльпен. - Мальчика или девочку? Ты кого бы хотел?
        - Девочку, - ответил он.
        Она пришла в радостное, игривое настроение, вытирая волосы большим полотенцем, суетясь вокруг кровати.
        - Почему девочку? - спросила она, видимо желая и дальше вести эту игру: ей нравилось говорить об этом.
        - Не знаю, - невнятно пробурчал он. Он мог бы солгать, но придумать, что врать, было сейчас трудно. Взяв его руки в свои, она села на кровать перед ним, позволив полотенцу упасть с ее головы.
        - Ну, скажи, - не отставала она. - Потому что у тебя уже есть мальчик? Поэтому? Или тебе и в самом деле больше нравятся девочки?
        - Я не знаю, - раздраженно ответил он. Она выпустила его руки.
        - Ты хочешь сказать, что тебя это не волнует, - произнесла она. - Правда не волнует, да?
        Это не оставляло ему шанса для отступления.
        - Тюльпен, я не хочу ни мальчика, ни девочку. Она разворошила волосы полотенцем, спрятав под ними лицо.
        - Что ж, Трампер, а я хочу, - заявила она. Полотенце сползло на пол, и она взглянула на него в упор так жестко, как никто другой до этого не делал, не считая Бигги. - И я собираюсь завести его, Трампер, хочешь ты этого или нет. И это не будет стоить тебе больше того, что ты готов заплатить, - с горечью добавила она. - Все, что тебе нужно делать, так это заниматься со мной любовью.
        Он хотел заняться с ней любовью прямо сейчас; он понимал, что лучше всего сделать это как можно быстрей. Но в каком состоянии был его разум! Его разум давно научился увиливать. Он вспомнил о Спроге…
        Этот старый убийца лошадей, губитель деревьев глухо топает по королевским покоям, шаром катится мимо стражей королевской спальни. Прямо на роскошную кровать. Покрытая вуалью и надушенная Туннель уже лежит на ней, ожидая своего господина Аксельта. Но входит этот пятифутовый тролль. Он что, прыгнул на нее?
        Что бы он ни сделал, он действовал недостаточно быстро. Источник доносит до нас, что Туннель оказалась «на волосок от бесчестия». На, волосок.
        В людской половине Аксельт, видимо, услышал, как кричала Туннель в то время, как он лежал в объятьях сластолюбивой- Флавии. Ему и в голову не могло прийти^ что его супруга подверглась нападению со стороны Спрога; однако он узнал ее голос. Вырвавшись из рук Флавии и хлопая своим мужским причиндалом, он сломя голову бросился в королевские покои. Там он и еще восемь стражников набросили сеть на распалившегося сверх меры Спрога и с помощью- щипцов для камина и нескольких кочерег с трудом стащили его с потерявшей сознание леди Туннель.
        В соответствии с обычаем, кастрация всегда производилась ночью, и уже на следующий вечер яйца бедного Спрога были отрублены боевым топором. Аксельт при этом не присутствовал (так же как и Старый Так).
        Аксельт печалился о друге. Прошло несколько дней, прежде чем он отважился спросить у Туннель, на самом ли деле Спрог… одним словом, поимел он ее или нет, если она понимает, о чем он. Она понимала; нет, он не успел. Почему-то ее признание заставило Аксельта почувствовать себя еще более виноватым, что страшно разозлило Туннель. Если хотите знать, Аксельт и Старый Так едва сумели уговорить ее отказаться от своего требования публично казнить Флавию: бросить ее на съедение диким вепрям.
        Дикие вепри жили во рву, по какой-то причине Трампер никогда не мог перевести это место - это не имело смысла. Рвам полагалось быть заполненными водой, но, может, в каком-то одном происходила утечка, которую не могли ликвидировать, и поэтому вместо воды туда поместили диких вепрей Для охраны? Это был просто еще один пример того, насколько несовершенна старинная поэма «Аксельт и Туннель». Нижний древнескандинавский - неподходящий язык для великого эпоса.
        Например, что касается легенды о Спроге, то она появляется через многие и многие страницы после того, как Спрог и Флавия уже изгнаны на берег Швуда.
        Легенда повествует, что однажды усталый, обездоленный путник шел через королевство Така и попросился переночевать в замке. Аксельт спрашивает путника, какие истории приключались с ним? Аксельт любит послушать что-нибудь интересное, и тогда чужестранец рассказывает ему этот ужасный случай.
        Проезжая вдоль берега Швуда по прекрасному белому песку со своим братом, молодым красавцем, он наткнулся на смуглую похотливую простолюдинку, которую принял за дикую рыбачку, покинутую ее племенем и изголодавшуюся по мужчинам. Когда его юный брат спрыгнул с коня на песок подле нее, она ясно дала понять, чего хочет от него, и тот, недолго думая, удовлетворил свою мужскую потребность. Но это лишь сильнее распалило жажду дикарки, так что и сам путник уже собрался оседлать похотливую самку, как вдруг он увидел, что его брат в мгновение ока был схвачен неким шарообразным, звероподобным существом со светлыми волосами, «его грудь могла вместить в себя море». Остолбеневший от ужаса путник наблюдал, как его брат был покалечен, сломан с треском пополам, с хрустом изуродован - одним словом, перемолот, словно жерновами, этим ужасным карлой, у которого «центр тяжести там же, где и у шара». Разумеется, это «шарообразное» оказалось не кем иным, как Спрогом, а женщина, которая вопила, стонала и умоляла странника поскорее взять ее, была Флавия.
        Одного взгляда на эту историю было довольно, чтобы понять, что после всех этих долгих лет мытарств эти двое по-прежнему вместе и действуют заодно. Но путник не стал ни на что смотреть. Он бросился к тому месту, где они с братом оставили лошадей.
        Но животные оказались мертвы, их грудные клетки были проломлены. Все выглядело так, словно их ударили тараном. Рядом валялось бревно, которое не под силу было поднять ни одному человеку. Тогда странник помчался дальше, поскольку Спрог гнался за ним. К счастью, он когда-то служил гонцом и мог бежать быстро и долго. Он несся длинными, легкими рывками, но всякий раз, оборачиваясь, видел приземистого Спрога, который громко топал у него за спиной, словно деревянный чурбан на коротких ногах. Но он продолжал бежать.
        Преодолев несколько миль, странник обернулся: Спрог по-прежнему не отставал от него. Техникой бега он не владел, зато легкие у него были под стать китовым.
        Путник бежал всю ночь, спотыкаясь о камни, падая, поднимаясь вновь, ничего не видя и не соображая от страха. Но всякий раз, останавливаясь, он слышал за собой топот слоновьих ног Спрога и его медвежье дыхание.
        К утру путник пересек границу Швуда и вихрем влетел в город Леек, который находился в королевстве Така. Он остановился на главной площади города, тяжело дыша, ожидая вот-вот услышать за спиной тяжелый топот. Он так и простоял несколько часов, пока добрые жители Леска не увели его с площади и не накормили завтраком, затем они рассказали ему, что именно по этой причине молодые мужчины их города не ходят больше плавать на берег Швуда.
        - Da Sprog, - произнесла молодая вдова, глубоко вздыхая.
        - Da kvinna des Sprog (Женщина Спрога), - испуганно выкатив глаза, сказал молодой мужчина с одной рукой, которому посчастливилось избежать страшной участи.
        Так вот что случилось со Спрогом! А Богус Трампер? Что случилось с ним? Он заснул cHflav его подбородок покоился на полке, висевшей над черепашьим аквариумом: бульканье компрессора в конце концов убаюкало его разум. Тюльпен свернулась клубком рядом с ним на кровати и лежала так целый час, ожидая, когда он проснется и займется с ней любовью. Однако он не проснулся, и она перестала ждать. Она ждала его достаточно долго, решила Тюльпен, поэтому она снова легла в кровать и стала смотреть на него спящего. Она выкурила сигарету, хотя раньше никогда не делала этого. Затем пошла в ванную, где ее вырвало. Потом она съела йогурт. Она чувствовала себя совершенно разбитой.
        Когда она вернулась в постель, Трампер все еще находился на прежнем месте: спящий рядом с черепахами. Уже засыпая, она подумала, что если бы ей удалось раздобыть пару выхлопных труб, таких, как у дизельных грузовиков, то она сунула бы их ему в оба уха и прочистила бы его мозги так, чтобы начисто стереть из них память. Это могло бы помочь, подумала она.
        Возможно, она была не так далека от истины. Большинство людей не смогли бы спать положив подбородок на полку, однако Богусу снился сон о Меррилле Овертарфе.
        Глава 30
        ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С МЕРРИЛЛОМ ОВЕРТАРФОМ?
        Когда-то Трампер читал в журнале статью о шпионаже. Он запомнил, что казначейство США контролирует Федеральный комитет по борьбе с наркотиками и секретную службу и что ЦРУ координирует всю государственную разведывательную деятельность. Это выглядело очень убедительно по крайней мере, он перестал беспокоиться.
        Он находился в задней части офиса американского консула в Вене, поэтому считал, что его не убьют и не утопят в Дунае, по крайней мере не сейчас. Если у него оставались какие-то сомнения, то они рассеялись, когда вице-консул, нервничая, вторгся к ним.
        - Я - вице-консул, - извинился он перед Арнольдом Малкаем, который, видимо, был старше по рангу, чем вице-консул. - Я хотел бы кое-что сообщить вам о вашем человеке…
        И Арнольд Малкай вышел посмотреть, в чем там дело.
        Если верить вице-консулу, один из головорезов Малкая, здоровенный тип с синевато-багровым шрамом от ожога, отпугивал своим видом людей, которые пришли держать эмиграционный экзамен для выезда в США. Через пару минут Малкай вернулся; человек со шрамом от ожога пришел в консульство для сдачи экзамена, несколько резко заявил он вице-консулу.
        - Впустите его, - посоветовал он. - Любой человек, похожий на злодея, может на что-то сгодиться. - Затем он снова переключил свое внимание на Богуса Трампера.
        О Богусе Трампере у них имелись сведения как хорошие, так и плохие. Известно ли ему, что в Америке он считается «пропавшим»? Известно ли ему, что его жена хотела бы знать, куда он подевался?
        - Я отсутствовал не так уж и долго, - заметил Трампер.
        Малкай возразил, что его жена полагает, что он отсутствует достаточно долго. Трампер объяснил ему, кто такой Меррилл Овертарф. Он сказал, что у него не было никаких планов в отношении гашиша, хотя, возможно, он продал бы его, если бы натолкнулся на кого-то, кто выразил бы желание купить наркотик. Он сообщил Малкаю, что проститутка забрала у него все деньги и что он не совсем адекватно воспринимает действительность. Малкай кивнул: все это уже было ему известно. Потом Богус попросил его помочь найти Меррилла Овертарфа, и тогда Малкай набрал номер телефона. Он найдет Меррилла Овертарфа, но сначала Богус должен кое-что сделать для Арнольда Малкая, для американского правительства и для всех честных людей на земле.
        - Я не возражаю, - пожал плечами Трампер. Он действительно очень хотел найти Меррилла.
        - Вы и не можете возражать, - сказал Малкай. - К тому же вам нужны деньги, чтобы оплатить обратный билет домой.
        - Я еще не знаю, вернусь ли я домой.
        - А я знаю, - заявил Малкай.
        - Я думал, что Меррилл Овертарф находится в Вене, - продолжал упорствовать Трампер. - И я никуда не поеду, пока не найду его.
        Малкай вызвал вице-консула.
        - Установите местонахождение Меррилла Овертарфа, - приказал он. - Тогда мы сможем продолжить это дело.

«Это дело» было изложено Богусу Трамперу. Оно выглядело на первый взгляд крайне простым. Трамперу дадут несколько тысяч долларов США в стодолларовых купюрах. Он должен будет ошиваться вокруг кофейни «Леопольд Хавелка», ожидая появления человека, сказавшего «Gra! Gra!» и всучившего Трамперу пакет с гашишем, а когда тот объявится, отдать ему деньги. Затем Трампера отвезут в аэропорт Швикат и посадят в самолет до Нью-Йорка. Он должен будет прихватить с собой брикет гашиша; его багаж обыщут на таможне в аэропорту Кеннеди; брикет гашиша будет обнаружен; его тут же схватят и увезут в лимузине. Лимузин доставит его в любую точку города Нью-Йорка, которую он назовет, после чего он будет совершенно свободен.
        Зсе выглядело довольно просто. Однако смысл сего этого ускользнул от понимания Трампера, и он видел, что никто не собирается давать ему никаких объяснений.
        Затем его представили герру инспектору Воль-фгану Дензелю, который, видимо, являлся агентом с австрийской стороны. Инспектор Дензель хотел от Трампера ни много ни мало как описание внешности человека, произнесшего: «Gra! Gra!» Трампер видел герра инспектора Дензеля и раньше: это был тот самый опрятный, проворный официант из «Хавелки», чей поднос с кофе и пивом Трампер сшиб чемоданом.
        Единственная часть задания, которая пришлась не по душе Богусу, касалась его возвращения в Нью-Йорк сразу же после передачи денег.
        - Не забудьте о Меррилле Овертарфе, - напомнил он.
        - Мой милый мальчик, - заверил его Арнольд Малкай. - Я поеду с тобой в такси до аэропорта, и твой Овертарф будет сидеть вместе с нами.
        Если Малкай и был не совсем тем человеком, которому можно было доверять, то, по крайней мере, он был тем человеком, в чьей адекватности можно было не сомневаться.
        Богус отправился в кофейню «Хавелка» и проторчал там со своими несколькими тысячами долларов три вечера подряд, но человек, произнесший «Gra! Gra!», так и не появился.
        - Он появится, - заверил его Малкай. Его железная уверенность просто пугала.
        На пятый вечер он пришел в «Хавелку». Однако он не обратил на Богуса никакого внимания: он сел поодаль и ни разу не глянул в его сторону. Когда он заплатил официанту - бывшему на самом деле герром инспектором Дензелем, - он надел пальто и направился к двери, а Богус решил, что пора действовать. Двигаясь прямо на него, как если бы он неожиданно узнал старого приятеля, он воскликнул:
        - Gra! Gra! - схватил мужчину за руку и сжал ее. Но тот лишь застыл на месте: он так торопился избавиться от Богуса, что не издал даже короткого «Gra!».
        Богус вышел на улицу сразу за ним и бросился вдогонку по тротуару.
        - Gra! - снова крикнул ему Богус и, развернув мужчину к себе лицом, вытащил конверт с деньгами и всунул в его дрожащую руку. Однако незнакомец бросил конверт на землю и пустился бежать со всех ног.
        Герр инспектор Дензель вышел из кофейни и подобрал с тротуара конверт.
        - Вы должны были дать ему возможность самому подойти к вам, - заметил он Трамперу. - Думаю, вы его спугнули. - Герр инспектор Дензель оказался просто гением сдержанности.
        В машине, которая везла их к аэропорту, Арнольд Малкай проворчал:
        - Вот ведь черт! Парень, у тебя хоть, когда-нибудь бывали удачи?
        Меррилла Овертарфа в машине не было.
        - Это не моя вина, - возразил Богус Малкаю. - Вы не говорили мне, как именно я должен был передать ему деньги.
        - Хм, мне и в голову не пришло, что ты станешь пихать их ему прямо в глотку.
        - Где Меррилл Овертарф? Вы сказали, что он будет в машине.
        - В Вене его больше нет, - ответил Малкай.
        - А где же он?
        - Я дам тебе знать в Нью-Йорке.
        Они опаздывали с вылетом в Нью-Йорк; их рейс, выполняемый «Люфтганзой», задерживался. Взлетно-посадочная полоса во Франкфурте, месте их первой посадки, оказалась занятой, и они пропустили первый вылет в Нью-Йорк, самолетом «Трансуорлд Эр Лайнэ», и полетели на большом самолете «Пан-Америкэн» 747. Однако их багаж отправили раньше рейсом TWA. Никто не мог объяснить, как это вышло, и Малкай страшно нервничал из-за этого.
        - Куда ты положил товар? - спросил он у Трампера.
        - В свой чемодан, - ответил Трампер, - вместе со всем остальным.
        - Когда они найдут его в Нью-Йорке, - сказал Малкай, - было бы неплохо, если бы ты притворился, что хочешь сбежать. Не далеко, конечно; дай им поймать тебя. Они ничего тебе не сделают, - добавил он.
        Затем оказалась занятой посадочная полоса в Кеннеди, так что они кружили над Нью-Йорком целый час. День клонился к вечеру, когда они наконец-то приземлились. И еще час ушел на разыскивание багажа. Малкай оставил Богуса в тот момент, когда он должен был пройти таможенный контроль.
        - У вас есть что декларировать? - спросил служащий, моргая. Это был огромный добродушный негр с ручищами, похожими на лапы бурого медведя, которыми он принялся шарить в чемодане Богуса.
        В очереди за ним стояла симпатичная девушка, Трампер обернулся и улыбнулся ей.
«Удивится ли она, когда меня арестуют?»
        Таможенник извлек пишущую машинку, магнитофон, все кассеты, часть одежды Трампера, но гашиша не обнаружил.
        Богус нервно огляделся по сторонам - так мог бы оглядеться потенциальный контрабандист, решил он. К тому времени таможенник вывалил все содержимое его чемодана на стойку и теперь укладывал обратно, явно недоумевая. Обеспокоенно глянув на Богуса, он прошептал ему:
        - Где это?
        Тогда Богус принялся рыться в своих вещах вместе с ним - они перерыли все дважды; а между тем очередь позади Богуса росла и недовольно гудела, но гашиш никак не находился.
        - Ну ладно, - сказал таможенник, - что ты с ним сделал?
        - Ничего. - ответил Богус. - Я его упаковал.
        Честное слово.
        - Не дайте ему уйти! - неожиданно громко заорал таможенник, видимо решивший, что лучше ему немного опередить события. Богус сделал то, что ему было велено Малкаем: бросился бежать. Он пробежал через служебный выход, в то время как таможенник кричал ему вслед, показывая на него рукой и нажимая на сигнал тревоги, издающий резкий, пронзительный звук.
        Трампер преодолел весь путь до выхода из аэровокзала к стоянке такси, и тут до него дошло, что он, по всей видимости, оторвался от них, поэтому он повернул назад. Когда он уже приблизился к таможенному выходу, на него налетел полицейский.
        - Господи, наконец! - сказал Трампер копу, который выглядел озадаченным и протягивал Богусу конверт с несколькими тысячами долларов. Трампер не стал возвращать его обратно Малкаю, а тот о нем и не спрашивал; должно быть, он выпал у Богуса из кармана, когда он пробегал через терминал. - Спасибо, - поблагодарил Богус. - Затем он побежал обратно к выходу, где и был в конце концов пойман темнокожим таможенником, который не обнаружил у него гашиш.
        - Ну вот, я тебя поймал! - закричал он, ласково придерживая Богуса за талию.
        В необычного цвета комнате, покрытой огнеупорным пластиком, Арнольд Малкай и пятеро его помощников едва не рвали на себе волосы.
        - Мать твою так! - заорал Малкай. - Должно быть, кто-то стянул гашиш во Франкфурте.
        - Чемодан пробыл в Нью-Йорке целых шесть часов, пока вы прибыли, - заметил один из таможенников. - Кто-то мог стянуть его уже здесь.
        - Трампер? - прищурился Малкай. - Ты и в самом деле упаковал его, мой мальчик?
        - Да, сэр.
        Они потащили его в другую комнату, где мужчина, похожий на медсестру мужского пола, обыскал его с ног до головы, после чего его отпустили. Довольно нескоро ему принесли яичницу, тост и кофе, а после еще более длительного ожидания снова появился Малкай.
        - Там тебя ждет лимузин, - сказал он Богусу. - Тебя отвезут в любое место, которое ты укажешь.
        - Простите, сэр, - произнес Трампер. - Мне неприятно задавать вам этот вопрос, но как насчет Меррилла Овертарфа?
        Малкай сделал вид, будто не слышал вопроса. Распахнув перед Трампером дверцу лимузина, он поспешно подтолкнул его внутрь.
        - Отвезите его куда он захочет, - велел он водителю.
        Богус быстро приспустил стекло и схватил Малкая за рукав, когда тот уже повернулся, чтобы уйти.
        - Эй, так как насчет Меррилла Овертарфа? - спросил он.
        Малкай вздохнул. Он раскрыл свой кейс и вытащил из него фотокопию официального документа, заверенного печатью американского консульства.
        - Я очень сожалею, - произнес Малкай, протягивая фотокопию Трамперу. - Меррилл Овертарф мертв. - Затем он хлопнул ладонью по крыше машины и крикнул шоферу: - Отвезите его туда, куда он захочет.
        - Куда? - спросил водитель у Трампера, который сидел на заднем сиденье, как если бы он был арестованным или некой неподвижной частью самой машины. Он пытался прочесть документ, который на официальном языке назывался некрологом и содержал сведения о некоем Овертарфе, Меррилле, родившемся в Бостоне, Массачусетс, 8 сентября 1941 года. Отец - Рандольф В.; мать - Эллен Кифи.
        Меррилл умер почти за два года до того, как Богус приехал в Вену на его поиски. Если верить документу, то Меррилл поспорил с девушкой по имени Полли Греннер, которую он подцепил в «Америкэн экспресс», что отыщет танк на дне Дуная. Он привез ее в Гелхафтс-Келлер на Дунае; Полли стояла на пристани и смотрела, как Меррилл плыл по реке, держа над головой фонарь. Он должен был дать ей знак после того, как обнаружит танк; она заявила, что не полезет в воду, пока он не найдет его.
        Мисс Греннер прождала на пристани минут пять, после чего ей уже не было видно мерцающего света фонаря; она решила, что Меррилл дурачится. Потом она побежала в Гелхафтс-Келлер за помощью, но, так как она не знала по-немецки ни слова, понадобилось некоторое время, прежде чем девушка смогла объяснить, в чем дело.
        Должно быть, Овертарф был пьян, заявила она позже. Вероятно, она не знала, что он был диабетиком, не знали этого и в консульстве, поскольку об этом факте в документе ни разу не упоминалось. Как бы там ни было, причиной смерти было названо утопление.
        Тело Меррилла не было официально опознано. Причина заключалась в том, что его извлекли только на третий день, так как труп зацепился за направляющуюся в Будапешт баржу с нефтью, а поскольку он несколько раз прошел через лопасти винта, то никто не мог бы с уверенностью опознать утопленника.
        История с танком так и осталась неподтвержденной. Полли Греннер сказала, что где-то за минуту до того, как она потеряла из виду свет фонаря, Меррилл закричал ей, что он обнаружил танк, но она ему не поверила.
        - Я бы тебе поверил, Меррилл, - произнес вслух Богус Трампер.
        - Сэр? - напомнил о себе водитель.
        - Что?
        - Так куда?
        Они проезжали мимо стадиона «Ши». Был теплый, благоухающий вечер, и движение было сумасшедшим.
        - Это медленный участок, - зачем-то проинформировал его водитель. - Играют «Мэты» и «Пираты».
        Трампер долго сидел неподвижно, сбитый с толку. Уехал он в декабре и не мог отсутствовать больше чем неделю или около того. Уже начали играть в бейсбол? Он наклонился вперед и глянул на себя в маленькое зеркальце лимузина. У него были замечательные, пышные усы и густая борода. Окошко у заднего сиденья так и осталось приоткрытым, и душный воздух нью-йоркского лета накатывал на него волной.
        - Боже мой! - прошептал он. Он почувствовал страх.
        - Так куда ехать, сэр? - повторил водитель. Он явно начинал нервничать из-за этого странного пассажира.
        Но Трампер размышлял, по-прежнему ли Бигги в Айове? Господи! Уже лето. Он не мог поверить, что прошло столько времени. Он стал искать газету или что-нибудь в этом роде, чтобы посмотреть дату.
        То, что он нашел, оказалось конвертом с несколькими тысячами долларов. Арнольд Малкай был куда более щедрым, чем это могло показаться на первый взгляд.
        - Куда ехать? - в очередной раз спросил водитель.
        - В Мэн, - отозвался Трампер. Он должен увидеться с Коутом; он должен прочистить свои мозги.
        - В Мэн? - удивился водитель. Затем он сделался несговорчивым. - Послушайте, приятель, - заворчал он. - Я не повезу вас в Мэн. Эта машина не поедет дальше Манхэттена.
        Трампер открыл конверт и протянул водителю стодолларовую купюру.
        - В Мэн, - повторил Трампер.
        - Слушаюсь, сэр, - отозвался тот. Трампер откинулся на заднее сиденье, вдыхая спертый воздух и ощущая тепло. Он еще не был уверен - или просто не мог заставить себя поверить, - что пробыл за границей почти шесть месяцев.
        Глава 31
        КИНОФИЛЬМ С ПЕНТОТАЛОМ
        (159: Средний план Трампера, опускающего на пол маленький чемоданчик перед приемной стойкой в больнице. Он встревоженно оглядывается по сторонам; Тюльпен улыбается рядом с ним, берет его за руку. Трампер о чем-то спрашивает медсестру за стойкой, и та протягивает ему несколько бланков, чтобы он заполнил. Тюльпен очень ласкова и предупредительна с ним, пока он сражается с бумагами.)
        Доктор Виньерон (голос за кадром). Это действительно очень простая операция, хотя она, кажется, здорово пугает пациентов. Это минимум хирургического вмешательства: пять стежков, самое большее.
        (160: Крупным планом - медицинское изображение пениса. Чья-то рука - предположительно Виньерона - рисует черным карандашом на пенисе.)
        Виньерон (голос за кадром). Надрез производится на отверстии, вот здесь, всего лишь затем, чтобы расширить канал. Затем накладываются швы, чтобы сохранять канал открытым и не дать ему стать прежним. В любом случае, такой риск есть…
        (161: Дальний план с сестрой, ведущей Трампера и Тюльпен по больничному коридору. Трампер нервно заглядывает во все комнаты, едва ли не на каждом шагу ударяя себя по коленям чемоданом.)
        Виньерон (голос за кадром). В больнице вы проведете только одну ночь, чтобы вас подготовили к утренней операции. Затем вы отдохнете здесь следующий день и, возможно, останетесь на ночь, если вы еще… будете ощущать дискомфорт.
        (162: Средний план с Трампером, неуверенно облачающимся в больничное одеяние; Тюльпен помогает ему справиться с завязками на спине. Трампер пристально смотрит на пациента, с которым он делит палату, пожилого человека с множеством входящих и исходящих трубок, неподвижно лежащего на кровати. Входит медсестра и проворно задергивает шторки вокруг кровати, закрывая обзор.)
        Виньерон (голос за кадром). …говоря другими словами… это сорок восемь часов болезненных ощущений. Но это не слишком сильная боль, верно?
        (163: Синхронный звук. Средний план с Ральфом Пакером, берущим интервью у доктора Виньерона в его кабинете.)
        Пакер. Насколько я представляю, существует некий вид психологической боли… понимаете? Боязнь болезненных ощущений, связанных с пенисом.
        Виньерон. Ну, я полагаю, некоторые пациенты могут ощущать… Вы имели в виду боязнь кастрации?
        (164: Медбрат бреет Трампера, который лежит на больничной кровати, не спуская глаз с лезвия, чиркающего по его лобку.)
        Пакер (голос за кадром). Да, кастрации… Ну, понимаете, боязнь того, что тебе там все начисто отрежут. Разумеется, по ошибке!
        (Он смеется.)
        (165: То же, что и в кадре 163, - кабинет Винь-ерона.)
        Виньерон (смеясь). Ну, я вас уверяю, я никогда не допускаю оплошностей в этой области!
        Пакер (смеясь истерически). Ну, разумеется, нет… но я хочу сказать, что с точки зрения пациента, у которого почти паранойя относительно своего стручка…
        (166: Синхронный звук. Средний план с Трампе-ром, который поднимает простыни и рассматривает себя под ними, позволяет заглянуть и Тюльпен.)
        Т р а м п е р. Ты видишь? Как у младенца.
        Тюльпен (сильно вздрагивая). Как если бы ты собирался родить ребенка…
        (Они смотрят друг на друга, затем отводят глаза в сторону.)
        (167: Синхронный звук. То же самое, что и в 163-м и в 165-м. В кабинете Виньерона оба, доктор Виньерон и Пакер, громко безудержно смеются.)
        (168: Средний план. Трампер сидит на кровати, машет на прощание рукой Пакеру и Тюльпен, которая машет ему в ответ от спинки кровати.)
        Виньерон (голос за кадром, видимо, он дает инструкции сестре). Никакой плотной пищи вечером и никакого питья после десяти. Сделайте ему первую инъекцию утром в восемь; он должен быть на операционном столе в восемь тридцать…
        (Тюльпен и Ральф покидают рамку кадра вместе, сопровождаемые сестрой. Трампер, нахмурившись, сердито смотрит им вслед.)
        ВСЕ ИСЧЕЗАЕТ.
        Но после этого, готов поклясться задницей, я никуда не исчезаю. Я лежу, ощущая свой гладко выбритый пенис - шея агнца, остриженного под заклание.
        Я также слышу бульканье старика, который лежит со мной рядом, человека, которого питают, будто карбюратор: его трубки, входы и выходы, и даже сама жизнедеятельность обеспечивается механическим отсчетом времени.
        Я не беспокоился насчет своей операции, честное слово; просто я испытывал к ней страшную антипатию. Что меня беспокоило больше всего, так это то, до какой степени я начал предугадывать события, даже в отношении самого себя, все выглядело так, словно мои реакции были проанализированы, выверены и взвешены - настолько тщательно, что меня можно было читать, как график. Мне очень хотелось бы поразить их всех, всех этих ублюдков.
        Была почти полночь, когда я заявил медсестре, что мне необходимо позвонить Тюльпен. Телефон звонил и звонил. Когда Ральф Пакер ответил на звонок, я повесил трубку.
        (169: Синхронный звук. Крупный план после исчезновения. Тюльпен чистит зубы перед зеркалом в своей ванной, ее плечи обнажены - предполагается, что и все остальное.)
        Пакер (за сценой). Ты думаешь, операция изменит его? Я не имею в виду, только физически…
        Т ю л ь п е н (она сплевывает, смотрит в зеркало, затем бросает через плечо). Тогда в каком смысле изменит?
        Р а л ь ф (за сценой). Я имею в виду, психологически…
        Т ю л ь п е н (прополаскивает рот, булькает, сплевывает). Он не верит в психологию.
        Р а л ь ф (за сценой). А ты?
        Т ю л ь п е н. Только не в его случае…
        (170: Синхронный звук. Средний план Тюльпен в ванне, намыливающей грудь и подмышки.)
        Тюльпен (случайно глянув в камеру). Видишь ли, это очень упрощенный подход - пытаться объяснить сложных и глубоких людей или, скажем, сложные вещи при помощи общих схем и поверхностного анализа. Но я также полагаю, что не следует считать, будто все люди глубоки и сложны. Я хочу сказать, что мотивы Трампера, на деле, лежат на поверхности… Может, он и есть сама поверхность, всего лишь поверхность…
        (Она умолкает, устало смотрит в камеру, затем на свою намыленную грудь и, застеснявшись, сползает в воду.)
        Тюльпен (глядя в камеру, как если бы Ральф находился в ней). Хватит, пусть теперь будет ночь…
        (За кадром звонит телефон, и Тюльпен начинает вылезать из ванны.)
        Р а л ь ф (за кадром). О черт! Телефон… Я возьму!
        Тюльпен (смотрит ему вслед за кадр). Нет, дай мне - это может быть Трампер.
        Ральф (за кадром, отвечает на звонок; Тюльпен слушает, замирая). Да, алло? Алло? Черт подери…
        (Камера прыгает: она пытается неуклюже отступить, когда Тюльпен выбирается из ванны. Сконфуженная, она неловко заворачивается в полотенце, когда Ральф входит к ней в кадр. У него на шее висит экспонометр, которым он указывает на нее, затем вниз на ванну.)
        Ральф (раздраженно берет ее за руку и пытается направить обратно в воду). Нет, не уйдешь. Мы должны снять все это еще раз… черт бы побрал этот телефон!
        Тюльпен (вырываясь из его рук). Это был Трампер? Кто звонил?
        Р а л ь ф. Я не знаю. Он повесил трубку. Ну, давай, это займет не больше минуты…
        (Но она плотнее заворачивается в полотенце и выходит из ванной.)
        Тюльпен (сердито). Уже поздно. Я хочу встать пораньше. Я хочу быть с ним, когда он отойдет от анестезии. Мы можем сделать это завтра.
        (Она раздраженно смотрит вверх, в камеру. Неожиданно Ральф сам сердито взглянул в объектив, как если бы до него только сейчас дошло, что аппарат все еще продолжает работать.)
        Ральф (орет в камеру). Стоп! Стоп! Черт бы тебя побрал, Кент! Прекрати мочить пленку, ты, чертов недоносок!
        ЗАТЕМНЕНИЕ.
        Рано утром они пришли и опорожнили горшки, шланги и прочие резервуары, принадлежащие мужчине, который лежал рядом со мной. Но они ничего не сделали для меня, даже не накормили.
        В восемь часов сестра измерила мне температуру и сделала два обезболивающих укола: в обе ноги, высоко в бедра. Когда за мной пришли, чтобы отвезти в операционную, я не мог толком идти. Две сестры поддерживали меня с обеих сторон, уговаривая помочиться, а я по-прежнему все чувствовал там внизу и беспокоился, что укол не подействовал как надо.
        Я сказал об этом сестре, но она, кажется, меня не поняла; на самом деле мой голос прозвучал странно даже для меня самого: я сам не разобрал, что произнес. Как жаль, что я не смог вовремя выразиться вразумительно, чтобы не дать им применить скальпель.
        В операционной меня ждала сногсшибательная, полногрудая сестра в зеленой униформе, какую носят все операционные сестры; улыбаясь, она пощипала меня за бедра. Это она воткнула иглу, по которой в мою вену из капельницы побежала декстроза; затем она особым способом перебинтовала мне руку, прикрепив к ней иглу, и привязала руку к столу. Декстроза, булькая, бежала по желтому шлангу в меня; я мог проследить за ее током до самой вены.
        Внезапно мне в голову пришла мысль о Меррилле Овертарфе: если бы его нужно было прооперировать, то использовать декстрозу было бы нельзя, так как она состоит в основном из сахара, да? Что бы использовали в этом случае, а?
        Свободной рукой я дотянулся до паха и пощупал свой пенис. Я по-прежнему все чувствовал, и это меня страшно пугало. Какой смысл замораживать мои бедра?
        Затем я услышал голос Виньерона, но не увидел его; взамен я увидел невысокого, добродушного чудака в очках, который, как я догадался, был анестезиологом. Он наклонился надо мной и поправил иглу с декстрозой, потом ловко пристроил капельницу с пентоталом рядом с баллоном с декстрозой и провел от нее шланг вдоль шланга с декстрозой. Вместо того чтобы втыкать в меня еще и иглу с пентоталом, он воткнул ее в шланг с декстрозой, что, как мне подумалось, было весьма разумно.
        Шланг с пентоталом имел зажим, и я мог видеть, что лекарство еще не поступало в меня. Я наблюдал его близко, могу поклясться задницей, а когда анестезиолог спросил меня, как я себя чувствую, то я громогласно заявил, что по-прежнему отлично чувствую свой член и надеюсь, что все они об этом осведомлены.
        Но они лишь улыбнулись, как если бы меня не слышали. Анестезиолог отпустил зажим и дал ток пентоталу, а я наблюдал, как он струился вниз, пока не смешивался с декстрозой в главной резиновой вене.
        - Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, - быстро проговорил я. Только на это ушла вечность. Пен-тотал изменил цвет декстрозы, бежавшей в мою руку. Я видел, как он достиг иглы, и, когда он вошел в мою вену, крикнул: «Восемь!»
        Затем прошла секунда, длившаяся два часа, и я проснулся в послеоперационной палате - комнате для выздоравливающих, потолок которой был так похож на потолок операционной, что я подумал, будто все еще нахожусь на прежнем месте. Надо мной склонилась все та же сногсшибательная сестра-красавица в зеленом, она улыбалась мне.
        - Девять, - сказал я ей, - десять, одиннадцать, Двенадцать…
        - Мы хотели бы, чтобы вы сейчас сделали пи-пи, - сообщила она мне.
        - Я уже сходил, - попробовал увильнуть я. Но она перевернула меня на бок и подсунула под меня зеленую утку.
        - Пожалуйста, только попробуйте, - умоляла она. Она была страшно мила.
        И я попытался сделать пи-пи, хотя и был уверен, что отлить мне нечем. Когда появилась боль мне показалось, будто я ощущаю чью-то чужую боль, откуда-то из другой комнаты, а может, еще дальше - из другой больницы. Боль оказалась довольно чувствительной, и мне стало жаль терпевшего ее человека; я закончил писать, когда до меня дошло, что боль была моей собственной и что операция уже закончена.
        - Ну вот и хорошо. Очень хорошо, - похвалила меня сестра, гладя по волосам и вытирая с моего лица неожиданные слезы.
        Ну конечно, они специально от меня утаили эту неизбежную сильную боль при первом мочеиспускании. Но я смотрел на это по-другому. Я счел это настоящим предательством - они меня обвели вокруг пальца.
        Затем я снова погрузился в головокружительный сон, а когда очнулся, то лежал уже в своей больничной палате. Рядом с моей кроватью сидела Тюльпен и держала меня за руку. Когда я открыл глаза, она улыбнулась мне.
        Но я притворился, будто все еще нахожусь под действием наркоза. Я уставился прямо сквозь нее. Могу поклясться задницей, что не один доктор Виньерон провел меня и преподнес мне сюрприз…
        Глава 32
        ДРУГОЙ ДАНТЕ, ДРУГОЙ АД
        Водитель обслуживал этот лимузин около трех лет. До этого он водил такси. Но работать на лимузине ему нравилось больше - никто не пытался его ограбить или избить; работа оказалась не такой утомительной, а сама машина выглядела элегантнее Мерседеса у него с прошлого года, и ему нравится ездить на нем. Время от времени он выезжает из города - один раз аж до самого Нью-Хейвена, - ему нравилось управлять машиной на открытой скоростной трассе. Он считал, что именно для этого и существуют «открытые трассы»: ездить до Нью-Хейвена Это было самое большое расстояние, на которое он удалялся от Нью-Йорка. У него имелись жена и трое детишек, и каждое лето он говорил жене, что проведет свой отпуск, убравшись с востока и прихватив с собой всю семью. Но собственной машины у него пока не было; он ждал, когда сможет позволить себе «мерседес» или когда его фирма даст ему возможность приобрести подержанную машину подешевле.
        Поэтому, когда его наняли ехать в Мэн, он воспринял это так, как если бы ему предложили прокатиться до Сан-Франциско. Мэн! Он воображал себе людей, которые охотились на китов, ели на завтрак омаров и круглый год ходили в резиновых сапогах. Он рассказывал о себе два часа подряд, пока до него не дошло, что пассажир либо уснул, либо впал в транс; после чего он замолчал. Звали его Данте Каличчио, и его вдруг осенило, что с тех пор, как он водит лимузин, это первый случай, когда пассажир внушает ему страх. Он решил, что Богус чокнутый, и поглубже засунул стодолларовую бумажку в свои боксерские трусы, прямо в ширинку, откуда их нелегко было бы достать. «Может, этот тип даст мне еще одну, - подумал он. - Если только не попытается отнять эту».
        Данте Каличчио был приземистым, тяжелым парнем, с густой копной черных волос и носом, который столько раз ломали, что он стал почти плоским. Раньше он был боксером; он любил хвастаться своим излюбленным приемом, который всегда проводил. Ударом носом. Он также был борцом, из-за чего его уши напоминали цветную капусту. Чудесный комплект из двух складчатых, раздутых и бугристых комков теста разного размера, пришлепнутых по обеим сторонам лица. Он громко чавкал жевательной резинкой - привычка, приобретенная им много лет назад, когда он бросил курить.
        Данте Каличчио был человеком простым, и его интересовало, как живут другие люди и на что похожи другие места, в которых они живут, поэтому он не сильно расстроился, когда понадобилось доставить этого придурка в Мэн. После того как они взяли курс на север от Бостона, начало темнеть, трасса стала менее оживленной, почти пустой, и он испугался перспективы ехать по такому безлюдью с человеком, который ни разу не открыл рта с тех пор, как они миновали стадион «Ши».
        Дежурный в будке у шлагбаума Нью-Хэмпшира взглянул на шоферскую униформу Данте, внимательно осмотрел шикарное заднее сиденье и впавшего в транс Богуса, затем, поскольку других машин не наблюдалось, спросил Данте, куда они едут.
        - В Мэн, - прошептал Данте, как если бы это было заклятие.
        - Куда в Мэн? - поинтересовался дежурный. Мэн в общем-то находился всего в двадцати минутах от его поста.
        - Я не знаю куда, - ответил Данте, когда дежурный протянул ему сдачу и махнул рукой. - Эй, сэр! - позвал он, поворачиваясь к Богусу. - Эй, куда в Мэн?
        Джорджтаун - это остров, но в голове Трампе-ра он представлял собой еще более обособленное место, чем это было на самом деле. Этот остров вполне можно было считать полуостровом, поскольку он соединялся с материком мостом; на нем не ощущалось таких неудобств, как на настоящем острове. Но Трампер думал о той заманчивой изоляции, в которой жил на этом острове Коут. Пожалуй, Коут мог бы создать иллюзию изолированности даже в аэропорту Кеннеди.
        Богус размышлял, как ему лучше подступиться к Бигти, чувствуя лишь одно - до какой степени он по ней соскучился. Она никогда не оставалась в Айове на лето. Сейчас она наверняка в Восточном Ганнене, помогает отцу и позволяет матери возиться с Кольмом. Не исключено, что ее положение покинутой жены вызвало нечто вроде негативного сочувствия в духе «мы же вам говорили» со стороны его собственных предков, но, разумеется, Бигги отклонила их помощь.
        В любом случае она наверняка написала Коуту, чтобы спросить у него, не в курсе ли он, где находится его друг Богус, так что Коут должен знать, где она и какие чувства она испытывает к своему сбежавшему мужу. Возможно, Коут даже виделся с ними и расскажет ему, как сильно вырос Кольм.
        - Эй, сэр? - окликнул его кто-то. Это был мужчина в униформе привратника, сидевший на переднем сиденье. - Эй, куда в Мэн? - спросил он.
        Трампер выглянул из окна: они двигались по пустынному участку шоссе у залива Портсмут, пересекавшего мост в Мэн.
        - В Джорджтаун, - ответил он шоферу. - Это остров. Вам лучше остановиться и глянуть на карту.

«Остров! - раздраженно подумал Данте Каличчио. - Господи помилуй, как я, по-твоему, проеду на остров, ты, чокнутый ублюдок!»
        Но, достав карту, Данте убедился, что с материка в Бате через узкий залив реки Кеннебек идет мост на остров Джорджтаун. Немного погодя, когда они пересекли мост, Богус приспустил заднее стекло и спросил Данте, чувствует ли он запах моря.
        Вдыхаемый Данте воздух был слишком свеж, чтобы называться морским. Знакомый Данте морской запах был запахом доков Нью-Йорка и Нью-арка. Здешние соленые топи источали резкий запах чистоты, поэтому он тоже приоткрыл свое окно. Но ему расхотелось ехать дальше. Вихлявшая через остров дорога без разделяющей полосы имела рыхлые песчаные обочины. Нигде не было видно домов, только темные сосны да участки обильно просоленной травы.
        К тому же ночь была наполнена звуками. Не автомобильными сигналами или визгом тормозов, не чьими-то голосами или сиренами, а кваканьем лягушек и стрекотанием сверчков, криком морских птиц и гудками с моря, которые подавали в тумане корабли.
        Пустынная дорога и странные звуки до смерти пугали Данте Каличчио, который не спускал глаз с Богуса в зеркальце заднего обзора, размышляя о том, что, если этот недоумок что-нибудь замышляет, он переломит ему хребет еще до того, как его дружки успеют навалиться на него…
        Трампер прикидывал, как долго он останется у Коута и позвонит ли он Бигги или просто приедет к ней, выбрав подходящий момент.
        Когда дорога сменилась грязной колеей, Данте резко нажал на тормоз, запер обе передние дверцы, затем и обе задние, ни разу не взглянув на Богуса.
        - Какого черта вы делаете? - возмутился Трампер, но Данте не шевельнулся на переднем сиденье, одним глазом следя за Трампером в зеркальце обозрения, вторым кося в карту.
        - Должно быть, мы сбились с пути, а? - спросил Данте.
        - Нет, - возразил Трампер. - Нам осталось проехать еще миль пять.
        - Где тогда дорога?
        - Мы на ней, - сказал ему Трампер. - Поезжайте вперед.
        Данте сверился с картой, обнаружил, что это и вправду дорога, и, дрожа от страха, поехал дальше; по мере того как он осторожно продвигался в глубь острова, ему стало казаться, будто суша сжимается вокруг него. Впереди он заметил несколько неосвещенных домов, одиноких, словно это были ставшие на якоре корабли, а по обе стороны открылся бескрайний горизонт; море находилось совсем рядом, воздух стал прохладнее, и он ощутил привкус соли. Затем знак сообщил ему, что он находится на частной дороге.
        - Поезжайте, - велел ему Трамлер.
        Данте пожалел, что рядом с ним на сиденье нет цепи, однако двинулся дальше.
        Через несколько ярдов, у таблички «Пиллсбери», дорога так близко подступила к воде, что Данте испугался, как бы их не накрыло прибоем. Затем он увидел потрясающей красоты старинный особняк, окруженный подсобными постройками красного цвета - высокий дом с остроконечной крышей и примыкающим к нему гаражом, лодочным домиком и аккуратной морской бухтой.
        Пиллсбери! Данте подумал, что, вероятно, один из них сидит у него на заднем сиденье. Единственное, о чем говорило ему имя Пиллсбери, - это история, связанная с соперничеством за Бетти Крокер. Он украдкой глянул в зеркальце, поражаясь, неужели он везет чокнутого молодого наследника огромного состояния.
        - Какой сейчас месяц? - спросил Богус у водителя. Он хотел знать, был ли Коут в доме один, или семейство Пиллсбери уже заявилось на лето. Они никогда не приезжали раньше Четвертого июля[Четвертое июля - День независимости, государственный праздник в Америке.] .
        - Первое июня, сэр, - откликнулся водитель. Он остановил машину там, где заканчивалась подъездная дорожка, и теперь сидел, прислушиваясь к пронзительной тишине ночи - воображая свистящих рыб, огромных хищных птиц, ревущих в сосновых чащах медведей и рой тропических насекомых.
        Когда Трампер торопливо зашагал по выложенной плиткой дорожке, он не отрывал глаз от единственного освещенного окна в доме - хозяйской спальни на втором этаже. Не дожидаясь приглашения, Данте поспешил за ним. Он вырос в тесном лабиринте города и чувствовал себя совершенно свободно, выходя из дому глубокой ночью, когда никто другой не отважился бы высунуть нос на улицу - разве что целой шайкой, - но тишина этого острова выбивала его из колеи, к тому же его вовсе не радовала перспектива встретиться один на один с каким-нибудь диким животным, затаившимся в кустах или среди сосновых деревьев.
        - Как вас зовут? - спросил Трампер.
        - Данте.
        - Данте? - удивился Трампер.
        Короткая вспышка света промелькнула в коридоре первого этажа; потом луч стал длиннее - это зажегся фонарь.
        - Коут! - закричал Трампер. - Эй, привет! Если их только двое, подумал Данте, я с ними управлюсь. Для большей уверенности он пощупал стодолларовую бумажку в своем паху.
        Я узнал Коута через входную дверь, когда он подошел впустить нас, по болтавшемуся хламидой банному халату, сшитому из лоскутного одеяла, и по тому, как он глянул на нас в смотровую щель. Должно быть, он испытал шок, увидев косматого, похожего на гориллу шофера в лакейской униформе, который хлопал по комарам, словно по плотоядным птицам, но еще больший шок он испытал, увидев меня.
        Как только ты впустил нас, Коут, я сразу же догадался, что ты был с женщиной до того, как мы оторвали тебя. От твоего халата исходил запах ее халата; да и по тому, как ты попятился от холодного ночного воздуха, я мог бы сказать, что ты вышел из теплого гнездышка.
        Но разве этого стыдятся перед друзьями, Коут? Я обнял тебя, приподнял вверх - привет, костлявый педик! От тебя, определенно, хорошо пахло, Коут!
        Трампер, пританцовывая от радости, потащил Коута на кухню, где они налетели на совершенно новенький виниловый детский плотик, стоявший прислоненным к раковине. Богус не помнил, чтобы у Пиллсбери были маленькие дети. Он усадил Коута на стол для разделки мяса, поцеловал в лоб и с глупым видом вытаращился на него, любовно приговаривая:
        - Коут, я не могу выразить, как я рад тебя видеть!.. Ты здесь, и ты снова спасаешь меня… Ты моя единственная, неизменная звезда, Коут! Посмотри - моя борода почти такой же длины, как у тебя, Коут… Ну как ты? Я поступил ужасно, ты, наверное, знаешь…
        Но Коут только смотрел на него, затем перевел взгляд на Данте Каличчио, квадратного монстра в униформе, который старался сохранять вежливый вид в углу кухни, комкая в огромных ручищах шоферскую кепку с большим козырьком. Пока Трампер метался по кухне, открывая дверцу холодильника, заглядывая в столовую, суя нос в нишу с устроенной там прачечной, где, к своему огромному восторгу, он обнаружил деревянную сушилку для белья, на которой висело несколько дамских шелковых лифчиков и трусиков.
        Сдернув ближайший к нему лифчик, он восторженно помахал им перед Коутом.
        - Кто она, ты, старый развратник? - прохрипел он и снова не смог побороть искушения поиграть длинной бородой Коута.
        - Где ты был, Богус? - только и спросил Коут. - Где, черт побери, ты был?
        Трампер сразу же распознал осуждающий тон, сообразив, что он все уже знает от Бигги.
        - Так ты ее видел, да? - залепетал он. - Как она, Коут? - Но Коут смотрел совсем в другую сторону, как если бы собирался заплакать, и Трампер поспешил добавить, испугавшись: - Коут, я вел себя ужасно, я знаю…
        Он крутил в руках лифчик, но Коут отобрал его. Затем, когда Богус увидел этот лифчик в руках Коута, он внезапно осознал, что он розово-лиловый, и сразу вспомнил, как покупал лифчик такого розово-лилового цвета и такого большого размера. Он замолчал; он смотрел, как Коут спускается с разделочного стола, словно это был медленно соскальзывающий кусок мяса, отделенный от костей; зайдя в нишу, Коут повесил лифчик Бигги на место.
        - Тебя слишком долго не было, Богус, - произнес Коут.
        - Но теперь я вернулся, Коут, - сказал Трампер, и это прозвучало довольно глупо. - Коут, мне ужасно жаль, но я же вернулся, Коут…
        Чьи-то босые ноги прошлепали вниз по лестнице, и чей-то голос произнес:
        - Пожалуйста, потише, не то ты разбудишь Кольма.
        Шаги направились к кухне. Втиснувшись в угол под полкой со специями, Данте Каличчио безуспешно пытался сделаться маленьким и незаметным.
        - Богус, прости, - мягко сказал Коут и дотронулся до его руки.
        Затем вошла Бигги и бросила на Данте такой взгляд, как если бы он был десантником, которого выбросило на берег с подводной лодки, после чего она решительно и спокойно посмотрела на Трампера.
        - Это Богус, - прошептал Коут, словно он опасался, что из-за бороды она его не узнает. - Это Богус, - повторил он чуть громче. - Вернулся домой с войны…
        - Я бы не сказала, что домой, - ответила Бигги. - Нет, не сказала бы…
        А я изо всех сил старался уловить иронию в твоем тоне, Биг; я действительно напрягся, пытаясь уловить ее. Но тщетно, Биг. Не было ни тени шутки. Поэтому все, что я нашелся сказать, - я видел, что вы оба, ты и Коут, почему-то нервничали из-за этого здоровенного итальяшки в униформе, съежившегося под полкой со специями, - единственное, что я смог сделать, Биг, - это представить вам своего шофера. У меня не было ничего другого, с чего я мог бы начать.
        - Э, - начал Трампер, попятившись назад, словно от удара. - Это Данте, мой шофер.
        Ни Коут, ни Бигги даже не взглянули на Данте; вместо этого они продолжали пристально смотреть на Богуса и на пол. А Богус заметил лишь одно, что на Бигги новый халат - оранжевый, ее любимого цвета; велюровый, из ее любимой ткани. Ее волосы стали длиннее, а в ушах висели сережки, которые она раньше никогда не носила; она выглядела немного взъерошенной и растрепанной, такой, какой он хорошо ее помнил. Когда она так выглядела, ему сразу хотелось взъерошить ее самому.
        Затем Данте Каличчио, смутившийся оттого, что его представили, попытался выбраться из угла и сбил плечом полку со специями; он вылетел вместе с ней прямо на середину кухни, где безуспешно старался поймать ее; Бигги, Коут и Богус кинулись к нему на помощь, только ухудшив ситуацию. Баночки со специями с громким стуком покатились по всей кухне, а последний рывок Данте, совершенный в надежде поймать пустую полку, привел к тому, что она раскололась в щепки о жесткий холодильник.
        - О господи, мне так жаль! - пробормотал Данте.
        Пнув маленькую баночку ногой, Бигги посмотрела на Богуса в упор.
        - И не только вам, - сказала она. Трампер услышал, как сверху донесся голос Кольма.
        - Извините, - произнесла Бигти и вышла из кухни.
        Богус последовал за ней по лестнице.
        - Кольм, - вырвалось у него. - Это ведь Кольм, да? - Он едва не натолкнулся на Бигги, когда та резко остановилась и посмотрела на него таким взглядом, каким никогда до этого не смотрела - словно перед ним была совершенно незнакомая женщина, к которой он грязно приставал.
        - Я сейчас вернусь, - холодно отрезала она, и он отстал.
        Он медлил с возвращением на кухню, прислушиваясь, как она ласково успокаивает Кольма, который испугался грохота свалившейся полки со специями; из кухни он слышал голос Коута, в свою очередь успокаивающего Данте Каличчио. Не все баночки со специями разбились. Коут говорил, что ему ничего не стоит соорудить новую полку.
        Данте Каличчио отпустил несколько замечаний на родном итальянском; Трамперу они показались молитвой.
        Затем была игра в бильярд. Коут проникся сочувствием к Данте, который ощущал себя очень неловким и виноватым; побаиваясь дикой местности снаружи, он оставался в доме, размышляя: позвонить ли ему жене или к себе в офис и сказать, что он задерживается, или как можно скорее возвращаться обратно в Нью-Йорк.
        - Сэр? - обратился он к Трамперу, ожидавшему появления Бигги. - Мне ехать обратно?
        Но Трампер не знал, что сказать.
        - Я не знаю, Данте, - ответил он. - Разве это необходимо?
        Затем вернулась Бигги, наградив Коута ободряющей улыбкой и холодно кивнув Трамперу, который поплелся за ней на улицу и дальше, на покрытую ночной тьмой пристань.
        Когда Коут спросил Данте, играет ли тот в бильярд, он тем самым на какое-то время вывел парня из состояния шока - на самом деле шофер оказался настоящим асом. Не мигнув глазом, он выиграл у Коута восемь партий подряд, после чего, решив применить скрытную тактику уравнивания сил, еще три из следующих четырех. Правда, играли они не на деньги. Глядя на то, как вели себя обитатели этого дома, Данте и думать забыл о деньгах. Однако, всякий раз нагибаясь, чтобы послать шар, он чувствовал засунутую в трусы стодолларовую бумажку.
        - Этот мистер Пиллсбери, - обратился он к Коуту, по-прежнему считая, что Богус носит фамилию Пиллсбери. - Что он делает, чтобы заработать такую кучу денег?
        - Раз в месяц распечатывает почту, - решив, что Данте имеет в виду настоящего мистера Пиллсбери, ответил ему Коут.
        Данте негромко присвистнул и загнал пятый шар в лузу; шар, по которому он бил, отскочил именно туда, куда он рассчитывал.
        Коут, который не мог взять в толк, как это Богус смог позволить себе водителя, спросил:
        - А этот мистер Трампер, Данте, что он делает, чтобы зарабатывать такую кучу денег?
        - Двенадцатый шар в правый угол, - заметил Данте, который ничего не слышал, когда прицеливался.
        Коут смутился - он подумал, что, может быть, Данте просто хитрит. Выглянув из окна, он увидел в конце пристани Бигги, стоящую лицом к океану; по тому, как двигались ее руки, он догадался, что она говорит. Немного поодаль от нее, опираясь на швартовый столбик, стоял Богус - неподвижный и молчаливый, как рачок-прилипала, приросший к месту, пустивший корни.
        Данте с присвистом послал кием шар и загнал двенадцатый номер в угловую лузу, но Коут так и не повернулся от окна. Данте наблюдал, как посланный шар легко оттолкнул десятый в сторону от восьмого, затем осторожно подкатился к четырнадцатому, оставляя ему превосходную позицию из противоположного угла. Он уже собирался ударить, когда Коут у окна что-то сказал.
        - Скажи ему «нет», - пробормотал Коут, почти шепотом.
        Данте наблюдал за застывшим у окна Коутом. «Господи, - подумал он, - один недоумок распечатывает свою гребаную почту раз в месяц, но и остальные здесь сумасшедшие, кажется, эти двое просто свихнулись из-за этой роскошной белой бабищи. Я сегодня не сомкну глаз, малыш, и, черт возьми, не дам пристукнуть себя этим бильярдным кием…» Но вслух он лишь произнес:
        - Ваш удар.
        - Что?
        - Ваш удар, - повторил Данте. - Я промазал. Говорить неправду - это и была та тактика уравнивания сил, которую Данте изобрел для себя самого.
        Я бросил улитку в воду. Она издала звук «плюх!», и я подумал: сколько времени понадобится этой улитке, чтобы снова выбраться на сухой берег?
        А ты все говорила и говорила, Бигги.
        Среди всего остального ты сказала, Бигги:
        - Ну конечно же, я не могу перестать любить тебя, Богус. Но Коут и вправду меня любит.
        Я швырнул три улитки, одну за другой. Плюх!
        Плюх! Плюх!
        А ты продолжала, Биг. Ты сказала:
        - Тебя не было так долго! Но через какое-то время меня стало беспокоить не то, что тебя не было со мной, Богус, - меня стало беспокоить воспоминание о той жизни, когда ты был со мной: насколько я помню, мне она не нравилась…
        Я нашел целое скопление ракушек и прижался к ним основанием ладони, потирая ее так, как если бы это был сыр.
        - Я дам тебе время, Биг, - сказал я. - Сколько ты захочешь. Если ты захочешь остаться здесь на какое-то время…
        - Я здесь надолго… - ответила ты, Биг.
        Я шлепнул по воде очередной улиткой. После чего плеснула рыба, крикнула крачка, ухнула сова и, словно в ответ, на другом стороне бухты залаяла собака.
        - Ты говоришь, - сказал я, - что Коут любиг тебя и Кольма тоже. Но что ты чувствуешь к Коу-ту, Биг?
        - Это трудно выразить словами. - И ты отвернулась от меня лицом к океану. Я подумал, что ты имела в виду: тебе трудно, потому что ты не испытываешь к нему особых чувств. Но ты сказала: - Я очень его люблю.
        - Секс? - спросил я.
        - И из-за этого тоже. Очень.
        Плюх! Плюх!
        - Не заставляй меня рассказывать тебе, как сильно я его люблю, Богус, - сказала ты. - Мне бы не хотелось причинять тебе боль. Все позади, и теперь я почти не сержусь на тебя.
        - Меррилл умер, - выпалил я, сам не зная зачем. И ты подошла ко мне и обняла сзади, сжав так крепко, что я никак не мог повернуться и тоже обнять тебя. Но когда я высвободился достаточно, чтобы сделать это, ты меня оттолкнула.
        - Я обнимаю тебя за Меррилла, Богус, - сказала ты. - Пожалуйста, не пытайся обнять меня.
        Поэтому я позволил тебе обнимать меня так, как тебе этого хотелось. Если ты предпочитала думать, что ты обнимаешь меня за Меррилла, то я не собирался тебя останавливать.
        - Но как быть с Кольмом, Биг? - спросил я.
        - Коут любит его, - ответила ты. - И он любит Коута.
        - Все любят Коута, - буркнул я, и снова: «Плюх! Плюх! Плюх!»
        - Коут очень к тебе привязан, Богус, - сказала ты. - И ты сможешь видеть Кольма, когда захочешь. Разумеется, мы всегда тебе будем рады…
        А я подумал: «Плюх!» Затем я бросил пригоршню: Плюх! Плюх! Плюх! Плюх-плюх-плюх! Я наблюдал, как ты отвернулась от меня и подняла глаза на два силуэта в окне бильярдной: они стояли рядышком, бильярдные кии на плечах, словно ружья на параде. Но они не маршировали, они просто смотрели вниз на пристань, и ни один из них не шевельнулся, пока ты не направилась по дорожке к дому. Затем та фигура, что повыше и потоньше, отошла от окна; а та, что пониже, согнула кий, словно фехтовальную шпагу, и тоже скрылась из виду.
        Плюх! Это все, что я услышал, когда захлопнулась входная дверь.
        Из глубины острова, из-за соляных топей, оттуда, где мы однажды с Коутом застряли в лодке среди чахлых от соли сосен, гагара поведала всем, что было у нее на уме.
        Данте выиграл у Бигги три игры подряд, пока не начал мазать нарочно, лишь затем, чтобы полюбоваться, как Бигги выгибается над столом, демонстрируя ему свои крепкие формы под тонкой тканью халата. Когда она била кием по шару, то закусывала нижнюю губу.
        Внизу на пристани оба ее любовника, как он догадался, сидели рядышком, свесив ноги с помоста, соревнуясь в метании улиток.

«Боже правый! - подумал Данте. - Кто здесь нормальный, хотел бы я знать».

* * *
        Ты всегда был добрым, и это заметно даже по внешности, Коут. Настолько, насколько я смугл, ты светлокож и весь в веснушках, а я - это льняное масло, втертое в шероховатую древесину. Высокий рост скрывает тот факт, что бедра у тебя шире плеч, но ты не выглядишь ширококостным; твои длинные, худые ноги, твои пальцы пианиста и твой благородный, ни разу не сломанный нос делают тебя стройным. Ты единственный рыжий, который мне когда-либо нравился. Я знаю, что ты отрастил бороду только затем, чтобы скрыть веснушки, но я об этом никому никогда не скажу.
        Мы так же не похожи с тобой телами, как тюлень с жирафом. Ты, должно быть, на целую голову выше меня, Коут, и я не могу не вспомнить, что Бигги когда-то думала по поводу парней, которые выше ее. Подумай об этом хорошенько, хотя она, наверное, тяжелее тебя.
        Я хотел сказать, что твоя грудная клетка не разорвет ее объятий, Коут.
        Когда-то Бигги нравилось повторять, будто она не может обхватить мою грудную клетку руками и удержать их сцепленными, если я вдохну полной грудью. Так что смотри, она может раздавить твои легкие. И опасайся за свой позвоночник, когда она обхватит тебя ногами за талию! На самом деле удивительно, как она до сих пор тебя еще не прикончила. Ты чудом уцелел.
        Но я лишь сказал:
        - Ты хорошо выглядишь, Коут.
        - Спасибо, Богус.
        - Знаешь, она хочет остаться с тобой.
        - Я знаю.
        Я швырнул улитку как можно дальше, и ты сделал то же самое. Но твоя и близко не долетела до того места, куда шлепнулась моя, - естественно, при таком смешном, неуклюжем способе метания, как твой. У тебя никуда не годные руки, Коут. Ты столько времени провел в лодке, а гребешь как птица с подбитым крылом. Забавно, что теперь ты учишь плавать Кольма.
        Но я лишь сказал:
        - Приглядывай за Кольмом, когда он у воды. Он приближается к опасному возрасту.
        - Не беспокойся за Кольма, Богус, - ответил ты. - С ним все будет хорошо, и я надеюсь, что ты будешь приезжать к нему, когда тебе только захочется. И к нам тоже - приезжай навестить нас, ладно?
        - Ладно, Бигги говорила мне. Плюх!
        Но ты бросил свою улитку настолько плохо, что она не долетела даже до воды: фип! И она шлепнулась на заливаемую приливом береговую полосу.
        - Я бы хотел иметь фотографии, Коут, - сказал я. - Когда снимешь… Кольма, знаешь, напечатай и для меня несколько снимков.
        - У меня есть несколько фотографий, которые я мог бы дать тебе прямо сейчас, - с готовностью откликнулся ты.
        Плюх!
        - Черт, мне очень жаль, Богус, - сказал ты. - Но кто мог знать, что все так обернется?
        - Я! Я должен был знать, Коут…
        - Она бросила тебя еще до того, как приехала сюда, Богус. Понимаешь, она уже приняла решение…
        Плюх! Фип!
        - А как с Пиллсбери? - спросил я. - Что они думают по поводу того, что ты живешь здесь с женщиной и ребенком?
        - Поэтому мы и поженились, - ответил ты, а я подумал, что, должно быть, я стал улиткой, потому что мне захотелось броситься в воду и глотнуть побольше воды, слушая твои здравые рассуждения.
        - Ты хочешь сказать, что вы собираетесь пожениться? - спросил я.
        - Нет, я хотел сказать, что мы поженились., одним словом…
        Я осмыслил это, произведя четыре плюха. Как это может быть? Это казалось невозможным, поэтому я спросил:
        - Как это может быть, Коут? Я считал, что это я женат на ней.
        - Ну конечно, ты был… это пока… не вступило в законную силу, - сказал ты, - но поскольку ты оставил ее… это дало возможность произвести судебное разбирательство… Я сам в этом толком не понимаю, но один из адвокатов Пиллсбери разобрался со всем этим…
        Однако вы не сидели сложа руки, Коут!
        - Мы не могли узнать, где ты или когда ты вернешься, Богус, - сказал ты. Затем ты говорил и говорил о том, как с юридической точки зрения было почти необходимо пройти через все это: из-за налогов и из-за выплаты пособий. Спасибо тебе, подумал я, когда ты дошел до того момента, что в этой ситуации отпадает вопрос об алиментах.
        - Сколько я тебе должен? - спросил я.
        - Это не важно, Богус, - сказал ты, но я уже извлек конверт и прижал девять сотен долларов к твоей изящной, тонкой руке.
        - Господи, Богус! Где ты это взял?
        - Я разбогател, Коут, - солгал я и попытался положить конверт обратно в карман, как если бы это был случайный жест, как если бы такие конверты были рассованы по всему моему телу, и я сомневался, из какого именно кармана я извлек этот. Затем, желая опередить тебя, чтобы ты не смог отказаться от денег, я понес первое, что приходило в голову.
        - Если я не могу жить с ними, Коут, то я рад, что это будешь ты. Ты позаботишься о них лучше, чем я, я уверен. К тому же это отличное место для ребенка, и ты сможешь научить Кольма фотографировать.
        - Бигги собирается работать этим летом, - сообщил ты. - Знаешь, когда Пиллсбери будут здесь, она станет ходить за покупками, готовить, присматривать за домом. Это даст мне больше свободного времени, чтобы снимать и работать в фотолаборатории… - Ты замолчал. - Осенью у меня будет еще подработка в Боудоине. Это всего в сорока пяти минутах отсюда. Понимаешь, всего одна группа учеников - что-то вроде мастерской по фотографии. Этой весной была устроена моя выставка, и ученики даже купили несколько снимков.
        Тяжесть нашего разговора придавила нас.
        - Это здорово, Коут.
        - Богус, что ты, черт побери, собираешься делать теперь? - спросил ты меня после долгой паузы.
        - О, мне нужно побыстрей вернуться в Нью-Йорк, - солгал я. - Но я снова приеду, как только хорошенько устроюсь…
        - Уже почти утро, - заметил ты. Мы наблюдали, как раннее оранжевое солнце вставало из моря, его бледное зарево зажигало берег. - Кольм встает рано. Он может показать тебе своих питомцев. Я построил для него в лодочном домике что-то вроде зоопарка для животных, которых я поймал для него.
        Но я не хотел оставаться, чтобы посмотреть, как выглядит мой сын, и проверить, по-прежнему ли он любит меня. Дайте свежей могилке зарасти травой - моя любимая присказка; тогда будет не так больно на это смотреть.
        Но я лишь сказал:
        - А теперь мне нужно переговорить со своим шофером, Коут.
        Когда я попытался встать, ты схватил меня за ремень и произнес:
        - Твой шофер не знает даже, кто ты такой, Богус. Что с тобой происходит?
        - Со мной все в порядке, Коут. Со мной все будет в порядке.
        Ты встал рядом со мной - ты, хрупкий чертов ангел, - взял меня за бороду и осторожно потряс мою голову, приговаривая:
        - О черт, о черт, если бы только мы оба могли жить с ней, Богус, я бы не возражал… Ты понимаешь это, а? Я даже как-то спросил ее об этом, Богус.
        - Ты спрашивал? - удивился я. Я крепко схватил тебя за бороду; я едва сдерживался, чтобы не поцеловать тебя или не выдрать с корнем все твои рыжие волосы. - И что же она тебе сказала?
        - Разумеется, она сказала «нет». Но я думаю, что я бы не возражал, Богус.
        - Я бы тоже не возражал, Коут, - кивнул я, что, вероятно, было неправдой.
        Словно выскочивший из воды буек, огромный шар солнца целиком показался из моря, покачиваясь над синей гладью, и внезапно стало чересчур светло, чтобы видеть тебя так близко, Коут, поэтому я сказал:
        - Давай мне свои фотографии, хорошо? А то мне пора ехать…
        И мы вместе направились к дому, поднимаясь от лодочного домика по мощенной плитами дорожке, шаг в шаг. Я почувствовал, как ты сунул деньги, которые я тебе дал, в задний карман моих брюк. И тут мне на память пришел твой голый зад в лунном свете на этих самых каменных плитах: ты лежал на животе и горланил песни, Коут, чересчур пьяный, чтобы подняться. А девушка, что была с тобой, - одна из тех двух, которых мы подцепили в трейлерном парке в Вест-Бате, - натягивала на себя купальник, устав от попыток поднять тебя и отвести домой в хозяйскую спальню. Я тогда уютно устроился на чердаке лодочного домика со второй половиной подобранной нами парочки.
        Я видел, как ты облажался на лужайке, Коут, и я помню, что подумал про себя, когда лежал там довольный собой, - я не был настолько пьян, чтобы не суметь трахнуться, - что бедному Коуту никогда не покорить девчонки.
        Ну что ж, Коут, я тогда ошибся.
        Когда они вошли в кухню, Бигги только что приготовила для Данте Каличчио бутерброд. Бутерброд был огромным, и Данте уничтожал его с большого плоского блюда в форме лохани, а Бигги налила ему пива, которое он прихлебывал из глиняной кружки размером с цветочную вазу.
        Данте мучило любопытство, кто с кем останется. «Если бы на мою долю выпало прогуляться к пристани с этой крупной блондинкой, то я бы тоже не отказался», - подумал он.
        - Ты хочешь чего-нибудь съесть? - спросила меня Бигги.
        Но Коут сказал:
        - Он хочет уехать до того, как встанет Кольм. «Кто? - подумал Данте. - Кто, черт возьми, мог спать в такую ночь, как эта?»
        - Понимаете, - начал Богус. - Разумеется, я хочу его увидеть, но я не хочу, чтобы он видел меня… если это возможно.
        - Когда он просыпается, то первым делом идет кормить своих животных в лодочном домике, - сказал Коут.
        - И съедает свой завтрак на пристани, - добавила Бигги.

«Заведенный порядок, - подумал Богус. - У Кольма заведенный порядок. Любят ли дети заведенный порядок? Не помню, я когда-нибудь устанавливал порядок для Кольма?»
        Но вслух он сказал:
        - Я мог бы понаблюдать за ним из окна бильярдной, можно?
        - У меня есть бинокль, - засуетился Коут.
        - Господи, Кутберт, - вздохнула Бигги. Коут выглядел смущенным, и она тоже.
«Кутберт, - подумал Богус. - Когда и кто это называл тебя Кутбертом, Коут?»
        В углу кухни, стараясь вести себя как можно осторожней из-за загубленной полки со специями, Данте Каличчио уничтожал свой бутерброд, запивая его пивом и размышляя: обеспокоены ли его исчезновением на службе и звонила ли его жена в полицию? Или же все наоборот?
        - Мы скоро поедем, - сообщил Богус Данте. - Почему бы вам не прогуляться, не подышать воздухом…
        Рот у Данте был набит до отказа, поэтому он не смог ничего ответить, однако подумал: «О черт, ты хочешь сказать, что ты поедешь со мною обратно?» Но он не произнес ни слова и притворился, будто не видел, как Богус подсунул толстую пачку денег - не меньше тысячи долларов - в хлебницу.
        Данте сидел под высокой белой отметиной уровня воды на прохладных ступенях, ведущих от пристани к лодочному пандусу, и дивился многоликому мирку, который он наблюдал на отмели, заливаемой прибоем, на пляжной полосе и в расселинах между голых камней. В первый раз он видел отмель, в которую ему захотелось опустить свои босые ступни, и теперь он сидел с закатанными до колен штанинами, полоща сине-белые пальцы горожанина в этой чистейшей воде. На причале над ним остались его черные городские ботинки, все в пыли, и такие же черные городские носки, выглядевшие здесь настолько зловещими и чужеродными, что даже морские чайки остерегались подлетать к ним. Одна отважная крачка опустилась пониже, затем, издав тревожный крик, улетела прочь вместе с волной.
        В устье залива ловец омаров тянул свои сети, и Данте задумался, на что бы это было похоже, если бы он снова начал зарабатывать на жизнь руками, и не появилась ли у него морская болезнь?
        Он поднялся и осторожно зашагал по мелководью, то и дело наступая на острые ракушки и опасаясь кипящей вокруг него микрожизни. Старая банка из-под омаров валялась, омываемая водой, напротив швартовочного колышка; Данте осторожно направился к ней, размышляя, что за тварь может быть внутри. Но она была пробитой, и единственным ее содержимым оказалась приманка - рыбья голова, обглоданная добела. Тут какой-то моллюск шмыгнул по его ноге, и он, взвизгнув, побежал, раня ступни, обратно к берегу. Когда он поднял глаза - не заметил ли кто его трусости, - то увидел смуглого, очень красивого маленького мальчика, который наблюдал за ним. Мальчик был в пижаме и ел банан.
        - Это всего лишь рачок, - сказал Кольм.
        - А они кусаются? - спросил Данте.
        - Они щиплются, - сообщил Кольм, спрыгивая с нижней ступеньки причала и шлепая босыми ногами по острым ракушкам, словно его ступни были защищены толстой веревочной подошвой. - Я вам поймаю одного, - пообещал он.
        Протянув Данте банан, мальчик пошел по ракушкам, которые, Данте был в этом уверен, больно резали ему ступни. Застеснявшись, водитель поборол искушение проверить, есть ли у него порезы, и теперь наблюдал, как мальчик бродит по отмели, тыкая пальцами в отвратительные, казавшиеся живыми предметы, в которые Данте не отважился бы ткнуть даже шестом.
        - Их иногда трудно поймать, - сказал Кольм, вороша ил вокруг и поднимая темную муть со дна. Его тонкая ручонка нырнула в расщелину и извлекла из нее длинного червяка красно-зеленого цвета, клубком обернувшегося вокруг его руки. Кольм ухватил его за головку сзади, и Данте мог видеть черные клешни, беспомощно трепыхавшиеся в воздухе.

«Ловкий мальчонка, - подумал Данте Каличчио. - Подойди ко мне поближе с этой тварью, и я уроню твой банан в воду». Но Данте взял себя в руки и позволил Кольму приблизиться к себе.
        - Видали клешни? - спросил Кольм.
        - Угу, - отозвался Данте. Он хотел вернуть мальчику банан, но потом испугался, как бы тот не решил, что он хочет с ним обменяться. К тому же Кольм весь перепачкался грязью. - Теперь ты слишком грязный, чтобы доесть свой завтрак, - сказал ему Данте.
        - А вот и нет, - возразил Кольм. - Я могу помыться.
        И он повел Данте к огороженной камнями чистой, глубокой заводи, где они вместе смыли с себя грязь.
        - Хотите посмотреть на моих животных? - спросил Кольм.
        Данте колебался; его интересовало, что Кольм сделал с тем червяком.
        - Что такое шофер? - спросил Кольм. - Это как водитель такси?
        - Угу, - пробормотал Данте. Настороженный, словно кролик, выглядывающий по сторонам затаившихся в засаде хищников, он последовал за Кольмом в лодочный домик.
        Там были черепаха, вся спина которой была покрыта чем-то вроде камней, и чайка, к которой Кольм велел близко не подходить - у нее было перебито крыло, и она норовила долбануть клювом. Еще там имелось невероятно агрессивное маленькое животное, похожее на продолговатую крысу, которое, как сказал Кольм, было хорьком. Цинковую ванну наполняли селедки, половина из которых передохла и плавала на поверхности кверху брюхом; Кольм зачерпнул мертвых рыбин сачком, как если бы их смерть являлась делом обычным.
        - Кошачья еда? - спросил Данте, имея в виду дохлых селедок.
        - У нас нет кошек, - ответил Кольм. - Они убивают больше, чем могут съесть.
        Когда они вышли из лодочного домика, солнце светило так ярко, что разрумянило щеки Данте; с залива дул ласковый, пахнущий солью ветерок.
        - Знаешь что, малыш, - сказал Данте. - Тебе страшно повезло, что ты живешь здесь.
        - Я знаю, - кивнул Кольм.
        Взглянув вверх на дом, Данте увидел в окне бильярдной Бонуса Трампера, наблюдавшего за ними в огромный бинокль. Данте догадался, что мальчик не должен знать, что за ним наблюдают, поэтому он заслонил своим тучным телом дом от ребенка.
        - Вы когда-то были солдатом? - спросил его Кольм, и Данте отрицательно покачал головой. Он позволил Кольму примерить свою замечательную шоферскую фуражку; ребенок расплылся в улыбке и немного помаршировал по пристани. «Забавно, - подумал Данте. - Детишки любят форму, а большинство мужчин ее ненавидят».
        Трампер наблюдал за попытками Кольма отдать военный салют. Как он загорел! А ноги стали намного длиннее, чем он помнил.
        - Он будет с тебя ростом, Биг, - пробормотал Богус.
        Бигги совсем выбилась из сил, она спала на кушетке в бильярдной. Богус стоял с биноклем один, но Коут услышал, что он сказал. Когда Богус заметил, что Коут смотрит на него, он опустил бинокль.
        - Он хорошо выглядит, правда? - спросил Коут.
        - Угу, - буркнул Трампер. Он перевел взгляд на Бигги. - Я не буду ее будить, - сказал он. - Попрощайся с ней за меня.
        И все же он подошел на цыпочках к тому месту, где она лежала; казалось, он чего-то ждал.
        Коут сделал вид, будто смотрит на море, но Трампер по-прежнему чувствовал себя скованно, тогда Коут вышел из бильярдной. После чего Богус наклонился над Бигги и быстро поцеловал ее в лоб, но не успел он выпрямиться, как она запустила пальцы в его волосы и, легонько дернув, застонала во сне.
        - Коут? - позвала она. - Он уехал?
        Он уехал, не беспокойся. Он заставил Данте остановиться на вокзале в Бате и заправить жестяную коробку в задней части лимузина льдом. В Бринсвике он купил бутылку «Джек Дэниеле», а в магазине «Вулворс» через дорогу - стакан.
        К тому времени, как они достигли границы с Массачусетсом, он отключился. Он сидел на роскошном заднем сиденье с плотно заткнутым стеклянным дозатором и пил до тех пор, пока тонированные стекла лимузина не стали казаться ему темно-зелеными, несмотря на то, что день становился все ярче и ярче. В бесшумном, охлаждаемом кондиционером «мерседесе» он подскакивал на сиденье, словно мертвый король, которого везли в обложенном подушками гробу обратно в Нью-Йорк.

«Почему в Нью-Йорк?» - удивился он. Потом он припомнил, что это потому, что туда надо Данте. Вытащив свой конверт с деньгами, он принялся рассеянно пересчитывать их, насчитав то ли пятнадцать, то ли восемнадцать сотен плюс-минус сотня или около того. У него ни разу не получилась одна и та же сумма, поэтому, пересчитав раза четыре, он засунул конверт с деньгами обратно в карман и забыл о нем.
        Но Данте, который все это видел, впервые подумал, что этот придурок на заднем сиденье, вероятно, не так уж и богат. Кто же так считает деньги?
        К тому моменту, как они добрались до Нью-Хейвена, Трампер уже так набрался, что Данте не стал даже спрашивать, можно ли остановиться. Он позвонил в Нью-Йорк и выслушал нагоняй от начальства и слезливые упреки и причитания от жены.
        Когда он вернулся в машину, Трампера так развезло, что он просто не понимал, что говорит ему Данте.
        А Данте хотел предупредить Трампера, что «они» ждут его в Нью-Йорке.
        - Вы имеете в виду копов? - спросил Данте у своего начальства. - Что им от него надо?
        - Бери выше: не обычные копы, - ответили ему.
        - О, вот как! А что он такое натворил?
        - Они считают, что он полный придурок, - ответили ему.
        - О черт! Но ведь это не преступление?
        Данте заткнул дозатор наглухо и с трудом привел Трампера в более или менее вменяемое состояние. Затем Данте решил, что пусть будет как будет; он шутливо помахал Трамперу через стакан. Тот улыбнулся и помахал в ответ.
        Теперь Данте почти полюбил этого недоумка: чем-то этот тип растрогал его. Еще до того, как они покинули Мэн, он переменил свое мнение насчет этого парня. Он попросил у Трампера разрешения остановиться у магазина подарков, где хотел купить сувениры своей жене и детишкам.
        Трампер позволил, и Данте вошел внутрь магазина, разглядывая пластиковых омаров и акварели с видами моря на кусках плавникового дерева. А Богус тем временем принялся рассматривать фотографии, которые дал ему перед отъездом Коут. Это была целая пачка фотографий Кольма, больших, восемь на десять: Кольм на отмели, Кольм в лодке, Кольм на берегу в снежную бурю (так, значит, они переехали еще зимой!), Кольм, позирующий на коленях Бигги. Все они были просто чудесными.
        Но последняя фотография повергла Трампера в шок. Возможно, Коут выбирал фотографии второпях и вовсе не хотел давать ему этот снимок, поскольку он явно выпадал из серии. Это была крупным планом снятая обнаженная женщина, искаженная широкоугольником. Центром композиции была ее промежность; она лежала на поле в такой позе, что фактура травы меж ее раздвинутых ног практически совпадала с фактурой волос на лобке; должно быть, в этом и заключалась идея фотографии. Объектив делал выпуклым пространство вокруг нее, оставляя лицо женщины маленьким, далеким и нечетким. Зато ее дырка попадала в самый что ни на есть фокус!

«Мать-Земля?» - подумал Трампер. Фотография ему не понравилась, но он понимал, что если Коут положил ее не по ошибке, если Коут дал ему ее преднамеренно, то это был щедрый жест, сделанный из самых лучших побуждений - поистине в духе Коута. Жест, так же как и сам Коут, поразительно дурного вкуса. Обнаженной была не кто иная, как Бигги.
        Трампер поднял глаза и увидел возвращавшегося Данте. Он открыл заднюю дверцу машины, намереваясь показать Трамперу, что он купил для своих детишек: три надувных пляжных мяча и три футболки с надписью «МЭН!» на груди; под надписью красовался большой омар, задиравший кверху свои клешни.
        - Очень хорошие подарки, - похвалил Трампер. - Очень!.
        Затем Данте увидел фотографии Кольма и, прежде чем Трампер успел остановить его, взял всю стопку и принялся просматривать.
        - Я хочу вам сказать, сэр, - улыбнулся он, - что у вас очень красивый мальчик. - Трампер отвел взгляд в сторону, и Данте, растерянный, добавил: - Я догадался, что он ваш. Он на вас очень похож.
        Затем Данте дошел до фотографии с дыркой Бигги, и, хотя он попытался не смотреть на нее, отвести глаза он не смог. Наконец, усилием воли, он сунул фотографию в самый конец и протянул всю пачку обратно Трамперу.
        Трампер попытался улыбнуться.
        - Очень здорово, - сказал Данте Каличчио, изо всех сил стараясь не дать губам скривиться.
        Затем я определил, что вокруг меня Нью-Йорк. Старое доброе «Джек Дэниелс», крепостью в 90 градусов, колыхалось в моем мозгу, его жгучий осадок осел на моем языке таким толстым слоем, что я мог бы его жевать.
        Я видел, как они собираются достать меня. Они стучали в стекла, как ненормальные, дергали дверцы за ручки и кричали моему звероподобному, добросердечному шоферу:
        - Каличчио! Открывай, Каличчио!
        Когда они распахнули мою дверцу, то я наградил первого из них ударом в лоб этой замечательной квадратной бутылкой, в которую «Джек Дэниеле» наливает свое замечательное виски. Кто-то помог упавшему подняться, после чего они снова взялись за меня.
        Все было ничего, пока они сохраняли дистанцию, но как только они приблизились, я потерял ориентацию. Я смог различить моего доброго Данте, умолявшего их обращаться со мною помягче. Он делал это весьма убедительным способом: он хватал их за горло своими лапищами и давил, пока они не начинали странно хрипеть и пятиться от меня в сторону.
        - Вот так, вот так, - приговаривал он. - Не смейте причинять ему боль, он ничего такого не сделал. Я хочу сделать ему маленький подарок. Позвольте мне это, пожалуйста! - Затем, понизив голос, он добавил что-то вроде этого: - Так вы хотите сберечь свои зубы или я трансплантирую их вам в ваши задницы, чертовы педики?
        Они рвали меня в одну сторону, а Данте в другую. Затем с одной стороны меня дернули чертовски сильно, и кто-то из них заорал благим матом, что его убивают, а кто-то другой начал блеять козлом, и я остался совсем один и на мгновение оказался свободен. Затем мой ангел-хранитель, Данте Каличчио, полез к себе в трусы - куда-то промеж яиц, прямо в святая святых - и оттуда, думаю, из того самого места, извлек какой-то смятый предмет и сунул его мне за пазуху, тяжело дыша и приговаривая:
        - Вот так, вот так! Ради бога… я думаю, вам понадобится все до последнего… А теперь делайте ноги, если вы такой ловкач, бегите!
        Затем все снова пришло в сумасшедшее движение, и в отдалении я различил Данте, который жонглировал двумя игрушечными человечками. Каждый из них весил, должно быть, не более десяти фунтов, потому что Данте просунул одного через ветровое стекло машины, а другого сбил с ног, словно тряпичную куклу, потом я больше ничего не видел, поскольку все роящиеся вокруг меня люди решили включиться в ту забаву, в которую играл Данте.
        Затем они снова схватили меня. Они везли меня в машине со опущенными стеклами, заставив высунуть голову наружу, - видимо, они решили, что мне нужен воздух. Но я не настолько был в отключке, чтобы позабыть о скомканном предмете у меня за пазухой, и, когда меня повезли на лифте вверх, я тихонько вытащил его и украдкой взглянул на него. Это были деньги - я не мог сообразить сколько, - и один из тех парней, что ехали со мной в лифте, забрал их у меня.
        Я догадался, что я в лифте и что мы в каком-то отеле. Но все, о чем я подумал тогда, было: «Кто же прячет деньги промеж яиц?»
        Глава 33
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ОРДЕН ЗОЛОТОГО ЧЛЕНА
        Во время посещения Тюльпен я либо дремал, либо пристально смотрел, резко распахивая глаза, как если бы внезапно испугался, таращился в разные стороны, изображая полное оцепенение, будто я увидел нечто ужасное.
        Ральф пришел навестить меня позже, после полудня, объявил меня мертвяком и спросил у Тюльпен, как выглядит мой новый член.
        Но она была встревожена по-настоящему и шикнула на него.
        - Я еще не видела, - сказала она. - Он продолжает бредить. Он не понимает, где находится.
        Ральф обошел кровать; он принес письма, и под предлогом поиска места, куда бы их положить, заглянул за задернутую ширму, за которой лежал мой сосед по палате - хлюпающий внутренностями пожилой джентльмен с полным набором входящих и выходЛцих наружу трубок.
        - Давай попросим сестру, - предложил Ральф.
        - О чем?
        - Можно ли нам взглянуть на него, - пояснил Ральф. - Может, нам можно просто приподнять простынь?
        Я выкатил глаза и забормотал на немецком, желая произвести на них еще большее впечатление.
        - Он сейчас в своем нацистском периоде, - объявил Ральф, а я лежал, словно мне сделали ло-ботомию, ожидая, когда они начнут любезничать или нежно касаться друг друга. Но они ничего такого не говорили; не похоже даже, чтобы они ладили между собой, и я задался вопросом: уж не разгадали ли они мое притворство и не изображают ли поэтому спокойствие?
        Затем они наконец-то ушли. Я слышал, как Тюльпен спросила сестру, когда придет Виньерон и не собираются ли меня сегодня к вечеру выписывать. Но я не слышал, что ответила сестра, - мой сосед избрал именно этот момент для того, чтобы громко произвести отливание или вливание чего-то, и, когда он закончил свое ужасное бульканье, они уже ушли.
        Мне нужно было встать и помочиться, но когда я пошевелился, то задел жестким стежком шва о верхнюю простыню и так дико заорал, что целая стайка сестер мгновенно впорхнула в палату, а старый джентльмен забулькал во сне всеми своими шлангами.
        Две сестры отвели меня под руки в ванную, и мне пришлось держать больничную рубашку перед собой, на манер стрелы грузоподъемного крана, чтобы не задеть свой раненый орган.
        Я совершил глупую ошибку, глянув на него до того, как начал мочиться. Отверстия я не увидел - его покрывали струпья и черные, стягивающие стежки, что напоминало мне о кончике кровяной сосиски. Я уклонился от мочеиспускания, попросив сестру принести мою почту.
        Письмо оказалось от моего старого руководителя диссертации, доктора Вольфрама Хольстера. Он вложил в конверт статью из «Бюллетеня северогерманских языков», написанную одним из известных знатоков сравнительной литературы из Принстона, доктором Хагеном фон Тронегом, сетовавшим на недостаточную изученность древних языков северогерманской цепочки. С точки зрения доктора Тронега, «…никакое глубинное понимание религиозного пессимизма в произведениях норвежского, шведского, датского, ирландского и языка Фарерских островов невозможно до тех пор, пока не будет поставлена задача обновить те немногие, имеющиеся у нас переводы и пока мы не возьмемся за новые переводы с восточного древнескандинавского, западного древнескандинавского и нижнего древнескандинавского языков». В комментарии доктора Вольфрама Хольстера содержалась мысль, что ситуация для публикации поэмы «Аксельт и Туннель» определенно «созрела».
        В постскриптуме Хольстер выразил свое сочувствие по поводу, как он выразился,
«моей ситуации», о которой ему стало известно. Заканчивал он так: «Руководитель диссертации редко имеет возможность вторгаться в эмоциональные проблемы диссертантов; однако, учитывая крайнюю необходимость и своевременность данного проекта, я чувствую, что руководителю следует проявить персональное участие и постараться быть как можно более конструктивно-снисходительным, но и конструктивно-критичным». В конце он сделал приписку: «Дайте мне знать, Фред, как продвигается перевод „Аксельта и Туннель“.
        Этот постскриптум в больничном туалете вызвал у меня сначала приступ смеха, потом слез. Я бросил письмо Хольстера в унитаз, и это придало мне смелости пописать на него.
        Во время моего бродяжничества по Европе в состоянии ступора я дважды писал Хольстеру. Первое послание было длинным и сплошь лживым, в нем я описывал свое исследование трагической истории исландской королевы Брунгильды в смысле ее возможной схожести с Королевой Темного Моря из поэмы «Аксельт и Туннель». Разумеется, никакой Королевы Темного Моря в «Аксельте и Туннель» нет и в помине.
        Другим моим посланием к Хольстеру была почтовая открытка. Это был маленький фрагмент великой картины Брейгеля «Избиение невинных младенцев». Маленьких детишек и грудных младенцев вырывали из рук их матерей; руки их отцов, которые пытались освободить своих чад, безжалостно рубили. «Привет! - написал я на обороте открытки. - Как жаль, что вас здесь нет!»
        Немного погодя одна из сестер вошла в ванную спросить, все ли у меня в порядке. Она проводила меня обратно к постели, на которой мне полагалось дожидаться прихода Виньерона для выписки.
        Я просмотрел остальную корреспонденцию. Среди прочего я нашел большой пухлый конверт от Ко-ута с документами о разводе. Подразумевалось, что я должен это подписать. Записка Коута советовала мне ничего не читать: документы составлены в
«дурном стиле», предупреждал он меня, чтобы развод воспринимался серьезно. Я не понял, кто должен был воспринимать развод серьезно, поэтому, не вняв совету, прочитал. Там говорилось о моем «непристойном и развратном поведении и частых адюльтерах». И о том, что я «бессердечно бросил жену, сложив с себя всякую ответственность», а также о моем «граничащем с идиотизмом инфантилизме».
        Изложение сути выглядело сухим и немногословным, поэтому я подписал все. Мне это ничего не стоило.
        Остаток корреспонденции не являлся корреспонденцией вовсе. Конверт был запечатан, он был от Ральфа, но на нем отсутствовали марка и штамп. Подарок с пожеланием выздоровления? Шутка? Пророческий символ?
        В нем оказалось что-то вроде диплома.

«ОРДЕН ЗОЛОТОГО ЧЛЕНА
        Поздравляем!
        Данный Документ Удостоверяет,
        Что ФРЕД БОГУС ТРАМПЕР,
        Продемонстрировавший Небывалое Мужество, Доблесть, Храбрость и Фаллическую Выносливость, Неустрашимо Выдержавший Хирургическую Коррекцию своего Member Virile, Успешно Перенесший Страшную Уретротомию с Наложением Не Менее Пяти (5) Швов, Отныне и Навечно
        Именуется Полным Рыцарем Братства Ордена Золотого Члена и,
        Следовательно,
        Даруется Всеми Причитающимися Ему Привилегиями и Правом Бахвальства».
        Диплом подписали Жан Поль Виньерон, Главный Исполняющий Хирург, и Ральф Пакер, Главный Писец & Член. Но где же, удивился я, подпись Тюльпен, Главной Заинтересованной Госпожи?
        Трампер был все еще не в себе, когда Виньерон явился его выписывать.
        - Ну что ж, все идет просто замечательно, - заявил он. - Ведь вам не так уж и больно мочиться?
        - Нормально, - пробормотал Трампер.
        - Вам следует вести себя осторожно, чтобы не зацепиться швами за нижнее белье и постель, - предупредил Виньерон. - Лучше всего, если вы побудете дома несколько дней без одежды.
        - Я так и хотел, - буркнул Трампер.
        - Швы отпадут сами по себе, но я бы хотел взглянуть на вас через неделю, просто затем, чтобы убедиться, что все в порядке.
        - А что, имеются какие-то причины подозревать осложнения?
        - Разумеется, нет, - заверил его Виньерон. - Но так принято, что после операции требуется осмотр.
        - Меня может не быть здесь, - сказал Трампер. Кажется, Виньерона беспокоило его равнодушие.
        - С вами все в порядке? - спросил он. - Я хочу сказать, вы себя хорошо чувствуете?
        - Со мной все в порядке, - заверил его Трампер. Догадавшись, что он заставляет Виньерона нервничать, Богус попытался поправить ситуацию. - Никогда в жизни не чувствовал себя лучше, - соврал он. - Я просто другой человек. Совсем не такой, каким был раньше.
        - Ну что ж, - сказал Виньерон. - Я не в том положении, чтобы поручиться за это.
        Разумеется, Виньерон был прав. Он всегда был прав. Надевать на себя что бы то ни было оказалось сущим адом.
        Трампер облегчил себе положение тем, что пристроил прокладку из марлевой ткани на краешек своего многострадального пениса. Это предохраняло швы от цепляния за белье; вместо этого, они цеплялись за марлевую прокладку. Хождение требовало невероятных ухищрений. Оттягивая одной рукой вперед ширинку, он ковылял на полусогнутых ногах, как человек, который несет раскаленный уголек в бандаже для мошонки. Люди удивленно смотрели на него.
        Он прихватил с собой всю почту вместе с дурацким подношением Ральфа. В метро он уставился на чопорную супружескую пару, которая всем своим видом демонстрировала, что они страшно сожалеют, что не взяли такси. Он подумал: не хотите ли взглянуть на мой диплом?
        Но когда он добрался до Виллидж, на него перестали обращать внимание. Здешние жители всегда ходили довольно странно, и он выглядел не более странным, чем добрая половина тех, кто попадался ему по пути.
        Остановившись на лестничной площадке, чтобы достать из кармана ключи от двери Тюльпен, он услышал, как она плещется в ванне. Она с кем-то разговаривала, и он застыл на месте.
        - Это очень упрощенный подход - пытаться объяснить сложных и глубоких людей или, скажем, сложные вещи при помощи общих схем и поверхностного анализа. Но я также полагаю, что не следует считать, будто все люди глубоки и сложны. Я хочу сказать, что мотивы Трампера на деле лежат на поверхности… Может, он и есть сама поверхность, всего лишь поверхность… - Она замолкла, и Трампер услышал, как она вылезла из ванны. Потом она сказана: - Хватит, пусть теперь будет ночь.
        Отвернувшись от ее дверей, он захромал по лестничной площадке к лифту, затем - на улицу к прохожим. «Пусть теперь будет ночь», - подумал он.
        Если бы он немного подождал, то он бы услышал, как сцена оборвалась и как Ральф заорал на Кента, а Тюльпен велела им обоим убираться.
        Но я прямиком направился в студию на Кристофер-стрит, где вторгся во владения Ральфа, преодолев все его хитрые приспособления и целую систему замков. Я знал, что искал; мне нужно было кое-что сказать.
        Я нашел обрезки лент, которые Ральф называл не иначе как «жировой тканью». Это были куски затянутых эпизодов или сцен, которые Ральф счел слабыми в том или ином смысле. Тюльпен развешивала их в кладовой своей монтажной комнаты.
        Я не хотел уничтожить что-нибудь ценное - я всего лишь хотел воспользоваться отснятым материалом, который, как я знал, считался второсортным. Я пересмотрел кучу пленки. Кусок со мной, Кольмом и Тюльпен в метро получился интересным. Я также нарыл длинный эпизод со мной одним, когда я выходил из зоомагазина в Виллидж, держа в каждой руке по банке с рыбкой - подарок для Тюльпен, - видно, что я в благостном настроении. Хозяин магазина напоминает немецкого пастуха, вырядившегося в гавайскую спортивную рубаху. Он еще долго машет мне вслед после того, как я выхожу из кадра.
        Монтаж получился немного грубоватым; я знал, что у меня мало времени, но мне хотелось еще наложить звук поверх смонтированного куска.
        Мой «петушок» дергало так сильно, что я снял брюки вместе с трусами и расхаживал по студии с голым задом, стараясь обходить углы столов и спинки стульев. Затем я снял и рубашку, поскольку она цеплялась за самый кончик, особенно когда я садился.
        Когда я закончил, уже начало темнеть; я передвинул проектор на место в демонстрационную и опустил экран вниз, чтобы они сразу догадались, что для них что-то приготовлено. Затем я прокрутил пленку, просто затем, чтобы проверить.
        Бобина получилась очень короткой. Я пометил банку, наклеив на нее надпись «КОНЕЦ ФИЛЬМА»; затем перезарядил проектор и, вставив пленку куда надо, настроил резкость. Им оставалось лишь включить аппарат, после чего они увидели бы следующее.
        Богус Трампер едет со своим сыном в метро; красивая девушка с потрясающей грудью, которая заставляет Кольма смеяться, а Трампера то и дело касаться ее, - это Тюльпен. Они о чем-то секретничают, но звук отсутствует. Затем мой голос за кадром произносит: «Тюльпен, прости. Но я не хочу ребенка».
        ОБРЫВ.
        Богус Трампер выходит из зоомагазина, у него в руках по банке с рыбками, и немецкий пастух в гавайской спортивной рубахе машет ему на прощание рукой. Трампер не оборачивается, но его голос за кадром произносит: «Пока, Ральф, я больше не хочу быть в твоем фильме».
        Это была очень короткая бобина, и, помню, я подумал, что они не успеют уснуть, пока будут просматривать ее.
        Я принялся искать свои веши, когда в студию вломился Кент с какой-то девицей; Кент всегда таскает девиц в студию, когда уверен, что там никого нет. Тогда он может прихвастнуть, будто все в ней принадлежит ему одному или что он один отвечает за всю эту механику.
        Он страшно удивился, увидев меня. Он заметил, что на мне зеленые носки. И я не думаю, чтобы его девушка когда-нибудь подозревала, что мужской член может выглядеть таким страшным, как мой.
        - Привет, Кент! - произнес я. - Ты не видел мои шмотки, а?

* * *
        Они обсуждали операцию, вместе с тем Кент пытался подбодрить свою подружку, а Трампер лихорадочно прилаживал марлевую прокладку и натягивал одежду. Затем Богус сказал Кенту, чтобы тот ни под каким предлогом не просматривал маленькую бобину, которая вставлена в проектор, - Тюльпен и Ральф должны увидеть это вместе. Он также попросил Кента быть настолько любезным, чтобы ничего не трогать, пока они не соберутся все вместе для просмотра фильма. Кент прочитал наклейку на банке с бобиной.
        - Какого фильма? - спросил он.
        - Смотри, Кент, отвечаешь за это своей задницей, - пригрозил ему Трампер. Затем он вышел на улицу, придерживая перед собой оттопыренную ширинку.
        Ему следовало подождать. Если бы он немного подождал, то Кент успел бы рассказать ему об эпизоде в ванной, который они отсняли. А если бы он задержался еще подольше, то он, возможно заметил бы, что Ральф и Тюльпен пришли в студию порознь, или хотя бы то, что они пришли с разных сторон.
        Но он не стал ждать. Позже он задумался над тем, почему у него вошло в привычку так стремительно терять над собой контроль и уезжать. Потом, когда Тюльпен разъяснила ему все насчет своих отношений с Ральфом, вернее, их отсутствия, он был вынужден признать, что никакой мало-мальски убедительной причины для отъезда у него не было. На самом деле, заметила Тюльпен, он просто заранее вбил себе в голову, что ему надо уехать, а тот, кто хочет найти причину для отъезда, всегда ее найдет. Спорить он не стал.
        Однако сейчас он со своим новым, еще сырым мужским инструментом совершает небольшую утреннюю прогулку, затем идет к Тюльпен, удостоверившись, что она отправилась в студию. Там он прихватил кое-что из своих вещей и кое-что не свое: он украл банку из-под хлопьев и ярко-оранжевую рыбку для Кольма.
        Путешествие до Мэна автобусом было долгим и утомительным. Остановки у заправочных станций казались бесконечными, а в Массачусетсе обнаружилось, что мужчина на заднем сиденье умер - что-то вроде сердечного приступа, решили остальные пассажиры. Мужчина собирался сойти в Провиденсе, в Род-Айленде.
        Никто не отважился прикоснуться к умершему, поэтому Богус вызвался снять его с автобуса, что едва не стоило ему нового органа. Видимо, все остальные опасались чем-нибудь заразиться, но Богуса больше всего поразило, что никто не знал этого человека. Водитель, заглянув в бумажник умершего, выяснил, что он жил в Провиденсе. Общая реакция была такой: проще умереть, чем проехать свою остановку.
        В Нью-Хэмпшире Богус почувствовал необходимость завести с кем-нибудь знакомство и поговорить, и он завязал беседу с бабушкой, которая возвращалась после визита к дочери и зятю.
        - Мне просто непонятно, как они живут, - пожаловалась она Богусу. В подробности она не вдавалась, и он посоветовал ей не беспокоиться.
        Он показал ей рыбку, которую вез Кольму. На протяжении всего пути он наполнял банку из-под хлопьев свежей водой на каждой остановке. По крайней мере, помирать рыбка не собиралась. Затем он заснул, и водителю автобуса пришлось будить его.
        - Мы в Бате, - объявил он, но Трампер был уверен, что он еше в преддверии ада. «Ну что может быть хуже? - подумал он. - А там я уже бывал».
        То, что отличало его второе бегство от первого, не было связано с его физическим состоянием. На этот раз все обстояло проще, к тому же, если честно, то уезжать он не хотел. Он точно знал лишь одно, что ни разу в жизни ничего не довел до конца, и чувствовал необходимость, почти жизненно важную, найти что-то такое, что он смог бы закончить.
        Это заставило его вспомнить о письме доктора Вольфрама Хольстера, которое он спустил в унитаз в больничном туалете и полил своей кровавой мочой. Вот тогда-то он решил закончить перевод «Аксельта и Туннель».
        Как бы там ни было, но это решение улучшило его настроение, хотя он понимал, что перевод с нижнего древнескандинавского занятие слишком эксцентричное, чтобы помочь настроиться на позитивный лад.
        Это было все равно как если бы человек, которого вся семья много лет уговаривала заняться чем-нибудь, однажды вечером уселся читать книгу и, сидя на кухне, был потревожен. К нему ввалились его близкие, которые над чем-то смеялись, и человек набросился на них в гневе, швыряя стулья, нанося удары и на чем свет стоит осыпая их руганью; тогда они, побитые, все в синяках, попрятались под столом. А человек повернулся к своей насмерть перепуганной жене и с вызовом произнес:
        - Я намерен закончить читать эту книгу.
        И возможно, кто-то из побитых членов семьи отважился фыркнуть:
        - Большое дело!
        Но тем не менее, это решение придало Трамперу что-то вроде хрупкой отваги, и он даже набрался духу позвонить Бигги и Коуту и попросить приехать за ним на автобусную станцию.
        На звонок ответил Кольм, и та боль, которую он ощутил, услыхав голос сына, была куда более острой, чем та, которую он испытывал, пытаясь протолкнуть мочу через свой заштопанный член. Однако он сумел выговорить:
        - Кольм, а у меня для тебя есть кое-что.
        - Рыбка? - воскликнул Кольм.
        - Живая, - добавил Трампер и глянул на банку, чтобы еще раз убедиться в этом.
        Рыбка чувствовала себя превосходно, возможно, от длительного бултыхания в банке из-под хлопьев у нее возникла морская болезнь, и она, определенно, выглядела очень хрупкой и маленькой, но, слава богу, все еще продолжала плавать.
        - Кольм? - позвал Трампер. - Дай мне Коута или маму. Пусть кто-нибудь из них приедет за мной на автобусную станцию.
        - А та леди тоже с тобой? - спросил мальчик. - Как ее зовут?
        - Тюльпен.
        - Ага, Тюльпен! - обрадовался Кольм. Он явно очень ее полюбил.
        - Нет, она со мной не приехала, - ответил Трампер. - Как-нибудь в другой раз.
        Глава 34
        В ЖИЗНЬ В ИСКУССТВЕ. ПРЕЛЮДИЯ К ТАНКУ НА ДНЕ ДУНАЯ
        Ты настоящая задница, Меррилл. Ты все время отирался в «Америкэн экспресс», поджидая какую-нибудь потерявшуюся маленькую девочку. Полагаю, ты нашел ее, и она потеряла тебя, Меррилл.
        Арнольд Малкай говорил мне, что это случилось осенью.
        Беспокойная пора, Меррилл, да? Всегдашнее желание найти кого-нибудь, с кем можно скоротать зиму.
        Я представляю себе, как все происходило; я хорошо знаком со всеми твоими приемчиками в «Америкэн экспресс». Я помогал тебе в этом; ты умел напускать на себя потрясающий вид. Эдакий бывший летчик-истребитель, экс-гранд-призер, автогонщик, потерявший контроль над собой и, вероятно, жену, бывший писатель в ступоре, бывший художник с иссякшими красками. Я никогда толком не знал, кем ты был на самом деле. Безработным актером? Но выглядел ты потрясающе; ты обладал аурой экс-героя, бывшего кого-то. Бигги верно выразилась на твой счет: женщинам нравится думать, что они способны вернуть тебя к жизни.
        Я помню, как напротив «Америкэн экспресс» выгрузился туристический автобус из Италии ~ целое сборище шныряющих бездельников, разглядывающих тряпки, считающих деньги. Из автобуса посыпалась разношерстная публика. Дамы в возрасте, неуверенно говорящие на английском, ожидающие приключений, не строящие из себя иностранок и задавак. Затем появились туристки помоложе, смущавшиеся при одной мысли, что их могут принять за одно целое с подобной публикой. Они старались держаться особняком и делали вид, будто свободно говорят на четырех языках. Они задирали нос перед своими парнями-спутниками. Ни их фотоаппараты, ни их багаж не привлекали внимания. Ты всегда выбирал самую хорошенькую, Меррилл. И на этот раз ты выбрал Полли Греннер.
        Я представляю, как все происходило. Девушка у информационной стойки, вероятно, с табличкой «Европа за пять долларов в день», пробегала глазами список пансионов, которые она могла себе позволить. Ты небрежно подошел к стойке и что-то быстро сказал по-немецки клерку - задал какой-нибудь ничего не значащий вопрос, вроде: не оставил ли кто-нибудь для тебя записку? Однако немецкий произвел на Полли впечатление, - по крайней мере, она бросила на тебя взгляд, затем отвернулась, когда ты посмотрел на нее, притворившись, будто читает что-то интересное.
        Потом, как бы между прочим, ты перешел на английский, и этот язык убедил ее, что ты, и никто другой, можешь вычислить, что она американка.
        - Попытайте счастья в пансионе «Доблер». Неплохое местечко на Планкенгаззе. Или в
«Вейзесс Хафе» на Энгельсштрассе; хозяйка там говорит по-английски. До обоих пансионов можно дойти пешком. У вас много багажа?
        Решив, что это приставание, она лишь кивком указала на свой багаж; затем стала ждать, готовая отклонить твое джентльменское предложение помочь донести сумки.
        Но ты этого не предложил, да, Меррилл? Ты сказал:
        - О, тут и нести нечего, - и поблагодарил парня за информационной стойкой на своем рафинированном немецком, когда тот повернулся, чтобы сказать, что никакой записки тебе не оставляли. - Auf Widersehen[До свидания (нем.).] , - произнес ты и вышел на улицу - если только она дала тебе уйти. Должно быть, Полли не дала тебе этого сделать, Меррилл.
        А что было потом? Твоя обычная дурашливая экскурсия по старой Вене.
        - Что тебя интересует, Полли? Романский или нацистский период?
        Потом ты поведал ей кое-что из вымышленной тобой истории, да, Меррилл?
        - Ты видишь это окно, третье от угла на четвертом этаже?
        - Да.
        - Как раз там он и прятался, когда все искали его.
        - Кто?
        - Великий Вебер.
        - О…
        - Каждую ночь он пересекал площадь. Друзья оставляли ему еду вот в этом фонтане.
        И Полли Греннер ощутила, как старинные тайны и романтический дух Вены оседают на ней, словно пыль со Священной Земли. Великий Вебер! Кто он был такой?
        - Убийца снимал комнату в доме напротив - вот здесь.
        - Убийца?
        - Дитрих, чертов ублюдок! - И ты глянул на окно убийцы, словно неистовый поэт. - Всего одна пуля, и вся Европа оказалась осиротевшей.
        Полли Греннер пристально разглядывала фонтан, в котором друзья оставляли еду для великого Вебера. Но кто был этот великий Вебер?
        Темный, старинный город мерцал вокруг нее, словно горящие угли, и Полли Греннер спросила:
        - А что ты делаешь в Вене? - И что за тайну ты выдумал для нее, Меррилл?
        - Я тут благодаря музыке, Полли. Понимаешь, я когда-то играл…
        Или более загадочно:
        - Видишь ли, Полли, мне пришлось уехать… Или более проникновенно:
        - Когда моя жена умерла, я хотел порвать с оперой. Но почему-то не смог сделать этого…
        Что было потом, Меррилл? Возможно, твое Эротическое Артистическое Турне? И если погода была теплая, ты наверняка повел Полли в зоопарк. Медленная прогулка через Шенбрунн-Гарденс. Когда-то ты говорил мне, Меррилл, что животные стимулируют сексуальные чувства. Глоток вина на террасе, наблюдение за тем, как жирафы трутся шеями. После чего серьезно и убедительно:
        - Разумеется, здесь все разбомбили…
        - Зоопарк?
        - Во время войны.
        - Как ужасно для животных!
        - О нет. Большинство из них были съедены еще до бомбежки.
        - Их съели люди?
        - Голодные люди, да… - Тут ты напустил на себя вселенскую скорбь, задумчиво протягивая слону арахис. - Разве это не естественно, а? - обратился ты к Полли Греннер. - Когда мы голодны, мы их едим. А сейчас мы их кормим. - Могу себе представить, как проникновенно ты произнес это.
        А что потом?
        Может быть, ты ожидал срочное письмо и спросил Полли, не возражает ли она побыть у тебя в квартире пару минут, пока ты проверишь, не пришло ли оно? Она, разумеется, не возражала.
        Или где-то здесь разговор зашел о купании, потому что ночи стояли теплые, из-за чего возникло милое замешательство на предмет того, что нужно зайти к тебе за твоим купальным костюмом, а потом пойти к ней, за ее купальником. О, ты вел себя просто неподражаемо галантно, Меррилл!
        Но ты вел ее к этому, Меррилл. Ты просто должен был завести разговор о танке на дне Дуная, верно? Правда или нет, но ты упомянул о нем.
        - Die Blutide Donau, - произнес ты. - Кровавый Дунай. Ты читала об этом?
        - Это книга?
        - Да. Голдсмита. Но разумеется, она не переведена.
        Затем ты прокатил ее по Пратеру.
        - Что это за машина?
        - «Зорн-Витвер-54». Довольно редкая. Пересекая канал, ты поведал ей леденящую кровь историю Голдсмита о реке.
        - «Сколько людей на дне Дуная? Сколько копий сломано за тысячи лет войны? Читайте реку! - пишет Голдсмит. - Это ваша история. Читайте реку».

«Кто такой Голдсмит? - задумалась Полли, Красотка Полли. - И кто такой великий Вебер?» Потом ты сказал:
        - Я знаю часть реки, часть этой истории! - Ей пришлось ждать конца многозначительной паузы. - Помнишь 9-ю дивизию Пантер? - спросил ты и потом продолжил, не дожидаясь ответа: - В канун Нового 1939 года 9-я дивизия выслала вперед два танка-разведчика во Флоридсдорф. Нацисты хотели перебросить танковую дивизию в Чехословакию, и их техника выстроилась вдоль Дуная. Во Флоридсдорфе танки-разведчики сами напрашивались на неприятности. В тех краях Сопротивление стояло насмерть, и танки намеревались, совершив рейд вдоль реки, пресечь любые попытки диверсии. Ну так вот, они получили то, что искали. Один из них разорвало на кусочки прямо перед заводом, производящим сухое молоко. Экипаж второго охватила паника. Он заблудился среди одинаковых складов Флоридсдорфа и закончил свой путь на дне Старого Дуная - старого канала, который перекрыт. Ты видела? Мы только что проехали через него.
        - Да, да, - закивала Полли, история потрясла ее.
        Затем ты остановил «зорн-витвер» у Гелхафтс-Келлера, Меррилл. Ты открыл дверцу машины для Полли, и она пробормотала:
        - Что случилось?
        - С кем?
        - С танком.
        - О, с танком… Видишь ли, он погиб.
        - Да…
        - Не забывай, это был канун Нового года. Очень холодно было. А эти неуемные парни из Сопротивления, они его преследовали…
        - Но как можно преследовать танк?
        - Действуя на психику, - ответил ты. - Они прятались в зданиях, стараясь вывести танк из строя гранатами. Разумеется, танк тоже постарался: он разнес в пух и прах половину пригорода. Но они продолжали преследовать его и загнали к пристани, прямо в старый канал. Отрезали путь к отступлению, понимаешь? Вода здесь тихая и мелкая, поэтому хорошо замерзает; они заставили эту громадину сигануть на лед. Это был его единственный шанс прорваться. Ну так вот, танк был уже на середине реки, когда они швырнули несколько гранат на лед… Разумеется, танк затонул.
        - Ой, - воскликнула Полли Греннер, дивясь как истории, так и окружающим мрачным стенам Гелхафтс-Келлера, через которые ты вел ее, Меррилл, прямо на пристань.
        - Вот, - сказал ты, - показывая на Старый Дунай, где на маленьких лодках с фонарями пла-вали влюбленные и подвыпившие гуляки.
        - Что? - спросила она.
        - Там танк - именно в этом месте он провалился под лед. Там они потопили его.
        - Где? - спросила Полли Греннер, и ты нежно притянул ее головку к своей, заставив смотреть в направлении твоей руки на какую-то точку в воде.
        И ты прошептал:
        - Там! Именно там он пошел ко дну. И он по-прежнему там…
        - Не может быть!
        - Может!
        Потом она спросила тебя, за каким чертом ты притащил с собой сигнальный фонарь? Ты настоящая задница, Меррилл…
        Именно эти слова выкрикнул Трампер, когда федералы[Федералы - представители федеральных органов] , если только это были они, вытащили его из лифта на десятом этаже нью-йоркского отеля «Варвик».
        Хорошо одетая пара, поджидавшая лифт, удивленно уставилась на амбалов, тащивших Трампера по коридору.
        - Добрый вечер, - поздоровался один из федералов.
        - Добрый вечер, - неуверенно отозвалась пара.
        - Ты настоящая задница, Меррилл, - пробормотал Трампер.
        Его отвели в номер 1028, двухместный, расположенный в углу, выходивший с авеню Америка на парк. С десятого этажа Нью-Йорк, определенно, выглядел забавным.
        - Ты просто задница, - сказал Трампер Арнольду Малкаю.
        - Засуньте его в душ, ребята, - велел парням Малкай. - Да сделайте воду похолодней.
        Они так и поступили. Трампера притащили обратно в комнату, завернутого в полотенце, стучащего зубами от холода, и сунули в роскошное кресло, словно тряпичный тюк. Один из них даже обыскал шпионский костюм Трампера, а второй обнаружил конверт с деньгами. Их отдали Малкаю, после чего тот попросил парней удалиться.
        Малкай был с женой, и они оба готовились к выходу. Малкай вырядился в парадную сорочку с черным галстуком, а его жена, раздражительного вида матрона, облачилась в вечерний туалет, напоминающий старомодное платье для выпускного бала. Она пристально осмотрела костюм Трампера, как если бы это была свежеснятая шкура какого-то дикого зверя, затем ласково спросила, не хочет ли он чего-нибудь выпить или перекусить. Но у Трампер зуб на зуб не попадал, поэтому он не смог ничего ответить и лишь отрицательно покачал головой, а Малкай все равно налил ему кофе.
        После чего Арнольд пересчитал деньги в конверте, негромко присвистнул и покачал головой.
        - Мой мальчик, - сказал он. - Тебе явно пришлось несладко, пока ты пытался приспособиться к своему новому положению.
        - Это вполне понятно, - вмешалась его жена. Он заставил ее замолчать, строго глянув на нее, но она, кажется, не слишком возражала против того, чтобы устраниться от беседы. Улыбнувшись Богусу, она сказала: - Я забочусь о ребятах Арнольда, как если бы они были моими детьми.
        Трампер ничего не сказал. Он не считал себя одним из «ребят Арнольда Малкая», хотя не стал бы в этом клясться.
        - Итак, Трампер, - начал Арнольд Малкай, - кажется, мне от тебя так просто не избавиться?
        - Мне очень жаль, сэр.
        - А ведь я дал тебе возможность начать все сначала. - Он пересчитал деньги и покачал головой. - я хочу сказать, доставил тебя домой и снабдил деньжатами на первое время, хотя это и не оговаривалось в деле. Ты это понимаешь, парень, а?
        - Да, сэр.
        - И ты отправился повидаться с женой?
        - Да, сэр.
        - Мне очень жаль, что у вас все так вышло, - сказал Малкай. - Может, мне следовало предупредить тебя заранее?
        - Так вы знали? - воскликнул Трампер. - О Коуте?
        - Да, да, - покачал головой Малкай. - Нам пришлось разузнать, кто ты такой. - И он извлек из туалетного столика большую пухлую папку, уселся на стул и принялся просматривать ее. - Ты не можешь винить в этом свою жену, парень.
        - Нет, сэр.
        - Ну и что ты натворил? - вздохнул Малкай. - Черт знает что! Видишь ли, я несу за тебя определенную ответственность. А ты украл шофера! И снова находишься в таком состоянии, что тебя нельзя оставить одного…
        - Мне очень жаль, сэр, - пробормотал Трампер. Ему и вправду было очень жаль. Арнольд Малкай вызывал у него искреннюю симпатию.
        - Из-за тебя этот парень лишился работы, - сказал Малкай.
        Трампер попытался припомнить Данте; перед ним смутно всплыло его неожиданное геройство.
        Малкай отсчитал пять сотенных бумажек из конверта, затем протянул Трамперу остальные.
        - Это шоферу, - пояснил он. - Это самое меньшее, что ты можешь для него сделать.
        - Да, сэр, - согласился Трампер. Не боясь показаться невежливым, он пересчитал деньги: в первый раз у него вышло одиннадцать сотен долларов, во второй - только девять.
        - Этого тебе хватит, чтобы вернуться в Айову, - сказал Малкай. - Если только ты туда собираешься…
        - Я не знаю… Я не знаю, вернусь ли я в Айову.
        - Ну, я не слишком разбираюсь в таком деле, как диссертация, - заявил Малкай, - но не думаю, что оно очень денежное.
        - Арнольд, - позвала его миссис Малкай; она прикалывала к платью искусную брошь. - Мы опаздываем на спектакль.
        - Да, да, - заторопился Малкай. Он встал и посмотрел на свой смокинг, прежде чем облачиться в него - кажется, он не знал, как это надевается. - Балет, понимаешь ли, - пояснил он Трамперу. - Люблю хороший балет.
        Миссис Малкай ласково коснулась руки Трампера.
        - Мы никуда не ходим в Вашингтоне, - призналась она. - Только когда Арнольд бывает в Нью-Йорке.
        - Это просто замечательно, - сказал Трампер.
        - Ты разбираешься в балете? - спросил его Малкай.
        - Нет, сэр.
        - Там все ходят на цыпочках, - недовольно буркнула миссис Малкай.
        Малкай что-то проворчал, когда обнаружил, что он уже в смокинге; нужно быть явно помешанным на балете, чтобы засовывать себя черт знает во что. Богус вспомнил, каким Малкай выглядел в роли посла, но теперь, когда он увидел его в вечернем костюме, он понял, что тот явно не годился для него. Костюм сидел на нем плохо: он смотрелся так, как если бы его повесили на Малкая мокрым, а потом он высох и сморщился складками, как ему вздумалось.
        - Что ты собираешься делать теперь, парень? - спросил Малкай.
        - Не знаю, сэр.
        - Послушайте, дорогуша, - обратилась к нему миссис Малкай, - вам следует начать с нового костюма. - Подойдя к его старому прикиду, она осторожно потрогала его, словно опасалась, что тот жутко линяет.
        - Ну что ж, нам пора идти, - объявил Малкай, - а ты выбирайся из этих полотенец.
        Собрав свою одежду в охапку, Богус двинулся в направлении к ванной, в голове у него перекатывалось что-то тяжелое, причинявшее ему боль, веки стали такими сухими, что казалось, будто их поджарили, - моргать было очень больно.
        Когда он вышел из ванной, один из федералов, приведших его сюда, стоял рядом с четой Малкаев.
        - Вилсон, - обратился к нему Малкай, - я хочу, чтобы ты отвез Трампера куда он пожелает в пределах острова Манхэттен.
        - Слушаюсь, сэр, - откликнулся Вилсон, походивший на наемного убийцу.
        - Куда вы собираетесь, дорогуша? - спросила у него миссис Малкай.
        - Я еще не знаю, мэм, - ответил Трампер.
        Малкай снова пролистал толстую папку, и Трампер успел заметить мелькнувшую фотографию его самого и Бигги.
        - Послушай, парень, - сказал Малкай, - почему бы тебе не повидаться с Ральфом Пакером, а? - И он извлек из папки скрепленную стопку листков с фотографией волосатого Ральфа сверху.
        - Но он в Айове, сэр, - ответил Трампер. Он не мог себе представить, чтобы досье Ральфа Пакера, которое Арнольд Малкай держал в руке, могло быть таким внушительным.
        - Черта лысого он в Айове! - возразил Малкай. - Он здесь, в Нью-Йорке, и дела у него идут Довольно неплохо, должен заметить. - Он протянул Трамперу пачку газетных вырезок. - Те парчи, что занимаются поиском пропавших людей, внимательно присмотрелись к твоему дружку Пакеру, - добавил Малкай. - Он оказался единственным, кто имел хоть какое-то представление о том, куда ты мог подеваться.
        Богус попытался вообразить, как выглядят те парни, что занимаются поиском пропавших людей. Они представлялись ему невидимыми существами, способными превращаться в лампы и другие аксессуары ванной комнаты и учинять допрос, пока ты спишь. Вырезки содержали рецензии на первый фильм Пакера, получивший главный приз Национального студенческого кинофестиваля, «Групповщина», саундтрек к которому делал Трампер. Фильм показывали в художественных клубах по всему Нью-Йорку; теперь Ральф обзавелся студией в Гринвич-Виллидж, и у него был подписан контракт на прокат двух других его фильмов. В одной из рецензий на «Групповщину» отмечалась мастерски сделанная звукозапись. «Бесконечные звуковые находки Трампера, - говорилось в ней, - очень убедительны, высокотехничны и тщательно выполнены для такой малобюджетной картины». Трампер почувствовал себя польщенным.
        - Если хочешь знать мое мнение, - сказал Малкай, - то этот бизнес куда прибыльней, чем написание диссертаций.
        - Да, сэр, - послушно кивнул Трампер; хотя он не мог себе представить, чтобы Ральф зарабатывал деньги тем, что он делал.
        Малкай дал наемному убийце по имени Вилсон адрес студии Пакера, но громила, чью распухшую, свежебитую бровь украшал пластырь, выглядел чем-то обеспокоенным.
        - Ради бога, что с тобой такое, Вилсон? - спросил Малкай.
        - Да я насчет того шофера, - пробормотал Вилсон.
        - Данте Каличчио? - вспомнил Малкай.
        - Да, сэр, - кивнул Вилсон. - Понимаете, полиция хотела бы знать, что с ним делать.
        - Я же велел им отпустить его, - удивился он.
        - Я знаю, сэр, - сказал Вилсон, - но, мне кажется, они хотели бы иметь на этот счет ваше письменное распоряжение.
        - С какой стати, Вилсон?
        - Видите ли, сэр, - замялся Вилсон, - этот парень наломал дров, хотя, разумеется, он не знал, кто мы такие. Молотил кулачищами, как одержимый.
        - Что такое?
        - Кхм, кое-кто из наших ребят очутились в больнице, - сообщил Вилсон. - Вы знаете Коуэлса?
        - Ну да, Вилсон.
        - Так вот, у Коуэлса сломан нос и несколько ребер. А вы знаете Детвейллера, сэр?
        - А что такое с Детвейллером, Вилсон?
        - Трещины в обеих ключицах, сэр, - сказал Вилсон. - Этот парень раньше был кем-то вроде борца.
        Малкай выглядел крайне заинтересованным.
        - Неужели, Вилсон?
        - Да, и еще боксером, - добавил Вилсон. - Вы знаете Лери?
        - Ну конечно. - Заинтересованность Малкая вес возрастала. - А что случилось с Лери?
        - У него сломана челюсть, сэр. Этот итальяшка нанес ему хук. По большей части он колотил куда попало, но хук провел просто мастерски. - Вилсон машинально потрогал свою рассеченную бровь и, слегка застеснявшись, улыбнулся. Арнольд Малкай тоже расплылся в улыбке. - А Коэн, сэр? Он выкинул Коэна через окно машины. У Коэна множественные ушибы и в кровь содран локоть.
        - Да ты что?
        - Правда, правда, сэр, - закивал Вилсон. - Вот в полиции и решили, что вы можете передумать и позволить им подержать этого парня какое-то время. Я хочу сказать, что такие ненормальные итальяшки могут представлять собой опасность, сэр.
        - Вилсон, - сказал Малкай. - Забери его оттуда сегодня вечером и привези ко мне сюда после балета.
        - После балета? Слушаюсь, сэр, - вытянулся Вилсон. - Вы хотите задать ему немного перцу, а?
        - Нет, - покачал головой Малкай. - Думаю, что предложу ему работенку.
        - Слушаюсь, сэр, - произнес Вилсон, лицо которого слегка покраснело.
        Угрюмо глянув на Трампера, он сказал:
        - Знаешь, парень, никак не могу взять в толк, почему все лезут из-за тебя в бутылку, а?
        - И я не могу, - ответил Богус. Он пожал руку Арнольду Малкаю и улыбнулся миссис Малкай.
        - Купите себе новый костюм, - шепнула она ему.
        - Да, мэм, - ответил он.
        - И забудь о своей жене, - прошептал ему Малкай, - это лучше всего.
        - Да, сэр.
        Головорез по имени Вилсон взял видавший виды чемодан Трампера, не из желания проявить заботу, а скорее оскорбить, как если бы Трампер был не в состоянии нести его сам. Хотя он и вправду не мог.
        - До свидания, - сказала миссис Малкай.
        - До свидания, - откликнулся Трампер.
        - Господи, будем надеяться на все хорошее, - буркнул Малкай.
        Богус последовал за Вилсоном из отеля на улицу и уселся в довольно побитую машину. Вилсон со всего маху шмякнул чемодан Трамперу на колени.
        Всю дорогу до Гринвич-Виллидж Трампер ехал молча, в то время как Вилсон ругался и указывал пальцем на каждого странного или необычно одетого прохожего, которого видел на тротуаре.
        - Ты отлично подойдешь для этого места, чертов недоумок, - заявил он Трамперу. И, объехав высокую темнокожую девушку с двумя чудесными собаками, выкрикнул ей в окошко: - На-ка, выкуси!
        Богус изо всех сил старался продержаться еще немного. Он попытался представить себе Ральфа Пакера в роли спасителя - весьма странной для него роли, - но потом вспомнил Ральфа на велосипеде, пересекающим реку Айова.
        - Ну вот, раз-два кружева, и мы на месте, - заявил Вилсон.
        В окнах Кристофер-стрит, 101 горел свет. Надежда в этом мире по-прежнему оставалась жива. Богус заметил, что это была тихая улочка с дневными магазинами, кафе, лавками со специями и швейной мастерской. Однако она явно примыкала к более оживленной части города, поскольку множество людей торопились через нее не останавливаясь.
        - Ты ничего не терял? - спросил его Вилсон. Трампер пощупал конверт с деньгами: да, на месте, чемодан по-прежнему покоился у него на коленях. Но когда он в недоумении поднял глаза на Вилсона, то увидел в его руках тот самый скомканный предмет, который Данте извлек из своих трусов. Тут Богус вспомнил, что это была стодолларовая бумажка.
        - Кажется, ты потерял это, верно? - ехидно спросил Вилсон; он явно не собирался возвращать ему деньги.
        Трампер знал, что сейчас он не в состоянии драться, - он по-любому был бы не в состоянии драться с Вилсоном. Но он чувствовал себя слегка осмелевшим: высоко подняв голову, он словно пытался балансировать на самом краешке реального мира.
        - Я скажу Малкаю, - пообещал он.
        - Станет Малкай тебя слушать, - хмыкнул Вилсон. - Ты сначала узнай, кто такой Малкай. - И, продолжая ухмыляться, он засунул скомканную бумажку себе в карман.
        На самом деле Трампер не слишком расстроился из-за потери, но Вилсон достал его уже до самых печенок. Открыв дверцу со своей стороны, Богус выставил чемодан на обочину и, находясь наполовину внутри, наполовину снаружи, пригрозил:
        - Тогда я скажу Данте Каличчио, - и усмехнулся, уставившись на свежий шрам на брови Вилсона.
        Вилсон посмотрел на него так, словно собирался прибить на месте. Трампер продолжал усмехаться, хотя и подумал про себя: «Я, видно, тронулся умом. Этот душегуб не оставит от меня и мокрого места».
        Затем какой-то пацан в ярко-оранжевом пиджаке до колен вышел на тротуар перед
«Ральф Пакер филмс, инк.». Это был Кент, но Богус тогда его еще не знал. Приблизившись к машине, Кент наклонился и заглянул в окошко.
        - Здесь нет парковки, - деловым тоном заявил он.
        Вилсону не терпелось выкинуть фортсль, к тому же вид пацана вызвал у него раздражение.
        - Отвали, извращенец, - ругнулся он.
        И Кент отвалил; может, он вернулся в студию, чтобы взять пушку, подумал Богус.
        - И ты тоже вали отсюда, - велел Вилсон Богусу.
        Но Трампер уже вступил на тропу войны; не то чтобы он ничего не боялся, просто он доверился судьбе и решил: будь что будет.
        - Данте Каличчио, - медленно проговорил он, - сделает из тебя, Вилсон, такую отбивную, которую ни одна собака не станет жрать.
        Где-то внутри «Ральф Пакер филмс, инк.» послышалась ругань. Вилсон швырнул скомканную стодолларовую бумажку через плечо Богусу на тротуар, и Богус едва успел вывалиться из открытых дверей, прежде чем наемный убийца рванул машину вперед; ручка дверцы зацепилась за брючный карман Богуса и крутанула его прямо на обочину.
        Трампер поднял злополучные 100 долларов раньше, чем поднялся сам; он в кровь ободрал себе колени; он сел на чемодан и, закатав брючины, принялся разглядывать свои раны. Когда он услышал, как из студии выходят люди, то решил, что это, наверное, орда приспешников Ральфа, которая, вместо Вилсона, растерзает его на части прямо на улице. Но их оказалось только двое: пацан в оранжевом прикиде и рядом с ним смутно знакомый волосатый тип с развязной походкой.
        - Привет, Ральф, - сказал Трампер и, сунув стодолларовую купюру в лапу Ральфа, встал с чемодана. - Прихвати мой чемодан, парень, а? - попросил он Кента. - Насколько я понял, тебе требуется звукорежиссер?
        - Тамп-Тамп! - заорал Ральф.
        - Тут был еще один, - проворчал Кент. - Тот, что вел машину.
        - Возьми чемодан, Кент, - велел ему Ральф. Одной рукой он обнял Богуса, осмотрел его с ног до головы, замечая разбитые в кровь колени и ссадины.
        - Мать твою так, Тамп-Тамп, - воскликнул Ральф, - ты выглядишь так, как если бы ты нашел Святой Грааль. - Он осторожно расправил купюру, которую Трампер снова скомкал.
        - Никакого Святого Грааля нет и в помине, Ральф, - сказал Богус, изо всех сил стараясь не шататься из стороны в сторону.
        - Ты снова вернулся с утиной охоты, Тамп-Тамп? - усмехнулся Ральф, увлекая его к дверям студии. Богусу удалось слегка улыбнуться шутке. - Господи, Тамп-Тамп, кажется, и на этот раз утки одолели тебя.
        На крутых ступеньках в демонстрационную комнату Богус потерял равновесие и позволил Ральфу донести себя до места. «Вот я и вошел, - сказал он себе, - в жизнь богемы». Вряд ли эта жизнь была Для него самой подходящей, но в данный момент ему сгодилась бы любая жизнь.
        - Кто он? - спросил Кент. Ему не понравилось, что Богус сказал о звукозаписи. На данный момент звукооператором считался Кент; он чудовищно плохо справлялся со своими обязанностями но он полагал, что пока учится.
        - Кто он? - засмеялся Ральф. - Не знаю. - Он наклонился к скрючившемуся на скамье Богусу. - Кто ты и вправду, Тамп-Тамп? - дернул он его.
        Но Трампер уже окончательно расслабился, настолько окончательно, что начал идиотски хихикать. Просто удивительно, как можно расстегнуть себя на все пуговицы среди друзей.
        - Я Великий Белый Охотник, - заявил он Ральфу. - Великий Белый Утиный Охотник. - Но он не смог даже засмеяться шутке, и его голова безвольно упала Ральфу на плечо.
        Ральф попытался показать ему студию.
        - Это монтажная, где мы… - Богус изо всех сил старался не заснуть на ходу. Запах химикатов в лаборатории явился для него последней каплей и вызвал у Богуса приступ дурноты: химикаты, старый бурбон, кофе Малкая и дух фотолаборатории, напомнившей ему о Коуте. Он зацепил локтем ванночку с закрепителем, пролил фиксатор на брюки и скинул его в кювету.
        Ральф помог Богусу раздеться; он обмыл его над раковиной в фотолаборатории и поискал в чемодане чистую одежду, однако ничего не нашел. Но в студии он хранил кое-что из своей одежды, и он обрядил в нее Трампера. В желтые расклешенные брюки в полоску - ступни Трампера оказались на месте колен. И в кремовую блузу с кружевами и буфами на рукавах - кисти Трампера оказались на месте локтей. И зеленые ковбойские сапоги - носы сапог остались пустыми. Он чувствовал себя словно карлик-клоун из свиты Робин Гуда.
        - Я бы хотел поспать дня четыре, - признался Трампер. - А потом я хотел бы делать кино, Ральф. Много кино и много денег. Купи мне что-нибудь из одежды, - пробормотал он, глядя на желтые брюки Ральфа. - И лодку с парусом для Кольма.
        - Бедный Тамп-Тамп, - вздохнул Ральф. - Я знаю отличное местечко, где ты сможешь как следует выспаться. - Он закатал дурацкие брюки, чтобы Богус мог хоть как-то передвигаться, потом вызвал такси.
        - Так, значит, это и есть великий Тамп-Тамп, - сказал Кент; он уже был наслышан о нем. Он стоял надувшись в углу демонстрационной комнаты, держа бобину на манер диска, как если бы собирался метнуть ее в Богуса. Кент чувствовал, что с появлением этого клоуна по имени Тамп-Тамп, походившего на куклу елизаветинских времен в безразмерном прикиде Ральфа, его карьере звукооператора придет конец.
        - Тащи чемодан, Кент, - велел ему Ральф.
        - Куда ты его везешь? - спросил Кент.
        А Трампер подумал: «Да, куда меня везут?»
        - К Тюльпен, - ответил Ральф.
        Это было немецкое слово. Трампер знал его: по-немецки «Тюльпен» значит «тюльпан». И Трампер подумал, что это, определенно, неплохое название для места, где можно поспать.
        Глава 35
        СТАРЫЙ ТАК УНИЧТОЖЕН, БИГГИ НАБИРАЕТ ВЕС
        Бигги и Коут вели себя с ним очень предупредительно. Не говоря ни слова, они приготовили ему кровать в комнате Кольма. Кольм лег спать около восьми. И Трампер прилег на свою постель, чтобы рассказывать истории, пока Кольм не заснет.
        История, которую он приготовил, была его собственной версией «Моби Дика», как нельзя лучше подходившей для этого дома у берега моря. Кольм пришел к заключению, что киты - настоящее чудо, потому что история, по Трамперу, изображала кита отважным героем, Моби Дика - непобедимым вождем.
        - А он большой? - спросил Кольм.
        - Ну, - сказал Трампер, - если бы ты плавал в воде и его хвост хлестнул бы тебя, то тебе пришлось бы намного хуже, чем обыкновенной мухе, которую пристукнули хлопушкой. - Кольм надолго замолчал. Он смотрел на банку, в которой плавала маленькая оранжевая рыбка из Нью-Йорка, выжившая во время долгого путешествия в автобусе.
        - Продолжай, - попросил Кольм. И Трампер продолжал и продолжал.
        - Любой нормальный человек не стал бы трогать Моби Дика, - рассказывал он. - И все китобои предпочитали охотиться за другими китами. Но только не капитан Эхаб.
        - Ага, - поддакнул Кольм.
        - Кое-кто из охотников был ранен: лишился рук или ног, но они не стали ненавидеть китов из-за этого, - продолжал Трампер. - Но… - Он сделал паузу…
        - Но только не капитан Эхаб? - выкрикнул Кольм.
        - Ну да, - подтвердил Трампер. - Неправильное поведение капитана становилось все более очевидным.
        - Расскажи мне о тех острых предметах, которые застряли в Моби Дике, - попросил Кольм.
        - Ты имеешь в виду старые гарпуны?
        - Угу.
        - Слушай, в нем застряло несколько старых гарпунов, - начал Трампер, - из которых по-прежнему торчали веревки. Длинные гарпуны и короткие гарпуны, несколько ножей и множество других предметов, которыми охотники пытались попасть в него…
        - Каких? Это были щепки?
        - Щепки? - с сомнением произнес Трампер. - Ну да, от всех тех лодок, что он раздавил, в нем было полно щепок и еще моллюсков, потому что он был очень старый; да, все его тело было покрыто водорослями и улитками. Он походил на старый остров, он собрал кучу всякого мусора - он больше не был чисто-белым.
        - И его ничем нельзя было убить, да?
        - Ну да, - подтвердил Трампер. - Поэтому его пришлось оставить в покое.
        - Именно так я бы и поступил, - заявил Кольм. - Я даже не стал бы пытаться погладить его. - И он замолчал, в ожидании рефрена…
        - Но только не капитан Эхаб.
        Всегда следует рассказывать историю, подумал Трампер, таким образом, чтобы слушатель ощущал себя на высоте и мог предугадать событие на шаг вперед.
        - Расскажи о вороньем гнезде, - потребовал Кольм.
        - Высоко-высоко, с вершины горы, - с выражением начал Богус, - он заметил далеко-далеко какой-то предмет, походивший на пару китов…
        - Исмаил, - поправил его Кольм.
        - Ну да, - согласился Трампер. - Только это оказалась не пара китов, а один кит…
        - Но очень большой!
        - Ну да, - кивнул Трампер. - И когда кит выпустил фонтан, то Исмаил закричал…
        - Смотрите-смотрите, он взорвался! - выкрикнул Кольм, который и не думал засыпать.
        - Потом что-то в этом ките показалось Исмаи-лу странным.
        - Он был белый! - не выдержал Кольм.
        - Ну да, - сказал Трампер. - И все его тело было утыкано различными предметами…
        - Гарпунами!
        - Моллюсками, водорослями и даже птицами.
        - Птицами? - удивился Кольм.
        - Можешь поверить мне на слово, - сказал Трампер, - это был самый большой кит, которого Исмаил когда-либо видел в своей жизни. А поскольку он был белым, то Исмаил сразу догадался, что это был за кит.
        - Моби Дик! - выкрикнул Кольм.
        - Тш… - шикнул на него Трампер. И они оба замолчали; им было слышно, как за окном бился о скалы океан, скрипела пристань и качались пришвартованные лодки.
        - Послушай, - шепнул Трампер. - Слышишь океан?
        - Да, - прошептал Кольм.
        - Китобои слышат именно этот звук: слап-слап о корабль. Ночью, когда они спят.
        - Ага, - прошептал Кольм.
        - А киты шныряют по ночам вокруг кораблей.
        - Ну да? - удивился Кольм.
        - Да. Иногда они касаются его или даже бьют хвостом.
        - А китобои знают, что это такое?
        - Самые умные из них знают.
        - Но только не капитан Эхаб.
        - Думаю, да, - ответил Богус. Они лежали тихо и слушали океан, ожидая, когда кит ударит хвостом о дом. Затем скрипнула пристань и Богус прошептал: - Ну вот, один!
        - Я знаю, - испуганным шепотом откликнулся Кольм.
        - Киты не причинят тебе зла, - успокоил его Трампер, - если ты оставишь их в покое.
        - Я знаю, - шепнул Кольм. - Никогда не надо дразнить китов, да?
        - Да, - откликнулся Трампер, и они оба продолжали слушать океан, пока Кольм не заснул.
        После чего единственным подвижным существом в комнате осталась ярко-оранжевая рыбка из Нью-Йорка, выжившая благодаря неустанной заботе.
        Трампер поцеловал спящего сына.
        - Мне нужно было привезти тебе кита, - про-шептал он.
        И не потому, что Кольму не понравилась рыбка, а потому, что Трампер хотел бы дать ему нечто более долговременное. На самом деле Кольм очень обрадовался рыбке; с помощью Бигги он написал письмо с благодарностью Тюльпен, послужившее косвенным извинением за воровство Трампера.
        - Дорогая Тюльпен, - диктовала Бигги. Она терпеливо, буква за буквой, подсказывала Кольму, как правильно писать. - До-ро, - произносила Бигги.
        С огромным старанием Кольм выводил зажатым в кулачке карандашом кривые буквы. Богус играл с Коутом на бильярде.
        - Спасибо за вашу маленькую оранжевую рыбку, - продолжала диктовать Бигги.
        - Большое спасибо? - предложил Кольм.
        - С-п-а-с… - проговаривала Бигги. Кольм старательно выводил закорючки.
        Богус ни разу не попал в цель. Коут расслабился и играл со своим обычным везением.
        - Надеюсь, что когда-нибудь вы приедете навестить меня в Мэн, - продиктовала Бигги.
        - Ага, - поддакнул Кольм.
        Но Бигги сразу обо всем догадалась. Когда Кольм уснул, она спросила Богуса:
        - Ты ее оставил, да?
        - Думаю, что когда-нибудь я буду с ней, - ответил уклончиво Богус.
        - Ты всегда так думаешь.
        - Почему ты ее оставил? - спросил Коут.
        - Не знаю.
        - Ты этого никогда не знаешь, - вздохнула Бигги.
        Но она была с ним ласкова, и они поговорили о Кольме. Коут одобрил идею Богуса закончить диссертацию, но Бигги отнеслась к этому иначе.
        - Ты всегда терпеть не мог это, - возразила она. - И ты никогда по-настоящему не был заинтересован в ней.
        Богус не нашелся что ответить. Он никак не мог себе представить, что вернется в Айову один, без Бигги и Кольма.
        Бигги не стала ничего говорить - возможно она тоже подумала об этом.
        - Ну что ж, думаю, тебе надо хоть чем-то заняться, - сказал Коут.
        Все, помолчав, пришли к такому же заключению. Богус рассмеялся.
        - Очень важно иметь представление о самом себе, - сказал он. Он слегка опьянел от яблочного бренди Коута. - Думаю, мне следует для начала освоить образ вроде Выпускника Университета или Переводчика, что-нибудь такое, что легко произносится. Затем нужно стремиться расширить это представление.
        - Не знаю, с чего бы я начал, - вздохнул Коут. - Я бы просто сказал: «Я живу, как мне хочется», и это было бы честно для начала. А потом я стал бы Фотографом, но я продолжал бы думать о себе как о Живущем Человеке…
        - Но ты совсем не такой, как Коут, - вымолвила Бигги. В честь неоспоримости ее суждения повисла долгая тишина.
        - Но у меня не получается думать о себе как о Киношнике или Звукооператоре. Я в это никогда по-настоящему не верил, - заговорил снова Богус. И подумал про себя:
«Или как о Муже; я никогда по-настоящему не верил в это. Разве что как об отце… Да, это куда понятнее…»
        Хотя все остальное было ему не слишком понятно. Коут начал распространяться об особом символическом мэнском тумане, царящем вокруг дома, и Богус рассмеялся. Бигги сказала, что мужчины настолько заняты друг другом, что от них ускользают самые простые вещи.
        Из-за выпитого яблочного бренди, которого оказалось слишком много как для Коута, так и для Богуса, они запутались в этом глубоком предмете. И пошли спать.
        Богус еще не спал, когда Бигги и Коут занялись любовью в своей спальне в конце коридора. Они старались делать это как можно тише, но возникшее молчаливое напряжение хорошо было известно Богусу, он не мог ошибиться. Дивясь самому себе, он обнаружил, что счастлив за них. Казалось, самое лучшее в его жизни было то, что они выглядели счастливыми, - это и еще Кольм.
        Немного позже Бигги воспользовалась ванной, затем тихонько вошла в комнату Кольма и поправила его одеяло. Она хотела поправить одеяло и на Богусе, когда он прошептал:
        - Спокойной ночи, Бигги! - После чего она не стала приближаться; было темно, но он знал, что она улыбнулась.
        - Спокойной ночи, Богус, - прошептала она. Если бы она подошла к нему поближе, то он схватил бы ее, а Бигги никогда не упускала подобные флюиды.
        Он не мог уснуть. После трех ночей с ними он начал чувствовать себя не на месте. Он спустился в кухню с «Аксельтом и Туннель», решив вспомнить свой нижний древнескандинавский и выпить большой стакан воды со льдом. Ему нравилось ощущать, что все спят, а он их охраняет, несет, так сказать, ночную вахту.
        Он любовно пробормотал что-то на нижнем древнескандинавском и закончил читать ту часть, в которой Старый Так был убит. Предан в фиорде Лоппавет! Убит мерзким Хротрундом и его трусливыми собаками-лучниками! Старого Така заманивают в фиорд Лоппавет посланием: будто бы с выгодной позиции на вершине скалы он сможет увидеть, как возвращается флотилия Аксельта после великой морской победы у Шлинта. Стоя на носу своего корабля, Так приближается к скалам, но в тот момент когда он готовится спрыгнуть на берег, Хротрунд со своими лучниками набрасывается на него из лесной засады. Рулевой Старого Така, Гримстад, поворачивает корабль от скал, но уже поздно, Старый Так настолько сильно изрешечен стрелами, что не может даже упасть; утыканный ими со всех сторон, словно подушечка для игл, он, как обессиленный еж, повисает на кливере.
        - Найди флотилию, Гримстад, - велит Так, но он понимает, что уже слишком поздно. Верный Гримстад пытается пристроить его поудобней на палубе, но на теле старого воина нет ни единого плоского места.
        Поэтому Гримстад обвязывает Така веревкой и спускает за борт; он прикрепляет веревку к планширу парусника и вывозит Старого Така из холодных вод фиорда Лоппавет. Увлекаемый кораблем, Так подпрыгивает на волнах, словно утыканный дротиками буек.
        Гримстад плывет в море навстречу флотилии Аксельта, радостно возвращающегося со славной победой, добытой им у Шлинта. Аксельт направляется к отцовскому кораблю.
        - Привет, Гримстад! - кричит он рулевому. Но Гримстад не может решиться сказать ему правду о Старом Таке. Корабль Аксельта подплывает ближе, и он замечает привязанную к планширу веревку, его взгляд скользит по странному якорю, тянущемуся позади корабля: перья от стрел все еще торчат из воды. Так мертв.
        - Посмотри, Гримстад! - кричит Аксельт, указывая на свисающую с планшира веревку. - Что там у тебя сзади?
        - Это твой отец, - отвечает Гримстад. - Мерзавец Хротрунд и его собаки-лучники предали нас, мой господин!
        Все время, пока великий Аксельт бил себя в грудь на палубе, он сквозь пелену горя размышлял, какую подлость задумал Хротрунд: убить Така и захватить его корабль, потом выплыть в море под флагом Старого Така и внезапно напасть на Аксельта, когда его корабли подойдут поближе. После чего, командуя флотилией, Хротрунд возвратился бы в родные края и заявил бы свои права на владения Така, захватил бы замок Аксельта и взял бы силой нежную Туннель.
        Все эти мысли роились в голове Аксельта, пока он с огромным усилием тащил веревку, подымая тело Така на борт. Он подумал о том длинном, остром инструменте, который мерзкий Хротрунд приготовил для него, и о том толстом, тупом инструменте, который он приготовил для Гуннель.
        Аксельт покрывает свое тело кровью отца, велит своим воинам привязать себя к грот-мачте и сечь стрелами-убийцами, пока его собственная кровь не смешается с кровью отца.
        - Как ты, мой господин? - спрашивает его Гримстад.
        - Скоро мы будем в замке, - со значением отвечает Аксельт, ему не дает покоя одна любопытная мысль: понравилось бы Гуннель спать с Хротрундом?
        Рано утром Кольм обнаружил Богуса спящим за кухонным столом.
        - Если ты спустишься к пристани, - сказал ему Кольм, - то мне тоже можно пойти с тобой. - И они отправились к пристани, Трампер с трудом переставлял ноги.
        Прилив был высоким; далеко в море, над большим скоплением водорослей и обломками потерпевших крушения лодок, кружили чайки. Трампер продолжал думать о Старом Таке, но когда он взглянул на своего сына, то сразу догадался, о чем думает тот.
        - А Моби Дик еще жив? - спросил Кольм. Трампер задумался. «А почему бы и нет? Я не могу обеспечить ребенка Богом, так же как и надежным отцом, но если в этом мире и есть что-то такое, во что стоит верить, то оно должно быть не меньшего размера, чем кит».
        - Я думаю, он очень старый, - сказал Кольм. -.
        Он старый, да?
        - Он еще жив, - ответил Трампер. И они устремили взгляды далеко в море.
        Трамперу очень хотелось, чтобы он и вправду мог показать Кольму кита. Если бы он мог выбирать, какое из чудес ему сотворить, го он выбрал бы следующее: заставить залив бурлить и вздыматься, поднять тучу кружащихся над водой чаек, вызвать из морских глубин Великого Белого Кита и вынудить его подпрыгивать, подобно гигантской форели, обдавая берег фонтаном брызг, в то время как они стояли бы, завороженные, и смотрели, как Моби Дик тяжеловесно переворачивается в воде, демонстрируя им свои шрамы, старые гарпуны и другие предметы (но он избавил бы Кольма от зрелища гниющих ран, оставленных хлесткими ударами Эхаба на огромном китовом боку); затем они наблюдали бы, как кит разворачивается и исчезает в море, оставляя им лишь память о себе.
        - Он взаправду живой? - спросил Кольм.
        - Да, и его никто не трогает.
        - Я знаю, - кивнул Кольм.
        - Но его почти никто никогда не видит, - добавил Трампер.
        - Я знаю.
        Но необузданная часть воображения Трампера продолжала заклинать: «Покажись! Старина Дик! Выпрыгни из воды, Моби!» Он знал, что подобное чудо явилось бы огромным подарком не только для Кольма, но и для него самого.
        Пора было уезжать. В машине он даже пытался шутить с Бигги и Коутом, сказав им, что он был рад повидаться с ними, но что он понимает, как стесняет их. Он шутил с Бигги на немецком и дурашливо боксировал с Коутом. Затем, как бы продолжая дурачиться, поцеловал на прощание Бигги и погладил ее по заду.
        - А ты потихоньку набираешь вес, Бигги, - пошутил он.
        Она замялась и посмотрела на Коута. Тот кивнул, и Бигги сказала:
        - Это потому, что я беременна.
        - Беременна! - радостно воскликнул Кольм. - Она родит ребенка, и у меня будет братик или сестричка!
        - Или то и другое, - сказал Коут, и все засмеялись.
        Богус не знал, что ему делать с руками, поэтому он протянул одну Коуту.
        - Поздравляю, старик, - глухо, словно из-под воды, прозвучал его голос.
        Коут уставился в землю и сказал, что он лучше пойдет и проверит, готова ли машина. Трампер еще раз обнял Кольма, а Бигги, отвернув лицо в сторону, но улыбаясь, сказала:
        - Будь осторожен. - Коуту? Богусу? Им обоим?
        - Я всегда рад видеть вас, - сказал им всем Трампер, после чего уехал.
        Глава 36
        АКСЕЛЬТА ОДОЛЕВАЮТ СОМНЕНИЯ! ТРАМПЕР НЕУКЛОННО ПРИБЛИЖАЕТСЯ К КОНЦУ!
        В Айове его швы отпали сами собой. Теперь в его пенисе образовалась большая дыра. Он задавался вопросом: хотел ли Виньерон сделать ее такой большой? Если сравнивать с тем, к чему он привык, у него теперь был настоящий водосток.
        Он решил сходить к доктору, к любому старому доктору; его студенческий страховой полис не мог обеспечить ему услуги специалистов. Он боялся диагноза; при виде его нового члена у какого-нибудь бывшего ветеринара выскочили бы из орбит глаза.
        - Так вы говорите, что это сделали в Нью-Йорке?
        Но доктором оказался молодой человек из Южной Америки; создавалось впечатление, что всем иностранцам в медицинском колледже доставалась самая приземленная практика. Доктор был просто поражен.
        - Это превосходная работа! - сказал он Богусу. - Нет, правда, в первый раз вижу такую исключительно аккуратную миопластику.
        - Но отверстие слишком большое, - пожаловался Богус.
        - Вовсе нет. Оно совершенно нормальное. Слова доктора шокировали его; они заставили его осознать, каким анормальным он был до этого.
        Этот визит к доктору узаконил его развлечения в одиночку в Айове. Он жил в библиотечном алькове с «Аксельтом и Туннель» и спал в свободной комнате подвального этажа доктора Хольстера. По собственному желанию он уходил и приходил через дверь подвала, хотя Хольстер с радостью разрешил ему пользоваться парадной дверью. В воскресенье он обедал с Хольстером и семьей его замужней дочери. В остальное время его рацион состоял из пиццы, пива, сосисок и кофе.
        Девушка из соседнего алькова тоже корпела над переводом. Она переводила с фламандского религиозный роман, действие которого происходило в Бругесе. Время от времени они заглядывали друг к другу в словарь, и однажды она пригласила его поужинать у нее дома.
        - Хотите верьте, хотите нет, но я хорошо готовлю, - сказала она.
        - Верю, - улыбнулся он. - Но я перестал есть.
        Он понятия не имел, как выглядела эта девушка, но в смысле библиотечного общения и пользования словарем они остались друзьями. У него не было другой возможности завести друзей. Он даже перестал пить пиво в «Бенни», потому что Бенни постоянно пытался пристать с разговором о какой-то полумистической «старой шайке». Вместо этого каждый вечер Богус выпивал пару кружек в ярко освещенном баре, завсегдатаями которого являлись остатки какого-то общества братьев и сестер.
        Однажды вечером один из братьев спросил Богуса, когда он собирается принять ванну[Игра слов: take a bath - «принять ванну», здесь имеется в виду «окреститься купанием» (англ.).] .
        - Если тебе хочется побить меня, - сказал ему Трампер, - то давай.
        Неделю спустя тот же самый парень подошел к нему.
        - Я хочу побить тебя, - заявил он.
        Трампер не вспомнил его и выполнил компетентную подсечку ногой, поднял парня за ноги и крутанул, словно рычаг в музыкальном автомате.
        Друзья-соратники брата вышвырнули Трампера из бара.
        - Господи, - пробормотал Богус, обескураженный. - Так он был из этих чокнутых. Он хотел меня обратить! [Игра слов: beat you up - 1) избить тебя; 2) обратить тебя (англ.).]
        Но в Айова-Сити насчитывалось не менее двух дюжин баров, к тому же он не так уж много пил.
        С мрачной одержимостью и упорством он трудился над переводом поэмы. Он почти закончил ее, когда вспомнил, что в середине осталось много строф, которые он выдумал сам, и еще куски, которые он не перевел совсем. Потом он вспомнил, что некоторые из прежних его примечаний являлись сплошной выдумкой, так же как и часть глоссария терминов.
        В глубине души ему хотелось быть таким же честным, как Тюльпен. Она всегда придерживалась только фактов. Поэтому он просто начал сначала, переделывая весь перевод до конца. Он проверил в словаре каждое слово, которое не знал, и обсудил с Хольстером или с девушкой, знавшей фламандский, все те слова, которые не смог найти в словаре. Он написал правдивые примечания для каждой допущенной им вольности и пространное откровенное введение, в котором объяснял, почему он не стал пытаться перевести поэму в стихах, а предпочел сделать это в обыкновенной прозе. «Оригинальные стихи просто ужасны, - писал он. - А мои - еще ужаснее».
        Хольстер был поражен. Единственным камнем преткновения между ними было желание Хольстера заставить Трампера сделать некоторые вводные замечания, «определив место» поэмы «Аксельт и Туннель» в перспективе расширения исследований северогерманской литературы.
        - Кого это заботит? - спросил Трампер.
        - Меня! - воскликнул Хольстер.
        И он написал, и это не было ложью. Он упомянул все другие работы, о которых слышал, затем признался, что ничего не знает о произведениях, написанных на языке Фарерских островов. «Я понятия не имею, есть ли какая-нибудь связь между этой поэмой и фарерской литературой того же периода», - писал он.
        - Почему бы вам просто не сказать, - заметил ему Хольстер, - что вы предпочитаете не делать поспешных выводов о связи «Аксельта и Туннель» с героическим эпосом Фарерских островов, поскольку вы не занимались тщательным изучением литературы Фарерских островов.
        - Потому что я этим не занимался вообще, - возразил Трампер.
        Раньше Хольстер мог бы настоять на своем и заявить, что Трамперу следует заняться изучением фарерской литературы, но демонические усилия Трампера произвели на него такое огромное впечатление, что он не стал спорить.
        На самом деле он оказался очень милым человеком. Как-то раз за обедом в воскресенье он спросил Трампера:
        - Фред, я полагаю, эта работа для вас - что-то вроде терапии?
        - А какая работа - нет? - ответил ему Трампер.
        Хольстер всячески пытался извлечь его из подвала. Он не возражал против того, чтобы Трампер жил в своем подвальном этаже, словно крот-невидимка, но время от времени он стучался к Богусу и приглашал его к себе наверх выпить.
        - Если вы тоже собираетесь выпить, - говорил ему Трампер.
        Кроме своей диссертации, Богус изредка писал только письма к Коуту и Бигги, и еще реже - к Тюльпен. Коут отвечал ему и слал фотографии Кольма; раз в месяц Бигги присылала бандероль с носками и нижним бельем, приложив к ним рисунки Кольма.
        Но он ничего не знал о Тюльпен. Его письма к ней в основном были просто описанием его жизни в Айове: Трампер в роли отшельника. Но в конце каждого письма он делал приписку: «Я действительно очень хочу тебя видеть».
        Наконец он получил от нее весточку. Она прислала ему почтовую открытку с изображением Бронкского зоопарка, в которой написала: «Слова, слова, слова…» - столько раз, сколько уместилось на открытке. В конце она оставила немного места, чтобы Добавить: «Если бы ты хотел меня видеть, то ты бы это сделал».
        Но вместо этого он с головой ушел в работу над «Аксельтом и Туннель». И только однажды, когда он услышал, как девушка, знавшая фламандский, плачет в своем алькове, и не встал с места, чтобы спросить, не может ли он ей чем-то помочь, он приостановился и задумался о том, что «Аксельт и Туннель», возможно, не лучший выход.
        Поэма «Аксельт и Туннель» заканчивалась очень плохо. И все из-за грязных мыслей, которые одолели Аксельта, привязанного к грот-мачте, перемазанного запекшейся кровью отца и подвергшего себя истязанию стрелами-убийцами. К тому же, вернувшись в королевство Старого Така, Аксельт узнает, что Хротрунд был в его замке и пытался увезти с собой Туннель, но потерпел неудачу (или раздумал), после чего уехал.
        Аксельт велит перерыть все королевство в поисках убийцы отца, но никого не находит. Затем он возвращается домой в замок, мучаясь вопросом: почему Хротрунду не удалось увезти Туннель (или почему он раздумал)? Пытался ли он сделать это? И если да, то как далеко зашел?
        - Но я его даже не видела, - протестует Туннель. Она гуляла в саду, когда в замок явился Хротрунд, чтобы похитить ее. Может, он просто не нашел ее? В конце концов, замок очень большой. К тому же видевшие Хротрунда люди еще не знали об убийстве Така, поэтому появление Хротрунда не было для них великим событием, пока не вернулся флот и не принес злую весть. Тогда все всполошились, повторяя:
        - Ну надо же, он только что был здесь!
        Аксельт сбит с толку. В одиночку ли действовал Хротрунд? Кто еще вовлечен в заговор? Кто-то напоминает ему, что на празднике святого Одда с Хротрундом танцевала Туннель.
        - Но я танцую со многими мужчинами на празднике святого Одда! - возмутилась Туннель.
        Аксельт ведет себя более чем странно. Он требует тщательно обыскать прачечную замка и находит пару неизвестно чьих кожаных башмаков, одну неизвестно чью запятнанную нижнюю юбку и неизвестно чей вызывающе-большой мешочек для мужского стручка.
        Держа в вытянутых руках неряшливую охапку, он встает перед Туннель и пытается добиться от нее признаний с помощью этих улик.
        - Каких улик? - восклицает Туннель. Хротрунд так и не найден в королевстве Така.
        С побережья приходит весть, что Хротрунд в море, прячется в северных фиордах и грабит маленькие незащищенные города вдоль побережья. Бессовестный пират! К тому же, подчеркивается в донесениях, Хротрунд грабит города скорее из спортивного азарта, чем из желания завладеть золотом и едой. (В нижнем древнескандинавском слово «спорт» означало «изнасилование».)
        Аксельт все мрачнее и глубже замыкается в себе.
        - Откуда это пятно? - вопрошает он Туннель, тыкая пальцем в старый синяк на ее прекрасном бедре.
        - Почему ты спрашиваешь? Думаю, это моя лошадь, - отвечает ни в чем не повинная Туннель, и Аксельт хлещет ее по лицу.
        Не в силах больше терпеть подобного обращения, она умоляет мужа позволить ей самой поймать мерзавца Хротрунда, прибегнув к женской уловке, чтобы раз и навсегда доказать свою невинность. Но Аксельт боится, как бы не одурачили его самого. Поэтому он отклоняет ее просьбу. Но она настаивает. (Если хотите знать, вся эта дурацкая интрига - самая занудная во всем тексте.)
        В конце концов, после множества перипетий на протяжении двадцати двух строф, Туннель снаряжает богатую лодку товарами, служанками и садится в нее сама, намереваясь плыть к северному побережью, в надежде спровоцировать нападение Хротрунда. Но когда Аксельт раскрывает ее замысел, он решает, что эта уловка приготовлена для него; в страшном гневе он сбрасывает товары с ее богатой лодки, оставляя служанок и саму Туннель на волю судьбы. Без единого мужчины, способного править в море, без оружия, которое было бы зашитой, утлая лодчонка, набитая бестолковыми, впавшими в истерику женщинами, плывет к северным фиордам, прямо в лапы к Хротрунду. Но, несмотря на многочисленные увещевания подданных королевства Така, Аксельт наотрез отказывается следовать за женой.
        И тогда происходит то, что и должно было произойти: Хротрунд набрасывается на них. Какую ужасную беду накликал на свою голову Аксельт! Его жена была ему верна, но своими беспочвенными подозрениями он толкнул ее к супружеской измене. А что могла поделать Туннель, когда ее несчастных служанок окружили длинноволосые лучники, а сама она лицом к лицу столкнулась с грязной свиньей Хротрундом?
        И тогда она пускается на хитрость - да, это была дьявольски-прозорливая уловка.
        - Рада приветствовать тебя, Хротрунд, - говорит она. - Уже многие месяцы молва о твоей доблести и отваге достигает моих ушей. Сделай меня своей королевой, и наш господин Аксельт будет побежден!
        Хротрунд ловится на эту наживку, но Туннель дорогой ценой расплачивается за нее. Дни и ночи в мерзкой каюте, увешанной вонючими шкурами, она проводит с ним, подчиняясь его грязной, неистовой похоти до тех пор, пока он не поверил ей окончательно. Он мог владеть ею без опаски, не кладя рядом с кроватью нож или широкий топор, он входил в дикий раж, словно оголодавший зверь, он бросал ее, задыхающуюся, как рыба, и хватающую ртом воздух. Этот самец воображал, что она задыхается от наслаждения.
        Но она его перехитрила. Как-то раз Туннель рассказала ему об укромной бухте, куда им следует плыть ночью, - там их встретят верные друзья, противники Аксельта. И Хротрунд поплыл к этой тихой бухте, в которой всегда находились корабли Аксельта. Туннель указывала Хротрунду путь. Этой долгой ночью она с такой дикой страстью отдавалась Хротрунду, что он, совершенно обессиленный, растянулся рядом с ней на шкуре, хватая ртом воздух. Она и сама была не в состоянии шевельнуться, собралась с последними силами, поскольку настал долгожданный момент. Со стоном покинув влажную кровать, она схватила боевой топор Хротрунда и отрубила его мерзкую, свинячью голову.
        Затем, источая дурманящий запах женской плоти, Туннель томно попросила стражника, который стоял у дверей их спальни, принести ведро свежих угрей.
        - Для твоего господина, - пропела она, позволив платью обнажить ее плечи, и болван, не чуя ног, бросился исполнять ее приказание.
        Утром флотилия Аксельта напала на лодки Хротрунда и перерезала всех, включая и преданных служанок, которые и без того уже были обесчещены и унижены грязными лучниками. После этого, горя благородным гневом, мстительный Аксельт бросается к дверям каюты Хротрунда, крушит их обоюдоострым мечом, ожидая обнаружить свою неверную жену в объятиях трусливого убийцы своего отца.
        Но Туннель, обряженная в свое лучшее платье, сидит, поджидая его. Перед ней на ночном столике лежит отрубленная голова, набитая живыми угрями. (В королевстве Така, как утверждает легенда, считалось, будто этот старый способ не давал душе убитого обрести покой.)
        Аксельт падает перед ней на колени и рвет на себе волосы, бьет челом, умоляя простить его за то унижение, которое он заставил ее снести, - это было страшное бремя!
        - Я ношу другое бремя, - заявляет она. - У меня во чреве Хротрундово семя. И ты должен снести это ради меня.
        В тот момент Аксельт был готов стерпеть от нее что угодно, поэтому он выразил свое согласие.
        - Ну а теперь, - сказала ему Туннель, - вези свою верную жену домой.
        Аксельт так и поступил и покорно нес свое бремя до тех пор, пока не родился ребенок. Однако он не смог вынести ее любви к этому ребенку, в котором, как он считал, жил дух убийцы его отца; поэтому он схватил младенца и швырнул в ров, на растерзание диким вепрям. Это была девочка.
        - Я могла простить тебе многое, - сказала Гун-нель, - но я никогда не смогу простить тебе это.
        - Что ж, это послужит тебе уроком, - заявил он, хотя и не был в этом уверен. Спал он плохо - один, - Туннель бродила по замку каждую ночь, словно не знающая покоя блудница, чья цена оказалась слишком высокой для прохожих.
        Однажды ночью она подошла к кровати супруга и неистово отдалась ему, лепеча, что наконец-то почувствовала к нему прежнюю любовь. Но наутро она попросила служанку принести ей ведро живых угрей.
        После чего королевство Така пришло в то состояние, в какое всегда приходят королевства, где убивают короля. Туннель, конечно, совершенно потеряла рассудок. На утреннем собрании совета старейшин она сама объявила о смерти Аксельта. Она вынесла набитую угрями голову Аксельта на разделочной доске и водрузила перед собравшимися старейшинами прямо посредине огромного стола. Многие годы она слыла мастерицей в приготовлении диковинных блюд, так что сейчас старейшины были просто сражены наповал.
        - Аксельт мертв, - провозгласила она, ставя кушанье на стол.
        Один из старейшин был настолько стар, что почти ничего не видел. Он протянул руки к голове, как обычно пытаясь определить, что за диковинное блюдо принесла на этот раз Туннель.
        - Живые угри! - воскликнул он. Старейшины просто не знали, что им делать.
        Бесспорным наследником престола был Аксельрульф, единственный сын Аксельта и Туннель, но Он был занят завоеванием Флана. Совет старейшин выслал к нему гонца, сообщая о смерти отца От рук его матери и указывая на то, что без сильного лидера королевству Така грозит раскол. Но Аксельрульф жил себе припеваючи среди фланцев. Это были красивые, исповедующие гедонизм цивилизованные люди, которые жили легко и весело, к тому же Аксельрульф никогда не имел политических амбиций.
        - Передайте матери, что я скорблю вместе с ней, - сказал он гонцу.
        А тем временем кое-кто из старейшин задумал захватить престол в свои руки и убить Аксельруль-фа, если тот надумает возвратиться и заявить о своих правах. Это послужило самым убедительным доводом для отказа Аксельрульфа возвращаться домой. Он был не дурак!
        А потом случилось то, что и должно было случиться. С утратой сильного главы государство Така стало рассыпаться на части, пошла междоусобная грызня. Замок Туннель осаждали толпы любовников, и она еще много раз просила принести ей ведро угрей. Наконец она выбрала себе поклонника, который только притворился обессиленным любовными утехами, и на этот раз голову отрубили ей. Но он даже не стал утруждать себя возней с угрями.
        В конце концов, когда королевство Така уже нельзя было назвать королевством - это была лишь разрозненная кучка крошечных феодальных наделов, - случилось то, что всегда случается в таких ситуациях.
        Юный Аксельрульф вернулся домой из Флана. Но он так полюбил фланцев, что привел с собой целую их армию и легко справился со всеми бес. порядками. Он утвердил мир в королевстве, перебив всех феодалов, желавших войны. После этого страна Така стала как бы страной Фланов, а Аксельрульф взял себе в жены прекрасную фланскую девушку по имени Грониген.
        В последней строфе «Аксельта и Туннель» анонимный автор утверждает, что история Аксельрульфа и Грониген, видимо, мало чем отличается от истории Аксельта и Туннель. Так почему бы нам не закончить на этом?
        Богус был с ним более чем согласен. Когда он закончил четыреста двадцать первую строфу, ему почти нечего было добавить в послесловии.
        Частично это объяснялось тем, что он был настолько честным переводчиком, что во всей работе не нашлось бы ни единой безразличной ему строчки. Впрочем, кое-что он все-таки придумал.
        Помните ту часть, где Туннель отрубает голову Хротрунду? А потом и голову Аксельту? Ну так вот, Трампер добавил от себя, что, кроме голов, она отрубила своим любовникам кое-что еще. В конце концов, это подходило к ситуации. Это подходило к самой истории, это подошло бы к образу Туннель, а больше всего это подходило Богусу. Он и вправду верил, что Туннель могла отрезать не только головы, но кое-что еще; в соответствии с этикетом литературы того времени, он был просто обязан дописать некоторые детали. Как бы там ни было, это принесло Богусу удовлетворение и дало возможность вложить свою творческую лепту в перевод.
        Доктор Хольстер остался очень доволен переводом «Аксельта и Туннель».
        - Какая роскошная работа! - восклицал он. - Какой глубокий пессимизм! - Старик махал руками, словно дирижировал симфоническим оркестром. - Какая жестокая, кровожадная история! Какие неистовые варвары! Даже секс у них - это кровавое состязание!
        Последнее замечание не удивило Трампера. Однако он чувствовал себя немного смущенным из-за того, что больше всего Хольстер восторгался той частью, в которую Богус внес добавления. Но когда старый доктор предложил сделать примечания, чтобы подчеркнуть поступок Туннель, Богус отверг его предложение, ссылаясь на свое нежелание акцентировать на этом внимание.
        - А та часть про угрей! - не унимался Хольстер. - Вы только подумайте! Она отрезала ему член! Просто нет слов - я не мог бы даже представить себе такое!
        - А я мог бы, - заявил Богус Трампер, получивший степень.
        Таким образом, он наконец-то хоть что-то закончил. Он упаковал вещи и просмотрел почту. Не зная, чем заняться, он чувствовал себя так, словно его пульс стал биться медленней, словно его кровь стала такой же густой и тягучей, как у рептилий.
        От Тюльпен ничего больше не приходило. Его мать сообщала ему о язве отца. Богус почувствовал себя немного виноватым и решил что-нибудь послать им. После некоторых раздумий он пошел в магазин мясных деликатесов и купил родителям первоклассной амишской ветчины. Только потом он спохватился, что ветчина, должно быть, противопоказана отцовской язве, и поспешил послать письмо с извинениями.
        Ему в очередной раз написал Коут. Бигги родила восьмифунтовую девочку, которую назвали Анна Беннетт. Еще одна Анна. Пытаясь представить себе младенца, Трампер неожиданно вспомнил, что ветчина, которую он отправил отцу, весила тоже восемь фунтов. Но он так обрадовался за Бигги и Коута, что послал ветчины им тоже.
        Он получил весточку от Ральфа. Типичное для него загадочное письмо. В нем не упоминалась брошенная Трампером карьера звукооператора, его бегство из «Ральф Пакер филмс, инк.», однако открыто говорилось, что Трамперу следует хотя бы навестить Тюльпен. К удивлению Трампера, большую часть письма Ральф потратил на описание девушки, с которой он теперь жил, некой Мэтью Эта девушка выглядела вовсе не «сладострастной» а очень даже «содержательной» натурой, и Ральф в конце добавил, что даже Тюльпен полюбила ее Трампер никак не мог взять в толк, что, черт возьми, происходит? Однако он догадался, зачем Ральф написал ему это письмо: Ральф хотел, чтобы Богус дал ему свое согласие на прокат фильма. «Облом» был закончен, и Трампер это знал.
        Богус оставил письмо без ответа на несколько недель. Потом, как-то вечером, когда диссертация была закончена и он чувствовал себя особенно неприкаянным, он решил сходить в кино. Показывали фильм о летчике-гомосексуалисте, который боялся дождя. По какой-то оплошности он попал в постель к сочувствующей ему стюардессе, которую беспокоит его гомосексуализм и его боязнь плохой погоды. Определенно, он боится дождя из-за своего гомосексуализма. Трампер решил, что этот фильм - слезливая и отвратительная бредятина, как на нее ни посмотри, поэтому после фильма он отправил Ральфу телеграмму: «Ты имеешь мое разрешение» - и подписал: «Тамп-Тамп».
        Двумя днями позже Трампер распрощался с доктором Хольстером.
        - Gaf throgs! - сердечно пожелал ему Хольстер. - Gaf throgs!
        Это была шутка из «Аксельта и Туннель». Когда жители королевства Така хотели поздравить друг друга с успешно проделанной работой - выигранной войной или любовной победой, - они говорили: «Gaf throgs!» (Воздай благодарность!) В честь этого у них даже был свой День благодарения: они называли его Throgsgafen.
        Был прекрасный сентябрьский уик-энд с игрой в футбол, когда Трампер погрузил свой багаж и свой экземпляр диссертации на автобусной станции Айова-Сити. С ним остались его ученая степень и воспоминания о продаже брелков, значков и колокольчиков. Он решил, что ему пора заняться поисками работы. В конце концов, для чего тогда степень? Но время года для этого оказалось неподходящим: академический год только начался. В этом году он опоздал, а для следующего было еще слишком рано.
        Ему хотелось съездить в Мэн, повидать новорожденную и побыть с Кольмом. Он знал, что ему там какое-то время будут рады, но жить с ними он бы не смог. Ему также хотелось в Нью-Йорк, повидаться с Тюльпен, но он не знал, как ему оправдываться перед ней. Он представлял себе, кем бы ему хотелось вернуться - триумфатором, излечившимся от рака больным. Но он никак не мог определить, чем был болен, когда сбежал от нее, поэтому он затруднялся сказать, излечился ли он.
        Он потратил много времени на поиски карты Соединенных Штатов, прежде чем купил билет до Бостона. Он решил, что в пользу Бостона говорит многое: во-первых, возможность найти работу, а во-вторых, он никогда не был на родине Меррилла Овертарфа.
        К тому же на карте Соединенных Штатов Бостон находился где-то приблизительно на середине пути между штатом Мэн и Нью-Йорком. «И на моей карте, - подумал он, - это приблизительно там, где я сейчас».
        Глава 37
        БЕЗУМСТВО ПУБЛИКИ, ОДОБРЕНИЕ КРИТИКИ И ВОСТОРЖЕННЫЕ ОТЗЫВЫ ОБ «ОБЛОМЕ»

«Варьете» провозглашало, что «последняя лента Ральфа Пакера несомненно является самой лучшей из так называемых фильмов андеграунда этого года.
        Разумеется, подобное звание могло быть присуждено любому фильму с содержанием и стилем, но фильм Ральфа оказался еще и утонченным. Наконец-то он применил свой документальный подход к хорошо срежиссированной ситуации; наконец-то вместо группы он обратил взгляд на отдельных персонажей; а технически его работа исполнена, как всегда, хорошо. Следует признать, что не многих зрителей может заинтересовать герой Пакера, эгоцентричный и инертный, но…».

«Нью-Йорк тайме» писала: «…если нас ждет эра коммерчески успешных малобюджетных фильмов, то мы в нашей стране наконец-то можем отметить рождение на свет жизненно правдивого документального стиля, великолепные образцы которого демонстрировали нам канадцы на протяжении нескольких последних лет. И если мелкие, независимые производители фильмов смогут когда-нибудь получить широкий прокат и показать свою продукцию в главных кинотеатрах страны, то тогда ловкое трюкачество, которое Ральф Пакер блестяще продемонстрировал в своем „Обломе“, будет тиражироваться все чаще. Нельзя с уверенностью сказать, что это действительно новаторский или безупречный стиль, но Ральф Пакер прекрасно отточил свое мастерство. Однако, что касается сюжета Пакера, то он постоянно буксует. Пакер не развивает сюжет, он просто постоянно воспроизводит его…»

«Ньюсвик» называла фильм «тщательно отполированным, отточенным, искусным, иронизирующим над собой». Он якобы успешно маскируется под «банальное исследование психологии главного героя при помощи обрывочного монтажа, псевдоинтервью с первой женой героя, его нынешней подружкой и с сомнительными друзьями; а также с помощью вторжений самого главного персонажа, который притворятся, будто не желает иметь ничего общего с фильмом. Если бы это было правдой, то тогда бы он и в самом деле не был дураком. Фильм не только не доискивается до глубинной причины того, что делает героя таким раздражительным, но и сам перестает раздражать задолго до конца».

«Таймс», отдавая дань традиции не соглашаться с «Ньюсвик», протрубила: «Облом» Ральфа Пакера - это прекрасный лаконичный фильм, немногословный и недосказанный во всех отношениях. Богус Трампер, который заслужил положительные отзывы своим новаторским сауидтреком к фильму, великолепно раскрывает перед нами характер отчужденного, необщительного, неудачно женатого в прошлом человека, с прохладным и шатким отношением к настоящему, который доходит в самоанализе до абсолютной паранойи. Он невольно становится объектом оригинального и тонкого исследования Пакера, которое складывается из разрозненных кусков, документальных кадров, соединенных друг с другом посредством интервью, редких комментариев и бесхитростных и наивных сцен с Трампером, выполняющим совершенно обычные действия. Это фильм о том, как делается фильм, о том, кто вовлечен в его создание; а Трампер становится, так сказать, героем, когда отвергает всех своих друзей и сам фильм. Утонченный способ Пакера вносить психологическую достоверность в создание любого истинного шедевра…»
        Трампер прочитал все это в маленькой комнатке своего отца в Огромной Кабаньей Голове.
        - Это рецензия из «Таймс»? - спросила его мать. - Мне нравится то, что пишут в
«Тайме».
        Мама собирала и хранила все статьи, и отзыв в «Таймс», видимо, понравился ей больше других, поскольку в нем называлось имя Трампера. Она не видела фильма и, конечно, не представляла, что этот фильм рассказывает о тяжелой, печальной жизни ее сына. Впрочем, так же, как и те, кто писал рецензии.
        - Я не думаю, что этот фильм когда-нибудь покажут у нас, - заметил отец.
        - Те фильмы, которые мы хотели бы посмотреть, у нас никогда не идут, - проворчала мать.
        Фильм еще не покинул пределов Нью-Йорка, хотя и был объявлен в Бостоне, Сан-Франциско и в художественных кинотеатрах еще нескольких городов. Он мог добраться до больших студенческих городков, однако весьма сомнительно, чтобы он - слава богу! - дошел до таких мест, как Портсмут, Нью-Хэмпшир. Богус тоже еще не видел его.
        Он целый месяц проходил интервью в Бостоне и окрестностях города, время от времени приезжал домой на выходные, чтобы облегчить язву отца и выказать ему свою благодарность - на самом деле искреннюю - за подаренный им новенький
«фольксваген». Так сказать, подарок в честь получения степени, усмехался он.
        Становилось все более и более очевидным, что с поиском работы следует подождать до весны; он обнаружил, что его новенький диплом имеет такую же привлекательность и значимость, как и наличие свеженачищенных, сверкающих ботинок. Вакансии находились исключительно в государственных высших школах[Высшие школы - школы в США для учащихся старших классов.] . Почему-то степень в области сравнительной литературы и диссертация по нижнему древнескандинавскому считались недостаточным основанием для получения места преподавателя курса мировой культуры, от Цезаря до Эйзенштейна, и сочинений на английском. К тому же он понятия не имел, что представляют собой шестнадцатилетние мальчики.
        Отец смешал очередную порцию молока с медом для себя и бурбон для Богуса с таким выражением, которое явно разоблачало его желание обменяться желудками с сыном.
        Богус прочитал кое-что еще из материнской коллекции рецензий.

«Нью-Йоркер» писал, что приятно было посмотреть «необычный, вносящий свежую струю фильм американского производства, который заставляет зрителя верить происходящему до крайней степени. Тот эффект, которого достигает Пакер вместе со своей новой командой единомышленни-ков-неактеров, наверняка заставит некоторых из наших суперзвезд почувствовать себя в опасности или, по крайней мере, обозлиться на своих сценаристов. Главный актер Богус Трампер (чьи саунд-треки зачастую слишком заумны) с большим успехом изображает ушедшего в себя, поверхностного человека, утратившего умение общаться с женщинами во всех смыслах…»

«Женщины - просто красавицы! - провозглашала „Виллидж войс“. - Что отсутствует в фильме Пакера, так это ключ к разгадке: что заставляет этих двух искренних и совершенно великолепных женщин связываться с таким слабым, никчемным, ничего не добившимся в жизни мужчиной…»

«Плейбой» назвал фильм «унылым и запутанным», в нем якобы «сексуальная энергия героев скрыта не больше чем роскошные изгибы тела под тончайшим шелком…».
        Несмотря на одобрение «ярких сцен фильма», «Эсквайр» находит конец фильма
«эмоциональной дешевкой. Эпизод с беременностью - не более чем старый, затасканный трюк, рассчитанный на взрыв сочувствия у зрителя».
        Что за эпизод с беременностью?

«Сатурдэй ревью», наоборот, полагает, что концовка фильма «сделана в лучших традициях Пакера. Показанная как бы невзначай беременность героини сводит на нет все заумные рассуждения и неоспоримо доказывает, что она его любит…».
        Черт побери? Кто кого любит? Кого любит? Неужели Пакер выжал сопли из того, что Бигги недавно родила ребенка от Коута? Но как он все это связал?

«Лайф» выразился невнятно. «Поверхностное изложение сюжета требует более продуманного конца; схематичное развитие событий, которое не идет вглубь; вместо этого мы видим шарнирное соединение историй - простое наслоение случайных эпизодов - все это было бы претенциозным, если бы автор сделал драматический конец, с акцентом на полной деградации героя. „Облом“ не ведет нас к такой банальной мысли. Вместо этого в последних кадрах, где трогательно изображена беременность - кадрах светлых, но прозаичных, - Пакер достигает определенной недосказанности…»
        Недосказанности о чем? Богус пришел к заключению, что ему необходимо посмотреть этот долбаный фильм.
        Главная причина, по которой ему хотелось посмотреть этот фильм, не имела ничего общего с рецензиями. Он очень хотел снова увидеть Тюльпен, но не мог вынести мысли о том, что она может увидеть его. Трампер, как вуайериет и пристрастный зритель, должен был пойти и посмотреть «Облом».
        У него было назначено собеседование в Колледже свободного искусства «Литчефилд Коммунити» в Торрингтоне (Коннектикут), который находился более или менее по дороге в Нью-Йорк. После собеседования он мог бы пробраться в город и посмотреть фильм.
        Как выяснилось, вакансия открывалась на две группы слушателей обзорного курса британской литературы и на две группы вводного курса писательского мастерства для начинающих. Рекомендации Трампера, в особенности владение нижним древнескандинавским, произвели на декана факультета английской литературы и языка неизгладимое впечатление.
        - Господи! - воскликнул он. - Да у нас здесь нет даже необходимости в иностранных языках.
        В голове Богуса все бурлило, когда он добрался до Виллидж, как раз вовремя, чтобы успеть на девятичасовой сеанс «Облома». Увидев свою фамилию среди тех, кто работал над звуком, и в списке актеров, он пришел в возбуждение, хотя и постарался справиться с волнением. Окончательная версия оказалась более гладкой, чем он помнил; он обнаружил, что смотрит на экран с любопытством, как в некий альбом с фотографиями старых друзей в маскарадных одеждах. Но все выглядело очень знакомым: он все помнил до самых последних кадров, до той сцены, о которой лишь слышал, - когда Тюльпен в ванной говорит Ральфу и Кенту, что им пора уходить.
        Затем он увидел те эпизоды, которые смонтировал сам накануне бегства. Ральф изменил лишь их порядок. Сначала Трампер покидает зоомагазин, говоря: «До свидания, Ральф. Я больше не хочу быть в твоем фильме». Потом Трампер, Тюльпен и Кольм едут на метро в Бронкский зоопарк, а голос Трампера за кадром произносит:
«Прости, Тюльпен, но я не хочу ребенка».
        В конце шло несколько новых кадров.
        Тюльпен в спортивном трико показывает упражнения для рожениц: глубокое дыхание, какие-то смешные выпады в стороны и так далее. Голос Ральфа за кадром комментирует: «Он оставил ее».
        Затем крупный план Тюльпен в монтажной; камера показывает ее со спины: она сидит и только в тот момент, когда поворачивает голову, становится узнаваемой в профиль. Она не сразу замечает присутствие камеры, она бросает через плечо взгляд в объектив, затем отворачивается. Ей больше нет дела до камеры. За кадром Ральф спрашивает: «Ты счастлива?»
        Тюльпен выглядит умиротворенной. Она поднимается с рабочего места и делает странный жест: сзади ее локоть взлетает вверх, словно птичье крыло. Но Трампер догадывается: она приподнимает свою роскошную грудь тыльной стороной ладони.
        Когда Тюльпен поворачивается в профиль к камере, видно, что она беременна.

«Ты беременна», - ворчливо произносит голос Ральфа.
        Тюльпен спокойно смотрит в объектив, ее руки одергивают вокруг большого живота бесформенные складки платья для беременных.

«Чей это ребенок?» - с напором спрашивает Ральф.
        Никакой заминки не происходит, только небрежный жест грудью, но она не поворачивается лицом к камере. «Его», - говорит Тюльпен.
        Кадр останавливается, поверх него появляются титры.
        Когда фильм закончился, в кинотеатре Грин-вич-Виллидж вокруг Трампера образовалась давка. Он сидел не двигаясь, словно находился под наркозом, пока до него не дошло, что его неуклюжие колени мешают людям пройти; затем он встал и вышел в проход вместе с толпой.
        В ядовитых сладковатых испарениях, в хилом свете холла молодежь закуривала сигареты и топталась по кругу; захваченный медленно движущейся толпой, Трампер слышал обрывки разговоров.
        - Настоящее дерьмо собачье, - заявила какая-то девица.
        - Я не знаю… я не знаю, - пожаловался кто-то.
        - Пакер все больше и больше зацикливается на самом себе, тебе не кажется?
        - Ну, мне понравилось, но… - задумчиво произнес кто-то.
        - Играют они действительно неплохо…
        - Но на самом деле они не актеры…
        - Ну да, тогда люди…
        - Да, здорово!
        - Отличная операторская работа…
        - Да, но она не имеет к этому отношения…
        - Хочешь знать, что я говорю, когда смотрю такие фильмы, как этот? - спросил кто-то. - Я говорю: «Ну и что?», вот что я говорю, приятель.
        - Дай мне ключи, придурок…
        - Еще один кусок дерьма про еще один кусок дерьма…
        - Ну, это все относительно…
        - Один черт!

«Простите…» - Богусу хотелось усмирить стройную шейку высокой девушки, что шла перед ним, хотелось развернуться и поставить на колени стайку желторотых философов, что за его спиной назвали фильм «воплощенным нигилизмом».
        Уже у самого выхода он понял, что его узнали. Какая-то девица с нездоровой кожей и глазами-блюдцами вытаращилась на него, затем дернула своего спутника за рукав. Они пришли группой, и не успел Трампер и глазом моргнуть, как оказался окруженным у двери. Дверь состояла из двух половинок, но одна из них оставалась закрытой. После того как кому-то удалось распахнуть вторую половинку, послышался восторженный гул одобрения, и на какое-то мгновение Трамперу почудилось,, будто ему аплодируют. Затем юноша в какой-то униформе, с элегантной бородкой братьев Смит и желтыми зубами, преградил ему путь.
        - Простите, - произнес Трампер.
        - Эй, это ты, - начал юноша и, повернувшись к своим друзьям, выкрикнул: - Эй, я же говорил вам, это тот самый парень…
        И мгновенно не меньше дюжины зрителей вытаращили на него глаза.
        - Я думала, он выше, - обронила какая-то девушка. Кое-кто из самых юных - совсем еще сопляков, глупых и хохочущих, - сопровождал его до самой машины.
        Одна из девчушек, поддразнивая, пропела:
        - Эй, едем ко мне, познакомимся с моей мамочкой!
        Он сел в машину и уехал.
        - Новый «фольксваген», - насмешливо произнес какой-то парнишка. - Что-то не похоже…
        Трампер начал кружить по городу и потерялся; он никогда раньше не ездил на машине по Нью-Йорку.
        Наконец он заплатил таксисту и, следуя за ним, доехал до квартиры Тюльпен. У него все еще хранились ключи. Было уже за полночь, но он думал совсем о другом. О том, как долго он отсутствовал, какой срок беременности был у Тюльпен к окончанию работы над фильмом и сколько прошло времени с тех пор, как фильм выпустили в прокат. Хотя он уже догадывался, он представлял себе, как должна выглядеть Тюльпен сейчас: лишь немного более пухлой, чем в фильме.
        Он попытался войти внутрь, но она заперлась на цепочку. Услышав, как она ворочается в кровати, он прошептал:
        - Это я.
        Прошло довольно много времени, прежде чем она впустила его. Она была в коротеньком банном халате, туго стянутом на талии, ее живот выглядел таким же плоским, как и раньше, она даже слегка похудела. На кухне он наткнулся на упаковку бумажных пеленок и хрустнувшую под ногами пустышку.
        Какой-то извращенный черт продолжал шептать ему в ухо грязные шуточки.
        Он попытался улыбнуться.
        - Мальчик или девочка? - выдавил он.
        - Мальчик, - ответила она. Глядя себе под ноги, она сделала вид, будто потирает глаза, хотя вовсе не походила на сонную.
        - Почему ты мне ничего не сказала?
        - Ты же дал мне ясно понять… В любом случае это мой ребенок.
        - И мой тоже! - воскликнул он. - Ты сама это сказала в фильме…
        - Это фильм Ральфа. Он писал сценарий…
        - Но ведь он мой, да? - спросил Богус. - Я имею в виду, в действительности…
        - Биологически? - подсказала она. - Ну да.
        - Можно мне его увидеть? - спросил Трампер. Она как-то напряглась, но потом, пожав плечами, повела его мимо кровати в крохотный закуток, образованный составленными вместе книжными шкафами и несколькими аквариумами с рыбами.
        Младенец спал в огромной корзине, окруженный со всех сторон игрушками. Он выглядел точно таким, каким был Кольм в возрасте нескольких недель, и очень походил на малышку Бигги, которой было чуть больше месяца.
        Богус уставился на младенца, потому что ему проще было смотреть на него, чем на Тюльпен; хотя что можно разглядеть в такой крохе?
        Тюльпен чем-то стукнула в глубине комнаты. Из бельевого шкафчика с выдвижными ящиками она извлекла несколько простыней и подушку; он догадался, что она стелила ему на диване постель.
        - Ты хочешь, чтобы я ушел?
        - Зачем ты пришел? - спросила она. - Ты только что посмотрел фильм, да?
        - Я и до этого хотел приехать, - сказал он. Когда она, промолчав, продолжила стелить постель, он тупо добавил: - Я получил степень. - Она вскинула на него глаза, потом снова взялась за одеяло. - Я искал работу, - пробормотал он.
        - Ну и нашел? - Она взбивала подушку.
        - Нет.
        Она знаком поманила его от спящего ребенка. На кухне она откупорила бутылку пива ему и налила немного себе.
        - Это мне полезно, - пояснила она, протягивая ему стакан. - Чтобы было больше молока.
        - Я знаю.
        - Ну да, ты же должен знать, - сказала она, играя кончиком пояса, затем спросила: - Чего ты хочешь, Трампер?
        Но он не спешил с ответом.
        - Ты чувствуешь себя виноватым, да? - спросила она. - Мне это совершенно не нужно. Ты не должен мне ничего, Трампер, кроме того, что у тебя откровенно лежит на сердце… Если только лежит, - добавила она.
        - Как ты живешь? - спросил он ее. - Ты ведь не можешь работать, - начал он и замолчал, понимая, что дело не в деньгах. То, что откровенно лежало у него на сердце, так давно кануло в трясину, на краю которой он так долго находился, что теперь казалось невозможным нырнуть и нащупать это.
        - Я могу работать, - механически произнесла она, - и я работаю. Я хочу сказать, что я буду. Когда он немного подрастет. Я буду относить его к Мэтью и буду работать полдня. Мэтью сама ждет ребенка…
        - Это девушка Ральфа? - спросил он.
        - Его жена, - поправила Тюльпен. - Ральф женился на ней.
        Трампер понял, что он абсолютно ничего ни о ком не знает.
        - Ральф женился? - удивился он.
        - Он посылал тебе приглашение, - сказала Тюльпен. - Но ты уже покинул Айову.
        Он начал соображать, как много он пропустил. Но Тюльпен устала от его долгих внутренних монологов, и, как он понял, ей надоело его молчание. Он видел из гостиной, как она ложится в постель: она сняла халат и бросила его на пол.
        - Если ты еще не забыл, то не должен удивляться тому, что каждые два часа его надо кормить, - сказала она. - Спокойной ночи.
        Он пошел в ванную и помочился, не закрывая дверь. Он всегда оставлял дверь в ванную открытой - это была одна из его противных привычек, о которой он запоздало вспомнил. Когда он вышел из ванной, Тюльпен спросила:
        - Ну и как твой новый инструмент?
        Что это - шутка? Он не знал, что думать.
        - С ним все в полном порядке, - ответил он.
        - Спокойной ночи, - сказала она, и, когда он на цыпочках прошел в гостиную к своей постели, у него появилось желание стукнуть носком ботинка по стене и разбудить ребенка, только затем, чтобы услышать, как его пронзительный плач наполняет эту пустоту.
        Он лег, прислушиваясь к своему дыханию, дыханию Тюльпен и младенца. Спал только младенец.
        - Я люблю тебя, Тюльпен, - сказал он.
        Ответила, как ему показалось, черепаха в аквариуме, ближайшая к нему: она еще энергичнее зашевелила челюстями.
        - Я пришел сюда, потому что хочу тебя, - произнес он.
        Но даже рыбка не шевельнулась.
        - Ты мне нужна, - сказал он. - Я знаю, что я тебе не нужен, но ты мне нужна.
        - Это не совсем так, - отозвалась Тюльпен, но так тихо, что он едва расслышал ее.
        Он сел на кушетке.
        - Ты выйдешь за меня замуж, Тюльпен?
        - Нет, - без заминки ответила она.
        - Пожалуйста, - умоляюще произнес он.
        На этот раз она немного помолчала, потом снова сказала:
        - Нет.
        Он надел туфли и встал. Он не мог уйти по-другому, кроме как мимо алькова из аквариумов вокруг ее постели, но когда он приблизился к ней, то увидел, что она сидит на кровати и сердито смотрит на него.
        - Господи! - воскликнула она. - Ты что, снова уходишь?
        - А что ты хочешь, чтобы я делал?
        - Господи, ты что, не знаешь? - возмутилась она. - Тогда я скажу тебе, Трампер, если уж на то пошло. Я пока не готова выйти за тебя замуж, но если ты останешься и немного подождешь, я могу потерпеть и посмотреть, что из этого получится! Если ты хочешь остаться, ты должен остаться, Трампер!
        - Хорошо, - сказал он. Он думал, раздеться ему или нет?
        - Господи, да разденься же ты, - велела ему Тюльпен.
        Он так и сделал, после чего забрался в постель рядом с ней. Она лежала, отвернувшись от него.
        - Господи, - пробормотала она.
        Он лежал, не касаясь ее, пока она неожиданно не перевернулась на другой бок, не выдернула его руку и не приложила к своей груди.
        - Я не хочу заниматься с тобой любовью, - сказала она, - но ты можешь обнять меня… если хочешь.
        - Я хочу, - пробормотал он. - Я люблю тебя, Тюльпен.
        - Я надеюсь.
        - А ты любишь меня?
        - Да, Господи, думаю, что да, - сердито ответила она.
        Медленно нормальный инстинкт вернулся к нему: он осторожно ласкал ее по всему телу. Он нащупал то место, где ее обрили: оно еще кололось. Когда малыш проснулся в два часа, требуя грудь, Трампер встал раньше нее, принес младенца в кровать и приложил к ее груди.
        - Нет, к другой, - поправила она. - Которая налилась сильнее.
        - Вот эта?
        - Я все перепутала… - И она замолчала, потом тихонько ойкнула, когда ребенок начал сосать.
        Трампер навел порядок в своей памяти; он приложил пеленку к неиспользованной груди, вспомнив, что из нее начнет капать, пока малыш будет сосать другую.
        - Иногда из них просто брызжет струей, - пожаловалась она.
        - Я знаю, - сказал он. - Они будут брызгать, если ты займешься любовью…
        - Я не хочу этого делать, - напомнила она ему.
        - Я знаю. Я просто так сказал…
        - Тебе придется быть терпеливым, - шепнула она. - Мне еще хочется задеть тебя побольней.
        - Ну да.
        - Тебе придется подождать, пока мне больше не захочется обижать тебя.
        - Ну конечно, я подожду.
        - Я не думаю, что мне захочется и дальше причинять тебе боль, - сказала она.
        - Я тебя ни в чем не виню, - ответил он, отчего она снова рассердилась.
        - Это не твое дело, - оборвала она его.
        - Конечно, не мое, - согласился он. Она ласково произнесла:
        - Ты лучше бы не говорил так много, Трампер, а?
        - Хорошо.
        Когда младенец вернулся в корзинку, Тюльпен легла в кровать, прижавшись всем телом к Трамперу.
        - Тебе все равно, как я его назвала?
        - О, малыша? - откликнулся он. - Ну конечно нет! И как ты его назвала?
        - Меррилл, - ответила она, проведя жестко основанием ладони вдоль его позвоночника. У него запершило в горле. - Видимо, я тебя очень люблю, - прошептала она. - Я назвала его Мерриллом, потому что подумала, что ты очень любил это имя.
        - Да, - прошептал он.
        - Я думала о тебе, видишь?
        Он чувствовал, как ее тело снова сердится на него.
        - Да, я знаю, - ответил он.
        - Ты страшно меня обидел, Трампер, ты это знаешь? - спросила она.
        - Да. - Он слегка дотронулся до ее колючего ежика.
        - Ладно, - сказала она. - Не смей никогда забывать об этом.
        Он пообещал, что никогда не забудет, после чего она обняла его, и ему приснился один из двух кошмаров, которые он видел чаще других. Он называл их вариациями на водную тему.
        Один был про Кельма, с которым случалась невероятная беда, связанная с глубокой водой - в море или в холодном болоте. Этот сон всегда был таким страшным, что он никогда не пытался припомнить его в деталях.
        Второй всегда был о Меррилле Овертарфе, который тоже находился в воде: он очень медленно открывал крышку люка у танка.
        В шесть утра его разбудил жалобный писк младенца Меррилла. Груди Тюльпен намочили его тело, и постель пахла слегка кисловатым молоком.
        Она прикрылась пеленкой, а он сказал:
        - Посмотри, они текут. Видно, ты возбудилась?
        - Это потому, что малыш заплакал, - упорствовала она, и он вылез из постели и отправился за ребенком. При этом у него возникла обычная утренняя эрекция, которую он не стал скрывать.
        - Ты видела моего нового петушка? - спросил он, дурачась. - Знаешь, он все еще хранит девственность.
        - Ребенок плачет, - сказала она, однако улыбнулась. - Дай сюда ребенка.
        - Меррилл, - пропел он. Как здорово снова громко произносить это имя! - Меррилл, Меррилл, Меррилл, - повторял он, пританцовывая, пока нес малыша к кровати. Они немного поспорили, к какой груди приложить ребенка; Трампер несколько раз произвел исследование, какая из них набухла сильнее.
        Тюльпен все еще кормила ребенка, когда зазвонил телефон. Было очень рано, но она, кажется, не удивилась; внимательно посмотрев на Трампера, она кивнула, чтобы он ответил. У него возникло чувство, будто его проверяют, поэтому он поднял трубку, но не стал говорить.
        - Доброе утро, кормящая мамаша! - прогремел в трубке голос Ральфа Пакера. - Как малыш? Как твои титьки? - Трампер сглотнул, в то время как Тюльпен безмятежно улыбнулась. - Мэтью и я уже выходим, - продолжал Ральф. - Тебе чего-нибудь нужно?
        - Йогурт, - прошептала Трамперу Тюльпен.
        - Йогурт, - хрипло повторил в трубку Трампер.
        - Тамп-Тамп! - заорал Ральф.
        - Привет, Ральф, - сказал Богус. - Я видел твой фильм…
        - Ужасный, правда? - откликнулся Ральф. - Как ты поживаешь, Тамп-Тамп?
        - Отлично, - ответил Трампер. Тюльпен убрала пеленку со своей свободной груди и нацепила ее на Трампера. - Я получил степень доктора филологии, - пробормотал он в трубку.
        - Как малыш? - спросил Ральф.
        - Меррилл чувствует себя превосходно, - ответил Богус. Молоко из свободной груди Тюльпен брызнуло ему на ногу. - Мне очень жаль, что я пропустил твою свадьбу. Прими мои поздравления.
        - И мои тоже, - съехидничал Ральф.
        - Скоро увидимся, - сказал Трампер и повесил трубку.
        - Ты как, Трампер? - спросила его Тюльпен. Она пристально смотрела на него: один глаз глядел строго, а другой - ласково.
        - Да нормально, - ответил Трампер, накрывая ее сочащуюся грудь рукой. - А как ты?
        - Мне уже гораздо лучше.
        Он дотронулся до ее ежика, потом посмотрел на свою руку, покоющуюся на лобке, как смотрят на старого друга, который оброс бородой. Они оба были голыми, если не считать, что на правой ноге у Трампера по-прежнему был носок. Малыш Меррилл жадно сосал, но Тюльпен смотрела не на него. Полунахмурившись-полуулыбаясь, она внимательно разглядывала новый член Трампера.
        Богус почувствовал себя приятно сконфуженным. Может, им следует одеться, предложил он, поскольку Ральф и, как там ее зовут, Мэтью собираются к ним нагрянуть. Затем он быстро наклонился и легко поцеловал ее ежика. Она думала о том же самом… однако отказалась следовать этому робкому импульсу. Она лишь поцеловала его в шею.

«Хорошо, - подумал Богус Трампер. - Шрамам требуется время, чтобы к ним привыкнуть, но я обязательно привыкну».
        Глава 38
        АССАМБЛЕЯ СТАРЫХ ДРУЗЕЙ В ЧЕСТЬ ПРАЗДНОВАНИЯ THROGSGAFEN DAY
        В королевстве Така знали толк в том, как следует справлять Throgsgafen Day. За несколько недель до начала празднества дикие вепри заливались маринадом, а огромные лоси подвешивались к деревьям для свежевания; бочонки с угрями битком набивали в коптильни, огромные баки с кроликами, натертыми морской солью и яблоками, медленно кипели в медвежьем жиру; караибу[Караибу - северный канадский олень.] - теперь уже исчезнувший вид - тушился целиком в огромном чане, время от времени переворачиваемый веслом. Созревшие фрукты, особенно благословенный виноград, были собраны, размяты, сдобрены пряностями, процежены и превращены в напитки; бочки с прошлогодними остатками выкатывали из подвалов, разливали и пробовали, перегоняли и пробовали снова и снова. (Основным напитком в королевстве Така было кислое, как моча, густое пиво, смешанное с яблочным уксусом. Особым напитком считалось перебродившее бренди, которое гнали из слив и гнилых овощей, - по вкусу оно напоминало смесь сливовицы с антифризом.) Разумеется, в действительности Throgsgafen Day длился не один день. Накануне каждому полагалось продегустировать все
яства, и этот вечер перед Throgsgafen Day был как бы репетицией веселья. Утром в Throgsgafen Day устраивались небольшие сборища для сравнения результатов, которые плавно перетекали в основное празднество - продолжительное чревоугодие, длившееся не менее шести часов. После этого мужчинам, чья первобытная сила нуждалась в выходе, рекомендовалось заняться энергичными физическими упражнениями. Это выливалось в жесткие спортивные игры и секс. Женщины принимали участие лишь в последнем; кроме того, они танцевали и без особого энтузиазма делали вид, что прячутся в замке.
        В Throgsgafen к вечеру все леди и джентльмены приканчивали огромное количество еды, оставляя после себя по деревням целые горы мусора и бросая объедки бедным крестьянским детишкам. Это считалось трезвой частью вечера, после чего всей толпой знать возвращалась в замок к полуночи, чтобы поднять тост за всех друзей, умерших до Throgsgafen Day; это продолжалось до рассвета, когда обычно созывался экстренный совет старейшин для того, чтобы определить наказания за все убийства, изнасилования и другие столь же невинные забавы, в избытке случавшиеся в этот утомительный праздник.
        Наша сегодняшняя версия с жареной индейкой не более чем бледное отражение того праздника поэтому Богус Трампер и его старые друзья решили влить в этот скучный сосуд вино «Аксельта и Туннель». Планировалось грандиозное сборище Несмотря на непредсказуемость погоды в Мэне в ноябре, все пришли к выводу, что только у Коута и Бигги есть замок, способный выдержать подобное нашествие.
        Присутствие огромных собак придавало этому сборищу оригинальный дух Throgsgafen. Один из псов принадлежал Ральфу, который приобрел его по случаю увеличения живота Мэтью, а также для ее охраны на улицах Нью-Йорка. Неопознанной породы зверь по кличке Лум превратил путешествие из Нью-Йорка в Мэн в сущий ад. Трампер вел
«фольксваген», рядом с ним сидела Тюльпен с Мерриллом на коленях; сзади людей было как рыбы в бочке: там мостились Ральф и беременная Мэтью, пытаясь усмирить Лума. В перегруженном багажнике на крыше машины везли люльку Меррилла, теплую одежду, корзины с вином, пиво и такие деликатесы, как особый сыр и копченое мясо, которые Бигги и Коут не могли достать в Мэн. Бигги занималась основными блюдами.
        Другой пес - подарок Богуса Кольму - находился уже в Мэне. Чесапикский ретривер с густой, блестящей шерстью, напоминавшей потертый коврик. Коут дал ему кличку - Великий Пес Гоб.
        У Трампера и Тюльпен собаки не было.
        - Ребенок, сорок рыб и десяток черепах - вполне достаточно, - заявил Богус.
        - Но тебе необходимо обзавестись собакой, Тамп-Тамп, - уговаривал его Ральф. - Какая же вы семья без собаки?
        - А тебе необходимо обзавестись машиной, Ральф, - парировал Трампер, имея в виду битком набитый «фольксваген», подкативший к шлагбауму штата Мэн. - Замечательную большую машину, - повторил Трампер.
        Лум, отвратительный зверюга, занимавший почти все заднее сиденье, обслюнявил ему всю шею. - Может, даже автобус, - заметила Тюльпен. К тому моменту, когда они достигли Бостона, в бардачке не осталось больше места для грязных пеленок Меррилла, а Мэтью восемь раз просила сделать остановку, чтобы пописать, потому что была беременна. Трампер гнал как одержимый, его мрачный взгляд был устремлен только вперед: он не обращал внимания на писк Меррилла, бесконечные жалобы Ральфа на то, что ему некуда деть ноги, даже на зловещее дыхание Лума. «О чем я только думал?» - ругал он сам себя. Ему показалось настоящим чудом, когда они, наконец, прибыли к укутанному густым туманом дому на берегу океана, застекленному стенкой дождя.
        Гоб и Лум сцепились в мгновение ока; они валяли друг друга в снежной каше и жидкой грязи заливаемой приливом прибрежной полосы, и только Кольм отчаянно пытался растащить зверюг.
        День накануне Throgsgafen провели в доме, мужчины организовали турнир по бильярду, добродушно подшучивая над тем, кто что привез к празднику.
        - Где бурбон? - спросил Богус.
        - Где выпивка? - подхватил Ральф.
        - У нас заканчивается масло, - сказала Коуту Бигги.
        - Где ванная? - скулила Мэтью.
        Бигги и Тюльпен провели дискуссию по поводу слишком маленького живота Мэтью. Она выглядела совсем молоденькой девчонкой, чей живот, несмотря на близкое окончание срока беременности, напоминал маленькую мускусную дыню.
        - Господи, я была гораздо больше, - заявила Бигги.
        - Так ты и так намного больше, Биг, - заметил Богус.
        - Ты тоже была больше, - сказал Ральф Тюльпен.
        Взглянув на Богуса, она увидела, что его слегка покоробило от того, что у него нет воспоминаний о том, как выглядела беременность его второй жены, когда она носила его второго сына. Она подошла к нему и тихонько погладила по плечу.
        Затем все мужчины столпились вокруг Мэтью, ощупывая ее живот под предлогом определения пола ребенка.
        - Мне не хотелось бы тебя огорчать, Ральф, - заявил Богус. - Но мне кажется, что Мэтью собирается родить тебе виноградинку.
        Женщины устроили показ Анны и Меррилла, пристроив младенцев рядышком на серванте в столовой. Анна была старше, но оба ребенка находились еще в том возрасте, когда им только и требовалось, чтобы вовремя уложили спать, посюсюкали и обмыли попки.
        Обзор местных достопримечательностей в такую мерзкую погоду был невозможен из-за двух кормящих матерей с их грудями и вздувшейся виноградинки Мэтью, поэтому мужчины по большей части лениво гоняли шары и вовсю отрывались по части выпивки.
        Ральф оказался первым, кого повело.
        - Должен признаться вам, - важно сообщил он Коуту и Богусу, - что мне нравятся все три наши дамы.
        На улице в непроглядном тумане и хлопьях мокрого снега Великий Пес Гоб и загадочной породы пес Лум валяли друг друга в грязи.
        Один только Кольм пребывал в дурном настроении. Во-первых, он просто не привык к такому скоплению гостей; во-вторых, младенцы казались ему пассивными, скучными существами, с которыми нельзя играть, а собаки, которые то и дело рычали друг на друга, выглядели опасными. Кроме того, каждый раз, когда Кольм видел своего отца, тот уделял ему все свое внимание. А теперь вокруг ошибаются глупые взрослые, которые только и делают, что болтают. Погода на улице пакостная. Но лучше уж оставаться на улице, чем с этими гостями в доме. Поэтому, демонстрируя скуку, Кольм таскал в дом кучу грязи и позволял неуправляемым псам врываться в комнаты, науськивая их разбить чудесные хозяйские вазы.
        Наконец, взрослые снизошли до проблем Коль-ма и установили меж собой очередность гуляния с ним. Кольм должен был приводить обратно одного промокшего взрослого и брать на прогулку другого.
        - Ну, кто теперь пойдет прогуляться со мной? - спрашивал он.
        Но вот наступило время что-нибудь приготовить для небольшой вечерней разминки перед праздником - не такой, разумеется, трапезы, как завтрашнее торжество.
        Тюльпен привезла мясо из Нью-Йорка.
        - О, мясцо из Нью-Йорка! - воскликнул Ральф, ущипнув Тюльпен.
        Мэтью ткнула Ральфа штопором.
        После ужина наступило нечто вроде покоя: младенцы спали в постельках, а наевшиеся до отвала мужчины слегка опьянели. Однако уставший сверх меры Кольм раскапризничался, отказываясь идти к себе наверх спать. Бигги пыталась его урезонить, но он не хотел двинуться с места. Тогда Богус предложил отнести его наверх, раз он так устал.
        - Я вовсе не устал, - запротестовал Кольм.
        - А как насчет того, чтобы послушать немного о Моби Дике? - спросил его Богус.
        - Я хочу, чтобы меня уложил в постель Коут, - заявил Кольм.
        Было очевидно, что он просто в дурном настроении, поэтому Коут подхватил мальчонку и понес наверх.
        - Я уложу тебя в постель, если ты хочешь, - сказал он ему, - но я не знаю о Моби Дике и не умею рассказывать истории, как Богус…
        Но Кольм уже спал.
        Сидя между Бигги и Тюльпен, Богус почувствовал, как Бигги опустила руку под стол и коснулась его колена; почти одновременно с этим рука Тюльпен дотронулась до его второго колена - они обе подумали, что Богус может почувствовать себя уязвленным. Поэтому бодрым голосом он произнес:
        - Кольм просто расклеился. Денек для него выдался еще тот.
        Напротив, через неубранный стол, сидел Ральф, водрузивший руку на живот Мэтью.
        - Знаешь что, Тамп-Тамп, - сказал он. - Мы должны снять фильм прямо здесь в Мэн. В конце концов, здесь что-то вроде замка…
        И он принялся излагать свой новый проект фильма «Аксельт и Туннель». Он уже все обдумал и спланировал. Они поедут в Европу, как только Трампер закончит писать сценарий; кинокомпания в Мюнхене, конечно, возьмет на себя обязательство поддерживать их. Они берут с собой жен и детей, правда, Богус настоятельно рекомендовал Ральфу оставить пса Лума дома. Они даже попытались включить в состав группы в качестве оператора Коута. Но Коута это не заинтересовало.
        - Я всего лишь фотограф, - заявил он. - И мой дом в Мэн.
        Разумеется, у Богуса мелькнула черная мысль, что Коут не желает принимать участие в их фильме из-за Бигги. Богус смутно чувствовал, что Бигги все еще осуждает его, но когда он обмолвился об этом Тюльпен, то был огорошен ее ответом.
        - Если честно, - сказала она, - то я рада, что Бигги с нами не поедет.
        - Тебе не нравится Бигги? - удивился он.
        - Дело не в этом, - возразила Тюльпен. - Разумеется, Бигги мне нравится.
        И теперь это прежнее замешательство накатило на Богуса, словно пьянящая волна.
        Пора было ложиться спать. Гости с трудом ориентировались в расположении комнат верхнего этажа офомного особняка Пиллсбери, то и дело теряясь в коридорах и вваливаясь в чужие спальни.
        - Где я сплю? - постоянно спрашивал Ральф. - О господи, отведите меня туда…
        - Подумать только, до Throgsgafen остался всего лишь один день, - с грустью произнес Коут.
        Бигги только уселась на унитаз в своей ванной комнате, когда туда ввалился Богус. Как всегда, он оставил дверь открытой.
        - Какого черта ты здесь делаешь, Богус? - возмутилась она, пытаясь прикрыться.
        - Я только хотел почистить зубы, Биг, - оправдывался Богус. Казалось, он забыл, что они больше не женаты.
        В раскрытую дверь заглянул удивленный Коут.
        - Что он тут делает? - спросил он жену.
        - Полагаю, чистит зубы, - ответила Бигги. - Ради бога, закрой, по крайней мере, двери!
        После того как все, казалось, разобрались со своими комнатами и расположились на ночлег, в коридоре появился голый Ральф. Через открытую дверь спальни за ним было слышно, как Мэтью пытается выяснить, что он собирается делать.
        - Я не собираюсь ссать в окно! - орал он. - В этом долбаном замке полным-полно туалетов, и я намерен найти хотя бы один!
        Бигги любезно провела голого Ральфа в нужное место.
        - Я страшно извиняюсь, Бигги, - пробормотала Мэтью, торопясь догнать Ральфа с трусами в руках.
        - Es ist mir Wurst! - ответила ей Бигги и ласково дотронулась до животика Мэтью.
        Если бы Трампер находился рядом, то он бы понял австрийский диалект Бигги. «Ничего страшного», - сказала она, однако буквальный перевод был таким: «Для меня это просто сосиска».
        Но Трампера не было там, где он мог бы это услышать. Он проводил блаженные минуты в объятиях Тюльпен; на самом деле он был слишком пьян, чтобы оценить всю божественность мгновения, но, когда все закончилось, с ним произошло странное: он обнаружил, что сидит на кровати с широко раскрытыми глазами. Рядом с ним сладко спала Тюльпен, а когда он благодарно поцеловал ее ногу, она лишь улыбнулась во сне.
        Однако уснуть он не мог. Он принялся покрывать тело Тюльпен поцелуями, но она на них не реагировала.
        Совершенно проснувшись, Трампер встал и тепло оделся, сетуя, что до утра еще далеко. Пройдя на цыпочках в комнату Кольма, он поцеловал сына и подоткнул ему одеяло, он сходил проверить младенцев, потом начал прислушиваться к дыханию взрослых, но ему показалось этого мало. Пробравшись на цыпочках в спальню Бигги и Коута, он увидел, как они спят, тесно обнявшись. Коут проснулся.
        - Следующая дверь в конце коридора, - пробормотал он, решив, что Богус ищет ванную.
        Бродя по коридору, Богус наткнулся на спальню Ральфа и Мэтью и заглянул к ним. Ральф лежал растянувшись на животе и свесив с кровати руки и ноги. Поперек его широченной волосатой спины лежала спящая Мэтью, похожая на хрупкий цветок на навозной куче.
        На первом этаже Богус открыл стеклянные двери в бильярдную и впустил внутрь свежий воздух. Было очень холодно, с залива надвигался туман. Трампер знал, что где-то посреди залива находится пустынный скалистый остров, именно его он сейчас и увидел то возникающим, то исчезающим в тумане. Но если долго смотреть не мигая, то начинало казаться, будто остров плывет по волнам, поднимаясь и падая, а присмотревшись еще пристальнее, можно было различить вздымающийся дугой плоский хвост, с такой мощью шлепающий по волнам, что даже собаки заскулили во сне. - Привет, Моби Дик! - прошептал Трампер. Гоб заворчал, а Лум вскочил на ноги, затем снова рухнул.
        Найдя на кухне бумагу, Богус уселся за стол и начал писать. Его первым предложением стало то, которое он уже написал однажды: «Мне его порекомендовал ее гинеколог». Затем последовало еще несколько предложений, сложившихся в абзац:
«Смешно: лучший уролог в Нью-Йорке - француз. Доктор Жан Клод Виньерон: „ТОЛЬКО ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ЗАПИСИ“. Итак, я записался».

«Что это я начал?» - спросил он сам себя. Но он не знал. Он сунул бумагу с этим незрелым началом в карман, оставив на потом, когда у него появится что сказать.
        Ему очень хотелось бы знать, в чем причина его беспокойства. Потом до него вдруг дошло, что впервые в жизни он находится в мире с самим собой. Он отдавал себе отчет, насколько сильно он этого жаждал когда-то, но то чувство, которое он испытал сейчас, совсем не походило на то, чего он ожидал. Раньше он думал, что покой - это некое состояние, которого он сам мог бы достичь, но покой, который он ощущал теперь, больше походил на подчинение какой-то силе. «Господи, почему покой так угнетает меня?» Но он не был угнетен окончательно. Ничто не бывает окончательным.
        Он натер мелом кий, размышляя, как разбить шары, когда вдруг почувствовал, что не он один бодрствует в этом спящем доме.
        - Это ты, Биг? - тихо позвал он, не оборачиваясь. (Потом он не мог уснуть еще одну ночь, пытаясь понять, как он узнал, что это она.)
        Бигги говорила осторожно; она лишь коснулась предмета, о котором ей хотелось поговорить: в том возрасте, в котором сейчас находится Кольм, вполне естественно, что мальчик все больше и больше сближается с отцом, а не с матерью.
        - Я понимаю, тебе будет больно это слышать, - сказала она Богусу, - но Кольм все сильнее сближается с Коутом. Когда ты здесь, Кольм испытывает некоторое замешательство.
        - Я скоро уеду в Европу, - произнес он с горечью. - Так что меня здесь долго не будет, и никто не будет вводить его в замешательство.
        - Прости меня, - сказала Бигги, - я и вправду всегда рада тебя видеть. Мне только не нравится то чувство, которое я иногда испытываю, когда ты рядом.
        Трампер ощутил прилив непонятной злости, нахлынувшей на него: его подмывало сказать Бигги, что ей просто неприятно видеть, как он счастлив с Тюльпен. Но это было абсурдно; ничего такого говорить ему не хотелось. Он даже не верил в это.
        - Я тоже чувствую замешательство, - признался он, и она кивнула, как бы соглашаясь с его внезапным признанием. Потом она оставила его одного, то есть исчезла так стремительно, что ему подумалось: а не боялась ли она расплакаться перед ним? Или рассмеяться?
        Он думал, что на самом деле согласен с тем, что сказала Бигги: ему тоже приятно ее видеть, но ему не нравится то чувство, которое он испытывает, находясь рядом с ней. Тут он услышал, как кто-то спускается по лестнице.
        Но на этот раз это была Тюльпен, и Трампер сразу заметил, что она давно проснулась и, вероятно, встретилась в коридоре с Бигги.
        - О черт! - воскликнул он. - Все становится слишком запутанным! - Он быстро подошел к ней и обнял; ему показалось, что она нуждается в утешении.
        - Я хочу уехать завтра же, - заявила она.
        - Но ведь завтра Throgsgafen.
        - Тогда после обеда, - сказала она. - Я не желаю проводить здесь еще одну ночь.
        - Хорошо, хорошо, - пообещал он ей. - Я понимаю, понимаю.
        Он говорил, не особенно вдумываясь в слова, стараясь лишь успокоить ее. Он знал, что, вернувшись в Нью-Йорк, он будет размышлять целую неделю, пытаясь понять это. Но не стоило слишком глубоко задумываться над тем, что будет после праздника, и о том, что зачастую чувствуешь себя одиноким, когда с кем-то живешь. Порой пережить отношения с любым другим человеческим существом казалось ему невозможным. «Ну и что из этого?» - подумал он.
        - Я люблю тебя, - прошептал он Тюльпен.
        - Я знаю, - откликнулась она.
        Он отвел ее обратно в постель, и перед тем как заснуть, она осторожно спросила:
        - Почему ты не можешь уснуть рядом со мной после того, как мы только что любили друг друга? Почему ты не можешь спать после этого? Я от этого засыпаю, а ты - наоборот. Это нечестно, потому что, когда я потом просыпаюсь и вижу пустую кровать, а тебя уставившегося на рыб или играющего на бильярде с твоей бывшей женой…
        Он лежал без сна до самого рассвета, пытаясь во всем разобраться. Тюльпен спала, громко посапывая, и не проснулась, когда в комнате появился Кольм, в натянутых поверх пижамы нескольких свитерах, непромокаемых сапогах и шерстяной шапочке.
        - Знаю, знаю, - прошептал Трампер. - Если я спущусь к пристани, ты тоже сможешь пойти туда.
        Было холодно, но они оделись тепло; снежная каша превратилась в лед, и они, скользя на задницах, спустились вниз по пандусу. Солнце выглядело хмурым, но воздух над островом и над заливом оставался чистым и ясным. От моря полз плотный туман; понадобится время, чтобы он добрался до них, а пока они могли наслаждаться самой яркой частью дня.
        Они поделили пополам яблоко. Они услышали, как в доме над ними проснулись младенцы: короткий плач, потом снова тишина, когда каждый из них получил по груди соответственно. Кольм и Богус пришли к единому мнению, что младенцы скучны и неинтересны.
        - Я ночью видел Моби Дика. - Он решился сказать об этом Кольму, который, впрочем, не слишком поверил в это. - Возможно, это был всего лишь старый остров, - признался Трампер, - но я слышал громкий всплеск, как если бы его хвост ударил по воде.
        - Ты это все придумал, - сказал ему Кольм. - Это не реально.
        - Не реально? - удивился Трампер. Он никогда раньше не слышал, чтобы Кольм использовал это слово.
        - Ну да. - Но мальчик выглядел рассеянным - ему было скучно с отцом, и Богусу отчаянно захотелось, чтобы между ними появилось что-то очень глубокое.
        - Какие книги тебе нравятся больше всего? - спросил он Кольма, и ему в голову пришла мысль, что он пытается заигрывать с ребенком.
        - Ну, мне по-прежнему нравится Моби Дик, - ответил Кольм. Может, он просто решил быть с ним вежливым? («Будь вежливым со своим отцом», - Богус слышал, как наставлял Кольма Коут, когда они только приехали.) - Я хочу сказать, что мне нравится эта история, - пояснил Кольм. - Но это всего лишь выдумка.
        На пристани рядом с сыном Богус с трудом сдерживал подступившие слезы.
        Скоро весь огромный дом над ними проснется, как один гигантский живой организм: исполнит свое омовение, насытится и будет стараться быть услужливым и вежливым. В этой милой неразберихе исчезнет острота восприятия кое-каких вещей, но здесь на пристани, глядя на теряющееся в тумане солнце, Трампер ощущал все четко и ясно. Теперь туман накрыл собой устье залива и подбирался ближе; он казался таким густым, что невозможно было разглядеть, что за ним. Но словно от озарившей сознание вспышки, Трампер почувствовал, что он мысленно видит, что там.
        Богус и Кольм услышали, как в туалете спустили воду, а затем до них донесся крик Ральфа:
        - О, эти проклятые собаки!
        На втором этаже распахнулось окно, в проеме которого показалась Бигги с Анной на руках.
        - Доброе утро! - крикнула она им.
        - Счастливого Throgsgafen! - прокричал в ответ Богус, и Кольм подхватил его приветствие.
        Открылось еще одно окно, и оттуда, словно длиннохвостый попугай из клетки, высунулась наружу Мэтью. На первом этаже Тюльпен распахнула стеклянные двери в бильярдной, подняв Меррилла над головой. Рядом с Бигги появился Коут. Все хотели вдохнуть свежего воздуха до того, как все накроет сплошной туман.
        Дверь в кухню распахнулась, выталкивая наружу Гоба, Лума и Ральфа.
        - Этих проклятых псов вырвало прямо в прачечной! - орал он.
        - Это все твой пес, - крикнул ему из окна Коут. - Мою собаку никогда не рвет!
        - Это, наверное, Трампер, - предположила из бильярдной Тюльпен. - Он не ложился спать всю ночь! Его что-то беспокоило! Это Трампера вырвало в прачечной!
        Богус запротестовал, настаивая на своей непричастности к этому грязному делу, но все принялись орать, что во всем виноват он. Кольм явно остался доволен дурачеством взрослых. Собаки принялись беситься, валяя друг друга в снегу. Богус взял сына за руку, и они начали осторожно, то и дело скользя, подниматься к дому.
        В кухне творилось настоящее столпотворение. Собаки яростно грызлись перед дверью, и Кольм, желая еще большей кучи-малы, пронзительно свистнул в свисток; Ральф громогласно заявил, что виноградинка Мэтью стала больше. Женщины в один голос потребовали, чтобы все, кроме детей, вместо завтрака попостились. Они уже принялись за приготовление праздничного обеда. Бигги и Тюльпен, каждая выставив гордо голую грудь, кормили своих младенцев, придерживая их на подрагивающих бедрах. Мэтью приготовила завтрак для Кольма и отругала Ральфа за то, что он не убрал за собаками.
        Ральф, Коут и Богус слонялись без дела, нечесаные, слегка попахивая перегаром. Мэтью, Бигги и Тюльпен, одетые не в платья, а в халаты и ночнушки, выглядели слегка растрепанными и взъерошенными - ночная истома еще улавливалась вокруг них.
        Богус задавался вопросом: чего бы он мог еще хотеть? Но кухня казалась не самым удачным местом для размышлений - повсюду были тела. И что с того, если собачья рвота так и не убрана в прачечной! В хорошей компании многое можно стерпеть.
        И, все еще не забывая о своих шрамах, старых гарпунах и других острых предметах, Богус Трампер осторожно улыбнулся, наблюдая вокруг себя возню этих здоровых и крепких тел.
        notes
        Примечания

1
        Богус (Bogus) - поддельный, фальшивый, фиктивный (англ.).

2
        Боггли (Boggle) - лукавый, лицемер (англ.)

3
        Пратер - парк в Вене.

4
        Аммиши - представители религиозной секты с очень строгими правилами жизни (отказ от службы в армии и работы в госучреждениях. Живут в коммунах, работая в основном на фермах, используя старые фермерские методы и технику).

5
        Мягкие экскременты (англ.).

6
        Закуски (фр.).

7
        Форма оплаты в рассрочку.

8
        Как вы сегодня поживаете? Надеюсь, хорошо? (нем.)

9
        ROTC (сокр. от Reserve Officers' Training Corps) служба подготовки офицеров резерва.

10
        МР (Military Police) - военная полиция.

11
        Я сожалею (нем.).

12
        Господи! На помощь! Мамочка, мамочка… (нем.)

13
        Люфтваффе, ВВС Германии времен Второй мировой войны.

14
        Это Бигги Кунфт, американка из Вермонта, США

15
        Со мной молодая американка, Бигги Кунфт… (нем.)

16
        Loop - петля (англ.).

17
        Этот стол не занят? (нем.)

18
        Пожалуйста, присаживайтесь (нем.).

19
        Что вы будете пить? (нем.)

20
        Два яблочных сока, одно пиво (нем.).

21
        IUD - внутриматочный контрацептив

22
        IBM - компания по производству ЭВМ; NBC - Эн-би-си - радио и телевещательная компания (США); CBS - Си-би-эс - американская радиовещательная компания «Коламбия бродкастинг систем».

23
        NCAA - Национальная студенческая спортивная ассоциация США.

24
        Мировое страдание, болезнь (нем.)

25
        Австрийский чай с ромом (нем.).

26
        Капитан (нем.).

27
        Стойте! (нем.)

28
        Плот (Plot) - делянка, участок земли (англ.).

29

«Дерингер» - небольшой крупнокалиберный револьвер.

30
        На помощь! (нем.)

31
        Полиция! (нем.)

32
        Четвертое июля - День независимости, государственный праздник в Америке.

33
        До свидания (нем.).

34
        Федералы - представители федеральных органов

35
        Игра слов: take a bath - «принять ванну», здесь имеется в виду «окреститься купанием» (англ.).

36
        Игра слов: beat you up - 1) избить тебя; 2) обратить тебя (англ.).

37
        Высшие школы - школы в США для учащихся старших классов.

38
        Караибу - северный канадский олень.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к