Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Иствуд Натали: " Девушка Из Высшего Общества " - читать онлайн

Сохранить .
Девушка из высшего общества Натали Иствуд

        # Словно бабочка на огонь летит Кэтрин навстречу любви… и обжигается.
        Кто знает, может, не случись с ней такого, она не стала бы тем, кем стала, - блестящей бизнес-леди, президентом созданной ею компании. Успех неизменно сопутствует ей. Однако личная жизнь Кэтрин не складывается, ибо на душе у нее пустота и одиночество. Молодая, эффектная, элегантная, она как будто не замечает, что окружающие мужчины провожают ее восхищенными взглядами. Но кто дерзнет влюбиться и королеву, если она сама не сделает первый шаг?..

        Натали Иствуд
        Девушка из высшего общества

1

        Кажется, все готово… Кэтрин остановилась и, окинув столовую придирчивым взглядом, осталась довольна: на белоснежной скатерти поблескивал хрусталь и фамильное серебро, в воздухе витал аромат свежесрезанных роз… Отец будет доволен. Она покосилась на часы на каминной полке. Через полчаса прибудут гости, а пока…
        - Ты прекрасно выглядишь, дорогая! - раздался у нее за спиной голос Артура.
        Она обернулась и, подойдя к жениху, поправила узел его галстука, а Артур, не скрывая восхищения, задержал взгляд на глубоком вырезе вечернего платья.
        - В этом наряде ты похожа на прекрасного лебедя!
        Кэтрин улыбнулась.
        - Ты тоже прекрасно выглядишь, - сказала она, а про себя подумала, что Артур очень похож на отца: та же уверенность в себе, та же представительная внешность, те же повадки лидера.
        Артур подошел и поцеловал ее в губы - легко и аккуратно. И Кэтрин пришло в голову, что ее жених аккуратен во всем: аккуратный поцелуй, аккуратная складка на брюках, аккуратный прямой пробор в волосах…
        - Помнишь, я говорил тебе о проблеме с поставщиком из Глазго? - спросил он, понизив голос, как будто боялся, что их подслушают, и, не дожидаясь ответа, принялся в деталях расписывать свои «подвиги» на фирме.
        Кэтрин нужно было пойти поговорить с поваром, но она терпеливо слушала. Она привыкла служить Артуру благодарной аудиторией. На людях ее жених разговорчивостью не отличался и только наедине с ней забывал о свойственной ему осторожности. Иной раз Кэтрин приходило в голову, что Артур может в полной мере насладиться своими победами лишь после того, как расскажет о них ей.
        Вскоре прибыли гости и обед начался. Кэтрин посадила Артура рядом с отцом. В свои сорок с небольшим Артур Пайпер был вице-президентом компании, и все поговаривали, что со временем он заменит Генри Эшби, особенно учитывая его скорую женитьбу на Кэтрин.
        Кэтрин задержала взгляд на отце и невольно улыбнулась: в свои шестьдесят Генри Эшби был строен и подтянут, а взгляд его серых глаз не потерял остроты. С годами черты его лица стали жестче и выразительнее, а темно-русые волосы, тронутые благородной сединой, не поредели.
        - Великолепный стол, Кэтрин! - сказал отец, поднимая бокал. - Дочь, сегодня ты превзошла саму себя!
        Отец улыбнулся, и у Кэтрин запела душа. Генри Эшби был жестким, суровым человеком, и порой, особенно в последние годы, когда матери не стало, Кэтрин приходилось нелегко, но она очень любила и уважала его.
        - Как я завидую молодым и стройным! - заметила соседка Кэтрин, жена исполнительного директора, и кивнула на едва тронутый шоколадный десерт на тарелке Кэтрин. - А мне приходится отказывать себе в маленьких радостях!
        - Зачем же себя так мучить? - с милой улыбкой возразила Кэтрин. - У вас прекрасная фигура. И дивное платье, - добавила она.
        - Вам нравится? - оживилась соседка. - Муж привез его из Италии. - И она принялась с воодушевлением расписывать последнюю коллекцию Валентине.
        Кэтрин с улыбкой внимала ее болтовне, а сама поглядывала на Артура. Тот беседовал с отцом, машинально поглаживая ножку фужера. Глядя, как его сильные загорелые пальцы скользят вверх и вниз, Кэтрин внезапно ощутила горячую волну возбуждения.
        - Не могу не согласиться, - сказала она, кивая соседке. - Мне тоже по душе итальянский стиль.
        Кэтрин вспомнила, как они с Артуром впервые занимались любовью. Она была так возбуждена и так рада, что нашла наконец достойного мужчину, который избавит ее от бремени девственности, что когда все закончилось очень быстро и оказалось не столь захватывающим, как ей представлялось в мечтах, ощутила разочарование.
        Нет, Артур был нежен и внимателен, но на фоне ее необузданных эротических фантазий прикосновения жениха показались Кэтрин несколько пресными. А его замечание, когда все закончилось, и вовсе повергло ее в замешательство:
        - Детка, ты чуть не лишила меня глаза! Кто бы мог подумать, что в постели ты такая… такая спортивная! - Он улыбнулся, словно хотел смягчить удар. - Только не подумай, что я жалуюсь… Просто удивлен, вот и все.
        Таким образом Артур раз и навсегда дал ей понять, что ее страсть выходит за рамки дозволенного, и с того дня она вела себя более сдержанно. Теперь и спальня стала местом, где приходилось следить за манерами.
        Кэтрин зачерпнула ложкой десерт и в очередной раз с заинтересованным видом кивнула словоохотливой соседке, а сама снова кинула взгляд на Артура. Тот отправил в рот ложку десерта, и Кэтрин представила себе, как целует его в губы, а потом в шею, бронзовую от загара, покрытую жесткими курчавыми волосками грудь, спускается ниже, на плоский, мускулистый живот…
        - Хотите еще шерри? - с любезной улыбкой обратилась она к соседке.
        - С удовольствием!
        Со стороны хозяина застолья раздался взрыв смеха, и Артур обратился к невесте:
        - Кэтрин, Генри только что рассказал мне про твои студенческие увлечения. Неужели это правда?
        - Что именно? - Кэтрин чуть заметно вскинула бровь. - Отец великолепный рассказчик, хотя иной раз и придает фактам излишнюю эмоциональную окраску.
        - Дочь, я рассказал Артуру, как ты в свое время увлекалась хиппи.
        Кэтрин с силой сжала ложку, но ни в голосе, ни в лице не промелькнуло и тени волнения.
        - Папа, а ты не боишься, что Артур сбежит из-под венца?
        - Ну что ты! - со смешком возразил отец. - Ведь он у нас не из робкого десятка.
        Кэтрин отпила глоток шерри, сохраняя на лице деланную улыбку, хотя тема не доставляла ей ни малейшего удовольствия.
        - Из-под венца-то я не убегу, - улыбнулся Артур, - но представить себе Кэтрин в образе хиппи… - он покачал головой, - нет, это выше моих сил.
        - А Кэтрин не жила в коммуне и не носила четки, - сказал Генри, - до этого, слава Богу, дело не дошло. Просто, когда ей стукнуло двадцать, пришла ко мне и заявила: мол, так и так, хочу вступить в Корпус мира.
        Повисла пауза, а потом раздалось несколько смешков.
        - Папа, прошу тебя, не надо! - молила в душе Кэтрин. Не делай мои тайны предметом обеденной болтовни!
        Она вытерла губы накрахмаленной салфеткой и, стараясь не выдать волнения, заметила:
        - Вряд ли мои ошибки юности представляют интерес для гостей.
        Отец чуть заметно нахмурился, и Кэтрин поняла, что он недоволен. Генри Эшби не любил, когда ему перечат.
        - Детка, неужто вам в голову взбрело вступить в такую организацию? - округлив глаза, спросила соседка. - Ведь, если я не ошибаюсь, это…
        - Просто я была молода, - пожав плечами, с небрежной улыбкой сказала Кэтрин. - Молода и глупа. - И ее пальцы еще сильнее сжали серебряную ложку.
        - А ты у меня, оказывается, бунтарка! - заметил Артур со снисходительной улыбкой, как будто речь шла о девочке лет десяти.
        Генри Эшби откинулся и кресле и взирал на дочь с видом умудренного жизненным опытом мужчины, привыкшего защищать недалеких женщин от последствий их сумасбродных ошибок.
        - Кэтрин быстро избавилась от этой дури. Пришлось прочесть ей всего одну лекцию об устройстве жизни, - усмехнулся он. - Просто я, как старый брюзга, не могу упустить случая поддразнить дочь.
        Кэтрин улыбнулась, и, глядя на нее, никто бы не догадался, каково ей сейчас.
        - Может, перейдем в гостиную? - предложила она с самым непринужденным видом.
        Все встали и не спеша, потянулись в гостиную. Примерно через час, когда Кэтрин под ненавязчивые звуки струнного ансамбля вела светскую беседу с гостями, по большей части сотрудниками возглавляемой отцом компании, к ней полошел официант и, встав у нее за спиной, шепнул:
        - Там какой-то человек хочет поговорить с мистером Эшби. Ему объяснили, что сейчас не время, но он не уходит. Пришлось проводить его в библиотеку.
        - Кто бы это мог быть? - нахмурилась Кэтрин и, извинившись перед гостями, отправилась в библиотеку. Она не хотела омрачать отцу день рождения и решила, что разберется с незваным посетителем сама.
        Открыв дверь, она на миг замерла, сраженная представшей перед ней картиной. На начищенном до блеска письменном столе красного дерена красовались потертые мотоциклетные ботинки. Через миг их обладатель чертыхнулся и произнес:
        - Вот это класс!
        Поначалу Кэтрин подумала, что замечание относится к ней, но, проследив за взглядом гостя, сообразила, что он ее вовсе не заметил, а с неподдельным интересом изучает кожаные с золотым тиснением переплеты старинных фолиантов.
        - Чем могу служить? - спросила Кэтрин холодно-любезно, и цвет ее глаз приобрел оттенок стали.
        К ее удивлению, незнакомец ничуть не смутился и, сбросив ноги со стола на ковер, продолжил сидеть, пристально изучая хозяйку.
        Кэтрин поправила выбившуюся из прически прядь непокорных каштановых волос и внезапно почувствовала странное сочетание неловкости и симпатии. Незнакомец - в черной футболке, кожаной потертой косухе и линялых джинсах - выглядел в интерьере библиотеки крайне неуместно. У него были длинные до плеч пепельно-русые волосы и дерзкие янтарно-рыжие как у рыси глаза. На вид он был чуть моложе ее, лет двадцати пяти.
        Он смотрел на нее не отрываясь - не то чтобы раздевая взглядом и оценивая, но слишком уж пристально и выразительно.
        - Чем могу служить? - повторила Кэтрин.
        - Я хочу поговорить с Генри Эшби.
        - Его нет дома.
        - Неправда, - не отрывая от нее глаз, возразил незнакомец. - Я точно знаю: он сейчас дома.
        Какого черта он рассматривает ее как экзотическое животное в зоопарке?!
        - Если вы хотите поговорить с ним по делу, позвоните в офис и секретарша назначит вам время.
        - Дохлый номер! - фыркнул тот. - Эта стерва меня отшила.
        - Извините, но я ничем не могу вам помочь, - ледяным тоном ответила Кэтрин.
        Незнакомец поднялся и, шагнув к ней, спросил:
        - Не можете? А вы кто: жена, дочь? Неужели вы не можете устроить мне с ним встречу?
        Кэтрин слегка подняла голову и, глядя на него свысока с подчеркнуто враждебным выражением - излюбленный прием отца, - сказала:
        - Я его дочь Кэтрин. Сегодня у отца праздник. - И тут, же спохватилась, зачем она назвала свое имя? Да что же это на нее нашло?
        - В таком случае я встречусь с ним завтра.
        - Боюсь, и завтра ничего не получится.
        - Черт! - Незнакомец взглянул на нее с досадой и мотнул головой. - А я-то, кретин, понадеялся, что вы поймете!..
        - Что я должна понять? - Казалось, слова вырываются наружу помимо ее воли.
        Незнакомец вышел из-за стола и, не отрывая от ее лица медово-желтых глаз, произнес низким напряженным шепотом:
        - Как только вы вошли, у меня возникло ощущение, что вы наверняка поймете. - Его глаза блуждали по ее телу беззастенчиво, словно только он один знал, что под элегантным вечерним платьем прячется распутница.
        У Кэтрин пересохло во рту, а в голове промелькнул образ: рука незнакомца ложится на лиф платья и спускает его с плеч… Видение длилось лишь мгновение, но результат не замедлил себя ждать: по телу разлилось тепло. Кэтрин тут же ощутила отвращение к себе.
        Незнакомец усмехнулся, словно прочитав ее мысли, и его большой чувственный рот скривился в ухмылке. Он стукнул носком ботинка по непрезентабельному на вид кейсу, прислоненному к боковой стенке письменного стола, и, глядя ей в глаза, спросил:
        - Знаете, что у меня там?
        Завороженная его взглядом, Кэтрин молча покачала головой.
        - Последнее слово техники.
        - Не понимаю…
        И тут на его лице появилась другая улыбка - широкая, мальчишеская и такая обезоруживающая, что Кэтрин и сама невольно улыбнулась. А незнакомец схватил кейс с пола и швырнул его на стол, разметав аккуратно сложенные стопки бумаг.
        - Да эта штука будет покруче изобретения колеса! Открытия огня и паровой машины! Понимаете?
        Кэтрин пыталась сохранять холодное и безучастное выражение, но впервые ей не удалось справиться с собой.
        - Незнакомец подошел к ней вплотную, и, ощутив на щеке его дыхание, Кэтрин захотелось схватить его за руку и понять, в чем секрет его магнетизма.
        - В этом кейсе ключи к будущему.
        Какой-то миг Кэтрин стояла неподвижно, а потом, когда до нее дошел смысл его слов, она почувствовала себя обманутой и рассердилась.
        - Так вы рекламный агент! - выдохнула она, с трудом скрывая необъяснимое сожаление, словно у нее из рук выпорхнула жар-птица. - И что же у вас там: уж не вечный ли двигатель?
        - Я знал, что вы именно так и скажете! - усмехнулся он. - Нет, у меня там кое-что по круче.
        - У отца уже есть страховой полис, - с сарказмом заметила Кэтрин. - Так что не смею вас больше задерживать.
        - А вы замужем? - ни с того ни с сего спросил незнакомец.
        - Нет, но я… я помолвлена. Только это вас и вовсе не касается! - опомнилась она. - Позвольте дать вам совет, мистер…
        - Стентон. Рик Стентон.
        - Мистер Стентон, вряд ли вам удастся встретиться с отцом. Он ведет весьма замкнутый образ жизни. - Кэтрин помолчала. - Так что советую обратиться в технический отдел компании.
        - Уже обращался. Там одни ослы! Тупицы в наглаженных костюмах! - Он брезгливо поморщился. - Поэтому я и вломился к вам на вечеринку. Хотел поговорить напрямую с вашим стариком.
        - Отец занят с гостями.
        - Ну, тогда устройте мне встречу в понедельник, идет?
        - Нет. Вряд ли ему это понравится.
        - Ну вы и зануда! - Он сжал губы и хлопнул по кейсу. - Может, я зря так говорю, но от таких, как вы, меня с души воротит!
        Ну и наглец!
        - Не смею задерживать, - ледяным тоном повторила Кэтрин и кивнула на дверь. - Всего доброго, мистер Стентон!
        - Какого черта я приперся в вашу замшелую лавочку?! Только время зря угробил!
        Нет, это уж слишком! Назвать компанию отца замшелой лавочкой?!
        - К вашему сведению, мистер Стентон, компания Генри Эшби - одна из самых прогрессивных и влиятельных автомобильных компаний в стране, - заявила Кэтрин, невольно копируя интонацию отца.
        - Если она такая прогрессивная, как вы говорите, так почему в ней не нашлось никого, кто меня хотя бы толком выслушал?
        - Полагаю, дело в том, что у вас, мистер Стентон, нет рекомендаций, - ровным голосом ответила она и подумала: да и внешний вид оставляет желать лучшего.
        - Да все эти ваши рекомендации чушь собачья! - Он схватил кейс со стола и, пригладив ладонью волосы, предложил: - Давайте поставим на этом точку. Пока. А завтра в полдень я жду вас у Музея науки. Если я не появлюсь, значит, мое мнение о вас изменилось. - И он направился к двери.
        Кэтрин в изумлении смотрела ему в спину.
        - А я не собираюсь с вами встречаться!
        Он остановился, неспешно повернулся к ней лицом и с ухмылкой возразил:
        - Нет, Кэти, собираетесь. И знаете почему?
        - Почему? - опешив, переспросила она.
        - Потому что, несмотря на маску девушки из высшего общества, вы находите меня сексуальным. - Он улыбнулся. - Верно?
        - Да как вы смеете! - возмутилась Кэтрин. - Вы просто…
        - И знаете что? - с невозмутимым видом прервал ее он. - Я думаю о вас то же самое.
        С этими словами он вышел, хлопнув дверью, а Кэтрин еще с минуту стояла неподвижно. Ее бросило в жар. Никто еще не говорил ей, что она сексуальна. Никто, даже Артур, ее любовник.
        А потом Кэтрин стало стыдно, что она позволила этому агрессивному самовлюбленному самцу - пусть и ненадолго - до такой степени заморочить ей голову. Неужели Рик Стентон на самом деле вообразил, что она завтра с ним встретится? Черта с два! На миг Кэтрин представила себе, как этот тип приходит к музею и видит, что ее там нет, и ощутила острое чувство удовольствия.
        Она возвратилась к гостям, и остаток вечера старалась не думать о Рике Стентоне.
        Придя домой, Рик Стентон заметил, что в гараже горит свет. Значит, старина Джошуа все еще работает… Трудоголик, да и только! Он подошел к холодильнику, заглянул внутрь и хмыкнул. Да, не густо! Вытащил банку кока-колы, открыл ее и, сделав глоток, пошел в гараж.
        - Если бы ты знал, с какой женщиной я сейчас познакомился! - объявил он с порога и развалился на старом диване. (Джошуа даже не повернул голову от верстака.) - Ты бы ее видел! Знаешь, у нее такое лицо, словно с портрета Гейнсборо… Только еще красивее. И она такая холодная! И на первый взгляд высокомерная. Высший класс! Но в глазах у нее что-то такое… Не знаю, но мне кажется, что я смог бы ее расшевелить! Черт, с ума сойти, что за женщина! - Рик растянулся на диване, поставил себе на грудь банку коки и продолжил: - Надеюсь, с ее помощью мне удастся встретиться с боссом. Если честно, меня тошнит от перспективы продаться компании ее папочки, но ведь выбора у нас нет, ведь так?
        Джошуа продолжал молча работать.
        Глядя, как точно и уверенно двигаются его руки, Рик в восхищении потряс головой и, вскочив, подошел к верстаку.
        - Знаешь, Джош, ты гений! Ей-Богу! - Он обнял приятеля за плечи и с чувством поцеловал его в щеку.
        - Какого черта?! - Джошуа отшатнулся и с негодованием уставился на приятеля. - Ты что, совсем сбрендил?
        - Просто я тебя люблю, - хохотнул Рик. - Потому что ты гений.
        - И нечего лезть ко мне с поцелуями, - пробурчал тот. Повел плечом, стирая со щеки поцелуй, огляделся, словно оказался тут впервые, и спросил: - А ты когда вернулся? Я не заметил, как ты вошел.
        Рик улыбнулся.
        - Джош, я только что вошел. Секунду назад.
        Кэтрин поставила серебристый «мерседес», подарок отца к двадцати пятилетию, на стоянку у музея и вылезла из машины. Начал накрапывать дождик. Закрывая дверцу, она заметила, что у нее слегка дрожат руки. Можно еще вернуться! - сказала она себе, поправила тщательно уложенные волосы и положила ключи в висевшую на плече сумочку.
        Внезапно Кэтрин ощутила смятение - словно в нее вселился некий беспокойный дух. Господи, да что с ней происходит? Что заставляет ее нести себя столь необычным образом? Кэтрин начало угнетать чувство вины. Дождь пошел сильнее, и она шагнула под козырек.
        И зачем только она приехала! Кэтрин скрестила руки на груди и поежилась. На ней был строгий брючный костюм. Зря я не захватила плащ! - подумала она и повертела на пальце кольцо, подарок Артура по поводу помолвки. Не считая золотых часиков, это было единственное украшение. Как говаривала бабушка, чем меньше, тем лучше…
        Нет, напрасно она сюда явилась! Конечно же, ей любопытно, что за чудо техники носит и своем потертом кейсе Рик Стентон, но, с другой стороны, если не кривить душой, то…
        - Я знал, что ты придешь!
        Кэтрин вздрогнула, повернулась и увидела Рика. Он поставил кейс на ступени, и, когда выпрямился, Кэтрин ощутила, как пахнут дождем его волосы. Он был все в той же косухе, джинсах и мотоциклетных ботинках.
        Кэтрин засунула руки в карманы пиджака и приготовилась хранить молчание. Как это ни странно, но ей удалось заработать себе репутацию полностью владеющего собой человека именно благодаря таким паузам.
        Рик нагловато улыбнулся, окинул ее пытливым взглядом и спросил:
        - Ну что, прокатишься со мной на моем «харлее»?
        От изумления Кэтрин округлила глаза. Никто и никогда еще не предлагал ей прокатиться на мотоцикле.
        - Вообще-то я не имею обыкновения разъезжать на мотоциклах.
        - Ну и что? А ты каталась хоть раз?
        Кэтрин молча покачала головой, а про себя подумала: мотоциклы вечно грязные и ездить на них опасно.
        - Мотоцикл - это супер! Садишься верхом и чувствуешь, как под тобой ревет и рвется вся эта мощь. - Он понизил голос, и глаза его снова принялись ласкать ее лицо. - Знаешь, это здорово похоже на секс.
        Кэтрин и бровью не повела, но окончательно убедилась, что, придя на встречу с Риком Стентоном, совершила непростительную ошибку.
        - Мистер Стентон, мне казалось, вы просили меня прийти по делу.
        - А ты хоть когда-нибудь выходила из себя? - с интересом спросил тот.
        - Разумеется. Как и все, я могу рассердиться.
        - А по-настоящему? - настаивал он. - Ну так, чтобы швырнуть что-нибудь, ударить кого-нибудь или хотя бы обозвать придурком?
        Кэтрин хотела дать достойный ответ, но она не удержалась и улыбнулась.
        - Нет. Для этого я слишком хорошо воспитана.
        Он поднял руку и провел тыльной стороной ладони по ее щеке.
        - Знаешь, Кэти, а ты просто чудо.
        Ее улыбка потухла. Рука у Рика была грубоватая, кожа шероховатая… Не то что у Артура: у того руки такие мягкие и гладкие, что иногда Катрин даже не осознавала, что он к ней прикасается.
        - Меня зовут Кэтрин, - вскинув голову, поправила она.
        - Как скажешь.
        - Ну что, вы намерены поставить меня в известность, ради чего захотели со мной встретиться?
        Рик рассмеялся и опустил руку.
        - Ты говоришь, как преподаватель в институте, но у тебя это звучит вполне естественно.
        - А вы что, учились в институте?
        - Три года, пока не надоело.
        - Не понимаю, как это может надоесть…
        Не спрашивая разрешения, Рик взял ее за руку и повел к козлам - здание только что поставили на ремонт.
        - Сядь. Сейчас я тебе покажу наше изобретение.
        Кэтрин села и сложила руки на коленях. Пока он открывал замки, она не дышала. Интересно, что за секреты носит в потрепанном кейсе этот тип, внешне здорово смахивающий на коммивояжера?
        Рик театральным жестом открыл крышку и, выдержав эффектную паузу, спросил:
        - Ну, что скажешь? Впечатляет?
        Она почувствовала разочарование.
        - Смотри, Кэти, перед тобой завтрашний день автомобилестроения.
        Кэтрин смотрела на железку, как говаривала покойная мама, и не могла скрыть своего неудовольствия. Наверное, из-за предсвадебных хлопот в голове у нее все смешалось… Иначе она не притащилась бы на встречу с этим типом.
        - Не понимаю, зачем вы мне это показываете.
        Кэтрин хотела встать, но на плечо ей легла сильная рука, и она опустилась обратно.
        - Но ведь ты даже не спросила, что это такое!
        - Ну и что это такое?
        - Кэти, это инжектор. И Джош совершенствует его с каждым днем.
        - Джош?
        - Ну да, мы с ним с детства дружим. Джошуа - настоящий технический гений, - с воодушевлением пояснил он. - Да если этой штукой займется солидная фирма, ее можно будет выбросить на рынок еще до конца года!
        Под солидной фирмой он имеет в виду компанию отца, подумала Кэтрин. Господи, как же она сразу не догадалась! Рик Стентон всего лишь хочет воспользоваться ею, чтобы добраться до отца!
        Он обманул ее чувства, и Кэтрин стала подчеркнуто нелюбезной, что было ей несвойственно. Впрочем, она впервые тайком ушла из дома, чтобы встретиться с этим хамоватым типом. Пренебрежительно кивнув на кейс, она спросила:
        - А с чего вы взяли, что эту штуку кто-нибудь купит?
        - Да ты что, шутишь?! - возмутился Рик. - Как это не купит? Ты что, не поняла?
        В отличие от Кэтрин он не собирался скрывать эмоции, и она ему невольно позавидовала. Наверное, это здорово - чувствовать себя таким свободным!
        - Что не поняла? - уточнила она.
        - Да за этой штуковиной будущее! Конечно, предстоит еще доработать механизм, но какова идея! А если маркетингом займется солидная компания, то…
        - Мне показалось, что вы невысокого мнения о компании отца. Почему же тогда вы выбрали именно ее?
        - Да потому что у меня нет средств наладить собственное производство! - выпалил Рик. - Неужели непонятно?
        В конце концов его энтузиазм увлек Кэтрин.
        - И как эта штука работает?
        - Здесь я тебе показать ничего не смогу. Прошу тебя, Кэти, поговори с отцом! Уговори его со мной встретиться.
        - Извините, но я вряд ли смогу вам помочь.
        Рик вскинул брови и чуть заметно скривил губы. Дождь усилился, и он засунул руки в карманы куртки.
        - Ну ладно, тогда давай встретимся на той неделе.
        Кэтрин нахмурилась. Ну, уж нет! Встречаться с Риком Стентоном во второй раз более чем непростительно!
        - Нет, это ни к чему, - холодно возразила она.
        - Да расслабься ты хоть чуть-чуть! - с досадой воскликнул он. - И рискни раз в жизни. Хотя бы для разнообразия…
        - Боюсь, вы меня не поняли. Я обручена. И встречаться с тобой еще раз было бы крайне неосмотрительно.
        - Говоришь, неосмотрительно? - хмыкнул он. - Черт, я же не прошу тебя переспать со мной! Просто хочу познакомить тебя с людьми, которых хорошо знаю. Кэти, да отбрось ты свой дурацкий этикет!
        Кэтрин изо всех сил старалась скрыть, как сильно он ее потряс. Она поднялась - прямая, пуритански строгая, словно опутанная с ног до головы правилами приличий и хорошего тона - и, открыв сумочку, достала ключи от машины.
        - Ну и с кем же вы хотите меня познакомить? - спросила она ровным голосом, избегая смотреть ему в глаза.
        Рик Стентон улыбнулся.
        - Детка, я хочу познакомить тебя кое с кем из технарей.

2

        Рик Стентон прохаживался по тротуару, то и дело поглядывая на часы. Может, она так и не придет? Он сунул руку в задний карман джинсов, где лежал пухлый бумажник: вчера Рик получил зарплату. Работу свою он ненавидел. Рик работал автослесарем на станции техобслуживания, и, поскольку образования он так и не получил, перспектив у него не было никаких.
        После того как Рика вышибли из колледжа, он некоторое время болтался по стране на своем мотоцикле. Сначала это было увлекательно. Встречался с множеством людей, спал с многими женщинами, но в конце концов все эти бесцельные шатания его утомили. Вернувшись домой, Рик сошелся с Джошуа Пеизнером, тот тогда вылетел из политехнического. Джош был на год старше, и в детстве они обретались в разных компаниях. Рик сызмальства был известным бузотером, а Джош целыми днями сидел в отцовском гараже и мастерил всякие штуковины.
        Раздался мерный гул безупречно отлаженного двигателя. Рик обернулся и увидел отливающий серебром «мере», въезжающий на парковку. Он смотрел, как Кэтрин вылезает из машины и идет к нему навстречу, и не мог скрыть восхищения. И дело было не в деньгах и красоте, хотя поначалу его привлекло именно это. Рик знавал не одну богатую женщину, и среди них попадались и более красивые. Но Кэтрин была не такая, как все.
        Рик с удовлетворением отметил ее походку, изящную осанку, строгий стиль кашемирового пальто. Все было стильное и классное, как и автомобиль, на котором она приехала. А главное - сама Кэтрин Эшби классная!
        - Прошу прощения за опоздание, - сказала она Рику. - Сегодня столько машин, и я…
        - И ты струхнула? - подсказал он, подходя к ней такой походкой, словно все еще управлял своим «харлеем».
        - Нет, - чуть нахмурясь, возразила она. - Просто не рассчитала время.
        - Понятно. - Рик кивнул и, пристально окинув ее взглядом, спросил: - А сколько тебе лет?
        - Двадцать шесть, - ответила Кэтрин, ничем не выдав изумления по поводу столь бестактного вопроса.
        - Здорово! - улыбнулся Рик. - А мне двадцать пять. Если честно, я подумал, что тебе все тридцать. - Он взял ее за запястье и потащил за собой, но, почувствован сопротивление, остановился. - Кэти, ты не привыкла общаться с теми, кто говорит, что думает, да? - догадался он. - Но я подстраиваться под тебя не собираюсь. Запомни, я такой, какой есть. И давай на «ты».
        - А я тоже такая, какая есть, - ответила Кэтрин и тут же пожалела об этом.
        Рик обласкал ее своими дерзкими рыжими глазами и тихо сказал:
        - Кэти, ты просто супер! Красивая, стильная, классная… Короче, великое изобретение.
        Кэтрин вздохнула и усилием воли ответила по возможности небрежным тоном:
        - Изобретение? Необычный комплимент…
        - А это никакой не комплимент, - возразил тот. - Просто я ценю качество. Денег у меня мало, но я всегда отдаю должное классу. - Он обнял Кэтрин за плечи и привлек к себе.
        Опешив, она подняла на него глаза и, встретив его взгляд, промямлила:
        - Думаю, это…
        А ты не думай, - шепнул Рик, прижавшись губами к ее шее. - Надо просто чувствовать!
        Да он просто коварный обольститель и дьявол-искуситель! - пронеслось в голове у Кэтрин. И все равно она не могла заставить себя оттолкнуть его.
        Рик наклонил голову, и Кэтрин ощутила на своих губах его влажные, теплые губы. Он так силен и молод, и у него такая свежая шершавая кожа! Руки сами по себе поползли вверх и замерли, прижавшись к его куртке, а потом пальцы впились в кожу куртки, а губы приоткрылись.
        Поначалу ее язык был робок, зато его напорист и горяч и обещал нечто волшебное… Кэтрин забыла о манерах, правилах хорошего тона и чувстве собственного достоинства. В ее венах забурлила молодая горячая кровь, и она ощутила себя юной и неопытной. От возбуждения у нее подкашивались ноги. Руки Рика забрались к ней под плащ и, скользнув под джемпер, прикоснулись к голой коже. Язык его творил нечто невероятное… Кэтрин тихо застонала и прильнула к нему всем телом.
        Первым отпрянул Рик.
        - Черт! - еле слышно произнес он, глядя на нее во все глаза.
        Кэтрин прикрыла рот ладонью. Ну вот! Она снова потеряла контроль над собой - как в тот первый раз с Артуром!
        - Расслабься, Кэти! - сказал Рик, заметив ее смущение. - И не переживай ты так! Будь проще.
        - Не могу! Мы слишком разные. - Дрожащими руками Кэтрин вытащила из кармана ключи от автомобиля. - Рик… Я… я поговорю с отцом и попрошу его с вами встретиться. Но больше я сделать ничего не смогу. - И, наверное, оттого, что она с перепугу плохо соображала, Кэтрин совершила чудовищную глупость. А может, сработал условный рефлекс, выработанный во время посещений бесконечных официальных приемов. Вместо того чтобы сразу повернуться и уйти, она протянула ему руку.
        Рик взглянул на нее и рассмеялся. Кэтрин хотела отдернуть руку, но он перехватил ее, поднес ко рту и прикусил за кончики пальцев.
        От неожиданности Кэтрин вскрикнула, а Рик лизнул, а потом поцеловал кончики пальцев.
        - Кэти, ты сводишь меня с ума, - хрипловатым голосом произнес он, глядя ей в глаза. - Ей-Богу!
        Кэтрин хотела уйти, но Рик крепко держал ее за руку.
        - Нет, детка, еще не время! Я не дам тебе удрать.
        - Но мне на самом деле нужно вернуться! - повысила голос Кэтрин. - Рик, я же сказала, что устрою вам встречу с отцом. Чего ж еще?..
        - Чего еще? - с готовностью подсказал он. - Я хочу тебя. И ты, Кэти, хочешь того же.
        - Куда ты меня тащишь?
        - Вот так-то лучше! - хмыкнул он. - А то все вы да вы… Кэти, я хочу познакомить тебя с Джошем. Он тусуется в пабе за углом.
        Джош стоял в углу у стойки, уткнув нос в технический справочник. Он был на полголовы выше Рика. В очках с толстыми линзами в дешевой черной пластиковой оправе, темные с залысинами волосы пострижены под «ежик», высокий лоб, длинный нос, небритые шеки… Хиловатый торс и тощие ноги в неопрятных джинсах… Впрочем, если ему добавить килограммов восемь, а то и десять, прилично постричь, подобрать дорогие очки и одежду, Джош имел бы вполне привлекательный вид.
        Кэтрин покосилась на Рика. Да увидев такие волосы, отец вовсе не станет с ним разговаривать, не говоря уже про косуху и все остальное… Господи, ну зачем она пообещала ему устроить встречу?!
        - Как и все гении, Джошуа довольно странный тип, - сказал Рик, сжав ей руку. - Для начала нужно привлечь его внимание. - Он шагнул к стойке. - Джош, это Кэтрин. Помнишь, я тебе о ней рассказывал?
        Джош не отрываясь, смотрел в книгу.
        - Джош? - Рик взглянул на Кэтрин и пожал плечами. - Он всегда с головой уходит в работу.
        - Вижу.
        - Джош?
        - Может, отложим знакомство на потом? - предложила Кэтрин.
        - Похоже, ты права.
        Они вышли на улицу, и Кэтрин с грустью подумала, что после того, что случилось сегодня, вряд ли они еще увидятся.
        - Так ты поможешь мне встретиться с твоим отцом? - спросил Рик. - Для меня это очень важно.
        - Постараюсь, - ответила Кэтрин без особого энтузиазма. - Только я ничего не гарантирую. Отец может не согласиться.
        - Я оставлю тебе свой номер телефона. Позвони, когда все устроишь.
        - Позвоню, если получится. - Кэтрин слишком хорошо знала своего отца. - Рик, тут есть еще один момент…
        - Какой?
        - Если я устрою встречу, ты… тебе придется продумать свой костюм.
        - Боишься, что я заявлюсь к нему в таком виде?
        - Да нет, но…
        - Ты права. Я так и приду.
        - И напрасно. - Кэтрин нахмурилась. - Пойми, Рик, мой отец - человек другого поколения. Он привык иметь дело с людьми в деловых костюмах. - Она помолчала. - И не признает мужчин с длинными волосами.
        - Кэти, я же сказал, что не собираюсь ничего из себя изображать! Я такой, какой есть.
        - Рик, если ты хочешь иметь дело с моим отцом, тебе придется научиться идти на компромиссы.
        - Нет! - отрезал тот. - Никаких компромиссов не будет! - Он выпалил это так громко, что на них оглянулись прохожие.
        - Пожалуйста, не кричи.
        - Кэти, а ты все-таки трусиха! - хохотнул Рик. - Боишься всего на свете.
        - Неправда, - возразила она. - Просто в жизни часто приходится идти на компромиссы. И вообще, внешний вид очень важен, так что…
        Послушай, кончай втирать мне все эти глупости про деловые костюмы и стильные стрижки! - прервал ее Рик. - Просто устрой мне встречу, а там видно будет. Но, сдается мне, твой старик все поймет. Я не я буду, если его не уломаю.
        И, глядя на задорный блеск его глаз, Кэтрин почти поверила, что у него все получится.
        Рик гнал машину к офису компании Генри Эшби и скрежетал зубами. Развалюха Джоша того и гляди встанет посреди дороги. Двигатель стучит, дырявая выхлопная труба ревет, тормозные колодки скрипят… Вся эта какофония приводила Рика в бешенство. До каких пор Джош будет терпеть этот трухлявый раритет?!
        Надавив на жесткую педаль акселератора, Рик сменил направление мыслей. Сегодня по просьбе Кэтрин его примет Генри Эшби. Вспомнив о Кэтрин, Рик невольно улыбнулся. Рядом с ней он чувствовал себя прямо-таки принцем! Но последняя встреча с ней обернулась не просто прогулкой с корыстными целями. Там было что-то еще… Встретившись с ней, он услышал в голове тот самый звоночек. Это судьба!
        Мысль показалась ему нелепой, он отбросил ее и, заметив указатель, свернул с шоссе. Через минуту он уже подкатил к центральному зданию фирмы. После некоторых пререканий с охраной по поводу кейса Рика проводили через вестибюль к лифтам. В его душе боролись два противоречивых чувства: с одной стороны, он хотел подарить миру творение Джоша, а с другой - ему претила мысль, что детище его друга попадет в лапы безликой корпорации.
        Секретарша на третьем этаже оказалась юной и привлекательной. Однако при появлении Рика она с брезгливой миной поджала губки, в отместку он принялся нахально пялиться на ее грудь.
        Да пошла она в задницу! Рик назвал себя, она проверила его имя к книге заявок и повела по коридору. Он чувствовал, как внутри него лавиной растет раздражение. Декор интерьера тут первоклассный, но атмосфера просто чудовищная: секретарши как цепные псы, все двери плотно закрыты, кругом мертвая тишина… Да будь у них с Джошем деньги на создание собственной фирмы, у них все было бы по-другому!
        Кэтрин сидела в кресле в приемной офиса Генри Эшби. Едва заметив ее, Рик услышал в голове тот самый звоночек. Вернее, щелчок. Словно в ней лее детали разом встали на место. Этакий странный успокаивающий щелчок.
        Каштановые волосы аккуратно зачесаны назад и уложены в узел, строгое бежевое платье, на шее нитка жемчуга - сдержанно и роскошно. Рика бросило в жар. Захотелось прикоснуться к ее гладкой коже, ощутить дыхание, услышать мягкий голос…
        Кэтрин подняла голову. Ее сердце ухнуло куда-то в низ живота, а потом стремительно взмыло к горлу. Перехватило дыхание, и Кэтрин не поверила глазам: ей и в голову не могло прийти, что он все-таки заявится на встречу с отцом в джинсах и кожаной куртке. Глаза на миг задержались на тесных джинсах, плотно облегавших тело.
        Как назло, секретарша куда-то вышла. Отец был крайне недоволен, когда она попросила его встретиться с Риком, и настоял, чтобы она непременно присутствовала при встрече: Кэтрин подозревала, что это своего рода наказание за проявленную настойчивость. Отбросив неприятные мысли, она поднялась, шагнула ему навстречу и преувеличенно бодрым голосом произнесла:
        - Привет, Рик!
        Он с улыбкой кивнул в ответ. Кэтрин сунула сумочку под мышку и сказала, стараясь скрыть волнение:
        - Отец терпеть не может, когда в его дела вмешиваются, так что, боюсь, на теплый прием рассчитывать не приходится.
        - Кэти, побольше уверенности в себе! И не надо так бояться всего и вся.
        Ну вот, он снова обвиняет ее в трусости! Что за самонадеянность! Ведь он ее совсем не знает.
        Вернулась секретарша и провела их в личный кабинет главы компании. Генри Эшби поднялся из-за стола, ни малейшим движением лица не выдав своего отношения к длинным волосам и вольному наряду Рика. И все же за изяществом, с которым отец протянул ему руку, Кэтрин кожей ощутила невысказанную насмешку. Рик подошел и обменялся с ним рукопожатием.
        - Спасибо, что согласились меня принять, - сказал Рик. - Уверен, вы не пожалеете.
        Кэтрин внутренне содрогнулась.
        - Рад вас видеть, - ответил Генри.
        Не дожидаясь приглашения, Рик поставил кейс на стол, раскрыл его и принялся расписывать детище Джоша.
        Кэтрин подошла к окну и, глядя на бьющие в небо струи фонтана, мечтала очутиться где угодно, лишь бы не оставаться в офисе отца. Она всегда чувствовала себя здесь неуютно: с одной стороны, ей казалось, что она недостаточно умна и компетентна, а с другой - она полагала, что обязана хоть как-то смягчать напряженность атмосферы.
        Она вполуха слушала разъяснение технических деталей. Отец негромко задал несколько преувеличенно вежливых вопросов, и Кэтрин, почувствовав слабость в коленях, ретировалась на кресло в дальнем углу кабинета.
        - Так вы говорите, сто пятьдесят тысяч фунтов? - донесся голос отца.
        - Ну да! И это всего за три недели.
        - И сколько же вы хотите за эту разработку?
        - Хотелось бы иметь гарантии, что ваша компания станет проталкивать ее на рынок.
        - Понимаю.
        - И потом, нам бы хотелось участвовать в процессе.
        - Разумеется, - кивнул отец. - Например, возглавить группу проекта? Или что-то в этом роде?
        Казалось, Рик несколько удивился, но потом с готовностью кивнул.
        - Так какова же ваша окончательная цена? - с нажимом в голосе спросил отец.
        Откинувшись на спинку стула, Рик забросил ногу на ногу. Кэтрин поняла, что он к вопросу не готов и сейчас судорожно соображает, какую бы сумму назвать.
        - Тридцать тысяч фунтов.
        - Понятно. - Отец взял со стола нож для разрезания бумаги. - А каков, по-вашему, будет годовой доход от вашего изобретения, если мы начнем его выпускать?
        - Полагаю, около двух миллионов.
        - Говорите, два миллиона? - Казалось, Генри погрузился в размышления. - А можно поточнее?
        - Ну, может, два с половиной…
        - Вы уверены?
        Рик заерзал на стуле. - Расчетов я еще не делал.
        - А может, цифра будет меньше?
        - Не исключено.
        - А больше? Скажем, три миллиона?
        - Может, и так.

        - Может, два миллиона восемьсот тысяч?
        Рик прищурился, а потом вскочил.
        - Вы что, меня выпроваживаете?
        Кэтрин подавила вздох и поднялась с кресла.
        - Выпроваживаю? - повторил Генри, словно затрудняясь постичь смысл. - С чего это вам пришло в голову?
        - Тогда ответьте на мой вопрос.
        - С какой стати мне выпроваживать человека, который хочет принести компании годовой доход в два миллиона фунтов? - с насмешкой спросил Генри. - Ведь это примерно столько же, сколько компания платит за уборку мусора!
        Рик побледнел.
        - Мистер Стентон, вы совершенно не владеете темой. Даже не представляете стоимости того, что продаете, и во что это обойдется нашей компании. - Эшби провел ладонью по вмонтированному в столешницу пульту, а потом начал щелкать переключателями и, повернув голову, выглянул в окно.
        Проследив за его взглядом, Рик увидел, как бившие из фонтана мощные струи одна задругой стали угасать. Генри Эшби, словно небожитель, управлял силами вселенной. Рик не мог не заметить этой демонстрации мощи.
        Когда последний столб воды исчез, Генри продолжил:
        - Жаль, что вы отняли у меня время! Меня не интересует доход в два миллиона фунтов. И знаете почему? Потому что вы явились ко мне, не удосужившись подготовиться!
        - А идите вы! - фыркнул Рик.
        Генри провел рукой по пульту, и в небо вновь взмыли струи воды.
        - Я выставляю вас не потому, что вы грубы и невежественны. И не потому, что у вас нет понятия о приличиях, и перед визитом вы не удосужились хотя бы постричься. Я вас выставляю только потому, что вы мыслите недостаточно широко. Всего доброго, мистер Стентон!
        Рик на миг замер, а потом, схватив со стола кейс, двинулся к выходу. Перед дверью он задержался и обернулся к Генри.
        - Мне жаль вас, Генри Эшби! Вы еще тупее, чем я думал. - И с этими словами он вышел, не закрыв за собой дверь.
        Кровь отхлынула от лица Кэтрин, кожа стала мертвенно-бледной. Генри понял ее состояние, но щадить не стал:
        - Кэтрин, мне все равно, чем ты обязана своим приятелям. Но прошу тебя впредь, никогда больше не доставляй мне подобных хлопот.
        - Отец, я не думала, что все гак обернется, - дрожащим голосом произнесла она. - Я согласна, Рик был непростительно груб, но…
        Генри метнул на нее гневный взгляд, и она запнулась. Как можно защищать Рика после того, что он сказал? Но ведь и отец тоже не миндальничал: он же намеренно поймал его на крючок.
        - Отец, ты обошелся с ним слишком жестоко, - неуверенным голосом завершила она.
        - Ты что, его защищаешь?
        - Нет, но я…
        Откинувшись на спинку кресла, он смотрел на нее чужими глазами и от его неприкрытой враждебности ей стало не по себе. Ну конечно! У нее хватило наглости поставить под сомнение авторитет отца, и теперь ее ждет наказание. Генри нажал кнопку селектора.
        - Мисс Эшби уходит. Будьте любезны, проводите ее!
        Наступил период ледяного молчания Генри Эшби.
        Кэтрин не раз доводилось наблюдать, как молчание отца терпят другие, но самой ей еще не доводилось испытывать это на себе. Дни складывались и недели, приближая свадьбу, а Кэтрин чувствовала себя так, словно ее прокляли. Несмотря на все ее извинения и попытки вернуть отцу хорошее настроение, он продолжал хранить неодобрительное молчание.
        Артур уехал по делам в Германию, так что рассчитывать на его посредничество не приходилось. Дважды Кэтрин поднимала трубку, намереваясь позвонить Рику и высказать все, что думает по поводу его поведения, но так и не отважилась набрать номер.
        В конце концов, отец ее простил, но лишь после того, как прочитал полную сарказма нотацию о неуважительном отношении к старшим. Вскоре вернулся Артур и с заговорщицким видом сообщил:
        - Кэтрин, ужинаем в ресторане. Я заказал столик. Нам есть что отпраздновать.
        Наверняка припас для нее историю об очередном своем блестящем маневре во время переговоров с немецкими промышленниками, подумала Кэтрин, когда они вечером ехали в ресторан. Артур - само изящество и совершенство. Несмотря на разницу в возрасте, он даст ей все, чего только можно пожелать от супруга. У них с ним общие интересы, они выросли в одной среде, и вообще они люди одного круга…
        Повинуясь порыву, Кэтрин потянулась и прижалась губами к его губам. Ответив мимолетным поцелуем, Артур тотчас многозначительно указал взглядом на затылок шофера, а потом, потрепав ее по колену, продолжил очередное повествование.
        Кэтрин обиделась. Артур ярый поборник соблюдения приличий, но ведь они же помолвлены! Неужели нельзя «расстегнуть мундир» хотя бы вечером? Жених все вещал, а Кэтрин представила, что в лимузине рядом с ней сидит Рик Стентон. Вот он опрокидывает ее на велюровое сиденье и запускает руки под юбку. Обнаруживает, что под вечерним платьем она голая и готова его принять…
        С Риком можно быть другой - сексуальной, раскованной, неистовой…
        Кэтрин решительно отбросила это видение и, когда они вошли в ресторан «Рулз», завязала беседу, бесцельную и легкую, словно облако мыльных пузырей. Ожидая, когда принесут заказ, Кэтрин вышла поправить прическу, а когда вернулась, Артур взял ее за руку.
        - Дорогая, я хотел сказать тебе об этом в более романтической обстановке, но другого случая может и не представиться.
        Большим пальцем Артур накрыл бриллиант на ее кольце величиной ровно в один карат. Оба посчитали, что более крупный камень смотрелся бы вызывающе.
        - На самом деле это сюрприз Генри, так что, когда он его раскроет, будь добра, Кэтрин, сделай вид, что слышишь впервые, - предупредил он. - Но, коль скоро твой отец сказал мне первым, я не могу с тобой не поделиться.
        - Наш свадебный подарок? - с улыбкой спросила она.
        Артур кивнул и засиял улыбкой.
        Отец давно намекал, что готовит им к свадьбе щедрый подарок. Как-то раз Кэтрин случайно услышала обрывок разговора отца с адвокатом, после чего решила, что он отпишет им виллу в Брайтоне.
        - Ты была права насчет недвижимости, - сказал Артур.
        - Я так и знала.
        - Только это не вилла в Брайтоне.
        - Вот как? - Кэтрин отпила глоток шампанского. - Вряд ли это дом в Кенсингтоне. Он нужен отцу для бизнеса. Наверное, это особняк в Гэмпшире. Но ведь ему так нравится парк и поле для гольфа…
        - Нет, Кэтрин, это не особняк в Гэмпшире! - Артур сжал ее ладонь и засмеялся. В его голубых глазах засветилось торжество. - Генри отдает нам Краунз-Нест!
        На следующий вечер за ужином Генри объявил, что в качестве свадебного подарка передает им родовое поместье в Суррее. Сказал, что хочет больше времени проводить в Гэмпшире, а такой большой дом ему уже не нужен. А потом небрежным тоном предложил, чтобы Кэтрин перестроила домик для гостей в Краунз-Несте, а он будет останавливаться там, когда будет приезжать по делам в Лондон.
        Прошлой ночью Кэтрин не сомкнула глаз, а сейчас у нее сжалось сердце. Отец ее опять поймал! До этого момента она не осознавала, как сильно в ней желание жить независимо от отца. А ведь могла бы сообразить, что он и дальше захочет иметь ее в полном своем распоряжении. Теперь, даря им Краунз-Нест, он выражает уверенность, что замужество Кэтрин не принесет ему неудобств, и она по-прежнему будет находиться под его опекой.
        Позже, когда Артур проводил Кэтрин в спальню, она попыталась высказать ему свои сомнения. Он обнял ее и погладил по голове, успокаивая, словно малого ребенка.
        - Не преувеличивай, дорогая! Согласен, Генри несколько деспотичен, но мы же с тобой вместе, так что теперь он не сможет взять над тобой верх. И потом Краунз-Нест - это же целое состояние!
        - А тебя волнуют только деньги?
        Артур отступил на шаг, и его глаза стали холодными как две льдинки.
        - Ну, зачем же так передергивать! И нечего на меня злиться.
        Кэтрин прижала пальцы к вискам.
        - Извини. Просто я устала.
        - Я тоже устал, однако на тебя не бросаюсь!
        - Ты прав. Извини меня, пожалуйста.
        Но Артур ее извинений не принял. Кинув на нее тяжелый взгляд, он молча вышел. Кэтрин почувствовала неприятную пустоту в животе. Ну вот! Теперь и жених наказывает ее своим молчанием.

        После скандальной встречи с Генри Эшби Рик долго не мог прийти в себя. Он злился на этого высокомерного типа, а еще больше бесился от того, что Кэтрин видела, как ее папочка смешивает его с грязью.
        Но в один прекрасный момент Рик понял, что старик Эшби прав! Он на самом деле не подготовился должным образом к встрече и не умеет широко мыслить. И настолько зациклился на идее продать кому-нибудь разработку Джоша, что не прислушался к внутреннему голосу, который упрямо твердит: отдать изобретение Джоша в чужие руки, значит, пойти против всего, во что он верит.
        Рик неотступно думал о Кэтрин. Всю жизнь его окружали вещи третьего сорта: убогий домишко, в котором он вырос; заурядные учителя муниципальной школы, непримиримые к бунтарю, задававшему неудобные вопросы; отец, проводивший все вечера, тупо глядя в ящик, и твердивший, что сын у него неудачник. Сколько Рик себя помнил, он мечтал, чтобы его окружали красивые вещи и неординарные люди. И теперь он решил, что, добившись Кэтрин Эшби, получит все, о чем мечтал всю жизнь.
        За неделю до свадьбы жены руководящего персонала компании устроили для Кэтрин девичник. Была уже полночь, когда она, возвращаясь домой, подкатила к гаражу, Нажала на кнопку дистанционного управления воротами, но ворота не сдвинулись с места. Кэтрин вспомнила, что утром они забарахлили и их на время отключили. У нее опять разболелась голова. А все потому, что не выспалась!
        Всю ночь Кэтрин смотрела в потолок и вспоминала свои встречи с Риком. Но больше всего ей запомнилось, как он ее целовал. Откинувшись на спинку сиденья, она закрыла глаза и снова позволила себе насладиться этим запретным образом. И снова ощутила, как ее губ касаются его нахальные юные губы и как его язык врывается к ней в рот. А потом воображение унесло ее дальше, к тому, чего не случилось. Кэтрин представила, как к ее груди прижимается его обнаженная грудь, и тихо застонала.
        Нет, с этим нужно кончать! Усилием воли Кэтрин открыла глаза и нащупала ручку дверцы. Это уже похоже на навязчивую идею. Надо взять себя в руки. У нее через неделю свадьба, так что хватит думать о Рике.
        Кэтрин вылезла из машины и подошла к воротам. В тени деревьев послышался шорох, и она испуганно оглянулась. Никого. Она взялась за ручку гаражных ворот.
        - Ну и как прошла вечеринка?
        Кэтрин вздрогнула и обернулась. Из тени вышел Рик - в неизменной косухе, руки засунуты в карманы джинсов… Увидев его, Кэтрин ощутила, что кровь в жилах побежала быстрее. Прижав руку к шее, она перевела дыхание.
        - Что ты здесь делаешь? Ты меня напугал!
        - Вот и прекрасно.
        - Рик, я… я очень устала.
        - Как идет подготовка к свадьбе? - с хмурым видом спросил он. - Кэти, какого черта? Зачем тебе это?
        - Как это зачем? - пробормотала она. - Я выхожу замуж. И Артур мне идеально подходит.
        - Какая же ты лицемерка! Почему ты не хочешь дать нам шанс?
        - Никаких «нас» нет, - отрезала Кэтрин. - Ты просил о встрече с отцом, и я тебе помогла. Вот и все.
        - Неправда! - Рик обошел «мерседес», просунул руку в салон, выключил зажигание и, выпрямившись, заглянул ей в глаза. - Кэти, я хочу, чтобы ты помогла мне. Я собираюсь начать свое дело и надеюсь в ближайшее время получить первый заказ.
        - Я рада за тебя, но…
        - Никаких «но»! - Он шагнул к ней. - Забудь о свадьбе. Мы должны быть вместе.
        - Что ты говоришь?! Уходи! Мы с тобой совсем разные.
        - Скажи лучше, что я недостаточно хорош для тебя.
        - Нет! Я не сноб. Просто…
        - Кэти, ты мне нужна! Понимаешь? - Казалось, его глаза проникают к ней в душу. - Ты поможешь мне начать дело в компании.
        - Рик, я выхожу замуж. И вряд ли смогу тебе помочь. Да и зачем тебе моя помощь?
        - Не знаю. Но мне хорошо, когда ты рядом. Для меня ты олицетворяешь все лучшее. Качество, стиль, класс…
        - Значит, я для тебя всего лишь престижная вещь?
        - Не только. Между нами возникло что-то настоящее. Так что выкинь из головы своего жениха. Если бы ты его любила, тебя бы не бросало в жар от моих поцелуев.
        - Ты же ничего не знаешь о моей жизни, - возразила она.
        - Я знаю, что ты хочешь от жизни намного больше, чем получаешь!
        - А я получаю немало, - желая задеть его, парировала Кэтрин. - Например, этот
«мерседес»… А к свадьбе отец подарит нам этот дом.
        - И что, этот мавзолей заменит тебе радость секса?
        Кэтрин растерялась.
        - Кэти… - Он понизил голос и подошел к ней вплотную.
        Кэтрин отступила и уперлась спиной в гаражные ворота.
        - Кэти, ты такая страстная… - продолжил он. - Неужели ты не хочешь по ночам стонать от счастья? - Его рука скользнула к ней под плащ и сквозь тонкую ткань вечернего платья коснулась груди, - Ты когда-нибудь кричала от любви? - Рик в упор смотрел на нее своими дерзкими глазами. - Задыхалась? Плакала?
        - Перестань! Хватит!
        - Обещаю, Кэти, со мной ты будешь кричать от любви. - Он прижал ее бедрами к воротам.
        Она ощутила его возбужденную плоть, и на нее нахлынула волна желания.
        - Не надо, Рик! Уходи!
        Он наклонился и поцеловал ее в шею. Кэтрин повернула голову и тихо застонала. Рик засмеялся, взял в ладонь ее грудь, нащупал сосок и шепнул:
        - Дом - это хорошо, только вряд ли он поможет тебе кончить.
        Ну нет, это уже слишком! Кэтрин вырвалась и с криком: «оставь меня в покое!» убежала в дом.
        Следующий день она провела в полнейшем смятении. Отец и Артур сочли, что ее состояние объясняется предсвадебным волнением, и были с ней предельно нежны и внимательны. А вечером отец обнял ее и сказал:
        - Ты ведь знаешь, как я ценю твою помощь, дочка! Правда, я редко говорю об этом, но я очень тебя люблю.
        Кэтрин чуть не разрыдалась и от сознания, что, тайком встречаясь с Риком, обманывает доверие отца, почувствовала угрызения совести, И поклялась больше никогда не огорчать его и быть лучшей дочерью в мире.
        - Но давать клятвы легче, чем выполнять их. До свадьбы оставалось всего пять дней. Кэтрин ворочалась в кровати без сна. Она не могла ни есть, ни спать и на душе было так тяжело, словно на нее взвалили непомерную ношу.

3

        - Погода дивная! - сказал Генри утром в день свадьбы. - Ну, просто как на заказ!..
        Кэтрин выглянула в окно: садовник украшал зеленую изгородь гирляндами из белых шелковых лент. Она заставила себя проглотить кусочек тоста, а отец, оторвав глаза от газеты, попросил:
        - Дорогая, ты не нальешь мне еще чашечку кофе?
        Кэтрин налила отцу кофе и вернулась на свое место - усталая и разбитая. Можно подумать, что она пожилая вдова и сегодня у нее годовщина смерти безвременно умершего мужа! - усмехнулась она про себя.
        Через час после завтрака прибыла женщина, которая занималась организацией церемонии, и они с Кэтрин в очередной раз проверили то, что уже было трижды проверено. Потом приехал парикмахер и сотворил ей невообразимую прическу. Как только он уехал, она вытащила шпильки, расчесала волосы и уложила их кольцом на затылке. В три часа надела бабушкино подвенечное платье из ручных кружев и прикрепила к волосам веночек. Потом застегнула на шее фамильное колье. Ну вот, кажется, все готово…
        - Моя девочка… - шепнул Генри, увидев ее во всем великолепии. - Дочка, до чего же ты у меня хороша!..
        Из сада донеслись звуки гонга, возвещавшие начало церемонии. Под руку с отцом Кэтрин спустилась в сад. Артур сиял белозубой улыбкой. Священник начал службу, и Кэтрин незаметно оттянула жемчужное колье. Почему ей так трудно дышать?
        Со стороны соседнего сада раздался гул газонокосилки. Гости начали поворачивать головы, Артур чуть заметно нахмурился. А гул все нарастал. Священник обратился к Кэтрин, и только тогда она поняла, что это не газонокосилка. Не смея обернуться, она стояла ни жива ни мертва, и ее вздох заглушил рев мотоцикла.
        - Привет, Кэти! - раздался насмешливый голос Рика. - Ничего, что я без приглашения?
        Кэтрин обернулась. Рик сидел на своем «харлее» в неизменной черной куртке и потертых джинсах, белокурые волосы треплет ветер, в желтых рысьих глазах - вызов… У нее перехватило дыхание.
        - Давай, Кэти, садись ко мне, - он кивнул на заднее сиденье, - и поехали отсюда к чертовой матери!
        - Убирайся! - Кэтрин прижала ладони к ушам. - Слушать тебя не желаю!
        Но Рик и бровью не повел. И тогда Кэтрин отошла от алтаря и приблизилась к мотоциклу. Краем глаза она видела, что отец, перешагнув через гирлянду, спешит к ней - защитить и не дать ей совершить глупость. Видела потрясенное лицо Артура и недоуменные взгляды гостей. Она подняла руку к шее, чтобы облегчить дыхание, потянула нитку, и жемчужины градом брызнули на дорожку.
        - Детка, садись ко мне и поехали! - повторил Рик, лаская ее своими дерзкими глазами. - Ну же, ты ведь и сама этого хочешь! - И он протянул ей руку.
        Кэтрин каждой клеточкой ощущала его притяжение, и жажда свободы полыхнула в ней ярким пламенем. И она сделала последний, самый важный шаг.
        - Кэтрин! - раздался за спиной гневный окрик отца. - Остановись!
        Но она уже взяла протянутую руку, свободной рукой подняла кружевной подол и, обнажив длинные стройные ноги, уселась верхом на черное кожаное сиденье «харлея».
        - Молодец, детка! - улыбнулся Рик. - А теперь держись за меня покрепче!
        Кэтрин обвила его за талию и прижалась грудью к нагретой солнцем куртке. «Харлей» взревел с повой силой, и его вибрации передались Кэтрин, переполняя ее ощущением полноты жизни. Наконец-то она свободна!
        Мир несся перед глазами Кэтрин словно взбесившаяся карусель. Ветер рвал ей волосы, платье задралось, колени терла грубая ткань его джинсов, но Кэтрин ничего не замечала. С тех пор как она вцепилась в Рика, она молила об одном: лишь бы эта дикая езда никогда не кончалась. Ей казалось, что время остановилось и, пока мотоцикл мчится, нет ни вчера, ни сегодня, ни завтра…
        Мотоцикл с ревом несся по тихому престижному пригороду, а вырулив на шоссе, и вовсе полетел наперегонки с ветром. Горячий воздух перехватывал дыхание, автомобильные клаксоны гудели вслед беглой невесте в кружевном платье, нелепо восседавшей на заднем сиденье «харлея». Кэтрин хотелось ехать вечно. Улететь сквозь время в другое измерение - в мир, где у нее нет имени и где поступки не влекут за собой последствий.
        Когда Рик съехал с автострады и сбросил скорость, Кэтрин прижалась щекой к его плечу и закрыла глаза. Пожалуйста, не останавливайся! - молча молила она. Только не останавливайся!
        Но мотоцикл остановился. Рик выключил двигатель, и гул смолк. Повернувшись, он притянул ее к себе.
        - Кэти, - шепнул он. - Пора подкрепиться. Муж проголодался.
        Муж?! Она чуть не поперхнулась. Он что, теперь ее муж? Господи, что она наделала! Что же теперь будет?!
        Рик отпустил ее, слез с мотоцикла и протянул ей руку. Кэтрин ухватилась за нее, словно утопающий: за спасательный круг.
        - Кэти, вперед, к новой жизни!
        Она огляделась: бензоколонка, а рядом дешевая закусочная. Она опустила глаза и, заметив дырку на коленке, одернула подол и неловко слезла.
        - Извини, Кэти, это тебе не Ритц, но жить будем! - хмыкнул он и, взяв ее под руку, повел в кафе.
        В окне Кэтрин увидела свое отражение - испуганные глаза, измятое свадебное платье, растрепанные волосы, раскрасневшееся от ветра лицо… Охваченная паникой, она схватила Рика за руку.
        - Рик, я не могу…
        - Поздно, детка! - ухмыльнулся Рик и подтолкнул ее в пропахшую гамбургерами и чипсами придорожную закусочную.
        Посетители дружно перестали работать челюстями и уставились на Кэтрин Эшби. Во всяком случае, ей так показалось. Она стояла и мечтала об одном: провалиться сквозь пол. Что она натворила! Сбежала со свадьбы с байкером. Как она могла так унизить Артура!.. Он ее никогда не простит. А отец… Даже подумать страшно!
        - Да ты никак плакать собралась? - спросил Рик, бросив на нее изучающий взгляд.
        Кэтрин помотала головой. Плохо же он ее знает: она никогда не плачет, хотя сейчас ей этого очень хочется.
        - Ты потрясно выглядишь! - шепнул он, оглядывая ее с нескрываемым восхищением. - Раскованно и сексуально!
        Кэтрин ощутила нервную дрожь: подобные комплименты она слышала впервые. Ну что ж, раз он так ее видит, она станет такой. Кэтрин подняла голову и, встретив взгляд его глаз, подумала, что вряд ли когда-нибудь насытится этим зрелищем. Рик ухмыльнулся и, кивнув на доску с меню, спросил:
        - Чего желаете?
        Кэтрин вспомнила, где находится, и внутренне содрогнулась. Решить быть раскованной и сексуальной - одно дело, но стать другим человеком… Она по-прежнему Кэтрин Эшби, и шоу, в которое она угодила, ей не по вкусу.
        Рик заказал и принес еду. Чувствуя себя полной идиоткой, Кэтрин в подвенечном уборе проследовала за ним к столику у окна. Аппетит совершенно пропал, и, куснув пару раз, она оставила всякие попытки делать вид, что ест. А Рик уплел свой гамбургер и потянулся за ее.
        Она смотрела, как его крепкие белые зубы впиваются в гамбургер, и пробовала уговорить себя, что все-таки это лучше, чем умирать медленной смертью пожилой девы в двадцать шесть лет!
        Кэтрин почему-то представляла себе, что Рик обитает в холостяцкой квартирке, и была удивлена, что он живет вместе с матерью в домике в Кеннингтоне.
        - Раз света в гараже нет, Джош уехал, - сказал он, когда они въехали во двор.
        - А он что, тоже живет здесь? - спросила Кэтрин, с каждой минутой ощушая, что ее все сильнее охватывает паника. Что она скажет его матери?!
        - Нет, у Джоша тут неподалеку квартира, а мать с приятельницей укатила на две недели в Гастингс, - словно отвечая на ее невысказанный вопрос, сообщил Рик. - Так что весь дом в нашем распоряжении.
        Он отпер дверь и вошел, а Кэтрин, подавив вздох облегчения, последовала за ним. Переступив порог, она сразу же оказалась в жилой комнате и, осмотревшись, с трудом совладала с лицом. Декор представлял собой яркий образчик дурного вкуса. Кричаще яркий синтетический палас в золотых тонах, обитый красным плюшем диван, аквариум, весьма запущенный на вид, с парой неонов…
        Рик щелкнул выключателем, и зажглась люстра - аляповатая подделка под венецианское стекло. Кэтрин молча взглянула на Рика, а тот, ожидая ее комментариев, насупил брови. Внезапно Кэтрин захотелось подойти к нему, положить голову ему на грудь и сказать, что она все понимает. Она вспомнила, как он говорил, что превыше всего ценит качество, и подумала, что ему, наверное, невыносимо жить в подобном месте.
        - Можно мне в ванную? - спросила она. Рик молча кивнул.
        Кафель апельсинового цвета пестрел переводными картинками с изображением рыбок. На полке у зеркала дешевая косметика, на крючках - цветастые полотенца. Кэтрин сняла рваные чулки и отправила в мусорное ведро, а потом умылась холодной водой и промокнула лицо бумажным полотенцем.
        Рик сидел на кухне. Он предложил ей банку кока-колы и пододвинул ногой пластиковые шлепанцы с ромашками.
        - Не ходить же на каблуках… - буркнул он. - Это моей матери.
        Кэтрин с удовольствием сняла белые лодочки на высоченной шпильке, а от кока-колы вежливо отказалась. Какое-то время Рик молча смотрел на нее, а потом встал и, взяв в ладонь прядь ее волос, сжал в кулаке. От его близости у Кэтрин закружилась голова, словно она стоит у края обрыва.
        - Какие у тебя красивые волосы… - шепнул Рик. - Как осенняя листва. - И он провел пальцем по ее губам.
        Кэтрин задышала чаще. Суля по выражению его глаз, он жаждал ее, и от этого сознания по телу разлилось пьянящее ощущение свободы и раскованности. С одной стороны, Кэтрин не терпелось осуществить свои фантазии, а с другой - она побаивалась. Это был последний шаг к свободе, и она еще не была к нему полностью готова.
        Отстранившись от Рика, она вернулась в гостиную. Интересно, она любит Рика или это всего лишь зов плоти? Хотя, знает ли она, что такое любовь? Она любит отца - и причинила ему боль. Она делала вид, что любит Артура, и в результате лишь унизила его. А Рик? Может, она сошла с ума, поддавшись сексуальным фантазиям, разбуженным в ней этим дерзким парнем с янтарными глазами? И что теперь? Разве секс заменит все, что было ей привычно?
        - Пойдем в гараж, - раздался за спиной голос Рика. - Посмотришь нашу мастерскую. Ведь теперь ты с нами. - Он повел ее в гараж, объясняя на ходу: - Помнишь, я говорил тебе, что у нас все получится? Так и вышло. За последнюю неделю я получил заказ на сорок инжекторов. Представляешь? Целых сорок штук! И это только начало.
        Как истинной дочери Генри Эшби, Кэтрин было трудно вдохновиться столь скорбным количеством, но она постаралась придать голосу надлежащий энтузиазм:
        - Я за тебя очень рада.
        Пока Рик отпирал дверь, она обратила внимание на его руки. Это были руки рабочего человека. Ногти чистые, но пострижены неровно, на большом пальце - шрам…
        Рик распахнул узкую дверь, вошел сам и жестом пригласил Кэтрин. Гараж был поделен на два отделения. В заднем стоял верстак, рабочий стол, шкаф с инструментами и продавленный диван с линялой обивкой в цветочек, а в переднем, обшитом светлыми пластиковыми панелями, - парикмахерское кресло, раковина и пара сушилок. А там, где положено быть гаражным воротам, была сооружена стенка, выложенная зеркальным кафелем.
        - Мать работает парикмахером, - пояснил Рик. - У нее контракт с домом престарелых. К ней привозят старушек. - Он хмыкнул. - Иной раз эти ископаемые кокетки доводят Джоша до бешенства, приставая к нему с идиотскими вопросами. Как видишь, гараж у нас многоцелевой. «Мерсов» не держим, зато у матушки тут салон красоты, а у нас с Джошем - творческая лаборатория.
        Рик обнял ее за талию и повел в мастерскую. Он все говорил и говорил, а Кэтрин, почувствовав тепло его руки, едва слышала, что он рассказывает. Между тем его рука поднялась выше и вот уже его ладонь легла ей на шею и принялась поглаживать.
        Кэтрин замерла. Захотелось прильнуть спиной к его груди и тесно прижаться, раствориться в его теле. Она представила себе, как сливается с ним воедино и его энергия передается ей. И она набирается от него дерзости и невежества, решимости и нахальства - словом, всего того, чего ей недостает и что у него в избытке.
        Он взялся за застежку лифчика и потянул на себя, но не сделал попытки расстегнуть.
        - Боишься?
        - С чего вдруг? - запинаясь, пробормотала она. - Не смеши меня.
        Рик провел большим пальцем по вырезу лифчика и тихо произнес:
        - Не боишься? А зря! Детка, ты и представить себе не можешь, что я собираюсь с тобой вытворять.
        Кэтрин ощутила, как страх стремительно испаряется, уступая место жгучему желанию. Захотелось крикнуть «давай, чего же ты ждешь?», и она стиснула кулаки, стараясь не потерять над собой контроль. Да, она укатила со свадьбы на заднем сиденье мотоцикла и пусть на ней шлепанцы с пластиковыми ромашками, но она все та же Кэтрин Эшби. А настоящая леди не позволит себе крикнуть мужчине «давай, чего же ты ждешь?», даже если этот мужчина разжег в ней огонь.
        Отпустив застежку бюстгальтера, Рик выдавил мед поверх арахисового масла на бутерброд и поднес хлеб к ее губам.
        - Открой рот, - шепнул он.
        Она послушно откусила небольшой кусок, а он откусил с другой стороны.
        - Ну что, вкусно? - спросил он, не сводя с нее глаз.
        Она кивнула. Он снова поднес бутерброд к ее рту, и она откусила еще раз. Какое-то время они ели молча, не торопясь, пристально глядя друг другу в глаза.
        А потом Рик поднял бутылку с медом и выдавил каплю ей на нижнюю губу. Кэтрин чувствовала, как капля висит там, сочная и тяжелая, а Рик, не дав ей сорваться, наклонился и слизнул ее.
        - Люблю мед… - пробормотал он, не отрываясь от ее рта, и провел языком по нижней губе.
        Кэтрин коротко вздохнула и закрыла глаза, чувствуя, что теряет контроль над своим телом. Рик прошелся поцелуями вдоль ее шеи, оставляя на ней липкий, сладкий след. - Тебе нравится мед? - шепнул он.
        - Да, - еле слышно выдохнула она. - Нравится…
        Расстегнув лифчик, он сдвинул тонкую ткань и начал поглаживать ее грудь. Катрин с трудом сдерживалась, чтобы не закричать. Рик взял бутылку с медом и принялся водить пластиковым носиком взад-вперед по ее соску, а потом выдавил на него каплю меда, опустил голову и облизнул.
        Кэтрин вскрикнула, и ей показалось, что этот крик ее окончательно освободил. Больше она не могла оставаться хорошей девочкой. Она прижала его голову к своей груди, вдыхая запах его волос. Ей хотелось съесть его, его волосы, его силу, его наглую отвагу.
        А он с порочной ухмылкой поднял ее и прижал к стене, к дешевым цветастым обоям. Она обхватила его затылок руками и прижалась ртом к его губам. Поцелуй был горячим и смелым, напоенным ароматом арахисового масла и меда.
        Рик потянул лиф ее платья вниз и стал стягивать с плеч. Кэтрин опустила руки и, коснувшись его упругих молодых ягодиц, сжала их сквозь грубую ткань джинсов. А он горячим шепотом шептал ей на ухо непристойные слова, говоря, что сейчас сделает с ней и что она сделает ему.
        От этих грубых, невероятно изобретательных предложений руки Кэтрин рванулись к молнии его джинсов, а он снял с нее платье и стянул прозрачные трусики. Он был так возбужден, что ей пришлось повозиться с молнией.
        - Хочу тебя! - сказала она, помогая ему раздеться.
        Он засмеялся и, приподняв ее за ягодицы, прижал к стене и овладел ею. Кэтрин застонала, убогая кухня поплыла у нее перед глазами, пока она воплощала в жизнь свои запретные мечты. Мечты испорченной девчонки. Волосы Рика щекотали ей шею, грудь, живот, бедра…
        Все было именно так, как виделось ей в воображении. А его рот ласкал ее всю. Она едва дышала. Она умирала. Прошло совсем немного времени, и она кончила. Словно со стороны она слышала свой голос, и ей казалось, что это не она, а кто-то другой сладко стонет и просит «еще, еще»…
        Опустившись с небес на землю, Кэтрин поняла, что именно этого ей всегда и не хватало. Но, когда она вспомнила, как бесстыдно себя вела, чувство полного удовлетворения исчезло. Что он о ней подумает? Нужно что-то сказать, постараться найти слова, хоть как-то объясниться…
        Рик провел пальцем по ее губам и спросил:
        - Проголодалась? Сейчас я тебя накормлю… - И он прижался ртом к ее рту и начал вес снова.
        Кэтрин почувствовала, как усталость уступает новой волне желания, а Рик бормотал, обращаясь, то ли к ней, то ли к себе:
        - Хочу тебя вот так… А теперь еще вот так… Нравится?
        Он смахнул еду на подоконник и, опрокинув Кэтрин спиной на стол, снова вошел в нее. Он был молод, груб, эгоистичен и нетерпелив. Он двигался между ее породистых бедер, заражая своей неуемной энергией дерзкого бунтаря, который никогда и ничем не сможет насытиться - даже сексом.
        С каждым его толчком она вскрикивала, впившись ему в спину пальцами и умоляя продолжать. На миг он отстранился и, потянув ее за руку, увлек вниз, и они катались по полу, отпихивая стулья и натыкаясь на шкафы. Ее волосы переплелись с его волосами, ее длинные стройные ноги обхватили его сильные бедра. Наполнив ее, он зарычал от удовлетворения.
        Потом Рик дал Кэтрин немного передохнуть. Она играла его волосами, гладила смуглую кожу… С тревогой покосилась на окно, встала и задернула занавеску.
        - Боишься? - хохотнул Рик. - Там никого нет. Никто тебя не увидит.
        - Осторожность не помешает, - пробормотала она банальную фразу.
        Рик снова хохотнул и, отправив в рот остаток бутерброда, проговорил с набитым ртом:
        - Ты меня изматываешь, ей-Богу! G ума от тебя сойти можно! - И, взяв бутылку с медом, он вновь подступил к ней.
        - Ну что, Кэти, продолжим наши игры в спальне?
        Кэтрин заметалась на кровати и проснулась. Она разлепила веки и, убрав с шеи еще влажные после душа волосы, огляделась. Спальня Рика отличалась от остальных комнат простотой интерьера. Кроме кровати в ней стоил небольшой платяной шкаф да висели несколько полок с книгами и мощной стереосистемой. Ничто не украшало стен, выкрашенных белой краской, - ни картины, ни безделушки…
        Мир, в котором жила Кэтрин, перевернулся вверх дном, и у нее голова шла крутом. А ее сознание раздвоилось: здравомыслящая часть не давала ей уснуть. У нее нет ни одежды, ни денег. Утром ее банковские счета будут закрыты. Удастся ли ей хоть когда-нибудь объяснить отцу, что произошло? И как добиться его прощения?
        Кэтрин повернула голову и взглянула на мужчину, ради которого отказалась от всего, что имела. Казалось, даже во сне он чем-то взбудоражен: брови нахмурены, губы плотно сжаты… Нет, она не должна больше допускать близости. По крайней мере, пока они получше не узнают друг друга.
        Но даже здравомыслящая часть ее сознания была не в силах заставить ее сожалеть о том, что произошло. Все было именно так, как виделось Кэтрин в ее самых смелых мечтах.
        Впервые в жизни мужчина воздал должное ее страсти, да еще так, что она ощутила от своей сексуальности удовольствие, а не стыд. Это был дар, и дар столь бесценный, что ей с трудом верилось.
        Внезапно Рик повернулся к ней и потянулся всем телом - жаждущий и ненасытный, как демон любви из ее эротических снов. Он прошептал ее имя, открыл глаза и улыбнулся.
        И тут Кэтрин поняла, что любит его. Это чувство было неизмеримо большим, чем желание, заставившее ее отвернуться ради этого мужчины от отца, жениха и всей привычной жизни. Тяга к нему была такой же естественной, как у изнывающего от засухи растения, дождавшегося проливного дождя.
        С пугающей ясностью Кэтрин поняла, как ей нужна его необузданность, его молодость, его дерзкий оптимизм. Она повернулась к Рику, улыбнулась в ответ, провела пальцем по его губам, и через минуту их тела сплелись вновь.

4

        Когда Кэтрин проснулась, Рика рядом не было. На спинке кровати висела его футболка и ситцевая юбка - надо думать, позаимствованная из гардероба его матери. Кэтрин взяла футболку, прижала к носу, но вместо запаха кожи ощутила лишь легкий запах стирального порошка.
        Она оделась и прошла в кухню. Рика там не было. Она выглянула в окно и увидела, что дверь в гараж открыта. Захотелось тут же броситься туда - просто чтобы хоть на миг прижаться к нему. Пересилив себя, Кэтрин подошла к телефону и стала набирать номер Краунз-Неста. Руки у нее дрожали.
        Услышав короткие гудки, она с облегчением повесила трубку. Она твердила себе, что нужно позвонить и Артуру - хотя бы извиниться за произошедшее, но позвонить ему было выше ее сил.
        Выпив стакан томатного сока, Кэтрин вышла из дома и направилась к гаражу. Подойдя к двери, она услышала возбужденные голоса: Рик и Джош стояли у верстака и о чем-то спорили. Кэтрин терпеливо ждала, пока Рик ее заметит. Наконец он повернулся, и Кэтрин заглянула ему в лицо, надеясь увидеть в нем что-то новое, ведь с последней ночи их жизнь круто изменилась. Нет, он все такой же! - огорчилась она.
        Вдруг Рик улыбнулся, и у нее посветлело на душе.
        - Кэти, иди сюда! Джош придумал новое конструктивное решение.
        Она подошла к верстаку, и Рик с воодушевлением принялся разъяснять ей технические детали, и она время от времени кивала, хотя от волнения мало что соображала. Джош что-то сосредоточенно сверлил на верстаке, и вид у него был такой, словно он один во всей вселенной. Минут через пять он подозвал Рика, и они снова что-то начали горячо обсуждать, а Кэтрин с неохотой вернулась в дом позвонить в Краунз-Нест.
        После нескольких безуспешных попыток Кэтрин пришла к выводу, что трубку просто не положили на рычаг. Она попробовала позвонить Артуру, но тоже безрезультатно. В конце концов, она села за стол и настрочила ему письмо, прося прощения зато, чему нет прощения.
        - Кэти, я проголодался! - прервал ее невеселые мысли голос Рика. - Пошли обедать в китайский ресторан. Вернее, ужинать.
        Кэтрин хотела сказать, что сейчас переоденется, но тут же вспомнила, что переодеваться ей не во что, и молча вышла из дома.
        - Знаешь, мне здорово повезло, - улыбнулся Рик. - Один мой приятель обещал купить у меня стереосистему. За пятьсот фунтов. Полторы штуки у нас с Джошем уже есть, так что все не так плохо!
        С двумя тысячами фунтов в кармане Рик собрался завоевать мир? Кэтрин улыбнулась. Она любит Рика и не показала виду, что не разделяет его энтузиазма.
        - А ты не пробовал взять кредит в банке?
        - Пробовал. Только в банках сидят сплошные тупицы. У них напрочь отсутствует воображение. Да там одни динозавры!
        Подняв босоножку, Кэтрин вытряхнула камешек.
        - И что ты будешь делать?
        - Ты хотела сказать, что мы будем делать? - Рик остановился и, насупив брови, заглянул ей в глаза. - Или ты хочешь смыться домой к жениху с папочкой?
        - Зачем ты так? - Она поежилась. - Ты несправедлив ко мне.
        - Нет, ты скажи прямо, - настаивал Рик. - Ты с нами или нет?
        - Рик, я хочу быть с тобой.
        - Я не об этом.
        Он загнал ее в угол, и она испугалась.
        - У меня нет денег, - опустив глаза, пробормотала она. - Всем заправляет отец.
        - Плевал я на твои деньга! - фыркнул Рик. - Черт! Неужели ты подумала, что мне от тебя нужны деньги?!
        - Нет, но… - На миг Кэтрин показалось, что это именно так. - Рик, у меня ничего нет. Ни одежды, ни денег, ни крыши над головой…
        - А я что, рассчитывал на твое приданое? Одежда найдется, а жить будешь со мной. Так ты в деле или как?
        - Я же сказала. Я хочу быть с тобой.
        - Если ты со мной, значит, ты в деле, - со свойственной ему категоричностью подытожил Рик. - Согласна?
        - Вес не так просто, - уклончиво ответила Кэтрин, отвернув лицо.
        - Чушь собачья! Говори, ты с нами или нет?
        - Не дави на меня!
        - Черт, но я же должен знать! - Он повернул ее лицом к себе. - И нечего придумывать всякие глупые отговорки.
        - Глупые отговорки? Но ведь я же не птичка божья… Мне нужно себя содержать.
        - Это не самое главное в жизни! Одежда, деньги… все это отговорки. Кэти, я говорю о душе. Ты что, не понимаешь? Душа - это единственное, чем мы на самом деле владеем… - Он схватил ее за руку. Глаза у него заблестели. - Кэти, ты готова бросить все и пройти со мной весь путь до конца? Или ты боишься?
        Он наполнял ее словами так же, как ночью наполнял энергией. Только он не мог понять, как трудно ей решиться. Рику терять нечего. Он живет в убогом домишке. У него есть «харлей» и стереосистема. В сущности, он ничем не рискует. А она рискует всем.
        Рик взял ее лицо в ладони и погладил щеки большими пальцами. Кэтрин внезапно осознала, что для него любовь - это в первую очередь любовь к его мечте, к его делу и отказ от привычного ради неизведанного.
        - Я… мне нужно подумать, - промямлила Кэтрин. - Завтра я обдумаю все, пока ты на работе, и…
        - Я не иду на работу.
        - Почему?
        - А я уволился. Хочу посвятить себя делу полностью.
        - Ты бросил работу? - переспросила Кэтрин.
        - Еще на прошлой неделе. Теперь дело за тобой. Так ты с нами или нет?
        - Я… я не знаю.
        - Это не ответ!
        - Дай мне подумать.
        - Нет.
        - Рик, не дави на меня, пожалуйста.
        - Но мне надо знать! Прямо сейчас, - опустив руки, упрямо твердил он. - Говори, ты с нами или нет.
        Кэтрин казалось, что она старше его не на год, а лет этак на сто. Она видела преграды, о существовании которых Рик даже не подозревал, и трудности, о которых не догадывался. Весь предыдущий опыт ее жизни подсказывал: она не в силах ему помочь. И значит, надо бежать назад, в Краунз-Нест, и молить отца о прощении.
        Но Кэтрин успела полюбить Рика. И любила зажженную им в ней искру. Именно эта искра удерживала ее рядом с этим отчаянным парнем.
        Она вздохнула и, подняв глаза, чуть слышно сказала:
        - Я с вами.

        Через пару дней Кэтрин на «моррисе» Джоша отправилась в Краунз-Нест. Привыкшая к классным автомобилям, она и предположить не могла, что машина может вести себя столь подлым образом. Двигатель кашлял, словно астматик, а то и вовсе глох в самый неподходящий момент. У Кэтрин возникло желание повернуть назад, но, представив себе, как над ней будет издеваться Рик, она передумала. И потом, надо же взять хотя бы самые необходимые вещи.
        Рик дал ей денег на противозачаточные таблетки, что сейчас было для нее насущной, но отнюдь не единственной потребностью. Кэтрин нужны были очки для чтения и водительские права. Не говоря уже об одежде, так что откладывать поездку домой она больше не могла.
        Свернув на подъездную аллею, Кэтрин вспомнила колонку светских сплетен в «Санди миррор» с весьма игривым отчетом о том, что произошло на свадьбе, и их с Артуром фотографией из «более счастливых времен». Кэтрин, преодолев себя, позвонила отцу в офис, но его секретарша, сделав вид, что не узнала ее, сообщила, что «мистер Эшби в данный момент находится за пределами страны».
        Оставив «моррис» на стоянке и ощущая растущую тревогу, Кэтрин поднялась к парадной двери, позвонила и стала ждать, пока ей откроют. Ей хотелось, чтобы на звонок вышла миссис Эллтон, домоправительница Краунз-Неста с тех пор, как она себя помнит. Однако дверь открыла горничная Синтия, молодая девица, нанятая всего пару месяцев назад.
        - Что вам угодно? - спросила она, опустив глаза.
        Кэтрин опешила и, понимая, что Синтия человек подневольный и всего лишь выполняет указания отца, тихо сказала:
        - Я бы хотела взять кое-какие веши.
        Дверь закрылась у нее перед носом и, прежде чем Кэтрин успела осмыслить ситуацию, вновь отворилась и Синтия, поставив на крыльцо спортивную сумку, снова молча закрыла дверь. Словно во сне Кэтрин взяла сумку, вернулась в машину и в каком-то оцепенении вернулась в дом Рика. В сумке оказались очки, часы, водительское удостоверение, минимум белья и одежды и пара туфель. Ни дорогих платьев, ни ювелирных украшений там не было. Кэтрин переложила вещи в шкаф, стараясь ни о чем не думать.
        Все свободное время Кэтрин проводила в местной библиотеке, читая все, что ей удавалось найти об организации малого бизнеса. Ей хотелось почерпнуть как можно больше и преподнести свои знания Рику в знак любви. Однако очень скоро Кэтрин убедилась, что Рик с Джошем все делают вопреки правилам. У них не было ни опыта, ни денег, ни рынка сбыта. Оба не имели образования - словом, на успех рассчитывать не приходилось.
        Вечерами, когда Джош с Риком работали, Кэтрин сидела на старом диване и поглощала одну за другой книги по бизнесу. Время от времени требовалась ее помощь - подержать лампу или принести деталь, при этом Джош упорно называл ее Риком.
        Поначалу Кэтрин пыталась поправлять Джоша, но тот смотрел на нее таким отсутствующим взглядом, что она оставила дальнейшие попытки. Казалось, он не в состоянии осознать ее существование, не то, что привыкнуть к ней и запомнить, как ее зовут. Джош обитал в каком-то другом измерении.
        Денег хронически не хватало. Не имея поручителей, Рик не мог рассчитывать на кредит, и Кэтрин уже не первый раз рискнула заставить его трезво оценить ситуацию.
        - Рик, шансов раздобыть денег у тебя нет. И дело не только в отсутствии поручителей.
        - Да они просто идиоты! - возмущался тот. - У них под носом такая идея, а они не могут разобраться что к чему.
        - А может, дело в том, что, глядя на тебя, они видят патлатого байкера?
        - Кэти, избавь меня от своих идиотских нравоучений!
        Кэтрин обиделась, но спорить не стала и снова углубилась в книгу по эффективности производства. Строки расплывались перед глазами, она думала о другом, пытаясь найти оправдание грубости Рика. Наверное, он просто устал. Ей снова вспомнилось, как он выпытывал у нее, достанет ли у нее духу пройти с ним весь путь до конца. Интересно, а достанет ли у нее мужества постоять за себя или она так и будет до конца дней кивать головой в знак согласия?!
        Отложив книгу, Кэтрин собралась с духом.
        - Рик, мы живем в реальном мире. И он таков, какой есть, а не каким нам бы хотелось его видеть, - сказала она, стараясь, чтобы в голосе не было и намека на назидательность.
        Рик резко повернулся к ней.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Только то, что внешний вид очень важен. Лично мне нравится, как ты выглядишь и как одеваешься. И прическа твоя нравится. Но солидные бизнесмены вряд ли захотят иметь дело с человеком с подобной внешностью.
        - А я говорю, внешний вид чушь собачья! Ни черта он не значит! Главное - качество.
        - В деловом мире внешний вид тоже кое-что значит, - тихо возразила Кэтрин.
        - Может, в компании твоего папочки и значит, а для меня нет! Кэти, я хочу добиться успеха, но душу продавать не собираюсь!
        Кэтрин молча потянулась к книге, давая понять, что тема закрыта, но Рик еще не сказал последнего слова.
        - Знаешь, Кэтрин, а ты начинаешь действовать мне на нервы. В тебе до черта снобизма. Если для тебя важны фирменные ярлыки на костюме собеседника, то мне на это наплевать! И вообще…
        - Рик, подержи-ка мне лампу, - буркнул Джош.
        Кэтрин воспользовалась случаем и, схватив книгу, молча ретировалась. К приходу Рика она решила притвориться спящей. До этого дня она спала голой, но сейчас облачилась в ночную сорочку. Она чистила зубы и вспоминала холодную сдержанность Артура и период ледяного молчания отца. Хорошо, что Рик выражает свой гнев открыто! - пыталась утешить себя она.
        Дверь с шумом распахнулась, и в ванную ворвался Рик.
        - Какого черта! Ты что, решила смыться?
        - Я… я устала. И хочу спать.
        - Черта с два! - фыркнул он. - Наш спор только начался.
        - Споры никогда ничего не решали.
        - Чушь собачья!
        - Рик, я не стану с тобой спорить.
        - Это почему? - глядя на нее исподлобья, спросил он. - Боишься проиграть?
        - Нет, просто не люблю конфликты.
        - Нет, дело не в этом. - Рик упрямо мотнул головой.
        - А в чем? - спросила Кэтрин и тут же пожалела об этом.
        - Ты просто дура.
        Противостоять открытому хамству Кэтрин не умела. Внезапно она почувствовала, как в ней закипает гнев. Она не заслужила всего этого. Да, она любит Рика, но он не смеет говорить ей подобные веши. Ее затрясло от ярости, и она испугалась. Нет, нужно бежать от Рика! Бежать, пока не случилось беды. И Кэтрин метнулась к двери.
        Но он схватил ее за руку и развернул лицом к себе. Губы его были плотно сжаты, на лине застыла злобная маска.
        - Да ты просто жалкая трусиха! Шарахаешься даже от собственной тени!
        - Отпусти меня! - прошипела Кэтрин, ощущая, как ярость разрастается и захватывает ее всю. - Отпусти!
        - Нет! Терпеть не могу трусов!
        - Хватит! - повысила голос Кэтрин. - Оставь меня в покое!
        - И не подумаю.
        - Нет, отпустишь! И не смей со мной так разговаривать! - закричала она. - Я не заслужила такого отношения и не намерена терпеть твое хамство! Пошел ты к черту!
        Рик засмеялся и, наклонившись к ней вплотную, сказал:
        - Ну вот, уже лучше! Гораздо лучше!
        От неожиданности Кэтрин ахнула, и Рик залепил ей рот поцелуем. У нее перехватило дыхание. Она попыталась вырваться, но Рик прижал ее к стиральной машине. Она уперлась ладонями ему в грудь и хотела оттолкнуть, но вдруг ощутила, как внутри разливается неудержимое возбуждение. Она разжала губы и ответила на поцелуй.
        Рик задрал ей ночную рубашку, посадил на край стиральной машины и, раздвинув ей ноги, устроился между ними. Подхватив ее под коленями, приподнял, и, пока он возился с молнией джинсов, она в нетерпении прижалась к нему. Когда он, наконец, вошел в нее, Кэтрин закричала и, обхватив его ногами за талию, слилась с ним воедино.
        На стиральной машине было не слишком удобно, но Кэтрин испытала наслаждение от первобытной дикости их страсти. Потом они перебрались в постель и занимались любовью снова и снова, пока Рик не уснул. А Кэтрин еще долго лежала без сна, опустошенная выплеснувшимися эмоциями и переполненная неожиданным триумфом. Она дала волю гневу - и мир при этом не рухнул!

        Несмотря на то, что спала Кэтрин неважно, на следующее утро она проснулась свежей и полной энергии. Перепалка с Риком вселила в нее уверенность. Женщина, способная противостоять Рику Стентону, чего-нибудь да стоит! Становясь под душ, Кэтрин слышала внутренний голос, который твердил: внешний вид. Внешний вид решает все.
        Рик появился на кухне в начале девятого. Кэтрин уже оделась и, стоя у раковины, мыла оставшуюся после ужина посуду. В другой день Рик не преминул бы обозвать ее занудой и чистюлей, но сейчас ему было не до пререканий. Сегодня им предстояло встретиться с поставщиком комплектующих, а денег для продолжения работ не было.
        Рик подошел к холодильнику, достал апельсиновый сок и начал пить прямо из пакета.
        Кэтрин аккуратно вытерла столик у раковины губкой и повесила на место посудное полотенце. Внешний вид, повторяла она про себя. Внешний вид решает все.
        Рик обернулся, словно заметил ее впервые.
        - А куда это ты так вырядилась? - Кэтрин надела черные лодочки без каблука и костюм от Шанель в мелкую черно-белую клеточку. Костюму было несколько лет, и она его не особенно любила, но у него был более или менее деловой и, вне всякого сомнения, самый дорогой вид из всего, что у нее было. Волосы она уложила в строгую прическу, позаимствовав шпильки и заколки в салоне матери Рика.
        - Я еду с тобой, - тихо, но твердо произнесла Кэтрин. - До этого момента мы все делали по-твоему, а теперь я попробую сделать по-своему.
        - Привет, Рик! - Хозяин магазина-склада оторвал взгляд от пороха счетов. - Как дела?
        Рик подошел поближе.
        - Более-менее, Стэн. А ты как?
        - Не жалуюсь. - Стэнли снова уткнулся в счета. Очевидно, такие клиенты, как Рик, не заслуживали большего внимания.
        Рик покосился на Кэтрин и пожал плечами, как бы говоря, это твоя затея, вот теперь сама и выкручивайся.
        На миг Кэтрин замерла, и Рик понял, что она растерялась. Он с кривой ухмылкой бросил на нее недовольный взгляд, отошел к прилавку и начал перелистывать каталог. Ей захотелось доказать ему, что он не нрав. Она способна не только устраивать коктейли и фуршеты.
        Набран в грудь побольше воздуха, словно перед прыжком в воду, Кэтрин с решительным видом подошла к Стэнли. Тот поднял глаза. Женщины в костюмах от Шанель не частые посетители магазинов автодеталей.
        Кэтрин протянула руку и постаралась сделать пожатие энергичным.
        - Я - Кэтрин Эшби, - представилась она. - Деловой партнер Рика.
        От волнения ладонь повлажнела, и Кэтрин поскорее ее выдернула и протянула Стэнли визитную карточку. По дороге сюда они заехали в типографию.
        - Эшби? - переспросил Стэнли, бросив взгляд на карточку, где в нижнем углу перед фамилиями Рика и Джоша красовалось и ее фамилия, а вслед за ней слово «президент». - Если не секрет, вы имеете отношение к Генри Эшби?
        - Да, это мой отец. Но в настоящее время его компания предоставила мне долгосрочный отпуск, - пояснила Кэтрин, а про себя подумала, что отчасти это так и есть.
        В здании было холодно, но она обливалась потом. Нет, ей никогда не справиться с такими делами! Ведь она всего лишь дочь бизнесмена, а не деловая женщина. Однако, заметив, что на Стэнли ее фамилия произвела должное впечатление, Кэтрин отважно ринулась в бой.
        - Рик рекомендовал вас как лучшего дилера в этой области, и, зная, какой он строгий судья, я решила обратиться именно к вам.
        Стэнли был польщен похвалой.
        - Стараемся! - И он расплылся в улыбке, а потом принялся рассказывать про постоянно растущий ассортимент.
        - Впечатляет, - заметила Кэтрин, когда он закончил.
        - Не хотите ли чашечку кофе, мисс Эшби? - Казалось, Стэнли забыл о существовании Рика, что пока было весьма кстати. Боковым зрением Кэтрин видела, что тот по-прежнему изучает каталог, но не сомневалась, что он ловит каждое слово.
        - Спасибо, но у меня, к сожалению, нет времени. Через час у меня встреча. - Тут она бросила озабоченный взгляд на запястье, дав Стэнли возможность оценить ее часы.. - Последнее время я занимаюсь поддержкой небольших фирм, не подчиненных компании Генри Эшби напрямую. Стараюсь выбирать то, что меня действительно увлекает. - Хотя бы это правда! Она чувствовала слабость в коленях, но продолжала: - Когда Рик показал мне инжектор, я сразу поняла, что это дело стоящее.
        - Рик - отличный малый, - сказал Стэнли, вспомнив, кто привел сюда Кэтрин Эшби. - И у него отличное чутье.
        - И я того же мнения, хотя человек я, откровенно говоря, осторожный. В настоящее время мы подбираем поставщиков, поэтому я здесь.
        - Буду рад вам помочь.
        - Отлично. Нам нужны надежные комплектующие. И как можно быстрее.
        - Без проблем.
        Кэтрин протянула Стэнли руку и пожала еще энергичнее, чем в первый раз.
        - Зная вашу занятость, не буду больше отнимать у вас время. Моя визитная карточка у вас есть. - Кэтрин на миг замялась. - Так что присылайте, счет, оплата через месяц.
        - Видите ли, мисс Эшби… - на лице Стэнли впервые появилось сомнение, - дело в том, что, работая с новыми клиентами, мы обычно требуем предоплату.
        Краем глаза Кэтрин увидела, как Рик поднял голову от каталога. Вот он, момент истины! Человек из высшего общества превращается в сомнительного бизнесмена, чтобы не сказать афериста! Господи, ну с чего она взяла, что сумеет из всего этого выпутаться?!
        Кэтрин приподняла бровь, что, как она надеялась, придаст ей вид слегка раздраженного человека и никто не заметит, что у нее от страха сводит желудок.
        - Предоплата? - переспросила она. - Но ведь это внесет путаницу в мои финансовые дела…
        - Извините, мисс Эшби, у нас это обычная практика.
        - Разумеется, я понимаю, - улыбнулась Кэтрин. - Просто я привыкла иметь дело с более крупными поставщиками.
        Кэтрин не спеша повернулась спиной к Стэнли и подошла к Рику.
        - Рик, я знаю, ты хотел заказать комплектующие именно здесь, но, боюсь, ничего не получится. Пойми, у меня могут возникнуть всякие осложнения.
        Рик очень правдоподобно изобразил недовольство.
        - Кэтрин, но здесь самые низкие цены! - возразил он.
        Кэтрин пожала плечами.
        - Сейчас цены для нас не главное. Поставщики покрупнее больше подходят к принятой у отца системе оплаты. По моим масштабам это относительно мелкий заказ, так что…
        - Минуточку, мисс Эшби! - окликнул ее Стэнли, от нетерпения чуть не перепрыгивая через прилавок. - Думаю, мы все уладим.
        От волнения у Кэтрин шумело в ушах, но она из последних сил продолжала игру. Бросив взгляд на часы, она сказала:
        - Даже не знаю… Я уже опаздываю.
        - Не беспокойтесь, мисс Эшби! Мы сами оформим заказ. А оплатите, как вы сказали, через месяц.
        Кэтрин с трудом сдерживала улыбку.
        - На самом деле? Я вовсе не хочу причинять вам неудобства.
        - Ну что вы, какие неудобства! - с улыбкой возразил Стэнли. - Отправляйтесь на встречу, а мы с Риком займемся оформлением заказа.
        Кэтрин хотелось прыгать от радости. Как в детстве прыгать и визжать от восторга, но она сдержанно улыбнулась, попрощалась и пошла к двери, Выйдя из магазина, с облегчением перевела дыхание и дала себе слово приложить все силы, чтобы оплатить заказ. Хотя она и перехитрила Стэнли, обманывать его в ее планы не входило.
        Вечером в гараж, стуча высокими каблуками и бренча браслетами, влетела Моника Стентон.
        - Рикки! Я вернулась!
        Она протянула руки и бросилась к сыну. Ярко-розовая блузка, цветастая юбка с широким красным ремнем, роскошные каштановые волосы щедро сбрызнуты лаком…
        - Привет, мать!
        Рик сдержанно ее обнял, а она звучно чмокнула его в подбородок и потрепала по щеке.
        - Это тебе за то, что ты тут без меня на творил.
        В свои сорок пять Моника была стройна, подтянута, довольно мила, несмотря на отсутствие вкуса, и отважно сражалась с наступлением среднего возраста. Она обернулась к Джошу, и, подойдя к нему, чмокнула его в губы, а потом шлепнула по физиономии, заметив с игривой улыбкой:
        - А тебе, Джош, за то, что ты ничего не натворил в мое отсутствие. - И она рассмеялась.
        Джош, к великому изумлению Кэтрин, расплылся о улыбке.
        - Привет, Моника!
        Моника, не скрывая любопытства, повернулась к Кэтрин.
        - А ты, надо думать, новая подружка Рика? Приятно познакомиться. Моника Стентон.
        Кэтрин подошла поближе и представилась:
        - Кэтрин Эшби.
        Моника прищурила глаза.
        - А я тебя где-то видела. Рикки, где мы могли ее видеть?
        - Просто она похожа на Мэрилин Стрип.
        - Сын, не морочь мне голову! Тут все дело в прическе. Сейчас мало кто носит такую.
        - Иногда я укладываю волосы по-другому или распускаю, - пробормотала Кэтрин, чувствуя себя чуть ли не ископаемым.
        - Детка, хочешь совет профессионала? Обрежь волосы до плеч, а еще лучше до линии подбородка.
        - Я подумаю.
        Моника бросила на нее пристальный взгляд и спросила:
        - Как твоя фамилия, Эшби? - Кэтрин молча кивнула.
        - Ну конечно! Это ты сбежала со своей свадьбы? С ума сойти! - Она покачала головой, глядя на Кэтрин во все глаза. - Рикки, я читала в газете, представь себе, эта красотка прямо посреди церемонии села на мотоцикл и укатила от своего… - Она запнулась и, переведя глаза на сына, завопила: - Так это был ты?! Обалдеть! Надо бы задать тебе трепку! Уже нельзя на пару недель уехать отдохнуть, - ворчливым тоном завершила она.
        Рик шагнул вперед.
        - Кэтрин пока поживет у нас.
        - Да разве я против? - Моника снова шлепнула сына по щеке и улыбнулась Кэтрин. - Оставайся сколько захочешь, милая. А если будут проблемы с Риком, сразу скажи мне. Уж вдвоем-то мы сумеем держать его в узде!
        - Мам, может, приготовишь нам спагетти или еще чего-нибудь, а? - с недовольным видом предложил Рик.
        - Конечно, сынок! - И, бренча браслетами, она вышла из гаража.
        Вечером Кэтрин перебралась и комнатку для гостей, хотя Моника ясно дала ей понять, что она не ханжа. Рик прочел Кэтрин еще одну лекцию о двойном стандарте и назвал ее зажатой. Как бы там ни было, Кэтрин не могла делить с Риком постель, зная, что его мать спит в комнате напротив. Они не были женаты. И не были помолвлены. Даже не говорили об этом.
        На следующее утро Моника застала Кэтрин на кухне, пока Рик еще спал.
        - Хочешь, я тебя постригу? - предложила Моника и, не дожидаясь ее согласия, потащила в гараж и усадила в кресло.
        А потом, ни на минуту не закрывая рта, принялась за стрижку. Через двадцать минут Кэтрин с удивлением смотрела в зеркало. Новая прическа, куда менее строгая, чем та, что она носила до сих пор, смягчала черты лица и подчеркивала стройность шеи. Артур такой перемены наверняка бы не одобрил, зато теперь Кэтрин чувствовала себя так, словно освободилась от многолетнего тяжкого бремени.

5

        Рик повернулся и протянул руку к Кэтрин. Вспомнив, что ее рядом нет, нахмурился. Ему не нравилось, когда она выскальзывала из постели первой. И нравилось смотреть, как она спит: свернувшись калачиком и положив под щеку обе ладони.
        Рик встал, принял душ и пошел в гараж. Кэтрин и Моника были настолько поглощены обсуждением новой прически, что не сразу заметили его появление. Рику пришло в голову, насколько же они разные, словно прилетели с разных планет…
        Рик с трудом переносил общество матери. Какого черта она одевается как шлюха и обставила дом с претензией на дешевый шик? Да еще вечно флиртует с его друзьями, будто ей лет двадцать… Но, с другой стороны, мать всегда и во всем на его стороне и, когда он был подростком, бесстрашно защищала его от всех - от отца, учителей, старших мальчишек…
        Кэтрин подняла голову и поймала в зеркале взгляд Рика. Его распирало от гордости: он мечтал об этой классной женщине и теперь она принадлежит ему. Рядом с ней ему не страшны никакие преграды.
        Кэтрин подняла брови, и Рик понял: она ждет оценки ее новой прически. Рику нравилось, что его мнение имеет для нее такое значение. Он открыл было рот сказать, как ужасно она выглядит, но Моника его опередила: - Ну, что скажешь, Рикки? Как видишь, твоя мать пока еще может преображать не только старушек, да?
        Он молча проследовал в мастерскую и, сев за верстак, увидел в дверном проеме Кэтрин. Она смотрела на него со смешанным чувством радости и тревоги. Господи, до чего же приятно, когда такая женщина смотрит на тебя такими глазами!
        Кэтрин нахмурилась, и Рик понял: она сердится, что он никак не отреагировал на ее новую прическу. Интересно, что она теперь сделает? Кэтрин вскинула голову и бросила на него холодный взгляд, провоцируя на уничижительное высказывание. Рик чуть не рассмеялся. А потом протянул руки и обнял ее.
        - Ты потрясно выглядишь! - Кэтрин засияла от удовольствия.
        - Тебе нравится?
        - Очень.
        Рик поцеловал ее, и она прильнула к нему. Он с неохотой оторвался от нее и пробормотал:
        - Буду работать.
        - Давай я тебе помогу, - предложила Кэтрин. - Покажи мне какую-нибудь операцию попроще.
        - Ну уж нет! - ухмыльнулся Рик. - Как выяснилось, у тебя, Кэти, классно получаются операции посложнее. Ловко же ты облапошила Стэнли!
        - Хватит издеваться! - Кэтрин чуть порозовела от удовольствия. - И ничего я его не облапошила. Давай работай, через двадцать пять дней мы должны с ним расплатиться.

        Генри приснилось, что его укусила за плечо собака. Он хотел спасти Кэтрин, но собака вонзила зубы ему в плечо и от боли он не мог сдвинуться с места.
        Он застонал и проснулся. Сон был настолько яркий, что он чувствовал боль. А потом понял, что боль ему не снится. Генри прижал ладонь к груди и обнаружил, что шелковая пижама взмокла от пота.
        Нет, он никогда не простит Кэтрин за то, что она натворила. Неблагодарная девчонка! Он дал ей все, а она… она так ему отплатила!
        Боль в плече утихла, и дыхание успокоилось. Наверное, нервы… Может, обратиться к врачу? Нет, просто следует взять себя в руки. А главное - вернуться к прежнему режиму: играть в гольф, вовремя ложиться спать… Ничего страшного нет. Ему поможет самодисциплина.
        Он вздохнул. Если бы Кэтрин вернулась… Сердце снова заколотилось как бешеное. Вот уже три недели как ее нет. А вдруг она никогда не вернется? Что он будет без нее делать? Кэтрин значит для него все.
        Нет, он должен ее вернуть! Генри встал и подошел к окну. Ну почему он не ответил на ее последний звонок?! Да еще сдуру велел прислуге не пускать ее в дом… Сейчас она уже наверняка поняла, какую глупость совершила, и надо дать ей возможность заслужить прошение.
        Решено! Он встретится с Кэтрин. Укажет ей на то, как недопустимо глупо она себя повела, выставит ей ряд условий, а потом смягчится и позволит вернуться в Краунз-Нест. Завтра же он должен встретиться с ней.
        Впервые со дня злополучной свадьбы у Генри отлегло на душе. Он ходил по комнате и представлял себе их встречу. Конечно же, Кэтрин будет плакать, но поддаваться на это нельзя. Надо быть в меру жестким. Со временем дочь поймет, что он желает ей только добра, а через пару лет они вместе посмеются, вспоминая об этом происшествии.
        Почувствовав себя гораздо лучше, Генри вернулся в постель и, опустив голову на подушку, с удовлетворением вздохнул. Он слишком эмоционально воспринял разрыв с дочерью. Ну, ничего! Завтра в это время Кэтрин будет уже дома. И тогда жизнь войдет в привычную колею.
        Стояла необычная для конца августа жара. Кэтрин открыла дверь настежь, но в гараже под раскаленной крышей было душно. Она стянула волосы в конский хвост, и все равно шея была влажной. Кэтрин подняла глаза от книги и посмотрела на Рика. Он снял футболку и обмотал лоб банданой, чтобы капли пота не мешали работать. На миг она задержала взгляд на его мускулистой груди в светло-русых шелковистых волосках. Почувствовав ее взгляд, он поднял глаза и улыбнулся.
        Знаешь, Кэти, я возлагаю большие надежды на Лесли. Он технарь до мозга костей. И деловая хватка у него завидная… Если он возьмет наши инжекторы на реализацию, мы…
        - Как это «если?» - насторожилась она. - Рик ты что, не оформил с ним договор?
        Рик с преувеличенно сосредоточенным видом склонился над станком.
        - Рик…
        Он отложил деталь и повернулся.
        - Ну допустим, договора у меня нет, но ведь Лесли заинтересовался нашим детищем.
        Кэтрин сняла очки и потерла виски. Внезапно она почувствовала огромную усталость. Господи, да ведь он в сущности еще ребенок! Джош и вовсе не от мира сего… И карточный домик, который они воздвигают, рано или поздно рухнет.
        - Кэти, да брось ты волноваться по пустякам! Я уверен, Лесли не подведет. Ведь он мне обещал.
        Кэтрин хотелось заорать на него, но вместо этого она встала и, подойдя к нему, устало произнесла:
        - Рик, больше никаких устных соглашений. С этого дня все оформляем в письменном виде.
        - А что это ты тут раскомандовалась? - вскинулся Рик. - Какого черта!
        Может, из-за жары терпение Кэтрин истощилось, и она грохнула по верстаку книгой так, что удивилась сама, пожалуй, еще больше, чем Рик.
        - Не смей на меня орать! Это ты, Рик, допустил оплошность, а не я!
        Он молча смотрел на нее, а потом, стянув бандану и промокнув пот на груди, согласился:
        - Ты права, Кэти, это мой промах.
        Кэтрин с изумлением смотрела на Рика. Что это с ним? Неужели она его переспорила?
        Рик улыбнулся и, поднявшись, подошел к ней вплотную, глядя откровенно похотливым взглядом. Кэтрин охватила острая радость от сознания силы своей женственности, и, не думая о том, что делает, она взялась за застежку его джинсов и дернула молнию вниз.
        - Будь лапочкой, Кэти, помоги вымыть клиентке голову, - раздался голос Моники. - А то у меня сегодня такая запарка!
        Кэтрин резко отпрянула от Рика, а он взорвался:
        - Она что, нанялась мыть головы твоим старухам!
        - Ничего страшного, у меня уже глаза ломит от чтения, - вмешалась Кэтрин. - Я с удовольствием сделаю перерыв. - Она выскользнула в салон.
        Одна клиентка в бигуди сидела под феном, другой Моника красила полосы, а третью Кэтрин проводила к раковине. Она была вовсе не против помочь Монике. У матери Рика такой легкий нрав, что ее трудно не полюбить. И потом, помогая ей, Кэтрин чувствовала себя не столь виноватой, что живет у нее в доме нахлебницей.
        Намыливая волосы пожилой даме, Кэтрин размышляла о том, как плохо нуждаться в деньгах. Всю жизнь она зависела от отца, а теперь зависит от Рика и Моники. На днях пришлось просить у Рика денег на упаковку прокладок. Он дал деньги без комментариев, но это было так унизительно!
        - Ну, здравствуйте! - удивленно-насмешливо протянула Моника.
        Кэтрин обернулась, и у нее заходил пол под ногами. В дверях стоял отец - в тенниске и слаксах, бледный и как будто бы располневший и постаревший… А может, ей только кажется?
        Отец молча осмотрелся. За три недели Кэтрин успела пообвыкнуть, но теперь увидела все его глазами - дешевый кафель, искусственные цветы и глянцевые фотографии старомодных причесок. И себя - в футболке Рика и цветастой юбке Моники, - моющей голову старушке из приюта.
        Дрожащими руками она сполоснула волосы, обернула голову клиентки полотенцем и подошла к отцу. Моника смотрела на них, не скрывая любопытства. Отец с брезгливой миной окинул взглядом наряд дочери.
        - Я… я тебе звонила, - пробормотала она.
        - Знаю.
        Кэтрин жестом пригласила отца в мастерскую. К счастью, Рика не было: он вышел встретиться по делу с приятелем. В гараже было невыносимо жарко и душно, да еще резко пахло раствором для перманента, шампунем и лаком для волос.
        - Принести тебе минеральной воды? - предложила Кэтрин. - Я сейчас…
        Не обращая на нее внимания, Генри осмотрелся и, пройдя вдоль верстака, презрительно хмыкнул.
        - Может, принести холодного пива?
        Генри повернулся и окинул ее ледяным взглядом. У Кэтрин комок застрял в горле. И это ее отец, которого она любит с тех пор, как себя помнит?
        - Папа, я понимаю; ты обижен, но я…
        - Понимаешь? - повторил тот, глядя на нее все тем же чужим взглядом. - Сомневаюсь.
        - Папа, позволь мне объясниться.
        - Изволь.
        - Пойми, я не хотела причинить тебе боль.
        - Однако причинила. Почему ты не поговорила со мной до свадьбы? Скажи, Кэтрин, разве я такой монстр? Я что, бил тебя, когда ты была ребенком?
        - Папа, послушай…
        - Нет, это ты послушай! - перебил ее он. - Неужели я не достоин твоего доверия?
        - Нет, ты чудесный отец, просто… - Она лихорадочно подыскивала подходящие слова. - Просто когда я делаю что-то не так, ты становишься таким холодным, что я… что я…
        - Значит, я тебя задавил, да?
        - Да нет! Просто у меня всегда было такое чувство, что я должна делать то, что от меня ожидают. И должна соответствовать некоему идеалу.
        - И ты, дочь, выбрала весьма эффектный способ доказать обратное, да? - усмехнулся Генри, прохаживаясь вдоль верстака. - Ну а теперь, попробовав вкус реальной жизни, будешь просить меня разрешить тебе вернуться домой?
        Его слова застали Кэтрин врасплох.
        - Ты мой отец. И я… я не хочу, чтобы ты вычеркнул меня из своей жизни.
        - И ты предлагаешь мне забыть обо всем и взять тебя назад? Думаешь, это так легко? Вряд ли ты сможешь вернуться к прежней жизни.
        - А я и не хочу, - прошептала она.
        - Если ты думаешь, что Артур ждет тебя с распростертыми объятиями, - не слушая ее, продолжал Генри, - то должен тебя разочаровать. Он тебя никогда не простит!
        - Папа, Артур мне не нужен. Я хочу остаться с Риком.
        Генри окаменел, и лицо у него стало пепельно-серым. А когда он, наконец, заговорил, голос у него сел.
        - Ты что, предпочитаешь жить в этом убожестве с каким-то хулиганом?!
        Она молчала.
        - Ты что, не хочешь вернуться домой?
        - А почему я должна выбирать? Папа, я люблю тебя, но я люблю и Рика!
        - Нет, Кэтрин, ты его не любишь, - возразил Генри. - Вас связывает только секс.
        - Нет, это не так…
        - Артур человек достойный, но для тебя, очевидно, не слишком темпераментный.
        - Отец, не говори так!
        - Как «так»? Что тебе не нравится?
        - Зачем ты меня унижаешь?
        - Да ты сама себя унизила! Нет, ты скажи мне, чем он тебя прельстил? Кожаной курткой? Или мотоциклом? Ты что, извращенка? - Он болезненно сморщился. - Может, этот жеребец тебя бьет?
        - Ошибаетесь, мистер Эшби, - хмыкнул с порога Рик. - А вот мне от нее частенько достается, да, Кэти?
        Засунув руки в карманы джинсов, Рик развязной походкой подошел к Кэтрин и с видом собственника обнял ее за талию.
        - Ваша дочурка просто дикая кошка.
        - Ах ты, наглец!
        - Да, я наглец! - Он прижал Кэтрин к себе. - И украл вашу драгоценную дочурку прямо у вас из-под носа.
        - Рик, прекрати! - Она вырвалась от него и шагнула к отцу. - Папа, я не хотела причинить тебе боль. Прости, что все так вышло. Просто я… просто я не могла ничего с собой поделать.
        - Кэтрин, ты сделала плохой выбор. Связала жизнь с хулиганом да еще занимаешься никому не нужной игрушкой. Хоть ты и предала меня, мне тебя искренне жаль.
        - Папа, я тебя не предавала! - возразила она. - Я… я тебя люблю.
        - Взгляни на себя! В кого ты превратилась! Ты похожа… ты похожа на дешевую шлюху!
        - А вам не кажется, что вы несколько увлеклись, мистер Эшби? - спросила Моника, входя в мастерскую. (Генри метнул на нее убийственный взгляд, но она и глазом не моргнула.) - Позвольте с нами не согласиться! Ваша дочь - милейшее создание, а мой сын никакой не хулиган.
        Рик шагнул к матери:
        - Не вмешивайся. Тебя это не касается.
        Генри смотрел на Монику с отвращением, переводя взгляд с аляповатых пластмассовых серег на босоножки с позолотой.
        - Рикки, не затыкай мне рот! Я никому не позволю неуважительно говорить о моем сыне, тем более у себя дома.
        - Мама, я сам за себя постою! - повысил голос Рик. - Я давно не ребенок.
        - А для меня - ребенок! - Она скрестила руки на груди. - Мистер Эшби, что вы имеете против моего сына?
        - Ничего! - гаркнул Генри и обернулся к Кэтрин. - А тебе, дочь, я этого никогда не прощу. - И вышел вон.
        Кэтрин метнулась, было за ним, но Рик схватил ее за руку.
        - Не смей! - зарычал он. - Ты дала слово! Что, уже забыла?
        Моника вернулась к своим клиенткам, а Рик, как только машина Генри Эшби уехала, с обиженным видом удалился. Кэтрин отправилась на кухню. Рика там не было. Чтобы успокоиться, она начала готовить салат. Приблизилось время обеда, но Рик так и не вернулся.
        Пришла Моника и, плеснув на руки жидкость для мытья посуды, вымыла руки.
        - Сейчас подрежу сыра и салями и пообедаем с тобой, - бодрым голосом сказала она и заглянула в холодильник. - Будешь оливки?
        Кэтрин кивнула.
        - Извините за ужасную сцену. Мало того, что я живу за ваш счет, так еще и приношу вам неприятности…
        - Ну что ты! - прервала ее извинения Моиика. - Мне нравится, что ты у нас живешь, Кэти. Ты - настоящая леди. И хорошо влияешь на Рикки. Ведь мы с ним, как ты заметила, не слишком ладим. Знаешь, он меня стыдится.
        - Просто он еще молод.
        - Молод и упрям! Сколько я с ним натерпелась! Только ты не подумай, я не жалуюсь! - Моника улыбнулась. - Я обожаю Рикки. Знаешь, а ведь я и с мужем-то из-за него разошлась! Сэм вечно ревновал меня к сыну. А я и в самом деле любила Рикки до безумия. Конечно же мне обидно, что Сэм ушел от меня, когда грудь у меня начала обвисать и лицо подурнело. Ах, если бы ты знала, какая я была красотка, когда мне было двадцать! - Она мечтательно закатила глаза, а потом расхохоталась. - Послушай, а ты, поди, думаешь, тетке в могилу давно пора, а она тут развыступалась, да?
        - Ну что вы! - смутилась Кэтрин. - Я так не думаю.
        - Знаю, ты милая девочка! - Моника откусила кусочек сыра и внезапно спросила: - А ты его на самом деле любишь?
        - Да, люблю.
        - Но вы такие разные…
        - Знаю.
        - Кэти, а ведь у моего Рика характер не сахар! Ты с ним поосторожнее… Не хочу, чтобы он заставил тебя страдать.
        Предупреждение Моники встревожило Кэтрин, но, когда через пару часов она вернулась в гараж, Рик с невозмутимым видом работал. Увидев его, она так обрадовалась, что этот разговор тут же вылетел у нее из головы.
        А ближе к полуночи Рик вытащил ее в салон, и они занимались любовью в парикмахерском кресле. Уже потом Кэтрин заметила, что дверь осталась незапертой, но Моника уже давно легла спать. Правда, в мастерской еще работал Джош, но он не в счет: даже начни они трахаться на верстаке, прямо у него перед носом, вряд ли он обратит внимание.
        Первую партию инжекторов, самолично упакованных Кэтрин, привезли в технический центр точно в срок, и Лесли Флетчер, к ее величайшему облегчению, во время оплатил счет, так что они успели расплатиться со Стэнли. Однако без долгов прожили недолго: Рик взял еще один кредит для закупки деталей, и начался новый цикл.
        Флетчер на самом деле заинтересовался их детищем, но им хронически не хватало денег.
        - Знаешь, Кэти, нам нужен еще один партнер, - сказал как-то Рик, когда они были в постели. Моника на пару дней отправилась к подруге, и они наслаждались возможностью спать вместе. - Человек, который понимает в технике и разбирается в маркетинге, да еще и с бабками…
        - Солидный инвестор не захочет иметь с нами дело, - заметила Кэтрин. - Мы выглядим несерьезно.
        - Опять ты со своим внешним видом! - насупился Рик. - Спорим, я найду инвестора?
        - Не люблю спорить. - Она чуть отодвинулась. - Просто смотрю на вещи с практической точки зрения.
        - А меня от твоей точки зрения тошнит! - Рик выскочил из постели и отправился на кухню.
        Кэтрин сжалась от обиды и не пошла за ним. Она решила больше не прибегать к старому методу примирения. Рик быстро заводился и так же быстро отходил. И все же через пару часов, когда он скользнул в постель, она все еще не спала. Он обнял ее и шепнул:
        - Завтра же поговорю с Лесли. Вот увидишь, он согласится стать нашим партнером.
        Кэтрин молча вздохнула. Вот за этот мальчишеский огонь она и любит его, и приходит в отчаяние.
        Кэтрин видела Лесли Флетчера впервые, но сразу поняла: это человек ее круга. На вид ему было за тридцать, высокий шатен, спортивного телосложения, с безукоризненной стрижкой и одетый по соответствующему стандарту - белая рубашка, серые брюки хорошего покроя, темно-синий пиджак и галстук в строгую полоску… Гладко выбрит, острый взгляд карих глаз, на лице печать уверенности в себе и достоинства…
        - Так вы дочь Генри Эшби? - спросил он, когда Рик ее представил.
        - Да, - подтвердила она, кожей чувствуя, что вызывает в нем раздражение.
        Подошла официантка, и они сделали заказ. Откуда такая антипатия? - думала Кэтрин. Ведь и к Рику, и к Джошу, несмотря на всю чудаковатость последнего, Флетчер сразу проникся симпатией. Может, все дело в мужском шовинизме?
        Официантка ушла. Лесли с Риком оживленно беседовали. Джош по обыкновению сидел с отсутствующим видом и листал какой-то справочник.
        - Рик, а у тебя есть бизнес-план? - спросил Флетчер.
        - Я над ним работаю, - не моргнув глазом ответил тот.
        Кэтрин обомлела: ведь над бизнес-планом работает она!
        Между тем Рик начал обсуждать детали плана, ловко оперируя собранной ею в муках информацией. И обратился к ней лишь тогда, когда не смог припомнить точную цифру.
        Вечером, вернувшись домой, Кэтрин поделилась с Риком своими сомнениями по поводу Флетчера, но тот от нее отмахнулся:
        - Не делай из мухи слона! Просто Лесли привык работать с мужчинами, нот и нее! Вот увидишь, Кэти, он согласится!
        Рик привлек ее к себе, и она передумала говорить о том, что ее задело: почему, беседуя с Лесли Флетчером, он задвинул ее на второй план?
        Вернувшись домой, Лесли первым делом включил стереосистему, а потом подошел к бару и достал бутылку шотландского виски. С тех пор как Франсин с сынишками уехала к матери, в доме стояла звенящая тишина и заснуть без помощи спиртного не получалось.
        - Я устала быть тебе женой, - сказала ему Франсин как-то вечером, когда он вернулся с работы. Она сидела на диване и крутила на пальце ключи от машины. - И вообще, у нас с тобой нет ничего общего, - продолжила она с невозмутимым, видом. - Ты любишь работать. Я люблю светскую жизнь. И мне, хотя бы для разнообразия, хочется иной раз поразвлечься не и кровати, а где-нибудь еще.
        Лесли опешил: даже самому себе он не признавался, что уже давно не любит жену. В основе их брака лежало физиологическое влечение, по молодости ошибочно принятое ими за любовь, а не общность интересов, но он считал, что исправлять ошибку уже поздно. У них есть дети, и Франсин прекрасная мать, так что этот брак навсегда.
        - Фрэнки, давай отдохнем друг от друга, - предложил он. - Поезжай в круиз, а потом обсудим, как нам жить дальше. Ведь у нас семья.
        - Нет, Лесли, я все решила, - спокойным тоном возразила та. - Дети уже у матери. Я еду к ним. Мой адвокат тебе позвонит. - И, набросив на плечо сумочку, она поднялась и вышла, не прибавив больше ни слова.
        И этого Лесли простить ей не смог. Франсин ушла, зачеркнув девять лет супружества и даже не попытавшись решить их проблемы! Теперь-то он знает, каковы эти скучающие великосветские штучки вроде Кэтрин Эшби! И не позавидует Рику. Он еще натерпится с этой гордячкой.
        А дело, которое они затеяли, стоящее! Так что, пожалуй, он согласится. Лесли покрутил в пальцах стакан, плеснул себе виски и пошел на кухню за льдом. Да и ему не помешает загрузить себя работой, а то и спиться недолго… Решено: через недельку-другую позвонит Рику, пригласит в ресторан вместе с этим чудиком-очкариком и они обсудят договор о партнерстве в деталях.
        Только без этой папенькиной дочки. Вылитая Франсин! Тот же скромный голосок воспитанницы дорогого пансиона и ведет себя с тем же достоинством, сдержанностью и самообладанием, которые присущи только тем, кому посчастливилось родиться и вырасти в роскоши. Такие девицы спят и видят, как бы облагодетельствовать мужика, стоящего ниже их на социальной лестнице, а потом «большое и светлое» мало-помалу меркнет в будничных житейских заботах.
        Похоже, с «большим и светлым» Лесли не везет с юных лет… Да и вообще, жизнь его не балует. С тех пор как родители погибли в авиакатастрофе, Лесли воспитывали тетки со стороны отца. Взвалив на себя бремя ответственности за воспитание тщедушного мальчугана шести лет от роду, Энн и Мэри - сестры-двойняшки и обе старые девы - поставили себе цель в жизни: вырастить из него достойного представителя мужского пола. Достойного, как они это себе представляли.
        Судя по тому, что к тридцати годам обе не сумели найти себе спутника жизни, хотя природа не обделила их красотой, тетушки были весьма взыскательные особы и добиться их безоговорочного одобрения было нелегко. Они зарабатывали себе на жизнь, давая уроки игры на фортепиано и обучая девочек правилам хорошего тона, а любимый племянник Лесли имел счастье получать уроки музыки и манер безвозмездно, да еще и в неограниченном количестве.
        Пока его сверстники гоняли мяч на футбольном поле, он сидел за фортепиано и с отвращением играл гаммы. Музыкальных способностей у Лесли не было, но это обстоятельство лишь подстегивало педагогический энтузиазм тетушек. Но гаммы были еще цветочки… Хуже всего были субботние утра, когда тетки давали уроки хороших манер.
        В наглаженном костюмчике, в белоснежной рубашке и при галстуке Лесли стоял в холле рядом с тетушками и шаркал ножкой, приветствуя дочек из лучших семей в округе.
        - Как поживаете, мисс Энн Флетчер? Как здоровье, мисс Мэри Флетчер? Доброе утро, Лесли! Как ваши дела? - щебетала толстуха Эмили Джонс.
        В школе она сидела позади Лесли и имела обыкновение при каждом удобном случае делать ему какую-нибудь пакость, а он как дурак должен был кланяться ей и произносить ерунду вроде: «Как я рад видеть вас вновь, мисс Джонс!».
        Ученицы располагались в гостиной, где тетушки посвящали их в таинства искусства знакомства, принятия приглашения на танец, церемонии чаепития и прочим глупостям, а он выступал в роли манекена или, если угодно, учебного пособия.
        - Благодарю вас, мисс Джонс! - говорил Лесли с любезной улыбкой. - С удовольствием выпью чашечку чаю.
        Мисс Эмили Джонс передавала ему чашку чаю и, если тетушки не смотрели на нее, показывала язык.
        - Девочки ненавидели субботние классы хороших манер сестер Флетчер и переносили свою неприязнь на ни в чем не повинного Лесли.
        А он, изящно оперируя тонкими фарфоровыми чашечками с блюдечками, уносился мыслями далеко-далеко, куда не было входа никаким особям женского пола. Мечтал прокатиться по перилам, сходить на рыбалку, погонять мяч по футбольному полу, но кудахтанье тетушек удерживало его в мягких, но прочных узах рабства.
        Мальчишки дразнили его сосунком и нюней, а еще и очкариком и учительским любимчиком: на всех уроках Лесли блистал познаниями и получал одни пятерки.
        Когда Лесли исполнилось пятнадцать, голос у него огрубел, он резко вырос и за лето из хилого подростка превратился в ладного парня. Тетушки же неизменно продолжали кудахтать над ним.
        В конце каникул в соседний коттедж приехали новые соседи. Лесли возвращался из церковной школы, где помогал теткам, как раз в тот момент, когда из фургона показались стройные длинные ноги в потертых джинсах, а вслед за ними и их обладательница - худенькая юная блондинка с серыми глазами, вздернутым носиком и большими, по-детски пухлыми губами. Под мужской ковбойкой угадывалась маленькая упругая грудь.
        Незнакомка повернулась и, увидев Лесли, застенчиво улыбнулась.
        - Привет, - пробормотала она и опустила глаза.
        - Он ожидал чего угодно - снисходительного фырканья, высокомерного взгляда, презрительной насмешки, - только не этой робкой улыбки. Увидев запутавшуюся у нее в волосах пушинку одуванчика, Лесли с трудом подавил желание вынуть ее и понял: он должен стать ее защитником.
        - Привет, - еле слышно произнес он, а потом, пустив в ход навыки, ставшие его второй натурой после почти десяти лет присутствия на тетушкиных уроках хороших манер, отвесил поклон и сказал с учтивой улыбкой: - Я Лесли Флетчер. Живу рядом. - Он кивнул в сторону своего дома. - Рад познакомиться с новыми соседями.
        Она подняла глаза и, просияв улыбкой, сообщила:
        - А я Черри Клейн!
        Слово за слово они разговорились. Оказалось, что Черри его ровесница и с сентября будет учиться в той же школе и в том же классе! Когда они расстались, Лесли почувствовал себя так, словно заново родился.
        Последнюю неделю каникул они встречались каждый вечер на старой скамье под яблоней в саду его теток. Они садились на скамью и разговаривали, а у них над головами шелестела листва. Лесли скрывал от Черри темную сторону своей жизни, опасаясь, что ее симпатия обернется отвращением.
        - Обожание в прозрачных серых глазах Черри Клейн росло с каждым днем, и у Лесли перехватывало дыхание. До сих пор никто из девчонок еще не смотрел на него так. Они прожили эти летние дни в восхитительной изоляции в глубине яблоневого сада и в ожидании юной любви.
        Вечером накануне первого дня занятий они, молчаливые как никогда, сидели, чувствуя, что завтрашний день принесет перемены.
        - Знаешь, Лесли, я рада, что мы сюда приехали, - тихо сказала Черри, водя пальцем по загорелой коленке. - Ведь я познакомилась с тобой… Только я боюсь завтрашнего дня. Наверное, все девчонки в школе от тебя без ума.
        Он молча пожал плечами, стараясь сохранять невозмутимый вид, хотя сердце его болезненно забилось.
        Черри бросила на него тревожный взгляд, и голос у нее задрожал:
        - Вот начнутся занятия в школе, и ты перестанешь обращать на меня внимание.
        Лесли не верил своим ушам: эта нежная красивая девушка с белокурыми волосами, пухлыми губами и длинными ногами боится его потерять! В душе поднялись неведомые ранее чувства, доставившие ему самую сладостную боль из всех, что ему довелось испытать в жизни.
        - Черри, ты и завтра будешь мне нравиться. И вообще всегда.
        Черри подняла лицо, и Лесли понял: она ждет его поцелуя. Закрыв глаза, Лесли наклонился к ней и коснулся губами ее сладкого, пахнущего конфетами рта. И хотя всю неделю по ночам он мечтал о Черри, поцелуй был невинным - как жест обожания, символ обещания и прощания с летом.
        - А ты проводишь меня завтра в школу? - спросила Черри, когда они оторвались друг от друга, и заглянула ему в глаза так, словно все еще не могла поверить, что она ему нравится.
        - Конечно, - не покривив душой, ответил Лесли. Он был готов отправиться с ней куда угодно - хоть на самый край земли.
        И они снова поцеловались. Этот поцелуй был иным. Рты жадно встретились. Их тела сблизились в порыве неопытной, впервые переживаемой страсти. Лесли почувствовал ее юную грудь и ощутил под пальцами острые позвонки. Темные желания забурлили в них, горяча кровь.
        - Если хочешь, можешь дотронуться до моей груди, - шепнула она.
        Лесли решил, что ослышался. А потом осторожно просунул ладонь между их телами. Черри не остановила его, и пальцы двинулись выше, пока не достигли скрытого под футболкой холмика груди. Он осторожно погладил ее, и они поцеловались. На крыльце дома теток вспыхнул фонарь, и они отпрянули друг от друга.
        - Я никому из мальчишек не разрешала такого, - шепнула Черри. - Никому не говори!
        Лесли кивнул, поклявшись в душе навеки сохранить в тайне этот бесценный дар.
        - Как я выгляжу? - спросила Черри утром, когда он зашел за ней перед школой. И вид у нее был такой, словно от его ответа зависит ее будущее.
        - Лесли окинул ее пристальным взглядом; белая блузка с кружевной стойкой и золотой булавкой на вороте, плиссированная юбка из шотландки, белые туфельки…
        - Ты лучше всех! - заверил ее он.
        Они пошли к школе, держась за руки, Лесли шел медленно - чтобы Черри не отставала от него, а еще он хотел продлить очарование момента. Как только они вошли в вестибюль, их приветствовала стайка одноклассников.
        - А вот и Лесли! Малыш, будь паинькой! - закудахтали они, подражая голосам теток. - Лесли! Учительский любимчик! А кто это с тобой? Эй, крошка, давай скорее к нам, познакомься с настоящими парнями!
        Черри взглянула сначала на парней, потом на Лесли, н в ее глазах промелькнуло смятение. Почему его дразнят?
        Лесли повел себя так, будто они малые дети, а он уже повидавший жизнь взрослый.
        - Ребята, может, хватит? И когда вы, наконец, подрастете?
        В ответ те разразились хохотом и улюлюканьем. А Черри приходила все в большее замешательство. Она смотрела на Лесли не мигая, и в ее взгляде читались упрек и отступничество. Она-то думала, что Лесли особенный, а теперь ей стало ясно, что ее каким-то образом угораздило подружиться с отверженным.
        - Лесли охватила паника. Он понял, что потерял Черри Клейн, а значит, жизнь больше не имеет смысла. Между тем вокруг ребят собрались девчонки; они тоже смеялись. Веселье их было легким и беззаботным: Лесли так долго служил мишенью для их насмешек, что они нападали на него скорее по привычке, чем по злобе.
        Тут Черри попыталась высвободить ладонь из его ладони.
        - Лесли, Лесли! Поди сюда! - пропел дурашливым фальцетом Гарри Райли. - Пора менять пеленки!
        Черный вихрь ярости подхватил Лесли. Он выпустил мягкую ладошку Черри и с криком бросился на обидчиков. Их было пятеро, а он один, но его это ничуть не заботило. При приближении Лесли мальчишки снова загоготали, но, разглядев выражение его лица, присмирели.
        Он стал наносить дикие, яростные удары кулаками. Девчонки завизжали, и скоро вокруг них собралась толпа школьников. Кулак Лесли с хрустом опустился на нос Гарри Райли, и тот пронзительно вскрикнул от боли. Движимый яростью, зревшей в нем почти десять лет, Лесли наносил удары без разбору направо и налево. Он бил по всему, до чего мог достать, почти не чувствуя боли ответных ударов. Лишь трое подоспевших учителей смогли положить конец этому безобразию.
        Вызвали тетушек. Увидев своего любимца в разодранной рубашке, с окровавленными руками и заплывшим глазом, - обе зарыдали, а потом тетка Энн, придя в себя раньше сестры, подступила к директору и гневно вопросила:
        - Извольте объяснить, как вы могли допустить, чтобы нашего Лесли так избили?
        - К вашему сведению, ваш Лесли сам только что отправил троих одноклассников в травмопункт! - возмутился директор. - И теперь на две недели исключен из школы!
        Тетки в ужасе выслушали подробности скандала, учиненного племянником в вестибюле, и Мэри, сурово сверкнув очками, изрекла:
        - Лесли ты до крайности разочаровал нас! До крайности!
        - Идите домой, - тихо сказал Лесли. - Я приду позже.
        От изумления тетки лишились дара речи, директор принялся читать нотацию, но Лесли слушал его вполуха.
        - Прошу прошения, - извинился он, - но мне нужно уладить кое-какие дела.
        Приехав в больницу, он разыскал там пострадавших, и они все вместе поболтали о футболе, обсудили новых преподавателей, последний диск «Битлз»… О драке никто не сказал ни слова.
        Той же осенью Лесли навсегда порвал с мягкой властью тетушек. Когда закончился срок его отлучения от школы, он терпеливо перенес их квохтанье, нежно расцеловал их в щеки и отправился тренироваться с местной футбольной командой в качестве запасного игрока. Благодаря чрезвычайному упорству к концу сезона он уже выходил на поле.
        Скоро Лесли Флетчер прославился на всю округу, и девчонки стали засыпать его любовными посланиями, бросали на него нежные взгляды, соперничали между собой за право пригласить его на танец… Одной из тех, кто боролся за его внимание, была Черри Клейн. Лесли был с ней неизменно учтив, но не более того. Он так и не сумел ее простить.
        А через год в кабинке на пляже Лесли на пару с Эмили Джонс (к этому времени она вытянулась и стала прехорошенькой) утратили невинность. Ощущение оказалось столь невообразимо прекрасным, что Лесли решил повторять его при каждом удобном случае.
        Очень скоро Лесли понял, что неотразим в глазах женщин, однако не слишком задумывался над этим. Тогда он не осознавал, что женщин восхищают в нем контрасты натуры. Разумеется, их привлекали и его спокойная учтивость, и безупречные манеры, но именно сочетание мягкости и чуть ли не дикой мужественности заставляло представительниц слабого пола влюбляться в него без памяти.
        А потом, уже в институте, он познакомился с Франсин и решил жениться. Лесли отхлебнул виски и вздохнул. Господи, как хорошо все начиналось! Непонятно только, куда все потом подевалось…
        - Ну что, Кэти, угадай, кто был прав?! - Рик положил трубку и расплылся в улыбке. - Флетчер приглашает нас с Джошем в ресторан. - Он выдержал эффектную паузу. - Обсудить договор о партнерстве.
        - А меня? - спросила Кэтрин, вскочив с дивана. - Ведь я такой же партнер!
        Рик пожал плечами.
        - Дай ему время. Когда Лесли узнает тебя получше, он изменит свое мнение. Кэти, вечно ты придираешься по мелочам!..
        Кэтрин отправилась в дом, решив, что пойдет в ресторан в любом случае. И не позволит отодвинуть себя в сторону, словно ненужную мебель. Ближе к вечеру она тщательно оделась и причесалась.
        - Молодец; девочка! - подбадривала ее Моника. - Держи хвост пистолетом! Хочешь, надень мои сережки? Они у меня счастливые. Может, и тебе принесут удачу.
        Кэтрин улыбнулась и неожиданно для себя крепко обняла Монику. Рик с Джошем были на кухне. Увидев Кэтрин в боевой готовности, Рик ворчливым тоном заметил:
        - Не пойму, почему ты придаешь этому такое значение… Подумаешь, деловая встреча…
        Кэтрин молча повернулась и пошла к машине.
        Когда они приехали, Лесли был уже в ресторане. В темно-зеленых слаксах и бежевом джемпере, на запястье поблескивает «Роллеке»… Увидев Кэтрин, он поднялся, но не счел нужным скрывать свое неудовольствие. Мужчины сели по обе стороны от Лесли, а Кэтрин опустилась напротив, держась прямо, словно аршин проглотила.
        - Рик, я полагал, это будет деловая встреча, - заметил Флетчер недовольным тоном, кивнув в ее сторону.
        - Именно поэтому я здесь, - ответила Кэтрин, опередив Рика.
        На ее удачу, подоспела официантка. Сделали заказ, и, как только официантка ушла выполнять его, Лесли, обращаясь к Рику, заметил:
        - Это чудо, что ваше предприятие все еще на плаву. Вы же полные дилетанты! Никакой организации производства, ни определенного рынка сбыта готовой продукции… И вообще, если откровенно, здорово смахивает на авантюру.
        Рик поджал губы, а Кэтрин показалось, что ее пару раз приложили головой о стену. Один Джош остался безмятежен, чиркая на салфетке не то чертеж, не то какие-то рожицы… Рик покосился на него и, скомкав салфетку, бросил на стол.
        - Лесли, если мы такие авантюристы, какого черта ты нас сюда позвал?
        - Видно, я и сам в душе немного авантюрист, - ухмыльнулся тот. - И вы меня зацепили. Но у меня есть условия.
        - Какие? - с трудом сдерживая волнение, спросил Рик.
        - Я хочу иметь равные доли с тобой и Джошем. На каждого будет приходиться по трети, а я в свою очередь гарантирую банковский кредит на восемьдесят тысяч фунтов.
        Он открыл кожаную папку, вытащил «паркер», и они принялись обсуждать детали.
        - А что со мной? - спросила Кэтрин, побледнев от обиды.
        - Кэти, дома поговорим, - предложил Рик, выразительно на нее глядя. - Ладно?
        - Нет уж, поговорим об этом сейчас! - повысив голос, возразила Кэтрин. Нахальству она научилась у Рика Стентона и уступать не собиралась. - Тем более что это касается всех присутствующих.
        Флетчер с раздраженным видом отложил ручку и скрестил руки на груди.
        - Рик, и еще одно условие. Твои романтические отношения с дамами не должны влиять на дела компании.
        Кэтрин вспыхнула до корней волос, а Рик, вытащив из кармана ключи от машины, протянул ей.
        - Бери машину и езжай домой. Потом по говорим.
        - Нет! - Она вскочила и, глядя на трех мужчин сверху вниз, повторила уже громче, не обращая внимания на то, что на нее с интересом уставились сидящие за соседними столиками. - Ваши условия, мистер Флетчер, меня не устраивают.
        Флетчер вскинул бровь.
        - Мисс Эшби, я…
        - Не затыкайте мне рот! - Она села и уже тише продолжила: - Мистер Флетчер, Рик забыл обсудить с вами одну немаловажную деталь.
        Рик с хмурым видом уставился в стол, а Флетчер прищурившись смотрел ей прямо в глаза.
        - И какую же?
        - Договор об учреждении нашей компании уже есть. И я - один из партнеров.
        Рик поднял голову, и по его растерянному взгляду Кэтрин поняла: он просто забыл о том, что в свое время она из любви к порядку составила договор и они нее трое его подписали. Говорить о том, что документ не заверен у нотариуса, она не стала.
        - Это меняет дело, - не отрывая от нее взгляда, заметил Флетчер.
        - Кроме того, я не просто подружка Рика, - голос у нее слегка дрогнул, - но и президент компании.
        - Но ведь это формальность, - вмешался Рик. - Да, мы использовали твое имя на бланках. И, кстати сказать, это была твоя идея.
        - И без моего имени на бланках этой компании уже не было бы!
        Рик схватил ее за запястье и грубо сжал.
        - Ты что, хочешь испортить все дело? Какая разница, как мы поделим компанию? Ведь мы собираемся пожениться!
        От боли Кэтрин на миг зажмурилась. Всякий раз, когда она пыталась поговорить с Риком о будущем, он под любым предлогом ускользал от темы. А сейчас использует замужество как предмет торга, как морковку, которая висит у нее перед носом и побуждает двигаться в нужном ему направлении! Кэтрин бросило в жар, а потом в холод. Рик ослабил пальцы. Она выдернула ладонь, скрестила руки на груди и, стараясь унять дрожь, сосредоточилась на Флетчере.
        - Мистер Флетчер, у вас есть репутация и опыт - то, чего нам не хватает. С другой стороны, у нас есть то, в чем нуждаетесь вы. - Она заметила, как в его глазах промелькнула тень удивления, и продолжила: - У нас в компании агрессивный созидательный климат, а значит, нет рутины, что, как я поняла, вам импонирует. - Она перевела дыхание. - Разумеется, все мы очень хотели бы видеть вас четвертым партнером, но у меня, как у президента компании, есть свои условия.
        Рик поперхнулся, но она не обратила на него внимания.
        - Ваше предложение весьма щедрое, но, коль скоро вы хотите равного партнерства, восьмидесяти тысяч кредита недостаточно. Нам необходимо вдвое больше. Кроме того, я хотела бы, чтобы вы лично в ближайшее время внесли двадцать тысяч фунтов своих собственных средств и таким образом продемонстрировали серьезность своих намерений и покрыли наши краткосрочные долговые обязательства. - Она обернулась к Джошу. - Ты согласен?
        Тот рассеянно кивнул.
        Усилием воли она перевела глаза на Рика.
        - А ты, Рик?
        Тот стиснул челюсти так, что кожа вокруг них побелела, и прошипел:
        - Ты что, рехнулась? У Лесли все козыри, а ты с ним торгуешься?!
        - Но это наша компания. И если он хочет в нее войти, последнее слово за нами, Что скажете, мистер Флетчер?
        - Вы попали прямо в точку, мисс Эшби! - с невозмутимым видом произнес тот. - Только без меня ваша компания развалится.
        - Ну, это мы еще посмотрим, - спокойно возразила она. - Рик найдет и другого партнера.
        За столом воцарилась тишина, Флетчер бросил на Кэтрин пристальный взгляд, а потом встал и, швырнув на стол несколько банкнот, молча вышел из ресторана.
        Нет, она ничуть не похожа на Франсин! Да она настоящий боец, а не дилетантка и папенькина дочка, как он решил сначала. Лесли ускорил шаг. Он всегда гордился своим умом и способностью принимать решения, не поддаваясь эмоциям, но сегодня явно не его день… Он достал из кармана ключи от машины. Интересно, добьется ли мисс Эшби своей цели? Или очень скоро ей все наскучит и она начнет искать себе новые развлечения?
        - Мистер Флетчер!
        Он с неохотой обернулся. Кэтрин явно спешила, но движения у нее были сдержанные, а выражение лица спокойное, холодное и замкнутое. Поэтому она и напомнила ему Франсин. Но, увидев Кэтрин в деле, он понял, что она ничуть на нее не похожа.
        - Что угодно, мисс Эшби?
        Внезапно ее решительность исчезла, и Лесли увидел перед собой растерянную женщину. Он смягчился. Мысль, что он потерпел поражение от женщины, да еще и новичка в бизнесе, его совсем не вдохновляла.
        - Скажите, за что вы меня так невзлюбили? - спросила напрямую Кэтрин. - Из-за моего отца?
        Она говорила с такой искренностью, что он снова почувствовал что-то знакомое, с раздражением ощущая, что видел ее где-то раньше.
        - Вы правы, мисс Эшби, ваш отец мне несимпатичен, но я его уважаю. - Флетчер нахмурился. - Дело не в нем.
        - А в чем же? - настаивала Кэтрин. - Ведь вы с самого начала испытываете ко мне неприязнь.
        - Давайте оставим этот вопрос! - Он вставил ключ в замок. Не рассказывать же ей про Франсин!
        Кэтрин прикусила нижнюю губу, и он понял, что она не отстанет. Неожиданно, удивляясь себе, он произнес:
        - Мисс Эшби, каково бы ни было мое первое впечатление на ваш счет, сегодня вечером оно изменилось.
        Кэтрин улыбнулась - сдержанно, но так обаятельно, что Лесли невольно улыбнулся ей в ответ.
        - Это что, комплимент?
        - Да, мисс Эшби, это комплимент.
        И тут Лесли понял, что в ней показалось ему таким знакомым. Идеальные манеры, спокойная любезность, а за ними железная хватка… Она совсем не похожа на Франсин. Кэтрин Эшби похожа на него самого!
        Это открытие сначала смутило его, а потом обрадовало. И он принял решение, хотя осознавал, что это может изменить всю его жизнь, направив по новому и опасному руслу.
        - Мисс Эшби, я принимаю ваши условия, но хочу предупредить: я буду за вами присматривать.
        - Спасибо, что предупредили, мистер Флетчер! - снова улыбнулась она. - Придется быть осторожнее.
        Лесли засмеялся. А ведь Кэтрин на свой манер такая же дерзкая, как и Рик Стентон, только у нее нахальство хорошо спрятано.
        - Всего доброго, мисс Эшби! - Он сел в машину и повернул ключ зажигания. - До встречи.
        - И вам всего доброго! - улыбнулась Кэтрин и стояла, не двигаясь с места, пока его белый «ягуар» не скрылся из виду.
        - Ну что, довольна? - спросил Рик, положив ей руку на плечо. Вид у него был скорее усталый, чем сердитый. - Вот уж не думал, Кэти, что ты так рвешься к власти!
        Кэтрин хотела ответить резко, но она так устала после стычки с Лесли, что молча пошла к машине Джоша. Тот уже шарил по карманам в поисках ключей.
        - Кэти, мы так не договаривались! - Рик сжал ей плечо. - Я не намерен работать вхолостую. Ты провалила нам сделку. Ты что, сделала это нарочно?
        Джош наконец отыскал ключи и, открыв машину, буркнул:
        - Да отвяжись ты от нее, Рик! Ничего она не провалила. - И он подмигнул ей. - Верно, Кэтрин?
        - Верно, - улыбнулась она. - Флетчер принял мои условия.
        - Принял?! - Рик вытаращил глаза. - Он что, так и сказал?
        Она молча кивнула.
        - Вот это да! Что же ты молчишь? Ведь это грандиозно!
        Он обнял ее и прижал к груди, но для Кэтрин момент ликования был отравлен.
        Почувствовав ее сдержанность, Рик пробормотал:
        - Джош, ты поезжай, а мы с Кэти прогуляемся пешком, ладно?
        Джош сел в машину, а Рик потащил Кэтрин на тротуар. Они прошли мимо дверей ресторана, миновали магазин, где на витрине красовалось свадебное платье, и Кэтрин, собрав волю в кулак, сказала то, что должна была сказать:
        - Рик, не пытайся меня больше оттеснить.
        - А с чего ты взяла, что я тебя оттесняю?
        - А разве нет? Даже женитьбу использовал, лишь бы держать меня на коротком поводке!
        - Кэти, да ты что, спятила?! А разве мы не собирались пожениться? - Он обнял ее за плечи. - Ну прости меня… И, поверь, я вовсе не хочу захватить власть. Честное слово! Просто я не понимаю, почему ты так любишь ставить точки над «i». И вообще, какая разница, что у кого есть, если мы с тобой вместе?
        Он говорил очень убедительно, но на этот раз Кэтрин не позволила себя увлечь.
        - Почему же тогда ты сам не отошел в сторону? - тихо спросила она. - Взял бы и сказал, что его партнером буду я.
        Он убрал руку с ее плеча.
        - Но ведь это смешно! И нелогично. Ведь идея-то моя! А для меня компания значит все.
        - Рик, я потеряла отца. Для меня тоже компания значит все.
        - Прости меня! - Он заглянул ей в глаза и улыбнулся.
        Кэтрин наклонила голову и, уткнувшись лицом ему в грудь, еле слышно шепнула:
        - Я хочу быть для тебя такой же важной. - Кэти, для меня ты и компания неотделимы. - Он поднял ее лицо и сказал (его голос показался Кэтрин юным и испуганным): - Я люблю тебя. Просто на меня иной раз что-то находит… Только ты не обижайся на меня, ладно? Ты мне так нужна! Мы должны быть вместе. Кэти, обещай, что всегда будешь со мной! Обещаешь?
        Рик прижал ее к себе так, что у нее перехватило дыхание. С пугающей ясностью Кэтрин поняла, как сильно его любит, но не смогла произнести слов, которых он от нее ждал. Вместо ответа она раскрыла губы и поцеловала его со всей страстью, на какую была способна.

6

        Дела пошли на лад. К ноябрю Кэтрин подыскала за приемлемую арендную плату помещение для офиса и мастерской. Офис был не велик, но после некоторого переоборудования вполне отвечал их потребностям.
        События памятного вечера, когда к компании присоединился Лесли Флетчер, изменили отношения Кэтрин с Риком. Оба почувствовали, что близки к утрате чего-то очень ценного, и Рик с легкой иронией стал настаивать на «оформлении отношений». А в последнюю пятницу сентября утром, когда Кэтрин упаковывала последние ящики с оборудованием, Рик вошел в гараж и с порога объявил:
        - Кэти, даю тебе на сборы десять минут! Через полчаса нас ждет священник.
        - Что?! - Кэтрин вытаращила глаза. - Какой еще священник?
        - Все готово! - ухмыльнулся он. - Мы женимся. Мать уже поехала за Джошем, а обвенчает нас брат моего знакомого. Имей в виду, следующая церемония у него в двенадцать, так что нам следует поспешить.
        Рик отступил на шаг и, наклонив голову набок, смотрел на нее, словно провоцируя на возражения. Кэтрин припомнила утомительную процедуру подготовки своей незадавшейся свадьбы и, хотя знала Рика всего несколько месяцев, не могла и не хотела представить без него свое будущее.
        - Хорошо, - еле слышно ответила она. - Я сейчас.
        Он заключил ее в объятия и шепнул:
        - Ты сводишь меня с ума, Кэтрин Эшби! - Рик потащил ее в дом, где дал ей минут десять на то, чтобы она причесалась и нанесла минимум косметики. Кэтрин сменила футболку на белую блузку, но не успела даже переодеть джинсы. Рик ворвался к ней и потащил к «харлею».
        Они приехали к часовенке как раз в тот момент, когда Джош и Моника вылезали из красной малолитражки Моники. У Джоша по обыкновению был отрешенно-рассеянный вид, словно он не имел понятия о происходящем, а Моника тараторила без умолку и то и дело прикладывала к глазам яркий батистовый платочек. К несказанному удивлению Кэтрин, Рик извлек из багажника «харлея» свадебный букет из чайных роз.
        Церемония заняла минут десять. Священник, на вид чуть постарше Рика, совершил обряд быстро и деловито, а когда новобрачные вышли из церкви, Моника обсыпала их вермишелью: риса у Джоша дома не оказалось.
        Потом новобрачные на мотоцикле отправились за город. Кэтрин прижалась грудью к спине Рика и, зажмурив глаза, подставила лицо солнцу. Волосы Рика растрепались на ветру и щекотали ей щеку. Она распахнула глаза и засмеялась от счастья, Неужели это ее муж?
        Рик съехал с шоссе, свернул в парк и, найдя уединенное место, остановился. После рева мотора казалось, что кругом стоит звенящая тишина.
        - На днях я куплю тебе «харлей», - сказал Рик и, прижавшись губами к ее затылку, потянул за блузку у пояса и вытащил ее из джинсов. - Хочешь?
        Кэтрин смущенно оглянулась: разоблачаться на природе ей было в диковинку. Она натянуто улыбнулась.
        - Даже не знаю…
        - Что не знаешь? - Рик расстегнул лифчик и обхватил ладонями ее груди. - Ты это о чем?
        - Рик, тут как-то неуютно… - Она чуть отстранилась. - И прохладно.
        Он прижал ее к себе и, обжигая горячим дыханием, шепнул на ухо:
        - Обещаю, детка, сейчас тебе будет жарко!
        Блузка и лифчик полетели в трапу. Не отрывая глаз от ее груди, Рик расстегнул ей джинсы, а потом стянул вместе с трусиками и туфлями. У нее по коже побежали мурашки. Земля холодила ступни, но Кэтрин этого почти не замечала.
        Рик чуть помедлил, а потом медленно опустил молнию. Джинсы раздвинулись, и Кэтрин, увидев темные завитки, поняла, что он без плавок. У нее перехватило дыхание.
        - Кэти, а ты когда-нибудь занималась любовью на мотоцикле?
        - Много раз, - ответила она чуть дыша.
        - Я так и думал. - Он кивнул на черное кожаное сиденье. - Ну, так чего же ты ждешь?
        У Кэтрин пересохло во рту. Он снова испытывает ее, снова бросает вызов, толкает за пределы привычного. Не отводя от него взгляда, Кэтрин села на сиденье верхом, как он велел - спиной к рулю и лицом к нему.
        Рик улыбнулся и, перекинув ногу через сиденье, взял ее за ноги под коленями и, приподняв, протолкнул под нее свои ноги. Через пелену возбуждения Кэтрин подумала о том, как уязвима ее позиция: она обнажена и открыта, а он - там, под джинсами, в полной боевой готовности…
        - Ты моя королева! - шепнул он, играя ее грудями, а потом прижал спиной к рулю мотоцикла. Кэтрин закинула голову и смотрела, как по размытой голубизне неба скользят облака, а Рик ласкал ее соски, пока она не застонала от сладкой муки. - Ну что, тебе не холодно?
        Он наклонился и, продолжая одной рукой ласкать грудь, другой проник во влажное лоно. Кэтрин застонала и подалась вперед, требуя новых ласк. Рик засмеялся, а потом, удерживая мотоцикл в равновесии, спустил джинсы и вошел в нее. Кэтрин выгнулась, чтобы принять его полностью, но ей все казалось мало. И тогда она подтянулась и уселась ему на колени. Волосы Кэтрин рассыпались по его плечам, спине и теперь уже не он, а она задавала ритм.
        Рик застонал от восторга.
        - Кэти! Сладкая моя…
        У Кэтрин от полноты чувств на глаза навернулись слезы.
        - Я люблю тебя! - крикнула она. - Еще! Люби меня, Рик! Еще!
        Почувствовав оргазм, она всхлипнула и, обмякнув, прижалась к нему всем телом, а он был ненасытен: снова и снова он входил в нее, оглашая тишину требовательным криком:
        - Еще! Кэти, еще!
        - Экая вы у нас ранняя пташка! - улыбнулся Лесли, входя в офис в понедельник утром.
        Он только что вернулся из Глазго, куда ездил на выходные повидаться с детьми, и все еще чувствовал себя не в своей тарелке. Целуя на прощание сынишек, он вдохнул нежный запах детской кожи к у него защипало к носу.
        Лесли подошел к кофеварке.
        - Что у нас новенького?
        - Да так, ничего особенного… - не поднимая головы от бумаг, улыбнулась Кэтрин. - Приняла пару заказов, составила отчет и… и вышла замуж. Сущие пустяки.
        Он обернулся так резко, что расплескал кофе.
        - Вы с Риком поженились?!
        - А что вас так удивляет? - засмеялась Кэтрин, сияя от счастья. - Вы же его знаете. Он поставил меня в известность за полчаса.
        Она принялась рассказывать о скромной церемонии, а Лесли слушал, судорожно сжимая в руках чашку, и его душила ярость. Нет, он точно связался со сборищем психов!
        - А вам обоим не приходило в голову, что эту идею не мешало бы предварительно обсудить?
        Кэтрин нахмурилась.
        - Лесли, мы с Риком не нуждаемся в вашем благословении.
        - Не сомневаюсь! - буркнул тот. - А вы подумали, как ваша женитьба отразится на нашем партнерском соглашении?
        Только сейчас Кэтрин пришло в голову, что теперь у нее с Риком половина акций.
        - Лесли… Я не подумала… Мы уладим все с адвокатом на этой же неделе! - заверила она. - Надеюсь, вы не думаете, что мы затеваем игры с захватом власти?
        У нее был такой огорченный вид, что он смягчился:
        - Ну и где же счастливый новобрачный?
        - А он еще спит.
        - Как спит? Я же видел его мотоцикл… - И тут до него дошло. - Вы что, сами приехали на «харлее»?!
        - Угадали! - засмеялась она. - Это так здорово! И никакие пробки не страшны.
        - А где же ваше обручальное кольцо? - спросил Лесли, отхлебнув кофе.
        Она чуть заметно улыбнулась.
        - Долой отживший символ порабощения!
        - Больше похоже на цитату из Рика Стентона, - усмехнулся Лесли. - Угадал?
        - В самую точку. Зато я решила не брать его фамилию, а оставила свою.
        - Что так? Не все старые традиции плохи.
        - Согласна. - Помолчав, она сказала: - Мое имя - это последняя ниточка, которая связывает меня с отцом. Я не готова отказаться от него.
        - А как Рик перенес это?
        - Лучше не спрашивайте! - Кэтрин закатила глаза и тяжко вздохнула. - Преподнес мне лекцию на целый час.
        - Да уж! - ухмыльнулся Лесли. - Рик у нас тот еще Златоуст!
        - Ну а если серьезно, то, замужем или нет, я намерена во всем придерживаться своих собственных убеждений.
        Лесли промолчал, а про себя подумал: ну это мы еще посмотрим!
        К концу следующей недели они выполнили все юридические формальности для защиты компании на случай, если брак Рика и Кэтрин распадется, гарантирующие, что развод не изменит соотношения сил в компании.
        Время шло. Лесли упорно искал подтверждения тому, что супружеские отношения Рика и Кэтрин влияют на принятие деловых решений, но, как выяснилось, ему все чаще приходилось объединять усилия с Кэтрин против ее мужа, а не наоборот!
        Наступило Рождество. Пока они, собравшись у Моники вокруг искусственной елки с дешевыми игрушками и блестящей мишурой, обменивались подарками, Кэтрин мысленно перенеслась в Краунз-Нест, к огромной под потолок холла, пахнущей хвоей ели со свечами, шелковыми лентами, изысканными расписными шарами и ангелочками в стиле барокко…
        Глупо было тешить себя мыслью, что свершится чудо, и они с отцом помирятся, и все же, когда вечером Моника и Рик смотрели по телевизору футбол, Кэтрин выскользнула на кухню и набрала номер Краунз-Неста. В трубке раздались длинные гудки, и Кэтрин с замиранием сердца обратилась в слух.
        - Алло?
        Голос отца - резкий, властный и такой родной, что у Кэтрин перехватило дыхание, а свой собственный показался жалким:
        - Папа… Это я, Кэтрин.
        - Кэтрин? - переспросил он, словно припоминая, кто это.
        Она сжала трубку так, что побелели костяшки пальцев.
        - Папа, я… просто я хочу поздравить тебя с Рождеством.
        - Вот как? В этом нет необходимости.
        Кэтрин показалось, что внутри нее все оборвалось. Нет, он никогда ее не простит.
        И как ей только в голову пришло, что он уступит?
        - Ну как ты? - спросила она, пересилив себя.
        - Прекрасно. - Он помолчал. - Боюсь, ты выбрала для звонка неудачное время. У меня гости.
        Кэтрин вспомнила рождественские праздники в детстве. Отец поднимал ее высоко-высоко и сажал к себе на плечи, чтобы она могла достать ангелочка на верхушке елки. А еще говорил: «ангелочек для моего любимого ангелочка»… Испугавшись, что расплачется, она быстро сказала:
        - Ну, раз так, не стану тебя задерживать. С Рождеством тебя, папа! - Трубка оттягивала руку, но Кэтрин не могла прервать разговор.
        - Это все? - бесстрастным тоном спросил отец.
        Она внутренне съежилась.
        - Нет, не все. Папа, я вышла замуж. - Ее голос предательски дрогнул.
        Отец молчал.
        Кэтрин беззвучно заплакала.
        - Мне это неинтересно, - сказал он, наконец, чужим голосом.
        - Папочка, прошу тебя, ну не надо так!
        - Кэтрин, не звони мне больше. Надумаешь вернуться домой, тогда поговорим.
        И Кэтрин заплакала не таясь. Неужели он вот так просто повесит трубку? Нет, этого не может быть! Ведь сейчас Рождество. Надо продержаться еще чуть-чуть, и они помирятся.
        - Папа… - Голос прервался, и она зарыдала. - Папа, прошу тебя, не надо так! Я не могу вернуться, но я тебя люблю.
        Какое-то время в трубке было тихо, а потом раздался мягкий щелчок. И Кэтрин почувствовала, что последняя ниточка, связывавшая ее с отцом, порвалась навсегда.
        За последние шесть месяцев Генри Эшби научился вести себя незаметно. Он брал напрокат неприметные автомобили и захватывал с собой газету, чтобы при неожиданном появлении Кэтрин спрятать за ней лицо.
        Вот и на этот раз место для парковки он выбрал удачно: из автомобиля хорошо просматривалась ведущая в здание стеклянная дверь, а стоявший рядом фургон практически полностью скрывал его автомобиль от проходящих по стоянке людей.
        Генри старался не задумываться о том, как выглядит его поведение. Впрочем, он не считал, что шпионит за дочерью. Приезды сюда стали для него жизненной необходимостью. Он поставил себе цель - во что бы то ни стало вернуть Кэтрин! И не сомневался, что ему это удастся. В глубине души Генри уважал твердость ее характера, но смириться с тем, что дочь вышла из-под его контроля, мешало самолюбие.
        Через час у Генри была назначена встреча с одним из крупнейших промышленников Германии. Прежде подобные встречи вызывали у него мощный выброс адреналина. А теперь самым большим его желанием было хоть немного вздремнуть.
        По ночам его продолжала мучить бессонница - вот и этой ночью он практически не сомкнул глаз. Месяц назад Генри, наконец, посетил врача, но не решился со всей откровенностью рассказать о своих проблемах. Разве он мог признаться этому молодому самоуверенному типу в белом халате, что уже давно впал в депрессию и почти утратил надежду из нее выкарабкаться. Прошлую ночь Генри провел в библиотеке, поглядывая на верхний ящик письменного стола, где в шкатулке красного дерева хранился револьвер.
        Стояла жара, дышалось тяжело, по лицу струился пот. Уже пару недель у Генри было чувство, словно он живет на краю пропасти. Он убеждал себя не думать об этом. Скоро все изменится к лучшему, непременно изменится.
        Дверь здания отворилась, и на улицу вышел Рик Стентон. Ну, надо же! Постригся и приобрел себе деловой костюм! И сменил «харлей» на подержанный «фольксваген». Наглый сопляк! Кто бы мог подумать, что эта его афера продержится так долго! Впрочем, никто не мог предположить, что к делу приложит руку Лесли Флетчер.
        Эшби взглянул на часы. Пора возвращаться. Внезапно цифры на часах поплыли у него перед глазами. Генри откинул голову на подголовник. Боль сдавила грудь. Впервые ему показалось, что он сейчас потеряет сознание. Нет, нужно собраться с силами и уехать отсюда! Не хватало еще, чтобы Кэтрин заметила его на парковке!
        Генри подождал, пока боль чуть-чуть отпустила, и повернул ключ зажигания. Ему столько всего нужно успеть! Позвонить шоферу, чтобы он его забрал, предупредить секретаршу, что он задержится. Только как же он все объяснит? Перед глазами вновь замаячил револьвер в шкатулке из красного дерева. А самое главное - надо помириться с Кэтрин.
        Генри ехал в потоке машин и представлял себе, как сидит за столом у себя в поместье, а рядом дочь и парочка розовощеких карапузов… Боль ударила в плечо. Он из последних сил перестроился в крайний правый ряд и, съехав на обочину, затормозил. Боль схватила его, распространяясь от плеча к груди, и он вспомнил Кэтрин малышкой. Она любила его безоглядно, а он вычеркнул ее из своей жизни! Неужели уже слишком поздно? Господи, неужели он не успеет ее вернуть?
        Он попытался сделать вдох, и перед его взором бесконечной чередой потянулись все его грехи. Он увидел свою гордыню и себялюбие, увидел мелочную жестокость и глупую веру в способность переделать весь мир на свой манер одной лишь силой воли. Увидел свое высокомерие, оттолкнувшее близких.
        Внезапно вместе с болью его захлестнула волна эйфории. Нет, он еще все успеет! Приедет домой и сразу же позвонит Кэтрин. Нет, лучше, как только боль отпустит, вернется к ней в офис и скажет, что простил ее, скажет, что по-прежнему любит ее!
        Генри сжал грудь, чувствуя, что каждый вдох отзывается разрушительной болью, и понял, что ничего уже не успеет. Почувствовал, как его охватывает холод, увидел, как меркнет свет, и, собрав остаток сил, вытолкнул из себя слова:
        - Я люблю тебя, Кэтрин…
        Едва Кэтрин заснула, как раздался телефонный звонок. Она застонала и, повернувшись на бок, потянулась к Рику, но тут же вспомнила, что он все еще на работе.
        Она нащупала телефон, досадуя, что муж и партнеры не могут оставить ее в покое хота бы на одну ночь.
        - Алло? - сонно пробормотала она.
        - Кэтрин? - раздался в трубке мужской голос. - Это Артур.
        - Артур? - От неожиданности Кэтрин проснулась. - В чем дело?
        - Генри умер.
        - Как умер? - Слова сорвались с непослушных губ, и, услышав их, она ощутила, как ночь сомкнулась над ней. - Папа умер?
        Она замолчала, а Артур бесстрастным голосом продолжил:
        - Сегодня днем. От сердечного приступа. Его не сразу нашли. Во взятой напрокат машине на обочине шоссе. Непонятно, как он там очутился и что делал…
        Он говорил что-то еще, но Кэтрин ничего не понимала. Чудовищная тяжесть сдавила грудь. Отца больше нет. И ей больше не удастся заслужить его любовь. Она зарыдала. Времени получить прощение у отца больше нет. Папа умер.
        Войдя в дом, Рик услышал ее рыдания и, почувствовав, как сердце сжимает страх, бросился в спальню. Кэтрин скорчилась в углу кровати, прижавшись спиной к стене и стиснув в кулаке подол ночной сорочки.
        - Кэти… - Он бросился к ней, прижал к себе и, заглянув в лицо, похолодел. Случилось что-то ужасное… На нее напали и изнасиловали? Рик прижал ее к себе еще крепче и шепнул: - Детка, все в порядке. Я с тобой.
        - Рик… - выдавила она сквозь всхлипы. - Рик, папа умер.
        Его охватило чувство облегчения. Слава Богу, с Кэтрин все в порядке. Ничего страшного с ней не произошло. Известие о смерти Генри не слишком его огорчило, и, не пытаясь утешить Кэтрин фальшивыми словами скорби о человеке, которого он всегда недолюбливал, Рик начал гладить ее как малого ребенка.
        Все связанное со смертью вызывало в нем неприязнь. Еще десятилетним мальчишкой, когда мать водила его в церковь, он услышал слова священника: мол, смерть - это то, что наполняет жизнь смыслом. Тогда он ничего не понял, а теперь в это не верил. Смерть лишает жизнь всякого смысла.
        Рику было непривычно ощущать, как Кэтрин беспомощно вжимается в него, и было непривычно слышать рвущиеся из нее надрывные всхлипывания. Ее бил озноб. Он уложил ее, накрыл одеялом, лег рядом и вдруг ощутил возбуждение. О Господи! Такого ей ни за что не понять!
        Но Рику хотелось ее как-то утешить. Другого способа он не знал. И не хотел, чтобы она впускала смерть в их спальню. Он начал гладить ей грудь.
        - Рик… - Она оттолкнула его руку.
        - Кэти, тебе станет легче, обещаю…
        - Не надо, Рик! Не сейчас… - И она снова залилась слезами, чувствуя себя еще более одинокой.
        В течение следующих дней Рик обращался с ней подчеркнуто нежно, но, проснувшись в день похорон, Кэтрин обнаружила, что его рядом нет. Дрожащими руками она набрала номер офиса, но ни Лесли, ни Джош его там не видели. Моника в отъезде, и у нее дома никто не снимает трубку. Выходит, Рик исчез намеренно? Ну что ж, придется ехать на похороны одной.
        Кэтрин оделась и, взяв ключи от старенького «фольксвагена», вышла из дома. Обидно, что именно сейчас, когда она так нуждается в поддержке Рика, он бросил ее одну! Чувствуя слабость а ногах, она направилась к парковке и, услышав за спиной гудок, вздрогнула и оглянулась. Лесли выскочил из своего «ягуара» и, распахнув ей дверцу, тихо сказал:
        - Садись. Сегодня тебе лучше за руль не садиться. Я поеду с тобой.
        Почувствовав невероятное облегчение, Кэтрин едва не упала ему на грудь. Он поддержал ее за локоть и помог сесть в машину.
        - Рик боится смерти, - безразличным тоном сказала она, невидящими глазами глядя прямо перед собой. - Если бы не боялся, поехал бы со мной.
        Лесли промолчал.
        Надежный, сильный и бесстрастный, он стоял рядом с Кзтрин на протяжении всей церемонии. Временами ей казалось, что только его присутствие не дает ей отключиться. Спазмы сотрясали ее тело, но Лесли крепко держал ее за руку. Она не стала плакать. Стоит только начать, и она уже не сможет остановиться.
        Кэтрин смотрела, как черный гроб опускается в могилу, и мысленно кричала:
        - Папа, я люблю тебя. Я люблю тебя, как и прежде! Прости меня!
        Когда Лесли повел ее к машине, к ним приблизился Артур.
        - Полагаю, ты довольна? - с издевкой произнес он.
        Кэтрин показалось, будто ее ударили в живот. И с этим человеком год назад она хотела связать свою жизнь?!
        - Это ты его убила, Кэтрин! - Его глаза источали ненависть и яд. - После твоего ухода он так и не оправился.
        Лесли с угрожающим видом шагнул к Артуру.
        - Прочь с дороги, Пайпер! - жестко произнес он. - И держись от нее подальше.
        Лесли довез Кэтрин до дома и предложил подняться к ней, но она, чувствуя, что не в силах больше сдерживаться, отказалась. Перед тем как выйти из автомобиля, она наклонилась и прижалась щекой к его подбородку.
        - Спасибо тебе, Лесли! - еле слышно прошептала она. - Даже не знаю, что бы я без тебя делала…
        Войдя в квартиру, Кэтрин услышала из кухни шум воды. Она обрадовалась, решив, что это Рик, но там оказалась Моника. Отложив тарелку, которую мыла, Моника распахнула руки.
        - Бедная моя!
        Кэтрин ощутила, как внутри у нее что-то сломалось. Шагнув навстречу, она прижалась к Монике и заплакала, а та гладила ее по спине, приговаривая:
        - Я знаю. Я все знаю, детка.
        - Папа умер… Его больше нет.
        - Знаю, детка.
        - А я… Это все я… А теперь уже ничего не исправишь!
        - Но ведь ты пыталась, девочка моя! - Моника отвела ее в гостиную и усадила на диван. - Ты пыталась, и это главное. Я уверена, в глубине души он тебя простил.
        - Нет! - Кэтрин была безутешна. - Он меня не простил. И теперь уже не простит!
        Моника гладила ее по голове.
        - Нет, радость моя, это не так. Он любил тебя, и значит, простил. А иначе и быть не может!
        Кэтрин вырвалась из ее объятий и нахмурилась.
        - Моника, вы говорите так, чтобы меня утешить?
        - Нет, детка! - Моника сжала ее ладони и заглянула в глаза. - Кэтрин, я католичка. И верую в любовь и всепрощение.
        - В тот вечер Рик вернулся домой поздно и принес ей подарок - огромную кашемировую шаль с ручной вышивкой, которая приглянулась Кэтрин в витрине магазина неподалеку от офиса пару недель назад. Рик ни словом не обмолвился о том, где пропадал весь день, а Кэтрин была слишком измучена, чтобы его расспрашивать.
        Заталкивая шаль в нижний ящик комода, она говорила себе, что идеальных людей не бывает и ей следует научиться принимать Рика таким, какой он есть, со всеми его недостатками. Но она впервые с горечью осознала, что в их отношениях образовалась трещина.
        Когда огласили завещание и Кэтрин узнала, что отец оставил ей все состояние, в том числе пакет акций компании, она не почувствовала ничего, кроме угрызений совести. Деньги не могли вернуть ей отца.
        Временами Кэтрин ловила себя на мысли, что только благодаря изнурительным нагрузкам на работе смогла продержаться следующие полгода. Она сознательно изводила себя работой, не оставляя времени на то, чтобы предаваться печали, изводить себя сознанием собственной вины и решать, как жить дальше, зная, что она уже никогда не сможет помириться с отцом.
        По иронии судьбы оказалось, что деньги и успех еще опаснее для компании, чем неудача. Лесли и Рик и раньше частенько не сходились во мнениях, но после смерти Генри Эшби в их спорах появился оттенок враждебности. И по мере того, как их отношения портились, отношения Кэтрин с Лесли день ото дня становились все ближе. Ей никогда не забыть, как он стоял радом в тот час, когда она в этом так нуждалась.

7

        Кэтрин отбросила с лица мешавшую прядь и, повинуясь безотчетному импульсу, потянулась к телефону. Поскольку на сегодня серьезных встреч запланировано не было, надевать деловой костюм она не стала, удовольствовавшись джемпером изумрудного цвета с V-образным вырезом и светлыми брюками. На шее поблескивала массивная цепочка, на изящном запястье такой же браслет, а на безымянном пальце правой руки красовался бриллиант в два карата: Кэтрин подарила его себе сама.
        Не успела она набрать номер телефона личного офиса Лесли, как он вошел к ней сам.
        - Нет, это просто телепатия! - улыбнулась она, опуская трубку, а на душе от одного только вида его внушающей спокойствие фигуры стало легче. - Я как раз собралась тебе позвонить.
        Лесли опустился на стул напротив. За последние три года между ним и Кэтрин завязались дружеские отношения. Взглянув на него, она сразу поняла, что он не в духе.
        - Скажи честно, - сказал он, со вздохом облегчения вытягивая ноги, - как, по-твоему, я пуританин?
        - Ты? А почему ты спрашиваешь?
        - Мне нужно знать.
        - Пожалуй, да.
        - Ну спасибо! - с оскорбленным видом произнес он. - Большое тебе спасибо.
        - Пожалуйста! - с улыбкой ответила Кэтрин. - Лесли, скажи честно, а не связано ли это самокопание с очередной твоей подружкой?
        - Ты так говоришь, как будто я меняю их каждый день, - ворчливым тоном заметил он. - А сама только что сказала, что я пуританин.
        Кэтрин неодобрительно покачала головой. В душе Лесли был семьянином, и она опасалась, как бы он не женился на ком-нибудь недостойном просто потому, что устал от одиночества. Кэтрин была знакома с последней его пассией, и та ей не нравилась.
        - Если хочешь, я по дружбе познакомлю тебя с одной особой. Это то, что тебе нужно! Интеллигентная, доброжелательная… - Она помолчала и не удержалась от шпильки. - И в меру любвеобильная. Ведь ты уже не мальчик и, надо думать, начал сдавать…
        - Ты права. - Лесли встал и хмуро взглянул на нее сверху вниз. - Хотя мое либидо, миссис Эшби, вас совершенно не касается.
        - Обиделся! - Кэтрин хохотнула, попытавшись представить себе, что шутит с мужчиной по поводу его сексуальных возможностей четыре года назад, и не смогла. Она стала совершенно другим человеком. И вообще, взаимные подколки как ничто другое позволяют расслабиться. - Лесли, куда подевалось твое хваленое чувство юмора?
        Лесли улыбнулся.
        - А ты, Кэтрин, с тех пор как стала до неприличия богатой, превратилась в несносное существо!
        - Можно подумать, ты подарок! - хмыкнула она и, посерьезнев, спросила: - Как дела в Глазго?
        Лесли подошел к окну.
        - Все в порядке. Наконец-то встретился с новым мужем Франсин. Посидели с ним за кружкой пива, потолковали о детях… - Лесли расплылся в улыбке. - Говорит, мои парни ведут себя хорошо, а еще дал понять, что не собирается строить из себя папочку. Еще бы! Этот сопляк моложе Франсин на семь лет, так что больше подходит на роль старшего брата.
        - Он что, тебе не нравится? - с сочувствием спросила Кэтрин.
        - Да нет, вроде бы неплохой парень… Просто я ему завидую: ведь он каждый день видит моих сынишек.
        Они еще немного поболтали, и Лесли ушел. Уже не впервые Кэтрин заметила, что как друг Лесли для нее гораздо ближе, чем когда-либо был Рик. Вспомнив о муже, Кэтрин вздохнула. Может, ей удастся уговорить его ради разнообразия поужинать дома и провести вечер только вдвоем: она уже и не помнила, когда такое было в последний раз.
        - Она встала и пошла к нему в офис. Там его не было. Интересно, где его теперь искать? Завернув за угол, Кэтрин наткнулась на двух инженеров. Приветливо кивнув, она поспешила дальше, не замечая их восхищенных взглядов.
        Назвать Кэтрин красавицей было нельзя, но в ней было нечто, что сводило с ума весь мужской состав компании. В свои тридцать лет она являла собой сильнодействующий сплав стиля, секса, интеллекта, денег и власти, что делало ее неотразимой в глазах молодых технических гениев, работавших под ее началом.
        Между собой они, шутя, прикидывали, каково это - переспать с президентом компании, но за сексуальными подначками скрывалось искреннее уважение. Кэтрин отличали жесткость и требовательность, но она редко бывала несправедливой.
        Рик оказался в конференц-зале: он вдохновенно вещал что-то группе молодых специалистов. Глядя на юные восторженные лица, Кэтрин нахмурилась. Рика окружал ореол поклонения, что с недавних пор донельзя раздражало Кэтрин. Может, компании это и на пользу, но самому Рику, кроме вреда, ничего не приносит.
        Ее появление в дверях не осталось незамеченным. Рик хмуро покосился в ее сторону, недовольный тем, что его прерывают. Кэтрин вспомнила, как раньше смягчалось его лицо, когда он ее видел. С какого же момента все начало меняться? С того дня, как умер отец?
        - Она кивнула в сторону кухни, давая понять, что подождет его там. Рик снова обернулся к аудитории, никак не дав знать, что понял ее, и продолжил речь. Кэтрин прикрыла за собой дверь и с молчаливым достоинством пошла на кухню. В вестибюле она встретила женщину с двумя малышами, на всех троих - значки посетителей, в руках у юной мамы - корзинка для пикника.
        На душе у Кэтрин стало еще тоскливее. В компании собрались по большей части трудоголики, так что жены сотрудников иной раз приходили с детьми и устраивали некое подобие семейных ужинов. А для Рика семья ничего не значит. Ну почему он упорно отказывается завести ребенка? Ведь если она президент компании, это вовсе не означает, что она перестает быть женщиной.
        Кэтрин подошла к холодильнику в глубине кухни и достала коробочку йогурта. Начала срывать крышку, и пальцы задрожали, Что же ей делать со своим браком? Последнее время Рик все чаще ведет себя, как чужой человек, как капризный ребенок, которого постоянно нужно ублажать.
        Он ворвался в кухню, нетерпеливо ероша ладонью светлые вихры.
        - Боюсь, Кэтрин, придется тебе снова заняться отделом маркетинга. Меня от этой братии тошнит! Ведут себя как… как старые девы, черт бы их побрал!
        - Кэтрин дала ему выговориться. Ну вот, опять та же история! Завтра Рик наверняка обрушит праведный гнев на отдел маркетинга, а потом ей, как обычно, придется за ним подгребать… Рику скоро тридцать, но он по-прежнему ведет себя как мальчишка.
        Рик плюхнулся на стул и кивнул на холодильник.
        - Дай-ка мне кока-колы.
        Она достала банку, открыла и протянула мужу. Наклонилась и мягким поцелуем коснулась его рта. А потом выпрямилась и принялась разминать напряженные мышцы его плеч.
        - Рик, может, съездим на выходные в Бат? Отдохнем, расслабимся…
        - Не знаю. Может, и съездим как-нибудь…
        Кэтрин Молча массировала его плечи, а потом, понизив голос, продолжила:
        - Сейчас самый благоприятный момент. Полнолуние, зрелое яйцо… Самое время подумать о наследниках.
        Он резко отодвинулся и поморщился.
        - Кэти, я тебя умоляю, только не это! Какие еще дети?!.. У тебя и так ни на что не хватает времени.
        - Рик, мне уже тридцать. Я хочу ребенка. А что касается нехватки времени, то скоро все изменится. К концу года у нас будет свой детский сад и…
        - С чего ты взяла, что это дело решенное? - возмутился Рик. - Лично я тебя поддерживать не стану, да и Лесли наверняка будет против. Какого черта! Корпорация вовсе не обязана заботиться о детях сотрудников.
        - Еще как обязана, если рассчитывает на женскую рабочую силу, - возразила она. - Рик, имей в виду, на совете директоров я буду вы ступать против тебя.
        - Тоже мне новость! - Он вскочил. - Кэтрин, ты что, нарочно мне во всем перечишь?
        Кэтрин обиженно молчала.
        - Знаешь, Кэтрин, а ты здорово изменилась! И, боюсь, не в лучшую сторону. - Он скользнул по ней колючим взглядом. - Кстати сказать, твоя новая прическа мне не нравится. И вообще, весь этот стиль.
        Последнее время Рика раздражало в жене буквально все. И она догадывалась, что ему хотелось бы, чтобы она стала такой, какой была, когда они встретились впервые.
        - Рик, нам нужно почаще бывать вдвоем, - примирительным тоном сказала Кэтрин. - Подальше от всех этих телефонов… И чтобы никто не ломился в дверь с бесконечными проблемами… Нам нужно время уладить свой.
        - Знаешь, Кэтрин, ты как заезженная пластинка! Может, хватит? Я и без того устал, ей-Богу!
        В дверь постучали.
        - Прошу прощения… Можно?
        В кухню бочком вошла Молли Тайлер, худенькая бледная блондинка с распушенными волосами и челкой до самых бровей. Молли работала в компании недавно, она была довольно смышленой, но ей не хватало уверенности в себе, из-за чего ей частенько доставалось от Рика. Однако она продолжала смотреть ему в рот с немым обожанием.
        Рик обрадовался возможности прервать неприятный разговор.
        - В чем дело, Молли?
        - Мы с Томом хотели бы узнать… то есть не узнать, а уточнить…
        - Ради всего святого, Молли, хватит блеять! Ну-ка начни все сначала. Зайди в комнату так, словно ты тут хозяйка. Выпрями спину, посмотри мне в глаза и скажи, что ты хотела. Ну, давай!
        Кэтрин вернулась в свой кабинет. За четыре года замужества она научилась многому, но, как бороться с этим, не имела ни малейшего представления.
        Тем же вечером далеко за полночь Рик, раздевшись догола, залез в бассейн и устало откинулся на бортик. Спать не хотелось. Вода обнимала тело, успокаивая и расслабляя.
        У него куча денег, и он может купить все, что пожелает, поехать в любой конец света и делать все, что ему взбредет в голову. Но стал ли он счастливее? Отнюдь.
        Ему еще нет тридцати и спокойной жизни ему мало. Нужен риск, чтобы кровь постоянно бурлила. И нужна страсть. А Кэтрин вечно нудит одно и то же: ей, видите ли, нужен ребенок! Очередная блажь!..
        Из дома появилась Кэтрин и подошла к бассейну, запахнувшись от ночной прохлады в шелковый халат.
        - Не спится? - спросила она.
        Рик опустился поглубже, не удостоив жену ответом.
        - Вода теплая?
        - Как всегда, - буркнул он.
        - Пожалуй, я тоже окунусь.
        Он пожал плечами и закрыл глаза.
        - Как хочешь.
        Она развязала пояс и, скинув халат, опустилась в воду рядом с ним.
        - Рик, я за тебя волнуюсь, - тихо сказала она, коснувшись его плеча.
        - Напрасно.
        - Да что с тобой происходит?
        Он распахнул глаза.
        - Со мной все в порядке! - огрызнулся он. - Сделай милость, оставь меня в покое!
        С минуту она смотрела на него, не мигая, а потом молча поднялась. На голом теле поблескивали капельки воды. Рик блуждал взглядом по ее изящной груди, тонкой талии, треугольнику курчавых каштановых волос… Черт! Она до сих пор его заводит!
        Рик схватил ее за руку и потянул вниз. Потеряв равновесие, Кэтрин неловко плюхнулась в воду. Он схватил ее за плечи и прижал спиной к бортику.
        - Я хочу тебя.
        - А я нет. - Она попыталась вырваться.
        - Какого черта?!
        - Рик, так нельзя. - Она нахмурилась. - Нам нужно поговорить. Тут секс не поможет.
        Но он не желал ее слушать. Ему был нужен огонь, вызов, схватка! И он силой овладел ею.
        - Рик, не надо! Отпусти меня!
        Но он и не думал ее отпускать. Раньше Кэтрин делала его счастливым… Раньше все было по-другому. Жизнь была захватывающей, и все было новым: компания, Кэтрин… Утолив желание, он тяжело опустился на нее, а она, оттолкнув его, встала и, глядя на него сверху вниз, тихо, но твердо произнесла:
        - Больше никогда так не делай! - Она поднялась на бортик и надела халат.
        Рика испугала исходящая от нее сила. И это его Кэтрин? Когда она успела его так обставить? И где выучилась секретам, которых он не знает?
        - А с какой стати меня должны волновать твои чувства? - крикнул он. - Ведь тебе же наплевать на мои!
        - Ты сам не знаешь, чего хочешь.
        Рику хотелось вновь, как много лет назад, ощутить тот щелчок, вновь пережить чувство надежды, будто Кэтрин сможет дать то, чего ему так не хватает. Хотелось, чтобы она разогнала страх смерти, развеяла скуку, бросила ему новый вызов. Сделала так, чтобы жизнь снова стала захватывающей. Но она молчала.
        Рик вылез из бассейна и встал рядом.
        - Тебе всегда было на меня наплевать! Для тебя амбиции превыше всего.
        - Рик, разберись лучше в себе.
        - Ну конечно! Теперь ты сваливаешь все на меня! - рассвирепел он. - А ведь в том, что случилось с нами, виноват не я, а ты! - Он сдернул со стула халат и хотел уйти, но потом обернулся и нанес ей последний удар: - И вот еще что, Кэтрин. Не вздумай шутить шутки с противозачаточными таблетками. Мне ребенок не нужен.
        - Она вздрогнула и, побледнев, молча вернулась в дом. Поднявшись в спальню, оделась, достала дорожную сумку, побросала в нее самое необходимое. Руки дрожали, но Кэтрин приняла решение и внешне сохраняла спокойствие.
        - Куда это ты собралась? - раздался за спиной насмешливый голос Рика. - Никак в родовое гнездо?
        Кэтрин молчала.
        - Не делай этого! - Рик повысил голос, и Кэтрин уловила в нем панику. - Не уходи. Кэти, я серьезно. Ты меня слышишь?
        Она молча застегнула молнию.
        - Ну и черт с тобой! Если уйдешь, не вздумай возвращаться!
        По щекам Кэтрин потекли слезы. Она повернулась к нему и сказала чужим голосом:
        - Рик, я стала такой, как ты хотел. Понимаешь? Я изменилась. И теперь не прощу тебя. Никогда!
        На следующий день Рика в офисе не было. Сначала Кэтрин была этому обстоятельству даже рада, но к концу дня забеспокоилась. Вечером она позвонила домой. Никто не снял трубку. Пересилив себя, Кэтрин позвонила личной секретарше Рика. Та тоже ничего не знала.
        Кэтрин решила съездить домой. Все-таки надо поговорить с Риком. Конечно, сейчас у них не лучшие времена, но ведь они не чужие. И продолжают оставаться партнерами. Повинуясь импульсу, Кэтрин чуть ли не бегом отправилась на стоянку и поехала на виллу. Увидев на подъездной аллее «ролс-ройс» мужа, она успокоилась. Рик дома.
        Кэтрин открыла дверь и замерла на пороге. В холле на белой кушетке Молли Тайлер судорожно натягивала юбку на обнаженные бедра, а рядом с ней возился с молнией брюк Рик.
        На миг Кэтрин застыла как вкопанная, и весь мир стремительно сузился до неприглядной сцены перед ее глазами, а потом она собралась и чужими губами проговорила:
        - Прошу прощения.
        Произнеся эти слова - нелепые и неуместные, - Кэтрин машинально прошла на кухню и почувствовала, что губы у нее дрожат. Рик и Молли трахались у нее дома. Муж предал ее. А она так слепо ему доверяла! Боль отравой растекалась от горла к желудку, сдавливая сердце и наполняя душу невыносимой горечью. Кэтрин стояла и невидящими глазами смотрела в темный сад.
        - Ну что, Кэти, опять будем играть в молчанку? - спросил Рик, входя в кухню. - В этом ты вся, черт возьми! Может, хватит изображать драму?
        Кэтрин почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Она застукала мужа с девицей, а теперь он же ей выговаривает?! Нет, это уже слишком! Собрав волю в кулак, Кэтрин повернулась лицом к Рику.
        Светло-русые непокорные волосы падают на лоб, а за ушами как всегда топорщатся. Только на этот раз их взъерошила не она, а Молли.
        - Я отправил Молли домой, - будничным тоном сообщил Рик, словно этим проблема исчерпывалась.
        По лицу Кэтрин потекли слезы. Она ощущала их солоноватый вкус и думала о том, как отчаянно боролась за свой брак и как мечтала о ребенке.
        - С Молли у тебя в первый раз? - вырвалось у нее помимо воли.
        Рик пригладил волосы ладонью, и Кэтрин кожей ощутила, как он собирает силы для борьбы. Это был его конек - яростно атаковать непреодолимые преграды. Кэтрин из последних сил сдержала новый приступ рыданий.
        - Какая разница! Первый, не первый… Изменял, не изменял… Кэти, ради Бога, ну что за примитив! Это всего лишь слова. И к нам с тобой они не имеют никакого отношения. - Рик был зол, агрессивен и буквально источал неуемную энергию. Он начал расхаживать по кухне, подрагивая от напряжения. - Кэти, ведь мы с тобой никогда не мерили брак стандартными мерками. Поэтому он и работал на нас. Мы с тобой выше всей этой пошлости.
        Он все говорил и говорил, и у Кэтрин закружилась голова.
        - Наш союз не просто тривиальное соглашение. Вместе мы с тобой сила. А то, что здесь сейчас было, это так, сущее дерьмо… Пожалуй, мне не следовало приводить ее к нам в дом, но это не главное. Кэти, неужели ты не понимаешь? Это все глупости! Все это яйца выеденного не стоит.
        Кэтрин сжала керамическую чашку, стоявшую перса ней на столике, и швырнула на пол, чтобы прервать этот бесконечный поток лжи.
        - Я хочу знать, она у тебя первая? - тихо спросила она. - Или были другие? И сколько их было?
        Воинственность на лице Рика уступила место растерянности.
        - Сколько? - повысила голос Кэтрин. Будучи по натуре идеалистом, Рик свято верил в необходимость говорить правду.
        - Ну, было, пару раз… - пробормотал он. - Да какая разница? Говорю тебе, Кэти, к нам с тобой это не имеет никакого отношения!
        - Нет, имеет! - закричала Кэтрин и, схватив другую чашку, швырнула ее об стену. - Мы с тобой венчались! И поклялись друг другу в верности. А ты трахаешься со всеми подряд! - Она грубила преднамеренно - именно потому, что знала, как это выводит мужа из себя.
        - Хватит! - Рик подошел к ней вплотную, и его лицо исказилось от ярости. - Прекрати сейчас же! Он схватил ее за руку, и Кэтрин, вскрикнув от боли, вырвалась, а он наотмашь ударил ее по лицу.
        От неожиданности Кэтрин пошатнулась и стукнулась о край столика. Всхлипнув от боли и обиды, она спрятала лицо в ладонях и заметила, что из носа сочится кровь.
        Увидев кровь, Рик шагнул к ней и упавшим голосом произнес:
        - Кэти, я…
        Она вытерла кровь тыльной стороной ладони и, глядя на алое пятно, попятилась. Рик сморщился - точно ребенок, который вот-вот расплачется.
        - Я не хотел! Я… Кэти… Боже, что ты со мной сделала! Как ухитрилась довести до такого?!
        Он протянул к ней руку, но она увернулась, выскользнула из кухни и, чувствуя слабость в коленях, вышла из дома.
        - Кэти! - крикнул Рик. - Кэти!
        И она отчетливо вспомнила, как он звал ее в день свадьбы, когда украл ее у отца. Она споткнулась и побежала. А в спину ей несся крик:
        - Кэти! Вернись!
        Она дернула ручку дверцы, плюхнулась на сиденье и дрожащими руками повернула в замке ключ зажигания. Взглянув в зеркало заднего вида, Кэтрин увидела, что Рик бежит к машине, и поспешила нажать на газ. «Мерседес» рванул вперед, а Рик, сжав кулаки, стоял, глядя ей вслед.
        Выехав на шоссе, Кэтрин сбросила скорость. Щека все еще горела от удара. В горле перехватывало, глаза застилали слезы. Господи, как же ей больно! И как жить с этой болью? Она вспомнила его слова: «Первая, не первая… Изменял, не изменял»… А ведь он на самом деле винит во всех бедах ее! И завтра снова начнет убеждать ее в том, что ничего особенного не случилось. Неужели он не понимает, как ей больно? От одной мысли, что завтра на работе она увидит мужа. Кэтрин стало тошно. Нет, надо уехать хотя бы на время.
        - На следующее утро, предупредив одного Лесли, Кэтрин уехала в Брайтон на виллу отца.
        Лесли стоял за живой изгородью и сквозь темные стекла очков смотрел на уединенный клочок пляжа. Кэтрин только что вышла из воды и стояла, подставив лицо солнцу и раскинув руки. Глядя на ее стройные, безукоризненные формы, он перевел дыхание. Подсматривать не следовало бы, но отвести глаза было выше его сил, Не возжелай жены ближнего своего… А он возжелал жену партнера своего, причем уже давно.
        Лесли не мог точно определить, когда именно дружба переросла в любовь, а привязанность в желание. Да у него и в мыслях не было влюбляться в Кэтрин Эшби! Ведь он давно не юнец. И вообще, хлопотное это дело. Тем более что Кэтрин замужем, а интрижки с чужими женами противоречат его принципам. Но один лишь вид Кэтрин наполнял его пронзительно сладостным чувством, какого не вызывала в нем еще ни одна женщина.
        Только теперь, когда ее брак изжил себя, Лесли позволил признаться самому себе в своих чувствах. А до этого он ни разу ничем себя не выдал. Когда же он узнал о случившемся, ему захотелось встряхнуть Кэтрин как следует - за упрямство, за потерянные годы… И за то, что такая умная, тонкая женщина так долго оставалась рабыней чувства, которое питала к Рику Стентону.
        А пока что придется ее утешать. Придется стать старым добрым Лесли, поглаживать ее по плечу и делать вид, будто он печалится вместе с ней. Что не так просто, особенно если хочется пуститься в пляс и орать во всю глотку: скатертью дорожка, Рик!
        А еще Лесли очень хотелось, чтобы Кэтрин посмотрела ему в глаза и сказала: хорошо, что теперь все позади и у нас с тобой появился шанс. Только Кэтрин никогда не допускала подобных вольностей, так что ждать ему нечего, во всяком случае пока.
        Кэтрин завернулась в полотенце, и через минуту Лесли с лучезарной улыбкой вышел из засады.
        - Кого я нижу! Никак это наш президент? - с дурашливым видом произнес он, приподнимая темные очки. - Кэтрин, а загар тебе к лицу!
        - Лесли! Что ты здесь делаешь?
        - Да вот, пробегал мимо, думаю, дай загляну на пляж…
        Кэтрин бросилась, было к нему, но, вспомнив, что на ней только пляжное полотенце, затянула его потуже и чмокнула Лесли в подбородок.
        Он слегка обнял ее и приложился к влажным, пахнущим морем и солнцем волосам.
        - Ну, как ты тут? Я уже начал беспокоиться…
        - Ты обо мне беспокоился? - переспросила Кэтрин, опустив глаза.
        - А почему тебя это удивляет? - Он снял очки и сунул в кармашек тенниски. - Три недели президента нет на месте. Ну и вообще… Мы же с тобой друзья. С тобой все в порядке?
        Кэтрин пожала плечами и села на шезлонг, старательно придерживая полотенце руками.
        - Лесли, ты знал?
        Он прошелся взглядом по пустынному пляжу, перевел глаза на синь залива.
        - О чем?
        - О Рике и Молли. Ну и вообще… Лесли обернулся к ней и молча кивнул. Кэтрин показалось, что ее снова предали.
        - Выходит, о неверности Рика знали все, да? - ужаснулась она. - Все, кроме меня!..
        - Ну не все, но…
        Кэтрин поднялась и, глядя на него сверху вниз, упрекнула:
        - Лесли, как ты мог? Какой же ты друг? Почему не сказал мне? Из пресловутой мужской солидарности, да?
        - Просто я думал, что ты в курсе, - встретив ее взгляд, ответил Лесли.
        Вот, значит, какого он о ней мнения! Неужели и все остальные смотрели на нее как на бесхарактерное существо, закрывающее глаза на проделки Рика?
        - Плохо же ты меня знаешь…
        - А я тебя вообще не знаю, когда дело касается Рика.
        Кэтрин задело, что Лесли, как ей показалось, ее осуждает.
        - Ты винишь меня?
        - Просто не понимаю. Рик - талантливый бизнесмен, но как человек… - Он осекся, а потом с горячностью продолжил: - Кэтрин, если честно, то я не понимаю, что тебя так удивило. Этого следовало ожидать.
        - Я тебя не звала, - едва не плача, буркнула Кэтрин и отошла в сторону, - и не желаю, чтобы ты лез в мою жизнь!
        Лесли чертыхнулся и, стремительно шагнув к ней, обхватил своими большими сильными руками. А Кэтрин так нуждалась в утешении, что, забыв про обиду, тут же припала к нему и уткнулась лицом в грудь.
        - Лесли, я его любила, - шепнула она. - Любила и не хотела ничего знать. Понимаешь?
        Он притянул ее к себе и, погладив по спине, пробормотал:
        - Понимаю, милая. Не убивайся ты так! Все наладится.
        От одного его присутствия Кэтрин получала такое успокоение, какого Рик не давал ей никогда. Она закрыла глаза. На миг его ладонь коснулась голой кожи.
        И вдруг что-то изменилось. Лесли напрягся, и Кэтрин, почувствовав угрозу, насторожилась. Да что это с ней? Ведь это Лесли, ее лучший друг. Тут он прижал ее к себе еще тесней, и она впервые осознала, насколько он силен.
        - Лесли…
        Он отпустил ее так внезапно, что Кэтрин пошатнулась.
        - Лесли… - Поправив полотенце, она подняла на него глаза и тут же позабыла, о чем хотела спросить.
        - Да, Кэтрин? - с невозмутимым видом спросил он.
        И она почувствовала себя глупо. Господи, да что с ней происходит? Ну что за чушь лезет в голову! Наверное, это тяжелое наследие от Рика - подозревать всех мужчин.
        - Лесли, давай пообедаем вместе в Брайтоне, - предложила она.
        - С удовольствием. А в Лондон вернемся завтра?
        Кэтрин понимала, что не может остаться здесь навсегда, она и так слишком долго отсутствовала, но мысль о возвращении по-прежнему внушала ей ужас.
        - Нет, Лесли. Я еще не готова вернуться.
        Вечером Кэтрин пораньше легла спать. Закрыв глаза, она попыталась расслабиться и уснуть, но веки то и дело сами собой поднимались. Она вспомнила, как стояла, прижимаясь щекой к груди Лесли, как он гладил ее по спине, и внезапно ощутила приступ желания - Кэтрин была чувственной женщиной и не собиралась отказываться от сексуальных желаний только из-за того, что у нее теперь нет мужа. И в то же время она и помыслить себе не могла, что сможет снова создать в себе тот глубокий эмоциональный настрой, который необходим ей для сексуальных отношений.
        Кэтрин вспомнила, как они с Риком занимались любовью, и ощутила столь острую боль, что прикусила губу. Не думай об этом! - приказала она себе. Подумай о чем-нибудь другом. И в голову закралась мысль об унылых, лишенных радости годах, что ждут ее впереди.
        Кэтрин попыталась представить себя в постели с Лесли и, решив, что от фантазий особого вреда не будет, позволила себе снять с него тенниску, брюки, черные спортивные плавки… Представив его формы, она почувствовала, как по телу разливается приятное тепло. Она позволила ему поднять себя и уложить на прохладное шелковое покрывало. Вспомнила запах, который был неотделим от него, - запах накрахмаленной рубашки, чистой кожи и холодновато-пряный аромат туалетной воды…
        Вздохнув, она зарылась лицом в подушку. Как только глаза закрылись, в сознании возник Рик - жесткий и чувственный, шепчущий лживые слова любви…
        Утром ее разбудил звонок Лесли.
        - Кэтрин, может, все-таки вернешься?
        - Нет, Лесли, не дави на меня. Пойми, я еще не готова по десять раз на дню сталкиваться с Риком… Я этого не вынесу!
        - Вынесешь. Кэтрин, ты очень сильная. Она вовсе не чувствовала себя сильной.
        - Пойми, ты нужна компании, - настаивал Лесли. - Особенно сейчас.
        - А что случилось? - От дурного предчувствия у нее засосало пол ложечкой. - Говори, Лесли.
        - Я не хотел тебя расстраивать, но рано или поздноты все равно узнаешь… Как только ты уехала, Рик начал обрабатывать совет директоров и сколачивать лобби.
        - Это на него похоже! - усмехнулась Кэтрин. - Вечно он что-то мутит.
        - На этот раз он зашел слишком далеко. Рик пытается убедить совет продать компанию.

8

        Кэтрин могла найти лишь одно объяснение: Рик хочет отомстить ей за то, что она от него ушла. От мысли, что он жертвует своим детищем лишь для того, чтобы наказать ее, Кэтрин прошиб холодный пот. А она-то думала, что прекрасно знает своего мужа… Да она не знает его вовсе!
        Кэтрин представила себе, как придет в компанию. Как все будут смотреть на нее с жалостью, начнут шушукаться у нее за спиной… Какой ужас! Господи, ну о чем она только думает? Сейчас надо думать о том, как спасти компанию.
        Кто бы мог представить, что дело дойдет до такого! Казалось, этого не может быть никогда. На данный момент каждый из четырех партнеров владел пятнадцатью процентами акций, что давало им контрольный пакет в шестьдесят процентов. Другие члены совета владели остальными сорока. При таком раскладе четверо компаньонов чувствовали себя в полной безопасности. Но, если Рику удастся объединить совет и присоединить свои пятнадцать процентов, все будет кончено!
        А может, ей все-таки удастся отговорить Рика? В любом случае, стоит попробовать. Ведь она ничем не рискует. Кэтрин решила заехать к мужу сразу же, без звонка.
        Подъезжая, она вспомнила, «если уедешь, можешь не возвращаться», и ей пришло в голову, что Рик сменил замки, но нет: ключ открыл дверь. Дом показался ей холодным и неприветливым. Все было так, как и запомнилось ей в тот последний вечер. Все, кроме…
        Войдя в спальню, Кэтрин застыла на пороге. На стене над кроватью висела небольшая картина: морской пейзаж в мягких пастельных тонах. Она купила ее год назад в частной галерее на Бонд-стрит и сразу же влюбилась в нее. Но Рику картина не понравилась, и он запретил вешать ее в спальне. Кэтрин повесила ее в комнате для гостей, но через какое-то время с изумлением обнаружила, что картины там нет. Как выяснилось, пока она была в командировке, Рик вернул картину владельцу галереи.
        Кэтрин устало опустилась на край кровати и стала смотреть на картину, На глаза навернулись слезы. Господи, ну как так можно? Одной рукой Рик забирает у нее компанию, а другой - возвращает эту картину. Краски расплылись в пелене слез, и картина словно ожила: волны набегали на берег, отливая всеми оттенками голубого и зеленого…
        Она смотрела на картину и ощущала, как вместе со слезами запертое внутри горе изливается наружу. Она сидела, обхватив себя руками, раскачивалась на краю кровати и хоронила свою любовь и замужество. И оплакивала ребенка, которого так и не родила Рику.
        Не дождавшись мужа, Кэтрин ушла излома, чувствуя себя постаревшей и опустошенной.
        Наутро, собравшись с духом и тщательно одевшись - строгий брючный костюм песочного цвета, черный топ, минимум косметики, - Кэтрин поехала в компанию. Когда она проходила мимо дежурного офицера охраны в вестибюле, тот поздоровался с ней и отвел глаза. Похоже, все в курсе, что она застукала мужа дома с Молли Пайпер…
        Кэтрин шла по коридору, кивая сотрудникам, и ей казалось, что они отвечают ей с таким видом, словно она безнадежно больна. Она шагала, держа спину прямо и подняв голову, словно давала понять, что скорее умрет, чем согнется.
        Войдя в приемную своего кабинета, Кэтрин приветливо улыбнулась секретарше и, лишь закрыв за собой дверь, позволила себе немного расслабиться. Ну вот! Самое страшное уже позади. Ничего с ней не случилось, так что хватит себя жалеть! И Кэтрин с решительным видом села за стол и придвинула к себе стопку документов с пометкой
«срочно».
        Когда примерно через час в дверь заглянула Диана со срочной почтой, Кэтрин заставила себя оторвать взгляд от бумаг и как можно спокойнее обратилась к секретарше:
        - Рик сегодня приходил?
        - Да. Я… по-моему, он на месте.
        - Хорошо. Будь добра, позвони ему и попроси зайти ко мне.
        Рик заглянул к ней перед обедом. Кэтрин почувствовала его присутствие прежде, чем подняла глаза и увидела его ладную фигуру в дверном проеме.
        - Привет, Кэти!
        Столько лет каждая клеточка ее тела оживала под взглядом этих дерзких рыжих глаз, а теперь Кэтрин ощутила пустоту и какое-то оцепенение. Подняв голову, она смотрела на мужа новыми глазами: его чары на нее больше не действовали. Он выглядел нервным и усталым. Ему не мешало бы постричься, брюки надо бы погладить, а рубашку пора постирать…
        - Ты была дома? - спросил он, подходя к столу.
        - Да, я заезжала забрать кое-что из своих вещей.
        - Кэти, ты не можешь вот так просто сбежать, пока мы не решим наши проблемы.
        Ну вот, теперь, когда она от него ушла, он наконец-то собрался «решать проблемы». Она так и знала! А что еще от него ждать? Господи, ну почему же тогда ей так больно?!
        - Рик, мы не будем решать проблемы, - усталым голосом возразила она. - Все кончено. С меня хватит.
        Рик запустил пальцы в волосы и примирительным тоном произнес:
        - Послушай, Кэти, я знаю, что виноват. И понимаю, что был не прав. Но это - вовсе не значит, что мы должны ставить крест на нашем браке. Да если бы я знал, что для тебя это имеет такое значение, я…
        - Хватит! Не надо об этом! - Кэтрин старалась сохранить хладнокровие. По опыту она знала, что Рик большой демагог, и спорить с ним не входило в ее планы. - Рик, мы с тобой на работе, так что давай говорить о деле.
        - Какие к черту дела! - отмахнулся он. - Кэти, не бросай меня из-за какой-то глупости. Я уволил Молли. Ведь тебе было бы неприятно ее здесь видеть. А еще съездил в галерею и купил ту картину, что тебе так нравится.
        Он выкладывал перед ней подарки, ну прямо как нашкодивший ребенок, который хочет помириться с матерью. Как обманутая жена, Кэтрин с удовлетворением восприняла новость об увольнении Молли, но, как женщина и президент корпорации, отметила несправедливость. Однако обсуждать в данный момент свой брак и уж тем более Молли она не собиралась.
        - Рик, скажи, почему ты хочешь продать компанию?
        - Потому что сейчас самый благоприятный момент. Неужели непонятно? - Он нахмурился, - И вообще, надо вовремя уйти. В стране кризис, на рынке спад… Кэти, ты что, не доверяешь моему чутью?
        В его глазах загорелся характерный лихорадочный огонь, пробудивший в Кэтрин недобрые предчувствия.
        - Рик, ты от меня что-то скрываешь?
        - Откуда такая подозрительность? - возмутился он. - Да ничего я не скрываю! Кэтрин, открой глаза и посмотри на всю нашу хреновую экономику! Говорю тебе, скоро будет обвал.
        - Продавать компанию мы не будем!
        - А вот тут уж извини! - Рик развел руками. - Совет директоров на моей стороне, Кэти, лучше положись на меня, а то окажешься в дураках!
        - Я так не считаю. По-моему, в дураках окажешься ты.
        - Мы вместе вошли в дело, и я позабочусь, чтобы вместе из него и вышли! - Рик вскочил и уже с порога добавил: - Не стой у меня на пути.
        На следующий день ни Лесли, ни Кэтрин, ни Джош на заседание совета директоров не явились. Рик отправил на их поиски помощника, а сам и нетерпении расхаживал по залу заседаний. Помощник вернулся ни с чем, и совет, отвергнув все доводы Рика, проголосовал за то, чтобы отложить собрание.
        Рик запаниковал. Открытый вызов Кэтрин явился для него полной неожиданностью. Черт! Как же он прокололся! Ведь мог бы догадаться, что она взбесится, застукав его в постели с бабой. Ну почему Кэтрин не хочет понять, что это не имеет никакого значения! И что она единственная женщина, с которой он хочет остаться на всю жизнь.
        Вернувшись к себе, Рик объявил помощникам, что дает им на поиски Кэтрин полчаса, и закрылся у себя в кабинете. Она хочет ребенка. Ладно, он скажет, что согласен. Может, ребенок - это как раз то, что ему сейчас нужно. Может, тогда его жизнь наладится.
        Надо убедить партнеров продать компанию. И любым способом вернуть Кэтрин. Теперь, трезво оценив ситуацию, Рик понял, что несчастлив вовсе не по вине Кэтрин. Возможно, в значительной степени виноват он сам. Но ведь Кэти - то его знает! И должна была понять, что у него сейчас трудный период. Она знает, что он любит ее. Да если она уйдет от него… Нет, этого он не допустит!
        А Джош - то каков! А еще друг… Надо прочистить мозги этому гению! Интересно, куда он мог подеваться? Может, поехал на новую квартиру? Рик взглянул на часы. Скоро обед. Работать сегодня точно не удастся. Может, на самом деле заскочить к Джошу?
        Оставив распоряжения помощникам, он пошел за машиной и через час уже подъезжал к новому дому в Кенсингтоне, где Джош только что купил квартиру. Каково же было его изумление, когда, после того как Джош открыл ему дверь, он вошел в дом и увидел Кэтрин.
        - Ну и ну! И ты Брут? - Рик с укоризной покосился на Джоша. - Теперь уже и не знаю, кому можно доверять!
        - Уж кто бы говорил о доверии! - не вы держала Кэтрин.
        - Какого черта ты сюда притащилась? - выпалил Рик, глядя на нее в упор. - У тебя есть дом. Наш дом!
        - Рик, я не стану сейчас это обсуждать. Лучше уходи.
        - Как это уходи? - возмутился тот и шагнул к жене.
        И тогда Джош не спеша выдвинулся вперед и загородил Кэтрин от мужа.
        - Рик, тебе лучше уйти, - тихо сказал он. - Раз Кэтрин так хочет.
        - Еще чего!
        Рик толкнул Джоша в грудь, но тот лишь покачнулся, однако не сдвинулся с места. На шее у Рика запульсировала жилка.
        - А я-то, идиот, считал тебя своим лучшим другом! Как ты мог? Сначала не явился на заседание совета, а теперь прячешь от меня жену?
        - Я сама пришла к Джошу, - вмешалась Кэтрин. Ей стало неловко за вспышку мужа, и она снова почувствовала, что смотрит на него новыми, беспристрастными глазами. - Прошу тебя, Рик, уходи.
        - Голову даю на отсечение, он сам за тобой бегает! - со злостью выпалил Рик. - И предлагает помощь, утешение и все прочее!
        Джош болезненно сморщился и пробормотал:
        - Ну, раз так, Рик, придется порвать с тобой. Извини.
        Рик вздрогнул, словно получил пощечину.
        - Утром я говорила с адвокатом, - будничным тоном сообщила Кэтрин. - Он займется формальностями.
        Она заметила, как побледнел Рик, и у нее заныло в груди, но она уже приняла решение. Обойдя мужа, она вышла в холл.
        - Кэтрин, остановись! - крикнул ей в спину Рик. - Куда ты? Сейчас же возвращайся со мной домой!
        Но Кэтрин ушла не оборачиваясь.
        На обратном пути Рик, к своему удивлению, заехал к матери. Моника загорала на заднем дворике в бикини золотого цвета. На голове у нее были наушники, глаза закрывали зеркальные солнечные очки. Все такая же подтянутая и стройная, ни грамма жира - словом, никогда не скажешь, что это женщина сорока девяти лет.
        Рик предлагал матери купить новый дом, но она наотрез отказалась покинуть насиженное место. Ей Давились соседи, да и старушки из приюта нуждались в ее услугах. Рик говорил, что ей нет необходимости больше работать, но мать дорожила своей независимостью. Рик собрался купить ей первоклассный салон, но Моника заявила, что ее вполне устраивает и этот.
        Рик наклонился и снял с головы матери наушники. Она сдвинула на лоб очки и слегка приподнялась в шезлонге.
        - Привет, Рикки! Шикарно выглядишь! - с улыбкой заметила она. - Кто бы мог подумать, что я доживу до таких времен!
        - До каких «таких»? - с хмурым видом уточнил он.
        - Когда мой сынуля станет щеголять в галстуках за триста фунтов!..
        Рик уселся рядом с ней в шезлонг, отметив про себя, что полосатая ткань вылиняла и потерлась.
        - Мать, одежда - это все фигня!
        - Не скажи! - возразила Моника. - Если ты классно одет, то и ощущаешь, и ведешь себя соответственно.
        Рик вытянул ноги, взглянул на небо и закрыл глаза.
        - Ты говорила с Кэти?
        - Да, она звонила вчера вечером.
        - Представь, она вбила себе в голову, что ей надо от меня уйти.
        - Знаю.
        - Ну и? - Рик открыл глаза и с удивленным видом покосился на мать. - Что ты на это скажешь?
        - Хочешь, я приготовлю тебе спагетти?
        - Ма, что ты ей сказала?
        - Ничего. - Моника сняла очки.
        - Как это ничего? - возмутился Рик. - Говорю тебе, она надумала от меня уйти.
        - Кэти взрослая женщина и прекрасно знает, что делает.
        - Она хочет ребенка.
        - Знаю. Тем более ей нужен муж.
        - Вот именно! - кивнул он. - И я про то же толкую.
        - Рикки, ты получил то, что заслужил. - Моника выпрямилась. - Я тебя давно предупреждала.
        - Мать, не зли меня, ладно? - насупился Рик. - Вечно ты на ее стороне! А ведь ты моя мать, а не ее!
        - Извини, сынок, но я сказала то, что думаю.
        Рик пристально взглянул на мать.
        - Да? Значит, ты ошибаешься! Неужели ты не видишь, что Кэтрин мне нужна?
        - Вижу, мой мальчик. - Моника вздохнула и, коснувшись его плеча, тихо произнесла: - Только тебя так трудно любить!

        Лесли не сразу заметил Кэтрин: он был поглощен изучением лежащего перед ним на столе увесистого отчета, и она задержала на нем взгляд. Строгий костюм, белоснежная рубашка, безупречно завязанный галстук, на манжетах поблескивают золотые запонки, массивные очки в роговой оправе… Какое-то время Кэтрин пыталась связать воедино этого неприступного, респектабельного бизнесмена и мужчину, смутившего ей душу на пляже в Брайтоне.
        - Может, поедем куда-нибудь поужинать?
        - Извини, у меня сегодня встреча с Терри. - Заметив выражение ее лица, Лесли приподнял бровь. - Если хочешь, присоединяйся к нам. Терри наслаждается твоим обществом.
        - Спасибо, но сегодня я пас. Твоя дама сердца на мой вкус слишком начитанна. Между прочим, многознание не есть ум, - не удержалась Кэтрин и уселась в кресло напротив его стола. - А завтра заседание совета. Я так волнуюсь! Если бы ты знал, как много значит для меня компания, особенно сейчас…
        Лесли снял очки и положил их на стол. Ну что ж, похоже, все идет по плану. Кэтрин попалась на его провокацию с Терри, значит, он ей небезразличен. Лесли тянул время, сознательно действуя ей на нервы. С одной стороны, ему было жаль ее, но, с другой - Лесли начал тайную войну, ставкой которой была ее любовь.
        - Мне тоже не хочется терять компанию, - не сразу отозвался он. - Хотя это еще не конец света. Если мы продадим компанию, каждый из нас получит изрядную сумму.
        Кэтрин запретила себе даже думать о поражении, и ей было крайне неприятно, что Лесли не исключает такой возможности.
        - Дело не только в деньгах. Мы создали отличную компанию, а теперь нас вынуждают ее продавать. Какого черта!
        - Ты же знаешь, у Рика очень сильная поддержка. Советую не обманываться на этот счет.
        - Но ведь часть членов совета на нашей стороне! - возразила она. - Так что мы еще посмотрим кто кого!
        - Кэтрин, ты не хуже меня знаешь ораторские способности своего бывшего мужа.
        Кэтрин выпрямилась и, буравя Лесли взглядом, спросила:
        - Ты что, готов сдаться? Нет, мы не можем потерять компанию!
        - В тебе говорят эмоции. Надо быть готовыми к любому повороту событий. И исключать возможность поражения нельзя.
        Она вскочила.
        - Нет, Лесли, скажи мне прямо, у тебя уже лапки кверху, да?
        - Кэтрин, ты слишком взвинчена.
        То, что Лесли был отчасти прав, не сделало ее сговорчивей. До сегодняшнего дня Кэтрин не сомневалась: Лесли всегда будет на ее стороне, а сейчас осознала, что все может обернуться и по-другому. Если Лесли решит, что выиграть нельзя, он может переметнуться на сторону противника.
        - Лесли, ты или со мной, или против меня, - отрезала она. - Третьего не дано.
        Лесли захлопнул лежавший перед ним отчет и вышел из-за стола.
        - Кэтрин, ну что ты кипятишься?! Ведь это не вопрос жизни и смерти.
        - А для меня, Лесли, компания - это часть жизни. Так что я сдаваться не собираюсь!
        Кэтрин вышла из его кабинета и спустилась в холл. Казалось, тесные связи их партнерства рвутся прямо на глазах. Неожиданно для себя самой Кэтрин отправилась в лабораторию Джоша. Было уже поздно, но Джош скорее всего еще там. Она просто побудет несколько минут рядом с ним, посмотрит, как он работает, и у нее станет спокойнее на душе. Завтра тяжелый день: утром Кэтрин должна встретиться со своим адвокатом, а в двенадцать - заседание совета.
        Каково же было изумление Кэтрин, когда, придя на работу, она обнаружила у себя на столе заявление Рика об отставке. Она смотрела на листок бумаги пристальным взглядом, не желая брать его в руки. Четкие буквы начали расплываться перед глазами. Она оттолкнула бумагу и прикрыла ее папкой.
        Кэтрин понимала, что это смешно и выглядит по-детски, но ей до боли хотелось хотя бы сделать вид, что этого заявления не было и нет.
        Кэтрин была готова сразиться с Риком на заседании совета, но, увидев его заявление, растерялась. Как понимать этот ход? Неужели Рик понял, что не прав? Вряд ли… Но, даже если и так, зачем уходить? Господи, выходит, он решил, что проиграет, и обиделся на всех и вся?
        Она вспомнила, какое потерянное лицо было у Рика, когда она видела его в последний раз на квартире у Джоша, и у нее снова защемило сердце. В течение дня она несколько раз пыталась до него дозвониться, но дома у него не брали трубку, а в офисе никто не знал, как его найти. Что же с ним случилось?
        Кэтрин начала волноваться. А тут еще позвонила Моника и подлила масла в огонь. Оказывается, она пару раз приезжала к сыну, но, не застав его дома, не на шутку встревожилась.
        И тогда Кэтрин решила выяснить все сама. Да, их браку пришел конец, но нельзя же вычеркнуть четыре года совместной жизни и делать вид, будто ей все равно, что с Риком. Повинуясь импульсу, она дала себе слово завтра же с утра еще до работы заехать к Рику.
        Когда она вошла в дом, на нее пахнуло затхлостью и запустением. Кэтрин вздохнула и, когда в холле зазвонил телефон, вздрогнула. А он все звонил и звонил, царапая нервы как ржавая пила. Кэтрин стояла неподвижно, пока звонки не смолкли и дом снова не погрузился в тишину, а потом пошла по пустым комнатам.
        В коридоре, который вел в тыльное крыло здания, ей бросилась в глаза яркая полоска света на темном полу. Кэтрин подошла поближе, толкнула приоткрытую дверь и застыла на пороге.
        Поверх смятых покрывал на кровати лежал Рик. Небритый, с голой грудью, молния джинсов расстегнута, одна рука закинута за голову, другая безвольно свесилась с кровати, мутные глаза смотрят в потолок…
        А в ногах у него сидела девица в нижнем белье и приводила в порядок ногти. Она была хороша собой: полногрудая длинноногая брюнетка с роскошными волосами. Девица заметила Кэтрин первой и от неожиданности вскочила. Маникюрный набор шлепнулся на пол, звякнув, словно трамвайный звонок. Рик перевел взгляд с потолка на Кэтрин, но на лице у него так и не появилось осмысленного выражении.
        От запаха перегара Кэтрин замутило. Мебель покрывал толстенный слой пыли. На полу вокруг кровати валялись картонки из-под еды и грязная посуда. А в углу, лицом к стене, стояла та самая картина, которую Рик снова купил для нее в галерее, с дырой посередине размером с кулак.
        - Убирайтесь вон! - с металлом в голосе велела Кэтрин девице.
        Та открыла, было рот, но воспротивиться не посмела, слишком уж внушительный был у Кэтрин вид. Тогда она, ища поддержки, бросила взгляд на Рика, но тот не обратил на нее никакого внимания: он не сводил глаз с Кэтрин.
        Девица впопыхах натянула одежду и шмыгнула прочь. Дождавшись, когда из холла раздался стук входной двери, Кэтрин прошла в комнату.
        - Рик, что ты с собой сотворил? - спросила она, глядя на него в упор.
        Тот снова уставился в потолок.
        Кэтрин отшвырнула ногой махровое полотенце.
        - Прятки - игра для трусов. Так ты ничего не решишь.
        - Убирайся! - буркнул Рик. - А может, потрахаемся?
        Мысль о том, чтобы лечь с ним в постель, вызвала в Кэтрин отвращение. И не только потому, что он переспал с другой женщиной.
        - Как же ты опустился!
        - Хватит нотаций! - Рик вяло отмахнулся. - У меня и без тебя голова трещит.
        - И тебе не совестно? Моника страшно беспокоится. И мы все тоже.
        - Ну конечно! - сказал он голосом обиженного мальчика. - Да вам всем на меня наплевать!..
        И Кэтрин ощутила, что последняя ниточка, связывавшая ее с мужем, оборвалась. Рик окончательно упал в ее глазах.
        - И что, раз вышло не по-твоему, теперь ты всю жизнь будешь дуться?
        Он перевел на нее мутные глаза, а потом стал подниматься с постели. На небритых щеках выступили темные тени, волосы топорщились, руки судорожно сжались, в кулаки. Он встал, качнулся и шагнул к ней, буравя ее тяжелым взглядом.
        - Да без меня ты никто! - усмехнулся он. - Никто!
        - Если бы ты знал, как я устала бороться с твоей враждебностью!
        Ноздри у него задрожали, а в янтарно-желтых глазах полыхнул гнев.
        - Кэтрин, ты просто ничтожество, понятно тебе или нет? Когда я с тобой познакомился, ты была папенькиной дочкой, этакой избалованной дамочкой из высшего света… - Он презрительно фыркнул. - Хотя по сути ты и сейчас все такая же… - Он окинул ее уничижительным взглядом. - Разве что теперь играешь в деловую женщину! Ей-Богу, смешно!..
        Кэтрин сжалась от обиды. Она сказала себе, что это не так, ведь Рик говорит все это от злости… И все-таки его слова причиняли ей нестерпимую боль!
        - Госпожа президент! - язвил он. - Думаете, ваш вклад в компанию так уж велик? Черта с два! Позвольте вам заметить, Кэтрин Эшби, без меня вы ноль без палочки! Конечно, хорошо быть президентом на всем готовеньком! Да еще и с папиными денежками в банке! Знаешь, Кэти, меня от тебя тошнит! Понятно тебе или нет?
        Кэтрин открыла рот защитить себя, но потом поняла, что в этом нет необходимости. Рик просто жалок, жалок, как распоясавшийся ребенок.
        - Я пришла узнать, все ли с тобой в порядке, - тихо сказала она. - И теперь вижу, что ничего страшного с тобой не приключилось. Продолжай себя жалеть, а я ухожу.
        Она повернулась, но он схватил ее за руку.
        - Кэти, даю тебе еще один шанс.
        - Какой шанс?
        - Последний шанс идти со мной рядом.
        - Куда? - усмехнулась она. - К новому приключению?
        - Вот именно! Вперед, к новому приключению! Ты что, думаешь, я пропаду? - Рик хохотнул. - Да как только станет известно, что я ушел из компании, меня захотят заполучить все инвесторы страны. Да-да! Они выстроятся в очередь и будут умолять меня взять у них деньги. Ведь я золотой мальчик, дитя мечты капитализма!
        Самое смешное, что это было не пустое бахвальство. Кэтрин знала, что так и будет. Вчера вечером какой-то инвестор уже звонил ей, пытаясь выяснить, как найти Рика.
        Кэтрин выдернула руку.
        - Рик, начать дело еще не главное. Настоящее приключение - пройти все до конца. А ты, Рик, на самом трудном участке сходишь с дистанции. И в браке, и в работе.
        На миг Кэтрин показалось, что он ее сейчас ударит, но она не дрогнула. Рик - задира, а задир надо встречать лицом к лицу и давать отпор.
        - Все сказала? - со снисходительной ухмылкой осведомился он. - Ну, вот и прекрасно! А теперь уходи! Поучись-ка сначала жизни, а потом, как знать, Кэти, может, я и приму тебя обратно!
        Она посмотрела на него пристальным долгим взглядом, словно хотела получше запомнить, и твердым голосом произнесла:
        - Я не вернусь, Рик. Никогда!
        Кэтрин вышла из дома и, с наслаждением вдохнув свежий воздух, наконец-то почувствовала себя свободной. Узы любви, связывавшие ее с Риком, разорвались окончательно. Она навсегда покончила с любовью к дерзким мальчишкам.

9

        Поскольку акции одного партнера-основателя мог выкупить только другой партнер-основатель, акции Рика пришлось выкупать Кэтрин, Лесли и Джошу. Кэтрин пострадала больше всех, поскольку не могла получить доступ к активам, которыми они с Риком владели совместно, до вступления в силу решения о разводе. В результате пришлось прибегнуть к банковским счетам, доставшимся ей в наследство от отца.
        После отставки Рика она еще больше сблизилась с Джошем и Лесли. Партнеры Кэтрин взяли за правило время от времени ее проведывать. После разрыва с мужем она переехала в особняк в Кенсингтоне. Предлогом для таких визитов была возможность спокойно поговорить без помех, досаждавших им в течение дня. Но Кэтрин понимала: истинной причиной столь частых посещений теперь, когда ее брак рухнул, была искренняя дружеская забота, что не могло не трогать.
        С другой стороны, ей все чаще приходила в голову мысль, что этой дружбе втроем она, пожалуй, предпочла бы более тесные отношения с Лесли, но тот неизменно являлся к ней в обществе Джоша. Нельзя сказать, чтобы она была влюблена в Лесли или что-то в этом роде.
        Она уже пережила большую любовь в своей жизни, и вот как плачевно все закончилось.
        Просто с недавних пор Кэтрин начала смотреть на Лесли несколько иначе, что, в общем-то, естественно. Будучи женщиной чувственной, она не привыкла к воздержанию, а Лесли очень привлекательный мужчина. Даже слишком привлекательный, чтобы вот так по-дружески обращаться с женщиной, которая уже почти год живет одна.
        Чувства Кэтрин к Лесли начали меняться с тех пор, как он перестал играть в
«старину Лесли». По крайней мере, так казалось Лесли. Вернее, он очень на это рассчитывал. Дай-то Бог, чтобы его расчет оказался верным! Когда же эта упрямица наконец поймет то, что он знает уже давно: они родственные души и созданы друг для друга.
        Ее развод скоро будет окончательно оформлен, и надо заставить ее разобраться в своих чувствах. Однако с недавних пор Лесли серьезно беспокоил Джош. Кэтрин все чаще исчезала у него в лаборатории, наблюдая там за его работой. Обычно она скрывалась у него каждый раз, когда бывала не в духе. Лесли надеялся, что ее чувства к Джошу носят скорее братский, нежели романтический характер, но стопроцентной уверенности на этот счет у него не было.
        Ну а разгадать помыслы Джоша было и вовсе делом невыполнимым. Что, если он влюблен и Кэтрин? Знакомы они давно, друг другу явно симпатизируют, так что недооценивать Джоша как соперника не следует.
        Когда Рик подъехал к стоянке, уже начало вечереть. Выключив зажигание, он какое-то время сидел в машине. С ранней весны каждая его минута была посвящена организации и становлению новой компании. Инвесторов, ожидавших своей очереди предложить ему деньги, оказалось даже больше, чем нужно, так что с деньгами проблем не было, а вот с людьми были.
        Сейчас Рик как никогда нуждался в Джоше. Он вылез из машины и, положив ключи в карман, направился к зданию компании. Ностальгия его не мучила: он любил начало игры, а не финал. Для него бизнес - игра, захватывающая игра. Если она приносит деньги, это прекрасно, хотя деньги для него не главное. Главное - это вызов и интерес. Хорошо, что он ушел отсюда!
        Однако без инженерного гения Джоша дальнейшего становления новой компании Рик представить не мог. Он не сомневался, что сумеет уговорить старого друга перейти на новую работу: во-первых, старина Джош любит трудности, а во-вторых, наверняка оценит его задумку.
        Но Рик хотел заполучить не только Джоша. Подойдя к входу, он запустил руки в волосы. Бракоразводный процесс подходит к концу, так что ему надо поторапливаться.
        Сердце забилось чаще. Видит Бог, он любит вызовы судьбе, и, похоже, ему предстоит величайший, вызов в его жизни. Он должен вернуть Кэтрин. И убедить ее, что больше не повторит прежних ошибок. Жизнь снова прекрасна. Ему нечего доказывать, волочась за другими женщинами, и он, наконец, готов возиться с ребенком.
        Может, это даже хорошо, что они на время расстались, потому что теперь он понял, как много для него значит Кэтрин. С той ночи, как она ушла, он не ощущал полноты жизни. Казалось, она унесла с собой частичку его самого.
        Пару раз Рик пытался поговорить с ней по телефону, но она уходила от разговора, и тогда, чтобы добиться ее расположения, он решил использовать Джоша. Надо заглянуть к нему в лабораторию, как бы случайно… И попробовать одним выстрелом убить двух зайцев.
        Рик миновал проходную и, встретив инженера из лаборатории Джоша, спросил, где его босс. Оказалось, Джош в буфете.
        Войдя в буфет, Рик сразу увидел Джоша и Кэтрин, сидевших друг против друга за столиком. Кэтрин смеялась. Она увидела Рика первой, и улыбка ее тут же погасла. Рику стало обидно. Черт! Он по-прежнему желает ее, а она… Ведь еще совсем недавно они с Кэтрин были одним целым!
        - Привет, Рик! - Джош положил вилку, встал и протянул ему руку. - Как дела?
        - Привет, Джош! - Рик пожал руку и, почувствовав напряжение, насторожился. - Более или менее. А вы тут как?
        - Садись, Рик! - пригласила Кэтрин. - Заказать тебе что-нибудь?
        Рик сел и буркнул:
        - Спасибо, я не голоден. Вообще-то я пришел по делу.
        - А чем ты сейчас занимаешься? - спросил Джош.
        Только это Рику и было надо. Он принялся с воодушевлением рассказывать о своей компании, о новых проектах и перспективах роста. Кэтрин наблюдала за ним довольно равнодушно, но Джош ловил каждое слово.
        - Рик, зачем ты пришел? - спросила Кэтрин, заметив заинтересованный взгляд Джоша. - Чего ты хочешь?
        - Ну зачем же так грубо! - ухмыльнулся Рик, а про себя подумал: зря он в ее присутствии распинался перед Джошем. Он хотел возбудить интерес Джоша, а не уводить его у нее на глазах.
        Впрочем, все складывается не так уж плохо. Во всяком случае, теперь Кэтрин не сможет обвинить его в том, что он действует у нее за спиной.
        - Чего я хочу? - спросил он, оборачиваясь к ней. - Детка, я верен себе. Мне нужно только все самое лучшее.
        - Джоша ты не получишь, - отрезала Кэтрин. - Так и знай.
        - Джош у нас большой мальчик, - усмехнулся Рик. - Так что решать ему, а не тебе.
        - А он уже решил. Джош остается.
        - Джош любит новые проекты, - парировал Рик. - К тому же свой ресурс в вашей компании он уже исчерпал.
        Кэтрин скомкала салфетку.
        - Я в курсе, что ты совершаешь вылазки и переманиваешь у нас людей. Но, я надеюсь, ты понимаешь, что забрать Джоша - это уже перебор.
        Рик повернулся к Джошу.
        - А ты, дружище, no-прежнему разрешаешь другим говорить за тебя?
        Джош бросил на него пристальный взгляд.
        - А ведь ты пришел сюда не только за мной? Сначала Рик попытался уклониться от прямого ответа.
        - О чем это ты?
        - Кэтрин и так досталось. Когда ты оставишь ее в покое?
        - Джош, да ты что?! У меня и в мыслях не было вербовать Кэтрин. Я хорошо знаю, что Кэтрин не уйдет из компании.
        - Рикки, ты прекрасно понял, о чем я толкую. Кэтрин нужна тебе не как сотрудник, а как жена. Признайся, Рик, ведь ты хочешь ее вернуть.
        Кэтрин оттолкнула тарелку и вскочила.
        - Рик, я прошу тебя, уходи! Нам больше нечего сказать друг другу!
        Но Рик даже не взглянул в ее сторону. Сраженный неприятной догадкой, он, не отрываясь, смотрел на Джоша. Неужели этому недотепе, этому гению, который вечно теряет все на свете и умудряется надевать разные носки, взбрело в голову, что у него есть шанс добиться расположения такой женщины, как Кэтрин?
        Скривив губы в злой усмешке, Рик обратился к Джошу:
        - Ты заблуждаешься, друг мой! Без боя я не сдамся. Знаешь, что я тебе скажу? Одна ночь в постели - и Кэтрин ко мне вернется. Правда, Кэти?
        Она до боли сжала спинку стула и, едва не задыхаясь от гнева, проговорила:
        - Убирайся отсюда! Сию минуту!
        - Кэтрин, так продолжаться не может, - вмешался Джош. - Скажи ему, наконец. У Рика навязчивая идея вернуть тебя, и тебе пора положить этому конец.
        - Через три недели развод вступит в силу, - ответила Кэтрин. - Он и положит этому конец.
        - Клочок бумаги ничего не решает! - выпалил Рик, стукнув по столу, и вскочил. - Плевать мне на этот развод! Для меня брак ничего не значит и развод ничего не значит. Кэти, я хочу, чтобы ты вернулась. Мы же с тобой одно целое, И это единственное, что имеет значение!
        Кэтрин зажала уши руками.
        - Хватит! Уходи, Рик!
        - Кэтрин, да он тебя не слышит! И не слушает. - Джош усмехнулся. - Рикки у нас как тетерев на току. Слышит только себя.
        - Послушай, ты, умник! Не лезь не в свои дела! Кэтрин пока еще мне жена, и мы сами с ней разберемся. Спорим?
        - На что? - с невозмутимым видом спросил Джош.
        - Вы что, оба спятили? - повысила голос Кэтрин, радуясь, что в буфете почти никого нет. - Все, с меня хватит! Рик, убирайся, а то я вызову охрану.
        - Вызывай! Как будто это что-то изменит!
        - Кэтрин, не заводись! - Джош взял ее за локоть. - Я предлагаю честное состязание.
        - Какое? - оживился Рик.
        - Победитель получает Кэтрин. А проигравший уходит навсегда.
        - Нет, вы точно рехнулись!
        - Погоди, Кэти! - хохотнул Рик. - Это уже интересно. Джош, а как же ты уйдешь, если вы работаете вместе?
        - Ты так уверен в своей победе? - хмыкнул Джош. - Если я проиграю, то продавать акции не стану, но найду себе другую работу.
        Кэтрин молча переводила глаза с одного на другого.
        Рик и тут попытался извлечь для себя выгоду:
        - Договорились. Будешь работать у меня.
        - Это не является предметом спора, - спокойно возразил Джош. - Речь идет о том, кому достанется Кэтрин.
        - Но ведь я не вещь! - выпалила она. Рик не обратил на нее внимания.
        - Джош, объясни толком. Ты говоришь, что победитель получит Кэтрин. Что ты имеешь в виду?
        - Ты сказал, что вернул бы ее, если бы провел с ней ночь, - ответил Джош. - Пусть Кэтрин займется любовью с тем из нас, кто победит. А тот, кто проиграет, забудет ее навсегда. Ну что, согласен?
        - А меня вы спросили? - закричала Кэтрин. - Джош, от тебя я такого не ожидала!
        Рик улыбался все шире и шире. Судьба бросала ему еще один вызов. Еще один барьер и шанс победить противника.
        - Отлично! Я согласен. А что за состязание?
        - Какого черта?! - раздался за спиной у Кэтрин голос Лесли. - Что здесь происходит? Вы орете так, что вас слышно в холле.
        Кэтрин пожала плечами.
        - Ничего особенного. Рик с Джошем на меня поспорили.
        - Как это поспорили? - уточнил Лесли, нахмурив брови, и бросил на Рика с Джошем тяжелый взгляд.
        - Все очень просто, - пояснил Джош. - Мы с Риком поспорили. Кто выиграет, тот получит Кэтрин.
        - Как это получит Кэтрин? - с угрозой переспросил Лесли и, сжав кулаки, шагнул вперед.
        Кэтрин схватила его за руку.
        - Лесли, я сама с ними разберусь! - пробормотала она. - Пожалуйста, уйди.
        - Ну и черт с тобой! - выпалил Лесли и рывком высвободил руку. - Разбирайся сама. Мешать не стану. - Он развернулся и вышел из буфета.
        Кэтрин молча смотрела ему в спину, и глаза ее застилали слезы.
        Вот тогда-то Рик все и прочувствовал. Наконец-то он понял, что потерял ее навсегда. Что ни его блестящее красноречие, ни коварные планы не вернут ему Кэтрин. Впервые в жизни он проиграл. И проиграл по крупному. А еще он понял, что есть такая любовь, которая ему недоступна. Кэтрин постигла эту любовь, а он нет. И он потерял ее, потому что не смог дать ей такую любовь и не сумел принять любовь от нее.
        - Кэти… - тихо сказал он.
        Она подняла голову, и их взгляды встретились. Увидев смирение в глазах Рика, она догадалась, что он наконец отпускает ее.
        - Пока, малышка! Увидимся как-нибудь…
        Кэтрин молча кивнула, прощаясь со своей первой настоящей любовью. До свидания, Рик Стентон! Удачи тебе.
        - А ты, Джош, подумай над моим предложением! - Губы Рика скривились в нагловатой ухмылке. - Что тебе тут делать? Кэтрин и без тебя справится.
        - Это точно, - подтвердил Джош. - Я подумаю, Рикки.
        - Тогда я не прощаюсь, старина! - Он повернулся и ушел завоевывать новые высоты.
        - Кэтрин, ты уж извини, что все так вышло, - пробормотал Джош. - Сам не знаю, что на меня нашло. Хочешь, я поговорю с Лесли? Объясню ему что к чему…
        - Не надо. - Кэтрин смахнула слезы. - Да и что тут объяснять? Ну ладно, я домой. А ты?
        - Я, пожалуй, еще поработаю.
        - Ну, тогда, до завтра.
        Кэтрин поднялась к себе, взяла сумку и собралась уходить, но в дверях столкнулась с Лесли.
        - Ну, все, Кэтрин! С меня хватит! - заорал он с порога. - Как президент компании ты выше всяческих похвал, но как… - Он запнулся. - Но во всем, что касается личной жизни, ты абсолютно беспомощна.
        - А что ты на меня орешь? - опешила Кэтрин. - Кто дал тебе право так со мной разговаривать?
        - Лучше помолчи! - оборвал ее он. - Говорить буду я. Я и так слишком долго пускал все на самотек. Ходил за тобой, поджав хвост, ожидая, что ты сама, наконец, сообразишь что к чему. Куда там!
        - Не смей на меня кричать! - Кэтрин предприняла попытку восстановить собственное достоинство. - И вообще, оставь меня в покое.
        - А ты уверена, что этого хочешь? - спросил Лесли, пристально на нее глядя.
        Кэтрин опустила глаза.
        Молчание становилось тягостным.
        Она подняла глаза и заметила, что взгляд у Лесли стал суровым, если не сказать пугающим.
        - Когда ты, наконец, получишь развод, мы с тобой встретимся в спальне, - сказал он и повернулся к двери.
        Ну, уж нет! Если этот самоуверенный тип полагает, что последнее слово будет за ним, он глубоко заблуждается! Кэтрин схватила со стола пресс-папье и запустила его в сторону двери.
        Реакция у Лесли оказалась отменной. Впрочем, Кэтрин не особенно старалась в него попасть, так что пресс-папье, просвистев мимо, приземлилось у нее в приемной. Лесли обернулся и, скрестив руки на груди, произнес с завидным спокойствием:
        - Кэтрин, даю тебе ровно тридцать секунд.
        - На что?
        - Чтобы ты, наконец, решила, чего ты хочешь.
        - Я… я не понимаю…
        - Двадцать три секунды.
        - Хватит издеваться!
        - Восемнадцать.
        - Да ты просто кретин, ясно тебе?
        - Пятнадцать.
        - Нет, а с какой это стати я должна перед тобой распинаться?
        - Десять.
        - А почему ты не скажешь первым?
        - Семь.
        - Ладно, черт с тобой! Я скажу!
        - Пять.
        - Я люблю тебя, кретин ты этакий!
        - Вот так-то лучше. И прошу не забывать об этом.
        Хотя Лесли вес еще был хмурым и сердитым как черт, в груди Кэтрин разлилось тепло. Захотелось уткнуться лицом ему в грудь и остаться там навсегда. Она подошла к нему и положила ладони на грудь. Почувствовала, как его сердце в унисон с ее рвется наружу, закрыла глаза и потянулась к нему, приоткрыв губы.
        Лесли тяжело вздохнул, взял Кэтрин за запястья и решительно отодвинул от себя.
        - Еще нельзя, - выдавил он хриплым шепотом.
        Кэтрин распахнула глаза.
        - По закону ты все еще замужняя женщина. И я не дотронусь до тебя, пока ты окончательно не разведешься.
        - Почему?
        - Потому что стоит мне начать, и я уже не смогу остановиться.
        Кэтрин подавила дрожь сладостного предвкушения и нахмурилась:
        - Но ведь осталось еще три недели… Так долго!
        - Постарайся с толком провести время. - Лесли бросил на нее свой неотразимый взгляд, и она заметила в глубине его глаз озорные огоньки. - Подумай, где бы ты хотела провести медовый месяц.
        - Ты что, хочешь на мне жениться?
        - Думаю, да.
        - Ах ты думаешь? - включилась в игру Кэтрин. - Ну, знаешь, такая самонадеянность…
        - Сначала, миз Эшби, вам предстоит собеседование в спальне, а затем обсудим брачный договор, - с ухмылкой ответил он и вышел.
        Кэтрин метнулась за ним.
        - Лесли, постой! А ты меня любишь? - Конечно, люблю, - ответил он, не замедляя шага. - Странно, что ты меня об этом спрашиваешь.
        С недавних пор Кэтрин стало раздражать в Лесли все. Взять хотя бы его одежду. Спрашивается, сколько костюмов может быть у человека? Пусть идеально скроенных и безупречно сидящих деловых костюмов, но все равно костюмов-близнецов, которые разнятся разве что цветом! А сколько строгих галстуков в полоску?
        А какие у него манеры? Чего стоит одна его привычка постукивать ручкой, когда он не в духе. Или откинуться на спинку стула и ослабить узел галстука, прежде чем сделать замечание. А его манера записывать все в блокнотик?
        Лесли перевернул страничку, и золотое перо «паркера» побежало по бумаге. Может, у него и дома на прикроватном столике лежит блокнотик? И он туда методично записывает, как вели себя женщины, с которыми он только что переспал?
        Кэтрин сидела за столом в конференц-зале, делая вид, что с живейшим интересом слушает доклад исполнительного директора, а сама то и дело бросала взгляды на Лесли. Внезапно он закрыл блокнот, сдернул свои дурацкие очки в роговой оправе и уставился на нее. Какого черта? Смотрит и смотрит! Ведь это, наконец, неприлично!
        - Кэтрин?
        Она вздрогнула и поймала на себе взгляд докладчика. Он смотрел на нее, слегка вскинув бровь. Ну вот! Опять она отвлеклась. И теперь все на нее смотрят. А Лесли откинулся на спинку стула и взирает на нее с нахальной ухмылкой. Тоже мне, жеребец-производитель!..
        - Кэтрин, у вас есть вопросы? - повторил исполнительный директор. - Или замечания?
        - Пока нет.
        Она понятия не имела, о чем идет речь, и догадывалась, что для сидящих за столом это не секрет. Казалось, в голове у нее тикают часы, отмеряя последнюю неделю, оставшуюся до оформления развода. Ну почему Лесли так уперся? Зачем ему понадобилось изволить ее столь изощренным способом? Сегодня она опять плохо спала ночью. Еще бы! Все это мучительное ожидание окончательно измотает ей нервы.
        - Ну раз вопросов нет, объявляю собрание закрытым, - сказал председатель.
        Кэтрин направилась к двери, но Лесли встал перед ней, заграждая путь. Ну вот, очередное проявление мужской силы! Хочет напомнить, что он больше и сильнее? Очень остроумно!
        - Что тебе нужно? - ворчливым тоном спросила она, стараясь не обращать внимания на трепет в животе и соблазнительный аромат его накрахмаленной рубашки.
        Он наклонился и шепнул ей на ухо:
        - Осталась всего неделя. А потом я получу все, что мне причитается.
        Кэтрин перевела дыхание и вышла и холл. Да он просто садист!
        Вопрос о разводе решился утром в заурядную будничную среду. Потом Кэтрин отсидела на заседании со своими специалистами по маркетингу, встретилась с группой менеджеров, разобрала почту и так до самого вечера. Она не видела Лесли целый день.
        Вечером, едва она добралась до дому, раздался звонок в дверь. Хотя Кэтрин так ждала этого момента, теперь, когда он наступил, захотелось его оттянуть. За три недели она изрядно измотала себе нервы, но, глядя на стоящего на пороге Лесли - как всегда в деловом костюме, в белоснежной рубашке и при галстуке, - она призналась себе, что это примитивное чувство - сексуальное возбуждение при виде любимого мужчины - ей безумно нравится.
        Правда, у Кэтрин были кое-какие сомнения. Ведь реальность не может тягаться с мечтами. Может, Лесли и неплохой любовник, но в глубине души ей не верилось, что это так. Уж слишком он аккуратен и правилен. А что, если она шокирует его своим поведением? Вдруг ему в постели нравятся женщины более сдержанные?
        - Извини, но я… - промямлила она, - я тебя не приглашаю. Ужасно болит голова!
        Кэтрин хотела закрыть дверь, но он отодвинул се и прошел в дом.
        - Лесли, я хочу, чтобы ты ушел, - пробормотала она. - Лесли, я…
        - Нет, Кэтрин, ты хочешь, чтобы я остался.
        - Какое самомнение! - Она почувствовала, что у нее дрожат руки. - Хочешь кофе?
        - Кэтрин, может, хватит? - тихо сказал он, подходя к ней вплотную. - Кофе я не хочу. Я и так возбужден как никогда. - Он приподнял ее подбородок и, глядя ей в глаза, произнес: - Я люблю тебя. Если бы ты знала, как я тебя люблю! И как измучился, пока ты была замужем за Риком. Порой мне казалось, что я схожу с ума.
        - Я тоже тебя люблю.
        Он опустил голову и прижался к ее губам. Его большие сильные руки сомкнулись у нее за спиной, поднялись к шее, запутались в ее волосах… Кэтрин ответила на поцелуй.
        Он положил ладонь ей на грудь и, обжигая ухо дыханием, шепнул:
        - Пора, моя милая… Не могу больше ждать.
        От его прикосновения она задрожала от желания и, боясь, что ее необузданность все испортит, запаниковала:
        - Лесли, я…
        - Кэтрин, пошли в спальню, - спокойно сказал он, слегка подтолкнув ее к лестнице.
        - Лесли, дело в том, что я…
        - Пошли. Хватит морочить мне голову.
        Она поднималась по лестнице, и ей казалось, что он держит ее на мушке. Нет, он не понимает ее страхов. И не хочет понять. Бездушный технарь, вот он кто!
        Кэтрин вошла в спальню и замерла в тревожном ожидании. А Лесли, как ни в чем не бывало, вошел следом и принялся расхаживать с преспокойным видом, словно ожидая начала заурядного заседания совета директоров.
        - Лесли, имей в виду, если у нас ничего не получится…
        - Ну все, Кэтрин, мое терпение лопнуло! Хватит играть! Ну-ка, вытряхивайся из своих шмоток!
        Целый день она была в таком напряжении, что нервы у нее не выдержали.
        - Пошел ты к черту!
        - Ах ты так? - Лесли дернул узел галстука. - Я хотел быть паинькой, но вижу, что это дохлый номер. - Он швырнул галстук на прикроватный столик, а потом отправил туда же пиджак. - Ты что, забыла про наш договор? - Он начал обшаривать ее взглядом, словно она была наложницей, приведенной ему на проверку. - Итак, приступим к собеседованию.
        Сердце ударило в горло. Лесли вздумал с ней играть! Значит, он ее понял! Кэтрин почувствовала, что напряжение отпускает, уступая место желанию. Ну что ж, игра только начинается. Посмотрим, кто кого!
        - Какой договор? - переспросила она, делая вид, что напрягает память. - Что-то не припоминаю… Нет, я ничего не подписывала.
        - У нас было устное соглашение, - напомнил Лесли. - Живо раздевайся! Сейчас я освежу тебе память.
        - Думаешь, у тебя получится? - с провокационной улыбкой спросила она.
        - Сейчас узнаешь! - Он скинул рубашку. - Ну же, разоблачайся скорей! Нужно же тебя для начала разогреть.
        Кэтрин со смиренным видом улеглась на кровать, а потом, метнув на него жгучий взгляд, заметила:
        - Зачем разогревать горячее?
        На миг ей показалось, что она лидирует.
        Лесли стянул майку, и при виде его торса она перевела дыхание, предвкушая восторги, которые ее ждут.
        - Думаешь, для меня это новость? - парировал Лесли. - Я давно понял: под маской скромницы скрывается та еще бесстыдница! Я знаю, чего ты хочешь. - Одним движением он выдернул ремень из брюк и взмахнул им в воздухе. - И ты это получишь!
        Боже праведный!.. А она-то боялась, что ему за ней не угнаться!
        - А ну, быстро снимай платье!
        - Слушаю и повинуюсь!
        Кэтрин села и принялась сражаться с пуговицами. Тем временем Лесли шел кал ремнем с таким свирепым видом, что она чуть не расхохоталась, но ни за что не простила бы ему, вздумай он сам рассмеяться.
        Сейчас она покажет этому самонадеянному типу, какая она скромница! Расстегнув последнюю пуговицу, Кэтрин стянула платье, обнажив обольстительное нижнее белье, которое купила накануне специально - кружевной открытый лифчик и трусики алого цвета и гармонирующие с ними черный пояс и тончайшие чулки со стрелкой.
        - Вот это да! - восхитился Лесли, выронив ремень на ковер. - Удар ниже пояса. - И, не отрывая от нее глаз, он стал стягивать с себя брюки.
        Увидев трикотажные обтягивающие трусы с плейбойским зайчиком, Кэтрин присвистнула и, хохотнув, упала на подушки.
        - И часто ты носишь такое исподнее?
        - Надеваю временами.
        - Не хочешь ли ты сказать, что на всех этих занудных презентациях и собраниях по обсуждению бюджета ты носишь такое белье?
        - Я мог бы задать тот же вопрос и тебе, - улыбнулся Лесли и, присев на кровать рядом с ней, легонько потянул резинку кружевного пояса.
        Кэтрин обхватила руками его за шею и запустила пальцы в волосы, увлекая за собой.
        - А вам, пуританам, такое белье не нравится? - шепнула она. - Ну так снимай его скорей!
        Он тяжело задышал и обнял ее. Ртом раскрыл ее губы и страстно, требовательно поцеловал. И вскоре белье оказалось на ковре.
        Оба так долго ждали этого момента, что никто не хотел прийти к сладостному финишу слишком быстро, и каждый стремился продлить путь к нему, не забывая о борьбе за первенство. В результате оба распалились до неистовства и, когда были не в силах продолжать любовную игру, Кэтрин раздвинула ноги и, подняв на него затуманенные страстью глаза, спросила:
        - Лесли, ведь это навсегда?
        Он провел пальцем по ее припухшим от поцелуев губам и, просияв нежной улыбкой, шепнул:
        - Да, радость моя! Навсегда.
        Каждому из них довелось много пережить, и оба понимали драгоценность единения. Он овладел ею с уверенностью мужчины, который может быть счастлив только рядом со смелой духом женщиной. Она приняла его без страха, исполненная радости, что ее душа, наконец, нашла свою половинку. И тела их слились, словно были созданы в день творения друг для друга.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к