Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Истомина Ольга: " Ведьма Для Князя " - читать онлайн

Сохранить .
Ведьма для князя Ольга Истомина
        Чем только не приходится заниматься выпущенной на вольные хлеба магичке. И упырей на кладбище упокаивать, и призраков в склепах гонять, и проклятия снимать. Княжеский заказ должен был стать просто маленьким плюсиком в моем послужном списке. В результате же вынуждена разбираться с лордами и ловить настоящих заговорщиков. Прибавьте к этому фамильные проклятия и скелеты в шкафу. Все еще непонятно, почему я требую надбавку за риск? Тогда сложите мои сердечные переживания и князя, что никак не может решить, выгнать меня из княжества или признаться в любви. В общем, одно знаю точно: этот заказ скучным не назовешь!
        Ольга Истомина
        Ведьма для князя
        Посвящается Виктории К., первому жителю этого мира
        Глава 1
        Прорезавшая небо вспышка и раздавшийся следом грохот заставили кобылу нервно всхрапнуть, а меня выбросить вперед руку с вспыхнувшим в ладони огненным шаром.
        — Тише, Молния. Кто только додумался дать тебе такую кличку, если ты так боишься грозы?  — Сообразив, что никакой угрозы нет, я развеяла заклинание и успокаивающе похлопала кобылу по холке.  — Впрочем, дождь действительно штука малоприятная.
        Пришпорив кобылу, вынудила ее перейти с шага на рысь. Пришлось проехать две улицы, пока мне наконец не попалось на глаза подходящее здание. Конечно, в темноте рассмотреть внешний вид трактира практически не представлялось возможным, но он был большим, теплым, а самое главное, сухим. Большего же сейчас и не требовалось.
        — Вычистить и накормить,  — бросив выскочившему слуге поводья, строго велела я.
        Предвкушая сытный ужин, поспешно двинулась к входу и едва не врезалась при этом в сидящую на ступеньках черноволосую девушку. Та даже не попыталась отодвинуться, только сильнее вцепилась в распахнувшийся плащ.
        — Денег не подаю,  — привычно предупредила я.
        — Нет, мне не нужно.  — Девушка вынырнула из состояния оцепенения и подняла на меня взгляд.  — Я немного устала и присела передохнуть.
        — А внутри это делать не удобнее? Конечно, свежий воздух полезен для здоровья, но дождь тебе сил не прибавит.  — Распознав в незнакомке коллегу по ремеслу, я заметно смягчилась.  — Или это особый вид закаливания?
        — К сожалению, вынужденный. В трактире нет мест. Этот уже пятый, и всюду полно посетителей.  — Поморщившись, она поднялась на ноги.
        — Ерунда. Наверняка ты просто невнимательно смотрела, но при желании…  — Окончание моей фразы утонуло в очередном раскате грома. Упавшие на землю тяжелые капли окончательно убедили меня в бесполезности разговора.  — В общем, пошли.
        Не слушая возражений, я подхватила девчонку под локоть и потащила за собой. Заклинившую дверь пришлось открывать с помощью магии. Направленный воздушный поток заставил ее с грохотом врезаться в стену, но с петель дверь не слетела, силу я рассчитала грамотно. Как и следовало ожидать, на новых посетительниц тут же обратили внимание.
        Я еще и подыграла, скинула капюшон и тряхнула гривой ярко-рыжих волос. Количество заинтересованных взглядов удвоилось. Правда, продолжалось это ровно до того момента, когда я дернула завязки плаща, демонстрируя меч и гроздь амулетов под ним.
        Девушка не обманула, трактир действительно был набит до отказа. Наверное, если бы предприимчивый хозяин додумался сдавать места на люстре, посетители заняли бы и ее. Носившиеся по залу служанки с трудом успевали выполнять заказы, в помещении не смолкал гул голосов.
        Впрочем, витавший в воздухе запах жареного мяса несколько примирил меня со временными неудобствами.
        — Какой тебе нравится столик? Думаю, вот тот у окна вполне неплох.  — Я окинула посетителей оценивающим взглядом, прикидывая, сильно ли будет возражать трактирщик против досрочного «ухода» веселой компании.
        Судя по кожаным курткам и торчащим рукоятям мечей, в трактире пировали наемники. А судя по количеству бутылок на их столе и горящим лихорадочным блеском глазам, пьяная драка была не за горами.
        — Определенно тем бравым парням уже давно пора домой.  — Сильнее застучавшие за окном капли заставили мрачно усмехнуться.
        Наемники не обращали на меня внимания ровно до того момента, пока я не подошла вплотную к облюбованному столику и демонстративно не закашлялась.
        — Сколько можно ждать?! Если через минуту на нашем столе не появится вино, мы уйдем в другой трактир!  — с трудом сфокусировав на мне взгляд, пригрозил темноволосый.
        — Весьма здравая мысль,  — одобрила я.  — Можете собираться. Хочу скорее приступить к ужину.
        — Ты что, нас в-выгоняешь?  — На лице наемника отразился бурный мыслительный процесс.
        — Догадливый,  — похвалила я.  — Но если вам так проще, можете считать, что уступили место прекрасной мне.
        — Кто ты такая, чтобы нам указывать? Да мы…  — Светловолосый попытался встать, но не удержался на ногах и плюхнулся обратно на стул.  — Пшла прочь, девка.
        А вот отмахиваться от меня, словно от надоедливой мухи, определенно не стоило. На подобное неуважение я обычно обижаюсь.
        — Я? Ведьма.  — Паскудно усмехнувшись, перекинула в руках мгновенно созданный огненный шарик. Пламя неприятно покалывало руки, свидетельствуя о том, что запас сил на исходе, но сообщать об этом наемникам я не собиралась.  — Так что? Сами уйдете или помочь собраться?
        Средство ускорения я катала между ладонями, заставляя пламя менять цвет от бледно-желтого до темно-багряного. Наемники машинально следили за шариком и, хотя двое потянулись к оружию, в ход его пускать не спешили.
        — Ты делаешь крупную ошибку, ведьма.
        Наверное, если бы при этом наемник не уронил кинжал под стол, я бы насторожилась и попыталась-таки присмотреть другой столик. Вот только пьяная компания совершенно не вызывала у меня ни страха, ни уважения.
        — Едва ли.  — Я передернула плечами.  — После того как по заказу градоправителя мне пришлось полдня провести на кладбище, разбираясь с нечистью, единственной моей ошибкой будет отказ от заслуженного отдыха. Тем более что после длительных схваток мне обычно трудно контролировать силу и хотелось бы избежать всяких… досадных случайностей.
        Намеренно сделав паузу, я заставила пламя измениться на черное. Внутри шара вспыхнули искры. Новый раскат грома пришелся как раз кстати, он усилил эффект.
        Как и ожидала, связываться с раздраженным до предела магом наемники не пожелали. Правильно оценив ситуацию и прикинув, что лучше мокнуть под дождем, чем лечить ожоги, они торопливо засобирались.
        Развеяв остатки заклинания, я плюхнулась на освободившееся место и поманила трактирщика золотым.
        — Чего угодно госпоже?  — Невысокий пухлый мужчина старался держаться с достоинством, но в глубине глаз затаился страх, смешанный с настороженностью.
        — Две порции чего-нибудь горячего, что не требуется долго готовить. И любое из эльфийских вин, если у вас такие найдутся.  — Я давно привыкла к подобной реакции и удостоила трактирщика лишь коротким взглядом.
        Сделав заказ, обернулась к девушке, продолжавшей робко жаться к стене.
        — В трактир приходят затем, чтобы поесть и отдохнуть. Если хочешь зрелищ, придется дождаться субботы. Хватит уже всех разглядывать, располагайся,  — усмехнувшись, указала магичке на соседний стул, куда она, помедлив, все же села.  — Я заказала ужин на двоих. Ты не против?
        — Конечно нет. Большое спасибо.  — В помещении было довольно тепло, и щеки девушки заалели.  — Вот только… разве так можно? Ведь те люди пришли первыми и имели право находиться здесь столько, сколько пожелают.
        Говоря, магичка то и дело посматривала на дверь, словно ожидала, что оскорбленные наемники сейчас ворвутся и захотят поквитаться с нами.
        Вот только я была более чем уверена, что они уже с не меньшим комфортом расположились в другом трактире и даже успели заказать новый кувшин вина.
        — Ну а мы пришли, когда нам захотелось отдохнуть. И вообще, уступить место прекрасным дамам — это честь для настоящего мужчины.  — Согревшись, я сняла плащ и бросила его на спинку стула.
        — Не слишком они похожи на благородных рыцарей, ищущих подвигов.  — Девушка передернула плечами.
        — В этой жизни вообще редко кто похож на себя, истинный облик откроется лишь за чертой,  — философски протянула я.
        — А как же трактирщик? Вдруг он пожалуется? Мы ведь не правы.  — Магичка принялась комкать в руках салфетку.
        — Хочешь, открою секрет?  — Поманив девушку пальцем, я заговорщицки сообщила: — Ведьма всегда права. Желающих поспорить уже не осталось.
        Откинувшись на спинку стула, я полюбовалась вытянувшимся лицом магички. Несколько мгновений она пыталась понять, какая же мудрость скрывается в моих словах, но, сообразив, что это обычная шутка, негромко хихикнула.
        А потом и служанка с вином подоспела. Разлив напиток по бокалам, я полюбовалась темно-вишневой жидкостью, вдохнула сладковатый запах роз и миндаля.
        — Надо же, действительно нашли эльфийское. Ну что, за знакомство?
        — Да, давайте. Меня зовут Вэйли,  — подхватив свой бокал, затараторила девушка.  — Я окончила факультет промысловой магии.
        — Ришида,  — в свою очередь назвалась я.  — Специализируюсь в практической магии. Впрочем, ты и сама видела.
        — И как же вам не было страшно.  — Вспомнив мою демонстрацию огненной магии, Вэйли качнула головой.
        Когда-то ее вопрос мог бы заставить меня задуматься, но теперь я только криво усмехнулась, привычно отмахнувшись от роя жалящих картинок-воспоминаний, промелькнувших перед глазами.
        — Если бы наемники заподозрили, что я колеблюсь или, что хуже, истратила почти весь резерв, то никуда бы не ушли и подняли бы меня на смех. Но весь фокус в том, что я действительно выполняла заказ градоправителя и в случае чего всех жалобщиков развернут обратно. Безопасность города стоит горячего ужина, не находишь?  — отпив глоток, поинтересовалась я.
        — Пожалуй, в таком случае вы действительно заслужили отдых,  — заметно расслабившись, кивнула Вэйли.
        Я вновь пригубила вино, попытавшись прикрыть ободком бокала ироническую улыбку. Все-таки как просто иногда убедить в чем-то человека, подобрав нужные слова!
        Не знаю, были ли у Вэйли еще вопросы, но тут нам принесли ужин, и я сосредоточила внимание на жареной отбивной с картошкой.
        — Ой.  — Потянувшись вытереть губы, магичка в последний момент спохватилась и обнаружила, что держит в руке не салфетку, а изрядно помятый лист бумаги.
        — Дай посмотреть. Хм, а вот теперь понятно, что праздновали те наемники,  — пробежав объявление глазами, констатировала я.  — Повод действительно стоящий. Если, конечно, этот князь Эшворд сдержит слово и выплатит хотя бы половину обещанного гонорара.
        — Эшворд?  — Вэйли, как раз пригубившая вина, изменилась в лице и закашлялась.  — Не может быть. Вы что-то путаете!
        — Да вроде бы не столько я выпила, чтобы у меня двоилось в глазах.  — На всякий случай я еще раз перечитала объявление.  — А что, собственно, тебя смущает?
        — Князь Эшворд умер четыре месяца назад. Мама писала, что проводить его в последний путь отправились едва ли не все жители, а колокола не смолкали несколько часов,  — хрипло проговорила магичка.
        — Видно, хороший был князь, не в пример многим.  — Я передернула плечами.  — Впрочем, пусть хоть из мертвых восстанет, лишь бы расплатился. Уж могильную гниль я уничтожу без проблем.
        — Вы это серьезно?  — Вэйли уставилась на меня круглыми глазами и явно начала жалеть, что пошла со мной в трактир.
        — Огненная стихия всегда подчинялась мне лучше прочих,  — невозмутимо подтвердила я.  — Но, думаю, все куда проще. Титул ведь наследует старший сын, а уж о наследниках князь должен был позаботиться в первую очередь. Мама не писала тебе о церемонии приветствия нового правителя? Встречать нового князя должны с еще большим почетом.
        — Нет, никакой церемонии не было. Потому что никакого сына тоже не было.  — Сделав паузу, Вэйли качнула головой.
        — Как это не было?  — Теперь настал мой черед нахмуриться и судорожно порыться в памяти на предмет остатков знаний, сохранившихся после экзамена по истории.
        Раньше княжеств было одиннадцать, но потом в одном произошел бунт. Его подавили, а земли, лишившиеся хозяев, король забрал себе. Теперь княжеств осталось десять. Я успела побывать в трех и считала себя достаточно знающим человеком.
        — Эвард. Или Эвис. Помню, ребенок родился в равновесную ночь, и многие считали, что у него обязательно проявится магический дар.
        — Эвис — это племянник князя и носит титул графа Леванда. Было время, когда его действительно прочили в будущие князья и представляли всем как наследника. Но незадолго до смерти его светлости они сильно поссорились. Ходили слухи, что Эвису было приказано покинуть столицу. В любом случае сейчас граф Леванд также живет во дворце,  — сбивчиво принялась рассказывать Вэйли.
        — Ну и ну.  — Я качнула головой, отметив, как много изменилось с момента моего последнего визита в город.
        — Поэтому я не представляю, как можно было дать объявление от имени князя. Разве что оно очень старое…  — неуверенно предположила магичка, чем вызвала мое недовольное хмыканье.
        В отличие от Вэйли, меня куда больше интересовал характер предполагаемой работы, чем личность заказчика. Само объявление было сформулировано очень расплывчато и подразумевало выполнение задания, включающего вопросы личного характера, но напрямую связанные с интересами княжества. Время выполнения заказа не указывалось, зато в случае успеха обещали вознаграждение в целых сто золотых. И это — не считая обязательного аванса.
        Если, конечно, найдется, кому его заплатить.
        — Или это и вовсе какое-то недоразумение,  — закончила Вэйли.
        — Разберусь на месте. Если работы не предвидится, хоть отдохну как следует,  — свернув объявление, приняла я решение.  — Не хочешь составить компанию? Оплата щедрая, вполне хватит на двоих.
        — Спасибо большое, но мне не нужна работа. Хочу навестить родителей, ужасно соскучилась за время учебы. Да и специализация у меня не та. Заказчику, судя по всему, требуется маг-практик.
        — Что ж, тогда желаю удачи. Если повезет, еще встретимся.  — Допив вино, я подхватила вещи и повертела головой, пытаясь отыскать служанку.
        Узнав у трактирщика, что в наличии имеется несколько свободных номеров, попросила оставить мне крайний у входа и приготовить ванну.
        — Желаете что-то еще?  — Окликать служанку не понадобилось. Заметив мой взгляд, та поспешила подойти сама.  — Есть отличный десерт. Запеченные в меду яблоки и пирожки со сливами и вишней. А еще рекомендую…
        — Мой номер готов?  — перебила я словоохотливую прислугу.
        — Да, все, как вы желали.  — Девушка протянула ключ.  — Пойдемте, я провожу.
        — Не стоит беспокоиться, я не заблужусь.  — Заметив, что за нашим разговором наблюдает трактирщик, позволила себе лукавую улыбку.  — Разбудите меня завтра на рассвете.
        — Спокойной ночи, Ришида. И спасибо большое, что не прошли мимо!  — пылко воскликнула Вэйли.
        — Просто нам оказалось по пути.  — Я отвернулась, не хотелось, чтобы магичка увидела скользнувшую по моим губам горькую усмешку.
        Увы, самой мне подходящие «попутчики» почему-то никогда не встречались, и о том, как тяжело стучаться в закрытую дверь, я знала не понаслышке.
        Попрощавшись, поднялась в комнату. Номер был обставлен стандартно — узкая кровать у стенки, стул, стол, принадлежности для умывания и темное пятно на стене, там, где когда-то висело зеркало, составляли всю обстановку. Ставить защитное заклинание я поленилась, так что, понадеявшись на благоразумность воров, попросту заперла дверь.
        Вода в ванне начала остывать, но температура оказалась достаточной, чтобы я, сбросив одежду и забравшись внутрь, смогла откинуться на бортик с блаженной улыбкой.
        Как все-таки мало нужно для счастья! Сытный ужин, горячая ванна и возможность провести ночь под крышей, не опасаясь, что в самый неподходящий момент тебя разбудит вой гарпии или скрежет когтей решившего прогуляться под луной упыря.
        Раздавшийся внизу грохот заставил меня недовольно поморщиться. Судя по звукам, только что в зале разбили несколько бутылок. Причем хорошо, если не о чью-то голову.
        Что ж, оставалось надеяться, что Вэйли не засиделась в трактире и отправилась спать. Не с ее характером участвовать в пьяных драках. Я и сама-то всего полгода назад освоила заклинание отталкивающего купола, позволяющего спокойно есть в то время, когда над головой летает посуда.
        «Спасибо большое, что не прошли мимо»,  — вновь вспомнилась мне смущенная улыбка девушки.
        Даже и не верилось, что когда-то я сама точно так же всего пугалась и наивно ждала одобрения окружающих, надеясь, что люди не откажут в совете. Ведь помочь юной магичке совсем не сложно…
        Судорожно вздохнув, я с головой ушла под воду.
        Это сразу подействовало. Все нежелательные мысли куда-то вылетели, воспоминания растворились в воде вместе с мылом. По телу разлилась приятная усталость, и, вынырнув, я широко зевнула.
        Думать о чем-то совершенно расхотелось. Вытершись полотенцем, я забралась в скрипнувшую кровать. Сон пришел практически сразу.
        Не помню точно, что мне снилось, но, когда утром в дверь постучали, я подскочила и стала нервно оглядываться. Правда, одного взгляда на брошенное рядом с вещами объявление хватило, чтобы вспомнить о принятом решении.
        Попросив собрать в дорогу еды, начала одеваться. Кожаные штаны были вполне ничего, а вот на рубашке обнаружила несколько пятен. Увы, кровь богинков отстирывается плохо, поэтому не стоило даже пытаться привести вещь в порядок.
        Коротко чертыхнувшись, полезла в сумку за новой рубашкой. Сшитая из эльфийского шелка ярко-голубого цвета, она покорила меня причудливой вязью символов, вышитых на окантовке. Примерив ее, я тогда даже не стала торговаться и сразу заплатила запрошенную сумму. Правда, вырез у рубашки был довольно глубоким, да и рукава едва доходили до локтей, но купить запасную я забыла. Хорошо, что солнце для середины весны пригревало ощутимо, уж как-нибудь не замерзну.
        Завязав волосы в хвост и проверив содержимое сумки, посчитала сборы законченными и спустилась вниз.
        Правда, покинуть трактир сразу все равно не вышло. Сначала пришлось прогуляться на кухню и лично разбудить задремавшую служанку. Протирая глаза и зевая, она принялась сбивчиво извиняться и объяснять, что забыла о заказе. Я отмахнулась. Для меня, в сущности, не имело значения, заснула она потому, что возилась с больным ребенком, или удрала гулять с кем-то из посетителей,  — главное, наконец получить желаемое.
        В итоге из трактира я выехала, когда небо приобрело светло-серый цвет. Город еще пребывал во власти сна, и улицы за редким исключением были пусты.
        Проводив взглядом деловито летящую куда-то птичку, я улыбнулась. Мне всегда нравилось встречать рассвет. С детства я приучила себя подниматься пораньше и, глядя, как ночь медленно уступает место дню, загадывать желания и размышлять о том, что меня ждет. Это было время, когда я принадлежала сама себе и могла мечтать о чем угодно, ведь люди, которые могли разрушить мои фантазии, еще спали.
        Вот и теперь, покачиваясь в седле, я вновь задумалась о подвернувшемся задании. Определенно князь вряд ли попросит зелье от желудочных колик или станет жаловаться на уничтожающую урожай саранчу. С подобными вопросами без всяких трудностей справятся и штатные маги. Тем более что во дворцы их всегда нанимают как минимум пару, на случай, если один заболеет, или для выполнения очередного задания потребуются коллективные усилия.
        А значит, либо новоиспеченный князь просто не успел отправить запрос в ковен, либо не желал посвящать подчиненных в подробности заказа. Я-то птица вольная, отработаю, гонорар получу, и поминай как звали.
        Главное, суметь справиться с заказом. Я всегда трезво оценивала свои силы и сейчас не желала тешить себя ложными надеждами. Если князю понадобится разобраться с восставшим из склепа родственником, чьи стоны довели до бессонницы всех обитателей замка, я без труда спою ему «колыбельное» заклинание. Но если речь пойдет о фамильном проклятии, повязанном на семейных узах, или о древней реликвии, в одиночку мне не справиться. В лучшем случае придется делиться гонораром с артефактником, в худшем — удалиться несолоно хлебавши.
        — Эй, подруга, время сна уже закончилось.  — Заметив, что кобыла перешла с рыси на шаг, я тряхнула поводья.  — Нечего лениться.
        Молния дернула хвостом, но послушно ускорила ход.
        — Так-то лучше. Если все удастся, сегодня ночью отдохнем в княжеских покоях,  — похвалила я ее.
        Город действительно просыпался. Выкатившееся из-за горизонта солнце сменило розовую рубашку на ярко-желтый наряд, небо стало пронзительно-синим, обещая теплый и безоблачный денек.
        Сначала улицу заполнили стражники и нищие, причем последние сразу прибавили первым бдительности. Потом деловито засновали купцы, лекари и прочие представители ремесленников. Самыми сонными оказались аристократы. Кареты с богатыми гербами и разряженные наездники выехали на мостовую, когда солнце уже поднялось высоко в небо.
        Проводив взглядом небольшую, похожую на игрушечную, карету из красного дерева, запряженную тройкой белоснежных лошадей, я тоскливо вздохнула. Что сказать, путешествовать в подобной наверняка куда удобнее, чем трястись верхом, не имея возможности ни сменить позу, ни отдохнуть.
        — Ничего, вот получу гонорар и буду целую неделю кататься в карете,  — передернув плечами, пообещала себе.
        Молния недовольно всхрапнула, и я потрепала ее по холке.
        — Да-да, о тебе я тоже не забуду, оплачу самое дорогое стойло и лучший овес,  — заверила ее.  — Впрочем, не будем забегать вперед и делить шкуру неубитого дракона.
        На карте городок выглядел совсем небольшим, но в действительности путь до центра занимал изрядное время, так что развлекаться разговорами с кобылой мне предстояло долго. Кроме того, я успела прикинуть список вещей, которые куплю в первую очередь, и пролистала конспекты, освежив в памяти самые сложные заклинания.
        В какой-то момент, пригревшись на солнце, и вовсе задремала. А проснувшись, восхищенно ахнула. Замок из кирпичей цвета слоновой кости словно парил на фоне темно-зеленых елей. Более того, он утопал в зелени. Плети цветущего плюща покрывали стены и тянулись до самых башен. Определенно умерший князь был ярым любителем живой природы. Не удивлюсь, если среди его предков затесался эльф.
        Навскидку в замке было около пяти этажей. Благодаря толстым стенам и массивным башням, ориентированным по сторонам света, жители без труда смогли бы выдерживать оборону несколько месяцев. Слева от замка располагалось озеро. Светло-голубая вода слабо светилась в лучах утреннего солнца и напоминала зеркало, на поверхности которого возникли «помехи» — лебеди.
        Я даже ненадолго задержалась, чтобы полюбоваться белокрылыми красавцами. Лебеди, давно привыкшие к людям, меня ничуть не боялись, но и подплыть ближе не захотели. То ли сообразили, что ничего вкусного я не принесла, то ли просто не посчитали мою персону достойной внимания.
        — Ну и демон с вами,  — пронаблюдав, как птицы, словно сговорившись, нырнули в воду, я толчком каблуков тронула Молнию.
        У замковых ворот наблюдалось столпотворение. Присутствию лордов я не слишком удивилась. В конце концов, где им еще быть, как не во дворце, но вот группа крестьян в поношенной одежде заставила меня недоуменно выгнуть бровь.
        Слуги в темно-зеленых ливреях поспешили ко мне и помогли спешиться. Один из них, светловолосый парень, подхватил Молнию под узды и повел куда-то, а второй, с черными волосами, занялся моей персоной.
        — Я провожу вас к тронному залу.  — Брюнет говорил вполне вежливо, как и полагалось в данной ситуации, но в глазах у него сквозила отчаянная скука.
        — И даже не спросите, с какой целью и к кому я приехала?  — Теперь уже поведение слуги стало казаться странным.
        — Цель вашего приезда не имеет значения. Какая бы беда ни стряслась, его сиятельство не оставит вас без внимания и с радостью поделится частью своей мудрости,  — заученно отбарабанил парень.
        — Боюсь, на всех желающих мудрости не хватит. Эдак князь у вас превратится в шута,  — развеселилась я.
        Вообще, шутить подобным образом довольно опасно. Если слуга донесет о моих словах, я рискую не только остаться без необходимой работы, но и вылететь из дворца. Но если даже паренька и оскорбило мое замечание, внешне он никак не отреагировал.
        Пройдя через холл, мы свернули в широкий, увешанный картинами коридор. Какой-то закономерности в подборе полотен не существовало, на живописных работах были изображены влюбленные парочки, пейзажи, военные походы и баталии. У меня даже создалось впечатление, что слуги достали со склада все имеющиеся картины и — не пропадать же добру!  — повесили везде, где нашлось свободное место.
        — Сегодня что, какой-то праздник?  — проводив взглядом стайку разряженных щебечущих фрейлин, предположила я.
        — В последний день месяца князь позволяет любому желающему обратиться к нему с просьбой и не покидает тронного зала, пока не выслушает всех,  — пояснил сопровождающий.
        — Вот оно что, приемный день.  — Я наморщила лоб, прикидывая, выгодно мне это или нет.  — А не знаете, его светлости еще требуется маг? Во дворце вообще есть маг?
        — Нет, придворный магистр Элиус уехал, когда умер старый князь. Они были дружны, и господин Элиус не пожелал оставаться в замке, где его мучат воспоминания,  — наконец слуга разговорился и стал выдавать информацию.  — Нынешний его сиятельство просил прислать нового мага, но до сих пор никто не приехал. Вы, случайно, не он? То есть… она?
        — Возможно.  — Я ограничилась многозначительной улыбкой.
        Учитывая, что слова слуги подтвердили мои предположения, я действительно могла получить неплохое местечко и продвинуться по карьерной лестнице. Конечно, по правилам, магов, которых отправляют па службу к аристократам, тщательно проверяют и выбирают самых достойных, но, если его сиятельство сам станет настаивать на моей кандидатуре, возражать против небольшого исключения из правила никто не будет.
        Разговаривая, мы незаметно приблизились к тронному залу. Вернее, к концу очереди, которая вела к тронному залу. Прием был в самом разгаре, и количество народа, желающего во что бы то ни стало поделиться с князем своими горестями, увеличивалось на глазах.
        — Я оставлю вас. Мне нужно встретить новых гостей.  — Отвесив легкий поклон, слуга быстро удалился.
        У дверей тронного зала стояли трое охранников и распорядитель, причем последний был одет в темно-коричневый камзол с воротником-стойкой. Очень высокий и худощавый, он напомнил мне цаплю. Когда же, вытянув шею, распорядитель принялся шевелить губами, пересчитывая прибывающих людей, сходство только усилилось.
        — Кажется, подошла моя очередь. Никто не против того, чтобы пропустить очаровательную девушку?  — Лордов у дверей не было, а купцов я беззастенчиво потеснила.
        Цапля при этом неодобрительно покосился на меня, но, видя, что торговцы не желают вступать в спор с ведьмой, также не захотел поднимать шум.
        Я довольно улыбнулась. Как все-таки иногда бывает выгодно умолчать о чем-то, не обманывая напрямую, но позволив при этом окружающим самим додумать и восполнить недостающую информацию.
        В тронный зал я входила с высоко поднятой головой, как и полагается будущему придворному магу. Хотя вряд ли последний стал бы с любопытством таращиться по сторонам, не зная, на что смотреть в первую очередь.
        По размерам двухъярусный зал напоминал центральную площадь, и при желании здесь можно было без всяких неудобств кататься верхом, ездить в карете и устраивать рыцарские турниры. Привлекали внимание длинные ряды колонн из белоснежного мрамора и красного камня. Пол представлял собой причудливую мозаику с диковинными цветами. В первый момент я даже приняла их за особо сложную иллюзию и по привычке прищурилась, пытаясь разглядеть магические плетения.
        Заканчивался тронный зал полукругом позолоченной апсиды. Десять ступеней вели к помосту, где стоял огромный белоснежный трон из драконьей кости, обитый красным бархатом.
        Задумавшись, насколько удобен и практичен такой трон для ежедневного использования, я даже не сразу заметила князя. Его сиятельство будто бы и не старался произвести должного впечатления.
        Я ожидала увидеть молоденького паренька, разряженного в шелка и золото, опьяненного свалившейся на него властью, но вместо этого столкнулась с сосредоточенным и серьезным мужчиной. На вид его сиятельству исполнилось около тридцати лет. Поскольку князь сидел, оценить его рост представлялось сложным, был он худощав, а белоснежная рубашка с распахнутым воротом не скрывала мускулов.
        Обычно мужчины в городе стриглись коротко, но волосы князя доходили до плеч и имели непонятный серебристо-пепельный цвет. В сочетании с насыщенно-карими глазами смотрелось это довольно необычно. Хотя в целом мужчина обладал вполне обычными чертами лица. Открытый лоб, ровный нос, высокие скулы и узкие губы.
        А вот венец на князе отсутствовал. То ли он считал, что перепутать его все равно ни с кем нельзя (охранники безликими статуями, за которые я их сначала и приняла, стояли у колонн, а никто другой сесть на трон не решился бы), то ли не хотел кичиться собственной властью.
        — Добрый день, ваше сиятельство. Благодарю за то, что согласились принять меня.  — Понимая, как важно произвести благоприятное впечатление, я улыбнулась и отвесила поклон.
        — Все подданные княжества могут рассчитывать на мое внимание,  — стандартно ответил лорд Эшворд.
        — Но все-таки совесть не позволяет мне отнимать у вас слишком много времени, поэтому предлагаю сразу перейти к делу.  — Из-за акустики приходилось говорить очень медленно, и я рискнула подойти поближе.  — Какая именно проблема вас беспокоит и чем я могу быть полезна вашему сиятельству?
        — Кажется, это должны быть мои слова,  — качнул головой мужчина.  — Попробуйте обратиться снова.
        Легкая полуулыбка должна была ободрить меня, вот только я заметила, что равнодушие в глазах князя сменилось любопытством. Что ж, если его сиятельству угодно повеселиться за мой счет, я не против.
        — Меня зовут Ришида. Пять лет назад я окончила академию, факультет боевой магии, если желаете, можете ознакомиться с моим дипломом и рекомендациями. Только вчера я по заказу градоправителя очистила кладбище от богинков. Раньше мне не приходилось выполнять заказы лордов, но, смею надеяться, моей квалификации хватит для решения вашей проблемы. Я говорю об объявлении.  — Вытащив из кармана лист бумаги, хотела протянуть его князю, но тот остановил меня взмахом руки.
        — Да, когда-то я высказывал желание встретиться с магом. Госпожа Ришида, я ценю то, что вы откликнулись на мою просьбу, но, боюсь, вы зря проделали свой путь,  — устало произнес лорд Эшворд.
        — Вы нашли другого мага? Проблема решилась сама собой?  — Если князь надеялся, что я извинюсь и уйду, то он просчитался.
        Я успела представить, как буду тратить сто золотых, и теперь желала хотя бы узнать причину отказа.
        — Мне по-прежнему требуется маг, но я желал бы иметь дело с кем-нибудь более опытным.  — Уклоняться от ответа, как и отделываться ничего не значащей формулировкой, лорд не стал, предпочел сказать правду.
        Наверное, стоило восхититься столь необычной откровенностью князя. Или наоборот, поразиться тому, насколько легко он нарушает правила этикета, но мне было не до подобных мелочей. Вместо этого я разозлилась.
        Конечно, за эти пять лет я успела столкнуться со многими людьми и, бывало, получала отказ с самыми разнообразными основаниями, помнится, один жрец даже сослался на летящие не в ту сторону облака, что свидетельствовало о неблагоприятном дне. Но за эти же пять лет я усвоила, что возраст для магов ничего не значит. Лишь уровень дара и природная смекалка давали возможность чего-то добиться.
        — Не понимаю, почему в таком случае я вас не устраиваю?  — Несмотря на то что мужчина задел мою профессиональную гордость, я по-прежнему вежливо улыбалась.  — Мне приходилось иметь дело едва ли не с половиной представителей классификационного нежитиеведческого справочника, этот опыт является достаточным, чтобы справиться с большинством проблем.
        — Насколько я припоминаю, одна треть нечисти не водится в наших краях,  — проявил удивительные познания лорд.  — Впрочем, это не имеет никакого значения. Я найму на работу мага, успевшего зарекомендовать себя и повидать мир, но никак не глупую девицу. Если больше у вас нет вопросов, вы можете идти.
        — У меня есть вопрос. Хочу пожаловаться на одного князя, который слишком подвержен распространенным предрассудкам,  — выдохнув, озвучила я.  — Хотя этот князь нуждается в магической услуге, а маг нуждается в оплате за эту самую услугу.
        — Так вот оно в чем дело.  — В глазах мужчины появился стальной блеск, а у меня внутри похолодело.
        Ох, не следовало испытывать удачу и лезть на рожон. Все же его сиятельство — лорд и может не простить столь вопиющую наглость со стороны обычной ведьмы.
        — Обратитесь в казну. Вам возместят расходы и выдадут задаток. Ведь по вашим правилам, если заказчик отказывается от работы, положено поступать именно так?  — несмотря на явственно прозвучавшую вопросительную интонацию, ответа князь явно не ждал, поскольку потерял к моей персоне всякий интерес.
        Я замялась, не зная, следует ли попрощаться или лучше молча удалиться, но тут двери распахнулись, и в зал одновременно протиснулись двое.
        Причем, судя по богато расшитым камзолам и перстням, аудиенция у его светлости потребовалась лордам. А я-то думала, все свои вопросы аристократы решили с утра!
        — Ваше сиятельство, это оскорбительная дерзость!  — Первый, невысокий пухлый мужчина в бордовом камзоле, одной рукой прижимал к животу золотой ларец, а другой тряс в воздухе.  — Я барон, и я не потерплю подобного непотребства. Вы должны немедленно принять меры!
        — Да, ваше сиятельство! Это дерзкое оскорбление!  — У второго, достаточно худощавого мужчины, обе руки были заняты серебряным и бронзовым ларцами, так что жестикулировал он с помощью бровей.  — Как граф я требую, чтобы вы немедленно бросили эту негодную девчонку в тюрьму.
        — Лорд Блейтин, лорд Мейрн, почему у меня создается впечатление, что вы на базаре?  — Князь окинул их холодным взглядом.  — Я не собираюсь гадать, каковы ваши мысли, поэтому будьте добры, поясните все сами.
        Граф покрылся красными пятнами. Ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы справиться с собой. Наконец он поудобнее перехватил ларец и негромко кашлянул, готовясь дать пояснения. Вот только неожиданно вперед выступил барон.
        Не на шутку заинтересовавшись, я, в свою очередь, подвинулась ближе к колонне и постаралась слиться с нею.
        — Ваше сиятельство, дочь барона Петтера леди Верита сыграла с нами жестокую шутку и выставила круглыми дураками. Поскольку и я и лорд испытывали к ней симпатию, мы решили жениться,  — каркающим голосом принялся пояснять барон.
        — Вдвоем?  — Лорд Эшворд изогнул бровь.  — Не знал, что на моих землях подобное позволено.
        — Нет, что вы!  — Горе-женихи одновременно покачали головами. Переглянулись, и на этот раз барон отступил, передавая инициативу графу.  — Каждый из нас делал леди Верите предложение. Мы оказали ей честь, позволив выбрать, чьей женой стать. Но, когда мы, как и было уговорено, явились за ответом, леди Верита выставила три шкатулки и заявила, что спрятала кольцо внутри одной из них и станет женой того, кто сумеет найти украшение.
        — Девушке всего лишь захотелось внести разнообразие в скучную церемонию. Пока я не вижу в ее поведении ничего оскорбительного.  — Его сиятельство перебирал пальцами по подлокотнику.
        — Оскорбление заключается в том, что леди Верита, невзирая на наше положение и заслуги, посмела одурачить нас. Она вручила ключ, который должен открыть шкатулку, но предупредила, что попытка будет лишь одна. Если ошибемся, замок сломается,  — заметив, что князь недоволен, зачастил граф.
        — Еще добавила, что шкатулки сами подскажут ответ, а на крышках — сплошное издевательство написано,  — сердито пояснил барон.  — Она все твердила, будто верна только одна надпись.
        Мужчины перевернули шкатулки так, чтобы князь мог прочитать написанное. Я, заинтересовавшись, также присмотрелась.
        На золотой шкатулке было начертано: «Кольцо в этом ларце». Серебряную украшала витиеватая надпись: «Кольцо не в этом ларце». На бронзовой же значилось: «Кольцо не в золотом ларце».
        Горе-женихи продолжали наперебой жаловаться на капризную, совершенно не ценящую своего счастья девчонку, я же задумалась над прочитанным. Хотя я никогда не виделась с Веритой, почему-то мне не верилось, что девушка рискнула откровенно надуть благородных господ. Уж скорее, она зашифровала в этих надписях разгадку.
        Я шевелила губами и загибала пальцы, проверяя пришедшую в голову идею. Сначала собственная затея показалась глупой, но через пять минут могла поспорить, что подобрала ключик к загадке и знаю, где кольцо.
        А вот у князя дела обстояли хуже. Судя по тому, что он не одергивал спорщиков и все больше хмурился, ему разгадка так легко не далась.
        — Богиня благословляет лишь тот брак, что заключен по согласию двух сторон. Поскольку леди Верита явно продемонстрировала свое нежелание идти к алтарю, я не могу ее принудить. Наказывать за детскую шалость также не собираюсь. Возможно, когда она подрастет и наберется ума, сумеет по достоинству оценить ваши предложения,  — помолчав, наконец озвучил решение его сиятельство.
        — А мне кажется, леди Верита сама может поделиться мудростью с кем угодно,  — забыв о своем решении молчать, вступилась я за девушку.  — Только вот случай слишком уж безнадежный.
        — Поясните.  — Судя по тому, как резко лорд Эшворд повернулся, он действительно забыл о моем существовании.
        — Все просто. Давайте начнем с того, что нам известно, а именно — верной будет только одна надпись. Отталкиваясь от главного условия, проверим каждый вариант. Пусть кольцо находится в золотом ларце, тогда надпись на нем правдива. И надпись на серебряном ларце также подтверждает это утверждение, ведь мы предполагаем, что кольцо в золотом. Но если посмотрим на бронзовый ларец, увидим, что он утверждает: эта идея ошибочна. Поэтому нам нужно переходить к следующему варианту.
        — А почему ты веришь надписи на бронзовом ларце, а не на золотом?  — забыв удивиться, откуда я вообще взялась в зале, потребовал уточнения граф.
        — Вспоминаем условие — верна только одна надпись.  — Я подняла палец вверх.  — Так что переходим к серебряному ларцу. Пусть кольцо будем в нем. Тогда первая и вторая надписи ложны, а третья правдива. Мы ведь думаем, что кольцо положили в серебряный ларец, и оно не может находиться в золотом. Выходит — два отрицательных ответа и один положительный. Именно так, как говорила Верита.
        — А что вы скажете насчет бронзового ларца?  — Князь скрестил руки и откинулся на спинку трона, всем своим видом демонстрируя скептицизм.
        — Кольцо совершенно точно не в нем. Ведь иначе первая надпись будет ложной, а вторая и третья дадут положительный ответ, что исключает верное решение.  — Я ответила ему уверенным взглядом.
        — Хотите сказать, что это правда? Почему мы должны вам верить?  — Уж не знаю, чем слушал меня барон, но явно не ушами.
        — Могу показать.  — Затевать беспроигрышные споры я никогда не любила.
        Понимая, что проводить эксперимент никто мне добровольно не позволит, я щелкнула пальцами и приманила к себе нужный ларец и ключ. Граф только сдавленно охнул, когда шкатулка взлетела в воздух. Барон отреагировал куда более бурно, подпрыгнул и попытался схватить упорхнувший из кармана ключ.
        Затаив дыхание, я вставила ключ в отверстие. Раздался негромкий щелчок, а потом крышка сама отскочила вверх.
        — Пожалуйста.  — Я развернула шкатулку, позволив мужчинам полюбоваться на тоненькое золотое колечко.
        — Ваше сиятельство, с вашей стороны было очень разумно нанять мага, чтобы он выслушивал людей вместе с вами. Благодарим за помощь.  — Поклонившись, граф двинулся ко мне и попытался отобрать шкатулку, но я шустро спрятала ее за спину.
        — Зачем она вам? Вы ведь не отгадали загадку!  — прямо спросила его.
        — Лорд Блейтин, лорд Мейрн, вы можете удалиться,  — поддержал меня князь.
        Спорить с его сиятельством лорды не посмели и, витиевато попрощавшись, захлопнули за собой дверь.
        В зале повисла тишина. Князь не спешил начинать разговор и внимательно меня разглядывал. Я даже с трудом удержалась от желания передернуть плечами, чтобы избавиться от невольной дрожи.
        — Что вы теперь скажете о моих умственных способностях? Или по-прежнему считаете, что я ни для чего не гожусь?  — Начавшие затекать ноги заставили меня первой вернуться к прерванному разговору.
        — Пожалуй, какие-то навыки у вас есть,  — с таким видом, будто делал мне одолжение, кивнул лорд.
        — И это значит, что…
        — …вы можете остаться,  — правильно истолковав мою паузу, продолжил князь. Но прежде чем я успела обрадоваться, добавил: — Правда, за заказ вы возьметесь только после того, как докажете свои способности в по-настоящему серьезном деле. Думаю, месяца для испытательного срока будет вполне достаточно. Приходите на днях, подыщем вам работу. Если, конечно, не передумаете.
        — Не передумаю. Спасибо.  — Я заставила себя благодарно поклониться.
        — А зачем вы забрали шкатулки?  — Вопрос князя догнал меня уже на пороге.
        — Верну законной владелице.  — Оборачиваться я не стала.
        Глава 2
        За то время, пока длилось мое «собеседование» с князем, Молнию успели накормить отборным овсом, вычистить, расчесать гриву и, кажется, пытались заплести косички. Пришлось шикнуть на не в меру ретивых слуг и поскорее вывести кобылу из стойла. Где это видано, чтобы боевой маг каталась на разукрашенной лентами лошади?
        Определить местоположение Вериты оказалось несложно. Без ложной скромности я могу заметить, что поисковые заклинания — мой профиль. В самом деле, зачем как угорелой прочесывать кладбище или бродить по болоту, если куда удобнее связать магическую сеть и задать нужные параметры? Работа довольно муторная и требующая не абы какой внимательности, зато потом можно раскинуть сеть над объектом и дремать в свое удовольствие.
        Прикинув, что из всех предметов роль привязки лучше всего сыграет кольцо, сложила шкатулки в сумку. Для лучшей концентрации прикрыла глаза и сосредоточилась.
        Еще на первом курсе нас учили, что любые предметы сами по себе являются пустыми и не обладают никакой аурой. Но зато прекрасно умеют вбирать в себя отголоски чужих энергий. Достаточно легчайшего касания, чтобы оставить на вещи свой след. Правда, настолько глубоко видеть я не умела, здесь требовались маги-артефактники, различающие даже малейшие колебания эманаций.
        На мое счастье, сейчас такой глубокий подход не требовался. Верите определенно было дорого это кольцо. Весьма незатейливое, оно представляло собой тонкий золотой ободок, лишенный украшений и гравировок, но девушка явно мечтала, чтобы именно это колечко украсило ее правую руку.
        Я сделала глубокий вдох и расслабилась настолько, насколько это возможно было сделать, сидя верхом. И уже через мгновение засекла голубовато-зеленую вспышку. «Привязать» ее, вплетая в заранее подготовленное заклинание, оказалось делом пары минут.
        — Ну вот, наш путеводный клубок готов,  — сообщила я Молнии.
        В готовом виде заклинание действительно напоминало тянущуюся нить. По мере того как я приближалась к цели, она становилась ярче, указывая, что направление выбрано верно. Для посторонних глаз «клубок» был незаметен, разве что коллеги при желании могли бы увидеть мое заклинание.
        Определившись с дорогой, тронула Молнию толчком каблуков, призывая перейти с шага на тихую рысь. Контролируя стабильность нити, я успевала крутить головой по сторонам.
        Сам городок практически ничем не отличался от десятков других, которые я посетила ранее. Ближе к центру дома были повыше и побогаче. Двухэтажные и трехэтажные строения приковывали взгляд красно-золотистой, сияющей в солнечных лучах черепицей, фигурными башенками и резными перилами.
        Особенно приглянулся один домик. Двухэтажный, построенный из красного кирпича, с белой крышей. К нему примыкало несколько ажурных башен и сад. Привстав в стременах, я полюбовалась извилистыми дорожками, ведущими к крыльцу. У тропинок росли желтые и красные розы, а возле пруда хозяева высадили дубы. Наверняка в жаркую погоду сплошным наслаждением было удобно устроиться в тени и, слушая жужжанье пчел, спокойно подремать.
        Правда, когда я с надеждой покосилась на «клубок», тот повел дальше, даже не подумав задержаться у очаровавшего меня дома. С другой стороны, глупо надеяться на такое везение.
        Нужный мне дом отыскался лишь через час. Судя по тому, что особняки и поместья лордов остались позади, таинственная Верита происходила из среднего класса. Возможно, ее родители были богатыми торговцами, сумевшими оплатить дочери выезды в высший свет. Или она обладала каким-то талантом, играла в театре, пела в опере, что также открывало неплохие перспективы для нужных знакомств.
        Наконец «клубок» подкатился к очередному дому и остановился у ворот. Я окинула оценивающим взглядом двухэтажное строение из желтого камня. Навскидку внутри могло оказаться около двадцати комнат, финансовые вопросы хозяев определенно не беспокоили. Имелся и аккуратный сад, где яблоки-груши-сливы соседствовали с кустами белой сирени и желтой акации. Несколько кустов были подстрижены и при должной фантазии в них угадывались фигуры зайцев и лебедей.
        — Ну что, идем знакомиться с Веритой?  — Я свела кончики пальцев, связывая уже ненужное заклинание.
        Кобыла недовольно тряхнула головой, словно остатки магии ее щекотали.
        Ажурные ворота, украшенные изображением изрядно помятого подсолнуха, были не заперты, и я сочла, что это можно считать приглашением.
        Вытащив шкатулки, спрыгнула на землю и, велев Молнии ждать, постучала в дверь. Та распахнулась практически мгновенно, будто с той стороны специально поджидали гостей.
        — Добрый день,  — невозмутимо кивнула пожилому слуге.  — Могу я увидеть леди Вериту?
        — Да, разумеется, я передам госпоже, что ее ожидают.  — Старичок бодро засеменил по коридору, но, дойдя до средины, резко замер.
        Вернувшись обратно, около минуты разглядывал меня, подслеповато щурясь и беззвучно шевеля губами.
        — А кто ее ожидает? Как ваше имя? Госпожа вас ждет?  — наконец собрался он с мыслями.
        — Мы с леди не имеем чести быть знакомыми, и мое имя вряд ли что-то ей скажет. Просто доложите, что ей пора придумывать новую загадку,  — попросила я.
        На этот раз слуга дошел до двери, но, взявшись за ручку, отчего-то передумал.
        — Прощу меня простить, я запамятовал, как ваше имя,  — смущенно признался он.
        — Немудрено, я ведь его не называла,  — хмыкнула в ответ.  — Если это так необходимо — Ришида.
        Третья попытка оказалась куда удачнее. Скрывшись за дверью, слуга отсутствовал около пяти минут. Скучающе прислонившись к стенке, я принялась разглядывать холл. Собственно, он играл роль промежуточного помещения, и смотреть было особо не на что. Справа от меня расположились шкаф и вешалка, слева маленький стол и ваза с тюльпанами. Обстановку оживляли несколько картин с изображениями гор и пляжа. А вот забытый в углу ярко-желтый зонтик от солнца определенно принадлежал Верите.
        Уже начав подозревать, что мне придется довольствоваться компанией зонтика вместо самой госпожи, я собралась окликнуть невесть где потерявшегося слугу, но тут послышались шаги.
        — Госпожа Ришида, а вы не желаете подождать в малой гостиной, пока я доложу леди Верите? У нас есть превосходные чай и горячий шоколад,  — любезно предложил слуга.
        — То есть за все это время вы еще не сообщили обо мне?  — Я вздернула бровь. Поселившееся внутри недовольство стало сменяться глухим раздражением.  — Знаете что, заварите лучше чаю себе, а леди Вериту я и сама прекрасно найду.
        — Не нужно меня искать, я здесь.  — В холл шагнула невысокая девушка. Кивнув мне, тепло улыбнулась старику.  — Теренс, спасибо, что встретили гостью, я позабочусь о ней, можете отдыхать.
        Пока Верита провожала взглядом слугу, я ее рассматривала. У девушки было треугольное личико, острый носик и высокие скулы. Светло-русые волосы заплетены в сложную косу и аккуратно уложены. Голубая блузка с белыми манжетами оттеняла глаза, но, хоть и имела глубокий округлый вырез, смотрелась довольно строго. А вот серая юбка доходила всего лишь до колен. И это при том, что Верита давно уже вышла из детского возраста и одеваться ей следовало соответственно статусу.
        — Не сердитесь на Теренса. Он уже стар, но отец хочет, чтобы у нас обязательно был дворецкий.  — Голос у Вериты оказался мягким и бархатным.
        — Ничего страшного.  — Я улыбнулась, давая понять, что конфликт исчерпан.
        — Вы хотели видеть меня?  — Взгляд девушки зацепился за шкатулки.  — Прошу, проходите.
        Она провела меня в небольшую гостиную. Сквозь огромные окна комнату буквально заливали солнечные лучи. Несмотря на это, в нишах были расставлены свечи. Посредине располагался небольшой белый столик, вокруг него стулья ручной работы. У одной из стен стоял шкаф, напротив висела картина, на этот раз изображающая цветущее поле.
        Присев, Верита указала мне на противоположный стул. В отличие от девушки, ровно державшей спину и сложившей руки на коленях, я откинулась на спинку стула и обратила на нее внимательный взгляд.
        — Вы, должно быть, знаете мое имя, но я все же представлюсь. Меня зовут леди Верита Петтер,  — вежливо улыбнулась девушка.
        — Ришида.  — Я невозмутимо кивнула.
        — Госпожа Ришида, могу я узнать, что послужило поводом для вашего визита?  — Учитывая, что Верита при этом не сводила напряженного взгляда со шкатулок, повод она прекрасно видела, но, не смея нарушить правила этикета, вынужденно начала с формальностей.
        — Хотела вернуть вам ваше имущество.  — Я не стала долго мучить девушку.  — Кстати, довольно любопытная загадка. Сами придумали или где-то прочитали?
        — Сама. Но, судя по вашему визиту, не такая уж и любопытная. И кто же из них ее разгадал? Барон слишком скуп, чтобы оплатить ваши услуги, а граф предпочитает действовать лично и ни за что не связался бы с ведьмой.  — Верита криво усмехнулась.  — Хотя, должно быть, все-таки барон.
        — А какие услуги я должна была оказать?  — Теперь настала моя очередь удивляться. Конечно, за свою недолгую практику я успела столкнуться с самыми разнообразными заказами, но за сваху меня еще не принимали.  — Как вы поняли, что я маг?
        — Я видела, как вы колдовали у ворот. У вас с рук сыпались искры,  — смущенно призналась Верита.  — Меня вы также заколдуете? Или придется пить какое-то зелье? Учтите, у меня аллергия на ромашку и папоротник. Барону ведь не нужна опухшая и чихающая невеста?
        Столь деловой подход заставил меня хмыкнуть и по-новому взглянуть на закусившую губу девушку.
        — Никогда не делаю работу наполовину. Уж если я возьмусь воздействовать на сознание, то сниму всевозможные негативные последствия.  — Верита при этих словах побледнела.  — Но вынуждена вас огорчить, меня никто не нанимал. Я пришла исключительно затем, чтобы вернуть шкатулки. Ни граф, ни барон не сумели разгадать загадку, так что замужество в ближайшее время вам не грозит.
        — Хвала богам!  — шумно выдохнула Верита.
        — Неужели брак настолько вам претит? Обычно в вашем возрасте девушки мечтают об обратном,  — не смогла не поинтересоваться я.
        — Госпожа Ришида, вы же видели этих женихов. Думаете, я мечтаю стать женой самовара или базарного столба?  — Девушка вздернула нос.
        Я лишь усмехнулась. Вообще, учителя наверняка отругали бы Вериту за подобные разговоры, но ассоциации были правильными. Краснеющий и пыхтящий от натуги барон действительно напоминал закипающий самовар, а обвешанного побрякушками графа можно было сравнить со столбом, на который в базарный день нацепили всякую всячину.
        — Ну, если этот самовар золотой…  — многозначительно протянула я.
        — И все равно нет.  — Верита качнула головой. Впрочем, почти сразу девушка вспомнила, что она леди, и вновь заставила себя отрешиться от эмоций.  — Спасибо, что вмешались и забрали мои вещи. Могу я отблагодарить вас не только словесно? Конечно, его сиятельство наверняка уже помог вам, но если есть что-то еще…
        — Откуда вы знаете, что я виделась с князем?  — Я точно помнила, что не упоминала, где встречалась с лордами, и теперь начала тревожиться.
        — Сегодня последний день месяца, и его сиятельство принимает всех желающих. Барон грозился, что, если я отвергну его предложение, найдет на меня управу. Пожалуется князю, наймет ведьму. Я считала, что это только слова, но, увидев вас, изменила мнение,  — все тем же невозмутимым тоном пояснила Верита.
        — Пустая угроза.  — Я качнула головой.  — Приворот можно наложить, но подобные заклинания строго запрещены. Ни один маг не захочет рисковать дипломом, берясь за столь опасный заказ. Леди Верита, если вы так боитесь стать жертвой заклинания, почему не носите амулет? Защититься от постороннего воздействия сложно, но возможно.
        — Для этого мне нужно разрешение отца, а он его не даст. Не подумайте, что меня принуждают выходить замуж, просто отец слишком верит в благородство лордов и считает их неспособными прибегнуть к жульничеству. Надень я амулет, это станет вызовом для всего общества,  — с грустной улыбкой призналась девушка.
        Объяснение удовлетворило меня только наполовину. Да, действительно, если по происхождению Верита ниже лордов, шутить с ними не стоит. Даже если барон в сердцах высказал угрозу, ни в коем случае нельзя показывать, что ты воспринял ее всерьез. Но, с другой стороны, у подобного разговора не могло быть много свидетелей, а значит, ничто не мешало Верите придумать подходящий повод для приобретения нового украшения. В конце концов, высшая магия — это не базарные фокусы, и при нужде аристократы вовсе не брезгуют к ней прибегать.
        — Но я отвлеклась. Могу я быть вам чем-то полезна?  — с сосредоточенным видом произнесла Верита.
        На этот раз я задумалась, не спеша сразу давать ответ. С одной стороны, собственное вмешательство не казалось мне слишком существенным, князь все равно вернул бы шкатулки девушке, но с другой… отказываться от добровольной помощи было не в моих правилах.
        — У его светлости я искала работу и, думаю, получила ее. Но мне нужно где-то жить. Может быть, подскажете, где можно остановиться? Я плохо знаю город, но жилье мне нужно недорогое и расположенное не слишком далеко от замка. Не собираюсь вставать на рассвете, чтобы добираться на работу.
        — Это сущий пустяк. Оставайтесь у нас,  — не колеблясь, любезно предложила Верита.
        — Шутите,  — констатировала я.
        Некоторые лорды, конечно, увлекались благотворительностью, но до сего дня я не думала, что в список добрых дел входит предоставление жилья бездомным ведьмам.
        — Напротив, я говорю серьезно. Судите сами, свободных комнат у нас полно, и вы никого не стесните. К тому же это совершенно ничего не будет вам стоить. Да и замок от нас недалеко. Опять же конюх без труда позаботится о вашей лошади, а кухарка готовит больше, чем мы можем съесть,  — принялась загибать пальцы девушка.
        — Да, плюсы очевидны.  — Я нахмурилась, в свою очередь пытаясь сообразить, в чем заключаются минусы.  — А как насчет вашего отца? Он не станет возражать? Я ведь не могу скрыть свою профессию, а некоторые мои занятия могут показаться весьма… специфичными.
        — Вообще-то да. После недавнего инцидента папа не очень жалует магов,  — качнула головой Верита.  — Но, думаю, я сумею что-то придумать. Пойдемте.
        На смену гримасе пришла легкомысленная улыбка. Вспорхнув с кресла, девушка поманила меня за собой.
        Подниматься пришлось на второй этаж. Тут-то я и поняла, зачем Верита надела короткую юбку. Будь она в платье до пят, ей пришлось бы придерживать подол и смотреть под ноги, а так девушка быстро взбежала наверх.
        — Зерина, отец все еще в кабинете?  — окликнула Верита попавшуюся навстречу женщину в накрахмаленном переднике и строгом платье. Вероятно, экономка или домоправительница.
        — Да, он работает и просил не беспокоить.  — Женщина едва скользнула по мне взглядом, да и госпоже отвечала не слишком почтительно.
        Что ж, если я буду здесь жить, кому-то придется пересмотреть свои привычки. Конечно, иногда не замечать меня бывает полезно, но куда чаще еще и опасно.
        — Ничего, для меня он найдет время.  — Поблагодарив служанку улыбкой, Верита направилась к двери.
        Постучав и дождавшись «войдите», девушка потянула за ручку. Переступив порог следом за ней, я окинула беглым взглядом кабинет.
        Небольшой, он был довольно уютным. Мебель выполнена из красного дерева. Напротив окна книжный шкаф, причем пустые места на полках указывали, что хозяин действительно любит читать, а не использует книги в качестве декорации. На стенах несколько картин, изображающих горные пейзажи. Выдержанные в одинаковой манере, полотна явно принадлежали кисти одного мастера. Но больше всего меня очаровал пылающий камин.
        Я редко задумывалась о собственном доме, но, если он когда-нибудь у меня появится, там обязательно будет камин. И, возвращаясь после очередного рейда на кладбище, я смогу сидеть у огня и потягивать вино, наслаждаясь отдыхом.
        — Ита, случилось что-то срочное? Мне необходимо до вечера разобраться с этими документами.
        Размечтавшись, я совершенно выпустила из виду хозяина, сидевшего в углу за столом. Непростительная халатность для боевого мага!
        — Папа, я подумала, что тебе захочется познакомиться с нашей гостьей,  — ничуть не смутилась девушка.  — Благодаря ей мы сумели избежать свадебных хлопот.
        Я мысленно хмыкнула, удивляясь столь необычной характеристике, но мужчину замечание дочери не оставило равнодушным.
        — Что ж, выходит, я должен поблагодарить вас за сохранность нашего бюджета,  — поднялся хозяин из-за стола.
        От отца Верита унаследовала разве что упрямый подбородок и умение пристально разглядывать собеседника, во всем остальном они оказались полными противоположностями. Невысокий, кряжистый, широкоплечий, с густыми темно-каштановыми, слегка тронутыми сединой волосами и карими глазами, мужчина отчего-то напоминал мне медведя.
        По крайней мере, мишка, спячку которого я однажды случайно нарушила, смотрел на меня именно так — сонно щурясь, раздумывая, прогнать грубиянку или сделать вид, будто ее и вовсе здесь не было. А может, и вообще использовать как дополнительный запас продуктов.
        — Позвольте представиться. Барон Петтер.
        — Ришида.  — Я ограничилась кивком, машинально отметив отсутствие у мужчины родового перстня.
        Еще одна неписаная традиция, согласно которой только лорды, наследовавшие титул, получали родовой перстень, чтобы в дальнейшем передать его уже своим детям. Предложение снять перстень могло быть воспринято аристократом как оскорбление, и лорд скорее согласился бы отрубить себе палец, чем расстаться с украшением. Из чего выходило, что Петтер просто купил себе титул. Вот и разгадка, почему лорды решили пожаловаться князю.
        — У вас красивый дом,  — желая как-то заполнить повисшую паузу, проговорила я.
        — Он не просто красивый, а очень красивый. Планировкой занималась мама. Живя здесь, вы непременно в этом убедитесь,  — ослепительно улыбнувшись, Верита бросила взгляд на барона.  — Пап, ты не против? Это самое маленькое, чем я могу отблагодарить Ришиду за возвращенную шкатулку.
        — Выписать вексель на нужную сумму будет куда проще. Верита, ты ведь знаешь, как я отношусь к гостям, тем более гостям-магам.  — Давая понять, что разговор окончен, барон вновь опустился в кресло и придвинул к себе документы.
        Но если Петтер был медведем, то Верита сейчас напоминала бойкого зайчишку. Переполняющая тело энергия, пронизывающий взгляд, разве что воинственно вздернутых ушек не хватало.
        — Папа, позволю напомнить, что то твое замечание касалось приятелей господина Хершида. К тому же он предложил тебе воспользоваться услугами мага в качестве оплаты договора. Мы никак не могли заранее знать, что Антал окажется его троюродным кузеном и нарочно даст неверный прогноз, чтобы запутать тебя и помочь своему родственнику. С Ришидой все будет совсем по-другому.  — Прервав речь, девушка сделала глубокий вдох.  — Во-первых, Ришида недавно в городе и не знает ни твоих конкурентов, ни твоих друзей, так что не заинтересована в сотрудничестве с кем-либо. Во-вторых, если ты позволишь Ришиде воспользоваться нашим гостеприимством и жить здесь, в ее интересах будет позаботиться о безопасности дома. Ты ведь сам переживал, что последняя партия товара гораздо ценнее предыдущих, а маги не боятся воров. В-третьих, Ришида работает у его сиятельства, и назвать ее обычной гостьей не повернется язык, такое знакомство окажется полезным. В-четвертых, кухарка уже неделю жалуется на подозрительные скрипы, доносящиеся из подвала, и маг точно скажет, стоит вызывать плотника или лучше заказать очистительный обряд. Ну
и в-пятых, Ришида поможет мне с новой загадкой. Предлагать следующим женихам старую я не стану.
        Триумфально загнув пятый палец и полюбовавшись на сжатый кулак, довольная девушка ожидающе уставилась на отца.
        Барон, в свою очередь, вновь окинул меня оценивающим взглядом. Мне к подобному было не привыкать, на ярмарках клиенты нередко выбирали магов, словно скотину, детально выспрашивая о послужном списке, количестве выученных заклинаний и рекомендациях с прошлых мест работы. Разве что в рот не заглядывали.
        — Кажется, у нас найдется пустующая гостевая комната.  — Петтер задумчиво пожевал губу.  — Но откуда мне знать, что вы действительно так хороши, как описывает моя дочь? Не поймите превратно, но шарлатанов в городе хватает.
        О чем я и говорила. Все-таки большинство людей ведут себя удивительно предсказуемо, вне зависимости от того, есть у них титул или нет.
        — Предъявить вам жетон или желаете взглянуть на рабочую грамоту?  — привычно предложила я.
        — Не вижу смысла, я все равно не разбираюсь в ваших ведьминских штучках. Даже если в дипломе будет написано, что вы лично упокоили кладбище восставших упырей, мне не оценить трудности работы.  — Я не была согласна с замечанием, но честный и деловой подход барона импонировал.  — Сделаем по-другому. Представим ситуацию: в дом залез грабитель. Что вы сделаете, чтобы его задержать?
        — Использую «сетку» второго или третьего уровня. В зависимости от его оружия добавлю парализующие чары. Одновременно отправлю поисковые импульсы, он ведь вполне мог прихватить сообщников. Если последних не окажется, изменю вектор с поиска на охрану и отправлюсь спать,  — скучающе (знал бы барон, какие задания нам подкидывали на экзамене!) перечислила я.
        — Спать? А как же грабитель?  — Верита на всякий случай оглянулась, словно разбойники прятались за дверью.
        — Пусть подумает над своим поведением. Разорвать чары он все равно не сможет, а сдать его стражникам можно и утром, не рискуя нарваться на засаду или заснуть в карете,  — передернула я плечами.
        — Звучит довольно любопытно,  — осторожно, чтобы ненароком не дать мне ложную надежду, отметил лорд,  — но как это будет выглядеть на практике? Не кажется ли вам, что оставлять преступника без присмотра неразумно? Вдруг он попытается сбежать или придумает, как отомстить?
        Наверное, задай подобный вопрос староста местной деревни, я пустилась бы в подробные объяснения, разжевывая элементарные магические принципы и нахваливая собственную компетентность. Вот только барон не мог не знать очевидных вещей. Так что или он подыскивал способ тактично указать мне на дверь, или желал скрасить досуг, устроив экзамен наглой ведьме. Причем с последним я точно могла помочь.
        — А вы бы сумели?  — Ухмыльнувшись, я нарисовала в воздухе руну-активатор, после чего резко свела руки вместе.
        Повинуясь моим жестам, «паутинка» крепко спеленала барона и подвесила его к потолку. Для Вериты все выглядело так, будто отец просто повис в воздухе, я же видела слабо светящиеся желтые нити, оплетающие мужчину.
        — Частичный паралич. Говорить вы можете. Если у вас есть какой-то амулет и вы попытаетесь его применить, я мгновенно почувствую. Тогда сеть начнет весьма болезненно обжигать. Собственно, вариации могут быть разными. Эта — самая простая,  — как ни в чем не бывало продолжила я.
        Последовал очередной жест, и «паутинка», опустив хозяина обратно в кресло, рассыпалась искрами.
        — При необходимости заклинания разграничиваются, так что «свои» в ловушку не попадут. Вы довольны?
        Раскаяния в моих глазах не было совершенно. Может быть, не стоило так шутить с бароном, но, во-первых, он сам пожелал убедиться в моих способностях, а во-вторых, я все еще злилась на пренебрежительно отнесшегося ко мне князя и желала взять реванш хотя бы здесь.
        — Как ты себя чувствуешь? Это был непередаваемый опыт, верно?  — Проявлять тревогу, что ожидалось от хорошей дочери, Верита явно не собиралась, предпочла вновь перевести ситуацию в прагматическое русло.  — Я могу загнуть еще один палец? Как раз через месяц у нас прием, так что будем точно уверены — среди приглашенных не затешется вор.
        — Сомневаюсь, что гости согласятся весь праздник болтаться под потолком,  — нахмурился Петтер.
        — В таком случае рада была познакомиться.  — Не дожидаясь, пока меня попросят удалиться, двинулась к двери сама.
        Особой досады я не испытывала. Просто вернусь к первоначальному плану снять комнату в трактире.
        — Ужин ровно в восемь. Не опаздывайте,  — настигло меня замечание.
        Лорд черканул что-то на отдельном листе бумаге, после чего продолжил:
        — Зерина покажет ваши комнаты и ответит на все вопросы. Если его сиятельство считает вас достаточно способной, я также не смею оспаривать это. Ита, проводи нашу гостью.
        Благодарить и делать реверансы я не стала, ограничилась кивком. Впрочем, барон и не ждал ничего подобного, сразу же уткнувшись в бумаги.
        — Я ведь говорила, что папа не будет против,  — выйдя в коридор, ликующе объявила Верита.  — Сейчас позову Зерину, пусть…
        — Не спешите,  — перебила я девушку.  — Мне все равно нужно в город, а за это время слуги успеют подготовить комнату и перенести мои вещи.
        — Ищете что-то конкретное? Я могу помочь?  — с готовностью откликнулась Верита.
        — Можете.  — Поскольку девушка предлагала помощь не из простой вежливости, я также не стала отказываться.  — Ответьте на один вопрос. Зачем все-таки вам маг?
        — Разве я не объяснила все отцу? Наверное, вам было не очень приятно слушать собственную характеристику, но папа предпочитает сразу видеть в ситуации все плюсы и минусы…  — Самоконтроль Вериты дал сбой, и девушка нервно затеребила пояс.
        — Эти причины устроили вашего отца, но ведь у вас были и свои мотивы? Если не желаете, можете не отвечать. Мне всего лишь любопытно, не имею права настаивать,  — смягчилась я.
        — Здесь нет никакой тайны.  — Решившись, Верита подняла на меня взгляд.  — Я боюсь, что барон сдержит слово и наймет мага, чтобы приворожить меня. Пусть это и не совсем честно, но ведь я его оскорбила. А если так, хорошо и мне иметь свою собственную ведьму.
        — Леди Верита, даю слово, что, пока я здесь живу, вы можете не опасаться магического воздействия. Если барон на такое решится, это станет моей заботой,  — твердо пообещала я.
        Попрощавшись с Веритой, отправилась за Молнией. Кобыла, успевшая с комфортом устроиться в просторном стойле и как раз предвкушавшая внеплановый обед, недовольно фыркнула, но я была неумолима.
        — Отдохнем вечером, а сейчас закончим дела.  — Выведя лошадь из конюшни, я взобралась в седло.
        Перед тем как тронуть Молнию, оглянулась на дом. В окнах никого не было, но занавеска на втором этаже колыхнулась.
        Что ж, за время моего отсутствия слуги вволю насплетничаются о новой гостье, а я как раз успею получше познакомиться с городом.
        Мой путь лежал через базарную площадь. Я собиралась как прикупить новых вещей, так и послушать сплетни. Князь ищет мага достаточное время для того, чтобы слухи расползлись по городу. Кто знает, вдруг удача улыбнется в первый же день и я узнаю, с чем придется иметь дело!
        Где находится рынок, я приблизительно помнила, а потом и вовсе пристроилась за купеческим обозом. На рынке царил привычный шум, торговля была в самом разгаре. Мальчишки-разносчики наперебой предлагали всем желающим букеты и сладости. Женщины с корзинками нахваливали пирожки «с пылу с жару». Неспешно прогуливающиеся мимо стражники намекали, что ворам здесь поживиться не удастся.
        Привязав Молнию к коновязи, я взмахнула рукой, нарисовав несколько символов. Чересседельные сумки на мгновение окутались красным свечением. Полюбовавшись магическим зрением на пульсирующую сеть, довольно улыбнулась. Стражники стражниками, но о сохранности своих вещей я предпочитала заботиться лично. Целее будут.
        Безошибочно определив вещевой ряд, направилась к палаткам.
        — Эта рубашка сшита прямо на вас. Да все упыри будут очарованы и сами закопаются обратно в могилы, лишь бы вас не утруждать,  — узнав, что мне нужно, соловьем заливался пузатый торговец с рыжими усами.  — Всего за пять серебряных.
        — Госпожа, лучше обратите внимание на мой товар. Шелк окутает вас, словно вторая кожа, а цвет заставит волосы гореть ярче пламени.  — Его эльфийский коллега также не оставался в стороне.
        — Сколько просите?  — Красный цвет я с детства считала исконно ведьминским, так что не удержалась от соблазна пощупать рубашку.  — Мне нужны будут еще две, попроще и подешевле.
        — У нас найдется товар на любой вкус. Что бы вы ни надели, обязательно ощутите себя королевой.  — Сообразив, что клиентка попалась, торговец увлек меня внутрь палатки и разложил на столике разноцветный ворох рубах.  — Смотрите, их можно купить за пять, семь и десять серебряных.
        — За это? Нет, я, конечно, не отправлюсь на бал и вместо принца с куда большей вероятностью встречусь с неупокоенным привидением в полуразвалившемся склепе, но зачем же травмировать его вкус после смерти?  — Я недовольно наморщила нос. Чистокровный эльф не спустил бы подобного оскорбления, но торговлей и прочими подобными делами занимались исключительно полукровки. Вопреки собственным уверениям, они куда больше походили на людей, чем на перворожденных, да еще впитывали все худшие человеческие качества.  — Больше пяти серебряных не дам.
        — Семь!  — мгновенно среагировал полуэльф.
        В итоге мы сошлись на шести монетах. Кроме трех сменных рубашек я еще купила пару туник, штаны и короткую кожаную куртку, облегчив кошель сразу наполовину. Обычно я предпочитала тратить деньги поэкономнее, но сейчас надеялась на обещанный аванс.
        Побродив по рядам, разжилась коротким кинжалом, но так и не узнала ничего полезного о князе. Его сиятельство вроде бы часто появлялся на публике, успел дать пять балов, но, несмотря на это, никто не мог описать его толково.
        Балы поражали богатством и шиком, приглашалось множество гостей, но сам князь танцевал лишь первый обязательный танец. Выступая перед народом, лорд держался непринужденно и властно, благожелательно реагировал на вопросы, даже подарил кольцо выскочившей на помост любопытный девчушке. Но как только часы били полдень, знаменуя окончание выступления, мгновенно забывал о речах и удалялся. В общем, темная лошадка.
        С другой стороны, рынок — не единственное место, где собираются сплетники. Поскольку на обед барон Петтер меня не приглашал, я решила не смущать его своим присутствием и перекусить в трактире.
        — «Лошадиная голова». Не правда ли, любопытное название?  — Я тронула Молнию каблуками, направляя ее к выбранному заведению.
        Кобыла всхрапнула, явно считая, что расплывчатое пятно похоже на что угодно, но только не на лошадь. И вообще, в месте, где так отвратительно рисуют, не могут хорошо готовить.
        Но, к моему счастью, кухня оказалась достаточно сносной. По крайней мере, изучив принесенные мне котлеты с картошкой, я не нашла, к чему придраться. Да и пахло аппетитно.
        Орудуя вилкой, одновременно рассматривала посетителей. Левый угловой столик заняли стражники, в правом обосновались наемники. Обе компании демонстративно друг друга не замечали, но, судя по все добавляющимся кувшинам пива, надолго их терпения не хватит. Либо наемники устроят ссору, и представители закона не преминут совместить приятное с полезным и арестовать нарушителей, либо стражи порядка увлекутся дегустацией алкоголя и, допустив какой-то промах, выставят себя на посмешище.
        Я уже доедала десерт, когда шум за левым столиком усилился. Судя по долетавшим до моего слуха сбивчивым выкрикам, пиво оказалось не только вкусным, но и быстро исчезающим. Стражники сами не успели заметить, когда выпили четыре кувшина вместе трех, и теперь пытались собрать деньги.
        — И вовсе ничего сложного в этом нет. Я справлюсь даже с закрытыми глазами,  — привлек мое внимание громкий возглас.
        Наемники все-таки нашли себе развлечение и теперь посмеивались над молоденьким пареньком в добротной, но великоватой одежде.
        — Подрасти сначала, малыш,  — лысый мужчина играючи подкинул в воздухе кинжал,  — острые предметы не детские игрушки.
        — Я не малыш! Испытайте меня, и я покажу, на что способен.  — Раскрасневшийся, с русыми вьющимися, доходящими до плеч волосами, парень смотрелся настолько забавно, что даже я не удержалась от улыбки.  — Я не порежусь сам и не порежу никого из вас.
        Опрометчивое заявление вызвало дружный хохот со стороны наемников. Уж не знаю, чего добивался паренек, но произвести впечатление ему точно не удалось.
        — Если ты так настаиваешь… Только, чур, потом не плакать.  — Даже не пытаясь выглядеть серьезным, лысый протянул кинжал.  — Попадешь хотя бы…. ну вот в центр нарисованного озера, и мы подумаем над твоей просьбой.
        Шмыгнув носом, парень поскорее схватил кинжал. Оружие ему было явно не в новинку, он вполне профессионально взвесил кинжал в руке, проверяя балансировку. А вот с броском поспешил. Прищурив один глаз, замахнулся, отправляя нож в полет.
        Я машинально качнула головой, подметив ошибку. В академии учитель боевых искусств постоянно лупил нас прутьями по рукам, вдалбливая — в броске участвует плечо и предплечье, но никак не кисть.
        Допущенная оплошность обошлась пареньку в стоимость вазы, которую кинжал расколотил вдребезги. На шум из подсобки выскочил трактирщик, но призвать мальчишку к ответу не успел.
        — И чем мы здесь занимаемся?  — Импровизированным уроком заинтересовалась не только я, но и стражники. Один из них, толстый румяный тип, тверже всех стоящий на ногах, даже подошел поближе и теперь смотрел на парня с очень нехорошей улыбкой.  — Это ведь твой кинжал?
        — Ну…  — покосившись на невозмутимых наемников, мальчишка сглотнул,  — наверное, да.
        — Забирать посуду или вы будете заказывать что-то еще?  — отвлекла меня служанка.
        — Пожалуй, кружку пшеничного пива. Есть у вас настоянное на меду?  — задумалась я.
        — К сожалению, последний кувшин только что забрали. Кое-кто сегодня угощает всех присутствующих.  — Служанка презрительно покосилась на паренька.  — Только вот друзей это ему так и не прибавило. Может, вы попробуете вишневую наливку?
        — Несите,  — разрешила я.
        Сильно напиваться не входило в мои планы, не хотелось производить на барона с дочкой впечатление пьяницы, но от одного стакана вреда не будет. Да и надо ведь отметить поступление на новую работу.
        Увы, насладиться принесенным напитком мне не дали. Я сделала глоток и закрыла глаза, дегустируя вкусовые качества, а открыв, увидела напротив знакомого стражника.
        — Госпожа ведьма, будьте любезны ответить на один вопрос.  — Мужчина крепко держал поникшего паренька за локоть, будто боялся, что тот может сбежать.
        — Какой же?  — Я смерила обоих скучающим взглядом.
        — Этот мальчик утверждает, будто бы является вашим оруженосцем. Хотя я подозреваю, что это жалкое вранье, попытка избежать наказания.  — Толстяк отвесил парню воспитательный подзатыльник.  — Не проясните ситуацию?
        Вот теперь я действительно заинтересовалась. Конечно, разбитая ваза потянет на пять-шесть серебряных монет, но трактирщик еще не успел предъявить претензии. Да и не такой уж это серьезный проступок. И почему тогда, спрашивается, коллеги толстяка так напряженно следят за нашим диалогом?
        — Что он натворил на этот раз?  — Я с деланой усталостью вздохнула, чем заслужила сразу два взгляда. Полный надежды от мальчишки и удивленный от стражника.  — Если виноват, точно останется без ужина.
        — Если он действительно является вашим оруженосцем, то вины в его действиях нет. В противном случае он нарушил бы княжеский указ о военном положении и был бы вынужден заплатить штраф.  — Сообразив, что «рыбка» сорвалась с крючка, стражник заметно погрустнел.
        Я нахмурилась, вспоминая, что краем уха слышала о чем-то подобном на рынке. Вроде бы по последним правилам простые люди, не состоящие на службе, не имели права носить оружие. Магов данное указание не касалось, ведь их также можно было отнести к категориям лиц, обеспечивающих безопасность города, только стражники защищали население от преступников, а мы от нечисти.
        — Поскольку меня никто не просил отдать меч, я рассудила, что и мой оруженосец попадает под это правило. Ни он, ни я не нарушили никаких законов, верно?  — Я произнесла фразу твердо, констатируя факт и дожидаясь от стражника только его подтверждения.
        — Верно. В таком случае простите за беспокойство. Я должен был проверить.  — Толстяк отпустил парня и даже сумел изобразить глубокомысленную гримасу.
        — Госпожа, вы… я… у меня нет слов, чтобы…  — Заикаясь, мальчишка восхищенно уставился на меня.
        — Вот раз нет, лучше помолчи.  — Повернувшись к наемникам, я поманила пальцем кувшин пива.  — Простите, угощение отменяется, ваш друг не сумел отказать девушке в просьбе и передарил кувшин мне.
        — Вы… вы…  — Видимо, от шока и без того скудный запас слов паренька истощился окончательно.
        — Ну, ты же сам назвался моим оруженосцем, а значит, я имею полное право распоряжаться твоим имуществом и выбирать наказание. Да и хватит спаивать всякий сброд, благодарности от них все равно не дождешься.
        Оставив на столе плату за обед, я подхватила кувшин и последовала к выходу. У самих дверей остановилась, покосившись на изрядно погрустневших стражников. Интересно, как скоро им придет в голову мысль просто попросить у трактирщика в долг? Уж стражам порядка хозяин поверит на слово и не станет насчитывать проценты.
        Еще одну монетку бросила слуге, попросив привести Молнию.
        «Оруженосец» выскочил на улицу, когда я уже успела вылить пиво под куст и задумалась, что делать с освободившейся тарой.
        — П-простите…  — Паренек уставился на меня округлившимися глазами.
        Неужели в самом деле решил, будто я все выпью?!
        — Как удачно.  — Довольно улыбнувшись, впихнула кувшин пареньку и свистнула Молнии, норовящей обнюхать кусты.  — Вернешь на кухню.
        Мальчишка смущенно переступил с ноги на ногу.  — Когда состоится первый урок?
        — Видимо, когда ты найдешь настоящего учителя,  — запрыгнув на кобылу, бросила я.
        — А как же вы?  — Ярко-синие глаза паренька заблестели от навернувшихся слез.  — Разве вы не станете меня учить?
        — Я?  — С моих губ сорвался смешок.  — Я спасла тебя от стражи. Заметь, совершенно бескорыстно. Что вообще-то мне несвойственно. Думаю, на сегодняшний день я выполнила свою норму добрых дел. Если же ты так жаждешь напроситься в ученики, поищи учителя в месте поприличней.
        Посчитав напутствие законченным, я тронула Молнию. Кое-какие зачатки гордости у «оруженосца» имелись, так что следом за кобылой, умоляя дать ему шанс, он не побежал.
        Может быть, из него и получится толк.
        До ужина оставалось несколько часов, и оставшееся время я просто каталась по городу. Полюбоваться было на что. Аккуратные, чаще одно- или двухэтажные дома. Ажурные, кажущиеся парящими в воздухе храмы. Центр утопал в зелени, вдоль улиц тянулись ряды деревьев, на некоторых висели бумажные фонарики. Повсюду множество памятников, причем чаще всего встречалось изображение волка и статуи четверки хранящих божеств.
        Вроде бы ничего такого, чего мне не встречалось раньше, но одновременно с этим город неуловимо притягивал меня. Дело было то ли в воздухе, наполненном запахом горячей выпечки и цветов, то ли в умиротворенных выражениях лиц попадавшихся мне но пути людей, то ли в особой атмосфере покоя. В любом случае мне здесь нравилось. И, если с князем все сложится, пожалуй, я с огромным удовольствием тут поселюсь.
        В поместье меня ждали. Стоило Молнии подъехать к ступенькам и фыркнуть, как из дома выскочили трое слуг. Такого количества встречающих я не ожидала, но послушно отдала двум паренькам поводья, позволив заняться кобылой, а третьему разрешила проводить меня внутрь.
        Что ж, поскольку барон Петтер вряд ли боится ведьмы, буду считать подобный эскорт проявлением уважения. В холле инициативу перехватила Зерина.
        — Госпожа Ришида, добрый вечер. Я здешняя домоправительница.  — Теперь, когда мой статус определился, женщина вела себя куда более уважительно, хотя я ей все равно не нравилась.  — Пойдемте посмотрим вашу комнату. Ужин начнется через пятнадцать минут в малой столовой. Не опаздывайте, пожалуйста.
        — Это вот здесь?  — подходя к комнате, показала я. Дождавшись кивка, довольно улыбнулась.  — Отлично, в таком случае я буду вовремя.
        — Если вам что-то понадобится, позвоните в колокольчик,  — сухо напутствовала домоправительница.
        Оставшись в одиночестве, я осмотрелась. Барон выделил мне последнюю спальню в коридоре. Не знаю, жил ли здесь кто-то раньше, но пылью и затхлостью в комнате не пахло. Слуги успели постелить свежее постельное белье, распахнуть окна и поставить на прикроватный столик букет белоснежных роз.
        Спальня была выдержана в светло-голубых тонах. Стены покрывали лепные белоснежные цветы. В нише за огромной кроватью, застеленной ярко-голубым одеялом, стояло несколько статуэток. Из мебели тут имелись белый, с золотистой отделкой шкаф, два кресла и стол, выполненные в таком же стиле. Завершали убранство подсвечники, зеркало и картина напротив кровати.
        Пока мы с Зериной поднимались, слуги успели сложить мои вещи в шкаф. Правда, распаковывать сумки не стали. Сейчас времени на наведение порядка не было, так что я просто вытащила из пакета одну из купленных рубашек.
        Переодевшись и расчесав волосы, спустилась на первый этаж. Несмотря на название, малая столовая легко могла вместить двадцать человек. Хотя накрыто было только на троих. Кроме меня, гостей не ждали.
        Барон с дочерью переступили порог, когда настенные часы первый раз пробили восемь. Лорд был в темно-красном камзоле, Верита — в лавандовом платье, на этот раз доходящем до пола.
        На мгновение я даже почувствовала себя неуютно. Зеленая атласная рубашка стоила мне семи серебряных, но все равно смотрелась куда проще платья девушки. Да и садиться за стол в штанах у аристократов не было принято. Впрочем, от ведьмы никто и не ждал соблюдения этикета.
        Ужин прошел сдержанно. Барон поинтересовался, какое впечатление на меня произвел город. Я похвалила стряпню повара. В общем, обычная, ничего не значащая беседа, ведущаяся лишь потому, что так положено.
        Несколько раз я ловила на себе любопытный взгляд Вериты, но девушка мгновенно отводила глаза и сосредотачивала внимание на содержимом тарелки. Может быть, мне стоило поддержать разговор самой, но вместо этого я поблагодарила за ужин и отправилась спать.
        В спальне меня ждал сюрприз в виде ночной рубашки и пушистого халата желтого цвета. Заботу я оценила, но дверь на всякий случай зачаровала так, чтобы, кроме меня, открыть ее не сумел бы никто.
        Покончив с необходимыми предосторожностями, стала готовиться ко сну. Рубашка оказалась удобной, а кровать мягкой. Невольно мои губы растянулись в улыбке. Давненько не приходилось отдыхать в настолько комфортных условиях!
        Можно было даже подумать, что то объявление подкинула сама судьба! И если в первый день все так хорошо началось, то дальше сложится еще лучше. Додумать я не успела — провалилась в глубокий сон.
        Глава 3
        Утром я была настроена далеко не так оптимистично. Не желая ждать, пока князь вспомнит обо мне, после завтрака сама отправилась в замок. Я привыкла, что лорды редко просыпаются раньше десяти, и планировала подловить работодателя по дороге к тронному залу. Потому весьма удивилась, узнав от церемониймейстера, что его сиятельство с восьми часов сидит в кабинете и княжеское время до полудня расписано по минутам.
        Может быть, я сумела бы уговорить Цаплю внести меня в график, но очередь из лордов заставила набраться терпения. Пользоваться шатким служебным положением и портить отношения с возможным нанимателем я опасалась.
        Диванчики для посетителей при обустройстве коридоров поставить забыли, так что на несколько часов пришлось превратиться в статую. От скуки я разглядывала аристократов, в свою очередь надменно не удостаивавших меня даже короткого взгляда.
        Не знаю, о чем его сиятельство беседовал с лордами, но дольше чем на десять минут в кабинете никто не задерживался. Довольно любопытно было наблюдать за сменой эмоций визитеров. В кабинет все заходили, раздуваясь от гордости и чувства собственного достоинства. Лишь немногие выглядели сосредоточенными и не пытались произвести впечатление. Эти-то и покидали князя с явно написанным на лицах удовлетворением и горящими взглядами. Большинство же выходивших, напротив, покрывалось красными пятнами, бледнело от злости или цепляло на лицо маску безразличия.
        Делать перерыв на обед его сиятельство не пожелал и, когда часы пробили полдень, остался в кабинете. Увидев несущую поднос служанку, я сообразила, что князь вполне может не выйти из кабинета до вечера и, если не сменю стратегию, работы мне не видать.
        — Госпожа, куда вы? Его сиятельство велел его не беспокоить,  — строго окликнул меня церемониймейстер.
        — Какое беспокойство, хочу всего лишь пожелать его сиятельству приятного аппетита.  — Я очаровательно улыбнулась.  — К тому же князь меня знает и не станет ругаться.
        Наверное, Цапля уперся бы, но мне на руку сыграл тот факт, что из кабинета вышел знакомый слуга, подтвердивший мой статус.
        — Ваше сиятельство,  — переступив порог, я вежливо поклонилась князю.
        Вопреки моим ожиданиям, он вовсе не обедал. Накрытый поднос стоял у окна, а мужчина сосредоточенно черкал что-то в свитке.
        — Ришида?  — То, что князь не забыл мое имя, я посчитала хорошим знаком.  — Не ожидал вас увидеть.
        — Надеюсь, сюрприз оказался приятным?  — Я позволила себе легкую улыбку.  — Предупреждала ведь, что не передумаю.
        Вновь испытывать судьбу, бросая правителю вызов, я не стала. Сейчас на его сиятельстве была темно-зеленая рубашка под горло и коричневый сюртук, застегнутый на все пуговицы, несмотря на теплую погоду. А еще удивлял тот факт, что во время приема для простых подданных князь отказался от венца, а сейчас его волосы украшал серебристый ободок.
        Хоть мы и находились не в тронном зале, а в небольшом кабинете, по спине поползли мурашки.
        — Присаживайтесь.  — Лорд кивнул на кресло напротив стола.  — Не передумали приступить к работе? Если откажетесь, я не стану портить ваш диплом и напишу положительную характеристику.
        — Глупо отказываться, даже не попробовав свои силы. Кто знает, вдруг именно я смогу справиться с проблемой?  — Глаза Эшворда превратились в угли, но я выдержала его взгляд.  — Речь пойдет о беспорядках в городе? Маг требуется, чтобы обеспечить безопасность?
        — О каких беспорядках вы говорите?  — Лорд остался бесстрастным и не позволил мне по собственным эмоциям понять, угадала я или попала впросак.
        — Видимо, о тех, из-за которых в городе действует запрет на оружие. Насколько знаю, для подобных указов всегда имеются веские основания.  — Ведя свою игру, пришлось тщательно взвешивать каждое слово.
        — В данном случае это обычная мера предосторожности.  — Эшворд помедлил, но все же не счел информацию секретной.  — Наше княжество находится на стыке двух других — Либереца и Вортбека. С соседями мы стараемся поддерживать дружеские отношения, но не всегда это удается.
        — И что стало причиной конфликта?  — Сообразив, к чему клонит правитель, я обратилась в слух.
        — Конфликт возник уже давно. Либерец и Вортбек соединяет линия пещер. В одной из них добывают рубины. Вы ведь знаете, почему они так ценны для магов?
        — Я хорошо училась в академии,  — кивнула, машинально дотронувшись до подвески.  — Рубин — уникальный накопитель, способный поглощать направленную магию и перерабатывать ее в чистую энергию.
        — В таком случае вы понимаете, почему каждый правитель желает назвать пещеры своими.  — Мою колкость лорд оставил без внимания.  — Несколько месяцев назад соседям удалось достичь взаимопонимания. У обоих князей были дети. Свадьба как способ породниться и пещеры в качестве приданого оказались весьма неплохим выходом.
        — Но?..
        — Но на свадебную процессию напали. Молодой супруг выжил, а вот невеста погибла, даже не успев побыть женой.  — Голос Эшворда погрустнел, а в глазах на мгновение появилась тоска.  — Виновников нападения найти не удалось. А правители спорят, кому должны отойти пещеры. Формально свадьба состоялась, но фактически без невесты договор теряет всякую силу.
        Если сначала лорд говорил неохотно и только потому, что мои вопросы вынудили его отвечать, то теперь он увлекся. Почему-то я была уверена — описывая действия правителей, Эшворд прикидывал, какое решение принял бы на их месте.
        — Пока длится траур, ни одна сторона не посмеет напасть. Зато не упустит шанса использовать время для подготовки своих войск. Мы как ближайшие соседи можем выступить союзниками, поддержав ту или иную сторону. Но я не хочу втягивать свое княжество в войну.
        — И это совершенно точно? Ваши шпионы не могли что-то напутать? Если еще не провели церемонию прощания с погибшей, начинать дележ будет низостью.  — Не сдержавшись, я поморщилась.  — Да и, насколько поняла, оба правителя подозревают в организации нападения друг друга? Неужели они не начнут мстить и искать виновных?
        — Ришида, и вы еще задаетесь вопросом, почему я отказываюсь принимать вас на работу! Ваша наивность изумляет.  — Лорд расхохотался. Смех у него был красивым, низким, бархатным, но менее обидным от этого не стал.  — Кровная месть скоротечна, подобные обиды проходят быстро. Погибшую девушку в любом случае не вернуть. Но вопросы наполнения казны и укрепления собственной армии будут стоять перед правителем каждый день. Естественно, в такой ситуации он предпочтет думать о выгоде и оставит чувства на потом.
        — Если не догадается совместить.  — Я фыркнула и, скрестив руки, откинулась на спинку кресла.  — Деньги, это, безусловно, хорошо, но умение защищать своих также чего-то стоит. Я согласилась бы принести клятву тому князю, который способен оберегать свой народ.
        — Весьма рад слышать. Значит, мое задание придется вам по вкусу.  — Отчего-то тон Эшворда мне совершенно не понравился.
        Да и князь, вытаскивающий бумагу из стопки, улыбался слишком уж предвкушающе. Действительно важную работу с таким выражением лица не поручают.
        Стоило бегло пройтись взглядом по протянутому листку, как опасение перешло в твердую уверенность.
        Бумажка была исписана мелким почерком и художественно украшена кляксами. Кажется, неизвестный автор даже попытался «постирать» ценный документ. Помарки в итоге никуда не делись, а вот бумага съежилась.
        — Зачем вы это читаете? Разве в обязанности вашего секретаря не входит сортировка корреспонденции?  — с трудом разобрав, что письмо представляет собой обычную жалобу, я поморщилась.
        — Я князь, это моя работа,  — просто произнес Эшворд.  — А что касается секретаря… Как вы думаете, где бы оказалось это прошение?
        — Там, где ему и место. Ведь в любом случае, пока жалоба дойдет до вас, проблема перестанет быть актуальной.  — Я положила бумагу на стол.  — Неужели у вас нет более важной работы, чем чтение опуса о трагической пропаже любимой курицы?
        — Есть. Именно поэтому расследованием дела о похищении домашней птицы займетесь вы.
        После переформулировки задание выглядело куда более солидным, но по-прежнему не внушало никакого доверия.
        — Я? Но разве вам не требовался маг для серьезного дела?  — Я говорила как можно более вежливо, стараясь подавить поднявшееся недовольство.
        — Откуда такой скептический настрой? Поверьте, если бы я не счел дело серьезным, не стал бы прибегать к услугам мага.  — Эшворд откровенно забавлялся, наслаждаясь как ситуацией в целом, так и моей реакцией.
        — Позвольте спросить, чем именно пропажа курицы задела вас?  — Я подалась вперед.  — В детстве куры были вашими любимыми животными? Или в княжестве выведен особый вид кур, способных нести золотые яйца?
        — Ришида, вы мыслите слишком узко и не желаете оценить ситуацию в целом. Исчезновение одной курицы в самом деле не повлияет на экономику, но что, если неизвестный злоумышленник не остановится? Не станет кур, и мы не сможем поставлять мясо в соседние княжества. Договоры начнут нарушаться, купцы примутся писать жалобы, торговля постепенно придет в упадок, а там недалеко и до войны. Как видите, все строится на мелочах,  — невозмутимо произнес князь.
        У меня дернулось веко. Абсурдность ситуации начинала зашкаливать, но возразить и честно высказать свое мнение, не рискнув при этом потерять работу, я не могла.
        А ведь его сиятельство только и ждал повода указать мне на дверь. Знать бы еще, специально подобрал такую работу или, как всегда, помог слепой случай?
        — Прошение было не одно. Можете ознакомиться со всеми, чтобы иметь представление, с чем придется столкнуться.  — Князь протянул мне папку.
        «Значит, задание не случайное».
        Прикинув, что жалоб не менее десяти, я окончательно приуныла.
        — Ваше сиятельство, я все же посмею усомниться в необходимости магического вмешательства.  — Мысль о поездке в деревню придала мне храбрости.  — Кур таскает лиса или хорек. Надо заделать щели, поставить капкан, и проблема решится.
        — А вы много встречали хорьков, у которых глаза светились бы зеленым пламенем? Да и по потолку, несмотря на когти, они лазить не умеют.  — Положив подбородок на сцепленные ладони, князь с любопытством взглянул на меня.
        — В пьяном состоянии привидится и не такое.  — Я продолжала стоять на своем.
        — И все же я желаю знать наверняка. Вы сегодня же отправитесь в деревню, выясните все и доложите мне подробности дела о куроеде.  — На этот раз голос лорда прозвучал сухо и холодно.
        Да и взгляд из насмешливо-сдержанного стал холодным, пронизывающим. Пожалуй, теперь я понимала, почему все аристократы выходили из кабинета в плачевном состоянии. Переспорить его сиятельство — задача не из легких.
        — К тому же вы ведь сами говорили, что желаете чувствовать себя защищенной. Именно это я и делаю для подданных,  — когда, подхватив папку со стола, я встала, добавил Эшворд.
        Выражение лица князя не изменилось. Вот только мне на мгновение показалось, что в его глазах отразилось пляшущее пламя.
        — Не беспокойтесь, я со всем разберусь, и к завтрашнему утру отчет будет лежать на вашем столе,  — улыбнувшись, заверила его.
        — Уверен, вы меня не разочаруете.  — Как оказалось, лорд все же предпочитал оставлять последнее слово за собой.
        Замок я покидала в скверном состоянии, мысленно чертыхаясь на работенку. Бумаги в папке представлялись мне чем-то вроде ядовитых змей, к которым совершенно не хотелось притрагиваться.
        Не сказать, чтобы я так уж боялась работы. Мне приходилось выполнять заказы и похуже, тут хоть силу не придется тратить. Куда более обидным казалось, что князь по-прежнему не желал воспринимать меня всерьез и явно был разочарован моим согласием.
        Но сильнее всего я злилась из-за того, как ловко Эшворд обыграл меня, припомнив мои же слова. Может быть, он и отсутствовал в княжестве долгое время, но на его способностях манипулировать людьми это никак не отразилось.
        Возвращаясь в поместье, я внимательнее изучила письма. Увы, ничего интересного или хотя бы более-менее полезного извлечь при чтении не удалось. Крестьяне описывали куроеда совершенно по-разному, указывая то на горящие демоновым огнем глаза и исходящий от зверя холод, то на дикий страх, охватывающий при взгляде на непонятную тварь. Под подобные характеристики подпадала уйма нечисти. В дневное время куроед не охотился, пропажу кур крестьяне обнаруживали исключительно утром. Но делать какие-либо прогнозы при таком качестве информации я сочла лишним. Уж лучше поговорить с кем-то, действительно видевшим монстра, и потом решать, как с ним бороться.
        В любом случае по-настоящему опасной твари в деревне не окажется — иначе пропадали бы не куры, а дети. А с нечистью, подпадающей под два первых уровня сложности, разберусь на месте. Но заночевать в деревне придется.
        Принятое решение заставило меня скривиться, но, раз уж так случилось, заказ я решила выполнить тщательно, не давая повода усомниться в моей квалификации.
        Именно это я и объяснила вышедшей встретить меня в гостиную Верите.
        — Выходит, вы оставляете нас без своей компании и защиты.  — Не видя смысла больше скрывать свой корыстный интерес, девушка заметно погрустнела.  — Мы даже не успели познакомиться как следует.
        — Наверстаем, когда вернусь. Но вы ошибаетесь. Я всегда держу слово. И, если мне приходится уезжать, защиту я вам оставлю.  — Отцепив рубиновую подвеску, я протянула украшение хозяйке.  — Это универсальный накопитель. Если кто-то попытается навести на вас чары, камень впитает их. Можете не бояться, что неожиданно для себя проснетесь замужней дамой.
        — А как же вы?  — В последний момент девушка отдернула руку.  — Вдруг задание окажется опасным?
        — Уверяю, куроеды не женятся на ведьмах. Скорее, меня попытаются съесть, а не очаровать.  — Я рассмеялась.  — У меня есть другие амулеты, так что к ужину не опоздаю.
        — В таком случае огромное спасибо.  — Успокоившись, Верита приколола подвеску к платью.  — Я передам отцу, что вы уезжаете по поручению его сиятельства. Кстати, как он вам?
        — Князь?  — Дождавшись утвердительного кивка, я продолжила: — Умный, рассудительный, в меру жесткий. В общем, такой, каким и положено быть правителю.
        — И что же, он вас ничем не заинтересовал?  — продолжала расспрашивать Верита.
        — Разве что размером моей будущей зарплаты, которая пока не обсуждалась.  — Я позволила себе улыбнуться.
        — Только от ведьмы можно услышать подобный ответ.  — Девушка рассмеялась в ответ на шутку.  — Простите, если мое любопытство вас удивило, просто князь не женат, и все кругом только о нем и говорят.
        — То есть вас интересует, не являюсь ли я соперницей или не смогу ли устранить других соперниц?  — Окончательно заинтересовавшись, я пристально взглянула на смутившуюся Веригу.
        — Я не собираюсь выходить замуж в ближайшее время,  — убежденно заявила девушка.  — Зато хочу написать книгу об удачных и неудачных способах знакомства с женихами. Чтобы не заниматься пустословием, мне нужны примеры. Я решила, что его сиятельство вполне подходящая цель и можно положить в основу его образ.
        — Необычное занятие для леди.  — Я качнула головой.
        — Отец тоже так считает.  — Верита грустно вздохнула.  — Поэтому я стараюсь никому не рассказывать о своей идее.
        — Тогда зачем рассказали мне?  — Я вопросительно изогнула бровь.
        — А вам я доверяю. Чувствую, вы хороший человек,  — бесхитростно призналась девушка.
        Я ограничилась многозначительной улыбкой и никак не отреагировала на заявление. На первый взгляд Верита казалась весьма рассудительной и умной девушкой, но при этом она сохраняла детскую наивность и веру в людей.
        Впрочем, в отличие от меня, дочь барона могла позволить себе жить иллюзиями, не снисходя до серой повседневности.
        — К тому же, если князь не интересует вас в качестве мужа, вы поможете мне с книгой. Взгляд со стороны — это то, что необходимо каждому писателю.
        Верита продолжала болтать, не замечая, что моя улыбка превратилась в вымученную. Вспоминать о прошлом я не любила, но почему-то вычеркнуть его из жизни не получалось.
        — Ришида, так что скажете?
        — Я не возражаю. По возвращении просмотрим ваши заметки и решим, с чего лучше начать,  — пообещала ей.  — Так что пойду собираться, чтобы скорее вернуться.
        — Я распоряжусь на кухне, чтобы вам завернули еду в дорогу. Может, вы и пропустите обед, но не попробовать пирожки я вам не позволю.  — Кивнув, Верита отправилась на кухню.
        Сборы не заняли много времени. Развесив в шкафу купленную одежду, я отправилась на конюшню. Слуги уже успели подготовить продукты, так что меня ничто не задерживало.
        Выезжая со двора, увидела, что Верита машет мне из окна. Улыбнувшись, помахала ей в ответ.
        Насколько я знала, обычно леди благородных кровей вели себя куда более высокомерно, но девушка совершенно не зазнавалась. Хотя аристократки наверняка считали ее странной. Одна идея с книгой чего стоила.
        Невольно мои мысли закрутились вокруг Эшворда. До разговора с Веритой я не обращала внимания на то, что князь не носит обручального кольца. Да и вообще, если не считать титула, вряд ли назвала бы мужчину выгодным женихом.
        Нет, лорд был довольно красив. Ровный загар и выгоревшие волосы навевали мысли, что князь много времени провел на юге, под открытым солнцем. Впечатление усиливали темные, с золотистыми вкраплениями, глаза.
        В толпе я точно заметила бы его и, возможно, даже помечтала о возможном знакомстве. Но только до того момента, пока сам мужчина не обратил бы на меня внимания. Слишком уж холодными и колючими были его глаза. Меня каждый раз невольно пробирала дрожь, и ужасно хотелось сказать гадость, лишь бы заставить князя проявить хоть какие-то эмоции.
        Вот только за несколько встреч сложилось впечатление, что лорд не очень-то беспокоится о том, какое впечатление производит на людей. Он просто вел себя так, как считал нужным, вынуждая остальных подстраиваться под собственную манеру поведения.
        В общем, на мой взгляд, лорд совершенно не годился в мужья. Холодный, своенравный, самоуверенный тип, не желающий замечать никого, кроме себя.
        «А еще я даже не знаю, как его зовут»,  — невесть почему шепнул внутренний голос.
        Хмыкнув, я поторопила Молнию, вынуждая ускорить ход. К вечеру собиралась прибыть в деревню и, расспросив жителей, сразу приняться за работу. Большинство нежити вело ночной образ жизни, так что у меня имелись неплохие шансы разобраться с куроедом и к утру предоставить князю отчет о выполненном задании.
        — Ну что, отправляемся навстречу очередным приключениям?  — выехав на площадь, обратилась я к лошади.
        Погода была ясной. Подставив лицо солнечным лучам и почувствовав, как ветер приятно раздувает волосы, я улыбнулась. Пожалуй, эта прогулка может стать приятной.
        Моего энтузиазма хватило ненадолго. Ровно до того момента, когда я увидела, что дорогу перегородили перевернувшаяся на бок телега и упавшие с нее раскатившиеся бочки. Благодаря емким комментариям возниц и собравшихся зрителей, я довольно быстро восстановила для себя картину происходящего.
        Возницы везли вино в трактир, но колесо попало в яму и отвалилось. По досадной случайности нужный трактир располагался всего в нескольких метрах от места аварии, так что большинство посетителей выскочило на шум и влилось в число зрителей. Некоторые бочки разбились, и по дороге побежали винные ручейки. В воздухе запахло перебродившим виноградом.
        Увидевший это трактирщик наотрез отказался платить за орошение улицы и требовал, чтобы возницы забрали товар обратно. В свою очередь те, получившие деньги только за доставку бочек к трактиру, не желали отправляться в обратный путь бесплатно.
        Ситуация усугублялась тем, что некоторые посетители, решив, что нечего пропадать добру, уже алчно подбирались к разбитым бочкам, так что возницам приходилось не только разбираться с зеваками и трактирщиком, но и караулить имущество.
        — Послушайте, может быть, стоит сначала собрать бочки, а потом решить, кто будет за них платить?  — прозвучала первая здравая мысль.
        Я повернула голову, желая посмотреть на человека, озвучившего ее, и тихо хмыкнула.
        Мой «ученик» обзавелся прорехой на рубашке, но в глазах продолжали светиться юношеский задор и желание перевернуть мир. Не иначе как паренек вообразил себя защитником слабых и угнетенных и отчаянно пытался воззвать к совести зрителей, предлагая вместе взяться за наведение порядка.
        Как и следовало ожидать, никому не хотелось заниматься тяжелой работой, так что все призывы мальчишки встречались взрывами хохота.
        — А почему ты нам пример не подашь? Авось, глядя на тебя, мы тоже устыдимся и возьмемся помогать.  — Один из наемников, захвативший с собой кружку, заулыбался, предвкушая интересное зрелище.
        — Да-да, командовать все могут. Ты ведь не трус и готов подкрепить свои слова делом?  — поддержал его товарищ.
        Явно не ожидавший подобного подвоха паренек заскользил взглядом но толпе, пытаясь увидеть поддержку хоть на чьем-нибудь лице, вот только никто не спешил вызываться добровольцем.
        Заметив меня, парень вздрогнул и залился краской. Я машинально качнула головой, отговаривая «ученичка» от каких-либо действий. Ясное дело, тщедушному подростку в одиночку ни за что не поднять бочку, и кроме очередного взрыва веселья, ни к каким результатам его действия не приведут. Куда проще дождаться стражи, которая гарантированно наведет порядок, да еще и заставит заплатить штраф за созданный на дороге беспорядок.
        Не знаю, о чем подумал мальчишка, но, выпрямившись и расправив плечи, он гордо зашагал к телеге. Совсем дураком он не был и, трезво оценив свои силы, не стал пытаться в одиночку перетащить бочки. Вместо этого паренек отобрал у кого-то дрын и, используя его в качестве рычага, попытался поднять телегу.
        Идея была хорошей. И, если бы ему помогли, имела бы шанс на отличную реализацию. А так дрын сломался, телега дернулась, и бочки покатились прямо на замершего парнишку.
        Я едва успела вскинуть руки, ставя простейший силовой щит. Вообще-то он предназначался для защиты от нечисти, но и бочки удержал неплохо.
        — И что? Кто-нибудь поможет слабой девушке или мне предстоит со всем разбираться самой?  — Дождавшись, пока все взгляды обратятся ко мне, криво усмехнулась.
        Мое предложение наемники высмеивать не стали. Правильно сделали, ведьму в плохом настроении лучше не злить.
        Убедившись, что мужчины слаженно взялись за работу и бочки уже не раздавят зазевавшегося прохожего, я развеяла чары и облегченно выдохнула.
        — Ну и зачем ты это сделал?  — На паренька, замершего в отдалении, жалко было смотреть.  — Неужели не понимал, что не справишься?
        — Потому что я не трус! И я не отступаю перед трудностями!  — Выдержав мой взгляд, он упрямо вскинул подбородок.
        — Да, ты не трус,  — согласилась с ним. И, дождавшись, пока губы паренька дрогнут в неверящей улыбке, безжалостно добавила: — Ты круглый дурак. Тебя не просто вынудили поступить против твоей воли, но и заставили сделать это на потеху толпе. В общем, подбили на «слабо».
        — Но… они сказали, что я должен…  — Голос мальчишки дрогнул.
        — То есть ты считаешь мнение пьяной компании достойным мерилом своего поведения? Ну-ну.  — Я скептически выгнула бровь.
        — Пьяным был только один,  — окончательно стушевавшись, выдохнул паренек.
        — Достойный аргумент.  — Я продолжала посмеиваться, хотя специально поддразнивать подростка уже не хотелось.
        Судя по алеющим кончикам ушей, свою ошибку он вполне осознал, а это уже немало.
        — Как тебя звать-то, горемыка?
        — Кэмерик Горвальский,  — выпятив грудь, важно представился парень.
        Наверняка хотел впечатлить меня громким именем, но добился лишь того, что я демонстративно поморщилась.
        — Такое длинное имя еще нужно заслужить. Будешь Кэмом,  — решила я.  — Первый урок — мнение толпы никогда не должно влиять на твои поступки. Один человек обладает волей, но, когда людей много, они превращаются в стадо баранов. И тебе решать, попробовать стать пастухом или примкнуть к остальным рогатым.
        — Ч-что?  — Кэм уставился так, будто рога выросли у меня.
        — Неужели не запомнил с первого раза? Учти, я не люблю повторять дважды и не потерплю невнимательности. Заставлю купить тетрадь и записывать все мои мудрые наставления.  — Не сообразив, что я веселюсь, паренек все принял за чистую монету и быстро-быстро закивал.
        — Как пожелаете, госпожа. Благодарю, госпожа. Вы не пожалеете, что согласились взять меня оруженосцем.  — Прижав руки к груди, Кэм собирался бухнуться на колени.
        — Уже жалею. И запомни сразу, есть несколько уточнений. Меня зовут Ришида, и ты будешь кем-то вроде слуги. Ученик мне не нужен, а научить тебя искусству оруженосцев я не смогу.
        — Я согласен. Все, что вы… скажешь… го… Ришида,  — поспешно поправился паренек, не сводя с меня восхищенного взгляда.
        — Лошадь-то у тебя есть? Или ты с пустыми руками из дома сбежал?  — полюбопытствовала в ответ.
        — Сбегают только трусы! А я отправился в мир, чтобы прославить свое имя, совершить подвиги и…  — Осекшись под моим скептическим взглядом, Кэм шмыгнул носом.  — Есть. Она в конюшне.
        — Тогда залезай.  — Протянув руку, я помогла пареньку устроиться сзади меня.  — Заберем твоего бравого жеребца и поедем проходить боевое посвящение.
        За то время, пока мы болтали, посетители успели расчистить половину дороги, и можно было спокойно проехать. К моему облегчению, конюшня находилась по пути, так что сворачивать и тратить драгоценное время не пришлось.
        Учитывая не слишком притязательную одежду моего слуги, я думала, что и лошадь окажется доходягой, но меня ожидал сюрприз.
        Пообещав вернуться через мгновение, Кэм вывел из конюшни крепкого рыжего жеребца. Я одобрительно цокнула, а парень облегченно вздохнул.
        — Неужели думал, что я брошу тебя и уеду? Ведьмы, может, и не рыцари, но от своих слов не отказываются,  — заметила ему и в очередной раз вогнала мальчишку в краску.
        Ничего не ответив, Кэм взобрался на жеребца и застыл, ожидая дальнейших указаний.
        Молния дернула ухом и шагнула было к рыжему, но я предупреждающе натянула поводья, намекая, что знакомство следует оставить на потом.
        Терпения Кэму хватило ненадолго. Стоило городским стенам остаться за спиной, как паренек начал изнывать от любопытства. Убедившись, что осторожные покашливания и жалобные взгляды на меня не действуют, ученик рискнул подать голос:
        — Ришида, а куда мы едем? Ты станешь сражаться на кладбище с полчищами оживших покойников? Или мы ищем огнедышащих драконов?  — с блеском в глазах спросил Кэм.  — А тебе уже приходилось участвовать в битвах? Я смогу воевать? Чему ты научишь меня в первую очередь?
        — Молчать и слушаться старших,  — строго велела я.  — Понимаю, тебе любопытно, но предлагаю отвечать на вопросы по очереди. Начнем с того, что ты расскажешь о себе — откуда ты родом и что умеешь, а уже потом я решу, какую работу смогу тебе поручить.
        — Хорошо.  — Тоскливо вздохнув, мальчишка уставился на поводья и начал рассказ.
        История вышла обычная и довольно распространенная. В Кэм происходил из благородной, но обедневшей семьи, в которой не осталось ничего ценного, кроме имени. Вот его-то как раз и отправили прославлять отметившего шестнадцатилетие мальчишку. Младшему сыну в семье, где кроме него имелись еще трое наследников и две дочери на выданье, надеяться было особо не на что, но все же родители сумели приобрести сыну коня, собрали денег в дорогу и дали письмо в рыцарскую академию. При должном усердии у мальчишки были неплохие шансы выбиться в оруженосцы, а потом и в рыцари.
        Но до академии Кэм не доехал. По дороге он встретил парня, который, сочинив историю про упавшую в обморок сестру, украл драгоценный кошель. Без денег мальчишке стыдно было ехать в академию, и, поразмыслив, он решил ускорить процесс собственного образования — найти подходящего рыцаря и наняться к нему в оруженосцы.
        — А вместо этого попалась я. И теперь тебя будет учить не благородный рыцарь в сверкающих доспехах, а язвительная ведьма в драной куртке,  — хмыкнула понимающе.
        — Но ведь у тебя тоже есть меч.  — Кэм восхищенно уставился на притороченное к седлу оружие.
        — Я предпочитаю пользоваться им в крайнем случае.  — Заметив, как вытянулось лицо паренька, тихо рассмеялась.
        Какой же он все-таки еще ребенок!
        На мгновение я даже испугалась, не окажется ли ошибкой решение взять Кэма в ученики. Все-таки мне больше по душе одиночество, а необходимость присматривать за кем-то изрядно утомляет.
        — Осторожно!
        Засмотревшись на дерущихся в воздухе ворон, Кэм не заметил ямки на дороге и едва не вылетел из седла. Мой оклик заставил его выровняться и вцепиться в луку седла. Виновато улыбнувшись, мальчишка стал подгонять жеребца, вынуждая обойти неровный участок.
        Что ж, если Кэм сумеет пройти у меня обучение, в будущем из него получится превосходный рыцарь, способный справиться с чем угодно.
        По дороге мы ехали молча, обмениваясь короткими фразами. Один раз остановились на обед. Смирившись с ролью учителя, я без колебаний разделила продукты на две части и большую подвинула Кэму. Смутившийся мальчишка попытался отказаться, но я только отмахнулась. Мне не слишком хотелось есть, а вот ученику поправиться не мешало бы.
        «По возвращении нужно будет заехать на рынок и купить ему одежду»,  — глядя, как Кэм закатывает рукава слишком длинной рубашки, сделала себе мысленную пометку.
        Вскоре каменный тракт сменился широкой утоптанной дорогой. По мере того как мы отдалялись от города, все реже попадались путники и все чаще — ямы. Не желая, чтобы Молния сбивала копыта, я пустила ее тихой рысью.
        Спешить не было нужды. На горизонте уже показались храмовые купола, лес сменился свежевспаханными полями. Я взглянула на лезущие из-под земли ростки, задержала взгляд на щавеле, но решила не ронять собственный авторитет кражей зелени. Одновременно пришлось предупреждающе натянуть поводья кобылы, думающей в том же русле и тоже вознамерившейся полакомиться молодой травой.
        Кукольные домики медленно увеличивались и начинали походить на человеческие жилища. Невольно я вспомнила, как в детстве любила наблюдать за растущими при приближении домами. Мне тогда казалось, что это происходит по волшебству, и я все время крутила головой, пытаясь понять, где именно прячутся маги.
        — Ты здесь бывала раньше?  — вырвал меня из задумчивости голос Кэма.
        — В Белом Яру?  — вспомнила я название деревни.  — Нет, первый раз. А что?
        — Просто у тебя взгляд стал такой… печальный. Так обычно смотрят люди, возвращаясь в давно забытый дом,  — несмело предположил ученик.
        Я только передернула плечами, не придумав ответа. Несмотря на наивность, Кэм оказался довольно проницательным и периодически говорил разумные вещи. Сейчас его предположение тоже отчасти оказалось верным.
        Когда-то давно, когда еще были живы родители, мы приезжали на лето в деревню. Я мало что запомнила, в памяти остались лишь ощущения. Приятно ласкающее солнце и парное молоко. Треск кузнечиков и небольшое озеро, в котором можно купаться и ловить рыбу. Пахнущая соломой постель и крик петуха.
        В те времена я была счастлива так, как только может быть счастлив пятилетний ребенок, ведь рядом всегда находились родители и друзья. Именно поэтому старалась не вспоминать о прошлом. Ту атмосферу беззаботности и веселья все равно уже не вернуть, а значит, нет смысла искать потерянную деревню, подсознательно надеясь, что уж там-то жизнь сразу наладится.
        — Мы не будем заезжать в селение?  — Кэм завистливо покосился на парящих в небе воздушных змеев.
        Ватага носящихся по полю ребятишек заметила нас и теперь с любопытством разглядывала гостей.
        — Нет, только потратим время.  — Достав карту, я провела пальцем по дороге, сверяя маршрут.  — Нам нужна Озерная, придется еще несколько раз свернуть.
        В Озерную мы въехали, когда начали сгущаться сумерки. Весьма удачно как для крестьян, возвращающихся с посевных работ и получивших возможность сразу рассмотреть приезжих, так и для нас, избавившихся от необходимости разыскивать старосту.
        — Добрый вечер.  — Спрыгнув с Молнии, я нашарила в кармане письмо Эшворда.
        — Добрый.  — Отделившись от группки людей, вперед выступил мужчина с черной бородой.  — Я Ширак, староста Озерной. Что привело вас в нашу деревню?
        — Меня зовут Ришида, я боевой маг, а это мой ученик Кэм,  — кивнула на паренька.  — Приехала по приказу его сиятельства. Он получил вашу жалобу и велел мне оказать возможную помощь.
        Говоря, я наметанным взглядом разглядывала жителей, безошибочно определяя клиентов. Большинство смотрело с опаской, пятеро с откровенным любопытством и еще двое со вспыхнувшей в глазах надеждой.
        — Видишь, это первые жертвы куроеда,  — кивнув на них, прошептала Кэму.  — Узнай, где они живут, пока я улажу формальности.
        Внимательно изучив письмо и мой диплом, Ширак расплылся в широкой улыбке. Настороженность мгновенно сменилась восторгом.
        — Я же говорил, что князь не оставит нас в беде!  — торжествующе воскликнул он.  — Госпожа Ришида опытная ведьма и быстро усмирит нашего монстра.
        — Боги услышали наши молитвы, направив мага в момент, когда мы больше всего нуждаемся в нем,  — степенно подтвердил подошедший храмовик в черном одеянии.  — Госпожа Ришида, вы желаете послушать молитву или приметесь за работу сразу, не теряя драгоценного времени?
        — Справлюсь своими силами.  — В богов я верила, а вот таким упитанным храмовикам не очень-то доверяла.  — Но сначала я желаю…
        — Наложить на каждое жилище чары, чтобы никакая нечисть не сумела пробраться?  — проявил недюжинные познания в магии староста.
        — Поужинать, умыться и лечь спать,  — невозмутимо продолжила я.
        Среди жителей пронесся шепоток. Я тихо хмыкнула. Подобная реакция была ожидаемой, и разочаровывать крестьян мне приходилось не впервой.
        — Госпожа Ришида, а как же монстр? Что, если он снова нападет? Не можете ли вы сначала убить его, а потом отдыхать?  — Чувствуя поддержку жителей, Ширак упер руки в бока.
        — То есть вы хотите, чтобы я, проделав долгий путь и засыпая прямо в седле, бросилась сражаться неизвестно с чем?  — Я одарила крестьян уничижительным взглядом.  — Уважаемые, определитесь: вам нужен лишенный инстинкта самосохранения спасатель-смертник или опытный специалист, работающий дольше, но зато с качественным результатом?
        Мудреные слова заставили жителей сникнуть. Храмовик, правда, явно не собирался тянуть с ответом, но получил упреждающий тычок от старосты и демонстративно отвернулся в другую сторону.
        — Так что вам нужно, чтобы изничтожить куроеда?  — обреченно уточнил староста.
        — Место, где я и мой ученик сможем отдохнуть с дороги и приготовиться к охоте,  — убедившись, что возмущений больше не будет, деловито заявила я.
        — Могу предложить вам переночевать в моем доме.  — Судя по блеснувшим глазам Ширака, мужчина прикидывал, какую выгоду сумеет извлечь из собственного гостеприимства.
        — Приглашение принято.  — Я довольно улыбнулась.
        Дом старосты находился недалеко. Пока мы дошли и привязали коней, в комнате уже накрыли ужин. Детей, норовящих выпросить у ведьмы какой-нибудь фокус, Ширак сразу отправил спать. Его жена, Лима, невысокая худощавая женщина с русыми волосами, также смотрела на меня с любопытством, но предпочитала помалкивать. Зато староста говорил за всех.
        — Госпожа Ришида, вы уж постарайтесь справиться побыстрее. Совсем нас чудище замучило. Почти у каждого по курице со двора стащило. А ведь весна в разгаре! Куры на яйцах сидят, а без наседок и цыплят не будет. Некому станет яйца нести, зимой придется с голоду помирать.
        Ширак живописал страдания односельчан так красочно, что я едва сдерживалась от смеха. Причем, в отличие от Эшворда, только поддразнивавшего меня описанием возможных негативных последствий, староста искренне верил в то, что говорил.
        — Опять же деток у нас много. Что, если монстр заместо кур на них нападать начнет? Только и приходится уповать на ведьмину помощь.
        — Угу, разберемся.  — Не тратя времени на разговоры, я быстро уплетала гречневую кашу с гренками. Когда миска опустела, демонстративно потянулась и зевнула.  — Спать-то как хочется!
        — Можете на печке лечь, а вашему ученику я на лавке постелю,  — мгновенно отреагировала Лима.  — Мы сами вместе с детьми в соседней комнате переночуем, вам мешать не станем.
        — Спасибо,  — кивнув, я потерла глаза.
        Через пять минут все было готово, и хозяева, пожелав нам спокойной ночи, удалились. Не раздеваясь, я взобралась на печку. Положив руки под голову, стала смотреть в окно.
        На улице успело стемнеть, но звезды еще не усыпали небо. Для верности выждала около получаса, после чего, бесшумно спрыгнув на пол, потрясла задремавшего Кэма за плечо.
        — Что такое?  — не сразу сообразив, снюсь я ему или нет, мальчик часто-часто заморгал.
        — Вставай, пойдем ловить куроеда,  — велела шепотом.
        — Сейчас? Но ты говорила, что хочешь отдохнуть…  — Судя по недоуменному взгляду, Кэм ничего не понял спросонья и решил, что лучше считать меня сном.
        — Урок номер два. Умей произвести впечатление и заставить ценить свое время. Я не жалкая практикантка, готовая бежать по первому зову, а квалифицированный специалист, действующий согласно плану,  — наставительно произнесла в ответ.  — К тому же толпа любопытных зевак мне ни к чему. Только помешают.
        — Зато теперь жители решат, что ты спишь, и не станут приставать с расспросами,  — окончательно проснувшись, сообразил Кэм.
        Подхватив сумку, я на цыпочках вышла из дома. Пару мгновений прислушивалась, но из хозяйской спальни не донеслось ни звука.
        — Сумел узнать адреса?  — Убедившись, что наш «побег» остался незамеченным, я повернулась к мальчишке.
        — Да, все получилось.  — Выполнивший первое поручение Кэм раздувался от гордости.  — Дома находятся на обочине села. Хозяева — соседи.
        — Отлично, не придется много ходить.  — Проверив на всякий случай меч, я зашагала по дороге.
        В отличие от города, здесь магических светильников не было, но лунного света оказалось достаточно, чтобы не спотыкаться. Некоторые виды нечисти предпочитали безлунные ночи, но самые распространенные избегали только прямых солнечных лучей. Собаки, неплохо чующие упырей и могильников, сейчас молчали, но расслабляться было рано.
        — Ришида, а кого мы собираемся ловить? Ты знаешь, как выглядит куроед?  — Кэм старался казаться невозмутимым, но дрожащий голос выдавал волнение.
        — А это нам сейчас расскажут очевидцы.  — Открыв магией калитку, я вошла во двор.
        Кэм замешкался, поглядывая то на закрытые занавесками окна, то на огромную будку, в которой, судя по миске, явно сидел кто-то не меньше волкодава. Я на всякий случай приготовила сонное заклинание, но из будки выскочил крохотный щенок. Он еще даже не умел лаять и только дружелюбно завилял хвостом.
        — На вырост,  — кивнув на большую миску, хмыкнула я.
        Жизнь в деревне прекращалась с наступлением темноты, и большинство жителей уже спали, но здесь хозяева явно не успели лечь, так что открыли почти сразу.
        — Добрый вечер. Прощу прощения за беспокойство, но мне нужно с вами поговорить.  — Я мило улыбнулась, надеясь, что так меня не примут за ночной кошмар.  — Это касается куроеда.
        — Конечно, проходите, госпожа Ришида.  — Мужчина посторонился, позволив нам с Кэмом войти.
        Пока мы рассаживались за столом, хозяева зажгли свечи и поставили чайник.
        — Много времени я не отниму. Скажите, у вас ведь пропадали куры? Как часто? И когда это произошло?  — продолжила, дождавшись утвердительного кивка.  — Меня интересуют все подробности.
        — Тогда лучше я начну. Меня зовут Дэния. Я, как обычно, пошла с утра за яйцами, хотела сготовить омлет.  — Светловолосая женщина сцепила руки, сосредотачиваясь.  — Зашла в курятник, а Рыжухи нет. Я подумала, что она выскочила куда-то, за Рыжухей глаз да глаз нужен, только зазеваешься, а она уже на огороде семена клюет. А потом заметила перья на полу. Только они от курицы и остались.
        — Никаких дыр в сенях нет? Капканы не ставили? Может, это куница с полей заскочила?  — предположила в ответ.
        — Сначала тоже так подумала. Даже в голову не пришло, что в нашей деревне подобное страховидло могло появиться. Раньше все тихо, спокойно было.  — Дэния вздрогнула, а я ободряюще ей улыбнулась.  — За неделю еще две курицы пропали, Хохлатка и Рябая.
        — Живем мы небогато, тут я неладное почуял,  — перехватил инициативу ее муж, назвавшийся Ваншием.  — Решил переночевать в сенях и поймать хищника. Взял палку, сачок да затаился. Каюсь, задремал, а как открыл глаза — вижу, парит черная тень, и глаза алым пылают. Я палку выронил, тварь раздулась еще сильнее, зашипела и растворилась.
        — Растворилась?  — Способностью телепортироваться не обладала ни одна разновидность нечисти, так что утверждение заставило меня недоверчиво выгнуть бровь.
        — Провалиться мне на месте, коли вру.  — Крестьянин размашисто осенил себя знаком оберега.  — Я утром соседей позвал, мы вместе все вокруг осмотрели, но следов от лап не было. Да и в сенях дыр тоже нет, залезть внутрь монстр никак не мог.
        Ванший поскреб в затылке, досадуя на непонятную ситуацию. Я тоже призадумалась. Самой осматривать курятник не стоило. Даже если следы остались, крестьяне давно их затоптали. Чтобы сделать какой-то вывод, мне не хватало информации.
        — Говорите, у вашего соседа справа крылатая тень тоже кур воровала? Я тогда к нему загляну. Спасибо, вы нам очень помогли, дальше мы сами.  — Опережая вопросы, я встала.
        Кэм первым выскочил во двор и радостно уставился на меня.
        — Ришида, это гарпия, да? Нам служанка в детстве рассказывала, что если мы не будем слушаться, то прилетят гарпии и утащат нас в свои гнезда. Они как раз полупрозрачные, с большими крыльями и красными глазами.
        — Добрая у вас была служанка.  — Представив, какие еще сказки могла та рассказать детям, я передернула плечами.  — Но кур таскают точно не гарпии. Во-первых, они водятся только в горах, а во-вторых, кур не едят, предпочитают козье мясо.
        — Жаль, а так хотелось взглянуть в лицо детским страхам.  — Кэм тоскливо вздохнул, но почти сразу же расплылся в улыбке.  — Хотя это ведь не последнее наше задание, так что все еще впереди.
        — Госпожа Ришида.  — На ходу застегивая куртку, Ванший захлопнул калитку и начал озираться. Не увидев нас под деревом, почему-то задрал голову и принялся внимательно разглядывать небо.  — Госпожа Ришида?
        — В лунные ночи я не летаю, боюсь в месяц врезаться,  — с трудом сдерживая смех, окликнула мужчину.  — Ванший, вы еще что-то вспомнили?
        — Проводить вас хотел. Ну и… вдруг помочь понадобится?  — смущаясь, пояснил крестьянин.
        Заявление вызвало у меня скептическую гримасу. Из нас двоих в защите, скорее, нуждался Ванший, но отказываться я не стала. Пусть погеройствует, если хочет. На крайний случай за Кэмом присмотрит.
        — Здесь Лигор с семьей живет,  — шепотом пояснил Ванший, когда мы подошли к деревянной избушке.
        Он же и постучал в дверь. Несколько минут было тихо, потом внутри закопошились, вспыхнул огонек. Прежде чем открыть дверь, хозяева изучили гостей через окно, и лишь после этого щелкнул замок.
        — Ванший, ты, что ли? Чего тебе не спится в такую пору?  — Стоящая на пороге старушка зябко куталась в шаль, но смотрела ясным, совсем не сонным взглядом.
        — Талия, ты только не волнуйся. Слышала же, что к нам ведьма приехала? А Лигор мне давеча по секрету сказывал, что у него наседку куроед стащил, и вот госпоже Ришиде надобно….
        — Осмотреть ваш курятник,  — перебила я.  — Можете идти спать, я справлюсь сама.
        — Что вы, голубушка. Разве мне в тягость помочь? Я и провожу, и все, что знаю, расскажу,  — всплеснула руками старушка.
        Подхватив свечу, Талия засеменила к курятнику. Задать интересующие вопросы я не успела, но крестьянка и не нуждалась в подобных мелочах, она сама начала рассказ:
        — Наша деревня давно существует. А дом этот еще мой дед строил. Никаких происшествий или подозрительных событий сроду не было. Люди у нас хорошие, дружные, мы как одна большая семья живем. Ежели горе какое или еще какая напасть приключается, все сразу сплотятся, наперебой помощь начнут предлагать. Это в большом городе все как волки живут, между собой грызутся, а в маленьких деревнях такого не положено, не по велению богов будет.
        — Вы не обращайте внимания. Она учительницей раньше была, вот привычка говорить и осталась,  — тихо прошептал Ванший.
        — Сын мой, Лигор, двадцать лет назад женился. Через неделю как раз круглая дата будет. И все двадцать лет они с Сольей душа в душу прожили. До чего красивая пара была! Всегда улыбчивые, всем помогают, соседи их уважали.  — От избытка чувств Талия даже слезу смахнула.
        — А они что, погибли? Их куроед убил?  — Голос Кэма дрогнул.
        — Помилуйте, боги, что такое говоришь?  — Старушка начертала в воздухе оберегающий знак.  — И Лигор и Салья в добром здравии. В город поехали дочку навестить, она учиться надумала, целителем хочет стать, болезни врачевать. Лигор боялся меня одну оставлять, но я ему говорю: неужто сама не управлюсь? А заодно внучка пусть руку ему посмотрит. Куроед слегка поцарапал кожу, даже кровь не выступила, но подстраховаться, по моему убеждению, не помешает. Да и…
        — Подождите, Лигора поцарапал куроед?  — До этого времени не слишком внимательно слушавшая Талию, при этой новости я встрепенулась.  — Когда именно это произошло? Почему староста не сказал мне, что было нападение?
        — Какое же это нападение? Вот когда Лигора медведь подрал, мы испугались, как бы рана не оказалась смертельной. А тут только запястье покраснело. Да и Лигор говорил, что у него голова сильно кружилась, перед глазами темнело. Он запретил панику поднимать, мол, вдруг у него сердце прихватило и все привиделось. А руку о гвоздь оцарапал. Вот об этот, например,  — переступив через порог курятника, старушка указала на жердочки.
        — Хм…  — Не спеша делать выводы, я медленно обошла курятник.
        Куры на наше вторжение отреагировали сдержанно. Разве что петух недовольно кудахтнул, косясь на свечу, но в итоге посчитал, что ниже его собственного достоинства поднимать шум, и опять погрузился в сон.
        Ничего подозрительного обнаружить не удалось. На всякий случай я занесла руку над гвоздем, но магических воздействий не почувствовала, а чтобы определить, действительно ли Лигор поранился о него, требовался другой маг, у меня была иная специализация.
        — Ну что?  — нетерпеливо спросил Кэм.  — Куроед здесь был?
        — Узнаем точно через пять минут.  — Несмотря на неудачу, моя улыбка была удовлетворенной. Если рана Лигора не выдумка, то я без труда получу всю необходимую информацию.  — Талия, можно воспользоваться вашей кухней? Только вас я попрошу подождать во дворе, магия не любит посторонних.
        — Конечно, госпожа Ришида. Поступайте, как вам нужно,  — кивнула старушка.
        — Что ты собираешься делать?  — притаившись в углу и наблюдая, как я щелчками пальцев зажигаю в воздухе огоньки, заинтересовался Кэм.
        — Вызову домовика. Сейчас увидишь, кто это.  — Опережая следующий вопрос, я кинула ученику сумку.  — Достань мел и начерти посреди ровный круг диаметром в два шага.
        Пока мальчишка занимался черчением, я нашла в шкафу три свечи и, скороговоркой прочитав заклинание, провела над ними рукой. Поставила свечи треугольником по краям нарисованного круга.
        — А теперь молчи, все объясню потом,  — с этими словами в очередной раз щелкнула пальцами.
        Свечи вспыхнули зелеными огнями, пламя отбросило на пол пляшущие тени. Заклинание призыва короткое и почти не отнимает сил. Куда сложнее заставить домовика явиться на призыв и удержать его. Мелкая нечисть, домовики считались хранителями жилищ, но в действительности обладали крайне шкодливым и вредным характером. Ведьм они не любили, а хозяевам при случае могли спутать волосы или заставить прокиснуть приготовленное молоко.
        Какое-то время ничего не происходило. У Кэма, прекратившего дышать, разочарованно вытянулось лицо, но тут свечи вспыхнули ярче. Появившаяся тень зашевелилась и стала расти.
        Присев на корточки, я скучающе наблюдала, как из тени постепенно формируется силуэт. Ростом домовик не доходил мне до колена, а сам был полупрозрачным, разве что глаза оставались абсолютно черными.
        — Плохо ты за хозяйством следишь. Беспорядок допускаешь,  — пожурила я домового.
        — Напраслину возводишь, ведьма. Все у меня в порядке, а тебе нечего совать нос в мои дела.  — Голосок у домового оказался тонким и писклявым.
        — Ну почему же? Раз уж меня вызвали извести нечисть, это теперь и мои дела,  — все с той же скучающей интонацией сообщила я.  — Или тебе не известно, что на твоего хозяина напали? Не спорю, курятник не дом, но все же жилье, и следить за порядком ты обязан. А если справиться не можешь, посоветую хозяевам печку заново сложить!
        Домовик вздрогнул, свечи стали гореть слабее.
        Я знала, чем пригрозить. Почему-то домовики водились только в старых домах, где сменилось несколько семей, обязательно проживших счастливую жизнь. Точкой привязки служила печка. Если ее заменить, домовик вынужден будет покинуть жилье, а ему на смену придет другой.
        — Чего тебе, ведьма?  — насупился представитель нечисти.
        — Сразу бы так.  — Я довольно усмехнулась.  — Хочу узнать, кто ворует кур. Как выглядит, как давно появился и мог ли ты сам прогнать его? Не из курятника, а если бы ночной гость забрался в дом?
        — Коли мог бы, давно прогнал бы.  — Тень посветлела, что явно выдавало смущение.  — В нашем курятнике три дня назад завелся, о других не ведаю. А как выглядит… Рук и ног не имеет, туловище гибкое, блестящее. Глаза желтые, страшные. Умеет увеличиваться вдвое и шипит так, что внутри все скручивается. Размером с кошку.
        — Отлично. Большое спасибо.  — Я потушила свечи, и в тот же миг тень плюхнулась на пол, сливаясь с темнотой.
        — Он ушел?  — Кэм огляделся, явно не решаясь пошевелиться.
        — На печке прячется, уйти домовик физически не способен.  — Я ответила машинально, продолжая раздумывать над услышанным.  — Надо же, кур действительно таскала нечисть. Тебе определенно повезло. Проведем сегодня первый практикум. Наша цель — анвист. Или, как их еще называют, оперенный змей.
        Глава 4
        Работать с анвистами мне раньше не приходилось, но, несмотря на это, волнения я не испытывала. В учебнике они шли в следующем разделе после домашней нечисти и представляли всего лишь второй класс опасности. Выглядели анвисты как обычные змеи, разве что на туловище и голове имелись черно-серебристые перья, из-за чего они и получили свое название.
        Яд тварей вызывал временный паралич, но, в общем, прямой угрозы для людей анвисты не представляли. Они предпочитали охотиться на мелкую дичь и жили возле озер. Скопищ людей, шума и яркого света твари обычно избегали, так что вероятность встретить оперенного змея в деревне была довольно низкой.
        — Скажите, у вас, случайно, не пересыхали недавно озеро или речка?  — Оставив Кэма убирать, я вышла во двор.  — Примерно месяца два назад?
        — Болото осушили на новолуние. А вы откуда знаете?  — Ванший удивленно уставился на меня.
        — Да так, специфика профессии.  — Я ограничилась многозначительной улыбкой, кивнув своим мыслям.
        Что ж, вот и разгадка миграции анвиста. Лишенный привычной среды обитания, змей вынужден был искать пропитание в деревне. Напасть на взрослого или ребенка он не решился бы, так что куры для него — идеальный вариант.
        — Талия, я хочу купить у вас курицу. Желательно самую крикливую и прямо сейчас.
        — Желаете бульончика отведать? Ванший, сходи за топором, а я пока кипяток поставлю,  — начала руководить старушка.
        — Нет, мне нужна живая курица. Скажите, какую можно взять, а Кэм ее поймает.  — Я кивнула на показавшегося на пороге паренька.
        Кэм уставился на меня потрясенным взглядом, но, к моему облегчению, задавать вопросов не стал и послушно направился в курятник.
        Через десять минут серая курица была поймана и завернута в мешковину, а крестьяне изо всех сил пытались угадать, что мне потребуется дальше.
        — Большое спасибо, вы мне очень помогли.  — Объяснять смысл своих действий я не собиралась и, попрощавшись, последовала к воротам.
        — Ришида, мы будем ловить анвиста на живца?  — едва не подпрыгивая от нетерпения, уточнил Кэм.
        — Угадал.  — Я кивнула.  — Запоминай. Анвисты селятся преимущественно у воды и сильно привязываются к месту своего обитания. Болото осушили месяц назад, но змей по-прежнему живет там. Пройдет еще несколько недель, прежде чем он отправится искать новый дом. Питаются анвисты один раз в несколько дней. Этой ночью оперенный не охотился, но он наверняка голоден.
        — А что, если мы покажемся ему аппетитнее курицы?  — Ученик на всякий случай проверил, как выходит из ножен меч.
        — Подавится.  — Когда впереди показалось болото, я остановилась и стала копаться в сумке.  — Разве что попробует напугать. Благодаря перьям змей может летать, к тому же он умеет раздувать капюшон, увеличиваться в размерах и шипеть. Крестьян это обычно пугает.
        Отыскав нужный темно-синий пузырек, я зубами вытащила пробку и влила пару капель в глотку курицы. Та недовольно закудахтала и забилась в моих руках. Я не стала ограничивать свободу несушки и отпустила ее. Правда, магией придала ускорение в нужную сторону.
        Талия выполнила мою просьбу в точности. За какую-то пару минут голосящая курица перебудила всех лягушек, а затем свалилась в траву.
        — Что с ней?  — шепотом спросил Кэм.
        — Спит.  — Я говорила обычным голосом.  — Сонное зелье редко дает сбои. Анвист услышал шум и скоро отправится пробовать ужин. Вот смотри.
        Я показала на появившийся в воздухе темный серебристый силуэт. Если бы не лунный свет, высветивший чешуйки, заметить змея было бы куда сложнее. Как и предполагала, голодный анвист не стал перебирать и с жадностью набросился на курицу.
        — Мелкую дичь его яд парализует. Он действует несколько часов, за это время змей успевает закончить трапезу,  — шепотом продолжила я инструктаж.
        Блеск в глазах Кэма погас. Наблюдать за пищеварительным процессом змея ему явно не хотелось. Проследив, в какую сторону анвист потянул курицу, я на всякий случай выждала пять минут, а потом последовала за ним.
        — Ну вот и все.  — Подняв змея за хвост, брезгливо стряхнула с него прилипшие перья.
        — Как все?  — На Кэма было жалко смотреть.
        — Слишком быстро?  — развеселилась я.  — Нет, конечно, можно было расставить магические ловушки, молниями выгнать анвиста из болота и устроить настоящую погоню, но зачем?
        Взмахнув свободной рукой, заключила анвиста в искрящуюся сферу и уже серьезно посмотрела на ученика.
        — Урок номер три. Лучший бой тот, который можно выиграть, не начиная. Я предпочитаю работать на результат и прекрасно обхожусь без спецэффектов. Хотя, если князь прикажет торжественно уничтожить змея, я это сделаю.
        — А почему ты не хочешь избавиться от анвиста сейчас?  — Кэм явно задумался над моими словами.
        — Не уверена, что его сиятельство в качестве трофея устроит обгоревший хвост.  — Представив такую картину, я усмехнулась.  — Попрощаемся со старостой и уезжаем. Я хочу позавтракать дома.
        В столицу я возвращалась в хорошем настроении. Несмотря на то, что глаза слипались, я намеревалась сразу по прибытии отправиться на аудиенцию к князю. Пусть убедится, что я могу держать слово и на меня можно положиться. Следующее задание в таком случае окажется настоящим делом, а не разминкой, как сейчас.
        — Его сиятельство, наверное, наградит тебя. Или выразит признательность. Или захочет узнать все детали охоты. А мне можно пойти с тобой? Знакомство с лордом наверняка окажется полезным,  — вертясь в седле, разглагольствовал Кэм.
        Я о наградах не думала совершенно. Куда больше меня заботило, как намекнуть барону, что мне нужна еще одна комната. Интересно, что придумает Верита, чтобы обосновать необходимость проживания Кэма в доме?
        До города мы добрались без приключений, разве что при въезде возникла небольшая заминка. Обычно с рассветом ворота распахивались, но на этот раз стражи не открыли даже смотровое окошко.
        — И что теперь? Будем ждать?  — когда на стук никто не отозвался, грустно поинтересовался Кэм.
        — Нет уж, из-за подобной чепухи я к князю не опоздаю. Уж лучше снесу ворота и раз и навсегда сделаю вход свободным для всех желающих,  — хмыкнула в ответ.
        Вопреки собственным словам, прибегать к столь кардинальным мерам мне не хотелось. Вместо этого я свела ладони вместе, скороговоркой прочитала заклинание и, подняв руки, взмыла вверх.
        Перелетев через ворота, осторожно заглянула в караулку. Как оказалось, хранители порядка вовсе не спали, о своих обязанностях их заставил забыть оживленный спор. На всякий случай я тоже прислушалась, не спеша обнаруживать свое присутствие.
        — А я вам говорю, теперь банду Дикого точно поймают. Ставлю на это свой месячный оклад.  — Светловолосый парнишка, явно совсем недавно надевший кольчугу, бросил на стол звякнувший монетами мешочек.
        — Опять уйдут. Три раза скрывались и на этот раз оставят всех с носом. У Дикого поразительный нюх на слежку,  — парировал черноволосый.  — Если поймают, гулять будем на мои деньги.
        К первому мешочку присоединился второй.
        — Может, нюх, а может, ведет их кто-то.  — Третий, мужчина с седыми висками, продолжил невозмутимо полировать кинжал.
        — Быть такого не может! И вообще, четверка — это число богов, оно счастливое!  — не желая сдаваться, пылко воскликнул паренек.
        Спор разгорелся с новой силой.
        — А вы подумайте сами. Первый раз уйти от стражи помогла удача, второй раз смекалка Дикого, а на третий чуда случиться не могло. Дикий, он ведь долго думать не умеет, яростью берет да внезапностью.  — Отвлекшись от своего занятия, мужчина строго взглянул на коллег.  — И вообще, хватит спорить. Эти деньги уже потеряли, так новые заработаете. Тебе, Таньший, вообще пора на ворота.
        — Совершенно точно,  — громко сказала я.
        Заметив в окне подозрительную личность, стражники среагировали на редкость слаженно и быстро. Двое парней выхватили мечи, а мужчина направил на меня арбалет.
        — Ой!  — Разглядев, что говорит с ними не враг, а симпатичная девушка, черноволосый поспешно опустил меч.
        Его напарник тоже отбросил ненужную железяку и заулыбался. Только старший не спешил убирать оружие и сверлил меня подозрительным взглядом.
        Пришлось доставать жетон мага, представляться и громко жаловаться на забывшую о своих обязанностях стражу, вынудившую придворного княжеского мага своими методами перебираться через ворота. Заключенный в сферу анвист, которого Кэм держал за веревочку, как воздушный шарик, окончательно убедил стражников в нашей порядочности. Воры столь нагло действовать точно не стали бы. В итоге нас с извинениями пропустили, попросив в будущем все же не использовать магию. Я, скрестив пальцы, пообещала.
        — А что, этот Дикий в самом деле такой опасный?  — когда ворота остались позади, поинтересовался введенный мною в курс дела Кэм.
        — Ну, лично я с ним не встречалась, а полагаться на слухи в подобных случаях — гиблое дело.  — Я замешкалась, думая над ответом.  — Вроде бы его банда промышляет нападениями на торговые обозы и кареты. Сам Дикий получил прозвище из-за длинных волос, шрамов на лице и примеси оборотнической крови, дающей ему звериную ловкость и силу. Но вот это точно выдумки, так что можешь не бояться.
        — Я не боюсь! Наоборот, надеюсь, его сиятельство поручит нам изловить банду Дикого.  — Не желая быть уличенным в слабости, ученик поспешно расправил плечи и выхватил меч. Правда, почти сразу же с детской непосредственностью добавил: — А почему выдумки? Оборотни ведь существуют, я читал книги в семейной библиотеке. Для настоящего рыцаря убить оборотня — большой подвиг.
        — Меч убери, порежешься.  — Восторга мальчишки я не разделяла. Конечно, приказы не обсуждают, но мне хотелось заняться чем-то более интересным, чем ловля грабителей.  — А что касается оборотней… Благодаря магам, а отнюдь не рыцарям, их почти не осталось. Это хитрые, изворотливые и очень опасные твари. Если кровь оборотня смешается с кровью человека, последний действительно получит часть звериной силы, но порадоваться не успеет.
        — Почему?  — Не осознавая, что сам не выстоял бы против оборотня и минуты, Кэм слушал мой рассказ как сказку — с широко открытыми глазами и мечтательной улыбкой.
        — Вместе с силой приходит безумие. Человек не способен справляться со звериными чувствами и медленно сходит с ума.  — Я криво усмехнулась.  — Впрочем, единого ответа нет. Чаще всего оборотни убивают напавших. Действие их крови толком не изучено и может проявляться по-разному.
        — Но почему…
        — Хватит вопросов.  — Я оборвала Кэма взмахом руки.
        Настаивать понятливый ученик не стал, чему я только порадовалась. Тема не была запрещенной, но мне ясно виделось, к чему клонит мальчишка, и хотелось избежать споров. Действительно, вопрос, почему бы не поймать оборотня и не смешать его кровь с кровью добровольцев, чтобы создать сильнейших бойцов, волновал многих. Маги категорически отрицательно относились к подобным опытам и никогда не оставляли оборотней в живых.
        Небо все еще оставалось грязно-серым, но город медленно просыпался. Не желая привлекать лишнего внимания, я велела Кэму спрятать сферу со змеем в сумку.
        — Ничего, еще наиграешься в героя, это не последняя нечисть, с которой придется столкнуться,  — заметив гримасу паренька, рассмеялась я.
        — Я вовсе ни о чем таком не думал,  — залился краской ученик.
        Поместье барона Кэму понравилось. Хоть он и заявил, что у его родителей дом в два раза больше, то и дело завистливо косился на конюшню, из которой доносилось ржание коней.
        Я была уверена, что барон с дочерью еще спят и встретят нас только слуги, но не успели мы раздеться, как в комнату ворвалась Верита.
        — Ришида, наконец-то ты вернулась! Ты справилась? Все вышло…  — Заметив Кэма, она осеклась.
        Не догадавшись отвернуться, ученик уставился на растрепанную, одетую лишь в ночную рубашку и халат девушку. К счастью, Верита оказалась слишком практичной, чтобы заливаться краской и падать в обморок на холодный пол.
        — Доброе утро. Прощу прощения, если мое поведение показалось неподобающим. Рада приветствовать вас в моем доме,  — плотнее запахнув халат, вежливо улыбнулась она.
        — Это Кэм, мой ученик,  — толкнув застывшего мальчишку в бок, перехватила я инициативу.  — Можно он останется вместе со мной? Барон не будет против?
        — Даже спрашивать не стану. Отец ведь позволил тебе остаться, а ты вольна приводить с собой слуг,  — легкомысленно отмахнулась Верита.  — Вы, наверное, жутко голодные?
        — Кэм останется, а я заранее прощу прощения за то, что вынуждена пропустить завтрак. Мне нужно доложить о выполненном задании его сиятельству.  — В животе заурчало, но я решительно качнула головой.
        — Если ждать, пока накроют, конечно, можно пропустить все что угодно. Именно поэтому мы поедим на кухне.  — Рассмеявшись, девушка махнула рукой, приглашая следовать за собой.
        Возражать дочери барона, рискуя вызвать ее недовольство, я не рискнула. Впрочем, зря беспокоилась. Заглядывая в шкафы и сооружая бутерброды, Верита одновременно рассказывала о распорядке дня лорда Эшворда. Выходило, что самыми первыми он принимал советников и подчиненных, выслушивал отчеты и отдавал приказания. Лишь обозначив для себя ситуацию в целом, князь приступал к текущим делам. И если первый раз мне удалось проскочить без очереди, повторять маневр и тем самым наживать себе врагов среди лордов не стоило даже пытаться.
        — Угощайтесь. Может быть, не слишком красиво, но на вкусовые качества это точно не повлияет. Я проверяла,  — подвигая к нам блюдо, серьезно заявила Верита.
        Девушка скромничала, и стряпня выглядела весьма аппетитно. Поблагодарив, я принялась за еду. Кэм, хоть и имел громкое имя, заметно смущался, так что, когда на кухню заглянула домоправительница и попыталась нас отчитать, воспользовался случаем и с парой бутербродов сбежал в комнату для слуг.
        — Ришида, вот возвращаю амулет. А ты можешь сказать, колдовал кто-то против меня или нет?  — Девушка положила на стол подвеску и повертела в руках салфетку.
        — Конечно, леди Верита.  — Сообразив, что ради этого меня и пригласили на завтрак, я взяла камень и прислушалась к своим ощущениям.
        Холодный камень медленно нагревался в моих руках, но вместе с тем начал покалывать пальцы, что свидетельствовало о впитанной энергии. Разобраться, какие именно чары были поглощены, мне не удалось, но в одном я не сомневалась — девушка беспокоилась не зря, магическое воздействие привело бы к отрицательному результату.
        — Называй меня по имени, я не люблю титулы,  — порывисто попросила она.
        — Хорошо.  — Я продолжала смотреть на рубин, раздумывая, стоит ли говорить правду.
        С одной стороны, именно этого от меня и ждали, с другой — тревожить Вериту отчего-то не хотелось.
        — Ты встречалась с бароном или графом в мое отсутствие?  — Сами лорды не обладали магическими способностями, но я предпочла перестраховаться.
        — Да. Они приезжали в разное время, но сказали почти одно и то же. Мол, их предложение меня огорошило, но зла за шутку со шкатулками не держат, так как я еще слишком юная, несдержанная и не могу в полной мере оценить выпавшую мне честь,  — передразнила Верита мужчин.  — А почему ты спрашиваешь? Барон сдержал слово и пытался заколдовать меня?
        — Вряд ли. Я чувствую воздействие, но очень незначительное. Если рядом кто-то колдовал или ты находилась в месте скопления энергии, рубин мог впитать остатки.  — Врать, глядя в глаза, мне давно уже удавалось без всяких усилий.
        — Хвала богам!  — порывисто выдохнув, Верита обняла меня. Правда, сразу сообразила, что подобное поведение не соответствует леди, смутилась и чинно села на стул, сложив руки на коленях.  — Большое спасибо, теперь я чувствую себя куда спокойнее.
        — Верита, расскажи мне немного о князе! Всегда полезно узнать о своем работодателе,  — желая сменить тему, попросила я.  — Где он провел детство? Почему наследником считали графа Леванда? Ты ведь наверняка писала об этом в своей книге.
        — Наверное, надо начать с того, что его рождения очень ждали. Старому князю требовался наследник, а боги никак не желали послать детей. По давнему обычаю в таком случае княжеский венец наследовал один из пяти графов. Они ведь вместе с главным советником составляют малый совет и как никто другой разбираются в делах княжества. Выбор пал на графа Леванда. Он был мудрым, справедливым и честным человеком, а еще у него как раз недавно родился сын. В общем, все казалось решенным, и тут неожиданно стало известно, что княгиня ожидает ребенка. С первых дней будущего лорда Эшворда окружали лучшие воспитатели, учителя, любое его желание исполнялось. Когда мальчику исполнилось десять, родители решили отметить праздник в лесу, на природе. Я не знаю, что произошло, но жена князя погибла. А ребенок… Кажется, он тоже пострадал, и его отправили лечиться в другую страну. С того времени о мальчике ничего не слышали до тех пор, пока он не вернулся. Произошло это несколько месяцев назад.
        Услышанное заставило задуматься. Смерть княгини меня не слишком удивила. «Несчастные случаи» частенько случались среди аристократов, и разбираться, стоит за происшествием судьба или конкретное лицо, надлежало страже. Зато юный лорд Эшворд просто не мог остаться без внимания, слишком уж большой властью он обладал с самого рождения. Объяснений подобному положению вещей могло существовать два. Или князь запретил всяческие упоминания о сыне, или случившееся с мальчиком казалось настолько ужасным, что люди сами остерегались говорить об этом.
        Я только открыла рот, собираясь задать Верите соответствующий вопрос, как услышала голос лорда Петтера. Понимая, что быстро отделаться от барона не получится, закинула в рот остатки бутерброда и поднялась.
        — Большое спасибо за завтрак.  — Экономя время, решила покинуть поместье через черный ход.
        Подъезжая к замку, столкнулась с бароном Мейрном. Лорд выглядел озабоченным и беспрестанно понукал кобылу. В ответ на приветствие мужчина окинул меня гневным взглядом и поспешил проехать мимо.
        Я недоуменно уставилась ему вслед, гадая, чем могло быть вызвано такое странное поведение. Конечно, наше знакомство нельзя назвать приятным, а барон и вовсе имел все основания счесть его унизительным. Вот только, хоть я и посадила их с графом в лужу, разболтать об этом инциденте было некому. Да и слишком уж я незначительная персона, чтобы избирать меня объектом ненависти.
        Впрочем, у богатых свои причуды. Выкинув барона из головы, сосредоточилась на предстоящей встрече. На скорый прием не надеялась, с князя вполне станется вспомнить обо мне лишь после того, как он закончит со всеми прочими делами. Особых иллюзий на свой счет я не питала, прекрасно понимая, что еще не сделала ничего, что могло бы заставить лорда изменить мнение обо мне.
        Но, как оказалось, меня ждали. Стоило переступить порог, и навстречу выскочил парень в светло-зеленой ливрее, входящий в личную свиту князя.
        — Я провожу вас к лорду Эшворду.  — На спящего в сфере змея слуга покосился с любопытством, но вопросы задавать не стал.
        Князь по обыкновению работал в кабинете. Одетый во все черное мужчина напоминал мраморную статую. Эмоций при виде меня он, по крайней мере, проявил не больше камня.
        — Доброе утро.  — Я покосилась на лежавшие перед лордом исчерканные бумаги, явно ставшие причиной его плохого настроения.  — Ваше сиятельство, хочу сообщить, что больше можно не опасаться наступления голода в княжестве. Куроед, посмевший поставить под угрозу благополучие населения, пойман. Что прикажете делать с анвистом?
        — Полагаюсь на вас. Специалисту вашего уровня разобраться с нечистью не составит труда?  — Никак не отреагировав на мою нахальную речь, передразнивающую его собственную, произнесенную вчера, князь вопросительно глянул на меня.
        — Разумеется, нет.  — Я замешкалась, гадая, действительно лорд не знает подобных вещей или опять ставит под сомнение мою компетенцию.
        — Отлично. Зайдите к казначею, он выдаст деньги. А вот ваше следующее задание.  — Открыв ящик стола, Эшворд вытащил свиток, который слуга передал мне.  — Доложите, когда справитесь.
        Судя по всему, на этом моя аудиенция закончилась. Потеряв ко мне всякий интерес, князь принялся что-то писать в новом свитке. Слуга замер рядом в ожидании новых приказов. Я медленно выдохнула. Что сказать, не такого приема я ожидала.
        — Ваше сиятельство, можно задать один вопрос?  — Лорд взглянул на меня с недоумением, не понимая, почему я еще не покинула кабинет.  — Как ваше имя?
        — Вас так сильно это интересует?  — Перо дрогнуло в руках князя, украсив лист витиевато расползшейся кляксой.
        — Конечно. Вы ведь мое знаете. К тому же,  — не удержавшись, я нахально улыбнулась,  — надо ведь знать, кому ставить свечки в храме, благодаря богов за столь щедрого и внимательного работодателя.
        — Меня зовуг Ис.  — Взгляд карих глаз похолодел.
        — Ис? И все?  — Ожидая более длинного имени, я подумала, что ослышалась.
        — Все верно. Если ваше любопытство удовлетворено, попрошу покинуть мой кабинет. Через десять минут у меня заседание малого совета, и я надеялся потратить время с большей пользой…
        Князь не стал продолжать, но окончание фразы и без того повисло в воздухе:
        «Чем отвечать на вопросы надоедливой ведьмы».
        Что ж, я в самом деле перешла границу и вполне заслуженно получила щелчок по носу. На этот раз лорд кивнул слуге, и паренек шустро выпроводил меня из замка, бормоча под нос, какой у князя плотный график и как ценна даже минута общения с ним.
        «Напыщенный, высокомерный и гордый тип!» — Взобравшись на кобылу, хлестнула ее поводьями.
        Конкретной цели у меня не было. Я искала место, где смогла бы без свидетелей уничтожить анвиста. К тому времени, как обнаружился подходящий переулок, я несколько успокоилась, а запульнув в сферу огненное заклинание и развеяв остатки чар, даже смогла улыбнуться.
        Если рассуждать здраво, объективных причин обижаться на Иса у меня не было. Я не в первый раз сталкивалась с недоверием, а за годы обучения необходимость доказывать собственную квалификацию превратилась в привычку. Глупо было ожидать от князя другого поведения. Он хотя бы дал мне шанс попробовать.
        Правда, стоило прочитать свиток, как я немедленно пожалела, что избавилась от анвиста. Сейчас я с огромным удовольствием выпустила бы его прямо в замке. И пусть князь сам попытался бы изловить ядовитого и больно кусающегося змея. Может, хоть тогда Ис перестал бы считать меня шарлатанкой, занимающейся базарными фокусами?!
        Мысленно пожелав лорду, чтобы он провалился к демонам, я глубоко вздохнула и вновь взяла свиток. Причины для злости у меня были. Настолько простых и глупых заданий у нас не давали даже первокурсникам. Чего только стоило требование разобраться, что за скрипы раздаются в подвале театра и какой призрак является столетней старушке?!
        Правда, выскочивший встречать меня Кэм пришел в восторг и заявил, что для начала подвиги вполне неплохие, а там, глядишь, нам и победить дракона разрешат. Снисходительно потрепав его по волосам, я отправилась на кухню пить чай.
        — Что-то случилось?  — Успевшая нарядиться в ярко-желтое платье и заплести косу Верита составила мне компанию.  — Ты какая-то грустная.
        — Да так, уже все в порядке.  — Зная, что леди жаловаться на лорда бессмысленно, я натянуто улыбнулась.  — Кстати, я видела барона Мейрна. Он так на меня смотрел… Наверное, отобью у тебя поклонника.
        Своим замечанием я планировала развеселить Вериту, но девушка резко побледнела и едва не выронила чашку.
        — Как он себя вел? Говорил что-то обо мне?!
        — Мы случайно столкнулись и сразу разъехались.  — Необычное поведение сначала барона, а теперь и Вериты, навело меня на мысль, что история далеко не такая простая, как показалось сначала.  — А он должен был что-то сказать? Почему тебя это так взволновало?
        — Ерунда.  — Девушка уставилась на скрещенные ладони.
        — Ве-э-эрита,  — протянула я,  — ты ведь хотела, чтобы мы были подругами? А между подругами нет секретов. И потом, я не смогу помочь, если не буду знать, чем так опасны твои женихи.
        — Они вовсе не мои!  — раздосадованно бросила та и все-таки перевела взгляд на меня.
        — Тем не менее они проявляют поразительное упорство по отношению к тебе,  — бесстрастно напомнила я.  — Не обижайся, но я не верю, что дочь барона могла настолько вскружить голову высокопоставленным лордам. Что вызвало их интерес?
        — Ну, произошла одна история. Глупая и постыдная,  — залившись румянцем, сгорбилась девушка.  — Это случилось год назад. За мной ухаживал один барон, имеющий древний титул. Вряд ли у него были серьезные намерения, но что-то заставило его сделать мне предложение. Я не испытывала к нему никаких чувств и отказалась.
        — Не вижу здесь ничего зазорного. Конечно, барон с древним титулом выше тебя по положению, но предложение ни к чему не обязывает,  — фыркнула я.  — А он хоть красивый? Или толстый и старый?
        — У него лысина, и он заикается,  — заговорщицким шепотом сообщила Верита.  — Всего у меня нашлось четырнадцать причин, чтобы не выходить замуж. Я по глупости перечислила их подруге. Та никак не могла понять, как можно было отказаться от предложения стать настоящей баронессой, ведь наш титул купленный. Подруга рассказала об этом своей подруге, а та своей, которая оказалась сестрой барона и передала ему все слово в слово. Не знаю, как, но скоро все узнали эту историю. Мы с бароном на долгих два месяца стали объектом сплетен. Постепенно все забылось, барон нашел себе новую невесту и даже стал отцом, а меня с тех пор сторонятся. Вернее, считают слишком требовательной и капризной. Среди лордов даже идут споры, сумеет ли кто-то добиться моего согласия выйти замуж.
        Девушка старалась говорить спокойно, будто бы рассказывала занятную байку, но в глазах застыло затравленное выражение.
        — И ты думаешь, что барон с графом также сделали ставку? Но не слишком ли высока цена победы? Победителю ведь придется жениться.  — Я наморщила лоб, поражаясь выдумкам аристократов. Простым людям ничего подобного в голову не пришло бы.  — Вдруг ты всем назло согласишься и станешь графиней?
        — Я не знаю.  — Верита всхлипнула.  — Я перечитала уйму законов, при желании можно найти лазейки, чтобы избежать брака. Но тогда меня точно сочтут опозоренной, и никто не попросит моей руки.
        — А пожаловаться на них князю?  — Не найдя слов утешения, я принялась искать практические пути решения проблемы.  — В крайнем случае вы с отцом можете уехать в другое княжество.
        — А вдруг его сиятельство поверит не мне? К тому же граф и барон родственники, приходятся друг другу кузенами и дружат с самого детства. Может быть, они и спор этот затеяли для развлечения.  — Девушка сжала кулачки, явно представляя, как разбивает носы обидчикам.  — А папа ничего не знает. У него здесь коллеги, нужные знакомства, не хочу расстраивать его всякими глупостями.
        — Это не глупость.  — Я качнула головой.
        — Я справлюсь. У тебя больше нет вопросов?  — тяжело вздохнув, деловито спросила Верита.  — Больше я ни с кем не ссорилась и рассказать ничего полезного не могу.
        — Да, этого достаточно.  — Я по-новому взглянула на девушку, поразившись ее выдержке.
        Еще минуту назад она с трудом сдерживала слезы, а сейчас казалась полностью собранной и невозмутимой. Пожалуй, ей действительно удастся поставить всех на место. Силы духа Верите точно не занимать.
        — Князь дал тебе новое задание? Ты опять уедешь?  — поинтересовалась между тем подруга.
        — На этот раз я буду работать в столице.  — Настроение, и без того скверное, окончательно рухнуло вниз.  — Наверное, вернусь только к ужину.
        Отказавшись от предложения завернуть с собой еды, я позвала Кэма. Первым порывом было отправить изнывающего от нетерпения паренька работать в одиночку, но тут взбунтовалась совесть. Все же куроед оказался настоящим, а подвергать оруженосца неоправданному риску было бы глупостью с моей стороны.
        — Я никогда раньше не ходил в театр. Отец считал, что это расслабляет мужской дух, слушать музыку — женский удел. Настоящему рыцарю хватит и звона клинков,  — тараторил мальчишка по дороге.
        — Не слишком обольщайся. На представление мы не попадем, увидим только подвал. И почему этот монстр не мог скрипеть в подвале трактира? Там хоть бесплатно накормили бы обедом.  — Я по обыкновению предпочитала всюду искать практическую выгоду.  — Твой отец прав, материальная пища полезнее духовной, а рыцарю первым делом нужно заработать на хлеб.
        — Так всегда. Самое интересное всегда мимо.  — Кэм нахохлился, заставив меня рассмеяться.
        Правда, в итоге приключений парню перепало немало. Выслушав мое напутствие, будущий рыцарь сразился с паутиной и тремя жирными пауками, посмевшими незаконно поселиться в театральном подвале, а также с качающимся на ветру чучелом. В результате «схваток» Кэм перемазался в пыли, оцарапал руку и заслужил горячую благодарность хозяев.
        Остальные подвиги были еще скучнее. Мое вмешательство потребовалось только один раз, когда расшалившийся домовой принялся бить банки в погребе. Вынесла нечисти строгое предупреждение, поставила очередную галочку в списке, после чего решила возвращаться домой.
        Следующие несколько дней пролетели быстро. С Веритой я почти не виделась, уезжала, когда хозяева еще спали, и приезжала, когда они уже спали. Конечно, у меня не было острой необходимости спешить. Князь не оговаривал сроки выполнения заданий, но мне хотелось скорее покончить с рутиной. Достаточно и того, что каждый раз, глядя на исписанный мелким убористым почерком свиток, я хотела завыть волком.
        — Тот упырь в фамильном склепе был таким жутким! Ты так бесстрашно вступила с ним в схватку! Бой шел настолько стремительно, я едва успел заметить, в какой момент ты снесла ему голову!  — Каким-то образом на протяжении всей недели Кэм умудрялся сохранять оптимизм, которым безуспешно пытался заразить меня.
        — Всего лишь жадный родственник, даже после смерти не смирившийся с тем, что его деньги достанутся другим.  — Я, напротив, схваткой была недовольна. Упырей считалось безопасным сжигать, но я отвлеклась на толпу родственников, пожелавших наблюдать за процессом, и пропустила его появление.  — Если когда-то станешь сражаться с нечистью, помни — оружие после этого следует тщательно вычистить.
        Мое замечание осталось без ответа. Кэм все еще дулся из-за того, что я поручала ему бытовые задания и не подпускала ни к чему, связанному с магией. Правда, слушал все внимательно и даже завел книжечку, куда записывал уроки. В противном случае я давно бы указала ему на дверь.
        Шанс поиграть в рыцаря Кэму представился в воскресенье. Список дел близился к концу, и я планировала посвятить день отдыху, но неожиданно приехавший стражник сообщил, что его сиятельство велел нам принять участие в патрулировании.
        К тому времени как я, подобрав отвисшую челюсть и вспомнив не только нецензурные слова, придумала достойный ответ, стражник уже уехал. Пришлось высказывать возмущение верной Молнии:
        — Это просто немыслимо! Я же так вообще разучусь магичить и вынуждена буду выкинуть диплом за ненадобностью!  — Потрясая руками, я мерила шагами конюшню.  — Ведь при каждой части специально есть два мага — на случай, если один из них заболеет. Так почему нужно отправлять меня?
        Молния в ответ лишь всхрапнула и деловито принялась уплетать овес, давая понять, что причуды богатых ее волнуют мало.
        — Ришида, теперь ты покажешь мне пару приемов? А то вдруг на нас нападут.  — Спрятаться от ученика, чтобы без свидетелей дать волю эмоциям, удалось лишь на пару минут.  — Пожалуйста, я буду очень стараться.
        — Если на нас нападут, значит, я провалила задание,  — пробурчала в ответ. Но, увидев, что под мышкой Кэм держит два меча, все-таки кивнула.  — Это на крайний случай. Геройствовать я тебе запрещаю.
        Тренироваться мы решили на поляне возле конюшни. Места как раз хватало, и здесь мы не слишком привлекали внимание слуг. Единственной зрительницей оказалась Верита. Вчера барон прислал ей приглашение в театр, приложив записку с просьбой не отказывать в такой малости. Верита сослалась на болезнь и теперь старалась не оставаться в одиночестве.
        Дома Кэма обучали владению холодным оружием, так что после короткой разминки мы сразу начали бой.
        — Вполне сносно,  — проведя несколько пробных атак, я одобрительно кивнула.  — Только действуй смелее, ранить меня не получится.
        — Но как же… Ты все-таки девушка. Вдруг что-то… Останется шрам…  — Разволновавшись, парень сбил дыхание.
        — А я сейчас не девушка.  — Усмехнувшись, сделала шаг вперед.
        Замахнулась, сделав вид, будто собираюсь бить в плечо слева. Вот только клинок пошел слева направо, заставив меня всего лишь повернуть кисть. Кэм, даже не допускавший мысли, что в фехтовании могут быть ложные удары и финты, мгновенно вложился в защиту левого бока. Мне только и оставалось, что воспользоваться его ошибкой и нанести удар по пальцам правой руки. Все заняло не более минуты.
        ….  — Я ведьма.  — Наблюдая, как охнувший парнишка выронил меч, продолжила урок.
        — Это нечестно! Такой прием в дуэльном кодексе называют запрещенным,  — тряся рукой, обиженно сверкнул глазами Кэм.
        — А я предупреждала, что с рыцарем имею мало общего. Урок номер четыре. Упыри и разбойники редко соблюдают дуэльный кодекс. А вероятность встретить их куда больше, чем получить приглашение на рыцарский бой. Сам понимаешь, при таком раскладе меня интересует возможность выжить, и при этом плевать, честным путем достанется победа или нет,  — невозмутимо произнесла я.
        Подняв с земли меч, зашагала к дому. Времени, оставшегося до начала дежурства, как раз хватало, чтобы принять ванну и переодеться. Сердито пыхтящий Кэм нагнал меня у дверей, где, отводя взгляд, попросил провести еще тренировку. Пришлось пообещать.
        Стражи охраняли город круглосуточно, и группы но несколько человек регулярно обходили территорию. Но из-за конфликта, разгоревшегося в соседних княжествах, Ис приказал усилить патрули. Теперь мне предстояло вместе со стражниками бродить по улицам и высматривать подозрительных личностей.
        Я не ожидала, что столкнусь с чем-то по-настоящему опасным, но все же оделась в рабочую одежду — черные рубашка и штаны, кожаная куртка с серебряными заклепками. Наряд выглядел неброско, но если бы воры вздумали обокрасть меня, то нацелились бы не на полупустой кошелек, а на три висящих на шее амулета. Блеклые исцарапанные камни выглядели дешевкой, но стоили дороже Молнии, хотя на покупку кобылы деньги я собирала два месяца.
        А вот Кэм, наоборот, принарядился, напялил купленную мной ярко-красную рубашку и модную кожаную жилетку. Я хмыкнула, но не стала заставлять его переодеваться. Быстрее поймет, когда попытается отстирать упыриную кровь и грязь.
        К посту мы приехали без приключений. Встречать нас вышел усатый стражник в начищенной до блеска кольчуге.
        — Госпожа Ришида, мы вас ждали. Нужно, чтобы вы одобрили план по поимке Дикого,  — подхватив меня под локоть, низким голосом сообщил он.
        — Что? Какого демона я должна что-то одобрять?  — Каюсь, второй раз за день моя выдержка дала сбой.  — Речь шла об обычном патрулировании!
        — Потому что все именно так и должны думать. Дикий уже пять раз умудрялся избежать правосудия, и на этот раз мы обязаны его поймать,  — твердо проговорил мужчина.
        Разговаривая, мы проследовали в караульную, где собралось девять стражников.
        — Госпожа Ришида, это мои ребята. Надеюсь, совместными усилиями мы справимся с поставленной задачей. Ах да, забыл представиться. Меня зовут Эрх, вы с учеником можете присесть, а я повторю наш план.
        Стражник указал на места за столом.
        — Сегодня граф Римэнн возвращается из соседнего княжества, где он приобрел коллекционные украшения и картины на общую сумму пять тысяч золотых. Граф не делал тайны из своей поездки, к тому же в письме изложил все подробности сестре, которая охотно пересказала их окружающим. Дикий непременно попытается похитить имущество и тем самым еще раз доказать, что стража не способна защитить горожан и мы зря едим свой хлеб.  — Речь Эрха звучала уверенно и четко. Стражник выглядел настоящим профессионалом и явно не зря получил свою должность.  — Его сиятельство лорд Эшворд лично принимал участие в разработке операции и просил как можно скорее доложить ему о результатах. Если они окажутся отрицательными, князь грозился лично устроить Дикому засаду. Надеюсь, все понимают, как важно нам оправдать доверие его сиятельства?
        Теперь мне стала понятна причина плохого настроения Иса. Неспособность обеспечить защиту горожан и в самом деле могла нанести большой урон его репутации. А если учесть, что долгое время князя не было в городе…
        — Наши действия будут следующими…  — закончив с патриотической частью выступления, Эрх перешел к практической.
        План не выглядел слишком сложным, но я невольно заволновалась. Ранее у меня не было опыта совместных походов со стражниками, максимум я объединялась для работы с коллегами. И что-то подсказывало: устроить засаду на гарпию — далеко не одно и то же, что организовать ловушку для банды.
        — А у нас достаточно людей? Ходят слухи, что Дикий бьется за десятерых и способен читать мысли.  — Кэм постарался высказать замечание небрежно, но дрогнувший голос выдал его страх.
        — Тогда ему несложно будет и работать за десятерых. В каменоломнях, куда сошлют всю их шайку, давно нужны новые работники,  — рассмеялся сотник.  — Не переживай, им нас не одолеть.
        Хоть Эрх обращался и не ко мне, но я также успокоилась и, перестав сомневаться в собственных силах, активно заинтересовалась предназначенной мне ролью.
        Но и тут справились без меня! Как оказалось, маг, которого я должна была заменить, вовсе не заболел, а немного задерживался на юбилее у отца, но обещал подойти к месту засады. В мои обязанности всего-навсего входил контроль за защитными амулетами. Более унизительного поручения Ис при всем желании не смог бы придумать.
        Прибывший коллега, узнав о моей специальности (то бишь о том, что в артефактах я не понимаю практически ничего), покосился на меня с откровенным недоумением, но вопросов задавать не стал.
        — Осматриваемся и действуем по плану. Ты же,  — Эрх указал на Кэма,  — ведешь себя как можно тише и не мешаешь.
        Наскоро проинструктировав ученика и не зная, чем еще заняться, я топталась на месте. Смотреть особо было не на что.
        Главный тракт, ведущий в княжество, проходил по краю леса. Магических источников здесь не было, редких животных и опасных хищников не водилось. Росли обычные деревья и цветы. Густые кусты, в которых мне с Кэмом велел посидеть маг, так и вовсе выглядели совершенно заурядными. Разве что незамеченный сразу муравейник добавил красок.
        — Ришида, а сколько мы будем ждать? Может быть, я сбегаю и посмотрю, не едет ли карета? Вдруг разбойники выберут другое место для засады?  — В отличие от меня, привыкшей часами выслеживать в засаде нечисть, Кэм откровенно изнывал от скуки.
        — Не больше часа. Другой дороги нет, и, если Дикий захочет ограбить графа, это место подходит лучше всего. Действовать в открытом поле он явно сочтет рискованным,  — шепотом объяснила я.
        Стряхнув с себя муравья, вздохнула. Происходило бы дело летом, и мы смогли бы скрасить ожидание, полакомившись земляникой. Пропустить карету графа я не боялась. Влезшим на деревья стражникам открывался замечательный вид, и они должны были подать нам знак.
        Время тянулось медленно. Грызя сорванную веточку, я наблюдала за медленно плывущими по небу облаками. День выдался достаточно теплый, скоро и вовсе можно будет снять куртку.
        Задумавшись, не сразу поняла, что свистят не птицы, а стражники. Мы с Кэмом переглянулись и замерли, приготовившись сделать единственно возможное — наблюдать. Вот показалась карета. Черного цвета, с богато украшенным гербом, запряженная четверкой гнедых лошадей, она быстро катилась по дороге. Возница что-то напевал, слуги таращились по сторонам.
        Я качнула головой, не одобряя подобной безалаберности. Граф словно сам напрашивался, чтобы его ограбили!
        — Ришида, смотри.  — Забыв, что мы договорились общаться знаками, ученик дернул меня за рукав, а потом указал вперед.
        Туман возник совершенно неожиданно. Он не был похож на обычный и окутывал лес плотной пеленой, накатывая волнами. Первая волна достала нам до пояса, вторая поднялась до шеи.
        — Что это…
        — Тише!  — Я прижала Кэма к себе, закрыв ему рот рукой.
        Несколько долгих мгновений, и хруст ветки услышали мы оба.
        — Дикий, все так просто! Теперь это добро наше!  — жадно воскликнул кто-то.
        — Просто? А ты про тех дятлов на деревьях не забыл? Нас ведь стерегут.  — Голос у главаря был хриплым, простуженным.  — Что ж, пусть посидят, посмотрят.
        Я поднялась на цыпочки, надеясь увидеть легендарного Дикого, но туман начисто скрывал все очертания. Никогда раньше мне не приходилось видеть настолько густого тумана. А тут еще прокатилась следующая волна, теперь уже накрывшая нас с головой.
        Ирония главаря была понятна. Сверху наверняка казалось, что мы находимся в «озере». Туман обволакивал, поглощая все звуки и скрадывая ощущение реальности. Сейчас я не видела даже Кэма, хотя напуганный паренек буквально вцепился в мою руку.
        — Это не продлится долго,  — шепнула ему.
        На всякий случай я подготовила заклинание силовой волны, хотя и не была уверена, что решусь его использовать. Туманная завеса была магического происхождения, но определить ее природу я затруднялась. Не пытался колдовать и мой коллега. Представив, как сейчас он судорожно перебирает возможные заклинания и мысленно сыплет проклятиями, я от души ему посочувствовала.
        Долго заклинание не продержалось. Туман впитался в землю, а на нас хлынули звуки. Я закрыла глаза, привыкая к солнечному свету.
        — Демон вас всех подери!  — спрыгнув на землю, выругался сотник.
        Смахнув выступившие слезы, я с ним согласилась.
        Карета графа стояла на дорожке. Слуги вместе с хозяином были связаны и гневно мычали сквозь кляпы. Часть стражников поспешила освободить их, другие рассредоточились по лесу.
        — Бесполезно, Дикий наверняка уже далеко.  — Эрх первым заглянул в карету и выбрался оттуда еще более злым.  — Нет, они издеваются!
        Сотник гневно потряс рукой с запиской, где было коряво нацарапано: «Милостыню не берем». Заглянув в окошко экипажа, я увидела на сиденье рассыпанную мелочь. Все, что осталось от богатых сундуков.
        Краем уха слушала, как граф грозит разбойникам мыслимыми и немыслимыми карами (те представились стражниками и попросили лорда со слугами выйти из кареты, после чего без всякого труда связали их), и медленно обходила карету по кругу.
        — А что именно мы ищем?  — полюбопытствовал увязавшийся следом Кэм.
        — Когда увидим, поймем,  — отрезала я.
        Настроение было ужасным. Больше всего на свете я не люблю беспомощности и невозможности повлиять на ситуацию. Сейчас же от меня не зависело ровным счетом ничего. Конечно, ответственной за выполнение операции была не я, но все равно вряд ли подобный расклад прибавит мне очков в глазах Иса.
        Размышляя, я как-то незаметно отошла в сторону от кареты и углубилась в лес. Присев на корточки, коснулась сломанной ветки. Понимая, что увидеть их невозможно, разбойники не очень-то соблюдали осторожность. Туманная завеса в самом деле обеспечила им идеальное прикрытие. Знать бы еще, где они раздобыли подобное заклинание…
        Поскольку я не почувствовала никаких магических следов, наличие мага среди разбойников можно было сразу исключить. Колдовать, полностью экранировавшись ото всех, мог только очень сильный специалист, а магистры и архимаги редко зарабатывали, грабя кареты. Значит, оставались артефакты. Активировать амулет, имеющий специальную настройку, мог и обычный человек, но артефактники всегда выясняли, с какой целью будут использоваться их побрякушки.
        — Хм… А это еще что такое?
        Разворошив траву, я достала втоптанную в землю стеклянную сферу. Поделка обожгла пальцы холодом.
        Поднявшись, отряхнула сор с коленей и поспешила к стоянке, выглядывая светловолосую макушку мага. Коллега обнаружился возле кареты. Активно жестикулируя, он что-то втолковывал графу и сотнику. Судя по нахмуренным лицам, результаты беседы не нравились никому.
        — Тейлор, можно вас на минутку?  — с трудом вспомнив имя мага, я махнула ему рукой.  — Хочу кое-что…
        — Ришида, все ваши вопросы подождут. Кажется, вам было велено следить за состоянием амулетов, вот и займитесь этим.  — Тейлор отмахнулся от меня, словно от надоедливой мухи.
        — Ты хотела показать ему найденную сферу? Думаешь, она имеет отношение к туману?  — понизив голос, заговорщицки спросил Кэм.
        — Хотела. Но уже не хочу.  — Мрачно усмехнувшись, я засунула находку поглубже в карман. Пусть Тейлор выкручивается как хочет.  — Пойдем к лошадям, здесь больше нечего делать.
        Всю обратную дорогу до города граф подсчитывал убытки и горестно причитал, а Эрх клятвенно обещал найти разбойников и прилюдно казнить их во устрашение всех остальных. Тейлор ни с кем разговаривать не хотел и выглядел мрачнее тучи.
        Я задумчиво кусала губу. Из памяти не шел случайно подслушанный разговор. Я не стала никому говорить о нем, как и делиться подозрением, что Дикому заранее были известны все детали операции. Конечно, доказательств привести не могла, но интуиция буквально кричала об этом. Слишком уж уверенным был голос разбойника, когда он говорил о стражах. Да и задумка с туманом прекрасно помогла не только ограбить графа, но и оставить нас с носом, вынудив кусать локти от осознания собственной никчемности.
        У городских ворот мы разъехались. Эрх с Тейлором собирались ехать с докладом к князю, граф желал поскорее попасть домой. Поблагодарив друг друга за сотрудничество, мы попрощались.
        — Ришида, выходит, Дикий и дальше продолжит всех грабить? У нас был такой хороший план и провалился с треском. Теперь разбойники еще больше задерут нос, мол, они кого хочешь обдурят?!  — с поникшим видом спросил Кэм, когда мы завели лошадей в конюшню.
        — У всех бывают ошибки. Не стоит переживать из-за одной неудачи.  — Я ободряюще похлопала ученика по плечу.  — А с Диким я что-нибудь придумаю, обещаю.
        — Мы прямо сейчас займемся новым планом?  — У паренька вспыхнули глаза.
        — Нет, прямо сейчас мы поужинаем и ляжем спать.  — Я рассмеялась.  — Умные мысли гораздо чаще приходят на свежую голову.
        Вот только, проснувшись на рассвете, я решила провести время с большей пользой и навестить Иса. За ночь князь должен был смириться с провалом плана и, может быть, теперь выслушает меня с большим вниманием.
        Удача ненадолго улыбнулась мне. Столкнувшись в коридоре со знакомым слугой, несшим князю поднос с чаем, я нагло напросилась составить компанию. Вспомнив, что в прошлый раз его сиятельство велел впустить меня без очереди, слуга не стал возражать.
        Так что в кабинет я заходила с улыбкой, мысленно повторяя свой доклад и готовясь добиться хоть какой-нибудь реакции от князя. Правда, в кабинете меня поджидал неприятный сюрприз в виде барона Мейрна. Встречаться с этим типом лишний раз не хотелось, но, судя по разложенным бумагам, уходить в ближайшее время лорд не собирался.
        Вот когда я помянула недобрым словом свою поспешность, что стоило подождать под дверью? И ведь развернуться и уйти теперь тоже не получится.
        — Ваше сиятельство, ваша милость.  — Я по очереди кивнула обоим мужчинам, а потом протянула князю свиток.  — Все задания выполнены. Я указала напротив каждого пункта, что именно понадобилось сделать. Какие еще будут поручения?
        — Так быстро? Ришида, вы определенно не любите терять время зря.  — Мельком глянув на список, Ис небрежно кинул его в груду остальных бумаг.  — Сейчас у меня нет заданий, но я обязательно подумаю на досуге над работой, которая окажется вам по силам.
        Казалось бы, обычный ответ заказчика, которому самому сначала нужно разобраться, что к чему. Но это если не учитывать откровенно снисходительного взгляда и легкой улыбки, сопровождавшей слова.
        Складывалось ощущение, что князю доставляло удовольствие издеваться надо мной, нарочно заставляя чувствовать себя никчемной и бесполезной! И что самое обидное, от барона это не укрылось, и тот смотрел на меня с нескрываемым злорадством.
        — В таком случае буду ожидать ваших дальнейших указаний. До свидания.  — Я заставила себя улыбнуться и спокойно выйти из кабинета.
        «Просто дыши. Вдох, выдох,  — уговаривала себя.  — В конце концов, не все ли равно, какие задания выполнять. Платит Ис достаточно щедро даже за самые незначительные поручения, а что он обо мне думает, не имеет никакого значения».
        Вот только почему внутри ворочалась и царапалась обида?!
        — Что, не ладится с работой?  — Хриплый голос раздался прямо над ухом.
        Барон застал меня у фонтана, где я наблюдала за рыбками, желая успокоить нервы. Судя по тому, что я не заметила приближения вельможи, старания оказались напрасными.
        — Временные трудности. А что, вы желаете воспользоваться моими услугами?  — Не знаю, что заставило меня изогнуться и послать барону многозначительную улыбку.
        — Что?  — Мейрн отшатнулся.  — Какие услуги?
        — Ну как какие… Я же не только с пауками но подвалам воюю, но еще и привороты накладывать умею,  — обволакивающим голосом продолжила я.
        Покрывшись красными пятнами, барон ошеломленно уставился на меня. Я захлопала ресницами. На самом деле у меня не было уверенности, что Мейрн согласится, но ведь кто-то же пытался магически воздействовать на Вериту. А барон в качестве заказчика выглядел куда убедительнее графа.
        — Неужели не интересует?  — Понимая, что терять нечего, я дотронулась до щеки мужчины.  — Или ваше обещание влюбить в себя понравившуюся девушку — пустышка? Жаль-жаль, я ведь могу помочь устроить роскошную свадьбу.
        Несколько мгновений Мейрн просто оттягивал впившийся в шею воротник. Я молча стояла рядом и старалась не думать о том, во что мне выльется эта авантюра.
        Ох, как бы не вышло, что, желая утереть нос Ису, я подставлю Вериту, а сама надолго загремлю за решетку!
        Пауза затянулась. Чувствуя, как по спине побежала струйка пота, я стала прикидывать, получится ли, сведя все к шутке, выйти из ситуации с наименьшими потерями для себя, но вдруг барон склонился ко мне:
        — Откуда вы, демон побери, умудрились это узнать? Нет, не отвечайте!  — И Мейрн, оглядываясь, потащил меня за собой.
        Глава 5
        Местом, которое лорд счел подходящим для конфиденциального разговора, оказалась увитая розами беседка. В таких обычно любят уединяться влюбленные пары, желающие скрыться от чужих глаз.
        — Сможешь сделать так, чтобы нас никто не подслушал?  — Барон оказался вовсе не таким глупцом, как я решила.
        — Да, конечно.  — Проглотив панибратское «ты», я кивнула и развела руки, очерчивая над нашими головами круг.
        Короткое заклинание, и беседку окружил мерцающий купол. Защите вообще-то полагалось быть невидимой, но я хотела, чтобы Мейри убедился в моих силах.
        — Хм…  — Важно надувшись, лорд попытался потыкать в стенку купола пальцем.  — Весьма неплохо.
        — Вы, кажется, о чем-то хотели поговорить.  — Видя, что клиент клюнул, я отбросила ложное притворство и скрестила руки на груди.
        — Ах да. Ты утверждала, что заставишь девушку потерять голову от любви ко мне.  — В глазах барона вспыхнул алчный огонек.
        — Если таким будет ваше желание.  — Я с трудом удержалась от брезгливой гримасы.
        — И когда будет результат? Учти, водить себя за нос я не позволю.  — Мейрн погрозил мне пальцем.
        — А когда вы хотите отвести леди Вериту под венец?  — устав от пустых разговоров, прямо спросила я.
        — Желательно побыстрее, но чтобы ее чувства не вызвали подозрений.  — Лорд наморщил лоб и зашевелил губами.  — Через две недели я хочу объявить о свадьбе и уехать с Веритой в свадебное путешествие.
        — Отлично, этого срока вполне достаточно.  — Внутренне поражаясь наглости барона, посмевшего столь грубо решать чужую судьбу, внешне я оставалась совершенно невозмутимой.  — Такие обряды обычно проводятся в полнолуние, это как раз через неделю.
        — Сколько ты хочешь за работу? Учти, о заклинании никто не должен знать,  — предупредил Мейрн.
        — Конечно. Прекрасно знаю, когда нужно держать рот на замке.  — Я адресовала лорду лучезарную улыбку.  — Что же касается оплаты… Сто золотых монет будет вполне достаточно.
        — Сто золотых? Не слишком ли много за базарный фокус?  — Подавившись воздухом, барон гневно уставился на меня.
        — За этот, как вы выразились, базарный фокус я рискую лишиться диплома и угодить в тюрьму. Далеко не каждый маг возьмется наложить приворот. Впрочем, если вас не устраивают условия, вы вольны найти кого-либо другого,  — холодно процедила я.
        — Хорошо, пусть будет сто золотых,  — пошел на попятную лорд.  — Но деньги получишь только после обряда, когда Верита полюбит меня!
        — Могу я попросить аванс? Десять золотых мне хватит, чтобы купить необходимые амулеты.  — Я заставила себя изобразить почтительный взгляд.  — Предлагаю сразу обсудить детали. Обряд будет проводиться под открытым небом. Вам нужно найти способ вывезти Вериту в лес, где нам никто не сможет помешать.
        — Не проще ли этим заняться тебе? Я не собираюсь сам выполнять всю грязную работу.  — Мейрн раскраснелся и полез в карман за носовым платком.
        — С вами Верита поедет куда охотнее. Вы ведь лорд, как она посмеет отказать?  — Я захлопала ресницами.
        — А нельзя ли колдовать в саду? Зачем обязательно ехать в лес?  — Вытерев лицо, барон принялся нервно комкать платок в руках.
        — Понимаете, каждое заклинание требует деликатного подхода. Нужно создать особую атмосферу, обеспечить надлежащий магический фон. В лесу, вдалеке от человеческих жилищ, формируется особая аура, которая и напитывает творимую волшбу. Так приворот получится сильнее.  — Понимая, что Мейрн полный профан в магии, я с важным выражением лица плела полную околесицу.  — Такому лорду, как вы, нужно самое лучшее.
        — Ладно, делай как знаешь.  — Купившись на лесть, барон махнул платочком.  — Подумаю, как уговорить Вериту. Эта демоница за последнюю неделю отклонила три моих приглашения!
        — Эх, до чего досадно, что нельзя вывезти Вериту, не спрашивая ее согласия,  — забрасывая пробный камешек, я притворно вздохнула.  — Скажем, будто бы ее похитили разбойники и хотели потребовать выкуп. Бедная девушка в отчаянии, до смерти напугана. А тут вы. Благородный и бесстрашный господин, спасающий ее из плена. Как тут не потерять голову от любви?
        — Да, это никого не удивило бы.  — Мейрн задумчиво поскреб подбородок.  — Весьма, весьма любопытная идея.
        Затаив дыхание, я наблюдала за сменой эмоций на лице барона. Может быть, с моей стороны было глупо рассчитывать на подобную удачу, но ведь кто-то же сотрудничает с Диким? Почему бы барону Мейрну не оказаться нужным лордом? Тогда я одним ударом убила бы двух упырей, доказав Ису свою полезность и избавив его от шайки грабителей.
        — Я подумаю над твоими словами. Встретимся здесь же через четыре дня и обсудим детали,  — наконец, решил лорд.
        — Как пожелаете.  — Я кивнула, принимая его слова к сведению.
        — Твой аванс.  — Достав кошель, барон принялся отсчитывать монеты.  — И… Ришида, скажи, ты ведь живешь в доме Вериты, наверняка вы подружились, неужели сможешь колдовать против нее?
        — Почему нет? Мне нужны деньги, а дружба это удел богатых.  — Золото обожгло руку огнем, но на моем лице не дрогнул ни один мускул.  — Я же ведьма, это моя работа.
        Другого ответа лорд не ожидал. Подобное поведение вполне отвечало его моральным принципам, и он удовлетворенно кивнул, позволив мне удалиться.
        Несмотря на то что мое предложение было чистой воды аферой, я чувствовала себя так, будто вымазалась в чем-то грязном и липком. Так что, вернувшись в поместье, первым делом попросила слуг приготовить ванну и целый час терла кожу мочалкой. Вот только все равно продолжала ощущать маслянистый, одобрительный взгляд барона. Он смотрел на меня как на равную. Не по титулу, тягаться с лордами мне не было суждено, но Мейрн счел меня такой же продажной и беспринципной, готовой на все ради своей цели, как и он сам.
        Хоть я и раньше не гнушалась заключением сделок с совестью, позволяя себе мелкие нарушения, это ощущение мне жутко не понравилось.
        — Ришида, ты там не утонула?  — робко поскребся в дверь Кэм.  — Через два часа обед, а ты обещала со мной позаниматься.
        — И что должен тебе ответить мой утонувший труп?  — Я невольно улыбнулась.  — Бери мечи и выходи, подойду через десять минут.
        Вытершись полотенцем, быстро оделась. Распустив волосы, замерла напротив зеркала, придирчиво изучая отражение. Переживания последних дней никак не отразились на моей внешности, и под глазами не залегли тени. Напротив, ванна вернула мне цветущий вид, а волосы и вовсе пылали ярким пламенем.
        «А деньги Мейрна потрачу на обновление гардероба».  — Подмигнув собственному отражению, я вышла из комнаты.
        Тренировка прошла отлично, и по окончании занятий я одобрительно кивнула Кэму. Толковый паренек схватывал все на лету и больше не попадался на обманные приемы, а под конец даже сам попытался сделать ложный удар и вышибить меч у меня из рук.
        В результате на обед мы отправились довольные друг другом, будущее виделось исключительно в радужных тонах. А когда за чаем барон сообщил, что через неделю он устраивает прием, план дальнейших действий окончательно выстроился у меня в голове.
        — Ришида, как думаешь, он придет?  — когда вечером мы с Веритой сидели в беседке и пили чай, встревоженно уточнила она.
        — Вряд ли.  — Кто подразумевался под «ним» уточнять не понадобилось.  — Твой отец приглашает преимущественно купцов и баронов, купивших титулы, на приеме будут заключаться сделки. Барон Мейрн посчитает, что ниже его достоинства посещать подобное мероприятие.
        — Хорошо бы. В противном случае придется весь вечер прятаться на кухне и изображать очередную болезнь, лишающую меня возможности отправиться с лордом на прогулку. Исключительно из-за нежелания подвергать его здоровье опасности заразиться,  — прижав руки к сердцу, выразительно продекламировала Верита.
        — В театре ты пользовалась бы ошеломляющим успехом. Более талантливую актрису нужно еще поискать,  — весело рассмеялась я.  — У меня для тебя подарок.
        — Это амулет?  — Открыв коробочку, девушка достала сапфировую брошку в виде бабочки.  — Хорошо бы, если бы он позволил мне становиться невидимой.
        — Увы, нет. Просто красивое украшение, чтобы ты занялась подбором подходящего платья и выкинула барона Мейрна из головы. Мне говорили, брошь приносит удачу своему владельцу. Надень ее на бал,  — будто бы поддавшись порыву, попросила я.
        — Конечно! Она восхитительная.  — Верита осторожно погладила крылышки.  — Где ты достала такое чудо?
        — Да так, просто под руку подвернулась.  — Я передернула плечами, уклоняясь от ответа.
        Не рассказывать же в самом деле, что брошь мне подарила подруга. Мы вместе учились в академии, только Лисса выбрала факультет ритуальной магии. Брошь она готовила для демонстрации на экзамене, простое на вид украшение в действительности являлось сложным «маяком». Перебить другими заклинаниями излучаемый импульс было практически невозможно, и Лисса уверяла, что сможет найти брошь в любом месте.
        Представить свое творение комиссии подруга не успела. В последний момент родители решили, что быть титулованной особой выгоднее, чем магичкой, и выдали дочь замуж за недавно овдовевшего барона.
        — Это тебе на память. И к тому же так мы не потеряемся. Когда доучишься, приглашу тебя к себе работать,  — протянув мне брошь, пообещала Лисса.
        Больше мы не виделись. Никто не делал запросов относительно меня, и после выпуска я поехала отрабатывать положенный год в деревню.
        — Ришида, ты поразительная! Спасибо!  — Верита крепко обняла меня.
        — Судя по тому, как наниматели торгуются за каждую медяшку, совершенно обычная. Иначе ко мне выстраивались бы целые очереди.  — Отгоняя грустные мысли, я заставила себя рассмеяться.
        — Нет, не спорь, я тебе сейчас докажу. Во-первых, у тебя независимый характер, и ты четко представляешь свои цели. Во-вторых, ты совершенно не обращаешь внимания на титулы и с каждым держишься одинаково, вынуждая относиться к тебе самой как к равной. В-третьих, у тебя нестандартный подход к решению проблем, ты не перестаешь удивлять. Отец до сих пор вспоминает, как ты его к потолку подвесила. В-четвертых, ты не заискиваешь ни перед кем и не пытаешься снискать расположение к себе. И в-пятых, ты чуткая, внимательная и бескорыстная.  — Закончив, девушка по привычке продемонстрировала мне сжатый кулачок.
        Вспомнив о сделке с бароном, я отвела взгляд. Верита ошибалась в половине характеристик, но поправлять ее было не в моих интересах.
        — Поэтому я очень рада, что ты моя подруга,  — широко улыбнулась девушка.
        Окончательно загордиться собой мне помешал приход домоправительницы. Зерина единственная не одобряла дружбу Вериты со мной, считая, что дочь барона могла бы подыскать более достойную компанию, и старалась всячески пресекать наши встречи. Вот и сейчас женщина сухо сообщила, что уже поздно и если госпожа Верита не хочет простудиться и щеголять на приеме красным носом, то ей следует отправиться в дом.
        Следующие несколько дней прошли весело. По крайней мере, для меня, остальные обитатели поместья на собственном опыте убедились, почему ведьм так неохотно берут на постой. Целыми днями в моей комнате что-то взрывалось, наполняя коридоры едким дымом. Вся серебряная посуда почему-то неизменно оказывалась на улице, где я начертила пентаграмму посреди сада и щедро полила ее бычьей кровью. Апогеем стали выпрыгивающие из чаши с супом лягушки. Барон Петтер, которому порция как раз и предназначалась, при этом и сам позеленел не хуже земноводных.
        — Госпожа Ришида, не поймите превратно,  — сразу после обеда хозяин пригласил меня в кабинет,  — я понимаю, что ваша работа на его сиятельство имеет определенную… специфику. Более того, учитывая помощь, которую вы оказываете моей дочери, я готов был мириться с этим. Но завтра у меня состоится прием, где будет присутствовать много важных гостей. Мне не хотелось бы напугать их и создать неверное впечатление….
        — Да, я с самого начала предупреждала, что работа мага сопровождается неожиданностями. Сейчас мне нужно закончить важный обряд и сдать доклад лорду Эшворду. И, кстати, если сегодня-завтра из пентаграммы полезут клыкастые тени — не пугайтесь, вреда они не причинят.  — Мило улыбнувшись, я сложила ладони на коленях, всем своим видом демонстрируя смирение.
        — Клыкастые тени?  — Мужчина изменился в лице.  — Госпожа Ришида, я собирался вас попросить, но теперь вынужден настаивать, чтобы вы покинули мой дом и нашли себе другое жилье. Я велю слугам помочь вам перенести вещи и заплачу за комнату в трактире.
        — Спасибо за предложение, но ничего не нужно. Мы уедем сегодня же.  — Я опустила взгляд, не желая, чтобы лорд увидел довольный блеск в моих глазах.  — До свидания, лорд Петтер, была рада познакомиться с вами.
        — Надолго задержимся в трактире?  — когда мы попрощались со всеми и выехали на улицу, полюбопытствовал Кэм.
        Он эти несколько дней тщательно учил урок «беспрекословно слушаться старших и не задавать никаких вопросов». С первой частью ученик справился блестяще, организовав почти все магические диверсии, а вот над второй предстояло еще поработать.
        — Насколько понадобится, настолько и задержимся.  — Я как раз раздумывала, как пройдет очередная встреча с бароном, и не была расположена обсуждать дальнейшие планы.  — Я сразу уеду, распакуешь все вещи. Обед закажешь в номер, без меня в зал не спускаться.
        Трактир под названием «Крашеный лис» я выбрала еще вчера. Название показалось мне символическим, и я заплатила хозяину серебрушку, попросив придержать две комнаты.
        — Помощь не нужна?  — Спрыгнув с лошади, Кэм не спешил звать слугу и робко уставился на меня.
        — Разве что в покраске.  — Представив, как буду объяснять барону необходимость в предстоящей ситуации лишних ушей, я фыркнула.
        — Что?  — Теперь во взгляде ученика читалось недоумение.
        — Просто мысли вслух, не обращай внимания.  — Сгрузив парню сумку с вещами, я тронула Молнию.
        До назначенной встречи оставалось еще два часа, так что я, решив провести время с пользой, заехала на рынок. Потратив все захваченные с собой деньги и купив орешков на сдачу, с куда более твердой решимостью направилась во дворец.
        Нужная мне беседка пустовала. Не желая вызывать раздражение барона, я специально пришла на пятнадцать минут раньше, Мейрн же, в свою очередь, не явился и через полчаса. Возможно, был чем-то занят, расспрашивать слуг, видели ли его во дворце, я не решилась. И так, пока отводила Молнию в конюшню, пришлось выяснять, не собирается ли Ис сегодня куда-то уезжать.
        Когда солнце начало медленно катится за горизонт, я решила прогуляться по парку. Мое внимание почти сразу привлекли три статуи. От других они отличались тем, что являлись образцом и скульптурного и садоводческого искусства. Три девушки. Верхняя половина фигур была выполнена из белого мрамора. А вот нижняя — из цветов. Мастеру удалось придать свое неповторимое очарование и хрупкость каждой девушке, казалось, что сейчас они подхватят травяные юбки и закружатся в танце.
        Вокруг солнца разлилось золотое сияние. Когда солнечные лучи касались цветов, те тоже сияли. Представив, как должны сиять фигуры в полдень, я мечтательно улыбнулась.
        Садовник проделал огромную работу. Обойдя одну из статуй по кругу, я одобрительно цокнула языком. Проволочный каркас юбки был оплетен темно-зеленой травой, а из красно-синих цветов вышел замечательный узор. Правда, сзади образовалась прореха. Как я подозревала, кто-то решил не ходить далеко за букетом для своей дамы и позаимствовал для этой цели цветы у статуи.
        Невольно представила, как сама, надев пышное платье, гуляю под руку с симпатичным спутником. Мы ведем приятную беседу, и единственная моя проблема — выбор партнера для танцев.
        Родители обещали, что на совершеннолетие устроят в мою честь настоящий бал. Я даже фасон платья нашла, с длинным шлейфом, сплошь расшитое золотыми нитями. Дав волю фантазии, прикрыла глаза и сделала круг, придерживая невидимую юбку пальцами.
        — Уже представляешь, как будешь веселиться на полученные деньги?  — вырвал меня из грез мужской голос.
        Жаль, не сложилось.
        — Лорд Мейрн, рада вас видеть.  — Я заставила себя лучезарно улыбнуться. Судя по донесшемуся запаху вина, барон вовсе не спешил на встречу, видимо, посчитал, что какая-то ведьма может и подождать.  — Да вот решила отрепетировать танец. Ведь барон Петтер наверняка устроит праздник в честь спасения и помолвки дочери, а Верита точно меня пригласит. Конечно, если бал состоится.
        — Боишься, что я передумаю и ты не получишь денег?  — Судя по дернувшейся щеке барона, столь быстрый переход к разговору, являющемуся главной целью встречи, не пришелся ему по душе.
        — Опасаюсь,  — не стала скрывать я.  — Все-таки спать, когда под подушкой полный кошель с деньгами, куда приятнее. Сны видятся яркие.
        — Хотел бы я посмотреть, как бы ты спала на сундуке с золотыми.  — Мейрн презрительно рассмеялся.
        Я ограничилась тем, что развела руками, безмолвно соглашаясь, что да, у бедных и богатых разные проблемы.
        — Если не подведешь меня, и дальше сможешь спать спокойно,  — уже другим, жестким и холодным голосом продолжил лорд.  — Верита согласилась со мной встретиться, я доставлю ее на обряд.
        — Все-таки используете идею с разбойниками?  — Я изобразила подходящую для этого случая гордость за вовремя данный совет.
        — А вот это уже, ведьма, не твое дело.  — Мейрн окинул меня ледяным взглядом, и я послушно отступила назад и сложила руки.  — Главное, мы будем в лесу.
        — Тогда через два дня. Как раз наступит полнолуние,  — деловито уточнила я.  — Завтра съезжу в лес, выберу поляну, начну приготовления и…
        — Нет, без меня ты ничего делать не будешь,  — прервал барон.  — Место ведь не играет роли, главное — открытое небо. Вот и выберем поляну вместе.
        — Если вы так желаете, конечно.  — Под жестким пронизывающим взглядом я почувствовала себя неуютно.  — Мне всего лишь хотелось сэкономить ваше время.
        — Не стоит беспокойства.  — Теперь Мейрн улыбался уголками губ. Правда, улыбка была лживая, так лиса улыбается курице, выманивая ее из курятника.  — Не подумай, что я слишком капризный клиент, просто хочу видеть работу, за которую плачу деньги.
        Что-то в глазах барона меня насторожило. Если до этого я забавлялась разговором, считая Мейрна напыщенным тюфяком, то сейчас ощутила, что его точно так же веселит беседа со мной. Как бы не оказалось, что, готовя Мейрну ловушку, я угожу в нее сама.
        — Вы превосходный клиент, и для меня честь помогать такому лорду, как вы,  — понимая, что отступать в любом случае некуда, мило улыбнулась в ответ.
        — Встретимся на выезде из города, когда стемнеет,  — благодушно кивнув, проговорил барон.  — Не опаздывай, я не люблю ждать.
        Не затрудняя себя прощанием, он зашагал прочь.
        Я осталась в парке любоваться закатом. Солнце шустро катилось за горизонт, словно на него внезапно обрушилась вся накопленная за день усталость. Подтянув к себе несколько облаков, оно укуталось в них и наконец удалилось на покой.
        Я бы с удовольствием последовала примеру небесного светила, но до отдыха было еще далеко. Предстояла самая важная и рискованная часть плана, которая должна была показать, не исчерпала ли я лимит терпения богов и не помогут ли они мне еще чуть-чуть.
        Глубоко вздохнув, зашагала во дворец. В отличие от парка, в сумерках потерявшего половину очарования, замок буквально пульсировал жизнью. Слуги зажигали свечи в канделябрах, сами собой вспыхивали магические светильники. По коридорам лилась тягучая, будоражащая кровь мелодия, а стайка наряженных фрейлин носилась но комнатам, разыскивая спрятавшегося музыканта.
        Несмотря на заверения пажа, Иса в кабинете не обнаружилось. Правда, начатое письмо давало надежду, что князь вышел ненадолго. В противном случае он вряд ли оставил бы послание неубранным.
        Любопытство яростно боролось с осторожностью. С одной стороны, я старалась не совать нос в чужие дела, чтобы в случае чего по этому самому носу не получить. С другой, а вдруг Ис написал что-то такое, что и мне самой пригодится?
        К счастью, решиться на что-то я не успела, и непрошеный посетитель застал меня всего лишь за разглядыванием картины.
        — Кто вы такая и что здесь делаете?  — сердито напустился на меня мужчина.
        — Жду его сиятельство,  — честно ответила я.  — Если что, вы за мной.
        — Тогда будьте любезны ожидать его в другом месте,  — холодно процедил незнакомец.
        — Это еще почему?  — Суля по толстой папке, которую мужчина прижимал к груди, приведший его к князю вопрос был обстоятельным и требовал долгого изучения. Но молча удалиться — значило лишиться возможности поговорить с Исом.  — Мое дело тоже важное.
        — Хотите сказать, что знаете что-то такое, чего не знает главный советник?  — изогнул бровь господин.
        О как! На этот раз я окинула мужчину более вдумчивым взглядом. Высокий, худощавый, держится так, будто жердь проглотил. Камзол достаточно простого кроя, а вот кольца дорогие. Не хватало, пожалуй, родового перстня. Впрочем, это ничего не значило. Если наследовать княжеский венец имел право только аристократ, то советником мог стать кто угодно. Принимались во внимание лишь заслуги перед народом.
        — Не желаете представиться? Думаю, что с девушкой, позволяющей себе врываться в кабинет его сиятельства без приглашения, я точно должен познакомиться.  — Взгляд у советника был колючим. Притворяться и льстить он явно не считал нужным.
        — Ришида. Возможно, будущий придворный маг. Пока прохожу испытательный срок,  — понимая, что советник все равно узнает, кто я, постаралась сразу выдать всю интересующую его информацию.  — Его сиятельство жду, чтобы переговорить с ним по поводу одного поручения. Очень сложного, важного и не терпящего никаких отлагательств.
        Проходящие испытания специалисты советника не интересовали, и мужчина мгновенно потерял ко мне интерес. Зато не на шутку заинтересовался начатым письмом! Моей щепетильностью придворный не страдал, поэтому с сосредоточенным видом заскользил взглядом по строчкам. Прочитанное ему явно не понравилось.
        — Щенок! Что он себе возомнил!  — выдохнул сквозь зубы советник.
        Я изогнула бровь, посчитав, что раз уж он позволяет подобные выражения в адрес князя, то и мне можно выразить изумление. Но пояснять что-либо мужчина не посчитал нужным.
        — Что ж, решайте ваше крайне безотлагательное дело,  — ядовито произнес он на прощанье.
        В одиночестве я скучала недолго. С князем придворный разминулся на каких-то пять минут, но ябедничать на советника показалось глупым. Кто знает, вдруг ему многое позволено?
        — Слуга сообщил, что вы желаете меня видеть?  — Усевшийся за стол Ис был само радушие и любезность. Разве что взгляд мало напоминал галантный. Кажется, в эту минуту князь желал бы увидеть только мое заявление об увольнении.
        — Если бы я хотела вами полюбоваться, то отправилась бы в портретную галерею.  — Сама не знаю, что дернуло меня за язык, вынудив в очередной раз испытать невозмутимость лорда на прочность.  — Мне нужно сказать вам кое-что очень важное. Найдете пару минут?
        — Если вы по поводу того задания с бандой Дикого, не трудитесь зря. Эрх уже сделал подробный доклад, и я располагаю всей необходимой информацией,  — сдержанно произнес Ис. Предложить мне сесть он и не подумал, но никаких затруднений не испытывал, когда, даже глядя снизу вверх, выражал всю степень своего недовольства.  — От вас мало что зависело, но деньги заплатят прежние. Это все, что вас интересовало?
        — Не совсем. На этот раз я нашла себе задание, которое целиком и полностью зависит от меня. Думаю, оно вас заинтересует, так как связано с нарушением закона и напрямую касается интересов ваших подданных.  — Я многозначительно улыбнулась, сознательно сделав паузу и вынудив Иса поторопить меня.
        — Это что же, явка с повинной?  — Откинувшись на кресло, князь впервые посмотрел на меня с любопытством.
        — А это уже решать вам.  — Я развела руками, демонстрируя готовность довериться высшей инстанции.  — Помните барона Мейрна? Он приходил жаловаться на леди Вериту, отклонившую предложение руки и сердца. Барон нанял меня, чтобы я наложила на девушку любовные чары. Причем предполагаю, что Вериту похитят члены той самой неуловимой банды Дикого. У нас есть неплохие шансы разобраться сразу с двумя преступлениями.
        Выдав информацию, я встревоженно уставилась на князя. Лорд мог разгневаться, мог велеть мне убираться прочь, мог позвать стражу. Вот только тихо смеяться, прикрыв глаза руками, ему точно не полагалось!
        Тщательно загнанная внутрь злость резко выросла в размерах. Смех пробегал мурашками по коже, громким звоном отдавался в ушах и вызывал спазмы в животе. Я глубоко вздохнула, напоминая себе, что князь по-прежнему является моим работодателем и его проклятие не поможет построить карьеру.
        Вот только как обидно, когда к тебе относятся словно к несмышленому ребенку и даже не пытаются вести себя как с равной!
        — Ришида, я ценю ваше чувство юмора, но по вечерам давно уже не испытываю потребности в сказках,  — наконец заметил князь.
        — Предпочитаете колыбельную?  — Я позволила себе помечтать, как приглашаю во дворец баньши.  — Но маги никогда не врут о своих заказах.
        — Правда, могут недоговаривать или играть словами,  — проницательно добавил Ис.
        — Мы заключили сделку. Барон Мейрн заплатил мне аванс.  — Я коснулась янтарного колье, оплетающего мою шею.
        — А вам не кажется, что бусы — это подарок, скорее полагающийся…  — лорд замялся, подбирая подходящее слово,  — спутнице, чем ведьме?
        — Маги не носят простых украшений.  — Я позволила себе легкую улыбку.  — Эти бусы отличный защитный артефакт и стоят десять золотых.
        — Пусть так. И все же, Ришида, вы обвиняете лорда. Ваши слова против его слов. Мне нужны доказательства. Веские, такие, какие могли бы послужить основой для моего последующего решения.  — Ис перебирал пальцами по подлокотнику.
        Пожалуй, сейчас он напоминал мне змею, точно так же гипнотизирующую жертву и лишающую ее способности трезво мыслить.
        — Вы мне не верите? Считаете, что нарочно все придумала?  — понимая, что терять нечего, прямо спросила его.
        — Именно это я и хочу узнать,  — как ни в чем не бывало произнес князь.  — Поэтому отправлюсь с вами и буду присутствовать при обряде.
        Как бы ни гордилась я своей выдержкой, на этот раз лорду удалось совершить невозможное.
        — Что?!  — Я уставилась на абсолютно серьезного Иса, подозревая, что это шутка.  — Но зачем? Я не откажусь от сопровождающего и хотела попросить небольшой отряд, но в него должны входить маги и стражники.
        — Разумное замечание, но все же я хотел бы сам принимать решения. Надеюсь, вы не сомневаетесь, что моих умственных способностей хватит на такую малость?  — Голос князя звучал холодно, вот только в глазах плясали смешинки. Он определенно наслаждался беседой.  — А своим глазам я доверяю куда больше, чем свидетелям, и, если придется осудить барона, желаю быть уверенным в его вине.
        — Он виновен.  — Скрестив руки на груди, я кратко рассказала о наших встречах.  — Через два дня об этом будут знать все.
        — И какой у нас план?  — деловито осведомился князь.
        — Отправимся в лес, я покажу вам дорогу и помогу спрятаться. Потом проведу ложный ритуал, а когда довольный барон достанет деньги, чтобы расплатиться со мной, его повяжет стража,  — бойко, как на уроке, отбарабанила я.
        — Два, вы плохо подготовились.  — Ис сделал вид, что взмахнул невидимой указкой и нарисовал в воздухе оценку.  — Совершенно непродуманные действия и отсутствие какой-либо гарантии. Начать хотя бы с того, что нам, может быть, придется разделиться. И как искать друг друга?
        — Буду куковать. А вы послушаете и пойдете на звук.  — Раздосадованная, я прижала руки ко рту и несколько раз прокуковала.  — Лет сто жизни точно вам накукую.
        Позволив себе столь детскую выходку, я рисковала вызвать очередной приступ хохота, но лорд остался невозмутимым.
        Подперев голову рукой, он задумчиво взглянул на меня.
        — Выходит очень похоже. Должно быть, в детстве любили играть в лесу?
        — Бывало.  — Я отвела взгляд.
        Вспоминать о своем детстве, особенно об этом периоде, я не любила. После смерти родителей мне пришлось жить с двоюродной сестрой матери и ее мужем. Что сказать… Если бы родственников выбирали, я бы предпочла никогда с ними не встречаться. Муж тети работал лесничим, к должности прилагалась избушка в лесу. Платили вроде бы средне, но дяде с тетей казалось мало, так что лесник периодически позволял себе «путать» обязанности и вместо того, чтобы защищать зверей, ловил их. Моя помощь пришлась как нельзя кстати. С семи лет я выучила, как ставить капканы и силки, и по звукам в лесу могла определить, поймана добыча или нет.
        Хуже всего было добивать раненых зверей. Я их жалела, а тетя ругалась и кричала, что если хочу получить обед, то должна заслужить его.
        — А что бы предложили вы?  — желая сменить тему, спросила я.
        — Во-первых, вы подробно объясните, что представляет собой настоящий приворот, и какой приворот собираетесь наложить в данной ситуации. Я должен заметить разницу, Мейрн — ни в коем случае. Во-вторых, если барону действительно поможет Дикий, отряд стражи заметят, и вся ваша затея полетит дракону под хвост. В-третьих, я собираюсь непосредственно наблюдать за обрядом. Князю не полагается подглядывать из кустов,  — высокомерно принялся перечислять лорд.
        Своей манерой разбирать проблему мужчина напомнил мне Вериту. Все-таки зря она отказалась присмотреться к Ису. Пара из них вышла бы отличная.
        Представив, как молодые соревнуются и придумывают аргументы, кому именно готовить завтрак, я улыбнулась.
        — Вам кажутся смешными мои слова?  — Ис вздернул бровь.
        — Просто не понимаю, как вы окажетесь в центре событий. Мейрн не поверит, что вы случайно проходили мимо и решили половить бабочек.  — Я мгновенно натянула на лицо невозмутимую маску.
        — Не поверит,  — согласился князь.  — Поэтому я попадусь на глаза не ему, а банде Дикого. Они сделают все остальное.
        — Уверены? Что, если разбойников там не будет?  — Рискованный план пришелся мне по душе, но все же я сочла необходимым высказать опасение.
        — Нет,  — искренне ответил Ис.  — Но я исхожу из ваших слов, и последствия будут на вашей совести.
        — Хорошо.  — Развивать тему я не рискнула.  — А что насчет сопровождения? Есть во дворце маг, которому вы доверяете? Он отследит наш путь и даст сигнал страже.
        — Найдется,  — уклончиво отозвался лорд.
        — Тогда передадите ему это.  — Я положила на стол кольцо с алмазом.
        Украшение составляло комплект с брошью. Кольцо я получила абсолютно случайно, когда, отработав положенный год, кинулась искать развлечения в городе. Встречи на приеме не ожидали ни я, ни Лисса. Причем подруга пришла в сопровождении нанятого мужем мага, симпатичного мужчины, выходца из семьи мага, обладающего превосходными рекомендациями. Не чета мне, безродной.
        Я сумела улыбнуться и поблагодарить за подарок. И даже заверила, что прекрасно все понимаю и не сержусь. Только с того дня перестала верить обещаниям и предпочла им звон монет.
        — Это «компас». «Маячок» у Вериты. Маг будет следить за нашими перемещениями, а когда я подам знак, пошлет на выручку стражу.
        — Может сработать.  — Взвесив кольцо в руке, Ис спрятал его в стол.
        На этом вопросы у князя не закончились, но все интересующие моменты удалось обсудить довольно быстро. К тому времени, когда на небе засветилась первая звезда, план был готов.
        — Загадаем желание, чтобы все удалось?  — кивнув на окно, шутливо предложила я.
        — То есть своих сил вам недостаточно? Нуждаетесь в божественной помощи?  — Взглядом, которым меня одарил лорд, можно было растопить лед.
        — Это ведь бесплатно и не требует усилий.  — Я качнула головой. Что ж, не больно-то и хотелось.  — Не смею больше отнимать ваше время. Спокойной ночи, ваше сиятельство.
        — Увидимся через два дня,  — Ис кивнул.
        А стоило мне покинуть кабинет, зазвонил в колокольчик, вызывая слугу. Караулить у двери я посчитала унизительным (особенно унизительно будет, если князь меня застукает), но и без того стало очевидно — лорд поверил мне и теперь начнет воплощать план в жизнь.
        Вернувшись в трактир, я с удивлением обнаружила дежурившего на крыльце Кэма. Паренек выглядел встревоженным, но при виде меня просиял.
        — Это что еще за самодеятельность? Я ведь велела сидеть в номере.  — Спрыгнув с Молнии, вручила поводья подошедшему слуге и строго взглянула на ученика.  — Поужинать тоже забыл?
        — Ты говорила не находиться в общем зале, я там и не сидел. А ужин заказан, осталось только разогреть.  — Показывая, что мои уроки не прошли зря, Кэм насмешливо улыбнулся. Правда, надолго его напускной бравады не хватило, и парнишка шмыгнул носом.  — Тебя долго не было. Все только и говорят, что Дикий затаился и готовит что-то жуткое…
        — И ты решил, что я в одиночку пошла с ними разбираться, так сказать, отомстить за прошлое поражение и позволить восторжествовать справедливости?  — Поникшие плечи ученика послужили красноречивым ответом.
        — Отец поступил бы так,  — оправдываясь, протянул Кэм.
        — Зря боялся. За новое задание мне не заплатили, а бесплатно я не работаю.  — Рассмеявшись, взлохматила волосы паренька.  — К тому же на свете много разбойников. Гораздо больше, чем поборников справедливости. А звание отважного, но павшего в неравной схватке героя, не слишком меня привлекает. Можешь считать это очередным уроком.
        — А куда ты все-таки ходила? Это связано с князем? Он наконец-то дал серьезное поручение? С кем мы будем сражаться?  — восторженным щенком заскакал вокруг меня ученик.
        — С дисциплиной. И ты пока несешь значительные потери.  — Полюбовавшись вытянувшимся лицом Кэма, я усмехнулась. Какой же он еще ребенок.  — Забирай наш ужин и поднимайся ко мне. Так уж и быть, кое-что расскажу.
        Пока Кэм разбирался с заказом, я успела умыться, заплести волосы в косу и вытряхнуть содержимое сумки на постель.
        Вернувшийся парень застал меня за сортировкой пузырьков с зельями и амулетами. Я была уверена, что слышу, как бурчит у него в животе, но про еду Кэм даже не заикнулся.
        — Ришида, это настоящие боевые артефакты? А как они работают? А можно посмотреть?
        — Смотри.  — Я, напротив, куда больше заинтересовалась содержимым подноса.  — Только руками не трогай, иначе без них останешься. Рядом со мной ничего не случится, но лезть к чужим амулетам, алтарям, пентаграммам запрещаю категорически. То же касается и нечисти. Хороший рыцарь кинется в бой с любым противником. Умный — с тем, о ком заранее соберет информацию.
        — Ага.  — Кажется, мою лекцию Кэм пропустил мимо ушей, зачарованно следя за плавающими искорками во флаконе.
        Удобно устроившись в кресле, я с аппетитом принялась за еду. Ученик успел подметить, что я не люблю сладкое, так что блины не были политы джемом. Зато яблок оказалось целых два.
        — Ой!  — Нечаянно зацепив мой конспект, паренек ошеломленно уставился на взлетевшие со страниц и закружившие над его головой хороводом буквы.  — Ришида, я не специально…
        — Стандартная защита. Чтобы всякие любопытные не совали нос, куда не надо.  — Я щелкнула пальцами, вынуждая записи вернуться на прежнее место.  — Повезло, что это конспект первого курса. Был бы последнего — обжег бы пальцы.
        — А чему вас учили? Что собой представляет магия?  — даже не подумав испугаться, заинтересовался Кэм.
        — Сказки на ночь рассказываю только тем, кто хорошо кушает.  — Я красноречиво кивнула на нетронутый поднос.  — Магия сама по себе представляет выплеск чистой силы. Мы учимся контролировать ее и вплетать в заклинания. На первых трех курсах в обязательном порядке изучается теоретическая магия. Она включает в себя бытовую, естественную магии и телепортацию. Дальше каждый может выбрать свое направление. Их не так много. Во-первых, промысловая магия, то бишь целительство, зельеварение, природная магия. Во-вторых, практическая магия, я учила боевую, защитную и стихийную магии. В-третьих, ритуальная магия, те, кто выбирает ее, могут стать отличными артефакторами и в совершенстве постигают руническую науку.
        — А в-четвертых?  — Сосредоточенно жуя сосиски, Кэм умудрялся одним глазом заглядывать в конспект.
        — Это другое.  — Я нахмурилась, злясь на себя за то, что сразу не отобрала тетради.
        — Почему? Маги, работающие с иллюзиями, такие смешные. Когда-то к нам один приезжал, целое представление показывал,  — ударился в воспоминания ученик.
        — Смешные,  — кивнула я.  — Но и опасные тоже. Кроме базарных фокусов они еще обладают зеркальной, любовной магией и магией снов. И каждый, у кого обнаруживается такой дар, в обязательном порядке становится на учет и ежемесячно проходит кучу проверок.
        — Зачем?  — удивился паренек.
        — Чтобы знать, какие именно заклинания он применяет. Такой маг может не только наколдовать иллюзорного дракона, но и расплатиться с тобой фальшивыми деньгами, внушить тебе чувство любви к кому-то. И неизвестно, сколько пройдет времени, прежде чем обман раскроется,  — пояснила я.
        — Да уж, не хотелось бы мне встретиться с таким типом.  — Кэм передернул плечами.
        Я криво усмехнулась, подавив желание рассказать, что к одному из них он напросился в гости. По крайней мере, именно так сейчас думает барон Мейрн. Обладай мужчина более-менее развитыми логическими способностями, сразу догадался бы, что маг иллюзий князю ни к чему. Да и поручения в таком случае были бы специфические.
        На руку мне играло то, что простые люди немного знали о магах иллюзий, чему последние весьма активно способствовали. Нельзя сказать, что они были париями, но определенный холодок между магами иллюзий и остальными существовал. К тому же такой дар встречался редко. Вместе со мной училось всего семь иллюзорников, хотя прочие группы состояли из тридцати человек.
        Предупреждая Мейрна о риске, я не преувеличивала. Хотя к услугам магов иллюзий часто прибегали по праздникам, за малейшие прегрешения их наказывали очень строго. В назидание всем остальным.
        Так что Кэму довелось услышать весьма урезанный вариант плана, согласно которому мы собирались отправиться в лес якобы по делам, а на самом деле чтобы послужить приманкой для разбойников. Если Дикий действительно мнит себя непревзойденным разбойником, то просто не сумеет упустить такой шанс.
        — За два дня по секрету расскажешь всем, что лорд Эшворд надумал инспектировать угодья и будет ездить по всему княжеству,  — велела я, понадеявшись, что сия байка дойдет до ушей Дикого, а уши Мейрна как-нибудь минует.
        — Наконец-то настоящее приключение,  — ученик просиял, как начищенный самовар.
        — Но ты в нем участвовать не будешь. Слишком опасно,  — я поспешила развеять мечты Кэма.  — И это не обсуждается.
        Паренек уже научился разбираться, в каких случаях со мной можно спорить, а когда лучше беспрекословно слушаться, так что молча забрал посуду и отправился к себе.
        Я не спеша закончила ревизию сумки, после чего зачаровала дверь и с наслаждением вытянулась в кровати. Денек выдался суматошный, но результат меня полностью устроил.
        Следующие два дня пролетели быстро. Вспомнив свое обещание, я покаталась в карете и устроила себе и Кэму экскурсию по городу. Заглянув на рынок, прикупила несколько новых рубашек. А еще, попытавшись вспомнить все свои встречи с рыцарями, провела для ученика несколько теоретических и практических уроков. Результатом остались довольны оба, хотя Кэм едва добрался до номера и, не тормоши я его, уснул бы на ходу.
        О предстоящем обряде я старалась не думать, но Ис не позволил мне отвлечься, прислав несколько записок с подробным планом. Откуда он узнал, где я живу, оставалось только догадываться.
        Вечером в полнолуние, как и было договорено, я ждала у въезда в город. Не желая привлекать внимание, оделась в одежду темного цвета и закуталась в черный плащ. Мейрн опять опаздывал, вынуждая меня то и дело привставать в стременах и вглядываться вперед.
        На выехавшую карету я едва взглянула и весьма удивилась, когда та остановилась рядом со мной.
        — Сколько можно конаться? Залезай скорее. Если обряд сорвется по твоей вине, не заплачу ни гроша,  — по-обыкновению возмутился барон.
        — Я жду вас уже полчаса,  — глубоко вздохнув, проглотила оскорбление.  — А где ваша лошадь?
        — Мы поедем в карете. Я решил, что не пристало моей будущей жене трястись в седле,  — самодовольно произнес Мейрн.
        — Мы?  — Чувствуя, как рушится тщательно продуманный план, я изогнула бровь.  — Но в карете сложно ехать по лесу. Да и мне нужно выбрать поляну.
        — Ничего, проедем,  — отмахнулся мужчина.  — А поляну я выберу сам. Ты ведь не думаешь, что я не способен справиться с такой мелочью?
        Под прицелом цепкого взгляда я не решилась спорить с закапризничавшим клиентом. Оскорблю его сейчас, и барон может решить поискать другую ведьму.
        — А разве Верита не должна быть с вами?
        — Я послал за ней отдельную карету. Впрочем, разговор удобнее продолжить на ходу. За твоей кобылой присмотрят.  — Мейрн открыл дверцу и дождался, пока я займу место напротив него.  — Леди Верита будет думать, что едет смотреть спектакль, когда (какое невезение!) на карету нападут разбойники.
        Труднее всего оказалось наблюдать за театрально размахивающим руками бароном и сохранять при этом невозмутимость. Зашевелившееся внутри беспокойство расцветало буйным цветом. Мне не нравилось поведение Мейрна, явно возомнившего себя хозяином ситуации, но отступать было поздно.
        Собственно, я могла и на полном скаку выпрыгнуть из кареты, не получив благодаря магии никаких повреждений. Вот только что подумает о моей выходке барон? И самое главное, что скажет князь?
        Ису я как раз должна была оставлять зацепки в лесу, чтобы он точно знал, где нас искать. Теперь же лорду придется рассчитывать только на помощь мага, а это займет куда больше времени.
        Долго размышлять мне не дали. Мужчине не сиделось на месте, и он засыпал меня вопросами. Его интересовало, сколько времени займет обряд, когда именно будет виден результат, все ли необходимое у меня с собой.
        Совсем скоро у меня начал заплетаться язык. Угомонился Мейрн лишь тогда, когда я клятвенно пообещала, что все пройдет по плану. Правда, не уточнила, по чьему именно.
        — Что это?  — Раздавшийся вой заставил лорда выронить миниатюру с портретом Вериты.  — Ришида, ты сумеешь отогнать волков? Эти твари могут напугать мою невесту и все испортят.
        — Это собака.  — Заметив, как мужчина спрятал задрожавшие руки в карманы, я улыбнулась уголками губ.  — Волки воют по-другому. Да и летом, когда полно пищи, они не нападают на людей. Другое дело зимой, когда холод окутывает все вокруг, замораживает любые мысли, чувства и оставляет лишь инстинкты.
        — Ты хорошо в этом разбираешься.  — Во взгляде барона мелькнуло уважение.
        — Лучше, чем хотелось бы,  — пробормотала я.
        Как приемной дочери лесника мне приходилось сталкиваться со многими животными, в том числе и с хищниками. Я знала, как волки воют перед охотой, как — на луну. Разбиралась в их следах и повадках. Правда, смелости мне это не прибавило. Столь умные, ловкие и жестокие звери наводили на меня ужас.
        К тому времени, когда мне исполнилось десять, волки превратились в мои ночные кошмары. Холодными зимними ночами, слыша пронзительный вой, я молилась, чтобы звери не пришли к нашей избушке.
        Перед Новым годом тетя с мужем надумали поехать в столицу — прикупить подарки своим детям, а может, даже снять жилье, потратив остатки моих денег. Я напросилась с ними. И убежала в первую же ночь.
        Набор в Академию магии проводился два раза в год, в середине лета и зимы, когда способности проявлялись сильнее всего. Переступая порог учебного заведения, в мечтах я видела себя могучей ведьмой, способной справиться с любыми кошмарами. У меня даже обнаружился дар. Но, как пояснил один из членов комиссии, слишком слабый, и зачислять меня на учебу было бы нерационально и необоснованно. Значений слов я не поняла, зато запомнила, с каким пренебрежением он смотрел на мое старое пальто в заплатках.
        Домой меня согласился подвезти сжалившийся купец. Выслушав слезную историю несостоявшейся магички, он посоветовал мне не переживать и подождать. Мол, сказывают, магия может дремать и просыпается под влиянием сильных эмоций.
        Я поверила. И через несколько дней, когда в лесу послышалась особенно яростная грызня, отправилась прямо на звуки. Абсурдный и сумасшедший поступок для десятилетней девочки. Но тогда я посчитала, что сводящий с ума страх окажется достаточно сильной эмоцией.
        — Приехали,  — вырвал меня из воспоминаний возглас Мейрна.
        Лорд первым выбрался из кареты и окинул поляну предвкушающим взглядом. Следовало заметить, место он выбрал действительно неплохое. Поляна выглядела настолько аккуратной и ровной, словно кто-то специально выкорчевал все деревья.
        Возможно, кто-то даже проводил здесь обряды, но следы магии давно растворились.
        — Делай, что обещала,  — нетерпеливо велел барон.  — Я не собираюсь ждать всю ночь.
        — Всю и не понадобится,  — я взглянула на желтоватый лунный диск,  — мне хватит пятнадцати минут.
        Поскольку колдовать не входило в мои намерения, я сделала упор на зрелищность. По краям начерченной пентаграммы зажгла свечи, окропила землю вокруг светящимся зельем.
        — Можно вашу руку?  — достав кинжал, обратилась к Мейрну.
        — Это еще зачем?  — Барон брезгливо уставился на клинок.
        — Понадобится пара капель крови, чтобы сделать на вас привязку. Вы же не хотите, чтобы Верита воспылала страстью к кучеру или и вовсе к белке?  — припугнула я.
        Кроме крови я использовала несколько зелий, в результате чего от плошки повалил зеленоватый вонючий дым. Стараясь не дышать и отворачиваясь в другую сторону, поместила плошку на камне и отступила на несколько шагов, любуясь результатом.
        — Не хватает только вашей невесты.
        Последний «ингредиент» появился через пять минут. Связанную Вериту с повязкой на глазах и кляпом во рту притащили двое. Один держал девушку, второй уселся прямо на землю и принялся лениво наблюдать за нами.
        Я не знала, входили ли разбойники в состав банды Дикого, но слугами барона мужчины явно не были. В противном случае не вели бы себя столь вызывающе.
        — Поставьте ее посреди пентаграммы,  — сухо велела я.
        При звуках моего голоса Верита вздрогнула и закрутила головой по сторонам, но провожатый грубо потянул девушку за собой.
        — Делай, что велено, и попробуй только рыпнуться.  — В спину Верите уткнулся арбалет.
        Мысленно я попросила у подруги прощения за переживаемый сейчас ужас. Барон мог бы приказать обращаться с будущей невестой помягче.
        Сам клиент жадно следил за Веритой и едва не потирал руки в предвкушении обряда.
        Я подошла к краю пентаграммы и, подняв ладони, скороговоркой принялась читать заклинание. Сорвавшееся с моих рук серебристое сияние вызвало вздох у невольных зрителей. Верита же повалилась на траву.
        Теперь четыре часа ей предстояло видеть сказочные сны, а за это время все должно было закончиться.
        Между тем мое собственное «выступление» только начиналось. Отрабатывая гонорар, я резко взмахнула руками, и пентаграмма вспыхнула черным пламенем. Следующее заклинание читала громко, повинуясь моим словам, пламя медленно меняло цвет на красный. А когда я плеснула в огонь из плошки, стало золотистым.
        При последних словах налетел порыв ветра, задувший огонь и (я все же не удержалась!) сбивший с ног барона.
        Вновь раздался вой. Не волчий, не собачий, но почему-то вызвавший рой холодных мурашек. Я передернула плечами, заставив себя сосредоточиться.
        Потом подумаю, кому вздумалось порадовать музыкальным концертом луну, сейчас есть проблемы и посерьезнее.
        — Гляньте, какая к нам пташка залетела.
        Откуда именно взялись еще трое разбойников, я не успела заметить. Зато едва удержалась от улыбки, увидев Иса. Лорд держался с такой невозмутимостью, что, если бы не связанные за спиной руки, можно было бы подумать, что он находится в гостях у старых друзей.
        А вот Мейрн подобной встрече явно не обрадовался. Изменившись в лице, «радушный хозяин» принялся бранить разбойников, невесть зачем притащивших с собой князя.
        — Так он без стражи ехал!  — Разбойник смотрел на барона с не меньшим возмущением. Мол, как же такой шанс упустить-то, эдак и квалификацию потерять недолго.  — Его невезучее сиятельство все равно бы на нашу поляну выехал, дорога-то одна.
        — Ва-аша милость, за-ачем же так переживать. От этого, говорят, цвет лица портится,  — манерно растягивая слова, заявил еще один, спрыгнувший с дерева, разбойник.  — Не хотите видеть князя, так мы сами разберемся. А если руки пачкать не желаете, так вот ведьме прикажите. Одно заклинание, и все.
        Этот голос я узнала. Хотя и не думала, что Диким окажется достаточно симпатичный парень с яркими зелеными глазами и кошачьей улыбкой. Уж скорее главарь банды представлялся мне кряжистым лохматым типом со шрамом на пол-лица и ощутимой нехваткой зубов.
        — Ну уж нет. Его сиятельство со мной еще не до конца расплатился, а бесплатно я не работаю,  — ощутив, что все взгляды скрестились на мне, отрезала я.
        — Мой, мой заказ сначала выполни!  — Раскрасневшийся барон едва не затопал ногами.
        — Так готово уже. Подождите часок, чтобы магия подействовала, и будите свою любимую. А заплатить прямо сейчас можете.  — Я протянула руку.
        — Заплатить? Сколько ты, сто золотых просила?  — Мейрн подкинул в руке увесистый мешок.  — Я тут подумал, большая сумма выходит. А мне еще на свадьбу тратиться, подарки невесте покупать. Да и вообще, свидетели ни к чему.
        Прежде чем я успела что-то сообразить, барон кивнул кому-то, и меня ударили по голове. Затылок взорвался болью, перед глазами все перевернулось, а в следующий момент ноги отказались меня держать, и я рухнула в разверзшуюся тьму.
        Глава 6
        В себя приходила медленно. Мне и раньше доводилось терять сознание, но еще ни разу причиной не становился удар по голове. И благодарить за полученный опыт я точно не собиралась.
        Внутри головы пульсировала боль, звуки доносились откуда-то издалека. Земля под ногами ушла в сторону, все внутренности сжались в холодный ком. Накатившая тошнота и вовсе заставила судорожно хватать ртом воздух. Больше всего на свете мне хотелось свернуться в клубок, накрыться одеялом и забыться.
        — Ришида, ты как? Открой глаза, тебе нельзя спать.  — Последовавший за вопросом тычок вызвал болезненный стон.
        — А я увижу что-нибудь хорошее?  — Впрочем, пожелание Иса я все же выполнила.
        На поляне горел костер. Небольшой, но я все же заморгала, чувствуя, как на глаза навернулись слезы. Сосредоточиться на чем-то оказалось сложно, предметы вокруг расплывались, а то и вовсе пытались закружиться в хороводе. К тому же я полулежала на боку, что также мешало вдоволь полюбоваться пейзажем. Но самое главное я поняла еще до того, как открыла глаза. Место оказалось другим. На первый взгляд те же кусты-деревья, но разбойники не стали бы настолько безбоязненно слоняться по лесу, жарить хлеб и делить награбленное, если бы не были уверены, что их не найдут.
        Изменившийся ветер дунул на нас дымом и запахом вяленого мяса. Желудок болезненно сжался, к горлу подступил комок.
        — Попробуй сесть. Станет легче,  — участливо посоветовал Ис.
        В отличие от князя, руки мне связали впереди, так что, отталкиваясь локтями, я кое-как перевела себя в вертикальное положение. Тошнота вроде бы стала меньше, зато голова затрещала с утроенной силой. Волосы на затылке слиплись от крови, перед глазами то и дело плыли черные круги. Пожалуй, так паршиво мне не было еще никогда.
        — Есть предложения, что делать дальше?  — чересчур бодро для пленника осведомился лорд.
        Лично мне хотелось только умереть. И чтобы моя невесомая, лишенная оков тела душа устремилась туда, где будет тихо и спокойно. От жалости к себе на глаза навернулись слезы. Надо же было так глупо влипнуть!
        — Эй, так и будешь молчать?  — Князь легонько толкнул меня в бок.
        — Простите, ваше сиятельство, я сейчас не в состоянии вести светскую беседу.  — В затылок словно вбили раскаленный гвоздь, и я все же всхлипнула.
        — Так уж и быть, в порядке исключения разрешаю отступить от правил этикета.  — Ис усмехнулся.  — Если от этого станет легче, можешь послать к демонам всех вокруг.
        Я открыла рот, собираясь воспользоваться разрешением и послать в нижний мир одного надоедливого князя, но лучше мне не стало. Напротив, мир будто потух, а когда снова включился, я обнаружила, что лежу на коленях Иса.
        Удерживать сознание становилось все сложнее. Я чувствовала себя так, словно оказалась в центре бушующего шторма, и теперь волны накрывали меня с головой, тянули за собой в глубину.
        — Поговорите со мной,  — одними губами шепнула я.  — Пару минут, а потом я приду в себя и превращу всех разбойников в ходячие шашлыки.
        — Жестокая Ришида.  — Ис тихо рассмеялся.
        Какое-то время он молчал. Я, прикрыв глаза, постаралась отвлечься от кошмарной головной боли, но думалось только о том, что самый хороший способ решить проблему — это избавиться от нее. Только просить разбойников оторвать мне голову явно было не лучшей идеей. Тем более что они и без моей просьбы могли заняться этим в ближайшем будущем.
        — Знаешь, когда я был ребенком, души не чаял в лесных прогулках и почему-то боялся воды. Никак не хотел верить, что корабль выдержит и не утонет. А когда вырос, влюбился в океан и, напротив, разлюбил лес. Теперь я чувствую себя здесь гостем, тогда как океан с готовностью несет корабль в любые страны.
        Ис говорил тихо, стараясь лишний раз не привлекать внимания бандитов. Его голос волшебным образом превратился в якорь, помогающий мне удерживаться на плаву.
        Я не вслушивалась, что именно говорил князь, любой мыслительный процесс по-прежнему вызывал спазм в животе. Зато негромкий рассказ убаюкивал головную боль. Не желая концентрироваться на собственных ощущениях, я, как за соломинку, цеплялась за голос Иса.
        — Риш, все будет хорошо.  — Лорд улыбнулся. Мягко, ободряюще, без тени издевки. Я даже не знала, что он так умеет.  — Не бойся.
        Паническая мысль, что разбойник ударил меня по голове слишком сильно, переросла в твердую убежденность. Вот уже и галлюцинации пошли. Потому что в настоящем просто не могло быть такого, чтобы Ис, еще недавно уделявший мне не больше внимания, чем приставшему к одежде репью, вдруг начал проявлять такое участие.
        Невольно в ответ я доверчиво улыбнулась мужчине. Обо мне так давно никто не заботился, что я забыла, насколько это приятно. В конце концов, даже ведьма имеет право немного побыть слабой беззащитной девушкой.
        Мечты прервали быстро. Какой-то криворукий тип споткнулся о мои ноги и облил нас водой из котелка. Чуть теплой, но обладающей прямо-таки магическими свойствами. По крайней мере, в голове у меня резко прояснилось, и я смогла сесть и взглянуть на Иса более осмысленным взглядом.
        — Ну что, теперь убедились, что я не врала насчет Мейрна и Дикого? Они в самом деле в сговоре,  — криво усмехнулась князю.
        — Признаю, аргументы достойные,  — кивнув на веревки, глубокомысленно согласился лорд.  — Здесь вся банда, десять человек. Еще трое слуг с Мейрном.
        — Для магов количество не столь важно. Наложат сонное заклинание, и все уснут сладким сном. Я бы и сама под его действие попасть не отказалась.  — Дергающая боль в затылке заставила меня поморщиться.
        — А вот здесь в нашем плане самое слабое место.  — Ис прикрыл глаза, собираясь с силами.  — Нас всех тщательно обыскали. Дикий приказал бросить в огонь все украшения, в том числе и принадлежащие Верите.
        — Что?!  — сообразив, что это значит, потрясенно выдохнула я.
        Слишком громко, ибо о нас немедленно вспомнили. Лохматый разбойник прекратил точить нож и поднялся, но Мейрн упреждающе махнул ему рукой.
        Уже не стараясь изображать любезность, я зло наблюдала за лениво приближавшимся бароном.
        — Ваше сиятельство, лучше бы вам было в эту ночь остаться дома.  — Мейрн наклонился, чтобы посмотреть в глаза Ису.  — А еще лучше, рассудили бы вы тот спор в мою пользу. Тогда и сегодняшней встречи не случилось бы.
        — Ничего, мне приходилось бывать в местах и похуже,  — невозмутимо отозвался князь.  — Давно мечтал вспомнить детство и заночевать под открытым небом. Так что, лорд Мейрн, мне следует поблагодарить вас за оказанную любезность.
        У барона дернулся глаз. Кажется, он ожидал совсем другой реакции. Как минимум полагал, что мы станем захлебываться слезами и униженно молить о пощаде, так что подобное равнодушие со стороны Иса стало неприятным сюрпризом.
        Интересно, это Мейрн велел уничтожить украшения? И мои бусы, и брошь Вериты выглядели достаточно дорогими, разбойники вряд ли так легко согласились бы избавиться от добычи. С другой стороны, если этот Дикий такой хитрый, мог знать, что обычные дорогие безделушки маги не жалуют.
        Вот только зачем сжигать брошь? Всего лишь предосторожность? Или Мейрн с Диким не исключали ловушки и решили предусмотреть любой риск?
        Думать об этом было больно, мысли словно царапались изнутри, и я решила не терять времени на размышления и сразу начать действовать.
        — Пожалуй, я даже сделаю одолжение княжеству, избавив его от такого беспутного князя,  — пафосно изрек Мейрн, поднимаясь и отряхивая ладони.
        — Эй, барон, скажи, а твою милость когда-нибудь за нос кусали?  — нарочно перемежая уважительный и панибратский тон, поинтересовалась я.
        — Угрожаешь?  — Только сейчас вспомнив обо мне, барон ухмыльнулся.  — Я думал, у ведьм более богатая фантазия.
        — Да нет, просто интересуюсь. Любопытно, какой будет твоя реакция, когда Верита тебя цапнет. Было бы с кем поспорить, поставила бы пять золотых, что завизжишь. Высоким фальцетом, как поросенок на скотобойне,  — сосредоточенно пояснила я.
        — То есть я совершенно правильно решил тебе не платить и с обрядом ты напортачила?  — Мейрн попытался сказать это с презрением, но в глазах мелькнул испуг.  — Надо было обратиться к кому-то более опытному, что взять с глупой девки!
        — Поаккуратнее с выражениями! Я дипломированный специалист, на мою работу еще никто не жаловался,  — неподдельно оскорбилась я.  — Обряд проведен качественно. Просто, как и большинство заклинаний, требует подпитки.
        Барон начал покрываться красными пятнами и принялся глотать ртом воздух. Точь-в-точь толстая рыба, выброшенная из воды. Что ж, буду считать это местью за удар по голове.
        — Обычно подобное колдовство держится около года. Но в данном случае могу дать гарантию месяцев на пять-шесть. Слишком уж неказистый возлюбленный попался Верите. Боров и тот посимпатичнее будет.  — Я наморщила нос.
        — Дрянь!  — Мейрн ударил наотмашь.
        Меня мотнуло в сторону, по щеке побежала кровь. Мир дрогнул, теряя краски, но я усилием воли отогнала дурноту, концентрируясь на послышавшемся звоне.
        Кипя от возмущения, Мейрн удалился к костру. Я же как завороженная смотрела на бархатный мешочек, притороченный к его поясу.
        Неужели все-таки повезло?!
        — Мне начинает казаться, что ты получаешь удовольствие, ввязываясь в неприятности,  — как ни в чем не бывало прокомментировал Ис.
        — Не все же внимание должно достаться тебе,  — сплюнув кровь, огрызнулась я.
        — А я еще думал взять тебя на работу. Никакого уважения к князю.  — Мужчина качнул головой с притворным сожалением.  — Хоть добилась того, чего хотела?
        — Да,  — кивнув, я вновь взглянула на Мейрна.
        Тот о чем-то ожесточенно спорил с Диким. Причем чем больше горячился Мейрн, тем хладнокровнее становился разбойник. Наконец Дикий скривился и раздосадованно взмахнул рукой.
        — Ты должен подчиняться мне и выполнять все мои приказы!  — наплевав на слушателей, перешел на крик барон.
        — Ну, так попробуй меня заставь,  — разбойник также повысил голос.  — Уговор выполнен, дальше мы вольны в своих действиях.
        — Может, и так. Только тогда не получите платы.  — Осторожность, с которой лорд дотронулся до заветного мешочка, убедила меня лучше любых слов.
        Я предполагала, что барон не очень понадеется на мои силы и захватит с собой магическую побрякушку. Собственно, и конфликт я спровоцировала, чтобы понять, какую именно. Увы, определять природу вещей на расстоянии могут только артефактники, а мои способности, особенно со связанными руками, в этой области были весьма ограниченными. Но ударить Мейрна чистой силой я бы смогла. Как раз проверила бы действие амулета.
        — Ну? Мне из тебя объяснения клещами вытаскивать? Или ждешь, пока разбойники придут к консенсусу и договорятся, убить нас сразу или потребовать выкуп?  — склонившись ко мне, сердито прошипел Ис.  — Говори или не стану помогать.
        — У Мейрна в кошеле сферы. Точно не уверена, но думаю, такие же, с помощью каких Дикий так виртуозно оставил стражу с носом. Мы можем…
        Заметив шагнувшего в нашу сторону разбойника, я запнулась на полуслове. Глубоко вздохнула, роясь в памяти, и принялась сосредоточенно читать спасительную молитву.
        — Что, ведьма, на свои силы не надеешься? Взывала бы к демонам, к ним попасть у тебя шансов больше,  — хохотнул наш караульный.
        Я не стала ничего отвечать. Вместо этого окинула разбойника долгим немигающим взглядом и криво усмехнулась. Его нервов хватило на десять минут. После чего он подскочил и кинулся к двоим приятелям, режущимся в карты. Судя по всему, просить их посторожить сумасшедшую ведьму.
        — Тогда в лесу я нашла одну и успела кое-что понять,  — быстро зашептала я.
        — Почему же я об этом ничего не знаю?  — Вместо того, чтобы думать, как выбраться, князь предпочел устроить разбор полетов.
        — Так ты сам сказал, что вся нужная информация уже есть в отчете и не стоит отвлекать тебя глупостями.  — Подавив вспыхнувшую злость, я захлопала ресницами, копируя фрейлин.
        — И какие теперь наши действия?  — Ис на мгновение прикрыл глаза, признавая поражение.
        — Ну…  — Эта часть плана пока представлялась мне хуже всего, и я продолжала надеяться на озарение свыше.
        Накануне я от скуки проделала несколько опытов с шаром и предположила, что он сделан магом-недоучкой. И на качестве колдовства это сказалось довольно специфически.
        — Достаем сферу и разрушаем ее. Маги замечают следы остаточной магии и приходят на помощь.
        Высказать свое мнение Ису помешал новый разбойник. На этот раз охранять нас доверили поджарому типу с колючим взглядом, чем-то напоминавшему волка.
        Князь бросил на меня красноречивый взгляд, но все недовольство перенес на караульного.
        — Между прочим, осуществлять дозор полагается стоя. А еще надо внимательно следить за охраняемыми объектами. Вдруг сейчас я перепиливаю веревки ножом, а следом тебе перережу горло?  — поджав губы, презрительно протянул Ис.
        — А ты совсем не боишься,  — проигнорировав выпад, Волк оценивающе взглянул на лорда.  — Все еще надеешься, что титул тебя защитит?
        — Если не мою жизнь, то честь точно.  — Даже сидя на земле, взъерошенный князь умудрялся сохранять чувство собственного достоинства, не выказывая при этом ни малейших признаков страха.  — Меня будут помнить, будут навещать в фамильном склепе, мое имя не забудется. Зато вы все обречены. Не на виселицу, так на смерть от ножа коллег. Сдохнете, как подзаборные псы, и ваши кости будут гнить под землей.
        На этот раз Ис выстрелил точнее. По мне, любая смерть была паршивой, а лишенному души телу все равно, где тлеть. Но разбойник во что бы то ни стало возжелал отойти в лучший мир под заупокойную службу.
        — Это если твои подданные найдут, что положить в гроб. Но они могут и не захотеть тебя хоронить.  — Волк недобро ухмыльнулся, обнажив ряд кривых зубов.
        В следующий момент он размахнулся и с плохо скрываемой яростью ударил Иса по лицу. Удар оказался настолько сильным, что даже у меня заныла разбитая щека. А вот князь лишь судорожно выдохнул сквозь сжатые зубы и лениво уставился на обидчика.
        — Там, где не хватает ума, в ход идут кулаки, верно?
        Теперь разбойник пнул Иса в живот. Не дав отдышаться, рывком заставил подняться и поволок в центр поляны.
        — Эй, нас совершенно не уважают. Его недальновидное сиятельство говорит, мол, мы тут заживо сгнием,  — завопил Волк.  — Хотя совсем недавно на площади речь мудреную заводил, о равенстве твердил. Так что, сравняем князька с нами?
        В глазах разбойника пылала такая ярость, что мне стало жутко. Понятия не имею, зачем Ис затеял этот цирк, но он явно не рассчитывал, что у одного из членов банды зуб на аристократов.
        Иначе бы с чего Волк так разорялся?!
        — Голубокровные считают, что им все позволено! Они бьют нас плетьми, вяжут на позорных столбах, вешают и даже отказываются хоронить по-людски. Выбрасывают тела на помойки, будто мы какая-то падаль. Хотя, окажись эти в нашей шкуре, мигом вцепились бы в глотки друг другу!  — Мужчина пнул Иса по ногам, вынуждая упасть на колени.
        Разбойники загомонили. От хорошей жизни мало кто сходит на кривую дорожку, и каждому нашлось, что припомнить лордам. Наш первый караульный, подкинув нож в руке, метко кинул его в князя. К счастью, целился в землю рядом и попал аккурат возле ног.
        Дикий наблюдал за творящимся безобразием с заметным неодобрением, но, кроме поджатых губ, никак свое недовольство не выразил. Видно, посчитал, что небольшое развлечение людям не повредит, и те поспешили воспользоваться негласным разрешением.
        — Никто не мешает вам жить по-человечески. Найти дом, работу, завести семью. Но это ведь потребует усилий. Придется с утра и до вечера работать, не нарушать больше закон, превратиться в обычного человека. А грабя и издеваясь над беззащитными людьми, так легко поверить в собственную силу и могущество. Так сказать, ненадолго ощутить себя хозяевами жизни, пока над головой опять не закачалась петля,  — последние слова Ис буквально выплюнул, вкладывая в них все свое презрение.
        Разбойники подобрать красивый ответ не смогли и, не пытаясь напрячь головы, по привычке напрягли руки. В князя полетели комья грязи и камни. Один камешек, запущенный особо меткой рукой, рассек ему бровь, второй чуть не оставил без глаза.
        И я отдала бы сто золотых, чтобы узнать, какие мысли скрываются за задумчиво-мечтательной улыбкой Иса, померкнуть которую не заставили все издевательства.
        — Довольно,  — Дикий окликнул разбойников негромко, но те послушались сразу.
        Только сейчас я заметила, что прокусила губу до крови. Пусть Ис и вызывал у меня раздражение, но я не хотела смотреть, как его мучают.
        — В детстве я очень любил орехи и собирал их целыми горстями. Некоторые орехи оказывались гнилыми. Только надавишь на скорлупу, и в руках остается грязная пыль. Над другими приходилось попотеть. Я грыз их зубами, ломал ногтями, пытался разбить камнями.  — Дикий дернул Иса за шиворот, вынуждая встать. Пленник оказался выше разбойника на полголовы, но у последнего это вызвало лишь усмешку.  — Князь у нас крепкий орешек, но тем интереснее будет ломать его скорлупу.
        — А потом ты меня съешь?  — с искренним любопытством спросил Ис.  — Говорят, на островах живут племена, которые верят, что, съедая противника, можно получить одно из его качеств. Какое хочешь? Ум, силу, храбрость? Может, внешность? Фрейлины говорят, я хорош собой.
        Глядя, как князь горделиво выпятил грудь, я тихо прыснула. Загоготавшие разбойники также не остались в стороне и принялись выкрикивать разные советы.
        — Что-то стало слишком шумно. А ведь когда-то в моей банде было в два раза меньше людей, и мы отлично справлялись,  — Дикий произнес это, ни к кому конкретно не обращаясь, но так зло усмехнулся, что я поняла, почему его боятся и считают оборотнем.
        Разбойник в самом деле походил на зверя. Хищными, вроде бы ленивыми, но одновременно и стремительными движениями, острым прищуром глаз и абсолютным отсутствием человеческих чувств.
        Как Ис потешался над грабителями, точно так же и Дикий позволял ему это, в свою очередь, видя в нас только добычу, которую так охота вдосталь помучить перед смертью.
        — Становись на колени. Медленно.  — В руках главаря блеснуло и исчезло лезвие кинжала.
        — Это что, такая забота о моем физическом состоянии? Может, еще отжиматься начать?  — изогнув бровь, иронически поинтересовался князь.
        — Скорее, о моральном. Интересно, что ты почувствуешь, опустившись перед нами на колени, пресмыкаясь и валяясь в пыли? Причем мы не будем тебя заставлять. Разве что немного поцарапаем твою спутницу.  — Свистнувший кинжал вонзился возле моего бедра.  — Ну?
        Увидев, что Дикий как ни в чем не бывало вертит в руках второй кинжал, я с усилием сглотнула. Смеяться резко расхотелось. Как-то сразу пришло понимание, что маги далеко и понятия не имеют, где мы. А вот жаждущие крови разбойники очень близко. И за мной продолжают наблюдать, так что не стоит даже пытаться избавиться от впивающихся в запястья веревок.
        — Давай. Умоляй меня, плачь, пытайся разжалобить,  — под раздавшиеся смешки принялся подзадоривать Иса Дикий.
        На меня князь не смотрел. Он вообще словно бы перенесся мыслями куда-то далеко. А потом согнул ноги и опустился на землю.
        — Не трогай ее. Не трогай нас обоих. Я прошу тебя проявить милосердие. Если, конечно, знаешь, что это такое,  — послушно повторил лорд.
        — Неубедительно.  — Дикий дернул головой.  — Ползи поближе. И старайся получше. Не развлечешь меня ты, этим займется она.
        Я затаила дыхание. На месте Иса я бы наплевала на все и послала Дикого к демонам. Мы все равно были в его власти, он явно успел принять решение и не изменит его. Так стоит ли идти у разбойников на поводу, позволяя втаптывать в грязь остатки собственного достоинства и ученой собачкой скакать им на потеху?!
        — Пожалуйста! Заклинаю богами, сжалься!  — Ис рассудил иначе. Сникнув, мужчина пополз по земле и попытался припасть к сапогам Дикого.  — Мне страшно. Я князь, от моих решений зависят тысячи жизней, но сейчас я слабее букашки. Не дави меня. Я боюсь умирать, я боюсь вас всех. Я хочу обратно домой!
        Голос князя оборвался, по щеке скатилась слеза. Разбойники тыкали в дрожащего всем телом Иса и смеялись так, что шум должны были услышать даже во дворце.
        — И это ничтожество смеет называть себя князем.  — Дикий брезгливо отпихнул лорда, и тот повалился в пыль.  — Я ведь даже ничего не сделал, только пригрозил. Может, мы тебя и не убьем. Но сможешь ли ты жить как ни в чем не бывало, помня, как валялся у меня в ногах и захлебывался слезами? Сумеешь ли вытравить из памяти это ощущение никчемности и бессилия?
        — Перестань. Не знаю, как насчет этого спектакля, но наши лица Ис точно запомнит.  — Мейрн с опаской покосился на не решающегося подняться князя.  — Хочешь быть объявленным вне закона по всей стране?
        — Неужели ты его боишься? Да этот червяк сломался даже раньше, чем ему врезали.  — Презрительный взгляд достался барону, а князь получил очередной пинок.
        — Я хочу спокойно спать и не бояться мести,  — упрямо возразил Мейрн.  — Ты сделаешь, в конце концов, как я велю, или нет?!
        — Вот поэтому, ваша милость, родовой перстень достался вам не по праву.  — Смех Иса перешел в глухой кашель. Отдышавшись, мужчина продолжил: — Никогда еще имя Мейрнов не носили трусы. А ты именно трус. Извиваешься ужом, юлишь, угождаешь. Хочешь, чтобы кто-то решил твои проблемы за тебя, и при всем этом не способен заставить других выполнить свою волю.
        В людях Ис умел разбираться превосходно и мастерски искал слабые места. Может быть, в кругу аристократов Мейрн сдержался бы. Но здесь, в окружении восторженно улюлюкающих разбойников, он мгновенно отдался застилавшей глаза ярости.
        Ис же словно того и ждал. Когда Мейрн бросился на него, молниеносно оказался на ногах и сбил барона на землю. Сцепившиеся мужчины покатились по траве.
        Разбойники засвистели и уже хотели делать ставки, но окрик Дикого заставил их растащить драчунов. Иса в процессе несколько раз пнули по ребрам, да и Мейрна, не то увлекшись, не то воспользовавшись моментом, тряхнули как следует.
        — Тихо тут!
        Не способного стоять на ногах князя пихнули ко мне, для пущего эффекта погрозили арбалетами и удалились совещаться.
        — На,  — кое-как приняв сидячее положение, Ис кинул мне на колени мерцающий шарик.  — Ты колдовать-то сможешь?
        Вопрос был глупым. Любое заклинание сопровождалось определенными пассами, исключение — активация амулетов, уже завязанных на конкретное слово или жест. Со связанными руками, оглушенная, сейчас я была не способна даже на крохотное колдовство. Да и не собиралась заниматься этим, если честно.
        Может, разбойники и профаны в магии, но, если я демонстративно брошу сферу в огонь, тут и дурак догадался, что дело нечисто. И что помешает Дикому найти новое укрытие? У них шаров с отвлекающим туманом полный кошель!
        А вот у нас запасной сферы нет. Так же, как и запасного плана.
        — Слизняк! Жалкий, презренный слизняк,  — с чувством воскликнула я.  — Прикрылся слабой девушкой и кинулся спасать собственную жизнь! А я еще из кожи вон лезла, желая выслужиться!
        Несколько голов повернулось в нашу сторону. Разбойники уставились на меня с азартом, предвкушая очередное развлечение. Дикий — со сдержанным любопытством.
        Я не стала их разочаровывать.
        — Да мне даже сидеть рядом с гобой противно!  — Я дернулась, пытаясь отодвинуться от Иса.  — Что ты за князь такой, если тебя никто даже спасать не пытается? Полночи прошло, а твоего сиятельства во дворце даже не хватились. Тьфу!
        — Предпочитаю взращивать в подданных дух самостоятельности. Люди должны уметь справляться с трудностями и без моего руководства,  — не моргнув глазом возразил князь.
        — Они-то, может, и справятся, а нам что делать?!  — В моем голосе мелькнули истеричные нотки.  — Я молодая, красивая, талантливая, мне еще рано умирать.
        — Что ж, ты сделала ошибку, когда согласилась работать на меня. И уж тем более не стоило искать незаконных подработок. Так что виновата сама.  — Если бы Ис мог, то развел бы руками, а так пришлось ограничиться красноречивым взглядом.
        Не удержавшись, я пнула его ногой. Уж не знаю, понял князь, что я притворяюсь, или пет, но со своей ролью справился очень реалистично.
        — Надо было больше мне платить!  — огрызнулась я.  — И вообще, некоторые ошибки еще не поздно исправить. Я разрываю наш договор и больше на тебя не работаю. Ищи себе другого мага.
        — Что, если выживем, даже все деньги вернешь? А ведь недавно чуть не плакала, умоляя дать хоть какую-то работу, лишь бы не умереть с голоду. Предупреждаю, в моем княжестве на работу тебя больше никто не примет.  — О разбойниках Ис словно бы забыл, с головой уйдя в обсуждение трудовых вопросов.
        — Чего-о-о?  — Ошарашенная наглостью князя, я гневно сверкнула глазами.
        Не было такого! Еще бы ляпнул, что я в ногах у него валялась и сапоги целовала!
        — А вот и примут!  — запальчиво воскликнула я. И, будто только сейчас заметив пристально наблюдающих разбойников, лучезарно улыбнулась главарю.  — Эй, Дикий, тебе ведьма в банде не нужна?
        — Раньше как-то обходился.  — Разбойник скрестил руки на груди, но взгляда не отводил.
        — Но сейчас ведь не обходитесь. Туман в лесу не сам собой появился,  — проницательно заметила я.  — Подобные «погодные условия» стоят дорого. А свой маг обойдется дешевле, и арсенал заклинаний шире.
        — Будешь работать за еду?  — заинтересовался главарь.
        — Ну, если вы считаете, что подобная плата — это должный стимул.  — Я сделала паузу и красноречиво покосилась на главаря.  — Гонорар ведь обязан соответствовать труду. А я дипломированный специалист и имею разнообразную практику.
        — Например?  — Дикий сделал шаг в мою сторону.  — Почему ты считаешь, что сможешь работать с нами? Придется ведь не бородавки сводить, а упырей мы и сами разгоним.
        — Ну, закон мне нарушать явно не впервой, какой-никакой опыт получила.  — Покосившись на Мейрна, я затрепетала ресницами.  — А что касается полезности… Как минимум украшу ваше мужское общество.
        — И добавишь еще одну важную примету к описанию банды. Да и с портретами, которые будут висеть на столбах, проблем не предвидится,  — деловито поддержал Ис.
        — А кто узнает, что я здесь? По вашей милости мое положение во дворце так и не упрочилось. Половина слуг уверена, что я вместо шута к вам бегаю, деревенские слухи пересказываю,  — не моргнув глазом, парировала я.
        — В здравом уме тебе не откажешь,  — не то похвалил, не то, наоборот, упрекнул Дикий.
        — Так что, обсудим условия сотрудничества? К костру пригласите? А то здесь всякие… в разговор вмешиваются,  — я кивнула на Иса.  — Понимаю, что заранее озвучить величину оклада вы не сможете, так что согласна на десятую часть добычи.
        — Уже торгуешься? Может быть, сделаешь начальной ставкой свою жизнь? Или совсем не боишься, что можешь ее лишиться?  — Главарь по-прежнему смотрел на меня с любопытством, но теперь к нему примешивалось уважение.
        — Убьете так убьете, помешать вам не могу,  — философски вздохнула я.  — Но если решите, что и живой пригожусь, то постараюсь обставить эту самую жизнь с максимальным комфортом. Согласны?
        Дикий кивнул двоим, и меня почтительно подтащили поближе. Стоять на ногах было тяжело, меня шатало, перед глазами плясали темные круги, так что я нахально оперлась на более рослого разбойника. Ну а что делать, кресла тут не предложат, а падать в пыль, в прямом смысле этого слова роняя свой авторитет, не хотелось. Кстати!
        — Выпить за знакомство и начало плодотворного сотрудничества не предложите? А то так в горле пересохло.  — Улыбаться, когда связанные руки сводит судорогой, сложно, но я честно старалась.
        Видимо, вышло все же неплохо, проникся даже державшийся в стороне барон.
        — Нахальная, дерзкая, самовлюбленная девчонка! Думаешь, наобещала с три короба, и тебя сразу же отпустят на свободу.  — Как оказалось, Мейрна привлекло вовсе не мое обаяние, а желание поквитаться.  — Прекращай балаган!
        — Фу, ваша милость, как нехорошо грубить девушке. Если вы станете так обращаться с Веритой, даже моя магия окажется бессильной.  — Я наморщила нос.
        — Значит, ты проведешь еще один обряд. И на этот раз усилишь действие заклинания. Попробуй только ошибиться, головой ответишь,  — покрывшись красными пятнами, зло заревел барон.
        — Нет, не хочу. Вы мне не нравитесь.  — Я капризно надула губки.  — Лучше буду слушаться его. Он симпатичнее. Да и попробовать себя в роли лесной грабительницы интересно. Придумаю себе кличку, перестану ломать голову, где раздобыть пропитание.
        Дикий, с которого я не сводила глаз, лишь усмехнулся.
        — А ты поищи себе другого мага,  — посоветовала я Мейрну.  — Только это… попей хотя бы успокаивающих настоев, иначе вместо любовного обряда все будут предлагать заклинания от сыпи. Или, еще хуже, сердечко не вовремя прихватит. Хотя такой вариант мне даже нравится. Тогда Верита окажется обеспеченной вдовой, и я смогу думать, что, сведя с тобой, оказала ей услугу.
        На этот раз к гогочущим разбойникам присоединился даже Дикий. Не знаю, что рассмешило их больше — то, как я планомерно, без тени почтения, размазывала барона по стенке, или как он, побагровев, открывал и закрывал рот, пытаясь придумать достойный ответ.
        — Слушай, а чего тебе жену среди целителей не поискать?  — в озарении предложила я.  — Какая экономия! Она тебе и завтраки готовить будет, и укрепляющие настои подавать!
        Мое замечание оказалось последней каплей, переполнившей чашу терпения Мейрна.
        Поддерживавшие меня разбойники попятились, поймав разъяренный взгляд барона. Я думала, что от души разозлила его в прошлый раз, но оказалось, тогда он просто немного огорчился из-за сорванных планов. Сейчас же я задела самолюбие барона.
        Мне даже не пришлось притворяться. Он ударил так, что я отлетела в сторону, сломанной куклой упав у костра. Боль прокатилась по всему телу. Я даже застонать не смогла. Сил хватило лишь на то, чтобы бросить шарик в огонь.
        Сочтя свою задачу выполненной, я вознамерилась отдохнуть и провести несколько часов в обмороке, но в разбойниках не к месту взыграло благородство.
        Барона оттащили и в крайне доступной форме объяснили, что делают с теми, кто неуважительно обращается с дамами. Поистине, если бы от злости можно было лопнуть, кусочки лорда уже висели бы на всех деревьях. Но подозрительный треск я все же услышала.
        Меня тоже подняли, побрызгали в лицо водичкой и напоили вином. Увы, на этом запас вежливости в грабителях закончился, и они даже не подумали развязать мне руки.
        — Мы тебя испытаем. А тогда решим твою судьбу,  — торжественно объявил Дикий. Наклонился ближе, и его горячее дыхание обожгло шею.  — Не подведи, я хочу попробовать работать вместе с тобой. Люблю острых на язык девушек.
        — Тощих тоже?  — От вина меня замутило с удвоенной силой, но, пытаясь выиграть время для магов, я несла первое, что приходило в голову.  — Или испытание заключается как раз в голодовке? Вдруг неделя выпадет неудачная и придется на подножном корму держаться?
        — О нет, все не так страшно. Хотя, если надумаешь упасть в обморок, с радостью тебя поймаю.  — Довольная улыбка Дикого мне сразу не понравилась.  — А задание простое. Каждый из нас по разным причинам вынужден был нарушить закон и перейти границу дозволенного. Но ты пока еще на той стороне.
        — Ну и кому мне перейти дорогу?  — Я попыталась спросить небрежно, но внутри все сжалось от нехорошего предчувствия.
        — Ему.  — Главарь откровенно наслаждался сменой эмоций на моем лице.  — Так ты станешь окончательно нашей. А стимул… Что скажешь, если платой будет твоя свобода, идет?
        — Ну, предложение интересное…  — с усилием сглотнув, выдавила я.
        Оглянулась на Иса, но по его невозмутимому лицу невозможно было догадаться, слышал мужчина этот разговор или нет. И наших спасителей, как назло, не было.
        Демон бы их всех побрал!
        Я продолжала натужно улыбаться, одновременно лихорадочно перебирая варианты. Сфера уже брошена, так что необходимости дальше ломать комедию нет. Вот только если откажусь — и гарантированно вызову подозрения Дикого. Если я в самом деле такая корыстная и алчная, какой пыталась показаться, то чужая жизнь для меня — разменная монета. Свою бы из лап костлявой вырвать.
        — Прямо сейчас? А чем? Зубами перегрызать шею не стану, это негигиенично, да и горячей ванны здесь не наблюдается,  — решившись, капризно протянула я.
        — Мы что-нибудь придумаем,  — загадочно пообещал Дикий.  — А пока можете поболтать. Напоследок.
        Главарь махнул своим, и разбойники усадили меня возле князя, после чего отошли так, чтобы не слышать наш разговор, но в случае чего держать на прицеле.
        Вот только говорить было не о чем. Ис молчал, а я боялась спросить, о чем он думает. Да и ничего бы это не изменило. Нам оставалось только ждать.
        Маги отсутствовали так долго, что я всерьез забеспокоилась, уж не проспали ли они сигнал. Но оказалось, коллеги просто готовили максимально эффектное появление.
        Когда лес вокруг взорвался разноцветными искрами, а из дымных облаков стали появляться люди, вздрогнула даже я. На этот раз маги не могли позволить разбойникам скрыться, и поляну очертило огненное кольцо. Пламя вроде бы было небольшое, но я знала это заклинание и помнила, что при попытке нарушить границы вспыхнут огненные языки в человеческий рост. Обычно такая защита применялась от нечисти, но разбойники были еще теми упырями.
        Двое попытались удрать, и их истошные вопли лучше любых слов убедили остальных сдаться. Да и куда бежать, если рядом разозленные до предела стражники с магами, а кидать пульсары и стрелять из арбалетов по движущимся мишеням они умеют одинаково хорошо.
        Нас развязали. Вокруг князя засуетились двое целителей. Я демонстративно жалостно застонала, намекая, что также нуждаюсь в помощи.
        — Осмотрите ее.  — Только после разрешения Иса маг склонился надо мной.
        Я примерно предполагала, какой диагноз мне поставят, так что, услышав устное подтверждение, лишь коротко вздохнула. Ладно, сделаю вид, что у меня еще и потеря памяти, и вспомню о сотрясении мозга через несколько часов, когда рядом окажутся ванна и кровать.
        — Можно мне какое-нибудь стимулирующее заклинание? Чтобы по дороге не свалиться,  — попросила я.
        Целитель неодобрительно поджал губы, намекая, что организм, и так работающий на пределе, станет черпать силы из собственных резервов, но все же кивнул. Я прикрыла глаза и блаженно улыбнулась, почувствовав, как по телу растекается согревающее тепло.
        — Спасибо.
        Поднявшись на ноги, завертела головой по сторонам. Верита лежала в баронской карете. Я сработала на совесть, и, несмотря на шум, девушка так и не проснулась.
        — Если повезет, утром ты все примешь за дурной сон,  — убедившись, что подруга не пострадала, облегченно выдохнула я.
        — На твоем месте я бы не был так оптимистичен. Кошмары, как ни прискорбно, помнятся намного лучше, чем хорошие сны,  — заметил неслышно подкравшийся Ис.
        Ответить мне помешал барон. Если разбойники, не желая усугублять свое положение, молча позволили себя связать, то Мейрн ругался за всех, верещал, что произошла ошибка, и грозил смертной казнью неугодным.
        — Это все она! Она предложила заколдовать Вериту и провела обряд. Сам бы я до подобного не додумался,  — поймав мой взгляд, барон ткнул в меня пальцем.
        Я передернула плечам. Вот же крыса! Понял, что крупно влип, и решил утащить меня за собой.
        — Готовы ответить за свои слова перед судом? За безосновательные обвинения главного княжеского мага неприятностей у вас будет еще больше.  — Заметив, что стражники заинтересованно прислушиваются, я расправила плечи и пренебрежительно хмыкнула.  — Каждое мое действие было согласовано и одобрено его сиятельством, чего не могу сказать насчет вас.
        — Хм, что-то запамятовал, когда именно назначил вас на должность. Пожалуй, меня слишком сильно ударили по голове,  — проводив взглядом Мейрна, задумчиво произнес Ис.
        — Ну, не назначили. Но это ведь вопрос времени, правда?  — Я с надеждой взглянула на князя.
        Он в раздумье качнул головой и принялся разминать запястья.
        — Возможно, я мог бы согласиться. Но, Ришида, вы ведь сами отказались работать на меня и разорвали контракт.  — Судя по насмешливому блеску глаз, Ис вознамерился отомстить мне и за оскорбления и за удары.
        — Что?!  — Я издергалась и была на пределе, так что очередного потрясения мои нервы не выдержали.  — Хотите сказать, я рисковала собой совершенно зря? Неужели сегодня я не доказала, что справлюсь с любой работой? Стража месяц не могла поймать Дикого, я справилась за день. Более того, поймала на один крючок сразу две рыбки! Осудите барона, конфискуете его владения в пользу казны, а Дикого демонстративно повесите на площади.
        Ис продолжал молча слушать. Невозможно было догадаться, убедили его мои слова или нет. Выражение лица мужчины стало до того скучным, словно он не мог дождаться, когда я наконец уберусь с его глаз.
        — А в качестве главного княжеского мага я буду стараться еще больше, и результаты станут еще более впечатляющими,  — в отчаянии пообещала я.
        — Боюсь, вы и меня в тюрьму отправите с таким рвением,  — уклонился от прямого ответа Ис.
        А потом проснулась Верита. Вообще-то после магического сна человек еще некоторое время находится в тумане и не может сразу сообразить, что к чему, но у подруги оказался на удивление осмысленный взгляд.
        — Выходит, ты меня использовала? Подсунула Мейрну в качестве наживки, чтобы доказать его сиятельству, как замечательно умеешь колдовать?  — срывающимся голосом воскликнула подруга.
        «Не спала. Вовремя сориентировалась и лежала с закрытыми глазами, внимательно слушала»,  — с убийственной четкостью осознала я.
        — Леди Верита, как вы себя чувствуете? Позвать лекаря? Мы немедленно отвезем вас домой.  — Ис благородно попытался принять удар на себя.
        Вот только девушка даже не глянула на князя, она не сводила с меня пронзительного взгляда.
        — Все немного не так… Я ни за что не подвергла бы твою жизнь опасности.  — У меня никогда не получалось оправдываться, вот и сейчас вышло жалко и глупо.
        — Ты уже это сделала,  — резко оборвав меня, произнесла Верита.  — Зря я поверила в нашу дружбу.
        — Но ты действительно стала мне подругой!  — отчаянно воскликнула я.
        — Да? Только я почему-то не могу придумать ни одной причины, оправдывающей подобную подлость по отношению к другу.  — Голос Вериты так и сочился ядом.  — Больше я не хочу тебя видеть.
        — Нам пора возвращаться. Пойдемте.  — Оставив ссору без внимания, князь чуть ли не насильно поволок меня прочь.
        Я оглянулась, но к покачнувшейся Верите уже спешили целители, и моя помощь ей точно не требовалась. Что ж, может быть, на свежую голову она поймет, почему я так поступила, и перестанет злиться.
        Неподалеку обнаружилась спрятанная стражей карета. Больше на поляне нас ничего не задерживало, и князь приказал отправляться домой.
        Обратно мы ехали в тишине. Ис откинулся на сиденье, глаза не закрывал, но унесся мыслями куда-то далеко, напрочь забыв о моем присутствии. Последовать его примеру никак не удавалось.
        Как я ни старалась расслабиться и насладиться покоем, взгляд то и дело цеплялся за Иса. Сейчас мужчина выглядел спокойным, отрешенным, будто застывшая статуя. Вот только я слишком хорошо помнила, как пару минут назад он валялся в ногах у Дикого и, едва не рыдая, просил о пощаде.
        Учитывая, что на кону стояла моя жизнь, осуждать Иса я не могла. Уж собственную безопасность я ценила выше эфемерной репутации и, поступи лорд иначе, в самом деле отказалась бы от идеи сотрудничества. Но эту сцену видел и Мейрн, а уж этот точно не будет молчать, постарается нагадить напоследок как можно больше. Князю подобного попрания чести и титула так просто не простят. Не зря ведь говорят, что для аристократов гордость дороже денег.
        — Ваше сиятельство… Ис…  — В плену нам было не до церемоний, но теперь, когда в притворстве не осталось необходимости, я не знала, как вести себя с князем, и оттого смутилась еще больше.  — Не беспокойтесь. Я никому не скажу. А Мейрну довольно легко заткнуть ро г.
        — Не скажете? О чем?  — не понял Ис.
        — Ну… об этом…  — Я отвела взгляд, набираясь храбрости, чтобы продолжить щекотливую тему.  — О том, что вам пришлось поддаться шантажу. Понимаю, преклонить колени перед какими-то разбойниками для князя — верх унижения, сама бы я точно не стерпела и прокляла всех скопом…
        — Ришида, бросьте,  — впервые за долгую ночь Ис расслабленно рассмеялся.  — Мне абсолютно все равно.
        — Но… это же недостойно лорда, как же ваша репутация, уважение подданных…  — ошеломленно забормотала я.
        — Думаете, меня заботит мнение шайки разбойников?  — передернул плечами князь.  — Завтра в полдень их вздернут на виселице, а воспоминания покойников никого не интересуют. Барон, который позволил себе преступить закон и напал на девушку, точно не имеет права говорить о чести. И потом, я знал, ради чего кривляюсь, а цель оправдывает любые средства. Вам ли этого не понимать.
        Я услышала намек, но не стала отворачиваться, выдержав пронизывающий взгляд Иса. Мужчина смотрел с вызовом, мысленно разрывая меня на мелкие кусочки, оценивая их и смешивая с грязью, но я не собиралась оправдываться.
        Как и Ис, я знала, какой цели желаю добиться. И не гнушалась ловить любой подвернувшийся шанс.
        Я думала, меня подвезут к трактиру или вовсе высадят у ворот, предоставив добираться домой самостоятельно, но князь не спешил давать кучеру дополнительные указания.
        — Вы устали. Вам нужны отдых и полноценное лечение. Во дворце найдется и первое и второе,  — пояснил Ис в ответ на мой вопросительный взгляд.
        Учитывая, что мнение князя обо мне изменилось явно не в лучшую сторону, подобная забота выглядела чудом. Но даже самая захудалая спальня во дворце все равно лучше номера в трактире, так что я не стала отказываться от предложения даже из вежливости.
        Тем более что князь вроде бы и не ждал моего согласия, просто ставил перед фактом. Так что, когда я попыталась поблагодарить, удивленно покосился на меня и снисходительно заверил, что это его обязанность — заботиться обо всех подданных.
        — Заодно и будущее место работы как следует изучу,  — пробормотала я себе под нос.
        Я зря боялась. Отсутствие его сиятельства не осталось незамеченным. Вообще-то Ис желал сохранить нашу вылазку в тайне, но вездесущие придворные что-то пронюхали. А уж когда из кареты вышел князь в окровавленной рубашке и с разбитым лицом, на уши встал весь дворец.
        Невольно я обратила внимание, что каждый по-своему отреагировал на возвращение его сиятельства. Кто-то бестолково суетился и заламывал руки, кто-то развел бурную деятельность, требуя целителей, носилки и молельника. Некоторые смотрели с любопытством, причем, когда стало заметно, что Ис прихрамывает, взгляды сделались злорадными. Один из лордов, наблюдавший за поднявшейся суматохой с балкона, и вовсе выглядел раздосадованным тем, что князь вернулся живым. Когда я, в свою очередь, вперила в него пронзительный взгляд, мужчина соизволил сделать вид, будто любуется небом.
        Что ж, правителей не обязаны любить безоговорочно. Но такое количество явных недоброжелателей все равно переходит границы. Эдак, только устроишься на работу, придется нового нанимателя искать!
        — Спокойной ночи, ваше сиятельство.  — Понимая, что, если попытаюсь поклониться, не удержу равновесие, я ограничилась легким кивком.  — Прошу прощения, что доставила столько хлопот. Надеюсь, этой ночью вас не будут преследовать кошмары.
        — Это совершенно невозможно,  — нашел в себе силы улыбнуться князь. И, видя, что я не понимаю, добавил: — Я не собираюсь ложиться спать. Нужно допросить барона, грабителей и решить их судьбу.
        Увидев, как Ис потер покрасневшие глаза, я неодобрительно нахмурилась. Конечно, преступники должны быть наказаны, но ведь не доводить же себя до изнеможения ради торжества справедливости!
        Донести эту ценную мысль до князя я не успела. Угадав каким-то внутренним чутьем мои мысли, Ис воспользовался случаем и избавился от слуг, подло переключив все внимание на меня.
        Последние полчаса я сохраняла сознание исключительно из упрямства, так что тут же рухнула на протянутые руки. Меня отнесли в гостевые покои, обработали раны, влили ударную дозу зелий с заклинаниями и велели как следует выспаться.
        Я ничего не имела против, но выполнить рекомендацию никак не удавалось. И вроде бы кровать была мягкая, и в комнате приятно пахло фиалками, но сон бесследно сбежал. Где-то с полчаса я ворочалась с боку на бок, а потом со вздохом села в кровати. Кажется, мешающая мне «заноза» спрятана все же не в простынях.
        Слуги унесли мою одежду, так что пришлось довольствоваться длинным халатом и наброшенным одеялом.
        Ис обнаружился в пыточной. Лорд даже не сменил рубашку, только смыл кровь, и теперь походил на свежеподнятого покойника. Увидев меня, мужчина выгнул бровь, но его удивление, скорее, относилось к моему наряду, чем к появлению. Собственно, с такими вездесущими слугами глупо ждать другого. Мальчик-паж, старательно поливавший цветы в вазе напротив моей спальни, при виде меня сразу убежал вместе с лейкой.
        — Ваша милость, вы не могли бы визжать потише? Или хотя бы помелодичнее? Совершенно невозможно уснуть!  — попеняла я привязанному к стулу барону.
        Каких-либо повреждений у Мейрна не было, да и палача не наблюдалось, так что если Ис и применял к нему пытки, то исключительно моральные.
        — Дрянь! Это все из-за тебя! Это ты должна быть на моем месте! Я лорд и требую должного обращения. Если я в чем-то виновен, меня должен судить большой совет,  — подрастеряв прежний пыл, робко возмутился барон.
        — Должен. Если я посчитаю нужным созвать его. Но пока я не услышал ничего интересного, что натолкнуло бы меня на подобное решение,  — лениво отозвался Ис.
        — А вы вообще хоть что-то услышали? Проклятия и жалобы не в счет,  — поманив князя к дальней стене, тихо поинтересовалась я.
        — Он хранил молчание,  — нарочито пафосно изрек князь.
        — Плохо.  — Я приуныла.
        Эх, а ведь так не хотелось вмешиваться, в кои-то веки решила пустить ситуацию на самотек. Вот только если не поставлю точку теперь, придется ждать, как незаконченная история аукнется в будущем.
        — Хотя ему совершенно точно есть что сказать. Вы заметили, как Мейрн вел себя с Диким? Вроде бы и приказывал, но в то же время сомневался, что этот приказ будет выполнен. Если бы Дикий непосредственно работал на барона, вел бы себя куда почтительнее.  — Ис задумчиво потер переносицу.
        — Что тут думать.  — Я передернула плечами.  — Граф де Блейтин основной заказчик. Они с бароном родственники, еще и хорошие друзья. Граф вполне мог выручить друга и «одолжить» прикормленную банду.
        — В таком случае возникает новый вопрос.  — Ис кивнул, принимая мою версию, но делать ее основной не спешил.  — Зачем это нужно графу? У него богатые земли и нет никакой необходимости промышлять грабежами.
        — Так давайте спросим у того, кто знает ответ наверняка!
        Хищно усмехнувшись, я развернулась к барону. Выбрав длинный тонкий нож на приставном столе, демонстративно потрогала лезвие.
        — Эй, твоя милость, помнишь, я говорила, что бить женщин нехорошо? А злопамятных ведьм еще и опасно.  — Одеяло путалось под ногами, так что пришлось отбросить его в сторону.  — Хочешь почувствовать, насколько сильно я обиделась?
        Сначала в глазах барона отразилось непонимание. Потом страх, сменившийся презрением.
        — Можешь меня пытать. Я все равно не собираюсь ничего говорить. Это варварство!  — Мейрн задрал нос.
        — Уверен? Это больно. Больнее, чем кажется.  — Шрам на плече обожгло забытой болью, и я потерла плечо.  — Как там говорится, око за око? Пожалуй, я начну с правой щеки.
        Барон все еще продолжал считать, что я нарочно запугиваю его. И следил за моими движениями с демонстративным отвращением. Правда, когда я коснулась лезвием его лица, дико задергался.
        — Ваше сиятельство! Остановите эту сумасшедшую. Я ведь ваш подданный. Как вы можете смотреть на это?!
        Я тоже вопросительно покосилась на поморщившегося князя. Неужели не поддержит? Действовать вопреки воле того, кто платит зарплату, было как-то не с руки.
        — Да, он прав,  — неохотно, с видимым усилием признал Ис.  — Я действительно должен защищать мой народ и олицетворять справедливость.
        Мужчина сделал паузу, дав нам обоим возможность переварить его слова и сделать выводы.
        — Равнодушно смотреть, как обижают моего подданного, мне на самом деле нельзя,  — продолжал рассуждать князь вслух.  — Поэтому я отвернусь.
        На этот раз Мейрн завопил так, что у меня зазвенело в ушах. Уж не знаю, напугали его моя предвкушающая улыбка или демонстративное равнодушие Иса, но играть в молчанку он больше не пытался. Напротив, захлебываясь словами, принялся поспешно закладывать подельников.
        Закулисные интриги меня мало интересовали, так что я отошла в угол, оставив допрос на совести Иса. Разговор также слушала краем уха, поскольку куда больше усилий прилагала, чтобы не заснуть.
        Да, Блейтин в самом деле пару раз обмолвился о новых знакомых. Да, Мейрн подумал над моими словами и отправился к кузену. Да, тот отказывался, но в итоге позволил прибегнуть к услугам людей Дикого, предварительно выдав четкие инструкции главарю.
        Когда наконец Ис узнал все, что хотел, и велел слугам увести барона, а сам направился в кабинет, я увязалась за ним.
        — Ваше сиятельство, а графа вы тоже арестуете?  — Я задумалась, не выбить ли прибавку за столь удачное завершение операции.
        — Нет. Напротив, сделаю вид, что понятия не имею о его причастности к делу,  — разрушил мои алчные мечты Ис.  — И вам прикажу то же самое.
        — Но почему? Это ведь уже не предположение заезжей ведьмы, а показания лорда, они будут иметь силу! А если графа не схватить, он уверует в собственную безнаказаность и продолжит преступления!  — От избытка чувств я всплеснула руками.
        — Все верно. А я смогу узнать, зачем ему понадобилась подобная глупость и не стоит ли за ней кто-то еще,  — вполне резонно возразил князь.
        — Но что, если…
        — Довольно вопросов.  — Хватило одного жесткого взгляда, чтобы я подавилась заготовленной фразой.  — Теперь моя очередь. Вам что, поранили руку? Почему вы так вздрогнули?
        Проклятье! От такого глазастого князя реально скрыть вообще хоть что-то?
        Ис продолжал смотреть на меня. Я лихорадочно раздумывала, не упасть ли в обморок во второй раз. Как назло, в коридоре никого не было. А с князя станется похлопать меня по щекам и как ни в чем не бывало продолжить разговор.
        — Порезалась. Давно, еще в детстве.  — Сейчас я отчетливо осознала, что тонкий шелковый халат не так уж сильно скрывает тело.
        И лорд с его орлиным зрением вполне может рассмотреть, что шрамы расположены слишком уж странно для случайной раны. Угораздило же меня забыть одеяло в подвале!
        — Наверное, в лесу?  — Даже мой нарочито грубый тон не отвадил князя от дальнейших вопросов.
        — Да,  — кивнула сухо.
        Вспоминать ту ночь я не любила. Более того, до сих пор недоумевала, каким чудом пережила ее, сохранив не только жизнь, но и рассудок.
        А началось все с того, что дядя с тетей окончательно довели меня постоянными нотациями и поручениями. Успев оплакать потерю бесплатного работника, они сначала задали мне трепку, а потом заставили работать до полного изнеможения. Как пояснила тетушка, охаживая меня хворостиной по плечам, чтобы на всякие глупости времени больше не оставалось.
        Оброненное купцом замечание, что под влиянием сильных эмоций спящий дар может просыпаться, крепко засело мне в голову. И однажды лунной ночью, когда спина болела особенно сильно, а волки выли особенно душераздирающе, я не выдержала и решила разбудить дар. А для этого пойти в лес и как следует испугаться. Логика десятилетнего ребенка была простой. Я увижу свой ночной кошмар вблизи, рассмотрю, как вздымаются бока, исторгая из глотки хриплое рычание, как хищно блестят желтые глаза, и испугаюсь настолько сильно, что магия появится. То, что от голодных зверей потом придется как-то спасаться, мне в голову не пришло.
        На счастье или на беду, в том же лесу прятались сбежавшие из тюрьмы разбойники. И приблудившемуся к их костру развлечению они весьма обрадовались.
        — Говорят, мясо волка очень питательное. А еще волки любят свежую кровь.
        Лица милостиво стерлись из памяти. Зато голос я помнила до сих пор. Скрипучий, алчный, злой. Тот тип, что привязывал меня к дереву, прерывисто дышал, его трясло.
        А вот у того, кто разорвал на мне пальто, руки не дрожали. И нож плясал, словно заколдованный.
        — Мы немного поиграем. Это будет весело. Очень-очень-очень весело,  — напевал он.
        Раны были небольшими, но глубокими. Сначала из-за мороза я не чувствовала боли, только удивилась, что это красное капает на снег?
        Охвативший меня звериный ужас оказался хорошим катализатором. Ошалев от страха, я даже не поняла, откуда у меня в руках взялся огонь. И швырнула огненные шары подальше от себя.
        Магический выплеск по чистой случайности заметил возвращавшийся домой маг. Он разобрался с разбойниками, помог мне. Он же отвез меня в академию.
        На этот раз я оказалась в числе принятых. Платой за зачисление стали оставшиеся на плече шрамы.
        Меня начала бить дрожь, и я обхватила себя руками за плечи.
        — Ваше сиятельство, я замерзла. Если моя помощь не нужна, продолжим разговор утром?  — Мы как раз дошли до кабинета, так что я воспользовалась шансом сбежать.
        — Я с самого начала посылал вас отдыхать,  — невозмутимо уточнил князь.
        Открыв дверь, он перешагнул порог, но зачем-то задержался и задумчиво глянул на меня.  — Ответьте только на один вопрос.
        — Что вас интересует?  — Подавив рвущиеся из груди проклятия, я растянула губы в вымученной улыбке.
        — Если бы маги не вмешались вовремя, ты бы меня убила?
        Глава 7
        Каюсь, торжественную казнь Дикого я банально проспала, так что пришлось довольствоваться мгновенно разошедшимися сплетнями. Словоохотливые служанки в красках расписали выступление его сиятельства, приказавшего повесить Дикого, а вечером похоронить на городском кладбище. Подельников главаря ждала более легкая участь — всего-то тридцать лет работы на рудниках.
        Мейрну тоже досталось. Не желая выносить сор из дворца, Ис не стал принародно лишать его титула. Все провернули так, будто барон сам надумал принять постриг и, отписав четверть своего имущества храму, удалился постигать божественный промысел в дальний монастырь. Следующим лордом Мейрном стал его дальний кузен — четырнадцатилетний парень. Вроде бы достаточно смышленый, но опекуна ему Ис все же назначил из числа своих знакомых.
        Обо мне не было сказано ни слова, и я от греха подальше поспешила убраться восвояси. Может быть, подобное могло показаться трусостью, но я пока не чувствовала себя готовой вновь встречаться с князем. Вчера от необходимости отвечать на весьма суровый вопрос меня спас пылающий праведным гневом советник. Судя по застегнутому на все пуговицы камзолу и приглаженным волосам, хладнокровия мужчина не терял абсолютно ни в какой ситуации. Не удивлюсь, если он и воспитательную речь заранее приготовил!
        В любом случае советник во что бы то ни стало пожелал высказать Ису все, что думает о безалаберной и безответственной выходке, а я сочла за лучшее не вмешиваться в воспитательный процесс и уйти спать.
        Впереди показался трактир, и я невольно привстала в седле, высматривая светловолосую фигурку. Уж если в прошлый раз, когда я опоздала к ужину, Кэм чуть не сошел с ума от беспокойства, то теперь, когда меня не было почти сутки, и вовсе должен теряться в догадках.
        Вот только ученик обнаружился в моей комнате. Развалившись на кровати, он листал мои конспекты и упоенно грыз яблоко, болтая в воздухе ногами.
        — Так ты, значит, беспокоишься о любимом учителе?  — оскорбившись в лучших чувствах, вознегодовала я.
        — А чего волноваться-то? Я еще вчера вечером попросил мальчишек сбегать во дворец, и они рассказали, что видели тебя и его сиятельство идущими к замку. Ну а раз шли своими ногами, то и причин для беспокойства нет,  — весело сообщил мальчишка.  — Ух ты! Что это с тобой случилось?!
        Соизволив обернуться, Кэм выронил яблоко. Я вздохнула. Видок у меня в самом деле был не ахти. Залечить рану абсолютно бесследно невозможно. Чем больше проходит времени, тем сложнее приходится целителю. Тело запоминает, как ему было плохо, и невольно противится любому вмешательству. А магов, как бы парадоксально это ни звучало, лечить куда сложнее. Слишком много разной энергии скапливается в организме.
        — «Ух ты» — было вчера.  — Коснувшись корочки на щеке, я криво усмехнулась.  — А бледный вид и круги под глазами — просто сопутствующее явление при сотрясении мозга.
        — Зря ты не взяла меня с собой.  — В глазах Кэма заплескалось неподдельное разочарование.  — Папа говорил, что девушек бьют только трусы. Зато мужчин шрамы украшают. Я бы тебя защитил ото всех!
        — Скорее, стал бы писаным красавцем,  — рассмеявшись, я потрепала мальчишку по волосам.  — Но там на самом деле было слишком опасно. Даже для меня.
        — Но в следующий раз ты возьмешь меня с собой?  — Что-то в моем голосе заставило Кэма сменить выражение лица с возмущенного на жалобное.
        — Так уж и быть. Даю слово мага.  — Я, шутя, подняла руку вверх.
        — Спасибо!  — Ученик просиял. И, видя, что я не злюсь, решился на провокационный вопрос: — А правда, что его сиятельство тебя на руках вынес из кареты? Вы попали в засаду? Князь повел себя как настоящий рыцарь и героически всех победил? А потом вернулся в замок с головой поверженного чудовища и освобожденной принцессой, то есть с тобой?
        Столь нелепое предположение заставило меня подавиться воздухом. Воображение попыталось нарисовать подобную картину, но спасовало на первом же эпизоде. Нет, ну Ис-то, может, в справедливом бою и смог бы победить Дикого… вот только носить меня на руках точно отказался бы. Или в отместку вычел бы сумму из моего гонорара, мол, транспортировка обессилевших ведьм лично его сиятельством услуга эксклюзивная и дорогая.
        — Много будешь знать — до старости не доживешь.  — Я щелкнула подавшегося вперед Кэма по носу.  — И вообще, кто тебе разрешил хозяйничать в моем номере? А ну брысь!
        Я щелкнула пальцами, и левитирующая подушка вынесла узурпатора в коридор. Кэм не стал отказываться от подарка судьбы и вместе с подушкой юркнул к себе. Выучила же на свою голову!
        Впрочем, всерьез я на Кэма не злилась. Мечтательный, пылкий мальчишка, скорее, забавлял меня, вызывая в памяти образы некогда любимых сказочных героев. Разыгравшаяся же головная боль свела на нет желание заниматься воспитательной работой.
        Выпив яблочного сока (на тумбочке стоял целый кувшин, дальновидно заказанный Кэмом), я со вздохом растянулась на кровати и уткнулась лицом в одеяло. Помогло мало.
        Вопрос князя продолжал занозой сидеть в голове, заставляя вновь и вновь к нему возвращаться. И вроде бы демонстративно оскорбляться было не на что, в конце концов, своим поведением я дала повод для подобных размышлений. Но все равно, то, что Ис счел возможным задать такой вопрос, меня неприятно покоробило.
        Перевернувшись, я задумчиво уставилась на побеленный потолок. Казалось бы, отношение ко мне его сиятельства стало предельно ясным в первый же день знакомства, да и сама я целенаправленно бросала князю вызовы. Тогда почему мне настолько обидно теперь?
        На потолке обнаружилось несколько трещин. При должном освещении их даже можно было принять за набросок бушующего моря. Наверное, Ис с его любовью к водной стихии, оказавшись в центре шторма, почувствовал бы себя по-настоящему счастливым.
        Несмотря на скверное состояние в тот момент, я отлично помнила рассказ князя. Его тихий, убаюкивающий голос. Мечтательный, нежный взгляд и теплую, похожую на солнечный луч, улыбку. Вот только чем больше я об этом думала, тем больше воспоминание казалось мне галлюцинацией. Слишком уж выбивалось такое участие из привычного поведения его сиятельства.
        Вдоволь поразмышлять о многогранном характере работодателя мне не дали.
        — Кто там?  — Я сердито покосилась на дверь.
        Кэм стучал бы громче и настырнее, служанка тише и с большими перерывами. Мне не ответили, так что пришлось вставать и удовлетворять любопытство.
        — День добрый.  — Увидев гостя, я не смогла скрыть удивления.
        — Здравствуйте, Ришида.  — Советник князя не стал дожидаться приглашения и пригласил себя сам, по-хозяйски уселся в кресло и кивнул мне на соседнее.  — Я к вам буквально на пару минут.
        — Господин Семилн, во дворце проблемы? Что-то случилось?  — заволновалась я.
        Все сведения о советнике я почерпнула от тех же служанок и знала наверняка, что ради какой-то чепухи он не удостоил бы меня своим посещением. Вообще, говорили о мужчине неохотно. Советник полностью соответствовал собственному имени и был таким же сухим и безликим. Никаких пикантных слухов, никаких любопытных привычек. Семилн жил строго по правилам и старался привить такой же образ жизни всем остальным.
        К счастью, к мнению Семилна можно было прислушиваться, а вот следовать рекомендациям или нет, каждый решал сам. В конце концов, советник на то и советник, чтобы делиться разумными советами, но не навязывать свою волю.
        — Ничего такого, в чем требовалось бы ваше участие. По крайней мере, сейчас,  — уклончиво отозвался Семилн.  — Его сиятельство просил передать вам это.
        — Вас?  — Я обескураженно уставилась на перевязанный голубой ленточкой свиток.
        Это насколько же во дворце туго со слугами, если разносить почту приходится советникам?! Или о чем говорится в письме, если его нельзя доверить курьеру?
        Подогреваемая недобрыми предчувствиями, я поскорее сдернула ленточку. Перечитала текст один раз. Второй. И облегченно откинулась на спинку кресла, не скрывая торжествующей улыбки.
        — Я просто проезжал мимо, а передать письмо совсем не трудно,  — не смутился советник.  — К тому же князь хотел, чтобы вы как можно быстрее получили его.
        «Еще бы. А то вдруг я со скуки еще чего-нибудь выдумаю! Дворцовый переворот, например!»
        Впрочем, сейчас у меня было слишком хорошее настроение, чтобы отравлять его всякими подозрениями. Я даже не сразу заметила, что советник не спешит прощаться и сверлит меня настороженным взглядом.
        — Вы ведь не ищете слова, чтобы поздравить меня с назначением на должность придворного мага?  — Моя улыбка стала угасать.
        — Этого вам и без того хватит на балу.  — Семилн красноречиво покосился на пергамент, который я продолжала сжимать в руке.  — Мне же хотелось бы познакомиться с вами без посторонних глаз. Поговорить. Понять, что вы из себя представляете.
        — И каким будет ваш вердикт?  — напряглась я.
        — Вы молоды, амбициозны. Действуете по наитию, хотя рекомендации у вас довольно сносные.  — Видимо, решив играть в открытую, советник говорил прямо, но я никак не могла понять, хороший это знак или нет.  — При должном усердии у вас будет шанс сделать отличную карьеру. Где-нибудь в другом месте.
        — Я не тщеславна. Конечно, работать при королевском дворе — мечта любого мага, но меня устраивает и нынешняя должность.  — Справиться с поднявшейся злостью помог все тот же свиток.
        Князь не похож на человека, разбрасывающегося словами, и если уж написал, что на балу меня представят как нового мага, так и будет. Вот только до чего обидно, что все то и дело норовят преуменьшить мои способности и ткнуть носом в пыль!
        — Но вы на ней долго не задержитесь.  — Семилн не угрожал, всего лишь констатировал факт.  — Собственно, поэтому я и хотел поговорить с вами. Ис хороший князь, но слишком уж пылкий и горячий. Подобно вам, любит думать уже после того, как сделает. Это если вообще утруждает себя мыслительной деятельностью.
        Я в ответ скептически скривила губы. Назвать Иса пылким у меня не повернулся бы язык. Да у каменного голема чувств больше! Даже в плену у разбойников он руководствовался холодным расчетом и играл выдуманную роль.
        — Во дворце должен быть маг. Я неоднократно напоминал об этом его сиятельству, только он отмахивался. Не желая отнимать драгоценное время князя, сам написал письмо в ковен с просьбой направить к нам одного из лучших специалистов. Ис узнал об этом. А через несколько дней я увидел подписанный приказ о вашем назначении. Сами понимаете, князь нанял вас, чтобы утереть мне нос.  — Советник развел руками, будто бы это все объясняло.  — Я посчитал, что с моей стороны будет честно предупредить вас.
        — То есть это вам я обязана полученным местом?  — Затылок отозвался тягучей болью.
        Подумать только, я продумала рискованный план, выслуживалась, рисковала жизнью, и все зря?!
        — Выходит, что да.  — Советник сочувственно мне улыбнулся.
        Мужчина вел себя настолько демонстративно вежливо и дружелюбно, что я с трудом удерживалась от желания зарычать. Выискался же помощничек на мою голову!
        — И что мне теперь делать? Собирать вещи и уезжать, чтобы освободить место вашему ставленнику?  — Я улыбалась, но мой голос так и сочился ядом.
        — Не стоит рубить сплеча. Маг еще не приехал, так что ваше присутствие не доставит неудобств. Просто забудьте на время об этом разговоре,  — как ни в чем не бывало посоветовал Семилн.  — Вопрос с увольнением решим после, когда разговоры вокруг вашей персоны утихнут.
        — Вы все настолько детально распланировали,  — медленно протянула я.
        Пожалуй, сейчас мужчина напоминал мне гадюку. Та тоже могла медленно раскачиваться, гипнотизируя жертву своей наигранной беззащитностью.
        — Это моя работа.  — Советник улыбнулся, и гадюка свернула кольца, маскируясь под безобидного ужа.  — Надеюсь, вы не затаите на меня обиды.
        — Что вы, теперь все встало на свои места,  — фальшиво заверила я.
        Больше разговаривать было не о чем, и советник поднялся. Открыл дверь, но на пороге обернулся.
        — Прием состоится через два дня. Не опаздывайте, Ришида,  — холодно предупредил он.
        — Даже не знаю, стоит ли мне теперь вообще являться на прием.  — Мои нервы были натянуты как струны. И я явственно ощутила, как одна из струн лопнула.  — В конце концов, меня там особо не ждут.
        — Но этого бала ждали вы. Не обманывайте себя. Вы грезили этой должностью, и вы придете на прием,  — медленно, словно маленькому ребенку, повторил советник.  — Не представляю, что бы могло вам помешать.
        — Ну-у, даже не знаю.  — Я нарочито глупо захлопала ресницами.  — Например, отсутствие подходящего платья. Кобыла, которую я как раз в это время хотела отвести к кузнецу. Или просто само отсутствие желания идти. Не люблю развлекать людей за свой счет.
        — А я не люблю скандалов.  — Пытаться переиграть советника в гляделки не стоило. Его взгляд был холодным и прозрачным, как пасмурное небо.  — И не потерплю, чтобы вы стали их причиной. Его сиятельство хочет увидеть мага на приеме, а желания князя у нас принято выполнять. До свидания, Ришида.
        Семилн ушел, а я в бессильной ярости стукнула по стенке кулаком. Судьба что, нарочно подкидывает мне один подарок за другим? Или богам просто нравится наблюдать, как я заковыристо ругаюсь, разворачивая дары и прикидывая, кому бы передарить ниспосланное?
        Нахлынувшая было эйфория ушла без следа. После откровений советника обещанный бал не радовал, напротив, вызывал вспышки раздражения. Понимая, что заснуть уже не удастся, я спустилась вниз.
        Подозвала служанку, в последний момент передумала и вместо вина заказала крепкого чая. Не хватало еще усугублять проблемы трещащей с похмелья головой!
        — Ришида, я думал, ты спишь.  — Кэм плюхнулся на соседнее сиденье и сразу подтащил к себе вазочку с печеньем.
        — Поспишь тут,  — проворчала я.
        Злость куда-то испарилась, и теперь я чувствовала только апатию. Не хотелось куда-то идти, о чем-то думать. Только сидеть вот так, откинувшись на стул и сжимая в руках горячую кружку.
        — Тогда, может быть, пойдем, потренируемся? Я тут придумал один прием и хочу как следует его отработать перед следующей операцией.  — Ученик так и лучился энергией.
        — Лучше повтори танцевальные движения. На балу меч не понадобится. Разве что от фрейлин отмахиваться,  — криво усмехнулась я.
        — На каком балу? Зачем мне туда идти?  — Кэм удивленно вытаращился на меня, от души надеясь, что я засмеюсь и скажу, что пошутила.
        — Бал в мою честь состоится через два дня. И ты тоже на него пойдешь. Я ведь обещала взять тебя с собой и сдержу слово.  — На этот раз моя улыбка была откровенно злорадной.
        Вот уж точно говорят, чтобы поправить свое настроение, достаточно испортить его кому-то другому! А глядя на потрясенного парня, никак нельзя было вообразить, что моя новость его обрадовала.
        — Ришида, я плохо танцую,  — чуть не плакал Кэм.  — И разве речь шла не о сражении? Я думал, придется столкнуться с упырями!
        — Поверь, в последних недостатка не будет.  — При воспоминании о советнике я скривилась.  — И твоя помощь окажется очень кстати.
        — Что я там буду делать? На балу тоскливая музыка, надо надевать неудобный костюм, приходится все время стоять и стараться не смеяться,  — заныл ученик.
        — Ничего, ты же будешь сопровождать меня. А вместе нам скучно не будет, гарантирую,  — подмигнула я Кэму.
        Решение не было спонтанным. Теперь, когда я узнала, как именно получила работу, она уже не вызывала прежнего восторга. Вот только и потраченных усилий было жалко, так что демонстративно хлопать дверью я не желала.
        В конце концов, мне не впервой получать временную работу, а о сроках Ис ничего не говорил. Зато даже за несколько месяцев в роли дворцового мага я скоплю круглую сумму, да и рекомендации князя стоят немало.
        — Только все равно это нечестно. Теперь, когда подвернется что-то по-настоящему интересное, ты меня опять не возьмешь,  — продолжал дуться парнишка.
        — А жизнь вообще штука несправедливая,  — хмыкнула я.  — И ты сам виноват. Запоминай, урок номер семь. Всегда уточняй условия сделки и не полагайся на течение судьбы. Иначе сам не заметишь, как подрядишься за пару медных монет очистить весь лес от упырей.
        — Я запомню,  — пообещал ученик.  — А сейчас, может, все-таки потренируемся? Пожалуйста!
        — Давай ты сам повторишь приемы, а я оценю со стороны,  — браться за меч жутко не хотелось, так что я предложила компромисс.
        Остаток дня я занималась с Кэмом. Вначале наблюдала, потом устроила разбор полетов, тщательно объяснила каждую ошибку. Ну а когда окончательно стемнело, и мы отправились в трактир на ужин, просто принялась вспоминать разные байки.
        Только укладываясь в постель, вспомнила, что так и не поговорила с Веритой, но ехать к подруге прямо сейчас было слишком поздно. Да и не факт, что девушка в состоянии меня выслушать.
        Два дня пролетели быстро. Со стороны князя вообще не очень дальновидно было отводить столь короткий срок для подготовки к балу. Эдак ни новое платье портному не закажешь, ни посплетничаешь вволю. А как должны чертыхаться слуги, которым предстоит до блеска выдраить дворец и подготовить праздничное меню…
        В общем, на теплый прием в любом случае можно не рассчитывать. Непонятно, как я еще не стала заикаться, учитывая то количество проклятий, которое должно было сыпаться на мою голову как на причину общего переполоха.
        Зато Кэм был счастлив. В отличие от домашних праздников, на которых ему приходилось напяливать тесный камзол, я позволила пареньку одеться по собственному вкусу, настояла лишь на том, чтобы одежда была чистой и новой.
        Сама я потратила на сборы еще меньше времени и справилась вдвое быстрее Кэма. Проникнувшись моментом, отказалась от идеи приехать верхом и заказала карету.
        Дворец выглядел впечатляюще. Наверное, слуги за прошедшее время не сомкнули глаз, но результат стоил потраченных усилий. Повсюду горели свечи, потолки украшали цветочные гирлянды. Причем все букеты были вызывающе ярко-алыми, словно намек-отсылка к моей специализации. Целителю больше подошли бы нежно-желтые лилии, но мне, работающей с боевыми заклинаниями, огненный цвет весьма импонировал.
        Для развлечения гостей были приглашены музыканты и фокусники. Первые услаждали слух нежными мелодиями во дворце, вторые вовсю радовали глаз в парке.
        А для украшения фонтанов явно использовали артефакты, созданные зеркальными магами. И теперь вместо воды с них срывались языки пламени. Сначала насыщенно-багряные, потом ослепительно-красные, следом ярко-оранжевые и, наконец, нежно-золотистые. Небольшая пауза, и все повторялось снова.
        Кэм восторженно ахнул, а когда я без страха запустила руки в «воду», звучно уронил челюсть на пол. Рассмеявшись, я брызнула на него искрами. Ученик зря боялся, обжечься таким пламенем невозможно. Напротив, огонь был прохладным и немного покалывал ладони.
        Но самой большой метаморфозе подвергся бальный зал. Вообще-то он был выполнен в бело-голубых тонах, разве что лепнину на потолке покрывала позолота. Но сегодня стены задрапировали зеленой тканью. Видимо, князь решил воспользоваться случаем и укрепить свой авторитет, несколько пошатнувшийся из-за истории с Диким. К слову, сам Ис также был в камзоле соответствующего цвета. Зеленое шло мужчине, так что идею я одобрила.
        А вот он мое появление не оценил. Я специально опоздала, чтобы все гости успели собраться, и Ису не пришлось представлять меня дважды. Но церемониймейстер отвлекся на бокал шампанского, а больше на двери никто не смотрел.
        До официального открытия приема танцев не было, и гости просто беседовали друг с другом, дегустируя спиртное и закуски.
        — Кошмар, князя нужно срочно выгнать с бала. С таким лицом здесь совершенно нечего делать. Речь он свою забыл, что ли?  — наблюдая, как мужчина решительно движется ко мне, хмыкнула я.
        — Тогда я схожу, напитки возьму. Восстановлению памяти, говорят, помогает.  — Не желая становиться третьим лишним, Кэм куда-то умчался.
        Впрочем, если князь намеревался прямо сейчас вытряхнуть из меня всю интересующую информацию, говорить лучше с глазу на глаз. С другой стороны, почему бы не оттянуть час расплаты?
        — Ваше сиятельство, добрый вечер. От всей души благодарю за приглашение. Для меня честь находиться здесь. Особенно в столь желанном качестве.  — Я лучезарно улыбнулась и обвела зал рукой.  — Здесь так красиво, у меня просто нет слов, чтобы выразить свое восхищение.
        — Госпожа Ришида, вы…
        — …очаровательно выглядите?  — подсказала я.
        — Выглядите отвратительно,  — не пожелал воспользоваться подсказкой князь. Причем с первоначальным удивлением он уже справился и теперь умудрялся говорить гадости с таким выражением лица, что со стороны могло показаться, будто мне достался изысканный комплимент.  — Что вы на себя нацепили?
        — Вам не нравится? А я так старалась.  — Я надула губки и несколько раз хлопнула ресницами.
        — Ну почему же. Если вы ненадолго и прямо с бала отправитесь на кладбище закапывать в могилы упырей, или чем там положено заниматься ведьмам, то наряд очень неплох.  — Выдержка князя была изумительной.
        Теперь настал мой черед судорожно раздумывать над ответной репликой. Эмоции в душе бушевали разные. Разозлившись на советника, я сознательно отказалась от идеи надеть платье и решила бросить князю очередной вызов.
        Он так хочет иметь боевого мага? Что ж, именно его он и получит.
        Лучше всего подошли бы вещи, в которых я попалась разбойникам — в меру задымленные, выпачканные и окровавленные. Но новый костюм, в котором я вместе с Кэмом две ночи подряд лазила по заброшенным домам, пришел в такое же состояние.
        — К сожалению, охрана не пустила бы меня с мечом, так что пришлось довольствоваться подручными средствами.  — Я с наигранной грустью дотронулась до ожерелья из поганок.  — А еще у меня в кармане две дохлые лягушки. Если гостям станет скучно, я с превеликим удовольствием развлеку их, устроив показательное уничтожение нечисти.
        — Ришида, ну что ты вытворяешь? Это очередная попытка выторговать прибавку к жалованью или тебе на самом деле кажется, что твои выдумки очень веселы?  — На мгновение в глазах Иса мелькнула нечеловеческая усталость.
        Щеки опалил румянец. Если все это досадная случайность, то какой же глупой и недалекой девчонкой я должна ему казаться?!
        — Вы же сами желали увидеть боевого мага. Я в точности выполнила вашу волю,  — уязвленно вскинулась в ответ.
        Пожалуй, с угрызениями совести я поторопилась. Даже если мой поступок и был безрассудным, то князь вел себя ничем не лучше. В конце концов, по его милости я изображала балаганного шута, а потом чуть не погибла, из кожи вон лезла, только бы доказать собственную состоятельность.
        Отвечать Ис не посчитал нужным. Вместо этого махнул рукой музыкантам, давая знак прекратить музыку, и потащил меня в центр зала.
        — Дамы и господа, попрошу минуту внимания.  — Князь сделал паузу, дожидаясь, пока смолкнут шепотки, и все взгляды обратятся в нашу сторону.  — Хочу поблагодарить всех, кто пришел сегодня. Ваша поддержка важна для меня, она напоминает, какие клятвы я давал, принимая венец.
        Ис говорил, а я рассматривала гостей. Советника среди них не было. То ли он посчитал, что посещение подобного сборища ниже его достоинства, то ли господина просто не пригласили. Для меня, практически ни с кем не знакомой, все собравшиеся выглядели на одно лицо. Мужчины преимущественно в черных, красных и желтых камзолах и женщины, увешанные золотом, в платьях всех цветов радуги.
        Видимо, о моей роли в судьбе Мейрна гости не догадывались, так что смотрели с обычным любопытством. Пожалуй, точно такого же внимания удостоилась бы дрессированная обезьянка, принесенная исключительно затем, чтобы потешить приглашенных.
        Зато я отметила одну интересную особенность. На князя придворные не смотрели вообще. Вернее, не так. Они избегали смотреть в лицо, будто не могли выдержать княжеского взгляда. Пока Ис говорил, ему подобострастно заглядывали в рот, любовались блеском венца, разглядывали вензеля на пуговицах, но стоило мужчине обратить взгляд в чью-то сторону, и гости тут же принимались изучать стену.
        Подобное явление не могло не заинтересовать меня, но подумать как следует я не успела.
        — Это — Ришида. С этого дня она — новый придворный маг,  — закончил свою речь Ис.
        Все захлопали, теперь уже окидывая меня куда более оценивающими взглядами. Посчитав свой долг выполненным, князь отправился за шампанским, а я осталась принимать поздравления. Весьма скудные, ибо мой непритязательный внешний вид (да, не стоило нарочно пачкаться в паутине, благо хоть паука в последний момент из волос вытащила!), естественно, отпугивал придворных. И если мужская часть общества еще пыталась отпускать шуточки и флиртовать, то женская брезгливо морщила носы и демонстративно обмахивалась веерами.
        — А здесь довольно сносно. По крайней мере, вкусно кормят.  — Про напитки Кэм забыл, зато притащил сразу несколько пирожных. Вздохнув, предложил мне самое маленькое.  — Будешь?
        — Говорила я тебе, поужинай, а теперь все подумают, что я тебя голодом морю.  — При виде сияющего ученика я не смогла сдержать улыбки.  — Доедай и пригласи кого-нибудь танцевать.
        — Можно я приглашу тебя?  — На молоденьких хихикающих девушек Кэм уставился с затаенным ужасом, будто те были разряженными в шелка оборотнями.  — И вообще, танцор из меня не очень.
        — Ничего, для них, думаю, это тоже первый бал. А для юной девушки на балу куда важнее внимание, и она будет вспоминать о вашем танце с теплотой, даже если ты оттопчешь ей ноги. Развлекайся. Раз уж меня взяли на работу, об отдыхе в скором времени придется забыть,  — настойчиво повторила я.
        Ученик не стал спорить, но вздохнул так тяжко, словно я отправила его на заранее обреченный бой с драконом.
        Я осталась в одиночестве. Может быть, оденься я по-человечески, кто-то и рискнул бы пригласить меня, но танцевать с девушкой в штанах лорды явно посчитали оскорбительным. Вот только подходящего наряда у меня все равно не было. Покупать его на рынке, выкидывая с таким трудом заработанные деньги (неизвестно ведь, будет ли новая зарплата!), пожалела, а одолжить платье у Вериты по понятным причинам не могла. Видно, подруга продолжала дуться. Даже на прием не пришла, лишь бы не столкнуться со мной.
        Две девушки в пышных, расшитых серебряными нитями платьях, прошли мимо.
        — Его сиятельство совершил досадную ошибку, приняв на работу эту вульгарную особу. Она даже о ванне не знает, как же сможет нас защищать?
        Понизить голос девушки даже не старались и захихикали, поглядывая в мою сторону. Я демонстративно принялась разглядывать висящую возле меня гирлянду. Не обернулась, и когда облитые вином из непонятно почему треснувших бокалов девушки подняли возмущенный визг.
        — Вас не учили, что зависть плохое чувство? Тем более невежливо портить наряды гостей, пусть даже они и выглядят лучше вас,  — голос князя раздался над самым ухом.
        — Я нисколько не завидую. И потом, где доказательства, что это дело моих рук?  — Я даже не вздрогнула, лишь устало покосилась на Иса.
        — Собственная интуиция.  — После выпитого бокала вина настроение князя улучшилось, и теперь он смотрел на меня, не пряча смешинки во взгляде.
        — Это не считается.  — Развлекать еще и его мне не хотелось, и я отвернулась.
        — А спорить с хозяином невежливо. Если уж пришли на прием, поговорите со мной,  — мягко велел князь.
        — О чем?  — Мысль, что речь пойдет о моем увольнении, заставила меня собраться.  — Мы вроде бы все обсудили.
        — Или, если светская беседа вам не по душе, потанцуйте со мной,  — словно не заметив моего волнения, как ни в чем не бывало продолжил Ис.
        — Зачем?  — Теперь уже я почувствовала себя откровенно сбитой с толку.
        — Потому что если вас не приглашу я, не пригласит никто. Так и простоите весь прием, устроенный, к слову, в вашу честь, подпирая стену и выслушивая сплетни,  — жестко произнес мужчина.  — Кому нужен маг, ставший изгоем с первых дней работы?
        — Вы просто мастер уговаривать.  — Ядовито улыбнувшись, я вложила руку в требовательно протянутую ладонь.
        В академии нас в течение одного курса обучали танцевать, так что опозориться, запутавшись в собственных ногах или в отсутствующем подоле, мне не грозило. От Вериты я знала, что Ис редко танцует больше нескольких танцев, поэтому не удивилась, в очередной раз оказавшись в центре внимания.
        Ох, кажется, завтра я стану объектом всех слухов. Подумать только, посмела явиться на бал в штанах, умудрилась безраздельно завладеть вниманием князя, пусть даже на один танец. Будет странно, если после всего этого нам не припишут бурно вспыхнувший роман.
        Правда, один взгляд в лицо Иса разбил мою версию как несостоятельную. Танцем с любимой полагается наслаждаться. Нежно обнимать за талию, влюбленно смотреть в глаза, счастливо улыбаться и, может быть, даже попытаться сорвать поцелуй.
        Князь вел меня уверенно, но мыслями унесся куда-то далеко. Все движения были механическими, бездушными. Я будто с ожившей статуей вальсировала. Обхватившая меня за талию рука была словно деревянная. Складывалось ощущение, что мужчина боялся случайно прижать меня к себе ближе положенного. Вообразить Иса пылким возлюбленным мог бы человек с очень плохим зрением и очень хорошим воображением.
        Неудивительно, что, когда вальс закончился, мы вздохнули с одинаковым облегчением. Поклонившись и поцеловав мне руку, Ис все с тем же отстраненным выражением лица направился к двум пожилым мужчинам, оживленно спорящим о чем-то в углу.
        Я растерялась и не знала, куда деться. Судя по заинтересованным взглядам, Ис, как обычно, оказался прав, и теперь меня как раз набирались решимости пригласить на танец, вот только среди разряженных дам я чувствовала себя глупо. Да и танец предполагал общение, а никакие темы для разговоров с лордами в голову не приходили.
        В итоге я смалодушничала и, прихватив бокал вина, сбежала во внутренний двор. В отличие от парка, это место не пользовалась популярностью, поэтому слуги не стали тратить время, украшая еще и его. Так что я наконец-то получила передышку.
        Остановившись, расправила плечи и глубоко вздохнула, спустив внутреннюю пружину. Здесь было красиво. Ярко сияли звезды на бархатном небе. Маленькие звездочки разбегались под ногами. Я не знала, как называются эти цветы, но запах был приятным, умиротворяющим.
        Отголоски музыки, перемежающиеся звуками смеха, доносились и сюда, зато слов было не разобрать. Прислушиваясь, как шуршат камни под ногами, я пошла по тропинке. Здесь тоже стояли статуи. Не такие дорогие и помпезные, как в парке, но они приглянулись мне куда больше.
        Скульптор изобразил компанию гуляющих девушек. Причем работа была выполнена с таким мастерством, что казалось, будто все статуи живые, и по досадной случайности магия заставила замереть их на месте. Одна девушка держала кувшин. Вторая сидела на траве под деревом с открытой книгой. Третья и четвертая были зеркальными отражениями друг друга, разве что букеты держали в разных руках. Пятую, с веером, я нечаянно зацепила и едва не отдала демонам душу, когда та в ответ осторожно дотронулась до моего плеча.
        Тело приняло боевую стойку без всякого участия разума. На вспыхнувший в моей ладони ледяной шарик мы уставились одинаково потрясенно.
        — Ой, а почему не огненный? Я думала, маги любят огонь и используют только его,  — простодушно поинтересовалась «статуя».
        — Распространенное заблуждение. Маги работают со всеми четырьмя стихиями, просто большинство представителей нечисти как раз таки огонь не любят, что вынуждает нас совершенствоваться в первую очередь в данной сфере,  — машинально пояснила я, сжимая руку и поглощая лишнюю энергию.
        — Подождите! Я хотела рассмотреть его получше,  — запоздало попросила незнакомка.
        Теперь я видела, что никакая это не статуя, а обычная девушка. Вернее, очень красивая девушка. Невысокая, хрупкая, с пепельными струящимися локонами и прозрачными серыми глазами, она удивительно напоминала эльфийку. Расшитый белым жемчугом корсет обтягивал тонкую талию, а пышные юбки и длинный шлейф создавали иллюзию, что она парит в небе.
        — Ледяной пульсар может обжечь вам руки.  — Я качнула головой, прикидывая, кем может оказаться «статуя» и во что мне выльется знакомство с ней.
        Украшений на девушке не было, но шелковое платье явно стоило не меньше пятидесяти золотых. Да и держалась она достаточно уверенно.
        — Прошу прощения, я не хотела вам мешать…
        — Что вы, наоборот, мне следовало раньше дать о себе знать.  — Незнакомка схватила меня за руку, будто боялась, что я сейчас убегу.  — Я не очень люблю балы, но и слушать музыку в одиночестве так скучно! Составьте мне компанию хоть ненадолго.
        — Неужели здесь может быть интереснее, чем там?  — Я кивнула на светящиеся окна, где, судя по шуму, как раз перешли к десерту.  — Мне казалось, все любят балы.
        — Тем не менее вы тоже предпочли компанию статуй живым людям. Да и ваш наряд не назовешь праздничным. Будто вас насильно сюда затянули,  — прозорливо заметила новая знакомая.
        — Ну, я особый случай.  — Мне в самом деле хотелось кое-что доказать одному настырному субъекту, но вдаваться в объяснения было слишком сложно, и я ограничилась короткой улыбкой.
        — Еще бы. Ведьма, о которой столько говорят.  — В глазах девушки вспыхнул неподдельный интерес.  — Ришида, не поделитесь секретом, как вам удалось расшевелить князя? Обычно он редко переделывает что-то дважды, а вот указ о вашем назначении подписал с пятой попытки. Причем еще и перо умудрился сломать!
        Я выгнула бровь, пораженная столь обширной осведомленностью собеседницы. То, что она знала мое имя, было неудивительно, во дворце-то я появилась не впервые. А вот такие личные подробности о характере Иса могли быть известны только близким людям. Например, возлюбленной.
        Я окинула незнакомку более внимательным взглядом, примеряя на нее образ «дамы сердца». Мне почему-то казалось, что князю нужен кто-то более бойкий, но кто знает, какие у него вкусы.
        — Наверное, вы теперь думаете, что за причина прогнала меня с бала, и откуда мне столько известно.  — Сообразив, что сказала явно больше, чем следовало, «эльфийка» залилась краской.
        — На самом деле я думаю о том, сколько времени горничная укладывала вам волосы. В детстве я мечтала о подобных кудрях и была готова часами сидеть у зеркала, экспериментируя с мамиными щипцами.  — При воспоминании о том, как после одного особо удачного опыта я чуть не осталась лысой, губы сами собой сложились в мечтательную улыбку.
        — Нисколько. Они от природы такие. У мамы были такие же. Говорят, я ее полная копия.  — Девушка тоже улыбнулась, но глаза остались грустными.
        — Она умерла, когда вы были ребенком.  — Я не спрашивала, ответ и так можно было понять по поведению незнакомки. Сама я первый год после смерти родителей не могла говорить о них без слез.  — Это тяжелая утрата. Сочувствую.
        — Сразу после моего рождения. Я даже не успела толком узнать ее,  — кивнула девушка.  — Но не будем о грустном. Сегодня у вас праздник, не хочу мешать вам наслаждаться торжественным моментом.
        — Я и наслаждаюсь беседой с вами,  — искренне воскликнула я.
        — Наверное, теперь мне все же следует представиться.  — Незнакомка хихикнула.  — Если брат узнает, что я так грубо наплевала на этикет, на месяц оставит без сладкого.
        — Можем ему не говорить,  — заговорщицки предложила я.  — Если не хотите называть свое имя, не нужно. Тогда я буду звать вас эльфийкой.
        — Эльфийкой? Это так мило.  — Смех у девушки оказался звонким, она словно засветилась изнутри.  — Но я все равно представлюсь. Раз уж вы станете жить во дворце, фрейлины все равно расскажут. И почему так сложно найти прислугу, умеющую держать язык за зубами?!
        — А им нравится сам процесс. Когда своя жизнь довольно скучная, чужие тайны помогают ее разнообразить. Так сказать, прибавляют красок,  — в свое время немало настрадавшись от любителей позлословить за чужой счет, знающе кивнула я.  — Но есть отличный способ утереть всем нос.
        — Какой?  — «Эльфийка» уставилась на меня широко открытыми глазами.
        — Рассказать все первой, тем самым лишив сплетника удовольствия вволю перемывать тебе косточки,  — с таким видом, будто открываю величайшую тайну, поделилась я.
        — Блестяще. И как я раньше до этого не додумалась?!  — Девушка восторженно захлопала в ладоши.  — Брат точно не зря взял тебя на работу.
        — Князь Эшворд твой брат?  — Я почувствовала себя так, будто землю вышибли из-под ног.
        Такое объяснение казалось самым простым. Но и одновременно самым невероятным. Может быть, в манере держаться и было что-то похожее, но во всем остальном Ис и «эльфийка» выглядели полными противоположностями.
        — Сводный,  — заметив мою реакцию, поспешно уточнила девушка.  — Я родилась, когда мать Иса погибла, а его самого увезли. Мы познакомились, уже будучи взрослыми, когда Ис приехал, чтобы принять княжеский венец.
        — Надо же.  — Теперь я лихорадочно рылась в памяти, пытаясь понять, как смогла упустить вторую женитьбу старого князя.
        — Мое имя Игрис. Без всякого титула. Мама была фрейлиной, так что я незаконнорожденная.  — И вновь мои мысли не стали для девушки секретом.  — Отец признал меня, позволил получить надлежащее воспитание и оставил приличное приданое.
        — Необычная история.  — На более развернутые комментарии меня по-прежнему не хватало.
        Со слов Всриты я помнила, что старый князь безумно любил жену и души не чаял в сыне. Вот только выходит, после трагической гибели любимой он не сильно горевал и поспешил найти утешение в объятиях симпатичной фрейлины.
        — Но это ведь ни на что не влияет, правда? Ришида, вы не откажетесь со мной дружить?  — В глазах Игрис шевельнулся страх.
        Я помедлила с ответом. Не так давно Верита предлагала мне свою дружбу, и что в итоге вышло? Нет, правильно говорят, что маги — одиночки! Нам просто нельзя слишком привязываться к другим людям.
        — Если вы сами этого захотите,  — не желая обижать княжескую сестру отказом, уклончиво пообещала я.
        — Спасибо!  — Поддавшись эмоциям, Игрис подскочила и обняла меня за шею.  — Я пойду в зал и так слишком задержалась, Ис точно будет ругаться. И вы тоже приходите.
        Подхватив юбки, вконец смутившаяся девушка поспешила во дворец. Я пару минут постояла, допила забытое шампанское, а потом решила последовать ее примеру.
        Странное дело, но мое отсутствие придворные заметили, а вот на занявшую место рядом с братом Игрис едва посмотрели. Складывалось ощущение, что девушка играла роль дворцового привидения, вроде бы существовала, но при этом полностью игнорировалась. Неудивительно, что я ничего не слышала о ней раньше.
        В целом вечер прошел достаточно спокойно. Меня несколько раз приглашали танцевать. И всем трем кавалерам я очень понравилась. Лорды вовсю шутили, делали комплименты и явно наслаждались, держа меня в объятиях. Не чета Ису, брезговавшему даже взглянуть в мою сторону!
        Последний раз я станцевала с Кэмом, после чего мы вместе вернулись в трактир. Проводить время на приеме оказалось куда приятнее, чем гоняться за разбойниками, но я все равно вымоталась настолько, что едва нашла силы раздеться и потом мгновенно провалилась в сон.
        А ночью мне приснился Ис. Во сне мы опять танцевали. Но на этот раз мужчина не пытался скрыться за непроницаемой маской, напротив, крепко обнимал меня. И мне это нравилось! Я льнула к нему, наслаждалась каждым прикосновением и едва не мурлыкала от удовольствия.
        Потом дворец растворился, и мы оказались на знакомой поляне. Разбойников там уже не было, но Ис продолжал сжимать меня в объятиях.
        — Риш… Риш…  — Голос мужчины убаюкивал, вызывал желание доверчиво положить голову ему на плечо и забыть обо всем на свете.
        Его рука гладила мои волосы. Вот он склонился надо мной, и меня обожгло пылающее в его взгляде пламя.
        — Ришида, вставай!  — бесцеремонно вторгся в сон пронзительный вопль Кэма.
        — Чего тебе, чудовище?  — Кое-как разлепив глаза, я щелкнула пальцами, снимая заклинание с двери.
        — Почему чудовище?  — Переступивший порог ученик обиженно уставился на меня.
        — А как назвать того, кто мешает людям спать?  — Я широко зевнула.
        — Так ты вчера сама просила. Сказала, что хочешь как можно скорее переехать во дворец, поэтому на рассвете должна проснуться.  — К поставленной задаче Кэм подошел со всей ответственностью и продемонстрировал захваченный кувшин с водой.
        К счастью, обливать меня он не стал и поставил кувшин на стол.
        — Ах да,  — припомнив что-то такое, я кивнула.  — Молодец, теперь иди, организуй завтрак.
        Довольный ученик умчался, а я со стоном откинулась на подушку. Щеки горели, сердце едва не выпрыгивало из груди.
        Вот что мне за сны такие снятся?!
        Поднявшись, я вылила на себя кувшин ледяной воды, но облегчения не почувствовала. Лицо продолжало пылать, а память, словно издеваясь, вновь и вновь прокручивала перед глазами пригрезившиеся сцены. Ис и я кружимся на балу, а потом он прижимает меня к себе. Мы в лесу, мужчина наклоняется так близко, что наше дыхание сливается. И не разобрать, чье сердце стучит громче!
        Я зло передернула плечами. Ведь чувствовала, что не стоит соглашаться пробовать то эльфийское вино. На трезвую голову подобная глупость мне в жизни не приснилась бы!
        Нацепив первые попавшиеся вещи, я стянула волосы в хвост и поплелась в зал. Может быть, хоть горячий завтрак и крепкий чай помогут прийти в норму.
        — Подумать только! Я в учениках у целого придворного мага.  — Кэм моего плохого настроения не разделял и с набитым ртом делился впечатлениями.  — Отец лопнет от гордости!
        — Ну, половина придворного мага тебя учить точно не смогла бы.  — Придвинув к себе кашу, я неохотно ковырнула ее ложкой.  — Может быть, лучше мне написать твоему отцу? А то еще решит, что ты просто хвастаешься. Или скажет, что ведьма не самый подходящий наставник, и лучше бы тебе поискать доброго рыцаря.
        — Отец всегда мне верит. Он часто повторяет, что к словам нужно относиться предельно осторожно и говорить только то, что действительно необходимо. Ведь вылетевшее ненароком слово может сгубить не одну жизнь.  — Кэм попытался сказать это важно, явно копируя отца, но пересекавшее щеку пятно от соуса смазало все впечатление.
        — А еще при этом нужно, чтобы твой собеседник смотрел в другую сторону, иначе серьезного разговора у вас точно не получится,  — в тон ученику поддакнула я. Полюбовалась его вытянувшейся мордашкой и бросила полотенце.  — На, поросенок. Допивай чай и начинай собирать вещи.
        — Подумаешь, зато так повар поймет, что я оценил его стряпню. Настолько увлекся едой, что забыл обо всем на свете.  — Цапнув со стола яблоко, ученик поднялся на ноги.
        На второй этаж он направился вприпрыжку, но, взявшись за поручень, оглянулся на меня.
        — Я сейчас подойду, только расплачусь.
        — Я не про это.  — Кэм махнул рукой.  — Ришида, ты замечательный учитель, и я безумно рад, что учусь у тебя.
        Дожидаться моего ответа залившийся краской парнишка не стал и стрелой взлетел по ступенькам. Хмыкнув, я покачала головой. Замечательный учитель. Додумался же.
        Подобные сантименты казались мне глупыми. Заставить его, что ли, для профилактики пробежать несколько кругов?
        Вот только, хоть я и продолжала иронически улыбаться, продумывая ответный ход, в глубине души знала, что дразнить ученика не стану и глупых заданий он не получит.
        Во дворце нас ждали. Князь успел отдать необходимые распоряжения, и бывшие покои магистра Элиуса подготовили еще на рассвете. Теперь в моем распоряжении оказались гостиная, спальня и огромная ванная. Комнаты были отделаны красным, что, хоть и смотрелось немного вызывающе, в целом мне подходило. Пусть все гости сразу понимают, что попали именно к боевому магу, не расположенному просто так сотрясать воздух, и заранее настраиваются на уважительное обращение.
        Кэму выделили апартаменты неподалеку. Поменьше и значительно скромнее, но мальчишка пришел в дикий восторг. Еще бы, Кэму-то по его статусу полагалось жить со слугами, но благодаря милости его сиятельства парень получил возможность почувствовать себя настоящим лордом. Определенно хороший стимул показать подданному, к чему стоит стремиться и ради чего стоит работать.
        — Ты куда?  — Ученик, прямо с ногами развалившийся на кровати, поспешно вскочил.  — Если к князю просить задание, я с тобой.
        — Думаешь, сама я не запомню?  — не отказала я себе в удовольствии подразнить мальчишку.  — Отдыхай пока. Вряд ли его сиятельство сию минуту отправит меня куда-то, а как только узнаю что-то стоящее, все расскажу.
        Теперь, когда мое собственное положение во дворце значительно упрочилось, придворные и слуги стали относиться ко мне с большим уважением. Первые приветливо кивали и улыбались, вторые услужливо кланялись и угодливо смотрели вслед. Вот только, несмотря на это, нынешней аудиенции у его сиятельства я почему-то боялась гораздо больше. Кто знает, как сам Ис отнесется ко мне?
        — Ришида, это вы? Ну что, обустроились?  — Моя тревога оказалась напрасной. Едва взглянув на меня, князь вернулся к сортировке корреспонденции.
        — Да, большое спасибо за беспокойство. Мне очень…
        — Благодарности можете опустить,  — перебил меня мужчина.  — Если у вас нет никаких вопросов, я вас не задерживаю.
        — Вообще-то хотела спросить, есть ли для меня какая-нибудь работа.  — Я отстраненно наблюдала, как Ис макает перо в чернильницу и, размашисто перечеркнув написанное, добавляет что-то внизу.  — Что за поручение, которое вы собирались мне дать после испытательного срока?
        — Поручение?  — Под удивленным взглядом князя я почувствовала себя неловко.  — Ах, вы о том объявлении. Что ж, ваше рвение похвально, но пока ничего не требуется. Вам сильно досталось у разбойников, я разрешаю отдохнуть.
        Я машинально потерла щеку, ощутив при воспоминании об ударе фантомную боль. Правда, уже в следующее мгновение спохватилась, что эдак князь меня отправит на бессрочный больничный, и куковать мне в покоях придется бесконечно долго.
        — Ваше сиятельство, совесть и чувство долга не позволят мне валяться в постели. Я ваш придворный маг, и если вы в состоянии работать, то я тоже,  — вежливо, но в то же время твердо произнесла я.
        — Если наша работа пересекается. Но не станете же вы сидеть на скамейке у моих ног и наблюдать, как я пишу,  — красноречиво покосившись на бумаги, возразил князь.  — Скоро обед, сходите, перекусите, заодно и с придворными получше познакомитесь.
        — А вдруг на какое-то письмо окажется наложено проклятие?  — не желала я сдаваться.
        Придумать новый ответ, а то и вовсе указать на выход, Ису помешал шум за дверью. Почти сразу в кабинет постучался секретарь князя.
        — Ваше сиятельство, там повар с женой,  — доложил он.  — Говорят, у них пропал ребенок, просят найти. Я сейчас велю, чтобы этим занялась охрана.
        — Не стоит, я поговорю с ними.  — Видимо, Ис счел этот повод подходящим, чтобы избавиться от меня.
        Вот только я демонстративно отошла к стене и сложила руки на груди. Ребенок не нечисть, уничтожать его не надо, но ведь кроме боевых в число моих умений входят и поисковые заклинания.
        Захлебывающаяся слезами супруга и заикающийся повар практически не сумели ничего пояснить. Да, у них есть четырехлетний сын Шен, который утром вроде бы был на кухне (мать не нашла, с кем его оставить дома, а отец не мог вспомнить, когда именно к нему привели сына), но потом исчез. И где он может быть, родители не имеют никакого понятия.
        — Не беспокойтесь, мы его найдем,  — одновременно с князем заверила я слуг.
        — Вам-то зачем это надо? Неужели думаете, без мага мы не сможем найти ребенка? Или считаете, что это еще больше возвысит вас в моих глазах?  — раздосадованно поинтересовался Ис.
        — Сможете. Но с магом найдете быстрее.  — Поскольку прямо запрещать что-то князь не спешил, я также не собиралась сдаваться.  — К тому же дело не только в моих собственных амбициях.
        — А в чем?  — Мужчина недоуменно выгнул бровь.
        — Во благе всего княжества. Смотрите, жена теперь будет пилить мужа, что он не углядел за ребенком. Взвинченный повар расстроится еще больше, не сумеет правильно организовать работу слуг. В итоге все начнут суетиться, дергаться, блюда окажутся испорченными, и лорды останутся без обеда. А голодный аристократ — это злой и ничего не соображающий аристократ. Попробуй тут сосредоточься на указе или разбери жалобу, когда живот сводит от голода! Ну и, как следствие, разруха и хаос в городе,  — припомнив куроедов, мстительно выдала я.
        На самом деле все было проще. Истинная причина крылась в том, что мне нравился Шен, и я искренне переживала за мальчишку. Мы с ним случайно познакомились, когда князь заставил меня остаться на ночь во дворце. Шен пробрался в мою комнату и спросил, правда ли, что мы дрались с драконом, и не осталось ли в пещере яйца.
        На мой вопрос, зачем оно ему сдалось, мальчишка важно продемонстрировал четыре пальца и заверил, что причин целых пять. Так он собирался вырастить своего собственного дракончика, чтобы в будущем прослыть покорителем драконов, а пока ездить на нем в школу. Еще Шен собирался использовать дракона как средство устрашения старших мальчишек и повод завести новых друзей. Ну а кроме всего прочего, дракончик смог бы разжигать пламя в камине, а то его мама вечно обжигает руки. Последняя причина умилила меня окончательно, и я торжественно пообещала отдать ему первое же найденное драконье яйцо.
        Вот только признаваться в этом Ису я не собиралась даже под страхом смерти. Точно засмеет и окончательно запишет в глупые девчонки.
        — Хотя есть и одна личная причина,  — нехотя призналась я.  — Жена повара печет изумительные пирожки с вишней, и мне хотелось попробовать их еще раз. А пока сын не найдется, ей точно будет не до пирожков.
        — Подумать только…  — Выражение лица князя стало непередаваемым.
        Приступить к поискам мы сумели только спустя двадцать минут, когда родители принесли мне любимую игрушку сына и прядь волос. Намотав их на деревянный меч, я принялась плести поисковое заклинание.
        Ис за это время разогнал взволнованных слуг, жаждущих принять хоть какое-то участие в поисках, и бдительную охрану, порывавшуюся следовать за нами по пятам. Первым пришлось пообещать, что мы прекрасно справимся сами. Вторым строго напомнить, что уж в собственном дворце князь может чувствовать себя в безопасности.
        У меня на языке так и крутилось замечание, что в лесу наших сил оказалось маловато, да и вообще, грамотно организованная помощь лишней не бывает, но все мысли я благоразумно оставила при себе. Не хотелось разрушать только-только установившееся шаткое равновесие, давая князю возможность заполучить такой крупный козырь. Конечно, дразнить меня трусихой Ис не станет, для этого он слишком благороден. Но запросто отправит в свои покои и велит сидеть тихо и ни во что не вмешиваться.
        — Получается?  — Князь внимательно уставился на игрушку, над которой я выплетала пассы.
        По мере того как заклинание напитывалось силой, меч окутывался голубым сиянием. Стоило же произнести последнее слово, свечение исчезло, словно впиталось в игрушку. Зато я, напротив, мысленно нащупала ниточку и теперь готова была работать путеводным компасом.
        — Шен во дворце. Связь слабая, перебивают защитные плетения замка и артефакты, но я смогу его найти,  — отрапортовала тут же.
        — Тогда идемте.  — Поднявшись на ноги, Ис распахнул передо мной дверь.
        Может быть, князя мало кто любил во дворце, но уважали и боялись точно. Никто не рискнул нарушить его приказ, и замок словно обезлюдел. Мне это играло на руку. Куда проще сосредоточиться на нити, когда перед глазами не рябят вспышки амулетов, да и с глупыми расспросами никто не пристает.
        Идти пришлось недолго. Мы миновали коридор, прошли тронный зал, свернули в другой коридор, ведущий к княжеским покоям, и уперлись в стену.
        — Не поняла.  — Я моргнула, переключая зрение на обычное.  — Шен же не маг, сквозь камни ходить не умеет.
        Сам князь при виде расшитого гобелена сердито поморщился. Оглянулся и перевел взгляд на скрещенные ладони, явно раздумывая над чем-то.
        — Здесь подземный ход.  — Отдернув край гобелена, Ис указал на едва приметную дверь.  — Понятия не имею, как мальчик умудрился попасть сюда, но обязательно разберусь.
        — Мы повторить его подвиг сможем? Ключ у вас с собой?  — Я понимала недовольство князя, явно не желавшего выдавать заезжей ведьме подобный секрет.  — Могу и магией открыть.
        — Не стоит.  — Ис снял с пальца печатку и приложил ее к изображению цветка, после чего дернул дверь на себя.
        Потянуло холодом и сыростью. Создатели подземного хода особо не заморачивались комфортом будущих жителей, так что входить пришлось боком. В чем-то такая задумка себя оправдывала, ведь чем меньше дверь, тем больше шансов, что враги ее не заметят.
        — Осторожно, здесь поворот, а потом будут ступеньки. Сам Ис двигался достаточно уверенно, будто каждый вечер совершал прогулки по подземному ходу.
        — Вы так хорошо здесь ориентируетесь.  — Из-за тесноты я побоялась использовать магию, так что двигалась практически на ощупь.
        — Когда я приехал, первым делом изучил все карты дворца,  — неохотно признался князь.
        По мере того как мы спускались глубже, становилось значительно просторнее. Я уже не кляла себя за съеденный завтрак и не боялась застрять в коридоре. А чтобы коснуться камней, приходилось вытягивать руку.
        Взмахнула рукой, и в воздух взлетели три «светляка».
        — Куда теперь?  — Ис замер на развилке.
        — Мм, налево,  — прислушавшись к ощущениям, велела я.  — Столько здесь ходов? Чувствую себя так, будто бреду по паучьему лабиринту.
        — Много.  — Словоохотливостью мужчина по-прежнему не отличался.
        — Тогда пропустите меня вперед, иначе устанете уточнять направление.  — Отгоняя мысли о поджидающем нас пауке, в логово которого мы пробирались, я заработала локтями.
        Ису пришлось придвинуться вплотную к стене, я, в свою очередь, постаралась максимально прижаться к противоположной, чтобы ни в коем разе не задеть его. Завершив рокировку, мы пошли дальше.
        С заклинанием между тем стало твориться что-то странное. Четырехлетний ребенок не мог далеко уйти, в этом я была уверена, так что путеводной нити следовало стать ярче, а то и вовсе преобразоваться в клубочек. Но вместо этого она дрожала у меня в руках, несколько раз начинала мерцать и один раз едва не порвалась.
        — Вот демон!  — Я непроизвольно ускорила шаг.
        — Ришида, не спешите так.  — Ис придержал меня под локоть, не дав перепрыгнуть яму.
        — Боитесь, что свалюсь и придется меня вытаскивать?  — усмехнулась я.
        — Не придется.  — Предельно собранному князю было не до шуток.  — Там ловушка. Магическая. Принципа не знаю, но доставать будет нечего.
        — А сразу предупредить не могли?  — Сглотнув, я присела на корточки и провела над ямой рукой.
        Никакого магического воздействия не ощущалось. То ли Ис что-то напутал, то ли коллеги хорошо постарались, маскируя ловушку.
        — Ловушка не одна. Если стану перечислять все, уйдет слишком много времени,  — в тон мне отозвался князь.
        Вот же злопамятный тип! Насколько же он не любит отдавать кому-то роль лидера, если так жестко мстит за любое своеволие с моей стороны?
        В красках представив, как тушу огоньки и ставлю Ису подножку, я несколько успокоилась. Но все равно сделала в памяти соответствующую пометку.
        К счастью, о следующих двух ловушках Ис предупредил заранее, и я осторожно обошла по краешку зияющие провалы, толком не заострив на них внимания. Куда больше я переживала из-за нити. Она истончалась буквально на глазах, не суля ничего хорошего.
        — Ай!  — Не заметив камня, я споткнулась и кубарем полетела вперед.
        Почти не ушиблась, зато деревянный меч, хрустнув, сломался пополам. А вместе с ним окончательно разорвалось заклинание.
        — Восстановить сможешь?  — Объяснять Ису ничего не понадобилось.
        — Попробую,  — неуверенно кивнула я.
        Колдовать под землей было куда сложнее. К тому же мы хоть и вышли на просторную площадку, где сходилось сразу пять ходов, я все равно не могла избавиться от ощущения, что камни сейчас рухнут нам на голову. А поисковые заклинания требовали максимальной концентрации.
        Я в очередной раз вздохнула, но сделать ничего не успела. Видно, услышав шум, Шен поспешил нам навстречу. Блуждание под землей даже для взрослого было нелегким испытанием, стоит ли говорить, что ребенок желал как можно скорее выйти отсюда!
        — Ришида!  — Обрадованный вопль малыша и предостерегающий возглас князя слились воедино.
        Впрочем, очередную яму я заметила сама. И, спасая Шена, среагировала машинально. Выставив вперед руки, отбросила ребенка силовой волной назад, одновременно погасив заклинание и постаравшись смягчить падение.
        Вроде бы несложные действия вызвали лавину последствий. Внутри ямы что-то взорвалось, пол под ногами затрясся. С тихим пшиком лопнули мои «светляки», погрузив нас в темноту. А потом с потолка посыпались камни. Пронзительно закричал Шен. Я кинулась к нему, но в темноте зацепилась за что-то и опять растянулась на полу. Очередная встряска заставила меня затаить дыхание, закрыть голову руками и вознести молитву богам.
        Глава 8
        Пожалуй, только страх окончательно сломать и без того пошатнувшуюся психику Шена удержал меня от желания высказать все, что я думала о горе-магах. Как можно было настроить столько ловушек и даже не предусмотреть возможность резонанса?! Этими ходами ведь не для развлечения собирались пользоваться! А между жителями замка и преследователями вполне могли возникнуть недоразумения. И первый же обмен заклинаниями между магами превратил бы дворец в общую могилу.
        — Эй, все живы?  — Я подняла голову и тут же закашлялась из-за витающей в воздухе пыли.
        — У меня нога отвалилась,  — зарыдал Шен.  — А еще она в камень превратилась. Ой, это и есть камень.
        Плач затих, сменившись увлеченным сопением.
        — Ришида, он на дракончика похож. Ты сможешь оживить камень?  — радостно поинтересовался мальчик.
        — Попробую, когда выберемся. А ты пока подумай, как уговоришь родителей держать в доме такого необычного питомца и как его назовешь.  — Выдав ребенку задание, которое должно было удержать его на месте хотя бы пару минут, я занялась собой.
        Несколько камней больно стукнули меня по спине, один царапнул по руке, но, кроме царапин и синяков, повреждений не было.
        — Ваше сиятельство, вы в порядке?  — Сообразив, что князь поразительно долго хранит молчание, я не на шутку заволновалась.
        Угробить нанимателя в первый же рабочий день, что может быть хуже?! Эдак на карьере сразу можно поставить крест!
        — Ис? Вы меня слышите?
        — Слышу. Меня задело обвалом. Кажется, немного ногу придавило,  — после паузы отозвался князь.
        Привыкнув к тому, что мужчины часто преувеличивают свои ранения, я перестала тревожиться за Иса и сначала тщательно осмотрела яму на предмет очередных сюрпризов. Остаточная магия покалывала руки, но новый обвал нам не грозил, ловушка полностью себя исчерпала.
        Лишь после этого я рискнула на несколько пассов. Сорвавшийся с моих рук шарик осветил нерадостную картину. В воздухе плясали пылинки, повсюду валялись камни. Ход, из которого мы пришли, пострадал больше всего, его завалило полностью.
        Хорошо еще, Ис мгновенно среагировал и успел отпрыгнуть.
        — Давайте я… Демоны!  — Шагнув к князю, я ахнула.
        Кто же знал, что, в отличие от остальных, Ис преуменьшит собственные проблемы!
        — Говорите, «немного» завалило?  — У меня вырвался истерический смешок.
        Камни черным одеялом укрывали мужчину по пояс. Он лежал на спине, в сознании, но взгляд был ошалевший. Будто бы Ис находился здесь, но одновременно где-то совсем в другом месте. И не возникало никакой уверенности, что «там» ему не понравится больше.
        — Голову ведь видно, не нужно искать, с какой стороны начинать откапывать,  — по-прежнему глядя в одну точку, отозвался князь.
        Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Шутки шутками, но я ведь не целитель. Обезболивающее заклинание прочитать смогу, а вот на более квалифицированную помощь просто не хватит сил. Хорошо еще, если Ис отделается переломами ног, а если особо меткий камень задел позвоночник?! И дотащить князя во дворец не смогу, и совесть не позволит бросить его здесь в одиночестве!
        — Тогда попытаюсь освободить вас. Правда, быстрым этот процесс не будет,  — стараясь не думать о плохом, предупредила я.  — Заклинание сложное, энергозатратное.
        — Выходит, вам выпал отличный шанс отточить свое мастерство.  — Лоб Иса покрылся испариной, но он нашел силы растянуть губы в слабой улыбке.
        — Для тренировки я бы выбрала более молчаливый объект,  — буркнула я.
        Отойдя на пару шагов, замерла напротив князя и вытянула руки. Работа предстояла кропотливая, требующая не абы какой внимательности и силы воли. По-хорошему, следовало выполнять ее в паре. Одному магу пришлось бы стабилизировать всю груду камней, а второй потихоньку смог бы разобрать ее. Мне же предстояло обойтись собственными силами.
        В пещере было довольно прохладно, но уже через пару минут рубашка взмокла. Заныли мышцы рук, а пол стал казаться очень мягким и удобным.
        Наверное, переноси я камни вручную, и то устала бы меньше. Основную трудность представляло не разобрать завал, а сделать это так, чтобы на Иса не посыпались новые камни. Следов активной магии я не чувствовала, но воздух был пропитан остатками взрыва. Понадобится не один час, чтобы энергетический фон окончательно выровнялся, а до того момента придется тщательно отмерять собственную магию, чтобы ни в коем случае не спровоцировать резонанса.
        Я старалась действовать как можно аккуратнее, но все равно несколько раз Ис тихо вскрикнул.
        — У нас все плохо, да?  — прижимая к себе каменную игрушку, Шен жалобно уставился на меня.
        — У нас все хорошо.  — Чтобы обнять мальчика, мне пришлось бы разорвать заклинание, так что я вынужденно ограничилась ободряющей улыбкой.  — Мы так играем. Ты тоже поиграй. Можешь соорудить своему дракончику пещеру из камней, ему ведь понадобится домик.
        Идея пришлась Шену по душе, и он отошел к стене, выбирать камешки покрасивее. Я же вновь занялась работой. Ис не подгонял меня, никак не комментировал мои действия, только дышал все более прерывисто.
        Наконец последний камень был убран. Создать дополнительные «светляки» удалось лишь со второй попытки, причем руки у меня дрожали отнюдь не от усталости. Я никак не могла заставить себя склониться над князем, до одури боясь того, что могу увидеть.
        — Правильно я не хотел брать вас на работу. Для боевого мага у вас отвратительная выдержка,  — задумчиво произнес куда-то в потолок Ис.
        Наверное, впервые за все время я обрадовалась, услышав критику в свой адрес. Уж если князь нашел в себе силы, чтобы ругать меня, то умирать прямо сейчас он явно не собирался.
        Повинуясь моему жесту, огоньки зависли прямо над ногами Иса. Я, затаив дыхание, внимательно изучила открывшуюся картину. И поняла, что явно задолжала божествам не одно подношение.
        Правая нога мужчины была сломана. Даже Шен сообразил бы, что здоровый человек не сумеет вывернуть ногу в противоположную сторону, да и сама по себе конечность стала быстро опухать. Со второй ногой дела обстояли значительно лучше, всего лишь синяки и ссадины.
        Я скороговоркой зашептала заклинание, чувствуя, как холод обжигает подушечки пальцев. На лице Иса растянулась блаженная улыбка. Немудрено. Мне хоть и нравилась огненная стихия, но и с ледяной, лучше всего подходящей для снятия боли, работала вполне прилично. А вот для того, чтобы сбить возможный жар, пришлось плести заклинание из двух стихий сразу.
        — Ну, вот и все. Пока сойдет, а там целители окончательно вас подлатают,  — вытерев лоб, довольно сообщила я.  — Ваше сиятельство, вам необычайно повезло. Чтобы попасть под такой обвал и отделаться всего одним переломом, нужно быть настоящим любимчиком богов.
        — Предпочитаю справляться собственными силами. Божественная милость слишком зыбкая вещь.  — Усмехнувшись, Ис разжал ладонь, продемонстрировав поцарапанный, но все равно довольно крупный алмаз.
        — Что? Почему вы сразу не сказали об этом?  — Силы окончательно покинули меня, и я таки плюхнулась на пол, оторопело уставившись на артефакт.  — С такой защитой вы бы выжили, даже если бы весь замок обрушился нам на головы.
        — Ну, во-первых, артефакт довольно старый, защита успела ослабеть, иначе я отделался бы синяками. А во-вторых,  — князь проказливо улыбнулся,  — тогда вы не стали бы так спешить спасти меня.
        — Вас здесь вообще не должно было быть! Чего вы сюда полезли? «Что может угрожать мне в моем собственном замке?!» — передразнила я Иса.  — Вот, пожалуйста, не прошло и часа, как вы едва не погибли!
        — Мне казалось, что уж ведьме доводилось бывать в ситуациях и похуже. Мы ведь живы,  — как ни в чем не бывало отозвался князь.
        Среди моих предков не могло затесаться драконов, но в этот момент я явственно ощутила, как внутри грудной клетки разгорается огонь. Возможно, Ис думал, что развеселит меня, но лишь острее заставил осознать, во что мы вляпались.
        — Пока живы,  — у меня вырвалось фырканье. Богам я уже вознесла молитвы, так что теперь задумалась о подношениях обитателям нижнего мира.  — У меня с Шеном подобных артефактов нет.
        — Если не будете колдовать, они и не понадобятся,  — отмахнулся князь.
        Я шумно выдохнула сквозь стиснутые зубы. Наверное, нормальному подчиненному следовало восхититься подобной выдержкой своего правителя. Но я, наоборот, разозлилась. Нельзя же быть настолько железным! Имидж беречь Ису не перед кем, мог бы хоть немного ослабить самоконтроль и перестать изображать статую.
        Нет, я спать спокойно не буду, но заставлю его избавиться от ледяной маски!
        — У меня отродясь не было магических способностей, но сейчас я телепатически чувствую, как вы представляете наши могилы,  — вкрадчиво произнес Ис.  — Ришида, прекращайте паниковать. Все в порядке. Я не мог не пойти за Шеном, подобное противоречит моим клятвам.
        — Послали бы слуг,  — буркнула я.  — Они для того и существуют, справились бы не хуже.
        — И все сочли бы меня безразличным, черствым правителем.  — Голос мужчины стал задумчиво-грустным. Мне даже показалось, что он жалеет о чем-то, случившемся ранее.  — Я хочу, чтобы все мои люди знали — они могут рассчитывать на мою защиту и помощь, независимо от их титула, возраста и пола.
        — Зарабатываете любовь народа. Весьма похвально. Только знаете, самый лучший правитель — мертвый правитель?  — возразила я.  — Хотя даже в виде трупа вы не устроите парочку каких-то зомби.
        — Другими словами, вы считаете мой поступок глупым?  — Ис уставился на меня пристальным взглядом, заставив мурашки промаршировать по телу.
        — Очень-очень глупым,  — с чувством сказала я. Помедлила несколько мгновений, но все же заставила себя добавить: — И очень смелым. Не думаю, что сама решилась бы на такое.
        — Тогда почему вы здесь?  — провокационно улыбнулся мужчина.
        — Это моя работа.  — Я никак не могла сообразить, к чему клонит князь, из-за чего чувствовала себя на редкость глупо.
        — Что-то не вижу здесь привидений и неупокоенных душ, нуждающихся в вашей помощи. К тому же я сам позволил вам остаться в покоях.  — Теперь взгляд Иса стал задумчивым.  — Вы не послушали.
        Я с наигранным вниманием уставилась на сцепленные пальцы. Все аргументы как-то слишком быстро кончились, да и, хоть я пыталась убедить князя в недопустимости подобного поведения, в глубине души восторгалась его смелостью. Куда приятнее служить правителю, зная, что он не пожалеет собственной жизни ради твоего спасения.
        Вот только пусть Ис не надеется, что я сдамся и признаю его правоту!
        Повисшая пауза переросла в затянувшуюся тишину. Князь не ждал моего ответа, он погрузился в собственные размышления. Но я никак не могла избавиться от ощущения, что что-то неуловимо изменилось. Будто протянулся хрупкий мостик, наконец-то позволивший нам найти нечто общее. И осознание этого разлилось внутри приятным теплом.
        В памяти сами собой пронеслись приснившиеся картины. Я прикрыла глаза, представив, что Ис сейчас в самом деле обнимет меня. Я смогла бы положить голову ему на плечо и позволить себе украсть чуточку его умиротворения и спокойствия.
        Это ведь Ис мудрый, сдержанный и всегда знающий, как нужно поступить, князь. А я просто ведьма. Слишком корыстная и черствая, чтобы думать о высоких вещах. И просто желающая выжить.
        Мужчина пошевелился, стараясь пристроить ногу поудобнее, и с меня мгновенно сошло оцепенение. Определенно тот удар по голове не прошел даром. Иначе с чего я на полном серьезе грезила о внимании Иса? Он ведь мне совершенно не нравится!
        — Чем займемся в ожидании спасателей? Обстановка как раз располагает для страшилок,  — желая как-то отвлечься, наигранно бодро предупредила я.  — Могу даже подать пример.
        — Нет,  — князь мотнул головой.
        — Тогда вы начинайте,  — не стала спорить я.
        — Мы не будем заниматься такой ерундой.  — Ис поморщился, доставшаяся ему в напарницы ведьма явно не могла понять очевидных вещей.  — Пора выбираться.
        — Как?  — Я не пришла в восторг от княжеского энтузиазма.  — Ход завален. Вручную не разберем, только магией. А колдовать вы мне сами запретили.
        — Значит, придумайте другой способ. Или хотите потерять работу быстрее, чем нашли ее?  — огрызнулся князь. Движения явно причиняли ему боль, но он все равно выпрямился.  — Не собираюсь сидеть здесь, как таракан в банке, и ждать, пока нас выпустят добрые люди.
        — Ну, представьте, что вы заяц, сидящий в норке. Или лучше в засаде. Такое сравнение уже не оскорбляет ваше достоинство?  — по-прежнему не понимая рвения Иса, флегматично осведомилась я.
        — Ришида, вы забываетесь! Я не желаю, чтобы меня выставляли на посмешище.  — Взгляд князя хлестнул меня раскаленной плетью.
        — Тогда, на поляне с разбойниками, вы рассуждали иначе.  — Темнота волшебным образом стирала разницу в положении, и я поддалась взыгравшему любопытству.  — Выходит, тогда вы сказали неправду. Или есть другая причина?
        — Мы будем тратить время на разговоры или начнем действовать?  — Сцепив зубы, Ис попытался подняться.
        — Вы что делаете?! Хотите вдобавок к ноге еще и шею сломать?  — Я едва успела поддержать пошатнувшегося мужчину.
        Интерес перерос в нешуточную тревогу. С Исом явно происходило что-то странное. Разбойники угрожали нам смертью. Сейчас же требовалось только поскучать несколько часов. Но это ожидание пугало князя гораздо сильнее!
        Определенно его броня все же дала трещину. Понять бы еще, как именно мне удалось это сделать и моя ли это заслуга…
        — Вы не сможете прыгать на одной ноге. Попробую наколдовать какую-то фиксацию, только дайте пару минут.  — Я наморщила лоб.
        — Ничего не получится.  — Как оказалось, Шен несколько минут внимательно нас слушал.
        — Почему не получится? Ты не слушай Иса, я сильная ведьма. Просто, пока меня хорошо не попросят, ничего делать не стану.  — Я широко улыбнулась, но мальчик продолжал отчаянно цепляться за игрушку и тяжело вздыхал.  — Милый, что такое? Чего ты боишься?
        — Вам не нужно было за мной ходить. Я плохой!  — Громко вскрикнув, Шен отвернулся.
        — Плохому мальчику я не пообещала бы подарить дракона,  — уверенно развернула ребенка к себе.  — Кто тебе сказал такую глупость?
        — Я… Я всем приношу несчастья.  — Шену потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями. Он нервно кусал губы, но все же умудрялся не плакать.  — И вы из-за меня тут застряли.
        — А мне по профессии положено где-то застревать. Тут хоть никто не воет над ухом, да и компания неплохая.  — Я засмеялась, не теряя надежды перевести все в шутку.
        — Шен, если тебя кто-то обидел, не бойся, говори. Я их накажу,  — присоединился к беседе Ис.
        — Не надо!  — Мальчик испуганно прижался ко мне.  — Вы уходите, я останусь здесь. Я никому не буду мешать, родители перестанут ругаться, и тогда все станет хорошо. Как раньше. Ведь станет?
        — Ты поссорился с мамой? Или безобразничал на кухне и папа тебя наказал?  — вычленив из неразборчивого бормотания Шена главное, принялась допытываться я.
        — Нет. Но они кричат друг на друга. С каждым вечером все громче,  — мальчик шептал одними губами.  — Мама хочет навещать своих родителей, а папа не пускает ее вместе со мной. А когда папа берет меня с собой на работу, ругается и говорит, что я роняю его авторитет. Хотя я ничего не брал без спроса и все крепко держал в руках. Один раз только яйцо уронил, но оно было треснутое…
        — И из-за этого ты решил убежать? Глупый.  — Присев, я взяла Шена за руки и взглянула ему в лицо.  — Твои родители тебя очень любят. Ссоры бывают в каждой семье, не надо расстраиваться.
        — Но вчера мама так громко кричала… И повторяла, что уйдет, что из-за меня ее жизнь стала другой,  — пожаловался мальчик.
        — Взрослые часто кричат. По-другому, увы, решать проблемы не получается.  — Я криво усмехнулась.  — А что касается твоей мамы, так она сказала правду. Конечно, с твоим появлением их жизнь изменилась. Ведь если бы раньше они захотели поиграть в прятки, над ними стали бы смеяться другие взрослые. Зато вместе с тобой они могут шалить и веселиться.
        — Да, мы недавно играли. Мы с мамой водили, а папа прятался. Только он нечестно играл. Договаривались прятаться во дворе, а он решил спрятаться под столом на кухне. Еще и пирожки спрятал, будто они тоже участвовали в игре.  — При воспоминании Шен заулыбался.
        — Вот видишь, как вам весело. А сейчас твои мама и папа очень переживают, что с тобой и где ты. Они тебя любят больше всего на свете. Весь дворец попросили помочь с поисками,  — убежденно проговорила я.
        — Правда? Но как же нам теперь вернуться?  — Шмыгнув носом, Шен все-таки расплакался.  — Я хочу домой. И есть хочу. Когда мама ходит к родителям, всегда приносит яблочный пирог.
        — Вот сейчас вернемся и пойдем все вместе за пирогом,  — погладив мальчика по голове, пообещала я.  — Расскажешь, как ты сюда-то попал? Кто помогал?
        — Никто не помогал. Папа сказал, что я верчусь под ногами и мешаю. Я решил уйти куда-нибудь подальше. Спрятался за гобеленом и стал представлять, как проваливаюсь под землю,  — признался Шен.
        — Разве такое возможно? Без специального обучения? Да и лет ему слишком мало!  — сообразив, что произошло, удивился Ис.
        — Под влиянием сильных эмоций возможен всплеск магии. Даже обычная силовая волна открыла бы замок.  — Я потерла зачесавшиеся шрамы на плече. Уж об эмоциональной магии я знала все, что только можно.  — Радуйтесь, ваше сиятельство. У вас появилась возможность через десяток лет заполучить на службу сильного мага.
        — Вы о чем?  — Забыв о слезах, Шен слушал нас с широко распахнутыми глазами.
        — О твоем даре. Ты, если захочешь учиться, станешь магом. Как и я. Тебе ведь понравились мои фокусы? Вот у тебя выйдет даже лучше. Сможешь и дракона найти, и в спасении прекрасной принцессы поучаствовать, и летать научиться,  — с завлекающей улыбкой принялась перечислять я.
        — Летать!  — Очарованный мальчишка распахнул руки и закружился на месте.  — Я согласен.
        — Тогда осталась сущая чепуха. Пройти испытание и доказать, что ты достоин дара. Не бойся, мы тебе будем помогать.  — Я изо всех сил улыбалась, стараясь, чтобы Шен не заметил в моих словах фальши.  — Итак, задание следующее. Нужно проявить смелость, силу духа и упорство. Мы будем искать другой выход из подземного хода.
        — А как?  — Судя по всему, становиться магом ребенку резко расхотелось.  — Тут же темно, мы заблудимся.
        — Вот для этого ты сейчас выберешь острый камешек и будешь рисовать на стенах стрелочки. Так сможешь понять, откуда мы шли. Это очень важная часть задания. Справишься?  — важно спросила я.
        — Конечно!  — Мигом повеселевший Шен вприпрыжку кинулся к облюбованной горке камней.
        — Неожиданное решение,  — прокомментировал Ис.
        — Хуже не будет. Пусть лучше воспринимает все как игру.  — Я свела пальцы вместе, пытаясь вспомнить заклинание, которое помогло бы князю идти.
        — Я не о камнях. Ты с такой пылкостью принялась утешать Шена, хотя куда разумнее было отругать его за доставленное всем беспокойство.  — Князь говорил медленно, не сводя с меня внимательного взгляда, будто пытался заглянуть в самую душу.
        Понять, о чем думает он сам, было совершенно невозможно.
        — Шен не виноват, что его родители не обладают достаточным количеством ума.  — Я передернула плечами.
        Несмотря на то что прошло уже больше пятнадцати лет, я по-прежнему помнила многочисленные ссоры дяди и тети. И свой собственный страх, что именно я причина всех несчастий. Укладывая меня спать, тетя так часто повторяла, что все их проблемы начались с моего появления в доме, и я в это поверила. Причем верила на протяжении еще пяти лет учебы в академии и изо всех сил старалась лишний раз никому не попадаться на глаза.
        — Ваше сиятельство, вы думали, я скажу, что детский плач тревожит мой слух? Прощу прощения, что выбилась из образа мерзкой и злокозненной ведьмы,  — зло ответила я.
        Незаслуженная обида царапнула горло, вынудила гулко сглотнуть. Может, я и не образец благочестия, но ведь и не монстр!
        — Откиньтесь на стену, попробую наложить фиксирующее заклинание. Это не полноценные лубки, но идти поможет.  — Мой голос прозвучал глухо.
        А еще совершенно неожиданно стало жечь глаза. Вот только не хватало по-детски расплакаться перед князем!
        — Я вовсе не считаю тебя мерзкой ведьмой.  — Шутить о не соответствующей характеристике внешности Ис не стал.
        И смотрел без тени насмешки. Внимательно. Оценивающе.
        Наверное, именно поэтому я тоже решилась задать давно интересующий меня вопрос:
        — Тогда кто я для тебя? Кем ты меня считаешь? Пустоголовой девчонкой, думающей, что при дворе она станет щеголять в пышных нарядах и всего лишь левитировать твой плащ? Или бессердечным монстром, видящим все вокруг исключительно в денежном эквиваленте?  — По примеру князя я опустила вежливое обращение и перешла на «ты».
        Судя по тому, как неуловимо поморщился Ис, мои слова попали в цель.
        Сев поудобнее, принялась выплетать пассы над ногой мужчины. Воздушную стихию я любила меньше всего, слишком уж изменчивая и капризная, но сейчас это было только на руку. Сосредоточусь над кружевом заклинания и перестану думать над словами Иса. Ведь все равно ничего другого я не ждала. И вовсе не потому мне так сжимает грудь, просто воздух слишком душный.
        — Ришида, посмотрите на меня,  — терпеливо дождавшись, пока я закончу, попросил Ис.  — Я всегда долго наблюдаю за человеком, прежде чем составить свое мнение о нем. О некоторых оно остается прежним, о некоторых меняется. Разгадать тебя оказалось сложнее. И результат вышел… своеобразным.
        Слов у меня не было, и я ограничилась тем, что вопросительно изогнула бровь.
        — Ришида, вот, я нашел! Взял несколько, вдруг не хватит. Теперь можно идти?  — прижимая к себе груду камней, порывисто воскликнул Шен.
        — Конечно, только его сиятельство поднимем.  — Я заставила себя одобряюще улыбнуться, хотя больше всего хотелось зарычать.
        И что стоило Шену поиграть еще немного?! Под открытым небом князя уже не потянет на откровенность, и шанс получить ответ окончательно растает.
        — Вы так говорите, будто я парализован.  — Уязвленный князь отказался от предложенной руки и по стеночке поднялся сам.
        — Если не удержите равновесие и споткнетесь, скоро будет что-то вроде того,  — напророчила я.  — Моя помощь все равно понадобится, на одной ноге далеко не уйдете. Разве что вприпрыжку. Шен, как смотришь на то, чтобы устроить соревнование? Кто первый допрыгает до выхода?
        — А какой приз победителю?  — не расслышав иронии в моем голосе, заинтересовался ребенок.
        — Праздничный ужин.  — Желудок жалобно заурчал, и я погладила живот.  — Если повезет, как раз к нему и вернемся.
        Увы, силы нашего отряда я сильно переоценила. Ис изо всех сил старался не быть обузой, но двигаться с обычной скоростью все же не мог. Я поддерживала его, но там, где коридор сужался, нам приходилось растягиваться цепочкой. Такими темпами вернуться во дворец в лучшем случае грозило к завтраку.
        Окончательно же я пала духом, когда узкий коридор сначала раздвоился, а потом растроился.
        — То есть как это вы не помните, куда нам идти?  — Отказываясь верить собственным ушам, я ошеломленно уставилась на бледного князя.  — Но вы ведь сами утверждали, что запомнили карту!
        — Ришида, вы хоть представляете, сколько вещей необходимо держать в памяти правителю? И я вовсе не учил все повороты, просто от скуки просмотрел, что входит в мои владения,  — возмутился Ис.
        — Н-да, испортить фигуру с такой работой мне точно не удастся,  — пробормотала я.
        А ведь какой сытной и беззаботной представлялась мне некогда служба во дворце! Вот только все мечты разбивались одна за другой с невероятной скоростью. Уж и не знаю, то ли склеивать их, то ли выбросить осколки и придумать что-то новое.
        — Вам какой коридор больше нравится? Или доверим выбор Шену?  — как ни в чем не бывало полюбопытствовал Ис.  — Шен, куда пойдем, прямо, направо или налево?
        — Налево мама ходить всегда запрещает,  — проникнувшись важностью задания, задумался мальчик.  — Давайте направо. А если там ничего интересного не найдем, тогда прямо.
        — Или можем подстраховаться заклинанием. Не знаете ничего подходящего?  — покачнувшись, тихо спросил князь.
        — В конспектах, может, и нашлось бы. Вот только они в комнате.  — Я кисло поморщилась.  — Хотя я слышала об одном любопытном способе. Можно зажечь спичку и смотреть на огонь. Если пламя заколышется, мы на верном пути.
        — А у тебя есть спички?  — Слух у Шена оказался острым.  — Я как-то пытался разжечь костер, коробок так быстро закончился.
        Теперь мальчик изображал разведчика и то забегал на несколько шагов вперед, то прятался за нами и делал вид, будто передает кому-то сведения по амулету.
        — Есть кое-что получше — магия, а ее хватит очень надолго.  — Вытянув руки ковшиком, я заставила вспыхнуть несколько язычков пламени.
        Огоньки закружились над ходами. Правый и средний им не понравились, а вот над левым языки пламени затрепетали.
        — Кажется, иногда ходить налево бывает полезно.  — Усмехнувшись, я одной рукой обхватила князя за талию, а второй подхватила рванувшегося вперед Шена.
        Кто знает, если этот ход правильный, не окажется ли там ловушек. Уж лучше перестраховаться, чем опять пожинать глобальные последствия.
        Идти пришлось долго. Дорога петляла, развилки попадались еще пять раз. Никаких сюрпризов больше не было, зато мы набрели на закуток с минимальным запасом еды и оружия. Благодаря магической обработке еда оставалась свежей, так что мы устроили небольшой привал.
        — Ис, не хотите отдохнуть? Неважно выглядите, вас же подданные за упыря примут.
        Ни одной жалобы князь себе так и не позволил, да и вообще, умудрялся подкидывать Шену темы для разговоров и подкалывать меня, не давая нам обоим возможности заскучать.
        — Хорошо, если за упыря.  — Мужчина улыбнулся, но улыбка вышла злой.  — Да чем больше отдыхаем, тем сложнее потом заставить себя встать.
        Спорить с этим было трудно, так что импровизированный ужин мы закончили довольно быстро.
        Под землей время текло по-другому, чем наверху, и я никак не могла определить, сколько же часов длится наше испытание. Ноги начали гудеть, один раз я чуть не споткнулась. Да и затылок налился ноющей болью, напоминая о недавнем сотрясении.
        — Теперь понятно, почему вы не захотели надевать платье на бал. В штанах особо не потанцуешь, а из запыхавшейся и путающейся в собственных ногах девушки еще та партнерша. Вам явно нужно лучше заботиться о своей физической форме.  — Волосы Иса взмокли от пота, но в голосе не слышалось усталости. Разве что говорил мужчина тише, чем обычно.
        Пока я размышляла над достойным ответом, коридор уперся в стену. Заметила я это, едва не врезавшись в препятствие, и только в последний момент успела отшатнуться.
        — Демоны вас всех побери!
        Это был долгожданный выход, но очень уж он смахивал на тупик.
        — На последней развилке пламя трепетало одинаково. Посмотрим, что там?  — Я глубоко вздохнула, заставляя себя мыслить трезво.
        — Зачем? Что вас смущает?  — изобразил непонимание Ис.
        Я замялась с ответом, не зная, не начался ли у князя жар и как сбивать ему температуру.
        — Лестница. Скобы проржавели, я-то сумею взобраться, Шена кое-как вытащу, но для вас это слишком сложно.  — Деликатничать не осталось сил, и я решила сказать все как есть.
        — Пустяки. Я заберусь при помощи рук,  — отмахнулся мужчина.
        — Если упадете, сломаете вторую ногу. У меня не хватит энергии, чтобы помочь вам.  — Мысленно я дала себе слово, что больше не выйду из спальни, не захватив с собой хотя бы одного накопителя.
        — Вы так переживаете, будто я собираюсь ломать ваши ноги, а не свои. Хотя, не скрою, я чрезвычайно тронут такой заботой,  — усмехнулся Ис.  — Для монстра, которым вы себя считаете, подобные чувства нонсенс.
        Я задохнулась от возмущения. Открыла рот, собираясь разразиться ответной тирадой, но в последний момент передумала. Повернувшись к князю спиной, подпрыгнула и схватилась за лестницу.
        Когда-то скобы красили, но краска облезла и теперь больно царапала руки. Я шипела проклятия, но душащая злость служила хорошим энергетиком.
        — И как эта штука открывается?  — Зацепившись одной рукой за скобу, второй я подергала люк.
        Здравый смысл подсказывал, что здесь должен быть рычаг или какой-то секретный механизм, но ничего похожего не наблюдалось.
        Представив, как буду спускаться обратно и искать другой путь, я ужаснулась. И, собрав остатки сил, вложила их в ударную волну. Люк вынесло вверх. Увидев усыпанное звездами небо, я едва не разрыдалась от облегчения. Все-таки выбрались!
        Раздавшееся внизу покашливание напомнило, что полюбоваться звездами желаю не я одна. Легкого Шена вытянула с помощью все той же воздушной стихии, а вот Ису могла помочь разве что морально.
        Затаив дыхание, мы с мальчиком наблюдали, как медленно князь взбирается по лестнице. Я была уверена, что для вымотанного до предела Иса подобное окажется нереальным, но мужчина не переставал удивлять. Черпая силы из какого-то бесконечного резерва, он со звериным упорством преодолевал новые и новые препятствия.
        Хотя этот последний рывок дался ему нелегко. Когда я помогла князю вылезти, на его лице не было ни кровинки, а глаза казались бездонными. Сидеть он не мог и рухнул на спину, уставившись на полную луну.
        — Ваше сиятельство, как вы себя чувствуете?  — Я озабоченно склонилась над ним.  — Я знаю это место, мы в пролеске. Недалеко восточные ворота, но сходить за стражей я смогу и сама. Вы с Шеном меня дождетесь?
        — Замечательно… Все просто замечательно. Замечательно!  — Взгляд мужчины сделался диким.
        Он посмотрел на меня, на мальчишку, а потом хрипло расхохотался. Я в очередной раз помянула судьбу недобрым словом, но тут Ис подавился смешком. Часто-часто задышал, нечеловеческим усилием взял себя в руки.
        — Захватите с собой Шена, с вами ему будет интереснее.  — Я была уверена, что князь не слышал моих слов, но, как оказалось, полезную информацию он воспринимал в любом состоянии.  — Уйти я не смогу при всем желании.
        Как я нашла ворота, а потом объяснила стражникам, зачем им нужно срочно искать карету и целителей, запомнилось плохо. В памяти все это отложилось как обрывки кошмарного сна. Я чувствовала себя настолько выжатой, что в какой-то момент уже Шен стал поддерживать меня.
        Всю обратную дорогу в замок спала на ходу. Мне хотелось убедиться, что с Исом и Шеном больше ничего не случится, но глаза слипались сами собой.
        Наше возвращение вновь произвело переполох, но на этот раз мне было плевать на зевак. Из благодарственной речи родителей Шена я не поняла ни слова, лишь слабо кивнула и отмахнулась от всех предложений помочь. Особых травм у меня не имелось, целители не требовались, а общее состояние здоровья должен был отлично поправить крепкий сон.
        На кровать рухнула прямо в одежде. На мгновение закрыла глаза, наслаждаясь покоем, и сразу же провалилась в темноту.
        Этой ночью я не видела никаких снов. Никто не спешил меня будить, и, проснувшись, я некоторое время просто нежилась в кровати, наслаждаясь отдыхом. Потом чувство долга перебороло желание поваляться, и я кое-как заставила себя принять вертикальное положение.
        При мысли о колдовстве становилось дурно, так что я просто выглянула в коридор, собираясь позвать служанку, но едва не споткнулась о сидящего перед дверью ученика.
        — Ты что здесь делаешь?  — Я удивленно уставилась на парнишку.
        — Сторожу твой сон,  — безмерно довольный собой, гордо сообщил Кэм.  — По дворцу уже столько слухов ходит, все хотят поглазеть на нового мага, устроившего переполох. А я им мешаю.
        — Умею я привлекать к себе внимание.  — Услышанное заставило меня поморщиться. Нельзя сказать, что я хотела затеряться среди слуг, но хотя бы надеялась, что мной будут интересоваться менее активно.  — К его сиятельству, так полагаю, выстроилась целая очередь страждущих высказать сочувствие?
        — Пытались выстроиться.  — Ученик стал давиться смехом.  — Но князь сказал, что умирать пока не собирается и в соболезнованиях не нуждается. А если у кого-то слишком много свободного времени, они могут потратить его с большей пользой, приняв участие в ремонте подземного хода.
        — Ис, наверное, даже из гроба встанет, чтобы проконтролировать, все ли заняты должным образом,  — проворчала я.
        — Не знаю.  — Обсуждать князя Кэм не решался и поспешно оглянулся но сторонам.
        — Позови, пожалуйста, слуг. Пусть приготовят ванну и найдут что-нибудь поесть.  — Я также не стала продолжать опасную тему.
        Горячая вода смыла пыль и усталость. Причесав волосы, я достала из шкафа новую ярко-красную рубашку и черные штаны. Подумав, добавила рубиновый кулон-накопитель. Отражение в зеркале показалось мне броским и вызывающим, но именно такого эффекта я и добивалась.
        Запретить смотреть на себя все равно не получится, а в яркой одежде выдерживать взгляды гораздо проще. Пусть видят, что я контролирую ситуацию и чувствую себя вполне уверенно.
        — Ришида, обед будет готов через два часа, но слуги кое-что для тебя приготовили,  — в комнату ввалился сгибающийся от тяжести подноса ученик.
        — Боги, они что, на наделю продуктов собрали?  — Благодарный повар не поскупился на деликатесы. Места для вазочки с розой не хватило, и кто-то воткнул цветок в булочку.  — И почему ты сам тащишь поднос?
        — Ты же хотела поесть.  — Кое-как сгрузив свою ношу на стол, Кэм недоуменно уставился на меня.
        — Хотела. А тебе следовало с умным видом передать мое пожелание слугам. Они ведь за это деньги получают, не нужно делать чужую работу,  — произнесла наставительно.  — Но раз уж пришел, скажи, как я выгляжу?
        — Очень представительно.  — Вырез на рубашке был достаточно глубоким, так что ученик старательно смотрел мне в лицо.  — А как ты узнала, что тебя князь зовет?
        — Что?  — Я так и застыла, не донеся выбранное пирожное до рта.  — Когда он меня звал?
        — Да только что. Я с его пажом столкнулся, тот попросил передать, раз уж все равно к тебе иду,  — беспечно пояснил Кэм.
        — Вот видишь, как другие от своих обязанностей избавляются, учись,  — машинально кивнула я.  — Хорошо, сейчас зайду к нему. Ты пока отдыхай.
        Оставшись в одиночестве, прижала ладони к запылавшим щекам. Еще недавно мне хотелось, чтобы его сиятельство оценил мою полезность и сам меня позвал, но теперь я совершенно не радовалась исполнившемуся желанию.
        Мне было стыдно. Вчера я от души проклинала князя, всю дорогу ядовито комментировавшего мои действия и спорившего едва ли не по поводу каждого шага, считая, что причина подобного поведения — нелюбовь ко мне. Зато сегодня осознала, что как раз злость и желание назло Ису со всем справиться помогли преодолеть путь. Ведь как только необходимость беспокоиться о здоровье князя отпала, я сама свалилась без сил.
        Я ни за что не призналась бы в этом князю, но обманывать себя не видела смысла. Работать в паре с Исом мне понравилось. У мужчины всегда был четкий план действий, к тому же он не позволял себе терять голову в любой, даже самой безнадежной ситуации.
        Если бы еще и командовал при этом поменьше!
        Покушений на свою свободу я по-прежнему не могла простить и, хоть настраивалась получить нагоняй за неподчинение приказам, была готова отстаивать право на личное мнение.
        Его сиятельство по обыкновению работал в кабинете. У меня даже возникла мысль, что и спит он тут же, подложив под голову чернильницу и укрывшись свитками. Целители свое дело знали, и Ис, хоть и выглядел бледным, не кривился от боли.
        — Добрый день, ваше сиятельство.  — Присмотревшись, я заметила, что мужчина продолжает править приказ, который не успел дочитать вчера.  — Рада видеть вас в добром здравии.
        — Не тратьте зря слова.  — Князь махнул пером, а я испытала острое чувство дежавю.
        Будто бы и не приключилось вчерашнего похода за Шеном, и после нашего последнего разговора лорд не покидал своего рабочего места. Хотя сегодня Ис был в желтой рубашке. Да и лежащий на краю стола надкушенный бутерброд намекал, что мирское князю не чуждо.
        — С самого утра я выслушал столько благодарностей и пожеланий, что ничего нового придумать вы просто не сможете.  — Ис улыбнулся, давая понять, что его слова, скорее, шутка, чем критика.  — Да вы как никто другой должны понимать, будь я не в состоянии заниматься делами, остался бы в постели.
        — Да, наверное,  — не представляя, каким именно путем мне следовало прийти к подобным выводам, я на всякий случай кивнула.
        — Присядьте, разговор будет долгим.  — Мужчина указал на кресло.
        «Все-таки выгонит».
        С замирающим сердцем я выполнила просьбу и сложила руки на коленях. Что ж, если Ису не требуются мои услуги, больше навязываться не стану. Страна у нас большая, княжеств много, так что без работы не останусь.
        — Ришида, я хотел бы поговорить о вас. Не стану скрывать, наше знакомство началось не очень удачно, но ваше вчерашнее замечание заставило меня о многом задуматься,  — начал издалека князь.
        Я с глубокомысленным видом кивнула, хотя теперь окончательно потерялась в догадках.
        — Пожалуй, чтобы вы лучше поняли, начну рассказ с другой стороны. В княжестве я недавно, так что еще не успел обзавестись надежными соратниками. Зато с избытком нажил врагов. Кто-то определенно считает, что на его голове княжеский венец будет смотреться лучше, и пытается меня убить.  — Ис сделал паузу, наблюдая за моей реакцией.
        Помогите мне, боги, он хоть не решил, что я и есть подосланный убийца? С моим приездом неприятностей у князя в самом деле прибавилось, но ведь это не моих рук дело! Да и будь у меня подобный заказ, я давно бы получила выговор за отвратительное качество работы. Мы два раза влипали в неприятности, а Ис живехонек!
        — А стража на что? Неужели не могут поймать заговорщика?  — понимая, что отделаться очередным кивком не удастся, спросила я.
        — У меня нет четкой уверенности, что предатель не перекупил охранников.  — Ис качнул головой.  — Полностью я доверяю только тем людям, которые приехали со мной во дворец.
        — И как же в их число вписываюсь я?  — Наверное, не стоило задавать такой провокационный вопрос, но раз уж князь сам решил поговорить начистоту, глупо упускать подобный шанс.
        — Никак,  — развел руками мужчина.  — Я понятия не имел, случайно вы появились во дворце или специально искали повод подобраться ко мне.
        — Неужели думаете, что, будь я в числе заговорщиков, действовала бы столь открыто?  — Настолько честный ответ все же огорошил меня, заставив не на шутку заволноваться о будущем.  — Или дело в вашей неприязни к рыжим? Вы меня то глупой ведьмой считаете, то, как теперь, никудышной предательницей.
        — Даже если и так, вы способны разрушить все стереотипы.  — Князь хрипло рассмеялся.  — Но на самом деле я понял, что ошибся, оценивая вас. И на этот раз решил попробовать вам довериться.
        — Ошиблись?  — Я пристально вгляделась в лицо Иса.
        Он по-прежнему казался слишком бледным, но щеки не пылали лихорадочным румянцем, да и взгляд был ясным. Но почему тогда начался бред? Люди не меняют устоявшегося мнения так быстро, а правители вдобавок в этом не признаются.
        — Да, я позволил себе положиться на первое впечатление и не стал копать глубже,  — кивнул князь.  — Вы показались мне амбициозной личностью с огромными стремлениями и желанием добиться как можно большего в самый короткий срок. И, если бы мои конкуренты предложили вам более выгодные условия, вы бы согласились, не раздумывая. Сейчас же я вижу, что, даже пытаясь заработать, вы чутко прислушиваетесь к сердцу и неукоснительно блюдете собственный кодекс чести. Моя ошибка в том, что я допустил оплошность и не разглядел этого.
        Я сердито засопела. Вроде бы мне впору было радоваться, что Ис столько времени уделил приезжей ведьме, сумев довольно четко понять мой характер. Вот только от манеры, в которой он высказал извинения, на душе стало гадостно.
        Его сиятельство не желал добиваться моего прощения, а просто ставил в известность о ходе своих размышлений. Да с подобным выражением лица говорят о том, что сахар с солью перепутали! А подозревать человека, который искренне, от всей души, желал помочь, проступок куда более серьезный.
        — Понимаю вашу обиду. И, чтобы загладить недоразумения между нами, предлагаю вам обратиться к казначею и взять столько золота, сколько сочтете достаточной компенсацией.  — Князь позволил себе лукавую улыбку.
        — Что, и ничего не скажете, если решу забрать все?  — У меня невольно вырвался смешок.
        — Если такова цена вашего прощения.  — Ис развел руками, давая понять, что денег, конечно, жалко, но честь дороже.
        Я окинула мужчину сердитым взглядом. Его сиятельство прекрасно понимал, что в подобных условиях я не возьму ни гроша. В самом деле если я попрошу несколько монет, то дам понять, что во столько же оцениваю собственную репутацию. Заберу мешков десять — и уж точно продамся с потрохами.
        — Вы прекрасно управляете людьми,  — отдала я должное Ису.  — Хотя о моей персоне все же думали гораздо больше, чем следовало. Магические клятвы не пустой звук, я не сумела бы предать вас при всем желании.
        — Однако вы также не испытывали бы желания помогать изо всех сил. Ведь пообещать исполнять озвученные приказы вовсе не то же самое, что действительно сделать все для их исполнения.  — На каждое мое слово у князя находилось аргументированное возражение.
        — Хорошо, сдаюсь,  — я подняла руки вверх.  — Чего вы хотите от меня? Чтобы я круглосуточно вас охраняла и ликвидировала все, что покажется мне опасным?
        — Этим вы займетесь, помимо прочего. Ришида, не возражаете, если перейдем на «ты»? Вы отныне мой придворный маг, и наше общение будет идти на другом уровне.  — Ис улыбался, но взгляд оставался холодным, предостерегающим.
        Ох, не сделала ли я ошибку, добиваясь этой работы. И не окажется ли, что тем самым я добровольно залезла в волчье логово и теперь изо всех сил стараюсь подружиться с главным волком?
        — Как пожелаешь, Ис.  — Сомнения сомнениями, но нарушать свое главное правило, а именно, свято чтить волю работодателя, я не собиралась.
        — Тогда начну с самого начала. Ты, безусловно, знаешь, что меня долгое время не было в княжестве. Вернуться меня заставило письмо отца. Он умирал и во что бы то ни стало желал успеть передать мне венец. А еще предупреждал, что за власть придется побороться и кто-то сделает все, чтобы я погиб,  — принялся рассказывать лорд.
        — Ну, пока это не очень выходит,  — не удержалась я.
        — Поверь, не потому, что он плохо старается.  — Ис криво усмехнулся.  — За каких-то два месяца было несколько покушений. Сначала подкинули змею в спальню, якобы та случайно приползла сама. Цитируя моего советника, «не стоило открывать на ночь балконную дверь, подвергая риску свою жизнь и благополучие страны». Я люблю скачки и, когда еду кататься, приказываю охране держаться подальше. Подрезать подпругу — очень хороший план. К счастью, конь отказался брать препятствие, а я успел спрыгнуть. По версии слуг подпруга перетерлась сама, от времени. Батюшка-то мой езду верхом не жаловал, предпочитал кататься в карете. И мое самое любимое отравленное вино. Якобы просто забродившее, поэтому моему псу стало плохо.
        Наверное, мне стоило изобразить подобающее сочувствие, но мужчина рассказывал настолько забавно, что удержаться от смеха было невозможно. А еще он будто совершенно не переживал. Любой другой уже видел бы угрозу в каждой тени и нанял бы штат телохранителей, но в глазах Иса светилась ирония.
        — Что говорит начальник охраны? Удалось найти хоть какие-то следы?  — попыталась я изобразить серьезность.
        — Где-то я видел его отчет…  — Ис наморщил лоб.  — Ах да, завернул в него яблочный огрызок.
        — Не доверяете.  — Я качнула головой, продолжая недоумевать, как можно столь безалаберно относиться к собственной безопасности.
        — Я здесь несколько месяцев, а заговорщик несколько десятков лет. И у него была куча возможностей найти подход к слугам. Не знаю, кто из них действительно служит мне, а кто только делает вид. Положиться могу только на тех, кто приехал со мной.  — Взгляд мужчины помрачнел.
        — И на меня.  — Критиковать князя расхотелось.
        Пожалуй, в сложившейся ситуации я тоже предпочла бы обходиться исключительно своими силами. В крайнем случае попросила бы о помощи тех, за чьими действиями смогу проследить.
        — Ты должна как можно больше времени находиться рядом со мной и внимательно наблюдать за окружающими меня людьми. У тебя хорошая интуиция, если что-то покажется подозрительным, сразу говори.  — Ис наконец-то перешел к заключительной части беседы, и я обратилась в слух.  — Найму тебя на три с половиной месяца. Оплата — сто золотых в любом случае и еще пятьдесят в случае положительного результата.
        — А почему такой срок? Тебя уже объявили князем, жениться ты не собираешься, заговорщик может и не спешить.  — Я покопалась в памяти, но никаких важных событий не вспомнила.
        — Скажем так, по определенным причинам я должен уложиться именно в этот срок.  — Губы Иса сжались в тонкую полоску.  — Соглашаешься или я нанимаю кого-то другого?
        — А ты уверен, что хочешь, чтобы я согласилась? Господин Семилн обмолвился, что выбор на мою кандидатуру пал совершенно случайно. Ты нанял меня, потому что не хотел, чтобы советник предложил тебе мага по своему выбору.  — В моем голосе не было обиды, только констатация факта.
        — Я подписал приказ о твоем назначении до разговора с Семилном. И он его видел. Что касается нашего спора… Мы с советником не можем сойтись во мнениях по многим вопросам, не обращай на это внимания,  — поморщился князь.
        — Мне он сказал совсем другое…  — Я не думала жаловаться на Семилна, просто сделала себе в памяти пометку.
        — Так вот почему ты заявилась на бал таким чучелом.  — Ис хлопнул себя по колену.  — Признаюсь, подобной выходки я от тебя не ждал. Ты так хотела получить эту должность, что просто обязана была как следует насладиться своим триумфом. Да и мнение окружающих для тебя вроде бы не слишком важно.
        — Только в том случае, если могу позволить себе игнорировать его без вреда для собственной репутации.  — Под взглядом князя я почувствовала себя глупым ребенком.  — К тому же я как раз следовала полученным указаниям. На прием была приглашена маг Ришида, но не леди Ришида.
        Мой ответ заставил глаза Иса вспыхнуть. Он задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику и совсем было собрался что-то спросить, но в последний момент его взгляд посерьезнел.
        — Впрочем, мы отвлеклись. Я так понимаю, твой ответ положительный. Есть какие-то вопросы по поводу работы?
        У меня было множество вопросов. Почему старый князь не сделал ничего, чтобы поймать заговорщиков? Почему Ис поставил себе такой необычный срок? Почему он вообще решил обратиться к магу, а не к квалифицированному охраннику? Что его беспокоит, вынуждая работать до изнеможения и постоянно держать все вокруг под неусыпным контролем?
        Но задать я решилась только один вопрос:
        — Почему у тебя такое короткое имя?
        — Это все, что тебя интересует?  — Князь недоверчиво выгнул бровь.
        — Это тот вопрос, который я считаю себя вправе задать. Ты рассказал мне все, что считал нужным. Не хочу совать нос не в свои дела,  — уклонилась я от ответа.
        Не признаваться же, что общая тайна свяжет нас сильнее самых крепких веревок и окончательно сотрет границу между князем и ведьмой. И там, где сейчас наметился хрупкий мостик понимания, прибавятся перила дружбы и взаимовыручки. Мое же отношение к Ису оставалось слишком двояким, и я банально боялась перемен.
        — Стоило догадаться, что о чем-то обычном ты не спросишь.  — Целители наложили на ногу куда более качественную фиксацию, и мужчина практически не хромал.  — Вот, смотри.
        Я поспешно поравнялась с князем и с любопытством взглянула на скрывающееся за гобеленом родовое древо. Оно насчитывало более тридцати имен, даже Игрис была сюда вписана, хотя и в качестве побочной ветви.
        — Здесь я,  — указал мужчина на обугленное пятно.  — Старый князь не ждал, что я вернусь. И выжег упоминание обо мне всюду, где смог.
        — Странное проявление отеческой любви.  — Я передернула плечами.
        — У него были причины.  — И вновь Ис улыбнулся загадочной, отстраненной улыбкой.
        В это мгновение я отдала бы сто золотых за возможность прочитать его мысли!
        Князь же потер пятно, показывая, что сгорели не все буквы. Осталось как раз две.
        — Ис. Это что, попытка начать новую жизнь?  — предположила я.
        — Вроде того. Истар умер двадцать лет назад. Тем мальчиком мне уже никогда не быть. Не скажу, что Ис мне нравится больше, но нам пришлось научиться находить общий язык.  — Князь произнес это весело, но взгляд стал мрачным.
        — Не имела чести быть представленной Исгару, так что воздержусь от комментариев.  — Настроение вновь прыгнуло вверх, и я лукаво усмехнулась.
        — Самое главное, чтобы Ис не умер так же бесславно, как Истар.  — Князь похромал обратно за стол.  — Ришида, я надеюсь, ты придумаешь способ, который позволит выявить предателя.
        — Я?  — Подобное предложение оказалось неожиданностью.  — Но меня этому не учили. Лорды ведь не упыри, ловчую сеть на них не поставишь.
        — Поверь, отличие не такое уж большое,  — откинувшись на спинку стула, усмехнулся Ис.  — Скажи, как бы ты ловила упыря, повадившегося пить кровь и таскать животных в деревне?
        — Если бы не сумела за день найти его логово, то на живца. Пусть упырь ловит меня, а я уж подготовлюсь к встрече.  — Несмотря на уверенность мужчины, я продолжала считать, что мы говорим о слишком разных вещах.  — Но это методы для нечисти. Нельзя использовать их на живых людях!
        — А я тебе разрешаю,  — с легкостью решил проблему князь.  — Что касается способа… Вот и скажешь при нашей следующей встрече, как именно выманить нашего «упыря». Наживкой побуду я, а ты обеспечишь магическое прикрытие.
        — Тебе же надо отдыхать! Да и проворачивать подобное вдвоем очень сложно и рискованно. Ты уверен, что…
        — Ришида, ты слышала мое мнение. Мне повторить, что я не люблю тратить время на бесполезные споры?  — прищурился мужчина.
        — Не нужно. До свидания, Ис.  — Кивнув, я покинула кабинет.
        В коридоре остановилась, выглядывая Кэма. Учитывая любопытство ученика, он точно должен был крутиться неподалеку, но вместо него меня поджидали Шен с мамой.
        — Ришида, мы устали тебя ждать. Торт же без нас могут съесть!  — с детской непосредственностью заявил мальчуган.
        — Госпожа Ришида, я и мой муж очень признательны вам за спасение Шена. И в качестве благодарности устроили небольшой обед,  — внесла в ситуацию четкость смущающаяся женщина.
        — Обед?  — Я ненадолго задумалась. Есть мне не хотелось, а свободное время можно было потратить с большей пользой. С другой стороны, это неплохой способ тесно познакомиться с прислугой.  — С удовольствием принимаю ваше приглашение.
        — Ура!  — Сияющий Шен подхватил меня за руку и потащил за собой.  — Папа не знал, какой торт ты любишь больше, и на всякий случай приготовил три. Один с клубничной начинкой, второй с черничной, а третий с орехами. Я ему помогал, а мама следила, чтобы мы не съели начинку.
        — Уже глотаю слюнки.  — Поняв, что все проблемы в семье мальчика решились, я радостно улыбнулась.
        На кухне меня встретили аплодисментами, как выяснилось, Шен успел в красках описать наши приключения не только родителям, но и всем, кто в этот момент находился рядом. Повара поспешили поделиться новой сплетней с остальными слугами, так что невольно я второй раз превратилась в героя.
        — Это все мне?  — Заваленный лакомствами стол заставил меня по-новому взглянуть на родителей Шена.
        — Понимаем, это очень скромно, но мы в вечном долгу перед вами. Мало кто из магов решился бы рискнуть собой, чтобы спасти мальчика,  — прижав руку к сердцу, с чувством сказал отец мальчугана.
        — Отлично, значит, я могу рассчитывать, что кормить меня будут в любое время и всем, чем попрошу? Запоминайте, завтрак я люблю скромный, достаточно чашки крепкого чая, бутерброда и фруктов, а вот на обед не откажусь от жареной курицы. А еще души не чаю в блинах,  — стараясь не рассмеяться, принялась перечислять я.
        — Сделаем в лучшем виде,  — пообещал мужчина, а остальные слуги согласно закивали.
        От слов они сразу перешли к делу. Меня усадили за стол и наперебой принялись предлагать разные вкусности. Столь тесное общение с придворным магом для слуг явно было внове, но, видя, что я не зазнаюсь, они несколько расслабились.
        Когда в кухню заглянул советник, я как раз пересказывала свою версию случившегося в подземелье, стараясь представить события в как можно более выгодном свете.
        — Госпожа Ришида, я повсюду вас ищу,  — окинув нашу компанию снисходительным взглядом, холодно произнес Семилн.  — Будьте любезны, уделите мне пару минут.
        Я с тоской покосилась на заботливо пододвинутый Шеном поднос с фруктами. Семилн мне не нравился, да и просьба куда больше напоминала приказ, но не ссориться же с начальством на глазах у слуг.
        — С удовольствием.  — Не удержавшись, захватила с собой румяное яблоко.  — Шен, поручаю тебе от моего имени поблагодарить всех за угощение, мне очень понравилось.
        Помахав слугам, вышла из кухни вслед за советником.
        — Неужели вам больше нечем заняться, как чесать языки с прислугой?  — Хоть Семилн и стал обращаться ко мне куда уважительнее, но смотрел по-прежнему с презрением, явно не понимая, что я вообще забыла во дворце.  — И не грызите яблоко, это раздражает.
        — Простите, но вы сами оторвали меня от обеда.  — Назло советнику я громко хрустнула огрызком.  — Вы искали меня затем, чтобы обсудить мое времяпрепровождение? Или опять станете учить, как правильно поступить?
        — Не хочу тратить время зря. Один раз вы уже пренебрегли моим советом, так что вряд ли послушаете в будущем.  — Мое хамство Семилн оставил без внимания.  — Поскольку от должности отказываться вы не собираетесь, хочу поговорить с вами как с придворным магом. Речь пойдет об интересах княжества, так что будьте внимательны.
        — Здесь?  — Я красноречиво оглянулась, давая понять, что коридор не лучшее место для важных бесед.
        — В моем кабинете.  — Советник цедил слова неохотно, явно злясь из-за необходимости вообще о чем-то со мной беседовать.
        Кабинет Семилна располагался в коридоре рядом с тронным залом. Видно, чтобы недалеко было с докладами бегать. Обстановка оказалась довольно скудная. Несколько стеллажей с книгами, стол, три кресла, герб его сиятельства на стене и ваза с цветами на окне. Сев за стол, советник кивнул мне на кресло.
        — Нам придется работать вместе, и мне хотелось бы знать вашу позицию. Как придворный маг вы должны четко и понятно обрисовать его сиятельству ситуацию с магическими резервами. Например, выгодно ли нам оказывать помощь княжествам Либерецу или Вортбеку и насколько увеличится наша собственная магическая мощь, если в благодарность за военную поддержку правитель разрешит нам добывать рубины.  — На этот раз советник говорил медленно, чтобы его слова уж точно дошли до меня и крепко засели в мозгу.
        В памяти вновь всплыла ассоциация со змеей. Негромкий голос Семилна легко было спутать с шипением. Еще и эта его манера говорить, не мигая глядя в глаза и сохраняя полную неподвижность. Не хватало только гипнотизирующего амулета!
        Как и полагается высокопоставленному чиновнику, Семилн мог часами нести высокопарную чушь, почти не затрагивая тему беседы. Для меня он сделал исключение, уложившись в каких-то полчаса.
        — Почему вы считаете, что стоит соглашаться сотрудничать именно с Вортбеком?  — Помня, что сам князь придерживался политики невмешательства, я остерегалась давать четкие ответы.  — Их конфликт довольно старый, но до сих пор князья справлялись своими силами. Зачем нам добровольно втягиваться в чужую войну?
        — Вот именно поэтому я считаю вас неподходящей особой для роли придворного мага.  — До сего дня я считала, что советник не умеет смеяться. Хотя смех у него оказался свистящим, хриплым.  — Ришида, вы слишком молоды и не умеете смотреть в будущее.
        — Неужели?  — Я позволила себе выгнуть бровь.
        — Не бывает чужих войн. Вы вообще знаете хоть что-то о княжествах, о которых мы говорим?  — Теперь Семилн примерил на себя роль школьного учителя.  — У князя Вортбека кроме погибшего наследника остался младший сын. А вот князь Либереца потерял единственную дочь. В случае его гибели Либерец останется без правителя. Конечно, нового князя выберут, но понадобится время, чтобы графы пришли к единому мнению. В условиях же войны утвердить кандидатуру будет далеко не просто. И новый князь Вортбека не упустит возможности нанести решающий удар именно в этот момент.
        — Слишком много предположений. Даже влюбленные редко умирают в один день, хотя и мечтают об этом перед алтарем. Что уж говорить о двух князьях, имеющих в своем распоряжении охрану и лучших целителей.  — Я качнула головой, отбрасывая предложенную версию как невозможную.
        — Но все же вы подумайте над моими словами. А также над тем, какую позицию займете, когда этот вопрос задаст вам уже его сиятельство.  — Семилн потянулся за лежащей на столе книгой, давая понять, что аудиенция закончена.
        — До свидания.  — Я поспешила поскорее покинуть кабинет.
        Кэма удалось найти только в третьем по счету коридоре. Ученик увлеченно рассматривал рыцарскую статую и явно прикидывал, как бы подобные доспехи смотрелись на нем.
        — При совершении этого подвига обойдемся без обмундирования,  — с улыбкой заметила ему.  — Скажи конюху, пусть запряжет наших лошадей. Едем в гости к Верите.
        Глава 9
        По дороге Кэм не замолкал ни на минуту. За то время, пока мы жили в поместье, ученик успел подружиться с несколькими слугами и теперь жаждал поделиться впечатлениями о дворце. В другое время я непременно одернула бы его, напомнив, что хвастаться нехорошо, но сейчас болтовня паренька помогала мне отвлечься от собственных мыслей.
        Как ни крути, а Верита наверняка все еще сердится, и неизвестно, захочет ли вообще говорить со мной. Послать, что ли, Кэма парламентером… Пусть расскажет, какая я хорошая и милая, при нем Верита к тому же не станет устраивать сцен, воспитание не позволит.
        — А ничего, что мы без приглашения?  — когда подъехали к воротам, спохватился Кэм.
        — Неужели забыл, у кого учишься? Когда это ведьмы нуждались в приглашениях? Мы обычно сами приходим, не дожидаясь, пока о нас вспомнят.  — Усмехнувшись, я щелкнула пальцами, заставив колокольчик у двери зазвенеть.
        В глазах встречающих нас слуг читались разные эмоции. Двое лакеев, принявшие поводья лошадей, смотрели с любопытством, а вот проходившая мимо горничная покосилась с досадой. Эта явно знала, что с ее хозяйкой мы не поладили.
        — Добрый день. Как о вас доложить?  — А вот старик-дворецкий нас опять не узнал.
        — И я тоже рада вас видеть. Ужин в семь, как обычно? Кстати, Верита дома? Где она?  — Я сделала вид, что ушла совсем недавно.
        — Ее милость в оранжерее, составляет букет.  — Дворецкий рассеянно моргнул, явно понимая, что упустил какую-то часть диалога, но не в силах сообразить, какую именно.  — А она вас ждет? Что мне ей сказать?
        — Не беспокойтесь, я сама о себе доложу.  — Узнав все необходимое, кивнула Кэму на старика, после чего вышла в сад.
        Моего приближения Верита не услышала. Напевая песенку, она осторожно срезала ярко-желтые розы и складывала их к лежащим на столе цветам.
        — Кошмар. Неужели в княжестве перевелись галантные кавалеры и никто не может прислать тебе букет? Зачем составлять его самой?
        — Ришида?  — От неожиданности девушка выронила розу, и по белоснежному платью протянулась темная полоса.  — Что ты здесь делаешь? Кто тебя впустил?
        — Попробовал бы кто-то меня не впустить,  — усмехнулась я.
        — Я не хочу тебя видеть. Уходи, иначе я пожалуюсь его сиятельству, что ты заколдовала слуг и вторглась на частную территорию,  — попятившись, пригрозила Верита.
        — И к кому, ты думаешь, попадет эта жалоба? Со всеми проблемами, связанными с магией, разбирается придворный маг. А он перед тобой.  — Я, шутя, поклонилась.
        — Тогда тем более не понимаю цели твоего визита. Ты получила долгожданную должность, князь тебя уважает и ценит, обеспечил жильем и всем необходимым.  — Взгляд девушки стал настороженным.
        — Вариант, что просто решила зайти в гости, не рассматривается?  — Я изобразила обиду.
        — Нет, ты просто так ничего не делаешь,  — запальчиво бросила Верита.  — Вот только если твоя цель достигнута, то я осталась в проигрыше. Еще и любимое платье испортила!
        — Расскажешь всем, что придворный маг лично следит за состоянием твоего гардероба, и окажешься в центре внимания.  — Когда я взмахнула рукой, девушка схватила горшок, но заклинание всего лишь очистило грязь с юбки.  — Верита, я пришла мириться. Ты зря обижаешься, я ни разу в общении с тобой не солгала и не сделала ничего, что могло бы причинить тебе вред.
        — То есть замужество с бароном Мейрном пошло бы мне только на пользу? Или ты заранее со всеми договорилась, чтобы разыграть спектакль для его сиятельства?  — язвительно спросила девушка.
        — А ты согласилась бы принять его предложение?  — Я вопросительно выгнула бровь.  — Верита, я не зеркальный маг и накладывать любовные чары не умею. Но даже если бы и знала подобное заклинание, все равно ограничилась бы исключительно сонным. Даже при самом худшем раскладе тебе пришлось бы только подыграть Мейрну, а в храме заявить, что ни о какой свадьбе не желаешь слышать и он обманом привез тебя к алтарю.
        — При самом худшем? Неужели возможно что-то еще ужаснее?  — Долго злиться девушка не умела, так что, хоть и продолжала смотреть на меня с обидой, горшок поставила обратно на стол.
        — Да. Если бы мы с Исом погибли, а Мейрн с Диким каким-то мистическим образом освоили телепортацию. Мы намеренно позволили разбойникам захватить нас в плен, не ожидали только, что те догадаются уничтожить твою брошь. К слову, являющуюся очень сильным артефактом и указывающую прячущимся неподалеку магам, где ты находишься. Без броши поиск заметно усложнился, но при необходимости стражи с магами оцепили бы весь лес,  — помня о любви подруги к подробностям, педантично объяснила я.
        — Ты настолько детально все продумала.  — Сама идея явно привела Вериту в восторг, и подруга продолжала злиться только из-за того, что я провернула подобное без ее согласия.
        — Увы, не все,  — признавать свои ошибки я умела.  — Иначе ты узнала бы об этом постфактум, уже находясь во дворце. Раньше предупредить не могла, барон хоть и не отличается блестящими мыслительными способностями, но фальшь почувствовал бы.
        — И почему все вокруг меня недооценивают? Я отлично умею притворяться и жеманничать. А скажи ты заранее, придумала бы себе роль и тщательно все отрепетировала,  — вскинулась Верита.
        — Обязательно учту на будущее,  — со всей серьезностью пообещала я.  — Только ты в следующий раз расписку напиши, что, если события пойдут не по плану, меня винить не будешь.
        — Следующий раз? Ты что, уже и его сиятельство хочешь с должности сместить? Или в королевские маги метишь?  — У девушки расширились глаза.
        — Пока стажа маловато, не возьмут,  — с наигранной грустью развела я руками.  — Хотя насчет княжеского венца замечание верное. Верита, хватит дуться. Между прочим, я не просто так приехала, я уникальный материал для твоей книги собрала.
        Подруга замешкалась. С одной стороны, она злилась на меня несколько дней, и обида успела прочно пустить свои корни, с другой, от сорняков надо избавляться одним махом. А там, глядишь, что-то новенькое вырастет.
        — Так что, все еще не желаешь со мной разговаривать и мне убираться к демонам?  — поторопила ее.
        — Ладно, уговорила, мы снова друзья.  — Любопытство оказалось сильнее обиды, и девушка протянула мне руку, которую я с улыбкой пожала.  — Пошли в гостиную, попьем чаю, и ты все расскажешь.
        Вернулись мы как раз вовремя. Спор Кэма с дворецким услышала домоправительница и поспешила принять меры. Увидев нас весело смеющимися, она поскучнела и велела слугам накрывать в гостиной.
        — Зерина по-прежнему считает, что я на тебя плохо влияю?  — удобно устроившись в кресле с чашкой в руках, поинтересовалась я.
        — Нет, она сердится, потому что я пропустила княжеский бал и проигнорировала еще несколько приглашений. Мол, сидя дома, мужа не найдешь,  — передразнила домоправительницу подруга.
        — Можешь спокойно выезжать. Мейрну теперь придется коротать время в монастыре, а если кто-то еще попытается тебя обидеть, скажешь мне или Кэму. Он все хочет поиграть в благородного рыцаря и спасти прекрасную даму,  — со смехом поделилась я.
        К слову, сейчас ученик вынужденно играл роль благородного и бескорыстного помощника домоправительницы. Успев привыкнуть, что женщина старается везде сунуть свой нос, я сразу приняла контрмеры и в присутствии остальных слуг велела Кэму оказывать ей посильную помощь. Так сказать, в качестве извинения за доставленные неудобства.
        — Собственно, вернемся к нашим баранам, то бишь князьям.  — Я сделала паузу, прикидывая, как лучше сообщить новость.  — Итак, чтобы выйти замуж, нужно стремиться проводить больше времени с выбранным объектом. Для этого подойдет общее дело. Например, покушение на убийство. Тогда герои твоей книги волей-неволей станут держаться вместе, чтобы защитить друг друга и вычислить убийцу.
        — Кто желает смерти князя?  — Делать выводы из услышанного Верита умела мгновенно.
        — Не знаю. Но попыток было несколько, и этот некто явно не собирается останавливаться,  — призналась я.  — Поможешь?
        — Только не говори, что собираешься тренироваться на мне ловить предателя!  — нервно рассмеялась подруга.
        — Его сиятельство уже самоотверженно предложил в качестве наживки себя. От тебя мне нужна информация. Кто какое положение занимает в обществе, кто к чему стремится. Кто вообще сможет претендовать на трон, если Ис внезапно умрет? Попыталась бы собрать нужную информацию сама, но на это уйдет время.  — Я поморщилась.
        — И правильно сделала. За пару дней наших лордов как следует не узнать, а с тобой как с равной беседовать никто не станет. Сейчас я тебе для наглядности нарисую схему.  — Загоревшись новой идеей, Верита принялась искать письменные принадлежности.  — Итак, в случае чего следующим князем станет один из пяти графов, причем с решением должны быть согласны все, в самом крайнем случае — большинство.
        Я проследила, как девушка увлеченно чертит таблицу и рисует человечков.
        — Первый и самый очевидный претендент это Эвис, граф Леванд. Он уже чуть было не стал новым князем и без труда сможет вновь получить одобрение остальных. Эвис довольно хорош собой, умен, умеет поддержать беседу и вообще обладает всеми необходимыми навыками. Правда, до сих пор много о себе мнит и ведет себя как король.  — Фигурка обзавелась вздернутым носом и такой громадной короной, что осталось непонятным, как граф не падает под ее тяжестью.
        — Догадываюсь, что следующий — граф Блейтин, твой несостоявшийся жених?  — Я указала на самого вытянутого человечка.
        — Если Харт Блейтин станет князем, я попрошу убежища в самом дальнем княжестве. А лучше вообще уплыву на острова! Наглый, самовлюбленный, жадный тип!  — Подруга с такой силой ткнула ручкой, что прорвала бумагу.
        — Следующие три, надеюсь, получше?  — Я поспешила отвлечь ее.
        — Как сказать.  — Верита задумчиво пожевала кончик ручки.  — Арлену, лорду Райсену, недавно исполнилось двадцать, он самый молодой граф. Души не чает в музыке, берет уроки рисования и пишет стихи. Романтичный и милый юноша.
        — Тогда почему ты нарисовала его таким некрасивым? Еще и в каких-то оборках?  — удивилась я.
        — Потому что, в отличие от Арлена, я живописи не учусь, рисую, как могу,  — оскорбилась подруга.  — И это не оборки, а модный камзол. Арлен всегда одет с иголочки и при встрече говорит кучу комплиментов. Да и на балах он приглашает даже тех девушек, которые не пользуются особой популярностью. У Арлена четыре сестры, так что он хорошо представляет, как нам живется.
        Не сдержав чувств, подруга взмахнула руками. У меня так и рвался вопрос, связан ли блеск ее глаз с интересом к нашему разговору вообще или конкретно к этому графу, но сейчас для подобного любопытства не было времени.
        — Я не заказывала его биографию. Следующий,  — поторопила ее.
        — Еще Лайен. Ему тридцать пять. Лорд Лайен Римэнн коллекционирует оружие, картины и драгоценности, причем выбирает только самое лучшее. Предложение погостить у него считается огромной честью. Лайен богат, его поместье лишь немногим уступает княжескому дворцу и обставлено с безукоризненным вкусом. Правда, его жена страсти собственного супруга не разделяет. Несколько раз она надевала коллекционные украшения, считая, что на ней они смотрятся лучше, чем на полках. Шуму было…  — Захихикав, Верита пририсовала человечку несколько коробок с амбарными замками.
        — О, так я с ним знакома. Это Лайена обокрал Дикий. Помню-помню, как он убивался по украденным украшениям,  — улыбнулась я.
        — И последний. Рэйф, лорд Дерисон. О нем много и не расскажешь. Рэйф редко бывает на людях, держится особняком. Мрачный и скрытный тип. Три раза был женат, но после свадьбы в течение года все супруги по разным причинам скончались. Кто-то говорит, что это несчастные случаи, другие утверждают, что Рэйф сжил их со свету. Он любит алхимию и, по слухам, оборудовал дома целую лабораторию.  — Пятая фигурка обзавелась длинным балахоном и колбами в руках.  — Правда, Рэйфа я бы подозревать не стала. Если он в самом деле настолько хорош в зельеварении, то без труда отравил бы князя. Никто не сумел бы ничего доказать.
        — А князю подмешивали яд в вино. И обнаружилось это случайно,  — задумчиво протянула я.
        — Выходит, под подозрение попадают абсолютно все?  — Верита наморщила лоб.
        — Ну, пока я не вижу причин исключать кого-то из списка подозреваемых.  — Не стала добавлять, что включила бы в него еще несколько персон.  — Власть портит людей. Даже тот, кто раньше не задумывался о подобном, может не устоять перед искушением.
        — И как ты собираешься узнать, кто именно мечтает стать новым лордом Эшвордом? Напоить всех зельем правды, а когда виновный признается, дать остальным зелье, стирающее память? Чтобы потом не жаловались на недозволенные методы,  — заговорщицки предложила подруга.
        — Такие сложные зелья я не сварю, тут нужен промысловый маг. Но Ис на это вряд ли согласится, ему подавай веские доказательства.  — Я с сожалением отвергла приглянувшийся вариант.  — Хотя мысль неплохая, ты прямо прирожденный детектив.
        — А ты теперь будешь делать вид, что влюблена в князя? Уже придумала способы, как добиться его внимания?  — переключилась на новую тему Верита.
        — Что?  — Вздрогнув, я расплескала чай.  — Это еще зачем?
        — Чтобы никто не удивился, почему ты все время стремишься быть рядом с Исом и желаешь как можно больше узнать о его окружении. Так ты собьешь заговорщика со следа, и он не увидит в тебе угрозы.  — Как всегда, способности логически мыслить у подруги было не отнять.
        — Мне и так по должности положено сопровождать его сиятельство.  — Я расстроенно уставилась на испорченные штаны, куда больше стараясь вспомнить подходящее заклинание, чем думая над предложением Вериты.
        — С другой стороны, все может оказаться совсем наоборот. Вдруг это Ис в тебя влюбился и специально выдумал все покушения как предлог, чтобы держать ведьму поближе?  — пропустив мои слова мимо ушей, продолжила фантазировать девушка.  — Хотя нет, такая версия мне совершенно не нравится.
        — Это еще почему?  — перепутав пассы, обиженно вскинулась я.  — В меня что, нельзя влюбиться?
        — Можно,  — покладисто кивнула подруга.  — Только мне подобный расклад для книги не подойдет. Я же хочу описать ситуации, в которых девушка должна стараться произвести впечатление на парня, но никак не наоборот.
        — С этим не спорю, но почему я вдруг очутилась в роли главной героини? Его сиятельство брался как пример, абстрактная фигура жениха.  — Высушив штаны, я запоздало попыталась проследить за ходом мыслей Вериты.
        — А кто тогда?  — Подруга оглянулась и развела руками, давая понять, что с кандидатурами негусто.  — Мне ведь нужен кто-то, способный делиться информацией и максимально тесно общающийся с князем. Тем более у вас с Исом такое интересное взаимодействие, вы отлично сработались.
        — Ты про какого-то другого князя говоришь.  — Я нахмурилась, а в голове само собой всплыло воспоминание, как он утешал меня на поляне с разбойниками.
        И развлекал в подземелье. И доверил собственную жизнь.
        Для самоуверенного и наглого типа, которым Ис показался мне в начале знакомства, он проявлял неожиданные чуткость и внимание. А еще умудрялся подстраиваться под ситуацию таким образом, что она оказывалась уже под его контролем.
        — Неужели на балу не произошло ничего любопытного? Совсем-совсем ничего?  — не желала сдаваться подруга.
        — Ну, мы танцевали.  — Припомнив, насколько неприятным это действо оказалось для Иса, я поморщилась.
        — Его сиятельство пригласил тебя на танец?  — На этот раз настала очередь Вериты обливаться чаем.  — Я правильно понимаю, больше ведь князь ни с кем не танцевал?
        — Это даже танцем назвать сложно. Так, дань вежливости. Ис таким образом поднял мой статус в глазах лордов.  — Реакция подруги не на шутку меня удивила.  — А что такого?
        — Ришида, ты сама себя слышишь?! Часто ли князь вальсирует с принятыми на работу служанками или горничными, так сказать, обеспечивая им благоприятные условия для последующего мытья полов? Да это же прямо указывает, что Ис хочет работать именно с тобой! Ты его чем-то заинтересовала!  — От возбуждения Верита вскочила и всплеснула руками.  — Я еще после этой истории с испытательным сроком насторожилась! Обычно магов или сразу брали, или указывали на порог.
        — Кажется, кто-то перечитал романов.  — Я тоже поднялась.  — В другое время я тоже с удовольствием пофантазировала бы, но работа не ждет. Если не придумаю, что делать, то вместо влюбленного князя у меня будет влюбленный призрак.
        — Не веришь. Но это еще ничего не значит,  — надулась подруга. Впрочем, почти сразу обида в ее глазах сменилась тревогой.  — Я тебе хоть немного сумела помочь? Только скажи, я все сделаю.
        — Самым необходимым — информацией — ты меня обеспечила.  — Свернув рисунок и спрятав его в карман, я благодарно улыбнулась.  — Как только додумаюсь до чего-то путного, дам знать.
        — Удачи. Пойдем, провожу тебя.  — Верита первой направилась к двери.
        — Только никому не рассказывай о нашем разговоре,  — попросила я ее на прощанье.
        Девушка клятвенно заверила, что даже думать о доверенной тайне не станет в присутствии посторонних и окажется достойной оказанного доверия.
        Обратно в замок я возвращалась в задумчивости. Молнию понукала скорее для виду, так что Кэм то и дело вырывался вперед.
        — Ты думаешь над ловушкой? Она будет магическая? Тебе приходилось заниматься чем-то подобным раньше?  — От ученика подробности княжеского задания я не скрывала, так что теперь он вовсю жаждал внести свою лепту в спасение правителя.
        — Да, о ней.  — Я тряхнула волосами, чувствуя, как предательски заалели щеки.
        На самом деле у меня из головы не выходило предположение Вериты. С одной стороны, я понимала, что идея девушки была бредовой и не имела ни малейших шансов воплотиться в жизнь. С другой, я ведь могу просто абстрактно рассуждать, от этого хуже не будет.
        Его сиятельство довольно симпатичный мужчина. Не смазливый парнишка и не холеный тип, часами наводящий марафет у зеркала. Ис привлекал манерой держаться, чувством собственного достоинства. Он словно излучал особую энергию, умудряясь вести себя отстранении, но в то же время не давая забыть о себе. Интригующее и опасное сочетание. Не зря же меня постоянно тянуло бросить ему вызов!
        — Не представляю, как ты заставишь заговорщика проявить себя. Он ведь должен быть очень умным, осторожным и бдительным,  — продолжал строить версии Кэм.
        — Был бы умным, организовал бы все так, чтобы больше одной попытки не понадобилось. А теперь ему лучше бы затаиться. Ис ведь не глупец и приложит все силы, чтобы вычислить убийцу,  — фыркнула я.
        — Смириться и опустить руки, когда рядом с тобой долгожданная цель, сложно. Это как голодному нищему показать пирожок и запретить его трогать. Искушение сильнее любых аргументов,  — неожиданно по-взрослому заметил ученик.
        — Я же не говорю, что нужно умирать голодной смертью,  — задумавшись, качнула головой.  — Но сам подумай, у кого больше шансов заполучить ужин — у того бродяги, который на виду у прохожих облизывается и ходит кругами вокруг прилавка, или добьется успеха тот, кто сумеет изобразить, будто пирожок ему вовсе не нужен, но куда сильнее его интересует необычное расположение облаков в небе? А когда остальные тоже задерут головы, получит несколько свободных мгновений?
        — Хороший пример, доступный. Только слишком уж заразительный.  — Кэм погладил заурчавший живот.
        — Во дворце обеда не жди, загляни на кухню, попроси, пусть тебя покормят,  — устыдившись, велела я.  — Повар мне как раз обещал комплексное питание в любое время суток.
        — А как же ты?  — старательно маскируя тревогой обо мне собственный страх, поинтересовался ученик.
        — Поработаю над идеей. И держись смелее. Твое положение во дворце гораздо выше, чем у многих слуг,  — произнесла наставительно.
        Увлекшись разговорами, мы незаметно подъехали ко дворцу. Заметив беседующих у фонтана Семилна и Блейтина, я попыталась сбежать на конюшню, но советник успел засечь меня раньше и призывно махнул рукой.
        — Проследи за лошадью и до вечера свободен,  — тоскливо велела Кэму.
        Я не горела желанием встречаться ни с советником, ни с графом. Но и подходящего повода, чтобы избежать разговора, как назло, не было.
        — Добрый день. Господин Семилн, лорд Блейтин.  — Я улыбалась так, будто увидела самых лучших друзей. Графу даже поклонилась.  — Какой приятный сюрприз встретить вас.
        — Госпожа Ришида, наше с вами положение обязывает часто бывать при дворе. Так что теперь я постоянно буду вас радовать,  — галантно улыбнувшись, Блейтин поцеловал мне руку.
        Советнику этот жест явно не понравился, хотя, если он не хотел, чтобы граф со мной говорил, зачем вообще звал?
        — Госпожа Ришида, мы с лордом Хартом как раз беседовали о политической обстановке в княжествах,  — долго испытывать мое любопытство Семилн не стал.  — И лорд нашел заключения, которыми я посмел с ним поделиться, весьма здравыми.
        — В самом деле?  — Вступать в спор не хотелось, так что я прибегла к трюку фрейлин, затрепетала ресницами и загадочно улыбнулась.
        — Я желал бы, чтобы теперь он узнал и ваше мнение.  — Увы, если с графом все это еще работало, то советник ни в какую не желал отступать.
        — Мне неловко отнимать внимание его милости.  — Я чарующе улыбнулась Блейтину.
        — Глупости. Всегда считал, что магия — одна из важнейших частей нашей жизни,  — хитрым котом мурлыкнул граф.
        — К тому же это неплохая тренировка для вас. Я понимаю, столь юной девушке сама идея оказаться за одним столом с графами кажется пугающей, но мы придем вам на помощь.  — Под взглядом советника мне полагалась послушно смутиться и ковырнуть сапогом землю, но я вздернула подбородок и не стала отводить глаз.
        — Мне двадцать пять, не такая уж я и юная. И аппетит испортить трудно. Уж если я в склепе, по соседству с упырями, ужинать умудрялась… Соседи из графов всяко приятнее будут.  — Я по-прежнему продолжала делать вид, будто не понимаю, к чему клонят мужчины.
        — Через неделю малый совет. На нем будет решаться судьба княжества. Ришида, вы не можете оставаться в стороне,  — устав от намеков, прямо произнес советник.
        — И что? Маги ведь не имеют права голоса.  — А вот мне частенько доводилось дурачить клиентов, так что, дразня Семилна, я неплохо развлекалась.
        — Но князь прислушается к вашему мнению. Его отец всегда давал слово каждому, кто мог сообщить что-то важное. Ис унаследовал это качество,  — доверительно сообщил советник.
        — В таком случае, надеюсь, к совету я сумею придумать что-то важное и не разочарую вас,  — понимая, что иначе избавиться от мужчин невозможно, пообещала я.
        — Госпожа Ришида, правильное решение принесет пользу нам всем,  — заговорщицки добавил Блейтин на прощанье.
        Оставшись в одиночестве, облегченно вздохнула. Кажется, поторопилась я с характеристикой Семилна. Теперь советник все сильнее напоминал жирного паука, повсюду раскинувшего сети. Чего он планирует добиться, я пока представляла смутно, но ради обычной «мухи» Семилн вряд ли стал бы плести настолько большую паутину.
        В фонтане что-то плюхнуло, и я склонилась над бортиком, разглядывая стайку разноцветных рыбок. Сначала они испугались, но, видя, что я не шевелюсь, подплыли ближе. Теперь я могла разглядеть даже чешую в крапинках. Пришедшая в голову идея была глупой, но отчего-то показалось, что на рыбок налепили алмазы. Так сказать, чтобы заставить их соответствовать статусу княжеских питомцев.
        Как ни крути, а ведь лорды и леди стараются одеться побогаче и из кожи вон лезут, чтобы произвести более выгодное впечатление. Но кто знает, какие они внутри без золотых одежд и причудливых масок? Какое отражение видят эти люди по утрам, какими считают себя в действительности…
        Хм… А ведь, пожалуй, именно этого лорды боятся больше всего. И на подобном страхе можно построить отличную ловушку!
        Озаренная идеей, я поспешила во дворец, желая скорее поделиться ею с Исом.
        Правда, для этого князя пришлось поискать. Вопреки обыкновению, нашелся он в библиотеке, удобно устроившимся в кресле с книгой и тарелкой винограда. Судя по задумчивому взгляду и мечтательной улыбке, чтиво попалось довольно занимательное. Я даже не думала, что Ис позволяет себе расслабляться хоть ненадолго.
        «Наверное, особо увлекательное пособие по охмурению приезжих ведьм»,  — голосом Вериты шепнуло подсознание.
        — Ришида, что-то случилось?  — Впрочем, расслышав мои шаги, лорд поднял голову и встретился со мной взглядом.
        На мужчине была обычная синяя рубашка с закатанными рукавами и серые брюки. Почему-то сейчас, в такой обстановке и в такой одежде, он совершенно не воспринимался как князь. На мгновение мне даже стало неудобно, будто я застукала Иса за чем-то личным.
        — Я весь внимание. Не бойся, нас не подслушают.  — Мужчина указал на перстень с крупным рубином, мое восприятие мгновенно изменилось.
        В самом деле, с чего я взяла, будто Ис предается тут мечтам? Уж в этом случае князь заперся бы в спальне и нацепил бы еще с десяток артефактов, чтобы наверняка исключить возможность постороннего вмешательства.
        — А откуда ты знаешь, что я хочу рассказать что-то секретное? Может быть, я хотела намекнуть на дополнительное финансирование. Задание-то сложное, необычное,  — откинувшись на спинку, я довольно улыбнулась.
        — Возбужденный вид, блестящие глаза, учащенное сердцебиение,  — даже не подумав поддержать шутку, серьезно перечислил князь.  — Ты пришла делиться результатом и ведешь себя соответственно. А просить деньги тебе было бы стыдно, ты пыталась бы не думать, как попробовать виноград, и нервно кусала бы губы.
        — Я не кусаю губы, когда нервничаю,  — пойманная с поличным, демонстративно скрестила руки на груди.
        — Угощайся.  — Придвинув мне блюдо, Ис одновременно убрал книгу под кресло.
        Еще и предусмотрительно положил обложкой вниз. А так хотелось глянуть, что же он такое занимательное читал!
        — Ис, ты слышал о Зеркальном озере?  — бросив в рот виноградинку, полюбопытствовала я.  — Как смотришь на то, чтобы съездить туда на этих выходных? Так сказать, отдохнуть от княжеских забот, городского шума и насладиться единением с природой?
        — Купаться еще слишком холодно, а рыбалка не стоит того, чтобы кормить собой комаров.  — Князь говорил с сосредоточенным выражением лица, и я никак не могла понять, шутит он или действительно анализирует мой вариант.
        — А ведь комары — это тоже ваши подданные, которые нуждаются в поддержке,  — попеняла я. Впрочем, заметив пересекшую лоб мужчины морщинку, посерьезнела.  — В Зеркальном озере не ловят рыбу. Оно скрыто в пещере. Туда едут, чтобы найти ответы на самые важные вопросы. Говорят, озеро показывает то, что мы больше всего хотим увидеть и одновременно сильнее всего стремимся спрятать.
        — Говорят? То есть маги теперь полагаются на слухи?  — удивился Ис.  — Это озеро расположено в моих владениях, но я почему-то слышу о нем впервые.
        — Неудивительно. Зеркальное озеро — природно-магический феномен. Существует несколько версий его происхождения, кто-то считает, что в обычное озеро попали залежи рубинов. Другие верят, что Зеркальное озеро — это слезы богов. Его сложно найти. Обычно это удается тому, кто по-настоящему нуждается в подсказке. Такие счастливчики не хвастаются своей удачей в трактирах и не рисуют карт всем желающим. Им и без того есть о чем подумать.  — Невольно я скопировала тон преподавательницы, читавшей нам лекции, как бабушкину сказку.
        — Ты озеро найдешь, иначе бы не заговорила о нем. Но что нам это даст?  — Судя по вспыхнувшим глазам, отбрасывать мою идею князь не спешил.
        — Я не ищу никаких ответов. Да и не уверена, что даже в этом случае сумела бы указать дорогу,  — помотав головой, открестилась от роли проводника.  — Зато ты остро нуждаешься в средстве, которое поможет увидеть истинный облик подданных.
        — Тащить с собой всех подозрительных и макать в воду?  — изогнув бровь, иронически предположил Ис.
        — Зеркало,  — предложила я более простой вариант.  — По большому секрету пустим слух, что рядом с пещерой поселился мудрый старец, сумевший набрать воду из озера и продающий ее нуждающимся. Я смогу превратить воду в зеркало, а ты с его помощью устроишь день истины для лордов. Тот, кто откажется взглянуть в зеркало или чье отражение тебе не понравится, лишится титула и будет изгнан из княжества.
        — Считаешь, в это поверят?  — Князь задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, явно рассматривая мое предложение в нескольких вариантах.
        — А почему нет?  — хмыкнула я.  — Зеркальное озеро существует, о нем многие слышали. Тут главное грамотно смешать правду с ложью. Тогда докопаться до истины будет практически невозможно. Меня подобный принцип выручал не раз.
        — Если пустить такой слух… Сделать вид, что я подозреваю кого-то конкретного… Вынудить предателя сыграть на опережение…  — Ис делал паузы, представляя озвученное и давая мне возможность делать то же самое.  — Где находится это озеро? Сколько до него ехать?
        — На границе возле Вортбека. Зеркальное озеро сложно найти как раз из-за огромных залежей рубинов поблизости. Драгоценные камни экранируют поверхность, и маги лишены возможности прибегнуть к дару. А обычному человеку еще нужно не заблудиться в пещерах,  — как на экзамене, бойко отбарабанила я.
        — Значит, два с половиной дня туда и обратно, еще день-два на возможное покушение,  — быстро прикинул Ис.  — Выезжаем завтра на рассвете.
        — Так быстро? А вдруг твой несостоявшийся убийца не успеет собраться? Смысл нам тогда кататься?  — удивилась я.
        — Ничего. Если хочет стать князем, пусть приложит к этому максимум усилий.  — Мужчина зло усмехнулся.  — Я распоряжусь, чтобы необходимые слухи начали распускать прямо сейчас. А ты собери всю возможную информацию о Зеркальном озере, какая известна тебе как магу и какую сможет обнаружить обычный человек.
        — Хорошо, тогда прямо сейчас и займусь. Как раз и ходить далеко не надо,  — кивнула я. Помедлила, но все же решила, что небольшое любопытство мне позволено.  — Ис, а зачем так спешить? Ты рискуешь пропустить малый совет. Это негативно скажется на твоей репутации. Тем более что графы приедут на совет в сопровождении многочисленной прислуги и охраны. Подстроить несчастный случай будет куда сложнее.
        — Скажем так, у меня есть причины для того, чтобы как можно скорее покончить с этим делом.  — Взгляд князя стал ледяным.  — К тому же я не люблю тратить время зря, а малый совет и проверку помыслов удобно провести в один день.
        — Хорошо.  — Подобный ответ меня не удовлетворил, только разжег любопытство, но настаивать я не рискнула.
        Теперь, когда у нас была цель, Ис не стал задерживаться в библиотеке. Сказав, что желает видеть меня за ужином, князь удалился. Я несколько минут выждала, прислушиваясь к отдаляющимся шагам, а потом скороговоркой прочитала заклинание.
        И довольно захихикала, когда в пальцы почти осязаемо ткнулась золотая нить.
        Зря Ис надеялся, что, убрав книгу на место, он тем самым убрал и следы собственного интереса к ней. Поисковые заклинания никто не отменял, а чем дороже предмет человеку, тем проще его искать.
        Склонившись над нужным стеллажом, я на мгновение замешкалась. Все-таки лезть в личную жизнь работодателя было не слишком этично с моей стороны, а Ис ясно дал понять, что не желает делиться тайнами. С другой стороны, князь ведь об этом не узнает! Мне же позарез нужно научиться понимать его получше, чтобы правильно продумывать совместные действия.
        Я сама не знала, что хотела найти. Дневник Ис хранил бы в спальне. Рабочим записям место в кабинете. Но потрепанный сборник сказок все равно поставил меня в тупик. Подобная книжка у меня тоже была. Мама перед сном обязательно читала новую сказку, а мы с подружками любили листать картинки, воображая себя прекрасными принцессами, запертыми в высокой башне. Мальчишки же носились по улице с деревянными мечами, играя в отважных рыцарей и храбрых принцев.
        Пролистав сборник, я убедилась, что здесь имеются такие же иллюстрации. Учитывая любовь Иса к водной стихии, в детстве он наверняка обожал сказки о капитанах кораблей. А может, представлял, как победит дракона и прославит свое княжество.
        Вот только заложенной оказалась совсем другая страница. На ней художник изобразил ужинающую на кухне семью. Явно небогатую, потому что ужин представлял собой кашу и маленький пирог на десерт. А одежда двоих детей хоть и была чистой, но приглушенных тонов. Богачи же всегда любили яркое.
        Только Ису почему-то запала в сердце именно эта иллюстрация. Может быть, он жалел, что слишком поздно познакомился с Игрис? На картинке мальчик и девочка держались за руки, а его сиятельству наверняка не хватало друга. А может, Ис вообще скучал по семье. Даже если отец писал ему десятки писем каждый день, это все равно не могло заменить живого общения.
        Послышавшиеся в коридоре голоса заставили меня поспешно вернуть сборник на место и метнуться к другим стеллажам. К счастью, смеющиеся девушки прошли мимо, и я вытерла вспотевший лоб.
        Больше тешить собственное любопытство не рискнула и следующие несколько часов добросовестно перерывала книги на предмет хоть каких-нибудь упоминаний о Зеркальном озере.
        Работы я никогда не боялась, так что на ужин явилась, захватив с собой несколько исписанных листов.
        — Добрый вечер.  — На Исе опять был строгий камзол, на этот раз красного цвета.  — Кто кого первым будет развлекать беседой за столом?
        — А никто больше не приглашен?  — Заметив, что слуги накрыли на двоих, я несколько растерялась.  — Думала, на ужин приходят все обитатели дворца.
        — Сегодня я приказал никого не пускать.  — Князь разлил вино по бокалам и, видя, что я продолжаю стоять, кивнул на соседний стул.  — Переживаешь, что лорды и леди упустят шанс обменяться свежими сплетнями и похвастаться новыми нарядами?
        — Переживаю, что завтра они наверстают упущенное, повод-то ты им дал превосходный,  — хмыкнула я.
        — На то и был расчет.  — Довольно улыбнувшись, Ис пригубил вино.
        На меня мужчина не смотрел, но я все равно почувствовала, как по коже побежали мурашки. Да, князь сам настоял, чтобы мы общались на равных, но это было неправильно. Как был неправильным этот ужин на двоих при свечах.
        Слухи действительно разойдутся моментально, вот только те ли, что нужны его сиятельству? В то, что князь мог влюбиться в заезжую ведьму, вряд ли поверят, зато небольшая интрижка между нами вполне впишется в дворцовую жизнь. Я попыталась представить, какое впечатление мы производим со стороны, и в горле резко пересохло.
        — Вместе с нами отправятся четверо слуг. Поедем верхом, с собой нужно брать только самое необходимое,  — сухим и весьма далеким от романтики голосом принялся перечислять Ис.  — Я уже прозрачно намекнул придворным о поездке, после ужина кому-то может прийти в голову расспросить тебя поподробнее. Хотелось бы… Ришида, ты покраснела. Тебе нехорошо?
        — Просто здесь душно.  — Не желая признаваться, что всему виной лезущие в голову глупости, я схватилась за бокал и сделала несколько глотков.  — По поводу слуг можешь не беспокоиться. Я тоже отлично умею давать расплывчатые ответы. А имея смутное представление о Зеркальном озере, обнаружить его довольно тяжело. Если только дневники почитать… Но этим наш заговорщик точно займется в последнюю очередь.
        Ис оказался хорошим собеседником. Он кивал, задавал вопросы в непонятных местах, спорил, если считал, что я где-то ошибаюсь, но вместе с тем не навязывал свое мнение.
        Когда слуги заходили, чтобы сменить блюда, мы замолкали и таинственно переглядывались. Стоило же захлопнуться двери, как карта извлекалась из-под стола, и мы опять принимались обсуждать дорогу и прикидывать, где нас может ждать засада.
        Вместе с десертом в столовой появился Кэм. Ученик принес несколько книг, которых не обнаружилось в княжеской библиотеке и за которыми я посылала его в город. С приходом мальчишки ужин окончательно перестал быть «романтическим» и превратился в «совещательский».
        — Кэм, для тебя есть особое задание. Очень ответственное и, возможно, опасное. Справишься?  — отставив тарелку с отвлекающими пирожными в сторону, серьезно вопросила я.
        — Конечно! Что нужно делать?  — Только присутствие князя заставило ученика взять эмоции под контроль и сдержанно кивнуть.
        — Когда мы с Исом уедем, заговорщик не упустит шанса. Тебе придется тщательно следить за всеми лордами: как они будут себя вести, с кем общаться, что приказывать. Если что-то тебя насторожит, покажется неправильным, доложишь мне или Ису,  — принялась втолковывать я.  — Сам понимаешь, абы кому я подобное не доверю. Предатель не должен что-то заподозрить, нам нужен надежный человек.
        — Я вас не подведу,  — с горящими глазами пообещал Кэм.
        Я на всякий случай надавала ученику еще с десяток мелких поручений и лишь после этого разрешила идти отдыхать.
        — Богатая фантазия для ведьмы — необходимость. Но ты вдобавок обладаешь отличным чувством такта,  — разглядывая содержимое бокала на свет, задумчиво произнес Ис.
        — И как ты это заметил?  — не сообразив, к чему клонит князь, я насторожилась.
        — Ты могла взять Кэма с собой и поручить ему все бытовые хлопоты. Или просто приказать ждать твоего возвращения. Если не терпишь, чтобы ученик болтался без дела, велеть ему сто раз переписать одно и то же задание. Но вместо этого придумала такое поручение, выполняя которое он станет чувствовать себя нужным.  — Больше пить лорд не стал и, поставив бокал, перевел взгляд на меня.
        — Я всего лишь беспокоюсь, чтобы деньги из княжеской казны расходовались по назначению,  — не желая, чтобы Ис принялся анализировать мои действия, поспешила испортить созданное впечатление.  — Просто я не уверена, что смогу обеспечивать безопасность князя и ученика одновременно. Не хочу разрываться, если в тебя будут стрелять, а Кэм решит героически задержать убийцу. Лучше сразу решу все проблемы.
        — Не лишено практического смысла.  — Князь кивнул, вроде бы удовлетворившись ответом, вот только все равно продолжал сверлить меня задумчивым взглядом.  — Ладно, я больше тебя не задерживаю. Увидимся завтра на рассвете.
        Мы попрощались. Вернувшись к себе в комнату, я занялась подготовкой к походу. Сбор вещей не занял много времени.
        «В такие моменты понимаешь, как удобно иметь минимум пожитков»,  — укладывая запасную рубашку в сумку, с грустью отметила я.
        Впрочем, почти сразу заставила себя широко улыбнуться отражению. Я ведь теперь придворный маг, а значит, могу забыть о проблемах с деньгами. Главное, чтобы мой наниматель прожил достаточно долго и чтобы я успела скопить приличную сумму.
        Заняться реализацией последнего пункта мне то и дело мешал стук в дверь. Слова Иса оказались пророческими, и, только я поудобнее устраивалась на кровати в окружении конспектов, очередная служанка являлась узнавать, не нужно ли мне чего-то.
        — Провожу обряд, нужна жертва. Поможете?  — в десятый раз распахнув дверь, сердито протараторила я.
        — Ой… Я, кажется, не вовремя.  — Стоящая на пороге Игрис испуганно уставилась на меня.
        — Прощу прощения, это неудачная шутка. Госпожа, что-то случилось?  — Девушка была одета в ночную рубашку и халат, что наводило на разные мысли.
        Мне как боевому магу тут же представились призраки, крайне немузыкальными стонами отравляющие княжне сон.
        — Почему обязательно случилось? И откуда взялась госпожа? Мы ведь договорились дружить, а подруги общаются на равных и навещают друг друга, когда вздумается.  — Игрис старалась говорить уверенно, но в глазах читался неподдельный страх, не передумала ли я с ней общаться.  — Я же тебя не разбудила?
        — Нет, я привыкла поздно ложиться. Проходи,  — ободряюще улыбнулась девушке.
        — Замечательно! Знаешь, в детстве я мечтала о сестре, с которой можно было бы болтать ночи напролет. Делиться переживаниями, вместе мечтать и сплетничать.  — Просиявшая Игрис уверенно зашла в спальню, хотя я вообще-то приглашала ее в гостиную.  — И теперь во дворце появилась ты. Не устаю повторять, что это было самое мудрое… Ой… Я, кажется, действительно не вовремя. Ты уезжаешь?
        При взгляде на приготовленную сумку улыбка девушки померкла. Я мысленно ругнулась, досадуя, что не догадалась спрятать вещи в шкаф. С другой стороны, кроме меня, у Игрис нет друзей, и девушка просто никому не сможет ничего рассказать.
        — Твой брат подкинул работенку.  — Я развела руками.  — Но мы можем немного поболтать, у меня есть свободное время.
        — А что за работа? Когда именно ты уезжаешь? На сколько дней? Чем тебе придется заниматься? Это не опасно?  — Соскучившаяся по общению девушка оказалась любопытнее Кэма и Вериты, вместе взятых. Плюхнувшись на кровать, она восторженно уставилась на открытые конспекты, хотя в руки благоразумно ничего брать не стала.  — Ты читаешь как раз про свое задание?
        — Просто освежаю в памяти знания. На вопросы ответить не смогу, заранее обсуждать заказ — плохая примета, все может сорваться,  — с легкостью соврала я.
        — Значит, расскажешь, когда вернешься,  — не расстроилась Игрис.  — За месяц справишься? А то у меня скоро будет день рождения, я очень хочу, чтобы ты присутствовала.
        — За месяц я уже новых заказов набрать успею. Но от бесплатного угощения я никогда не отказываюсь,  — весело улыбнулась, стараясь расшевелить смущающуюся девушку.
        — Тогда ты в числе приглашенных. Наконец-то позову того, кого действительно хочу. Раньше списком занимался отец, вернее, его советник, и мой день рождения использовался как повод позвать нужных лордов, обсудить политические вопросы.  — В голосе подруги послышалась обида.  — Ис, наверное, поступит так же.
        — Если ты с ним поговоришь, он наверняка позволит тебе устроить праздник по своему вкусу.  — Абсолютной уверенности у меня не было, но я надеялась, что лорд поставит интересы сестры выше княжества.
        — Не уверена, что наберусь храбрости… Знаю, прозвучит глупо, но Ис меня пугает. Мы ведь практически чужие друг другу.  — В голосе Игрис прозвучала тоска.  — Ты бы видела, как он вел себя, когда только приехал во дворец! Я надеялась, что брат обнимет меня при встрече, а Ис прошел мимо. Он потом со всеми знакомился в тронном зале, на расстоянии.
        Я при этих словах невольно вспомнила наш танец. Что сказать, тогда Ис тоже старался свести возможный контакт к минимуму и, когда музыка стихла, заметно расслабился. Но в лесу мужчина вел себя совершенно по-другому. Держал меня в объятиях, успокаивал и подбадривал, как мог. Может, на него так влияет княжеский дворец?
        — Но что я все о себе и о себе! Наверное, жутко надоела тебе постоянными жалобами,  — видя, что я не отвечаю, спохватилась Игрис.  — А я ведь пришла не с пустыми руками. Говорят, на новом месте тяжело засыпать первое время. Поэтому вот.
        Девушка вытащила из кармана тонкий сборник стихов, но отдать мне не успела. В дверь в очередной раз постучали.
        — Извини, я на минутку,  — вздохнула тоскливо.
        — Можешь в качестве жертвы Анису использовать! Это такая капризная горничная! Ведет себя, будто она принцесса,  — весело крикнула мне вслед подруга.
        Правда, на этот раз у меня не пытались выведать цель путешествия. Улыбающаяся служанка в качестве подарка от повара вручила поднос с пирожными и стаканом сока, после чего пожелала спокойной ночи и удалилась.
        — Игрис, спасибо за книгу, но сегодня я не успею ее почитать,  — поставив поднос на стол, с сожалением проговорила я.
        — Тогда не буду тебе мешать. Спасибо, что согласилась поболтать.  — Спрятав книгу, девушка покинула комнату.
        Заперев дверь, я переоделась в ночную рубашку и забралась в кровать. Глаза начали слипаться, но мне нужно было дочитать последний конспект. Зевая, потянулась за тетрадью. Ладонь слабо кольнуло. Отдернув пальцы, нахмурилась, не понимая, откуда мог взяться магический импульс. Впрочем, сбить охранки мог и Кэм, а я слишком устала, чтобы сейчас разбираться с подобной чепухой.
        На рассвете мы собрались у замковых ворот. Несмотря на то что Ис не планировал путешествовать инкогнито и в общем-то не делал тайны из своего отъезда, одежду для поездки он предпочел неброскую. Серая походная куртка и черные штаны совершенно преобразили лорда, превратив его из князя в обычного путника. Даже манера держаться изменилась. В роли обычного человека Ис явно чувствовал себя комфортнее и уже не держал дистанции между собою и подданными.
        — Доброе утро, госпожа Ришида,  — вразнобой поздоровалась со мной охрана.
        Четверо парней выглядели немногим старше меня. Они также были одеты по-простому, но излучали такую гордость, будто сопровождали короля.
        — Госпожа осталась во дворце.  — Я накинула капюшон, пряча рыжие волосы.  — Ведите себя проще. Со стороны должно казаться, что мы самая обычная, скучная, ничем не примечательная компания. А настолько радостными по утрам физиономии у нормальных людей не бывают.
        — Кажется, кто-то не выспался и решил испортить настроение всем остальным.  — Ис запрыгнул на подведенного к нему коня.
        — Я всего лишь хочу, чтобы наше путешествие прошло благополучно.  — Оседлав Молнию, тронула ее с места.  — Первые два раза мы уже недооценили опасность, третий раз может оказаться судьбоносным.
        — Если не полезешь на рожон, твоей жизни ничего не будет угрожать. Цель заговорщика — я. Телепортируешься куда-нибудь, и все,  — практично подметил князь.
        — Не в моих привычках бросать дело незаконченным.  — Можно было отшутиться, но я предпочла ответить честно.  — Почему ты вообще взял меня с собой, если по-прежнему считаешь, что я способна на подобную подлость?
        — В критических ситуациях человек способен на самые непредсказуемые поступки. Никакие деньги не стоят того, чтобы отдавать за них жизнь,  — возразил Ис.  — Но я вовсе не обвиняю тебя, лишь просчитываю варианты.
        — Неужели ты и завещание уже составил?  — поражаясь предусмотрительности лорда, сострила я.
        — Я написал его в тот же день, когда приехал во дворец. Но сейчас оно невыполнимо, поэтому умирать мне ни в коем случае нельзя,  — серьезно ответил Ис.
        Я только покачала головой, не зная, продолжать удивляться странностям князя или воспринимать их как нечто, само собой разумеющееся. Благо хоть охрана держалась позади и наш разговор не слышала.
        Следующие несколько часов мы ехали молча. Дороги стали оживленнее, некоторые попадающиеся навстречу лорды узнавали князя и раскланивались, но большинство не смотрело в нашу сторону.
        — Ты так печешься об интересах княжества, но люди тебя практически не знают.  — Замечание сорвалась с языка прежде, чем я осознала его неуместность.
        — Я не люблю повышенного внимания.  — Ис не выглядел раздосадованным моей бестактностью.  — Достаточно того, чтобы мои люди ни в чем не нуждались, а кого они будут за это благодарить — меня или богов — абсолютно без разницы.
        — Это самоотверженно,  — подумав, признала я.  — Но и глупо. Люди редко ценят то, что досталось им даром. А о тебе в учебниках по истории ничего не напишут.
        — Выходит, ты стала магом, чтобы прославить свое имя?  — не придумав ответа, Ис задал встречный вопрос.  — Долгие годы с бессонными ночами и череда сложных экзаменов должны быть вознаграждены.
        — С чего ты взял, что я ночами корпела над учебниками? Может быть, меня приводили всем в пример как лучшую ученицу и разрешали не приходить на экзамены?  — Столь резкая смена темы мне совершенно не понравилась, и невольно я потянула за поводья, вынуждая кобылу ускорить шаг.
        — Ты сама в этом призналась.  — Подождав, пока я брошу на него недоумевающий взгляд, князь продолжил: — Твоя реакция на любые замечания по поводу работы красноречивее всяких слов. Ты определенно приложила много усилий, чтобы получить диплом, и теперь закономерно хочешь, чтобы другие ценили твой труд.
        — Думаю, этого хочется каждому,  — не желая соглашаться или опровергать утверждение князя, расплывчато отозвалась я.
        — Вот только не могу понять, почему именно ведьма? Девушки куда охотнее становятся целителями. Риска меньше, благодарных клиентов больше.  — Увы, любопытство Иса разыгралось не на шутку и так просто не удовлетворялось.
        — Преподаватели говорили, что мой дар позволит мне лучше всего освоить именно боевую магию.  — Я не соврала, открыв лишь часть правды.
        Основная же причина крылась в том, что я хотела научиться защищать себя. Мне приходилось видеть, как жители бегали к целителям и умоляли их прийти на помощь. Как падали в ноги, благодаря и обещая любое вознаграждение. И как сыпали проклятиями, когда целитель просто не был способен переиграть судьбу.
        Может быть, за боевых магов и не ставили свечки в храмах. Но их уважали и боялись. Я же стремилась не просто выжить, но и обставить эту самую жизнь с максимальным комфортом.
        — Ты не слишком любишь рассказывать о себе.  — На мгновение мне показалось, что в глазах Иса затаилась грусть.
        — Нечего рассказывать. В моей жизни не было ничего необычного, так что боюсь усыпить тебя скучными подробностями.  — Я передернула плечами.
        — Дорога длинная. Если ехать молча, в сон потянет еще скорее,  — не сдавался Ис.
        — Тогда расскажи мне о Воргбеке и Либереце,  — озаренная идеей, попросила я.  — Почему все только и ждут, когда же мы вмешаемся? Я слышала, кто-то даже спорит, какому княжеству ты решишь помочь.
        — Тебе действительно интересно?  — Князь скептически уставился на меня.
        — Я хочу быть в курсе событий, так что да.  — Первым моим порывом было отвлечь Иса, но собрать информацию и в самом деле будет не лишним. Хоть пойму, почему советник настолько сильно желает получить мою поддержку.  — Ведь именно этот вопрос будет решаться на малом совете?
        — Да. И я заранее представляю, сколько споров вызовет мое решение.  — Лорд мученически вздохнул.  — Несмотря на все заверения советников, единоразовой помощью мы не ограничимся. Как только я пообещаю свою полную поддержку одному из князей, вопрос о войне окажется решенным. Нам же война не нужна.
        — А как же рубиновые пещеры, которые можно получить в качестве трофея?  — припомнив долгие рассуждения Семилна, поинтересовалась я.
        — Кто-то невнимательно слушает. Я ведь могу счесть это и за неуважение.  — Ис, дурачась, погрозил мне пальцем.  — Повторю еще раз. Я не желаю чужих смертей, пусть даже за каждую будет заплачено по рубину. Да и не вижу никаких резонов гнаться за всевозможными ресурсами, если и без них у нас есть все необходимое. Людям не нужны обещания красивого будущего, они хотят сытого и обеспеченного настоящего.
        — А если нападут уже на твое княжество? Где искать союзников?  — Я понимала логику князя, но по его примеру старалась предусмотреть все варианты.
        — Предпочитаю действовать на опережение. У нас хорошие богатые земли, удобное местоположение. Усилить войско, производить все необходимое, и на нас никто не решится напасть,  — улыбнулся Ис.
        — В этом есть смысл,  — согласилась я.
        За разговором время летело быстро. Солнце успело подняться высоко вверх и теперь припекало вовсю. Мы выехали на тракт, попутчиков нам почти не попадалось, так что я скинула капюшон и расстегнула куртку. Ису же солнце совершенно не мешало. Закрыв глаза, он поднял голову, будто бы впитывая солнечные лучи. Выражение лица при этом у него стало расслабленно-довольным. Когда же налетевший порыв ветра взъерошил его волосы, Ис мечтательно улыбнулся.
        Наблюдая за ним, я все больше приходила к мысли, что детские и юношеские годы князь провел на корабле. Не зря же он с такой любовью вспоминал о море.
        Я попыталась представить Иса в пиратском костюме и в шляпе с пышным пером, но воображение малодушно спасовало. Моряки казались мне шумными, открытыми и подвижными людьми, живущими по велению сердца и всегда находящимися в поиске. Ис же слишком старался упорядочить свою жизнь, исключив любую вероятность того, что что-то пойдет не по его плану.
        За весь день мы сделали только пару остановок, перекусив захваченными из замка продуктами. Останавливаться на ночлег князь скомандовал, когда на небе зажглась первая звезда. Мы выбрали полянку недалеко от речки. Я была уверена, что он будет терпеливо ждать, пока охрана подготовит постели и приготовит ужин, но мужчина включился в работу наравне со всеми. Причем действовал очень умело, работать руками ему явно было не привыкать.
        — У тебя красивый конь.  — Готовить я не любила, так что предпочла заняться лошадьми.  — Как его зовут?
        — Ворон.  — Ис погладил угольно-черного жеребца.  — Его никто не мог оседлать, но мы сразу нашли общий язык.
        — А моя Молния долго капризничала. Я даже заволновалась, не зря ли ее купила, когда обнаружилось, что кобыла совершенно спокойно реагирует на магию.  — Сообразив, что речь о ней, Молния зафыркала.  — Хотя она до сих пор талантливо изображает испуг и пытается увильнуть от поездок на кладбище.
        — Поэтому она тебе и нравится.  — Князь не спрашивал, скорее, делал вывод, чем ожидал подтверждения, так что я промолчала.
        После ужина я обошла нашу стоянку по кругу, читая охранное заклинание. За весь день никто не попытался на нас напасть, но и удобного для засады места не попалось. К тому же а вдруг заговорщик только-только сообразил, куда именно поехал Ис, и теперь во весь опор скачет вслед? Уж лучше перестраховаться.
        Охранники рассудили так же, распределили между собой время и договорились дежурить всю ночь. Я с любопытством покосилась на Иса, но мужчина не стал предлагать свои услуги и начал располагаться на ночлег.
        Мы легли на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Вроде бы довольно далеко, но я никак не могла уснуть. В голову упорно лез недавний сон, мне казалось, что я слышу, как бьется сердце князя. Промучившись некоторое время, не выдержала и легла на спину.
        — Не спится?  — Как оказалось, Ис тоже не спал. Подложив руки под голову, он задумчиво смотрел на небо.
        — Что-то никак не идет сон,  — вздохнула я.  — Красивая сегодня ночь. Так тихо и спокойно. Можно загадывать желание на падающие звезды.
        — И много у тебя желаний сбылось?  — с неподдельным интересом спросил Ис.
        — В детстве сбывались все. Правда, бывало, приходилось загадывать одно желание в течение нескольких месяцев,  — припомнила я.
        — Ты переупрямишь даже звезды.  — Князь рассмеялся, но смех был грустным.  — А вот мне терпения не хватало. Если я не получал желаемое сразу, разочаровывался и начинал требовать что-то другое.
        — Загадай что-нибудь сейчас. Время удачное, при молодом месяце звезды падают чаще.  — Честно говоря, Ис совершенно не представлялся мне капризным ребенком, так что совет я давала, просто чтобы сказать хоть что-то.
        И совсем не ожидала, что мои слова заставят князя мученически потереть виски.
        — Не люблю луну,  — неохотно пояснил он.  — Солнце светит только днем и всегда одинаково. А луна… капризное, переменчивое явление. Вчера полная луна, сегодня молодой месяц. Даже в светлое время суток не всегда исчезает, будто следит и желает напомнить о себе.
        Я сдавленно хмыкнула. Мне приходилось сталкиваться с разными человеческими страхами, но вот о лунофобии услышала впервые.
        — Заранее сочувствую твоей избраннице,  — не желая знать, что кроется за страхом Иса, я предпочла обратить все в шутку.  — Романтических серенад под луной ей определенно не дождаться.
        — Если таково будет ее желание, я всегда смогу нанять группу менестрелей,  — поддержал шутливый гон князь.
        — А какой ты представляешь свою избранницу?  — поддавшись внезапному порыву, спросила я.  — Ради какой девушки согласишься прибавить к своим обязанностям музыкальные репетиции?
        — Никакой. В ближайшее время я не собираюсь жениться,  — отрезал Ис.
        И вновь мне осталось только поразиться мгновенным изменениям в его настроении. Вроде бы еще минуту назад мы шутили, а стоило произнести одно неосторожное слово, и мужчина мгновенно замкнулся в себе. Методика была действенной. Когда князь надевал свою невозмутимую маску и принимался смотреть вокруг с пренебрежением, у меня пропадало всякое желание продолжать общение.
        — Даже если встретишь девушку своей мечты?  — уточнила я.
        — Не уверен, что она существует,  — хмыкнул мужчина.
        «Бедная Верита. Если Ис не передумает, ей никогда не дописать книгу»,  — с жалостью подумала я.
        — Что ж, может быть, она явится тебе во сне. Спокойной ночи,  — повернувшись на бок, пожелала я.
        — Спокойной ночи.  — Князь продолжал смотреть на месяц, и на мгновение мне показалось, что его глаза сменили цвет на серебристый.
        Но стоило мужчине моргнуть, и иллюзия пропала. Обозвав себя фантазеркой, я натянула одеяло и принялась ждать, когда придет сон.
        Наступившее утро не принесло никаких неожиданностей. За ночь мою границу никто не попытался нарушить, и охрана также не заметила ничего подозрительного. Солнце припекало еще сильнее, и я расстегнула, а затем и вовсе сняла куртку.
        В такую погоду хорошо устраивать пикники. Валяться на траве с закрытыми глазами, слушая трескотню кузнечиков и уносясь мыслями куда-то далеко.
        Сейчас же я никак не могла избавиться от гнетущего беспокойства. Тишина была зловещей, нехорошей. Каждое мгновение мне казалось, что вот-вот должно произойти нечто такое, что мгновенно разрушит это оцепенение. Я постоянно дергалась и крутила головой по сторонам, внимательно изучая пустынную дорогу.
        Мы как раз подъезжали к горам. Мне больше нравилась равнинная местность, хотя пару раз приходилось покорять горные вершины. Первый раз, чтобы уничтожить выводок гарпий на одном из выпускных экзаменов, и второй раз с одногруппниками, чтобы этот самый выпуск отметить. Сейчас нам не нужно было карабкаться вверх, озеро находилось в одной из пещер, но я все равно хмурилась. После обвала в подземельях замка закрытые пространства стали меня пугать.
        — Ришида, успокойся,  — направив коня на тропку между скалами, лениво окликнул меня Ис.
        — Не получается. Я никак не пойму, где мы допустили ошибку? Если заговорщик был, он не мог упустить подобного шанса. А последнее удобное для засады место проехали час назад! Он просто не мог знать, куда мы направимся дальше.  — Внутри словно натянулась пружина.
        — Возможно, заговорщик решил подстеречь нас на обратном пути,  — философски заметил Ис.  — Ты что, беспокоишься, что меня никак не могут убить?
        — Да!  — Мой ответ вызвал повышенное внимание не только князя, но и охраны.
        — Что ж, когда поймаем этого типа, выскажем ему претензии по поводу медлительности,  — ничуть не обидевшись, поддразнил меня князь.  — В самом деле, Ришида, не изводи себя так. Может быть, нам просто стоит придумать другой план.
        Ответить я не успела. Послышался свист, и мы ошеломленно уставились на пролетевшую мимо стрелу. А потом Ис схватился за плечо.
        Глава 10
        Мне довольно редко приходилось работать в паре с немагом, но рефлексы не подвели. Я моментально накинула на Иса заранее подготовленную защиту — полупрозрачную сферу, способную защитить как от стрелы, так и от магического воздействия.
        Проделывать то же самое с охранниками не пришлось, их защищали специальные артефакты. Я предлагала Ису надеть несколько похожих, но мужчина с сожалением отказался, пояснив, что заговорщик тогда вообще не предпримет никаких действий. Толку нападать, если жертва защитилась от любых угроз. К тому же страже положено иметь артефакты, а вот князю на своей земле опасаться нечего. Мы ведь вроде бы ничего не подозреваем.
        — Скорее!  — Один из охранников толкнул меня под руку, из-за чего сорвавшийся с пальцев пульсар улетел по кривой.
        Повторять попытку я не стала, вместо этого пришпорила Молнию. Стрелок выбрал удачное место. Мы как на ладони, а отбиваться магией нельзя. Не хватало еще вызвать обвал!
        К счастью, вход в пещеру оказался гораздо ближе, чем думали. Но и тот десяток секунд, что пришлось скакать под роем стрел, показался мне вечностью. Целились преимущественно в Иса, но и меня не обошли вниманием, а вот по охранникам стреляли скорее профилактически, чтобы те не больно отвлекались.
        Влетев в пещеру, мы поспешно остановили лошадей и спрыгнули на землю. Теперь, когда наша компания оказалась вне досягаемости, стрелки тоже затаились. Навскидку я предположила, что засада должна состоять человек из четырех, но демон знает, сколько их там наверняка.
        — Кто-то все еще считает, будто у меня паранойя?  — Сердце бешено стучало в груди, и ворчала я больше для собственного успокоения.
        — Вернемся, выпишу тебе премию. Так сказать, в награду за потрясающую реакцию и отличную интуицию.  — Вопреки всему Ис выглядел чрезвычайно довольным ситуацией.
        Хлопнув жеребца по крупу, чтобы тот прошел в пещеру подальше — насколько позволял потолок,  — князь попытался осторожно выглянуть наружу. И почти сразу же к его ногам шмякнулась стрела. Именно шмякнулась, будто стреляющему в последний момент дали по рукам, не позволив как следует прицелиться.
        — Куда?  — Крайне непочтительно схватив мужчину за рубашку, я дернула его вглубь пещеры.  — А если у них не только стрелы в запасе?
        — Насчет премии я погорячился. Столь ничтожно оценивающий собственные силы маг поощрения не заслуживает.  — Ис передернул плечами и почти сразу поморщился.
        — Сильно задели?  — Мысленно я вновь помянула демонов. Надо было не слушать князя, а тайком наложить парочку заклинаний.  — Удивительно, как не ранили серьезнее. Мы же были отличными мишенями.
        — Царапина. Я мог бы увернуться, но хотел, чтобы стрелки знали, что попали.  — Ис повернулся ко мне боком, дав возможность увидеть, что стрела действительно царапнула кожу, но не причинила существенного вреда.
        — Ты услышал выстрел и позволил себя ранить?  — У меня дернулся глаз. Кажется, я связалась с сумасшедшим. Охранники были того же мнения, но благоразумно помалкивали, затаившись у стен и наблюдая за территорией.  — Но зачем?
        — Чтобы они потеряли бдительность. Раненый я куда более легкая добыча. Да и им наверняка нужно доказательство, что задача выполнена, и заговорщики постараются достать меня прежде, чем я забьюсь в пещеру умирать,  — методично разъяснил Ис.
        Я почувствовала, как по спине пробежал холодок. Все же князь — страшный человек. Это на что же еще он готов пойти, лишь бы вычислить убийцу?!
        — А если бы стрелы оказались смазаны ядом?  — продолжала каркать я.
        — Но ведь не оказались же.  — Почему-то мое замечание насмешило Иса.
        Сыграть такое спокойствие было просто невозможно. Невольно в голову закралась мысль, что ядом князя не убить. Кто знает, вдруг он в плаваниях пил его в малых дозах и привык? Или нашел какое-то универсальное противоядие?
        — Теперь надо решить, как ловить стрелков. Долго сидеть в засаде они не станут.  — Одновременно со словами князя со скалы посыпались мелкие камешки.
        Спуск заговорщикам явно давался нелегко.
        — Мы с этим справимся,  — заверил один из охранников.  — Ваше сиятельство, берите мага и уходите вглубь пещер.
        Я затаила дыхание. С Иса ведь станется взяться всем руководить и оказаться в самой гуще событий.
        — Хорошо.  — Вопреки обыкновению князь решил проявить благоразумие.
        Уточнив несколько организационных моментов, он уверенно зашагал по туннелю. Пещеры причудливо переплетались между собой, соединяясь извилистыми ходами. Я планировала, что мы обследуем их медленно, сверяясь с картой и помечая повороты, но Ис ни разу не заколебался перед развилкой.
        — Только не говори, что выучил наш маршрут.  — Идти в тишине было жутковато, так что ляпнула я первое, что пришло в голову.
        — Я всего лишь двигаюсь к центру. Ты ведь говорила, что озеро находится практически на границе. Точную дорогу будешь искать сама,  — в очередной раз свернув налево, пояснил князь.
        — Мне казалось, для этого надо идти прямо,  — удивилась я.
        — Так мы срежем путь.  — Перед очередным поворотом Ис помедлил, будто прислушиваясь к чему-то.
        — Ты что, чувствуешь направление?  — Поймав мой оторопевший взгляд, князь досадливо поморщился.
        Кажется, он не ожидал, что я обращу на это внимание, и вовсе не предполагал, что выдаст такую свою особенность. Интересно, сколько же еще у Иса припрятано козырей в рукаве? Только подумала, что наконец-то докопалась до мотивов его поступков, и тут же оказалось, что на самом деле все совершенно по-другому.
        — Видимо, не утратил эту способность с детства. Ты никогда не задумывалась, как ватага мальчишек умудряется лазить по всяким заброшенным местам и никогда не теряется?  — Мужчина предпочел перевести все в шутку, и я послушно засмеялась.
        В конце концов, у меня и своих секретов достаточно. Не хватало еще чужих.
        В какой-то момент мы поменялись местами, и роль проводника перешла ко мне. Наверняка дороги я не знала, ни один из авторов не указывал четких ориентиров. Зато маги оставили достаточно подсказок для своих коллег. Рубины являлись сильнейшими источниками магии. Чистая энергия буквально разливалась в воздухе. А вот там, где находилось Зеркальное озеро, должна была образоваться брешь. Человеку, не наделенному даром, объяснить подобное нереально, я же просто чувствовала какую-то неправильность. И шла, полагаясь на инстинкты.
        Последней подсказкой стали «светляки». Они послушно освещали дорогу, но, когда мы проходили мимо очередного поворота, мигнули, будто в заклинание закралась ошибка.
        — Почти на месте.  — Голос невольно дрогнул.
        — Неужели боишься?  — Моя реакция не укрылась от Иса.
        — Скорее, волнуюсь. Я никогда раньше не думала, что увижу Зеркальное озеро. Тем более при подобных обстоятельствах,  — призналась ему.
        Ощущения были странные. С одной стороны, я уже предвкушала, как буду хвастаться перед коллегами бесценным опытом, с другой, опасалась, не покажет ли мне озеро то, о чем я так упорно старалась забыть?
        Я вроде бы шла с прежней скоростью и заметила, что ноги почему-то плохо держат, только когда князь взял меня за руку и потащил за собой.
        — Прости, что-то у меня сегодня с нервами,  — стараясь не гадать, о чем Ис теперь размышляет, покаялась я.
        — Кто угодно забеспокоится, когда на него обрушится дождь из стрел,  — сдержанно улыбнулся князь.
        А потом мы вышли к озеру, и все лишние мысли сами собой вылетели из головы. Здесь было очень красиво. Озеро оказалось крохотным и излучало слабое мерцание. Магией от него не тянуло совершенно, но между тем что-то волшебное тут явно присутствовало.
        А еще у самой кромки берега росло дерево. Я не знала, как это возможно, но оно состояло из воды. На ветвях качались «плоды» — прозрачные и светящиеся капли размером с монету.
        Мне казалось, стоит нам приблизиться, и все капли сорвутся, но не тут-то было. Даже когда Ис из любопытства коснулся ветки, «фрукты» остались на месте.
        — Хм, разве должно быть именно так?  — склонившись над водой, нахмурился князь.
        — Что такое?  — Я предпочла наблюдать за происходящим с расстояния в несколько метров, но мужчина непреклонно махнул рукой, подзывая ближе.  — Ух ты!
        Неизвестный автор несколько промахнулся с названием. С таким же правом Зеркальное озеро могло именоваться «Серебряным», ибо сейчас его поверхность заливало именно серебро. Затаив дыхание, я осторожно коснулась поверхности. Почему-то думала, что пальцы наткнутся на преграду, но нет, вода оказалась прохладной и по ощущениям была совершенно обычной.
        Определенный эффект мои действия все же возымели. Озеро пошло рябью, а потом на нас уставились наши отражения. Весьма мутные и расплывчатые, будто вода нарочно искажала картинку.
        — И что дальше?  — Ис тоже коснулся воды, но больше ничего не произошло.
        — Думаю, надо рассказать что-то о себе. Такое, чем не хочется делиться с посторонними и что покажет тебя настоящего.  — Знание пришло внезапно, будто кто-то вложил нужные слова мне в голову.  — Готов?
        — Почему ты думаешь, что ожидается откровенность именно с моей стороны? Я ведь не маг.  — Предложение явно не привело князя в восторг.
        — К озеру приходили и обычные люди,  — парировала я.  — К тому же именно ты нуждаешься в ответе. Вдруг в отражении ты увидишь лица тех, кто мешает тебе жить полной жизнью?
        — Увы, не имею понятия, о чем говорить.  — А вот теперь в глазах Иса отразилась боль.
        Мужчина как-то разом подобрался, будто готовился к сложному бою. Насмешливый спутник вновь исчез. Теперь я видела перед собой прежнего настороженного и стремящегося контролировать все вокруг князя. Вот только проблема заключалась в том, что у Иса было слишком много секретов и ни он, ни я не представляли, какой именно решит показать озеро.
        — Давай помогу. Возможно, хватит и небольшого искреннего признания. Скажи, почему для тебя так важна та книга сказок? О чем ты думаешь, когда держишь ее в руках?  — негромко спросила я.
        — Глупо было надеяться, что от тебя удастся что-то скрыть. Все ведьмы такие любознательные или это исключительно твоя особенность?  — Мужчина грустно улыбнулся.
        — Личные письма я бы читать не стала,  — оскорбленно фыркнула в ответ.  — И потом, не моя очередь отвечать.
        — Что ж, хорошо.  — Ис потер виски, собираясь с духом.  — Эту книгу мне читала мама перед сном. Они укладывали меня спать вместе с отцом. Как бы ни были заняты, всегда отпускали слуг и приходили ко мне. Этот час принадлежал нам. Мы могли читать написанные сказки, а могли выдумать свою. Например, сочинить, как пройдет следующий день или пофантазировать, во что мог бы превратиться очередной рыцарский турнир, пожалуй на него, например, дракон. Это время было веселым, беззаботным, спокойным. Мне не хватает того ощущения счастья и уверенности, что ничего плохого просто не может случиться. А еще это напоминание. Я попросил взять книгу, когда мы собирались на пикник. Не думал, что она уцелеет, и отец сохранит ее. Все-таки…
        Голос Иса оборвался. Задавая вопрос, я не ожидала настолько подробного ответа. Да и мужчина, кажется, сам от себя не ожидал. Хотя очень старался сделать вид, будто говорить ему вовсе не трудно. Вот только мне слишком хорошо были знакомы непроницаемый взгляд и горькие морщинки, пересекшие лоб. Я сама, когда приходилось думать о чем-то неприятном, точно так же пыталась ставить барьер между болезненными воспоминаниями и настоящим и точно так же тонула в омуте былых обид и сожалений.
        Ис погрузился в себя настолько, что не услышал, как с тихим шорохом покатился камешек. А вот я, по-прежнему взвинченная до предела, мгновенно обернулась на звук.
        И вскинула руки, впечатав стрелка силовой волной в стену прежде, чем он успел выстрелить. Осознание, почему в пещере не рекомендовалось колдовать, настигло меня одновременно с отдачей. Я не просто оступилась и потеряла равновесие. Меня буквально швырнуло на середину озера, словно отразилось мое собственное заклинание.
        Теперь вода показалась ледяной. Обожгло холодом, он мгновенно заполнил каждую клеточку тела, заморозив все мысли и чувства. К счастью, озеро оказалось неглубоким. Почувствовав под ногами дно, я оттолкнулась и вынырнула, жадно хватая воздух.
        Ну, этот незадачливый стрелок сейчас сполна ответит за незапланированную ванну! Вовек заречется к воде подходить!
        — Как же холодно.  — Стуча зубами, я парой гребков добралась до берега.  — Нет, надо было назвать озеро Ледяным.
        — Ришида?  — Ис протянул мне руку, помогая выбраться.
        Правда, одарил при этом таким взглядом, что я окончательно почувствовала себя нехорошо. Это что же такое должно было случиться, чтобы сам князь потерял дар речи?
        Подгоняемая недобрым предчувствием, я повернулась к озеру. Мое купание пошло ему на пользу. Вода была спокойной и наконец-то стала четко показывать картинку. Из отражения на меня смотрела мокрая, растрепанная девушка с испуганными глазами и посиневшими губами. Черты лица остались прежними, разве что несколько заострились. А вот волосы потемнели, сделались темно-русыми. Глаза же вместо зеленых превратились в серо-голубые.
        У меня подогнулись ноги, и я неловко плюхнулась на камень, продолжая отстраненно таращиться на отражение. Одновременно знакомое до мельчайших черточек и старательно забытое, оно казалось мне ненастоящим и принадлежащим кому-то другому.
        Это просто не могла быть я. Отражение словно лишилось всех ярких красок, превратилось в блеклое подобие меня. И я до боли не хотела вновь вспоминать о себе настоящей.
        — Ришида, что, демон подери, произошло?!  — Накинув мне на плечи куртку, Ис потребовал объяснений.  — Ты не говорила, что озеро способно менять внешность.
        — Оно и не меняет. Это иллюзия.  — Голос отказывался повиноваться, и я едва шептала. В куртку вцепилась машинально, стремясь чем-то занять руки, но тепла совершенно не ощутила.  — Озеро смыло иллюзию.
        Холод проник еще глубже, угнездился в самом сердце. Вот только почему-то совсем не заморозил боль. Напротив, каким-то образом обнажил все нервы и заставил меня остро прочувствовать собственную беспомощность.
        — Выходит, все это время ты скрывала собственную внешность и обманывала всех? А как насчет того, что иллюзорная магия запрещена?  — Ис, как всегда, соображал на удивление быстро.
        — Запрещена только в том, что касается воздействия на людей. А я попросила сама,  — отозвалась безжизненным голосом.
        Без иллюзии, давно превратившейся во вторую кожу, я чувствовала себя голой. Ощущение безысходности затопило с головой, заставив судорожно вздохнуть. Ужасно захотелось плакать.
        — Зачем?  — Отделаться от князя оказалось не так просто.
        — Мне обязательно отвечать?  — Глаза пекло, на Иса я не смотрела, вместо этого уставилась на свои сцепленные ладони.
        — Я бы не задавал вопросы только затем, чтобы сотрясать воздух. Ведь выходит, наш договор не слишком действительный. Да и потом, если ты кого-то убила и теперь так скрываешься, я должен знать,  — подробно перечислил князь.  — Кроме меня, твой ответ никто не услышит. Стрелок мертв.
        — Мое имя настоящее. И я не совершала ничего противозаконного. Просто мне так захотелось.  — Теперь я разозлилась.
        Неужели так сложно просто оставить меня в покое?! Я ведь не лезла Ису в душу, не вытряхивала его тайны, так почему он делает это со мной?
        — Почему? Я бы понял, если бы ты захотела скрыть шрамы…  — Князь осторожно коснулся моего лица, вынуждая взглянуть на него.  — Ты ведь не какая-то там уродина.
        — Но и не красавица,  — с горечью бросила я.  — Просто совершенно обычная. Серая мышка, как говорят в народе. А ведьмам такая внешность противопоказана. Сам подумай, кому проще добиться уважения — эффектной красивой девушке, которая сразу привлечет всеобщее внимание, или бесцветной тени, которую, пока не заденешь, не заметишь?
        — Смутно представляю связь между магией и внешностью. Уж пульсар-то заметят все, а колдуешь ты отлично.  — Меня начало трясти, а Ис по-прежнему сохранял полную невозмутимость.
        — А если я растрачу запас сил? Моя внешность сама меня представляет. Слух о том, что все ведьмы рыжие и зеленоглазые, вырос не на пустом месте. К помощи иллюзий прибегла не только я.  — Если бы князь позволил себе хотя бы намек на улыбку, я не стала бы ничего объяснять. Но мужчина слушал внимательно, явно решив во что бы то ни стало разобраться в мотивах моих поступков, и пришлось продолжить: — Не спорю, пребывающие в отчаянии крестьяне наймут любого мага. А вот наместник предложит работу красавице, с которой можно пофлиртовать и которая будет весело смеяться над его шутками, изрядно поднимая авторитет. Да и аристократы предпочтут видеть рядом с собой в первую очередь способного подобающе держаться в обществе мага. Не ты ли сам оскорбился, когда я заявилась на бал в рабочей одежде?
        — Это другое.  — Ис оставил мой выпад без внимания.  — К тому же ты называешь те причины, которые легко объяснить, но не те, которые имеют значение для тебя.
        — Тогда, может быть, сам ответишь, раз уж так хорошо все знаешь?  — обиженно фыркнула я.
        — Иллюзия служит для тебя защитной маской.  — Мужчина сел рядом со мной и задумчиво уставился на воду.  — Мы во многом похожи, и я понимаю твое стремление не подпускать к себе никого. Ты считаешь, что одна сумеешь добиться большего, ведь тебе не придется ни от кого зависеть. Вот только и руку помощи тебе никто не подаст.
        — Я в состоянии справиться со всеми проблемами самостоятельно,  — сердито проворчала в ответ.
        — Именно это я и имею в виду,  — кивнул Ис.  — Ты прячешься за выдуманным образом и веришь, что так никто не узнает тебя настоящую. А раз так, никто к тебе не привяжется.
        — Если нравится такая версия, можешь ею пользоваться.  — Я думала, что сумею сказать это небрежно, но голос дрогнул.
        Спорить с Исом не хотелось. Он ведь с его усердием пожелает докопаться до истины и будет вновь и вновь ковыряться в моей душе. А я не найду в себе силы признаться, что мужчина прав.
        В следующий момент монетки на дереве зазвенели. Ветки качнулись, словно подзывая нас поближе. А когда мы подошли и протянули руки, на ладони нам упало по серебряному медальону.
        — Об этом ты не предупреждала.  — Князь с любопытством взвесил украшение в руке.
        — Я и сама не знала.  — На первый взгляд медальон показался обычным, но стоило вглядеться в блестящую поверхность, и там отразилось мое лицо.  — Кажется, нам подарили сувениры на память. Чтобы мы помнили, какими являемся на самом деле.
        — Не совсем тот результат, на который я рассчитывал, но тоже неплохо.  — Заглядывать в свой медальон Ис не стал, поскорее сунул его в карман.
        — Думаю, надо вернуться. Если один стрелок прорвался сюда, значит, у нашей охраны проблемы. Здесь нам в любом случае делать нечего,  — стараясь не думать о том, как отреагируют остальные члены отряда на мою новую внешность, проговорила я.
        — Да, пошли.  — Князь первым направился к выходу. Правда, увидев, что я задержалась у озера, оглянулся.  — Риш, иллюзиями меня не обмануть. Я все равно узнаю, какая ты на самом деле.
        Второй раз я задержалась, чтобы обыскать стрелка. Увы, на задание он отправился с пустыми карманами, и ничего интересного обнаружить не удалось. К выходу из пещеры мы приближались с опаской, приготовившись к любым неожиданностям, но князь все-таки не зря платил охране деньги, и напасть на нас никто не попытался.
        Соскучившиеся лошади заржали, намекая, что неплохо бы выбраться на открытое место. Приблизившись, я зажала рот рукой.
        Некому было устраивать новую засаду. За то время, пока мы отсутствовали, здесь развернулось сражение, унесшее жизни всех. Мне было не привыкать к запаху крови, но все равно внутренности сжались в комок, а к горлу подступила тошнота.
        — Надо проверить, вдруг кто-то выжил,  — дотронувшись до моей руки, сухо велел Ис.
        — Не отходи от меня далеко, спастись мог и кто-то из нападавших.  — Я тряхнула головой, сбрасывая оцепенение.
        Опустилась на колени перед светловолосым парнем и дотронулась до шеи. Пульса не было. Да мне и не приходилось еще встречать людей, которые выжили бы со стрелой в сердце.
        — Ришида! Он жив!  — Вытащив платок, Ис приложил его к шее темноволосого охранника.
        Я склонилась над раненым с другой стороны. Провела рукой, нашептывая кровоостанавливающее заклинание. Мы успели вовремя. Еще пара минут, и охранник не выжил бы, но сейчас его щеки немного порозовели. В других условиях я побоялась бы вливать в пациента столько энергии, вот только сейчас не видела другого выхода.
        — Счастливчик. Убийцы наверняка посчитали его мертвым, а проверять не стали.  — Князь держался невозмутимо, но в глазах мелькнуло неприкрытое облегчение.
        — Кто бы ни желал твоей смерти, он настроен очень серьезно.  — Я зашевелила губами, пересчитывая тела.  — Пятеро здесь и одного убила я. Причем посмотри на их одежду и оружие, это отличные наемники. Не удивлюсь даже, если они и раньше работали вместе.
        — Если бы хоть одного удалось захватить живым…  — По моему примеру Ис тщательно обыскал убитых.  — Я потерял трех человек, но не узнал ничего полезного.
        — Они понимали, на что шли. Работа охранника всегда связана с риском.  — Я попыталась сказать это спокойно, но на душе было гадко.
        Смерть есть смерть, и не имеет совершенно никакого значения, ради кого или чего человек умирает. Редко кто добровольно соглашается покинуть этот мир.
        — Ваш…. ваше….  — Очнувшийся охранник закашлялся, и я поспешно пробормотала сонное заклинание.
        — Ис, что будем делать? Его как можно быстрее нужно доставить к лекарю, да и эти,  — я кивнула на трупы,  — не сойдут за атрибуты местного ландшафта.
        — Мы объезжали селение в нескольких часах пути. Завезем туда Шоса и распорядимся насчет погибших,  — поколебавшись мгновение, решил князь.
        С транспортировкой охранника особых проблем не возникло. Натренировавшись на Исе, с помощью одного заклинания я зафиксировала его в определенной позе, а с помощью второго подвесила в воздухе.
        — Быстро ехать не сможем, левитация требует большой концентрации,  — предупредила мужчину.  — Надеюсь, новой засады не будет, иначе могу не успеть среагировать.
        — Думаешь, за сегодня случилось недостаточно плохого?  — горько усмехнулся Ис.
        — Думаю, что сегодняшний день еще не кончился.  — Я по-обыкновению предпочитала быть готовой к самому худшему.
        Больше мы не разговаривали. В деревню я заезжала сама, благо без иллюзии узнать и описать меня при необходимости было некому. Местная целительница внимательно выслушала наспех сочиненную историю, подкрепленную десятком золотых, и пообещала обо всем позаботиться.
        Теперь, когда нас ничего не задерживало, мы пришпорили лошадей, переходя на рысь. По лицу Иса невозможно было понять, о чем он думает, мне же хотелось как можно скорее вернуться во дворец. В глубине души не отпускала тревога за Кэма. Как бы он, стремясь получше проявить себя, не узнал что-то такое, за что можно поплатиться жизнью.
        — Тебя что-то тревожит?  — только когда мы остановились на ночлег, вернулся к обсуждению проблем Ис.
        — Многое, начиная от смытой иллюзии и заканчивая слишком опасным заговорщиком.  — Я крепче сжала кружку в руках.
        После всего случившегося мне кусок в горло не лез, но князь настоял на необходимости хотя бы попытаться поесть. Свою порцию я все же оставила нетронутой, но чая выпила две кружки.
        — Я имею в виду, что конкретно тебя насторожило, кого ты стала подозревать?  — проигнорировав мой сарказм, уточнил мужчина.
        — Откуда ты знаешь, что у меня появилась кандидатура? Может быть, я просто шлю мысленные проклятия предателю?  — почувствовав, как запылали щеки, передернула плечами.
        Иллюзия каким-то образом помогала мне на равных общаться с Исом, я делала вид, что все его выпады и догадки — не более чем пустое сотрясение воздуха. Но теперь я не могла избавиться от ощущения, что князь видит меня насквозь и ему ничего не стоит прочитать мои мысли.
        — У тебя на лбу морщинка. И взгляд настороженно-задумчивый. Когда ты расстроена или волнуешься, ведешь себя по-другому,  — и тут у Иса нашлось подходящее объяснение.
        — Ладно.  — Делиться непроверенной информацией я не слишком любила, но раз уж таково пожелание князя, пусть пеняет на себя.  — Мне не нравится, как именно на нас организовали засаду. Стрелки словно знали наверняка, куда мы движемся и куда свернем. Хотя ты распространял совсем другие слухи, и ждать нас следовало бы в поселке.
        — Ты не могла кому-то случайно проговориться?  — деловито уточнил мужчина.
        — За кого ты меня принимаешь?  — Я оскорбленно фыркнула.  — Учитывая, что это мой план, я не провалила бы его из-за подобной мелочи. Тем более что до вечера сама не знала наверняка, как придется ехать.
        — И не оставляла комнату без присмотра?  — продолжал допытываться князь.
        — Ис!  — Я с трудом удержалась, чтобы не отвесить ему затрещину.  — Я маг, в конце концов. Даже если бы и оставила, мои записи никто, кроме меня, не способен прочесть.
        — Не злись. Я всего лишь проверяю твое предположение,  — примиряюще улыбнулся Ис.  — Все же исключить, что информацию выдали мы, гораздо проще.
        — Только это приводит нас к тому же пункту, откуда мы начали двигаться. Мы точно знаем, что твой конкурент обладает достаточной властью, богат, а еще у него очень длинные уши,  — сердито проворчала я.
        — Но наш план сработал. Пусть и не так идеально, как хотелось бы, но заговорщик клюнул. А значит, мы вполне можем его обыграть,  — отхлебнув из своей кружки, задумчиво произнес князь.
        — Напротив, Семилн также учтет этот опыт. Раз уж ты вернулся живым, то…  — Я не договорила, поспешно прикусила язык и покосилась на Иса.
        — Я же знал, что ты подозреваешь кого-то конкретного. Глупо было надеяться, что князь прослушает мои слова.
        — Надо ведь начинать с кого-то.  — Я развела руками. Кандидатура ничуть не хуже любой другой.
        — Это потому, что ты ему не нравишься?  — У Иса насмешливо блеснули глаза.
        — Вполне достаточная причина.  — Я скривилась. Именно поэтому мне и не хотелось озвучивать голые догадки. Если князь не поднимет на смех, значит, достанет вопросами, да так, что уж лучше бы посмеялся.  — Остальные лорды отнеслись ко мне достаточно благожелательно. Я новый человек в замке, еще не успела сделать ничего конкретного и ни к кому не примкнула. Куда логичнее было бы оценить меня, попытаться подружиться, а не высказывать претензии.
        — Ты мне тоже сразу не понравилась. Я ведь отказался брать тебя на работу,  — напомнил мужчина.
        — Тебе можно, ты князь. К тому же у тебя были причины для недоверия, и ты тактично придумал испытательный срок,  — скрепя сердце признала я.  — А вот Семилн — советник и должен уметь жонглировать словами, а не прямо приказывать мне проваливать из княжества. Так мог вести себя только человек, обладающий большой властью и ничего не боящийся.
        — Почему ты считаешь, что у Семилна ее нет?  — На этот раз в глазах Иса зажегся неподдельный интерес.  — Он был советником на протяжении долгих лет.
        — Вот именно, был,  — выделила я.  — А теперь появился ты и вполне предсказуемо захочешь назначить советника из числа собственных приближенных. Вы не ладите, у Семилна нет шансов сохранить должность. Значит, надо помочь выбиться в князи тому, кто по достоинству оценит его усилия.
        — В данный момент у него нет поводов для волнения. У меня не имеется других кандидатов, которым я мог бы доверять в полной мере. А Семилн хотя бы работал при моем отце и отлично разбирается в делах княжества. Учитывая, что я не знаю очень многих вещей, его помощь весьма кстати,  — с ноткой сожаления заметил князь.
        — Но Семилн ведь этого не знает!  — продолжала я стоять на своем.  — И старается обеспечить себе безбедную старость. Я склонна предполагать, что советник действует в паре с кем-то. Или собирается предложить кому-то свою помощь.
        — Когда ты успела сделать столько выводов? Вы практически не общались,  — заинтересовался мужчина.
        — Иногда достаточно и пары минут,  — усмехнулась я.  — Вопрос с враждующими княжествами волновал меня не просто так. Советник поддерживает противоположную твоей точку зрения. И старается внушить ее как можно большему количеству графов. Пытался переманить на свою сторону и меня, хотя я несколько раз повторила, что положусь исключительно на твое решение.
        — Не ожидал от тебя такого пыла. Весьма польщен, что ты так высоко ценишь мое мнение,  — широко улыбнувшись, поддразнил меня Ис.
        — Я ценю мнение того, кто платит мне зарплату,  — не поддалась я на провокацию.
        — А что скажешь насчет Блейтина? Помнится, еще недавно ты требовала, чтобы я как можно скорее бросил его в тюрьму,  — переключился князь.
        — Ну, если он и организовал засаду, то я понятия не имею, как это доказать,  — призналась со вздохом.  — Разве что положиться на случай, позволить событиям развиваться самим.
        — Пояснишь с примерами?  — Улегшись на спину, Ис подложил руки под голову. Поза вышла вольготная, расслабленпая. Да и смотрел мужчина на меня так, будто ожидал услышать занимательную сказку.  — Пока все твои идеи принесли результат.
        — Это скорее продолжение старой идеи.  — Столь пристальное внимание выводило из себя. Я привыкла, что люди разглядывали иллюзию, и сдержанно реагировала на всякого рода комментарии, но вот моя настоящая внешность редко пользовалась спросом.  — Почему бы не сделать вид, что в поездке ты получил опасное ранение и находишься между жизнью и смертью? Для достоверности можно даже храмовика пригласить. Заговорщик обрадуется, что венец сам падает ему на голову, и выдаст себя.
        — А это вполне может сработать.  — К моему облегчению, Ис все же перевел взгляд на небо.  — И приближающийся совет нам на руку. Посмотрю, как графы станут вести себя в мое отсутствие.
        — Чтобы не выделять никого из них, назначь Семилна своим заместителем. Пусть он следит за порядком и все прочее. Настолько близкая возможность получить власть точно сведет его с ума. Особенно когда ты резко выздоровеешь и вернешь все на круги своя! Вот когда твой конкурент заскрипит зубами!  — в порыве вдохновения зачастила я.
        — Ты прирожденный заговорщик. Может, мне как раз тебя и взять на должность советника?  — рассмеялся князь.
        — Лестное предложение, но мне по душе нынешняя должность. В противном случае могу увлечься и, когда кто-то из аристократов примется внушать мне свои идеи, по привычке заряжу оглушающим заклинанием.  — Я понимала, что Ис всего лишь дразнит меня, но не смогла удержаться от ответной шутки.
        — Хороший способ заставить лордов емко и максимально доступно излагать свои мысли.  — Мужчина смеялся весело, заразительно.
        И так легко было смеяться вместе с ним, забыв обо всех тревогах и переживаниях. Я уже не помнила, когда в последний раз позволяла себе настолько беззаботно веселиться.
        Разговаривать на серьезные темы больше не хотелось. Убрав кружку и привычно начитав охраняющее заклинание, стала готовиться ко сну.
        — Риш…  — Я считала, что Ис уже спит, но он неожиданно повернулся ко мне.
        — Не называй меня так.  — Я недовольно поморщилась.
        — Это что, все-таки твое ненастоящее имя?  — Князя моя просьба не слишком удивила.
        Я даже готова была поклясться, что он специально позвал меня, стремясь посмотреть на ответную реакцию. Кто бы еще объяснил, зачем ему это понадобилось?
        — Настоящее. Просто оно мне не нравится. Слишком мягкое,  — неохотно пояснила я.
        — А мне кажется, тебе подходит. Именно нынешней тебе,  — тихо, словно открывая важный секрет, сообщил Ис.  — Я как раз хотел спросить, в столице ты будешь искать мага и вновь накладывать иллюзию? Или оставишь все как есть?
        — Еще не думала.  — Вопрос застал меня врасплох.
        Я была уверена, что моя внешность должна волновать князя в последнюю очередь. В конце концов, во дворце перемене не слишком удивятся, маги позволяют себе и не такие выходки. А что касается моего собственного душевного комфорта, так это не проблема государственной важности.
        — Не накладывай иллюзию. Хотя бы до тех пор, пока не выполнишь мое задание,  — серьезно попросил Ис.
        — Почему это так важно для тебя?  — В какой-то момент разговор окончательно перестал напоминать рабочий и превратился в доверительную беседу.
        Будь мы во дворце, я не решилась бы настаивать. Но под открытым небом Ис все меньше воспринимался князем и все больше обычным человеком.
        — Хочу, чтобы ты попыталась вспомнить, каково это — быть собой.  — Мужчина улыбнулся, но в глазах отразилась боль.
        Теперь я уже не сомневалась, Ис отсутствовал в княжестве не просто так и, вернувшись наконец домой, прихватил с собой целый ворох секретов. Одним богам известно, как сильно они повлияли на его жизнь.
        — Спокойной ночи.  — Обсуждать свою жизнь мне не хотелось, и я перевернулась на бок, с трудом подавив желание с головой накрыться одеялом.
        — Спокойной ночи,  — повторил князь.
        Совсем скоро его дыхание стало спокойным и медленным. Мне же не спалось. Заверить Иса, что моя новая внешность никого не удивит, было легко. Куда сложнее самой поверить в собственные слова.
        Я не врала, говоря, что маги часто экспериментируют с обликами. Среди моих знакомых имелся один, обожавший окутывать себя языками пламени. Сил заклинание отнимало прилично, но эффект того стоил. А самое главное, это был его личный выбор.
        Я понимала, что не смогу всю жизнь прятаться под иллюзией. Рано или поздно сняла бы ее сама, морально подготовившись и почувствовав в себе достаточно сил, чтобы жить без маски. Сейчас же слепой случай все решил за меня. А я ненавидела ситуации, на которые не могла повлиять, и все, что мне оставалось, это полагаться на мнение других.
        Благодаря магии моя одежда высохла почти сразу, вот только я никак не могла согреться. Еще и сдавшие нервы сыграли свою роль. Закусив губу, я сдавленно всхлипнула. Ну почему все должно было сложиться именно так?
        «Это просто минутная слабость. Сейчас я пожалею себя, а завтра опять буду делать вид, что подобные мелочи мне нипочем»,  — постаралась внушить себе.
        Пошевелившийся Ис заставил меня затаить дыхание. Я напряглась, превратившись в комок нервов, но мужчина продолжал спать. А в следующий момент крепко обнял меня и пригреб к себе. Все тревоги тут же вылетели из головы. Забыв, как дышать, я ошеломленно уставилась на лицо князя. Ис выглядел расслабленным, сердце стучало все так же ровно. Вот на самом деле он спит или ловко притворяется?
        С одной стороны, для знающего человека изобразить спящего не проблема. С другой, зачем Ису меня обнимать?! Раньше за ним теплых чувств не наблюдалось!
        Представив, что скажет князь утром, обнаружив меня под боком, я окончательно почувствовала себя дурно. И, косясь на Иса, завозилась, пытаясь выбраться на свободу.
        Практически удалось, но, когда я уже предвкушала свободу, мужчина вновь притянул меня к себе. Причем выражение лица у него стало таким довольным, что я едва не взвыла. Даже во сне князь умудрялся надо мной издеваться!
        Вот только, сколько бы я ни злилась, значимого эффекта это не приносило. Мысль использовать магию откинула почти сразу. Сил осталось не так много, к тому же не факт, что Ис не проснется.
        Перебрав свой небогатый арсенал возможностей, я окончательно приуныла. А сообразив, что ночь мне предстоит провести в обнимку с князем, едва не разрыдалась. Что сказать, роль плюшевой игрушки достойно завершит мой послужной список!
        У меня вырвалось хмыканье, и Ис почти сразу что-то недовольно пробормотал. Я замерла, превратившись в сплошной комок нервов. Мужчина причмокнул и вновь заулыбался. Какое-то время я нервно прислушивалась к его дыханию, но Ис спал крепко.
        Князь обнимал меня за талию, лишая возможности выбраться, но вместе с тем делал это достаточно нежно. Слушая стук его сердца, я как-то неожиданно пригрелась и поймала себя на мысли, что больше не дрожу. Да и вообще, проблемы с внешностью уже не воспринимались настолько страшными.
        В конце концов, в этом княжестве я ненадолго, а Ис платит мне достаточно, чтобы приобрести все необходимое. Да и статус придворного мага сам по себе прибавляет мне уважения в глазах окружающих. В таких условиях необходимость в иллюзии не такая уж большая.
        Задумавшись, я неосознанно зашевелилась, пытаясь устроиться поудобнее. Князь, впрочем, не спешил возражать против того, чтбы я использовала его плечо в качестве подушки. Теперь уже мое лицо осветила улыбка. Подумать только, как много уверенности могут подарить простые объятия.
        Звучит глупо, но рядом с Исом я чувствовала себя защищенной. А еще откуда-то взялось убеждение, что сегодня мне приснятся теплые сны.
        Ночь прошла спокойно. Проснувшись, я некоторое время лежала с закрытыми глазами, наслаждаясь последними минутами отдыха. И только окончательно стряхнув остатки сна, поняла, что князь меня больше не обнимает. Он откатился в сторону и лежал спиной ко мне. Стоило же откинуть одеяло и сесть, как Ис перевернулся. Я подскочила, но глаза мужчины оставались закрытыми.
        «Ему просто снится какой-то сон».  — Сердце едва не выпрыгивало из груди.
        Понадобилось несколько минут, чтобы я успокоилась и задышала спокойно. В конце концов, чего мне вообще переживать? Ис вряд ли помнит, как именно мы провели ночь. А если что-то вспомнит, всегда смогу сделать вид, что это ему приснилось.
        — Доброе утро. Как спалось?  — широко зевнув, поинтересовался князь.
        — Ну, границу никто не нарушил, комары не кусались, так что достаточно хорошо,  — настороженно отозвалась я.
        Взгляд у Иса был ясным, собранным, что совершенно не свойственно минуту назад проснувшемуся человеку. В голову закралась страшная мысль, что мужчина на самом деле проснулся гораздо раньше меня. И специально отодвинулся, выжидая, пока я успокоюсь.
        — Риш, у тебя отвратительная привычка видеть мир исключительно в черном свете. Что мешает сказать, что спалось на удивление замечательно, сны снились волшебные и яркие, и вообще, сегодня чудесное утро,  — поддразнил меня князь.
        — Тот факт, что я отлежала бок и вообще предпочитаю сон в закрытом помещении, чтобы можно было не бояться внезапно хлынувшего дождя.  — Подозрение все больше перерастало в уверенность.
        — Что ж, тогда придется потерпеть еще одну ночь,  — сочувственно заметил князь.  — Я хочу вернуться во дворец на рассвете, чтобы меня увидело как можно меньше людей. Слуги непременно начнут сплетничать, и к вечеру по двору будут ходить самые разнообразные слухи. Как раз то, что нам требуется.
        Теперь я почувствовала себя окончательно сбитой с толку. Контраст между беззлобным подшучиванием и деловым разговором показался настолько резким, что происходящее совершенно не укладывалось в голове.
        Не дожидаясь моего ответа, Ис занялся завтраком. Наблюдая, как он режет хлеб и сооружает бутерброды, я в какой-то момент усомнилась, что ночное приключение произошло на самом деле. Вдруг это мне такой реалистичный кошмар приснился? Мало ли как могло сказаться на психике купание в Зеркальном озере…
        — Риш, ты что, спишь с открытыми глазами? Полезное умение, на заседаниях оно тебе пригодится, но сейчас нет нужды практиковаться,  — засмеялся князь.
        — Я же просила меня так не называть.  — Домашнее имя расслабляло, вызывало в памяти детство, забытые картины семейного уюта, что в данный момент было совершенно недопустимым.  — А контроль над ситуацией я никогда не теряю. Наоборот, легкий сон бодрит. Если несколько часов напряженно выжидать, когда именно гарпия вернется в гнездо, нервы просто сдадут.
        — Просила не называть. Но я ведь не говорил, что послушаюсь,  — лукаво усмехнулся Ис.
        Я сердито засопела. Складывалось ощущение, что князь нарочно издевается, выводит меня из себя и с любопытством следит, на какой ответный ход я решусь. Вот только мужчина просчитался. Сейчас у меня не было настроения соревноваться в остроумии, и я перевела взгляд на копошащихся в траве жуков.
        — Держи.  — Протянув мне бутерброд, Ис едва заметно поморщился.
        — Сильно болит?  — спохватившись, что за все время не осмотрела рану, забеспокоилась я.  — У меня есть пара полезных настоек, давай обработаю.
        — Я же говорил, царапина. И беспокоит совсем немного. Как раз достаточно для того, чтобы лучше удалось вжиться в образ смертельно раненного.  — Князь демонстративно закатил глаза и хрипло застонал.
        — Эдак слуги кинутся искать не целителей, а команду магов. Выглядишь точь-в-точь как упырь на кладбище,  — фыркнула я.
        — Пригласят и тех и других. Тебе придется приложить немало усилий, чтобы не пустить всех желающих в мои покои. В прошлом каждый второй считал своим долгом справиться о моем здоровье и предложить помощь,  — сосредоточенно заметил Ис.  — Оглушающие заклинания будут как раз к месту.
        — Скажу, что ты старательно готовишься к скорой встрече с богами и все мирское тебя отвлекает,  — фыркнула я.  — Кого это не остановит, добавлю, что стрела была отравлена и сам воздух пропитан ядом. А на тех, кто рискнет проверить, испробую новое заклинание.
        — Зевак мы разгоним, но что делать с лекарями? На месте моего конкурента я бы предложил воспользоваться услугами собственного целителя, чтобы получить точную информацию.  — Лоб князя пересекла морщинка.  — Можно обойтись и без этого, но мы ведь хотим сыграть сцену, максимально приближенную к реальности.
        — Пожалуй, здесь я тоже разберусь. Есть у меня одна знакомая целительница, задолжавшая мне услугу. Болтать она не станет.  — Я вспомнила девушку, которую сначала приняла за нищенку, а после опознала как коллегу.  — Кажется, ее зовут Вэйли. Именно благодаря ей я и нашла твое объявление.
        — Как же ты ее разыщешь, если даже не помнишь имени.  — Ис скептически взглянул на меня.
        — Зато я отлично запомнила ее ауру.  — Запихнув в рот остатки бутерброда, поднялась на ноги.  — Отправлю записку с помощью магии.
        Откопав в сумке огрызок бумаги, набросала коротенькое сообщение, после чего встала и повернулась лицом к солнцу. Формально магия от светила совершенно не зависела, с одинаковым результатом колдовать можно было бы и в темноте. Но моей излюбленной стихией являлся огонь, и, глядя на солнце, я словно впитывала ослепительные лучи.
        Сначала самое сложное — настроиться на Вэйли, то бишь сформулировать будущее заклинание и представить его структуру. Затем крепко сжать письмо в руке и скороговоркой произнести нужные слова, заполняя сотканный узор силой.
        Записка окуталась голубоватым светом и послушно исчезла. Теперь оставалось только надеяться, что она дошла до адресата.
        — Все.  — Повернувшись, я захихикала от представшей глазам картины.
        Пока я говорила о заклинании, вид у Иса был достаточно скучающим. Но теперь он, вытянув шею, жадно следил за моими действиями.
        — Ваше сиятельство, неужели вы подглядывали?  — сбившись на официальный тон, пожурила я мужчину.
        — Тебе показалось.  — Пойманный на горячем Ис сделал каменное выражение лица.  — К тому же, если ты не хотела, чтобы я увидел заклинание, следовало уединиться во-о-он в том леске.
        — И пропустить не только ужин во дворце, но и завтрак с обедом.  — Лес едва виднелся на горизонте и представлял собой десяток чахлых деревьев.  — Да и ничего страшного в этом нет. Просто ты мог бы сразу сказать, что хочешь посмотреть.
        — Магия ни капли меня не интересует. Кощунство с твоей стороны предполагать, будто я мог подглядывать, как простой крестьянин,  — оскорбился мужчина.
        — То есть у тебя просто затекла шея, и таким образом ты ее разминал,  — глубокомысленно покивала я.
        — Ты улыбаешься. Я думал, ты уже разучилась радостно улыбаться. Тебе идет улыбка,  — уже другим, лишенным шутливых ноток голосом произнес Ис. И, не дав мне времени переварить его слова, продолжил: — Вэйли успеет во дворец в срок? Ведь ее приезд нужно обставить как случайность.
        — Я указала координаты, телепортируется. А насчет визита, думаю, не стоит слишком много врать. Скажу, что Вэйли моя подруга, и я пригласила ее в гости, ну а заодно пообещала составить протекцию при поиске работы,  — прикинув несколько вариантов, озвучила я наиболее подходящий.
        — А тут такая удача — сразу и пациент подвернулся,  — деловито продолжил князь.  — Хорошее начало для послужного списка.
        — Не зря ведь говорят, что боги сильнее всего благоволят именно к целителям,  — смиренно сообщила я.
        — В том случае, если Вэйли приедет. Вдруг у нее уже есть неплохая работа, и она не захочет все бросать и кидаться на выручку к малознакомой коллеге. Откуда такая уверенность?  — счел своим долгом уточнить Ис.
        «Потому что в возрасте Вэйли я бы тоже все бросила и приехала»,  — рвались с языка слова, но признаться в этом князю было выше моих сил.
        — Вэйли задолжала мне услугу. А маги привыкли платить по счетам.  — Я выбрала наиболее прагматичную и правдоподобную причину.
        — Что ж, тебе виднее,  — задумчиво кивнул князь.
        Все остальные детали мы обсуждали уже верхом. В запасе оставалось достаточно времени, так что не было нужды гнать лошадей. Пригревшись на солнце, я любовалась окружающим видом.
        Облака овсяными хлопьями усыпали небо. Солнце то пряталось за очередным «печеньем», то вновь начинало пригревать. Поля, мимо которых мы проезжали, напомнили мне пестрый ковер, сотканный из зеленых, желтых и оранжевых ниток. Горы серыми контурами намечались далеко вдали.
        Вокруг цветущего куста порхала первая бабочка. Устав, она опустилась на ветку и сложила коричнево-золотистые крылья, решив погреться на солнышке.
        «А ведь до лета рукой подать»,  — мелькнула мысль.
        Раньше мне не часто приходилось подолгу задерживаться на одном месте. Исключение — год обязательной отработки в деревне после окончания учебы. Но с той поры я все время скиталась по разным городам.
        Может, Ису понравится моя работа, и он разрешит мне остаться и после выполнения задания? Несколько лет в качестве придворного мага послужили бы началом нового этапа в жизни.
        — Представляешь, как вместе с Вэйли будете тратить гонорар? Или думаешь, как станешь сообщать лордам сногсшибательную новость?  — заинтересовался князь.
        — Прикидывала, чем займусь в будущем. Ты в курсе, что в замке отличные условия, чтобы написать трактат на соискание звания магистра первой степени?  — важно сообщила я.
        — Никогда не рассматривал дворец с такой точки зрения. Должен признать, мои предки знали толк в строительстве и сумели построить многофункциональное здание,  — в тон мне отозвался Ис.  — Только не рановато ли? Я слышал, к защите допускают магов старше тридцати.
        — Верно. Но я пока набросаю черновик. На постоялых дворах не больно поработаешь, кусающиеся клопы отрицательно влияют на творческий процесс,  — хмыкнула я.  — А когда у меня появится база, будет легче сориентироваться, какой практический материал искать и на какие задания соглашаться.
        — Ощущение, что ты распланировала каждый свой день, уважительно протянул Ис.  — Я настолько далеко не заглядываю.
        — Наверное, потому, что вся твоя жизнь была расписана еще до твоего рождения? Ты родился наследником, и подразумевалось, что венец будет твоим. Ты женишься, станешь править справедливо и честно, а потом умрешь с чувством выполненного долга,  — пророчески предрекла я.
        — Особенно мне нравится концовка. Как бы сразу не перейти к похоронам, пропустив все прочие стадии,  — сдавленно произнес князь.
        — А чего ты сам ждешь от будущего? Не поверю, чтобы у тебя не было каких-то целей,  — оставив тревожную тему, зашла я с другой стороны.
        — Я хочу добиться спокойствия в княжестве. Убрать всех заговорщиков, показать, какой должна быть жизнь и как этого достичь. Получше узнать графов и решить, кто из них достоин занять мой трон. Года мне должно хватить,  — посерьезнев, перечислил Ис.
        — Ну, если разберемся со вторым пунктом, с третьим можно не спешить. Граф — это ведь резервная кандидатура, а приоритет получит твой сын. И почему только год? Не мало ли?  — прикинув объем работы, усомнилась я.
        — Наоборот, слишком много.  — Взгляд Иса помрачнел.
        По мне, наш разговор был вполне обыденным, но князю он причинял боль. Вновь мелькнула мысль, что в его жизни случилось нечто такое, что вынуждает мужчину спешить поскорее исправить давние ошибки.
        — А что будет через год?  — рискнула уточнить я.
        — Об этом нет смысла беспокоиться,  — окончательно укрепив мои подозрения, отрезал Ис.
        Больше ни о чем серьезном мы не разговаривали и остаток пути ехали тихо. Несколько раз останавливались отдохнуть, ночь провели под раскидистым деревом. На этот раз я уснула раньше Иса, так что понятия не имею, пытался он вновь обнять меня или нет.
        Во дворец прибыли на рассвете, как и договаривались. К чести князя, образ раненого удался ему отлично. Если бы я не знала, что Ис притворяется, первой поспешила бы позвать целителя. А вот слуги перепугались не на шутку.
        — Госпожа Ришида? Это вы? Ваше сиятельство, что с вами?  — Первая же встреченная служанка выронила поднос и уставилась на нас потрясенным взглядом, не зная, кого разглядывать в первую очередь.
        — На нас напали. И не вопи, князю нужен покой,  — поддерживая навалившегося на меня мужчину, сердито пропыхтела я.
        Как и следовало ожидать, выполнить мою просьбу девушка даже не пыталась. Ис едва успел устроиться на кровати, как в дверь посту чаи и. К моему облегчению, это оказался всего лишь главный повар, жаждущий отплатить князю за спасение сына. Отделаться от него удалось довольно легко, отослав готовить питательный бульон.
        — И где твоя должница-целитель?  — Пользуясь отсутствием зрителей, Ис поудобнее взбил подушку и потянулся.
        — Должна быть в моих покоях. Пойду проверю.  — Стараясь не выказывать беспокойства, я вышла из комнаты.
        Большинство аристократов еще спали, но некоторые предпочли начать день пораньше. Чтобы избежать столкновения с такой компанией, мне пришлось свернуть в другой коридор и сделать крюк. Еще двое лордов были так увлечены спором, что я умудрилась проскользнуть мимо абсолютно незамеченной.
        На моих покоях стояли защитные чары, но для Вэйли они не должны превратиться в преграду. Вот только внутри ее отчего-то не обнаружилось.
        Меня пробил холодный пот. В коридор я выходила на негнущихся ногах, совершенно не представляя, как буду объясняться с Исом. Стоило ли с таким трудом добиваться его доверия, чтобы теперь все испортить?
        — Ришида?  — Я оглянулась на колыхнувшиеся занавески, гадая, действительно ли меня кто-то зовет или это следствие расшатанных нервов.
        — Да?  — На всякий случай завертела головой по сторонам, косясь на коридоры.
        — Ришида! Хвала богам, это ты!  — К моему изумлению, из-за занавески выбралась Вэйли.
        — Что ты делаешь здесь?  — Я потрясенно уставилась на девушку, не зная, возносить молитвы богам или, напротив, поминать столь зло подшутивших демонов.
        — Ну, у меня не очень хорошо с телепортационными заклинаниями. Я вроде бы использовала твои координаты, но портал закинул меня в тронный зал,  — смущенно призналась Вэйли.  — А что с тобой случилось? Ты ведь выглядела по-другому. Я тебя только по ауре узнала.
        — Да так, напортачила с заклинанием,  — неохотно призналась я.  — Почему ты меня за занавесками ждала? По той же ауре найти куда быстрее!
        — Я хотела спросить у кого-то, куда меня выкинуло, но увидела мужчину. Такой высокий, худой, он был чем-то недоволен и ругался на всех. В общем, я подумала, что попаду под горячую руку, и спряталась тут,  — развела руками девушка.
        — Это Семилн, здешний советник. Его можешь не бояться, он вечно чем-то недоволен,  — поморщилась я.  — Хотя Семилн точно помог бы тебе сориентироваться. Со мной он пока пытается дружить. Ну или слуг позвала бы.
        — Подожди, то есть ты действительно придворный маг?  — поразилась Вэйли.
        — Я же так и написала в письме. А ты о чем подумала?  — Теперь настал мой черед изумленно таращиться на девушку.
        — Ну, подумала, что ты немного преувеличиваешь. Как тогда, в трактире,  — смущенно призналась она.  — То есть, выходит, про пациента тоже правда? Чего же мы болтаем, пошли скорее к нему!
        — Он не умирает.  — Стоило завести речь о работе, как Вэйли преобразилась, напрочь забыла о смущении и настроилась на деловой лад.  — Но терять время и в самом деле не стоит.
        По дороге я кратко ввела девушку в курс дела. Узнав, что лечить придется князя, Вэйли едва не упала в обморок, но кое-как справилась с эмоциями и преисполнилась решимости сделать все от нее зависящее, чтобы наша афера удалась.
        — Знакомьтесь. Вэйли, это Ис, твой почти настоящий подопечный. Ис, это Вэйли, твой самый настоящий целитель,  — отрекомендовала я.
        — Ваше сиятельство.  — Вэйли умудрилась сделать реверанс, одновременно копаясь в сумке и отыскивая нужные флаконы.  — Ришида сказала, вы получили легкое ранение. Позволите осмотреть рану?
        — Это пустяк.  — Ис привычно попытался отказаться, но под настойчивым взглядом целителя все-таки сбросил одеяло и вытащил руку.  — Вэйли, вы уверены, что справитесь? Ришида будет рядом, но спрашивать о моем здоровье станут именно вас.
        — Однажды мне пришлось лечить рыцаря, в груди которого было четыре стрелы. Не переживайте, я отлично знаю симптомы, и подловить меня на вранье не удастся,  — немного запинаясь, заверила девушка.
        — В таком случае я вас оставлю лечиться, а сама пойду, взбодрю дворец.  — Убедившись, что князь доволен целителем, я вышла из комнаты.
        Вообще совет всегда проводился в двенадцать, но новость о том, что на князя было совершено покушение, заставила графов вместе с советником собраться в тронном зале в ускоренном темпе.
        — Его сиятельство ранен. Очень сильно. С ним сейчас целитель, но дать какие-то прогнозы сможет только через несколько часов, когда закончит лечение,  — опираясь на ручку трона, скорбно возвестила я.
        Как и следовало ожидать, новость вызвала просто взрывной эффект. Графы наперебой загалдели, засыпали меня разнообразными вопросами.
        — Тише, она же не в состоянии ответить нам всем,  — шикнул на них советник, после чего строго уставился на меня.  — Ришида, поясните, кто именно на вас напал? Что с его сиятельством? И как вышло, что князь ранен, а на вас ни царапины?
        — Они не представились.  — Мысленно я поаплодировала храбрости советника. Не каждый рискнул бы практически откровенно бросить обвинение мне в лицо.  — Но больше всего смахивали на разбойников. Потребовали отдать все вещи, лошадей и меня. Князь отказался. Я предлагала поджарить этих хамов, но его сиятельство пожелал разрешить конфликт миром. Мол, не следует разбрасываться даже такими подданными.
        — Как это на него похоже. Чистоплюй,  — сквозь зубы бросил Семилн.
        Я вопросительно выгнула бровь, безмолвно удивляясь явной неуместности столь нелестных замечаний, но тратить время на спор не стала.
        — А вот разбойники отвлекаться на пустой треп не пожелали. Я подозреваю, они и банда Дикого сотрудничали с одним и тем же магом. Иначе не объяснить, где их главарь достал артефакты, вызывающие туман, поглощающий магию. Сражаться пришлось на ощупь. С разбойниками удалось разобраться, но вся наша охрана погибла. Князя я чудом защитила от смертельного удара. Туман высасывал силу с огромной скоростью, заклинания я плела, используя внутренние ресурсы организма. Именно поэтому сейчас выгляжу так, как выгляжу. Раньше на мне было иллюзорное заклинание, но даже такие крохи магии я потратила.
        — Выходит, сейчас вы едва держитесь на ногах из-за переутомления,  — проявил неплохие познания в магии один из графов.  — Присядьте, не хватало, чтобы вы хлопнулись в обморок прямо у нас на глазах.
        — Благодарю за заботу, лорд Райсен,  — я тепло улыбнулась парню.
        Если мне не изменяет память, именно он и являлся предметом романтических грез Вериты. Выбор подруги я одобрила. Арлен оказался высоким светловолосым юношей с открытым лицом и ярко-голубыми глазами. Учитывая, что кроме удачной внешности он еще отзывчивый и внимательный, лучшую партию трудно отыскать.
        — Воспитание не позволяет мне сидеть в столь высокой компании. Тем более что сидячее место здесь только одно,  — я с тоской кивнула на трон.
        — Тогда предлагаю как можно скорее закончить со всеми вопросами и отпустить леди восстанавливать силы.  — Рэйф смахивал на демона. Высокий, худощавый, смуглый, с черными волосами и темно-карими глазами,  — Ришида, кто лечит князя? Я сию секунду вызову собственного целителя. В моей лаборатории много подходящих зелий, что-то обязательно пригодится.
        «Пригодится для того, чтобы поставить Иса на ноги или для того, чтобы гарантированно согнать в могилу?» — так и рвался с губ вопрос.
        Такой вариант князь предусмотрел едва ли не в первую очередь. Еще бы, разве можно упустить шанс подмешать в зелье порцию яда и наконец-то вздохнуть спокойно!
        — Вэйли, выпускница академии с кафедры целителей. Я как раз недавно пригласила ее в гости, обещала помочь найти работу. И вот, помогла.  — Я криво усмехнулась.  — Квалификация Вэйли не вызывает сомнений, она была лучшей на курсе и имеет большую практику. Если целительница поймет, что не справится, несомненно, мы тут же пошлем за ее коллегами.
        — Его сиятельство в сознании или нет? Разбираться с преступниками дело начальника стражи, а в наших руках судьба княжества. Что делать с советом?  — Самым нетерпеливым оказался Харт.
        Граф Блейтин не выглядел встревоженным из-за ранения Иса. Уж, скорее, злился, что из-за болезни князя срывается заседание. Интересно, какую выгоду они с Семилном будут иметь в случае, если продвинут идею начать военные действия?
        — Князь ни в коей мере не желал, чтобы его отсутствие повлекло какие-либо негативные последствия. Именно поэтому он поручил мне передать, что совет должен состояться. В отсутствие его сиятельства главным назначается господин Семилн. Он же доложит князю о принятых решениях,  — официальным тоном отчеканила я.
        — Проводить совет без князя? Это же немыслимо!  — меньше всего я ожидала возмущения со стороны Лайена.
        Ис со смехом признавался, что граф ходит на собрания исключительно для того, чтобы похвастаться пополнением коллекции и чаще всего примыкает к мнению большинства. Щегольски одетый, с модными усиками и уложенными волосами, на приверженца традиций он не походил совершенно. Но, видимо, мы рано сбросили его со счетов.
        — Мне нелегко об этом говорить…  — Я вздохнула, выдерживая паузу.  — Его сиятельство может и не поправиться. Стрела вошла в грудь очень близко к сердцу. Не исключено, что на следующем заседании вам придется выбирать нового князя.
        Советник, уже не сдерживаясь, выругался. Арлен и Рэйф о чем-то тихо зашептались. Я задержала взгляд на Эвисе. С графом Левандом мне не приходилось раньше сталкиваться, но по рассказам Вериты я помнила, что именно его до приезда Иса прочили в князья. И сейчас он по-прежнему оставался самым вероятным кандидатом.
        Радовало это Эвиса или нет, определить оказалось невозможно. Внешность графа нельзя было назвать выразительной. Коротко подстриженные светло-русые волосы, высокий лоб, острый нос, тонкие губы. И прозрачно-серые глаза. Художник сказал бы, что граф походит на набросок картины, которую забыли раскрасить. Или Эвис не испытывал эмоций, или превосходно умел держать себя в руках. Мой взгляд он выдержал спокойно, совершенно не выказывая признаков недовольства подобным любопытством.
        — Все будет зависеть от милости богов. Непременно попрошу храмовиков помолиться за здоровье его светлости,  — пафосно объявил Харт.  — Ришида, вас мы больше не задерживаем. Можете идти отдыхать.
        Дважды повторять не пришлось. Попрощавшись, я поскорее покинула тронный зал, но дойти до своих покоев не успела. Перехвативший меня на половине пути начальник стражи (я наконец узнала, что его зовут Бейт) не захотел ждать даже пяти минут, пока я переоденусь и умоюсь. Пришлось плестись за ним в кабинет и в течение двух часов рассказывать подробности нашего путешествия.
        В итоге, когда я сумела вырваться и заглянуть к Ису, ноги меня на самом деле не держали.
        — Ого! А вы тут времени зря не теряли,  — оглядев заставленный пузырьками стол, я одобрительно кивнула.
        Несколько зелий Вэйли открыла, и теперь в комнате горько пахло травами. У меня моментально зачесалось в носу, и я поморщилась, сдерживая желание чихнуть. Нашлась у девушки и настойка, удивительно напоминающая кровь. Ею Вэйли щедро окропила повязку Иса и валяющиеся на полу бинты.
        — Я думала еще зажечь свечи, но тогда мы здесь задохнемся.  — Целитель не выглядела удовлетворенной.  — Несколько раз уже стучались лорды, хотели справиться о здоровье князя. Один при виде бинтов чуть не упал в обморок, но кое-как пришел в себя и пообещал послать за самыми лучшими целителями.
        — Это каждый второй теперь предлагать будет, надо же выслужиться. Кстати, Ис, советник тебя ни во что не ставит. Сказал, что, если ты выживешь, выскажет все о твоем безответственном и лишенном всякого здравого смысла поведении.  — Устало плюхнувшись в кресло, я передала содержание разговора.
        — Значит, Семилн верит в мое выздоровление, иначе не стал бы строить планов,  — рассмеялся князь.  — Прошло еще слишком мало времени, так быстро заговорщик себя не проявит. К тому же…
        Договорить Ису помешал звук открывающейся двери. Страже у покоев вообще-то было велено не пускать никого, кроме меня и Вэйли, так что на дверь мы уставились одинаково настороженными взглядами.
        — Ис? Ис, можно?  — Бледная Игрис ворвалась в комнату и упала на колени возле кровати.  — Боги, что с тобой случилось?!
        Мысленно я выругалась. Стоило догадаться, что охранники не рискнут задержать сестру князя. Пусть она и незаконнорожденная, но все равно ее положение во дворце достаточно высокое. Впрочем, можно было не бояться, что Игрис догадается о вранье. Ис настолько правдоподобно застонал, откидываясь на подушки, что даже я чуть не кинулась к нему.
        — Все не так плохо, как говорят. Не переживай.  — Князь ободряюще улыбнулся сестре.  — Рана не самая опасная, я поправлюсь.
        — Это точно? Целитель это подтвердил?  — Девушка перевела встревоженный взгляд с Вэйли на меня.  — Ис, не умирай, пожалуйста. Ты последний, кто у меня остался. Я не могу тебя потерять.
        — И не потеряешь.  — Князь попытался погладить девушку по волосам, но скривился от боли.
        — Как это произошло? Кто посмел на тебя напасть? Ришида, ты ведь говорила, что работа совсем не сложная,  — едва не плача, дрожащим голосом произнесла Игрис.
        — Разбойники. Представляешь, они оценили мою жизнь всего лишь в двадцать золотых и пообещали, что отпустят, если заплачу их. Правда, потом стали спорить, как станут делить деньги, и потребовали отдать вообще все ценное, что у нас имеется. Двадцать монет я еще отдал бы, но расстаться с Вороном не был готов. Так жадность губит людей.  — Князь изо всех сил старался, чтобы рассказ получился забавным, но его голос звучал все слабее.
        — Что? Они потребовали у тебя деньги?  — потрясенно переспросила Игрис.  — Совсем ума лишились! Неужели не понимали, что за покушение на князя грозит смерть и уйти с похищенным не удастся!
        — Наверное, не узнали в лицо. Надо почаще показываться людям.  — Ис рассмеялся хриплым смехом, переросшим в какие-то булькающие звуки.
        Вэйли тут же склонилась над ним и что-то зашептала. С ее рук сорвалось голубое сияние, вызвавшее у князя облегченную улыбку.
        — Пообещай, что никуда больше не уедешь, не предупредив меня! А где бы мы тебя искали, если бы разбойники вас похитили? Или если бы Ришида тоже пострадала и ты остался раненый совершенно один?  — Не выдержав, Игрис глухо зарыдала.  — С тобой ничего не случится, слышишь, ничего! Ты поправишься.
        — Ришида, Вэйли, оставьте нас на пару минут.  — На этот раз голос князя звучал гораздо тверже.
        — Ваше состояние еще слишком нестабильно. Вы уверены?  — Моя подруга была полна решимости играть предложенную ей роль до конца.
        Я ничего не стала говорить, но выразительно нахмурилась, намекая, что это не самая лучшая идея. Игрис не вызывала у меня подозрений, но испытывать судьбу все же не хотелось.
        — Игрис позовет вас, если мне станет хуже,  — заверил князь.
        Смирившись, мы вышли в гостиную. Я, не смущаясь, с ногами взобралась на диван, Вэйли присела в кресло.
        — Как ты вообще? Справишься?  — убедившись, что дверь плотно закрыта, поинтересовалась у девушки.
        — Это задание скорее для моих актерских способностей, чем для лечебных.  — Вэйли улыбнулась.  — Хотя письмо от тебя было довольно неожиданным.
        — Жизнь любит подкидывать сюрпризы. Правда, не всегда приятные,  — усмехнулась я.  — Но насчет работы притворяться не придется. Думаю, Ис согласится подтвердить, что ты действительно вытащила его с того света, и напишет потрясающие рекомендации.
        — Да, его сиятельство необычайно добр,  — смущенно подтвердила девушка.  — Когда он мне озвучил сумму гонорара, я подумала, что ослышалась. Это такой необычный опыт. Вот что значит — наконец найти путь, посланный богами.
        — Вот что значит найти правильных друзей,  — настроенная куда более прагматично, поправила я.  — Кстати, не упусти момент. На волне успеха можешь предложить свои услуги кому-нибудь из лордов на постоянной основе.
        — Куда мне,  — отмахнулась Вэйли.  — Ришида, а уборная здесь поблизости есть?
        — Разумеется. По коридору направо,  — кивнула я.  — Надо тебе еще покои потребовать. Желательно смежные с княжескими, чтобы никто не проверял, спишь ты или круглосуточно дежуришь.
        — Ты здесь так просто всем распоряжаешься. Будто даже не допускаешь мысли, что твое желание не исполнят.  — Негромко рассмеявшись, Вэйли поднялась.
        — Потому что действительно не допускаю,  — посерьезнела я.  — У меня довольно высокий статус, и я имею право командовать. Может быть, где-то и перегну палку, но мало кто рискнет сделать замечание придворному магу. Тем более дружащему с его сиятельством.
        — Да уж, жаловаться князю на тебя точно бесполезно,  — покачала головой целительница.
        — Я же говорю, надо правильно выбирать друзей,  — умудренно изрекла в ответ.
        Вэйли удалилась, но долго скучать в одиночестве мне не пришлось. Ис не обманул, и его разговор с сестрой не занял много времени. Из спальни Игрис вышла, шмыгая носом и вытирая глаза кружевным платочком, но вроде бы несколько приободрившись.
        Я думала, Игрис захочется пойти к себе, вот только она уселась на место Вэйли. Несколько мгновений просто смотрела в стену, явно собираясь с мыслями.
        — Зря ты пользовалась иллюзией. Ты очень красивая.  — Мне казалось, девушка захочет поговорить о брате, и ее замечание застало врасплох.  — Хотя заклинание и спасло жизнь моему брату.
        — Мм… Спасибо,  — кивнула я.  — Правда, слишком к моей настоящей внешности не привыкай. Как только появится возможность, я верну иллюзию. Мне с ней комфортнее. Сейчас смотрю в зеркало и будто чужое лицо вижу.
        — Зачем? Так гораздо лучше. У тебя черты лица стали такими мягкими, и взгляд теплый. Ты даже улыбаешься по-другому,  — с жаром воскликнула Игрис.
        — Ну, я же ведьма, мне положен огненный взгляд. Да и клиентов искать удобнее, чем более броско выгляжу, тем больше людей меня заметит,  — назвала я девушке ту же самую причину, которую пару дней назад озвучила Ису.
        — То есть причина только в работе? Или есть что-то еще? Может быть, просто кто-то посчитал тебя недостаточно красивой? Кто-то важный для тебя, чье мнение послужило толчком?  — Проницательность брат с сестрой определенно унаследовали от отца в равных долях.
        Оставалось только надеяться, что хотя бы ловко различать ложь Игрис еще не научилась.
        — Мой единственный авторитет — это я сама. Если кому-то что-то во мне не нравится, тем хуже для него.  — Я растянула губы в улыбке.  — Да и потом, все ведь сложилось исключительно удачно. Не будь на мне иллюзии, я не смогла бы спасти Иса.
        — Согласна, магия удобная штука и подарит тебе массу возможностей, но все, что ты наколдуешь, будет фальшивым,  — неожиданно серьезно заметила девушка. Княжеское воспитание сыграло свою роль, и сейчас голос Игрис практически не дрожал, а на лице застыла вежливая гримаса.
        — Но, кроме меня, никто не будет об этом знать,  — парировала я.
        — Пусть так. Но мне гораздо больше нравится общаться с тобой настоящей. Ришида, я безмерно благодарна тебе за все. Ты могла бы бросить Иса, но привезла его во дворец.  — Девушка порывисто обняла меня, а потом вновь степенно уселась в кресло и сложила руки на коленях.  — Я ужасно боюсь потерять брата. Теперь я твоя должница.
        — Еще бы, ведь вместе с Исом ты потеряешь и положение во дворце.  — Я вовсе не собиралась попрекать ее, слова сами сорвались с губ.  — Прости, не хотела обидеть. Просто, если с Исом вдруг что-то случится, новый князь вряд ли захочет видеть тебя здесь.
        — Я бы и сама в таком случае не пожелала тут оставаться.  — Игрис кивнула, давая понять, что не сердится.  — Когда отец умер, а Ис еще не вернулся, многие прямо в лицо называли меня приживалкой и советовали поскорее собирать вещи. Мол, в храме я смогу отмолить мамин грех и очистить собственную дущу.
        — Допустим, твое рождение от тебя не зависело, и на свое происхождение ты повлиять не можешь,  — сочла нужным заступиться за девушку.  — А сплетники всегда найдут, о чем поговорить. Им только повод дай.
        — Но я все-таки предпочла бы обойтись без такого внимания,  — устало поморщилась Игрис.  — Отец оставил достаточное приданое, так что я смогу уехать и начать новую жизнь. Только Ис держит меня здесь. Я ужасно боюсь остаться одна.
        — Одиночество — это не всегда плохо. Были моменты, когда я больше всего на свете мечтала о том, чтобы все оставили меня в покое,  — задумчиво произнесла в ответ.
        — Потому что ты другая. Сильная, независимая, смелая,  — без тени зависти перечислила подруга.  — А мне нужен рядом родной человек, который сможет поддержать и выслушать. Ришида, Ис только отшучивается, скажи хоть ты правду, что с ним? Он поправится?
        — Не знаю.  — Я отвела взгляд.  — Вэйли хороший целитель и сделает все, чтобы его спасти. Но судьба Иса в руках богов. Он молодой, сильный и цепляется за жизнь.
        — Да, Ис упорный. Весь в отца. Дойдет до поставленной цели, чего бы ему это ни стоило,  — грустно улыбнулась Игрис.  — Я пойду к себе, помолюсь. Позовите меня, если Ису станет хуже или будет нужна помощь.
        — Конечно.  — Пожелав девушке спокойной ночи, я проводила ее взглядом.
        Глава 11
        Разобравшись с комнатой для Вэйли и убедившись, что в ближайший час мои услуги никому не понадобятся, я удалилась к себе. Позвав служанок, велела приготовить ванну и захватить что-нибудь пожевать. Оставшись в одиночестве, раскинула руки и рухнула на кровать, наслаждаясь отдыхом. Наконец-то можно побыть одной вдали от любопытных глаз!
        Помня мое участие в спасении ребенка, слуги старались не таращиться на меня слишком откровенно и изо всех сил делали вид, что ничего не случилось. Вот только интерес брал верх над вежливостью. Да и немудрено, я за какой-то месяц стала самой популярной личностью, умудрившись оказаться причастной ко всем мало-мальски значимым событиям.
        Раздавшийся стук в дверь заставил меня со стоном принять вертикальное положение.
        — Войдите!  — Тело зачесалось от предвкушения горячей ванны.
        Вот только вместо слуг в комнату ураганом ворвалась Верита. Судя но кое-как собранным в узел волосам и явно не подходящему к платью плащу, девушка ужасно спешила.
        — Ришида, срочно рассказывай, что у вас с Исом на самом деле стряслось! По городу ходят слухи, один страшнее другого, и я понятия не имею, во что верить!  — Налив воды из графина, подруга за пару глотков осушила стакан.
        — Сначала скажи, что именно говорят и какую информацию мне нужно опровергнуть,  — стянув с подноса яблоко, в свою очередь попросила я.
        — Ну, он вроде как при смерти. Хотя наверняка никто не знает. Говорят, Ис в одиночку решил навести порядок в городе и вступил в схватку с лидерами нескольких разбойничьих банд, договорившись с главарями, что проигравший уберется из города,  — плюхнувшись в кресло, припомнила Верита.
        — Надо же. Хотелось бы знать, у кого такое богатое воображение.  — Представив себе такую схватку, я расхохоталась.  — А сама ты как думаешь?
        — Если бы князь действительно умирал, ты вряд ли валялась бы на кровати. Скорее, поспешила бы к казначею и потребовала расчет. У вас ведь считается плохой приметой, если клиент погибает?  — Подруга нахмурила лоб, обдумывая, стоит ли что-то еще добавлять.  — Скорее всего, вы что-то задумали. И идея была твоей. Угадала?
        — Ты путаешь меня с телохранителем. Конечно, маги тоже участвуют в охранных операциях и знают много полезных заклинаний, но в академии нас учат немного другому,  — поправила ее я.  — На нас действительно напали, но Ис отделался царапиной. Я предложила пустить слухи, чтобы посмотреть, как поведет себя заговорщик. Только это тайна.
        — Само собой.  — Верита сделала жест, будто закрывает рот на ключ.
        — А почему ты считаешь, что я поспешила бы уволиться?  — кинув огрызок в вазу, перевела взгляд на подругу.
        — А разве нет?  — удивилась девушка.  — Ты же с первых дней любыми способами хотела получить эту работу, связывала с ней столько надежд на будущее. Не гнушалась никакими средствами, чтобы проявить себя. Не думай, я уже не обижаюсь, просто перечисляю факты. А куда лучше уйти самой, чем ждать, когда новый князь укажет тебе на дверь. Новый человек в любом случае захочет сам выбрать себе приближенных.
        — Ничего подобного!  — Слова Вериты меня покоробили. Я уже набрала воздуха для возмущенной тирады, собираясь возразить, что никогда бы такого не сделала…
        Вот только действительно сделала бы.
        Еще месяц назад я без раздумий предпочла бы позаботиться о собственной репутации. Умирающему князю помочь все равно не в моих силах, а раз так, нужно успеть придумать что-то полезное для себя.
        Ис каким-то непостижимым образом что-то во мне изменил. И теперь я не знала, нравятся мне эти перемены или нет. В любом случае я была не готова смотреть, как он умирает.
        — И как успехи? Заговорщик проявил себя?  — Увидев, что я задумалась, Верита коснулась моей руки.
        — Пока еще нет,  — тряхнула головой, избавляясь от лишних мыслей.  — Хотя довольно любопытно было наблюдать за реакцией графов. Некоторые так рьяно кинулись предлагать свою помощь в лечении, что я еще раз уверилась в необходимости постоянно дежурить в комнате Иса. Не хватало только, чтобы ему под видом укрепляющего сиропчика подлили отраву.
        — А кто именно так отреагировал?  — Подруга попыталась задать вопрос нейтральным тоном, но заблестевшие глаза выдали ее истинные мысли.
        — Ну, Арлен и Рэйф вроде бы довольно искренне беспокоились. Харт и Лайен возмутились, что князь посмел внезапно заболеть и свалил на них все дела. А что подумал Эвис, известно только богам. У меня было ощущение, что я разговариваю с ожившей тенью. Кстати, спасибо за характеристику графов, это очень выручило. Вот только художник из тебя никудышный, свою книгу лучше не иллюстрируй сама.  — Сделав паузу, я хитро прищурилась.  — Граф Райсен такой красавчик. И очень милый. Единственный, кто сообразил, что я не только маг, но и женщина.
        — Слушай, это отличный материал для следующей главы!  — Прозрачный намек порозовевшая Верита пропустила мимо ушей.  — Мне как раз нужен повод, чтобы герои смогли пообщаться наедине. А болезнь отлично подходит. Ты подробно запомни свои ощущения, когда будешь охранять Иса, а еще лучше — запиши.
        — Мы что, подопытные кролики? Вот еще глупость!  — возмутилась я.
        — А что я такого сказала?  — Подруга состроила невинную мордашку и захлопала ресницами.  — Вы ведь на самом деле будете вынуждены много времени проводить вместе. Еще и обстановка достаточно неформальная. Согласись, на балу в парадном костюме не станешь вести себя так, как дома в постели.
        — Это ведь понарошку. Ис не болен, мне не нужно следить за его состоянием и каждые пять минут измерять температуру. Когда ты сама начнешь следовать собственным советам?  — попыталась я перевести тему.
        — Когда закончу книгу и пойму, как действовать в любой ситуации,  — не дав сбить себя с толку, легко парировала Верита.  — И потом, тебе что, трудно помочь? Я-то в твоих авантюрах участвовала!
        — Всего в одной и к тому же это было в твоих интересах!  — почувствовав, что меня загоняют в угол, сердито воскликнула я.
        — Ис же не монстр, чего ты так злишься?  — примирительно улыбнулась подруга.  — Просто общаться официально вам глупо, а мне интересно, что чувствуют герои, когда падает барьер светских правил. Вот представь, девушка танцует на балу с кавалером, ей становится плохо, и она падает в обморок. На следующий день герой просто обязан навестить свою спутницу и справиться о ее здоровье. Почему бы не принять его в спальне? Таким образом, это следующая ступенька в отношениях. Неплохая же идея?
        — Понятия не имею, я никого в спальнях не принимала.  — Приступ раздражения уже прошел, и ворчала я больше для приличия.  — Ладно, постараюсь что-то набросать, но особых результатов не жди.
        — Ришида, ты чудо!  — просияла подруга.
        На этом наш разговор прервался. Мне наконец-то приготовили долгожданную ванну. Сообразительная подруга не стала задерживаться и, пообещав всевозможную помощь, отправилась домой.
        Забравшись в ванну, я блаженно улыбнулась и закрыла глаза, надолго потеряв счет времени. Собственно, горячая вода была давно испытанным средством, она успокаивала, тонизировала и не впервые помогала мне собраться.
        Вот и сейчас, вернувшись на «сушу», я почувствовала себя значительно лучше. А переодевшись в тунику и штаны, запоздало сообразила, кто еще не навестил меня.
        И где, спрашивается, носит этого мальчишку? Раньше Кэм моментально прибегал на любой шум и во что бы то ни стало желал внести свою лепту в происходящее.
        Старательно отгоняя тревогу, я направилась в комнату ученика. Подергав ручку и убедившись, что дверь заперта, решила попытать удачи на кухне и в конюшне. Вот только ни туда, ни туда ученик не заходил со вчерашнего дня.
        В груди с новой силой царапнулось беспокойство. Конечно, Кэм не маленький и не нуждается в ежеминутном контроле, но я привыкла качественно выполнять взятые на себя обязательства. А ученик оказался едва ли не самым сложным делом в моей бурной практике.
        — Ришида, привет!  — Кэм нашел меня сам. Выскочив из-за очередного поворота, просиял и кинулся обниматься.  — Наконец-то ты приехала! Никогда не догадаешься, что я узнал!
        — Явно не правила хорошего поведения. Иначе догадался бы хотя бы оставить записку, где тебя искать,  — чувствуя, что стало легче дышать, пробурчала я.  — Ты где был? Весь дворец на ушах стоит.
        — А я рассудил, что самое интересное ты мне в любом случае расскажешь,  — хитро улыбнулся ученик.  — Зато я выполнил твое задание, ты не зря согласилась меня учить.
        — Я уже об этом жалею. Тише, кто же кричит о таких вещах?  — шикнув на мальчишку, за руку потянула его в свои покои.  — А вот теперь рассказывай.
        — В первый день после вашего отъезда ничего интересного не происходило. На второй приехал граф Райсен, ходил, со всеми здоровался, интересовался последними новостями.  — Распиравшая Кэма энергия не дала ему усидеть в кресле, и теперь он оживленно жестикулировал, сопровождая каждую фразу соответствующей гримасой.  — Граф Римэнн тоже приезжал, но почти ни с кем не общался и весь день провел в картинной галерее.
        «Наверное, мечтал, что, если станет князем, сможет добавить в свою коллекцию множество редких картин»,  — вспомнив, как Ис вскользь обмолвился, что картины начал собирать еще его прадед, подумала я.
        — Ну, как две фрейлины поругались из-за внимания заезжего менестреля, я рассказывать не буду, это скучно,  — скорчив брезгливую гримасу, произнес Кэм.  — Зато тебя точно заинтересует гость советника. Никогда не угадаешь, кто это был!
        — Неужели тайная поклонница?  — не удержавшись, подыграла я.  — Нет? Тогда школьный друг, решивший за бутылочкой крепкого вина вспомнить детские годы. Опять нет? Ладно, сдаюсь. Кто этот таинственный посетитель?
        — Я сам не знаю,  — смущенно признался ученик.  — Но речь шла явно о чем-то незаконном! Гость был в плаще и прилагал кучу усилий, чтобы его не заметили. Все время держался в тени, один раз спрятался за статуей.
        — Тебя хотя бы он не заметил?  — представив, какие могли быть последствия, не на шутку забеспокоилась я.
        — Не-а. Я дома был лучшим в игре в прятки, и выследить меня никто не мог,  — гордо приосанился Кэм.  — Но я еще самого интересного не рассказал! Этот некто передал Семилну конверт и пообещал прийти за ответом.
        — Когда?  — Я машинально подалась вперед, жадно впитывая информацию.
        — Сегодня ночью,  — торжествующе объявил ученик.  — Ну что, я молодец? Хорошо справился? Теперь мы раскроем заговор?
        — Молодец, предварительная работа проделана весьма неплохо,  — заслуженно похвалила я Кэма.
        — А почему только предварительная? Мы ведь знаем, что советник кому-то продает княжеские тайны, так что можно смело идти докладывать его сиятельству и требовать награду,  — наивно удивился ученик.
        — Сначала нужно еще доказать, что ты действительно заработал награду.  — Я непроизвольно улыбнулась. Моя школа определенно чувствовалась, вот уже и Кэм научился в любой ситуации не забывать про себя. Там, глядишь, и вовсе скоро собственных учеников наберет.  — А Ис не любит полагаться на голословные утверждения. Придется тщательно все проверить.
        — Выходит, все зря? Князь не станет ничего делать?  — Мальчишка поник и устало плюхнулся в кресло.
        — Ну почему зря?  — По моим губам скользнула предвкушающая улыбка.  — Я, в отличие от Иса, всегда готова использовать любую информацию. И, гарантирую, этот визит гость запомнит надолго.
        — Что ты придумала?  — Ученик кое-как сумел взять себя в руки и не запрыгал по комнате от нетерпения, но вспыхнувшие глаза выдали его эмоции.  — Ришида, я ведь смогу пойти с тобой?
        — Сможешь.  — Для пущего эффекта я сделала паузу и, только вдоволь налюбовавшись гримасами Кэма, продолжила: — На этот раз у тебя будет ведущая роль.
        — Я не подведу. Что нужно делать?  — Подобравшись, ученик всем своим видом изобразил готовность к любым неожиданностям.
        — О, всего-навсего как следует выучить практическое задание,  — представив сюрприз в красках, медленно протянула я.  — Сделаем вид, что патрулировали дворец, из-за ранения князя решили усилить безопасность и немного перестарались.
        — Князя ранили?!  — У Кэма вытянулось лицо.
        — Понарошку.  — Я поспешила ввести паренька в курс дела.  — Так что сейчас у нас развязаны руки.
        — А когда шпион попадется в ловушку, мы его сдадим в пыточную? Или сразу к Ису? Или казним?  — затараторил ученик.
        — Экий ты кровожадный,  — усмехнулась я.  — Не угадал. Наоборот. Лучше всего обыграть всех так, чтобы нас вообще никто не заметил. Пусть со шпионом разбирается стража. А я тем временем позаимствую письмо и решу, ту ли птичку мы поймали.
        — Подожди, а зачем тогда я?  — наморщив лоб, задумался Кэм.
        — Чтобы было кого ругать, если шпион окажется обычным гостем и вздумает закатить скандал. Придворному магу признавать свою вину несолидно, а вот принести извинения за перестаравшегося ученика можно, этим я не уроню свое достоинство,  — разъяснила терпеливо.
        — Но это же нечестно.  — Лицо парня разочарованно вытянулось.  — Я ведь ничего не смыслю в магии и при всем желании не смог бы что-то натворить.
        — Ну, шпион-то этого не знает,  — парировала я.  — И потом, сколько раз повторять, что жизнь сама по себе штука несправедливая. Чем раньше поймешь это, тем проще будет жить.
        — Ладно, утешусь тем, что это для пользы дела,  — сообразив, что спорить я не намерена, поспешно пошел на попятную Кэм.
        — Вот и договорились. Тогда вечером детально все обсудим. Пойду, проведаю Иса, а ты закажи нам ужин,  — поднявшись, попросила я.
        По дороге навстречу попался Арлен. Парень выглядел встревоженным и шел, уткнувшись в документы. Наверное, он бы и вовсе меня не заметил, если бы я не обратилась к нему сама.
        — Здравствуйте, ваше возможное сиятельство!  — громко воскликнула я.
        Выходка была достаточно дерзкой. С тем же Хартом так шутить я бы не рискнула, но ведь надо как-то искать заговорщика! Судя по тому, как вздрогнул и заозирался граф Райсен, он и в мыслях не пытался примерять на себя титул князя.
        — Это вы мне?  — наконец сообразил парень.  — Госпожа Ришида, неужели вы забыли мое имя?
        — Просто ненавязчиво даю понять, что именно так к вам и будут обращаться, если Ис не выживет, а графы выберут вас на роль нового князя,  — без тени насмешки пояснила я.  — Неужели вы еще не обдумали такой вариант?
        — Я думал об этом и раньше, когда его сиятельство еще не приехал в княжество. И тогда же решил, что не готов взвалить на себя подобную ношу. Князем должен стать человек, обладающий необходимыми знаниями, опытом. Ему придется не только принимать решения, но и претворять их в жизнь. Я слишком молод для этого,  — бесхитростно признался Арлен.  — Лорд Эшворд отлично справлялся, и надеюсь, княжеский венец останется при нем еще долгое время.
        — Да услышат боги ваши слова,  — обескураженная откровенностью лорда, машинально поддакнула я. То, что Арлен достаточно четко представляет ситуацию, виделось мне плюсом, а вот готовность высказывать всем свои мысли, скорее, минусом. Так сразу и не поймешь, действительно ли граф довольствуется собственным положением или играет в показуху.  — Ваша милость, значит ли ваше пребывание здесь, что совет закончился? Вы договорились о чем-то?
        — Нет, обсуждение в самом разгаре. Удивительно, как вы не услышали этого отсюда. Лорд Блейтин был весьма настойчив, доказывая свою позицию,  — граф Райсен весело усмехнулся.  — Я отлучился, чтобы прихватить кое-какие бумаги. Не беспокойтесь, я лично прослежу, чтобы господин Семилн явился к его сиятельству с подробным докладом.
        — Благодарю, это будет очень любезно с вашей стороны.  — Раскланявшись с лордом, я продолжила путь.
        Оказалось, за время моего отсутствия Ис с Вэйли успели вволю наобщаться и даже перейти на «ты». Вернее, князь с легкостью называл целительницу по имени, а вот она теперь старалась вообще избегать любого обращения.
        — Вэйли, можно я с тобой немного посоревнуюсь в деле лечения больных? Хочу предложить одно из самых лучших лекарств — горячий обед,  — весело объявила я.
        — Надеюсь, мне это позволено.  — У князя загорелись глаза.  — А то на кухне будто забыли о моем существовании. Эдак я скорее не от раны, а от голода умру.
        — Разрешаю принять такое средство,  — заметив, что на ней скрестились взгляды, важно кивнула Вэйли.  — Даже сама полечусь.
        Кэм постучался в комнату почти сразу. В одиночку притащить три подноса ученик не смог, так что вместе с ним к нам попыталась заглянуть служанка.
        — Как себя чувствует его сиятельство? Ему лучше?  — вытянув шею, обеспокоенно спросила она.
        — Дадут боги, пойдет на поправку.  — Забрав подносы, я перегородила слишком любопытной девушке дорогу.  — Спасибо за помощь, дальше мы сами.
        Опасаясь, как бы слуги с приправами не добавили в еду и яда, я тщательно проверила все блюда, но ничего подозрительного не обнаружила, о чем и сообщила присутствующим. Мне представлялось, что у нас получится дружеский обед всей компанией, но Вэйли в компании Иса кусок не лез в горло, и как-то незаметно она сбежала есть в свою комнату, прихватив с собой Кэма.
        — Не зря мы спасали мальчика. Раньше повар так вкусно не готовил.  — Взяв украшенное фруктами и кремом пирожное, Ис одобрительно цокнул языком.
        — Это он надеется, что ты ему на том свете рекламу сделаешь. А что, неплохое продвижение по карьерной лестнице — с княжеского повара на божественного.  — В свою очередь я нацелилась на жареную отбивную.
        — Неплохой способ подумать о загробной жизни. По крайней мере, это надежнее, чем ежедневно читать молитвы и делать пожертвования храмам,  — хмыкнул Ис.
        — О чем ты говорил с Игрис? Она знает, что ты не ранен?  — Переход вышел резким, но этот вопрос не давал мне покоя.
        — Беспокоишься, что кто-то еще посвящен в нашу общую тайну?  — изогнув бровь, поддразнил меня князь.
        — Вот еще,  — не ожидавшая насмешки в такой момент, обиженно фыркнула я.  — Просто чем больше людей посвящены в тайну, тем труднее ее сберечь. В своих друзьях я уверена, а Игрис твоя сестра, и тебе лучше знать, что ей можно говорить.
        — Спасибо за разрешение.  — Ис изобразил поклон.
        Решив не отвечать, я взяла кружку чая и демонстративно принялась дуть на горячий напиток и отпивать по маленькому глотку. Мнимое спокойствие далось нелегко. Незаслуженно нанесенная обида больно царапалась в груди. Можно подумать, это моя жизнь находится в опасности и на меня все время покушаются! А Ис вместо того, чтобы сосредоточиться, превращает все в балаган!
        Щеки запылали, и я от души понадеялась, что князь спишет это на действие чая. Потому как сама скорее согласилась бы без магии переночевать на кишащем упырями кладбище, чем признаться, что его слова попали в цель. Мне действительно нравилось иметь с Исом общую цель. Нравилось выдвигать свои версии и критиковать чужие, нравилось строить планы и вместе их выполнять. Пусть даже это было связано с риском, он давно стал частью моей жизни.
        Все годы после окончания академии я старалась никого не подпускать к себе и из кожи вон лезла, чтобы справиться в одиночку. До нынешнего дня эта тактика вполне себя оправдывала. А потом появились Кэм, Верита, Игрис, Вэйли, и я внезапно вспомнила, как здорово действовать вместе с кем-то. Да хотя бы иметь возможность банально выговориться и знать, что ты кому-то небезразличен.
        Зря я раскритиковала новую главу из книги Вериты. Неформальные встречи на самом деле помогают неплохо узнать друг друга. Пока не появилась Вэйли, я не думала, что мое общение с Исом выходит за какие-то рамки. Но вот подруга продолжала видеть в нем князя и держалась соответствующе. А для меня Ис всегда был самим собой. И мне приходилось с усилием выдавливать из себя подхалимаж. Да и самому мужчине вроде бы нравилось болтать со мной на равных. В противном случае он давно просек бы неискренность с моей стороны.
        — Ришида, я не настолько глуп, чтобы подвергать лишнему риску жизнь Игрис. Мне всего лишь хотелось успокоить ее без посторонних глаз,  — серьезно произнес князь. Впрочем, уже через мгновение он расслабился и мальчишески подмигнул мне.  — Да и потом, мне тоже нравится иметь собственные тайны. Особенно с тобой.
        Внутри что-то перевернулось. Я открыла рот, но впервые за долгое время потеряла дар речи и совершенно не представляла, что сказать. Вежливо поблагодарить за оказанное доверие? Старательно заверить, что должность хранителя княжеских тайн нравится мне даже больше, чем работа придворного мага?
        Стук в дверь избавил меня от дилеммы, зато вызвал раздраженный вздох Иса. Я недоуменно покосилась на него (неужели настолько сильно хотел услышать мой ответ?), но спрашивать ничего не стала и отправилась в очередной раз изображать дворецкого.
        — Его сиятельство не спит?  — глядя сквозь меня, высокомерно поинтересовался Семилн.
        — Нет, но ему все еще…
        — Что ж, отлично. Тогда он меня выслушает.  — Судя по холодному взгляду советника, новости он принес не из приятных.
        Впрочем, в спальню к Ису Семилн вошел с совершенно невозмутимым выражением лица, будто бы являться на доклад к умирающему князю было для него обыкновенным и даже привычным делом.
        — Вы желали узнать, какое решение примет совет,  — мужчина продемонстрировал папку.
        — Пожалуй, пойду.  — Не зная, позволено ли мне присутствовать при разговоре, я шагнула в гостиную.
        — Ты нам нисколько не мешаешь.  — Голос князя звучал слабо, но между тем даже в такой ситуации спорить с ним не хотелось.
        Пришлось подчиниться и плюхнуться в стоящее в углу кресло. Советник, бросив на меня красноречивый взгляд (предупреждал ведь, что князь захочет услышать мое мнение!), занял кресло возле Иса.
        — На совет выносилось несколько вопросов, но я остановлюсь лишь на самом главном, ради которого вы и пожелали меня видеть. Ранее не бывало прецедентов, чтобы собрание проходило в отсутствие князя, но мы приложили все усилия, чтобы оправдать оказанное доверие и с честью справиться с возложенными на нас полномочиями,  — занудно начал Семилн.
        Порадовавшись тому, что сижу за пределами видимости советника, я демонстративно зевнула. Уголки губ Иса дрогнули, но в последний момент он спохватился и сделал мне страшные глаза. К счастью, советник счел, что гримаса князя вызвана болью, и поспешно сократил вступление.
        — Граф Райсен и граф Дерисон высказались за то, что нам не следует принимать участие в военном конфликте между Либерецом и Вортбеком. Граф Леванд, граф Блейтин и граф Римэнн сочли, что наш долг помочь ближайшим соседям, а именно, заключить договор с Вортбеком как с более сильным государством. Мое мнение по поводу этого вы знаете, так что не буду утомлять вас подробностями. Здесь все изложено.  — Семилн, с трудом найдя свободное от пузырьков место, положил папку на тумбочку.
        Я беззвучно хекнула. Вот и причина плохого настроения советника, все его усилия, направленные на убеждение лордов и меня, пошли прахом! Будь количество голосов неравным, Ис был бы вынужден подчиниться мнению большинства. Но по давно устоявшимся традициям принятым считалось то решение, которое поддерживал князь. А это значило, что войне не бывать.
        Пообщавшись с Арленом, я сумела уяснить его позицию, но вот что двигало Рэйфом, оставалось только гадать. Наиболее оптимальной казалась версия, что граф просто не захотел привлекать к себе лишнего внимания и поддержал идею, сулившую лично ему намного меньше проблем. Ведь если Ис предоставит свое войско соседу, остальным лордам придется принимать активное участие в обсуждении стратегии, хотя бы для вида.
        — Стрела попала мне в грудь, но никак не в голову. Я в состоянии вас выслушать, на моем самочувствии это не отразится. Рассказывайте, какие доводы привели лорды Эвис, Харт и Лайен,  — видимо подумав в том же направлении, велел князь.
        — Граф Леванд сослался на то, что наше княжество не очень большое, и неизвестно, что ждет нас в будущем. Неразумно отказывать соседям в помощи, когда и сами мы можем оказаться в сходной ситуации. Вместе с нашим войском княжество Вортбек с легкостью одержит победу, а их князь умеет быть благодарным. Те самые спорные рубины, из-за которых разгорелся конфликт, пригодятся и нашим магам. Графы Блейтин и Римэнн поддержали его мнение,  — видя, что Ис не пытается отстраняться от управления княжеством, несколько смягчился советник.  — Впрочем, пока ваша жизнь не будет вне опасности, я также не вижу резона лезть в войну.
        — А если она не будет вне опасности? Что, если я умру?  — прямо спросил князь и, чтобы усилить впечатление, старательно раскашлялся.  — Вы решили, кто займет мое место?
        — Ваше сиятельство, все мы молимся, чтобы боги послали вам исцеление, и тщательно гоним прочь плохие мысли,  — оскорбившись, отрезал Семилн.  — Княжеский венец ваш по праву крови, и никто не смеет претендовать на него.
        Мы с Исом переглянулись. Мне показалось, что советник действительно переживает, но, возможно, он просто тщательно отрепетировал свою речь. А доказательств, чтобы утверждать обратное, у нас все равно не было.
        — Ваше сиятельство, вы уверены, что нет необходимости пригласить для лечения другого мага? Я нисколько не сомневаюсь в вашем решении, но и госпожа Ришида,  — мне достался неодобрительный взгляд,  — и госпожа Вэйли достаточно молоды и в силу собственного возраста могут допустить ошибку. Мы не имеем права позволить себе рисковать нашим здоровьем.
        — Правильно делаете, что не сомневаетесь во мне, потому что менять свои решения я не намерен. Я не терплю посторонних, и лечить меня будет тот целитель, которого я выбрал сам.  — Под взглядом Иса Семилну полагалась превратиться в ледяную статую.
        — Что ж, тогда я только могу пожелать вам скорейшего выздоровления,  — с видом «я сделал все, что мог, и умываю руки», советник поднялся.  — Пошлите за мной, как только почувствуете себя в состоянии обсудить прочие дела.
        — Почему меня не покидает ощущение, что Семилн мнит себя запасным князем?  — когда за мужчиной закрылась дверь, возмутилась я.  — Вроде бы сейчас он не хамил, но держался так, будто ты его должен слушаться, а не наоборот!
        — Меня больше интересует, кого он видит в качестве основного князя.  — Оставив всплеск моих эмоций без внимания, Ис поудобнее уселся в постели и задумчиво нахмурил лоб.  — Не поверю, что этот вопрос не поднимался. Уж скорее Семилн побоялся, что такая новость точно сведет меня в могилу.
        — Какой, оказывается, у тебя заботливый советник,  — не сдержавшись, фыркнула я.  — Ставлю на Эвиса.
        — Я, наоборот, указал бы его имя последним в списке,  — качнул головой князь.
        — Почему? Граф Леванд негласно был князем в твое отсутствие, нужный опыт у него есть.  — Я попыталась представить, как смотрелся бы венец на голове Эвиса, и пришла к выводу, что украшение подходило ему идеально. Будто изначально под него и делалось.  — А еще они с советником думают в одинаковом направлении. Не то что ты.
        — Единичный случай еще не показатель. Мы же сошлись на том, что Семилну необходим такой князь, который будет нуждаться в его советах. А Эвис вполне самостоятельный человек. Как граф он отлично справляется со своими обязанностями и ни разу не заслужил нареканий. Хотя мой отец его недолюбливал.  — Ис забарабанил пальцами по покрывалу.
        — В самом деле? Почему? Эвис показался мне достаточно сдержанным. Он явно до последнего будет пытаться решить конфликт миром.  — Я задумалась, мысленно вписывая в характеристику лорда новые черты.
        — Все мы умеем неплохо притворяться,  — окинув демонстративным взглядом мою фигуру, протянул князь.  — В последнем письме отец просил меня приехать и принять правление, хотя ранее неоднократно повторял, что Эвис превосходно справится с ролью правителя. Другого же кандидата отец не видел.
        — Подожди, то есть ты, рожденный в семье князя, единственный возможный наследник, стал князем случайно?!  — У меня отвисла челюсть.  — Как такое может быть?! Отец что, настолько тебя ненавидел, что сознательно лишил права на княжеский венец?
        — Наоборот, он очень сильно меня любил.  — Лицо мужчины исказила болезненная гримаса.  — И я любил и уважал его, поэтому не мог отказать в последней просьбе.
        — Ничего не понимаю.  — Чувствуя, что мысли никак не желают помещаться в голове, я сжала пульсирующие виски.  — Какие-то странные у вас с отцом отношения. Он хотя бы объяснил, чем Леванд так ему насолил?
        — Обещал рассказать при личной встрече, но я не успел застать отца живым.  — В глазах Иса мелькнула грусть.  — Что касается странностей, это болезнь всех семей. Просто в нашей как в правящей скелетов побольше, и они получше спрятаны.
        — В других семьях спорят, чья очередь готовить обед и кто будет мыть посуду, но никак не о том, кому следующему примерять княжеский венец,  — пробурчала я.  — А о вас вообще ничего не известно. Ты хоть представляешь, какие о тебе слухи ходят? Сначала все ждут рождения наследника, а когда он появляется, из-за какого-то происшествия его высылают прочь из княжества — аж до смерти старого князя.
        — В следующий раз запиши особо любопытные версии. Будет что почитать перед сном.  — Я думала, мои слова заставят Иса хоть что-то прояснить, но он твердо вознамерился играть в молчанку и не открывать секретов.
        — Это как-то связано с тем, что ты не любишь планировать свою жизнь? Думаешь, она может сделать еще более резкий поворот?  — предприняла я еще одну попытку разговорить Иса.
        — Может быть, да, а может быть, и нет,  — пожав плечами, философски вздохнул князь. И, прежде чем я придумала новый вопрос, коварно перехватил инициативу.  — У тебя ведь тоже есть причины не вспоминать о своем прошлом. И шрамы ты прячешь как нечто постыдное, хотя легко могла бы свести их магией.
        — Не могла. Раны слишком старые, да и тело их приняло.  — Непроизвольно я обхватила себя руками за плечи, хотя сейчас Ис точно не мог ничего рассмотреть.
        — Видишь, в твоем детстве тоже было печальное происшествие. И оно сыграло решающую роль в твоей жизни.  — Князь говорил вроде бы насмешливо, разъясняя прописные истины, но взгляд стал серьезным и сочувствующим.
        Я не ожидала от Иса подобных познаний в магии и тем более не могла предположить, что из моих обрывистых фраз он сделает столько выводов. Но мужчина понимал меня едва ли не лучше, чем я сама. Учитывая, что мне никак не удавалось разобраться в своих эмоциях, это пугало.
        — На месте Семилна я бы поддержал Блейтина. Он достаточно умен, но не слишком большой мастак в плетении интриг. Легко управляем и не откажется сотрудничать с тем, кто предложит ему нечто выгодное.  — Почувствовав мое смущение, князь вернулся к прерванной беседе, словно ничего другого и не было сказано.
        — Не исключено. Думаю, дадим им денька два, пусть как следует пофантазируют о скором повышении по службе, а потом объявим, что у Вэйли золотые руки, и ты стремительно идешь на поправку. Отличное испытание для нашего заговорщика,  — торжествующе объявила я.  — А там, глядишь…
        — Что ты еще придумала?  — моментально среагировал Ис на мою оговорку.
        — Глядишь, он и раньше себя выдаст,  — скомканно закончила я, не желая признаваться, что на самом деле фраза звучала так: «…глядишь, и испытание не понадобится».
        Никогда еще ожидание встречи с «нечистью» не казалось мне настолько тягостным. Если раньше я могла даже задремать в особо уютных кустах, то сейчас в ожидании вечера просто лезла на стену. Понимая, что Кэм вполне мог ошибиться, я не обольщалась ложными надеждами, но в то же время осознавала, что обычные люди по ночам украдкой в гости не ходят.
        Меня буквально распирало от желания поделиться информацией с Исом, вот только останавливал страх, что он сочтет все это глупостью. Мало ли, вдруг Кэм все выдумал от скуки? Или принял за шпиона обычную служанку, шедшую выносить мусор. Вариантов множество. Против проверки-то князь возражать не будет, но куда приятнее гордо продемонстрировать результаты, чем оправдываться из-за их отсутствия.
        — У тебя настолько зловещий вид, что мне даже страшно,  — вырвал меня из размышлений голос Иса.  — Думаешь, что делать с заговорщиком, когда он будет пойман?
        — Нет, как вписать в мой послужной список его поимку. Это ведь не обычное задание для мага, надо придумать такую формулировку, чтобы и звучало красиво, и других нанимателей не отпугнуло,  — с легкостью соврала я.
        — Практичная Риш,  — негромко рассмеялся мужчина.  — Ты хоть когда-то думаешь о том, что не касается работы?
        — Начну думать, когда заработаю достаточно, чтобы не беспокоиться о будущем.  — Я сердито засопела.
        Подобные шутки мне не нравились, заставляли представлять себя алчной и зацикленной на деньгах особой. Вот только, в отличие от Иса, у меня не было заранее определенного положения в обществе. Даже если старый князь и не считал сына достойным преемником, без своей поддержки он его точно не оставил бы.
        — Не думал, что придворный маг получает так мало, что вынужден во всем себе отказывать. Раз уж казна не в состоянии оплачивать старания моих подчиненных, придется увеличивать налоги,  — наигранно оскорбился князь.  — В самом деле попробуй пожить для себя.
        — Отличный совет, прямо сейчас им и воспользуюсь,  — с мрачной решимостью я поднялась на ноги,  — только кликну Вэйли, ее очередь дежурить.
        — Риш… Ришида!  — сообразив, что я не шучу, Ис забеспокоился.  — Ты что, обиделась?
        — Не в моих правилах обижаться на нанимателя,  — высокопарно заявила я.  — А пожелание того, кто платит мне деньги, я не могу не принять к сведению.
        На самом деле в словах Иса не было ничего предосудительного, но упустить подходящий шанс улизнуть, не вызывая подозрений, я не могла. А князь… Что ж, пусть думает, что хочет.
        Остаток дня я коротала на пару с Кэмом. Ученик то и дело норовил проверить место будущей засады, так что пришлось изображать образец терпения и стойкости. Чтобы мальчишке было не так скучно ждать, я прочитала ему несколько лекций о борьбе с самыми распространенными представителями нечисти, которых уничтожала не только магия, но и посеребренная сталь.
        — А вдруг я ошибся? Или у меня не получится действовать по плану?  — Когда за окном наконец-то стемнело, ученика начали одолевать сомнения.
        — Значит, вычеркнем эту версию из списка,  — как ни в чем не бывало произнесла я.  — В случае чего начнешь импровизировать и на ходу придумаешь новый план. Главное, не забудь состроить серьезное выражение лица, чтобы наш шпион решил, что так оно и было задумано.
        — Не устаю удивляться, как у тебя выходит никогда не терять присутствия духа. Ты всегда такая собранная и невозмутимая.  — Лицо Кэма осветила неуверенная улыбка.
        — А толку переживать, если от этого ничего не изменится?  — развела я руками.  — Уж если мне суждено потерять контроль над ситуацией, пусть об этом хотя бы не узнают окружающие. Не придется потом краснеть и бормотать сбивчивые извинения. Кстати, этот урок тоже запиши.
        Встречу со своим подельником советник назначил на одиннадцать ночи. На мой взгляд, не самое подходящее время, но большинство обитателей замка в этот час уже ложились спать, а для ночных свиданий еще было слишком рано. Причем в отсутствие, а потом и из-за болезни князя Семилн обнаглел настолько, что принимать гостя решил у себя в кабинете. Разве что полупотайной коридор удосужился показать.
        Об этом коридоре знали все, но пользоваться им не любили, что и снискало ему славу тайного. А все из-за того, что в коридоре висел портрет одного из первых князей, умершего вследствие наведенного проклятия. Доказательств не было, но ходили слухи, что на портрете сохранилась остаточная магия, которая может перекинуться на других. Глупость несусветная, но слуги верили и не в такое.
        — Почему мы не можем сразу поймать их в кабинете?  — двигаясь за мной по коридору, шепотом поинтересовался Кэм.
        — А вдруг они успеют уничтожить доказательства? Или, наоборот, не успеют ими обменяться? Ты ведь говорил, что речь шла о передаче каких-то важных бумаг. Нет уж, в таких вещах нужно действовать наверняка.  — Выбрав подходящую нишу, я остановилась.  — Здесь и спрячемся, а ловушку устроим напротив статуи.
        Особо мудрить с заклинаниями я не стала, решила воспользоваться проверенным на бароне Петтере методом. Разве что добавила парализующий эффект и подкинула заклинание, гасящее звуки на расстоянии нескольких метров. Теперь мы исповедь шпиона услышим, а вот остальным его вопли спать не помешают.
        Ждать пришлось не очень долго, даже Кэм не успел заскучать. На мой взгляд, шпион демонстрировал преступную безалаберность, ибо по сторонам почти не смотрел. Да и походка была дерганая, нервная. Тонкая фигура, кутающаяся в плащ, вызывала у меня куда больше ассоциаций с учеником вора, решившим попытаться действовать самостоятельно, чем с опасным заговорщиком. Советник не производил впечатления глупого мужчины и вряд ли взял бы в напарники настолько трусящего типа. Впрочем, что гадать, когда скоро и так все станет ясно.
        — А вдруг у него оружие?  — запоздало испугался Кэм.  — Зря ты не позволила мне взять меч.
        — Даже маги не умеют держать меч взглядом. А кроме как смотреть, парализованный заговорщик ничего не сможет.  — Услышав шаги, я отпихнула ученика за свою спину.
        Осторожно выглянув из нашего убежища, дождалась, пока неизвестный достигнет статуи, и щелкнула пальцами. Шпион оказался настолько незадачливым, что даже не попытался предпринять каких-то мер для спасения, лишь бестолково взмахнул руками. А потом заклинание спеленало его в кокон, и махать стало нечем.
        — Иди, проверяй наш «улов»,  — тихо шепнула я замершему Кэму.
        Встрепенувшийся ученик, старательно топая, зашагал по коридору. При виде подвешенного «украшения» весьма натурально удивился и потребовал объяснений.
        — Что значит, что я тут делаю? А сам не видишь? Немедленно сними меня отсюда!  — Голос у сообщника оказался удивительно тонким.
        То ли как раз ломался, то ли….
        — Пока не представишься, ничего делать не буду. Не положено по дворцу всяким подозрительным личностям шастать. После таких визитов столовые приборы и картины пропадают,  — подняв палец вверх, наставительно произнес ученик.
        — Что-о-о?! Ты меня воровкой назвал? Да так меня еще никто не оскорблял!  — Все же возмущалась «рыбка» тихо. Видно, не в ее интересах было привлекать лишнее внимание.
        Я в бессильном отчаянии хлопнула себя рукой по лбу. И, понимая, что разруливать ситуацию придется самой, выбралась из ниши.
        — Кэм, какие-то проблемы? Ой, у нас гости?  — Без труда сделала вид, будто только что увидела висящую в воздухе девушку.
        К слову, весьма симпатичную. Капюшон с нее слетел, и теперь я могла разглядеть незнакомку. На вид девушке было не больше пятнадцати. Рыжие волосы собраны в пучок, на носу и щеках россыпь веснушек. Ярко-зеленые глаза смотрели с обидой и непониманием, а пухлые губы дрожали.
        Я непроизвольно вздохнула, в очередной раз вспомнив смытую в озере иллюзию. За вычетом веснушек мне нравилось выглядеть именно так, и созерцать свою ожившую мечту было не слишком приятно.
        — Отпустите меня, пожалуйста.  — Теперь девушка едва не плакала.  — Зачем вы вообще это сделали?
        — Я новый придворный маг, меня зовут Ришида. С недавних пор я занимаюсь вопросами безопасности и тщательно слежу, чтобы по дворцу не бродили незваные гости.  — Произнося заранее подготовленную речь, я одновременно напряженно размышляла. Девушка не походила на шпионку или заговорщицу, но ведь к советнику она зачем-то приходила.  — Что вам понадобилось здесь в такое позднее время? Можете начать рассказ с главного — представьтесь.
        — Впервые слышу, чтобы маги занимались работой стражи. Им за это не платят.  — Незнакомка старалась говорить грозно, но голос звучал неуверенно.  — И вообще, подобный разговор противоречит всяким правилам хорошего тона. Освободите меня, тогда я назову свое имя.
        — А как я узнаю, что вы не замышляете ничего плохого против его сиятельства? На князя уже было совершено несколько покушений. Вдруг вы пришли закончить начатое?  — закономерно вопросила я.
        — Ришида!  — Обойдя девушку сзади, Кэм вытащил у нее из кармана торчащее письмо.
        — Клянусь, я не желала ничего плохого!  — Незнакомка скосила глаза, изо всех сил пытаясь понять, что мы с учеником делаем за ее спиной.
        Письмо даже не было запечатано, так что бумагу я развернула со спокойной совестью. Вот только, пробежав глазами по бегло написанным фразам, напрочь запуталась в ситуации.
        По всему выходило, что либо советник действительно шпион и владеет особо заковыристым шрифтом, либо девушка его племянница, которую он просит взять на обучение.
        — Допустим, верю.  — Свернув письмо и засунув его обратно в карман, я развеяла чары.  — Только все равно не понимаю, что вы делали ночью в замке.
        — Меня зовут Карин. Я навещала дядюшку, он занимает должность советника,  — потирая затекшие конечности, со вздохом призналась девушка.  — Могу я надеяться, что вы не станете никому докладывать о результатах вашего дежурства?
        — Разумеется, Карин. Приношу свои извинения, я рассчитывала, что в наши сети попадутся воры или шпионы,  — постаралась улыбнуться как можно более миролюбиво.  — Но почему вы не посетили дядюшку днем? Сейчас довольно поздно, молоденькой девушке не следует гулять в такое время одной.
        — Дядя не хотел, чтобы о моем визите знали. Боится, как бы не пошли слухи, что он злоупотребляет служебным положением.  — Карин залилась краской и уставилась мне под ноги.  — Я очень хочу учиться, только говорят, все места заняты. Но ведь для советника могли сделать исключение!
        — Несомненно, сделают.  — Настойчивость девушки определенно вызывала уважение.  — Еще раз простите. От слов толку мало, поэтому, чтобы загладить вину, мой ученик проводит вас домой и проследит, чтобы вы не попали в другие ловушки.
        — Мне неловко вас утруждать. Если об этом узнают…  — Карин говорила неуверенно, но в глазах плескался страх.
        Она явно ужасно трусила, но гордость не позволяла признаться. Еще одно очко в ее пользу.
        — Пойдемте.  — Перестав изображать статую, Кэм потянул девушку за плащ.  — Чем быстрее уйдем, тем меньше шансов, что вас заметят.
        — Не беспокойтесь.  — Я в очередной раз улыбнулась вздрогнувшей при этих словах Карин.  — Никто ничего не узнает.
        — Так мы идем или нет?  — Ученик переводил растерянный взгляд с меня на девушку.  — Она нам точно больше не нужна?
        — Не думаю, что уместно приглашать Карин на чай,  — покачала я головой.  — Карин, моего ученика зовут Кэм. Поскольку сам он представиться забыл, сделаю это за него. Кэм ответственный парень, так что домой вас доставит без проблем.
        Выслушав сбивчивые благодарности, я помахала парочке рукой. Проводив их взглядом, убрала следы применения магии и отправилась к себе. Правда, по дороге свернула к покоям Кэма и просунула под дверь записку с просьбой зайти. Мера предосторожности была не лишней. Сам-то он может не рискнуть заглянуть ко мне, будет винить себя из-за случившегося конфуза, а обговорить все нужно поскорее.
        Мало ли что. Это сейчас перепуганная Карин обрадовалась возможности незаметно покинуть дворец. А завтра она успокоится и вполне может снова заглянуть к дядюшке. На этот раз, чтобы пожаловаться на слишком своевольную ведьму. Советник, в отличие от нее, наверняка знает, что входит в обязанности придворного мага. Мне делать замечания он не станет, все равно бесполезно, а вот Ису непременно доложит. Еще и опишет все в таких красках, что хоть с работы увольняйся.
        Размышляя, я вернулась к себе в комнату, устало плюхнулась на диванчик. Глаза начали слипаться, но прежде чем лечь спать, мне хотелось окончательно поставить точку в происшествиях сегодняшнего дня. Прикинув, что Кэму для дороги туда-обратно понадобится минимум полчаса, вытащила конспект и погрузилась в чтение.
        Робкий стук раздался где-то через сорок минут. Поленившись вставать, махнула рукой, помогая двери распахнуться.
        — Ты еще не спишь? Я проводил Карин домой, как ты и велела.  — Кэм нерешительно затоптался у порога.
        — Без происшествий, надеюсь? Никакие шпионы на вас напасть не пытались? Подозрительные тени не мерещились?  — Пришлось вновь прибегнуть к магии, так что дверь подтолкнула ученика в спину, вынудив все же зайти.
        — Если за нами кто-то и следил, я был не в состоянии заметить. Ришида, эта Карин всю дорогу болтала без умолку! Оказывается, она хочет учиться в пансионе. У нее есть две младшие сестры. И говорящий попугай. И все это я узнал, даже не успев покинуть дворец!  — не замечая, что моя улыбка далека от сочувствующей, бурно жаловался Кэм.  — Потом Карин еще и через стену решила перелезть! Мол, она раньше всегда так делала, чтобы не привлекать внимание охраны. А когда я сказал, что это опасно и лучше воспользоваться лазом, заявила, что уподобляться червякам ниже ее достоинства. За мгновение забралась наверх, еще и язык мне показала!
        — Ты-то, надеюсь, не отстал? Зря я, что ли, тебя учила?  — сделав себе пометку обязательно поговорить с начальником стражи по поводу охраны дворца, строго вопросила я.
        — Да перелезть не трудно,  — отмахнулся ученик.  — Только Карин вбила себе в голову, что раз уж мы проверили на ней действие своего заклинания, то должны ей ответную услугу. Какую конкретно, она еще не решила, но не отказалась бы от амулета или замолвленного перед его сиятельством словечка.
        Мысленно я поаплодировала наглости рыжей Карин. Определенно эта девчушка четко знала, чего хочет добиться в этой жизни. И, в отличие от дядюшки, умела мгновенно приспосабливаться к окружающей обстановке и видеть, с кем стоит дружить в настоящий момент.
        — А самое обидное, что из-за этой глупой девчонки сорвался такой хороший план! Мы ведь могли раскрыть целый заговор, но вместо этого узнали, что Семилн действительно такой нудный тип, каким кажется, и даже родственников умудрился достать,  — продолжал убиваться Кэм.
        — Вот как раз на эту тему и будет наш очередной урок,  — дождавшись, пока парень выговорится, наставительно произнесла я.  — Угадаешь тему?
        — Наверное, о том, что нельзя слишком надеяться на ожидаемый результат, и всегда стоит приготовиться к тому, что события могут пойти не по плану? Ну и соответственно в любую минуту человек должен знать, как себя вести?  — почесав в затылке, предположил ученик.
        — Если ты до сих пор этого не понял, все наши прошлые занятия прошли зря.  — Я наградила парнишку уничижительным взглядом.  — А поговорим мы о том, что ты отвратительно обращаешься с девушками. Запоминай главные правила…
        Долго сотрясать воздух я не стала. Убедившись, что Кэм усвоил достаточно, чтобы при следующей встрече с Карин не устроить ссору, я отправила ученика спать. В том же, что встреча состоится, я не сомневалась, Карин ни за что не упустит такого полезного знакомства. Правда, не сомневалась я и в том, что девушка изо всех сил будет пытаться подбить Кэма на очередное соревнование. Энергии-то много, а вот с руслом, куда ее направить, возникают определенные проблемы.
        Привычно наложив защиту на дверь и то и дело позевывая, я стала переодеваться. Правда, стоило забраться в кровать, как сон коварно сбежал, оставив меня наедине с разгулявшимися мыслями.
        На смену любопытству и желанию проявить себя пришел страх. Сейчас затея с ранением Иса вовсе не казалась такой простой и забавной. Как ни крути, а я ввязалась в опасное дело, уже стоившее мне потери иллюзии, но ведь игра только началась, и неизвестно, что нас ждет дальше.
        По спине пробежал холодок, и я поспешно натянула одеяло, накрылась им с головой. Выходка была детской, мол, если я не вижу беды, то и она меня не заметит, но сейчас мне не хотелось чувствовать себя взрослой.
        Напротив, вспомнилось, как легко бывает, когда решение всех проблем берет на себя кто-то другой. И как уютно спать в объятиях Иса…
        Я не сразу сообразила, что мечтательно улыбаюсь, а осознав это, поспешно обругала себя. Вот еще глупости, прокручивать в голове событие, которое произошло совершенно случайно! Не имеет совершенно никакого значения, что рядом с князем все проблемы кажутся чепуховыми, и на душе становится легко и беззаботно.
        Под одеялом запылали щеки (по крайней мере, старательно внушала себе, что причина именно в жаре), и я скинула его, перевернувшись на другой бок. Запретив себе думать об Исе, принялась мысленно считать падающих в могилы упырей и незаметно задремала под это увлекательное занятие.
        Проснулась на рассвете. Попросив принести завтрак в комнату, быстро умылась. За ночь все тревоги несколько улеглись, но на душе все равно было неспокойно.
        Беспокойная ночь выдалась не только у меня. Когда я заглянула к Ису с Вэйли, на мгновение поверила, что первый действительно умирает, а вторая из последних сил пытается удержать его на этом свете.
        — Кажется, пожелание доброго утра будет несколько неуместным,  — отметив черные круги под глазами целительницы, криво усмехнулась я.
        — Почему же? Учитывая, что я по-прежнему жив, это утро не просто доброе, а замечательное.  — Князь оставался верен себе.
        — Ночью кто-то два раза пытался кинуть читалку,  — пояснила Вэйли. И, заметив недоумение на моем лице, добавила: — Мы называем так заклинание, проверяющее состояние больного. Вреда оно не приносит, просто позволяет сразу определить, какая помощь требуется и на что направить усилия в первую очередь.
        — То есть либо наш спектакль кого-то не убедил, либо убедил настолько, что он хочет наверняка знать, в каком состоянии находится князь,  — сделала я вывод.
        — Заклинание я отразила полным пологом.  — На этот раз Ис вопросительно изогнул бровь, и Вэйли пришлось читать ему лекцию: — Полный полог используется, когда пациент ужасно ослабел и необходимо по капле вливать ему собственную энергию. Таким образом мы заставляем тело вспомнить, как нужно работать, и вызываем желание жить.
        — Ты молодец. Отлично справляешься.  — Князь одобрительно кивнул залившейся румянцем девушке.  — Сейчас можешь отдохнуть, Ришида посидит со мной.
        — Если что, сразу же зовите,  — перед тем как выйти, строго велела Вэйли.
        Мы остались наедине. Ис не спешил нарушать тишину, только смотрел на меня. Не излюбленным пронизывающим взглядом, а, скорее, мечтательно-задумчиво, как бывает, когда человек любуется картиной и уносится мыслями куда-то далеко. Вот только мне все равно стало не по себе. Ладно, была бы иллюзия, а сейчас и посмотреть не на что.
        — Я что, плохо умылась, и ты все время думаешь, как бы потактичнее сказать, что у меня на щеке грязь?  — хмуро спросила, не выдержав.
        — Нет,  — улыбнувшись, Ис покачал головой. Я уже было решила, что дальнейших пояснений не дождусь, но через минуту лорд все же добавил: — Мне нравится смотреть, как меняются эмоции у тебя на лице. При иллюзии было не так. Вроде бы и твои чувства, но в то же время фальшивые, не настоящие. А теперь ты как открытая книга. Что в душе, то и на лице.
        — В таком случае очень скучная книга. Которую, к слову, изрядно потрепали, прежде чем поставить на полку.  — Откровенные разговоры выбивали меня из колеи, и я поспешила перевести все на шутку.  — Ты что, не спал за компанию с Вэйли? Или вживался в образ?
        — Нет, просто не спалось.  — Теперь уже настала очередь Иса уходить от ответа.
        Не будь князь столь категорично настроен против женитьбы, я бы предположила, что они с Вэйли банально проболтали всю ночь напролет. Вот только девушка по-прежнему держалась с князем официально и не выказывала ни малейших признаков влюбленности. Да и Ис выглядел утомленным. Лоб пересекла складка, а глаза были потухшими.
        — Завтрак вы не заказывали? Хорошо бы успеть перекусить, пока к тебе не выстроилась толпа посетителей. Впрочем, еще и солнце толком не встало, куда уж лордам с кроватей подняться.  — Полюбовавшись на показавшийся край оранжевого диска, я послушно сменила тему: — А вот мы от солнца не спрячемся. Шторы-то вот-вот свалятся.
        И нечаянно нашла одну из причин княжеской бессонницы.
        Судя по тому, как поморщился Ис, шторы срывал он. А судя по тому, как быстро он попытался изобразить равнодушие, обычной прихотью его поведение не было.
        — Ночь выдалась темной,  — небрежно пояснил князь.
        Теперь уже я окончательно перестала что-либо соображать. До этого момента была уверена, что Ис не любит луну, и если бы вдруг испугался темноты, то, скорее, зажег бы свечи, чем вспомнил о лунном свете.
        — Потому что луны не было.  — Я вспомнила, что вчера видела в небе жалкий огрызок полумесяца.
        — Да, не было.  — Лицо князя приобрело странное выражение, он не то предвкушал что-то, не то исполнился мрачной решимости.
        Но задать очередной вопрос не успела.
        Позволить себе ворваться в княжеские апартаменты без стука могли очень немногие. Не зная, чего ожидать, я застыла с зажженным в руке пульсаром.
        — Ваше сиятельство, Ришида, советник погиб!  — на одном дыхании выпалил запыхавшийся Кэм.
        — Когда это он умудрился?  — Спохватившись, я поспешно развеяла заклинание.  — И почему ты об этом уже знаешь, а князю еще не доложили?
        — А слуги как раз спорят, кто пойдет докладывать. Все-таки плохая примета, раз смерть пришла за одним, то и второго может прибрать,  — пояснил ученик.  — Подробностей не знаю, но Семилна нашли внизу у ступенек со сломанной шеей.
        Мы с Исом понимающе переглянулись. Упал сам или столкнули? От ответа на этот вопрос сейчас зависела жизнь самого князя.
        — Позови начальника стражи ко мне. Нужно распорядиться, чтобы всех любопытных гнали прочь. Не хватало еще по неосторожности лишиться следов,  — велел мужчина.
        — Думаешь, это все-таки убийство? Кто-то из графов решил, что помощь ему уже ни к чему?  — Я нахмурилась, прикинув список подозреваемых.
        — Хотелось бы надеяться, что это совпадение. Но не исключаю вариант, что Семилн мог оказаться ни при чем и пострадал, потому что случайно узнал о планах заговорщика.  — Ис потер виски.  — Тогда его смерть окажется на моей совести.
        — Давай вначале установим причину.  — Советник мне не нравился, но настолько радикальный метод избавиться от него я рассматривать не спешила. Впрочем, плакать из-за сей прискорбной утраты, как и позволять Ису предаваться самоедству, не собиралась.  — За измену ведь предусмотрено повешение и лишение всех титулов. Кто знает, вдруг Семилн еще легко отделался.
        — Придется ускорить наши действия. Мне необходимо присутствовать на похоронах, да и расследованием займусь лично. Может быть, Семилн замышлял что-то против меня, но он преданно служил моему отцу.  — Взгляд князя стал ледяным, и это заставило меня от души посочувствовать предполагаемому убийце. Прощать подобное Ис точно не собирался.  — Не думаю, что наш заговорщик рассчитывает на мое скорое выздоровление, так что обязательно примет ответные меры.
        Ответить я не успела. Кэм ответственно отнесся к княжескому поручению, и в дверь постучался несколько запыхавшийся начальник стражи. На меня он произвел малоприятное впечатление, но, следовало отдать должное, его доклад Ису вышел лаконичным и четким.
        По всему выходило, что смерть наступила примерно час назад. Семилн был полностью одет, рядом с ним никаких вещей не обнаружили. Тело нашла шедшая на кухню служанка, которая и подняла шум.
        — Узнайте, не видел ли кто-то что-то необычное и не слышал ли шума. Еще меня интересует, кто должен был находиться в этом крыле. Прошу выставить стражу у покоев Семилна и никого не впускать,  — принялся отдавать приказы князь.
        — Может быть, сразу объявить смерть советника несчастным случаем? Расследование в любом случае будет проведено, но так мы успокоим людей.  — Судя по смущенному взгляду, мужчина верил в приметы и в первую очередь желал успокоиться сам.
        — Нет, сегодня никаких официальных заявлений не будет,  — развеял его надежды Ис.  — Пусть тело осмотрят, а потом приготовят к похоронам. Можете сказать, что я буду присутствовать на ритуале.
        — Как пожелаете.  — Начальник стражи нахмурился, явно не одобряя решения князя, но спорить не решился.  — Госпожа Ришида, вы пройдете вместе со мной или прислать за вами одного из ребят?
        — Присоединюсь чуть позже,  — вспомнив, что в обязанности придворного мага входит проверка трупов на предмет магического вмешательства, кивнула я.
        Больше злоупотреблять нашим временем мужчина не стал и, покосившись на князя, покинул покои.
        — Скажешь что-нибудь?  — Несмотря на бледность, глаза у Иса лихорадочно блестели. Определенно, он просто физически не мог долго предаваться унынию и жаждал действовать.
        — Если позволишь, пока ограничусь загадочной улыбкой.  — В противовес собственным словам я криво усмехнулась.  — Мое мнение не изменилось, выводы делать рано. Схожу на кухню, послушаю, что говорят слуги, а потом гляну на тело.
        — Может быть, стоит действовать в обратном порядке? Допросом может заняться и стража, а вот магов во дворце очень мало. Если кто-то колдовал на рассвете, я хочу как можно скорее узнать об этом.  — Не желая говорить о советнике в прошедшем времени, князь пытался не говорить о нем вообще.
        — Прекрасно знаю, как работают стражники. И как раз потому хочу раньше их поговорить со слугами. Вдруг узнаю что-то интересное. А вот магия подождет. Если убийца использовал артефакты, искать следы уже поздно. Если нет, я замечу неладное и через два часа.  — Мне самой было неспокойно, и я прилагала все силы, чтобы думать о проверке как о чем-то обычном.
        — Что ж, тебе виднее.  — Ис кивнул, давая понять, что не будет возражать и согласен с любым решением.
        — Жаль, отдохнуть у Вэйли не выйдет.  — В другое время я бы порадовалась такому доверию, но сейчас было не до того.  — Тебе не стоит оставаться одному, даже недолго.
        — Приятно, что ты не забываешь побеспокоиться обо мне.  — Замечание князя догнало меня у порога и, как камень, толкнуло в спину.
        Споткнувшись, я все же предпочла сделать вид, что не услышала его слов. Слишком о многом предстояло подумать, чтобы ломать голову еще и над поведением Иса.
        Увы, на этот раз интуиция меня обманула. Большинство слуг хоть и не любило советника, но ненависти к нему не питало. Он давно стал чем-то привычным, превратившись в неизменный атрибут княжества, и с его смертью дворец словно лишился одной из поддерживающих стен.
        Не пролил истины на произошедшее и осмотр тела. К тому времени как я покинула кухню, стражники успели перенести Семилна в часовню. Именно здесь храмовникам предстояло начать обряд похорон, «позвать» панически мечущуюся душу и указать ей путь.
        Я никаких следов присутствия души не обнаружила, как и любых других следов. У Семилна остались синяки, но определить, получены они в драке с кем-то или от ударов о ступеньки, я не могла. Сняв с шеи советника подвеску и тщательно ее изучив, опознала в украшении амулет, блокирующий любое постороннее магическое вмешательство. Заряда в амулете было чуть больше половины, функционировал он нормально, так что версию о магическом убийстве я после недолгих сомнений исключила.
        Что бы ни вызвало смерть Семилна, магия здесь не замешана.
        — Каков будет ваш вердикт?  — Начальник стражи уже ждал меня под дверью.
        Двое стражников, приставленных охранять тело, безмолвствовали, но поглядывали с нескрываемым интересом.
        — Оглашу его после того как посоветуюсь с коллегой,  — уклонилась я от прямого ответа.
        Но сменить Вэйли на посту не успела. Облаченная в черное платье Верита целенаправленно высматривала меня в коридоре.
        — У вас что ни день, то происшествие! Смерть Семилна как-то связана с твоей работой?  — вместо приветствия вопросила подруга.
        — Верита, ты что, подкупила кого-то из дворцовых слуг? Каким образом ты умудряешься узнавать новости так быстро?  — Я с проклюнувшимся подозрением уставилась на подругу.
        — Быстро было бы, если бы ты мне сообщила о случившемся,  — сердито воскликнула девушка.  — А так прошло уже несколько часов! Ты представляешь, что такое несколько часов во дворце? Это появление упыря в деревне никого не удивит, но смерть советника уже вызвала шквал версий. Вам необходимо срочно дать хоть какое-то объяснение, иначе вы позволите заговорщику распускать выгодные ему слухи.
        — Если не перестанешь так кричать, в список прибавится еще одна версия,  — шикнула я на разошедшуюся подругу.  — Пойдем ко мне.
        — Сомневаюсь, что кто-то рискнет нас подслушивать. Тебя во дворце побаиваются, говорят, ты абсолютно неуправляемая, непредсказуемая и втягиваешь его сиятельство во всякие неприятности. Хотя Ис и без твоей помощи неплохо справляется. Вы на славу постарались, почти никто не верит, что князь выживет, причем многие считают, что это и к лучшему,  — по дороге Верита продолжала активно делиться слухами.
        — Что значит — к лучшему?  — Я захлопнула для надежности дверь в покоях не только на замок, но и заклинанием и обернулась к подруге.  — Ис — замечательный человек и превосходный князь. Кто может желать ему смерти?!
        — Самонадеянный, эгоистичный, скрытный, амбициозный, импульсивный, горячий,  — не моргнув глазом принялась перечислять подруга.  — Я не могу назвать имена, но последние сплетни таковы, что князь накликал свою смерть. Не следовало ему менять традиции и перестраивать все на новый лад. А то он сначала умудрился обхитрить графов, добившись их согласия на несколько новых проектов. Потом в обход заведенного порядка принял на работу тебя. И всюду старался успеть сам. Сам контролировал исполнение приказаний, сам ловил банду Дикого, сам отправился спасать ребенка из подземелья. Хотя любой другой на его месте ограничился бы тем, что отдал нужные распоряжения слугам. Не спорю, это прибавило Ису авторитета среди простых людей. Но вот среди лордов, наоборот, пошатнуло его позиции.
        — Это ты тоже используешь в книге?  — скептически вопросила я.
        — Нет, я просто внимательно слушаю, что говорят другие, и умею анализировать услышанное. Будь я дочкой графа, мне приносили бы свежие сплетни, но, поскольку мой отец купил титул, а не заслужил, остается привлекать внимание представителей высшего общества только таким способом. Пока я интересна и могу рассказать что-то любопытное, меня всегда будут приглашать на приемы. А участвовать в заговоре мне нет нужды.  — Фыркнув, Верита взглянула мне в лицо.
        — Я тебя ни в чем не обвиняю,  — привыкнув, что со мной как с ведьмой чаще всего боялись спорить, несколько опешила от напора девушки.  — И зря ты считаешь, что упыри это рядовое событие. Напротив, о них, как и о приезде мага, судачат целый год.
        — Тогда тем более не пойму, почему вы мешкаете?  — Акцентировать внимание на щекотливой теме подруга не стала.  — Похороны хоть состоятся сегодня?
        — Да, как и положено. Ис даже сказал, что будет присутствовать. Эту новость можно рассказать как можно большему количеству людей.  — Сообразив, что князь опять выступит в роли приманки, я нахмурилась.  — А причину гибели Семилна мы как раз устанавливаем. Возможно, результат уже был бы известен, но кто-то меня остановил.
        — Надень черное платье. Между тобой и советником были споры, но он отзывался о тебе как о многообещающем специалисте,  — пропустив намек мимо ушей, посоветовала Верита.
        — Где его взять? По милости заговорщика выходные мне дадут еще не скоро,  — нахмурилась я.  — Сейчас пошлю кого-то на рынок, пусть купит.
        — Не стоит. Я подозревала, что ты так скажешь, и привезла платье с собой.  — Не дождавшись ответа, подруга схватила колокольчик. А когда на шум заглянула служанка, велела принести багаж.  — Платье будет впору, Зерина твой размер запомнила, когда ты жила у нас.
        — Этой-то мои вещи зачем сдались?  — Уронив голову на скрещенные ладони, громко застонала.  — Ощущение, будто я выставочный экспонат.
        Впрочем, пренебрегать советом не стала и, когда принесли сумку Вериты, послушно переоделась. Подруга позаботилась обо всем, так что к платью прилагались туфли и широкая лента для волос.
        — Никак не привыкну, что ты теперь выглядишь по-другому,  — взглянув на ленту, пояснила подруга.  — А рыжие волосы плохо сочетаются с траурным платьем.
        — Сама до сих пор пугаюсь собственного отражения.  — У меня вырвался вздох.
        Даже с того света советник умудрился подгадить, ибо в черном я выглядела какой-то упырицей. Волосы казались тусклыми, лицо бледно-серым, а глаза выцветшими. Да и в пышной юбке я с непривычки путалась, а корсет так сдавил грудь, что дышать приходилось медленно и неглубоко.
        — Ты сильно расстроилась из-за его смерти?  — Голос Вериты стал приглушенным.  — Я сначала подумала, что это очередная авантюра, и с Семилном на самом деле все в порядке.
        — Не знаю,  — честно ответила я.  — Если Семилн причастен к покушениям на Иса, значит, получил по заслугам. Если нет…
        — Тогда заговор по-настоящему серьезен. И Ису грозит опасность,  — продолжила подруга.  — Не думай, что я сразу тебе не поверила, просто тяжело это воспринять. Все время надеешься, что ничего страшного не успеет случиться, вы поймаете предателей, и я запомню все как необычную игру. Но когда вмешивается смерть, мир переворачивается. Уже не хочется смеяться, острее осознается опасность ситуации. Я… я не хочу вам мешать. А помочь не смогу, так что поеду домой.
        Верита бестолково суетилась, то поправляла прическу, то принималась теребить пояс на платье.
        — Ты мне очень помогла. Теперь я знаю, как выглядит вся наша ситуация со стороны. Спасибо,  — четко, чтобы подруга услышала и осознала мои слова, произнесла я.  — Как только станет что-то известно, дам знать.
        — Тогда увидимся на похоронах. Удачи тебе,  — слабо улыбнулась девушка на прощанье.
        За время моего отсутствия начальник стражи успел подготовить предварительный отчет о смерти Семилна, который Ис как раз дочитывал. Впрочем, полагаться только на одно мнение князь не спешил и согласился с необходимостью осмотра тела еще и целителем.
        — Какое заключение ты ожидаешь услышать от Вэйли?  — Отложив исписанные листы, князь задумчиво взглянул на меня.
        — Честное,  — попыталась я уклониться от ответа.
        — Ришида, хоть ты не играй в эти игры.  — Судя по тому, как поморщился мужчина, попытка провалилась с треском.  — Ты не стала бы искать Вэйли дополнительную работу, если бы не подозревала что-то определенное. К тому же насильственная смерть советника вписывается в твою версию с заговорщиком.
        — По твоим словам выходит, что я просто мечтаю услышать, что Семилна кто-то убил. Не скрою, он мне не нравился, но меня бы устроило и его увольнение,  — фыркнула я.  — А Вэйли — это моя страховка для очистки совести и подтверждения доклада. Я правильно понимаю, начальник стражи пишет, что это нелепое стечение обстоятельств?
        — Любые следы чужого умысла отсутствуют. Но я также желаю удостовериться в этом лично.  — Ис поднялся с кровати.  — Поэтому сейчас мы осмотрим место преступления. Слугам я приказал держаться подальше, так что внимания не привлеку.
        — Хорошо.  — Я кивнула, признавая правоту князя.
        Развернувшись к дверям, бросила взгляд на зеркало, проверяя, не изменилось ли к лучшему мое отражение. Как и следовало ожидать, чуда не случилось, и я разочарованно вздохнула.
        — По-прежнему переживаешь из-за иллюзии?  — Князь вообще-то стоял ко мне спиной, но все равно заметил перемену моего настроения.
        — Уже и думать об этом забыла.  — Я сделала каменное лицо.
        — То есть боязнь зеркал у тебя развилась совершенно случайно?  — Ис скептически изогнул бровь.
        Наверное, следовало что-то сказать, но колкий ответ не придумывался, а бормотать отговорки казалось глупым. Внутри поднялась злость. Почему, встречаясь с князем, я каждый раз теряю дар речи?!
        — И совершенно напрасная, кстати,  — неожиданно тепло произнес мужчина.  — Твоя иллюзия была яркой, но и без нее тебе не стоит переживать. Ты очень красивая. Правда.
        Как-то неожиданно Ис оказался совсем рядом, его взгляд обволакивал, заставлял ноги дрожать, а мурашки разбегаться по телу. Вот он медленно поднял руку…
        — А честное княжеское слово дашь?  — испугавшись, что Ис дотронется, ляпнула я.
        — Без венца клятва не будет звучать торжественно, так что отложим на другой раз.  — Князь нахмурился, но поддержал шутку и не стал развивать опасную тему.
        По дороге к лестнице Ис пересказывал мне содержание отчета, а я все думала, почему его жест вызвал такую бурю в моей душе и что могло случиться, если бы я его не одернула.
        — Вот здесь.  — Голос мужчины прозвучал напряженно.
        Поравнявшись с ним, я огляделась. В этом крыле преимущественно жили леди с громкими титулами и фрейлины. Здесь полагалось бы жить Игрис, будь она законнорожденной, а еще здесь жила мать Иса, и здесь же поселят его будущую жену. Лестница была под стать обстановке — мраморная, с вычурными перилами и блестящими ступеньками, по ней полагалось красиво спускаться в пышном платье с длинным подолом. Надо ли добавлять, что я этой лестницей не пользовалась ни разу?
        — Интересно, что здесь понадобилось Семилну?  — задумался Ис.
        — Прикинул, что этой дорогой быстрее попадет в тронный зал и сэкономит целых полторы минуты времени, которые можно с большей пользой потратить на воспитание лордов?  — У меня как раз имелись догадки, что цель похода советника была связана с племянницей, но пока я оставила их при себе.
        — Тело нашли здесь.  — Ис встал возле ступенек и перевел взгляд на лестницу.
        — Жаль, не знаем, поднимался он или спускался.  — Придерживая юбку, я попыталась повторить маршрут советника.  — Допустим, все мои дела решены, и мне нужно вниз. Вот я иду, погруженная в свои мысли. Прикидываю список задач на день и отвожу на них время. В руках у меня ничего нет. Я иду и… ай!
        Ступеньки оказались не только блестящими, но и очень скользкими. Будь я в штанах, с легкостью удержала бы равновесие, вот только платье существенно убавило ловкости.
        Я беспорядочно замахала руками, но поймала только воздух. А в следующий момент поймали уже меня.
        — Осторожнее. Кажется, ты только что убедительно продемонстрировала, что лестницу необходимо застелить ковром. Причем в результате эксперимента я едва не лишился еще и ведьмы.  — Вопреки шутливому тону, взгляд Иса оставался серьезным.
        И разжимать объятия он не торопился. Напротив, держал так крепко, будто не верил, что успел поймать и мне уже ничего не грозит. Сама я не успела толком испугаться, но сердце князя едва не выпрыгивало из груди.
        Стоять, чувствуя тепло рук Иса, было на удивление комфортно и спокойно. Я вспомнила, как он обнимал меня в плену у разбойников, а потом расшалившееся воображение подкинуло картинку из сна, в котором князь почти поцеловал…
        Ноги запоздало задрожали, и оттолкнуть мужчину я не могла. Да и не собиралась, если честно. Отчасти из-за того, что не желала выглядеть трусихой, отчасти из-за того, что желала узнать, что сделает Ис. Ведь, когда о тебе так искренне беспокоятся, это действительно приятно.
        Дыхание князя защекотало кожу. Я подняла лицо, ловя его взгляд. Напряженный, обжигающий, дерзкий.
        — Ваше сиятельство!
        Шум распахнувшейся двери вкупе с громким возгласом разом разрушили очарование момента, заставив нас вернуться к реальности.
        Глава 12
        Понимая, какое впечатление мы производим со стороны, я дернулась, но проклятые туфли вновь заскользили, вынудив Иса подхватить меня под руку. К чести стражника, он знал, за что получает деньги, и наблюдал за происходящим с совершенно невозмутимым выражением лица.
        Правда, если он ничего не сказал, это не значит, что он ничего не подумал! И ничего не мешало ему после смены обменяться новостями с друзьями.
        — Учитывая, что я просил меня не беспокоить, причина должна быть веская. Докладывай, что случилось.  — Ис держался как истинный князь, не выказывая ни малейших признаков смущения.
        — Установлена цель визита советника. Он приходил побеседовать с леди Ларианной, но не застал ее в покоях и оставил записку фрейлине. Та побоялась сама показать ее стражникам и ждала, пока вернется леди,  — без запинки отбарабанил стражник.
        — О чем шла речь в записке?  — деловито поинтересовался князь.
        — Господин Семилн желал получить помощь леди в одном деликатном вопросе, касающемся ее участия в деятельности пансиона для благородных девиц.  — Судя по звучавшему в голосе парня недоумению, он совершенно не представлял, какая помощь понадобилась советнику.
        В отличие от меня. Осознавать, что у меня появилась тайна от князя, показалось неприятным. И вроде бы я давно привыкла держать собственные идеи при себе, но Ис сумел превратиться в человека, чье мнение мне хотелось слышать.
        — Передайте леди Ларианне, что я прошу ее не покидать дворец и побеседую с ней чуть позже,  — велел между тем лорд.  — Сейчас я желаю осмотреть покои советника.
        — Вас проводить?  — На князя стражник смотрел с искренней тревогой, а вот мне достался пренебрежительный взгляд.
        Должно быть, в его глазах я выглядела обузой, виснущей на едва держащемся на ногах правителе. Но что делать, если растянуться на полу мне хотелось еще меньше, чем прослыть прилипалой?!
        — Благодарю, но не стоит. Как оказалось, здесь очень скользкий пол, и моя помощь нужна госпоже Ришиде. Если же силы мне изменят, то она поможет мне удержаться на ногах,  — невозмутимо произнес Ис.
        Я поспешно отвернулась, скрывая скользнувшую по губам улыбку. Судя по донесшемуся хмыканью, стражник такого ответа тоже не ожидал, хотя, чтобы привыкнуть к манере общения князя, у него было куда больше времени, чем у меня.
        Мне же до сих пор не удавалось понять, как у Иса получается так легко признаваться в собственной слабости и при этом сохранять невозмутимость. Я заметила это еще в плену у разбойников, но тогда сочла происходящее игрой. Князь же умудрялся не замечать реакцию окружающих и делал то, что считал нужным. При этом обставлял все так, что, даже проиграв, оказывался в выигрыше. Весьма полезное качество, которое мне никак не удавалось выработать.
        С помощью Иса злополучный коридор преодолели без труда. Мне еще ни разу не доводилось гулять в сопровождении лорда, и чувствовать себя леди было странно.
        — Здесь полы не скользкие, я не упаду,  — когда двери остались позади, смущенно напомнила я.
        — А вдруг упаду я?  — рассмеялся Ис.  — Для всех я смертельно ранен и встал с постели только затем, чтобы лично заняться расследованием гибели советника.
        — Думаю, мы уже выяснили все необходимое.  — Я прерывисто вздохнула.
        Как ни крути, а причина смерти не позволяла воспринять по-другому сам факт смерти. Не имеет значения, сам Семилн споткнулся или его столкнули, главное, его больше не было в живых. И его родным придется смириться с этим.
        — И все же перепроверить не помешает.  — Ис нажал на ручку, открывая дверь в комнату Семилна.
        Следов магической защиты я не чувствовала, так что или советник верил в честность людей, или попросту не хранил в покоях ничего ценного.
        Комнаты почти не отличались от моих, разве что оформлены были в холодных тонах. Никаких цветов в вазе или сладостей на столе. Расставленные по порядку книги на полках, аккуратно сложенные вещи в шкафу.
        — Да уж, если по покоям судить об их хозяине, то о советнике нельзя сказать практически ничего,  — криво усмехнулась я.  — Семилна вообще интересовало хоть что-то помимо работы? У него же в комнате холодно жить, ни следа живого присутствия.
        — Его работа была его жизнью,  — пролистав несколько папок, лежащих в столе, напряженным голосом произнес Ис.
        — Там что, список тысячи и одной причины, почему тебе нельзя отказываться от его услуг?  — Я подошла ближе, заглянула князю через плечо.
        — Это не все.  — Отдав мне папки, Ис принялся перебирать остальные бумаги.
        — Ого! А вот это уже интересно.  — Несколько писем были просто вложены в папки.
        Текст оказался зашифрованным, но явно не опасающийся обыска советник все переписал ниже.
        — Что такое?  — Теперь настала очередь лорда заглядывать мне через плечо.
        — Оказывается, твой советник советовал не только тебе. Тут его настоятельно просят повлиять на тебя при принятии нескольких важных решений, расписывая плюсы, которые приобретут несколько княжеств. Еще и вознаграждение обещают.  — Мнение о Семилне менялось у меня с каждой минутой.  — Вспоминай, много решений принял по его наущению?
        — Ни одного.  — Отобрав у меня письма, Ис погрузился в чтение.  — Не поверишь, но Семилн вообще не поднимал эти вопросы. Я думаю, он не принял эти письма во внимание, иначе бы исписал все поля заметками.
        — А вдруг Семилн просто не захотел марать бумагу? Или записал замечания отдельно?  — фыркнула я.
        — Нет, он одинаково работает с любыми текстами.  — Князь красноречиво покосился на придвинутые ко мне папки.  — Проверь сама.
        Сев в кресло, я перечитала документы более внимательно. Объем работы, проделанный советником, просто поражал. Он тщательно конспектировал все собрания графов, отмечал, кто какую позицию занял, и какие последствия последовали в дальнейшем. Присутствовали и характеристики с указанием сильных и слабых сторон всех придворных, имеющих хоть какое-то влияние во дворце.
        — Нельзя никому это показывать! Люди решат, что Семилн нарочно следил за всеми и докладывал князю. Если не шпионил для кого-то другого!  — захлопнув папку, с чувством воскликнула я.
        — Или принимал близко к сердцу интересы княжества.  — Ис протянул мне следующую папку.  — Здесь вся информация о конфликте между Вортбеком и Либерецом. Я понятия не имел, что Семилн сделал столько выкладок и просчитал, как отразится на нас вмешательство или невмешательство в войну. И это еще раз подтверждает, что на другие княжества он не работал.
        — Пожалуй, да. Ради денег человек не станет вкладывать столько сил, только ради идеи.  — Почерк у советника был мелким, убористым и оставалось только гадать, сколько времени он посвящал своим «мемуарам».  — Видно, на Семилна произвел большое впечатление твой отец, повсюду цитаты из его речей. О, и про тебя есть!
        — Даже не хочу знать, что там написано.  — Ис поспешно отобрал у меня бумаги.
        — Вряд ли там что-то плохое.  — Я мысленно выругалась.
        И кто меня за язык тянул?! Пролистала бы молча, авось и узнала бы о князе что-то интересное!
        — Буду знать наверняка, когда все прочитаю. Прикажу, чтобы отнесли папки в мои покои, и ознакомлюсь на досуге,  — остался непоколебимым Ис.  — С уверенностью могу сказать только то, что в число заговорщиков Семилн не входил.
        — Да уж, такой педант обязательно посвятил бы целый раздел плюсам и минусам участия в заговоре,  — криво усмехнулась я.
        — Я поговорю с леди Ларианной, после чего объявлю о результатах.  — Князь выглядел сосредоточенным, и я никак не могла понять, обрадован он или нет.
        — Могу уже сейчас подтвердить ее слова,  — вздохнув, решилась я.  — Семилн собирался просить за племянницу Карин. Мы с Кэмом недавно с ней столкнулись и немного пообщались.
        — Мне лучше не знать подробности знакомства?  — изогнул бровь Ис.
        — Не хочу зря тратить твое время. Раз уж расследование закончено, нужно приступить к организации похорон,  — ответила я невинным взглядом.
        — Как пожелаешь.  — Настаивать князь не стал.
        Последовавшие за этим беседы с Вэйли и начальником стражи носили скорее формальный характер. Полученных доказательств мне хватило, чтобы счесть смерть советника несчастным случаем, и найти убийцу я больше не пыталась, предпочла потратить время с пользой.
        Вообще все действия, входящие в мои обязанности, я выполнила, и время до начала похорон могла провести в комнате, но предпочла лично проследить за подготовкой. Не больному же князю решать, какой храм и какое кладбище выбрать. Мысль поручить все графам я тоже отбросила, не настолько это благородное дело, чтобы заговорщик выявил себя. Уж скорее, каждый попытается перепоручить другому, назвав его более достойным.
        За заботами время пролетело незаметно. Кэму в итоге пришлось вытащить меня из кухни, напомнив о необходимости собраться самой.
        В храм мы приехали, когда только начали сгущаться сумерки. Церемония отпевания по традиции должна была начаться, когда на небе появится первая звезда, а до этого момента все желающие могли попрощаться с покойным.
        — Будешь выступать с речью?  — Подойдя к Ису, я вручила ему чашу с горящей свечой.
        Одетый в черное князь по бледности мог сравниться с лежащим в гробу Семилном. Более того, всем своим видом он демонстрировал, что в этот самый гроб вот-вот придется укладывать и его. Я подозревала, что именно по этой причине люди не спешили подходить к советнику и взволнованно перешептывались, косясь на Иса.
        — Придется, это ведь мой долг.  — Князь покачнулся, но к гробу подошел четкой, уверенной походкой.
        Выждал несколько мгновений, пока все обратят на него внимание, и только потом заговорил:
        — Семилн, ты прожил долгую жизнь, большую часть которой посвятил княжеству. Ты многое сделал, и мы не забудем твоих заслуг. Пусть эта свеча укажет твоей душе путь в лучший мир. Ты как никто заслужил покой.  — Поклонившись, Ис поставил чашу на постамент.
        Следом за ним к гробу вереницей потянулись другие. Прощаться вслух было необязательно, и большинство еле заметно шевелили губами, шепотом проговаривая напутствия. Число свечей росло, храмовикам даже пришлось поставить несколько дополнительных столиков.
        Впрочем, это как раз было замечательно. Считалось, что чем больше свечей принесут умершему, тем скорее его душа освободится от земных привязанностей и уйдет за черту.
        «А сколько свечей принесли бы для меня?» — вспыхнула в голове непрошеная мысль.
        Не сказать, что я никогда не задумывалась о смерти. Работа мага сама по себе считалась довольно опасной, а уж если ездить по трактам и искать случайные заказы, не имея представления, что в действительности скрывается под деревенским описанием «что-то большое прячется в берлоге, страшно воет и рычит»… В общем, угроза не вернуться существовала всегда.
        Вот только найдется ли хоть кто-то, искренне скорбящий о моей смерти? Кто-то, кто принесет свечу для меня и будет долго молиться, прося богов скорее принять еще одну заблудшую душу.
        Раньше подобное казалось мне неважным. Умру так умру, а пока жива, куда лучше позаботиться о хлебе насущном. Но сейчас пришло осознание, что каждая свеча — это близкий или благодарный человек. Тот, в чьей жизни умерший оставил след. А кому нужна я?
        — Что насчет твоей свечи?  — Голос Иса вырвал меня из размышлений, заставив вспомнить, что я по-прежнему крепко сжимаю чашу в руках.
        — Поставлю. Потом,  — смутилась я.
        — После службы душа тебя уже не услышит,  — напомнил князь.  — Или именно этого ты и ждешь? Почему?
        — Потому что чувствую свою вину. Мне стыдно, что я подозревала Семилна и хотела найти в его действиях дурной умысел. И была разочарована, когда оказалось, что советник не замышлял плохого, что он не пособник, а жертва обстоятельств.  — Слова царапали горло, но мне хотелось поделиться переживаниями.
        — Но ведь ты не толкала его с лестницы. За мысли же не судят. Семилн был скрытным человеком, и мало кто знал о его планах. Ты строила догадки на основе имеющихся у тебя фактов. К тому же советник и сам не слишком тебя жаловал.  — Как обычно, Ис дал предельно развернутый ответ.
        — Спасибо.  — Груз вины не исчез, но теперь, разделенный на двоих, стал легче.  — Но на будущее это все равно станет для меня уроком.
        — Не стоит пытаться извлечь уроки из всего, что происходит вокруг. Некоторые события просто случаются. И остается или замкнуться в себе, вновь и вновь копаясь в прошлом, или смириться и продолжить жить дальше. Жить так, как получается.  — Ис вроде бы пытался подбодрить меня, но я не могла избавиться от ощущения, что он говорит о чем-то очень личном.  — Иди.
        К покойнику я приблизилась на подгибающихся ногах. Выражение лица у Семилна было умиротворенным, будто он смотрел приятный сон.
        — Спи спокойно. Может, хоть за чертой ты сможешь отдохнуть и перестанешь чувствовать ответственность за всех вокруг,  — шепнула я.
        Дрожащими руками поставила чашу, поклонилась, после чего вернулась на скамью к Ису. Князь не стал ничего говорить, просто накрыл мою руку своей. И от этого ободряющего жеста на душе стало легче.
        Успела я как раз вовремя. Храмовик уже готовился начинать службу и отдавал последние распоряжения помощникам. Успокоившись, я смотрела на собравшихся уже без тени тревоги, когда взгляд зацепился за знакомую фигурку. Даже прикрытые платком, волосы Карин продолжали пылать огнем, привлекая внимание. Хотя, возможно, люди смотрели как раз на свечу в руках девушки.
        — Кэм, скажи ей, что это я назначила встречу, и Семилн спешил ко мне,  — поманив ученика, шепнула я.
        — Кому сказать? Зачем?  — не понял парень.
        — Карин. Мы ведь не делали тайны из того, как умер советник. И она наверняка считает, что это ее вина.  — Я с жалостью покосилась на сгорбленную фигурку.
        Кто-то прошел мимо, Карин ощутимо вздрогнула и едва не выронила чашу. Встрепенулась, но так и не решилась подняться с места.
        — Но тогда она будет думать, что это твоя вина,  — отказался постигать мою логину Кэм.  — Зачем тебе брать это на себя?
        — Смерть Семилна — несчастный случай. И в ней никто не виноват. Просто, если скажешь так, как я прошу, Карин будет легче это понять,  — терпеливо повторила я.  — Давай быстрее, у нее и так остались считаные минуты.
        Что именно говорил Кэм девушке, я не слышала, но, судя по тому, что та робко ему улыбнулась, а потом направилась к гробу, с поставленной задачей он справился.
        Храмовик терпеливо дождался, пока девочка поставит чашу, и лишь затем раскрыл молитвенник и начал читать проповедь. Его голос разлетался по всему залу, эхом отражаясь от стен, но я почти ничего не слушала. Вместо этого украдкой разглядывала Иса, думая, что, если бы он не успокоил меня, я не сообразила бы ободрить Карин.
        И как только ему удается настолько мастерски разбираться в людях, безошибочно говоря те слова, которые они так хотят услышать?
        Служба длилась долго. Скользя взглядом по сторонам, я несколько раз останавливала внимание на окне. Месяц был совсем молодой, а небо щедро усыпали звезды. Еще один хороший знак. Если бы ночь выдалась безлунной и темной, душе Семилна пришлось бы задержаться на этом свете, блуждая в поисках своего пути.
        — Возвращаемся во дворец?  — когда храмовик закончил обряд, поинтересовалась я.
        — Придется. Хорошо бы побеседовать с графами,  — Ис кивнул на сидящих в противоположном ряду лордов,  — но не буду рушить легенду. Вряд ли кто-то поверит, что я настолько быстро поправился.
        — Надеюсь, в ближайшее время возвращаться сюда мне не придется,  — пробормотала я.
        Сами похороны должны были состояться на рассвете, и присутствия родных не требовалось. Все, что хотелось сказать, было сказано сейчас, а последние приготовления находились в ведении храмовиков.
        По дороге домой мы молчали. День выдался длинным, и больше всего мне хотелось лечь в постель, забыв обо всех проблемах и заботах.
        — Спокойной ночи. От души надеюсь, что заговорщик проявит уважение и не подбросит никаких сюрпризов,  — прикрыв зевок ладонью, пожелала я.
        — Будем надеяться. Сладких снов,  — улыбнулся князь.
        Проследив, как он удаляется в покои, а стража занимает место в коридоре, я поспешила к себе. Правда, перед этим решила заглянуть на кухню и разжиться чашечкой кофе. Вот только моему долгожданному свиданию с подушкой не удалось состояться. Уже возвращаясь, врезалась во что-то большое, взвизгнула и автоматически вскинула руки, готовясь применить отражающее заклинание.
        — Вообще-то, когда я просил приготовить ванну, представлял ее немного по-другому.  — Для человека, облитого кофе, Эвис держался достаточно сдержанно и уверенно.
        — Ванна — это еще куда ни шло. А представьте, если бы вы попросили высушить одежду?  — Щеки опалила краска, но я заставила себя лучезарно усмехнуться.
        — Неужели князь так плох, что вам приходится подрабатывать прислугой?  — Граф иронично выгнул бровь, но в действительности сердитым не выглядел.  — Не стоило ему приезжать в храм.
        — Его сиятельство счел, что должен попрощаться с советником, ни мне, ни Вэйли не удалось его переубедить. Прошу прощения, последние несколько дней выдались сложными.  — Я потерла виски.  — Но приложу все усилия, чтобы загладить свою вину.
        — Все-таки возьметесь за стирку?  — теперь уже Леванд откровенно поддразнивал меня.  — Только не думаю, что рубашку удастся спасти. Это эльфийский шелк, пятна уже не выведутся.
        — Это если бы я стирала порошком, не вывелись бы, но магия нужна не только для того, чтобы швыряться пульсарами. Несколько чистящих заклинаний, и все,  — поспешила я утешить графа.
        — Не здесь. Не хватало еще, чтобы меня застали в таком виде.  — Эвис поморщился, оттягивая прилипшую к груди рубашку.
        — Моя комната недалеко.  — Необходимость приглашать графа к себе не радовала, но не предлагать же ему спрятаться за шторкой!
        По коридору Леванд шествовал с высоко поднятой головой, словно одежда в кофейных пятнах была последним писком моды, но, когда я приглашающе распахнула дверь, оглянулся по сторонам и поспешил зайти внутрь.
        — Вот как выглядит логово настоящей ведьмы. Хотя я ожидал увидеть котел, развешанных на веревке сушеных летучих мышей и лягушек, да еще нарисованные на полу пентаграммы,  — наконец резюмировал он.
        — Я не готова убирать ковер ради пентаграмм, да и сушеные лягушки плохо пахнут,  — поморщила нос.  — К тому же это ведь дворец, а не заброшенная деревня. Не на кого производить впечатление дешевыми фокусами.
        — Почему же? И у нас найдутся люди, которым не помешало бы напомнить, что придворный маг не только следит за магическим порядком, но еще и, по сути, является левой рукой князя.  — Выбрав из ряда пузырьков на столе один, с мерцающей жидкостью, Эвис полюбовался им.  — Особенно когда правую руку должны вот-вот предать земле.
        — Имеете в виду кого-то конкретного или это совет на будущее?  — прикинув, что ничего опасного у меня все равно нет, я не стала мешать графу играться.
        — А в чем вы нуждаетесь?  — Леванд повернулся, и мне показалось, что глаза у него мерцают так же, как жидкость.  — Я не хочу, чтобы вы сочли меня навязчивым, но одновременно с этим посмею заметить, что наша дружба будет полезной.
        — Наверное, все зависит от того, что вы мне подскажете.  — Давать конкретные обещания я побаивалась, так что предпочла поддержать игру графа.
        — Смерть его сиятельства нам не выгодна. Я понимаю, что подобное может случиться с каждым, но именно сейчас княжеству требуется сильный правитель,  — отбросив полунамеки, Эвис шагнул ко мне.
        Наваждение исчезло. Теперь я поняла, что в глазах графа отражался свет огней, но и без подобных эффектов впечатление он производил пугающее. Мне не нравится, когда собеседник смотрит на меня так вызывающе сверху вниз, а Эвис словно нарочно стремился подавить мою волю.
        — Можно присесть?  — Видно прочитав что-то такое на моем лице, граф опустился в кресло.  — Госпожа Ришида, я разговариваю с вами, потому что вы действительно беспокоитесь о князе. Раз уж так вышло, что Ис доверяет вам намного больше, чем нам, вы должны позаботиться о его безопасности.
        — Вы преувеличиваете.  — В действительности Эвис скорее уж преуменьшал, но я не думала, что граф окажется настолько наблюдательным и заметит разницу в поведении Иса.
        Хорошо бы, если бы остальные лорды не увлекались мыслительной деятельностью, а то ведь, чего доброго, додумаются, что моя персона — преграда на пути к убийству князя.
        — Я не настаиваю.  — Леванд миролюбиво улыбнулся.  — Вижу, вам не совсем понятны мои слова. Я поясню. Сильный князь означает и сильное княжество. Когда правил отец Иса, среди подданных не бывало волнений, князь жестко следил за порядком. Но лорд Эшвард еще только пробует свои силы. Народ его не знает, он чужак и должен или заслужить уважение, или научиться вызывать страх. Тем более сложно сделать это сейчас, когда смерть будто поселилась во дворце.
        — Не замечала, чтобы в городе имелись недовольные,  — осторожно заметила я.
        — Неужели забыли о банде Дикого? Вы ведь сами пострадали от их рук,  — все с той же неменяющейся интонацией произнес Эвис.  — Лорд Блейтин на прошлом совете чуть не сорвал голос, настаивая на необходимости как можно скорее поймать и показательно казнить разбойников. Люди переживали, и он не упускал возможности выступить перед народом и заверить, что приняты все необходимые меры, и банда вот-вот будет поймана.
        «А когда стража в очередной раз терпела неудачу, разводил руками и пояснял, что князь делает все, что может, но, видимо, недостаточно старается»,  — мысленно продолжила я. Авторитет Иса такие происшествия, понятное дело, не поднимали.
        — Но ведь его сиятельство сдержал слово, и Дикий казнен.  — Делиться своими выводами я не стала, решив пока ограничиться ролью благодарной слушательницы.
        — И при этом едва не погиб. Думаете, слуги не обсуждали, в каком состоянии вы вернулись? Слухи расходятся быстро.  — Сделав паузу, Эвис развел руками.  — Если князь не способен справиться с какими-то разбойниками, как он защитит народ от внешней угрозы?
        — Не сильна в подобных вещах. Мое дело, чтобы нежити не стало больше, чем жителей,  — честно призналась я.  — Эти же проблемы лягут на плечи нового князя.
        — Лорду Эшворду настолько плохо? В храме он не выглядел умирающим.  — Ни триумфа, ни огорчения на лице графа я не заметила.  — Или этот разговор также носит теоретический характер?
        — Поскольку я не хочу накликать беду, давайте считать, что это философская беседа о возможных вероятностях. Ведь я имею право представить, как бы мне работалось с каким-то другим князем?  — Хлопнув ресницами, усиленно стала делать вид, что мой интерес носит исключительно корыстный характер.
        — Что ж, как гостье в нашем княжестве, вполне могу рассказать вам немного о графах. Только то, что и так известно окружающим.  — Забота о собственных интересах свойственна всем аристократам, так что Эвис не усмотрел ничего предосудительного в моем предложении.  — Граф Дерисон предпочитает замкнутый образ жизни, но при этом его имя постоянно на слуху.
        — Так это же хорошо. Такой князь вместо того, чтобы развлекаться на балах и охотах, будет больше времени уделять делам, еще и какую-нибудь реформу придумает. Правда, боевой маг ему вряд ли нужен, граф сам увлекается зельями.  — Я изобразила сожаление.
        — Как сказать…  — Леванд задумчиво закусил губу.  — Князь, который вызывает страх и не терпит людей, вряд ли сумеет стать достойным правителем. Но работа для вас у него найдется.
        — Что скажете насчет графа Римэнна? Уж он точно с легкостью завоюет любовь подданных. Я не политик, но советник говорил, что на совете лорд высказывал достаточно мудрые вещи.  — Я несколько покривила душой.
        — Лайен коллекционер. Он часами может говорить об очередной купленной картине и всем гостям в обязательном порядке демонстрирует свои галереи.  — На лице Эвиса застыло скучающее выражение.  — Став князем, Лайен спустит всю казну на свои диковинки.
        — Лорд Райсен и лорд Блейтин?  — Сама я этих двоих в роли князя не представляла совершенно, но решила все же никого не выделять.
        — Первый слишком молод, второй амбициозен и хвастлив.  — Эвис пренебрежительно взмахнул рукой, будто вычеркивая имена из списка кандидатов.
        — А что насчет вас? Говорят, именно вы должны были стать следующим князем,  — как бы невзначай припомнила я.
        — Это было до приезда лорда Эшворда, и решение принимал его отец. Сейчас все мы в равном положении,  — просто ответил мужчина. Ни сожаления, ни злости в его голосе я не заметила, казалось, он действительно не слишком расстроен из-за того, что венец в последний момент достался другому.
        — А каким, на ваш взгляд, должен быть князь? Чего не хватает всем лордам?  — не желая легко сдаваться, задала я новый вопрос.
        — Несомненно, князь должен уметь заставить всех безоговорочно выполнять его волю. Заслужить уважение людей и знать, чем живет его народ. Уметь правильно расставлять приоритеты, обладать достаточными навыками.  — Граф детально перечислял качества, а меня не покидало ощущение, что нечто подобное я уже слышала.  — Князь это не только титул, но и тяжелая ноша обязанностей, которую предстоит нести с честью.
        — Разве все эти черты не присущи вам?  — Я глянула как можно более почтительно.
        — Не в той мере, в которой хотелось бы. Я знаю как свои сильные стороны, так и слабые. Мне по-прежнему есть к чему стремиться. Не стану отказываться от княжеского венца, но сейчас нам ни к чему дрязги и споры, правитель должен устроить всех.  — Эвис улыбнулся уголками губ.
        — Вы очень критично к себе относитесь, такое редко встречается,  — глубокомысленно кивнула я.  — Беседа с вами очень познавательна.
        — Рад, что вы почерпнули что-то из моих скромных описаний, и надеюсь, вам будет над чем подумать на досуге. На этом я с вами попрощаюсь, еще раз благодарю, что почистили мою одежду.  — На этот раз граф улыбнулся куда теплее.
        — Ну, всего лишь исправила свою ошибку,  — развела я руками.  — Спокойной ночи, ваша милость.
        Проводив графа, со вздохом опустилась на диван и прикрыла глаза. Вроде бы ничего не представляющий разговор отнял столько сил, словно я все это время активно колдовала. Определенно политика и заговоры — это не мое! И зачем только вызвалась помогать Ису?!
        «Наверное, потому, что без моей помощи он бы уже погиб».
        Непрошеная мысль заставила меня поморщиться. Я старалась относиться к князю как к обычному работодателю, но он все время вынуждал меня выйти за рамки делового общения. Как результат — я к нему привязалась! Работать у Иса было весело, а еще он понимал меня как никто другой. Плюс хорошо оплачиваемое место, обидно будет его лишиться.
        Еще бы понять, по чьей милости я могу лишиться нанимателя и друга в одном лице…
        Эвис был абсолютно прав, подумать мне действительно нашлось о чем. И в первую очередь конкретно о его поведении. Анализируя слова Леванда, я не могла не заметить, что он умудрился сказать гадость про каждого из коллег. Не то чтобы я услышала что-то новое, но данные мужчиной характеристики никак нельзя было назвать лестными. Правда, одновременно с этим Эвис не пытался подать себя в выигрышном свете и довольно четко дал понять, что на княжеский венец не претендует.
        Вдобавок намять наконец-то заработала как надо, и я сообразила, что почти такие же рассуждения слышала из уст Арлена. Тут у меня появилось две версии. Либо Ис перестарался с паранойей и среди графов у него есть союзники, либо Эвис таким образом избавлялся от конкурентов.
        Арлен еще достаточно молод и наивен, чтобы верить всему, что говорят более опытные и взрослые товарищи. А если он избрал Эвиса в качестве объекта для подражания, то сделает все, что велит граф. Тогда с этой стороны Леванду можно не бояться конкуренции, и останется избавиться только от троих — хвастливого павлина, сороки-коллекционера и не пойманного за руку убийцы.
        Вместе с тем с Семилном Эвис общался мало, и на сообщников они не походили совершенно. Да и не старался Леванд как-то расположить к себе людей, а меня в качестве возможной союзницы даже рассматривать не стал.
        На этом мозг окончательно взбунтовался и при попытке подумать еще о чем-то отозвался вспышкой головной боли. Решив не издеваться над организмом, я пожелала себе спокойной ночи и забралась в постель.
        А утром меня ждал сюрприз в лице служанки, сообщившей, что его сиятельство сегодня будет завтракать в столовой и желает видеть меня. Пришлось поспешно перерывать гардероб на предмет наиболее строгих вещей. Остановив свой выбор на белоснежной блузке, корсете и черных кожаных штанах, я собрала волосы в хвост и направилась в столовую. Успела как раз вовремя. Стоило плюхнуться на стул и потянуться за бокалом вина, как церемониймейстер объявил о приходе его сиятельства.
        Сегодня Ис выглядел получше и явно пытался дать окружающим понять, что стремительно идет на поправку. Лорды наперебой принялись заверять, что рады видеть князя в добром здравии.
        — Ис, как чудесно, что тебе лучше.  — Только улыбка Игрис выглядела по-настоящему искренней.  — Боги все-таки смилостивились.
        — Как они могли не откликнуться на твои молитвы?  — Поцеловав сестру в щеку, лорд опустился на свое место во главе стола.
        — Мы все просили богов не призывать к себе вашу душу,  — с пылом воскликнул Арлен.
        — Ну, то, что моя душа осталась при мне, заслуга госпожи Вэйли,  — князь благодарно улыбнулся девушке.
        Одетая в серое платье целительница так старательно пыталась слиться со стулом, что заметила я ее только сейчас.
        — Я выполняла свою работу,  — залившись краской, выдавила девушка.
        — Предлагаю выпить за то, чтобы каждый из нас хорошо делал свою работу,  — подняв бокал, спас девушку Эвис.
        — И за господина Семилна. Да обретет душа его покой,  — поддержал тост Арлен.
        Чокаться не стали. После еще нескольких речей в честь советника разговор сам собой свернул в обычное русло. Шутить было не с руки, так что лорды обсуждали погоду и последние сплетни.
        — Ис, у тебя после завтрака никаких дел не запланировано?  — наклонившись к князю, прошептала я.  — Мне очень нужно с тобой поговорить.
        — Собирался заслушать доклады. Теперь, когда я остался без советника, работы резко прибавилось,  — отсалютовав кому-то бокалом, ответил лорд.
        — А станет еще больше,  — мрачно произнесла я.  — Думаю, что знаю, кого нужно как можно скорее переселить в тюрьму.
        — Догадываюсь, чье имя ты назовешь. Но займемся этим потом. Сейчас на повестке дня день рождения моей сестры Игрис,  — последнюю фразу Ис произнес громко, чтобы все услышали.  — Приглашены все присутствующие.
        — Ты не забыл.  — Девушка обожающе уставилась на брата. Правда, уже через мгновение смутилась и завертела в руках салфетку.  — Но уместно ли устраивать праздник, когда Семилн…
        — Именно поэтому праздник нам необходим,  — не дал договорить сестре Ис.  — Во дворце в последнее время происходит слишком много плохого, и радостное, светлое событие ободрит всех.
        Уголки губ Игрис дернулись, будто она душила в себе эмоции, но потом девушка не выдержала и заулыбалась. Я ее понимала. Восемнадцать лет — важная дата, и каждой хочется, чтобы в этот день состоялся настоящий сказочный бал. Князь только что подарил его сестре. Какой же из него выйдет заботливый и чуткий муж!
        Спохватившись, что мысли свернули куда-то не туда, я закашлялась, схватила бокал и отпила сразу половину. К счастью, в мою сторону никто не смотрел.
        — Игрис, составишь список, кого из числа своих подруг ты хочешь видеть на балу. Сегодня же пришлю к тебе портного. Понимаю, что приготовлениями следовало заняться раньше, и четыре дня короткий срок, но ты будешь довольна, обещаю,  — принялся втолковывать Ис взволнованной сестре.
        После завтрака князь, как и собирался, отправился в кабинет проверять состояние текущих дел. Я же, поразмыслив, позвала к себе Кэма и велела принести из библиотеки все книги тридцатилетней давности.
        — Зачем они тебе? Это же скучно, читать о том, что было,  — ученик наморщил нос.
        — Потому что я устала от тайн и хочу наконец узнать, что случилось с Исом в детстве,  — прямо ответила ему.
        — Разве об этом будет написано в книгах, которые хранятся в библиотеках? Я бы на месте князя приказал спрятать или уничтожить порочащую информацию,  — проявил здравомыслие Кэм.
        — Может, и так,  — не стала спорить я.  — Но пока не придумаю других вариантов, придется работать, с чем есть.
        — А зачем тебе вообще знать, что было в прошлом Иса? Если он не говорит об этом, значит, не хочет, чтобы кто-то узнал,  — уже шагнувший к двери мальчишка вопросительно уставился на меня.
        — Вот это уже не твое дело. Хорошие ученики выполняют приказы своих учителей беспрекословно,  — почувствовав, как запылали щеки, отрезала я.
        Смутившийся Кэм умчался, а я порывисто вздохнула. Не признаваться же, что ответа на этот вопрос не знаю сама. Просто чувствовала, что должна разобраться. Будь эта тайна похоронена в прошлом, я не стала бы в нем копаться, но она мешала Ису жить сейчас. И, возможно, как раз случившимся тогда объяснялось его нежелание связывать себя семейными узами и лихорадочное стремление контролировать все вокруг.
        Впрочем, долго раздумывать мне не дали. Ис явно решил, что мучиться с докладами в одиночку скучно, и послал за мной слугу.
        — Я надеюсь, вот это просто мусор, который забыли убрать?  — ткнув пальцем в несколько стопок небрежно сваленных бумаг, саркастически поинтересовалась я.
        — Вот ты как раз и скажешь, мусор это или нет.  — Князь выглядел серьезным, но глаза смеялись.  — Это все обращения подданных, которым требуется магическая помощь. Ну или они считают, что требуется. Если хочешь, позови ученика, пусть поможет, но сегодня по каждому письму нужно принять решение.
        — Как ты это терпишь?  — Я со стоном подгребла к себе ближайшую пачку.  — Никогда не хотелось бросить все и уехать куда глаза глядят? Почета меньше, зато свободного времени больше.
        — Именно этим я и занимался на протяжении последних двадцати лет жизни. И признаюсь, свобода показалась мне не такой уж притягательной.  — Ис горько усмехнулся.  — Я осознаю себя живым, когда чувствую свою полезность и знаю, что могу помочь. Каждое письмо — это тонкая цепочка, держащая меня на плаву. А зачем жить, если ты совсем один и никому не нужен?
        — Знаю по крайней мере одного человека, которому ты никогда не будешь безразличен.  — Я сделала паузу, дождавшись, пока мужчина обратит на меня заинтересованный взгляд.  — Себе самому.
        — В самом деле?  — Князь изогнул бровь.  — Никогда бы не подумал.
        — Не смейся, я серьезно.  — Подавив желание ткнуть Иса в бок, я ограничилась тем, что погрозила ему пальцем.  — Почему нельзя жить для себя? Чужие заботы это хорошо, но ведь каждый в первую очередь будет искать собственную выгоду. Помнишь, ты меня посылал куроеда ловить? Когда я приехала, ни один из местных не спросил, сильно ли я устала с дороги и не хочу ли перекусить? Зато все наперебой принялись жаловаться на вред от страшного монстра и торопить меня с ним разобраться.
        — А что ты почувствовала, когда справилась?  — неподдельно заинтересовался Ис.
        — Урчание в желудке. Ужин-то пропустить пришлось. Еще и ноги в росе промочила,  — наморщив лоб, припомнила я.
        — Ты всегда такая?  — Я думала, князь стукнет меня папкой, но он отложил ее и внимательно взглянул мне в лицо.
        — Какая?  — С трудом удержавшись от порыва пригладить волосы, я сцепила руки в замок.
        — Пытаешься сделать вид, что тебя ничего не интересует и люди вокруг только мешаются под ногами?  — Теперь Ис откинулся на кресло и говорил негромко.  — Вот только нравится ли тебе такая жизнь?
        — Просто другой у меня нету.  — Не желая откровенничать, я передернула плечами.  — Как говорится, посланную дорогу на развилки не разбирают. Что бы боги мне ни послали, я приспособлюсь, и только.
        Взяв первое письмо, я демонстративно углубилась в чтение. Князь понял намек и не стал продолжать разговор. Дальше мы работали в тишине. От идеи привлечь ученика я после недолгих раздумий отказалась. У Кэма было куда более ответственное задание, а в магических вещах он в любом случае не разбирался и смог бы разве что записывать мои указания.
        Прелесть моей новой должности заключалась в том, что я очень мало дел обязана была делать лично. Зачем бросать все и мчаться в дальние деревни, когда достаточно черкануть письмецо живущему поблизости коллеге или дать поручение магам, работающим в городе? Вот если они не справятся или их отчет меня не удовлетворит, тогда другое дело, можно будет и лично все проверить.
        Изображать из себя руководителя мне нравилось только первые два часа. Потом у меня затекли ноги, заныла спина и жутко зачесался нос. Учитывая, что Ис никаких признаков усталости не демонстрировал, я тоже старалась не обращать внимание на отвлекающие факторы, но, когда у меня от неосторожного движения порвалось письмо, не выдержала.
        — Нам нужен перерыв. И лично я сейчас с удовольствием выпила бы чаю.  — Откинувшись на спинку стула, с удовольствием потянулась.
        — Не хочешь в качестве разминки выполнить какое-нибудь из своих указаний?  — кивнув на исписанные письма, поддразнил меня князь.  — Иногда бывает полезно вспомнить, чем живут простые люди.
        — Думаешь, у меня была возможность это забыть?  — Я окинула мужчину красноречивым взглядом.  — Из этого кабинета я готова отправиться лишь в свои покои. То, что мне надоело писать, еще не значит, что я жажду рисковать своей жизнью.
        — Тогда советую заказать к чаю медовых пряников. Они отлично прогоняют сон и помогают сосредоточиться.  — Подмигнув, Ис позвонил в колокольчик.
        Как оказалось, князь знал, о чем говорил. Перекусив, я в самом деле почувствовала себя лучше и с новыми силами взялась за работу. Количество просмотренных стопок пусть не стремительно, но все же уменьшалось, что не могло не радовать.
        Обедать после недолгих раздумий мы решили тут же. Ис не хотел видеться с придворными, да и изображать больного ему надоело.
        — О чем думаешь?  — наколов на вилку гриб, мужчина покосился на меня.
        — Да так, один проект Вериты вспомнился.  — Я поспешно изобразила чрезвычайное увлечение едой и принялась наматывать макароны на вилку.
        Разговаривать с набитым ртом было невозможно, так что Ис ко мне с вопросами не приставал. Но глаз на него я больше не поднимала. Не признаваться же, что в действительности я думала, что давно стала воспринимать князя как напарника и не представляла, как вернуться к прежнему официальному тону.
        Верита оказалась права. Неформальная обстановка и стрессовые ситуации сближали, позволяя лучше узнать друг дуга и перейти на другую ступеньку общения. Вот только мне это совершенно не нравилось.
        За работой день незаметно закончился. Ужинать я предпочла на кухне, решив заодно узнать последние сплетни, но ничего нового мне не рассказали, так что пришлось довольствоваться материальной пищей.
        К себе вернулась, когда часы пробили десять. Вот только, переступив порог, едва не растянулась на полу.
        — Это еще что такое?  — Обнаружив, что все свободное пространство заставлено книгами, я вперила гневный взгляд в Кэма.
        — Выполняю твое поручение.  — Устроившийся на полу с фолиантом и подносом с фруктами ученик совершенно не выглядел смущенным.  — Почти в каждой книге есть упоминание об интересующих событиях. Я не хотел акцентировать внимание на предмете поисков, поэтому попросил несколько книг на другие темы.
        — Несколько?  — Я скептически выгнула бровь.  — А библиотекарь тебя хорошо расслышал?
        — Он потом стал ругаться, мол, зачем я беру книги, если не читаю их. И вообще, пока не разберусь, что хочу почитать, в библиотеке мне делать нечего,  — пожаловался парнишка.
        — И ты решил устроить библиотеку здесь?  — скептически протянула я.
        — А почему нет? Это удобно, не нужно далеко ходить. Никто не будет заглядывать через плечо и отвлекать. Когда я сказал, что информация требуется придворному магу, мне разрешили взять все, что нужно,  — доложил сияющий Кэм.
        Я только хмыкнула. Что сказать, растет мальчик. Пользоваться служебным положением и подстраивать ситуацию под себя он уже научился.
        — Я что-то сделал не так?  — Неправильно истолковав мое молчание, ученик поник.
        — Все так, не переживай. Книги я почитаю перед сном. А ты можешь идти отдыхать. Должно быть, весь день тут просидел.  — Представив, каким скучным должно было казаться мое поручение мальчишке, мысленно похвалила его за упорство.  — Поел хоть?
        — А мне обед с ужином сюда принесли. Оказывается, быть придворным магом так здорово, твое имя действует на всех просто волшебно! Я даже жалею, что у меня нет дара. Уж я бы таким сильным магом стал, столько всего наделал,  — приосанился ученик.  — Меня бы вся окрестная нечисть боялась.
        — Иди уже спать, гроза магов,  — потрепав Кэма по волосам, улыбнулась я.
        Насвистывая, ученик вприпрыжку удалился, а я заперла дверь и облокотилась на нее, с тоской обозревая книги. Соблазн выбрать самую тоненькую был велик, но я заставила себя подойти к выбору основательно и прихватила парочку толстых томов, посвященных описанию жизни княжеских семей.
        Умывшись и переодевшись, забралась в постель и погрузилась в чтение. Оглавление присутствовало далеко не во всех книгах, что только усложняло задачу. Вдобавок оказалось, что авторы предпочитали записывать биографию князей уже после их смерти, чтобы таким образом обезопасить себя от негативной реакции со стороны последних. В конце концов, не каждому понравится, когда его называют «Кротом», «Денежным мешком» и «Глухим пнем», еще и сопровождая написанное яркими карикатурами.
        В итоге я узнала много нового о предшественниках Иса, над некоторыми персонами даже от души посмеялась, но ни на шаг не приблизилась к разгадке интересующей меня проблемы. Заснула, прижимая том к груди, и во сне видела вереницу князей с черными провалами вместо лиц.
        Разбудил меня стук в дверь. Зевая, кое-как накинула халат и на ощупь поплелась открывать.
        — Ришида, привет!  — Одетая в розовое платье Игрис буквально лучилась энергией.  — Ой, я что, не вовремя? Зайти попозже?
        — Наоборот, очень вовремя. Мне такие кошмары снились.  — Я передернула плечами.  — А проснуться самой никак не получалось.
        — И я даже понимаю почему.  — Девушка ошеломленно уставилась на груду книг.  — В последний раз у меня в комнате творилось что-то подобное, когда папа нанял учителей и заставил меня сдавать экзамены по этикету и прочим полезным глупостям.
        — А я засадила Кэма учить полезные глупости,  — не желая называть истинную причину происходящего, с легкостью соврала я.  — Сам он учиться не хочет, приходится изображать строгого учителя и контролировать выполнение заданий.
        — Разве Кэм учится у тебя не магии?  — Игрис взяла одну из книг, посвященных истории княжества.  — Он что-то упоминал о способах сражений с нечистью.
        — Если бы у него был дар, учила бы магии,  — пояснила я.  — Кэм грезит подвигами, мы обсуждаем и нечисть, с которой может справиться обычный человек и для уничтожения которой его могут нанять, и общие сведения о княжестве.
        — Последнее-то зачем? Разве заказчиков будет волновать, кто основал их деревню сто лет назад?  — никак не могла взять в толк девушка.
        — Но заказчиком может быть и аристократ, а к нему нужно уметь правильно обратиться. Рыцарь, который способен найти подход к каждому человеку и не теряется в любом обществе, стоит дороже,  — все больше вживаясь в роль, наставительно произнесла я.
        — Наверное, ты права. Папа ведь тоже хотел, чтобы я училась. Говорил, что хоть я и незаконнорожденная, но так смогу чувствовать себя своей при дворе и не буду робеть. Вот только у меня плохо получается.  — Лоб Игрис пересекла морщинка.  — Впрочем, что-то я совсем не о том говорю. Я зашла напомнить, что ты приглашена на мой день рождения. Придешь?
        — Куда я из дворца-то денусь? Посещать подобные мероприятия теперь моя обязанность,  — усмехнулась в ответ.
        — Так неинтересно,  — помотала головой девушка.  — Если бы мне хотелось видеть придворного мага, я вообще приходить не стала бы. Я тебя приглашаю в качестве подруги и гостьи.
        — А какая разница?  — понимая, что совмещать обязанности охранника Иса и гостьи Игрис практически невозможно, я попыталась отвертеться от оказанной чести.
        — Маг должен стоять в сторонке и наблюдать за всем, а гость может веселиться и ни о чем не беспокоиться.  — Упрямство оказалось их фамильной чертой, и девушка твердо стояла на своем.  — К тому же так никто не запретит тебе надеть красивое платье и не станет приставать с глупыми вопросами.
        — Неужели слуги до сих пор судачат о церемонии моего представления?  — Никакого стыда за ту выходку с рабочей одеждой я по-прежнему не испытывала.  — Игрис, я была бы очень рада согласиться, но кто тогда будет работать? Заместителя у меня нет. Столичных магов я плохо знаю, а у Вэйли другая специальность.
        — Один вечер дворец обойдется без мага,  — отмахнулась Игрис.  — Ну, Ришида, неужели тебе не хочется хоть чуть-чуть побыть обычной девушкой? Купить нарядное платье, сделать прическу, потанцевать под музыку?
        — Хочется.  — Внутри что-то дрогнуло, и я кивнула, признавая правоту подруги.
        — А раз хочется, зачем себе отказывать?  — провокационно уточнила Игрис.  — Прямо сейчас иди и покупай наряд. И Вэйли бери с собой, я вас обеих приглашаю.
        — После обеда схожу, как раз с делами справлюсь,  — кое-как собрав волю в кулак, пообещала ей.
        — Какое после обеда?!  — ахнула девушка.  — Вам надо сразу идти, нельзя терять время! Ты представляешь, сколько времени шьют приличное платье? А брать готовое неинтересно, вдруг кто-то похожее купит.
        — Ну, за три дня вряд ли нам сошьют наряды. А платить втридорога за срочность не буду,  — вздохнула я.
        — Во многих лавках есть заготовки. Там всего-то дел, что определиться с деталями и подогнать по фигуре,  — в очередной раз не увидела проблемы Игрис.  — Учти, если опять не согласишься, я решу, что ты не рада приглашению, и обижусь.
        — Мне очень приятно, что ты хочешь видеть меня в числе гостей. Спорить больше не буду. Сейчас отпрошусь у Иса и пойду,  — я подняла руки вверх, сдаваясь.
        — Совсем другое дело.  — Просияв, девушка порывисто обняла меня.  — Это будет самый чудесный праздник. Ты не пожалеешь, обещаю!
        Игрис умчалась, а я принялась одеваться. Ощущения были двойственные. С одной стороны, Ис просил меня помочь с поиском заговорщика, что я еще не выполнила, с другой, что может грозить ему в собственной спальне? А мне так хотелось хоть ненадолго узнать, каково это — быть настоящей леди!
        Правда, сам князь в ответ на мой робкий вопрос рассмеялся и заверил, что пару часов сумеет обойтись без помощи сиделки-телохранителя — мага.
        — И вовсе ничего смешного. О твоем ведь благе пекусь,  — оскорбилась я.  — Мы даже имя подозреваемого обсудить не успели. А вдруг думаем о разных людях? Надо принять какие-то меры.
        — Готов спорить, об одном и том же. У нас были одинаковые данные для анализа, так что прийти к противоположным выводам практически невозможно,  — важно изрек Ис.
        — Ты недооцениваешь женскую логику,  — захихикала я.
        — Вот вернешься, тогда и поговорим,  — предложил компромисс князь.  — Но до бала ничего делать не буду. Этот человек не сумеет причинить особого вреда, но вот испортить праздник Игрис в состоянии. А ей и без того досталось много горя.
        Неподдельная забота Иса о сестре вызвала у меня грустную улыбку. Интересно, знает ли сама девушка, как ей повезло с братом? Сама я в детстве часто мечтала о старшем брате, который увез бы меня от дяди с тетей и защищал бы ото всех. Возможно, не останься я совсем одна, моя жизнь сложилась бы совсем по-другому.
        — Если есть проблемы с подарком, Игрис обожает сладости и ленты для волос,  — неправильно расценив мое молчание, подсказал князь.
        — Спасибо,  — я благодарно кивнула.
        Что ж, может быть, у меня нет брата, зато есть очень хороший друг. Вот только значу ли я для Иса столько же, сколько он значит для меня?
        Опасаясь, что мысли опять примут неверный оборот, я стала поспешно собираться. Вэйли пришлось вытягивать из спальни едва ли не силой, девушка упорно считала, что на празднике Игрис ей делать нечего. Да и у казначея, куда я потащила ее выбивать наши зарплаты, только краснела и пыталась за меня спрятаться.
        На рынок мы поехали в одной из княжеских карет, по дороге прихватив еще и Вериту. Что я, что Вэйли в моде смыслили мало, так что помощь баронской дочки должна была стать поистине неоценимой.
        — Предлагаю для начала решить, в каком образе вы желаете появиться?  — Верита мгновенно поняла, что от нее требуется, и с жаром включилась в работу.  — Еще хочу услышать, какой ваш любимый цвет, и описание платьев, которые носили раньше.
        — Розовый. Платья… ну, похожие на то, что на мне сейчас, только юбка пышнее, а на корсаже всякие узоры и кружева. А об образе я не задумывалась. Думала просто купить что-то красивое и недорогое,  — попытавшаяся последовательно ответить на все вопросы Вэйли грустно вздохнула.
        — Ну, раз внешность у меня новая, то и образ пусть будет новый. Разве что… хочу яркое платье,  — я над ответом практически не раздумывала.
        — Это будет сложнее, чем казалось,  — поморщилась Верита.  — Впрочем, результат я все равно обещаю ошеломляющий. Правда, времени подбор нарядов займет побольше. Вэйли, начнем с того, что розовый тебе не пойдет, подобный цвет выбирают или девушки, первый раз выехавшие в свет, или дети. Если очень хочется, можно насыщенно-вишневый, хотя я бы посоветовала ярко-зеленый или небесно-голубой.
        — Я согласна, тебе виднее,  — закивала целительница.
        — Теперь ты. Противоречишь себе в первой же фразе. Вроде бы хочешь что-то новое, но сразу же оговариваешь цвет, который явно носила ранее.  — Подруга обличающе ткнула пальцем мне в грудь.  — Давайте приведу пример. Я уже несколько лет бываю при дворе, недавно попала в одну не очень приятную ситуацию с женихами и похищениями, влиятельной персоной не являюсь. Поэтому оденусь так, чтобы показать — тот скандал меня не расстроил, я по-прежнему уверена в себе, хотя и намеренно привлекать внимание не хочу. Синее платье с ниспадающими юбками будет отличным вариантом.
        — А Игрис тебя тоже пригласила?  — вспомнив, что девушка вроде бы только собиралась заняться списком гостей, удивилась я.
        — Опосредованно.  — Верита покрутила рукой в воздухе.  — Приглашение как бы от нее, но есть приписка, что его сиятельство будет очень рад меня видеть, и подписано им же. Думаю, специально, чтобы никто не посмел «забыть» о празднике. Другие же незаконнорожденных детей пытаются отослать подальше, но никак не заставляют всех считать их ровней.
        — Бедная Игрис. Как, должно быть, ей обидно осознавать, что без брата она ровным счетом никто,  — с неподдельным сочувствием заметила Вэйли.
        — Но у нее есть брат.  — Верита качнула головой, не соглашаясь.  — Положение Игрис гораздо лучше, чем у других похожих девушек.
        — Да и сама она вроде не слишком тяготится своей участью,  — припомнила я.
        — Поэтому давайте поговорим о ней потом, а сейчас сосредоточимся на платьях,  — с веселой улыбкой постановила Верита.  — Как раз проезжаем мимо отличной лавки. Я здесь всегда находила нужный товар.
        Скомандовав кучеру ждать нас, мы со смехом выбрались наружу. Подруга не обманула, лавка оказалась довольно большой и была заставлена вешалками.
        В Верите сразу опознали постоянного клиента, и к нам поспешили две девушки.
        — Нужны три платья, чтобы пойти на день рождения леди Игрис, для меня и моих подруг,  — важно сообщила та.  — Покажите, что у вас есть из последней партии?
        Чувствующая себя как рыба в воде Верита принялась раздавать указания как служанкам, так и мне с Вэйли. Когда же я попыталась протестовать, подруга заявила, что мы сами попросили ее помочь, и теперь она не оставит нас в покое, пока эту самую помощь не окажет.
        Впрочем, серьезных причин для недовольства у меня не было. В лавке сладко пахло цветочными духами, платья сияли всеми цветами радуги, служанки наперебой засыпали нас комплиментами, и жизнь казалась просто замечательной.
        — Эй, я не хочу затмевать виновницу торжества. Да и денег не хватит на это платье.  — Увидев свое отражение в желтом наряде, расшитом золотыми нитями и алмазами, я поморщилась.
        — Ну, последние пять платьев были лишними,  — покосившись на Вэйли в строгом сером наряде, без тени смущения призналась Верита.  — Но мне же нужно понять, как вы будете выглядеть в разных образах.
        — Поняла? У меня уже все бока исколоты и ноги болят,  — страдальчески протянула целительница.  — Не думала, что быть благородной леди так трудно.
        — Это с непривычки,  — отмахнулась девушка.  — Но восхищенные взгляды, которыми вас будут провожать на балу, того стоят. Я уже почти определилась, потерпите.
        Насчет «почти» Верита погорячилась, нам пришлось примерить еще с десяток платьев, но результат и в самом деле оказался сногсшибательным. Подруга умудрилась подобрать недорогие красивые платья, учтя при этом наши пожелания.
        Для Вэйли она выбрала лазурный наряд, отделанный жемчугом. Портной в свою очередь пообещал пришить на рукава белоснежные кружева и вплести в корсет розовые ленты. Мне же досталось красное платье с открытыми плечами и глубоким вырезом.
        Я думала, сама Верита пропадет в примерочных еще на добрых два часа, но девушке хватило пяти минут, чтобы принять решение. Причем купила она не описанное синее платье, а насыщенно-вишневое, которое советовала Вэйли.
        — Теперь идем за туфлями, украшениями, и мы готовы,  — когда за вещи было заплачено, и слуга понес их в карету, объявила Верита.
        Туфли мы купили благополучно, а вот отправившись за украшениями, ко всеобщему удивлению, столкнулись с Кэмом.
        — Надеюсь, это не мне подарок?  — Я подозрительно уставилась на белоснежный, усыпанный чем-то блестящим бант в его руках.
        — Это… это Карин,  — смущенно признался ученик.  — Она мне прислала записку, поблагодарила за поддержку и пожаловалась, как тяжело жить, когда повсюду черный цвет. Я подумал, это ее немного отвлечет.
        — Правильно подумал,  — влезла в разговор Верита.  — Девушки любят внимание и заботу. А Карин красивая? Она тебе нравится?
        Я шикнула на слишком любопытную подругу, но поздно. Кэм смутился и, сбивчиво сославшись на неподготовленный урок, выскочил из лавки.
        — Ришида, не смей так строго смотреть. Ты сама о любви не задумываешься, даже обещанные заметки к книге не передала, а у парня, может быть, это первая влюбленность,  — безапелляционно заявила подруга.
        — Ничего подобного. Ты бы слышала, как Кэм ругал девчонку при первой встрече,  — с критикой моей неспособности выбрать платье я смирилась, но не собиралась терпеть советы, как воспитывать своего ученика.
        — Может быть, на этом балу мы все встретим настоящую любовь,  — с мечтательной улыбкой примирительно произнесла Вэйли.
        — Что-то сомневаюсь.  — Припомнив, что среди приглашенных будет и наш заговорщик, я скривилась.
        — Почему? Ты что, не веришь в любовь?  — Девушки уставились на меня с одинаковым изумлением.
        — Или просто ты ее уже встретила?  — хитро предположила Верита.
        — Не верю и не встретила,  — отрезала я.  — И говорить на эту тему не хочу.
        Теперь взгляды стали обиженными. Может быть, и стоило поддержать подруг, но я слишком хорошо представляла, к чему приведут такие разговоры. Сначала обсуждение имеющихся кандидатов в женихи, потом фантазии об идеальном спутнике жизни. Вот только я была для этого слишком прагматичной и не желала травить душу несуществующими картинами. Нет уж, сначала разберусь с работой, а когда буду твердо стоять на ногах, позволю себе задуматься о муже.
        Покончив с одеждой, мы занялись выбором подарков. Как оказалось, Верита, хоть и прожила в княжестве дольше меня, знала Игрис гораздо хуже и понятия не имела, какой подарок той хотелось бы получить.
        Сообразив, что подруги ожидают от меня совета, я несколько растерялась. Все же мое знакомство с Игрис также нельзя было назвать долгим, хотя какое-то впечатление об ее интересах я имела. Так, девушка определенно оставалась равнодушной к платьям, и дарить ей ткани или украшения не стоило. Учитывая размеры дворцовой библиотеки, книги также покупать не было нужды.
        — Предлагаю магические артефакты. Что-нибудь простенькое, но с яркими эффектами,  — почесав в затылке, я припомнила, как Игрис заинтересовала магия.
        — А зачем они ей?  — не поняла Верита.
        — Нужна веская причина или достаточно того, что просто хочется?  — весело улыбнулась я.  — Можно купить брошь, которая позволяет изменять внешность. Или кольцо, которое светится в темноте.
        — Игрис такие безделушки повеселят. А может быть, и друзей помогут найти, другие ведь тоже заинтересуются,  — поддержала Вэйли.
        Договорившись, мы поехали в лавку, где продавались лучшие магические побрякушки. Здесь уже я взяла на себя роль лидера и в красках принялась расписывать подругам предназначение разных артефактов. Покупки в итоге были сделаны, хотя потратить на это пришлось еще полтора часа.
        Как-то незаметно подошло время обеда, и мы заехали перекусить в трактир, после чего завезли Вериту домой, а сами направились во дворец.
        — Заглянем к Ису, сообщим о благополучном возвращении?  — проследив, как слуги относят пакеты в наши комнаты, предложила я.
        — Давай. А я как раз уточню, нужны ли еще мои услуги. Если его сиятельство так стремительно идет на поправку, вряд ли ему необходимо круглосуточное внимание целителя,  — взволнованно добавила подруга.
        — Раньше дня рождения Игрис уехать ты точно не сможешь. Зря, что ли, подарки покупала?  — Я рассмеялась, но уже через мгновение посерьезнела.  — К тому же у нас намечается одно дело, и, после того как узнаем результаты, твоя помощь может на самом деле понадобиться.
        Князь нашелся в кабинете, правда, вопреки обыкновению не за бумагами, а за куда более интересным занятием.
        — Вы как раз вовремя,  — поставив обратно на стол бутылку вина, Ис достал из шкафа еще два бокала.
        — Уметь прийти в нужный момент — это настоящий талант,  — принимая из рук мужчины бокал, глубокомысленно кивнула я.
        — А за что пьем?  — робко уточнила Вэйли.
        — Давайте за успех. Чтобы он присутствовал во всех наших делах,  — с улыбкой предложил князь.
        Мы звонко чокнулись. Ис отпил несколько глотков, я же замешкалась, наслаждаясь изысканным ароматом. За обедом мы также выпили по бокальчику за женскую дружбу, но то вино было куда дешевле и так красиво не переливалось на свету.
        — Ис, Ришида, не пейте! Вино отравлено!  — Возглас Вэйли заставил меня закашляться и подавиться отпитым глотком.
        Бокал выпал из рук, окрасив песочный ковер в вишневый цвет. А следом на пол рухнул Ис.
        Глава 13
        Мы сработали на удивление быстро и четко, будто сейчас шел обычный практикум. Я перевернула Иса на спину и прижала плечи к полу, а Вэйли принялась выплетать пассы, скороговоркой произнося нужную формулу. Сама я это заклинание не знала, но была наслышана, что ощущения при его применении не из приятных.
        Зато эффект последовал почти сразу. Застонавшего князя вывернуло в подставленную целителем посудину, вот только в себя он так и не пришел.
        — Что дальше?  — Устроив голову мужчины на своих коленях, я взглянула на Вэйли.
        — Пойду за сумкой. Кажется, у меня было противоядие. Никого сюда не впускай,  — скороговоркой приказала подруга, выскакивая из комнаты.
        Умом я понимала, что Вэйли прекрасно знает, как мало у нас времени, и не станет задерживаться, но секунды тянулись длиннее вечности. Я понятия не имела, какой яд был в вине, не представляла, как помочь Ису, и это сводило с ума.
        Князю было очень плохо. Грудная клетка судорожно вздымалась, каждый вздох давался с трудом, на лбу выступил холодный пот. Застонав, Ис скривился от боли и попытался откатиться в сторону.
        — Тише, пожалуйста,  — зашептала я.
        С тревогой покосилась на дверь, но шагов Вэйли не было слышно. А что, если она не найдет зелья?! И Ис умрет у меня на руках?
        — Нет, я тебе не позволю так просто от меня избавиться. Мой контракт еще не выполнен, и ты не заплатил,  — вытирая лоб мужчины, пообещала я.
        — Нашла!  — ворвавшаяся в комнату Вэйли показала пузырек с мутновато-коричневой жидкостью на дне.  — Оно очень горькое, нельзя, чтобы Ис его выплюнул. Второго флакона у меня нет.
        — Поняла.  — На этот раз я обездвижила мужчину магией, молниеносно сплетя кокон из нитей.
        Разжимать Ису зубы пришлось силой, а потом еще приподнимать голову и закрывать нос, вынуждая проглотить все до последней капли.
        — Все.  — Вэйли вытерла взмокший лоб.  — Теперь надо перенести его в спальню и молиться, чтобы лекарство помогло.
        Со слугами пришлось разбираться мне. Как назло, оказавшийся поблизости начальник охраны тут же потребовал объяснений, а на шум подтянулись и лорды с фрейлинами.
        — Госпожа Ришида, что случилось?  — В довершение бед в коридоре появился Эвис.
        Лица у всех были взволнованно-любопытные. Придворные, привыкшие к тому, что со мной вечно связаны всякие истории, и сейчас надеялись услышать нечто любопытное. Но я не намерена была вдаваться в подробности.
        — Каждого, кто не уберется с моего пути, я испепелю. И повторять дважды не буду,  — ощутив, как ладони обожгло вспыхнувшее пламя, процедила я.  — Останутся лишь четверо слуг.
        Наверное, выглядела я по-настоящему страшно… Вэйли, поймав мой взгляд, испуганно пискнула, отшатнулась и едва не врезалась в стену. Придворные, также воспринявшие угрозу всерьез, мгновенно разбежались. Граф не ретировался, но скучающе облокотился о стену, давая понять, что мешать не будет.
        Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что после произошедшей сцены во дворце мне не место, но сейчас все это было не важно.
        — Его сиятельство нужно перенести в покои,  — глухо сказала слугам.
        — Послать за целителями?  — Графу хватило взгляда на кабинет, чтобы составить картину происходящего.  — Или князь по-прежнему желает, чтобы его лечила Вэйли?
        — Зовите тех, кто имел дело с «Поцелуем змеи»,  — задумавшись на мгновение, велела подруга.
        — Через пятнадцать минут целитель будет здесь.  — Судя по тому, как поморщился Эвис, название яда было ему знакомо.
        Устроив Иса в спальне, слуги хотели убраться подальше, но на этот раз их остановила целительница. Забыв о робости, подруга строго приказала принести много теплого чая и влажные полотенца.
        — Что это за яд?  — Я с тревогой склонилась над застонавшим Исом.
        Лицо мужчины побелело, несколько раз он принимался глухо кашлять, а потом и вовсе забился в конвульсиях.
        — «Поцелуй змеи». Это редкий, но очень сильный яд. Действует за пару минут. Если не успеть вовремя дать противоядие, человек обречен. Яд поражает сразу несколько органов, действует на нервные окончания, сердце и легкие. Несчастный как будто тонет, а потом у него останавливается сердце,  — сухим, совершенно несвойственным ей голосом принялась перечислять Вэйли.  — У того, кто выпьет яд, почти нет шансов спастись от смерти.
        — Но Ис спасется?  — нервно воскликнула я.
        Демон подери, сколько же вина он успел выпить?! Глоток? Несколько? Половину бокала?
        — Это покажет время.  — Впустив служанок с подносами, подруга велела им оставить все на столе, а потом указала на дверь.  — Сейчас попробуем напоить Иса. Нам останется ждать, пока граф Леванд приведет целителя, и надеяться…
        — Надеяться на что?  — Я присела на кровать, приподнимая голову мужчины.  — Вэйли, договаривай.
        — Я не уверена… И это не показатель…  — Избегая смотреть мне в лицо, подруга стала осторожно поить Иса.
        Князь сделал несколько глотков, а потом дернулся в сторону. Вэйли слетела с кровати, чашка упала на пол. По лицу Иса градом покатился пот, он изогнулся от боли.
        — Разве должны быть судороги?! Сделай что-нибудь!  — рявкнула я растерявшейся подруге.
        Спохватившись, Вэйли подскочила к кровати и, положив руки князю на лоб, что-то забормотала. Не сразу, но Ису сделалось лучше. Дыхание стало спокойнее, он перестал стонать и будто забылся во сне.
        — Это обычное успокаивающее заклинание, эффект будет кратковременным.  — Подруга жалобно посмотрела на меня.
        — Вэйли, говори все, что знаешь,  — отерев лицо мужчины полотенцем, велела я.
        — Да в том-то и дело, что я ничего не знаю!  — всплеснув руками, едва не расплакалась целительница.  — Мне приходилось видеть, какие симптомы у выпившего «Поцелуй змеи», и как именно действует противоядие. Но с Исом творится что-то непонятное!
        — Д-да?  — чувствуя, как внутри что-то оборвалось, выдохнула я.
        Громкий стук в дверь едва не заставил меня сесть на пол. Правда, услышав голос Эвиса, я кое-как связала эмоции в тугой узел и с невозмутимым лицом пошла открывать.
        — Рассказывайте, что случилось. Что выпил князь, сколько прошло времени, какие действия вы предприняли,  — хриплым голосом велел переступивший порог пожилой мужчина.
        — Это господин Арманд, один из лучших специалистов,  — пояснил Эвис.  — Мы не опоздали?
        — Его сиятельство выпил вино и практически сразу потерял сознание. Три с половиной минуты прошло, пока я нашла противоядие. У него были жар, судороги, затрудненное дыхание. Я использовала успокаивающее заклинание,  — сухо принялась перечислять Вэйли.
        — Плохо работаете, милочка. Такие зелья всегда должны быть под рукой,  — подходя ближе к князю, наставительно произнес целитель.
        На мой взгляд, Арманд осматривал Иса непозволительно долго. Заглядывал в глаза, щупал лоб, слушал сердце, считал пульс, и все это делал, непрерывно бормоча что-то под нос. Ладно бы заклинание, но и другую магию целитель применять не спешил.
        — Это не «Поцелуй змеи». Князя отравили, но каким-то другим ядом,  — когда я уже начала терять терпение, вынес вердикт Арманд.
        — То есть госпожа Вэйли ошиблась?  — деловито уточнил Эвис.
        Признаюсь честно, о графе я забыла напрочь, чем он и воспользовался, заняв место в углу и наблюдая за нами. Помня о паранойе Иса, я предпочла бы, чтобы в комнате не было посторонних, но выставлять Леванда, после того как он привел целителя, было по меньшей мере некрасиво.
        — Я все сказала верно!  — дрогнувшим голосом воскликнула подруга.
        — Вы еще слишком молоды и не имеете достаточного опыта, так что вполне могли допустить ошибку. Не следовало вам брать на себя такую ответственность.  — Арманд одарил девушку снисходительным взглядом.
        — Хорошо, скажите, какова ваша версия?  — не желая, чтобы состояние Иса стало поводом для споров, поспешно спросила я.
        — Видите ли, у большинства ядов есть общие и отличительные черты. Их действие может зависеть от разных факторов. Например, ел ли что-то князь до этого, сорт вина, концентрация яда, даже то лекарство, которое ему дали,  — с выражением принялся рассказывать Арманд.
        — Короче! Что это за яд?  — прерывая внеплановую лекцию, рявкнула я.
        — Не знаю. У меня слишком мало информации.  — Целитель косо посмотрел на меня и неодобрительно поджал губы.
        — А что делать, если это все-таки «Поцелуй змеи»?  — Арманд неимоверно раздражал, я едва не рычала от злости.
        Где только Эвис откопал этого типа?!
        — Я категорически не согласен с этим утверждением,  — продолжал стоять на своем целитель.  — И решительно не понимаю, как моя коллега пришла к подобным выводам.
        Последние слова Арманд буквально выплюнул, теперь уже глядя на раскрасневшуюся Вэйли как на что-то несуразное.
        — Потому что все признаки соответствовали! У Иса сердце едва не выскакивало из груди, он начал задыхаться. Нам пришлось насильно вливать в него противоядие. Вино, в которое добавляют такой яд, становится слаще и пахнет медом. И еще вот!  — Подруга подняла руку, демонстрируя браслет.  — Вообще это подарок для леди Игрис, он должен предупреждать о наличии ядов, но я хотела как следует его проверить.
        — И выбрали в качестве объекта его сиятельство? Вы так много знаете об этом яде, что это невольно вызывает подозрения.  — Эвис, от которого я меньше всего ожидала подобной подлости, выглядел совершенно невозмутимым.
        — Вы обвиняете меня?!  — Столь нелепое предположение заставило Вэйли ахнуть.
        — Скорее, я хочу узнать, как вы смогли так сориентироваться. Еще и противоядие у вас было. Поразительное везение,  — как ни в чем не бывало пояснил граф.
        — Я изучала этот яд и противоядие к нему в академии. Если хотите знать, это было мое экзаменационное задание. Мне нужно было найти способ усовершенствовать противоядие,  — сцепив руки в замок, срывающимся голосом пояснила подруга.  — И у меня имелось противоядие, так как я желала продолжить свои исследования и положить их в основу работы на соискание звания магистра.
        — Я Вэйли верю. Кто не согласен, убирайтесь вон.  — Присев на кровать, вновь вытерла лицо князя.  — Его сиятельству нужно лечение, но никак не глупые споры.
        Мои слова заставили мужчин смущенно переглянуться. Арманд явно продолжал считать подругу шарлатанкой, но больше обвинять не посмел. Вместо этого он отогнал меня в сторону и вновь принялся за осмотр.
        — Должен констатировать, что состояние князя не ухудшается. Мы можем только поить его, сбивать жар и надеяться, что крепкий организм справится с отравлением,  — после недолгих размышлений решил целитель.
        — А если вы исследуете вино, поймете, что за яд? Там же целая бутылка осталась!  — досадуя, что раньше не подумала об этом, спохватилась я.
        Но ведь мы даже не закрыли кабинет! У преступника была куча времени, чтобы уничтожить улики. Хотя стражники крутились неподалеку, могли додуматься и никого туда не пустить.
        — Кэм! Ты очень вовремя!  — выглянув в коридор и заметив знакомую фигуру, обрадовалась я.  — Принеси из кабинета князя вино и три бокала. Очень осторожно и очень быстро.
        Только вернувшись с прогулки, ученик еще не успел узнать последние новости, так что недоуменно на меня уставился. Но лишних вопросов задавать не стал и мгновенно поспешил выполнить поручение.
        — Что скажете?  — Принесенный парнем поднос я поставила на стол и приглашающе махнула рукой.
        — Ничего не понимаю.  — Тщательно изучив содержание бокала, Арманд нахмурился.
        — Забыла сказать. В этом сорте вина яд растворяется через час,  — невыразительно добавила Вэйли.  — Я не знала этого наверняка, но предположила на основании опытов с лекарством.
        — И опять же по досадному стечению обстоятельств эти исследования вы провели только вчера?  — изогнул бровь Леванд.
        — Три дня назад.  — Подруга сердито засопела.
        От нового скандала спас стук в дверь. На этот раз нас потревожил начальник охраны. Настроенный весьма решительно, он даже не стал спрашивать позволения войти, просто вломился в комнату и потребовал объяснений.
        — Не поймите меня превратно, но лечить князя не моя забота. А вот поймать того, кто устроил настолько подлое покушение, моя прямая обязанность,  — переводя взгляд с меня на графа, заявил он.
        — Не очень-то много толка от ваших усилий было в прошлом. Это ведь не первая попытка отравить его сиятельство?  — язвительно напомнила я.
        — Мы делаем все возможное,  — с каменным лицом заверил мужчина.  — Будем спорить, потеряем драгоценное время. Я приказал не выпускать никого из дворца и всех тщательно допросить, но должен знать, на что обратить внимание.
        — Мало чем могу помочь.  — Я с искренним сожалением развела руками.  — Мы были в городе, а когда вернулись, его сиятельство как раз открыл бутылку и предложил нам по бокалу.
        Судя по всему, у начальника охраны так и чесался язык спросить, часто ли я пью с князем, но усилием воли он сдержал себя и задал другой вопрос:
        — Кто принес ему вино? Князь знал, что вы придете?
        — Это у слуг надо спрашивать,  — растерялась я.  — Ну, предполагал, у меня еще оставалась работа. Но точное время мы не оговаривали.
        — Что ж, спасибо, не буду больше отнимать ваше время.  — Мужчина двинулся к выходу.
        — Подождите, мне тоже надо с вами поговорить.  — Граф поспешил за ним.  — Ришида, дайте знать, как только ситуация изменится.
        Отправив Кэма разбираться с охраной и помогать стражникам, я вернулась в спальню. На первый взгляд никаких перемен не было. Ис все так же лежал на спине с закрытыми глазами, хотя дыхание опять стало напряженным.
        — Мы решили не применять слишком много магии. Боимся, что это помешает организму бороться,  — пояснила Вэйли.
        Я не стала ничего говорить. Просто села на кровать и взяла князя за руку. Ладонь была обжигающе горячей. На глаза навернулись слезы. Непривычно было видеть Иса таким. Едва живым, слабым, безвольным, не способным совершенно ни на что.
        Подумать только, еще вчера князь буквально лучился энергией и спешил проверить состояние дел, а сегодня балансирует между жизнью и смертью, и все зависит от милости богов.
        — Пустите меня! Я сестра князя, вы не имеете права!  — донесся сердитый голос Игрис.
        — Вэйли, поговори с ней,  — чувствуя, что не в состоянии улыбаться и делать вид, будто все хорошо, жалобно попросила я.  — И страже скажи, пусть всех сочувствующих отсылают прочь.
        Следом за подругой вышел Арманд. Как пояснила вернувшаяся Вэйли, целитель вытребовал себе отдельные покои и заявил, что придет, если возникнет необходимость.
        Следующие несколько часов тянулись медленно. Вместе с Вэйли мы по очереди поили Иса теплым чаем и тщательно следили за малейшими изменениями в его состоянии. Действие успокоительного заклинания закончилось, и временами князь начинал глухо кашлять. Рубашка на нем насквозь промокла, и мне пришлось полазить по шкафам и найти чистые вещи.
        Три раза заходил Кэм и два раза Бейт. Ни первый, ни второй утешительными новостями не порадовали. Ученик сказал, что все ужасно взволнованы очередным покушением и строят версии, кто посмел подсыпать князю яд. Начальник стражи также пытался узнать ответ на этот вопрос, но слуги ничего подозрительного не заметили, и установить виновных не удалось.
        — Но хотя бы кто принес князю вино? У кого была возможность подмешать яд?  — наморщив лоб, поинтересовалась я.
        — Этим мы занялись в первую очередь. Но его сиятельство не заказывал вино, и никто не спускался в погреб за бутылкой,  — хмуро отрезал Бейт.
        По неясным причинам я совершенно не нравилась начальнику стражи. То ли он считал, что я слишком много беру на себя и командую во дворце так, будто являюсь его хозяйкой, то ли, наоборот, думал, что делаю слишком мало, иначе не допустила бы явно магического появления вина.
        — Если бы вы сразу позвали меня, возможно, результаты оказались бы более впечатляющими,  — не преминул язвительно заметить мужчина.
        — Уж простите, но в тот момент я была куда больше озабочена спасением жизни князя, чем сохранностью следов.  — Я поднялась с кресла, давая понять, что продолжать разговор более не намерена.
        Начальник стражи покинул гостиную, а я вернулась в спальню. И вроде бы разговор занял не более десяти минут, но даже это время было для Иса огромным. Он еще сильнее побледнел, черты лица заострились. Стемнело, но мы зажгли лишь несколько магических светильников, темнота еще сильнее усиливала впечатление, что князь застрял меж двух миров. Кашель прекратил мучить его, но теперь дыхание стало едва слышным. Я даже приложила голову к груди, пытаясь расслышать стук сердца.
        — Переломный момент,  — подходя к мужчине с тряпкой в руках, заметила Вэйли.  — Или яд, или противоядие начали свое действие. Теперь уже скоро.
        Спрашивать, что именно скоро, мне не понадобилось. Судорожно вздохнув, я взглянула на Иса. Когда ему станет лучше, наверное, он жутко взбесится из-за необходимости зависеть от других. Ужасающая слабость будет не единственным последствием отравления, и сомнительно, что князь банально сможет одеться без посторонней помощи. О том же, что он может не очнуться вовсе, я старалась не думать.
        — Ришида…  — Смущенный голос подруги вырвал меня из размышлений.  — Ты ведь знаешь, что я никогда не причинила бы Ису зла. Мой долг спасать жизни, но не отнимать их.
        — Ты расстроилась из-за замечания Эвиса? Брось, он болтает глупости.  — Я презрительно хмыкнула, выражая свое отношение ко всяким не в меру разговорчивым графам.  — К тому же у тебя идеальное алиби. Все время ты находилась вместе со мной и никак не могла подсыпать яд в вино.
        — Но могла попросить кого-то сделать это за меня,  — никак не унималась Вэйли.
        — Смотрю, из тебя вышел бы неплохой отравитель.  — Я горько усмехнулась.  — Уже продумываешь варианты, как возможно избавиться от конкурентов?
        — Ришида!  — Теперь уже подруга смотрела на меня с возмущением.
        — Я верю, что ты ни при чем. И Ис тоже поверит тебе,  — произнесла твердо.
        — Если проснется…  — одними губами прошептала целительница.  — Если только я не напутала с зельями.
        — Тогда на том свете Ис точно будет знать, кто истинный виновник его смерти, и надеюсь, станет являться ему в виде призрака с топором,  — мрачно заверила целительницу.
        — Лучше я буду являться к вам и проклинать за то, что не успели спасти мою драгоценную жизнь.  — Голос князя был тихим, но вполне четким.
        Определенно он не бредил и действительно пришел в себя.
        — Ваше сиятельство, вы очнулись!  — осознав то же самое, воскликнула Вэйли.
        — Тебе дам премию за добросовестное выполнение своих обязанностей, а Ришиде вынесу выговор за упаднические разговоры у постели больного.  — С трудом договорив фразу, Ис провалился в забытье.
        — Все хорошо! Теперь все будет хорошо. Боги услышали нас, князь поправится!  — продолжала радоваться подруга.
        Я же так и не произнесла ни слова, лишь смотрела на умиротворенное лицо мужчины. Горло будто перехватило невидимой удавкой, а мир перед глазами начал расплываться.
        «Жив. Он жив!» — стучало в голове.
        На негнущихся ногах я вышла из спальни вслед за потянувшей меня за собой Вэйли. Усевшись на диван, отрешенно уставилась перед собой.
        — Пока его сиятельство окончательно не очнется, слугам лучше ничего не говорить, помочь все равно не смогут, а шума поднимут много,  — вполне здраво решила подруга.  — Организм Иса сумел побороть яд, и повторного кризиса можно не бояться. Уже через несколько дней он забудет об этом нелепом инциденте.
        — И все благодаря тебе. А ты только вчера спрашивала, зачем нам целитель. Вот и ответ.  — Судорожно всхлипнув, я истерически рассмеялась.
        Понимая, что мой смех может разбудить князя и привлечь ненужное внимание, попыталась закрыть рот руками, но стало только хуже. Меня трясло, как в лихорадке, смех сам рвался из груди.
        А потом по щекам потекли слезы. Я перестала смеяться и только судорожно всхлипывала. Вроде бы сейчас не было никаких причин для расстройства, но слезы никак не хотели заканчиваться. Необходимость держать себя в руках отпала, и все внутри разрывалось одновременно от облегчения и боли.
        — Не стоит так переживать из-за выговора. Я поделюсь с тобой премией.  — Присев рядом, Вэйли обняла меня.
        — И сколько дашь?  — вытерев слезы, выдавила я.
        — Ну, процентов тридцать,  — подумав, решила подруга.
        — Согласна только на половину. В конце концов, хоть зелье было и твое, всю организационную работу провела я,  — чувствуя себя ужасно уставшей, потребовала справедливости.
        — Как хочешь.  — Вэйли светло улыбнулась.  — Тебе лучше? Слезы — это нормально в такой ситуации. Ты перенервничала за день, и эмоции должны были найти выход.
        — Раньше мне удавалось как-то держать эмоции при себе.  — Осознание того, что я устроила самую настоящую истерику, заставило щеки запылать.  — А тут вот не знаю, что на меня нашло.
        — Просто раньше эмоции были слабее.  — Теперь улыбка подруги стала понимающей.  — Ришида, иди спать. Я посижу с Исом.
        — Нет, я уже в порядке.  — При мысли, что придется оставить князя хоть ненадолго, меня охватил страх, и я покачала головой.  — Отдохни лучше ты. Поменяемся утром, когда придется отбиваться от придворных и давать пояснения.
        — Ну… хорошо,  — в последний момент Вэйли кивнула, соглашаясь.
        Подруга вышла, а я на цыпочках вернулась в спальню. Мои опасения оказались излишними. Ис спал так крепко, что сейчас его не разбудил бы и пушечный выстрел.
        Откинувшись на спинку кресла, я сначала смотрела на князя, а потом взгляд заскользил но стенам. Сквозь распахнутое окно комнату заливал лунный свет. Месяц был совсем молоденьким и на фоне сияющих звезд казался практически незаметным.
        Сама я не имела ничего против, но, вспомнив, что Ис не любит луну, все же задернула шторы. Сразу стало темнее.
        «Наверное, будь здесь Кэм, точно вообразил бы, что мы рыцари света, способные защитить его сиятельство от опасности»,  — наблюдая, как темнота, нарушенная светильниками, замерла возле кровати, с улыбкой подумала я.
        Завтра мне предстояло побеседовать и с учеником, и с наверняка изнывающей от любопытства Веритой, и с многочисленными слугами. Но сейчас мне не хотелось даже думать о чем-то. Только сидеть и наблюдать за спокойно спящим Исом.
        Второй раз мужчина проснулся на рассвете. Отвлекшись, я не сразу заметила, что он лежит с открытыми глазами и внимательно смотрит на меня. У него даже дыхание не изменилось, осталось таким же тихим.
        — Ты что, всю ночь тут просидела?  — Князь подложил руки под голову, устраиваясь поудобнее.
        — А что такого? Кресла мягкие. К тому же отличный повод проверить теорию, гласящую, что спящему человеку можно внушить что угодно. Не появилось еще желание удвоить мне зарплату?  — весело поинтересовалась я.
        — У тебя красивая улыбка.  — Кажется, мой вопрос Ис прослушал.  — Но вот круги под глазами и растрепанные волосы портят весь вид,  — с безжалостной честностью добавил он.
        — Ты выглядишь не лучше.  — Я демонстративно фыркнула.  — Встретила бы тебя на кладбище, точно зарядила бы пульсаром в лоб.
        — Значит, мы сейчас идеальная пара.  — Князь негромко рассмеялся.
        — Раз смеешься, умирать точно не планируешь,  — с умным видом заключила я.  — Как вообще себя чувствуешь? Хочешь пить? Может быть, позвать Вэйли? Есть еще Арманд, приглашенный целитель.
        — От стакана воды не откажусь. Чувствую себя так, будто очутился в прошлом, когда мы попали в шторм, а все припасы кончились.  — Взгляд у Иса стал отрешенным.
        — И как же вы спаслись?  — Мужчина так редко рассказывал о себе, что я просто не могла упустить возможность выведать новую информацию.
        — Нашли остров, где была пресная вода.  — Выпив с моей помощью целых два стакана, князь вновь откинулся на подушки.  — Опасное было время, но веселое.
        — Хочешь сказать, тебя веселила возможность попадать в смертельные ситуации? А вдруг не повезло бы?  — хмыкнула я.  — Островов в океане не так много.
        — По крайней мере, тогда я сам выбирал, в какие неприятности попадать, а не они выбирали меня,  — не смутился Ис.
        — Ты помнишь хоть что-то?  — понимая, что время для шуток прошло, уточнила я.  — Бейт едва не свел меня с ума расспросами, но практически ничего не узнал.
        — Теперь все во дворце будут уверены, что я притягиваю смерть. Впору сочинять себе какое-нибудь загадочное прозвище, под которым войду в историю. Как тебе «Обыгравший судьбу»? Или лучше «Отмеченный смертью»?  — Опасной темы князь почему-то избегал.
        — Надо как можно скорее установить, кто принес тебе вино,  — я продолжала развивать бурную деятельность.  — Конечно, слуги вряд ли напрямую подсыпали яд, но вдруг заметили что-то подозрительное. Я сейчас же позову начальника стражи, отдашь ему необходимые распоряжения.
        — Не надо никого звать.  — Ис поймал меня за руку, удерживая. Он по-прежнему улыбался, но взгляд стал жестким, холодным.
        — Почему?  — Внутри зашевелилось предчувствие чего-то плохого, и в кресло я плюхнулась неохотно.
        — Потому что я знаю, кто послал мне вино…  — Князь сделал паузу, будто собирался с духом.  — Ты.
        — Что?  — Теперь уже дыхание перехватило у меня.  — Наверное, от недосыпа пошли слуховые галлюцинации. Повтори, пожалуйста.
        — Ты не ослышалась, Риш.  — В глазах Иса заплескалось сожаление.  — Я не заказывал вина. Это твой подарок.
        — Подожди, но я тебе ничего не дарила! Мы были на рынке, ты же сам дал разрешение. И у нас никак…  — Я осеклась на полуслове.  — Подожди, то есть ты считаешь, что это я подсыпала яд?!
        — Я не хочу тебя обвинять. Но это именно та версия, в которую поверит начальник стражи и все остальные.  — Голос князя прозвучал сухо.
        Будто мы обсуждали очередной отчет. У меня же в голове царил форменный хаос.
        — Почему ты так решил? Так сказал человек, который принес вино?  — Сжав виски ладонями, я заставила себя сосредоточиться.
        — Вот.  — Ис кивнул на камзол, а когда я подала ему одежду, вытащил из кармана записку.  — В дверь постучали. Когда я открыл, на пороге стояла бутылка с письмом.
        Я с такой силой дернула бумагу к себе, что едва не порвала. Руки отчего-то дрожали, и разобрать неровные буквы удалось лишь со второй попытки.
        — «Красное вино хорошо помогает при потере крови. А еще это лучшее лекарство от чрезмерного занудства»,  — срывающимся голосом прочитала я.
        Ис молчал, ожидая пояснений, но все слова куда-то испарились. Только сейчас я поняла, почему князь был таким серьезным и почему так не хотел говорить об отравителе.
        Записка была написана моим почерком. И розыгрыш также оказался в моем стиле. Любой, кто хоть недолго общался со мной, прекрасно знал, что я люблю саркастические шутки, и его сиятельство мне это позволяет. Так что сейчас я держала в руках собственный приговор.
        — Эй, это не мой почерк. Вот тут завитушка в слове,  — еще раз перечитав записку, возмутилась я.
        — В самом деле?  — Ис тут же отобрал у меня записку.  — А что не так?
        — Я не украшаю буквы завитушками. Для меня это слишком сложно, я стараюсь писать быстро, а не красиво. Ты что, не видел моих отчетов?  — воскликнула сердито.
        — Вот именно что видел. Но читать их счел напрасной тратой времени,  — развел руками князь. И, предупреждая мой гневный вопль, продолжил: — Ты хороший специалист, и я без того не сомневался в результатах.
        — Пусть так,  — согласилась я.  — Но тогда выходит, что ты вообще не знаешь моего почерка. С чего ты взял, что это вино от меня? Записка ведь не подписана!
        — Риш, никто, кроме тебя, не позволит себе подобной выходки.  — Улыбка Иса стала теплой.  — Накануне мы много работали, ты была недовольна…
        — И решила напоить тебя, чтобы ты больше не приставал со скучными поручениями,  — продолжила за него.  — Идея хорошая, спорить не буду. Но зачем мне подкидывать бутылку? Уж если я такая наглая и самоуверенная особа, то вручила бы лично.
        — Я подумал, что тебе неловко предлагать мне вино. Да и оставить подарок под дверью куда романтичнее.  — Князь отвел взгляд, с преувеличенным вниманием уставившись на записку.
        — Романтичнее?  — Я набрала воздух для очередной возмущенной тирады, но так и не произнесла ни слова.
        Слишком уж смущенным выглядел князь. Слишком уж его поведение отличалось от привычного. Спрашивается, куда делись повседневная подозрительность и стремление найти подвох в каждой фразе?
        До сих пор его сиятельство не доверял абсолютно никому, даже родной сестре говорил полуправду. А тут такое отношение к приезжей ведьме. И ведь я помнила, как улыбался Ис, когда мы с Вэйли пришли в кабинет. Он действительно думал, что вино подарила я, и неподдельно радовался подарку. Теперь уже настала моя очередь заливаться краской и отводить взгляд.
        — Выходит, никаких улик нет, и мы понятия не имеем, кто подсыпал яд,  — прижав ладони к пылающим щекам, произнесла натянутым голосом.
        — Почему же? Мы знаем, что этот кто-то был прекрасно осведомлен о твоих планах, а еще имел возможность взять образцы твоего почерка,  — как ни в чем не бывало принялся рассуждать князь.  — Более того, он давно должен был планировать нечто подобное и иметь яд под рукой. Чем, кстати, меня отравили?
        — «Поцелуем змеи». По словам Вэйли, жутко опасный яд. Если бы у нее по чистой случайности не оказалось противоядия, ты был бы мертв.  — Другому человеку я точно соврала бы, но Ис имел право знать суть вещей.
        — Выходит, я должен премию и тебе.  — Князь действительно не испугался и спокойно выдержал известие, что находился на волосок от смерти.  — Это ведь именно ты решила пригласить Вэйли во дворец.
        — Только вот она понятия не имеет, как тебе удалось обхитрить судьбу. Яд подействовал как-то не так. Ты точно хорошо себя чувствуешь?  — забеспокоилась я.
        — Мои похороны в ближайшее время не состоятся,  — ободряюще улыбнулся Ис.  — Но я бы не слишком ломал голову. Мы ведь не знаем, сколько было яда. А вдруг отравитель смешал несколько видов? Или вино дало подобный эффект.
        — Вэйли писала дипломную работу об этом яде. Она не могла ошибиться,  — твердо произнесла я.  — А ты выпил полбокала. Это ужасно много.
        Перед глазами вновь промелькнуло видение. Вот Ис произносит тост. Поднимает бокал и делает несколько больших глотков. Весело улыбается, но уже через мгновение его лицо бледнеет, а глаза становятся пустыми.
        — Я не очень в этом разбираюсь, но Вэйли говорила, даже капля яда смертельна. И чем больше выпьешь яда, тем больше нужно противоядия. Если последнего окажется меньше, эффекта не будет.  — Я не стала добавлять, что зелья у подруги было на донышке.
        — Ты так говоришь, будто недовольна, что я остался в живых.  — Ис шутил, но улыбка вышла нервной. Да и взгляд стал встревоженным, словно он как раз знал что-то такое, чего мне знать не стоило.  — В конце концов, это не первое покушение. А то, что злоумышленник стал повторяться, говорит о том, что его фантазия исчерпана.
        — Тогда тебе нужно просто избегать поездок верхом и проживешь долгую жизнь.  — Я послушно перевела разговор и не стала мучить мужчину расспросами.  — Ведь вторым покушением была подрезанная подпруга?
        — Сожги это.  — Князь протянул мне сложенную записку.  — Прямо сейчас и при мне.
        — Зачем? Это же наша единственная зацепка!  — Я понимала, насколько такое письмо опасно для меня, но в то же время не была готова столь легко уничтожить доказательства.  — Без нее начальник стражи точно ничего не найдет.
        — Он и так ничего не найдет,  — сердито мотнул головой Ис.  — Иначе справился бы раньше. А рисковать тобой я не собираюсь.
        — Я привыкла к риску. Да и если ты прямо не обвинишь меня, никто не посмеет потребовать моей казни за неудавшееся покушение.  — Я хрипло рассмеялась, но внутри все дрожало.
        Что скрывать, я не привыкла, чтобы обо мне заботились. И банально не представляла, как реагировать. А уж такое совершенно ничем не обоснованное внимание со стороны князя и вовсе выбивало почву у меня из-под ног.
        — Риш, ты забыла, кто платит тебе деньги? Делай, как я говорю, иначе уволю,  — решив пойти другим путем, строго пригрозил мужчина.
        — Я все равно найду того, кто это придумал,  — мрачно произнесла, заставив огонь заплясать в ладони.
        Через минуту о существовании записки напоминал лишь слабый запах дыма. Я продолжала хмуриться, недовольная вынужденным поступком, а вот Ис не скрывал собственного облегчения.
        — Только для этого надо, чтобы заговорщик не счел тебя угрозой и не попытался еще раз подставить,  — наставительно произнес князь.
        Но попытка еще больше испортить мне настроение провалилась. Я настолько устала, что засыпала на ходу. Пожалуй, сейчас я сама не отказалась бы выпить яду, лишь бы как следует выспаться — хоть в лучшем мире.
        — Риш, иди, отдыхай,  — заметив, каких трудов мне стоит держать глаза открытыми, мягко приказал князь.  — Я сейчас позову слуг и буду собираться завтракать. Со мной ничего не случится.
        — Пусть принесут еду сюда. Вэйли говорила, тебе нужно восстанавливать силы, а завтрак вместе с придворными не назовешь приятным мероприятием,  — нахмурилась я.
        — Ведешь себя как мама-наседка.  — Ис рассмеялся негромким, чарующим смехом.  — Я вполне могу выдержать час в присутствии собственных подданных. Да и надо ведь продемонстрировать им, что я живой. Уверен, слухов после покушения масса.
        — И Эвис в подробностях знает все, что случилось. Он привез целителя, и я не могла его выставить,  — призналась тихо.
        — Тем более я не могу остаться в постели. Нельзя же позволить Эвису изводиться от беспокойства,  — улыбнулся Ис.
        Решив больше не спорить, я позволила выставить себя из комнаты. Правда, тут же постучалась к Вэйли и велела подруге тщательно следить за всем, что будет подаваться князю на завтрак.
        А пройдя дальше по коридору, столкнулась с Игрис и Хартом. Последний явно не ожидал меня увидеть и, стушевавшись, под предлогом важных дел поспешил убраться прочь.
        — Ришида, привет!  — А вот Игрис мне неподдельно обрадовалась.  — Рассказывай скорее, как Ис? Я вчера чуть не сошла с ума от беспокойства, но охрана отказывалась пустить меня к брату.
        — Прости, стражники выполняли мое распоряжение,  — повинилась я.  — Сейчас Ису гораздо лучше, но в тот момент не было времени отвлекаться на разговоры.
        — Конечно, я понимаю,  — кивнула Игрис.  — А сейчас можно его навестить?
        — Потерпи до завтрака, Ис там будет,  — посоветовала я.
        — Как? Он что, настолько хорошо себя чувствует?  — Выражение лица девушки стало непередаваемым.  — Яд — это ведь очень серьезно! Нужно запретить брату вставать с постели.
        — Только если его к этой самой постели привязать. Другие способы не действуют, я пыталась,  — развела я руками.  — Ис в самом деле еще слаб, но хочет убедить придворных в своем отличном самочувствии, так что подыграй, пожалуйста.
        — Ну, из меня не очень хорошая притворщица, но постараюсь приложить все силы,  — пообещала Игрис.
        — Кстати, а о чем вы так мило беседовали с Хартом? И почему он так быстро сбежал? Каюсь, детей мной пугали, но взрослые меня еще не пугались.  — Учитывая, что именно Блейтина я считала главным заговорщиком, ничего хорошего от него ждать не стоило.
        — Наверное, Блейтину просто стыдно.  — Игрис захихикала.  — Ой, Ришида, ты не представляешь, он, оказывается, такой милый. Высказал опасения, что из-за плохого самочувствия князя бал по случаю моего дня рождения не состоится, и спросил, какой бы мне хотелось получить подарок.
        — Ничего себе. Кто бы мог подумать, что Харт окажется таким заботливым.  — Я присвистнула.  — Ты хоть воспользовалась шансом и заказала всего и побольше?
        — Для меня главным подарком будет, если бал пройдет без всяких неприятных сюрпризов.  — Игрис смущенно улыбнулась.  — Мне так хочется покоя, я устала переживать.
        — Как я тебя понимаю,  — искренне отозвалась я.  — С радостью поболтала бы еще, но засыпаю прямо на ходу.
        — Конечно! Ришида, в следующий раз лучше позови меня, я тоже буду дежурить у постели Иса. Ты же себя в гроб вгонишь такими нагрузками. Немедленно иди отдыхать.  — У Иса фраза вышла бы командной, а в глазах Игрис плескалась неподдельная тревога.
        Поблагодарив за заботу, я отправилась к себе. Спать хотелось все сильнее, и защитные чары с двери я снимала с закрытыми глазами. Не включив свет, принялась раздеваться на ходу, а в следующий момент ноги обо что-то зацепились, и я, нелепо взмахнув руками, рухнула на пол.
        — Ненавижу книги!
        Вспыхнувший над головой пульсар осветил комнату, заваленную томами. Уж не знаю, как их складывал Кэм, но стоило мне свалить одну стопку, как другие попадали следом.
        «Будто я в центре книжного побоища»,  — мелькнула мысль.
        Кое-как сев, подняла самую помявшуюся книжку. Она раскрылась посредине, и иллюстрация оказалась вполне соответствующей моему настроению. Кроваво-красная луна и залитое алым небо.
        «Сама природа оплакивала трагическую гибель молодой княгини. Сочувствуя горю князя, лишившегося жены и едва не потерявшего сына, небо плакало кровавыми слезами».
        Признаюсь, сейчас чтение занимало мои мысли меньше всего, но, случайно пробежав но одной из фраз глазами, я уже не смогла оторваться. Сон несколько раз пытался напоминать о себе, но был изгнан всколыхнувшимся азартом.
        Забыв обо всем на свете, я жадно поглощала информацию, каким-то шестым чувством понимая, что наконец-то нашла нужный след. Да и неудивительно. Учитывая, как сильно Ис не любит рассказывать о своем прошлом, настоящее чудо наткнуться на подобное описание.
        Из рассказов и слухов я знала о произошедшем на пикнике несчастном случае. Вот только никто не имел ни малейшего представления, что вынудило старого князя отправить наследника в чужие края. Я бы поняла, получи Ис опасные раны, которые не могли у нас вылечить, но у мужчины не было шрамов.
        Еще и эта кровавая луна… На первый взгляд казалось, автор просто прибег к красивому описанию, чтобы подчеркнуть всю глубину трагедии княжеской семьи. Вот только в памяти упрямо шевелилось что-то, погребенное под слоем многочисленных экзаменов и практикумов.
        — Ришида, ты спишь?  — Кэм принялся тарабанить в дверь.
        — И какого ответа ты ждешь?  — Я хмуро уставилась на ученика.  — Только не говори, что мне нужно присутствовать за завтраком.
        — Меня Вэйли попросила заглянуть и проверить, точно ли ты отдыхаешь. Вроде бы беспокойство выказал его сиятельство. Сказал, что ты не сможешь даже до спальни дойти, чтобы не вляпаться в очередную неприятность,  — бесхитростно выложил Кэм.
        — Как приятно осознавать, какие у меня милые, заботливые и верные друзья,  — с чувством произнесла я.  — Можешь передать, что со мной ничего не случилось.
        — Точно? Ришида, у тебя вид какой-то… не такой…  — никак не унимался парнишка.
        — Я кому сказала, иди прочь! Из-за всяких беспокойных личностей я опаздываю на свидание с подушкой и заставляю одеяло нервничать. Спокойной ночи. Вернее, спокойного утра,  — не дожидаясь очередных откровений, я поспешно захлопнула дверь.
        Прислонившись к ней спиной, устало выдохнула. Смешно сказать, но мой собственный ученик практически застал меня врасплох. Информации оказалось так много, что она скрутилась в неряшливый клубок, и я понятия не имела, за какую нить тянуть.
        Впрочем, решение действительно нужно принимать на свежую голову. Сейчас я точно ничего не соображу, только больше запутаюсь.
        …Увы, кроме головной боли, пробуждение ничего не принесло. Я проспала до самого вечера и, когда открыла глаза, не сразу вспомнила, где нахожусь и что случилось. Горячая ванна несколько помогла прийти в себя, а перекусив принесенными ^с^ кухни пирожками, я ощутила себя почти нормальным человеком.
        Руки чесались продолжить чтение, но я даже не взглянула на книги. Они-то никуда не убегут, а вот Ис вполне может. Как начнет опять устраивать проверки лордам, ищи его по всему дворцу!
        Мои предчувствия сбылись наполовину. Князь в самом деле наплевал на постельный режим, но нашелся не в тронном зале, а в спальне Семилна в компании Кэма. Ис черкал что-то в письмах, а ученик сортировал их и перевязывал ленточками.
        — Почему у меня ощущение, что твое отравление мне просто приснилось?  — плюхнувшись в кресло, сердито воскликнула я.  — Ис, я же не для того вместе с Вэйли тебя спасала, чтобы ты сам себя угробил!
        — Как давно обо мне никто не беспокоился.  — Князь счастливо улыбнулся.
        Судя же по внешнему виду, в моем беспокойстве Ис совершенно не нуждался. От бледности не осталось и следа, в глазах плясали лукавые искорки. Мужчина выглядел совершенно здоровым, разве что немного сонным.
        — Ришида, мы с его сиятельством нашли переписку советника с несколькими графами из других княжеств. Тут столько информации!  — Кэм буквально подпрыгивал, кипя от переполнявшего его возбуждения.
        — Семилн выполнял очень важную работу. Не представляю, кем его заменить.  — Лоб Иса пересекла морщинка.
        — Неужели ты совсем никому не доверяешь? Назначь кого-то хотя бы на ближайшее время.  — Смотреть на мужчину было больно.
        Я прекрасно помнила, что значит оказаться одной, и представляла чувства Иса. Но, в отличие от князя, на моих плечах не лежала ответственность за судьбы тысяч подданных, и мир позволял мне влачить существование одиночки.
        — Одного моего доверия мало. Здесь еще нужны умение хранить секреты, замечать любые мелочи и находить подход к людям,  — покачал головой Ис.  — Хотя твой ученик неплохо справляется. Вот ему я бы предложил должность.
        — В самом деле?  — Кэм восхищенно уставился на князя.
        У меня же пропал дар речи. Поистине оставалось только поражаться наглости Иса, решившего переманить моего ученика в моем же присутствии!
        — Но я же еще слишком молод. Кто меня станет слушать? Да и опыта не хватит.  — Хотя бы трезво оценивать свои силы я парня научила, и теперь он нервно кусал губы.
        — Именно поэтому я и не предлагаю тебе должность советника,  — согласился Ис. Сделал паузу, давая возможность обдумать его слова, после чего продолжил: — Вместо этого ты можешь стать моим секретарем. Как раз подучишься, узнаешь дворец изнутри.
        — Это очень лестное предложение.  — Ошарашенный Кэм переводил взгляд с князя на меня.  — Даже не знаю, что сказать.
        — Я не требую немедленного ответа. Можешь подумать, посоветоваться с наставницей, а то она того и гляди прожжет во мне дырку,  — рассмеялся Ис.
        — Огненная магия включает в себя не только прожигание вещей.  — Я постаралась сказать это как можно суровее, но от смеха князя внутри все дрожало.
        И почему, спрашивается, он так действует на меня?! Вроде бы есть все причины злиться, а вместо этого я думаю о том, насколько более умиротворенным выглядит Ис, когда улыбается.
        — Что скажешь насчет…
        — Ис! Наконец-то! Я тебя ищу по всему дворцу,  — забыв постучать, в комнату ворвалась Игрис.  — Мне нужно с тобой посоветоваться по очень важному делу.
        — Дело только важное или еще и секретное?  — деловито уточнил князь.
        — Ну, вроде бы не очень секретное.  — Девушка наморщила лоб.  — Но говорить о нем можно только за ужином, на голодный желудок информация усваиваться не будет. Слуги уже накрывают в моей комнате.
        — И почему у меня ощущение, будто в своем собственном дворце я ничего не решаю?  — Ис вроде бы строго уставился на сестру, но глаза смеялись. Определенно мужчине нравилось чувствовать нашу заботу, как бы он ни пытался доказать обратное.  — Сразу предупреждаю, выделить смогу только час, так что можешь уже начинать рассказывать о своем важном деле.
        Без князя нам нечего было делать в кабинете Семилна, так что мы тоже засобирались. Кэм с подозрительно алеющими щеками пошел прогуляться перед сном (когда попросила передать Карин от меня привет, у него покраснели даже уши), а я вернулась к себе.
        Спать не хотелось, так что, обложившись книгами, до полуночи я придирчиво изучала все исторические сводки, выбирая информацию о красной луне. Вот только результаты оказались плачевными и все больше наводили меня на мысль о необходимости посещения городской библиотеки.
        Увы, в следующие дни покинуть дворец не удалось. Ис развил настолько бурную деятельность, что стонали абсолютно все. И вроде бы князь не ставил непосильных задач, но день почему-то все время кончался раньше, чем заданная работа. Нам даже поговорить толком не удалось, лорды ходили за Исом по пятам, а я в последнее время стала опасаться говорить о мало-мальски важных событиях в присутствии посторонних.
        За всей этой суматохой как-то незаметно настал день рождения Игрис. Каюсь, я совсем забыла о нем и, когда на рассвете девушка постучалась в дверь, откровенно удивилась.
        — Я тебя разбудила?  — глядя, как я зеваю, смутилась та.  — Мне всю ночь не спалось, я почему-то не подумала, что еще рано.
        — Почему не спалось?  — После сна мысли в голове ворочались с заметным скрипом, отказываясь собираться в цельную картинку.
        — Ну, мне же сегодня восемнадцать. Вроде бы почти ничего не изменилось, но я теперь совсем взрослая. Как сказала Майя, моя служанка, целая невеста,  — со смехом призналась Игрис.
        — В самом деле! Игрис, поздравляю! Надеюсь, бал пройдет замечательно, и ты запомнишь этот день как один из самых чудесных в твоей жизни.  — Я искренне улыбнулась.  — Поздравлять сейчас или официально на празднике?
        — Я как раз из-за праздника и переживаю.  — Девушка передернула плечами.  — Ришида, а вдруг слуги не успеют приготовить вовремя все блюда? Или напутают со списком гостей? Или музыканты опоздают? Меня и так не очень любят, а если я сегодня опозорюсь, будут попрекать этим следующие несколько лет.
        — Чтобы у Иса и что-то пошло не по плану? Он же даже пение птиц сумеет проконтролировать.  — Я хмыкнула, но, посмотрев на поникшую именинницу, смягчилась.  — Если хочешь, давай сейчас прогуляемся по дворцу и все проверим? Ты успокоишься и сумеешь хоть пару часов перед балом подремать.
        — Это будет чудесно!  — Улыбка солнечным лучом осветила лицо Игрис.
        Девушка действительно выглядела бледной и уставшей, под глазами залегли темные тени. Как по мне, глупо было волноваться из-за мнения людей, ровным счетом ничего не значащих для тебя, тем более если есть возможность раз и навсегда заткнуть рот всем сплетникам. Почему-то я не сомневалась, что, хоть раз пожалуйся сестра Ису на недостойное обращение, и все мигом прекратится.
        — Только через час, ладно? Конечно, мне не привыкать шокировать придворных внешним видом, но в штанах я выгляжу все же представительнее, чем в пижаме,  — скорчив гримасу, попросила ее.
        — А пятнадцати минут тебе не хватит? Ты же и так красивая.  — Игрис захлопала ресницами.
        — Полчаса — мое последнее слово.  — Я демонстративно скрестила руки на груди, давая понять, что уговоры не помогут.  — Встретимся в столовой.
        Выторгованное время, вопреки собственным словам, потратила не на ванну, а на визит к Ису и Вейли. Князь уже не спал и, попивая чай, читал какой-то написанный мелким почерком доклад. Выслушав меня, он согласился пару часов посидеть в покоях, подальше от неугомонных лордов и неумных заговорщиков.
        А вот Вэйли пришлось вытаскивать из спальни и ждать, пока она сочтет свой внешний вид надлежащим для посещения его сиятельства. Выступать в качестве моей заместительницы и охранять князя подруга уже привыкла, так что спорить не стала.
        Правда, стоило нам с Игрис начать обход дворца, как я стала подозревать, что парой часов мы не ограничимся.
        — Неужели это все на один вечер?  — Выглянув в окно, я окинула взглядом разгружающиеся на заднем дворе телеги.  — Или слуги воспользовались случаем и сделали заказ на месяц вперед?
        — Ты еще не видела, что творилось во время коронации Иса.  — Девушка звонко рассмеялась.  — Пришлось даже дополнительную прислугу нанимать, все с ног сбились.
        Так, болтая, мы заглянули на кухню, в тронный зал, картинные, оружейные галереи, оранжерею и сад. Игрис сосредоточенно все осматривала и делала пометки в захваченном списке. На мой взгляд, судить о предстоящем торжестве было рано, большую часть украшений еще не успели развесить, а музыканты и вовсе собирались прибыть в полдень, но подруга не переставала счастливо улыбаться.
        — Это будет самый чудесный праздник!  — Прижав исписанные листы к груди, Игрис закрутилась на месте.  — Спасибо огромное! Не представляю, как бы справилась сама.
        — Я вроде бы только моральную поддержку оказывала.  — Поскольку за эту работу мне не платили, смысла приписывать себе лишние заслуги я не видела.  — Честно говоря, мне вообще все равно, какие столовые приборы подадут. И уж тем более я не стала бы следить за тем, чтобы букеты по цвету гармонировали со скатертями и занавесками.
        — Да это самая малость. Будь я полноправной хозяйкой в замке, на мои плечи легло бы куда больше обязанностей,  — отмахнулась подруга.  — Но мы и так хорошо поработали. Пожалуй, я послушаюсь твоего совета и попробую отдохнуть. Да, чуть не забыла, собираться на бал приходи ко мне, вместе веселее!
        Сияющая Игрис упорхнула, а меня взяли в оборот слуги. Теперь предстояло проверить магическое оформление. Эта часть праздника должна была стать сюрпризом для именинницы, так что действовать предстояло с особой аккуратностью. Раньше я не принимала участия в настолько масштабных мероприятиях, но вроде бы справилась хорошо.
        Оставшегося времени как раз хватило, чтобы перекусить и принять ванну, а потом за мной пришли фрейлины Игрис.
        — Покажи свое платье!  — Девушка едва не запрыгала от нетерпения.  — Я хотела сразу после ярмарки глянуть, но из-за отравления Иса было не до того.
        Поскольку наряд все равно несли слуги, я лишь отступила в сторону.
        — Нет, это совершенно никуда не годится.  — Игрис хватило беглого взгляда, чтобы недовольно качнуть головой.  — Ришида, я же несколько раз повторяла, что приглашаю тебя как подругу, а не как мага. А ты что купила? Тебе будет неуютно в таком откровенном наряде.
        — Мне нравится,  — я пожала плечами. Конечно, вырез был довольно глубоким, да и красный цвет шикарно смотрелся бы с рыжими кудрями, но иллюзию все равно не вернуть.  — Торговец дар речи потерял, когда меня в нем увидел.
        — Оно тебе нравится, но ты не считаешь это платье отличным,  — наставительно подняла именинница палец вверх.  — Так что на бал ты пойдешь в другом наряде. Его специально сшили для тебя в благодарность за помощь.
        — А как ты узнала, что помощь понадобится? И что я вообще соглашусь помогать?  — опешила от подобной прыти.
        — Ну, Ришида, ты ведь моя подруга. Я знала, что ты не откажешься,  — бесхитростно призналась девушка.  — В общем, хватит спорить, садись на пуфик, сейчас сделаем тебе прическу.
        — Как скажешь.  — Я подняла руки, всем своим видом показывая, что готова прислушаться к любой просьбе.
        Улыбки у фрейлин при этом были настолько предвкушающими, что мне стало страшно. Как бы глупо это ни звучало, но я куда комфортнее чувствовала себя, варганя зелья на кладбище, чем наводя красоту в княжеском дворце.
        Следующий час творился форменный беспредел. Меня вертели в разные стороны, красили и причесывали. Игрис вообще-то полагалось сидеть на соседнем пуфике и получать свою порцию красоты, но девушка то и дело вскакивала и принималась руководить процессом.
        — Нет, локон приколите повыше, надо убрать волосы с лица. У Ришиды тонкие черты, надо это подчеркнуть,  — командовала она, и в голову вонзались очередные шпильки.
        — Помаду светлее. А вот глаза, наоборот, выделим.  — На этот раз меня обсыпали пудрой, вынудив расчихаться.
        И вроде бы впору разозлиться, встать в позу и заявить, что я вовсе не игрушка для княжны, но, странное дело, происходящее мне нравилось. Фрейлины перебрасывались шутками, Игрис звонко смеялась, и на душе становилось удивительно тепло.
        — Ришида, зачем тебе вообще тот морок понадобился? Ты и без него ужасно красивая. Похожа на лунную фею,  — восхищенно выдохнула именинница.
        — Сейчас проверим.  — Я была настроена куда более трезво и, не питая иллюзий по поводу собственной внешности, поспешно повернулась к зеркалу.
        — Стой! Еще рано.  — Игрис легко стукнула меня расческой по голове, пресекая движение.  — Посмотришь, когда я разрешу.
        — Хорошо.  — Я с удивлением покосилась на девушку.
        Кто бы мог подумать, что под таким хрупким обликом скрывается железный характер. Оказывается, когда Игрис что-то не нравилось, она все же умела настоять на своем и не боялась отдавать приказы.
        Ободренные моей демонстративной покорностью, фрейлины засуетились. Пришлось встать, зажмуриться и терпеливо ждать, пока на мне зашнуруют корсет, наденут платье, расправят юбки и нацепят украшения.
        — Алмазный гарнитур мне подарил отец незадолго до смерти. Сказал, что по традиции его надевает на свадьбу княжна или невеста князя, но поскольку Ис не собирается жениться, то этот подарок мне пригодится больше,  — чтобы я не скучала, болтала Игрис.  — Так что его только одолжу, после бала вернешь.
        — А почему князь был так уверен насчет Иса? Он же должен завести наследника,  — вопрос сорвался с губ сам собой.
        — Не знаю, об этом отец не говорил. А я на тот момент мало что знала о брате и не слишком интересовалась.  — В голосе девушки послышалась грусть.
        Какое-то время все молчали. Игрис, должно быть, вспоминала свое детство, фрейлины просто опасались нарушить тишину. Я же гадала, как тот несчастный случай, произошедший больше десяти лет назад, мог настолько повлиять на жизнь Иса, что теперь никто не представляет его будущего.
        — Готово!  — когда я уже начала бояться, что, несмотря на все усилия, принцессы из меня не вышло и теперь фрейлины думают, как бы потактичнее сказать об этом, торжественно объявила Игрис.
        Я нетерпеливо кинула взгляд в зеркало. И моментально забыла, как дышать. Осторожно коснулась твердой прохладной глади, не веря, что красавица, удивленно смотрящая на меня со стеклянной поверхности, на самом деле я.
        Прекрасным было все. И небесно-голубое платье с корсетом, расшитым нежным белым жемчугом, и юбкой, морской волной ниспадающей к ногам. (Плечи остались открытыми, обнажив хрупкие ключицы. Накидки или шали к наряду не прилагалось — я чувствовала себя непривычно уязвимой и беззащитной.) И роскошная прическа, которую фрейлины умудрились соорудить из невразумительного «нечто» на моей голове. (Часть локонов они собрали на затылке, а часть оставили струиться водопадом по спине.) И макияж, изменивший мое лицо до неузнаваемости. (Благодаря искусно нарисованным стрелкам, придающим глазам выразительность, и нанесенным теням, увеличивающим и оттеняющим цвет глаз, они казались больше раза в два. К тому же блестели гораздо ярче звезд в безлуние на ночном небе.)
        — Это не я.  — Закружившись на месте, почувствовала, как взлетела юбка. Погладив прохладный шелк, взглянула на Игрис.  — Вроде бы день рождения у тебя, а подарок получила я.
        — Друзья ведь должны делиться,  — улыбнулась девушка.
        Самой ей понадобилось десять минут, чтобы закончить сборы. Платье Игрис оказалось белоснежным. Корсет был расшит серебряными нитями, юбки падали на пол водопадом. Волосы уложили в корону и украсили алмазными шпильками.
        Справившись с работой, фрейлины удалились, и мы остались вдвоем.
        — Хотелось бы мне выглядеть хоть наполовину так же хорошо, как ты.  — С грустным вздохом Игрис опустилась на кровать.
        — С удовольствием поменяюсь с тобой внешностью.  — Девушка по-прежнему казалась мне воплощением очарования и грации, так что говорила я искренне.
        — Может быть, тогда бы он меня заметил…  — Сообразив, что проговорилась, она испуганно замолчала.
        — Кто он?  — Сев рядом, я тут же потребовала подробностей.  — Сердечные тайны нельзя хранить в одиночку.
        — Арлен,  — залившись краской, еле слышно выдохнула Игрис.
        — Кто?!  — Такого подарка от судьбы я точно не ожидала.
        — Тоже думаешь, что я ему не пара?  — Поникнув, девушка горько всхлипнула.
        — Нет, что ты! Просто Арлен такой… скромный. Как-то никогда не рассматривала его в качестве предмета чьих-то грез,  — ляпнула первое, что пришло в голову.
        — Арлен такой милый, заботливый, очаровательный! С ним весело. Он всегда, когда меня видит, здоровается и придумывает интересный комплимент или рассказывает последние новости. А еще Арлен так заразительно смеется. И он настоящий лорд. Замечает все вокруг, старается помочь каждому.  — Видно, Игрис действительно ужасно хотелось с кем-то поделиться, и теперь слова посыпались из нее подобно гороху.
        Я только кивала, мучительно размышляя, как же так вышло, что обе мои подруги умудрились положить глаз на одного и того же графа. Причем объективно казалось, что мечтательная Игрис подходит романтичному Арлену гораздо больше, чем практичная Верита. Но, с другой стороны, противоположности ведь должны притягиваться! И не мне судить, кто сумеет завоевать сердце графа.
        — Но Арлен наверняка захочет, чтобы у его невесты был титул. А незаконнорожденная дочь князя ему ни к чему,  — печально закончила Игрис.  — Не зря же он всегда ограничивался только дежурными комплиментами, но никогда не пытался поболтать со мной подольше.
        — Сегодня у тебя будут все основания потребовать заслуженного внимания.  — Оказавшись между двух огней, я была вынуждена подбирать слова как никогда осторожно.  — Попробуй для начала сама завязать разговор.
        — Хорошо. Спасибо за поддержку,  — с серьезным видом кивнула девушка.  — Ришида, а ты сама рассчитываешь этим вечером получить приглашение на танец от кого-то особенного?
        — Только от тех, кто хорошо танцует и не отдавит мне ноги,  — отшутилась я.
        — Неужели совсем-совсем никто не нравится?  — не отставала Игрис.  — Должен ведь быть кто-то, о ком ты думаешь чаще, чем о других.
        — Сейчас я определенно много думаю о праздничном столе. Пообедать-то толком не удалось, а повара обещали необыкновенно вкусный и красивый торт.  — Вот так с бухты-барахты раскрыть собственную душу было для меня сродни подвигу, так что я предпочла демонстративно погладить живот.
        — С таким подходом из тебя вышел бы отличный советник,  — поддразнила меня девушка.
        — Почему?  — не усмотрев в ее словах логики, удивилась я.
        — Потому что не отвлекаешься на всякие любовные глупости и заботишься только о том, без чего нельзя работать. Так Семилн любил говорить: «Без любви человек проживет, а вот без еды не сумеет»,  — спародировала Игрис.  — Вот и ты занималась бы исключительно государственными делами.
        — Ну, поскольку эта должность мне все равно не светит, нет смысла гадать,  — развела я руками.
        — Если бы я была княгиней, я бы тебя обязательно взяла в советники,  — серьезно проговорила девушка.
        — И я бы совмещала сразу две должности? Учти, зарплат тоже пришлось бы платить две, сэкономить не удалось бы,  — рассмеялась я.  — Хотя не представляю, как маг может быть советником.
        — Очень просто.  — Игрис мои слова тоже восприняла серьезно и нахмурилась, раздумывая над ответом.  — Советник, это ведь одна из немногих должностей, к которой почти не предъявляют требований. Князь сам выбирает себе советника, обычно это его хороший друг, к чьему мнению он будет прислушиваться. А советник, имеющий вдобавок магические способности, это очень круто.
        — Госпожа Игрис, госпожа Ришида, вы скоро?  — В дверь постучались.  — Его сиятельство просил вас поторопиться.
        Спохватившись, что в самом деле забыли о времени, мы поправили платья и поспешили в столовую. Официальная часть должна была состояться там, само празднование планировалось провести в тронном зале.
        — Я что, во сне?  — перешагнув порог покоев, ахнула Игрис.
        За то время, пока мы одевались, слуги выложили дорожку из белоснежных роз от дверей до столовой. Наверняка купили для этого не одну корзину цветов, но смотрелось действительно эффектно.
        Повсюду пылали свечи, стены украсили букетами и разноцветными лентами. Дворец полностью преобразился, превратившись в ожившую сказку. У Игрис довольно блестели глаза, и она совершенно по-детски восхищенно ахала при виде каждого особенно красивого цветка.
        А уж когда мы вошли в столовую и музыканты заиграли веселую мелодию, именинница и вовсе расплылась в до неприличия широкой улыбке.
        Ис поднялся, приветствуя сестру, остальные последовали его примеру. На какой-то момент мне стало неловко находиться рядом, и я пожалела, что не пришла в зал раньше, но тут Игрис нервно вцепилась в мою руку, и пришлось ободряюще пожать в ответ ее ладонь.
        Все места были распределены заранее, так что, заметив Вериту, я лишь кивнула ей, но села по левую сторону от Иса, заняв пустующее ныне место советника. Игрис садиться не стала и остановилась возле поднявшегося князя.
        — Игрис! Моя дорогая сестра и любимая звездочка,  — нежно глядя на девушку, торжественно начал Ис.
        В белоснежном платье, с отливающими серебром волосами, Игрис на самом деле напоминала небесную звезду. Не привыкшая находиться в центре внимания девушка покраснела, но расправила плечи, стараясь держаться как можно достойнее.
        — Сегодня тебе исполняется восемнадцать. Должно быть, ты теперь считаешь себя взрослой, но для меня всегда останешься младшей сестрой. И пусть мы росли порознь, но ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку. Я хотел пожелать тебе научиться находить верных друзей, но это ты уже умеешь,  — князь покосился на меня,  — поэтому пожелаю оставаться собой и двигаться к поставленной цели. Твоя жизнь только начинается, проживи ее ярко. Ничего не бойся и не позволяй кому-либо мешать тебе. Ну а если споткнешься, рядом всегда будут те, которые тебя любят и помогут продолжить путь.
        В какой-то момент я поймала себя на мысли, что дико завидую Игрис. Сама я давно разлюбила праздники, ведь мне не с кем было их отмечать. Собственное восемнадцатилетие я была вынуждена провести в одиночестве и хорошо запомнила острую тоску и чувство безысходности, раздиравшие душу и вынуждавшие глухо плакать в подушку.
        Ис говорил красиво. Не оставалось сомнений, что эту речь ему не готовили секретари, поздравление исходило от души. В какой-то момент я даже перестала вслушиваться в слова и просто залюбовалась князем. Пожалуй, если Игрис изображала снежинку, то Иса с полным правом можно было назвать ледяным принцем. В белоснежной рубашке и строгом темно-синем камзоле мужчина выглядел холодным и неприступным. Усиливал впечатление серебряный венец. Я знала, что все это не более чем игра света, но все равно не могла избавиться от ощущения, что волосы лорда усыпаны снежинками.
        Правда, стоило Ису тепло улыбнуться, и из величественного и невозмутимого князя он превратился в обычного любящего человека.
        А еще я вдруг подумала, что все отдала бы, чтобы так он улыбался мне. Вроде бы случайно заскочившая в голову мысль обнаглела, расположилась там поудобнее и стала подкидывать разные картинки. В самом деле я ведь понимала Иса как никто другой, да и он сам из всего окружения доверял только мне.
        Внутренний голос принялся нашептывать, что князь не стал посвящать сестру в свои тайны только из опасения подставить ее под удар, а меня как нанятого специалиста не так уж жалко. Вот только обычного работника не вытягивают из озера, не утешают, не смешат, с ним не ведут разговоров по душам.
        — За это я и предлагаю выпить!  — подняв бокал, объявил князь.
        Я поспешно выгнала «гостью» прочь и заставила себя сдержанно улыбнуться Ису и Игрис, чокнувшись с ними бокалом.
        Дальше ужин пошел своим чередом. Слуги то и дело сновали по залу, приносили новые блюда и наполняли бокалы. Постоянно звучали тосты. Правда, почти все лорды отделывались шаблонными фразами, но Игрис тепло улыбалась каждому и кратко благодарила.
        Выступление приглашенных скоморохов и фокусников привело всех в восторг. Именинница, которой ярко раскрашенный парень преподнес вынутую прямо из воздуха алую розу, громко захлопала в ладоши и чмокнула смутившегося фокусника в щеку.
        А потом гости перешли в тронный зал. Помещение буквально утопало в цветах, причем больше всего было белых роз. Как потом призналась Игрис, это ее любимые цветы, и она с самого детства мечтала получить столько букетов, чтобы их невозможно было удержать в руках.
        Я также приложила руку к оформлению, использовав артефакты, сделанные иллюзорными магами как раз для подобных случаев, и вместо потолка над головами простиралось звездное небо. Периодически с «неба» срывались звездочки, а когда их пытались поймать, рассыпались снопом золотых искр.
        — Как там говорят, загаданное на падающую звезду желание обязательно исполнится? Сегодня будут исполнены все твои мечты,  — поддразнила я окончательно ошеломленную величественным видом именинницу.
        — Это просто что-то невероятное!  — Игрис сложила ладони ковшиком, ловя очередную звездочку.  — И столько подарков! Я же целую неделю буду их разбирать!
        — Так это ведь хорошо, продлишь праздничное настроение.  — Я тоже покосилась на заставленные разнообразными свертками столы у стенки.
        Теперь только от дарителей зависело, оставить подарки там или же лично вручить их Игрис, сопроводив дары поздравлениями и полюбовавшись на ее реакцию. Мы с Веритой и Вэйли собиралась сделать именно так, но несколько позже, когда гости займутся друг другом и можно будет вволю поболтать, не вызывая косых взглядов.
        Музыканты заиграли вальс, и Ис пригласил сестру на танец. Оба танцевали удивительно хорошо, и все залюбовались ими. А уж когда я щелкнула пальцами, активировав заготовленное заклинание и вынудив лунные лучи танцевать вместе с братом и сестрой, восхищенно ахнули абсолютно все. Музыка стихла. Ис под аплодисменты придворных провел сестру на место.
        А потом, поклонившись, предложил руку уже мне.
        — Ты предлагаешь мне танцевать?  — опешив, уточнила я.
        — А это похоже на что-то еще?  — Ис изобразил глубокую задумчивость.  — Вроде бы на праздниках все равно больше нечем заняться.
        — Ты же не любишь танцевать без необходимости.  — Я и сама не знала, зачем продолжаю спорить вместо того, чтобы протянуть князю руку и позволить закружить себя в танце.  — Да я ведь так и не поблагодарила тебя за прошлый танец. Не знала, что стала исключением из правила.
        — Ну, на этот раз в спасении ты не нуждаешься. Смею предположить, что скоро ты будешь специально пропускать танцы, чтобы отдохнуть,  — рассмеялся Ис.
        — То есть я могу расценивать твои слова как комплимент?  — Раньше я практически никогда не прибегала к флирту, но сейчас то ли выпитое вино, то ли бесенята внутри тянули меня за язык.
        — Ну, на ведьму ты определенно не похожа.  — Князь окинул меня нарочито медленным взглядом, а я внутренне подобралась, готовясь растягивать губы и улыбнуться в ответ на очередную шутку.
        Почему-то не верилось, что Ис отделается дежурными словами, уж скорее щелкнет по носу, чтобы не слишком забывалась.
        — Ты похожа на очень красивую и очень испуганную девушку, которая чувствует себя гостьей, не подозревая, что превосходно смотрелась бы даже в роли хозяйки,  — глядя мне в глаза, серьезно произнес Ис.  — От тебя и правда не оторвать глаз.
        — Спасибо.  — Щеки горели, и я от души понадеялась, что мужчина не разглядит румянца за слоем пудры.
        Князь продолжал рассматривать меня, не скрывая восхищения. По спине пробежала дрожь. Красное платье, отвергнутое Игрис, должно было стать своего рода броней и защитой от чужого любопытства. Я знала, что в нем привлекала бы внимание, и готовилась вести себя, как полагается придворному магу. Вот только сейчас чувствовала себя не ведьмой, а обычной девушкой. Ощущение мне, с одной стороны, нравилось, но с другой — неподдельно пугало. Его сиятельство оказался прав. Прячась за масками, я отвыкла быть собой.
        — Так что, все-таки потанцуем? Просто стоять довольно утомительно.  — Князь демонстративно переминался с ноги на ногу.
        На этот раз я сделала реверанс, давая понять, что принимаю приглашение. Пока мы болтали, многие успели закружиться в вальсе. Краем глаза заметила, что Арлен танцует с Веритой, а Игрис грустно на них смотрит.
        А потом Ис обнял меня, и мне стало все равно, что происходит вокруг. В самом деле могу ведь и я тоже хоть немного побыть сказочной принцессой и насладиться вниманием принца? Это завтра платье отправится в шкаф, а я надену рабочую одежду и начну ядовито комментировать все вокруг. Сейчас же мне хотелось наслаждаться теплом рук Иса и танцевать под звуки пьянящей музыки.
        — Скажи, а почему ты так мне доверяешь?  — Долго моя сказка не продлилась, привычка везде искать подвох все же вылезла наружу.
        — Ты хочешь получить абстрактный ответ или имеешь в виду конкретный случай?  — Князя мое любопытство совершенно не удивило.
        — Вино,  — коротко выдохнула я.  — Почему ты думаешь, что это не я подлила яд? У меня ведь действительно была возможность сделать это. Ты не зря опасался брать меня на работу, считая, что, если твои враги предложат больше, я соглашусь без раздумий.
        — Ты достаточно практична, чтобы понимать — синица в руках надежнее, чем журавль в небе. На службе у меня ты гарантированно получаешь оговоренную сумму, в то время как за убийство заплатят единоразово. Если заплатят вообще.  — Ис говорил привычным деловым тоном, но глаза смеялись.
        Я представила, как мы выглядим со стороны. О чем-то увлеченно беседуем, по очереди смеемся. Если не слышать разговор, легко представить, что мы обычная влюбленная пара.
        — Это единственная причина?  — стараясь не показывать, как уязвляют меня подобные слова, я изогнула бровь.
        — Ну, еще со мной весело. Да и далеко не каждый наниматель позволит тебе столько вольностей, сколько я,  — вспомнил князь.
        — Самую главную причину забыл. Ты раскрыл мне слишком много своих тайн. И, если захочешь уволить, я смогу тебя шантажировать и изрядно опустошу сокровищницу.  — Я хотела сказать это весело и в свою очередь поддразнить Иса, но вышло мрачно и холодно.
        — Ты не станешь этого делать,  — уверенно заявил князь.
        — Почему это?  — Не то чтобы я действительно собиралась опуститься до настолько низких методов, но такая сильная вера в мои лучшие качества поражала.
        — По той же причине, по которой не смогла бы подсыпать мне яд.  — На этот раз Ис посерьезнел. Крепче притянул к себе, глядя прямо в глаза.  — Риш, не пытайся казаться хуже, чем есть на самом деле. Ты делаешь вид, будто правил для тебя не существует, но живешь по внутреннему кодексу.
        — Ты говоришь, как Кэм. Он тоже считает меня настоящим примером для подражания и рыцарем по духу.  — По спине побежали мурашки, и я нервно рассмеялась.
        — Помогать первому встречному ты, может, и не станешь. Но если человек заслужит твою дружбу, ради него отправишься даже в нижний мир. И я рад, что вхожу в этот список,  — проникновенно произнес князь.
        В этот момент танец кончился, и музыка стихла. Наступившая тишина показалась мне особенно оглушающей. Я растерянно уставилась на Иса, но он лишь улыбнулся, поклоном благодаря за танец, после чего развернулся и пошел прочь.
        — Ришида, а друзья могут танцевать?  — Голос Кэма вырвал меня из раздумий.
        — Не вижу причин, препятствующих этому. А что, Карин отказывается?  — У мальчишки отвисла челюсть, и я захихикала.  — Не бойся, мыслей читать не умею. Просто любого другого человека ты пригласил бы и так.
        — Она не отказывается. Надеюсь, что не откажется. Просто я ее еще не приглашал. Но всем, кто приглашал ее до этого, ответила отказом,  — пойманный на горячем, кое-как изложил суть проблемы ученик.
        — И ты боишься, что тебе тоже откажет?  — без труда поняла я.  — Кэм, я тебя не узнаю. Еще совсем недавно ты маниакально преследовал меня, упрашивая взять в ученики, а теперь не хочешь даже попытаться поговорить с девушкой. Вдруг она как раз ждет твоего приглашения?
        — Но как мне узнать это наверняка?  — На лице парня отразилось замешательство. Женская логика определенно поставила его в тупик.  — Просто Карин еще грустит из-за смерти дяди, не хочется ставить ее в неловкое положение.
        — Не хотела бы танцевать, не пришла бы на бал,  — безапелляционно отрезала я.  — И вообще, пока не пригласишь, не узнаешь.
        — Тогда попробую. А если Карин откажется, пожалуюсь, что не могу стоять у стенки, когда в зале так много других леди, и вынужден буду пригласить тебя. Ты же ужасно танцуешь,  — просияв, заявил ученик.
        Дожидаться моего ответа Кэм не стал, так что пришлось грозить кулаком его спине. Впрочем, за тем, как парнишка робко кланяется похожей на бабочку Карин в сине-зеленом платье, я пронаблюдала с умиленной улыбкой. Кажется, действительно придется оставить парня работать у князя. Я-то, выполнив поручение, уеду, а ученик вряд ли согласится покинуть свою первую любовь.
        Увлекшись, стала рассматривать другие пары. Арлен вел в танце уже третью девушку, Лайен и Эвис переговаривались в стороне. Прячущегося в тени колонны Рэйфа я сначала даже не заметила. Вид у графа был скучающий, он словно с тру^Дом^ сдерживал желание зевнуть.
        А вот Блейтин тоже танцевал. Его спутницей оказалась стройная черноволосая девушка с кошачьими зелеными глазами. Может быть, я и не обратила бы на нее внимания, если бы не вызывающее красное платье, похожее на то, что я присмотрела себе. К слову, на незнакомке оно смотрелось куда лучше, и я возблагодарила Игрис, предложившую мне другой наряд.
        Когда музыка кончилась, Харт не поспешил провести спутницу на место, а, подхватив два бокала шампанского, повел ее на балкон. Девушка выглядела такой счастливой, что мне стало ее жалко. Несчастная ведь и не подозревает, что скоро Харту придется сменить нарядный камзол на тюремную робу, а в том, что Ис также подозревал его, я нисколько не сомневалась.
        — Верита, не знаешь, кто это с Блейтином?  — обратилась я к проверенному источнику информации.
        — Честно говоря, впервые ее вижу.  — Подруга выглядела растерянной.  — Никто из графов не заявлял о своей паре, я это точно знаю.
        — Собирала информацию для книги или любопытствовала в личных целях?  — не отказалась от удовольствия поддразнить ее.
        — Успешно совмещала,  — лукаво усмехнулась Верита.  — Причем результаты ты видела. Арлен пригласил меня на танец!
        — Да, наблюдать за вашим танцем было настоящим удовольствием,  — кивнула я, умолчав о том, что для кое-кого это стало настоящей пыткой.
        — Арлен похвалил мое платье, а еще сказал, что у меня чудесное чувство юмора,  — не терпелось поделиться впечатлениями подруге.  — Правда, когда я говорила о возможности усовершенствовать поставку продуктов и тем самым позволить большему количеству людей веселиться, вовсе не шутила.
        — Наверное, лорд Райсен подумал, что мало кто будет говорить на балу о чем-то серьезном,  — вспомнив, как Верите нравится все систематизировать, попыталась ее приободрить.
        — Надеюсь, он пригласит меня еще раз, и мы сможем поболтать подольше,  — оптимистично заявила подруга.  — Я схожу за лимонадом, после танца пересохло в горле.
        Долго скучать в одиночестве не пришлось. Видно, в бальном платье я уже не отпугивала кавалеров, и приглашения следовали одно за другим. Никто даже не пытался шутить по поводу моей работы, а вместо этого все осыпали комплиментами.
        В какой-то момент ноги стали отваливаться, и я попросила передышки, отправив очередного ухажера за шампанским, а сама облокотилась на колонну.
        Посмотрела на раскрасневшуюся Игрис, звонко смеющуюся шутке своего кавалера. Перевела взгляд на Иса. Мужчина предпочел наблюдать за весельем со стороны и почему-то сел не на трон, а на ручку кресла, отчего вид у него стал донельзя забавным.
        Поскольку других сидячих мест не было, я как раз раздумывала, не попросить ли у князя разрешения присесть на другую ручку, когда к мужчине приблизилась знакомая брюнетка.
        О чем они говорили, я не слышала, зато прекрасно увидела, как улыбнулся Ис, протягивая ей руку, и как вспыхнули его глаза, когда девушка приняла приглашение. Рядом они смотрелись удивительно. Гордый и невозмутимый князь как воплощение зимней стихии и огненная, буквально излучающая энергию красотка.
        Залюбовалась не одна я.
        Сложив руки на груди, Харт взирал на танцующую точь-в-точь как любящий отец на дитя. Это-то меня и насторожило. Помня отношение Блейтина к Верите, я знала, что романтик из графа никудышный. Если бы он присмотрел эту девушку для себя, сейчас, скорее, испытывал бы злость. А если их танец случайность, почему граф следит за ней?
        — Госпожа Ришида, сегодня вы удивляете всех своей красотой,  — поклонившись, Эвис протянул мне руку.  — Похоже, вы девушка-загадка.
        — И что же во мне такого загадочного?  — Я вымученно улыбнулась, позволив увлечь себя к другим танцующим.
        — Вы в самом деле не знаете или напрашиваетесь на комплимент?  — От такой улыбки полагалось упасть в обморок.  — Что ж, я перечислю. Вы умны, обладаете несгибаемой волей и железным упрямством. Еще у вас блестящая интуиция и умение заряжать всех вокруг своей уверенностью.
        — А еще я отлично сражаюсь на мечах и варю превосходные зелья из лягушачьих потрохов.  — Почему-то внимание Эвиса пугало меня, а лесть казалась липкой и колючей.  — Лорд Леванд, ваши слова приятно греют душу, но вы приписываете мне половину чужих заслуг.
        — Вот об этом позвольте мне судить самому.  — У графа опасно блеснули глаза.  — В конце концов, не только вы изучали нас в качестве возможных нанимателей. Мы тоже присматривались к вам.
        — Как видите, моя тревога оказалась преждевременной. Его сиятельство жив, так что работа мне не нужна.  — Получив предлог, я тут же покосилась на Иса, продолжающего вальсировать с брюнеткой.
        — Да, боги были милостивы,  — кивнул Леванд.  — Но мне хотелось бы считать вас своим другом. Вам ведь все равно придется искать соратников, а я поддерживаю политику лорда Эшворда, и наше сотрудничество окажется весьма… полезным.
        Окончание танца избавило меня от необходимости отвечать, и я ограничилась глубокомысленной улыбкой. К счастью, настаивать Эвис не стал и проводил меня к колонне.
        Я поспешно завертела головой, выглядывая Иса, но мужчина не спешил возвращаться к трону. Напротив, держа брюнетку за руку, повел ее к двери.
        Это наверняка было не моим делом. И у меня не имелось никаких прав требовать от Иса ответа. Более того, согласно всем правилам мне следовало остаться в зале и выкинуть князя из головы. Но я все равно поспешила следом.
        — Госпожа Ришида, неужели наши мысли сходятся?  — Харт вынырнул откуда-то сбоку, сияя, как начищенный самовар.  — Я как раз хотел пригласить вас, а вы сами спешите мне навстречу.
        — Вообще-то не к вам.  — Тревога внутри все усиливалась, и сейчас мне было не до любезностей.
        — Вы что, откажетесь танцевать со мной?  — Блейтин весьма правдоподобно изобразил расстройство.  — Чем же я заслужил такую немилость? Ведь лорду Леванду вы подарили танец.
        — И так устала, что теперь мечтаю о глотке лимонада,  — попыталась выкрутиться я.
        — Всего один танец, а потом я сам поухаживаю за вами.  — Улыбка графа была милой, но пальцы сомкнулись на моем запястье железной хваткой. Отказа он явно не потерпел бы.
        — Разве я могу отказаться от такого любезного предложения?  — мысленно пожелав Харту подавиться вином, я оскалилась в улыбке.
        — О чем с вами беседовал Эвис?  — Тратить время на разговоры вокруг да около мужчина не стал.
        — Восторгался моей неземной красотой.  — Откровенничать я не видела никакого смысла.
        — И только?  — подозрительно осведомился Блейтин.  — Госпожа Ришида, не поймите меня превратно, но теперь, когда ясно, что его сиятельство окончательно поправился, также ясно, что вы упрочили свое положение во дворце. Мы же с леди Веритой не слишком хорошо расстались и, учитывая вашу дружбу, я боюсь, как бы это не отразилось на наших отношениях.
        — Не беспокойтесь, я никогда не путаю личные дела с работой.  — Я сохраняла каменное выражение лица, но внутренне хохотала.
        Надо же, не иначе, Харт почувствовал, что его подозревают, и теперь пытался спастись.
        — Я рад это слышать. Вы сняли бремя с моей души.  — Музыка кончилась, и Блейтин поклонился, на прощанье поцеловав мне руку.
        Едва удержавшись от желания отпихнуть его в сторону, я оглянулась. Ни синего камзола, не пышного красного платья. Куда бы ни отправились Ис с девушкой, им давно пора вернуться!
        — Ришида!  — Возглас Игрис заставил меня глухо выругаться.
        Только ее сейчас не хватало! Сделав глубокий вдох, я обернулась и как раз успела увидеть, как на спешащую ко мне Игрис налетела служанка с подносом. Бокалы с громким звоном упали на пол, усеяв его осколками, а на платье девушки начали расплываться красные пятна.
        — Ох, простите, молю! Я не хотела!  — побелев, залепетала служанка.
        — Ничего страшного. Уберите тут все,  — вяло повелела Игрис и уже другой, каменной походкой приблизилась ко мне.  — Ришида, а заколдуй меня так, чтобы я стала невидимой?
        — Это еще зачем?  — решив не объяснять, что подобное умеют только иллюзорники, я всплеснула руками.  — Тебя кто-то обидел?
        — Наоборот. Я собиралась сказать, что Арлен попросил меня станцевать с ним полночный вальс. Танец считается самым романтичным, и мне хотелось сказать, что ты была права.  — Игрис улыбнулась, но в следующий момент сникла.  — Но теперь ничего не получится. Наверное, у меня такая судьба…
        Забыв, где находится, девушка закрыла лицо руками и глухо всхлипнула. Вот только я прекрасно видела, что сцена с бокалами не прошла незамеченной, и в нашу сторону все чаще косятся.
        — Переодень платье, у тебя же их полно.  — Я затащила Игрис за колонну.  — До полуночи еще десять минут, как раз успеешь вернуться.
        — Только десять минут. Ришида, ты забыла, сколько времени шнуровали твое платье?  — У девушки вырвался нервный смешок.  — В зал я больше не вернусь. Все будут на меня смотреть и шептаться, какая я неловкая. И такого красивого платья больше нет. А Арлен сказал, что я похожа на распустившуюся розу.
        На мой взгляд, комплимент был сомнительным. Но Игрис так светилась при упоминании графа, что бросить ее казалось форменным свинством.
        — К счастью, мне хватит пяти минут, чтобы все поправить,  — принятие решения далось нелегко, но если с Исом все нормально, и я зря поднимаю панику, то испорчу вечер не только князю, но и его сестре.  — Пошли в коридор, сведу пятна магией.
        — В самом деле? Так можно? Ришида, спасибо!  — Завизжав, девушка попыталась обнять меня.
        — Восторги потом,  — оборвала я ее и поспешила к выходу.
        Сердце гулко колотилось в груди, отсчитывая стремительно убегающие секунды. Нехорошее предчувствие становилось все сильнее, и на Игрис, не пожелавшую чистить платье в открытом коридоре и тянувшую меня от одних занавесок к другим, я смотрела едва ли не со злостью.
        — Вот тут нам не помешают. Может быть, Арлен даже не заметил этого инцидента. А пересказывать ему прямо сейчас придворные поостерегутся,  — довольно болтала успокоенная Игрис.
        — Готово.  — Пропустив треп мимо ушей, я сосредоточенно водила руками над пятнами.
        — В жизни не подумала бы, что какое-то бытовое заклинание так эффектно выглядит!  — Девушка даже в ладоши захлопала.  — Завтра специально оболью все платья вином, а ты поколдуешь над ними, хорошо? Это интереснее, чем обещанный Исом фейерверк!
        — Конечно. А теперь пойду, поищу твоего брата, как бы он не забыл про фейерверк.  — Кивнув, я бегом бросилась по коридору.
        Хуже всего было то, что я понятия не имела, где искать уединившуюся пару. Заклинание поиска пришлось бы кстати, но вещей, принадлежащих князю, у меня не было, а бежать за ними в покои — значило тратить и так стремительно утекающее сквозь пальцы время.
        Пришлось на минуту остановиться и попытаться рассуждать логически. Куда бы Ис мог повести понравившуюся ему девушку? Обычно для таких целей использовали балконы или оранжереи, на крайний случай, галереи с какими-нибудь статуями, но ведь Ис — случай нестандартный. Куда бы мог повести девушку князь, не терпящий чужого внимания и до сей поры вообще не задумывавшийся о личной жизни?
        Подвалы я по здравом размышлении отвергла. Как-никак в платье и на высоких каблуках по скользким ступенькам не слишком погуляешь, да и неромантично это.
        В библиотеке оказалось пусто, а вот заглянув в оружейную галерею, я почти сразу услышала голоса. Вернее, голос. Брюнетка что-то негромко напевала, что было вдвойне странно.
        Перестав терзаться сомнениями, что могу испортить чужое свидание, я на цыпочках подкралась поближе. Спрятавшись за стеллажом, осторожно выглянула и забыла, как дышать.
        Начерченная на полу пентаграмма и пылающие по углам бледно-зеленые огни навевали мысли о чем угодно, кроме романтической обстановки. Помнится, нечто подобное я изобразила в лесу, когда пыталась убедить барона, что могу заколдовать Вериту.
        Ис стоял, глядя в пространство перед собой, а девушка продолжала напевать, ласкающе дотрагиваясь то до его волос, то до груди. Руки брюнетки тоже светились холодным огнем, но князя он явно не обжигал. Казалось, мужчина вовсе не замечает ничего, творящегося вокруг.
        — Милая песенка. А мне споешь?  — Я покинула свое укрытие.
        — Ты!  — Брюнетка не выглядела слишком удивленной. Скорее, смотрела, как на досадную помеху.  — Что ж, избавлюсь от тебя и сразу получу двойной гонорар.
        — Я бы на твоем месте так не спешила. Или не слышала, как опасно делить шкуру неубитого дракона?  — Обездвиживающее заклинание я метнула раньше, чем закончила фразу.
        Как и предполагала, не будучи боевым магом, брюнетка не стала отражать его и попыталась уклониться. Во второй раз я прицелилась точнее и послала рой огненных мошек. Смертельного вреда это заклинание не нанесло, лишь прожгло платье да болезненно опалило открытые руки, заставив девушку глухо выругаться.
        Я надеялась, что злость заставит незнакомку как-то раскрыться и даст понять, какую магию она использует, но не тут-то было. Брюнетка прихлопнула искры и с вызовом уставилась на меня.
        — И это все, что ты можешь?
        — Это все, что не причинит тебе особого вреда. Не хочу случайно убивать тебя сейчас, казнь на площади будет куда более зрелищной. Да и руки самой марать не придется,  — презрительно процедила я.  — Боюсь, тюремная роба пойдет тебе куда меньше платья.
        Теперь уже ее проняло. Видно, брюнетка была еще той модницей, и угроза лишиться наряда вынудила ее перейти к решительным действиям. От одного огненного шара я уклонилась. Второй отбила силовым импульсом куда-то в сторону. Ждать третьего не стала, вытянула руки вперед и сама послала в незнакомку пылающий багряным огнем шар.
        Сил в заклинание я вложила щедро, поскольку уже не испытывала сомнений. Аура соперницы по-прежнему была подернута дымкой, но коль она первая затеяла игру с огнем, пусть получает по заслугам.
        Вариантов поведения у брюнетки имелось несколько. Она могла просто уклониться. Могла закрыться щитом. Могла, наплевав на находящегося в опасной близости князя, послать собственное заклинание и устроить неплохой взрыв.
        Меньше всего я ждала, что девушка испуганно съежится и выставит вперед руки, жалко пытаясь закрыться от огня. В последний момент успела заметить мерцающее сияние вокруг ее ладоней, а уже через мгновение прыгнула в сторону, спасаясь от усиленного огненного сгустка.
        Перекувыркнувшись, поднялась на ноги. Брюнетка терпеливо подождала, пока я выпутаюсь из юбки, и торжествующе улыбнулась.
        — Как же ты так ловко пряталась?  — При падении я прикусила губу, и теперь во рту образовался металлический привкус.
        Отвечать девушка не стала, лишь издевательски рассмеялась. Вопрос и в самом деле был глупым. Уж если иллюзорный маг сумел как-то обмануть проверяющих, то раскрывать свои секреты первой встречной ведьме он точно не будет. А еще это значило, что у меня крупные проблемы.
        Иллюзорники не просто так подвергались строгому контролю. Любое мое заклинание девушка отразит. Если почувствует, что дела плохи, скроется в тени. Да и как потом ловить того, кто способен наложить на себя любой морок? Конечно, подобные заклинания плетутся довольно долго, но в жизни не поверю, чтобы брюнетка пришла во дворец неподготовленной.
        — От придворного мага я ожидала чего-то более стоящего,  — между тем лениво протянула магичка.  — Дорогой, разберись с ней.
        Гадать, где девушка умудрилась спрятать сообщника, не пришлось. Ис среагировал мгновенно, сорвал со стены меч и ринулся на меня.
        «Так вот как выглядит любовное заклинание в действии!» — мелькнула мысль.
        Больше ни о чем подумать я уже не успела, поскольку была вынуждена играть в догонялки с князем. Стремясь выиграть хоть немного времени, выбросила вперед руки, призывая водную стихию. Брюнетка ожидаемо парировала мое заклинание, но только залила все вокруг водой.
        Будь Ис собой, он даже не обратил бы внимания на подобную мелочь. Но магия не только опутала сознание мужчины, но и замедлила реакцию. Поскользнувшись, князь растянулся на полу.
        Скинув туфли, я схватила первый попавшийся меч. Со сложной гравировкой, украшенный драгоценными камнями, он служил только для украшения стен, но выбирать не приходилось.
        Первый раз я взмахнула мечом, привыкая к балансировке, а во второй пришлось отражать нападение Иса.
        Раньше я не видела, как дерется князь, но слышала, что он отличный мечник. Как оказалось, слухи изрядно преуменьшали его таланты. Если даже под действием заклинания Ис уверенно зажимал меня в угол, то в обычном поединке размазал бы по стенке за несколько секунд.
        Выполнив обманный финт, пнула князя в колено и кинулась в сторону, стремясь вернуть себе утраченные позиции, И безмолвно ахнула, увидев, с какой скоростью Ис прочертил в воздухе восьмерку и вновь замахнулся. Обычный человек просто не смог бы так двигаться!
        — Ис, пожалуйста!  — парируя удар, взмолилась я.
        — Он тебя не услышит. Теперь князь исполняет только мои капризы.  — Брюнетка наблюдала за нашим боем с настоящим наслаждением.
        Удары сыпались один за другим. О том, чтобы перейти от защиты к активным действиям, речи не шло. Во-первых, я боялась серьезно ранить князя. Во-вторых, банально не могла пробиться сквозь его атаки.
        Очередной удар оказался обманным и вынудил срочно упасть и откатиться в сторону, спасая голову. Ноги запутались в юбке, это стоило мне нескольких драгоценных секунд, а если бы мужчину по инерции не кинуло вперед, то и жизни.
        Шипя проклятия, я резко вскочила и покрепче сжала меч. Сердце выскакивало из груди, а из-за тугого корсета каждый вздох давался с трудом. Вот когда я пожалела, что не оделась в рабочую одежду! Пусть не так красиво, зато не надо отвлекаться на мешающие пышные юбки!
        «Называется, позволила себе один день побыть обычной девушкой!»
        Кое-как поднырнув под руку Иса, я отбежала назад, на ходу используя сразу два заклинания. Первое, чтобы заставить воду обратиться в лед. А второе, чтобы отправить в князя силовой импульс, вынудив поскользнуться, шлепнуться и прокатиться до самой стены.
        — Думаешь, не заметят, что с Исом творится что-то неладное? За стеной полный зал гостей. Стража тебя не выпустит.  — Я опалила девушку гневным взглядом.
        — Ну, это еще не конечный продукт.  — Полюбовавшись ноготками, брюнетка насмешливо фыркнула.  — Но много времени мне и не надо. Пусть князь сначала подпишет несколько приказов, а потом… В шкафу ведь полно бутылок, и их не проверяли на наличие яда.
        — Я тебе не позволю!  — Молнии получились настолько сильными, что обожгли мне кончики пальцев.
        Брюнетка сумела отразить их. Хотя и пошатнулась, а из носа потекла кровь. Более того, на несколько мгновений ее облик будто поплыл, демонстрируя веснушки и короткие волосы.
        — Да кто тебя спрашивает?  — Лицо ведьмы исказила злость.  — Ис, убей ее.
        Получив четкий приказ, князь крепче стиснул рукоять меча. Я испуганно попятилась. Мозг лихорадочно перебирал варианты, но способа спастись никак не находил.
        Я уже не думала о том, как схватить брюнетку. Тут бы свою шкуру спасти, а иллюзорника пусть потом мои коллеги ищут!
        — Не хочешь помолиться напоследок?  — насмешливо предложила красотка.
        Я машинально подняла глаза вверх. Взгляд тут же зацепился за люстру. Массивную, в несколько ярусов, украшенную хрустальными капельками. Наверняка весьма дорогую, а еще очень тяжелую.
        — Толку-то? Демоны все равно не услышат.  — Я криво усмехнулась.
        На этот раз Ис сражался еще яростнее. Звать его я больше не пыталась, слишком хорошо видела, что взгляд мужчины пустой, лишенный всяких проблесков рассудка.
        Победить его также было невозможно. Все силы уходили на то, чтобы парировать удары. Пот градом заливал лоб, а сердце гулко стучало где-то в висках. От души «натанцевавшись», я все с большим трудом поднимала меч, в то время как князь совершенно не выказывал признаков усталости.
        Оступившись, едва не упала. В последний момент успела дернуться, и меч Иса рассек мне руку вместо шеи. Порез оказался неожиданно глубоким. Боль так яростно пронзила локоть, что пришлось перекинуть клинок из правой руки в левую. Учитывая, что левшой я не была, это только отсрочивало мою смерть на несколько мгновений.
        Брюнетку же происходящее позабавило. Издав довольный возглас, она шагнула вперед, стремясь в подробностях рассмотреть мою смерть. Любопытство-то ее и сгубило.
        Поднырнув под руку Иса, я бросилась ему на грудь. Посланный импульс сбил мужчину с ног, а следующим я заставила люстру сорваться с потолка и обрушиться на магичку. Девушка не успела даже вскрикнуть и сломанной куклой рухнула на пол.
        Я облегченно выдохнула, посчитав, что заклинание ведьмы перестанет действовать, но не тут-то было!
        Отбросив бесполезный меч, Ис потянулся к моему горлу. На этот раз мою магию никто не блокировал, и в воздушный кулак я вложила достаточно сил. Вот только князь крепко вцепился в меня, и в результате мы вдвоем впечатались в стеллаж. Сверху посыпалось разнообразное оружие. Я вскинула руки, используя защитную сферу, а князь, начисто лишенный страха, бросился на меня.
        Не знаю, что бы я сделала в следующий момент, но тут вмешался случай в виде льда. Ис поскользнулся и, вместо того, чтобы нанести удар, поцеловал меня. Вернее, наши губы соприкоснулись всего на мгновение, но последовавшая за этим яркая вспышка ослепила обоих.
        — Что… что это было?  — Князь пришел в себя первым.
        Несколько раз моргнул, ошалело оглянулся.
        — Тебя пытались убить. Опять. Наверное, никогда в жизни я не хотела так сильно упасть в обморок, как сейчас. Увы, организм оказался крепче, и уйти от проблем не удалось. Вернее, сейчас ты должен был убить меня, а потом выпить яд.
        — С тобой все в порядке?  — Заметив, что мое платье залито кровью, князь побледнел.
        — Помоги руку перевязать, пожалуйста.  — Меня била дрожь, и я лишь кивнула на нижние юбки.
        Пожертвовать пришлось не одной оборкой. Князь не хотел звать стражу, не разобравшись, что случилось, а брюнетку требовалось связать.
        Я взглянула на собственные голые колени и почувствовала, как слезы навернулись на глаза. И вроде бы глупо убиваться из-за платья, когда чудом удалось спастись, но обида буквально выла внутри. Вот и попыталась побыть обычной девушкой!
        — Какое заклинание на меня наложили?  — Даже в такой ситуации Ис не растерял способности мгновенно соображать и делать выводы.
        — Любовное. Кому-то показалось, что тебе слишком грустно одному на троне.  — Вспомнив, как всего час назад хотела посидеть на этом самом троне, я нервно рассмеялась. По щеке скатилась слезинка.
        — Не плачь, пожалуйста.  — Ис сел рядом и обнял меня за плечи. Сразу стало тепло, спокойно, но плакать захотелось в два раза сильнее.  — Не могу видеть твоих слез.
        — Боишься, что включу их в премию? Так сказать, за моральный ущерб, понесенный на службе?  — Чувство собственной беспомощности сводило с ума, и, пытаясь хоть как-то взять себя в руки, я нарочно говорила гадости.
        — Даже все золото мира не стоит твоих слез.  — Князь осторожно дотронулся до моего лица.  — Я же на самом деле мог тебя убить!
        — Ну, нанял бы нового мага. В конце концов, ведьм много, мы часто умираем. Такой вот естественный отбор.  — Я криво усмехнулась.
        — Мага, может быть, и нанял бы,  — Ис кивнул, соглашаясь.  — Но где найти второго любящего человека?
        — Что?  — Вывернувшись из объятий князя, я села напротив него.  — Что ты сказал?
        — Я говорю о способе, которым ты сняла заклинание. Если бы ты не испытывала ко мне теплых чувств, кто-то из нас должен бы был погибнуть.  — На лице Иса не появилось и тени улыбки. Наверное, еще никогда он не выглядел таким серьезным. Под его взглядом мои щеки начали стремительно пылать.  — Поскольку этого не случилось, вывод напрашивается сам собой. Ты меня любишь.
        — Я очень ценю тебя как выгодного нанимателя.  — Слова застревали в горле, приходилось с усилием выталкивать их.  — Но не люблю и никогда не задумывалась ни над чем подобным. А заклинание сняла благодаря везению. Видно, эта магичка не доучилась в академии, а профильных экзаменов не сдавала точно. Наложить заклинание она смогла, а вот с привязкой напортачила. Стоило вырубить ее, и магия перестала действовать.
        — Звучит достаточно убедительно, хотя раньше ты врала лучше,  — усмехнулся Ис.
        — Слушай, кто из нас двоих маг?  — Теперь уже я разозлилась. Не желая, чтобы князь заметил, как дрожат мои руки, сжала кулаки.  — Я же не лезу в вопросы управления княжеством, так и ты не советуй там, где ничего не понимаешь.
        В действительности я лукавила. Понятия не имею, откуда Ис так много знал о любовном заклинании, но его сведения были точными.
        Любовь — слишком тонкая материя, чтобы можно было так легко внушать ее всем подряд. Можно затуманить сознание, можно наложить чужие образы. Вот только такая магия не продержится долго.
        Еще сложнее с выбором жертвы. Наполнить пустую корзинку всегда проще, чем добавить что-то в уже заполненную. Точно так же с людьми. Тот, чье сердце свободно, кто живет сам по себе, ни к кому не привязываясь и ни о чем не заботясь, станет легкой добычей. А вот с тем, чьи мысли уже заняты, придется повозиться. Чем сильнее маг, тем дольше продержатся чары. Но жертва также станет сопротивляться. И неизвестно, чем закончится этот поединок характеров.
        — Если не хочешь говорить, я оставлю эту тему. У нас сейчас есть задачи поважнее.  — Ис всем своим видом демонстрировал, что от своего мнения не отступится.
        Я только открыла рот, собираясь в очередной раз возразить, но тут в зал вбежала стража, и на нас обрушился град вопросов.
        — И где, спрашивается, были наши доблестные защитники раньше?  — пока стражники пытались разобраться, что случилось, сердито проворчала я.
        Прошедшие события дали о себе знать. Встав, я пошатнулась и едва не плюхнулась обратно на пол.
        — Проводите госпожу Ришиду отдыхать,  — заметив это, скомандовал Ис.
        — Эй! Мы еще не закончили. Эта девушка пришла сюда не сама.  — Я сердито уставилась на князя.
        — Но привел ее не маг, так что мы справимся.  — Судя по ответному взгляду Иса, он прекрасно понял, кого я имела в виду.
        Наверное, я могла бы настоять на своем, хоть совершенно не хотела. В самом деле, если Ис считает, что необходимости в моем присутствии нет, пусть стража отрабатывает свои деньги, а я отдохну.
        Дойти до своих покоев мне помогли только сила воли и нежелание спотыкаться на глазах у охраны. Стражники рвались на всякий случай осмотреть мою комнату и поставить караул, но тут уже я взбунтовалась и выставила всех вон. Исключение сделала лишь для Вэйли, которая, в свою очередь, примчалась на шум. Но отвечать на вопросы оказалась не в состоянии и, подождав, пока подруга осмотрит мою руку и наложит повязку, попросила ее удалиться.
        Оставшись в одиночестве, устало растянулась на кровати и обхватила руками гудящую голову. Хорошо бы сейчас заснуть, и пусть все мысли подождут до завтра. Но сон никак не шел, а случившиеся события требовали немедленного анализа. Вернее, всего одно событие.
        Пусть сегодня мне удалось избежать разговора с Исом, но это не отменяет произошедшего. Теперь князь знает, что я люблю его, а я знаю, что он любит меня. Вот только что делать с этим знанием, совершенно непонятно.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к