Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Камерон Стелла: " Милые Развлечения " - читать онлайн

Сохранить .
Милые развлечения Стелла Камерон

        # Перис Делайт, человек необычайного художественного дарования, не ждет принца в сияющих доспехах. Крупный предприниматель Тобиас Квинн - самый привлекательный из разведенных мужей. Ему нужна Перис, что бы спасти свое состояние, а возможно и жизнь. Их взаимоотношения - это вихрь опасных секретов, старой вражды, искр пламени страсти…

        Стелла Камерон
        Милые развлечения

        Джерри, моему лучшему другу

        Человеку следует хотя бы раз в день послушать песню, прочесть хорошее стихотворение, посмотреть на достойную картину и, по возможности, высказать здравую мысль.

    Иоганн Вольфганг Гете
        Дорогой читатель!
        Я хотела быть актрисой. Еще я хотела быть оперной певицей, пианисткой, балериной, художницей и хирургом.
        Малодушная застенчивость удержала меня от появления на сцене. Это у моей сестры был чудесный голос. Вскоре после того, как я начала брать уроки игры на пианино, меня оперировали по поводу аппендицита, а когда я поправилась, об этих уроках уже позабыли. Семья решила, что у меня слишком высокий рост, чтобы стать танцовщицей. И моя сестра, а не я, действительно умела рисовать. Я все еще думаю, что могла бы стать хорошим хирургом, но…
        Я никогда и никому не говорила о том, что хочу быть писательницей, - я просто писала. Это было моим собственным делом, для которого не требовалось разрешения или одобрения окружающих. Все то, что кипело во мне и успешно скрывалось большую часть времени, выплескивалось на бумагу и не всегда подобающим образом. Я была больше наблюдателем, чем игроком - в любой игре - и именно наблюдатель во мне делал писательство такой естественной и увлекательной движущей силой моей жизни.
        Я - жена, мать, дочь, подруга… и писательница. В таком порядке. Джозеф Кэмпбелл говорил о том, как важно следовать за своим счастьем. Он был прав. Но для меня не менее важна возможность составлять маленькие кусочки собственного счастья в нужной последовательности.
        Надеюсь, что вам понравится эта книга.

        ПРОЛОГ

        Его туфли на резиновой подошве ступали по пожарной лестнице совершенно бесшумно. Когда придет время, ему не составит труда подняться этим путем еще раз… Сегодня должно быть последнее путешествие к освещенным окнам на верхнем этаже здания в районе площади Пионер в Сиэтле… пока ему не скажут довести дело до конца.
        Полночь. Душная июльская полночь, когда голоса и музыка доносятся волнами из раскаленных комнат в самой старой части города.
        Внизу, под ним, еще было движение - в основном, праздношатающиеся или желающие выпить. Остальные старались держаться подальше от домов и темных, влажных проходов между ними и шли группами и не бесцельно.
        Он слышал резкие, натужные звуки диксиленда в Сентрал Таверне и завывания полицейской сирены из портовой части города, под виадуком. С залива Элиотт донеслись низкие гудки парома.
        Еще один пролет железной лестницы привел его на площадку напротив окон верхнего этажа.
        Она всем доверяла. Он слышал, как однажды она со своим отвратительно серьезным видом говорила старухе с первого этажа, помешанной на запирании дверей: «Друзья никогда не будут вторгаться в ваш мир без вашего согласия, Мэри, а врага замки не остановят».
        Замки могли и не остановить ее врагов, но открытые двери и окна значительно облегчали их работу.
        На площадке, выходившей на пожарную лестницу, росли цветы в горшках. Он осторожно обошел их и прижался к стене напротив окна. Медленно приблизился к краю, чтобы заглянуть в дальнюю комнату… в спальню.
        Там никого не было, но он услышал звук льющейся воды и понял, что она принимает душ в маленькой ванной. Пар, должно быть, оседает на единственном зеркале и покрывает блестящие белые эмалированные стены капельками влаги.
        Он знал досконально каждый дюйм ее двухэтажной квартиры. Он дотрагивался до всех ее вещей. Он знал, что она хранит в каждом ящике в спальне. Он знал размеры всего, что она хранит в каждом ящике в спальне. Он знал каждую бутылочку и флакон в ее аптечке и на полке в ванной. Он знал, что в тех редких случаях, когда она пользовалась духами, это были «Анаис-Анаис».
        Цветы в горшках издавали ночью экзотический запах. Какой-то сорт лилии.

«Анаис-Анаис» на ней тоже пахли экзотически. Аромат цветов вызвал у него воспоминания о ее белой коже и о том, как она наносит духи на шелк, атлас и кружево, скрытые под простой одеждой.
        Шум воды стих.
        Теперь он мог уходить - должен был уходить. Он еще раз убедился в том, что когда дойдет до дела, никаких проблем не возникнет.
        Она пела. Она всегда пела, принимая душ, и когда думала, что одна в квартире. Почти всегда она думала, что одна в квартире. Ее голос не соответствовал внешности - холодной, спокойной и отстраненной. А когда она пела, голос рисовал картины темных, теплых, влажных мест, где сплетается все живое, а запахи одурманивающе чувственны.
        Ему надо уходить.
        Она вышла из ванной.
        Белое полотенце на черных волосах. Без очков ее глубокие голубые глаза не увидят движущиеся тени за зеркально-темными окнами.
        Белый халат, перетянутый на узкой талии, прикрывал только верх гладких бедер. Унылая, бесцветная одежда, которую она носила днем, была только ловкой маскировкой, скрывающей шелк, атлас, кружево… и нежную кожу.
        Он должен уходить.

«Друзья не станут вторгаться в ваш мир», - говорила она. Он не был другом.
        Она сняла полотенце с головы и встряхнула волосы.
        Распустила пояс халата и отвернулась.
        Он нахмурился и стал покусывать ноготь большого пальца.
        Когда она скинула халат, мокрые черные волосы разметались по плечам. У нее была длинная и прямая спина, округлые бедра, о которых невозможно было догадаться, когда она была одета.
        Мурашки пробежали у него по ногам. Он прижал руку ко рту, чтобы заглушить возглас.
        Ее кошка. Она дотрагивалась до кошки и гладила ее тем движением, о котором говорила, что оно ей не нравится.
        Хитрая.
        Кошка зашипела, шерсть на ней встала дыбом. Выгнув спину, показав маленькие острые зубы, она шипела и шипела, затем резко, высоко взвыла.
        Она услышала звук.
        Пение прекратилось и она пошла к окну.
        Твердые, округлые груди, увенчанные бледно-розовы соскам.
        Черные волосы там, где сходятся бедра.
        Подходит к окну.
        Его резиновые подошвы не издавали ни звука на пожарной лестнице.

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        У нее было лицо чертовой монашенки.
        Насколько Тобиас Квинн мог припомнить, женщина, стоявшая перед ним, всегда казалась отстраненной, молчаливой, внимательной и благочестивой настолько, что у слона сморщились бы яйца.
        Она беспокоила его.
        Тобиас никому не позволял беспокоить себя - долго.
        Перис Делайт не была крупной женщиной или маленькой женщиной. Она была худой, по крайней мере, он всегда думал о ней, как о худой - худой ребенок, худой подросток, и она так и осталась худой, когда, не послушав его совета, отправилась одна в Европу.
        Ей нравилась бесформенная, лишенная четких линий одежда темных тонов. В этом, впрочем, также не было ничего нового.
        Он прочистил горло.
        Она поправила очки указательным пальцем.
        Очевидно, это была ее мастерская и одновременно жилая комната на нижнем уровне двухэтажной квартиры на самом верху дома. Она делала ювелирные украшения или что-то в этом роде. Высокий верстак был сделан из грубого серого дерева - и при этом не лишен изящества. Деревянная мебель, очевидно уникальная и изысканной формы, стояла на выбеленном временем деревянном полу без всяких ковров. Единственными яркими пятнами были голубая ваза из дутого стекла, полная пурпурных и желтых ирисов, и черно-бело-рыжая тощая кошка, клубком свернувшаяся на подоконнике.
        Музыка из скрытых динамиков наполняла просторные комнаты нежными, чистыми звуками флейты и бас-гитары. Когда музыка стихла, становился слышен шум вентиляторов с деревянными лопастями, а черноволосая женщина все еще стояла неподвижно. Молчаливая, погруженная в себя, враждебная.
        Тобиас опять прочистил горло.
        - Жарко, - сказал он, проводя рукой по воротнику хлопчатобумажной рубашки. - В Сиэтле не должно быть такой жары. Не в восемь вечера. И не в конце июля.
        Перис в ответ опустила густые черные ресницы.
        Бледный, тихий ребенок, на все смотревший как бы со стороны, - такой он помнил ее. Сегодня вечером она снова наблюдала - только теперь из самой глубины. О Боже, из глубины того, что происходило с ним сейчас. Именно так. Только она еще не знала об этом… пока.
        Тобиас попробовал еще раз.
        - Вот и я, - сказал он.
        Перис держала щипцами кусочек полированной кости. Ловким движением она поместила его на предназначенное ему место в частично готовом серебряном украшении и отложила щипцы.
        Он ей не нравился. Никогда не нравился. Похоже, он собирался уговорить ее изменить свое отношение.
        - Почему ты пришел сюда? - спросила она, наклоняясь над верстаком, рассматривая какие-то мелкие предметы.
        Он попробовал пошутить:
        - Потому, что знал, что ты скучаешь по мне, - и натянуто улыбнулся.
        Перис медленно посмотрела на него. За круглыми стеклами очков в ее темно-голубых глазах невозможно было что-либо прочитать.
        - Ты шутишь, - сказала она.
        То, зачем он пришел, вовсе не было шуткой.
        - Почему же? - спросил он. - Мы так давно знаем друг друга.
        Ее прямые черные волосы были туго стянуты на затылке резинкой. Ни одна прядка не выбивалась наружу, но Перис пригладила волосы, проверяя, все ли в порядке.
        - Да, давно, ты знаешь, - настаивал Тобиас. Его улыбка начала таять. - Я даже помню, когда ты родилась.
        - Сомневаюсь, - коротко сказала она. Тебе тогда было семь. Семилетние мальчики не интересуются младенцами.
        - Откуда ты знаешь? Ты никогда не была семилетним мальчиком.
        Ему показалось, что уголки губ у нее дрогнули.
        - Давай, - сказал он. - Улыбнись. Тебе идет. Ты всегда была слишком серьезной.
        - Ты совершенно ничего обо мне не знаешь, - сказала она. Ее голос всегда звучал неожиданно грубовато. - Ты никогда ничего не знал обо мне и не хотел знать. Я не представляла для тебя интереса.
        Похоже, все шло не так, как надо.
        - Сколько ты здесь уже живешь?
        Она медленно вздохнула, ее грудь слегка поднялась, скрытая под свободным, тонким платьем рыжего цвета.
        - На площади Пионер? - Вопрос был риторическим. - Шесть лет. С тех пор, как вернулась из Европы.
        - Так долго? - Это прозвучало так, как будто время, что они не виделись, пролетело незаметно. Недалеко от истины, но совсем не то впечатление, которое могло бы ему помочь сегодня вечером.
        - Да, именно так. Тебе было… - он щелкнул пальцами, - двадцать три. Я прав?
        - Двадцать девять минус шесть будет двадцать три, - сказала она. - Почему ты здесь?
        Хм. Он мог ответить - и ждать взрыва. Если Перис Делайт была способна взорваться. Он спросил:
        - Как твой маленький бизнес?
        Она слегка заколебалась, прежде чем ответить.
        - Мой маленький бизнес в порядке, спасибо.
        - Все делаешь браслеты и тому подобное?
        - Я редко делаю браслеты, как ты говоришь. Я изготавливаю ювелирные изделия по частным заказам.
        - Найджел говорил мне что-то об этом, - сказал он о своем младшем брате. - Вещицы на продажу и так далее.
        Она подняла очки и протерла уголки глаз.
        - Никакой продажи. Небольшие партии для местных галерей. Мы закончили с перекрестным допросом?
        - Дверь внизу - входная - она не заперта.
        Она еще раз медленно вздохнула.
        - Нет.
        - Сколько людей живет в этом доме?
        Она сняла очки и стала протирать стекла подолом своего рыжего платья с серьезным, нахмуренным видом.
        - Сколько…
        - Семь. Иногда восемь. Иногда больше.
        Он указал на дверь, через которую попал в квартиру.
        - Она тоже не заперта.
        - Да.
        - Кто угодно может прийти с улицы, подняться по лестнице и зайти сюда.
        - Я заметила это.
        Он не улыбнулся.
        - Намекаешь на меня? Я все-таки не совсем чужой, Перис. Мы вместе выросли.
        Она заткнула проволочные дужки очков за уши резким движением руки.
        - Мы росли по соседству. Мы никогда не росли вместе - если только ты не проходил мимо. Не думаю, что ты замечал меня даже и в этом случае, - она вздернула подбородок, открыв нежную, белую шею. - Почему ты здесь?
        - Я пришел увидеть тебя, - черт, с ней было совсем не просто. - Вспомнить старые добрые времена.
        - Чушь собачья.
        - Чушь? - переспросил он.
        - Абсолютная.
        Флейта зазвучала тише и умолкла. Перис не мигая смотрела ему в глаза. Ее кожу можно было использовать в рекламе косметических средств, потому что она не нуждалась в косметике - да Перис и не пользовалась ею. Перис Делайт[Paris - Парис - в классической мифологии сын троянского царя Приама. Он присудил яблоко раздора с надписью «Прекраснейшей» Афродите, за что та помогла ему похитить Елену. Это послужило поводом к Троянской войне. Делайт - (англ. delight) - восторг, наслаждение.] при всем своем необычном, сочном, слегка пьянящем имени олицетворяла собой простоту в искусстве.
        - Ты хорошо знаешь всех жильцов дома?
        Она сжала губы, и он заметил, что нижняя губа была полноватой, и она имела привычку слегка покусывать ее.
        - Я знаю всех достаточно хорошо, - наконец сказала она.
        - Женщине не следует жить здесь одной. Я удивлен, что твой дед не запретил тебе этого. - Пожалуй, лучше зайти с этой стороны.
        - Я не ребенок, Тобиас. И я живу не одна.
        На какое-то мгновение он оторопел.
        - Не одна? - Он пристально разглядывал ее. - С кем же ты живешь?
        - Следующий вопрос? - спокойно спросила она. Если она живет с мужчиной, он проиграл.
        - Ты должна запирать входную дверь и дверь на улицу.
        - Переговорное устройство не работает.
        Он на секунду задумался.
        - Тогда почини его. А еще лучше, выбирайся из этой обваливающейся груды камней.
        - Мне нравится эта груда камней. Я люблю ее. - Краска слегка выступила на ее щеках. - Я на самом деле люблю этот дом. Если бы мне предложили выбирать из всех домов мира, я все равно выбрала бы именно его. Я не собираюсь и никогда не собиралась уезжать с площади Пионер, и я устала от людей, советующих мне…
        - Ладно, ладно, - он поднял обе руки. - Я все понял.
        - Это великолепный образец недвижимости, - продолжала она, как будто не слыша его. - Ты хотя бы представляешь, сколько он стоит?
        - Да, конечно, - как ведущий застройщик в Сиэтле, он должен был знать это лучше, чем кто-либо другой.
        - Тысячи людей не раздумывая заплатили бы хорошие деньги, чтобы приобрести два этажа и сад на крыше дома прямо посередине площади Пионер. И я никогда отсюда не уеду.
        - Хорошо.
        - Тебя никто не приглашал сюда, Тобиас.
        Странно, она ведь называла его по имени сотни раз, при том он никак не мог вспомнить, как это имя раньше звучало в ее исполнении.
        - Меня, может, и не приглашали, но ты еще обрадуешься, что я пришел.
        - Сомневаюсь в этом.
        - Поверь мне.
        Она недоверчиво взглянула на него, затем, взяв с полки под верстаком кусок тонкого фетра, накрыла им свою работу.
        - Я стараюсь не быть грубой, - сказала она, вытирая руки о тряпку и проходя на середину комнаты со стенами из красного кирпича. - Ты был беспокойным малышом и довольно противным мальчишкой. Потом ты стал заносчивым подростком, потом - надменным молодым человеком. Я могла бы продолжить, но не буду. Мы оба знаем, что у тебя от меня не много секретов.
        Тобиас беззвучно свистнул и посмотрел на темные деревянные балки, поддерживающие сводчатый потолок, отделанный кедровыми досками.
        - Я не доверяю тебе, - сказала Перис. - И ты мне не нравишься. Не стоило приходить сюда, и ты знаешь об этом. Пожалуйста, уходи.
        Тобиас засунул руки в карманы и покачался на носках. Он уже обдумывал все возможные способы выхода из тупика, в котором оказался, и все они не срабатывали - кроме одного. Он должен был получить поддержку Перис Делайт, и получить прямо сейчас. Без этого его ожидала перспектива потерять огромную сумму денег, и это было еще не самое худшее. Его репутацию после всего можно было бы просто спустить в туалет.
        - Пожалуйста, иди…
        - Мне нужна твоя помощь, - прямо сказал он. - Вот почему я пришел. Попросить тебя помочь мне.
        Она стояла теперь рядом с ним. Ее макушка была на уровне его губ. Метр семьдесят, или даже метр семьдесят пять. Но у нее была тонкая кость, и, в сочетании с полупрозрачной бледной кожей и немигающими глубокими голубыми глазами, бесформенное легкое платье, вроде драпировки, делало ее похожей на какого-то духа или призрак.
        - Ты поможешь мне? - спросил он и дотронулся до ее руки.
        Она отшатнулась.
        - Слишком поздно.
        Ответ поразил его. Каким образом она могла узнать, если только… Черт, старик уже повидался с ней.
        - Послушай, я знаю, что тебе могли рассказать обо мне, но это неправда. Совершенная неправда.
        - Ха! - сказала она. Никакое другое слово не передало бы столько презрения. - У тебя отличная выдержка.
        - Я не люблю упрашивать, - честно сказал он. - Но я прошу, если ты этого хочешь.
        - Я хочу, чтобы ты ушел. Мужчины вроде тебя заставляют меня нервничать.
        Он заставляет ее нервничать?
        - Но я честный человек.
        - Ха!
        Черт побери!
        Перис подошла к креслу-качалке из переплетенных ивовых прутьев и уселась в него. Отталкиваясь босыми ногами, она принялась раскачиваться, не сводя с него темного пристального взгляда.
        - Ноги себе занозишь, - рассеянно заметил он. Так просто ей не отделаться от него. - Надо носить туфли.
        Кресло закачалось еще сильнее.
        Тобиас вытащил табуретку из-под низкого квадратного стола и сел напротив Перис.
        - Дай мне шанс. Это все, о чем я прошу. Позволь мне объяснить положение вещей с моей точки зрения, а затем реши, дать ли мне шанс доказать, что я не какое-то чудовище.
        - Тебе нужно лечиться. Таким людям, как ты, можно помочь, если они сами действительно захотят этого.
        - Что? - Что бы ни произошло, он не должен терять голову или выходить из себя. - Чем именно мне может помочь лечение?
        Старику Делайту придется заткнуть глотку.
        - Есть разница между… между страстной увлеченностью и безумным желанием… обладать.
        Странно было слышать такие слова, произносимые женщиной, чья температура была близка к точке замерзания.
        - Я страстный человек, - сказал он. - Когда я решаю добиться чего-либо, это становится моей страстью. Я бы не назвал это безумием.
        Перис перестала раскачиваться и зацепилась одной ногой за лодыжку другой.
        - Когда мужчина продолжает… продолжает навязывать себя там, где ему ясно дали понять, что он не желателен, это ненормально. Подавить слабого, чтобы удовлетворить огромный… огромный аппетит, это… это неправильно, в конце концов, и ничего другого я здесь не вижу.
        - Ты все не так поняла.
        - Я поняла все именно так. Я узнала это от человека, которому лучше знать.
        Попс Делайт. Черт! Этот старый ублюдок отравил ее ум. Это также значило, что он мог быть виноват в слухах, которые начали распространяться - пока еще осторожно - в деловых кругах Сиэтла.
        - Перис, только послушай меня. Я…
        - Нет. Нет, я не могу слушать тебя. Я ставлю верность семье прежде всего в моей жизни. И не намерена изменять этому принципу.
        Очевидно, Перис не чувствовала опасности, даже когда она подходила совсем близко.
        - А ты продолжаешь грубить.
        Она слегка покачала головой.
        - Ты все такой же самонадеянный. Думаешь, если ты имеешь какой-то вес в этом городе, то можешь помыкать людьми вроде меня - или моей семьи.
        - Твоя семья и моя начинали вместе. Наши деды были партнерами.
        - Но они не остались партнерами, правда? - Ее ноздри раздулись. - К тому времени, когда твой дед умер, они не разговаривали несколько лет.
        - Потому что твой дед был, да и остался ревнивым, упрямым… - Он сжал зубы, но понял, что поздно.
        - Продолжай, - сказала она. - Закончи свою мысль.
        - Это смешно, - Тобиас встал и, обойдя ее, подошел к окну с поднятой рамой. - Я пришел сюда не для того, чтобы спорить с тобой по поводу этой вражды.
        Перис не ответила.
        Тобиас заметил, что стекла чисто вымыты и снаружи на пожарной лестнице в больших глиняных горшках растут садовые цветы в самых невероятных сочетаниях. Бархатцы и белые левкои, фуксии и разноцветные гвоздики. Виноградные лозы, увенчанные огромными, раскрывшимися белыми цветами, свешивались с верхней площадки. Он почувствовал тонкий, похожий на лилию, запах.
        Он должен заставить Перис увидеть его сторону дела.
        - Послушай…
        - Потрясающе, - оборвала она. - Я могу честно сказать, что если бы меня спросили о самом невероятном, что может сегодня произойти, то даже мысль о твоем визите не пришла бы мне в голову.
        - Спасибо.
        - Разве не так? Мы не виделись несколько лет. И ты признался, что здесь только потому, что тебе что-то от меня нужно.
        - Да, - сказал он, глядя на кошку, которая медленно поднялась, выгнув спину.
        - И мы знаем, чего ты хочешь, и почему я не буду это делать.
        - Да, - сказал он сквозь зубы. - Мы знаем, почему ты думаешь, что не будешь делать это. Я собираюсь изменить твое мнение.
        - Нет. Абсолютно нет. У тебя проблема. Ты сам признался в этом. В чем ты не признался, так это в том, насколько она серьезна. Ты больной человек.
        Он резко обернулся.
        - Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
        - Я уже сказала тебе.
        Со спины он видел ее густые, стянутые в тугой хвост волосы. В слабеющем свете они отливали иссиня-черным. Тобиас подумал, прежде чем заговорить.
        - Почему бы тебе не сказать мне еще раз о моем заболевании? Я как-то не совсем понял твой диагноз.
        - Я устала. Поговори с кем-нибудь, кто понимает твои проблемы с самоконтролем. У меня нет нужной квалификации, чтобы помочь тебе.
        - Попс говорил с тобой, да?
        Она замерла, затем повернулась к нему.
        - Попс?
        - Да, Попс. Твой святой дедушка. Мы о нем говорили…
        - Я знаю, кто такой мой дедушка. Какое он имеет отношение к нашему разговору?
        - Когда ты была девочкой, даже совсем маленькой, с тобой было слишком… серьезно, - по крайней мере, он сдержался, чтобы не сказать «трудно».
        При этом освещении ее глаза казались темно-синими.
        - Продолжай, Тобиас, - сказала она.
        Некоторые могли бы назвать Перис Делайт красивой. Тобиас нахмурился при этой мысли. Ее лицо было изящным, с каким-то неземным оттенком.
        Она ждала продолжения, и это смутило его. Он решил было погладить кошку, но передумал.
        - Попс не прав, - сказал он громче, чем нужно. - Старый болтун… он может быть очень убедительным, но он не прав.
        Перис пристально смотрела на него.
        - Единственная причина, почему он делает мою жизнь сущим адом, так это потому, что не может расстаться с прошлым.
        - Не говори мне гадостей о Попсе, - в ее голосе зазвучал металл.
        Готовясь к этой встрече, он неоднократно представлял и даже репетировал ее, но все выходило совсем не так.
        - Он стоит на моем пути - на пути прогресса, - быстро исправился он. - Из-за того, что он не желает забыть спор с человеком, который умер десять лет назад, царствие ему небесное, - он не слушает доводы разума.
        Она медленно покачала головой и моргнула.
        - Я не понимаю, о чем ты.
        - Нет, ты понимаешь. Он проинструктировал тебя. Он объяснил тебе, что говорить, если я приду. Он уселся в этой проклятой долине, думая, что владеет ею, и никому не дает двигаться вперед, а это неизбежно.
        Кресло-качалка заскрипело, и она встала.
        - Ты пришел говорить о Попсе?
        - Да, - он наморщил лоб. - А ты все понимаешь неправильно, на сто процентов. Я не пытаюсь никого контролировать. Я заплатил деньги, и теперь хочу использовать то, за что заплатил. Ты считаешь, что это нечестно?
        - Я…
        - Ты так считаешь?
        Она надула щеки и выдохнула воздух.
        - Перис, - настаивал Тобиас, - ты не согласна, что у меня есть право использовать землю, купленную у Попса?
        На секунду она показалась озадаченной.
        - Какую землю ты купил?
        - Ох, да ладно. - Неудивительно, что и его дед, и его отец уступали Делайтам. - Говори что угодно, только не изображай из себя дурочку. Эта старая… Если бы не убили моего деда и моего отца, Делайт не расстался бы и со щепоткой своей драгоценной долины Скагит.
        - Попс живет на этой земле, - сказала Перис, но в ее голосе прозвучала неуверенность. - Он живет на ней тридцать лет. Он любит ее.
        - Мой дед никогда бы не выпустил из рук середину земельного участка, - мрачно сказал Тобиас.
        - Выпустил из рук? - Она придвинулась ближе. - Попс купил участок вместе с ним. Они были партнерами. Попс дал твоему деду большую часть.
        - Щедро, - он наклонил голову, пытаясь сдержать гнев. - Попс так хотел получить права на воду, что отговорил деда от этой чертовой середины. Боже мой. В голове не укладывается, как он мог быть таким доверчивым.
        - Доверчивым?
        - Да, доверчивым. Он и подумать не мог, что Попс построит это убожество. Кто мог ожидать, что предположительно здравомыслящий человек будет сооружать мини-замок прямо посередине самого лучшего куска плодородной земли штата, а потом засядет в нем.
        - Этот разговор определено закончен.
        - Он определенно не закончен. Тебе нужно узнать всю историю.
        Она отошла назад.
        - Пожалуйста, уходи.
        - Он не сказал тебе, что продал всю землю, кроме того акра, на котором живет, ведь так?
        - Ты лжешь, - сказала Перис и сделала движение к двери.
        Тобиас отошел в дальний угол комнаты, где на маленьких столиках разной высоты стояли грубо обожженные, покрытые глазурью глиняные горшки. Он взял приземистый круглый горшок и перевернул его вверх дном.
        - Зачем Попсу продавать землю?
        Он быстро взглянул на нее.
        - Потому, что ему нужны были деньги.
        - Нет. Нет, это неправда. Не может быть.
        Тобиас почувствовал неловкость.
        - Он стар, Перис. И для старика достаточно естественно оказаться в таком положении, когда ему приходится начинать использовать нажитый капитал.
        - Все, кроме одного акра?
        - Да. Ему должно хватить.
        - Попсе не любит… Он такой собственник.
        Такой собственник, подумал Тобиас, что сначала он берет деньги за землю, а потом, когда покупатель хочет разрабатывать ее, угрожает возмездием.
        - Перис, только выслушай меня, ладно? Дай мне сказать. Мы оба можем помочь Попсу в этом деле. Его гордость стоит на пути того, что хорошо - для всех.
        - Мне надо поговорить с ним.
        - Да.
        Их взгляды встретились, и в первый раз они думали об одном и том же. Тобиас сказал:
        - У меня есть доступ к радиолюбителям.
        Любительское радио было единственным способом общения Попса Делайта с внешним миром в последние пять лет.
        - Попсе не стал бы продавать свою землю.
        Тобиас почувствовал себя неуютно, когда сказал:
        - Он уже продал ее. Он продавал ее мне по частям в течение семи лет. Теперь он не хочет… Он не хочет оставить моих людей в покое, чтобы они могли выполнять свою работу. И он угрожает.
        - Как он угрожает?
        Рассказывать ей о том, что угрозы были достаточно неопределенными, но при этом ее дед распускал слухи о его, Тобиаса, финансовом крахе - это не помогло бы ему достичь желаемого результата.
        - Как? - настаивала Перис.
        - Угрозы, о которых я бы предпочел не говорить напрямую. У меня есть план, потому я и пришел. Ты всегда была любимицей у Попса.
        - Забудь об этом, - сказала она. - Если ты думаешь, что он позволит мне вмешиваться в свои дела, то ошибаешься.
        - Конечно, нет. Но если он подумает, что ты и я… - Ему вдруг стало трудно говорить.
        Перис коснулась рукой щеки. Она не выглядит на двадцать девять, решил Тобиас; босоногая и без косметики она смотрелась подростком.
        Он попытался еще раз.
        - Попсе умный человек, я уважаю его за это. Но ты всегда умела к нему подойти. Если бы ты сказала ему, что мы… ну, друзья, он бы перестал воспринимать меня как…
        - Друзья? Мы не друзья.
        Он дойдет до конца, и с этим будет покончено.
        - Я прошу, чтобы ты сказала своему деду, что мы связаны друг с другом.
        - Связаны? - Она повысила голос.
        - Да, - он понял, что краснеет. - Тесно связаны. Это не только для меня. Это и для тебя, и для всех в наших семьях. Мы должны разобраться с этим и двигаться дальше. Это не надолго, как только Попсе перестанет спускать своих проклятых волков на моих землемеров и делать другие вещи, к которым, по его словам, он готовится…
        - Замолчи. - Она закрыла глаза. - Хватит. Во-первых, у Попса нет волков. Они наполовину волки и наполовину немецкие овчарки, и очень милые.
        - Но не тогда, когда перепрыгивают забор и нападают на тебя, - пробормотал он. - Я не хочу спорить. Скажи Попсу, что мы любим друг друга, и…
        - Что?!
        Тобиас вздрогнул.
        - Скажи Попсу, что мы любим друг друга, и мы считаем, что в будущем из этого может что-нибудь получиться.
        Черт, это прозвучало даже хуже, чем когда он впервые подумал об этом.
        - Все, что мне нужно - как-то отвлечь его…
        - Ты заболел.
        Тобиас помассировал виски.
        - Ради всего святого, Перис, я не монстр, и я не прошу тебя на самом деле выходить за меня замуж.
        - Ты…
        Стук в дверь заставил ее умолкнуть.
        - Перис? - позвал голос. - Ты дома?
        Дверь открылась, и высокая женщина с голубовато-седыми волосами прошествовала внутрь.
        - Вот ты где, моя бедная девочка. Я пришла, как только смогла освободиться. Но после антракта мне надо вернуться, поэтому я ненадолго. Почему ты не сказала мне?
        - Все хорошо, - сказала Перис. Она еще побледнела, насколько это было возможно. - Поговорим об этом позже, ладно, Сэм?
        - Зови меня Самантой, ладно, дорогая? - сказала женщина. В руке у нее были черные туфли-лодочки, связанные шнурками. - У меня сегодня плохой день. Точнее, плохая неделя. Прошлой ночью я думала, что не справлюсь со всем этим. Никак не могу прийти в норму. Слушай, я хочу знать подробности. Вормвуд говорит, что полиции все равно.
        Было очевидно, что женщина не заметила Тобиаса. Он же задумчиво смотрел на Перис. Она явно не желала беседовать о чем-то при нем.
        - Сэм, - сказала она, - сейчас не время.
        - Я знаю, дорогая. Поэтому и прибежала, как только услышала. Не нужно таиться от меня. Я смогу тебе помочь. Мы все поможем.
        Она бросила туфли на пол и сдернула свой достаточно естественный серо-голубой парик.
        - Позволь мне присесть. Ноги не держат. И ты мне все, все расскажешь.
        Перис напряглась.
        - Сэм, я не одна.
        - Ой, - женщина обернулась и увидела Тобиаса. - Господи, что же ты молчала?
        - Я и говорю. Это Тобиас Квинн.
        Он всмотрелся в умело, сильно загримированное лицо мужчины с ежиком светлых волос на голове. Облегающий черный шелковый костюм, отделанный по вороту горным хрусталем, должно быть, стоил кучу денег. Он посмотрел на Тобиаса таким странным взглядом, как будто собирался его убить.
        - Кто вы, черт побери? - спросил Сэм-Саманта.
        - Тобиас Квинн.
        Кому-то, похоже, нужно заняться жизнью Перис, но вряд ли ему.
        - Квинн, - сказал мужчина, делая шаг вперед. На нем были черные, в сеточку, колготки. - Я знаю это имя?
        - Может быть, - слишком любезно сказала Перис. - Тобиас - муж моей сестры.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Бывший муж, - сказал Тобиас, глядя не на Сэма, а прямо в глаза Перис. - Моя бывшая жена и я в разводе уже два года.
        Похоже, он действительно пришел сюда, чтобы притвориться и дать всем понять, что они связаны друг с другом. Перис заставила себя твердо посмотреть на него:
        - Сэм и я - очень старые друзья.
        - Очень, - подтвердил Сэм. От него исходила враждебность. - Все в порядке, Перис?
        Она не могла сдержать улыбки - пока вдруг не осознала, что Тобиас на самом деле выглядит, как хищник.
        - Все хорошо, - пробормотала она. Человек, которого она, как ей казалось, любила когда-то, прищурил серые глаза и сосредоточил внимание на Сэме.
        - Вы всегда входите сюда без спроса? - поинтересовался он.
        Перис рассердилась, но, прежде чем она успела ответить, Сэм шагнул вперед и принял стойку человека, готового драться.
        - Вы муж Синтии, - сказал он голосом, полным злобы.
        - Бывший муж, - сказал Тобиас. Он положил на место горшок, который вертел в руках, и пошире расставил ноги. - Мне казалось, я уже говорил вам об этом.
        - Тот парень, который…
        - Сэм! - взмолилась Перис. - Тебе совершенно не о чем беспокоиться, - не хватало только, чтобы Сэм стал обсуждать подробности замужества Синтии, которыми она так по-глупому поделилась с ним.
        Не обратив внимания на ее слова, Сэм ткнул пальцем в направлении Перис.
        - Эта леди - мой очень близкий друг. Она не выглядит счастливой, и у меня такое подозрение, что не только из-за этой несчастной подделки.
        - Сэм…
        - Предоставь это мне, - приказал он, и его голубые с зеленоватым оттенком глаза предупреждающе вспыхнули. - Разберемся друг с другом внизу, мистер Квинн. Типчики вроде вас здесь не приветствуются.
        Перис прижала пальцы ко рту. Выражение лица Тобиаса ясно показывало, что, если он и считает кого-либо типчиком, то не себя.
        - Что это за подделка, Перис? - спросил он. - У тебя какие-то проблемы?
        - Ах, какой сообразительный мальчик, - фыркнул Сэм. - Кто-то копирует твою коллекцию, это стоит тебе сезонного заработка, а он хочет знать, нет ли у тебя каких-нибудь проблем.
        Перис бросила на Тобиаса веселый взгляд - и увидела, что ему-то как раз не весело.
        - Тобиас как раз собирался уходить, - сказала она. - Ведь так?
        - Не уйду, пока не буду убежден, что здесь все спокойно.
        Она открыла рот, но не нашла нужных слов. Он был прав, когда говорил, что они знают друг друга с самого детства. Но Тобиас Квинн никогда, никогда не выражал желания считать ее чем-то большим, чем тенью в своей жизни; тенью, о которой не будет вспоминать, если она исчезнет.
        - Что произошло? - продолжал он. - Кто-то зашел сюда и скопировал твою работу?
        - Сейчас не время обсуждать мои личные дела, - сказала она. Потом повернулась к Сэму: - Тебе, наверное, пора. Антракт скоро закончится.
        - Антракт где? - неожиданно спросил Тобиас.
        - Ревю в «Голубой двери», - быстро сказала Перис. - Собирайся, Сэм, пожалуйста.
        - Меня прикроют, если что. Липс может выйти первым.
        - Мне показалось, леди просила вас уйти, - Тобиас явно злорадствовал.
        Перис на мгновение представила себе, как Тобиас бьет Сэма прямо в ярко накрашенные губы, и поняла, что этого она не вынесет. Она подошла к Сэму и взяла его за руку.
        - Не волнуйся, - сказала она. - Пока все нормально. Конечно, когда цены упадут, я окажусь на мели. Вот тогда и будем собирать Большой Совет.
        Она повела его к двери, подобрав по пути черные туфли.
        - Я приду в клуб попозже. Скажи, пусть остальные подождут.
        Сэм все пытался оглянуться на Тобиаса.
        - Вормвуд тут говорил - бедный старый хрен, - он был у Фейблза, там угрожают разнести историю по всему городу, если ты не изымешь всю коллекцию из оборота.
        - Ладно, не так уж все страшно, как-нибудь выберусь. - Меньше всего на свете Перис хотелось, чтобы Тобиас Квинн услышал, что она в глубоком профессиональном кризисе - особенно после всего рассказанного им. Не то что бы она поверила этим сказкам о Попсе…
        Сэм, ворча, вышел, и она закрыла за ним дверь.
        - Ты часто общаешься с транссексуалами?
        - Ах, это, - сжав кулаки, она прошла через всю комнату и сдернула покрывало с верстака. - Не стоит беспокоиться о твоем образовании, но уж просвещу тебя. Сэм не транссексуал. Он воплощает женские роли, и достаточно необычно и талантливо.
        - У тебя все друзья такие?
        - Нет, - так ей не удастся сосредоточиться на работе. - Но некоторые люди сказали бы, что большинство моих друзей странные.
        В наступившей тишине она позволила себе еще раз рассмотреть его - более внимательно. Черт, он выглядел даже лучше, чем раньше. И было что-то неуловимое в нем, что совсем не изменилось. При виде него у нее все еще перехватывало горло, сердце билось быстрее, и что-то сжималось внизу живота.
        Он улыбнулся. Сколько она себя помнила, стоило Тобиасу улыбнуться - пусть даже совершенно случайно, - и у нее все внутри опускалось.
        - Когда это ты стала такой очаровательной, Перис?
        Она резко втянула воздух, и он застрял где-то у нее в груди. Пропади он пропадом. Каким-то шестым чувством он всегда определял, как женщины реагируют на него. Ее реакция вряд ли будет отличаться от реакции большинства женщин.
        - Я говорю правду, - сказал он, как будто прочитав ее мысли. Засунув руки в карманы джинсов, он лениво прошелся и встал у противоположного конца верстака. - Ты всегда представлялась мне чопорной и бесцветной.
        - Большое спасибо.
        - Не за что. Сильному мужчине трудно признавать, что он не прав. Я был не прав.
        Она погладила кусочек черного полированного турмалина. Оправленный в кварц, он таинственно мерцал. Этот человек тоже был таинственным - и опасным. Она знала одну заслуживающую доверия свидетельницу этому факту.
        - Я не могу помочь тебе, - сказала Перис.
        - Посмотри на меня, - попросил он. - Я думаю, мы должны помочь друг другу. Так оказалось, что мы оба в беде.
        Тобиас был, наверное, метр восемьдесят пять ростом, худощаво-мускулистый, и вокруг него витала аура едва сдерживаемой энергии. Кроме того, и это могли подтвердить все, кто хоть немного знал его, он был свободный, не отягощающий себя грузом условностей человек. Его густые черные волосы были откинуты назад и переходили в хвостик на затылке. Резко очерченное лицо, резкий разлет бровей, выступающие скулы, чуть впалые щеки. Тонкий белый шрам над одной бровью. Темно-серые глаза со свинцовым отливом.
        Золотое кольцо в левом ухе напоминало каждому, у кого были сомнения, что Тобиас Квинн, стоящий за самыми грандиозными, самыми смелыми проектами развития, которые Сиэтл видел за последние десять лет, устанавливал свои правила игры.
        - Я прав, Перис? - мягко спросил он.
        Изгибы его верхней губы были тоже резко очерчены. Твердая нижняя губа была чуть полнее, и когда он говорил, открывались слегка выступающие резцы. Еще девочкой - да и не совсем уж девочкой - Перис провела немало часов, зачарованная мыслями об этом рте.
        Но теперь она совсем не девочка.
        - Перис?
        Она взглянула на него.
        - У нас с тобой нет ничего общего.
        Почему же какая-то крохотная частичка ее существа все еще хотела, что бы это было не так?
        Он протянул свою большую руку к верстаку и накрыл ее пальцы.
        Она не пошевелилась.
        - Как Эмма?
        Вопрос удивил Перис.
        - Прекрасно.
        - Все отсиживается во «Временах года»?
        - Она у «Алексиса», а не во «Временах года». - Речь шла о ее бабушке. - И она не отсиживается, как ты выражаешься. Она ценит свою свободу, а номер люкс в гостинице предоставляет ей это. Она ненавидит готовить. И всегда ненавидела. А гостиничный сервис гарантирует, что ей не придется готовить самой. И она может приходить и уходить, когда захочет.
        - Довольно сложно делать это, если подвесной мост всегда поднят, а?
        Она хотела высвободить руку, но он крепче сжал ее пальцы.
        - Извини, - он наклонил голову и посмотрел на Перис из-под темных, игольчатых ресниц. - Мне нравится Эмма. Честно говоря, я скучаю, не видя ее. Я просто хочу сказать, что не виню ее за то, что она ушла от Попса, когда он решил наполнить ров водой и держать мост поднятым. Похоже на заточение, ты так не считаешь?
        Перис не хотела обсуждать эту тему - с Тобиасом или с кем-либо другим. Разрыв бабушки и деда до сих пор вызывал у нее боль.
        - Ты поможешь мне, Перис?
        - Нет.
        - Ну и дела! - Он закрыл глаза и скривился. - И что дальше? Если ты не поможешь мне убедить его, я собираюсь это сделать в судебном порядке. Тебе же это не понравится.
        Нет. Но трудно поверить, что Тобиас способен на такое. Вдруг он спросил:
        - О чем ты подумала, когда увидела меня здесь сегодня?
        Перис резко вздохнула и почувствовала, что краснеет.
        - Я… ни о чем. Я не знала, зачем ты пришел.
        - Да брось ты, - поставив локти на верстак, он взял ее руку обеими руками и провел по кончикам ее пальцев своими. - Так что ты подумала?
        Кончики ее пальцев были грубоватыми от работы, а его - еще грубее. Ощущение их соприкосновения прошло через все тело Перис, до мышц живота, и ниже.
        Он откинул ее кисть и стал водить указательным пальцем по линиям на ладони.
        - Что, Перис? Ты можешь сказать мне.
        Она смотрела на его губы и на его глаза, следящие за движением пальца по ладони.
        - Кто живет здесь с тобой?
        Перис провела языком по пересохшему небу.
        - Ты не знаешь.
        - Мужчина?
        - Мужчина, - согласилась она.
        - Твой любовник?
        Она еще раз попыталась отнять руку. Тобиас засмеялся и покрепче сжал ее. Он был слишком силен для нее.
        - Не любовник, - его усмешка была такой знакомой. - Я прав?
        - Ты думаешь, что можешь соблазнить любую женщину, которую захочешь, ведь так? - сказала она. - Я все о тебе знаю, Тобиас. Сейчас ты пытаешься соблазнить меня.
        - Я? - Он невинно поднял брови и округлил глаза. - Как ты могла подумать обо мне такое? Я - человек чести.
        Все еще улыбаясь, он склонил голову и слегка подул на ее ладошку.
        Перис вздрогнула. Вздрогнула и закрыла глаза. Ощущение было таким острым, что на секунду она почувствовала себя обнаженной, овеваемой его дыханием.
        - Хватит, - вдруг резко сказала она, открывая глаза и с силой вырывая руку, пока он не отпустил ее. - Человек чести, который выгнал свою жену спустя три года после свадьбы!
        Улыбка слетела с его лица.
        - Мы не будем говорить о Синтии.
        О чем только она думала, что позволила ему хоть на секунду завладеть своими чувствами!
        - Если бы ты думал, что Синтия поможет тебе повлиять на Попса, тебя бы здесь не было, - сказала она, злясь на саму себя. - Ты ведь все еще хочешь Синтию, да?
        Он положил руки на верстак.
        - Почему ты так считаешь?
        Перис чувствовала себя неуверенно, когда он был так близко; вместе с тем, она не хотела доставлять ему удовольствие при мысли, что он может испугать ее.
        - Мы с Синтией рассказываем друг другу все, Тобиас. Я знаю, как часто ты напоминаешь ей о себе.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Совершенно бесполезно притворяться, что это не так. Ты не опротестовал развод потому, что у тебя не было ни малейшего шанса. И мы оба знаем почему, правда?
        - Я не думаю, что ты знаешь что-нибудь о том, что произошло между Синтией и мной, - мягко сказал он. Так мягко, что у нее защемило сердце.
        - Не хочешь ли ты сказать, что не пытался возобновить с ней отношения?
        Он посмотрел ей прямо в глаза.
        - Почему я не замечал раньше, что ты красивая? Не в моем стиле пропускать подобные вещи.
        - Это другой вопрос.
        - Ты права. Помоги мне с Попсом.
        - Нет.
        Тобиас вздохнул.
        Единственной не достаточно совершенной частью его лица был нос, на котором до сих пор виднелись следы перелома - последствия игры в бейсбол, еще ребенком, в Долине Скагет. Это было в те времена, когда Попсе и Эмма жили вместе, и счастливо, и мать Перис была жива, и дед Тобиаса тоже, и его отец Лестер. Мачеха Тобиаса и его сводный брат, Найджел, тоже жили тогда там. Вскоре после этого мать Перис умерла. Потом ее отец, Морис, встретил Берил, мать Синтии, и женился на ней.
        - О чем ты думаешь? - спросил Тобиас.
        - Как ты сломал нос, - сказала Перис и сжала губы. Он слегка улыбнулся.
        - Давно это было.
        - Давно, - согласилась Перис.
        Синтия была примерно одного возраста с Перис. Морис удочерил Синтию, и девочки скоро крепко подружились.
        - Здорово это было, когда наши семьи жили вместе.
        - Да, пожалуй, - неуверенно сказала Перис. Но она скучала по тем временам. - Потом все изменилось, и нам пришлось уехать.
        Морис и Берил в конце концов осели в Айдахо, где открыли продовольственный кооператив. Затем Попсе и Эмма объявили, что отрекаются от собственного сына на основании того, что он проявил дурной вкус во втором браке и, кроме того,
«бесконечно скучен».
        - Мы с тобой можем взять на себя ответственность за воссоединение наших семей, Перис.
        Она едва слушала его… Синтия была красивым, ярким ребенком. В ней было все, и даже больше - начиная от копны светло-рыжих волос и бирюзовых глаз и кончая чувственным телом. Даже когда Перис не видела сестру неделями, она продолжала слышать ее нежный, необычный смех и представляла ее походку, приковывающую внимание любого мужчины.
        Тобиас предъявил свои права на Синтию, когда ей было пятнадцать, а ему двадцать два. Он серьезно поговорил тогда с Морисом, объяснив, что все понимает, она слишком молода, но он подождет. Он ждал намного дольше, чем предполагал, - до тех пор, пока Синтия не устала от Нью-Йорка, где она работала на положении поденщицы в женском журнале, пытаясь одновременно продавать свои детективные рассказы.
        - Это было бы так здорово, Перис, - серьезно сказал Тобиас. - Все, что нам нужно, - это действовать единым фронтом. Они все примут нашу сторону, если увидят, что нам есть, что предложить.
        Перис посмотрела в его ясные серые глаза с темными тенями от ресниц. Синтия раньше жила и дышала Тобиасом Квинном. Она могла говорить только о том, что она чувствует с ним, и как она желает, чтобы эти ощущения никогда не кончались.
        Он взял ее любовь и извратил ее. После развода прошло два года, и Синтия в конце концов стала прежней, живой и яркой. И хотя многое в ее жизни беспокоило Перис, особенно ее навязчивая озабоченность своей непомерной сексуальностью, она все-таки казалась счастливой. И Перис боялась, как бы Тобиас не помешал этому.
        - Она не хочет твоего возвращения.
        Его лицо приобрело озадаченное выражение.
        - Синтия снова пишет. У нее сейчас готова чудесная серия рассказов о видавшем виды полицейском из Сиэтла. Это должно пойти. Не мешай ей, Тобиас. Оставь ее в покое.
        - Ты не понимаешь, - сказал он, выпрямляясь. - Я не… То, из-за чего я здесь, не имеет к Синтии ни малейшего отношения. Когда я вошел сюда, я… В общем, понимай, как хочешь, но у меня такое чувство, будто я вижу тебя в первый раз.
        Перис пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не принять его слова близко к сердцу.
        Он приложил руку к груди таким знакомым ей жестом.
        - Забудь, что я сказал. Это не имеет значения - по крайней мере, сейчас. Помоги мне свести на нет эту старую, глупую вражду.
        У него была широкая грудь, и в раскрытом вороте грубой голубой рубашки виднелись черные волосы. Перис внимательно рассматривала его и чувствовала, что стена между ними, которую она сама возвела пятнадцатилетней девочкой, заметив его взгляды на Синтию, начинает исчезать.
        - Скажи Попсу, что мы любим друг друга, - произнес он очень спокойно. Кто знает, может, было задумано, чтобы мы встретились таким образом. Может, эта ложь станет правдой.
        Его слова проникали прямо в душу.
        - Будь ты проклят, - прошептала она. - Будь ты проклят, Тобиас Квинн, ты и твое лицемерие!
        - Эй…
        - Нет. Нет! Я не буду лгать деду. Синтия права. Ты самоуверенный сукин сын, который ни на секунду не сомневается, что может заставить любую женщину плясать под его дудку.
        - Синтия…
        - Не говори мне ничего плохого о Синтии. Ты заставил ее страдать так, как не должно страдать ни одно живое существо. Ей следовало бы заставить тебя так же страдать. Ей нужно было бы засадить тебя в тюрьму.
        - В тюрьму? - Он сморщился. - Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
        - То, что говорю.
        Перис обошла верстак и попыталась пройти мимо него. Он резко схватил ее за руку.
        - Ну, конечно, ты мастер так обращаться с женщинами. Тогда ты чувствуешь себя настоящим мужчиной.
        - О Господи! Ты выслушаешь меня или нет?
        - Слушать твои россказни? Будешь притворяться, что ты не разрушил жизнь моей сестры своими требованиями? Будешь отрицать, что ты просто зверь, скрывающийся под маской человека? - Она перевела дыхание. - Будешь утверждать, что не пытался силой заставить ее вернуться к тебе?
        - Да, - прошипел он, и лицо его приняло мрачное выражение. - Именно это все я и буду делать.
        Перис с трудом оторвала его пальцы от своей руки и кинулась открывать дверь.
        - Если бы я не любила сестру, то сказала бы ей о твоем приходе. Но я не буду говорить, потому что это причинит ей боль и испугает ее. Она рассказала мне все о тебе, Тобиас, и ни одного доброго слова не прозвучало в твой адрес.
        - Уж за это я могу поручиться. А теперь я скажу.
        - Вон! - приказала она и подождала, пока он медленно приблизился. Когда он остановился в дверном проеме, глядя на нее сверху вниз, она сказала: - Ты чуть не погубил Синтию своими запросами. Теперь ты пытаешься использовать секс, чтобы поставить меня на колени. Это низко.
        - Я не использовал секс, о Боже, я…
        - Ты везде используешь секс, - отрезала она. - Ты же просто маньяк, поэтому Синтия и оставила тебя. Убирайся.
        Он позволил вытолкать себя на лестничную площадку.
        - Это только первый раунд, - сказал он. - Я вернусь.
        - Только через мой труп. А если попытаешься, я сделаю так, чтобы люди, чье мнение так дорого для тебя, узнали о твоем извращении.
        - Извращении?
        - Да, извращении. Человек, который заставляет свою жену все время ходить перед ним голой, - извращенец.
        Его губы зашевелились, но он не издал не звука.
        - Что, наконец-то тебе нечего сказать? Ты заставлял ее готовить голой, и мыть посуду голой, - у нее перехватило горло. - И только извращенец заставляет свою жену вступать с ним связь по нескольку раз за ночь самыми дикими способами, которые он может придумать.
        Тобиас наконец произнес:
        - Ты не собираешься перечислить мне эти способы? - От него исходила явная угроза. Но Перис уже было все равно.
        - Это бы тебя возбудило, да? Я не знаю все эти способы, это ты знаешь.
        - Скажи мне. Назови хоть один.
        - Ну, заставлял ее одеваться, как школьницу, и смотреть грязные фильмы, и… - Ее лицо запылало от смущения.
        - Продолжай, - проговорил он бархатным голосом. - Или ты действительно такая ханжа, как тебя описывают?
        - Нет, не такая, - ее взгляд обжег его. - Тебе нравилось изображать, что ты совращаешь школьницу, и ты заставлял ее делать все, что показывают в этих отвратительных фильмах.
        - Что именно?
        - Снимал с нее одежду и заставлял ее…
        - Что я заставлял ее делать? - Его лицо было неподвижным, мускулы вокруг рта побелели.
        - Она должна была становиться на колени перед тобой и… - Перис задохнулась.
        - И сосать мой член? - Он рванул дверь на себя. - Это я заставлял ее делать?
        Перис прижала руки к лицу и отвернулась.
        - Рад, что ты не ханжа, - сказал Тобиас ей в спину. - Держу пари, хуже всего было, когда я сосал ее зад, - и сильно, - да? К сожалению, у меня нет сейчас времени, чтобы остановиться на каждом пункте подробнее. Позже, ладно, милашка?
        Половицы заскрипели под его шагами. Хлопнула дверь, и она услышала его возглас:
        - Позже, Перис. Я вернусь.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Найджел Квинн поставил локти на стойку бара. Одной рукой он прижимал к уху телефонную трубку, другой поддерживал голову.
        - Я уже говорил тебе, - сказал он, чувствуя слишком знакомые спазмы в животе. - Дай мне еще немного времени, и мы оба не останемся в накладе. Мне нужно еще немного времени.
        Он услышал отчаянье в собственном голосе. Это было плохо. Такие люди паразитируют на отчаянье. Чем больше они его видят, тем жестче становятся.
        Человек на том конце провода размышлял и курил.
        Найджел услышал вдох и представил, как прищурился бесцветный глаз, когда его владелец затянулся сигаретой.
        - У тебя тут неплохое местечко, - проскрежетал, наконец, голос. - Миллиона на три потянет? Или на четыре?
        Больше, подумал Найджел.
        - Откуда я знаю, - вслух сказал он. - Это не мое.
        - Как же получается, что ты пользуешься этим куском земли как своим?
        - Он принадлежит одному хорошему другу, - соврал Найджел. - Он практически здесь не живет. И позволяет мне наведываться сюда, когда я в Сиэтле.
        В трубке раздался прокуренный смех.
        - Не вешай мне лапшу на уши, малыш, - сказал мужчина. - Ты же знаешь, что бывает с теми, кто пытается надуть Пигги?[Piggy (англ.) - поросенок, свинка.]
        - Я не… Я с тобой напрямую, - пробормотал Найджел, покрываясь потом.
        - Сейчас, как же! - Пигги закашлялся. - Это загончик твоего брата. Он уехал отсюда после развода и никогда не жил с тех пор. Тобиас сейчас обосновался в плавучем доме. Что за долбаное имя - То-би-ас? Как я понимаю, все, что ты можешь сделать, - это пойти к Тобиасу и сказать: «Мне нужно в долг, большой брат. Дай-ка мне деньжат, или ты обнаружишь, что ошибался насчет своего единственного братца». - Скажи ему это.
        Тобиас никогда не должен узнать, что произошло с Найджелом в Лас-Вегасе.
        - Как ошибался?
        Снова раздался смех.
        - Ошибался, думая что ты его единственный брат. Когда окажется, что ты его единственная сестра.
        Найджел вздрогнул и инстинктивно прикрыл пах рукой. Сукин сын вполне способен на это, да еще испытает удовольствие. Ноги отказывались держать, и Найджел еще сильнее наклонился над стойкой.
        - Ладно, забудь, - сказал Пигги. - Я пошутил. Меня просто иногда заносит. Из-за того, что у меня слишком живое воображение. Моя старуха, бывало, говорила, что я родился с большим воображением, чем нужно для хорошего мальчика. - Смех перешел в приступ кашля, и он не сразу продолжил. - Хотя есть несколько сучек, которые считают, что мое воображение - самое то. Еще не встречал сучки, которую нельзя было бы в этом убедить.
        Найджел представил себе Пигги. Коротышка, примерно одинакового размера в ширину и высоту. Густые светлые волосы приглажены назад, низкий лоб. У него совсем не было бровей, просто два блестящих выступа над маленькими, бесцветными глазками. Еще у него не было шеи. Полное лицо сливалось со складками кожи, выпирающими из воротника, и, казалось, он весь оплывает вниз, от жирных плеч к широким бедрам и коротким ногам. Но самой примечательной чертой Пигги были руки. Розовые, лишенные волос, они представляли собой нагромождение каких-то пузырей, причем они раздавали карты и наносили удары с одинаковой легкостью.
        Еще Пигги великолепно владел ножом.
        - Ну, каку тебя в постели? - спросил Пигги. - Все еще…
        - Это только мое дело, - сказал Найджел. - Дай мне пару недель, чтобы набрать всю сумму. Скажи своим людям, что я справлюсь.
        - Я мог бы, - он затянулся сигаретой. - Держу пари, ты и твоя дамочка не скучали в бассейне Тобиаса.
        Найджел медленно повторил про себя слова Пигги. Бар находился в цокольном этаже многоэтажного дома на озере Вашингтон. За стеклянной стеной лужайки уступами сбегали к озеру, поверхность которого мерцала в лунном свете. Ограждая лужайки, лесистые склоны поднимались к дороге, которая петляла по гребням холмов, возвышающихся над бухтой. Тобиас купил ее как совершенное укрытие для своего сказочного дома.
        Между баром и стеклянной стеной находился внутренний бассейн.
        Пот выступил у Найджела на лбу, заструился по спине.
        Этот подонок мог его видеть. Он, видимо, был где-то рядом.
        Найджел медленно выпрямился и уставился в пустоту.
        - Эй, - сказал Пигги, - чудеса современной науки, а? Удивительно, что можно сделать, имея радиотелефон и подходящий бинокль. Ну-ка, помаши дяде ручкой!
        - Где ты, черт возьми?
        - Какая разница? Я здесь уже был. Откуда, как ты думаешь, я все знаю об этом месте? Я только хочу довести до твоего ума, что мы везде тебя найдем. Нет смысла еще раз убегать, все равно найдем. И в следующий раз уже не будем тратить время на разговоры. Согласен?
        Найджел попытался вздохнуть. Он внимательно разглядывал темное пространство по другую сторону стеклянной стены.
        - Я спросил, ты согласен? - произнес Пигги слишком мягким голосом.
        - Да, - еле выговорил Найджел. - Две недели. Дай мне две недели, и я все сделаю.
        - Одну неделю.
        - Мне надо две.
        Две недели и гору везенья.
        - У тебя есть десять дней, малыш.
        Слишком многое должно было произойти. Слишком много кусочков должно было сложиться вместе. И у него не было права на ошибку, иначе Пигги и его безымянный босс приложат все усилия, чтобы кастрировать Найджела Квинна.
        - Десять дней, - повторил Пигги.
        То, в чем Найджел нуждался, уже было предложено - в обмен на определенного рода
«одолжение». Ему надо было только согласиться получить и обеспечить некоторой информацией некую группу лиц, и деньги потекут рекой. Но сможет ли все произойти достаточно быстро? Да, если он усердно поработает и поцелует нужный зад… не самое приятное занятие.
        - Ты слышишь меня, малыш?
        Найджел разлепил губы:
        - Двенадцать дней.
        - Хватит торговаться. Десять. Я дам тебе знать, где мы назначим встречу.
        Продолжать спор было бессмысленно.
        - Понял.
        Если ему поможет одна милая леди, он выберется из этой передряги, да еще с жирным куском в придачу.
        - Я буду ждать.
        В трубке раздались гудки. Найджел пробормотал:
        - Чтоб ты себе башку в лесу проломил, - он представил, как голова Пигги слетает с жирных плеч. Приятное зрелище.
        Менее приятной была твердая уверенность, что толстый маленький человечек, двигающийся удивительно быстро и бесшумно, все еще откуда-то наблюдает за ним.
        Найджел направился к ступеням, ведущим к устройству у бассейна. Щелчок переключателя опустит жалюзи внутри стеклянной крыши и стен.
        Он не успел подойти к контрольной панели, как услышал отдаленный шум открывающейся двери гаража. Подъездная дорожка сбегала к черте из пяти гаражей, которые образовывали единственный проход к дому. Высокие белые стены, изгибаясь дугами с разных сторон гаражей, отделяли эту землю от внешнего мира. Там, где кончались стены, начинались отвесные, поросшие лесом склоны. Жаль, Тобиас не предусмотрел, что стены и утесы удержат только законопослушных граждан.
        Вглядевшись в окна, Найджел раздумал опускать жалюзи, которыми вообще-то никогда не пользовались. Они все равно не удержат никого снаружи, но могут стать нежелательным сигналом для Тобиаса, если он на озере, что в доме что-то не так. А будущее Найджела полностью зависело от того, сумеет ли он сделать хорошую мину при плохой игре, - притвориться, что, несмотря на требования уплаты долгов, вся ситуация под контролем.
        Если он сумеет пустить пыль в глаза и выжать достаточно денег из человека, который хотел заплатить за то, что Найджел надеялся предложить ему, то он вернет себе все, что оставил в Лас-Вегасе несколько месяцев назад. Можно снова заняться поставками, где-нибудь в новом месте. Черт, он мог бы даже попытать счастья в Нью-Йорке. Если и существовал бизнес без ограничений - это секс-бизнес. Секс, и все, обеспечивающее его, - что бы ни пожелал клиент.
        На витой железной лестнице послышались шаги, и перед Найджелом возник ключик к его счастливому будущему.
        Высокие каблуки застучали по ступеням. Длинные точеные ноги двигались расчетливо медленно. Затянутые в переливающиеся чулки цвета слоновой кости - и выше, до облегающей шелковой, персикового цвета запахивающейся юбки, которая вполне могла заменить носовой платок, - эти ноги были пределом мечтаний любого мужчины.
        Несмотря на возможность того, что с помощью «подходящего бинокля» пара бесцветных глаз могла наблюдать за каждым его движением, Найджел не отрываясь смотрел на приближающиеся к нему ноги, чувствуя легкое напряжение внизу живота. К тому времени, как стали видны роскошные бедра, его член уже налился кровью, а с появлением больших, красивых грудей он готов был застонать.
        Она молча подошла к нему и стала расстегивать его рубашку.
        - Это не самая хорошая мысль, - сказал Найджел.
        - Это то, что тебе необходимо, - сказала она и стянула рубашку на пол. - Ты заходил в магазин?
        - Да. Купил все, что ты хотела.
        А он сейчас хотел только одного - не теряя времени, поговорить о человеке с большими деньгами, который мог купить Найджелу покой. Да что покой - жизнь. Он должен был убедить эту женщину провести один разговор.
        Она улыбнулась ему, кончик языка показался между зубов.
        Не было никаких причин разделять дело и удовольствие.
        У нее были полные губы, накрашенные персиковой помадой того же оттенка, что и юбка, и короткий шелковый топ. Топ обтягивал возбужденные соски, и ниже виднелось голое тело.
        Ее язык призывно зашевелился. Ему нравилось целовать ее, но когда он пытался это делать, она отворачивалась, говоря, что рты - это грязно.
        Наклонившись, она стала покусывать его сосок, а руки запустила в ширинку, чтобы потрогать яички и ловко определить его готовность.
        - Тебе нравится? - спросил он, пытаясь ухватить зубами ее ухо. Он знал, что лучше остановить ее в этот момент. Она или расцарапает его, или отойдет в ярости. - Уже достаточно твердый?
        Вместо ответа она выпрямилась и прошла к гимнастической площадке у бассейна. Повернувшись лицом к Найджелу, она обеими руками уцепилась за перекладину и потянула ее вниз.
        На мгновение он увидел, как топ поднялся, затем вернулся на место.
        Когда она второй раз подняла руки, Найджел завернул топ поверх ее обнаженных грудей и смотрел, как они двигаются, пока не почувствовал, что сейчас кончит прямо в штаны.
        - Тобиас может вернуться, - сказал он, с трудом переводя дыхание.
        - Оставь эти сказки, любимый. Ты же сам говорил мне, что твой брат не заявится сюда, пока ты здесь. Клянусь, что он тоже сейчас не один проводит время в своем маленьком уютном плавучем домике. Поэтому нам не о чем беспокоиться, так?
        Она была права.
        - Нет. Не о чем.
        Не о чем, кроме возможного присутствия снаружи мужчины, который уже запустил руку к себе в штаны.
        Он больше не мог это выносить. При следующем движении ее рук Найджел взял обе груди в ладони и сдвинул их вместе. Когда она тяжело задышала и выгнула спину, он поймал соски между указательными и средними пальцами и стал по очереди сосать их. Он все еще сосал, когда она отпустила перекладину и сбросила свой топ.
        Найджел отпустил ее, и она медленно, покачивая бедрами, направилась к окну. Он открыл было рот, чтобы остановить ее, но только крепче сжал зубы. Она станет задавать вопросы, на которые он все равно не сможет ответить.
        - Включи видео, - сказала она и, глядя на свое отражение в окне, начала гладить бедра, пощипывать соски, обвивать руками шею и приподнимать груди.
        Найджел почти пожалел Пигги.
        Он вставил кассету и отрегулировал изображение на большом телевизоре в другом конце бассейна. На экране в полный рост возникла женщина, светлые волосы у нее были завязаны в хвостики. Ее скромная белая блузка и гофрированная юбка придавали ей вид школьницы - до тех пор, пока камера не показала ее лицо крупным планом. Несмотря на молодость актрисы, выражение ее лица было всего лишь пародией на невинность.
        Найджел спокойно относился к подобным фильмам, но для женщины, облокотившейся на подставку для полотенец около бассейна, порнофильмы были неотъемлемой частью крутого секса.
        Она наблюдала, как женщина на экране безуспешно пыталась остановить двух мужчин, которые снимали с нее школьную блузку, открывая камере огромные груди, поддерживаемые притворно скромным лифчиком. Затем она оглянулась на Найджела и сказала:
        - Иди сюда.
        Мужчины тем временем сорвали лифчик с извивающейся женщины.
        Найджел перестал смотреть на экран. Вместо этого он начал развязывать персиковую юбку. Она повернулась нему спиной. Когда юбка упала, она скрестила руки на подставке для полотенец и медленно покачала бедрами из стороны в сторону.
        На ней теперь ничего не было, кроме сандалий на высоких каблуках и переливающихся чулок цвета слоновой кости, отделанных по верху кружевом. Перед его взором предстал самый совершенный зад из всех, что ему приходилось видеть.
        - Сейчас, - потребовала она. - Сейчас.
        Найджел повиновался. Просунув руки ей под мышки и ухватившись за ее груди, он вошел в нее сзади. В ту минуту когда она начала содрогаться в экстазе, он опять подумал о Пигги, ухмыльнулся, и наддал еще сильнее. И в момент оргазма он забыл о том, насколько более возбуждающими были эти игры, когда Синтия Делайт Квинн была женой его брата.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Полночь в «Голубой двери». Застоявшийся запах духов казалось, состязался с затхлым воздухом - кто сильнее. Сигаретный дым образовывал серо-пурпурные круги в свете единственного прожектора на маленькой сцене. Пролитое пиво и жирные отпечатки пальцев на столах.
        - Липс сегодня в ударе, - сказал Сэм Перис, угрюмо глядя на худого, очень высокого человека, насвистывающего свою партию из «Пятидесяти способов избавиться от любовника».
        Перис не могла сосредоточиться. Каждый раз, когда открывалась входная дверь, она вглядывалась в темную аллею у маленького клуба, служившего ей вторым домом. Туман поднимался в духоте ночи, когда она торопилась в клуб по булыжной мостовой, отсвечивающей под фонарями. Теперь этот туман проникал и в переполненную комнату, где смешивался с сигаретным дымом, превращая воздух в некоторое подобие жидкого супа.
        - Она же любит меня, - пробормотал Сэм в промежутке между глотками кофе. - С другими она просто проводит время, а на самом деле ей все равно.
        Кто-то выбрал ее. Покачивая в руках бокал с белым вином, Перис снова посмотрела на дверь. Кто-то выделил ее из всех ювелиров в округе и задумал погубить ее бизнес.
        Произвольный выбор?
        Или нечто более серьезное, более злое.
        Не личное? Случайное столкновение, приведшее к… к человеку, который решил, что может скопировать изделия Перис и не быть пойманным?
        Проявление ревности или ненависти? Преднамеренная попытка разрушить ее карьеру именно тогда, когда ее изделия стали пользоваться спросом?
        Пронизывающие, свистящие ноты и бурный аккомпанемент мистера Липса на пианино заставили Перис вздрогнуть.
        - Посмотрите на нее, - сказал Сэм, балансируя на двух ножках стула. Черная шелковая юбка приподнялась, открыв пару мускулистых мужских бедер в сетчатых чулках.
        Сэм говорил не о голубоглазой светловолосой жене Липса, стоящей у пианино.
        - Джинна - просто чудо, - честно сказала Перис, проследив взгляд Сэма на гибкую женщину с блестящей кожей, владелицу «Голубой двери». Джинна скользила между столиками, улыбаясь, болтая, наклоняясь здесь и там пошептаться, когда ставила на столы напитки. - И она на самом деле любит тебя, Сэм.
        - О вкусах некоторых людей не спорят, - безразлично заметил мужчина, сидевший слева от Перис, лицом к Сэму. Вормвуд, художник, живший в двух свободных комнатах Перис, был очень смуглым. Шатен с карими глазами, слишком загорелая кожа, грязного оттенка рубашка и слаксы.
        Ему можно было дать и тридцать и пятьдесят - никто не мог сказать точнее.
        Сэм невыразительно посмотрел на него.
        - Вспоминай эту великую мудрость всякий раз, когда кто-нибудь откажется покупать твои расписанные под зебру сиденья для унитазов.
        Вормвуд слегка улыбнулся, показав желтые зубы.
        - Тише, приятель.
        Мягкий человек, он редко насмешничал, как сейчас в случае с Сэмом, и всегда старался избегать споров.
        - Я не расписываю сиденья для унитазов. Мебель, запомни. Стулья, столы, шкафы.
        - Да, конечно, - сказал Сэм, снова переводя взгляд на Джинну. - Забудь об этом. Я не в себе. Я сегодня снова просил ее выйти за меня замуж.
        Вормвуд и Перис одновременно сложили руки на груди и замерли в ожидании.
        - Она снова мне отказала.
        Перис вздохнула.
        - Женщины бывают капризны, - сказал Вормвуд. Сэм, все еще в серо-голубом парике, презрительно скривил губы.
        - Что ты знаешь о женщинах? Не припомню, чтобы видел тебя хоть с одной.
        Перис, наклонившись, дотронулась до его руки.
        - Вормвуд только пытается помочь, - сказала она. - Может, если ты перестанешь все время просить, Джинна сама придет к решению выйти за тебя замуж.
        - Мы вместе уже два года, - Сэм и Джинна жили в одном доме с Перис, ниже этажом. - Она говорит, что счастлива тем, что есть сейчас.
        - Черт, - глухо сказал Вормвуд. - Сюда идет наш любимый кофейный король.
        Перис не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что речь идет о Конраде, ее обожающей тени и еще одном соседе по дому.
        - Здорово, народ, - Конрад, достаточно красивый в свои тридцать лет темной, гладкой красотой, высказал свое обычное приветствие. Он развернул стул и уселся на него верхом.
        - Толпа сегодня рано разошлась. Тем лучше.
        Днем Конрад работал на кофейном автомате у кондитерского магазина. Ночью он обслуживал посетителей в баре «Голубой двери». В перерыве между этими двумя занятиями он рисовал - со слегка возрастающим успехом. Перис подозревала, что это-то и служило основой неприязни к нему Вормвуда, уже не питавшего никаких иллюзий относительно своего таланта.
        - Чем же это лучше? - Погруженный в раздумья, Сэм и не ждал ответа на свой вопрос. - Джинне нужны клиенты.
        - Здесь отличное место для бизнеса, - серьезно сказал Конрад, его карие глаза сияли. Он обхватил руками спинку стула. - Но нам нужно решить, что делать с Перис. Чем меньше вокруг ушей, тем лучше.
        Перис поглубже уселась на стуле, опустив подбородок в воротник-капюшон легкого черного свитера, который она надела перед выходом.
        Вормвуд наклонился над столом и похлопал ее по скрещенным на груди рукам.
        - Расслабься, дорогая, - сказал он. - Конрад прав. Мы должны найти этого ублюдка.
        - Спасибо, - улыбнулась Перис. Она-то знала, что стоило Вормвуду признать хоть какую-то правоту Конрада.
        Под вялые аплодисменты последний акт вечернего представления шел к концу. «Голубая дверь» славилась причудами и импровизациями своих актеров.
        - Думаю, что Липс и его половина не присоединятся к нам сегодня вечером, - прокомментировала Перис.
        Рука об руку чета Липсов выскользнула через заднюю дверь со сцены прямо на улицу. Женщина, повернув голову, улыбалась своему мужу. Они тоже были постоянными обитателями дома Перис. Она знала их около четырех лет, но так и не открыла их настоящих имен.[Липс (англ.) - губы.]
        Когда задняя дверь захлопнулась, Сэм театрально вздохнул:
        - Такое взаимное обожание, что прямо… тошнит.
        Последовала короткая, напряженная тишина. Затем раздался звук удивительною саксофона Кении Джи - столь любимого Джинной, да и Перис. Звук поднимался выше и выше и, наконец, эхом отразился от красных кирпичных стен, отделанных бордюром из дутого стекла, с желтыми подсолнухами, красными маками и розовыми обнаженными фигурками.
        Перис, услышав музыку, подняла голову и встретила взгляд Вормвуда. Он поднял брови. Они оба считали, что Сэму и Джинне лучше быть связанными чем-то большим, чем просто удобным совместным проживанием.
        Смеясь и подталкивая друг друга, компания, сидевшая за соседним столиком, начала прокладывать себе путь к выходу. Последовала еще одна волна жаркого, влажного воздуха с улицы.
        - Итак, - сказал Конрад. - У Перис серьезные проблемы. Нам нужен план.
        Чья-то рука опустилась на плечо Перис. Она вздрогнула и резко обернулась.
        - Привет. Я говорил, что вернусь.
        Перис смотрела в беспокойные серые глаза Тобиаса Квинна.
        - Говоря о дьяволе, - отчетливо сказал Сэм.
        - Неужели? - также отчетливо спросил Тобиас, не отводя взгляда от Перис.
        - Именно, - голос Сэма задрожал от неприязни. - Конрад сказал, что у Перис проблемы, и тут появляетесь вы.
        - И тут появляюсь я, - весело согласился Тобиас. - Готовый помочь одному из моих самых старых и дорогих друзей.
        Перис ощутила себя бабочкой на предметной доске, которая наблюдает за приближающейся булавкой.
        - Это Тобиас Квинн, - проговорила она слабым голосом. Она уже сожалела, что рассказала Сэму о связи Тобиаса и Синтии. Перис неуверенно посмотрела на Сэма, надеясь, что он не станет вспоминать о том, что слышал в ее квартире. - У наших семей раньше были общие деловые интересы.
        После Перис, Синтия была, возможно, еще одной идеальной женщиной для Конрада. Не стоило давать парню с не очень устойчивой психикой повод побряцать воображаемым оружием.
        - Это мило, - сказал Сэм, все еще враждебно. Он с такой силой отодвинул свою чашку, что та стукнулась о бокал Перис.
        - Кто этот парень? - спросил Конрад, сразу ощетинившись при неожиданном появлении мужчины, который мог помешать его ухаживаниям.
        - Вы слышали, что сказала леди, - произнес Тобиас с известной Перис обманчивой мягкостью. - Мы старые друзья. И нам надо обсудить некоторые дела.
        Он загнал ее в угол. Если она будет протестовать, поднимется шум, возникнут лишние расспросы, которых лучше избегать.
        - Как ты узнал, где меня найти? - спросила она, повернув голову так, чтобы остальные не увидели лед в ее глазах.
        Лицо Тобиаса, наклоненное к ней - резко очерченное в тусклом свете - оставалось спокойным и безмятежным.
        - Ты сама сказала мне. Разве ты забыла, дорогая? Ты сказала, что придешь сюда позже.
        Дорогая? Раньше он ее не замечал, а теперь она стала дорогой - потому что ему было что-то нужно. И он опять удивил ее. Когда он, уходя, хлопнул дверью, Перис могла поклясться, что такому сумасшедшему потребуется намного больше времени, чтобы вернуться.
        Перис взяла себя в руки и изобразила улыбку.
        - Да, я действительно говорила тебе, - она обвела рукой помещение. - Что ты думаешь о «Голубой двери»?
        Подняв брови, он огляделся.
        - Ну, если хочешь знать…
        - Да, - оборвала его Перис. - Чудесно, не правда ли? Я люблю это место. То, что мои лучшие друзья - которые также и мои соседи - встречаются здесь, возможно, тоже играет роль, но для меня это просто самое уютное место в мире.
        - Правда?
        - Правда, - сказал Конрад. - Приятно было познакомиться с вами. Уверен, вы поймете, что Перис не в состоянии сейчас говорить с вами о делах. Она пережила нервное потрясение, и нам нужно…
        - Конрад, - Перис, нахмурившись, посмотрела на своего самозваного защитника. - Тобиас не интересуется моими маленьким проблемами.
        Перис почувствовала приближение Джинны еще до того, как увидела рядом ее лицо с классическими чертами. Великолепная улыбка - белая вспышка на фоне безупречного смуглого лица предназначалась… Тобиасу?
        - Интересуется он или нет, сейчас не тот вопрос, - Сэм перестал раскачиваться на стуле. - Мы сами об этом позаботимся, Перис.
        - Тобиас Квинн, - сочный, густой голос Джинны, полный удовольствия, перекрыл создавшееся напряжение. - Добро пожаловать. Очень лестно видеть тебя здесь. Садись. Садись. - Она взяла один из свободных стульев, стоявших поблизости, и поставила его между Сэмом и Перис. - Чувствуй себя как дома. Что будешь пить?
        Повисла тишина.
        Тобиас пожал руку Джинне, затем наклонился и поцеловал ее в щеку.
        - Приятно побывать здесь. И приятно видеть тебя, Джинна. Пиво, если можно.
        - Сейчас принесу, - Джинна пошла было, но обернулась и склонилась к Перис. - Как ты?
        Перис похлопала по руке Джинны на своем плече.
        - Все будет в порядке.
        - Мы должны быть убеждены, что ты более, чем в порядке, - сказала Джинна. - Мы поможем тебе пройти через все это. - Она ускользнула в направлении бара, провожаемая взглядом Сэма.
        Когда она отошла достаточно далеко, Сэм спросил Тобиаса:
        - Откуда вы знаете Джинну?
        Тобиас небрежно махнул рукой.
        - Виделись на деловых встречах.
        Поверх рубашки теперь на нем был темно-синий свитер. Он уселся между Сэмом и Перис и одарил всех улыбкой, - улыбкой, в которой ощущалась смутная опасность, даже когда он, казалось, был само простодушие и бесхитростность.
        - Итак, объясните мне, что происходит, - сказал он. - Я уже знаю основные детали, но мне пришлось уйти, прежде чем Перис закончила свой рассказ, - и он посмотрел на нее абсолютно невинным взглядом.
        Перис изумленно взглянула на него, на ощупь нашла свой бокал и сделала большой глоток - так и не отводя глаз. Он закинул руки за спинку стула.
        - Я так понял, что полиция не помогла.
        - Не заинтересовалась, - сказал Вормвуд, удивив Перис еще сильнее. - Можете представить себе, как у них много свободного времени, учитывая все, что происходит в этом районе.
        - Ни минуты, конечно, - согласился Тобиас. - Однако это не извиняет их безразличия.
        Джинна принесла пиво и сразу же ушла обслужить другого посетителя.
        - Убийства и изнасилования, вероятно, интересуют полицейских больше, чем кражи ювелирных проектов, - сказал Сэм.
        - Вот почему мы должны сами заняться этим делом, сказал Конрад. - Фейблз. Это место на…
        - Западе, - докончил Тобиас, наклонившись вперед. Его лицо выражало полную сосредоточенность. - То, что нужно. Я знаю это место.
        - Они используют всю партию Перис… большинство вещей, - сказал Конрад.
        - Использовали, - вставила Перис, хотя и не собиралась ничего говорить.
        - Потому что решили, что некоторые вещи не твои?
        Перис наклонила голову. Она не хотела обсуждать с ним это.
        - Нет, не так, - сказал Вормвуд. - Кто-то скопировал большинство изделий, выставленных на продажу у Фейблза и в «Частицах Сиэтла». Они скопировали их и стали продавать по отдельности в сувенирных магазинах.
        Перис закрыла глаза и потерла их пальцами.
        - Хорошие копии?
        - Достаточно хорошие для того, чтобы покупатель, который приобрел один из подлинников, узнал их и пожаловался, - продолжал Вормвуд с удивившим Перис красноречием. - Но эксперт убедил его, что он-то получил то, что хотел. Да только ведь он не один такой.
        - Поэтому магазины с подлинниками хотят вернуть товар?
        - «Частицы Сиэтла» говорят, что будут работать с Перис. Они снизят цены и предупредят покупателей. Фейблз хочет, чтобы Перис забрала все назад.
        - И заплатила покупателям, которые вернут товар, - сказал Сэм.
        Тобиас отнял руку Перис от лица и задержал ее в своей.
        Или нужно было позволить ему продолжать держать руку - уже на своем твердом бедре - или вырвать ее, рискуй вызвать неоднозначную реакцию друзей.
        Она оставила руку на его бедре.
        - По закону Фейблз не может просить тебя платить покупателям, - сказал Тобиас, и на какое-то мгновение она чуть не поверила, что ему не все равно. - Ты же делала все честно.
        - Они еще высказывают, правда, достаточно неуверенно, предположение, что я сама могла изготовить дешевые варианты и продавать их, - Перис сжала пальцы в кулак под рукой Тобиаса, но вместо того, чтобы отпустить ее, он стал медленно поглаживать ее запястье. Она не сразу смогла вздохнуть. - Если я не хочу, чтобы это предположение обошло весь Сиэтл, мне придется удовлетворить их просьбу - и без разговоров.
        - Дело дрянь, - спокойно сказал Тобиас.
        - Вот именно, дело дрянь, - эхом отозвался Конрад. - Перис не может позволить себе такие расходы.
        - На самом деле Тобиасу совсем не интересно знать об этом, - быстро проговорила Перис.
        - Нет, интересно. Ты знаешь, что интересно.
        Он разжал ее кулак и переплел ее пальцы со своими.
        - Она держится молодцом, - продолжал Конрад, глядя на Тобиаса, как будто тот был старым и проверенным другом. - Или держалась. С работой по заказам и продажей товара через год или два она встала бы на ноги. Но трудно добиться такого успеха, чтобы обеспечить себе безбедное существование. Особенно, когда происходят подобные неожиданности.
        - Перис, считай, потеряла основную часть своей годовой работы, - вставил и Вормвуд. - Она, конечно, сделает новую коллекцию через несколько месяцев. Но мы боимся, что подобное может повториться.
        - А если выкупить подделки?
        - Я сказала, что собираюсь сделать это, - проговорила Перис. У нее начала болеть голова, и она мечтала только об одном: улечься в постель и забыться. - Но Фейблз ответил, что слишком поздно. Слушайте, я не хочу больше говорить об этом.
        Конрад пододвинул свой стул к столу.
        - Нам нужно с чего-то начать, Перис. Первое, я считаю, следует…
        - Не сейчас, - оборвала она его. - Спасибо вам всем. Но мне завтра рано вставать. Я ухожу, ладно?
        - Конечно, - Конрад хлопнул ладонями по клеенке на столе и поднялся. - Пойдем, я провожу тебя.
        - Не нужно, - сказала Перис. - Ты еще не закончил работу.
        - Джинна не будет…
        - Я бы пошел, - сказал Вормвуд, подняв плечи. - Но я тут жду кое-кого.
        - Страстное свидание? - Сэм начал вставать из-за стола. - Я провожу тебя, Перис.
        - Оставайтесь все здесь, - заговорил Тобиас, очень вежливо и убедительно. - Мне все равно нужно перекинуться с леди парой слов.
        У Перис мурашки побежали по спине, потом сразу стало жарко.
        - Мне не нужен телохранитель, - отчетливо произнесла она. - Это мой район в моем городе, и я пойду одна. Но вам всем большое спасибо.
        Но Тобиас, потянув ее за собой из-за стола, не оставил ей другой возможности, кроме как подняться.
        - Бывают времена, когда сначала нужно думать о чувствах своих друзей, - сказал он, шутливо дернув ее за выбившуюся прядку волос. - Продолжайте, ребята. Она в надежных руках.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        В надежных руках?
        В ту же секунду, как дверь клуба захлопнулась за ними, Перис выдернула руку и направилась по Почтовой аллее к дому.
        Он сразу догнал ее и, обхватив за плечи, пошел так близко, что их бедра соприкасались.
        - А вот этого мне совсем не надо, - сквозь зубы процедила Перис.
        Тобиас тихо засмеялся.
        - Зато мне надо. Сделай мне приятное.
        Туман сгустился до легкого, прохладного дождя. Перис сняла очки и заморгала. Она упрямо шла вперед, полностью осознавая присутствие мужчины рядом с собой. Вырваться и убежать - это вряд ли сохранит ее чувство собственного достоинства.
        Чувство собственного достоинства в присутствии Тобиаса Квинна не играло никакой роли.
        Оно играло огромную роль.
        - Никакой женщине не следует ходить одной в этих местах. - Что-то в его голосе неуловимо изменилось. - Но особенно мне не нравится, что ты ходишь здесь одна. Или еще где-нибудь в этом городе… или в любом другом городе.
        - Какое трогательное участие, - отрезала она. - Ты неплохой актер. Должно быть, полезное качество в деятельности твоего рода.
        - Моего рода?..
        - Откуда ты знаешь Джинну?
        - Я уже объяснял.
        - Единственные деловые встречи, которые посещает Джинна, - это собрания местных торговцев. Она бы не пошла на встречи, на которые ходишь ты.
        - Оставим этот вопрос.
        Она попыталась высвободиться, но ощутила только, что он еще крепче сжал ее плечи.
        - Ты меня заинтриговал. Вы знали друг друга в прошлом?
        Тобиас глубоко вздохнул.
        - Не в моих привычках обсуждать жильцов.
        Перис остановилась.
        - Жильцов?
        Он повлек ее дальше.
        - Можно сказать, что я владелец дома Джинны. Мне принадлежит здание. Мы познакомились, когда меня пригласили на одну из этих торговых вечеринок, о которых ты упоминала.
        Перис в раздражении поджала губы.
        - Как я не догадалась. Ты же, наверное, владеешь целым кварталом.
        - Земельная собственность и ее развитие - мой бизнес.
        Она опять остановилась.
        - Так ты действительно владеешь целым кварталом?
        - Давай поговорим о более важных вещах.
        Итак, это правда. И Бог знает, какой еще собственностью он владеет. Перис потрясла головой. «Квинн», как называлась компания Тобиаса, более чем расцвела с тех дней, когда их деды начали совместные земельные спекуляции. Дела Попса шли достаточно хорошо - особенно учитывая состояние, которое Эмма привнесла в их брак. Но Сэм Квинн - дед Тобиаса - основал настоящую империю.
        - Скажи мне, что не будешь больше ходить здесь одна по ночам.
        Она фыркнула и ничего не ответила. Тобиас слегка потряс ее за плечи.
        - Перис? Обещай мне это.
        - Не будь смешным. Я почти дома. Можешь теперь оставить меня и идти по своим делам с чувством выполненного долга.
        Они свернули на шоссе Йеслер и дошли до крытой аллеи из вьющихся растений на южном конце парка Пионер. Фонари, каждый в форме трех больших шаров, омывали бело-желтым светом кирпичную мостовую.
        Из аллеи послышался храп, и Тобиас намеренно повел Перис к ряду скамеек со спящими на них людьми, защищенными только этим изящным укрытием.
        - Едва ли с чувством выполненного долга, - пробормотал он. - Я провожу тебя до самого дома. И попрошу впустить меня - нам надо поговорить. Это не игра, Перис. И не шутка. Это серьезно. Я бы не пришел, если бы это было не так.
        Она с трудом сдержалась, чтобы не сказать ему то, чего не стоило говорить.
        До Первой авеню они дошли в молчании.
        Его большая рука давила ей на плечи. Совсем не неприятное ощущение. Просто незнакомое, непривычное.
        Он был тем самым мужчиной, с которым ей безусловно не следовало видеться. Под спокойной внешностью скрывалась темная сила. Перис, может, и не была особо искушенной, но могла распознать бурлящую сексуальность.
        И он был тем самым мужчиной, которого она безусловно хотела видеть.
        Перис перевела дыхание и сглотнула.
        Хотеть Тобиаса Квинна было ошибкой.
        Она не хотела его. Как она могла? Она не видела его много лет - и не думала о нем. Почти.
        Она хотела его.
        Она думала о нем.
        Как, или почему - на эти вопросы она не могла ответить. Только иногда испытывала чувство вины.
        - Тебе нравится здесь, да?
        - Да, - сказала Перис. - Очень.
        От дверного прохода поднялась фигура и зашаркала по направлению к ним. Тобиас аккуратно обогнул ее.
        Звуки рок-музыки донеслись из «Цветной коробки». Запотевшие стекла превращали посетителей в расплывчатые, качающиеся тени.
        Еще проход, и Перис повернула за угол на Южную магистраль.
        - Дом, милый дом, - сказала она, подходя к зданию. Она протерла рукавом стекла очков и надела их. - Большое спасибо. Возвращайся осторожнее.
        - Я не хочу, чтобы меня отталкивали, Перис.
        Она открывала входную дверь.
        - Я не могу больше с тобой разговаривать.
        - Почему?
        - Ты знаешь, почему.
        - Я знаю, откуда у тебя такие мысли. Посмотри на меня.
        Перис медленно оглянулась. Она стояла на третьей ступеньке. Тобиас повернулся к ней, черты лица четко выделялись в резком свете фонаря.
        Его глаза были прищурены от дождя. Черные волосы упали на лоб. Широкий рот с крепко сжатыми губами придавал лицу суровое выражение - как будто нужны были другие губы, чтобы сделать его теплым и мягким.
        - Если ты не хочешь говорить со мной, выслушай меня, пожалуйста, - его скулы чуть побелели. - Пожалуйста.
        Перис наклонила голову и ничего не ответила. В тишине она почувствовала движение Тобиаса и услышала его шаги на ступенях.
        - Спасибо, - сказал он и подождал, пока она снова не подняла голову. - Обещаю, ты не пожалеешь об этом.
        - Хотела бы я тебе верить, - смирившаяся, смущенная, с каким-то непонятным желанием внутри, которое она не намеревалась понимать, Перис открыла дверь и прошла в коридор.
        Свет не пробивался из-под двери Мэри - пожилой женщины, жившей на первом этаже, - так же, как и из-под остальных дверей, мимо которых проходила Перис, поднимаясь по лестнице.
        Тобиас шел сразу за ней.
        Все, кроме Липса и его жены, еще находились в «Голубой двери» и вернутся еще не скоро. Вормвуд - полагали, что у него есть какой-то тайный приятель-мужчина - мог и вообще не прийти.
        Перис неуверенно остановилась у своей двери, и Тобиас сам распахнул ее.
        - Прежде чем мы двинемся дальше, - сказал он, проследовав за Перис внутрь и закрывая дверь, пока она включала свет, - я должен попросить прощения за то, что так разговаривал с тобой в прошлый раз.
        - Ты хочешь сказать, что просишь прощения за то, что говорил со мной о тех вещах, которые заставлял делать мою сестру? - В ее голосе снова зазвучал холод.
        Тобиас, не мигая, смотрел на нее.
        - Твой… Тот, с кем ты живешь, дома?
        Она скинула туфли.
        - Я ни с кем не живу. Он живет в моем доме. У него две комнаты, которыми я не пользуюсь, и сейчас его нет.
        Он быстро отвернулся, но она успела заметить едва уловимую улыбку.
        Известие о том, что она не «живет» с мужчиной, обрадовало его. Почему, черт побери? Внутренний голос предостерег: только потому, что так он может получить твою помощь без особых проблем.
        - Ты никогда не носила туфли, когда была ребенком.
        Не сказав ни слова, Перис направилась к креслу-качалке. Она взглянула на верстак, на полки с инструментами под ним. Работа поможет ей не думать.
        - А вот это ты всегда делала. Не замечала меня.
        - Ты не разговаривал со мной, - сказала она, наклонив голову, чтобы взглянуть на него. - У тебя в мыслях Синтия.
        Он прошел мимо нее и встал около окна.
        - Ладно.
        - Синтия не живет здесь.
        - Я и не предполагал этого.
        - Разве? Ты же знаешь, что она так же, как и я, владеет этой квартирой.
        - Как и ты? Да. Эмма отдала ее вам обеим. Никогда не понимал, почему, раз Синтия ей не родня.
        - Синтия моя сестра. Дочь моего отца.
        - Но не родная.
        Она оттолкнулась от пола кончиками пальцев и стара раскачиваться. Вряд ли можно винить его за это непонимание. Ей нужно было заботиться о Синтии - когда позволялось.
        - Папа удочерил Синтию, когда женился на Верил. Поэтому мы сестры, насколько я понимаю. Она моя единственная сестра, и я забочусь о ней. - Эмма не хотела, чтобы имя Синтии фигурировало в сделке с квартирой. Перис настояла на этом, и до сих пор радовалась, что ее бабушка в конце концов согласилась.
        - Я уже говорил тебе, Синтия не имеет никакого отношения к моему визиту.
        Конечно, он пришел просить ее притвориться, что они любовники!
        - Надеюсь, твое предложение было просто шуткой. Так должно было быть.
        - Мне бы хотелось помочь тебе разобраться с этими подделками.
        - Я сама отлично справляюсь.
        Неужели он считает, что она купиться на его притворное участие?
        - Ты совсем не справляешься. Ты идешь ко дну.
        Перис вскочила на ноги.
        - Не рассказывай мне, что я делаю. Или чего не делаю. У тебя есть десять секунд. Потом ты уйдешь. Мне надо работать.
        Он рассматривал ее гораздо дольше десяти секунд.
        - Тебе действительно тяжело сейчас. И твои друзья - какими бы милыми они ни были - не могут помочь. Так?
        Пустое кресло продолжало качаться. Перис наклонилась остановить его.
        Когда она выпрямилась, он уже подошел ближе - так близко, что она заметила темную щетину на его подбородке.
        - Они заботятся обо мне. Это помогает, - она сглотнула так громко, что они оба услышали.
        Он задержал взгяд на ее горле.
        Что-то неуловимое появилось в воздухе. Перис стояла очень тихо, как будто напряжение, возникшее между ними, было подобно острому лезвию, приставленному к коже, - одно движение и порежешься.
        Тобиас перевел взгляд на ее губы, на глаза, затем на пульсирующую жилку на шее. Она раньше представляла, как он целует ее туда - и сейчас представила снова.
        Она тихо выдохнула и наклонила голову. Снова сознание вины, сильнее, чем раньше.
        - И так ты всегда делала.
        Перис закрыла глаза.
        - И так тоже.
        - Как?
        - Прятала лицо и закрывала глаза, когда хотела скрыться отчего-нибудь.
        - Ты не знаешь, что я чувствую. Никогда не знал. Да и зачем было? Для тебя это ничего не значило.
        - Ты хотела, чтобы это что-то значило для меня?
        - Нет! - Она не смотрела на него. - Будь ты проклят, Тобиас. Твое самомнение было огромным, даже когда ты был отвратительным маленьким мальчишкой, и с тех пор оно только выросло.
        - Теперь я отвратительный мужчина?
        - Ты сам это сказал.
        Он ухмыльнулся, неожиданно и заразительно.
        - Помнишь, как ты ущипнула Найджела, так сильно, что он заплакал?
        Перис не смогла сдержать улыбки.
        - Он ударил ногой одну из собак Попса.
        - Найджел так и не простил тебя.
        Она хихикнула.
        - Я знаю. Как он?
        Улыбка чуть погасла.
        - Все старается вырасти. Но он в норме. Надеюсь.
        Найджел Квинн был не тот человек, который интересовал Перис.
        - Что ж, хорошо, - сказала она и отошла к окну поглядеть на темные скаты крыш на фоне неба, которое посветлеет только через несколько часов.
        - Ты помнишь моего папу? - спросил Тобиас.
        - Конечно. Мы все грустили, когда он утонул - и твои дедушка и мачеха тоже.
        - И я. До сих пор.
        Перис была в Европе, когда это произошло. Она не знала, какое влияние на Тобиаса и Найджела оказал этот несчастный случай на одном из Карибских островов, поскольку, когда она вернулась в Штаты, событие уже отошло в историю.
        - Отец кое-что не успел доделать. Он хотел построить сельскохозяйственный колледж. Для него это было очень важно.
        Лестер Квинн, как деловой человек, редко присутствовавший на семейных сборах, был уже где-то далеко в прошлом для Перис.
        - Может быть, Попе упоминал об этом? Или твой отец?
        - Ты же знаешь, мой отец никогда не интересовался бизнесом.
        Он пытался принимать участие в деле какое-то время, но когда ее мать умерла и он женился на Берил, все усилия прекратились.
        - Как там продовольственный кооператив?
        - Хорошо, насколько мне известно.
        - И Попс никогда не упоминал о колледже?
        - Попс вообще не говорит о твоей семье, Тобиас. С тех пор… с тех пор, как решил продать свою долю в бизнесе.
        Как странно думать, что «Квинн» когда-то был «Делайт и Квинн».
        - Я понимаю, - Тобиас подошел и встал рядом с ней. - Ты мне напоминаешь моего отца.
        Она посмотрела на него и быстро перевела взгляд на более безопасный вид - небо на горизонте.
        - Ты говоришь странные вещи.
        - Не совсем. Он был мечтатель. Как и ты.
        Рыже-белая полоса метнулась с верхнего пролета пожарной лестницы и очутилась перед Перис. Она подняла оконную раму за два крюка внизу и впустила кошку в комнату.
        Перис поежилась, и Тобиас сразу закрыл окно.
        - На окнах нет замков.
        - Ты просто помешан на замках.
        - Кто угодно может подняться по пожарной лестнице и залезть сюда.
        - Все могут, но пока еще не залезли. И я не намерена тратить время, беспокоясь об этом.
        Тобиас вздохнул.
        - Ты беспокоишь меня.
        - Не представляю, почему. Мы чужие друг другу люди.
        - Тебе лучше знать. Что это за кошка?
        - Альдонза? - Перис взглянула на свою полную презрения подружку расцветки набивного ситца. У той был вид кота из мультфильма, которого казнят на электрическом стуле. Оскалив зубы, шипя, она нацелила прищуренные глаза на Тобиаса.
        - Как в «Человеке с Ла-Манша»?
        - А что остается? Она не высокого мнения о мужчинах.
        Все еще в негодовании, Альдонза гордо отошла, не убирая выпущенных когтей.
        - Мне кажется, я могу понять, почему тебе нравится это место.
        Она сосредоточила внимание на небе.
        - Ты можешь мечтать здесь.
        Перис слегка расслабила напряженные мышцы спины.
        - Да. Могу. А ты все еще в том своем прекрасном доме?
        В прекрасном, экстравагантном доме, где он жил вместе с Синтией.
        - Почти не бываю там. У меня есть плавучий дом в заливе Юнион.
        Она удивилась.
        - Звучит уютно.
        - Так и есть. К сожалению, меня не представляли на радио ток-шоу.
        Перис улыбнулась.
        - «Бессонный в Сиэтле»?
        Она представила себе, как Том Хенкс, один в своем комфортабельном плавучем доме, получает письма от бесчисленных женщин, жаждущих разделить с ним компанию.
        - Ты вряд ли тот человек, который страдает от одиночества.
        - Откуда ты знаешь?
        - Ты самый красивый мужчина, которого я… - О Боже. Она закрыла глаза. - Я устала. Тебе лучше уйти.
        Его смех, казалось, пробрался ей под кожу, к нервам… и прочитал ее мысли.
        - Вы начали говорить мне комплименты, мадам?
        - Забудь об этом.
        - Исключено. Спасибо. Ты подарила мне чудесную ночь. Ты просто великолепна.
        Это стало напоминать ей сцену из фильма - с ее участием.
        - Твой отец хотел построить сельскохозяйственный колледж? - Она вернулась на твердую почву.
        - Да. Он верил, что мы должны обратиться к своим корням. Он считал, что на огромных просторах штата Вашингтон молодые люди, при правильном обучении и должных стимулах, смогут снова заинтересоваться работой на земле.
        - Фермерство? Но сейчас уже ясно, что маленькие фермы - это удел прошлого.
        - О, он думал не только о маленьких фермах. Он мечтал о таком месте, где бы люди могли изучать самые современные методы землепользования - в большом и в малом. Чтобы это осуществлялось на базе профессиональной ремесленной школы. Отец считал, что мы ушли от обучения полезным умениям… потеряли уважение к мастерству.
        - Жаль, что я мало знала твоего отца, - задумчиво сказала Перис. - Может быть, ты бы смог воплотить его мечту.
        - Может быть, я…
        - Тобиас, мне… Сегодня был тяжелый день. Один из нескольких тяжелых дней.
        Он положил руку ей на затылок, и это ощущение пронзило Перис до кончиков пальцев на ногах.
        - Позволь мне помочь тебе, - тихо сказал он, повернув ее к себе и слегка обхватив пальцами за шею. - Я действительно хочу этого.
        Перис не поднимала глаз.
        - Спасибо. Но нет.
        - Почему?
        Он тихонько стал поглаживать большими пальцами ее ключицы под воротником свитера.
        - Я твой должник за все те случаи, когда смеялся над тобой в детстве.
        Его попытка пошутить не сработала.
        - Ты мне ничего не должен.
        Она порадовалась, что надела свитер. Без лифчика под платьем он бы заметил, как напряглись соски от его прикосновения и от дыхания, коснувшегося ее бровей.
        Он был большой и надежный… так по-мужски.
        Перис вздрогнула.
        - Замерзла? - спросил он.
        - Нет.
        - Что сказала полиция?
        Она почувствовала неуверенность.
        - Они не допрашивали владельцев магазинов, купивших подделки?
        - Допрашивали. Никаких зацепок.
        Он чуть встряхнул ее за плечи.
        - Должны же остаться какие-то счета.
        - Ты не понимаешь, как делаются такие вещи. Все может быть неофициально. Просто запись в бухгалтерской книге. От руки. Никакого зафиксированного имени или адреса.
        - Так все и было?
        Она кивнула.
        - Я устала.
        - Я знаю.
        Он снял с нее очки и положил на подоконник. Она не остановила его.
        - Я собираюсь помочь тебе, Перис. И не позволю тебе отказаться.
        Она покачала головой.
        - Да, - он большими пальцами взял ее под подбородок и повернул лицом к себе. - Просто частное расследование. И я побеседую с людьми у Фейблза, они…
        - Нет. Нет, Тобиас. Спасибо, но я не могу, - посмотреть ему в глаза было ошибкой. - Не могу, - слабо закончила она.
        В бледном мерцании единственной лампы его глаза были цвета темного серебра. Свинца. Серого неба в надвигающийся шторм.
        Он перевел взгляд с ее глаз на рот, ее губы приоткрылись.
        Тобиас слегка вздохнул и склонился над ней. Закрыл глаза и поцеловал ее.
        Его губы были твердыми и холодными - холодными, потом теплее, - но такими нежными. Осторожное давление его поцелуя звало к чему-то большему, побуждало ответить ему.
        Перис неуверенно подняла руки к его груди, ощутив пальцами и ладонями его мускулы - и сильные удары сердца.
        Он гладил ее плечи, спину, поднял свитер и обнял за талию. Она ощутила жар, по почти забытой дорожке он проник в живот.
        - Нет, - Перис откинула голову. Дрожь прошла по всей длине ее позвоночника. - Нет.
        Она прикоснулась дрожащими пальцами к его губам, затем к своим.
        - Это так странно. Это неправильно.
        Тобиас только крепче обнял ее. Он поцеловал ее в местечко между бровями, потом в закрывшиеся глаза.
        - Если это странно, то это та странность, от которой мы можем получить удовольствие, - прошептал он. - И это не неправильно, Плакса. Наоборот.

        Он рассмеялся. Почему бы нет. Здесь, наверху, его никто не услышит. Труба на крыше здания напротив квартиры Перис закрывала ему обзор. Поиск нового места для наблюдения охладил его нетерпение. Он должен скоро получить разрешение действовать.

        Вид Квинна рядом с ней - это был просто удар.
        Перис не останавливала его тисканья. Эти дураки слюнявились, как первоклашки.
        Он ожидал от этого Квинна представления покруче.
        Такое развитие событий не входило в его планы. Так же как и в планы человека с деньгами - кем бы он ни был. Твою мать, интересно бы выяснить, кто платит ему за то, чтобы преподать урок этой сучке.
        От дождя линзы бинокля ночного видения замутнели, и он протер их рукавом.
        Не его вина, что появился Квинн. Ее. Злость разрасталась, он тяжело задышал. Начинала болеть голова. Он ненавидел, когда болела голова, и ненавидел то, из-за чего голова болела еще сильнее.
        Из-за нее болела голова.
        Фальшивка.
        Тусклые, бесформенные одежды поверх шелка и кружева.
        Она повела Квинна по тому пути, по которому водила всех остальных. Притворяясь чистой и застенчивой.
        Все игра.
        Он-то знал, чего она хочет на самом деле.
        Иногда она не надевала лифчик. Он знал это. Он так много знал о ней.
        Почему Квинн не раздевает ее?
        Его член уперся в молнию на ширинке. Да, хотелось бы ему посмотреть, как Квинн раздевает чистую, милую Перис.
        Хотя Квинн не даст ей того, что она получит, когда он, наконец-то, начнет действовать.
        Бинокль задрожал в его руках, ему пришлось прижать локти к бокам, чтобы унять дрожь.
        Снова целуются. Снова глядят друг на друга.
        Член Квинна поди уже выпер из джинсов.
        Он схватился за свой пах и застонал.
        Женщины вроде нее хотят только одного, хотят, чтобы сильно, и долго, и всеми способами. И они любят боль. Тихони всегда наслаждаются болью.
        Он сделает ей больно. И она запросит еще.
        И человек с деньгами заплатит за это чудесное развлечение.
        Она отстранилась от Квинна, наклонив голову таким образом, чтобы мужчина захотел запустить пальцы в ее волосы и тянуть, пока она не закричит.
        Дразнящая сука.
        - Скрути ей сиськи, Квинн, - пробормотал он. - Ты, идиот.
        Когда придет время, он-то их скрутит. Искусает. Он сделает все, о чем мечтает чистая Перис. Она знала, что они будут вместе. Только не знала, как. И когда.
        Комната была готова.
        Все, что ему было нужно - и чего он хотел - было готово.
        Сколько еще придется ждать?
        У нее сладкий зад. Круглый, и сладкий, и белый, и просящий боли.
        Он заставит себя подождать. Подразнит ее, как она дразнит его, - столько, сколько он захочет.
        Дождь сыпал за воротник и стекал между лопатками.
        Боль в голове сжигала.
        Квинна тут не ждали.
        Бух. Бух. Бух. Боль начала выворачивать желудок.
        Она заплатит за это.
        Все детали увиденного будут запомнены и повторены.
        Сквозь боль возникла идея.
        Это будет работать на них. Это даже упростит дело. Боже, как он сразу не понял. Все встанет на свои места, когда он расскажет денежному мешку, что у него на уме.
        Бух. Бух. Бух. Его лицо исказилось от боли. Он прищурился в бинокль.
        Они теперь сидели на подоконнике, рядышком. Мило.
        Он всегда знал, что могут возникнуть некоторые сложности, когда забава окончится. Тела были долбаной помехой. Он снова засмеялся и потер пульсирующие виски. Немного удачи, и от тел будет избавляться кто-то другой.

        Тобиас накрыл ее руку на подоконнике.
        - Ты так же удивлена, как и я? - спросил он, глядя на нее.
        - Больше, я думаю.
        Что с ней случилось? Она была такой уравновешенной женщиной, не дающей воли капризам и причудам. Сколько же времени прошло с тех пор, как Майкл…
        - Не хочешь ли кофе перед уходом?
        Майкл был человеком, который лучше всего чувствовал себя в одиночестве.
        - Ты все время говоришь, что мне надо идти, - мягко сказал Тобиас. Он поднес ее пальцы к губам и стал целовать их, не сводя с нее взгляда. - Я не хочу никуда уходить.
        У нее что-то оборвалось внутри. Он засмеялся.
        - Не смотри на меня с таким ужасом. Я совсем не собираюсь тащить тебя в постель… Пока.
        Ее щеки запылали. Тобиас снова рассмеялся.
        - Думаю, что никогда раньше этого не видел. Очаровательно. Здесь есть еще кто-нибудь, Перис?
        Вопрос удивил ее.
        - Нет, - сказала она, не подумав, что это звучит слишком уж прямолинейно. Она не прибавила больше нет.
        - Хорошо.
        - Послушай, я не думаю…
        - Я думаю. Поразмысли и разреши мне помочь тебе.
        Она моргнула. Он заставил ее забыть. Пока он держал ее в объятиях и целовал, она забыла о катастрофе, надвигающейся на большой скорости.
        - Так как?
        - Я… - Черт возьми, ей нужна была помощь. - Я подумаю.
        Не могла ли Синтия преувеличивать? Или даже все выдумать? Она писательница, человек с воображением. Чувство вины опять захлестнуло ее, и Перис встала.
        - Спасибо тебе за доброту.
        Предательница.
        - С тобой легко быть добрым. Мне хочется, чтобы ты добилась того, о чем мечтаешь.
        Он не давил на нее. Он просто удивительно ее чувствовал - и она до сих пор до боли хотела его. Улыбнувшись, она встала.
        - Надеюсь, ты тоже осуществишь свои мечты. Построишь колледж. Колледж твоего отца. Это твоя мечта, да?
        - Это… - он медленно выдохнул. - Это мечта, ставшая необходимостью. Я рад, что ты понимаешь.
        - Да. Я чувствую то же самое с моей работой.
        - Так ты поможешь мне?
        Перис вопросительно улыбнулась.
        - Ты поможешь мне? - повторил он. - Сходишь к Попсу?
        Она почувствовала, как стянуло кожу на лице.
        - Схожу к Попсу? Ты имеешь в виду… Я думала, что колледж - это что-то… другое. Я думала…
        - Ты правильно думала, - он излучал нетерпение. - Честно, Перис. То, что между нами сегодня… Я совсем не ожидал этого, но я говорил, что мне нужна твоя помощь, чтобы Попс слез с меня. С моих людей.
        Она застыла.
        - Я думала, ты хочешь помочь мне. Ты говорил это?
        - Да. Говорил. И помогу.
        - Ты разработал план, как смягчить меня, - крепко обхватив себя руками, она отвернулась. - Бог ты мой, какая же я дура. Как поверила, что ты можешь иметь со мной дело, ничего не желая от меня получить?
        - Нет! Нет, Перис. Пожалуйста, поверь мне. Я…
        - Ты продумал каждый шаг. Ты поглубже спрятал свой гнев и пошел за мной в «Голубую дверь». И добился именно того, чего решил добиться.
        - Черта с два я решил. Откуда я знал, что смогу?
        Потому что знал о ее влюбленности еще с тех времен, когда она была неуклюжим подростком. Но она не доставит ему удовольствие услышать это.
        - Сельскохозяйственный колледж, чтобы привлечь молодежь к земле? Как необычно. И когда именно ты собираешься заняться этим? После того, как разоришь землю, столь любимую моим бедным старым дедом?
        - Будь все проклято, - его голос был полон отчаянья и разочарования. - Будь проклята ты и все Делайты. С вашими запросами и королевскими замашками.
        - Потому что мы не любим, чтобы нас использовали, - она быстро открыла дверь. - Мы опять нехорошо расстаемся, приятель.
        - Это уж как тебе угодно. Но мы еще не закончили.
        - Не сомневаюсь. Ты вернешься.
        - Ты чертовски права.
        - Пожалуйста, не начинай опять ругаться.
        Он заговорил спокойнее:
        - Ты понимаешь все настолько превратно, что потом тебе будет стыдно.
        - Сомневаюсь.
        - Земля, которую так любил твой бедный старый дед, - именно та, на которой я собираюсь построить колледж. И общежитие для учащихся. И поселок. И все остальное, задуманное отцом, когда он купил это место.
        Перис только раскрыла рот.
        - Да, - сказал он, выходя на лестницу. - Я собираюсь сделать все это. И ты мне поможешь.
        - Только через мой труп.
        Перис заметила какое-то движение позади Тобиаса и вгляделась в темноту.
        - Если необходимо, - сказал он и, повернувшись, столкнулся с Вормвудом.
        Отвлекшись, Перис даже не поняла:
        - Что ты сказал?
        Не ответив, Тобиас обогнул ее соседа и ушел.
        - Так, - сказал Вормвуд, водворяя ее обратно в квартиру и закрывая дверь. - Не бери в голову, дорогая. Я уверен, твой мистер Квинн совсем не имел в виду то, что сказал.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Душный ветер порывами долетал с залива Элиотт, гоня мусорные вихри по пустынным улицам. Обрывки бумаг кружились, цепляясь за ограды и стены, залетали в подъезды, еще объятые сном.
        Дождь, прошедший ранним утром, освежил город, но день обещал быть жарким.
        Перис заторопилась. Она мельком подумала, что ей следовало поспать хотя бы часок, и сразу отогнала эту мысль.
        Спать или не спать, а у нее было дело. Если она не застанет Эмму до того, как та примется за какую-нибудь работу, безусловно намеченную на сегодня, возможность будет упущена до завтра.
        У бабушки Эммы были весьма определенные взгляды и правила относительно своего расписания. Свобода превыше всего. Тобиас Квинн - черт бы его побрал - в одном был прав. В тот день, когда Попс решил наполнить ров водой вокруг маленького замка в долине Скагит и держать навесной мост почти всегда поднятым, - в этот же день Эмма Делайт уехала в Сиэтл.
        Это произошло несколько месяцев назад, и с тех пор Попс не принимал посетителей.
        Никто не говорил с ним.
        Исключая Эмму. Несмотря на все протесты, Перис убедила ее регулярно общаться с Попсом.
        Не многие были на ногах в шесть утра. Задерганного вида мужчина с ковыляющим малышом направлялись к дверям яслей на Спринге. Грузовики развозили продукты. Откуда-то доносился аромат свежеиспеченных булочек с корицей.
        Обычное летнее утро в Сиэтле.
        Ничто в этом утре не было обычным для Перис.
        Слишком взволнованная, чтобы почувствовать усталость, Перис достигла улицы Медисон и стала быстро подниматься к отелю «Алексис» с его многочисленными подсобными пристройками.
        Уже внутри здания Перис заколебалась, стоя перед лифтом.
        Перис-миротворица.
        Перис, которой можно доверять.
        Перис, которая стоически наблюдала, как ее сестра вышла замуж за Тобиаса, и которая никогда не показывала своих собственных чувств к нему.
        Синтия не была так сильна, как Перис. Их отец достаточно терпимо относился к выходкам приемной дочери. Мать Синтии просто игнорировала их, так же как и Попс. Эмма всегда поджимала губы по этому поводу и незаметно отстранилась от внучки, которую была вынуждена признать.
        Перис росла с желанием сделать Синтию счастливой. Будь она счастлива, она не пускалась бы в погоню за приключениями и не заставляла бы других доказывать свою любовь к ней, даже когда отвратительно себя вела.

        Слезы.
        Синтия, рыдающая, распростертая лицом вниз на кровати: «Они ненавидят меня».
        Дождь стучал по ромбовидным окнам очаровательной спаленки на двоих. День как раз из тех, которые нравились Перис. Она любила смотреть на плачущие под дождем деревья.
        - Давай пойдем гулять, - сказала она. Ей хотелось обнять Синтию, но она знала, что лучше этого не делать. - Мы можем пойти в магазин, и я куплю тебе тот журнал, который ты хотела.
        - Мокро там, - сказала тринадцатилетняя Синтия. - Прическу испортит.
        Перис взглянула на светло-рыжие волосы Синтии и дотронулась до своей косички.
        - Хорошо, хочешь, я схожу и куплю тебе? - Она не могла выносить ее рыдания.
        - Может быть. Тогда этой тупой миссис Пурвис не придется говорить бабушке Эмме, что она видела, как я пыталась его взять. Я уже все положу на место. Все ненавидят меня.
        - Нет, это не так. Они любят тебя. И я люблю.
        Синтия икнула и снова заплакала.
        - Да, - настаивала Перис. - И я всегда буду твоим лучшим другом.
        - Правда?
        - Да.
        - Обещаешь? Что бы я ни делала?
        - Обещаю.

        Перис никогда не забывала своего обещания. Но несколько часов назад она позволила себе ответить на призыв мужчины, с которым Синтия развелась.
        - Мэм? Что с вами?
        Она вздрогнула и взглянула в лицо портье, который держал открытой дверь лифта.
        - Все в порядке, - сказала она, заходя внутрь.
        Дверь закрылась, и она нажала кнопку этажа, поежившись под черной хлопчатобумажной курткой, надетой поверх мешковатой рубашки и джинсов.
        Какая дура.
        Маленького сексуального обещания оказалось достаточно, чтобы сбить ее с ног. Маленького сексуального обещания от единственного человека, о котором она мечтала.
        От Тобиаса Квинна.
        Поцелуй.
        Несколько поцелуев.
        Его руки на шее, на спине, ласкающие талию сквозь тонкую ткань.
        Она содрогнулась.
        И она бы снова сделала это. О Боже. Она с силой потерла лицо руками. Мягкий толчок лифта возвестил о прибытии на нужный этаж.
        Поскольку Эмма Делайт ответила на ее звонок по переговорному устройству, она уже ждала у распахнутой двери. Уютно большая в шелковом макового цвета костюме, Эмма внимательно изучала своими пронзительно зелеными глазами слегка растрепанную внучку. Посмотрела, как Перис теребит прическу, и дотронулась до своих с изысканной небрежностью уложенных седых волос.
        - Привет, Эмма, - сказала Перис, засовывая руки в карманы куртки. - Надеюсь, у тебя осталось немного кофе?
        - Мм, - неопределенно ответила Эмма. - В кофейнике. На столике у кровати.
        Эмма вела жизнь богатого бродяги. Постоянно в движении. Не держа ничего, даже отдаленно напоминающего дом в своем дорогом номере люкс. И все, что она ела и пила, готовилось другими. Здесь, в месте, которое она называла домом, все делала прислуга.
        Перис взяла из буфета чистую чашку и налила кофе из гостиничного кофейника. Комната, в которую она прошла, была выдержана в розовых и темно-красных тонах.
        - Надеюсь, это с кофеином? - спросила она, подозрительно глядя на цветной кружок на крышке кофейника.
        - Коричневая метка, - Эмма как будто прочитала ее мысли. - Обычный.
        - Некоторые не выносят кофеин, - очутившись здесь, Перис не знала, с чего начать. - Говорят, он вреден.
        - Ну, если много пить, тогда конечно.
        - Да? - Перис рухнула на тахту. - Что ты сказала, Эмма?
        - Что кофеин не всем полезен. Ты ужасно выглядишь.
        - Спасибо. - На Эмму всегда можно было положиться: она говорила, что думала. - Зато ты выглядишь потрясающе. Есть планы на день?
        - У меня есть планы на каждый день. Ты знаешь. Что с тобой случилось? И не причесалась. Худеешь, что ли? Но ты и так слишком тощая, моя девочка.
        Откинув голову на спинку тахты, Перис поставила чашку на колени и уставилась в потолок.
        - Перис…
        - Куда ты собираешься?
        - Это не твои заботы.
        Перис слегка улыбнулась. Эмма, которая посвятила большую часть жизни, потакая прихотям одного единственного мужчины, теперь проводила месяцы, занимаясь чем хотела и когда хотела. И она категорически отказывалась обсуждать, чем именно.
        - Как Попс? - небрежно спросила Перис.
        - Откуда мне знать?
        Ответ прозвучал слишком быстро. Перис выпрямилась, сдула волосы, упавшие на глаза, и допила кофе. Потом налила еще чашку.
        - С тобой что-то не то, - сказала Эмма, повышая голос. - Ты действительно плохо выглядишь.
        - Ты уже говорила об этом, - Перис изучала красивое лицо Эммы с аккуратно и в меру наложенной косметикой. - Я никогда не собиралась быть модницей, как ты, бабушка.
        Эмма фыркнула, высказав свою нелюбовь к слову «бабушка», даже из уст обожаемой Перис.
        - Я сто раз писала Попсу, с тех пор, как ты съехала. Он ни разу не ответил.
        - Вряд ли он получил эти письма. Может, он и в почтовый ящик-то не заглядывает. В любом случае, он бы не ответил. Ненавидит это занятие. Да он и словечка не написал, после того, как продал свое дело.
        Перис недовольно прищурилась.
        - Ему нужен телефон.
        - Он все равно не стал бы им пользоваться.
        - Все это выходит за рамки, Эмма, - намеренно жестко сказала Перис. - Я пыталась связаться с ним через клуб радиолюбителей.
        - Вот как?
        Как будто Эмма могла одурачить кого-нибудь, притворившись, что ей все равно.
        - Да, именно так. Оператор сказал, что Попс не будет отвечать.
        - Похоже на правду.
        Перис с грохотом поставила чашку на поднос, расплескав кофе на белые салфетки.
        - Ты знаешь, о чем я думаю?
        В первый раз Эмма сбросила свою маску безмятежности.
        - О чем? - Она провела языком по губам, накрашенным помадой абсолютно в тон шелковому костюму.
        - Я думаю, что Попс умер, а ты не говоришь мне, так как знаешь, что я сойду с ума от горя, а ты терпеть не можешь всякого проявления чувств.
        Эмма широко распахнула глаза. Ее изящно очерченные брови поднялись.
        - Это самая большая чушь из всех, слышанных мною. Я люблю чувства. Я очень чувствительная.
        - Поэтому ты можешь сказать мне, что Попс умер.
        - Он не умер.
        Перис спрятала улыбку.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я… я просто знаю.
        - Кто-то виделся с ним и сказал тебе?
        Эмма пригладила волосы на затылке.
        - Нет.
        Глаза Перис наполнились слезами, и это поразило ее саму до глубины души. Она вытащила из кармана платок, прижала к носу и всхлипнула.
        - Ох, - сказала Эмма, быстро пересаживаясь на тахту цвета бургундского вина. - С тобой происходит что-то ужасное. Я знаю. Скажи мне, дорогая.
        - Мне нужно… Мне нужно поговорить с Попсом. Я скучаю по нему. И беспокоюсь о нем.
        - Ну, ладно, - сказала Эмма, успокаивающе похлопывая Перис по плечу и притянув ее к своей внушительных размеров груди. - Он любит тебя и скучает по тебе тоже.
        Перис замерла.
        - Откуда это тебе известно?
        Эмма легко вздохнула.
        - Потому что он говорил мне об этом. Вот так. Теперь ты довольна? Ты же знаешь, твой дед сейчас разбирается с некоторыми делами, он же все делает сам.
        И только сам.
        - Он пытался вернуть тебя, да? То, что он отгородился от всего мира - и от меня тоже - это часть замысла, чтобы взять над тобой верх?
        - Не задавай мне подобных вопросов.
        Высморкавшись, Перис отодвинулась от Эммы.
        - Вы оба ведете себя, как дети.
        - Как ты смеешь! - Эмма вскочила. - Мы взрослые люди, моя девочка. Независимо от того, что ты думаешь, люди не обязательно впадают в детство, когда стареют. У твоего деда и у меня были серьезные проблемы в браке. И эти проблемы так же реальны для меня сейчас, когда мне семьдесят, как и тогда, когда мне было сорок. Разница только в том, что теперь я не принимаю их близко к сердцу. Поняла?
        - Да, - тихонько сказала Перис. - Извини. Но я не понимаю, почему Попс наказывает меня из-за того, что ты не желаешь ему подчиняться. Мне нужно поговорить с ним.
        - Поговори со мной.
        Сейчас появятся еще слезы. Наверное, это от недостатка сна. Да и воспоминания прошлой ночи - как она сваляла дурочку - были еще слишком живы в памяти.
        - Это действительно важно, Перис?
        Она кивнула.
        - Он будет в ярости.
        - Если ты устроишь мне разговор с ним?
        На этот раз кивнула Эмма.
        - Я думала, теперь ты не принимаешь близко к сердцу то, чего он хочет и что он делает.
        Эмма сняла трубку с аппарата на буфете и набрала номер.
        - Ты же сказала, что у него нет телефона.
        - Так и есть. Радиооператор свяжет меня с ним.
        - А притворялась, что не делала этого.
        Проигнорировав слова Перис, Эмма кратко поговорила с оператором, назвав ему код номера Попса и свое имя, затем крепко прижала трубку к уху двумя руками.
        - Да, - наконец сказала она. - Это я, Эдвард. Нет, ничего. Я в полном порядке. Со мной Перис.
        Эмма скосила глаза, и Перис услышала сердитый мужской голос.
        - Она плачет, - сказала Эмма, занимая позицию поустойчивее. - И я не буду тебя слушать, если ты собираешься кричать. С ней что-то не то. Она не говорит мне. Только ты… Да, я говорила тебе, что все хорошо, но это было до сегодняшнего утра.
        Перис попыталась подняться, но Эмма замахала на нее рукой, и она осталась на месте.
        - Да, Эдвард, - сказала Эмма. - Я говорила тебе, что может случиться… Нет. Нет, я не передумала. Эдвард, сейчас не время. Здесь Перис.
        Последовала пауза, затем Эмма отняла трубку от уха и взглянула на Перис.
        - Твой дедушка говорит, что у него все отлично. Цитирую: «У меня всегда все отлично». Он больше не желает иметь дело с истеричками, - Эмма поджала губы. - Поэтому, если ты просто хочешь поплакаться ему в жилетку, он против.
        Перис вскочила.
        - Некоторые вещи в этом мире не меняются. Честно говоря, если бы Попс не был отцом моего отца, я бы сама не пожелала иметь с ним дела. И я не истеричка.
        - Нет, дорогая, - пробормотала Эмма, чуть улыбаясь и снова прижимая трубку к уху. - Да, Эдвард. Я знаю. Иногда правда задевает. Да. Даю.
        Перис просто вырвала трубку из рук бабушки.
        - Попс? Это ты?
        - Одного дурака в семье достаточно, девушка.
        Опешив, Перис совершенно забыла, о чем намеревалась говорить.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Твоего дурака-отца. Самое большое разочарование в моей жизни. Ты-то в мать пошла, упокой, Господи, ее душу. Поэтому со мной не пытайся изображать из себя робкую дурочку.
        Облегчение при звуке этого твердого, любимого голоса смешалось с раздражением.
        - Да черт возьми, Перис! Что гложет тебя?
        - Попс…
        - Громче! - пророкотал он. - У меня отличный слух, но я не слышу, когда мяукают, да еще шепотом.
        Она улыбнулась, и, в ответ на озадаченный взгляд Эммы, сморщила нос.
        - Ты наказываешь людей, которые любят тебя, - сказала Перис. - Это низко.
        - Низко? Низко? Когда человек доживает до моих лет, - а мне почти восемьдесят, если ты забыла, - он заслуживает право принимать решения и выполнять их. Если это ты называешь низостью, значит, так оно и есть.
        - Ладно, - гнев начал вытеснять облегчение, - Если тебе не нравится мой язык, будем изъясняться на более понятном тебе. Ты просто сволочь, Попс. Это тебе…
        Хихиканье в трубке прервало ее.
        - Эмма все еще рядом с тобой?
        - Конечно.
        - Хо-хо-хо, ей наверняка найдется, что сказать, если ее ненаглядная Перис ругается, как извозчик.
        Перис решила не уточнять, что то, что она сказала, - еще достаточно слабое выражение.
        - Я рада, что у тебя все хорошо, - проговорила она. - Но кое-что еще заставило меня прийти сюда утром и вынудить Эмму позвонить тебе.
        - Что?
        Она отчетливо помнила, что должна была сказать. Это требовало определенной подготовки.
        - Что? - резко спросил Попс.
        - У тебя там все в порядке?
        - Просто замечательно.
        - Ты хорошо питаешься, и…
        - Ты позвонила не для того, чтобы обсудить мои домашние дела.
        Правда, но не совсем.
        - Что-нибудь… Ты чем-нибудь озабочен на данный момент? Чем-то, не связанным с семьей?
        Тишина в трубке.
        Эмма подошла поближе и прошептала:
        - Что он говорит?
        Перис покачала головой.
        - Попс? Ты не… Ты не совершаешь… Ну…
        - Да разродись ты наконец!
        - Нет ли у кого-нибудь, не члена нашей семьи, основания утверждать, что твое поведение - в деловых вопросах - было неразумным?
        - Загадки какие-то, - сказал Попс, но его голос звучал менее уверенно. - Тебе лучше говорить напрямую, девушка. Кто это рассказывает тебе байки обо мне?
        - Ох, это неважно. Я просто хочу удостовериться, что ты не… Я хочу быть уверенной, что слухи, которые до меня дошли, - неправда.
        Попс не ответил, и Перис продолжила:
        - Ты продал всю свою землю? Всю, кроме одного акра? - Вопрос прозвучал нелепо.
        То, как быстро Эмма отвела взгляд, подсказало Перис, что она затронула больное место.
        - Кто это сказал тебе? - Голос Попса прервался от еле сдерживаемого гнева. - Кто говорил с тобой?
        - Это правда? - настаивала Перис.
        - Я… я так понял, что эту землю не будут разрабатывать.
        Перис рухнула на табуретку у стойки бара.
        - Ты продал ее.
        Эмма заняла освободившееся место на тахте и стала сосредоточенно изучать свои руки.
        - Попс, у тебя финансовые проблемы?
        - Черт, нет… Нет. Я не готов к тому, чтобы ты присматривала за мной, как за слабоумным.
        - Ты продал каждый кусочек этой земли. Когда?
        - За последние семь лет. И мне нет нужды объяснять что-либо тебе или кому-то еще.
        У Перис сильно заколотилось сердце.
        - Кому ты продал ее?
        Тобиас не врал… по крайней мере, не во всем.
        - Это не твое собачье дело, девушка.
        - Если тебе не нужны были деньги, то что заставило тебя сделать это? - робко спросила Перис.
        Он так долго молчал, что Перис показалось, он прервал связь.
        - Попс?
        - Я… Не говори своей бабушке, но я действительно нуждался в деньгах. Или думал, что нуждался. Теперь это уже неважно. Этот… Дьявол. У меня было преимущество.
        - В смысле?
        - В смысле, что… что… он играл нечестно. Не напрямую.
        - Они начали разрабатывать землю, да, Попс? И ты пытаешься остановить их, - она почувствовала тошноту.
        - Я посчитал, что никакого развития не будет.
        Перис начала рассматривать маленькие бежевые плитки на стойке бара, пытаясь размышлять спокойно.
        - Зачем кому бы то ни было покупать собственность, не рассчитывая использовать ее? Как ты мог подумать, что кто-то будет так поступать?
        Попс закашлялся и пробормотал что-то насчет попить воды, затем сказал:
        - Парковая зона. Вот как я это понял. Землю должны были использовать под парковую зону. И не надолго. Освобождение от налогов. Вот что должно было получиться.
        Постепенно Перис начала соображать.
        - Ты хочешь сказать, тебе говорили… Тебе говорили, что твоя земля в конечном счете станет парком, а теперь они пытаются…
        - Да, именно это я и хочу сказать. Они думают, что могут запугать глупого старика. Но я не так стар и не так глуп.
        - Понятно.
        Что бы ни случилось, никто из семьи не должен догадаться о ее связи с Тобиасом. Они бы никогда не простили ей, а она не отмылась бы от позора.
        - Попс, я могу помочь тебе?
        - Мне не нужна помощь.
        - Но у них есть все права делать все, что пожелается, ведь так? Ты действительно подписал документы? Ты продал землю и получил за нее деньги?
        - Да, черт подери. И не жалею. Я сам могу о себе позаботиться.
        Перис страшно захотелось прижаться горячим лбом к прохладной плитке и закрыть глаза. Эмма наверняка знала, что происходит, и не сделала ничего, чтобы остановить его. Не то чтобы Попс стал слушать ее. Но у Эммы были деньги, и она продолжала получать солидный доход от семейных вложений. Предоставить Перис и Синтии дорогую квартиру - для нее было просто милым подарком. Даже в те времена, когда совсем немногие женщины сами распоряжались своим кошельком, Эмма уже твердо и явно умело держала в руках финансовые вожжи. С другой стороны, Попс, очевидно, обманом был вовлечен в борьбу за власть… за потерю власти над тем, что он так дорого ценил, - над землей. Иногда восстановительные работы - единственный выход.
        - Попс, кажется, у меня есть идея.
        Нужно было время, чтобы все тщательно продумать. Использовать замысел Тобиаса было невозможно - из-за Синтии, но должен быть и другой выход.
        - Почему бы мне не сходить к тем людям, которые купили землю?
        - Никогда.
        Она подняла брови.
        - Предложить сотрудничество.
        - Никогда, говорю тебе. У меня еще здесь есть дела.
        - Попс, не вешай трубку. Я поговорю с Тобиасом и предложу…
        - Откуда… - Дыхание Попса стало ужасающе тяжелым. - Конечно. Я должен был предвидеть это. Как отец, так и сын. Любой сын Сэма Квинна такой же притвора, как и тот сукин сын.
        Перис выпрямилась. Она никогда не слышала Попса в такой ярости - и говорившего такие странные слова.
        - Но Тобиас - не сын, а внук Сэма, ведь Лестер был…
        - Я знаю, кто есть кто в этой паршивой семейке. Какая разница? Все они одно. Уж поверь мне.
        Тон Попса обеспокоил Перис.
        - Если бы мы предложили работать с ними, а не против них, ты не…
        - Я не буду.
        - Попе, послушай меня. Я поговорю с Тобиасом за тебя, и…
        - Держись от него подальше, - выразительно сказал Попс. - Он лжец и обманщик, как и его отец. Сэм лгал и обманывал. Он лгал мне…
        - Попс…
        - Послушай меня, девушка. Мне причинили зло. Мне причинили зло много лет назад - задолго до твоего рождения. Теперь они снова причиняют мне зло. Хотя на этот раз моя очередь. Понимаешь? Моя очередь.
        - Я не понимаю.
        - Так пойми. И я уже почти сказал ему то же самое. Если здесь что-нибудь изменится, это убьет меня.
        Перис скосила взгляд на Эмму.
        - Не говори так, Попс.
        С перекрещенными на груди руками Эмма воплощала безразличие.
        - Я скажу это, девушка. Он очень пожалеет, если вздумает тягаться со мной. И я лучше умру, чем уступлю Тобиасу Квинну.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Тебя трудно отыскать, старший брат.
        При звуке голоса своего единокровного брата Тобиас вручил папку с документами ответственному по застройке и, стерев с лица раздражение, обернулся.
        Яркие голубые глаза Найджела сияли очевидным удовольствием.
        - Боже, как здорово снова увидеть тебя. Пусть даже мне чуть не пришлось нанять сыщика, чтобы тебя выследить.
        Тобиас ожидал этого визита от по-мальчишески красивого Найджела.
        - Кажется, до сих пор ни у кого не возникало проблем, как меня найти.
        Его секретарша знала, что до полудня Тобиас будет в проектном бюро университета.
        - У меня на это ушли часы, - сказал Найджел. Густые черные ресницы, темные взъерошенные волосы. Воплощение очаровательного, надежного, преданного брата.
        Внешность обманчива.
        Найджел Квинн обманывал.
        Он лгал.
        Он использовал других и ни в грош не ставил никого, кроме собственной персоны.
        Он пришел, потому что попал в беду, и ему нужна была помощь.
        И он спал с бывшей женой своего брата - спал еще тогда, когда она была просто женой.
        И, что больше всего уязвляло, Найджел считал Тобиаса дураком.
        - Что у тебя? - спокойно спросил Тобиас. Для Найджела сегодня был не лучший день попытать счастья. Последняя встреча Тобиаса с Перис Делайт расстроила нечто большее, чем планы на сотрудничество с ее дедом. Она расстроила Тобиаса, и точка. Он не мог выбросить из головы эту женщину. И не только из головы. Он ощущал ее всем телом. Последнее время он слишком много работал. Ему нужно было отвлечься, отвлечься на мягкую, притягательную женщину, которая не напоминала бы большеглазую блудницу и не пудрила бы ему мозги. Блудницы? Его интересовали только настоящие женщины.
        У Найджела, казалось, возникли сложности с ответом на вопрос.
        - У тебя были причины прийти сюда? - коротко спросил Тобиас. Одна настоящая женщина. И скорее.
        - Я кое о чем хотел поговорить с тобой.
        Найджел, одетый в темно-зеленый костюм от Армани и рубашку хаки с вручную расписанным галстуком цвета зелени со ржавчиной, серьезно осмотрелся, как будто все вокруг его сильно интересовало.
        - Квартиры?
        Тобиас указал на вывеску, начинавшуюся со слова КВИНН - большими шестидюймовыми буквами.
        - «Бруклин Тауэр, пятнадцать этажей - роскошные номера под офисы», - прочитал он вслух. И подумал: «Как же ты хочешь просить меня? Какую ложь ты состряпаешь, чтобы объяснить, зачем тебе нужно занимать деньги? Большие деньги?»
        - Я говорил тебе, как благодарен за возможность пользоваться домом?
        Нет, не говорил.
        - Я все равно не живу там, - сказал Тобиас. Он не был уверен, захочет ли вообще когда-нибудь еще жить там.
        - У меня было много времени на размышления. Все это пространство и время наедине с собой, кажется, сделали меня неврастеником. Вокруг себя я вижу сплошной бардак.
        Видеть бардак - или устраивать бардак там, где раньше была спальня Тобиаса и Синтии, или в любом другом подходящем и неподходящем месте дома? Может быть, вместе с Синтией, которая любила грубый, бардачный секс. Лицо Тобиаса хранило безразличное выражение. Вокруг них сновали люди, прокладывая себе дорогу через нагромождения гигантских блоков, подготовленных для заливки фундамента. В отличие от большинства своих соперников, Тобиас предпочитал лично присутствовать на каждом этапе стройки.
        - Тебе, может, трудно в это поверить, но я ищу родственную душу.
        - Думаю, нам стоит подыскать более подходящее место для разговора, - сказал Тобиас. Лучше б он не знал, чего от него хотят. Он проверил часы. - Жаль, рановато для ленча.
        - Не для меня, - быстро ответил Найджел. - Пошли. Я угощаю. Мы давно не виделись.
        Как никогда. Тобиас прикинул, мог ли кто-нибудь догадаться, что Найджелу тридцать три - всего на три года меньше, чем ему.
        Найджел уже направлялся к выходу уверенным, пружинящим шагом. Тобиас последовал за ним, попутно здороваясь с рабочими. Он сдал свою каску и догнал Найджела уже на тротуаре. Младший брат был ниже ростом на несколько дюймов, - когда они были подростками, это было еще одним источником соперничества между ними. Благодаря массе свободного времени Найджел прибавил в весе за последние годы. В этом он почти догнал Тобиаса, отличавшегося крепким телосложением.
        Солнце поздних утренних часов дарило Найджелу загар. Идя рядом с Тобиасом, он являл собой картину красивого, здорового, преуспевающего молодого человека.
        - У меня проблемы, Тоби.
        Тобиас чуть не застыл на месте.
        - У «Ями-Ями» сейчас должно быть пусто. Японская и китайская кухни. Устроит?
        - Отлично. Меня все устроит.
        - Тогда пойдем туда, - Тобиас продолжил путь, мысленно клянясь, что не даст себя втянуть в какую бы то ни было игру, придуманную Найджелом на этот раз.
        Мимо прошли несколько студентов с тяжелыми пачками книг в руках. Все вокруг, казалось, дышало покоем и тишиной.
        Ресторан был всего лишь в одном квартале на восток от Бруклина, в Университетском проезде. Бамбуковые жалюзи были приспущены, но Тобиас сумел рассмотреть внутри несколько посетителей.
        - А здесь наливают, - рассеянно сказал Найджел, открывая тяжелую стеклянную дверь. - Я бы, пожалуй, пропустил стаканчик.
        Они заняли столик на четверых около окна и уселись рядом, спиной к стене. Таким образом они могли видеть каждого, кто подойдет достаточно близко, чтобы услышать разговор.
        - Водка с мартини, - сказал Найджел официантке. Тобиас заказал пепси-колу и подождал, пока официантка уйдет. Потом спросил:
        - Что за проблемы?
        - Я потерялся, - пробормотал Найджел. - Пустился на волю волн, - его рука слегка дрожала, когда он поднял ее, откидывая назад волосы. - Я никуда не выхожу, Тоби, и я до смерти напуган.
        Прибыли напитки. Тобиас взглянул на Найджела и сказал официантке:
        - Мы еще не готовы заказать. Подождите немного.
        - Я знаю, никогда не думаешь, что придет конец, но он наступает рано или поздно, - продолжал Найджел. - Я слишком стар, чтобы пытаться обрести себя. Мне давно пора было остепениться и почувствовать себя обретенным, - он взял бокал с мартини и поднес к губам.
        Тобиас терялся в догадках. Или это был другой Найджел, или тот же самый Найджел с совершенно другими речами.
        - Скажи что-нибудь, - проговорил Найджел, проглотив коктейль. - Мне пришлось собрать все свое мужество, чтобы прийти сюда и рассказать тебе обо всем.
        - Я слушаю. Я буду слушать столько, сколько ты захочешь говорить.
        Дверь открылась, пропустив одинокого клиента, который направился в дальний угол. Круглые фонарики из белой бумаги, висящие над головой, мягко закачались в потоке теплого воздуха с улицы. Найджел следил за ними отсутствующим взглядом.
        - Я слушаю, - напомнил Тобиас.
        - Впусти меня, - Найджел повернулся на стуле и посмотрел прямо на Тобиаса. - Позволь мне войти в «Квинн».
        Тобиас ожидал чего угодно, только не этого.
        - Ты хочешь…
        - Да. Да! Я знаю, я всегда говорил, что мне это не интересно. Я говорил вещи и похуже. Но я изменился. Я стал старше.
        Старше и по уши в долгах. До Тобиаса доходили кое-какие слухи. И предполагаемые причины долгов были не очень-то приятны. Азартные игры, наркотики, женщины… и судебное дело, возвращающее Найджела к тому, что он натворил в Лас-Вегасе.
        Тобиас передвинул запотевший бокал по блестящей деревянной поверхности стола. Слухи о Найджеле были тягостны.
        - Что ты думаешь? - нетерпеливо спросил Найджел.
        Тобиас подумал, что его брату нужен доступ к приличным деньгам, чтобы сдерживать кредиторов - как в Сиэтле, так и в других местах.
        - Мы бы создали…
        Приход официантки остановил Найджела, и он сказал:
        - Я буду цыпленка «Кунг По».
        - То же самое, пожалуйста, - сказал Тобиас.
        - Мы бы создали отличную команду, - храбро заговорил Найджел. - Тебе нужен надежный человек, правая рука. Я могу стать этим человеком.
        Тобиас поднял бокал, оставивший мокрый кружок на столе. Были времена, когда шокотерапия казалась единственно возможным лечением.
        - Ты в долгах, - спокойно сказал он.
        Найджел моргнул, но не отвел взгляда.
        - Так?
        - Да.
        Тобиас позволил себе чуть расслабиться.
        - В больших долгах.
        - Я совершил несколько глупейших ошибок. И не хочу повторять их снова.
        Честность никогда не была отличительной чертой Найджела. Поэтому, столкнувшись с такой откровенностью, Тобиас почувствовал легкую неуверенность.
        - Ты пришел ко мне, притворяясь, что хочешь работать, чтобы смягчить меня и занять большие деньги. Так?
        - Не так, черт возьми! - Найджел ударил по столу пустым бокалом. Затем оглянулся и понизил голос: - Ты всегда думал обо мне самое худшее. Вся семья всегда думала обо мне самое худшее. Ты задал мне вопрос, и я отвечу. Я говорил правду, Тоби. Правду. Может быть, я здесь потому, что запутался в долгах, и мне нужно - нет, ко всем чертям! - я хочу разобраться с этим - но есть и нечто большее. Я знаю, пришло время мне разобраться со своим поведением.
        Тобиас изучал лицо сидящего рядом мужчины. Найджел слегка побледнел под загаром. Необычный, яростный блеск ожесточил взгляд голубых глаз.
        - Послушай, я натворил дел в Лас-Вегасе, так?
        - Почему ты сразу не сказал мне об этом, когда вернулся? Почему притворялся, что тебе просто все надоело и ты хочешь чего-то новенького?
        Принесли цыпленка, и Найджел заказал еще коктейль.
        - Мне было стыдно, - сказал он, дождавшись, когда они снова останутся одни. - Неужели так трудно понять? Ты добился потрясающего успеха. Сколько тебя помню, ты всегда добивался успеха. Ты заплатил мне денежную компенсацию, чтобы только я вышел из «Квинна». Я уехал с таким куском, что мог безбедно прожить где угодно.
        Тобиас не хотел даже думать об огромной сумме, промотанной Найджелом.
        - Я сделал вшивые ставки и проиграл, - продолжал Найджел. - Ты винишь меня за то, что я не хотел раскрывать тебе всю подноготную?
        - Нет - Тобиас развернул бумагу и достал дешевые деревянные палочки. - Сколько тебе сейчас нужно?
        Найджел оттолкнул тарелку.
        - Ты не слушаешь… Или не слышишь меня. Я не хочу занимать денег. Я хочу работу. Я хочу работу, от которой мог бы оттолкнуться. Тебе не нравится идея иметь меня поблизости, Тоби? Так что ли? Мне нет места в «Квинне»?
        Их отец мечтал, чтобы оба сына вошли в дело. Их дед мечтал об этом же.
        - Хорошо, - сказал Найджел, отводя глаза. - Извини. Я не должен был спрашивать. Я упустил свой шанс много лет назад, когда взял деньги и отвалил. Забудем об этом.
        Он начал подниматься.
        Тобиас схватил его за руку.
        - Сядь.
        - Мне не нужна жалость.
        - Хорошо. Ты ее и не получишь. Сядь! - Он должен попытаться посмотреть на ситуацию глазами своего отца и деда - как возможность спасти Найджела от него самого. - Скажи мне, как ты представляешь себе свою работу в «Квинне»?
        Найджел снова уселся, поставил локти на стол и подпер голову рукой.
        - Я представляю, что буду учиться у тебя. Сам по себе я могу ничего не достичь, но с тобой я научусь, как добиваться успеха. Я верю в это.
        - Ты хочешь изучить дело? Ты об этом говоришь?
        - Да, - Найджел снова повернулся к Тобиасу. - Включи меня в ведомость. Раньше ты выплачивал мне содержание, теперь я хочу его зарабатывать. Сделай меня своим помощником, или как это у вас называется. Или помощником твоего помощника, если это то, чем является женщина в твоей конторе.
        - Глэдис - мой секретарь. У меня нет помощника, - и он никогда не был нужен. - Ты совершенно ничего не знаешь о том, чем мы занимаемся, а у меня нет времени читать лекции. И если мы пойдем на это, тебе придется учиться, наблюдая и слушая.
        Найджел наклонился поближе.
        - Я смогу. И я изучу компанию, Тоби. Даю слово, я добьюсь того, что буду полезен тебе.
        Несмотря на дурные предчувствия, Тобиас улыбнулся.
        - Тебе придется дать мне время, чтобы привыкнуть к новому Найджелу.
        - Чертовски великодушно с твоей стороны дать мне шанс. Но я изменился. Перед Богом клянусь, я изменился.
        - Нам нужно будет обсудить зарплату, - оба знали правила - они были оговорены в тот день, когда Найджел ушел. Тобиас контролировал «Квинн». - Тебе придется сказать мне, что тебе нужно, чтобы избавиться от… Тебе придется сказать мне, сколько тебе нужно.
        - Я выплачиваю понемногу. Не скажу, что я в отличной форме, но свожу концы с концами, используя содержание.
        - Работая со мной, будешь стоить дороже.
        Найджел откинулся на спинку стула и вытер рот рукой.
        - Так ты согласен?
        Тобиас подумал о Синтии. Но этот вопрос можно обсудить потом. Он сказал:
        - Да.
        - Ты возьмешь меня?
        - Да. Начинаешь завтра. Ровно в семь тридцать. Утра. На помойку блестящие ботинки, и надень что-нибудь, что хорошо смотрится в грязи.
        - Боже! - Найджел нашел руку Тобиаса и пожал ее. - Ты не пожалеешь, я обещаю. Ты еще будешь гордиться… Ты будешь рад, что согласился взять меня.
        - Буду стремиться к этому.
        В конце концов, что он терял?

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Ты сказала: ленч, - в устах Синтии Делайт Квинн такое пустяковое слово, как
«ленч», прозвучало весьма значительно.
        Перис послала своей сводной сестре взгляд, предупреждающий о бесполезности дальнейших жалоб, и остановилась у открытых дверей на террасу слишком дорогого шестнадцатиэтажного кондоминиума, где жила Синтия.
        - Ленч вчера, если уж вдаваться в детали, - Синтию было нелегко запугать. - А сейчас почти время обеда следующего дня, - держа одной рукой бутылку белого вина за горлышко и пару бокалов за ножки, она прошла мимо Перис и остановилась в лучах солнечного света.
        Вчера. Сегодня. Часы и дни пролетали теперь незаметно для Перис. Неужели только позавчера ее мир стал распадаться на кусочки, а потом появился Тобиас Квинн, чтобы завершить этот процесс?
        Синтия, с пламенеющими в заходящем солнце рыже-золотыми волосами, уселась на белый металлический стул и скрестила ноги, упакованные в серебряные колготки. Между ее грудей, на подобранном в тон колготкам серебряном джемпере, выступило мокрое пятно.
        - Сгоняешь вес? - спросила Перис. Она задержалась так надолго не только из-за дел. Решить, что и сколько рассказать Синтии - тоже требовало времени.
        - Я занимаюсь этим каждое утро, - бросив на Перис проницательный взгляд бирюзовых глаз, Синтия взяла в руки бутылку. - Что-то происходит, так?
        Прислонившись к косяку, Перис подождала, пока ей вручат бокал, и сказала:
        - Слишком многое. Извини за вчерашнее. Хотя я звонила.
        - Ммм. И я прощаю тебя, любовь моя. Я девчонка с запросами. Ненавижу кого-то ждать.
        Одна из привилегий роскошных женщин - люди редко заставляют их ждать.
        - Ты все еще пишешь? - спросила Перис.
        - Как никогда! - Синтия вытянула свои невероятно длинные красивые ноги. - Старшая сестренка, дорогая, это будет нечто. Сильная вещь.
        Перис всегда боялась высоты. Даже на таком расстоянии от террасы она почувствовала тошноту. Она уселась на пол, глядя на Синтию, которая отказывалась признавать страх своей сестры перед высокими местами. Им обеим было по двадцать девять, но день рождения Перис был на два месяца раньше, отсюда и «старшая сестра».
        - Я знаю, ты считаешь, что все, что я делаю, - это потакаю собственным прихотям, в то время как ты работаешь руками, - продолжала Синтия. - Но настанет день, и я удивлю тебя. И это будет скоро. Если и есть сейчас горячая тема, так это тайны Сиэтла.
        Перис пригубила вино и нашла его слишком сладким.
        - Сиэтла?
        - Ага. Только не задавай мне вопросов. Чем больше говоришь о произведении, тем труднее потом писать. То, что сказано, уже сказано.
        - Ты писательница. Верю тебе на слово. Во сколько обходится тебе это место?
        Синтия вытянула блестящие, абрикосового цвета губы.
        - В целое состояние. Я не спрашиваю тебя о твоих расходах, Перис.
        - Что касается того, сколько я трачу на жилье, так это тебе известно. Более или менее. Налоги и коммунальные услуги. Это ведь и твоя квартира.
        - Налоги, должно быть, ужасные.
        - Не маленькие.
        - Ты не можешь требовать, чтобы я платила налоги за эту квартиру, Перис. Я не в состоянии.
        Не следовало упоминать о непомерности требований Синтии ко всему, что ее окружало.
        - Я справляюсь.
        Или справлялась, пока доход следующего года не оказался под угрозой. Перис заранее знала ответ, но все же сказала:
        - Ты могла бы переехать и жить со мной.
        Изумительные бирюзовые глаза, обрамленные черными ресницами, глянули на нее со всей возможной выразительностью.
        - Ладно, ладно. Я знаю, ты терпеть не можешь это место.
        Синтию прямо передернуло.
        - Оно такое… такое… липкое. То есть… Я не имею в виду, как ты там все устроила. Это как раз очень… мило. Но здание. Эти улицы ночью. Скажу тебе честно, любовь моя, нет такой дороги, по которой я хотела бы там ходить после наступления темноты. А мне не нужно напоминать тебе, что я ночной житель. Я задохнусь, если меня держать ночью взаперти.
        - Да, конечно, - не было смысла объяснять, что Перис никогда и нигде не чувствовала себя свободнее, чем внутри и снаружи своего дома.
        - И эти люди, топающие вверх и вниз по одной лестнице, как ты их терпишь? О Боже!
        - Мне нравятся эти люди. И они думают, что нравятся и тебе. Конрад считает, что ты просто святая и ходишь по воде.
        Синтия отпила из бокала.
        - Конрад! Не ожидай, что я приду в экстаз от того, что какой-то бармен от меня без ума. Давай не будем сейчас об этом. Я работала над книгой весь день, как собака. Затем тренировка. Мне хочется поговорить о чем-то отвлеченном, - она махнула бокалом в направлении Перис. - Когда ты последний раз покупала новую одежду? Ты таскаешь это коричневое нечто из газа уже которое лето.
        Перис улыбнулась.
        - Одежда не много для меня значит.
        - Я знаю, - слова прозвучали с большим неодобрением. - Подумать только, что единственный нормальный член моей семьи разгуливает одетый, как с благотворительного базара.
        - Это все не бесплатно, - защищаясь, сказала Перис. - И мне так нравится.
        Синтия фыркнула в свои бокал с вином и погрозила пальцем.
        - Ты, большая сестра, покупала себе одежду у Гудвилла в те времена, когда обеспеченным девочкам не следовало это делать.
        - Я никогда не могла тратить деньги на вещи, которые считала неважными.
        - Ты безнадежна, - вздохнула Синтия. - Но не забудь, что именно я защитила тебя от бабушки Эммы и моей дорогой мамочки.
        Перис хихикнула.
        - Да, ты, правда. Я не забыла, - она сняла очки и потерла глаза. - Я не вспоминала этого много лет. Только представить тебя, одетую с иголочки, защищающую меня… Смешно. Как ты набросилась на них. А потом, когда мы остались одни, набросилась на меня. Тебе никогда не удавалось изменить мой вкус.
        - Это уж точно. Ты до сих пор сплошное недоразумение.
        - Если ты так считаешь, - Перис покачала головой.
        - Ты выглядишь слегка усталой, любовь моя, - пробормотала Синтия. - Не спишь? Или слишком много работы над следующей коллекцией?
        Перис не была готова снова рассказывать свою горестную историю, по крайней мере сейчас. Вместо этого она спросила:
        - Угадай, кто заходил ко мне пару дней назад?
        - Понятия не имею. Какой-нибудь дружок?
        - Смешная девочка, - Перис сморщила нос. - На самом деле, это был твой бывший муж.
        Синтия пролила на себя вино.
        - Твою мать! - Она выпрямилась на стуле. - О чем ты говоришь?
        - Тобиас Квинн пришел ко мне. Позавчера, если уж быть точной.
        - Ты, наверное, шутишь, - длинные пальцы с ногтями, покрытыми лаком абрикосового цвета, стряхивали капли вина. - Тобиас? Зачем, ради всего святого, ему видеть тебя?
        Она и мысли не допускала, что мужчина вроде Тобиаса может заинтересоваться Перис.
        - Перис? Продолжай. Ты меня поразила, - она неуверенно улыбнулась. - Ты разыгрываешь меня, да? Это твое представление о хорошей шутке. Тонко. Так тонко, что лишено смысла.
        Теперь настал черед Перис улыбнуться.
        - Спасибо за комплимент. Я не шучу. Он появился в квартире. Ни предварительного звонка. Ничего. Просто пришел и начал говорить мне, что, на его взгляд, не так в моем доме, где я живу и работаю.
        Синтия издала неопределенный звук.
        - Это что-то новенькое. - Что ж, это первое, о чем мы с Тобиасом договорились. Но он не мог прийти из-за этого.
        Теперь нужно было действовать крайне осторожно.
        - Он кое-что хотел, - Перис почувствовала, что краснеет. - Моей помощи.
        Полное безразличие появилось на лице Синтии.
        - Твоей помощи? В чем? Дай мне угадать. Он встретил женщину и хочет, чтобы ты сделала ей украшения.
        Перис заметила тень, промелькнувшую в прекрасных глазах Синтии. Нет. Значит, все еще болит… то, что она уступила Тобиасу.
        - Логичная догадка, но неправильная. У него какие-то разногласия с Попсом.
        Безразличное выражение сохранилось.
        - Очевидно, Попс пытается не дать «Квинну» разрабатывать землю, окружающую его.
        Совершенно озадаченная, Синтия покачала головой.
        - Землю Попса? Тобиас не может делать это.
        - Землю Тобиаса. За несколько лет Попс продал все, кроме одного акра - акра, на котором он живет - «Квинну». Теперь Тобиас хочет использовать эту землю.
        Синтия не отвечала так долго, что Перис почувствовала раздражение и допила вино, несмотря на приторный вкус.
        - Этот человек!..
        Синтия вскочила, подошла к перилам и остановилась, глядя на залив Элиотт.
        Стараясь смотреть вдаль, Перис встала и присоединилась к сестре. На углу Брода и Второй улицы жилой комплекс Синтии возвышался над остальными зданиями, отделяющими его от воды. На дальней стороне залива серые пики Олимпийских гор пронзали пурпурно-красное небо. Перис сосредоточилась на прощальном, тициановском сиянии солнца в воде и на ярких треугольных парусах яхт, скользящих по заливу. Она не могла смотреть вниз.
        - Этот человек невозможен, - пробормотала Синтия.
        - Ты о Попсе?
        Легкий ветерок шевелил роскошные волосы Синтии.
        - О Тобиасе. Почему он не оставит нас в покое? - Она взялась руками за перила и сильно наклонилась вперед.
        Перис знала, что бесполезно предупреждать Синтию вести себя осторожней.
        - Попс угрожает спустить собак на землемеров «Квинна».
        - Надеюсь, он так и сделает.
        - Это земля Тобиаса.
        - Зачем она ему понадобилась? И почему Попс продал ее?
        - Попс продал ее, чтобы получить деньги, - тихо сказала Перис. - А Тобиас говорит, он хочет построить то, что намеревался строить еще его отец.
        - Чушь собачья, - Синтия через плечо посмотрела на Перис. - Он хочет получить эту землю, потому что хочет все, что принадлежит нам.
        Ни у кого не возникало сомнений, что, когда Морис женился на Берил, ее маленькая дочка стала членом клана Делайтов. Перис была рада, что Синтия все еще ощущает родственные узы. Прохладное отношение Эммы к Синтии - единственное, что омрачало ситуацию, но к счастью, Синтия, казалось, предала забвению противоречивые чувства старой женщины.
        - Почему Тобиас пришел к тебе?
        - За помощью.
        - Это лишено всякого смысла.
        Перис никогда не отличалась хорошей памятью - до настоящего момента. Она увидела пронзительные серые глаза Тобиаса, его черные брови вразлет, по-мальчишески острые скулы, изгиб чувственных губ… Она видела его так ясно, как будто бы он стоял перед ней.
        - Перис? Ты слышишь меня?
        Она перевела дыхание.
        - Да. Он хотел, чтобы я замолвила за него словечко перед Попсом.
        Вот так. Это все, что необходимо сказать. Синтия узнала о визите Тобиаса, но смущающие детали были опущены.
        Синтия посмотрела в лицо Перис и, сложив на груди руки, прислонилась бедром к перилам.
        - Я поражаюсь наглости этого человека. Ты хочешь сказать, он пришел и стал просить тебя уговорить Попса не вмешиваться в его проклятые строительные планы? Так что ли?
        - Да.
        - Ублюдок.
        Перис, к своему удивлению, ощутила желание защитить Тобиаса.
        - Но он же купил землю, Синтия.
        - А как ты считаешь, почему он сделал это? Я скажу тебе, почему. Потому что он нас всех ненавидит и решил обмануть старика, вот почему.
        Перис обдумала слова Попса по этому поводу и решила, что не стоит упоминать ни об их разговоре (она обещала не говорить ни единой живой душе), ни о том, что версии Синтии и Попса были очень похожи.
        - Ох, любовь моя, - Синтия заключила Перис в одно из своих редких, но сильных объятий. - Для тебя, должно быть, было ужасно видеть Тобиаса в таком качестве. Какой шок. Он ведь тебе никогда не нравился, да?
        Перис не ответила.
        - И он, конечно, выбил тебя из седла. Бедняжка. Не стоило тратить два дня, расстраиваясь из-за него.
        - Я расстраиваюсь не только из-за него, - прошептала Перис, уткнувшись в пахнущее розой плечо Синтии. - Кто-то продает дешевые копии моих изделий.
        Синтия медленно ослабила объятия. Она отступила так, чтобы видеть лицо Перис, но продолжала держать ее за руки.
        - Это плохо, да? Ох, Перис… Ты говоришь о подделках?
        Перис склонила голову.
        - Именно. Подделки. Крах всего, над чем я работала в последнее время. Все обесценено.
        К тому времени, как она закончила подробный рассказ о своих последних двух днях, опустив только правду о предложении Тобиаса и то, что произошло между ними потом, Синтия уже привела ее обратно в квартиру.
        Они уселись на противоположных концах белого кожаного дивана в просторном кабинете Синтии. Только одна лампа - белая сфера, подвешенная внутри высокой трубки из прозрачного стекла - разгоняла собирающиеся в комнате тени. На светлом деревянном столе, на темнеющем экране компьютера мерцал янтарный курсор. Аккуратные стопки бумаги на столе указывали на то, что Синтия действительно вернулась к писательству после долгого перерыва.
        Перис сбросила сандалии и, подтянув ноги, прикрыла их своими легкими газовыми юбками.
        - Вот такие дела, - сказала она, уткнув подбородок в колени. Никаких зацепок. А полиция и знать ничего не желает. Но я их не виню.
        - Ну, а я виню, - мрачно сказала Синтия. Ставлю что угодно, они бы пожелали узнать, если б заявление было составлено мистером Тобиасом Квинном.
        Перис не уловила связи.
        - Это другое дело, Синтия.
        - Да?
        - Ну конечно.
        - Хм.
        - Слушай, все будет хорошо, - Синтии всегда было трудно сосредоточиться. Поэтому Перис меньше всего хотела отвлечь ее от новой попытки опубликовать один из своих детективных рассказов. - Не стоило забивать тебе голову всем этим.
        - Нет, стоило, - страстно сказала Синтия. - У нас договор, помнишь? Мы рассказываем друг другу все. Все.
        У Перис слегка потеплело внутри.
        - Договор, - согласилась она. В течение долгого времени она ощущала глубокую пропасть между ними. Если они снова сблизятся, она будет очень счастлива. - Вот, я и рассказала тебе. Теперь я не хочу, чтобы ты беспокоилась обо мне хотя бы секунду. Я большая девочка и могу о себе позаботиться.
        - Ты как будто играешь роль в плохой пьесе. И ты не права. Ты, любовь моя, слишком доверчива. И слишком невинна. Да, иначе бы этот мерзкий Майкл не помыкал бы…
        - Не сейчас, - просто сказала Перис.
        - Хорошо, - согласилась Синтия. - Конечно, нет. Извини. И тем не менее, дело в том, что ты не видишь плохого в людях, поэтому они обманывают тебя.
        - Не совсем поняла.
        - Я про Тобиаса, конечно.
        - Я отказалась помочь ему.
        - Он вернется. Он уже вернулся.
        - Не думаю.
        Перис не любила уклоняться от правды.
        - Все это как-то странно.
        Перис фыркнула.
        - Странно… Вся моя жизнь сейчас трещит по швам.
        - Они удачно выбрали время. Сначала козырной ход, чтобы вывести тебя из бизнеса. А если не сможешь оправиться - а сможешь ты, скорее всего, только если найдешь кого-нибудь, кто бы тебя финансово поддерживал, - тогда просто пойдешь ко дну.
        - Мне некого искать, - жалобно сказала Перис. - Даже если бы я и решилась просить помощи. У тебя никогда не было денег, тебе трудно это понять. И я не осмелюсь просить Попса или Эмму, потому что они наверняка посоветуют мне заняться приличным делом. Я даже не могу взять ссуду в банке.
        Они не упомянули о том, что недвижимость у площади Пионер на улице Мейн не может быть использована как дополнительный источник дохода без согласия Синтии.
        Синтия закрыла лицо руками и посмотрела на Перис сквозь пальцы.
        - Мы могли бы продать нашу собственность. Ты взяла бы свою долю и нашла себе маленькую квартирку. Где-нибудь в тихом и безопасном месте. И у тебя осталось бы еще достаточно денег, чтобы переждать эти трудные времена.
        Глупые слезы навернулись на глаза Перис. Неужели она превратилась в неуравновешенную идиотку?
        - Когда-нибудь я смогу выплатить тебе твою долю за эту квартиру, - сказала она.
        - Так не пойдет, - Синтия уронила руки, и ее красивые глаза заискрились гневом. - И ты знаешь это. Я не богата. Мы обе знаем, что я слегка превысила расходы. Честно говоря, получается, что я не могу заложить единственное имущество, которым свободно владею. Наполовину владею.
        - Я не могу уехать, - прошептала Перис. - Я знаю, ты не понимаешь, но там… моя жизнь. Среди этих людей, которых ты терпеть не можешь, и в этом месте, которое ты презираешь. Я люблю все это. Не думаю, что смогла бы работать где-нибудь еще.
        Синтия вздохнула.
        - Я знаю, - спокойно сказала она. - Каждый, кто хоть что-то знает о тебе, знает об этом, - включая Тобиаса.
        Постоянное упоминание Тобиаса начало раздражать Перис.
        - Ему-то зачем?
        - Страховка, - сказала Синтия. - На случай, если ты откажешь ему.
        Перис подняла голову и нахмурилась.
        - Ты не понимаешь? Я знаю его, Перис. Он хитрый и жестокий. Как долго он скупал земли Попса?
        - Годы.
        - Ха! Ядовитая змея - вот он кто. Подгребал под себя кусок за куском. Потом нанес удар. А когда Попс поднял шум, стал искать помощи и остановился на тебе. В конце концов, ты у Попса в любимчиках.
        - Не понимаю, как…
        - Подумай. Почему кто-то выбрал именно твои работы для подделки? Чтобы сделать тебя уязвимой, вот почему. Я думаю, что за этим стоит Тобиас. Вот что я думаю.
        Перис только потрясенно смотрела на Синтию.
        - Я знаю, это звучит невероятно, но вспомни, я провела большую часть жизни в поисках мотивов преступлений. Ты скажешь, что все это плод фантазии моего писательского ума, но я не соглашусь с тобой. Тобиас всегда придумывал изощренные планы. Как, ты думаешь, он стал в городе застройщиком номер один?
        - Синтия…
        - Дай мне закончить. Его изощренный план состоял в том, чтобы сделать тебя уязвимой еще до того, как он впервые появится у тебя, - в тот самый день, как ты обнаружишь, что тебя ободрали, как липку. Таким образом, если ты откажешься выполнить его просьбу, он сможет вернуться и сказать, что в курсе того, что случилось.
        Не было нужды. Ему и так сказали.
        - Затем он предложил бы тебе помощь. Он выждал бы подобающее время, прежде чем напомнить о цене. О, поверь мне, он умеет быть совершенно очаровательным и очень убедительным.
        Это Перис уже осознала.
        - Не знаю, согласна ли я с тобой полностью, но он своего не добьется. И потом, я могу дать ему понять, что мы считаем, он кое-что предпринял, чтобы принудить меня к сотрудничеству.
        - Нет! - Синтия наклонилась к Перис. - Однозначно нет, любовь моя. Ты вообще не должна говорить с ним. Не стоит предупреждать его.
        - Синтия…
        - Нет, Перис. Конечно, я могу ошибаться целиком и полностью, но что, если нет? Если он на самом деле решил сделать тебя козлом отпущения? Ты бы хотела знать об этом?
        - Д-да.
        Вряд ли он зашел бы так далеко.
        - Хорошо. Поэтому пусть он сам делает следующий шаг. Он не говорил тебе, что вернется? После того, как ты отказалась беседовать с Попсом?
        - Ну…
        Синтия подняла руки.
        - Я знала это. Кусок дерьма. Подожди и увидишь. Он вернется и скажет, что хочет помочь тебе.
        Перис медленно спустила ноги на прохладный, светлый, полированный деревянный пол. Она набрала полную грудь воздуха.
        - Он придет, - настаивала Синтия. - Я…
        - Он уже пришел.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Тобиас, перекинув через плечо смокинг, наблюдал, как кремово цвета «Лексус» Найджела исчез в темноте.
        За двумя днями ада последовала адова ночь. Единственным светлым пятном оставался энтузиазм Найджела в изучении бизнеса.
        Ослабив черный галстук, Тобиас пошел по спуску к деревянным докам, где располагались плавучие дома.
        Кто-то пытался перерезать ему горло - в профессиональной сфере, и на роль потрошителя претендовал всего один кандидат - Попс Делайт. Сегодня вечером, во время делового ужина у Вестина, посвященного фондовым вопросам, Тобиас стал разъяренным свидетелем того, что могут сделать слухи и намеки.
        Слух, крадущийся по великолепным коридорам Сиэтл Саксессфул, при большей свободе передвижения обрекал «Квинн» на финансовый крах.
        Тобиас желал сейчас только одного: нырнуть голым в озеро. Напряжение возрастало - кипящий огонь, скрывающийся под внешне спокойной, контролируемой оболочкой.
        Рокот моторной лодки перекрыл мягкий плеск и журчание воды под пирсами и доками. Белая луна отбрасывала дорожку на мелкой ряби. Запахи вокруг были чудесны - самые лучшие. Медовые цветы в деревянных кадках, смола, старые доски, изношенная пенька и отчетливый запах горячего, но чистого бриза Сиэтла.
        Черт, было жарко.
        Тобиас прошел ко входу в свой док и наклонился над поручнем. Вокруг себя он ощущал приглушенную ночную жизнь обитателей плавучих домов. Горело всего несколько огней. Час ночи посреди рабочей недели было самое время сна для большинства этих людей.
        Музыка ветра одиноко звучала в ночи. Тобиас наклонил голову и слушал. В другую ночь это было бы волшебно.
        Жаль слышать, что… хм - да, жаль, приятель.
        Корнелл Миллертон, президент одного из самых солидных торговых банков на западном побережье, высказал свое сожаление перед лицом по меньшей мере десятка мужчин и женщин, которых Тобиас не мог позволить себе обеспокоить или взволновать - если беспокойство или волнение было связано с его именем.
        И, когда он намеренно непонимающе улыбнулся, то встретил лишь сочувствующие кивки.
        Черт.
        Он беззвучно засвистел в кулак.
        Иногда нам приходиться просто подсчитывать убытки и бежать, парень.
        Острые голубые глаза Гюнтера Вильямса, еще одного застройщика из Сиэтла, не выражали ни симпатии, ни доброжелательности.
        - Беспорядки в долине Скагит, - Роберта Макклеллан из «Макклеллан, Герстон и Макклеллан» прошептала по секрету Тобиасу и его давнему другу и наставнику в бизнесе Биллу Бауи. - Партнеры обсуждали это сегодня днем. Речь шла о доверии компании «Квинн» теряющей устойчивость.
        И в то время, как у Тобиаса сжалось все внутри, он одарил женщину своей наиболее самоуверенной улыбкой и постарался убедить ее - впрочем, совершенно искренне, - что «Квинн» в исключительно хорошей форме.
        Билл не успел скрыть участливого выражения лица, затем забормотал что-то про раздуваемые слухи. Они оба понимали важность доверия клиентов в их недешевой сфере деятельности, где единственная ошибка могла разрушить весь бизнес.
        Тобиас сделал то, что редко делал с Биллом Бауи. Он соврал и стал настаивать, что понятия не имеет, о чем вся эта болтовня.
        Но он знал. В конце концов, после отсиживания в своей драгоценной долине в течение долгих лет, - как серый паук, охраняющий сладкий пирог, - Попс Делайт обнаружил, что никто не трепещет при виде серого паука.
        Человек, которому Попс продал почти весь пирог, хочет начать его есть.
        Тобиас выпрямился и повернулся спиной к поручням. Он не выкручивал Попсу руки, настаивая на продаже. Кусок за куском старик сам предлагал ему землю. Теперь у Попса были деньги, а Тобиасу не позволялось тронуть и щепотку грязи, за эти деньги купленной.
        Весь день вчера и сегодня, с Найджелом, преданно следовавшим за ним по пятам, Тобиас ходил, ездил и снова ходил среди людей-профессионалов с высокими ставками, чье время - и, следовательно, зарплата, - тратились впустую.
        Ветер совсем не освежил его. Кровь стучала в висках. Он сорвал галстук и смял его в кулаке. Выпивка поможет хотя бы чуть-чуть смягчить его гнев.
        Он быстро зашагал к дому, стуча каблуками по доскам. Были и еще намеки сегодня вечером, намеки, предполагающие, что кто-то дал Попсу немного дополнительной полезной информации: Тобиас Квинн настолько в отчаянье, что умоляет о помощи внучку старика.
        Холодная сука. Всегда такой была. И будет. Он бы хотел… Да, он бы хотел увидеть, чего стоит ее разогреть. Дразнящая маленькая ханжа. Она хотела, чтобы он поцеловал ее, так же сильно, как и он этого хотел. Он ощутил огонь внизу живота. Она хотела больше, чем его поцелуи. Он узнавал возбужденную женщину, как только видел ее, чувствовал ее, вдыхал ее запах.
        Ее запах. Какая-то экзотическая лилия или аромат растертых диких трав? Лилия паука. Влажно гладкая и чувственно бледная. Раскрывающая сладкие лепестки навстречу голодной жертве, которую соблазнит и затянет в себя.
        И он попался.
        Но он только пригубил от края этих лепестков, а лилия решила, что он достаточно напробовался и уже в ее власти.
        Завтра он нанесет еще один визит на улицу Мейн. На этот раз с предупреждением.
        Он прошел на боковую палубу своего двухэтажного плавучего дома и стал искать в карманах ключи.
        Его рубашка отливала в темноте бело-голубым.
        - Сюрприз, - сказала Перис, как ни в чем не бывало.
        - Я не люблю сюрпризов.
        Она только что поклялась себе, что ему не понравится этот сюрприз.
        - Потрясла тебя, а?
        Он не выглядел потрясенным. Он выглядел… непроницаемым. В слабом свете входной лампы его лицо было в точности таким, как она представляла себе - сотню раз - с тех пор, как он появился, незваный, в ее квартире.
        Его губы раскрылись, она услышала вдох.
        - Меня не легко потрясти. Как ты сюда попала?
        - На машине.
        - Хм.
        - В доме, где я живу, есть две старые машины на всех. Меньше расходов и проблем с парковкой.
        - Как необычайно удобно.
        - Как ты снисходителен.
        - Ты все такая же, - он повернул ключ в замке и открыл дверь. - Можешь доложить, что я еще стою, хожу и разговариваю - и все еще в деле. Спокойной ночи.
        Перис быстро последовала за ним.
        - С моей стороны даже вежливо возвратить тебе визит.
        Он уже закрывал дверь, и она придержала ее рукой.
        - Я хотела прийти вчера вечером, но не сразу нашла твой адрес.
        А когда она вышла от Синтии, было слишком поздно наводить справки.
        Он наклонил голову.
        - Извини, если покажусь тебе грубым, Перис. Но я устал и не в настроении принимать посетителей.
        - Я тоже устала и не испытываю большого удовольствия от этого посещения. Но нам надо кое-что обсудить.
        - Ну, не думаю.
        В его серых глазах был лед. Четкие линии лица выступали резко и напряженно. Волосы, отброшенные назад, и мысок на лбу напомнили ей о пиратах. Глаз невольно останавливался на тусклом блеске золотой серьги в ухе. Опасный бродяга.
        - Ты считаешь, что всегда держишь ситуацию под контролем? - спросила она. На этот раз его внутренняя сила не запугает ее. - Когда мы были детьми, ты объявил себя вожаком. Ты не изменился.
        - Мы оба изменились. Во всем, что только можно представить. Если у тебя есть хоть капля разума, беги побыстрей отсюда к своей маленькой общественной машине.
        - Это звучит, как угроза.
        - Принимай это как хочешь, малышка. В отличие от некоторых, я верю в честность. В моем теперешнем состоянии я могу быть опасен для твоего здоровья.
        Перис расправила плечи и пошире раскрыла дверь.
        - Холостые патроны кончились.
        Ее сердце подпрыгнуло при этих словах, но она повернулась и храбро прошла за ним в большую, неожиданно уютную комнату.
        - Тебе лучше бы уйти, - Тобиас оставил дверь открытой и бросил свой смокинг и галстук на старый морской сундук, служивший одновременно столом. Он располагался возле коричневого кожаного дивана, протершегося до блеска и темного от времени. Остальная мебель также была коричневой кожи.
        Перис прижала дрожащие руки к бокам и заняла позицию.
        - В «Квинн» дела никогда не шли успешнее, чем сейчас, - сказал Тобиас, сложив руки на груди. - Потребуется больше, чем несколько лживых слухов, чтобы опрокинуть нас. На северо-западе нет застройщика, который не мечтал бы оказаться на моем месте.
        Она снова почувствовала себя бабочкой под увеличительным стеклом.
        - Я ничего не знаю о слухах и пришла сюда не для того, чтобы обсуждать твои прибыли и убытки. Пожалуйста, закрой дверь.
        - Леди, есть только одна возможная причина для вашего прихода, и мы оба знаем, какая она. Боже, ты, должно быть, решила, что я Санта-Клаус, когда я вошел в твою квартиру.
        Перис принюхалась, но не почувствовала запаха алкоголя - по крайней мере, от него не пахло, как от человека, выпившего слишком много.
        Он указал в ночь.
        - Ты больше не получишь ничего, что могла бы использовать против меня. Иди домой.
        Перис собрала все свое мужество и закрыла дверь.
        - Я ждала на улице довольно долго. И уйду, когда получу то, зачем пришла.
        От его смеха у нее похолодело внутри.
        - Ну-ну. Женщина, которая знает, чего она хочет - или думает, что хочет, - сказал он, медленно обходя ее кругом. Склонив голову, он изучал каждый изгиб ее тела, его взгляд, казалось, обжигал кожу - так, как не удавалось этой жаркой ночи. - Отлично, вот я. А вот ты. Ты хочешь того, зачем пришла, быстро? Грубо? Без всякого изящества? Или мы будем притворяться? Ты хочешь следовать заведенному вежливому ритуалу? Выпьешь что-нибудь?
        Она еле выговорила:
        - Я не хочу.
        - Зато я хочу.
        Его рука, подобно змее, обвила ее талию, заставив вздрогнуть и отпрянуть.
        - Я не собираюсь кусать тебя, - сказал он, растягивая губы в нечто, не имеющее ничего общего с улыбкой. - Пока.
        Он потянул ее в небольшую, но хорошо оборудованную кухню и свободной рукой достал бокал.
        Главное - соблюдать спокойствие. Может, у нее и не хватало опыта, но Перис знала намерения Тобиаса.
        - Я не Синтия, - сказала она, поднимая подбородок и пытаясь высвободиться. - Сексуальное запугивание со мной не пройдет.
        - Ты определенно не Синтия, - сказал он, на этот раз на самом деле улыбнувшись. Он отпустил ее талию так неожиданно, что она с трудом удержала равновесие. - У нее грудь больше.
        Лицо Перис запылало.
        - Ты отвратительный. И предсказуемый.
        - Это так интересно, - проговорил он. - Ты и я за неделю сказали друг другу больше, чем за все годы, что мы росли вместе.
        Кубики льда из черного холодильника зазвенели у Тобиаса в бокале.
        - Уверена, что не хочешь присоединиться? - Он поднял бутылку виски и черную бровь одновременно.
        Она покачала головой.
        - Ты заработала сегодня вечером очко или два, - сказал он. - Доставлю уж тебе и твоему деду такое удовольствие.
        - Я еще не… Пока я не заработала ничего. А ты потерял очки со мной, Тобиас. Хотя тебя никогда не заботило мое мнение.
        Он налил виски, поднес стакан к губам и пронзил ее немигающим ледяным взглядом.
        - Ты пытаешься обмануть моего деда.
        Не отводя взгляд ни на секунду, он медленно глотнул.
        - Он распускает ложь обо мне, - сказал он. - А теперь вы решили объединить усилия и использовать тот факт, что я был у тебя, к своей собственной выгоде. Попс пытается сбить меня с пути. У него это не выйдет. Я получу то, что хочу, потому что это мое. Можешь передать ему это. И передай ему, чтобы не вмешивался в бизнес, в котором у него всегда была кишка тонка, чтобы стать игроком высшей лиги.
        У Перис вспотели ладони.
        - Попс ни с кем не общается, поэтому он не может распространять ложь. Ты решил с моей помощью замучить его, - она не осмелилась представить теорию Синтии - о непосредственном участии Тобиаса в ее неприятностях - пока не получит хоть каких-нибудь доказательств. - Ты лгал ему.
        - Я? - прямо-таки шелковым голосом спросил Тобиас. - Почему бы нам не пойти и не устроиться поудобнее, милая? Я просто захвачен всем этим. И не хочу пропустить ни слова.
        - Мне не нужно устраиваться поудобнее, спасибо.
        - Нет? - Он снова оскорбительно, оценивающе оглядел ее. Затем сжал зубы и, дотянувшись, провел пальцем по ее щеке.
        Перис застыла.
        - Что за духи?
        Вопрос удивил ее.
        - «Анаис-Анаис», - она с виноватым чувством вспомнила, как наносила их, зная, что делает это потому, что идет сюда.
        - Напоминают мне о лилиях, - его пальцы следовали линии ее скулы и подбородка. - Что-то экзотическое. Подходит? Под всей этой немодной одеждой - ты ведь экзотична, Перис?
        - У меня грудь меньше, чем у Синтии, - вызывающе сказала она, и в этот момент почувствовала ее тяжесть и напряжение в сосках. - И я не та женщина, которую можно силой заставить делать то, что ей противно.
        Палец спускался по ее шее.
        - То, что ей противно? Мы опять возвращаемся к моим странным домогательствам твоей лилейно-белой сестрички? - Он снова улыбнулся и проследил, как кончик пальца скользит по V-образному вырезу ее блузки - до самого низа - и потом медленно, мучительно медленно по груди через сосок. - Нет. Я ошибаюсь. Синтия не лилия. Ты лилия. Нежная и белая… выжидающая, чтобы затянуть меня в свою темную, скрытую сердцевину. Или была бы ею, не будь ты холодной. Ты фригидна?
        - Прекрати это.
        С каждым вздохом ее грудь поднималась под его испытующим взглядом. Лед в его глазах сменялся чем-то другим.
        - Хватит. Это все, что я хочу сказать. И эти тошнотворные игры со мной не пройдут. Тебе не удастся удрать так просто.
        - Потому что ты меня остановишь? - Он поставил бокал и подтолкнул Перис к открытой деревянной лестнице, ведущей на второй этаж. - Потому что ты собираешься воспользоваться тем, что я - по глупости, признаю - пришел к тебе за помощью?
        Он действительно был убедительным.
        - Ты говорил Попсу одно, а делал другое.
        - Я никогда ничего не говорил Попсу, Перис.
        Она дрогнула - его ответ прозвучал незамедлительно.
        - Все сделки с землей осуществлял мой адвокат. Я не разговаривал с Попсом - или, скорее, он не разговаривал со мной напрямую много лет.
        - Чья это вина?
        - Не моя.
        Тобиас двинулся к ней, и Перис, споткнувшись о нижнюю ступеньку, уселась на нее с глухим стуком.
        - Ты сказал, что земля будет использоваться под парк.
        Положив руки на перила по обе стороны лестницы, Тобиас наклонился к ней.
        - Я не говорил, что земля будет парком.
        Перис уставилась на его плоский живот.
        - Нет, говорил. И еще сказал, что будет что-то вроде освобождения от налогов.
        - Нет, я не говорил, что будет освобождение от налогов. И я не говорил, что намереваюсь делать с землей. Точка. Я просто купил ее. Конец рассказа. И так и будет записано.
        - Мы…
        - Вы лучше убирайтесь с моей дороги, - крепко держась за перила, он опустился на одно колено между ног Перис. Его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от нее. - Ты и этот… Ты и Попс больше не будете распускать слухи обо мне. Мы поняли друг друга?
        - Я… Мы не поняли.
        - Нет, ты поняла. И ты пришла сюда сегодня вечером по двум причинам. Ты хотела проверить, не проговорюсь ли я о том, какой урон вы уже нанесли. И заодно собрать побольше информации. Представляю, что будет в следующем выпуске. Что я напал на тебя? За этим ты здесь?
        Любое проявление страха возбуждало мужчин вроде Тобиаса Квинна. Синтия все ей рассказала об этом.
        - Мы оба знаем, что я не интересую тебя как женщина, - сказала Перис. - Кто-нибудь говорил тебе, что действительно сильные мужчины - сильные не только внешне, но и внутренне, - не используют силу для нападения?
        Его смех заставил ее подпрыгнуть.
        - Ни один мужчина, сильный или какой еще, не сможет тебя принудить к чему-либо. Ты сделана из камня. И ты чертовски хорошая актриса.
        Она не была актрисой и ненавидела противоборство.
        - Кто я - тебе совершенно безразлично. А что ты обо мне думаешь - совершенно безразлично мне. Оставь Попса в покое. Ты меня понял? Он стар и он… - она даже не сказала Эмме, что Попс просто не хочет жить, если застройка пойдет дальше. - Он стар. Не старайся наказать его за тот спор, что был с человеком, который… Не надо, и все.
        - Он стреляет в моих рабочих.
        Она глотнула воздух.
        - Нет… Попс не стал бы этого делать. Он не стал бы.
        - Он делает это. Каждый день. Они не могут работать.
        - Попс не брал в руки ружья с тех пор, как перестал… охотиться.
        Ох, только не это.
        - Охотиться на птиц? Да, конечно. Я помню. Может, он и сейчас в них стреляет. Прямо над головами моих людей. И это должно прекратиться.
        Не сдвинувшись с места, он наклонился к ней, так близко, что она смогла рассмотреть темные волосы на его груди под изящной дорогой белой рубашкой. И щетину на подбородке, замеченную ею уже в тот день, когда он провожал ее из
«Голубой двери».
        Она касалась его лица той ночью, гладила его лицо.
        Он был теплым. Даже в жаре этой ночи теплота его тела окутала, обволокла ее, как будто они крепко прижались друг к другу.
        Перис с сомнением взглянула ему в глаза. Его зрачки расширились.
        Его губы раскрылись, и Перис невольно чуть-чуть приоткрыла рот.
        Без предупреждения Тобиас опустил другое колено на лестницу между ступней Перис, вынудив ее раздвинуть ноги. Он запустил руки в ее волосы с такой силой, что захватил ленту на затылке, которой они были стянуты.
        - Что ты чувствуешь со мной? - спросил он грубым шепотом. - Как с мужчиной? Со мной?
        Перис попыталась пошевелить головой, но он только крепче сжал ее.
        - Скажи это. Скажи, что я отталкиваю и привлекаю тебя в одно и тоже время. Скажи, что ненавидишь многое во мне, но не можешь смотреть на меня без мысли о том, каково это было бы - переспать со мной.
        Воздух вокруг них наэлектризовался. Тобиас, казалось, стал больше, а Перис съежилась.
        Запястьями он сжал ее скулы, пальцы больно гладили кожу головы.
        - Скажи мне, - он легко коснулся ее рта губами. - Скажи мне.
        - Перестань, - она едва расслышала свой собственный голос.
        - Скажи это.
        Перис наощупь ухватилась за его руки. И закрыла глаза.
        Его губы были горячими, твердыми и настойчивыми.
        За страстным желанием ответить на его поцелуй она уловила четкую мысль: этот человек хочет только использовать ее. И прогнала эту мысль прочь.
        Его язык оказался там, где ему не следовало быть. Она не должна была позволять ему это.
        Он прижал ее к твердым краям ступеней и уложил ее голову себе на руку. Перис выгнула спину, стараясь не прикасаться к дереву, причиняющему боль, и большая рука Тобиаса проникла под блузку и накрыла грудь.
        - Я хочу тебя, - пробормотал он. Оторванные пуговицы посыпались на пол, он распахнул блузку. - Ты возбуждаешь меня, Плакса. Господи, спаси, ты возбуждаешь меня.
        Плакса.
        Губы и язык сменили пальцы на ее груди.
        Перис пыталась сопротивляться наплыву божественного ощущения. И содрогнулась от наслаждения, когда он потерся колючей щекой о самый кончик ее соска.
        Тобиас продвинул колени подальше и, собрав юбку на талии, погладил ее ноги - от икры, под чувствительным коленом, по жаждущему бедру и до ягодицы под трусиками.
        Его губы оставили сосок. Она услышала звук расстегивающейся молнии и почувствовала упругую бархатистость его возбужденной плоти через тонкий шелк.
        Затвердевший огонь.
        Кипящая сталь.
        Он разорвал шелк.
        - Тобиас! - Она открыла глаза. Пот блестел у него на лбу, и пиратские волосы упали на плечи. Она хотела его, но не хотела того, что должно было за этим последовать. Перис уперлась в его грудь обеими руками. - Тобиас!
        - Да. Да, Плакса, - он с силой устремился к ней, ломая сопротивление рук, сгибая ей локти.
        - Нет, - проговорила она, стуча зубами. Отчаянным рывком Перис удалось переместиться на ступеньку выше. Контакт был нарушен.
        Тобиас открыл глаза - потемневший, блуждающий взгляд.
        - Перестань. Пожалуйста, перестань. Я не хочу этого.
        Он только усилил давление, прижав ее к ступенькам так, что она чуть не закричала от боли.
        - Дай мне встать, - взмолилась она, вцепившись ему в плечи. - Пожалуйста, дай мне подняться.
        Его взгляд обрел стальное выражение.
        - Пожалуйста.
        Его губы беззвучно зашевелились, затем он сказал:
        - Ты не должна умолять, черт возьми.
        Перис съежилась. И стала вырываться. Неожиданно давление ослабло. Тобиас выпрямился и встал, повернувшись к ней спиной.
        - Это не то, что я хотела, - проговорила она, запахивая блузку и опуская юбку. - Это не то. Не то. Нет, это…
        - Закрой рот, - его плечи напряглись. - Успокойся. Пожалуйста, успокойся.
        Она поднялась. Ноги дрожали и подгибались.
        - Я не имела в виду…
        - Не говори ничего, Перис.
        - Ты не отталкиваешь, а… О Боже.
        Перис бросилась к двери. Через какое-то мгновение она услышала за собой шаги Тобиаса. Она бежала, не заботясь о том, что блузка на ней развевается.
        Он продолжал идти.
        Ее дыхание вырвалось наружу в рыданиях, затем горячий воздух обжег горло и легкие.
        Допотопный белый «Бьюик» стоял незапертый. Она повернула ключ зажигания и ослабела от облегчения, услышав, как завелся мотор.
        Дернув рычаг переключения скорости, она рванула машину с набережной напротив доков и включила фары. Их свет выхватил из темноты фигуру Тобиаса на вершине спуска, ведущего к воде. К тому времени, как Перис набрала скорость, он уже повернулся по направлению к плавучим домам.
        Сила, загнанная в бутылку.
        Теперь Перис знала, какая опасность кроется в этой силе.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Билл Бауи был человеком, который всего в своей жизни добился сам; а добился он немалого.
        Билл Бауи не любил много говорить, и все, что он говорил, было по делу.
        В жизни Билла было всего две страсти - его работа и Вивиан Эстесс.
        Ему было чуть больше сорока пяти лет; при среднем росте он имел сложение бегуна-марафонца - казалось, он состоял из одних стальных сухожилий и мускулов. Его негустые, коротко стриженые светлые волосы и загорелая, как у моряка, кожа придавали светло-голубым глазам холодный оттенок.
        Билл Бауи никогда не растрачивал попусту время, если мог за это время сделать деньги, однако он появился в офисе Тобиаса в разгар рабочего дня, хотя никакого совместного дела у них не было. И это было несколько необычно. Рядом с ним была Вивиан Эстесс. А в этом ничего необычного не было.
        - Нет ли Найджела? - спросил Билл, кивнув в сторону пожилой секретарши Тобиаса, которая до сих пор все, что было необходимо записывать, записывала от руки - как привык Тобиас.
        - Он уехал на север, чтобы кое-что для меня выяснить.
        - Хорошо, - положив руку на талию, к которой многие из мужчин просто побоялись бы приблизиться, Билл подвел свою высокую, черноволосую, смуглую подругу к креслу. - Я хотел поговорить с тобой о Найджеле, - сказал он Тобиасу.
        - Кому-нибудь следует это сделать. - Глэдис, начавшая работу в «Квинне» еще молоденькой девочкой в офисе Сэма Квинна, была большим мастером таких вот театральных ремарок, как бы никому не адресованных.
        Тобиас сделал вид, что не слышит ее.
        - Найджел пытается привести в порядок свои дела.
        - То-то и оно, что только свои, - опять вставила Глэдис, водя кончиком карандаша по пружине, скрепляющей блокнот.
        Тобиас медленно поднялся из-за стола. Он уже давно отказался от попыток склонить Глэдис к соблюдению субординации.
        - Не могли бы вы сварить нам кофе?
        Глэдис встала и поправила пояс своего полосатого светло-розового платья простого покроя. Она не любила никаких женских уловок - и ее красное лицо обрамляли безжалостно коротко стриженые русые волосы, в которых пробивалась седина.
        - Скажите Глэдис, чего вы хотите, - предложил Тобиас.
        - Мне ничего не надо, спасибо, - произнесла Вивиан, глядя на Глэдис невероятно зелеными глазами и улыбаясь. - А Билл любит кофе по-американски, да, дорогой?
        Билл ответил утвердительно и посмотрел на Вивиан с таким обожанием, с каким ни на кого и ни на что больше не смотрел.
        - По-американски, - повторила Глэдис, наморщив свой лоснящийся нос, и записала что-то в блокноте. - А мистер Квинн? Небось, опять ничего не закажет, да еще две порции. Как насчет кофе-гляссе со взбитыми сливками и корицей? Может быть, подать плюшки без сахара?
        - Два кофе по-американски, - ответил Тобиас, заметив усмешку Билла. - И спасибо вам за труды.
        Когда дверь за Глэдис закрылась, Билл спросил:
        - Почему ты терпишь эту особу?
        - У Тобиаса доброе сердце, - ответила Вивиан своим глубоким томным голосом. - Он, в отличие от тебя, дорогой, понимает, что такое традиции и уважение к существующему порядку. - Вивиан, о которой ничего толком не было известно, кроме того, что она родом из Нового Орлеана, одарила присутствующих сногсшибательной улыбкой.
        - Глэдис, несомненно, и есть воплощение порядка в здешних местах, - ответил Тобиас. - А секретарь она просто замечательный. К тому же она абсолютно предана мне. Эта женщина превращается просто в тигрицу, если ей приходится защищать вашего покорного слугу.
        - Она не очень-то напугана появлением Найджела.
        Тобиас с большим трудом удержался от резкого ответа - сегодня уже второй человек пытается вывести его из себя.
        - Найджел не просто появился, Билл. Он хочет жить своей жизнью.
        - Я ему не доверяю.
        Черт. Интересно, хоть кому-нибудь может прийти в голову, что Тобиас тоже не вполне доверяет Найджелу?
        - Найджел - мой брат.
        - Наполовину.
        - У нас один отец; я хочу дать Найджелу шанс.
        Билл подошел к стулу, на котором сидела Вивиан.
        - Никогда не мог понять, почему ты не переедешь из этого офиса.
        - Мне нравится это место. - Здесь, на улице Стюарт, откуда открывался вид на подножье холма и самое сердце многолюдного пестрого рынка на Пайк-плейс, а также на прибрежную часть города и на залив, Тобиас чувствовал себя, как дома. Пятиэтажное здание, в котором много лет размещались офисы его фирмы, было так же привычно и любимо, как старые, разношенные по ноге туфли.
        - Мне тоже здесь нравится, - сказала Вивиан. - А Билл не чувствовал бы себя уютно среди многих других.
        - Многих других? - нахмурившись, переспросил Тобиас.
        Вивиан указала на выщербленные временем кирпичные стены, которым перевалило уже на вторую сотню лет, тяжелые балки, вытертые деревянные полы.
        - Других, - повторила она. - Многие поколения боссов сменились здесь.
        - Давайте, наконец, к делу, - поспешно сказал Билл. Он нашел руку Вивиан и прижал ее к ее же плечу. Движения этой женщины были исполнены плавной, величественной грации, даже то, как она подняла непроницаемый взгляд на Билла, способно было свести с ума любого мужчину.
        Никому из повстречавших Вивиан мужчин не удалось избежать ее гипнотического обаяния. Тобиас неохотно отвел глаза от ее безупречно красивого лица, в котором проглядывали восточные черты. Красивая, богатая женщина из Нового Орлеана, она, по слухам, увлекалась оккультными науками. Столь же загадочной, как и она сама, была и ее страсть к консервативному Биллу - а также то, что он не только терпел, но и получал удовольствие от прилюдного проявления ее привязанности к нему. Уже в течение десяти лет она повсюду следовала за ним.
        - Я не обращал внимания на разговоры, Тобиас, - сказал Билл. - До настоящего времени. Но сейчас это становится опасным.
        Разговоры за его спиной могут сильно повредить ему, особенно после того, что он учинил вчера вечером по отношению к Перис.
        - Я думаю, что справлюсь. Но тебе спасибо за…
        - Пока ты не справляешься, - Билл повернулся к кульману и, без всякой цели взяв один из чертежей, развернул его. - За Найджелом охотится какая-то шайка. По всему городу об этом говорят.
        Тобиас рухнул в кресло.
        - Ну, по всему городу - некоторое преувеличение. Найджел в долгах, но сейчас постепенно их выплачивает.
        Билл наклонился, чтобы повнимательнее рассмотреть чертеж.
        - Ты выплачиваешь, ты хотел сказать. Я думаю, он самый высокооплачиваемый бездельник.
        - Ты неправ. Найджел дал мне понять, что ему нужны не послабления, а просто возможность изучить дело, каковую я ему и предоставил. Он может стать для меня очень ценным помощником. Сейчас я плачу ему хорошую зарплату.
        - Ты же давным-давно выкупил его часть наследства.
        Тобиас сглотнул и поймал взгляд Вивиан. Она изобразила сочувственную гримаску. Тобиас, поджав губы, сказал:
        - А тебе, друг, палец в рот не клади.
        - Да. При этом я действительно твой друг и хочу, чтобы с тобой ничего не случилось. В этом городе есть люди, обоего пола, которые были бы рады, если бы ты потерпел неудачу. Они бы с удовольствием забросали тебя грязью.
        - Все это было верно, пока Найджел не вернулся.
        - Найджел только усложняет проблему. - Билл похлопал по чертежу: - Ну, и что ты об этом думаешь? Меня тоже приглашали принять участие в конкурсе.
        Он имел в виду изображенный на чертеже проект комплекса кондоминиумов в центре города.
        - Думаю, что застройка получится очень плотной. Но на самом деле не должно быть проблем с рациональной планировкой. Деньги предлагаются большие. - Их дружба с Биллом была уникальна. Довольно часто они являлись конкурентами, но уважения друг к другу не теряли. Билл чихнул и свернул чертеж.
        - Ты не навещал сестер Делайт?
        И опять Тобиас почувствовал себя так, словно получил удар в живот. Как утром - стоило ему уснуть, и он просыпался от такого же неприятного чувства.
        Никогда он так страстно не желал женщину, как желал Перис Делайт с тех пор, как она пришла к нему. И никогда не чувствовал большего отвращения к себе, чем после того, как Перис убежала ночью прочь, - от него.
        - Паршивая идея, - сказал Билл.
        На мгновение Тобиас крепко закрыл глаза, потом откинулся в своем кресле.
        - Попс начал портить мою репутацию раньше, чем я поговорил с Перис.
        - Да, так и есть, - согласился Билл. - И у него это неплохо получалось даже без твоей помощи.
        Перис вскользь упоминала о его визите к Попсу.
        - Не знаю, как ему удалось так быстро распустить слух. Прошло всего три, нет, четыре дня с тех пор, как я говорил с ней.
        Тобиас заметил, что Билл с Вивиан обменялись быстрыми взглядами.
        - Что такое? - спросил он, переводя взгляд с Билла на Вивиан. - Вы знаете что-то, чего я не знаю?
        - Послушай, что скажет Билл, - произнесла Вивиан, протяжно выговаривая гласные. - Ты слишком близко принимаешь все к сердцу. Что-то происходит, и мы не имеем в виду Попса Делайта.
        - Нет, - сказал Билл. - Попс скорбен главой, да еще и зуб на тебя имеет. Может, оттого, что не преуспел в жизни так, как твой дед. Но подумай - есть ли у него связи, чтобы заварить такую кашу, которую сейчас приходится тебе расхлебывать?
        - Это не мое дело.
        - Если так пойдет и дальше, будет твое. Тебе нужна защита с тыла.
        Вивиан встала и подошла к Тобиасу.
        - Ты много значишь для нас с Биллом, - сказала она, проводя тыльной стороной пальцев по лбу Тобиаса. - Тебе придется смотреть в оба. А Билл будет твоими глазами на затылке.
        Тобиас поймал ее руку.
        - Я ценю вашу заботу, но, надеюсь, сам смогу справиться со вспыльчивым старикашкой, вооруженным пугачом.
        Вивиан убрала руку, отбросила за спину свои длинные прямые черные волосы и отвернулась от Тобиаса.
        - Билл, он не понимает. Скажи ему.
        Билл подошел к столу Тобиаса и навис над ним, опираясь на костяшки пальцев:
        - Кто-то в этом городе, из тех, с кем мы занимаемся одним делом - а точнее, из тех, кто был вчера на собирушке в Вестине, хочет тебя съесть.
        Несколько секунд Тобиас слушал гудение вентилятора над головой.
        - В конкуренции нет ничего нового, - сказал он наконец. - Если Попс намеренно распускает слухи о том, какие убытки мне наносит сделка с ним, я думаю, всегда найдутся уши, которые будут рады это послушать.
        - А ты-то послушаешь меня? - спросил Билл, наклоняясь над столом. - Это ведь не Попсова идея. Неужели ты не видишь? Он бы без посторонней помощи не додумался дать делу такой ход. Кто-то хочет устроить тебе горячее время. Один из твоих друзей отправился к Попсу Делайту и научил его, как запустить интригу. И этот же самый друг диктует теперь старику каждый шаг.
        - Тебе надо его найти, - сказала Вивиан.
        - И побыстрее, - добавил Билл. - Пока он не получил то, что вознамерился получить.
        Вторая чашка, после той, которую выпил бы Билл, если бы не ушел раньше, чем появился, наконец, крепкий черный кофе, последовала вслед за первой в желудок Тобиаса; вкуса он опять не почувствовал.
        Если бы он не думал так много о старой семейной вражде, не пришлось бы дожидаться, пока Билл и Вивиан раскроют ему глаза на очевидное.
        Тобиас мысленно проверял имя за именем.
        - Мистер Квинн, - окликнула его Глэдис из-за своего стола в коридоре. - Я ухожу обедать на два часа.
        - Час с четвертью, - ответил он, в нарушение установленного обычая.
        - Час и три четверти.
        Обычно они сговаривались на полутора часах. Сегодня же Тобиас сказал:
        - Хорошо. Мартини не больше трех.
        - Я постараюсь, - слышно было, как стучат задвигаемые Глэдис ящики стола.
        Со своего места у окон Тобиас услышал, как она уходит, чтобы, как всегда, успеть к мессе в церкви.
        Планы по строительству в Скагите не стали достоянием гласности, пока он не начал набирать персонал для выполнения строительных работ. Тогда он уже получил предупреждение от Попса.

«Убирайся к черту с этой земли, пока не пожалел о том, что не убрался раньше», - гласило лаконичное послание, переданное через какого-то любителя-радиста.
        Угроза сначала удивила Тобиаса. Потом он решил, что старик уже становится смешным.
        Но свирепо рычащие собаки и всякая дрянь, которую кидали на головы его рабочим, смеха не вызывали. Визит к Перис был отчаянной мерой, которая, тем не менее, поначалу казалась вполне разумной.
        Черт, неужели действительно это была совсем паршивая идея?
        Тобиас едва заметно улыбнулся. Самое ужасное, что теперь ему долго не увидеть Перис. Да и вряд ли она встретит его с распростертыми объятиями, когда бы он ни появился.
        Все остальное, конечно, было очень плохо. Он не сказал ей ни одного верного слова. А то, что он сделал, и, хуже того, чуть не сделал - Боже! - лучше и не вспоминать об этом.
        Он взглянул на свои руки и замер. Должен быть способ оправдаться перед Перис, чтобы поскорее оставить весь инцидент позади.
        На нижних этажах более сотни мужчин и женщин - лучших специалистов - работали на
«Квинн». На другом конце города, во втором офисе, работало в два раза больше народу. Компания уже давно стала слишком большой, и Тобиас не мог упомнить по именам всех своих сотрудников.
        Для большего правдоподобия Биллу не хватало только сказать, что подробности разговора Тобиаса с Делайтом были переданы конкуренту кем-то из сотрудников
«Квинна».
        Но он же, черт возьми, не детектив.
        - Тук, тук.
        О нет. Тобиас закрыл глаза. Как ему хотелось, чтобы этот голос оказался лишь шуткой его разыгравшегося воображения.
        - По твоему виду можно решить, что компания тебе не помешает.
        - Только не твоя компания, Синтия. - Тобиас даже не обернулся. - Не знаю, кто тебя впустил, но дорогу назад ты и сама найдешь.
        - Я сама нашла дорогу сюда. А ты что-то не очень любезен.
        Дверь тихо закрылась.
        Он услышал, что неторопливый перестук ее каблучков приближается. Тобиасу не надо было и оборачиваться, чтобы представить, как Синтия покачивает бедрами при ходьбе.
        - Как я рада тебя видеть, - сказала она с придыханием; когда-то, так давно, что ему не хотелось вспоминать, когда это было, такой тон очень возбуждал Тобиаса.
        - Все еще очарован старым пейзажем? - Синтия остановилась рядом с ним. Тобиас наблюдал за сутолокой в окнах ресторанчика с европейской кухней «Сюр-ля-табль» на углу улицы.
        Кончиками пальцев она взъерошила волосы на его виске. Тобиасу захотелось отодвинуться.
        - Тобиас, нам ни к чему больше быть врагами.
        Брошенный искоса взгляд открыл Тобиасу все тот же соблазнительный вид. Синтия подбирала одежду так, чтобы привлечь внимание к своему красивому телу. Эластичное белое платьице с кружевами, похожее на неглиже - вот и все, что было надето под жакетом.
        Тобиас вслух сказал Перис, что у нее грудь меньше, чем у Синтии… Как он мог сказать подобную грубость такой женщине, как Перис Делайт?
        Тобиас отдернул голову от руки Синтии.
        - Мне надо поговорить с тобой, - сказала ему Синтия.
        - А мне не о чем с тобой разговаривать, - Тобиас взглянул в ее прекрасное лицо, а потом прямо на ее объемные груди. Большие темные соски просвечивали через тесное платье. - Может быть, не стоит выходить на улицу в таком виде, - предположил Тобиас. - Лучше застегни жакет, когда будешь уходить, то есть прямо сейчас.
        Синтия стряхнула пиджак с плеч и повесила его на руку.
        - У Перис неприятности, - сказала она. - И она очень не в духе.
        Тобиас никак не ожидал, что Синтия будет говорить о Перис.
        - Мне очень жаль, - ответил он намеренно безразличным тоном. Конечно, Перис не рассказала Синтии…
        - Вчера вечером она мне звонила.
        Тобиас резко отвернулся от Синтии и сел в свое кресло. Синтия своей волнообразной походкой подошла к нему и села на угол стола.
        - Помнишь, как я, бывало, навещала тебя здесь? - Она откинула голову и засмеялась. - Пока старая добрая Глэдис ходила к мессе?
        Он вспомнил. Очень ясно.
        Синтия провела носком туфли по его бедру.
        - Стараюсь не упустить возможности позабавиться…
        - Синтия!
        - Интересно, где, думала Глэдис, я нахожусь, когда она входила и не видела меня. - Ее нога совершила повторное путешествие.
        - Глэдис не дура. Она знала, что ты сидишь у меня под столом. Ну, мы закончили воспоминания?
        - Мне так нравилось…
        - Хватит!
        - Пока ты пытался сделать вид, что моя голова вовсе не лежит у тебя на коленях.
        - О Господи! - Некоторые части его тела не разделяли его отвращения к этой женщине. - Все это было в другой жизни.
        - Хорошо. - После вздоха платье стало еще плотнее обтягивать тело. - Звонок Перис меня удивил.
        - Неужели она так редко тебе звонит в последнее время? - Тобиасу совсем не хотелось разговаривать на эту тему.
        Синтия расправила жакет на своей малозаметной юбке и подоткнула его под бедра. Она склонилась к нему с легкой улыбкой.
        - Это для того, чтобы ты не обвинял меня, будто я пытаюсь тебя отвлечь.
        Нелегко было держать взгляд выше ее ключиц.
        - Ты кажется, теперь сразу приступаешь к делу…
        - Понимаешь, я сочувствую тебе в твоем деле с Попсом.
        Тобиас посмотрел ей в глаза.
        - Когда Перис мне позвонила, она рассказала, как ты заходил к ней на прошлой неделе и просил ее замолвить за тебя словечко перед Попсом.
        - Да?
        - Перис мне все рассказывает. Глупенькая Перис.
        - Она сказала, что ты просил ее помочь тебе.
        Почему Перис пересказала Синтии немного исправленную версию их настоящего разговора?
        - Да, я был у Перис.
        Синтия смеялась, показывая свои великолепные зубы.
        - Колючая, как всегда, да? - Она скрестила руки под грудью, добившись тем самым ошеломляющего эффекта.
        - Перис…
        - Перис остается сама собой, - задумчиво закончила за него Синтия, прежде чем Тобиас сказал что-нибудь, может быть, непоправимое. - Но когда она упомянула о тебе, я задумалась. Она прямо не сказала, но дело в том, что у нее серьезные финансовые затруднения. Она пережила настоящий шок. Какой-то подлец делает дешевые копии с ее украшений и теперь никто из постоянных клиентов не хочет брать ее работы. Даже последнюю коллекцию. Ей нужна ссуда, чтобы продержаться.
        Тобиас поерзал в кресле. Перис явно не могла скрыть от своей сводной сестры разговор, но рассказала только то, о чем нельзя было умолчать. Он мог побиться об заклад, что Синтия и не подозревает ни о его втором визите к Перис, ни об эпизоде в плавучем доме. Тобиас, поставив локти на подлокотники кресла, задумчиво похлопывал кончиками пальцев друг о друга.
        Синтия сложила губки в привычную гримаску
«ах-ты-совсем-не-обращаешь-на-меня-внимания», а затем опустила уголки губ вниз, словно на секунду перестала следить за выражением своего лица.
        - Она не знает, к кому обратиться, ей совсем некого попросить.
        - Ты же только что сказала, она не признается, что ей нужна ссуда.
        - Я сказала «не совсем», - с раздражением возразила она. - Вечно ты кроишь мои слова по своему вкусу.
        - Теперь это вряд ли важно.
        Синтия поправила волосы.
        - Да. В любом случае, я здесь не из-за себя. Я пришла из-за Перис. Конечно, я предложила ей помощь, но она отказалась. Насколько я помню, Перис всегда при мне чувствовала себя подавленной. Я уверена, она отказалась от моей помощи потому, что просто не могла себя заставить принять ее.
        Если память ему не изменяет, все на самом деле должно быть как раз наоборот.
        - Никогда не думал, что Перис завистлива.
        - Ну, я бы не сказала, что это зависть. Может, просто неуверенность в себе. Не могу понять, почему, - волосы Синтии опять упали вперед и она выгнула спину. - Но мне хочется ей помочь. И я подумала о тебе, Тобиас. Не знаю, сколько денег ей нужно, но не мог ли бы ты хотя бы предложить помочь ей?
        - Как бы я это сделал? Она бы обязательно захотела узнать, с чего вдруг я предлагаю ей помощь.
        Синтия потянулась, чтобы взять его за руку. Тобиас убрал руки.
        - Я не кусаюсь, - сказала она едко. - Перис сказала мне, что Попс продал тебе всю землю, какую только мог, а теперь пытается не дать тебе строить на ней.
        - Не вижу связи.
        - Все просто. Я совершенно с тобой согласна, что Попс - глупый дрянной старикашка. Один Бог ведает, почему Эмма столько с ним прожила.
        - Ну и?.. - прищурился Тобиас.
        - Так вот, я не думаю, что можно позволить Попсу стоять у тебя на пути. Если бы ты не был столь великодушен, ты бы давно окоротил его при помощи этого… как его… ну, ты понял, что я хочу сказать.
        - Закона об ограничении дееспособности?
        Синтия вытянула в его сторону длинный наманикюренный ноготь:
        - Вот именно. Но ты этого не делаешь в память о прежних временах. Я тебя знаю.
        Дело было в том, что она совсем не знала его.
        - Как скажешь.
        Сплетники будут на седьмом небе от счастья, когда узнают, что Тобиас решил затравить «бедного старого Попса».
        - Ты разве не понял? Это должно отлично сработать. Перис - единственная, кого может послушать Попс. Если она попросит его оставить тебя в покое, он, может быть, так и сделает.
        - Перис не хочет этого делать.
        - Все может измениться, если ты докажешь, что она может тебе довериться. Почему бы тебе не прийти и не сказать ей, что ты узнал о ее проблемах и хочешь ей помочь? Если она попытается отказаться, настаивай. А потом, если ты выждешь некоторое время и она первая заговорит о Попсе, бьюсь об заклад, она сама предложит поговорить с ним о тебе.
        Тобиас покачал головой.
        - У тебя уже целый сценарий разработан. Одного я не могу понять - тебе-то все это зачем? Каков твой интерес, Синтия?
        Ее ясные глаза наполнились слезами, и она отвернулась.
        - Я сделала столько ошибок, - ответила она. - Может быть, я раскаиваюсь…
        Синтия? Раскаивается? Неужели? Ну и ну!
        - Черт тебя возьми, Тобиас. Ты иногда бываешь таким грубым!
        Тобиас взглянул на нее и пожалел, что ничего, кроме безразличия, к ней не испытывает.
        - Ты сама этого добилась. Было время, когда я весь принадлежал тебе - душой и сердцем, моя милая. Этого тебе показалось мало.
        Соскочив со стола, Синтия опустилась на колени рядом с его креслом и поднесла к лицу его ладонь.
        - Я и не надеюсь, что ты мне поверишь, но ты мне по-прежнему небезразличен, Тобиас. Я понимаю, что я потеряла… Что потеряли мы оба.
        Тобиас осторожно высвободил свою руку.
        - Иногда я… Иногда мне жаль, что все так получилось…
        Ему хотелось, чтобы Синтия ушла прежде, чем вернется Глэдис.
        - Я изменилась с тех пор. Я поняла, что от некоторых привычек надо избавляться.
        - Мы все изменились. Поднимайся, Синтия.
        - Как бы мне хотелось, чтобы ты простил меня!
        - Вставай.
        Она, наконец, вняла его словам.
        - Никогда не уступаешь, да?
        - Я не представляю, в чем я должен уступить. Ты хочешь, чтобы я напомнил тебе причины, по которым мы развелись, и простил тебя? Или ты сама хочешь вспомнить, почему мы развелись? Может, мы на этом закончим и я снова займусь делом?
        - Да, черт тебя… Одно могу сказать напоследок - пошевели мозгами, как тебе использовать Перис.
        Тобиас посмотрел не нее снизу вверх - взгляд его пробежал по ее кружевному неглиже, по колышущейся полуобнаженной груди и остановился на ее влажных приоткрытых губах.
        - Ерунду говоришь.
        - Она влюбилась в тебя еще в детстве! Она все время за тобой ходила. А когда она увидела, что с тобой я, никто из мужчин не мог заменить тебя в ее сердце.
        Тобиас открыл и закрыл рот.
        - Только не говори мне, что ничего не знал. Даже мужчина не может быть настолько слепым.
        Тобиаса изумило такое горячее выступление Синтии.
        - Она меня не переносит.
        - Это только для виду. Я и не думала, что тебя так трудно будет убедить. Послушай, три года назад она, наконец, нашла себе мужчину. Его звали Майкл. Он актер. Высокий, черноволосый, красивый - похожий на тебя, если не приглядываться. Перис бы на него и не посмотрела, если бы не искала еще одного Тобиаса Квинна.
        - С чего ты это все взяла?
        - Да оглянись вокруг хоть раз. Майкл был обаятельный. Раз он был, насколько это возможно, похож на тебя, Перис в течение целых двух лет кормила его, пока он завоевывал успех в местном театре.
        Тобиас почувствовал, как неожиданно у него сжалось сердце.
        - И что произошло? - спросил он, хотя любовные приключения Перис Делайт мало интересовали его.
        - Он приобрел большую популярность. Переехал в Нью-Йорк. А потом сообщил Перис, что для нее нет места в его счастливой жизни.
        - Ублюдок.
        Синтия выгнула брови:
        - Мне кажется, что под конец она больше скучала по ребенку, чем по нему.
        - По ребенку? - не мог не спросить Тобиас.
        - Майкл до того был женат. И с ним жил маленький сын. Перис очень к нему привязалась. Мне кажется, что она и впрямь думала о себе как о его маме, или еще какую-нибудь глупость.
        - Это только тебе подобные вещи кажутся глупостью.
        Синтия набросила жакет на плечи.
        - Не начинай опять. Все в прошлом. - И поднесла руку к своему плоскому животу, который, она дала ясно понять, никогда не будет испорчен беременностью. Правда, прежде чем сделать подобное заявление, она дождалась, пока они поженятся. - Как бы там ни было, почти все для нее теперь в прошлом. Майкл уж точно.
        Тобиасу хотелось, чтобы Синтия побыстрей ушла.
        - Зачем ты мне все это рассказала?
        - Теперь не знаю, зачем. Вчера вечером я что-то такое услышала в голосе Перис… Наверное, поэтому и пришла. И зря, пожалуй. - Она повернулась к нему спиной. - Все. Ухожу.
        Тобиас вскочил.
        - Что ты услышала в ее голосе?
        - Тебе, скорее всего, это неинтересно.
        - Интересно.
        Синтия обернулась и посмотрела на него через плечо:
        - Перис по-прежнему влюблена в тебя.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Вот ты где, Плакса, - сказал Тобиас.
        Перис резко повернула к нему голову и выронила пакет с апельсинами, которые только что купила. Пакет порвался.
        - Черт, - Тобиас удержал Перис, готовую броситься под ноги забившим рынок на Пайк-плейс покупателям, чтобы собрать раскатившиеся апельсины. - Стой там. Я сейчас, - крикнул он, стараясь перекрыть шум.
        Кричали продавцы рыбы и совали в руки смеющимся покупателям огромных лососей, а мужчина, перед которым стоял раскрытый футляр от скрипки, пытался выжать концерт Паганини из своего усталого инструмента.
        - Сколько там было? - спросил Тобиас кинувшегося им на помощь продавца. - Дайте еще столько же.
        - И с теми ничего не случилось, - сказала Перис. Тобиас закинул апельсин в ближайшую урну.
        - Они испорчены, - он вытащил бумажник. - И я виноват, что испугал тебя.
        - Ты меня не испугал. Ты меня удивил. А немного помятый апельсин еще никому не повредил.
        Тобиас положил руку ей на плечо.
        - Я подумал, что тебе повредили, мисс Гранола.
        Черт, она дрожала.
        - Я никогда раньше не видела тебя на рынке.
        - Я ведь сюда не хожу, - ответил он, уступая дорогу женщине со связкой воздушных шариков. - Я попал на рынок только потому, что заставил одного из твоих телохранителей признаться, где именно тебя можно встретить.
        Сегодня ее черные волосы не были заколоты - они представляли собой блестящее черное облако. Тобиас уже и забыл, что в дождливые или сырые, как сегодня, дни, ее волосы маленькими пружинками трепетали вокруг лица. Она поправила пальцем очки на переносице:
        - Не знаю, зачем ты меня ищешь. Ты ничего не сказал… А с кем ты разговаривал?
        - Только господин в коричневом в твоей квартире, кажется, не считал меня Джеком Потрошителем. Бармен из «Голубой двери», Конрад? - он велел мне убираться. А твоя приятельница Саманта пообещала сделать со мной что-то ужасное, если я не скроюсь с глаз.
        Щеки Перис порозовели.
        - Сэм очень обо мне заботится.
        - А почему он решил, что я тебе угрожаю? - Теперь Тобиасу стало неловко. - Мне кажется, у него нет причин думать, что я для тебя опасен. Или есть?
        - Нет.
        - Мадам из первой квартиры - такая, с розовыми волосами, в соломенной шляпе, конечно, хотела поговорить, но исключительно о том, что мне может понадобиться к следующему костюмированному балу.
        - Мэри восемьдесят пять лет, а она все еще содержит магазинчик вещей для вечеринок, - нельзя было ошибиться - Перис совсем не хотела с ним разговаривать. - Костюмы. Украшения, декорации. Фокусы. Сувениры. Уже тридцать лет. Извини, пожалуйста.
        - Что ты, - он вручил продавцу деньги и взамен принял пакет с апельсинами, который тот протягивал над горой своих фруктов. - Давай свою сумку.
        - Спасибо, я справлюсь.
        Тобиас снял сумку с ее тонкого запястья.
        - От нее рубцы остаются, - он дотронулся до красной полосы на ее руке и тут же пожалел об этом. Перис чуть не отпрыгнула от него. - Ну, ты-то не виновата.
        Его взгляду представилась ее макушка.
        - Мне надо еще кое-чего купить, - сказала Перис.
        - Я с тобой прогуляюсь?
        Она прикусила нижнюю губу.
        - Видишь, я работаю вон там, - он махнул рукой в сторону холма, возвышавшегося перед его домом. - Но мне и в голову никогда не приходило выйти сюда и купить что-нибудь из свежих продуктов. Питаюсь теми блюдами, которые можно разогреть в микроволновке. Открой мне тайны рынка. Может, этим ты сделаешь доброе дело и спасешь мои артерии, - его мальчишеская улыбка обычно согревала самые холодные женские сердца. Но Перис не улыбалась.
        - Куда? - Он ждал, придерживая ее за локоть. От нерешительности Перис покраснела еще больше, а потом вдруг отвернулась и пошла дальше. Тобиас догнал ее.
        У следующего лотка Перис вытащила из кармана широкой темно-зеленой юбки потертый коричневый бумажник. Она купила желтых и зеленых перцев, лук-порей и пригоршню гороховых стручков.
        Потом повернулась к нему, держа покупки в руках; Тобиас раскрыл сумку, чтобы Перис все туда высыпала.
        - Ты поужинаешь со мной сегодня?
        Вместо ответа Перис выхватила сумку у него из рук и кинулась прочь.
        Тобиас настиг ее на пороге лавки, где воздух был тяжелым от запаха множества пряностей.
        - Поужинаешь? - еще раз спросил он.
        - Нет.
        - Нам надо поговорить.
        Перис взяла с полки банку томатного порошка и попыталась обойти Тобиаса.
        - Нам надо с тобой поговорить.
        - Не уверена.
        Перис попыталась ускользнуть другим путем, но Тобиас опять ее остановил.
        - Плакса, дай мне шанс. Ну пожалуйста.
        - Почему ты меня так называешь?
        Она пристально смотрела в его лицо. Тобиас ответил на ее взгляд и почувствовал, как у него все замирает внутри.
        - Разве ты не знаешь? - Ему не хотелось сейчас, да и здесь, об этом говорить. - Чем это может повредить? Ужин со мной, я хотел сказать.
        Глаза Перис за круглыми очками, которые так ей подходили, ясно сказали ему, чему или, точнее, кому может повредить появляться вместе с ним на людях.
        - Перис…
        - Я зря потратила время и не работала, и теперь надо много чего сделать, чтобы наверстать упущенное, - с этими словами она гордо обошла его и проследовала к кассе платить за свой томатный порошок, черт бы его взял.
        Внимание Тобиаса привлекли цветы, стоявшие в ведрах на улице у магазина. Он подошел к сияющим белым лилиям с красными серединками и купил два букета. Цветочница обернула целлофановые конверты еще и в розовую бумагу и все это перевязала красной ленточкой.
        Тобиас вовремя обернулся - Перис быстрым шагом уходила от магазина. Он опять бросился за ней. Он прямо на ходу сунул цветы ей в руки. А сам встал перед ней, расставив ноги и уперев руки в бока. Ему стало жарко.
        Вокруг них шумел рынок.
        - «Почтовый Агент Сиэтла», - доносились крики от газетной стойки под названием
«Узнайте все!» - «Нью-Йорк Таймс»! «Сиэтл Таймс»! И «Таймс» у нас тоже есть!
        - Я подумал, тебе понравятся лилии, - сказал Тобиас, засовывая руки в карманы. Перис переводила взгляд с него на цветы и обратно.
        - Они напоминают мне о твоих духах, - сказал он и посмотрел на небо. Может быть, рассказать ей, что он говорил и делал прошлой ночью, навсегда похоронив тем самым любую возможность сделать то, что он пытается.
        - Уже пять часов, а так жарко, - сказал Тобиас.
        - Я заметила.
        - Почему бы нам не зайти куда-нибудь и не выпить…
        - Нет.
        - Хоть для разнообразия скажи что-нибудь другое. Тогда, может быть, кофе? Ты выпьешь со мной кофе? Ну, пожалуйста…
        - Кажется, мы слишком много говорим друг другу «пожалуйста»…
        Что это - брешь в защите?
        - Да… У тебя-то нет причины говорить мне «пожалуйста». А у меня есть. Так как? Насчет кофе?
        Перис отвернулась, ее юбка развевалась по ветру. И тут же опять повернулась к нему.
        - Кофе?
        - Да. Кофе.
        - Где?
        - «Лучший в Сиэтле»? В Почтовой аллее?
        Она опустила голову, но кивнула.
        - Хорошо, но только недолго. Тобиас опять взял у нее сумку.
        - Недолго, обещаю. - Так долго, как ему удастся уговорить ее. - Ты выглядишь усталой… - Он оборвал себя и повел ее через мощеную улицу, забитую перегревшимися продавцами, едва ползущими машинами и орущими газетчиками. Тобиас не стал говорить, что ей надо было бы поспать больше, чем этой ночью.
        Когда они шли вверх по улице Пайн, Тобиас с трудом удерживался от желания взять Перис за руку.
        - Даже ветер горячий, - сказал он, увидев кашпо с розовыми вьющимися геранями и папоротником, качавшееся на ветру.
        Они одновременно повернули в Почтовую аллею, где хлопали под порывами ветра красные и белые навесы у кафе.
        - Снаружи? - спросил Тобиас.
        Перис кивнула и села за столик в тени кирпичной стены фасада.
        - Мне просто черный кофе, - сказала она, не дожидаясь, пока Тобиас спросит.
        Когда он вернулся, (стоя в очереди, он несколько раз смотрел, не ушла ли она), Перис молча обняла ладонями картонную красную чашку, которую он поставил перед ней.
        - Ну, - сказал он, придвигая стул для себя, - как у тебя день прошел?
        - Прекрасно, - прищурилась Перис.
        - Хорошо, - Тобиас отхлебнул кофе. - Хорошо.
        У нее были тонкие, но сильные руки с короткими, без маникюра, ногтями. Совсем непохоже на Синтию. Тобиас отпил еще кофе.
        - Иногда… Когда-нибудь… - Он повертел рукой. - У тебя часто валится все из рук?
        Дунул ветер, и волосы упали ей на лицо. Тобиас не расслышал, что она ответила, - она обеими руками убирала волосы за спину.
        - Что, Перис?
        - Я говорю, иногда у всех нас все валится из рук.
        У нее была бледная кожа. Ее льняная блузка была, как и юбка, зеленой, но посветлее.
        - Ты изящная женщина.
        - Что тебе от меня нужно?
        - Ничего, - задумчиво ответил он. - Просто… Тебе не нравится слышать, что ты изящная женщина?
        Перис поджала губы; Тобиас почти ощущал на своей щеке ее дыхание. А она положила левую руку на стол и, казалось, не замечала, что если Тобиас шевельнет мизинцем на правой руке - одним суставом, - их руки соприкоснутся.
        Перис по-прежнему в тебя влюблена.
        Он пытался понять, с чего Синтия сделала такое странное предположение. Ясно было одно: если он расскажет Перис о визите Синтии, ему же будет хуже.
        Каково это - быть любимым Перис Делайт?
        Изгиб ее шеи и плеча показался ему странно беззащитным.
        Любить, быть любимым - он оставил все это далеко позади - не как невозможное, но как нечто невероятное в этой жизни. И если он и влюбится когда-нибудь еще раз, то уж никак не в женщину с фамилией Делайт, черт возьми.
        - У меня вчера был мрачный день, - сказал он ей. - С некоторых пор все усложнилось в жизни.
        - Мне это знакомо.
        - Когда вчера вечером я вернулся к заливу Юнион…
        - Нет.
        - Нет? - Он наклонился к ней.
        - Нет. Я не хочу об этом говорить.
        - «Анаис-Анаис», - пробормотал он. - Вот как это называется.
        Перис снова обхватила чашку руками.
        - Ну послушай. Вчера вечером…
        - Не надо было мне идти с тобой.
        - Я обедал в «Вестин», - словно ее интересовало, где он обедал. - Весь день я смотрел, как люди стоят, вместо того, чтобы работать. Потом я был в «Вестин», слушая, как вокруг меня все перешептываются, с чего бы это я в последние дни стал проводить время подобным образом.
        Перис сняла очки и положила их на стол.
        - Как они узнали? - спросила она, потирая лоб.
        - Им сказали. У тебя голова болит?
        - Ты хочешь сказать, что твои работники сплетничают о тебе?
        - Может быть… нет. Я хотел сказать, Попс… А, ладно, не будем об этом. У тебя болит голова?
        - Кажется, да. Женщины.
        - Так не бывает. Или болит, или не болит.
        - Мы закончили?
        - Я как раз пытаюсь тебе объяснить, почему я… Я не такой, каким был вчера.
        - Хорошо.
        Тобиас снял пиджак и повесил его на спинку стула.
        - Ничего хорошего. Совсем ничего.
        - Не кричи.
        Тобиас ослабил узел галстука, стянул его с шеи и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
        - Никогда не кричу, - сквозь зубы сказал он.
        - На нас смотрят.
        - На нас стоит посмотреть.
        - Я хочу уйти, - сказала Перис совершенно несчастным голосом. - Неужели ты не понимаешь, как мне тяжело?
        - Потому что я вел себя, как скот?
        Перис быстро оглянулась.
        - Я не… Я так себя еще никогда не чувствовала.
        - Как?
        Она подняла плечи.
        - Просто… - и отвернулась.
        - Тебя просто расстроить?
        - Ты же понял, что я хотела сказать.
        Наверное, ему надо найти верные слова и покончить с этим.
        - То, что случилось…
        - Со мной такого никогда не было… - порывисто сказала она.
        - Да нет, конечно. Но мне бы хотелось, чтобы ты знала, - я говорил первое, что пришло мне в голову, я совсем не думал, что говорю.
        - Ты был рассержен. И я тоже.
        Она пыталась ему помочь, но почему же у нее не получалось?
        - Не знаю, что меня заставило сказать эту глупость насчет твой груди.
        - Ну, пожалуйста!
        - Я должен тебе это сказать, Перис. С чего я решил, что грудь у тебя меньше, чем у Синтии?
        Она смотрела на него огромными глазами.
        - Мне надо, чтобы ты поняла - я вовсе не это хотел сказать. Я хотел сказать, что это неважно.
        Дрожащей рукой она взяла очки.
        - Перестань, - прошептала она. - Нас услышат.
        - Некоторые люди… В общем, для меня это не имеет никакого значения.
        Перис начала вставать из-за стола.
        - Перис, тебе не из-за чего переживать.
        Перис взяла сумку с покупками и ее стул стал заваливаться назад. Тобиас поймал его.
        - Перис, не уходи. У меня такие вещи плохо выходят… Честно, Перис, мне кажется, у тебя прекрасная грудь.
        - Как ты можешь? - прошипела она и убежала. Тобиас перевел взгляд с ее развевающейся юбки прямо в глаза мужчины, с интересом наблюдавшего за ними из-за соседнего столика.
        Рядом с чашкой кофе, который так и не попробовала Перис, остались лежать лилии.
        - Черт, - пробормотал Тобиас и уперся лбом в ладони.

        Перис отправилась туда, куда она обычно направлялась, когда ей надо было успокоиться - в прибрежную часть города. К тому времени, когда она оказалась на Саут-Мейн, сердце ее уже не стучало так быстро и воздух не обжигал горло и легкие при каждом вдохе.
        Она дождалась, пока медленно ползущий по рельсам трамвай свернет за угол, двигаясь мимо ее дома в район Интернешнл.
        Сумка с фруктами и овощами оттягивала ей плечо. Зажегся свет на светофоре, и Перис прошла под виадук.
        Зачем же он ее разыскивал?
        Почему он решил непременно ее обидеть?
        И почему она никак не может выкинуть его из головы?
        Входная дверь была открыта. Перис толкнула ее и увидела Конрада, сидящего в черной безрукавке на нижней ступеньке лестницы. Он вскочил:
        - Черт возьми, Перис. Мы уже снаряжаем спасательную экспедицию.
        Дверь в квартиру Мэри была распахнута. Оттуда доносились звуки старого концерта - Гай Ломбардс, ведущий новогодний вечер в «Уолдорф Астории».
        На несколько ступенек повыше Конрада сидел Вормвуд.
        - Я говорил им, что ты и сама можешь позаботиться о себе, - сказал он, потирая свой красный нос тыльной стороной ладони.
        Конрад не мог успокоиться:
        - Сюда приходил Квинн. Этот заносчивый сукин сын тебя нашел? Когда Вормвуд обронил, что сказал ему…
        - Перестань, - оборвал его Вормвуд и чихнул. - С ней все в порядке. Как я тебе и говорил.
        - Простудился? - спросила Перис.
        - Наверное.
        - Перис! - Сэм, в безупречно пошитом костюме из красной чесучи, на котором блестела безвкусная булавка от Анн Кляйн, и в золотых же сережках выскочил из квартиры Мэри и стиснул руку Перис. - Нашел тебя этот льстивый выродок? - И потянул Перис в комнату, украшенную серпантином, как и комнаты в магазинчике Мэри на Пайк-плейс.
        - Я говорю им, дорогая, что он очарователен, - сказала Мэри, шумно наслаждаясь послеобеденным бокалом шерри. Перис определила бы цвет ее волос скорее как багряный, чем розовый. А еще на Мэри была блестящая зеленая шляпа с трилистником на ленточке. - Он сказал, что собирается затеять в недалеком будущем действительно большое дело. Что ты думаешь об этом?
        - Я велел ему убираться отсюда к черту и там оставаться, - заявил Сэм так громко, что почти заглушил Ломбардо. На нем были красные чулки, но, по своей привычке, он не надел еще ни парика, ни туфель.
        Рядом с Мэри на диване с обивкой, на которой были изображены розы, очень напоминавшие капусту, сидела Джинна. Она сказала:
        - Я все говорю Сэму, что ему не стоит так переживать из-за Тобиаса. Этот человек - столп общества, - она широко улыбнулась. - И какой столп!
        Перис переводила взгляд с одного лица на другое:
        - Вы зачем тут собрались?
        - Потому что беспокоимся за тебя, - сердито ответил Сэм. - Мы знаем, как этот парень поступил с Синтией. Перис, у него не в порядке с головой. Совсем не в порядке. А теперь он повсюду ходит за тобой, и нам это не нравится.
        Конрад вошел в комнаты и обнял Перис за плечи своей сильной рукой:
        - Он нашел тебя?
        В дверь просунул голову Вормвуд:
        - Пока, ребята.
        - Тебе не надо было говорить, куда пошла Перис, - сказал Конрад.
        - Мне этот парень кажется безвредным, - ответил Вормвуд. - Не могу понять, из-за чего такой шум. Я должен идти.
        Мэри закинула через плечо конец зеленого боа из перьев, висевшего у нее на шее.
        - Очень интересное дело, - сказала она. - Его долго будут помнить.
        - Малозаметно, - сказал Сэм, глядя на то место, где только что был Вормвуд, - но, говорю тебе, он болен. Что-то стукнуло ему в голову, и теперь он зациклился на тебе, Перис. Его возбуждает идея переспать с сестрой своей бывшей жены.
        - Ради Бога, - Перис прислонилась к краю красного китайского столика и потерла занемевшую шею. - Ты делаешь из мухи какого-то невероятного слона.
        - Так он тебя не нашел? - с надеждой спросил Конрад.
        - Видишь ли… Да, Тобиас меня нашел. И вовсе не приглашал меня смотреть гравюры.
        На стенах в плавучем доме висели фотографии в рамках. Виды залива, закат на острове Сан-Хуан, насколько она помнила.
        - Последний раз я организовывала свадьбу много лет назад, - мечтательно проговорила Мэри. Она была маленькая и совсем худая, но движения ее были полны неожиданной грации. - Искорка, - вот что хочется увидеть на свадьбе Перис, ты в белом будешь выглядеть восхитительно. Серебряные блестки и вуаль. Мне всегда нравилась вуаль. А что плохого в пластиковых бокалах для шампанского, хотела бы я знать?
        Перис встретилась глазами с Джинной и они одновременно покачали головами.
        - Ну, хорошо, - деловым тоном сказал Сэм, - чего он хотел?
        Поговорить о моей груди. Перис поморщилась.
        - Я очень ценю вашу заботу. Вы - как семья, я вас всех люблю. Но вы напрасно беспокоитесь. Это старая семейная история, которая вдруг всплыла, и Тобиас хотел об этом со мной поговорить.
        - Что я тебе говорила, Сэм, - радостно воскликнула Джинна.
        - Ему аж на рынок понадобилось за тобой идти, чтобы обсудить старое семейное дело, - с сомнением заметил Сэм. - А подождать и, как все нормальные люди, поговорить с тобой по телефону он не мог?
        - Может быть, это совсем не наше дело, - предположила Джинна. - Тобиас Квинн - человек, в этом городе весьма уважаемый. И, если все с тобой в порядке, Перис, мне надо возвращаться в клуб.
        - Сколько из-за меня переполоха, - а лилии она забыла в кафе.
        Джинна встала и подошла к Перис. Она стала перед ней и, склонив голову, сказала:
        - Мы с тобой давние друзья, - она говорила так тихо, что только одна Перис могла ее слышать. - Друзья поддерживают друг друга, если что-нибудь пойдет не так. Я в любую минуту готова тебе помочь, Перис.
        - Понимаю, - тихо ответила Перис, благодарно улыбаясь ей. - Если мне нужна будет помощь, я обращусь к тебе. Спасибо, Джинна.
        - И тебе спасибо… - Джинна нахмурилась. Она положила Перис руки на плечи и слегка встряхнула ее: - Ты добрая, Перис. Может быть, даже слишком добрая.
        Перис улыбнулась и мягко убрала руки Джинны.
        - Ты думаешь, я святая - да нет же. Иди, тебе пора. Тебя клиенты ждут.
        - Угу. - В глазах Джинны стояла тревога, но она протянула руку Сэму и сказала: - Пойдем, дружок, нам пора. Пора раздавать выпивку и улыбки.
        - Да, скоро начинать представление, - согласился Сэм, собирая парик и туфли. - Перис, ты придешь сегодня?
        - Не следи за входом. Если успею все сделать, то приду.
        Когда все ушли и Перис осталась с Мэри, она спросила:
        - Тебе понравился Тобиас?
        - Он очень милый, дорогая моя, - ответила Мэри и подмигнула. - Уж как ему хотелось тебя найти!
        Перис покинула старушку и медленно поднялась по лестнице в свою квартиру. Так зачем же Тобиас так ее разыскивал?
        На третьем этаже дверь в квартиру Липсов была открыта. К дверному косяку прислонился Липс собственной персоной в атласном халате, доходившем лишь до середины его длинных худых бедер.
        - Ну что, тебя не украли для гарема?
        - Нет, - Перис уже поднималась по следующему пролету. - Хотя, может быть, это было бы интересно для разнообразия.
        - Тебе нужен хороший мужчина, - сказал Липс. - Спроси мою миссис. От нее ты не услышишь, что ей хочется разнообразия.
        Перис посмотрела сверху на блестящую макушку Липса.
        - Поверю вам на слово, - ответила она. Миссис Липс никогда ничего не говорила, предварительно не посоветовавшись с мужем.
        Тишина в ее квартире показалась ей благословенной.
        Перис, включив вентиляторы и подняв окна, чтобы ароматный вечерний воздух, напоенный запахами цветов на пожарной лестнице, гулял по квартире, направилась в свою бело-зеленую кухню выгрузить покупки.
        Есть ей не хотелось. И, похоже, не скоро захочется.
        Воспользовавшись резинкой от старого пакета из-под соды, она стянула волосы в пучок и пошла к своему верстаку.
        В рабочей комнате она включила лампу на шарнире и направила на стол. Там сияла ее новая коллекция - плетеные и витые золотые и серебряные нити, неповторимые кусочки кости, хрусталь, самоцветы. Техника работы и ценность применяемых материалов для Перис были не больше, чем отправной точкой в ее творчестве. В каждом произведении ощущался ее неповторимый стиль, но, возможно, эта неповторимость делала ее работы еще более соблазнительными для копирования.
        Что-то было не так.
        У нее была привычка накрывать вещи, над которыми работает, куском фетра. А сейчас фетр был сдвинут к подставке с надфилями. Перис сняла фетр. Серебряное колье, которое она почти закончила, лежало там, где она его и оставила. Волнообразные изгибы плавно устремлялись вниз, обнимая аметист в форме слезинки.
        Все инструменты, которыми она пользовалась, были сдвинуты к левому краю верстака.
        У нее похолодела спина. Она услышала постукивание и подняла голову. Альдонза, стоя на задних лапах, пыталась поймать какого жука на оконном стекле.
        Кто-то здесь был и двигал ее инструменты.
        Кто-то расчистил поверхность верстака, действуя в спешке. Пол был покрыт золотой и серебряной пылью, мелкими кусочками металла; Перис же обычно все отходы собирала в специально для этой цели предназначенный кожаный мешочек.
        Кто-то, торопясь расчистить место, сдул опилки с тисочков, в которых были закреплены украшения, находившиеся в работе, часть опилок просыпалась на пол.
        Альдонза, утомленная охотой, спрыгнула на пол и подошла к Перис; в свете настольной лампы ее глаза блеснули. Перис, ежась, обхватила себя за плечи. Кто-то трогал ее работу. Альдонза, выгибая спину, терлась о ее ноги. Перис потрогала аметист указательным пальцем. Бесполезно. Что она может сказать? Что ей показалось, будто кто-то приходил посмотреть на ее работу?
        По полу ширкнули кошачьи когти. Кошка, прыгнув со своего места у ног Перис, гоняла по полу комок бумаги - к невысокому столику в центре комнаты и обратно.
        Перис рассеянно поддала бумажный шарик ногой и кошка приготовилась прыгнуть на свою новую игрушку. Тот, кто приходил сюда, мог все еще быть здесь. Ушли все, кроме Мэри и четы Липсов. Мэри уже слишком стара для всего этого, а Липсы, казалось, не относились серьезно к тревогам Перис.
        Перис взяла Альдонзу на руки, а скомканную бумагу бросила на верстак.
        Всегда говорят, что не надо пытаться задержать взломщика.
        Ей оставалось только уйти из дома. Левая дверь из гостиной вела в коридор, где располагались две комнаты, занимаемые Вормвудом. Перис открыла дверь в первую, где он рисовал, и почувствовала, что между частями его работ, находящихся в разной стадии готовности, никого нет. В другой комнате был диван, на котором Вормвуд спал, если ночевал здесь, гардеробного вида вешалка, на которой была вывешена вся его небогатая одежда, и несколько деревянных упаковочных ящиков. В ванной было чисто и тоже пусто.
        Лестница в дальнем конце коридора вела на следующий этаж, там находилась спальня Перис и еще одна спальня: сейчас она стояла пустой.
        Еще один лестничный пролет вел в садик, разбитый на крыше.
        По-прежнему держа в руках Альдонзу, которая начала уже жаловаться, Перис осторожно явила себя открытому небу - синему, с пурпурной и серой отделкой по краям.
        Это место - ее радость и страх.
        Небо, давая ей ощущение свободы, в то же время пугало ее.
        Низкие парапеты, ограждавшие крышу, как магниты тянули ее к себе, маня броситься через них в пропасть, дающую забвение.
        Перис сделала глубокий вдох и попыталась расслабиться. В центре крыши у нее была маленькая тепличка, там она выращивала цветы, которые потом высаживала в горшки, а Сэм расставлял их по площадкам пожарной лестницы. Качающийся на ветру высокий бамбук в больших кадках, огораживал овал, создавая как бы площадку отдыха для Перис, где она могла бы наслаждаться небом, свежим воздухом, и закрывал опасный парапет и пустоту за ним.
        Ничто не двигалось, только бамбук шелестел.
        Перис попятилась к двери и, оказавшись внутри, заперла дверь на замок. Если взломщик спрятался где-то за бамбуком, ему придется себя обнаружить. Значит, у Перис появится основание позвать на помощь.
        Она была одна.
        Только сейчас она заметила, как были напряжены от волнения все ее мышцы, - у нее даже спина заболела. Она крепче прижала кошку к себе, и та начала изворачиваться в ее руках и даже зашипела.
        Перис вернулась назад в рабочую комнату; волна теплого воздуха дунула из приоткрытой входной двери.
        Наверное, она плохо заперла дверь.
        Душа Перис опять ушла в пятки. Она торопливо заперла дверь, отпустила Альдонзу и опять подошла к верстаку.
        Все выглядело точно так же, как и тогда, когда она только пришла домой и сняла кусок фетра.
        Но… не совсем так, как когда она оставила комнату несколько минут назад.
        Не было смятой бумажки.

        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Прежде, чем Перис подняла трубку, телефон на столике рядом с ней успел звякнуть четыре раза.
        - Да? - В комнате стало почти совсем темно. Должно быть, она уже долго сидит в своем любимом кресле-качалке.
        - Перис?
        - Да.
        - У тебя голос чужой.
        Перис продолжала смотреть туда же, куда смотрела с того самого момента, как опустилась в кресло - на дверь.
        - Перис!
        Она подпрыгнула:
        - Да!
        - Не вешай трубку. Это Тобиас. Послушай меня.
        Она так крепко прижала трубку к уху, что ей стало больно. Ее нездоровое желание - чтобы Тобиас сейчас оказался рядом с ней - вызвало у нее смешок.
        - Что смешного?
        - Ничего. - Неужели она рассмеялась вслух?
        - Послушай, Плакса. Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
        - Да.
        - Раньше…
        - Я прекрасно себя чувствую, Тобиас. Просто великолепно. Никогда себя лучше не чувствовала. Еще немного - и я бы летала.
        Он замолчал. Еще немного, и он бы пустился в дальнейшие рассуждения о том, какое значение имеют женские груди для каждого отдельно взятого мужчины и где ее место в этой картине мироздания.
        - Что-то случилось?
        - Случилось? - Перис медленно откинулась на высокие перекладины кресла из красного дерева. - А почему ты об этом спрашиваешь?
        Он помолчал и сказал:
        - Я беспокоюсь.
        Предпринимаются шаги, чтобы спровоцировать ее на какое-либо действие.
        - Постарайся выразиться яснее, - сказала она. Кто-то хочет, чтобы она попросила помощи. Да, помощи.
        - У тебя такой голос, словно ты чем-то расстроена.
        В ее дом кто-то вторгся, но никаких доказательств у нее нет.
        - Что значит чем-то расстроена?
        - То и значит. Ты сама себя не слышишь? Ты так обычно не разговариваешь. У тебя агрессивный тон.
        - Агрессивный?
        Опять молчание.
        Где-то в городе какой-то человек или люди ждали от нее ответных действий.
        - Перис, как твоя голова?
        - А что? - Как раз сейчас, кто бы ни рассматривал ее новые изделия, он ожидает, что она начнет действовать. - Почему ты об этом спрашиваешь?
        - Ты одна?
        - Да. То есть… Думаю, это совсем не твое дело.
        - Не мое. Но, судя по голосу, с тобой что-то не в порядке, и я просто хотел узнать, есть ли кто-нибудь, кто бы позаботился о тебе.
        - Я уже не ребенок.
        Было слышно, как он вздохнул.
        - Я этого и не говорил. То, что произошло сегодня днем, - очередное недоразумение.
        - Спасибо, что позвонил, Тобиас.
        - Не вешай трубку!
        Место на верстаке расчистили, чтобы положить бумагу и сделать набросок с моих работ.
        - Головная боль… И вообще ты выглядела усталой. Это ведь из-за меня?
        Альдонза играла с бумажкой - Перис, оказывается, имела все основания вызвать полицию. Она потерла висок.
        - Послушай, Перис. Прости меня, ладно? Почему мы не можем общаться, как цивилизованные люди?
        - Мне надо…
        - Работать? - Он рассмеялся. - Ты же знаешь поговорку насчет работы.
        - Моя работа чуть не убежала. Я совсем отупела.
        - Ну уж. Мне так не кажется.
        Наверное, именно поэтому все годы он баловал ее вниманием.
        - Сегодня, - сказал он своим гипнотическим голосом, - я неправильно повел себя и все испортил. Но ты не та женщина, которая дает мужчине другой шанс. Мне трудно это сказать, но, я думаю, мы можем понадобиться друг другу. Мы могли бы встретиться и все обсудить?
        Он думает, что она в нем нуждается. Может быть, просто потому, что он знал истинные причины ее проблем с коллекцией украшений и предвидел, что ее ждут гораздо более серьезные проблемы, чем она думает?
        - Спасибо за предложение, но нет, Тобиас. - И она повесила трубку.
        Не был ли звонок Тобиаса направлен на то, чтобы подавить ее реакцию на взломщика?

        Сверчки в высокой траве.
        Бледно-голубое небо.
        Сладкие, щекочущие нос запахи сохнущего сена и сухой теплой земли.
        Вслед за Перис и Синтией на корточках пробирался Тобиас.
        - Шум от их коленок.
        Синтия обернулась и шлепнула его по голой ноге:.
        - А вот и нет.
        Перис хихикнула:
        - Давай, Синтия, делай, что говорит Тобиас. Надо внимательнее смотреть.
        Тобиас положил руку сначала на шею одной девочке, потом другой, и отнюдь не нежно пригнул их головы к качающейся желтой траве.
        - Видите?
        - Не вижу никаких сверчков, - пожаловалась Синтия. Ее нос под россыпью веснушек порозовел от солнца. - Ты смеешься над нами.
        - Смеюсь? Я? Перис, разве я могу над вами смеяться?
        Она посмотрела в его серые глаза. Ему было четырнадцать лет - намного больше, чем ей. Когда Перис об этом думала, он ей нравился. Ему, впрочем, не было до этого никакого дела.
        - Мне тоже кажется, что ты над нами смеешься, - твердо ответила она, и ей даже самой понравилось.
        - Почему же у сверчков стучат коленки? - спросила Синтия, когда вокруг них опять поднялось стрекотание. Тобиас пожал плечами.
        - Это все знают, - сказала Перис, - потому что они напуганы.
        Синтия осторожно пошла дальше в траву.
        - Ты, - сказал Тобиас Перис, - слишком умна, чтобы быть счастливой, юная Плакса.

        Тонкие белые шторы, которые Перис любила задергивать на ночь, затрепетали и опали, купаясь в серебристом лунном свете.
        Она спала. А теперь не спит, не заметив, как проснулась.
        Приснившийся сон еще не оставил ее. Ей тогда было семь лет и она жила в долине Скагит, в замке Попса и Эммы; в те годы не было ни рва вокруг замка, ни подъемного моста через ров, только странный дом, который так любил Попс и ненавидела Эмма.
        И Тобиас сказал ей, что она слишком умная, чтобы быть счастливой. И назвал ее Плаксой.
        Он был очень высокого роста… Уже в четырнадцать лет он был очень высокий, загорелый, худой, в футболке и обрезанных джинсах. Но он ей нравился, как, думала она, девочкам нравятся старшие братья - иногда. И он ей так и нравился, как брат, лет до тринадцати, когда он стал уже совсем старым - ему было под двадцать.
        Перис улыбнулась, глядя на освещенные луной шторы.
        Первая любовь. Мучительно-сладкое чувство.
        В комнате появился другой запах. Другой, но все равно знакомый. Наверное, долетел сюда с улицы.
        Сигаретный дым. Какие-то французские сигареты, запах, который показался ей тогда, когда она была во Франции, весьма экзотическим. «Житан» или «Голуаз» - что-то такое. Люди, которые по ночам появлялись в аллее Шато, обычно курили подобранные окурки, лишь изредка наслаждаясь целой дешевой сигаретой.
        Вообще-то, через тонкие шторы не должен проникать дым французской сигареты… А это именно он и был.
        И он был в комнате.
        Перис повернула голову, не успев подумать.
        Ее лицо накрыла подушка.
        Она забила руками и ногами, запутываясь в простыне. А когда вцепилась руками в подушку, чья-то сильная рука крепко стиснула обе ее руки и потянула их вверх.
        - Лежи тихо.
        Перис услышала его голос. Значит, ему надо, чтобы она умерла тихо. Он хотел, чтобы она хорошо себя вела, умирая.
        - Тихо, я сказал. Я ничего тебе не сделаю.
        Кровь полыхала перед глазами, но ледяной голос словно заморозил ее тело. Она замерла.
        - Хорошо, - сказал он. - Вот так, детка. Расслабься. Ты ведь дышишь там?
        Перис издала сдавленный звук.
        - Вот и хорошо. Это я для того, чтобы ты не очень возбуждалась. Только посмотришь, и сразу руки ко мне потянешь. Все время так и происходит.
        Она услышала, как он выдохнул табачный дым, и подумала, что он вполне способен овладеть ею, не вытаскивая проклятую сигарету изо рта. Он одной рукой держал Перис, а другой - сигарету.
        Конечно, Перис была худенькая, но жилистая, и уж никак не слабая. Она извернулась и попыталась откатиться в сторону.
        - Мать твою! - Голос звучал так, словно сигарета была зажата между зубов. - Сука. Лежи тихо, не то я с тобой не так поговорю.
        На ее лицо надавили сильнее, а укол чем-то острым, как иголка, остановил ее попытки освободиться. Укол чем-то острым в незащищенное место, где соединяются ключицы.
        - Слушай, сука! У меня сообщение для твоего друга.
        Перис замерла.
        - Вот-вот. Так очень хорошо. Да и ты хороша.
        Перис сглотнула; укол в шею стал сильнее.
        - Прекрасно. - Острый кончик двинулся вниз и влево, по груди. Послышался звук
«чик», и с плеча соскользнула тоненькая лямка ее ночной сорочки. Перис похолодела. Но не пошевелилась.
        - Очень хорошо, - острый нож, а Перис была уверена, что это нож, отодвинул верхнюю часть сорочки, оголяя ее тело. - Эх, вот это да. Черт, мужчина должен иногда придерживаться дисциплины, но я не из железа сделан. Мда, я знаю, ты всякие штуки умеешь делать. И задницей… Не хочется попробовать.
        Что-то зашелестело. Он потрогал ее сосок языком и шумно втянул мокрыми губами. Перис поджала ноги. В горле стояла рвота; ей не хватало воздуха.
        Ее крики были лишь неслышным бормотанием, но его мерзкие губы отпустили ее грудь.
        - Слушай, сука, - прошептал он. - Слушай хорошо и запоминай каждое слово.
        Ее сердце колотилось о ребра.
        - Вот что. Скажи ему, что время выходит. Поняла? Так и скажи, время выходит, и осталось его совсем немного. Поняла?
        Она кивнула под подушкой.
        - Хорошо. И расскажи ему, как тебе понравилась встреча со мной.
        Перис кивнула еще раз.
        - А сейчас я уберу руку с подушки. Но ты не снимешь ее, пока не услышишь, как хлопнет входная дверь. Я стукну погромче. Если ты закричишь, прежде чем хлопнет дверь, я тогда не так поработаю с тобой этим ножичком.
        Он подождал, пока она кивнет еще раз.
        - Хорошо.
        Давление на подушку медленно ослабело.
        - Свободна, - сказал он ей. По ее телу пробежал ветерок, когда он, наверное, открыл дверь. - Ни звука, детка. Не забудь - я постараюсь позабавиться с тобой по-другому.
        Его ботинки тихо поскрипывали.
        - Я тебя не обману, детка. Люблю повеселиться и всегда держу свое слово.

        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        Ему опять повезло?
        Тобиас стоял напротив дома Перис и, задрав голову, пытался разглядеть окна на двух последних этажах. Он оставил машину под виадуком и квартал прошел пешком.
        Весь дом был погружен в темноту.
        Перис повесила трубку. А ему не удавалось такое простое дело - сказать себе, что он сделал честную попытку оправдаться и выбросить Перис из головы.
        Входная дверь открылась.
        Тобиас чуть не сорвался с места. Но потом прижался к стене дома, совсем уйдя в тень.
        Появилась невысокая, толстая фигура, скатилась по ступенькам, повернула в сторону холма и во весь дух кинулась за угол. Машина, которая медленно двигалась по Первой Авеню, остановилась, мужчина (Тобиас уже понял, что это именно мужчина) сел, и машина сорвалась с места.
        Входная дверь осталась открытой, а в доме по-прежнему не было ни огонька.
        Тобиас медленно пересек улицу, автоматически перешагивая через трамвайные пути, и остановился, дойдя до противоположного тротуара.
        Через пару часов после того, как она повесила трубку, он попытался позвонить еще раз, а потом еще.
        Умный человек давно бы отказался от этой затеи.
        Однако, с тех пор, как он снова увидел Перис, попытки забыть ее вызывали в его душе борьбу чувств - то ли ответить на вызов, то ли забыть единственную женщину, которая заинтересовала его всерьез со времени его развода.
        Мисс Гранола.
        Он нахмурился, увидев, что входная дверь так и осталась открытой. Это совсем не то место, где можно себе позволить жить так беззаботно. Да и где, в каком городе было такое место, где люди могли бы не беспокоиться хотя бы о непрошенных гостях?
        По дороге сюда он еще раз, по радиотелефону, попробовал позвонить Перис. «На линии никто не разговаривает, сэр, - сказал ему оператор, проверявший линию. - Наверное, трубка плохо лежит».
        Тобиас глянул в ту сторону, где исчез мужчина, а потом снова посмотрел вверх. Он не был подвержен, как говорится, дурным предчувствиям, но сейчас явно ощущал, что здесь произошло что-то нехорошее.
        Перис ясно дала ему понять, что его присутствие здесь нежелательно. Ему следует понять этот намек и оставить ее в покое, да и это место сейчас оставить.
        Где-нибудь должен быть свет.
        Что, если…
        К чертям осторожность - Тобиас вошел в дом, поднялся по ступеням; ему пришлось всю дорогу по лестнице до квартиры Перис идти на ощупь, держась в кромешной тьме рукой за стенку.
        Вот еще одна открытая дверь. Настежь. В тихой комнате на полу лежали полосы лунного света. Тобиас шагнул в квартиру и позвал:
        - Перис…
        Когда он в последний раз с ней разговаривал, голос у нее был какой-то странный. Нельзя сказать, что он хорошо узнал Перис в последние несколько дней. Взрослая Перис была ему незнакома; они нечасто и ненадолго встречались после ее возвращения из Европы, и пока он был женат на Синтии.
        Сейчас, наверное, она сидит в «Голубой двери» со своими ненормальными друзьями.
        Он нерешительно нашарил выключатель и нажал на него. Зажглась одинокая лампочка.
        - Перис! - в этот раз погромче позвал он.
        Если она сейчас вернется и застанет его в своей квартире, ему некого будет винить - только себя.
        Он собрался уйти отсюда с Богом и забыть само имя этой женщины. Она дала ему понять, что не станет помогать ему с Попсом. А впрочем, какое ему дело, если ее нежные чувства будут задеты человеком, действующим под давлением обстоятельств так же, как действовал бы любой другой на его месте? Он же не просил ее лежа дожидаться его, хотя сам был возбужден до предела.
        Не как человек под давлением обстоятельств, а как хищник, которому указали легкую добычу. От этой мысли ему стало не по себе.
        Он поднял коричневый бумажник со столика рядом с креслом-качалкой. Возле бумажника покоилась снятая с черного телефонного аппарата трубка.
        Может быть, она нарочно сняла трубку?
        Чтобы он наверняка ее не беспокоил больше.
        И ушла, оставив дома бумажник?
        Это, черт возьми, его совершенно не касается.
        Тобиас повернулся и вышел на площадку.
        Чем быстрее он вернется к заливу Юнион, тем лучше. Завтра он должен принять решение по кондоминиумам, а также посмотреть, что делать дальше в Скагите.
        Кто же вышел из этого дома, оставив дверь незапертой, и уехал в большой, сияющей, явно дорогой машине?
        Тобиас опять вернулся в квартиру и прошел в коридор, ведущий куда-то из гостиной.
        - Перис! - сказал он громко, стуча в первую дверь на своем пути, потом опять: - Перис! - стуча в следующую.
        В конце коридора была лестница, ведущая вверх, в темноту. Он преодолел ее, шагая через две ступеньки, и остановился наверху.
        Он вел себя, как ненормальный.
        - Перис!
        До него донесся приглушенный звук. То ли стон, то ли приглушенный вскрик. Сердце Тобиаса сжалось. Он на ощупь двинулся вперед и наткнулся на очередную дверь, на этот раз опять открытую. И опять-таки только луна освещала комнату за этой дверью. Пробиваясь сквозь едва колышащиеся белые портьеры, таинственный серебристый свет лился на кровать; смятая и перекрученная простыня валялась на полу.
        - Здесь есть кто-нибудь? - спросил Тобиас, стараясь говорить спокойно. - Эй?
        Сдавленный звук был еще тише, но источник его находился где-то в этой комнате. Тобиас распахнул дверь и почувствовал, что она уперлась в какую-то преграду.
        Тобис услышал испуганное «Ах!» и вздрогнул. Стиснув зубы, он подошел к кровати, включил свет и обернулся.
        Дверь медленно закрывалась.
        В углу съежилась Перис - она сидела на полу, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками.
        - Господи, - сказал Тобиас. - Господи Боже мой. - Он сделал движение, чтобы подойти к ней, но потом оглянулся, выискивая, чем бы ее закутать.
        Тумбу в ногах постели закрывало легкое белое одеяло. Тобиас снял его и подошел к Перис.
        - Все в порядке, - сказал он спокойным тоном. Все хорошо. Я здесь. Только я.
        Перис вжалась в угол. Что с ней случилось?
        Как только ему пришел в голову этот вопрос, сразу же явился и возможный ответ. Сердце Тобиаса сжалось.
        - Т-с-с, - сказал он, хотя Перис и так не издавала ни звука. - Дай, я тебя закутаю.
        Он почувствовал себя, как охотник с сетью, пытающийся поймать олененка. Перис смотрела на него расширенными глазами, и он понял, что она бы убежала, если бы смогла заставить себя пошевелиться.
        Волосы ее разметались по лицу и по плечам, короткая ночная рубашка из бледно-желтого атласа держалась только на одной лямочке. Второй же лямки не было. Только поджатые ноги удерживали рубашку на груди - длинные, стройные голые ноги. У Перис были очень красивые ноги, это Тобиас заметил еще в своем плавучем доме.
        Быстро и обыденно. Заботливо, но бесстрастно - так, наверное, надо было обращаться с ней сейчас.
        - Ты что, собираешься заморозить свою… - О Боже! - Давай я тебя укутаю в одеяло.
        Перис ничем не помогла ему. Тобиасу пришлось буквально отрывать ее от стены, чтобы накинуть на нее одеяло и запахнуть его впереди.
        - Может быть, теперь с моей помощью поднимешься?
        Перис повыше подтянула одеяло. Она не сводила глаз с его лица.
        - Ну, давай, - сказал он и очень осторожно, подхватив под руки, начал ее поднимать.
        Наконец, она встала на ноги, помогая себе рукой, уцепившейся за его рубашку. Она стояла, прислонившись к стене; ее тело била крупная дрожь.
        - С тобой все в порядке? - спросил он, понимая, что она совсем не в порядке. - Ты можешь идти? Я понесу тебя.
        Перис помотала головой.
        - Сейчас все пройдет. Дверь не хлопнула, - из ее глаз потекли слезы. - Она так и не хлопнула. Я ждала и ждала, а она не хлопнула.
        - На тебя напали, Перис? - спросил он. У него перехватило дыхание.
        - Да, - прошептала она. - Он пришел, когда я спала. У него был нож.
        Тобиас почувствовал такую злость, что у него сдавило грудь. Все тело напряглось. Протянув к ней руку, он заметил, что и его рука дрожит.
        - Иди сюда, - сказал он, притягивая ее к себе. - Успокойся, детка. Все уже позади.
        Он даже думать не хотел о… Прошлой ночью он чуть не принудил ее… А сегодня… Нет, он даже подумать об этом не мог.
        Перис по-прежнему цеплялась за его рубашку. Тобиас, обняв ее за плечи, повел к лестнице.
        - Где у тебя кухня? - спросил он Перис.
        - Позади рабочей комнаты, - ответила она, стуча зубами.
        Усадив ее на один из четырех темно-зеленых стульев, расставленных вокруг круглого стола, Тобиас подтащил другой стул поближе и сел рядом с Перис.
        - Я хочу позвонить в полицию. Ты не возражаешь?
        Перис обвела глазами сияющую кухню с высоким потолком и старомодным белым оборудованием.
        - Побудь здесь, - он поднялся, набрал в чайник воды из-под крана, поставил чайник на газ.
        - Чай, - сказал он, обращаясь скорее к себе, чем к Перис. - Чаю выпить - совсем неплохо.
        - Да, - тихо сказала Перис.
        В самом маленьком из зеленых керамических сосудов нашлись пакетики с травяным чаем. Тобиас нашел и кружку.
        - Посиди тут. Я позвоню из соседней комнаты.
        - Им все равно, - она уже говорила вполне громко.
        Тобиас решительно подошел к телефону, нажал на рычаг и набрал 911. Ему понадобилось всего несколько слов, чтобы получить ответ:
        - Офицер уже в пути, сэр.
        Когда он вернулся в кухню, из носика чайника уже вырывалась струя пара; он залил пакетик кипятком.
        - Сейчас кто-нибудь приедет, - сказал он, глядя озабоченно на Перис. - Ты его видела? Этого человека? Сможешь его описать?
        Перис склонила голову.
        - Нет. Когда я проснулась, он был уже у меня в спальне. Я почувствовала запах сигаретного дыма. Наверное, от этого я и проснулась.
        - А было совсем темно… Черт, сейчас тебя обо всем начнет расспрашивать полиция.
        - Он накрыл мне лицо подушкой, - прошептала Перис. - А в конце он сказал, что я должна дождаться, пока внизу хлопнет дверь.
        В конце?
        Почему он не остановил этого человека? Его опять начал душить гнев. Он вспомнил этого коротышку и открытую дверь.
        - А ты бы услышала? Издалека?
        Перис пожала плечами и выпростала руку из-под одеяла, в которое была укутана, чтобы взять кружку, поставленную перед ней Тобиасом.
        На его вопрос ответили шаги на лестнице, ведущей к квартире Перис. Тобиас поднялся и впустил двух полицейских из велосипедного подразделения Сиэтла. Полицейские в велосипедных шортах сняли свои желтые шлемы, как только вошли в квартиру.
        - Офицеры Гетс и Вольфер, - сказал первый из них еще на пороге. Они с напарником быстро осмотрели квартиру.
        - Вы мистер Квинн, сэр?
        Они быстро установили, кто есть кто и кто где живет. Оба молодых офицера выставляли напоказ тела, которые могли бы служить рекламой здорового образа жизни.
        Оба были сама деловитость. В кухне устроили допрос. Показания Перис были записаны.
        - Мисс Делайт, он вас ранил?
        Тобиас отвернулся.
        - Я защищалась.
        - Может быть, вы позволите доктору себя осмотреть?
        - Он не ранил меня.
        - Да, а сексуальный контакт?..
        Перис помолчала и ответила:
        - Нет. Он не изнасиловал меня.
        Тобиас опустил голову.
        - Вы уверены?
        Тобиас рванулся к столу, за которым все сидели:
        - Ради Бога! Она бы, наверное, знала, если бы ее изнасиловали.
        Тяжесть, давившая его грудь, отступила, но ему хотелось отомстить тому, кто напал на Перис.
        Никто из полицейских, казалось, не обратил никакого внимания на его вспышку.
        - Да нет же, - повторила Перис. Закутанная в одеяло, она казалась совсем маленькой. - Я думаю, он хотел лишь напугать…
        Ее взгляд утратил фокус и она застыла с полуоткрытыми губами.
        - Да, - проговорил один из офицеров, видя, что Перис не собирается продолжать.
        Перис посмотрела на Тобиаса и кашлянула.
        - Он велел мне передать кому-то, что время истекает. Вот примерно все, что он сказал. Так что я думаю, он пытался напугать нас обоих.
        - Вас и мистера Квинна?
        Она, поколебавшись, ответила:
        - Нет.
        - Вас и еще кого, мисс Делайт?
        Перис подняла руку, чтобы убрать упавшие на лицо волосы.
        - Я… Он не сказал, кому передать.
        - Вы хоть немного представляете, что он хотел сказать или кого имел в виду?
        Допрос затянулся. Тобиас ходил из угла в угол. Когда пришла его очередь, он рассказал, что видел, как кто-то выходил из здания, но из причин, побудивших его явиться к Перис среди ночи, упомянул только о том, что телефонная трубка была снята. Мужчины явно сделали вывод, что Перис и Тобиас были близкими друзьями.
        - Необходимо закрывать входную дверь, мэм, - сказал полицейский, - с вами может войти и посторонний человек.
        И Тобиас снова остался с ней наедине.
        - Ничего из этого не выйдет, - сказала Перис. Тобиас не стал говорить, что согласен с ней.
        - Первым делом поставим на входную дверь хороший замок. А также поставим новый замок и на твою дверь. Установим переговорное устройство. Завтра утром надо будет встретиться с человеком, который нам все это сделает.
        - Сначала мне надо будет поговорить с остальными жильцами.
        - Я сделаю это, или тебе придется переехать, - слишком поздно он осознал свою ошибку. - Прости. Я…
        - Привык отдавать распоряжения, - закончила она за него, но тут же быстро улыбнулась. И сразу улыбка исчезла. - Зачем ты приехал?
        - Ты слышала, что я сказал полиции.
        - Да, что ты пытался позвонить мне, а линия была занята.
        - Более или менее.
        Перис хотела встать.
        - Не вставай. Что ты хочешь?
        - У меня чай остыл. Я могу и сама справиться.
        Тобиас взял у нее кружку и налил свежего кипятку.
        - Как я уже сказал полицейским, оператор предположил, что у тебя, наверное, трубка снята.
        - И ты решил, что это именно твое дело - среди ночи сесть в машину и поехать напомнить мне положить трубку на рычаг?
        Тобиас опустил в кружку свежий пакетик с чаем и передал ее Перис.
        - В твоем изложении это выглядит действительно странно.
        - Немного не то слово, - она выпрямилась на стуле и поморщилась. - Точнее сказать - непохоже на тебя.
        - Тебе больно? - Что бы она ответила, если бы он сказал сейчас, что быть рядом с ней для него не только не странно, а просто естественно. Естественнее и быть не может.
        - Больно, - ответила Перис. - Но ничего.
        - В кресле-качалке тебе будет удобнее.
        Перис не отшатнулась от него, когда он, подойдя, обнял ее за талию, чтобы помочь подняться.
        Она села в кресло; одеяло соскользнуло с ее плеч, и Перис дернулась, чтобы прикрыть рукой лиф своей ночной сорочки.
        Тобиас сглотнул и поставил кружку рядом с ней. Как много скрывала под собой бесформенная свободная одежда, которую она так любила носить!
        - Ух! - воскликнул он, глядя ей в глаза и улыбаясь, пока нашаривал упавшее одеяло и закутывал ее, как нежный родитель, ухаживающий за ребенком. - Тебе надо быть в тепле. После того, что с тобой произошло, у тебя может произойти срыв. Выпей еще чаю.
        Вместо того чтобы взять кружку, Перис сжала его руку.
        - Когда ты пытался мне перезвонить?
        - Через пару часов после первого звонка.
        Она прижала его руку к своему подбородку.
        - И подумал, что тебе следует приехать?
        Тобиас наклонился к ней.
        - Да.
        - Почему?
        - Я… приехал и все тут.
        - И увидел, как кто-то выходит из дома?
        - Он не закрыл дверь и сел в машину на Первой.
        Перис потерлась щекой о руку Тобиаса.
        - Я так испугалась.
        Если бы он дотронулся до нее, просто дотронулся, он бы разрушил очарование этой минуты.
        - Жаль, что мне не попался этот сукин сын.
        - Нет! - Ее пальцы впились в его руку. - Что ты! У него же был нож!
        Она не хотела, чтобы он пострадал. Тобиас спросил себя, каково ему чувствовать такое отношение к себе. Вселяло ли это в него надежду?
        - А человек, который тут живет, - спросил он, - где сейчас?
        - Вормвуд? Он не часто ночует дома. В последнее время все реже и реже, - ее глаза закрывались. - Кому я должна передать? Кому надо напомнить, что время выходит?
        - Не знаю, - тихо ответил Тобиас.
        - Не знаешь?
        Он с трудом удержался от резкого ответа.
        - Перис, у нас было трудное время, - сказал он ей. - Не знаю, как ты, но я никогда не чувствовал себя таким… беспомощным, как в последнее время.
        - Я и сейчас чувствую себя беспомощной.
        - Совсем как я тогда… я неправильно вел себя, когда ты приехала ко мне. Я хотел тебе об этом сказать. Наконец я смог сказать тебе, что собирался, а ты простишь меня за то, как я к тебе вломился.
        Перис совсем зажмурилась и слабым голосом ответила:
        - Да.
        - Знаю, то, что я скажу, прозвучит глупо, но я рад, что решил приехать к тебе, что и сделал, предложив нечто из ряда вон выходящее, - он неуверенно рассмеялся. - Это было неловко и неприемлемо.
        - Ты чувствовал отчаяние. Я знаю, каково это. Сейчас он чувствовал, что отчаянно хочет поцеловать ее.
        - Спасибо, Перис. Надеюсь, мы можем теперь забыть, что я приехал сюда, чтобы ты что-то для меня сделала?
        - Мне бы хотелось.
        Очень осторожно он погладил ее по волосам.
        - Ты думаешь, мы могли бы… Могли бы попытаться узнать друг друга получше?
        - Я не уверена, что понимаю тебя.
        Она держала его за руку, не возражала, когда он гладил ее по голове, потому что ей хотелось уюта, и ничего больше. Тобиас сплел их пальцы вместе и потянул ее к себе. Перис ответила на его призыв, как молодой зверек, ищущий тепла и безопасности. Она уткнулась носом в его плечо и вздохнула, когда он осторожно провел рукой по ее волосам и по спине.
        Он испытал давно забытое чувство, и оно ему понравилось. Он чувствовал себя защитником.
        - Мы начнем медленно, постепенно, с дружбы, Плакса.
        - Дружбы… - почти мечтательно повторила она.
        - Сейчас мы вполне можем быть друзьями. Если тебе так будет легче, из-за семейных соображений и так далее, пусть об этом никто, кроме нас с тобой, не знает.
        Перис застыла, но не отодвинулась от него.
        - Ты особенная. Я не льщу тебе, но, кажется, я никогда еще не встречал такой женщины, - напряжение этой ночи начало на нем сказываться. Он откашлялся и продолжал: - Понимаешь, мы никогда… то есть у нас не было таких отношений. Может, это неожиданно… Но… можем же мы попытаться?
        - Боюсь, я… - Ее рука выскользнула из его руки, она выпрямилась в кресле. - Синтия все-таки моя сестра.
        - Я больше не женат на Синтии, Перис. И давно уже. У меня нет семьи. Как и у тебя.
        - Но…
        - Ничего страшного. Вы с Синтией не кровные родственники, если это тебя беспокоит. Я ведь не прошу тебя стать матерью моих детей, - черт! - Тобиас патетически усмехнулся. - Не на этой неделе.
        Перис отчаянно покраснела.
        - Я говорю только о дружбе. Перис, я же не монстр. В прошлом бывало, что меня неправильно понимали. Я до сих пор сталкиваюсь с этим, но наши взаимоотношения ничем не затронуты.
        - Нет, - ответила она не очень уверенно. - Пожалуй, нет.
        Одеяло съехало, и появилась стройная красивая нога - до самых лимонных кружев в выемке паха. Как бы хотелось Тобиасу коснуться этого места губами, вдохнуть запах чувствительной кожи, проникнуть языком под тонкое кружево.
        Перис поплотнее закуталась в одеяло.
        - Я рада, что ты приехал сегодня. Рада, что ты помог мне.
        Тобиас присел на корточки. Если бы леди знала, что у него эрекция, она бы не стала благодарить его.
        - Я тоже рад. Тебе надо лечь спать. А я останусь здесь и подожду, пока кто-нибудь не придет. Потом я позабочусь, чтобы все узнали, что здесь сегодня произошло, и чтобы тебе не пришлось рассказывать обо всем еще раз.
        - Не знаю… А, ладно. Спасибо тебе.
        Она встала, поднялся и он. Сегодня она чувствовала себя с ним совсем по-другому - менее самоуверенной, гораздо более уязвимой.
        - Чего ты не знаешь?
        Она приоткрыла рот, собираясь начать говорить, и, решившись, произнесла:
        - Хорошо. Но я не лягу в постель, пока не удостоверюсь, что сюда больше никто не сможет проникнуть в темноте.
        Тобиас посмотрел сверху вниз в ее бледное, тонко очерченное лицо.
        - Давай, - он приобнял ее по-братски и развернул в сторону коридора. На ухо ей он сказал:
        - Иди и ложись спать. Я не уйду до рассвета. Ну хоть раз ты можешь сделать, что тебя просят, не вступая в споры? Я же все-таки старший.
        Она рассмеялась:
        - Ой, это звучит, как эхо из прошлого.
        - Так и есть. Я опять играю в старшего брата.
        - Ну да, - она пошла, и одеяло потащилось за ней по полу. - Спасибо. Утром первым делом я проверю замки.
        Он сам проверит замки. Но вместо этого он сказал:
        - Отлично. Если я тебе понадоблюсь, то я здесь, на диване.
        Услышав шаги Перис по лестнице, а потом у себя над головой этажом выше, Тобиас улегся на кочковатую бежевую кушетку и пристроил голову на маленькие подушки, сложенные в уголке.
        Скопированные украшения. Нападения с ножом среди ночи. Наверное, она и сама не знает, что вмешалась во что-то, куда не должна была вмешиваться. И попала в центр чьего-то внимания.
        Тобиас смотрел в потолок. Жизнь до этого времени была не очень сложна, да? Так он теперь влюбился во внучку своего противника.
        Старший брат? Но у Перис не было братьев.

        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

        - Это я.
        - Да-а, - Конрад рассматривал Синтию через щель между дверью и косяком; дверь его студии была закрыта на цепочку. Потом закрыл дверь, снял цепочку и отступил в сторону, давая Синтии пройти. - Кто знает, что ты здесь?
        - Никто. - Дверь хлопнула так, что Синтия вздрогнула. - Ты что, забыл, никто и не знает, что у тебя есть эта студия. - Синтия-то помнила. Она платила за аренду, потому что бездарный художник, который ненавидел работать барменом, мог оказать ей услугу, в которой она нуждалась. Выражение его лица не изменилось:
        - Ты опоздала.
        - Мне нелегко было уйти.
        - Ты была с ним?
        - Я там не была целую неделю, - сказала ему Синтия. - Найджел раздражается, если… Ну, ты меня понял. Он привык… ко мне.
        - Я и кучки дерьма не дам, если у него конец отвалится. Тебе кое-что от меня нужно. Можешь получить. Но не раньше, чем я получу то, что мне надо. Все, что мне надо.
        - Сделаешь? - Она стояла близко от него, проводя ногтем по его голым плечам. В одних джинсах он выглядел привлекательно и приятно воздействовал на некоторые части ее тела. Единственной мебелью в мансарде была кровать с голым матрасом на ней. Может быть, они воспользуются ею, а может и нет. Синтия спросила:
        - Конни, ты не передумал? Ты будешь готов, когда я скажу «пора»?
        Он не сделал никакого движения - не дотронулся до нее, но и не отшатнулся от ее прикосновений.
        - Вероятно.
        - Ты же говорил, что точно.
        - А ты обещала, что сделаешь сначала то, что я хочу. Кое-что особое.
        Синтия улыбнулась.
        - А я и собираюсь. Скажи, что ты хочешь, и я сделаю. - Она припозднилась, не была у Конни целых две недели. Сексом занималась только с Найджелом, но сегодня ей очень хотелось, а Найджел не любил повторных представлений. Найджелу было очень важно хорошо работать у Тобиаса. Не менее важно это было и для Синтии, но бедный мальчик не привык каждый день ходить на работу и страшно уставал.
        С ненарочитой грацией Конрад пересек мансарду, не сводя с Синтии своих черных глаз - с ее лица, груди, ног, демонстративно избегая ее, но не уходя совсем; он нашарил выключатель и включил цепочку светильников.
        Мужчины-европейцы очень возбуждали Синтию. Происхождение Конрада проглядывало в чертах его чувственного, красивого лица, в оливковом цвете кожи.
        Он призывно махнул ей рукой.
        Синтия не двинулась.
        - Хочешь? Подойди и возьми, любовь моя. - Может быть, сегодня это сработает; может быть, сегодня он переменит тактику.
        - Ты же знаешь, что мне нравится, - сказал он ей. Синтия пожала плечами и подошла к мольберту, на котором была укреплена незаконченная картина.
        - Что это?
        - Скажу, когда заплатишь.
        Синтия, повернув голову, разглядывала цветок черных теней, распустившийся на синем фоне.
        - Тебе нравится, что я плачу за секс с тобой?
        - Ты платишь за картины.
        Картины служили оправданием для денег, которые она ему давала. Он хвастал, что его картины становятся все популярнее. Произведения, покинувшие эту студию, находили приют в чулане в квартире у Синтии. За деньги покупался секс, составлявший наиболее приятную часть их встреч. Конрад отвлекся от разглядывания Синтии, обратив внимание на подсветку, разглядывая, как освещен большой кусок чистого холста, прикрепленный к единственной стене правильной формы в мансарде. Потолок и четыре окна в нем, повторяя изгиб крыши, под острым углом опускались вниз. Большая часть пола была застелена брезентом.
        - Слишком большой, - сказала Синтия про холст, - Мне некуда его деть. - Вся кладовка была уже забита его работами.
        - Эту я уже продал.
        Синтия пересекла пространство между ними и взяла его за руку.
        - Кому? - В ней проснулась ревность. - Я тобой владею.
        Конрад посмотрел на ее руку и сказал:
        - Мадам, вы арендуете меня. К тому же вас давно не было. У Найджела свои проблемы, у меня - свои.
        - Я звонила.
        - И вот ты здесь…
        - Ты сделаешь то, что мне нужно?
        - Опять? - Он снял ее ладонь со своего плеча и прижал к паху. - Сегодня тебе придется меня в этом убедить.
        У него там было много, но, черт, он еще не был готов. Синтия изогнула губы в слабой улыбке и сжала его член.
        - Я уговорю тебя. Сначала обещай мне - ты не двинешься с места, пока я не скажу тебе, что уже пора.
        Он ничуть не переменился в лице, когда ответил:
        - Мадам, вы уже отдаете приказы…
        В душе Синтии зашевелился страх.
        - Скажи же, - до нужного времени ничего не должно произойти.
        Два больших и совершенно неожиданных препятствия на пути исполнения ее плана повергли Синтию в панику. Теперь она поняла, как использовать эти препятствия в своих интересах. Ей нужен был Конрад, но Конрад, которым легко можно было бы управлять.
        - Синтия, я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделала. На этот раз несколько разных вещей.
        Синтия вздрогнула от нехорошего предчувствия.
        - Так и быть.
        Его ноздри раздулись.
        - Для начала раздень меня, детка.
        Она едва удержалась, чтобы не сказать ему, что и так всегда раздевает его.
        - С удовольствием. - Она расстегнула ему джинсы. Его невероятный самоконтроль был частью представления. Усилием воли он вызывал полную эрекцию и мог качаться на Синтии часами, не кончая, пока она не начинала молить о пощаде, потом оставлял ее, едва переводящую дух, и скрывался в ванной, чтобы принять душ.
        Хоть бы раз ей увидеть, как он отдает то, что хотел сохранить для одного себя!
        Его ягодицы были твердыми, как мрамор. Нисколько не упругие. Синтия медленно стянула с него джинсы, поглаживая ягодицы, твердые бедра и икры. Она отбросила джинсы в сторону, запустила большие пальцы поглубже в пах и, сомкнув ладони вокруг его мошонки, приникла к ней губами.
        Он тут же возбудился и на несколько секунд потерял над собой контроль. Когда же головка пениса проникла глубоко в рот Синтии, он отодвинулся.
        - Встань, - взяв ее за ворот платья, он потянул и одежда затрещала по швам. Синтия попыталась оттолкнуть его руку.
        - Ты порвешь мне платье.
        - Новое купишь. - Он разодрал лиф на две части. - А я думал, ты этого хотела. Ты разве не говорила, что я никогда не злюсь?
        Синтия посмотрела в его лихорадочно блестящие глаза и почувствовала сладостный страх.
        Следующим рывком он разодрал лифчик, который она надевала, чтобы доставить ему удовольствие. Ее груди выскочили из чашечек. Конрад рассмеялся, а Синтия ощутила, как внутри у нее все стало мокрым.
        - Не надо, - сказала она, притворяясь, что отталкивает его, - ты делаешь мне больно.
        - Детка, твои сиськи - это что-то. «Сиськи и задница» - эту песенку надо было написать для тебя.
        И вот она уже раздета. И готова. Она сделала движение в сторону кровати.
        - Нет, - сказал Конрад, прижимая ее к стене. - Мне выбирать, ты забыла?
        Она не успела ответить, а он уже снял крышку с какого-то ведра и погрузил кисти рук в красную краску.
        - Что… Нет!
        Конрад подошел к ней.
        - Не надо. У меня волосы запачкаются.
        - Да.
        - Конни, перестань. Ну перестань!
        - Мне выбирать, Синтия.
        - Пожалуйста.
        - Ничего-ничего.
        Спасения не было. Он легко поймал ее и держал, обхватив за талию.
        - Она же не отмоется!
        - Конечно, отмоется. Честное слово, детка.
        Он водил руками по ее телу, потом макнул руки в краску еще раз и вымазал ее бедра, поднялся к грудям, играя с сосками, пока она не схватила его за руки.
        - Терпи, Красная Попочка. Все в свое время. Мы создадим здесь шедевр.
        Он принялся за ее лицо.
        Синтия визжала и уворачивалась, пыталась его ударить, но промахнулась. Полные пригоршни густой краски растеклись по ее макушке и потекли вниз; его длинные пальцы прочесывали ее волосы, помогая краске проникать глубже.
        - Ты с ума сошел! - верещала она.
        Конрад встал на колени, обнял ее бедра и пробрался языком в ее заветную щелку. Синтия откинула голову и вцепилась в его плечи.
        - Да, да. Да!
        У нее закружилась голова, все внутри запылало. Он перестал слишком быстро!
        - Не сейчас, Конни! Ну, пожалуйста, Конни, не останавливайся!
        - Ваше желание - приказ для меня, леди. Идем.
        Он повернул ее к себе спиной, приподнял и вошел в нее с той нежной силой, от которой у Синтии опять все поплыло перед глазами.
        Пытаясь удержать равновесие, она обвила ноги вокруг его бедер.
        - Чудесно, - сказал он сзади, дыша ей в шею.
        Он понес ее куда-то вперед. Ее лицо и груди уперлись в стену, на которой висел холст.
        - Что за черт? - Она непроизвольно раскинула руки.
        - Не беспокойся, сладкая.
        Начались невероятные толчки. Он входил в нее с силой, равной которой она не встречала ни у одного мужчины, за исключением Тобиаса. Когда она не смогла больше держаться, он плотно прижал ее к стене и несколько раз сильно притиснул.
        - Ты… меня пугаешь… - простонала она.
        - Это поможет, - ответил он.
        Он отпустил ее и смазал кожу новой порцией краски. Порыв оргазма захватил ее, еще и еще один.
        Когда она уже не могла держаться на ногах, Конрад помог ей лечь на брезент.
        - Пойдет. Скажи, что нужно, я все сделаю.
        Синтия задыхалась.
        - Грязный ублюдок.
        Он показал зубы в ухмылке:
        - Я? Тебе разве не понравилось?
        Она повернулась на бок и положила голову на руку.
        - …мать твою! Как, ты думаешь, я теперь поеду домой?
        - Что-нибудь придумаешь.
        Моргая, она оглядела себя и увидела, что краска высыхает на ее коже.
        - Эта дрянь…
        - На водной основе. Отмоется. - Он взял банку с какой-то жидкостью и принялся опрыскивать холст. - А отсюда уже будет не отмыть. Никогда.
        Синтия, ослабевшая, ощущающая тошноту, с трудом села и посмотрела на стену. Фигуры, видневшиеся на холсте, легко можно было интерпретировать, гораздо легче, чем все предыдущие работы Конрада.
        - Больное воображение, - сказала она ему. Смазанный контур одной стороны ее лица, волос, ладоней, грудей, живота, бедер образовывали фреску с как бы двойным изображением. Между ее распростертых бедер отпечатались формы мужских бедер и коленок.
        Синтия переводила взгляд с холста на Конрада и снова на холст.
        - Ты же сказал, что уже продал этот холст, - она испытывала какое-то замешательство. - Кто же такое возьмет?
        - Тот, кому нужна гарантия.
        - Гарантия?
        - Гарантия, что ты не изменишь свои намерения.
        - Но ты не сможешь доказать, что это…
        - Ты? Ты хочешь, чтобы я попробовал? Может, ты хочешь, чтобы я пошел к тому, кто тебе платит, или нашел место, где бывает много народу, и выставил эту картину с твоим именем, написанным на ней? Ты думаешь, слухи не пойдут?
        - Ты не сделаешь этого.
        - Не сделаю? Можешь мне поверить, людей в этом городе не придется долго убеждать, что это именно ты.
        Синтия вскочила и тут же села обратно.
        - Удивлена? - спросил он, чарующе улыбаясь. - Не удивляйся. Как я уже сказал, этот холст продан. Мне. Уж я-то буду им наслаждаться. Я и так уже получил удовольствие. Господи, какое удовольствие я получил!
        - Я думала, ты хочешь мне помочь…
        - Я и помогаю тебе. Но я совсем не хочу, чтобы ты обо мне забыла, когда получишь то, что хочешь, Синтия.
        - Я не…
        - Теперь нет. Сегодня я буду любоваться своей картиной. А потом я отнесу ее в надежное место и никто ее больше не увидит - если ты не перестанешь ко мне приходить. Или платить мне. А цена как раз поднялась.
        - Ты хочешь меня шантажировать? - У нее от изумления пересохло в горле.
        - Нет. Просто хочу быть уверен, что ты выполняешь свои обязательства. Я-то не забуду выполнить свои. Все, что тебе осталось сделать, это сказать «пора», и я с удовольствием выполню свою работу. Я с нетерпением жду этого момента. Ты почему не идешь мыться?
        В этот раз ей удалось подняться, и она поковыляла в ванную.
        - Ты денег принесла?
        Она оглянулась:
        - Да.
        - Очень хорошо. Мне они нужны. - Он взял кисть и нанес несколько быстрых мазков в нижней части картины.
        Синтия повернулась и медленно подошла к нему.
        - Название, - сказал Конрад, обнимая ее за талию. - «Траханная». Нравится?

        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

        - Привет, Сэм! - Перис постаралась скрыть разочарование. - Теперь ты на посту? Устал, наверное?
        Тобиас говорил, что будет сидеть, пока его кто-нибудь не сменит. Ей не стоило и надеяться, что он так и будет ее караулить, - ложась спать, она увидела, что занимается рассвет, а сейчас время уже перевалило за полдень, но она все же надеялась увидеть Тобиаса.
        Сэм, сидевший на диване развалясь, раскинув руки на спинку дивана и положив ноги в теннисных туфлях на стеклянный столик Перис, казался скорее злым, чем усталым.
        - Садись, - сказал он. - Я хочу от тебя узнать, что здесь произошло.
        - Не…
        - Тобиас - высокомерный сукин сын. Я ему не верю. Что же здесь все-таки случилось?
        А Тобиас так надеялся, что ей не придется рассказывать эту неприятную историю!
        - Кто-то украдкой проник сюда и угрожал мне. Тобиас не смог мне дозвониться, забеспокоился и приехал сюда. Слава Богу… Я не помнила себя от страха, Сэм. Это было так ужасно. - Ее горло сжалось.
        Сэм скинул ноги со столика и поднялся. В джинсах и неряшливом зеленом хлопковом свитере он был совсем непохож на Саманту.
        - Что этот парень с тобой сделал? - Его голубые глаза заблестели, а челюсть выдвинулась вперед. - Он…
        - Нет! И я не хочу опять об этом говорить. Приезжала полиция, Сэм. Все, что можно, уже сделано. Мне надо поесть чего-нибудь.
        - Я… - Сэм приобнял Перис за плечи и уткнулся головой в ее лоб. - Прости, детка. Мне кажется, я мог бы тебя защитить. Шесть лет - долгое время. Я уже жил здесь, когда ты приехала, помнишь? Ты для меня - как сестра, которой у меня никогда не было, и я не потерплю, когда какой-то псих обижает мою сестренку.
        У Перис защипало в глазах.
        - Спасибо, Сэм. - Сегодня ей многое пришлось пережить. - Лучшего друга я и пожелать не могу.
        Очень скоро они бы стали больше, чем друзьями, если бы не Джинна… и не Майкл…
        - Как случилось, что ты сблизилась с Тобиасом?
        - Ничего подобного, - солгала она. - У нас много общих воспоминаний. А сейчас у нас семейное дело.
        - И что, это дает ему право носиться по дому, указывая всем, что надо делать?
        - Я и не думала, что он так поступит.
        - Говорю же… Перис прервала его.
        - Поговорим о чем-нибудь другом… Это очень важно, Сэм. Кажется, вечером, до моего прихода еще кто-то был у меня. Может быть, это был все тот же человек, но я все же так не думаю. Вещи на моем верстаке были передвинуты. И скопировали одну из моих новых работ.
        Лицо Сэма, выражавшее враждебность, смягчилось.
        - Ты уверена?
        - Ну… да. Да, я уверена. - Она в общих чертах рассказала, что обнаружила, и как, осмотрев квартиру, нашла скомканный лист бумаги, который позднее исчез. - Жаль, что я не убрала эту бумажку.
        - А ты точно помнишь, что оставила ее на верстаке? - Сэм оглядел комнату. - Ты ее не выбросила?
        - Правда, я оставила ее на столе.
        - Это только твои догадки, что кто-то делал наброски с твоей работы.
        - Да, но так мне подсказывает интуиция. Поэтому и место на столе расчистили.
        - Думаю, у мистера Квинна своя теория на этот счет?
        - В самом деле, он…
        Приятной неожиданностью стала Мэри, открывшая дверь без стука.
        - Ух! - Ее впалые щеки разрумянились. Она обрызгала волосы лаком и прикрепила звездочку из красной фольги на одну щеку. - Эта лестница короче не становятся!
        - Вот ты и живешь на первом этаже, - громко сказал Сэм. - Старовата ты для лестниц.
        Мэри не ответила ему и отправилась в кухню.
        - Нужен стол, - сказала она Перис, помахивая двумя холщовыми сумками. - Твой молодой человек очень хорош. Обаятельный. И такой красивый.
        - Ухарь, - сказал Сэм тихо, но Мэри его услышала.
        - Не говорите так, молодой человек, - отозвалась она. - В двери уже новый замок. Новая ручка и все такое. Очень красиво. Надежная медь. Уйму денег, должно быть, стоит. А из нас никто не заплатил и пенни. Для всех по два ключа. На каждом выгравирован номер. Мистер Квинн сказал, чтобы за каждым из нас было записано по два ключа. Я прослежу. А если кто-нибудь потеряет свой, надо об этом сообщить.
        Перис отправилась в кухню вслед за Мэри, но по пути оглянулась на Сэма. Он постукивал друг о друга стиснутыми кулаками.
        - Тобиас может найти нужных нам людей, - сказала она, словно пытаясь оправдаться. - Я рассказала ему, что мы говорили про замки и переговорное устройство, но, кажется, так и не смогли ничего сделать.
        - У таких людей, как Квинн, нет никаких знакомств среди слесарей, как и у тебя и меня. И ты это знаешь. Сомневаюсь, что он может найти тот конец ключа, который вставляется в замок. Как пить дать, у него есть специальный человек, который открывает и закрывает двери для него.
        - Не валяй дурака, Сэм, - ответила Перис строго. - Ты что-то очень разволновался.
        - Сегодня после обеда придет человек, чтобы установить все это, - самодовольно сказала Мэри. Больше всего на свете старушке нравились маленькие ссоры. - Я не удивлюсь, если мистер Квинн нанимает кого-нибудь, кто бы вместо него отвечал в его переговорное устройство. Что ты говоришь, Сэм?
        - Я говорю, что ты чересчур любопытная старуха.
        - Кажется, меня опять оскорбили, - Мэри вытряхнула на стол содержимое сумок. - Перис, у меня кое-какие связи в торговле. Раньше мне ни к чему было о них говорить, но теперь настали иные времена.
        Подошедший Сэм обозрел экспозицию на обеденном столе Перис.
        - Связи, которые помогают оплачивать надежные медные ручки с замками?
        - Говорю тебе, этим занимается молодой человек Перис, - ответила Мэри, разворачивая игрушечную тыкву из бумаги. Она развернула еще одну и еще, и четвертую - поменьше, и сложила их кучей на полу. - Мне всегда нравился оранжевый цвет. Такой цвет привлекает людей с ярко выраженной индивидуальностью и тех, кто всегда стремится к лучшему.
        Урчание в желудке погнало Перис к холодильнику.
        - Ну и тыквы, - сказала она. В холодильнике ей ничего не понравилось, но она все же взяла баночку йогурта и достала из стола ложку. - А с чего мы вдруг стали готовиться к Хэллоуину?
        - Можешь меня не стесняться, - сказала Мэри, вытаскивая из кучи своих сокровищ длинный кусок белого тюля и укладывая его буфами на поверхности стола. В складках она поместила игрушечных синих птичек. - Представим, что они живые. С едой проблем не будет. Черный цвет в сочетании с оранжевым для этих целей еще не применяли. Тем лучше. Один из тех, с кем я поддерживаю контакты, поймет меня и все сделает, как надо.
        Перис взглянула на Сэма, надувшего щеки, и пожала плечами. Она сорвала крышку из фольги с баночки йогурта и съела первую ложку. Мэри мрачно смотрела на Сэма.
        - Мистер Квинн - очень честный человек. Нет сомнений в его намерениях. Благороден по рождению. Я сказала ему, что некоторое думали, что он совсем другие отношения собирается завязать. Но он-то сказал как раз то, о чем я думала, и что он не собирается затаскивать Перис в постель.
        Перис чуть не выронила свой йогурт.
        - Нет, сэр, - продолжала Мэри, не сводя с Сэма глаз. - Честное слово, он сказал, что очень любит Хэллоуин.
        - Мэри, - Перис поставила йогурт на кухонный стол и положила рядом ложку. - Ты спросила Тобиаса… ты спросила, не собирается ли он завести со мной интрижку?
        Худенькие плечики поднялись под пурпурной кофтой от спортивного костюма.
        - Главное, что он и в уме ничего подобного не держит. А у меня он покупает тысячу тыкв. Я ему сказала, что на пятьсот наборов предоставляется скидка, и он сказал, что возьмет два раза по пятьсот. Уж и не помню, когда мне была такая радость.
        - Зачем ему тысяча тыкв? - спросил Сэм. Мэри отмахнулась от него.
        - А еще у меня есть связи среди портных. Маленькое ателье в Киркленде. Отлично работают.
        Перис почувствовала, что ей необходимо сесть.
        - Можешь нарисовать, - Мэри захлебывалась от восторга. Она показала на птичку. - Но я уже все себе представила. Помнишь, как птички поддерживали кружева на ее платье? Рождаются интересные идеи.
        Сэм стоял, скрестив руки на груди, прислонившись к кухонному столу. Тут он указал пальцем на Мэри:
        - Ты про Золушку говоришь?
        Мэри в ответ тоже наставила на него свой палец:
        - Точно! Золушка. Все сходится. Бедная девушка выходит замуж за богатого принца. То есть Перис - а она с каждой минутой становится все беднее, и мистер Квинн. Он-то конечно богат. И принц любит Хэллоуин и покупает тысячу тыкв, а карета Золушки сделана из тыквы, и это будет главной темой свадьбы Перис в Хэллоуин. Тыквы обратятся в золотые кареты. И Золушка выйдет за своего принца.
        Повисло молчание. Мэри села и продолжала:
        - Я знала, что вам понравится. Пора нарушить традицию. Вместо цветов ты можешь нести жезл, украшенный звездочкой.
        Перис вдохнула побольше воздуха и, наконец, вымолвила:
        - Невероятно.
        - Я знала, что вы прекрасно подходите друг другу. - Мэри восторженно улыбнулась: - И мистер Квинн то же самое сказал.

        От мощеного тротуара на Почтовой аллее поднимался пар. Послеполуденное солнце лиловыми пятнами отражалось в нем. Перис с влажными волосами от первого из обещанных ливней, перепрыгивала лужи и, радуясь жизни, то и дело пускалась бегом.
        Дождь прогнал большинство посетителей из маленьких магазинчиков, расположенных вдоль аллеи. Перис вдыхала запах мокрых гераней в приоконных ящиках и намокшей пыли, превратившейся в грязь, и улыбалась.
        Хороший день. Чудесный.
        Она добралась до «Голубой двери» и немного помедлила у входа, чтобы отдышаться. Джинна и Конрад были там, где им и полагалось быть в пять часов вечера. Джинна сидела за столиком у сцены, просматривая заказы. Конрад был занят, пополняя запасы в баре.
        - Эй, народ! - завопила Перис, перекрикивая стаккато, выбиваемое из пианино стоящей миссис Липс, которая разогревала пальцы на «Молниях»
        - Эй, Перис! - махнула ей рукой Джинна, оторвавшись от своих книг. - Подойди, дай на тебя посмотреть. Сэм даже не дал мне заглянуть к тебе, когда ты спала. Так подойди хоть сейчас.
        - Я не впустил ее, потому что боялся, как бы она не разбудила тебя, - Сэм незаметно подошел сзади и подергал Перис за волосы. - Я кричал тебе на улице. А ты неслась, как ненормальная, и меня не заметила.
        Перис обернулась и обняла его за плечи.
        - Сэм, - сказала она ему в ухо. - Ну, наконец все кончается. Можно и отдохнуть.
        - Расскажи, - сказал он, наклоняясь, чтобы заглянуть ей в лицо. - Расскажи же!
        - Но только один раз, - сказала она, прикладывая палец к его губам, чтобы остановить его возражения. - Идемте. Я куплю всем лимонад.
        - Ну, спасибо.
        Только Сэму удалось отвлечь миссис Липс, попросту сняв ее руки с клавиш. Она присела на краешек сцены рядом с Липсом, а остальные сгрудились вокруг стола Джинны.
        Перис приняла у Конрада бокал с кока-колой и жадно отпила из него.
        - Ну и день! Ну и дни! И ночи.
        - Про последнюю ночь мы слышали, - сказал Липс. - Тебе надо было меня позвать.
        Перис не стала ему напоминать, что едва ли могла в то время позвать хоть кого-нибудь.
        - Будем надеяться, что такого больше не будет и ничья помощь мне больше не потребуется.
        - А-а, новенькие замочки? - заметил Липс и хмыкнул: - Да и цена хороша. Мне нравятся твои друзья.
        - А мне - нет, - хором сказали Сэм и Конрад. Конрад сделал глоток из бокала Перис и сказал:
        - Перис, пойми меня правильно. Я знаю, мы давно должны были позаботиться о безопасности. И не упрекай себя, что не заставила нас это сделать. Но мне не нравится, что какой-то чужак начинает разбрасываться деньгами направо и налево и отдавать приказания насчет нумерованных ключей. Дерьмо.
        - Квинн не говорил мне, что надо делать, - объявил Сэм. - Надо настоять, что мы оплатим работу, и…
        - Да уж, ты заплатишь, - сказал Липс. - Из-за цены, что этот парень заплатил, мы и ключами-то пользоваться побоимся. Очнись.
        Сэм поднялся.
        - Ну, ты, проклятый…
        - Хватит, - сказала Джинна, сузив глаза. - После такой ночи Перис нужен покой и забота. Она пришла сообщить нам какие-то хорошие новости. Может, мы перестанем бряцать оружием? Я согласна - мы не можем позволить Тобиасу Квинну платить за ремонт, но уж давайте будем улыбаться и благодарить его, когда попросим счет. Кто-нибудь не согласен?
        - Только потому что он владеет…
        - Кто-нибудь не согласен? - Джинна, обычно такая незаметная, сейчас резко оборвала Сэма.
        Перис задумчиво смотрела на эту пару. Оказывается, Сэм знал, что хозяином квартиры Джинны был Тобиас. Джинна протянула руку к Сэму; он сжал ее пальцы.
        - Джинна как всегда права, - сказал он. - Я просто завидую Тобиасу, который владеет этим домом. Я бы тоже хотел. Тогда бы я подарил его своей возлюбленной. Пустые мечты. Что там у тебя, Перис?
        Его честность обезоружила Перис - и повергла в молчание всю компанию. Джинна вскочила и чмокнула его в щеку.
        - Не стесняйся признать свои ошибки, дорогой, и все будет замечательно.
        - Хорошо, - сказала миссис Липс. Отвлекшись от работы, она стала милой и доброй.
        - Ну вот, - Перис подтащила свой стул поближе к столу и посмотрела на лица своих друзей. - Эти, от Фейблза, сегодня мне звонили. Они просили меня к ним подъехать.
        Ее слушатели выжидающе молчали.
        - Во-первых, я хочу вам вот что показать. - Она достала из кармана юбки маленький пухлый пакетик, открыла его и, перевернув, потрясла над столом. На пластиковую крышку стола выпала серебряная сережка в форме свернувшейся лилии с тычинкой из жемчужины.
        - Одна из самых моих любимых, - сказала Джинна, подбирая сережку. - Они бы прекрасно подошли к ожерелью, которое Сэм заказывал тебе для меня. Я могла бы купить пару. Если ты не все распродала.
        - Это копия, - коротко ответила Перис. Джинна вертела сережку.
        Перис наблюдала, как сережка переходит из рук в руки.
        - Никто из вас не найдет отличий, - сказала она. - Это может сделать только другой ювелир, знакомый с моими работами. Эта сережка с гальванопокрытием, а я применяю другую технику. И потом, я использую только пресноводные жемчужины, а не дешевые с зашпаклеванными щербинами. Я просто хотела, чтобы вы посмотрели, какие убедительные подделки изготавливает эта личность. У нее очень хорошо получается.
        - Но не так хорошо, как у тебя, - сказал Конрад; он хмурился, разглядывая лилию.
        - Но очень близко. Дело не в этом. Идеи все равно мои. Посмотрите на маркировку.
        Конрад повернул сережку к лампе, свисавшей на длинной медной трубе со сводчатого потолка.
        - «Д», - сказал он. - Господи, она даже подпись твою подделывает.
        - Или он, - вставил Сэм. - Хотелось бы мне добраться до того, кто это сделал, кто бы это ни был. Они поэтому приглашали тебя приехать в «Фейблз»?
        - Отчасти. Какая-то женщина купила пару этих сережек и одну потеряла. Она вернулась, чтобы узнать, может ли ювелир сделать к ней пару. Они не сказали ей, что это подделка. Я сделаю другую пару.
        - Очень любезно с их стороны, - заметила Джинна. - По крайней мере, и это начало.
        Перис больше не могла удерживать улыбку.
        - Они извинялись. Они сказали, что волновались и не осмыслили все до конца.
        Темные брови Конрада медленно поднялись.
        - Ты шутишь.
        - Нисколько. Я все еще не перестаю щипать себя, но это правда. Если кто-нибудь еще что-нибудь вернет, мы сможем кое-что предпринять. Меня не просили платить. Женщина - Эйлин, - сказала, что нечестно поступила со мной.
        Сэм засопел.
        - Она права.
        - Но самое лучшее, - Перис сделала паузу для пущего эффекта. - Они возьмут мою следующую коллекцию! Дважды такого не будет. Так они сказали. А Эйлин сказала, что мы будем продолжать начатое сотрудничество, потому что дело хорошее.
        - Молодцы, - сказал Сэм в то время, когда миссис Липс, проявляя редкую для нее непредсказуемость, целовала Перис в щеку.
        Конрад подбрасывал сережку на ладони.
        - Сэм сказал, что вчера к тебе еще кто-то приходил. И ты думаешь, что скопировали новое колье.
        Перис взглянула на свои руки, сложенные на коленях.
        - Да, - она так не хотела, чтобы ее надежды были разрушены!
        - Как же ты можешь быть уверена, что и твою новую коллекцию опять не скопируют?
        Перис избегала смотреть на вопросительное лицо Конрада.
        - Так, друзья. Прошлогоднюю коллекцию скопировали, когда она уже была в продаже. Боюсь, это опять может случиться. Но, надеюсь, наш копиист не разорит меня. По крайней мере, не стоит волноваться из-за одной вещицы.
        - А что, если он и другие видел?
        Перис погрустнела.
        - Конрад, ты - адвокат дьявола. Я изменю все, что успела сделать. И, благодаря новым замкам, за которые не все еще готовы благодарить Тобиаса, у нас не будет больше проблем.
        - И впрямь, - тихо сказала Джинна, - спасибо Тобиасу Квинну. Спасибо человеку, который действительно может помочь нашей Перис.
        - Ради бога, Джинна, - Сэм хлопнул ладонью по столу. - Этот парень был женат на сестре Перис.
        Джинна заглянула в книгу заказов, лежавшую перед ней, и, не глядя на него, поправила:
        - На ее сводной сестре.
        Сэма это ничуть не обескуражило.
        - Ты же знаешь, что Синтия о нем говорила.
        - Это не наше дело, - ответила Джинна. - Но он нажал на какие-то тайные пружины, честное слово.
        Сидя слева от Джинны, Перис протянула руку и, закрыв страницу книги, ждала, пока Джинна поднимет на нее взгляд, а потом сказала:
        - Ты думаешь, что что-то знаешь. Что же?
        - Твой Тобиас, должно быть, поговорил с людьми Фейблза.
        - То есть?
        - То есть - что-нибудь типа: «Вы собираетесь продлить договор аренды?»
        - Черт, - пробормотал Сэм.
        - Это глупо, - Перис, нахмурившись, смотрела Джинне в глаза. - Ты хочешь сказать…
        Конрад толкнул серебряную лилию через стол.
        - Она хочет сказать, что твой новый приятель взялся за свои старые штучки. Манипулирует людьми, как ему нужно. Перис, что ему от тебя нужно? Чего он так хочет, что люди начинают подозревать нехорошее?
        - Этому подлецу не надо и запугивать, - сказал Сэм. - Может, он опять хочет забраться к Синтии в трусы.
        - Заткнись, - сказала ему Перис.
        - Ну, знаешь ли, Сэм, ты пожалуй, не прав, - Джинна мягко закрыла книгу и встала, - но Тобиас Квинн действительно владеет недвижимостью Фейблза.

        Тобиас остановился в дверях здания на улице Стюарт и выругался.
        Днем, когда он приехал, свободное место для парковки у рынка явилось искушением, против которого невозможно было устоять. Он приехал, когда этот бешеный ливень еще не начался.
        Тобиас поднял воротник, втянул голову в плечи, приготовился нырнуть под дождь, и увидел Перис.
        Она жалась к стене - мокрые волосы облепили лицо, газовое платье так намокло, что уже нельзя было понять, какого оно цвета. Скрестив руки на груди, она смотрела прямо на Тобиаса.
        Тобиас забыл про дождь.
        - Перис! - Он вышел и потянул ее под бело-зеленый навес. - Привет. Ты - лучшее из того, что я видел за сегодняшний день. Но ты же мокрая насквозь.
        - Уходит всегда последним, - сказала она. Испуганной улыбки на этот раз не было.
        - Леди оказалась права.
        - Я? - Он переместил ее на свое место, в уголок, заслоняя от дождя. - Кто-то тебе сказал, что я всегда ухожу последним?
        - Женщина на телефоне.
        - Ты хотела поговорить со мной?
        - Нет. Я сказала, что у меня заказана доставка товара мистеру Квинну, если он еще в офисе. Это было два часа назад.
        - Не понимаю. - Он почувствовал ее антипатию.
        - Мне надо было поговорить с тобой одним. Но не совсем наедине.
        Тобиас медленно выпрямился.
        - Мы уже поняли, что я неверно вел себя с тобой. Мне казалось, мы решили, что такого больше не будет. Почему же ты не поднялась в офис? Ты промокла до нитки. - Воспоминания о коже Перис в последнее время не покидали Тобиаса.
        Перис сняла очки и попыталась вытереть стекла складкой мокрой юбки.
        - Дай мне, - сказал Тобиас, протирая ее очки своим галстуком.
        - Испортишь.
        - Шелк не оставляет царапин на стекле.
        - Я про галстук.
        - Я не дам за свой галстук и крысиного хвоста. - Не замечая ее протянутой руки, он водрузил очки на ее нос и поправил дужки на ушах. - А беспокоит меня лишь то, что ты смотришь так, словно у меня рога выросли.
        Донесся приближающийся звук шлепанья резиновых подошв по мокрой мостовой; шаги стали громче и потом опять затихли в отдалении. Когда они опять остались одни, Тобиас сказал:
        - Перис, ответь мне.
        Перис опустила голову.
        - Ну хорошо, - он вздохнул, крепко взял ее за руку и потянул за собой под дождь.
        - Тебе не удастся мною командовать, Тобиас Квинн, - сказала Перис, подпрыгивая на ходу, чтобы поспеть за ним. - Не удастся вертеть мною и использовать в своих целях.
        Тобиас лишь выпятил подбородок и прибавил шагу, так что Перис пришлось почти бежать за ним, тяжело дыша. Подойдя к джипу, он открыл сначала дверь со стороны пассажира, почти насильно посадил Перис в машину, пристегнул ремень безопасности и опять закрыл дверь. Когда он уселся за руль, намокшие брюки прилипли к ногам, а в туфлях хлюпала вода.
        Попрятались даже самые упрямые пешеходы. Тобиас поехал вперед по пустой Пайк-плейс и свернул налево, к улице Вирджинии, навстречу тучам.
        - Мне надо выйти.
        Тобиас посмотрел сквозь текущую по стеклу воду на темнеющее небо.
        - Я повезу тебя домой.
        - Тебя туда не приглашали.
        - К себе домой.
        - Остановись.
        - Зачем? - Покосившись на нее, Тобиас включил обогрев салона.
        - Ты что-то припасла для меня. Не стояла же ты под дождем только для того, чтобы промокнуть.
        - Мы можем и здесь поговорить.
        Тобиас ничего не ответил и продолжал вести машину к центру города, к озеру Вашингтон.
        - Я хочу, чтобы ты обсохла, успокоилась и рассказала мне, кто тебя против меня настроил, - сказал он, повернув на скоростную полосу на улицу Роунок. - Примешь горячий душ.
        - Ну нет.
        Особой уверенности в ее голосе не чувствовалось.
        - Ты выспалась сегодня?
        - Да, - она вздохнула. - Спасибо, что покараулил.
        Сейчас, видимо, был неподходящий момент сказать ей, что он думает о многих ее соседях.
        - Я бы дождался, пока ты проснешься, но у меня были назначены встречи, которые я не мог отменить.
        - Ты и так сделал больше, чем было необходимо. Я в самом деле не хочу ехать в твой плавучий дом.
        - Мы уже почти приехали. Успокойся, Перис. Неважно, что говорят сплетники; я не пристаю к женщинам, если они этого не хотят.
        - Только если хотят?
        Он рассмеялся и подумал, что и она подавила смешок.
        Они миновали парк, и скоро огни университета штата Вашингтон засияли сквозь серый туман над заливом Юнион.
        Тобиас припарковал машину и вышел, не слушая протестов Перис. Она вышла из машины, не дожидаясь, пока он откроет ей дверь, и впереди него направилась к причалу.
        На палубе Тобиас автоматически проверил, надежно ли пришвартована шлюпка. Мост Монтлейк-бридж был почти не виден. Дождю, казалось, конца не будет.
        - Поднимайся наверх и прими душ, - сказал он Перис, когда они вошли в дом. - Обсохни. А может быть, ты захочешь принять вместе со мной горячую ванну? Под дождем - это особенно здорово.
        - Я здесь не по своей воле. Одолжи мне полотенце. Никто еще не умирал, слегка промокнув под дождем.
        - Я могу и умереть, - эта женщина, которой удалось найти путь к его холодному сердцу, казалось, пыталась вывести его из себя. Он, качнувшись, скинул ботинок, надавив носком одной ноги на пятку другой, и стал снимать другой ботинок таким же путем.
        - Сегодня мне звонили от Фейблза.
        Тобиас чуть не потерял равновесие.
        - Да? - Вода из туфель вылилась на пол, носки шлепали по полу.
        - Представь, все прощено.
        Тобиас скинул носки и пиджак.
        - Прими мои поздравления. Ты, наверное, рада. - Галстук не поддавался, и он с трудом стянул его через голову, не развязывая. - Пойдем со мной. Твоя невинность вне опасности. Я тебе гарантирую.
        - Не смешно.
        Его рубашка отлипла от тела, как кожура не очень спелого фрукта-киви.
        - Стриптиз устраиваешь?
        - Не совсем, - ответил он. - По крайней мере, не сейчас. Вещи надо бросить в стирку. Потом найду халат для себя и для тебя и пойду приму горячую ванну. Я бы на твоем месте скрылся куда-нибудь и переоделся в банный халат. Твоя одежда помнется в сушилке? - Он смотрел на ее блузку.
        - Мнется или нет - не твоя забота, Тобиас.
        - Хорошо, - и он пошел в комнату для стирки.
        - Знаешь, можешь не тратить время, повторяя мне, что я испорченный мальчик. Я говорил тебе, что я о тебе думаю?
        Перис отправилась за ним. Тобиас услышал ее шаги и украдкой улыбнулся. Он вытащил из шкафа два белых махровых халата и протянул один Перис.
        - Если тебе так спокойнее, можешь подождать, пока я заберусь в ванну.
        - Да нет… Тобиас Квинн, ты не первый мужчина, с которым я остаюсь наедине.
        - Неужто? - Изображая удивление, он расстегнул ремень и вытащил его из брюк. - Ну, я рад.
        - Мне кажется, когда мы были детьми, ты вообще обо мне ничего не думал.
        - А если думал, хочешь узнать, что именно? - Молния разъехалась, и он скинул брюки. - Прошу прощения. - И, голый, вышел.

        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

        Вызов.
        Тобиас бросил ей вызов. Перис подняла один из предметов нижнего белья, не попавший в корзину для стирки, и положила его поверх остальной одежды Тобиаса.
        Женщина, которая превращается в тигрицу при виде сексуально притягательного мужского тела, уже представила бы все возможные варианты.
        А вариантов было множество.
        В глубине тела Перис чувствовала такой же жар, как тот, что румянил ее щеки.
        На тело Тобиаса действительно стоило посмотреть. Не то, чтобы она… В общем-то нет.
        Хлопчатобумажная ткань очень помялась, но и высохла довольно быстро. Если расстелить юбку и блузку, то скоро можно отправиться домой, не чувствуя себя так неуютно, как сейчас.
        Неловкими от поспешности руками Перис сняла одежду, оставшись в бюстгальтере и трусиках. Когда же теплый пушистый халат был крепко подвязан поясом, она оказалась перед выбором - присоединиться к Тобиасу или нет? Только трусливые боятся мирного вызова. Помещенная в нишу горячая ванна Тобиаса была загорожена от посторонних взглядов деревянной ширмой, покрытой блестящим зеленым виноградом.
        Место освещалось одиноким фонарем. Широкая спина Тобиаса показывала дорогу к… Перис отвела глаза. Надо убедить его, что она не замечает приготовленную для нее ловушку. Почему бы им не поговорить, как взрослым людям, пока он плещется в ванне, без того, чтобы она бултыхылась рядом с ним. Другое дело - она не верила, что это именно то, чего он хочет.
        Ясно, он сделает все, чтобы добиться желаемого. Теперь она это чувствовала. Чтобы подавить ее сопротивление, он вполне мог использовать и секс.
        Пусть попробует!
        К стене были прислонены складные стулья. Перис взяла один и поставила возле ванны. Села и стала смотреть на покрытый каплями дождя виноград.
        - Ты любила подглядывать.
        Перис повернулась к Тобиасу.
        - Подглядывать?
        - В детстве. Всегда подглядывала. Да и когда повзрослела, не перестала.
        - Подглядывать за тобой?
        - Да. Нервирует.
        - Я за тобой не подглядывала.
        - Перис, а в ванне тепло. Капли дождя на твоем лице… Давай, забирайся ко мне. Тебе станет лучше.
        От поверхности воды поднимался пар.
        - Мне и так хорошо, - ей очень хотелось забраться в ванну.
        - Давай. Если ты не захочешь, ничего не будет.
        - Ты соблазняешь меня.
        - А ты не убегаешь. Неплохо, да? Мы здесь вдвоем… Насколько неплохо, ни в коем случае не надо признаваться.
        - Зачем ты заставил людей в «Фейблзе» так поступить?
        Закрыв глаза, он прислонился к стенке ванны и откинул голову на бортик. Его черная-пречерная шевелюра блестела. Влажность пригладила темные волосы на его груди. Темная шелковистая полоска убегала вниз и пропадала из виду под плещущейся поверхностью воды.
        - Жаль, что ты не можешь видеть себя со стороны - под дождем…
        Перис нахмурилась.
        - Ты напоминаешь мне голубоглазую итальянскую секс-богиню.
        - О да! - с гневом произнесла она, теребя пояс халата. - Все время это слышу. Ты и не поверишь, как начинает надоедать это обожание.
        - А ты и не знаешь, как ты хороша, да?
        - Ну, продолжай, Тобиас, это же я, Перис, гадкий утенок. Если соберешься поменять тему, постарайся не обидеть меня…
        - В одной из сцен великолепное создание поднимается из воды, облаченное в прозрачную белую крестьянскую блузу. Роскошная мокрая кожа. Волосы, с которых течет вода. Она молит о…
        - Не издевайся.
        - Я не издеваюсь, - мягко сказал он и устроился в ванне поудобнее. - Ты носишь белое?
        - Бель… - она чуть было не сказала «белье». - Белое? Не часто.
        - Хм-м… - Он повернул к ней голову. - Мне нравится быть с тобой, даже если ты не признаешься, что и тебе нравится. А с этими людьми в «Фейблзе» я говорил потому, что верю в справедливость. Грех обижать беззащитных, а ты как раз… Это несправедливо.
        - Ну… да. Но ты угрожал им?
        - Делал я или не делал - неважно, радость моя. Ты, верно, уже поняла, что это - одно из моих достоинств. Я показал им, как я к тебе отношусь. И оставим это.
        Она не могла оставить, но как продолжить, тоже не знала. Тобиас пошлепал по воде рядом с собой, разбрызгав пену.
        - Сядь ко мне, Перис. Жизнь не так уж проста. Мне понадобится твое общество, - он потянулся к ней и подал руку. - Только общество, ничего больше, обещаю. Ну же, мисс Гранола. Я не стану пользоваться недозволенными приемами.
        Соблазняет, опять соблазняет.
        - У меня нет купальника.
        - А трусики и лифчик на тебе есть?
        Она мрачно посмотрела на него.
        - Ты невыносим.
        - И что?
        - Да, есть.
        Он щелкнул пальцами.
        - Хочешь, я закрою глаза?
        - Не смеши меня, - она поднялась и развязала пояс халата. В конце концов, так ли уж отличается бикини от ее тщательно подобранного нижнего белья?
        Халат упал на стул.
        Она заметила его быстрый взгляд, брошенный на ее атласный с кружевами лифчик и такие же трусики.
        Видимо, купальники все же другие.
        Набрав в грудь воздуха, Перис сбросила сандалии и подала Тобиасу руку.
        - Один шаг вниз, - сказал он ей. - Вот и все. Теперь скажи, что у меня не бывает хороших идей.
        У него опасные идеи - Перис поняла это, когда, взяв его руку, почувствовала, что хочет сидеть к нему поближе, а не на более безопасном расстоянии.
        Пузырящийся водоворот появился на поверхности, когда в воду погрузились ее груди.
        Тобиас все еще держал ее за руку.
        - Мне послышалось, ты говорила, что не носишь белое. - По его лицу ничего нельзя было понять. Перис сощурилась.
        - Нет.
        - Почему бы тебе не снять очки?
        - Я забыла, - свободной рукой она сняла очки и положила их где-то за спиной.
        - Все еще забывчива, через столько лет, - пропел он дурашливым тенором, пародируя какой-то вестерн. - Кое-что остается неизменным. Сейчас ведь ты в белом.
        - Ты не должен был ничего увидеть.
        - Я же предложил закрыть глаза, а ты сказала, что это смешно. Но я вовсе не глазею на тебя.
        В памяти Перис снова червячком шевельнулись обвинения Синтии против бывшего мужа.
        - Что мы здесь делаем? - спросила она.
        - Скрываемся от мира. Проводим время с человеком, который нас хорошо знает. Наслаждаемся тем, что не надо притворяться, будто мы иные, чем есть на самом деле.
        Кто он - она до сих пор не знала.
        - Мы бы хотели получить счета за новые замки. И пожалуйста, не надо больше таких одолжений.
        Он выпустил ее ладонь и обвил рукой ее шею. Перис сидела Очень прямо, спина уже затекла, но рассудок велел ей быть начеку.
        Пальцы Тобиаса легли на ее голое плечо.
        - Остальные очень признательны - мы все очень признательны тебе за то, что ты делаешь для нас, но позволить тебе платить за работу мы не можем.
        - Успокойся, Плакса.
        Она попыталась высвободиться.
        - Хотелось бы знать, почему ты меня так называешь.
        Без всякого усилия он положил ее голову на свое плечо.
        - Успокойся.
        - Ну почему Плакса? Раньше ты говорил, что я - несчастная маленькая… в общем, несчастная.
        - Несчастная маленькая жаба? Так и есть. Несчастная Плакса. Мне кажется, очень подходит. А какие малышки живут у вас на первом этаже! Просто огонь!
        Поморщившись, Перис обещала себе ничего не говорить о Мэри.
        - Я знаю, ты думаешь, что я пытаюсь завлечь тебя в любовную интрижку.
        Румянец на лице Перис вряд ли был вызван горячей водой в ванне.
        - Не нужно ничего говорить, - дружелюбно продолжал Тобиас. - Я понимаю, как ты могла сделать такую ошибку. Тебе Мэри рассказывала о моем классном приобретении?
        - Да. Ты мог и не делать этого.
        - Я никогда не делаю то, чего не хочу. Я отношусь к тем людям, которым нравится общаться и с молодыми, и с очень старыми. Мы многому можем у них научиться.
        Пора прекращать этот разговор.
        - Научиться, например, как лучше организовать празднование Хэллоуина? Интересно.
        - Например, быть достаточно старым, чтобы чувствовать себя выше нескромностей. Или достаточно молодым, чтобы верить, что все тебя любят.
        Перис подняла голову, чтобы увидеть его лицо.
        - Когда это ты стал философом?
        Глаза стального цвета прикрылись длинными заостренными ресницами.
        - Если и стал им, то лишь тогда, когда захотел, чтобы у меня было что-нибудь, что для меня очень важно.
        - Как человек, подобный тебе, решает, что важно, а что - нет?
        Тобиас мрачно посмотрел на Перис.
        - Обычно это происходит, когда тебе пребольно достанется по голове. Некоторые учатся довольно быстро. Другим приходится понимать, что если не применить силу, то ничего не получишь.
        Смутное движение в душе Перис было вызвано отчасти болью, отчасти потребностью в удовольствии.
        - Тебе часто доставалось?
        Он задумчиво прищурился, глядя на дождь.
        - М-м… Дважды. Я расскажу тебе про один случай; другой подождет. До лучших, наверное, времен.
        Без предупреждения Тобиас повернулся к Перис и посадил ее на край ванны, а сам встал перед ней на колени и взял ее запястье.
        Вода больше не защищала тело Перис, и ей очень хотелось прикрыться чем-нибудь.
        - Мне досталось от тебя, Перис.
        В следующую минуту Перис слушала лишь шелест дождевых капель, да свое и его дыхание.
        - Это тебя пугает? Или я пугаю тебя? Вызываю отвращение?
        - Нет! - В ночи было мало воздуха. - Нет.
        Он закрыл глаза, и его обычно невыразительное лицо перекосилось, как от боли.
        - Я не такой крутой, как ты думаешь, - сказал он тихо. - Если меня поранить, пойдет кровь, как у любого человека.
        - Я не стану этого делать, - похоже, она больше не знала, что сказать.
        - Знаешь, я тебе верю, - он открыл глаза и нечто в самой глубине его души задело ее. - Я уверен, что ты - самая нежная из женщин. Но, сколь бы ни была ты нежна, до последней капли крови ты будешь сражаться за человека, которого любишь.
        - Буду, - прошептала она.
        - И еще я думаю, что ты слишком ранима, Перис. Тебе необходимо быть любимой. Любимой человеком достаточно сильным для того, чтобы быть с тобой рядом, когда ты окажешься готовой сказать ему, что он тебе нужен; человеком достаточно сильным, чтобы ты никогда не почувствовала себя запертой.
        Осторожно, словно боясь обжечься, Перис провела ладонями по его лицу, запустила пальцы в его волосы.
        - Ты понимаешь, о чем я?
        Понимала ли она? Медленно и нежно она ласкала его шею, изучая, водила ладонями по его плечам и груди.
        Тобиас вздрогнул. Он наклонился, чтобы поцеловать ее щеку, взять ее в свои объятья, спрятать лицо в изгибе ее шеи.
        Волосы на его груди щекотали обнаженные выпуклости ее грудей. Перис прижалась к нему крепче, потерлась подбородком о его макушку.
        Может ли этот мужчина быть таким, каким описывала его Синтия?
        - Ты нужна мне, Перис.
        Сердце ее оборвалось. Синтия предупреждала ее, что он был неразборчивым в средствах эгоистом, человеком, бессовестным в бизнесе, да и во всем, что становилось его страстью.
        - Мне нужна свобода, - сказал он ей. - И еще я должен быть уверен в том, что я первый.
        - Первый во всем? - заставила она себя спросить. - И что ты хочешь, чтобы было первым?
        - Ты знаешь, чего я хочу, - его губы нашли впадинку над ее ключицей.
        Откидывая голову, Перис думала о том, что страстно желает большего. Как ей хотелось, чтобы он снял те белые одежды, что еще оставались на ней! Разведя колени, Перис обхватила ими бока Тобиаса и скрестила ноги на его твердых обнаженных ягодицах.
        Не в силах устоять, она водила коленом по его животу.
        Его прерывистое дыхание возбуждало ее.
        Если раньше она и сомневалась в чем-либо, то теперь тело Тобиаса ясно говорило ей, чего он хочет.
        - И я тоже, - пробормотала она, покусывая его ухо.
        - Первой? - хрипло спросил он. - Ты понимаешь, что значит для меня быть первой?
        Силы покидали ее. Она гладила его пенис пальцами ноги. Он был большим мужчиной - во всех отношениях.
        Сжав ее талию, Тобиас издал звук, в котором смешались стон и рык.
        - Я ни с кем не могу делить тебя, Перис. Если мы будем вместе, мы будем вместе во всем, всегда. Никого не будет на нашем пути.
        Никого не будет на нашем пути. Она вздохнула и открыла глаза. Кровь, отливая от головы, вызвала головокружение.
        - Пожалуйста, скажи мне… Скажи, не стараясь… Раньше ты никогда на меня не смотрел… Это ведь не потому, что ты пытаешься привязать меня к себе?
        Он погрузил кончики пальцев в ее плоть.
        - Привязать тебя?
        - …купить меня? Мою поддержку? В деле Попса?
        Он отшатнулся так резко, что Перис была вынуждена раскинуть руки, чтобы сохранить равновесие.
        - Тобиас…
        - Молчи, - ответил он, вставая. - Не говори ничего, - он обошел ее и выбрался из ванны.
        - Мне просто хотелось услышать от тебя правду.
        - Если бы ты меня слушала, ты бы услышала ее, - сказал он, на ходу поднимая свой халат. - Я отвезу тебя домой. Но сначала приму душ.
        Душ ему был действительно нужен. Именно туда он направился, чтобы от всего укрыться и все забыть.
        Только по части забыть ничего сегодня не получалось.
        Но, в конце концов, у него хотя бы было время, чтобы прийти в себя. Что за наваждение обуяло его, заставив нести всю эту чушь о вечной любви, понимании и всепрощении? Да и кому - Делайт?
        Она думает, что он все еще пытается заставить ее выступить в суде по делу Попса на его стороне. Как будто есть хоть малейший шанс, что старый ублюдок откажется от вендетты, будь его душа хоть в Чистилище, речь о возможности доставить удовольствие собственной внучке тут уже и не идет.
        Тобиас снова почувствовал ласкающее поглаживание ноги Перис у себя между ног. Как просто было взять ее. Просто и незачем. Незачем, если она не доверяет ему. А она ему не доверяет.
        Позади него открылась дверь душевой кабинки.
        Он прислонился к стене, на которой был укреплен душ, и замер.
        Дверь закрылась.
        Ее пальцы тронули его спину в самом низу.
        Тобиас стиснул зубы.
        Легким движением Перис провела руками снизу вверх по его спине. И, гладя его, с каждым движением все теснее прижималась, обвивая его ноги своими, прижимаясь бедрами к его бедрам, вжимаясь животом в его ягодицы, касаясь его спины острыми грудями.
        Он затрепетал.
        Она обвилась вокруг него; закрыв глаза, он живо, как в зеркале, представил их обоих. Этот образ едва не отправил его на колени.
        - Вот чего я хочу, - сказала она, обнимая его. - Я хочу тебя, Тобиас, - ее сильные пальцы художника двигали кожу его пениса.
        Тобиас резко повернулся к Перис.
        - Ты и сама не знаешь, чего хочешь.
        Она открыла рот. Вода заливала ее лицо. Он наклонил голову и поцеловал ее. Взяв губами ее нижнюю губу, он тихонько покусывал нежную кожу. Она всхлипнула.
        - Не знаешь, правда? - Он смотрел ей в глаза.
        - Нет.
        Буря, шумевшая в его голове, в сердце, в паху оглушала его, одуряла. Он накрыл ладонями ее груди, потянул их, его неистово восставшая плоть сбила его дыхание.
        - Тобиас?
        - Я хочу все в тебе, - сказал он, слушая, как отдается его голос. Его бедро, проникая все выше между ее ног, поднимало ее над полом. Перис вцепилась в него, ее лицо исказилось.
        Наслаждение.
        Одного лишь наслаждения было уже недостаточно.
        Захваченная собственным порывом, она раскачивалась, каждым движением побуждая его присоединиться к ней и обрести успокоение. Круговыми движениями он ласкал ее груди, захватывая соски в кольца из больших и указательных пальцев.
        Ее стон прозвучал как мольба.
        Побуждаемый ее и своим желанием, он наклонился и тронул губами сосок.
        Не в силах остановиться, она, продолжая раскачиваться на его бедре, потянула его за волосы.
        - Ты не доверяешь мне, - с немалым усилием он выпростал ее пальцы из своих волос и, опустив ногу, легко отодвинул Перис от себя.
        Перис открыла глаза.
        Медленно, понимая, что совершает выбор между стремлением сохранить то, чего он так страстно желал, и риском потерять все ради нескольких мгновений божественного экстаза, полностью отдавая себе отчет в том, что делает, Тобиас выключил воду и открыл дверь душа.
        Лицо Перис порозовело.
        - Не стесняйся, - сказал ей Тобиас. - Не надо.
        - Мне очень стыдно.
        - Из-за того, что ты - чувственная, сексуальная женщина? Не стоит. Уверен, дорогая, мы снова этим займемся, и в следующий раз ничто не помешает мне попасть внутрь тебя.
        Она нахмурилась, но взяла полотенце, которое он ей протянул.
        - Не понимаю.
        - Надеюсь, со временем поймешь. Сегодня мы начали. А закончим, когда ты будешь готова произнести то, что я хочу услышать.

        ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

        - Господи Иисусе, - сказал Найджел. - Фотоаппараты, Тоби. Чертовы фотоаппараты.
        - Как они нас нашли? - Гомонящие мужчины и женщины - двое из них держали фотоаппараты - неуклюже передвигались по неровной земле.
        - Это пресса, - сказал один из инженеров «Квинна».
        Тобиас осмотрел заграждения из колючей проволоки, длинными рядами протянутые ночью по его земле, и быстро принял решение.
        - Идемте со мной. Все. Не пускайте их. И не отвечайте ни на какие вопросы.
        - Никаких комментариев? - спросил, задыхаясь, Найджел. - А ты не боишься, что им все же удастся что-нибудь из нас выудить?
        - Я сам этим займусь, - Тобиас улыбнулся маленькой рыжеволосой женщине, спешившей к ним. Она бежала по вспаханной почве, ее рыжая грива развевалась.
        - Прекрасная форма, - сказал он любезно.
        - Мелани Эвергрин, - представилась женщина, ничуть не запыхавшись. - «Голос Сиэтла». Да вы же знаете.
        Он не знал.
        - Рад видеть вас, мисс Эвергрин.
        - Называйте меня Мелани. Нам бы хотелось услышать что-нибудь лично от вас по поводу этой ситуации. Скажите, Тобиас, каково это - воевать со стариком, который был лучшим другом вашего деда?
        - Называйте меня мистер Квинн.
        Взгляд ее ореховых глаз стал жестким:
        - Гнев бушует в долине Скагит, - сказала она в микрофон, который Тобиас до этого времени не замечал. - Возьмите крупный план, - сказала она подошедшей женщине с фотоаппаратом. - А потом снимите колючую проволоку и замок.
        - …твою мать, - громко сказал Найджел. Эвергрин наградила его ободряющей улыбкой.
        - А вы брат. Белая ворона, да?
        Найджел ухмыльнулся в ответ:
        - Детка, ты и не представляешь, какая белая.
        Подошли еще три журналиста и второй фотограф. «Детка» Эвергрин протискивалась в толпе поближе к Тобиасу:
        - Как я вам уже говорила, «Голос» интересует ваше личное мнение…
        - Не война ли это, мистер Квинн? - громко спросил один из только что подошедших журналистов и указал на колючую проволоку. - Разворачиваете линию фронта? Нагоняете страху на грозного старика? Будет ли прикрытие с воздуха?
        Люди Тобиаса начали переговариваться между собой. Он посылал во все стороны предупреждающие взгляды.
        - Здесь не о чем говорить, - сказал Тобиас. - Дорогу назад к шоссе вы знаете. А нас ждет работа.
        Кто-то засмеялся:
        - Будете заканчивать строительство укреплений? - Кнопки фотоаппаратов щелкали, как автоматные затворы.
        Внимание Тобиаса привлекло какое-то белое мелькание. Дождевой фронт, захвативший Сиэтл в последние сутки, обошел долину стороной. Какой-то автомобиль, покрытый слоем пыли, медленно пробирался по сухой территории.
        - Этот дурак сейчас проткнет себе покрышки, - сказал Найджел.
        Тобиас медленно опустил руки.
        - Думаю, невелика потеря, - однажды он уже видел этот белый «Бьюик».
        - Как вы считаете, это отчаяние толкнуло вас на такой шаг, мистер Квинн? - спросила Мелани Эвергрин. - Ведь правда, что карточные долги вашего брата и денежные потери, что вы несете здесь, представляют угрозу всему предприятию?
        Тобиас отвлекся от созерцания «Бьюика».
        - Вы полны дерьма, мисс Эвергрин, - с ненавистью бросил он. - Можете меня цитировать.
        Она подняла свои изогнутые рыжие брови.
        - У вас в подчинении множество людей, - сказал один из журналистов. - И данная ситуация непосредственно касается этих людей, да и всей территории в целом. Вы не планируете свернуть все это в ближайшее время?
        Тобиас слышал слова, но все его внимание было сосредоточено на Перис. Она оставила машину на особо ухабистом участке земли и теперь пробиралась к ним.
        - Счастливый день, - пробормотал Найджел. - Похоже, мы удостоились визита Той-Которая-Сидит-На-Солнце.
        - Перис молодец, - но она не выглядела молодцом. Когда сегодня рано утром он подвез ее домой, лицо ее хранило замкнутое выражение; уходя, она не сказала ему ни слова. Сейчас ее лицо было еще более замкнутым, и вообще она выглядела гораздо агрессивнее.
        В руке она держала какой-то рулончик. Неся его, как эстафетную палочку, она бегом преодолела последние несколько ярдов, отделявшие ее от Тобиаса. Ее волосы в беспорядке разметались по лицу и плечам.
        - Мне… - Она положила руки ему на грудь и нетерпеливо подергала его за джинсовую рубашку. - Мне надо встретиться с тобой. Ты одурачил меня.
        - Ради Бога, Перис, - заталкивая ее в толпу своих людей, он пытался отвернуться от прессы. - Что ты говоришь? Эти люди из газет. Не спрашивай почему, но они вынюхивают любую грязь, которую можно найти в моей жизни. Ты выручишь меня, не помогая им?
        На ее глазах показались слезы. Она заморгала и на щеках появились блестящие дорожки.
        - Черт!.. Прости меня. Я слишком отвлекся на всю эту ерунду, - он притянул ее к себе. - Что случилось?
        - Грязь? - спросила она, не поднимая головы. - Ищут грязь? - Она стукнула его кулачком в живот, и он от неожиданности отпустил ее.
        - Эй!
        - Почему им надо что-то искать? - Рулончик, который она держала в руке, оказался свернутой газетой. - Они и так уже нашли ее столько, что можно закопать тебя в ней с головой!
        - К черту, Перис. Что…
        Неожиданно она хлестнула газетой его по лицу и еще раз - по голове.
        - Остановите ее, - закричал Найджел, придвигаясь к ним. - Перис, не ори, ладно?
        Перис застыла с поднятой рукой, глядя на Найджела. Тобиас увидел отвращение на ее лице. Правда о Синтии и Найджеле никогда не была достоянием сплетен, но Перис все знала. От этой мысли ему стало очень неприятно.
        У Перис дрожали губы.
        - Ты что, пытаешься до смерти запугать Попса? - спросила она. - Опутал колючей проволокой, чтобы он не вышел? Он и так не выйдет, черт тебя возьми. Для чего ты это сделал?
        - Это он натащил сюда колючей проволоки, - сказал Тобиас. Краем глаза он заметил, что рыжие волосы придвинулись ближе. - И при этом проверил, чтобы большая часть ее проходила под слоем жидкой грязи, где легко можно проткнуть колесо. Когда мои рабочие сегодня утром приехали, все было уже готово. Я изо всех сил стараюсь не трясти грязным бельем. Хочу, чтобы все осталось между нами. Помоги мне, Перис.
        - Попс натянул колючую проволоку? - Она уперла руки в бока. - Он вышел ночью и в одиночку все это провернул? Да этой проволоки хватило бы, чтобы остановить высадку союзных войск в Нормандии.
        - Она все знает, - произнесла Мелани Эвергрин. - Вы, должно быть, та самая любимая внучка, о которой мы слышали.
        - Дерьмо, - сказал Найджел и повернулся к Перис: - Держи свой проклятый рот закрытым.
        - Что и как здесь произошло, мы обсудим позднее, - сказал Тобиас. - Кто тебе звонил? Кто подсказал, что здесь соберутся эти шакалы?
        Перис так стиснула зубы, что они клацнули. Дрожа от гнева, перед самым его лицом она развернула газету - это была страница из «Сиэтл Дейли».
        Тобиас сделал шаг назад. «ТЕРРОРИЗМ В ДОЛИНЕ СКАГИТ». Он смотрел на заголовок до тех пор, пока Найджел не вырвал газету и не прочел вслух: «Крупный застройщик Тобиас Квинн, терпящий большие убытки, пытается выкурить своего восьмидесятилетнего врага из его дома». Найджел замолчал, но продолжал быстро проглядывать статью.
        Перис оглянулась через плечо на средневековый замок в миниатюре, выстроенный ее дедом. Одинокая зубчатая башня, увенчанная радиоантеннами, возвышалась перед строением, которое легко можно было принять за огромный кротовый холм, отделанный серой штукатуркой. Круглые мансардные окна, как пятна, испещряли всю крышу. Узкий, но глубокий канал окружал здание и пересекался настоящим подъемным мостом. Белая тарелка спутниковой антенны оживляла кусочек земли, который в противном случае был бы совсем неухоженным.
        Слева от подъемного моста, между рвом и стенами замка располагалась небольшая огороженная проволочной сеткой площадка, на которой резвились собаки Попса. К несчастью, в это утро ни одного пса не было видно.
        - Ваш дед и мистер Делайт были партнерами в бизнесе и лучшими друзьями в жизни, - сказала Мелани Эвергрин. - Какой-то случай сделал их врагами. Никто точно не знает, что это было, но существует предположение, что ваш дед повел себя несправедливо по отношению к мистеру Делайту. Сейчас у вас есть возможность изложить миру вашу версию этой истории.
        Тобиас смотрел в небо.
        - Ему скоро восемьдесят, - сказала ему Перис. - Неужели ты не можешь оставить его в покое?
        - Я его не трогаю.
        - Ты же спилил деревья!
        - Только некоторые из них. На ветвях деревьев строить что-либо очень трудно.
        - Попсу они так нравились.
        Тобиас потер лицо и в душе вознес молитву Господу, прося ниспослать ему терпение.
        - Деревья Попса у него и остались. Результатом того, что мы сделали здесь, будет возможность показать новым поколениям, как добиться от земли наибольшей отдачи.
        - Отдачи для тебя, ты хотел сказать.
        Вперед пролез еще один репортер:
        - Это то, что вы хотите сказать, мистер Квинн?
        Тобиас уже представил новый букет заголовков. Все эти события могут стать для него сокрушающими.
        - Это частный разговор, - улыбаясь, ответил он репортеру.
        - Точно! - сказала Эвергрин. - И поэтому я думаю, что нам с мисс Делайт лучше уединиться где-нибудь и поговорить.
        Ее компаньоны протестующе зашумели. Защелкали фотоаппараты.
        - Мне бы хотелось побеседовать о вашей благотворительной деятельности в Сиэтле, - продолжала Эвергрин, ничуть не смутившись. - Ваш вклад в развитие искусства. Ваше глубокое понимание важного, значительного…
        - Вали отсюда, - сказал Найджел. - И забери с собой все это дерьмо.
        - Сдаюсь, - сказал Тобиас всем, кто хотел его слушать. - Извините, но меня ждут дела.
        - Вчера ночью, - сказала Перис, поправляя очки, - все происходило так, как я и думала, правда?
        - Перис, пожалуйста…
        - Я нужна только потому, что Попс тебе здесь мешает, - она кивнула на газету в руках Найджела. - Правду говорят, что ты хотел заставить Попса собрать вещички и уехать отсюда, чтобы все досталось тебе.
        Тобиас услышал приглушенное жужжание звукозаписывающей аппаратуры.
        - Этот вшивый акр мне не нужен.
        - Вчера ты хотел, чтобы он тебя впустил. Бросал камни в его дверь.
        Все это звучало совершенно дико.
        - А как еще ты можешь постучать в дверь, если эта чертова дверь отделена от тебя рвом?
        - Теперь он тебя боится. Ты доволен?
        Тобиас прищурился.
        - Ты изводишь старика, которому ничего, кроме покоя, не нужно. Теперь он угрожает голодовкой. Как долго, ты думаешь, может голодать восьмидесятилетний старик?
        Найджел издал смешок:
        - Чертовски долго, если только я знаю этого старого ублюдка.
        Магнитофонные кассеты продолжали крутиться, а ручки шуршали по бумаге еще быстрее, чем щелкали затворы фотоаппаратов.
        - Собираетесь ли вы как-нибудь поддержать вашего дедушку, мисс Делайт? - спросила Эвергрин.
        - Или, может быть, мистера Квинна? - предположил какой-то пакостный мужской голос.
        Тобиас повернулся к Мелани Эвергрин:
        - Перис не сможет поддержать своего деда, потому что ей, как и любому другому человеку, не попасть в дом.
        - Это правда? - спросила Мелани, широко раскрыв глаза.
        - Попс - человек очень независимый, очень замкнутый, - ответила Перис.
        - Он не впустит ее, - довольным голосом вставил Найджел.
        - Тобиас, - Перис дождалась, пока он повернется к ней. - Я не собираюсь стоять и смотреть, как ты портишь Попсу жизнь.
        Мельком он подумал, что ему бы хотелось ощущать ее заботливость по отношению к себе.
        - Перис, почему бы тебе не проводить этих милых людей за пределы моей территории? - Всякая мысль о любовной связи между ними с самого начала была безумием.
        - Ты меня не слушаешь, - сказала она. - Ты не сделаешь того, что собираешься, потому что я остановлю тебя.
        - Тоби…
        Он поднял руку, призывая Найджела помолчать.
        - Вот что, - сказал он Перис. - Этот старик слишком часто кричал: «Волк!!!» А теперь он пытается выяснить, кто самый нечестный игрок в округе. Да и ты тоже хороша, Плакса.

        Когда Найджел вернулся домой, красный «Порш» Синтии уже стоял в гараже. Прежде чем выйти из своей машины, он нажал на кнопку, закрывающую двери. Лучше бы она была в доме, иначе он погиб.
        - Синтия! - Разбрызгивая грязь, он торопливо поднялся на второй этаж дома Тобиаса. - Где ты, твою мать?
        Весьма скоро он получил ответ. Лежа на животе на огромной двуспальной кровати, Синтия была погружена в созерцание какого-то из своих порнофильмов. Ее ягодицы были обнажены. Очень мило - найти дома такой сюрприз.
        - Выключи, - сказал Найджел. - Прямо сейчас.
        Она подняла свою румяную попку на несколько дюймов над постелью и начала производить вращательные движения.
        - Синтия…
        - Я занята.
        - Кино может и подождать.
        - А мастурбация не может.
        Найджел взял пульт дистанционного управления, лежавший возле Синтии, и направил его на телевизор с огромным экраном. Картинка погасла; он даже не обратил внимания на то, что там было.
        - Скажи мне, кто платит за сведения о Тобиасе. - Она его не слушала. - Черт возьми, Синтия! - Найджел погрузил пальцы в ее волосы на затылке и дернул.
        Его старания были вознаграждены страстным вздохом. Он шлепнул ее по заду, и ее стон выразил испытываемое ею наслаждение; потом она содрогнулась и перекатилась на спину.
        - Ради Бога, - сказал Найджел. - Ты что, не можешь подождать?
        - Чего ждать? Всякий раз, как ты готов, и я готова тоже, - глядя на него снизу вверх, она протянула руки, чтобы обнять его бедра. - Ну расстегни молнию, сладкий. Я тебя хочу.
        Найджел отвел взгляд от искушающего зрелища ее набухших грудей и треугольника золотистых волос внизу живота.
        - Кто это?
        - Не кричи на меня.
        - Отвечай.
        Ее длинные пальцы слегка надавили на его промежность.
        - Тебе не нужно этого знать. Ты почему такой злой?
        - Мне нужны деньги, Синтия. И побыстрее. За мной придут, если я не заплачу.
        - Ты получишь свои деньги. Мне нельзя говорить, кто нам платит. Таковы условия сделки.
        Найджел ей не верил. Но поделать ничего не мог.
        - Ты знаешь, что у Тобиаса кое-что было с Перис?
        Она медленно убрала руку. Некоторое время она лежала, глядя на него, закинув руки за голову.
        - Кое-что? - наконец сказала она. - Что, черт возьми, это значит?
        - Они виделись. Прошлую ночь они провели вместе.
        Синтия встала и подошла к Найджелу так близко, что он мог чувствовать жар, исходящий от ее тела.
        - Вместе? Совсем? Невозможно. Перис не могла… Она же совсем фригидна.
        - Она сказала сегодня нечто другое - в моем присутствии и в присутствии еще человек двадцати рабочих. И цвета журналистов города Сиэтла. И по реакции Тобиаса можно сделать вывод, что их связывает нечто большее, чем просто старое знакомство.
        Синтия облизала губы своим заостренным язычком.
        - Надо будет с ней поговорить.
        - Нет! - Вцепившись в ее плечо, Найджел подтащил Синтию к дивану кремового цвета у окна и насильно усадил ее. - Мы ни в коем случае не можем допустить, чтобы Перис узнала о нашем участии в этом деле. Она и братец сейчас больше ненавидят друг друга, чем любят. Но все, что нужно для того, чтобы свести их вместе - так это рассказать им, как я прибежал к тебе сегодня и обо всем тебе поведал.
        - Дай мне одеться, - она встала. Найджел снова усадил ее на диван.
        - Мне нужно самому поговорить с тем человеком, который платит деньги.
        - Нет.
        Он не был жестоким человеком, но Синтия заставляла его чувствовать себя таковым.
        - Ты не слушаешь меня, детка. Я сказал, мне надо…
        - Есть! - Улыбаясь, проведя руками по его бедрам, взяв в горсть его яички, Синтия обвивалась вокруг него, как красно-золотая змея. - Я хотела всего лишь немного поразвлечься с тобой сначала.
        Найджел почувствовал, как волна возбуждения заливает жаром его тело.
        - Слава Богу, детка, - он обнял ее, провел рукой по ее попке и сжал промежность: - А потом?
        - Еще будет время, - тонкие пальчики расстегивали пуговицы на его рубашке.
        Найджел поймал ее за запястья и отодвинул от себя.
        - Мне надо, чтобы ты мне все выложила прямо сейчас. А потом я хочу отправить тебя домой и заняться делами.
        - Найджел…
        - Делай, что я сказал. Попозже я зайду к тебе и мы это дело отпразднуем. По-настоящему, - предвкушение близкой отмены его приговора, словно приливная волна, наполнило его новыми силами, с которыми тело, словно дамба, боролось как могло. Если он дотронется до нее сейчас, то уже не сможет остановиться. - Где это?
        Ворча, она подошла к стенному шкафчику и вытащила огромный зеленый пластиковый мешок для мусора.
        - Я непременно должна уйти?
        Найджел открыл мешок, отметил, что он был двойным, и увидел пачки перевязанных листков внутри.
        - Да, любовь моя, непременно. Замечательно, - он обернулся и шутливо подтолкнул ее. - Ступай. И приготовься к моему визиту.
        Синтия хихикнула.
        - Всегда готова!

        Кто-то его донимал.
        В накинутой на плечи джинсовой куртке Тобиас шел по причалу к своему дому. Когда сегодня во второй половине дня, уже ближе к вечеру, он вернулся в свой офис, то обнаружил там кипу корреспонденции и Глэдис, по его просьбе отвечающую на бесчисленные звонки.
        Запросы от обеспокоенных клиентов, запросы от обеспокоенных потенциальных клиентов, десятки просьб дать интервью - все это дожидалось его. Глэдис, добрая душа, настояла, что будет по-прежнему отвечать на звонки, пока в восемь он не отправил ее домой.
        Тогда он попытался поговорить с Перис.
        Она повесила трубку. Когда он перезвонил попозже, один из ее приятелей мужского пола посоветовал ему сделать нечто, представлявшееся Тобиасу невозможным. На его последний звонок, уже после полуночи, она ответила, но, как только он заговорил, тут же снова положила трубку.
        Он добрался до своего плавучего дома. Сегодня, не в пример предыдущим вечерам, были видны зажженные фонари по всей длине набережной озера, а мост выделялся темным силуэтом на фоне угольно-черного неба, испещренного звездами.
        Если бы была возможность, он повернул бы время вспять, чтобы снова оказаться вместе с Перис в горячей ванне. Ему было бы довольно держать ее руку в своей и ощущать ее локоть рядом со своим - и капли дождя на ее лице. Несмотря на все те препятствия, что ее семья возвела между ними, чувство, которое он к ней испытывал, не проходило.
        Он влюбился в другую Делайт. Он полюбил так сильно, как не любил никогда раньше.
        А последние слова, сказанные им наедине с ней, были угрозой.
        И она в ответ тоже угрожала.
        С палубы донеслись шлепающие звуки. Тобиас поднялся на борт и стал обходить лодку с носа. Несмотря на плохое освещение, он все же заметил, что один из швартовых шлюпки был отпущен; резиновое суденышко, удерживаемое единственным канатом, подпрыгивало на волнах.
        Тобиас сбросил куртку, ухватился за крюйсов и потянулся за отцепившимся канатом.
        Удар настиг его в тот момент, когда он учуял запах сигаретного дыма; мгновением позже он рухнул в черную воду.

        ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

        Где же он?
        Перис торопливо шла вдоль стены огромного аквариума в вестибюле госпиталя.

«Он получил травму. И мы не знаем, насколько это серьезно».
        Нет, нет. Не Тобиас. С ним не может случиться ничего плохого.
        За стойкой регистратуры никого не было.
        Повернувшись, Перис оглядела стены в поисках какой-нибудь информации и побежала, следуя направлению, указанному зелеными стрелками. Все быстрее и быстрее. В горле стоял комок.
        Опять аквариумы. Рыбки и растения - зеленые и оранжевые кляксы цвета. Двери распахнулись автоматически.
        Позади нее наступила тишина. А впереди все двигалось - и быстро. Врачи и медсестры были заняты в других драмах ночного города, и их озабоченная беготня, казалось, не допускала никакого вмешательства.
        Первое знакомое лицо, которое она увидела, принадлежало Найджелу Квинну. Он шагал вдоль стеклянной стены какой-то комнаты. За стеклом была видна кровать, отгороженная шторами.
        - Найджел! - Перис подбежала к нему и тронула его сзади за плечо. - Спасибо, что ты мне позвонил!
        Он обернулся; его губы были так плотно сжаты, что кожа вокруг рта побелела. Найджелу она никогда не нравилась, но сейчас было не время вспоминать старые разногласия.
        - Найджел?
        - Это Тобиас решил тебе позвонить, а не я, - он указал на пару, занимавшую два стула в ряду у противоположной стены. - Ты помнишь Билла Бауи и Вивиан?
        Растерявшись, Перис смотрела на встревоженного блондина и женщину, по виду латиноамериканку, которая пыталась успокоить его.
        - Нет… Наверное… Мы встречались с вами у Тобиаса?
        Женщина подняла глаза.
        - Я Вивиан Эстесс, - выпалила она скороговоркой, - Билл и Тобиас - старые друзья. Думаю, что мы встречались на свадьбе Тобиаса и Синтии.
        - Да, вспоминаю, на озере Вашингтон. Но это было несколько лет назад. - Перис опять повернулась к Найджелу. - Что случилось? Где Тобиас?
        Найджел кивком головы указал на комнату за своей спиной.
        - С ним полицейские. Они нас выставили.
        - Полиция? - ахнула Перис, и вытянула руки, пытаясь ухватиться за что-нибудь; мужчина, которого звали Билл, вскочил и помог ей дойти до стула. Она попыталась улыбнуться ему, но у нее не вышло. Тогда она закрыла лицо ладонями.
        На своей шее она ощутила прохладную руку и, даже не глядя, догадалась, что это была Вивиан Эстесс.
        - Наклони голову, - сказала женщина.
        - Ты всегда падаешь в обморок при упоминании полиции? - спросил Найджел.
        - Спокойно, - властно сказала Вивиан. - Сходи и попроси у кого-нибудь тряпку, намоченную в холодной воде.
        - Я не работаю сиделкой.
        - Найджел, мы были бы очень тебе благодарны, - заговорил Билл Бауи. Голос у него был самый обычный, но какие-то обертона давали понять, что он не ожидает, да и не потерпит возражений.
        Туман в голове Перис немного рассеялся.
        - Мне уже лучше… - Она выпрямилась на стуле, но Найджел уже ушел на поиски мокрой тряпки.
        Билл Бауи и Вивиан Эстесс сидели по обеим сторонам Перис; в их взглядах смешались любопытство и беспокойство.
        - Что же все-таки случилось? - спросила Перис. Билл и Вивиан обменялись какими-то странными взглядами, и Билл сказал:
        - Мы ничего еще толком не знаем. Кажется, на него напали.
        Перис ухватилась за сиденье стула и смотрела, не мигая, на стену.
        - Я и не знал, что вы поддерживаете отношения, - сказал Билл Бауи. - Партизан наш Тобиас.
        Перис откинулась на стуле.
        - Мы с Тобиасом… Мы знакомы с детства.
        Билл изогнул свою седеющую бровь.
        - Я знаю. Я просто не думал, что вы до сих пор общаетесь. Откровенно говоря, я…
        - Милый, - сказала Вивиан, наклоняясь через Перис к Биллу и лаская его шею манером, не отставлявшим сомнений в характере их взаимоотношений. - Может оказаться, что ты чертовски многого не знаешь о Тобиасе. Есть вещи, о которых не рассказывают даже ближайшим друзьям, - и она заговорщически улыбнулась Перис, которая только сейчас осознала, что сидит рядом с красивейшей женщиной.
        Дверь палаты Тобиаса распахнулась, и оттуда вышли два полицейских офицера и медсестра, наступавшая им на пятки.
        Перис вскочила.
        - Ему надо отдохнуть еще час-другой, - сказала медсестра, подходя к Бауи. - Доктору Нолану обязательно надо взглянуть на него еще раз перед тем, как его выписать.
        Полицейский направился к выходу.
        - Можно я войду? - спросил Бауи.
        - Если вам удастся его успокоить, - ответила медсестра, слабо улыбнувшись. - Ему не очень нравится находиться под градом вопросов. Входите к нему, пожалуйста, по одному, пока доктор Нолан не посмотрел его. Вивиан подалась вперед.
        - То есть, в госпитале вы его не задержите?
        - Похоже, нет, - медсестра вышла, столкнувшись с Найджелом в дверях.
        - По одному, - сказал Билл Бауи, показывая Найджелу, что он может войти в палату. - Скажи ему, что мы здесь.
        - И я тоже, - отважилась сказать Перис.
        Найджел глянул на нее, опять плотно сжав губы, вручил мокрую тряпку и полотенце и пошел к брату.
        Перис села и стала терпеть, пока к ее шее, а потом ко лбу прикладывали холодный компресс. Рука у Вивиан была нежной, но твердой. В любое другое время Перис было бы очень приятно испытывать на себе заботу таких уютных рук. Но сегодня все ее внимание было направлено на человека, отделенного от нее стеклянной больничной стеной.
        Найджел появился через несколько минут. Билл уже направился к Тобиасу, но Найджел взял его за руку:
        - Сначала он хотел поговорить с ней, - указал он на Перис.
        - Давай, моя милая, - тихо сказала Вивиан. - Не обращай внимания на заботливого младшего братца. Он тоже изрядно напугался.
        Избегая злобного взгляда Найджела, Перис осторожно вошла в дверь.
        - Тобиас… - робко сказала она, подойдя к шторам, закрывающим кровать.
        - Закрой дверь и подойди ко мне, - он откашлялся. - Скорее.
        Она справилась с дверью, пробралась сквозь шторы, но остановилась как можно дальше от кровати.
        - Я не укушу.
        Но выглядел он так, словно мог и укусить. Черные волосы разметались по подушке. Блеск его глаз выдавал нетерпение, смешанное - может быть - со злостью? Бледность несколько высветлила его загар, но он по-прежнему выглядел неприлично здоровым и совершенно не к месту на этой стерильной кровати. На его груди были сложены синие пузыри со льдом.
        - Я же сказал - подойди сюда, - произнес он на этот раз едва слышно.
        Перис подошла.
        - Мне сказали, что на тебя кто-то напал. Где это случилось?
        - Ближе, - велел он.
        Еще один шаг - и она оказалась в пределах досягаемости его сильной руки. Он усадил ее на кровать рядом с собой.
        - Медики не любят, когда посетители сидят у пациента на кровати, - объяснила ему Перис. Ее сердце сильно колотилось.
        - Чушь собачья! Чем это плохо? Ты никогда не видела, как новоиспеченные папаши ложатся в постель вместе со своими женами и новорожденными детками?
        Перис смотрела на него с подозрением.
        - Нет, - почти серьезно сказала она. - У меня еще не было ребенка. Позвать сиделку?
        - Нет, если хочешь остаться в живых.
        - Тобиас…
        - Сегодня ночью меня пытались убить. Когда я вернулся домой, «Зодиак» нарочно был отвязан так, что мне пришлось наклониться над водой, чтобы подтянуть его к борту. Тогда-то я и получил по голове чем-то достаточно тяжелым, чтобы убедиться, что парень дело свое знает, - он тронул лед у себя на груди и поморщился. - Ублюдок не попал по голове, но на плечах у меня огромная ссадина.
        - Слава Богу, он промахнулся, - сказала Перис. Она представила, как он падает на палубу, и ей стало нехорошо.
        - Слава Богу, он не доделал свою работу до конца. Я упал в воду и каким-то чудом мне удалось ухватиться за кранец и не показываться. Я понял, что он подождал, не появлюсь ли я снова над поверхностью воды. Я слышал, как он уходил. Если бы я упал на палубу, во второй-то раз он бы не промахнулся. Не помню толком, как мне удалось выбраться из воды и позвонить в полицию.
        Перис взглянула на его руку, лежащую на ее запястье.
        - Ты просил Найджела сообщить мне, что ты в госпитале?
        - Да. Думаю, кому-нибудь надо было треснуть меня немного пораньше. В голове прояснилось.
        Похоже, он нес чушь, но Перис подумала, что ей все равно - главное, что она была здесь, а он был более или менее в порядке.
        - Найджел, кажется, на меня сердит, - Перис никак не ожидала, что Тобиас улыбнется. - Почему ты улыбаешься? - спросила она его.
        - Знаешь, что я думаю?
        Она покачала головой.
        - Поразмысли немного. Я думаю, что мы с тобой каким-то образом связаны. Мне кажется, кто-то хочет сделать нас публичными врагами. Или лучше сказать - врагами на публике?
        - Разве тебе не пора отдохнуть?
        Тобиас взял ее за руку и рассматривал пальцы, на которых не было никаких украшений.
        - Я хочу сделать предложение. Ты готова меня выслушать?
        - Сегодня утром мы угрожали друг другу, - напомнила ему Перис, надеясь, что удар по голове несколько изменил его намерения, и опасаясь, что нет. - Я по-прежнему сердита на тебя и даже злюсь еще больше.
        - Понимаю. Ты упряма, как и этот старик.
        - Не разговаривай. Ты ранен. Я подожду, пока ты встанешь на ноги, а потом возобновлю военные действия. Я здесь из гуманных соображений. В память о старых временах. Как в доме твоей мамы, - слишком поздно Перис пожалела о том, что напомнила ему о женщине, которая бросила мужа и сына, чтобы отправиться на край света за другим мужчиной.
        Если Тобиаса и задели ее слова, он хорошо это скрыл.
        - Забавно, - произнес он задумчиво. - Мне трудно представить тебя в роли матери.
        - Тобиас, Попс ни с кем не разговаривает. Даже с бабушкой. Она так же сердита на тебя, как и я.
        - Очень жаль это слышать. Я всегда очень любил Эмму. И сейчас скучаю по ней.
        - Не уходи от разговора. Нам надо решать, что делать.
        - Не сейчас, любовь моя, - Тобиас поднес ее руку к губам и перецеловал кончики всех пальцев по очереди. Сердце Перис сладко заныло. - Перис, мы пересекли черту, откуда назад уже не повернуть.
        Она встретила его взгляд.
        - Ты понимаешь, о чем я?
        Перис закашлялась.
        - Не думаю… Не совсем пересекли…
        - Технические подробности, - в его улыбке сквозил умудренный опытом цинизм. - Начиная с данного момента, это уже вопрос времени, а не образа действия.
        - Как бы мне хотелось тебе верить! - Слова вырвались помимо ее воли.
        Тобиас потянул ее на себя, обвил рукой ее шею и поцеловал.
        На вдохе она пыталась бороться с ним. Потом сдалась. Закрыв глаза, она позволила прижать себя к его мощной груди.
        - О, что вы делаете со мной, мадам, - сказал он, когда их губы на мгновение расстались. - А ко мне сюда не хотите забраться?
        Пытаясь вдохнуть, Перис положила пальцы ему на губы.
        - Тобиас, нам надо сконцентрироваться. То, что случилось сегодня вечером, - очень плохо. Происходит что-то нехорошее. Не забывай, что…
        - Что пару дней назад на тебя тоже напали? Разве можно об этом забыть? Одни и те же ребята работают.
        Чтобы сесть прямо, она ототлкнула его и вздрогнула, увидев, как гримаса боли исказила его лицо.
        - Прости, - сказала она, тронув его щеку, на которой начала пробиваться щетина. - Что ты хочешь этим сказать?
        - Чуть не забыл. Помнишь запах сигаретного дыма?
        Перис вздрогнула и съежилась.
        - Никогда не забуду.
        - Этот, который напал на меня сегодня, тоже курил французские сигареты. Многовато для простого совпадения, ты не находишь?
        Она отвернулась.
        - Что мы будем делать? Ты сказал об этом полиции?
        - Сказал. Им про нападение на тебя еще ничего не известно. Они сделают все, что могут, но здесь, Перис, действовал не дилетант.
        - Возможно… Пожалуй, я с тобой согласна. Это не может быть простым совпадением.
        - В любой момент кто-нибудь может войти. Послушай меня, пожалуйста. Как ты сюда попала?
        - Вормвуд, слава Богу, был дома. Он-то меня и подбросил.
        - Хорошо, - сказал Тобиас, сплетая пальцы ее правой руки со своими. - Я попрошу, чтобы Билл и Вивиан тебя подвезли. Билл поднимется с тобой и проверит, все ли в порядке. А потом ты запрешься на чудный новенький замочек и не будешь выходить, пока мы обо всем не переговорим.
        - Я не могу…
        - Я ранен. Не расстраивай меня.
        Пришлось ей улыбнуться.
        - А что, если ты неделю здесь пролежишь?
        - Еще утро не наступит, а я уже буду дома. Но ты еще не выслушала мое предложение. Мы будем всех убеждать, что ненавидим друг друга до глубины души.
        Перис нахмурилась:
        - Объясни.
        - Думаю, что ты оказалась втянутой в заморочку, которая касается одного меня. Случай с Попсом - только повод, не больше. Он один не мог додуматься до интриги, направленной на то, чтобы разорить меня. Кто-то весьма профессионально пытается вывести меня из игры. И, очевидно, все шло не так быстро, как им хотелось бы, поэтому они решили, убив меня, ускорить дело.
        - Если ты прав… - В этом Перис не была убеждена. - Почему же тогда напали на меня? Какое я ко всему этому имею отношение?
        - Сначала я не знал, а теперь мне кажется, что знаю. Когда мне явилась блестящая идея прийти к тебе под дверь, я подсказал моему Макиавелли отличную мысль. Ему открылось новое поле деятельности. Мы должны подозревать друг друга в тайных умыслах. Я запугиваю тебя, чтобы ты заняла мою сторону с борьбе с Попсом, ты с ними, кто бы они ни были, хочешь меня разорить из-за старинной семейной вражды и, полагаю, из-за Синтии. А в результате мы так заняты, строя друг другу козни, что у меня не остается времени на поиски моего настоящего врага.
        Перис спросила:
        - Синтию не обойти?
        - Нет. Я не собираюсь вас ссорить, но давай об этом позже, ладно?
        - Ладно, - так и быть. - Наконец, благодаря тебе я могу не опасаться, что мои работы будут копировать.
        Тобиас вздохнул:
        - Будем надеяться. Что бы ни случилось, ты не одна. Как много угадывалось за его словами!
        Тобиас сжал ее руку:
        - Больше не одна. Ну, идет?
        Теперь была очередь Перис проявить сдержанность.
        - Посмотрим.
        Должно быть, в ее глазах Тобиас уловил эту сдержанность.
        - Пусть пока все идет по-старому. Если я начну сомневаться в твоей безопасности, я помогу тебе переехать.
        - Я никуда не поеду, - сказала Перис и добавила: - Нет, Тобиас, нет. Не пытайся простереть надо мной свою тяжелую мужскую руку. Я слишком долго была одна… Охотно верю, что ты нашел ответы на множество вопросов, но я не притворяюсь слабой беспомощной женщиной.
        - Обсудим это позже, - ответил он ей, усмехнувшись. - Ты примешь меры предосторожности, о которых я тебя просил?
        - Да.
        - Пусть все видят, что ты мне по-прежнему не доверяешь. Ты думаешь, что ради наживы я хочу принести Попса в жертву.
        - Я и вправду так думаю.
        У него хватило ума не перевести все в шутку.
        - И чем меньше я тебя вижу или слышу о тебе, тем меньше мне это нравится.
        - Звучит неплохо.
        - А для меня это как гвоздь в стуле или время, расходуемое впустую. Нам нужен кто-то, кому мы оба доверяем, на случай, если мы не сможем общаться друг с другом.
        Не глядя ему в глаза, Перис сказала:
        - Найджел меня не любит. И очень сильно.
        - Найджел слышал перебранку в Скагите. И подозревает тебя в попытке преднамеренного убийства. Убийства меня. Он появится быстро, если надо, но я думаю, его я тоже заставлю думать, что я вызвал тебя сюда только для того, чтобы хорошенько запугать.
        - Он так думает? - Перис от удивления открыла рот.
        - Я ему так сказал, и он теперь в этом убежден. Скорее, подойдет Билл. Он, на худой конец, не спросит меня ни о чем, если я попрошу его подвезти тебя. Но у него богатое воображение, и он может поднять суету. - Какой-то звуку двери заставил Тобиаса придвинуться ближе к Перис и перейти на шепот: - Моя секретарша, Глэдис. Она никогда меня не подводила. Если потребуется, мы сможем ей довериться. А ты? Кого ты предложишь?
        Перис убрала руку и встала. Потерев глаза под очками, она сказала:
        - Тебе не понравится, но я предлагаю Синтию.
        - О Господи, нет!
        - Она эгоистка… Мы с тобой это знаем. Но она желает мне добра, и я не скажу ей… Я ей не скажу ничего, кроме того что боюсь, - наверное, ей следовало сказать ему, что о самой страшной вещи Синтия не узнает - не узнает, что Перис влюбилась в того, в кого влюбляться было нельзя.
        - Эй, Тобиас, - голос Билла Бауи был понижен до уровня, приличествующего больничной палате. - Могу я войти?
        Тобиас провел тыльной стороной ладони по бедру Перис сверху вниз.
        Перис затрепетала.
        - Я не скажу ей ничего, пока не придется объявить, что мы любим друг друга, - прошептала Перис. - Честное слово, я знаю, если надо, Синтия все для меня сделает.
        Тобиас хотел что-то сказать, но удержался, посмотрел ей в глаза и принял решение:
        - Положимся на твои чувства. Синтия так Синтия. - И добавил громко: - Входи, Билл.

        ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

        Сидя на полу со скрещенными ногами, Перис склонилась над столиком, стоящим перед кушеткой. Она пыталась сосредоточиться на эскизе заколки для свитера из витой серебряной нити - и не слушать раздражающего постукивания босых ног Синтии.
        - Я по-прежнему уверена, что Тобиас что-то затеял.
        Перис подняла свою кружку и отпила немного кофе.
        - Ты говоришь это как минимум двадцать раз каждую минуту.
        - Не преувеличивай.
        - Ну тогда двадцать раз за время любого нашего разговора.
        - Сегодня утром в газете появилась очередная статья, - Синтия внимательно рассмотрела один из своих ногтей и, судя по всему, отнеслась к нему неодобрительно. - Там сообщается, что Попс больше ни с кем по радио не разговаривает. Они рассуждают на тему, как бы он и вправду не морил себя там голодом.
        - И как раз тогда, когда Эмма решила отправиться в круиз на Аляску, - Перис покачала головой. - Я могла бы… отговорить ее. Но я не собираюсь просить помощи у полиции. Они и так уже думают, что Делайты и Квинны - криминальный вариант ссоры ипохондриков.
        - Расскажи еще раз, что этот гад ползучий, который сюда пролез, тебе сделал?
        Перис крутила между ладонями свою кофейную кружку и задумчиво смотрела на Синтию.
        - Если не возражаешь, мы не будем на этом останавливаться, - Перис беспокоило то, что ее сестра была зациклена на вопросах секса, в особенности если дело касалось какого-нибудь извращения.
        - Мне надо, чтобы сегодня вечером ты пошла со мной в гости, - сказала Синтия неизвестно в который раз с тех пор, как пришла к Перис сразу после завтрака.
        Перис правильно угадала - только что-то лично важное могло заставить Синтию подняться в час, который она считала неприлично ранним.
        - Перис?
        - Я не могу. - Она не виделась с Тобиасом целую неделю после их встречи в госпитале, но по телефону они разговаривали ежедневно… и еженощно. - В своей теории конспирации Тобиас может и ошибаться. Но на меня напали; напали и на него. И нет сомнения, что это сделал один и тот же человек.
        - Я не понимаю, почему держать тебя здесь взаперти считается лучшим способом сохранить тебе жизнь до ста десяти лет. В конце концов, на крышу дома может упасть самолет.
        - Ты же знаешь, что это не разговор.
        - Я знаю, что ты будешь в полной безопасности сегодня со мной в гостях, - скользнув на пол рядом с Перис, Синтия подогнула ноги и натянула на бедра длинный черный свитер. - Там будут все. У тебя будет возможность завести полезные деловые знакомства.
        - Не понимаю, зачем я тебе нужна. Возьми с собой какого-нибудь мужика. Мы обе знаем, что на это тебе потребуется не более десяти секунд.
        Сложив губки бантиком, Синтия облокотилась на стол и повернула голову, чтобы посмотреть, что рисует Перис.
        - Я вижу, ты не понимаешь - я по-прежнему не имею дела с мужчинами. Со временем я опять буду готова, но сейчас еще рано.
        Синтия пребывала сейчас в таком настроении, что Перис отказалась от попыток выяснить подробности их интимной жизни с Тобиасом, хотя на языке так и крутились вопросы типа: «Ты уверена, что он делал все то, что ты рассказываешь? Не могла бы ты признаться, что слегка преувеличиваешь?»
        - Перис, пойдем со мной…
        Тобиас был чрезвычайно притягателен сексуально, но и Синтия получала немалое удовольствие от своей сексуальности. Конечно же, один и тот же мужчина может быть совершенно разным с разными женщинами.
        Перис опустила голову и уперлась лбом в край кружки. Мысль о том, что у Тобиаса могли быть другие женщины, доводила ее до исступления. И это ее пугало.
        Словно издалека, она услышала голос Синтии:
        - Там будет один издатель. Я знаю, что если заставлю кого-нибудь прочесть мою книжку, ее сразу купят. Агентам я не доверяю. Если бы я могла, я бы вообще без них обходилась.
        - Разве ты не думаешь, что с агентом работать надежнее? - рассеянно спросила Перис.
        - Зачем я должна платить кому-то еще, если и сама могу все сделать?
        - А контракты?..
        - Я не дура. Я знаю, что можно подписывать, а что нельзя.
        - Ну, как знаешь.
        Синтия повернула к себе рисунок Перис.
        - Очень мило. Ну так ты идешь?
        - Если я хочу, чтобы к сентябрю у меня была готова коллекция, мне надо еще очень много сделать, - тем более, она обещала Тобиасу, что не будет никуда выходить, ожидая, пока кто-то сделает очередной шаг против них.
        - Ты всю эту неделю пахала, как лошадь. Какой ущерб могут нанести тебе несколько часов отдыха?
        Перис легла на спину на полу:
        - Ну хорошо, пойду, пойду. А теперь ты меня оставишь одну?
        - Да! - Синтия вскочила на ноги. - Там и галерейщики всякие будут. И всякие театральные люди. И деньги, Перис, большие деньги.
        - А как ты собираешься меня туда протащить? Как свою горничную?
        Синтия легонько пнула Перис.
        - Надень что-нибудь из своих собственных украшений. И это дикое платье из красного шифона. Никто ведь не может знать, что оно куплено на блошином рынке. Мы подадим его как нечто авангардистское.
        Перис щелкнула пальцами:
        - До тех пор, пока не появится кто-нибудь, видевший его в балете на льду.
        Угрожающий взгляд Синтии был единственным ответом.
        Оставшись наконец одна, Перис вернулась к своим наброскам. Прошедшая неделя оказалась на редкость плодотворной. Вместо того, чтобы уничтожить все новые модели, она сделала небольшие, но чрезвычайно важные изменения. Первым делом она хотела хорошенько поработать над ожерельем, на счет которого была уверена - его пиратским образом скопировали. Переделка заключалась в том, что она заменила аметист большим зеленым турмалином и обвила его несколькими серебряными нитями.
        Тишина была нарушена громким мурлыканьем Альдонзы. Свернувшись клубком, кошка дремала в луче солнечного света, проходившего через голубую вазу и оттенявшего белые пятна фиолетовым.
        Возле вазы стоял телефон.
        Перис вовсе не хотела, чтобы Тобиас составлял расписание каждого ее шага. Он, конечно же, должен понять, что выход с Синтией в гости никакой опасности не таит.
        Перис подобралась поближе к телефону. Она обещала, что сообщит Тобиасу, если соберется куда-нибудь пойти. Он беспокоился о ней.
        Синтия пришла бы в ужас, узнав, что Перис поверила хотя бы одному слову из сказанных Тобиасом.
        Перис осторожно подняла трубку и набрала номер телефона в его офисе. После первого же звонка он поднял трубку:
        - Квинн.
        Перис собралась повесить трубку.
        - Алло!
        Медленно она вернула трубку к уху.
        - Это Перис.
        - Привет! Подожди немного. - Она услышала шага и стук закрываемой двери, а потом он снова взял трубку и спросил: - У тебя все в порядке?
        - Ужасно.
        - Ничего не случилось?
        - Ровным счетом ничего. Тобиас, я…
        - Ты, должно быть, прочла мои мысли. Ты покраснела?
        - Покраснела?
        - Ты краснеешь всегда и по любому поводу. Я как раз думал о долгих горячих душах поутру… с тобой, и долгих горячих ваннах на тропическом берегу - с тобой. И о многих других - долгих и горячих вещах. Ты помнишь, что технически мы кое-что еще не закончили?
        Перис покраснела.
        - Конечно, Перис, ты помнишь. Я хочу заняться с тобой любовью. Хочу снова увидеть тебя обнаженной. Ты - совершенство. На ощупь - совершенство.
        - Тобиас…
        - Рядом со мной никто больше не слушает. А у тебя кто-нибудь есть?
        - Нет. Просто…
        - Я знаю, ты тоже хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью. Давай обсудим, как мы будем это делать?
        Перис приложила руку ко лбу и почувствовала жар. Ее сердце вело себя странно; кроме того, она ощущала пульс в тех местах, до которых еще не скоро кто-нибудь доберется.
        - Так молчалива, - продолжал Тобиас тихим низким голосом. - Спорим, ты будешь не столь молчалива, когда мы…
        - Перестань.
        Он засмеялся.
        - Прошу тебя, Тобиас. Я позвонила, потому что обещала сообщить тебе, если соберусь куда-нибудь выйти.
        Он замолчал.
        - Мы с Синтией идем сегодня в гости.
        - Ты что, с ума сошла?
        Перис встала:
        - Не надо было мне тебе звонить.
        - Черта с два не надо! Мы же договорились.
        - И я твердо придерживаюсь договоренности. - Неделя дома в заточении - слишком много. - Это не имеет ничего общего с твоими людьми.
        - Моими людьми?! Какого… Что это значит?
        Перис чуть не уронила телефон со стола. Схватив его у самого края, она ответила:
        - То, что я сказала. Синтии нужна моя поддержка, и я собираюсь ей ее оказать. А для меня еще и предоставляется возможность завести деловые знакомства. Люди, с которыми я общаюсь, принадлежат к отличному от твоего кругу.
        - Ну. К кругу, который ворует идеи.
        - Но все же не пытается никого убить…
        - Тебе виднее.
        - Я думала…
        - Ты последнюю статью в «Голосе» видела?
        - Синтия говорила что-то такое. Что делать с Попсом - вот настоящая проблема. Ведь сейчас, по совести говоря, мы с ним ничего не делаем. Он по-прежнему не желает с нами разговаривать. Очень может оказаться, что он болен.
        Она услышала его вздох.
        - Его волки вчера выглядели вполне здоровыми.
        - Собаки.
        - Перис, не ходи сегодня в гости.
        Она повесила трубку.

        Отсюда открывался вид на все стороны. За стеклянными стенами и куполом двадцать шестого этажа луна, раскрашенная в полоску облаками, лила холодный лимонный свет на небесный свод, словно обитый парчой цвета индиго.
        Перис покачалась с пятки на носок в своих рубиновых босоножках, которые она купила специально к красному шифоновому платью - и еще потому, что ей всегда хотелось иметь пару босоножек фасона «Дороти».
        Серьезный мужчина в черном бархатном пиджаке и в вяло висящем зеленом галстуке-бабочке разговаривал через голову Перис с худой женщиной, завернутой в оранжевую лайкру.
        - Это очень дорого, - говорил мужчина. - Но очень подходит.
        Синтия, стоя между мужчиной и женщиной, сделала большие глаза Перис, которая улыбнулась и сказала:
        - А я думала, что вы занимаетесь издательским делом, мистер Хантер.
        - Да, - ответил он. - Но эти японские комиксы лезут в каждую щель. Я сыт ими по горло. А теперь еще и лазерные диски и дискуссионные группы компьютерной сети
«Интернет». А завтра… кто знает?
        - А каковы, по вашему мнению, новейшие тенденции в издательском деле? - спросила Синтия. Ее белое платье, прикрывая лишь необходимое, представляло собой шедевр минималистского искусства.
        - Стало совсем беззубым, - произнес Хантер через нос. Перис стала слушать новомодную музыку и отвлеклась от разговора. Синтия была права, когда говорила, что здесь соберутся люди с большими деньгами. Кондоминиум принадлежал Астору Бэркену, крупному общественному деятелю Сиэтла и покровителю искусств. Знаменитости театральных и музыкальных подмостков общались в толпе с владельцами галерей и художниками. Мелани Эвергрин из «Голоса» была единственной журналисткой, кого можно было распознать с первого взгляда - наготове ухватить любую сенсацию, быстренько вытащить что-нибудь «личное» по поводу чего-нибудь весьма неопределенного, но отчаянно важного.
        Только художники и Перис не были разодеты в пух и прах.
        Увешанные драгоценностями гости сияли, как городской горизонт ночью. Яркие и нежные цвета, блестки и бусы. Некоторые выходили на террасу, где луна окрашивала воду в бассейне в цвет ментолового ликера.
        - Билл, - услышала Перис возбужденный голос Синтии. - Перис, это Билл Бауи.
        Перис автоматически повернула голову к лифтам, из которых выходили прибывающие гости. Синтия уже двинулась в сторону Билла Бауи по белому мраморному полу. Он был один - и это удивило Перис еще больше, чем вообще его появление здесь.
        Возникшая перед ним Синтия прервала его приветствие Астору Бэркену. Даже с большого расстояния Перис увидела, как Билл нахмурился. Потом Астор куда-то отвернулся.
        Синтия обвила свою руку вокруг руки Билла и кивнула на Перис, которая ни слова не слышала из-за музыки и гама. К тому времени, когда Синтия подвела Билла, энтузиаст японских комиксов отчалил в неизвестном направлении вместе со своей молчаливой подругой в оранжевом.
        - Можешь ли ты в это поверить? - спросила Синтия. Ее груди, казалось переливались через край декольтированного платья, расплющиваясь о плечо Билла. - Ты помнишь Билла? Когда-то мы были неразлучны.
        Билл, в безупречном черном галстуке, пожал руку Перис.
        - Мы с Перис недавно встречались, - сказал он, не выказывая ни радости, ни раздражения по поводу навязчивого внимания Синтии. - Синтия знает, что случилось с Тобиасом?
        - Да…
        - Мы с Перис все-все друг другу рассказываем, - щебетала Синтия. - Ах, я не могу выразить, как я рада видеть тебя, Билл. Зря мы так отдалились друг от друга…
        - Многое переменилось, - сказал Билл, заглядывая в вырез платья Синтии; ни искры любопытства не промелькнуло в его холодных голубых глазах. - В отношениях между тобой и Тобиасом.
        Синтия собрала губы гузкой:
        - Но не между мной и тобой. Ты знаешь, что я не… ни разу с тех пор, как мы с тобой… Я никуда не выхожу с тех пор, как выходила с тобой.
        - Нам с Вивиан тоже очень понравился тот день, - сказал он. Возле его левого глаза задергался нерв.
        - Пойдем посмотрим бассейн, - безмятежная Синтия потянула Билла вниз по ступенькам, ведущим к двери на террасу. - Ты идешь, Перис?
        - Нет, спасибо, - приставание Синтии к Биллу забавляло Перис, но она предпочитала избегать открытого пространства.
        Перис смотрела им вслед. Ветерок из открытой двери взъерошил длинную бахрому, украшавшую ее расклешенное платье свободного стиля.
        Она глянула в свой бокал, откуда едва пригубила шампанского. Повсюду вокруг нее люди были с другими людьми. Пары. Группы. Обычно ее не беспокоило, что нет никого, чье имя было бы связано с ее именем. А если бы и беспокоило, то сейчас ей меньше всего хотелось, чтобы это было имя Майкла.
        До нее доносились обрывки разговоров. Новый Век освободил путь паровой машине Манненгейма. Перис хмыкнула и подумала, что нежная музыка успокаивает нервное мельтешение вокруг нее. Подсолнухи, или, скорее, целое поле золотой кукурузы волновалось под ослепительно голубыми небесами.
        Перис стояла наверху лестницы. Ниже все кожаные диваны и кресла были заполнены гостями. Еще больше людей стояли группками.
        Смех прекратился. Кукурузное поле увяло.
        Перис почувствовала, как толпа замолчала и словно чего-то ждет. По ее спине пробежал холодок. Прижимая стакан к груди, она медленно обернулась.
        Только что прибывший мужчина был выше остальных, шире в плечах, более стройным и загорелым, чем все другие; и еще он был гораздо сильнее. Взгляд его серебряно-серых глаз нашел ее поверх голов глазеющей толпы. Молчаливая угроза исходила от этого взгляда.
        - Квинн, - прошептал кто-то рядом с ней.
        Все зашикали друг на друга.
        Взгляд Тобиаса не упускал свою цель. Не глядя по сторонам, он шел к ней. Толпа на его пути расступалась, словно разрезанная ножом на две части.
        Вот он остановился рядом с ней и посмотрел сверху вниз - через легкий летящий шифон на ее сияющие красные босоножки и снова ей в глаза.
        Перис опустила руку и стала теребить бахрому на платье.
        - Мое платье от Мак-Фаддена в чистке, - сказала она, - вместе с бельем от Ромео Гильи.
        - Хорошо, - сказал он так громко, что услышали все вокруг. - Когда вы в красном, вы притягиваете взгляды. Ваша скрытая индивидуальность начинает проявляться.
        Шея Перис начала краснеть снизу вверх.
        Тобиас намеренно пристально смотрел на тех, кто стоял рядом с ними до тех пор, пока они поспешно не пускались в разговоры. Даже вездесущая Мелани Эвергрин притворилась, что ей совсем неинтересно.
        - Я же просил тебя не ходить сюда, - тихо сказал Тобиас. - Представляешь, насколько ты здесь уязвима?
        - Среди толпы в сотню человек?
        - Без конца входящих и выходящих.
        - Я приехала на машине. Синтия меня подвезла.
        - А как ты думаешь добраться домой?
        - Я еду домой вместе с Синтией. Она меня проводит.
        Он оглядел комнату.
        - Если вспомнит, что ты здесь, - уголок его рта скривился вниз.
        - Конечно, вспомнит.
        - И проводит тебя? И, конечно, ничего не может случиться по дороге. На тебя могут напасть у самого твоего дома, Перис.
        Ее сердце стучало, но она продолжала смотреть на него.
        - Ты так говоришь, словно на каждой крыше сидят снайперы, поджидая меня. Скажи, ну зачем кому-то на меня нападать?
        Она повысила голос и поймала на себе взгляд бледной женщины в сером шелке, которая, наклонившись к своему спутнику, произнесла, как показалось Перис, ее имя.
        - Ты выставляешь нас на посмешище, - сказала она сквозь зубы.
        - Неужели? - Тобиас сунул руки в карманы брюк и изобразил интерес к окружающим. - Та-ак, еще один сбор средств в какой-то фонд. Новые музеи для нового искусства, да? Насколько я понимаю, для этого все и затеяли. На сколько ты уже подписалась?
        - Кажется, им мои девяносто девять центов не очень-то нужны, - мрачно сказала Перис. - Я здесь ради Синтии.
        - А мне показалось, ты говорила, что собираешься завести полезные знакомства.
        - Синтия сказала… Я уже встретила нескольких интересных человек, - не чистая ложь, но близко к тому.
        - Мы о ней говорили, а вот и она сама, - лицо Тобиаса потемнело. - Боже правый! Что она делает рядом с Биллом?
        Прежде чем Перис успела ответить, Синтия и Билл подошли к ней. Разговоры вокруг них опять стихли. Перис казалось, что неприязнь стала ощутимой.
        - Привет, Тоби, дорогой, - сказала Синтия, по-прежнему используя руку Билла как опору. - А ты-то что тут делаешь?
        - Я пришел за Перис, - ответил он преувеличенно отчетливо. - Билл, как дела?
        В вопросе было заложено гораздо больше, чем прозвучало. Бауи сказал:
        - Отлично. Как твоя шея?
        - Очень быстро заживает, спасибо.
        - Сколько сюрпризов сегодня вечером, а? - Билл сделал слабую попытку освободиться от Синтии. Успеха он не добился. - Синтия напомнила мне, как много времени прошло с тех пор, как мы с ней виделись в последний раз.
        Перис обиделась за Синтию, которая продолжала соблазнительно улыбаться Биллу.
        - Я как раз говорила ему, как сильно мне не хватает общества человека, который умеет жить, - промурлыкала она.
        - Ну да, тебе, должно быть, трудновато пришлось, - сказал Тобиас. Его сильные холодные пальцы стиснули локоть Перис. - Идем.
        Перис убрала руку. Тобиас опять притянул ее к себе.
        - Я сказал, идем, Перис.
        Комната превратилась в размазанные пятна шепчущихся красок. Двигаясь, дыша, Тобиас излучал силу и холодное спокойствие.
        Неожиданно Синтия шлепнула Тобиаса по пальцам на локте Перис:
        - Она не хочет идти. Мы тут неплохо развлекаемся. А ты так и не научился развлекаться, да?
        Напуганная Перис поставила бокал на поднос, укрепленный в лапах бронзового тигра.
        - Билл! - визгливо сказала Синтия. - Не позволяй Тобиасу стращать Перис. Он всегда был таким задирой! Не могу видеть, что он обращается с Перис так же, как когда-то обращался со мной.
        Перис закрыла глаза - ей хотелось, чтобы все это оказалось сном и она могла бы проснуться где-нибудь в другом месте.
        - Не будь дурочкой, Синтия, - ласково сказал Тобиас. - Ты же знаешь, какой я киса.
        Давление, которое Перис почувствовала на своем локте, означало, что ей придется идти с Тобиасом или принять участие в разворачивающемся неприятном представлении. И так уже эта сцена будет завтра в городе предметом всеобщих сплетен.
        Перис пришлось улыбнуться и пойти с Тобиасом.
        - Билл! - воскликнула Синтия позади нее.
        Тобиас остановился, но не для того, чтобы ответить Синтии.
        - Вот и вы, - тихо сказал Тобиас Вивиан Эстесс. Наверное, она появилась не вечеринке, пока Перис была занята разговором.
        Вивиан, облаченная в длинный, до пола кремовый атласный плащ, протянула Тобиасу руку цвета меда, которую он поднес к своим губам.
        - А я все думал, где же вы, дорогая, - сказал Тобиас по-прежнему тихо. Он отошел в сторону, увлекая Перис за собой.
        И перед Вивиан предстало зрелище белых грудей Синтии, притиснутых к плечу Билла, и ее длинных ног, обвивших его ногу.
        - Черт, - пробормотал Тобиас.
        Синтия отскочила от Билла и едва ли не кинулась к Вивиан.
        - Дорогая! Какой все же сегодня чудесный вечер! Сначала Билл, потом вы. И вы, конечно, выглядите впечатляюще.
        Избегая навязчивых объятий Синтии, Вивиан обогнула ее и приняла долгий поцелуй Билла. Они целовались и целовались, пока Синтия вертела головой и рассылала во все стороны безадресные улыбки.
        До Перис донеслись мужские смешки, а Астор Бэркен объявил десертный буфет на террасе у бассейна.
        Билл и Вивиан перестали целоваться.
        - Я отвезу тебя домой, - шепнул Тобиас Перис. - Прямо сейчас.
        Вивиан улыбнулась и сказала:
        - Рада видеть тебя снова, Перис.
        Она продела хрустальную пуговку в атласную застежку на воротнике. Плащ разошелся, представив взгляду золотое шитье на узком золотистом платье.
        После приличествующей паузы, выразившей восхищение, Синтия визгливо и с придыханием проговорила:
        - На тебе сказочный наряд, Вивиан, - и, вскрикнув, добавила: - Смотри, Перис, она носит одно из твоих украшений. Смотрите все. Видели вы что-нибудь более прекрасное? Вивиан надела вещь из последней коллекции Делайт.
        Улыбка Вивиан выражала удовольствие. Она поднесла руку к шее.
        На шее у нее было ожерелье из золота и серебра. Несколько серебряных нитей переплетались, поддерживая большой темно-зеленый турмалин.

        ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

        - Отличная работа, - произнес Тобиас, надеясь, что его лесть окажется правдой. - Тебе удалось всех убедить, что ты до глубины души меня ненавидишь.
        Перис вжалась в дальний угол лифта - самый дальний от того места, где стоял Тобиас - и наблюдала, как на светящейся панели ползет вниз столбик пройденных лифтом этажей.
        Тобиас еще не встречал женщины, которая настолько была бы равнодушна к своему сексуальному обаянию. Высокая - а каблуки блестящих босоножек еще добавляли ей рост - Перис выглядела гибкой, длинноногой, страстной. У него перехватывало дыхание от ее платья, точнее, от того, как Перис в нем смотрелась. Взлетая от малейшего движения, бахрома из шифона, каждый кончик которой бы украшен алой бусиной, создавала вихрь вокруг ее ног. Под шифоном был виден чехол платья, едва закрывавший бедра.
        Ее тело и так было его идеалом, а обтянутое этим чехлом…
        Он знал все о ее ногах, но, глядя через прозрачный шифон, как Перис постукивает то одним, то другим каблучком по полу, Тобиас позавидовал шифону.
        Ее волосы были подобраны и гладко уложены вокруг головы. Пара простых золотых сережек с гранатами - вот и все ее украшения. Темно-красная помада - того же цвета, что и камни - оттеняла гладкую бледность ее кожи.
        Тобиас посмотрел ей в глаза и понял, что она наблюдает за тем, как он ее разглядывает. Он выдал ей свою лучшую улыбку из серии «ты меня поймала» и сказал:
        - Я решил, что мы могли бы поехать ко мне и поговорить.
        - И не думай об этом.
        - Тебе не удалось допить шампанское. Мы бы открыли бутылочку.
        Перис съежилась.
        - Перис…
        Лифт мягко остановился, и бесшумно скользнувшие в стороны половинки дверей открыли путь в отделанный красным деревом вестибюль. Подошедший к ним привратник в ливрее проводил их на улицу.
        Перис торопливо пошла прочь.
        Тобиас на ходу стянул пиджак и набросил его ей на плечи. Прежде чем она успела его сбросить, Тобиас крепко обнял ее.
        - Успокойся, ладно?
        - Ты сделал из меня дуру.
        - Черт возьми.
        Перис сбилась с шага.
        - У тебя скверный язык, Тобиас Квинн.
        Ему пришлось рассмеяться:
        - Ты говорила это, когда мне было семнадцать, а тебе - десять лет. Точно таким же тоном.
        - Нет.
        - Правда-правда. Я споткнулся о твои ноги - которые были длинноваты для десятилетней девочки - споткнулся и чуть не упал и сказал: «Черт возьми!» А ты сказала: «У тебя скверный язык, Тобиас Квинн».
        - Я помню, - она пыталась выдернуть руку. Тобиас притянул ее к себе и направился к своему джипу.
        - Ты помнишь, что я тогда тебе ответил?
        - У меня по-прежнему длинные нога.
        - Твои ноги восхитительны. - Он развернул ее в сторону улицы Вайн. - А я ответил, что ты бы не воскликнула «Черт возьми!», если бы твой язык…
        - И это я тоже помню. Ты куда-то не туда зашел.
        Почему, ну почему его жизнь, или, хотя бы, его любовь, не могла быть простой? Почему ему суждено терять голову от совершенно невыносимых женщин? Признаться, эта женщина была невыносима по явно иным причинам, чем объекты любого его прошлого увлечения сердца - или какого другого органа, принимавшего в оных интригах участие.
        Тобиас сосредоточился, чтобы удержать воображение выше пояса. Господи Боже, может, он действительно ненормальный, в чем его обвиняла его бывшая жена? Его жизнь была у всех на виду. Женщина, с которой он желал оказаться в постели, уже претерпела от угрожающего ему окружения… но все равно он желал ее. Прямо сейчас, на залитом лунным светом тротуаре.
        - Что ты говоришь? - Он слышал ее голос словно из дальней дали.
        - Я сказала, что ты не имеешь никакого права… По правде говоря, даже меньше, чем никакого права впутывать меня в эту неразбериху… Не имеешь права идти за мной. Ты злишь меня невыносимо!
        - И ты не собираешься это терпеть? - обезоруживающе предположил он.
        Больше Перис не сопротивлялась. Они подошли к джипу. Открывая дверь пассажира, Тобиас придерживал ее за плечи.
        - И опять я тебя похищаю, - сказал он, посмеиваясь над своей странной натурой, и надеясь, что Перис решит - он смеется над создавшейся ситуацией. - Вы не будете кричать, мисс?
        Во мраке ее глаза казались черными - такими же черными, как и тщательно уложенные волосы.
        - Я просто не хочу идти пешком в этих ужасных туфлях, и поэтому буду очень признательна, если ты меня подвезешь, - сухо сказала Перис.
        Тобиас помог ей взобраться на высокое сиденье и, обежав вокруг машины, прыгнул в кабину рядом с ней. Ощущение радости предвкушения от того, что она позволила ему отвезти ее домой, сказало ему еще раз, как далеко зашли его чувства к этой женщине.
        Ведя машину по тихим улицам, Тобиас надеялся, что Перис не заметит, как медленно он едет.
        - Может быть, и хорошо, что ты не осталась дома этим вечером.
        - Одобряешь? Ну что ж, спасибо, - в ее голосе звучал сарказм.
        - Мы продвинулись в нашем деле. Ты видела, какое лицо было у Эвергрин? Она просто слюни пускала. Готов спорить, у нее где-нибудь под платьем работал магнитофончик.
        - Да ну тебя, Тобиас!
        Уже замедляя ход перед светофором, он все же затормозил резче, чем хотел. Перис качнулась вперед, и ему пришлось выбросить руку перед ней, чтобы удержать ее.
        Перис ухватилась за его рукав, откинулась назад и тут же отдернула руку, словно обожглась об него.
        - Ничего, - сказал он, не делая попытки тронуться с места, даже когда свет светофора переключился на зеленый. - Что с тобой? Я думал, у нас с тобой общее дело.
        - Не предполагалось, что я стану твоей пленницей.
        - Пленницей? Все, что я делал, было продиктовано заботой о тебе. Меня, черт возьми, чуть не убили неделю назад. У меня даже шрам остался. И мы оба знаем, что несколькими днями раньше этот же маньяк едва не изнасиловал тебя.
        - Не надо.
        - Не надо прятаться от правды. Мы не можем позволить себе роскошь тешиться прекрасными чувствами.
        - Мне кажется, он по ошибке принял меня за кого-то другого.
        Тобиас искоса посмотрел на нее:
        - Ты всегда была мечтательницей. Если ты думаешь, что в моей жизни есть сейчас другая женщина, то ты ошибаешься.
        Она встретила его взгляд.
        - Я не в твоей жизни.
        - Разве? - Он заметил, как слегка дрогнул ее рот. - Если ты сама так не думаешь, все равно тебе надо признать, что тот человек думал именно так. Ты уже говорила, что ни у кого не может быть причины ни с того ни с сего напасть на тебя. Это нападение не было ни с того ни с сего.
        Ее глаза блеснули:
        - Могло бы быть.
        - Конечно. Ни с того ни с сего кто-то хоть и не изнасиловал тебя, но пригрозил, что сделает это в следующий раз, и просил тебя передать это другому. То есть мне, дорогая. Конец рассказа.
        - Но ты не понял, что он…
        - Да, я не понял, чего он хотел. Но это ничего не меняет. А потом, ты - в моей жизни. Я так хочу.
        К ним приблизилась машина, подметающая улицы, и Тобиасу пришлось повернуть к югу, к дому Перис.
        - Послушай, - сказал он. - Держись все-таки моего плана, а? Пока мы не увидим какого-нибудь результата…
        - Не у одного тебя проблемы, - она повысила голос. - Тебе… Ты хоть можешь представить, что мне приходится думать не только о том, оказался ли мой дед помехой на твоем славном пути преумножения и так не маленького капитала?
        Тобиас не знал, что и ответить на эту длинную и страстную речь.
        - Так вот, Тобиас, у меня есть и другие проблемы. И весьма большие. Даже очень. И я как-то не прошу у тебя помощи. Я тебя не обвиняю, но ты пытался помочь, а вышло только хуже.
        Она была готова расплакаться.
        - Пожалуйста, поехали быстрее.
        - Что случилось? - Он опять снизил скорость. - Я думал, все не так плохо.
        - Нет. Все ужасно. Гораздо хуже, чем я думала. Я так боюсь!
        Тобиас нахмурился, тронул ее за плечо и помрачнел еще больше, когда она отодвинулась.
        - Ну же, рассказывай, - сказал он. - Как, ты думаешь, я могу узнать, что тебя беспокоит, если ты ничего не говоришь?
        - Мне надо узнать, где Вивиан Эстесс взяла свое ожерелье.
        Тобиас посмотрел на дорогу.
        - Это то, о котором сегодня пищала Синтия? Я решил, что ты сделала его на заказ.
        Перис вздохнула:
        - Нет.
        - Ну, тогда, наверное, она его купила. Твои вещи продаются в нескольких местах по всему городу.
        - Но не часть же новой коллекции - коллекции, которую я еще никому не показывала.
        Тобиас с трудом удержался, чтобы опять не затормозить резко.
        - Ты хочешь сказать, что Вивиан носит ворованную вещь?
        - Нет. Я уверена, что это копия. Но копия с того украшения, которое я на прошлой неделе переделала. Я тебе не говорила, но в ту ночь, до того, как пришел этот ужасный тип, кто-то пробрался ко мне и скопировал это ожерелье. Я думаю, что было даже два наброска. Один был смят и валялся на полу. Он исчез, пока я осматривала квартиру.
        - Ты же ничего об этом не сказала.
        - Я забыла. Если ты помнишь, я была немного шокирована другим событием.
        Тобиас повернул на Южную магистраль и остановился у дома Перис.
        - Да, но ты сказала, что после этого изменила ожерелье.
        Перис выразительно кивнула.
        - Да. Верно. Я изменила его, а у Вивиан ожерелье, скопированное с уже измененного.
        - Черт возьми!
        - Ты бы… Дело в том, что кто-то хочет выжить меня с рынка.
        - Или из квартиры.
        Теперь нахмурилась Перис.
        - Каково тебе содержать эту квартиру - я имею в виду, в денежном отношении?
        На мгновение ему показалось, что сейчас она попросит его не соваться в чужие дела, но она ответила:
        - За нее платят, ты же знаешь. Но налоги, да и все остальное - все выше и выше, да и материал у меня дорогой. Я по-прежнему нарабатываю репутацию и клиентуру. Резервы мои на нуле. Так что жиру я пока не накопила, если ты об этом.
        - Я и сам точно не знаю, о чем я. Просто размышляю вслух. Интересно, сколько народу знает о том, что ты должна продавать свои вещи, чтобы заработать на жизнь.
        - А эти дивные новые замки, - тихонько проговорила Перис, не обратив внимания на его последние слова, - никого-то они не удержали.
        Тобиас стиснул руль:
        - Значит, у того, кто пробирается к тебе, есть ключ.
        - Все-то ты можешь объяснить.
        - Я хочу сказать, что твой злодей живет прямо в этом же доме.
        Щелкнул отстегнутый ремень безопасности и зашуршал, наматываясь на ретрактор. Перис скинула пиджак Тобиаса и отложила его в сторону.
        - А вот это уж полнейшая лажа, Тобиас Квинн. Не скажи только ничего подобного при моих друзьях. Замок можно открыть отмычкой, что и произошло.
        - Пристегнись.
        Она положила руку на дверную ручку.
        - Я выхожу.
        - Нет, - Тобиас закрыл двери. - Выслушай меня, я не хочу, чтобы ты здесь оставалась.
        - Лажа.
        - Перестань, Перис. Мне не нравится, когда ты ругаешься. Плохо звучит.
        Она покачала головой и откинула ее на подголовник.
        - Сколько раз тебе говорить, что это мой дом и я никуда отсюда не поеду?
        - Я не усну, если ты здесь останешься.
        - Это все лаж…
        - Не надо. Ты боишься, что я буду к тебе приставать? Не беспокойся. Я не дотронусь до тебя даже десятиметровым шестом.
        - Спасибо.
        - У меня есть свободная комната.
        - Нет, спасибо.
        Он наклонился, чтобы взглянуть на фасад дома.
        - Аи да недвижимость! Какая-то унылая развалюха.
        - Это очень приличное здание; стоит оно немало, и ты знаешь об этом. Выпусти меня.
        У Тобиаса перехватило горло. Он не мог дать ей почувствовать испуг (такого испуга он еще не испытывал), охвативший его при мысли, что она останется здесь одна.
        - Но ты позволишь мне позаботиться о тебе?
        - Это глупо. Нет. Нет, спасибо. Открой, пожалуйста, дверь, я устала и действительно собираюсь лечь спать.
        - Перис…
        - А как только проснусь утром, первым делом разыщу телефон Вивиан и позвоню ей. Я хочу выяснить, кто все это сделал.
        Тобиасом опять овладели дурные предчувствия. Во второй раз по его коже побежали мурашки - и снова из-за Перис Делайт.
        - Открой.
        - Хорошо, - сдавленно сказал он и открыл замки. - Я выйду и посмотрю.
        - Живи своей жизнью, и дай мне жить моей, - сказала Перис, выходя. - Спасибо, что подвез.
        Печаль, печаль с лицом женщины стояла за его спиной. Он понял это, когда не удалась его первая женитьба, и сейчас он не видел причины менять свое мнение. Тобиас ждал достаточно долго, глядя, как Перис входит в дом, а потом вдавил до упора педаль газа и унесся прочь.
        Ну и черт с ней.

        Заперев за собой дверь квартиры, Перис первым делом проверила ожерелье. Серебристый парчовый мешочек, извлеченный из здоровенной жестянки от картофельных хлопьев с томатами, содержал то, что и ожидала увидеть Перис: золото и серебро и великолепный, округлый зеленый турмалин. Ожерелье переливалось мягким светом в ее руках. Это была действительно ее работа.
        Она вернула жестянку обратно - в укромное место под кухонной раковиной, почувствовала себя глупо и опять достала ее. Расправив мешок из коричневой оберточной бумаги, она сложила туда все свои готовые вещи, закрыла банку и снова убрала ее под раковину.
        Подобно грому, где-то над ее головой раздался треск.
        Перис застыла, смяв бумажный пакет с драгоценностями. На этот раз она не станет вести себя так глупо. Теперь все будет по-другому.
        На носочках своих рубиновых босоножек она прокралась из кухни в рабочую комнату. Очень осторожно положила пакет с украшениями на кушетку и, подняв трубку, нажала на рычаг телефона. В свете лампы, которую Перис, придя, сразу же включила, она набрала номер Липсов и услышала этажом ниже приглушенный телефонный звонок.
        Четыре. Пять… семь, восемь, девять.
        Она опять нажала на рычаг. Сэм и Джинна еще, наверное, не вернулись. Как и Конрад.
        Тобиас.
        Перис наморщила нос. Она пожалела, что рядом нет большого и сильного Тобиаса. Он еще не приехал домой, а номера его мобильного телефона она не знала.
        Дверь на крышу! Ха! Дверь на крышу - конечно! Слабо улыбнувшись, она опустилась на кушетку рядом со своими драгоценностями. Сегодня днем она поднималась на крышу, чтобы срезать большую белую далию себе в спальню. А на крыше занялась прополкой и спустилась вниз с полной корзинкой сорняков.
        Она оставила дверь слегка приоткрытой, и сейчас ветер захлопнул ее.
        Три часа ночи. Вормвуда еще не было, да он никогда в такое время и не возвращался. Перис накинула на дверь новую цепочку и понесла наверх свой бумажный сейф.
        В коридоре, ведущем к спальням, ее встретил сильный порыв ветра. Дверь на крышу хлопнула, открывшись, а не закрывшись.
        Если и было что-то, чего ей совершенно не хотелось делать, так это выходить сейчас на крышу - в столь ранний час, зная, что на этой неделе кому-то удалось пробраться в ее квартиру, когда она была дома.
        Ветер может, дунув еще раз, захлопнуть эту дверь. И сделать это, когда она уже будет спать. Перис не знала, сколько смогут выдержать ее натянутые нервы.
        Она торопливо забросила пакет на свою кровать и кинулась по коридору, по лестнице - на крышу. Ветер определенно стал холоднее.
        Она вышла на крышу и потянула за ручку. Дверь не шелохнулась. Должно быть, деревянный клин, которым она иногда подпирала ее, был оставлен на месте. Просто какой-то заговор с целью сломить ее. Решив не обращать внимания на свой страх, Перис глубоко вдохнула и обошла вокруг широко открытой двери. Как она и думала, всему причиной был деревянный клин. Она наклонилась и двумя руками вытащила его.
        Сделав эту нелегкую работу, она разогнулась и протянула руку, чтобы взяться за ручку двери. И промахнулась. Тот же самый ветер, широко распахнувший дверь, теперь, дунув еще раз, захлопнул ее.
        Стуча зубами, Перис пыталась посмеяться над своими собственными страхами. Ей казалось, что темнота вокруг нее наполнилась живыми агрессивными существами.
        Перис повернула дверную ручку и потянула на себя. Дверь не двинулась. Двумя руками она повернула ручку в другую сторону и опять потянула.
        Замок заклинило. Сердце Перис, казалось, стучало у нее в горле. Она подпрыгивала и дергала дверь. Дверь не двигалась ни на миллиметр.
        У нее перехватывало дыхание. Дернув еще пару раз, Перис уткнулась головой в дверь… и застыла.
        Внутри отчетливо послышались - скрип, скрип, скрип - шаги туфель на резиновой подошве по не покрытым ковром ступенькам. Шаги удалялись…
        Перис стиснула руки и отшатнулась от двери.
        Она не могла открыть дверь, потому что кто-то запер ее… Оставил здесь, на улице… На крыше.
        Ветер был недостаточно силен, чтобы так хлопнуть дверью. Почему ей сразу не пришло это в голову? Порывистый, холодный бриз, но уж никак не ветер. Этот бриз колыхал ее платье, и бусины тихонько стукались друг о друга.
        Перис повернулась и пятилась до тех пор, пока не уперлась спиной в дверь. Теперь он был позади нее. А впереди - целая ночь и затягивающая пустота за парапетом.
        Дыша ртом, она обогнула скат крыши - подальше от двери и от существа в мягких туфлях, которое могло ее поджидать.
        Поджидать?
        Перис опустилась на посыпанный галькой рубероид крыши.
        Он вернется сюда? Может быть, он ждал, что она будет стучать в дверь, кричать, умолять его впустить ее? Знает ли он, что она боится высоты?
        Снизу плыли по ветру разрозненные звуки какого-то джаза. Этот же ветер уносил их прочь.
        Ожидание.
        Под ладонью Перис, под атласным чехлом ее платья сумасшедше стучало сердце. Ей надо поднять шум. Надо привлечь чье-нибудь внимание. Но не того человека, который ждет этого шума.
        Никто ее не услышит. Если она не докричится до людей в соседнем доме или внизу на улице.
        Перис закрыла глаза и почувствовала, как в ее голове все медленно закружилось. Смотри наверх. Чей-то голос из прошлого, чей - она не помнила, велел ей смотреть на что-нибудь неподвижное. Это значило открыть глаза. Но Перис ничего не хотела видеть.
        Шелест, как прибой, то накатывал на нее, то отступал. У нее похолодела спина. Она открыла глаза и сосредоточилась на бамбуке, росшем в кадке. Под небом, разодранным на лохматые закопченные вымпелы, танцевал, и качался, и кланялся бамбук; его высушенные солнцем листья гладили друг друга, как бумажные пальцы.
        Пощелкивание бумажных пальцев перешло в сухой, какой-то пережаренный смешок, в демоническое хихиканье.
        За посмеивающимся духом бамбука зияла пустота. Место между кадками с растениями и парапетом. Перис закрыла уши руками и начала мурлыкать что-то себе под нос, заглушая звуки ночи.
        Двигаться. Она должна двигаться, противостоять и действовать.
        На дрожащих ногах она поднялась, но спину так и не выпрямила.
        Когда она вернулась домой, он уже был в ее квартире. Пока она проверяла свои работы, он потихоньку пробрался и распахнул дверь и спрятался - наверное, в пустой спальне, пока она, согласно его плану, не поднялась сюда.
        Замки не остановили его. И ключи не остановили. Ключи можно скопировать. Перис сняла босоножки и, стараясь не производить шума, поставила их на крышу. За все шесть лет, что она прожила в квартире Эммы, Перис ни разу не приближалась к краю крыши ближе, чем на фут. А сейчас она подошла к ограждению из бамбука и протиснулась между кадками.
        Стебли застучали один о другой. Гладкие, как слоновая кость, шевелящиеся от малейшего прикосновения, они хлопали Перис по лицу и поднятым рукам.
        Вот звенящий полог остался позади.
        Пожарная лестница.
        Однажды она смотрела снизу вверх на эту лестницу. На этом уровне лестница шла параллельно стене и на головокружительной высоте выходила на площадку снаружи окон спален.
        Маленькие камушки кололи ей подошвы ног. Она опять закрыла глаза и попыталась представить, где может проходить эта лестница.
        Лестница, старая, давно неиспользуемая, прикрепленная к стене… Перис не знала, чем была прикреплена к стене эта лестница.
        Все еще согнувшись, она приблизилась к краю и встала на коленки. Камешки, как крохотные лезвия, жалили ее кожу. Она опустила лицо и, протянув руку через невысокую стенку парапета, попыталась нащупать лестницу. Ничего. Передвигаясь на коленях, продолжая искать лестницу на ощупь, она сглатывала подступавшую к горлу тошноту. Ее догнал звук из бамбуковых зарослей. Она была уже за пределами бамбукового круга, и его хохот перешел в вой.
        Она шарила и шарила, водя рукой по грубой кирпичной кладке и старой крошащейся штукатурке.
        Кончики ее пальцев наконец коснулись шершавого металла… Одна вертикальная стойка, а вот и другая. Между ними ступенька. Распрямив руку, она смогла дотянуться до второй ступеньки.
        Она нашла спасение.
        До тротуара - пять этажей. Перис согнулась и перебросила руку через парапет. Она пыталась вдохнуть, пока не заболели ребра.
        Глупая Перис не может залезть на ерундовое дерево. Найджел Квинн дразнил ее, выплясывая вокруг нее. Они оба стояли под старым кленом в Скагите. Он схватил ее за руки и стал вертеть вокруг себя, пока ее ноги не оторвались от земли. Затем он отпустил ее и оставил - у нее бешено колотилось сердце, а там, где всегда было дыхание, осталась только боль. Она долго сидела под деревом неподвижно, до тех пор, пока не смогла тихонько уползти и поплакать.
        Цепляясь рукой за стену, Перис подтянула себя к краю. Тяжело дыша - совсем как в тот далекий день в детстве, - она перевалилась через парапет и спустила ногу на ступеньку.
        Воздух, попавший ей в рот, оцарапал горло, а дальше не пошел. Ей отчаянно хотелось оставаться по другую сторону парапета.
        Ночь бурлила. Со всех сторон раздавался писк и скрип. Ветер свистел у нее в ушах, бамбук шелестел, требуя внимания. Стена царапала нежную внутреннюю поверхность ее бедер. Сейчас Перис лежала верхом на стене, но все никак не могла оторваться от стены и сесть. Она упадет.
        Если даже она переберется на лестницу, невидимые когти оторвут ее и бросят в воздух, как нескладную красную птицу. Падение. Долгое падение перед завершающим, защищающим от всего ударом о тротуар. И красного станет еще больше. Озеро и река красного цвета.
        Сухие спазмы прижали ее желудок к диафрагме. Рядом что-то рухнуло, рассыпавшись на кусочки. К какофонии, разрывавшей ее голову, прибавились чьи-то шаги - кто-то пробежал, постоял и опять побежал.
        Он пришел, чтобы покончить с ней. Внизу ее ждал жесткий тротуар. А тут, всего в нескольких ярдах, ее ждал мучитель, вознамерившийся довести до конца то, что начал - перепугать ее до смерти.
        Она услышала, как кто-то продирается сквозь заросли бамбука, но посмотреть не могла. Она закрыла голову руками, прижалась лицом к неумолимому камню и старалась ни о чем не думать.
        - Вот ты где, - сказал мужской голос.
        Перис закричала.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

        - Вот ты где, - это звучало совершенно бессмысленно. Перис кричала и не могла остановиться. Тобиас колебался; он хотел схватить ее и бежать, и боялся, что если он шевельнется, Перис соскользнет со стены.
        - Перис, - сказал он нежно, делая один шаг к ней. - Все в порядке. Не шевелись. Пожалуйста, не шевелись.
        Она захлебывалась криком.
        Господи, зачем она хотела слезть со стены? Или спрыгнуть?
        Еще один шаг, и еще, и он уже почти может дотянуться до нее.
        - Т-с-с, - сказал он. - Тихо, Перис. Все будет хорошо. Просто замечательно.
        Следующим звуком, который он услышал, было всхлипывание. Она плакала навзрыд.
        Тобиас добрался до нее!
        Он обхватил ее за талию и приподнял. Сначала она отбивалась, пиная его ногой, крепко вцепившись в парапет, но он оторвал ее, толкнул в безопасное место, прижал к своей груди.
        Перис подняла сжатые кулаки. Он схватил ее за запястья и встряхнул.
        - Дурочка! Маленькая дурочка, - он встряхнул ее несколько раз, пока голова у нее не откинулась назад. Ее прическа разметалась, волосы висели детскими кудряшками. - Какого черта ты там делала?
        Ее взгляд блуждал, зубы стучали. Тобиасу захотелось ударить ее.
        - Почему? - закричал он. - Почему ты хотела это сделать? Нет ничего непоправимого, все можно исправить.
        Вдруг, словно кто-то ткнул ее под коленки, Перис начала падать.
        Тобиаса охватила ярость. Он подхватил Перис, взял ее на руки, понес, пролез опять через бамбук, быстрым шагом направился внутрь дома, на тот этаж, где была ее спальня.
        Ему пришлось смахнуть на пол пакет из коричневой бумаги, чтобы уложить ее на кровать и самому сесть рядом. Склонившись над ней, Тобиас крепко сжимал ее руки.
        Перис, открыв рот, смотрела на него, нет, - сквозь него.
        - Проклятье, - в ярости он надавил на ее руки. - Ради Бога, скажи мне, с чего… Почему ты решила прыгнуть с крыши?
        Она издала какой-то тихий звук.
        - Черт возьми! Я… О Боже мой, Перис, - непривычное ощущение - слезы в глазах - мешало ему говорить. - Что там у тебя, скажи мне. Я помогу тебе. Ты слышишь меня? - он снова потряс ее. - Ты меня слышишь?
        - Я не решила, - сказала она шепотом.
        - Чего не решила?
        - Прыгать. Я хотела слезть.
        - Ты в себе? - Он опять кричал.
        - Пожарная лестница, - горло дрогнуло, она поморщилась. - Я нашла пожарную лестницу. Но я не могла… Не могла.
        - Я видел тебя, - сказал Тобиас. - Ты уже наполовину свесилась с проклятого парапета. Пять или шесть этажей. Еще пара дюймов - и ты бы разбилась. - Он с трудом вдохнул.
        - Я поднялась, чтобы закрыть дверь, а она захлопнулась, пока я была на крыше, и я услышала чьи-то шаги вниз по лестнице. Он запер меня. Наверное, он ждал, пока я приду, чтобы запереть меня здесь. Я решила, что пожарная лестница - единственный способ спуститься с крыши. - Она начала беззвучно плакать. - Но я… я не смогла заставить себя это сделать. Тобиас, я пыталась, но не могла поставить ногу на ступеньку.
        В его крови по-прежнему бушевал адреналин.
        - Дверь на крышу была не заперта. А также дверь в квартиру, да и входная тоже.
        Перис задрожала.
        - Войдя, я заперла за собой все двери. И накинула цепочку на дверь квартиры. А дверь на крышу была закрыта за мной.
        Тобиас спрятал лицо в подушку рядом с ее лицом.
        - Я думал, ты собралась прыгнуть.
        - Я боюсь высоты. Там поставлен бамбук, специально, чтобы не был виден край. Мне сразу становится плохо. Все плывет перед глазами. Я думала, я умру.
        - Убью ублюдка, - Тобиас должен найти его и остановить - навсегда. - Ты моя. Слышишь? Моя. Я не позволяю, чтобы с моими людьми что-нибудь случалось.
        Он лежал, касаясь ее. Его тело отреагировало на страх, гнев и желание. Он нуждался в ней. Нуждался сейчас. Они оба живые, оба нужны друг другу.
        Перис высвободила руку и запустила пальцы в волосы Тобиаса. Прижала его голову к своей шее. Он увидел, как поднимается и опускается ее грудь и впервые заметил, что ее красное платье помято и разорвано.
        Он завел ее руки над головой и сел верхом ей на бедра. Его удивил собственный порыв, но подавлять его он не хотел. Наклонившись, он поцеловал ее, потерся лицом о ее лицо, языком раздвинул ее губы и проник глубоко ей в рот. Подбородок Перис поднялся, и он почувствовал, что она ему отвечает - сначала просто встретив его язык своим языком, потом ее груди, набухнув, крепче прижались к его груди, наконец, ее ноги обвились вокруг его бедер.
        Когда он отпустил ее руки, она, проведя короткими ногтями по его спине, сжала его ягодицы, приподняла нижнюю часть тела и потерлась о его возбужденную плоть. Его эрекция ослабевала.
        Немного отодвинувшись от Перис, Тобиас рванул рубашку и почувствовал, что Перис пришла к нему на помощь. Они боролись с рубашкой вместе, пока он не оказался до пояса обнаженным. Он вытащил пояс из брюк, и тот, отлетев, стукнулся о стену.
        Платье расстегивалось на спине. Тобиас притянул Перис на себя и дернул замок молнии. Он не рассчитал усилия; их тяжелое дыхание звучало в унисон, пока он едва ли не раздирал платье на части. Отбросив его в сторону, он довольно долго разглядывал неширокую полоску красного шелкового бюстгальтера с узким кружевным обрамлением, не прикрывавшим даже ее розовые соски. Трусики в тон, по бокам вырезанные до кружевной резиночки, мягко подбиравшейся снизу к самому пупку; а также гладкие красные чулки с широкой ажурной резинкой - все, что осталось от ее вечернего наряда.
        - Перис, - вот все, что он смог вымолвить. Он целовал ее плечи, страстно желая медленно двинуться ниже. Кончиком языка он обвел пружинящие, обнаженные полумесяцы над ее сосками.
        Ее бедра приподнялись повыше, и она просунула руку вниз, в брюки, запутавшись в густой поросли его волос. Тобиас расстегнул молнию. Перис высвободила его член. Большим пальцем она гладила нежную головку. Ее пальцы скользнули вдоль внутренней стороны набухшего, твердого груза, лаская и убаюкивая его.
        Он стиснул ее бедра коленями и еще раз разогнулся, чтобы коснуться ее рта, поцеловать ее глаза и жадно покусать мочку ее уха.
        - Перис. Я больше не позволю тебе уйти.
        Его язык скользнул под лифчик, чтобы обвести трепещущий сосок, и она вскрикнула. Она стиснула его голову, придвигая ближе, ближе.
        Бюстгальтер отправился вслед за платьем. Ее груди были высокими и заостренными; ее дрожащие плечи подсказали ему, как страстно каждый пик жаждет его ласки. Тобиас покусывал и потягивал их, наслаждаясь ее стонами.
        Перис сдернула его брюки, стянула их с бедер, оцарапав его. Потом резко согнула ноги в коленях и стянув, наконец, брюки со ступней, отбросила их прочь.
        Тобиас накрыл ладонью ее холмик и победно улыбнулся, ощутив там мокрый шелк. Она была так же разгорячена и возбуждена, как и он. Он надвинулся на нее, откидывая последний кусочек материи.
        Она трепетала и выгибалась под ним, глаза ее блестели, влажные губы были полуоткрыты.
        - Да, - сказала она ему низким, возбуждающе чувственным голосом. - Я хочу тебя, Тобиас, прямо сейчас.
        Единым движением он вошел в ее скользкий проход и погрузился насколько мог глубоко. Он услышал ее приглушенный вскрик:
        - Медленнее, - его тело не могло подчиняться рассудку. Он вошел еще раз и еще и услышал, как она кричит при каждом его движении. Она была маленькой. Ее мускулы крепко сжимали, сдавливали его.
        Они перекатились, и Перис оказалась сидящей на нем верхом. Держа ее под мышки, прижимая большими пальцами соски, он поднял ее и снова опустил.
        Следующий крик, который он услышал, был его собственный.

        Тобиас держал ее на себе. Их вспотевшие тела сплелись, ее груди упирались в густые волосы на его груди, ее руки обвивали его плечи, ноги ее вытянулись вдоль его ног. Он держал руки на ее ягодицах, прижимая ее к себе. Они были по-прежнему неразделимы. Его грудь порывисто поднималась; Перис ощущала сильное биение его сердца; его дыхание колыхало выбившиеся из прически прядки волос на ее лбу.
        Они с Тобиасом занимались любовью.
        Перис крепко зажмурилась; она думала о том, что никогда уже не сможет быть прежней после того, что только что произошло с ними.
        - Прости меня, - прошептал он.
        - Что? - Она так и не открыла глаза - момент мог быть испорчен любым внешним вмешательством.
        Тобиас погладил ее бедра.
        - Я кричал на тебя, когда ты была испугана. Но я и сам был напуган. Господи, Перис, ты и представить себе не можешь, как я испугался, увидев тебя на этой стене.
        Она подняла голову и поцеловала сбоку его шею. Он был соленым на вкус и пах совершенно по-мужски. Другой запах, который донесся до нее, был легкий аромат их любовного единения. Их сердца бились в унисон.
        - Все произошло не так, как предполагалось, - прошептал Тобиас, поворачивая голову, чтобы поцеловать ее лоб. - Я взял тебя, как дикарь.
        Перис улыбнулась:
        - Мы оба взяли друг друга, как дикари, - она задела ободранной коленкой простыню и отдернула ногу.
        - Что такое?
        Она попыталась найти более удобное положение для своего пораненного тела, но это ей не удалось.
        - Нет, ничего.
        Не говоря больше ни слова, Тобиас оторвался от Перис и положил ее на спину рядом с собой. Положив руку ей на голову, он заглянул ей в глаза и нахмурился.
        - Тебе больно, это я виноват?
        Перис прикусила губу и показала ему ободранные ладони.
        - Черт возьми! Ох… - Он соскочил с кровати и стоял, держа ее за руки. - Ты же ободрана в лоскутья, - тут он заметил царапины на ее коленях, а повернув одну коленку, и на внутренней стороне бедер. - Из-за меня стало еще хуже. Попала грязь. Кровь идет. Я же не животное. Почему ты меня не остановила?
        - Не могла, - она чувствовала, что ее душа и сердце отражаются сейчас в ее глазах. И понимала, что ее беззащитность перед этим человеком может обернуться против нее. Но это ее больше не беспокоило.
        Тобиас оглянулся:
        - Это дверь в ванную?
        - Да, побудь здесь, я промою царапины.
        - Ты не сделаешь больше ни одного движения, - так же легко, как и раньше, Тобиас взял ее на руки. - И, начиная с сего момента, я не выпущу тебя из виду, пока этот сумасшедший бродит поблизости.
        Он отнес ее в ванную.
        Груди Перис толкались в его грудь.
        - Мне нравится тебя ощущать.
        - Хватит, - остановил он ее. - Мне нужна ясная голова, ради нас обоих.
        - Почему ты сегодня вернулся? - Как она могла выразить свою признательность ему за то, что он пренебрег ее запретом и пришел к ней?
        Тобиас задержался на пороге ванной. Пальцами левой руки, обнимавшей ее снизу, он тихонько погладил ее грудь.
        - Я думал, это и так понятно.
        - Все равно скажи мне, вдруг я неправильно поняла.
        - Не люблю незаконченных дел, - он улыбнулся, глядя сверху в ее поднятое к нему лицо. - Как мне помнится, мы еще не покончили с одной маленькой технической подробностью.

        Если дела пойдут таким образом, его план не сработает.
        Сначала этот самодовольный кусок дерьма, Тобиас Квинн, появился в самый неподходящий момент и чуть не застал его в квартире этой сучки. Потом какая-то дура торчала в дверях дома до тех пор, пока чуть не стало слишком поздно увидеть хоть что-нибудь, но наконец-то он добрался до своего укромного места на крыше.
        Если бы Квинн не появился, сейчас бы началась самая забава. Ему начало надоедать ожидание. Ожидание приказов, которые так и не поступали, приказов, которые, как предполагалось, он всегда готов выполнить, хотя знал, что у того, кто должен их отдавать, кишка тонка отдать нужный приказ в нужное время.
        Начиная с этого момента, он сам будет отдавать приказы.
        Прибор ночного видения позволял ему рассматривать крышу напротив.
        Твою мать! Наверное, Квинн нашел ее. Бамбук на крыше тускло мерцал в свете, падавшем через открытую дверь с лестничной клетки.
        Глянув вниз, он замер, а член его уже был возбужден.
        Эта шлюха была голой. Голой в объятиях Квинна, размазанная по нему, как горячий сироп.
        Закрыв глаза, он расстегнул штаны и вытащил член. И внутри у нее, наверное, тоже как в горячем сиропе. Скрытная, лживая шлюха.
        Кончить, глазея, как этот мужик лапает ее груди, заняло у него всего несколько секунд.
        Квинн начал двигаться. Лежащая баба пропала из виду. Они направились в ванную.
        А он опять был готов. Он дрочил, прислонившись к дымоходу. Квинн наполнит ванну и залезет туда вместе с ней. Он поимеет ее в теплой воде, а потом еще раз - на полу. Квинну она показала то, что так хорошо от всех скрывала.
        Время пришло. Ждать больше нельзя.

        - Я и сама могу это сделать, - сказала Перис. Она чувствовала себя не очень уютно, сидя голой на крышке унитаза.
        Ничуть не смущаясь, Тобиас наклонился над ванной, проверяя температуру льющейся воды.
        - Может быть, и можешь, но этим займусь я. Я так хочу, - он глянул на нее через плечо. - Мне надо искупить свою нечуткость.
        - Но ведь если бы я сказала, что мне больно, ты бы сразу остановился.
        - Я не дал тебе такой возможности.
        - А мне и не надо было ее давать.
        Квинн закрутил краны и протянул ей руку. Перис оперлась на нее, забираясь в воду, которая оказалась чересчур горячей.
        - Спасибо. А теперь пойди и вздремни, пока я выковыриваю камешки из коленок.
        - Оставить тебя одну развлекаться? Ну нет, - он толкнул ее под коленки и прижал ее ноги под водой, пока она визжала и пыталась встать. - Т-с-с, - сказал он ей. - Через минуту привыкнешь.
        Так и случилось, но кожу все равно щипало.
        - Ох, ох, - простонала она, почти не разжимая губ.
        - Я тебя понимаю. Когда мы закончим, я подую на твои царапины.
        Перис взглянула на него и заметила, что он смотрит не на ее коленки, а на грудь. Он поднял глаза. Вместо того, чтобы улыбнуться, Тобиас перегнулся над краем ванны, и поцеловал то, что только что разглядывал, - поцеловал медленно и осторожно. Его ладонь скользнула вниз; поддерживая грудь, он глубоко втянул в рот сосок.
        Перис порывисто вздохнула. Волосы Тобиаса упали ему на лоб.
        - Жестокий пират, - пробормотала она. - Я… Тобиас, перестань.
        - Не хочу, - ответил он приглушенным голосом. Но тут же остановился.
        Он погрузил в воду ее ободранные ладони, а другой рукой нашарил салфетку из махровой ткани и намочил ее.
        - Нам надо разработать план, - сказал он, прикладывая салфетку к ее ладони и вглядываясь, чтобы оттереть приставшую грязь. - Сначала мы займемся кое-чем другим, а потом решим, что же нам делать дальше.
        - Чем другим?
        Он встретился с ней взглядом, его улыбка была шальной, невыносимо чувственной.
        - Единственным делом, которым я бы занялся прямо сейчас.
        От выжатой над ее головой салфетки по лицу потекли струи воды, заставив ее хватать ртом воздух и тереть глаза.
        Следующая порция воды потекла по спине, по плечам и между грудей. От круговых движений рук Тобиаса по воде поплыла пена.
        Перис делала слабые попытки схватить его за руки. Сдавшись, она нашла свой способ отомстить. Она приподнялась в ванне так, чтобы лизнуть плоский мужской сосок, и Тобиасу пришлось ее оттолкнуть. Тогда она скользнула в сторону и ухватила более чувствительную часть мужской анатомии…
        - Вот оно, - закричал Тобиас, смеясь. - Вы этого просили.
        Подняв приливную волну, Тобиас прыгнул в ванну прямо на Перис.
        Царапины и грязь были позабыты.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

        Найджел развалился на подушках некогда принадлежавшей его дорогому глупому брату брачной постели и разглядывал платье бывшей жены брата.
        Незадолго до рассвета она явилась к нему в непристойном настроении, и ему открылись новые грани ее ненасытного аппетита к извращениям. Он поглаживал рубцы, оставшиеся на запястьях от самодельных ремней из разодранной простыни. Несколько дней ему придется носить одежду с длинными рукавами. Слава Богу, она решила, что получит больше удовольствия, если не будет связывать ему лодыжки.
        - Готова поговорить? - спросил он ее.
        В течение часа со своего прибытия она еще не сказала ни слова. Да и сейчас она встала, так ничего ему и не сказав; из одежды на ней был только темно-розовой пояс для чулок и чулки цвета слоновой кости. Она подошла к краю кровати и оперлась руками о постель; ее большие груди приглашающе качнулись в его сторону.
        Найджел вздохнул.
        - Детка, ты, может быть, готова и на большее, но мне, пожалуй, хватит.
        Синтия немного качнулась еще раз, и ее чудесное тело пришло в движение. У нее был огромный бюст, а соски набухли под его пристальным взглядом.
        - Ты уверен, что тебе хватит? - спросила она сиплым от страсти голосом.
        Найджел тронул свой почти совсем дряблый кожаный меч.
        - Ты осушила меня, сладкая. Мне придется поднабрать сил к завтрашнему дню.
        Она резко встала.
        - Если я завтра решу, что захочу тебя.
        Предполагалось, что сама мысль быть лишенным ее внимания должна привести его в ярость. Но Найджел что-то не мог выудить в себе достаточного количества эмоций.
        - Я хочу, чтобы ты ускорил события, - сказала она деловым тоном. - Мой приятель торопится. Те сведения, о которых я говорила тебе на прошлой неделе, очень важны. Даже более чем. Я должна быть уверена, что завтра их получу.
        Найджел повернулся на бок и подпер голову рукой. Синтия подобрала полоску белого платья, в котором приехала, и шагнула в него. Найджел нисколько не удивился, увидев, что под платьем у нее не было ничего, кроме пояса для чулок.
        - Ты понял? - спросила она, пока, извиваясь, натягивала на себя платье.
        - Угу.
        Синтия потянула подол вниз, чтобы скрыть рыжие волосы, росшие в промежности. По расчетам Найджела, Синтия не смогла бы поднять ногу, не явив миру вид, который тот не скоро забудет.
        - Найджел…
        - Чертовски приятно будет позвонить этому холую Пигги и сказать ему, что у меня есть деньги, - сказал он. - Я заработал их, ползая, можно сказать, в грязи и изображая мелкого жулика. Думаю, можно будет поживиться за счет братца Тобиаса, да и валить отсюда.
        Синтия, пытавшаяся натянуть узкое платье на бюст, замерла.
        - Что ты хочешь сказать?
        Несмотря на недавние заверения, Найджел ощутил возбуждение.
        - Кажется, я не чувствую себя больше усталым. Подойди-ка сюда.
        Очень медленно, раздражающе неторопливо, Синтия продолжала натягивать платье, пока лиф без бретелек не скрыл соски - и только.
        - Ты никуда не пойдешь.
        - Найджел, - сказала она, проверяя молнию на спине. - Даже и не думай об этом.
        - Я предоставлял информацию, и мне за нее платили.
        - Твоей информации было недостаточно. А заплатили за нее даже слишком хорошо. Работа начинается только теперь. Попробуй только, высунься, и на тебя спустят всех собак. Не то, чтобы нам очень хотелось это делать…
        Найджел опустил ноги с дивана и встал.
        - Я думаю, тебе пора понять, детка, что меня лучше не трогать.
        Она задрала подбородок:
        - Что ты собираешься делать? Ударить меня? Разве это не будет классно? Делай, что тебе говорят. А я позвоню завтра.
        - Меня может не оказаться дома.
        - Думаю, дома ты будешь. По моим представлениям, ты из кожи вон вылезешь, чтобы никуда не уехать завтра.
        У Найджела похолодело в животе.
        - Что ты сделала?
        Подбирая сумочку и вытаскивая ключи от машины, Синтия даже не потрудилась взглянуть на него.
        - Узнаешь. Если завтра у меня будет то, что мне надо, уверяю, с тобой ничего не случится. Нет, - она подняла руку, требуя, чтобы он молчал. - Не спрашивай больше ни о чем. Просто делай, что тебе говорят, и все будет в порядке.
        Когда она вышла, Найджел еще некоторое время смотрел ей вслед, а потом направился в ванную. Через несколько секунд он услышал громыхание открываемой двери гаража и приглушенный звук двигателя «Порша» Синтии.
        Какого черта она затевает?
        Склонившись над раковиной, он открыл холодную воду и подставил голову под струю.
        Он вытирал лицо, когда почувствовал между своими лопатками острие из холодной стали.
        - Держи глаза закрытыми, - сказал знакомый хриплый голос. - Не двигайся и слушай.
        Найджел колебался между позывом освободить желудок или мочевой пузырь - или же сделать то и другое сразу?
        - Пигги, - прошептал он. - Как ты сюда попал?
        - Я здесь и был, красавчик. Ты один из удачливых трахальщиков, если можно так сказать.
        - Где? - спросил Найджел, слегка приоткрывая глаза.
        - Так я тебе и сказал. Держи глазки закрытыми, - если хочешь и дальше ими пользоваться.
        Найджел вздрогнул, но глаза открывать не стал.
        - В мешке были не все деньги, - сказал Пигги.
        - Все. Ты получил его сразу после того, как я… Как он попал ко мне.
        Острый, как иголка, кончик лезвия выписывал линию вниз по спине Найджела, - позвонок за позвонком.
        - Сразу после того, как он попал к тебе и ты отсчитал себе вознаграждение за находку?
        - Нет, - Найджел затряс головой. - Ей-богу, Пигги, там были все деньги, клянусь.
        Нож ткнулся в ягодицу.
        - Может быть да, может быть нет. Может, это то, о чем только что говорила малышка. Не такая уж она и малышка, верно? Стоя она выглядит совсем по-другому.
        Найджел больше не мог соображать.
        - Ради дамы ты должен постараться и добыть оставшиеся деньги. Вот что я тебе скажу. Только ты опять запоздал с выплатами, так что цена поднялась.
        - Нет, - простонал Найджел. - Я должен от этого избавиться. Неужели ты не понимаешь, - я не могу.
        - Поплачь, - сказал Пигги тоненьким голоском, - я так люблю, когда ты плачешь. А яйца у тебя какие! И маленькая тесная задница. Давненько я не баловался с мальчиками, но работа отняла у меня больше времени, чем я думал. Меня это приводит в отчаяние.
        Найджел застыл.
        Острие ножа проследовало вниз, в пах и скользнуло под его пенис. Влажные пальцы Пигги ласкали его зад.
        - Достань деньги. Тебе скостили десять процентов, а теперь наросло опять десять.
        - Я достану, - пропищал Найджел.
        - Так-то лучше. У тебя есть пять дней. Если пожадничаешь, я опять приду к сексуальной подружке. Я дам ей то, что ей надо, красавчик. Чего ты не знаешь, как ей дать.
        Легкий укол в мошонку причинил Найджелу сверлящую боль. Нога его скользнула на черной мраморной плитке и, ударившись подбородком о раковину, он рухнул на пол.
        Скрючившись, сжимая руками ушибленную голову, он ждал голоса и ножа. Не последовало ни того, ни другого.
        - Я достану деньги, - с трудом выдохнул он. - Достану, хорошо?
        Ответа не было.
        Несколько минут спустя, минут, которые показались ему часами, Найджел открыл глаза. Пигги исчез так же тихо, как и появился.
        Если пожадничаешь, я опять приду к твоей сексуальной подружке. Найджел убрал мокрые волосы со лба. Опять придет? Синтия работает вместе с Пигги против него? Синтия с Пигги? Тобиас однажды сказал, что она будет трахаться со всем, что шевелится.
        На его бедре было что-то теплое и липкое. Найджел глянул вниз и увидел тоненькую яркую струйку крови.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

        - Ах, - Перис повернулась достаточно быстро, чтобы остановить Тобиаса, который уже тянулся через нее снять трубку звонящего телефона.
        Тобиас сонно моргал.
        - Звонят.
        - Не твой телефон. Ты еще спишь. Вот и наслаждайся. - По его виду нельзя было сказать, что он с ней согласен, но все же он откинулся на подушку и закрыл глаза. Перис сняла трубку, повозилась и улеглась поудобнее.
        - Алло? - сказала она, до подбородка натягивая простыню.
        - Я поговорила с Вивиан.
        Синтия? Перис бросила взгляд на Тобиаса и наклонила голову, чтобы посмотреть на часы.
        - Ты еще не встала…
        - Я еще не ложилась. Слишком много дел. Нам, писателям, лучше всего работается по ночам.
        Перис посмотрела на спокойное лицо Тобиаса.
        - А я еще сплю, - странно было лежать в постели рядом с Тобиасом и разговаривать с Синтией по телефону.
        - Вчера вечером Билл меня хотел.
        Ресницы Тобиаса были гуще, чем вообще бывают у мужчин, рот имел почти обаятельный обвод. Его волосы, мокрые к тому времени, когда они добрались до постели, высохли волнистыми локонами.
        - Ты же видела, как он на меня смотрел, - сказала Синтия.
        - Хм… Что?
        - Билл Бауи. Он тебе разве не понравился? Подтянутый и сильный. Спорим, он может заниматься этим часами?
        - Син… Ты иногда говоришь препротивные вещи.
        Синтия хихикнула:
        - Мне бы хотелось все выяснить, и я непременно этим займусь. Если бы Вивиан вчера не появилась, я думаю, он бы попросил меня переспать с ним.
        Перис испугалась.
        - Но ты же не станешь… Они с Вивиан…
        - Не женаты. Да и какое это имеет значение?
        - Ради… - Перис не стала ничего говорить.
        - Ну не будь такой ханжой. Все, что тебе нужно, - это мужчина, и я не имею в виду Тобиаса Квинна. Расскажи мне, что было после того, как ты с ним рассталась вчера вечером, а потом я расскажу тебе, что сказала Вивиан.
        - Ничего не произошло, - выразительно сказала Перис и скрестила пальцы; она ненавидела ложь. - Зачем ты звонила Вивиан?
        - Не так быстро, - сказала Синтия. - Я не могу поверить, что ты позволила ему увести тебя из гостей.
        - Ты, надеюсь, не забыла, что я не люблю, когда меня ставят в затруднительное положение, особенно на публике.
        Синтия громко вздохнула.
        - Ты слишком беспокоишься о том, что о тебе подумают. Я полагаю, до дому он тебя довез?
        - Да.
        Синтия немного помолчала и спросила:
        - А потом?
        - Тобиас озабочен… Ты знаешь, чем он озабочен.
        - С трудом верится. В конце концов, дорогая, он никогда не был особенно внимателен к тебе, пока ему не потребовалась твоя помощь в проблеме с Попсом, не так ли? Как помнится, он вообще не обращал на тебя внимания.
        Это правда. Перис не могла отогнать появившиеся сомнения.
        - Давай вернемся к Вивиан, - Перис надо бы забыть старое. Тобиас не мог подделать свои чувства вчера вечером или ночью. Он просто не мог…
        - Он говорил что-нибудь про Попса?
        - Нет. Когда я вернулась домой, у меня был еще один посетитель, - она не могла объяснить все сейчас, но обещала, что расскажет Синтии все, что той следовало знать. - Позже поговорим. С чего ты решила позвонить Вивиан?
        - Дорогая, я не такая уж рассеянная, - ответила Синтия. - Я сообразила, что эта штука на шею была как раз та, которую ты меняла, да?
        - Да.
        - А теперь она у Вивиан.
        - У нее копия.
        Синтия замолчала.
        - Оригинал по-прежнему у меня. Кому-то пришлось, наверное, изрядно поработать, чтобы по наброску сделать то, что мы видели вчера. Я сама хочу поговорить об этом с Вивиан.
        - Мне кажется, будет интереснее, если ты не станешь этого делать.
        Тобиас повернулся к Перис и положил на нее свою тяжелую руку. Перис подождала, пока его дыхание успокоится, и произнесла:
        - Почему бы тебе не сказать мне, что ты об этом думаешь? А я послушаю.
        - Вивиан не знает, что у нее копия, - сказала Синтия. - Честно говоря, я думала, что ожерелье украли. Хорошо, правда?
        - Очень.
        - Все, что я сделала, так это дружески поговорила с ней. Как замечательно снова встретиться, ну и так далее.
        Перис вспомнила, что мелькнуло в ярко-зеленых глазах Вивиан, когда она увидела Синтию с Биллом.
        - Должно быть, приятный был разговорчик.
        - А ты не знаешь, как вести себя со взрослыми? Вивиан и в голову не может прийти, что мы с Биллом в дружеских отношениях.
        - Ну, если ты так говоришь…
        - Ты будешь гордиться, когда узнаешь, как я подала твою работу. Я сказала, что не знала, что у нее есть твои украшения, а она сказала, что раньше у нее не было. Весьма сухо. Но когда я спросила, откуда оно у нее, она замолчала. Что ты на это скажешь?
        - А что я должна сказать?
        - Она не покупала его. Кто-то купил ей, только она не говорит, кто, но я-то знаю. И им так и скажу. Они все четко рассчитали, правда?
        - Ты меня запутала.
        - Терпение. Ты иногда такая глупенькая, Перис. Ты хоть знаешь, что у Тобиаса и Вивиан кое-что было?
        Перис еще раз внимательно посмотрела на лицо спящего мужчины. Она многого не знала о нем, но поспешным суждениям она больше не будет доверять. Последняя ночь изменила ее навсегда.
        - Да-да, - продолжала Синтия. - Ты можешь пообещать мне, что сама не пойдешь к Вивиан? Мне кажется, что я смогу добиться от нее большего, если ты разрешишь мне помочь.
        - Не знаю, что и сказать.
        - Ну не будь… Разве я не могу быть старшей сестричкой хоть раз и позаботиться о тебе? Мне очень хочется тебе помочь. Понимаешь?
        - Ты никогда… - Ведущую роль всегда играла Перис, как более уравновешенная. - Кажется, понимаю, - может быть, забота о ком-то другом впервые в жизни будет для Синтии полезна.
        - Вот что я думаю, - оживленно продолжала Синтия. - Тобиас поставил новые замки, так? Хорошо, он же заказал ключи. Как всегда, чтобы за всем проследить. Он знал о нападении, и знал также, что вы собирались обезопасить здание, и ему легко было всех убедить, что именно ему и надо поручить эту работу.
        - Я не…
        - Зато я все поняла. Кто-то для него забрался и перерисовал твое ожерелье уже после того, как ты изменила его. Затем он заказал копию, и когда узнал, что ты идешь в гости, велел Вивиан надеть ожерелье, чтобы испугать тебя еще раз.
        - Почему бы тебе не писать фантастику?
        - Жизнь более удивительна, чем любая фантастика, - совершенно серьезно ответила Синтия. - Поверь мне. Если ты опишешь некоторые события, которые действительно произошли, все скажут, что ты их придумала.
        - У тебя не все гладко, - Перис старалась говорить потише.
        - Я так и думала, что ты это скажешь. Кажется, Вивиан не ожидала встретить Билла. Мне Билл сказал, что он заглянул на минутку, только потому, что Астор его просил. Он был на какой-то вечеринке сигарного клуба во «Временах года». А потом, по пути домой, передумал и завернул к Астору.
        - Ты, кажется, забыла, что… Только ты знала, что я собираюсь пойти.
        - Нет. Ты же сказала Тобиасу.
        - Не сказала, к кому и куда.
        - Подумай, Перис, он ведь пришел. Он узнал, куда ты идешь.
        Перис прищурилась, глядя на картину на противоположной стене - поле диких цветов; без очков картина виделась ей беспорядочным смешением ярких красок.
        - Ну? Он же приехал, так? Явно разыскивая тебя. А Вивиан, в ожерелье, появилась сразу за ним. Он хочет, чтобы ты от него зависела. После событий в долине Скагит вся пресса у него на хвосте. Там у него завязаны огромные деньги, а дело ни с места.
        Постепенно страх, охвативший Перис, стал уменьшаться. Тобиас сказал, что, похоже, кому-то выгодно, если они станут подозревать друг друга. И еще он говорил ей, что они должны притворяться, будто так оно и есть. После сообщений прессы и слухов, которые пойдут широкими кругами из-за вчерашних событий на вечере, история о том, что Перис Делайт и Тобиас Квинн враждуют, должна обойти весь Сиэтл.
        - Перис? Ты понимаешь, к чему я клоню?
        Синтия всего лишь говорила вслух, забегая несколько вперед, то, о чем многие думали.
        - Перис?
        - Понимаю, да, да, - Тобиас пошевелился, и Перис погладила его по волосам.
        - Бригады там не работают - по тем или иным причинам. Ему необходим в друзья кто-нибудь из Делайтов, но он не унизится до того, чтобы прийти ко мне. Ты - его единственный шанс.
        Тобиас повернулся на спину и открыл глаза.
        - Он предложил тебе ссуду?
        Перис глянула в ясные серые глаза, затененные черными ресницами. Он поднял руку и погладил ее по щеке. Она почувствовала биение крови в тех местах, до которых он дотрагивался, а также во многих других, до которых он не дотронулся.
        - Перис? Да или нет?
        - Может, я тебе попозже перезвоню?
        - Перис… О Господи… - Голос Синтии упал до театрального шепота. - Он что, с тобой?
        Она не могла ответить, не могла сделать ничего, - она смотрела на Тобиаса и терлась лицом о его пальцы.
        - Точно. Господи, Перис. Ты с ума сошла? Не говори ему, что это я, хорошо?
        - Брось волноваться, - Перис попыталась избежать пристального взгляда Тобиаса, но не смогла.
        - Черт, мне надо идти. Только будь осторожна, ладно? Скажи просто, что будешь.
        - Да.
        - Так будет лучше. Я знаю его, а ты нет.
        Перис отвернулась, чтобы положить трубку.
        - Кто это был? - спросил Тобиас.
        Оставаясь к нему спиной, она скользнула в постель.
        Сопротивляться руке, которая потянула ее в уют мужского тела, Перис не могла. Тобиас утвердил ее голые ягодицы у себя на коленях и потерся своими покрытыми шершавой растительностью бедрами о гладкую тыльную сторону ее бедер.
        - Я попробую угадать. Синтия. Да? Мне бы лучше не произносить это имя здесь - или где бы то ни было.
        - Я не говорю о Синтии. То есть, я о Синтии ничего не скажу.
        Тобиас поцеловал затылок Перис.
        - Ты, любовь моя, одна из достойнейших представителей человечества. Ты из избранных. А я хочу должным образом о тебе позаботиться.
        Перис крепко закрыла глаза.
        - Как ты вчера узнал, где меня можно найти?
        - Глэдис, моя секретарша, настоящий сыщик. Она выяснила, где что происходит и, просмотрев списки гостей, нашла Синтию.
        - И ты пришел без приглашения?
        - Нет, приглашение у меня было. Я получаю его каждый год. Просто обычно не хожу.
        - Ты ходил туда с Синтией?
        - Да.
        Она глубоко вдохнула и медленно выдохнула.
        - То все уже в прошлом. А вот это нет, - он нежным движением убрал волосы с ее лица. - То, что сейчас с нами происходит, мы не позволим никому испортить. Мы сами должны решить за себя, Перис. Радость моя, я не хочу тратить время на взаимные обвинения, но я же не чудовище. Я такой, какой я есть с тобой. Вот чего я ждал, сам об этом не подозревая.
        Перис вертелась, пока не легла на спину, и стала смотреть в потолок.
        - Ты по-прежнему боишься мне доверять, да? - спросил он, подпирая голову рукой. - Я думал, что ты начала…
        - Да, - ответила Перис. - Это так ново. В это почти невозможно поверить. Почему ты захотел меня?
        Его смех заставил ее внимательно на него посмотреть. Тобиас с трудом успокоился и поцеловал ее в нос.
        - Конечно, ты не могла не спросить об этом. Почему я… Почему я захотел прелестную, честную женщину, которая к тому же оказалась самой сексуальной?
        Она покраснела.
        - Будь серьезным.
        - Я серьезен, - он легко касался ее щеки. Он изучал ее, как изучал бы редкую марку - пристально. - Я никогда еще ни о чем не говорил так серьезно. Ты не представляешь, как я хотел, чтобы ты сказала мне, что веришь в меня. Спасибо тебе, Плакса. Можно я обниму тебя?
        У него была ужасная привычка доводить ее до слез. Перис повернулась в его объятиях и спрятала лицо у него на плече. Он накрыл ее затылок своей большой ладонью.
        - Ты плачешь?
        - Нет.
        - А, ну конечно нет, - он подтянул ее так, чтобы она лежала на нем, и накрыл простыней. - У тебя очень милая манера не плакать.
        Она задышала чаще. Быть с ним, как сейчас, например, давало ей ошеломляющее ощущение эротической чувственности и удивительного естественного спокойствия. Он был возбужден, но обнимал ее по-прежнему осторожно, успокаивая, потому что сочувствовал ей и вполне мог сдерживать свою страсть.
        Сдерживаться становилось все труднее.
        - Думаю, я не буду спрашивать Вивиан про ожерелье, - ей хотелось рассказать ему, почему, но надо было дать Синтии шанс, о котором та просила. - Это только удивит ее.
        - Так или иначе, мы должны будем выследить твоего фальсификатора.
        - Да. А после я найду способ сделать так, чтобы у Вивиан оказалась настоящая вещь. А пока не говори ей ничего, хорошо?
        Тобиас погладил ее плечи:
        - Я не уверен, что ты не переменишь свое мнение, подумав, но обещаю тебе. Если и ты мне кое-что пообещаешь.
        Перис не хотелось думать о том, как ей выкручиваться, объясняя Тобиасу теорию Синтии.
        - Да, если смогу, - ответила она.
        - По крайней мере, честный ответ. Я не хочу, чтобы ты постоянно чувствовала угрозу. Как ты думаешь, ты согласишься?
        - Это то, что я должна тебе пообещать? Не чувствовать угрозу?
        Его подбородок упирался в ее макушку.
        - Я хочу, чтобы ты пообещала верить мне, когда я скажу, что люблю тебя.

        Тобиас ничуть не успокоился, шагая рядом со странноватым квартиросъемщиком Перис. Конечно, он видел Вормвуда прежде всего пару раз, но не замечал, что этот парень был весь коричневый.
        Коричневый снаружи и обладающий такой личностью, которую лучше всего можно было бы охарактеризовать как «сумрачная, серовато-коричневая».
        Вормвуд в третий раз, после того, как ответил по новому переговорному устройству в квартире Перис, сказал, что «идет как раз туда, где она сейчас», и Тобиас попробовал, наконец, вызвать его на разговор.
        - Как хорошо, что ты взял меня с собой.
        Вормвуд пожал плечами. На самом деле, Тобиас просто дождался, когда Вормвуд выйдет, и присоединился к нему без приглашения.
        - Ты давно живешь у Перис?
        Тот искоса посмотрел на Тобиаса.
        - Давно.
        - Ты художник…
        Костлявые плечи приподнялись в красноречивом жесте.
        Они неторопливо шли по тротуару мимо паба дока Мейнарда, мимо бюстов отцов-основателей Сиэтла. Жаркий день собрал огромную толпу за столиками перед старым пабом. Холодное пиво утоляло жажду опаленных глоток; раскаты смеха взлетали над громкими нестройными разговорами под выпивку с закуской на скамейках вдоль улицы.
        Тобиас проводил взглядом вспорхнувших голубей и еще раз попробовал заговорить с Вормвудом.
        - Я мог видеть что-нибудь из твоих работ?
        Тот провел тыльной стороной кисти по губам.
        - Я расписываю мебель. Стулья. Столы. Все, что притягивает мое воображение, - он невыразительно посмотрел на Тобиаса. - Все, что может заинтересовать других. Перис делает вещи, которые можно носить. Я делаю вещи, которыми можно пользоваться. Мне нравиться делать что-нибудь для детей. Поросята, прыгающие через луну.
        - Коровы, - автоматически поправил Тобиас. Мелькнула и пропала быстрая улыбка.
        - Поросята. Дети лучше понимают, что к чему. Им нравятся парадоксы. Им нравится объяснять, как все должно быть.
        Тобиас представил презрительные личики, пытающиеся что-то втолковать этим взрослым.
        - Пожалуй, ты прав, - Тобиас не знал, какое мнение составить о художнике, но в нем определенно было нечто, не проявлявшееся с первого взгляда. - А ты уверен, что Перис будет в этой «Голубой двери»?
        - Будет.
        Он немного расслабился. Одна мысль о том, что он увидит ее, смягчала края раны, нанесенной его профессиональной гордости тогда, когда он покинул ее несколько часов назад. Тобиас осознал, что улыбается. Не то он сходит с ума, не то сердце его смягчилось от любви.
        Любовь. Он был человеком, не допускавшим это слово в свою душу, и уж никогда не произносил его вслух. Он был человеком, объявившим любовь мифом. Но сегодня он сказал женщине, что любит ее.
        Он сказал еще одной Делайт, что любит ее.
        Неважно, насколько сумасшедшим казалось все это дело, но Тобиасу требовалось быть рядом с Перис. Делиться с ней своей жизнью стало для него необходимым, как дыхание.
        Сначала ему надо будет уговорить ее переехать из этой квартиры.
        - Вы с Перис, - монотонно сказал Вормвуд, - спите вместе.
        - Чертовски странный вопрос, - нахмурившись, сказал Тобиас.
        - Это утверждение.
        - Она тебе сказала?
        - Я и так знаю. Все знают. Она переменилась.
        - Это плохо?
        Вормвуд свернул на Почтовую аллею. Он посторонился, пропуская ватагу мотоциклистов в необычайно скудных, но ярких одеждах.
        - Ничего об этом не знаю, - сказал он, когда они снова пустились в путь. - Она, кажется, хорошо ко мне относится. Перис - не такая, как все.
        - Тебе не надо меня в этом убеждать.
        Художник сунул руки в карманы своих широких коричневых штанов.
        - Мне бы не хотелось, чтобы она была несчастлива. Она добра ко мне.
        Вормвуды этого мира были для Тобиаса сплошной загадкой, но чувства этого парня в данном случае ему были близки.
        - Говорят, что ты не очень-то хорошо обращался с Синтией.
        Тобиас сдержался, чтобы не ответить, как привык отвечать на подобные вопросы.
        - Синтия - сестра Перис. Я так понимаю, что она в хороших отношениях со всеми вами. Поэтому мне трудно защищаться. Скажем, я имею репутацию человека не слишком мягкого, но вполне честного и воспитанного. Может, на этом и закончим?
        - Подходит.
        Тобиасу показалось, что они не скоро добрались до «Голубой двери». Внутри здания без окон горели только светильники вокруг сцены.
        Сэм, или Саманта, или как там еще его звали, развалившись на стуле, скрестив ноги, обращался с монологом к Перис и Джинне. Одет он был как любой другой средний американский мужчина, и пристрастие к парикам с сединой, и показные манеры противоречили ею явно мужественной внешности.
        Он рассуждал на тему о том, что принц Великобритании Чарльз может последовать примеру своего двоюродного деда и отречься от трона.
        - Это был Эдвард Восьмой, дорогие мои, - говорил Сэм. - Чарли сам говорил мне, что я напоминаю ему Уоллис Симпсон. А отсюда следует, не правда ли… Его сделают герцогом чего-нибудь прелестного, а меня можно называть Герцогиней.
        Джинна и Перис засмеялись, а Сэм посмотрел поверх их голов и увидел подходящего к ним вместе с Вормвудом Тобиаса. Тогда импровизатор закинул руки назад, за спинку стула и сказал:
        - У нас гости, - ухитрившись произнести слово «гости», как «аплодисменты».
        Обе девушки обернулись и заулыбались. От улыбки Перис сердце Тобиаса забилось. Она подошла поприветствовать его, - неожиданно было увидеть ее в белых шортах и рубашке, завязанной на талии. Ему хотелось большего, чем просто взять ее руки и легко поцеловать ее в щеку.
        - Надо издать закон, запрещающий тебе закрывать такие ноги, - сказал он тихо. - Мы должны поговорить наедине.
        - Скоро, - ответила она ему. - Тобиас, я кое-что выяснила. По крайней мере, я почти в этом уверена. Я хочу всем об этом рассказать. Хорошо?
        Ему это не понравилось, но у него не было права сказать что-либо, кроме:
        - Хорошо. Я тоже должен рассказать тебе кое о чем. Только тебе. Как много времени тебе нужно?
        - Сейчас выйдет Конрад, и Липсы тоже должны подойти.
        Тобиасу нелегко было скрывать нетерпение.
        - Они про нас все знают, да?
        Перис посмотрела на остальных.
        - Вормвуд сказал что-то на эту тему?
        - Да.
        - Догадываюсь… А вот и Конрад с Липсом.
        Тобиас разглядывал вновь прибывших со смешанными чувствами. Смуглый и слишком красивый, чтобы Тобиас относился к нему спокойно, Конрад двигался со скрытой силой и смотрел на Перис так, словно был голоден, а она была единственной пищей, способной его насытить.
        - Хэй! - сказал Конрад всем вместе и отдельно Перис. - Ты звонишь. Я прихожу. Липс сказал, что миссис Липс может закрыть лавочку вместо меня, - Липс возвышался за его спиной, как башня; Конрад пошевелил бровями и сказал Перис: - Мы тебя внимательно слушаем, дружок.
        Перис потянула Тобиаса за собой к столу Джинны и показала ему, чтобы он садился.
        - Сядьте все, - сказала она, и Тобиас заметил, как участилось ее дыхание.
        Сняв парик, Сэм слез со сцены и присоединился к сидящим за столом.
        Перис осталась стоять.
        - Я постаралась раздобыть как можно больше копий своих украшений, - она подняла холщовую хозяйственную сумку, висевшую на спинке стула. - Как можно больше явных копий. Большинство копий не очень хороши - по моему мнению.
        Все слушатели подались вперед.
        - Взгляните, - она не стала высыпать вещи из сумки, а вытащила полную пригоршню пакетиков, завернутых в салфетки, и протянула им. - Посмотрите на них очень внимательно и скажите мне, если что-нибудь заметите.
        Две непарных золотых сережки, золотая с серебром булавка и простая серебряная цепочка с плоскими звеньями, в которые были вправлены плоские диски пурпурной яшмы - вот что предстало их глазам.
        Тобиас отметил, что Вормвуд и Конрад совершенно погрузились в поставленную перед ними задачу, вертя украшения и покачивая головами. Липс, Джинна и Сэм просто смотрели. Тобиас и не знал, куда смотреть.
        - Ну, - нетерпеливо сказал Сэм. - Скажи нам, что мы должны увидеть?
        Перис по-прежнему смотрела на Вормвуда и Конрада.
        - Фантастика, - произнес, наконец, Конрад, переводя взгляд с Перис на Вормвуда. - Или я ошибаюсь, или… - Внезапно ко всеобщему удивлению он покраснел.
        - Да, - сказала Перис, - ты прав. Я чуть не пропустила их. Сначала я подумала, что они мои.
        Вормвуд молча положил ожерелье на стол.
        - Ну, - сказала ему Перис, - и что ты думаешь?
        - Кто-то должен умереть за это.
        Наступила пауза; Тобиас был шокирован.
        - Дерьмо, - сказал Сэм. - Я надеюсь, должна же быть совесть у человека. Я с тобой, друг. - Он протянул Вормвуду руку, которую тот не заметил.
        - Не думаю, что нам следует заходить так далеко, - сказал Конрад. - А организоваться действительно надо. С чего мы начнем? Наверное, с розысков этого парня, или женщины?
        - Это мужчина, - сказала Перис.
        Все лица повернулись к ней.
        - Прежде всего мое внимание привлекло то, что они чуть было не обманули меня. А потом я нашла вот это, - она положила на ладонь булавку и указала на клеймо «D». - Это его выдало. Он очень гордился этими украшениями. Вмешалось его самолюбие.
        Все внимание было приковано к ней.
        - Помнит кто-нибудь человека, который называл себя «Кер»?
        Джинна наморщила лоб:
        - Пожалуй, нет.
        Сэм и Липс покачали головами.
        - Твою мать! - Конрад покачал пальцем, - Кер… Вормвуд, это не он…
        - Да, - Вормвуд вскочил на ноги, - Пушер на улицах Сиэтла. Около… Около пяти лет назад. Некоторое время у него была модная галерея. У них были лучшие в городе изделия.
        - Торговля наркотиками, - сказал Конрад. - Его арестовали за распространение. Господи, я был еще сопливым выпускником школы искусств, но я и то помню.
        Вормвуд резко отодвинул свой стул.
        - Спорим, что его сейчас нет в городе, и денег у него нет?
        Терпение Тобиаса лопнуло:
        - Кто-нибудь объяснит мне, о чем это вы все разговариваете?
        - Кер делал ювелирные изделия, - ответил ему Вормвуд; вся его вялость куда-то пропала. - У него были хорошие вещи. Некоторые говорили, что самые лучшие. Это не его стиль, но его работа, - он держал двумя пальцами золотую сережку. - И я не вернусь, пока не узнаю, где он работает.
        Сэм потянулся, чтобы взять Вормвуда за руку, но Перис сказала:
        - Сэм, пусть он идет. Если кто-нибудь может разузнать, где сейчас Кер, так это Вормвуд. Он знаком с большим количеством людей в нашем деле, чем кто-либо другой из нас.
        - Хорошо, - сказал Сэм с большой неохотой. - Пусть он идет играет в следопыта, а ты пока объясни дуракам, как ты вычислила этого бедолагу?
        Перис показала клеймо на внутренней стороне ожерелья:
        - Это не «D», видите? Он влюбился в некоторые вещи и не мог не поставить на них свое клеймо. Его знак - незамкнутый, перевитый вверху, суженный книзу. Почти мой знак, но не совсем.
        - Ой, - сказала Джинна, наклонившись, чтобы получше рассмотреть. - Сердце!
        - Ты правильно поняла, - сказал Вормвуд уже на ходу. - Сердце. Так он маркировал свои работы. Сердце вместо своего имени. По-французски - кер.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

        Он сказал ей, что любит ее.
        Даже когда Перис переживала это воспоминание и волну тепла, которую оно давало, она боялась подумать, что из мрака может выскочить какой-нибудь страшный джокер и закричать: «Дура!»
        Она стояла посреди гостиной Тобиаса в напряженной позе. Он предоставил ей выбор: быть с ним здесь или у нее. Решение оказалось простым. Впервые ей не хотелось быть в своей квартире, и в любом случае она хотела быть с Тобиасом.
        Это было до того, как она уложила сумку, собрала все ценное и отбыла с ним в его джипе к плавучему дому.
        Что скажет Синтия? И Эмма, когда узнает? И Попс, если когда-нибудь проведает?
        Вернулся Тобиас; он относил ее вещи в свободную спальню наверху. Перис отклонила его предложение показать, где эта спальня находится.
        - Помоги мне выбрать меню к гурманскому обеду, - сказал он, протягивая ей руку. Она не шевельнулась, и он опустил руку и изучающе посмотрел на нее, склонив голову на бок. - Жалеешь, что приехала сюда?
        - Нет. Не жалею. Просто смущена, что я здесь, и не уверена, что мне следует тут находиться.
        Он говорил ей, что любит ее. Она тоже любила его, но не могла заставить себя признаться.
        - Ты можешь повернуться спиной к отчаявшемуся человеку?
        Не отвечая, хотя ответ так и вертелся на языке, Перис разглядывала его лицо, замечая особенности, которых, будучи слишком увлечена собой, не замечала раньше. Он переменился, в нем появилось нечто резкое. Ни следа не осталось от веселой складки его губ. Вокруг глаз и на скулах натянулась кожа.
        - Ты в отчаянии? - спросила Перис. Она не могла не думать о предупреждениях Синтии. - Это касается Попса?
        - Ты непосредственна. Это мне тоже нравится в тебе. Думаю, все это как-то связано с Попсом. Или, в конце концов, со скагитским проектом. Но… Здесь душно. Слишком душно, чтобы думать. Ты, может быть, посидишь со мной на палубе?
        - Ты по-прежнему не можешь долго находиться в закрытом помещении, - сказала Перис, протянув ему руку. - Я выйду с тобой, - ей хотелось всюду быть с ним. А больше всего хотелось, наконец, начать доверять ему.
        Тобиас закрыл за ней переднюю дверь. Они сели на качели, стоявшие на палубе, и принялись тихонько раскачиваться. Его причал выдавался в залив больше, чем остальные, и других плавучих домов поблизости не было видно. Этот вечер совершенно отличался от первого, проведенного ею здесь. Сегодня не было дождя, только чистое, черное испещренное звездами небо в миллионе миль над их головами.
        Лампочки, украшавшие такелаж, сплели мерцающую паутину вокруг яхт-клуба Сиэтла, а над зданиями университета сиял чистый яркий нимб.
        - Надеюсь, твой друг, Вормвуд, сможет отыскать этого парня, - сказал Тобиас, вплетая свои пальцы в ее и поднося их к губам. - Если зазвонит телефон, мы здесь услышим.
        - Не обращай на меня внимания, - казалось, никто из друзей Перис не удивился, когда она сказала, что уходит с Тобиасом. Это не было для них новостью. - Расскажи мне о себе. Что ты делал сегодня?
        - «Анаис-Анаис» - вот чем ты иногда пользуешься.
        - Не уходи от ответа.
        - Мы с тобой составляем замечательную пару. Кто-то охотится за тобой. Кто-то охотится за мной. Мы думаем, что это разные люди, но, думаем мы, то, что мы теперь вместе, могло дать кому-то блестящую идею - на худой конец, против меня. Но мы оба сейчас по уши в дерь… в проблемах.
        Перис усмехнулась.
        - Как ты вывернулся.
        - Стараюсь. Я много сегодня потерял. Неоправданно.
        Она смотрела на его профиль. Тобиас склонился над ее рукой и поцеловал костяшки пальцев. Если бы предстояло выбрать момент, который должен длиться вечно, этот занял бы одно из первых мест в списке подобных ценностей.
        - Билл Бауи, как и я, в тупике. Он тоже вступил в борьбу, но больше из вежливости, чем из каких-то других чувств. Я - как приманка. Большой кондоминиум в центре города. Мне понадобятся привлеченные средства и дополнительные контракты, чтобы хорошо распорядиться этой собственностью. Очень немногие люди смогли бы заняться тем, о чем я говорю, в нужном масштабе, и при этом предложить привлекательные условия. Самым реальным претендентом мог бы стать Гюнтер Вильямс, но он не стал этим заниматься.
        - А Билл?
        - Нет, и не он. Какая-то калифорнийская компания. Мы ничего о них не знаем. Очевидно, новая компания. Но что-то не так, честное слово. Червь завелся в моем бочонке для сидра, Плакса. Они не очень-то умно это сделали, а владельцы собственности дали мне понять, что меня пытаются вывести из игры. Снижение цены и все такое.
        - Кто-то может позволить такие траты?
        - Черт меня возьми, если я знаю, как они могут себе это позволить, - он переменил позу так, чтобы положить ее голову на свое плечо. - Единственная причина лежит на поверхности. Неприкрытая попытка столкнуть меня с верхушки лестницы. Чтобы это понять, не надо много мозгов, но, предположительно, они могут воспользоваться для своих целей не только этим проектом. Но какова же их цель?
        Перис вдыхала его запах, впитывала ощущение его близости.
        - Жаль, что мы не можем обнести стеной эти качели и никогда отсюда не выходить.
        Тобиас играл с ее волосами, осторожно потягивая за пряди.
        - Когда-нибудь это все кончится. И тогда мы отгородимся от всех. Вместе. Вот чего я хочу больше всего на свете. Где - не очень важно. А сейчас кто-то крадет у меня конфиденциальную информацию, и надо поскорее выяснить, кто же это.
        - Не понимаю, почему владельцы недвижимости могут предпочесть тебе кого-то неизвестного. Даже если они и предлагают цену немного ниже твоей, все же иметь дело с такой стабильной фирмой, как компания «Квинн», было бы надежнее.
        Тобиас ответил не сразу, а когда заговорил, голос его звучал жестко:
        - Они говорят, что при моих трудностях, известных всем, более благоразумно иметь дело с конкурентоспособным партнером. Конкурентоспособный партнер, согласно их мнению, скорее всего, не понесет убытков, связав все средства одним проектом, который может и не реализоваться никогда.
        Перис выпрямилась и повернулась к Тобиасу.
        - Скагит? Так это правда? Ты вбухал туда столько денег, что проволочки…
        - Да нет же. Ерунда. Полная ерунда. Мы абсолютно надежны.
        - Так скажи им.
        - Я говорил. Они не слушают. Черт, я могу, не моргнув глазом, все здесь бросить, но что, если это случится еще раз. И еще. Я даже не могу закричать «держи вора!», потому что у меня нет доказательств. Я знаю, что меня выживают, но чужаки и не подумают рассказать мне, кто дал им информацию.
        - Тебе надо что-то делать.
        - Я напустил на них юристов. К несчастью, все так неявно. Можно потратить много времени, чтобы поймать их. К тому моменту мы вполне можем оказаться с пустыми руками.
        Перис тронула его за рукав.
        - Я могла бы поговорить о тебе с Попсом.
        Он посадил Перис к себе на колени и обвил рукой ее шею.
        - То есть, ты сказала, что доверяешь мне?
        - Я верю тебе.
        - Может быть, ты сказала что-нибудь похожее на то, что ты… любишь меня?
        Майкл поклялся, что никогда не разлюбит ее, и она дала ему такую же клятву. В этот раз все могло быть по-другому, но Перис по-прежнему не была готова произнести заветные слова.
        - Может быть, - сказала она Тобиасу и быстро поцеловала его в губы. - Надо, наконец, придумать, что будет на обед, пока кто-нибудь из нас не упал в обморок.
        Тобиас крепко сжал ее в объятиях и прислонился лбом к ее лбу.
        - Да, Плакса. Так и сделаем. - Обняв ее за талию, он встал, держа ее на руках. - Меню потрясающее. В него входит все, начиная от пирогов с цыпленком до печеных томатов с начинкой из брокколи и сырным соусом.
        - Эко!
        Тобиас рассмеялся, открывая ей дверь.
        - Все самое лучшее в одном блюде. Малое количество соли. Пониженная калорийность. На десерт - пирог с банановым кремом.
        - Пониженная калорийность? - с сомнением в голосе спросила она, идя за ним и неопределенно улыбаясь.
        - Пока все заморожено - почему бы и нет? - спросил он серьезно.
        - Ну да, конечно.
        Они оба резко кинулись к зазвонившему телефону, который стоял на столике у дивана, - все-таки несколько напускным было их спокойствие.
        Тобиас снял трубку и сейчас же открыл блокнот и достал карандаш из ящика стола.
        - Да, - он быстро записывал, только раз глянув на Перис. - Ты уверен? Хорошо. Давно? Спасибо. Мы выезжаем. Я вернусь к тебе.
        - Вормвуд? - спросила Перис, когда он сел, перечитывая свои записи.
        Тобиас покачал головой:
        - Конрад. Он вспомнил, что знает кого-то, кто может помочь найти Кера. Кого-то, работавшего на улицах Сиэтла.
        - И он их нашел?
        - Да. - Тобиас протянул ей блокнот. - И этот парень показал, где живет Кер. Вот его адрес.

        Несколько звезд все еще были видны на небе, но оно уже не казалось таким высоким. Теперь небо подушкой лежало на крышах старых неуклюжих домов. Рано поутру одна из боковых улиц в той части района Квин-Энн, который расположен ближе к центру Сиэтла, имела все признаки разрухи после бомбардировки с воздуха. Казалось, в любой момент из-за угла могла выскочить банда мародеров, ищущих, чем бы поживиться в опустевших домах.
        Прежде чем припарковаться, Тобиас несколько раз объехал прилегающие улицы. Перис не спрашивала, зачем он это делает. Они оба играли в игру, с правилами которой им не удалось ознакомиться. Возможность подумать могла дать большое преимущество перед нападением.
        Они стояли на узком тротуаре, плитки которого, поломанные и вывернутые узловатыми корнями старых деревьев, превратились в ловушки для неосторожного пешехода.
        - Может, ты передумаешь и предоставишь мне возможность действовать одному? - спросил Тобиас.
        - Ни в коем случае. - Дом перед ними имел всего три этажа в высоту; крыша его была плоской, а с потрескавшегося фасада облетала штукатурка. Каменные ступеньки вели к двери, расположенной в нише стены. - Я говорю на его языке.
        - А ты уже думала, что ты скажешь ему на этом языке?
        Перис не думала об этом раньше, но сейчас вдруг осознала, что именно она ему скажет.
        - Думаю, я скажу ему, что если он не перестанет, я всех собак на него спущу.
        Сильные пальцы Тобиаса сжали плечо Перис.
        - Так ли? Ты что-то сделаешь, если он не перестанет воровать твои эскизы?
        - Да. Вот так. Из ничего ничего не получается. А у этого парня ничего нет. Посмотри на его дом. И подумай, что он делает. Больших денег он не зарабатывает.
        - Он ломает тебе жизнь, и я не думаю, что он случайно тебя выбрал. Я думаю, кто-то его надоумил. За всем этим стоит кто-то еще.
        С его рассуждениями нельзя было не согласиться.
        - Я вхожу, - сказала Перис. - Он будет до смерти напуган, если мы появимся перед ним. Может, нам удастся раздобыть какую-нибудь информацию.
        - Сентиментальные сделки? Домашние заготовки? Ты смотришь слишком много мелодрам.
        Перис начала подниматься по лестнице, потянув Тобиаса за собой.
        - Здесь я командую, - сказала она, хотя ее сердце уходило в пятки. - Я очень рада, что сейчас не одна, и не хочу никого, кроме тебя, рядом. Но мне нельзя ошибиться.
        - Посмотрим, - мрачно сказал Тобиас. - Сначала надо, чтобы он нас впустил.
        Выцветшая полоска бумаги у одной из трех кнопок звонков сообщала: К. Мерк. Перис энергично нажала на кнопку и стала ждать ответа из ржавой решетки переговорного устройства.
        Спустя некоторое количество минут и звонков, оставшихся без ответа, Тобиас прижался лбом к мутному стеклу парадной двери.
        - Черт возьми! Ну и притон. Если он и дома, то уж никак не расстилает сейчас парадный коврик для торжественной встречи.
        Послышались шаги по тротуару; они приблизились, и сердце Перис чуть не перестало биться совсем. Толстый человек, дыша перегаром, поднялся по ступенькам и, качаясь, остановился перед Тобиасом и Перис.
        - Привет, - сказала Перис, слишком напутанная, чтобы смутиться, услышав свой писклявый возглас.
        - Спрысни, - пропыхтел мужчина, хлопая себя по бокам и шаря по карманам в поисках ключа.
        - Мы пришли, чтобы повидать мистера Мерка, - сказал Тобиас так любезно, что Перис открыла рот от удивления. - Он позвонил и сказал, что неважно себя чувствует и ему нужна помощь. Он, наверное, очень ослабел от температуры и не может подойти к двери.
        Наконец вонючее, качающееся тело отыскало замок, поковырявшись, вставило свой ключ и распахнуло дверь.
        - Спрысни, - пробормотало тело еще раз и исчезло в темном подъезде.
        Тобиас аккуратно поставил ногу в дверной проем, не давая двери закрыться, и дождался, пока мужчина, волоча ноги, скроется в глубине дома.
        - Идем, - сказала Перис; она ни минуты не могла больше терпеть. - Давай быстрее с этим покончим.
        В холле застоялый запах прогорклого жира, гниющей еды и букета других неприятных вещей заставил забиться желудок Перис о ребра.
        - Задержи дыхание и иди за мной. Нам на следующий этаж, - сказал Тобиас, приблизив губы к ее уху.
        На лестнице Перис ухватилась за его рубашку у пояса, а Тобиас протянул руку назад и взял ее за запястье.
        - Господи, - бормотал он; каждая ступенька скрипела под его шагами.
        К тому времени, когда они добрались до второго этажа, тьма стала абсолютной. Помогла планировка.
        Направо шли ступеньки - поворачивать можно было только налево. Шаря рукой по стене, Тобиас держал Перис позади себя, а сам медленно продвигался вперед.
        Перис подергала его за рубашку, и он остановился.
        - Что? - прошептал он.
        - Он может быть вооружен, - ответила она. - Это опасно.
        - Конрад сказал, что этот мужик съехал с катушек, но силу применять не станет. Еще он сказал, что присоединится к нам, как только сможет завести одно из твоих знаменитых транспортных средств.
        - О да, - тихонько сказала Перис. - Нет идеальных автомобилей. «Бьюик»…
        - Мы знаем, что случилось с «Бьюиком». А пистолет у меня есть.
        Перис шумно сглотнула.
        - Да?
        - Еще бы. Я не такой уж герой, но и не такой дурак. Мы идем или нет?
        - Идем.
        - Здесь, где моя рука - дверь. Я постучу. Я хочу, чтобы ты немного отошла назад и была готова убежать, если потребуется. Возьми джип и езжай за помощью. Ключи в замке зажигания.
        Желудок Перис подпрыгнул вверх, в сторону горла, и на пути столкнулся с сердцем.
        - Стучи, - сказала она, вовсе не желая покидать Тобиаса.
        Она почувствовала, как Тобиас полез за пазуху. Он достал пистолет и постучал. Для Перис стук прозвучал громче выстрела.
        - Открыто, - тихо сказал Тобиас. - Вы, люди искусства, любите жить в опасности.
        Перис не ответила. Дверь медленно открывалась, шурша по бумагам и мусору, разбросанным по полу. Откуда-то из дальней комнаты пробивался слабый свет.
        - Мистер Мерк, - сказал Тобиас негромко. - Эй, мистер Мерк. Это уж совсем глупо.
        - Может быть, он спит.
        - Тут воняет, - заметил Тобиас, - а вид - словно после артобстрела.
        Когда глаза Перис привыкли к полумраку, она увидела кучи картонных ящиков, из которых высыпалось содержимое, картины без рам, прислоненные к стенам, хаотические нагромождения книг, мятых журналов, узлы одежды, одеял, старой обуви; стол, представлявший собой кусок доски на обуглившихся подпорках; поверхность его была захламлена пластиковыми коробками из-под еды из ресторанов быстрого питания и пивными бутылками.
        - Его, может быть, и дома нет, - сказала Перис. А Тобиас подумал, что ей бы, наверное, очень хотелось, чтобы так оно и оказалось.
        - Стой здесь, - скомандовал Тобиас. Он бесшумно двинулся вперед, выбирая дорогу среди препятствий, и добрался до другой двери, откуда пробивался тусклый свет, вошел в дверь и исчез из виду.
        Перис досчитала до десяти и пошла следом.
        Беспорядок во второй комнате был еще больше, чем в первой, если такое вообще было возможно. К обстановке добавилась кровать и рабочий стол, на котором в беспорядке были свалены ювелирные инструменты.
        Граненый кристаллик, свисавший, покачиваясь на нейлоновой нитке, с канцелярской лампы, прикрепленной сбоку к рабочему столу, бросал на стены яркие сполохи разноцветных лучей.
        Мужчина, который должен был бы в этот час находиться в постели, расположился на полу перед листом стекла, которым пользовались для той же цели, что и куском дерева в соседней комнате.
        Он был одет в драную футболку и старые грязные штаны оливкового цвета и сидел, скрестив босые ноги. Расслабленные руки были повернуты ладонями кверху, как при медитации.
        Глаза его были закрыты.
        Тобиас заметил Перис и махнул ей рукой, чтобы она ушла.
        Она подошла к Тобиасу и сказала:
        - Кер! Бросьте это. У нас к вам дело.
        Мужчина не подал никакого знака, что услышал ее. Перис посмотрела на обломки на самодельном стеклянном столике. В глаза бросилась открытая книга на каком-то иностранном языке, но все внимание Перис было тут же поглощено иглой от шприца.
        - Наркотики, - прошептала она.
        - Я заметил, - сказал Тобиас. - Он так отключился, что у него до сих пор жгут на руке.
        - А это не опасно?
        - Этот парень только ради опасности и живет. Не знаю, почему мы шепчем. Он слышит музыку, гораздо лучше той, что мы издаем. Думаю, надо снять жгут, пока он руку не потерял.
        Держа пистолет направленным на парня, Тобиас осторожно подошел к нему и распустил резиновый жгут, стягивавший тому правую руку выше локтя.
        В ту минуту, когда Тобиас потянул жгут, Кер, если это был он, покачнулся и медленно упал; ноги его так и остались скрещенными. Одно колено задело стол, и шприц покатился по его гладкой поверхности, пока не застрял в каком-то мусоре.
        - Пожалуй, лучше позвать на помощь, - сказала Перис, оглядываясь в поисках телефона. - Он, должно быть, принял слишком большую дозу. Он может умереть.
        Тобиас положил человеку три пальца на сонную артерию и поднял взгляд на Перис.
        - Телефон вон там, - сказал он ей. - Звони лучше сразу в полицию. Он уже мертв.
        От предрассветного холода у Тобиаса резало глаза. Они с Перис стояли на тротуаре перед зданием на Квин-Энн рядом с полицейским, который выглядел встревоженным настолько, насколько Тобиас и Перис были усталыми. Только недавно от тротуара тихо отъехала «скорая», увозя тело Кера.
        - Мне казалось, детектив разрешил нам уйти, - сказала Перис.
        Офицер пошевелился.
        - Он говорит по телефону с управлением. Как только он получит нужные ему сведения, он отпустит вас. Вы могли бы подождать в доме.
        Перис покачнулась. Тобиас обнял ее, повернув лицом к себе.
        - По некоторым причинам мы решили пренебречь уютом этого дома, - сказал он полицейскому. - В конце концов, в течение трех часов находиться там, куда тебя не приглашали, - это слишком.
        Ответа не было. В продолжение трех часов с тех пор, как позвонили в полицию, Тобиас и Перис отвечали на вопросы, наблюдали в действии вокруг мертвого тела машину закона и опять отвечали на вопросы. Они оба запротестовали против обращения, которому их подвергли, считая скорее преступниками, чем жертвами, ищущими справедливости.
        - Нарушение права собственности, - мрачно сказала Перис. - Подождем, пока газеты об этом пронюхают. Квинн и Делайт арестованы при вторжении в квартиру мертвого наркомана, причем мертвый наркоман в это время был дома.
        - Очень поможет нашей репутации. Мне кажется, или действительно мой пистолет привносит некоторую несогласованность во все дело?
        Глаза Перис за стеклами очков выражали только бесконечную усталость.
        - Слава Богу, Конрад вовремя появился, чтобы подтвердить наш рассказ.
        Тобиас по-прежнему чувствовал себя неловко, общаясь с этим парнем, но Конрад приехал и сказал полиции, что он узнал адрес Кера и сообщил его Тобиасу.
        - Я рад, что он вернулся, чтобы рассказать остальным, что происходит, - сказала ему Перис. - Мне надо поскорее попасть к ним. Они будут очень беспокоиться.
        А Тобиасу больше всего хотелось, чтобы Перис снова оказалась в его плавучем доме, в постели, лучше всего - в его постели. Он хотел обнять ее и позабыть все несчастья.
        Распугав стаю птиц, пытавшихся на тротуаре добыть хлеб свой насущный, из-за угла появилась какая-то фигура и направилась к ним. Тобиас медленно вытащил руки из карманов.
        - Вормвуд! - Перис побежала ему навстречу. Она обхватила его шею, а он, помедлив, похлопал ее по спине. - Вормвуд, Кер умер. Мы его нашли.
        Вормвуд выбрался из ее объятий и сунул руки в карманы. Вместе с Перис он подошел к Тобиасу.
        - Конрад нам рассказал. Я всю ночь с ним проговорил и никуда не попал. Бедняга доигрался, да? Раньше говорили, что он только продавал, а сам не баловался. - По-прежнему в той же коричневой одежде, что и вчера днем, Вормвуд тоже выглядел крайне усталым.
        - Полиция задала нам миллион вопросов, - сказала Перис, словно полицейский рядом с ними был глухим. - Представь, мы его убили, а потом позвонили в полицию, чтобы нас арестовали.
        Тобиас потер слезящиеся глаза и пожалел, что их до сих пор не отпустили.
        - Как ты сюда попал?
        - Пешком, - беззаботно ответил Вормвуд. Тобиас посмотрел на него.
        - Долгая прогулка.
        - Я привык много ходить… Что там в доме происходит? Я думал, они уже ушли.
        - Зачем же ты пришел? - спросил Тобиас резче, чем следовало.
        Отсутствующее выражение лица Вормвуда не изменилось.
        - Да просто на случай, если вы еще здесь.
        - Спасибо, - сказала Перис, укоризненно глядя на Тобиаса. - Как только нас отпустят, мы с Тобиасом отвезем тебя домой. Надо сказать другим, что со мной все в порядке.
        На лестнице в глубине дома загрохотали шаги, и в дверях появился детектив с остатками своего окружения. Детектив Дин отделился от группы людей в штатском и, поправляя серую фуражку, которая так шла его худому, интеллигентному лицу, подошел к Перис и Тобиасу.
        - Ваш приятель? - спросил он, качнув головой в сторону Вормвуда.
        - Хороший друг, - громко сказала Перис. - Он пришел, потому что о нас уже начали волноваться.
        Детектив развернул пластик жевательной резинки, аккуратно сложил его пополам и засунул за щеку.
        - Скоро вы будете дома у папочки с мамочкой. Ничего, если я поговорю с вами при вашем друге?
        Перис широко раскрыла глаза и сказала:
        - Да, - таким тоном, словно хотела сказать: «а что тут такого?»
        - Вещество, которое он использовал, было достаточно высокой степени очистки, что, скорее всего, его и убило. Понимаете, о чем я?
        Тобиас скрестил руки на груди:
        - Вы хотите сказать, что обычно он пользовался неочищенным… А в этот раз то, что он ввел, было очищено?
        - Да. Героин.
        - Есть разница? - спросила Перис.
        Кислая улыбка приподняла уголки прямого рта Дина; некоторые женщины считают такой рот очень сексапильным.
        - Я бы сказал, что вы совершенно верно все поняли. Он давно кололся. Они таких ошибок не делают.
        - Но он сделал, - сказала Перис.
        Дин пристально на них посмотрел:
        - Он не сделал ошибку. Как мы выяснили, кто-то принес ему еду из китайского ресторана и подарок на десерт. А он явно не спросил, что было в десерте.
        - Убийство? - сказал Тобиас скорее сам себе. - По времени рассчитано очень удачно.
        - Вот и мы говорим, - Дин покатал резинку между зубами и принялся ее жевать. - Ваши адреса у нас есть. Поедете домой?
        Тобиас кивнул.
        - Хорошо. Мы свяжемся с вами, когда будем готовы.
        - Минутку, - сказал Тобиас. - У вас есть какие-нибудь предположения?
        На него пристально смотрели бледно-голубые проницательные глаза.
        - Мисс Делайт, должно быть, была чрезвычайно расстроена, узнав, что ее украшения копируются. Что, кстати, совершенно невозможно доказать без набросков и без свидетелей. Кого угодно с ума сведет.
        Бледное лицо Перис стало алым.
        - Не настолько, чтобы кого-нибудь убить!
        Тобиас, не в силах исправить впечатление от сказанных Перис слов, стиснув зубы, продолжал смотреть в глаза детективу. В них мелькнул блеск удовлетворения. Детектив коснулся края фуражки и скрылся за машиной без номеров, стоявшей у тротуара.
        Когда они остались с Вормвудом, Перис сказала:
        - Они думают, что это мы убили Кера. Как они могут?
        - Нет, они так не думают, - сказал Тобиас. Он не стал ей говорить, что считает, будто полиция просто взвешивает варианты. - Поедем к тебе и отвезем Вормвуда. Если кто-нибудь еще не спит, мы все расскажем.
        А после этого надо ее увезти оттуда, и желательно навсегда.
        Перис отказалась от его попытки помочь ей сесть в джип.
        - Не опекай меня, - сказала она. - Меня предупредили. Меня подозревают в убийстве.

        Тобиас прилег на диван Перис, подперев голову рукой, и тут же уснул. Альдонза разглядывала его прищуренными глазами, сидя на спинке дивана.
        Конрад, навалившись на стол, при помощи пальцев держал глаза открытыми.
        - Это самое дикое из всего, что я слышал, - сказал Сэм, расхаживая туда-сюда. Он крикнул Джинне, которая варила в кухне очередную порцию кофе:
        - Ты слыхала что-нибудь подобное, дорогая?
        - Нет, Сэм, - всегда сдержанная со своим любовником, Джинна не стала говорить, что он уже не раз задавал ей этот вопрос.
        - Видите? - Единственный бодрый член группы, Сэм торжествующе взмахнул руками. - Нам не о чем беспокоиться. Ты услышала гораздо больше, чем сказал этот мент, Перис. Он просто просчитывал варианты.
        Со своего места у окна Перис увидела, как глаза Тобиаса шевельнулись под опущенными веками. Все они поняли правильно загадочные высказывания детектива Дина, а Сэм метался между паникой и попытками философского объяснения случившегося с той самой минуты, как они переступили порог.
        Сэм провел рукой по волосам и снова принялся ходить по комнате.
        - Липс с женой не упустили возможность поспать.
        - А они и не должны были, - ласково сказала ему Перис. - Вам всем надо идти спать, особенно Мэри. - Старушка задремала в кресле-качалке.
        Из своей комнаты вернулся Вормвуд.
        - Я отведу ее, - сказал он. - Идем, Мэри. Ворча, Мэри позволила ему помочь ей встать.
        - Вот что я тебе скажу, - произнесла она весьма отчетливо. - Беги через границу. Мы посадим тебя в фургон какой-нибудь машины и вывезем.
        Глаза Тобиаса были широко открыты.
        - Идемте, - сказал Вормвуд с улыбкой, которая редко посещала его лицо. - Вам надо немного отдохнуть, прежде чем вывозить беглецов.
        - Я не вожу машину, - сказала Мэри с раздражением и отпрянула от Вормвуда, идя к дверям. - У меня есть связи. Когда эти дураки выяснят, что к чему, мы привезем тебя назад. Я заказала тыквы.
        К тому времени, когда, наконец, Вормвуду удалось вывести ее в коридор, Конрад прекратил борьбу с глазами и положил голову на руки. Перис услышала стук шагов по лестнице и наконец все стихло.
        - Итак, - сказал Сэм, - что мы будем делать? Ждать, пока эти задницы явятся сюда и навесят на всех обвинения?
        - Нет, - сказала Джинна, входя в комнату с кружками на подносе. - Мы выпьем кофе, а затем уйдем, оставив людей в покое.
        Тобиас спустил длинные ноги с дивана и взял кофе. Они пили, избегая глядеть друг другу в глаза.
        - Надо было Конраду поехать с вами, - сказал Сэм. - И меня надо было с собой взять.
        - Не было никакой самой завалящей машины. Мне днем пришлось ездить на такси, - ответил, моргая, Конрад.
        - Почему ты не приехал в клуб и не сказал нам? - требовательно спросил Сэм.
        - Черт! - Смуглое лицо Конрада потемнело. - Я же сказал тебе, что пытался завести какую-нибудь из этих машин. Не надо…
        - Хватит, - сказала Джинна. - Никто из нас не смог бы ничего изменить. И ссоры тут не помогут. Нам всем надо поспать. Все прояснится.
        - Да, будем надеяться, они все узнают, не арестовывая Перис.
        Перис со стуком поставила свою кружку и прикрыла рот дрожащей рукой.
        - Заткнись, - сказал Конрад Сэму. - Ты что, не видишь, как это действует на Перис?
        Сэм хотел ответить, но посмотрел на Перис и только состроил гримасу.
        - Прости, Перис. Я никогда не был особенно вежлив.
        Конрад вскочил на ноги.
        - Я займу ванну, хорошо? - Он не стал ждать ответа, удаляясь по коридору.
        - Ну, детки, - сказал Тобиас, осушив свою кружку, - Пора выполнить наши угрозы и немного поспать.
        Конрад ворвался в комнату, держа в руке листок бумаги.
        - Остановите его! - крикнул он, подбегая к входной двери. - Не дайте ему уйти.
        Он бросил бумагу Перис и выбежал. Сэм, поколебавшись, бросился за ним.
        Первой подошла к сложенному листку Джинна. Она развернула его и начала читать. Перис и Тобиас подошли к ней, чтобы заглянуть через плечо.

«Дорогая Перис, - писал Вормвуд, - передай мою записку полиции. Я попал в переплет, но надо было мне подумать о другом выходе. Это я срисовывал украшения, а Кер делал их для меня. Когда-то он был моим дружком. Мы никогда не теряли связи друг с другом. Когда ты вчера пришла в «Дверь» и сказала, что вычислила, кто подделывает твои вещи, я запаниковал. Кер сам выбрал свою смерть. Рассеянный. У него просто остановилось сердце. Не следует злоупотреблять наркотиками. Я никак не ожидал, что Конрад найдет его адрес. Я убил Кера Мерка. Все кончено. Спасибо тебе за все, что ты сделала для меня. Мне жаль, что я так тебе отплатил. Но тебе не о чем больше беспокоиться. Все кончено. Ричард Вормвуд».
        Тобиас взял записку из рук Джинны. Он подошел к телефону и стал набирать номер.
        - Ричард, - сказала Перис. - Я и не знала, как его зовут.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

        Шантаж.
        Четыре месяца назад, когда это все началось, ему чуть не стало плохо. Кто-то позвонил ему и сказал, что его видели, когда он подбирал мальчика-проститутку на Второй авеню. Если он не сделает то, что ему скажут, человек, который пятнадцать лет был его любовником, получит фотографии.
        Ему тогда же надо было все прекратить. Ему надо было признать эту ужасную правду, рискуя потерять человека, которого он любил.
        Сейчас уже слишком поздно. Сейчас было поздно даже писать письмо единственной живой душе, которая отвечала на его чувства.
        Почти ничего не видя, хотя его глаза были сухи и воспалены, Вормвуд, ориентируясь шестым чувством, шел на юг. Лучше всего исчезнуть, не приходя к нему. В конце концов, его партнер никогда не узнает, что его предали.
        Одно бездумное действие, один порыв подобрать аппетитного мальчика в широкой рубашке и обтягивающих джинсах - и пятнадцать лет любви и нежности были сметены. Впереди нависал огромный полукруглый край крыши стадиона «Кингдом». Вормвуд утвердил взгляд на сереющей крыше и возобновил движение - шаг, еще шаг и еще.
        Теперь уже недалеко.
        Удача никогда не дружила с ним.
        Художественный дар, который нельзя было назвать великим, записывал его в разряд «и другие». И единственная отрадная постоянная величина в его жизни никогда не узнает, почему его любовник исчез, даже не простившись. Так будет лучше.
        Он добрался до квартала полуразрушенных серых домов неподалеку от собора. За его спиной на Первой авеню грохотал транспорт.
        Рев двигателей вгрызался в его мозг. Рев.
        На тротуаре он налетел на женщину, которая что-то закричала ему, но слов он не расслышал.
        Если бы только он не был слаб настолько, чтобы рассказывать о себе кому бы то ни было - даже кому-то искренне сочувствующему. Он открылся и разделил свою радость всего с одним человеком. И это доверие было повернуто против него и использовано, как дубина.
        Эх, знаток человеческой натуры! Он доверился шантажисту.
        Если бы он не встретил этого мальчика… Если бы их тогда не увидели вместе… Если бы он отказал шантажисту… Если, если, если…
        В квартале от Первой авеню грохотали два товарных поезда. Сцепка звенела, катящиеся стальные колеса набирали скорость.
        Он побежал, каждые несколько шагов натыкаясь на стены.
        - Осторожно, голубчик! - Рот на проходившем мимо лице широко растянулся.
        Неудачник. Ты неудачник, сынок.
        Сколько лет прошло с тех пор, как его отец заглянул ему в глаза и сказал: «Ты неудачник, сынок. Слабак». Бейсбольная кепка старика была вздернута на потный лоб. На губах блестело пиво из жестянки. «Кто бы мог подумать, что я произведу на свет засранца-гомика?»
        Тогда он снял мальчишку и отправился с ним в какую-то комнату. Но той ночью он только смотрел, как парень раздевается. Паренек прихорашивался и принимал соблазнительные позы… и искушал. Невинность и иллюзии. Невинность давно была потеряна этими смазливыми глазками.
        - Ты в порядке? - Перед ним возник рабочий в желтом шлеме. - Помощь не нужна?
        - Нет. Нет!
        Ему нужно было прощение. Нужен покой. Ему нужно то, чего никогда не будет, - повернуть часы назад и уйти прочь от мальчишки на Второй авеню.
        Наконец он увидел свою цель. Над его головой по широкому виадуку с ураганной скоростью в несколько рядов неслись утренние автомобили. Казалось, глухой звук покрышек монотонно пульсирует в голове.
        Солнце не согрело его, хотя спина промокла от пота; пот стекал по лицу холодными ручьями. Каждый вдох, как кислота, обжигал его горло. Сердце билось о легкие. Ноги и руки ослабели. Слабые ноги толкали его вперед и вперед.
        Заревел автомобильный сигнал.
        Знак над пандусом, ведущим на виадук, предупреждал: «Пешеходное движение запрещено!»
        Вперед и вверх.
        - Ты что, читать не умеешь? - Лицо в открытом окне пикапа. - Козел!

«Козел».
        Кто бы мог подумать, что я произведу на свет засранца-гомика?
        Он стоял на пандусе, наполняя память полосками солнца на заливе Элиотт, парящими верхушками Олимпийских гор вдали.
        Солнце вспыхивало на лобовых стеклах - на нескончаемом потоке лобовых стекол, несущихся из-за его левого плеча.
        Вормвуд повернулся лицом к лобовым стеклам и шагнул с узкого поребрика.
        Слепящие вспышки манили - как красивый мальчик.
        Он считал шаги. Один, два, три, четыре…

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

        Перис вышла из душа в свободной спальне плавучего дома Тобиаса и вытиралась огромным сухим полотенцем.
        - Первое августа, - сказала она в насыщенный парами воздух. - А я и не заметила, как кончился июль.
        Через парные световые люки виднелось сумеречное небо. Прошедший день был полон открытых тайн, страхов, и для Перис - новых шагов на пути взросления. Была разрушена еще одна часть ее невинности. Впредь будет гораздо труднее верить в непременную добродетель окружающих.
        Она вытерла голову и принялась разбирать пряди, спутавшиеся за два дня; волосы повисли за спиной ровной мокрой и холодной полосой.
        Плечи простой белой хлопчатобумажной сорочки, которую она надела, сразу же намокли. Она навертела на мокрые волосы тюрбан из полотенца и накинула халат, белый, как и сорочка.
        Каждое малое движение - продеть руки в рукава, поправить карман, вывернутый при стирке, вдеть атласные пуговки в тесные петли - она проделывала так медленно, словно находилась под водой.
        Никогда еще она на испытывала такого опустошения и отчаяния, как сегодня.
        Ее испугал легкий стук в дверь комнаты. Она думала, что Тобиас уже спит.
        Перис вышла в просто обставленную комнату и сказала:
        - Да, - и, сняв полотенце, перекинула волосы вперед.
        - Это всего лишь я, - сказал Тобиас.
        Перис повернула голову набок и продолжала сушить волосы. Тобиас в белой футболке и старых мягких джинсах стоял в дверях; его волосы тоже были влажны.
        - Я думала, ты ложишься спать, - сказала Перис.
        - Мне никак не отключиться.
        Перис выпрямилась и рассеянно сложила полотенце.
        - Сегодня первое августа, - сказала она.
        - Да? А я и не успел заметить.
        - Каждый год в этот день я начинаю думать…
        Тобиас поставил одну босую ступню на другую.
        - Люди умирают каждый день. Первое августа ничем не хуже любого другого дня.
        - Не могу поверить, что он это сделал. Он поднялся по пандусу и продолжал идти прямо на середину проезжей части, пока его не сбили.
        - Я думал, что ты не можешь поверить в то, что он сделал тебе.
        Перис бросила полотенце на тумбочку за своей спиной.
        - Вормвуд сегодня погиб. Разве одно это не печалит тебя?
        Тобиас прислонился к косяку. Его взгляд утратил фокус.
        - Я чувствую усталость, смущение и тревогу. Я сердит - тебе пришлось так много пережить, когда ты никоим образом не заслужила, чтобы тебя касалась такая мерзость. Этот парень убил человека. Человека, которого сам же нанял, чтобы подделывать твои украшения. Мы можем никогда не узнать, зачем ему нужны были деньги, но он выбрал в жертвы тебя - женщину, которая всегда была добра к нему. И он явно кинулся убрать Кера, потому что боялся, что ты разыщешь его и таким образом можешь узнать правду.
        - Но он во всем признался, когда понял, что полиция может во всем обвинить меня, - сказала Перис. - Я понимаю, что он поступил плохо, но… Я считала его своим другом.
        - Да-а, - Тобиас пересек комнату и снял плед ручной работы, накрывавший кровать из вишневого дерева. - Ну, давай. Я уложу тебя, а ты поспишь. Уже почти десять, а ты на ногах со вчерашнего утра.
        - И ты тоже.
        - Ложись.
        - А я кого-нибудь попросила покормить Альдонзу?
        - Джинну. Ложись же.
        Перис послушно расстегнула и сняла халат.
        - Тебе тоже надо идти спать, - сказала она, не поднимая глаз на него, но чувствуя, что он на нее смотрит. - Обещаешь, что сейчас пойдешь?
        Ей не хотелось, чтобы он уходил.
        - Сейчас пойду.
        Она помедлила возле него, потом села на край кровати и закинула ноги на постель. В тот же момент на нее опустилось одеяло.
        Перис закрыла глаза и лежала, замерев, - ждала. Конечно, он не может не почувствовать, как ей сейчас нужна его поддержка - именно поддержка.
        Простыня укрыла ее до самого подбородка.
        Щелкнул выключатель.
        - Спокойной ночи, Плакса.
        - Спасибо.
        На своем лице она почувствовала его дыхание, и забыла, что устала.
        Тобиас провел пальцем по ее щеке.
        Перис ощутила, как напряглись и набухли ее груди и мышцы - внизу живота и глубоко внутри.
        Он поцеловал ее в лоб.
        Перис задержала дыхание.
        Его джинсы зашуршали.
        - Тобиас…
        - Все в порядке, - сказал он. - Ухожу. Я буду в комнате напротив.
        Дверь открылась и очень тихо закрылась.
        Перис застыла в темноте. Через несколько минут краска сошла с ее лица… но тело продолжало пылать.
        Он будет в комнате напротив? Перис плотно сжала губы. Она уже слишком взрослая для игр. Тобиас Квинн не дурак, он не мог, стоя рядом с ней, не почувствовать ее желания. Маленький спектакль, который он тут устроил, был направлен на то, чтобы возбудить ее и в то же время показать, что он в любое время может уйти. Он не успел понять, что он больше не главный.
        Не зажигая света, Перис отбросила одеяло и встала. На ощупь она пробралась к двери, распахнула ее прошла прямо в комнату напротив.
        Открывать дверь в его комнату Перис не пришлось - Тобиас не закрыл ее. И она не стала стучать.
        - Ну вот что, - сказала она, врываясь к нему в комнату. - Зачем я здесь?
        Тобиас, стоя к ней спиной, медленно продолжал стягивать через голову футболку. На его боках и спине перекатывались мускулы.
        Широкие плечи Тобиаса и его узкие бедра ничуть не интересовали Перис. Так же, как и изгиб его стройной спины или резкие обводы гладких мышц от подмышки до талии.
        - Можешь убираться к черту, - сказала она ему.
        Он обернулся.
        - С чего это ты?
        - Я хочу, чтобы ты знал, как я к тебе отношусь. Ну же, отвечай, зачем я здесь?
        Расстегивая на ходу молнию, Тобиас отвернулся, чтобы отогнуть край красного пледа на постели.
        - Ты всегда так чертовски аккуратен?
        Его лицо на мгновение стало замкнутым. Во взгляде стальных глаз мелькнула и пропала искра. Так же быстро выражение его лица смягчилось.
        - Все пройдет. Для этого нужно только время.
        - Черт тебя возьми, - от охватившего ее разочарования она дышала быстро-быстро. - Нет совершенно никакой причины, по которой я не могла бы быть сейчас в твоей постели. Спасибо за гостеприимство. Я вызову такси.
        Она почувствовала, как атмосфера в комнате изменилась, и моргнула. За ту секунду, что ее глаза были закрыты, Тобиас пересек комнату. Он прижал ее к стене; сам он стоял достаточно близко, для того, чтобы она смогла рассмотреть жесткую линию его небритого подбородка.
        Перис прочистила горло.
        - Прости меня, пожалуйста.
        - Простить тебя? Куда, во имя неба, ты решила пойти?
        - Домой, - сказала она очень тихо.
        - Ты что… Не отвечай. Забудь. Ты немного не в себе. Я отведу тебя в постель.
        - Я, черт тебя возьми, не твой ребенок!
        - Ты ругаешься, как… Почему ты вообще так разговариваешь?
        Перис крепко сжала губы. Так они совсем не дрожали.
        - Ты у меня, потому что в твоей квартире находиться небезопасно. Мне не хотелось говорить, но если ты будешь вести себя, как маленькая дурочка, у меня не будет никакого выбора.
        - Конечно, безопасно, - ее рот все-таки дрожал. - Вормвуд… погиб. Никто больше не будет пробираться ко мне тайком, чтобы копировать мои работы.
        - Ну что ж, - сказал Тобиас, упираясь руками в стену на уровне висков Перис. - Тогда, я так понимаю, тебе больше не о чем беспокоиться. Господи! Да Вормвуд был только частью проблемы.
        - Не надо…
        - О! - Он глубоко вдохнул. - Давай рассмотрим все в деталях. Так, чтобы ты поняла. Да, мы можем теперь вычеркнуть фальсификатора и его заказчика. Но на тебя напали в постели. Тебя также кто-то запер на крыше, кто-то, кто хотел как минимум испугать тебя до полусмерти.
        - Но…
        - Никаких «но». Мы знаем, что на нас напал один и тот же человек. Он определенно намеревался отправить меня на дно залива на вечные времена. Кто он, мы не знаем. Его еще не остановили. Ты в опасности. Я не отпущу тебя. Понятно?
        Перис закрыла рот.
        - Хорошо, - сказал Тобиас. - Очень хорошо.
        - Вот что, - сколько она ни моргала, резь в глазах не проходила. - Может быть, и есть женщины, которые признают превосходство мужчины. Но я не из них.
        - Ты никуда не уйдешь.
        - Вормвуд был в доме. У чужого человека нет ключей. Он входил в открытую дверь.
        - Только не в ту ночь, когда ты пыталась выяснить, умеешь ли ты летать.
        Перис старалась не встречаться с ним взглядом.
        - Это был Вормвуд. Я уверена. Когда он услышал, что я иду, то побежал на верхний этаж, чтобы там спрятаться. Потом он меня запер, чтобы сделать еще копии. Он же не знал, что я вытащила все свои работы из-под… Ну, я вынула их из… э-э-э… сейфа. Он бы выпустил меня попозже, притворившись, что только что пришел, или придумав еще что-нибудь.
        - Может быть. Но все равно есть еще кто-то, о ком мы позабыли. Это я не о превосходстве, а о неотразимости.
        Перис подняла голову и заглянула ему в глаза:
        - А ты думаешь, поступать так, как ты недавно поступил, - неотразимо? Очень умно? Это тебя заводит?
        Уголки его рта опустились вниз.
        - Меня заводит? Что… Ну-ка, объясни мне.
        - Если бы я так с тобой поступила, считалось бы, что я заигрываю. Меня раздражает двойной стандарт. Женщина пытается объясниться, значит, она ворчит, а мужчина может дать женщине в лоб и будет считаться, что он объясняет свои поступки.
        Его глаза сузились:
        - Какие поступки?
        - Не притворяйся глупым. «Спи крепко… И пусть клопы тебя не кусают». Укрываешь меня одеялом. Возбуждаешь меня. Уходишь и оставляешь меня с распаленным желанием, чтобы посмеяться последним.
        Он так резко схватил ее за волосы, что ее голова откинулась к стене.
        - Да ты с ума сошла, - сказал он сквозь зубы. - Посмеяться последним? Подумай хоть немного. Это ты отправила меня спать. Тебе надо было лишь попросить, любовь моя.
        - Попросить? - Она уперлась кулачками в его твердую грудь. - Ты хотел, чтобы я попросила тебя…
        - Ну же, говори.
        Перис посмотрела на него и покачала головой. Он сжал пальцы на ее голове.
        - Говори.
        - Хорошо. Я хотела, чтобы мы с тобой занялись любовью.
        Он показал в усмешке зубы. Перис заметила такие мелочи, как немного неровный глазной зуб, ямочки под скулами, тонкий белый шрам над бровью.
        Внезапно он навалился на нее все телом. Он сплющил ее возбужденные груди, прижался лобком к ее животу, доказывая, что не одну ее снедает жажда. Сквозь тоненькую ночную сорочку она явно его почувствовала - твердый, тяжелый и горячий - да, сильная жажда снедала Тобиаса.
        - Твое желание для меня приказ, - сказал он низким хриплым голосом. - Все равно я не собирался спать.
        Ее соски затвердели от волны острого наслаждения. Взгляд полуприкрытых глаз Тобиаса опускался все ниже и ниже.
        - Чудесно, - сказал он. - Любишь ходить в мокрой одежде?
        Невольно Перис глянула вниз. Ее ночная сорочка, промокшая от сырых волос, стала совсем прозрачной и прилипла к груди. Под мокрой тканью топорщились розовые соски.
        Тобиас приподнял большими пальцами подбородок девушки и склонил голову, чтобы поцеловать ее в шею. Перис безуспешно дергала его за руки. В ответ Тобиас потеребил языком ее сосок.
        - Тобиас…
        - М-м-м?
        Его рука медленно двинулась вниз, подняла рубашку и скользнула чуть выше, накрыв холмик внизу живота. Пальцы осторожно шевельнулись.
        Перис откинула голову.
        По ногам и животу потянуло холодом. Тобиас поднял ее рубашку до талии, а сам встал на колени. Перис почувствовала, как его язык проник в скользкую щелку, расширенную его пальцами.
        Уже не было времени протестовать, не было времени даже схватиться за его волосы или плечи. Оргазм, как прибой, окатывал ее огнем, волна за волной…
        - Ах, - вот и все, что она могла сказать. А Тобиас уже встал, поднял ее, позволив ей обвить себя ногами, и рывком вошел в нее.
        Стена царапала ей спину, но Перис не замечала.
        Тобиас, казалось, был движим какой-то внешней силой. Перис уцепилась за его шею, с каждым толчком прижимаясь к нему все теснее. Его тело блестело от пота. Из горла рвался крик. Под пятками Перис его ягодицы были каменными на ощупь.
        Он кончил, и Перис, прерывисто дыша, улыбнулась.
        - Черт, - пробормотал он. - Слишком быстро. Это ты на меня так действуешь.
        Перис опустила ноги на пол. Тобиас прижимал ее к стене и покрывал грудь и плечи нежными поцелуями. А потом, гладя соски раскрытыми ладонями, он поймал ее губы и впился в них. После, прижавшись щекой к ее щеке, он сказал:
        - Слишком быстро, Плакса.
        Стараясь не улыбаться, Перис поднырнула под его руку и направилась к двери.
        - Для некоторых действий нужна практика, - сказала она. Ее ноги дрожали. - Когда-нибудь ты сможешь достигнуть моего уровня самоконтроля.
        Тобиас резко развернулся и бросился за ней. Взвизгнув, она попыталась увернуться и приземлилась на кровать вниз лицом.
        - Самоконтроля? - Он схватил ее бедра и подтянул к краю кровати.
        Перис безуспешно пыталась ухватиться за что-нибудь.
        - Да, самоконтроля, и уже не станешь терять его.
        Ее ночная сорочка опять оказалась задранной на пояс, открывая Тобиасу восхитительный вид ее обнаженных и таких беззащитных ягодиц. Он покрепче стиснул ее. Стиснул и вошел в нее еще раз.
        Перис подалась назад. Пульсирующий гранит его плоти был полностью поглощен ею. Полная им, Перис всхлипывала от наслаждения. Тобиас склонился над ее спиной, и чудное биение внутри нее усилилось. Собранными в горсть ладонями он накрыл ее груди.
        - Тобиас, - его имя и ее имя на его губах и потоп надвигающегося оргазма захлестнули их души и тела.

        Она само совершенство. Никогда-никогда он не отпустит ее от себя. Пусть она отказывается произнести те самые слова - все равно он видит, чувствует ее любовь к нему.
        Испугавшись, что может сделать ей больно, Тобиас скатился с Перис, подтянул ее, все еще лежавшую лицом вниз, к себе поближе и ухитрился накрыть себя и ее одеялом. Он гладил ее спину, руки, проводил пальцем по позвоночнику, по талии.
        Перис не шевелилась и ничего не говорила.
        Тобиас согнул ногу и попробовал погладить тыльную сторону бедер Перис своей коленкой. Он тронул ее ухо языком, и она вздохнула.
        - Достаточно долго? - прошептал он.
        - Хвастун, - хихикнула Перис.
        - Хвастун? - Он усмехнулся и покусал мочку ее уха. - Ты ведь это не всерьез, а?
        Перис вертелась, пока не смогла дотянуться до его пениса. Тобиас еще не был готов.
        - Запомним, - сказала Перис.
        Он щекотал ее, пока она его не оттолкнула, и тогда сказал:
        - Могу я обратить ваше внимание, мэм, на то, как мы лежим на кровати? Не хотите ли вместе со мной принять правильное положение?
        - Стыдно признаться, - Перис вздохнула. - Но вместе с вами я готова принять любое положение.
        Тобиас рассмеялся. Прижавшись друг к другу, они вертелись вместе, как спаривающиеся рыбы, пока их головы не оказались на подушках.
        - Видишь, как мы подходим друг другу, - сказал он, сдвигая волосы с ее лица и радуясь, что никому из них не пришло в голову выключить свет.
        Перис обвела коротким ногтем его нижнюю губу.
        - А мне кажется, многие люди сказали бы, что мы - полные противоположности.
        - Это потому, что ты носишь коричневые кружева, а я - нет?
        Перис ткнула его кулаком в живот.
        - Мне пришло в голову, что каждый из нас по-своему чрезвычайно взыскателен, - сказал Тобиас. - Я потратил жизнь на то, чтобы «Квинн» стал лучшим в своем деле. Ты - чтобы фамилия Делайт означала лучшее. Перис подняла на него взгляд.
        - Меньше всего я ожидала, что ты это скажешь. - Тобиас увидел улыбку - но не на губах, а в глубине ее глаз. - Мне и в голову не могло прийти, что ты надумаешь сравнивать то, что я делаю с тем, что делаешь ты.
        - Такие разные, но оба очень важны, - сказал он. - То, что ты делаешь, со временем не обесценивается. Оно всегда будет иметь значение. К несчастью, то, что создаю я, обречено на замену лучшим и большим и снова лучшим.
        Ее длинные худые руки обвили его шею.
        - Тобиас, ты каждый день меня удивляешь. Спасибо. С другой стороны, ты и сам - тот, кто улучшает и улучшает все вокруг себя.
        Тобиас поцеловал ее в лоб и закрыл глаза, вдыхая ее запах.
        - Думай о том, что ты мне сейчас предлагаешь, Плакса. Боюсь, я не могу соответствовать, по крайней мере, сейчас.
        Она тихонько засмеялась и, повернувшись к нему, коснулась губами его губ. Это касание перешло в поцелуй, а он - в еще более глубокий поцелуй.
        - И вот еще о чем я думаю, - заговорил Тобиас, пока волна нового возбуждения не смыла способность здраво рассуждать. - Я о том, как мы замечательно подходим друг другу.
        - О, - Перис застыла. - Пожалуй, это правда.
        - Ты для меня - лучше всех. Тебя не пугает, что я это говорю?
        Перис, не отрываясь, смотрела в его глаза.
        - Не знаю…
        По крайней мере, и это ответ.
        - Ты можешь как угодно долго раздумывать. Если ты всегда будешь в таком настроении.
        - Чудесное предложение.
        - Еще бы. Хотя кое в чем мы отличаемся. В имидже.
        Перис подняла брови.
        - Ты шутишь?
        - Нет. Я простой парень. Ты видишь то, что имеешь. Одень меня в джинсы или в костюм. Сними - никаких сюрпризов.
        - Н-ну, не знаю. - Его обрадовала ее шаловливая улыбка. - Несколько раз тебе удалось меня удивить.
        Ему так много хотелось сказать. Они очень подходят друг другу. Все так быстро переменилось - решения, которые он думал, что принимает на всю жизнь, устарели, изменилось и его мнение в отношении этой женщины.
        - А ты, Плакса, один бесконечный сюрприз. Я… Мне начинает не хватать постоянного удивления, которое ты доставляешь.
        - Может быть… - Взяв в ладони его лицо, Перис вглядывалась в него. - Может быть, мы будем счастливы.
        Тобиас проглотил комок в горле. Он обнял ее крепко и нежно и потянулся, чтобы выключить свет.
        Они очень подходят друг другу. Сейчас было подходящее время, чтобы помолчать - это они оба понимали.

        Перис почувствовала запах свежего кофе. Она подергала носом, открыла глаза и прищурилась, глядя на полосы солнца, пробивавшегося сквозь вертикальные матерчатые жалюзи.
        Свежий кофе и теплая патока.
        Она поглубже зарылась в постель. Сегодня, должно быть, воскресенье. По воскресеньям Джинна обычно пекла блины, и запах патоки плыл по всему дому, как воспоминание о теплых летних деньках детства.
        Разгар лета. Высокое бледно-голубое небо. Мягкий, прохладный ветерок легко колышет вянущую траву. Стрекот сверчков.
        Перис широко раскрыла глаза.
        Она находилась в постели Тобиаса, в его плавучем доме, а детство они оба оставили далеко-далеко позади.
        И сегодня не воскресенье.
        Тобиас оставил дверь спальни открытой. До Перис доносились приглушенные звуки.
«Видишь, как мы подходим друг другу». Действительно ли он имел в виду то, что говорил, что сказал один раз в минуту откровения после их близости?
        Звуки высокого голоса напрочь смели остатки сна.
        Перис стянула простыню с лица и прислушалась.
        Женский голос. И рокот мужского голоса в ответ.
        Перис одолело обманчивое ощущение пойманной врасплох. Ее ночной сорочки нигде не было видно. Вообще-то она ничего не могла толком разглядеть. На двери в ванную висел махровый халат. Перис торопливо сдернула его и закрылась в ванной. Там она завернулась в белое пушистое одеяние, доходившее ей до лодыжек, и почувствовала себя защищенной, что было еще одним обманчивым ощущением. Страшилище, встретившееся в зеркале, заставило ее прижать нос вплотную к стеклу.
        Безнадежна.
        Она на цыпочках пробралась к лестничной площадке и тут же осознала свою ошибку.
        Милое личико Синтии, выражавшее укоризну, было обращено к ней. Рядом, вытирая руки кухонным полотенцем, стоял Тобиас в джинсах и с голым торсом.
        Перис поплотнее закуталась в халат и присела на верхнюю ступеньку.
        - Доброе утро, - сказала она.
        - Добрый день, - ответила Синтия. - Что за тошнотворно домашняя сцена! И как я только догадалась, что ты здесь!
        - Какое это имеет значение? - довольно любезно спросил Тобиас.
        Синтия оставила его слова без внимания.
        - Я несколько часов подряд пыталась тебе дозвониться. Наконец я сдалась и отправилась в эту… Я отправилась тебя искать. Тебя там не было.
        - Ты знаешь, что вчера произошло? - спросила Перис. Ей бы хотелось избавить Синтию от такой ужасной новости.
        - Эта ненормальная Мэри мне все рассказала. Я не очень-то люблю тратить время на всякие старые бредни, пока моя сестра прелюбодействует с моим мужем.
        - Бывшим мужем, - сказал Тобиас по-прежнему любезно. - Ты так и не научилась быть по-настоящему вежливой, да, Синтия?
        Синтия, взявшись за перила лестницы, смотрела на Перис.
        - Я рада за тебя. Наверное, к лучшему, что этот человек умер. Хотя мне вовсе не нравится вследствие подобных событий разыскивать тебя по всему городу, а найти здесь.
        - Мне надо было собраться с силами и сразу сказать тебе о наших с Тобиасом отношениях, - сказала Перис. - Но я вовсе не рада, что погиб Вормвуд. Хорошо, что я теперь в безопасности, но мне бы не хотелось, чтобы безопасность одних людей становилась возможной за счет гибели других.
        - Ты всегда была добренькая, - со злостью сказала Синтия. - Ты никогда не поймешь, как мне претит мысль, что ты ведешь себя как Золушка при злой старшей сестре.
        Перис стало тоскливо.
        - Не знаю, почему ты так говоришь, но давай отложим наши раздоры. Ты меня наконец отыскала - так что ты хочешь сообщить?
        Синтия, в коротком зеленом облегающем платье, уперла руки в бока и выпятила грудь:
        - Ты можешь так сосредоточиться, что и вопросы задаешь! Ну, я рада за тебя.
        - Синтия… - предостерегающе сказал Тобиас.
        - Ну хорошо, хорошо. Я получила сообщение, пока вы были заняты другими делами. Какой-то тупой горе-радиолюбитель мне позвонил. Сегодня утром Попс передал тебе SOS.
        Перис вскочила на ноги.
        - Он передал, - Синтия явно смаковала каждое слово, - «Чеши в Скагит со всех ног». Попс слабеет; он слишком стар, чтобы долго обходиться без еды.
        - Надеюсь, он на самом деле этого не сделал, - ответила Перис. Сердце ее колотилось.
        - Нет же, сделал. И говорит, что ты одна можешь вселить в него желание жить дальше.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

        Семейное «единство» устарело. Тобиаса приводил в бешенство вид Синтии, у которой подол платья задрался так высоко, что были видны кружевные края чулок.
        Передвижная радиостанция была очень тесной, сиденья располагались вплотную друг к другу. Синтия сидела на вращающемся кресле водителя, закинув ногу на ногу и покачивая носком босоножки. Рядом с ней Найджел чистил ногти зубочисткой и разглядывал ее ноги.
        Перис склонилась над радистом. Ей очень шли газовая блузка и юбка яблочно-зеленого цвета; попытки же уложить волосы успехом не увенчались. Коричневая заколка удерживала от падения на лицо только центральную прядь, остальные волосы так и не были толком причесаны после ночи.
        - Мы уже три часа тут сидим, - заметил Найджел. - Он не будет с нами говорить.
        Тобиас, наклонившись, посмотрел сквозь тонированное стекло на замок Попса Делайта.
        - Тебя никто не заставлял сюда ехать, - ответил он Найджелу. Его даже никто и не просил.
        - Это семейное дело, - ответил Найджел. - И это моя семья.
        Тобиас закрыл глаза, но не стал терять времени впустую, моля Господа послать ему терпения.
        - А что, если он слишком слаб? - спросила Перис. - В течение нескольких недель никто не видел, чтобы ему завозили продукты. Может быть, он теряет сознание, потому что там и вправду нечего есть, и я просто не представляю, как мы попадем внутрь.
        - Возьмем замок штурмом, - хихикнула Синтия.
        - Заткнись, - рявкнул Найджел и получил от Тобиаса одобрительный взгляд.
        - Мистер Делайт, - заговорил в микрофон радист, мобилизованный Тобиасом. - Мистер Делайт, прием. Здесь ваша семья.
        - У меня нет семьи.
        Тобиас резко выпрямился, стукнулся головой и тихонько ругнулся.
        - Черт, - прошептала Синтия. - Ну, наконец-то.
        Перис села в кресло, которое уже освободил для нее радист.
        - Привет, Попс. Это я, Перис.
        - От всех я ожидал, - глухим голосом сказал Попс Делайт. - Но не от тебя, Перис. Ты всегда была моей девочкой.
        - Попс, скажи мне, что надо сделать, - произнесла Перис.
        Ответом было молчание.
        - Всегда «моя девочка», - пробормотала Синтия, глядя в потолок.
        Тобиас наклонился к ней и тихо спросил:
        - Что с тобой? Почему ты цепляешься к Перис?
        - Я тоже волнуюсь, - проворчала она в ответ. - Может, эта семья мне и не родная, зато единственная, которую я знаю.
        Тобиас почувствовал раскаяние.
        - Перис очень хорошо к тебе относится. Ты же знаешь, она всегда была любимицей у старика. Все люди таковы. Нехорошо иметь любимчиков, но у всех они есть. Не обижай ее за это. Она же всегда была к тебе добра.
        Синтия резко дернула носком босоножки.
        - Я перенервничала, - ответила она. - Как и вы все. Веришь ли, и мне небезразлично, что происходит с Попсом. Меня он тоже любил.
        Тобиас поднял руку и чуть было не похлопал Синтию по бедру, но передумал и поднялся.
        - Хорошо. Давайте все оставим, ладно?
        Найджел продолжал ковырять зубочисткой свои идеально чистые ногти. Его кремовая шелковая рубашка и светло-коричневые брюки демонстрировали небрежную элегантность, к которой он так привык в последнее время. Тобиас с трудом сдерживался, чтобы не вырвать у него зубочистку.
        - Ты там, Перис? - вдруг спросил Попс.
        - Здесь, - ответила Перис. Своими нервными пальцами она еще больше запутала волосы.
        - Знаешь, я ничего не ем. Здесь нечего есть.
        Перис обернулась и посмотрела сначала на Синтию, а потом на Тобиаса. Он не знал, что сказать. Она снова повернулась к микрофону:
        - Скажи, что я должна сделать?
        - Это правда, что с тобой Синтия? И эти бездельники братья Квинны?
        Она обхватила голову руками.
        - Это Тобиас нашел передвижную радиостанцию, Попс. Найджел и Синтия тоже здесь.
        - Значит, вы все можете меня слышать. Никто ничего не построит на той земле, которая видна из моего дома. Ясно?
        Перис резко вытянула руку, упреждая резкий ответ Тобиаса.
        - Ты же продал всю землю вокруг дома.
        - Я понял, что будет только парк. Для освобождения от налогов.
        - Удобная память, - пробормотал Тобиас. Синтия наклонилась к микрофону:
        - Попс, это я, Синтия. Как ты там?
        - Совсем как твоя мать, - сказал Попс. - Без царя в голове. Вышла замуж за одного из них.
        - Мы развелись, - сказала Синтия, улыбаясь Тобиасу. - Я одумалась.
        Перис крутанулась в своем кресле. В ее глазах Тобиас увидел боль и отвращение. Ему понравилось это. Очень.
        - Перис, - сказал Попс. - Один из моих радио-приятелей читал мне газеты.
        Настала очередь Тобиаса тихо выругаться.
        - Это ведь все вранье? - спросил Попс. - Ведь он не пытался тебя использовать?
        - Я уже говорила, что тебе надо обсудить все с Тобиасом, - сказала Перис, - когда Эмма соединила меня с тобой из отеля.
        - Газеты пишут, он пытается тебя подкупить. Пытается помочь тебе решить проблемы в твоем бизнесе, чтобы ты убедила меня сдаться.
        - Газеты говорят много неправды.
        Из динамика раздался кашель. Перис поднесла руку к груди.
        - Попс! С тобой все в порядке?
        - Слабею, - ответил он и снова закашлялся.
        - Поговори с Тобиасом, - сказала Перис. - Он как раз здесь и хочет все выяснить.
        Приглушенное проклятие раздалось в фургоне.
        - Если я услышу голос этого вандала, то выключу радио. И больше вы меня не услышите.
        Тобиас скрестил руки на груди. Радист встретился с ним взглядом и пожал плечами.
        - Вот чего я хочу, - сказал Попс. - Я хочу, чтобы ты, Перис, это сделала. Заставь Квинна написать мне бумагу. Официальную. Его адвокат и еще один, которого ты укажешь, проследят за этим. Понятно?
        Перис откинулась в кресле и провела ладонями по своей юбке.
        - Нет, - сказала она. - Я не понимаю. Если ты считаешь, что это дело для адвокатов, почему бы тебе не пригласить своего адвоката?
        - У меня больше нет адвоката. Не верю в них. Зачем платить кому-то за то, что можешь сделать сам?
        - Но ты хочешь, чтобы я наняла такого человека для тебя?
        - Только для этого дела. Мне нужна бумага, где бы говорилось, что пока я жив, здесь строительства не будет.
        - Старый ублюдок! - закричал Тобиас, не обращая внимания на успокаивающие жесты Перис. - Что за… Здорово разыграл! Сначала продал мне землю за целое состояние, взял деньги, а теперь угрожаешь уморить себя голодом, если я буду использовать то, что купил.
        - Ты мой должник, - взревел Попс. - Должен за то, что со мной сделал Сэм.
        Краем глаза Тобиас заметил, как Найджел в раздражении хлопнул себя по коленям.
        - Кто-то едет, - сказал радист. - В пикапе.
        Тобиас ничего не ответил.
        - Боже, только не это, - со вздохом сказала Синтия. - Больше мне ничего не надо.
        - Что ты говоришь? - переспросил Попс.
        Тобиас глядел на приближающийся потрепанный красно-белый пикап с самодельным деревянным навесом над кузовом.
        Автомобиль резко затормозил у передвижной радиостанции.

«Балк - лучше всех!» - гласила надпись буквами величиной с ладонь на его боку.
        - Балк лучше всех, - сварливо сказала Синтия, - звучит как реклама слабительного.
        - Синтия! - воскликнула Перис, выбираясь из кресла, чтобы распахнуть дверь. - Что на тебя нашло? Это же папа!
        Тобиас улыбнулся, увидев, как радостно, почти по-детски улыбается Перис. Она спрыгнула на землю и пошла навстречу высокому, худому мужчине, от которого, как родная дочь, унаследовала густые черные волосы и голубые глаза.
        - Если с ним и Берил приехала, я сблюю, - сказала Синтия, натягивая подол на края чулок. - Какая холера их принесла?
        - Пожалуй, я пойду прогуляюсь, - сказал радист и так и поступил, направившись к пустому вагончику прораба.
        - Было бы неплохо, если бы ты, дорогая, немного сбавила обороты, - сказал Найджел Синтии. С отсутствующим выражением от надавил зубочисткой на ее ладонь, дождался, пока она вскрикнет и пристально на нее посмотрел.
        Прежде чем Тобиас успел предотвратить дальнейшее кровопролитие, Перис вошла в фургон вместе с Морисом Делайтом. Она приложила палец к губам и снова села в кресло рядом с рацией.
        - Прости, Попс, - сказала она. - Здесь у нас есть кое-кто, кто хочет с тобой поговорить.
        - Не знаю, что у вас там происходит, - сказал Попс. - Я с каждой минутой становлюсь слабее, а вы заставляете меня ждать, пока вы там переругиваетесь. Я уже сказал тебе, что мне нужно. Официальная бумага, подписанная Квинном. Никакого строительства на моей земле, пока я жив.
        - Это не твоя…
        - На всей земле, которая была моей.
        - Это возмутительно, - сказала Перис.
        - Сэм поступил со мной возмутительно, - сказал Попс. - Много лет я ждал, чтобы отплатить ему. Время пришло. Или молодой Квинн сделает, что я хочу, или я вышибу его из бизнеса.
        Если это не заговор против меня, то что же это еще, подумал Тобиас.
        Мягко, но уверенно Морис Делайт отодвинул свою дочь в сторону и наклонился, чтобы поговорить с отцом.
        - Пап, это я, Морис.
        У старика челюсть отпала, подумал Тобиас. Ответа не было.
        - Я все время слежу за тем, что у тебя происходит, - продолжал Морис. У него было такое же тонко очерченное, выразительное, как у Перис, лицо, только постаревшее. - Новость о последней глупости я узнал вчера. Ехал всю ночь.
        - Глупости? - Голос Попса звучал так, словно его вот-вот хватит удар. - Разрази меня гром, но я не собираюсь выслушивать прилюдные оскорбления от родного сына.
        - Это хорошо, - ответил Морис. - А то ведешь себя, как старый дурак. Если не хочешь, чтобы все знали, в чем истинная причина, тогда нам лучше поговорить вдвоем. Поумерь свою вспыльчивую гордыню, папа. Я выхожу к тебе. Опускай мост. Мы разберемся во всем без лишних свидетелей.
        Он не стал дожидаться ответа отца, вышел из фургона, похлопав Перис по плечу, любезно улыбнулся Синтии и решительно зашагал в сторону участка Попса.
        - Попс… - сказала Перис.
        Было хорошо слышно, как Попс выключил рацию.
        Грубая линялая хлопковая рубашка обтягивала прямую спину Мориса Делайта. Плетеный кожаный ремень удерживал на узких бедрах поношенные рабочие джинсы. Стоптанные коричневые ботинки повидали не одну зиму и лето в пыли и грязи штата Айдахо.
        - Ты на него похожа, - сказал Тобиас Перис. - И не только внешне. И как я раньше не замечал?
        Прикусив нижнюю губу, Перис смотрела, как ее отец, миновав мотки колючей проволоки, вступает на территорию Попса.
        - Понял! - воскликнул Тобиас. - Попс потому тебя и любит, что ты так похожа на Мориса.
        В глазах Перис за стеклами очков не было удивления.
        - Он скучает по папе, - сказала она спокойно. - А во мне он может принять даже то, чего не принимает в своем сыне. Я ведь не честолюбива - ну, не в обычном смысле, и не очень забочусь о… о внешнем преуспевании. Думаю, это и есть причина. А папа все такой же.
        Снова показались края чулок Синтии, а ее нога в босоножке востоновила нетерпеливое покачивание.
        - Попс не выносит Мориса, потому что Морис - неудачник. А где же Берил?
        - Твоя мама ведет дела в хозяйстве, - ответила Перис резко. - Папа сказал, они ждуг нас с тобой в гости.
        - Только после моей смерти, - возразила Синтия.
        - У тебя даже голос не такой как всегда, - сказала Перис. - Ты сердишься на что-то?
        - Перестаньте, - потребовал Найджел. - Что Морис собрался делать? Переплыть ров и вскарабкаться по стене?
        Синтия хихикнула:
        - Может быть, ему удастся войти в собачий лаз.
        - Ну нет, - сказал Тобиас, присаживаясь на верхнюю ступеньку в дверном проеме фургона. - Болельщики, посмотрите-ка!
        Подъемный мост, уродливое стальное чудовище, отделился от стены замка и медленно, рывками по несколько дюймов за раз, стал опускаться вниз, пока с грохотом не приземлился на место, подняв тучу пыли.
        Морис Делайт подошел к мосту, пересек его, и зев бетонного кургана поглотил его фигуру.
        Мост поднялся.

        Прошел еще час, прежде чем Перис услышала, что радио ожило.
        - Перис, - сказал отец. - Иди сюда и прихвати Тобиаса.
        Синтия вскочила.
        - Пора уж, - сказала она. - У меня скоро задница отвалится от сидения здесь.
        - Только Перис и Тобиас, - сказал отец. - Синтия, останься у рации. И ты, Найджел, тоже. Как только смогу, я вернусь к вам.
        - Синтия, - произнесла Перис, протягивая к ней руки. - Попс как всегда… Попс остается самим собой. Любит мелодраму. Потерпи немного.
        Избегая объятий Перис, Синтия повернулась к ней спиной. Перис, постояв немного, вышла из фургона и направилась к замку вместе с Тобиасом.
        - Жаль, что Попс обращается с Синтией, как с чужой, - сказала Перис, жалея при этом еще и о том, что не обула что-нибудь потяжелее летних сандалий на плоской подошве, в которые набивались мелкие камешки и пыль. - Ей очень обидно.
        - С ней не всегда обращались, как с чужой, - возразил Тобиас. - Когда вы росли, Попс и Эмма из кожи вон лезли, стараясь, чтобы все было хорошо. Синтия сама вызвала их отчуждение. И не могу сказать, что своим замужеством.
        Перис подумала, что Синтия побывала в изрядном количестве переделок как здесь, так и в Нью-Йорке, и это могло исчерпать любое терпение близких родственников.
        - Пора все это забыть.
        - Ты умеешь прощать. Это замечательно. - По его голосу нельзя было сказать, что он действительно так думает. - А вот и мост для нас опускают. Я думал, больше уже никогда не увижу этот дом изнутри. Наверное, надо было взять пистолет.
        - Тобиас! - Перис остановилась, дождалась, пока он обернется к ней: - Кто теперь играет в мелодраму?
        Он коварно улыбался.
        - Сейчас не время шутить, - сказала она строго.
        Он не стал спорить; они перешли звенящий под ногами мост, который привел их к открытой двери, такой низкой, что им обоим пришлось наклонить головы, чтобы войти. Они попали в круглую пещеру прихожей, стены которой были отделаны штукатуркой цвета баклажана.
        Тобиас застонал. Перис сжала его руку. Тобиас не мог не согласиться с широко распространенной оценкой этого шедевра Попса: кошмар. А Перис забавляла детская любовь дедушки к большим игрушкам.
        Взяв Тобиаса под руку, Перис покинула холл через дверь, ведущую в большой внутренний двор, имевший форму воронки. Согласно представлению Попса об атриумах, двор был вымощен плиткой из белого камня; украшением служил кактус высотой в целый этаж с неоново-красными цветами, стоявший в огромном зеленом пластиковом горшке.
        - Страх божий, - пробормотал Тобиас.
        - Уникальный экземпляр, - возразила Перис и замолчала, изумленная. Тобиас сплел их пальцы и сказал:
        - Эмма? Вот неожиданность! Приятная неожиданность, надо заметить.
        - Эмма, - повторила Перис. - Ты же уехала. В круиз по диким местам.
        Эмма, озабоченно нахмурив брови, спешила им навстречу.
        - Я вас обманула. Я не поехала.
        - Никогда бы не заметил, - вставил Тобиас.
        - Мне пришлось остаться, чтобы ухаживать за ним. А он бы не отпустил меня, чтобы я никому не рассказала.
        Перис кинулась к ней:
        - Он и вправду плох? Может быть, его надо отвезти в больницу?
        - Лучше вам сначала с ним поговорить, - ответила Эмма. - Он готов. Морис всегда мог найти подход к отцу, когда Эдвард позволял ему высказаться.
        Перис хотела побежать, но не могла высвободить руку - Тобиас крепко держал ее и неторопливо шел следом.
        - Идите в кухню, - крикнула Эмма. - Я сейчас.
        - Никогда не прощу себе, что не относилась к нему серьезно, - сказала Перис, задыхаясь скорее от волнения, чем от бега. - Он слишком стар для потрясений. Да и для голодовок тоже.
        Кухня была средоточием всей жизни в замке. Попса, смирившегося с нелюбовью Эммы к поварским обязанностям, конечно же, можно было найти именно там.
        Из внутреннего двора к кухонной двери вел зигзагообразный коридор.
        Морис сидел на голом пластиковом стуле у круглого розового стола. К нему лицом и спиной к двери сидел Попс.
        Полки и столы были заполнены горшками, кастрюлями и прочей кухонной утварью. Рация Попса помещалась на столе, окруженном со всех сторон пустыми коробками из-под консервированной еды.
        - Попс! - закричала Перис, подбегая к нему и обвивая руками его шею. - Мы так о тебе беспокоимся! Надо что-то придумать, чтобы скорее поставить тебя на ноги.
        Еще одна пара таких же синих, как у Перис, глаз смотрела на нее снизу вверх.
        - Не суетись, - сказал он. - Сядь. И он пусть тоже сядет, - зажатой в руке вилкой Попс ткнул в сторону Тобиаса.
        Перис запечатлела поцелуй на щеке дедушки и осталась стоять. Тобиас, напротив, обошел комнату по периметру, пиная картонные коробки носком кроссовки.
        - Сядь, - повторил Попс, накалывая на вилку здоровенный кус куриного мяса, а также кусочек хлеба, намоченный в подливке, и отправляя все это в рот. - Не переношу, когда кто-то мельтешит, пока я ем.
        - Ты уговорил его поесть, - сказала Перис отцу. - Слава Богу. Ты очень хорошо выглядишь, Попс.
        - Гораздо лучше, чем очень хорошо, - ответил отец.
        - Великолепно, - подтвердил Тобиас. - Следи за желудком, Попс, тебе сейчас вредно много есть, после воздержания-то, а?
        Попс ткнул вилкой в его сторону еще раз.
        - Хватит, молодой Квинн!
        - А что ж все это значит? - спросил Тобиас и, обойдя Эмму, продолжал рассматривать коробки. - Только что доставили вертолетом, да? Консервированный лосось. Консервированные фрукты. Сушеные фрукты. Крупа. Макароны. Соусы. Консервированный паштет. Сушеные грибы. А здесь? Икра? Слабеем от голода?
        Попс продолжал есть пироги: цыпленком.
        - Мой папа неверно понял некоторые вещи, - сказал Морис, обращаясь к Тобиасу и указывая Перис, чтобы она заняла место рядом с ним. - Он не осознал, что твой дед и ты - разные люди.
        - Нет, осознал, - кротко сказал Попс. - Все по Библии. Грехи отцов, сынок. Иногда цель оправдывает средства.
        Тобиас без всякого выражения смотрел на Попса. Его густые волосы стали седыми, но еще не поредели; на костях этого красавца было куда больше плоти, чем у отца Перис. Попс мотнул головой в сторону сына.
        - Ты-то знаешь, о чем я.
        - Папа поторопился, - почти беззаботно сказал отец Перис. - Похоже, он подготовился к десятилетней осаде, и пока только приучает себя к мысли, что иногда придется пропустить обед или ужин.
        - Бывает, приходится и соврать, - сказал, защищаясь, Попс. - А вы бы что сделали на моем месте? Надо было, чтобы никто не видел, как подвозят еду. Эмма привозила продукты по ночам.
        - Эмма? - Перис повернулась к бабушке. - Так ты ему помогала? Жила в Сиэтле, а сама…
        - Нет, - ответила Эмма. - Я не вернулась, но начала беспокоиться о дедушке. И вот однажды я решила помириться с ним, хотя бы временно, я должна была помочь ему, что бы он ни задумал.
        - Обманывать нас и пытаться разорить Тобиаса?
        - Ты не понимаешь, - ответила Эмма и взглянула на Тобиаса. - Никто не поймет. Слава Богу, все позади.
        Попс помахал вилкой.
        - Расскажи им, Морис. Пора вытаскивать все грязное белье. Расскажи им про свою мать и Сэма Квинна.
        - Эдвард, - пробормотала Эмма. - Ну зачем…
        - Это все смешно, - проговорил Морис Делайт. - Иди сюда, Тобиас. - Когда же Тобиас с явной неохотой подошел, Морис продолжал: - Мам, это твоя история. Рассказывай.
        - Если только этот негодяй, сидящий сейчас с набитым ртом, согласится предать все забвению, - Эмма, красивая, как в молодости, в бежевом шелковом платье, придвинулась к мужу. - Обещай мне, Эдвард. Если да, то я останусь в твоей дурацкой тюрьме, пока, по крайней мере, ты не захочешь поднять мост.
        Впервые выражение лица Попса изменилось. Он повернул к жене внезапно помолодевшее лицо.
        - Останешься?
        - Да. Останусь. Я люблю тебя, старый ты идиот.
        Сердце Перис сжалось. Она посмотрела на деда и ощутила слезы на щеках. Было заметно, как дед сглотнул комок в горле, прежде чем сказать:
        - Что ж, я рад, что ты одумалась.
        Эмма тронула кончиком туфли белую бетонную стену.
        - Тобиас, когда-то я гуляла с твоим дедом.
        - Когда? - спросил Тобиас после небольшой паузы и посмотрел на Перис.
        Перис испугалась.
        - Когда? - переспросила она. Эмма одернула жакет.
        - Конечно, до того, как я вышла замуж за вашего деда.
        - Мы были помолвлены, - сказал Попс, хмурясь.
        - Нет, ты только пообещал на мне жениться, - возразила Эмма. - Ты тогда еще не подарил мне кольцо и не разговаривал с моим отцом.
        - Обещания должно было хватить. Все бы было ничего, если бы ты сама мне об этом рассказала. Но ты не призналась, а я узнал от Сэма.
        - Зачем мой дед тебе рассказал? - спросил Тобиас.
        - Чтобы утереть мне нос, - ответил Попс. - Твой отец родился ровно через девять месяцев после их свадьбы. Или, если ты спросишь меня, даже немного раньше.
        - Эдвард… - предостерегающе проговорила Эмма. Перис и Тобиас с облегчением переглянулись. Все-таки они не были родственниками!
        - Все хотят правды, - обвиняюще начал Попс. - Все ее получают. Нам с Эммой потребовалось немного больше времени, чтобы родился Морис. Сэм был так горд собой, что сказал…
        - Он тогда много выпил, - вмешалась Эмма. Попс оттолкнул пустую тарелку.
        - Не может быть оправданий для тех, кто бросает тень на мужскую дружбу. Сэм сказал, что моя Эмма забеременела бы гораздо быстрее, если бы тогда осталась с ним, а не вышла замуж за меня.
        - Он сказал это через тридцать пять лет после того как вы поженились, - с раздражением вставил Морис. - А ты из-за этого расстался с лучшим другом.
        - Они оба виноваты, - сказал Тобиас, удивив Перис. - Мой дед никогда не умел сдаваться.
        - А сейчас он уже умер. Так что никаких поцелуев и примирений, да, пап? - спросил Морис.
        Попс сложил руки на животе.
        - Кому пришла в голову эта вендетта? - спросил Тобиас так спокойно, что Перис не сразу поняла, о чем он спрашивает.
        - Что ты сказал, парень? - спросил его Попс.
        - Ты слышал. Кто нашептал тебе, чтобы ты объявил мне войну?
        Перис приготовилась уже услышать от Попса горячий ответ, ведь он гордился тем, что не прислушивается ни к чьим советам.
        Ответа не последовало. Попс, звучно рыгнув, поднялся из-за стола и пересек комнату.
        - Морис, - позвал он. - Подойди и помоги мне.
        Попс вытащил большой нижний ящик из стола и вместе с Морисом поднял его на стол. Тобиас едва успел убрать пустую тарелку Попса.
        С видом фокусника, вытаскивающего кролика из шляпы, Попс снял зеленый мешок для мусора, закрывавший содержимое ящика.
        - Видали? - с торжеством в голосе спросил он и посмотрел на Тобиаса. - Видишь, парень?
        Они все увидели, что лежит в ящике.
        - Не верю адвокатам, - продолжал Попс. - Да и банкирам тоже. Это те деньги, что ты заплатил мне за аренду земли, молодой Квинн. Видел когда-нибудь столько тысячедолларовых банкнот сразу?
        Тобиас медленно покачал головой.
        - За аренду?
        - Глупости все это! - сказала Эмма, взяв чайник и наливая в него воды. - Думаю, нам всем надо выпить чаю.
        - Не верю, что ты сам додумался испортить мне жизнь, - сказал Тобиас. - Кто-то тебе подсказал, как можно это сделать.
        - Говоришь, кому-то нужно думать за меня? - резко спросил Попс.
        - Я говорю, что ты бы не стал устраивать утечку информации для прессы. Мы знаем, врать ты умеешь. Сегодня мы в этом убедились. Но, пока ты тут сидишь, еще кто-то плетет интригу.
        На мгновение Перис подумала, что сейчас-то Попс ответит достойным образом. Но он изменил намерения и поднял пачку тысячедолларовых купюр.
        - Мои люди не натягивали колючую проволоку вокруг твоего дома, Попс. И ты знаешь это так же хорошо, как и я.
        - Ничего подобного, - взорвался Попс, лицо его побагровело. Излишний вес при его росте только добавлял ему внушительности. - Ты думаешь, это я ее там натянул?
        Не вступая с ним в перепалку, Тобиас поудобнее устроился на стуле.
        - Думаю, кто-то постарался для тебя, чтобы выставить меня в дурном свете. Твой приятель-радист должен был прочесть тебе местные газетенки, рассказавшие, что из этого вышло. Бедный старый затворник опутан колючей проволокой. Очень похоже на правду.
        Грозная гримаса повела брови Попса к переносице.
        - Чушь, - сказал он. - Покончим с этим. Давай, сынок, - он начал совать Морису деньги, которые держал в руках. - Никогда тебе ничего не давал, потому что не верил, что тебе это поможет. Ты честный человек. С такими деньгами дела у тебя и твоей глупой жены пойдут получше.
        С минуту Морис осознавал происходящее, а потом попытался оттолкнуть деньги.
        - Берил - хорошая, - сказал он с усилием. - Жизненные ценности… Они у нас с ней одинаковые. Мы не ждем дармовых благ.
        Попс опять протянул Морису пачку денег.
        - Это твое по праву. И больше я не желаю об этом слышать.
        Раздались всхлипы. Это плакала Эмма. Прижимая к носу платок, она улыбнулась сквозь слезы, текшие по лицу, и сказала:
        - Возьми, Морис. Мы с дедушкой очень хотим, чтобы ты взял их.
        Попс перебирал банкноты в ящике, как карточки в картотеке, словно не зная точно, что ищет.
        - Надоело мне это место, - пробормотал он. - Слишком долго я тут торчал. Пора его продавать.
        - Что? - Тобиас рассмеялся. - Старый ты дьявол! Насовал мне палок в колеса, а теперь хочешь смыться?
        - Куда бы ты поехала, Эмма? - спросил Попс, словно и не слыша Тобиаса. - Все еще хочешь на Аляску?
        Эмма все плакала, поэтому она только кивнула в ответ. Вздохнув с облегчением, Попс вытащил из ящика еще одну пачку денег.
        - Сначала Аляска. А потом мы отправимся в кругосветное путешествие.
        Тобиас поставил локти на стол.
        - Ты мне ничего не скажешь, а?
        - Нет, - коротко ответил Попс. - Нечего сказать. Что у вас с Перис?
        Перис почувствовала, что отец и Эмма смотрят на нее. Она же смотрела на свои руки, лежащие на коленях.
        - Ну, - громко сказал Попс. - Я задал тебе достаточно простой вопрос, молодой Квинн. Каковы твои намерения в отношении моей внучки? Должны же мы знать, Морис?
        - Я думаю, Перис достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать решения, - сказал Морис отнюдь не безразличным тоном.
        - Перис, - обратился к ней Тобиас, и когда она подняла на него глаза, спросил: - Что у нас с тобой?
        Перис сильно покраснела, а Тобиас усмехнулся и через стол протянул к ней руку. Перис нерешительно коснулась его ладони кончиками пальцев.
        - Черт их разберет, - проворчал Попс. - Черт разберет, что у этой молодежи на уме.
        - Что у нас, Перис?
        Перис вздохнула и сказала, склонив голову как бы в поклоне:
        - У меня самые честные намерения.
        - Кто их разберет? - пробормотал Попс.
        - Маленькие синие птички и тыквы? - предложил Тобиас. Он смотрел на нее совершенно серьезно.
        Сердце Перис замерло.
        - Не знаю. Может быть, лучше индейку?
        - Да? - разочарованно спросил Тобиас.
        - Посмотрим.
        Попс бросил пачку долларов и, подойдя к жене, обнял ее.
        - По мне, странное что-то они говорят. Но, наверное, друг друга они понимают, Эмма.
        Морис накрыл руку Перис своей огрубевшей от работы рукой.
        - Что бы ты ни решила, мы с Берил все примем. Что хорошо для тебя, хорошо и для нас, Перис, - он взглянул на Тобиаса. - Не ошибись на этот раз.
        - Пусть этот дом станет свадебным подарком для вас, - заговорил Попс, опуская кулак на розовую поверхность стола. - Вот так. Это лучший подарок от меня, а?
        Перис не осмелилась поднять глаза на Тобиаса, услышав его вздох.
        - Сначала, Эмма, на Аляску. А потом посмотрим весь мир. Лучше сделать это сейчас, пока я еще достаточно молод, чтобы получить от путешествия удовольствие.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

        - Ну, - сказал Найджел; прислонившись к пассажирской дверце джипа, он наблюдал, как Тобиас ведет машину. - Нас здесь как раз четверо. Мы с Синтией просто умираем от любопытства, что там произошло у Попса?
        В фургоне передвижной радиостанции они заехали аж в Эверетт, к северу от Сиэтла, где Тобиас оставил свою машину. Тобиасу хотелось, чтобы рядом с ним сидела Перис, а Синтии бы лучше и вообще не было. Но, пока он не довезет Синтию с Найджелом до дома, приходилось мириться с тем, что есть.
        - Рассказывай, - теребил его Найджел. - Вы оба и двух слов не сказали с тех пор, как вышли оттуда. Старик как, на смертном одре или нет?
        - С Попсом все будет в порядке, - сказала Перис.
        - Куда вас двоих отвезти? - спросил Тобиас.
        - Ко мне, - потребовала Синтия. - Нам с Перис надо поговорить.
        - Я имел в виду, тебя и Найджела, - Тобиас перестроился в левый ряд и прибавил скорость. - К тебе так к тебе. У нас с Перис свои планы.
        Тобиас почувствовал, как разозлилась Синтия, и это неожиданно обрадовало его.
        - Так и быть, отвези Синтию домой, - сказал Найджел совершенно спокойно. - А я вернусь в офис, мне надо закончить кое-какую работу. Из-за этой увеселительной прогулки я отложил дела.
        Во второй раз за этот день Тобиас испытал благодарность к своему сводному брату.
        Тобиас не мог поделиться с Перис своими мыслями, но он намеренно отвез сначала Найджела в офис на улицу Стюарт, а потом вернулся к дому Синтии. Вчера вечером Перис говорила о том, что Вивиан Эстесс надела на вечер у Астора Бэркена копию ее ожерелья. Почти в той же фразе, и вряд ли случайно она обмолвилась, что ходят слухи, будто его с Вивиан связывает нечто большее, чем просто знакомство.
        Когда же Тобиас напрямую спросил, не Синтия ли выдвинула предположение, что так или иначе не без его помощи у Вивиан появилось это ожерелье, Перис втянула голову в плечи и перевела разговор на другую тему.
        Чтобы упредить все попытки Синтии навредить им с Перис, лучше всего пойти на открытую конфронтацию с Синтией в присутствии Перис.
        Когда Тобиас возвестил о своем намерении «проводить Синтию до дверей, чтобы с ней ничего не случилось по дороге», Перис весело улыбнулась. Синтия показала ей кулак и первая вошла в дом. У дверей лифта она обернулась к ним:
        - Вовсе необязательно подниматься со мной.
        - Нам надо, - ответила Перис.
        - Нам надо, - повторил Тобиас вслед за ней. - Синтия, мы так долго были врагами. Почему бы не закопать топор войны?
        Лифт нес их вверх, а Синтия, нервничая, покусывала остренькими зубками нижнюю губу.
        У ее двери лежала длинная коробка из цветочного магазина. Синтия ахнула, подхватила коробку и, разглядывая сквозь целлофановую крышку желтые розы, вошла вместе с Тобиасом и Перис в квартиру, которую занимала после развода.
        Тобиас раньше здесь не был. И больше не собирался сюда приходить.
        Розы рассеяли нервозность Синтии.
        - Помоги мне поставить их в воду, - губки Синтии изогнулись в самодовольной улыбке. - Нам всем надо немного выпить. Сделаешь одолжение, Тоби? - Она зашагала в кухню, которой, судя по царившему там идеальному порядку, никогда не пользовалась, держа коробку, как ребенка, на сгибе руки.
        - Вино в холодильнике, - пропела она. - Но сначала достань вон ту хрустальную вазу, дорогой.
        Тобиас стиснул зубы. Ей удалось eго задеть. И вдвойне удалось, если она хотела показать Перис, что еще может командовать им.
        Перис принесла высокую тяжелую вазу, на которую указала Синтия, и налила туда воды. Тобиас не стал доставать вино.
        - Мы хотели поговорить с тобой об ожерелье, в котором Вивиан была у Астора Бэркена, - он присел на низкий столик под висящим на стене телефоном. - У Перис сложилось мнение, что мое имя когда-то было связано с именем Вивиан. Ты что-нибудь об этом знаешь?
        - С чего ты взял? - Синтия, избегая смотреть на них, откинула волосы с лица. Она вынула розы из коробки и положила их на столешницу из черного мрамора рядом с раковиной, достала ножницы из ящичка с металлической отделкой и принялась подрезать концы стеблей.
        - То есть до тебя никогда не доходили слухи обо мне и Вивиан?
        - Никогда, - отрезала Синтия и уронила цветок в воду.
        Тобиас заметил, что она не показала никакого интереса к конверту, приложенному к такому недешевому подарку.
        - А ты не хочешь прочесть записку?
        - Ой, - она кокетливо прикусила язычок. - Я знаю, от кого эти цветы, - и заговорщически улыбнулась.
        Тобиас думал, что она уже не сможет испортить мнение о себе в его глазах; оказалось, он ошибался.
        - Почему бы тебе не поделиться с нами своим секретом? Мы с Перис хотим знать каждый счастливый момент в твоей жизни, правда, Перис?
        Милая Перис, Плакса в запыленных сандалиях, - все ее чувства ясно читались в ее взгляде. Она не заслужила этого, особенно после того, что ей пришлось пережить.
        - Ну да ладно, - поспешно сказал Тобиас. - Что-то в словах Перис натолкнуло меня на мысль, что ты можешь знать, откуда у Вивиан ожерелье.
        - Перис! - Синтия резко повернулась к ней. - Ты ему ничего не говорила?
        - Нет… - Перис округлила глаза и отступила на шаг. - Наверное, он догадался, что мы с тобой обсуждали это. Ты с Вивиан больше не говорила?
        - Ты же обещала, - Синтия надула губки.
        Перис нетерпеливо вздохнула.
        - Говорила или нет? Ты просила меня ничего не делать, пока не поговоришь с ней.
        - Что, при нем говорить будешь?
        Тобиас встретился с Перис глазами. Она выпятила подбородок.
        - И скажу. А ты говорила с Вивиан?
        Разъяренная Синтия кое-как обломала концы стеблей и сунула розы в вазу.
        - Я никогда и не считала, что ты на моей стороне, - пробормотала она. - Всегда только и ждешь, как бы поставить меня в дурацкое положение.
        - Синтия…
        - У меня были дела! - Она пристально смотрела на Перис. - У меня есть своя жизнь. Пока ты трахалась с моим бывшим мужем, я писала книгу.
        Перис побледнела и закрыла ладошкой рот.
        - Ты…
        Тобиас оттолкнул Синтию и обнял Перис за талию.
        - Мы с Перис собираемся пожениться. И раз она хочет и дальше поддерживать с тобой родственные отношения, я сделаю все, что в моих силах, чтобы не наставить тебе синяков прямо сейчас. Но попадись ты мне еще раз, и я, боюсь, не смогу с собой совладать.
        Теперь побледнела Синтия. Кожа вокруг рта стала совсем белой. Она невидяще посмотрела на них, потом на коробку, в которой уже не было ничего, кроме длинного узкого конверта, на лицевой стороне которого было напечатано ее имя.
        Когда она поднимала конверт, он дрожал.
        - Нет, - произнесла она тихо. - Ты этого не сделаешь, - она разорвала конверт и сунула руку внутрь.
        - Ну, пожалуйста, - сказала Перис, - неужели мы не можем по-хорошему?
        Глаза Синтии полыхали гневом.
        - Лгунья, - ответила она. - Обманщица. Разыгрываешь невинность, а в душе - лгунья.
        Тобиас шагнул к ней. Перис едва удержала его.
        - Да что ты, Синтия? - спросила Перис.
        Тобиас, нахмурившись, посмотрел на Синтию. По ее лицу словно проходили волны, меняя выражение. Взгляд помутился. Губы тряслись. Кожа на скулах обмякла под тяжелым взглядом Тобиаса. Она медленно вытащила руку из конверта.
        Перис вскрикнула.
        - Черт, - пробормотал Тобиас; он подскочил к Синтии, схватил ее за запястье, рванул конверт и, подтащив к раковине, встряхнул ее руку.
        В конверте лежал пластиковый пакет, который Синтия проткнула своими длинными ногтями. На сияющую стальную поверхность раковины потекла темная старая кровь, выскользнул перепутанный клубок внутренностей какого-то животного. Кровь стекала по подолу темно-зеленого платья и по чулкам Синтии. Капли растекались по белому кафелю пола, как густой желатин.
        - Что там написано, Перис?
        Перис вытащила из конверта открытку и прочла:
        - Врагов надо выбирать более тщательно, чем друзей, - держа открытку за уголок, она рассеянно посмотрела на Тобиаса и спросила: - Что это значит?
        - Это угроза! - заверещала Синтия, дрожа всем телом. - Вуду. И вы думаете, я буду разговаривать с этой женщиной?
        Тобиас открыл кран и подставил скользкие руки Синтии под струю воды.
        - С какой женщиной? - спросил он по возможности ласково.
        - Вивиан! Кто же еще занимается черной магией?
        - Я вообще никого не знаю. А с чего ей угрожать тебе? - Тобиас понял, что Синтия потеряла голову от страха.
        - Она ревнива. Она догадалась, что Биллу сейчас нужна я. Она понимает, что он придет ко мне, как только отделается от нее.
        - Если она не убьет тебя раньше, - сказал Тобиас голосом, каким обычно читают надписи на могилах. - Перис, наверное, Синтии надо дать побыть одной.
        Перис не возражала. Они вышли из квартиры, и Тобиас закрыл за собой дверь.
        Потом они услышали, как визжит Синтия. Она визжала и визжала. Перис потянулась к дверной ручке, но Тобиас ее остановил.
        - Переживет. Мы с тобой оба знаем, что она вечно верещит, чтобы снять напряжение. В истериках она поднаторела. Уж я-то знаю. Думаю, пора нанести визит Вивиан.

        Как сказала им горничная, Билл был в городе по делам, а мисс Эстесс находилась у бассейна.
        Многоэтажный особняк Билла Бауи всего в миле от дома, в котором теперь жил Найджел, тоже был обращен фасадом к заливу. Комнаты были уставлены антикварными безделушками, которые Вивиан привезла с собой из Нового Орлеана. Интерьер, подернутый патиной времени, полностью соответствовал старинной наружной кирпичной кладке, увитой плющом.
        Пышные белые розы в вазах, расставленных в большой элегантной гостиной, дверь из которой вела во внутренний двор, отражались в блестящей поверхности рояля, в крышке стола черного дерева на ножках в виде львиных лап и в огромном зеркале, обрамленном золоченой рамой, висевшем над камином.
        Розы наполняли влажный послеобеденный воздух густым ароматом.
        Шагая по бесценным шелковым коврам и сияющему паркету, Перис думала о своих пыльных ногах в простых сандалиях.
        Горничная привела их во двор и удалилась.
        Тобиас взял Перис за руку и шагнул вперед.
        Большую часть двора, вымощенного зеленой плиткой неправильной формы, занимал круглый бассейн. Кирпичную стену украшали вазы, в которых рос виноград и вьющиеся цветы. За стеной в солнечных лучах поблескивала вода озера Вашингтон.
        Перис почувствовала себя, как маленькая девочка из бедных кварталов, которая вдруг оказалась в рождественской сказке.
        В шезлонге у края бассейна раскинулась Вивиан - высокая, соблазнительно стройная; загар на ней по цвету напоминал мед. Ярко-розовый купальный костюм без малейшей морщинки обтягивал ее тело. Лак на пальцах (на руках и на ногах) был того же цвета. В тон купальнику и лаку была и помада на губах. Она подняла взгляд от книги, которую читала, сдвинула на лоб солнечные очки и помахала им рукой.
        - Тобиас, - и Вивиан, отбросив книгу, поправила соломенную шляпу на голове. - Кто это с тобой?
        - Гадкий утенок, - тихонько сказала Перис.
        Тобиас посмеялся и обнял ее за талию своей крепкой рукой.
        - Это моя невеста, - сказал он. - Перис Делайт. Вы встречались в госпитале, да и в других местах, Вивиан.
        - О-о! - Вивиан медленно поднялась. - Как чудесно, милые мои. Ах, свадьба! Ах, как жаль, что Билла нет дома! Мари! - Вивиан босиком прошлепала к двери, откуда появилась служанка, впустившая их в дом. - Пожалуйста, Мари, шампанского. И три бокала. Побыстрее.
        Отдав приказание служанке, Вивиан взялась обнимать и целовать Тобиаса и Перис.
        - Может, я сама и не верю в брак, но идея свадьбы мне нравится. Это так романтично.
        Перис чувствовала себя совершено подавленной в присутствии этой блистательной особы.
        - Спасибо, - сказал Тобиас. - Я рад, что ты не возражаешь. Это не ты послала Синтии пакетик с цыплячьими потрохами?
        Вивиан так и замерла с распростертыми объятьями.
        - М-мм…
        Она опустила руки и вернулась к своему шезлонгу.
        - Садитесь, друзья, устраивайтесь поудобнее.
        - Отправляла?
        - Ты думаешь, такая милая девочка, как я, способна на подобную гадость?
        Перис заметила, как нелегко далась Тобиасу улыбка.
        - У тебя определенная репутация, которой ни у кого больше нет в наших краях.
        - Хм, - Вивиан разглядывала ногти. - Это означает, что в любом случае - делала ли я это, или нет, подозрение упадет на меня.
        - Логично.
        - И, - прибавила Вивиан, глядя на них поверх очков, - если эта грязная проделка чему-нибудь научит Синтию, не все ли равно, кто это сделал? Я не удивлюсь, если она опять неверно выбрала себе врага, а вы?
        Перис села в шезлонг, который пододвинул для нее Тобиас.
        - И я не удивлюсь, - сказал он. - Но мне бы хотелось быть уверенным, что все это было затеяно только с целью напугать ее…
        - До истерики? - закончила за него Вивиан. - Не забивай этим свою красивую голову. Вам с Перис предстоят гораздо более приятные заботы. Оставь ты в покое Синтию. До нее и так дойдет. Я надеюсь, она исправится.
        Иными словами, не отрицая их предположения, Вивиан признала, что это она отправила Синтии ужасный букет.
        Почувствовав облегчение, Перис подумала, что она бы не хотела иметь эту женщину среди своих врагов.
        Появилось шампанское в серебряном ведерке. Вивиан сама разлила его в плоские бокалы.
        - Узких нет, - сказала она. - Дурацкие новомодные идеи. Теперь нужно, чтобы пузырьки побыстрее вышли.
        Перис не стала ничего говорить и вежливо улыбнулась в ответ на простой тост с пожеланием любви, здоровья и счастья. Шампанское по вкусу отличалось от того, что она обычно покупала в бакалейном магазинчике.
        - Мы с Перис хотели вот еще что с тобой обсудить, - продолжил разговор Тобиас. - Ожерелье, в котором ты была у Астора Бэркена…
        - Ах, Господи! - Вивиан выпрямилась, - Перис, вы представляете, я и понятия не имела, что это вы его сделали. У вас получаются чудесные вещи.
        Им надо было заранее договориться, как разговаривать с Вивиан. Тобиас слегка покачал головой.
        - Мы бы хотели узнать, где ты его купила, - сказал он. - Перис была очень удивлена, увидев его на тебе в тот вечер.
        Вивиан сняла очки.
        - Это так странно. Я не покупала его.
        Перис поставила свой бокал с шампанским.
        - И Синтия мне так сказала. Я так поняла, она с вами об этом говорила.
        Взгляд зеленых глаз Вивиан стал невыразительным.
        - Очень коротко. Вряд ли мы с ней будем впредь разговаривать о чем бы то ни было, - она снова вручила Перис ее бокал и улыбнулась. - Вы мне понравились. Мне кажется, вы очень Тобиасу подойдете.
        - Спасибо, - ответил Тобиас. - Мне неприятно на этом останавливаться, но откуда появилось это ожерелье?
        - Видишь ли, - Вивиан поежилась, - я думала, что это Билл прислал его, потому что он знал, что я буду в золотистом платье, но это был не он. Мы так и не знаем, кто же его мне прислал.

        Перис оказалась непоколебимой, сколько Тобиас ее ни уговаривал. Тогда он положил руки ей на плечи и поцеловал ее долгим поцелуем.
        - Ну, пожалуйста, - просил он.
        - Нет, не могу, - она открыла ключом дверь в свой дом. - Альдонза, наверное, потеряла меня. И потом, мне надо собраться. И подумать.
        - Подумать? - Он помрачнел и нахмурился. - О чем подумать? Не о том ли, чтобы отказаться выходить за меня замуж?
        - Нам надо будет это еще раз обсудить, - ответила Перис, но улыбнулась. - Во-первых, демаркационная линия.
        Он наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза.
        - Демаркационная линия?
        - Между твоей и моей независимостью.
        - Мне не нужна никакая независимость.
        Перис засмеялась.
        - Мне не нужна, - повторил он, подавляя обиду. - Я удивлен, что тебе нужна независимость.
        - Только в редких случаях. Например, в ванной - иногда, - или сейчас, когда мне надо собраться.
        - Так и быть, ванную, иногда, я тебе уступлю, - он стал серьезным. - Но оставлять тебя сегодня здесь мне бы не хотелось. Перис, это место мне не кажется безопасным.
        - А мне кажется. Ничего со мной не будет. Да и вообще, кажется, тебе только пытались помешать.
        - Кажется?
        - Пытались. Но сейчас уже все открылось. И у нас все будет хорошо. И у тебя. Попс сдался. Скагит-проект может развиваться. У нас даже замок свой там будет!
        Он вздрогнул.
        - Не напоминай мне.
        - Ну, я пошла, Тобиас. Я поговорю с Мэри и со всеми, кто дома. Потом позвоню.
        - А потом я приеду и заберу тебя?
        - Да, но не сегодня.
        Тобиас изобразил разочарование.
        - Я не усну без тебя.
        - Уснешь.
        - Ты в «Голубую дверь» сегодня не пойдешь?
        - Нет, старый ревнивец, не пойду.
        - Ну почему я не могу побыть с тобой здесь?
        Перис поцеловала его так быстро, что он не успел продлить это событие.
        - Потому что, если ты останешься, я ничего не сделаю.
        - Но я не смогу уснуть без тебя.
        Перис открыла дверь и ступила на порог.
        - Иди домой. Я позвоню тебе.
        - Когда?
        - Как раз вовремя, чтобы уговорить тебя поспать, - и закрыла за собой дверь. Тобиас попятился и, задрав голову, посмотрел на здание. Сумерки начали набрасывать тени на грязные кирпичи и зажигать в окнах таинственное мерцание.
        Было тепло, но Тобиаса пробирала дрожь.
        День оказался бесконечным. Тобиас сел в джип и повернул ключ в замке зажигания.
        Здесь, в этом доме, где Тобиас ощущал смутную угрозу, Перис ему не принадлежала. С тяжелым сердцем он отъехал от тротуара.
        Домой. Там он выпьет и сядет к телефону ждать ее звонка.

        ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

        Перис ничего не сказала Тобиасу, но в тот день, когда погиб Вормвуд, ей очень захотелось побыть дома одной.
        Его записка оставила ее в недоумении. Например, он ничего не сказал о том, что вынудило его предать ее. А она не могла заставить себя поверить, что ему так уж легко было это сделать.
        В кои-то веки Альдонза позволила взять себя на руки. Обернувшись вокруг шеи Перис как теплый мягкий воротник, она путешествовала из комнаты в комнату, пока Перис не вернулась к дивану с помятой картонной коробкой в руках.
        Из коробки Перис достала мебель, которую она придумала для кукольного домика; Вормвуд сам сделал ее и раскрасил. Это был его подарок на Рождество, в тот год, когда он только поселился в ее квартире.

«Когда-нибудь у тебя будет маленькая дочка, - сказал он тогда. - А пока ты сама в некоторых отношениях маленькая девочка. Понимаешь? Тарелка убежала вместе со скрипкой и все такое». Перис улыбнулась сквозь слезы. «Ложка», - поправила она его. «Не с этого стола», - сказал он и, улыбаясь, показал ей свои новые игрушки.
        - Глупый, - сказала она тихо. - Почему ты не пришел ко мне? Почему не разрешил помочь тебе?
        Она взглянула на часы. Одиннадцать, совсем скоро она позвонит Тобиасу. Может быть, он придет и наконец-то будет с ней.
        Когда она вошла в квартиру, воздух был затхлым. А сейчас в открытое окно доносился густой вечерний запах от цветов в горшках, стоявших на площадке пожарной лестницы.
        Что за день. Просто трудно поверить.
        Тобиас увидел то, о чем она давно догадывалась. Попс бы очень оценил и даже восхитился ее отказом вступать в соревнование с кем-то иным помимо нее самой. Те же самые черты в характере его сына носили название слабости - до сего дня, по крайней мере. Сегодня в замке она стала свидетелем чуда - старик впервые признал сильные стороны характера своего сына.
        Перис любила отца. Его скрытое, но непоколебимое чувство чести, которое никогда не менялось. В Айдахо он нашел свою маленькую удачу - в простой жизни, в простом окружении. Перис понимала его потребности, но сама предпочитала легкую жизнь в городе. И она собиралась выйти замуж за человека, которому она нужна такая, какая есть.
        Замужество.
        Майкл превратился в мимолетное воспоминание о прошлом, не более того. Тобиас был ее настоящим, ее будущим.
        Она гордилась им. Только человек большой, благородной души мог задеть чувство собственного достоинства Попса, не выискивать, какие еще секреты тот таит.
        Она почувствовала холодок в груди и закрыла глаза. Дурные предчувствия никогда не мучали ее, но сейчас она боялась поверить, что ее мечта может стать правдой, что Тобиас не передумает или просто не скажет ей, что она услышала больше, чем он сказал.
        Но он любил ее и сказал ей об этом.
        Постукивание по стеклу испугало ее так, что у нее шея заболела. Она забилась в угол дивана и посмотрела в окно.
        Рама поднялась до самого верха, и в комнату просунулась голова.
        Перис подняла руку к горлу и истерически рассмеялась.
        - К черту, Сэм. Ты напугал меня до безумия.
        - А я тут цветочки поливаю, - сказал он, держа банку с водой. Затем обернулся и поставил ее между цветочных горшков. - Я поднялся с улицы. Не знал, что ты дома. Было очень жарко, не мог же я позволить твоим маргариткам увять.
        - Ты такой добрый.
        - …Но тебе захочется посмотреть на цветы - понюхать их. Все, что хочет Перис, она получает. Вот так, - он легко поклонился, изогнув шею в воротнике пиджака. - Перис - беззаботная фея цветов.
        - Сэм…
        - Пожалуйста, дорогая, зови меня Самантой. Я иду с одного спектакля на другой.
        Задрав складчатую юбку из черного шифона, он забрался в комнату.
        - Там темно, - сказала Перис. - Ты можешь сломать шею на этой лестнице.
        Сэм в новом черном парике плюхнулся в ее кресло-качалку и вытянул ноги в чулках.
        - Мое альпинистское снаряжение при мне, - ответил он, поднимая ногу в совершенно неподходящей к его туалету черной туфле для бега. - Перис, подружка, я, наверное, старею.
        Перис положила обратно в коробку миниатюрный столик, сделанный Вормвудом.
        - Устал?
        - Устал и разочаровался в жизни.
        Перис сняла Альдонзу с плеча.
        - Непохоже на тебя, - он и не выглядел усталым. Перис наклонилась к нему:
        - Ты вышел без грима?
        - Смыл макияж, - Сэм резко раскачал кресло и сказал, повысив голос: - Тебе не приходило в голову, что это может мне не нравиться? Макияж? Насмешки?
        - Нет, - она и вправду об этом не задумывалась. - Я думала…
        - Ты думала. Многие люди думают, что они думают. Нет. Не думают. И ты не думаешь. Ты знаешь, кто я - под этими дурацкими тряпками?! Я мужчина. Но тебе нравятся другие. Меня ты не видишь.
        - Сэм! - Она кинулась к нему и встала на колени у кресла. - Конечно, я вижу тебя, как мужчину. Ты удивительный, сильный, невероятно привлекательный мужчина. Аи, я даже не знаю, как тебе все объяснить. У тебя так хорошо получается то, что ты делаешь. Ты смешишь людей. Одежда у тебя очень яркая, а юмор тонкий. Ты действительно устал. Вот в чем дело.
        Так же резко, как раньше начал раскачиваться, Сэм остановился. Он смотрел на нее, не мигая, своими голубыми глазами. Перис почувствовала, как где-то в животе появился страх.
        - Может, позвать Джинну?
        У Сэма задергался нерв возле рта. Его губы приоткрылись, а большая ладонь накрыла обе ее ладошки, лежащие на поручне кресла.
        - Мне не нужна Джинна, - сказал он, поглаживая ее руки большим пальцем. - Ты все понимаешь. Ты как два человека. Чистая и простая на людях. И совсем другая дома. Ты поможешь мне, Перис?
        Срыв? Неужели у Сэма может быть нервный срыв или что-либо подобное?
        - Скажи, что я должна сделать. - Может быть, ему и не нужна Джинна, но она очень нужна Перис. У Джинны был особый дар, когда требовалось утешить и успокоить.
        - Мне надо уехать на время, - Сэм смотрел по-прежнему пристально. Перис стало неуютно. - Ты поможешь мне сделать это?
        - Джинна…
        - Никакой Джинны!
        Перис подпрыгнула. Его пальцы впились в ее руку. Сэм отвернулся.
        - Ну, пожалуйста. Я не могу сейчас думать о Джинне. На меня это плохо действует. У тебя есть, что выпить? Скоч, что ли?
        - Я… нет… Ты же знаешь меня. Все, что есть, - плохое вино в холодильнике.
        - Здорово. Мне пойдет. Прости, дружок. Мне очень жаль, что я испортил тебе настроение. Просто… Вормвуд… - Он прикрыл глаза рукой. - Мы иногда ругались. Я не могу поверить, что он умер.
        Перис сглотнула комок в горле. Она выплакала очень много слез за последние два дня.
        - Я знаю, - она встала и погладила его по голове. - Я принесу нам немного вина. Может быть, мы выпьем за него? Простимся с ним? Простим его? Он не был плохим человеком, совсем нет.
        Сэм снял ее руку со своего затылка.
        - Такая хорошая, - но его улыбка не понравилась Перис. - Хорошая маленькая девочка.
        - Я принесу вина.
        На дрожащих ногах она быстро пошла в кухню. Ей вовсе не вино было нужно. Прежде чем открыть холодильник, она поставила чайник на огонь. Открытая бутылка белого вина стояла где-то в холодильнике. Так как все дружно объявили его непригодным для питья, Перис добавляла его, когда что-нибудь готовила.
        Она широко открыла дверцу и наклонилась, осматривая полки.
        - Белое вино, где ты? Выходи, где ты?
        Позади нее - скрип-скрип - послышались тихие шаги. Волоски на шее Перис поднялись дыбом, но она не обернулась. Глупая. Это же Сэм.
        - Если я не ошибаюсь, - сказала она, - кто-то стянул наше бесценное вино.
        - Люди бывают так невоспитанны.
        - Ах, вот и оно. В самом углу, - она взяла бутылку за горлышко и начала выпрямляться.
        От удара в шею у нее подогнулись колени.
        - Сэм!
        - Не о чем беспокоиться, курочка, - его пальцы, вцепившиеся ей в волосы, царапали кожу на голове. Она не могла обернуться. - Попроси Сэмми присмотреть за тобой.
        - Сэм! Что…
        Какое-то шуршание рядом с ней. Полиэтиленовый пакет. Он опустился на ее лицо.
        Она выбросила вперед руки, хватая воздух. Вино из упавшей бутылки растеклось по полу кляксой, окруженной рамкой битого стекла.
        Удушье.
        Дверь холодильника распахнулась.
        - Перестань! - Слова застревали у нее в горле. - Перестань…
        Она царапала полиэтилен.
        Рука, которая держала ее, поймала руки и прижала локти к бокам.
        В глазах у нее потемнело.
        Жар рвался изнутри головы; она пищала:
        - Сэм, Сэм!
        С краев наплывала чернота, вытесняя красный жар.
        - Не могу, не могу дышать.

        Вечера с сюрпризами не входили в число любимых способов времяпрепровождения Тобиаса. Но этот - совсем другое дело. На этом ему не надо будет изображать веселье.
        Он надеялся, что Перис не будет расстроена, когда увидит, что ее спокойный вечер дома потревожен вечеринкой, затеянной с целью повеселить ее. Хотя эта квартира больше не будет ее домом. Перис теперь его девушка, и после этого вечера он вознамерился приложить все усилия, чтобы она осталась с ним.
        Здание напротив их дома, сказал ему по телефону Сэм. Припаркуйся за пару кварталов, чтобы Перис не увидела твой джип и не догадалась о том, что что-то готовится.
        Войдешь через парадный вход, дверь будет незаперта, и поднимайся в квартиру на пятом этаже. Мэри, которая проявила настойчивость в желании поучаствовать в этом событии, поднимется к Перис и под благовидным предлогом вызовет ее в дом через улицу.
        Следуя указаниям Сэма, Тобиас вошел в дверь дома напротив дома Перис. Он поморщился при звуках оглушительного хэви-метала, громыхавшего из квартиры на первом этаже.
        На стеклянных панелях дверей второго этажа золотые буквы извещали: Шмидт, Шмидт и Уэйверли, адвокаты.
        Свет за стеклами не горел.
        Следующий пролет Тобиас преодолел, шагая через две ступени, и попал на следующий этаж, тоже полный темных офисов.
        На пятом этаже он постоял, внезапно пожалев, что у него нет для Перис подарка. Кольцо. До сей минуты он об этом и не думал. Она почти не носила украшений. Тобиас улыбнулся, думая о ее умелых, ничем не украшенных руках. Женщина делает чудесные украшения, но очень редко думает о том, чтобы надеть что-нибудь самой.
        Ему очень нравилось, как она выглядит. Они бы вместе выбрали кольцо, и он надел бы ей его наедине. Чтобы были только они вдвоем.
        Как и было обещано, дверь квартиры на пятом этаже была открыта, и Тобиас вошел без звонка.
        - Эй! - сказал он тихо. - Ребята, я забыл пароль.
        - Сюда, - раздался приглушенный голос Сэма. - Все в спальне.
        - Надеюсь, у нее с сердцем плохо не станет при виде нас, - сказал Тобиас. Сэма ему было не видно. - Может, будем толочься при свете, ей и так понравится.
        - Нет. Так можно все испортить.
        Тобиас пожал плечами и пересек темную комнату. Никаких силуэтов мебели не было видно.
        - Чья это квартира?
        - Одного друга, - коротко ответил Сэм. - Я попросил его на время. Быстрее можешь?
        - Пахнет как в могиле.
        Сэм закашлялся и пробормотал что-то неразборчивое.
        - Ты уверен, что Мэри удастся ее сюда вытащить? - Тобиасу уже меньше нравилась вся затея.
        - Совершенно уверен, - сказал Сэм - Входи же. Ты последний. Я буду стоять и смотреть, когда они пойдут.
        Это все-таки друзья Перис. Так что ему надо спрятать свою неприязнь и слушаться.
        - Быстрее, - сказал Сэм. - Кажется, я слышу шаги.
        Тобиас вошел в комнату, про которую вроде бы говорил Сэм, и попытался разглядеть хоть что-нибудь в темноте еще большей, чем та, которую он только что покинул. Запах плесени усилился.
        - Привет, - прошептал он, осторожно пробираясь вперед. - Не хочу наступить никому на ноги.
        Нет ответа.
        - Это Тобиас.
        Послышался скрип, похожий на визг, издаваемый дверными петлями.
        Поток яркого света от голой лампочки под потолком ослепил его.
        - Господи, - пробормотал он. - Кто это сделал?
        - Кто-то получше тебя, - сказал Сэм за его спиной. - Шагай. И не поворачивайся.
        Ему в спину уперся острый предмет, толкая его дальше в комнату. Тобиас осознал, что это пистолет, а через мгновенье увидел кровать и женщину на ней.
        Он рванулся к ней, но холодное железо затвора пистолета щелкнуло возле его уха.
        - Достаточно, - сказал Сэм. - Отсюда все хорошо видно. Ближе будет уже жадностью.
        Ее руки и ноги были разведены в стороны, запястья и лодыжки привязаны к круглым железным стойкам кровати. Ее молчание обеспечивалось намокшим от слюны кляпом из какой-то зеленой материи.
        Тобиас хотел обернуться.
        - Прямо, ты, вонючая задница, - возле его виска еще раз шевельнулся пистолет.
        Перис застонала.
        - Сукин ты сын, - сказал Тобиас, дрожа от гнева. - Что ты с ней сделал?
        Голос Сэма стал медовым.
        - Я заставил ее платить. Заставил показать свое истинное «я», - тыча пистолетом в лицо Тобиасу, он толкал его через комнату мимо кровати, мимо окна в дальний угол. - Вот какая она на самом деле - сука. Приставучая сука.
        Тобиасу приходилось сдерживаться и думать очень напряженно. Кляп был оторван от блузки или юбки Перис - обе части костюма валялись на полу.
        Шнур, стягивающий ее, был тонким.
        Ободранное, воспаленное тело было пурпурным и блестящим.
        Ее волосы, свернутые жгутом над головой и обвязанные вокруг одной из спиц спинки кровати, только добавляли мучений.
        На ней был низко вырезанный голубой кружевной бюстгальтер и трусики. И сандалии на ногах.
        - Я следил за вами из своей квартиры, - сказал Сэм. - Ты отвел ее домой, а я ждал. Потом я вышел, чтобы Мэри думала, что я возвращаюсь в клуб. Все было очень удачно. Как я и планировал. За угол. Вверх по пожарной лестнице. Я воспользовался пластиковым пакетом. Как только она потеряла сознание, я вытащил ее по пожарной лестнице.
        Она с трудом повела глазами и нашла взглядом Тобиаса. Тобиас постарался придать своему лицу мужества и спокойствия.
        - Труднее всего было переместить ее через улицу. Я перекинул ее руку вокруг своей шеи и потащил ее. Я пел и шумел - как будто мы оба пьяны, а она даже вырубилась, - он засмеялся и икнул. - Я надел черный парик на случай, если любопытная Мэри высунет нос на улицу. Я никогда не ношу черный парик, и это сработало. Сработало!
        - Вот это да! - Тобиас покачал головой, выражая таким образом, как он надеялся, почтительное восхищение. Лесть была единственным способом борьбы, который пришел ему на ум. - Блестяще. Ну ты и хитрый!
        Пистолет произвел еще один тычок.
        - Заткнись, льстивый ублюдок. Ты меня не проведешь. Я слишком долго ждал. Этой части не было в соглашении, но Синтия больше не будет командовать. Она обещала мне столько денег, сколько у меня никогда не было. Ей придется заплатить, иначе я заложу ее.
        Тобиас пристально смотрел в широко раскрытые глаза Перис. Он боялся что-нибудь сказать.
        - Она и Перис ненавидит, - продолжал Сэм. - Как и я. Всеобщая любимица. Безупречна, в то время, как Синтия всегда попадает в неловкое положение только потому, что у нее есть сердце.
        Желудок Тобиаса был зажат где-то в горле.
        - Это Синтия сказала, что она заплатит тебе, если ты сделаешь это с Перис?
        - Ты все верно понял. Я собираюсь убить ее, сечешь?
        К горлу подступила тошнота.
        - Для Синтии? - Тобиас так и не смог осознать всего.
        - Для себя самого. Я похитил ее для Синтии. Напугал ее. Синтии всего лишь надо было убедить свою дорогую сестричку выехать, чтобы можно было продать квартиру. Целое состояние стоит эта квартирка. Синтии нужна ее доля. И еще ей надо было, чтобы Перис немного пострадала. Синтия хотела обломать ее. Подлую, ехидную, лживую суку.
        - Перестань…
        Сэм пнул Тобиаса под коленки, заставив его опуститься на дощатый пол.
        - Заткнись… Если бы ты не нарисовался, мне не пришлось бы так долго ждать. Ты дал Синтии надежду вернуться к тебе. Распространял слухи в газетах. Это меня на время остановило. Но теперь уж я получу, чего хочу, и отдам Синтии вас обоих по цене одной.
        Из горла Перис вырвалось шипение.
        - Она задыхается, - Тобиас ежился от отчаяния, что не может помочь ей; он вообще боялся лишний раз пошевелиться.
        Ее тело дугой выгибалось над кроватью.
        - Она меня хочет, - сказал Сэм. - Она мне себя предлагает. Просит, чтобы я ее взял.
        Шипение перешло во всхлипы. Из покрасневших глаз Перис текли слезы. Каждое движение дергало ее волосы. Струйка крови с левого запястья потекла на голый матрас, уже запачканный кровяными пятнами.
        Даже если Тобиас и не будет ничего делать, этот сумасшедший все равно ее убьет. Тобиас резко качнулся назад, ударив Сэма плечом в живот. Тот, чертыхнувшись, взмахнул руками и упал. Старый плетеный стул, задержав его падение, хрустнул и развалился на куски.
        Голова Сэма стукнулась о грязную от водяных потеков стену, а Тобиас кинулся на него. Сэм был одет лишь в черные атласные боксерские трусы, руки и ноги намазаны маслом; он только оскалил зубы и ударил Тобиаса в ответ.
        Хватаясь за скользкую руку, Тобиас пытался выбить пистолет.
        Сэм повернулся под ним, скользя, и ударил Тобиаса задом в живот.
        Тобиас обладал преимуществом в весе, но лишь на секунду смог удержать Сэма. Издав хриплый ликующий крик, Сэм повернулся еще раз - в левой руке у него оказалась ножка стула. Он нанес несколько ударов по голове и плечам Тобиаса. Неожиданность нападения позволила Сэму выиграть время, чтобы отскочить прочь.
        - Шевельнешься - и она умрет, - сказал он резко. Тобиас остался стоять на коленях, утирая кровь с лица.
        - Тебя поймают, - сказал он распухшими губами. - Посадят под замок. Ты знаешь, что делают в тюрьме с теми, кто попадает туда за то, что ты собираешься сделать?
        - Заткнись, твою мать!
        - Ну да. Думаю, ты меня поймешь. В душ с мальчиком - забава такая. Очередь, кому с мальчиком спать.
        - Заткнись! - завизжал Сэм. Он встал так, чтобы между ним и Тобиасом оказалась кровать, и направил в лицо Перис пистолет с глушителем.
        - Слушай. Сегодня мой верх. Слышишь? Мой верх, не твой, богач. Она меня не хотела. Эта развратная богачка, которая притворялась, что дружит с маленькими людьми, меня не хотела. Она только притворялась. Слышишь? Она делала вид, что слишком чистая для того, чтобы трахаться с таким бедняком, как я. Но у нее был свой артист. Я все знаю. Я знаю все, что она с ним делала.
        Тобиас поднялся.
        - Стоять! - Сэм угрожающе взмахнул ножкой стула. - Замри и притворяйся мертвым - пока и в самом деле не умер. Стой, или она умрет прямо сейчас. Раньше тебя. Вы оба умрете, но только ты раньше, Квинн, а я смогу еще повеселиться.
        - Убери кляп, - сказал Тобиас. - Ты что, не видишь, она же задыхается.
        Тусклый взгляд Сэма переместился на лицо Перис.
        - Я не хочу слушать ее голос.
        - Она ничего не скажет, правда, Плакса? Покачай головой.
        Перис опять посмотрела на Тобиаса. Взгляд ее выражал полное непонимание. Она подвигала головой, хотя ей мешала тряпка.
        - Покачай головой, Перис. Тогда Сэм вытащит кляп, - ее взгляд прояснился. Она повернула голову к Сэму. - Покачай головой!
        Наконец она сделала то, что он просил.
        - Мать твою! - Сэм просунул ножку стула под волосы Перис, привязанные веревкой к кровати, и дернул. Ее тело дернулось, а он завизжал: - Подавись своей блевотиной, сука!
        - Убей меня, - крикнул Тобиас, - убей меня, но ее отпусти.
        Сэм наводил пистолет то на Тобиаса, то снова на Перис.
        - Как трогательно. Я бы хотел, чтобы ты посмотрел, что я с ней сделаю, но ты будешь только мешать. Так что я выстрелю тебе в рот. А затем я оттрахаю ее и застрелю тоже. Психический сдвиг. Самоубийство - вот что скажет полиция. А Синтия засвидетельствует, что ее бывший муж был склонен к извращениям. Из-за этого она с ним и развелась. А от неудачи в бизнесе у него совсем крыша поехала. Очень печально.
        - У Синтии нет денег, - сказал Тобиас.
        В висках у него стучало, правое ухо саднило. На губах он чувствовал вкус своей крови.
        - Нет столько денег, сколько тебе нужно.
        - Зато она знает кое-кого, у кого есть денежки, - ответил Сэм, сузив глаза. Внезапно он опустился на колени рядом с Перис. - Она мне платит, потому что кто-то платит ей.
        - Кто? Кто ей за это платит?
        - Не за это. За что-то другое. Но это не мое дело, не так ли? Вот где мое дело, - и свободной рукой вытащил возбужденный пенис из шортов.
        Тобиас напрягся. Усилием воли он заставил себя стоять спокойно. Глядя в лицо Тобиасу, Сэм провел концом пениса по внутренней стороне руки Перис и по обнаженной верхней части ее груди.
        - Она готова. Знаешь, как я узнал? Она надела лилии. Она всегда надевает лилии, когда хочет чего-то. Лилии, как те, которые я поливаю для нее.
        Глаза Перис закрылись.
        - Смотри на меня!
        Он водил членом по ее шее и щеке.
        - Смотри на меня! - Ее плечи содрогались.
        Тобиас прыгнул. Его пальцы сомкнулись на пистолете и он пихнул его от себя. Он услышал хруст ломающейся кости.
        Сэм взвыл. Ножка стула упала и покатилась по полу. Сэм заорал и повалился с кровати.
        И упал прямо на Конрада, ввалившегося в комнату.
        Глядя на них обоих, Тобиас направил пистолет прямо в сердце Сэма.
        - Ваши жизни - излишняя роскошь, - сказал он им. - Дышите. Если сделаете что-нибудь еще, я застрелю вас.
        По лицу Сэма текли слезы. Он прижимал сломанную руку к груди и всхлипывал от боли.
        - Мэри видела, как ты сюда входил, - сказал Конрад. Он открыл и снова закрыл рот. - Господи, не могу вдохнуть. Что здесь произошло? Перис? Да что же случилось, Боже мой?
        Держа пистолет направленным по-прежнему на Сэма, Тобиас пытался одной рукой развязать веревку, опутавшую Перис.
        - Мэри сказала, что ты сюда вошел, - сказал Тобиасу Конрад. - Она сказала, что Перис пошла домой, но когда я поднялся, ее не было. Слышно было, как в кухне свистит чайник. Свистит и свистит. Мэри подумала, что ты знаешь, где Перис, а она видела, как ты сюда входил.
        - Ну, - ответил Тобиас, - я понял.
        - Давай я тебе помогу. Ты долго возишься. - Не обращая внимания на пистолет, Конрад поднял порванное платье Перис и накрыл ее им. Потом начал развязывать веревку на ногах Перис. - Это Сэм сделал?
        - Да. Но сейчас на рассказы нет времени. Ты можешь подержать это вот так?
        Конрад выпрямился.
        - Пистолет?
        Тобиас нетерпеливо кивнул.
        - У меня в заднем кармане - перочинный ножик. Сэму очень больно, и он вряд ли что-нибудь будет делать. Но я хочу быть полностью в этом уверен, а развязать Перис одной рукой не могу.
        - Хорошо, - Конрад вытер ладони о джинсы и взял оружие. Держа его двумя руками, он по-прежнему целился в Сэма, который продолжал всхлипывать и качаться из стороны в сторону.
        - Плакса, Плакса, - бормотал Тобиас, - как я мог позволить тебе уговорить меня оставить тебя? Ты почти без сознания, дорогая. Потерпи.
        Он вытащил кляп и, не останавливаясь, разрезал веревки на ее руках и ногах.
        Перис не шевелилась, она так и лежала - раскинув руки и ноги и приоткрыв рот. На щеках алели рубцы. Запястья и лодыжки кровоточили.
        - Конрад, ты следишь? - спросил Тобиас, даже не взглянув на того. - Помоги Перис.
        Пришлось обрезать ее волосы. Осторожно, развязывая узлы, Тобиас освободил ее и от этих пут.
        - Боюсь ее двигать, - сказал он. - Не знаю, что с ней делать. Побудь здесь, а я побегу за помощью.
        Перис протянула руку и схватила его за рубашку.
        - Нет, - прошептала она.
        - Вынеси ее на руках, - сказал Конрад, не отрывая глаз от скрючившегося Сэма. - Она слишком напугана, чтобы оставаться с этим уродом.
        Тобиас не спорил. Он поднял ее - она всхлипывала, когда он касался ран на ее теле, - и пошел к двери.
        - Я отнесу ее к Мэри и оттуда вызову полицию.
        - Давай, - сказал Конрад, - только побыстрее. Я все-таки художник, а не стрелок.
        Нашептывая в ухо Перис всякую чепуху, Тобиас прошел через темную комнату и вышел на площадку.
        Он не успел поставить ногу на верхнюю ступеньку лестницы, когда услышал приглушенный звук выстрела - он замер.
        - Помогите! - закричал Конрад.
        Выбора не было. Тобиас осторожно опустил Перис на пол и побежал обратно.
        Конрад, стиснув пистолет в своей руке, показал на Сэма.
        - Он подполз и кинулся на меня. - Глядя на прыгающий пистолет в своей руке, прибавил: - Он выстрелил.
        Носком ботинка Тобиас пнул Сэма. Тот не пошевелился, не вскрикнул. Тобиас присел возле него, поискал пульс на шее и перевернул Сэма на спину.
        Пульса и не могло быть.
        Пуля сделала аккуратную дырочку в переносице, между его открытых глаз.

        - Поторопитесь, молодой человек, - сказала Мэри. Она приобняла своей костлявой рукой дрожавшую Перис за плечи и хмуро посмотрела на Тобиаса. - Давайте сюда вещи и идите.
        Свернувшись под теплым одеялом, лежа в кровати в отделанной розовым ситцем спальне Мэри, Перис смотрела, как подходит Тобиас. По его лицу она поняла, что никуда без нее он не уйдет.
        - Вот что я нашел, - он протянул ей алый пушистый халат, о котором Перис и забыла, и пару зеленых шлепанцев. - Все мягкое и уютное.
        Они оба похолодели, заслышав звук сирен.
        - Они захотят поговорить с нами, - прошептала Перис, - а я не могу.
        - Никто с тобой не будет говорить, пока ты не побываешь в больнице, - вставила Мэри, собирая губы куриной гузкой.
        - Это верно, - ответил Тобиас. - Мэри, я бы хотел сам позаботиться о Перис, если она мне позволит.
        - Ну, думаю, я не… - Мэри оборвала себя на середине фразы. - Да, я ведь и сама была когда-то молодой.
        Тихонько постучали в дверь, и появилось лицо Джинны.
        - Что-нибудь происходит? - спросила она. - Что случилось?
        Перис почувствовала, как у нее оборвалось сердце. Тобиас сел рядом с ней на кровать, взял ее руку и слегка сжал.
        - Ты, - Перис закашлялась, - ты рано вернулась.
        Джинна подошла к кровати и нахмурилась, увидев ссадины на лице Перис.
        - Что-то… Кто-то тебя ранил? - Она съежилась. - О, нет! У меня ужасное предчувствие. Знаешь, как это иногда со мной бывает?
        - Да, - Перис знала. Она знала также, как тяжело будет Джинне пережить то, что ее ожидает.
        К Джинне подошла Мэри.
        - Ты сильная девочка, - сказала она. - Ты все поймешь и переживешь. Мы поможем тебе, правда, Перис?
        Перис посмотрела в чудесные глаза Джинны и увидела, как ее настороженность сменяется ужасом.
        - Джинна, Мэри права. Мы с тобой, - ее собственный страх померк. Ведь ее мужчина жив, и она-то оправится после сегодняшней ночи.
        - Сэм, - сказала Джинна, озираясь. - Ведь это Сэм, да?
        - Он… он хотел убить Тобиаса, изнасиловать и убить меня. Побудь с нами, - сказала Перис.
        - Останься, - присоединился и Тобиас.
        - Где он?
        Мэри взяла руки Джинны в свои.
        - Выпьем чаю. Нет. Бокал шерри - вот что тебе надо.
        - Перис, - сказала Джинна, не слушая Тобиаса и Мэри. - Ты ранена. Кто-то ранил тебя.
        Перис отвела взгляд.
        - Это Сэм ранил тебя? - прошептала Джинна. Не получив ответа, она продолжала:
        - Скажи, где он? Он уехал? Бросил меня? - От слез, текущих из закрытых глаз, у Перис защипали ссадины на лице.
        - Пойдем, - сказала Мэри. - Молодой человек, позаботьтесь о Перис. А я побуду с Джинной.
        Закрылась дверь спальни, входная дверь, и только потом Перис вздохнула.
        Она сидела, не двигаясь. Тобиас гладил ее пальцы. Наконец он сказал:
        - Плакса, я отвезу тебя в травмотологию. У тебя скоро все заболит. Я хочу, чтобы тебя осмотрели. На затылке у тебя шишка, а запястья и лодыжки надо обработать, - Мэри промыла ссадины, но каждое движение причиняло боль.
        - Халат можешь надеть? - спросил Тобиас. - Или помочь?
        Перис подняла на него взгляд.
        - Это было просто ужасно. Когда я очнулась, он уже связал мне ноги. Я ничего не могла сделать.
        Тобиас поднял руку, помолчал и сказал:
        - Можно, я дотронусь до тебя? Я хочу обнять тебя, любовь моя.
        Она кивнула. Ее губы дрожали, и она плотно сжала их. Тобиас убрал волосы с ее лица.
        - Я никогда не был так напуган.
        Она коротко усмехнулась.
        - Даже тогда, когда тебя стукнули по голове и бросили за борт?
        - Даже тогда. Все случилось слишком быстро. Жаль, что Джинне придется все это пережить.
        - Она замечательная, - ответила Перис. - Я думаю, она переживет. Ей ничего никогда даром не доставалось. Она все зарабатывала трудом.
        Тобиас положил голову Перис себе на плечо.
        - Она тебе нравится, да?
        - Да, - Перис вдыхала его запах - запах тепла и силы. - Мне нравились многие. Как я могла так ошибаться в людях?
        - Ты не ошибалась. Спишем на неудачу по части снабжения тебя друзьями.
        Перис понимала, что он нарочно не упоминал о Синтии.
        - Может, мне в дальнейшем повезет, - о том, что сделала ее сестра, Перис подумает немного позже.
        Тобиас глубоко вздохнул и медленно выдохнул.
        - Может быть, ты хочешь с кем-нибудь поговорить? - сказал он.
        Перис подняла голову.
        - Поговорить?
        Очень осторожно он провел рукой по ее лицу.
        - О том, что случилось. О том, как ты себя чувствуешь.
        Она улыбнулась, поморщилась и коснулась пальцами его губ.
        - Ты правда меня любишь? - И опустила голову, чтобы скрыть румянец, заливший ее щеки.
        Он взял своей сильной рукой ее руку и поднес к груди.
        - Чувствуешь? - спросил он.
        Под ее ладонью сильными толчками билось сердце.
        - Еще жив, - сказала она, но не засмеялась.
        - Потому что ты жива. Даже если… если бы он не застрелил меня, я бы все равно умер, если бы с тобой что-нибудь случилось.
        Перис начала тихо плакать.
        - Плакса… - Тобиас нежно дотронулся до ее подбородка и поднял ее лицо. - Сердце мое, я люблю тебя. Ты разве не знаешь?
        Она вздохнула, и воздух оцарапал ей горло.
        - Я знаю. Не хочу ни с кем говорить, кроме тебя, Тобиас. Обними меня. Обними и не отпускай.

        ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

        Сидя в шлюпке, стоявшей на палубе плавучего дома Тобиаса, Конрад смотрел на залив. Перис и Тобиас ждали, пока полиция закончит допрашивать их по поводу явного участия Синтии в деле Сэма. Конраду это не понравилось, но, кажется, он понимал, насколько неохотно Перис дает показания против сестры.
        Незадолго до этого Конрад вернулся с послеобеденной прогулки; карманы его джинсов были наполнены мелкими камешками, которые он и бросал теперь в воду один за другим.
        Обезболивающие средства, которыми напичкали Перис в травмотологическом отделении, хорошо помогли, но раны на лице все же давали о себе знать. Язык распух и глотать ей было больно.
        - Мы ничего не узнаем, ожидая, - сказал Тобиас. Он устроил Перис на качелях, а сам сидел на складном стуле, взятом из дворика, где была горячая ванна.
        Конрад подбросил камешек высоко в воздух, и они все наблюдали, как он с плеском упал и от точки падения у борта дома во все стороны по гладкой темно-зеленой поверхности воды побежали мелкие волны.
        - Как у тебя дела, Конни? - спросила Перис.
        Он не жаловался, но и Перис, и Тобиас были уверены, что полиция сурово с ним обошлась.
        - Конрад?
        - Вяло, - он подтянул к себе ноги и положил подбородок на колени. - Что за бардак. Сначала Вормвуд. Теперь Сэм… И Синтия. Кто бы мог подумать?
        Тобиас передвинул свой стул поближе к Перис и осторожно положил ладонь на ее руку выше забинтованного запястья.
        - Синтии придется встретиться с последствиями, - сказал он, как говорил уже не раз. - Она на все готова, чтобы получить то, что хочет, готова даже убить нас обоих.
        Мимо них, чихая двигателем, проплывал старый катер. Перис проводила его глазами и сказала:
        - Я не думаю, что по ее приказу он зашел так далеко. Он же признал, что она вовсе этого не хотела.
        - Полиция собирается докопаться до сути. Они у нее все выведают, Плакса. Если бы мы уговорили ее прийти с повинной, ей бы самой было лучше.
        - Бедная Синтия. Бедная милая запутавшаяся Синтия, - пробормотал Конрад.
        Перис с благодарностью на него посмотрела.
        - Да. Она запуталась. И она моя сестра. Как вы можете ждать, что я сдам полиции свою сестру?
        - Сдается мне, что многие запутались или запутаны из-за нее. Твой приятель, Липс, сказал мне, что Джинна уверена - Синтия могла бы остановить его. Ей следовало бы узнать, что Сэм проявил инициативу.
        - Джинне надо быть поразборчивей, выбирая партнеров по постели, - согласился Конрад. - Думаю, так и будет впредь. Я позабочусь о ней. Сделаю все, чтобы она не чувствовала себя одинокой.
        Тобиас пригладил волосы Перис. Он ни на минуту не покидал ее с тех пор, как погиб Сэм.
        - Я, как и вы, хочу поскорее забыть. То, что сделала Синтия, уже не исправишь. Нам надо сейчас найти выход из создавшегося положения, и лучший выход - объявить ей войну и заставить во всем признаться.
        - Она попадет в тюрьму, - сказала Перис. - Если она и вправду не хотела, чтобы кто-нибудь умер, все будет не так уж плохо.
        Камешки градом посыпались в воду.
        - У меня есть предложение, - Конрад развернулся в шлюпке лицом к ним. - Дадим ей сутки. Если хотите, позвоните ей сегодня и договоритесь о встрече на завтра. Вам обоим надо прежде всего поспать. Я и сам, если не высплюсь, не в силах принять правильного решения.
        Перис, подняв брови, вопросительно посмотрела на Тобиаса.
        Он в задумчивости надул щеки.
        - Вам решать, - сказал Конрад, выбираясь из лодки. - А я пока навещу Джинну. А потом посплю. Копы еще вернутся, попомните мои слова.
        - Они и сюда придут, - отозвался Тобиас, - а ты верно говоришь. Правда, я думаю, Синтии лучше не звонить. Она еще про Сэма ничего не знает. Если она уловит хоть намек, что мы подозреваем ее в связи с ним, то пустится в бега.
        Зазвонил телефон, и Тобиас, вскочив, взял свой мобильный аппарат и вышел с ним на палубу. Он прикрыл трубку ладонью и прошептал:
        - Найджел, - а потом опять поднес трубку к уху. Слушая, он сощурился. - Сейчас не время, брат. Мне надо, чтобы ты меня прикрыл. Я уже говорил тебе, зачем, - сухо сказал он.
        Конрад на цыпочках направился к трапу. Помахал рукой Перис и одними губами произнес:
        - Пока.
        Перис кивнула и помахала ему в ответ.
        - Нет, - говорил Тобиас. - Нет вопросов. Когда закончим, дай мне Глэдис, и я скажу ей, сколько ты получишь. Она даст тебе чек. Удачи. Найджел, я совершенно искренне говорю - я хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Дай мне Глэдис. До свидания, - он подождал, потом сказал: - Привет, Глэдис. Пойди к Тому, пусть он выпишет чек на двадцать пять тысяч долларов. Найджелу… Конечно, ты мне говорила. Увидимся утром, - и большим пальцем выключил аппарат.
        Перис не стала его расспрашивать - пусть сам решает, что и когда рассказать ей. Тобиас положил телефон.
        - Почему я разочарован, когда все повторяется? И почему я надеялся, что Найджел переменится? Он опять уезжает. Теперь в Нью-Йорк. Все интересное происходит в Нью-Йорке, сказал он мне. Кто-то предложил ему купить долю в клубе, который принесет целое состояние. Не дам ли я ему взаймы полмиллиона?
        Перис ахнула.
        - Вот так. Или я ему не брат. Я ему сказал нет, и он, кажется, удивился. Нам с тобой, похоже, не очень повезло с родственниками. Ты пойдешь со мной спать? Я хочу отключиться, но только если ты будешь рядом.
        Она взглянула на его склоненную голову.
        - Спать? Среди бела дня?
        - Да.
        - А что соседи скажут?
        Он посмотрел на нее.
        - Наверное, скажут, что мы проспали все на свете.

        Все мужики - ублюдки.
        Синтия не могла поверить, что Найджелу удалось убежать и оставить ей только один выход.

«Не светись, - читала она оставленную им записку. - Человек, который работает на людей, которым я должен (все еще должен по твоей милости), вернется. Сегодня - день, когда я должен был заплатить. Я уехал. Все оставляю вам, мадам. Он произносил угрозы и в твой адрес, так что уйди из дома, пока он не появился. А я уверен, что он появится. Он знает, как проникнуть в дом. Найджел».
        Один шанс.
        Сегодня уже звонил Конрад, и тоже с предупреждениями: исчезни, иначе ты рискуешь быть втянутой в то, что натворил глупый Сэм. Она-то велела ему только похитить и запугать Перис. Если бы она решила, что нет другого пути. Если ничего другого не останется. Он потерял терпение и зашел слишком далеко. А теперь он мертв, правда, Тобиаса он замарал.
        Один-единственный вшивый шанс.
        Синтия разгладила складочку на чулках цвета слоновой кости. Зеркало на дверце платяного шкафа в спальне, которую она когда-то делила с Тобиасом, подтвердило, что она отлично оделась сегодня.
        Тихонько посмеиваясь, она повернулась и посмотрела на себя через плечо. Если кремовое кружевное бюстье и чулки с широкими кружевными краями можно считать одеждой, то она была одета просто отлично.
        В босоножках на трехдюймовых каблуках Синтия вышла из спальни и неторопливо пошла по коридору. По спиральной лестнице она спустилась в подвал и смешала себе ром с кока-колой в баре у бассейна.
        Высыпав ледяные кубики в стакан, она постелила полотенце на тренажерной скамейке, улеглась на живот и скрестила ноги в воздухе. Она нажала на кнопку дистанционного управления, и на телеэкране ожила ее любимая школьная мелодрама, которую Найджел все никак не мог ей вернуть.
        Когда грубый невыразительный голос спросил:
        - Ты плавать умеешь? - Она чуть не выронила стакан. Она повернулась на бок и с трудом подавила нахлынувший ужас, увидев идущего к ней мужчину.
        - Привет! - сказала она; голос прозвучал тихим шепотом. - А я тебя ждала.
        Толстые губы раздвинулись. Маленькие бесцветные глазки уставились на рыжеватые волосы в верхней части ее бедер. Казалось, у него не было ни шеи, ни вообще какой-то определенной формы. Блеклые волосы были зачесаны назад от низкого лба, нависшего над злыми глазками. Он был очень толстый - что вдоль, что поперек. Пиджак его помятого белого льняного костюма свисал с толстых покатых плеч и хлопал по бедрам.
        Монстр. Она никак не ожидала, что от отвращения у нее заноет в животе.
        - А где любовничек?
        Пытаясь выровнять дыхание, она сделала мрачное лицо.
        - Удрал. Он знает, что должен тебе, но взял и свалил, - из чулка она вытащила записку Найджела. - Вот что он оставил.
        Толстый, пародия на человека, взял бумагу в потные пальцы, прочел и сунул в карман.
        - А ты почему здесь? Мне показалось, тебе не понравилось, когда я приходил к тебе в гости.
        Синтия почувствовала тошноту. Она сглотнула и поднялась. Его лицо оказалось на уровне ее грудей; там-то он и остановил свой взгляд.
        - Я тогда пошутила, - сказала ему Синтия, медленно отступая, чтобы обойти бассейн. Это все из-за Найджела. Ни в коем случае нельзя показывать свое отвращение. - Помнишь, ты звонил сюда и говорил с горничной? Спрашивал мой адрес?
        Он внимательно наблюдал за ней, облизывая губы.
        - Это она тебе сказала?
        - Это я и была. Я только притворилась горничной. Ты навещал мою сестру. Скучная она, правда?
        Он пожал плечами.
        - А я не скучная, - продолжала Синтия. - И ты не скучный. Ты вызываешь возбуждение. Я никого похожего на тебя не знаю.
        - И послала меня к сестре?
        - Тогда я еще не знала, что упускаю. - Господи, что с ней будет?
        - А как ты об этом узнала?
        - Сестра рассказала мне, как ты ее навестил. Милый, зря я не встретила тебя. У нас был бы праздник. У нас и сейчас может быть праздник, если ты хочешь.
        Казалось, он не пошевелился, а в руке у него уже поблескивал нож.
        - Я спросил, умеешь ли ты плавать.
        Синтия смутилась.
        - Да. А что?
        - Плыви.
        - Я…
        - Плыви.
        Она медлила, а он подтащил стул поближе к краю бассейна и втиснулся в него. Синтия начала расстегивать крючки на бюстье, но он махнул ножом, чтобы она перестала.
        - Оставь это, - сказал он. - И чулки. Сними обувь.
        Синтия скинула босоножки. Ее сердце стучало так сильно, что ей казалось - он видит, как трепещет ее грудь над сердцем. Он не человек, предмет какой-то. Его блеклые волосы - как нитяной парик, прилепленный к голове толстой розовой куклы. Ужасной куклы.
        И это - ее единственный шанс.
        Он наклонил голову, и Синтия прыгнула в воду.
        - Сюда, - сказал он громко. - Брассом.
        Не поднимая глаз, она плыла мимо него вдоль стенки бассейна и чувствовала на себе взгляд его маленьких глазок. Она коснулась пальцами стенки и услышала:
        - Теперь кролем.
        - Баттерфляем, - потом сказал он и, поднявшись на ноги, встал у края бассейна там, где она видела его всякий раз, когда ее торс поднимался из воды.
        Ее желудок возмущался. Но если ее сейчас вырвет, то все будет испорчено и ей никогда не удастся получить то, что она хочет, то, что должно принадлежать ей.
        - На спине!
        И как вообще ей такое могло прийти в голову? - подумала она и сразу же отбросила эту мысль. Впервые в жизни она не чувствовала себя сексапильной.
        Вернувшись к краю, она положила руки на стенку бассейна и почувствовала на своих пальцах ботинок. От ужаса ее замутило.
        - Вылазь, - сказал он, убирая ногу.
        Он не помог ей выбраться из бассейна. Она стояла перед ним, убирая с лица волосы, по которым текла вода, а он, расставив ноги, разглядывал ее тело.
        - Нравится картина? - спросила она.
        - Может быть, - концом острого ножа он дотронулся сначала до одного ее соска, потом до другого. - Скажи-ка, зачем ты меня ждала?
        Синтия задрожала. Кончик ножа продолжал пытку.
        - У тебя есть женщина?
        - Почему ты меня ждала?
        - Я хочу начать новую жизнь, - собрав все свое мужество, Синтия сказала: - Я хочу, чтобы ты взял меня с собой, когда уедешь из Сиэтла.
        - Почему?
        Потому что она потерпела неудачу, и теперь недолго ждать, когда за ней явится полиция.
        - Потому что ты действуешь на меня возбуждающе, - сказала она. - Мы бы очень подошли друг другу.
        - Мне не нужен партнер.
        - Нет, нет, - поспешно продолжала она. - Я хочу сказать, что могу хорошо о тебе позаботиться. Я много чего умею, да и ты тоже. Мы можем очень хорошо проводить время.
        - Хочешь быть со мной?
        - Да. Куда бы ты ни ехал, туда же поеду и я. Прямо в ад.
        Он сужал глаза, пока они почти совсем не исчезли в складках жирного лица.
        - Докажи.
        Синтия вздохнула с облегчением:
        - Я надеялась, что ты так скажешь. Я сделаю все, что ты хочешь.
        Он отбросил нож. Пальцами обеих рук он схватил ее соски и потянул.
        - Посмотри-ка, детка. Торчат и манят, как маленькие курочки, готовые потрахаться.
        Живот у нее крутило.
        - Они хотят тебя.
        Он растопырил жирные ладони и стиснул ее груди так, что ей стало больно. Но Синтия продолжала улыбаться.
        - На коленях.
        Она опустилась на колени, а он развел в стороны полы пиджака. Молния на брюках уже была расстегнута, и Синтия убедилась, что у этого человека все было толстым. Она закрыла глаза и открыла рот.
        Готово.
        - Я беру тебя, - слава Богу, довольно скоро сказал он. - Встань поперек дороги, и…
        - Я не встану поперек твоей дороги.
        - Меня называют Пигги. И мне нравится.
        Вот и получил название ее путь на свободу.
        - Хорошо, Пигги.

        За окнами смеркалось. Тобиас в полусне услышал, как Перис встала с постели. Они проспали весь день, потом поели супу, который Тобиас разогрел и принес прямо в спальню, а потом еще немного поспали.
        Просто лежать, держа ее в объятиях, доставляло ему такую радость, над которой он и сам посмеялся бы еще несколько дней назад.
        Перис ушла в ванную и оставалась там так долго, что Тобиас на всякий случай поднялся. Как был, голый, он постучал в дверь ванной.
        - Плакса, ты в порядке?
        - Да! - Ее звонкий голос прогнал остатки сна. Тобиас сел на край постели и подождал, пока появится Перис. Потом включил светильник.
        - Привет, - сказала она. - Я вовсе не хотела тебя будить.
        - Я так и понял, - она была в футболке и в джинсах. В своих джинсах и в его футболке. - Куда-то идешь?
        Перис прислонилась к стене.
        - Мне надо. Иди поспи, а я постараюсь поскорее вернуться. Поверь мне, пожалуйста. Я правильно поступаю.
        Тобиас поднялся и начал одеваться.
        - Нет, - сказала Перис. - Пожалуйста, предоставь мне все сделать самой. Так будет лучше всего.
        - Ты решила не ждать до завтра, а пойти к Синтии прямо сейчас?
        - Да. Ты догадался с первого взгляда.
        - Здорово. Я все понял и иду с тобой.
        - От этого она только разозлится.
        Тобиас, который в этот момент натягивал свитер, остановился.
        - Какое мне дело? Какое, положа руку на сердце, тебе дело, разозлится Синтия или нет?
        - Ее без суда признали виновной, Тобиас. В этой стране так не делается.
        Тобиас не стал терять время на дальнейшие споры. Сунув ноги в сандалии, он вытащил из тумбочки связку ключей и вслед за Перис вышел из плавучего дома.
        Город еще не спал, движение на улицах было оживленным.
        На тротуарах у кафе и баров толпился народ. Перис приоткрыла окно, и до них вместе с волнами теплого воздуха доносились обрывки смеха и криков.
        К дому, где жила Синтия, они подъехали как раз тогда, когда какая-то машина отъезжала со стоянки.
        - Ну, нам повезло, - пробормотал Тобиас.
        - Нам потребуется больше, чем просто везение, - ответила Перис, выскакивая из машины, пока он вытаскивал ключ зажигания из замка.
        Консьерж в вестибюле взглянул на них и улыбнулся, увидев Перис.
        - Добрый вечер, мисс Делайт.
        - Добрый вечер, - ответила Перис, идя к лифтам. Когда двери лифта закрылись за ними, Тобиас положил руки на плечи Перис и заглянул ей в глаза:
        - Это будет не очень приятно.
        - Знаю.
        - Не расстраивайся. И не позволяй ей расстраивать тебя. Я с тобой, и я позабочусь, чтобы все окончилось хорошо.
        - Есть вещи, в которых ты не можешь помочь, Тобиас, но я рада, что ты со мной.
        Тобиас не мог не быть доволен таким ответом. Синтия не открывала, несмотря на настойчивые звонки Перис.
        - Можно заночевать под дверью, - сказал Тобиас, - а можно отправиться домой и звонить ей, пока она не вернется.
        Перис вытащила из кармана ключ.
        - А еще можно войти и подождать ее в квартире. - Она открыла дверь и, не оглядываясь на него, вошла.
        Тобиас закрыл и запер за собой дверь. Не повредит, если их появление в квартире Синтии станет для той полной неожиданностью. А незапертая дверь в любом случае может спугнуть ее.
        - Синтия! - позвала Перис.
        Тобиас прошел в большую, слишком белую гостиную. Мимо него из кухни в другую комнату прошла Перис.
        - Синтия! Ты дома? Это я, Перис.
        Кое-что изменилось с тех пор, когда он был тут в последний раз. Пустые полки. Нахмурясь, Тобиас посмотрел на пустые полки, тянущиеся вдоль стены. Потом перевел взгляд на двойной столик у дивана. Его поверхность больше не была загромождена коллекцией хрустальных безделушек.
        Нахмурясь еще больше, он прошел вслед за Перис в спальню, которая носила следы вероятной бомбежки.
        - Черт… - пробормотал он. - Посмотри… Проклятье. Она сбежала. Она как-то узнала, что ее раскрыли, и смылась. - Все ящики были вытащены, повсюду валялась обувь, одежда, бижутерия, косметика.
        - Куда она могла уехать?
        Тобиас прижал к груди стиснутые кулаки.
        - Куда, ты думаешь, она может поехать? Наверное, вместе с Найджелом.
        - Но они же больше не…
        - Мы этого не знаем, - Тобиас подобрал кучу нижнего белья, выпавшего из открытого ящика, и запихнул все обратно. - Кто, кроме Найджела…
        - Хм, ты ведь не говорил Найджелу, что Сэм сказал про Синтию? - тихо спросила Перис.
        - Ты же знаешь, что нет. Я при тебе с ним разговаривал.
        - Тогда, может быть, она решила просто поехать развеяться, и к тому, что случилось, это не имеет никакого отношения.
        Тобиас понимал, что Перис сама себя пытается убедить в том, во что ей хотелось бы верить. Он указал на мигающий огонек автоответчика у постели Синтии. Он нажал на воспроизведение полученных сообщений и стал ждать, пока перемотается пленка.
        - Поступило четыре сообщения, - объявил жестяной голос.
        После сигнала мужской голос сказал:
        - Позвони мне, - и повесил трубку. Потом опять тот же голос:
        - Черт тебя возьми, позвони мне. - Затем еще раз:
        - Ты мне должна. Я еду к тебе. Будь дома, - и время, в которое был сделан звонок.
        - Похоже, она уехала с ним, - сказала Перис. Она была очень бледна. - Что мне делать?
        Тобиас глянул на часы.
        - Если она действительно уехала с ним, наверное, мы разминулись с ними, когда подъезжали сюда. Последний звонок был сделан двадцать минут назад.
        Хлопнула входная дверь, и тот же голос, что записал автоответчик, позвал:
        - Синтия!
        За спиной Перис стоял большой платяной шкаф. Дверца его была открыта. Тобиас обхватил Перис за талию, втолкнул в шкаф и прикрыл дверь.
        - Не шевелись, - прошептал он ей в самое ухо. Быстрые шаги пересекли гостиную и замерли на пороге спальни.
        - Сука, - сказал знакомый голос. - Долбанная сука.
        Пальцы Перис впились в руку Тобиаса.
        Мужчина вышел из спальни, но из квартиры не ушел.
        Они услышали, как он волоком притащил что-то в гостиную и начал стучать по стене. Потом стук прекратился и его шаги замерли в дальнем конце квартиры. По приглушенным звукам нельзя было понять, что он там делает.
        - Я хочу, чтобы ты ушла и позвала полицию, - сказал Тобиас.
        - Нет. Я не уйду.
        - Ну, пожалуйста. Это может оказаться…
        - Опасным? Перестань указывать, что я должна делать и чего не должна. Я хочу узнать, что она затеяла.
        Они вылезли из шкафа. Тобиас хотел, чтобы Перис шла за ним, но Перис выскочила вперед и осторожно выглянула из приоткрытой двери спальни. Покачав головой, она вышла в гостиную и остановилась.
        Тобиас налетел на нее и увидел то, из-за чего остановилась Перис. На одной стене появилась огромная картина без рамы. Изображение нельзя было назвать предметным, но тем не мене оно было весьма реалистичным. Красной краской были изображены спелые помидоры в форме женской фигуры. Женщина совокуплялась со стоявшим позади нее мужчиной.
        Перис вздрогнула. Тобиас проследил ее взгляд: в нижней части картины черной краской было написано шестидюймовыми буквами: «Синтия», а рядом, той же красной краской, что и вся картина, - «оттраханная».
        Они услышали звук выдвигаемых и задвигаемых ящиков. Перис наклонилась к Тобиасу и прошептала:
        - Кабинет.
        - Давай, давай, - ворчал мужчина, выдвигая ящики. - Сукина дочь. Ты же оставила его на жестком диске, дурочка. Оставила.
        Они услышали, как он включил компьютер и начал тихонько постукивать кнопками клавиатуры.
        Тобиас не успел остановить Перис, и она подошла к открытой двери комнаты, которую Синтия называла своим кабинетом. Тобиас встал рядом с ней в тот момент, когда, запущенный командой с клавиатуры, зажужжал лазерный принтер. Через несколько секунд отпечатанные листы один за другим заскользили в принимающий лоток.
        Перис двинулась, но Тобиас ее опередил. Он отстранил ее и подошел к мужчине в момент, когда тот только начал оборачиваться. Тобиас кинулся, как вратарь на летящий мяч.
        - Твою мать! - вскрикнул Конрад, упав на лакированный пол, и застонал.
        Тобиас крепко держал его за руки.
        - Слезь с меня, - просил Конрад. - Отпусти.
        Конрад был моложе, но Тобиас весил больше и находился в лучшей форме. Решив ничего не говорить, он ударил Конрада кулаком в живот и завел ему руки за спину.
        - Что ты делаешь? - закричала Перис.
        - Пришло время для окончательных расчетов, - ответил Тобиас. - Думаю, сейчас мы все и узнаем до конца.
        - Руки, - пищал Конрад.
        Тобиас вытащил ремень у себя из брюк и связал руки Конраду. Потом рывком поднял его на ноги, толкнул в кресло у компьютера и концом ремня привязал его к спинке.
        - Когда до тебя доберутся журналисты, ты пожалеешь, что родился, - сказал ему Конрад. Его лицо исказилось от боли. - Перис, останови его. Он становится бешеным. Синтия знала, что он ненормальный.
        Перис не слушала его. Она взяла пачку отпечатанных принтером листов и принялась читать.
        - Это мое, - сказал Конрад. - Синтия разрешила мне пользоваться ее компьютером для работы.
        - Одной работой ты уже украсил ее гостиную. Милая работа, - вяло сказал Тобиас. - Ты делаешь интересные вещи.
        Карие глаза Конрада сверкнули.
        - Это - личное.
        - Подарок, что ли?
        - Так и есть.
        - Похоже, с подковыркой подарок, да?
        Конрад поморщился.
        - Это уж как тебе будет угодно.
        - Забавно, наверное, было писать такую картину.
        - Да уж, - вызывающе ответил Конрад. - Нам обоим понравилось.
        - Мне можешь не рассказывать.
        - Тобиас, - сказала Перис. - Господи, я ничего не понимаю. Здесь все написано. Все, что случилось. Она даже имена не изменила.
        - Это она так шутит, - ответил Конрад тихо. Тобиас понял, что Конрад утратил остатки боевого духа. - В конце она изменила имена. Но все испортила. Эта дура даже медлила, чтобы время совпало, и только в самый последний момент скинула все на дискету и стерла файл с жесткого диска.
        - Почему стерла? - сказала Перис, держа в руках пачку листов и подбирая новые с принтера. - Вот оно.
        - Она забыла про дублирующий файл, - криво ухмыльнулся Конрад. - Я решил, что она у меня в руках. Она бы до конца жизни мне платила. Мне ведь никогда по-настоящему не везло.
        Сидя рядом друг с другом на белом кожаном диване Синтии, не слушая Конрада, который ныл, чтобы они его отпустили, Перис и Тобиас читали не приключенческий роман, а сценарий, написанный Синтией Делайт Квинн и озаглавленный «Чистое наслаждение».
        - Действующие лица, - вслух прочла Перис, проводя пальцем по своему имени, именам Сэма, Тобиаса; каждый абзац перечислял их прошлые грехи в глазах Синтии и наказания, которые она для них приготовила. - Она меня ненавидит. Это, оказывается, из-за меня ее семья не видит в ней примерную дочь и внучку, каковой она является. Но она предполагала, что Сэм похитит меня, а не убьет.
        - Вормвуд, - прибавил Тобиас. - Бедолага. Она видела, как он снимает мальчика на Второй авеню. Она пригрозила, что все расскажет его любовнику, если он не поможет ей разорить тебя и выселить из квартиры. - Список продолжался, перечисляя ни в чем не повинных людей со знакомыми именами. Синтия назвала их «массовкой». Перис увидела имя Конрада.
        - Она хотела, чтобы он тебя убил, - прошептала она. - Она платила ему, покупая его картины.
        - У нее даты совпадают, - отозвался Тобиас, не веря тому, что читает: «Этот дурак пошел на дело, куря французскую сигарету. Решил, что это классный ход - выдать себя за Пигги».
        - Кто такой Пигги? - спросила Перис.
        - Это один парень, который вымогает денежки у братца твоего жестокого приятеля, - ответил ей Конрад. - Это он нанес тебе однажды ночью дружеский визит. Мне Синтия об этом рассказала. Она сама это подстроила. Это и подсказало мне идею с сигаретой, на случай, если что-нибудь не получится.
        Тобиас пристально смотрел на Конрада и чувствовал, что теряет над собой контроль. А тот продолжал рассказывать изобличавшие его же подробности с совершенно непонятной гордостью:
        - А вчера Сэм не нападал на тебя? - тихо спросил Тобиас. - Ты убил его, чтобы он никому не рассказал про Синтию. Если бы он припутал Синтию, она бы и тебя потянула.
        - Ты не докажешь этого!
        Переворошив страницы, Тобиас нашел окончание и прочел слова Конрада из сценария:
«Я убил его ради тебя, Синтия. Ради нас. Мы в безопасности, теперь никто не знает, что ты была соучастницей Сэма».
        - Не сходится, - сказал Тобиас. - К несчастью для вас, Сэм успел сказать свою реплику. Мы позвоним в полицию прямо сейчас.
        Перис вздохнула.
        - Детектив Как-его-там будет очень рад снова встретиться с нами. - Она встала и медленно подошла к телефону.
        Тобиас понимал, как нелегко будет Перис выдать Синтию полиции. Но он также знал, что сейчас она сделает все что было необходимо.
        Он вернулся к списку действующих лиц в сценарии и стал просматривать вторую страницу. Взгляд его остановился на последнем абзаце, посвященном «Денежному мешку». Этот человек платил Синтии, чтобы она помогла ему разорить другого мужчину. Через Синтию он платил и ее любовнику, чтобы получать информацию о своем противнике, эта информация и явилась причиной того урона, что нанесла Тобиасу таинственная компания из Калифорнии. Ему удалось добраться и до Скагитского Сумасшедшего и использовать его в своих целях. Легко было уговорить Попса Делайта возобновить старую вражду.
        Тобиас слышал, как Перис по телефону говорит с полицией, но не прислушивался к ее словам. Осознав, что «противник» - это он, а «информатор» - Найджел, он тут же понял, что «Денежный мешок» не мог быть никем иным, как Биллом Бауи.
        Остальное место в сценарии занимали мечты Синтии о том, как она разоряет Перис и помогает Биллу занять место Тобиаса на рынке недвижимости. Конрад, как и Сэм, сделал свой ход, не дожидаясь распоряжений Синтии. Тобиаса надо было устранить незадолго до того, как Синтия разделалась бы с бедной Вивиан и стала бы новой любовью Билла. Синтия даже записала, как скопировала новое ожерелье Перис и анонимно отправила Вивиан копию, чтобы та надела фальшивое ожерелье к Астору Бэркену.
        В повествовании отсутствовали только теперешние координаты Синтии, да еще непонятно было, знает ли Билл о том, что его поймали за руку.
        Тобиас глянул на самый нижний лист в пачке и похолодел. Перис вернулась и, сев рядом с ним, заглянула ему через плечо. И вскрикнула. Заголовок гласил: Интродукция. Ночь. Мужской голос за кадром. Медленный наплыв камеры. Его туфли на резиновой подошве ступали по пожарной лестнице совершенно бесшумно. Когда придет время, ему не составит труда подняться этим путем еще раз…

        ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

        - Тебе не кажется, что весь мир сошел с ума?
        Невидящий взгляд Перис был направлен куда-то мимо плавучих домов, в сторону университетского кампуса. Она посмотрела на Тобиаса. Он закрыл дверцу машины и обернулся к ней. Его волосы были всклокочены, на щеках - двухдневная щетина, на свитере - следы крови из разбитого носа Конрада.
        Даже имея под глазами темные тени от усталости, выглядевшие в утреннем свете сине-серыми, он все равно был неотразим.
        - Сошел с ума? Весь мир?
        Посмотрев на ключи, словно не зная, что с ними делать, Тобиас наконец сунул их в карман мятых джинсов и протянул Перис руку.
        - Все с ног на голову. Ложатся спать в совершенно неподходящее время. Как правило, по ночам. А утром встают и идут на работу. Только представь!
        Перис так устала, что смогла только слабо улыбнуться в ответ.
        - Вообразила. Они все ненормальные.
        Они медленно прошли на причал и поднялись на борт плавучего дома Тобиаса. Тобиас открыл входную дверь и сразу отправился наверх. Перис плелась сзади. Она услышала, как Тобиас вошел в спальню, напевая на ходу:
        - Душ! Душ! Полцарства - лишь за душ. Надо позвонить в офис, а то они решат, что я уже умер.
        Привычка. Вот что это такое, привычка и больше ничего. Слезы вдруг потекли по лицу Перис. Ничего не видя, она повернулась к двери, шаря по карманам в поисках платка.
        - Эй! - По ступенькам загрохотали шаги Тобиаса. - Иди сюда, Плакса, пока мы оба не свалились. Я потру тебе спинку, если и ты мне потрешь.
        У нее вырвался всхлип. Как глупо!
        Ей на плечи опустились его руки, но она скинула их.
        - Ты плачешь, Плакса. Плачешь. Милая, поговори со мной. Посмотри на меня. О, какой же я осел. Конечно же, тебе тяжело.
        Она прислонилась к стене и опять всхлипнула.
        - Господи, да что же это… Билл. Синтия.
        В ее руке магическим образом появилась целая пачка салфеток.
        - Ну пожалуйста, не надо переживать из-за того, что ты все равно не сможешь изменить, - сказал ей Тобиас. - Я привыкну к тому, что Билл мне сделал. Я даже не знаю, хочу ли я, чтобы его арестовали, пока он не покинул страну. Как бы ни повернулось, я думаю, он пожалеет, что не умер, когда до него доберется Вивиан. А ты, пожалуй, сделала все, что могла, чтобы помочь Синтии. Сейчас ты не можешь ей помочь, и не твоя вина, что она так распорядилась своей жизнью.
        - Не в том… дело…
        Тобиас погладил ее по спине, а она заплакала громче.
        - Ну, ну, успокойся. Давай я уложу тебя в постель. После того, как хорошенько выспишься, все покажется не таким уж плохим.
        - Не покажется. Я совсем не разбираюсь в людях. Со мной опасно иметь дело.
        - Ну вот. Ты становишься сентиментальной. Пойдем спать.
        - Я поеду домой.
        - За… Я не буду терять терпение с тобой, потому что ты сейчас немного не в себе. Ты и так дома.
        - Это твой дом, не мой, - Перис положила руку на дверную ручку и почувствовала, что у нее вдруг закружилась голова; она едва успела схватиться за Тобиаса, чтобы не упасть.
        - Оставь, - сказал он, побледнев. - Это твой дом, пока мы не решим, что будем жить где-нибудь в другом месте. Вдвоем.
        - Я ничего, кроме проблем, тебе не принесла.
        Он наклонился к ней:
        - Мне нравятся такие проблемы.
        - Ты как-то слишком резко влюбился. Ты никогда и не смотрел на меня иначе, чем на кого-то из толпы.
        - Это было раньше, - в его глазах появился опасный свет.
        Но Перис уже ничего не замечала.
        - Ты пришел ко мне тогда всего лишь за помощью, а не за пожизненным договором.
        Он скрестил руки на груди.
        - С твоей стороны нечестно оставаться со мной, основываясь лишь на глупом чувстве долга.
        - Долга? Глупо? - Он уже разулся и теперь стоял, покачиваясь на пятках. - Многие люди не решаются мне сказать, что я делаю глупости.
        Она склонила голову.
        - Ты не глупый. Ты милый, добрый - и теперь ты чувствуешь, что должен остаться со мной, потому что моя семья приняла поспешное решение.
        - Черта с два.
        - Думаю, я буду права, если буду держаться от тебя на расстоянии.
        - Черта с два!
        - Ненавижу, когда ты ругаешься.
        Он стиснул кулаки.
        - Ты любишь меня?
        По ее лицу рекой потекли слезы; она была не в силах их остановить. Тобиас сказал громче, чем хотел:
        - Я люблю тебя. Я думал, мы все уже решили.
        - М-мы не сделали самых обычных вещей.
        - Каких вещей, черт возьми?
        Перис задрожала.
        - Ну, не знаю. Не ездили на пикник. Не танцевали вместе. Ты знаешь, мы…
        - Мы ездили на пикник в детстве, - сказал он напряженно. Не сводя с нее взгляд, он сделал несколько шагов назад и нажал кнопку на аудиосистеме. - Ты хотела танцевать? Давай потанцуем.
        - Я не хочу танцевать, - слабым голосом ответила она, но он уже притянул ее к себе.
        Медленно, гипнотизирующе пели Селина Дион и Клив Гриффен о любви, плавно покачивая ее сердце так же, как Тобиас Квинн покачивал ее тело. Он мурлыкал мотив, делая вместе с ней сложные пируэты. Перис подняла голову и взглянула ему в глаза.
        - Когда я влюблюсь, это будет навсегда, - он остановил ее и качнул из стороны в сторону. - Я влюбился, Плакса, ничего не могу теперь с этим поделать.
        Она обвела пальцем его подбородок и пропела в ответ:
        - Когда я отдам свое сердце, это будет только однажды.
        - Когда?
        - Я уже отдала его.
        Он прикрыл глаза.
        - Хорошо. Мы делаем одну из обычных вещей. Заметила? Мы танцуем. Мне нравится танцевать с тобой.
        - Мы пародируем прекрасную песню.
        - Раньше она не звучала для меня так хорошо.
        Перис приложила указательный палец к его губам.
        - И для меня.
        Песня кончилась и раздался резкий хриплый голос Тэмми Уайнетт, выражавший тоску женщины по своему мужчине.
        Тобиас улыбнулся.
        - Да, - сказал он, раскручивая Перис от себя и снова притягивая ее ближе. - Этого и я хочу. Чтобы ты всегда ждала своего мужчину.
        Перис слишком устала, чтобы заниматься гимнастическими упражнениями; она положила руки ему на плечи.
        - Я люблю тебя, Тобиас Квинн, - сказала она. - Я тебя люблю.
        Его тонко очерченное лицо изменило выражение, стало жестче.
        - Тебе трудно было это сказать?
        Перис взглянула в его глаза.
        - Труднее всего было знать, что это надолго, и молчать об этом.
        Тобиас отвел ее в спальню, раздел, и Перис смотрела, как он раздевается, потом он обнял ее за талию, и они вместе пошли в душ.
        Тобиас помыл спину ей, а она ему, а потом они помыли каждый дюйм на теле друг друга.
        Она первой нырнула в постель. Рядом с ней улегся Тобиас. Перис закрыла глаза. Тикали секунды.
        Тобиас не выключил магнитофон. Снизу по лестнице плыли грустные звуки туманной песни Ната Кинг Коула.
        - Ты спишь? - прошептала она.
        - Нет.
        - И я нет.
        Тобиас нежно провел рукой по ее груди.
        - Ты дашь мне пощечину, если я скажу, что хочу быть внутри тебя?
        Ее груди были тяжелыми, горячими и очень чувствительными. Перис ощутила, как ее тело наполняется влагой, томлением и желанием.
        - Плакса! Ты меня ударишь?
        Тыльной стороной ладони Перис провела по его груди, животу; его живот напрягся, и Перис почувствовала ответное напряжение внутри себя. Перис обняла его.
        - Я не ударю тебя, - прерывающимся голосом сказала она. - Если ты, конечно, не заставишь меня ждать.
        Тобиас не ответил. Он перекатился на живот и оказался между ее бедер. Он скользнул в нее, порывисто вздохнув, когда она скрестила ноги на его спине. Он медленно, долго-долго занимался с ней любовью.
        - Это не потому, что ты такая серьезная, - сказал он, целуя ее открытый рот.
        - Что? - Перис сейчас могла только ощущать, но не думать.
        - Плакса.[Игра слов: «Blue» - синий и печальный, грустный (англ.).] Твои глаза. Только они - самые синие глаза из всех синих глаз.
        Может быть, попозже, она скажет ему, как он сладок.
        Они смотрели, как закат окрашивает небо в цвета пламени. Тобиас тихо раскачивал качели и перебирал волосы Перис.
        Они оба затаили дыхание, услышав шаги с борта, обращенного к берегу.
        - Это всего лишь мы, - сказала Мэри. За ней по пятам шла Джинна. - Пришли посмотреть, все ли у вас в порядке.
        Тобиас крепко прижал к себе Перис.
        - Спасибо, даже больше, чем в порядке, - ответил он. - Просто колоссально.
        Джинна кивнула.
        - Я заметила. Мэри уговорила меня взять ее с собой. Тем более, у нас дело, которое не может подождать.
        - Ты про Сэма?..
        - Все хорошо, - сказала Джинна, прерывая Перис. - Жизнь порой преподносит нам тяжелые уроки. Все было как-то не так, неправильно. Может быть, поэтому я не хотела закреплять наши отношения надолго. Но об этом мы поговорим в другой раз. Липс с женой передавали вам горячий привет. Мэри обещала, что надолго она вас не займет. А мне надо вернуться в клуб.
        Мэри похлопала Джинну по руке.
        - Девочка - просто молодец, - сказала она. Сегодня она была в зеленом спортивном костюме с радужным отливом; в волосах - подходящая по тону ленточка. - Я хотела кое-что у вас выяснить. Например, дату свадьбы.
        Перис поперхнулась. Тобиас откашлялся и сказал:
        - Мы еще не решили.
        - Ну что ж, - ответила Мэри. - Портной ждет. Торт заказан. Нам надо обсудить остальное меню и где все это будет проходить. Как вам сухой лед?
        Джинна широко улыбнулась и принялась разглядывать еще светлое небо.
        - Если мы положим сухой лед под алтарь или еще куда-нибудь, зрелище получится незабываемое. Как туман, заполняющий сцену. Ну, вы меня поняли.
        - М-м-м, я думаю…
        Мэри замахала рукой, чтобы Тобиас замолчал.
        - Я знала, что вам понравится. Будем считать, что с этим решили. Тыквы готовы. И жезл.
        - Здорово, - пробормотала Перис. Она взяла Тобиаса за руку.
        - Я так и думала, вам все понравится, - воскликнула Мэри, подпрыгивая в своих серебристых кроссовках. - А что вы скажете насчет трубача, играющего свадебный марш? Я и сама люблю бодрые марши. Хотя, может, лучше придерживаться традиции? Так, теперь освещение, Я подумала, что стробоскопы…

        notes

1

        Paris - Парис - в классической мифологии сын троянского царя Приама. Он присудил яблоко раздора с надписью «Прекраснейшей» Афродите, за что та помогла ему похитить Елену. Это послужило поводом к Троянской войне. Делайт - (англ. delight) - восторг, наслаждение.

2

        Piggy (англ.) - поросенок, свинка.

3

        Липс (англ.) - губы.

4

        Игра слов: «Blue» - синий и печальный, грустный (англ.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к