Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Камминз Мэри: " Сердцу Не Прикажешь " - читать онлайн

Сохранить .
Сердцу не прикажешь Мэри Камминз

        Строгая тетушка отправляет красавицу Сару в поместье подруги, подальше от нежелательного знакомства со студентом-бунтарем Клиффордом. Там Сара встречает сына хозяйки, и между молодыми людьми зарождается нежное чувство…
        Очаровательная студентка Сара увлечена бунтарскими идеями своего приятеля Клиффорда. Но строгая тетушка не одобряет такое знакомство и отправляет девушку в поместье своей подруги. Там Сара знакомится с сыном хозяйки Саймоном. Но едва между молодыми людьми начинает зарождаться нежное чувство, как в поместье приезжает Клиффорд…

        Мэри Камминз
        СЕРДЦУ НЕ ПРИКАЖЕШЬ

        Глава 1

        - Хватит, Сара. Я не желаю больше слушать твоих оправданий.
        Глядя на суровое лицо тети Мюриэл, ее недовольно поджатые губы, Сара мгновенно замолчала.
        Мюриэл Дафф выглядела старше своих лет, чему способствовали ее худоба, если не сказать костлявость, серые тусклые волосы, аккуратно собранные в плотный валик, и глубокие складки у рта, придававшие лицу скорбный вид. Сара частенько заглядывала в семейный альбом, чтобы убедиться, что тетя Мюриэл когда-то была молоденькой и хорошенькой девушкой.
        Но сейчас тетка пылала таким гневом, что Сара даже испугалась.
        - Только по милости Божьей ты еще не в тюрьме вместе с этим отвратительным молодым человеком…
        - Он не отвратительный!
        - Замолчи, Сара! Если он, по-твоему, симпатичный, то прикладывает большие усилия, чтобы это не было заметно окружающим. Я тебе говорила еще три месяца назад, что он не товарищ для молодой девушки и что его вредные идеи порождены невежеством и явной ленью - нежеланием затруднять себя изучением настоящей природы явлений и фактов.
        - Мы только пошли на марш протеста!..  - почти закричала Сара.  - Ради бога, тетя Мюриэл, я…
        - Марш протеста! Против чего? Против властей? Общественных устоев? Назови сама, если сможешь. А что вы можете предложить взамен? Клиффорд Энсли протестует против всего на свете, особенно против того, что не устраивает его лично. У него в голове нет ни одного предложения, как сделать мир более справедливым.  - Мюриэл Дафф немного смягчилась.  - Невозможно сразу взять и изменить мир, моя дорогая.  - Она видела перед собой круглое девичье личико с раскрасневшимися от волнения щеками.  - Мир сам по себе все время меняется. Его ценности сейчас совсем другие, чем те, что были, например, в моей молодости. Но если хочешь постараться сделать его лучше, не обязательно выходить на улицу, мокнуть под дождем, размахивать флагами, глядя, как твой ужасный молодой приятель бьет полисмена и его забирают в участок.
        - По крайней мере, мы привлекли внимание к несправедливости, к тому, что необходимо ее исправить!  - вспыхнула Сара.
        - Возможно,  - согласилась тетка,  - возможно… Но нельзя разрушать старое, не давая ничего нового взамен, не имея конкретных предложений.
        Мюриэл Дафф откинулась на спинку кресла, глядя на племянницу. Саре исполнилось девятнадцать. Личико эльфа, обрамленное мягкими темными волосами, огромные карие глаза, изящная фигурка. Мать Сары была младшей сестрой Мюриэл, и три года назад, когда Алиса умерла, ей пришлось взять на себя воспитание девушки. Говард Хадсон, отец Сары, погиб в авиационной катастрофе, когда девочке было всего четыре года.
        Вероятно, сказывалось отсутствие мужского воспитания, если Сара связалась с таким типом, как Клиффорд Энсли. А ведь она, закончив школу, только начала учиться в художественном колледже.
        Когда тетя Мюриэл узнала, что вместо учебы Сара основное время проводит за столиком кафе в компании длинноволосых юнцов, она пригрозила племяннице, если та не возьмется за ум, лишить ее материальной поддержки.
        Но, кажется, ее предупреждение не было услышано. Сама тетя Мюриэл даже после длинных постоянных дискуссий с племянницей так и не могла понять, почему студенты местного художественного колледжа так яростно протестуют против всего на свете. Насколько ей было известно, в этом колледже за приличное обучение взималась умеренная плата и правительство материально поддерживало студентов, выделяя хорошие стипендии особо одаренным. После окончания учебы и практики перед молодыми людьми открывалось будущее художника, дизайнера или фотографа. Сара выбрала профессию дизайнера по упаковочным коробкам, но до сих пор никак себя не проявила на этом поприще.
        - Я вынуждена была поговорить с директором, мистером Хилденом,  - произнесла веско тетя Мюриэл,  - и он откровенно признался, что сыт по горло твоим поведением, Сара. И я его за это не виню.
        Сара надула губы, хотя в глубине души сознавала, что мистер Хилден прав. Вначале она честно пыталась учиться и, кажется, даже немного преуспела на первом курсе. Но потом познакомилась с Клиффордом и его компанией, которые ей объяснили, что нельзя жить, не обращая внимания на несправедливость, которая творится вокруг, мириться с ней.
        Клиффорд открыл ей глаза. Раньше она не обращала внимания на такие вещи, словно была слепа. Поэтому Сара безоговорочно и сразу приняла его точку зрения на устройство мира. Разумеется, он прав: глупо принимать общество таким, каким кто-то его придумал. Почему не пытаться изменить законы в лучшую сторону? Она много раз пыталась объяснить все тете, снова и снова, но не могла сделать это вразумительно, как делал Клиффорд. Ей явно не хватало примеров в доказательство своей правоты.
        Наверное, она глупа от природы, никогда не блистала умом, если вспомнить прошлые годы.
        - Мистер Хилден сомневается, что у тебя в голове есть еще что-нибудь, кроме идеи переделки окружающего мира,  - продолжала Мюриэл.  - Он считает, что если ты продолжишь в таком же духе, то твоя учеба в колледже будет пустой тратой времени. К тому же он сомневается, что дизайн - твое призвание. Что скажешь на это?
        Сара закусила губу, опустив ресницы. Итак, ее хотят выбросить из колледжа! Если это произойдет, она не сможет часто видеться с Клиффордом. Но возможно, что мистер Хилден выгонит и его тоже. Неужели он способен на такую жестокость?
        - Он действительно может меня выгнать?
        - Да, он так и сделает. Я знаю, ты никогда не думала, что это произойдет, Сара, но тебя предупреждали.
        - Да, я помню.
        - Мое мнение - ты должна уехать отсюда и пожить вне дома. Если честно, я думаю, что настало время попытаться самостоятельно найти место в жизни. Твои покойные родители не поблагодарили бы меня за то, что я тебя окончательно испортила. Ими можно было гордиться, и только от меня зависит, чтобы ты стала такой, как они. Я пыталась сделать все, что в моих силах, пыталась дать тебе образование, как-то выявить твои способности. Но теперь считаю, что тебе надо начать работать и пожить самостоятельно. Я подыскала тебе работу. Недалеко от Кендала, в Вестморланде.
        - Кендал! Но это так далеко отсюда!
        - Знаю, дорогая.
        И опять голос тети Мюриэл предательски дрогнул, но через секунду губы снова сжались в тонкую линию. Она слишком долго потакала Саре, стараясь заменить ей родителей. Изо всех сил пыталась дать ей шанс пробиться в этой жизни. Но не получилось, и только от самой Сары теперь зависит, как дальше сложится ее судьба. К сожалению, решила про себя Мюриэл, девочку испортили неправильным воспитанием - сначала баловала Алиса, потом она сама. А теперь вот приходится бросить неприспособленную к жизни юную племянницу прямо в пасть к волкам. Что ж, Саре надо доказать всем и самой себе в первую очередь, что она хоть на что-то способна.
        - Что за работа?  - спросила Сара.
        Тетя Мюриэл вздохнула и стала рыться в бумагах, разложенных на столе. Она занималась адвокатской практикой и часто приносила работу домой. Переложив гору документов, которыми был завален стол, она нашла нужное письмо, написанное на дорогой серо-голубой бумаге.
        - Я сегодня получила письмо от Констанции Димейн. Помнишь мою подругу, миссис Димейн?
        - Смутно,  - призналась Сара.  - Помню, что она приезжала сюда как-то раз, когда мы гостили у тебя с мамочкой.
        - Мы дружили со школы,  - объяснила тетя.  - Твоя мама хорошо знала Констанцию, хотя училась позже и была слишком молода, чтобы с ней дружить. Мы с Констанцией одногодки.
        Сара кивнула, ожидая, что за этим последует. Она не понимала пока, какое отношение все это имеет к ее дальнейшей судьбе, и немного нервничала.
        - У Димейнов прекрасный старинный дом в двух-трех милях от Кендала. Джон, покойный муж Констанции, был ландшафтным дизайнером, но, кажется, он зарабатывал недостаточно. Констанция никогда не была хорошо обеспечена, хотя их сын Саймон получил хорошее образование.
        Тетка замолчала вдруг и снова, сдвинув брови, стала разглядывать письмо.
        - Не знаю, что из него получилось,  - продолжила она,  - кажется, он последовал по стопам отца. Сейчас занимается каким-то рискованным бизнесом, создает Садовый центр. Во всяком случае, он не продал старый дом, который слишком велик для них, а поделил землю на множество маленьких участков и намеревается их продавать, вернее, идею их дизайна… Димейны приглашают желающих посетить свои сады, чтобы те могли выбрать понравившийся вариант. Что-то вроде выставки-продажи…
        Она опять нахмурилась, но Сара была заинтересована.
        - Звучит здорово!  - выпалила она.
        - Сара, я просила бы тебя обойтись без таких слов. Хм-м… Действительно звучит неплохо. Во всяком случае, Димейны хотят пополнить штат работников, и им нужна девушка, чтобы держать в порядке счета. Ну, секретарская работа и просто помощь Констанции. Она жалуется, что не может пока найти подходящую кандидатуру. Я написала и попросила ее взять тебя.
        - Тетя Мюриэл! Я понятия не имею о работе секретаря!
        - Ты что, не сможешь ответить по телефону или записать сообщение? Вряд ли они рассчитывают на девушку, которая закончила секретарские курсы с отличием!
        Сара покраснела от стыда, сознавая свою бесполезность.
        - Констанция пишет, что ты можешь быть принята на испытательный срок. Поедешь и останешься на неделю. Она предлагает выехать в понедельник, а не в воскресенье. Народу будет меньше, да и в их центре в этот день пусто. Саймон тебя встретит на станции. Что скажешь, Сара?
        - A y меня есть выбор?
        Тетка строго поджала губы.
        - Естественно, поскольку тебе больше восемнадцати, ты считаешься по закону взрослой. Хотя я никогда не одобряла этот закон и уверена, что совершеннолетия человек достигает в двадцать один год, а не в восемнадцать. Особенно, не обижайся, Сара, такие люди, как ты, находящиеся все время под чьей-нибудь опекой.
        Сара гневно прищурилась.
        - Это как раз одно из узколобых предубеждений, против которых Клиффорд и я протестовали!  - выкрикнула она.
        - И вам это дорого обошлось. Если хочешь доказать свою зрелость, соглашайся на работу, которую предлагает Констанция. Возможно, ты могла бы найти что-то и получше, но я считаю, настало время, когда ты должна выйти из-под моей опеки, покинуть этот дом и пожить самостоятельно. Я очень долго размышляла по поводу твоего будущего. Не только я, но и миссис Несбит, наша приходящая помощница, слишком баловали тебя, не давая ничего делать.
        - Я могу обойтись без посторонней помощи,  - вздернула подбородок Сара.
        - Конечно,  - легко согласилась тетка,  - но мне будет гораздо спокойнее, если я буду знать, что за тобой присматривает Констанция. Окружающий мир довольно жесток, дорогая, особенно для того, кто в твоем возрасте оказывается без поддержки и за кого некому заступиться. Ты не готова к этому.
        Сара промолчала. Она-то была уверена, что сможет постоять за себя, но бесполезно убеждать в этом тетю Мюриэл. Они любили друг друга, но их привязанность была несколько скованной и никак не проявлялась внешне. Тетя иногда поцелует, скорее клюнет ее в щеку, вот и всё проявление нежности к племяннице.
        Вначале Сара тосковала по материнской любви, но постепенно привыкла и приняла заботу, вернее, ту защиту, что предлагала тетя Мюриэл. Безопасность, уютный приятный дом, хорошая и вовремя поданная еда, миссис Несбит, которая заботилась о Саре. Ее спальня была всегда аккуратно прибрана, и вещи содержались в идеальном порядке. У Сары всегда водились карманные деньги, которых ей вполне хватало. Она привыкла их получать и не представляла, что этот регулярный денежный ручеек может внезапно иссякнуть.
        Ей не приходило в голову, что у тети Мюриэл в конце концов лопнет терпение. Связавшись с Клиффордом и его компанией, Сара не смогла учиться нормально, а это значит, что в будущем она не сможет воспользоваться плодами образования и найти хорошую работу.
        Теперь Сара впервые задумалась о своей жизни, почувствовав смятение. В ее душе боролись два человека. Один, очень юный, протестовал, негодуя. Тетя Мюриэл просто не имеет права поступить с ней подобным образом! Другой, повзрослевший, понимал, что заслужил такое отношение. Девушка даже испытывала странное чувство радостного возбуждения от вызова, брошенного ей судьбой. Это же безумно интересно - вдруг стать самостоятельной и больше не зависеть от тети Мюриэл!
        Тетя и так сделала для нее очень много. Сара всегда принимала ее заботу как должное, но последнее время все чаще чувствовала смутное беспокойство, понимая, что надо каким-то образом поблагодарить тетку. Но она не знала, как это сделать.
        Получив работу, она начнет зарабатывать, и все изменится. В финансовой независимости есть своя прелесть. Она будет получать зарплату и сможет покупать себе нарядные модные вещи, о которых мечтала. Конечно, она одета неплохо. Но поскольку одежду для нее оплачивала тетя, она же ее и выбирала. Модные платья она не одобряла, считая, что те имеют дешевый вид и сделаны из некачественных материалов.
        Сара не заметила, что, погрузившись в мечты, давно молчит.
        - Ну, так как?  - спросила ее тетя Мюриэл.  - Что ты скажешь на это, Сара? Хочешь попробовать работать на Саймона Димейна? Ему и решать - справляешься ты или нет. Димейны - не благотворительное общество и не станут тебя держать, если ты не будешь как следует стараться, все зависит от тебя, дорогая.
        - Разумеется, я поеду…  - Щеки Сары вновь вспыхнули румянцем.  - И я справлюсь. Я не слабоумная, тетя.
        - Надеюсь, что это так, дорогая,  - сказала почтенная дама мягко, и вновь в ее глазах появилась нежность.  - Постарайся, Сара. Я уверена, что ты справишься и научишься многому в Бонниграссе.
        - Так называется это место?
        - Да. Бонниграсс-Хаус - Цветущий луг.
        - Как чудесно!  - Сара расцвела вдруг улыбкой.  - Мне надо собрать вещи, да, тетя?
        Мюриэл Дафф кивнула, тоска сжала ей сердце. Нет, нельзя сейчас проявлять слабость! Она решительно потянулась к ящику письменного стола за своей чековой книжкой.
        - Вот тебе чек, можешь потом обменять на наличные,  - она старалась говорить твердо, не показывая виду, что расстроена,  - на случай, если тебе что-то понадобится купить. Но надеюсь, большую часть ты прибавишь к своим накоплениям, Сара. Совсем неплохо, если у тебя будет на счете приличная сумма.
        Сара невольно вскрикнула, увидев сумму на чеке, и в нерешительности посмотрела на тетку:
        - О, тетя Мюриэл, ты действительно хочешь дать мне столько денег? А я тебя не поблагодарила за все, что ты для меня делала. Я все принимала как должное, но всегда знала, что ты меня любишь. И я тебе верну эти деньги, клянусь, после того как… заработаю сама.
        Мисс Дафф растроганно улыбнулась сквозь слезы.
        - Не глупи, дитя. Разумеется, я не жду от тебя отдачи долгов. Я всегда была счастлива, что могу что-то для тебя сделать. Да и…
        Она замолчала. Нельзя ни в коем случае выразить сомнение, что Сара когда-нибудь сможет достаточно заработать, чтобы вернуть ей такую сумму. Но скоро девочка сама это почувствует, убедится, что деньги не так легко достаются.
        - Ну, собирайся, дитя,  - она печально улыбнулась,  - у тебя много дел.
        И впервые и жизни Сара проявила инициативу - склонившись через стол, она крепко обняла тетку, поцеловала ее и выбежала из комнаты. А Мюриэл Дафф некоторое время сидела, погрузившись в раздумья. Вздохнув, она взяла лист бумаги и ручку.
        «Моя дорогая Констанция…» - вывела она первые слова.

        Для Сары поездка в Кендал представляла определенный интерес. Прошло три года с тех пор, как она ездила в этот район озер, и в памяти хранились лишь смутные воспоминания о походе по магазинам.
        Сара родилась в Скарборо и жила там до смерти матери. После случившегося несчастья переехала жить к тете Мюриэл, в просторную квартиру в Хамбертоне. Сара любила Хамбертон. Ей нравились шум и суета большого города, где она приобрела много друзей, жизнь там была далека от светской скуки.
        Интересно, как выглядит сейчас Кендал? Так же там весело, как в Хамбертоне, много ли гостей бывает у Димейнов? Сара была полна радостных мыслей о предстоявшем приключении, ведь так здорово начать новую жизнь. Она мысленно в приятном возбуждении рисовала планы на будущее. И почему-то почти не вспоминала о Клиффорде Эксли, мысли о нем занимали ее гораздо меньше, чем она ожидала.
        А если ей не понравится работа? Тогда придется сразу вернуться к тете Мюриэл, которая навряд ли обрадуется столь быстрому возвращению племянницы.
        Да и нелегко будет признаться в своем провале за столь короткий период времени. Нет, надо в любом случае продержаться месяц или два. Но вдруг у нее всё получится, и тогда жизнь станет полна радостных приключений…
        Такие мысли мелькали у Сары одна за другой, пока она смотрела в окно поезда на постоянно мелькающий пейзаж. Оказывается, прокладывают новое шоссе вдоль железнодорожного полотна… Прекрасно! Может быть, и она купит себе автомобиль, если работа будет прилично оплачиваться. Как удобно тогда будет навещать тетю Мюриэл!
        И вдруг внезапная боль сжала сердце при воспоминании о тетке, о доме, где о ней так заботились, и, закусив губу, Сара с трудом сдержала слёзы. Так не следует себя вести взрослой девушке. Что подумает о ней Саймон Димейн, когда она появится перед ним на перроне с покрасневшими от слез глазами? Она взяла себя в руки, и из поезда в Кендале вышла самоуверенная молодая женщина.
        Сара стояла на перроне, оглядываясь в поисках Саймона Димейна. Правда, она не имела представления о том, как он выглядит, но до этого момента это обстоятельство ее не беспокоило. Она внимательно приглядывалась к спешащим куда-то людям: молодежь в ботинках на толстой подошве и теплых куртках, хорошо одетые клерки и деловые женщины, родители с детьми…
        Вдруг чья-то рука легла сзади на ее плечо, сердце Сары тревожно подпрыгнуло, и она резко повернулась. Но радость сменилась разочарованием.
        Перед ней стоял мужчина огромного роста, молодой, с красным грубоватым лицом, на губах его играла веселая улыбка. На копне черных волос чудом держалась замасленная кепка.
        - Мисс Хадсон?  - спросил он.
        Она кивнула, протянув робко руку, которую он нерешительно пожал.
        - Мистер… мистер Димейн?
        - Мистер Саймон занят и послал меня встретить вас, мисс.  - Парень широко ухмыльнулся.  - Я Томас Роско, мисс. Работаю в садовом питомнике… Можно сказать, я правая рука мистера Саймона.
        - О,  - произнесла Сара с облегчением. Томас Роско выглядел жизнерадостным добрым здоровяком и совсем не походил на Саймона, портрет которого она уже создала в своем воображении.
        - А миссис Димейн?  - спросила она.
        - Дома, в Бонниграссе. Она ждет вас, мисс. Вам необходимо будет подкрепиться после долгого пути. Это весь ваш багаж, мисс? Нам лучше ехать поскорее домой, пока нас не потеряли… Ваш поезд опоздал.
        Она пошла за Томасом к автомобильной стоянке. Он положил ее чемодан и сумки в старый пикап и помог девушке забраться на сиденье рядом с собой.
        - Будем дома через пару минут, мисс,  - пообещал он, с радостным видом трогаясь с места.
        Город они проехали мгновенно, и автомобиль свернул на извилистую проселочную дорогу.
        - Я и не знала, что дом за городом,  - сказала Сара, глядя на зеленые поля и холмистую сельскую местность.
        - Можно сказать, в пригороде,  - сообщил Томас.  - Это не настоящая деревня, например, как та, из которой я родом. По ее окрестностям можно бродить целый день и не встретить ни души. Здесь каждые четверть часа ходит автобус, да и народ часто приезжает на машинах взглянуть на сады. В разгар лета по этой дороге машины следуют вереницей, главным образом едут в сторону озер.
        - Понятно.
        Их разговор оборвался, потому что машина въехала в открытые ворота усадьбы. Сара заметила указатель с названием поместья, и через минуту показался старинный красивый дом, который, может быть, станет и ее домом.
        - Как красиво!  - вымолвила она, вылезая из машины.
        - Да, вы правы, мисс!  - гордо подтвердил Томас.  - Мы с мистером Саймоном приложили немало труда. Правда, и другие тоже.
        - Кто это - другие?
        - О, вы встретитесь с ними, мисс. Вы ведь станете помогать миссис Димейн. Она замечательная женщина, настоящая леди…
        Сара не успела ответить, потому что в этот момент сама «настоящая леди» уже спешила ей навстречу, протягивая руки, чтобы обнять гостью.
        - Сара, моя дорогая! Я столько лет не видела тебя, дитя мое! Ты была маленькой девочкой с длинными косичками, в голубом платьице. Как ты выросла!
        Сара почему-то представляла свою хозяйку худой и высокой, похожей на тетю Мюриэл, а Констанция Димейн оказалась прямой противоположностью - невысокая, довольно полная, с пышными седыми кудряшками и круглым розовым лицом.
        - Здравствуйте.  - Сара протянула ей руку, но Констанция решила наградить ее прямо-таки медвежьим объятием. До этого никто так не обнимал Сару. Решив, что ей надо поступить так же, она тоже обняла миссис Димейн.
        - Я так рада, что ты приехала нам помочь,  - говорила миссис Димейн, ведя Сару к дому.  - Я никак не могла подобрать подходящую девушку, и вдруг Мюриэл написала, что ты, дорогая, ищешь работу. Я очень обрадовалась. У меня работала до этого Беатрис - настоящее сокровище, но она вышла замуж. Девушка хорошая, но уж очень незатейливая.
        Вдруг она с сомнением окинула взглядом тонкую фигурку Сары. В это время они поднимались наверх в комнату, предназначенную для гостьи.
        - Надеюсь, ты достаточно крепкая физически для этой работы, дорогая? Ты не такая высокая, как твои мать и тетка, верно? Твой отец тоже был немаленьким…
        - Вы знали моего отца?  - В глазах Сары появился огонек интереса.
        - Разумеется. Он был прекрасный молодой человек, очень талантливый. По крайней мере, Говард Хадсон обязательно проявил бы себя, если бы остался жив. Он писал пьесы для телевидения, ты, наверно, знаешь.
        - Я знаю.
        Саре об этом часто говорила мать, а потом тетя Мюриэл. И та и другая рассказывали о его последнем полете в Нью-Йорк, куда он отправился, потому что на американском телевидении заинтересовались его сценарием. Самолет, на котором он летел, разбился.
        - Мы еще поговорим о твоем отце как-нибудь в другой раз, если захочешь.  - Констанция нежно потрепала ее по плечу.  - Я многое могу рассказать о твоих родителях, я их хорошо помню. Ну, дорогая, как тебе эта комната? Здесь тихо и прекрасный вид из окна. Ванная в конце коридора, ты можешь умыться и переодеться с дороги, потом спускайся к чаю. Завтра я тебе покажу весь дом и сады. Сегодня же лучше пораньше лечь спать. Саймон уехал в Ланкастер, боюсь, что он сегодня ужинает вне дома, но, может быть, приедет до того, как ты уснешь. В любом случае завтра ты его увидишь.
        - Он должен одобрить мою кандидатуру? Я имею в виду…
        - Нет, не думаю,  - жизнерадостно отозвалась миссис Димейн.  - Сын это доверил мне. И если мы понравимся друг другу, он будет счастлив. Ну, я жду тебя на чашечку чая, поторопись.  - Она вышла из комнаты.
        Сара, закрыв за ней дверь, подумала о том, что, вероятно, этот Саймон маменькин сыночек, и миссис Димейн за него все решает в жизни. Хотя, в конце концов, это не имеет никакого значения. Она оглядела комнату, решила, что ей здесь нравится, села на кровать и несколько раз подпрыгнула.
        Миссис Димейн кажется совсем невредной. Наверняка Сару ждет легкая приятная работа. Кажется, она готова полюбить этот дом. Он действительно красив. Полно красивых цветов, прекрасно возделанный сад. Сара сразу решила, что именно здесь она и начнет самостоятельную жизнь.

        К чаю Сара надела нарядное платье в черно-белую клетку с широким розовым поясом. Впрочем, это оказался скорее ужин.
        - Я подумала, что так будет лучше, поставила все сразу на стол,  - объяснила миссис Димейн.  - Поскольку нас всего двое и не надо сновать на кухню туда и обратно.
        Чай был сервирован на маленьком столике недалеко от горящего камина в большой просторной гостиной. Саре гостиная мгновенно понравилась, она почувствовала себя как дома среди пестрых ситцевых чехлов на стульях, прекрасной старинной мебели и толстым индийским ковром.
        - Мне нравится ваша гостиная,  - призналась она застенчиво, и хозяйка довольно улыбнулась.
        - Да, здесь мило, не правда ли? Конечно, тяжело следить за чистотой и порядком, но уютный дом того стоит. Ты как думаешь?
        - О, конечно!  - охотно откликнулась Сара, и миссис Димейн с удовлетворением кивнула.
        - Вы можете мне рассказать немного о поместье?  - Сара намазала на хлеб свежее деревенское масло.
        - Ну конечно. Бонниграсс когда-то был огромным имением. Но теперь мы владеем только тремя акрами земли, дорогая. Саймон сначала хотел ограничиться разведением саженцев, потом решил, что надо создать садовый центр. Теперь земля поделена на маленькие участки. Заказчики приезжают и могут выбрать подходящий вариант садового дизайна для своего дома. Понимаешь?
        - Здорово!  - с энтузиазмом откликнулась Сара.  - Великолепная идея!
        Миссис Димейн довольно улыбнулась:
        - О да… Ну и конечно, Саймон - способный дизайнер. У всех нас сейчас очень много работы. Полно работы и в конторе, и на земле, и я очень занята, демонстрируя наши сады клиентам и обслуживая их в магазине. Люди приезжают также покупать саженцы: кустарники, деревья, растения для цветников, траву для газона.
        Сара кивала, думая, что обязательно справится с секретарской работой. Несомненно, Саймон сделает скидку на ее неопытность и будет снисходителен, решила она, с удовольствием уплетая воздушное печенье с джемом и слушая, как миссис Димейн подробно расписывает свои обязанности.
        - И много людей работает у вас?  - спросила Сара.  - Мне понравился Томас.
        - Очень хороший работник. Он в основном работает вне дома, помогая обустраивать сады нашим заказчикам. Еще есть Джем Джонсон, пожилой вдовец, он живет в коттедже неподалеку, который можно увидеть из окна. Джонсон замкнутый, угрюмый человек, но прекрасный садовник. Тебе надо познакомиться с ним поближе. И еще есть юный плут по имени Бобби Мазер - помощник Томаса. Томас говорит, что если ему не давать спуску, то из него получится неплохой специалист. Ведь если Бобби посылают с поручением, он пропадает где-то часами. Не хватает парню дисциплины, вот мое мнение.
        Сара понимающе улыбнулась. Ей хорошо был знаком этот тип людей, она встречала немало таких в колледже.
        - О, и еще есть…
        Но пронзительная трель телефонного звонка оборвала речь миссис Димейн.
        - Интересно, кто бы это мог быть?
        Тем временем стемнело. Сара и не заметила, как пробежало время, и она вдруг почувствовала непреодолимую усталость. Стоило сейчас извиниться и пойти спать все равно завтра она увидит всех остальных. Сара услышала, как миссис Димейн говорит по телефону:
        - Очень хорошо, Рут. Да, я скажу ему, как только он появится. Увидимся завтра, дорогая.
        Она вернулась в гостиную.
        - Рут Киркхэм слишком серьезно относится к своей работе, и я уверена, что она сейчас еще в церкви.
        - В это время?
        - Да, милая. Рут - дочь приходского священника Джона Киркхэма. Конечно, миссис Киркхэм помогает мужу во всем, и поэтому Рут совсем не обязательно находиться в церкви с утра и до вечера, мать отлично справляется, давая возможность дочери заниматься собственными делами.
        Сара кивнула, про себя отметив, что Саймона и Рут, вероятно, связывает особенная дружба. Ей очень хотелось расспросить поподробнее, но она не осмелилась. В конце концов, она и Саймона еще не видела.
        Но это обстоятельство было исправлено. Не успела она пожелать миссис Димейн спокойной ночи, как повернулся ключ в дверном замке, и через минуту появился сам Саймон.
        Саймон Димейн оказался высоким молодым человеком лет двадцати девяти, сильный загар говорил о том, что он проводит много часов на свежем воздухе. Глаза темные, почти черные. И он совсем не был похож на свою пухлую мать, которая, совершенно очевидно, очень гордилась сыном.
        На нем был темный, хорошего покроя костюм, неожиданно пестрый галстук веселой расцветки, рубашка сияла белизной. Сара почувствовала, как у нее пересохло от волнения во рту. Она встала ему навстречу. Тот с теплой улыбкой приветствовал гостью. От этой улыбки у Сары вдруг перевернулось сердце.
        Клиффорд Энсли был бесповоротно забыт. Ей показалось, что момент встречи навсегда останется у нее в памяти, и про себя горячо пожелала, чтобы Саймон не был обручен с Рут Киркхэм или с какой другой девушкой. Ей стало ясно, что никакой мужчина на свете никогда не сможет понравиться ей так, как понравился Саймон.
        - Сара как раз собиралась пойти спать,  - говорила миссис Димейн.  - Бедняжка устала после долгого пути и нуждается в хорошем отдыхе. Мы поговорим и обсудим твои обязанности завтра, хорошо, дорогая?
        Сара кивнула, почувствовав внезапно сковавшую ее робость.
        - Я надеюсь, что справлюсь…  - пролепетала она застенчиво.
        - Разумеется, ты справишься, моя дорогая,  - радостно подтвердила миссис Димейн.  - Саймон будет счастлив работать с тобой, в этом можешь не сомневаться.
        - Разумеется… э-э-э… Сара.  - Саймон вновь улыбнулся Саре, и от этой улыбки девушка словно взлетела к облакам.
        Жизнь приобретала новое замечательное значение. Сара ясно увидела, что зря потеряла время в колледже и теперь только начинается настоящая жизнь.
        Перед тем как лечь, она написала тете Мюриэл, восторженно описав Бонниграсс и свои первые впечатления от встречи с миссис Димейн и Саймоном. Она оставит запечатанное письмо, готовое к отправке, на столике для почты внизу.
        Миссис Димейн положила ей в постель грелку, но при этом предупредила, что в дальнейшем Сара должна будет заботиться о себе сама.
        Девушка блаженно вытянулась под одеялом, чувствуя приятную усталость. Было странно тихо без привычного шума городского транспорта. Она слышала ночные звуки: крик совы, далекий стук проходившего поезда, проехали только две машины. Потом последовал душераздирающий кошачий концерт, и она помолилась, чтобы он поскорее закончился.
        Не успев закончить молитву, Сара уже крепко спала.

        Девушка спустилась утром к завтраку после девяти. Она некоторое время проверяла свой гардероб, прикидывая, как должна одеваться исполнительная девушка-секретарша, и, наконец, выбор был сделан в пользу простого темно-серого комбинезона и светло-желтой шелковой блузки, отороченной кружевами у горла и на запястьях.
        Надо поосторожнее обращаться с чернилами, поправляя кружево манжет, решила Сара и надела босоножки на каблуках. Она, правда, сомневалась по поводу обуви, может быть, ей придется выходить в сад, и тогда каблуки увязнут в земле. Сара привела в порядок свои пышные волнистые волосы и подкрасила глаза.
        Миссис Димейн хлопотала на кухне. Она приветствовала Сару совсем иначе, чем накануне.
        - А, вот и ты, Сара. Я тебе позволила поспать подольше, но мы встаем рано, хотелось бы, чтобы ты выходила к завтраку в половине восьмого первое время и в семь, когда привыкнешь немного к распорядку. Я поставила будильник в твою спальню, и ты будешь заводить его перед тем, как лечь спать. Саймон встает в семь тридцать и начинает работу в восемь. Он должен хорошо позавтракать.
        - Вот как…  - Сара изумилась про себя и в смятении принялась за свой корнфлекс.  - В семь?  - переспросила она удивленным тоном.  - Но это ужасно рано, чтобы открывать контору, верно?
        Миссис Димейн протянула ей тарелку с яичницей и беконом. И налила две чашки кофе.
        - Выпью с тобой чашечку,  - решила она, садясь напротив Сары.  - О, контора не открывается раньше девяти, дорогая,  - объяснила она мягко.  - Рут приходит без пяти девять, сначала она занимается почтой.
        - Рут?
        - Я ведь говорила тебе вчера о ней, не так ли? Рут Киркхэм, дочь священника. Рут - личный секретарь Саймона, и именно она всех нас организует. Она здесь главная, хотя сейчас у нас так много работы, что я сама принимаю посетителей, показываю им сады и веду переговоры. Поэтому мы так нуждаемся в твоей помощи, Сара. Я ведь уже объясняла тебе, дорогая.
        Миссис Димейн стала пить кофе, а Сара сразу спустилась с небес на землю.
        - Но… что я тогда буду делать?  - спросила она испуганно.
        - Как - что, разумеется, работать по дому. Или, скажем точнее, помогать содержать дом в порядке, потому что я буду пока командовать. У нас есть миссис Уайт, она приходит два раза в неделю и выполняет самую тяжелую работу, разумеется, но и тебе хватит работы, вот увидишь. Ты должна приготовить завтрак к половине восьмого, прибрать в доме, смахнуть пыль с мебели. Такая мебель, как наша, стоит потраченного на нее времени, не так ли?
        У Сары от удивления открылся рот. Она смотрела на миссис Димейн как загипнотизированная.
        - И в спальнях надо навести свой особый порядок. Боюсь, что мой сын не очень аккуратен. О, и обед у нас в час, а мы все любим хорошо поесть, хотя предпочитаем вегетарианскую пишу. Работа в саду пробуждает аппетит. Рут уходит на обед домой, а мужчины едят на воздухе, там есть специальное место. Они приносят обед с собой, и у них есть все необходимое, чтобы сделать себе чай или подогреть суп. Я предлагала готовить для них, но мало преуспела. Они предпочитают есть то, что любят.
        - Но…
        - Итак остаемся мы трое… Ты, Саймон и я. Поэтому это будет нетрудно. Я слежу за тем, чтобы продуктов было достаточно, чтобы запасы вовремя пополнялись, но, разумеется, ты можешь вносить что-то свое в список необходимых вещей и продуктов, если увидишь, что они на исходе. Желательно для наших посетителей держать на столиках наготове прохладительные напитки и легкие закуски. Но это моя обязанность. И вот еще, я сама делаю работу по дому по воскресеньям, у тебя будет полностью свободный день.
        Сара обрадовалась этому, хотя лишилась дара речи. Она, наверное, неправильно поняла! Разговор был о том, что она станет работать с Саймоном в его офисе… А миссис Димейн решила, что она наняла домашнюю прислугу!
        - Наверно, произошла какая-то ошибка…  - пробормотала она.
        - Нет, Сара. У тебя обязательно должен быть свободный день. Я сама стану работать по дому в воскресенье. И еще дадим тебе полдня, но не решили пока, в какой день недели. Потом обсудим с тобой, ты скажешь, когда тебя больше устроит. И еще - я думаю, эти прелестные наряды не совсем будут удобны для работы, тебе лучше надевать простое хлопчатобумажное платье, которое легко стирается. Ведь, работая на кухне, легко поставить жирное пятно, да и мыть посуду приходится часто. Я не требую фартук и косынку на голову, это будет слишком старомодно. Но согласись, все-таки мои требования справедливы - надо одеваться удобно для работы.
        Сердитые слёзы закипали на глазах Сары.
        - Миссис Димейн!  - наконец смогла прошептать она.  - Произошла, видимо, какая-то ошибка! Я приехала сюда как секретарь мистера Саймона!
        - Господи милостивый!
        Сара развернулась в ту сторону, откуда послышался возглас. В дверях стояла высокая белокурая девушка, за ней Саймон. Светлые волосы незнакомки были аккуратно убраны в пучок, на носу сидели большие очки в роговой оправе, которые она тут же сняла и спрятала в портфель. Без очков она выглядела очень привлекательно. Правильные черты лица и светло-голубые глаза делали ее красавицей. Эту строгую красоту подчеркивал наряд - синяя юбка и полосатая блузка с воротничком.
        - О, здравствуй, Рут. Это Сара Хадсон, она приехала помогать нам по дому,  - представила миссис Димейн.  - Сара дорогая, это Рут Киркхэм.
        - Как поживаете?  - с трудом выдавила Сара и повернулась к миссис Димейн: - Я приехала совсем не для того, чтобы помогать вам по дому!
        - Так вы хотите получить место секретаря?  - Глаза Рут смеялись, ее явно забавляла ситуация.  - Ты и не говорил, что уволил меня, Саймон.
        Сара взглянула на высокого темноволосого молодого человека, смотревшего на нее. Его темные глаза хранили непроницаемое выражение. Сегодня утром на нем были шорты, красивая рубашка с распахнутым на груди воротом, терракотового цвета, который очень ему шел. Сара, вздохнув про себя, решила, что вчерашняя ее реакция не была вызвана лишь воображением. Он действительно был самым красивым молодым человеком из всех, кого она встречала до сих пор. И тем более ситуация, в которой она оказалась, представлялась ей теперь непереносимой.
        Она - домашняя прислуга! Это просто абсурд! Она художник, почти дизайнер… И ей заниматься домашней работой?!
        - Что заставило тебя решить, что ты станешь моим секретарем?  - холодно спросил Саймон.
        Сара пробормотала смущенно:
        - Тетя Мюриэл сказала, что…  - и замолчала.
        - Я думала, что тебе все объяснила Мюриэл,  - недовольно заговорила миссис Димейн.  - Я ей сказала, что не могу найти подходящую девушку здесь, и, поскольку Мюриэл сообщила, что ты вынуждена уйти из колледжа без практики, я подумала, что дочь Алисы хорошо знает, как вести хозяйство. Алиса и Мюриэл были воспитаны в таком духе, они хорошо умели делать работу по дому. Я подумала, что ты знаешь толк в домашнем хозяйстве, Сара.
        - Ты знакома с работой секретаря? Работала когда-нибудь?  - спокойно спросил Саймон.  - Конторские книги, почта, стенография, машинопись?
        Она с несчастным видом тряхнула волосами и вызывающе вздернула подбородок, увидев, как веселье плещется в глазах Рут.
        - Я могу отвечать на телефонные звонки,  - сказала Сара неуверенно, и Саймон разразился веселым смехом.
        - Ты приехала сюда без всякого опыта работы,  - заговорил он терпеливо, ситуация явно казалась ему забавной,  - и думала, что начнешь сразу работать моим секретарем? Но это очень сложная работа, требующая определенных навыков, мисс Сара Хадсон. Я бы даже не подпустил тебя к моим розам, если ты ничего о них не знаешь, а уж тем более к моим бумагам и телефону. Ты решила, что Бонниграсс - благотворительная организация? Хотя думаю, что тебя не взяли бы и туда, если ты ничего не умеешь делать!
        Сара моментально разлюбила Саймона. По правде говоря, она его просто возненавидела, и теперь только гордость удерживала ее от горьких рыданий.
        - Я… Меня неправильно информировали…  - сдавленно произнесла она.  - Я… я иду собирать вещи…
        - И куда ты собираешься ехать?  - спросила миссис Димейн.
        - Послушай, мама,  - быстро прервал ее Саймон,  - я оставляю тебя разбираться с мисс Хадсон. Мы должны идти в офис. И так потратили много времени здесь впустую. Можем мы получить кофе в одиннадцать, когда…  - взгляд его обежал поникшую фигурку Сары, и в них опять замелькали искорки смеха,  - когда вы решите, кто из вас его приготовит?
        Когда за ними закрылась дверь, миссис Димейн снова обратилась к Саре:
        - Сядь, детка, успокойся, и давай поговорим. Тебе нужна работа, а нам нужна помощь, верно? И теперь объясни, почему мы не можем поладить.
        - Только не эта работа.  - Губы у Сары прыгали от возмущения.  - Я не прислуга!
        - В наше время слуг просто нет,  - решительно прервала ее миссис Димейн.  - То время ушло. Теперь мы находим кого-то, равного нам по положению в обществе, и просим помочь, когда нуждаемся в помощи. Вот как это происходит сейчас, моя дорогая. И ты должна понять, что нет ничего унизительного в работе по дому.
        - Но…  - у Сары опять навернулись слезы,  - но я понятия не имею, как готовить, ничего не понимаю в уборке, уходе за мебелью, ни о чем таком.
        - Ты сама заправляешь свою кровать, не так ли?
        Сара не знала, кивнуть или отрицательно потрясти головой. По правде говоря, миссис Несбит всегда ее баловала и содержала спальню Сары в идеальном порядке. Сегодня утром, правда, Сара сама заправила кровать и поэтому неохотно кивнула в ответ.
        - Ты собираешься выйти замуж когда-нибудь?  - спросила миссис Димейн строго.
        Сара покраснела как мак, потому что у нее мелькнула мысль о Саймоне, который сегодня облил ее таким презрением. А она готова была в него влюбиться!
        - Сомневаюсь,  - ответила она холодно, и миссис Димейн рассмеялась.
        - А я сомневаюсь, что ты говоришь правду.  - Она вдруг стала серьезной.  - Ты еще очень молода и такая хорошенькая. От женихов отбою не будет. И что ты станешь делать, когда выйдешь замуж? У тебя появится собственный дом, дети. Ты заставишь своего мужа делать за тебя всю работу по дому, одновременно зарабатывая на жизнь?
        - Я - дизайнер, а не кухарка и не посудомойка,  - гордо произнесла Сара.  - Вернее, я собиралась стать дизайнером…
        Вдруг она вспомнила уютный дом тети Мюриэл, ее заботу, и сердце кольнула жалость. Вдали от дома она стала многие вещи воспринимать иначе, чем прежде. Забыв о своем дружке Клиффорде, упрятанном в тюрьму на две недели, она могла думать только о тете Мюриэл. Сара только сейчас поняла, как она ее любит, с горечью сознавая, что никогда не ценила тетю Мюриэл как следовало бы, а ведь та всегда защищала ее от всех невзгод, охраняла, и они заботились друг о друге, хотя и не демонстрировали своей привязанности. Но взаимная любовь согревала их сердца, ее и сердце тети Мюриэл.
        Теперь, оказавшись вне дома, Сара чувствовала себя потерянной, и ее пугали неожиданные повороты судьбы.
        - Если у тебя хватает ума быть дизайнером, то тем более ты справишься с работой по дому, а вернее, с обязанностями домоправительницы.  - Миссис Димейн встала.  - Кстати, чтобы правильно вести хозяйство, нужны и ум, и энергия, и инициатива, и много чего другого, чтобы делать эту работу хорошо. Я всегда считала работу домоправительницы достойной уважения. Позже я попрошу Саймона, он покажет тебе окрестности и сады Бонниграсса. Я уверена, ты с гордостью будешь считать его своим домом.
        Сара ничего не ответила. Неожиданно миссис Димейн подошла и крепко обняла ее.
        - Ну же, любовь моя, покажи всем, что ты сделана из прочного материала. Неделю станем работать вместе, и если такая пожилая женщина, как я, справляется, то такая умная и молодая девушка, как ты, сделает все не хуже. Ты не можешь убежать к Мюриэл и признаться в поражении. Это будет нечестно по отношению к ней. Несправедливо и для нее, и для тебя. Ей не следует больше расстраиваться из-за тебя. Она ведь хорошо к тебе относится, так?
        - Очень,  - всхлипнув, ответила Сара.
        - Тогда отплати ей той же монетой, хотя бы частично. Пусть она гордится, что воспитала такую умную и прилежную девушку, и покажи, на что ты способна. Дочь Говарда Хастона не может быть неумехой.
        Дочь Говарда Хастона потупилась, разглядывая носки своих нарядных босоножек, пытаясь незаметно вытереть слезинки.
        - Хорошо…  - согласилась она тихо.  - Я попробую…
        - И мы тебе поможем, верно?  - мягко произнесла миссис Димейн.  - Теперь иди наверх и найди платье попроще. Я уберу пока посуду, но нам пора начинать готовить обед. Ты отнесешь кофе Рут и Саймону, ладно?
        Сара кивнула и медленно стала подниматься к себе, а пожилая женщина смотрела ей вслед со странным выражением в глазах.
        И той же ночью миссис Димейн вывела на чистом листе бумаги: «Моя дорогая Мюриэл…»
        Глава 2

        Следующая неделя показалась Саре самой длинной в ее жизни. Она помнила свое первое впечатление от Бонниграсса - очаровательный старинный дом, очень просторный, но ей и в голову не приходило, как трудно его содержать в идеальном порядке. Но с того утра, когда она спустилась из своей комнаты, одетая в старые джинсы, майку, самые удобные разношенные туфли на низких каблуках, и присоединилась к уже хлопотавшей на кухне миссис Димейн, дом показался огромным, притаившимся монстром, похожим на работные дома из произведений Диккенса.
        - Почисти картошку, дорогая, потом нарежь капусту, пока я сбиваю крем для пудинга. Тебе нужно знать, где что лежит, но ты быстро все поймешь, с моей помощью конечно. Я покажу, где хранится наш инвентарь для уборки. Вообще-то спальни прибираются по утрам, но, поскольку мы сегодня начинаем поздно, сделаем работу после обеда.
        - Хорошо…  - покорно согласилась находившаяся в состоянии легкого потрясения Сара.
        - Я напишу тебе список необходимых работ, так будет легче разобраться поначалу, потом ты сама все будешь знать,  - продолжала миссис Димейн.  - По пятницам мы ездим в Кендал за покупками, по понедельникам с утра приезжают из прачечной. Миссис Уайт приходит по понедельникам и четвергам, она моет окна, видишь, они всегда блестят, и полы. Пройдет немного времени, и ты все запомнишь, дорогая. Я ведь справляюсь, а я же в три раза тебя старше!  - Она расхохоталась.
        И Сара, забыв свое плохое настроение, неожиданно для себя к ней присоединилась. У миссис Димейн был легкий веселый характер. Глядя на низенькую полную женщину с растрепавшимися кудряшками и розовыми от хлопот щечками, Сара была вынуждена это признать.
        За обедом все много разговаривали, хотя Сара чувствовала себя немного не в своей тарелке, ей было жарко, она стеснялась, потому что сидела рядом с Саймоном. Она узнала, что он ландшафтный архитектор и в основном работает в своем офисе или ездит для консультаций к заказчикам.
        Ей не терпелось увидеть сады и оранжереи, но после утреннего унижения она скорее бы умерла, чем попросила Саймона сопровождать ее. Теперь, когда она согласилась работать, он разговаривал с ней небрежно, хотя и не забывал вежливо благодарить, когда она неловкими руками подавала обед.
        Миссис Димейн доверила Саре приготовить кофе, но, когда та налила чашку кофе Саймону, он с отсутствующим видом сделал глоток и чуть не подавился.
        - Бог мой, да это просто…  - простонал он и замолчал, увидев ее пунцовое лицо.
        - Сара еще не могла, естественно, научиться, ей потребуется время, чтобы привыкнуть,  - сказала миссис Димейн,  - а я не успела ей все показать и рассказать, но я считаю, она превосходно начала, не так ли?
        - Конечно,  - согласился Саймон, и почтенная дама улыбнулась Саре ободряюще. Против воли Сара была польщена ее неожиданной похвалой и застенчиво улыбнулась в ответ.
        «Я никогда не привыкну, никогда»,  - твердила она про себя, глядя на огромную кухню, которая вскоре должна полностью перейти на ее попечение. И что, ей надо будет мыть электроплиту? И вытирать пыль с полок? А стены? Или это делает миссис Уайт?
        Перед тем как вернуться в офис после обеда, к ним заглянула Рут. Та выглядела такой нарядной, что Сара почувствовала себя еще ужаснее. Она казалась себе грязной, лохматой и плохо одетой. Рут обратилась к Саре приветливо, старалась держаться с ней дружески, но Сара чувствовала ее превосходство и не могла относиться также к Рут.
        После обеда Сара и миссис Димейн вымыли посуду, все убрали, и затем Саре был показан весь дом. Теперь она смотрела на него другими глазами. Старинная резная мебель показалась ей кошмарной ловушкой для пыли, которую надо будет каждый день удалять. Паркет, ковры, которые надо пылесосить, китайские безделушки, в которых хватало серебра и бронзы для чистки…
        Спальня Саймона была большой, но обставленной скромно - кровать, множество книг и очень красивый письменный стол, все было аккуратно прибрано, конечно, благодаря стараниям миссис Димейн. Спальня самой хозяйки была очень милой, с розовым пушистым ковром и бледно-розовыми стенами. В доме пустовали еще три свободные спальни.
        - Почему бы здесь не использовать чехлы от пыли?  - с надеждой спросила она.
        - О нет, дорогая!  - ужаснулась миссис Димейн.  - У нас время от времени появляются гости, и мои спальни всегда готовы принять их. Когда надевают чехлы, то перестают убирать комнаты. А так достаточно быстрой уборки раз в неделю и все. Мы пока не станем здесь убирать, но на следующей неделе - обязательно.
        - Разумеется,  - пробормотала Сара.
        В доме на втором этаже была всего одна ванная комната со старомодной огромной ванной, комнату, видимо, переделали из спальни. Сара с отчаянием смотрела на высокий потолок и про себя отметила большую площадь для уборки. Раньше она не обратила бы на это внимания.
        - Внизу гардеробная, еще одна ванная комната и туалет,  - объясняла миссис Димейн.
        - Я там была,  - заверила ее Сара,  - вчера вечером.
        - Ну конечно. Теперь спустимся вниз и осмотрим комнаты, которые ты еще не видела.
        Вначале они зашли в кабинет Саймона - и опять масса резного дерева, которое предстояло протирать Саре, полно книг, которые, без сомнения, собирают тонны пыли.
        Небольшая часть дома была выделена под магазин и офис. Это здесь работала Рут, и миссис Димейн тоже теперь станет проводить здесь большую часть времени, обслуживая посетителей в магазине.
        Сара опять разозлилась - ее работодатели считают ее неспособной справиться с подобными простыми обязанностями! Правда, они поставили ее на место после нескольких вопросов по цветоводству и садоводству, на которые она, естественно, не могла ответить. Да и как ей было дать правильный ответ, если она жила до этого в городской квартире и понятия не имела о садовых растениях и об уходе за ними. Ее знакомство с растительным миром ограничивалось немногими видами комнатных цветов. Разумеется, увидев розу, она могла сказать, что это роза, но понятия не имела о разнице между цветочным чаем и гибридом или как выглядят цветы барбариса.
        Признав свое поражение, она окончательно поняла - разумеется, миссис Димейн справится с работой в саду несравненно лучше, чем она. Теперь, глядя на длинные просторные коридоры, дубовые двери, за которыми скрывались огромные многочисленные комнаты, Сара думала, сколько времени понадобится, чтобы они пришли в запустение после того, как она одна останется в доме и возьмется за хозяйство. Интересно, как скоро остальные заметят это запустение?
        «Я не позволю,  - решила она, сжав кулаки,  - не позволю Саймону, миссис Димейн или Рут высказать хотя бы одно слово недовольства в мой адрес». Она ведь не хуже, а может быть, даже и лучше, чем любой из них. У нее достаточно ума и воспитания, и если она действительно захочет, то справится не хуже миссис Димейн.
        Именно уязвленная гордость позволила ей продержаться до конца недели, хотя временами она так уставала, что не могла есть пищу, которую сама же и готовила, или любоваться на серебро, которое чистила. Она не знала, что домашняя работа приносит постоянную боль в спине и выматывает силы до основания.
        Потом неделя закончилась, и Сара осталась в доме одна.
        Первые два дня она справлялась лучше, чем ожидала. Миссис Димейн дала понять, что Сара не будет все время одинока, она станет помогать ей в свое свободное время. Но тут же поправилась:
        - Но если мы будем слишком заняты, дорогая, я оставлю дом полностью на тебя, потому что наши заказчики более важны для нас. Ты понимаешь это?
        Сара кивнула.
        В понедельник утром миссис Уайт окинула Сару материнским взглядом, но не задала вопросов. У нее самой были две дочери, одна с тремя маленькими детьми, вторая - с четырьмя. По ее понятию, Сара не была слишком загружена - вести дом, где все отлажено и так хорошо организовано, совсем не трудно, а еду готовить только на троих - тем более.
        Миссис Уайт заправила постели и постирала мелкие вещи, потом отмыла до блеска кухню и ванную на первом этаже.
        - Я лучше выстираю занавески во вторник, дорогуша,  - сказала она, и Сара в ужасе посмотрела на нее. Неужели и это предстояло делать ей?
        В среду она получила письмо от тети Мюриэл, которое должно было бы ее ободрить, но вместо этого вызвало уныние. Она написала тетке всего один раз, в первый вечер, когда прибыла в этот дом. Написала восторженное письмо и отправила прежде, чем узнала правду о предстоящей работе и своем месте в этом доме. Конечно, тетя Мюриэл с радостью прочитала письмо Сары.
        - Боже мой,  - в отчаянии шептала Сара, складывая письмо.
        Она проспала сегодня утром, потом сожгла тосты и приготовила сухую яичницу, которая имела подпаленные загнутые края. Саймон съел, но скривился при этом, метнув в ее сторону недовольный взгляд. Просто фантастика, а она считала его раньше привлекательным! Вообразила, что сможет в него влюбиться с первого взгляда!
        После завтрака туманная утренняя дымка рассеялась как по волшебству, засияло солнце, день оказался очень теплым для начала мая. Бонниграсс был олицетворением цветущей весны.
        Вскоре стали съезжаться покупатели.
        В тенистой части сада миссис Димейн и Саймон поставили несколько столиков под зонтами веселой расцветки, чтобы сервировать для приехавших легкие закуски, прохладительные напитки, чай, кофе. Вскоре все столики были заняты, а народ все прибывал.
        - В городах большинство магазинов закрыты или работают один-два, да и то, не полный день,  - объяснила миссис Димейн Саре, которая притащила новые порции кофе и сандвичей.
        - Ты не поможешь мне, дорогая?
        - Но я…
        Саре надо было готовить обед, что представляло для нее большие трудности. Но когда миссис Димейн исчезла с подносом в глубине сада, девушка, пожав плечами, поставила кипятить воду для кофе и стала раскладывать на тарелках намазанные маслом пшеничные лепешки.
        Вскоре появилась запыхавшаяся Рут.
        - Где миссис Димейн?  - спросила она.  - Люди ее ждут.
        - Она в саду, понесла кофе,  - ответила Сара,  - мы здесь просто с ног сбиваемся, ничего не успеваем.
        Рут вздохнула:
        - Давай я помогу,  - и принялась за дело. Тут же необыкновенным образом все наладилось, клиенты были обслужены, а Сара вдруг неожиданно для себя обнаружила, что повинуется распоряжениям секретарши, которая уверенно задала ритм работы.
        - Просто надо руководствоваться здравым смыслом, Сара,  - терпеливо объясняла Рут.  - Если ты впадаешь в панику, все валится из рук, но, если хорошенько подумаешь и наберешься терпения, работа будет спориться сама собой.
        Она улыбалась так приветливо, сама выглядела такой собранной, ни один волосок не выбился из прически, спокойный взгляд, уверенные движения! Сара почувствовала, как знакомый комок подступает к горлу. Она-то выглядела ужасно, с растрепавшимися космами и носом в муке. Ей никогда не стать такой, как Рут, думала она уныло. И решила, что все бросит и уедет, как только приготовит на обед мясную запеканку и десерт: фруктовый салат со взбитыми сливками.
        Во время обеда Саймон повернулся к ней с улыбкой.
        - Запеканка изумительна,  - сказал он.
        - Ты молодец, Сара,  - похвалила ее миссис Димейн.  - Я сразу поняла, как только тебя увидела, что судьба правильно распорядилась, выбрав для нас такую помощницу. Пройдет немного времени, и ты научишься все делать правильно. Она прекрасно справилась, верно, Саймон?
        - Разумеется, она способная.
        Он был в прекрасном настроении, сегодняшнее утро подтвердило, что сады имеют колоссальный успех, и его центр становится популярным. Сару немного удивили его слова, он явно испытывал облегчение, как человек, сбросивший наконец тяжелую ношу.
        И опять в ее сердце возникло странное стеснение, когда его темные глаза с улыбкой заглянули в ее глаза. Щеки ее порозовели, когда она наливала всем по второй чашке кофе, предложив печенье и сыр.
        - Сам Господь послал нам Рут.  - Тем временем Саймон повернулся к матери.  - Если бы не она, я был бы вынужден увеличить штат, что нам пока не по карману. Во всяком случае, в этом году мы не можем увеличить расходы. Их еще не покрывает полностью выручка от нашего бизнеса.
        - Да, Рут удивительно работоспособна и организованна,  - подтвердила миссис Димейн.
        - Она успевает всюду!  - восхищался Саймон.  - Но стоит все-таки нанять пару студентов, ведь скоро летние каникулы. Студенты всегда ищут работу летом. Тогда дело пойдет еще веселей. А вот и Рут!
        Секретарша выглядела великолепно в отличном зеленом костюме с белой отделкой, ее волосы на солнце отливали золотом.
        - Привет всем.  - Она лучезарно улыбнулась.  - Великолепный сегодня денек, не правда ли?
        Сара кивнула, но почувствовала легкое раздражение. Ей почему-то все больше и больше не нравилась красивая Рут Киркхэм, которая в общем-то не причинила ей никакого вреда. Скорее всего, неприязнь была продиктована, увы, самой банальной ревностью.

        Сара еще не видела как следует Бонниграсс, за исключением тех коротких выходов из дома, связанных с ее непосредственными обязанностями. Больше всего ее интересовали сады Саймона. Но в понедельник после обеда неожиданно выдалось свободное время, и в распоряжении Сары оказалась пара часов, пока миссис Уайт занималась уборкой в доме.
        - Давай я покажу тебе наши сады, Сара,  - решила миссис Димейн.  - Надень теплую кофту, дорогая. Сегодня холодный ветер, ты не должна простужаться.
        Сара понеслась наверх за кофтой, перепрыгивая через две ступеньки. Она давно мечтала посмотреть садовый центр.
        В саду оказалось действительно холодно, но Сара не обращала на это внимания, ее интересовало буквально все, она была поглощена увиденным. Сады располагались за домом, каждый был создан по индивидуальному проекту, демонстрируя, как, например, надо разместить цветники, чтобы показать всю их красоту. Розы еще не распустились, хотя многие сорта набрали бутоны. Цвели очень мило азалии, камелии, золотые шары, похожие на китайские фонарики, в воздухе струился чудесный аромат.
        - Сначала посетим оранжерею,  - предложила миссис Димейн.  - Там тебе покажется жарковато, особенно после холодного воздуха снаружи.
        По правде говоря, Саре не понравился влажный удушливый воздух теплиц. Миссис Димейн плотно прикрыла входную дверь.
        - Нельзя оставлять ее открытой,  - предупредила она.  - Это одно из основных правил Бонниграсса.
        Сара мгновенно забыла про духоту, как только увидела спешившего им навстречу Томаса Роско. Она почти не встречала Томаса с тех пор, как тот привез ее с вокзала, к тому же парень часто работал вне дома. Теперь Томас громко приветствовал ее, сияя улыбкой:
        - Здравствуйте, мисс Хадсон. Хотите взглянуть на наше хозяйство?
        - Я просто умираю от любопытства. Боже, какая красота!
        Она замерла, глядя с восторгом на разноцветные клумбы. Впервые Сара наблюдала такое цветочное великолепие, поэтому изумленный возглас невольно сорвался с ее губ.
        Она всегда любила цветы, но никогда еще ей не приходилось видеть их в таком изобилии.
        - А это виноград?  - спросила Сара, когда они достигли конца теплицы.
        - Только для наших собственных нужд, дорогая,  - объяснила миссис Димейн.  - Но в этом году мы хотим продавать немного, будем предлагать гостям вместе с напитками и закусками. В конце лета ты сможешь сколько угодно лакомиться чудесным черным виноградом. Томас делает из него великолепное вино, верно, Томас?
        - Ну да,  - подтвердил тот охотно.  - Мисс Хадсон может попробовать как-нибудь, только как бы оно не свалило ее с ног.
        Усмехнувшись, Сара заверила Томаса, что она устоит.
        - Ты не пробовала такого, дорогая,  - вставила миссис Димейн с лукавым огоньком в глазах.
        Сара поговорила с рабочими, каждый занимался своим собственным делом, помощник Томаса Бобби Мазер приветствовал ее как хорошую знакомую, он пересаживал цветы, а Джем Джонсон выпрямился, оторвавшись от молодого розового куста, и ласково улыбнулся Саре. Та подарила ему улыбку в ответ. Пожилой вдовец Саре нравился, он уже пригласил ее в гости, когда как-то принес к ней на кухню свежие овощи.
        - Какой славный дом,  - сказала она ему, глядя из окна кухни на его коттедж.  - Он прямо как пряничный домик из сказки! Вы живете там совсем один, мистер Джонсон?
        - Увы,  - ответил он сдержанно,  - с тех пор, как умерла моя жена. При ней это был цветущий участок, но и сейчас я пытаюсь поддерживать там порядок в ее память. Но если хотите взглянуть поближе, мисс, приходите как-нибудь в воскресенье, выпьем по чашке чая. Вы подниметесь по этой дороге и свернете на первую тропинку налево.
        - Я обязательно приду, мистер Джонсон,  - ответила Сара.
        Про себя она решила, что посетит Джонсона при первом удобном случае. Глядя, как вдовец приветливо ей улыбается, она чувствовала, что он хороший человек и может стать отличным другом. Юный Бобби лукаво подмигнул ей. Да, надо держать ухо востро с этим Бобби, рассеянно подумала Сара, пытаясь слушать объяснения миссис Димейн.
        - Все так необыкновенно, так красиво!  - Сара посмотрела на дом, окинула взглядом лужайку, на которой под веселыми зонтами стояли столики.  - Вы с Саймоном наверняка гордитесь, что владеете таким прекрасным имением.
        - О, да.  - Странная нотка прозвучала в голосе миссис Димейн, и Сара, пристально посмотрев на хозяйку дома, увидела, как облачко пробежало по ее обычно веселому круглому лицу.
        - И какая чудесная планировка имения,  - продолжала Сара.  - Вы, конечно, счастливы, что сады Саймона пользуются такой популярностью…
        И опять миссис Димейн лишь кивнула.
        - Кажется, я должна тебе кое-что рассказать, Сара. Бонниграсс…  - Она замолчала, собираясь с мыслями.  - Бонниграсс в настоящее время находится в закладе. Саймона и меня очень беспокоит это обстоятельство.
        Сара была поражена.
        - Заклад!  - повторила она.  - Но… но я думала, дом принадлежал вашей семье многие-многие годы.
        - Так и было,  - заверила ее миссис Димейн,  - но, когда умер отец Саймона, оказалось, что он, к сожалению, оставил после себя огромные долги. О, я его не виню, беднягу. Он просто не умел распоряжаться деньгами, а мне не позволял. Он был старомоден в этом вопросе, уверял, что у женщин недостаточно ума, чтобы иметь дело с финансами, их место, видите ли, в детской или на кухне. Я чувствовала неладное еще при его жизни, но самое страшное открылось после его смерти.
        К счастью, Саймон уже получил образование и почти заканчивал практику. У нас был старый верный друг - полковник Воз, который жил вон в том большом доме, виднеющемся отсюда сквозь деревья. Там недавно устроили родильный дом. Но в то время полковник был здоров и полон сил, имел приличное состояние. Он предложил сыну частную ссуду под имение, чтобы тот смог воплотить свою мечту, создав садовый центр. Полковник с моим мужем Джоном были хорошими друзьями, поэтому он настаивал, чтобы Саймон взял у него деньги по закладной, потому что иначе пришлось бы продать Бонниграсс.
        Но в прошлом году наш друг неожиданно умер, и какой-то его дальний племянник, получив наследство, начал распродавать имение. Он теперь владеет закладной Саймона и всеми силами старается выжить нас с этой земли, тогда он сможет выгодно ее продать застройщикам.
        Итак, моя дорогая, ты понимаешь, что сейчас трудные времена настали для нас с Саймоном, мы или преуспеем в нашем бизнесе, или потеряем фамильное имение. Для нас это будет ужасно. Мы… Я написала Мюриэл, она прекрасный солиситор, и изложила ей все факты, чтобы она смогла посоветовать, как нам поступить. Я неплохо соображаю в повседневных делах, но что касается законов, мне сложно в них разобраться.
        Сара понимающе кивнула.
        - И тогда Мюриэл мне предложила тебя… Я имею в виду, тогда мы поняли, что нам нужен помощник вроде тебя, дорогая. Понимаешь?
        - Конечно,  - опять кивнула Сара.
        - Я надеюсь, ты оправдаешь мое доверие, Сара, и никому не скажешь о том, что узнала про закладную. Саймон не хотел, чтобы я говорила тебе, ведь таким образом я как бы перекладываю часть ноши на твои плечи, а ты еще слишком молода, чтобы беспокоиться по поводу наших проблем. Но мне показалось, что ты станешь лучше понимать нас, когда узнаешь правду. Мы не можем позволить себе большой штат, нам не хватает работников, вот почему я разрываюсь на нескольких работах, а на тебя свалилась масса домашних дел, больше, чем положено. Но я знаю, что могу положиться на дочь Алисы и племянницу Мюриэл.
        Сара не знала, что ответить. Ей хотелось обнять миссис Димейн, прижать ее к себе и сказать, чтобы она ни о чем не волновалась. Она, Сара, все сделает, дом будет в полном порядке, каким был до нее, и пусть миссис Димейн занимается садами и магазином. Но, понимая, что навряд ли способна справиться, девушка побоялась давать обещания.
        Они шли по направлению к дому, и Сара остановилась, чтобы бросить прощальный взгляд на сады.
        - Саймон обязательно продаст все свои проекты,  - сказала она задумчиво.  - Они великолепны все до одного, правда? Он один над ними работал?
        Миссис Димейн кивнула:
        - У него полно заказов на проектирование садов. Люди хотят иметь у себя нечто необыкновенное, такое, чего нет у других.
        - Конечно,  - согласилась Сара и вдруг воскликнула: - О, смотрите, что это?  - И она показала на странное причудливое дерево с мохнатыми изогнутыми ветвями.
        - Это араукария чилийская,  - объяснила миссис Димейн.  - Тебе она нравится?
        - Какая забавная,  - хихикнула Сара, но потом нахмурилась. Длинные причудливо переплетенные ветки дерева напоминали мохнатые лапы огромных пауков, и она вздрогнул.
        - Не знаю, нравится ли мне оно,  - призналась она честно,  - но некоторые определенно найдут дерево забавным, хотя и странным.
        На кухне они застали Рут, которая с деловым видом делала бутерброды для себя и Саймона.
        - О, Рут, дорогая,  - виновато сказала миссис Димейн,  - извини нас. Мы с Сарой увлеклись и забыли о времени. Я показывала ей наши сады.
        - Все в порядке.  - Рут сверкнула короткой улыбкой.  - Сара должна была взглянуть на них рано или поздно. Мне совеем не трудно приготовить кофе.
        И она неторопливо вышла, держа в руках поднос. Сара почувствовала, что при виде подтянутой аккуратной Рут она испытывает каждый раз комплекс неполноценности. Девушка виновато взглянула на миссис Димейн, в глазах которой зажглись обычные веселые искорки.
        - Все нормально, Сара,  - сказала она просто,  - давай работать дальше.

        В понедельник Сара составила список всех необходимых покупок.
        - Кто едит в Кендал за продуктами?  - спросила она осторожно миссис Димейн, и та на мгновение замешкалась с ответом.
        - Может быть, ты сама хочешь поехать?  - спросила она вдруг.  - Я могу тебе рассказать, где находятся недорогие магазины.
        - О, с радостью!
        - Томас отвезет тебя на пикапе. Он ездит в Кендал каждую пятницу по делам, сразу после обеда, и ты можешь с ним договориться, где потом встретиться, чтобы он привез тебя обратно. Тебе не придется делать много покупок, так, мелочи. Основное я заказываю по телефону с доставкой на дом.
        Сара напевала все утро, полируя старую мебель в гостиной. Но, закончив работу, она оглядела плоды своих трудов с сомнением. Дерево обязано было сиять, должен был проявиться красивый рисунок, так случилось, когда они полировали прошлый раз мебель вместе с миссис Димейн. Но сейчас почему-то поверхность выглядела немного сальной. Сара решила потереть еще, но от этого картина не улучшилась, правда, пахло приятно - полироль была с запахом лаванды. Сара смирилась и уже взяла в руки метелку для пыли, как в дверь просунула голову Рут.
        - Ты не видела миссис Димейн, Сара?
        - Она вышла недавно из дома.  - Девушка снова решила потереть деревянную поверхность.
        - Святые небеса!  - Рут вошла в комнату и подошла ближе.  - Что ты сделала с деревом?
        - Полировала,  - отозвалась Сара кротко.  - Сегодня я должна заниматься мебелью.
        - Дай-ка взглянуть. Ты набрызгала слишком много жидкости и дала ей высохнуть, прежде чем растерла, глупая! Правда, Сара, ты что, идиотка? Ты читала инструкцию? Надо совеем немного брызнуть, потом, используя чистую тряпку, мгновенно натереть поверхность. А ты терла тряпками, которые, между прочим, используются для пола.
        - Кошмар!  - Сара по-настоящему испугалась.  - Что теперь делать?
        - Сейчас что-нибудь придумаем,  - решительно сказала Рут.  - Вот недотепа! Ведь это очень дорогая антикварная мебель. По-моему, миссис Димейн была не в себе, когда доверила тебе свою мебель, Сара.
        - Кто был не в себе?  - спросил, входя, Саймон.  - Ты нашла маму, Рут?
        - Нет, я нашла Сару, которая набрызгала жидкость для полировки по всей мебели и дала ей высохнуть. Теперь надо это каким-то образом исправить.
        У Саймона сердито блеснули глаза.
        - Пусть она сама разбирается с мебелью, Рут!  - В его голосе прозвучало неприкрытое раздражение.  - У нас нет для этого времени.
        - Но так нельзя,  - строго сказала Рут.  - Такую мебель нельзя портить… Предоставь это дело мне, Саймон. Я постараюсь исправить положение.
        Саймон метнул на Сару раздраженный взгляд.
        - А ты отправляйся обратно на кухню, Сара,  - распорядилась Рут ледяным тоном,  - я сама справлюсь. Саймон, я закончу расчеты вовремя. Не беспокойся, все будет готово.
        У Сары пылали от стыда щеки, она повернулась, чтобы уйти. Девушка чувствовала себя такой униженной, что готова была расплакаться. Взглянув на банку с жидкостью и прочитав инструкцию, в которой было ясно сказано, что средство надо наносить чуть-чуть и немедленно растереть, поняла свою оплошность и проглотила слезы.
        Обед прошел в напряженном молчании. Даже миссис Димейн явно расстроилась - мебель была ее гордостью. Потом, глубоко вздохнув, произнесла:
        - Наверно, это моя ошибка. Я должна была несколько раз показать, как это делается. Я не подумала, что с первого раза сложно понять… Мне показалось, что тебе знакомо это дело, ведь мебель в доме Мюриэл точно так же приводится в порядок.
        - У нас за этим следит миссис Несбит,  - с несчастным видом призналась Сара.
        - Но ты разве ей никогда не помогала?
        Сара закусила губу. Она никогда ничего не делала по дому. Только теперь, работая сама, она смогла осознать, сколько труда надо приложить, чтобы держать в порядке большую квартиру, а она принимала всегда все как должное.
        - Я приношу только вред, верно?  - спросила она с расстроенным видом, когда они пили кофе.  - Я не гожусь даже для такой работы. Мне лучше уехать…
        Голос у нее дрогнул, она вдруг поняла, что ей совсем не хочется уезжать. Что ждет ее в доме тетки? Сплошные упреки.
        Почувствовав на себе взгляд Саймона, девушка подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза, сама не понимая, какие чувства испытывает. Он унижал ее иногда своими репликами, и тогда она готова была его убить. Но иногда, как в первый вечер их знакомства, у нее сладко замирало сердце, когда он заглядывал ей в глаза с улыбкой или хвалил.
        И главная причина - миссис Димейн. Сара давно не знала материнской ласки. Тетя Мюриэл, конечно, любила ее, но внешне не проявляла своих чувств. Теперь же она привыкла к ласковым словам, сама полюбила мать Саймона, чувствуя, как согревает ее сердце теплота и понимание. К тому же Сара успела привязаться к садам Бонниграсса.
        - Хочешь сбежать?  - спросил Саймон напрямик.  - Ты всего-то пробыла у нас пару недель, и мы понимаем, что так быстро сложно всему научиться, но только, ради бога, спрашивай, когда не знаешь, что как делать. Не воображай, что справишься сама, лучше спроси. Значит, признаешь свое поражение?
        Сара вскинула подбородок:
        - Нет, не признаю!
        - Тогда собирайся, поедем в город.  - Он произнес это холодным тоном.  - Я могу сам отвезти тебя сегодня. Только приведи себя в порядок, юная леди. Твои волосы похожи на солому.
        У Сары выступили на глазах слезы. Он бы тоже выглядел не лучше, если бы занимался все утро тем, чем занималась она. Хорошо Рут сидеть в чистом офисе и разговаривать по телефону, а готовить и убирать - это другое дело, особенно когда не все получается гладко.
        - Ну что ты клюешь бедную девочку, ей и так не сладко,  - сказала миссис Димейн сыну.  - Мы обойдемся, дорогая без тебя,  - повернулась она к Саре,  - приготовим чай и салат. Не торопись, у тебя будет весь вечер свободный. Я должна подумать, как выделить тебе побольше времени для отдыха.
        - Будь готова ровно в два тридцать,  - выходя, бросил ей Саймон.  - Я ждать не стану.
        - Я понимаю,  - тихо отозвалась Сара.
        - У тебя много времени займут покупки?  - спросил Саймон, выводя машину за ворота.
        - Нет, не думаю.  - Сара взглянула на список и подробную инструкцию к нему. Миссис Димейн написала, где и что покупать, но Сара вдруг ощутила неловкость. Наверняка миссис Димейн дала инструкцию письменно, потому что больше ей не доверяет, и правильно, она бестолковая и портит все, к чему прикасается.
        - Прочитай вслух,  - скомандовал Саймон.
        Она повиновалась. Выслушав, он сказал:
        - Я тебе помогу, потом ты сможешь поехать вместе со мной в Грэнж.
        - Грэнж? Ты имеешь в виду Грэнж на Песках? Но меня ждут дома…
        - Не будь глупой,  - оборвал он резко, но потом добавил мягче: - Мы, наверно, слишком строги с тобой, Сара. Наше давление заставило тебя почувствовать себя служанкой викторианских времен. Мы просто не подумали, что ты не член нашей семьи и вовсе не обязана считать себя счастливой только оттого, что работаешь на Бонниграсс не покладая рук.
        - Но я действительно хочу работать на благо Бонниграсса,  - заверила его Сара.  - Он мне стал почти родным, и я сожалею, что племянник полковника Воза…
        - Что тебе известно об этом?  - Судя по ледяному тону, Саймон опять рассердился, и Сара пожалела, что проговорилась.
        - Т-так… Ничего особенного…  - пробормотала она.
        - Мама не имела права нагружать тебя нашими проблемами, поэтому советую забыть об этом, хорошо?
        - О, не надо на нее сердиться.  - Сара была расстроена.  - Видишь ли, она не хотела мне ничего говорить, так получилось, и я не хочу, чтобы ты на нее злился.
        - Ты считаешь, что я злой? Что я отношусь к людям плохо?
        - Мне кажется, ты просто этого не замечаешь,  - сказала она ему простодушно.  - Ты ведь думаешь всегда только о своих делах. Но твоя мать… Знаешь, я очень полюбила ее, правда, и не хочу ее расстраивать.
        - Теперь все понятно.  - Странные нотки прозвучали в его голосе.  - Ну что ж, давай я припаркую машину, потом отправимся за покупками.
        Он помог Саре выйти из машины, отметив, что она выглядит великолепно. На ней был ее любимый белый костюм из тонкой шерстяной ткани, темные волнистые волосы причудливо убраны. Саймон сопровождал Сару по магазинам и думал о ее словах. Он всегда старался относиться к ней с пониманием, а она считала его злым! Не только по отношению к ней, но и к матери…
        Они быстро справились с покупками, погрузив пакеты на заднее сиденье. Саймон повел машину по направлению к Барроу, а притихшая Сара скромно сидела рядом.
        - Мы поедем мимо озер?
        - Почему ты спросила? Ты уже была там?
        Она покачала головой:
        - Совеем немного, я ничего не успела как следует посмотреть.
        - Вот как?  - воскликнул Саймон.  - Мы это должны исправить. Я и не предполагал, что ты можешь не знать эти места.
        - А ты, наверно, хорошо знаешь восточное побережье?  - спросила Сара коварно.  - Скарборо… Халл?
        - Ну… не совеем… Тише, Сара! Я не хотел тебя обидеть!
        - Я знаю,  - кивнула та, и опять Саймон ощутил неловкость.
        - Хочешь поехать со мной в воскресенье на озера?  - спросил он небрежно.  - Мы можем посмотреть для начала озеро Виндмере, потом проедем на Улверстон.
        - Я собираюсь в воскресенье на чай к Джему Джонсону,  - отказалась Сара.  - Его жена была большой рукодельницей, и у нее осталось много вышивки. Джем хочет мне показать. Очень мило с твоей стороны пригласить меня, но, к сожалению, я не смогу.
        - О…  - Саймон явно был разочарован.
        Он вдруг неожиданно расстроился и сам удивился этому. Джем жил замкнуто и никого не приглашал к себе с тех пор, как умерла его супруга. Наверное, Сара ему приглянулась, раз он пригласил ее, ведь она не успела пробыть здесь и двух недель.
        Он взглянул искоса на ее профиль: маленький аккуратный носик, завитки темных волос, приподнятых над ушами. Да, Джема понять можно…
        Но, тем не менее он чувствовал глухое раздражение. Вот ведь как! Она не только отклонила его предложение, но уже успела назначить свидание другому.
        - Тогда поедем в следующее воскресенье,  - предложил он, но спохватился: - О, нет! В следующее воскресенье я пригласил Рут. Тогда в начале июня. Как?
        - Если я еще буду здесь, то с радостью поеду с тобой.
        - Если останешься здесь?  - повторил он мрачно.
        - О, посмотри! Боже, какая красота!
        Они проезжали какую-то деревню. Сара была в восторге, она не уставала восхищаться окрестными пейзажами до самого Грэнжа.
        - Вот тебе запасной ключ от машины,  - сказал Саймон.  - Ты можешь погулять, пока я встречусь с владельцем цветочного магазина. Через полчаса вернусь. Мы зайдем куда-нибудь выпить чаю перед обратной дорогой.
        - Хорошо, Саймон.  - Она улыбнулась, довольная предоставленной свободой.
        Ей понравился городок, она побродила по узким улочкам, разглядывая витрины, потом оказалась на набережной и поняла, что соскучилась по морю. Вид с парапета напомнил ей Скарборо, может быть, потому, что море было спокойного голубого цвета.
        Сара дышала влажным морским воздухом и чувствовала себя счастливой. Ее тело налилось силой, привыкло к постоянным физическим нагрузкам. Упражнения, связанные с тяжелой домашней работой, явно пошли ей на пользу, решила она.
        И как приятно находиться рядом с Саймоном! Она думала об этом, сидя в красиво обставленном кафе, а он заказывал чай, сандвичи и пирожные.
        - Как мне нравится здесь!
        - Я очень рад.
        Черные глаза на мгновение заглянули в ее глаза. Саймон думал о том, что сверх ожиданий поездка оказалась удачной. Он договорился о выгодной сделке. А Сара думала, что он выглядит очень даже симпатичным, когда вот так улыбается. Сейчас он был похож на того Саймона, которого она увидела при первой встрече, когда решила, что готова его полюбить с первого взгляда.
        Сара вдруг покраснела.
        - Пенни за твои мысли, Сара,  - рассмеялся Саймон, и она покраснела сильнее.
        - Они не стоят того.
        - О нет, давай рассказывай.
        - Я думала о том, что ты сейчас такой, каким был при нашей первой встрече. Ты мне очень понравился, и я решила, что могу легко влюбиться в тебя. Хотя, разумеется, эта влюбленность долго бы не продлилась.
        От такой прямоты Саймон растерялся. Впрочем, так ему и надо - сам напросился. Теперь настала его очередь краснеть.
        - Какой ты еще ребенок,  - сказал он чуть растерянно.
        - Может быть,  - согласилась Сара.  - Хотя знаешь, я уже не маленькая. Мне девятнадцать, и я только на десять лет моложе тебя.
        - Десять лет - это много,  - сухо отозвался он.  - Хочешь еще пирожное или ты съела достаточно?
        Сара с тоской бросила взгляд на божественное воздушное безе с кремом.
        - Пожалуй, еще одно,  - решила она.  - А ты будешь, Саймон?
        - Нет, благодарю. С меня на сегодня хватит.
        Домой они ехали в полном молчании.
        Глава 3

        В воскресенье ближе к вечеру Сара отправилась в маленький коттедж, в котором жил Джем Джонсон. Она надела костюм цвета корицы, такого же цвета туфли, взяла изящную сумочку в надежде, что Джонсон по достоинству оценит ее старания.
        Коттедж поразил Сару каким-то особенным уютом. Небольшие, но очень светлые и мило обставленные комнаты, удобные кресла и хорошие ковры. Везде царила безупречная чистота.
        - Поделитесь опытом, Джем, как вы содержите дом в таком порядке?  - спросила Сара, когда хозяин показывал ей свое жилище.  - По-моему, вы больше подходите на роль домоправителя Бонниграсса, чем я.
        - Мы все учимся, мисс Сара,  - улыбаясь, ответил он.  - Хотя, насколько я знаю, вы уже неплохо справляетесь.
        - Что делать,  - согласилась Сара.  - Знаете, я даже написала своей тете и рассказала, чем здесь занимаюсь. Ведь она считала, что я буду секретарем Саймона!
        - Лучше оставить это дело мисс Киркхэм,  - посоветовал Джем.  - Она прекрасный организатор, прекрасно разбирается во всех делах и дает им ход. А ведь помимо работы она умудряется еще руководить клубом для молодежи. Странно, что она не привлекла вас туда. Эта дама просто незаменима, когда людям требуется помощь, ее энергия просто неисчерпаема.
        - Я пока не готова к общению в клубе, Джем,  - ответила Сара задумчиво.
        Упоминание о клубе заставило ее вспомнить о Клиффорде и бывшей компании. Теперь-то она испытывала сожаление, что связалась с ними. Надо же быть такой идиоткой, чтобы отбросить шансы, данные ей учебой в колледже. Не удивительно, что тетя Мюриэл взбунтовалась.
        Джем позволил помочь ему сервировать чай, и она восхитилась прекрасной вышивкой на скатерти.
        - О, это работа моей жены,  - сказал он с гордостью.  - После чая я покажу вам еще кое-что.
        Ароматный чай был подан с фруктовым пирогом, свежим маслом, ломтиками козьего сыра на свежем, с хрустящей корочкой, хлебе.
        - Ешьте, мисс Сара,  - угощал Джонсон,  - вы такая худенькая!  - Он отрезал ей большой кусок аппетитного пирога.  - Я когда вас впервые увидел, то тут же отметил, какая же вы хрупкая, вам, честное слово, не помешает поправиться для собственного здоровья. Моя жена была плотной женщиной…
        Голос его стал печальным, и Сара взглянула на него с сочувствием:
        - У вас нет детей, Джем?
        - Был один ребенок, но он умер в младенчестве.
        После чая Сара рассматривала чудесные вышивки, которые хранились у Джема в ящиках комода и пахли лавандой.
        - У моей жены было больное сердце,  - объяснил Джем.  - Поэтому она вынуждена была вести малоподвижный образ жизни. Вот я и научился убирать в доме, мне иногда помогала соседка, очень хорошая женщина. Джанет, моя жена, говорила мне, что и как делать, я привык все делать сам. Я покупал ей разноцветные нитки и интересные книги, готовил, убирал, стирал, чтобы моя Джанет была довольна.
        - Какая прелесть!  - Сара увидела на стене мастерски вышитую картину, на которой был изображен молодой олень, тянувшийся к листьям раскидистого дерева. Джанет Джонсон сумела сделать это изумительно.  - Ваша жена вышивала как настоящий мастер.  - Сара разглядывала аккуратные мелкие стежки.
        - Да, она тоже считала, что картина ей удалась.  - Джонсон был польщен.  - Думаю, моей Джанет понравилось бы, если бы вы взяли эту картину на память, мисс Сара.
        - О, Джем!  - Она отрицательно покачала головой.  - Вы не должны отдавать такие вещи, нельзя, чтобы они уходили из дома,  - горячо запротестовала она.  - Это настоящее богатство.
        - Вы ведь не считаете, что я могу предложить вам какой-то хлам?  - Тон Джема изменился, и Сара испугалась, что обидела его.
        - Я всегда буду хранить ваш подарок как сокровище,  - сказала она проникновенно.
        - Тогда она ваша!  - Он снял картину и протянул ей.  - Я сам выбирал для нее рамку.
        - Не знаю, как вас благодарить.  - Сара чувствовала себя неловко.
        Перед ее уходом Джем неожиданно заговорил о Бонниграссе.
        - Мистер Саймон работает не жалея сил, и скоро имение будет приносить большой доход. Он добился большего успеха, чем его отец, жаль, если что-нибудь помешает…
        - Что может случиться? О, вы имеете в виду…
        Она прикусила язык, понятия не имея, знает ли Джем о закладе имения. Ее несдержанность могла подвести не только ее саму, но и Саймона. Джем, конечно, был честен, в этом она была уверена, но не ее дело сплетничать.
        - Этот Раймонд Воз просто сорит деньгами,  - сказал Джем со значением.
        - Какой Раймонд? Вы имеете в виду человека, который унаследовал имение Воза?
        - Ну да, молодой негодяй, который пытается нажиться на чем угодно. Его только это в жизни заботит. Он живет в роскошной квартире в Боунессе и собирается вложить денежки в туристический бизнес.
        - Вот как…  - только и произнесла Сара.
        - Этот парень отменный мошенник, стоит держаться от него подальше.
        - Неужели? Но какое это имеет отношение к Бонниграссу, Джем?
        - Может, и никакого, а может, и большое,  - ответил тот загадочно.  - Вы ведь друг Димейнов, так, мисс Сара? Вы их родственница, так говорит миссис Уайт.
        - О нет, не совсем,  - поправила девушка.  - Мои родители и тетя дружили с миссис Димейн.
        - Это хорошо. Вы теперь как член семьи, вас пригласили здесь пожить. Приглядывайте за Раймондом Возом. Он негодяй, мисс Сара, и может сделать пакость мистеру Саймону.
        Сара хотела спросить, что же она должна делать, но решила промолчать и просто принять к сведению все, что рассказал ей Джем. Ей пришло в голову: не было ли приглашение к чаю вызвано желанием Джема сообщить ей об опасности? Она мало что поняла из намеков Джонсона, но он явно знал больше, чем сказал ей. Странно, почему он не пойдет прямо к Саймону или к миссис Димейн? Но Джем, вероятно, решился через Сару предупредить хозяев.
        Она даже расстроилась, что ее визит в этот дом был вызван такой причиной, но, взглянув на красивую картину, подаренную Джемом, решила, что ошибается, скорее всего, он испытывает к ней симпатию, поэтому и пригласил в гости.
        - Я запомню, что вы мне сказали, Джем,  - произнесла она, и он просиял улыбкой, явно испытывая облегчение.
        - Я знал, что у вас есть голова на плечах, мисс Сара. Раймонд Воз пойдет на все…
        Спускаясь с холма к дому, Сара думала о словах старого Джема. Должна ли она пересказать разговор Саймону или миссис Димейн? Они вызовут Джема на ковер и устроят ему допрос. Сара словно ощутила на себе укоризненный взгляд Джема и решила молчать.
        Она вошла в дом и медленно поднялась к себе. Картина, подаренная Джемом, имела подставку на рамке, и Сара поставила ее на комод. Будет напоминать о талантливой женщине, у которой были золотые руки.
        Перед тем как уснуть, она снова думала о Раймонде Возе. Этот парень не шел у нее из головы.

        Дни катились один за другим, наступил июнь. Божественный запах роз проникал повсюду, розы царствовали в садах, наполняя воздух неповторимым ароматом.
        - Какая красота!  - не уставала повторять Сара, обращаясь к миссис Димейн, любуясь бесконечным разнообразием цветов и оттенков.  - Я всегда любила розы. Сначала придумала себе любимый сорт, потом поняла, что мне нравятся абсолютно все.
        Миссис Димейн улыбнулась ее детскому простодушию.
        - Да, они прекрасны. А я часто смотрю на них как на товар для витрины нашего магазина, вместо того чтобы просто восхищаться ими. Но в этом году, как никогда, мы рассчитываем на цветы. Они вызывают у покупателей повышенный интерес.
        - Я знаю.  - В голосе Сары невольно прозвучало сожаление.
        С недавних пор дом уже полностью был на ее попечении. Она потихоньку привыкла к своим обязанностям, они уже не тяготили ее. Даже Рут, которая часто совала нос в ее дела, не могла найти ни одной ошибки. Саймон ел приготовленную Сарой еду с большим удовольствием, похваливал и не забывал благодарить. Он иногда выглядел усталым, большой наплыв посетителей выматывал его, в такие моменты у его губ появлялись скорбные складки, выдававшие его состояние.
        - Мы берем в помощь пару студентов,  - как-то произнес Саймон за обедом.  - Я поместил объявление в «Газетт», и нет сомнений, что они прикатят через день-два. Мне кажется, ребят можно разместить в мансарде. Надеюсь, им не составит труда туда подниматься.
        В доме имелось несколько свободных комнат. В них никто не жил, и в любой момент, когда потребуется, они готовы были принять гостей.
        - Что ж…  - с некоторым сомнением сказала миссис Димейн, поглядев на Сару с сожалением,  - конечно, их можно использовать.  - Под этими словами подразумевалась дополнительная работа для Сары, а ей и без того доставалось.
        - Но мы можем кого-нибудь пригласить в помощь Саре,  - заверил Саймон.  - Я не собираюсь взваливать на нее лишнюю заботу.
        - Благодарю,  - сухо отозвалась та.
        - Хочешь посмотреть, дорогая, на комнаты? Скажешь потом свое мнение. Тебе лучше знать вкусы студентов, что им больше подходит. Будет ли им там удобно?
        Сара вспомнила о некоторых привычках, свойственных Клиффорду и его компании.
        - Мне и смотреть не надо. Им подойдет, я уверена.
        Но позже они все-таки поднялись по узкой лестнице и оказались в просторной, очень милой мансардной комнате с низким потолком и небольшими окнами. Несколько стульев и кое- какая мебель были накрыты чехлами от пыли.
        - Здесь будет гостиная, и еще есть три спальни. Когда-то здесь жили слуги, в те времена, когда мы еще держали слуг.
        - Но у вас и сейчас имеется одна служанка,  - улыбнулась Сара.
        - Только не ты, дорогая,  - поспешила ее заверить миссис Димейн.  - Ты - член семьи.
        Странно, но Сара именно так себя и ощущала. У нее не было сейчас ближе человека, чем мать Саймона.
        Оказалось неожиданно интересно осматривать комнаты и прикидывать, чего бы добавить и как их обустроить, чтобы сделать уютными. Мебели явно не хватало, но были хорошие полы, покрытые выцветшими, но качественными коврами, и на удивление чистые стены.
        - Мы делали здесь ремонт пять лет назад,  - объяснила миссис Димейн,  - пыли немного, ведь воздух в Бонниграссе очень чистый.
        - Я заметила,  - согласилась Сара.
        Да, пожалуй, чистый воздух и помогал ей справляться с обязанностями. Она ни за что бы не смогла одна убирать такой дом, если бы в нем было полно пыли.
        - Ну, что ты думаешь?  - спросила хозяйка дома.
        - Я думаю, что Саймон должен подбирать студентов с осторожностью,  - предупредила Сара, когда они спускались по лестнице.  - Большинство, конечно, вполне порядочные и трудолюбивые, но всегда найдутся такие, которых в дом лучше не пускать. Я водила компанию с подобными субъектами.
        - Ты не жалеешь о прервавшейся карьере художника?  - спросила миссис Димейн.  - Может быть, теперь ты смотришь другими глазами на прошлое? Еще не поздно все исправить, Сара. Ты сможешь продолжать учебу, когда почувствуешь, что готова вновь учиться.
        Сара покачала головой:
        - Пока я не готова и сомневаюсь, что вернусь обратно. Ведь у меня есть работа, не так ли?
        - Разумеется. Мы с Саймоном очень рады, что ты у нас работаешь. Но, послушай, если мы собираемся приглашать студентов, это будет дополнительная нагрузка. Надо продумать, как все организовать. Может быть, миссис Уайт сможет приходить почаще.
        Услышав это, Сара очень обрадовалась, что миссис Уайт в летние месяцы будет приходить каждый день и вместе с ней проводить уборку чердачных комнат.
        - Хоть здесь и просторно, даже немного пустовато, для молодых людей это не важно,  - говорила миссис Уайт, обозревая вместе с Сарой плоды своих трудов после уборки.  - Эти избалованные детки быстро зарастут здесь грязью, уж я-то знаю. У самой росли двое. Но не волнуйся, дорогуша, я их быстро приструню, заставлю соблюдать порядок. Со мной не забалуешь.
        - О, это было бы чудесно, миссис Уайт,  - благодарно отвечала Сара.
        И спустя два дня появился первый студент. Он постучал легонько в дверь офиса и тут же вошел, не дожидаясь ответа.
        - Вы должны подождать, когда вам разрешат войти,  - разозлилась Рут, окинув величественным взором молодого человека с длинными волосами, неопрятной бородой и висячими тонкими усами. На нем были линялые голубые джинсы, клетчатая куртка с капюшоном и довольно замызганные ботинки. По крайней мере, хоть сам чистый, сделала вывод Рут, произведя осмотр.
        - Извините, это магазин?
        - Это контора. Дверь в магазин следующая.
        - Я не заметил. Я ищу мисс…
        - Киркхэм,  - прервала его Рут.  - Я поняла, что вы студент. Мы набираем самое большее четверых, и вам потребуется карточка социального страхования. Работа почасовая, и есть жилье, если вы не сможете ездить домой. Работа обыкновенная - сажать, пересаживать растения, ухаживать за ними. Вам все покажут и научат, как правильно делать.
        - Так-так…  - Студент, кажется, был озадачен, но быстро нашелся: - Прекрасно, я согласен. Кстати, я вообще-то разыскивал мисс Хадсон.
        - Хадсон?  - Рут приподняла удивленно брови.  - А, Сара! Разве это Сара… мисс Хадсон вам посоветовала это место?
        - Ну… э-э-э… это длинная история, но Сара, то есть мисс Хадсон, точно ответственна за мое появление.
        Усмешка змеилась в спутанной бороде, а блестящие небольшие глазки, смеясь, уставились на Рут.
        - Ваше имя, пожалуйста,  - ледяным тоном приказала та.
        - Клиффорд Энсли.
        - Адрес?
        - Вы только что сами сказали мне адрес. Я сегодня покинул навсегда свое прибежище.
        - Ах так!  - Она вдруг растерялась, и, пока подыскивала слова, на ее счастье, в контору вошел Саймон.
        - Вот наш первый студент, мистер Димейн,  - официально обратилась к нему Рут.  - Ему нужно жилье. Его зовут…  - она заглянула в блокнот,  - Клиффорд Энсли. Прибыл по рекомендации Сары.
        - Вот как?
        Саймон внимательно посмотрел на Клиффорда, пытаясь разглядеть его лицо под спутанными волосами, но бросил бесполезное занятие. Если Сара за него хлопочет…
        - Вы с вещами или вам надо съездить за ними?
        - Оставил у ворот. У меня только рюкзак. Я путешествую налегке.
        - Ну тогда все в порядке. Сара, скорее всего, на кухне. Она покажет вам вашу комнату, думаю, она вам понравится. Вы понимаете, что поскольку вам предоставляется жилье, то это меняет сумму зарплаты?
        Рут нахмурилась, она выпустила это из виду. Судя по насмешливому взгляду Саймона, его явно забавляла ситуация. Рут была сбита с толку и не понимала, понравился ей бойкий студент или нет.
        На кухне вместо Сары Клиффорда встретила миссис Уайт, которая и проводила его наверх.
        - Я знаю привычки студентов, молодой человек,  - сказала она.  - И поэтому держите себя в руках - никакого шума, грязи, никаких песен под гитару по ночам. Это добропорядочный дом, и я не допущу безобразия.
        - Да, здесь гораздо лучше, чем в пещере, где я вырос,  - сказал ей серьезно Клиффорд.  - Там для моей матери было немного работы, просто менять подстилку и все, а зимой меня спасала медвежья шкура.
        - Что…  - Миссис Уайт на мгновение лишилась дара речи.  - Имей в виду, я тебя предупредила!  - наконец сказала она.  - Можешь прийти пить чай на кухню через час.
        Клиффорду понравилось на новом месте, и он решил, что ему чертовски повезло. И плата назначена невысокая, глядя из узкого окна спальни, решил он все получилось тип-топ! Он ведь зашел сюда лишь затем, чтобы повидать Сару, но прожить с ней пару месяцев в одном доме, да еще с зарплатой, не такая уж плохая идея. Тем более, что он все равно не знал, что дальше делать, деньги кончались.
        Сара в этот день ездила в Кендал. Ее поездка с Саймоном была назначена на воскресенье, поэтому она решила в Кендале сделать прическу и купить новую губную помаду. Навряд ли Саймон заметит, как она выглядит, она не рассчитывала на это, просто все это ей было необходимо, чтобы чувствовать себя увереннее. Она ведь будет с Саймоном целый выходной! А что, если ее общество ему быстро надоест? А что, если он вообще забыл о свидании? Кстати, он ни разу не упомянул о предстоящей поездке, наверняка забыл. Несколько раз она хотела напомнить ему, даже подобрала несколько фраз, которые надо было бросить как бы ненароком, но так и не осмелилась их произнести. Почему-то Сара стеснялась Саймона.
        Она вошла в кухню, положила на стол свои покупки. На лице ее горел лихорадочный румянец - Сара боялась опоздать приготовить ужин.
        - Какая прекрасная завивка,  - восхитилась миссис Уайт.  - Слушай, все студенты будут ходить за тобой вереницей, вспомнишь мои слова.
        Сара весело рассмеялась:
        - Они мне и в колледже надоели.
        Она чувствовала себя старше и мудрее, наверное, причина была в свидании с Саймоном.
        - Один уже прибыл,  - объявила миссис Уайт.  - Неприятный тип с длинными лохмами, бородатый. Ему бы не помешало, как следует вымыться, может, будет поприличнее выглядеть, во всяком случае, ванна бы ему не помешала.
        - Что ж, оставляю его на вас, миссис Уайт. Знаете, я так рада, что вы теперь будете приходить каждый день. У всех здесь столько работы сейчас. Миссис Димейн почти не занимается домом, хотя в любом случае для нее работа по дому слишком утомительна.
        - Ты хорошая девушка,  - одобрительно кивнула миссис Уайт,  - и справляешься лучше, чем я ожидала. Ведь по сравнению с моими здоровенными дочерьми ты такая маленькая.
        Уж не извиниться ли ей за свой небольшой рост и хрупкость? Вместо этого Сара поставила в духовку подогревать запеканку и пошла в гостиную накрывать на стол.
        Когда она вернулась на кухню, то обнаружила знакомую личность, сидевшую за кухонным столом. Миссис Уайт ставила перед парнем горячее жаркое - мясо с овощами, свое коронное блюдо - рагу по-ланкаширски.
        - Выглядит аппетитно, мамаша,  - развязно произнес тот.
        - Никаких мамаш,  - сурово одернула нахала женщина.  - Меня зовут миссис Уайт.
        - Я запомню. О, привет, Сара, вот и ты. Я уже думал, что ты никогда не появишься.
        Сара замерла на месте, на лице ее отразилось все, что угодно, только не радость от неожиданной встречи. Она давно решила забыть Клиффорда, ведь без его влияния оказалось жить гораздо легче и приятнее.
        Но он опять ворвался в жизнь и наверняка все ей испортит. Ее бывший друг умеет убеждать, она помнила, как трудно устоять перед его идеями, он умел навязать свою точку зрения другим.
        - Клиффорд Энсли!  - выдохнула она.  - Что ты здесь делаешь?
        - Я приехал тебя навестить,  - сказал он, поедая рагу.  - Прекрасное жаркое, миссис Уайт. Пока я разыскивал тебя, какая-то леди прижала меня к ногтю и наняла в одно мгновение на работу. Я теперь наемный раб, уверен, что работы будет полно. Больше, чем следует, а денег меньше, соответственно. Я начну атаку на вредителей растений с завтрашнего утра.
        - Но как ты меня нашел?  - воскликнула Сара.  - Не могла же тетя Мюриэл…
        - Молчала как устрица,  - заверил бывшую подружку Клиффорд.  - Забавно, Сара, но почему-то твоя тетя меня недолюбливает.  - Он повернулся к служанке: - Вы можете вообразить такое, миссис Уайт? Ее тетушка не сказала мне ни разу ни одного ласкового слова!
        - Оставь в покое тетю Мюриэл,  - сердито оборвала болтуна Сара.  - Я со стыдом сейчас вспоминаю, как глупо себя вела, все принимала как должное, никогда не помогала ни в чем, поэтому ни слова о ней.
        - Или вылетишь отсюда, паренек,  - вставила воинственно миссис Уайт.  - Я не понимаю, о чем идет речь, но если ты пришел сюда затем, чтобы расстраивать мисс Сару, то мы тебя здесь держать не станем.
        Клиффорд шутовски поднял обе руки вверх, как перед дулом пистолета.
        - Ладно, ладно… Двое на одного - это нечестно, а тем более две женщины на одного мужчину, это несправедливо вдвойне.
        - Но все-таки как ты меня нашел?  - Сара не могла в себя прийти от удивления.  - Ты действительно заходил к тете?
        - Конечно, зашел.  - Он потянулся за хлебом и стал подбирать остатки соуса с тарелки.  - Вообще-то я шел к тебе, но дома была только твоя тетка. Она встретила меня в штыки, а когда я спросил адрес, по которому тебя можно найти, хотела меня выставить. Но я заметил письмо, оно лежало на столике у двери, готовое к отправке. На конверте было написано: «Мисс Сара Хадсон. Бонниграсс-Хаус, Кендал, Уэстморланд».
        Он протараторил адрес заученно, как попугай, потом посмотрел на пустую тарелку и с умильной улыбкой обратился вновь к миссис Уайт.
        - Я так вкусно никогда не ел,  - сказал он, облизывая губы.
        - Настоящее ланкаширское рагу,  - с гордостью ответила та, голос ее сразу потеплел.
        А Сара просто закипела от злости, потому, что Клиффорд при этом нахально ей подмигнул.
        - Не давайте ему больше, миссис Уайт,  - негодующе сказала она.  - Он объест весь дом.
        - Молодые люди должны много есть.  - Миссис Уйат положила ему на тарелку еще рагу.  - Все в порядке, мисс Сара. Он меня не проведет. Я держу ухо востро. Таких, как он, знаю как облупленных, пусть не думает, что приехал сюда на каникулы. У мистера Саймона тоже не забалуешь.
        - Я так и знал.  - Клиффорд изобразил отчаяние.  - Рабский труд. Что бы они делали без студентов?
        - Ты больше не студент.  - В голосе Сары прозвучал металл.
        - Что верно, то верно.
        - У меня нет времени на пустые разговоры. Скоро миссис Димейн и Саймон придут ужинать. Я должна кое-что приготовить.
        - А почему это не может сделать миссис Уайт? Ты что, кухарка?  - с любопытством спросил Клиффорд.
        - Потому, что я домоправительница,  - объяснила Сара.  - Миссис Уайт приходит мне помогать каждый день, пока работают студенты. С ними у нас больше забот.
        - Но…  - Теперь настала его очередь удивляться.  - Ты хочешь сказать, что ты здесь как служанка?
        - Домоправительница,  - поправила спокойно Сара.  - В конторе работает Рут Киркхэм, она секретарь Саймона, а не я.
        Клиффорд явно такого не ожидал, даже на мгновение лишился дара речи. Он присвистнул.
        - Кажется, я появился здесь вовремя,  - решительно заявил он,  - чтобы увидеть, во что ты вляпалась, и исправить положение.
        - Если ты посмеешь вмешаться,  - с яростью заявила Сара,  - я просто сойду с ума! С меня хватит твоих идей, я живу теперь своими.
        - Не кажется ли тебе, что здесь пользуются твоей неопытностью и наивностью, моя милая Сара?
        - Не твое дело. А теперь, если не возражаешь, я должна работать.
        Она начала ловко готовить ужин, краем глаза наблюдая, что Клиффорд смотрит на нее. Сара уже жалела, что была с ним груба, но она действительно расстроилась - из-за Клиффорда ее безмятежной счастливой жизни в Бонниграссе конец.
        Зачем он приехал? Лишь все испортил. Даже предстоящее свидание с Саймоном больше не радовало ее. Как жаль, что письмо тетя написала именно в тот день, когда он к ней заявился!

        - Как мило, что молодой человек оказался твоим другом, дорогая,  - проговорила за чаем миссис Димейн.  - Ты уверена, что ему будет удобно в комнате наверху?
        - Она слишком хороша для Клиффорда,  - отрезала Сара, и Саймон посмотрел на нее с интересом.
        - Ты говоришь о студенте, которого мы сегодня наняли? Он твой друг, Сара?
        - Просто приятель по колледжу и больше ничего,  - призналась Сара, краснея.  - Хотя…  - Она прикусила губу, не зная, как лучше объяснить свои отношения с Клиффордом.  - Хотя мы давно не виделись…
        - Понятно.  - Саймон взял с блюда сандвич.
        - Наверно, твоя тетя дала ему адрес,  - добродушно предположила миссис Димейн.
        - Вовсе нет. Он подсмотрел адрес на конверте в прихожей.  - Щеки Сары запылали.
        - Предприимчивый паренек,  - усмехнулся Саймон, протягивая руку за вторым сандвичем.
        - В магазинах сегодня было полно народу.  - Сара отчаянно пыталась сменить тему.  - Наверно, они все поедут в выходной на озера.
        Она с надеждой взглянула на Саймона, может быть, это освежит его память о свидании. Но тот только вежливо согласился с ее предположением.
        Сара разозлилась. Да что она в нем нашла? Он никогда и не нравился ей по-настоящему. Его никто и ничто не интересует - только собственная персона и Бонниграсс. Может быть, он собирается жениться на Рут? Прекрасная партия - она будет хорошей женой и, главное, помощницей в делах. Он не дурак и понимает всю выгоду от такого брака.
        Сара взглянула на миссис Димейн. Что с ней будет, когда Рут станет хозяйкой в Бонниграссе? Саре трудно было представить этих двух женщин под одной крышей. Интересно, что думает о Рут миссис Димейн? Нравится она ей или просто почтенная дама мирится с ее присутствием? Захочет ли она видеть ее своей невесткой?
        - Ты что-то задумалась, Сара,  - заметила миссис Димейн с улыбкой.  - Я рада, что к нам приехал твой приятель. Тебе будет веселее. Как ты думаешь, Саймон?
        Тот нахмурился и что-то пробормотал неразборчиво в ответ. Ясно, ему абсолютно наплевать, будет у Сары компания или нет.
        Но, тем не менее она запротестовала:
        - Я его не звала!
        - Но он явно тобой заинтересован, дорогая, иначе не приехал бы в такую даль.
        Сара опустила голову. Она сама об этом подумала, но эта мысль не доставила ей радости.
        Глава 4

        В субботу Клиффорд сумел подкараулить Сару, хотя в этот день она была очень занята.
        - Не бойся, куколка,  - увидев, что она не ожидала встречи, успокоил он.  - Я хочу с тобой немного поговорить.
        - У меня совсем нет времени,  - бросила она на ходу,  - и не называй меня куколкой, я этого терпеть не могу.
        - Прости, я и забыл, что ты у нас теперь такая правильная. Может быть, мне звать тебя мисс Сара?
        Она невольно рассмеялась, ощущая некоторую неловкость.
        - Разумеется, нет, Клифф. Но я действительно очень занята сейчас, да и ты должен быть на работе. Два других студента начнут работать только с понедельника.
        - Я решил дать растениям передохнуть,  - объяснил он.  - Они умоляли о снисхождении, и я не мог им отказать, кстати, как и себе тоже, в небольшом перерыве.
        - У меня пять минут, не больше,  - твердо заявила Сара.  - Что ты хочешь?
        - Я желаю знать, когда ты соблаговолишь пойти со мной куда-нибудь развлечься. По-моему, пора уже уделить мне немного твоего драгоценного времени. Как насчет того, чтобы смотаться потанцевать в Кендал?
        - Только не сегодня вечером,  - торопливо отказалась Сара.  - У меня слишком много работы.
        - Если ты еще раз произнесешь эти слова, я сойду с ума. Все, что я слышу от тебя с тех пор, как встретил здесь,  - это работа, работа, работа… Ты просто позволила поработить себя, Сара. Одумайся, дорогая.
        - Неправда!  - вспыхнула Сара.  - Я работаю, потому что хочу этого сама. Тебе не понять, Клиффорд.
        - Тебе ведь положен выходной?
        - Да, завтра.
        - Слава Всевышнему и за это,  - с облегчением вздохнул Клиффорд.  - Наконец-то мы приплыли к берегу. Прошу тебя, Сара, посвяти мне свой выходной, мы устроим где-нибудь скромный пикничок. Например, у Моста дьяволов или еще где-нибудь?
        Она поджала губы:
        - У меня завтра свидание, Клиффорд.
        - С кем это?
        - Не твое дело.
        - Тогда позволь мне не поверить. Ты придумала это свидание, чтобы отказать мне. Да что с тобой творится, Сара?
        Сара покраснела от злости:
        - Я ничего не выдумала! Если хочешь знать, у меня свидание с Саймоном!
        - Так-так… Это еще что за сказки?
        Сара быстро обернулась, и на глазах у нее выступили слезы от горькой обиды, когда она увидела Рут в сопровождении Саймона.
        - Ты можешь отвергать своего молодого человека, Сара, это входит в правила игры,  - мягко упрекнула ее Рут,  - но не имеешь права использовать для этого Саймона как предлог. Все-таки не забывай - он владелец Бонниграсса и наш работодатель.
        Сара растерянно молчала. Никогда в жизни ей не было так стыдно. Она нерешительно взглянула на Саймона, и тот выступил вперед.
        - Не знаю, о чем тут шум,  - сказал он спокойно.  - У Сары действительно свидание со мной завтра. Я хочу показать ей озеро Виндермере.
        - Вот даже как!
        В первый раз Рут выглядела такой растерянной, что ее даже стало жалко. Она наградила Сару таким взглядом, что стало ясно - девушка нажила в лице Рут кровного врага. Правда, она быстро оправилась от шока и снисходительно улыбнулась:
        - Как мило с твоей стороны, Саймон, пригласить Сару на экскурсию. Разумеется, она должна увидеть Виндермере. Покажи ей и другие озера. Надеюсь, вы проведете незабываемый выходной.
        - А почему ты не пожелаешь и мне незабываемого выходного?  - вдруг возник Клиффорд.  - Я тоже хочу посмотреть на озера в компании такой потрясающей леди, как ты. Так как, Рути? Составишь мне завтра компанию?
        Рут потрясенно промолчала, а Саре показалось, что в глазах Саймона вспыхнули веселые огоньки. Но он так быстро отвернулся, что она не была в этом уверена.
        - Что ты здесь делаешь, Энсли?  - ледяным тоном спросила Рут.  - Почему ты не в оранжерее? Тебя ждет сегодня рассада, насколько я помню из графика работ, составленного вчера.
        - Все дело в обезвоживании организма,  - объяснил доверительно Клиффорд.  - Я просто засох от жажды. И только какао могло спасти мне жизнь. Ну что ж, раз для меня здесь не нашлось ни капли любви, придется возвращаться к труду. В нем я найду утешение.  - И он пошел прочь, ступая как актер викторианского театра.
        Рут повернулась к Саймону, глаза ее полыхали гневом.
        - Этот молодой человек совершенно невыносим. Нам лучше от него избавиться, Саймон. Мы могли бы нанять приличного парня и отказать этому шуту гороховому.
        - Но он - друг Сары,  - напомнил мягко Саймон.  - Не надо обращать внимание - подурит и бросит.
        Рут отвернулась, и было видно, что слова Саймона ее не убедили.
        - Ты сегодня, наверно, очень занята?  - спросила она Сару.
        - Очень,  - спокойно ответила та.  - Разве в этом доме можно гонять лодыря?  - И, взяв поднос, она пошла в направлении столовой.
        Ну что ж, хорошо, хоть Саймон подтвердил, что у нее с ним свидание. Интересно, вспомнил бы он о нем, если бы не эта сцена. Довольная усмешка заиграла на ее губах. Она припомнила реакцию Рут. Сара была женщиной на все сто, такие сценки ей очень нравились!
        Воскресный июньский день выдался очень теплым, и Сара решила надеть свой выходной светло-коричневый костюм. Пока Саймон ходил за машиной, миссис Димейн успела сказать ей несколько комплиментов по этому поводу.
        - Извини, что приходится ехать на такой развалине,  - извинился Саймон.  - Конечно, это не та модель, на которой следует возить симпатичных девушек.
        Сара тихонько вздохнула. Интересно, сколько их у Саймона?
        - Может, через год-два я смогу купить новую,  - продолжал Саймон,  - но сейчас придется мириться с этой.
        Они поехали через Кендал в сторону Виндермере, и Сара сразу забыла все обиды на Саймона, настолько были прекрасны открывавшиеся перед ними виды. Хотя обида была велика - Саймон так и не заметил ее стараний быть сегодня особенно привлекательной, все заметили, а он нет!
        Клиффорд, увидев ее, восторженно присвистнул.
        - Кажется, у тебя это очень серьезно, Сара,  - прокомментировал он.
        - Не знаю, о чем ты,  - ответила она и отвернулась.
        - Да брось, детка, меня не проведешь. Сразишь сегодня наповал старика Саймона.
        - Он не старый!  - вспыхнула Сара.  - Почему бы тебе не заткнуться, Клиффорд?
        - Прости, дорогая,  - извинился он.  - Надеюсь, что он оценит твои старания.
        Но, кажется, этого не произошло. Правда, окружающая красота заставляла ее сердце замирать от восторга. Вскоре впереди блеснула синяя гладь озера.
        - Вот и Виндермере,  - сказал Саймон, когда они въехали в маленький прелестный городок на берегу озера.  - Дальше Боунесс и Эмблсайд. Хочешь, ненадолго остановимся здесь?
        - С удовольствием.  - Глаза Сары засияли счастьем.  - Как хорошо, что люди могут приезжать сюда и видеть эту красоту,  - сказала она, шагая по узкой мощеной улочке города.
        Саймон взял ее за руку.
        - Да, ты права, здесь действительно красиво, но боюсь, местные жители уже не замечают этого, им надоедает поток туристов и машин.
        - Но ведь если они могут наслаждаться этой красотой, неужели им не хочется поделиться с другими?
        - Трудно сказать.  - Саймон бросил взгляд на ее темные локоны.  - Ты сегодня такая красивая, Сара,  - вдруг вырвалось у него.
        - Спасибо, Саймон.  - Девушка приняла комплимент с большим достоинством.
        - Я предлагаю сначала осмотреть достопримечательности, а потом пообедать в каком-нибудь отеле. Как тебе такой план?
        - Замечательно,  - отозвалась она, и они отправились на озера.
        Звучные названия приводили Сару в восторг: Тирлмере, Грасмере, Ульсвотер… Но, в конце концов Сара так устала, что перестала воспринимать окружающую красоту.
        - Я, кажется, уже не могу больше переварить увиденное,  - призналась она Саймону.  - Каждый раз, когда за поворотом появлялся очередной вид, мне кажется, что ничего красивее быть уже не может, но вот новый поворот, и опять совершенная картина, все эти пейзажи годились бы для календаря.
        Он рассмеялся:
        - Я понимаю, что ты имеешь в виду. Но, надеюсь, ты аппетит не потеряла?
        - О нет, я проголодалась и съем все, что дадут. И причина не в том, что это не я приготовила. Твоя мама говорит, что я с каждым днем готовлю все лучше, она даже купила мне прелестную поваренную книгу, чтобы я могла экспериментировать.
        - Я жду с нетерпением, когда ты освоишь новые рецепты,  - галантно заметил Саймон, не в силах отвести взгляда от прелестного румяного личика. Сара была действительно очень хорошенькой девушкой.
        - Ты счастлива здесь, Сара?  - спросил он.
        Она кивнула:
        - Я не задумывалась над этим, но думаю - да. В Бонниграссе я прекрасно себя чувствую. Мне кажется, это мой настоящий дом, мне не было так хорошо с тех пор, как мама умерла. Хотя тетя Мюриэл и старалась, чтобы у меня было все,  - спохватившись, добавила она торопливо,  - но, может быть, потому, что мы жили в городской квартире и все дни проводили вне дома, она на работе, я в школе… А в Бонниграссе все по-другому. Миссис Димейн для меня стала совеем как родная, я забыла, что не являюсь членом вашей семьи, мне здесь хорошо.
        Глаза ее затуманились, стали грустными, и она замолчала. А Саймон тоже задумался. Его остро кольнуло сочувствие, он вдруг понял, что жизнь Сары была несладкой, ведь она так рано потеряла родителей. Это не могло не отразиться на ее душевном состоянии, далеком от чувства полной защищенности, которую испытывают дети, окруженные заботой родителей. Конечно, она приобрела горький жизненный опыт, хотя в ней нельзя было заметить и следа жалости к себе. Вот и сейчас, после короткого раздумья, навеянного грустными мыслями, она быстро опомнилась и уже с улыбкой смотрела на Саймона.
        Официант принес заказ.
        - Будет наверняка вкусно, хотя бы потому, что это готовила не я,  - сказала она.  - К тому же я просто умираю от голода, так что вполне смогу насладиться обедом.
        Саймон улыбнулся ей в ответ и сосредоточился на еде. На некоторое время наступило молчание.
        Наверное, они были слишком строги к Саре, думал он, она еще так молода. Его захлестнула волна сочувствия, угрызения совести и еще какого-то неясного чувства. Они позволили себе взвалить на эти хрупкие девичьи плечи все заботы по дому. Ведь ей приходится ой как нелегко, несмотря на то, что мать орлиным взором следит за каждым шагом Сары и готова в любой момент поддержать ее.
        Он думал также о письмах, которыми обменивались мать и Мюриэл Дафф. Тетя Мюриэл, как всегда называл ее Саймон, очень переживала за Сару и признавалась в недостатках ее воспитания.
        «Я, оказывается, больше внимания уделяла своей работе, чем воспитанию Сары,  - писала мисс Дафф,  - считая, что если девочка одета, накормлена, у нее все есть, в доме чисто и прибрано и она получает хорошее образование, то этого достаточно. Я делала для нее все, что в моих силах, но теперь ясно вижу, что упустила самое важное в этом списке забот - саму Сару!
        А теперь она принимает все как должное и считает, что мир обязан вращаться вокруг нее, что все ей обязаны, и еще студент, ее друг, оказывает на нее дурное влияние, я уверена. Теперь она не сможет продолжать учебу в колледже, так решил директор, и он прав, потому что такое отношение к занятиям их не устраивает.
        Я не имею никакого права просить тебя об этом, Констанция. Но если бы ты согласилась взять под свое крыло Сару на несколько месяцев… Наверняка для нее найдется работа в Бонниграссе… Смена обстановки и труд, возможно, заставят ее по-другому взглянуть на жизнь. Она должна повзрослеть, научиться отвечать за свои поступки, быть самостоятельной. Я знаю, что моя Сара просто чистое золото, она умная и способная, не понадобится долго учить ее».
        Саймон вспомнил это письмо и задумался. Ему нелегко было убедить мать сделать Сару домоправительницей, та не хотела принимать его точку зрения. Она считала, что небольшие милые каникулы вдали от художественного колледжа и небольшие обязанности по дому скоро дадут себя знать, и этого будет достаточно.
        - Ну, нет!  - горячо возражал Саймон.  - Она должна работать как следует, чтобы понять, что жизнь не такая легкая штука. Пусть потрудится в поте лица. К тому же мы действительно нуждаемся в помощниках.
        - Тогда позволь ей демонстрировать сады заказчикам, дорогой,  - попросила мать.
        - Нет!  - опять возразил Саймон.  - Послушай, это просто смешно! Она не имеет представления о нашей работе, а я не собираюсь тратить время на обучение. Ты сама справишься. А Сара пусть займется домом, кухней и уборкой. В конце концов, она же собирается выйти когда-то замуж… Представь, что она выйдет за меня, ей придется заниматься домом, верно?
        Мать, прищурившись, посмотрела на него, и он рассмеялся.
        - Я просто пошутил. Конечно, это маловероятно,  - продолжал Саймон,  - но ты поняла, о чем я хотел сказать, не так ли?
        - Да, дорогой.  - Глаза ее потеплели.  - Интересно, какой она стала? Сара была такой хорошенькой маленькой девочкой, и я завидовала Алисе. Я тоже хотела иметь маленькую очаровательную девочку, а получила противного мальчишку!  - Она ласково улыбнулась и шутливо взъерошила прическу Саймона. К счастью, мать и сын всегда были друзьями.
        Мысли Саймона приняли другое направление. Оставалось много подводных камней, которые стоит обойти, прежде чем он сможет благополучно вывести Бонниграсс из неприятного положения. Молодой Воз легко выкинет их с матерью из имения и получит хорошую цену, если продаст землю под новую застройку. Саймон не раз видел его поблизости от Бонниграсса. Однажды Саймон подошел к лазутчику и спросил, не может ли ему чем-нибудь помочь. Воз смешался, объяснив, что пришел взглянуть на Бонниграсс «просто из любопытства, мой дорогой Димейн!».
        Его невеселые мысли прервал обиженный голосок Сары:
        - Если я тебе надоела, так и скажи! Нечего сидеть с таким видом, как будто ты готов меня убить. Я не настаиваю, можешь отвезти меня домой.
        - О, прости!
        Официант подал две чашечки кофе.
        - Я просто задумался о своих делах и некоторых неприятных обстоятельствах.
        - О Раймонде Возе?
        - Что тебе известно о…  - Саймон сделал паузу.  - Впрочем, да, о Раймонде Возе.
        - Но что он может тебе сделать, Саймон?
        - Ничего, наверное, если я буду вовремя выплачивать ссуду. Но я чувствую опасность, потому что он держит в руках закладную на Бонниграсс. С таким человеком надо все время быть настороже и ждать подвоха.
        - А нет ли возможности увеличить прибыль от имения, чтобы поскорее выплатить долг?
        Он помолчал, размешивая сахар.
        - Я вывожу новый сорт розы, эту работу начал еще отец. Собираюсь показать свою розу на выставке цветов в Саутпорте в конце года. Это может принести мне большую прибыль.
        - Почему тогда ты так мрачен?
        - Видишь ли, цветы очень нежные создания, они легко могут погибнуть. Их может поразить болезнь, или кто-то небрежно, а может быть, со злым умыслом польет их раствором для уничтожения сорняков. Да мало ли, что может случиться.
        - Я понимаю…  - В глазах Сары тоже появилась тревога.
        Но кто в Бонниграссе может сделать такую гадость? Она перебирала в памяти всех рабочих, одного за другим. Ночью в саду бегают сторожевые собаки, они лаем предупредят, если кто-то попытается проникнуть в сад.
        Неожиданно Саймон громко рассмеялся и взял ее за руку:
        - Но зачем зря тревожиться о том, что может и не произойти? Хочешь еще что-нибудь или поедем?
        - Поедем,  - решила Сара, и они направились к машине.
        Когда Саймон выехал на дорогу, ведущую в Кендал, Сара, сидевшая тихо рядом, сказала:
        - Какой был прекрасный день. Спасибо, Саймон.
        - Я рад, что тебе хорошо с нами, Сара. Я бы никогда не поверил, что ты так быстро освоишься. Может быть, встреча с твоим другом заставила тебя скучать по дому?
        И вдруг внезапная догадка сразила Саймона. Он умолк на полуслове. Сара что-то говорила, но Саймон ее не слушал.
        - Послушай, это не тот студент, который вовлек тебя в неприятности?  - спросил он, и Сара насторожилась.
        - О чем ты?
        - Не тот ли это молодой человек, о котором писала твоя тетя, когда попросила нас…  - И тут Саймон понял, что проговорился.
        Сара повернулась к нему, глаза ее метали молнии.
        - Ты хочешь сказать… что тетя Мюриэл сама написала вам?  - Голос ее дрожал от гнева.  - А не вы ей? Значит, это было что-то вроде… заговора?
        - Разумеется, нет!
        - Не обманывай меня!  - Голос ее напрягся.  - Теперь я все поняла. «Загрузите Сару работой и постарайтесь удержать, пока она не забудет…»
        - Господи, Сара!  - почти закричал Саймон, не сдержавшись, потому что нервы у него последнее время были на пределе.  - Разве здравый смысл не подсказывает, что ты нам была нужна в Бонниграссе? Разве тот факт, что мы работаем на износ и все равно работы остается много, тебя не убеждает? И если ты желаешь действительно нам помочь вытащить Бонниграсс из долговой ямы, тогда помогай. Но если ты хочешь бросить все - твое дело. У меня нет времени заниматься трудовой терапией. И тем более протестами студентов, надоевшими требованиями об уменьшении рабочего дня и повышении зарплаты. Вам придется или смириться, или бросить все и уехать, так и скажи своим друзьям-студентам!
        - Ты говоришь о студентах так, как будто они в жизни никогда не работали!  - запальчиво крикнула обиженная Сара.  - Так вот - это неправда! Конечно, есть недовольные, но их немного…
        - Знаю, их меньшинство!  - закончил за нее Саймон.  - Я даже признаю, что у этих людей есть причины обижаться, но они страдают по собственной вине, так как бездельничают. Да еще вовлекают других, кто послабее, тех, кто мог бы получить образование и потом найти хорошую работу, вместо того чтобы заниматься ерундой. Не забывай, Сара, я сам когда-то был студентом.
        - Когда-то? Ты сказал это так, будто это было в прошлом веке!
        Но Саймон уже успокоился. И действительно, она права - ведь ему скоро тридцать. Сара на десять лет моложе.
        - Ты сердишься на меня Сара,  - сказал он мягко,  - прости, что испортил такой прекрасный день.
        Но слезы капали у нее из глаз, когда она бежала к себе в комнату, все начиналось так чудесно, но Саймон своей гневной вспышкой испортил ей настроение. Тетя Мюриэл тоже хороша! Ну Сара ей напишет все, что думает об этом!
        Лежа в кровати под пуховым одеялом, Сара вспомнила, что так и не ответила на вопрос Саймона, тот ли это студент, о котором писала тетя, нанят на работу.
        - Ну и пусть! Какое это имеет значение? Или все-таки имеет?  - Сара вздохнула и повернулась на бок. Ей не хотелось больше об этом думать.
        Глава 5

        Клиффорд насмешливо подмигнул Саре, когда вместе с двумя студентами пришел утром на кухню выпить какао, приготовленное для них миссис Уайт. Каждому она густо намазала маслом по толстому ломтю хлеба.
        - Миссис Уайт, вы моя любимая девушка,  - блеснул белозубой улыбкой Клиффорд.
        - Терпеть не могу фамильярность,  - парировала миссис Уайт, пригвоздив нахала строгим взглядом.
        - Посмотрите-ка на Сару!  - не унимался Клиффорд.  - Мне трудно поверить, что это она. Послушай, детка, ты плохо сегодня выглядишь. Что случилось? По-моему, ты работаешь на износ.
        - Заткнись!  - огрызнулась Сара.
        У Клиффа всегда был язык как жало. Сара со стыдом вспоминала, сколько раз смеялась над его критическими замечаниями по поводу других. Теперь девушка ощутила на себе силу его черного юмора. Она действительно чувствовала себя усталой, почти не спала ночь, выглядела не лучшим образом. Мысли ее были заняты Саймоном, она не могла решить, нравится он ей или нет.
        Теперь еще Клиффорд! Она взглянула на него кисло и выжала улыбку для двух незнакомых студентов, которые вытирали только что вымытые руки.
        - Простите, не знаю ваших имен. Я - Сара Хадсон, домоправительница, а это миссис Уайт, которая будет о вас заботиться.
        - Мы уже познакомились, дорогуша,  - весело отозвалась миссис Уайт,  - я показывала им комнаты, в которых они будут жить.
        - Рик Маркленд и Майкл Ньюби,  - представились парни дружно.
        - Вы сегодня выпьете какао здесь,  - предупредила миссис Уайт,  - но с завтрашнего дня вам подадут напиток в сад. Томас покажет, где находится летний домик.
        - Он покажет!  - вставил Клиффорд.  - Томас просто в восторге от того, что может нами командовать. Воображает себя главнокомандующим.
        - Он и есть ваш начальник,  - сказала Сара.  - Томас Роско не потерпит твоих штучек, да и Джем Джонсон тоже. Они прекрасно знают свою работу, любят ее, так что лучше тебе помогать им, Клиффорд, или тебя выгонят. Томас и Бобби часто выезжают к покупателям по заданию Саймона, но это не значит, что вы будете без контроля.
        - Ах, как я испугался! Саймон превратил тебя в исполнительную работницу. Сначала я думал, что здесь одна Рут такая, но, кажется, ты не уступаешь ей. Что такого особенного в этом доме, где все превращаются в послушных рабов и вкалывают так, как будто от этого зависит жизнь?
        - Может быть, твоя и нет,  - отозвалась Сара запальчиво,  - но наша - возможно. Ты отсюда уедешь через несколько недель, а мы останемся. Послушай, разве тебе не объясняли, что надо как следует потрудиться, чтобы добиться успеха или…  - Она внезапно оборвала себя, понимая, что чуть не выдала доверенную ей тайну.
        - Или?..  - спросил с любопытством Клифорд.
        - Или… прибыли не будет,  - закончила она неубедительно, и по блеску глаз Клиффорда стало ясно, что провести его не удалось.
        Будет разнюхивать теперь, пока не вытащит на свет историю с Раймондом Возом. Ну почему язык ее всегда подводит? Клиффорд и раньше умел заставить ее рассказывать все, но тогда это не имело значения. А ведь она думала, что влюблена в него. Но теперь-то у нее открылись глаза - она видела перед собой лишь нахального самоуверенного юнца, вредного по своей природе, который старался получать от жизни как можно больше, а сил при этом прикладывать как можно меньше.
        Для Клиффорда будет полезно поработать с Томасом, решила она, так же как для нее стал полезным труд по дому. Работа помогла осознать ответственность за свои поступки. Может, труд сделает из него человека, во всяком случае, ей-то помогла трудотерапия. В душе она все еще была обижена на тетю Мюриэл. Оказывается, это она написала миссис Димейн и попросила взять Сару, наверное, просто хотела от нее избавиться. Гордость Сары была уязвлена тем, что они переписывались за ее спиной. Потом ей стало смешно, она представила реакцию тети, если бы та увидела, как Сара сидит за одним столом с Клиффордом в Бонниграссе!
        - Во всяком случае, ты сделала для меня доброе дело, отказав вчера в свидании,  - продолжал Клиффорд непринужденно.  - Меня пригласили в одно очень интересное местечко. И я провел время с очень интересной спутницей.
        - Прекрасно! Рада за тебя, но правда, Клифф, пожалуйста, теперь уходи. У меня полно дел.
        - Даже если я скажу, что был вчера с Рути? Слушай, она повела меня в свой клуб молодежи. Знаешь, я собираюсь и дальше давать ей возможность меня перевоспитывать. Я даже ходил в церковь.
        - Молодец Рут!  - Сара зааплодировала.
        - Да, получилось неплохо, мне даже на минутку показалось, что я смягчил ее сердце, но не тут-то было. Сегодня утром она мне устроила такой ледяной прием, что сразу вернула на место. О, эти женщины!  - вздохнул Клиффорд.
        - Если ты не отправишься сейчас же в оранжерею,  - пригрозила миссис Уайт, возникшая на пороге кухни,  - Томас тебя выгонит. Твои товарищи давно работают.
        - Что ж, закуйте меня снова в кандалы!  - заявил он.  - Увидимся, Сара.
        - Если она захочет тебя видеть!  - Миссис Уайт громко расхохоталась ему вслед.  - Негодяй, конечно, этот малый,  - сказала она Саре добродушно,  - но ничего не могу с собой поделать - он мне нравится.
        Сара не ответила. Она тоже неплохо к нему относилась, но больше не доверяла.

        В питомнике начались новые работы, и стало ясно, что все три студента делают определенные успехи. Больше желающих работать в поместье не появилось, и Саймон решил, что они справятся и так. Народу хватает.
        Сара почти никого не видела, так как было много работы по дому. Правда, когда нужны были свежие овощи для стола, она шла на огород, где ее радостно приветствовали Томас и Джем.
        - Хотите немного ревеня, мисс Сара?  - спросил Джонсон.
        - Да, пожалуйста, Джем. Испеку пирог. Желаете, я сделаю маленький и для вас отдельно?
        - Вы очень добры, но в этом нет нужды,  - отказался он.  - Миссис Мазер вчера принесла мне пирог с яблоками. Она очень хорошая женщина. А молодому Бобби Мазеру нужна твердая рука. Мазеры живут в доме, что стоит за моим коттеджем.
        - Это хорошо, что к вам время от времени кто-то заходит, Джем. Могу я тоже заскочить как-нибудь?
        Он вдруг заколебался, и улыбка замерла на губах Сары. Она не хотела причинять беспокойство пожилому человеку, но ей так понравился визит к нему. Ей было приятно общество Джема Джонсона. Его подарок, замечательная картина, вышитая руками миссис Джонсон, висела теперь в ее спальне, и Сара любовалась ею.
        - Но… если вас это затруднит…  - начала она смущенно, но Джем решительно прервал ее.
        - В любое время приходите, мисс Сара. В любое время,  - поспешно сказал он.  - Я всегда вам рад.
        - Спасибо, Джем.
        Но какая-то неприятная мысль не давала ей покоя. Она чувствовала, что у Джема что-то на уме, и терялась в догадках.
        Держа корзину с овощами, она остановилась взглянуть на араукарию. Сегодня ярко светило солнце, и Сара с холодком на Сердце разглядывала мохнатые ветки, качающиеся от легкого дуновения ветерка. Сара не могла понять, почему ее так и тянет к этому дереву, которое почему-то ей не нравилось. На секунду девушке почудилось, что длинные лапы тянутся в ее сторону. В панике она поспешила прочь, вбежала в дом и захлопнула за собой дверь.
        Немного отдышавшись и посмеявшись над своими непонятными страхами, Сара принялась ловко нарезать ревень.

        Прошло несколько дней. Как-то раз миссис Димейн не спустилась к завтраку, а только попросила чашку кофе.
        - Вы плохо себя чувствуете?  - забеспокоилась Сара, с тревогой глядя на вдруг осунувшееся лицо уже немолодой женщины.
        - Не беспокойся. Немного устала - вот и все, дорогая.
        Но Сару не удовлетворил ее ответ, она забежала в гостиную и позвала Саймона, который, отложив утреннюю газету, вышел с ней в коридор.
        - Мне кажется, твоя мама нездорова,  - шепотом сказала она.  - Посмотри на нее внимательнее, надо что-то делать.
        В этот момент в коридоре показалась миссис Димейн.
        - Что с тобой, мама?  - Саймон подал ей руку и заботливо усадил в кресло.
        - Все в порядке, дорогой.
        - Но ты плохо выглядишь,  - заявил он.  - Зачем ты вышла? Тебе надо пойти лечь в постель.
        - Не могу я лежать,  - грустно сказала миссис Димейн.  - Сара и Рут заняты сверх меры, столько народу сегодня. У тебя тоже запланированы какие-то поездки.
        Сара знала, что Саймон лично осматривает каждый сад клиента, от которого поступил заказ. Студенты тоже работали не покладая рук, высаживая растения в горшки и выполняя заказы.
        - Я смогу помочь,  - сказала Сара,  - ведь теперь миссис Уайт приходит каждый день. Думаю, ей не составит труда позаботиться о студентах, она сделает за меня и другую работу по дому.
        - Не знаю, право…  - Саймон посмотрел на нее в замешательстве.
        - Конечно, если ты считаешь, что я не способна вести дела с твоими клиентами…  - с едва сдерживаемой обидой продолжала Сара.  - Но я уже достаточно знаю о садах, чтобы помочь вам, если ты скажешь мне точно, что я должна делать.
        Саймон посмотрел на нее.
        - Я уверен, что ты справишься, Сара,  - мягко сказал он,  - но я не могу тебя так загружать, ведь дом по-прежнему останется на тебе.
        - Конечно, первые два дня мне будет трудно, ведь надо привыкнуть к новой работе, но все устроится,  - уже увереннее заявила Сара.
        Саймон взглянул на часы:
        - Мне надо идти.  - Его встревоженный взгляд остановился на матери.  - Миссис Уайт поможет Саре уложить тебя в постель, мама,  - нежно сказал он.  - А я позвоню доктору из конторы. Надо, чтобы он приехал осмотреть тебя.
        - Никакой нужды в этом нет,  - неожиданно твердо отказалась миссис Димейн.  - Я немного отдохну, но не собираюсь валяться долго в постели. Несколько лет напряженного труда сказываются… Я прилягу в гостиной на большом диване, пусть Сара принесет мне шотландский плед - помнишь, мы его купили в Форт-Уильяме в прошлом году - и снабдит меня подушками.
        - Что ж, пусть будет так, согласен, но не забывай про доктора. Я все равно вызову его,  - сказал Саймон.  - Я ни минуты не буду спокоен, пока он не скажет, что с тобой.
        - Но, Саймон, я же говорю…
        - Да, дорогая, я слышал. Если ты хочешь полежать на диване, я тебя провожу. Сара знает, где найти шотландский плед?
        Сара принесла плед и прихватила несколько мягких подушек. Миссис Уайт пришла на помощь, и, хотя утро было теплым, Сара включила электрический камин, чтобы как следует прогреть комнату. Хорошо, что Саймон вызовет доктора. Сару уже давно беспокоило здоровье миссис Димейн, она замечала у нее признаки усталости и одышку. Надо было раньше сказать Саймону.
        - Приходи в контору, когда выберешь свободное время. Думаю, миссис Уайт сможет тебя заменить,  - обратился Саймон к Саре.
        - Разумеется, миссис Уайт все сделает,  - заявила сама добрая леди.  - Я могу работать в этом доме, даже если мне привяжут одну руку за спину!
        - Вам понадобятся обе, миссис Уайт,  - хихикнула Сара и заметила ответную улыбку на лице миссис Димейн.
        Через час Сара явилась в контору, где ее встретил холодный прием Рут.
        - Я зайду проведать миссис Димейн,  - сказала секретарша,  - как только немного разберусь с делами.
        - Она сейчас заснула.
        В комнату вошел Саймон.
        - Доктор приедет сразу, как только освободится,  - сказал он Саре.  - Ты послушай, пожалуйста, что он скажет. Рут, ты сможешь обойтись без меня некоторое время? Мне придется покинуть вас. У меня назначена встреча, но я постараюсь вернуться поскорее.
        - Разумеется,  - кивнула Рут.
        Саймон обратился к Саре:
        - Сейчас я тебе расскажу кратко, что ты должна делать.
        Первыми клиентами Сары оказалась милая супружеская пара - мистер и миссис Гринлоу. Они только что вселились в новое бунгало.
        - Мы переехали сюда, как только вышли на пенсию. И теперь просто в восторге от здешних мест и своего нового дома, хотя наш участок оставляет желать лучшего. Какие-то дикие заросли.
        Вскоре супружеская пара уже любовалась разнообразием дизайна и садами, которые в это время года предстали в самом лучшем виде.
        - Я вижу именно этот сад вокруг нашего дома,  - решила миссис Гринлоу.  - Мне нравятся клумбы в форме креста и розы, как можно больше розовых кустов. Вы нам сообщите о времени визита мистера Димейна?
        - Его нет сейчас, но я могу вам позвонить…
        - Телефона у нас пока нет, впрочем, вот-вот его поставят. Лучше пошлите уведомление по почте. Большое спасибо, дорогая, все было великолепно. Вы должны непременно приехать потом, посмотреть, что получится,  - тараторила миссис Гринлоу, пока супруги шли к машине.
        - О, с большим удовольствием!  - помахала им на прощание Сара и отправилась в контору.  - Я продала!  - сказала она, чуть запыхавшись от быстрой ходьбы.
        Рут взглянула на нее с уважением:
        - Ты уверена? Обычно покупатели уезжают подумать и посоветоваться, а покупает потом очень небольшое количество из общего числа посетителей.
        - Нет-нет, они попросили, чтобы Саймон приехал к ним и сделал расчеты по варианту сада номер три.
        - Отлично,  - одобрила Рут.  - Когда им позвонить? Я запишу сейчас в еженедельник Саймона.
        - Запиши, что надо послать уведомление по почте о его приезде, у них нет пока телефона.
        - По какому адресу?
        - Разве у тебя нет?  - Сердце у Сары упало.  - Ты разве не записывала их в книгу? Ты же представила их мне.
        - Нет, глупая! Зачем мне записывать их адрес до того, как они решатся на покупку. Не говори только, что ты их отпустила, не спросив адреса, по которому Саймон может приехать!
        Сара чуть не заплакала. Вот, она так и знала. И телефона нет, она не сможет им позвонить и спросить адрес. Вместо того чтобы получить верных клиентов, она их потеряла! А ведь они могли стать постоянными покупателями свежих семян и растений.
        - Я, пожалуй, пойду… Надо взглянуть, как там миссис Димейн,  - пробормотала Сара растерянно.  - Может быть, мне удастся разыскать этих Гринлоу.
        - Неужели ты не догадалась спросить адрес, если нет телефона?
        Не ответив, Сара побрела в дом. Щеки ее горели от стыда. Послышался шум старенького автомобиля, и подъехал Саймон. Сара видела, что он ее заметил, но ей не хотелось сейчас с ним встречаться.
        Взглянув на расстроенное лицо Сары, Саймон сразу понял, что у нее что-то стряслось. Она коротко объяснила причину своего расстройства, про себя порадовавшись, что сделала это раньше Рут, которая не преминула бы приукрасить свой рассказ нелестными для Сары комментариями.
        - Ничего страшного,  - успокоил ее Саймон,  - я постараюсь узнать их адрес. Не волнуйся так, Сара. Не надо принимать пустяки близко к сердцу. Мы все совершаем ошибки. Не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.  - Он с улыбкой заглянул ей в глаза, и ее сердце опять дрогнуло и запрыгало в груди, словно птенец в ладони. Близость и участие Саймона кружили ей голову. Сомнений не было - она влюбилась. Поначалу он был с ней небрежен, даже груб, но мог быть очень добрым, даже милым, особенно когда она нуждалась в его сочувствии. Вот как, например, сейчас. Для нее он был самым лучшим в мире.
        Но обращает ли он на нее внимание? Чем она может заинтересовать его? Наверное, одна девушка в мире достойна Саймона - это Рут. Она подходит ему, как никто другой, больше, во всяком случае, чем Сара.
        - Пенни за твои мысли.  - Саймон увидел, как она неподвижно устремила невидящий взор на оконное стекло.
        - Прости,  - спохватилась Сара, выходя из глубокой задумчивости.  - Я просто думала, что можно быстро приготовить на обед.
        - Лгунья, я всегда могу сказать, когда ты говоришь неправду. Ты облизываешь губы и смотришь куда угодно, только не на меня.
        - Я не могу тебе сказать, о чем я думала, это слишком личное. А насчет обеда - чистая правда. Мы должны немедленно что-то придумать.
        - Не волнуйся, дорогуша,  - входя на кухню, сказала миссис Уайт.  - Мадам уже ест куриный суп, он очень полезен сейчас для нее… У меня есть мясо и картофельная запеканка для вас.
        Сара с сомнением посмотрела на Саймона. Тот обычно любил хорошо поесть в это время, но предпочитал что-нибудь полегче, чем запеканка из картофеля.
        - Отлично, миссис Уайт,  - сердечно поблагодарил Саймон.  - Тащите все сюда скорей. Мы с Сарой просто умираем с голоду. Она здорово потрудилась сегодня утром.
        - Мисс Сара - хорошая девушка,  - отозвалась миссис Уайт.  - У нее на плечах умная головка, и она не прячет свой ум в ногах.
        - Тем более в ее туфельках много не поместится.  - Саймон рассмеялся, глядя на маленькие ножки Сары.
        - Все это прекрасно, но я бы предпочла, чтобы вы обсуждали меня в мое отсутствие.
        Сара почувствовала себя задетой. Сегодня у нее было сложное утро, и она отреагировала с раздражением.
        - Простите, миссис Уайт… Саймон… Я несправедлива. Вместо того чтобы быть благодарной вам…
        - Все в порядке, дорогуша,  - отозвалась миссис Уайт.  - Ты сразу почувствуешь себя лучше, как только поешь мою запеканку.
        - Сначала мы проведаем миссис Димейн,  - сказала Сара.  - Через пару минут мы с радостью отведаем ваш обед.
        Миссис Димейн выглядела лучше. Лицо ее снова приобрело краски, она поспала перед тем, как съесть тарелку куриного супа.
        - Как ты справляешься, дорогая?  - спросила она Сару.
        - Не…
        - Она справилась прекрасно,  - быстро вмешался Саймон.  - Мы приобрели сегодня еще одного покупателя. Не волнуйся, мама. Главное, поправляйся.
        - Мне уже гораздо лучше. И не надо было звать доктора Трейвиса.
        - Старый сплетник уже давно должен был бы приехать,  - заметил Саймон.  - Ведь я сказал ему, что это срочно. Он понимает, что я зря не пошлю за ним.
        - Перестань, Саймон, ты же знаешь, как он занят в это время. Послушайте, вам же пора обедать. Миссис Уайт скоро будет подавать студентам. У них волчий аппетит, как у всех молодых людей.  - Она обратилась к Саре: - Зайди попозже, дорогая, мне надо с тобой поговорить. В одиночестве я кое-что придумала. Хочу поделиться с тобой кое-какими планами.
        - Я обязательно зайду,  - пообещала Сара, и они с Саймоном отправились есть картофельную запеканку.

        Они едва успели закончить обед, как прибыл доктор Трейвис, внеся в дом запах лекарств. У него был очень усталый вид. Худощавый, лет сорока с небольшим, доктор был женат и имел кучу детей.
        - Не мог вырваться раньше,  - виновато извинился он.
        - Мы понимаем,  - ответила поспешно Сара.  - Идите за мной, доктор.
        Она оставалась рядом, пока доктор Трейвис осматривал миссис Димейн.
        - Так-так…  - наконец произнес он, отодвигая стул от дивана.  - Ничего серьезного не нахожу, думаю, надо просто хорошенько отдохнуть. Вы слишком перетрудились, миссис Димейн.
        - Я знаю,  - вздохнула та.  - Надо было раньше подумать об отдыхе.
        Доктор дал подробные инструкции Саре, выписал рецепт на витамины - ему не понравился анемичный вид пациентки - и повернулся с улыбкой к Саймону:
        - Я как-нибудь на днях подъеду к вам. Надо приобрести растения и цветы для сада. Хорошо бы найти способ удержать вдали от них детей, чтобы дать им возможность вырасти. Растениям, я имею в виду.
        - Я подыщу вам что-нибудь подходящее,  - пообещал Саймон.
        - Отлично. Я заеду на следующей неделе, но главное лечение - хороший отдых, миссис Димейн. Я уверен, что оставляю вас в надежных руках.
        Он улыбнулся Саре, взял шляпу и удалился, провожаемый Саймоном.

        - Сядь, моя дорогая,  - сказала Саре миссис Димейн,  - мне надо с тобой поговорить.
        - Как тебе понравилась новая работа?  - спросила миссис Димейн, и Сара призадумалась, прежде чем дать ответ.
        - Сначала очень,  - призналась она.  - Но я сделала ужасную ошибку, и это обнаружила Рут, после чего я почувствовала себя круглой дурой. Я забыла спросить у покупателей их адрес.
        - Разве Рут не записала адрес в книгу посетителей?
        - Нет.
        - Тогда это и ее ошибка тоже. Если бы она внесла их в книгу, у тебя был бы адрес. Поэтому не вини себя одну, дорогая.
        Саре стало полегче.
        - Надеюсь, Саймон их разыщет,  - с надеждой сказала она,  - это было бы замечательно. Мне так понравились Гринлоу.
        - Это говорит о том, что ты прекрасно поработала, Сара. Если тебе нравится работать с людьми, они это чувствуют. Дело у тебя пойдет, я уверена. И я предлагаю поменяться нашими обязанностями.
        Сара широко раскрыла глаза.
        - О нет, этого делать нельзя!  - запротестовала она.  - Вам еще не под силу взять на себя заботу по дому.
        - Верно, мне нужен отдых, но ведь недомогание скоро пройдет, я вовремя остановилась. Я вообще-то немного обманщица, признаюсь, но это по секрету, между нами.  - Почтенная дама подмигнула Саре.  - Еще несколько недель назад я поняла, что пора передохнуть. И уже тогда решила поменяться с тобой местами.
        - Но как вы сможете…
        - Младшая дочь миссис Уайт не откажется помочь нам. Она найдет возможность пристроить детей на время. Знаешь, за много лет я привыкла к работе по дому. Снова возьмусь за знакомое до мелочей дело. А тебя полностью освобожу, ты будешь работать только с покупателями, демонстрировать им сады, оранжереи и обслуживать их в магазине. Что скажешь?
        У Сары порозовели щеки. Она была счастлива поменяться местами с миссис Димейн. Хотя нисколько не жалела о неделях, проведенных в доме. Они сослужили ей хорошую службу. Но как будет здорово снова надеть красивое платье! И ей понравилось работать с людьми.
        Но что скажет Саймон? А Рут? Рут это точно не понравится. Саре надо быть очень осторожной и не допускать оплошностей подобных той, что она совершила сегодня, иначе она даст повод секретарше все время оказывать ей обидное покровительство и тыкать носом в ошибки.
        - Как к этому отнесется Саймон?  - спросила она.  - Он согласится?
        - Я уже говорила с ним, и он думает, что надо дать тебе шанс проявить себя в работе с клиентами.
        Сердце у Сары забилось сильнее, глаза засияли. Оказывается, Саймон не такого плохого о ней мнения!
        - Тогда я согласна.  - Сара импульсивно наклонилась и поцеловала в щеку миссис Димейн.  - Спасибо, я просто счастлива, вы даже не представляете как…
        Миссис Димейн кивнула, задумчиво глядя на сияющее счастьем личико Сары.
        - Ты хорошая девочка, Сара. Есть известия от тети?
        - Да.  - Сара сразу потускнела.
        Она написала последнее письмо тете Мюриэл уже после того, как узнала про переписку за своей спиной, и письмо вышло суховатым. Сара не могла пока простить предательства.
        - У нее будет отпуск в следующем месяце,  - сказала она.
        - Я знаю. Хочу ей написать и пригласить погостить у нас хотя бы несколько дней. Она может проконсультировать Саймона как адвокат.
        Неожиданно мысль о том, что она увидит тетю, обрадовала Сару. Как здорово было бы продемонстрировать ей свою работу и похвастаться достижениями.
        - Я бы очень хотела ее увидеть,  - искренне сказала она.
        - Она обязательно приедет, если ты сама ей напишешь, что соскучилась по ней. А когда сезон закончится, я хочу, чтобы ты тоже взяла отпуск и хорошо отдохнула. Тебе будет полезно на досуге поразмышлять, чего же ты хочешь от жизни? Действительно ли твое призвание работа в Бонниграссе?
        Сара молчала. Она не мыслила себе будущего без Бонниграсса. Она влюбилась в него, постепенно ей стало казаться, что здесь ее родной дом. Может быть, это потому, что она влюбилась в Саймона и в глубине души надеется стать его женой?
        Но Саймон может жениться на другой девушке. Например, на Рут. И тогда присутствие Сары станет нежелательным, и ей придется искать себе работу в другом месте. Глаза ее затуманились - будущее больше не казалось безоблачным, как раньше.
        - Я… я еще не думала об этом,  - тихо ответила она, а миссис Димейн устало откинулась на подушки.
        Выйдя от тети, Сара продолжала с тревогой думать о будущем. Миссис Димейн сначала ее подбодрила, потом вдруг дала понять всю шаткость положения Сары в ее доме. Радость сменилась унынием. Неожиданно громко зазвонил телефон, и Сара вспомнила, что не переключила его на контору после обеда. Она поспешила ответить:
        - Слушаю, Бонниграсс.
        - О, здравствуйте. Это та молодая леди, с которой я разговаривала сегодня утром? Говорит миссис Гринлоу.
        - Миссис Гринлоу! О, как хорошо, что вы позвонили! Я так рада. Я забыла вас спросить…
        - Знаю. Наш адрес, моя дорогая. Мы вспомнили об этом по дороге домой. Теперь, если вы готовы записать…
        Сара, записав адрес, вернулась в контору. Походка и настроение ее изменились. Она словно летела, глаза снова радостно светились. Возможно, все еще в конце концов наладится.
        Глава 6

        Сара освоилась с новой работой за очень короткий период времени. Такой уверенности в ее силах немало способствовал последний разговор с миссис Димейн. Ей нравилось демонстрировать сады посетителям, она записывала их особые пожелания в свой блокнот, заверяла при этом тех, «кто еще подумает», что она будет рада в любое время снова провести их по всем садам. Впрочем, заказчиков было немного, в основном люди приезжали просто купить цветы, рассаду или садовый инвентарь.
        Здоровье миссис Димейн крепло с каждым днем, начали действовать витамины. Дочь миссис Уайт стала приходить помогать по хозяйству, и вскоре жизнь в Бонниграссе наладилась, вернувшись к обычному, ранее установленному рабочему ритму.
        Сара почти не видела студентов, за исключением Клиффорда, который под разными надуманными предлогами, а иногда и просто без всяких причин просовывал голову в дверь конторы. Сару удивляло поведение Рут, которая не всегда выгоняла его, а иногда лишь мягко намекала, что его рабочее место находится в противоположном направлении.
        - Но вы подумайте, с какой энергией я приступлю к работе после встречи с такими прелестными особами!  - оправдывался он.
        - Не пытайся изображать из себя героя-любовника, ты еще только мальчик,  - парировала Рут, но голос ее не был строгим.
        - Что ты имеешь в виду, называя меня мальчиком?  - возмутился нахал с деланным негодованием.  - Да мне столько же лет, сколько тебе!
        Вообще-то Рут была на четыре года его старше, но Сара заметила, как румянец удовольствия окрасил щеки строгой секретарши, и с удивлением поняла, что она ничем не отличается от прочих девушек, а только прикрывается маской исполнительности и строгости. Рут поверила Клиффорду, этому насмешнику!
        Сара заметила, как Клиффорд ей бессовестно подмигнул, и вдруг рассердилась. Она, конечно, недолюбливала Рут, возмущалась ее снисходительностью к себе, но уважала и не хотела, чтобы ее старый дружок делал из Рут дурочку. Сара могла бы даже подружиться с секретаршей, если бы не ревновала ее к Саймону. Неужели тот действительно любит Рут?
        - Наша Сара опять уплыла в страну грез.
        Девушка вздрогнула, услышав насмешливый голос Клиффорда.
        - Ты еще здесь?
        - Конечно. Я пришел по делу. Старик просит, чтобы вы сделали заказ на удобрения и на средство для уничтожения сорняков. На складе почти ничего не осталось.
        - Ты имеешь в виду мистера Джонсона?  - Рут подвинула к себе журнал заказов.
        - Ага.
        - Так и говори. Я закажу. Спасибо, Клиффорд.
        Он низко поклонился, как кланялись в старину царствующим особам, и Сара опять заметила тень улыбки на губах Рут.
        - Ты осторожнее с Клиффордом, Рут,  - предупредила она, когда тот удалился.  - Этот парень не так-то прост. Внешне он кажется забавным, но на самом деле относится ко многим вещам серьезно.
        - К каким, например?
        - Знаешь, у него своеобразный взгляд на устройство мира.
        - Послушай, дорогая, согласись, я не совеем глупа,  - рассмеялась Рут.  - И потом, разве не достойно похвалы, что такой молодой человек, как Клиффорд, уже имеет свои собственные убеждения? Что в этом предосудительного? Это лучше, чем плыть по течению жизни, не так ли?
        Сара промолчала. В конце концов, кажется, Клиффорд здесь неплохо устроился. Он получает зарплату, имеет приличное жилье и хорошую еду. Но без сомнения, скоро Саймон узнает, что Клиффорд отлынивает от работы, и выгонит его, но до этого момента парень сумеет и других сбить с пути истинного.

        Спустя несколько дней у Сары выдался выходной, и она отправилась в Кендал кое-что купить и уложить волосы в парикмахерской. Она вернулась домой вовремя, успевая к ужину, и побежала наверх умыться и переодеться перед тем, как присоединиться к Саймону и миссис Димейн.
        Сара прекрасно провела время в Кендале. В маленьком городе было полно отпускников, и ей понравилась веселая толчея и общая атмосфера праздника. Она купила миленькое летнее платье бледно-лимонного цвета, красиво оттеняющее темные волосы. Покрутившись в спальне перед зеркалом, Сара решила надеть его к ужину. Саймон, правда, никогда не реагировал на ее наряды, возможно, в этом платье, которое ей так идет, она привлечет его внимание.
        Но оба - и мать, и сын - встретили ее молча, вид у них был невеселый. Сара подумала, что напрасно тратила время, наряжаясь для Саймона. Может быть, он замечает, как одета Рут, но только не она, Сара!
        Впрочем, глупо было и надеяться, что она привлечет его новым платьем! Девушка села за стол и одарила хозяев лучезарной улыбкой.
        - Какой чудный день сегодня был, не правда ли?  - спросила она непринужденно.
        Саймон взглянул на нее, и в его глазах Сара увидела такую тревогу, что сразу забыла о себе и своем новом платье.
        - Что-нибудь случилось?  - со страхом спросила она.
        - Ты помнишь, как Рут заказывала удобрения и средство от сорняков?  - спросил он устало.
        - Ну да, конечно. Клиффорд пришел и передал заказ от Джонсона.
        Саймон кивнул:
        - Да, и все было доставлено вчера. Упаковки убрали в сарай. Ты не видела, кто там был в это время?
        - Томас, который распоряжался, куда и что сложить. Но разве это не его обязанности?
        Саймон опять кивнул:
        - Томас распорядился как всегда. Средство для уничтожения сорняков обычно кладут отдельно от удобрений. Подальше, потому что упаковки очень похожи внешне. Возможно, кто-то случайно перепутал и положил среди мешков с удобрениями упаковку средства от сорняков. Кто еще там был?
        - Да там были почти все. Студенты, Бобби Мазер, Джем… И я сама, между прочим, там была… Один дотошный клиент захотел взглянуть на наш склад, чтобы посмотреть, в надлежащем ли порядке мы храним химикаты и какой вид удобрений используем. Но все-таки я не понимаю…
        Саймон молчал, постукивая по столу пальцами. Ответила его мать:
        - Один из студентов насыпал средство от сорняков вместо удобрений прямо на клумбы. К счастью, ошибка была замечена, но некоторые ценные виды погибли. Парень клянется, что взял оттуда, где лежали упаковки удобрений. Джем показал ему, где брать, вот он и взял, не проверяя.
        Сара заволновалась. Она смотрела сочувствующе на Саймона, зная, как тяжело он переживает гибель каждого бутона.
        - Уверена, что произошла случайная ошибка,  - медленно сказала она,  - никто не мог сделать этого нарочно.
        - Хочу верить, что это случайность,  - мрачно хмыкнул Саймон,  - но последнее время произошло несколько таких случайностей. Дверь в парник была распахнута, хотя все знают, что ее надо плотно закрывать. Отопление в этот момент оказалось отключенным. Несколько горшков с рассадой и пересаженными растениями разбиты вдребезги. Конечно, можно сказать, это мелочи, но если сложить все это вместе…
        - Понятно.  - Сара побледнела.
        - Разумеется, если бы кто-то решил навредить серьезно, он первым делом добрался бы до моей розы.
        - О нет!  - воскликнула Сара.  - Нет, этого нельзя допустить!
        Новый вид, гордость Саймона, красивая двуцветная роза, сочетание красного и розового цветов, была названа именем матери Саймона - «Констанция Димейн».
        Сара была в восхищении, когда Саймон впервые показал ей розу, сказав, что собирается демонстрировать ее на выставке цветов. Нет, никто не может быть настолько жестоким!
        Саймон посмотрел на ее взволнованное, полное участия лицо и невольно улыбнулся, глаза его потеплели.
        - Будем надеяться, что все так думают, дорогая Сара. Я попросил Джема охранять розу получше, особенно в то время, когда Томас отсутствует. Но не могу представить, кто может желать мне зла… Ведь все рабочие благодаря мне имеют свой кусок хлеба с маслом, и студенты тоже охотно трудятся, чтобы подкопить денег, все-таки существенная прибавка к стипендии. Как и твой друг Клиффорд, не так ли?
        Клиффорд! Сара побледнела. Не может быть! Она хорошо его знала, если что-то не по нему, всегда протестует открыто и только в редком случае может пойти на демонстративные меры. Кажется, он вполне доволен жизнью в Бонниграссе. Впрочем, он не собирается задерживаться здесь надолго.
        - Я не думаю, что это мог быть Клиффорд.
        - Ни ты, ни Рут, никто из рабочих… Остается только Раймонд Воз. Ты его, случайно, не замечала поблизости?
        - Я никогда его не видела. А если встречу, то не узнаю. Но если мистер Воз и решил бы проникнуть под вымышленным именем, представившись заказчиком, то он бы очень рисковал, ведь его легко могли узнать другие - Рут, например, или Джем Джонсон.
        - Не думаю, что племянник полковника Воза способен на такие дела. Ведь это было бы уголовным преступлением,  - заметила миссис Димейн.
        - А я знаю одно - он пойдет на что угодно, лишь бы заполучить мою землю. Ему дадут прекрасную цену за Бонниграсс, а Воз просто помешан на прибыли.
        - Но ведь он богат?  - спросила Сара.
        Она вспомнила, что кто-то говорил, будто Раймонд Воз любит жить красиво.
        - Денег никогда не бывает много,  - ответил Саймон уныло.  - Многие ради денег идут на все. И Воз один из них.
        - Я, пожалуй, пойду лягу пораньше.  - Миссис Димейн поднялась из-за стола.
        - Я вымою посуду,  - предложила Сара.  - Наверно, миссис Уайт уже ушла.
        - Мы вместе все уберем,  - вызвался помочь Саймон,  - а потом пойдем немного пройдемся или лучше съездим хотя бы в Кирксби-Лонсдейл, взглянем на Мост дьявола.
        - Здорово!  - счастливо выдохнула Сара.

        Поездка в Кирксби-Лонсдейл оказалась очень приятной. Стоял теплый летний вечер. Сара была рада, что надела новое платье, она чувствовала уверенность молодой женщины, которая понимает, что выглядит прекрасно. Саймон остановил машину, они прошли на мост и стали смотреть вниз на воду.
        - В этой реке полно рыбы,  - заметил с легким вздохом Саймон. Давно он не мог выбраться на рыбалку, времени не хватало.  - Пошли,  - он взял Сару за руку,  - надо отыскать уютное местечко, где можно посидеть.
        Сара была очарована старинными улочками городка. Они нашли небольшое кафе, Саймон заказал кофе и мороженое.
        Вечер пролетел незаметно.
        Возвратившись домой, Саймон взял девушку за руку.
        - Спокойной ночи, Саймон,  - застенчиво сказала она.
        В ответ он наклонился и легонько поцеловал ее.
        - Спокойной ночи, Сара.
        Перед тем как войти в дом, Сара заметила какое-то движение в чердачном окне. И увидела Клиффорда, смотревшего на нее сверху.
        Сара заколебалась, не зная, как отреагировать,  - сделать вид, что не заметила, или помахать ему, но в это время он исчез, жалюзи опустились.

        - Знаешь, я кое-что придумала, Саймон,  - сказала Сара несколько дней спустя.  - Может быть, стоит продавать цветы тем, кто проезжает мимо, ведь машин очень много, и я уверена, желающие найдутся.
        - Надо подумать, ведь тогда придется кого-то освободить от работы, чтобы поставить к воротам,  - с сомнением отозвался Саймон.  - А оставлять букеты в банках на дороге…
        - Нет, я имею в виду нечто более красивое и стильное,  - объяснила Сара.  - Я ведь училась на дизайнера по упаковкам, ты не забыл?
        Она подвинула лист бумаги, взяла карандаш и быстро сделала набросок коробки для цветов.
        - Мы можем написать золотыми буквами: «Цветы из Бонниграсса», например, я уверена, многим это понравится. Я могу запросить смету, увидим, во что обойдется такая коробка. Свежие цветы в красивой упаковке - идеальный подарок. Разве ты не понимаешь, Саймон?
        - Что он не понимает?  - спросила Рут, входя в контору, и Сара прикусила губу от досады.
        Она хотела поговорить с Саймоном наедине, но Рут уже с интересом разглядывала рисунок Сары.
        - Это будет стоить кучу денег, а если и принесет доход, то незначительный,  - высказала она свое мнение.  - Игра не стоит свеч.
        - Но мы можем подсчитать примерную стоимость и заказать пробную партию. Я не думаю, что коробки обойдутся нам так уж дорого. Прибыль должна быть,  - настаивала Сара.
        Саймон по-новому, с уважением, взглянул на Сару:
        - Слушай, в этом что-то есть. И мне кажется, ты здорово придумала… Чертовски хорошая идея…
        - Ну, не говорите потом, что я не предупредила,  - заявила Рут надменно, и Саймон с удивлением приподнял бровь, глядя на нее. Кажется, теперь настала очередь Рут чувствовать себя не у дел.
        - Брось, Рут, ты понимаешь, что расходы будут сравнительно невелики. Я считаю, надо попробовать.
        Сара расцвела от удовольствия и села сразу писать письмо в ланкаширскую фирму с просьбой рассчитать стоимость затрат. Она была уверена, что придумала стоящее дело. Невольно девушка бросила взгляд на секретаршу.
        - Ты нездорова, Рут?  - спросила она, заметив, что Рут бледна и явно нервничает.
        - Со мной все в порядке!  - отрезала та и посмотрела на Саймона.
        Сара отвернулась. Интересно, догадывается ли Рут, что она влюблена в Саймона? Тогда понятно, почему она злится. Впрочем, Рут не о чем беспокоиться. После последней поездки Саймон вновь относился к Саре безразлично, как раньше, будто та поездка ничего не значила и не отличалась от обычной деловой. Если Сара и надеялась, что тот вечер изменит их отношения, то ее надежды не оправдались. Проглотив разочарование и обиду, она заставила себя забыть летний вечер и быстрый поцелуй Саймона. Наверное, он поцеловал ее, как целуют свою младшую сестру, подумала Сара печально.

        Погода изменилась, и последующие несколько дней выдались сырыми и довольно прохладными для этого времени года. Посетителей было мало, и Сара помогала Рут, которая готовила заказы для свадебных церемоний. Кстати, Рут очень гордилась своим умением создавать великолепные букеты, она делала это действительно прекрасно, у нее явно был талант.
        Сара помогала и миссис Димейн, делая привычную по дому работу. Миссис Димейн совсем оправилась после болезни, но последнее время была подозрительно тихой и невеселой, и Сара видела, какие тревожные взгляды бросал на мать Саймон.
        - Тебя что-то тревожит, Саймон?  - спросила она.
        - Да, мама как-то изменилась. Мне это не нравится. Когда приезжает твоя тетя?
        - На следующей неделе. Почему ты спросил?
        - Ну, знаешь, встреча подруг, общие воспоминания, мне кажется, это будет полезно для мамы. Она отвлечется от грустных мыслей.
        - Как идут дела, Саймон?
        - Ну, дела неплохи в целом,  - осторожно ответил он.  - Кажется, мы пережили главные неприятности. Но на всякий случай держим пальцы скрещенными.
        - Я так рада!  - Глаза ее засияли.
        В ответ он крепко сжал ее руку и пошел к своему старенькому автомобилю.
        Сара не заметила, как подкрался Клиффорд.
        - А у вас все тип-топ, как я вижу!
        Девушка даже подпрыгнула от неожиданности, когда он прошептал ей это на ухо.
        - Главное, смотри, чтобы Рут не видела, а то она тебя укусит.
        - Клифф, что тебе здесь надо?  - Она рассердилась.
        За время пребывания в доме Димейнов речь Сары стала правильной, почти исчезли сленговые словечки, и она не хотела больше их слышать. Неужели она была такой, как он, подумала Сара, разглядывая бывшего друга.
        А он выглядел сегодня необычно - лицо мрачное, хмурый взгляд.
        - И кошка может смотреть на королеву,  - перешел он в оборону.  - Ну, хватит дуться, приласкай своего дрессированного пса, Сара! Ты меня даже по голове не потрепала ни разу.
        Она не могла не рассмеяться. Меньше всего он походил на покорную собачонку.
        - Тетя Мюриэл приедет сюда на следующей неделе,  - сказала Сара.  - Она просто будет вне себя, увидев тебя здесь.
        - Этого мне только не хватало,  - заявил он жалобно.  - Мне уйти сейчас или подождать, пока меня отсюда вышвырнут?
        Сара подумала.
        - Послушай, а может, она тебя и не заметит? Ведь тетя тебя плохо знает, а я не собираюсь ей говорить о твоем присутствии. Тебе нравится здесь, Клифф?
        - Неплохо,  - ответил он уныло,  - хотя эта дамочка, Рут, меня раздражает иногда. Она так чертовски надменна…
        Он замолчал, и Сару вдруг озарило. Так вот в чем причина его плохого настроения! Клифф расстроился из-за секретарши! Что она такого сделала или сказала, что он места себе не находит? Вот Саре никогда не удавалось его вывести из себя.
        - Так как, Сара?  - вдруг спросил он.  - Можем мы сходить в кино?
        - Ну ладно,  - согласилась она.  - Когда?
        - В пятницу вечером. Я получу зарплату.
        - Договорились. Платим поровну.
        - Как хочешь.
        Вечером миссис Димейн сообщила, что в пятницу приедут гости, будет очень милое общество, в том числе и молодые люди. Саре пришлось признаться:
        - О, совсем забыла, но я уже обещала пойти в кино. А вам, наверно, понадобится моя помощь?
        - Нет, дорогая. Мы не имеем права лишать тебя твоего свободного времени.
        - Но это только Клиффорд,  - сказала Сара и взглянула на Саймона. Может быть, он понимает, что к Клиффорду ревновать не стоит? Или она ему настолько безразлична? Ему все равно, куда она идет и с кем?
        Ее все больше беспокоило все возраставшее чувство к Саймону. Если раньше ей было достаточно любить его и восхищаться им, то теперь хотелось ответного чувства, хотя бы знаков внимания. Но их, к сожалению, не было.
        Собираясь на встречу с Клиффордом, она была подавлена, даже слегка раздражена. Что ее ждет впереди? У нее не было настоящего дома, не было родителей, братьев и сестер. Впервые она почувствовала себя уютно именно в Бонниграссе и возомнила себя членом семьи, но это не было правдой.
        - Кажется, ты просто в восторге от встречи со мной,  - саркастически заметил Клиффорд.  - Почему ты не оделась в траур, мы могли бы посетить похороны, у тебя подходящее для этого выражение лица.
        - О, заткнись, Клифф!  - отозвалась Сара, вид у нее был растерянный.  - Я просто думала о своей судьбе, о будущем, вот и все.
        - Зачем тревожиться о будущем? Надо просто жить и не думать о плохом. Ты такая же, как Рут.
        - Почему ты сердишься? Что она тебе сказала?
        - Так, ничего.
        Они двинулись в направлении города, и Сара попросила идти не так быстро.
        - Может быть, подождем автобуса, Клифф?
        - Нет. Мне нравится ходить пешком, и тебе тоже, насколько я помню. Мы ведь раньше всегда так передвигались, ты не забыла?
        - Ну да, ходили. Но сбавь шаг хотя бы, я просто задыхаюсь от такого темпа.
        Клиффорд замедлил шаг и извинился.
        - Знаешь, Рут действует мне на нервы,  - заговорил он немного погодя.  - Хочет, чтобы я нашел работу, настоящую работу. Она говорит, что я мог бы заняться фотографией, ведь я проходил стажировку.
        - И что тут плохого?
        У Клиффорда вдруг стал непривычно растерянный, даже беззащитный вид. Сразу стало ясно, что он еще мальчишка.
        - Я как представлю себе скучную картину - дом в рассрочку, ссуды в банке, жена, дети. Как у всех. Что это за жизнь для настоящего мужчины?
        - Нормальная жизнь. Если ты выберешь себе правильно жену,  - сказала Сара мягко.
        - И ты туда же!  - взорвался он, останавливаясь и глядя на нее с возмущением.  - А ты изменилась, Сара. Раньше ты ведь относилась к жизни так же, как и я, помнишь? Мы считали, что настоящая жизнь должна быть заполнена нечто большим, чем банальная семья и дети.
        Ом махнул рукой, и они двинулись дальше, проходя мимо аккуратных домиков, окруженных красивыми садами.
        - Ты можешь жить как угодно,  - заговорила Сара,  - но рано или поздно каждому захочется иметь свой дом. Человек ведь должен куда-то возвращаться, Клифф, туда, где бы его ждали. А ты как считаешь?
        Он хмуро молчал.
        - Видишь ли, сейчас кажется, что это не имеет большого значения, мы молоды, полны сил. Но что будет, когда мы состаримся или заболеем? Вот тогда пожалеем, что не были такими, как все.
        - Да прекрати ты эту болтовню! У меня, например, есть дед, так он всем вечно недоволен и шпыняет меня постоянно, ворчит на всех, придирается, житья от него нет.
        - Но противные старики, скорее всего, и в молодости были такими же противными,  - решила Сара.  - Посмотри на Джема Джонсона. Он старый, но такой милый. С ним приятно общаться.
        - Ну, вот и пришли. Берем два места в последнем ряду. И спасибо за то, что была так добра ко мне и полна сочувствия.
        Сара смотрела фильм с удовольствием. Обратно они решили тоже пройтись, предварительно подкрепившись гамбургером и кофе.
        - Мне осточертело заказывать дешевую рыбу и чипсы, хочется пригласить тебя в ресторан и заказать дорогие блюда. Почему такие, как я, ничего не имеют, а наш лорд Димейн живет в таком замке и командует нами?
        - Потому что он много работает,  - сердито отозвалась Сара.  - Твоя беда в том, Клифф, что ты и пальцем не хочешь пошевелить для собственного благополучия. Желаешь только срывать цветы удовольствия, не работая. Как в сказке: «Где моя большая ложка?»
        - Да сколько земли я мог бы купить, занимаясь фотографией?  - спросил он.  - Хотя трудно сказать… Некоторые на этом неплохо зарабатывают.
        - Ну вот видишь. Надо только начать.
        - Ты становишься с каждым днем все больше похожа на Рут.  - Он кажется обиделся.  - Наверно, она здорово разозлится, ведь я сегодня не явился в ее клуб.
        - Так она ждала тебя?
        - Будь уверена.
        - А ты вместо этого пригласил меня! Послушай, Клиффорд, ты просто не имел права так поступать. Не смей настраивать Рут против меня.
        - Я вижу, как в темноте сверкают твои глаза.  - В это время они уже подходили к дому. Неожиданно он прижал ее к себе и поцеловал, удерживая силой.
        Но поцелуй Клиффорда больше не имел действия на Сару. Она разозлилась и вырвалась. Но, глядя на его растерянный и обиженный вид, сменила гнев на милость.
        - Я теперь ничто для тебя не значу, так, Сара?  - спросил он.
        - Глупости!  - отрезала она.  - Мы ведь с тобой друзья, и все. Я не люблю тебя, Клифф, и, думаю, ты меня тоже не любишь. Порой кажется, что ты никого не любишь, кроме себя. Ты, наверно, обиделся, но что я могу поделать. Ты все еще нравишься мне, я всегда буду относиться к тебе как к другу, хотя ты иногда ведешь себя как свинья.
        - Спасибо за откровенность. Что касается моей любви к тебе…
        Он замолчал, взглянул на нее и пошел прочь. Она смотрела ему вслед. Что, если она ошиблась? Может быть, Клиффорд любит ее? Да нет! Он никогда не был влюблен в нее по-настоящему. Скорее всего, Клифф влюбился в Рут. Ведь недаром говорят, что противоположности притягиваются друг к другу. Вот чем вызван бунт Клиффа!
        Сара отправилась на кухню выпить стакан горячего молока и увидела там Саймона, который ставил кастрюлю с молоком на огонь.
        - Давай я сделаю,  - предложила она.
        - Ты уверена, что не слишком утомлена после свидания?  - Голос его звучал странно.
        - Ничего подобного.  - Сара опешила. Какая муха его укусила?  - Гости приходили?  - спросила она.
        - Приходили и давно ушли. Мама уже спит.
        Ах, вот в чем причина! Он надеялся, что она останется и поможет миссис Димейн. Но ведь та сказала, что она может распоряжаться своим свободным временем и не должна менять планов.
        - Мне очень жаль. Она, наверно, устала?
        - Совсем нет. Мать обожает принимать друзей. Кажется, ты хорошо провела время?
        Сара растерялась. Нет, он явно был не в духе, но она не понимала причины.
        - Да, мне понравилось,  - отозвалась она.
        - Прекрасно. Спокойной ночи, Сара. Я запер двери.
        - Спокойной ночи, Саймон. Что-то не так?
        - Что может быть не так?
        - Не знаю. Я просто спрашиваю, потому…
        Но он уже ушел, и она осталась пить свое молоко в одиночестве. Но вкус молока вдруг показался ей кислым, она выплеснула остатки в раковину и пошла спать, размышляя о том, что день явно не удался…
        Глава 7

        В понедельник Сара оказалась очень занята - помимо своей работы с заказчиками надо было подготовиться к приезду тети Мюриэл. До этого оставалось еще два дня, но миссис Димейн так беспокоилась и так хлопотала сверх меры, что Саре пришлось уговаривать ее, что тёте непременно понравится отведенная ей комната, что она будет совершенно очарована. Но миссис Димейн не могла успокоиться.
        - Посмотрите, какой чудный вид,  - говорила Сара, глядя вниз из окна на клумбы с розами.
        - Но обои старомодны,  - продолжала сетовать миссис Димейн.  - Мюриэл любит современное, а эти пошлые букеты будут ее раздражать.
        - Они прелестны,  - возразила Сара,  - перестаньте беспокоиться. Неужели вы забыли, что она не обращает внимания на такие пустяки?
        - Я помню, дорогая, но мы так давно не виделись, столько лет прошло. Мюриэл обладала строгим вкусом.
        - Но она, может быть, тоже боится встречи, вы не подумали об этом?
        - Боится?  - Миссис Димейн опешила, потом расхохоталась.  - Ладно, Сара, я не буду больше. Спускайся вниз и попроси Джема Джонсона срезать розы для красивого букета, мы их поставим в этой вазе. Я уверена, что Мюриэл оценит.
        Сара побежала в сад и чуть не столкнулась с Бобби, который нес в фургон ящик с рассадой.
        - О, извини…
        - Все в порядке, крошка,  - ухмыльнулся тот.  - Ты сегодня очень торопишься?
        - Да, у меня много дел.
        - У тебя всегда много дел, милая.
        Сара вздохнула, ей хотелось, чтобы Бобби прекратил свои попытки заигрывать с ней при каждой встрече. Его фамильярность ей претила. Он стоял, загораживая дорогу.
        - Дай мне пройти, Бобби, пожалуйста. Томас тебя наверняка ждет.
        - Ну и пусть подождет, я не его собственность. Если бы ты согласилась на свидание со мной, я бы мог показать тебе окрестные места. Я знаю все вокруг лучше всех.
        - Нет, Бобби, извини. Я уже тебе говорила.
        - Все еще задаешься?
        - А ну, прекрати немедленно!
        Бобби повернулся, глядя на возникшего за его спиной Джема.
        - Иди работай,  - проворчал тот,  - и дай мисс Саре тоже работать.
        - Тебе-то какое дело?  - Бобби покраснел от злости.  - Кажется, ты забыл, что я уже не школьник! Если я здесь младше всех, это еще не повод обращаться со мной как с младенцем.
        - Я буду относиться к тебе как к взрослому мужчине, когда ты научишься себя вести как подобает.  - Видно было, что Джем очень сердится.  - А это значит, что ты перестанешь приставать к мисс Саре.
        Бобби молча зашагал к фургону, провожаемый взглядом Джема.
        - Молодой нахал!  - проворчал тот.  - Если бы не его мать… Но я надеюсь, он не посмеет обидеть вас. Осадите его как следует разок, мисс Сара. Вот что ему надо.
        - Лучше не обращать на него внимания, Джем.  - Сара примирительно улыбнулась.  - Просто у Бобби сейчас такой возраст, подрастет, и все пройдет. Можно мне получить букет роз для миссис Димейн, Джем?
        - Разумеется, мисс Сара. Я сейчас приготовлю его сам или это сделает Клиффорд. Он сегодня работает с розами.
        - Вот как…
        Саре совсем не хотелось встречаться с Клиффордом. После неприятной сцены с Бобби ей не хватало только едких замечаний Клиффа. Но тот, вопреки обыкновению, был сегодня в спокойном состоянии духа. Он срезал для Сары полураспустившиеся розы, почти бутоны. Через пару дней они распустятся, и тетя Мюриэл увидит цветы во всей красе.
        - Спасибо, Клифф.  - Сара залюбовалась бутонами, вдыхая их нежный аромат.
        - Всегда рад тебе помочь,  - ответил тот великодушно.

        После обеда миссис Димейн прилегла на полчаса отдохнуть, а Сара стала помогать миссис Уайт вешать на окна свежевыстиранные шторы. Теперь ей казалось невероятным, что когда-то она считала такое занятие неимоверно сложным. И с гордостью подумала, что, пожалуй, в Бонниграссе почти не осталось такой работы, которую она не смогла бы сделать самостоятельно.
        - Какая же я была беспомощная, когда сюда приехала,  - заметила она, обращаясь к миссис Уайт.
        - Ты просто была такая, как все современные девушки.
        Внезапно появился Саймон, и Сару поразила его бледность и возбужденный вид.
        - Можно тебя на пару слов, Сара?  - И он быстро прошел в кабинет.
        Заинтригованная, она последовала за ним. Что могло случиться? Таким расстроенным она его еще не видела.
        - Ты сегодня утром ходила за розами?
        - Да, твоя мама захотела поставить в комнату для тети букет свежих роз.
        - Кто тебе их срезал?
        - Клиффорд.
        - Кто еще был в саду?
        - Ну… Джем, Бобби Мазер. Томас в это время грузил фургон.
        - Так что это мог быть любой…  - медленно протянул Саймон.  - И, как всегда бывает, никто ничего не видел.
        - Да что случилось-то?  - испугалась Сара.
        Он в растерянности провел рукой по волосам.
        - Сорт новой розы уничтожен… Моя «Констанция Димейн». Я не смогу выставить теперь свое достижение на выставке цветов. Кто-то нарочно ее сломал, погубил… Боюсь, среди нас появился человек, который хочет меня разорить!
        - О, Саймон!  - прошептала потрясенная Сара.  - Но кто это может быть?
        - Откуда мне знать?!  - почти крикнул он, но потом спохватился: - Прости, Сара. Я бываю неоправданно груб по отношению к тебе, но сейчас мне трудно сдержаться. Я бы понял прямой вызов, отвечая на который можно получить удовлетворение, когда сражаешься за будущее Бонниграсса. Знаешь, с каким наслаждением я выплачиваю очередную сумму по закладной, ведь каждый взнос - путь к освобождению. Если бы я увидел хоть раз, как Раймонд Воз слоняется вокруг садов, я бы ему показал! Нанести удар исподтишка - это вполне в его духе.
        - Раймонд Воз? Но…
        - Он не пошел бы на это сам, я знаю. Значит, кто-то здесь, среди нас, оказывает ему подобные услуги. А Воз платит. Вспомни все наши неприятности, но прежде это были лишь слабые уколы. Потеря коллекционной розы, на которую затрачено столько средств и труда,  - это серьезный удар.
        Сара села, колени у нее дрожали.
        - Кто это мог быть, Сара?
        Она не отвечала, мысли ее путались.
        - Не Джем и не Томас… Они служат у меня много лет. Бобби, конечно, нахальный подросток, но я его знаю с детства, да и всю его семью тоже. Парень вполне нормальный, и такого рода вредительство ему явно ни к чему. У него просто не хватит ума.  - Саймон подумал.  - Еще есть студенты, мы их почти не знаем, но я ребят допросил, и, кажется, они не виноваты. Клянутся, что в жизни не встречали Воза! А Клиффорд?
        Сара молчала.
        - Клиффорд?  - повторил вопрос Саймон.
        - Я не знаю,  - прошептала она.  - Нет, не думаю… Он не способен на такую подлость. Если ему что-то не нравится, он об этом кричит на каждом углу. Он всегда протестует открыто и не похож на того, кто пакостит из-за угла.
        Саймон посмотрел на нее недоверчиво.
        - Что ж, я поверю тебе,  - сказал он мрачно.  - Остаются Рут, я сам, мама, миссис Уайт и ее дочь. Думаю, мы можем исключить мою мать.
        - И тебя тоже,  - растерянно предложила Сара.  - Я тоже не делала этого, Саймон, честное слово.
        Саймон впервые улыбнулся.
        - Я тебе верю,  - просто сказал он.  - Не могу вообразить, что это Рут. Она мой верный помощник и никогда не разрушила бы то, что создавала сама годами.
        - И миссис Уайт тоже мало похожа на вредительницу.
        Сара почувствовала укол ревности, когда он расхваливал Рут.
        Саймон встал.
        - Но я докопаюсь до истины.  - В его голосе прозвучала решительность.  - Я не позволю свои труды и многолетние опыты разрушить просто так какому-то злобному безмозглому негодяю, чтобы он остался при этом безнаказанным.
        Сара посмотрела в его сверкающие гневом глаза и вздрогнула. Не хотела бы она быть на месте типа, пойманного за руку Саймоном. Он мог быть добрым, но в нем всегда чувствовался стальной характер. Возможно, именно это качество и заставило ее влюбиться в него, подумала Сара, глядя, как за Саймоном захлопнулась дверь. Не только влюбиться, но и уважать его.
        Хотя Сара и сказала Саймону, что верит в непричастность Клиффорда, у нее не было сомнений и в том, что последнее время его поведение все же можно было бы назвать странным. Сейчас он очень изменился, стал молчалив, его явно терзают какие-то мысли. А если он задумал вредить из чувства ревности? Ревности, вызванной успехами хозяина поместья, ревности к нему лично и особенно к тому, что Саймон явно преуспевает в любовных делах. Клиффорду было известно, что Саймон работает в поте лица, старается вытащить поместье из долговой ямы. Уничтожение нового редкого сорта розы как раз и поможет уничтожить самого Саймона.
        Может, он ненавидит Саймона потому, что сам влюбился в Рут? Это его беспокоит? Сара предпочла Клиффа Саймону - еще один удар по болезненному самолюбию.
        Единственный путь узнать правду - спросить напрямую, выяснить, его ли это рук дело.
        На этот раз у Клиффорда вид был добродушный, даже веселый, он с упорством перетаскивал ящики с рассадой.
        - Везде тебя ищу,  - сказала Сара, чуть задыхаясь от спешки и волнения.
        - Я польщен,  - ухмыльнулся он довольно.  - Не знал, что на меня такой спрос.
        - Не время для шуток, Клифф,  - торопливо заговорила она.  - Ты знаешь, что погиб новый сорт розы?
        Он кивнул, и тогда, решившись, Сара взглянула ему прямо в глаза:
        - Я должна знать. Я обязана спросить тебя, Клифф… Это не ты сделал?
        - Как ты могла задать мне такой вопрос?  - Его лицо потемнело от ярости.  - Что ж, похоже на тебя. Как только что-то случается, любая мелочь, твой мелкий умишко сразу находит виновного - меня. Это сделал Клифф! То сделал Клифф! Или… Послушай, а это не предположение Рут, случайно?
        У него стал такой страдальческий вид, что Сара почувствовала себя виноватой. Господи, да он по уши влюбился в Рут! И страдает, думая, что та считает его подлецом.
        - Прости меня, Клифф,  - сказала Сара с раскаянием.  - Конечно, я глупость спросила.
        - Нашла виновного! Тогда беги отчитывайся перед своим драгоценным Саймоном, что поймала негодяя и теперь надо вышвырнуть его вон!  - Он вытер пот со лба, оставив при этом на лице грязные полосы.  - Рут тоже прибежит за тобой следом, чтобы обвинить меня?
        - Разумеется, нет. Никто не подозревает тебя, Клифф, но я не могла с тобой не поговорить. Не обижайся, ведь я только спросила!
        - Уходи, Сара. Я устал быть псом, который собирает пинки. Если сейчас и Рути прибежит ко мне с тем же вопросом, клянусь, я ее укушу.
        Сара ушла. Она жалела Клиффорда. Интересно, его чувство к Рут настоящее или простое увлечение? В колледже она смотрела ему в рот, повиновалась ему и даже, когда они расстались, болезненно переживала разлуку. Но вдруг все исчезло в один миг, и Клиффорд стал для нее просто товарищем, хотя, конечно, она не могла быть к нему совеем равнодушна.
        Жаль, если Рут его отвергнет. Впрочем, у Клиффа нет шанса, потому что Саймон всегда находится рядом со своей секретаршей.
        В мрачном настроении девушка вернулась в дом. Ей понадобилось время, чтобы успокоиться.
        Утром Сару охватило радостное предчувствие от встречи с тетей Мюриэл. Только сейчас она поняла, как соскучилась по ней и как глубока их привязанность. Сара повзрослела, теперь она встретит тетю как равная.
        Розы в спальне, приготовленной для тети Мюриэл, распустились и были необыкновенно красивы. Сара смахнула невидимую пыль с мебели. Саймон сегодня отложил все свои деловые встречи, чтобы встретить мисс Дафф. Он старался хотя бы на время забыть неприятности, направляясь к машине, чтобы ехать на станцию.
        - Ты уверена, что она предпочитает салаты, Сара?  - в который раз спросила миссис Димейн, хлопоча на кухне.  - Может быть, после такого длительного путешествия ей понадобится более существенная еда?
        - Ветчины будет достаточно,  - заверила ее Сара.  - Тетя ест мало, особенно после дороги. У нее прекрасная фигура, и она старательно ее поддерживает.
        Миссис Димейн оглядела свои расплывшиеся формы.
        - О, как же она ужаснется, увидев меня, Сара!
        Сара улыбнулась и мимоходом чмокнула ее в щеку.
        - Она найдет вас такой же милой, какой всегда знала,  - сказала она искренне. Миссис Димейн вспыхнула от удовольствия.  - Если хотите знать, тетя Мюриэл выглядит старше вас.
        - Я так рада, что ты к нам приехала, Сара, Знаешь, я бы хотела…
        Но Саре не было суждено узнать, что бы хотела миссис Димейн, потому что захрустел гравий у подъезда и они поспешили встречать гостью. И вот Сара уже в объятиях тети, вдыхает знакомый аромат ее дорогих духов. Она увидела слезы радости на глазах тетки и с трудом справилась с волнением.
        - О, тетя, как же я рада видеть тебя снова!
        - А ты, дорогая, выглядишь по-другому.  - Она отодвинула племянницу на расстояние вытянутой руки.  - Ты определенно повзрослела.
        - Мюриэл, а как ты находишь меня?  - дрожащим от волнения голосом спросила миссис Димейн.
        - Мы обе постарели, дорогая, но ты именно такая, какой я тебя и представляла.
        Подруги вошли в дом, а Сара, разыскав одного из студентов, попросила его внести багаж в дом.
        Во время обеда взгляд Сары то и дело устремлялся к Саймону. Она видела, что он с трудом скрывает свою тревогу, стараясь быть любезным хозяином. Но утрата коллекционной розы, сомнения по поводу виновного в этом, наверняка ни на минуту не покидали его. Он страдал, и если бы только она имела право его утешить… Как бы ей хотелось этого, ведь временами Саймон казался таким потерянным и одиноким…
        Вдруг она поймала на себе взгляд тети Мюриэл и увидела ее довольную улыбку.
        - Кажется, твое пребывание в Бонниграссе оказалось успешным во всех отношениях, дорогая.  - И она перевела довольный взгляд на Саймона.
        Намек показался Саре таким прозрачным, что она в ужасе выпалила:
        - Нет, нет, тетя Мюриэл, ты неправильно поняла. Ничего такого нет между…  - Выдав себя с головой, она оборвала фразу и густо покраснела. Саймон сохранял каменное спокойствие.  - Я имею в виду…  - совсем запуталась Сара.
        - Твоя тетя хотела сказать, что ты повзрослела и становишься красивее день ото дня, моя дорогая,  - пришла ей на помощь миссис Димейн.
        - О…  - только и смогла сказать Сара.
        - Разумеется, именно это я и имела в виду,  - спохватилась тетя Мюриэл.
        Конечно, она мечтала увидеть Сару хозяйкой прекрасного имения. Теплый прием и цветущий вид племянницы, такой счастливой, радость от встречи с подругой молодости позволили ей непростительно расслабиться.
        - Когда вы отдохнете, я хотел бы поговорить с вами о наших делах,  - после паузы сказал Саймон.
        - Разумеется, дорогой,  - улыбнулась ему тетя Мюриэл.
        - Хотя мои проблемы,  - с тяжелым вздохом продолжал он,  - может решить только тяжелый непрерывный труд, да и удача мне бы не помешала…
        - Я знаю наверняка: если долго мучиться, что-нибудь получится,  - вставила тетя Мюриэл.
        Саймон в ответ с улыбкой покачал головой:
        - Только не в моем случае…

        - Скажи, ты не заявлял в полицию?  - спросила Мюриэл Дафф, просматривая бумаги в кабинете.  - Ведь это серьезное преступление - уничтожить коллекционную розу.
        Саймон провел рукой по волосам.
        - Я бы предпочел расследовать это дело сам. Видите ли, наверняка это совершил человек, которого я хорошо знаю. Он работает у нас… К тому же мне не нужна подобного рода реклама, это может сослужить плохую службу Бонниграссу.
        - Понимаю,  - задумчиво произнесла тетя Мюриэл.  - А Раймонд Воз знает, что ты работаешь на пределе возможностей, чтобы обеспечить регулярную выплату? Ведь пока ты платишь, он не сможет тебя отсюда выбросить. Ты не пытался поймать его за руку на месте преступления?
        - Нет, и у меня нет никаких доказательств его причастности. Кто мог так поступить? Безусловно, этот человек должен ненавидеть меня лично, хотя я не могу придумать, чем мог заслужить такую ненависть.
        - Ты хорошо знаешь всех своих работников?
        - Конечно. Из новеньких у нас только студенты, но они, кажется, вполне нормальные ребята. Я им верю.
        - А остальные заслужили доверие упорным трудом, не так ли?
        Саймон кивнул.
        - Я поручил Томасу и Джему быть сейчас особенно бдительными. Оказал им полное доверие, рассказал все, чтобы они были начеку и смогли вовремя остановить злоумышленника. В конце концов, от этого зависит и их благополучие. Я предупредил Рут, чтобы следила за складом химикатов. Думаю, она не подведет.
        - Да, она производит впечатление очень деловой женщины,  - подтвердила тетя Мюриэл.  - А как Сара?  - И она испытующе посмотрела на Саймона.
        Он сделал вид, что занят, сосредоточенно складывая обратно в папку бумаги, которые просматривала тетя Мюриэл. Сам он их изучил досконально, но, советуясь с мисс Дафф, опытным адвокатом, хотел убедиться еще раз, что никаких лазеек для Воза не существует.
        - Сара очень молода,  - ответил он,  - молодым свойственно быть беспокойными. У нее есть талант. Мы заказали партию упаковок для цветов по ее дизайну, начали продавать цветы прямо здесь, ее идея мне понравилась, и мы уже получаем доход.
        - Молодец Сара. Из нее получился бы хороший дизайнер, не свяжись она с плохой компанией. Таким, как ее бывший приятель, работа не нужна, достаточно идей, но, оказавшись на улице, он наверняка бы понял, что одних идеалов для жизни мало. Я рада, что Сара его забыла. Он просто мешал ей жить.
        - Ну, здесь она определенно сделала большие успехи,  - улыбнулся Саймон.  - Впрочем, нельзя всех студентов обвинять в нежелании трудиться. Я ведь тоже был одним из них, и не так давно. Те, которых мы наняли на лето, работают хорошо. Они нас выручили.
        - Я рада слышать. Что ж, как я поняла, ты никого не подозреваешь. У нас будет еще время для разговора, Саймон, а сейчас я хочу вернуться к Констанции.
        - Мы пойдем к ней вместе, тетя Мюриэл.  - Саймон подал ей руку.  - Я, пожалуй, сделаю перерыв. Посмотрим, осталось ли для нас кофе.
        Глава 8

        Сара наслаждалась вновь обретенным обществом тети. Она узнала все новости о знакомых, но особенное удовольствие ей доставляло видеть, как две пожилые леди смеются как девочки, вспоминая юность.
        - Просто удивляюсь,  - заявила Сара однажды, лукаво улыбаясь,  - как это вы позволяете себе критиковать наше поколение, ведь вы были точно такими же, если не хуже.
        - Вовсе я не ругаю ваше поколение, дорогая,  - заверила ее искренне миссис Димейн,  - я даже считаю, что вы гораздо увереннее в своих силах, чем мы. Правда, Мюриэл?
        - Иногда слишком самоуверенны,  - заявила со свойственной ей прямотой та и бросила на племянницу быстрый взгляд, но Сара не поддержала разговор.
        - Я тебе хочу показать наши сады, после того как выпьем кофе,  - вызвалась она.  - Если у меня не будет срочной работы.
        - Я сделаю ее вместо тебя, Сара,  - раздался за спиной голос Рут.
        Секретарша появилась незаметно и, как всегда, со спокойной улыбкой пожелала веем доброго утра. Про себя девушка отметила, что Рут выглядит сегодня чуть возбужденнее, чем обычно.
        - Что-нибудь случилось, Рут?  - повернулась к ней Сара.
        - Что может случиться?
        - Мы все последнее время немного не в своей тарелке. После случая с розой все ждут следующего удара.
        Лицо Рут застыло, как маска. Она налила себе кофе.
        - И все всех подряд подозревают,  - ответила она резко.  - То есть каждый подозревает каждого, так?
        - Кто тебя подозревает?  - поразилась Сара.
        - Пока никто… Но вероятно, это лишь вопрос времени.
        - Не глупи, дорогая,  - вмешалась примирительно миссис Димейн,  - разумеется, никто не может подозревать тебя.
        - Но люди обожают обвинять других.  - И Рут опять посмотрела на Сару.
        На щеках Сары вспыхнул румянец. Значит, Клиффорд нажаловался Рут, и та пришла в ярость?
        Сара беспомощно оглянулась. Невозможно выяснять отношения в присутствии миссис Димейн и тети Мюриэл. Рут смотрела на нее с вызовом, и Сара покраснела еще больше, теперь от злости. Клиффорд выдал ее, но можно ли его винить за это? Она совершила очередную ошибку, поспешив к нему для выяснений. Но ей ведь хотелось поскорее сбросить груз подозрений. Для нее ужасна сама мысль о том, что она могла явиться косвенной причиной уничтожения розы, потому что именно из-за нее Клиффорд и появился в Бонниграссе.
        - Кто следующий, Сара?  - вдруг спросила ее Рут, ставя чашку на стол.
        - Откуда я знаю…  - пролепетала Сара.
        Она почувствовала себя маленькой и ничтожной. Вообразила себе, что имеет право быть на равных с Рут, но та дала ей понять, что это далеко не так. Сара готова была от стыда забиться куда-нибудь подальше, где ее никто не найдет.
        - Спасибо за кофе, миссис Димейн. Увидимся позже.  - Рут приятно улыбнулась и вышла с гордо поднятой головой.
        - Рут нас всех здесь держит в строгости,  - сказала миссис Димейн и устало вздохнула.

        Выйдя в сад, Сара невольно поискала глазами Клиффорда и с облегчением вздохнула - его нигде не было видно. Один раз он уже оказался в поле зрения тети, но мельком, поэтому та его не узнала.
        Надежда, что все обойдется, возродилась, когда Сара увидела, что сады поглощают все внимание тети Мюриэл. Она была в таком восторге, что не обращала внимания на работавших в саду людей.
        - О, как здесь необыкновенно красиво!  - то и дело восклицала мисс Дафф, увидев новую клумбу или цветник.
        - Да, это один из самых популярных наших дизайнов.  - Сара со знанием дела пускалась в объяснения некоторых технических деталей: - тенелюбивые растения позволяют, как бы расширить границы небольшого сада.
        Выслушав Сару, тетя Мюриэл хитро улыбнулась:
        - Как хорошо, что я живу в городской в квартире, милая, иначе я бы обязательно купила у тебя этот участок.
        У Сары порозовели щеки.
        - Прости, тетя. Я привыкла рекламировать участки покупателям, отвечать на их вопросы и записывать пожелания. Просто забылась.
        - Я с удовольствием тебя выслушала. Теперь, когда ты здесь пробыла столько времени, вероятно, у тебя появились и планы на будущее? Знаешь, мне бы хотелось, чтобы, поработав здесь, ты могла оглянуться назад и решить, что ты хочешь в этой жизни. Ведь когда Констанция написала, что им нужна…
        - Я все знаю о вашей переписке, тетя,  - спокойно прервала Сара.
        Теперь пришла очередь мисс Дафф краснеть.
        - Так ты… знала?
        - Да. Я вытянула правду из Саймона. Ты просила Димейнов взять меня на работу.
        - О, дорогая! Ты сердишься на меня за это?  - спросила Мюриэл довольно робко.
        - Нет, я совеем не сержусь, честное слово. Именно благодаря моему пребыванию здесь я поняла, какой обузой была для тебя, как тяжело тебе приходилось со мной. И стало жаль потерянного времени.
        - Но, милая, ты никогда не была для меня обузой! Я просто хотела тебя оградить от дурного влияния.
        - Я знаю.
        - Скажи, ты действительно хотела бы заниматься именно такой работой, Сара? Или вернешься к тому, чему тебя учили в колледже?
        Сара промолчала, и мисс Дафф продолжала, видя замешательство племянницы:
        - Мне бы очень хотелось, чтобы у тебя был вот такой собственный дом. А тебе?
        - На это надежды мало,  - Сара невесело усмехнулась,  - пока у меня никаких планов нет. Работы сейчас очень много, сезон еще продлится недель десять. У миссис Димейн силы тают, ей не справиться одной, а Саймон не может позволить себе большой штат. Так что пока я не могу их покинуть.
        Мюриэл внимательно посмотрела на племянницу. Неужели ее догадки верны и девочка влюблена в Саймона Димейна? Конечно, он не одинок. Около него вьется Рут, несомненно, очень привлекательная девушка. А может быть, есть и кто-нибудь еще по соседству…
        Разумеется, финансовое положение Саймона шаткое. Ему придется долгое время жить очень экономно, пока дела не пойдут на лад.
        - В конце сезона тебе лучше вернуться в Хамбертон, Сара,  - решила мисс Дафф.
        - Я, право, не знаю, тетя Мюриэл…
        - Если ты не собираешься пока замуж, надо подумать о своей карьере,  - твердо заявила мисс Дафф.  - Мой отец в свое время сделал все, чтобы я стала самостоятельной, и я благодарна ему за это до сих пор. Я прожила хорошую жизнь, люблю свою работу. Конечно, жизнь могла сложиться иначе, если бы у меня появились муж и дети, как у всех нормальных женщин, но я так и не встретила подходящего человека. Видимо, не судьба. И где бы я сейчас была, не получив образования и не сделав профессиональную карьеру, оставшись без семьи и мужа! Мои родители настояли на моем образовании, а я тогда была совсем девочкой. Хорошо, что они не подумали: она все равно выйдет замуж, зачем ей профессия? Жизнь моя стала бы убогой. Конечно, я никогда не была такой хорошенькой, как ты, да и твоя мама тоже была красивее меня,  - честно признала мисс Дафф,  - у тебя больше возможностей выйти замуж, чем у меня, но не думаю, что хорошее образование кому-нибудь мешало. Подумай об этом, моя дорогая, и, когда надумаешь, дай мне знать. Я смогу заплатить за твою учебу, Сара.
        Сару переполнило чувство благодарности. Она вполне успела оценить, что тетя уже сделала для нее и пытается помочь ей и дальше. Сара была очень тронута ее заботой. В конце концов, если Саймон объявит о помолвке с Рут, она всегда сможет уехать и тогда будет рада найти утешение и поддержку у тети Мюриэл.
        - Спасибо, дорогая,  - сказала девушка, и голос ее дрогнул от переполнившего чувства любви к почтенной женщине.  - Я приму твою помощь. Мне не удалось скопить денег, потому что Саймон не может сейчас платить хорошую зарплату. А мне ведь нужно одеваться, и ходить в парикмахерскую, и…
        - Не волнуйся об этом. Когда-нибудь ты станешь знаменитым дизайнером, заработаешь кучу денег и обеспечишь нас обеих.
        Тетя Мюриэл с доброй улыбкой взяла Сару за руку, они осмотрели последний из садов и направились к парникам.
        Вдруг, словно чертик из табакерки, перед ними возник Клиффорд.
        - Привет, Сара!  - сказал он, ухмыляясь.  - Здравствуйте, мисс Дафф. Как вам понравились наши прекрасные цветники?
        Саре захотелось пнуть его побольнее, она бросила быстрый взгляд на тетку, которая выглядела так, как будто увидела привидение.
        - Вы… вы тот, самый молодой человек…  - наконец выговорила она.  - Как вас…
        - Клиффорд Энсли. К вашим услугам, мэм.
        - Что вы делаете здесь? Сара! Как ты смела привести сюда этого молодого человека?
        - Я его не приводила!
        - Ну пригласила. Иначе как бы он мог здесь очутиться? Саймон знает, кто он такой? Знает, что это тот самый негодяй, из-за которого ты могла угодить в тюрьму…
        - Какой же вы адвокат, если бы позволили такому случиться?  - прервал ее Клиффорд, и Сара подумала, что тетка его сейчас ударит.
        - … и который сел все-таки в тюрьму сам!
        - За что он сел в тюрьму?
        Сара резко обернулась. Перед ней стояла Рут.
        - Ты что, сидел в тюрьме, Клиффорд?  - спросила она.
        - Да, сидел,  - ответил он гордо.  - Меня посадили за то, что я призывал к беспорядкам и ударил полицейского при разгоне демонстрации. Наказали, чтобы другим было неповадно.
        - Вы не имеете права вмешиваться в жизнь моей племянницы! Оставьте ее, наконец, в покое!
        - Он здесь совершенно случайно, работает, как все студенты на каникулах,  - с отчаянием пыталась успокоить тетку Сара.  - Перестань, дай же возможность Клиффорду тебе все объяснить. Его наняли на работу, только и всего. Тетя, нам лучше вернуться в дом, а ему дать возможность продолжить свою работу…
        - Если только это работа, а не саботаж,  - заявила, не сдаваясь, мисс Дафф.  - Что-то не помню, чтобы этот парень имел склонность к труду.
        - Нам лучше уйти, тетя.  - Сара решительно взяла тетку за руку.
        - Тебе звонили по поводу упаковок. Ты должна перезвонить как можно скорее,  - сказала Рут поспешно.  - Я тебя искала, чтобы сказать об этом.
        - Спасибо, Рут. Я сейчас позвоню.
        Сара была рада оставить тетку у дверей кухни и побежала в офис. Спустя четверть часа она вошла в дом, надеясь, что та уже немного остыла.
        Но надежды были напрасны. Тетя Мюриэл была в такой ярости, что казалось, от нее искры летят во все стороны. Она-то считала, что племянница начала новую жизнь. Каково ей было теперь обнаружить, что Клиффорд вовсе не исчез из жизни Сары, а работает рядышком с ней. Это оказалось большим потрясением для пожилой леди, даже шоком. Значит, Сара тайком сумела его пристроить здесь, не поставив в известность ни Саймона, ни Констанцию. Скрыла, кто он такой. Эта мысль подбавила масла в огонь. Мисс Дафф готова была лопнуть от злости.
        - Вы имеете в виду, что это тот самый студент, о котором вы нам писали?  - поразился Саймон.  - Из-за которого Сару выгнали из колледжа?
        - Вот именно, он самый.
        - Но я же спрашивал ее…
        Саймон нахмурился, припоминая. Он спросил тогда Сару, не ее ли парень этот Энсли, и она ответила… она ответила… Он не помнил, что она ответила, но был уверен, что не солгала.
        - Клиффорд Энсли был всегда возмутителем спокойствия.  - У тети Мюриэл слезы, кажется, были на подходе, и чем больше она кипятилась, тем больше расстраивалась.  - Он один из тех безумцев, которые хотят всех уравнять в социальных правах. И если бы захотел, то легко убедил бы Сару, что жениться не обязательно, просто можно жить вместе. Быть свободными! Так у них это называется.
        - О, дорогая, перестань. Я уверена, ты преувеличиваешь,  - пыталась успокоить ее миссис Димейн.  - Мне кажется, ты преувеличиваешь, да и Сара не очень похожа на девушку, способную идти на поводу и слепо повиноваться. Да, она действительно ко всем хорошо относится и чрезвычайно великодушна, но разве это беда?
        - Я знаю, что она доверчива, поэтому пытаюсь оградить ее от дурного влияния. Такой краснобай легко может ее убедить в чем угодно и навязать свои порочные идеи. Разве ты не видишь, Констанция? А ты, Саймон? Для меня просто шок, что он здесь. Значит, она держала с ним связь все время и представила его как одного из студентов, которые по объявлению ищут работу на лето. Кстати, он уже не студент.
        Она пыталась использовать все аргументы для убеждения друзей в своей правоте. Как смела Сара так себя вести?
        - А ты можешь больше не искать своего врага, Саймон,  - выложила она наконец последний козырь.
        Лицо Саймона потемнело.
        - Вы считаете, что это он…
        - Ну, разумеется! Кто еще мог быть, кроме него?
        - Но зачем? Какой у него мотив?
        Тетя Мюриэл молча развела руками.
        - Да, зачем это ему все, тетя?  - спокойно спросила Сара, входя.  - Я услышала ваш разговор, простите. Зачем Клиффорд стал бы творить здесь такие чудовищные дела?
        - Вот ты и ответь,  - вдруг сказала присутствующая в комнате Рут, сверкнув неприязненно глазами на Сару.  - Ты же первая прибежала к нему и обвинила во вредительстве!
        - Вот!  - воскликнула торжествующе мисс Дафф.  - Если ты сама подумала, что это он, значит, могу поспорить на что угодно, что так и есть. Разве ты стала бы его подозревать напрасно?
        - Это неправда!  - крикнула Сара.  - Я вовсе не думаю, что это сделал он.
        - Зачем ты тогда его обвиняла?  - Рут свела брови.
        - Я не делала этого! Я только, спросила, чтобы убедиться… Я отвечаю за него…
        - Вот ты все и сказала,  - прервал ее Саймон. Он был мрачнее тучи.  - Значит, ты позвала сюда своего дружка, скрыв от нас правду? Зачем? Достаточно было сказать, что он твой парень…
        - Да он не мой парень, как ты выразился! Для меня самой его появление было неожиданностью. О господи!
        Сара беспомощно огляделась, злые слезы выступили у нее на глазах. А стоит ли им вообще что-либо объяснять? Саймон поверил в худшее, и его теперь не разубедить, что Клиффорд не виноват и что он не значит для нее ровным счетом ничего. Вряд ли он умирает от любви к ней.
        - Клиффорд не трогал твою розу,  - тихо произнесла она.  - Он не травил цветы химикатами и не оставлял двери в теплицу открытыми. Он ничего такого не делал.
        Но Сара сама понимала, что говорит неубедительно.
        - Ему придется отсюда уйти.  - Саймон нахмурился.  - Прости, но я не могу рисковать все говорит против него, Энсли должен покинуть Бонниграсс, и сегодня же.
        - Но это несправедливо!
        - Я должен был бы и тебя просить уехать,  - сказал он холодно,  - но вместо этого настаиваю, чтобы ты осталась. Гибель коллекционной розы означает для нас потерю времени и надежд. Придется работать больше, и мы не можем позволить себе сейчас лишиться сразу двух работников. Ты нужна здесь, Сара, и будет лучше для всех, если ты останешься. Ты просто обязана помогать нам наверстать упущенное время, ведь именно ты ответственна за то, что этот парень оказался здесь.
        Раньше Сара была готова разделить участь с Клиффордом. Если его выгонят, она уйдет тоже. Но, подумав, решила, что если останется, то проявит характер. Никто не обвинял ее в попытке нанести вред Бонниграссу или в помощи злоумышленнику, и если Клиффорд действительно невиновен, то она обязана остаться и выяснить все до конца.
        - Не волнуйся, Саймон,  - она посмотрела ему прямо в глаза,  - я останусь и буду работать как прежде. Ты не понесешь убытков из-за меня.
        Рут слушала все это молча, и лицо ее было таким же бледным, как у Саймона.
        - Рассчитай его, Рут,  - приказал Саймон,  - и если Бобби и Томас вернулись, пусть разыщут Энсли и скажут, чтобы он пришел ко мне немедленно. Я поговорю с ним наедине в своем кабинете.
        Не ответив, Рут поджала губы и вышла из комнаты, за ней отправился и Саймон.
        В глазах Сары застыл холодный вызов, но тетя Мюриэл, похоже, успокоилась. Она вдруг показалась Саре старой и очень усталой.
        - Как ты могла, детка?  - спросила она тихо.
        - Ты меня еще спрашиваешь? А тебе не пришло в голову хоть на минуту взять и выслушать меня? Ты решила, что я пригласила Клиффорда, а на самом деле виновата ты. Да, да! Это ты оставила письмо, адресованное мне, на столике в прихожей. Клиффорд запомнил адрес.
        Тетя Мюриэл сначала побелела, потом стала багровой.
        - Ты имеешь в виду…
        - Да какое теперь это имеет значение?  - устало вздохнула Сара.  - Как вы все похожи друг на друга. Мы безответственны, только и делаем, что совершаем глупые поступки. Но даже если бы я действительно пригласила Клиффорда, то не стала бы стыдиться. Парень работал очень хорошо, Саймон был им доволен, а теперь благодаря тебе его выгнали, хотя он ни в чем не виноват.
        Она выбежала из комнаты, хлопнув дверью. Оказавшись в своей спальне, Сара бросилась на кровать и заплакала. Как могла тетя Мюриэл быть так несправедлива! Почему она решила, что Сара сразу потеряет голову, едва увидев Клиффа? Почему не захотела разобраться спокойно и потом сделать выводы? И Саймон тоже хорош - сразу, не колеблясь, встал на сторону тети. Она горько всхлипнула, сейчас Сара ненавидела их обоих.
        Но надо увидеться с Клиффордом перед его увольнением. Она не сможет уйти вместе с ним, даже если он ее позовет, в этом Сара не уверена. К тому же у нее не было денег. Ей не продержаться и недели.
        - Я им еще покажу!  - шептала она мстительно.  - Я найду настоящего вредителя, и тогда Саймон будет умолять меня на коленях о прощении!
        Поплакав, Саре стало легче. Да, надо найти настоящего преступника, и тогда Димейны извиняться перед Клиффордом.
        А тем временем мисс Дафф с несчастным видом сетовала на жизнь.
        - Я идиотка, Констанция,  - говорила она.  - Когда речь идет о Саре, я просто теряю голову. Я безмозглая дура. Если есть два решения, я обязательно выберу неверное.
        - Очень непросто, Мюриэл, иметь дело со взрослыми детьми, особенно в таком ранимом возрасте, в каком сейчас находится Сара. Знаешь, Саймон был такой же чувствительный, пока не возмужал. Жизнь его закалила, а что делать? Когда сын понял, что предстоит нелегкая борьба за Бонниграсс, он поставил себе цель - добиться успеха. Жизнь преподает такие уроки, что трудно сохранить нежную душу.
        - Наверно, ты права,  - отозвалась мисс Дафф скорбно.  - Скажи, а что ты думаешь о Клиффорде?
        - Он показался мне неплохим пареньком, немного сумасброден, что в его возрасте объяснимо. Я не думаю, что он способен на подобные пакости.
        - Но тогда еще можно…
        - Слишком поздно, он уволен, но я предупредила Саймона, чтобы он впредь не выносил обвинений без доказательств. Знаешь, Мюриэл, я удивлена, что ты, опытный юрист, вдруг поступила подобным образом, обвинив человека без всяких на то оснований. Его вина не доказана, а парня наказали.
        Мюриэл заволновалась, лицо ее покрылось нервными красными пятнами.
        - О, ты ведь знаешь, Констанция, и на старуху бывает проруха.
        - Верно, но с парнем мы обошлись некрасиво.
        - Виновата во всем только я!
        - Просто стечение обстоятельств, дорогая Мюриэл. Не расстраивайся так. Этот случай, возможно, поможет Энсли стать мужчиной. Ему не помешает подобный жизненный опыт.
        - Но Сара не простит меня. Она меня теперь будет ненавидеть.
        - Не переживай. Сара не из тех, кто таит обиду. Ты будь терпелива с ней, милая.
        - У меня не было собственных детей,  - мисс Дафф чуть не плакала,  - я всегда считала Сару своим ребенком, я люблю ее как родную дочь.
        - Я понимаю.  - Миссис Димейн, утешая, погладила подругу по плечу.
        Сара, которая в это время хотела войти, услышала последние слова. Она остановилась и, не желая мешать подругам, не решилась войти. Ее раздирали внутренние противоречия. Она все еще злилась на тетю, но уже была в состоянии взглянуть на эту историю ее глазами. Конечно, только беспокойство за племянницу вынудило тетку так поступить, она испугалась за нее и по-своему пыталась защитить. Когда дело касалось Сары, Мюриэл всегда теряла обычную, присущую ей в других делах холодную сдержанность.
        Но поведение Саймона непростительно. Сара не могла его простить, ведь он решил, что именно она виновата во всех неприятностях, пусть косвенно, и должна за это нести ответственность. Прекратится ли вредительство с уходом Клиффорда? Если нет, то это сразу снимет с него вину.
        Через несколько минут Сара столкнулась в дверях с Клиффордом, который, по своему обыкновению, куда-то мчался.
        - Постой,  - дернула его за рукав Сара,  - подожди! Мне надо с тобой поговорить.
        - С меня хватит разговоров. Я не трогал ваши чертовы розы. Сама подумай, зачем они мне нужны? Я что, плохо работал? Почему, черт побери, меня выгоняют, как нашкодившего щенка?
        - Я бы хотела уйти с тобой, Клифф, но у меня нет денег.
        - Ну и я ненамного богаче, и к тому же какой от этого будет толк? Ты ведь меня не любишь, верно?
        Она покачала головой:
        - Не совсем так. Я люблю тебя, но по-другому. Ты мне нравишься, я бы хотела с тобой дружить, Клифф. Куда ты пойдешь? Вернешься назад в Хамбертон?
        - Нет. По правде говоря, у меня другие планы. Я, может быть, устроюсь на работу здесь по соседству.
        - Дай мне знать о себе. Позвони, мы сможем встретиться где-нибудь и поговорить. А если пакости будут продолжаться, Димейны поймут, что обвинили тебя напрасно. Я хотела бы увидеть, как им будет стыдно, когда настоящий враг будет обезврежен.
        - Только не надо говорить об этом на каждом углу, а то и тебе попадет.
        - Они не посмеют!
        - Ты думаешь? Еще как посмеют! У тебя дракон вместо тетки!
        - Знаешь, она вовсе не такая,  - вступилась за тетю Сара.  - Она просто слишком беспокоится за мою судьбу.
        - Ты меня не убедишь.
        Понимая, что разговор заходит в тупик, Сара перевела разговор на другую тему:
        - Ты… попрощался с мисс Киркхэм?
        Клифф сразу стал мрачен при упоминании Рут.
        - Кажется, эта история ее мало интересует, она навряд ли заметит мой уход.  - Он наклонился и поцеловал Сару в щеку.  - Увидимся, любовь моя.  - И нагло ухмыльнулся Саймону, который в этот момент появился в дверях и все видел.  - Все в порядке, хозяин. Меня уже нет. Можете больше не опасаться страшного и ужасного Клиффорда Энсли.
        Саймон не стал связываться с наглым юнцом.
        - Я уезжаю,  - спокойно сказал он Саре.  - Скажи маме, я не приеду к ужину. Вернусь поздно.
        Клиффорд повернулся к девушке и подмигнул, а Саймон вышел, с силой хлопнув дверью.
        - Будем надеяться, что он вернется к завтраку.
        - О, перестань!  - Сара больше не могла все это выносить.  - Заткнись, Клифф! Я рада, что он уехал. Знаешь, я сыта по горло вами обоими, не хочу видеть ни тебя, ни Саймона!
        Она закрыла лицо руками, а Клиффорд, утешая, не очень ловко обхватил ее худыми руками.
        - Да не расстраивайся ты так, птичка. Честное слово, ничего страшного не случилось. Дело житейское, можно сказать, пустяк. Давай вытри слезы. Вот так, хорошая девочка. Саймон даже сослужил мне хорошую службу, выгнав отсюда. Ведь он не обвинил меня при всех, не сказал, что я погубил его розу. А мне как раз нужен был здоровенный пинок. Пора двигаться дальше.  - Он наклонился и снова поцеловал ее.  - Я тебе дам знать, как только устроюсь на новом месте. Передавай привет ребятам. Я с ними подружился.
        Обед в тот день явно не удался, так как был обильно посолен слезами Сары, наперчен сердитым видом миссис Уайт и сдобрен безразличием миссис Димейн. Даже Рут не ворчала, как обычно, по поводу того, что делает работу за Сару.
        А Сара еще никогда в жизни не была так несчастна. Клифф ушел, а Саймон теперь окончательно на нее разозлился. Она все еще дулась на тетю Мюриэл и избегала встреч с ней. Даже миссис Уайт явно была расстроена уходом Клиффорда.
        Сара отправилась в сад, чтобы подышать свежим воздухом, и тут к ней подошел явно чем-то расстроенный Бобби Мазер.
        - Могу я поговорить с тобой?
        - О чем?
        - Насчет того студента, которого обвинили, что он сломал розу и все такое.
        - И что же?
        - Я знаю, что он не делал этого.
        - Я это знаю и без тебя.
        Бобби немного помолчал, а потом интимно наклонился к Саре.
        - Так как же насчет свидания?  - развязно спросил он.  - У меня есть новость, которая этого стоит.
        - Никаких свиданий.
        - Почему ты так жестока ко мне?
        - Отстань, Бобби, не дури. Никакая новость не заставит меня пойти на свидание с тобой.
        - Даже если я знаю, кто любезничал с Возом? Я видел их вместе в Кендале.
        - Кто?
        - Раз нет свидания, нет и новости.
        Но Сара не проглотила его наживку.
        - И правда, зачем мне это знать? Держи свою новость при себе. Я ведь все равно не пойму: скажешь ты правду или солжешь.
        - Ну ладно,  - надулся Бобби и сразу стал похож на обиженного мальчишку.  - Попытка не пытка. Настоящий мужчина должен назначать свидание каждой хорошенькой девушке.
        Сара, не выдержав, хихикнула. Бобби просто помешан на девчонках, изображает из себя Ромео.
        - Мне надо идти, Бобби,  - сказала она примирительно.  - Извини, но у меня правда нет желания с тобой встречаться. Во-первых, я намного старше тебя, а во-вторых, ты не в моем вкусе.
        - Мне нравятся девушки постарше,  - признался Бобби.  - Думаю, что ты ненамного старше. Мне нравилась раньше Рут Киркхэм, но сейчас…
        Бобби насупился, а Сара засмеялась, представив, как его отбрила Рут.
        - Это была Рут Киркхэм,  - вдруг сказал он.  - Я видел их вместе с Раймондом Возом в холле отеля в Кендале. Сидели рядом, как голубки. Спроси ее сама.
        Он повернулся и, сунув руки в карманы брюк, медленно пошел прочь, а Сара без сил прислонилась к изгороди, не веря своим ушам. Так это Рут! Вот кто дружит с Раймондом Возом. Примерная секретарша! Нет, в это невозможно поверить.
        Сара пошла к дому. Не может быть! Вдруг в памяти всплыла необычная бледность Рут, когда обвиняли Клиффорда. Что, если она чувствовала свою вину?
        Но зачем Рут так поступать? Она любит Бонниграсс и никогда не нанесет ему ущерба. Раймонд Воз, возможно, предлагал ей деньги, пытался уговорить или шантажировал.
        И вдруг Сара вспомнила один разговор с Джемом Джонсоном, который состоялся давно, но припомнила она его сейчас так ясно, как будто это было вчера. Старик тогда сказал, что Воз сорит деньгами. Что он имел в виду? Знал, что Воз пытается кого-то подкупить? Знал, кого именно?
        Сара уже хотела броситься на поиски Джема, но в последнюю минуту передумала. Хватит с нее на сегодня, пожалуй. Постепенно и она начинает учиться терпению и выдержке. Джонсон человек осторожный, к нему нужен подход. Ей тоже неплохо бы сначала все обдумать хорошенько, прежде чем пытаться решить эту загадку.
        Глава 9

        После ухода Клиффорда жизнь в доме долго не могла вернуться в прежнее русло. Саймон был, как никогда, угрюм и замкнут, Рут, похоже, тоже не находила себе места. Сара чувствовала, что секретарша с трудом выносит ее, и вначале очень расстраивалась, но потом разозлилась. Почему она должна чувствовать себя в чем-то виноватой перед Рут, когда сама Рут…
        После встречи с Бобби его слова засели в ее голове, не давая покоя. Пока ей не удалось перемолвиться словом с Джемом Джонсоном, похоже, что старик избегает встреч с ней. Однажды Сара услышала, что он плохо себя чувствует. Сара отложила разговор с Джонсоном, пока тот не поправится, но ее частенько так и подмывало спросить Рут о Раймонде Возе. Не в ее характере было подозревать людей молча, она предпочитала выложить все в открытую и узнать правду.
        Но все решилось само собой, когда Рут вдруг обнаружила, что ей надо было подготовить цветы для очень важного торжества. Выяснилось это случайно - организаторы вечера позвонили, чтобы внести небольшие изменения в заказ, и она потрясенно слушала, автоматически записывая их пожелания, потом повесила трубку.
        - У меня нет записи об этом заказе,  - сказала она, заглядывая в свой ежедневник.  - Но покупатели сказали, что звонили на прошлой неделе.
        Сара приподняла брови, вспоминая.
        - Да, был такой заказ. Я его приняла.
        - Ты? Тогда, ради всех святых, почему ничего не сказала мне? Если честно, Сара, я не понимаю, почему Саймон считает, что ты вполне справляешься с нашей работой. Да ты своей некомпетентностью можешь навредить больше, чем все злоумышленники, вместе взятые!
        - Это несправедливо!  - вспыхнула Сара.  - Я оставила у тебя на столе записку, где все подробно записала. Не знаю, почему ты ею не заметила. А что касается вреда, то речь может пойти скорее о тебе. Это правда, что ты встречалась с Раймондом Возом? Ты с ним обедала в Кендале?
        Рут сначала побелела, потом пошла бордовыми пятнами.
        - Ну, знаешь… Это последняя капля! Как ты смела за мной шпионить! Ты обвинила Клиффорда, избавилась от него, а он на самом деле славный парень… Гораздо лучше тебя! К твоему сведению, я действительно встречалась с Раймондом Возом по поручению моего отца. Дело в том, что Воз пожелал сделать пожертвование на витражные стекла для нашей церкви и как секретарю приходского совета мне поручили вести с ним переговоры. Он предпочел обсудить все за обедом. Но не понимаю, почему я должна перед тобой отчитываться!
        - Действительно, почему?  - послышался вдруг голос Саймона. Оказывается, они и не заметили, как он вошел в комнату во время их перепалки.
        - Потому что я должна была знать! Я хочу выяснить причину наших неприятностей, чтобы развеять те тучи подозрений, которые сгустились в последнее время над головой каждого из нас. Вы можете обвинить меня в том, что я любым способом хочу снять вину с Клиффа…
        - Ты не снимешь с него вины, обвинив меня!  - опять вспыхнула Рут.  - Ты сама хотела, чтобы он ушел. Если бы это делала я, ты что, думаешь, я позволила бы тебе и остальным взвалить на него вину?
        В ее голосе вдруг послышались сдерживаемые рыдания, и Сара пристально взглянула в лицо Рут. Неужели она действительно так сильно переживает за Клиффорда или это просто гнев человека, обвиняемого напрасно? Щеки у Сары тоже горели, она готова была себя возненавидеть, как и в случае с Клиффордом. Какой ужас, она позволила себе сомневаться в человеке, не имея никаких доказательств его вины! Она боялась взглянуть в сторону Саймона, боялась прочитать в его глазах презрение.
        - Я… Извини, но кое-кто видел тебя с Возом и рассказал мне.  - Голос ее звучал глухо.
        - Кто тебе сказал?
        - Это не имеет значения.
        Нет смысла сейчас переводить стрелки на Бобби. Сара не испытывала симпатии к нахальному подростку, но и не хотела подвергать его неприятностям.
        - Нет, как ты смеешь обвинять всех подряд!  - закричала Рут.  - Может быть, чтобы прикрыть свои дела, Сара? Я не думаю, что ты специально хотела навредить Бонниграссу, но прошлые неприятные случаи могли быть вызваны твоей некомпетентностью, ведь ты берешься за все, ничего не понимая в наших делах. Может быть, твоя глупость была причиной?
        Сара побледнела от оскорблений и, игнорируя попытки Саймона вмешаться и прекратить ссору, тоже закричала:
        - Ты не имеешь права! Это неправда! Я и близко не подходила к розе. Никогда даже не стояла рядом!
        - Хватит, Сара.  - Саймон положил руку ей на плечо, успокаивая.  - Довольно, милая. Нет смысла срываться и всех подряд обвинять в случившемся. Если мы друг друга начнем подозревать, возникнет хаос. Ведь больше ничего не случилось с того дня, как ушел Энсли, и, кажется, мы были правы, попросив его оставить имение. Прости, Сара, но, вероятно, цель была выбрана верно. Я знаю, ты очень хорошо к нему относишься и считаешь, что он не мог нанести такой ущерб специально, но, может быть, он просто не задумывался о последствиях, когда использовал химикаты не по назначению. Ошибся, сам переживал, но не захотел признаться в ошибке. Он легкомысленно шагает по жизни, пустой человек. Шалопай.
        - Клифф смотрит на вещи гораздо глубже, чем вы думаете,  - защищала старого приятеля Сара.  - Он натворил много глупостей в прошлом, но мне кажется, он повзрослел и изменился за последнее время. Не думаю, что Клифф мог уничтожить розу, зная, чего стоило ее вырастить. Нет, он не способен на это.
        - Твоя страстная защита немного запоздала, а, Сара? Я бы на твоем месте промолчала. Знаешь пословицу - кто громче всех кричит, тот… Ну, всем известно.
        Саймон стал мрачнее тучи.
        - Я знаю одно - надо предотвратить новое преступление любой ценой.
        - Простите меня, я должна уйти,  - Сара с ненавистью сверкнула глазами на Рут,  - там ждут люди. Я займусь своей работой, если, конечно, вы не считаете, что я из вреда сброшу клиентов в пруд с лилиями.
        И она вышла с гордо поднятой головой, не видя искорок смеха в глазах Саймона. Не видела этого и Рут, ее взгляд устремился на листок бумаги, приколотый к ее папке на столе. На нем аккуратным почерком Сары был подробно расписан завтрашний заказ.
        Рут закусила губу. Она наверняка смотрела на листок не один раз, но так и не прочитала. Надо извиниться перед Сарой. Девушка провела рукой по лбу. Что с ней творится? Надо взять себя в руки. Она никогда раньше ничего не забывала, тем более, если дело касалось ее непосредственных обязанностей.

        В понедельник миссис Димейн вдруг спохватилась, что ее дорогая подруга пробыла уже неделю в Бонниграссе, но еще не видела окрестностей Кендала.
        - Вы можете поехать со мной после обеда,  - предложил Саймон.  - Я еду в Грасмере. Уверен, вам там понравится. Это одно из наших самых красивых мест.
        - Правда, тетя Мюриэл, там очень красиво!  - подтвердила Сара.
        Она начала понемногу приходить в себя после неприятностей последних дней. Если бы Клифф позвонил и сказал, что у него все в порядке, что он зарабатывает на кусок хлеба, она была бы счастлива. Тогда можно было бы обо всем забыть и снова с головой уйти в работу. Рут принесла ей искренние извинения, чему она была рада и в свою очередь извинилась за свою горячность. Обе сохраняли деловой нейтралитет, но Сара знала, что они взаимно, мягко говоря, не любят друг друга и дружба между ними невозможна.
        Причина, возможно, не в Саймоне. Рут просто ненормальная, если увидела в Саре соперницу. И вероятно, не в Клиффорде, раз она спокойно приняла его уход и не предприняла попытки помешать его изгнанию. Сару очень беспокоила судьба Клиффорда.
        - Сара может поехать с нами?  - спросила мисс Дафф, которая с радостью приняла предложение Саймона прокатиться до Грасмере.
        - Нет, тетя Мюриэл,  - отказалась поспешно девушка.  - Сегодня понедельник, и я должна помочь в работе по дому. Да и покупатели могут подъехать.
        - Чепуха, моя дорогая,  - отрезала миссис Димейн.  - Разумеется, мы можем тебя отпустить. Рут справится в конторе одна и выкроит время для заказчиков, если они появятся, а мы с миссис Уайт все сделаем в доме сами. Ты и так работаешь почти без выходных. Как ты считаешь, Саймон?
        - Разумеется,  - сухо согласился Саймон таким тоном, что Сара вспыхнула от обиды. Конечно, он не хочет брать ее с собой.
        - Я не поеду,  - сказала она звенящим от обиды голосом, но он нетерпеливо отмахнулся, как будто отгоняя муху:
        - Не глупи, Сара. Иди накинь плащ. Сегодня прохладно и немного сыро. Я пока загружу машину, мне надо взять кое-что с собой. И сделаю один звонок по телефону.
        Ни слова не говоря, Сара поднялась к себе, резко расчесала волосы и наложила свежий слой губной помады самого светлого тона, потом спустилась вниз к машине. Тетя Мюриэл уже разместилась на заднем сиденье.
        - Садитесь вперед, тетя,  - предложила Сара.
        - Нет, Сара. Я всегда нервничаю в машине и даже где-то читала, что самое безопасное место позади водителя.
        - Какие глупости! На переднем удобнее.
        - Нет, дорогая. Мне здесь вполне хорошо. Не стоит беспокоиться.
        - Садись,  - последовал короткий приказ Саймона, и Сара села рядом с ним.
        Саймон вел машину осторожно, движение было довольно оживленным, по обочине шагали туристы, в основном молодежь в походном снаряжении, собравшиеся на рыбалку или в горы. Некоторые издалека были похожи на Клиффорда, и Сара внимательно приглядывалась к ним. Ведь Клиффорд собирался устроиться где-то по соседству.
        Тетя Мюриэл была вполне довольна медленной ездой. Она успокоилась, оценив в Саймоне внимательного и опытного водителя, и наслаждалась чудесными видами. Небольшая скорость помогала ей рассмотреть как следует маленькие села и города.
        - Прекрасная архитектура.  - Тетя разглядывала с большим интересом фасады домов.  - Мне нравится строительный камень и черепица. Стены и крыши прекрасно гармонируют с окружающим ландшафтом. Даже новые строения не выделяются, все продумано до мелочей.
        - Да, очень красиво,  - подтвердила Сара, она почти не слушала, что говорит тетя, впившись взглядом в одинокую долговязую фигуру молодого парня, шагавшего впереди по обочине, а когда они проехали мимо, обернулась, чтобы рассмотреть его лицо.
        - Куда ты все время смотришь, дорогая?  - с любопытством поинтересовалась тетя Мюриэл, которая заметила постоянно повторяющиеся маневры Сары.
        - Смотрю, может быть, мы встретим здесь Клиффорда,  - машинально ответила Сара и спохватилась. Ей хотелось провалиться сквозь землю, когда в ответ последовало ледяное молчание. Она искоса взглянула на Саймона, лицо его словно окаменело.
        - Я думала, что мы больше его не увидим,  - наконец изрекла тетя Мюриэл. По ее тону можно было догадаться, что ей с трудом удалось сохранить самообладание.  - Я не хочу, Сара, чтобы мне портили такой прекрасный день напоминанием об этом человеке.
        - Прости,  - извинилась девушка и перестала оглядываться, но невольно провожала взглядом каждого мужчину. Пусть злятся, если им так угодно!
        - Может, выпьем чаю в Грасмере?  - нарушила молчание тетя Мюриэл.
        Сара повернулась к ней:
        - Отличная мысль. Саймону хорошо известно, где это можно сделать.
        Сердитый голос выдал ее, и Саймон искоса взглянул в ее сторону:
        - Есть у меня на примете одно местечко. Я всем своим девушкам предлагаю именно там выпить чаю.
        Тетя Мюриэл весело рассмеялась, и обстановка разрядилась. Даже Сара не могла удержаться от улыбки.
        Они уселись за столиком в очень уютном кафе. Тетя, заявив, что ей надо освежиться, направилась в туалетную комнату, оставив их вдвоем.
        - Извини, что тебе навязали мое присутствие,  - поддела Саймона Сара.
        - И ты извини, что тебя силой затолкали в машину,  - ответил он.  - Ну что, не встретила на дороге своего дружка?
        - Мне просто надо знать, все ли с ним в порядке.  - Голос ее дрогнул.
        - Господи, Сара! Он мужчина или беспомощный ребенок? Или ты предпочитаешь именно такого, требующего постоянной опеки?
        - Не понимаю, о чем ты.
        - Разве?
        Вернулась тетя Мюриэл и с довольным видом просмотрела меню:
        - Так, посмотрим. Я, пожалуй, не откажусь от тоста к чаю… Или лучше взять сандвич с ветчиной? Да, пожалуй, тут есть булочки с ветчиной.
        - Три булочки с ветчиной,  - заказал Саймон подошедшей официантке.  - Надеюсь, ты не возражаешь, Сара?
        - Не возражаю,  - согласилась она, хотя есть ей не хотелось вообще.
        По дороге домой разговор поддерживала только тетя Мюриэл. Но потом и она утомилась и замолчала, изредка тихонько вздыхая. Как жаль, что Саймон и Сара никак не найдут общего языка, думала она разочарованно. Пожалуй, надежды на их хорошие отношения мало. Ей бы очень хотелось для Сары такого мужа, как Саймон. Пусть даже им придется первое время трудно. Она верила в Саймона.
        Но в этом мире, к сожалению, нельзя иметь все, что хочется. Жизнь часто приносит не только удачи, но и разочарования, и ничего с этим не поделаешь.
        На следующее утро Сара узнала, что Джонсон не вышел на работу, заболел и слег. Новость сообщила миссис Уайт, которая только что переговорила с Томасом.
        - Надеюсь, ничего серьезного,  - забеспокоилась Сара,  - я непременно должна его навестить. Кто-нибудь ухаживает за больным?
        - Миссис Мазер, добрая душа, все время у него, мисс Сара. Не волнуйся, дорогуша.
        - Но я все равно забегу к нему, как только будет свободная минутка,  - решительно сказала Сара.
        Но вскоре перед ней появилась миссис Мазер. Женщина нерешительно вошла через заднюю дверь на кухню.
        - Джем хочет переговорить с вами, мисс Сара,  - сказала она, как будто извиняясь.  - Надеюсь, это не отнимет у вас много времени, ведь вам некогда.
        - Я уже иду.  - Сара посмотрела с тревогой на коренастую миловидную женщину.  - Что с ним, миссис Мазер? Он переутомился, как миссис Димейн? Они, похоже, решили сделать в поместье все возможное и невозможное.
        - Наверно, вы правы, мисс Сара. Он немного ослаб да и устал. Я позвала доктора прийти его посмотреть. Но скорее всего, ему просто нужен отдых.
        Джем лежал в постели и выглядел неважно. Но, увидев Сару, приободрился. Он явно обрадовался ее приходу и попросил присесть рядом на постель.
        - Она пока посидит со мной, а ты можешь идти домой, Джесси,  - поблагодарил он миссис Мазер.
        Та заколебалась:
        - Ты уверен…
        - Я могу посидеть с ним пару часов, миссис Мазер.
        - Ну что ж, если понадоблюсь, я живу через дорогу. На обед принесу тебе миску супа, Джем.
        - Спасибо тебе, Джесси, за твою доброту.  - Он вдруг сник.  - Хорошая женщина,  - сказал он, когда миссис Мазер вышла.  - Ради нее я наделал ошибок, мисс Сара. Я не мог поступить иначе, ведь Джесси всегда была так добра ко мне. Но теперь…  - Видно было, что разговор давался ему с трудом. Корявые пальцы вцепились в покрывало.  - Что-то я устал, и боюсь, это связано с сердцем. Решил вам рассказать то, что скрыл. Не дай бог, помру в одночасье, так никто ничего и не узнает. Ну, насчет того парня, которого обвинили во всех грехах и уволили ни за что, ни про что…
        У Сары округлились глаза.
        - Вы имеете в виду Клиффорда Энсли, Джем?
        - Ну да. Клифф хоть и озорник, но он не трогал розы и не выключал отопления. Это все мистер Воз, его штучки.
        Сара, раскрыв рот, смотрела на Джема.
        Не мог же сам Джем… Нет, Джем ни за что не пошел бы на это ради денег.
        Вдруг она ужасно испугалась за старого Джема, больше, чем тогда за Клиффа. Если это делал Джем, Саймон не переживет… Ведь тот работал еще у отца Саймона, он доверял старику полностью, как и его отец.
        - Вы… вы ведь не делали этого, Джем?  - спросила она, глядя на него полными тревоги глазами, в горле у нее пересохло от волнения.
        - Я? Чтобы я сотворил все эти ужасные вещи? Да я должен был сойти с ума!
        Сара чуть не рассмеялась, так легко стало на душе. Она поверила безоговорочно, да и нельзя было сомневаться, с такой силой и искренностью прозвучали его слова.
        - Но тогда кто это сделал?  - напрямую спросила она.  - Мне кажется, вы и заболели от тяжелых мыслей, постоянного напряжения, снимите груз с вашей души. Вы ведь за этим меня позвали, верно? Скажите, и вам станет легче. Уверена, вы быстро поправитесь.
        - Вы, наверно, правы, мисс Сара. Я последнее время все думал, как поступить, и весь извелся, понимая, что на мне лежит такая ответственность. Ведь я подставляю женщину, которая была всегда ко мне так добра. А сам бы я не смог справиться с этим парнем. Голова его набита всякой дрянью, понимает, стервец, что я стану молчать из-за его матери…
        - Бобби! Так это был Бобби!
        - Ну да, он, прохвост. Последнее время развлекался, шлялся и тратил денег гораздо больше, чем зарабатывал. А потом я застукал его, когда он разговаривал с Возом, и мне стало ясно - тот ему заплатил, чтобы он вредил. Я предупреждал, угрожал Бобби, но он думает, что я буду молчать ради его матери, и пользуется этим.
        - Но ведь то, что натворил Бобби, не могло разорить Саймона и лишить его земли. Возу это должно быть хорошо известно.
        - Роза могла принести Саймону много денег. Этот сорт начал выводить его отец. Двойной цвет - это круто! За новый сорт дают немалые деньги, а если сможешь вывести черную розу - миллион, не меньше…
        - Черная роза! Какой ужас!
        - А, это вы так думаете, но для настоящих ценителей никаких денег не жалко.
        Сара немного подумала.
        - Саймону надо сказать, Джем, даже если это расстроит миссис Мазер. Вы были не правы, скрывая преступление. Вот и Клиффорда напрасно обвинили, хоть прямо об этом никто не сказал, но работу он, тем не менее, потерял. А Бобби может причинить и больший ущерб.
        - Нет, я слежу за ним. Я нагнал на него страху, пригрозив Божьей карой после случая с розой. Это жестокий поступок, и я часто хотел все рассказать, но каждый раз представлял бедную Джесси. Она ведь то печет мне пирог, то стирает или гладит мои занавески. Вот я и разрывался на части. Кто пересилит? Я имею в виду - мистер Саймон или Джесси? Я просто заболел, думая об этом.
        Сара прикусила губу.
        - Вы сказали об этом миссис Мазер?  - спросила она, и старик потряс головой:
        - Нет, мисс Сара.
        - Хотите, чтобы я сказала?
        - Нет, это моя обязанность. Сначала я скажу ей, потом попрошу мистера Саймона зайти ко мне для разговора, когда у него будет свободное время. Но сначала я хотел поговорить с вами, посоветоваться. Чтобы стало ясно, как мне поступить.
        - Теперь вы уже знаете, Джем. Вы должны были рассказать Саймону раньше, и тогда он, может, и не потерял бы розу.
        - Я знаю, знаю.  - У старика был несчастный вид.  - Я же сказал, что во всем сам виноват. Меня и надо наказывать. Думаю, меня тоже выгонят.
        - Это решать Саймону.  - Сара устало поднялась.
        Ну вот, Клиффорд будет оправдан, подумала она и обрадовалась. Хорошо бы он дал о себе знать поскорее, она ему расскажет обо всем. Клифф, конечно, будет очень зол, но ведь правда-то восторжествовала!
        Как тяжело будет Саймону узнать, что все гадости натворил Бобби, которого он знал с детства, знал его отца и мать. Саймон никак не ожидал удара с этой стороны. Значит, правду говорят, что Бобби умом не блещет, так оно и есть. Надо быть идиотом, чтобы так поступить, ведь мальчишку ждало неплохое будущее здесь, в Бонниграссе. Теперь он потратил деньги Воза, и отсюда его выгонят взашей. Сара пожалела мать Бобби: бедная миссис Мазер, она заслуживала лучшего сына.
        - Я позову миссис Мазер,  - сказала Сара,  - вам лучше сейчас же сказать ей все, Джем. С вас свалится непосильная ноша, которую вы на себя добровольно взвалили. Ведь, если подумать, и она виновата - избаловала, испортила Бобби своей уступчивостью.
        - Наверно, вы правы.
        Он уже выглядел получше, к нему вернулся обычный цвет лица. Хорошо, что доктор придет, но Сара была уверена, что Джем здоров, как прежде.
        - Я зайду к вам завтра,  - пообещала она и, внезапно наклонившись, поцеловала его в щеку.
        - Вы хорошая девочка, мисс Сара,  - сказал старик растроганно,  - но не торопитесь с выбором, присмотритесь получше к Клиффорду. Он неплохой парень, но вы можете сделать и лучшую партию. Если бы он подходил для вас, мисс Сара, разве я позволил бы, чтобы его обвинили напрасно?
        Сара заморгала растерянно, стараясь понять логику старика. Так, значит, Клиффорда выгнали, потому что он не был достаточно хорош для нее!
        Она поправила одеяло старику и пошла к миссис Мазер, которая встретила Сару улыбкой.
        - Уверена, ваше присутствие пошло ему на пользу, мисс,  - сказала она приветливо.  - Он нуждается в поддержке, наш старый Джем.
        Сара молча кивнула, она сочувствовала миссис Мазер. Бобби, вероятно, уехал с Томасом, а тот, когда все узнает, задаст ему хорошую трепку. Выпив чаю с доброй женщиной, она вернулась в дом.
        Саймон встретил ее на пороге.
        - Джем серьезно болен?
        - Да нет. Тут проблемы иного рода.  - Она избегала его взгляда.  - Ему надо поговорить с тобой.
        - Я зайду к нему после обеда. Спасибо, Сара.
        Вернулся он от Джонсона туча тучей. Велел прислать к нему Бобби Мазера и, пройдя в свой кабинет, сразу набрал номер Раймонда Воза. После чего дверь плотно закрылась.
        Рут вопросительно посмотрела на Сару:
        - Что с ним случилось?
        Сара хорошо знала ответ, но не хотела обсуждать это с секретаршей. Что та скажет, когда узнает, что Клиффорд абсолютно ни в чем не виноват? Сара не знала точно, какие у них сложились отношения. Клиффорд несколько раз посещал клуб молодежи, которым руководила Рут, наверняка это льстило ее самолюбию.
        - Что, опять что-то случилось?  - Рут нервным движением поправила волосы.
        - Нет, не думаю. Сегодня все было спокойно.
        - Нам понадобится помощь, если старый Джем серьезно заболел. Клиффорда выгнали…
        - А теперь выгонят и Бобби,  - вырвалось у Сары.
        - Бобби? Так что, это он виноват? Поэтому его вызывает Саймон?
        Сара виновато потупилась. Щеки ее горели.
        - Я ничего не знаю…
        - Что еще за секреты, о которых нельзя мне сказать?  - сердито заметила Рут.  - Я по твоему лицу вижу - ты что-то скрываешь.
        - А вот и Бобби,  - поспешно сказала Сара, выглядывая из окна.  - Только что подъехал на фургоне.
        Разговор Саймона с Бобби оказался коротким, и, поскольку дверь была закрыта неплотно, девушки слышали каждое слово. Голос Саймона звенел от ледяного презрения и гнева. Обычно развязный Бобби на этот раз не нашел слов в свое оправдание и убито молчал. Слышно было громкое сопение, выдававшее его испуг.
        - Только уважение к твоей матери останавливает меня, поэтому я не отдаю тебя правосудию,  - гремел Саймон.  - Но если я тебя замечу поблизости от Бонниграсса, тут же сломаю тебе шею. А теперь убирайся, и чтобы я больше тебя не видел!
        Бобби бросился из кабинета прочь. Следом вышел Саймон.
        - Не думаю, что у нас возникнут вновь проблемы.
        - Хорошо, что все разъяснилось.  - Щеки Руг пылали так же ярко, как у Сары.  - Все-таки что теперь делать с Клиффордом Энсли? Оказывается, его обвинили напрасно?
        Саймон сел за стол и устало кивнул:
        - Знаю. Мне жаль, что так случилось, хотя его никто прямо не обвинил во вредительстве. Просто я погорячился. Не знаешь, где он сейчас находится, Сара? Я бы хотел…
        - Извиниться,  - закончила за него Рут.  - Это, разумеется, все поставит на свои места. И почему Саре должно быть известно его местопребывание? Она ведь не слишком-то горевала, даже обвинила его во всех грехах. Если ты хочешь знать, где он сейчас, лучше спроси у меня!
        Сара увидела на лице Саймона неподдельное изумление.
        - Что ты имеешь и виду, Рут?
        Прежнее холодное спокойствие секретарши начало явно давать трещины.
        - Я одна верила, что он не виноват, и сочувствовала ему,  - запальчиво произнесла она.  - Только я имею к нему подход. Он очень умен и талантлив и, если хотите знать, получил хорошую работу. Теперь он фотограф. Он почти закончил колледж, и твоя тетя, Сара, не имела права его обвинять в том, что он чуть не испортил тебе жизнь. Получилось все наоборот - это из-за тебя он попал в неприятную историю. Если бы у тебя было хоть немного ума, ты смогла бы повлиять на него, но нет! Ты позволила ему вести себя глупо и не пыталась его изменить. Так вот, мой папа помог ему найти работу. Его взяли в приличную фирму. Он очень доволен. Мы собираемся пожениться, как только сможем найти подходящую квартиру. Я хотела уволиться со следующего месяца, Саймон, потому что мы станем жить в Манчестере. Я хотела сказать тебе раньше, но людей у тебя и так не хватает. Слава богу, сегодня все выяснилось, и я могу уйти.  - Рут замолчала.
        Наступила глубокая тишина. Сара взглянула на Саймона, и сердце у нее упало. Вслед за Клиффордом он потерял и Рут. И во всем она виновата. Это из-за нее Клиффорд появился в Бонниграссе. И зря она радовалась, что восстановлено доброе имя Клиффорда. Она разрушила и личное счастье Саймона. Если бы Клиффорд не приехал в Бонниграсс, он никогда не встретил бы Рут. Сара с трудом сдерживала слезы. Ясно, что для Саймона это самый тяжелый удар из всех.
        - Мне очень жаль, Саймон,  - ледяным тоном произнесла Рут,  - но могу я уйти прямо сейчас? Хочу повидать скорее Клиффорда и передать ему хорошую новость. Он все еще живет в Кендале у наших друзей. Я считаю, ему это все надо сообщить немедленно.
        - Разумеется,  - хрипло выдавил Саймон.  - Можешь идти, Рут, если решила.
        - Прости, что пришлось так внезапно тебя покинуть.  - Рут взяла свое пальто.  - Я позабочусь, чтобы у тебя не возникли особые затруднения в связи с моим уходом - найду себе замену как можно скорее.
        Он только махнул рукой, показывая, что это не важно. А Сара разозлилась. Как посмела Рут так с ним поступить! Она о нем совершенно не думает. Эгоистка! Прямо ему в лицо заявила, что у нее есть другой, как будто не зная, что причинит ему боль.
        Сара решила высказаться:
        - Надеюсь, вы будете счастливы.  - Голос ее дрогнул от еле сдерживаемого гнева.
        Рут задержалась в дверях и мило улыбнулась ей:
        - Спасибо, Сара. Я передам от тебя привет Клиффорду. Всего хорошего вам обоим.  - И она быстро ушла, оставив их стоять в полной растерянности.
        Сара глотала слезы, боясь еще больше расстроить Саймона. Столько переживаний за один день - это уж слишком! Не выдержав, она заплакала. Саймон обнял ее за плечи.
        - О, Саймон, мне так жаль,  - сказала она сквозь пелену слез,  - получается, за что ни возьмусь, все только испорчу, все из-за меня, ведь я привела Клиффорда за собой.
        - Разумеется, ты. Ты совсем не умеешь улаживать дела.
        - Не умею.
        Слезы полились с новой силой.
        - Прости меня.
        - И ты меня тоже.  - Голос его звучал тихо.  - Пойдем в дом, Сара. Я попрошу маму и тетю Мюриэл напоить тебя крепким чаем. Что касается меня… Мне нужно кое-что покрепче!
        Сара в этом не сомневалась.
        Глава 10

        В субботу тетя Мюриэл уезжала домой. Она провела прекрасный отпуск, время прошло в приятных беседах с Констанцией, они вспоминали о счастливых днях юности, поскольку все плохие дни той поры были давно забыты.
        Отпуск пошел на пользу обеим. Миссис Димейн была снова счастлива в своем любимом Бонниграссе. Как приятно иметь просторный, хорошо ухоженный дом, быть всегда в окружении приятных тебе людей. Она жалела подругу, обреченную жить в городской душной квартире. А Мюриэл соскучилась по городской жизни и своей небольшой, по здешним меркам, квартире. Она обожала свою работу и не представляла жизни без повседневной суеты и забот. Бонниграсс, конечно, очарователен, но ведь для Констанции это постоянная головная боль. Разве можно найти хотя бы минуту покоя в этом суматошном доме, где вечно толчется народ.
        Может быть, и Сара скоро к ней вернется. Интересно, как получилось - эта умница Рут хочет выйти замуж за шалопая Клиффорда, а ее отец - подумать только - викарий - взял этого бездельника под свое крыло. Интересно, что подумают прихожане, увидев Клиффорда в своих рядах?
        Но о вкусах не спорят, решила мисс Дафф со вздохом. С исчезновением Клиффорда можно будет предположить, что Сара и Саймон все-таки обретут друг друга.
        Но мечтам мисс Дафф пока не суждено было сбыться.
        Хотя Сара и Саймон больше не ссорились, их отношения были далеки даже от дружеских. Кажется, все шло к тому, что эти двое постепенно возненавидят друг друга. Внешне они были вежливы и предупредительны, особенно на работе.
        В дни далекой молодости тети Мюриэл, по ее мнению, в молодых людях было больше шарма и такта в ухаживании. Сейчас все изменилось, и мисс Дафф не удивилась бы, узнав, что Рут сделала сама предложение Клиффорду, а не наоборот, как следовало бы.
        Сара зашла проститься с тетей.
        - Я долго думала над тем, что ты говорила мне,  - нерешительно начала она,  - о моей карьере. Пожалуй, я бы хотела заняться каким-нибудь настоящим делом. Может быть, по вечерам посещать курсы стенографии и машинописи? Не подыщешь ли ты мне что-нибудь на сентябрь?
        - Разумеется, дорогая. Если ты так хочешь.
        Но Сара в действительности сама не знала, хочет ли она учиться дальше. Но что еще остается? Это был единственный выход - начать делать карьеру. Она сыта по горло Бонниграссом.
        К счастью, Саймон нашел прекрасного садовника, который работал еще у полковника Воза. И Джем Джонсон поправился на удивление быстро. Работа вновь закипела. Миссис Мазер стала очень строго относиться к сыну, но, кажется, исправить Бобби ей уже было не по силам. А тот заявил всем, что с него хватит этой тихой заводи и он собирается записаться в армию.
        - Это как раз то, что ему надо,  - с удовлетворением констатировал старый Джонсон,  - пусть только попробует взяться за старое в армии, сразу увидит, чем это обернется. Ему придется иметь дело с сержантом, и тот по головке не погладит, как родная мать.
        Отъезд Бобби, кажется, вдохнул новую жизнь в старого Джонсона, и теперь работа в Бонниграссе гладко покатилась по накатанной колее. Томас и новый садовник Оуэн Уикс привыкли друг к другу и начали дружно работать вместе.
        Рут сдержала свое обещание и нашла Саймону хорошего секретаря Хильду Нейер. Машинопись и стенография сорокалетней вдовы вначале были не такими безупречными, как у Рут, но Хильда была достаточно компетентна. Сара и Саймон были довольны, им нравилось ее общество. Вскоре их пригласили на свадьбу Клиффорда и Рут.
        - Ты хочешь пойти, Сара?  - спросил Саймон.  - Если нет, то идти не обязательно.
        Девушка покусала губы в раздумье, понимая, что Саймон обязан пойти и ему будет легче, если рядом с ним будет она. Невесело смотреть на счастье Рут с другим.
        - Конечно, я пойду.  - Она вздернула подбородок, как будто бросая вызов.  - Я уже придумала, что надеть, чтобы не ударить в грязь лицом.
        - Узнаю свою Сару,  - сказал он тихо, и она вспомнила Клиффорда, который любил говорить те же слова. Ее глаза увлажнились. Что ж, она очень рада за Клиффа, хотя он, негодяй, увел у Саймона девушку.
        - Пенни за твои мысли.
        Саймон внимательно наблюдал за ней.
        - О, так, ничего. Просто вспомнила, как…  - Она замолчала.
        У Саймона мгновенно слетела с лица улыбка. Видно было, что он с трудом сдерживает гнев, и Сара даже сделала шаг назад.
        - Да что такого есть у этого Энсли, чего нет у меня?  - Сара видела, как дрожат его губы.  - Длинные волосы? Загар? Розовые рубашки? Надо и мне как-нибудь надеть такую.
        - Нет, не надо!  - вырвалось у Сары.  - Они тебе не пойдут…
        Внезапно он успокоился:
        - Ты права, я тоже так думаю.  - Саймон взял со стола коробку с цветами. Наискосок вилась надпись золотом «Цветы Бонниграсса». В ней лежали красиво упакованные изысканные цветы для тети Мюриэл.  - Возьми, Сара. Я пойду подгоню машину, чтобы отвезти твою тетю на станцию.
        - Правда, мило смотрится?  - Сара подняла глаза на Саймона.
        - Твоя идея была верна. Цветы теперь хорошо продаются, я заказал новую партию коробок.
        Она порозовела от похвалы.
        - Значит, я не такой уж плохой дизайнер,  - улыбнулась девушка.  - Может быть, прославлюсь еще на этом поприще.
        - Ты этого хочешь?
        - Я пока думаю. Возможно, меня ждет неплохая карьера,  - ответила она уклончиво.
        - Наверняка,  - опять помрачнел Саймон.
        Она протянула коробку с цветами тете и поцеловала ее. Мисс Дафф не захотела, чтобы Сара провожала ее на станцию.
        - Мы все равно скоро увидимся, дорогая.  - И, взглянув на коробку с цветами, она воскликнула: - О, как красиво!
        - Она сделана по моему эскизу,  - гордо вскинула голову Сара.
        - Тогда я ее сохраню. Обязательно наведу справки для твоей дальнейшей учебы и работы. До свидания, дорогая. Пойду попрощаюсь с Констанцией.

        Неожиданно монотонное течение дней нарушилось. Сара знала, что Саймон решил не принимать участия в выставке цветов в Саутпорте. Потеря нового сорта розы делала его участие бессмысленным. Но, тем не менее, он захотел посетить выставку и предложил Саре составить ему компанию.
        - Тебе понравится. Некоторые сорта просто изумительны, садоводы иногда добиваются умопомрачительных результатов.
        - Тебя бы ждал грандиозный успех.
        - Думаю, что да,  - с горечью ответил он.  - Выходной пойдет нам обоим на пользу. Мама в этом году ехать отказалась. Она сказала, что для нее выставка будет утомительна.
        - Я с радостью поеду, Саймон.
        - Ну, значит, едем в субботу,  - решил Саймон.  - Будь готова пораньше. Растянем выходной день как можно дольше.
        Сара с возрастающим волнением стала ждать субботы, придумывая подходящий наряд.
        Погода распорядилась в их пользу - день выдался прекрасный, и Сара остановила свой выбор на белом костюме из мягкой тонкой шерсти. Белый цвет красиво оттенял ее загар, а волосы казались черными. Она чувствовала, что выглядит, как никогда, привлекательно, и миссис Димейн сразу это заметила.
        - Какая ты эффектная сегодня, Сара!  - восхищенно сказала она.  - Когда я вижу, как сейчас одеваются молодые люди, я жалею о своем возрасте. Мы в свое время не имели таких красивых вещей и безделушек.
        - Но что может быть лучше шерсти, шелка и хлопка? Никакие новые ткани не могут с ними соперничать,  - ответила Сара.
        - Ты, наверно, права, дорогая. А вот и Саймон. Желаю вам провести чудесный выходной, уверена, что все будет прекрасно.
        Саймон кивнул матери и легонько подтолкнул Сару в направлении машины.
        Раньше Саре никогда еще не приходилось бывать на выставке цветов. Она была очарована их великолепием и разнообразием. А внимание Саймона в основном привлекали новые инструменты и инвентарь. Сара наслаждалась красотой, изысканностью оттенков и красок, от нежных ароматов голова кружилась, как от хорошего вина.
        - Боже мой, какое блаженство!  - Она с сияющими глазами оглядывала великолепное многоцветье.  - Уверена, ты мог бы добиться результатов не хуже.
        Он развеселился:
        - Какой ты верный друг, Сара!
        - Я говорю правду. Эти цветы великолепны, но и в Бонниграсее есть ничуть не хуже. Давай выставим их на следующий год…
        Она спохватилась, что проговорилась, и замолчала. Ей-то какое дело, что он выставит на следующий год? Ее все равно уже не будет в Бонниграссе.
        К счастью, внимание Саймона привлекли желтые розы, и он, кажется, не заметил ее оговорки.
        Саймон привел ее в небольшой ресторанчик, и Сара с проснувшимся аппетитом отдала должное всем блюдам. Она была очарована Саутпортом. Этот красивый город на морском побережье она видела впервые. Саймон, кажется, наконец сбросил груз невеселых мыслей. Он водил Сару по городу, весело рассказывая о достопримечательностях, и ему явно доставляла удовольствие ее непосредственная восторженность.
        Было уже довольно поздно, когда их машина влилась в общий поток, направлявшийся в сторону Престона. Оба устало молчали, каждый думал о своем. Саймон сосредоточенно смотрел на дорогу.
        - Какой чудный был день,  - наконец произнесла Сара.
        Она была благодарна за этот день Саймону и знала, что надолго сохранит воспоминания о поездке. С грустью Сара подумала, что будет скучать по Бонниграссу. Она привыкла к его четкому трудовому ритму, к людям, которые приезжали и уезжали, к красоте садов и оранжерей и к новым друзьям.
        Она будет скучать по старому Джему и миссис Уайт, по уютной ласке миссис Димейн, которую успела полюбить всей душой. Но больше всего ей будет не хватать Саймона.
        Она смотрела перед собой на петлявшую в сумерках дорогу, на причудливые очертания деревьев, казавшихся в полумраке великанами. Сара все еще ощущала аромат цветов и знала, что теперь, каждый раз вдыхая аромат розы или гвоздики или тяжелый аромат влажных лилий, ее сердце будет тосковать по Бонниграссу.
        Она ощутила знакомый комок в горле и пыталась прогнать непрошеные слезы. Видела, как Саймон украдкой бросил на нее взгляд, и надеялась, что он не заметил ее влажных глаз. Хоть бы он не спросил, что случилось, она не сможет откровенно ответить. Но Саймон не спросил. Он вел машину молча. Они въехали в ворота Бонниграсса. Саймон остановил машину у гаража, но не спешил выходить. Повисло тяжелое молчание.
        - Открыть ворота?  - спросила Сара тихо, но он не ответил.
        Неожиданно Саймон повернулся к ней, схватил в объятия и поцеловал в губы.
        Сара попыталась вырваться, потому что в этом поцелуе не было ни любви, ни нежности. Как будто он наказывал ее за то, что с ним сделала Рут. Но Саймон не отпускал, его пальцы больно удерживали ее за плечи.
        - Нет, Саймон, нет!  - вырвавшись, наконец, выдохнула она.  - Пусти меня! Ты должен понимать, что я никогда не стану дублером!
        Саймон резко выпустил ее из объятий, и она испугалась, увидев, что он взбешен.
        - Дублер!  - эхом отозвался он.  - Бог мой! Нет, Сара, я уверен, что ты ошибаешься. Выходи, я должен поставить машину.
        - Но я…
        Она не хотела расстаться с ним, не договорив, в таком состоянии. Она хотела объясниться, но не могла найти подходящих слов.
        - Я провела чудесный день. Спасибо, Саймон.
        - Ты как маленькая девочка, которую пригласили в гости, и она помнит наставления матери. Вежливая маленькая Сара. «Спасибо, Саймон, что пригласил меня, мороженое и джем были такими вкусными»!
        Она взглянула на него. В полумраке блеснули ее глаза, влажные от слез, обида была так сильна, что она не могла сдерживаться.
        - Ну что же ты, продолжай, Сара. Впрочем, вечер окончен. Выходи.
        - Ты так страдаешь, Саймон?  - Ее рука коснулась его ладони.
        - Какое тебе дело до меня, пусть мои страдания тебя не волнуют. Какая разница - страдаю я или нет. Да и ты не кажешься веселой последнее время.
        Она печально покачала головой.
        - Да что же мне делать, я ведь люблю тебя, Саймон!  - вырвалось у нее. Она устала от тяжелых мыслей и переживаний последних дней, и природная открытость снова взяла вверх.  - Я не виновата, что ты полюбил Рут, а не меня, но ты не имеешь права целовать меня только потому, что с тобой нет рядом Рут.
        Он на мгновение замер, но потом снова схватил ее в объятия.
        - Я многое не понимал, дорогая,  - пробормотал он ей в волосы.  - Но я исправлюсь. Я уж думал, что ты никогда не полюбишь меня, Сара.
        Их губы слились.
        - Ты, правда… Неужели ты любишь меня?  - спросила она тихо, когда им не хватило дыхания.
        - Конечно, я люблю тебя, милая Сара. Думаю, теперь ты и сама это поняла.
        Она не могла прийти в себя, не совсем понимала происходящее, но это больше не имело значения. Судьба преподнесла ей новый сюрприз.
        - Араукария - это к счастью!  - прошептала она Саймону на ухо.
        Он не понял ею слов. Впрочем, в следующие полчаса никакие слова не имели значения.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к