Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Капли Кристианна: " Укрощение Строптивого " - читать онлайн

Сохранить .
Укрощение Строптивого Кристианна Капли
        УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО
        «Сенсация зимы 2012 года! В наш город приезжает известный финский скрипач Валентин Линдгрен. 14-го февраля состоится его концерт в Ледовом Дворце. Билеты заказывайте по телефону…»
        Я выключила телевизор и вернулась к сборам. Убрав посуду со стола, направилась в спальню, в гости к шкафу. Нужно одеться прилично. Все-таки встречать «звязду», пусть и местного финского разлива.
        Открыла шкаф и скептическим взглядом обвела содержимое платяного монстра, а спустя несколько минут пришла к такому простому и единственному верному выводу - мне совершенно нечего надеть.
        Ну да, какой непредсказуемый поворот сюжета! И что мне теперь делать, а?
        А все Светка и ее просьбы виноваты. И если бы не деньги, которая она пообещала за дело, так и осталась бы сидеть воскресным утром дома наслаждаться одиночеством.
        Пусть будут джинсы и свитер. Февраль в этом году выдался холодный. Начало зимы было мягкое и бесснежное, а вот, конец января и начало последнего месяца «порадовали» своими морозами!
        Если справлюсь, точно пойду по магазинам. Пусть шоппинг и не очень люблю, возможность обновить гардероб ближе к весне греет душу.
        Пока я скакала по комнате, собирая сумку (конечно, все вещи не на своих местах - и даже не знаю, кого в этом винить?), как зазвонил телефон. Замечательно… и где он?
        Оказался за тумбочкой. Каким образом, думаю, спрашивать не стоит. А звонила, как раз Светка.
        - Жанна, где тебя черти носят? - раздался в трубке рассерженный голос подруги.
        Ох, уж эти холерики! Всегда быстро из себя выходят, особенно, если дело касается сущих мелочей.
        - Они тащат меня в ад, где растет много травы, но нет спичек,- вспомнила я к слову старый анекдот. Зря, Светка разозлилась только сильнее.
        - Дуй в аэропорт! Его самолет сядет через полтора часа!
        - Ты бы мне еще раньше позвонила. Часика в три ночи. Пока он сядет,- я закинула в сумку влажные салфетки и перьевую ручку,- я успею раза три добраться до аэропорта и смотаться домой,- последней в глубины сумки полетела жвачка.- Все, бэйба, чао. Я скоро буду,- и повесила трубку - телефон отправился вслед за «орбитом».
        Обуться и одеться не заняло много времени. По пути глянула на себя в зеркало: там отразилась невысокая полноватая девушка с темными волосами, собранными в высокий хвост, и голубыми глазами.
        Задумчиво поглядев на свое кругловатое лицо, я стерла рукавом румяна. Все-таки переборщила я с ними. Но что поделать? Когда утром глаза открыть не можешь, приходится краситься вслепую. Что ж, слава богу, что решила не пользоваться помадой. Образ Гуинплена вряд ли понравится Свете и всем остальным.
        Подхватив сумочку, выбежала из квартиры. Пусть все получится!
        ******
        А началась вся эта история в пятницу вечером.
        - Жанка, ты моя последняя надежда! - я открыла дверь, и мое персональное чудовище по имени Светлана, залетело в квартиру.- Ну, и холодина же! - она спешно раздевалась, пока я, чуток ошарашенная (совсем чуть-чуть), закрывала дверь.- Сейчас бы чая горячего! - и бросилась на кухню.
        Что ж, я последовала за ней, гадая, что могло привести ко мне подругу в столь позднее время. Обычно в девять она сидит дома, и наше общение ограничивается разговором по скайпу или телефону. А тут … вот, такая неожиданность.
        И эта неожиданность копалась на данный момент в моем холодильнике.
        - Света, заварку для чая ты там не найдешь,- заметила я, направляясь к плите.
        Знаю-знаю я полуночные слабости вечно сидящей на диетах подруги.
        - Ага,- отозвалась она, кусая помидор.- Но они такие аппетитные… эти томаты,- и набрав еще парочку, подруга соизволила закрыть холодильник и сесть за стол.
        Любовь Светланы к этим ягодам можно описать так: я так люблю помидоры, что запиваю их томатным соком и заедаю кетчупом.
        - Так, что приключилось? - повернулась к ней.
        - Ты, наверное, слышала, что к нам приезжает финский скрипач? Валентин Линдгрен,- я кивнула - и поздняя гостья продолжила.- Собственно, наша фирма взялась за организацию это концерта,- и почему у меня недоброе предчувствие относительно данной организации? - Все было готово, к его приезду. Абсолютно все… - она замолчала, и я ее поторопила.
        - Но? - мне не терпелось услышать продолжение.
        - Но сегодня днем Евгений Анатольевич уволил Ирину. Нашего финского переводчика. А этот скрипач ни бэ, ни мэ по-русски. Да и по-английски тоже. Максимум, что он может сказать «привет. Как дела?». А это никуда не годится!
        Ой, так и знала, что ни к чему хорошему визит Светки не приведет.
        - О нет… - покачала головой. Теперь прекрасно понимаю, к чему она клонит.
        - О да… - закивала Светка.- Милая, только ты меня можешь спасти! Евгений сказал, что если не найду переводчика до воскресенья, то покачусь к черту следом за Иркой.
        - Какого … - я едва сдержалась, чтобы не выругаться,- он уволил нужного сотрудника в такой момент? Это вверх нелогичности! - возмутилась.
        Света пожала плечами.
        - Сие покрыто мраком. Но они вроде очень сильно поссорились, и вот, Евгений ее и уволил. А возвращаться и извиняться, просить вернуться не хочет. Мужская гордость, видите ли,- передразнила она шефа.- Одним словом, у меня сроки. Где я за день найду человека, прекрасно знающего финский? - и с мольбой посмотрела на меня.
        Черт, нехорошо бросать друзей в беде.
        - Ты и не искала толком,- я сняла свистящий чайник с плиты и разлила кипяток в чашки.
        - А зачем мне искать, если я тебя знаю? - «добила» меня Светка своей логикой окончательно. - Дорогая, ты же прекрасно знаешь этот язык. Никак прожила в Финляндии десять лет.
        - Восемь,- поправила я ее и сделала маленький глоток чая. - Восемь лет я жила в Финляндии. И не так уж хорошо, знаю этот язык. Ты преувеличиваешь.
        - А ты скромничаешь, - не осталась в долгу подруга.- Но я не сказала тебе главного: за время, которые ты проведешь с этим скрипачом, тебе заплатят две штуки евро.
        Вот это коренным образом меняет дело, однако! Предложение стало ооочень заманчивым. И все-таки…
        - Ты же знаешь, как я не люблю общаться с чужими людьми, - недовольно передернула плечами.
        - Да-да,- вскинула руки Светка,- ты у нас предпочитаешь сидеть дома и поглощать сладкое. Жанна, такой шанс выпадает лишь раз в жизни! Это не сложно: всего лишь сопровождать его на интервью, в рестораны и прочее - одним словом, побыть там, где ему необходимо открывать рот. Умоляю тебя! Говорят он славный малый, и общение с ним сущее удовольствие.
        Я скептически взглянула на подругу и кивнула.
        - Хорошо. Выручу я тебя, выручу,- согласилась к огромной радости Светки и, как оказалось, к огромной головной боли в будущем.
        ******
        И вот, настал грандиозный момент: самолет пресловутого Валентина Линдгрена сел в аэропорту. Прошло, наверное, минут двадцать, прежде чем нам навстречу зашагали несколько мужских фигур, среди которых и сам скрипач.
        Это был высокий худощавый мужчина лет тридцати. Бледная кожа и короткие темные волосы, глубоко посажанные карие глаза. Тонкие губы и прямой нос с узкими крыльями. Он чем-то напоминал мне актера Джорша Харнетта, только у того не было такого настороженного взгляда, который адресовал мне «звезда», подходя ближе.
        Он оглядел меня с ног до головы, поджал губы и спросил, повернувшись к коренастому блондину - тот остановился за его спиной (как оказалось, продюсер).
        - А никого посимпатичней мне в сопровождающие найти нельзя было?
        Я, как открыла рот, чтобы поздороваться, так и не закрыла его. Либо я забыла финский, либо этот тип действительно не знает такого понятия, как вежливость.
        - Что он сказал? - дернула меня за рукав Светка.
        - Что мы две коровы, недостойные внимания его Светлости! - огрызнулась я тотчас. И к моему великому удивлению, подруга довольная кивнула и обронила: «у него это вместо приветствия».
        Очуметь, как говорила одна небезызвестная нянечка!
        - Надеюсь, машина уже ждет? - скрипач впился в меня острым взглядом.- Мне нужно немедленно в отель.
        - Да,- я кивнула, сдерживаясь, что не начать материться в ответ на такое обращение.- Конечно, Ваше Величество, карета подана и слуги ожидают ваших указаний,- все-таки ляпнула, в ответ на что звезда нахмурилась и спешно направилась к выходу, таща за собой чемодан.
        Высокая фигура в пальто вскоре скрылась с моего поле зрения, а следом за ней и менеджер. Остался продюсер. Нам он представился Стивеном.
        - Извините вы его. Он … немного … - и запнулся, пытаясь подобрать слово.
        - Грубоват? Хамоват? Не воспитан? - пришла я на «помощь».
        Стивен неохотно со мной согласился. И затем еще раз извинившись, последовал за Линдгреном. Я же повернулась к Светке, которая усиленно пыталась сделать вид, что она здесь не при чем.
        - Говорят он славный малый, и общение с ним сущее удовольствие,- процитировала я ее собственные слова, из-за чего подруга покраснела еще больше. - Я отказываюсь.
        - Но деньги... - робко возразила она.
        Верно, деньги... Я думала не больше нескольких секунд. Ладно, на самом деле гордость может и подождать в стороне. Все-таки такая сумма на дороге не валяется. Последний дурак от нее откажется.
        - Остаюсь,- кивнула, и мы вместе зашагали к выходу.
        Прорвемся. Всего-то с ним неделю понянчиться. Ничего страшного за семь дней со мной не случится!
        ******
        Я едва подавила рвущейся зевок. Настолько мне осточертело сидеть в холле и ждать, пока Валентин спуститься.
        - Послушайте,- обратилась я к Брюсу - его менеджеру, тот как раз сидел рядом на диванчике,- может, он там умер, а?
        Тот мотнул головой, и как мне показалось с сожалением. Ну-ну, вижу, Валентин действительно «славный малый».
        - Нет. Просто задерживается. Надо его поторопить,- и посмотрел на меня таким взглядом, что стало сразу, кому надо отправляться и торопить скрипача. Очень, знаете ли, тонкий намек!
        - Хорошо,- поднялась.- В каком он номере?
        - Триста восьмом.
        - О’кей,- и направилась к лифту. Конечно, я всего лишь сопровождающий переводчик, поэтому меня можно бросать в пасть льва. А лев проглотит и не подавится.
        Нет, чтобы я еще раз приняла предложение Светки! Она-то смылась быстренько из аэропорта, оставив меня одну с финнами. Большое спасибо, как говорится, век не забуду.
        Лифт с тихим писком остановился на третьем этаже, двери разъехались, и я направилась к триста восьмому номеру.
        - Валентин! - постучалась в дверь.- Валентин, мы вас ждем!
        Никакой реакции. Может, он действительно там умер?
        - Валентин! - теперь я уже не стучала, а колотила. Здорово. Либо умер, либо оглох, либо смылся.
        Я опустила дверную ручку и толкнула дверь. К моему удивлению, она поддалась. Интересный поворот событий.
        - Валентин? - позвала я, заглядывая в номер.- Валееееентиииин? - зашла, прикрыв за собой дверь. Сделала несколько шагов вперед, все также оглядываясь в поисках скрипача. Однако, номер был пуст.
        Все страньше и страньше.
        Я остановилась возле кровати, на которой лежали оставленные горничной чистые полотенца. Потом подошла к окну и выглянула из него: балкона нет.
        Что ж, и куда пропала наша звезда?
        Ладно, пусть это решают Стивен и Брюс. Все-таки их скрипач, а не мой. Я вообще переводчик, а не Мери Поппинс для тех, кому за восемнадцать.
        Развернулась, чтобы уйти, и обомлела: передо мной стоял Валентин. Обнаженный. Влажные волосы, капли воды, стекающие по телу. Вероятно, он только что вышел из душа.
        Ой.
        Скрипач же поймав мой взгляд, непроизвольно опустившейся ниже (намного ниже позволенного) , и побагровел то ли от злости, то ли от стыда. И что-то мне подсказывало, что первый вариант больше похож на правду.
        - Какого Дьявола?! - вырвалось гневное у мужчины, который тотчас бросился к кровати, где лежали полотенца.- Ты что здесь забыла?!
        - Я… лишь хотела … посмотреть… но не на то, на что я смотрю… вовсе нет… - пыталась я выдавить из себя оправдание, краснея еще пуще скрипача. - Одним словом, мы вас ждем внизу! - выпалила и пулей устремилась к выходу.
        Черт, черт, черт, черт! Так, и знала, что вляпаюсь в дерьмо! Господи, как же стыдно-то! Как я ему в глаза смотреть буду?!
        Пока я размышляла о своем позоре, Валентин (одетый, кстати) спустился вниз. Темный костюм, белоснежная сорочка, золотые запонки с изображением скрипки - я их разглядела, когда он подошел ближе, и начищенные до блеска ботинки. В руках он нес пальто, которое и накинул на плечи в холле гостиницы .
        Скрипач ничего мне не сказал, лишь удостоил мрачным взглядом. Да, я тоже рада вашему столь желанному появлению.
        - Мы едем давать интервью?
        - Да. В редакцию журнала Rolling Stone,- кивнул Стивен.- Машина ждет, Валентин. Мы уже опаздываем. А о пробках этого города я наслышан,- и поманил звезду за собой.
        Скрипач бросил на меня еще один тяжелый взор и, наткнувшись на мое хмурое выражение лица, последовал за своим продюсером.
        Слава Богу, что не устроил скандал! Но извиниться все равно надо будет. Неудобно как-то.
        - Поторопитесь, Жанна, не хочу из-за вашей нерасторопности опоздать,- бросил мне удаляющейся Валентин.
        Я, кажется, что-то про извинения говорила, да? Обойдется.
        Валентину и его сопровождающим предоставили джип. «Range Rover» черного цвета с затонированными стеклами. Одним словом, все по высшему классу. По мне, я бы не тратила столько денег на капризы заносчивого засранца.
        Кстати, насчет строптивых скрипачей: он сидел возле окошка, задумчиво глядя куда-то вдаль. И мыслями был точно не в этом мире. Вперед сидел Стивен и что-то писал в телефон. Брюса с нами не было: он остался в отеле.
        Дорога до редакции, расположенной на улице Торжковская, прошла в молчании. В таком же молчании мы зашли в белое невысокое здание с высокими узкими окнами. Поднялись на второй этаж, где нас расположили в уютной светлой комнатке с двумя черными диванами, застекленным столиком, на котором стояла вазочка с печеньем и лежала стопка журналов. Конечно, Rolling Stone.
        Валентин опустился на диван и сел, положив руки на колени. Взгляд его темных глаз устремился в стену, однако, судя по отстраненности, скрипач вновь куда-то уплыл в своих мыслях.
        И вернулся в реальность, только, когда зашла журналистка: молодая и симпатичная девушка лет двадцати. Поздоровавшись со всеми, она представилась Катариной Кун.
        - Начнем. Время деньги,- произнесла с улыбкой, опускаясь на диван напротив Валентина. Тот ответил ей широкой улыбкой. - Расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша любовь к музыке.
        ******
        Был уже вечер, когда мы вернулись в отель. Интервью длилось около часа и закончилось примерно в четыре. Затем мы поехали в ресторан обедать, поэтому к нашему возвращению, короткая стрелка на циферблате почти достигла цифры семь.
        Что можно сказать по поводу интервью? Там Валентин проявил необычную вежливость и общительность, охотно отвечал на вопросы, рассказывал о своих первых выступлениях, стремлениях и мечте. Я же все переводила, Когда речь зашла о личной жизни, от меня не ускользнула, как напрягся Валентин. Оказалось, у него есть девушка и она живет в Финляндии, в его родном городе. Они очень друг друга любят, и она с нетерпением ждет его возращения домой.
        Интервью закончилось вопросом о первых впечатлениях Валентина от Петербурга. И потом мы поехали ужинать. Стоило скрипачу выйти из редакции, как его общительность помахала нам платочком на прощание, уступив место привычной задумчивости.
        Если он всегда такой, мои искренние сожаления его девушке.
        - Вы приходите завтра. Обычно он встает часов в десять,- отвел меня в сторону Стивен: Валентин исчез в своем номере (и по словам Стивена, не покинет его до утра), а его продюсер вместе с менеджером направлялись в бар.- В полдевятого будем вас ждать.
        - Хорошо,- я кивнула.- До встречи.
        Они ушли, а я двинулась к лифту. Надо извиниться перед Валентином. За время нашей совместной поездки я не раз замечала, как он бросает на меня недовольный взгляд. В отличие от некоторых, буду воспитанной и первой встану на тропу примирения.
        Я постучалась в дверь. Мне никто не открыл. Кто бы сомневался? К слову говоря, дверь, как и в прошлый раз, оказалась не заперта. Надеюсь, что Валентин, в отличие от нашей прошлой встречи, одет.
        Музыкант был одет, к моему огромному облегчению. Когда я вошла, он стоял у окна и играл на скрипке. Рядом пюпитр, на котором белела нотная тетрадь. Валентин бывало отвлекался и делал на бумаге какие-то пометки, потом снова возвращался к игре.
        Я стояла в тени и слушала. Это была медленная, красивая и завораживающая мелодия. И почему-то слушая ее, я представила вспенившееся море, яростно разбивающееся об острые скалы, и неприветливые небеса, такие же, как и обесцвеченные, как и воды внизу...
        - Валентин,- негромко позвала я, и скрипач вздрогнул, резко прервав игру, - я хотела извиниться за то, что случилось днем.
        Он несколько секунд стоял неподвижно, а потом резко обернулся. Его лицо исказилось от гнева.
        - Дьявол! - воскликнул он.- Я упустил мелодию! А все ты виновата! - ткнул в мою сторону смычком.- Ведьма, зачем ты опять сюда пришла?! Вон из моей комнаты! И больше здесь не появляйся! - он топнул ногой, его темные глаза горели от злости. - Ты уволена!! Прочь!
        - Да пошел ты! - вырвалось у меня, и я, развернувшись, стремительно покинула его номер (второй раз за день уже), ощущая, как в груди бешено стучит сердце. Такой злой и обиженной я себя еще никогда не чувствовала: лицо горело, глаза жгли слезы, а в голове царил полный сумбур. Еще немного и разревусь, как последняя плакса.
        Прочь, так прочь! Ноги моей не будет больше в этом отеле! Пусть они все катятся к черту, и Валентин, особенно!
        - Богатырская улица. Дом десять,- я захлопнула дверь, и таксист, мимолетом глянув в зеркало заднего вида на меня, вытирающую предательские слезы, тронулся с места.
        Поскорей бы попасть домой. Поскорей бы оказаться, как можно дальше от этого сукин сына!
        ******
        Примерно, ближе к полудню в моей квартире раздался звонок в дверь. Нежданным гостем оказалась Светка. Она смущенно улыбнулась и продемонстрировала мне кусочек моего любимого ягодного пирога в прозрачной пластиковой упаковке.
        - Мне удалось вырваться на парочку часов из этого ада, поэтому я заскочила в кондитерскую и купила тебе лакомство. Так сказать, пытаюсь загладить свою вину. Все-таки я отчасти виновата в происшедшем.
        - Ой,- отмахнулась и пропустила подругу внутрь,- ты так говоришь, будто я получила тяжелую психологическую травму. Я уже успокоилась. Осадок неприятный остался, правда, но это скоро пройдет,- взяла тортик и отправилась на кухню.
        Пока Светка раздевалась, успела поставить чайник и достать посуду. Подруга опустилась на свое любимое место во главе стола, придвинула к себе поближе корзиночку с конфетами. Последняя после вчерашнего заметно опустела.
        - Меня предупреждали, что он сложный… этот Валентин,- Светка покрутила в руках сливочную карамель, а потом развернула с тихим шелестом упаковку.- Сказали, что молчаливый. Но я же не думала, что он псих полный!
        - Да не псих он… - отозвалась я устало,- просто нелюдим. Обидно, конечно, такой прибыльный заработок упустить, но это ведь не конец света.
        Света с натянутой улыбкой мне кивнула, соглашаясь. Ну, да, знаю, что деньги были большие и моем положении они бы очень пригодились… но уже ничего не поделать!
        Внезапно Светка поинтересовалась:
        - Как продвигается работа над книгой?
        Я нахмурилась: знает же, что не люблю подобные вопросы.
        - Она в стадии… - замолчала, ища подходящее слово,- поиска вдохновения… как-то так.
        - Хм. Жанна, ты не пишешь уже два года… - вздохнула подруга.- Развелась с Филиппом, и все: творческий процесс остановился.
        - От того, что ты мне об этом напоминаешь, вдохновение из комы не вернется… - проворчала я, выкладывая пирог на тарелку.
        Дальнейшее развитие беседы прервал телефонный звонок. Мы обе удивленно повернулись в сторону моего мобильника, где высветился незнакомый номер. Интересно, кто это?
        - Добрый день, Жанна,- произнес голос на той конце, и вероятно, на моем лице застыло поистине забавное выражение лица, потому что Светка хихикнула сдавленно, а затем поддалась заинтересованно вперед и спросила шепотом: «кто?».
        - Добрый день, Валентин,- холодно отозвалась я, и Света удивленно приподняла брови. «Что ему нужно?» - спросила она снова, я лишь пожала плечами в ответ, мол, «без понятия».
        - Вы ведь не заняты? - продолжал ходить вокруг да около скрипач.
        - Пара свободных минуток у меня найдется,- главное, изобразить мисс Занятость, чтобы не думал, что я тут сижу и жду манны небесной. Ну, или звонка одной капризной звезды.
        - Я хотел извиниться. Понимаете, я очень не люблю, когда меня отвлекают, тем более, когда приходит музыка… - он замолчал.- И даже не смотря на все, я не имел права срываться на вас. Прошу меня простить,- почему-то мне представилось, как он, произнося эти слова, клянется, снимая шляпу, подобно джентльменам викторианской эпохи, и я улыбнулась. Забавная получилась картина.
        «Что он сказал?» - Светка сгорала от нетерпения услышать пересказ нашего разговора. Я вместо ответа повернулась к ней спиной.
        - Конечно. Настроение бывает разным… Только я надеюсь, что такого больше не повторится?
        Валентин молчал, и я уже подумала, что он уже отказался от своей затеи извиниться и вернуть переводчика. Но тут скрипач подал голос.
        - Не повторится. Обещаю. И теперь… мы все будем очень рады, если вы вернетесь. Потому что без переводчика, как без рук,- мне показалось, либо в его голосе проскользнула нотка добродушной насмешки?
        - Я приеду через час.
        - Прекрасно. Буду ждать,- и отключился.
        Чудны дела твои, Судьба, в глазах наших!
        Я повернулась к Светке, прищурилась, оглядывая жаждущую новостей подругу.
        - Только что звонил Валентин. Он извинился и хочет, чтобы переводчик вернулся,- и широко улыбнулась. - Так что … быстро доедаем пирог и едем в отель.
        ******
        В отель мы приехали не через час, а через два, но встретили нас все равно радушно. Валентина правда не было, он опять заперся в своем номере (вот, и прекрасно. Пусть сидит там, я не против), поэтому мы со Стивеном, Брюсом и Светкой направились в кафе, расположенное недалеко от гостиницы. По словам финнов им до смерти надоел ресторан при отеле.
        - Если честно, удивлена, что Валентин извинился,- заказ был уже сделан, и мы сидели за круглым столиком, возле большого белого окна, из которого открывался прекрасный вид на заснеженную улицу. Специально выбрали место тихое, чтобы можно было насладиться беседой и уютной атмосферой кафе.
        - Гм,- тонкая улыбка заиграла на губах Стивена.- Тут пришлось постараться. Он же упрямый, как баран. Однако, все же чувствовал себя виноватым за то, что произошло.
        - Значит, его раскаянием я обязана вам? - спросила в шутку, и мужчина снова улыбнулся.
        - Не делайте из Валентина монстра. Он действительно славный малый, как я и говорил Светлане, просто… - он замолчал, обдумывая продолжение,- просто он не умеет общаться с людьми. Я знаком с ним вот уже десять лет, и знаю, что он ведет замкнутый образ жизни. У него нет друзей.
        - А девушка? - вспомнила я интервью и свои предположения о том, кто же эта «счастливица», получившая подобный подарочек.
        Стивен усмехнулся.
        - Я вас умоляю… он разбирается в женщинам, как Джек Потрошитель,- и устало потер переносицу.- Нет у него девушки. Была когда-то … но не выдержала видимо такой сильной конкуренции…
        - С музыкой? - догадалась я, и Стивен кивнул.
        - Да. Музыка для него единственная женщина. Поэтому, Жанна, все эти его вспышки и капризы, хамство, которые вы возможно сочли последствиями звездной болезни, на самом деле от того, что совершенно не разбирается в людях. И не умеет себя с ними правильно вести. И в то, какие тараканы водятся у него в голове, лучше не вникать.
        Такое откровение Стивена по поводу Валентина меня малость обескуражило. Собственно, я с первой нашей встречи заметила, что скрипач одержим музыкой, но чтобы настолько… кто бы мог подумать?
        - Но когда он давал интервью, то казался весьма милым и дружелюбным… - обронила я, складывая в уголок салфетку, которую достала из подставки.
        - У него много фанатов, среди которых большинство женщины. А образ мизантропа, помешанного на музыке, вряд ли покажется им заманчивым и соблазнительным… - и повернул голову, внимательно вглядываясь в противоположную сторону.
        Я проследила за его взглядом и заметила приближающуюся к нашему столику долговязую фигуру в темном пальто. Валентин. Вот, так сюрприз. А я думала, что до вечера будет сидеть в номере.
        Он поздоровался со всеми, мне даже улыбнулся и сел рядом со Стивеном. Открыл меню и углубился в его чтение, хоть и ни слова не понимал по-русски.
        - Я очень рад, Жанна, что вы решили вернуться,- подал он голос, глядя на меня поверх винной карты.
        Ты-то рад, не сомневаюсь. А я буду рада, когда получу маленький презент.
        - Ну… мы тут как раз со Стивеном обговаривали условия моего возвращения… - покрутила в руках вилку.- И я потребовала моральную компенсацию.
        Стивен в ответ лишь хмыкнул, а вот, Валентин насторожился, даже отложил меню. Глянул сначала на довольную меня, а затем на своего продюсера.
        - И каков размер компенсации? - поинтересовался сухо скрипач.
        - Три билета на ваш концерт,- это я обещала своей матери и ее подруге,- а также латте, шоколадный чизкейк и куриные, крылышки запеченные в соевом соусе.
        - Это как? - недоуменно посмотрел на меня музыкант.
        - То есть оплатите мой обед… и обед Светланы, - бросила я взгляд на подругу.- И мы в расчете.
        У Валентина вырвался облегченный выдох.
        - Всего-то? - спросил он с толикой недоверия.
        Я лишь пожала плечами в ответ.
        - Нет, если вам угодно, я потребовать с вас еще тысячу, сказав, что не буду работать, если не выплатите … но что-то мне подсказывает, что за две штуки вы найдете в Петербурге далеко не одного человека, хорошо знающего финский,- и очаровательно улыбнулась малость обескураженному мужчине.
        - Я согласен,- сразу же ответил он, и мы пожали друг другу руки.- А теперь не могли бы вы помочь мне с меню? Тут все на русском,- и протянул мне заключенные в пластик листы.
        - Конечно,- кивнула я.- Это же моя работа.
        ******
        Десятое февраля. Третий день пребывания Валентина в Петербурге. На часах всего два часа дня, а у меня такое ощущение, что уже поздний вечер. Черт бы побрал Валентина, который решил посетить Эрмитаж! Нет, я все понимаю: любовь к искусству, тяга к прекрасному и так далее, однако, мы уже четыре часа торчим в музее и кажется, не собираемся уходить.
        - Знаешь, что если осматривать каждый экспонат в музее по минуте, то уйдет примерно одиннадцать лет, чтобы изучить все.
        - Занимательная информация,- отозвался скрипач, возвращаясь к заинтересовавшей его картине.- Но мне кажется, что я трачу немного больше, чем минута.
        Немного? Ну да, тебе действительно кажется.
        - Или это был тонкий намек, что тебе не интересно? - снова отвлекся Валентин, и я лишь пожала плечами в ответ. По мне, это был очень тонкий намек, что я здесь одиннадцать лет проводить не собираюсь. - О, уже два! - опомнилась звезда, глянув на наручные часы.- А ведь недавно десять было… а ведь мы еще не осмотрели столько залов.
        Ну, для кого недавно, а для кого очень даже давно. Не то, чтобы я безграмотная невежда, которая не проявляет своей любви к искусству, просто сил моих нет ждать Валентина, который полчаса осматривает каждую картину. Издевается, наверное.
        - Послушай,- я взяла скрипача, который направился было к еще одной картине (ну, уж нет!), под руку и повела к дверям.- Я все понимаю, но ты же помнишь, что в три встреча со Стивеном и Брюсом. Они будут нас ждать в ресторане,- Валентин кивнул с заметным сожалением, и мы оба направились к выходу из зала.
        Я вот сгораю от нетерпения высказать большую благодарность этим финнам за то, что отправили меня с Валентином, а сами остались в отеле. А все звучало вполне невинно: «Это не займет много времени и сил. Он не особо интересуется искусством. Так что максимум пара часов, и ему надоест». Как же… а сами небось спустились в ближайший паб, чтобы выпить пива и поиграть в настольный футбол.
        Что ж, наверное, стоит подвести итоги прошедших трех дней. А итоги таковы: после возмещения моральной компенсации, к которой я позже приплюсовала и мороженое, наши отношения с Валентином более-менее наладились. То есть криков «Прочь, ведьма!» я от него больше не слышала. Считаю, это большим плюсом. Да и дверь номера звезда научился закрывать. Вероятно, опасается моих внезапных вторжений. Одним словом, между нами царят вменяемые отношения переводчика и клиента.
        Мы почти достигли отеля, когда я заметила толпу у главных дверей. В большинстве случаев, молодые девушки. Они явно чего-то (или кого-то) ждали…
        - Медленней,- бросил Валентин, и мы сбавили скорость в метрах пятидесяти от гостиницы. Я же вопросительно посмотрела на скрипача, и тот пояснил.- Фанаты.
        Снова глянула на толпу женщин, потом недоверчиво на Валентина. Это ради лицезрения его-то стоять на холоде и ждать, пока музыкант спуститься из своего номера или выглянет в окошко? Им что заняться больше нечем?
        - И что? - поинтересовалась.
        - Ничего… автографы, парочка фотографий… если повезет, то выйдем целыми,- продолжал говорить Валентин, доставая телефон из кармана. Начал писать кому-то смс-ку.
        Минуточку, он сказал «если повезет»? Или я ослышалась?
        - Что значит, если повезет? - спросила, когда мы подъехали. Валентин не ответил, потому что раздавшейся девичий визг… нет, не так - Визг, все объяснил.
        Мамочки! Я смотрела на визжащих от радости фанаток, и мне стало дурно. Пусть Валентин идет туда один, я же останусь в машине, где тепло и безопасно. Но у скрипача были свои планы, которые, к моему сожалению, расходились с моими.
        - Выходим.
        Я отрицательно мотнула головой.
        - Нет, я их боюсь,- и попыталась забиться в уголок, да только Валентин схватил меня за локоть.- Пусти,- ойкнула, когда скрипач сильнее стиснул пальцы и потащил меня за собой.- Они же разорвут нас на части! И вообще, я до смерти боюсь толпы…
        - Жанна,- твердо произнес Валентин, уже приоткрывший дверцу машины,- не волнуйся. Ничего страшного не случится. Держись меня и все будет хорошо.
        Я смерила взглядом худого скрипача и не сдержала нервного смешка. Тоже нашелся мне Геркулес, за чью широкую спину я смогу спрятаться. Скорее фанаты нас обоих разберут на сувениры: Валентина за то, что он Валентин, а меня так … за компанию…
        Возразить заявлению с оттенком геройства мне не дали: вытащили на улицу, где я сразу же была оглушена счастливыми криками фанатов. Вцепившись в руку скрипача, я засеменила следом, стараясь не смотреть на людей вокруг. Их так много, они кричат, тянутся к мужчине и от них можно ждать чего угодно…
        Я не соврала насчет того, что боюсь толпы. Весь крохотный отрезок пути до дверей гостинцы, я шла, вцепившись мертвой хваткой в Валентина. Даже не смотря на оглушительный визг, сотрясающий воздух, и на фанаток, что тянулись к своему кумиру, он не растерялся: шел, улыбаясь, и все поглядывал на дверь, откуда нам навстречу уже спешили охранники.
        И все вроде было хорошо, как … Валентин остановился дать кому-то автограф, и одна из девчонок схватила меня за руку. Не знаю почему, может случайно. Однако, больше и не надо было: множество лиц вокруг, громкие голоса, и вот, мне стало трудно дышать - на меня накатил внезапный страх. Жадно хватая воздух, будто рыба, выброшенная на берег, я еще сильнее сжала локоть скрипача. И он резко обернулся, чтобы посмотреть, как я сползаю медленно на землю…
        - Жанна,- услышала его беспокойный голос, а непроницаемая пелена уже застилала глаза. До меня доносились еще крики «Валентин!», «Позовите врача» и тому подобные, когда я окончательно провалилась в темноту…
        ******
        Очнулась я от резкого запаха. Нашатырь. Разомкнув тяжелые веки, удивленно воззрилась на Валентина, который «заботливо» тыкал мне нос ваткой, смоченной в лекарстве.
        Он что хочет, чтобы я второй раз сознание потеряла? Только в данном случае от этой гадости?
        - Убери… - простонала, махнув вяло рукой.
        - Очнулась! - известил кого-то радостно скрипач и отстранился, и я смогла вдохнуть теплый воздух полной грудью.- Она очнулась! - надо же, а радости-то сколько в голосе… даже удивительно.
        Потом некто сунул мне в руки стакан с водой, и я жадно выпила содержимое. Его снова наполнили, и я снова все выпила. Потом руки стали свободными, мозги более-менее заработали, и я обвела взглядом небольшое помещение. Номер гостиницы. Тот самый, где живет Валентин. Оказалось, что я лежала на кровати, заботливо разутая и без пальто, шапки и прочих зимних теплых вещичек. Сам же жилец номера сидел на краешке и с беспокойством на меня поглядывал.
        - Ты бы знала, как я испугался, когда ты в обморок рухнула! - выпалил он, когда я приняла сидячее положение.- Еще воды? - поинтересовался, перехватив мой взгляд, направленный на графин. Отрицательно мотнула головой. - Черт! Подумал, что все … конец пришел моему переводчику!
        Да уж, с такой работенкой мне рано или поздно придет. И чувствует моя интуиция, что скорее всего рано.
        - Я же сказала, что боюсь толпы… - голос мой звучал очень тихо и неуверенно. Валентин взъерошил темные волосы и посмотрел на меня с сожалением.
        - Я не подумал, что ты всерьез… пошутила, решил.
        - Ага. И в обморок тоже в шутку рухнула,- пробурчала я. Скрипач тяжело вздохнул.- Ты мной хотел воспользоваться, как живым щитом, признайся,- и впилась в него острым взглядом, требующего немедленного ответа.
        - Была такая мысль… Прости. Впредь буду знать, что переводчик из тебя получше, чем щит,- попытался отшутиться он, но шутка, к слову, вышла неудачная. Мужчина понял это по моему виду, и глупая улыбка пропала с его губ.
        - Ладно,- что с дураков-то взять? - Который час? - потянулась было к карману, где лежал телефон, но вспомнила, что пальто сейчас не на мне.- Пора работать, что ли… - пальто висело на спинке кресла, и я предприняла было попытку подняться с кровати, однако, Валентин положил мне руки на плечи и вернул в прежнее полу-сидячее положение.
        - Нет.
        - Что нет?
        - Тебе надо отдохнуть. У тебя шок, - от общения с тобой у любого шок случится! - Хочешь я закажу обед в номер?
        - С каких пор ты такой заботливый? - недоверчиво на него покосилась.
        - Ну… у меня не часто переводчики в обмороки при виде толпы падают,- пожал плечами «звезда».- Я сейчас… - и направился к телефону, а я откинулась на подушки и подтянула к себе одеяло. Кормить меня скоро у финна войдет в привычку. А собственно… я и не против. Раз хочет быть добрым самаритянином, пожалуйста, мешать не буду.
        Заказ еды много времени у Валентина не занял: вот, он опустился кресло, которое развернул к кровати, и, сцепив руки в замок, откинулся на спинку.
        - Обед будет через двадцать минут… Все хотел спросить, как ты выучила финский?
        - Восемь лет прожила в Финляндии. Вот, и выучила, - а потом добавила, заметив, что Валентин снова открыл рот.- Я вышла замуж и переехала жить к мужу.
        - Аааа…. - выдал скрипач, рассеянным взглядом скользя по комнате.- А почему вернулась в Петербург?
        - Заболел отец. Мама сама не справлялась. А больше и некому больше о старике заботиться. Пришлось вернуться… - пожала плечами.
        - А муж был не против? - продолжал расспрашивать меня Валентин, и по его виду сложно было понять: ему действительно это интересно или нет. Настолько непроницаемо было его лицо.
        - Когда это случилось, мы почти развелись… А теперь откровение за откровение. У тебя правда есть девушка, которая ждет тебя преданно в Финляндии?
        Валентин опустил глаза, разглядывая кончики ботинок. А потом отрицательно мотнул головой.
        - Нет… мы с ней давно уже не встречаемся. Она была недовольна тем, что я больше внимания уделяю музыке. И как-то решили расстаться. Иногда общаемся.
        Мда. Просто клуб одиноких сердец собрался в этой комнате. Брошенные и никому не нужные. «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», - вспомнилась мне одна песенка.
        - Ну, хоть общаетесь… вообще, жизнь штука сложная,- проговорила.- Я вот думала, что с Филом никогда не расстанемся. Любовь до гроба, все дела… а прошло несколько лет, как ни любви, ни счастья,- развела руки в стороны.- Все, к сожалению, не заканчивается жили долго и счастливо.
        Валентин тонко улыбнулся, слегка поддался вперед и поинтересовался шутливо.
        - Ты всегда после обмороков ударяешься в философию отношений?
        Я хмыкнула в ответ. Надо же, кто-то оказывается и пошутить умеет.
        - Нет. Только, когда меня обещают накормить обедом.
        - Да-да, я слышал про «халяву»,- сказал он по-русски с сильным акцентом, и я не сдержала смешка. Скрипач добродушно улыбнулся в ответ.
        И тут я заметила, как изменилось его лицо, после того, как спала маска привычной угрюмой задумчивости. Глубоко посаженные глаза больше не смотрели настороженно, взглядом загнанного зверя, глубокая морщина на лбу исчезла, и лицо просветлело. Ранее казавшиеся мне резкими черты лица теперь смягчились. Удивительно все-таки, как меняет порой человека улыбка.
        Валентин, заметив, что я его оглядываю, нахмурился, затем заерзал в кресле, скрестил руки на груди, обвел тяжелым взором номер. А затем поднялся, что-то буркнув про программу новостей и опустился напротив телевизора. Щелкнул на красную кнопку пульта и уставился в экран, где действительно шли новости. На финском, кстати.
        Что ж, Валентин снова стал привычным Валентином. Ну, и ладно. Не больно-то и хотелось продолжать с ним беседу. Я бросила мимолетный взор на часы на тумбочке. Обед должны принести минут через десять. Скорей бы, что ли…
        ******
        - Ну, так как у тебя с Валентином обстоят дела?
        Этот вопрос привел меня в замешательство: рука замерла, и край чашки так и не достиг губ. Я непонимающе воззрилась на Светку, которая как ни в чем не бывало продолжила поглощать греческий салат, то и дело бросая на меня хитрые взгляды.
        - То есть «как с Валентином обстоят дела»? - поинтересовалась я.
        - Я уже несколько дней, а именно, четыре не слышу от тебя жалоб на его хамство, молчаливость, угрюмость и прочие «положительные» качества,- пояснила она.- А вчера ты назвала его милым. И даже не вздумай этого отрицать.
        - Да я и не думаю… - пробормотала и сделала глоток капучино. Я действительно назвала Валентина милым. И даже сделала это в трезвом состоянии.- Нормальные отношения. Переводчика и клиента.
        - Ну-ну,- кивнула Светка.
        - Что ну-ну?
        - Примерно, тоже самое я слышала от тебя, перед тем, как вы с Филом начали встречаться. У нас обычные отношения однокурсников. Ничего особенного,- передразнила она меня.- А потом через неделю бац, и вы вместе.
        - Да, но это Фил, а это Валентин,- порой объяснить простые вещи Светлане для меня тяжелый труд. Будто она разницы между моим бывшим мужем и скрипачом не замечает.
        - Валентин тоже мужчина. И приятной наружности,- Светка отодвинула тарелку на край стола, принялась за кофе.- А у всех, в том числе и у тебя, есть свои личные … потребности.
        Я лишь хмыкнула в ответ. Иногда Светку заносит в совсем дальние дали.
        - Я один раз назвала его милым, он мне пару раз улыбнулся, а твое воображение уже нарисовало свадьбу. Между нами нет любви, если ты к этому клонишь.
        Тут пришел черед Светланы улыбаться. Ткнув в меня маленькой ложечкой, она произнесла.
        - Да я ни слова не сказала про любовь. Лишь обронила про потребности, которые присутствуют у всех. Даже самых закомплексованных. А вот, что нарисовало тебе твое воображение после моих слов, это вопрос.
        - Между мной и Валентином есть черта, которую я пересекать не стану.
        - Хах! Кажется, тоже самое я слышала и по поводу Фила,- как бы невзначай обронила подруга и бросила на меня еще один лукавый взгляд. Я же деловито промолчала в ответ.
        Не скажу, что слова Светланы открыли мне глаза на правду. Я и раньше замечала, что мое отношение к Валентину заметно потеплело. Да и он стал ко мне относиться за какие-то там четыре дня получше. Но ведь это не значит, что теперь мы обязаны броситься друг другу в объятия… И как я уже сказала Свете, то переступать черту отношений клиента и заказчика не собираюсь.
        ******
        Правда, мое решение дало трещины, когда вечером после того, как мы вернулись с очередного интервью и фотосессии, Валентин отвел меня в сторонку и предложил.
        - Я тут хотел спросить… не хочешь ли ты мне показать Питер?
        - Это как? Мы же ездили по городу: в музеи, рестораны и редакции.
        - Знаю. Но я говорю о простой прогулке по улочкам города, без водителя и прочих сопровождающих,- вероятно, под прочими имелись ввиду Стивен и Брюс, которые после случая с приступом, всегда были рядом. - Только ты и я. Как-то так… - мне кажется, либо потянуло романтикой?
        А даже если и потянуло, то мысль вполне неплохая. Нельзя же постоянно сидеть дома. Тем более в последние дни крепкие морозы уступили место потеплению, и снаружи царила вполне приятная для зимы погода.
        - Почему бы и нет?.
        - Тогда завтра? - он улыбнулся.
        Я закивала, согласная с его словами.
        - Значит, в три встретимся в холле. И не опаздывай, Жанна,- развернулся и ушел, а я смотрела ему вслед, вспоминая наш со Светкой недавний разговор, в котором я назвала Валентина милым. Наверное, все же, я была не в себе, раз такое ляпнула.
        ******
        А в пять часов небо уже начало темнеть в преддверии вечера. И мы с Валентином, нагулявшись, зашли в кафе, чтобы перекусить.
        На улице слегка похолодало, пошел мелкий снег, поэтому я сразу заказала себе имбирный чай, чтобы согреться. Мы заняли местечко в углу, чтобы сидеть подальше от шумной компании ребят.
        Что ж, если в начале дня я предполагала, что от свидания с молчаливым скрипачом много ждать не придется, то уже спустя полчаса нашей прогулки обнаружила, что все не так уж и плохо. Если сначала из угрюмого Валентина нельзя было и слово вытянуть, то потом он разговорился. Мы говорили обо всем: о детстве, о музыке, о книгах, фильмах, отношениях и так далее. Признаться, удивлена тем, что у нас оказались общие интересы.
        Я ожидала, что Валентин - это человек, зацикленный на своей музыке и ничего больше не видящий в мире, не признающий, однако, я ошиблась… к своему большому удовольствию. Эту мысль я высказала скрипачу, и он посмеялся над моими словами. «Лишь с немногими я действительно могу быть открытым»,- таков был его ответ.- «Для других я замкнутый и одержимый музыкой человек».
        Мы сидели и дожидались заказа. Я потирала замершие ладони, а Валентин изучал меню.
        - Что это за слово? - ткнул он в меню, и я склонилась к скрипачу.
        - Тунец. По-русски звучит ту-нец,- произнесла я по слогам, и Валентин повторил, правда, не без акцента.
        - Ту-нец… пожалуй, буду этот салат. Скажи официанту, что мне салат с тунцом и пиццу «четыре сезона». А ты что будешь? - взглянул на меня, все еще изучающую скромное меню.
        - Тоже пиццу. Народную. Что делаем дальше? - поинтересовалась я у Валентина, который цедил мой имбирный чай. Скрипач прищурился, обдумывая наши дальнейшие действия, а потом произнес.
        - Предлагаю еще погулять, а потом вернемся в отель. У меня концерт послезавтра. Стивен всегда настаивает на том, чтобы я перед выступлениями отдыхал.
        - Хорошо. Так и сделаем.
        Жаль, что спустя несколько часов наши планы изменились. Кардинально изменились.
        ******
        А все произошло, когда мы проходили по пустой улочке. Уже окончательно стемнело, снег усилился и поднялся холодный ветер. Я шла, засунув руки в карманы. Рядом шагал Валентин, запахнув пальто. Чтобы сократить дорогу, решили пройти через дворы. Точнее решила я, а Валентин со мной согласился.
        Тут-то нас и поджидали неприятности. Мы зашли в арку, которая вела во двор, почти миновали ее, как все и случилось... Они появились внезапно: пятеро подростков вышли нам навстречу, и у одного из них в свете тусклого фонаря в руке блеснул нож. Малолетки прижали нас к стенке, окружив.
        - Бабло давай. И мобилу,- пригрозил парень, потрясая в руке оружием. Я шумно сглотнула, не сводя глаз с лезвия. Это происходит на самом деле или мне сниться? - Ты че уснула? Деньги давай, падла!
        Мои руки дрожали и не слушались, раскрытая сумочка упала на землю, и все содержимое рассыпалось по влажному асфальту. Мамочки!
        Валентин же отреагировал на удивление спокойно, в отличие от меня. Достал из внутреннего кармана кошелек и мобильный телефон и молча протянул их грабителю. Некоторые вещи, которые я подобрала, вырвал из рук другой подросток. И растерянная я осталась стоять, опустив глаза, и сделала глубокий вдох, чтобы справиться с крупной дрожью, сотрясающей тело.
        - Тише,- шепнул мне на ухо Валентин и положил руку на плечо. И как ему удается сохранять хладнокровие?
        - Может, у тебя есть что-нибудь еще? - лезвие ножа приблизилось ко мне, и я отступила на шаг, спиной уткнулась в стену арки.
        - Оставь ее,- одернул того, кто с ножиком, другой парень.- Давай валить лучше. Бабло же есть!
        'Ножик' бросил на меня хмурый взгляд и сплюнул.
        - Повезло тебе, девка,- расчертил воздух в несколько сантиметрах от моего лица, от чего сердце совершило стремительный полет в пятки, и вскоре малолетки скрылись с наших глаз, свернув за угол. И вот, тогда я осела на землю, пытаясь унять бешено бьющееся сердце.
        О, Господи! Неужели нас действительно ограбили? Неужели ...
        - Жанна,- Валентин присел напротив меня, тронул за плечо.- Жанна, ты как?
        - Лучше,- сделала несколько глубоких вдохов. Надо успокоиться. Надо взять себя в руки. - Мне уже лучше.
        - Вот, и славно,- тонкая улыбка тронула его губы, и скрипач помог мне подняться. - Главное, что все закончилось хорошо,- приобнял меня дрожащую, и мы вместе зашагали прочь от этого злополучного места.
        Нет, он на удивление спокоен. Хорошо, что хоть в драку не полез, изображая из себя благородного рыцаря. Иначе огребла бы я от продюсера за покалеченную звезду...
        Спустя несколько минут я уже окончательно пришла в себя, и мы с Валентином стали решать, что делать дальше. Ни денег, чтобы доехать на такси до отеля, ни мобильника, чтобы позвонить продюсеру, не было. Выход предложила я.
        - До моего дома тут пятнадцать минут ходьбы,- дохнула на замершие ладони.- Зайдем ко мне. Оттуда и вызовешь такси.
        Конечно же, Валентин согласился. Также он высказал мысль о чае. Я ее поддержала, про себя отметив, что еще не помешала бы горячая ванна.
        ******
        Дома тепло, тихо и хорошо. Я зажгла свет в прихожей и прикрыла за Валентином дверь. Слава Богу, что этим безмозглым уродам не пришла в голову мысль забрать ключи. Иначе предстояло бы нам пешочком до гостинцы топать.
        - Ты чай с сахаром будешь? - я быстро скинула верхнюю одежду и прошла на кухню, а вот, Валентин что-то завозился в прихожей.
        Всю дорогу до моего дома мы прошли, не сказав друг другу ни слова. И бросая мимолетные взгляды на молчаливого скрипача, я подумала, что он наверное раз в сотый уже пожалел, что предложил эту чертову прогулку.
        - Без,- донеслось в ответ, и мужчина замер на пороге. Пригладил растрепавшиеся волосы.- Неплохая у тебя квартира…. Маленькая только,- ну да, однокомнатную большой не назовешь.- Я в такой с бабушкой жил до шести лет. В Финляндии.
        - Помню, ты рассказывал. Эта от отца досталась, после его смерти.
        Валентин опустился на стул и, положив локти на стол, взглянул в окно, за которым падал мелкий снег. В комнате воцарилось молчание: я перебирала конфеты в корзиночке, а скрипач витал где-то в облаках.
        - Послушай, а я могу остаться? - неожиданно спросил он, не оборачиваясь. Его взгляд был все также прикован к снегу. А я разглядывала цветные карамельки. - На ночь остаться… - добавил Валентин спустя несколько секунд.
        - Можешь,- разрешила негромко.- Только, наверное, надо позвонить Стивену и Брюсу и сообщить, что ты ночуешь у меня. Чтобы они не волновались.
        - Наверное…
        - Телефон в прихожей.
        - Тогда я сейчас,- он поднялся и вышел, а я осталась одна. Сделала глоток горячего чая. Какое-то странное ощущение сейчас накатило… будто со мной происходит, и в тоже самое время нет… Гм, может, все-таки не со мной?
        Валентин разговаривал по телефону долго. Поэтому, когда он вернулся, я уже успела помыть посуду и полить цветы на подоконнике.
        - Я в душ. Спальня там,- махнула рукой в сторону закрытой двери.
        - Я могу и на диване поспать,- возразил неуверенно скрипач, и я усмехнулась.
        - У меня нет дивана. Скоро буду,- и ушла.
        ******
        Признаюсь, пока я принимала душ, то в мыслях перешагнула черту переводчика и клиента не раз. И думаю, что Валентин тоже. Иначе зачем ему еще оставаться у меня дома?
        Итак, я ожидала обнаружить Валентина в спальне, и мое разбушевавшееся воображение рисовало разные картинки, в том числе и те, на которых можно поставить пометку «+18». Но уж никак я не ждала увидеть скрипача, сидевшего на краешке кровати и читающего одну из моих книг.
        Пришлось деловито прокашляться, тогда «звезда» и соизволила оторваться от страниц.
        - Извини, - он поднял глаза на меня, завернутую в махровое полотенце.- Ты будешь переодеваться? - кивок головы в знак согласия.- Тогда я выйду,- и действительно вышел. А вошел, предварительно постучав (научен горьким опытом?) и спросив, одета ли я… Ну, и как с ним предлагаете поступить, а?
        Я сидела под одеялом и усиленно делала вид, что занята изучением внутренности тумбочки, пока скрипач раздевался. Хотелось бы мне, конечно, описать это, как красивый эротичный танец, где он, демонстрируя мне свое сексуальное тело, медленно раздевался… но нет, Валентин разделся быстро: шух-шух, и вот, он уже забрался под одеяло. Да и не сказать, что финн сложен, как Аполлон. Эээх…
        Хочется, все же добавить: хорошо, что тогда было два одеяла. Иначе началась бы борьба за территорию.
        Выключила свет и полежала несколько минут, ожидая хоть каких-нибудь действий. Царила поистине гробовая тишина. Я глянула на замершего неподвижно Валентина, который даже казалось не дышал… А может, он и вправду не дышит? Я придвинулась к мужчине ближе и облегченно выдохнула, услышав его дыхание. Жив все-таки! Ну, хоть что-то.
        Свет фонарей проникал в комнату сквозь занавески, падая на пол неровными желтыми полосками. Единственное что разгоняло вязкую темноту.
        Вгляделась в лицо Валентина и сдавленно хихикнула. Настолько оно было серьезным. Видок у финна еще тот! Даже у Дракулы в гробу лицо было попроще. И это меня добило - я захохотала, уткнувшись в подушку лицом… финн же недоуменно за мной наблюдал, но вот, и его губы тронула улыбка. Потом мы смеялись вместе.
        Сумасшедшие смеются без причины. Истина! Наверное, мы действительно сошли с ума, иначе, как объяснить наш… бесконтрольный ржач (извиняюсь за французский), который длился минут пятнадцать. В какой-то момент мне даже показалось, что я умру от смеха, но потом начало отпускать. И напряжение, витавшее в воздухе спало: Валентин меня даже приобнял, а я уютно устроилась у него на груди.
        - Знаешь,- проговорил он, - я своему племяннику твои сказки читал. Ему нравилось. Мне тоже. Почему ты больше не пишешь?
        В ответ лишь пожала плечами.
        - Не знаю. Просто не пишется и все тут. После развода с Филом творчество как-то о себе не заявляло.
        - Вдохновение вернется,- заверил меня Валентин.- Оно всегда возвращается. Я вот правда не могу представить свою жизнь без музыки. Она для меня все.
        - Да… - протянула задумчиво, а потом заметила.- Знаешь, твои фанатки отдали бы многое, чтобы побыть на моем месте.
        Его губы тронула тонкая улыбка, и Валентин потер подбородок, а затем приобнял меня крепче со словами.
        - Знаешь, будь они тут все вместе, я бы что угодно отдал, лишь оказаться от них подальше.
        Что ж, приятно это знать. Приподнявшись, взглянула на веселого скрипача.
        - Когда у тебя концерт?
        - Послезавтра.
        - День Святого Валентина,- скривилась.- Ненавижу этот праздник. И когда ты уедешь?
        - Семнадцатого, утром.
        - Значит, у нас осталось всего четыре дня? - склонилась ниже к его лицу.
        Его руки скользнули по моей талии, скрипач приблизил меня к себе. Тихо произнес.
        - Совсем мало времени… предлагаешь его зря не терять?
        - Именно,- и припала к его губам в долгом поцелуе.
        ******
        - Боже, Жанна, прекрати меня интриговать! - Светка схватила меня за руку, и мы вместе направились к небольшому магазинчику, где торговали косметикой ручной работы. Ходить с ней по магазинам та еще пытка. Тем более подруга узнала, что прошлой ночью Валентин ночевал у меня, и жаждала узнать подробности. - Ну, и как он? Хорош?
        - О, да,- для пущего эффекта полной удовлетворённости томно вздохнула.- Просто бог секса. И не только на скрипочке оказывается хорошо умеет.
        - Не смешно,- буркнула Света.- Какая ты зануда все-таки! - скорчила недовольную гримасу и направилась к полочкам, где стоял длинный ряд гелей для душа. Начинается… сейчас убьет здесь полчаса, выбирая себе всякую фигню, которую будет потом раздаривать своим знакомым (мне в том числе).- Кстати, когда твой Ромео уезжает обратно в свой северный край?
        - Семнадцатого. И да, я прекрасно понимаю, что наши отношения на этом закончатся,- по лицу Светки видела, что меня ждет порция нотаций по поводу краткосрочных отношений. - Но как ты сама сказала, у каждого есть свои потребности. И мы с Валентином не исключение.
        - Понятно. Так и когда новое свидание?
        Хороший вопрос. Если честно, не знаю. Наутро Валентин, молчаливый и задумчивый, уехал в отель, одолжив денег на такси. У него завтра вечером концерт, поэтому сегодня он занят репетицией. И только после семи мы встретимся снова.
        Признаться, Светке, я приврала про способности Валентина. Не сказать, что прошлая ночь была самой лучшей (грандиозной и фантастической) в моей жизни, но и не худшей. Приятная, одним словом. Но меня разочаровало поведение героя-любовника, а вовсе не его способности: молчаливый, он замкнулся в себе утром и заговорил со мной только, когда ему потребовались деньги на проезд. Поэтому осадок остался не самый светлый.
        Чертовы тараканы в голове скрипача! Так и хочется его хорошенько стукнуть за испорченное утро и весь оставшейся день, соответственно!
        - Без понятия. Вечером может и договоримся… - если этот мрачный тип вообще заговорит со мной.
        Не заговорил. Вернулся с репетиции, поднялся к себе в номер и больше оттуда не выходил. Ужин попросил заказать ему в комнату. Ответ, более-менее объясняющий его странное поведение, я получила, когда Стивен, приехавший вместе с Валентином, отозвал меня в сторону. Я как раз собиралась уходить, а он спускался в ресторан.
        - Слушай, Жанна, не придавай значения его поведению,- рука мужчины легла мне на плечо.- Перед концертом Валентин всегда немного… странный,- ага, а обычно он просто воплощение нормальности.- Поэтому ты не воспринимай это на свой счет,- здорово, наверное, весь отель уже в курсе, что мы переспали.- И надеюсь, что ты на него сильно не злишься,- надежда, как я слышала умирает последней.- Кстати, вот твои билеты на концерт,- и протянул мне три прямоугольных бумажки с портретом Валентина, играющего на скрипке, и информацией о концерте.- Будем рады, если ты придешь.
        - А Валентин?
        - Нуу… я давно перестал пытаться понять, что за тараканы водятся в его голове.
        Ага. Если они вообще там водятся…
        - И почему бы тебе просто не купить ему место в психушке? - поинтересовалась вслух, пряча билеты в сумочку. Вот, маме и ее подруге радость будет. Попадут на концерт известного скрипача. Только меня уже бросает в злость одно имя Валентина Линдгрена. И как назло, плакатов с его именем развешено по городу великое множество!
        - Неа, рановато его в психушку. Толк пока есть - деньги ведь приносит, - усмехнулся Стивен, хлопнул меня легонько по плечу.- До завтра, Жанна. Жду тебя к десяти,- развернулся и ушел.
        А я же достала мобильный, который одолжила мне Светка, набрала номер мамы и сказала, что заеду. И почему у меня такое мерзкое ощущение, что меня поимели?
        ******
        Не знаю, как остальные, но я четырнадцатое февраля, объявленное днем всех влюбленных, терпеть не могу. Не люблю этот праздник и все тут. Идиотский он.
        И вот, четырнадцатое февраля. Я стою перед главным входом в Ледовый Дворец - огромным застекленным чудовищем, вокруг которого уже столпились люди, и жду, когда моя мама и ее подруга соизволят приехать. На часах без двадцати пять, концерт Валентина должен начаться скоро, а их все нет.
        Ох, люблю свою мамочку и ее друзей, которые умудряются всегда опаздывать! И погодка весьма и весьма располагающая к тому, чтобы постоять на улице!
        Переминаясь с одной ноги на другую и потирая замершие ладони, я бросила взгляд на уже знакомую толпу мне молодых девушек. Не смотря на то, что на улице минус пятнадцать, фанаты Валентина были одеты легко: коротенькие курточки, некоторые девушки в юбках и высоких сапогах. Совсем с ума сошли!
        - Милая, прости, что я опоздала,- мама и Рита подошли ко мне со спины, и первая заключила свою замерзшую дочурку в крепкие объятия. Рита меня просто чмокнула в алую от мороза щеку.- Пробки, сама понимаешь.
        Ага. В метро пробки, у трамвая колесо спустило. Знаю-знаю я отговорки опаздывающей родительницы.
        - Пошли скорее,- поторопила я их, доставая окоченевшими пальцами билеты из сумочки, которые милая мама вчера забыла у меня забрать.- И в следующий раз ничего у меня не оставляй.
        - Ой, Жанна, он такой красавчик! Как я тебе завидую, что ты с ним работаешь,- Рита любовно провела по изображению играющего на скрипке Валентина.
        Ну-ну, узнаете скрипача поближе, и я с удовольствием послушаю, как вы заговорите про «красавчика Валентина». Я вот едва сдерживаюсь от красочных и весьма лестных эпитетов в адрес этой звезды. И что-то мне подсказывает, что я не одна такая, «трепетно и нежно» любящая Линдгрена.
        А билеты у нас оказались непростые… но не золотые, к сожалению. VIP зона. Что ж, Стивен явно постарался на славу, компенсируя мне моральный ущерб.
        VIP зона представляла из себя ничто иное, как изолированное уютное помещение с отдельным гардеробом и туалетной комнатой. Мы прошли по небольшому светлому коридору - обособленный вход, и оказались здесь, в нашем маленьком и тихом уголке, откуда можно спокойно наслаждаться концертом. Посередине стоял стол. Как нам объяснила девушка - мы немного заблудились, и она нас провела,- если мы захотим, то стол накроют прямо сейчас. А не после, как было оговорено с продюсером финского скрипача. (оказывается, щедрость Стивена достигла и вполне съедобных пределов). И оставив нас одних, удалилась.
        - О, Жанна, тут есть балкон! - раздался голос матери, полный восторга. И действительно, ко всем прочим достоинствам комнатки, к ней прилагался застекленный балкон, откуда открывался действительно прекрасный вид на сцену. Буду любоваться Валентином вблизи. Будто я его раньше не видела…
        - Как удобно! - Рита уже заняла широкое кожаное кресло - одно из восьми, что располагалось с краю, и теперь жадно разглядывала сцену. Большой зал же постепенно заполнялся народом, который сплошным потоком прибывал в помещение через несколько широко распахнутых дверей. Глянула на часы - концерт вот-вот должен начаться. Но наверное, как обычно выступление задержится минут на двадцать.
        - Жанна Борисова? - раздался за спиной незнакомый голос, и, обернувшись, я увидела высокого мужчину в темном костюме, замершего на пороге. - Пройдемте со мной, пожалуйста.
        - Это куда с вами пройти-то надо? - нахмурилась я, когда охранник сделал несколько шагов навстречу. Мама и Рита с любопыством наблюдали за нами.- У нас vip билеты. Все по правилам.
        - Дело не в билетам,- ответ сопровождался вежливой улыбкой.- Один человек хочет с вами встретиться. И нельзя заставлять его ждать,- сомкнул толстые пальцы на моем локте и направился к выходу. Мне же ничего не оставалось, как последовать за ним.
        Догадываюсь я, что это за человек, который не может ждать. И интуиция не обманула: меня привели в гримерку Валетина, который мерил небольшую комнатку широкими нервными шагами.
        - О, наконец-то! - воскликнул он, когда за нами закрылась дверь.
        - Ты бы еще вертолет за мной прислал,- огрызнулась я на его радостный клич и повернулась к мужчине, продолжающему удерживать мою руку.- Знаете, можете меня отпустить. Убивать этого мерзавца я пока не собираюсь. Сначала получу свои деньги за работу с ним.
        Охранник бросил вопросительный взгляд на Валентина - тот кивнул. Потом он оставил нас наедине.
        - Удивлена, что мне еще черный мешок на голову не надели,- заметила мрачно, обводя взглядом гримерку скрипача. Небольшое светлое помещение. На диване, что стоит напротив большого настенного зеркала, свалена верхняя одежда. На столике лежит уже знакомый мне футляр скрипки. Какие-то бумаги. И пустая банка из-под содовой.
        - Стивен нанял этих ребят. А я лишь попросил одного привести тебя,- пожал плечами скрипач.- Не знал же, что он … так тебя приведет… а вообще, ты почему не отвечала на мои звонки? - скрипач скрестил руки на груди, внимательно глядя на меня.- Я волновался вообще-то.
        Он что надо мной сейчас издевается? Какое звонил? Мой телефон сегодня молчал, как партизан… как немой партизан.
        - И когда же ты мне звонил?
        - Весь день. Ты не пришла сегодня на работу. Я звонил, а ты то недоступна, то не отвечаешь. Конечно, я черт побери начал волноваться! Вдруг с тобой что-то случилось. Ваши улицы… небезопасные,- пробормотал он себе под нос.
        Ой, просто благородный и заботливый «принц» на мою голову свалился.
        - Я сегодня звонила Стивену и сказала, что не приду. Собственно, вам переводчик не особо был нужен.
        - Сказала Стивену? - недоуменно приподнял брови скрипач.- А он мне ни слова про это… Просто здорово,- пробурчал недовольно.- А почему на звонки не отвечала? - продолжал он допытываться, поэтому за доказательствами мне пришлось залезть в сумочку и продемонстрировать скрипачу допотопный Sony Ericson, который к удивлению, оказался выключен.
        - Вот, же ж падла! Вырубился опять! - выругалась я по-русски; блин, убить Светку и те вещи, которые она мне по доброте душевной отдает.- Сломался,- объяснила Валентину.- Он включается и выключается, когда хочет. А бывает, звонки не принимает… Ведет самостоятельную жизнь, одним словом.
        Скрипач кивнул, принимая объяснения, и замолчал, разглядывая стену. Я же, решив, что конфликт исчерпан, направилась к выходу. И была остановлена.
        - Погоди,- окликнул меня Валентин,- ты что на меня злишься?
        О, заметьте, что не я первая коснулась этой темы. Обернулась и посмотрела на слегка растерянного музыканта. Наверное, мое выражение лица уже заставило его пожалеть о сказанном.
        - Я? Злюсь? - спокойно поинтересовалась, даже сама удивилась ровному голосу.- Да что ты? - приблизилась к нему.- Мы переспали, а ты повел себя, как последняя свинья. Люди на такое не злятся, конечно же, и не обижаются. Нет. Как ты вообще мог подумать, что я буду злиться после такой мелочи?
        - Сарказм в данный момент неуместен… - осторожно заметил Валентин, и тут моему терпению пришел конец.
        - Хорошо, раз сарказм не уместен, то да - я злюсь! Злюсь на тебя, свинью такую! Потому что на утро у меня сложилось впечатление, что меня использовали и выбросили за ненадобностью. Спасибо большое!
        - Ты мне могла сказать,- негромко обронил скрипач.
        - Как?! Ты ушел, не сказав мне ни слова! Только деньги на такси попросил. Сказал «пока» и все. И что мне предлагалось сделать? Догнать тебя и все высказать? Или сначала спустить с лестницы, чтобы отомстить, а потом поговорить? Ты хоть думай, что говоришь!
        - Послушай, да я виноват… - он попытался успокоить меня, положив руки на плечи, но я сбросила его узкие ладони.- Но я не думал, что тебя это сильно задет. Просто… погоди, не перебивай меня,- приложил палец к моим раскрывшимся губам.- Так вот, мне приснилась мелодия. И я проснулся и еще слышал ее. Это было пять часов утра… Я так боялся ее упустить, что думал только о ней. Потом после тебя я приехал в отель и начал ее играть…
        - Боже, Валентин, прекрати. Ты действительно думаешь, что это является повод… - и замолчала, встретившись с горящими от восторга глазами мужчины.- Точно, забыла, что общаюсь с тем, кто помолвлен со скрипкой.
        Вот, сейчас тот самый момент, когда я могу проникнуться сочувствием к его бывшей девушке. Такое чудо терпеть.
        - Мне жаль. Я действительно не думал, что ты обидишься… просто, мне казалось, что ты относишься ко всему этому несерьезно.
        - Да, я может быть не представляю себе нашу свадьбу, детей и внуков, но это не значит, что со мной можно так обращаться!
        - Хорошо, хорошо,- он закивал.- Я это запомню. Женщинам такое не нравится,- слава богу, что еще не записал где-нибудь. Нет, он разбирается в слабом поле хуже, чем Джек Потрошитель. Намного хуже.
        - Ладно, - я устало потерла переносицу,- знаешь, это все, конечно, бессмысленно… глупый разговор и непонятное выяснение еще больших непонятных отношений.
        - Да нет, отношение-то как раз понятно,- он осмелился провести ладонью по моим волосам.- Ты мне нравишься. Даже очень,- и склонился робко к моим губам, как в гримерку ворвался Брюс. Как всегда, в самый подходящий момент…
        - Валентин, живо на сцену! Концерт через пять минут! Давай, скорее! Привет, Жанна,- и я вяло помахала ему в ответ. Затем вернулась к скрипачу, который уже стоял возле зеркала и поправлял свой идеально сидящий костюм.
        - Знаешь, Валентин, женщины любят, чтобы им демонстрировали свое отношение. Если тебе кто-то нравится, так покажи ему это. И удачи на концерте,- чмокнула его в гладко выбритую щеку и направилась к двери. Вслед мне донеслось бесцветное «спасибо, возьму на заметку».
        И почему мне не везет на нормальных мужиков? Если такие существуют, конечно…
        ******
        «По работе»,- примерно так я ответила на вопросы мамы и Риты, которые посыпались на меня, словно из рога изобилия. Конечно, эффектное появление мужчины в костюме, а затем мой неожиданный уход у кого угодно вызовет острым приступ любопытства.
        Заняла свое место, устроилась поудобнее, поймала на себе парочку косых взглядов мамы и уставилась на темную сцену, где вот-вот должна была появится финская звезда.
        Надеюсь, что хоть на скрипочке пиликает он получше, чем разбирается в противоположном поле и отношениях. И ведь угораздило же меня переспать с таким недоразумением! Нет, не совсем так… угораздило же меня посчитать его симпатичным, милым, умным и, в целом приятным, человеком.
        Глупо уже отрицать, что он мне нравится, конечно… Поэтому попала ты, Жанна, одним словом.
        Из печальных размышлений о козлах бывших и занудных настоящих любовников меня отвлекло начало концерта. На темную доселе сцену упал синеватый свет прожекторов, и раздались бурные аплодисменты, приветствующие вышедшего скрипача. Я чуть поддалась вперед, разглядывая долговязую фигуру в темном костюме. Валентин.
        В большом жидкокристаллическом экране отразилось его серьезное лицо. Сосредоточен. Я успела досчитать до трех, прежде, чем смычок коснулся струн и со сцены на нас, зрителей, полилась музыка.
        Словно волна, мелодия, тонкая и легкая, с кельтским акцентом, накатила на нас, сидящих на своих местах, заставляя забыть обо всем. Задорная, яркая и пылкая, буквально дышащая жизнью она уносила меня все дальше и дальше: прочь из Ледового дворца, прочь из Петербурга - музыка похитила меня.
        Закрыв глаза, я увидела поляну, где лесные феи из скандинавских мифов танцуют свои сказочные танцы, водя хороводы вокруг старого дерева с густой, сочно-зеленой кроной.
        Музыка ускоряется, еще больше страсти, еще ярче становятся образы перед глазами. Фея зовут остаться, но меня стремительно уносит дальше. Мы проносимся над холодными фьордами, и серыми утесами, над простирающимися на многие мили лесами и над синими озерами. Все быстрее и быстрее, и вот, я кружусь в зеленом вихре, танцуя с ветром. И даже дух захватывает от переполняющих меня эмоций.
        А потом все замерло… Замедлившаяся и потерявшая вмиг свою экспрессию, мелодия неспешно течет, оседая на губам соленым с горчинкой вкусом, и оставляет меня посреди пустынного перекреста, от которого расходятся извилистые змейки дорог. Где бескрайнее небо и такая же бескрайняя равнина сливаются воедино у горизонта. И где колышется вереск под теплым ветром, что приносит издалека обрывки грустных песен невидимых эльфов.
        Приложив руку к груди, почувствовала, как защемило в районе сердца от этой светлой тоски … И музыка отпустила меня: коснувшись на прощание губ, она ушла, растворяясь в пронзительно-грустном мотиве, словно утренний туман, тающий в первых лучах солнца…
        Еще несколько секунд сидела, возвращаясь в реальность, а затем открыла глаза и удивленно воззрилась на Валентина, который улыбался и приветствовал собравшихся сегодня на английском языке. Акцент ужасный, кстати.
        - Потрясающе, не правда ли? - повернулась ко мне мама.
        Я потрясенная лишь кивнула. Вот за эти прекрасные мгновения, я готова простить Валентину все, что угодно. Похоже, он действительно гений.
        ******
        Концерт подходил к концу: оставалось примерно минут пятнадцать до завершения, и мне уже не терпелось высказать скрипачу весь свой восторг, вызванный его игрой. Потрясающе! Чертовски здорово!
        Я поерзала в кресле и снова глянула на часы. Черт, еще целых десять минут.
        Валентин что-то рассказывал, кажется, о том, как ему понравился Питер и он рад приехать сюда еще много-много раз. Я не особо вдалась в его пламенную речь, пока не услышала следующее…
        - Знаете, я встретил девушку,- он смущенно улыбнулся,- и она замечательная. Я это говорю не для того, чтобы загладить свою вину перед ней… Нет, она действительно замечательная. И у нас очень много общего. Даже поразительно,- замолчал, явно что-то обдумывая. А я от нетерпения услышать продолжение вскочила со своего места и теперь приплясывала у окна, ожидая, что он скажет.- Одним словом, я не умею красиво говорить о чувствах, поэтому написал кое-что. Ей в подарок. Надеюсь, что понравится… - отошел от микрофона, закрепленного на стойке.
        Смычок коснулся струн, и зазвучала музыка: мягкая, бархатная и нежная, и я вспомнила, как мы с Валентином лежали обнаженные в кровати. Он лениво перебирал мои волосы, а я уютно устроилась у него на груди, натянув одеяло до подбородка. И было в тех минутах что-то умиротворяющее… нам было хорошо вместе, и мы просто наслаждались этими восхитительными мгновениями, не думая о том, что будет завтра, послезавтра или через год.
        Глядя на Валентина, подумала, что и он сейчас вспоминает тоже самое. Даже завидую немного его таланту, удержать ценное мгновение и оживить его при помощи музыки. После развода с Филом, свое умение рисовать словами я, вероятно, потеряла…
        А спустя минут десять после завершения выступления, к нам, в VIP зону пожаловали гости. Официанты как раз накрывали на стол, когда дверь распахнулась и на пороге замер Стивен. Со словами: «вот, пришел узнать, как у вас дела», он прошел в комнату, а следом за ним вошел и Валентин.
        Собственно, на шее последнего я и повисла с радостным писком. Что-то сбивчиво затараторила про свой восторг, про счастье, про вдохновения, про восхитительную музыку, сама уже не помню. Валентин слушал меня, улыбаясь, а потом со словами «ты просто прелесть» я впилась в его губы. Скрипач опешил, однако, ненадолго - спустя пару секунд, он отвечал с таким же пылом, приобняв меня за талию. Все прекратилось, когда за нашими спинами раздалось деликатное покашливание мамы.
        - Так, значит, я прощен? - осведомился он, когда мы отстранились друг о друга. Я, смущенная столько внезапным порывом, улыбнулась его вопросу и кивнула.
        - Да, и полностью реабилитирован.
        - Тогда… через три часа я буду ждать тебя у себя в номере,- шепнул мне Валентин на ухо.- Отметим мое удачное выступление. Да и решил приготовить тебе сюрприз, как тому, кто также не любит День Всех Влюбленных.
        - Что-то тебя на романтику пробило. Начинаю беспокоиться,- насмешливо заметила я.- А теперь, Валентин, познакомься… это моя мама. А это подруга Рита. Ей очень нравится твоя музыка,- начала знакомить присутствующих. Пока Рита на ломаном финском объясняла скрипачу свою неземную любовь, я бросила взгляд на замершего у стола Стивена, который ощипывал виноградную веточку.
        И почему у меня ощущение, что столь внезапному романтическому настроению «Ромео», я обязана ему?
        Поймав мой внимательный взгляд, финн улыбнулся и подмигнул. Так вот, значит, кто наставил Валентина на путь алых сердец, лепестков роз и ужина при свечах.
        Ну-ну, уже интересно, что из этого выйдет.
        ******
        А спустя некоторое время я стояла перед дверью с золотыми цифрами «308», буквально сгорая от любопытства. Интересно же, что за сюрприз приготовил Валентин. Постучала, потом еще раз, только громче, и через несколько минут дверь распахнулась, являя мне Валентина. Он зевнул и пропустил меня внутрь.
        - Какой-то у тебя вид заспанный,- проронила, оглядывая номер. Мое богатое воображение уже нарисовало себе такую картину: украшенный номер в ужасный красный цвет, повсюду сердечки, свечи, лепестки роз и прочая фигня. Однако, реальность оказалась такой же, как и всегда, без каких-либо украшений. Единственное, на невысоком столике стояли бокалы и кулер, где охлаждалось шампанское. И все, на этом перечисление чего-то романтичного в комнате заканчивалось.
        - Я сейчас тебе все объясню… - Валентин поправил рукав рубашки, опустился на кровать.- Одним словом, я хотел заказать ужин в номер. Там романтика, свечи, все дела. Но оказалось, что ресторан сегодня не работает. Решил дождаться тебя, задремал. Проснулся минут пятнадцать назад,- снова зевнул, взъерошил короткие волосы.- Успел заказать шампанское,- и виновато на меня посмотрел.- Извини, сюрприз не удался. Но можем сходить куда-нибудь, если хочешь, конечно.
        Да нет, я бы сказала, что сюрприз удался. Своеобразный сюрприз - это отсутствие сюрприза. Собственно, так даже интересней.
        - Ой, забей,- отмахнувшись от предложения, я присела рядом с ним,- знал бы ты, как мне лень… - и откинулась на мягкую кровать, прикрыла глаза. Хорошо-то как: лежишь себе, лежишь и ничего делать не хочется…
        - Злишься?
        - Нет, на самом деле никуда идти не хочется… тем более, на улице холодно и снежно, да и не одета я для ресторана и на романтику не готова…- замолчала, обдумывая одну очень заманчивую идею. -Знаешь,- приподнялась на локтях, взглянула на скрипача,- а давай, закажем пиццу?
        - Давай,- поддержал меня Валентин. - Я люблю с грибами.
        - А я с ветчиной и сыром. У меня есть телефон пиццерии и их скидочная карточка. Вот, и получается, что для полного комплекта Дня Всех Влюбленных не хватает лишь букета и ванны с пеной и лепестками роз.
        - Гм, цветы у меня есть,- Валентин кивнул в сторону подоконнике, где стояли в вазе розы. Наверное, с концерта.- Могу их тебе подарить. Насчет ванной… у меня есть резиновый утенок.
        - Прекрасно! - хлопнула радостно я в ладоши.- Сейчас цветы, позже пицца, а утенка пустим в дело ближе к ночи,- и поймав на себе лукавый взгляд Валентина, поинтересовалась.- Что?
        - Может, в обратном порядке? - невинно полюбопытствовал скрипач, склонившись ко мне. Что ж, вполне неплохой вариант. Мне нравится.
        Сделала вид, что задумалась, а потом чмокнула его в краешек губ со словами: «Можно, и в обратном».
        ******
        Последние дни пребывания Валентина в Питере пролетели незаметно. Закон вселенской подлости: все хорошее заканчивается очень быстро.
        Мы почти не выходили из номера - заметно похолодало, и прогулки на морозе потеряли свою прелесть. Еду мы заказывали из ресторана, смотрели фильмы (парочка каналов были на финском), часто спускались посидеть в баре отеля, выбирая обычно самое дальнее местечко, иногда присоединялись к Стивену и Брюсу, любивших вечерком поиграть в бильярд. И конечно, занимались любовью.
        Светка, бы наверное, узнав о нашем времяпровождении, покрутила пальцем у виска и принялась бы рассказывать о том, какие вечеринки в каких клубах проходят, демонстрируя, сколько интересного мы упускаем, не окунаясь в бурную культурную жизнь. Возможно, кому-то постоянное сидение в гостинице показалось бы скучным, но только не нам. Вдвоем хорошо, и ничего с этим нельзя было поделать.
        Две зануды нашли друг друга, как сказала бы моя подруга. Нашли - это да, вот, только ненадолго.
        Спустя два дня после концерта Валентину предстояло уехать. Его самолет должен был подняться в воздух в одиннадцать, поэтому мы встали пораньше.
        Восемь утра, за окном только-только розовело небо в преддверии рассвета. Я сидела в кровати, подтянув к себе колени, и наблюдала за Валентином, который собирал свои вещи. На полу раскрытый чемодан, в который скрипач складывал рубашки. Последними стали зубная щетка, тюбик пасты, туалетная вода… в какой-то момент я отвернулась, чтобы он не заметил, насколько я расстроена скорым расставанием…
        Когда повернулась, то обнаружила, что сборы закончены: вещей было немного. Валентин же оторвал листок из маленького блокнота и что-то торопливо писал.
        - Я тебе дам свой электронный адрес. И телефон… и скайп,- и замолчал, поймав мой грустный взгляд.
        - Все равно это будет уже не то,- негромко произнесла, теребя в руках краешек простыни.- Виртуальное общение самый лучший способ окончательно убить отношения.
        - Я знаю,- отозвался он, но все равно протянул мне исписанный листок.- Звонить буду и приезжать почаще постараюсь.
        - Было бы замечательно,- растянула губы в грустной улыбке, и Валентин, тяжело вздохнув, рассеянно провел ладонью по моим волосам.
        Я не провожала его в аэропорт. Мы попрощались в номере: долгий поцелуй, возможно уже последний, и я ушла, оставив Валентина. Заглянула к Стивену, который рассчитался со мной за работу переводчика и попрощался, пожелав удачи. На этом все и закончилось.
        А придя домой, я первым делом позвонила Светке и попросила ее приехать. Больше всего, мне не хотелось оставаться одной.
        ******
        ПОЛГОДАСПУСТЯ
        - Жанна, ты что надо мной издеваешься? - раздался возмущенный голос Светланы в трубке, и я поморщилась, предчувствуя новую порция нотаций по поводу того, что я жуткая капуша.- Ну, сколько тебя ждать можно?!
        Иногда в жизни бывают такие моменты, когда хочется остаться одному, заползти под одеяло, свернуться в уютной темноте калачиком, и чтобы никто не трогал… но кто ж даст так просто наслаждаться одиночеством?
        Светка точно не из числа этих щедрых людей. На данный момент ей надо с кем-то выпить в клубе и поболтать, а мне вот до смерти не хочется куда-либо идти.
        Да, знаю, что я ленивый домосед, но это все равно не повод меня пинками, в бувальном смысле слова, выгонять из дома. Но попробуй это объясни Светлане, которая поставила перед собой цель - найти мне мужчину.
        - Прости,- прижимая телефон к уху, накинула на плечи плащик.- Тут дела дома задержали,- глянув на себя в зеркало, поправила прическу.- Уже выхожу… Не волнуйся, скоро буду,- распахнула дверь и обомлела… передо мной собственной персоной стоял Валентин, как раз занесший руку, чтобы нажать кнопку звонка.
        - Привет,- мило улыбнулся он, и я не сдержала глупой радостной улыбки в ответ. Все-таки приехал.
        - Света, знаешь, - медленно протянула я,- наверное, меня не жди. Тут возникло одно дело, - глянула на Валентина,- и я никак не могу его отложить. Потом созвонимся,- и отключилась.
        - Впустишь? - поинтересовался мужчина, переминаясь с ноги на ногу. Кивнула и посторонилась - Валентин прошел в прихожую, огляделся и усмехнулся.- Здесь ничего не изменилось.
        Я закрыла дверь и так и осталась стоять, прислонившись спиной к прохладному дереву. Неужели он действительно приехал? Или мне все это привиделось? Я слышала, что Валентин отправился в мировое турне на несколько месяцев, потом снова вернулся в Финляндию. Наше и без того скудное общение по интернету окончательно прекратилось около месяца назад. И я решила, что уже все кончено… как хорошо, что я иногда ошибаюсь.
        - Ты даже не предупредил… - и запнулась, когда скрипач приблизился.- Я бы … подготовилась, что ли…
        - Хотел сделать сюрприз,- произнес Валентин, пожимая плечами. От меня не укрылось волнение мужчины: он, как и я, не был уверен сохранились ли между нами чувства за полгода разлуки. И сейчас отчаянно искал признаки моей симпатии… или ее отсутствия.
        Однако, Валентин приехал, и это сказало мне намного больше, чем все те краткие сообщения, которыми мы обменивались в скайпе или те недолгие разговоры по телефону.
        - У тебя получилось,- кивнула.- Надолго?
        Валентин сделал вид, что задумался: потер подбородок, глядя куда-то поверх меня, а затем медленно проговорил.
        - Я работаю сейчас над новым альбомом… времени предостаточно, поэтому планирую задержаться в Питере надолго. Если мне здесь, конечно, будут рады,- и с ожиданием глянул на меня. Следующий шаг за тобой, Жанна.
        А что я… я, облегченно выдохнув, шагнула к мужчине, привставала на цыпочки и примкнула к теплым губам скрипача. Поцелуй сначала нежный становился все более жарким, наливаясь страстью; Валентин прижал меня крепче к себе, его ладони скользнули по моей талии ... И вот, я, обвив его шею руками, чуть отстранилась, заглянула в темные глаза и тихо призналась.
        - Спасибо, что приехал. Я скучала по тебе.
        Валентин молчал несколько секунд, и я подумала, что ответа от него не дождусь… но, как хорошо, что я порой ошибаюсь.
        - Я тоже,- и ухмыльнулся.- Никто из переводчиков больше ко мне в номер не ломился, когда я в душе был.
        - Ну, ты и засранец,- и снова потянулась к его губам.- Чертовски тебя не хватало.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к