Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Капли Кристианна: " Чудо Под Новый Год " - читать онлайн

Сохранить .
Чудо Под Новый Год Кристианна Капли
        КРИСТИАННА КАПЛИ
        ЧУДО ПОД НОВЫЙ ГОД
        
        Посвящается Ольге, она же Шестой Элемент,
        и Тане, она же Lutien.
        
        Я НЕ ЧОКНУЛАСЬ.
        Я ПРОСТО ВЗРОСЛАЯ ЖЕНЩИНА В ТЕЛЕ СВОЕЙ ДОЧЕРИ.
        (С) ЧУМОВАЯ ПЯТНИЦА
        ЧТО-ТО ТИПА ПРОЛОГА
        - Замерзла, небось?
        Я подняла глаза и удивленно взглянула на стоящего рядом паренька. Молодой, лет двадцать. Не больше. Тонкие черты лица, темные глаза и белые, как иней волосы. Он стоял, засунув руки в карманы теплой куртки, и широко улыбался.
        - Да так... - пожала плечами.- Не жарко. Декабрь все-таки.
        На остановке мы были одни. Кому же еще взбредет в голову ждать автобуса в полпервого ночи, в такой мороз? Только мне, не очень умной и не очень трезвой Тоне.
        Парень задумчиво посмотрел на расписание.
        - Тебе еще минут десять сидеть.
        - Здорово.
        - Ты кажешься расстроенной. Я прав?
        Я посмотрела на него - он снова улыбнулся. Нет, точно либо пьян, либо обдолбан. Мне капитально сегодня везет. Мало того, что день прошел отвратительно, так еще и псих какой-то пристал.
        - Нет. Все хорошо.
        Мальчишка почесал нос. Боже, пусть транспорт поскорей приедет. А то мало ли что... какие в меру симпатичные маньяки разгуливают по Минску по ночам.
        - И все-таки ты чем-то расстроена,- и склонил голову набок.- Неудачный год?
        - Типа того.
        Он снова замолчал. Я уже решила, что до него наконец-то дошло очевидное - от меня надо отвалить. Но нет, ошиблась.
        - А хочешь я решу твои проблемы?
        Все-таки пьян.
        Я хмыкнула и достала из кармана телефон. Тэк-с, еще пять минут, и этот чудик пойдет своей дорогой.
        - Ну, так что? - 'снежный' мальчик настаивал на ответе.- Хочешь я тебе помогу?
        Где-то я слышала, что с сумасшедшими надо соглашаться. Потому кивнула.
        - Помоги, раз так хочется...
        Он потер ладони, дохнул на них - я с интересом наблюдала за его действиями... и ... щелкнул пальцами перед моим носом.
        - Теперь все будет хорошо,- произнес довольно, засунул руки в карманы обратно,- Доброй ночи, - и направился прочь.
        Я долго смотрела ему вслед.
        Просто чокнутый какой-то,- подумалось мне тогда.
        Как же я ошиблась с выводами.
        *******
        - Тоша, ты уже решила, где будешь отмечать?
        - Неа,- я ходила по комнате, водя деревянным массажером по бедру. - Я думала с Антоном... но он собирается к родителям в Солигорск, а мне как-то хочется остаться в Минске,- прошла мимо зеркала. Красапета просто. Жирные от оливкового масла волосы, на лице зеленая маска. Были еще огурцы на глазах. - А ты? - полюбопытствовала. Зря.
        Далее на меня полился поток нескончаемой информации о том, что будет делать Алла. За что я люблю свою подругу - ей не нужен собеседник в принципе. Она говорит, а мне достаточно только хмыкать в трубку. Потому я с чистой совестью положила мобильный на тумбочку и отправилась в ванну смывать всю красоту с лицу. На обратном пути меня перехватила бабушка.
        - Тоша, а вынеси-ка ты мусор.
        - Хорошо, Ба.
        Моя личная Аллочка-Людоедочка все еще жизнерадостно щебетала в трубку, не заметив отсутствия собеседника. Да уж, ее монологи это нечто... Гамлет от зависти бы умер.
        Итак, пора нам что ли познакомиться. Меня зовут Антонина Совина, мне двадцать три. Проживаю в городе Минске, вместе со своей бабушкой. Тоже кстати Антониной. Что еще... работаю секретаршей в маленькой фирме, куда пристроил по знакомству отец. Учусь. Вот, собственно и все. Насчет внешности молчу, ибо ничем выдающимся не отличаюсь. Кроме может своей худобы. Кожа да кости. Моя бабуля до сих пор не теряет надежды откормить свою тощую внучечку.
        Я вывалилась в морозный день. Безумно чесалась под полиэтиленовой шапочкой башка. Натянув капюшон, побрела к контейнерам.
        Новогоднее настроение? Хаха, нет, не слышали. Вроде, как говорят, что високосный год не особо удачен, но меня он отымел по полной. Чего стоили проблемы на работе, учебе и со здоровьем. Даже вспоминать противно. Да и личная жизнь наладилась относительно недавно.
        Так что, вот такая я вся радостная и в предвкушении праздника, новогодней рекламы Кока-Колы и семейного ужина. Единственный план - сидеть дома и медленно напиваться перед телевизором, за просмотром Голубого Огонька. Мой парень уезжает в Солигорск, а ехать с ним - увольте. Его мать меня заочно терпеть не может. Лучше дома, в обнимку с бутылкой вина или мартини.
        С такими веселыми мыслями я закинула мусорный пакет в контейнер и, не спеша, направилась обратно домой. Скоро как раз и сериал любимый должен начаться. И бабуля, наверное, обед готовит. Мм, любимые ленивые голубцы.
        Когда черный БМВ пронесся в паре сантиметров от меня, я почти добралась до двери (что кстати с нашими сугробами весьма сложное дело). От неожиданности я охнула и села в какую-то мутную лужу. Класс!
        Автомобиль резко замер почти у самой двери подъезда. И из него выбрался ОН... Он в моем случае не потрясающий красавец, которому я могу с легкостью простить испорченное пальто. Он - это Руслан Костюкович. Самовлюбленный придурок, эгоист, и просто редкостная сволочь (и так далее по списку), а по совместительству мой бывший парень. Личный кошмар, с которым я встречалась три года и сбежала. О чем и не жалею, собственно.
        И какого черта он здесь делает? Бабушка говорила, что он в Англии живет! Только встречи с Костюковичем для полного счастья и не хватало.
        Я кое-как поднялась. О том, чтобы привести себя в порядок не может и речи. Тем более, вряд ли я стала выглядеть еще хуже, чем до этого.
        - Не верю своим глазам,- о, принц все-таки заметил свою бывшую принцессу.- Совина, ты что ли? Не узнать? Не сильно задел?
        - Нет. Ты же знаешь, как я люблю принимать грязевые ванны,- в тон ему отозвалась. - А эти пятна,- указала на разводы на пуховике,- так сочетаются с моим цветом глаз.
        - Ага,- отозвался он.
        Следом за ним из автомобиля выбралась барышня. Чтобы не погрязнуть в описаниях, сведу их к минимуму - этакая гламурная блондиночка. Она надула недовольно свои пухленькие губки и посмотрела на Руслана.
        - Милый, так мы идем к твоим родителям или нет?
        - Конечно. Это моя девушка. Ксения, - Руслан снова повернулся ко мне.- Я с ней в Англии познакомился.
        - Потрясающе,- выдавила из себя улыбку и направилась к подъезду. - А теперь извини, но меня ждут. Там дела важные.
        Руслан мило улыбнулся. Кивнул, мол, конечно. Дела, так дела.
        - Передай Антонине Петровне от меня привет,- донеслось вслед.
        Я рассеянно махнула рукой в ответ. А следом зацепила и еще кое-что.
        - А это кто, пупсик?
        - Да так ... подруга с детства.
        Подруга детства? И стоп... пупсик? О боже, какая жуть.
        В прихожей я разулась и прошла в ванну. Стоит застирать пальто... только включила воду, как вспомнила. Алллочка! Пулей бросилась обратно в комнату. Боже, наверное, она меня уже ненавидит.
        Готовя про себя наспех придуманное извинение, поднесла трубку к уху. 'Людоедочка' рассказывала мне о том, как правильно приготовить мясо по-французски.
        *******
        - А знаешь, некоторые мысли материальны! Может, ты о нем часто думала... и он приехал в Минск,- высказала глубокую философскую мысль Алла.
        Я вяло кивнула:
        - Ага. И мечтала о том, как убью его, расчленю и утоплю тело в Свислочи. Даже письмо Деду Морозу написала с просьбой о новом хорошо заточенном топоре,- и заметив поблизости официанта, подозвала его.- Мне пожалуйста еще один белый глинтвейн. Ты будет что-нибудь? - Алла отрицательно мотнула головой.- Тогда все. Спасибо.
        - И какая она?
        - Кто?
        - Блондинка его...
        Пожала плечами.
        - Блондинка как блондинка,- и подумав, добавила.- Блондинистая такая.
        Подруга фыркнула.
        Экстренное совещание было назначено на следующий день, и его участники, то бишь я и Аллочка, прибыли ровно к шести часам в кафешку под названием 'Лимончелло'. Заказали по чашке горячего вина и принялись за обсуждение столь важного вопроса, как возращение в Минск Руслана Костюковича. Нет, как бы для меня это не было особо важным. Ну, вернулся и вернулся. Но Алла решила, что я нуждаюсь в дружеском плече, носовом платке и промывке мозгов относительно того, что я когда-нибудь позабуду этого гоблина.
        - Очень хорошее описание.
        - Извини. Я не особо ее рассматривала.., в следующий раз, обязательно подойду поближе, погляжу внимательно и опишу тебе точно.
        В ответ подруга только покачала головой и отправила в рот кусочек лимона.
        Мы сидели до восьми, а потом Аллочка заторопилась домой. Домашние заботы, как она сказала, ждать не будут.
        Неожиданная встреча номер два состоялась, когда мы стояли на первом этаже кафе, под лестницей и ждали, когда в гардеробе вернут пальто.
        Я бы меньше удивилась, случись в ту минуту конец света и прокатись по небу четыре всадника апокалипсиса, чем, когда раздался до боли знакомый голос.
        - Совина, какая неожиданная встреча!
        Убить. Закопать в глухом лесу и посыпать солью землю вокруг.
        Догадавшись уже, с кем меня опять столкнула нелегкая, медленно обернулась. Руслан стоял в шаге от меня, крутя в пальцах айфон. За ним маячила и его английская блондинистость.
        Легок на помине, ничего не скажешь.
        - Уже домой уходишь?
        Аллочка кивнула. Я же решила понаглеть.
        - А у тебя есть предложения?
        Костюкович усмехнулся и пригладил свои светлые волосы. Воспользовавшись случаем окинула его внимательным взглядом. Невысокий, крепко сложенный парень. Свой привычке одеваться неброско не изменил: темно-синие джинсы, белый свитер. Волосы выгорели почти до платинового оттенка или он их осветлил, черт разберет. И глаза, пронзительно голубые. Мне всегда нравился такой цвет. Красивый. Прямо, как летнее небо. Эх, хорошо выглядит, мерзавец.
        - Может, хочешь выпить с нами?
        Барби явно такое предложение Руслана не понравилось, но возражать она не стала. А вот сам Костюкович... эта его гаденькая ухмылка. Ох, как бы я хотела ее стереть. Желательно, хуком справа.
        - Конечно. Что может быть лучше пары бокальчиков вина в приятной компании? - и подмигнула Аллочке. Та только закатила глаза. На прощание чмокнула меня в щечку, пожелала удачи тихо и ушла.
        Мы остались втроем.
        Что ж была, не была...
        Он изменился. Именно на такой мысли я и поймала себя, рассеянно слушая его рассказы про Англию, про Нью-Йорк, где он прожил три последних месяца, про свою работу в отцовской фирме... Три года назад Руслан был другим. А может, я вбила себе подобное в голову, не желая принимать человека таким, какой он есть. Сложный вопрос.
        У подошедшего к нам официанта я заказала еще один бокал вина.
        - Решила напиться? - поинтересовался с толикой ехидцы Костюкович.
        Я не упустила возможности вставить шпильку.
        - Так легче переноситься твое хвастовство.
        Руслан улыбнулся в ответ.
        - Действительно... что я только о себе, да о себе. Расскажи и ты о том, как сложилась твоя жизнь.
        Передо мной поставили бокал красного, полусладкого. Я пожала плечами, сделала глоток.
        - Живу, учусь, работаю.
        Он кивнул.
        - Встречаешься с кем-нибудь?
        - Да. Его зовут Антон. Он учитель рисования в младших классах.
        - Потрясающе,- Руслан уже не скрывал сарказма.- Какая скромность. Даже разочарован немного. Я-то думал, что за три года ты, такая амбициозная, найдешь кого-нибудь получше.
        Да что ты? Это я из нас двоих 'такая амбициозная'?
        - Чем ты? - пусть он и изменился, но жалить словами умеет все также.- Чем богатый избалованный мальчик, считающий, что любого можно купить деньгами своего папочки? Да, он намного лучше, чем ты,- и не сдержала довольной улыбки, заметив, как Руслан заиграл желваками от злости. Повернулась к Ксении, что все это время сидела тихо, как мышь.- Знаешь, - выпитое вино играло в голове, да и мне очень хотело высказать мерзавцу все, что я о нем думаю,- на твоем месте я бы не тратила на него время. Руслан того не стоит, - поднялась.- Приятно было встретиться, Костюкович. С наступающим,- подхватила сумочку и нетвердой походкой направилась к выходу.
        *******
        Этот день определенно точно язык не поворачивался назвать удачным. Ковыляя к остановке, я проводила тоскливым взглядом уезжающий автобус. Здорово. Просто здорово.
        Я опустилась на скамейку. Достала сигареты. Называются, пытаюсь бросить курить.
        Следующий автобус придет через полчаса. Я обвела взглядом пустую улицу, вздохнула и натянула на голову капюшон. Холодный ветер поднимал вверх мелкую снежную крошку и, закручивая ее, гонял по дороге.
        Докурила, выбросила окурок.
        От выпитого чуть кружилась голова, то и дело накатывала приятная теплая сонливость. Я прикрыла веки, чувствуя, как сладкий туман заволакивает сознание, и вздрогнула, когда внезапно раздалось...
        - Замерзла, небось?
        Подняла глаза и удивленно воззрилась на молодого паренька. Лет двадцать, не больше. Симпатичный: тонкие черты лица, темные глаза и что меня больше всего удивило - белые, как иней волосы. Он напомнил мне Ледяного Джека, из недавно просмотренного мультика.
        - Ну да... декабрь, холод, все дела.
        Паренек покачался на носках туфель. Он все еще стоял надо мной, засунув руки в карманы дутой ярко-желтой куртки.
        - Тебе осталось десять минут.
        - Что?
        - Твой автобус придет через десять минут,- объяснил мне 'Ледяной Джек'.
        - Круто,- отозвалась я.
        Стремный тип какой-то. Не поймите меня превратно... но мало ли какие маньяки по Минску разгуливают, тем более улица пустая, ночь стоит. В сугробе можно труп спрятать, на крайний случай.
        - Ты мне кажешься расстроенной. Я прав?
        - Нет.
        - Ты чем-то недовольна?
        - Нет. Я всем довольна.
        Парень покачал головой.
        - Я бы так не сказал.
        Хм, может он пьян? Или под кайфом?
        - Окей,- и отвернулась, глядя на пустую дорогу.
        Этакий намек отвалить. Тонкий и изящный.
        - Так чем ты все-таки расстроена? - не спешил отставать 'Джек'. - Выдался неудачный год?
        - Типа того.
        - Случается и такое,- глубокомысленно изрек он.- С високосными порой бывает... А хочешь я решу твои проблемы?
        Что-что? Я выразительно на него посмотрела. Точно пьян. Ну, или просто чокнутый. Хмыкнула и достала из кармана телефон. Тэк-с, еще пять минут, и чудик пойдет своей дорогой.
        - Не стоит.
        - И все же? Это не займет много времени,- продолжил он меня уговаривать.- Обещаю.
        Где-то я слышала, что с сумасшедшими надо соглашаться. Да и у меня ощущение, что «Ледяной Джек» так просто меня не оставит в покое.
        - Хорошо. Валяй.
        Паренек тотчас стал серьезным. Прищурился, глядя на меня. Потер покрасневшие ладони, дохнул на них - я с интересом наблюдала за его действиями... потом он протянул ко мне руку и щелкнул пальцами перед носом.
        - Теперь все будет ништяк,- подарил мне широкую улыбку, спрятал руки обратно.- Доброй ночи, - и направился прочь.
        Я недоуменно смотрела ему вслед.
        Точно чокнутый.
        Что же за день такой сегодня такой-то, а?
        *******
        Тот, кого Антонина про себя окрестила Ледяным Джеком, шел по пустой улочке, минуя закрытые магазины. Довольный таким поворотом событий, он насвистывал себе под нос популярную мелодию. Свернул на проспект и направился в сторону круглосуточной кафешки, затесавшейся между ювелирным и казино.
        Там его уже ждали.
        Его одиннадцать братьев заняли самый большой стол и что-то шумно обсуждали, пытаясь перекричать друг друга. Главными зачинщиками спора как всегда оказались Апрель и Август. Остальные посетители не замечали присутствия компании. Капелька волшебства и не такие вещи способна сделать.
        Декабрь, а это был именно он, улыбнулся. Стряхнул снежинки со своих светлых волос и направился к ним. Июль, заметивший брата первым, помахал ему рукой.
        Он занял свое место рядом с Январем и потянулся к хлебной корзинке. Поймал на себе взгляд старшего зимнего брата.
        - Маленькие декабрьские шуточки?
        Декабрь пожал плечами. Все остальные сразу притихли, прислушиваясь к их беседе.
        - Решил, что не помешало бы развлечься. Тем более, разве я не имею право на одно новогоднее чудо?
        Январь кивнул, неохотно с ним соглашаясь.
        - Имеешь.
        - Ну вот,- заключил 'Ледяной Джек'.- Значит, вопрос временно закрыт. Так что, мои дорогие братья, смотрим и наслаждаемся сказкой. Можете, начинать делать ставки,- Декабрь легонько хлопнул по столу - перед ним тотчас возник высокий бокал с темным пивом.- Выпьем же за начало новой истории!
        Остальные, кроме Января, его весело и шумно поддержали.
        *******
        Я плохо спала. Пару раз просыпалась, либо потому что у меня чесалась пятка, либо коленка. А однажды меня из сна выдернула судорога, прошившая ногу. Лежала несколько секунд, стиснув зубы, и ждала, когда эта мерзость отпустит. И только тогда снова провалилась в сон.
        А снилось мне тоже нечто странное. Что я плыву. Над городом. Во сне я лениво и неспешно летела над ночным Минском, равнодушно глядя на пустой проспект Независимости, на знакомые здания, на темную дорогу, будто полеты над городом - это нечто само собой разумеющееся. Я неспешно миновала укутанный снегом парк Челюскинцев. Меня несло дальше, в центр - пролетела Площадь Победы, оставила за собой Октябрьскую и … со всей дури вписалась в какой-то дом.
        От такого поворота сюжета - я проснулась. Обвела взглядом комнату в полумраке, шумно выдохнула и смежила веки. Нет, все хорошо. Это просто дурацкий сон.
        В кровати стало теснее. Что-то мешало мне перевернуться на бок. Кот, скорее всего. Я не без удовольствия пнула рыжую и жирную заразу, чтобы та хоть немного подвинулась. Кузя возмущенно засопел, но не сдвинулся. Все, он садится на диету. Точка.
        Я перевернулась на другой бок, забрав себе как можно больше одеяла, высунула по привычке пятку и заснула. Мне больше не снились полеты. Мне вообще ничего не снилось.
        А проснулась я во второй раз, когда за окном вовсю светило зимнее солнце. Ну, как светило. Так, тускло поблескивало... но суть не в этом.
        Я открыла глаза, обвела взглядом комнату и резко села. Чо за ...?! Мой взгляд скользнул по светлым стенам, по белому потолку, затем по двухместной кровати, в которой я проснулась... Это определенно точно не моя комната!
        Протерла глаза. Обстановка не изменилась.
        Черт, черт, черт!
        Так, Тоша, не паникуй. Надо сосредоточиться и вспомнить, как ты добиралась домой. Я закрыла глаза. Даже во время самых бурных студенческих пьянок я всегда добиралась домой на своих двоих и в такие ситуации не попадала. Ну, только если пару раз. А вчера вечером я же немного выпила... потом на остановке сидела и вроде домой поехала.
        Приложила пальцы к вискам. Правда, голова гудит, будто я вчера действительно перебрала. Может, оно и так.
        Выбралась из кровати. Ватные ноги не держали, голова закружилась - я «элегантно» рухнула обратно. Просто здорово. Набралась где-то, и не помню: ни где, ни с кем, ни какого дьявола просыпаюсь в чужой кровати? Потрясающее начало дня!
        Медленно поднялась. До меня доносился отдаленный шум телевизора, запах кофе и еды. Хм, не знаю, как поступают остальные (и как вообще следует поступать в данной ситуации), но я лучше свалю потиху. Разбираться в таком состоянии, кто, куда, с кем и в каких позах, не очень хочется.
        Осмотрелась в поисках своих шмоток.
        Их не было.
        Круто. И где моя одежда?
        Побрела к двери. Голова все еще трещала по швам. Я выглянула в коридор - на кухне кто-то возился. Чисто на автомате положила руку на грудь, прикрывая ее.
        И тут...
        Груди не было. То есть, она была, но уж точно не моя мой первый размер.
        Чувствуя, как начинает неприятно сосать под ложечкой, я опустила взгляд и посмотрела на себя. На мускулистые ноги, заросшие светлыми волосами, на темные шорты трусов, прикрывающие... я на всякий случай взглянула и на то, что они прикрывали... Доходило сие безобразие до моего хмельного мозга крайне туго. Я провела руками по подкаченному животу, по крепкой груди, посмотрела на широкие ладони... и почувствовала, как мне становится плохо. Просто плохо.
        О боже…
        Я сползла (или сполз) по стеночке на пол. Писец. Меня либо глючит, либо я сплю. Ухватившись за последнюю мысль, как утопающий за соломинку, я начала щипать себя. Скоро руки покрылись красными пятнами. Больно.
        Господи...
        Что за дерьмо со мной происходит?!
        Коснулась волос - короткие. Начала ощупывать лицо: два глаза, длинные нос, тонкие губы. Щетина на щеках.
        Слишком много сюрпризов на меня свалилось нынче. Я почувствовала, как подкатывающая паника неприятно холодит затылок. Сердце забилось чаще. Взмокли ладони.
        Надо успокоиться, Антонина.
        Надо думать, трезво. Что весьма и весьма проблематично в такой ситуации. Сделай глубокий вдох, затем выдохни. И еще раз. Еще раз.
        Голова начала немного проходить, но меня это не особо воодушевило. Я проснулась в мужском теле, черт побери! Я мужик!
        Тут что-то щелкнуло в сознании.
        Я встала на нетвердые ноги и направилась к первой попавшейся двери. Оказалось, угадала - попала в ванную комнату.Подошла к раковине, над которой висело зеркало. И взглянула на свое отражение.
        Думаю, мой дикий вопль услышали даже в другом конце города. Потому что на меня из блестящей зеркальной поверхности смотрело лицо Руслана Костюковича.
        *******
        В дверь забарабанили. Хорошо, что я додумалась ее закрыть.
        - Пупсик, все хорошо? - раздалось с той стороны.- Пупсик, ты как?
        Все ли хорошо? Хаха… Пупсик, то бишь я, сидела на полу, привалившись к ванне, обхватив голову руками и раскачивалась из стороны в сторону. Майн год. Это все мне напоминает какую-то дешевую американскую комедию, где герои обмениваются телами...
        - Пупсик.
        Я по натуре человек хладнокровный и выбить меня из колеи довольно сложно... но тут у меня ушло примерно минут десять, прежде чем я начала нормально (более-менее соображать). Если я Руслан, то следовательно он стал мной.
        Почему? Отличный вопрос. Но для начала мне бы найти себя, а потом решать, что делать и как быть.
        - Пуууупсик, ты живой там?
        Пупсик?
        Только сейчас до меня дошло, что кто-то с той стороны пытается до меня достучаться.
        - Да,- я встала на нетвердые ноги.- Я в порядке. Все окей. Просто ... таракана увидела... то есть увидел.
        - Таракан? - она испуганно ойкнула.- Какой ужас!
        - Ничего страшного. Я его убил.
        - Ты молодец.
        Бесспорно.
        Я включила воду, ополоснула лицо. Мысли кое-как стали приходить в порядок.
        - Малыш,- а Ксения все никак не уймется (а то, что это она, я уже не сомневалась),- я очень хочу пи-пи. Ты впустишь меня?
        Я взъерошила непривычно короткие волосы и медленно открыла дверь.
        Ксюша стояла в одной полупрозрачной сорочке. Приподнявшись на цыпочки, чмокнула меня в щечку и обвила своими ручонками шею. Ясно, пи-пи девочка уже не хочет.
        - Ох, ты ж мой небритыш,- заворковала.
        - Ага. Заспанный чебурашка,- отозвалась я сладким тоном, вспоминая недавно просмотренный фильм 'О чем говорят мужчины'. - Знаешь, мне пора. Я опаздываю,- попыталась отделаться от девицы, повисшей на мне.
        Ксения обиженно надула губки.
        - Но я же приготовила завтрак... и ты обещал сегодня побыть со мной. Мы могли бы весь день валяться в кровати, - и как бы ненароком шлейка сорочки соскользнула с плеча.
        Нет, на Руслана это может быть и действует.
        Но я же не он... совсем не он.
        - Нет. У меня экстренная ситуация,- я все-таки вырвалась из 'захвата' влюбленной девы и быстренько отправилась обратно в спальню. Натянула джинсы, подобранные с пола, попутно обдумывая, что мне делать дальше. Ксюша, обидевшись, ушла на кухню.
        Так, надо найти Руслана. Судя по тому, что пока все тихо и спокойно (относительно конечно же), то он еще не знает, о том, что мы с ним... слегка поменялись местами.
        Я открыла шкаф и взяла первую попавшуюся рубашку. Быстро застегнула пуговицы. Так, мне нужен мобильный. Где он?
        Айфон я тоже нашла быстро. Он лежал на тумбочке. Я набрала свой номер, поднесла трубку к уху и стала ждать гудков... спустя несколько минут на той стороне раздался мой хриплый голосок.
        - Алло?
        Не знаю, почему, но то, что он не знает о том, что произошло, меня приободрило. Я гаденько улыбнулась и пропела в трубку.
        - Руслан, солнышко, поднимайся. Иначе пропустишь все самое интересное...
        *******
        Руслану тоже снился странный сон. Что он летел над ночным городом. Прямо как в той идиотской рекламе йогурта: 'Бабушка, я летал во сне! - Значит, растешь, внучок'. Он долетел до Уручья, где благополучно, не справившись с управлением (назовем это так) влетел в стенку многоэтажки. Проснулся. Поворочался в кровати и снова заснул.
        Второе пробуждение тоже сложно назвать приятным. Над ухом внезапно раздался имперский марш из Звездных Войн, и Руслан подскочил к кровати, не совсем понимая, что происходит. Он потянулся было к тумбочке, где должен был лежать телефон... но рука нащупала воздух. Мобильный продолжал трезвонить, и Руслан опустив руку, обнаружил трубку на полу. Наверное, упал ночью. Ну, бывает.
        Жутко болела голова, буквально раскалывалась на части. Парень откинулся снова на подушку. Не размыкая глаз, нажал нужную кнопку.
        - Алло,- вышло хрипло и звучало как-то по-другому.
        - Руслан, солнышко, поднимайся, иначе пропустишь все самое интересное,- раздался на том конце сладким мужской голосок.
        Тут-то он и открыл глаза.
        И обнаружил, что проснулся не у себя дома.
        - Бляяя...
        - Руслан, я сейчас все попытаюсь тебе объяснить,- продолжал кто-то говорить на том конце. Кто-то с очень знакомым голосом.- Точнее... нет, я не смогу ничего объяснить. Ты только не паникуй.
        Парень сел в кровати, обвел взглядом знакомую комнату.
        - Что я делаю в квартире Совиной? - вслух поинтересовался.
        Собеседник на той стороне задумчиво замычал.
        - Вероятно, ты в ней проснулся.
        - Да ну... погоди, что у меня с голосом? Он какой-то бабский... - молодой человек выбрался из кровати, продолжая прижимать трубку к уху.- И ... - тут-то взгляд Руслана и упал на его стройное тело, прикрытое сорочкой.- У меня что сиськи выросли? О господи, - он заглянул под сорочку,- у меня выросли сиськи! Блядь!
        - Как я уже говорила, ты только не паникуй. И не ори, а то перепугаешь бабушку и соседей... - заворчали на том конце.
        - У меня выросли сиськи... И ЧТО ЭТО ТАКОЕ? Боже, что со мной произошло?! Где мой х**?! Пиздец! КАКОГО ЧЕРТА?! - заорал он в мобильный, оглядывая себя.
        - Я полагаю, твое главное мужское достоинство вкупе с остальными у меня.
        - ЧТО?
        - Не ори ты так, придурок,- раздраженно отозвались с той стороны.- Думаешь, мне приятно просыпаться в твоем теле?!
        Руслан открыл было рот и так не смог и слова выдавить... он уставился на свое отражение в настенном зеркале. Несколько минут ушло, чтобы осознать: перед ним сейчас стоит высокая тощая девица, с растрепанными темными волосами и изумленным выражением лица (крайне изумленным). Антонина Совина.
        - Совина... - он прижал телефон к уху сильней, его голос дрожал,- это ты?
        - Да, это я.
        - Но как? То есть... это же бред? Почему я просыпаюсь тобой? Немедленно верни все на место!
        Антонина коротко хохотнула.
        - Ну, уж нет, я давно мечтала оказаться на твоем месте. Теперь моя мечта сбылась. Обломись.
        - Совина, если ты сейчас все не вернешь на свои места,- процедил Руслан гневно,- я тебя найду...
        - И придушишь? Ой, ну давай,- на том конце Антонина откровенно издевалась.- Угрозы это замечательно, Руслан. Но ты должен радоваться - ты ведь стал женщиной, не прибегая ни к каким операциям в Таиланде.
        - Меня сейчас это так обрадовало, ты даже представить себе не можешь,- выплюнул он злобно, запустил руку в непривычно длинные волосы и раздраженно откинул их со лба.- Как тебе удалось?
        Антонина судорожно выдохнула.
        - Да я здесь ни при чем, кретин! Я сама проснулась такой... таким, точнее. Думаешь, я об этом все жизнь мечтала? Взять и проснуться тобой? Хаха.
        - Ладно… Ладно... - опустился на кровать.- Расскажи про свое пробуждение. И погоди, а ты где сейчас?
        - Ну... еду к себе домой.
        - Да? Хорошо... очень хорошо. Нам срочно надо увидеться. Может, если мы встретимся, то все вернется на свои места. Боже, какой же это все бред. Может, я еще сплю?
        - Нет, не спишь. Ладно, давай так: я приеду и мы поговорим, окей?
        - Окей,- вымученно кивнул Руслан.
        В этот момент дверь приоткрылась, и парень увидел за ней Антонину Петровну. Милая старушка улыбнулась.
        - Дорогая, ты уже проснулась? Ну так вставай, иди умывайся и завтракать. Я сделала твои любимые оладьи.
        - Нет, я не...
        Но тут в трубку прошипели:
        - Соглашайся, придурок. Я и мое тело любим оладьи. И даже не вздумай отказываться от второй порции. Бабушке это покажется подозрительным. Все, я скоро буду,- и отключилась.
        Несчастный Руслан посмотрел сначала на трубку, потом на Антонину Петровну и встал на ноги. Единственная мысль утешала - приедет Антонина. Тогда все станет хорошо.
        *******
        Я добралась до дома за час. Влетела по ступеням на третий этаж и принялась трезвонить в квартиру. Давай, Руслан, открывай. Открывай.
        Открыл.
        И я, если честно, буквально впала в ступор от вида себя самой, распахивающей дверь. Передо мной действительно стояло мое собственное тело. Я была выше, чем сама думала - почти одного роста с Русланом. Мои волосы он собрал в небрежный хвост. И уставился на меня также, как и я на него.
        - Капец...
        - Точно.
        - Проходи,- он посторонился, пропуская меня внутрь. Стоило мне переступить порог, как Руслан схватил меня за локоть и потащил в свою (точнее, в мою) комнату. Запер дверь. На вопрос бабушки раздраженно отозвался 'знакомый со школы'.
        - Не груби моей бабушке,- осадила его пыл. Руслан же кружил вокруг меня, схватившись за голову.- Что ты делаешь?
        - Думаю.
        Я фыркнула.
        - Похвально.
        - Не огрызайся,- погрозила мне пальцем 'Антонина'. Только сейчас я, наблюдая за ним, поняла, что это не совсем я. Другие жесты, другая мимика, даже ходит по-другому. Как увалень.- Как это вообще могло произойти? Как?
        - Я не знаю.
        - Ну, конечно!
        - Что конечно?
        - Ты не знаешь... Мисс Умница впервые чего-то не знает,- ага, что-то Мистер Гарвард тоже не блещет своим умом.- Что ты делала вчера днем? Давай рассказывай с самого утра!
        - Я встала... потом позавтракала, затем развела большой костер в честь Сатаны, нарисовала пентакли на стенах, танцевала голой вокруг огня, ммм... перерыв на краткий обед, сделала твою куклу вуду и натыкала в нее иголок...
        - Хватит.
        - Потом я пошла в кафе с Аллой. Там встретила тебя, напилась винища за твой счет и поехала домой.
        - Очень смешно,- буркнул Руслан.
        - Нет, а что ты хотел услышать? - я села в свое любимое кресло у окна, подобрала по привычке ноги.- Я проспала до второй половины дня, повалялась на диване с книгой, потом поехала в кафешку. Встретила там тебя и твою барышню, выпила и отправилась домой. И как бы, вряд ли поездка на автобусе способствовала тому, что я проснусь ... в таком состоянии.
        - Ох,- Руслан прижал пальцы к вискам, поморщился,- Ксюша..
        - Да,- я кивнула.- Твоя блондинка сегодня повисла на моей шее со воркованием 'Ох, ты ж мой небритыф'. Ужасно.
        - Что ты ей сказала?
        Я сделала вид, что задумалась. Не знаю, как ему, но мне доставляло сущее удовольствие издеваться над Костюковичем.
        - Правду. Что во мне живет женская душа и я предпочитаю мужчин.
        - Что?!
        - Да шучу я, успокойся. Ничего я ей не сказала. Просто уехала,- пожала плечами.
        Мой ответ успокоил Руслана, и Костюкович опустился на кровать. Боже, неужели он действительно запал на эту английскую блондинистость? Если так, то я была о нем лучшего мнения.
        - А как у тебя день прошел?
        - Обычно... я проснулся, поехал по работе, потом в тренажерный зал, а вечером с Ксенией отправился выпить вина. Поехали домой. Все, ничего сверхъестественного.
        - Мда... - протянула я.
        Что-то такое мелькало в памяти, что-то очень важное, но что именно я не могла вспомнить... воспоминание ускользало от меня, оставаясь размытым силуэтом.
        - Ты что-то вспомнила? - заметил мой хмурое выражение лица Руслан.- Вспомнила?
        - Нет. Это так... если тебе это пригодится, то мне снился странный сон. Будто я летала. Плыла себе над городом, а потом врезалась в стену.
        - Мне снилось тоже самое.
        - Значит, полеты во сне - к обмену телами со своим бывшим. Думаю, надо это добавить в сонник. Что нам делать?
        Руслан снова вскочил со своего места.
        - У меня слишком много дел перед Новый Годом... я не могу все так бросить. Тебе придется этим заняться. Но я должен находиться рядом с тобой, чтобы все проконтролировать.
        - Ээ.. - вы думаете, он дал мне вставить хоть слово? Черт с два!
        - Значит так, ты,- ткнул в меня пальцем,- точнее я,- переезжаю к себе, то бишь к тебе. Короче, мы будем жить вместе в одной квартире. Я глаз с тебя не спущу!
        - Стоп-стоп-стоп,- подняла руку,- ты забыл про две вещи. Первая: у меня тоже есть личная жизнь и дела там всякие. А во-вторых, что ты скажешь своей Ксении, что с тобой живет какая-то девица? - а точнее будет, что мне сказать Ксении.
        - Ксения со мной не живет. Она порой ночует. Я могу сослаться на работу и на то, что сильно занят. Твоей бабушке скажем, что ты поедешь к подруге на дачу или куда-то там. Раньше это прокатывало, помню. А насчет твоих 'дел всяких',- сделал воздушные кавычки,- ты работаешь?
        - Я в отпуске за свой счет.
        - Отлично. Университет. Сессия когда?
        - После Нового Года,- уныло отозвалась я.
        - Парень? - продолжал допрос Руслан.
        - В Солигорске...
        - Значит, - хлопнул в ладоши, парень (то есть уже девушка),- я, ты, моя квартира. Собирай необходимые тебе, точнее мне, вещи, и поехали. Надо только позвонить Ксении и узнать, ушла она или нет. Займись этим после сборов.
        Я выдавила кислую улыбку.
        - Слушаю и повинуюсь, Ваше Величество.
        *******
        Декабрь улыбнулся, разглядывая происходящее в небольшом стеклянном шарике. Все шло по его плану.
        Он подкинул шарик, ловко поймал его. Это маленькое новогоднее представление нравилось ему все больше и больше. Действительно стоящее развлечение перед тем, как уступить место Январю. Да и остальным братьям оно пришлось по душе. С удовольствием наблюдают за происходящим.
        Самый младший зимний брат любил развлечения, любил проказничать и шутить, особенно над людьми. Ух, чего стоила та история с девочкой с подснежниками! Мачеха просто отправила негодную падчерицу в лес за весенними цветами, а он, Декабрь, сделал из этого сказку. Правда, в лес потом повалили толпы таких девочек и пришлось срочно делать ноги, но это уже не столь важно. Главное веселье, щепотка магии и немного любви - вуаля, есть еще одна новогодняя сказка.
        - Ну, уж не подведите меня, ребятки,- сказал он стеклянному шарику.- А я не подведу вас.
        *******
        Руслан стоял посреди комнаты и раскладывал мои вещи. С сомнением рассматривал косметичку, затем многочисленные средства для волос и для лица, типа скраба и маски для проблемной кожи, с плохо скрываемым ужасом посмотрел на эпилятор и поспешно отложил его в сторону. Была еще одежда и куча всяких мелочей. Признаюсь, большинство вещей мне бы вряд ли пригодилось. Но взяла чисто из вредности. Чтобы так сказать подчеркнуть свою собственную важность. Тем более, тащить чемодан пришлось Руслану.
        - Это что? - он достал пачку тампонов.- Это прокладки, да?
        - Почти. Я взяла их на всякий случай. Месячные закончились пару дней назад, тебе повезло.
        - Как тот, кто смотрит рекламу, я знаю, как пользоваться прокладками,- я скептически на него посмотрела,- надо облить ее ядовито-синей жидкостью и сжать в кулаке,- выдал мудрое.- Хм,- он достал один тампон из упаковки,- а это? Как оно действует?
        - Ну... представь себе затычку в одно место.
        До Руслана доходило несколько секунд. Он скривился.
        - Что прямо ... туда? - я кивнула.- Боже, ужас,- он бросил коробочку на диван.- Извращение какое-то.
        - Кто бы говорил,- буркнула я.
        Спустя полчаса мы все разложили по полочкам. Я сидела на кухне, пила чай, когда туда зашел (или зашла, как вам будет удобней) Руслан. Остановился напротив меня.
        - Чего ты так на меня смотришь? - поинтересовалась.
        - Так как ты теперь в моем теле,- важно начал он. Причем таким тоном, будто оказаться в его теле - самое лучшее, что может случиться в моей жизни,- то ты должна придерживаться кое-каких правил,- и продемонстрировал мне внушительный список.
        Я стала зачитывать вслух.
        - Не есть мучное, сладкое, фаст-фуд, мясо, жирную пищу... не пить кофе?! - я удивленно на него посмотрела.- Не курить. Бокал красного вина в день, не больше. Ты что надо мной издеваешься?
        - Нет. Это моя диета.
        - Это не диета, а пытка какая-то,- фыркнула я.
        - Мое тело - мои правила.
        - Бред какой-то...
        - Ничего не бред,- возмутился в свою очередь Руслан.- Идем дальше,- он вырвал листок из моих рук,- я с работой все уладил. Можно будет все сделать дома и выслать материалы по почте. Это можно вычеркнуть. Второе правило - из дома старайся не выходить. Для всех ты болеешь. На звонки отвечай только в моем присутствии. Гостей не принимать. Так, кажется, я ничего не забыл...
        - А как же посадить меня на цепь? - невинно поинтересовалась.
        - Это чуть позже.
        - Хорошо, хорошо. Как скажешь.
        Руслан еще раз пробежал глазами по своему списку и посмотрел на меня.
        - Что?
        - Я сказала, окей. Без проблем. Ты прав: твое тело, твои правила. Тут уж мне ничего не поделать. Оставь лист на столе, я перечитаю и все запомню.
        Руслан продолжал недоверчиво на меня поглядывать. Что не верится, что я так быстро согласилась? И правильно, что не верится.
        - Хорошо. Тогда мне сейчас надо съездить на почту, кое-что отправить. А ты сиди дома. И никуда не выходи.
        Я показала ему большой палец. Мол, не волнуйся. Все будет тип-топ. Как скажешь. И шагу за порог не сделаю.
        Руслан быстренько собрался (разумеется, не без моей помощи). Я пыталась его уговорить хотя бы ресницы подкрасить, но куда уж там.. это чудовище собрало мои волосы в какой-то жуткий неряшливый хвост, напялило на себя кошмарную байку, старые джинсы и быстренько смоталось. Не удивлюсь, если ему кто из сердобольных минчан мелочь подкинет.
        Я проводила его взглядом из окна, помахала рукой на прощание, и когда Руслан окончательно исчез из моего поля зрения, бросилась одеваться. Значит, диета, так? Значит, никакого мучного, жирного и прочего? Ну-ну. И никакого фаст-фуда? Раскомандовался тут.
        Тэк-с, если мне не изменяет память, то у Руслана всегда были запасные ключи. И прятал он их в спальне.
        Поиски не заняли много времени. Я спрятал связку в карман, бросила на себя мимолетный взгляд в зеркало (уже привычка) и вышла из квартиры.
        Ох, когда вернешься, Русланчик, будет ждать тебя наиприятнейший сюрприз.
        *******
        В общем, чтобы не томить вас, скажу сразу я ушла в крайне ужасное место, где люди предаются греху и разврату... в Макдональдс. Во-первых, я давно хочу попробовать их новинку, которая раздразнивала мне аппетит (билборд с новым бургегом стоял прямо под окном), а во-вторых, мне хотелось отомстить Руслану. Ненавижу, когда он начинает командовать, строя из себя невесть что. Правила у него, видите ли. Как будто я всю жизнь мечтала поменяться с ним телами! Вот, двадцать лет прожила в ожидании столь чудесного момента!
        Денег у меня было достаточно. Самое интересное, что обычно в наполненном людьми центральном Маке (тот, что возле ГУМа) сегодня было пустовато. Посчитав это за знак судьбы, я отстояла маленькую очередь и перечислила все, чего мне хотелось (даже больше). И вернулась домой довольная и счастливая.
        Потому, когда пришел Руслан, он застал весьма специфическую картинку: я, уплетающая бургер, разбросанные по столу смятые салфетки, бумажки, пустые бумажные пакеты, сломанные соломинки, пятна майонеза. Я чувствовала себя художником, творя этот прекрасный хаос. Даже для вида намазала немного соуса на свое новое лицо. Для поддержания образа так сказать.
        - Твою ж .... дивизию,- выругался Костюкович заметив меня и внушительный биг мак.- Я тебе что говорил?!
        Медленно пережевывая, я сделала вид, что задумалась.
        - Много чего. Все и не вспомнить.
        - Я тебе дал список.
        - Вероятно он где-то здесь... поищи под упаковкой из-под ролла или под пирожком... или может на нем стоит коктейль? - я придвинула себе огромным стакан колы. - Или ... аа, после того, как я съела тот потрясающе вкусный чикенбургер, я могла его выбросить вместе с остальным мусором. Собственно, там твоему списку самое место.
        Руслан поиграл желваками от злости. Я продолжала потягивать колу, наблюдая за ним.
        - Я тебе говорил, что у меня диета.
        Пожала плечами.
        - Порой нужно устраивать разгрузочные дни.
        - Я тебе говорил, чтобы ты не ела эту дрянь.
        - Ооо, но это оказалось выше моих сил, - припомнила я фразу своего любимого виконта де Вальмона.- Эти рекламы, этот запах, счастливые люди, выходящие из ресторана, этот клоун...
        - Хватит нести всякую чушь,- прервал меня Руслан. - У тебя вот ... соус на щеке,- все-таки заметил мое художество.
        - Чего ты злишься? - я стерла с себя остатки кисло-сладкого.- Такое чувство, будто я мышьяк тут глушу с цианидом вместе. Расслабься.
        - Это мое тело и оно привыкло к другому обращению.
        Тоже мне хрупкий фарфоровый солдатик. Я прислушалась к своим ощущением.
        - Не знаю, как у тебя, но тело вроде не жалуется. Пока что.
        - Славно. Не хочешь выполнять правила, пожалуйста,- процедил он.- Только мне потом разбираться с твоими ошибками...
        Боже, когда он успел стал таким въедливым, как отбеливатель? Неужели блондинка так ему мозги проела? Вот, беда ж.
        - Ты ведешь себя, как баба.
        - Я и есть сейчас баба! - огрызнулся Руслан и вышел из кухни, печатая шаги.
        Руслан на меня дулся, как мышь на крупу. И заперся в кабинете, бросив напоследок 'по работе'. Ну, и ладно. Я убрала все со стола, недоеденное спрятала в холодильник и улеглась на диване в гостиной, составив компанию телику. Шло очередное ток-шоу. Как-то так я и заснула, незаметно для себя.
        Хотелось бы конечно написать, что я проснулась в своем теле, в своей комнате и все это было всего лишь страшным сном, но нет... проснулась в темной комнате, был включен телик. Я сама лежала на диване, укрытая клетчатым пледом.
        Костюкович обнаружился на кухне. Он сидел за столом и с кислой миной жевал какой-то салат. Если он надеется накормить мой прожорливый организм этим, мои ему соболезнования.
        Сахарная принцесса, блин.
        - Я не хотел на тебя кричать.
        - Угу,- я включила чайник и стала лазить по полочкам в поисках вкусненького. Не нашла.
        - Прости, что я вышел из себя.
        - Угу.
        - Тоня, я же извинился.
        - Угу.
        - Ты еще кроме 'угу' что-нибудь знаешь?
        - Ага.
        Руслан тяжко вздохнул, понимая, что спорить со мной бесполезно. Мы некоторое время сидели в молчании, а потом зазвонил его мобильный. Он посмотрел на высветившейся номер и протянул мне.
        - Ксения.
        - И что мне ей сказать?
        - Ну... что ты заболела, работаешь.. не знаю, что тебя сожрал кит- убийца и ты находишься у него в желудке.
        Я нажала 'принять вызов' и принялась выслушивать щебетание Ксении на том конце. Все свелось к тому, что так как она сегодня сделала новую прическу, накрасила коготки на ногах и руках, потратила деньги на еще какую-то фигню, то я теперь обязана ее увидеть. Потому что я лапушка, совушка, котик, моржик, коржик и еще черт знает что.
        - Ээ... ну, я вообще-то занят,- попыталась внести толику здравого смысла в нашу беседу.- Прости, но у меня работы много.
        - Малыш,- протянула она.- Я так надеялась тебя увидеть. Могу подождать, пока ты закончишь работу. И это новое белье, ты обязан его увидеть.
        - Я уверена... то есть уверен, что ты просто прекрасна сегодня, как Афродита. Но у меня много дел. Много работы. Вообще, я занят... очень занят. Прости,- и тотчас повесила трубку. Повернулась к Руслану. Тут вяло ковырял свой скудный ужин, краем глаза поглядывая на холодильник.- Где ты ее откопал?
        - Сказал же в Лондоне.
        - Я бы на твоем месте отправила бы ее обратно. В коробке. Не делая, дырочки для воздуха. А то вдруг доберется обратно.
        - Мой отец дружит с ее отцом. Очень близко.
        Ааа, так вот в чем дело - в заботливом папочке Руслана. Тогда все ясно. Папочка Леонард Григорьевич оценил плюсы и минусы девушки сына и дал ему добро. Знаем, сталкивались.
        - Понятно.
        Руслан внимательно на меня посмотрел. А потом опустил глаза... мне кажется, либо ему действительно стало неловко.
        - Так, а ты? Учишься, работаешь, с парней встречаешься, да?
        - Да. Я тебе это вчера говорила.
        - Верно. И он?
        - Я тебе тоже говорила - он учитель рисования младших классов.
        - Верно, верно... я удивлен таким выбором.
        - Не за всех же папочки все решают,- парировала я.- Антон замечательный молодой человек. Мама у него не очень, но он может и сам решать, с кем ему нужно встречаться, а с кем нет.
        - Вау,- мрачно отозвался Руслан.- Как мило слышать от тебя рассуждения про личные качества человека.
        Пошло-поехало называется...
        - Знаешь, ты стал еще хуже, чем был.
        - Может быть. Не спорю...
        Наш занимательный диалог прервали - мы услышали, как повернулся ключ в замке. Как кто-то быстренько разулся и понесся к нам. Я бросила вопросительный взгляд на Руслана. Тот только пожал плечами.
        А спустя пару секунд ответ был очевиден - на пороге застыла Ксению, собственной персоной.
        Я почему-то не особо удивилась. Как чувствовала, что должна случится какая-нибудь подлость. И вот, пожалуйста, чутье не обманула.
        Ксению молча переводила взгляд с меня на Руслана, потом с Руслана и на меня. Молчание стало затягиваться. Я громко отхлебнула чай.
        - Руслан, что это все значит?
        Да, Руслан, что все это значит? Я требовательно уставилась на Руслана, тот уставился на меня в свою очередь. Ааа, значит, отдуваться мне. Хорошо, ты устроился в моем теле.
        - Ты о чем? - взглянула на Ксению, которая скрестила руки на груди и хмурила свои аккуратные бровки.- Чаю хочешь?
        - Не хочу я чай. Объясни мне, что здесь происходит?
        - Чаепитие,- пожала я плечами.
        Ксюша обиженно выпятила нижнюю губу. Ооо, нет, только не девичьи горькие слезы...
        - Но ты же сказал, что ты работаешь, что ты занят, а вместо этого сидишь с ней,- и ткнула намарикюренным пальчиком в Руслана. - И я прихожу к тебе, хочу сделать сюрприз, а ты тут с этой.. этой...- замечательной, умной, милой и симпатичной особой (если что, то я о себе),- крашенной курицей!
        Руслан то ли от обиды, то ли от удивления приоткрыл рот. Конечно, небось впервые «курица крашенная» в свой адрес слышит.
        - Послушай, не кипи,- попыталась я разрядить обстановку. По крайней мере, попыталась. Наверное, в это сложно поверить, но опыта в общении с капризными девицами у меня отнюдь немного. То есть катастрофически мало.- Ты бы могла здесь скандал устроить, если бы застала нас в шестьдесят девятой позе. Ну, или прикованного меня наручниками и Антонину с плеткой и в костюмчике, аля 'Кто твоя госпожа?'. Но тут все так прилично, что аж тошно.
        Ксения нахмурилась.
        - Ты меня обманул... - капризно протянула она, но судя по всему к моим разумным доводам прислушалась.- Ладно, коржик,- тяжело вздохнула,- но знай, я все еще на тебя обижена.
        Боже, я такого не переживу.
        - Пойду отойду в туалет,- и вышла из кухни.
        Я с плохо скрываемым раздражением посмотрела на Руслана. Тот ответила мне кислой улыбкой.
        - Ты почему не сказал, что у нее ключи есть?
        - Забыл.
        - Идиот.
        - Заткнись, а!
        Быть может наш спор и продолжился бы, если бы не гневный окрик Ксении... она вероятно всего обнаружила мои вещи. Что ж, теперь одним чаепитием тут не обойтись.
        - Руслан, какого черта эту сучка перевезла к тебе свои вещи? - разгневанная мегера снова возникла на пороге, тряся перед моим носом моей же косметичкой.- Чаепитие, да? Ах ты кобелина!
        Пока я придумывала правдоподобную причину внезапного переезда Антонине ко мне, слово взял Руслан. Зря, как оказалось...
        - Послушай, я тебе сейчас все объясню...
        Да, объяснил. Как же.
        - А ты вообще закрой рот! - прикрикнула на него Ксения.
        И знаете что? Он действительно закрыл рот и сел. Прикольно.
        - Значит так,- я поднялась. Пора брать дело в свои руки. Тем более, не потерплю, когда кричат на меня. Ну, или не совсем меня.- Отдай сюда,- я выдернула из ее цепких лапок свою косметику.- Это моя. И хватит орать, у меня от твоего визга уже скоро уши закладывать будет. Это во-первых. Во-вторых, какого черта ты вообще внезапно возникаешь на пороге моей квартиры? Ты не думала, что я тут могу оргии устраивать или жертвоприношения? Предупреждай хоть заранее, чтобы я всех своих любовниц мог выпроводить заранее.
        - Очень смешно.
        - Смешно, что я вообще с тобой встречаюсь! - теперь уж Остапа действительно понесло.- Это самое нелепое, что я когда-либо встречала... то есть встречал,- и посмотрела в сторону Руслана.- Я помню парня, которому нравились умные начитанные девушки, который так не парился о своем весе и с которым можно было проводить классно время. Сейчас же это забитый, чванливый засранец, который встречается с какой-то курицей и считает себя центром вселенной, потому что папочка отсыпал ему достаточно бабла на жизнь,- Руслан опустил глаза в тарелку.- И да,- я снова обращалась к Ксении (судя по ее выражению лица она ни черта не поняла из моего монолога),- я терпеть не могу, когда меня кличут уменьшительно-ласкательными словечками. Так что проваливай, пока я сама тебя за порог не вышвырнула. То есть вышвырнул.
        - Ты еще об этом пожалеешь! - пригрозила мне Ксения.- Я все расскажу своему отцу.
        - Да хоть Папе Римскому,- я фыркнула.- Катись отсюда. И ключи оставь.
        Ксения швырнула связку в Руслана. Тот ловко поймал. И взбешенная бывшая пулей вылетела из квартиры, хлопнув напоследок дверью.
        Переведя дыхание, я опустилась на свое место. Повисла напряженная тишина.
        - Молодец, Антонина,- произнес Руслан.- Теперь у меня нет девушки...
        - Скажи лучше спасибо. Лучше без девушки, чем с такой.
        - Если у тебя мое тело, еще не значит, что ты в праве решать, что для меня лучше, а что нет,- он поднялся.
        Я хмыкнула.
        - Ой да ладно, за тебя уже все решил твой отец.
        - Ксения меня устраивала.
        - Чем же?
        - Она простая и предсказуемая, в отличие от тебя,- раздраженно отозвался Руслан.- Мне было с ней удобно. Я знаю, чего она хочет и чего от нее можно ждать. Ну, кроме такого поворота событий... так или иначе, с ней было спокойно, потому что однажды придя домой, я бы нашел в квартире ее, а не записку о том, что тебе надоел капризный мальчишка.
        - Я не это написала... - попыталась я возразить, но Руслан меня перебил.
        - Не важно. Тебе лучше с ней помириться. Тем более, отцу это вряд ли понравится... он рассчитывал на меня. И я бы не хотел подводить его.
        И что мне еще на это можно было ответить?
        Скрестила руки на груди и неохотно кивнула.
        - Угу.
        - Вот, и молодец,- встал из-за стола и удалился к себе. Я же принялась допивать свой остывший чай. Простая и предсказуемая? Ну-ну, Костюкович, подружку себе под стать нашел.
        *******
        Прошло два дня. Не скажу, что мы с Русланом помирились. Он все еще дулся, что я выставила Ксению за порог (я наоборот этим жутко гордилась). Я же в свою очередь извиняться ни перед одним, ни перед другой не спешила.
        Но вот в один день все изменилось...
        Я сидела на диване, потягивала пиво, смотрела какой-то сериал про вампиров - одним словом, прекрасно проводила время, как в комнату зашел Руслан. Начал копаться на книжных полках. Зазвонил мобильный. Мой, то есть действительно мой. Потому отвечать пришлось Руслану...
        - Алло? Да. Какой еще Антон? - спросил он грубовато, я же чуть не подавилась. Замахала руками, привлекая внимание Костюковича к себе. Тот, слава богу, сразу смекнул, о каком Антоне пошла речь.- Ах, это ты,- и мерзкая-премерзкая улыбочка расползлась по его губам. - Ну, и зачем звонишь? Аа, просто поговорить решил. Ясно.
        Я пригрозила засранцу кулаком и медленно поднялась с дивана. Если сейчас этот паршивец наговорит моему парню гадостей, я его убью. Потом расчленю и закопаю в разных уголках города.
        - Говори, Антон, - продолжал изгаляться Руслан, отступая - я же приближалась к нему.- Что со мной? Да все норм. А с тобой-то что? Чего-чего ты там лопочешь?
        Я укоризненно посмотрела на Руслана.
        Тот даже не пытался сдержать свою гадкую ухмылочку. Отнял трубку от уха, прикрыв динамик ладонью.
        - Какая обидчивая у тебя девочка. Чуть-что сразу в слезы.
        - Ой, зато у тебя она больно капризная. Была,- добавила не без злорадства.
        - Поосторожней, Совина. Ты сейчас можешь запросто перейти в разряд свободных отношений.
        - Ладно, - я вскинула руки.- Чего ты хочешь?
        Руслан сделал вид, что задумался. Шантажист чертов.
        - Помирись с Ксенией, и я буду милым с твоим парнем. По рукам?
        Здорово. Просто здорово. Только что этому уроду Судьба протянула руку помощи.
        - Согласна,- буркнула.- А теперь прекрати пожалуйста грубить моему парню. И отвечай нормально.
        - И отвечай нормально,- передразнил меня Руслан, а потом снова поднес трубку к уху.- Да, я тебя слушаю,- прокашлялся.- Прости, минутное помешательство. Так на чем мы остановились... дорогой,- кое-как выдавил из себя, получив от меня тычок в бок.
        Сволочь. И как меня только угораздило с ним поменяться телами?
        Боги, наверное, ненавидят меня... потому что дальше стало только хуже.
        Из телефонного разговора (Руслан включил громкую связь) выяснилось, что Антон скоро вернется из Солигорска в Минск и вместе с ним приедут его родители. И что они хотят повидаться со мной. Особенно, его мама.
        Под конец Антон заметил, что мы все вчетвером замечательно проведем вечер в теплом семейном кругу. Руслан с ним неуверенно согласился. Я же предпочла промолчать, понимая, как мы теперь влипли...
        - Ну вот... - он сунул мобильный в карман.- Я туда идти не собираюсь.
        - Руслан!
        - Что Руслан? - 'удивился' он.- Поговорить с твоим парнем это одно, но идти знакомиться с родителями - увольте.
        - Но ты не понимаешь... это для меня очень важно!
        - Ну.. а для меня нет.
        - Господи, я помирюсь с твоей блондинкой! Успокойся ты наконец,- выплюнула я гневно. Подняла взгляд на Костюковича.
        Тот шумно выдохнул. Обхватил руками свои тонкие плечи.
        - Дело не в Ксении... я не представляю, как вести себя, когда тебя знакомят с родителями твоего парня. И не хочу особо представлять, если честно.
        - Ты что никогда девушку с родителями не знакомил? - огрызнулась я.
        - Ты была единственная. И еще Ксения.. но она моих родителей давно знает,- отмахнулся.- Нет, Тоня, я не могу... я себе слабо представляю, как это надо быть девушкой. И еще твой парень. Нет. Мой ответ нет. И даже не вздумай смотреть на меня таким жалобным взглядом.
        - Пожалуйста... - я сложила ладони вместе.- Для меня это очень важно. Мы с Антоном год встречаемся... и его мать это нечто. Как твой отец примерно. И для меня очень важно, чтобы встреча прошла как по маслу.
        - Вот, - Костюкович ткнул в меня пальцем,- потому я туда и не пойду...
        - Нет, ты туда пойдешь,- топнула я ногой. Что за упрямство? Как мной командовать, так пожалуйста. Помирись с Ксюшей, помирись. А тут черт с два дождешься ответной услуги.- У тебя просто нет выбора. Как и у меня...
        - Класс.
        - Я тебе помогу...
        - Класс.
        - Я тебе все объясню.
        - Класс,- выдал 'оптимистичное' Руслан.- Всегда мечтал об этом.
        - Ага, а я как мечтала.
        Костюкович откинул прядь волос с лица, смерил меня раздраженным взглядом.
        - Ладно,- это он мне что одолжение делает? - Я схожу на эту встречу. В первый и последний раз. А ты лучше думай, как с Ксюшей мириться будешь. Иначе я сделаю все, чтобы испортить этот милый семейный вечер.
        - Паскуда,- не осталась я в долгу.
        - Идиотка.
        На том и разошлись по своим комнатам.
        *******
        У Руслана в квартире была только одна кровать, пусть и двухместная, поэтому кому-то пришлось спать на диване. А так как Костюкович успел занять свою махину с балдахином (весьма жутким, кстати) первым, то я гордо удалилась в гостиную на диван. Спать с ним, точнее даже с самой собой в одной кровати, увольте.
        Посмотрела сериальчик про юристов Бостона и заснула. А приснились мне вовсе не американские адвокаты, а странный, смутно знакомый парень с белыми, как снег волосами.
        Мы были на знакомой мне остановке. Отсюда я частенько садилась на автобус до дома. Огляделась - никого. Холодный декабрьский Минск. Заснеженная улица. Даже светофор и тот мигает только желтым светом.
        - Как твои дела, Антонина? - паренек сидел на скамейке, сгорбившись и засунув руки в карманы толстой куртки.- Не жарко, да? Январь приближается... - он передернул плечами.- Холодный засранец.
        - Ты... - вспомнила я.- Ты ...
        - Я,- улыбнулся чудак. - Так как твои дела?
        - Ты все это сделал,- во сне все внезапно стало таким простым и ясным. Как дважды два.- Ты поменял нас телами.
        - Ага. Здорово вышло, правда? - псих от радости даже подскочил со своего места.- Пришлось, конечно, убрать из твоей памяти нашу встречу, чтобы не портить все раньше времени... но сейчас я здесь, и ты теперь все вспомнила.
        - Ты чокнутый.
        - Грубовато,- обиженно насупился парень.- Меня, кстати, Декабрь зовут. Будем знакомы,- и протянул мне ладонь.
        Я подумала пару секунд и пожала ее.
        - Декабрь? Тот самый декабрь?
        - Да. Месяц.
        Кивнула.
        - Конечно, ты Декабрь. Я меняюсь со своим бывшим телами. Все так логично и просто, что повеситься хочется.
        - Эй, даже не думай,- он оказался рядом со мной, заглянул в глаза.- Иначе испортишь мне представление. Тем более, ты же согласилась, чтобы я решил все твои проблемы. Ну... теперь они кажутся куда менее значительными, чем были. Следовательно, им не нужно уделять столько внимания.
        Он говорил, а я молча переваривала услышанное. Он точно чокнутый. Псих. Маньяк с волшебной палочкой.
        - Я хочу обратно свое тело,- топнула ногой.
        Декабрь закатил глаза.
        - Начинается...
        - Верни меня обратно в мое тело!
        - Нет. Не верну,- отчеканил Декабрь, а затем обхватил мой подбородок длинными пальцами. Я вздрогнула - его кожа была холодная, как лед.- Тоня, это новогодняя история. Ты помнишь историю про девочку и подснежники? - наверное, помню. На всякий случай кивнула.- Это сказка. Моя работа - их придумывать и воплощать. И ты, и твой Руслан герои моей новой сказки. Понимаешь, никто больше не отправляет девочек в лес за весенними цветами. Приходится изощряться, чтобы выжить в вашем циничном и жестоком мире,- он улыбнулся.- Люди больше не верят в волшебство. И нам, таким, как я, приходится туговато. Приходится. Ты пойми, Тоша, приходится заставлять их верить. Когда они верят, то следовательно нам жить становиться легче.
        - Я верю, только верни меня обратно.
        - Нет. Сказка пойдет до конца,- мотнул головой маньяк.- Она уже начала набирать обороты, и я не могу ее остановить.
        - Хорошо,- точнее все наоборот - не очень хорошо,- но что ты там предлагаешь делать?
        - Тоша, - он отпустил мой подбородок, отошел на шаг,- а что обычно побеждает злое заклятье в сказках?
        Эээ...
        - Чувак с топором?
        Декабрь устало потер лицо. Да уж повезло ему с такой 'сказочной' особой, как я.
        - Нет, Тоша,- ответил он тихо.- Вовсе не чувак с топором... найдешь ответ, под бой курантов станешь снова собой. А нет, до конца жизни в мужском теле останешься,- и хлопнул в ладоши.
        - Это нечестно! - Декабря уже рядом не было.- Слышишь меня, это несправедливо! Хреновая выходит сказка!
        Никто не ответил.
        Ветер швырнул мне снежную крупу в лицо, и в тоже мгновение я проснулась. Посмотрела на часы - половина седьмого, и откинулась обратно на подушку.
        Я думала, что хуже быть не может.
        Оказалось, может. Еще как может.
        *******
        Руслан выслушал меня молча. Я поведала ему и о первой встрече с Декабрем, когда он предложил решить мои проблемы, и о своем сне.
        - Да, конечно,- хмыкнул Костюкович, намазывая масло на тост.- Он Декабрь, и мы герои его новой сказки.
        - Именно.
        - Что ты курила перед сном?
        - К сожалению, ничего,- отозвалась я. - Иначе приснилось бы что-нибудь поинтересней повернутого сказочника. Или может у тебя есть другое объяснение происходящего, мистер Гарвард?
        Руслан задумчиво пожевал нижнюю губу. Мотнул отрицательно головой.
        - Нет.
        - Так я и знала.
        - А я знал,- он ткнул в меня измазанным маслом ножиком,- что во всем виновата ты. Моя догадка подтвердилась.
        Я только развела руки в стороны. Молодец. Все свалить на меня. Благородство так и бьет фонтаном.
        - Давай лучше думать о том, как вернуть все на свои места,- я опустилась напротив, Руслан занимался завтраком. Скажу, что оказавшись в моем теле, он начал пользоваться преимуществами моей фигуры. То есть жрать не в себя. - Что может победить злое заклятье в сказке?
        - Эммм... Принф на бефом кофе?
        - Прожуй сначала.
        - Принц на белом коне?
        Я закатила глаза. Спасибо за помощь. Выглянула в окно.
        - О, конечно,- ехидно протянула,- вижу скачет принц на белом коне. А следом за ним карета из тыквы! Думай, Костюкович, думай.
        - Почему я?
        - Потому что ты умненький мальчик, который учится в Англии. Или ты там зря что ли штаны протираешь?
        - Пошла ты.
        - Сам иди.
        Он отпил кофе, задумался...
        - Меч? Топор? Уничтожение кольца Всевластия? - начал перечислять. Ага, прямо сейчас в Мордор и отправимся.- Не знаю, что как там еще мир спасают? Любовью?
        И тут меня осенило.
        - Точно,- я щелкнула пальцами. Прямо, как Декабрь.- Любовь. Ведь всегда все сводится именно к ней. Ну, как в тех сказка: Белоснежка, Спящая Красавица... мм, в общем, в диснеевских мультиках все именно так. Любовь творит чудеса.
        - Прекрасно,- 'обрадовался' Костюкович.- Мне сейчас так полегчало. Любовь, голуби, мир во всем мире... и что ты нам предлагаешь делать? Спеть милую песенку о том, как тоскует мое сердце?
        - Я не знаю,- вздохнула.- Может, сказка это шанс, который дается нам, чтобы разобраться в себе и в своих чувствах.
        - Для этого не обязательно менять нас местами.
        - Ну.. у Декабря особое чувство юмора. Вот, скажи: ты любишь Ксению?
        Вопрос явно застал Руслана врасплох. Несколько секунд он молчал, разглядывая чашку с кофе. А потом медленно кивнул.
        - Конечно. Она мне подходит. И порой она бывает очень милая... и вообще, да. Нам вместе хорошо.
        - Отлично.
        - А ты Антона? - он внимательно на меня посмотрел.
        - Естественно. Он замечательный.
        - Вот, и решили,- Руслан снова вернулся к тостам.- Налаживаем отношения со своими вторыми половинками, признаемся в своих чувствах и все возвращается на круги своя. У нас есть на все несколько дней.
        *******
        Спешу поделиться вестью - дня два у нас ушло на препирательства. Пусть мы и решили действовать сообща: Руслан продолжал капать мне на мозги тем, что я обязана ехать к Ксении на розовом лимузине, высунувшись их люка и крича во весь голос о своей неземной любви (тут я, конечно, утрирую). Я в ответ заметила, что в такую погоду я охрипну до того, как вообще доеду до места встречи, разозлюсь на весь мир и швырну в его благоверную букетом.
        Мы ссорились, потом мирились, потом снова ругались - все как всегда.
        И вот, четверг. Вечер. Мы на кухне: Руслан что-то готовит, я же лажу в интернете.
        - Вот, скажи,- задумчиво поинтересовалась,- какую музыку любит твоя ненаглядная?
        - Эмм... - Костюкович помешивал нечто странное в кастрюле.- Джастина Тимберлейка вроде бы.
        - Окей. Тогда я куплю ей билет на его концерт и дело в шляпе.
        - Очень смешно.
        А так как опыта в романтических признания (особенно, если признаваться приходится чужой девушке) у меня не очень много, то я решила обратиться к американским комедиям. Ну... не скажу, что мне это особо помогло. Я безнадежна, когда дело касается дел сердечных.
        - Кстати, я тут пересмотрела парочку фильмов про обмен телами.
        - Какое полезное занятие,- откликнулся наш умник.
        - Да. Обрадую - в кино все заканчивается хорошо. Ну, кроме парочки фильмов... в одном из них мужчину после его смерти вернули обратно в теле женщины. И он, точнее она, умерла при родах в психбольнице.
        Мне показалось, или Руслан действительно поперхнулся, пробуя свое блюдо. Я решила смягчить эффект от своих слов.
        - Но фильм забавный. Тебе стоит его посмотреть.
        - Спасибо. Но лучше, когда все закончится.
        - Кстати, что ты готовишь? - полюбопытствовала я, закрывая ноут и отодвигая его в сторону. Костюкович со словами 'сейчас узнаешь' достал тарелки и разлил в них нечто темно-зеленого цвета. Поставил передо мной и вручил ложку.
        Я с сомнением разглядывала болотце в своей тарелке.
        - И что это за эко-система? - на всякий случай подтолкнула ложкой плавающий овощ. А вдруг он живой? - Она не будет против, если я добавлю в нее сметану?
        - Это вегетарианская кухня. Суп. Полезный,- отрезал Руслан и сел напротив меня. Стал уплетать свой 'суп полезный'. Не сочтите меня жестокой, но я люблю мясо. Но и животных тоже люблю, в том числе и не в готовом виде.
        - Ааа... а на обед что?
        - Рис с овощами.
        - А мяса не будет?
        - Я не ем мясо.
        - Слушай, - я отложила ложку,- давай сделаем так: закажем пиццу, большую, с ветчиной и сыром, и завалимся на диван, посмотрим какой-нибудь фильм, а?
        - Нет.
        - Да блин, с каких пор ты стал таким занудой? Впервые вижу, чтобы ты сидел на диете! Тем более,- я положила ладони на свой накаченный пресс,- это все равно не повредит. Ты конечно не Арнольд Шварценеггер, но и так хорошо смотрится.
        Руслан открыл было рот и закрыл его. Задумался, водя ложкой по дну своей заметно опустевшей тарелки.
        - Я стараюсь держать себя в руках.
        - Это очень похвально, но ты порой перегибаешь палку. Надо получать удовольствие от жизни, а не жевать кислый салат ... или разводить нечто экологически чистое в тарелке. Я такого по крайней мере не помню.
        Руслан склонил голову набок, глядя на меня.
        - Тебе просто такое говорить. Ты посмотри на себя, - я обиженно насупилась,- кожа да кости,- ну, спасибо.- Можешь есть сколько влезет, и ничего не будет. А я нет. В детстве был жирный, как слон. За что собственно, меня все и дразнили. С трудом удалось привести себя в порядок. Теперь ясно, почему для меня так важно, чтобы ты соблюдала мои правила?
        О боже мой, в ход пошли детские комплексы. Хотя ладно, для него это действительно может быть важно.
        - Ясно,- я зачерпнула зеленого супа.- Но если хочешь знать, не один ты такой 'бедный и несчастный'. Меня вот в школе дистрофиком дразнили, тем более я еще и низенькая была. Худая и мелкая. Бабушка думала, что я реально чем-то больна. До сих пор думает,- добавила тихо.
        А суп оказался, на удивление, ничего. По крайней мере, есть можно. Даже в раковину ничего выливать не пришлось.
        Костюкович ужином остался доволен. Я же тихонько смылась, якобы в магазин за молоком. Купила себе сладостей (главное, спрятать так, чтобы не нашел) и выкурила две сигареты.
        Жизнь стала постепенно налаживаться. Или я просто привыкла уже к такому абсурдному положению вещей?
        Теперь дело осталось за малым - вернуть Ксению обратно. Хах, легко сказать…
        *******
        Я дождалась, когда в трубке раздался голос Руслана (точнее, мой голос).
        - Прием, Ястреб. Это Орел. Прием. Птичка возвращается в гнездо.
        - Совина, - вздохнули тяжело на том конце,- хватит глумится.
        Нет, что за зануда?
        - Твоя прекрасная Ксения вернулась домой.
        - Я понял это. Буду через две минуты.
        Вам наверное интересно, что происходит? О, сейчас расскажу. Так как Руслан настроен серьезно и хочет вернуть свою сбежавшую ... гм, тут я опущу красочные эпитеты - подругу, то он составил план. Нет, не так - План! Да такой, что Шерлок Холмс и Джеймс Бонд умерли бы от зависти. Суть сей 'гениальнейшей' затеи такова: я сижу в машине, жду, когда Ксения вернется домой. Беру с заднего сиденья букет шикарных цветов, поднимаюсь на третий этаж, звоню в ее дверь... и всеми силами возвращаю ее назад. И тут фантазия подвела моего столь обожаемого Костюковича.
        Что мне делать? А фиг его знает. Хоть серенады петь, стоя на коленях. Как бы, здесь я должна выкручиваться.
        На мое столь любезное предложение сходить самому и убедить девушку вернутся, Руслан спокойно заметил, что с таким же успехом я могу идти с Антоном на ужин к его родителям. Тем более, это он подчеркнул особенно, я виновата во всем происходящем. Следовательно, мне эту кашу расхлебывать. А он посидит в сторонке и полюбуется.
        В окно постучали. Руслан.
        - Ты готова?
        - Не знаю.
        - Значит, готова,- кивнул Руслан, всучил мне букет и буквально выпихнул из автомобиля. - Ни пуха, ни пера.
        - К черту,- буркнула я и отправилась к подъезду. Ох, и за какие грехи тяжкие мне это наказание?
        Я поправила волосы. Переложила букет в другую руку и позвонила в дверь. Четкого плана действий не было. Потому при одолении второго пролета было решено пустить в ход все свое дьявольское обаяние, прекрасное чувство юмора, гибкий ум и, конечно же. красоту.
        Ксюша открыла дверь. Смерила меня хмурым взглядом. Откуда-то из квартиры доносился отзвук телевизора, смех и отголоски беседы. Видимо, она не одна здесь. Хм, занятно.
        - Привет, - мило улыбнулась я (надеюсь, что вышло мило).
        Ксению скрестила руки на груди.
        - Зачем пришел?
        Да как бы тебе сказать... Понимаешь, я тут пару дней назад поменялась со своим бывшим парнем телами. И так, как ты ему видимо дорога (каким-то боком), то он заставил меня прийти сюда и принести извинения. Хотя, если признаться, я бы с огромным удовольствием осталась сидеть дома.
        - Извиниться,- и протянула ей цветы.
        - Извиняйся,- Ксения забрала букет.
        - Понимаешь, Антонина моя давняя подруга. Мы выросли вместе. Прямо, как брат и сестра,- говорить я старалась уверенно. Авось сойдет за правду.- И сейчас у нее в жизни очень сложный период. Она потеряла работу, ее жених изменил ей с другим парнем, и ее выселили из квартиры. Как я мог оставить ее одну без крыши над головой? - и на всякий случай воздела руки к небесам. Ксения посмотрела на меня с сомнением.- Я всего лишь помогал другу, не более. И клянусь,- приложила ладонь к груди,- между нами ничего не было.
        Будь я на месте Ксюши, я бы уже послала себя к черту, запустив вслед букетом для верности. Не верю, как говорил Станиславский. Но Ксеня такая Ксеня... я кажется, начинаю понимать, почему Руслан выбрал ее.
        - Милая, прости меня за то, что я тебе наговорил. Я вовсе так не думаю. Ты самая замечательная девушка из всех, с которыми я встречался. И мне очень жаль, что я на тебе сорвался. Очень жаль,- я попыталась выдавить скупую слезу, но не получилось. Ну, и ладно.- Прости меня, любимая,- и трагично вздохнула.
        Актриса из меня никудышная. Меня не брали даже в детсадовских постановках. А если и брали, то я играла, в основном, елочку или тридцать пятую снежинку с правого края сцены.
        Но Ксения ждала именно такого признания: с кучей пафоса, трагедией, присыпленного пудрой романтики и моим 'искренним' сожалением. И конечно, красивого букета. Хоть какой-то от Костюковича толк.
        И как бы все должно было закончиться Хэппи Эндом: Ксения повиснуть на мне с возгласами 'Ох, ты ж мой небритыфф', а я делать вид, что счастлива-пресчастлива. Но ... если бы Ксюша была одна, то может быть. Кроме нее в квартире оказались ее подруги.
        Когда Ксения оставила меня на пороге, чтобы поставить цветы и вернуться с точным ответом: 'простить меня или не простить, вот в чем вопрос', то ее верные подружки наточили уже клыки и коготки, чтобы бросится в бой за честь и справедливость.
        Я протиснулась в прихожую и навострила ухо. Телевизор смолк, на кухне шли пылкие дебаты. Казнить, нельзя помиловать. Вот такой вердикт они вынесли. Добрые люди. Все сводилось к тому, что никакого прощения я не заслужила, пока не представлю доказательства того, что 'эта курица драная' (в нашем случае Руслан собственной персоной) не съедет с моей (в данном случае опять же Русланиной) квартиры. Такие вот дела. Иначе не видать мне помилования, как своих собственных ушей.
        Ксюша вернулась назад. И передала мне все то, что я слышала.
        - Я не поверю тебе, пока не увижу доказательства. Пока твоя Антонина не съедет, я не буду с тобой общаться, коржик.
        Как по мне, перспектива весьма и весьма заманчивая. Но вряд ли Руслан оценит такой поворот событий.
        Я хотело было потребовать свой букет обратно (мне он кстати приглянулся), но передумала.
        - Конечно. Ради тебя я готов на все,- пожала ее белые рученьки и отправилась обратно.
        Хохо, ты хотел помириться со своей девушкой, Костюкович, пожалуйста! Не забудь только ключики оставить от квартиры.
        *******
        - Да вы с ума обе сошли!
        Новость о том, что ему придется оставить собственное жилище не особо воодушевила Руслана. И главное, опять я виновата. Мол, специально гадкая Тоня все так провернула, чтобы ему, бедному Костюковичу, пришлось вещи собирать.
        Ох, уж эта вечная жертва!
        - Нет, ты можешь не съезжать,- я пожала плечами.- Но тогда вряд ли твоя милая блондинка захочет иметь с тобой дальнейшие отношения. Тем более, все равно звонила бабушка на днях и интересовалась, когда я, то есть ты, вернешься домой.
        Признаюсь, своего удовольствия я не скрывала. Хотел помириться с девушкой, получи и распишись. Все претензии и жалобы к Ксюше, а не ко мне. Я лишь в сторонке постою и позлорадствую.
        Руслан смерил меня злобным взглядом, но в конце концов сдался.
        - Не радуйся,- едко заметил.- Я-то может и уеду, а тебе жить с ней придется. С ней, Тоша, - гаденько улыбнулся.- С Ксюшей. И обязанности некоторые исполнять.. - опустил многозначительный взгляд вниз.
        - Только после свадьбы,- мило улыбнулась я.- С того момента, как твоя миледи переступит порог квартиры, здесь воцарится целибат. И за меня можешь не волноваться. Я-то справлюсь. Через два дня ужин с моим парнем. Вот, о чем, я тебе посоветую, беспокоиться.
        Руслан погримасничал, но ушел собирать вещи. Может, он и вправду в нее влюблен?
        Даже как-то обидно, что ли. Я надеялась, что Костюкович останется. Он, конечно, зануда редкостная, но все-таки знакомая зануда. А Ксюша...
        Ох, чувствую, эти деньки будут далеко не самыми спокойными.
        *******
        Руслан протиснулся в прихожую, осторожно прикрыл за собой дверь и поставил сумку на пол. Но его появление не прошло незамеченным - из кухни донесся бодрый голос Антонины Петровны.
        - Тоня, это ты, голубка?
        - Ага,- Руслан стал разуваться. Направился было в комнату Тони, но тут...
        - Ты как раз к ужину. Иди мой руки и садись.
        Спустя несколько минут, когда Костюкович опустился за стол на кухне, Антонина Петровна поставила перед ним миску с горячим пловом. Сама опустилась напротив и посмотрела на мрачную внучку, уныло ковыряющую свою порцию.
        - Чего это ты такая сумная?
        - Я не грустная,- буркнула 'Антонина' младшая в ответ.
        Ее бабушка покачала головой в ответ.
        - По тебе не скажешь... Так ты у друзей на даче была, да?
        - Ага.
        - И как там?
        - Нормально,- пожал Руслан плечами.- Как обычно на дачах бывает... Ты знаешь,- он отодвинул от себя тарелку,- я пожалуй не хочу есть. Нет аппетита что-то.
        - Тоня,- Антонина Петровна чуть поддалась вперед,- скажи, зачем приходил к нам Руслан?
        Костюкович растерялся, а потом вспомнил, то безумное утро, когда он обнаружил себя в теле бывшей. И Тоша примчалась быстрее ветра. А потом они быстро собрали ее вещи, и он уехал домой.
        Но ведь не расскажешь всего. Не поверят.
        - Так... по одному небольшому делу,- последовал его уклончивый ответ.
        - Это у него ты жила последние дни? Ведь так?
        - Нет... то есть да,- сдался под ее внимательным взглядом Руслан.- Но ничего особенного. У Руслана есть девушка. И он ее очень любит... просто...
        -Тоша,- мягко перебила его бабушка Антонины,- не мне тебе объяснять, что не надо с ним опять связываться. Помнишь, в прошлый раз ваши отношения ничем хорошим не закончились. Так не наступай же на те же грабли снова. Антон замечательный молодой человек. Он подходит тебе куда больше, чем Руслан.
        - Почему же?
        Антонина Петровна посмотрела на него удивленно.
        - Потому что ты сама сказала только что: у него есть девушка, и он ее любит. И вы слишком разные, голубка. Я просто не хочу, чтобы тебе снова было больно.
        Руслан кивнул. Потом передернул плечами, пытаясь сбросить неприятный осадок от ее слов. Поднялся из-за стола и, поблагодарив за вкусный (но так и не съеденный) ужин, направился в комнату.
        Он чертовски устал. Особенного, от того бреда, происходящего вокруг. Рухнул на разобранный диван и закрыл глаза. Поскорей бы все закончилось. И жизнь вернулась в прежнюю колею. Ничего, до Нового Года осталось четыре дня.
        Скоро будет налажена и личная жизнь Тони, и все будет, как раньше. А об этом кошмаре, изощренной сказке Декабря можно будет позабыть.
        *******
        Итак, меня зовут Антонина Совина и я веду свой репортаж из горячей точки на улице Якуба Коласа.
        Все началось с того ужасного утра, когда ко мне приехала девушка Руслана. Почему-то Ксюша решила, чем раньше действовать мне на нервы, тем лучше. Обыскав квартиру, она пришла к выводу, что 'Тоня' действительно собрала вещи и теперь я снова ее любимый пупсик. Мне чудом удалось вырваться из ее захвата (не девушка, а медвежий капкан) и пробормотать что-то насчет работы. Заперлась в кабинете и попыталась перевести дух.
        Что я имею? Один на один с безумной девицей, на которую у меня уже скоро начнется аллергия. Ее уменьшительно-омерзительные клички явно попахивают какой-то нездоровой манией.
        Боже, Костюкович, неужели тебе было так сложно найти себе нормальную и вменяемую девушку?
        - Котик,- раздался по ту сторону двери,- что ты будешь на завтрак? Я сделаю тебе тосты, да?
        - Да. Сделай пожалуйста.
        Хотя... может я все преувеличиваю и все пройдет не так уж и плохо? Подумаешь, какие-то четыре дня с ней пожить. Тем более, может она вкусно готовит. Будет хоть какой-то толк.
        Это походило на сцену из какого-то боевика. Я выскользнула из кабинета и огляделась. Никого. В квартире царила тишина. Ксюша видимо спала. Ну, слава богу.
        Забудьте о том, что я говорила, то бишь о 'может все пройдет не так уж и плохо'. Нет, все плохо. Я готова смириться с тем, что меня называют чем и кем угодно. Готова даже вполуха слушать ее монологи о том, что Алена не идет на какую-то пати... но моя хрупкая и нежная психика не смогла выдержать того напора, под которым я оказалась, когда зашла в спальню.
        Это был тихий и спокойный вечер. Ничто не предвещало беды. И я уже расслабилась, считая, что все идет как по маслу, что Ксюша в принципе неплоха … Да, наивная я. Значит, толкаю я дверь, делаю шаг в укутанную приятным полумраком спальню… и тут начинается…
        Меня швырнули на кровать.
        Нет, не связали, но, наверное, были близко к этому.
        Сегодня Ксения вероятно чувствовала себя девушкой кошкой, потому что запрыгнула на меня с такой прытью, что чуть не отдавила Костюковичу его единственную гордость (ну… вы меня поняли). Было ... самую малость неприятно... 'самую малость'.
        - О боже, котик, я по тебе так соскучилась!
        Нет, я целовалась с девушками. Со своей лучшей подругой когда-то. Давно, и мы были пьяными. И вообще, это одно, а совсем другое - сумасшедшая девица, которая сейчас буквально срывает с меня шмотки!
        И да, спасибо, за столь бурное выражение своих чувств.
        Пока я соображала, что мне делать и как избавиться от Ксюши, она уже принялась расстегивать мои джинсы.
        - Ты не забудешь эту ночь,- промурлыкала на ухо.
        Да, тут ты как нельзя попала в точку - эту ночь я не забуду ни за что на свете!
        Попыталась подняться, но меня сразу же уложили обратно. Тоже нашлась хрупкая и слабая дамочка.
        - Нет, нет,- шепнула мне Ксения и чмокнула в губы.- Сейчас ты только мой.
        - Водички бы ... - тихо попросила я, но мою просьбу проигнорировали. Или может, сразу накапаете яду?
        Честно, я растерялась. Как бы редко попадаю в такие ситуации, тем более... реакция тела Костюковича была несколько иной, чем моя собственная. Если вы опять же понимаете мои ненавязчивые и тонкие намеки.
        Представляю, чем все могло обернуться. Очень даже хорошо представляю. Закончилось бы все крайне печально, например, моими истошными воплями «спасите люди добрые, насилуют!». Ну, или на крайний, «живым врагуя не дамся!».
        Спас меня как бы это банально не звучало - телефонный звонок. Я обрадовалась ему, прямо как моряк, увидевший землю спустя несколько месяцев плаванья. Ксюша отвлеклась от совращения, и я спихнула ее на другую половину кровати. Натянула джинсы и бросилась в гостиную.
        - Алло? - радостно выдохнула в трубку.
        - Это пиццерия ***? - раздался на том конце женский голос.
        Эээ? Я уж подумала, что Костюкович звонит - узнать, как там у нас на фронте обстоят дела.
        - Нет,- бросила взгляд на замершую в дверном проеме Ксению. Она тяжело дышала и укоризненно смотрела на меня. Даже не пытайся, воззвать к моей совести, распутная женщина! - Но знаете, я так рада, что вы мне позвонили. Точнее рад... Ух,- перевела дыхание. - Вы даже не представляете, что сейчас произошло. По работе, зайка,- попыталась состроить расстроенное выражение лица, повернувшись к Ксении и прикрыв ладонью динамик, и скрылась в кабинете. - Вы еще тут? - поинтересовалась в трубку.
        - Да,- ответили на той стороне неуверенно.
        - Как вы бы отнеслись к недолгой, но крайне интересной беседе? - любезно поинтересовалась я, опускаясь в кресло.- Вот, меня зовут Руслан. И вы только что спасли меня от неминуемого позора. Будем знакомы.
        Мою собеседницу как оказалось, звали Марина и она учится в моем институте. Мы мило поболтали до половины двенадцатого. И только тогда я решила выглянуть из своего убежища.
        Никто не напал на меня и к кровати не пристегнул.
        На цыпочках добралась до спальни и заглянула внутрь - так и есть, Ксюша уже спит. Я добралась до шкафа и сняла с верхней полки рюкзак, стараясь по возможности действовать, как можно тише.
        Нет, Костюкович как хочет, а я делаю ноги. Наш договор это прекрасно, все замечательно, но Антонина не готова к такому бурному развитию наших с Ксюшей отношений. Тем более знакомство с родителями Антона это одно, а вот жизнь с английской блондинитостью совсем другое.
        Ксеня шевельнулась во сне, и я замерла. А, нет, пронесло. Просто перевернулась на другой бок.
        Я взяла с собой пару рубашек и какой-то свитер. В ванной разжилась зубной щеткой, пастой и, подумав, прихватила с собой бритвенный станок с пеной. Поход на кухню завершился тем, что забрала припасенную ранее большую пачку M&M. Все, теперь можно уходить.
        Обулась. Положила ключи в карман и вышла из квартиры. Щелкнул замок.
        Ну, вот и все. Надеюсь, ты еще не спишь, Руслан. Потому что у тебя будет поздний и нежданный гость.
        *******
        Так, сегодня у нас пятница. Значит, бабушка всю ночь на дежурстве и можно смело трезвонить в дверь. Я нажала на кнопку звонка. Давай, открывай, Руслан. Ты будешь 'рад' меня видеть. Не сомневаюсь.
        - Кто там? - раздалось сонное.
        - Совесть твоя,- огрызнулась я.
        Стоит заметить, что по дороге домой я изрядно замерзла - и потому настроение было не самое лучшее. Руслан приоткрыл дверь и взглянул на меня недоуменно.
        - Тоня?
        - Да, это я. Впусти,- и протиснулась внутрь.- Я замерзла.
        - Ты что тут делаешь?
        - Прошу политического убежища,- и принялась разматывать толстый шарф. В последние перед Новым Годом дни ударил нехилый морозец. Приплясывая на остановке, я не раз пожалела, что удрала из теплой квартиры Руслана. Но стоило вспомнить любвеобильную Ксению, как желание туда возвращаться пропадало сразу же.
        - Антонина,- строго начал Костюкович, скрестив руки на груди,- что ты здесь делаешь? Ты должна быть у меня, с Ксюшей.
        Я отрицательно мотнула головой.
        - Нет, к твоей сумасшедшей девице я не вернусь. Ни за что! - скинула куртку на стоящий в углу пуфик.- Она пыталась меня изнасиловать. Честно. Вот только не надо улыбаться!
        Руслан стоял рядом, приложив ладонь к губам и тем самым пряча улыбку. Но я видела, как подрагивают его плечи. Здорово. Ему смешно.
        - Ты права: ужасно и очень трагично,- он прокашлялся, пытаясь справиться со смехом. Но куда уж... мне выпало редкое удовольствие: стоять и наблюдать за тем, как этот придурок ржет. Простите, но других выражений подобрать не могу.
        Наконец Руслан взял себя в руки.
        - Ты должна вернуться.
        - Нет,- я подхватила рюкзак и направилась на кухню.- Эта чокнутая привяжет меня к кровати и будет насиловать до потери сознания!
        - Звучит не так уж и плохо,- заметил Руслан негромко.
        - Я буду иметь ввиду твои постельные предпочтения,- отозвалась я. На кухне нашелся мой любимый чай с мелиссой. И печенье с глазурью.
        Костюкович замер на пороге. Широко зевнул, прикрывая рот ладонью.
        - У нас ведь уговор,- напомнил мне.
        - Он не включает в себя то, что мне придется ублажать твою ненаглядную. И если так не терпится повидаться с Ксюшей - вперед. Почему-то из нас двоих, отдуваюсь я, пока ты сидишь у бабушки и уплетаешь ее вареники.
        Руслан пожал плечами.
        - Вареники очень даже вкусные... - и поймав мой тяжелый взгляд, добавил.- Я между прочим иду на встречу с твоим Антоном. Не забывай.
        - Вот, именно, что на встречу. Я не предлагаю тебе с ним жить. И уж тем более спать,- Руслан передернул плечами. Скорчил недовольную гримасу.- Так что прекрати строить из себя святого мученика, коржик.
        - Не зови меня так,- раздраженно откликнулся Руслан. Потом прошел на кухню и опустился на стул. Положил локти на стул.- Ты ей что сказала, когда уходила?
        Эм...
        Руслан все понял по затянувшемуся молчанию.
        - Ты тихо слиняла?
        - Это было стратегическое отступления. А чтобы я ей сказала в двенадцать ночи? Извини, дорогая, но мне нужно тут проведать Руслана, оказавшегося в моем теле. Я отойду на пару часов. А когда вернусь, расскажу тебе эту увлекательную историю.
        Костюкович посмотрел на меня, тем самым характерным взглядом 'ну какие вы все придурки', и произнес.
        - Ты в своем репертуаре.
        - Ты тоже. Только и делаешь, что ноешь. Толку от тебя ноль,- отпила горячего чая.- Ничего я ей не говорила. Просто собрала вещи и смылась.
        - Молодец,- кивнул Руслан.- И что ты думаешь теперь делать?
        - Останусь здесь на ночь.
        Он фыркнул со словами 'еще чего'. Офигеть.
        - Я у себя дома вообще-то. Это раз. Во-вторых,- я продемонстрировала ему свои накаченные руки,- попробуй меня выпроводить. Сила сейчас на моей стороне.
        - Но твоя бабушка... - начал было Руслан.
        - Она вернется утром. Успею уйти. Возможно, я даже вернусь до того, как твоя Ксюша проснется.
        Сложно было сказать, обрадовало это все Руслана или нет. Он сидел с непроницаемым выражением лица пару минут, потом кивнул и ушел в спальню.
        Хах, но если бы все закончилось так просто...
        - Костюкович, двигайся,- я нависла над ним, прижимая к себе вторую подушку и клетчатый плед. Одеяла запасного нет, так что придется Руслану делиться.
        Он разлепил веки и посмотрел на меня. Потом на то, что я держала в руках...
        - О нет... - простонал.- Найди себе другое место для сна.
        - Его нет. Поверь, делить с тобой свою узкую кровать, мне тоже особо не хочется. Но ничего не поделать,- перелезла через него и заняла уютное местечко у стены, заодно толкнув Руслана локтем в бок.- И кстати, одеяла второго нет.
        Мы еще немного повоевали за территорию, и в конце концов я подпихнула Руслана поближе к краю. Он повернулся ко мне спиной и недовольно засопел. Я же закрыла глаза...
        В мягкой тишине было слышно, как тикают в гостиной часы. И глухо отдавались тяжелые шаги соседа сверху.
        Меня давно мучала одна мысль, и я решила ее озвучить.
        - Руслан.
        - Что?
        - Помнишь... когда мы с тобой в очередной раз поругались, ты заявил, что Ксюша не я... то есть она довольно предсказуема. И что придя домой, ты обнаружишь дома ее, а не записку с извинениями.
        - Ну. Помню.
        - Я вовсе не хотела, чтобы все вышло именно так. Извини.
        Он продолжал лежать ко мне спиной. Молчал. Потом же сказал.
        - Это уже не важно, Тоня. Столько лет прошло...
        - Да. Верно.
        - Доброй ночи.
        - Доброй.
        *******
        - Не складывается твоя сказка, не так ли? - Январь появился без приглашения. Почти вступивший в свои права месяц мог позволить такую вольность.
        Декабрь задумчиво перекатывал стеклянный шарик по гладкой поверхности стола. Да, сказка идет действительно не так. Герои оказались на редкость упрямые и очевидное признавать не хотят. А время-то истекает. Скоро его совсем не останется.
        - Все еще может поменяться,- улыбнулся Декабрь своего брату.
        Январь не любил сказки и новогодние чудеса. Хмурый и молчаливый, он часто твердил, что со всеми последствиями чудес младшего приходится разбираться ему. Отчасти, правда.
        - Вряд ли. Ты ошибся, выбирая людей. Бывшие влюбленные не самая лучшая идея.
        А сам Январь скорее всего поставил на то, что сказка провалится, так подумал с раздражением Декабрь. Он всегда ему действует наперекор. Старая притупившаяся вражда.
        - Обсудим это после, братец, - спрятал стеклянное око в карман.- У меня есть в запасе три дня. Потом и поговорим.
        *******
        Раньше мне безумно нравилось просыпаться в объятиях Руслана. Бывало он будил меня, нежно целуя, а бывало я просыпалась раньше и неподвижно лежала в кольце его рук, чтобы ничем не нарушить столь хрупкий момент.
        Глупости, конечно... первое время мне жутко его не хватало, но потом я привыкла и к пустой кровати, и к тому, что Руслан теперь просыпается с другой. Смогла даже убедить себя в том, что не так уж это и прекрасно было. Влияние эндорфинов. Или чего-то там еще.
        Правда, с Антоном таких уютных моментов не было ни разу. Но ведь это не делает человека хуже, не так ли?
        Почему же я вспоминаю сейчас об этом?
        Мы лежали в кровати, Руслан спал, я же парила на тонкой грани между сновидением и реальностью. Чувствовала тепло Руслана. Чувствовала то, как его горячее дыхание касается моего затылка.
        Лениво разлепила веки - вот, мы рядом. Как раньше. Его рука лежит на моей талии, прижимая меня к крепкой груди… Классно.
        Я и не думала, что настолько соскучилась по Костюковичу.
        Как-то незаметно для себя и заснула снова. И только во сне меня уже догнала запоздалая мысль 'мы снова стали собой!'.
        Открыла глаза, резко села в кровати...
        И разочарованно выдохнула - ничего не изменилось. Я по-прежнему в теле Руслана. Протерла заспанные глаза. Наверное, это все мне просто-напросто приснилось. В ту же минуту противно запищал мобильный. Будильник. Поставила его, чтобы уж точно ничего не проспать.
        Половина восьмого. Пора вставать. Бабушка вернется через час.
        Руслан кстати поднялся раньше меня. Сегодня он особенно хмур и задумчив. Пока парень издевался над продуктами на кухне, я быстренько умылась и оделась. Зашла на кухню и опустилась за стол. В запасе у меня еще минут сорок. Можно, и плотно позавтракать.
        Руслан даже не посмотрел в мою сторону, поставил тарелку с подгорелой яичницей. Сел напротив и принялся уплетать свою порцию. И на что на него нашло в этот раз?
        - Знаешь,- я решила немного разрядить обстановку,- мне сегодня приснился такой сон... будто бы мы снова стали собой. Он замер, склонившись над тарелкой. Я же продолжила.
        - Мы спали в обнимку, как раньше. И во сне я проснулась сама собой. И это было ... очень здорово.
        Костюкович кивнул, разглядывая содержимое тарелки. На меня глаза он так и не поднял.
        - Классный сон.
        - Да,- не стала спорить.
        Остаток завтрака прошел в молчании. Я сполоснула посуду. Стала медленно и неохотно собираться обратно.
        - Ты должна вернутся к ней,- напомнил мне Руслан в сотый раз, когда я рассеянно бродила по комнате в поисках телефона.- К Ксюше.
        - Знаю.
        Мне очень не хотелось уходить, и Руслан это видел. Но все равно настоял на своем. У нас уговор. Завтра он идет на встречу с родителями Антона. А я должна потерпеть еще пару деньков.
        - Пожалуйста,- произнес Костюкович, провожая меня до двери,- не испорти все в этот раз.
        - Ты тоже.
        - Постараюсь.
        На том и попрощались.
        Настроение было паршивое. Возвращаться в квартиру Костюковича, где меня ожидала Ксюша, смертельно не хотелось. Я проехала на автобусе на две остановки дальше и вышла на площади Победы. Необходимо прогуляться, тем более погода выдалась ясная и солнечная.
        Вставила в уши наушники. Включила плеер. Заиграла песня Кристины Агилеры - Hurt. Да уж, песни как нельзя точно описывающей наши с Русланом отношения и подобрать сложно.
        Я медленно брела по проспекту, засунув руки в карманы. Морозец легонько покалывал щеки. И снова и снова я прокручивала в голове сегодняшнее утро - этот слишком близкий к реальности сон.
        Ohh I'm sorry for blaming you
        For everything I just couldn't do
        And I've hurt myself by hurting you
        В носу защипало. Здорово, сейчас возьму и разревусь посреди улицы от нахлынувших воспоминаний и дурацкой песни. Так, Тоня, что-то ты совсем раскисла... ничего, скоро Новый Год, а после него все станет на свои места. Иначе быть не может.
        Шмыгнула носом.
        Слез мне для полного счастья и не хватало. Надо взять себя в руки. Иначе придется объяснять Ксюше, почему я, Руслан, вернулся домой зареванным, как маленькая девочка.
        Нет, так дело не пойдет.
        Я переключила Агилеру на Лану Дель Рей.
        Обо всем это лучше не думать. Что было, то прошло. Вот, к примеру, Руслан не парится из-за того, что между нами было. И мне не надо. Люди встречаются, люди расходятся. Все просто.
        Спустя минут десять поднялась в квартиру Костюковича.
        По дороге обдумывала, как же мне оправдаться перед Ксенией, но ложь не пригодилась. В квартире было пусто. Ксюша уехала.
        *******
        - У тебя что вообще мозгов нет?! - орал на меня Руслан, размахивая руками.- Неужели так сложно было догадаться, ей позвонить?!
        Я сделала глубокий вдох. Главное, оставаться спокойной. Хватает сполна и истерики Руслана.
        - Я думала, она спит без задних ног. Кто ж знал,- и развела руки в стороны. Кто ж знал, что Ксюша проснется раньше и обнаружит, что меня нет. Кто ж знал, что она затаит на меня смертельную обиду, соберет свои немногочисленные вещи и уедет. И кто же знал, что её обидка будет настолько долгая и сильная, что Ксеня не захочет со мной разговаривать.
        Я выждала день, периодически набирая ее номер и оставляя душещипательные сообщения. Ноль внимания. Потому я поступила как настоящая женщина - сама обиделась и села смотреть очередной сериал.
        Но черт меня дернул за язык признаться Костюковичу о случившемся. Идиллия была нарушена. Руслан приехал, стал топать ногами, размахивать руками и вообще вести себя крайне неприлично.
        Вот, его стало потихоньку отпускать, и он наконец-то прекратил мерить комнату широкими шагами. Слава богу. Раздражало жутко.
        - Отец меня прибьет.
        Охренеть логика, от него только что ушла девушка, а он беспокоиться о реакции отца.
        - А твой отец-то тут при чем?
        - Она дочь его партнера. Они с отцом планируют открыть общий бизнес. И в общем... моим родителям приятно было бы видеть нас с Ксюшей вместе.
        - Бизнес и любовь две разные вещи,- произнесла я.- Передай это своему папане.
        - Уже не важно... - Руслан опустился на диван в гостиной.- Она скорее всего все рассказала своему папеньке, тот расскажет моему и тебе вставят по первое число.
        - Ну спасибо,- фыркнула я.
        Здорово. А мне еще доказывал, что любит ее. Тут любовью и подавно не пахнет.
        - Ну, пожалуйста. Ты же сама виновата. Ты все всегда портишь, Тоня. Этого тебе не занимать!
        - И что же такого я испортила? Кроме отношений с твоей блондинкой,- скрестила руки на груди. Руслан метнул в меня тяжелый взгляд.
        - Например, наши отношения.
        А ты, Руслан, умеешь прекрасно искать виноватых. Этого тебе не занимать.
        - Хорошо,- я не стала с ним дальше спорить. Себе дороже.- Я все порчу, я редкая сука, которая разбила тебе сердца. Салфетку дать, чтобы слезки вытереть?
        Руслан в ответ скорчил кислую гримасу. И замолчал. Я тоже. Мы посидели так несколько минут, после чего Костюкович поднялся.
        - Сегодня у меня ужин с Антоном и его родителями. Помоги мне собраться. И все, это будет последняя наша встреча. Декабрь вернет нас на свои места, и мы, Антонина, с тобой больше никогда не увидимся. Не в этой жизни.
        - По рукам. Как по мне, перспектива просто замечательная.
        - Вот, и договорились,- бросил он мне резко и ушел из комнаты. Я поплелась за ним. Да уж, сказка складывается просто замечательная. Не поспоришь.
        *******
        Прошу заметить, что Руслан сам попросил моей помощи. Сам. Никто не заставлял, не приставлял дуло к его виску. Так что никаких претензий и слышать не желаю.
        В силу того, что мы с Костюковичем поругались, я решила, что не мешало бы поставить этого засранца на место. Он-то капал на мозги в течение последних дней, теперь пришел мой черед отыграться.
        Дело наше происходило в его квартире, куда мы приехали после того, как Руслан собрал все необходимые вещи. Картина такова: я сижу на диване и внимательно разглядываю саму себя, стоящую передо мной в нижнем белье.
        Руслан от нетерпения постукивал ногой, но молчал.
        - Тебя надо привести в порядок,- вынесла приговор.- Ты до безобразия запустил мое тело.
        - Кто бы говорил.
        Я задумчиво почесала свое поросшую трехдневной щетиной щеку. Нечего возмущаться. Между прочим, эта легкая небритость тебе идет, Руслан. Только чешется с непривычки, зараза.
        - Начнем с ног. Доставай эпилятор и отправляйся в ванную.
        - Эпилятор? - переспросил Руслан тупо.- Нет, я не буду пользоваться этой штукой.
        - Будешь.
        - Зачем мне вообще брить ноги? - возмутился.
        - Потому что А - ты женщина. Б - ты оденешь юбку. И не спорь со мной, иначе придется тебе пользоваться восковыми полосками. Еще хуже, поверь,- отрезала.
        - Извращенка,- буркнул Руслан, но спорить дальше не стал - подхватил маленькую белую косметичку, в которую я обычно клала эпилятор, и отправился в ванную.
        Нет, я могла дать в руки Костюковичу и бритвенный станок, чтобы упросить задачу. Но тогда месть не была бы столь сладкой.
        Да, жужжание в сочетании с отборным матом - услада для моих ушей. Симфония боли и страданий. Для полного счастья мне не хватало только бокала с прохладным шампанским.
        Он вернулся спустя минут сорок, мрачный, как туча. Бросил мне мою косметичку. Я ловко от нее уклонилась - снаряд упал на диван.
        - Готово.
        Я кивнула на соседнее кресло, где лежал комплектик прелестного нижнего белья. Из разряда того, что покупается обычно в период временного умопомрачения. Кислотно-розовый и черный. Сочетание 'вырви глаз'. Руслан взял в руки стринги, повертел их и скорчил мину страдальца. Вот, не начинай...
        - Только не говори, что ты именно это предлагаешь мне надеть?
        - Именно.
        - Ты издеваешься?
        Я сделала вид, что задумалась.
        - Нет, что ты... просто выбрала для тебя самый красивый свой комплект. Отрываю от сердца, так сказать. Я забочусь о тебе.
        Парень фыркнул, мол, как же заботишься.
        А белье кстати сидело на нем (то бишь, на мне) не так уж и плохо. Улыбнулась и показала Костюковичу большой палец. Судя по выражению лица, тот еле-еле удержался от того, чтобы показать мне средний.
        - Я чувствую себя геем.
        - Ничего страшного,- пожала плечами.
        - Они жмут...
        - Не ной,- я поднялась.- Сейчас самое время выбрать тебе подходящий наряд! - и выложила аккуратно содержимое спортивной сумки на диван.
        Ответного восторга от Руслана я не дождалась.
        - Тоня, помоги,- раздалось несчастное из гостиной.- А еще лучше пощади.
        - Казнить, нельзя помиловать,- отчеканила я, накидывая на плечи пальто. - Не тормози. Ты что там на четвереньках ползешь?
        - Скоро буду.
        Прошло минуты две, прежде чем в проеме показался Руслан. Итак, с чего начать... на нем мое самое дорогое платье. Помнится, я месяца два откладывала из зарплаты, чтобы купить его. Коктейльное платье. Черное. И сидит на мне отлично. Глядя на Костюковича, лишний раз в этом убедилась.
        Но не платье, стало виной всех бед. Хотя, конечно, спорю на сотку баксов, что Руслан чувствовал себя в нем не так удобно, как в джинсах.
        Туфли. Те самые, что привезла мне подруга из США. Безумие дизайнера. Тонкая высокая шпилька, платформа и какой-то жуткий бант на носике. Когда Оля мне их вручила на каком-то праздник, я естественно изобразила радость-радость, счастье-счастье, а потом спрятало орудие пыток подальше от глаз. Хоть какую-то пользу они принесли.
        - Я что-то не помню, чтобы ты ходила на таких каблуках,- буркнул Руслан, ковыляя ко мне.
        - Это с тобой я их не носила,- Костюкович на каблуках был заметно выше меня ростом. Хорошо, что Антон высокий. Очень высокий.- Ты бы начал комплексовать, что девушка выше тебя.
        - Не правда... - и осекся под моим строгим взглядом.- Ты это специально делаешь, да? Чтобы отыграться?
        - Как ты мог такое про меня подумать? - я состроила обиженный вид.- Я бы никогда так с тобой не поступила.
        Он хмыкнул. Стал одеваться.
        Лифт, как оказалось, не работает. Мне-то все равно, а вот у Руслана спуск занял n-ое количество минут.
        - Твою мать! - завыла эта особь, когда миновала только третий этаж.- Антонина, я чуть ногу не сломал!
        - Красота требует жертв,- парировала я спокойно.
        Тут уж нервишки Руслана не выдержали.
        - Иди ты к черту! - он остановился, стянул подарок Оли и пошлепал босиком по ступеням.
        Я мысленно пожелала ему не наступить в какую-нибудь лужу (заботливо налитую бомжом) или куда похуже. На первый этаж Костюкович добрался благополучно и замер у порога, задумчиво глядя на засыпанный снегом тротуар.
        Клянусь, у него на лице было написано - пойти босиком, подхватить воспаление легким и умереть в ближайшие дни. Но все-таки голос разума (пусть и небольшого) взял свое. Руслан обулся и вышел в морозный вечер.
        - Антон будет ждать тебя у бабушки в семь,- мы загрузились в машину Руслана. Я естественно за рулем. Руслан долго устраивался рядом, возясь с ремнем безопасности.- Ты же помнишь, как выглядит Антон?
        - Ага, - мрачно буркнул Руслан.- Такой громила с черными волосами. Худой, прямо как ты.
        - Ты очень мил.
        - Наверное, когда вы с ним сексом занимаетесь, соседи пытаются понять, что это за перестук такой? Третесь своими костями друг о друга...
        И вот, как его считать за человека, а?
        - Зависть - плохое чувство, Руслан,- улыбнулась.- И оно тебе совершенно не к лицу.
        - Конечно,- едко отозвался он.- Ведь мне не удалось отхватить такого классного парня.
        И какая бешеная муха его укусила, скажите? Что за привычка в одночасье превращаться в абсолютно невыносимую бестолочь!
        Я тотчас пожалела, что машина сейчас не на ходу. Так бы и вытолкнула хама из автомобиля.
        - Ничего в следующий раз ты будешь знать, в каком направлении искать,- я пожала плечами.- Я думаю, у партнеров твоего отца найдутся симпатичные сыновья. Тем более... стринги носить и каблуки ты уже умеешь. Дело за малым, Костюкович.
        Если моя колкость и задела Руслана, то виду не подал. Отвернулся к окну, буркнув, что автомобиль прогрелся уже.
        - Порой ты просто невыносим.
        - Кто бы говорил,- сердито фыркнул.
        Нет, точно, над ним я поиздевалась недостаточно!
        *******
        Я высадила Руслана у бабушки, наказала ему вести себя хорошо (иначе подарков под елкой не будет) и с тяжелым сердцем уехала домой. По дороге заглянула в магазин, купила себе баночку английского пива и чипсов. Устрою себе маленький праздник.
        В квартире у Руслана стояла непривычная тишина.
        Скинула вещи в маленькой прихожей и расположилась на диване. Врубила телик.
        Интересно, как все пройдет? Не дай бог Руслан напортачит... или наоборот пусть портачит?
        Тряхнула головой, прогоняя идиотские мысли. Нет, все должно пройти хорошо. Эта же сказка. Пусть и с предостерегающей пометкой: 'внимание ненормативная лексика и неадекватные герои. Слабонервным и поборникам традиционных сказок просьба не читать'.
        Я рассеянно переключала каналы. Ничего интересного. Либо новости, либо сериалы про милицию, либо про любовь. Жуть.
        Сделала глоток пива. Руслан, кажется, обронил, что где-то в его кабинете лежит жесткий диск с кучей сериалов и фильмов. Надо бы поискать.
        В кабинете было темно, пахло мужским парфюмом. И еще немного сигаретами. Наверное, с кухни тянет. В комнате царил мягкий и приятный полумрак. В застекленной дверце книжного стеллажа отразилась я, то есть Руслан. Да уж, начинаю постепенно привыкать к своему новому облику.
        Начала я поиск с ящиков стола. Ничего - бесконечные бумаги и канцелярские принадлежности. Потом заглянула в небольшой шкафчик, где хранились коробки от техники и какие-то провода, старый фотоаппарат. Ничего. Остается только стеллаж. Я опустилась на пол и потянула на себя выдвижную полку.
        Хм...
        Жесткого диска нет, а вот, старые альбомы и какие-то книги в мягких обложках есть. Я достала один из альбомов. Ничего особенного, старые фотографии - родители Руслана, сам он, двоюродный брат его. В другом альбоме фотки из их многочисленных путешествий. Я не сдержала улыбки - а Костюкович не соврал, когда рассказывал, что он был пухлым мальчиком. Действительно. Щеки, как у хомяка.
        А вот следующий альбом, самый маленький, в мягкой обложке, оказался для меня сюрпризом. Там были наши фотографии. Я и Руслан три-четыре года назад.
        Глядя на наши счастливые лица, почувствовала острый приступ раздражения. Какой же это был идиотизм. Наши с ним отношения: богатенький мальчик и бедная девочка. Правы были все, кто говорил, что такие отношения долго не продержатся. Мы слишком разные.
        И его родители, когда Руслан познакомил меня с ними, сразу было ясно - они против. Привел их любимый сынок сироту с протянутой рукой. Так его отец примерно и выразился, когда швырнул мне деньги - откуп от его любимого Русланчика. 'Вы вместе все равно долго не продержитесь',- произнес мужчина,- 'так почему бы тебе не получить сразу, что хотела? Тут денег достаточно. Потом найдешь себе другого богатенького мальчика. Я таких пиявок, как ты, узнаю сразу'.
        Пиявка. Так считали его родители, так считали его друзья, так и сам Руслан стал считать потом.
        Я захлопнула альбом.
        И зачем Руслан хранит эти фотографии?
        На его месте я бы их выбросила. Или порвала бы, а потом выбросила.
        Альбом я убирать обратно не стала. А унесла с собой в гостиную. Черт с ним с диском, погляжу с планшета что-нибудь.
        *******
        Руслан только успел подняться до квартиры Антонины, как зазвонил мобильный. Это был Антон. Он подъехал и ждет свою прекрасную принцессу во дворе. «Час от часу не легче»,- буркнул Руслан и стал медленно спускаться вниз, держась за перила.
        Вот, уж Тоня удружила, ничего не скажешь. Надо было догадаться, что какую-нибудь гадость придумает. На это она горазд.
        Антон ждал его в серебристом Volvo, припаркованном напротив подъезда. Осторожно ступая по замерзшей дороге, Руслан благополучно добрался до автомобиля,
        - Ого,- выдал водитель.
        Костюкович раздраженно откинул со лба волосы и внимательно посмотрел на Тониного кавалера. Ну-с, поглядим, что за принц на белом коне?
        Тоша показывала Руслану и раньше фотографии, чтобы он не дай бог не обознался, но человек на фотографии одно, а в живую совсем другое. Его можно назвать симпатичным. Вытянутое лицо с большими серо-голубыми глазами, прямым носом с узкими крыльями и тонкими бледными губами. Темные волосы подстрижены коротко. На нем была темная куртка и джинсы. А еще… Руслан потянул носом - от него пахло приятным одеколоном. Вот, наверное и все.
        Антон было потянулся к его губам, но Руслан увернулся и подставил для поцелуя щечку.
        - Привет,- выдавил из себя, когда Антон отстранился.
        Тот бросил на него удивленный взгляд.
        - Все хорошо?
        - Да,- кивнул Костюкович.- Просто волнуюсь…
        - Не волнуйся, милая,- Антон погладил по свою «Антонину» по руке - Руслан едва сдержался, чтобы не отдернуть ладонь.- Все пройдет замечательно. Ты понравишься моим родителям.
        «Не сомневаюсь»,- мелькнула угрюмая мысль, и Костюкович мило улыбнулся парню.
        *******
        А жили родители Антона недалеко от дома Руслана. Они миновали площадь Якуба Коласа, двигаясь по широкой ленте проспекта, затем свернули к улице Козлова. Проехали мимо кинотеатра Мир, пересекли трамвайное кольцо и свернули во двор.
        Руслан осмотрелся - обычные сталинки. Тут явно шел капитальный ремонт: дорога и тротуарная дорожка были разбиты, двор в ужасном состоянии - вместо детской площадки горы строительного мусора, большинство деревьев было спилено - только пни и остались.
        - Не очень приятное зрелище,- заметил Руслан, пряча руки в карманы. Гулял холодный ветер.
        - Это верно,- отозвался Антон.- Жалко. Раньше здесь было все по-другому.
        Подъезд первый. Третий этаж. Квартира номер пятнадцать.
        Руслан переминался с ноги на ногу, поглядывая на Антона. Тоша не обманула, когда сказала, что ее новый ухажер высокий… это было действительно правдой.
        Прошло несколько секунд, и вот обитая зеленой тканью дверь распахнулась…
        - Антошечка! - с радостным возгласом кинулась к ним немолодая женщина. Она обняла Антона, расцеловала в обе щеки, потом повернулась к Руслану. В ней было столько решимости, что Руслан непроизвольно сделал шаг назад. Но все равно был пойман, прижат к большой груди и расцелован.
        - Это твоя мама?
        - Нет, - хихикнул Антон.- Ты чего? Это моя тетушка. Сестра отца. У нее мои родители и остановились. Ну, чего встала? - он мягко подтолкнул Руслана к двери.- Вперед, кроха,- и шлепнул «Антонину» по заднице.
        Та густо покраснела и выматерилась, но, естественно, про себя.
        В прихожей их уже ждали родители Антона. Грузный мужчина с редкими темными волосами и худая женщина с рыжими, собранными в хвост.
        - Вот, пришли наши молодые,- громко объявила тетушка. Как оказалось, ее зовут Светлана.- И чего встали? Давайте раздевайтесь. Паша,- помоги даме раздеться,- при этих словах «дама» бросила на тетушку нехороший взгляд.- Ну вот, хоть зашевелились, а то будто чужие совсем!
        - Она и есть чужая,- отчеканила рыжая.
        Руслан напряг память. Как же зовут эту стервозную мамашу… Наташа, вроде бы.
        - Мам, это Тоня,- Антон взял свою даму под локоть, подвел к матери.- Моя девушка.
        Руслан дружелюбно улыбнулся. По крайней мере, ему показалось, что это должно выглядеть дружелюбно. Наталья смерила его долгим суровым взглядом.
        - Наслышана о вас.
        - Ух, ты. Надеюсь, только хорошее.
        - Посмотрим.
        Руслан не сразу нашел, что ответить. Затянувшееся молчание развеяла Света.
        - Наташка, хватит девочку пугать. Так твой сын уж точно бабу себе на найдет, если ты на всех так злобно смотреть будешь. Все, молодежь, вперед мыть руки и за стол. Мы и так вас заждались!
        *******
        Если бы Руслана спросили, что его так разозлило в этой затее, он бы не сразу смог ответить. Действительно что? Ведь Антонина выполнила свою часть уговора, теперь его черед… и все равно, глядя на Антона, который сейчас заботливо подливал вина в бокал своей девушки, Костюкович испытал острый приступ раздражения. Антон ему сразу не понравился, еще на фотографии, при близком знакомстве он оказался еще хуже. Весь из себя такой заботливый: «Тоня, хочешь салат попробовать? А вот этот? А вина еще подлить?».
        Если он всегда с ней так сюсюкается, то остается только диву даваться, как Антонина его терпит. Руслан фыркнул, такое обращение Тоня терпеть не может. Или ему просто казалось обратное. Может, он знал ее не так уж и хорошо, как хотел думать. Скорее всего. Иначе она бы его не бросила.
        Костюкович без аппетита размазывал пюре по тарелке. Она променяла его на учителя рисования. На этого простого парня из какой-то глубинки, который даже слова «класть» не знает.
        В какой-то момент терпения Руслана лопнуло. Как никак, а мать филолог с детства вбила в своего сына правила русского языка.
        - Нет слова «ложить»,- Руслан повернулся к Антону,- есть слово «класть». Или если тебе так нравится корень «лож», то можешь еще говорить «положите». Видишь, как просто? Ничего сложного.
        Антон удивленно посмотрел на свою мрачную девушку - та натянуто улыбнулась и вновь вернулась к тарелке.
        - Антонина, может расскажете о себе.
        Рассказать о себе. Руслан криво усмехнулся и взглянул на задавшую вопрос Наталью.
        - А что вы хотите услышать?
        - Все.
        - Так уж и все?
        Наталья недобро прищурилась. Руслан же наоборот развеселился. Устроить скандал со своей потенциальной свекровью? Почему бы и нет. Тем более, Тоня ведь разрушила его отношения к Ксюшей… хотя ладно, отношения звучало весьма и весьма натянуто.
        - Учусь. Работаю. Живу,- Руслан пожал плечами.- Встречаюсь с вашим сыном.
        - А сколько у вас до него было парней? - внезапно поинтересовалась Наталья.
        - Мама,- укоризненно произнес Антон,- это уже слишком личное.
        Руслан же сделал вид, что задумался. Потом улыбнулся.
        - Да нет, милый, если твоя мама хочет узнать правду… Антон у меня первый среди мужчин, до этого были только женщины,- и ойкнул, когда получил тычок в бок.
        - Дорогая, отойдем поговорить,- Антон поднялся из-за стола, Руслан последовал его примеру.
        Они прошли на кухню, и Антон осторожно прикрыл за собой дверь. Костюкович же прошел к окну и замер.
        - Какая муха тебя укусила?
        - Никакая.
        - Вижу, крайне невежливая,- Антон подошел к своей девушке, взял ее ладонь в свою - Руслан нахмурился.- Послушай, понимаю, что моя мама не подарок, но ты тоже ведешь себя отвратительно. То молчишь, как партизан, то начинаешь хамить.
        - Она задала вопрос, я на него ответила.
        - Тоня, - молодой человек погладил девушку по щеке, та подняла на него темные глаза.- Постарайся держать себя в руках. Я знаю, что у тебя острый язык и очень тебя за это люблю, но не груби, - и поймав мрачный взгляд Руслана, улыбнулся.- И в свою очередь обещаю, защищать тебя от матери.
        - Мило, - кисло отозвался тот.
        - Пообещай мне, что ты будешь хорошей девочкой?
        Руслан встретился с его мягким и заботливым взглядом, и ему стало еще гаже. Парень любил Антонину. А она скорее всего тоже его любит. Такая вот счастливая история.
        - Обещаю, - кивнул.
        Антон привлек Тоню к себе, чмокнул в макушку со словами «вот и умница».
        - Ты идешь? - поинтересовался он, направляясь к двери.
        - Да, сейчас. Только воды попью.
        Парень ушел, оставив его одного. И Костюкович бросил задумчивый взгляд в окно, за которым падали крупные пушистые снежинки.
        Может быть учитель рисования действительно ей больше подходит, чем папенький сыночек?
        *******
        Когда Руслан добрался до своей квартиры, Тоня дремала на диване. Но стоило ему выключить телевизор, как Совина сразу же проснулась. Сонно взглянула на Руслана, потом на часы - половина третьего. И поинтересовалась.
        - Ты что тут делаешь?
        - Это моя квартира.
        Она села, протерла глаза. Зевнула.
        - Спасибо, что напомнил,- и подвинулась, когда Руслан захотел опуститься рядом с ней.- Ты выглядишь устало. Как все прошло?
        - В начале так себе было, а потом вполне неплохо. Я был дружелюбным.
        - Молодец,- ответила и снова смерила его внимательным взглядом.- Ты хочешь еще что-то сказать, да?
        Руслан кивнул.
        - Антон хороший парень,- начал он, Тоня удивленно вскинула бровь.- Тебе повезло, что ты нашла такого. Нет, честно. Он заботливый, вроде не дурак, пусть порой и произносит слова неправильно, он и настроен вроде серьезно… Молодец, Тоня.
        - Спасибо,- отозвалась та настороженно.- Но к чему ты ведешь?
        - Просто я кажется понял, почему ты ушла тогда? Почему я пришел домой, а там была только записка с извинениями. Я постоянно об этом думал,- Руслан поднялся и стал мерить комнату небольшими шагами.- Что я сделал не так? И почему ты ушла? Ты не отвечала на звонки,- бросил взгляд на Тоню - та помрачнела.- И я до сегодняшнего дня все время задавался, этим вопросом «какого черта ты ушла». Или что я сделал не так… А твой Антон отлично тебе подходит, совет вам да любовь.
        Она молчала, разглядывая собственные ладони. Руслан еще минуту подождал ответа, но его не было, и он развернулся к выходу. Слова Антонины застали его почти на пороге.
        - Мы были слишком разными. Ты и я. Ты - сын богатых родителей, у тебя есть все, что только можно пожелать, и даже больше. Твои родители планировали тебя отправить учиться в Англию после первого курса, купить тебе классную тачку, квартиру подарить. И я - девочка с бабушкой-санитаркой и без родителей. У меня ничего не было. Ни гроша за душой. Все считали, что я встречаюсь с тобой только ради денег. Твои друзья, родители, мои подруги, весь наш институт. Нищенка не пара королю, так говорили. И ты тоже так считал,- Руслан вздрогнул, открыл было рот, чтобы возразить, но Тоня его перебила.- Нет, считал. С самого начала. Пусть ты даже себе в этом не признаешься. Ну, а потом… когда я потеряла подработку и некоторое время сидела на твоей шее, твоему отцу удалось без труда убедить тебя, что я всего лишь присовавшаяся к его сыну пиявка. И мне нужны только деньги.
        - И потому ты уехала…
        - В тот день, когда ты уехал в Вильнюс, ко мне пришел твой отец. Он сказал прямо, что видеть меня с тобой рядом не желает. Ты собираешься учиться за границей, у тебя большое будущее, и я в него не вписываюсь. Ты все равно меня бросишь, рано или поздно. Так почему бы и не разорвать эти бесполезные отношения сейчас.
        - Ты его послушала.
        Тоня пожала плечами.
        - Он был прав. Ты и я - это же просто смешно. Мы будто с двух разных планет. Я плохо подходила к идеальной картине твоего будущего. А вот, Ксюша хорошо подходит,- вздохнула. - Он предлагал мне деньги. Во сколько я оценю расставание с тобой. Штука баксов или две?
        Руслан впился в Тоню острым взглядом. Спросил негромко.
        - Ты их взяла?
        Она раздраженно передернула плечами.
        - А ты как думаешь? Конечно, нет. Я просто собрала вещи и ушла. Мне надо было отдохнуть от всего этого бреда насчет твоих денег … ну, а потом когда я спустя неделю остыла и захотела с тобой поговорить, то оказалось, у тебя уже есть девушка. Как раз твоего круга, доченька богатого дяденьки.
        Руслан потер переносицу.
        - Прости… это было…
        Тоня замахала руками, перебивая его во второй раз уже.
        - Это все неважно, Руслан. Дело давнее, и вспоминать об этом лучше не стоит. Прости,- она запустила руку под клетчатый плед и достала оттуда альбом с фотографиями.- Я взяла его из кабинета. Не удержалась. Не думала, что ты хранишь его до сих пор.
        Руслан взял протянутую вещи и провел рукой по мягкой обложке.
        - Не смог выбросить… - а потом улыбнулся тонко.- Я пожалуй спать пойду. Голова раскалывается.
        Он уже собрался было прикрыть за собой дверь гостиной, как Антонина произнесла.
        - Спасибо, что не стал портить ужин с Антоном.
        - Пожалуйста, Тоша,- и ушел.
        *******
        - И это все? - взвыл Апрель, отстранившись от экрана.- Они что издеваются? - повернулся к стоящему за его спиной Декабрю - тот пожал плечами.- А как же обнимашки и поцелуйчики после задушевных бесед? Слушай, ты им передай, что я поставил скатерть-самобранку на счастливый конец. И в противном случае она отойдет Июлю.
        Июль бросил взгляд на весеннего брата и насмешливо фыркнул.
        - Нужна она тебе, как козе баян. А мне пригодится,- и обратился к Декабрю.- Прости, брат, но я не особо верю, что эта история закончится хеппи эндом. Тем более, - он поднялся из кресла, потянулся,- не могу же я позволить, чтобы Январь получил все призы.
        - Ты как всегда настроен очень «оптимистично»,- заметил едко Декабрь.
        Июль пожал плечами в ответ.
        - А что поделать? Кому-то приходится смотреть правде в глаза. А правда такова - у тебя остался день, а эти двое не спешат признаваться в своих чувствах. Ты же помнишь, главное - это поцелуй. И не смотри на меня так, не я все это выдумал,- вскинул руки, а потом хлопнул мрачного Декабря по плечу.- Не все сказки заканчиваются хорошо. Не печалься, отыграешься в следующем году,- и исчез, оставив после себя легкий аромат летних цветов.
        Первым разрушил молчание Апрель.
        - В чем-то он прав…
        - Прав он или нет, будем решать после того, как сказка кончится,- оборвал его Декабрь резко.- Я так просто проигрывать не собираюсь.
        *******
        После разговора с Русланом, я до утра ворочалась на диване и никак не могла уснуть. Значит ли, что у него все еще остались ко мне чувства? Скорее всего да, иначе зачем бы он стал говорить об этом. Или все-таки нет, прошло ведь три года…
        Со стоном перевернулась на другой бок.
        А что я? Я три года пыталась убедить себя в том, что это было просто мимолетным увлечением, что Костюкович сволочь и мерзавец и мне повезло, что я с ним рассталась… и вот, стоило ему заговорить о наших отношениях, как где-то в душе (глубоко-глубоко) теплится надежда, что я ему до сих пор не безразлична, потому что…
        Черт!
        Я села в кровати и прижала прохладные ладони к щекам. Надо прекратить об этом думать. Что было, то прошло. У него есть Ксюша, а у тебя есть Антон. Все, что было между тобой и Костюковичем, осталось в прошлом. И если я продолжу об этом думать, то мои немногочисленные извилины сварятся вкрутую…
        Откинулась обратно на подушку, подтянула к себе одеяло.
        Черт бы побрал Руслана и его задушевные разговоры!
        *******
        А утро как оказалось, принесло свои сюрпризы. Я завтракала в одиночестве. На часах половина десятого, Руслан все еще спал без задних ног (конечно, утомился небось). Сегодня было тридцать первое декабря. Последний день новогодней сказки. И слава богу. Уж не знаю, как Костюкович, а я давно готова к тому, чтобы все вернулось на прежние места.
        Стрелка часов неспешна подбиралась к одиннадцати. Руслан все еще спал. Хм, странно. Обычно это он у нас ранняя пташка, а я наоборот сова, которая спит до полудня.
        - Руслан,- я постучалась в дверь спальни,- ты там умер?
        - Если бы…- донеслось с той стороны мрачное.
        Ясно, он не в духе. Какая неожиданность.
        - И почему же ты, красавица, не спускаешься завтракать? - полюбопытствовала.
        - Антонина,- дверь распахнулась, на пороге замер Руслан, и я с изумлением уставилась на свое лицо (было на что посмотреть),- о чем именно ты забыла меня предупредить относительно своего тела? Мм?
        Я не сразу нашла, что ответить, изумленно разглядывая красные пятна, покрывающие мое лицо. Оу… кажется, догадываюсь, в чем может быть дело. Было такое уже пару раз.
        - Ээ…
        - Тоня,- Руслан грозно шагнул ко мне.
        - Ты ел мандарины?
        - Да,- кивнул Руслан и почесал щеку. - Ай! - возмутился, когда я шлепнула его по ладони. Нечего тут ковырять лицо руками.- Но чешется же!
        - Много?
        Он неопределенно повел плечами. Так, ясно. Я как-то забыла упомянуть о своей «любви» к цитрусовым, но ничего страшного. Это не смертельно. Объяснила Руслану, что жить он будет, но из дома в таком виде лучше не выходить. На нарочно жалостливый вопрос «доктор, я умру,», я бодрым голосом ответила, что все мы рано или поздно попадем на тот свет. И уж если Костюкович скончается от передозировки мандаринами, то премия Дарвина ему будет обеспечена.
        - Ты в своем репертуаре.
        Руслан сидел на кухне и с кислым выражением лица пил чай. Я же собиралась в аптеку, наказав своему пятнистому другу сидеть дома. Не потому что я о нем забочусь (вовсе нет), просто не хватало наткнуться на знакомых и порадовать их своим внешним видом.
        - Я сбегаю в аптеку за мазью и вернусь,- я стояла в прихожей и наматывала на шею толстый шарф. В предновогодние дни Минск засыпало снегом. Как там? Праздник к нам приходит, праздник к нам приходит, а вместе с ним снег, ветер и еще куча всякого холодного и мерзкого.
        Руслан замер на пороге, наблюдая за моими действиями.
        - Ты надолго?
        - Нет. Аптека в десяти минутах ходьбы, - обулась. И повернулась к Костюковичу.- Так что веди себя хорошо, и я так уж и быть облегчу твои страдания, - он скорчил мне в ответ гримасу.- Даже не думай! - повысила я голос, стоило ему потянуться к щеке.- Иначе пеняй на себя.
        Он подумал и опустил ладонь. Молодец. Послушный мальчик. Далеко пойдешь. И с чистой совестью я оставила это несчастье в квартире. Вот, только кто ж знал, что когда я вернусь, то все будет далеко не так спокойно и мирно?
        *******
        Хочу заметить, что я вернулась в самый подходящий момент. Именно, чтобы обнаружить мужика в костюме, который настойчиво выпихивал Руслана из его собственной квартиры. Постояла пару минут на ступенях, любуясь на столь странную картину, а потом громко кашлянула, привлекая к себе внимание.
        Мужчина обернулся, от неожиданности разжал пальцы. Руслан же вывернулся, как угорь, из его хватки и скрылся в квартире.
        - Наконец-то,- мужчина, так внезапно почтивший нас своим присутствием, был никем иным, как отцом Руслана Костюковича. Леонид Григорьевич собственной персоной.- Есть серьезный разговор.
        Для своих пятидесяти лет он выглядел очень даже хорошо: высокий и крепкосложенный мужчина с короткими темными волосами, в которых уже серебрятся седые пряди. У него узкое лицо с темными глазами под тяжелыми бровями и тонкими губами. Не очень располагающая к себе внешность, собственно, подходит под характер.
        - Да я понял,- что тут не понять, когда папаня пытается выпихнуть из квартиры «любовницу» сынули.
        Мы зашли в квартиру, я осторожно прикрыла за собой дверь. Сам Руслан обнаружился в гостиной, где сидел у окна, нервно покусывая губы. Я бросила ему пакет из аптеки - тот поймал его и кивнул мне. Леонид замер у порога, хмуро глядя сначала на меня, потом на Антонину.
        Да уж, чувствую, ждет нас непростой разговор.
        - И как мне все это понимать? - строго поинтересовался Леонид, опускаясь в кресло. Руслан бросил на меня умоляющий взгляд, который мог означать только одно «не зли его». Я ему незаметно подмигнула. Мол, не бойся, солдат, прорвемся.
        - Что именно?
        - Ее, - он кивнул в «мою» сторону.
        Он невзлюбил меня с самого первого раза нашей встречи. Не знаю почему. Просто невзлюбил и все тут. А я невзлюбила его в ответ. Не люблю подобных людей. Руслан рассказывал, что его отец довольно жесткий человек. И в бизнесе, и в семейных делах. Порой мне казалось, что Руслан его даже побаивается слегка.
        - А что не так? - продолжала я ломать комедию.
        Мне давно хотелось поговорить по душам с Леонидом. И вот такой случай предоставился. Грех его будет упустить.
        - Не надо делать вид, что ты не понимаешь, - присутствие Антонины никак не смущало Его Величество.- Мне сегодня позвонил Петр Александрович и сказал, что вы с Ксюшей расстались. Ты ее бросил. Разбил сердце бедной девочке.
        Я вас умоляю… еще больше пафосных фраз, и мне действительно станет ее жаль. Где-то в глубине души.
        Между тем Леонид Григорьевич продолжил.
        - И я решил приехать к своему сыну, поговорить с ним по душам, узнать, что же пошло не так у столь славной пары… и застаю в твоей квартире девушку, которой здесь вообще быть не должно. Теперь тебе ясно, что не так?
        Я кивнула.
        - Мне все ясно. Абсолютно. Ты хочешь, чтобы я вернул Ксюшу и избавился от Тони, я все верно понял? - он кивнул, и я повернулась к сидящему Руслану. Тот жадно наблюдал за нашей беседой.- А чего хочу я, не хочешь спросить? Хочу ли я встречаться с Ксенией? Хочу ли я прогонять Антонину? Хочу ли я того, что хочешь ты?
        Руслан удивленно посмотрел на меня. Я смотрела на него. Ну, давай, у тебя есть шанс дать ему отпор. Хватит папе все решать за тебя. Жизнь-то дается только один раз. Пора уже жить самому.
        - Как ты смеешь мне такое говорить? - Леонид вперил в меня злобный взгляд.- Я все для тебя делал. И это твоя благодарность?
        Руслан молчал, предпочитая разглядывать пол под ногами. Ясно. Значит, я с твоим папочкой один на один.
        - Ксюша это не та девушка, с которой мне бы хотелось встречаться, - произнесла я мягко, пытаясь как-то сгладить накалившуюся ситуацию. Раз помощи от Костюковича младшего ждать не придется, то надо хотя бы выйти из боя живой.
        Сгладить ситуацию не получилось. Эта фраза вывела Леонида Григорьевича из себя еще больше. Нет, он определенно точно меня не любит, знать бы еще за что.
        - А кто тебе больше подходит? Она,- «она» вздрогнула, подняла испуганный взгляд на отца.- Девчонка, которой от тебя нужны только деньги? Как можно быть таким наивный идиотом? Я же говорил тебе, не раз, она просто использует тебя. Таким, как она, нужны лишь твои деньги. А ты как последний …
        - Хватит!
        От неожиданности Леонид действительно замолчал, а я прикусила язык, на котором вертелся достойный этой тираде ответ. Руслан поднялся со своего места, прошел к нам, замершим от удивления. Леонида, думаю, поразила наглость «Антонины», мне же было интересно, что на все это скажет Костюкович младший.
        Руслан повернулся к отцу.
        - Руслану не нуждается в Ксении. Поверьте, ему очень жаль тебя… вас разочаровывать, но он с ней не пара. Эти отношения были полным идиотизмом. Она милая девочка, она нравилась вам, и Руслан лишь хотел, чтобы вы наконец оставили его в покое, решая, что ему нужно, а что нет. Ему нужно было стоять на своем. Всегда. В том числе и три года. Но … полагаться на других проще, чем на себя, - он оглянулся на меня, ища поддержки - я качнула головой. Молодец.- Однако рано или поздно приходится принимать решения самому. Руслан знает, что вы о нем заботитесь и хотите, как лучше… и очень благодарен за это, но ему пора самому делать выбор. Может быть, Антонина с ним только из-за денег была,- ну спасибо, блин, - но лучше узнать об этом самому, чем наслушаться ваших доводов. Вы ведь не знаете ее, а он знает… Или надеется, что знает,- Руслан накрутил прядь волос на палец.- Лишь хочу сказать, что Руслан устал и запутался в чужих желаниях, и в своих. И ему чертовски не хватает девушки, с которой можно было чувствовать себя самим собой… все сказала… - и ушел, оставив меня и обескураженного папика наедине.
        Вау. Честное слово, не ожидала от него такого. Видимо, Леонид Григорьевич думал тоже самое.
        - Я думаю,- я первая осмелилась нарушить хрупкое молчание, воцарившееся после ухода Руслана.- Тебе стоит уйти. Достаточно выяснять отношения.
        - Наш разговор еще не закончен,- пригрозил мне Леонид.
        - Знаю. Но тебе все равно нужно уйти.
        - Ты еще пожалеешь.
        Он ничего не ответил. Молча собрался и ушел. И только тогда я решилась заглянуть в кабинет, где в кресле сидел Руслан и разглядывая маленькие песочные часы в деревянной подставке.
        - Ты молодец, что дал ему отпор.
        Руслан поднял на меня усталый взгляд, вымученно улыбнулся.
        - Это оказалось непросто.
        - Так всегда и бывает,- я подошла к нему и облокотилась об край стола, скрестила на груди руки.- Просто порой родителям очень сложно смириться с тем, что их дети выросли.
        - Твоим тоже было сложно?
        Моим родителям? Нет, моим-то как раз было проще…
        - Ты мне никогда не говорила о своих родителях. Про бабушку да, про подруг, но не про них… - Руслан перевернул часы - песочек лениво посыпался в пустую половинку.- Что с ними случилось?
        - Ничего,- постаралась я ответить, как можно более равнодушно.- Они живут в Америке сейчас. Счастливы, наверное. Я давно их не видела.
        Костюкович взглянул на меня с толикой изумления. Да, а ты наверное считал, что они погибли. Многие мои знакомые так думают, потому что я ничего не рассказываю про своих родителей. Но это неправда. Они не погибли.
        Когда мне было семь, они собрались в Америку. Отцу предложили неплохую работу. Мои мама и папа решили, что маленькой девочке не место в новой стране и оставили меня у бабушки. Пообещали скоро вернутся и забрать меня в другую жизнь, где текут молочные реки. Они не вернулись за мной. Сначала они хотя бы приезжали, привозили мне подарки… потом же их визиты стали реже, подарки сменились открытками, а потом и открыток не стало. Они перестали мне звонить больше четырех лет назад.
        - Так что,- подвела я итог своего невеселого рассказа, - отчасти я даже тебе завидую. Моим родителям плевать на то, что со мной происходит. Я выросла, как сорняк без особо тщательного ухода и воспитания. Бабушка все время пропадала на работе, чтобы нас обеих прокормить. И потому я сама по себе…
        - Ты мне никогда об этом не рассказывала.
        - Я никому об этом не рассказывала. Знают, бабушка и моя лучшая подруга. Остальным это не столь важно.
        - Мне важно … - негромко произнес Костюкович и снова уставился на песочные часы. Я же сделала вид, что разглядывая картину на стене. Откровенная фигня, как по мне, но я человек бесконечно далекий от искусства.
        - Надо найти банкомат,- подал голос Руслан.
        - Зачем?
        - Деньги снять, еще есть немного времени. Отец скорее всего карточку заблокирует. Так просто отступать от своего он не привык,- и грустно усмехнулся.
        *******
        Только, когда по телевизору стали показывать Иронию Судьбы, я вспомнила, что сегодня Новый Год. Так как мы с Костюковичем опоздали, и отец заблокировал его карточку раньше, чем мы дошли до банкомата, то скромный праздничный ужин (то бишь макароны с яйцом и сыром, конфеты и фрукты) покупали на мои деньги. Настроение у нас обоих было так себе. Руслан совсем раскис из-за разговора с отцом, а я с ним за компанию. Мы оба с нетерпением ждали боя курантов, чтобы весь этот сказочный бред наконец-то закончился.
        Костюкович под моим строгим надзором позвонил бабушке и сообщил, что праздновать будет с друзьями. Она была не против, все равно ее дежурство выпало на праздник и скорее всего отмечать бабуля будет со своими. А завтра вечером уже со мной, в нашем маленьком и тесном кругу.
        И вот, вечер постепенно близится к концу. Мы с Костюковичем сидим в гостиной, с тарелками с едой и смотрит Иронию Судьбы.
        - А ты смотрел второй фильм? - спросила я у него.- Типа продолжение? Полный отстой. Всю сказку испортили…
        - Нет, не смотрел,- отозвался Руслан. Да уж, что-то он совсем загнался. Только я хотела предложить выпить и как-то может прекратить думать о плохом, как Костюкович внезапно вскочил со своего места и смылся в другую комнату. Эм, макароны были настолько плохи?
        Но дело оказалось в другом. Спустя несколько минут, он вернулся, держа в руках продолговатую бархатную коробочку, перехваченную золотистой лентой. Протянул мне.
        - Вот, подарок на Новый Год. Я купил его три месяца назад, в Англии. Просто вспомнил, как мы с тобой отдыхали в Испании… и ты увидела … - я открыла коробочку, моим глазам предстал небольшие часики, отделанные муранским стеклом, на длинной серебряной цепочке. - Точно такие же, как и те. Я вспомнил и решил купить. Просто так… Не думал, что смогу их тебе подарить. Помнишь?
        Конечно, помню. Я увидела их в маленькой лавке в Барселоне и мне стоило огромного труда не купить их - слишком дорогие. Я вскользь обронила Руслану, что они мне понравились. Никогда бы не подумала, что он запомнит.
        - Спасибо, - я положила его подарок обратно в коробку.- Действительно спасибо. Но у меня нет подарка для тебя.
        - Пожалуйста. Ничего страшного… Считай, это награда за сегодняшний вечер,- он улыбнулся.- Ты сцепилась с моим отцом. Храбрая Тоша.
        - На смерть, - добавила с улыбкой.- Если бы ты не вмешался, дело бы дошло до драки. Тем более, когда ты заговорил, у него было такое выражение лица, словно его сейчас удар схватит.
        - Он не любит, когда ему перечат. Особенно, наглые тощие девицы,- Руслан разлил шампанское в два высоких бокала. Напиток зашипел, поднимаясь белой пушистой шапкой к поверхности. До боя курантов оставалось еще достаточно времени, но шампанское было решено прикончить раньше.
        - За храбрых тощих девиц! - поднял Руслан тост.
        Ну-ну, кто тут из нас двоих тощая девица на данный момент я бы поспорила.
        - И за непослушных папеньких сынков!
        *******
        Бой курантов я встречала на диване, сидя рядом с Костюковичем и пялась в экран, где толкал речь президент. От шампанского я всегда быстро пьянею, и сейчас вот в голове приятно шумел хмель, и накатило чертовски приятное расслабляющее чувство…
        Руслан сделал звук телевизора тише. Считанные минуты оставались до конца нашей новогодней истории.
        -Тоня,- обратился он ко мне тихо.
        - Что?
        - Ты скучала по тем временам, когда мы были вместе? - мы выключили свет, и комнату озарял только свет экрана и еще парочка свечей (для пущего праздничного настроения). Костюкович повернулся ко мне и ждал ответа.
        Я кивнула. Скрывать особо было нечего.
        - До сих пор скучаю. А ты?
        - Тоже,- он вздохнул.- Прости, что все так вышло.
        - И ты…
        Президент закончил, комнату наполнил бой курантов. Один. Два. В соседней квартире громко считала шумная компания. Три. Четыре. Я почувствовала, как ладонь Руслана накрыла мою, он сжал пальцы. Пять. Шесть. Он склонился к моему лицу. Семь. Восемь. Я прикрыла глаза и поддалась ему навстречу. Девять. Десять. Его губы коснулись моих…
        *******
        В любой сказке должна быть любовь и злые чары, сомнения, храбрость, капелька чудес и щепотка веры - старый, как мир рецепт, и как оказалось, самый действенный.
        Декабрь засмеялся и подбросил стеклянный шарик. Еще одна сказка завершилась. Он никогда не ошибался в героях, и этот раз не стал исключением. Хотя, конечно, стоит признать, что Антонина и Руслан заставили его помучатся. Он до конца не был уверен, что дело выгорит. Но все прошло, как нельзя лучше. В лучших сказочных традициях.
        Сказочник спрятал шарик в карман и вдохнул холодный воздух полной грудью. Нет, все-таки не так уж и плохо живется в такое время. Как бы не менялся мир, как бы вперед не рвался прогресс, людьми остаются людьми… и в глубине души они всегда будут надеется, что чудеса случаются. И что сказки бывают не только в книжках.
        Декабрь улыбнулся и натянул на голову капюшон. Для таких, как он, для сказочников, еще найдется достаточно дел и работы. В этом можно не сомневаться. Но это после… часы пробили двенадцать, и ему пора уходить, к остальным ждущим своего времени братьям.
        Настало время Января.
        ЭПИЛОГ
        Я придирчиво оглядывала себя в зеркале. Нет, и за человека сойти могу. Очень даже могу. Но все равно… мой взгляд скользнул по темно-синему платью, замер на болеро, потом я взглянула на туфли на небольшом каблуке, стоящие возле зеркала.
        - Тоня, - раздался мужской голос из соседней комнаты, - долго ты там еще будешь возиться?
        - Подожди… я не уверена... - может, лучше быстренько переодеться? И пойти в джинсах и блузке? Или нет… Черт! Ненавижу такие моменты!
        Вскоре в дверном проеме возник и сам обладатель голоса. Руслан вопросительно на меня посмотрел и покачал головой. Вот не надо только глазки свои закатывать.
        Костюкович остановился за моей спиной, положил ладони на мои узкие плечи. И мягко проговорил.
        - Ты прекрасна, Василиса и Анджелина Джоли плачут от зависти в сторонке,- улыбнулся, потом коснулся губами моей шеи, едва ощутимо целуя.- Но если ты не поторопишься, мы опоздаем.
        - Может оно и к лучшему. Вряд ли они меня ждут с распростертыми объятиями,- буркнула.
        Руслан вздохнул и развернул меня к себе лицом. Четыре месяца назад мы попали в передрягу под названием Декабрьская сказка. Мы поменялись телами и только после долгого самокопания и осознания собственных ошибок, все вернулось на круги своя. Из Декабря психолог вышел хреновый, правда, сказочник из него еще хуже. Но стоит признать … его изощренный метод помог.
        - Мои родители хотят с тобой познакомиться поближе. Считай, заново. Все с чистого листа. Они тебя видят впервые. И ты их,- хаха.- Я не говорю, что будет просто. Но главное, что они ушли с тропы Ягуара. Пора и тебе сделать тоже самое.
        Мы с Русланом снова вместе. И теперь спустя четыре месяца он ведет меня на ужин к своим родителям. Как по мне, пусть лучше отведет меня в другое, менее смертельно-опасное место.
        Нет, его родители вовсе не прониклись любовью ко мне (как и я не прониклась любовью к ним), но Руслан стоял на своем. И его мама все-таки смогла уговорить Леонида Григорьевича оттаять по отношению к сыну и его выбору. Но кредитку не разблокировал. Благо, знакомый пристроил Руслана в рекламное агентство, где он в качестве пиар-менеджера делает вполне неплохие успехи. И знаете, мне кажется, ему его самостоятельность (с натяжкой) даже начинает нравиться.
        - Поверь мне,- мы стояли в прихожей, и Руслан помог мне одеть пальто.- Ужин с родителями твоего Антона был намного хуже. Тем более, если что, то я рядом…
        - Меня это так утешило,- я хмыкнула.- Ты знаешь… - не договорила - запустила руку в карман, и кончики пальцев наткнулись на гладкую прохладную поверхность. Спустя секунду я достала небольшой стеклянный шарик.
        Что это? Хм, не помню, такого у себя. Может, Руслан сунул?
        - Тоня,- Руслан переминался с ноги на ногу возле двери,- не спи.
        - Уже иду, - и положила странную вещицу на полочку. Ладно. Домой вернусь и разберусь.- Не волнуйся, ты так,- Костюкович быстро закрыл квартиру, я вызвала лифт. - Все пройдет хорошо. Мы с тобой недавно телами поменялись, что же может быть хуже.
        - Действительно,- он усмехнулся.- Хотя… быть в твоем теле не так уж и плохо. Если бы мне снова пришлось, с кем-нибудь меняться, то я выбрал бы тебя,- он приобнял меня.
        - Я сочту это за комплимент,- и уткнулась лбом в его плечо.- Это самое милое признание, которое я когда-либо получала, коржик.
        Руслан скорчил гримасу, я рассмеялась.
        Нет, он все-таки неисправим.
        И мне это нравится.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к