Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Карр Ширли: " Чего Хочет Граф " - читать онлайн

Сохранить .
Чего хочет граф Ширли Карр

        Братья Синклер #1 Над Бенджамином Синклером посмеиваются друзья и приятели, называя графом-свахой. Все его лакеи и горничные умудрились пережениться и оставить службу!
        Остается надеяться только на верность нового секретаря - скромного юноши, слишком молодого для вступления в брак.
        Но и тот сумел удивить добросердечного графа. И не просто удивить, апоразить!
        Ведь под маской безусого юнца скрывалась... прелестная Джозефина Куинси, девушка, отчаявшаяся найти подходящую работу.
        Что же испытает Синклер, когда обнаружит обман?
        Возмущение? Недоумение?
        А может - любовь, которая опалит пламенем страсти его одинокую жизнь?..

        Ширли Карр
        Чего хочет граф

        Глава 1

        Лондон
        Март 1816
        - Это не моя работа! - кричала женщина в холле.
        - И не моя, - отвечал мужчина (тотчас же послышались и другие голоса, звучавшие все громче).
        Бенджамин, граф Синклер, невольно поморщившись, чуть приподнялся в своем кожаном кресле и пристально посмотрел на молодого человека, сидевшего за столом напротив него. Тот же с невозмутимым видом выдержал взгляд графа - казалось, его ничуть не тревожили доносившиеся из холла вопли. Синклер уже собрался встать, чтобы утихомирить слуг, но тут вдруг воцарилась тишина.
        - Почему же вы считаете, что я должен нанять вас, мистер Куинси? - Синклер откинулся на спинку кресла. Проклятие! Теперь он ничего не видел из-за стопок папок и бумаг, загромождавших стол. Выпрямившись, граф снова посмотрел на молодого человека.
        - Сегодня утром я уже разговаривал с пятью другими секретарями, мистер Куинси, и каждый из них имел больше опыта, чем вы. Сомневаюсь даже, что вы уже начали бриться.
        Куинси пожал плечами:
        - Разве бритье - необходимое условие для этой должности?
        Синклер в растерянности заморгал, потом вдруг нахмурился. Водрузив ноги в сапогах на угол стола и скинув при этом на пол стопку бумаг, он вперился взглядом в сидевшего напротив молодого человека.
        - Что касается бритья, то это я еще не решил, мистер Куинси, - проворчал граф.
        Из холла снова донеслись крики, и оба посмотрели на дверь. Однако на сей раз крики сразу же стихли, и Синклер вернулся к делу. Взяв лист бумаги из стопки на столе, он проговорил:
        - Поскольку до этого у вас был всего один наниматель, и вы говорите, что барон... - он взглянул на подпись внизу листа, - Брадуэлл недавно умер, я даже не могу проверить ваши рекомендации. Откуда мне знать, что это не фальшивка?
        - Полагаю, вам придется поверить мне на слово. - Куинси поправил на носу очки, скрывавшие выражение его серых глаз (или они были зеленые?).
        Синклер окинул взглядом юношу. Хотя на нем был изрядно поношенный сюртук, а манжеты рубашки обтрепались, разворот его плеч говорил об уверенности в себе, а линия подбородка свидетельствовала о гордости. Возможно, Куинси отчаянно нуждался в заработке, но унижаться и умолять, чтобы его взяли на это место, он не стал бы.
        Тут опять послышались громкие крики, и Синклер подумал: «Что там происходит? Почему старшие слуги не могут навести порядок?»
        Граф убрал со стола ноги и поднялся с кресла. Затем подошел к двери и, рывком распахнув ее, осведомился:
        - Что за шум?
        Слуги, собравшиеся в холле, тут же умолкли и замерли на мгновение. Потом, молча переглядываясь, начали расходиться.

«Господи, мне было гораздо спокойнее, когда мы стояли лагерем всего в миле от армии Бонапарта», - со вздохом подумал Синклер. Немного помедлив, он вернулся в свое кресло и снова водрузил ноги на стол.
        - Так почему же я должен нанять вас, Куинси? Приведите мне хотя бы один убедительный довод. Всего один.
        Куинси кивнул на дверь:
        - Я могу привести в порядок ваши бумаги, чтобы вы освободились и смогли заняться своими домашними делами.
        Синклер покачал головой:
        - Это мог бы сделать любой из тех, с кем я беседовал сегодня утром. Почему же я должен нанять именно вас?
        Куинси снова поправил на носу очки.
        - Я сумею подделать вашу подпись. Синклер с грохотом опустил ноги на пол.
        - Неужели?!
        Молодой человек все с тем же невозмутимым видом продолжал:
        - Разумеется, вы могли бы контролировать мою деятельность, чтобы не сомневаться в том, что я действую в ваших интересах.
        Синклер криво усмехнулся:
        - Я мог бы отправить вас в Ньюгейтскую тюрьму.
        - Могли бы, но это было бы весьма неразумно, не так ли, милорд? - Куинси указал на гору корреспонденции, возвышавшуюся между ними на столе. - Находясь в тюрьме, я не смогу избавить вас от этой скучной бумажной работы. Вам бы лучше сейчас заниматься хозяйством или посещать балы, верно?
        - Да, возможно, - пробурчал Синклер.
        Поднявшись с кресла, он переступил через лежавшую на полу кучу бумаг и направился к столику красного дерева, на котором стоял серебряный чайный сервиз.
        Молодой человек провел пальцем в перчатке по пыльной поверхности стола и с ухмылкой заметил:
        - Но полагаю, что в первую очередь вам следовало бы найти другую горничную, милорд.
        Заинтригованный дерзостью юноши, граф внимательно на него посмотрел, затем, вернувшись к столу, вытащил из стопки одну из бумаг.
        - Вот приглашение, которое я не хочу принимать. Посмотрим, как вы справитесь с этим. Сумеете?
        - Разумеется, милорд. - Куинси взял приглашение и прочел его. Потом придвинул к себе чернильницу с пером. Минуту спустя он протянул графу аккуратно написанное письмо с его, Синклера, подписью внизу.
        Изучив записку, граф одобрительно кивнул:
        - Что ж, весьма дипломатичный отказ. Так случилось, что у меня назначена другая встреча на этот вечер. Но само письмо написано другим почерком, нежели подпись.
        - Да, разумеется. Мой почерк, ваша подпись. Ваша собственная мать не могла бы сказать, что это не ваша рука.
        - Будь я проклят, если ты не прав, - пробормотал Синклер.
        В этот момент часы пробили час, и граф нахмурился. Опять опоздал!.. Снова взглянув на юношу, он ненадолго задумался, потом сказал:
        - Мне кажется, вы очень наблюдательны, мистер Куинси. Давайте посмотрим, что вы сможете сделать к моему возвращению с этим беспорядком на столе.
        Через несколько минут граф Синклер вышел из дома, оставив юного мистера Куинси разбирать горы писем и всевозможных бумаг. Ему хотелось остаться с молодым человеком, чтобы кое-что объяснить ему, однако он удовлетворился тем, что оставил у дверей библиотеки одного из слуг. Пусть парень либо утонет, либо выплывет. Впрочем, даже после недолгого разговора Синклер готов был держать пари на свой годовой доход, что Куинси - прекрасный пловец.
        Вскоре граф уже забыл о своем новом секретаре - пешая прогулка, даже с тростью, требовала от него предельной концентрации. Что же касается трости черного дерева, то она была отнюдь не данью моде, и он уже успел возненавидеть ее, хотя не так давно избавился от костылей. Теперь он почти каждый день совершал прогулки пешком, заканчивавшиеся уроком фехтования у Генри Анджело. И его очень огорчало, что он еще не мог боксировать с Джентльменом Джексоном. В последний раз, когда Синклер тренировался в зале, он слишком медленно передвигался, поэтому пропускал слишком много ударов. Разумеется, для него это никакого значения не имело, пока его мать не увидела синяки. Ради нее он согласился на время отказаться от своего увлечения.
        Но он мог неплохо управляться с рапирой. На каждом занятии с Анджело Синклер заставлял себя делать на один выпад больше, чем в прошлый раз, хотя ноги ужасно болели при этом.
        Однако сегодня он решил отказаться от фехтования, чтобы пораньше вернуться домой и проверить успехи мистера Куинси. После встречи со стряпчим Синклер направился прямиком домой, собираясь сразу же пройти в библиотеку. Но его планы изменились, когда дворецкий сообщил, что мать хочет с ним поговорить и ждет его в гостиной. Впрочем, граф все же успел убедиться, что слуга по-прежнему дежурил у входа в библиотеку, а Куинси все еще разбирал бумаги.

        Несколько часов спустя граф открыл дверь библиотеки, ожидая увидеть своего нового секретаря за письменным столом. Прошло три недели с тех пор, как его прежний секретарь женился на горничной и отплыл в Америку, а у Синклера были более важные дела, чем работа с бумагами, - например, заново научиться ходить.
        Но секретаря нигде не было видно.
        А вот поверхность массивного письменного стола Синклера была видна - впервые за несколько недель. Бумаги были сложены в аккуратные стопки, а гроссбухи убраны. Даже грязный чайный сервиз исчез, уступив место вазе со свежими нарциссами. Наконец он заметил Куинси - тот, взобравшись на стремянку, расставлял по полкам книги.
        - Очень хорошо, - произнес Синклер. Куинси спрыгнул на пол.
        - Милорд! - воскликнул он, хватаясь за очки, лежавшие на нижней полке. - Я не ждал вас так рано. - Он надел очки и стал раскатывать рукава рубашки.
        Синклер сел за стол и посмотрел на аккуратные стопки бумаг:
        - О чем тут речь?
        Куинси надел сюртук и, застегивая на ходу пуговицы, подошел к графу.
        - Вот это приглашения, которые вам следует принять. Эти я отклонил от вашего имени. Это корреспонденция от ваших управляющих - я полагаю, она требует вашего личного внимания. А вот счета, которые вы...
        - Достаточно! Господи, не могу поверить, что вы сделали все это за то время, что я отсутствовал. У вас что, джинн в кармане?
        - Если бы он у меня имелся, милорд, я бы не искал место. - Куинси поправил на носу очки. - Вас все удовлетворяет?
        - Да, все замечательно, - ответил Синклер, водрузив ноги на угол стола. Графу вдруг пришло в голову, что провидение послало ему именно того, кто требовался, - во всяком случае, этот молодой человек сумел привести в порядок его библиотеку, и даже тапочки и скомканные чулки исчезли из-под кресла перед камином.
        Заметив, что сюртук Куинси, хотя и чистый, был заштопан на локте, граф подумал, что провидение, возможно, позаботилось и о молодом человеке, так как тот явно нуждался в хорошо оплачиваемой работе.
        Тут раздался стук в дверь, и в комнату заглянула миссис Хаммонд:
        - Вам еще что-нибудь нужно, мистер Куи... О, милорд, я не знала, что вы уже вернулись.
        Синклер взглянул на экономку:
        - Нет, миссис Хаммонд, мистеру Куинси больше ничего не нужно. Однако вы можете задать ему этот вопрос завтра.
        - Да, милорд, спасибо. - Миссис Хаммонд подмигнула Куинси, прежде чем присесть в реверансе и удалиться.
        - Полагаю, завтра в девять утра вам подходит? - спросил Синклер, поднимаясь, чтобы пожать руку своему новому секретарю.
        - Да, милорд. Однако мне понадобится выходной по воскресеньям и каждую вторую субботу. И еще мне нужен аванс. Половина жалованья за первые три месяца.
        Синклер с удивлением взглянул на молодого человека:
        - Зачем вам?..
        - Чтобы заплатить моей квартирной хозяйке. Она очень строга в отношении арендной платы, а я, похоже, уже опоздал с платежом.
        - Вы можете жить у меня. В комнате на третьем этаже. Я пошлю слугу, чтобы помочь вам перевезти ваши вещи.
        - Благодарю вас, но нет. - Куинси снова поправил свои очки.
        - Но почему? Это было бы очень удобно. К тому же вы сэкономили бы.
        - Удобно для вас, но не для меня. Могу ли я получить аванс сейчас? Меня устроят десять шиллингов.
        - Какой дерзкий юнец, - пробормотал Синклер, открывая средний ящик стола в поисках шкатулки с деньгами. Взглянув на Куинси, спросил: - Вы наведи порядок и во всех ящиках?
        - Да, разумеется.
        Синклер поднял крышку незапертой шкатулки и уставился на лежавшие в ней деньги.
        - Полагаете, я мог бы? - Куинси тихо вздохнул. - Список соискателей из агентства по найму лежит сверху в левом ящике. Предлагаю вам еще раз встретиться с некоторыми из них. Всего хорошего, милорд. - Нахлобучив шляпу, он направился к двери.
        - Куда вы?
        Куинси остановился и медленно обернулся.
        - Хотите, чтобы я вывернул карманы?
        - Нет, - ответил Синклер. - Не думаю, что в этом есть необходимость.
        - Вот и хорошо. Я бы не сделал этого, даже если бы вы попросили.
        Синклер попытался скрыть улыбку.
        - Я так и думал. Но я все еще не знаю, почему вы уходите.
        Молодой человек снова вздохнул.
        - Я понимаю, что требуется время, чтобы завоевать уважение и доверие. Но я не стану работать на того, кто с самого начала не доверяет мне. Всего хорошего, милорд.
        - Подождите! - Синклер, прихрамывая, пересек комнату и преградил юноше дорогу. Похлопав его по плечу, сказал: - Я решил, что мне нравится ваша дерзость. Я хочу, чтобы вы остались.
        - Нет. - Куинси просиял. - По крайней мере, не сегодня. Но утром я вернусь.
        - Прекрасно. Возьмите десять шиллингов и заплатите своей квартирной хозяйке, а потом зайдите к моему портному.
        - К вашему портному, милорд? - Куинси вспыхнул и в смущении пробормотал: - Если вы не против, у меня уже есть... м-м... портной. Правда, я давно не посещал... его.
        - Как пожелаете. Только замените ваш сюртук - его уже пора отдать старьевщику. - Синклер отступил на шаг и окинул юношу взглядом. - Господи, дружище, да ваш прежний хозяин был, похоже, ужасным скрягой. Когда вы в последний раз покупали ботинки? Или вы, быть может, хорошо питались? Весьма сомнительно.
        Юноша молчал, и граф продолжал: - Сходите к своему портному, если вам так больше нравится, но завтра по дороге сюда не забудьте зайти к моему сапожнику. - Он написал адрес на обратной стороне визитной карточки и протянул ее Куинси.
        - С-спасибо, милорд. - Молодой человек поклонился и поспешно вышел из комнаты.
        - Харпер! - крикнул Синклер, когда захлопнулась входная дверь.
        Дворецкий вошел в библиотеку.
        - Слушаю, милорд.
        - Поздравь меня. Я заполнил половину вакансий в нашем штате.
        - Полагаю, это требует тоста, милорд. Означает ли это, что вы вскоре начнете опрашивать горничных?
        - Да, бренди прекрасно подойдет. А насчет горничных - нет. Пока что нет. Не думаю, что беседы с горничными будут столь же интересны, как беседа с мистером Куинси.
        Дворецкий кивнул:
        - Как пожелаете, милорд.
        Куинси шел домой в сгущавшихся сумерках, поеживаясь от пронизывающего мартовского ветра и дождя. По дороге он зашел купить ткани для сюртука, брюк, и двух рубашек, к тому же выбрал отрез узорчатого муслина. Затем он еще несколько раз останавливался, чтобы купить картофель, сыр и баранью ногу.
        Едва Куинси переступил порог квартиры на третьем этаже, как молоденькая брюнетка с косичками выхватила из его рук один из свертков.
        - У тебя есть работа! У тебя есть работа! - восклицала девушка. Подхватив Куинси под руку, она закружилась с ним по комнате, так что ее юбки взметнулись в танце.
        - Да, Мелинда, теперь у меня есть место. Перестань же, наконец, танцевать, пока снова не начала кашлять. Ох, даже у меня голова закружилась. А моя работа - это и для тебя занятие. Граф не желает видеть меня в лохмотьях. Ты сможешь закончить сюртук к утру, если я помогу тебе? - Куинси положил на стол рулон темно-синей шерсти.
        - Если ты поможешь? Но ты же...
        - Джо, это ты? - раздался голос из соседней комнаты.
        - Да, бабушка.
        - Иди сюда, дитя мое. Я жду тебя целый день.
        Куинси и Мелинда переглянулись, после чего Куинси направился в соседнюю комнату.
        - Садись рядом со мной и расскажи мне все, - сказала пожилая женщина, сидевшая на кровати.
        - Я знала, что работа секретарем у папы однажды поможет тебе разрешить наши трудности, - сказала Мелинда; она тоже вошла в комнату и положила свертки на стол.
        - Лорд Синклер именно такой, как мы думали? - спросила бабушка, усаживая Куинси рядом с собой.
        - Да, и вы были абсолютно правы. Похоже, моя дерзость понравилась ему больше, чем мне.
        Бабушка рассмеялась:
        - Я знала, что это на него подействует. Он ненавидит лягушатников почти так же, как когда-то ненавидел его дед. Да, вот этот мужчина действительно ценил красивые ножки! Мне все-таки хотелось бы найти какой-нибудь другой выход, но все же я рада, что вышло именно так, как мы задумали. А может, он что-нибудь заподозрил?
        - Нет, уверена, что нет, - ответила Джозефина. Бабушка привлекла внучку к себе и обняла.
        - Умница, хорошая девочка.

        Глава 2

        - Великолепно, мистер Куинси, великолепно! - воскликнул Синклер на следующее утро. Убрав нога с письменного стола, он поднялся с кресла, чтобы получше рассмотреть своего нового секретаря.
        - Извините, что опоздал, милорд, но ваш сапожник...
        - Помолчите, мистер Куинси. - Синклер отступил на шаг и снова окинул взглядом юного секретаря. - Дружище, ваш портной прекрасно поработал!
        - С-спасибо, милорд. Сапожник настоял, чтобы я записал эти сапоги на ваш счет, но они ужасно дорогие, и я...
        - Я сказал: помолчите. - Граф приподнял двумя пальцами штанину молодого человека, чтобы как следует рассмотреть крепкие черные сапоги, и Куинси покраснел до корней волос. - Да-да, они именно такие, какие вы должны носить, если работаете на меня. Если же чувствуете вину за такие расходы, можете взять вон ту стопку счетов и убедиться, что никто меня не обманывает.
        Граф подождал, когда Куинси усядется за стол, затем протянул ему бухгалтерские книги:
        - Начните с этих хозяйственных расходов, а потом мы перейдем к другим счетам.
        - Да, милорд.
        В этот момент дверь библиотеки отворилась, и в комнату вошла экономка с подносом в руках - она принесла чай и хлебцы с джемом.
        - Доброе утро, милорд. Доброе утро, мистер Куинси.
        Синклер с удивлением уставился на миссис Хаммонд. Он не мог припомнить, чтобы в последнее время она лично приносила ему чай (а сейчас за ней даже не посылали).
        Заметив, что Куинси улыбнулся экономке, граф с усмешкой проговорил:
        - Вы намерены очаровать всех моих людей, дружище?
        Секретарь проводил взглядом экономку, выходившую из комнаты, и, сделав глоток чая, ответил-:
        - Экономки - ценные союзники, милорд. Впрочем, горничные - тоже.
        Синклер рассмеялся:
        - Только не сбегайте, женившись на горничной.
        - А вы еще не нашли ей замену? Если хотите, я мог бы заняться этим. Или предоставите выбор Харперу или миссис Хаммонд?
        - Предоставить вам право нанимать молоденькую горничную? Нет, пусть лучше этим займется экономка.
        Внимательно посмотрев на секретаря, граф отметил, что у юноши необыкновенно нежная и гладкая кожа.
        - Скажите, Куинси, сколько, вам лет? У вас нет даже намека на усы.
        - Девятнадцать, милорд. Но мы, кажется, уже установили, что бритье не является обязательным условием для того, чтобы занимать эту должность. А сколько вам лет?
        Синклер невольно улыбнулся:
        - Я слишком стар для человека моих лет. Что ж, продолжайте, мистер Куинси. Допив чай, граф взял шляпу, перчатки и трость и отправился на прогулку.

        Тихонько вздохнув, Джозефина прошептала:
        - Все в порядке. Все в полном порядке. Лорд Синклер ничего не подозревает. А уж... - Она могла перевязать грудь и сунуть в брюки свернутый носок, но ей никак не удалось бы убедить графа, что у нее растут усы.
        Впрочем, Синклер и так ничего не заподозрил. Значит, у нее все получится. Во всяком случае, пока что все прекрасно. Сделав несколько глубоких вдохов, она убрала в карман очки и принялась за работу.
        Вскоре цифры в бухгалтерских книгах поплыли у Джозефины перед глазами. Почерк бывшего секретаря графа оказался еще хуже, чем у ее отца, а бухгалтерских отчетов было множество. К тому же у нее почему-то выходили совсем не те цифры, что у Джонсона. Со вздохом отбросив карандаш, она пробормотала:
        - Граф уволит меня в первый же день. Господи, что скажет бабушка?
        Снова водрузив на нос очки, она вышла в холл. Увидев дворецкого, спросила:
        - Мистер Харпер, вы не против, если я пошлю одного из слуг с поручением? Но ему может потребоваться некоторое время, чтобы найти то, что мне нужно.
        - Даже не знаю, кто вам лучше подойдет, - пожав плечами, ответил дворецкий. - Может, Томпсон? Он должен находиться у верхней площадки лестницы, но мы обычно находим его рядом с теми комнатами, где убираются горничные.
        - Харпер, я настаиваю, чтобы вы сделали что-то с этим фигляром наверху! - Перед ними появился невысокий мужчина с целой охапкой мятых галстуков в руках. - Он постоянно там, где служанки.
        Дворецкий кивнул:
        - Да-да, я только что об этом говорил. Кстати, мистер Куинси, вы знакомы с Бродериком, камердинером его сиятельства? Бродерик, познакомьтесь, это новый секретарь милорда.
        Едва они обменялись приветствиями, как в холле появился светловолосый гигант в ливрее, следовавший за горничной к черной лестнице.
        - Томпсон! - окликнул его дворецкий. - У мистера Куинси для тебя поручение!
        Объяснив Томпсону, что он должен купить, девушка вернулась в библиотеку и, прислонившись к стене, вздохнула с облегчением. К счастью, и на сей раз никто ничего не заподозрил. Снова усевшись за стол, она принялась сортировать утреннюю почту. Внезапно в дверь постучали, и в комнате появилась миссис Хаммонд.
        - Извините, что беспокою вас, мистер Куинси, но миледи просит вас присоединиться к ней в гостиной.
        Миледи? Но чего от нее хочет мать лорда Синклера? Вновь надев очки, она вышла из библиотеки и проследовала за экономкой в гостиную. Леди Синклер, довольно изящная дама с серебряными нитями в каштановых волосах, окинула ее взглядом и, протянув руку, сказала:
        - Рада с вами познакомиться, мистер Куинси. - Джозефина склонилась над рукой графини. - Пожалуйста, садитесь. Не хотите ли чаю?
        - Нет, благодарю вас. - Куинси села на краешек дивана.
        - Что ж, тогда сразу перейдем к делу. Как вам ваша новая должность?

«Неужели уволит?» - подумала Куинси. Стараясь не выдать своего волнения, она ответила:
        - Очень нравится, миледи.
        - Что ж, прекрасно. - Графиня пристально на нее посмотрела, но Джозефина выдержала ее взгляд. - Скажите, мы раньше нигде не встречались? Может, я знаю вашего отца или брата?
        - Нет, миледи, не думаю. Мой брат умер при рождении, а отец умер год назад.
        - Сожалею... - пробормотала графиня. Она так долго смотрела на девушку, что та в ужасе подумала: «Кажется, догадалась...»
        Внезапно глаза леди Синклер расширились, но уже в следующее мгновение она улыбнулась и сказала:
        - А теперь - о вашей работе. Вы занимаетесь корреспонденцией моего сына и знаете, куда его приглашают?
        - Да, верно, - кивнула Джозефина.
        - Очень хорошо. - Леди Синклер налила себе чашку чая и, откинувшись на диванные подушки, посмотрела в глаза Куинси.
        Девушка едва удержалась от вздоха. Неужели это называется «сразу перейти к делу»?
        - Вы хотите знать... что-то конкретное, миледи?
        - Да. Я хотела бы, чтобы вы сообщали мне, куда моего сына приглашают, и какие приглашения он принимает. - Графиня сделала глоток чая и поставила чашку на блюдце. - Кто-нибудь говорил вам, что у вас честные глаза, мистер Куинси?
        - Нет, миледи, по-моему, нет.
        - И все же это так. - Понизив голос, леди Синклер продолжала: - Мне кажется, вы похожи на человека, который умеет хранить секреты.
        Куинси невольно потупилась.
        - Благодарю вас, миледи, но я думаю... мне следует напомнить вам, что я в первую очередь обязан хранить секреты лорда Синклера. Уверен, он не нанял бы меня, если бы не думал, что я буду действовать в его интересах.
        Леди Синклер резко выпрямилась.
        - Так и должно быть. Я не прошу вас ни о чем, что могло бы повредить моему сыну. Я просто волнуюсь, что... - Графиня положила ладонь на руку Куинси. - Бенджамин всегда был очень скрытным, никогда ни с кем не советовался. Но теперь он стал настоящим затворником, особенно после того, как Энтони вернулся в Оксфорд. Энтони - это мой младший сын.
        Немного помолчав, леди Синклер вновь заговорила:
        - Видите ли, Бенджамин сказал, что больше нет необходимости отвлекать Тони от учебы. Но я знаю, что Бенджамин еще не настолько оправился от раны... О, у него были очень серьезные ранения.
        Леди Синклер снова поднесла чашку к губам.
        - А после одного ужасного происшествия прошлой осенью он, наверное, решил, что никогда не женится.
        - Прошлой осенью? - Стараясь скрыть свое любопытство, Куинси сделала вид, что спрашивает только из вежливости.
        - Да, осенью. Бенджамин был очень рад, что сумел так быстро избавиться от костылей, и начал понемногу выходить в свет. Некоторым дамам он безумно нравился. Раненый герой... и прочее... Он влюбился в одну черноволосую девушку и, как мне кажется, собирался даже просить ее руки. Но однажды вечером он вернулся домой и перебил в этой комнате все вазы. Когда же я стала его расспрашивать, он заявил, что «ее сердце такое же черное, как ее волосы».
        Куинси понимала, что надо как-то отреагировать на рассказ графини, но ей ничего не приходило в голову.
        - А ведь ему все равно нужна жена, - продолжала леди Синклер. - Я знаю, что он проводит много времени в своем клубе, но там одни лишь мужчины, и я уверена, что они говорят только о политике. Так, где же он найдет себе подходящую жену?
        Куинси молча пожала плечами.
        - Вот почему я хочу, чтобы вы сообщали мне, куда его приглашают. Мне хочется, чтобы он посещал балы и вечера, где будут молодые знатные дамы. Я могла бы по-матерински внушать ему, что он должен принимать такие приглашения, - вы меня понимаете? И если он однажды как-то... по-особенному упомянет какую-нибудь молодую леди, вы ведь дадите мне знать, не правда ли? Тогда я постараюсь пригласить ее на чай и на один из моих званых вечеров.
        Куинси нахмурилась. Синклер мог счесть это шпионством, но ей не хотелось обижать и хозяйку дома.
        - Я попытаюсь выполнить вашу просьбу, - сказала она, наконец.
        - Вот и прекрасно! Я знала, что могу рассчитывать на вас.
        Прежде чем Куинси успела как-то отреагировать, графиня обняла ее, затем села за фортепьяно.
        Теперь леди Синклер казалась... совсем другой, чем в начале их странного разговора, но Куинси не могла бы сказать, что именно в ней изменилось.
        Когда Куинси возвращалась в библиотеку, из гостиной доносились звуки моцартовской сонаты.
        Но о каких же ранах говорила леди Синклер? Может, она имела в виду ноги? Да-да, конечно. Она ведь упомянула про костыли. Что ж, теперь понятно, почему Синклер все время укладывал ноги на что-нибудь высокое и часто прихрамывал. Куинси одолевало любопытство, но она, конечно же, не собиралась расспрашивать графа, так как понимала, что ему не понравились бы подобные вопросы.
        В холле ей встретился Томпсон, и она, взяв у него сверток, вскоре снова занялась бухгалтерскими книгами графа. Несколько часов спустя он вошел в библиотеку и почти сразу же спросил:
        - Моя мать здесь не была?
        - Нет, милорд. Но я ходил к ней в гостиную по ее просьбе.
        - Очаровали и ее тоже, не так ли? Зачем она вас звала?
        Куинси пожала плечами:
        - Леди Синклер сказала, что очень рада познакомиться со мной и...
        - И что же?
        - И она обняла меня.
        Граф с удивлением уставился на своего секретаря. Потом вдруг спросил:
        - А что это у вас на столе? - Он протянул руку и щелкнул по одному из цветных шариков, нанизанных на ряды проволоки в деревянной раме.
        - Это счеты. - Куинси вернула на место шарик, который граф сдвинул. - Такие были у моего прежнего хозяина, и я находил их весьма полезными. Правда, они бы лучше сочетались с обстановкой, если бы эта комната была оформлена в китайском стиле.
        - В китайском? - переспросил граф с усмешкой. Усевшись в кожаное кресло, он положил ноги на стол. - Итак, отчитывайтесь. Что вы узнали за это утро о моих счетах?
        - Я не хотел бы пока об этом говорить, милорд. Я нашел несколько сомнительных записей, но предпочел бы как следует их изучить, прежде чем обсуждать эту тему.
        - Ну, так займитесь этим. - Граф раскрыл книгу, которую принес с собой, и погрузился в чтение.
        Куинси молча кивнула. Стараясь не думать о том, что лорд Синклер сидит всего в нескольких метрах от нее, она снова склонилась над отчетами, и ей стоило немалого труда сосредоточиться на конторских книгах.
        Вскоре Куинси поняла, что именно смущало ее в записях бывшего секретаря лорда Синклера. Было совершенно очевидно, что верны ее цифры, а не цифры Джонсона. Но, к сожалению, это означало, что ей придется сообщить графу не очень-то приятные для него новости.
        Делая вид, что читает, Синклер наблюдал за своим секретарем и вспоминал их вчерашний разговор. Он по-прежнему был уверен, что сделал правильный выбор, но кое-что его смущало. «Каким образом ему удалось так ловко подделать мою подпись?» - думал граф. Впрочем, он был почти уверен, что новому секретарю вполне можно доверять.
        В очередной раз, взглянув на секретаря, сидевшего за столом, Синклер вдруг заметил, что ноги юноши едва доставали до пола; к тому же он казался слишком уж хрупким - даже для своего маленького роста. Пытаясь разобрать ужасные каракули Джонсона, Куинси то и дело щурился. Наконец его лицо прояснилось, словно он нашел ключ к какому-то тайному шифру, и он даже начал что-то напевать себе под нос и болтать под столом ногами - теперь Куинси очень походил на ребенка, притворяющегося взрослым. Однако интеллект этого молодого человека был совсем не детским, в чем Синклер убедился, скрестив с ним накануне словесные шпаги.
        Решив, что пора произвести небольшую «разведку», Синклер убрал со стола ноги и, подавшись вперед, проговорил:
        - Мистер Куинси, разрешите задать вам один вопрос.
        Юноша вздрогнул от неожиданности и поднял голову.
        - Слушаю вас, милорд.
        - Расскажите мне, как вы научились подделывать подписи.
        Куинси нахмурился и отложил карандаш. Потом, скрестив на груди руки, осведомился:
        - Вы передумали насчет Ньюгейта?
        - Нет-нет, не беспокойтесь. Я спрашиваю об этом просто из любопытства.
        - Это произошло случайно, - ответил юноша. - Видите ли, мой... бывший хозяин долгое время болел. У него сильно дрожали руки, и ему было трудно писать. Поэтому я однажды попытался скопировать его подпись на одном из писем. А через несколько дней он уже не мог отличить мою подпись от своей.
        - Вы делали это с его позволения?
        - Разумеется. - Юноша, судя по всему, был оскорблен таким вопросом. - Барон Брадуэлл не хотел, чтобы его знакомые узнали, как далеко зашла болезнь.
        - Не хотел из гордости, не так ли?
        Юноша пожал плечами:
        - Да, пожалуй. Но разве мы не все такие?
        Синклер не ответил. Какое-то время он рассматривал свои ногти, потом вдруг сказал:
        - Что-то я не припомню, чтобы я давал вам разрешение научиться подделывать мою подпись. Кстати, где вы ее видели? Вы ведь видели ее прежде, верно?
        Куинси опустил глаза.
        - Мне очень нужна была эта работа. А записки ...торговцам, например, не так уж трудно перехватить.
        Синклер нахмурился:
        - Вы украли записку у кого-то из моих слуг?
        - Позаимствовал. Но я потом сам доставил ее адресату, - добавил юноша.
        Граф по-прежнему хмурился.
        - Скажите, ведь агентство по найму не присылало вас ко мне, верно?

        В этот момент в дверь постучали, и тотчас же вошел Харпер.
        - Прошу прощения, милорд, но леди Синклер хочет видеть вас, - сказал дворецкий.
        Синклер встал.
        - Мы закончим наш разговор позже, мистер Куинси. - Он повернулся к дворецкому: - Где она? В гостиной?
        - Нет, у себя в спальне.
        - В спальне? - с удивлением переспросил граф.
        - Да, милорд, - кивнул Харпер.
        Бросив последний взгляд на Куинси, граф вышел из комнаты и направился к матери.
        Ханна, горничная леди Синклер, открыла дверь еще до того, как он успел постучать.
        - Это чудо, милорд, - прошептала она, - настоящее чудо!..
        Граф переступил порог и замер в изумлении. Мать по-девичьи вертелась перед зеркалом, и ее юбки развевались. Ее желтые юбки. Не черные, не серые и даже не лавандовые. Желтые, как солнце. Такой цвет она уже давно не носила.
        - Почему ты так смотришь на меня? Что-то не так в моей внешности? - осведомилась леди Синклер. - Твой отец говорил, что это платье очень идет мне.
        - Да, очень, но...
        - Ты ведь уже не раз просил меня снять мой вдовий наряд, - сказала графиня с улыбкой. - А теперь, когда я наконец-то решила это сделать, ты не можешь и двух слов связать?
        Она прищелкнула языком и повернулась к горничной:
        - Ханна, наверное, я надену синее. А то все онемеют от изумления, если я надену ярко-желтое на сегодняшний вечер у леди Фицуотер.
        - Да, миледи, - кивнула горничная.
        Леди Синклер снова повернулась к сыну:
        - Скажи, Бенджамин, на какой бал ты повезешь меня завтра?
        - На бал? - Он судорожно сглотнул.
        - Ты ведь не забыл о нашем соглашении? Ты обещал посещать балы - да-да, я знаю, что ты еще не можешь танцевать, - и присматривать себе жену. А я обещала танцевать... по крайней мере, с одним джентльменом на каждом балу. Ты уже подобрал мне кого-то? Как его зовут?
        Синклер со вздохом опустился на стул. Мать внимательно посмотрела на него - и вдруг рассмеялась. Не удержавшись, Синклер тоже засмеялся; он уже давно не слышал смеха матери и теперь не только изумился, но и искренне обрадовался.
        После самоубийства отца Бенджамин очень боялся за мать - ему казалось, что она может не выдержать горя и унижения. Лишь прошлой осенью, по его просьбе, она сняла глубокий траур. Он не испытывал ни малейших угрызений совести, когда сказал ей, что ее черное платье заставляет его чувствовать приближение собственной смерти.
        Он сказал это в шутку, но быстро понял, что нашел способ возродить мать к жизни, заставить ее отказаться от уединения и вновь выходить в свет. Отсюда и их договоренность. Однако сегодня она впервые согласилась выполнить условие - собралась отправиться на бал, так что теперь ему следовало просмотреть все приглашения и подобрать что-нибудь подходящее.
        - Ну, так как же, Бенджамин? Куда мы поедем? Он встал и поцеловал мать в щеку.
        - Это сюрприз, мама.
        Графиня фыркнула:
        - Полагаю, ты еще сам не знаешь, куда мы поедем. Почему бы тебе не попросить твоего нового секретаря просмотреть почту и выбрать что-нибудь?
        - Попросить выбрать мистера Куинси?
        - Да, мистера Куинси. Мы сегодня с ним очень мило поболтали. Очаровательный молодой человек. Мне он нравится гораздо больше Джонсона.
        - Во всяком случае, от него не пахнет потом, как от Джонсона.
        Леди Синклер улыбнулась:
        - Думаю, ты сделал правильный выбор, Бенджамин.
        Юнец, подделывающий подписи, очень мило поболтал с графиней Синклер... и совершенно очаровал ее. При этой мысли лорд Синклер едва не рассмеялся.
        Тут мать взяла его за плечи и развернула в сторону двери.
        - А теперь, мой милый, убирайся! Я должна приготовиться к вечеринке у Фитци.
        - Да, мама, конечно. - Граф еще раз поцеловал мать в щеку и отправился обратно в библиотеку.
        Спускаясь по лестнице, он обдумывал их разговор, и внезапные перемены в матери. Полные живости движения, блеск в глазах - именно такой она была когда-то. А ведь сегодня за завтраком мать была такой, как обычно, - то есть такой, какой стала после смерти отца. К тому же она не выходила из дома, и к ней никто не приходил. Так почему же она... Неужели на нее так повлиял разговор с Куинси?
        Он вспомнил слова матери: «Очаровательный молодой человек».
        Неужели Куинси удалось очаровать его мать и рассеять ее уныние? За один день? А ведь он, Бенджамин, пытался сделать это годами... Да-да, годами!
        Лорд Синклер вошел в библиотеку и уселся на диван. Взяв последний отчет стряпчего, он опять сделал вид, что читает, сам же принялся разглядывать своего нового секретаря. Граф собирался продолжить их беседу, но сначала ему хотелось подумать о разговоре с матерью.
        Юноша же, поглощенный своей работой, встал из-за стола и, опустившись на колени, принялся раскладывать на полу бумаги и стопки гроссбухов. В какой-то момент фалды его сюртука разошлись в стороны, и Синклер заметил, что на Куинси были и новые брюки. Что ж, портной прекрасно поработал, быстро управился, но...
        Но что-то было не так.
        Тут Куинси наклонился вперед, чтобы положить в дальнюю стопку лист бумаги, и его брюки сильно натянулись сзади. Обычно граф не обращал внимания на одежду мужчин, если только не хотел убедиться, что его собственный наряд соответствует ситуации. Но сейчас он не мог оторвать взгляд от Куинси.
        Да-да, что-то было не так, потому что...
        В следующее мгновение Синклер понял, что его смущало - ведь он не был монахом. Да, сомнений быть не могло: мистер Куинси оказался женщиной.
        Поднявшись с дивана, граф присел рядом с Куинси. Когда она откладывала в стопку очередной листок, он схватил ее за руку:
        - Черт возьми, что вы тут делаете, мисс Куинси?

        Глава 3

        Девушка тихонько вскрикнула. Затем повернула голову - и словно окаменела.
        - Спрашиваю еще раз. Что вы тут делаете, мисс Куинси?
        Джозефина взглянула на свое запястье, все еще крепко сжатое рукой Синклера, и проговорила:
        - Я делаю именно то, для чего вы меня наняли, милорд.
        - Но я нанимал...
        - Вы наняли секретаря, правда? - Сейчас она говорила с ним так, как разговаривают с ребенком - причем с ребенком, не слишком сообразительным. - Вот я и выполняю обязанности вашего секретаря. Что же вас не устраивает?
        - Что меня не устраивает? - в растерянности переспросил граф, пытаясь собраться с мыслями. - И она еще спрашивает, - пробурчал он, обращаясь к камину.
        - Полагаю, вы сами не знаете, что вам не нравится, - с невозмутимым видом продолжала Куинси.

«А у нее, оказывается, крепкие нервы», - подумал Синклер.
        - Для начала объясните, почему вы солгали мне.
        - Солгала? Все, что я сказала вам, - чистейшая правда.
        - А то, что вы - мистер Куинси?
        - Я никогда не называла себя «мистером».
        Не в силах вымолвить ни слова, Синклер молча таращился на девушку.
        - Я сказала, что мое имя Джо Куинси. В данном случае Джо - это Джозефина, а не Джозеф. Но я не утверждала, что я мужчина.
        - Но вы... вы не потрудились исправить мое неверное представление о вас. - Граф окинул девушку взглядом. - Я ошибся, потому что у вас короткие волосы. - Синклер коснулся пальцем шелковистой пряди у нее за ухом. - И отсутствует грудь, - добавил он, чуть оттопырив край ее жилета.
        Куинси залилась румянцем и, потупившись, пробормотала:
        - Так мужская одежда лучше сидит. - Она судорожно сглотнула и еще гуще покраснела. - А мужской костюм - самый подходящий для секретаря. - Многозначительно посмотрев на свое запястье, она спросила: - Вы собираетесь держать меня весь день?
        Он тут же отпустил ее и невольно поморщился, заметив на руке девушки красные отметины от своих пальцев. Граф ожидал, что Куинси встанет и уйдет, но она, поправив на носу очки, уселась на бумаги, разложенные на полу. Превозмогая боль в ноге, Синклер тоже сел.
        - И что же теперь?.. - Она по-прежнему была невозмутима.
        Проклятие! Похоже, он волнуется больше, чем она. А впрочем, ничего удивительного. Ведь это он ошеломлен... А она, наверное, понимала, что ее могут разоблачить, потому и приготовилась заранее.
        Куинси сцепила дрожащие пальцы - первый признак нервозности, который он заметил. Что ж, может быть, ему, в конце концов, удалось взволновать ее.
        - Спрашиваете, что теперь? Теперь вы собираете ваши вещи, мисс, и уходите. До того, как я пошлю за полицией.
        Она пожала плечами и тяжко вздохнула, очевидно, признавая свое поражение.
        - Хорошо, милорд. - Ее щеки вдруг снова вспыхнули. - Но, видите ли, я уже потратила весь аванс. Поэтому вам придется подождать, когда я найду другое место и смогу вернуть вам деньги. С вычетом оплаты за сегодняшнюю и вчерашнюю работу, разумеется.
        - За работу? - Он искренне удивился. - Мне кажется, вы ничего особенного не сделали.
        - Ошибаетесь, милорд. Я как раз собиралась сказать вам, что я обнаружила. Помните те неверные записи, о которых я упоминала? Так вот, я поняла, в чем дело. В данный момент мы сидим на доказательствах...
        - Доказательствах чего? - перебил граф.
        - Ведь Джонсон, ваш бывший секретарь, вел все ваши счета, верно?
        - Да. И что же?
        - Он обворовывал вас.
        Синклер едва не задохнулся от гнева.
        - Обворовывал?! Докажите! Вы можете это доказать?!
        Куинси кивнула:
        - Да, разумеется. Вот один из примеров. - Она взяла из ближайшей стопки верхний лист и раскрыла гроссбух. - Видите эту квитанцию на бренди? Месье Бове доставил два ящика, но в книге записана оплата за четыре.
        - Может, Бове просто доставил два лишних ящика?
        - Нет никакой расписки, указывающей на это. Как долго Харпер служит у вас? Ему можно доверять?
        - Он служит у нас много лет. Я помню его с детства. Да, разумеется, ему можно доверять. - Синклер с трудом поднялся на ноги. - Но я полагал, что и Джонсону можно доверять. Если вы правы, то неудивительно, что он и его жена так торопились уехать в Америку.
        Куинси тоже встала.
        - Они уже покинули Англию?
        Синклер пристально посмотрел на девушку:
        - Какой суммы не хватает? Ведь это всего лишь мелкая кража. - Он кивнул на расписку в ее руке.
        - Милорд, это далеко не единственная кража. Ваш бывший секретарь постоянно вас обворовывал, но присваивал мелкие суммы, чтобы вы ничего не заподозрили.
        - Проклятие! - Синклер бросился к двери и рывком распахнул ее. - Харпер, я хочу, чтобы проверили...
        - Милорд, подождите, - остановила его Куинси. - Пропажа любых вещей, которые Джонсон мог украсть, к этому времени уже была бы обнаружена.
        - Не он, мисс Куинси. Горничная, его жена! У нее имелся доступ к столовому серебру, ко всему дому!..
        Отдав распоряжения дворецкому, граф закрыл дверь и принялся расхаживать по комнате.
        - Негодяй, мерзавец... - бормотал он себе под нос.
        - К сожалению, речь идет не только о хозяйственных расходах, милорд. Ведь Джонсон имел доступ ко всему вашему состоянию, разве не так?
        Синклер остановился и посмотрел прямо в глаза девушке. Она смело встретила его взгляд.
        - Какой суммы не хватает? - спросил он.
        - На данный момент? Пока что я могу доказать, что не хватает как минимум десяти тысяч.
        - Десять ты...
        - Как минимум. Возможно, больше.
        Синклер мысленно выругался. Ведь именно сейчас ему так нужны деньги...
        - Теперь вы понимаете, что я нужна вам, милорд? - сказала Куинси. - Потребуется время, чтобы разобраться во всех записях Джонсона и точно определить размер ущерба.
        Синклер промолчал, а Куинси спросила:
        - Как долго он работал на вас?
        - Пять лет. А до этого он служил у моего отца. - Синклеру вдруг показалось, что он ужасно устал. Со вздохом усевшись на диван, он пробормотал: - За столько лет Джонсон мог присвоить... очень много.
        - Я бы на вашем месте не стала гадать и постаралась бы определить точный размер ущерба, - с невозмутимым видом заметила Куинси.
        Синклер молча смотрел на девушку, собиравшую с пола стопки бумаг. Несколько минут спустя она надела свой плащ и вытащила из кармана поношенные перчатки. Затем, даже не взглянув на него, направилась к двери.
        - Сколько времени потребуется, чтобы проверить все записи Джонсона? - спросил Синклер и тут же отчитал себя за малодушие - он ведь твердо решил, что откажется от услуг женщины-секретаря.
        Куинси остановилась. Держа ладонь на дверной ручке, обернулась.
        - Не знаю... - Она пожала плечами. - Несколько дней, наверное. Возможно, недель.
        Синклер снова вздохнул.
        - Что ж, тогда займитесь этим. Можете начать завтра.
        - Завтра утром?
        Тут раздался стук в дверь, и Куинси отступила на шаг...
        Миссис Хаммонд, заглянувшая в комнату, с улыбкой спросила:
        - Миледи просила принести ей чаю, и я решила узнать, не захотите ли и вы тоже, милорд.
        Граф кивнул:
        - Да, миссис Хаммонд, спасибо.
        Экономка снова улыбнулась и, оставив дверь открытой, удалилась.
        Взглянув на Куинси, Синклер проговорил:
        - Да, займитесь этим. А когда справитесь, - добавил он, поднимаясь с дивана, - ваша работа окончена. Мы ведь поняли друг друга, мистер Куинси?
        Девушка посмотрела на него прищурившись, и граф уже решил, что она собирается отказаться от его предложения. Но она все-таки кивнула:
        - Да, милорд. Думаю, что поняли.
        Тут послышались шаги, и в комнату с корзиной угля вошел Гримшо, слуга с первого этажа.
        - Значит, увидимся утром, - сказал граф.
        Куинси надела шляпу.
        - Да, милорд.
        Девушка вышла из комнаты, и Синклеру показалось, что в последний момент он заметил на ее губах улыбку. Снова усевшись на диван, он налил себе бренди и погрузился в раздумья. Конечно, с женщиной-секретарем ему будет не так-то просто, но ведь она не останется у него после окончания своей работы... Интересно, сколько времени ей понадобится, чтобы закончить проверку бухгалтерских книг? Впрочем, не имеет значения. Надо только сказать ей, чтобы она не снимала сюртук.
        Медленно шагая по тротуару, Куинси то и дело вздыхала. Вот и закончилась ее служба у графа... Правда, он позволил ей остаться, но только на время. Как странно... Почему же он все-таки позволил ей остаться? Ведь любой толковый секретарь мог бы проверить записи Джонсона и все просчитать - особенно теперь, после того, как она указала на «ошибки» в записях.
        Но что же сказать бабушке и сестре? Если она расскажет им о том, что ее разоблачили... Нет-нет, она ничего им не скажет. По крайней мере, пока. Что же касается лорда Синклера... Наверное, она скоро узнает, почему он решил ее оставить. И если проверка всех записей Джонсона потребует времени, то ей, возможно, удастся еще немного заработать. При мысли об этом Куинси с благодарностью вспомнила отца, позволившего ей назваться Джозефом и на время забыть о Джозефине. Пять лет назад здоровье отца резко ухудшилось, и он уже не мог обходиться без помощи. «Джозеф» же, помогая отцу, занимался теми делами, которыми не могла заниматься Джозефина.
        Несколько движений ножницами и несколько накладок в поношенные брюки и сюртук - и ее превращение свершилось. Отказ же от всех девичьих мечтаний окупился душевным спокойствием, которое ей давала ее новая роль. Вскоре она уже не могла представить себя в платье и наслаждалась свободой движений, которую предоставляли брюки.
        Перебравшись в коттедж и сдавая внаем свой особняк, они могли оплачивать счета, им вполне хватало денег на скромный образ жизни. Все было хорошо до смерти отца, умершего прошлой весной. Увы, у него не было наследников мужского пола, поэтому по закону его титул и все владения отошли к короне. Какие нелепые законы!..
        Куинси пнула носком сапога камешек и проследила, как он, ударившись о фонарный столб, отскочил под колесо проезжавшей мимо повозки.
        Чтобы отвлечься от своих проблем, она стала думать о проблемах графа. Скорее всего, Джонсон не мог причинить слишком большой ущерб. Во всяком случае - не настолько большой, чтобы сделать графа нищим. И если лорд Синклер все-таки оставит ее у себя надолго...

        - Джо, ты никогда не догадаешься, что мне сегодня дала мадам Шантель! - в восторге закричала Мелинда, увидев сестру.
        Куинси заставила себя улыбнуться.
        - И что же она дала тебе?
        Мелинда протянула руку - на ладони у нее лежала новенькая сверкающая гинея.
        - Премию! Она сказала, что леди М. была так довольна вышивкой на своем бальном платье, что заплатила ей премию. Поэтому Шантель выдала премию и нам тоже!
        - Держу пари, что леди М. заплатила Шантель гораздо больше, чем гинею.
        - Не придирайся! Помогает каждое пенни, ты сама это говорила.
        Куинси вздохнула:
        - Да, говорила.
        - Ты разве еще не спрятала ее, Мел? - спросила бабушка, сидевшая в кресле у окна.
        - Сейчас спрячу. Джо, сколько у нас уже? Ты ведь знаешь, что у меня плохо с арифметикой.
        Куинси сняла с верхней полки банку, вытащила из нее лежавший сверху кулек с чаем и высыпала монеты на стол. Взглянув на сестру, сказала:
        - Мел, сядь, пожалуйста. Ты мешаешь мне считать.
        Мелинда села с другой стороны стола и стала смотреть, как Джо раскладывает перед собой монеты.
        - Я уже заплатила миссис Линли за квартиру, так что, думаю, нам хватит на еду и уголь до следующей выплаты, - сказала Куинси минуту спустя. - Надеюсь только, что скоро наступит лето, и мы сможем сократить расходы на уголь.
        - Думаю, не нужно было покупать этот отрез муслина, - проворчала бабушка (ткань лежала у нее на коленях, и она уже начала шить платье).
        - Нет, нужно, - возразила Куинси. - Теперь Мелинде лучше, и она так выросла, что ее старые платья выгладят почти неприлично.
        Она посмотрела на сестру:
        - Я видела, как смотрел на тебя сын миссис Линли, когда ты набирала воду у насоса. Он повсюду ходит за тобой, и мне кажется, он должен был предложить свою помощь, когда ты несла ведро по лестнице.
        Мелинда покраснела.
        - Он иногда помогает. Иногда он идет за мной по лестнице... чтобы поймать меня, если я упаду.
        Куинси с бабушкой переглянулись.
        - Смотри, чтобы он не «поймал» тебя до того, как ты упадешь, мисс, - сказала бабушка.
        Мелинда в смущении потупилась, и Куинси вновь заговорила:
        - С моим жалованьем и деньгами, которые вы получаете от мадам Шантель, мы этим летом начнем копить на покупку коттеджа. - «Только для этого мне придется доказать графу, что он не сможет без меня обойтись», - добавила она мысленно.
        Однако Куинси прекрасно понимала, что они не сумеют накопить на коттедж, даже если она останется на службе у графа. Нет, ей надо скопить на службе у графа достаточно денег, чтобы затем вернуться на биржу. Игра на бирже - ее единственный шанс. Она собрала монеты обратно в банку и положила сверху кулек с чаем.
        - Неужели мы сможем купить собственный коттедж? Ты, правда, так думаешь, Джо? - Сестра смотрела на нее с недоверием.
        Куинси кивнула:
        - Полагаю, что сможем, Мел. - При условии, конечно, что бывший секретарь не разорил графа.
        Куинси очень надеялась, что ей не придется искать нового хозяина. Бабушка приняла ее план только после того, как минувшей зимой Мелинда едва не умерла от воспаления легких. Они никогда об этом не говорили, но им не верилось, что Мел сможет пережить еще одну зиму в Лондоне. Увы, расходы на доктора и лекарства так истощили их скудные сбережения, что Куинси пришлось продать последнюю серебряную тарелку бабушки, чтобы купить уголь. А до этого она продала на бирже все акции по самой низкой цене - из-за слухов о поражении Веллингтона при Ватерлоо. На самом деле Веллингтон победил, и если бы она придержала свои акции хотя бы на несколько дней, то разбогатела бы, так как биржевые цены после победы над французами взлетели до небес.
        В прошлом месяце они с бабушкой целыми днями листали газеты и Книгу пэров. Бабушка пыталась вспомнить что-нибудь о своих бывших знакомых, чтобы помочь Куинси выбрать того, кто, скорее всего, не станет устраивать скандал, если узнает, что Джозеф Куинси на самом деле Джозефина.
        Что ж, в этом смысле они сделали правильный выбор. Теперь оставалось лишь доказать графу, что она, Куинси, ему необходима. Ей придется сделать это ради сестры.

        Глава 4

        Прежде чем переступить порог библиотеки, Куинси сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться.
        - Доброе утро, мистер Куинси, - сказал Синклер; он сидел на диване, среди вороха папок и бумаг. Но ее бумаги - те, что она вчера сложила на стол, - там же и оставались.
        - Доброе утро, милорд. - Куинси передала проводившему ее Харперу плащ и шляпу, затем одернула сюртук и поправила галстук. Не слишком ли туго она его завязала? Нет-нет, ни в коем случае нельзя нервничать!
        Харпер вышел и закрыл за собой дверь, оставив Куинси наедине с Синклером.
        - Хорошо спали, мисс Куинси? - Синклер встал, жестом предлагая ей сесть за письменный стол.
        - Да, благодарю вас, милорд. А вы? - Дерзкие слова вырвались невольно.
        Синклер внимательно на нее посмотрел, потом с усмешкой ответил:
        - Я спал как младенец. Благодарю вас, мисс Куинси. Она попыталась сесть за маленький откидной столик у окна, но граф покачал головой:
        - Нет-нет, ведь ваши бумаги там не поместятся. Вы же не хотите провести еще один день на полу? - Куинси густо покраснела, но Синклер, казалось, не заметил этого. Указав на кожаное кресло за своим письменным столом, он сказал: - Садитесь.
        - Но...
        - Садитесь.
        Куинси повиновалась. Кресло было мягкое и очень удобное - она еще вчера это почувствовала. Вот если бы только ноги доставали до пола...
        - Нам придется с самого начала прояснить кое-что, мисс Куинси, - сказал Синклер.
        - Да, милорд. Вы должны выбрать, не так ли?
        Он взглянул на нее с удивлением:
        - Выбрать?
        Она кивнула:
        - Вы должны решить, как ко мне обращаться - «мистер» или «мисс». Вы не сможете говорить одно, когда мы наедине, и другое - на публике. Слишком легко ошибиться, верно?
        Синклер скрестил на груди руки.
        - Да, я понимаю вас. Не хотелось бы совершить faux pas[ложный шаг (фр.) ] . - Он пристально посмотрел на нее, потом вдруг спросил: - А может, лучше забыть
«мистера» и «мисс»? Просто Куинси - устраивает?
        - Это было бы в высшей степени неуместно, милорд.
        Их взгляды встретились, и губы Синклера растянулись в усмешке.
        Куинси почувствовала, что снова краснеет.
        - Видите ли, милорд, подобное обращение подразумевало бы... дружеские отношения, которых на самом деле не существует.
        Синклер пожал печами:
        - Что ж, пожалуй, вы правы. К тому же я нанимал мистера Куинси, поэтому...
        - Я вас поняла. - Куинси надела очки, достала из верхнего ящика карандаш и потянулась за верхним гроссбухом. Как ни странно, решение графа разочаровало ее.
        - Я не договорил, мистер Куинси. - Синклер наклонился к ней так близко, что она почувствовала исходивший от него аромат лавровишневой воды. - Имейте в виду, вы останетесь у меня на службе только до тех пор, пока выполняете работу, для которой вас наняли, - то есть вы должны определить, какую сумму присвоил Джонсон.
        Куинси хотела заявить, что граф узнал о хищении только после того, как нанял ее, однако в последний момент решила промолчать. Она еще успеет сказать об этом.
        Раздался стук в дверь, и в комнате появилась миссис Хаммонд с подносом; экономка принесла чай и лепешки с джемом.
        Синклер тут же выпрямился и отступил от стола. Куинси же раскрыла гроссбух и попыталась сосредоточиться. Несколько минут спустя - миссис Хаммонд уже ушла - она услышала, что Синклер к ней обращается, и, подняв голову, взглянула на него вопросительно.
        - Вот ваш чай, мистер Куинси. - Синклер поставил перед ней чашку с блюдцем.
        - Благодарю вас, милорд.
        Он молча кивнул и направился к дивану, к бумагам, которые просматривал до того, как она вошла. «Когда-нибудь я непременно загляну в эти бумаги», - подумала Куинси и снова склонилась над гроссбухом.
        - Мистер Куинси...
        Она вздрогнула от неожиданности.
        - Я слушаю вас, милорд.
        - Почему вы все это затеяли? Я имею в виду ваш не совсем женский облик.
        Куинси в очередной раз поправила очки.
        - У меня не было выхода. Но вы ведь наняли меня не для того, чтобы узнать историю моей жизни?
        - Да, разумеется. - Синклер опять уткнулся в свои бумаги, однако Куинси нисколько не сомневалась, что он возобновит этот разговор.
        Через некоторое время в дверь снова постучали, и в библиотеку вошла леди Синклер.
        - Бенджамин, дорогой!..
        - Да, мама. - Граф поднялся с дивана.
        Леди Синклер обвела взглядом комнату и улыбнулась Куинси. Затем уселась на диван и, взяв сына за руку, заставила его сесть рядом.
        Куинси попыталась сосредоточиться на записях, но она не могла не слышать их разговор.
        - У Хукхэма я познакомилась с совершенно очаровательным джентльменом. Это лорд Грэм. О, Бенджамин, не хмурься так. Он знакомый Фитци, и это она нас познакомила. В общем, он придет к нам с визитом... о, через несколько минут, и ты присоединишься к нам за чаем. Он придет со своей дочерью Сесилией. Она дебютирует в этом сезоне.
        Что означает этот звук - Синклер застонал? Не поднимая головы, Куинси перевернула страницу.
        - А мистер Куинси? - спросил граф.
        Она наконец-то подняла голову и увидела, что леди Синклер смотрит на нее с ослепительной улыбкой.
        - Леди Сесилия приведет свою компаньонку, мисс Огилви, так что вы тоже присоединитесь к нам, хорошо?
        - Миледи, я не думаю...
        - Мистер Куинси будет рад присоединиться к нам, - перебил ее граф, и в его взгляде ясно читалось: «Уж если мне придется вытерпеть это, то и вам, мисс, тоже».
        - Замечательно! - воскликнула леди Синклер. Улыбнувшись сыну, она вышла из комнаты.
        Взглянув на графа, Куинси пробормотала:
        - Я бы хотела заметить, что светское общение не входит в круг обязанностей, для которых...
        - Теперь входит, - перебил Синклер, и его тон не допускал возражений.
        Куинси поморщилась, но уже в следующее мгновение настроение ее улучшилось. Она вдруг поняла: мать лорда Синклера собиралась выступить в роли свахи - следовательно, у нее, Куинси, будет место в первом ряду, и она сможет наблюдать, как граф станет отражать натиск молоденькой дебютантки. Что ж, возможно, это будет забавное зрелище.
        Десять минут спустя, после того как все были представлены и заняли свои места, леди Синклер принялась разливать чай. Куинси оказалась на маленьком диванчике рядом с мисс Огилви и ее пышными юбками. Граф же устроился на крошечном канапе рядом с леди Сесилией, юбки которой, напротив, были слишком уж узкими. А вот губы леди Сесилии казались чрезмерно пухлыми, и она смотрела на Синклера, словно кошка, наблюдающая за мышью.
        - Вы хорошо себя чувствуете, мистер Куинси? - неожиданно прошептала мисс Огилви.
        Куинси лишь сейчас сообразила, что несколько раз хмыкнула, поглядывая наледи Сесилию.
        - Прекрасно, мисс Огилви. А вы?
        - Да, благодарю вас. Как хорошо, что вы присоединились к нам. Видите ли, обычно я сижу одна и... - Мисс Огилви покраснела.
        - О, не стоит так нервничать. Не желаете пирожное? - Куинси протянула девушке тарелку с пирожными, затем сделала глоток чая.
        Время от времени поглядывая на графа, Куинси вспоминала одно из своих последних чаепитий в обществе молодого мужчины. Этим мужчиной был Найджел, пришедший, чтобы объяснить ей, почему они не подходят друг другу. Он заявил, что дело даже не в ее коротких волосах и брюках, а в образе жизни - ему нужна была «настоящая жена», а не жена, играющая на бирже. Что ж, вероятно, она должна быть благодарна Найджелу. Он преподал ей хороший урок, который никогда не забудется. Играя роль мужчины, она лишила себя возможности стать чьей-либо женой.
        Отбросив мысли о прошлом, Куинси заставила себя улыбнуться мисс Огилви, и та улыбнулась ей в ответ. В этот момент леди Сесилия рассмеялась какой-то шутке своего отца и тут же из-под ресниц взглянула на Синклера, чтобы проверить его реакцию. Граф изобразил подобие улыбки.
        - Они составят очаровательную пару, не так ли, мистер Куинси? - прошептала мисс Огилви.
        Куинси снова растянула губы в улыбке:
        - Да, очаровательную.
        Синклер ответил на какой-то вопрос леди Сесилии, и бесстыжая кокетка положила руку на колено графа. Он уронил трость и, наклоняясь, чтобы поднять ее, выскользнул из-под руки девушки. Стратегическое отступление, никакой конфронтации. Очень впечатляюще...
        - Могу я кое в чем вам признаться, мистер Куинси? - опять прошептала мисс Огилви. Не дожидаясь ответа, она продолжала: - Я тоже надеюсь найти себе пару. Я же не могу вечно оставаться компаньонкой леди Сесилии... а она полна решимости обручиться, причем очень скоро...
        Куинси, пристально следившая за действиями Синклера и леди Кокетки, слушала вполуха. Но мисс Огилви все же привлекла ее внимание, когда положила руку ей на колено.
        Куинси поперхнулась чаем и закашлялась. Граф взглянул на нее вопросительно, однако промолчал.
        - Мисс Огилви, я... я не могу выразить, как я польщен, - пробормотала Куинси, отставляя свою чашку и осторожно отстраняя руку девушки. Как жаль, что у нее нет трости, которую можно уронить. - Но должен признаться, что не могу быть... чьим-либо женихом, - добавила она и тут же почувствовала, что краснеет (граф все еще наблюдал за ней).
        Мисс Огилви вдруг крепко сжала ее руку:
        - Но ведь не будет ничего плохого, если мы немного... подружим, пока обстоятельства не изменятся. Вы мне очень нравитесь, мистер Куинси.
        Куинси судорожно сглотнула.
        - Я вам нравлюсь? - Мисс Огилви отпустила ее руку и провела ладонью ей по колену.
        Куинси снова закашлялась.
        - Вам придется извинить милого юношу, мисс Огилви, - сказал Синклер. Он встал и подошел к ним. - Видите ли, он ужасно робок.
        Граф протянул мисс Огилви тарелку с пирожными, и девушка с улыбкой кивнула:
        - О, благодарю вас, милорд.
        Синклер вернулся на свое место, и тут Куинси вдруг заметила, что он подмигнул ей. Она улыбнулась в ответ и увидела, что глаза его смеются. Ситуация и впрямь была абсурдная, и ей захотелось рассмеяться.
        Взглянув на мать лорда Синклера, Куинси увидела, что рука лорда Грэма лежит на ее колене. Синклер тоже это заметил и, нахмурившись, поднялся с места. Шагнув к лорду Грэму, он сунул тарелку с пирожными ему под нос, и пожилой джентльмен, откинувшись на подушки, убрал руку с колена леди Синклер. Подняв глаза на графа, он пробормотал:
        - Нет, б-благодарю вас, милорд.
        Синклер пристально смотрел на него, и лорд Грэм, не выдержав его взгляда, отвел глаза.
        Тут леди Сесилия вдруг вскочила на ноги и проговорила:
        - О, папа, мне ужасно жаль, но я только что вспомнила еще об одном визите. Мы же не хотим разочаровать... тетушку Мередит.
        - Кого? - переспросил лорд Грэм. - Ах, тетушку Мередит?.. - Он тоже поднялся. - Нет, мне бы не хотелось огорчать старушку. - Он склонился над рукой леди Синклер. - Прошу прощения, но мы должны уйти.
        JIеди Синклер величественно кивнула. Лорд Грэм неловко поклонился в сторону графа, потом протянул руку дочери. Они направились к двери, даже не посмотрев, идет ли за ними мисс Огилви, - та догнала их уже у порога.
        Харпер тотчас же проводил гостей.
        - Ты довольна, мама? - Синклер прикоснулся ладонью к ее щеке.
        Куинси, покусывая губы, изучала рисунок на ковре. Может, и ей следовала встать и уйти? Тут графиня взглянула на нее и с улыбкой сказала:
        - Благодарю вас за помощь, мистер Куинси. Без вашего присутствия нам было бы очень неловко.
        - Рад был помочь, - ответила Куинси. Покосившись на Синклера, она заметила, что он ухмыльнулся.
        - Что ж, теперь я могу оставить вас. - Леди Синклер на прощание похлопала сына по руке и вышла из комнаты.
        Куинси направилась в библиотеку, и Синклер тут же последовал за ней.
        - Вы держались... вполне удовлетворительно, мистер Куинси, - сказал Синклер, усаживаясь на диван рядом со своими бумагами. - Но ваши навыки общения... Честно говоря, вам не хватает лоска.
        Куинси пожала плечами и села за стол.
        - Вы наняли меня не ради моих навыков общения, верно? - У нее действительно было не так уж много возможностей совершенствовать светское изящество. Пока девушки ее возраста учились играть роль хозяйки дома, Куинси училась вести деловую переписку с компаньонами отца.
        - Да, верно, - кивнул Синклер. - Но если моя мать станет настаивать на своем, а обычно так и случается, то у вас будет достаточно возможностей приобрести необходимые навыки.
        - Зачем леди Синклер обо мне заботиться?
        - Не о вас. - Граф ухмыльнулся. - Вы просто будете присутствовать при таких же чаепитиях, как сейчас, когда в этом будет возникать необходимость. Мать представит мне множество девиц, чтобы помочь выбрать жену, но только с тем условием, что она согласится снять траур и начнет выходить в свет.
        - Вы собираетесь жениться? - спросила Куинси.
        Он пристально посмотрел на нее и кивнул:
        - Да, разумеется. Это мой долг как старшего сына и графа Синклера. Вероятно, я бы сделал это еще в прошлом году, если бы не... если бы не помехи. Что касается вас, мистер Куинси, то вам действительно нужно поработать над своими манерами. Ведь не исключено, что в следующий раз какая-нибудь юная мисс опять начнет раздавать вам авансы.
        - В следующий раз? - Щеки Куинси запылали. - Не будет следующего раза. Мисс Огилви просто оказалась... весьма легкомысленной.
        - О, я уверен, что следующий раз непременно будет. По какой-то необъяснимой причине дамы находят вас неотразимым.
        Куинси хотела возразить, но граф погрозил ей пальцем и проговорил:
        - Да-да, неотразимым. На следующем чаепитии-смотринах мы в очередной раз в этом убедимся.

        Глава 5

        Синклер вышел от Генри Анджело, все еще тяжело дыша после занятий фехтованием. Нога снова разболелись, и он прихрамывал сильнее, чем обычно. К тому же пошел дождь, и он наверняка будет дрожать от холода, когда доберется до дома. Бродерик, конечно же, сразу это заметит и заставит его выпить один из своих отвратительных на вкус отваров - в их целительную силу камердинер верил безгранично. При мысли об этом Синклер невольно поморщился и постарался идти быстрее, чтобы не замерзнуть.
        - Прости за тот последний выпад, дружище! - раздался голос за спиной.
        Синклер обернулся и проворчал:
        - Не стоит извиняться, Туитчелл. - Граф заставил себя улыбнуться, хотя ему ужасно хотелось ударить этого мерзавца тростью по голове.
        - Я думал, что ты уже стал более проворным. Хотя, по-моему, тебе повезло, что ты вообще встал на ноги, - добавил Туитчелл с усмешкой.
        Синклер коротко кивнул; к счастью, он был избавлен от необходимости отвечать, потому что в этот момент подъехал экипаж Туитчелла и тот поспешил скрыться от дождя.
        Граф же продолжил путь в одиночестве, и каждый шаг давался ему с огромным трудом. Он по-прежнему регулярно занимался фехтованием, так как ему очень хотелось побыстрее восстановить свою прежнюю форму. Что ж, возможно, сегодняшний дополнительный час оказался все-таки лишним.
        Да, он поставил перед собой цель - избавиться от хромоты к тому времени, когда придется отпустить Куинси. Но выполнимо ли это? Ведь она осталась всего на несколько недель. Самое большее - на месяц. В любом случае он должен справиться.
        Граф то и дело представлял себе Куинси, склонившуюся над бумагами за его письменным столом. Покусывая карандаш, она расшифровывала каракули Джонсона. Сидя в его огромном кожаном кресле, она часто болтала ногами, когда глубоко задумывалась, - невинный, беззаботный жест, так восхитительно контрастирующий с ее обычным серьезным видом.
        Однажды он пошутил - мол, она грызет карандаш, потому что, наверное, недоедает. Куинси улыбнулась шутке, но он, заметив боль в ее глазах, почувствовал себя негодяем. Встретив в тот же день в холле миссис Хаммонд, он как бы невзначай упомянул, что мистеру Куинси, похоже, нравится, как готовит кухарка. С тех пор экономка регулярно появлялась в библиотеке с завтраками, обедами и вечерним чаем с пирожными.
        Глядя, с каким аппетитом ест Куинси - она никогда не ковырялась в тарелке, как принято у дам, - Синклер и сам ел с аппетитом, чего давно уже не случалось. И теперь миссис Хаммонд радостно улыбалась ему, забирая подносы с пустыми тарелками, на которых не оставалось даже крошек.
        Конечно, Синклер кормил и Джонсона, когда тот работал на него, но Джонсон всегда ел вместе со слугами. Понимала ли мисс Куинси уникальность ситуации? Ведь миссис Хаммонд относилась к ней так, будто она была членом семьи...
        Нет-нет, конечно же, Куинси не была членом его семьи. К тому же она будет работать на него только до тех пор, пока не определит, какую сумму присвоил Джонсон, а потом он с ней расстанется. Разумеется, ему нравилось ее общество, но он никак не мог позволить себе иметь женщину-секретаря. Не мог, потому что боялся скандала - им с матерью было вполне достаточно скандального самоубийства отца.
        Неподалеку остановился знакомый экипаж, и Синклер окликнул кучера: - Элиот, ты?!
        - Да, сэр. Мистер Харпер решил, что из-за дождя вы можете отказаться от прогулки.
        Тут прогремел гром, и дождь полил еще сильнее. Граф приблизился к карете и, взглянув на кучера, сказал:
        - Харпер был прав. Ты очень вовремя, Элиот.
        - Спасибо, сэр.
        Синклер забрался в экипаж и, усевшись на сиденье, откинулся на подушки. Карета тотчас тронулась с места и покатила в сторону дома. Боль в ноге усилилась и распространилась на всю правую часть тела. Когда они, наконец, подъехали к дому, Синклер едва смог подняться с сиденья. Кучер, соскочивший с козел, тут же открыл дверцу и опустил подножку.
        Взяв трость, граф начал осторожно выбираться из кареты. Но, ступив на тротуар, не удержался на ногах и повалился на бок. Выругавшись сквозь зубы, он попытался встать, но сразу понял, что без помощи слуг ему не обойтись. В этот момент из дома выбежал Харпер и с помощью кучера помог хозяину подняться. К крыльцу Синклер уже шел сам, однако дворецкий следовал за ним по пятам, чтобы подхватить его, если понадобится, - какое унижение!
        - Хотите, чтобы поднос с чаем принесли к вам в комнату, милорд? - осведомился Харпер.
        Синклер медленно поднялся по ступеням и прошел через холл без посторонней помощи. Передав Харперу шляпу, перчатки и плащ, он ослабил узел галстука и посмотрел в сторону лестницы. Десять тысяч ступеней - не меньше! К тому же в спальне его наверняка ждал Бродерик со своим проклятым зельем...
        - Нет, Харпер, спасибо. Я не пойду к себе. - Сейчас ему хотелось уйти туда, где его не будут беспокоить слуги и где он сможет спокойно зализывать раны.
        Подняв глаза от бухгалтерских книг, Куинси посмотрела на графа с удивлением - ведь обычно, возвращаясь от Генри Анджело, он шел прямо к себе в спальню.
        - Не обращайте на меня внимания, - сказал Синклер, укладываясь на диван. Со стоном подняв ногу, он водрузил ее на подлокотник.
        Куинси отодвинула счеты и, стараясь не выдать своей тревоги, спросила:
        - Что-то случилось?
        - Просто не говорите Бродерику, что я здесь, - проворчал в ответ граф, устраиваясь поудобнее.
        Куинси немного успокоилась, решив, что странное настроение Синклера означает только одно: он хочет скрыться от назойливого камердинера. Выждав какое-то время, она спросила:
        - Не хотите ли бифштекс? Или, может быть, грелку? Синклер криво усмехнулся:
        - Благодарю за заботу, Куинси, но мне просто нужно немного отдохнуть. Возвращайтесь к вашим гроссбухам.
        Молча кивнув, она снова уткнулась в записи Джонсона, но изредка все же поглядывала на Синклера. Через несколько минут его рука безвольно свесилась к полу, глаза закрылись, а дыхание стало глубоким и размеренным.
        Внезапно послышался тихий стук в дверь, и в комнату вошел Харпер. Он уже собрался обратиться к графу, но Куинси его остановила.
        - Милорд просил, чтобы его не беспокоили, - проговорила она вполголоса.
        Дворецкий внимательно посмотрел на Синклера, затем молча кивнул и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
        Куинси вновь принялась за работу, но цифры на бумаге казались не столь привлекательными, как мужчина на диване. Какое-то время она боролась с собой, но, в конце концов, сдалась и, поднявшись из-за стола, приблизилась к дивану.
        Несколько минут Куинси смотрела на спавшего графа как завороженная. Его грудь мерно поднималась и опускалась, а в расстегнутом вороте рубашки виднелись темные волоски (галстук он снял и засунул в карман жилета). Волосы же, упавшие на лоб, были еще влажными от дождя и, высыхая, чуть завивались. «Нельзя допустить, чтобы он простудился», - решила Куинси и взяла с кресла вязаный плед. Она ведь не слишком утруждает себя, правда?
        Немного помедлив, Куинси накрыла графа пледом и вернулась к письменному столу.
        - Не смотрите на меня так. - Проснувшись, Синклер устроился в кресле напротив стола. - Вы заставляете меня думать, что Джонсон сделал меня нищим.
        Куинси спрятала улыбку.
        - Простите, милорд, но если я к вам обращаюсь, то мне следует смотреть именно на вас, не так ли? Или вы хотите, чтобы я обращалась к вашему галстуку?
        Ей придется внимательнее следить за своей речью. Дерзость - это одно, но чрезмерная фамильярность неприемлема - даже если он становился все ближе и привычнее и все чаще появлялся в ее снах.
        - Просто ответьте на один вопрос, - пробурчал Синклер. - Нужно ли мне отменить мой постоянный заказ на спиртное у месье Бове?
        - Да, нужно.
        Синклер с грохотом поставил на стол бокал - свой третий бокал бренди за этот день. Куинси же продолжала:
        - Видите ли, Бове привык обманывать вас. И я могу назвать имена еще нескольких торговцев, к которым не следовало бы обращаться. Впрочем, я почти уверена, что обманывают не только вас, но и многих ваших друзей.
        - Это отчасти утешает. - Граф криво усмехнулся. - Так что же вам еще удалось выяснить?
        - Кое-что удалось, но я пока что не закончила расследование. Позвольте мне только заметить, что если вы намерены в скором времени выбрать себе жену, то вам следовало бы подыскать даму... без экстравагантных вкусов.
        Лицо Синклера исказилось от гнева, и Куинси тотчас же отчитала себя за легкомысленное замечание.
        - Вы хотите сказать, что я разорен?! - Синклер схватил ее за плечо, и Куинси, вскрикнув от неожиданности, обхватила его обеими руками, чтобы удержать равновесие.
        Стараясь говорить как можно спокойнее, она ответила:
        - Если бы вы были разорены, я бы уже сказала вам об этом и начала бы искать нанимателя с более полными карманами.
        Он пристально посмотрел ей в глаза. Теперь его лицо было совсем близко, так что Куинси чувствовала на щеках его теплое дыхание. Внезапно у нее закружилась голова и по всему телу словно прокатилась горячая волна.

«Нет-нет, это неприемлемо, совершенно неприемлемо», - сказала себе Куинси. Отступив на шаг, она заявила:
        - Милорд, мне кажется, вам не стоит разыгрывать мелодраму. К тому же вы выпили уже слишком много бренди, так что я вот-вот опьянею от вашего дыхания.
        Синклер пожал плечами и отошел на несколько шагов.
        - Примите мои извинения, мисс... мистер Куинси. Поверьте, подобное больше не повторится, - добавил он, выходя из комнаты.
        Куинси облокотилась о стол, прижимая руку к бешено колотившемуся сердцу, - ей казалось, что она до сих пор чувствует руку графа.
        Внезапно дверь отворилась и в комнату вошел Харпер.
        - Не хотите бренди, мистер Куинси? - Дворецкий закрыл за собой дверь и налил два бокала. - Я заказал для вас карету, как приказал милорд. - Харпер протянул ей бокал и уселся на диван. - Выпейте, это успокоит нервы.
        Куинси сделала глоток и закашлялась, когда спиртное обожгло горло. Харпер же, осушив свой бокал, продолжал:
        - Бог свидетель, нам всем надо выпить, когда милорд такой, как сегодня. Проклятая погода... - Он встал, чтобы посмотреть в окно. - Но вы привыкнете - так же, как и мы все.
        - Вы хотите сказать, что дождь заставляет Синклера пить слишком много?
        - Ну, это не слишком помогает. Сегодня утром он оступился, выходя из кареты, и упал. Бродерик сейчас занимается им, но не удивляйтесь, если он еще несколько дней будет не таким, как всегда. Когда холодно и сыро, ему требуется больше времени, чтобы поправиться. - Заметив подъехавшую к дому карету, Харпер подал Куинси ее шляпу и перчатки.
        - Не судите его слишком строго, приятель. Он настоял, чтобы вас отвезли домой в карете и привезли завтра утром, если будет скверная погода. - Дворецкий улыбнулся и добавил: - Всего вам доброго, приятель. До завтра...
        - Спасибо, мистер Харпер. Вы очень добры. - Куинси улыбнулась старику. - Поверьте, я не стану осуждать графа.
        И она действительно нисколько не осуждала Синклера. Более того, она чувствовала, что он ей все больше нравился.

        - Доброе утро, милорд. Надеюсь, сегодня вам лучше.
        - Ужасно болит голова. Говори потише, болван. - Синклер приоткрыл один глаз и, поморщившись, проворчал: - Бродерик, идиот, задерни шторы.
        - Они задернуты, милорд.
        Синклер тяжко вздохнул.
        - Тогда прикажи заменить их на... что-нибудь поплотнее. Завтра. Не сегодня. Я не хочу, чтобы кто-то заходил сюда сегодня.
        Граф сел в постели и снова вздохнул. Бродерик взбил подушки за его спиной и сунул ему в руки кружку с каким-то варевом.
        - Скоро наступит лето, милорд, и станет тепло. А этот проклятый дождь закончится.
        - А потом опять наступит зима, - пробурчал Синклер. Он попробовал настой и поморщился. Затем, собравшись с духом, осушил всю кружку.
        - Да, но к тому времени вам будет гораздо лучше, милорд. Подумайте только, чего вы уже достигли!
        Синклер промолчал. Теперь он чувствовал, что болит не только голова, но и нога. Причем нога болела от бедра до самой лодыжки, и казалось, что эта пульсирующая боль проникает даже в кости... Когда он пришел в себя после Ватерлоо, он молил ангела милосердия избавить его от страданий, и лишь настойка опия помогала заглушать боль и сохранять рассудок. Но вскоре настойка стала ему нужна даже тогда, когда он не чувствовал боли, поэтому пришлось отказаться от нее, и его единственным обезболивающим стал алкоголь. Впрочем, пить Синклер умел, и даже мать не могла сказать, когда он пил больше, чем обычно.
        Но его новый секретарь сразу все поняла - и отчитала его, дерзкая девчонка. При мысли о Куинси граф невольно улыбнулся. Вероятно, он слишком грубо с ней обошелся. Да-да, его поведение совершенно непростительно. И, конечно же, ему следует перед ней извиниться.
        - Бродерик, узнай, появился ли уже мистер Куинси, - сказал граф, повернувшись к камердинеру.
        - Слушаюсь, милорд. - Бродерик вышел в коридор, чтобы отдать распоряжения.
        Тут послышались чьи-то громкие голоса, а затем Бродерик вернулся и с возмущением проговорил:
        - Милорд, поведение Томпсона уже переходит всякие границы. Не понимаю, почему вы терпите его. Я бы на вашем месте...
        Внезапно дверь отворилась, и на пороге появилась Куинси.
        - Вы посылали за мной, милорд?
        Синклер тут же забыл о пульсирующей боли в ноге. Куинси смотрела на него широко раскрытыми глазами, и ее щеки были залиты румянцем. Синклер почувствовал, что тоже краснеет.
        - Зачем вы позвали меня? - спросила Куинси.
        Бродерик нахмурился и проворчал:
        - Дерзкий щенок, да как ты смеешь...
        - Успокойся, Бродерик, - перебил граф. - Мистер Куинси хочет знать, почему его отвлекли от важной работы. Не так ли, Куинси?
        - Я действительно занят, милорд, - в смущении пробормотала Куинси.
        - Что ж, не буду вас отвлекать, - сказал Синклер, откашлявшись. - Я хотел только сообщить, что сегодня утром должен прийти пакет с документами. Так вот, когда его доставят, пришлите, пожалуйста...
        - Он уже здесь, - ответила Куинси и выскочила из комнаты.
        Синклер застонал и схватился руками за голову. Конечно же, ему не следовало посылать за Куинси. Что ж, позже он непременно перед ней извинится. Только бы она не подумала, что он намеренно послал за ней, чтобы она пришла в его спальню.
        - Полагаю, вам лучше что-нибудь надеть, милорд, если вы не хотите, чтобы мальчик умер от смущения, - заметил Бродерик.
        Синклер снова застонал.
        Когда Куинси добралась до библиотеки, она уже почти успокоилась. В конце концов, ничего особенного не произошло. Ведь она и раньше видела полураздетого мужчину, когда они с Мелиндой помогали ухаживать за отцом, прикованным к постели.
        Правда, Синклер не был больным стариком. И когда она увидела его в расстегнутой ночной сорочке... Нет-нет, нельзя об этом думать. Ей следует всецело сосредоточиться на работе, для выполнения которой ее наняли. Отыскав пакет, о котором говорил граф, Куинси вышла в коридор и осмотрелась. К сожалению, Томпсона нигде не было, и ей пришлось самой идти в спальню Синклера. Хотя граф все еще лежал в постели, он все же надел темно-зеленый атласный халат. Когда Куинси приблизилась, он оттолкнул Бродерика, стоявшего рядом с бритвенными принадлежностями наготове.
        - Вам нужно что-нибудь еще? - Она протянула ему бумаги, и на сей раз ей удалось не покраснеть.
        Синклер покачал головой:
        - Нет, не нужно. Как продвигается расследование?
        - Есть счета от торговцев, которых я не знаю. Думаю, лучше заплатить им побыстрее. Если я возьму ваш экиипаж, то смогу вернуться к ленчу.
        - Ехать одному? Я не думаю... А впрочем, поезжайте. - Синклер взглянул на своего камердинера: - Может, возьмете с собой Бродерика?
        - В этом нет необходимости, милорд, - ответила Куинси. Бродерик же чуть не задохнулся от возмущения, однако промолчал.
        - Тогда возьмите с собой Томпсона. Он может оказаться полезным.
        - Благодарю вас, милорд, - кивнула Куинси. Несколько минут спустя она уже сидела в карете, а Томпсон устроился на козлах рядом с Элиотом. Вспомнив о том, что когда-то у ее отца был такой же прекрасный экипаж с гнедыми лошадьми, Куинси тихонько вздохнула и постаралась отогнать воспоминания о прошлом.
        - Это здесь, мистер Куинси? - спросил Томпсон, распахнув дверцу кареты, когда они приехали.
        Куинси осмотрелась и кивнула:
        - Да, Томпсон, спасибо. - Она направилась в лавку торговца, но потом вдруг остановилась. - Томпсон, вы давно служите у графа?
        - Почти шесть лет, сэр. Он нанял меня и Таннера перед тем, как уехал сражаться с проклятым корсиканцем.
        - Что ж, очень хорошо. Полагаю, вам можно доверить кошелек. Вы ведь умеете считать, не так ли? - добавила она с улыбкой.
        Томпсон усмехнулся:
        - Конечно, сэр. Леди Синклер настаивает, чтобы все ее слуги учились читать, писать и считать.
        - Правда? Что ж, тогда давайте начнем тратить деньги лорда Синклера, а?
        Томпсон улыбнулся во весь рот и распахнул дверь лавки.
        - Согласен, сэр!

        Торговец закивал, когда Томпсон передал ему причитающиеся деньги, и пожал руку Куинси, заявив, что очень рад познакомиться с новым секретарем лорда Синклера.
        - У предыдущего секретаря были бегающие глазки, знаете ли, - сказал он, подмигивая.
        То же самое повторилось у булочника, зеленщика и портного. Причем эти торговцы даже снижали сумму, записанную в счете, - снижали за «немедленный платеж».
        А вот мясник оказался другим. С огромной, как бочка, грудной клеткой и руками размером с окорок, он был на несколько дюймов ниже Томпсона, но вдвое шире.
        - А что случилось с Джонсоном? - осведомился мясник. - Наверное, Синклер его крепко поколотил?
        - Насколько я знаю, мистер Джонсон решил уехать в Америку, - ответила Куинси. - А почему вы решили, что граф должен был его поколотить?
        Торговец пожал плечами:
        - Я просто предположил.
        - Томпсон, подождите меня в карете, пожалуйста, - сказала Куинси. Как только слуга удалился, она вынула из кармана соверен и пристально взглянула на мясника: - Так что же вы собирались мне сообщить?
        - Видите ли, я не слишком грамотный, - пробормотал торговец.
        - Я это заметил. - Куинси указала на счет.
        - Но Джонсон сказал, что это не проблема. Он сам писал за меня счета и кое-что к ним добавлял. Все, что мне причиталось, он удваивал, а потом оставлял часть разницы себе как «вознаграждение».
        Куинси кивнула и протянула торговцу соверен.
        - Вы не знаете, оказывал ли Джонсон такие услуги кому-нибудь еще?
        Когда мясник замялся, она вытащила еще одну монету.
        - Я знаю француза по имени Бове, он продает бренди. И еще торговец вином в двух кварталах отсюда.
        Куинси снова кивнула:
        - Что ж, ясно. Но так дальше продолжаться не может. То, что вы делали, карается законом, мистер... Кстати, как вас зовут?
        - Сэм. - Торговец внимательно посмотрел на Куинси. - А вы собираетесь сдать меня полиции?
        Куинси судорожно сглотнула. Она уловила какое-то движение справа и тут же заметила маленького мальчика, выглядывавшего из-за двери. У него были такие же темные волосы и зеленые глаза, как у Сэма. Внезапно из-за двери выглянул еще один мальчик, а потом еще один. Вскоре их стало пятеро, и все они пристально смотрели на нее.
        - Нет, Сэм, я не собираюсь сдавать вас полиции. Я придумал кое-что другое.
        Сэм взглянул на нее вопросительно:
        - Кое-что другое?
        - Совершенно верно. Я предлагаю, Сэм, чтобы вы проводили со мной два часа в неделю, пока не сможете написать разборчивый счет.
        Сэм отступил на шаг.
        - Но зачем?
        - Затем, что дети не должны голодать, они не должны лишаться отца. Я собираюсь научить вас выписывать честные счета, а вы пообещаете, что не будете ничего
«добавлять» к ним. Договорились?
        Сэм все еще колебался.
        - Если вы научитесь хорошо читать и писать, вы сможете убедиться, что никто не обманывает вас.
        При этих словах лицо Сэма прояснилось. Они пожали друг другу руки и договорились встретиться у церкви после воскресной службы. Оказавшись в карете, Куинси заглянула в свой список - оставался последний адрес. Теперь им предстояло навестить торговца, поставлявшего все для конюшен - от сена до уздечек.
        Когда они подъехали к району доков, Томпсон открыл дверцу и осведомился:
        - Вы уверены, что это то самое место, мистер Куинси?
        - Полагаю, что сюда Джонсон посылал деньги милорда. Давайте узнаем, так ли это. - Они зашли в ближайшую дверь и оказались в полумраке - сквозь закопченные окна сюда почти не проникал солнечный свет. - Эй! - крикнула Куинси. - Здесь есть кто-нибудь?
        Внезапно Куинси услышала чьи-то шаги, а затем раздался крик Томпсона. Обернувшись, она увидела, как кто-то приближается к ней, - и тотчас же погрузилась во мрак.

        Глава 6

        - Милорд, возможно, вы захотите спуститься вниз, - сказал Харпер, причем было очевидно, что дворецкий чем-то очень встревожен.
        Синклер поднял голову и отложил бумаги. В этот момент мимо открытой двери с визгом пробежали две служанки.
        - А что случилось? - проворчал граф. - В доме пожар?
        - Нет, милорд. Вернулась карета с мистером Куинси и Томпсоном. На них напали.
        Синклер почувствовал, как по спине его пробежал холодок.
        - Какого дьявола?! - Граф сунул ноги в домашние туфли, схватил трость и поспешил вниз.
        - Они в гостиной. Я уже послал Таннера за доктором, - сообщил следовавший за графом Харпер.
        - Очень хорошо, - пробормотал Синклер. «Но кто же мог напасть на мисс Куинси? - думал он, спускаясь по лестнице. - Неужели она серьезно ранена? Конечно же, не следовало отпускать, ее в сопровождении одного только Томпсона».
        Переступив порог гостиной, Синклер увидел миссис Хаммонд и двух горничных - те суетились вокруг сидевшего на диване Томпсона, прижимавшего к глазу кусок сырого мяса.
        Увидев графа, Томпсон встал и пробормотал:
        - Милорд, они напали на нас сзади. И кошелек тоже унесли, хотя в нем немного осталось.
        - Не беспокойся об этом. Сядь. - Синклер подошел к Куинси, лежавшей на другом диване. Глаза ее были закрыты, а миссис Хаммонд, всхлипывая, стояла рядом с ней на коленях и похлопывала ее по руке.
        Тут в комнату вошла леди Синклер и, всплеснув руками, воскликнула:
        - Мод, принеси мои нюхательные соли! Матильда, посмотри, не приехал ли доктор. Миссис Хаммонд, немедленно прекратите это. Вы наверняка пугаете мальчика.
        - Дайте, я посмотрю, миссис Хаммонд, - сказал Синклер, отодвигая экономку в сторону.
        Куинси лежала без движения, и на виске у неё набухала большая шишка. Оправа ее очков была перекошена, а левая линза треснула. Синклер снял с нее очки и, приоткрыв одно веко, с облегчением вздохнул.
        - Все в порядке. - Он похлопал Куинси по щекам: - Вы слышите меня, приятель? Пора просыпаться.
        Мод вернулась с серебряным флаконом с солями. Леди Синклер сняла крышку и поднесла флакон к носу Куинси. Ее глаза тут же открылись, и она, закашлявшись, отстранила флакон. Скосив глаза на Синклера, пробормотала:
        - Милорд, а что...
        - Тише, тише, приятель. - Граф сел рядом с ней на диван.
        В этот момент в дверях появился кучер, теребивший в руках шляпу.
        - Что произошло, Элиот? - спросил Синклер.
        - Мы остановились у какого-то склада недалеко от доков. Мистер Куинси и Томпсон вошли внутрь, а через минуту оттуда выбежали трое мужчин. Я привязал лошадей к фонарному столбу и зашел. Томпсон и Куинси лежали без чувств на полу. Томпсон очнулся, когда я подошел к нему. Он и вынес мистера Куинси.
        - Спасибо, Элиот. Ты свободен. Молча кивнув, кучер удалился.. Синклер снова повернулся к Куинси:
        - Как вы себя чувствуете?
        Она пощупала голову.
        - Кажется, уже лучше. А где мои очки?
        - Они разбились. - Синклер показал очки. - Я заменю их к завтрашнему утру. А пока есть у вас запасная пара?
        - Благодарю вас, милорд, но нет необходимости, чтобы вы... - Она умолкла, когда Таннер объявил о приходе доктора.
        - Добрый день, доктор Кимбалл, - поздоровалась леди Синклер. - Дамы, давайте оставим доктора, чтобы он занялся своим делом.
        Куинси попыталась встать, но Синклер крепко держал ее за руку.
        - В докторе нет необходимости, милорд, - сказала она, стараясь высвободить руку. - Со мной все в порядке. Просто легкий обморок.
        - Я должен убедиться, что вы не ранены, - возразил граф. - Доктор Кимбалл, почему бы вам не начать с Томпсона?
        - Я не ранена, а доктору не нужно ничего знать, - прошептала Куинси.
        - Пожалуйста, успокойтесь, - шепнул Синклер. - Я очень за вас беспокоился и...
        - Только синяк под глазом и небольшая шишка, - объявил доктор, похлопав Томпсона по плечу.
        Тут Синклер повернулся к доктору, и Куинси, воспользовавшись этим, вскочила с дивана и выбежала из комнаты.
        Очутившись в коридоре, она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Но куда же идти? В библиотеку? Нет, не подходит. В гостиную леди Синклер? Но та наверняка тоже будет настаивать, чтобы доктор осмотрел ее. Может быть, спуститься в кухню? Да, конечно. К тому же чашка чая ей не помешает.
        Вскоре кухарка поставила перед ней чайник и чашку.
        - Знаете, там, наверху, какая-то заварушка, - сказала кухарка, помешивая суп в кастрюле.
        Куинси молча кивнула и сделала глоток чая.
        - Так вот где вы прячетесь...
        Куинси вздрогнула и вскочила.
        - Милорд, я подумал, что доктор Кимбалл будет какое-то время занят с Томпсоном, так что я...
        Синклер протянул ей руку:
        - Доктор уже осмотрел Томпсона, и теперь ваша очередь.
        - Но в этом нет необходимости. Я в полном порядке.
        Синклер нахмурился:
        - И все-таки позвольте...
        - Нет, - решительно заявила Куинси.
        Синклер внезапно улыбнулся и, покосившись на кухарку, спросил:
        - Неужели вы боитесь осмотра, приятель?
        - Видите ли, я... - Куинси расправила плечи и посмотрела Синклеру прямо в глаза. - Я не очень привык к докторам.
        Синклер вздохнул и снова улыбнулся:
        - Давайте обсудим это в библиотеке, хорошо?
        Несколько секунд Куинси медлила. Затем кивнула и последовала за графом.
        Харпер тоже вошел в библиотеку; в руках он нес поднос с двумя бокалами и графином бренди.
        - Я отпустил Томпсона до завтрашнего утра, милорд, - сообщил дворецкий. - Матильда и Мод обещали присмотреть за ним.
        - Только не говори об этом Бродерику, - проворчал Синклер. - И, пожалуйста, закрой дверь, когда будешь уходить.
        Как только они остались одни, он налил бокал бренди и протянул его Куинси. Потом налил себе.
        - Вы уверены, что с вами действительно все в порядке?
        - Абсолютно уверена. - Куинси поставила свой бокал на стол. - Кроме маленькой шишки на виске, никаких последствий.
        - Подойдите сюда, к окну, - сказал вдруг Синклер. - Раз уж мы не можем позволить доктору осмотреть вас, позвольте хотя бы мне это сделать.
        У нее ёкнуло сердце.
        - Но это не...
        - Не спорьте.
        Она судорожно сглотнула и отступила на шаг.
        - Боже мой, Куинси, я же не съем вас! У меня действительно есть в этом кое-какой опыт. В армии у нас не всегда был рядом доктор, и мы научились справляться сами. Элиот служил под моим командованием пять лет, и он прекрасно пережил мое лечение. И я ведь не собираюсь извлекать пулю из вашего плеча. Идите сюда. Немедленно.
        Куинси со вздохом повиновалась. Теперь она стояла от графа так близко, что они могли бы танцевать вальс. Синклер осторожно убрал с ее лба волосы и осмотрел шишку на виске. Когда же он выдохнул, и его теплое дыхание коснулось ее уха, по спине Куинси пробежали мурашки. Ей захотелось прильнуть к нему, чтобы стать еще ближе. Хотелось, чтобы его теплые крепкие руки обнимали ее и ласкали.
        Но что же с ней происходит? Откуда у нее вдруг появились такие мысли? Наверное, все дело в том, что здесь, рядом с графом, она чувствовала себя в безопасности. Находясь на том складе, она совершенно не думала об опасности, но сейчас, оказавшись в библиотеке, внезапно подумала о ней. Ведь ее могли убить, а затем бросить ее тело в Темзу, и никто бы об этом не узнал. Что бы тогда стало с Мел и бабушкой?
        - Похоже, больше ничего серьезного, - произнес Синклер, делая шаг назад. - Но завтра у вас будет огромная шишка. Хотите сохранить сувениры? - Он протянул ей мелкие кусочки кирпича, блестевшие от макассарового масла, которым она мазала волосы.
        Куинси попыталась улыбнуться:
        - Думаю, нет.
        - Вы дрожите... - Прежде чем она успела отреагировать, Синклер привлек ее к себе и обнял.
        Куинси невольно прижалась щекой к груди графа и почувствовала, как билось его сердце. Теперь она уже совершенно успокоилась и, закрыв глаза, наслаждалась новыми для нее ощущениями. Внезапно Синклер склонился над ней, и ей показалось, что он поцеловал ее в висок. Да-да, она могла бы поклясться, что он поцеловал ее.
        Поцелуй? Ноги ее подогнулись, и она еще крепче прижалась к графу. Он же вдруг рассмеялся и сказал:
        - Знаете, после такого испытания большинство женщин впали бы в истерику.
        Сделав над собой усилие, Куинси отстранилась и отступила на шаг.
        - Говорите, в истерику? - переспросила она.
        - Ну... видите ли, не только женщина, любой человек отреагировал бы... - Синклер в смущении откашлялся и добавил: - Что ж, вернемся к делам. Почему вы оказались в доках?
        Куинси пригладила волосы и сделала глубокий вдох. «Правильно, вернемся к делам, вот именно». Усевшись за письменный стол, она с невозмутимым видом проговорила:
        - Милорд, у меня есть доказательства, что Джонсон завышал счета и прикарманивал разницу. И я полагаю, что иногда он указывал в отчетах на торговцев, которых в действительности не существует. Тот склад был указан в счете как адрес одного из таких.
        Синклер уселся на диван и положил ногу на оттоманку. Халат его распахнулся, но Куинси попыталась не обращать на это внимания.
        - Выходит, он довольно глубоко залез в мои карманы? - осведомился граф. - Какова же сумма? Больше десяти тысяч фунтов, о которых вы говорили вначале?
        - Боюсь, как минимум вдвое больше.
        - Проклятие! - Он помассировал бедро. - Говорите, один из несуществующих торговцев? А сколько их всего?
        - Возможно, трое.
        Синклер откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза. Прошло несколько минут, и Куинси решила, что он заснул. Она уже собиралась вызвать Харпера, когда Синклер вдруг застонал и поднялся. Приблизившись к столу, он сказал:
        - Отправляйтесь домой, Куинси. - Он провел по ее щеке костяшками пальцев, и ее глаза сами по себе закрылись. - Пусть Элиот отвезет вас. Миссис Хаммонд говорит, что завтра будет солнце. Если она окажется права, мы с вами снова займемся этим делом. Если же она ошибается, то, что ж... - Он пожал плечами и, прихрамывая, вышел из комнаты.

        - Джо, почему ты так рано вернулась? - Мелинда, с корзинкой шелка для вышивания, встретила Куинси на лестнице, ведущей в их квартиру. Она с открытым ртом смотрела на отъезжающий экипаж.
        - У нас произошел... несчастный случай, и лорд Синклер отпустил меня пораньше.
        - Несчастный случай?!
        - Дитя мое, что с тобой случилось?! - воскликнула бабушка, когда Куинси вошла в квартиру.
        - С Джо произошел несчастный случай. О, ты порвала сюртук!
        Куинси сбросила сюртук и подошла к окну.
        - Надеюсь, его можно починить. И я не ранена, Мел, если тебя это интересует.
        - Конечно, я знаю, что ты не ранена. Думаешь, я бы беспокоилась о сюртуке, если бы ты пострадала? Ты же единственная, кто может носить его!
        Куинси рассмеялась и взяла на руки серого кота, мурлыкавшего у ее ног.
        - По крайней мере, Сэр Эмброуз беспокоится за меня, - сказала она, погладив кота по голове. - Правда, Эмброуз? Наверное, ты и сегодня поймал крысу себе на обед?
        Кот потерся носом о ее подбородок и снова замурлыкал.
        - Расскажи нам, что случилось, дорогая, - попросила бабушка.
        - Ничего особенного. - Куинси пожала плечами. - Просто один из слуг споткнулся на лестнице и свалил меня. А этот слуга... он очень высокий и широкоплечий. Но лорд Синклер все равно сегодня чувствовал себя плохо, так что он отослал меня домой.
        - О, как романтично! - Мел прижала руки к груди. - А граф красивый? Скажи, он не удержит эти полдня из твоего жалованья?
        - Нет, уверена, что он чувствует ответственность за случившееся, хотя это не его вина. - Куинси опустила кота на пол и повернулась к сестре. - Что же касается красоты, то полагаю, что лорд Синклер довольно привлекательный.
        Бабушка искоса взглянула на Куинси:
        - А где твои очки?
        - О, лорд Синклер случайно положил их в карман своего халата. Я вышла из комнаты, чтобы доктор не мог осмотреть меня, и забыла забрать их.
        Бабушка подошла к столу и усадила старшую внучку рядом с собой.
        - А теперь расскажи, о чем ты умолчала, - тихо сказала она.
        Куинси вздохнула. Сэр Эмброуз запрыгнул к ней на колени и уютно устроился там.
        - Когда слуга свалился на меня, я ударилась головой и ненадолго потеряла сознание. Лорд Синклер послал за доктором, чтобы убедиться, что мы не пострадали. Пока он осматривал Томпсона, я вышла из комнаты. Вот и все.
        - Хм... И у графа остались твои очки? Это нехорошо. - Бабушка начала барабанить пальцами по столу. - Ты сказала, он сегодня плохо себя чувствует?
        - Он страдает от полученной на войне раны, которая все еще сильно болит. Из-за этого он иногда становится... словно медведь с больной лапой. Дворецкий говорит, что он чувствует себя хуже, когда погода сырая и холодная. Думаю, я привыкну к этому, как и все остальные в доме.
        - Хм... - Бабушка взяла Куинси за руки. - А может, служба у Синклера тебе в тягость?
        Куинси покачала головой:
        - Нет-нет, совсем не в тягость. Я бы даже сказала, что мне эта работа нравится.
        Бабушка прищурилась и пристально посмотрела на внучку.
        - А может, ты начинаешь симпатизировать графу, а?
        - Конечно, нет! - притворно возмутилась Куинси. - Но мне действительно нравится работать на него. Обычно он очень любезен.
        - Как знаешь, ma cherie. - Бабушка улыбнулась ей и снова принялась за шитье.

        Глава 7

        - Ложитесь, милорд, и я вотру еще мази в вашу ногу.
        - Проклятие, Бродерик, забудь про мазь, - проворчал граф. - Где бренди?
        Синклер рухнул на постель и почувствовал, как что-то кольнуло его в бок. Он сунул руку в карман халата и вытащил очки Куинси. Оправа была безнадежно испорчена, но правая линза уцелела.
        Тут Бродерик подал ему стакан с бренди, потом спросил:
        - Так как насчет мази, милорд?
        - Ладно, согласен.
        Бродерик стал втирать ему в ногу мазь. Синклер же, осушив стакан, посмотрел сквозь очки на узор на обоях и с удивлением пробормотал:
        - Это же обычное стекло.
        - Что вы сказали, милорд?
        - Налей мне еще один стакан, - ответил Синклер. Он внимательно осмотрел очки и усмехнулся. Да, конечно же, Куинси совершенно не нуждалась в очках, а это стекло - просто часть обмана.
        Синклер вдруг вспомнил, как осматривал Куинси у окна в библиотеке, и тихо вздохнул. Разумеется, он сразу понял, что с ней все в порядке, но ему так нравилось вдыхать ее аромат и так нравилось к ней прикасаться...
        - Как ты себя чувствуешь, дорогой?
        Синклер поспешно набросил одеяло, на колени и сунул очки в карман.
        - Мама, даже у слуг хватает вежливости стучать, прежде чем войти в мою спальню.
        - Да, я знаю. Но иногда мое единственное развлечение за день - это смущать тебя.
        Леди Синклер села на кровать и с ласковой улыбкой убрала прядь волос со лба сына.
        - Но ведь сегодня не такой день? - Граф поправил одеяло и выпрямился. - Бродерик, не забудь закрыть дверь, когда выйдешь.
        - Да, милорд.
        Леди Синклер облокотилась о столбик кровати.
        - Если бы у тебя была жена, она могла бы заботиться о тебе вместо Бродерика. - Мать похлопала сына по колену. - Разве ты не предпочел бы, чтобы тебя массировала красивая молодая женщина?
        - Мама! - Он отстранил ее руку. - Пожалуйста, и только не сегодня! У меня и так достаточно забот...
        - Ах да, конечно! Бедняга Томпсон... И Куинси! Такой милый молодой человек. Не понимаю, почему на них напали?
        В комнату заглянул Харпер:
        - Милорд, Элиот вернулся.
        - Хорошо, пришли его сюда.
        Граф поцеловал мать в щеку и сказал:
        - Не думаю, что кто-то намеренно напал на Куинси. В конце концов, он был в моей карете.
        Леди Синклер покачала головой:
        - Все-таки я ничего не понимаю.
        Синклер взял мать за руку:
        - Видишь ли, Куинси обнаружил противоречия в бухгалтерских книгах. Оказывается, Джонсон обворовывал меня. И Куинси пытался выяснить, куда уходили деньги. Разумеется, этот инцидент - всего лишь случайность. Полагаю, что Куинси и Томпсону просто не повезло.
        - Да, возможно. - Леди Синклер вздохнула. - Знаешь, мне никогда не нравился Джонсон, и я очень рада, что он, наконец, от нас ушел.
        Тут раздался стук в дверь, и в комнату вошел Элиот.
        - Ты отвез Куинси домой?
        - Да, сэр. - Кучер ухмыльнулся. - На лестнице он встретил очаровательную девушку с косичками, и они под ручку пошли наверх. Прошу прощения, миледи.
        Леди Синклер кивнула:
        - Спасибо, Элиот. Это все.
        Когда кучер вышел, Синклер взялся за пояс своего халата, намереваясь переодеться.
        - Дорогой, ты дашь мне знать, если я чем-то смогу помочь?
        - Конечно, мама.
        Она поцеловала сына в лоб.
        - Постарайся отдохнуть, мой милый. И не будь таким упрямцем. Миссис Хаммонд предсказывает, что завтра будет солнце.
        Оставшись один, Синклер снова достал из кармана сломанные очки Куинси. «Такой милый молодой человек», - звучали в его ушах слова матери.
        Но почему же Куинси нанялась на должность секретаря, да еще под видом мужчины? Этот вопрос терзал его уже целую неделю. Может, ей надо поддержать младшую сестру? Интересно, как долго она намерена продолжать эту игру?
        И как долго он сможет играть свою роль?
        Несколько раз он чуть не выдал их обоих. Если бы кто-то открыл дверь в библиотеку, когда он обнимал Куинси... В таком случае всё в его жизни изменилось бы. Ему пришлось бы признать, что он скомпрометировал мисс Куинси, и они были бы вынуждены пожениться. Но жениться на Куинси - это ведь скандал, не так ли? Что ж, даже если и так, он не считал бы подобный брак тяжкой повинностью. А вот Куинси такой исход, наверное, не очень понравился бы. Впрочем, сейчас следовало подумать совсем о другом. Вероятно, надо нанять сыщиков, чтобы те осмотрели доки и произвели расследование. Ведь не исключено, что на Куинси и Томпсона напали не случайно...
        На следующее утро действительно сияло солнце, и нога уже не болела.
        - Как мы чувствуем себя сегодня утром, милорд? - осведомился Бродерик.
        - Тебе обязательно надо спрашивать об этом каждый день? - проворчал Синклер, медленно приподнимаясь в постели.
        Бродерик ухмыльнулся в ответ:
        - Вижу, что сегодня вам гораздо лучше, милорд. Что ж, очень хорошо. - Он отвернулся и занялся бритвенными принадлежностями, что-то бормоча себе под нос.
        Час спустя, уже выбритый и тщательно одетый, граф переступил порог библиотеки.
        - Что, Куинси, каталогизируете грехи Джонсона. А?
        - Да, милорд. Доброе утро, милорд.
        Куинси поправила пузырек с чернилами, который едва не опрокинула. Она приводила в порядок бумаги на столе, искоса поглядывая на графа и тщетно пытаясь не думать об их вчерашнем объятии. Сегодня утром он выглядел очаровательным, как и раньше. Даже синяки под глазами исчезли.
        - Все еще пытаюсь определить размер ущерба. Я думала...
        - Очень хорошо. Я точно знаю, что Джонсон сел на корабль, отплывающий в Америку, так что больше навредить он не сможет. Но мне действительно любопытно, насколько глубоко он залез в мои карманы. Так что берите свою шляпу, перчатки - и пойдемте.
        - Куда? - Она посмотрела на него с удивлением.
        - Мы посетим тех троих таинственных торговцев и проверим, существуют ли они на самом деле.
        - Мы?.. Что ж, согласна. - Куинси встала из-за стола и собрала все необходимые расписки.
        Синклер позвал Харпера, и тот принес ему шляпу, перчатки и трость.
        - Если моя мать будет спрашивать, можете сказать ей, что я ушел, но вернусь... - он взглянул на Куинси, - к ужину. Да, мы должны вернуться к ужину. Идемте, мистер Куинси.
        Они вышли на залитую солнцем улицу, и Синклер сделал глубокий вдох.
        - Ах, какое, чудесное утро! Миссис Хаммонд была права, как всегда. - Граф похлопал Куинси по плечу, и они медленно пошли по улице.
        Минуту спустя Куинси с тревогой посмотрела на своего спутника и спросила:
        - Но почему вы не взяли карету, милорд? Граф долго молчал, наконец, ответил:
        - Если я буду больше ходить, то, возможно, со временем, смогу обходиться без трости. А у вас запасная пара очков?
        Куинси в смущении кивнула и дотронулась до бабушкиных очков. Из-за линз у нее болели глаза, но она терпела.
        Синклер сунул руку в карман и протянул ей сломанную пару.
        - Не забудьте починить эти. Счет пришлите мне.
        Куинси поблагодарила и убрала очки в карман. Затем они стали обсуждать, как будут говорить с торговцами, если те действительно обнаружатся. Однако все три адреса оказались фиктивными, и Куинси со вздохом пробормотала:
        - Что ж, ничего не поделаешь... Пойдемте обратно. Милорд, куда же вы?..
        - Обедать, разумеется, - ответил Синклер, шагая в сторону, противоположную дому.
        - Я спросила, куда мы идем, а не зачем. Синклер внимательно посмотрел на нее и вдруг рассмеялся.
        - Скажите, вы когда-нибудь были у Гантера?
        - Это кондитер, известный своим мороженым?
        - Он самый. И еще там подают наивкуснейшие сандвичи.
        - А вы часто водите своих секретарей обедать? - спросила Куинси с улыбкой.
        - Только тех, на которых совершено нападение. Простите, но вы уверены, что с вами все в порядке? Никакой новой боли и синяков на ребрах?
        - Только шишка на виске. - Она снова улыбнулась.
        Тут Синклер вдруг положил руку ей на плечо и тихо проговорил:
        - Приятель, вам приходится иногда совершать поступки, о которых мисс Куинси и подумать не могла бы, но я надеюсь, что вы не пойдете на необдуманный риск. - Он сжал ее плечо и добавил: - В каком-то смысле мистер Куинси даже в большей опасности...
        Она судорожно сглотнула.
        - Поверьте, милорд, я никогда не отличалась легкомысленным поведением. Так что не беспокойтесь за меня. К тому же...
        - Синклер, какая встреча! - раздался чей-то голос.
        - О, Лиланд, Палмер, - приветствовал Синклер двух джентльменов (у одного из них не было правой руки, левый глаз другого закрывала черная повязка).
        - Какая замечательная встреча! - продолжал однорукий джентльмен. - А мы как раз собирались пообедать.
        - Мы тоже, - кивнул Синклер.
        - Значит, пообедаем вместе! - воскликнул одноглазый. - Идем же! - Он положил руку на плечо Синклера. - Знаешь, я не видел тебя тысячу лет! Что, нога все еще беспокоит?
        - Нет-нет, ничего подобного, - пробормотал Синклер. - Просто я был немного... занят.
        - Занят? - переспросил однорукий и вдруг покосился на Куинси.
        Синклер в смущении откашлялся.
        - Джентльмены, прошу познакомиться. Это лорд Палмер и сэр Лиланд. А это Куинси, мой новый секретарь.
        Куинси обменялась с мужчинами рукопожатиями, и однорукий лорд Палмер с ухмылкой заметил:
        - Теперь понятно, чем Синклер занимался в последнее время.
        - Чем же? - поинтересовался Лиланд.
        - Видел бы ты тот кошмар, в который превратилась библиотека Синклера вскоре после ухода Джонсона, - сказал Палмер. - Просто чудо, что бедняга не исчез навеки в ворохе бумаг.
        Синклер вскинул голову:
        - Тебе кажется, что в моей библиотеке беспорядок?
        - Нет, сэр, мне ничего не кажется. Мои слова - чистейшая правда.
        Все четверо рассмеялись. Когда они уже вышли на Сент-Джеймс-стрит, граф заявил:
        - Поверьте, сейчас моя библиотека в идеальном порядке. Каждая бумажка - на своем месте.
        Лиланд и Палмер с удивлением посмотрели на Куинси, и та в смущении потупилась.
        - Так вот почему ты ведешь своего секретаря обедать! - воскликнул Лиланд. - Но если парню удалось совершить такое чудо, то он заслуживает большего, чем просто обед в твоем клубе...
        - Вообще-то мы направлялись к Гантеру, - перебил приятеля Синклер.
        - Думаю, лучше начать у Брука.
        - У Брука? Что ж, можно зайти и к Бруку, - кивнул граф.
        - Значит, идем? - Лиланд открыл дверь клуба, пропуская вперед Палмера.
        Синклер подтолкнул к двери Куинси, и та, пожав плечами, переступила порог. Когда все расселись, граф заказал для них двоих ростбиф и кларет.
        - Или вы хотите чего-то другого? - спросил он у Куинси.
        - Чай вместо вина, если вы не против. Мне нужно сохранить светлую голову, ведь придется еще работать сегодня.
        - Уверен, ваш хозяин будет не против, если вы выпьете стаканчик-другой, - заметил Лиланд. - После его библиотеки любому нужно выпить.
        Куинси промолчала. Мужчины же откинулись на спинки кресел и заговорили об общих знакомых, а также о лошадях и боксерских матчах. Вскоре им подали обед, и Куинси, почувствовав, что ужасно проголодалась, тотчас же принялась за еду. Ростбиф и пирожки с джемом оказались не такими вкусными, как у кухарки графа, но Куинси была так голодна, что это не имело значения.
        Когда она стала пить чай, друзья графа начали как-то странно на нее поглядывать. Или ей просто показалось?.. «А вдруг они узнают мою тайну? - подумала Куинси. - Тогда Синклер, наверное, меня прогонит».
        Тут ей вспомнилось, что и Томпсон стал странно поглядывать на нее, когда никого не было рядом. Может, слуга почувствовал что-то, когда выносил ее из складского помещения?
        Внезапно Палмер бросил салфетку на стол и, допив свой кларет, проговорил:
        - Что скажете, если мы пойдем к Джентльмену Джексону? Боксировали когда-нибудь, мистер Куинси?
        Она сделала еще один глоток чая.
        - Нет, милорд, не приходилось.
        - Что ж, сейчас самое время начать, - заметил Лиланд. - Провести несколько раундов - это как раз то, что нужно, чтобы на груди начали расти волосы.
        Куинси поперхнулась чаем и закашлялась. Синклер похлопал ее по спине.
        - Может быть, в другой раз. - Сославшись на дела, граф распрощался с друзьями и направился к выходу. Куинси, с облегчением вздохнув, последовала за ним.
        Уже на улице они заметили на противоположной стороне молоденькую девушку-цветочницу. И в тот же миг какой-то проходивший мимо франт обнял ее за талию и что-то сказал ей на ухо. Девушка оттолкнула его и отшатнулась, ее лицо пылало. Щеголь же громко рассмеялся и пошел дальше.
        - Негодяй... - проворчал граф, нахмурившись. Куинси взглянула на него с удивлением.
        - А ведь с ней такое, наверное, часто происходит, - проговорила она вполголоса.
        Синклер еще больше помрачнел.
        - Да, наверное, - пробормотал он сквозь зубы. Куинси внимательно посмотрела на него и вдруг выпалила:
        - Милорд, вам ведь не хватает одной горничной, верно?
        Он кивнул:
        - Да, не хватает. И что же? К чему вы клоните? Продолжайте, пожалуйста.
        Куинси покосилась на цветочницу:
        - Бедняжка не может найти приличную работу. Конечно же, у нее нет рекомендаций и, скорее всего, нет родителей. К тому же она слишком молода, и ей небезопасно выходить на улицу одной.
        Синклер снова посмотрел на девушку.
        - Хотите, чтобы я взял ее? - спросил он с удивлением.
        - Да, милорд. Ее и других таких же. Предоставьте ей безопасное место, и пусть она станет хорошей горничной. А потом, если она вам не подойдет, напишите ей прекрасную рекомендацию, чтобы она смогла найти другого хозяина.
        - Вы это серьезно говорите, Куинси? Мы не можем спасти всех лондонских бездомных и сирот.
        Она судорожно сглотнула.
        Но эту девушку вы можете спасти. Синклер пожал плечами:
        - Да, возможно, но...
        - Дайте ей кров и платите самое скромное жалованье, пока она будет учиться. Разумеется, это обучение потребует дополнительного внимания - и не только от миссис Хаммонд. - Тут Куинси выбросила свою козырную карту. - Полагаю, вам придется привлечь вашу мать.
        - Мою мать? - удивился граф.
        - Да, ведь обучение девушек потребует много времени. Синклер пристально посмотрел на свою спутницу, потом вдруг расплылся в улыбке:
        - Говорите, много времени? Что ж, замечательно! В таком случае мать оставит меня в покое. - Граф запрокинул голову и расхохотался. - Идемте, Куинси, мы должны немедленно заняться этим.

        Глава 8

        - Вы будете счастливы узнать, Куинси, что за одну неделю мой штат слуг увеличился на двух горничных, одну помощницу кухарки и помощника конюха, - с улыбкой сообщил Синклер, переступив порог библиотеки.
        Закрыв бухгалтерскую книгу, Куинси кивнула:
        - Что ж, очень хорошо. Я немедленно занесу их в платежную ведомость. Кто же они?
        Граф уселся в кресло у стола.
        - Нед - шестнадцатилетний парень, сбежавший от трубочиста, у которого был учеником. Он угодил прямо в шелковые юбки моей матери, когда она выходила из библиотеки Хукэма. После лазанья по жарким, покрытым сажей трубам он, похоже, с наслаждением чистит стойла в конюшне.
        Куинси молча кивнула и записала сведения в соответствующую книгу.
        - Селии около одиннадцати, - продолжал граф. - Кухарка нашла ее на улице - малышка плакала по умершей матери. Девочка не говорит ни слова и не улыбается, но думаю, она довольна своим новым положением.
        Куинси снова кивнула.
        - А Ирен я нашел на задворках театра, когда ее били за то, что она плохо
«представляла». - Синклер невольно сжал кулаки. - Я ударил негодяя тростью и привез девушку сюда. Всхлипывая, она рассказала, что отец продал ее за несколько бутылок джина, Ей семнадцать. - Граф уставился на свой кулак. - Если ее папаша когда-нибудь попадется мне...
        Куинси сделала в книге еще одну запись.
        - А другая горничная?.. - спросила она.
        - Дейзи - сирота. Цветочница, которую мы видели... - Куинси одарила графа ослепительной улыбкой, и он в смущении откашлялся - ему казалось, что эта улыбка согрела его. - Дейзи помогает матери ухаживать за растениями в оранжерее, а также выполняет распоряжения миссис Хаммонд. - Граф откинулся на спинку кресла и положил ноги в сапогах на угол стола. - Конечно, все они еще очень неопытные, но я даже рад этому - ведь мать теперь оставила меня в покое, потому что постоянно за ними наблюдает. - Внезапно из коридора донесся грохот - судя по всему, на пол упал поднос. - Думаю, вечерний чай сегодня опять запоздает.
        Они улыбнулись друг другу, и Куинси вернулась к своей работе.

        - Она ушла! - услышала Куинси голос Селии, когда неделю спустя вошла утром в дом Синклера.
        - Что значит «ушла»? Почему? - спросил Харпер, присоединившийся к Селии, Дейзи, Ирен и миссис Хаммонд.
        Заинтересовавшись разговором, Куинси приблизилась к слугам.
        - Когда я проснулась, ее не было, - всхлипывала Дейзи. - И вся ее одежда исчезла!
        - Кто исчез? - спросила миссис Хаммонд. - Матильда? Или Мод?
        - Я здесь, миссис Хаммонд! - откликнулась Матильда из другого конца коридора.
        - Выходит, ушла Мод? А она оставила записку? - расспрашивала миссис Хаммонд.
        Подошедшая Матильда презрительно фыркнула:
        - Записку? Да она едва могла написать свое имя. Постоянно любезничала со слугами, так что ей некогда было ходить на уроки леди Синклер.
        - Любезничала?! - взревел Харпер. - Где Томпсон и Таннер? Я знал, что нечто подобное должно случиться. Бродерик предупреждал меня, но я...
        - Хватит сокрушаться, - перебила миссис Хаммонд. - Теперь уже с этим ничего не поделаешь.
        - Селия, почему бы вам с Ирен не помочь кухарке? - сказала Куинси. - Все ли слуги на месте? - спросила она, повернувшись к миссис Хаммонд.
        - Женщины все здесь. Кроме Мод.
        - Таннер в винном погребе, и я только что проходил мимо Гримшо и Финли, они на своих постах, - заметил Харпер. - А вот Томпсона я не видел целое утро! - добавил он, нахмурившись.
        - Сейчас мы проверим его комнату, - сказала Куинси. - Дейзи, ты не покажешь нам комнату Мод? Возможно, мы сможем найти там какое-нибудь объяснение...
        Внезапно хлопнула парадная дверь, и в холле появился Томпсон.
        - Ты здесь? - удивился Харпер.
        - Да, мистер Харпер. А вы меня искали?

        - Томпсон, ты не знаешь, где Мод? - спросила миссис Хаммонд.
        - Нет, мэм. Я не видел ее со вчерашнего вечера, когда она разговаривала с Бродериком.
        - Бродерик! - раздался откуда-то сверху голос Синклера. - Бродерик, где же ты?!
        - Неужели Бродерик?.. - пробормотал Харпер...
        Все молча переглянулись, пожимая плечами. Вскоре на лестнице появился Синклер. Граф вышел из своей комнаты босиком. Одной рукой он придерживал полы халата, а в другой держал листок бумаги.
        - Вы знали об этом? - спросил он, приблизившись к Куинси ипоказывая ей на листок.
        - Что вы имеете в виду, милорд?
        - Прочтете это. - Он протянул ей листок. Она развернула записку и прочла следующее:
        Лорд Синклер,
        я весьма сожалею, но мне пришлось покинуть вас. Вчера я узнал, что моя мать в Манчестере очень больна и нуждается во мне больше, чем вы. Поверьте, я искренне сожалею, что покидаю вас так внезапно, но я уверен, что с вами все будет в порядке, поскольку вы почти оправились от ран.
        Пожалуйста, пожелайте мне счастья, так как я скоро женюсь.
        P.S. Мод (моя нареченная!) тоже с сожалением уезжает, поскольку мы не сможем вынести разлуку.
        - Мод и Бродерик? - Куинси захихикала, но тут же притихла, увидев, что Синклер нахмурился. - Нет, милорд, я ничего не знала об этом. Мод и Томпсон - возможно, но не... не... - Она не выдержала и расхохоталась.
        Лицо Синклера прояснилось, и он тоже рассмеялся.
        - Что ж, по крайней мере, у нас нет недостатка в горничных, не так ли? - Синклер взял у Куинси записку. - Но сразу предупреждаю: я отказываюсь нанимать камердинера с улицы, так что даже не просите.
        - Конечно, нет, милорд, - поспешно ответила Куинси. - Камердинера с улицы я вам навязывать не стану.
        - Чертовски неприятное совпадение, - объявил Синклер два часа спустя. Он уселся в кресло и вытянул ноги к каминной решетке. - Вчера вечером я решил, что все-таки буду сопровождать мать на бал у леди Стэнхоуп. Теперь, разумеется, это невозможно.
        Куинси закрыла гроссбух и посмотрела на графа:
        - Почему же невозможно? Вы ведь не собирались взять с собой на бал Мод и Бродерика.
        - Неужели не понимаете? - Граф бросил в камин пригоршню угля.
        - Полагаю, Томпсон, Таннер или даже Харпер смогут помочь вам одеться, - заметила Куинси. - Кроме того, вы в долгу перед вашей матушкой.
        - А она-то тут при чем? - проворчал Синклер.
        - Она ведь приняла ваш план и занимается с девушками...
        - Ваш план, вы хотели сказать.
        - И на прошлой неделе она проявила чудеса выдержки, разве не так? Разве она сказала хоть слово о внуках или о приглашениях на свадьбу? А разве просила вас присутствовать на очередных смотринах, замаскированных под чаепитие?
        - Нет, не просила, - пробормотал Синклер.
        - Я вас не расслышала, милорд.
        - Нет, черт возьми!
        Куинси безмятежно улыбнулась:
        - Значит, решено. Сегодня вечером вы удостоите Стэнхоупов своим присутствием, очаруете там всех девушек и с чистой совестью вернетесь домой.
        Синклер застонал:
        - От вас никакой помощи, вообще никакой! - Он позвал Харпера, чтобы тот принес его шляпу, перчатки и трость, и отправился на прогулку.
        Куинси тихонько рассмеялась и снова раскрыла свой гроссбух.
        Переступив порог клуба, Синклер осмотрелся. Увидев Лиланда, тотчас подошел к нему.
        - Ты не против компании? - спросил он, усаживаясь рядом.
        Лиланд осушил бокал, который держал в руке, и тут же налил себе еще вина.
        - Рад тебя видеть, дружище Синклер.
        Граф прищурился:
        - Сколько бокалов ты уже выпил?
        - Это... очередной. - Лиланд снова приложился к бокалу и добавил: - Мы ведь с тобой старые друзья, верно?
        - Да, разумеется. - Граф попросил слугу, чтобы тот принес еще один бокал.
        - Дружище, я хотел бы перебраться к тебе, - продолжал Лиланд. - Не пугайся, только до тех пор, пока моя мать не умрет... или пока я не найду богатую наследницу, которая согласится выйти за меня.
        Синклер улыбнулся:
        - Неужели все так плохо?
        Лиланд тяжко вздохнул:
        - Поверь, я многое могу вытерпеть, но на сей раз мать зашла слишком далеко со своей бережливостью. Проклятие, слишком далеко! - Сделав еще один глоток, он понизил голос до шепота: - Представляешь, она сдает комнаты в нашем доме.
        - Она взяла квартирантов? Какая находчивость!
        - Находчивость?! Теперь под моей крышей живут трое незнакомцев!
        - Ты хотел сказать: трое незнакомцев, которые платят ренту. Будь практичным, приятель. У тебя появился источник дохода, и теперь тебе не надо заниматься коммерцией.
        - Бывшая гувернантка с лицом как слива, благочестивый пастор и одноногий лейтенант, - проворчал Лиланд.
        - Что ж, весьма уважаемые люди, - заметил Синклер.
        Лиланд несколько мгновений смотрел на свой бокал. Затем поправил повязку на глазу и с ухмылкой пробормотал:
        - Нам с тобой больше повезло, чем этому лейтенанту, верно? Мы с матерью выставляем ему счет вдвое меньше, чем другим. Ведь любой из нас мог бы оказаться на его месте.
        - Не стоит вспоминать о прошлом. - Граф поднял свой бокал: - За Бродерика и Мод. И за их супружеское счастье.
        Друзья чокнулись и выпили.
        - А кто такая Мод? - спросил Лиланд.
        - Горничная. - Синклер вздохнул. - Ты что, смеешься?
        - Прости, я не могу... просто не могу ничего с собой поделать. - Лиланд с трудом удерживался от смеха. - Извини, старина. Ведь это уже второе венчание среди твоих слуг, не так ли? Да ты у нас отличная сваха!
        - Ничего смешного, - проворчал граф. - Просто мне не везет со слугами. Зато с новым секретарем очень повезло.
        Лиланд кивнул:
        - Да, Куинси кажется славным парнем. Во всяком случае, пахнет от него лучше, чем от Джонсона.
        - Поверь мне, я слишком дорого заплатил за «работу» Джонсона, - продолжал Синклер. - К счастью, Куинси ничуть на него не похож.
        - Но все-таки он очень молод, - заметил Лиланд. - Почему ты нанял его?

«Потому что Куинси разбудила во мне инстинкт защитника, - подумал Синклер. - И потому что при ней я чаще улыбаюсь...»
        - Видишь ли, мистер Куинси прекрасно знает свое дело. И мне... мне нравится его общество.
        Лиланд с удивлением посмотрел на друга, однако промолчал.
        Куинси так и не удалось в этот день как следует поработать. Сразу после ухода графа леди Синклер пригласила ее присоединиться к ней за обедом, а потом попросила принять участие в обсуждении хозяйственных дел. Уже ближе к вечеру Куинси вернулась в библиотеку, чтобы успеть сделать хоть немного из того, что намечала. Она все еще сидела, склонившись над книгами, когда услышала, как Синклер вернулся домой и прохромал наверх, чтобы переодеться для вечера у Стэнхоупов. Несколько минут спустя в библиотеку заглянул Таннер:
        - Милорд просит вас принести ему его рубиновую булавку для галстука. Говорит, вы знаете, где он ее оставил.
        Куинси кивнула, и Таннер удалился. Булавку? Рубиновую? Когда в первый день Куинси убирала в библиотеке, она видела много вещей Синклера, разбросанных по комнате, но никаких драгоценностей не заметила.
        Поднявшись из-за стола, Куинси обвела взглядом комнату и вдруг вспомнила про шкатулку с деньгами. Открыв крышку, она вытащила банкноты и обнаружила среди монет пригоршню золотых запонок, два кольца и дюжину булавок для галстука. Отыскав булавку с рубином, Куинси замерла на несколько мгновений. «Граф собирается на званый вечер и, возможно, будет ухаживать за какой-нибудь молодой леди, - подумала она. - А впрочем, почему это должно меня беспокоить?»
        Взяв на всякий случай еще несколько булавок, Куинси отставила шкатулку и направилась в спальню лорда Синклера. У двери она замедлила шаги. Сердце ее гулко колотилось в груди. Собравшись с духом, она постучалась и вошла.
        - Куинси? - Синклер посмотрел на нее с удивлением. - Но я просил Таннера принести. . Что ж, хорошо, что вы нашли ее.
        Она собиралась оставить булавку и побыстрее уйти, но, увидев графа, стоявшего перед зеркалом, словно забыла обо всем на свете. Синклер был в батистовой рубашке, и мускулы на его спине напрягались и перекатывались, когда он завязывал галстук. Да, у него была великолепная фигура! Что же касается ног...
        - Почему вы молчите, Куинси? Вы ведь нашли рубиновую булавку, не так ли? - Граф надел жилет из черного шелка. Томпсон подошел, чтобы помочь ему надеть черный бархатный сюртук, затем снова отступил. Брюки Синклера тоже были черными, как и башмаки. Только белая рубашка и галстук вносили некоторое разнообразие.
        - Да, вот ваш рубин. Но почему вы во всем черном? Так неоригинально... - пробормотала Куинси.
        Синклер внимательно на нее посмотрел:
        - Вы теперь законодатель мод?
        - Разумеется, нет. Но я подумал, что вы могли бы... Что ж, наденьте, по крайней мере, изумруд вместо рубина. - Куинси высыпала все булавки, кроме изумрудной, на туалетный столик. И вдруг, не в силах воспротивиться желанию - ей ужасно хотелось дотронуться до графа, - протянула руку и поправила его галстук.
        - Куинси, что вы?
        - Ох, простите. - Она отступила на шаг и покраснела. Синклер же улыбнулся и проговорил:
        - Мне так надоели все эти вечера, обеды, балы... Я устал от всего этого, и если бы не мама... - Граф развязал галстук и снял его. - Спасибо, Томпсон, ты свободен.
        Слуга поклонился и вышел из комнаты, оставив дверь открытой.
        - Милорд, вы не должны сдаваться, - тихо сказала Куинси. Она взяла другой галстук из стопки на туалетном столике и набросила его ему на шею. - Знаете, у меня есть план.
        - Еще один план? - Синклер приподнял подбородок, чтобы Куинси было удобнее завязывать галстук.
        - Да, еще один.
        - Что ж, расскажите. - Он снова улыбнулся.
        - Я бы даже назвала это стратегией. Вы должны регулярно посещать балы. И не только сопровождая вашу матушку.
        Синклер застонал:
        - Но я не хочу...
        - Вы еще не выслушали меня. Скажите, вы уже можете танцевать?
        - Думаю, мог бы, - пробормотал Синклер. - А что?
        - Вот и хорошо, - кивнула Куинси. - В таком случае танцуйте вальсы, но никогда не танцуйте с одной и той же дамой дважды за один вечер. Причем вы должны танцевать со всеми, а не только с красавицами. Хозяйки балов будут обожать вас за это.
        - Но почему только вальсы? Куинси приколола к галстуку изумрудную булавку и вновь заговорила:
        - Потому что это выделит вас. Это придаст вам очарования и сделает более загадочным. К тому же вы сможете поговорить с возможными невестами без сопровождающих их матрон.
        - Но мне нужна жена, а не собеседница. Куинси пожала плечами:
        - Но ведь вам придется общаться с ней... не только в спальне. Полагаю, вы предпочли бы ту, чье общество не будет действовать вам на нервы.
        Синклер кивнул:
        - Да, пожалуй. - Он вдруг рассмеялся и спросил: - Куинси, а вы не хотели бы занять место Бродерика?
        Куинси снова покраснела.
        - Не думаю, что у меня хватило бы терпения. - Резко развернувшись, она направилась к двери. - До завтра, милорд.

        Глава 9

        У Стэнхоупов было ужасно скучно, но Синклер именно этого и ожидал. Во время ужина мать усадила его между двух молоденьких мисс, но говорить с ними было не о чем, если, конечно, не говорить о последних модах. Леди Синклер оживленно беседовала с пожилым виконтом, сидевшим рядом с ней, и, казалось, была очень довольна.
        О, как же ему хотелось, чтобы рядом оказалась Куинси, с которой можно было шутить и обмениваться остротами! Интересно, посещала ли она когда-нибудь званые вечера или балы? Во всяком случае, ее общество было бы более интересным...
        Когда ужин закончился, прибыли гости, приглашенные на бал, и начались танцы. Синклер бродил вдоль стен зала, раздумывая, в чьей бальной карточке расписаться. Может быть, выбрать мисс Мэри Марсден? Маленькую брюнетку совершенно игнорировали кавалеры, вьющиеся вокруг ее старшей сестры-красавицы. А вот леди Луиза - это обязательно. Изумительная блондинка, первый сезон выезжающая в свет, она еще не сознавала, насколько хороша.
        Мисс Прескотт - тоже. В высшей степени застенчивая, она едва не упала в обморок, когда Синклер подошел к ней, - девушка сидела под надзором пожилых матрон. Ее веснушки в тон буйным рыжим кудрям резко контрастировали с бледными щеками. Когда же она встала перед ним, ее огромные зеленые глаза оказались почти на одном уровне с его глазами.
        - Вы... вы хотите т-танцевать со мной, милорд?
        - Я не опоздал подписать вашу карточку на вальс? - спросил он, поднося ее руку к губам и целуя воздух над самыми ее пальцами.
        - В-вовсе нет, милорд. - Она улыбнулась, причем совершенно искренне. Такую улыбку он увидел в первый раз за этот вечер.
        Когда начался шотландский рил, Синклер опять стал оглядывать зал. Сейчас, в самом начале сезона, на балу у леди Стэнхоуп было не очень много гостей, но все же ему удалось подписать карточки дам на все вальсы этого вечера. Он танцевал только вальсы и даже один раз вывел танцевать свою мать, невзирая на ее шутливые протесты. Разумеется, он пытался разговаривать со своими партнершами, однако ему не хватало терпения, когда они заводили речь о шляпках или о погоде.
        Когда последний вальс закончился и Синклер собрался уходить, его совесть была чиста - как и обещала Куинси. Он распрощался с хозяевами и направился к выходу, где его уже ждала мать. Внезапно он наткнулся на женщину с черными, как вороново крыло, волосами.
        - Ужасно сожалею, миледи... О, неужели леди Серена?
        - Лорд Синклер, какой приятный сюрприз! - Женщина улыбнулась и поправила прическу. - Теперь я леди Уорик.
        - Да, конечно. - Синклер посмотрел в ее лживые синие глаза. - Скажите, как поживает ваш муж, герцог Уорик?
        - Боюсь, не слишком хорошо. - Она выпятила нижнюю губу и захлопала густо накрашенными ресницами. - В последнее время он быстро устает и часто ложится спать еще на закате. К тому же он очень крепко спит.
        Синклер немного смутился, услышав такое откровенное приглашение.
        - Весьма сожалею, миледи. Передайте его светлости мои наилучшие пожелания.
        - Я думала, вы уехали из города, - сказала леди Серена, хватая его за руку, когда он попытался отойти. - Должна сказать, что вы значительно поправились с того момента, как я видела вас в последний раз. - Она окинула его взглядом, потом снова посмотрела в глаза.
        Граф судорожно сглотнул.
        - Благодарю вас, миледи. Вы должны простить меня. Я опаздываю на встречу. - Не говоря больше ни слова, он отстранил ее и пошел к двери.
        Отправив мать домой в карете, Синклер направился в свой клуб. Лорд Палмер и сэр Лиланд уже сидели за столом вместе с молодым джентльменом, которого он не знал.
        - Эй, Синклер! - закричал Палмер. - Присоединяйся к нам! Ты знаком с племянником моей жены?
        - Да-да, иди сюда, - добавил Лиланд, поднимая свой бокал. - Надо помочь Альфреду отпраздновать его день рождения.
        - Что ж, с днем рождения, приятель, - сказал Синклер, присаживаясь.
        - Спасибо, сэр.
        Перед Синклером тотчас же появился бокал, и он присоединился к тостам за совершеннолетие Альфреда. «Заодно это поможет не думать о Серене», - сказал он себе.

        Куинси вздрогнула и подняла голову. Свечи почти догорели, пока она спала, положив голову на бухгалтерскую книгу. И тут опять послышался какой-то глухой стук, доносившийся из коридора. Куинси на цыпочках подкралась к двери и чуть приоткрыла ее. Синклер стоял, прислонившись к стене и держась за голову.
        - Вы хорошо себя чувствуете, милорд? - тихо спросила она, выходя в коридор.
        Он уставился на нее с удивлением:
        - Да, прекрасно. - Он жестом попросил ее удалиться и, пошатываясь, направился к лестнице.
        - Хотите, чтобы я позвала Харпера или кого-нибудь из слуг?
        - Нет, не беспокойте их. Бродерик... о-о... - Граф уселся на ступеньки и тяжко вздохнул.
        - Идемте, милорд. Идемте, я провожу вас. - Она протянула ему руку, и он встал.
        - Идите, Куинси, идите. Впрочем, я и сам могу добраться до постели, так что вам не следует... - Он снова покачнулся и наверняка упал бы, если бы Куинси его не подхватила.
        - Осторожно, милорд. Если вы упадете и свернете себе шею, я лишусь работы.
        Синклер ухмыльнулся, однако промолчал. Куинси положила его руку себе на плечи и повела вверх по ступенькам. Внезапно со стороны черной лестницы послышалось женское хихиканье, сопровождаемое мужским бормотанием. Тут Синклер в очередной раз покачнулся. Его тело было приятно теплым и крепким. Куинси мысленно возблагодарила небеса, что парочка, забавляясь на черной лестнице, не видела их с графом.
        Добравшись до комнаты Синклера, она оставила его у двери и пошла искать свечу. Несколько секунд спустя за спиной ее раздался грохот. Она тут же обернулась.
        Граф держал в руках кувшин с водой, подставка для умывальника лежала на боку, а таз разбился на множество осколков.
        - Сядьте, пока вы не упали и не разбили что-нибудь еще, - проворчала Куинси, толкая графа на кровать.
        Он прижал кувшин к груди.
        - Я хочу умыться. Мне непременно надо умыться.
        - Умоетесь утром. - Она стащила с него левый башмак.
        - Вы знаете, что у этой бес... бесстыдной шлюхи хватило сме... дерзости пригласить меня в свою постель после того, как она назвала меня «ущербным калекой»?
        Куинси со стуком уронила ботинок. Ее сердце забилось сильнее. Кто же посмел так оскорбить Синклера?
        - Калекой? - переспросила она. Граф энергично закивал:
        - Сказала это прошлой осенью, после того как я предложил ей руку и с-сердце. Теперь, когда я снова могу ходить, я, похоже, гораздо привлекательнее старика герцога, за которого она в-вышла.
        Куинси закрыла глаза. Ей хотелось крепко обнять Синклера и утешить, уничтожить его боль. Она стиснула кулаки, чтобы не прикоснуться к нему.
        - Что ж, бесстыдная шлюшка получила то, что заслужила. - Куинси потянулась за кувшином, но Синклер заупрямился:
        - Я хочу умыться.
        Она вздохнула:
        - Хорошо, мойтесь. Но я не собираюсь наливать вам ванну. - Она нашла под умывальником полотенце, намочила его в кувшине и выжала. Синклер подставил ей лицо и закрыл глаза.
        У Куинси перехватило дыхание. Несколько секунд она рассматривала лицо графа, освещенное мягким светом камина. Наконец, собравшись с духом, провела влажным полотенцем по его подбородку. Внезапно Синклер покачнулся и завалился на спину. Вода выплеснулась ему на грудь, а кувшин упал на кровать.
        - А теперь посмотрите, что вы наделали, - проворчала Куинси, поставив кувшин на пол. - Вы можете простудиться. - С ловкостью, которую приобрела, ухаживая за больным отцом, она сняла с графа сюртук и жилет, потом развязала галстук.
        Немного помедлив, Куинси стала расстегивать рубашку Синклера, и теперь уже руки ее дрожали. Сняв с графа рубашку, она бросила ее на стул, поверх сюртука и жилета.
        - Вы уверены, что не хотите занять место Бродерика? - неожиданно спросил Синклер.
        Куинси покраснела и пробормотала:
        - Совершенно уверена. Я предпочитаю иметь дело с бухгалтерскими книгами, а не с пьяным лордом.
        Он криво усмехнулся.
        - Скажите, Куинси, вы... не фехтуете?
        - Только словами. Теперь давайте другую ногу. Синклер поднял левую ногу.
        - Другую ногу. Этот башмак я уже сняла.
        - Снимите чулок.
        Куинси тихонько застонала и, положив его пятку себе на бедро, стала стягивать чулок. Синклер пошевелил пальцами, щекоча ее под ребрами.
        - Прекратите это, или я... я... - Она со смехом отстранилась.
        - Что же вы сделаете?
        - Или я уйду, и вы, пьянчуга, будете сами о себе заботиться. - Не удержавшись, она снова рассмеялась.
        - Ладно, вы победили. Пока что. - Он сел. - По крайней мере, снимите второй башмак, прежде чем бросить меня.
        Она схватилась за ботинок, но у нее ничего не получилось.
        - Будет легче, если вы повернетесь, - сказал граф с улыбкой.
        - Да, возможно, - кивнула Куинси.
        Она повернулась, переступила через ногу графа и снова ухватилась за башмак. В следующее мгновение Синклер легонько толкнул ее босой ногой в зад. Куинси покачнулась и едва не упала.
        - Это самая глупая и мерзкая выходка! - Куинси швырнула в графа башмак.
        Синклер громко рассмеялся. - Яаннул... нул... Беру обратно свое предложение насчет замены Бродерика. - Он вдруг нахмурился и схватился за живот. - О-о... я, кажется, сейчас…
        Куинси выхватила из-под кровати ночной горшок, но он не понадобился. Живот Синклера громко заурчал, и при этом у графа был такой вид, что Куинси чуть не рассмеялась.
        - Вы не больны. Просто голодны. Но все кухонные слуги спят, так что вам придется дождаться утра.
        Синклер кивнул и похлопал ладонью по кровати в поисках полотенца. Куинси сняла полотенце с кувшина и протянула его графу. Он подставил ей лицо, держа руки на коленях. Она помедлила мгновение, потом вытерла его лицо, стараясь казаться бесстрастной.
        - Почему вы так милы со мной, Куинси? Хотите, чтобы я повысил вам жалованье?
        - Да, совершенно верно, - ответила она отрывисто. - Я ухаживаю за вами только потому, что хочу побольше заработать. Теперь давайте вторую ногу. Он поднял правую ногу.
        - Сколько же вы хотите?
        Она сделала вид, что задумалась.
        - О, пятидесяти фунтов будет вполне достаточно. - Она стянула с него чулок.
        - Идет, - кивнул граф. - Добавьте их к следующей выплате.
        Куинси фыркнула:
        - Надеюсь, вы не очень часто занимаетесь делами в таком состоянии. - Она откинула одеяло. - Если хотите снять брюки, делайте это сами.
        - Это... хорошо, - пробормотал Синклер, укладываясь на бок. Он поджал ноги, чтобы Куинси могла накрыть его одеялом. - Знаете, сейчас я чувствую себя гораздо лучше. Благодарю... вас. - Его глаза закрылись.
        - О, Бенджамин, - тихонько прошептала она. Он захрапел.
        Внезапно Куинси наклонилась и нежно поцеловала его в лоб.
        В этот момент часы пробили три. У нее не хватило духу разбудить кучера, но она не собиралась идти домой пешком в такой час. Надеясь, что сестра и бабушка не слишком беспокоятся, Куинси взяла одеяло со складной кровати Бродерика и улеглась на диване в библиотеке.
        Несмотря на головную боль, Синклер согласился на следующее утро сопровождать мать, когда она отправилась с визитами. Делая вид, что слушает женскую болтовню, граф пытался вспомнить, что же происходило накануне. Он отчетливо помнил, что Куинси помогла ему добраться до кровати и... Да-да, он мог бы поклясться, что она поцеловала его в лоб перед тем, как он заснул.
        Но прикасался ли он к ней? При этой ужасной мысли Синклер замер, держа чашку чая у рта. Неужели он зашел слишком далеко? Неужели... Тут ему вспомнилось, как он легонько ударил Куинси босой ногой под зад, - тогда он получил от этого безмерное удовольствие.
        - Проклятие... - пробормотал граф сквозь зубы.
        - Бенджамин! - воскликнула леди Синклер.
        - Прошу прощения, леди. - Граф виновато улыбнулся, и беседа в гостиной леди Биглсуорт возобновилась.
        Через несколько минут прибыли леди Фицуотер и сэр Лиланд, и Синклеру пришлось оставить свои размышления и принять участие в разговоре.
        Когда они наконец-то вернулись домой, Синклер сразу же устремился в библиотеку и занял свое обычное место на диване. Куинси вежливо поздоровалась с ним и снова склонилась над бухгалтерскими книгами. Делая вид, что читает, граф украдкой наблюдал за ней. Она почти не обращала на него внимания и ничем не выказывала, что испытывает хоть какую-то неловкость в его присутствии.
        Синклер облегченно вздохнул. Значит, ночью он не сделал ничего неподобающего. Во всяком случае, Куинси на него не обиделась. Вероятно, он мог бы весь день сидеть на диване и любоваться ею, если бы мать не позвала его наверх, чтобы, поговорить о хозяйственных делах.
        Уже ближе к вечеру. Харпер постучал в дверь его спальни.
        - Даже и не знаю, как это сказать, милорд. Поверьте, я глубоко уважаю мистера Куинси, но...
        - Говори уже, - сказал Синклер.
        - Видите ли, милорд, сегодня день выплаты жалованья, и утром мистер Куинси заплатил всем слугам, но...
        - И что же? - Граф пристально посмотрел на дворецкого.
        - Боюсь, он всем переплатил, - закончил Харпер.
        - Переплатил?
        - Да, милорд. Миссис Хаммонд и Матильда тоже казались удивленными, когда вышли из библиотеки.
        - Спасибо, Харпер. Я узнаю, в чем дело.
        Часом позже Синклер вошел в библиотеку.
        - Я понимаю, Куинси, что у вас щедрая натура, но я хотел бы, чтобы вы сначала спрашивали моего позволения и...
        - Позволения на что? - перебила Куинси.
        - Харпер сказал, что сегодня утром вы переплатили слугам. А я в ближайшее время не собирался увеличивать их жалованье.
        Куинси взглянула на него с удивлением:
        - Но я выплатила только то, что записано в... Их взгляды встретились.
        - Джонсон! - воскликнули они в один голос.
        - Будь проклят этот мерзавец! - Синклер ударил кулаком по столу. - В прошлом году я приказал повысить всем жалованье, он записал это в бухгалтерских книгах и...
        - И прикарманил разницу, - кивнула Куинси. - Да, такое мне в голову не приходило..

        - Прошу прощения, - сказал Харпер, заглядывая в библиотеку. - Тут какая-то молодая женщина уверяет, что должна поговорить с мистером Куинси. Она говорит, что это срочно, поэтому я...
        Куинси бросилась к двери. Несколько секунд спустя она влетела в библиотеку и, схватив плащ и шляпу, повернулась к Синклеру:
        - Прошу прощения, милорд, но моя ба... В общем... мне надо идти. - Она выскочила за дверь, прежде чем граф успел сказать хоть слово.

        Глава 10

        Куинси с Мелиндой быстро шагали по улице, направляясь к себе домой.
        - Прости, Джо, но я не знала, что еще предпринять, - сказала Мелинда, утирая слезы.
        - Успокойся, Мел, ты все сделала правильно. - Куинси взбежала по лестнице, перешагивая через две ступеньки. - Миссис Линли?! - позвала она, вбегая в квартиру.
        Сидевшая у окна квартирная хозяйка подняла глаза от шитья.
        - С ней все будет хорошо, не волнуйся. У нее сейчас аптекарь. - Она указала на закрытую дверь спальни.
        Куинси принялась расхаживать по комнате. Наконец дверь спальни отворилась, и на пороге появился аптекарь.
        - Вашей бабушке повезло, она сломала всего лишь лодыжку. - Аптекарь составил предписание, передал Куинси пузырек с настойкой опия и получил свой гонорар. - Я зайду на этой неделе. Через несколько недель она уже сможет ходить с палочкой. А до этого следите, чтобы она не вставала. - Надев шляпу, он удалился.
        Тут к Куинси подошла миссис Линли.
        - Что ж, я, пожалуй, пойду, - сказала она. - А то у меня там хлеб печется.
        - Да, конечно. Спасибо вам, - пробормотала Куинси, направляясь к постели бабушки.
        - Джо? Поздновато ты возвращаешься домой. Где ты была?
        Куинси улыбнулась сквозь слезы.
        - Как ты себя чувствуешь, бабушка? - Она увидела синяк у нее на виске и тихонько вздохнула.
        Бабушка тоже улыбнулась и утерла слезу со щеки внучки.
        - Теперь мне уже лучше, - сказала она. - И я хочу знать, мисс, где вы были всю ночь.
        Куинси в смущении откашлялась.
        - В доме лорда Синклера, разумеется. Весь день и всю ночь. Я спала на диване в библиотеке.
        - Не думала, что граф такой строгий. - Бабушка покачала головой.
        - Вовсе не строгий, - возразила Куинси. - Просто я не успела сделать свою работу и решила остаться еще на несколько часов. А потом заснула за столом.
        - А граф знает о твоей самоотверженности? - Бабушка зевнула и прикрыла рот ладонью. Секунду спустя она тихонько засопела.
        - Как она? - В комнату заглянула Мелинда.
        - Спит. - Куинси встала и вышла из спальни. - Расскажи, как это случилось.
        - Точно не знаю. - Мелинда вздохнула. - Мы собирались отнести готовую работу мадам Шантель, а потом зайти на рынок. Я спустилась с лестницы первой и остановилась, чтобы поздороваться с Хубертом, сыном миссис Линли. И тут вдруг раздался грохот, затем послышались стоны бабушки. Сначала я подумала, что она... Но потом она...
        - Что?
        - Она выругалась. Куинси усмехнулась.
        - Хуберт и миссис Линли помогли мне отнести ее наверх, потом я побежала позвать аптекаря, а потом тебя.
        Куинси взяла сестру за руки:
        - Ты все сделала правильно, Мел.
        - Я так испугалась! - Мелинда бросилась в объятия Куинси. - Мы уже так много потеряли, я думаю, что не смогла бы вынести, если бы с тобой или с бабушкой что-то случилось.
        Куинси обняла всхлипывающую сестру и погладила ее по спине.
        - Нет, смогла бы. Ты сильнее, чем тебе кажется. Только бы тебе не пришлось это доказывать...
        Наконец Мелинда успокоилась, и сестры, заварив ромашковый чай, сели обсуждать, как им в ближайшие недели обходиться без бабушкиной помощи. В первую очередь им следовало перераспределить домашние обязанности. Обычно бабушка ходила за покупками, но теперь она не могла выходить из дома.
        - Конечно, я могу и сама ходить за покупками, - пробормотала Мелинда, - но как же доставлять бабушку в церковь? Ведь она без этого не сможет...
        Куинси молча пожала плечами.
        - А не купить ли кресло на колесиках? - продолжала Мелинда. - Тогда она хотя бы сможет сама передвигаться по квартире.
        - Да, возможно, - кивнула Куинси. Немного помолчав, добавила: - Давай я отнесу твою работу мадам Шантель и зайду на рынок. Заодно поищу кресло.
        Когда Куинси вернулась, они поужинали, а затем по очереди сидели с бабушкой, и так прошла почти вся ночь. Уже под утро Куинси, вероятно, задремала, потому что вдруг обнаружила, что бабушка смотрит на нее совершенно ясными глазами.
        - Жизнь драгоценна, ma cherie. Я ведь научила тебя этому?
        - Да, бабуля. - Она погладила бабушку по руке.
        - Драгоценна и иногда слишком коротка, Джо. Поэтому ты должна заполучить столько счастья, сколько сможешь. Да-да, ты должна собирать все крупицы счастья, какие сумеешь найти. Ты понимаешь? - Она дрожащей рукой погладила Куинси по щеке. - И я не буду осуждать тебя, если ты возьмешь то, что тебе нужно.
        Куинси в изумлении смотрела на бабушку - что же та имела в виду? Она уже собралась спросить ее об этом, но тут бабушка снова заснула.

        - Вот этот, слева, милорд, - сказал Элиот, указывая на трехэтажное строение, накренившееся, точно Пизанская башня. - Я видел, как мистер Куинси поднимался по лестнице, но не знаю, в какой квартире он живет.
        Синклер выбрался из кареты и в смятении осмотрелся. Окрестности были ненамного лучше нищенского квартала. Его беспокойство из-за внезапного ухода Куинси возросло в десять раз, когда сегодня утром она не пришла. Выходит, сюда она возвращается каждый вечер? Граф расправил плечи и взмахнул тростью:
        - Подожди меня, Элиот. - Не обращая внимания на взгляды детей, играющих на улице, и мужчин, сидящих у дверей, он направился к указанному дому.
        На первом этаже неряшливая женщина с корзиной белья объяснила ему, куда идти. Синклер поднялся по лестнице, перескакивая ступеньки там, где были следы от расплескавшихся помоев.
        Площадка третьего этажа была чисто выметена. Он постучал в дверь под номером
«семь» и нагнулся, чтобы почесать за ухом огромного серого кота, растянувшегося у порога. Кот одобрительно заурчал.
        - Вы к нам? - Девушка с темными косами с удивлением посмотрела на него и вдруг побледнела.
        - Я хочу видеть мистера Куинси. - Синклер снял шляпу.
        Она судорожно сглотнула и присела в реверансе. Потом пригласила графа войти.
        - Пожалуйста, садитесь, милорд, - сказала она, указывая на стул. Улыбнувшись графу, девушка приоткрыла дверь спальни. - Джо! - тихо позвала она. - Ты не поверишь, но здесь... - Конец фразы граф не услышал, потому что девушка закрыла за собой дверь спальни.
        Синклер окинул взглядом маленькую, но чистую комнатку. У одной из стен стояли массивный шкаф и бюро, почти такие же, как у его матери. Над камином висел портрет в позолоченной раме - молодая пара в свадебных нарядах. Грубо сколоченные деревянные ящики, стоявшие у камина, были заполнены кухонной утварью и продуктами, а у кожаного кресла у окна стояла большая плетеная корзина с шитьем. Граф невольно вздохнул. Теперь он наконец-то понял, что побудило Куинси искать работу.
        Наконец дверь отворилась и Куинси вышла из спальни. Увидев графа, она покраснела и пробормотала:
        - Доброе утро, милорд. - Украдкой взглянув на часы, стоявшие на каминной полке, она еще больше покраснела. - О, я ужасно сожалею! Не думала, что уже так поздно. Видите ли, моя бабушка упала с лестницы. Поэтому сестра и прибежала за мной, - добавила Куинси, усаживаясь за стол напротив Синклера.
        - Но теперь с ней все в порядке?
        - Да, слава Богу. Не знаю, как бы мы жили без нее. Правда, она сломала ногу, но аптекарь сказал, что через несколько недель бабушка уже сможет ходить. Сейчас она спит, так что мне надо лишь умыться и переодеться, и я буду готова...
        - Вы слишком плохого мнения обо мне, Куинси, если думаете, что я заставлю вас сегодня работать. - Синклер улыбнулся и добавил: - Я приехал сюда из-за ошибки, которую вы сделали в платежной ведомости.
        - Из-за ошибки? - Она побледнела.
        Синклер вытащил из кармана увесистый кошелек и со звоном опустил его на стол.
        - Вы не выплатили себе пятидесятифунтовую прибавку.
        Куинси в изумлении уставилась на графа:
        - Милорд, но я говорила о прибавке не всерьез. Поверьте, я и не думала, что вы...
        - Но я ведь согласился, верно?
        - Вы были пьяны, - заметила Куинси.
        - Неужели?
        Она кивнула:
        - Да-да, пьяны.
        Синклер пожал плечами:
        - За прошедший год я привык к спиртному, поэтому не имеет значения, в каком состоянии я находился.
        - И все-таки я не могу это принять, - заявила Куинси. - Ведь эти деньги...
        - Вы их заслужили, - перебил ее Синклер. - Прошу вас, примите это если не ради себя, то ради своих близких. И пригласите хирурга, чтобы осмотрел ногу вашей бабушки. Вы ведь приглашали только аптекаря?
        Куинси сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.
        - Да, но я уверена...
        - Мы будем рады принять это, - сказала Мелинда, выходя из спальни. Она взяла со стола кошелек и положила его в карман своего фартука: - Благодарю вас, милорд. Вы и представить не можете, как много эти деньги значат для нас. Особенно сейчас, когда нам нужно купить инвалидное кресло.
        Куинси вздохнула:
        - Что ж, согласна. - Она вдруг вскочила. - Боже, где мои манеры?! Лорд Синклер, познакомьтесь. Моя сестра Мелинда.
        Мелинда сделала реверанс, и Синклер кивнул:
        - Рад познакомиться с вами, мисс Куинси. Значит, мы договорились, - продолжал он, вставая. - Я жду вас у себя в понедельник. Если только вам не потребуется больше времени для ухода за бабушкой.
        - Благодарю вас, милорд. Думаю, что в понедельник я приду, - ответила Куинси, поднимаясь из-за стола, чтобы проводить графа, до двери. - Я очень признательна вам за вашу доброту.
        Синклер похлопал ее по плечу:
        - Не за что меня благодарить, мистер Куинси. Я добр только тогда, когда мне это выгодно. - Усмехнувшись и подмигнув ей, он вышел из комнаты.
        Синклер спускался но лестнице в прекрасном расположении духа. И теперь он твердо решил, что не уволит Джозефину Куинси.
        Взглянув на закрывшуюся за графом дверь, Мелинда повернулась к сестре:
        - Джо, я думаю, что он знает, кто ты на самом деле. Куинси вздрогнула.
        - Что ты имеешь в виду?.. О, Господи, нет! - Она со вздохом опустилась на стул. Было очевидно: если Мел узнает правду, то и бабушка вскоре узнает. И тогда бабушка настоит, чтобы она ушла от Синклера.
        - Но ты не беспокойся, Джо, потому что... По-моему, ты ему нравишься.
        Куинси кивнула:
        - Конечно, я ему нравлюсь. Иначе он уже давно уволил бы меня.
        - Нет, я хочу сказать, что ему Джозефина. - Мелинда налила две чашки чая и села.
        Куинси искоса взяглунала на сестру:
        - Мел почему ты так думаешь?
        - Он прикоснулся к тебе. И даже не один раз, а дважды. - Мелинда отхлебнула из своей чашки. - Хотя… Возможно, я ошибаюсь. Но тогда ему действительно нравиться Джозеф Куинси энергично закивала:
        - Да-да, конечно, Джозеф. Вероятно, он по достоинству оценил мои способности.
        - Но если ему все-таки нравится Джозефина, то это даже лучше, - с улыбкой продолжала Мелинда. - Выходи за него замуж, и мы с бабушкой будем жить в одном из его поместий. Ты сможешь снова стать женщиной, и тебе больше никогда не придется наряжаться мужчиной и работать, чтобы помогать нам.
        Сердце Куинси затрепетало.
        - Не болтай глупости, Мел. Видишь ли, лорд Синклер очень занят, а его младший брат с Рождества в Оксфорде. Возможно, графу просто одиноко. - Куинси сделала глоток чаю. - Да, наверняка дело в этом. Я не заставляю графа жениться, как это делает, его мать. И не прошу у него советов или одолжений, как его друзья. И не бью фарфор, как некоторые... Я просто всегда на месте, и я делаю то, что должно быть сделано. Когда же он ведет себя как осел...
        - Джо!
        - О... прошу прощения. Но ты знаешь, что я имею в виду. Это просто... Да, это просто дружба, понимаешь, Мел? - Куинси пожала плечами и зевнула. - Что ж, теперь твоя очередь сидеть с бабушкой, а я пойду немного посплю. Разбуди меня после двух, и я займусь поисками инвалидного кресла. Оно нам скоро понадобится, если мы не хотим, чтобы бабушка лишилась рассудка. Не говоря уже о нас с тобой.
        Остаток недели тянулся для Синклера мучительно долго. Ему не хотелось признавать это, но он скучал по обществу своего секретаря. За короткое время их знакомства он привык полагаться на мнение Куинси даже больше, чем на мнение своих давних друзей, сэра Лиланда и лорда Палмера.
        Хотя корреспонденция и счета от торговцев непрерывно прибывали, Синклер оставлял их на столе нетронутыми. Конечно, Куинси придется потратить на них несколько дней, но ему сейчас нужно было сосредоточиться на бумагах, прибывших от его поверенного. Несколько раз Синклер подумывал о том, чтобы проведать Куинси и ее близких, но не мог найти подходящего предлога.
        И еще он встретился с сыщиком, мистером Вутеном. После нападения на Куинси и Томпсона шайка воров оставила тот склад, но Вутен все-таки поймал их, и Синклер с радостью заплатил сыщику его гонорар.
        Погода, к счастью, стояла хорошая, и нога графа болела меньше обычного. Он
«пережил» еще два бала и решил, что будет продолжать знакомство с мисс Мэри, леди Луизой и мисс Прескотт (с ними Синклер чаще всего танцевал).
        Когда же наконец-то наступило утро понедельника, граф встал раньше обычного и, быстро позавтракав, отправился в библиотеку. Переступив порог, он сразу же увидел Куинси, склонившуюся над гроссбухом.
        - Доброе утро, милорд, - поздоровалась она.
        - Утро действительно доброе, - с улыбкой сказал Синклер, распахивая окно. - Птички поют, солнце сияет, а мать не вмешивается в мои дела....
        Куинси хихикнула:
        - Похоже, вы готовы запеть.
        Граф рассмеялся:
        - А вот запеть - ни за что. Если, конечно, я не напьюсь, как следует. - Он похлопал Куинси по плечу и, усевшись в кожаное кресло, закинул ногу на угол стола. - Как ваша бабушка?
        Куинси отложила карандаш и взялась за счеты.
        - Гораздо лучше. Она больше не принимает настойку опия, так что бодра и разговорчива. Правда, она ужасно раздражается из-за своей бездеятельности. Кто бы мог подумать, что бабушка соскучится по спорам с мясником и зеленщиком?
        Синклер снова рассмеялся.
        - Скажите, вы свободны в среду вечером? - спросил он неожиданно.
        Куинси взглянула на него с удивлением:
        - Да, а что?
        - Видите ли, мне понадобится, чтобы вы задержались и помогли мне в одном... особенном деле. - Зная, что теперь любопытство доведет Куинси до безумия, Синклер улыбнулся и, откинувшись на спинку кресла, устроился поудобнее. Он не сказал больше ни слова на эту тему в течение двух оставшихся дней.
        В среду после полудня Куинси уже была готова задушить Синклера. Этот несносный человек больше ничего не сказал о том таинственном «особенном деле», а сегодня утром даже не потрудился напомнить, что она должна задержаться.
        А может быть, ей не стоит оставаться? О, кого она пытается обмануть? Конечно, она останется. И, конечно же, сделает все, что бы он ни попросил.
        В час, когда Куинси обычно убирала бумаги, чтобы идти домой, Синклер встал с дивана и направился к двери.
        - Останьтесь, - сказал он, указав на нее пальцем. Граф тотчас же вышел из комнаты, и дверь за ним закрылась.
        - Интересно, что он задумал? - пробормотала Куинси. Расхаживая по комнате, она вдруг почувствовала, что ее ладони стали влажными.
        Вскоре дверь библиотеки распахнулась, и вошел Гримшо, толкавший перед собой тележку, уставленную закрытыми блюдами. Синклер вошел следом за ним.
        - Спасибо, Гримшо, - сказал он. - Теперь мы справимся сами.
        Слуга поклонился и вышел.
        Куинси в изумлении уставилась на графа.
        - Ужин сервирован, миледи, - произнес он с грациозным поклоном. - Садитесь, прошу вас...
        Куинси с улыбкой села напротив графа, и они наполнили свои тарелки. Жареный цыпленок, треска, картофель, спаржа, горошек с крошечными луковками - такого Куинси давно уже не видела.
        - Так как же насчет вашего особого дела, милорд?.. - пробормотала она в смущении.
        - Сначала мы должны как следует подкрепиться, - ответил Синклер.
        - А вас не волнует, что слуги могут посчитать наш ужин... довольно странным?
        Граф сделал глоток вина.
        - Нисколько не волнует. - Он похлопал ее по руке. - Нe беспокойтесь. Они подумают, что мистер Куинси задерживается допоздна, чтобы отработать свое отсутствие в течение нескольких дней.
        - А вы не должны сегодня сопровождать вашу матушку? - спросила Куинси, принимаясь за еду.
        - Она проводит вечер с друзьями, и я лично усадил ее в карету.
        Куинси молча кивнула. Тут граф налил ей бокал вина, и она не стала возражать. Десять минут спустя она со вздохом откинулась на спинку стула и поднесла к губам салфетку. Синклер же достал из-под столика поднос и театральным жестом снял крышку, под которой оказалась тарелка с заварными яблочными пирожными.
        Куинси тихонько застонала:
        - О... Как вы узнали, что я могу противостоять любому искушению, кроме яблочных пирожных?
        Граф лукаво улыбнулся:
        - Запомню на будущее, мистер Куинси. Кстати, как долго вы собираетесь играть эту роль?
        Она расправила салфетку на коленях.
        - Я не ожидала, что мне так долго придется играть.
        - Не ожидали? - Он взглянул на нее вопросительно.
        - Видите ли, девятнадцатого июня должна была состояться моя свадьба. - Куинси нахмурилась. Неужели она сказала это? Все, вина на сегодня хватит.
        - На следующий день после Ватерлоо? Он погиб?
        Она отрицательно покачала головой.
        - Когда мне было десять, а Найджелу четырнадцать, мы с ним договорились, что поженимся, когда я вырасту, а он закончит учебу.
        Синклер разлил остатки вина по их бокалам.
        - Значит, у вас было соглашение, а не любовь?
        - Да, возможно. - Куинси пожала плечами и сделала еще один глоток вина. - А в прошлом мае Найджел получил должность секретаря в министерстве внутренних дед и приехал навестить меня. Тогда он в первый раз увидел меня с короткими волосами и в мужском наряде. И он был поражен. Разумеется, я сообщала ему в письмах о том, что сделала, но...
        - Да, я понимаю, - кивнул Синклер.
        Куинси немного помолчала, потом вновь заговорила:
        - Конечно же, я сказала ему, что это ненадолго, сказала, что скоро стану женщиной, но Найджел беспокоился, что потеряет должность, если кто-нибудь узнает, чем я занималась до свадьбы. Он считал, что не может жениться на женщине с дурной репутацией.
        - Мерзавец, - процедил сквозь зубы.
        - А те теперь милорд, - Куинси заставила себя улыбнуться, - будет честно, если и вы в чем-нибудь признаетесь.
        Синклер ненадолго задумался, потом вдруг проговорил:
        - Наняв вас, я совершил второй самый импульсивный поступок в своей жизни.
        - Следовательно, был и первый?
        Он кивнул:
        - Первый я совершил, когда вступил в армию.
        - Меня удивляет, что вы поступили так после того, как унаследовали титул, - заметила Куинси.
        Граф пожал плечами:
        - Я не мог бороться со сплетнями, поэтому сбежал сражаться с Наполеоном. - Он бросил салфетку на столик.
        - Вы не могли бороться со сплетнями? - Она взглянула на него вопросительно.
        Синклер тяжко вздохнул:
        - Видите ли, это старая история... Был скандал после смерти моего отца. Ходили слухи, что я убил его соперника, старшего лорда Туитчелла.
        - Разве сплетники когда-нибудь говорили правду? - тихо сказала Куинси.
        Синклер, похоже, был доволен ее ответом. Взглянув на часы, он поднялся со стула.
        - Карета будет с минуты на минуту. У вас есть белые перчатки?
        - Нет. - Она тоже встала.
        - Я так и думал. - Он улыбнулся. - Что ж, я одолжу вам свои. - Граф приложил свою ладонь к ладошке Куинси. - Конечно, они будут вам велики, но так мы соблюдем приличия.
        Куинси вдруг почувствовала, как Синклер сжал ее пальцы. Его губы чуть приоткрылись, и в какой-то момент ей показалось, что он вот-вот поцелует ее. Она затаила дыхание...
        Внезапно раздался стук в дверь, и они поспешно отошли друг от друга.
        - Карета подана, милорд, - доложил Харпер. Синклер кивнул, и дворецкий удалился.
        - Вот, - сказал граф, вытаскивая из кармана сюртука пару перчаток. - Вам лучше надеть их сейчас.
        Куинси почувствовала его ладонь на своей талии, когда он повел ее к двери. Она не могла видеть его лицо, но была уверена, что ее щеки пылают.

        Глава 11

        Куинси прошла следом за Синклером к карете, и они поднялись в ее сумрачное нутро. Когда Элиот тронул лошадей, она откинулась на подушки рядом с графом. Вероятно, ей следовало пересесть на другое сиденье, но она не решалась. К тому же было очень приятно сидеть рядом с Синклером - Куинси не могла этого не признать.
        Повернувшись, она взглянула в окно. Мимо проезжали кареты, и уличные фонари высвечивали гербы на их дверцах. На дверце кареты Синклера тоже имелся герб. Да-да, она сидела рядом с пэром Англии.
        Когда же молчание стало слишком тягостным, Куинси, покосившись на графа, проговорила:
        - Что ж, теперь мы можем обсудить ваше дело?
        - Вообще-то у меня было две цели, - ответил Синклер с улыбкой. - Во-первых, я хотел устроить для вас угощение. Вы очень много работали и вполне его заслужили. И во-вторых... - Он переложил трость в другую руку.
        - Продолжайте, я вас слушаю.
        - Как я уже говорил, мне требуется ваша помощь в одном деле. Мне нужен человек, который мог бы откровенно высказать свое мнение...
        - Звучит интригующе. Мнение о чем?
        - О моем выборе невесты.
        Куинси чуть не задохнулась. Неужели он хочет, чтобы она помогла ему выбрать жену?!
        - Что с вами, Куинси? - Он внимательно посмотрел на нее. - Похоже, я удивил вас своей просьбой.
        Она откашлялась и пробормотала:
        - Да, я действительно удивлена. Впрочем, я готова вам помочь.
        - Вот и хорошо. Я знал, что могу рассчитывать на вас. Она снова посмотрела в окно.
        - Милорд, вы так и не сказали, куда мы едем.
        - Это будет сюрприз, - ответил граф, откинувшись на подушки.
        Куинси сложила руки на коленях и стиснула зубы. Минут через десять она в очередной раз посмотрела в окно и в изумлении воскликнула:
        - Неужели мы на Друри-лейн?! О, милорд, это изумительно!
        Синклер усмехнулся:
        - Совершенно верно. А вот и театр.
        Тут карета остановилась, и они спустились на тротуар.
        - Идемте же, - сказал граф.
        Куинси молча кивнула и последовала за Синклером. В фойе было множество нарядно одетых дам и сопровождавших их кавалеров. Некоторые из джентльменов были в сюртуках, похожих на ее, и Куинси немного успокоилась - поначалу ей казалось, что она неподобающим образом одета.
        Куинси внимательно разглядывала дам, с которыми Синклер здоровался, однако ни одна из них не казалась ей подходящей невестой для графа. Когда же они наконец-то дошли до его ложи, он с удивлением воскликнул:
        - Мама, я не знал, что ты сегодня будешь здесь!
        - Как видишь, мой дорогой, я здесь. - Леди Синклер улыбнулась сыну и покосилась на сидевшего рядом с ней седовласого джентльмена.
        - Синклер, какая встреча! - раздался внезапно чей-то голос.
        Граф расплылся в улыбке:
        - Рад тебя видеть, Лиланд! Не возражаешь, если мы пройдем в твою ложу?
        - Конечно, проходи. Добрый вечер, миледи, - сказал он, кивнув матери друга.
        Куинси взглянула на леди Синклер, и та молча кивнула ей и улыбнулась. Куинси, немного помедлив, последовала за графом и его одноглазым приятелем. Оказалось, что в ложе Лиланда уже сидели лорд Палмер и лорд Альфред, тихий рыжеволосый юноша.
        Тут занавес поднялся, и вскоре выяснилось, что комедия, на которую они попали, была комедией во всем. Актеры постоянно забывали текст, спотыкались о декорации и натыкались друг на друга. Несколько минут спустя Куинси принялась разглядывать зрителей, сидевших в ложах напротив.
        - Видите что-нибудь подходящее? - прошептал Синклер ей на ухо.
        Куинси усмехнулась.
        - Для вас или для меня? - прошептала она в ответ. Синклер от души рассмеялся. К счастью, в тот же момент рассмеялись и все зрители.
        - Видите блондинку в розовом прямо напротив нас? - спросил граф.
        - Та, что все время поправляет свои локоны?
        - Да. Это леди Луиза. Что вы о ней думаете?
        - Слишком тщеславна.
        - Вероятно, вы правы. А как насчет брюнетки тремя ложами выше? Это мисс Мэри.
        Куинси посмотрела в указанном направлении.
        - Полагаю, она слишком робкая. Думаю, не лучший вариант.
        - Тогда остается только мисс Прескотт. Вон она, слева.
        - Рыжеволосая?
        - Совершенно верно. Кстати, мисс Прескотт оказалась в списке только благодаря вам. Застенчивая и не такая уж красавица, как вы и советовали. Вы считаете, она подойдет?
        Куинси пожала плечами:
        - Не могу сказать. Я ведь с ней не знакома...
        - Но вы же с такой уверенностью отвергли двух других, хотя и их не знаете.
        - Это другое дело.
        - Потише! - воскликнул сэр Лиланд с возмущением.
        - Да, конечно, - кивнул Синклер и тотчас же снова повернулся к Куинси.
        - Их недостатки были очевидны, - прошептала она ему на ухо. - А с мисс Прескотт мне надо познакомиться, и только после этого я смогу сказать, что о ней думаю. - Тут ее внимание привлекла женщина, сидевшая радом с мисс Прескотт. Причем эта дама показалась ей знакомой. - Скажите, а кто та черноволосая леди в той же ложе? Мне кажется, она то и дело смотрит в нашу сторону.
        Синклер внезапно нахмурился:
        - Это леди Серена, теперь герцогиня Уорик. Не обращайте на нее внимания. Бог свидетель, я стараюсь этого не делать.
        Куинси легонько прикоснулась к руке графа:
        - Это та самая «бесстыдная шлюшка», не так ли?
        - Она самая, - проворчал Синклер.
        Когда представление закончилось, Синклер и Куинси распрощались с джентльменами в ложе и направились к выходу.
        - Лорд Синклер, вот мы и встретились! - раздался женский голос.
        Граф остановился и, поморщившись, проговорил:
        - Добрый вечер, герцогиня.
        Собравшись с духом, Куинси выглянула из-за плеча Синклера и, чуть не вскрикнув, тотчас же спряталась за спину графа. Проклятие! Надо же было наткнуться на женщину, знавшую ее как Джозефину Куинси! Да-да, «бесстыдная шлюшка», леди Серена и герцогиня Уорик, для нее когда-то была просто Реной. Эта капризная и заносчивая дочь графа никогда не снисходила до того, чтобы играть с Куинси, так как та была всего лишь дочерью барона. Значит, Рена вышла замуж за старого герцога, а потом пригласила графа к себе в постель? Что ж, ничего удивительного...
        Тут герцогиню отвлек какой-то джентльмен, и Синклер с Куинси поспешно удалились. В карете они несколько минут молчали. Наконец Синклер спросил:
        - Вы уже нашли инвалидное кресло для вашей бабушки?
        Куинси кивнула:
        - Да, в пятницу я нашла одно кресло по приемлемой цене. Теперь бабушка может передвигаться по квартире и даже выезжать на лестничную площадку. Хотя, конечно, ей очень хотелось бы выехать на улицу.
        - Может быть, вам лучше перебраться в квартиру на первом этаже?
        - Да, наверное. Когда в прошлом году мы приехали в Лондон, я искала именно такую. Но оказалось, что там выше арендная плата, и мы решили поселиться повыше. Видите ли, мы копим деньга на собственный коттедж.
        - Да, понимаю, - кивнул граф.
        Он надолго замолчал. Когда же Элиот остановил карету перед домом Куинси, Синклер сказал:
        - Я как-нибудь устрою вам встречу с мисс Прескотт и, возможно, с некоторыми другими.
        - Замечательно! - Куинси заставила себя улыбнуться. - Благодарю вас за приятный вечер, милорд.
        В этот момент кучер открыл дверцу, и Куинси поднялась на ноги. В следующее мгновение лошади захрапели, очевидно, испугались чего-то, и карета покатилась. Куинси громко вскрикнула. Она наверняка упала бы, если бы Синклер не удержал ее, обхватив за талию. К счастью, карета почти сразу же остановилась. По-прежнему обнимая Куинси за талию, граф прошептал ей в ухо:
        - Вы не ушиблись?
        - О... Нет, милорд. - Наслаждаясь близостью Синклера, Куинси заглянула в его глаза. Ушиблась? Конечно же, нет. Но она уже никогда не станет прежней...
        Внезапно Куинси почувствовала, как граф шевельнулся. О Боже, его нога! Ведь она сидела у него на колене и, должно быть, причиняла ему ужасную боль. Поспешно поднявшись, Куинси выскочила из кареты на тротуар. Одернув сюртук и поправив на носу очки, она в смущении проговорила:
        - Еще раз благодарю вас, милорд, за приятный вечер.
        Синклер кивнул:
        - Что ж, идите. До завтра.
        Куинси помахала графу рукой и стала подниматься по лестнице, подготавливая себя к буре вопросов о прошедшем вечере и лелея воспоминание об объятьях Синклера. «Увы, такое никогда больше не повторится», - думала она с сожалением.
        Карета снова покатилась по улице, и Синклер со вздохом откинулся на спинку сиденья. Господи, как же он глуп! Ну почему он привлек Куинси к себе и усадил на колени? И вообще, наверное, он напрасно привез ее в театр. Что же, не удивительно, что его мать и друзья смотрели на нее сегодня вечером с таким удивлением. Разумеется, он мог бы объяснить им свое поведение... например, эксцентричностью или просто капризом, но ведь дело вовсе не в этом. Да, ему было приятно находиться рядом с Куинси. Когда они сидели в театральной ложе, ему ужасно хотелось поцеловать ее в щеку, и он с трудом сдержатся. А в карете, когда она сидела у него на коленях...
        О Боже, какой скандал разразился бы, если бы он поцеловал ее и кто-нибудь увидел, как он целует «мистера» Куинси! Впредь ему придется держать себя в руках. И больше никаких прикосновений.
        - Мы должны как можно быстрее посетить ваше поместье в Брентвуде, - сообщила Куинси наследующее утро.
        При мысли о том, что он останется с Куинси наедине в загородном доме, у графа перехватило дыхание. Он представил, как они, сидя у камина, будут играть в шахматы, как будут обедать одни... Возможно, он научит ее играть на бильярде. И может, они будут читать друг другу вслух, сидя рядышком на диване. А когда они пойдут спать... Нет-нет, нельзя об этом думать. Ни в коем случае.
        Усевшись в кожаное кресло, граф закинул, ноги на стол и проговорил:
        - Но зачем нам туда ехать?
        Куинси поправила очки.
        - Не исключено, что Джонсон проделывал какие-нибудь фокусы с бухгалтерскими книгами и в Брентвуде. Например, выписывал жалованье людям, которых он на самом деле не нанимал.
        Синклер кивнул:
        - Да, возможно. А что с моими светскими обязательствами на ближайшие несколько дней? Что-нибудь может удержать меня от этой поездки?
        Куинси хотела ответить, но тут раздался стук в дверь, и на пороге появился Харпер.
        - Милорд, к вам лорд Палмер и сэр Ли...
        - Синклер, дружище, я ужасно рад тебя видеть, - объявил Палмер, выходя из-за спины дворецкого. Следом за Палмером в библиотеку вошел Лиланд.
        - Я тоже рад, - сказал Синклер. - Правда, прошло всего несколько часов после нашей последней встречи, - добавил он с улыбкой.
        - Надеюсь, мы вам не помешали, - пробормотал Лиланд, усаживаясь в кресло.
        - Я вернусь через некоторое время, милорд, - сказала Куинси, направляясь к двери.
        - Нет, останьтесь, - остановил ее Синклер. - Нам с вами еще нужно просмотреть те счета. Они у вас уже готовы?
        Куинси отрицательно покачала головой и вернулась за свой стол.
        - Я же говорил тебе, что не следует приходить так рано, - сказал Лиланд, повернувшись к Палмеру.
        - Не беспокойтесь, - снова улыбнулся Синклер. - Заниматься бумагами - это все равно, что проглотить живую жабу. Уверяю вас, я с удовольствием сделаю перерыв. Ну, так что же привело вас ко мне?
        Палмер уселся поудобнее и сказал:
        - Я приглядел на «Таттерсоллз» одну кобылку и хотел узнать твое мнение о ней.
        Синклер кивнул, и друзья заговорили о лошадях. Минут через десять снова раздался стук в дверь, и вошла миссис Хаммонд с чайным подносом, а следом за ней появилась леди Синклер. Мужчины тут же вскочили и поздоровались с матерью друга. Леди Синклер села и стала разливать чай.
        - Лорд Палмер, вы в последнее время прекрасно выглядите, - сказала она, подавая ему чашку.
        - Благодарю вас, миледи, - ответил Палмер. - Вы необычайно любезны.
        Леди Синклер повернулась к сыну:
        - Думаю, женитьба пошла ему на пользу. Ты не согласен, а, Бенджамин?
        Синклер едва, не поперхнулся чаем. Куинси уткнулась в гроссбух, но граф успел заметить ее улыбку.
        - Сэр Лиланд... - Графиня взглянула на него с улыбкой. - Как ваша матушка? Я еще не видела ее с тех пор, как у вас поселились гости. - Синклеру показалось, что его мать в этот момент украдкой подмигнула Куинси.
        - Мама прекрасно себя чувствует, - ответил Лиланд. - Ей, похоже, очень нравится иметь в доме... э-э... гостей.
        - Она все еще подумывает о том, чтобы сдать гостиную на первом этаже в задней части дома?
        - Полагаю, да. У нас уже трое квартирантов, но мама считает, что есть место для новых.
        - Я знаю человека, которому нужна квартира в приличном районе и без необходимости подниматься по лестнице.
        - Правда? И кто же это?
        - Мистер Куинси.
        Синклер с удивлением посмотрел на мать. Неужели она действительно хотела, чтобы Куинси поселилась в доме Лиланда?
        - Ваша бабушка сломала ногу, разве не так, мистер Куинси? - продолжала леди Синклер. - И квартира на первом этаже будет вам очень кстати.
        - Да, но...
        - Думаю, мама не станет возражать, - сказал Лиланд. - Может, устроим вашу встречу с ней сегодня вечером?
        Куинси хотела отказаться, но тут леди Синклер воскликнула:
        - О, это замечательная идея!
        Куинси сделала глубокий вдох и пробормотала:
        - Что ж, пожалуй, это мне подходит.

«Куинси, живущая под одной крышей с Лиландом? - нахмурившись, подумал Синклер. - Но сможет ли она изображать мужчину настолько правдоподобно, чтобы не выдать себя? Ей ведь постоянно придется оставаться «в роли»... К тому же мать Лиланда, леди Фицуотер, может что-нибудь заподозрить. Говорят, женщины иногда замечают такие вещи, которых не замечают мужчины».
        К счастью, дом Лиланда находился в приличном районе, и Куинси была бы там в большей безопасности, чем в тех трущобах, в которых жила сейчас ее семья. При мысли об этом Синклер успокоился, но уже в следующее мгновение снова нахмурился. Он вдруг сообразил, что Куинси ни в коем случае не следовало сопровождать его в поместье. Ведь если их секрет раскроют, то ее репутация погибнет, а он, Синклер, не мог этого допустить.

        Глава 12

        - Еще одна свадьба у слуг, - объявил граф в тот же день. Ворвавшись в комнату, он плюхнулся на диван и закинул ноги на стоявший рядом стул.
        Куинси отложила почту:
        - Кто же на этот раз?
        - Таннер и Ирен. Очевидно, Таннер недавно узнал, что является наследником фермы, а нынешний владелец, его дальний родственник, в очень плохом состоянии. И, конечно же, Таннер решил, что ему нужна жена, чтобы помогала вести хозяйство на ферме. Ирен, как выяснилось, пришла к нам уже беременной, и она очень переживала из-за того, что у ее ребенка не будет отца. Они уехали сегодня утром, не оставив даже записки.
        - Могли бы и оставить, - заметила Куинси.
        Синклер пожал плечами:
        - Да, наверное... Скажите, Куинси, я похож на сваху? - спросил он неожиданно. - Видите ли, мать утверждает, что все это - моя вина. А слуги сейчас говорят о новом разделении обязанностей. - Граф тяжело вздохнул.
        - Милорд, я не думаю, что это вы заставили Ирен и Таннера пожениться, - сказала Куинси с улыбкой.
        - Я тоже так думаю. - Синклер поднялся с дивана и уселся в свое любимое кожаное кресло у стола. - Вы, конечно, понимаете, что нам придется найти им замену. - Он со стоном запустил пальцы в волосы. - Возможно, понадобится несколько дней или даже недель, чтобы найти подходящих слуг. Так что поездку в Брентвуд придется отложить.
        Куинси молча кивнула и, пытаясь скрыть свое разочарование, раскрыла гроссбух. Впрочем, не исключено, что отмена поездки - это даже к лучшему. Слишком уж ей нравилось оставаться с Синклером наедине... А вчера вечером, когда он держал ее на коленях, она едва не поцеловала его.
        Тут граф вдруг приподнялся и, протянув руку, закрыл лежавшую перед ней книгу.
        - Лучше поезжайте сейчас на встречу с матерью Лиланда. Если вас обеих удовлетворят условия, возьмите завтрашний день и выходные для переезда. Думаю, вашей бабушке будет там гораздо удобнее.
        - Да, несомненно, - сказала Куинси, вставая. - Благодарю вас, милорд.
        - Не за что благодарить, - пробормотал Синклер, глядя в пространство.
        Куинси уже направлялась домой, когда мимо нее вдруг пролетел сапог, а затем раздался зычный мужской голос:
        - Убирайся отсюда!
        В дверях дома стоял рослый мужчина - очевидно, домовладелец, - а всхлипывающая девушка пыталась схватить его за руку.
        - Мы заплатим аренду к понедельнику, клянусь вам! - закричала она.
        - Убирайся! - прорычал разъяренный домовладелец и принялся выбрасывать на улицу вещи. Девушка снова попыталась схватить его за руку, но он оттолкнул ее, и она, не удержавшись на ногах, упала на тротуар.
        - Как ты смеешь так обращаться с моей сестрой?! - закричал молодой человек, появившийся на пороге.
        - А кто меня остановит? Может быть, ты? - Домовладелец презрительно фыркнул. - Убирайся и ты, жалкий калека! - Домовладелец столкнул его со ступенек и бросил ему вслед второй сапог.
        Молодой человек поднялся на ноги и, схватив лежавшую рядом длинную палку, направился к двери. Но хозяин, выбросив на улицу еще и деревянный ящик с посудой, захлопнул дверь прямо перед носом юноши.
        - Джек, что же нам делать? - Девушка снова всхлипнула.
        - О, куколка, не плачь. Я не могу смотреть, как ты плачешь. - Юноша, как-то странно прихрамывая, спустился со ступеней и обнял сестру.
        Только сейчас Куинси поняла, почему молодой человек хромал. Его левая нога заканчивалась чуть ниже бедра, и он передвигался, опираясь на костыль, который она сначала приняла за палку.
        - Я полагаю, это ваше. - Куинси подошла к ним и протянула юноше сапог.
        Брат с сестрой в испуге переглянулись. Они были почти одного роста и оба с черными волосами и синими глазами. «Наверняка близнецы», - подумала Куинси.
        - Спасибо, - сказал молодой человек, взяв сапог. Бросив его в стоявший рядом ящик, он принялся собирать остальные вещи.
        - Я Куинси. - Джозефина протянула девушке руку. - А я Джилл, - ответила та.
        - Джилл?[Джек и Джилл - мальчик и девочка в детских стишках; пе-lifii. - неразлучные друзья, влюбленная пара. ] - Куинси невольно улыбнулась.
        - Да, именно так. - Джилл тоже улыбнулась. - Видите ли, отец был изрядно навеселе, когда мы родились, а мама была слишком измучена, чтобы возражать.
        - Скажите, а вы сумеете найти другое жилье? - спросила Куинси.
        - У нас все будет в порядке, - ответил Джек. Он поставил рядом с сестрой шаткий стул. - Садись, милая.
        - Простите, я не хотел вас обидеть, - проговорила Куинси. - Но возможно, я смогу помочь вам. Скажите, что вы умеете делать?
        - Мы работали у модистки, - сказала Джилл. - Джек доставлял заказы, а я шила. Но в прошлом месяце она вернулась во Францию, и с тех пор мы так и не смогли найти работу.
        - Не хотите ли вы стать горничной? - Куинси посмотрела на Джилл. - А вы, Джек, могли бы стать слугой?
        - Да Бог с вами, - проворчал молодой человек, - кто же меня возьмет?
        - Поверьте, возьмут. Вы подождете здесь? - Не дожидаясь ответа, Куинси побежала к дому Синклера.
        Граф все еще сидел в библиотеке, уставившись в лежащую на столе книгу.
        - Возможно, я нашла решение вашей проблемы, - выпалила Куинси, вбегая в комнату.
        - Вы о чем?
        - Я нашла вам слуг. Они ждут в нескольких кварталах отсюда. Желаете взглянуть?
        - Что ж, пожалуй, - произнес граф, выходя из комнаты следом за Куинси.
        Они остановились метрах в двадцати от близнецов, чтобы те их не слышали.
        - Неужели вы хотите взять таких слуг? - Синклер с удивлением посмотрел на Куинси. - Скажите, где вы видели одноногого слугу?
        - А почему вы думаете, что слуга обязательно должен быть на двух ногах?
        Граф невольно рассмеялся, и Куинси добавила:
        - Вы еще, не видели, как он передвигается. Держу пари, Томпсону было бы трудно угнаться за ним. - Она закричала: - Джек, вы не подойдете к нам? Пожалуйста!
        Джек взглянул на сестру, и они вместе направились к Куинси и графу.
        - Обратите внимание, как хорошо сшита его одежда. Его сестра швея. Ее зовут Джилл.
        - Джек и Джилл? - Синклер усмехнулся. - А вы уверены, что они настоящие брат и сестра? Я не хочу, чтобы под моей крышей крутили шашни.
        - Поверьте, они действительно близнецы. Разве вы не видите?
        - Да, пожалуй, - кивнул граф. - Я лорд Синклер, - сказал он, когда брат с сестрой приблизились. - Мой секретарь сообщил мне, что вам нужна работа. Так случилось, что мне требуются... - Он взглянул на Куинси и снова кивнул. - Есть два места. Вы заинтересованы?
        - Да, милорд, - ответили близнецы в один голос.
        - Тогда договорились, - сказал Синклер. - Через несколько минут я пришлю кучера с повозкой, чтобы вы могли забрать свои вещи. О деталях вы сможете узнать у моего дворецкого.
        - Спасибо, милорд, - ответили близнецы. Джилл присела в реверансе, а Джек поклонился.
        - Я ужасно рада, что вы согласились, милорд, - сказала Куинси, когда они возвращались к дому графа.
        - Разумеется, согласился, - проворчал Синклер. - Вы ведь меня заставили.
        Ближе к вечеру Куинси встретилась с леди Фицуотер, и та объявила, что с удовольствием сдаст комнату, причем плата за аренду была вполне разумной. Расставшись с матерью сэра Лиланда, Куинси поспешила домой: ей не терпелось поделиться хорошими новостями с бабушкой и сестрой.
        - Я знаю, мама, но ведь нигде не сказано, что слуга, обязан иметь две ноги, - с улыбкой произнес граф, стоя в гостиной перед матерью.
        Леди Синклер рассмеялась:
        - Что ж, Бенджамин, согласна. А его сестра Джилл - она опытная швея, не так ли? В таком случае было бы глупо заставлять ее выбивать матрасы и вытирать пыль. Возможно, горничным понадобятся новые платья, да и мне надо кое-что сшить... Интересно, может быть, со временем я смогу открыть вместе с ней собственное ателье?
        Тут Синклер откланялся и направился в библиотеку.
        Куинси за столом не было, так как он накануне предоставил ей день для переезда. А потом - еще два выходных. Следовательно, они увидятся только через три дня.
        Усевшись за стол, Синклер передвинул несколько костяшек на счетах, потом вернул их на место и тяжко вздохнул: ему вдруг стало невыносимо одиноко. Немного помедлив, он вызвал Харпера и приказал оседлать вороную кобылу. Двадцать минут спустя граф остановился у дома Куинси и, протянув шиллинг уличному мальчишке, пообещал ему еще полкроны, если он к его возвращению не исчезнет вместе с лошадью.
        Поднимаясь по лестнице, граф увидел Мелинду с корзиной в руке.
        - О... я не могу на это смотреть, Джо! - воскликнула девушка. - Вы уронили ее?
        - Нет-нет, не уронили, - раздался откуда-то сверху голос Куинси, - Если бы уронили, ты бы услышала грохот. Эй, осторожнее, Хуберт! Мелинда, открой наверху дверь.
        Поднявшись повыше, Синклер увидел Куинси и какого-то молодого человека, несших на руках бабушку Куинси.
        - Могу я помочь? - спросил Синклер.
        Юноша в изумлении уставился на графа - и едва не уронил пожилую женщину. К счастью, Синклер вовремя ее подхватил и с улыбкой взглянул на Куинси. Она наклонилась и, подняв с пола костыли, проговорила:
        - Бабушка, это лорд Синклер.
        - О... вы хозяин моего внука? - Миссис Куинси расплылась в улыбке. - Рада познакомиться, милорд.
        - Я тоже рад, - кивнул граф. - Что ж, пойдемте? - добавил он, заметив, что внизу лестницы уже начали собираться любопытные.
        Пожилая дама проследила за его взглядом.
        - Да, конечно, - сказала она; - Я очень сожалею, что устроила такой переполох. Я без всякого труда спустилась вниз, и мне казалось, что подниматься будет также легко.
        Мелинда уже открыла дверь и теперь стояла у порога с Сэром Эмброузом на руках.
        - Сюда, милорд, - сказала она, открывая дверь спальни.
        Куинси с графом внесли бабушку в комнату и осторожно опустили ее на кровать.
        - Благодарю за помощь, милорд, - сказала Куинси.
        - Для меня это удовольствие, - с улыбкой ответил Синклер.
        - Нет, это для меня удовольствие, - заявила пожилая дама, подмигивая графу.
        Синклер в смущении откашлялся.
        - Скажите, вам все понравилось в доме сэра Лиланда? - спросил он у Куинси.
        - Да, благодарю вас, милорд. Мы переезжаем утром.
        - Мелинда, поставь воду для чая, - сказала миссис Куинси. Она похлопала ладонью по краю матраса. - Вы не присоединитесь к нам на несколько минут, лорд Синклер?
        Граф снова откашлялся и покосился на Куинси, стоявшую у стены.
        - Весьма сожалею, мэм, но я зашел только для того, чтобы сказать мистеру Куинси, что все-таки решил поехать в Брентвуд. - Неужели он увидел разочарование на лице Куинси? - Да, я уезжаю и вернусь лишь в понедельник к вечеру, так что у вас будет дополнительный выходной. Устраивайтесь на новом месте.
        - Но вы не можете ехать без меня! - вырвалось у Куинси. Заметив, что сестра с бабушкой смотрят на нее с изумлением, она поспешно добавила: - Ведь главная цель - проверить бухгалтерские книги и поговорить с торговцами, не так ли?
        - Разумеется, - кивнул граф.
        - И вы знаете, что именно искать?
        - Думаю, что знаю. Вы ведь мне уже объяснили, как действовал Джонсон.
        Куинси покачала головой:
        - Но там он мог действовать иначе, верно?
        Граф вздохнул:
        - Пожалуй, вы правы. Но мне бы хотелось съездить, пока погода хорошая. Может, вы успеете переехать до воскресенья?
        - Постараемся, - ответила Куинси.
        - Обещаю, что привезу вашего внука домой через три дня, мэм, - сказал граф.
        - Вы уезжаете на три дня? - удивилась бабушка.
        - Неужели на три дня?! - воскликнула Мелинда.
        - Не беспокойтесь, все будет хорошо, - сказала Куинси. - Думаю, мы успеем устроиться на новом месте.
        - Вот и хорошо, - кивнул граф. - Тогда я пришлю за вами к Лиланду, мистер Куинси. До свидания, мэм. - Откланявшись, он направился к двери.

«Конечно, не следовало брать ее с собой в поместье, - думал Синклер, спускаясь по лестнице. - Да, не следовало, но у меня не было выбора - Куинси загнала меня в угол. А впрочем, что может случиться в поместье?.. Главное - держать себя в руках».
        - Ты серьезно, Джо? - спросила бабушка, как только за графом закрылась дверь.
        - А почему бы и нет? До его поместья мы можем доехать за один день. Еще день уйдет на просмотр бухгалтерских книг и беседы с торговцами. И день - на обратную дорогу. Ничего скандального, так ведь?
        Бабушка со вздохом откинулась на подушки и прикрыла ладонью глаза.
        - Думаю, он хочет остаться с Джозефиной наедине, - заявила Мелинда.
        - Ничего подобного! - выпалила Куинси. - С ним я в полной безопасности. Лорд Синклер - настоящий джентльмен.
        Действительно, он ведь устоял перед искушением и не поцеловал ее, когда они после ужина остались одни в библиотеке. Более того, не поцеловал ее даже тогда, когда она сидела у него на коленях...
        Бабушка снова выпрямилась и внимательно посмотрела на старшую внучку.
        - Джо, ты уверена, что он ничего не подозревает?
        Куинси пожала плечами:
        - А вам с Мел показалось, что подозревает? И вообще, довольно об этом. Не беспокойтесь, все будет в порядке.
        - Мел, пожалуйста, посмотри, не закипел ли чайник, - сказала бабушка.
        Мелинда тотчас удалилась. Куинси же ликовала: она проведет целых три дня наедине с Синклером!
        - А граф - красивый мужчина, - неожиданно сказала бабушка. - Tres virile.[Очень мужественный (фр.).]
        Куинси кивнула:
        - Да, пожалуй.
        Бабушка пристально на нее посмотрела и вновь заговорила:
        - Ты помнишь, что я говорила тебе, ma cherie? Такой человек, как граф, даст тебе все, что ты захочешь, понимаешь? Несколько мгновений восторга - и без всяких последствий. - Она лукаво улыбнулась. - Возможно, очень много мгновений - в зависимости от его выносливости, n'est-cepas?[не так ли? (фр.).]
        Щеки Куинси запылали. Теперь она наконец-то поняла, что бабушка в тот раз имела в виду.

        Глава 13

        - Синклер, рад тебя видеть! - воскликнул сэр Лиланд, когда граф на следующее утро появился у него в кабинете. - Не желаешь хереса?
        - Нет, спасибо. Мне просто нужно передохнуть. Я надеялся, что в твоем доме спокойнее, чем у меня сейчас. - Синклер уселся на диван и сообщил другу последние новости.
        - Еще одна свадьба?! О, это чудесно! И близнецы, говоришь?! Замечательно! - Лиланд расплылся в улыбке.
        - Все это не так забавно, как тебе кажется, - проворчал Синклер. - Видишь ли, дело в том... - Граф внезапно умолк, так как послышался какой-то странный шум.
        - Должно быть, прибыли новые жильцы, - сказал Лиланд, вставая. - Идем со мной.
        Синклер молча последовал за хозяином.
        - Пожалуйста, везите вашу бабушку сюда, мистер Куинси, - говорила леди Фицуотер, стоявшая у порога гостиной. Она улыбнулась сыну и его другу и снова повернулась к новым жильцам. Сделав несколько шагов в сторону холла, она вдруг остановилась и воскликнула: - Неужели леди Брадуэлл?! О, как я рада вас видеть!

«Брадуэлл? - удивился Синклер. - Кажется, знакомое имя...» Он покосился на Куинси и понял, что та готова сквозь землю провалиться.
        - О Господи, это ты, Фитци?! - воскликнула бабушка Куинси. - Когда Джо сказал, я и подумать не могла!..
        Леди Фицуотер наклонилась, чтобы поцеловать леди Брадуэлл в щеку. Затем они пожали друг другу руки.
        Граф снова посмотрел на Куинси. Внезапно взгляды; их встретились, но она тут же отвела глаза.
        - Фитци, я не видела тебя с тех пор... Боже мой, с тех пор, как ты родила!
        Леди Фицуотер просияла и жестом подозвала сына.
        - Дорогой, это леди Брадуэлл. Именно она представила меня твоему отцу. В те времена вы были известной свахой, Доминик!
        Куинси с удивлением посмотрела на бабушку - таких подробностей из ее прошлого она не знала.
        Сэр Лиланд склонился над рукой леди Брадуэлл, и они обменялись приветствиями.
        - Вы ведь уже знакомы с Джо, не так ли? - Леди Брадуэлл похлопала Куинси по руке. - Тогда позвольте представить мою внучку Мелинду.
        Мел вышла вперед и сделала реверанс. Затем леди Фицуотер предложила перейти в гостиную, чтобы как следует наговориться. Куинси подкатила инвалидное кресло к дивану и направилась к выходу, сказав, что ей нужно поговорить с работниками, переносившими вещи в их новое жилище. Дамы, увлеченные беседой, даже не обратили внимания на ее уход.
        - До завтра, мистер Куинси?! - окликнул ее Синклер.
        - До завтра, - кивнула Куинси. Попрощавшись с леди Фицуотер и леди Брадуэлл, Синклер с Лиландом отправились в клуб обедать.
        - Кто это там?.. - Куинси приподнялась и, с трудом разлепив второй глаз, уставилась на Мелинду. - Что, уже утро? Синклер уже здесь? - Отбросив одеяло, она вскочила. - Предложи ему чаю... или еще чего-нибудь. Я буду через минуту.
        Мелинда кивнула и вышла из комнаты.
        Куинси быстро оделась, провела щеткой по своим коротким волосам и бросила щетку в дорожную сумку, которую собрала накануне вечером. Открыв дверь, она прошла в
«главную» часть огромной гостиной, разделенной перегородками (так что получилась целая квартира - ничуть не меньше их прежнего жилища).
        - Доброе утро, - сказал Синклер, сидевший за маленьким столиком. Сэр Эмброуз вальяжно растянулся у него на коленях, и граф то и дело поглаживал кота.
        - Простите, что опоздал. - Куинси покосилась на сестру. - Я хотел пораньше, но...
        - Нет-нет, вы не опоздали. Это я пришел раньше. - Синклер вытащил свои часы. - Сейчас только половина седьмого, так что сядьте, позавтракайте. Ваша сестра печет восхитительные лепешки.

«Может, это сон? - подумала Куинси. - Или граф Синклер действительно сидит в нашей квартире, попивает чай и гладит кота, а Мелинда - в ночной рубашке и в халате - с улыбкой смотрит на него?»
        Куинси опустилась на стул и взяла чашку, которую сестра поставила перед ней. Мел стала наливать ей чай и случайно плеснула Куинси на руку.

«Нет, это не сон. Проклятие!»
        Тут Синклер улыбнулся и проговорил:
        - Видите ли, мы с Лиландом много лет ходим друг к другу запросто, так что кухарка охотно впустила меня. Я приготовился ждать в передней гостиной, но до меня донесся совершенно восхитительный аромат свежевыпеченных лепешек, и ваша сестра сжалилась надо мной.
        Куинси сделала глоток.
        - Да, Мел прекрасно готовит. - Она снова покосилась на сестру.
        Лорд Синклер опустил Сэра Эмброуза на пол и поднялся.
        - Теперь я оставлю вас, чтобы вы могли спокойно позавтракать и попрощаться. Лошади в конюшне. Я буду ждать вас там.
        - Лошади?..
        - Да. Вы ведь ездите верхом?
        - Конечно. Только это было давно. - Последний раз она садилась в седло в тринадцать лет, и она никогда не ездила по-мужски.
        - Еще раз спасибо вам, мисс Куинси. - Граф поклонился Мелинде и вышел из комнаты.
        - Ну, теперь ты поняла, что у него нет никаких... гнусных планов? - спросила Куинси, взглянув на сестру. - Где же сапоги, а?..
        - Нет гнусных планов? Что ты имеешь в виду? - Мел подала сестре старые отцовские сапоги.
        Куинси затолкала в носок, каждого сапога по чулку.
        - Он вряд ли сможет, совершить надо мной что-то безнравственное, если мы оба будем ехать верхом, а не в уединении кареты.
        Мел закусила губу.
        - Ну... не знаю. В каком-то романе я читала, что один негодяй...
        - Помолчи! - Куинси запустила сестру лепешкой. Надев сапоги и сунув туфли в дорожную сумку, она попрощалась с бабушкой и направилась в конюшню.
        . - Я догадывался, что вы давно не ездили верхом, поэтому выбрал для вас животное поспокойнее, - сказал Синклер, протягивая ей поводья. - Познакомьтесь с Кларенсом.
        Куинси улыбнулась и погладила коня по лбу.
        - Здравствуй, Кларенс.
        Жеребец заржал и, опустив голову, уткнулся носом в карман сюртука Куинси.
        - Вот... - Синклер вытащил из кармана несколько кусочков сахара. - Он у нас немножко сластена. Мать ужасно избаловала его.
        Куинси улыбнулась и, взяв сахар, протянула один кусочек Кларенсу.
        - Что ж, забирайтесь в седло, - сказал граф. Сам же он запрыгнул в седло своей гнедой кобылы с такой грацией и легкостью, что Куинси невольно залюбовалась им.
        Но как же ей забраться на коня? Она ведь уже забыла, как это делается... Покосившись на графа, Куинси заметила, что он о чем-то заговорил с грумом, только что вошедшим в конюшню. Убедившись, что за ней не наблюдают, она отошла от Кларенса на несколько шагов, а затем, подпрыгнув повыше, ухватилась за гриву жеребца и кое-как забралась в седло. Снова посмотрев на Синклера, она заметила, что он пытается скрыть улыбку. Грум же нагнулся, делая вид, что вытирает тряпкой пыль со своих сапог, но его плечи содрогались от беззвучного смеха.
        - Я же говорил, что давно не ездил верхом, - проворчала Куинси. Взглянув на грума, добавила: - Не подадите ли мне мою дорожную сумку?
        - Да, сэр, - ответил грум, улыбаясь во весь рот. Он помог ей привязать сумку к луке седла, и они с Синклером легкой рысцой выехали на улицу.
        Вскоре город остался позади, и граф пустил свою лошадь в легкий галоп. Глядя на Синклера, Куинси пыталась подражать его движениям и в какой-то момент почувствовала, что у нее очень даже неплохо получается. Впрочем, она прекрасно понимала, что ее «искусство» - в большей степени заслуга смышленого Кларенса, подстраивавшегося под аллюр графской кобылы.
        Наконец они оказались одни на дороге - теперь поблизости не было ни повозок, ни всадников, и Синклер, придержав свою лошадь, заставил ее перейти на шаг.
        - Так, значит, ваша бабушка - леди Брадуэлл? - проговорил он, повернувшись к Куинси.
        Она покраснела и молча кивнула.
        - Следовательно, барон Брадуэлл, подписавший вашу рекомендацию...
        - Мой отец... - пробормотала Куинси.
        - Причем рекомендация весьма хвалебная, - с усмешкой заметил граф.
        - Но он действительно был очень высокого мнения о моих способностях. Я просто записала то, что отец говорил обо мне.
        - Записали после его смерти?
        Куинси потупилась.
        - А как же его подпись?..
        - Я никогда не говорила, что это не подделка.
        - Да, верно. - Синклер внимательно посмотрел на нее, потом вдруг улыбнулся и пустил свою лошадь легким галопом.
        Куинси с облегчением вздохнула и последовала за графом. Она решила, что его улыбка - хороший знак.
        Через некоторое время Синклер снова придержал кобылу и направил ее к каштану, росшему недалеко от дороги.
        - Давайте-ка посмотрим, что нам припасла кухарка. Согласны? - Спрыгнув на землю, он привязал поводья к ветке дерева и стал рыться в своей седельной сумке.
        Собравшись с духом, Куинси перекинула ногу через шею коня и прыгнула вниз. Она согнула колени, чтобы смягчить удар, но, не удержавшись на ногах, повалилась на траву.
        - Будет лучше, если вы потом немного пройдетесь, - сказал Синклер. - Вам надо размять ноги. Вот, возьмите. - Он с улыбкой протянул ей сандвич.
        - Благодарю вас, - кивнула Куинси. Она уселась рядом с графом на низкую каменную ограду.
        Какое-то время они молча жевали, и Куинси то и дело поглядывала на коттедж, находившийся неподалеку от небольшой рощицы. Дом отчаянно нуждался в покраске, зато его окружало целое море желтых нарциссов, а кое-где виднелись и тюльпаны. Этот коттедж очень походил на тот, в котором они жили до смерти отца. И на тот, который она собиралась купить...
        - Куинси, что с вами? - спросил Синклер, протягивая ей фляжку.
        Она сделала глоток и вернула фляжку.
        - Просто задумалась. Видите ли, мне нужно увезти Мел из города, потому что лондонский воздух очень вреден для нее. Раньше в это время года мы с Мел уже засаживали огород, так же как и они. - Куинси указала на женщин, работавших в огороде рядом с коттеджем.
        - Агде именно вы жили? - спросил Синклер.
        Куинси доела свой сандвич, потом вновь заговорила:
        - Сначала в нашем поместье, а затем... - Она тихонько вздохнула. - У папы случилось несколько неудач с инвестициями - одна за другой. И в результате нам пришлось переехать из поместья в коттедж, в Данбери. Там я и начала, помогать отцу, то есть стала его секретарем.
        Тут Синклер повернулся и уселся на каменную ограду верхом. Куинси тоже села верхом на ограду лицом к графу. Он внимательно смотрел на нее, и казалось, что его неотрывный взгляд опьянял, словно вино. Что ж, неудивительно, что она так много рассказала ему о себе.
        - Значит, Джозефина осталась в поместье, а Джозеф переехал в коттедж? - Синклер достал из кармана яблоко и складной нож.
        - Мне казалось, что это наилучший выход. - Куинси как завороженная смотрела на руки графа: раскрыв нож, он одним ловким быстрым движением разрезал яблоко.
        - И ваши близкие не возражали?
        - Папа - нет. А вот бабушка поначалу была против. Мел же все это казалось забавным приключением.
        - А наша с вами поездка - тоже приключение? - Он протянул ей половинку яблока.
        На мгновение их пальцы соприкоснулись, и Куинси затаила дыхание.
        - Теперь да, - кивнула она.
        Воцарилась тишина, нарушаемая только карканьем вороны, сидевшей в ветвях дерева над ними.
        - А почему вы оставили коттедж? - спросил, наконец, Синклер.
        Куинси снова вздохнула:
        - Поскольку папа умер, не оставив наследника, все поместье отошло дальним родственникам. Мы неплохо пережили весну, но летом поняли, что не сможем прожить зиму на те средства, что удалось отложить. Лондон показался самым подходящим местом, потому что там можно найти работу.
        - И где же вы работали?
        - У нескольких лавочников. Помогла вести учет. Но такая работа слишком плохо оплачивается, и я не задерживалась подолгу на одном месте. А потом я наконец-то оказалась у вас и…
        Куинси внезапно умолкла. Она вдруг поняла, что и так уже слишком много о себе рассказала. А ведь роль «мистера Куинси» требовало уловок и скрытности. Так почему же она так откровенна с Синклером?..
        Улыбнувшись, он придвинулся к ней поближе, так что их колени соприкоснулись. Сердце Куинси забилось быстрее, когда граф накрыл ладонью ее руку.
        - Вы очень изобретательная женщина, мисс Куинси, - проговорил он, глядя ей прямо в глаза.
        Тут Синклер склонился над ней, и она почувствовала его горячее дыхание. В следующее мгновение его губы прикоснулись к ее губам, и прикосновение это было легким и нежным, как летний бриз. Тихонько вздохнув, Куинси прильнула к нему, возвращая поцелуй, и она почувствовала вкус яблока, которое они разделили. Она слышала биение его сердца, и ей казалось, что сердца их бьются в унисон.
        Внезапно Синклер отстранился, и Куинси покачнулась; она наверняка упала бы, если бы граф ее не придержал. И почти тотчас же послышался грохот проезжавшей по дороге почтовой кареты, а мальчишки, сидевшие внутри, что-то кричали им и улюлюкали. Карета проехала мимо, но уже в следующую секунду на дороге появилась другая карета, приближавшаяся с противоположной стороны.
        - Что ж, пора ехать, - сказал Синклер, вставая. - Надеюсь, нам удастся добраться до наступления темноты.
        Куинси молча кивнула и попыталась встать, но это оказалось не так-то просто - после часов, проведенных в седле, ноги не слушались ее. Граф, улыбнувшись, помог ей подняться, и она не могла не улыбнуться ему в ответ.
        Они отвязали лошадей, и Куинси отступила на несколько шагов, собираясь запрыгнуть в седло. В следующую секунду она натолкнулась на Синклера, стоявшего за ее спиной.
        - Позвольте вам помочь, миледи. - Он нагнулся и сложил вместе ладони.
        Опершись на плечо графа, Куинси поставила ногу на его руки, и он, резко выпрямившись, подсадил ее, так что на сей раз она без всякого труда забралась на коня. После этого Синклер ловко запрыгнул в седло, и они снова тронулись в путь.
        День был по-прежнему безоблачным, и путешествие доставляло истинное удовольствие. После полудня они остановились в гостинице «Три солдата», чтобы напоить лошадей и перекусить. Пока Синклер отдавал распоряжения конюхам, Куинси беседовала с хозяином гостиницы. Когда же они с графом уселись за стол, она спросила:
        - А вы знаете, что главный конюх слепой? Синклер поднял на нее глаза, но тут же снова склонился над своей тарелкой.
        - У повара же деревянная нога, - продолжала Куинси, - а рука у хозяина не сломана, она парализована.
        - Лучше ешьте. Нам следует поторопиться, - пробурчал граф.
        Куинси отправила в рот ложку мясного рагу и вновь заговорила:
        - Они все трое служили в Бельгии и там были ранены. Вы ведь тоже служили в Бельгии?
        Синклер молча кивнул.
        - Гостиница досталась им в подарок, но они не знают, кто их благодетель. Он до сих пор каждый месяц присылает адвоката, чтобы тот помогал им. Раньше они были почти нищими, а теперь могут неплохо содержать свои семьи. - Куинси немного помолчала, потом в задумчивости проговорила: - Интересно, кто же мог сделать им такой подарок?
        Синклер осушил кружку эля.
        - Без сомнения, какой-нибудь болван, у которого денег больше, чем мозгов. - Он отвел глаза. - Нам пора ехать. Вот, расплатитесь с хозяином, а я выведу лошадей.
        Вскоре они снова сидели в седлах. К концу дня небо затянулось тучами, и подул ветер, усиливавшийся с каждой минутой.
        - Не беспокойтесь, - сказал Синклер, взглянув на темнеющее небо. - Брентвуд-Холл уже вон за тем холмом. Осталось меньше двух миль.
        Через милю Кларенс вдруг захромал, и Куинси пришлось спешиться.
        - Что с тобой, Кларенс? - спросила она, похлопывая коня по шее. - Какая нога?..
        Жеребец поднял заднюю ногу, и Куинси присела на корточки, чтобы получше рассмотреть копыто.
        - В чем дело? - спросил Синклер, тоже спешившись.
        - Потерял подкову, -ответила Куинси со вздохом. - Подкова осталась где-то на дороге.
        - Что ж, ничего страшного. Пройдем остаток пути пешком. Нам даже полезно немного размяться. - Граф улыбнулся и помог Куинси подняться.
        Держа лошадей под уздцы, они прошли всего метров десять, как вдруг прогремел гром. Кобыла Синклера заржала, поднявшись на дыбы. Кларенс же зафыркал, но, казалось, не очень испугался.
        Синклер едва успел успокоить кобылу, как небеса словно разверзлись. Граф запрокинул голову и расхохотался:
        - Вот вам и небольшое приключение, Куинси! - Он вскочил в седло и протянул к ней руки: - Идите ко мне, только держите покрепче поводья Кларенса. Мне совсем не хочется гоняться за ним под таким ливнем.
        Обхватив Куинси за талию, Синклер усадил ее в седло, позади себя и тут же пришпорил кобылу. Куинси крепко, обняла графа обеими руками, при этом поводья своего коня она держала в одной руке, а Кларенс, скакавший рядом с лошадью Синклера, даже не пытался убежать.
        Холодный дождь с каждым мгновением усиливался, и потоки воды лились Куинси за ворот. Чтобы не замерзнуть, она еще крепче прижалась к Синклеру. Почувствовав это, граф легонько похлопал ее по рукам и, повернув голову, улыбнулся ей через плечо. Минуту спустя он натянул поводья и остановился перед высоким особняком, словно вынырнувшим из тумана.
        Почти тотчас же массивная парадная дверь распахнулась, и на пороге появился дворецкий.
        - Могу я чем-нибудь помочь, сэр? - Дворецкий прищурился и вдруг воскликнул: - Боже милосердный, это вы, милорд!
        Синклер спешился и помог Куинси спуститься на землю.
        - Пусть кто-нибудь займется нашими лошадьми, Бентли, - сказал граф, проходя в холл. - Это мистер Куинси, мой новый секретарь. Нам понадобится кузнец для его жеребца. Ну, как дела, старина?
        - Прекрасно, милорд. Рад видеть вас живым и здоровым. А ведь до нас доходили такие ужасные слухи, когда вы вернулись из Франции! Проходите же в гостиную, милорд. Вам надо согреться.
        Несколько минут спустя Куинси уже стояла перед камином со стаканом бренди в руке. В камине пылал огонь, но, как ни странно, в доме ей было гораздо холоднее, чем под проливным дождем, когда она крепко прижималась к сидевшему впереди нее Синклеру.
        - Если повезет, ветер к утру разгонит тучи, и мы сможем без помех осмотреть владения, - сказал граф. Осушив одним глотком стакан бренди, он подошел к камину и протянул руки к огню. - Мне не терпится увидеть новую сеялку, которую я заказал прошлой осенью. Наверняка здесь многое изменилось с тех пор, как я в последний раз сюда приезжал.
        - Как давно это было? - Куинси поставила свой стакан на столик.
        - С тех пор прошло больше пяти лет. Я тогда купил офицерский патент и после этого уже не приезжал сюда.

«Как можно иметь поместье - и при этом жить в шумном и грязном городе? - подумала Куинси. - А впрочем... Ведь у Синклера не было выбора. Его привезли в лондонский дом прошлой осенью, чтобы он оправился от ранения. А теперь, когда граф почти здоров, он хочет найти жену в Лондоне...»
        Внезапно дверь отворилась, и перед ними появился Бентли.
        - Я приказал принести в вашу комнату горячей воды, милорд, - сказал дворецкий. - Боюсь, ваши вещи все промокли, мистер Куинси. Сейчас одна из горничных занимается ими, так что они должны быть готовы к утру.
        Куинси почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Неужели кто-то рылся в ее вещах? Что ж, конечно... В таких домах, как у графа, гости не раскладывают вещи сами, даже если гость - всего лишь секретарь. И она ведь не привезла с собой ничего такого, что могло бы выдать ее.
        - Благодарю вас, - кивнула Куинси.
        - Мой секретарь примерно одного роста с Энтони - тебе не кажется, Бентли? Посмотри, может быть, ты сможешь найти одну из его ночных рубашек и халат. Сомневаюсь, что мистер Куинси захочет спать нагишом.
        - Слушаюсь, милорд.
        Дворецкий вышел, и Куинси пронзила Синклера взглядом:
        - Могли бы и не говорить об этом, милорд.
        - Но вам действительно нужна сухая ночная рубашка, - с улыбкой сказал граф. - Что ж, пойдемте. Вы ведь устали, не так ли? - Он похлопал ее по спине и, легонько обняв за плечи, повел к двери.
        Только сейчас Куинси сообразила, что граф не взял с собой трость. Так что, наверное, он обнял ее, чтобы легче было идти. Уже у самой лестницы Куинси обхватила его одной рукой, чтобы поддержать, и они начали подниматься по ступенькам. Оба молчали, и чувствовалось, что Синклеру не так-то просто обходиться без трости. Когда они поднялись наверх, граф проводил Куинси до двери ее комнаты. Остановившись, он провел ладонью по ее щеке и прошептал:
        - Спокойной ночи...
        Тут взгляды их встретились, и Куинси, судорожно сглотнув, отвела глаза. Она вдруг осознала, что с радостью обнимала бы Синклера всю ночь. «Не смей об этом думать, - сказала она себе. - Ведь он твой хозяин».
        - Идите, милорд, примите ванну, пока вода не остыла.
        Граф молча кивнул и улыбнулся. Заметно прихрамывая, он направился в свою комнату, находившуюся через две двери от ее. Проводив его взглядом, Куинси вздохнула и вошла к себе в спальню.
        Огонь в камине развели совсем недавно, и в комнате еще было довольно прохладно. Красный и черный декор в китайском стиле украшал шелковую ширму, стоявшую в углу. Куинси пододвинула ширму ближе к ванне, чтобы сохранить больше тепла от камина. Сняв сюртук, жилет и галстук, она уже собралась расстегнуть пуговицы на рубашке, но тут послышался стук в дверь, а затем в комнату вошел слуга.
        - Добрый вечер, сэр. - Слуга закрыл за собой дверь. - Меня зовут Уилфорд, и мистер Бентли велел мне помогать вам, пока вы гостите здесь. Могу я помочь вам с рубашкой?

        Глава 14

        Куинси в ужасе уставилась на слугу.
        - Я чем-то обидел вас, сэр?
        - Нет-нет... - Она откашлялась. - То есть... благодарю за предложение, Уилфорд. Просто я привык справляться сам.
        - Да, понимаю. Конечно, сэр. - Уилфорд подошел к кровати и разложил на ней ночную рубашку и халат, которые принес с собой. - Это вещи мистера Энтони, брата графа. Думаю, они подойдут вам. - Он окинул ее взглядом. - У вас, похоже, один размер.
        Куинси захотелось схватить свой сюртук и прикрыться им.
        - Спасибо, Уилфорд. Вы свободны.
        Лакей подошел к двери, но потом вдруг остановился и обернулся.
        - Милорд приказал подать ужин через час. Я вернусь, чтобы помочь вам одеться после ванны.
        - Нет! - взвизгнула Куинси. - Уилфорд, я предпочел бы, чтобы мне принесли ужин сюда. Пожалуйста, передайте мои извинения лорду Синклеру, но я... э-э... очень устал.
        Уилфорд молча кивнул и вышел из комнаты.
        Усевшись на край кровати, Куинси посмотрела на ванну, из которой поднимался пар. Ей ужасно хотелось раздеться и погрузиться в горячую воду, но она не осмеливалась - сначала следовало дождаться ужина.
        Наконец появилась горничная с подносом. Поставив поднос на стол, она поклонилась и тут же удалилась. Куинси задумалась, не зная, с чего начать. Решив, что можно купаться и ужинать одновременно, она быстро разделась и, поставив поднос на стул, стоявший рядом с ванной, погрузилась в горячую воду.
        После ванны и плотного ужина у нее едва хватило сил забраться в постель.
        Натянув до подбородка одеяло, она тотчас же заснула.
        Знакомая пульсирующая боль в бедре разбудила Синклера еще до рассвета. Отбросив одеяло, он поднялся и, хромая, прошелся по комнате, чтобы размять мышцы. Затем оделся и спустился вниз. Кофе с бренди притупил боль, и он решил осмотреть дом. Как ни странно, но оказалось, что за время его отсутствия изменилось немногое.
        Да, действительно странно... В его жизни произошли величайшие перемены, а здесь, в Брентвуде, почти ничего не менялось. И, конечно же, здесь было не хуже, чем в Лондоне. Может быть, перебраться сюда?..
        Эта мысль пришлась ему по душе, но он тут же вспомнил Куинси. В Лондоне она каждый вечер возвращалась к себе домой, в Брентвуде же будет лишена такой возможности. А ее бабушка и сестра... Разумеется, они не позволят Куинси жить здесь постоянно. Да-да, не стоит даже и думать об этом.
        Но он найдет выход. Непременно найдет.
        Синклер быстро поднялся по лестнице и остановился перед дверью Куинси. Немного помедлив, постучал. Никакого ответа. Как жаль, такой чудесный солнечный день пропадает зря. А ведь завтра им уже придется возвращаться в Лондон... Сколько же драгоценного времени Куинси потратит на сон?
        Граф машинально взялся за дверную ручку, и дверь, к его удивлению, открылась. Глупая девчонка - даже не заперлась! Закрыв за собой дверь, он громко проговорил:
        - Доброе утро!
        Куинси не пошевельнулась. Солнце омывало ее лицо теплым сиянием, а короткие волосы казались сейчас чуть рыжеватыми.
        Синклер помедлил еще несколько секунд, потом подошел к кровати и присел на краешек. Старинная кровать скрипнула, но Куинси по-прежнему спала. Она лежала на боку, обнимая руками подушку, а одеяло сползло до самой талии, так что под тонкой тканью рубашки виднелись родинки на груди и темный ореол соска.
        Граф вдруг почувствовал, что у него пересохло во рту. Он часто представлял Куинси обнаженной, но оказалось, что у него слишком уж скудное воображение.
        Несколько минут Синклер любовался лежавшей перед ним молодой женщиной. О, если бы он был прекрасным принцем, то разбудил бы эту спящую красавицу поцелуем. Поймав себя на том, что тянется к ней, он прижал ладони к бедрам и, собравшись с духом, громко сказал:
        - Как вы можете спать в такой чудесный день?
        - Убирайся прочь, Мел, - сонным голосом пробормотала Куинси.
        - Я не Мел. И я никуда не уйду.
        Один глаз Джозефины чуть приоткрылся, а в следующее мгновение она уже таращилась в испуге на Синклера.
        - Теперь вы наконец-то обратили на меня внимание? - сказал тот с улыбкой. - Когда же вы намерены встать?
        Куинси по-прежнему молчала.
        - Вы действительно проснулись или просто спите с открытыми глазами?
        Она вдруг отпрянула, натягивая на себя одеяло до самого подбородка.
        - Я проснулась, милорд.
        - Вы хорошо себя чувствуете? Мне кажется, вы бледны. Может, простудились из-за того, что промокли вчера? - Он прижал руку к ее лбу. Лоб был теплым, но не чрезмерно. Не убирая руку, он не удержался и легонько провел ладонью по ее щеке.
        Куинси покачала головой:
        - Нет-нет, милорд, я прекрасно себя чувствую. Просто я… немного удивлена, потому что не ожидала увидеть вас здесь.
        Синклер смутился.
        - О, простите... Дело в том, что вы не заперли дверь, и я случайно... Все-таки лучше, что вошел я, а не Уилфорд, не так ли?
        Ее глаза расширились.
        - Не заперла дверь?.. Я собиралась это сделать, но, должно быть, заснула.
        Граф подошел к окну и раздвинул шторы.
        - У нас сегодня много дел. Давайте осмотрим поместье, пока позволяет погода, хорошо? Я буду ждать вас в конюшне. Приходите, когда позавтракаете.
        Синклер вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Сделав несколько шагов, со вздохом прислонился к стене. О силы небесные, о чем он думал, когда вошел к ней?! Что ж, остается лишь надеяться, что она поверила ему - ведь он действительно вошел случайно, не так ли?..
        Снова вздохнув, Синклер зашагал к лестнице. Спустившись вниз, он сразу же направился в конюшню.
        Куинси уставилась на дверь, закрывшуюся за Синклером, Да, сомнений быть не могло, граф и в самом деле сидел на ее постели. И смотрел, как она спит. Интересно, как долго? К тому же он прикасался к ней - приложил ладонь к ее лбу, а потом провел пальцами по щеке.
        Выходит, граф ласкал ее, а она не противилась. Может, он считает ее распутной? Ведь одно дело - поцеловать ее, сидя верхом на каменной ограде, и совсем другое - ласкать сейчас, в такой интимной обстановке... Что ж, возможно, граф разделял взгляды бабушки и просто пользовался мгновением удовольствия. Да, похоже, он действительно пользовался любой возможностью, чтобы прикоснуться к ней. Но неужели он увидел в ней женщину? От этой мысли сердце Куинси забилось быстрее.
        Решив, что пора наконец-то встать, она выскользнула из постели. Потянувшись несколько раз, подошла к двери и заперла ее, чтобы одеться. Когда она уже приготовилась спуститься вниз, пришла горничная, которая принесла ее дорожную сумку и сухую одежду. Решив, что переоденется позже, Куинси достала из сумки список местных торговцев и спустилась в столовую. Быстро позавтракав, она направилась в конюшню.
        - Кузнец сказал, что перекует наших лошадей, но он появится после обеда, - сообщил Синклер. - Думаете, вы справитесь с Берегардом?
        Куинси с тревогой посмотрела на огромного вороного жеребца. Заметив, что конюхи в соседнем стойле поглядывают на неё усмехаясь, она вскинула голову и заявила:
        - Конечно справлюсь.
        Как ни странно, ей без труда удалось забраться в седло. Синклер тотчас же сел на коня по кличке Золтаи, и они, выехав из конюшни, отправились осматривать графские владения.
        Вскоре выяснилось, что все брентвудские торговцы вели дела честно и не участвовали в махинациях Джонсона. Объехав южную и западную части поместья, Синклер и Куинси повернули обратно к дому. Они решили, что после обеда поедут на север и восток, где осмотрят пастбища и ручьи, в которых местные жители ловили рыбу.
        - А может, мне сейчас лучше заняться бухгалтерскими книгами? - спросила Куинси, когда они уже сели за стол. - Иначе мы не сможем вовремя вернуться в Лондон.
        - Но… Да, полагаю, вы правы.
        Она ошибается, или Синклер действительно огорчился?
        После обеда граф снова поехал осматривать свои владения, а Куинси, устроившись в глубоком кожаном кресле в его кабинете, разложила на столе бухгалтерские книги. Ей потребовалось не так уж много времени, чтобы установить: до поместья Джонсон добраться не успел, и все записи в бухгалтерских книгах соответствовали истинному положению дел.
        Что ж, она выполнила работу, для которой ее нанял Синклер, и теперь он в ней больше не нуждался.
        Но она-то в нем по-прежнему нуждалась. Нуждалась еще больше, чем раньше.
        А может, она что-то упустила? Может, Джонсон все-таки сумел...
        Внезапно дверь отворилась и в комнату вошел Бентли. Лицо его было пепельно-бледным.
        - Золтан вернулся в конюшню, сэр, - сообщил дворецкий. - Вернулся один.
        Куинси выронила карандаш.
        - Конь лорда Синклера? - Ее сердце бешено колотилось.
        Дворецкий кивнул:
        - Седло все еще крепко держится на подпругах. Несколько конюхов поехали искать милорда, но я подумал, что вы, наверное, тоже захотите...
        - А Кларенса уже подковали? Дворецкий снова кивнул:
        - Думаю, подковали.
        Она только сейчас заметила, что за окном снова пошел дождь.
        - Пожалуйста, прикажите его оседлать. Я тоже поеду на поиски.
        Куинси побежала в свою комнату, чтобы надеть отцовские сапоги. Схватив шляпу и плащ, она спустилась вниз. Бентли уже ждал ее в холле.
        - Ваша лошадь готова, сэр, - сообщил дворецкий.
        - Благодарю вас. - Кивнув дворецкому, Куинси выбежала из дома и забралась в седло - Кларенс стоял у самого крыльца.
        Проехав немного по дороге, она повернула направо и поскакала вдоль каменной ограды. Вскоре дождь усилился, и теперь Кларенс с трудом ступал по размытой ливнем земле. Внезапно конь остановился перед стремительным водным потоком. Это была обычная дренажная канава, но сейчас вода вышла из берегов, и канава напоминала небольшую речку. Куинси осмотрелась и вдруг заметила, что недалеко от берега вынырнуло что-то черное. Спрыгнув на землю, она склонилась над водой и выловила из потока... шляпу Синклера. Внутри тульи была свежая кровь.
        В испуге вскрикнув, Куинси уронила шляпу, но тут же подняла ее и снова осмотрелась в надежде увидеть Синклера. Однако графа нигде не было, и она, держа Кларенса под уздцы, побрела вдоль берега. Минут через десять, добравшись до овечьего выгона, она вдруг увидела за пеленой дождя какой-то темный силуэт. Неужели Синклер?..
        - Синклер! - позвала Куинси и ускорила шаг. Но граф, казалось, не слышал ее. Он шел очень медленно, шел, сильно хромая и зажмурив глаза, - очевидно, от бьющего в лицо дождя.
        - Синклер! - снова закричала Куинси, приблизившись к нему почти вплотную.
        Он вздрогнул и отшатнулся от нее. Потом заморгал и, едва ворочая языком, пробормотал:
        - О... это вы?..
        - Синклер, вы знаете, как добраться домой? Я нашла вас, но, кажется, сама заблудилась.
        - Домой?.. - Граф словно задумался о чем-то. - Нет, не домой. Пастушья хижина. Вон там. - Он указал рукой в ту сторону, куда шел, и снова заморгал.
        Куинси только сейчас заметила, что по волосам графа стекает тонкая струйка крови, заливавшая правый глаз. Вытащив из кармана платок, она протянула его Синклеру:
        - Вот, вытрите лоб.
        - Лоб?.. О, да-да, конечно. - Он поднес платок к виску. Затем, опустив руку, уставился на кровь на платке.
        - Милорд, нам нужно найти какое-то укрытие. Вы уверены, что не знаете дорогу домой?
        - Пастушья хижина. Вон там... - Он вдруг нагнулся и, не удержавшись на ногах, повалился на траву. Куинси наклонилась и помогла ему подняться.
        - П-простите... - пробормотал он, снова покачнувшись. - Хижина... вон там.
        - Ох, милорд, вы не сможете дойти. Постарайтесь забраться на Кларенса. Давайте я вам помогу...
        Куинси положила руку графа себе на плечо и, обхватив его обеими руками, прислонилась к Кларенсу, чтобы не упасть. Опершись на ее плечо, Синклер взобрался на коня; когда же Куинси запрыгнула в седло, он обвил руками ее талию и привалился к ней всем телом. С трудом удерживая его вес, она натянула поводья и направила Кларенса туда, куда указывал граф. Почувствовав, как он дрожит, Куинси сняла перчатку и прикоснулась к его руке.
        - Милорд, вы холодный как лед!
        - Мм...
        Было ясно, что Синклер ужасно замерз под дождем.
        Им следовало как можно быстрее добраться до хижины, чтобы обсохнуть и согреться, но что, если граф ошибся и указал не в ту сторону? К счастью, он не ошибся. Несколько минут спустя Куинси увидела в сгущавшихся сумерках темные очертания небольшого домика. С облегчением вздохнув, она направила коня прямо к двери.
        - Мы приехали, милорд. - Куинси похлопала графа по руке.
        Синклер что-то пробормотал и тут же свалился на землю, в жидкую грязь.
        - Милорд, вам плохо? - Куинси спрыгнула с коня и склонилась над графом.
        - Нет, не очень... - Он застонал и с трудом приподнялся. Затем с помощью Куинси поднялся на ноги.
        Она прикоснулась к его батистовой рубашке и в ужасе воскликнула:
        - Вы же промокли насквозь!
        - Окунулся в поток.
        Куинси взяла графа за локоть и, обернувшись, сказала:
        - Жди меня здесь, Кларенс.
        Поддерживая Синклера одной рукой, Куинси распахнула дверь хижины. Переступив порог, они остановились ненадолго, чтобы глаза привыкли к царившему здесь сумраку. Потом Куинси вышла на середину комнаты и осмотрелась. Обложенный речными валунами очаг занимал почти всю левую стену, на правой же висели грубо сколоченные деревянные полки. У дальней стены стояла узкая кровать, а перед полками стол без одной ножки и два таких же шатких на вид стула. Свободного места в комнате почти не оставалось, так что приходилось передвигаться с предельной осторожностью.
        - Есть дрова или уголь? - Синклер шагнул к очагу.
        - Пожалуйста, сядьте. - Куинси толкнула его на кровать. - У меня не хватит сил поднять вас с пола, если вы упадете.
        Опустившись на колени, Куинси стала стаскивать с графа сапоги. Он вдруг рассмеялся и пробормотал:
        - Мне кажется, нечто подобное уже происходило.
        Куинси улыбнулась, вспомнив ночь, когда укладывала его в постель, - тогда он вернулся пьяный. Она попыталась придумать подходящий ответ, но вдруг заметила, что Синклер изменился в лице; прижимая руки к животу, он упорно смотрел куда-то за ее плечо остекленевшими глазами.
        - Милорд, что с вами?
        Граф не ответил, и она щелкнула пальцами перед его носом. Он медленно повернул к ней голову:
        - А, Куинси?.. Очень хорошо. Надо вызвать Харпера. Камин совсем остыл.
        Куинси вздохнула:
        - Раздевайтесь, милорд.
        Синклер посмотрел на нее с удивлением:
        - Раздеваться?..
        - Да, вам нужно снять мокрую одежду. А Харпера здесь нет.
        - Мм... - Он кивнул и поднял руки. Потом пробормотал: - Никак не могу найти пуговицы...
        - Я вам помогу, - сказала Куинси. Она развязала его галстук, потом расстегнула пуговицы на сюртуке и рубашке. - Теперь отклонитесь назад и обопритесь на локти, милорд.
        Но Синклер не удержался на локтях и упал, на спину.
        Дрожащими пальцами Куинси принялась расстегивать, пуговицы на его бриджах.
        - Вы справитесь... с остальным? А я пока разведу огонь.
        Она протянула руку и помогла ему подняться.
        - Спасибо, сержант, - кивнул Синклер. - Теперь можете идти.
        Куинси взглянула на него с удивлением, но тут же отвернулась к очагу - граф начал снимать сюртук. У очага лежали дрова, а на полке над ними - трутница. Куинси развела огонь и стала осторожно раздувать его. Синклер громко застонал, потом выругался в пол голоса, и она обернулась.
        Граф стоял около кровати, и теперь на нем были только мокрые кальсоны, не скрывающие почти ничего. Он пытался развязать тесемку, но у него это никак не получалось.
        Куинси судорожно сглотнула. Ей вдруг показалось, что в комнате стало ужасно жарко. Полуобнаженный, широкоплечий и мускулистый, Синклер являл собой образец мужской красоты.
        Граф снова попытался развязать тесемку, но у него и на сей раз ничего не получилось.
        - Черт побери, - проворчал он себе под нос.
        Она откашлялась и проговорила:
        - Позвольте помочь вам.
        Он молча кивнул. Куинси подошла к нему и, взявшись за тесемку, невольно зажмурилась. Его теплое дыхание шевелило ее волосы, и она, не выдержав, сказала:
        - Прекратите. Я не могу сосредоточиться.
        - Вы о чем?
        - Не дышите так. Вы мне мешаете.
        Граф усмехнулся, однако промолчал. Куинси снова взялась за тесемку, но тут ее пальцы коснулись жестких завитков волос внизу его живота, и она на мгновение замерла. Собравшись с духом, Куинси открыла глаза - с закрытыми ничего не получалось, - и ей наконец-то удалось развязать узел на тесьме. В следующее мгновение кальсоны упали на пол - и она затаила дыхание. Разумеется, ей следовало отвернуться или хотя бы отвести глаза, но она смотрела на графа как завороженная, смотрела, не в силах оторваться. Да, у него действительно была прекрасная фигура, а неровный шрам на бедре даже украшал его.
        Но он весь дрожал, и Куинси, надавив ему на плечо, заставила его лечь, а затем накрыла одеялом.
        - Я должна позаботиться о Кларенсе, - сказала она, бросившись к двери.
        Дождь охладил ее щеки, пока она вела Кларенса в крошечный сарай за хижиной. Отыскав в углу солому, Куинси тщательно вытерла коня. Потом взяла в том же углу мешок с овсом и поставила его перед Кларенсом. Оставив ему еще и ведро дождевой воды, она вышла из сарая и направилась к хижине. Прикрыв поплотнее дверь, она подбросила в огонь побольше дров и подошла к кровати.
        Синклер лежал на боку, лицом к ней, и его глаза были закрыты. Куинси потрогала его лоб, и он оказался прохладным и влажным.
        - Вам все еще холодно? - спросила она шепотом.
        - Ч-чертовски верно... - ответил Синклер, стуча зубами.
        - Что ж, давайте осмотрим хижину. - Куинси подошла к полкам. - Может, пастух оставил здесь чай? Тогда бы вы согрелись.
        На полках стояли две открытые банки с вареньем, каждая - с толстым слоем зеленой плесени. Жестяная банка сохранила запах чая, но в ней не было ни листочка. Чайник же, к счастью, оказался чистым, и Куинси, наполнив его дождевой водой из бочки за дверью, поставила его на огонь.
        Только сейчас она почувствовала, что и сама ужасно замерзла. Стащив с себя плащ, Куинси повесила его на крюк у двери. Затем сняла и сюртук - оказалось, что он был немного влажный. После этого она тщательно отжала мокрую одежду Синклера и развесила ее на шатких стульях вблизи очага.
        Тут засвистел чайник, и Куинси, сняв его с огня, налила немного кипятка в глиняную кружку, которую нашла на полке. Приблизившись к кровати, она протянула кружку Синклеру.
        - Н-не сейчас, сержант, - пробормотал он, отстраняя ее руку.

«Что же делать? - думала Куинси. - Попытаться вернуть его к реальности или...» Немного помедлив, она сказала:
        - Вам нужно согреться, капитан. Выпейте это.
        - Здесь я отдаю приказы, - заявил Синклер. - Убирайся.
        Куинси закусила губу.
        - Капитан Синклер! Вы выпьете это, и немедленно! Вы меня слышите?
        Граф пристально посмотрел на нее, потом протянул к кружке дрожащую руку.
        - Осторожнее, иначе разольете. - Куинси опустилась на колени и, чуть приподняв его голову, поддерживала кружку, пока он пил.
        - Черт возьми, сержант, ведь это просто вода!
        - Какая вам разница? Она горячая! - Куинси снова поднесла кружку к губам графа. - Пейте!
        Синклер что-то проворчал, но все же допил воду. От второй кружки он отказался, и вскоре глаза его снова закрылись.
        - Синклер, - позвала Куинси. - Капитан!
        Граф не шевелился, и Куинси тихонько всхлипнула. Горячие слезы обожгли глаза, но она тут же утерла их. Сейчас не время отчаиваться. Синклер нуждается в ней.
        Склонившись над кроватью, Куинси услышала его ровное дыхание. Дрожащими пальцами она убрала с его лба влажные пряди волос и прикоснулась к шишке на виске. Рана уже перестала кровоточить, но графа по-прежнему бил озноб, и он то и дело содрогался во сне. Нужно было как-то согреть его, но сначала...
        Отступив от кровати, Куинси отошла в дальний угол и, повернувшись спиной к графу, расстегнула рубашку. Разорвав полоску ткани, которой перетягивала грудь, она застегнула пуговицы и, приблизившись к Синклеру, убрала с его лба волосы. Затем перевязала ему голову и снова задумалась...
        Как же его согреть? Он по-прежнему содрогался во сне, а в хижине не было больше одеял, чтобы получше укрыть его. Не было даже полотенца, чтобы растереть ему грудь.
        А ведь Мелинда чуть не умерла от пневмонии. Она заболела после того, как попала под ливень и всего лишь час пробыла в мокрой одежде. Синклер же полдня бродил мокрый насквозь.
        Ах, это она во всем виновата. Ведь именно она настаивала на поездке в Брентвуд. Если бы не она, граф сейчас находился бы в Лондоне, а не здесь, на этой кровати... А вдруг он заболеет... и умрет? Леди Синклер никогда не простит ее. И она сама никогда, не простит себя. При мысли об этом Куинси едва не разрыдалась.
        И тут она вдруг вспомнила, как когда-то помогала сестре согреться. Почему бы таким же образом не согреть графа? Да, другого выхода нет.
        Подбросив в огонь еще одно полено, Куинси легла рядом с Синклером и, обняв его, крепко прижалась к нему. Она твердо решила, что не позволит ему умереть. Ведь ни один сержант не дал бы умереть своему капитану.

        Глава 15

        Божественно!
        Он умер и в объятиях ангела возносится на небеса, В объятиях ангела с удивительно нежным голосом. Ангел говорил ему, что все будет хорошо, он хотел сказать, что уже все хорошо. Да, теперь ему наконец-то стадо тепло, и он наслаждался чудесным ароматом лимона.
        Но разве у ангелов бывает женская грудь? Он провел большим пальцем по соску, и ему показалось, что сосок отвердел под его прикосновением.
        Нет-нет, лучше остановиться, иначе... Он сделал глубокий вдох и снова погрузился в сон.
        Синклер проснулся с ужасной головной болью и, тихо застонав, чуть приоткрыл один глаз. Но где же он? Граф открыл оба глаза и осмотрелся. Черт возьми, где он находится?!
        А... пастушья хижина... А перед этим - ужасный ливень и проклятый жеребец.
        Но где же Куинси? Она нашла его и привезла в эту хижину. Где она теперь?
        Тут за спиной его послышалось сопение. Тихое и нежное женское сопение. Когда-то он уже слышал такое, но это было очень давно. А сейчас...
        Синклер повернул голову и вскрикнул от неожиданности. Так вот почему ему так тепло. Куинси лежала рядом с ним и обнимала его одной рукой. О, дьявольщина!
        - М-м... - Она шевельнулась, и глаза ее открылись.
        - Доброе утро, - прохрипел Синклер и тут же откашлялся, прочищая горло.
        Куинси моргнула по-совиному и протерла кулачком глаза.
        - Доброе утро, - повторил Синклер, - Хорошо спали?
        - Да, конечно... - Она протянула руку и потрогала его лоб. - Сейчас вы гораздо теплее. Значит, согрелись. - Щеки ее порозовели, и она вдруг добавила: - Бентли вчера сказал, что конь вернулся без вас, и я подумала, что потеряла вас.
        Синклер хотел возразить (ведь это она потерялась, он-то все время знал, где находится), но тут до него дошел смысл ее слов, и сердце его гулко забилось. Она думала, что потеряла его, и, следовательно, он, Синклер, принадлежал ей - вот что означали ее слова. Что ж, если он принадлежал ей, то она принадлежала ему... Куинси вдруг нахмурилась:
        - А вы не пострадали? Ничего не сломали? - Она стала ощупывать его, проверяя, не сломал ли он руки, ноги, ребра.
        - О, перестаньте... - проговорил он со стоном. - Куинси, дорогая, вы даже представить не можете, что делаете со мной.
        Опершись на локоть, она провела пальцем по его губам, а другая ее рука тем временем поглаживала его грудь, затем начала опускаться все ниже и, наконец, легла ему на пах.
        Синклер заглянул в ее зеленые глаза и прохрипел:
        - Куинси, что вы делаете? Я ведь изо всех сил стараюсь оставаться джентльменом.
        - Забудьте о благородстве, - прошептала она, касаясь губами его уха. - Мне нужен мужчина.
        В следующее мгновение ее пальцы прикоснулись к восставшей плоти, и у него перехватило дыхание. Когда же губы Куинси приблизились к его губам, Синклер застонал и с усилием проговорил:
        - Поймите, здесь не место и не время...
        - Другого места нет. - Она по-прежнему ласкала его. Щеки ее пылали, а глаза потемнели.
        Тут Синклер, наконец, не выдержал и, перевернувшись, уложил Куинси на спину. Кровь огненным потоком струилась по его венам, когда он стал расстегивать пуговицы на ее рубашке. Положив ладонь ей на грудь, он принялся поглаживать сосок, чувствуя, как он твердеет.
        - О-о!.. - Куинси выгнула спину и громко застонала.
        Синклер распахнул ее рубашку и чуть приподнялся, чтобы насладиться открывшимся перед ним зрелищем. Затем принялся целовать ее груди, и Куинси снова застонала. Лучи утреннего солнца, вливавшиеся в окно, высвечивали россыпь веснушек на ее плечах, груди и животе, и Синклеру хотелось поцеловать каждую из них.
        - Ты прекрасна, - пробормотал он.
        В глазах Куинси промелькнуло удивление, и Синклер, кивнув, наклонился, чтобы в очередной раз ее поцеловать.
        - Мой прекрасный ангел, - прошептал он. Куинси никогда больше не должна сомневаться в том, что для него она прекрасна; он убедит ее в этом, во что бы то ни стало.
        - Но я не...
        Синклер поцеловал ее в губы.
        - Ты красавица. Никогда не сомневайся в этом. - Он принялся покрывать поцелуями ее подбородок и шею. Затем, чуть отстранившись, с улыбкой сказал: - Разве ты не знаешь, что не следует спорить с обнаженным мужчиной?
        Куинси тихонько рассмеялась и провела ладонью по его плечу. Синклер заглянул ей в глаза и прошептал:
        - Дорогая, мне кажется, на тебе слишком много одежды. - Он запустил руку за пояс ее бриджей... и рука его наткнулась на что-то теплое и длинное.
        - О... - Куинси чуть приподняла голову. - Осторожнее с этим, - добавила она, вытаскивая из бриджей свернутый чулок. - Видишь ли, потребовалось много времени, чтобы придать ему правильный размер и форму. - Она засунула чулок под подушку и с улыбкой взглянула на графа.
        Он усмехнулся:
        - Когда-нибудь, миледи, вы сообщите мне, каким образом вы определили «правильные» пропорции для мистера Куинси.
        Синклер распустил пояс на ее бриджах, и вскоре бриджи уже лежали, на полу. В следующую секунду он чуть придавил ее своим весом, и его рука скользнула к ее лону. Нo Куинси вдруг оттолкнула его и попыталась откатиться в сторону.
        - Я сделал тебе больно? - Он приподнялся еще выше.
        - Нет-нет. Не в этом дело. - Она отвернула лицо, и ее пальцы впились в его плечи. - Просто я... Я вовсе не хотела, чтобы это случилось. Мне хотелось совсем другого.
        Он уставился на нее в изумлении:
        - Но ты ведь... Ты ласкала меня, а теперь...
        - Я просто хотела прикасаться к вам, чтобы... доставить удовольствие.
        Синклер не сразу понял смысл ее слов.
        - Неужели ты думала, что я буду просто лежать и?.. - пробормотал он, наконец.
        - Но ночью же вы просто лежали. - Это могло быть правдой - у него оставались только смутные воспоминания о том, что происходило после того, как его сбросил жеребец. - Я вовсе не думала, что вы... Дело в том, что вы не можете... м-м... быть внутри меня.
        Синклер молча смотрел на лежавшую рядом с ним женщину. Она провела ладонью по его спине и добавила:
        - Сегодня тринадцатый день.
        - И что же это означает? Невезение? Куинси отрицательно покачала головой.
        - Нет-нет, вы не поняли. Бабушка научила меня считать. - Она облизала нижнюю губу.
        Синклер, не удержавшись, поцеловал эту губу.
        - Дорогая, я уверен, она научила вас очень многим вещам. Но какое отношение это имеет...
        - Научила считать дни моего цикла. На тринадцатый день очень велика вероятность... м-м... последствий. Необратимых последствий.
        Синклер невольно рассмеялся. Благослови, Боже, практичных французских бабушек! Он снова поцеловал ее.
        - Так вот, поскольку мы не можем... м-м... В общем, я просто хотела... - Пальцы Куинси коснулись его паха, и у Синклера перехватило дыхание. - Хотела рукой.
        Граф снова рассмеялся:
        - Что ж, миледи, очень разумно. - Он уткнулся носом в ее шею. - Можно и руками, вот только... Сначала дамы. - Синклер уложил ее на спину и тут же склонился над ней.
        Граф не мог вспомнить, когда в последний раз в его постели была женщина, но, судя по вздохам и хриплым стонам, вырывавшимся из груди Куинси, он по-прежнему оставался прекрасным любовником. Он ласкал ее губами, пальцами и языком, иногда осторожно покусывал и нежно поглаживал, наслаждаясь реакцией Куинси, - ее стоны становились все громче и звучали все чаще.
        - О... да-да, вот так... - Она вскрикнула и затрепетала в его объятиях; ее глаза закрылись, рот приоткрылся, а короткие ноготки впились в его плечи.
        Синклер уткнулся носом в ее шею и обнял еще крепче. Наконец дыхание ее восстановилось, пальцы разжались, и она, открыв глаза, посмотрела на него с удивлением:
        - О Боже... Я и представить не могла, что такое возможно.
        - Только со мной, Куинси, - с улыбкой прошептал Синклер. - Ни с кем другим. - Он наклонился и поцеловал ее чуть припухшие от поцелуев губы.
        Тут Куинси вдруг выскользнула из-под него и заявила:
        - Теперь моя очередь. - Ее зеленые глаза сверкнули, когда она, склонившись над ним, поцеловала его в губы.
        Затем ладонь ее скользнула по его животу, и эти прикосновения обжигали его словно пламя. Синклер застонал, запустив пальцы в ее короткие шелковистые волосы, и его бедра, казалось, сами собой устремились навстречу ее руке. Пальцы Куинси скользили меж его ног, и он громко стонал, задыхаясь и судорожно хватая ртом воздух. Внезапно пальцы ее прикоснулись к шраму над его правым коленом.
        - Больно? - Она заглянула ему в глаза.
        - Нет-нет, - прохрипел Синклер, покачав головой. Куинси снова принялась целовать его и ласкать, и граф, наслаждаясь этими ласками, то и дело стонал, поглаживая ее по спине. И тут вдруг в голову ему пришла одна мысль, на мгновение вытеснившая все остальное. Лаская его, Куинси отчасти повторяла то, что делал перед этим он, но чувствовалось, что у нее имелся некоторый опыт.
        - Похоже, вы знаете, что делаете, - сказал он, не удержавшись. - Видите ли, мне просто любопытно...
        - Я выросла неподалеку от фермы, - прошептала она, целуя его в шею.
        - Да, понимаю. Но все же это не объясняет...
        По-прежнему поглаживая его, Куинси приподнялась.
        - Как-то раз я играла на чердаке сарая, и тут пришел конюх и... В общем, они с молочницей начали забавляться.
        - Вы подглядывали? - Граф не удержался от улыбки.
        - Просто я подумала, что он делает ей больно.
        - Так вы собирались защитить ее? Сколько же лет вам было?
        - Десять.
        Граф усмехнулся.
        - Я уже начала спускаться, по лестнице, - продолжала Куинси, - но в тот момент они стали ужасно шумными. И я поняла, что молочнице все это очень нравится.
        - И вы решили запомнить урок?
        Куинси тихонько рассмеялась и, наклонившись, поцеловала его. Затем продолжила ласки. Прошло несколько минут, и из горла Синклера вырвался хриплый крик. И тотчас же по телу его прокатилась дрожь, комната закружилась перед глазами, и он, уже затихая, невольно зажмурился.
        Несколько секунд - а может, часов - спустя он открыл глаза. Куинси смотрела на него сверху вниз, и на губах у нее играла улыбка. Синклер привлек ее к себе и, обнимая за плечи, проговорил:
        - Это было замечательно. Раньше со мной такого никогда не случалось.
        - Неужели? - Теперь Куинси смотрела на него с некоторым удивлением.
        Граф в смущении откашлялся.
        - Нет-нет, вы не так поняли. Конечно, это случалось, но не... Впрочем, не важно, - добавил он, закрыв глаза.
        Куинси прижалась к нему покрепче и тоже закрыла глаза. А Синклер, поглаживая ее большим пальцем по плечу, упивался ее ароматом и вспоминал ласки этой удивительной женщины.
        Да, он не солгал, когда сказал, что с ним такого никогда не случалось. Не случалось, потому что он не любил ни одну из своих прежних женщин. А Куинси... Конечно же, он любил ее - в этом не было ни малейшего сомнения, хотя он только сейчас это понял. Тут глаза ее открылись, и, взглянув на него с улыбкой, она проговорила:
        - Наверное, нам надо побыстрее вернуться. Бентли вчера очень беспокоился за вас.
        Синклер ухмыльнулся:
        - Может быть, вам следует еще раз помочь мне согреться, прежде чем мне придется одеться. - Он прижал ладонь к ее бедру.
        Куинси рассмеялась и отстранила его руку.
        - Вы согреетесь, когда встанете и начнете двигаться, - Откинув одеяло, она вскочила с постели и начала одеваться.
        Он смотрел, как она одевается. Смотрел, как ее испачканные чернилами пальцы застегивают пуговицы на рубашке, и вспоминал, как эти пальцы поглаживали и ласкали его. Потянувшись за жилетом, Куинси, наконец, взглянула на него и густо покраснела, сообразив, что граф наблюдал за ней.
        - Вы собираетесь ехать домой, завернувшись в одеяло? - спросила она.
        Синклер усмехнулся и, приподнявшись, спустил ноги на пол. В следующее мгновение все закружилось у него перед глазами, и он схватился за край кровати, чтобы не упасть. Куинси тут же села рядом с ним и обхватила его за плечи:
        - Что с вами? Вам плохо?
        - Совершенно ничего не понимаю, - пробормотал Синклер, прикрыв глаза. Он потрогал повязку на лбу и глухо застонал.
        - Осторожнее... - Куинси взяла его за руку. - Иначе вы сдвинете повязку. Наверное, вы ударились головой сильнее, чем мы думали. Возможно, мне лучше поехать одной и привезти доктора.
        Синклер открыл глаза. Убедившись, что головокружение прекратилось, он покачал головой:
        - Нет-нет, не беспокойтесь. Со мной все будет в порядке.
        Поднявшись с постели, граф принялся одеваться, однако ему потребовалось на это гораздо больше времени, чем обычно, - наслаждаясь последними мгновениями близости, он то и дело целовал стоявшую рядом Куинси. Завязав ему галстук, она сказала:
        - Пойду, выведу Кларенса.
        - Нет-нет, лучше я пойду...
        - Вас все еще шатает. Оставайтесь здесь. Я вернусь через минуту. - Куинси направилась к двери, потом вдруг остановилась и бросилась обратно. Поцеловав Синклера в губы, она стремительно выбежала из хижины.
        Синклер со вздохом прислонился к стене. Должно быть, он и впрямь слишком сильно ударился головой. Да-да, он чувствовал себя так, будто всю ночь кутил и дрался, а не просто свалился с седла.
        Вскоре у двери послышались шаги, и граф, расправив плечи, подошел к очагу. Он налил в кружку воды из чайника и заставил себя сделать глоток. Вода казалось отвратительной на вкус, и он выплеснул остатки в очаг.
        - Куинси, давайте побыстрее вернемся и как следует позавтракаем, а?
        - Да, конечно. Я сейчас. - Она прикрыла кровать одеялом и тщательно расправила его. - Я готова, милорд.
        Они вышли из хижины, и Кларенс, увидев их, радостно заржал. Синклер сел в седло и с улыбкой взглянул на Куинси.
        Она робко улыбнулась в ответ и, запрыгнув на коня позади него, обхватила плечи графа обеими руками.
        - Устроились? - Он похлопал ее по руке.
        - Да, готова. - Она крепко прижалась к нему, и он почувствовал у своего уха ее горячее дыхание.
        До дома они добирались довольно долго, поскольку объезжали препятствия, вместо того чтобы преодолевать их. Синклер с трудом удерживал поводья - его по-прежнему терзала головная боль, и чувствовалось какое-то странное стеснение в груди. Похоже, он накануне действительно очень неудачно упал.
        Но если бы он не упал, ему едва ли удалось бы испытать то, что он испытал с Куинси. О, Господи, сможет ли он после всего произошедшего... например, положить ей руку на плечо, как он обычно делал?
        А впрочем, почему бы и нет? Когда они поженятся, он сможет прикасаться к ней так часто, как захочет. И сможет спать с ней в любой из спален. Да-да, в любой из спален, но только после того, как они поженятся. Действительно, не стоит рисковать - ведь возможны «последствия»...
        - Слава Богу, милорд! - воскликнул Бентли, когда они наконец-то подъехали к дому.
        - Горячий завтрак, горячая ванна и бренди, Бентли. В любом порядке, но побыстрее, - сказал Синклер.
        - И доктора, милорд?
        - Что?.. О, нет-нет. - Синклер сорвал с головы повязку и сунул ее в карман. - Доктора не нужно, Это всего лишь шишка.
        - Конечно, милорд, - кивнул Бентли. Дворецкий отошел в сторону, пропуская Куинси; спешившись, она стремительно направилась к двери.
        - Подождите! - окликнул ее Синклер, когда она уже началаподниматься по лестнице.
        - Да, милорд... - Куинси остановилась и взглянула него через плечо.
        - Знаете, мне пришло в голову... - Сильно хромая, он подошел к ней и почти шепотом проговорил: - Я забыл поблагодарить вас за то, что вы помогли мне вчера, И за то, что согрели ночью. - Они начали подниматься по ступенькам, и он добавил:
        - Возможно, я и сам сумел бы добраться до хижины, но все равно я очень вам благодарен и... Прошу простить меня за те неудобства, которые я, возможно, вам причинил.
        Губы Куинси задрожали.
        - Не стоит извиняться, милорд. - Она отвернулась и ускорила шаг.
        В коридоре они увидели слуг, несших ведра с горячей водой. Молча кивнув друг другу, Синклер и Куинси разошлись по своим комнатам.
        Когда горничная вышла, Куинси заперла дверь и, раздевшись, забралась в ванну. Какое-то время она сидела с мочалкой в руке - ей не хотелось мыться, не хотелось смывать со своего тела запах Синклера. О, она в полной мере воспользовалась этим подарком судьбы и на всю жизнь сохранит воспоминания о том, что пережила с графом, о том, что испытала в его объятиях. Этот удивительный мужчина пробуждал, в ней чувства и ощущения, прежде неведомые ей, - она даже представить не могла, что такое возможно.
        Но повторится ли это когда-нибудь? Нет, едва ли, ведь Синклер намерен жениться. Да, он найдет себе жену, а она, Куинси... Что ж, возможно, он оставит ее при себе в качестве секретаря, но по ночам будет ласкать и обнимать другую женщину.
        Тяжко вздохнув, Куинси опустила мочалку в воду и намылила ее. Единственное утешение - у мыла был такой же пряный запах, как у того, которым пользовался Синклер. Снова вздохнув, она стала тереть мочалкой грудь.
        Десять минут спустя она выбралась из ванны и быстро оделась. Разумеется, в ее костюме не хватало одной очень важной детали, но чем же заменить ту полоску ткани, которую она разорвала, чтобы перевязать Синклеру голову? Если оторвать от простыни, это вызовет подозрения. А может, удастся как-нибудь замаскировать грудь галстуком?
        Тихий стук в дверь прервал ее размышления. Она чуть приоткрыла ее и выглянула в щелку. У порога стоял Синклер.
        - Полагаю, вы обронили вот это, мистер Куинси, - сказал он, протягивая ей сложенную полоску ткани. Осмотревшись, граф зашел в комнату, поцеловал ее в щеку и тут же удалился.
        Куинси заперла дверь и, прислонившись к ней спиной, прижала ткань к губам. Полоска была почти такая же, как та, что она разорвала ночью, только края не обметаны и... И еще от нее исходил запах Синклера.
        Одевшись должным образом, Куинси открыла дверь, чтобы слуги могли убрать ванну. Уилфорд постучал, когда она завязывала галстук.
        - Лорд Синклер желает, чтобы вы присоединились к нему в столовой, когда будете готовы, сэр.
        - Спасибо, Уилфорд. - Куинси никак не могла завязать галстук и уже начинала нервничать.
        - Позвольте мне, сэр, - сказал Уилфорд.
        Слуга стал у нее за спиной и с удивительной быстротой завязал галстук. Перед тем как отвернуться, он подмигнул ее отражению в зеркале - или ей это просто почудилось?
        Уилфорд вышел из комнаты, а Куинси дрожащей рукой прикоснулась к узлу у горла. Ну конечно! Ее адамово яблоко, вернее - отсутствие его. Как же ей раньше не пришло это в голову?! Она хлопнула себя ладонью по лбу. Черт возьми, теперь Уилфорд знает ее секрет!
        Куинси никогда не появлялась на людях без галстука, но считала его просто частью костюма. Что ж, теперь ей придется быть более осмотрительной, Она подбежала к двери и окликнула слугу.
        - Уилфорд, спасибо вам за... помощь, - сказала Куинси, когда слуга вернулся.
        - Не стоит благодарить, мистер Куинси. - Он сделал ударение на слове «мистер» и пристально посмотрел ей в глаза. - Видите ли, у нас здесь все очень любят графа, а вы помогли ему вчера. Так что мы очень вам признательны. Идемте же в столовую, сэр.
        Куинси кивнула и последовала за Уилфордом. Слуга проводил ее и тут же удалился. Переступив порог столовой, Куинси с улыбкой уселась за стол. Синклер же нахмурился и сказал:
        - Ешьте быстрее. Мы уезжаем сразу после завтрака.
        - Уезжаем? - Она посмотрела на него с удивлением. - Но ведь вы...
        - Я обещал вашей бабушке, что привезу вас сегодня, и я всегда выполняю свои обещания. Вы нашли все, что хотели найти в бухгалтерских книгах, не так ли?
        - Да, но разве вам не нужно отдохнуть? Ведь мы с вами не выспались, как следует, прошедшей ночью. - О Господи, неужели она сказала это?!
        - Ваша бабушка...
        - Она все поймет, я уверена. Как человек может сдержать свое слово, если он болен?
        - Я не болен, и я всегда выполняю свои обещания. - Граф бросил салфетку на стол и, прихрамывая, вышел из комнаты.
        Быстро позавтракав, Куинси завернула в салфетку несколько лепешек и положила их в карман на всякий случай. Затем забрала у Уилфорда свою дорожную сумку и поспешила в конюшню. Граф по-прежнему хмурился и отвечал на ее вопросы крайне неохотно. Весь день моросил дождь, однако они ни разу нигде не остановились.
        Впрочем, Куинси не жаловалась; она решила, что если Синклер может час за часом скакать под дождем, хотя ужасно себя чувствует, то и она сможет. А он действительно был болен, потому что поехал прямиком к себе домой и не завез ее к бабушке, как обещал.
        Когда они спешились, он покачнулся, и ей пришлось поддержать его. Она заглянула ему в лицо и увидела в свете фонарей, что щеки пылают, а глаза лихорадочно блестят. Куинси протянула руку, чтобы потрогать его лоб, но заметила, что за ними наблюдает конюх, и тут же отдернула руку.
        - Мне кажется, вам нужно сегодня пораньше лечь, милорд, - сказала она, когда направились к дому.
        - Да, конечно. Идите домой, Куинси.
        - Вы не поняли. Я имела в виду вас, а не себя. Он поморщился:
        - Я отсутствовал три дня. Нужно кое-что проверить. - Он поднялся на три ступени и вдруг закашлялся.
        Куинси дождалась, когда приступ кашля пройдет, затем потрогала его лоб.
        - Синклер, вы горите в лихорадке. Ложитесь быстрее в постель.
        Он покачал головой:
        - Нет, дела не ждут.
        Она взяла его за плечи и посмотрела в его воспаленные глаза:
        - Ложитесь в постель немедленно. Или я сама вас уложу.
        Граф рассмеялся, но тотчас же снова закашлялся. Затем, отдышавшись, сказал:
        - Хорошо, согласен. Постель - это замечательно. - Открывая дверь, он искоса взглянул на нее.
        - Поднимитесь наверх. Поможете мне с моими... сапогами... еще раз.
        К счастью, темнота скрыла ее пылающие щеки. Ей следовало ехать домой, но она не могла сейчас оставить Синклера.
        В коридоре их увидел Томпсон, на сей раз, как ни странно, находившийся на своем посту.
        - Что-то случилось? - спросил слуга, когда они приблизились.
        - Нет-нет, ничего страшного, - ответила Куинси. - Но вам, Томпсон, наверное, придется сыграть роль камердинера.
        Синклер посмотрел на нее с удивлением:
        - Вы покидаете меня?
        - В голосе Синклера звучала мольба, и Куинси пришлось сделать над собой усилие, чтобы не обнять его. Да, ей ужасно хотелось обнять его и прижать к себе, но, увы, рядом находился Томпсон, наблюдавший за ними.
        - Меня ждет бабушка, милорд. Я вернусь утром. - Она откашлялась. - Доброй ночи, милорд. Томпсон позаботится о вас.
        Уже спускаясь по лестнице, Куинси услышала надрывный кашель Синклера и тяжко вздохнула.

        Глава 16

        Когда она добралась домой, было уже поздно, Мел с бабушкой крепко спали. Сэр Эмброуз, лежавший на своем коврике у камина, приветствовал ее взмахом хвоста и тут же снова задремал. Куинси упала на постель, даже не потрудившись раздеться, и тотчас погрузилась в сон.

        - Как поездка, дорогая? - спросила бабушка на следующее угроза завтраком.
        - Наша поездка? - переспросила Куинси. - Ну... полагаю, она была весьма познавательной.
        Бабушка пристально посмотрела на нее, но Куинси, избегая ее взгляда, принялась намазывать маслом лепешку... Потом она все-таки рассказала о том, что произошло с Синклером, однако решила не говорить, что им с графом пришлось провести ночь в хижине.
        - У бедняги, наверное, ужасная простуда, - сказала бабушка, прищелкнув языком. Прихрамывая, она подошла к буфету. - Если у него болит горло, проследи, чтобы он пил теплый лимонад с медом. И давай ему отвар ивовой коры. Это поможет ему быстрее поправиться.
        - Да-да, - кивнула Мелинда. - Но не забудь подсластить отвар, потому что слишком горько.
        - Конечно, надо подсластить. - Куинси с улыбкой поднялась из-за стола.
        До дома Синклера она добралась в считанные минуты - бежала, перепрыгивая через лужи и уворачиваясь от брызг проезжавших мимо экипажей.
        - Доброе утро, мистер Куинси, - сказал Харпер, принимая у нее шляпу, плащ и перчатки. - Полагаю, что сегодня ваше присутствие более желательно в спальне графа, чем в библиотеке.
        - Если этого желает не граф, а Томпсон, то уж точно, верно? - Куинси улыбнулась.
        - Да, вы правы. - кивнул дворецкий. Томпсон встретил ее у порога спальни Синклера; под глазами слуги залегли темные круги.
        - Что между вами произошло? - проворчал Томпсон. - Он всю ночь повторял ваше имя. Я не мог понять, то ли он хочет, придушить вас, то ли...
        - Придушить? Полагаю, ему просто очень плохо и он бредит.
        Куинси прошла в комнату и замерла, увидев Синклера, Он лежал, распростершись на кровати, и задыхался в приступе ужасного кашля. Наконец приступ прошел, и граф сделал глубокий вдох. Затем со стоном откинулся на подушку.
        - Доброе утро, милорд, - сказала Куинси, подходя поближе.
        - Для меня это утро не очень-то доброе, - прохрипел Синклер. Он зажмурился и отвернулся, когда она раздвинула шторы.
        Куинси снова повернулась к графу. Красно-фиолетовый синяк у него на виске резко контрастировал с бледностью лица. Она положила руку ему на лоб и с нарочитой бодростью в голосе проговорила:
        - Так и должно быть. Вы, несомненно, чувствуете себя отвратительно, милорд, но лихорадка у вас легкая. Ничего серьезного.
        Синклер фыркнул:
        - Конечно, ничего серьезного. Я в полном порядке. - Он приподнялся и спустил ноги на пол.
        Ее взгляд задержался на бугристых шрамах, начинавшихся сразу над правым коленом Синклера и исчезавших под смятой ночной рубашкой. Эти шрамы свидетельствовали о том, что он побывал в аду, но вернулся и выжил... К этим шрамам она прикасалась совсем недавно.
        - Вы меня не поняли, милорд. Я хочу сказать: пока ничего серьезного. И если вы останетесь в постели на несколько дней, то действительно будете в полном порядке.
        - Я уже достаточно времени провел в постели, - проворчал граф.
        Он попытался встать, но Куинси толкнула его на кровать.
        - Не будьте глупцом, милорд. Если ваша простуда перейдет в пневмонию... Я могу в деталях описать, какие страдания вам придется вытерпеть.
        - Но почему... - Синклер в очередной раз закашлялся. Когда приступ прошел, он молча улегся обратно в постель.
        - Вот и хорошо, - кивнула Куинси.
        Порывшись в карманах, она вытащила пакет, который дала ей бабушка. Передав пакет стоявшему у двери Томпсону, она сказала:
        - Пожалуйста, попросите Джилл, чтобы она заварила это. И проследите, чтобы с отваром принесли и сахар.
        - Да, сэр. - Томпсон вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
        Почти тотчас же дверь снова отворилась, и вошла леди Синклер.
        - О, мой бедный милый малыш! - воскликнула она, всплеснув руками.
        - За доктором уже послали? - спросила Куинси, отступая от кровати.
        - Да, он вот-вот появится, - ответила леди Синклер, подходя поближе. - Бенджамин, но как же ты...
        - Значит, решили искупаться, а, милорд? На пороге появился доктор Кимбалл.
        Куинси и леди Синклер тут же удалились, и доктор начал осмотр. Куинси направилась к лестнице, но леди Синклер пригласила ее выпить чаю в гостиной.
        - Я еще не поблагодарила вас за то, что вы были с моим сыном, - сказала графиня, когда они расположились на диване.
        Куинси вздрогнула и едва не расплескала чай.
        - Вы о чем, миледи?
        - Ведь это вы помогли Бенджамину добраться до хижины и оставались с ним всю ночь. Или я неправильно истолковала его бред?

«О Господи, что же он еще говорил в бреду?» - подумала Куинси. Пожав плечами, она ответила:
        - Я просто присоединился к поискам и нашел лорда Синклера, а потом помог ему добраться до хижины, и нам пришлось провести там ночь. Вот и все, - Куинси снова пожала плечами.
        Леди Синклер пристально посмотрела на нее и с улыбкой сказала:
        - Не преуменьшайте свои заслуги, мистер Куинси. Я прекрасно знаю, что вы сделали для моего сына, и я очень вам благодарна.
        Куинси потупилась. Леди Синклер похлопала ее по руке.
        Тут в комнату заглянула экономка:
        - Доктор закончил осмотр и теперь хочет поговорить с вами, миледи.
        - Спасибо, миссис Хаммонд.
        Леди Синклер встала и направилась к двери. Куинси последовала за ней. Доктора они встретили в холле.
        - Неделя в постели - и милорд должен поправиться, - сказал он, протягивая Куинси пузырек с настойкой Годфри. - Давайте ему вот это, если кашель усилится, и лауданум, если нога будет беспокоить. И пошлите за мной, если вдруг станет хуже. - Поклонившись графине, доктор ушел.
        - Шарлатан, - пробурчала Куинси, прочитав ярлычок на пузырьке. Это поможет Синклеру не больше, чем его любимое бренди.
        Куинси отдала настойку Джилл, взяла у нее поднос с отваром и вошла в спальню графа. Леди Синклер следовала за ней по пятам.
        - Я знаю, что вкус не самый лучший, но это поможет вам поправиться. - Куинси налила в чашку отвара ивовой коры и подала ее Синклеру.
        Он сделал глоток и поморщился:
        - Неужели вы думаете, что я и впрямь буду пить это варево, это...
        - Помолчи, дорогой, и пей. - Леди Синклер присела на край кровати и убрала со лба сына прядь волос.
        - Но, мама, я...
        - Прости, дорогой, но я очень занята. - Леди Синклер встала и, подмигнув Куинси, вышла из комнаты.
        Куинси не знала, как понять поведение графини. «Впрочем, сейчас не время об этом размышлять», - сказала она себе. Заставив своего пациента допить отвар, она с улыбкой проговорила:
        - Вам нужно пить это по чашке каждые два часа. Я напомню Джилл и Джеку на случай, если вы забудете.
        - Куда вы уходите? - прохрипел Синклер, когда Куинси направилась к двери.
        - Вниз. У меня много работы, а вам нужно поспать. - Если она останется, то поддастся искушению и тогда... Куинси со вздохом вышла из комнаты.
        Она собралась быстро просмотреть корреспонденцию графа, а потом, заняться бухгалтерскими книгами. Но едва она уселась за стол, как в дверь постучал Харпер.
        - Вы нужны наверху, - сказал дворецкий. Немного помедлив, добавил: - Полагаю, что милорд хочет дать вам какие-то указания.
        Отодвинув стопку писем, Куинси поднялась из-за стола и направилась в спальню графа. Оказалось, что он просто хотел узнать, чем она занимается. Вернувшись в библиотеку, Куинси снова занялась корреспонденцией, но через несколько минут появился Джек, сообщивший, что Синклер опять ее зовет. Тяжко вздохнув, Куинси отшвырнула ручку. Вызвав Харпера, она попросила, чтобы ей помогли перенести бухгалтерские книги, письма и счеты наверх, в гостиную графа.
        Харпер и Джек помогли ей передвинуть письменный стол от окна к дальней стене - чтобы она, открыв дверь, видела лежащего в постели Синклера.
        - Что там происходит? - донесся из соседней комнаты голос Синклера.
        - В интересах дела я несколько дней буду работать тут, - объявила она, раскладывая перед собой бумаги и письменные принадлежности. - Бегать целый день с этажа на этаж - это работа Селии, а не моя.
        - Дерзкий мальчишка, - пробурчал Синклер.
        - Возможно. А теперь, милорд, постарайтесь заснуть. Харпер с Джеком переглянулись и вышли из комнаты.
        Час спустя Куинси встала из-за стола, чтобы налить Синклеру еще одну чашку ивового отвара.
        - Через некоторое время вы привыкнете к вкусу, - Сказала она, подавая ему чашку.
        Граф зажмурился и поднес чашку к губам. Выпив отвар, он передал чашку Куинси и, поморщившись, проворчал:
        - Лучше пить это быстро, желательно одним глотком.
        Куинси кивнула и вернулась к столу.
        Через несколько часов в спальне графа появилась леди Синклер.
        - Мама, что случилось? - спросил он.
        - Ничего, дорогой. Я просто зашла узнать, как у тебя дела.

«Слишком уж она жизнерадостная... - подумала Куинси. - Наверняка что-то скрывает».
        - Нет, мама, тебя что-то расстроило, - сказал граф. Леди Синклер долго молчала. Наконец со вздохом проговорила:
        - Видишь ли, я была у леди Барбоур. И в это время приехала вдовствующая леди Туитчелл. Она по-прежнему утверждает, что это ты убил ее мужа.
        Синклер закашлялся.
        - Туитчелл действительно умер в то время, как я держал его за лацканы сюртука, когда обвинил в игре краплеными картами. Но при этом были свидетели.
        Куинси выронила ручку. Она знала об этом скандале еще до того, как появилась у Синклера. «Хорошо, что хоть дверь в спальню сейчас закрыта», - промелькнуло у нее в голове. Но, конечно же, она прекрасно все слышала.
        - Дорогой, но ты ведь не убивал Туитчелла...
        - Разумеется, нет. Хотя этот ублюдок обманул отца...
        - Бенджамин!..
        - И этот негодяй думал, что ты бросишься в его объятия после похорон отца.
        - Я действительно когда-то любила Дервина. Но это было очень давно. Задолго до того, как ты родился. А с твоим отцом я была счастлива. Ты ведь знаешь, что я очень любила твоего отца?
        - Да, мама, конечно, знаю.
        С минуту оба молчали, потом леди Синклер вновь заговорила:
        - Как бы то ни было, молодой Туитчелл считает, что это ты виноват в смерти его отца. Обещай мне, дорогой, что не наделаешь глупостей. Никаких дуэлей. Если я потеряю и тебя тоже... О, я этого не переживу.
        Он опять закашлялся.
        - Мама, я ведь еще пять лет назад дал тебе такое обещание. Я этого не забыл.
        - Да, знаю. Я только хотела убедиться... - Леди Синклер поцеловала сына в лоб. - Отдыхай, дорогой. И постарайся слушаться своего секретаря. Я уверена, Куинси нее делает в твоих интересах.
        Дверь в коридор открылась и закрылась. Через несколько минут из спальни донесся храп Синклера.
        Куинси вздохнула и снова занялась корреспонденцией. Покончив с письмами, она расписалась за Синклера там, где было необходимо, и отклонила, все приглашения на ближайшие две недели - с поисками жены графу придется подождать...
        В конце дня, когда она уже сделала все, что намечала, послышался голос Синклера:
        - Куинси, вы все еще здесь?
        Она открыла дверь и подошла к кровати.
        - Как вы себя чувствуете? - Он чуть приподнялся.
        - Проклятие, я не чувствовал себя так отвратительно со времен...
        - Ватерлоо?
        Он кивнул:
        - Совершенно верно. Я тогда едва не лишился ноги.
        Поскольку рядом никого из слуг не было, она села на край кровати и взяла Синклера за руки.
        - Не надо вспоминать об этом. Сейчас главное - чтобы вы побыстрее выздоравливали. Я вызову Джилл, чтобы принесла вам супа, - Куинси потянулась к звонку, - но сначала вы должны выпить еще чашку отвара. Вот, пейте... - Она протянула ему чашку.
        - Вы, похоже, твердо верите в этот отвар.
        - Я знаю, что он помогает. Пейте.
        Вскоре появилась Джилл с подносом. Закрыв за горничной дверь, Куинси установила поднос у Синклера на коленях и сказала:
        - Я понимаю, что у вас нет аппетита, но вам нужно поесть, иначе зачахнете. Ешьте. - Она улыбнулась ему.
        Граф кивнул, но съел совсем немного. Тогда Куинси взяла лежавшее на подносе яблоко и, присев на край кровати рядом, с Синклером, разрезала яблоко на дольки. Она уже собиралась предложить один из ломтиков графу, но, почувствовав яблочный аромат, не удержалась и откусила кусочек. Покосившись на Синклера, она увидела, что он смотрит на нее во все глаза, и тотчас же вспомнила, как они с графом ели яблоко, сидя на каменной ограде, - именно тогда они поцеловались. При этом воспоминании ее охватил жар. Она откусила еще кусочек и увидела, как открывается рот Синклера. Воспользовавшись этим, Куинси поднесла к его губам одну из долек. Он откусил, не отрывая от нее глаз. Затем прожевал и проглотил. Она поднесла ему еще один кусочек, и он, слизав языком сок с ее пальца, съел и этот ломтик.
        Они по-прежнему не произнесли ни слова - ни ей, ни ему не хотелось разрушать чары. При этом Синклер охотно ел яблоко - Куинси отправляла ему в рот дольку за долькой.
        Проглотив последний кусочек, он, наконец, произнес:
        - Что-нибудь еще?
        Куинси поняла, что он говорит вовсе не о еде. У нее екнуло в груди при воспоминании о том «еще», которое произошло в пастушьей хижине. Судорожно сглотнув, она проговорила:
        - А теперь вам надо допить отвар. - Их пальцы соприкоснулись, когда она подавала ему чашку.
        Он сделал глоток и, взяв ее за руку, сказал:
        - Не так уж и плохо...
        Да, совсем не плохо. Большим пальцем она выводила круги на его ладони.
        Тут раздался стук в дверь, и Куинси, вскочив, принялась оправлять сюртук. В комнату вошла служанка - она сказала, что хочет разжечь огонь в камине и убрать в комнате.
        Попрощавшись с графом, Куинси отправилась домой. Когда она вошла в комнату, бабушка с Мел шили новое платье. Чтобы не мешать им, Куинси села в дальнем углу и стала играть с Сэром Эмброузом. Минут через десять она сказала:
        - Пожалуй, я лягу сегодня пораньше.
        - Конечно, моя дорогая, - кивнула бабушка.
        Раздевшись и надев ночную рубашку, Куинси подхватила на руки Сэра Эмброуза и забралась в постель. Она уже засыпала, когда услышала тихий стук в дверь. Поднявшись с постели и надев халат, она открыла.
        - Прошу прощения, сэр, - прошептал слуга Лиланда. - Но у кухонной двери какой-то одноногий человек в ливрее... Он говорит, что его послал за вами лорд Синклер.
        - Передайте ему, что я сейчас приду, - прошептала в ответ Куинси.
        Закрыв дверь, она бросилась одеваться. Пять минут спустя они с Джеком уже шагали по темным улицам.
        - Синклер послал и за доктором Кимбаллом? - спросила Куинси.
        - Нет, сэр. Томпсон сказал, что вы знаете, что делать.
        - Так это Томпсон послал вас?
        - Да, сэр, вытащил меня из постели.
        Она ускорила шаг, потом побежала.

        Глава 17

        Куинси влетела в кухонную дверь, пробежала мимо испуганных судомоек, взбежала по лестнице и, задыхаясь, остановилась на ковре перед дверью в спальню Синклера. Она подняла руку, чтобы поправить очки, и обнаружила, что забыла их. В этот момент дверь распахнулась и в коридор выглянул Томпсон.
        - О, хорошо, вы пришли. - Он втащил ее в комнату и тут же закрыл за ней дверь.
        - Куинси. Нет, Куинси!.. - Крик Синклера перешел в стон.
        Забыв о Томпсоне, она прошла к кровати. Граф лежал на сбившихся простынях, и его голова металась по подушке. Куинси села на край кровати и взяла его за руки.
        - Он такой уже больше часа, - сказал Томпсон, приблизившись. - Я боялся, что он разбудит весь дом. Все время зовет вас и что-то кричит... По-моему, это французские ругательства. Что вы с ним сделали?
        - Синклер... - прошептала она.
        Граф тотчас же затих, и его пальцы, горячие и влажные, вцепились в ее руку. Он несколько раз сжал ее, потом разжал пальцы и задремал.
        - Почему вы послали за мной, а не за его матерью или доктором?
        - Я доверяю докторам не больше, чем вы, а у миледи и так достаточно седых волос. И все они появились после того, как он последний раз болел.
        - Последний раз? - Куинси убрала прядь волос с покрытого испариной лба Синклера.
        - Да, после последнего большого сражения. Хирург пытался отрезать милорду ногу, но тот отшвырнул этого коновала и, собрав оставшиеся силы, выбрался из палатки. И никто не мог найти его целую неделю. - Томпсон натянул одеяло на плечи Синклера. - У миледи не было ни одного седого волоса до тех пор, пока она не прочитала список убитых и раненых. Она увидела его имя среди пропавших без вести - таких считали убитыми. - Слуга понизил голос: - Вы ведь не думаете, что сейчас он не выкарабкается?..
        - Куинси!.. - прохрипел Синклер, внезапно проснувшись.
        Куинси с облегчением улыбнулась, потом нахмурилась:
        - Я не понимаю, милорд... Вам же было гораздо лучше. Отвар должен был...
        - Отвратная бурда, - проворчал граф.
        Куинси внимательно на него посмотрела:
        - Так вы не пили отвар? Как же вы от него избавлялись?
        Синклер свесил руку с кровати, и Куинси услышала тихий плеск.
        - Ночной горшок?! Ах вы, упрямец! - Она встала с кровати. - Мы с Томпсоном уходим. Раз милорд лучше знает, что требуется для его лечения, нам здесь делать нечего. Пойдемте, Томпсон.
        Слуга пожал плечами:
        - Как скажете, сэр. Они направились к двери.
        - Вы уходите?! - прохрипел граф. Куинси даже не обернулась.
        - Подождите! - Синклер приподнялся и протянул к ней руку. - Прежде чем вы уйдете, не могли бы вы... Не могли бы вы принести мне чашку этого проклятого отвара?
        Томпсон с Куинси, улыбаясь, переглянулись. Слуга взял пустой чайник со столика и вышел из комнаты.
        Куинси смочила в тазу лежавшее рядом полотенце и протерла лоб больного.
        - Милорд, вам не следовало ехать в Лондон. Было бы гораздо лучше, если бы вы остались в Брентвуде.
        - Нет-нет... - Он закашлялся. - Ваша бабушка беспокоилась бы, если бы я не привез вас домой вовремя. Я дал слово. - Он со стоном откинулся на подушки.
        Он также дал слово, правда, только самому себе, что не ляжет с ней в постель до тех пор, пока она не будет принадлежать ему по закону. Но это не означало, что он не хотел видеть ее до того момента.
        Вскоре вернулся Томпсон с отваром. Синклер поморщился и сел в постели. Слуга, кивнув Куинси, отправился на свой пост в коридоре, а она, присев на край кровати, протянула графу чашку.
        - Пейте.
        - Ваше здоровье. - Он сделал глоток и снова поморщился. Потом быстро допил остальное.
        - Вот и хорошо, - сказала Куинси. - Теперь мне следует уйти, а вам нужно поспать.
        - Мне не хочется спать.
        - Но сейчас глубокая ночь. Разумеется, вам хочется спать.
        - Нет, не хочется. - Граф потянулся к ее руке.
        - Что ж, в таком случае вам надо выпить стакан ромашкового чая. Интересно, есть ли на кухне ромашковый чай?
        Он погладил ее по руке. Голос Куинси успокаивал лучше, чем любое лекарство. Ему действительно не хотелось спать - хотелось слышать ее голос. - Расскажите мне сказку, - сказал он неожиданно.
        Куинси рассмеялась:
        - Сказку?
        - Вы хотите, чтобы я заснул? Тогда расскажите мне сказку на ночь.
        - Вы как ребенок. Он кивнул:
        - Сейчас - да.
        - Хорошо. Только дайте подумать... - Она снова протерла его лоб влажным полотенцем. - Когда-то давным-давно... О, это просто смешно!
        Синклер устроился поудобнее на подушках и взял ее за руку:
        - Продолжайте же.
        Она вздохнула:
        - Когда-то давным-давно жил красивый юноша по имени Рэндолф.
        Синклер внимательно посмотрел на нее, и Куинси покраснела:
        - Я рассказывала эту сказку моей сестре, Вы действительно хотите, чтобы я продолжала?
        - Да, пожалуйста.
        Куинси откашлялась и вновь заговорила:
        - Рэндолф происходил из знатной семьи, но он был младшим сыном младшего сына, и ему приходилось самому всего добиваться в жизни. Закончив учебу, он стал викарием в рыбацкой деревушке. Он был так же беден, как его прихожане, но старался помогать им всем, чем мог. Если кто-то из рыбаков болел, он занимал его место в рыбацкой лодке, чтобы больной не терял свой заработок.
        Синклер улыбался, глядя на Куинси. Он представлял, как она, десятилетняя девочка, рассказывает эту сказку своей младшей сестренке.
        - Однажды в Ла-Манше был сильный шторм, и рыбацкая лодка едва не протаранила корпус опрокинувшейся яхты. Люди с яхты барахтались в воде и из последних сил боролись с волнами. Никто из рыбаков не рискнул прыгнуть в бурное море, но они бросили несчастным веревки. В воде оказался и владелец яхты, французский аристократ. Но он и его дочь находились слишком далеко от лодки, и рыбаки не смогли добросить до них веревки. Девушка пыталась подплыть к лодке, но тяжелые мокрые юбки тянули ее на дно, и она начала тонуть. Тогда Рэндолф прыгнул в бурлящие волны и спас девушку. Он спас также и ее отца, а рыбаки вытащили из воды всех остальных. Французский аристократ оказался другом нашего короля, и он плыл в Англию, спасаясь от революции. Король Георг был так благодарен Рэндолфу за спасение своего друга, что пожаловал ему баронский титул. Француз потерял все свои богатства во время революции и кораблекрушения, но он тоже хотел выразить благодарность спасителю, поэтому отдал Рэндолфу самую большую драгоценность - отдал руку своей дочери Доминик. Рэндолф же был на седьмом небе от счастья, потому что они с Доминик
влюбились друг в друга с первого взгляда и...
        - Вы забыли, чем все кончилось? - спросил граф, открыв глаза.
        - Я думала, вы уже заснули.
        - Они жили долго и счастливо, не так ли? - Синклер улыбнулся.
        - Конечно, долго и счастливо. Двадцать лет. А потом произошел несчастный случай. Рэндолф погиб, когда перевернулась его карета.

«Доминик - имя ее бабушки», - вспомнил Синклер. Тут их взгляды на мгновение встретились. Затем Куинси наклонилась и поцеловала его в лоб.
        - А теперь будьте хорошим мальчиком и спите.
        Он заснул с улыбкой на губах.
        Куинси с Томпсоном сменяли друг друга всю ночь и давали Синклеру ивовый отвар, когда он просыпался. Дважды она пыталась прилечь на кровать камердинера в гардеробной, но граф звал ее каждый раз, едва голова Куинси опускалась на подушку. В конце концов, она устроилась в кресле, придвинув его к кровати. А в семь утра пришел Джек; он сказал, что сменит Томпсона. И только сейчас Куинси вспомнила, что ушла, даже не оставив записку бабушке и Мел, так что они, наверное, ужасно волновались. Она уже собиралась уходить, когда граф снова позвал ее. Кончилось тем, что Куинси написала записку и попросила одного из слуг передать ее сестре, а сама же вернулась к Синклеру.
        Как странно... Если она пыталась уйти, он становился беспокойным и начинал звать ее. Если же она просто отходила к своему столу, он прекрасно спал.
        - Куинси! - в очередной раз раздался хриплый голос Синклера.
        Куинси, дремавшая за столом, подняла голову.
        - Что?.. - Она заморгала и протерла глаза.
        - Черт возьми, который час? - Граф приподнялся и пригладил ладонью волосы. - Почему вы не... - Он закашлялся.
        Куинси позвонила горничной, потом подошла к кровати Синклера и, дождавшись, когда приступ кашля пройдет, с улыбкой сказала:
        - Для пациентов в вашем состоянии доктор Кимбалл рекомендовал бы слабый чай и жидкую овсяную кашку. - Синклер поморщился, и она добавила: - Зато бабушка рекомендует фрукты, тосты с апельсиновым джемом и столько чая, сколько сможете выпить.
        При слове «фрукты» граф улыбнулся.
        - Ваша бабушка - мудрая женщина, - Он хотел сказать еще что-то, но опять содрогнулся в приступе кашля.
        Когда кашель прекратился, Куинси взяла из-под столика у кровати небольшую бутылочку и налила из нее немного в чашку. Протянув чашку графу, сказала:
        - Бабушка также рекомендует глоток виски каждые четыре часа, когда вы бодрствуете.
        - Я предпочитаю бренди.
        - Бабушка настаивает на виски.
        Синклер пожал плечами и выпил виски одним глотком. И тут же закашлялся на целых две минуты.
        Вскоре появилась Джилл, и Куинси потребовала обед для себя и завтрак для графа. Потом стала готовить ивовый отвар. Когда она снова повернулась к Синклеру, он уже крепко спал.
        Обедая, Куинси читала газету, и время от времени поглядывала на графа. В очередной раз проснувшись, он взглянул на нее и прохрипел:
        - Куинси, где бутылка? Куда вы ее спрятали?
        - Вы уверены, что...
        - Да, уверен.
        Она подошла к кровати и вытащила из-под столика бутылку виски. Налив немного в чашку, сказала:
        - Вот... Только на этот раз пейте медленно.
        Едва лишь Синклер передал ей пустую чашку, как в комнату вошла его мать.
        - Бенджамин, дорогой... - Графиня протянула руку, чтобы потрогать его лоб. - О... Мне кажется, нужно снова послать за доктором Кимбаллом.
        - Нет-нет! - прохрипел Синклер.
        - Не думаю, что в этом есть необходимость, - вмешалась Куинси. - По-моему, лорд Синклер предпочитает рекомендации моей бабушки. Ему просто нужен отдых, вот и все, - Она многозначительно посмотрела на графа, - Отдых в постели, в течение целой недели.
        Леди Синклер улыбнулась:
        - Что ж, если у вашей бабушки есть опыт... Хорошо, не возражаю. Только сообщите мне, если хоть что-нибудь изменится. - Бросив тревожный взгляд на сына, леди Синклер вышла, из комнаты.
        Ближе, к вечеру Куинси отправилась домой, но лишь для того, чтобы переодеться и взять очки. Вернувшись к Синклеру, она обнаружила, что никто из слуг не удивился при ее появлении. Возможно, слуги считали, что в отсутствие камердинера именно секретарь должен ухаживать за графом.
        - Дейзи сказала, что вы почти не притронулись к обеду, - сказал Томпсон, входя в комнату с подносом, - вот, поешьте. - Он поставил его на стол у окна.
        - Спасибо, Томпсон, - кивнула Куинси.
        Она встала и потянулась. У нее совершенно не было аппетита, но кто сумеет успокоить графа, если она тоже лишится сил? Сделав себе бутерброд, Куинси покосилась на Синклера - и вдруг заметила, как он выхватил полотенце из рук слуги. В следующее мгновение он швырнул полотенце через всю комнату, и оно угодило в чайник, который тут же опрокинулся.
        Куинси, схватив тряпку, принялась вытирать разлившийся чай, но тут послышалось ворчание Синклера, а затем раздались громкие крики Томпсона:
        - Нет-нет! Что вы делаете, милорд?!
        Куинси обернулась. Синклер, размахивая кулаками, пытался ударить Томпсона, а тот старался схватить его за руки.
        - Прекратите! - крикнула Куинси, подбегая к кровати. - Успокойтесь, милорд.
        Синклер взглянул на нее, но, судя по всему, не узнал. Он снова пытался ударить Томпсона, но, промахнувшись, задел локтем Куинси и сбил с ее носа очки.
        - Капитан, - закричала она, - прекратите немедленно!
        Синклер замер. Томпсон же со вздохом облегчения отступил на несколько шагов, и из-под его каблука раздался зловещий хруст - то были очки Куинси. Она хотела их поднять, но вдруг почувствовала какую-то влагу на верхней губе. Облизав губы, она ощутила привкус крови.
        - Чтоб мне провалиться, он же разбил вам нос! - Вытащив из кармана носовой платок, Томпсон бросился к Куинси и приложил платок к ее окровавленному носу.
        Отстранив его руку, она пробормотала:
        - Не беспокойся, ничего страшного.
        Внезапно Синклер закашлялся, но кашель почти тотчас же прекратился, и послышался какой-то булькающий звук. Граф же, скорчившись в изголовье кровати, то и дело вздрагивал, и казалось, что лицо его посинело.
        - Он задыхается! - Куинси бросилась к Синклеру. - Помогите перевернуть его...
        Они перевернули Синклера на левый бок, и он не сопротивлялся. Куинси вскочила на кровать и опустилась рядом с ним на колени.
        - Бабушка предупреждала, что такое может случиться, - сказала она. - Вытащите горшок из-под кровати. Побыстрее!
        Томпсон повиновался. Куинси же принялась колотить Синклера ладонью по спине.
        - Бабушка сказала вам бить его? - пробормотал слуга.
        - Я делаю то, что надо делать. - С каждым словом она наносила очередной удар по спине Синклера, но глаза его по-прежнему оставались закрытыми. - Ничего не понимаю... Бабушка ведь сказала, что это поможет удалить жидкость из его легких.
        - А он должен при этом сидеть или лежать? - Томпсон зажег еще одну свечу на столике у кровати.
        - Я не знаю!.. - Куинси изо всех сил старалась не расплакаться.
        - Может, позвать доктора Кимбалла?
        - Нет времени. - Куинси склонилась над графом. - Кашляй, Бенджамин, - прошептала она ему в ухо и снова ударила по спине. - Ты должен кашлять. Пожалуйста, Бенджамин, ради меня.
        Через несколько секунд Синклер начал кашлять, затем придвинулся к краю кровати и выплюнул мокроту в горшок.
        Куинси похлопала его по плечу и, сев с ним радом, с облегчением вздохнула. Вскоре дыхание графа восстановилось, и он, взглянув на нее, пробормотал:
        - О, мой ангел... - Он на мгновение прижал ее руку к сердцу, затем в изнеможении откинулся на подушки и закрыл глаза.
        Томпсон в изумлении уставился на Куинси, потом перевел взгляд на Синклера.
        - Я знал это! - воскликнул слуга. - Выходит, я был прав. Гримшо должен мне шиллинг!
        - Вы о чем? - Куинси поднялась с кровати и пристально посмотрела на Томпсона.
        Слуга расплылся в ухмылке:
        - Я знал, что вы... не мужчина.
        Куинси судорожно сглотнула.
        - Но почему вы так думаете?
        Томпсон немного смутился, но потом снова ухмыльнулся:
        - Лорд Синклер не из тех, кто будет прижимать к сердцу руку другого мужчины, Куинси со вздохом опустилась в кресло.
        - Когда вы заключили пари с Гримшо?
        - После происшествия в доках. Я тогда нес вас к карете, а потом занес в дом. Вы выглядели как надо, но... что-то было не так. Граф же, когда увидел, как вы лежите без чувств на диване... Знаете, он стал белее, чем его галстук.
        Куинси вдруг почувствовала, что ей все равно. Она слишком долго не спала, чтобы сейчас думать об этом. К тому же Томпсону, кажется, можно доверять. Куинси взглянула на слугу:
        - Видите ли, Томпсон, я... - Она в смущении умолкла.
        Слуга улыбнулся и проговорил:
        - Не беспокойтесь, сэр. Я буду на своем посту. Если вам что-нибудь понадобится, позовите меня. - Он подмигнул ей и вышел из комнаты.
        Куинси долго смотрела на закрывшуюся за Томпсоном дверь. Потом, тихонько вздохнув, села рядом с графом. Этой ночью она чуть не потеряла его. К счастью, кризис миновал, но теперь следовало ждать следующего... При мысли об этом Куинси вздрогнула, затем, не удержавшись, обняла Синклера. Он тотчас потянулся к ней и, обхватив ее обеими руками, положил голову ей на грудь; глаза же его по-прежнему были закрыты. Она прижала его к себе и прошептала:
        - Никогда больше не пугай меня так. Слышишь, Бенджамин?
        Он что-то пробормотал себе под нос и захрапел. Она погладила его по щеке и поцеловала в макушку.
        Куинси обнимала графа всю ночь, то и дело, утирая слезы. Она чувствовала, что все сильнее привязывается к Синклеру, и это страшило ее. Ведь если она оставит его, в ее жизни образуется пустота, зияющая дыра в сердце. Но, увы, ей придется его оставить, потому что если она не сделает этого...
        Послышался тихий стук в дверь, и Куинси поднялась с постели за мгновение до того, как Матильда вошла в спальню.
        - Я подумала, что вы, должно быть, проголодались, сэр, - сказала служанка, поставив на стол поднос. - И еще я принесла лимонаду с медом. Кухарка сказала, что вчера вы требовали его очень много.
        - Спасибо, Матильда. - Куинси протерла глаза - их жгло так, будто песком запорошило.
        - Скажите, сэр, лорд Синклер умрет? - неожиданно спросила служанка.
        Куинси взглянула на нее с удивлением:
        - Конечно, нет. Я уверен, что он скоро поправится.
        Лицо Матильды просветлело.
        - О... Я так рада... - Взглянув еще раз на спящего графа, служанка присела в реверансе и направилась к двери.
        - Матильда... - окликнула ее Куинси. - А где Джилл сегодня утром?
        - Она подгоняет новое платье для леди Синклер, сэр. Думаю, миледи собирается надеть его на свадьбу.
        - На свадьбу?
        - Ну да... На свадьбу лорда Синклера. Мы уже боялись, что платье окажется для похорон, - Матильда опустила глаза, - но теперь-то ясно, что оно для свадьбы. Вам нужно что-нибудь еще, сэр?
        - Нет, спасибо. Можете идти.
        Куинси даже не слышала, как закрылась дверь за служанкой. Сердце ее гулко стучало в груди, а на глаза снова навернулись слезы. Но кого же леди Синклер подыскала в жены своему сыну? Или граф сам нашел?.. Нет-нет, не может быть - она, Куинси, узнала бы об этом раньше, чем леди Синклер.
        Куинси снова опустилась на кровать и взглянула на графа.
        - Мой ангел, - пробормотал он с улыбкой, глаза его по-прежнему были закрыты.
        - Да, милорд... - прошептала она. - Вы не спите?
        Он не ответил, но его пальцы крепко сжали ее руку.
        Куинси почувствовала стеснение в груди. О Господи, она любит Синклера все больше, а ведь ей придется покинуть его. Слезы снова подступили к ее глазам, и она, не удержавшись, тихонько всхлипнула. Но Синклер, спавший с улыбкой на губах, этого не слышал.

«Интересно, получил ли Томпсон свой шиллинг?» - неожиданно подумала Куинси. Тяжко вздохнув, она вернулась к уже остывшему завтраку.

        Синклер медленно открыл глаза, и тотчас же часы на каминной полке пробили двенадцать. Но что это за сопение с ним рядом? Он повернул голову и увидел Куинси, дремавшую в кресле у кровати. Синклер нахмурился. Такая преданность секретаря может вызвать у слуг удивление. И все же он был рад, что Куинси осталась с ним.
        Увидев на столе остатки завтрака, граф вдруг почувствовал, что проголодался. Он потянулся к звонку, но тут же отдернул руку.
        Черт возьми, что же происходило ночью? Может, он каким-то образом выдал Куинси? Неужели он?.. Или это был всего лишь сон?

        Глава 18

        - Мистер Куинси... - Джилл в нерешительности остановилась у порога. - Видите ли, сэр, у нас тут... кое-что случилось, и я не знаю, что делать. - Служанка с беспокойством взглянула на спящего графа.
        Приготовившись к худшему, Куинси последовала за Джилл в коридор.
        - Расскажите мне, что именно случилось. Горничная осмотрелась и тихо заговорила:
        - Думаю, Матильда сбежала. Она взяла с собой большую корзину вроде той, с которой ходила к зеленщик, но кухарка сказала, что Матильда ужасно не любит ходить туда, потому что «этот старый козел все время щипается».
        Куинси потребовалось время, чтобы понять: проблема нe имеет никакого отношения ни к ней, ни к Синклеру.
        - А может, она изменила свое отношение к зеленщику?
        Джилл покачала головой:
        - Нет-нет, я порвала чулок и пошла взять другой - я живу в одной комнате с Матильдой, - и вся ее одежда исчезла. А сейчас очередь Финли подавать чай, но Гримшо не может найти его.
        - Возможно, Финли просто... Полагаю, его одежда тоже исчезла?
        Джилл утвердительно кивнула. Куинси невольно усмехнулась - еще одна свадьба в доме!
        - Может, об этом нужно рассказать миссис Хаммонд или Харперу?
        - Но я не могу... - пробормотала Джилл. - Миссис Хаммонд и мистер Харпер разговаривают в ее кабинете. И они сказали, чтобы их не беспокоили. Я бы сказала леди Синклер, но она уехала с утренними визитами. И это еще не самое худшее!
        - А что еще?
        - Внизу нет никого, чтобы открывать дверь. Никого, кроме Селии, а у нее едва хватает сил, чтобы закрыть ее.
        - Но Гримшо...
        Джилл снова покачала головой:
        - Гримшо сегодня ужасно злой. Он взял у кухарки херес и заперся в погребе! Что же нам делать, сэр?
        Куинси опустилась на стул, стоявший около двери, и, спрятав лицо в ладонях, нервно рассмеялась. О, это уж слишком!..
        - Но, сэр...
        Куинси приложила к губам палец:
        - Минутку, Джилл, - Она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, затем отдала распоряжения. Джеку следовало занять пост внизу, Дейзи должна была подать чай, когда вернется леди Синклер, а Джилл - принести обед для Синклера.
«Харпер же займется пьяным Гримшо, - решила Куинси. - По крайней мере, Томпсон пока не сможет получить свой выигрыш».
        Синклер проснулся час спустя и, выпив чашку куриного бульона, почти сразу же снова уснул. Куинси уже собралась устроиться за письменным столом, но тут дверь отворилась, и вошла леди Синклер.
        - Как у него дела? - прошептала она, приблизившись к кровати. Графиня протянула руку, чтобы потрогать лоб сына.
        - Гораздо лучше, миледи. Сегодня утром жар спал. Думаю, через несколько дней он поправится.
        Леди Синклер с облегчением вздохнула:
        - О, вы даже представить не можете, как я рада. Я знаю, мне не следовало так волноваться, ведь он взрослый мужчина, но...
        - Я вас понимаю, - кивнула Куинси.
        - Действительно понимаете? Правда? - Леди Синклер заключила Куинси в объятия. - Вы совершаете чудеса, дитя мое, но вам надо проявлять осторожность и не слишком утомлять себя.
        - Откровенно говоря, я как раз собирался пойти домой, чтобы...
        - В этом нет нужды. Ваша сестра собрала для вас кое-какие ваши вещи, но... Похоже, некому сходить за ними. У нас сейчас нехватка персонала.
        - Прошу прощения, миледи, - сказал Харпер, приоткрыв дверь. - Я отнес вещи мистера Куинси всоседнюю спальню, как вы просили.
        - Спасибо, Харпер.
        И Куинси наконец-то сообразила, что означали слова леди Синклер.
        - Моя сестра?.. - пробормотала она.
        - Совершенно верно, - кивнула графиня. - Мы с вашей бабушкой и с сестрой прекрасно провели время. Леди Фицуотер - моя близкая подруга, как вы знаете. Я подумала, будет лучше, если мы перенесем ваши вещи в соседнюю комнату. - Она погладила Куинси по щеке и улыбнулась ей. Затем шагнула к двери соседней спальни и распахнула ее. - Кроме того, сейчас у нас, похоже, недостаточно слуг, чтобы приготовить гостевую комнату. К счастью, я на прошлой неделе приказала подготовить эту. Как странно... Еще сегодня утром я была уверена, что у нас достаточно слуг. Поговорю с миссис Хаммонд, если она уже оправилась. Я видела ее несколько минут назад, и мне показалось, что она... немного не в себе.
        О чем-то задумавшись, леди Синклер вышла из комнаты и направилась к лестнице. Куинси смотрела ей вслед, пока она не скрылась за поворотом.
        Осматривая свою новую комнату, искусно декорированную в темно-зеленом и белом, Куинси то и дело спрашивала себя: «Но почему же, почему?.. Ведь эта спальня - смежная со спальней Синклера, и, следовательно... Да-да, она должна принадлежать будущей графине, той, на которой он намерен жениться».
        Но леди Синклер распорядилась, чтобы ее, Куинси, вещи принесли сюда. И, наверное, еще на прошлой неделе она приказала слугам приготовить комнату.
        Что же все это означает?
        Куинси снова осмотрелась и заметила на кровати свою дорожную сумку - туда ее положил Харпер. А над стоявшей у камина ванной поднимались клубы пара.
        Решив, что поступит весьма разумно, если воспользуется ванной, пока она не остыла, Куинси заперла дверь и, быстро раздевшись, погрузилась в воду. Наслаждаясь горячей ванной, она по-прежнему размышляла о странном поведении леди Синклер и, в конце концов, пришла к выводу, что в ее действиях нет никакого скрытого смысла. Да, вероятно, просто не хватало слуг, чтобы приготовить другую комнату.
        Выбравшись из ванны, Куинси надела чистое белье - к счастью, Мелинда ничего не забыла - и подошла к кровати. Она с удовольствием вздремнула бы немного, но пора было возвращаться к графу. В очередной раз напоив больного отваром, а затем чаем, Куинси, как обычно, устроилась в соседней комнате за письменным столом: ей нужно было еще кое-что просмотреть в бухгалтерских книгах.
        Ближе к вечеру Куинси решила, что вернется на ночь домой - ей хотелось как следует выспаться, а лечь на кровать в смежной спальне она почему-то не осмеливалась. Но тут Синклер, словно почувствовав, что она хочет уйти, стал метаться и что-то бормотать во сне. Приблизившись к кровати графа, Куинси взяла его руку, и он тотчас же успокоился.
        Куинси невольно улыбнулась. Неужели Синклер действительно не мог спать спокойно, если ее не было рядом? Вот только где ей лечь? Или снова дремать в кресле у кровати Синклера? Нет, она не сможет провести так еще одну ночь. А может быть, перетащить сюда складную кровать из гардеробной? Ох, у нее не хватит на это сил, она ужасно устала...
        Куинси посмотрела на кровать Синклера. Кровать была такая огромная, что граф, лежа на боку и поджав колени, не занимал и половины. А изножье и вовсе оставалось свободным. Она могла бы устроиться там, могла бы сесть, облокотившись о столбик кровати, и вытянуть ноги. Всего на несколько минут..
        Куинси устроилась в изножье кровати и вздохнула с облегчением. Ах, так гораздо лучше! Она посидит здесь всего несколько минут. Всего несколько минут...
        Что-то было не так. Не плохо, но по-другому, Синклер протер глаза и прислушался. И вот опять... Опять какое-то движение на кровати.
        - Куинси? - прошептал он. Затем поднял голову и осмотрелся. Кресло рядом с кроватью пустовало.
        Граф выскользнул из-под одеяла и, поднявшись на ноги, снова осмотрелся. На его кровати кто-то лежал. Неужели Куинси? Ну да, конечно, она. Синклер улыбнулся и, подняв с пола одеяло, накрыл ее. Глядя на спящую Куинси, он спрашивал себя:
«Сколько же дней она ухаживала за мной? Сколько дней неустанно дежурила у моей постели? Она заставляла меня пить этот отвратительный отвар, кормила меня и успокаивала, когда я метался в бреду. Чем же я заслужил преданность такой чудесной женщины, как Куинси?»
        Да, решено: как только он окончательно поправится, он объявит об их помолвке. И они поженятся через месяц. Он сможет укладывать ее спать каждую ночь - рядом с собой. Они завершат то, что начали в пастушьей хижине, и проведут вместе всю жизнь.
        Получше укрыв Куинси, граф поцеловал ее в лоб и снова улегся в постель.
        Леди Синклер вернулась после игры в карты около полуночи. И она не слишком удивилась, когда дверь ей открыл не слуга, а дворецкий - ведь слуг в доме по-прежнему не хватало..
        Решив проведать сына, леди Синклер вошла в его полутемную спальню и осторожно прикрыла за собой дверь.
        - Бенджамин... - тихо позвала она.
        Граф перевернулся на спину и застонал во сне. Леди Синклер подошла, чтобы получше укрыть сына, но в этот момент из-под одеяла высунулась рука, и графиня, чуть не вскрикнув от неожиданности, отступила на несколько шагов. Куинси же, подхватив сползающее на пол одеяло, прикрыла графа и затихла, обхватив одной рукой его ноги.
        Даже в свете камина было видно, что на губах Синклера появилась улыбка. Леди Синклер тоже улыбнулась и на цыпочках вышла из комнаты.
        Проснувшись, Куинси услышала чьи-то голоса, доносившиеся из коридора, и увидела утреннее солнце, пробивавшееся сквозь шторы. Она зевнула и потянулась, наслаждаясь теплом и уютом.
        Но что это?.. Что-то упиралось в ее ребра. Она приподнялась и увидела ноги Синклера. О, выходит, она и впрямь забралась на его кровать.
        Куинси похлопала графа по ногам и поспешно поднялась, пока ее не увидели. Синклер же что-то пробормотал во сне и перевернулся на другой бок. Он спал, не просыпаясь всю ночь, и это означало, что кризис предыдущей ночью действительно был переломным моментом болезни, как она и надеялась. Вскоре он окончательно поправится, и она сможет уйти. От этой мысли у Куинси на глаза навернулись слезы.
        Тут в дверь постучали, и в комнату вошла Джилл.
        - Доброе утро, мистер Куинси, - сказала служанка, поставив на стол поднос с завтраком. - Хорошо спали?
        - Что?.. - Куинси смотрела на нее широко раскрытыми глазами.
        - Я... я просто хотела узнать, хорошо ли спал граф, лучше ли ему...
        - О, да-да, ему гораздо лучше. - Куинси подошла к столу и подняла крышку с тарелки.
        Взглянув на спящего Синклера, Джилл вышла из комнаты. Куинси же, быстро позавтракав, уселась за письменный стол в соседней комнате. Она написала несколько записок почерком Синклера и отклонила приглашения на предстоящую неделю. Потом рассортировала счета от торговцев и разложила их по папкам, О вознаграждении, причитавшемся Финли и Матильде, она побеспокоится потом. Отыскав имя и адрес поверенного Синклера, Куинси переписала их на листок бумаги и сунула листок себе в карман. Незадолго до полудня она услышала движение и голоса в спальне Синклера. Дождавшись, когда голоса стихнут, Куинси постучала в дверь и вошла.
        - Доброе утро, милорд.
        Граф улыбнулся ей:
        - Еще несколько минут - и будет добрый день. - Он откинулся на подушки и как-то странно посмотрел на нее.
        Куинси невольно отвела глаза.
        - Вы хотите, чтобы Томпсон побрил вас после ванны? Или Джек?
        Граф провел ладонью по щетине, покрывавшей его щеки и подбородок, и снова улыбнулся:
        - Я бы предпочел побриться сам. И я уже попросил, чтобы мне приготовили ванну. - Он внимательно посмотрел на нее. - У вас синяки под глазами. Вы опять провели здесь всю ночь?
        - Именно поэтому я решила, что сегодня мне нужно взять выходной. Мой кот, наверное, уже перестал меня узнавать.
        Синклер внезапно погрустнел. Или ей показалось? Да, наверное, все-таки показалось. Ведь сейчас ему уже лучше, и она... она больше не нужна ему.
        - Передайте мои наилучшие пожелания вашей бабушке и сестре.
        Тут раздался стук в дверь, и вошел Джек с ванной. Джилл и еще одна служанка следовали за ним по пятам с ведрами горячей воды.
        Куинси пошла в соседнюю спальню, чтобы собрать свои вещи. Собираясь, она услышала, как Синклер приказал Джеку принести две книги из библиотеки. Куинси закрыла лицо ладонями. Если граф уже требует свои книги, то действительно почти здоров, и вскоре ей придется с ним расстаться. Тяжко вздохнув, она вышла, из комнаты и спустилась в холл.
        Элиот хотел отвезти ее домой в карете, но Куинси отклонила его предложение и пошла пешком; она чувствовала, что ей необходимо побыть на свежем воздухе. Медленно шагая по тротуару, она то и дело спрашивала себя: «Почему же ты так глупа? Почему влюбилась в Синклера?»

        Глава 19

        В очередной раз вздохнув, Куинси стала переходить улицу.
        - Смотри, куда идешь, щенок!
        Куинси отскочила, едва уклонившись от колес проезжавшего экипажа, и шлепнулась в грязь.
        - Эй, Куинси! - раздался знакомый голос.
        Она повернулась и увидела Сэма, мясника - его тележка как раз проезжала мимо. Сэм передал вожжи молодой женщине, сидящей рядом с ним, и спустился на землю. Он протянул Куинси свою лапищу и одним движением поднял ее на ноги.
        - Не ушибся, а, парень?
        - Ничего страшного, - пробормотала Куинси, высвобождая руку.
        Похлопав ее по плечу, Сэм продолжал:
        - Сейчас познакомлю тебя с дочерью. Эй, Энджи! - крикнул он женщине в повозке. - Это тот самый толковый малый, о котором я тебе говорил. Мистер Куинси, это Энджи, моя любимица.
        Женщина покраснела и кивнула. Куинси поклонилась:
        - Рад познакомиться, мисс...
        - Миссис, - поправил ее Сэм. - Миссис Мейхью. Скоро она подарит мне внука, вот так-то...
        Энджи снова покраснела.
        - Мои поздравления, миссис Мейхью, - с улыбкой сказала Куинси. - Поздравляю, Сэм.
        Мясник просиял.
        - Мистер Куинси, а почему бы вам не поужинать сегодня с нами? У нас, большой праздник, потому что Энджи вернулась домой. Да-да, приходите, и Энджи расскажет вам о бунте на оловянном руднике в Бирмингеме. Пока что об этом еще даже в газетах нет! - Сэм наклонился к ней и понизил голос до шепота: - Вот почему я заставил Энджи приехать домой, знаете ли. Неизвестно, что могут сделать рудокопы, верно?
        Бунт на руднике? И еще ничего в газетах? Но ведь это же...
        - Ох, Сэм, спасибо за радушное приглашение, но я сегодня ужасно занят, - сказала Куинси.
        Улыбка Сэма померкла.
        - Что ж, тогда заходите в другой раз. Мы будем очень рады. - Он пожал Куинси руку, залез в повозку и хлопнул вожжами.
        Куинси снова зашагала по тротуару. Она была уверена, что ей необыкновенно повезло. Когда-то до нее доходили слухи о надвигающихся переменах на бирмингемском руднике; тогда она сумела вложить только десять фунтов, но и то прибыли от сделки хватило им на несколько месяцев. Теперь же она кое-что скопила на службе у графа, и, следовательно...
        - Мистер Куинси! - послышался из коридора голос леди Фицуотер. - Мистер Куинси, вы очень вовремя!
        Куинси заставила себя улыбнуться.
        - Добрый день, леди Фицуотер. Вовремя для чего?
        - Для обеда, конечно! Проходите, пожалуйста, ваши сестра и бабушка уже в столовой вместе с моими остальными жильцами. Не следует заставлять их ждать. - Леди Фицуотер взяла Куинси под руку и повела ее в столовую. - Смотрите, кто пришел в самый последний момент! - воскликнула она с улыбкой.
        Все тотчас же повернулись к Куинси. Поздоровавшись с жильцами леди Фицуотер, она отодвинула стул и усадила, хозяйку, затем села на единственное свободное место, рядом с Мелиндой.
        - Лорд Синклер, должно быть, совсем замучил вас, - сказал сэр Лиланд. - Как он?
        - Ему уже гораздо лучше, - ответила Куинси, наполняя свою тарелку.
        - Синклер терпеть не может докторов, - продолжал сэр Лиланд. - Неудивительно, что он предпочел именно вас и не стал связываться с докторами. Вы ведь ухаживали за ним, не так ли?
        Куинси покраснела, и потупилась. К счастью, на помощь ей пришла бабушка. Взглянув на старшую внучку с ласковой улыбкой, она сказала:
        - У нашего Джо большой опыт по этой части. Ведь он ухаживал за Мелиндой, а бедняжка Мел очень долго болела.
        Да-да, ужасно долго, - подхватила Мелинда. - Он и за бабушкой ухаживал, когда она болела.
        - Ну, довольно, довольно... - проговорила леди Фицуотер. - Вы заставляете мальчика краснеть.
        Когда обед, наконец, закончился, Куинси сбежала в свою спальню и тотчас же бросилась на кровать. Она старалась не думать о Синклере, однако у нее ничего не получалось - его лицо, возникало перед ней снова и снова. Но, в конце концов, усталость взяла свое, и она погрузилась в глубокий сон.
        Куинси проспала до самого утра, а на следующий день, взяв экипаж, поехала в Сити, в контору поверенного Синклера. Реджинальд Чадберн, эсквайр, не заставил ее ждать слишком долго. Пригласив Куинси в свой кабинет, он усадил ее в кресло и с вежливой улыбкой осведомился:
        - Чем могу служить, мистер Куинси? Она поправила на носу новые очки и проговорила:
        - Видите ли, лорд Синклер не очень хорошо чувствует себя, поэтому он дал мне несколько поручений. И мне понадобится ваша помощь, чтобы выполнить их. - Куинси быстро изложила суть дела (речь шла об инвестициях графа, и, конечно же, граф не давал ей подобных поручений).
        - Да, разумеется, - кивнул поверенный. - Я составлю все необходимые документы и лично привезу их графу. Привезу сегодня же днем.
        - Лично привезете?
        - Конечно. На подпись лорду Синклеру.
        - Да-да, понимаю. - Куинси откашлялась. - Только спросите меня, когда приедете, и я с удовольствием отнесу ему бумаги. Боюсь, он все еще... заразен.
        Брови Чадберна взлетели под самый парик.
        - Заразен?..
        - Ничего серьезного, уверяю вас. Но вы же не хотите испытывать судьбу?
        - Конечно, нет. Лучше проявлять осторожность. - Чадберн посмотрел на свои часы, и они договорились встретиться в доме графа в три часа пополудни.
        Когда Куинси приехала к Синклеру, он сидел в кресле около окна в своем изумрудном атласном халате, и его каштановые волосы сияли в лучах утреннего солнца. Поглаживая ладонью подбородок, граф с задумчивым видом листал одну из своих книг.
        Куинси ужасно хотелось обнять его. Хотелось шептать ему на ухо слова любви. Хотелось забраться вместе с ним под одеяло, как в пастушьей хижине когда-то.
        Взяв себя в руки, Куинси откашлялась и с невозмутимым видом проговорила:
        - Очень рада, что вам уже лучше, милорд. - Она решила, что пора рассказать графу об инвестициях. И, конечно же, она должна была сказать, что определила размеры ущерба, причиненного Джонсоном.
        - И я тоже рад, поверьте... - Он едва заметно улыбнулся. - Рад снова видеть вас. Понимаю, что в последние дни я вел себя далеко не безупречно. Но скоро все изменится, обещаю. А пока я просто... Спасибо вам, дорогая. - Он поднес к губам ее руку, и она почувствовала жар его губ.
        Ее сердце остановилось. Всего лишь несколько дней назад они совершали гораздо более интимные вещи, но то было совсем другое. Это же был утонченный жест, жест аристократа, графа Синклера. А ведь она... она была просто «мистером Куинси», и не более того.
        Граф снова улыбнулся и, поднявшись с кресла, вернулся в постель - очевидно, все еще чувствовал слабость. Внезапно он закашлялся, и Куинси подала ему стакан лимонада с медом.
        - Милорд, я буду в соседней комнате, если вам что-нибудь понадобится.
        Он кивнул, и она уселась за свой письменный стол, предварительно закрыв за собой дверь..
        Несколько раз она слышала, как граф передвигался по комнате - поднимаясь с кровати, он шел к креслу и через некоторое время возвращался обратно. Ей следовало рассказать об инвестициях, которые она сделала, но она по-прежнему думала о жарких губах Синклера. Когда же часы пробили три, Томпсон заглянул к ней в комнату и сообщил, что к ней посетитель.
        Проклятие!.. Мистер Чадберн уже здесь, а она так и не рассказала Синклеру об инвестициях.
        Куинси встретила поверенного в гостиной внизу и, взяв у него документы, тотчас же отправилась наверх. Постучав в спальню Синклера, она вошла, но граф спал, Решив, что не стоит его будить, она сама подписала бумаги и вернула их мистеру Чадберну. Ее совесть была чиста; в конце концов, она же не обманывала графа и действовала в его интересах - как и обещала, поступая к нему на службу.
        Взяв у нее бумаги; мистер Чадберн передал ей другие документы.
        - Вот ежемесячный отчет по гостинице «Три солдата». Милорд уже принял решение по проспекту, который я прислал ему на прошлой неделе?
        - По проспекту?
        - Я говорю о нескольких гостиницах в Ланкашире и одной в Манчестере. Если он собирается купить их, нам нужно поскорее завершить сделку.
        - Нет, не думаю, что он уже принял решение.
        Чадберн встал и надел шляпу.
        - Сообщите мне, как только он решит, хорошо? Ходят слухи, что другой покупатель что-то разнюхивает, так что цена может возрасти.
        - Непременно сообщу.
        Едва он вышел, Куинси вскрыла конверт. Доходы, расходы, запланированный ремонт - все, что нужно знать о «Трех солдатах». О той гостинице, где они с графом останавливались по пути в Брентвуд, Как она и подозревала, Синклер был тем самым анонимным благодетелем, у которого «денег больше, чем ума».
        Куинси прижала бумаги к груди. Ей хотелось ворваться в спальню и крепко обнять графа, но она, тихонько вздохнув, вернулась к своему столу.
        Так случилось, что во время следующего визита мистера Чадберна граф опять слал.
        - Как у него дела? - спросил поверенный (он привез чудесную новость: их инвестиции принесли прибыль в десять тысяч фунтов для Синклера и пятьсот фунтов - для Куинси). - Скажите, как граф узнал, когда именно нужно покупать, а когда продавать? Мы на два дня опередили газеты, а всех остальных инвесторов - почти на целую неделю. Может, у милорда имеется волшебный хрустальный шар?
        Куинси улыбнулась в ответ на улыбку поверенного.
        - Просто у лорда Синклера прекрасная интуиция. Кроме того, он внимательно слушает собеседников - даже тех, кого случайно встречает на улице.
        Чадберн кивнул с таким видом, словно Куинси открыла ему величайшую тайну. Получив от нее новые инструкции, он ушел.
        Куинси хотелось плясать от радости. Теперь у нее было достаточно денег, чтобы купить коттедж, о котором они с Мел и бабушкой так долго мечтали. Еще немного, еще несколько сделок - и у нее будет достаточно денег, чтобы обставить коттедж и сделать все необходимые приготовления, так что она сможет вывезти Мел из города до наступления зимы.
        Когда Куинси вернулась к своему столу, дверь в спальню Синклера была открыта, и он сидел в кресле. Взяв несколько бумаг, она вошла к нему в комнату.
        - Это вам только что прислали. - Она протянула графу ежемесячный отчет - Следовательно, вы тот самый безумец.
        Синклер так смутился, что она едва не рассмеялась.
        - Дела у них идут неплохо, - продолжала Куинси, - но я согласна - им все еще нужны ежемесячные визиты мистера Чадберна. Правда, эти люди быстро учатся, и вскоре они уже смогут вести дела самостоятельно. Вот, возьмите... - Она протянула графу другие бумаги. - Полагаю, что Манчестер - наш лучший выбор. Именно эту гостиницу я рекомендовала бы приобрести.
        - Вы думаете, что теперь знаете все мои секреты? - Синклер внимательно посмотрел на нее.
        Куинси пожала плечами:
        - Я же говорила, что буду действовать в ваших интересах. И еще вам следует знать: пока вы болели, я...
        Дверь в коридор распахнулась, и в спальню вошла леди Синклер.
        - Бенджамин, дорогой, скажи мне, что ты чувствуешь себя гораздо лучше!
        Оставив мать с сыном наедине, Куинси вернулась за свой стол. А после ухода леди Синклер граф сразу же заснул, и Куинси, опять не сумела рассказать ему об инвестициях - ей пора было возвращаться домой. Что ж, завтра она непременно об этом расскажет.
        На следующее утро Харпер встретил Куинси у парадной двери и сообщил, что граф завтракает в столовой вместе с матерью.
        - Граф опирался на трость и был вынужден отдыхать на лестничной площадке, когда кашлял, но все же приятно видеть, что он снова отдает должное стряпне нашей кухарки, - добавил Харпер.
        Куинси кивнула и поспешила наверх. Она решила, что не станет откладывать - пришло время рассказать Синклеру о результатах ее деятельности. Граф уже достаточно окреп, и он больше не нуждался в ее услугах. Ей больше нельзя оставаться у него на службе, так как в любой момент разразится скандал. Ведь неизвестно, как долго Томпсон будет хранить ее секрет. Слуга в Брентвуде тоже знает ее тайну, и если она здесь задержится, то и все остальные узнают... Значит, она должна покинуть Синклера. Куинси тихонько всхлипнула, но тут же утерла слезы. Увы, у нее не было выхода; она не могла допустить, чтобы из-за нее граф с матерью снова оказались в центре скандала, возможно, еще более грандиозного, чем предыдущий.
        Отыскав Томпсона, она попросила, чтобы он помог ей перенести бухгалтерские книги и письменные принадлежности из гостиной Синклера обратно в библиотеку.
        - Я собираюсь сообщить милорду о своем уходе, так что скоро вы сможете получить у Гримшо свой выигрыш.
        - Вы покидаете нас? - Томпсон уставился на нее в изумлении. - Ох, дорогая, я буду очень скучать.
        Куинси невольно улыбнулась и похлопала слугу по плечу. Ее рука все еще была на его плече, когда в комнату вошел Синклер.
        - Вы свободны, Томпсон, - сказал граф, нахмурившись.
        - Слушаюсь, милорд. - Слуга поклонился Синклеру и тотчас же удалился.
        - Должна заметить, что вы сегодня выглядите гораздо лучше, милорд, - сказала Куинси, поправляя очки.
        - Благодарю вас. - Граф улыбнулся и, усевшись в кресло, развернул газету.
        Куинси мысленно повторила все, что собиралась сказать. Собравшись с духом, заговорила:
        - Видите ли, милорд, дело в том...
        - Проклятие! - неожиданно воскликнул Синклер.
        Куинси посмотрела на него с удивлением. Граф же, протянув ей газету, проворчал:
        - Вот, прочитайте сами... - Он указал пальцем на колонку в газете.
        Это была заметка о том, что корабль, направлявшийся в Бостон, затонул во время шторма в Атлантике. Причем погибли все, кто находился на судне.
        - И что же, милорд?
        - Это корабль, на котором плыли Джонсон и Флоренс. Я видел, как они взошли на борт как раз перед тем, как подняли якорь.
        Куинси пожала плечами:
        - Что ж, в таком случае вам до него уже не добраться. Но я хотела сообщить вам о том, что сделала, пока вы болели...
        - Милорд... - Харпер приоткрыл дверь. - Тут... хм... К вам пришли, милорд. Я провел эту даму в гостиную. - Дворецкий протянул графу серебряный поднос с карточкой.
        Взглянув на визитку, Синклер выругался вполголоса и бросил карточку в камин.
        - Полагаю, придется с ней встретиться, - сказал, он, немного помолчав. Протянув руку за тростью, добавил: - Если я не вернусь через пять минут, приходите мне на помощь, мистер Куинси. - Что-то пробурчав себе под нос, граф направился к двери.
        Харпер и Куинси молча переглянулись. Когда же дворецкий удалился, она уселась за стол и попыталась заняться утренней почтой.

        Глава 20

        - О, мой дорогой лорд Синклер!.. - воскликнула Серена, герцогиня Уорик. Она встала и протянула ему руку для поцелуя. - Клянусь, не могу выразить, как я волновалась. Сначала вы исчезаете из светского общества, а потом приглашение отклоняете. Я боялась, что с вами случилось... нечто ужасное!
        - Неужели? - пробормотал Синклер, целуя воздух в нескольких сантиметрах над ее рукой.
        Запах духов герцогини показался ему слишком резким, и он попытался отступить, но Серена, снова усевшись на диван, усадила его рядом с собой.
        - Вообще-то я в последние дни плохо себя чувствую, - пробормотал граф, откашлявшись. Пусть думает, что он все еще заразен, - тогда уйдет побыстрее.
        - Значит, вы не приехали не потому, что игнорируете меня? Да-да, конечно, так я и знала!..
        Синклер снова закашлялся, на сей раз надолго.
        - Синклер, вам плохо? Может, позвать кого-нибудь?
        Он продолжил кашлять. Серена приложила ко рту свой пропитанный духами платок и отодвинулась от него подальше. Граф взглянул на нее украдкой и едва не расхохотался.
        - Милорд, я... - На пороге появилась Куинси. Она с удивлением посмотрела на Серену и, приблизившись к графу, взяла его за руку. - Милорд, я же предупреждал, что вам не следует утомляться. Простите, ваша светлость, - она снова взглянула на герцогиню, - но лорд Синклер еще не совсем поправился.
        Опираясь на руку Куинси и по-прежнему кашляя, Синклер направился к двери. Когда они добрались до лестницы, он вдруг заметил Палмера и Лиланда, передававших свои шляпы Харперу. Граф понял: если он остановится и примет их, ему придется терпеть общество Серены. Молча кивнув друзьям, он снова закашлялся и начал подниматься по лестнице.
        Куинси взглянула на гостей.
        - Не беспокойтесь. Я обо всем позабочусь, милорд.
        - Нисколько не сомневаюсь, - ответил Синклер.
        Да, Куинси действительно всегда обо всем заботилась. Что же касается усталости, то, похоже, он и впрямь устал от этого проклятого кашля. Надо было придумать другую уловку...
        Проводив Синклера, Куинси спустилась вниз и сообщила друзьям графа, что он не может их принять. Затем вернулась в библиотеку.
        Синклер в задумчивости расхаживал по комнате. Накануне он спал ужасно долго, и Куинси, не дождавшись, когда он проснется, ушла домой, - а ведь он хотел ее спросить, что она думает о визите герцогини. Во всяком случае, Серена ей не понравилась - это было заметно по выражению ее лица. Но не могла же Куинси ревновать? Или могла?
        Как бы то ни было, она, конечно же, права - ему действительно следует приобрести гостиницу в Манчестере. Надо встретиться с Чадберном и сказать ему об этом.
        Но сначала он позавтракает вместе с матерью. Вот только... Когда же ему удастся завязать этот проклятый галстук?!
        Послышался стук в дверь, и в комнату заглянула леди Синклер.
        - Спустишься вниз, дорогой?
        - Как только закончу. - Граф швырнул на пол измятый, галстук.
        - Что, не получается? - Мать улыбнулась. - Мог бы попросить Куинси... Итак, жду тебя внизу.
        Наконец ему удалось завязать галстук, и он, спустившись в столовую, позавтракал вместе с матерью. Затем приказал Харперу принести шляпу, перчатки и трость.
        Синклер уже собирался выйти из дома, когда ему показалось, что он услышал голоса, доносившиеся из библиотеки. Неужели гость? Он открыл дверь и увидел Куинси; она расхаживала перед окном с утренней почтой в руках и размышляла вслух. Кроме нее, в комнате никого не было.
        - Доброе утро, - сказал Синклер.
        Куинси вздрогнула и выронила из рук конверты.
        - Д-доброе утро, милорд, - Она поправила очки и нагнулась, чтобы собрать письма и бумаги.
        - Ловко вы спасли меня вчера, - сказал граф, прислонившись к дверному косяку. Он с улыбкой смотрел на Куинси.
        - С-спасибо, милорд. Вы чувствуете себя лучше?
        - Без духов Серены, отравляющих воздух? Настолько лучше, что иду навестить моего поверенного.
        - Поверенного? Но...
        - Что такое? Что с вами, Куинси?
        - Я пыталась сказать вам, что пока вы болели...
        - Да-да, я вас слушаю. - Он прошел в комнату. - Говорите, пожалуйста.
        - Я от вашего имени купила и продала акции рудника, - выпалила Куинси. - Много акций.
        Он с удивлением взглянул на нее, однако промолчал.
        - Чадберн в курсе, - продолжала Куинси. - Если хотите, можете проверить документы. Но сразу хочу сообщить: вы получили значительную прибыль - гораздо больше, чем похитил Джонсон.
        Акции? Рудник? Неужели она разбирается в таких вещах? И почему же так нервничает, чего боится, если у нее все прекрасно получилось? Ей следует радоваться успеху, а она выглядит так, будто ее ведут на казнь.
        Заставляя себя улыбнуться, Синклер спросил:
        - Вы ведь подделали мою подпись, чтобы осуществить эту сделку?
        Куинси кивнула:
        - Конечно.
        Граф рассмеялся:
        - Значит, выполняете свое обещание? Все, что вы делаете, делается в моих интересах, не так ли?
        Она улыбнулась, но в улыбке ее было больше печали, чем радости.
        - Милорд, есть еще кое-что, но... это может подождать до вашего возвращения.
        - Да, конечно. - Синклер вышел из библиотеки и направился к парадной двери. Он даже предположить не мог, что ожидает его по возвращении, но его одолевали дурные предчувствия.
        Клерк сразу же провел графа в кабинет мистера Чадберна.
        - Рад видеть вас, лорд Синклер! - Поверенный расплылся в улыбке и пододвинул графу кресло. - Садитесь, милорд. Как приятно видеть вас в добром здравии. Простите, я не думал, что встречусь с вами раньше полудня. Сейчас я посмотрю, успел ли мой секретарь подготовить все бумаги.
        Синклер нахмурился:
        - Какие бумаги?
        Чадберн посмотрел на него с удивлением:
        - Разрешение на продажу остальных ваших акций, разумеется. Акций оловянного рудника. Разве не такие инструкции вы передали через вашего секретаря?.
        - А... конечно. - Синклер с облегчением вздохнул. - Видите ли, я в последнее время был не совсем здоров и... Я не очень хорошо помню, какие именно инструкции давал вам. Однако мистер Куинси сообщил мне, что все в порядке.
        Чадберн рассмеялся:
        - Если такие решения вы приняли во время болезни, милорд, то и я не отказался бы немного поболеть.
        - И все-таки прошу напомнить... - Граф заставил себя улыбнуться. - О какой сумме идет речь?
        - Вы, милорд, за последнюю неделю добавили к своему состоянию более тридцати тысяч фунтов. Вы, возможно, не помните детали, но у меня есть все бумаги с вашей подписью.
        Чадберн показал ему документы с его подписью. Все было в полном порядке - если не считать того, что подпись подделала Куинси.
        - Признаюсь, вначале ваши действия показались мне довольно странными, - продолжал поверенный, - но после первой прибыли я тоже начал понемногу вкладывать, также как и ваш секретарь. Благодаря вашим осведомленности и смелости мы тоже неплохо заработали.
        Синклер молча кивнул. Куинси на самом деле действовала в его интересах. Но как она узнала о переменах в горнодобывающей компании под Бирмингемом? И если она... Да-да, если она тоже неплохо заработала, то, наверное, уже может купить коттедж, чтобы перевезти туда сестру. Значит, Куинси хочет покинуть его? Может, именно об этом она собиралась ему сказать?
        Ошеломленный этой мыслью, Синклер решительно поднялся. Дела подождут - он должен немедленно вернуться к Куинси.
        Попрощавшись с мистером Чадберном, граф поспешил домой. Неужели Куинси действительно собиралась покинуть его? Нет, он этого не допустит.
        Проклиная свою хромоту, граф старался идти как можно быстрее. Неожиданно рядом с ним остановилась знакомая карета, и он, с облегчением вздохнув, воскликнул:
        - Как всегда, вовремя! Домой, Элиот! Побыстрее!
        - Слушаюсь, милорд.
        Забравшись в карету, граф откинулся на подушки. Экипаж тотчас же сорвался с места и покатил в сторону дома.

«Нет, я не позволю ей уйти, не позволю...» - говорил себе Синклер, то и дело, поглядывая в окно. Он чувствовал, что не сможет обойтись без Джозефины Куинси. Да-да, она стана необходимой для его благополучия.
        Но согласится ли она выйти за него замуж? Что ж, он сумеет ее уговорить - достаточно будет лишь обнять ее и поцеловать. Так что ему останется лишь сообщить матери, что он собирается жениться... на собственном секретаре.
        Комкая носовой платок, Куинси нервно расхаживала по библиотеке. Синклер должен был вернуться с минуты на минуту. Побыстрее бы! Ей следовало немедленно объявить о своем уходе - ведь неизвестно, как долго будет молчать Томпсон. Ей казалось, что слуга не хотел ее выдавать, но ему все же придется это сделать, если он намерен получить свой выигрыш. А потом новость быстро распространится среди слуг...
        А может, ей удастся уговорить Томпсона?.. Может, он согласится подождать? Ей надо было задержаться у Синклера на некоторое время, чтобы заработать еще немного денег и обставить коттедж. Конечно, ей рано или поздно придется покинуть графа, но не сейчас.
        Разумеется, нужно предупредить Синклера на всякий случай, следует сказать ему о том, что двое его слуг уже знают...
        В этот момент дверь отворилась, и на пороге появился граф.
        - О, милорд... - Куинси прижала к груди руку. Граф же посмотрел на нее с какой-то загадочной улыбкой и спросил:
        - Вы хотели что-то мне сообщить? - Закрыв дверь, он направился прямо к Куинси.
        Она невольно попятилась. Синклер напомнил ей сейчас Сэра Эмброуза, подкрадывающегося к мышке. И что это за странная улыбка?..
        . - Видите ли, милорд, я хотела... - Она поправила на носу очки.
        - Да-да, я слушаю вас. - Он по-прежнему улыбался.
        - Я собиралась сказать вам... - Куинси наткнулась спиной на книжный шкаф.
        Он приблизился к ней еще на несколько шагов, и она почувствовала его запах - запах, присущий только Синклеру. Куинси затаила дыхание, она не могла вымолвить ни слова.
        - Расскажете позже, - прошептал он, снимая с нее очки. - Знаете, у вас совершенно очаровательная привычка поправлять очки, когда вы нервничаете.
        Она заморгала.
        - Ч-что вы делаете?
        Его улыбка стала еще шире.
        - Только это. - Он взял ее лицо в ладони и провел по нижней губе большим пальцем. Затем заглянул ей в глаза и медленно склонился над ней. В следующее мгновение его губы прижались к ее губам.
        О, божественно!.. Его поцелуй был необыкновенно нежным и в то же время страстным. Прижавшись к нему всем телом, Куинси обвила руками его шею.
        - Вот чего я хотел уже несколько дней, - прошептал он, когда поцелуй прервался.
        - И я тоже... - У нее перехватило дыхание. Он заключил ее в объятия и снова поцеловал. Затем, чуть отстранившись, проговорил:
        - Чадберн рассказал мне о том, что вы сделали с акциями; Рассказал и о ваших собственных инвестициях.

«Зачем он говорит об этом? - подумала Куинси. - Мы могли бы обсудить это позже, а сейчас...» Она вновь к нему прижалась и почувствовала, как бьется его сердце. Поглаживая ее ладонью по спине, он пробормотал:
        - Последние несколько недель были для меня настоящей пыткой. Не могу сказать, сколько раз я боялся, что каким-то образом выдал вас, вернее - нас. - Он заглянул ей в глаза. - Никто больше не знает, ведь так?
        Куинси сделала глубокий вдох.
        - Еще двое знают. Один из них - Томпсон. Он...
        - Томпсон?! - воскликнул Синклер. - Но как он узнал?
        Граф пристально посмотрел на нее, и Куинси почувствовала, что краснеет.
        - Видите ли, так получилось... То есть произошло случайно. Вы назвали меня
«ангелом» и прижали к сердцу мою руку. А Томпсон в это время находился в комнате.
        - Но я... - Он в смущении умолк.
        - Томпсон и до этого что-то подозревал, - продолжала Куинси, - Какие-то подозрения возникли у него еще тогда, когда он вынес меня из склада, где на нас напали, Она решила, что лучше пока не говорить про пари Томпсона с Гримшо.
        Синклер нахмурился:
        - Вы в тот день очень рисковали. - Он прижал ее к себе и поцеловал в висок. - Поверьте, я тогда ужасно переживал. - По-прежнему обнимая ее, граф отступил к дивану и, усевшись, усадил Куинси к себе на колени.
        Она попыталась встать, но Синклер удержал ее.
        - Не могу дождаться, когда увижу вас в платье, дорогая. - Он тронул пальцем, ее галстук. - После того, как мы поженимся, вы сможете...
        Куинси отпрянула.
        - Поженимся?!
        Синклер взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в губы.
        - Совершенно верно, поженимся. - Он лукаво улыбнулся и добавил: - Мы должны пожениться, потому что вы скомпрометировали меня.
        - Но ведь я... - Не в силах вымолвить больше ни слова, она прижалась к его груди.
        - Доброе утро, мои дорогие!
        Они вздрогнули и повернулись к двери. На пороге стояла, леди Синклер. Куинси попыталась встать, но граф еще крепче обнял ее.
        - Доброе утро, мама. - Он старался говорить как можно спокойнее, но Куинси чувствовала, что сердце его бешено колотилось.
        Леди Синклер закрыла за собой дверь и приблизилась к дивану.
        - Ты что-то хотел сообщить мне, Бенджамин, не так ли?
        Куинси потупилась и затаила дыхание. Синклер же, откашлявшись, проговорил:
        - Можешь пожелать нам счастья, мама. Мы поженимся.
        Куинси подумала, что мать графа упадет в обморок. Но та вдруг расплылась в улыбке и ответила:
        - Что ж, полагаю, это очень вовремя.
        Куинси в изумлении уставилась на леди Синклер; ей казалось, что она ослышалась. Граф же от удивления лишился дара речи.
        - Но ты выбрал довольно необычный способ скрепить вашу помолвку, Бенджамин, - продолжала леди Синклер. - Одного поцелуя было бы достаточно. - Она села в кресло. - Вы уже назначили дату, Джозефина?
        - Значит, ты, мама, знала?.. - спросил граф.
        Он укоризненно посмотрел на Куинси, но та отрицательно покачала головой и, взглянув на леди Синклер, пробормотала:
        - Миледи, но как вы...
        - Вы очень похожи на свою бабушку, моя дорогая.
        Куинси вспомнила свой первый разговор с матерью графа. «Думаю, вы из тех, кто умеет хранить секреты», - кажется, так сказала тогда леди Синклер.
        - Да, моя дорогая. Я знала почти с самого начала. - Леди Синклер снова улыбнулась. - Ваши дедушка с бабушкой потрясли светское общество, когда я только начала выезжать. Такая романтическая пара! Все мы, молоденькие дебютантки, мечтали, чтобы какой-нибудь красавец спас нас и, влюбленный, пал ниц перед нашими ногами - как Рэндолф перед Доминик. - Леди Синклер театрально вздохнула. - Правда, Бенджамин... не совсем пал ниц, но я всегда узнаю любящую пару, когда вижу ее. - Она посмотрела на сына. - Я уже начинала беспокоиться, Бенджамин. Никогда бы не поверила, что ты можешь быть таким бестолковым.
        Куинси с графом молча переглянулись. Леди Синклер между тем продолжала:
        - Нам нужно будет найти вам портниху, Джо. Такую, которая умеет держать язык за зубами. - Она щелкнула пальцами. - О, конечно! Ведь у нас есть Джилл! Мы усадим ее и вашу сестру шить вам гардероб, по крайней мере, на первое время. Я уверена, Мелинда будет не против. Наверное, у вас вообще нет никаких платьев?
        Куинси на мгновение зажмурилась. Казалось, комната завертелась у нее перед глазами. Все происходило слишком уж быстро. Она еще даже не дала согласия, а леди Синклер уже говорила о платьях.
        - Нет, миледи. - Куинси покачала головой. - Я давно уже не носила платье.
        - Я так и знала, - сказала леди Синклер. - Что ж, попрощайся со своим секретарем, Бенджамин. И верни ей ее очки. У нас с Джозефиной много дел, и чем скорее мы начнем, тем лучше. - Она направилась к двери. Распахнув ее, попросила Харпера послать за Джилл и за кучером.
        Граф достал из кармана очки Куинси и водрузил их ей на нос. Затем еще раз поцеловал ее.
        - Идемте же, Джо. - Леди Синклер обернулась. - Клянусь, я целую вечность так не веселилась.

        Глава 21

        Двадцать минут спустя леди Синклер, Куинси и Джилл уже входили в дом леди Фицуотер. Бабушка с Мелиндой, казалось, совсем не удивились, увидев гостью. Не удивились они даже в тот момент, когда перед ними появилась леди Фицуотер с отрезом муслина в руках.
        - Какое волнующее событие! - воскликнула она. Куинси укоризненно взглянула на бабушку:
        - Значит, вы с Мелиндой рассказали?
        - Конечно же, нет, - сказала леди Фицуотер. - И вы тоже ничем не выдали себя, дорогая девочка.
        - Но тогда... как же?..
        - У вас бабушкины...
        - Черты лица? - Куинси покосилась на леди Синклер.
        - Совершенно верно, - кивнула графиня. - Особенно глаза. Они меняют цвет от серого до зеленого - в зависимости от вашего настроения. Точно так же у вашей бабушки. Знаете, она была замечательной свахой.
        Куинси вопросительно посмотрела на бабушку, но та сделала вид, что рассматривает лежавшую на столе ткань.
        Через несколько минут Куинси в одной сорочке стояла на стуле в центре комнаты, а женщины обмеряли ее и пытались определить, какой фасон платья будет для нее наиболее подходящим.
        - Может быть, завтра и устроим прием? - неожиданно спросила леди Фицуотер. - Конечно, завтра! - в один голос воскликнули Мелинда, бабушка и леди Синклер. - Мы к этому времени успеем закончить утреннее платье, так ведь, Джилл? - добавила Мелинда.
        - Да, миледи.
        - Но я... - Куинси в смущении потупилась.
        - Не шевелись, ma cherie, - сказала бабушка. - Ты испортишь примерку.
        Синклер вошел в главный холл дома Лиланда, трепеща от волнения. Он не видел Куинси - свою обожаемую Джозефину - со вчерашнего дня. Мать пригласила его в это утро на прием к леди Фицуотер и пообещала сюрприз. Обычно граф побаивался «сюрпризов» матери, но сейчас он знал, что непременно увидит Джо, и это меняло дело.
        Переступив порог гостиной, Синклер осмотрелся. Мелинда и какая-то её подруга, чуть рыжеватая красавица в светло-зеленом, болтали у камина с Лиландом и Палмером. А леди Фицуотер и его мать беседовали с миссис Куинси, вернее, с леди Брадуэлл.
        Должным образом поздоровавшись с дамами и кивнув друзьям, граф повернулся к двери - ведь Джо, наверное, должна была вот-вот появиться...
        - Бенджамин, почему бы тебе не присоединиться к молодежи? - с улыбкой сказала леди Синклер. Леди Фицуотер и леди Брадуэлл тоже улыбнулись.
        Граф кивнул и отошел от них. Нет сомнения, он помешал им плести интриги.
        - Иди к нам, - позвал его Лиланд.
        Граф приблизился к камину.
        - Синклер, взгляни, какие у нас очаровательные собеседницы, - с ухмылкой сказал Палмер.
        Мелинда и ее подруга покраснели.
        - Вы действительно выглядите сегодня очаровательно, мисс Мелинда. - Синклер поднес к губам ее руку.
        - Благодарю вас, милорд. - Мелинда еще гуще покраснела. - Милорд, могу я представить вас моей сестре, мисс Джозефине Куинси? Сестра гостила у друзей в Челмсфорде и только сейчас вернулась к нам.
        Синклер вздрогнул и уставился на стоявшую перед ним красавицу. Неужели это его Джо?
        - О... я очарован, мисс Куинси, - пробормотал он, наконец. Поцеловав руку красавицы, граф опустился в кресло.
        О Боже, это воплощение женской красоты - его Куинси?! Тут она подняла руку, чтобы поправить очки, и тотчас же опустила, так как очки больше не скрывали ее глаза. Они были зеленые и полные тревожного ожидания.
        Лиланд похлопал Синклера по плечу.
        - Похоже, приятель, ты и впрямь очарован, - сказал он со смехом.
        - Наверное, у вас множество поклонников, мисс Куинси, - заметил Палмер.
        - Вы льстите мне, лорд Палмер, - ответила она, потупившись.
        Синклер откашлялся и проговорил:
        - Я слышал о вас много хорошего, мисс Куинси. Слышал от моего секретаря.
        - О, вы имеете в виду нашего кузена Джозефа, - сказала Мелинда, глядя графу прямо в глаза.
        - Очень любопытно... - Палмер усмехнулся. - Неужели кузены могут быть так похожи? К тому же у них имена...
        В этот момент слуга объявил о приходе еще троих гостей. Воспользовавшись случаем, граф шагнул к Куинси и тихо сказал:
        - Давайте пройдемся немного.
        Она кивнула:
        - Да, милорд.
        Синклер увлек ее к двери, ведущей в сад. Спустившись по лестнице, они остановились.
        - Теперь я для вас Бенджамин, а не «милорд». - Он заглянул ей в глаза, - Скажите же что-нибудь, чтобы я убедился, что это действительно вы.
        Она прильнула к нему:
        - Вы хотите, чтобы я сняла перчатки? Хотите увидеть пятна чернил на моих пальцах, Бенджамин?
        - Дорогая, как же получилось, что никто не сумел рассмотреть вас, никто не увидел, что вы красавица?
        Он провел ладонью по ее щеке, и она прикрыла глаза, наслаждаясь его прикосновением.
        - Я давно поняла: люди видят только-то, что ожидают увидеть. - Она бросила взгляд на дверь, ведущую на террасу.
        Проследив за ее взглядом, Синклер сказал:
        - Да, правильно, не нужно привлекать внимание. Продолжим прогулку? - Он взял ее под руку, и они зашагали по дорожке. - Знаете, я ужасно скучал без вас.
        Куинси рассмеялась:
        - Я ведь только вчера от вас уехала. Вы провели без меня меньше суток...
        - Но это были самые долгие часы в моей жизни.
        - После того, что вы пережили на войне? Трудно в это поверить.
        Синклер остановился и посмотрел ей в глаза:
        - Верьте мне, дорогая.
        Какое-то время они молча смотрели друг на друга, потом снова зашагали по дорожке.
        - Как вам ваш новый наряд? - спросил граф, когда они проходили мимо клумбы тюльпанов, нежившихся на солнце.
        Куинси взглянула на него с улыбкой:
        - Вообще-то немного прохладно… - Она расправила кружево на плече, затем прикоснулась к жемчужному ожерелью. - Бабушка сказала, что хранила эти жемчуга, почти потеряв надежду, что я когда-нибудь надену их. Но мне кажется, они привлекают внимание к вырезу на платье. Не могу отделаться от мысли, что он чересчур глубокий.
        Синклер усмехнулся:
        - Могу представить... Не так-то просто привыкнуть к платью после стольких лет в рубашках, галстуках и сюртуках.
        - И жилетах.
        - Да, и жилетах. - Они остановились под вязом и вновь посмотрели друг на друга. - Вы и представить себе не можете, как мне хочется поцеловать вас, - прошептал он.
        Со стороны дома послышались голоса; очевидно, некоторые из гостей, решив последовать их примеру, тоже вышли в сад.
        - Думаю, пожилые леди не одобрили бы этого. - Куинси снова улыбнулась. - Во всяком случае, не следует целоваться на публике.
        Синклер поднес к губам ее руку.
        - Поверьте, я никогда не запятнаю вашу репутацию. Я могу сдерживать себя еще... еще три недели. Да, три недели и четыре дня. Вы можем объявить о помолвке в это воскресенье, а обвенчаться можно будет в церкви Святого Георгия. Или вы предпочитаете менее помпезную свадьбу... в Брентвуд-Холле, например?
        - Бенджамин, а вы уверены...
        - Ах вот вы где! - раздался голос Палмера. - Знакомитесь поближе, как я вижу.
        Синклер повернулся к другу:
        - Присоединяйся к нам, Палмер. Мисс Куинси только что рассказывала мне о Челмсфорде. Надо как-нибудь туда съездить.
        - Рассказывала о Челмсфорде? Очень интересно... - Палмер внимательно посмотрел на Куинси: - Когда же вы ожидаете возвращения вашего кузена? Когда он здесь появится?
        - Ах, не могу сказать... - Куинси пожала плечами.
        - Очень жаль, - сказал Палмер. - Мистер Куинси - весьма интригующий персонаж, правда, Синклер?
        - Вы, кажется, ужасно заинтересовались им, - заметила Куинси.
        Палмер кивнул:
        - Совершенно верно, мисс Куинси. Я всегда интересуюсь тем, что касается моих друзей.
        Граф обнял Куинси за плечи и привлек к себе.
        - Тебе не о чем беспокоиться, Палмер. Мистер Куинси уехал. Он оставался здесь ровно столько, сколько требовалось.
        - Понятно, - пробормотал Палмер. Он внимательно посмотрел на друга и добавил: - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Синклер. Всего хорошего, мисс Куинси. - Поклонившись, он пошел обратно к дому.
        Синклер посмотрел вслед другу, потом снова повернулся к Куинси. Она закрыла лицо ладонями и прошептала:
        - Ах, что вы наделали?..
        - Дорогая, в чем дело?
        - Я знала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. - Она подняла на него глаза, блестевшие от непролившихся слез, и медленно покачала головой.
        Граф взглянул на нее с удивлением:
        - Но в чем же дело? Я не понимаю, что вас беспокоит.
        Она указала на Палмера, уже приближавшегося к террасе.
        - Ведь он, наверное, все понял. Потому что вы, в сущности, выдали мой секрет. И теперь... О Господи... - Отстранив его протянутую руку, она зашагала прочь по дорожке в сторону дома.
        Синклер догнал ее и, взяв за плечи, развернул лицом к себе.
        - Я просто дал ему понять, что мои дела - это мои дела. И мне все равно, что он о нас подумает. Она снова покачала головой:
        - Неужели вы не понимаете? Ведь скоро весь Лондон узнает... Сплетни распространяются ужасно быстро. И теперь мы не сможем пожениться.
        - Дорогая, но почему? И какое нам дело... Тут на террасе появилась леди Фицуотер.
        - Мисс Куинси! - прощебетала она. - Пожалуйста, идите сюда! Тут несколько джентльменов желают с вами познакомиться!
        - Но мы еще не закончили, - проворчал граф.
        - Не заставляйте ждать нашу хозяйку, милорд. - Куинси направилась к террасе, где ее ждала леди Фицуотер.
        Когда дверь за ними закрылась, Синклер уселся на ближайшую скамейку и тяжко вздохнул. Что же означают слова Куинси? Действительно, почему они не могут пожениться? И почему по Лондону распространятся сплетни, если они поженятся? Из-за того, что она связала себя с ущербным калекой? Ведь одно дело целовать его и совсем другое - связать с ним жизнь. Именно так думала Серена. Но неужели и Куинси думает так же? Нет, такого просто быть не может. Куинси совсем другая.
        Она решила, что люди будут презирать его за женитьбу на ней. Да, именно этого она опасается. А виноват Найджел «Бывший жених преподал мне хороший урок», - кажется, так она сказала. Из-за этого трусливого ублюдка она все еще считает, что недостойна стать чьей-либо женой.
        Синклер ударил кулаком по колену. Господи, он же, черт возьми, граф! Он может жениться на ком захочет. Разумеется, и на Куинси.
        Но как переубедить упрямую девчонку?
        А может быть, все дело в том, что она слишком долго была «мистером Куинси»? Да, наверное, ей требуется время, чтобы почувствовать себя привлекательной молодой женщиной. Что ж, в таком случае он потерпит немного. И очень кстати, что у матери скоро званый вечер. Приглашения были разосланы неделю назад, но можно будет пригласить еще несколько человек - молодых щеголей, которые будут соперничать друг с другом, чтобы заслужить внимание новой Несравненной. Их восхищение придаст Куинси уверенность в себе и развеет все ее страхи. Да-да, именно так и произойдет, и тогда она все-таки станет его женой.
        Весело насвистывая, Синклер направился к дому.
        Присоединившись к сестре, Куинси стойко выдержала испытание - леди Фицуотер познакомила ее с вновь прибывшими гостями. Приклеив улыбку к лицу, она обменивалась с новыми знакомыми светскими любезностями, но думала совсем о другом.
        Накануне ей казалось, что ее мечта может осуществиться, и они с графом действительно обвенчаются. Но Палмер вернул ее к суровой реальности. О Господи, если даже лучший друг Синклера не одобряет их союз, то что подумают другие?
        Вскоре все в доме Синклера узнают, кто такой «мистер Куинси», а затем и всему Лондону станет известно, что граф нанял женщину-секретаря. И если он женится на ней, то непременно станет посмешищем. Возможно, люди начнут его сторониться, и тогда леди Синклер снова станет затворницей. Граф же начнет во всем обвинять ее, Куинси. Нет-нет, она этого не допустит.
        В конце концов, Синклер - разумный человек. Как только они смогут улучить момент и остаться наедине, она все ему объяснит. И он наверняка поймет ее и согласится с ней.
        Увидев, что граф вошел в гостиную, Куинси приказала себе быть твердой. Избавившись от собеседников, она попыталась приблизиться к Синклеру, чтобы поговорить с ним наедине. Если уж вскрывать нарыв, то лучше сделать это побыстрее. Но никакой нарыв не причинял такой боли.

        Глава 22

        Синклер расхаживал по библиотеке, то и дело поглядывая на часы, - время тянулось нестерпимо медленно. Прошло уже три дня после приема у леди Фицуотер, три невыносимо мучительных дня. С тех пор он ни разу не видел Куинси, но знал, что Джилл шила для нее платья; самой же Куинси приходилось терпеть походы по магазинам за женскими безделушками и выслушивать наставления «энергичного трио» - так называл он свою мать, леди Фицуотер и леди Брадуэлл.
        Наконец часы пробили девять, и почти тотчас же раздался стук дверного молотка, возвещавший о прибытии первых гостей. Еще десять минут, и он сможет присоединиться к группе, собравшейся в гостиной. Присоединиться к Куинси. К своей Джо.
        Граф мысленно повторил все, что хотел сказать ей, и еще раз напомнил себе: ему следует быть искренним, но не чрезмерно пылким. И следует помалкивать, когда Куинси будет разговаривать с другими джентльменами. В последний раз взглянув на часы, он вышел из библиотеки и, изобразив вежливую улыбку, вошел в гостиную.
        - Синклер, дорогой мой, как хорошо, что вы к нам присоединились! - тут же воскликнула леди Фицуотер.
        Граф подошел к матери и поцеловал ее в щеку. Потом склонился над рукой леди Фицуотер. Выпрямившись, он окинул взглядом комнату, стараясь не выдать своего волнения.
        - Она вон там, - театральным шепотом произнесла леди Фицуотер, указывая в дальний угол.
        Молча кивнув, граф направился к Куинси, окруженной восторженными молодыми людьми. Впрочем, и молодые дамы, чтобы не лишиться мужского общества, тоже к ней присоединились. Тут леди Синклер села за фортепьяно и стала что-то наигрывать, а подсевший к ней седовласый джентльмен - граф видел его рядом с матерью в театре - переворачивал нотные страницы.
        Заметив Синклера, Куинси извинилась перед собеседниками и пошла ему навстречу.
        - Ваша мать, похоже, наслаждается жизнью, - сказала она, кивнув в сторону пары, сидевшей за фортепьяно.
        Мимо прошел Гримшо с шампанским. Взяв у него два бокала, Синклер протянул один Куинси.
        - Интересно, для кого мать задумала этот вечер - для меня или для себя? - проворчал Синклер. - Я даже не знаю имени этого джентльмена.
        - Маркиз Коддингтон, вдовец с пятьюдесятью тысячами фунтов годового дохода.
        - Кажется, вы уже знаете все, что происходит в этом доме.
        Куинси покачала головой:
        - Просто я недавно услышала разговор двух старых сплетниц. Леди Стэнхоуп, похоже, всерьез ревнует.
        - Ах, вот как... - Синклер осмотрелся. - Не хотите ли немного пройтись?
        - Да, конечно. - Куинси взяла его под руку.
        В этот момент раздался звон стекла, а затем пронзительный женский крик; оказалось, что Томпсон, разносивший шампанское, наткнулся на леди Стэнхоуп. В гостиной воцарилась тишина; все смотрели наледи Стэнхоуп, залитую шампанским, и один лишь Томпсон, раскрыв рот, таращился на Куинси.
        - В чем дело, Томпсон? - спросил Синклер.
        - Это... Ведь это же... Прошу прощения, милорд. Я ужасно неловкий. - Слуга нагнулся и принялся собирать осколки; при этом он то и дело поглядывал на Куинси.
        Несколько дам поспешили увести леди Стэнхоуп в соседнюю комнату, и все снова оживились. Синклер же с Куинси приблизились к стеклянной двери, и вышли на балкон.
        - Я никогда раньше не видел, чтобы Томпсон споткнулся перед женщиной, - сказал граф с усмешкой. - Вы ошеломили его своей красотой.
        Куинси в ответ рассмеялась:
        - Как возвышенно!.. Он просто испугался, вот и все.
        Граф заглянул ей в глаза:
        - Скажите, вы уже со многими познакомились? С вами хорошо обращались? Ваши страхи рассеялись? Женщины будут ревновать, а мужчины завидовать мне, из-за того, что я завладел вашей рукой. - Он поднес к губам вышеупомянутую руку.
        Куинси сделала глубокий вдох и прошептала:
        - Нет, мы не можем....
        Тут кто-то еще вышел на балкон, и Синклер тотчас же почувствовал резкий запах духов. О Господи, Серена, герцогиня Уорик!
        - Какая же вы хитрая, Джозефина. - Герцогиня похлопала Куинси веером по плечу. - Уверена, вы выбрали самую лучшую партию из всех возможных. Но мы ведь всегда делились, не так ли, дорогая? - Она взяла графа под руку и захлопала своими накрашенными ресницами. - Надеюсь, вы полностью оправились от болезни, милорд. Вы прекрасно выглядите.
        Синклер покосился на Куинси:
        - Я не знал, что вы с герцогиней знакомы.
        - Мы с Сереной когда-то жили по соседству, - ответила Куинси.
        - Да, верно. Но мы очень давно не виделись. - Серена вцепилась и второй рукой в руку Синклера. - Как поживает ваш новый секретарь, милорд? Я слышала, он обворожителен.
        Граф нахмурился и проворчал:
        - Он уехал. Он больше не служит у меня.
        Серена округлила глаза:
        - Уехал? Но, наверное, он уехал не слишком далеко. Да, я уверена, что он вернется. - Герцогиня придвинулась к Синклеру еще ближе. - Почему бы нам не встретиться завтра, чтобы обсудить это, а? Только вы и я. - Она провела языком по верхней губе, потом по нижней.
        Граф невольно поморщился.
        - Вы уверены, что ваш муж не будет скучать без вас? - Куинси с невозмутимым видом смотрела на герцогиню. - Прошу прощения, миледи, - она взяла графа за другую руку, - но леди Синклер зовет нас. Нам придется продолжить этот разговор попозже.

        Кивнув Серене, Синклер последовал за Куинси обратно в гостиную. Едва они переступили порог, Куинси выпустила руку графа и, нырнув под поднос в руках Гримшо, исчезла в толпе гостей.
        Синклер обошел гостиную, но так и не нашел Куинси. Признав свое поражение, он направился к фортепьяно.
        - Мама, - прошептал он, садясь рядом с ней, как ты могла пригласить эту... эту герцогиню в наш дом?
        Леди Синклер опустила крышку фортепьяно.
        - Я думала, это ты пригласил ее. А в чем дело? Я видела, как Джо ушла. И она была чем-то расстроена. Что ты ей сказал?
        - О чем вы тут секретничаете?! - воскликнул седовласый джентльмен, склоняясь над леди Синклер. - В чем дело?
        - Кодди, дорогой, мой сын оказался ужасно бестолковым. - Леди Синклер взглянула на сына: - Что бы ни случилось, исправь это, ясно?
        Синклер застонал и встал.
        - Вот именно, исправь, - пробормотал он, выходя из гостиной и направляясь к черной лестнице. Всемилостивый Господь, как же ему исправить все это?
        Куинси вернулась в дом леди Фицуотер. Вернулась одна. Не обращая внимания на взгляды других пешеходов, она почти бежала по улице. Как Серена осмелилась?! Как посмела?! Серена всегда получала то, что хотела. И она никогда не делилась с Куинси - просто отбирала, а потом, хлопая своими длинными ресницами, уходила с Добычей.
        Но на сей раз у нее ничего не выйдет. Она не получит Синклера.
        Злая судьба не позволяет ей остаться с графом, но это не значит, что его получит эта мегера. Куинси вспомнила, какой отвратительной девчонкой была Серена. Вспомнила и о боли, которую та причинила Синклеру, отклонив его предложение и обозвав «калекой». Давно пора проучить мерзавку. И она, Куинси, непременно это сделает.
        Направившись в спальню бабушки, Куинси вытащила из-под кровати сундуки. Порывшись в них, нашла перевязанную лентой связку бумаг.
        - Прости, бабушка, - пробормотала она, развязывая потускневшую ленту, - но я уверена, что ты поймешь.
        Отыскав некролог - строки о ее матери и мертворожденном брате, - она тихонько вздохнула и замерла на несколько мгновений. Затем взяла лежавшие под некрологом письма с соболезнованиями - одно из них прислали граф и графиня Даути и их дочь Серена.
        При свете свечи Куинси довольно быстро научилась подделывать подпись и почерк Серены; она надеялась, что почерк за прошедшие годы не слишком изменился. «Белая бумага ни в коем случае не подойдет», - решила Куинси. Еще раз порывшись в сундуках бабушки, она нашла запасы бумаги - лавандовую, желтую, розовую. Лавандовая казалась самой подходящей. И, конечно же, духи! Куинси выбрала из бабушкиных запасов духи с самым экзотическим запахом и написала:
        Мой дорогой Синклер! Почему бы нам не встретиться завтра, чтобы продолжить нашу беседу? Только вы и я. Вы знаете, где и когда.
        Куинси изобразила подпись Серены с замысловатым росчерком, добавила каплю духов и запечатала письмо воском свечи.
        Что ж, неплохо. Но как передать письмо в руки герцога Уорика? Может, попросить мясника Сэма или одного из его сыновей? Нет, Сэм не подходит - ведь «мистер Куинси» уехал из города. В таком случае остается только... Томпсон. Куинси невольно поежилась. Слуга ужасно удивился, увидев ее сегодня вечером, но, к счастью, ничего не сказал. Во всяком случае, ничего вразумительного. И он, видимо, так и не получил свой выигрыш у Гримшо.
        Куинси написала записку Томпсону и вложила ее в конверт вместе с письмом герцогу и несколькими монетами. В холле она нашла одного из слуги, протянув ему монету, попросила передать пакет Томпсону.
        Весьма довольная собой, Куинси сняла свое новое платье и украшения и, надев ночную рубашку, забралась в постель. Как ни странно, но она тотчас же уснула. Уснула до возвращения Мелинды и бабушки.
        На следующее утро, проснувшись с ужасной головной болью, Куинси поняла, что сглупила. Записка наверняка скомпрометирует Синклера. К тому же муж Серены может разозлиться... и вызвать Синклера на дуэль. О Боже, что тогда произойдет? И ведь граф с герцогом ни в чем не виноваты. Конечно, Уорик оказался весьма недальновидным, женившись на Серене, но все же...
        Следует забрать записку у Томпсона. И как можно быстрее.
        И еще одно... Вчерашняя сцена на балконе лишний раз доказала, что она не в силах противиться очарованию Синклера. Да-да, если он пожелает, она выйдет за него замуж, и тогда произойдет все то, чего она пыталась избежать. Значит, единственный выход - никогда больше не видеть Синклера. К счастью, у нее есть прибыль от инвестиций, и если она будет экономна, то сумеет купить коттедж и обставить его.

        - Доброе утро, бабушка, - сказала Куинси, выходя из спальни.
        - Мисс, куда это вы так внезапно исчезли вчера вечером? Я не привыкла извиняться за тебя. И почему мои вещи разбросаны по всей комнате? - Бабушка села за стол и протянула Мел чашку, чтобы та налила ей чаю.
        Куинси тяжко вздохнула; она не знала, что ответить.
        - Ты вчера не заметила Серену? - спросила Мел, подавая чашку и сестре. - Ты знала, что она вышла за герцога?
        - Да, знала. И я заметила ее вчера, а она заметила меня. Кроме того, Серена видела
«мистера Куинси», когда приходила к Синклеру две недели назад.
        - О Господи! - воскликнули в один голос бабушка с Мелиндой.
        - А она узнала тебя? - спросила Мел.
        - Вчера - разумеется, - кивнула Куинси. И она стала рассказывать о встрече на балконе, произошедшей накануне. Ее слушательницы то и дело охали и ахали.
        Когда Куинси закончила, бабушка внимательно посмотрела на нее и проговорила:
        - И что же ты собираешься делать? Ты позволишь ей повлиять на твое решение относительно лорда Синклера?
        Куинси прикусила губу.
        - Как скоро мы можем нанести визит леди Синклер?
        - Ты все еще не объяснила, откуда такой, беспорядок в соседней комнате, - заметила Мелинда.
        - Моя цветная бумага! - воскликнула бабушка. - Неужели ты... Скажи мне, что ты этого не делала, Джо.
        - Увы, сделала. - Куинси вздохнула. - Но я просто повторила слова Серены и добавила несколько своих.
        Мелинда нахмурилась:
        - Я не понимаю, о чем вы говорите...
        - Джо опять использовала свой каллиграфический талант, - пояснила бабушка.
        - На цветной бумаге?! - Мел взвизгнула от восторга. - Ты послала записку герцогу Уорику?!
        Куинси снова вздохнула.
        - Теперь я понимаю, что это было не самое разумное решение, и мне нужно попасть к Синклеру, чтобы забрать письмо.
        - Не могу поверить, что лорд Синклер согласился участвовать в такой интриге, - проворчала бабушка.
        - Конечно же, нет. - Куинси покачала головой. - Он ничего не знает об этом, и я бы хотела, чтобы так все и оставалось. Можем мы пойти сейчас?
        - Тебе нельзя идти в таком виде, Джо, - заявила Мел; она встала и посмотрела на спину сестры. - Ты все пуговицы на платье застегнула неправильно.
        Куинси поморщилась:
        - Пуговицы на спине - глупее не придумаешь! Бабушка с Мел переглянулись и рассмеялись. Куинси то и дело поторапливала их, но они не спешили собираться. Прошло два часа, прежде чем все трое наконец-то отправились с визитом к леди Синклер, и даже тогда бабушка предупредила, что все равно еще слишком рано «для действительно приличного визита».
        - Леди Синклер скоро присоединится к вам, - сказал Харпер, проводив их в гостиную.
«Маска невозмутимого дворецкого» была на своем месте, но Куинси заметила, что он украдкой поглядывал на нее.
        Она подмигнула Харперу, и он, выходя из комнаты, споткнулся о порог.
        Несколько минут спустя появилась леди Синклер. Она тотчас же вызвала горничную и сказала, чтобы принесли чай.
        - Это все мой сын, не так ли? - Графиня села рядом с Куинси. - Что он натворил? Расскажите, и мы все исправим. Так что же он сделал?
        - Нет, миледи, вы не понимаете... - Куинси потупилась.
        - Это все герцогиня Уорик виновата, - вмешалась Мел.
        - Герцогиня Уорик, вы сказали? - Леди Синклер нахмурилась. - Обычно я не повторяю сплетни слуг, но... - Понизив голос, она продолжила: - Горничная леди Уорик вчера вечером была уволена самим герцогом. Между супругами произошла ужасная ссора, и они перебудили весь дом. А потом вдруг стало совсем тихо и... Представляете, с того момента никто больше не видел герцогиню.
        Мелинда с бабушкой молча переглянулись. Куинси почувствовала, как кровь отхлынула от ее щек. Какие же зловещие силы она привела в движение?
        Леди Синклер сделала глоток чая и вновь заговорила:
        - Герцог сказал горничной супруги, что в ее услугах больше не нуждаются, и она ушла с кошельком, полным монет.
        - Но что же, по-вашему... - Бабушка вопросительно посмотрела на графиню.
        - Вы же не думаете, что он действительно... - пробормотала Мелинда.
        - Прекратите! - крикнула Куинси. Она положила дрожащие руки на колени. - Я не хочу больше ничего слышать о делах Уориков.
        - Да-да, конечно. Простите, что заговорила об этом. - Леди Синклер похлопала Куинси по руке. - А теперь, моя дорогая, скажите, что сделал мой сын.
        - Доброе утро, милые дамы.
        Все обернулись и увидели входившего в комнату лорда Палмера.
        - Надеюсь, вы не против вторжения, леди Синклер. Я заглянул только для того, чтобы увидеть вашего сына, но его нет в библиотеке.
        - Нет, не против, лорд Палмер. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам. - Леди Синклер позвонила, чтобы принесли еще один чайник. - Боюсь, Бенджамин не скоро вернется. Сегодня утром он решил отправиться на прогулку.
        - На прогулку? Если так, то я лучше перехвачу его в нашем клубе. Позвольте откланяться, милые дамы. - Палмер надел шляпу и вышел из комнаты.
        Куинси тихонько застонала. Как же ей выбраться отсюда? Ей надо как можно быстрее поговорить с Синклером. И что же произошло с Сереной? Неужели герцог... Нет-нет, только не это! Если он убил Серену, она, Куинси, никогда себя не простит.
        - Итак, на чем мы остановились? Ах да, мой сын... Так что он вам сказал? - Леди Синклер повернулась к Куинси.
        - Миледи, извините меня, но я... - Куинси встала и шагнула к двери. - Я только что вспомнила, что мы оставили чайник на огне. Нет, не беспокойтесь, - она взглянула на бабушку и сестру, - я позабочусь об этом.
        Выбежав из дома Синклера, Куинси едва не наткнулась на лорда Палмера, стоявшего у ступеней. Взглянув на нее с улыбкой, он спросил:
        - Вас уже можно поздравить, не так ли, мисс Куинси? Куинси уставилась на него в изумлении.
        - Я знаю, что формального объявления еще не было, но Синклер попросил меня быть шафером.
        - Он п-попросил?
        Палмер утвердительно кивнул. Тут подъехал его экипаж, и он, приказав кучеру следовать за ним, зашагал по тротуару вместе с Куинси.
        - Приятно видеть перемены, произошедшие в нем с тех пор, как он познакомился с вами, мисс Куинси, - продолжил Палмер. - Теперь Синклер снова тот жизнерадостный парень, которого я помню с наших школьных лет. А перемены в его матушке даже более значительны.
        - Благодарю вас, милорд.
        - Но должен признаться, я немного озабочен. Боюсь, что его прошлые отношения... с неким секретарем могут сильно повредить ему, если кто-то узнает истинную природу этих отношений.
        Куинси прижала ладонь к животу, внезапно почувствовав резкую боль.
        - Я не знаю, что вам ответить, милорд, - пробормотала она. - Но поверьте, будущее лорда Синклера заботит меня так же, как и вас. Я никогда не стану устраивать собственную жизнь за счет других.
        - Я так и думал. - Палмер поднес к губам ее руку. - Я восхищен вашей смелостью, мисс Куинси. Всего доброго.
        - Всего доброго, милорд.
        Куинси дождалась, когда лорд Палмер сядет в карету. Затем в глубокой задумчивости направилась домой.

        Глава 23

        - Вы очень вовремя, мисс, - сказал слуга леди Фицуотер, впуская Куинси в дом. - Они только что приступили к обеду.
        - Но меня не ждут.
        - Любого, кто находится в доме, ждут. Пойдемте же в столовую, мисс.
        Молча кивнув, Куинси последовала заслугой., За столом, кроме хозяйки, сидели три женщины, и одной из них была мисс Стэнбери, квартирантка леди Фицуотер.
        - О, мисс Куинси! - воскликнула леди Фицуотер. - Как хорошо, что вы присоединились к нам. Могу я представить вам мисс Пиплен и мисс Джесперсон, близких подруг мисс Стэнбери?
        Познакомившись с гостями, Куинси села за стол. Все собеседницы были весьма приятными дамами, и настроение Куинси вскоре улучшилось - во всяком случае, она на время забыла о своих проблемах. Когда же они после обеда перешли в гостиную, к ним присоединились еще двое квартирантов леди Фицуотер - лейтенант Уиллер и преподобный Глэдстоун. Приятная беседа продолжилась, но в какой-то момент лейтенант Уиллер вдруг сказал:
        - Послушайте, кто-нибудь знает, что случилось с герцогом и герцогиней Уорик?
        Сердце Куинси на мгновение остановилось, а потом забилось вдвое быстрее. Все молчали, и лейтенант Уиллер продолжал:
        - Герцог отправил свою жену в Нортумберленд, сослал на весь сезон. Очевидно, его светлость нашел письмо, которое она написала любовнику.
        - Какой ужас! - воскликнула мисс Пиплен. - Она даже еще не произвела наследника!
        Все остальные дамы также осудили герцогиню и посочувствовали герцогу. А преподобный Глэдстоун нахмурился и покачал головой.
        - Добродетельная женщина - это корона своему мужу, но та, что позорит его, - как гниль в его костях, - процитировал он Книгу притчей Соломоновых.
        Куинси невольно вздрогнула. Та, что позорит.
        Вскоре заговорили о другом, и Куинси, извинившись, удалилась. Как раз в этот момент вернулись бабушка с Мелиндой.
        - Ты успела снять чайник, пока он не сгорел? - спросила Мелинда.
        - Какой чайник? - пробормотала Куинси. Она села за стол и, взяв бумагу, обмакнула перо в чернила.
        - Джо, ты уверена... - Бабушка со вздохом махнула рукой. - Упрямое дитя.
        Первая записка была адресована Синклеру; Куинси сообщала, что зайдет к нему на следующее утро (она решила, что должна попрощаться с ним). Вторая записка была мистеру Хэтчету, адвокату, рекомендованному мясником Сэмом.
        Решив не обращаться к слугам леди Фицуотер, Куинси накинула шаль и направилась в рассыльную контору в двух кварталах от дома. Заплатив мальчишке несколько монет за доставку писем, она пошла в контору мистера Чадберна, чтобы дать ему последние распоряжения - следовало обратить ее инвестиции в наличные. Да, пришло время действовать, больше откладывать нельзя.
        Отказавшись от завтрака после бессонной ночи, Куинси вышла из дома. К ее величайшему удивлению, бабушка с Мелиндой вышли вместе с ней и молча пошли рядом.
        - Леди Синклер в гостиной, - сообщил им Харпер, открывший дверь. - Уверен, миледи будет рада видеть вас.
        Дворецкий повел их в гостиную, но Куинси, улучив момент, проскользнула в библиотеку. Синклер, стоявший в глубине комнаты, просматривал корешки книг на полках. Остановившись у порога, Куинси залюбовалась его профилем. Да, он был необыкновенно красивым мужчиной. И он хотел, чтобы она, Куинси, стала его женой. Ей ужасно хотелось броситься в его объятия и остаться с ним навсегда, но, увы... Куинси тяжело вздохнула.
        Та, что позорит...
        - Доброе утро, милорд, - сказала она, приблизившись к нему.
        - Доброе утро, Джо. - Он пристально посмотрел ей в глаза, и сердце ее забилось быстрее. - Примите мои поздравления, дорогая. Ваш план прекрасно удался. Но как же вы сумели так быстро доставить записку герцогу?
        Прежде чем Куинси успела ответить, Синклер обнял ее за талию и впился поцелуем в ее губы. Она тотчас же обвила руками его шею и запустила пальцы в его шелковистые волосы. О, как же она наслаждалась этими чудесными мгновениями - в объятиях Синклера она чувствовала себя в полной безопасности и ощущала зарождение чего-то совершенно незнакомого... Зарождение счастья.
        Наконец Синклер прервал поцелуй и отступил на шаг.
        - Еще три недели, любовь моя, - прошептал он, убирая с ее лица прядь волос.
        Последние слова графа вернули ее к действительности. Тихонько вздохнув, она сказала:
        - Вот об этом я и пришла поговорить. Поймите, мы не можем... Ведь вы... О, проклятие... - Ноги больше не держали ее, и она опустилась на диван.
        Синклер сел рядом с ней и взял ее за руки. Пытаясь успокоиться, она сделала глубокий вдох и посмотрела в его теплые карие глаза.
        - Мне кажется, вы стали сильнее хромать...
        Синклер, похоже, был удивлен ее замечанием.
        - Да, верно. Вчера я споткнулся в темноте. Но ничего страшного. Так что же вы хотели мне сказать? - Он выпустил ее руки и положил ладонь ей на колено.

«Я должна это сказать, должна...» - мысленно твердила Куинси. Но когда она сидела рядом с Синклером... Поднявшись, она проговорила:
        - Серена, возможно, оставила вас в покое, но осталась проблема, которую она создала.
        - Что заставляет вас так думать? - Синклер хотел снова усадить ее рядом с собой на диван, но Куинси отошла подальше и поставила стул между собой и графом. Вцепившись в спинку, так что костяшки пальцев побелели, она продолжала:
        - Я слишком долго была «мистером Куинси», и многие люди знали его. К сожалению, некоторые из них знают, кем он был на самом деле. Разумеется, я нисколько не сомневалась в том, что, в конце концов, буду разоблачена, но у меня не было выхода, я должна была выполнить свой долг перед семьей. К тому же я полагала, что в случае разоблачения только мы трое могли бы пострадать. Но теперь... Случилось так, что могут пострадать и другие люди. Люди, которых я очень люблю. - Она заставила себя посмотреть графу прямо в глаза.
        - Дорогая, но я не думаю...
        - Нет-нет, вы ошибаетесь. Поверьте, разразится скандал. И пострадаете не только вы, пострадает и ваша мать. А ведь она совсем недавно вышла из своего затворничества, и у нее даже появился поклонник.
        - Моя мать...
        - Не перебивайте меня, пожалуйста. Поверьте, если я останусь, произойдет именно то, о чем я сказала. И тогда все сразу вспомнят прошлый скандал, о котором люди уже начали забывать. Только на этот раз не будет войны, на которую вы могли бы сбежать. Да, на войну вам не сбежать - даже если бы ваша нога была здорова. Поймите, я должна уйти - так для всех будет лучше. Полагаю, вы согласитесь со мной.
        Синклер встал и приблизился к ней на несколько шагов.
        - Как вы посмели?!
        Куинси невольно отступила.
        - Как вы посмели предположить, что я смогу принять такое решение?! Ведь я, черт возьми, граф Синклер! И я женюсь, на ком захочу. - Он поднял руку и указал на нее пальцем. - Так вот, я выбрал вас, и меня не интересует, что подумают люди.
        - Простите, милорд. Со временем вы поймете, что я права. - Стараясь не разрыдаться, Куинси резко развернулась и бросилась к двери.
        - Джо, подождите!
        Она услышала за спиной шаги, а потом раздался грохот, и тотчас же послышался стон. Обернувшись, Куинси увидела лежавшего на полу графа, а рядом с ним валялся перевернутый стул. Лицо Синклера исказилось от боли. Он приподнялся, держась за правое бедро.
        - Я не могу бегать за вами, - пробормотал он сквозь зубы.
        Она сжала кулаки с такой силой, что ногти вонзились в ладони.
        - Я не хочу, чтобы вы это делали. Сейчас я вызову кого-нибудь. - Выходя из комнаты, Куинси дернула за шнур звонка.
        В коридоре она на мгновение закрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями. Сначала следовало найти бабушку и сестру, чтобы... Нет-нет, они начнут задавать вопросы. Сейчас ей лучше пойти домой, собрать вещи и забрать деньги у Чадберна. А потом можно будет заняться покупкой коттеджа.
        Мимо нее прошел Гримшо, вызванный звонком. Куинси была уже в пяти шагах от парадной двери, когда в холл вышел Томпсон. Он направился к ней, но вдруг остановился и пристально посмотрел на нее. Потом щелкнул каблуками и низко поклонился.
        Куинси кивнула в ответ и поспешила на улицу, чтобы слуга не увидел ее слез.
        Оказавшись в своей комнате, Куинси бросилась на кровать и наконец-то дала волю слезам. Когда Сэр Эмброуз уткнулся в ее руку своим влажным носом, она перевернулась на бок и, обняв кота, прижала его к груди.
        Через некоторое время ее всхлипывания перешли в икоту, и Сэр Эмброуз замурлыкал. Приподнявшись, Куинси нашла платок и высморкалась. Затем утерла глаза. Пора было идти на встречу с адвокатом.
        Когда Куинси вернулась домой, бабушка с Мелиндой убирали свое шитье.
        - Мы думали, ты присоединишься к нам в салоне леди Синклер, - с укоризной заметила бабушка.
        - Я... Мне нужно было заняться другими делами.
        - Один из слуг Синклера просил меня передать тебе вот это. - Мелинда протянула сестре две монеты. - Он сказал, что ты обронила их.
        Куинси посмотрела на монеты и невольно улыбнулась. Возможно, Томпсон все-таки был немного джентльменом. Заметив, что Мелинда надевает шляпку, она спросила:
        - Куда ты собираешься?
        Мел покраснела.
        - Лиланд просил меня прогуляться с ним в парке. Ты ведь не против?
        Куинси махнула рукой:
        - Наслаждайся. За меня не беспокойся. Мне все равно нужно собираться. Наш новый поверенный, мистер Хэтчет, уже нашел несколько коттеджей, которые я должна осмотреть. Я уезжаю рано утром.
        Мелинда порывисто обняла сестру и тут же выбежала из комнаты.
        - Вы уверены, что хотите этого, мисс? - спросила бабушка.
        Куинси вздохнула:
        - Я должна так поступить. Бабушка молча кивнула, и Куинси вдруг показалось, что та ужасно постарела.
        Глядя на дверь, закрывшуюся за Куинси, Синклер пробормотал:
        - Как она могла?.. Кто дал ей право решать за нас обоих?
        Тут в комнату вошел Гримшо, и почти тотчас вбежал Томпсон. Не произнося ни слова, слуги подняли Синклера и довели его до спальни. Затем Томпсон помог графу раздеться и надеть халат, после чего достал из столика у кровати банку с мазью.
        - Это я сделаю сам, - проворчал Синклер.
        - Да, милорд. Вам еще что-нибудь нужно?
        - Нет, иди. - Синклер прикрыл ладонью глаза. - Томпсон...
        Слуга остановился у двери.
        - Спасибо, Томпсон.
        - Сегодня был трудный день, милорд. - Слуга вышел и осторожно затворил дверь.
        Поморщившись от боли, Синклер принялся втирать в ногу мазь. «Даже если бы ваша нога была здорова», - вспомнились ему вдруг слова Куинси. Синклер уставился на свою ногу. Затем провел пальцами по шраму. Да, теперь все ясно. Ее оттолкнул шрам - именно в этом все дело. Конечно же, ей не хотелось связывать свою жизнь с калекой. Ведь не зря же она сказала, что он стал сильнее хромать...
        Убрав банку с мазью, граф достал из столика бутылку виски и наполнил стакан. Осушив его в два глотка, закашлялся.
        Да, для всех будет лучше, если Куинси уйдет сейчас, до того, как войдет в его жизнь. До того, как станет ему необходимой.
        Он хотел снова наполнить стакан, но тут же передумал и швырнул стакан в камин. Раздался звон, и по полу разлетелись осколки. Граф какое-то время смотрел на бутылку, которую держал в руке, затем приложил горлышко к губам. «Да, будет лучше, если она уйдет сейчас», - думал он, делая глоток за глотком.
        Синклер не выходил из своей спальни три дня.
        На четвертый день он все-таки спустился вниз, но только потому, что Томпсон, несведущий болван, не мог найти последний ящик бренди. Харпер тоже не мог помочь, так как постоянно запирался у себя в комнате с миссис Хаммонд. Граф нашел ящик в винном погребе и приказал Томпсону отнести его наверх; сам же, прихватив бутылку, направился к лестнице, но наткнулся в холле на мать.
        - Бенджамин, будь любезен присоединиться ко мне в столовой, - сказала леди Синклер.
        - О, как ты громко говорить, мама, - прошептал он, хватаясь за голову.
        - Я не знала, что бороды вошли в моду, - сказала она, как только они сели за стол.
        Синклер провел ладонью по заросшему щетиной подбородку и пожал плечами:
        - Не было времени побриться.
        Леди Синклер взглянула на слугу, поставившего перед ней тарелку.
        - Нам понадобится еще один прибор, Гримшо, - сказала она. - Мой сын будет обедать со мной.
        - Слушаюсь, миледи, - кивнул слуга. Когда Гримшо удалился, леди Синклер снова посмотрела на сына.
        - Ну, а теперь о мисс Куинси... Синклер чуть не уронил бутылку.
        - А что с ней?
        - Я уже несколько дней не видела никого из них. Мне казалось, что я просила тебя все исправить.
        Синклер снова пожал плечами:
        - Я пытался исправить, но она отказалась. Сказала, что не хочет всю жизнь жить с калекой.
        Леди Синклер поджала губы.
        - Мне очень трудно поверить, что Джо могла сказать такое. Я... Да, в чем дело, Дейзи? - Она повернулась к горничной, стоявшей у порога.
        - Мне очень жаль, миледи, но мы не можем... - Девушка залилась краской.
        - Говори же, моя милая.
        - Прошу прощения, миледи, но нет тарелок для еще одного прибора. Я могу достать сахарницу, если хотите.
        - А что же случилось с тарелками? - Леди Синклер приподняла брови.
        - Ничего не случилось, но они... Они просто грязные, вот и все. Видите ли, Элис, судомойка, три дня назад ушла погулять с одним из конюхов и больше не вернулась.
        - И никто с тех пор не мыл посуду? - удивилась графиня.
        - Все говорят, что это не их работа.
        Синклер опустил голову, уткнувшись лбом в стол.
        - Может, с Элис что-то случилось? - спросила леди Синклер, не обращая внимания на сына. - Грум вернулся домой живым и здоровым?
        - Он не вернулся. Говорят, что он собирается работать у своего родственника, который держит гостиницу. Мы думаем, они туда и поехали.
        Леди Синклер вздохнула.
        - Найди Селию, и начинайте мыть вдвоем. Я сейчас же найму новую судомойку.
        - Да, миледи. - Дейзи присела в реверансе и вышла из комнаты.
        Леди Синклер поставила свои тарелки перед сыном.
        - Ешь немедленно. А потом тебе придется принять ванну. Я хочу, чтобы ты выглядел прилично, когда будешь сопровождать меня сегодня на бал у Данфортов.
        - Да, мама.
        - Бенджамин...
        - Да, мама.
        - Дорогой, я никогда не думала, что скажу тебе такое, но... - Она вздохнула. - Бенджамин, ты идиот.
        - Да, мама.
        Пообедав, Синклер прошел на кухню и потребовал горячей воды для ванны. Затем поднялся к себе и, усевшись в кресло, задумался...

«Случилось так, что могут пострадать и другие люди. Люди, которых я очень люблю...
        - вспомнились ему слова Куинси.
        Он вспомнил, как Куинси ухаживала за ним, когда он болел, и сколько бессонных ночей она провела с ним рядом. Конечно же, она по-настоящему его любила. И, конечно же, она оставила его вовсе не потому, что он хромал.

«Могут пострадать другие люди...» То есть могли пострадать они с матерью и, возможно, леди Фицуотер с сыном. Да, Куинси уехала, чтобы оградить их всех от скандала. Она решила пожертвовать собой, но следовало ли ему принять эту жертву?

        Глава 24

        Синклер посмотрел в зеркало в холле и в последний раз поправил галстук.
        - Сейчас ты выглядишь гораздо лучше, Бенджамин, - сказала леди Синклер, спускавшаяся по лестнице в элегантном зеленом платье.
        - А ты сегодня выглядишь просто замечательно, мама. Жаль, что тебя не видит лорд Коддингтон. - Синклер поцеловал матери руку и помог ей сесть в экипаж, ожидавший у ступеней. - Кстати, вы с ним не поссорились?
        - Конечно, нет. - Леди Синклер расправила юбки. - Он ждет, что я позволю ему сопровождать меня повсюду, но я не могу этого допустить. Впрочем, я оставила для него два вальса.
        Тут экипаж тронулся с места, и, откинувшись на спинку сиденья, Синклер закрыл глаза. Леди Синклер внимательно посмотрела на него, однако промолчала.
        Поздоровавшись с хозяевами, граф проводил мать к дивану, где ее уже поджидали знакомые, и принес ей бокал пунша. Затем, извинившись, направился в карточный салон.
        - Добрый вечер, лорд Синклер, - приветствовал его рыжеволосый молодой человек, племянник Палмера.
        - Добрый вечер, Альфред, - кивнул граф.
        - О, да это же граф-сваха. - Сэр Лиланд с широкой улыбкой приблизился к другу. - Устроил еще какой-нибудь брак в последнее время, не так ли?
        Синклер криво усмехнулся. В его доме постоянно заключались браки, только сам он никак не мог устроить свою жизнь.
        - Рад тебя видеть, приятель. Да, ты прав. Совсем недавно исчезла судомойка и один из конюхов. Полагаю, сейчас они счастливы вместе.
        Лиланд расхохотался и, похлопав друга по плечу, начал объяснять шутку Альфреду. Граф же направился к карточному столу.
        Через час он покинул карточный салон. Неразумно терять все деньги, которые для него заработала Куинси.
        Куинси...
        Синклер почувствовал, что ему необходимо выйти на свежий воздух. Черт побери, где же дверь на балкон? Отыскав дверь, он переступил порог, но тут же понял, что в тени уже скрывается какая-то пара. Влюбленные, конечно же, хотели насладиться уединением. В следующее мгновение он узнал в них Палмера и его жену. Но они не целовались и даже не разговаривали - просто стояли, прильнув друг к другу. Однако эта сцена почему-то казалась необычайно интимной, и Синклер, тотчас отвернувшись, покинул балкон и вернулся в бальный зал.
        - Присядь, дорогой, - сказала мать, когда он приблизился к ней. - Что-нибудь случилось? Ты выглядишь отвратительно.
        - Просто мне немного не по себе. Ты ведь не возражаешь, если мы пораньше вернемся домой?
        - Добрый вечер, старина. - К ним подошел лорд Коддингтон. Протянув леди Синклер чашу с пуншем, он сел рядом с ней с другой стороны.
        - Бенджамин, я уверена, Кодди проводит меня домой. А ты поезжай, если тебе нужно уйти. - Леди Синклер повернулась к своему кавалеру: - Боюсь, мой сын нехорошо себя чувствует.
        - А что с ним?
        Синклер понял, что краснеет.
        - Поверьте, ничего серьезного, - пробормотал он, отворачиваясь.
        - О, посмотрите! - воскликнула леди Синклер. - Ведь это же лорд Палмер. Он кажется таким счастливым... Должно быть, жена сказала ему.
        - Сказала ему? Что именно? - Синклер смотрел, как Палмер с женой проплывают мимо в вальсе. Не обращая внимания на косые взгляды, Палмер вел жену левой рукой, а его пустой правый рукав покоился в кармане.
        - Разумеется, они оба счастливы, - сказала леди Синклер. - Ведь скоро они уедут в поместье, чтобы там дожидаться родов, - добавила она с улыбкой.
        Синклер смотрел на друга и вспоминал, как нашел его после сражения в полевом госпитале. Его правая рука превратилась в обрубок, и Палмер, отказываясь от лекарств и еды, постоянно твердил, что он, в сущности, покойник. А потом приехала леди Палмер. Она бросилась мужу на грудь и разрыдалась. Однако рыдала она ровно три минуты, а затем заставила мужа поесть, помыться и побриться - причем отдавала приказы, словно генерал, и они, эти приказы, тут же исполнялись.
        Палмер быстро поправлялся, потому что рядом с ним была любимая жена. Да, с ней он мог выдержать любые испытания.
        А что же он, Синклер?.. А он хотел, чтобы рядом с ним была Куинси. И к черту скандал!
        - О чем ты задумался, дорогой? - Леди Синклер прикоснулась к его руке. - Что ты собираешься делать?
        Граф посмотрел на мать, и на губах его появилась улыбка.
        - Теперь я точно знаю, что мне нужно. Доброй ночи, мама. - Поцеловав мать в щеку, Синклер поднялся и направился к выходу.
        - Я знала, что мой сын образумится.
        - Что, моя дорогая?
        - Вы ведь просили этот танец, Кодди? Идем же!
        Синклер осмотрелся и выругался вполголоса. Вся улица у дома Данфортов была, запружена каретами, и Элиоту, чтобы выбраться отсюда, потребовалось бы немало времени. Что ж, придется идти пешком...
        Взглянув на затянутое тучами небо, граф перешел улицу и, опираясь на трость, направился к дому леди Фицуотер. Вскоре нога начала болеть; к тому же дождь с каждой минутой усиливался. Синклер то и дело хватался за стены и фонарные столбы, чтобы не упасть, но все же старался идти как можно быстрее.
        Граф вошел в дом через кухонную дверь, перепугав судомойку, спавшую на тюфяке перед очагом. Она уже была готова закричать, но он бросил ей монету и прошел в коридор. Добравшись до двери Куинси, он сделал несколько глубоких вдохов и пригладил ладонью мокрые волосы. Наконец, собравшись с духом, постучал. Выждав с минуту, он постучал еще раз. Дверь чуть приоткрылась, и перед ним появилось заспанное лицо Мелинды.
        - Но мы... - В следующее мгновение глаза девушки широко распахнулись, и она отступила от двери. А затем послышался ее шепот: - Бабушка, это граф нашей Джо!..
        Через несколько секунд дверь отворилась, и леди Брадуэлл, отстранив Мелинду, пригласила Синклера войти.
        - Что случилось, милорд? - спросила она, завязывая пояс халата. - Ваша матушка здорова?
        - Да, мама здорова. Спасибо. - Переступив порог, граф покосился на дверь Куинси. - Я ужасно сожалею, что час такой поздний, но я должен сейчас же поговорить с Джозефиной.
        Бабушка с внучкой переглянулись.
        - К сожалению, это невозможно, милорд, - ответила леди Брадуэлл.
        Синклер снова пригладил волосы.
        - Да, я понимаю, уже очень поздно, но...
        - Ее здесь нет! - воскликнула Мелинда.
        - Нет?.. В такой час? Но где же она? Дамы опять переглянулись.
        - Где же она? - Синклер повысил голос.
        - Она уехала три дня назад со своим новым поверенным. Уехала осматривать коттеджи, - ответила леди Брадуэлл.
        Граф почувствовал головокружение.
        - Три дня?..
        - Вы же знаете, как быстро действует Джо, когда у нее есть план, - с гордостью за сестру проговорила Мелинда.
        Синклер прислонился к дверному косяку и на мгновение прикрыл глаза.
        - Но вы должны знать, где находятся эти коттеджи. Она оставила вам список?
        Леди Брадуэлл покачала головой:
        - Мы даже не знаем, когда она вернется. Она очень торопилась.
        Синклер покачнулся и лишь с трудом устоял на ногах. О, если бы он знал, он бы ни за что не позволил Куинси выйти тогда из библиотеки.
        - О, милорд... - Леди Брадуэлл положила руку ему на плечо. - Я, кажется, вспомнила имя поверенного. Его зовут... Мел, помоги мне. Это тот адвокат, которого рекомендовал мясник.
        - Хэтфилд? Или Холлет? Нет-нет, Хэтчет!
        - Да, верно, Хэтчет, - кивнула леди Брадуэлл.
        - Слава тебе, Господи, - пробормотал Синклер. - Благодарю вас, миледи, - добавил он громче. - Я нанесу ему визит завтра утром.
        - Бог в помощь, милорд. И удачи вам, когда найдете Джо.
        Когда Синклер пришел домой, ему пришлось самому открывать дверь. Никого из слуг не было видно. Его шаги по коридору звучали неестественно громко, когда он направился к лестнице. Повернув за угол, он едва не сбил с ног экономку, только что вышедшую из комнаты дворецкого. Лицо миссис Хаммонд пылало, так же как и лицо Харпера, появившегося мгновение спустя.
        Синклер в изумлении уставился на стоявшую перед ним пару. Наконец спросил:
        - Вы что же, влюблены... или просто так? Харпер сделал шаг вперед и заявил:
        - Да, милорд, влюблены.
        Синклер кивнул:
        - Что ж, я не стану возражать, если вы обвенчаетесь.
        - О Боже... - прошептала миссис Хаммонд, опустив глаза.
        - Однако у меня есть одно условие, - продолжал граф. - Проведите недельный медовый месяц, а потом возвращайтесь сюда. И передайте всем, что меня вполне устраивают женатые слуги. Это понятно? Мне наплевать, сколько еще браков будет заключено в моем доме, - только бы слуги не разбегались, черт возьми!
        - Да, милорд! - вырвалось у миссис Хаммонд.
        - Спасибо, милорд, - сказал Харпер. Он повернулся к своей возлюбленной и поцеловал ее в щеку. - Но означает ли это, что мисс Куинси скоро останется в доме навсегда, милорд?
        Синклер не удержался от улыбки.
        - Надеюсь, что да, Харпер. Я очень на это надеюсь. По-прежнему улыбаясь, Синклер начал подниматься по лестнице.
        - Не можете найти их? Что это значит? - Синклер опустил ноги на пол и пристально посмотрел на Вутена. Прошло три дня с тех пор, как он нанял сыщика, приказав ему найти Куинси и ее поверенного.
        Вутен потупился и пробормотал:
        - Я же сказал, что пока не нашел их. Просто нужно больше времени. Я здесь только потому, что вы приказали сегодня прийти с отчетом.
        Синклер поморщился:
        - Что ж, ступайте. И найдите Хэтчета или мисс Куинси. Пока не найдете, не возвращайтесь, но присылайте мне письменные отчеты о ваших поисках.
        - Хорошо. - Вутен поклонился и вышел.
        Через несколько секунд в библиотеку вошел Томпсон:
        - Прошу прощения, милорд, но...
        - В чем дело, Томпсон? - Синклер старался не сорваться на крик. В отсутствие дворецкого, экономки и Куинси в доме воцарился хаос. Сегодня утром его кофе был подан в сахарнице, а сахар - в солонке. И одному Богу было известно, где теперь находилась соль.
        Даже леди Синклер сдалась, оставив попытки создать порядок из этого хаоса. Вчера она отбыла к леди Фицуотер с двумя сундуками.
        - Милорд, я случайно услышал, что вы ищете адвоката по имени Хэтчет.
        Синклер насторожился.
        - Ты знаешь его?
        - Видите ли, этот сыщик ищет не в тех местах. Хэтчет работает на простых людей. Его контора - над мастерской портного. Нужно пройти через примерочные комнаты, а затем подняться наверх.
        Синклер в задумчивости прошелся по комнате.
        - Что ж, Томпсон, в таком случае ты отвезешь меня туда.
        Час спустя Элиот остановил экипаж у двери портного. Томпсон спрыгнул с козел и провел Синклера в контору адвоката.
        Хэтчета на месте не оказалось, зато был его помощник, мистер Ангус Лич. Сначала помощник упрямился, но перед щедрым вознаграждением не смог устоять. Спрятав монеты в карман, он показал графу список выставленных на продажу коттеджей. Переписав адреса, Синклер покинул контору. Уже сев в экипаж, он пристально взглянул на слугу и спросил:
        - Томпсон, а ты знаешь, что я собираюсь жениться на мисс Куинси?
        Слуга расплылся в улыбке:
        - Конечно, знаю, милорд. И у нас все с нетерпением ждут этого... Вернее... те, что остались в доме.
        - Да, те, что остались... - Криво усмехнувшись, Синклер откинулся на спинку сиденья.

        Глава 25

        Граф уселся за письменный стол со списком коттеджей и картой. С чего же начать? Какой из этих домов мог приглянуться Куинси?
        Блубелл-Коттедж выставлялся на продажу по умеренной цене и находился совсем недалеко от его собственного поместья. Это тот самый коттедж, который они с Куинси видели по дороге в Брентвуд. Нет, не годится. Граф вычеркнул его из списка. Куинси не захотела бы жить рядом с поместьем, которое являлось бы постоянным напоминанием о прошлом...
        Кастеллак-Коттедж находился в пригороде Бирмингема, и для сестры Куинси он совсем не подходил - воздух там просто ужасный. Синклер вычеркнул и этот дом. Броксэм-Коттедж - слишком далеко, в Кенте. И по дорогам там невозможно проехать даже в хорошую погоду. Он вычеркнул и этот вариант.
        Уэйверли-Коттедж, в Данбери, был самым дешевым из списка, и там вдобавок имелся большой сад. Но в Данбери Куинси жила до переезда в Лондон. Немного подумав, граф вычеркнул и Уэйверли.
        Оставался только коттедж в окрестностях Челтенхема, совсем небольшого городка. Что ж, очень удобно, ведь там можно найти работу, ездить туда за покупками... К тому же в тех местах чудесные леса и долины, а также бурные ручьи Котсуолда. Да, там Куинси наверняка понравится.
        На следующий день, на рассвете, Синклер уже сидел в седле, и в кармане у него лежала специальная лицензия на брак. Конечно же, Куинси сначала начнет упрямиться, но он не сомневался, что сумеет ее уговорить - достаточно будет лишь обнять ее покрепче и поцеловать.
        Ближе к вечеру граф добрался до Челтенхема и почти сразу же нашел Плау-Коттедж. Но в доме было темно, и он, спешившись, прошел по клумбе с увядшими тюльпанами и заглянул в окно. Все полы были покрыты толстым слоем пыли.
        Нахмурившись, Синклер сел на лошадь и направился в местную гостиницу.
        - Никто не живет там уже много лет, - сказала служанка, когда Синклер стал ее расспрашивать. Она поставила перед ним кружку эля и тарелку с рагу. - С тех пор, как старый Арчибальд Плау повесился там на стропилах.
        Думаете купить?
        - Нет. - Синклер покачал головой и, отодвинув тарелку, сделал глоток эля. - Но я думал, что мой друг заинтересовался этим домом.
        Удалившись в свою комнату, Синклер снова стал изучать список домов. Вероятно, он просто ошибся в расчетах. Да-да, наверное, ему не следовало вычеркивать Данбери. Он слишком поспешил, вычеркнув его из списка. Леди Брадуэлл и Мелинда говорили, что им там очень нравилось. Что же касается Куинси, то она с легкостью одурачит местных жителей, и все будут считать ее кузиной Джозефа.
        Синклер выехал еще до рассвета и добрался до Данбери только к полуночи. Увы, ему и на сей раз не повезло. Оказалось, Уэйверли-Коттедж купил на днях какой-то моряк, сын торговца.
        Граф снял комнату в ближайшей гостинице и рухнул на кровать. Немного отдохнув, он снова принялся изучать свой список.
        - Куинси, любовь моя, - бормотал он, - где же ты спряталась?
        Спряталась?.. Ну конечно! А спрятаться лучше всего... где-нибудь подальше. Сытно поужинав, граф выпил полбутылки бренди и улегся спать. Теперь он был почти уверен, что на следующий день найдет Куинси.
        Но ему понадобилось два дня, чтобы добраться до Кента. Кентские дороги, как он и предполагал, оказались в ужасном состоянии. К тому же его кобыла на второй день потеряла подкову, и последнюю милю ему пришлось пройти пешком, увязая по щиколотку в грязи. Грязный и смертельно уставший, он пришел в гостиницу и там узнал, что и Броксэм-Коттедж кто-то недавно купил.
        После горячей ванны и обильного ужина его настроение улучшилось, и он снова взялся за список.
        Оставалось всего два дома. Возможно, он все-таки знал Куинси не так хорошо, как думал. Но он не мог поверить, что она купит дом в Бирмингеме - воздух там даже хуже, чем в Лондоне. Какой смысл увозить туда сестру?
        Оставался только Блубелл, но неужели Куинси решила купить дом рядом с Брентвудом? Ведь жизнь рядом с его поместьем будет постоянным напоминанием о том, от чего она отказалась...
        На следующее утро, едва кузнец успел вбить последний гвоздь в подкову его лошади, Синклер вскочил в седло и направился к Блубелл-Коттеджу. Но теперь он уже не был уверен, что найдет Куинси к концу дня. Возможно, она вообще не купила коттедж и вернулась с Хэтчетом в Лондон, чтобы подыскать что-нибудь другое.
        После полудня Синклер остановился в придорожной гостинице и приказал подать обед в отдельную комнату. Когда появилась служанка с подносом, он стал расспрашивать ее.
        - Да, мистер Хэтчет оставался здесь целую неделю, - сказала служанка. - А уехал в спешке, хотя и заплатил вперед. Мы сто лет так не развлекались. - Она хихикнула.
        - Развлекались?.. - Синклер нахмурился. Служанка уселась за стол и, понизив голос, продолжала:
        - Мы знали, что дама с ним - вовсе не его жена, хотя он все время пытался сделать вид, что это именно так. Но она не соглашалась ни на что такое, нет-нет, сэр! Настояла на комнатах в разных концах коридора, вот так-то. Однажды утром она спускается к завтраку, вся такая славная, как всегда. А потом он спускается, и его левый глаз так заплыл, что аж не открывается! Он вызывает карету, а она говорит:
«До свиданья, мистер Хэтчет. Так приятно вести с вами дела!» Он вылетел отсюда пулей - о, какие вещи он говорил! - и мы больше не видели его. Синклер едва дослушал конец истории. Пытаясь сдержать волнение, он спросил:
        - Вы знаете, куда уехала та леди?
        - О, она никуда и не уезжала, - ответила служанка, вставая. - Она все еще здесь. Ну, не сейчас, сейчас ее нет. Она уезжает каждое утро и возвращается поздно вечером, а ужинает у себя в комнате. - Она вдруг нахмурилась: - Это приличная гостиница. Мы не хотим никакого беспокойства нашим клиентам.
        Синклер улыбнулся и протянул ей несколько монет, которые она тут же убрала в карман фартука.
        - Уверяю вас, у меня самые честные намерения. Вы, случайно, не знаете короткий путь отсюда до Блубелл-Коттеджа?
        - Да, сэр, конечно. - Она подробно объяснила. Едва служанка вышла из комнаты, граф бросился к двери, так и не притронувшись к еде. Десять минут спустя он перебрался через стену, затем перешел по мосткам через ручей и углубился в густую дубраву. Низкие ветки цеплялись за его одежду и волосы, но Синклер упрямо шел вперед. Наконец деревья расступились, и он оказался перед белым коттеджем, окруженным цветочными клумбами. Да, перед ним был Блубелл-Коттедж.
        Затаив дыхание, Синклер смотрел на работников, сновавших перед домом с досками и вязанками соломы. Садовники косили лужайку и обрезали розовые кусты. Куинси же, стоя на приставной лестнице, красила стену. Слышалось визжание пилы и отовсюду доносился стук молотков.
        Вдруг раздался какой-то треск, и кто-то крикнул:
        - Осторожно, мисс Куинси!
        В следующее мгновение с крыши скатилась вязанка соломы, сбившая Куинси с лестницы.
        Куинси услышала крик кровельщика - и тут что-то сбило ее с ног. Она соскользнула со ступеньки, но, к счастью, зацепилась ногой за следующую перекладину. Ведро же с краской перевернулось и упало на траву под ней. Сообразив, что висит вниз головой, Куинси тихонько застонала. Перед глазами у нее плясали искры, и юбки закрывали весь обзор.
        - Чтоб мне провалиться, ты убил ее! - раздался чей-то голос.
        Куинси откинула в сторону юбки и прокричала:
        - Дэйви, не беспокойся, ничего страшного!
        - Простите, мисс Куинси. - Дэйви выглянул из-за конька крыши. - Веревка на последней вязанке оборвалась. Вы в порядке?
        - В порядке, Дэйви. - Заметив, что работники глазеют на нее, она добавила: - Все хорошо, вы можете возвращаться к работе. Я сама спущусь отсюда.
        - Вам там удобно? - послышался поблизости знакомый голос.
        В следующую секунду Куинси увидела графа.
        - Синклер? - пробормотала она. - Но почему вы... Что-то случилось с бабушкой?..
        - И с ней, и с вашей сестрой все в порядке, - с улыбкой ответил граф. - Обе здоровы. Правда, я беспокоился за вас, но теперь вижу, что у вас... все под контролем. - Он снова улыбнулся и добавил: - Хотя мне все-таки кажется, что вам так не очень удобно. Давайте я помогу вам спуститься, мисс Куинси.
        Из-за угла вышел Дэйви, но, увидев Синклера, остановился.
        - Если вы не против, я спущу ее, - сказал Синклер, протягивая руки к Куинси. - Идите сюда, любовь моя.
        Подхватив Куинси на руки, Синклер прижал ее к груди и заглянул ей в глаза. Почувствовав, как бьется его сердце, она затаила дыхание; ей казалось, что она могла бы вечно оставаться в объятиях Синклера. Работники смотрели на них во все глаза, но к черту работников! Ведь Синклер назвал ее своей любовью! Она попрощалась с ним, и все же вот он, здесь, и он крепко обнимает ее и прижимает к сердцу.
        Кто-то кашлянул, и Куинси с улыбкой пробормотала:
        - Теперь вы должны... э-э... должны поставить меня на землю.
        - Должен? - Он тихонько рассмеялся, и его смех показался ей нежнейшей лаской. - Что ж, миледи, если вы так считаете...
        Он опустил ее на землю и отступил на шаг. Она дрожащими руками расправила юбки поверх брюк. На ней было старое платье Мелинды, все заляпанное краской; это платье со множеством дырок и разрезов казалось совершенно неприличным.
        - Мисс Куинси, вы... - Дэйви по-прежнему стоял рядом с ними.
        - Не беспокойся, все в порядке, - сказала Куинси. Заметив подошедших к ним работников, она добавила: - Познакомьтесь, это граф Синклер, мой... бывший хозяин.
        - А теперь жених, - заявил Синклер.
        Куинси с удивлением посмотрела на него. Может, она ослышалась? Они же решили, что у них ничего не получится. Кроме того, она уже купила коттедж и начала ремонт. Дом был почти готов к переезду.
        - Хозяин? - переспросил Дэйви.
        - Она была моим секретарем, - пояснил граф. - И чертовски хорошим к тому же. Но это был наш общий секрет. Когда я попросил ее стать моей женой, она почувствовала, что ее долг защитить меня от скандала в случае, если кто-то раскроет этот секрет. Поэтому она оставила меня.
        Куинси судорожно сглотнула.
        - Защитить и вашу матушку тоже, - прошептала она.
        Синклер покачал головой:
        - Матери не нужна ваша защита. Она предпочитает ваше присутствие. И мне ваша защита тоже не требуется. - Он выпятил грудь и посмотрел на нее сверху вниз. - Вы думаете, граф Синклер и вдовствующая графиня не могут противостоять оскорбительным сплетням?
        Куинси пожала плечами:
        - Но вы же согласились со мной, не так ли? Когда я сказала...
        - Нет, я не согласился. Ни в коем случае. Вы нечестно воспользовались моим... тогдашним состоянием и уехали до того, как мы завершили нашу дискуссию.
        Он взял ее за руки и внимательно посмотрел ей в глаза:
        - Видите ли, дорогая, я недавно получил очень ценный урок от моего друга Палмера. Некоторые избегают его, как будто человек с одной рукой заразный. Но ему нет до этого дела, потому что они с женой любят друг друга.
        - Но ведь даже Палмер сказал...
        - Он изменит свое мнение, когда увидит, как мы счастливы вместе. - Все еще держа ее за руки, он опустился на одно колено.
        Глаза Куинси затуманили слезы. Сердце же ее гулко колотилось.
        - Я был совершенно убит горем, когда вы ушли. Думаю, теперь ваш долг облегчить мои страдания. Я куплю вам все коттеджи, какие захотите, если только вы будете жить в одном из них со мной.
        - Но вот этот... - Она указала на коттедж позади нее.
        - Станет прекрасным свадебным подарком вашей сестре. Думаю, они с Лиландом будут здесь счастливы.
        Мел и Лиланд? Она кивнула. Что ж, хорошая пара.
        - Поверьте, дорогая, я могу вынести все, что угодно, если рядом со мной будет женщина, которую я люблю. Вы делаете меня счастливым, Куинси. Вы нужны мне, потому что я люблю вас. Вы выйдете за меня?
        Она хотела сказать «да», хотела стать женой Синклера, но еще больше она хотела, чтобы он был счастлив. А разве мог он стать счастливым с женой, которой сопутствует скандал?
        Она заставила его подняться, и он, прикоснувшись ладонью к ее щеке, прошептал:
        - Так что же, Джо?
        На глаза ее навернулись слезы, и она с дрожью в голосе прошептала в ответ:
        - Но ведь ничего не изменилось, неужели вы не понимаете? Как только моя тайна будет раскрыта, разразится скандал, и вы с вашей матерью... О, я не могу заставить вас пройти через это.
        Граф тяжко вздохнул и чуть отстранился. Потом вдруг схватил ее за плечи обеими руками и проговорил:
        - Что ж, хорошо, мы забудем про этот разговор. Но вам все же нужно вернуться в Лондон. Я был... не совсем правдив вначале. - Он опустил глаза и уставился на свои сапоги.
        Куинси почувствовала, что сердце ее на мгновение остановилось.
        - Что?.. Кто?..
        - Моя мать. Видите ли, она...
        - Что с ней? Неужели она снова...
        - Нет-нет, ей гораздо лучше, и у нее даже есть поклонник. Она нанимает и обучает сирот, но я боюсь... - Он снова отвел глаза.
        - Что?.. Что случилось, Бенджамин? - вырвалось у нее, но Синклер, казалось, не заметил, что она назвала его по имени.
        - Боюсь, она взвалила на себя гораздо больше, чем может выдержать при таком хрупком здоровье. - Обняв ее за плечи, он продолжал: - Видите ли, она удвоила свои усилия, ваши усилия... и теперь создает благотворительный фонд для бездомных солдат и сирот. Мать собирается устроить бал, чтобы положить начало этой деятельности. Она полна решимости, но боюсь, это слишком тяжело для нее. А если бал не будет успешным, если благотворительный фонд будет плохо принят, то это может подкосить ее. Я не хочу, чтобы она вернулась к прошлому и снова стала затворницей.
        - Я понимаю вашу тревогу, но я не вижу, как я...
        - Вы могли бы помочь ей с этим балом.
        - Но я никогда не устраивала ничего, кроме карточных вечеринок. Полагаю, ей нужно. .
        - Ей нужны вы. Она любит вас. Она примет вашу помощь там, где отказала бы любому другому. И вы самая энергичная женщина, какую я знаю. Вы могли бы спланировать за Веллингтона нападение на Витторию. А бал для вас просто мелочь.
        Щеки Куинси порозовели.
        - Так что же, дорогая? Вы согласны помочь моей матери?
        Куинси медлила с ответом. Ведь помочь - значит вернуться в Лондон в обществе Синклера и снова проводить время в его доме. Быть рядом с ним, но не иметь возможности остаться с ним навсегда? Изощренная пытка. Мучительное удовольствие. Куинси закрыла глаза - и вдруг прильнула к его груди и обвила руками его шею.
        - Да, согласна, - прошептала она.
        Издав радостный возглас, Синклер подхватил ее на руки и закружил, так что юбка ее затрепетала на ветру.
        Опустив Куинси на землю, он поцеловал ее в лоб, затем, не обращая внимания на толпившихся вокруг мужчин, обнял за плечи.
        Куинси откашлялась и, взглянув на работников, хлопнула в ладоши:
        - Эй, за дело! Мы теряем время, скоро стемнеет! - Понизив голос, она подозвала к себе Дэйви. - Мне надо вернуться в Лондон из-за одного незаконченного дела. Я рассчитываю на вас и надеюсь, что все будет закончено, как и планировалось, то есть в рамках бюджета.
        - Да, мисс Куинси, все будет в порядке. - Перед тем как уйти, Дэйви взглянул на графа и доверительным тоном сообщил: - Она довольно необычная женщина, но это даже лучше.
        - Не могу не согласиться, - ответил Синклер.
        Куинси нахмурилась: она не знала, обидеться ей или рассмеяться. Решив, что слова Дэйви - это комплимент, она промолчала.
        - Сегодня уже слишком поздно ехать в город, - сказал Синклер. - Не желаете показать мне ваши достижения?
        Куинси кивнула и повела графа осматривать коттедж.

        В Лондоне Синклер проводил Куинси до двери их комнаты в доме Лиланда и ушел только после того, как она пообещала, что посетит его мать на следующее утро. Встретившись с матерью через некоторое время, граф с улыбкой спросил:
        - Скажи, тебе не приходило в голову создать благотворительный фонд для сирот? Ты могла бы устроить бал для этой цели.
        На следующее утро Куинси, как и обещала, появилась в доме графа. Томпсон тотчас же провел ее наверх, в салон леди Синклер.
        - О, как я рада, дорогая! - воскликнула графиня. - Как хорошо, что вы согласились вернуться и помочь мне! - Она обняла Куинси, затем подвела ее к секретеру и достала бумаги из верхнего ящика. - Вот что я успела сделать.
        Куинси просмотрела заметки. Господи, сделано так мало - можно подумать, что бал задумали только вчера. Взглянув на леди Синклер, она сказала:
        - Что ж, думаю, бал будет иметь грандиозный успех.
        Леди Синклер ослепительно улыбнулась и снова обняла ее. Затем достала из ящика чистую бумагу, а также перо с чернильницей, и они начали составлять списки всего необходимого. Они трудились весь день и продолжили на следующее утро. С леди Синклер было приятно общаться - она была очень мила и дружелюбна, - но Куинси мучительно хотелось находиться... в другом месте и с другим человеком.

        Глава 26

        Эта разлука, в конце концов, убьет его. После того как он привез Куинси в Лондон, ему было позволено видеть ее только во время утренних визитов, не больше двадцати минут и никогда наедине, так решило «энергичное трио».
        Но все же он видел Куинси каждую ночь. Его сны были живыми и яркими, и после них ему по утрам приходилось выливать себе на голову кувшин холодной воды. О, осталось продержаться всего несколько дней.
        А потом что? Куинси уже дважды отклоняла его предложение. «Ничего не изменилось», - сказала она. Так что же делать? Непременно нужно что-нибудь придумать.
        Синклер отправился на долгую прогулку. Подразумевалось, что для «разработки ноги», но в основном потому, что он не мог находиться в библиотеке без Куинси. Он явно сходил с ума. Она была везде - и в то же время нигде. Он не мог даже навестить ее в гостиной, когда она помогала его матери, - это было одно из условий леди Синклер.
        - ...Вернулась в город?
        Подняв голову, граф обнаружил, что рядом с ним по тротуару шагает Палмер.
        - Прошу прощения, ты о чем?
        - Я спросил: ты знаешь, что Серена вернулась в город?
        Синклер остановился.
        - А я думал, герцог убил ее.
        - Надеялся, ты хотел сказать. - Палмер рассмеялся, но тут же стал серьезным. - Ты знаешь, она может устроить неприятности.
        Синклер кивнул и мысленно проклял тот день, когда встретил Серену.
        Друзья направились в клуб, и ни один из них не произнес ни слова, пока официант не принес им напитки.
        - Скажи, ты уверен, что мисс Куинси стоит того, чтобы ее добиваться? - проговорил, наконец, Палмер.
        Синклер представил Куинси, какой видел ее на лестнице у коттеджа, и с улыбкой ответил:
        - Довольно странная особа, но... - он прижал руку к сердцу, - я не могу представить свою жизнь без нее.
        Палмер кивнул и усмехнулся:
        - Значит, это безнадежно. - Он поднял бокал для тоста. - За очаровательную Джозефину, и долгих вам счастливых лет вместе.
        Они выпили.
        - Ну, а теперь... Что нам делать с Сереной? Ведь открытое нападение исключается, не так ли? - Граф снова улыбнулся.
        - И нельзя просто задушить ее, - добавил Палмер. - Уорик будет возражать.
        - Тогда мы нападем с фланга.
        - Ты о чем?
        - Нам понадобится помощь твоей жены, а еще моей матери и леди Фицуотер. - Синклер объяснил, в чем состоял его план, и следующий час друзья провели, разрабатывая стратегию.
        - Не могу поверить, что мы идем на бал, Джо! - воскликнула Мелинда.
        - Я тоже не могу поверить, - с улыбкой ответила Куинси. Она расправила юбки и заглянула в зеркало. Джилл с Мелиндой создали для нее очередное чудо; платье было из светло-зеленого шелка с изумрудными лентами, оно добавляло зелени ее глазам и оттеняло ее рыжеватые каштановые волосы. К тому же платье прекрасно подчеркивало ее фигуру, и Синклеру, оно, наверное, очень понравится.
        Синклеру?.. О, скоро она будет танцевать с ним на балу, и он снова будет держать ее в объятиях. Увы, это произойдет в последний раз, потому что теперь ее обязательства перед леди Синклер выполнены и... Да, ей придется покинуть графа. Завтра она начнет приготовления к переезду в коттедж.
        Но зато сегодня...
        - Джо, ты можешь хоть на минутку оторваться от своего отражения в зеркале? Поможешь мне с прической, а?
        - Конечно, Мел. - Куинси улыбнулась сестре и занялась ее волосами.
        Вскоре сестры с бабушкой вышли в холл, где встретились с сэром Лиландом и леди Фицуотер, после чего все пятеро направились к карете. Чтобы немного отвлечься - она беспокоилась, что может выставить себя на посмешище на балу, - Куинси решила сыграть роль свахи и усадила Мел рядом с сэром Лиландом.
        - Нет нужды нервничать, моя дорогая, - сказала леди Фицуотер, похлопывая Куинси по колену. - Ваш кавалер все держит в своих руках.
        - Мой... кто? И что он держит в руках?
        - Все, что касается герцогини, конечно. У Куинси ёкнуло сердце.
        - А что с герцогиней? Ведь она...
        - Она уже в Лондоне. Синклер не сказал вам? Ах, несносный мальчишка! - Леди Фицуотер прищелкнула языком.
        - Фитци, я займусь этим, - сказала бабушка. Повернувшись к Куинси, она продолжила: - Пока ты сегодня делала последнюю примерку, мы - то есть леди Синклер, леди Палмер, Фитци и я - пустили слушок, когда ездили с утренними визитами.
        - Слушок?..
        - Даже не совсем слушок, - уточнила леди Фицуотер. - Мы просто рассказали историю о том, как вы с Синклером познакомились.
        - Как мы познакомились? - Куинси откинулась на подушки; ей казалось, что она вот-вот лишится чувств.
        - Это все часть его плана, - сказала Мелинда. - Граф хочет обезвредить Серену.
        Тут кучер остановился, и Куинси не успела выведать подробности. Впрочем, и так было ясно: не посоветовавшись с ней, Синклер начал осуществлять какой-то план против Серены; причем для этого требовалось рассказать, как они на самом деле познакомились. Но как он посмел?!
        Тяжко вздохнув, Куинси вошла в дом следом за бабушкой, хотя ей ужасно хотелось развернуться и броситься обратно домой. Когда она поднялась по лестнице, к ней подошел Харпер.
        - Мисс Куинси, позвольте мне сказать, что для меня истинное наслаждение снова увидеть вас. - Он низко поклонился.
        Куинси заметила блеск золота на его пальце.
        - Ах, Харпер, ах, старый плут! - Не обращая внимания на остальных гостей, собравшихся в фойе, у бального зала, она обняла дворецкого, а потом схватила его за левую руку и посмотрела на золотое кольцо, - Так это причина вашего отсутствия? А где же миссис Хамм... миссис Харпер?
        - Прямо за вами, моя дорогая.
        Куинси обернулась. Экономка выглядела лет на двадцать моложе, и ее глаза сияли. Куинси крепко обняла и ее тоже.
        - Поздравляю, миссис Харпер.
        - Спасибо. Так много всего переменилось - и так быстро! Когда мы с Харпером вернулись после медового месяца, мы обнаружили, что наняты две новые горничные и судомойка. Все они сироты и...
        - Не забудьте про новых слуг, миссис Харпер, - сказал дворецкий.
        - Ваша правда, мистер Харпер, - кивнула экономка. - Новые слуги - совсем мальчишки, и я, честно говоря...
        Экономка продолжала щебетать, но Куинси ее уже не слушала - она поспешила следом за бабушкой и Мелиндой в бальный зал.
        - Готовы для дебюта, Джо? - К ней с улыбкой подошла леди Синклер.
        Куинси судорожно сглотнула.
        - Да, наверное...
        - Не волнуйтесь, все будет хорошо, обещаю. - Леди Синклер поцеловала ее в щеку. - А теперь... Ах, если бы я только могла найти своего сына...
        Вскоре музыканты закончили настраивать инструменты, и послышалась музыка. И почти тотчас же Куинси увидела Синклера, направлявшегося к ней. Он выглядел великолепно в черном фраке, и ему очень шла изумрудная булавка, поблескивавшая в складках его галстука. Как ни странно, но Куинси тут же успокоилась. Да-да, успокоилась, едва лишь увидела Синклера.
        Граф подходил к ней все ближе, и тут Куинси вдруг заметила, что он хромал даже сильнее, чем прежде; причем он шел очень медленно и осторожно. Невольно вздохнув, Куинси пошла ему навстречу.
        - Вы спустились по черной лестнице, не так ли? - спросила она, когда он поднес ее руку к губам.
        - Мне очень не хватало вас, дорогая. - Граф выпрямился, но по-прежнему держал ее руку в своей.
        - Вы спускаетесь по черной лестнице, когда нога слишком сильно болит? Спускаетесь там, чтобы никто вас не видел?
        - Ничего подобного, со мной все в порядке.
        - Нет, не в порядке. Вы ужасно хромаете. - Она взглянула на его ногу. - Что случилось?
        Синклер провел ладонью по ее щеке.
        - Я польщен вашим интересом к моей персоне, но поверьте, ничего не случилось.
        - Неправда. Я ведь прекрасно все вижу...
        - Ну... видите ли, в последние дни я немного переусердствовал с физическими упражнениями. К тому же мне не повезло. Я наступил на мыло, когда собирался принять ванну. Но сейчас все в порядке. - Он нежно поцеловал ее в щеку и, понизив голос, добавил: - Сегодня вечером ничто не удержит меня от танца с вами, моя милая.
        - Но ваша нога, вам нужно отдохнуть...
        - Я отдохну. Завтра. - Он лукаво улыбнулся. - Если бы вы согласились выйти за меня, я бы уже давно... и очень много отдыхал в постели. Ну, возможно, не отдыхал бы, но мы бы определенно проводили много времени в постели.
        Ошеломленная его словами, Куинси почувствовала, что заливается краской. Она затрепетала от возбуждения и покраснела еще гуще.
        Многозначительно посмотрев на нее, он сказал:
        - Что ж, идите к вашей бабушке, пока она не организовала поисковую экспедицию. А я пока что сыграю роль хорошего хозяина.
        В следующее мгновение к ней подошел Томпсон:
        - Если вы пойдете со мной, мисс Куинси, я проведу вас к леди Брадуэлл.
        Пробираясь сквозь толпу гостей, они направились в дальний конец зала.
        - О, романтическая история!.. - услышала Куинси возглас какой-то пожилой дамы.
        Томпсон остановился у пальмы в горшке и приложил палец к губам. Куинси выглянула из-за широких листьев и узнала в говорившей леди Барбер, подругу леди Синклер.
        - Да, очень романтическая, - продолжала леди Барбер. - И вы знаете, я ничуть не удивилась. Ее дед и бабка тоже встретились при очень необычных обстоятельствах. Это в крови.
        - Да-да, кровь всегда себя проявит, - ответила собеседница леди Барбер. - Я хорошо помню Рэндолфа Куинси. - Она драматично вздохнула, и обе дамы захихикали.
        Куинси нахмурилась. Эти матроны смеются над ее дедом?! Тут пожилые дамы пошли дальше, и через мгновение то же самое сделали Томпсон и Куинси. Однако он остановился у следующей пальмы, и его спутница смогла подслушать разговор леди Данфорт с подругой.
        - ...И вот Синклер согласился на это. Да, согласился, потому что ее близкие оказались в весьма затруднительном положении.
        - Но носить брюки!..
        - Что же в этом особенного? Я сама несколько раз собиралась надеть их. Похоже, они прекрасно подойдут для садоводства и верховой езды.
        - М-м... Возможно, когда-нибудь мы все наденем брюки. - Дамы взяли у Гримшо бокалы с шампанским и отправились приветствовать вновь прибывших.
        Куинси посмотрела Томпсону в глаза:
        - Синклер действительно рассказывает всем, как мы познакомились?
        Слуга кивнул.
        - Правда, вам нужно опасаться заносчивых снобов и дам вроде леди Биглсуорт. Такие скорее заставят человека голодать, чем нарушат какое-нибудь проклятое правило.
        Тут Харпер, стоявший у входа в зал, объявил:
        - Герцогиня Уорик!
        - Черт бы ее побрал, - пробормотал Томпсон.
        Серена вплыла в бальный зал в сопровождении полковника при всех регалиях. Держа под руку своего кавалера, герцогиня оглядывала зал. Наконец заметила Куинси, и их взгляды встретились. Глядя в глаза герцогине, Куинси невольно сжала кулаки.
        Несколько секунд спустя к Серене подошла леди Биглсуорт, и они устроили настоящее представление, целуя воздух друг у друга перед щеками. Прежде чем леди Биглсуорт успела подвести ее и полковника к лорду Биглсуорту, Серена обернулась к Куинси и произнесла одними губами: «Я тебя предупреждала». Потом она склонилась к уху леди Биглсуорт и что-то прошептала.
        - Ничего не поделаешь, держитесь, мисс Куинси. - Томпсон похлопал Куинси по руке.
        Она кивнула, и они пошли дальше. Внутренний трепет Куинси превратился в неистовую дрожь, и ободряющая улыбка бабушки ничуть не успокоила ее. В какой-то момент она перехватила взгляд леди Биглсуорт из другого конца зала. Эта дама поморщилась и демонстративно отвернулась.
        Как ни странно, но столь откровенное презрение не показалось Куинси оскорбительным. Наверное, потому, что тут была замешана Серена.
        - Ты видела? - спросила Куинси, приблизившись к Мелинде.
        - Видела... что?
        Поскольку Мел не отводила глаз от сэра Лиланда, Куинси проворчала «не важно» и попыталась успокоиться. Слава Богу, оскорбить пытались ее, а не Синклера или его мать.
        Тут музыка стихла, и все взоры обратились к леди Синклер.
        - Я бы хотела поблагодарить вас за то, что вы сегодня пришли, - начала графиня. - Ваши щедрые пожертвования помогут накормить, одеть и обучить несчастных сирот и бездомных. С вашей помощью они могут стать полезными членами общества, а не изгоями. Они смогут работать, а не попрошайничать.
        Она немного помолчала, дожидаясь, пока стихнут аплодисменты.
        - Но я не смогла бы сделать все это без помощи очаровательной мисс Джозефины Куинси. Хотя мы и встретились при весьма необычных обстоятельствах, - в зале послышалось негромкое хихиканье, - мисс Куинси оказала значительное влияние на мою жизнь. Поэтому благотворительный фонд с этого момента будет называться «Фонд Джо Куинси».
        В следующее мгновение все взгляды обратились на Куинси, и послышались аплодисменты. Она в смущении потупилась. Леди Синклер никогда не упоминала о том, как назовет свой фонд. Что ж, если так...
        И тут ее словно громом поразило. Ведь теперь ее секрет известен всем - и почему-то не случился конец света. Она окинула взглядом зал. Люди все еще аплодировали ей и леди Синклер. И никто, казалось, не был шокирован ее необычной жизнью в образе
«мистера Куинси». Никто, кроме леди Биглсуорт, но эту даму вряд ли стоило принимать в расчет.
        Леди Синклер послала Куинси воздушный поцелуй и повернулась к дирижеру:
        - Маэстро, будьте любезны!..
        Тотчас же раздались звуки вальса, а уже в следующую секунду перед Куинси появился Синклер. Он поклонился и взял ее за руку. Она присела в реверансе, и граф повел ее в центр зала.
        - Не нервничаете, дорогая? - Он легонько сжал ее руку.
        - Когда я с вами, то нет. - Истинность этих слов поразила ее. Два дня назад она едва успела выучить фигуры вальса и танцевала лишь с сестрой. А в присутствии множества гостей... О, она ужасно боялась сокрушительного провала, но теперь, в объятиях Синклера, забыла обо всех своих страхах. Теперь она наслаждалась его близостью и вальсировала, казалось, без всяких усилий.
        Они сделали по залу один круг, затем второй, и другие пары выкрикивали приветствия, проплывая мимо.
        Когда же музыка стихла, Синклер отвел ее обратно к бабушке, но, к счастью, остался рядом. Ей очень хотелось поговорить с графом наедине, но для этого не было никакой возможности. Ее обступили любопытные и доброжелатели; все хотели узнать подробности о «мистере Куинси» и «его» службе у графа, но не решались задавать вопросы напрямик, поэтому говорили о ее благотворительном фонде. Вскоре эти разговоры утомили ее, но от Мелинды не было никакой помощи, потому что они с сэром Лиландом ни на мгновение не отрывали глаз друг от друга.
        Многие мужчины целовали Куинси руку, а некоторые приглашали танцевать. Поскольку же приличия не позволяли ей танцевать только с Синклером, она заполнила всю свою бальную карточку, оставив для графа еще один вальс. Но граф не возражал, он лишь снисходительно улыбался, когда Куинси шла танцевать с очередным любопытным поклонником, и любовался ею, когда она кружилась в танце. В какой-то момент Синклер потерял ее из виду в гуще танцующих и обратил свой взор на буфет. Он с удовольствием выпил бы бренди, но решил ограничиться пуншем. Да-да, ради Куинси он не позволит себе даже бокала бренди.
        Граф уже подходил к буфету, когда кто-то преградил ему дорогу.
        Серена, черт бы ее побрал!
        Синклер стиснул зубы. Сегодня он пытался вести себя как джентльмен, поэтому не вышвырнул ее из дома.
        - Добрый вечер, миледи, - произнес он, отвесив герцогине легкий поклон.
        - Полагаю, вы ждете от меня пожертвования в ваш фонд. - Глаза Серены сверкнули.
        - От вас? - Он усмехнулся и покачал головой: - Нет, миледи, от вас я ничего не жду.
        Серена молча посмотрела ему в глаза, - а потом вдруг шагнула в сторону, уступая дорогу, и тотчас же повернулась к нему спиной.
        Уже у самого буфета он почувствовал, что нога болит все сильнее... Конечно, сейчас очень кстати была бы трость, но не мог же он заявиться с ней на бал. И как бы он тогда танцевал с Куинси?
        Добравшись наконец до буфета, Синклер выпил залпом один бокал, снова пожалев, что пунш недостаточно крепок. Вновь наполнив свой бокал и взяв три других, он направился к «энергичному трио» - эти дамы сидели в противоположном конце зала.
        Боль в ноге все усиливалась, и в какой-то момент граф почувствовал головокружение, а ведь он не прошел и половины пути. Внезапно ногу его пронзила резкая боль, и, уже падая, он увидел изящную ножку Серены, которую она выставила у него на пути. Синклер пытался удержаться, но тщетно. Забыв о своих бокалах, он вытянул руки, чтобы смягчить удар. Пунш разлился, бокалы разлетелись вдребезги, и стоявшие поблизости дамы в ужасе воскликнули.
        Серена же злорадно усмехалась - он заметил это, когда, перекатившись на бок, приподнял голову.
        Тут рядом с ним опустился на колени Палмер. Обнимая его за плечи, он спросил:
        - Бен, что с тобой?
        Музыка наконец-то стихла, и он услышал перешептывания.
        - Какой позор - напиться на собственном балу... - пробормотала какая-то дама.
        - Нет-нет, это все его больная нога, - послышалось в ответ.
        Синклер осмотрелся и увидел Томпсона и Гримшо. Они подбежали с тряпками, веником и совком и почти мгновенно убрали все свидетельства падения Синклера - убрали все, кроме самого графа, по-прежнему лежавшего на полу.
        Синклер застонал и попытался приподняться; ему казалось, что все это происходит в ночном кошмаре.
        Граф смутно осознал, что Палмер пытается поднять его на ноги, но ему удалось только сесть. Нога отказывалась повиноваться, пронзительная боль сопровождала каждый удар его сердца.
        Внезапно он увидел Куинси, беседовавшую с полковником - именно он сопровождал Серену на бал. Серена же, стоявшая чуть поодаль, по-прежнему усмехалась.
        О Боже, какой кошмар! Не в силах встать, не в силах даже заговорить, он беспомощно наблюдал, как Куинси идет с полковником к балконной двери.
        Синклер закрыл глаза от нового приступа боли, но эта боль не имела ничего общего с его ногой.
        Куинси ужасно устала от бессмысленного разговора с полковником, а тот, похоже, был полон решимости вытащить ее на балкон. В какой-то момент она услышала странный шум за спиной. Куинси обернулась, чтобы узнать, что произошло, и ее сердце остановилось. Синклер, покачиваясь, сидел на полу, и голова графа была опущена. Палмер же стоял позади него, и поза его выражала полнейшую беспомощность.
        Покинув полковника, Куинси бросилась через весь зал к Синклеру и упала на колени рядом с ним. Она выдернула из кармана Палмера носовой платок и обернула его вокруг кровоточащей руки Синклера.
        Наконец граф поднял глаза на нее - и ее сердце едва не разорвалось от боли. Ей хотелось заключить его в объятия, хотелось утешить его, но она знала, что сейчас даже это не поможет.
        - Я сожалею, - прошептал он. - Вы не должны... Она поцеловала его в губы и прикоснулась к ноге:
        - Нет перелома?
        Он отрицательно покачал головой. Осмотрев его руки, она проговорила:
        - Не думаю, что придется накладывать швы. Кровотечение уже прекратилось. Иногда вы бываете ужасно неуклюжим.
        Не обращай внимания на окружающих, Куинси подобрала свои пышные юбки и, скрестив ноги, села на пол рядом с Синклером.
        - Ваша матушка - прекрасная хозяйка, - прошептала она. - Про ее бал будут говорить еще много недель.
        Палмер опустился на пол с другой стороны от Синклера.
        - Ее гости будут смаковать эту историю до конца сезона, - добавил он, когда леди Палмер присоединилась к ним на полу.
        - Только этого сезона? - поинтересовалась Мелинда, усаживаясь рядом с Куинси. Лиланд пожал плечами и тоже уселся на пол.
        - Что ж, давайте и мы присядем. - Леди Синклер и ее подруга Фитци тоже сели. - Скоро появится очередная сенсация.
        - Возможно, появится новая мода, - произнесла леди Данфорт, когда ее муж помог ей опуститься на пол.
        Окруженный близкими и друзьями, Синклер с удивлением смотрел по сторонам. Все остальные гости с разной степенью грациозности опускались на пол - даже лорд и леди Биглсуорт в конце концов присели. Полковник же сидел, скрестив ноги по-турецки.
        Вскоре уже все гости сидели на полу. Все, кроме Серены.
        - Но почему?.. - пробормотал наконец граф.
        - Вы не можете присоединиться к нам, поэтому мы присоединились к вам, - ответила Куинси.
        Синклер посмотрел на нее и с грустной улыбкой проговорил:
        - Не думаю, что смогу сдержать свое обещание и танцевать с вами последний вальс. Увы, теперь я неважный танцор.
        Куинси наклонилась к нему и тихонько прошептала ему на ухо:
        - Это не имеет значения. Я люблю вас, и мне нет дела до того, как вы танцуете. - Повысив голос, она добавила: - Полагаю, теперь все знают, что я работала на вас в качестве «мистера Куинси».
        Он посмотрел на нее с удивлением.
        - Вы думаете?
        Куинси утвердительно кивнула:
        - Да, я так думаю. И я знаю, что их это совсем не возмущает. - Она взглянула на Биглсуортов. - Ну... возможно, есть исключения. - Прежде чем снова заговорить, она убедилась, что Синклер смотрит ей в глаза. - Слушайте внимательно, потому что я не часто говорю такое. Я была дурочкой.
        Он промолчал.
        - Да-да, мне следовало поверить вам. - Она крепко сжала его руку. - Синклер, вы... вы женитесь на мне?
        Внезапно воцарилась тишина. Граф замер на несколько мгновений, затем взял ее лицо в ладони и, приблизив губы к ее губам, тихо выдохнул:
        - Да...
        - Такая она, моя Джо, - сказала бабушка, шмыгая носом. Леди Фицуотер подала ей платок. - Никогда ничего не делает наполовину.
        - Чертовски вовремя граф-сваха устроил брак и для себя самого, - заметил Лиланд.
        Все рассмеялись, а Синклер крепко обнял Куинси. Сейчас он чувствовал себя по-настоящему счастливым. Ведь Куинси только что согласилась стать его женой, вернее - попросила его жениться на ней. И все же кое-что его беспокоило.
        - А как же моя нога?.. - спросил он, наконец. Куинси казалась озадаченной.
        - Нога?.. Какое это имеет значение?
        И Синклер с ослепляющей ясностью осознал: для них с Куинси это действительно не имело никакого значения. Не важно, если он никогда не сможет ходить без трости. Не важно даже, если он вообще никогда не сможет ходить. Главное - что любимая женщина рядом с ним.
        Не в силах от волнения вымолвить ни слова, он поднес к губам ее руку.
        - И, кроме того... - прошептала Куинси с лукавой улыбкой. - Если мы не сможем вальсировать, вы сумеете развлечь меня иначе. Сразу после нашей свадьбы.
        Синклер запрокинул голову и расхохотался. Не обращая внимания на окружающих, он заключил Куинси в объятия и снова поцеловал.

        notes

        Примечания

1

        ложный шаг (фр.) 

2

        Джек и Джилл - мальчик и девочка в детских стишках; пе-lifii. - неразлучные друзья, влюбленная пара. 

3

        Очень мужественный (фр.).

4

        не так ли? (фр.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к