Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Вор И Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Вор и любовь Барбара Картленд

        # В романе «Вор и любовь» простая и неискушенная девушка Элоэ, полюбив вора, оказывается вовлеченной во многие непредсказуемые ситуации.
        Роман доставит немало приятных минут любителям любовного жанра.

        Барбара Картленд
        Вор и любовь

        Посвящается моим сыновьям, Йэну и Глену, в память о Биаррице, апрель 1958

        Глава 1

        Поскольку руки Элоэ были заняты, она с облегчением отметила, что дверь, ведущая на второй этаж апартаментов, приоткрыта. Она прошла через нее и вошла в спальню. Мужчину, стоявшего около туалетного столика, она увидела только, когда начала раскладывать на кровати свежеотутюженное белье, которое принесла в руках. Он, должно быть, почувствовал ее присутствие в тот самый момент, как только она взглянула на него. Он обернулся, и она, к своему ужасу, увидела в его руках небольшую, обрамленную бриллиантами миниатюру, которая обычно стояла рядом с флаконами духов Лью с позолоченными колпачками. Содрогнувшись от страха, Элоэ поняла, кем был этот незнакомец.
        С минуту они стояли, уставившись друг на друга. Высокий, темноволосый, приятной наружности, но имевший достаточно дешевый вид, этот человек был явно не англичанин.
        - Что вы делаете в этой комнате? - спросила Элоэ. Услышав свой голос, она приободрилась, потому что он не выдал волнения в ее груди и дрожи в коленях. Последовала значительная пауза, прежде чем незнакомец ответил.
        - Вы должны меня простить, если я нарушил ваши владения.
        - Немедленно положите миниатюру на место.
        Он взглянул на миниатюру с таким видом, как будто и сам был крайне изумлен тем, что она оказалась у него в руках. Он послушно положил ее на столик.
        - Вы - вор! - решительно заявила она. - Я собираюсь позвонить и сдать вас в руки служащим отеля. - И тут она поняла, что не сможет дотянуться до звонка, потому что звонок был по другую сторону кровати.
        - Уверяю вас, я ничего не украл, - певуче проговорил незнакомец.
        На какую-то долю секунды Элоэ показалось, что на его губах промелькнула легкая улыбка. Она догадалась, что он смеется над ее беспомощностью, прекрасно понимая, что она не может дотянуться до звонка. Да и сама Элоэ была для него незначительной помехой, надумай он сбежать.
        - Может быть, вы и действительно пока ничего не украли, - сказала она. - Но вам будет очень трудно объяснить, почему вы оказались в этой комнате и что вы здесь делаете. Особенно, если учесть тот факт, что вы держали эту миниатюру в руках, когда я вошла в комнату.
        Произнеся это, она вспомнила, что только вчера сказала Лью Деранж:
        - Эта миниатюра - слишком ценная вещь, чтобы оставлять ее на видном месте.
        Лью тогда рассмеялась ей в ответ:
        - Персоналу этого отеля можно доверять. Кроме того, они могут и не знать, что бриллианты настоящие. Лично я испытываю удовольствие, глядя на собственное изображение в таком богатом обрамлении. Подумать только, окруженная бриллиантами! Чего еще может желать девушка?
        В шутке Лью был оттенок горечи, но Элоэ пропустила это мимо ушей и рассмеялась, как ожидалось от нее. Сейчас она убедилась, насколько была права: такие ценные вещи не должны лежать где попало.
        - Думаю, вы незаслуженно резки со мной, - сказал незнакомец. - Могу признаться, что, увидев дверь открытой, я вошел в эту комнату исключительно из любопытства.
        Говоря это, он улыбался, и улыбка так преобразила его лицо, что он стал не только безмерно красив, но и необыкновенно притягательным.

«Он проходимец, - подумала про себя Элоэ. - Только мошенник стремится быть таким очаровательным в столь трудной ситуации».
        - Мой отец всегда говорил, что любопытство - первый шаг к соблазну, - сказала она сурово.
        - Ваш отец, должно быть, очень мудрый человек.
        - Он священник шотландской церкви. Призывая на помощь слова отца и его положение в обществе, она надеялась, что это придаст ей больший вес в его глазах. Однако она не сильно в этом преуспела. Незнакомец вновь улыбнулся.
        - В таком случае ваш отец не преминул бы сейчас добавить: «Человеку дано ошибаться, а Богу - прощать». Вы готовы меня простить?
        - Если бы я выполняла свой долг, я должна была бы немедленно сообщить о вашем присутствии. О да, я знаю, вы думаете, что сможете убежать прежде, чем я дотянусь до звонка. Однако ничто не помешает мне закричать. На этаже всегда есть охранники и дежурные горничные. Они услышат меня и придут на помощь. Далеко вы не уйдете.
        - Вижу, что я полностью в ваших руках, - смиренно сказал незнакомец. - Но я и не пытаюсь бежать. Наоборот, я взываю к вашему милосердию и прошу дать мне шанс.
        - Значит, вы признаете, что были неправы? - быстро спросила Элоэ. - Признаете, что вы вор?
        - Вряд ли вы можете ожидать от меня признания в чем-либо, настолько преступном, - ответил он. - Это было бы крайне бесчестно с моей стороны и, кроме того, обременило бы вас очень неприятной ответственностью. Предположим, я действительно окажусь преступником и через неделю обнаружите мою фотографию в газетах, в графе
«Разыскивается за убийство или поджог». Вы никогда не простите себе, что дали мне уйти. Нет! Клянусь вам, мое присутствие здесь объясняется, как я уже сказал, только чистым любопытством.
        - Вы хотели посмотреть, как выглядят эти апартаменты? - спросила Элоэ.
        - А если я скажу, что хотел посмотреть на апартаменты, в которых проживает несравненная мисс Лью Деранж?
        - Как вы узнали о ней?
        Незнакомец опять улыбнулся.
        - Осмелюсь ли я сделать еще одно признание? Я читаю колонки светских новостей!
        - Ах да, конечно! - Элоэ выглядела почти успокоенной. С тех пор как они прибыли в Англию, в газетах было много сообщений о Лью и ее огромном наследстве, о приемах, устраиваемых в ее честь и в честь ее матери.
        - Итак, - продолжал незнакомец, - я шел по коридору, увидел, что дверь апартаментов открыта, и решил заглянуть внутрь. Конечно, я должен признать, это предосудительно, но не преступно.
        - А зачем вы брали эту миниатюру в руки?
        - Я подумал, что на этом портрете может быть изображена мисс Деранж. Я неправ?
        - Да… да, это так, - призналась Элоэ. Казалось, он получил ответ на все, что хотел, но это сделало ее еще более подозрительной в отношении него.
        - Чем вы занимаетесь? Я имею в виду… вашу работу.
        - О, я занимаюсь многими вещами время от времени, - ответил он уклончиво.
        - И вы работаете сейчас здесь, в этом отеле?
        - Да, сейчас я здесь.
        - Почему бы вам не заняться нормальной работой? Молодые люди требуются в промышленности, в магазинах и офисах - во всяком случае, любой может найти работу, если хочет этого. Почему вы не пытаетесь найти себе что-то по душе, в чем вы были бы заинтересованы?
        - Вы действительно считаете, что я должен это сделать?
        - Да, я так считаю. Мне кажется, это такая потеря, такая жалость, когда такой человек, как вы, должен быть… - Она чуть было не сказала слово «вор», но затем поправилась: -…находится на неправильных позициях по отношению к обществу.
        - Вы думаете, что именно поэтому я веду себя таким образом?
        - А разве это не так? - удивилась Элоэ. - Вы молоды, здоровы, вы прекрасно умеете говорить, и все же, как вы сами сказали, вы перескакиваете с одного дела на другое, а это не ведет к успеху.
        - А я хочу успеха?
        - Конечно, хотите! Все хотят добиться успеха, все хотят зарабатывать деньги или, более того, сделать что-то в своей жизни.
        - А если я скажу вам, что занимаюсь тем, от чего получаю истинное удовольствие, и что у меня нет честолюбивых устремлений?
        - Но как раз так вы не должны думать. Вы знаете, человек появляется на свет не для того, чтобы только получать удовольствия, но и для того, чтобы наилучшим способом претворить в жизнь свои таланты, какими бы они ни были, и таким образом стать достойным гражданином.
        - Вы почти убедили меня, - проговорил он медленно. Его голос был серьезным, но уголки рта выдавали улыбку.
        - Вы смеетесь надо мной! - воскликнула Элоэ. - Полагаю, с моей стороны, было глупо считать, что я могу вас изменить, раз вы уже определили свой путь и сочли более легким и забавным способ зарабатывать деньги бесчестным путем, предпочитая его честному. Что же, если вы не можете спасти самого себя, думаю, что все, что я вам скажу, не будет иметь значения.
        - Нет, пожалуйста, не говорите так, - взмолился незнакомец. - Я не смеялся над вами. Я думал о том, как мило вы выглядели, пока пытались указать мне на тщетность моего поведения. Вы слишком молоды, чтобы быть реформатором, а я, возможно, слишком стар, чтобы исправляться.
        - Никто не бывает слишком стар! Я видела, как мой отец обращал на путь истинный людей, которым было за шестьдесят, и они при этом абсолютно менялись.
        - Полагаю, это случалось потому, что они были слишком старыми, чтобы наслаждаться удовольствиями молодости, - улыбнулся незнакомец.
        - Легко насмехаться, - сказала она. - Но рано или поздно вы убедитесь, что ставите себя в глупое положение. Плохие деяния не приносят настоящего счастья.
        - Вы в этом уверены? Наверное, вы никогда не делали ничего плохого.
        - Если и делала, то сожалела об этом и пыталась немедленно искупить свою вину.
        - Да, я уверен, что вы поступали именно так, - ответил незнакомец. - И, возможно, потому, что вы так убедительны, я тоже попытаюсь искупить свою вину за те прегрешения, которые совершал в прошлом.
        - Действительно? - Лицо Элоэ просветлело.
        - Да, действительно.
        Ей было трудно определить, говорил он правду или нет. И все же было что-то в его темных глазах, что подсказывало ей: «Он искренен!»
        - Я верю вам, - сказала она. - Попытайтесь сделать все, чтобы исправиться. Я обещаю вам, в конечном счете вы никогда не будете сожалеть об этом.
        - Я могу сказать, что пойду на это тяжкое испытание ради вас? - спросил незнакомец.
        - Нет, не ради меня, а ради себя самого, - ответила Элоэ. - В вас так много хорошего, я уверена в этом. Вы должны только дать возможность этому выйти наружу. Вы должны только суметь противостоять всему грешному, что вас так привлекает, и тогда вы почувствуете себя совершенно другим человеком.
        - Вы очень убедительны. Вы научились такому красноречию у вашего отца?
        - Я не пытаюсь быть красноречивой. Это то, во что я верю, в чем я абсолютно убеждена. Я называю это правдой.
        - И ничего нет более убедительного, чем искренность, - заметил незнакомец немного суховато.
        - Вы попытаетесь найти достойную работу? - спросила Элоэ. - Я хотела бы вам помочь, но я мало кого знаю в Лондоне. Вы знаете, я здесь всего шесть месяцев. Если бы мы были в Шотландии, мой отец помог бы вам. Он помог многим молодым людям начать новую жизнь. Вы бы видели некоторые из писем, которые они ему присылают. Они так благодарны, потому что стали счастливыми, потому что они больше не боятся полиции. Это, как они говорят, хуже всего - бояться каждого шага или постоянно думать, что за углом тебя поджидает тот, кто может разоблачить тебя в любой момент.
        - Я не буду больше бояться всего этого. И я думаю, что смогу найти работу без вашей помощи. Хотя я был бы рад, если вы смогли бы посодействовать мне в этом.
        - Это было бы очень трудно для меня, - сказала Элоэ. - Не зная ничего о вас… Но если вы уверены в том, что вы сможете что-то найти…
        - Я постараюсь. Но я всегда буду вам благодарен за то, что вы так беспокоились обо мне, не зная, что я на самом деле представляю собой.
        - Я уверена, что в глубине души вы хороший, даже если вы… - Элоэ смущенно запнулась.
        - …вор, - продолжил незнакомец. - Потому что именно так вы обо мне думаете.
        - Извините, но я не буду думать о вас плохо в будущем, - искренне произнесла она. - И сейчас тоже… потому что вы мне уже пообещали, что исправитесь и найдете сами себе работу - настоящую работу. Вы ведь обещали, не правда ли?
        - Да, я обещаю, - кивнул он.
        - И вы запомните, как опасно быть любопытным? Если бы сюда вошел кто-нибудь другой, вы были бы уже арестованы, - сказав это, она обернулась. - Это могла быть служанка миссис Деранж или кто-нибудь из служащих отеля.
        - Это был риск, на который я никогда больше не должен идти.
        - Да, действительно, никогда. Но помните, не потому что это было опасно для вас, а потому что это был плохой поступок.
        - Да, да, я понимаю это, - сказал он мягко. Опять ей почудилось, что в его голосе был намек на усмешку, но его взгляд, следивший за ней, был очень торжественным.
        - А теперь вам лучше будет уйти, - сказала Элоэ. - Нехорошо, если кто-нибудь застанет вас здесь, а я не смогу объяснить ваше присутствие.
        - Вы меня не обманываете?
        - Нет, конечно, нет. Поскольку сейчас совершенно необходимо прибегнуть к белой лжи, чтобы спасти вас от ареста.
        - Белая ложь, - повторил он мягко. - Я хотел бы солгать вам белой ложью в свою пользу, но боюсь, что это будет уже чересчур с моей стороны. Спасибо, что вы были так добры ко мне. Спасибо, что вы указали мне на мои прошлые прегрешения.
        Говоря это, он подошел к ней и, прежде чем Элоэ смогла осознать, что он собирается сделать, взял ее руку и поднес к своим губам. Она посмотрела на его блестящую темноволосую голову. Затем она еще раз взглянула ему в лицо.
        - Надеюсь, что в вашей жизни все будет легко, - сказал он спокойно, - что вам никогда не будет трудно определить, что хорошо, а что плохо. Белое и черное иногда становится таким размытым…
        Элоэ не знала, что ответить на это, к тому же она все еще испытывала смущение оттого, что он поцеловал ее руку.
        - Я хотел бы узнать ваше имя. Вы подруга миссис Деранж?
        - Нет, не подруга. Я секретарь миссис Деранж и что-то вроде компаньонки ее дочери.
        Она взглянула на груду нижнего белья, которое гладила перед этим, и подумала о том, что у нее было столько обязанностей, что их было бы трудно определить одним словом.
        - А как вас зовут.
        - Это звучит странно, но меня тоже зовут Деранж - Элоэ Деранж. Элоэ - потому что я родилась в шахтерском поселке с таким названием, а Деранж - потому что мой отец принадлежит к британской ветви того же древнего французского рода, потомком которого был отец миссис Деранж. Мы никогда до этого не встречались. Я случайно услышала, что им нужен работник.
        - Элоэ Деранж. Какое очаровательное имя. Я не забуду его.
        - Не сочтите за нескромность, но могу я спросить, как зовут вас? - поинтересовалась она.
        - Зачем вы хотите это знать? - его голос внезапно стал резким.
        - О, пожалуйста, - быстро заговорила Элоэ. - Не думайте, что я спросила вас об этом для того, чтобы задавать вам нескромные вопросы или выдать вас, как только вы покинете эту комнату. Я даже не думала ни о чем таком.
        - Да, я уверен, что не думали. Я верю вам. Я спросил только из любопытства.
        - А я спросила потому, что… - сказала она, немного зардевшись, - …я думала, может быть, я смогу молиться за вас. Трудно молиться за кого-то, если не знаешь его имени.
        - Мои друзья зовут меня Дикс… Молитесь за меня. Я хотел бы верить в ваши молитвы. - На мгновение он заглянул ей в глаза, и у Элоэ возникло странное ощущение, как будто он заглянул ей в душу. А затем, почти бесшумно, так мягко, что она едва могла различить, как он двигается, он ушел.
        Она глубоко вздохнула и подошла к туалетному столику, чтобы взять миниатюру, усыпанную бриллиантами, оттуда, где он ее положил, и поставить ее на обычное место. Хорошенькое личико Лью Деранж с ее темными глазами и бровями, разлетающимися крыльями, было прекрасно выписано на овале из слоновой кости; но Элоэ знала, что только сверкающие бриллианты, обрамляющие портрет, привлекли внимание незнакомца. Она вздохнула еще раз.
        Он должен вести жизнь, как сказал бы ее отец, морально разложившегося человека. И все же, как много людей, должно быть, существует в мире, предпочитающих легкий путь добывания денег, по сравнению с трудным, но честным путем. Элоэ снова вздохнула и взглянула на себя в зеркало.
        А действительно ли он ее слушал? Действительно ли она сделала сейчас что-то хорошее; отвратила ли каким-то образом от его плохой цели? Вдруг она почувствовала себя угнетенной. «Почему, собственно, он должен обращать внимание и остерегаться того, что я ему сказала? Я выглядела такой смехотворно юной», - говорила она себе.
        Ей было двадцать лет, почти двадцать один, но она, казалось, не изменилась с тех пор, когда она была школьницей. Ее светлые прямые волосы ниспадали по обе стороны ее маленького заостренного лица и только чуть-чуть, всего лишь на несколько сантиметров от плеч, вились на концах. У нее были голубые глаза и черные ресницы, и, хотя она выщипывала брови, чтобы выглядеть утонченной, в выражении ее лица было все-таки что-то детское. Кто может воспринимать ее серьезно? Особенно мужчина в его возрасте, мужчина, у которого, без сомнения, был огромный и разнообразный опыт общения с женщинами.
        - О, Господи, помоги ему! Пожалуйста, помоги ему! - Она прочитала молитву, а затем отвернулась от своего отражения в зеркале.
        Дикс! Это было странное слово, имеющее десять значений во французском языке. Она предположила, что он может быть французом, а впрочем, трудно было сказать наверняка. Он говорил по-английски без ошибок, но все же с неуловимым акцентом. Может быть, он испанец или итальянец. Она ничего не могла сказать по этому поводу и теперь жалела, что не спросила его об этом. Элоэ слегка вздрогнула. Почему она продолжает думать об этом мужчине? Она позволила ему уйти. Она пообещала молиться за него. Достаточно будет одного раза в день перед тем, как ложиться спать. У нее было много знакомых, за которых она молилась; что ж, будет еще один, и не надо при этом бояться, что мысли о нем будут преследовать ее в свободное от молитвы время.
        Она решительно пересекла комнату и принялась убирать прекрасное нижнее белье из атласа и кружев, которое она так старательно отутюжила. При приеме на работу не было произнесено и слова о том, что она должна будет выполнять обязанности горничной Лью Деранж.
        - Мне нужен секретарь, - сказала тогда миссис Деранж. - Пока я буду в Европе. Мне нужен свой человек дома, на которого я могу оставить домашние обязанности и все мои общественные дела. Я думала, в Лондоне такого человека будет легко подобрать, но в агентстве мне сказали, это достаточно сложно.
        - Сейчас напряженный сезон, - ответила Элоэ. - В конце недели я ухожу из компании, где работаю, только потому, что она переезжает в Манчестер.
        - А вы не хотите следовать за ними. Я могу это понять, - сказала миссис Деранж. - Ну, кажется, будто вам было предназначено прийти к нам. Я не могла поверить своим глазам, когда увидела ваше имя. «Смотри, Лью, - сказала я своей дочери. - У этой девушки такое же имя, как и у нас. Как ты думаешь, это ошибка или правда?»
        - Я понимаю, что вам показалось это очень странным, - улыбнулась Элоэ.
        - Странным является само имя, - согласилась миссис Деранж. - У вас необычное имя. Как неустанно повторял мой уж, все Деранжи в Америке являются прямыми потомками де Ранжев - французов, которых Луи XIY направил осваивать земли в Канаде в числе других благородных мужей. У моего мужа был, конечно, титул, и я всегда считала, что он вправе себя называть графом, но он не хотел даже слушать об этом. «Я американец, Сузи, - говаривал он. - И я не держусь за титулы. Простой демократии достаточно для меня». Но мы сейчас в Европе, и я намереваюсь посетить главу нашего рода. Лью должна знать свою родню по французской линии.
        - А кто глава рода? - поинтересовалась Элоэ.
        - Разве вы не знаете? - спросила миссис Деранж. - Разве ваш отец не интересовался прошлым своей семьи?
        - Боюсь, что нет. Он всегда думал, что он шотландец. Сейчас он вернулся в Сатерленд,[Сатерленд - графство в Шотландии (прим. пер.)] где жили его отец и дед, и где, как он считает, находится его дом.
        - Так вот, я потрудилась проследить корни этой семьи до первого колена, - продолжала миссис Деранж с удовлетворением. - Главой рода является Дюк де Ранж-Пужи. Вы, конечно, понимаете, что приставка «де» слилась с именем во времена Нового Света и получилась фамилия Деранж. Это очевидно. Не вызывает никакого сомнения, что все мы являемся прямыми потомками ветви де Ранж, которая уходит своими корнями в Шарльмейн. Я связалась с герцогиней, матерью герцога, и она не только признала нашу ветвь, но и готова нас приветствовать у себя.
        Миссис Деранж сделала многозначительную паузу. Элоэ, чувствуя, что от нее чего-то ждут, воскликнула:
        - Как замечательно для вас!
        - А я об этом и говорю. Это величайшая возможность для Лью. Вы должны повлиять на нее и объяснить, что это значит для девушки. Она, возможно, к вам прислушается, потому что вы молода. Молодежь обычно не интересуется своими предками, но я считаю, что такие вещи имеют большое значение.
        Позже Элоэ узнала, что это был всего лишь один из тех многих аспектов, в которых, по мнению миссис Деранж, Элоэ должна была влиять на Лью; но на Лью все это не производило никакого впечатления.
        - Дребедень, - говорила она, когда Элоэ послушно начала с ней разговор о семье Деранж. - Надеюсь, ты не прислушиваешься ко всей этой чепухе, которую несет моя мама? Она раскопала все это только лишь из-за того, чтобы выдать меня замуж за дюка. - Последнее слово Лью произнесла с очень сильным американским акцентом -
«дук».
        - Выйти замуж за герцога! - воскликнула Элоэ в изумлении. Мысль о том, что за интересом миссис Деранж к генеалогическому древу семьи может стоять, ей не приходила в голову.
        - Ну да, конечно. Она хочет оторвать меня от Стива Вестона, потому что ей мерещится, что он охотится за моими деньгами, и она не нашла ничего лучшего, как вынуть из мешка этого французского «дука».
        Элоэ глазела на нее, не зная, что сказать.
        - Не то, чтобы у меня была особая аллергия на «дуков», - продолжала Лью, намазывая ногти ядовито-малиновым лаком для ногтей. - Я не прочь стать герцогиней, хотя считаю, что быть английской герцогиней солиднее, чем французской. А ты как считаешь?
        - Думаю, да, но это потому, что я сама англичанка, - ответила Элоэ. - Но француз может считать, что его герцогский род должен главенствовать над остальными, так как его корни ведут к первому поколению. Предполагаю, так же обстоит дело с титулованными особами в Испании или Германии.
        - Скажем, они уже там есть, - подхватила Лью почти с восхищением. - Но поскольку в Америке нет еще дуков, то у нас это считается клевой штукой, я тебе доложу. - Она посмотрелась на себя в зеркало и улыбнулась. - Герцогиня де Ранж-Пужи. Звучит классно, не правда ли? Мама сделала фотографии замка, в котором они живут. Он называется Шато Пужи. Потрясно, я тебе скажу.
        - Ты действительно думаешь, что сможешь выйти замуж за человека, которого никогда не видела? - поинтересовалась Элоэ.
        - Почему бы и нет? Если я не могу выйти замуж за кого хочу, то моим мужем может быть как французский «дук», так и кто-либо другой. Кроме того, я всегда смогу быть сначала герцогиней, а потом уже миссис Вестон.
        - Лью, ты не можешь говорить такое всерьез, - произнесла Элоэ с ужасом в голосе.
        - Я что, тебя шокировала? - Лью отложила лак для ногтей. - Вот так так! Какие мы нежные. Ну, положим, я сгущаю краски больше, чем требуется. Естественно, я не выйду замуж за «дука», если он окажется некрасивым и мне не понравится. Но, уж конечно, по уверениям мамы, он Апполон, Кларк Гейбл и Эрол Флин, все вместе взятые.
        - А он хочет на тебе жениться, ни разу не увидев тебя?
        - Это мамина проблема. - Лью пожала плечами. - По ее представлениям, французы всегда исходят из матримониальных соображений, вступая в брак, а фамилия де Ранж будет довольно неплохо смотреться на фоне нескольких миллионов добротных американских долларов. Именно поэтому, я полагаю, герцогиня Даугер, или как она там себя называет, и моя мама всегда держат связь друг с другом, в связи с чем федеральная почта работает круглосуточно. Во всяком случае, вот почему я здесь и готова сидеть и ждать, чем все это закончится.
        - А как же Стив Вестон?
        - Мне кажется, я действительно схожу по нему с ума. - Довольно жесткое выражение лица Лью смягчилось на какой-то момент. - Но, может быть, мама права, и он положил глаз на мои доллары. Не так уж просто, будучи богатой наследницей, не думать о том, что все пытаются запустить руку в твой банковский счет. Поэтому, если в тебе есть хотя бы малая толика практичности, ты уже думаешь: «А почему бы не продать себя по самой дорогой цене?»
        - Я думаю, что на самом деле ты так не считаешь. Я думаю, что ты такая же, как и все другие девушки, Лью. Ты хочешь любить того, кто любит тебя. Ты хочешь быть любимой из-за самой себя, и если ты подождешь какой-то период, ты встретишь достойного человека.
        - Может быть, Стив любит меня из-за меня самой, - произнесла Лью слегка задумчиво. - Кто же может знать это наверняка?
        - Мне кажется, это каждый должен чувствовать. Я вижу, что тебе это ужасно трудно дается. Скажи мне, а он с тобой по-настоящему искренен?
        - О, он вполне искренен. Но я все время спрашиваю себя: «Был бы ли он так остро заинтересован в свадебном звоне колоколов, если бы нам предстояло жить только на его заработок?»
        - А сколько он зарабатывает?
        - Когда как. Он занимается недвижимостью. Иногда дела идут хорошо, а иногда плохо. А, черт! На пятьдесят процентов, я думаю, мама права. Она говорит, что он хочет получить богатую жену и ленивую жизнь, и нечего полагаться на любовь! А, с другой стороны, титул и прекрасный замок составят компанию за завтраком получше, чем сердитый муж.
        Элоэ вынуждена была засмеяться, но она не могла не сдержать чувства жалости к Лью: она была определенно привлекательна - стройная, длинноногая, с огромными фиалковыми глазами и темными вьющимися волосами на маленькой головке. В то же время ее характерный квадратный подбородок выражал решительность, и хотя ее голос звучал неубедительно, Элоэ вскоре после их короткого знакомства абсолютно уверилась в том, что Лью всегда будет делать все по-своему. И что бы ни говорили ей она или миссис Деранж, ничто не сможет изменить ее решения, принятого однажды.
        Элоэ переехала в отель «Кларидж» три дня спустя после беседы с миссис Деранж и была буквально околдована и очарована этой новой жизнью, которая так не похожа на все то, что она знала прежде. В жизни она не могла себе представить, что кто-то может быть настолько богат, как Деранжи. Они окружали себя такой экзотической роскошью, что Элоэ только и оставалось, как ходить с раскрытым от удивления ртом.
        А деньги, которые они тратили на свой комфорт, буквально лились рекой. Несмотря на все то, миссис Деранж, тем не менее, не утратила своей проницательной жилки и чувства здравого смысла. Она не была хорошо обеспечена материально до замужества, а муж ее происходил из самой обычной семьи, проживавшей в маленьком провинциальном городишке. Свое огромное состояние он нажил, когда ему вовсю уже шел четвертый десяток. Бывали дни, когда Сузи Деранж берегла каждый пенс, или даже десятицентовик, и вела подсчеты своих расходов.
        - Хотя мы и признаем тебя как нашу очень дальнюю кузину, - заявила она Элоэ, - а также и то, что ты служишь у нас секретарем и, конечно, являешься своего рода компаньонкой Лью, тем не менее, тебе не обязательно столоваться с нами внизу. Ты будешь питаться наверху в твоей комнате. Я уверена, что ты и сама это предпочтешь.
        - Да, конечно, это мне гораздо предпочтительнее, - ответила Элоэ.
        - Вот и славно, - одобрительно отозвалась миссис Деранж. - А мне удалось подготовить для тебя комнату на нашем же этаже, только она в самом конце коридора и не очень большая, но я уверена, что ты прекрасно устроишься.
        - Да, конечно, - повторила Элоэ, испытывая чувство неловкости от таких объяснений.
        Она и не ожидала ничего другого, но в то же время, увидев крошечную комнату для персонала, отведенную ей, она не переставала изумляться тому, каким образом тратились деньги на другие вещи.
        Огромные букеты орхидей для украшения корсажей доставлялись каждый вечер для миссис Деранж и Лью. Их прикалывали только на один вечер, а дальше они были бы выброшены, если бы не Элоэ, которая спасала цветы, помещая их в воду. Бутылки шампанского открывались каждый вечер, когда друзья приходили на вечеринку, и хотя шампанского могло быть выпито всего лишь по одному-два бокала из каждой бутылки, все равно эти бутылки исчезали благодаря официантам в конце вечера.
        Горничная миссис Деранж была француженкой. Звали ее Жанна, и она мечтала вернуться во Францию. Сначала Элоэ показалось, что она намерена враждовать и что с ней будет трудно ладить, однако у Жанны был свой подход к дружбе. Очень скоро Жанна оказалась по-настоящему привязанной к ней и была ей благодарна за то, что Элоэ освободила ее от многочисленных и утомительных поручений.
        - Я не возражаю против глажения, - сказала Элоэ. - Давай я буду заниматься вещами мисс Лью, а у тебя высвободится время для того, чтобы сосредоточиться на белье миссис Деранж.
        - С моей стороны нехорошо будет взваливать на вас, мадемуазель, так много работы. Вы должны печатать все эти письма, - запротестовала Жанна.
        - Их не так уж и много, а потом, я делаю все очень быстро, - улыбнулась Элоэ. - Я буду гладить часть вещей за тебя, не волнуйся о них.
        Жанна щедро рассыпалась в благодарностях, однако Элоэ отметила, что Лью восприняла этот факт как нечто, само собой разумеющееся.
        Через два или три дня с начала ее работы на новом месте Элоэ стала уже неотъемлемой частью всеобщего антуража.
        - Элоэ, сбегай вниз в приемную и скажи им…
        - Элоэ, пойди и узнай…
        - Элоэ, ради бога, убери весь этот беспорядок.
        С удивлением для себя, она обнаружила, что наслаждалась каждой минутой такой жизни. Все это так отличалось, так было не похоже на то, чем она занималась прежде.
        Она вспоминала о своем настроении, когда впервые появилась в Лондоне и нашла работу секретаря у врача. На том, чтобы она покинула Шотландию, настояла ее мать.
        - Здесь так скучно для тебя, дорогая, - сказала она, взглянув из окна домика сельского священника на маленькую рыбацкую деревушку Тордейл.
        - Я абсолютно счастлива, мамочка, - запротестовала Элоэ, но ее мать только недоверчиво улыбнулась.
        И вот она оказалась в Лондоне, сбитая с толку шумом и напряженным темпом жизни столицы. Она не была одинока. Для этого она была слишком занята работой, и хотя ей было жаль расставаться с доктором, когда он вышел на пенсию, она нашла новый интерес и с большим энтузиазмом окунулась в мир бизнеса.
        Ее нынешняя работа тоже отличалась от всех предыдущих и была, как решила Элоэ, чем-то вроде волшебной сказки.
        Она прошлась по спальне Лью, прибирая, раскладывая вещи в ящики гардероба, и все же ее неотступно преследовала мысль о том, что около туалетного столика продолжает стоять его тень. Она вспомнила, какой неожиданный шок испытала, когда вошла в комнату и увидела там мужчину. Неудивительно, что дверь в апартаменты оказалась открытой. Лью всегда забывала ключи. Миссис Деранж не раз указывала ей на ее небрежность.
        - А, чепуха, - отвечала Лью. - Что у нас можно украсть?
        - Наши драгоценности, - парировала ее мать. - И потом, наши норковые шубы.
        - Они все застрахованы, - небрежно отвечала Лью.
        - У тебя совершенно неправильное отношение к этому, - протестовала миссис Деранж, и Элоэ была с ней согласна. Как часто говорил ее отец: «Нехорошо давать людям возможность к соблазну».
        Элоэ подумала, как же так получилось, что незнакомец проходил именно по этому этажу. Она решительно отмела мысль о том, что он намеревался проникнуть внутрь, не взирая на то, была дверь заперта или нет. Он был так настойчив в том, что его толкало исключительно любопытство. Ей хотелось верить ему, ей хотелось думать, что он просто проходил мимо и просто увидел открытую дверь. Но что он делал в отеле? Работает ли он здесь? Увидит ли она его еще раз? Вдруг ей захотелось узнать о нем больше, выяснить, действительно ли он будет искать себе приличную работу. Может быть, он даст о себе знать? Однако она каким-то образом чувствовала, что он ей никогда не напишет, она никогда не узнает, что будет с ним потом. Это все выглядело, как неоконченная история, как книга, которая подошла к концу после первой главы.
        Она почувствовала странную угнетенность от этих мыслей. Вскоре на лестнице послышались голоса: это означало, что миссис Деранж и Лью вернулись. Они прошли в гостиную, громко беседуя. Затем Элоэ услышала, как ее позвали.
        - Элоэ! Элоэ! Ты здесь?
        Она выбежала из спальни в большую гостиную. Лью стояла рядом с камином, прикуривая сигарету.
        - У нас новости, Элоэ, - сказала она, как только Элоэ вошла в комнату. - Мама сейчас лопнет от ликования.
        - Послушай, Лью, совершенно необязательно разговаривать в такой вульгарной манере, - упрекнула ее миссис Деранж. - Да, у нас новости, Элоэ, и я знаю, что они тебя порадуют так же, как и нас.
        Миссис Деранж держала в руках письмо. Элоэ заметила, что оно было написано на тонкой, почти прозрачной бумаге, что указывало на его заграничное происхождение, а на длинном конверте, который миссис Деранж бросила на пол, было наклеено две французские почтовые марки.
        - Письмо от герцогини де Ранж-Пуи, - произнесла миссис Деранж многозначительно. - Она пишет, что восхищена, да восхищена тем, что мы прибыли в Европу. Она жаждет увидеть нас и собирается поговорить со своим сыном и предложить ему пригласить нас погостить в замке Шато. Что ты думаешь об этом, Элоэ? Это означает, что она сильно стремится…
        - Сильно стремится? - переспросила Элоэ.
        - Увидеться с нами, конечно, - ответила миссис Деранж. Она проговорила последнюю фразу очень быстро, и Элоэ знала, что она имела в виду совсем не это.
        - Сказать по правде, я начинала немного беспокоиться, потому что герцогиня не ответила на мое последнее письмо, в котором я сообщала ей о нашем отплытии, но сейчас она сообщает, что была в Монте-Карло, а письма туда ей не пересылались.
        - Что ж, нам остается только сидеть и ждать приглашения, - сказала Лью. - Тем временем, мама, ты бы лучше отшлифовала свой французский. Тебе же понадобилось три четверти часа, чтобы перевести это письмо.
        - Когда я была молодой, я довольно хорошо говорила по-французски, - сказала она. - Но сейчас он у меня запущен. Надеюсь, когда я окажусь во Франции, у меня не будет проблем с языком. - Она вновь посмотрела на письмо. - Герцогиня пишет, что она пришлет еще одно письмо через неделю.
        - Не очень-то они торопятся, - улыбнулась Лью. - Они не хотят показывать, что клюнули на удочку. У них есть своя гордость! - проговорила она полушутя.
        Миссис Деранж бросила на нее взгляд и неожиданно вскрикнула:
        - Есть! У меня есть идея! Почему мы здесь сидим? Зачем мы будем ждать целую неделю приглашения от герцога? Как ты правильно заметила, мой французский запущен. Мы поедем во Францию и там его отшлифуем.
        - Мы не можем прибыть до приглашения, - оторопела Лью.
        - Я и не говорю о том, чтобы останавливаться в замке Шато. Мы едем в Биарриц. Это всего лишь в двадцати милях. Герцог не сможет отказать нам в приглашении, если мы будем практически у него на пороге. И, кроме того, я всегда хотела побывать в Биаррице.
        - Да, черт побери, ты этого хотела, - сказала Лью, заливаясь от смеха и падая в кресло. - Хорошо, мама, твой ход. Я играю во все, даже в преследование
«дука-буки».
        - Я тебе уже говорила, Лью, не будь такой вульгарной, - раздраженно сказала миссис Деранж. - Элоэ, спустись, пожалуйста, вниз и попроси зарезервировать для нас по телефону номер в самом лучшем отеле Биаррица. И мы, конечно же, полетим туда.
        - Я уточню расписание авиарейсов, - сказала Элоэ. Она немного помедлила, взявшись за дверную ручку. - Вы берете меня с собой? - спросила она тихим голосом.
        - Конечно, - ответила миссис Деранж, даже не взглянув на нее. - И Жанну. У нас должны быть все удобства.
        - И, конечно, герцогиня не будет впечатлена, если не увидит того, как по-царски мы туда въедем, - провозгласила Лью. Она подмигнула Элоэ. - Давай, Элоэ. Поторопись и сделай все, что тебе велели. Мама знает, чего она хочет, и она будет оставаться несчастной до тех пор, пока она не получит этого.

        Глава 2

        Элоэ захлопнула чемодан и облегченно вздохнула. Все было упаковано. Ее вещей было настолько мало, что сборы не заняли много времени, зато над нарядами миссис Деранж и Лью они с Жанной трудились в поте лица весь вечер накануне. Пришлось посылать за новыми чемоданами и коробками для шляп, чтобы упаковать те многочисленные покупки, сделанные двумя американками за время их пребывания в Лондоне. Когда все было закончено, Элоэ подумала, что если сейчас она услышит хотя бы шорох оберточной бумаги, то закричит.
        Итак, с ее вещами тоже было покончено. Сейчас, с легкой усмешкой, она размышляла над тем, как мало требуется времени, чтобы собрать все ее пожитки. Два фунта, иногда три, а то и пять фунтов стерлингов, с тех пор как она стала работать у миссис Деранж, уплывали раз в неделю из ее зарплаты в маленький домик шотландского пастора, стоящий над холмами, поросшими вереском. Она знала, что это значило для ее отца и матери, но при этом у нее ничего не оставалось для себя.

«Моя внешность ничего не значит, - думала она, - главное быть чистой и опрятной». И все же, когда Элоэ переехала в отель «Коларидж», она, к своему прискорбию, стала замечать, что выглядит слишком бедной рядом с Лью Деранж, разодетой в дорогие наряды. Белые воротнички и манжеты, пояс из цветной ленточки, цветок, приколотый на плече, - Элоэ старалась следовать всем советам журналов для женщин, содержащих рекомендации по обновлению старого костюма. Благодаря неустанной заботе и стирке она ухитрялась продлевать срок службы своих чулок так, как, наверное, никто другой. И все же, она испытывала тяжелое чувство оттого, что не может позволить себе ничего лишнего.
        А она так много хотела, так много было вещей, соблазнявших ее на прилавках магазинов. Сейчас ее интересовало, что еще может ей понадобиться в Битаррице. Она уже купила себе два ситцевых платья, купальный костюм и несколько пар босоножек. Элоэ была в восторге от своих покупок, пока не увидела многочисленный ворох вещей, которыми Лью пополнила свой гардероб. От многообразия фасонов, расцветок и великолепия тканей, из которых это все было сшито, у Элоэ захватывало дух.
        Она старалась не завидовать. «Никто и не собирается смотреть на меня», - говорила она себе с легкой гримасой на лице от таких жалких утешений. Затем она вспомнила, что ждет ее впереди, и ее сердце сильно забилось от волнения.
        Планы миссис Деранж поменялись в самый последний момент. Сначала она решила, что они все полетят самолетом в Биарриц, но, когда Элоэ сказала ей, как мало багажа они смогут взять с собой на борт, миссис Деранж продумала иной маршрут их путешествия. В принципе она не отличалась особым умом или сверхсообразительностью, но она была очень решительной женщиной. О таких, как она, говорят «типичная представительница американских женщин-общественниц»; и хотя Элоэ не могла этого знать, она сразу же признала в своей работодательнице черты упрямства и решительности, которые делали ее почти непреодолимой силой, если она уж что-то решила сделать.
        Миссис Деранж продумала наилучший и кратчайший путь до Биаррица со всем ее окружением и багажом. Результатом явилось то, что она нашла одного своего американского друга в Лондоне и одолжила у него огромный голубой «кадиллак».
        - Лью, я и Жанна полетим самолетом с достаточным количеством багажа, чтобы протянуть с ним два-три дня, - сказала она. - Элоэ поедет в машине с остальным багажом. Единственная проблема - найти где-то шофера. Мои друзья одолжили мне машину, но они хотят, чтобы их водитель оставался в Лондоне и возил их на
«бентли», который они только что купили. Ты не знаешь, куда можно обратиться по этому вопросу, Элоэ?
        - Я полагаю, вы не хотите, чтобы я повела машину? - спросила она после минутного колебания.
        - Но почему, конечно! Это самое прекрасное решение! - воскликнула миссис Деранж. - Не понимаю, почему я об этом раньше не подумала.
        Англичанин еще подумал бы, можно ли доверять такой молодой девушке, которую так мало знаешь, вождение такой дорогой машины, да еще через всю Европу; но американские девицы с размахом проделывают подобные вещи, и миссис Деранж даже не задумалась над этим.
        Именно Элоэ продумала наиболее легкий и короткий путь, позволяющий добраться до Биаррица за три дня, если, конечно, машину перевезут воздушным путем через Канала. Миссис Деранж согласилась со всеми ее предложениями, и Элоэ, сделав все необходимые приготовления в Автомобильной Ассоциации и получив лицензию на вождение на Континенте, вернулась в отель. Уставшая, но торжествующая, она приступила к упаковке вещей Лью.
        Она мало виделась с Лью или миссис Деранж и в эти дни. Не успев совсем недавно прибыть в Лондон и организовать ряд вечеринок и празднеств по случаю их приезда, они сейчас были заняты тем, что по второму кругу проходили все эти вечеринки и празднества, теперь уже прощальные. Между приемами они втискивали примерки. Мальчики-посыльные продолжали прибывать со все новыми и новыми коробками от портних и модисток, и Элоэ с Жанной сдались в неравной борьбе: они стали просто заказывать по телефону новый чемодан всякий раз, как только в их номер доставлялась очередная партия нарядов.

«Автомобиль будет выглядеть так, будто я везу на нем целый дом», - подумала про себя Элоэ и рассмеялась. Мысль о предстоящем путешествии будоражила ее - одна, не стесняемая ни в чем ни Лью, ни ее матерью, на колесах длинного бледно-голубого
«кадиллака», от которого она пришла в восторг с первого взгляда! Как была она сейчас благодарна тем длинным часам, проведенным ею за рулем старого отцовского
«остина», обветшавшего от езды по сельским дорогам. Элоэ часто повторяла, что тому, кто смог справиться с управлением автомобиля ее отца, который они иронически называли «Пегас», езда на любом другом автомобиле покажется легкой забавой. Сейчас она представляла себе, как мчится по дорогам Франции на машине, послушной даже самому легкому ее прикосновению.
        Элоэ отвернулась от окна, и ее взгляд упал на букет цветов, стоящий рядом с ее кроватью - букет луговых лилий, которые, казалось, пропитали всю комнату своим сладким экзотическим ароматом, несмотря на то, что стояли они уже три дня. Их ей принесли ранним утром, сразу же как только позвонили. К цветам была прикреплена карточка, но прежде чем она вскрыла маленький узкий конверт, она уже знала, от кого были эти цветы.

«Спасибо! Дикс».
        Она прочитала это послание несколько раз и поймала себя на мысли, что ей хотелось бы, чтобы он написал больше: пытается ли он искать работу; действительно ли он намеревается встать на честный путь?
        Ее так раздражало то, что она не может этого узнать, и в то же время она понимала, что он не прислал бы цветы, если бы не собирался сделать то, о чем она его просила. Она испытывала чувство легкой гордости и в то же время счастья от того, что она смогла кому-то помочь. Она сдержала свое обещание и молилась за него каждый вечер, молилась долго и пылко о том, чтобы ему было ниспослано мужество и он смог бы начать все сначала.
        Элоэ посмотрела на луговые лилии и протянула руку, чтобы дотронуться до них. С улыбкой на лице она произнесла:
        - Я заберу вас с собой.
        Элоэ хотела бы оставить ему сообщение на тот случай, если он будет звонить или расспрашивать о ней. Она мало верила в то, что он именно так и поступит; и все же она сказала себе, что вряд ли смогла бы сообщить что-то большее, к тому же она даже не знала, как его зовут.
        Она обвела комнату взглядом, затем взяла сумочку и исписанный лист бумаги, лежавший на туалетном столике. Миссис Деранж и Лью отправились на обед, оставив ей целый список дел, которые необходимо сделать перед тем, как они тронутся в путь завтра утром. По этому списку Элоэ должна была послать цветы супругу американского посла и нескольким друзьям семьи Деранж; захватить солнцезащитный крем в магазине на улице Бонд; доставить шляпу в ателье для окончательной переделки; сделать бесчисленные покупки, начиная от губной помады и кончая зонтиками от солнца - все это нужно успеть сделать за несколько часов, пока не закрылись магазины.
        Элоэ поспешила по коридору и спустилась вниз на лифте. Она вошла в холл отеля, который в эти полуденные часы был сравнительно пуст. Она автоматически остановилась у стола регистрации, чтобы сообщить, что будет отсутствовать примерно час или около того, но надеется вернуться до шести вечера.
        Старший портье в этот момент держал в руках телефонную трубку. Увидев ее, он положил трубку и сказал:
        - Я как раз набирал ваш номер, мисс. Вы не знаете, когда вернется мисс Деранж? Этот джентльмен желает ее видеть.
        Только сейчас Элоэ увидела мужчину, облокотившегося на угол стойки регистрации. Он был высоким, с квадратными плечами и квадратным подбородком. Одного взгляда для нее было достаточно, чтобы понять, он - американец. Ей понравилось серьезное выражение его лица, когда он произнес:
        - Мне необходимо увидеться с мисс Лью Деранж, если это возможно.
        - Она вернется сегодня вечером всего на несколько минут, - ответила Элоэ. - И практически сразу же отправится сначала на коктейль, а затем на ужин.
        - Я не задержу ее надолго. Я слышал, она завтра уезжает.
        - Мисс Деранж едет в Биарриц со своей матерью, - кивнула Элоэ.
        - Вот незадача! О! - воскликнул молодой человек. - Но я должен увидеться с ней как-то. Увидеться здесь, мисс… мисс… - Он остановился, не зная, как ее зовут.
        - Деранж. Я Элоэ Деранж.
        - Это правда? - удивился он. - Послушайте, мисс Деранж. Я хотел бы переговорить с вами, если можно.
        С чувством отчаяния при мысли о списке срочных дел, которые ей предстояло еще сделать, Элоэ подумала, что отказать ему не совсем удобно. Они пересекли холл и устроились на диване под широкой нависающей лестницей.
        - Каким образом получилось так, что вы носите то же самое имя? - спросил он, как только они сели.
        - Я принадлежу к британской ветви этой семьи. Однако я не хочу вас обманывать. Меня наняла миссис Деранж в качестве секретаря и своего рода компаньонки для Лью.
        - Тогда вы именно тот человек, который мне нужен, - сказал он убежденно. - Она не… Я имею в виду Лью… Не говорила обо мне? Меня зовут Стив Вестон.
        - О! - Элоэ улыбнулась. - Да, она говорила о вас. Она мне сказала, что вы… Вы влюблены в нее.
        - Я просто схожу с ума по ней, если это то, что вы имеете в виду. Я надеялся, что мы поженимся, но она выплеснула на меня этот глупый план поездки в Европу.
        - Но почему вы здесь?
        - Сказать по правде, - он слегка смутился, - я получил недельный отпуск и не знал, как себя занять, поэтому я просто сел на самолет, и вот я здесь. Я не хотел информировать об этом Лью, потому что боялся, что ее мать может об этом узнать. Она дьявол, эта женщина, вы не находите?
        - Вы не должны задавать мне подобного рода вопросы о моем работодателе, - засмеялась Элоэ.
        - Я мог бы рассказать о ней еще больше, - продолжал Стив мрачно. - Лью меня любит, я знаю это, но ее мать прочит ей фантастическое замужество. Все они одинаковые, эти американские мамаши. Если их дочерям светит, по их мнению, выгодный муж, то они используют все свое влияние. У меня нет шансов. От меня не получишь никакой выгоды, я небогат.
        - Я не думаю, что это имело бы какое-то значение, если бы Лью действительно вас любила, - заметила Элоэ.
        Молодой человек ударил себя по колену крепко сжатым кулаком.
        - Она действительно любит меня! Она меня любит, только не хочет в этом признаваться. Она тоже заражена чванством светского общества. О, я знаю, что ее мать навязала ей эту идею искусной игры на их родовом имени, чтобы сделать из Лью герцогиню или принцессу, или кого там еще, но Лью не будет счастлива с кем бы то ни было, кроме меня. Это я вам говорю, я знаю Лью! Я знаю ее уже много лет - с тех пор, как она была еще ребенком, - и мы всегда были влюблены друг в друга.
        - Вы говорили Лью об этом? - поинтересовалась Элоэ.
        - Она прекрасно это знает, - ответил Стив Вестон с отчаяньем. - Хотя у меня и не было в последнее время возможности видеть ее часто. Эта старая женщина-дьявол начала меня отшивать сразу же после смерти старика. Я много лет был влюблен в Лью, прежде чем обнаружилось, что она станет такой богатой. Я полюбил ее, когда мы еще детьми ходили в одну и ту же среднюю школу. Тогда я не знал, что она является наследницей, но это не имело бы для меня никакого значения, даже если бы я и не знал об этом. Но вот умирает старый Деранж, и мадам берется за меня. О, я знаю, что она говорила обо мне, Лью мне все рассказала: я - охотник за богатыми невестами; соседский мальчик, не достаточно «классный», чтобы жениться на Лью теперь, когда она стала миллионершей. У меня нет никакого будущего! Я, конечно, признаю, что мне не сравниться со всеми этими «ля-де-та» титулованными особами, из которых Лью может сделать свой лучший выбор в Европе. Но все остальное - просто чушь. Деранж-мать, конечно, умна. Она отдалила меня еще прежде, чем я осознал, что происходит. Но я люблю Лью, и если только мне удастся ее увидеть, я смогу
уговорить ее.
        - Разве вы не виделись с ней в Америке?
        - Не было ни малейшего шанса, - покачал головой Стив. - Старуха преграждала мне путь в дверях. «Мисс Лью нет дома», - отвечал обычно дворецкий, когда я звонил. Я знал, что он лжет, и он знал, что он лжет, но я ничего не мог сделать. Я пытался дозвониться, но эта высокомерная секретарша всегда была на коммутаторе. «Мне очень жаль, Стив, но Лью нет дома», - обычно отвечала она, и я знал, что она наслаждалась, произнося это. Я хотел было написать, но затем подумал: «Какого черта? Все равно Лью не получит этих писем».
        - Я думала, что американские девушки такие независимые. Все это звучит для меня, как в романе викторианской эпохи.
        - О, я вам излагаю только свою сторону дела. Лью молча со всем соглашалась. Если бы она захотела увидеться со мной, она бы это сделала, но ее мать смогла убедить ее в своей правоте, и они скоропалительно уехали, не сказав мне ни слова. Я стал читать колонки светских новостей в газетах, чтобы получить хоть какую-то информацию о ней, и таким образом я узнал, что миссис Корнелиус Деранж отправилась на корабле в Европу вместе с дочерью. Это был удар, могу вам сказать.
        - Надо думать, что так оно и было, - ответила Элоэ сочувственно.
        - И вот я здесь.
        - Полагаю, вы хотите, чтобы я сообщила Лью о том, что вы здесь.
        - Вы это сделаете?
        - Думаю, что да, - сдалась Элоэ с легким чувством раскаяния. - Хотя, если миссис Деранж узнает об этом, меня, скорее всего, ждет увольнение.
        - Я хочу встретиться с Лью всего лишь на пять минут. Всего лишь пять минут наедине. Я только скажу ей, что все еще люблю ее, и постараюсь убедить ее в том, что она тоже все еще любит меня.
        В нем была прямота и искренность, и Элоэ прониклась к нему симпатией.
        - Я поговорю с ней, - сказала она. - Лью вернется сюда в шесть, чтобы переодеться к коктейлю, а потом она опять уйдет. Если вы позволите мне сейчас уйти, тогда я смогу вернуться к этому же часу и подождать ее. Где вас найти?
        - Я буду здесь, внизу. Вы мне скажите только одно слово, и я отправлюсь куда угодно, в подвал или на чердак, лишь бы мы с Лью смогли побыть несколько минут наедине.
        - Я сделаю все, что смогу, - пообещала Элоэ. - Но сейчас, пожалуйста, я должна идти. Еще так много надо сделать. Вы же знаете, мы завтра уезжаем.
        Они встали, и Стив протянул ей руку.
        - Спасибо вам, - сказал он. - Я считаю, что вы настоящий товарищ.
        Элоэ улыбнулась ему в ответ, но вместе с тем она испытывала легкую тревогу, пока шла к выходу. В какой-то степени она могла понять миссис Деранж, не желавшую, чтобы Лью бросалась в объятия неизвестного молодого американского парня без перспектив и, возможно, даже без прибыльной работы. Лью была очень богатой молодой женщиной; кроме того, она была необычайно хорошенькой. В то же время Элоэ шокировало намерение миссис Деранж выдать Лью замуж за незнакомого французского герцога. Браки по расчету, возможно, хороши для французов - они к ним привыкли - но для американской или английской девушки, познавшей свободу и воспитанной на идеалах любви, которая должна лежать в основе брака, такая идея должна была вызывать почти отвращение.

«Я никогда не выйду замуж до тех пор, пока не полюблю кого-нибудь всем своим сердцем», - пообещала Элоэ сама себе.
        Она выполнила все поручения и покупки, обозначенные в списке миссис Деранж; и только когда она направилась в сторону «Клариджа», она заметила, что уже без четверти шесть. Только тогда, в первый раз, она засомневалась в правильности своих действий, выступая в качестве посредника между Лью и Стивом. Разве не должна она быть преданной своему работодателю? Разве не будет самым верным шагом пойти сейчас к миссис Деранж и рассказать ей о том, что Стив здесь?
        Однако ее не покидало чувство, что такие действия были бы предательством по отношению к Стиву, который доверился ей, может быть, в какой-то степени, предательством ее дружбы с Лью. Как часто упрекал ее отец за то, что она действует импульсивно, и все же чувства ей подсказывали, что она поступает правильно, помогая Стиву и Лью быть вместе, во имя дружбы или любви, но только не во имя того, чтобы Лью пересекла Европу, чтобы встретиться с каким-то непонятным герцогом, который интересовался ею лишь потому, что она была богата.
        Она поднялась на лифте и поспешила к двери номера. Лью пока не пришла. Жанна разложила ее платье для коктейля вместе с маленькой шляпкой, украшенной драгоценными камнями. Здесь же лежали туфли, сумочка и перчатки; все это сочеталось с платьем насыщенно-голубого цвета. Кроме этого, Элоэ знала, что были приготовлены ожерелье и браслет из сапфиров, ожидавшие своей очереди в ящике под замком, которые будут выгодно подчеркивать бархатистую, как у магнолии, кожу Лью и оттенять голубизну ее глаз как никогда.
        Не успела Элоэ положить свои покупки на туалетный столик, как дверь распахнулась и в комнату вбежала Лью.
        - О, а вот и ты, Элоэ, - рассмеялась она. - Я так хорошо провела время, и я не понимаю, почему маме надо увозить меня отсюда теперь, когда мне так весело.
        Элоэ быстро пересекла комнату и захлопнула дверь, которую Лью оставила открытой.
        - Послушай! Там, внизу, тебя ждет один человек.
        - Я не могу сейчас ни с кем встречаться, ты это знаешь. Мы должны быть на вечере в половине седьмого.
        - Ты не спросила меня, кто это.
        - Хорошо, кто это? - поинтересовалась Лью.
        - Некто, кто тебя очень хочет видеть. Некто, кто проделал длинный путь через Атлантический океан только для того, чтобы сказать тебе всего два слова.
        - Не… Не Стив? - пораженная Лью начала заикаться.
        - Да, Стив. Он ждет внизу, в холле. Он умолял меня сообщить, что он здесь. Он хочет встретиться с тобой всего на пять минут.
        Лью долго оставалась в одной позе, уставившись на Элоэ. Затем она отвела глаза и посмотрела на себя в зеркало. Ее лицо побледнело, улыбка исчезла с губ. Она сидела и смотрела на свое отображение, пока Элоэ ждала, но когда она наконец заговорила, голос ее был резким.
        - Нет! - сказала она. - Нет! Я не хочу его видеть.
        - Но, Лью! - воскликнула Элоэ. - Он проделал такой путь из Америки. Он не послал телеграмму и не позвонил, потому что боялся твоей матери.
        - Какой смысл мне с ним встречаться? - спросила Лью. - Он будет спорить со мной и уговаривать выйти за него замуж. Я не хочу выходить за него замуж - ни при каких обстоятельствах. Ни за что, если до этого дойдет. Я сейчас весело живу. Стив слишком серьезен. Я уже забыла его, или почти забыла, во всяком случае. Если я увижу его, все начнется сначала. Какой смысл?
        Элоэ была поражена и на какой-то момент не могла найти ответа. Лью сняла бриллиантовый браслет и швырнула его в ящик туалетного столика.
        - Спустись вниз и скажи ему, чтобы он возвращался обратно в Нью-Йорк. Я не просила его приезжать сюда, и я не хочу его видеть. Мне нечего больше сказать.
        - Но это жестоко, - медленно проговорила Элоэ, у которой перед глазами стояло печальное лицо Стива.
        - Нас всех рано или поздно жизнь ставит перед фактом, - сказала она и стала решительно раздеваться.
        Элоэ поняла, что больше не может ничего говорить. Она вышла из комнаты и спустилась вниз на лифте.
        Стив ждал, сидя в дальнем углу холла, предназначенном для служащих. Его лицо озарилось улыбкой при приближении Элоэ, и он с нетерпением вскочил на ноги.
        - Мне очень жаль, - сказала Элоэ. Ей не пришлось продолжать дальше.
        - Она не хочет меня видеть? - спросил он. Элоэ отрицательно покачала головой.
        - Этого я как раз и боялся. Лживые измышления этой старой дамы достигли своей цели.
        Он распрямил плечи, но лицо его неожиданно стало очень молодым и незащищенным.
        - Что вы будете делать? - поинтересовалась она.
        - Поеду домой. Надеюсь, в один прекрасный день Лью одумается.
        - А если нет?
        - Тогда, наверное, одумаюсь я, - усмехнулся Стив. Он протянул ей руку. - Вы - молодец. Спасибо.
        - Я старалась, как могла, - печально ответила Элоэ.
        - Я вам верю. Если вы когда-нибудь будете в Нью-Йорке, я постараюсь отблагодарить вас тем же.
        Он пожал ей руку и покинул отель с таким видом, будто не мог больше там находиться из страха проявить свои подлинные чувства.
        Элоэ смотрела ему вслед с легкой болью в сердце. «Он положительный молодой человек, - подумала она. - Жизнь с ним протекала бы легко и без каких-либо осложнений; не было бы никаких сердечных неприятностей, проблем и беспокойства».
        Она подумала, смог бы такой человек, как Стив Вестон, предоставить работу кому-нибудь типа Дикса, дать человеку шанс в жизни. Смог бы он понять, что значит получить руку помощи после того, как от тебя все отвернулись?
        Элоэ слегка вздрогнула. Как смехотворно с ее стороны думать о таких вещах! Стив сейчас возвращался в Нью-Йорк, а Дикс затерялся где-то в Лондоне, где она никогда не сможет его найти.
        Торжественно она поднялась по лестнице и, войдя в номер, осталась в гостиной, прибирая и освобождая от окурков пепельницы до тех пор, пока Лью не вышла из своей спальни, переодетая к вечеру. Она избегала взгляда Элоэ.
        - Мама готова? - спросила она.
        - Пойду узнаю, - покорно ответила Элоэ.
        Она постучалась в дверь комнаты миссис Деранж и вошла. Та была готова на выход: на ней было платье из черного кружева, скрадывавшее довольно расплывшиеся формы ее перезрелого тела.
        - Лью готова? - спросила она.
        - Я пришла задать вам тот же самый вопрос, - улыбнулась Элоэ.
        - Мы не должны опаздывать, я думаю, что там будут присутствовать молодые члены королевской семьи.
        Она поспешно вышла из комнаты в гостиную. Лью стояла, уставившись в окно, ее лицо абсолютно ничего не выражало.
        - Дай-ка я на тебя посмотрю, - сказала миссис Деранж. - Ну что ж, ты выглядишь мило, но только почему ты не приколола брошь, соответствующую ожерелью? Я бы приколола ее на поясе. Я заметила, что именно так носят свои украшения одна или две молодые девушки из нашего отеля.
        - Хорошо, - безразлично ответила Лью.
        - И поторопись, - крикнула миссис Деранж вдогонку Лью, выходившей из комнаты.
        - Я тороплюсь, - бесстрастно ответила Лью.
        Но секунду спустя она позвала Элоэ.
        - Элоэ, сюда! Помоги мне найти эту брошь.
        Элоэ вошла в спальню Лью.
        - В последний раз я положила ее в этот ящик, - сказала Лью. - Я уверена в этом. Я помню, что послала с Жанной ожерелье и браслет вниз на хранение в сейф, а когда она ушла, я обнаружила, что забыла про брошь. Она осталась приколотой к платью, и я положила ее в дальний угол ящика. Теперь ее там нет.
        - О, я уверена, ты ошибаешься. Давай я посмотрю.
        Она поискала среди баночек с кремом для лица, коробочек с пудрой, гребенок и салфеток для лица. Броши не было и в помине.
        - Когда ты ее в последний раз надевала? - спросила миссис Деранж, стоя в дверях.
        - Разве ты не помнишь, это было в тот день, когда мы устраивали собственный вечер внизу. На мне были эти сапфиры за обедом, и я спросила тебя: «Надеть мне их сегодня вечером?» А ты ответила: «Нет, мне не нравится, как они сочетаются с тем коричневым платьем». Поэтому я надела бриллиантовую брошь и браслет.
        - Да, я помню, - ответила миссис Деранж. - Так, дай-ка подумать. Это, должно быть, был прошлый понедельник.
        Элоэ от неожиданности резко замерла. Именно в понедельник вечером она застала его в комнате! Теперь она вспомнила, как он разворачивался от туалетного столика с миниатюрой в руках. Успел ли он залезть в ящик? Нашел ли он там брошь, и была ли она уже у него в кармане?
        Она почувствовала, как все ее тело содрогнулось от отвращения при этой мысли. Она ему поверила, она доверилась ему! Невозможно было представить, что все то время, пока он был таким правдоподобным, брошь находилась у него в кармане!
        - О, мы не можем больше ждать, - резко сказала миссис Деранж. - Пусть Элоэ хорошенько поищет, пока мы будем отсутствовать. Да, и если мы тебя больше не увидим сегодня вечером, ты все приготовила к завтрашнему утру, не правда ли?
        - Да, все. Спасибо, миссис Деранж… мои билеты, паспорт…
        - Ну что ж, увидимся в Биарицце. Ты, конечно, звони, если тебя что-нибудь задержит, но постарайся добраться как можно скорее. Лью и я не хотим долго оставаться без основного гардероба.
        - Конечно, нет, - согласилась Элоэ.
        - Тогда, спокойной ночи, и хорошенько поищи эту брошь.
        - Я везде посмотрю, - пообещала Элоэ.
        - Спокойной ночи, Элоэ. - Лью по-прежнему избегала ее взгляда, Элоэ это заметила. В какой-то степени Лью и Стив волновали ее сейчас немного меньше, чем несколько минут назад. Она думала о том, как Дикс смотрел ей прямо в глаза, как она поверила ему и как усердно она молилась за него все эти дни. А он все это время был вором! Самым обыкновенным, заурядным, изворотливым вором!
        Механически Элоэ осмотрела все ящики, открывая различные коробочки и принадлежности, которых у Лью был целый рой. Но все это было сродни самообману. Элоэ не нашла ничего. В определенной степени она и не надеялась что-либо найти. Единственное, что ее сейчас целиком поглотило, так это чувство отчаяния оттого, что ее оказалось так легко обмануть. Она вообразила себя такой умной, что смогла изменить и наставить его на путь истинный всего лишь при помощи нескольких слов и влияния собственной личности.
        - Это было тщеславно и смехотворно с моей стороны, - сказала она себе. - Наивно было думать, что все, что я ни скажу, может изменить человека, уже искушенного в преступлениях. Он, должно быть, смеялся надо мной.
        Эта мысль болью отдавалась в ее душе, пока она не вспомнила о луговых лилиях, что немного успокаивало - все-таки в нем оставалась капля порядочности, раз он ей их прислал и поблагодарил.
        Она взглянула на себя в зеркало. До чего же ужасающе молодо она выглядела: ее пшеничные волосы, ниспадающие по обе стороны ее бледных щек, ее широкие темно-серые глаза, отразившие в себе английское небо, но в то же время с небольшим оттенком зеленого в них.
        Сейчас она выглядела печальной, и уголки ее маленького рта были опущены вниз. Она не знала, почему ее так угнетает случившееся, но еще в детстве ее, казалось, ранило в самое сердце, когда кто-то обманывал ее. Она хотела верить людям. Она хотела, чтобы все были такими же открытыми, честными и хорошими, какой пыталась быть она сама.
        - Если ты и дальше собираешься так доверять людям, Элоэ, то в один прекрасный день ты очнешься в жестокой реальности, - сказала ей одна девочка еще в школе.
        Элоэ запомнила эти слова навсегда, и все же ее инстинкт так часто не подводил ее. Теперь же она оказалась неправа, и это больно ударило по ее гордости и по чему-то еще, что заставило ее поверить в то, что этот человек может и должен спастись. Она с шумом задвинула ящики и пошла в свою комнату. Два ее маленьких чемодана стояли, готовые к утреннему старту, ее шкаф был пуст, за исключением висевшего в нем пальто.
        Элоэ старалась не думать о лилиях, стоявших в вазе рядом с кроватью. Она собиралась взять их с собой. Теперь же стало ясно, что она их оставит. Они выглядели как символ весны, символ прекрасного и простого. Однако на самом деле они явились символом одного лишь предательства - как поцелуй Иуды.

        Глава 3

        Переезд из Лондона до аэродрома Лидд был волнующим, но без каких-либо происшествий. Поначалу Элоэ не верилось, что это именно она сидит за рулем такой великолепной машины, стремительно и плавно летящей вперед от одного только легкого прикосновения ее ноги, такой маневренной и не идущей ни в какое сравнение со старым побитым «остином», который ей довелось водить в прошлом.
        Ей предстояло пересечь Ла-Манш не раньше одиннадцати тридцати. Однако она выехала с большим запасом во времени, помня о том, что ей надо вести машину медленно, чтобы к ней привыкнуть, а также на случай, если она собьется с пути и ей придется искать дорогу.
        Элоэ никогда раньше не бывала к югу от Лондона. Накануне ночью она легла спать в слезах, но утром, когда она проснулась, солнце ярко светило в окно, и она поняла, что сейчас не время пребывать в депрессии, когда ей так много предстоит сделать. Прошлой ночью она сказала себе, что ненавидит людей и ее вера в человечество потеряна. Однако утром она поймала себя на том, что улыбается горничной, которая пришла за ней, и официанту, принесшему ей завтрак, и портье, которые провожали ее с отеческими наставлениями быть осторожной; и ее сердце опять потеплело по отношению к роду людскому.
        Только глубоко внутри в какой-то момент она почувствовала уколы горечи, которую прежде она не испытывала: ведь ее предали. «Смешно, - говорила она себе, - обращать внимание на то, что какой-то незнакомец меня обманул». И все же она ему поверила, она молилась за него, поэтому рана в ее душе не заживала и ей требовалось огромное усилие, чтобы не думать об этом.
        Она прибыла в Лидд намного раньше, выпила чашку кофе и стала наблюдать за прибывающими самолетами. В этом было что-то завораживающее - смотреть, как из больших серебристых самолетов, похожих на воздушные города, появляются автомобили, которые тут же перегружались, чтобы опять взмыть в бледно-голубое небо, легко и грациозно. Время пролетело так незаметно, что Элоэ даже удивилась, когда увидела
«кадиллак», загружаемый на самолет, и услышала свое имя с требованием подойти к службе паспортного контроля. А затем, всего несколько минут спустя, как ей показалось, она была уже в воздухе, в первый раз в своей жизни, пролетая над распростершейся внизу игрушечной Англией, с ее полями и садами, моментально промелькнувшими, а самолет уже летел над открытым морем.
        Миссис Деранж и Лью были такими опытными путешественницами, что Элоэ не осмелилась им признаться не только в том, что она никогда в жизни не летала, но и что она вообще никогда не выезжала за пределы Англии. Она не обманывала их сознательно, они же не спрашивали ее об этом. Однако сейчас она впервые почувствовала испуг, ее тревожило, что она может не проявить той должной сноровки и расторопности, которые от нее ожидались.
        Но вот уже показалась длинная песчаная полоса побережья Франции, вдоль которой плескалось море. Самолет начал кругами снижаться. Перед Элоэ промелькнули красные крыши домов, река с переброшенным через нее широким мостом. Послышался глухой удар, и самолет начал подруливать к длинным белым зданиям.
        Итак, она была во Франции! Процедура прохождения французской таможни и прочие формальности в аэропорту заняли всего лишь несколько минут, и вот она уже опять за рулем своего автомобиля выезжает через ворота аэропорта на широкую, пролегающую через лес дорогу до Ле-Тука.
        - Я должна помнить, что надо ехать по правой стороне! Я должна помнить, что надо ехать по правой стороне! - твердила сама себе Элоэ.
        Она с ужасом думала о том, как бы не забыться, как бы не разбить вдребезги этот великолепный автомобиль.
        Привычка к левостороннему движению сейчас ей даже помогала вести машину, хотя в Англии это казалось ей утомительным. Вскоре, забыв все свои страхи, она буквально поедала милю за милей, несясь вдоль длинной ровной дороги, на которой, казалось, единственными путниками были те, кто ехал в крестьянских повозках да в небольших случайных «ситроенах».
        Она сделала остановку в два часа и съела сандвичи, которые прихватила с собой из Лондона. Элоэ очень торопилась и не хотела терять ни минуты даже на то, чтобы остановиться и перекусить, хотя ее очень привлекали симпатичные маленькие кафе и бистро, мелькавшие на ее пути; она даже жалела о своей спешке.
        Казалось, никого не было быстрее ее, когда она вновь тронулась в путь. Только однажды, когда Элоэ приближалась к Руану, неожиданно сзади раздался резкий громкий гудок автомобиля, и огромный красный «мерседес» пролетел мимо нее в тот момент, когда она перестраивалась вправо.
        Ее взгляд всего лишь на какую-то долю секунды задержался на водителе. Он неудержимо напомнил ей Дикса. «Сама мысль о такой вероятности просто смешна, - сказала она себе. - Неужели каждый темноволосый иностранец будет напоминать мне о человеке, который обманул меня, о воре, которого, если бы я выполнила свой долг, должна была немедленно сдать в полицию?»
        Она вновь начала корить себя за кражу сапфировой броши Лью. Не то чтобы потеря была слишком велика. Драгоценности Лью были застрахованы, единственное, что Элоэ никак не могла выбросить из головы, это то, что она явилась соучастницей преступления. Если бы она позвала на помощь сразу же, как только увидела мужчину, стоящего около туалетного столика, его бы тут же заставили вывернуть все карманы.
        Может быть, и другие постояльцы отеля пострадали, может быть, он действительно ее ловко провел, сыграв на ее чувствах, вызвав в ней симпатию? Она занималась самобичеванием по поводу собственной мягкотелости.
        - Я молода, неопытна и чрезвычайно глупа, - твердила она себе. Первые два определения были, по сути дела, правдой, но никогда еще до настоящего момента ей не приходило в голову, насколько она была неопытной в общении с подобным миром.
        Она считала, что разбирается в человеческой натуре, потому что видела нищету, потому что вместе с отцом работала в шахтерских поселках. Она знала, что это значит, когда люди могут возвыситься над такими часто встречающимися в жизни вещами, как отсутствие денег, пьянство, болезнь и даже некоторые пороки. Однако ничто не подготовило ее к бессердечию и жестокости социальной жизни, к равнодушию людей, имеющих море денег, которые им потворствовали и защищали от всяких столкновений с элементарными трудностями жизни.
        Нет, она до нелепого была несведуща в подобных проявлениях поверхностного существования. Она не понимала, как могла Лью серьезно рассматривать возможность замужества только лишь из-за того, что оно принесет ей титул; она не понимала, как мог человек искренне и честно смотреть ей в глаза и красть, уговаривая ее при этом поверить ему.
        Наступил вечер, когда Элоэ почувствовала, что она голодна. Пустой желудок давал о себе знать, намекая ей почти с болью на то, что пора бы остановиться и хорошо поесть. Она ехала уже почти восемь часов без перерыва и по карте определила, что приближается к небольшому городку Аленкон. В путеводителе указывалось, что там есть ресторан под названием «Ле Пети Ватель». Элоэ надеялась, что он не очень дорогой; она была наслышана, что еда во Франции недешева, и хотя миссис Деранж дала ей деньги на расходы, она не сомневалась в том, что ей предстоит отчитаться о каждом потраченном пенни.
        Элоэ въехала в Аленкон и без особого труда нашла ресторан. Он располагался на маленькой узкой улице с подъездной площадкой, на которой можно было оставить машину. Там уже было припарковано несколько машин, и, когда Элоэ открыла дверь и вступила в небольшое полуподвальное помещение ресторана, она увидела, что он переполнен.
        Это был веселый, типично французский ресторанчик с красными в клетку скатертями и соответствующими занавесками. В дальнем конце зала суетился шеф-повар в высоком белом колпаке, который то появлялся, то исчезал с изогнутым ножом в руке. Симпатичная официантка приветствовала Элоэ улыбкой.
        - Одно место, мадемуазель? - спросила она.
        - Да, пожалуйста.
        Официантка беспомощно оглянулась и заговорила с другой девушкой, которая только что спустилась вниз по лестнице в нижний зал. Та покачала головой и развела руками. Было совершенно ясно, что верхний зал тоже переполнен. Официантка оглянулась. За столиком у окна сидел одинокий мужчина. Она кивнула Элоэ и пошла через зал.
        - Вы не будете возражать, месье? - спросила она, отодвигая стул для Элоэ.
        - Да… Да, конечно, - заверил он.
        - О, вы англичанин, - воскликнула Элоэ. - Вы не возражаете, если я сяду за ваш столик? Тут абсолютно все занято.
        - Нет, конечно, нет.
        Она села. Мужчина напротив слегка потеснился. Он был одет довольно ярко, и Элоэ показалось, что он не так уж и молод. У него были каштановые, гладко зачесанные волосы, маленькие аккуратные усики и почти заискивающая улыбка поверх очень белых зубов.
        - Вы здесь остановились? - поинтересовался он.
        - Нет, я еду в Биарриц, - ответила она.
        - На машине?
        - Да.
        - Но наверняка вы останетесь здесь на ночь?
        - Я еще не решила. Я хотела бы продвигаться вперед как можно быстрее, но мне не очень-то хочется ехать в темноте, ведь я не знаю дороги.
        - Тогда примите мой совет и оставайтесь на ночь в этом городе. Здесь есть небольшая, довольно милая гостиница «Гранд Серф». Я там сам остановился и могу вам показать, где она находится.
        - Очень любезно с вашей стороны, - сказала Элоэ с сомнением. - Я думала, что, может быть, смогу проехать еще час или около этого.
        Мужчина напротив взглянул на часы.
        - Сейчас восемь часов, - сказал он. - Вы, скорее всего, не успеете закончить свой ужин раньше девяти.
        Здесь вкусно готовят, но, как вы знаете, во Франции всегда приходится долго ждать.
        - Наверное, мне разумнее всего было бы остаться, - согласилась Элоэ.
        - Именно так.
        Мужчина придвинул свой стул поближе к столу и произнес:
        - Позвольте представиться, меня зовут Бэйзил Калверт.
        - А меня - Элоэ Деранж.
        - Что же, мисс Деранж… Я полагаю, что вы мисс, - сказал он, взглянув на ее руки, на которых не было колец. - Я думаю, что мне повезло в том, что мы встретились. Я как раз думал о том, как бы мне хотелось поговорить с кем-то, и вдруг появляетесь вы, все равно что подарок судьбы, так сказать.
        - Так вы не говорите по-французски? - удивилась Элоэ.
        - О, я прекрасно говорю по-французски. Кстати сказать, я являюсь представителем компании винных изделий. Вы, возможно, слышали о ней, «Хардакр энд Ват-форд» на улице Сейнт Джейм.
        - Нет, боюсь, что нет.
        - О, это довольно известная компания. Я выезжаю в командировки два-три раза в год, и, я вас уверяю, я знаю свое дело. Но мне не всегда выпадает шанс пообщаться с людьми в этих поездках. Сплошной бизнес! Очень часто чувствуешь себя совершенно одиноким.
        - Я вам вполне верю, - улыбнулась Элоэ. - Однако это, должно быть, интересная работа.
        - Это просто работа, вот и все.
        Мистер Калверт производил на Элоэ впечатление скучного человека, у которого полностью отсутствовало какое-либо воображение, и она пожалела о том, что не может посидеть за ужином в одиночестве и просто понаблюдать за другими людьми в ресторане. Не было никакого сомнения в том, что ее компаньон очень любил поговорить.
        - Я очень миролюбивый парень, - продолжал он. - Вы можете удивиться, почему я до сих пор не женат. Наверное, потому, что я до сих пор не встретил подходящую девушку, но это я не к тому, что я не встречался со многими девушками, если уж на то пошло.
        В нашем местном теннисном клубе меня называют донжуаном и дразнят по поводу моих подружек. Но я всегда отвечаю им: «Да, я такой». Я имею в виду, что если у вас есть чувство юмора, вы не должны обижаться, когда вас дразнят. Вы не согласны со мной?
        - Да, да, конечно.
        Она поняла, что Бейзил Калверт не очень-то и ждал от нее красноречия. А поскольку она соглашалась с тем, что он говорил, и периодически улыбалась его довольно нудным шуткам, то он был просто счастлив и продолжал свой монолог.
        Он был почти прав, когда говорил о том, сколько времени потребуется на ужин. На самом деле было без четверти десять, когда Элоэ и он расплатились по своим счетам.
        - Обслуживание входит в стоимость, - заявил он авторитетно. - Вам не нужно оставлять чаевые. Не забывайте, находясь во Франции, следить за этим и, если вы примите мой совет, проверяйте счета. Необходимо всегда быть начеку, когда имеешь дело с иностранцами.
        - Да, да, наверное, вы правы, - согласилась Элоэ, думая о том, какой же нудный этот человек. - Не могли бы вы подсказать мне название отеля, о котором вы упоминали? - спросила она.
        - Я покажу вам дорогу, - ответил мистер Калверт. - Вы ведь не будете возражать против того, чтобы меня подбросить?
        - Нет, конечно, нет.
        Они сели в машину и поехали вниз по узкой улочке по направлению к красивой старой площади. «Гранд Серф» оказался небольшим, чрезвычайно чистым отелем, в котором царил дух стабильного комфорта без малейшего намека не претенциозность.
        - Я привел к вам еще одного клиента, - весело обратился мистер Калверт к мужчине, сидевшему за приемным столом. - Это моя соотечественница, следующая в Биарриц. У нее великолепный американский автомобиль, который мы только что припарковали в гараж. Я надеюсь, его никто не украдет до утра.
        - С машиной все будет в порядке, месье, - последовал довольно агрессивный ответ.
        Элоэ почувствовала неловкость из-за того, что люди могут подумать, будто бы она сомневается в их честности. К ней подошел мальчик-посыльный, чтобы взять чемодан, и она протянула руку мистеру Калверту.
        - Спасибо вам огромное за то, что вы меня сюда привели. До свидания! Желаю вам приятного путешествия, - сказала она.
        Он задержал ее руку в своей.
        - Я как раз собирался с вами об этом поговорить. Вы завтра будете проезжать через Тур, а это как раз то место, куда я следую. Я собирался ехать туда на автобусе, но я буду вам премного благодарен, если вы меня туда подбросите. Вы, без сомнения, выезжаете туда раньше и поедете намного быстрее. С вашей стороны это было бы настоящей любезностью.
        Элоэ колебалась. У нее не было никакого желания обременять себя таким занудой, но что еще она могла сделать в такой ситуации?
        - Да, конечно, - согласилась она. - Но я хочу выехать завтра рано утром. Скажем, в девять часов утра?
        - Это меня устраивает, - сердечно ответил мистер Калверт. - Что ж, спокойной ночи, желаю приятных сновидений.
        Он воодушевленно пожал ей руку, и Элоэ улизнула наверх по лестнице в свою комнату.

«Какая досада, - подумала она, когда осталась одна. - Завтра моя поездка будет полностью испорчена из-за того, что мне придется выслушивать мистера Калверта. Он такой самодовольный и явно не может говорить ни о чем другом, кроме как о себе самом. Его даже не особенно интересует торговля вином или виноградники, которые он посещает. Я не сомневаюсь, что он мог бы знать много интересного обо всем этом, если бы хотел».
        Элоэ задалась вопросом, смогла бы она набраться мужества и сказать, что ее наниматель не желает, чтобы она подсаживала в машину кого-то еще. Затем, однако, она как-то себя успокоила тем, что это был бы недобрый поступок. В конце концов, он был таким же путешественником, как и она, и ее отец выразил бы неодобрение, если бы она отказала кому-нибудь в доброй услуге только из-за того, что она считает его занудой.
        И в то же время она знала, что завтра ей предстоит утомительное испытание и больше ничего. Уже засыпая, Элоэ подумала, а сможет ли она когда-нибудь вообще путешествовать с кем-то, кого бы она любила, с кем находиться рядом доставляло бы ей удовольствие?
        Утром она проснулась и столкнулась с первыми трудностями, не в пример предыдущему дню, который прошел гладко. В четверть десятого при попытке вывести машину из гаража, она обнаружила, что что-то случилось со стартером.
        И, конечно же, именно мистер Калверт нашел и привел кого-то из местного гаража. Механик в голубом комбинезоне и берете, небрежно сдвинутом на один глаз, покопался в капоте и заявил, что машину нужно отбуксировать в их гараж, чтобы там произвести необходимый ремонт.
        - Пожалуйста, не ждите меня, - сказала Элоэ мистеру Калверту. - Вы успеете на автобус.
        - Нет, теперь вы не можете от меня ожидать такого неблагородного поступка. Я не брошу даму в беде, - ответил он. - Я помогу вам проследить за всем этим, и, пожалуйста, не беспокойтесь. Ремонт сам по себе будет несложным; проблема заключается в этих парнях, которые так много болтают, что вы не можете добиться от них выполнения какой бы то ни было работы.
        - Но я знаю, что вы хотите попасть в Тур как можно быстрее, - взмолилась Элоэ. - Я вам обещаю, что со мной будет все в порядке.
        - Я так не думаю.
        У Элоэ упало сердце при мысли, что ей предстоит его выслушивать еще дольше, чем она рассчитывала.
        После доставки машины в гараж выяснилось, что механики знают свое дело, и надежды Элоэ возросли, когда они установили причину поломки и сообщили, что у них есть необходимая деталь для замены. Однако они не очень-то торопились.
        В гараж то и дело заглядывали какие-то люди, чтобы поздороваться или поговорить о машинах, которые они вывозят или ввозят в гараж, и, естественно, все без исключения останавливались в восхищении перед «кадиллаком» и вступали в разговор с механиками, которые его ремонтировали.
        Элоэ казалось, что все это занимает безмерное количество времени, в то время как мистер Калверт явно наслаждался каждой минутой происходящего. В конечном итоге, доведенная до изнеможения, Элоэ выскользнула из толпы мужчин, собравшихся вокруг
«кадиллака», и перешла на другую сторону дороги по направлению к красивой средневековой церкви, которую она заприметила до этого.
        Она открыла дверь и вошла внутрь. Мгновенно все ее раздражение исчезло. В темноте прохладного, наполненного запахом фимиама, нефа церкви царил покой. Стекло в окнах было красивым и отбрасывало рубиновые и сапфировые блики на каменном полу. Перед многими статуями в молельнях мерцали зажженные свечи, и Элоэ долгое время стояла, испытывая такое чувство, как будто она очутилась в совершенно ином мире. В атмосфере католической церкви всегда присутствовало что-то, что ее глубоко затрагивало. Она однажды поделилась этим с отцом, и он ответил:
        - Бог вездесущ. Только мы это особенно ощущаем, когда двое или трое объединяются в своих молитвах во имя Его на века.

«Должно быть, вера делает атмосферу такой насыщенной, - подумала Элоэ, - вера тех, кто молился о своем со всей силой души и сердца».
        Она поднялась в неф и вошла в небольшую красивую капеллу для женщин, которая была украшена цветами и горевшими свечами. Элоэ опустилась на колени и помолилась за отца и мать, за себя, а потом, так как она не могла сдержать этого, и за того человека, который оказался вором.
        - Помоги ему, Господи.
        Она мало что могла произнести. Она потерпела неудачу, однако она каким-то образом чувствовала, что у Дикса еще будет шанс в жизни.
        Элоэ поднялась на ноги, ощущая новый прилив сил, такой, что она была готова встретиться лицом к лицу с кем угодно - даже с мистером Калвертом. Она опустила несколько франков в ящик для пожертвований в дальнем углу церкви и вышла на солнечный свет.
        - Еще десять минут, мадемуазель, - заверил ее хозяин гаража.
        Но, конечно же, прошло еще не менее часа, прежде чем работа была завершена. В машину были залиты бензин, масло и вода, счет оплачен, и чаевые розданы.
        - Уже почти двенадцать, - сказала Элоэ с легким вздохом. - У нас это заняло все утро, и время почти подошло к обеду.
        - Я об этом подумал, - сказал мистер Калверт, усаживаясь рядом с ней. - Поэтому я сбегал в отель и попросил их завернуть нам несколько сандвичей и бутылку вина. Я подумал, мы можем остановиться на пикник по дороге. Что вы скажете на это?
        - Думаю, это превосходная идея. Очень любезно с вашей стороны позаботиться об этом.
        - Мы тем самым сэкономим время, не правда ли? Теперь мы попадем в Тур не раньше шести.
        - Какая досада…
        - Ну, если вы останетесь там на ночь, вы сможете доехать до Биарицца завтра, при условии, что будете жать на акселератор. Это будет долгий день, но вы сможете приехать туда как раз к ужину. На такой машине, как эта, расстояние - ничто.
        - Возможно, я смогу где-нибудь переночевать дальше от Тура.
        - Я не совсем себе представляю, где, - сказал мистер Калверт. - Кстати, я собирался пригласить вас на ужин сегодня вечером.
        - Очень любезно с вашей стороны, но, думаю, я должна торопиться.
        В этот момент она твердо решила, что ничто не заставит ее останавливаться в Туре, если это будет означать ужин с мистером Калвертом.
        - Не спешите с ответом. У вас еще целый день впереди, чтобы подумать. Но мне кажется, что мы с вами споемся, по-настоящему хорошо поужинаем - вы можете доверять Бейзилу, который знает хорошие места, - а затем мы можем пойти в ночной клуб. Что вы на это скажете? Я знаю одно место, которое действительно откроет вам глаза; это кабаре - довольно-таки жаркое местечко, но я всегда говорю: «Будучи в Риме, делай то, что делают римляне».
        - Вы очень любезны, - сказала Элоэ твердо. - Но я уверена, что смогу продвинуться дальше Тура, - конечно, если мы поторопимся.
        Мистер Калверт, казалось, не обратил никакого внимания на ее отказ. У нее появилось неприятное чувство, что он был почти убежден, что она будет с ним ужинать.
        - Знаете, ваша беда в том, что вы слишком серьезны. В вашем возрасте надо больше развлекаться. В конце концов, молодыми мы бываем всего один раз.
        - Вы забываете, что в данный момент я выполняю работу, - сказала Элоэ, почувствовав, что от нее ждут каких-то комментариев.
        - Ну, это такая работа, от которой и я бы не отказался. Такая машина, как эта, целиком в моем распоряжении, да еще возможности подвести хорошенькую девушку типа вас. А теперь согласитесь со мной, что вам слегка повезло, когда мы встретились.
        Элоэ почувствовала себя очень смущенной.
        Было совершенно очевидно, что мистер Калверт пытается с ней заигрывать, и теперь она сожалела, что ей не хватило мужества отказать ему сразу же. Она удивлялась сама себе: почему она не встала раньше и не ускользнула задолго до девяти утра? Но даже если она и попыталась бы это сделать, он все равно бы ее поймал из-за поломки стартера.
        Нисколько не догадываясь о том, что ей неприятен этот разговор, мистер Калверт начал оглядывать вокруг себя.
        - Теперь нам надо найти приятное, уютное, уединенное место для ленча, - сказал он.
        - Я не хочу съезжать с основной дороги, машина вновь может сломаться.
        - Ну, мы можем пешком дойти до одного из этих лесочков, - предложил мистер Калверт.
        - На все это потребуется время. Кроме того, я не хотела бы спускать глаз с машины. Никто не знает, что может случиться, если кто-нибудь будет проходить мимо. А вдруг он угонит ее или украдет багаж?
        - Машину можно запереть, - настаивал мистер Калверт.
        - Я чувствую, что не должна спускать глаз с нее.
        - О, впереди нас как раз появилось одно местечко. Вы можете лишь чуть-чуть съехать с дороги, там симпатичные тенистые деревья.
        Элоэ притормозила. Она увидела, что между деревьями шла естественная просека. Не было никаких видимых причин возражать против остановки именно здесь, и она развернула машину в сторону просеки, остановившись всего лишь в нескольких метрах от дороги.
        Мистер Калверт вышел из машины и протянул руки вперед.
        - Запах сосен - все равно что нектар для меня, - сказал он, вдыхая воздух. - Он заставляет почувствовать себя сильным и мужественным. А что вы чувствуете?
        - Я хочу быстро съесть свой ленч, - сказала Элоэ, не ответив на его вопрос. - Я чувствую себя такой виноватой перед вами за то, что вас задержала, и хочу доставить вас в Тур как можно быстрее.
        Она достала с заднего сиденья большой бумажный пакет с ленчем и села на траву рядом с машиной лицом к дороге. Мистер Калверт, казалось, хотел запротестовать, но затем тяжело опустился рядом с ней.
        - Теперь вы можете не волноваться за меня, - сказал он. - Могу я вам кое в чем признаться?
        - Я уже догадываюсь, - резко ответила Элоэ. - Вы вовсе не торопитесь попасть в Тур.
        - В первый раз вы попали в точку, - засмеялся мистер Калвер. - У меня не запланировано никаких встреч до завтрашнего утра. Я могу располагать временем по своему усмотрению. Честно говоря, я собирался ехать дневным автобусом.
        - Тогда вы не должны были лгать, - сурово заметила Элоэ.
        - В любви и на войне все прощается, - ответил мистер Калверт благодушно.
        Элоэ напряглась. Она стала вынимать еду из пакета и поставила перед ним бутылку с вином, чтобы он открыл ее. Ленч состоял из свежих хрустящих булочек, густо намазанных маслом, с кусочками ветчины между ними. В пакет было положено каждому по яблоку и по банану и два бокала для вина.
        Это был пикник, которым Элоэ наслаждалась бы беспредельно, будь она одна или с кем-то, кто был бы ей приятен. Но сейчас, несмотря на решимость оставаться спокойной и не обращать внимания на фамильярности мистера Калверта, она почувствовала, как у нее слегка забилось сердце, а во рту пересохло, потому что она боялась того, что он может сказать в следующий момент.
        - Я собираюсь всем этим наслаждаться, - сказал он, глядя на еду и вытаскивая пробку из бутылки. - Подождите, сейчас вы попробуете это вино. Оно-то уж настоящее, могу вам доложить. Оно приятно будет щекотать вам горло, как бархат. Вы можете доверять Бейзилу, когда речь идет о выборе хорошего вина, вот увидите, что я окажусь прав.
        Он протянул Элоэ бокал вина, и она немного отпила из него. Вино было довольно сладким и тяжеловатым, но в то же время чрезвычайно восхитительным на вкус.
        - Оно вам понравится и согреет ваше сердце, а может быть, сделает вас чуть-чуть более любезной по отношению к вашему покорному слуге. Подождите и увидите сами.
        Пока он говорил, он протянул свою руку к Элоэ и накрыл ею ее ладонь. Дернувшись, Элоэ сбросила ее, как будто ее ужалила оса.
        - Давайте закончим наш ленч, - резко сказала она. - Если вы не торопитесь в Тур, то я тороплюсь.
        Мистер Калверт наполнил ее бокал до краев.
        - Выпейте. - Он приблизил к ней свой бокал. - За вас! И за пару самых хорошеньких глаз из всех, что я видел за последнее время.
        Элоэ не ответила.
        - Давайте, сделайте же один хороший глоток, - увещевал мистер Калверт. - В бутылке еще много вина.
        - Вы забываете, что я за рулем, - ответила Элоэ. - И, как я уже вам сказала, я тороплюсь.
        Мистер Калверт опустошил свой бокал и повернулся к ней.
        - Послушайте, - сказал он. - Вы молоды и, сдается мне, немного напуганы. Не надо. Я обещаю вам, что Бейзил Калверт и мухи не обидит. Спросите любого, кто меня знает. Я не говорю о том, что я не способен оценить хорошенькую девушку и немного с ней поразвлечься, если это совпадает с моим настроением. Но я не собираюсь вас обижать - вы можете в этом быть уверены. Что плохого в том, если мы с вами немного развлечемся? Я мужчина, а вы весьма привлекательная девушка. Никто же из нас не будет возражать против одного-двух поцелуев?
        - Я думаю, нам пора ехать, - быстро произнесла Элоэ. Она попыталась встать, однако мистер Калверт протянул руку и схватил ее за запястье.
        - Ну-ну, зачем такая спешка?
        - Пожалуйста, пустите меня.
        Элоэ попыталась выдернуть свою руку, но его ладонь крепко обвила ее запястье так, что она могла с таким же успехом попытаться освободиться от хватки удава.
        - Мне нравятся девушки с норовом, - сказал он. - Я не возражаю против таких, даже если их трудно заполучить. Проблемы всегда с теми, от кого бывает трудно избавиться.
        Он неожиданно резко дернул Элоэ на себя, и та, стоя на одном колене, была застигнута врасплох. Она потеряла равновесие, и его руки обхватили ее, притягивая к себе вниз на траву.
        Она яростно стала отбиваться. Ей казалось, что все приложенные ею усилия были абсолютно бесполезны. Его руки обвили ее тело, и она почувствовала, как его рот ищет ее губы. Элоэ отчаянно сопротивлялась, при этом в ее сознании неотступно билась мысль о том, что, пока она борется с ним, подгоняемая собственным ужасом, он все это время смеется над ее попытками, уверенный в своем успехе, полный тупого самодовольства оттого, что в конечном итоге она ему уступит.
        - Пустите меня! Пустите меня!
        Она извивалась, продолжая сопротивляться, а его рот к тому времени еще больше приблизился к ее лицу.
        - Ты меня сводишь с ума, - проговорил он. Теперь в его голосе послышалась нотка возбуждения, что испугало ее еще больше.
        - Сводишь с ума, ты слышишь меня? Ну ладно, хватит же, ты, маленькая дикая кошка.
        Ей удалось освободить одну руку, и она ударила его по лицу, оцарапав ему щеку ногтем. Он слегка ослабил свою хватку, и она, вскочив на ноги, побежала от него что есть мочи. Мистер Калверт оказался проворнее, чем она ожидала; подпрыгнув, он схватил ее, прежде чем она успела пробежать несколько метров.
        Теперь они боролись на самом краю дороги, и Элоэ чувствовала, что он побеждает. Ее сердце гулко билось, она слышала собственное прерывистое дыхание, а он все сильнее и сильнее прижимал ее к себе. Она в отчаянии пыталась его оттолкнуть от себя. И когда, потеряв всякую надежду, она попыталась закричать, попыталась увернуться от его приближающихся губ, готовых вцепиться в ее рот, она вдруг услышала чей-то голос.
        - Что здесь происходит?
        От неожиданности и резкого тона, которым был задан этот вопрос, Калверт Бейзил ослабил свои объятия, и Элоэ, не без усилия, отшатнулась от него, а затем взглянула наверх широко раскрытыми глазами на мужчину, стоящего на дороге. Она не верила своим глазам.
        В нескольких метрах от них вниз по дороге - должно быть, они не заметили, как он проехал, пока сражались, - стоял большой красный «мерседес», а человеком, пришедшим ей на помощь, оказался тот, кого меньше всего она ожидала увидеть в качестве своего спасителя. Он стоял с непокрытой головой в лучах солнечного света, с жестким выражением на губах.
        Элоэ судорожно глотнула воздух и сдавленным шепотом, потому что голос ей отказывал, произнесла его имя.
        - Дикс! Дикс!
        Она не осознавала, как добралась до него. Ноги ее подкашивались, однако каким-то образом она оказалась рядом с ним, опираясь на его руку.
        - Кто этот человек?
        Она никогда не думала, что можно так радоваться тому, что тебе кто-то повстречался.
        - Это… Человек, которого я… подвозила, - заикаясь, выдавила она из себя. - Помогите мне… Уехать отсюда. Я должна добраться… Добраться до… Тура.
        Он посмотрел на нее сверху вниз, все еще прильнувшую к нему. Почти инстинктивно она выпрямилась.
        - Вы в состоянии вести машину?
        - Да… Конечно.
        Она полностью овладела собой, страх исчез. Рукой Элоэ пригладила растрепавшиеся волосы, заправила за пояс юбки выбившуюся блузку.
        - Тогда садитесь в свою машину. Поезжайте прямо по дороге примерно три или четыре мили, а затем остановитесь. Я вас догоню.
        Она беспрекословно подчинилась, преисполненная благодарности за то, что он взял все в свои руки. Она хотела только одного - уехать отсюда и даже не взглянула на то место, где стоял мистер Калверт, глазея на них, широко раскрыв рот от изумления.
        Элоэ подбежала к «кадиллаку», забралась в него и завела мотор. Когда она трогалась с места, она услышала пронзительный голос мистера Калверта, как будто бы он оправдывался. Она видела, как Дикс подошел к нему, видела, как сжался его кулак, а затем «кадиллак» вырулил на основную дорогу и понесся вперед со скоростью семьдесят миль в час.
        Она проехала около пяти миль, прежде чем вспомнила, что должна остановиться, чтобы Дикс смог ее догнать. И только в этот момент она вспомнила, что, несмотря на то, что он спас ее от ужаса и несчастья, он оставался вором. Он обманул и предал ее.
        Что же ей делать? Остановиться? Или уехать прочь от него, отказавшись с ним разговаривать?
        Она чувствовала, что это именно то, что она должна сделать; и все же она знала, что не сможет так поступить, потому что он спас ее, потому что он появился как раз в самый нужный момент. Она не была трусихой, но все-таки она боялась встречи с ним, боялась того, что она может ему сказать.
        Какой смысл в том, что она станет обвинять и бранить его? Это было так же безнадежно и бесполезно, как бороться против мужской силы в лице Бейзила Калверта. Она почувствовала себя полностью неспособной разобраться во всех этих вещах и все-таки подкатила «кадиллак» к остановке на вершине холма, с которого открывался вид на залитую солнцем долину.
        Мир был так прекрасен. Она почувствовала, как ее сердце почти открылось навстречу красоте и чуду этого мира. Однако люди так его портят. Почему человек не может быть таким же прекрасным, как мир, в котором он живет? Пока она задавала себе этот вопрос, она услышала, как сзади нее остановилась машина.
        Только теперь она вспомнила о своей внешности и, достав из сумки косметичку, припудрила нос. Она расчесывала волосы перед зеркалом заднего обзора, когда Дикс открыл дверь машины и сел в нее.
        Элоэ не взглянула на него. Она отложила расческу и сказала холодным, тихим голосом:
        - Спасибо, что пришли мне на помощь.
        - Было очень кстати, не так ли? - спросил он. - Я думал, что проехал мимо вас вчера, но потом решил, что ошибся. Когда я остановился, чтобы заправиться, в Аленконе, я вышел из машины размять ноги, пока мне наполняли бак. Служащие гаража спорили о преимуществах «кадиллаков». Я услышал, как они упоминали о том, что они чинили в то утро, и я спросил, кому он принадлежал. Они описали вас, и я понял, что не ошибся. Мне сказали, что вы поехали в Тур, поэтому я подумал, что мог проехать мимо вас. «Мерседес» - очень быстрая машина!
        Она знала, что его глаза сверкали. И все-таки она на него не смотрела.
        - Вы были очень добры, что остановились, - сказала она.
        - Как вы могли быть такой маленькой дурочкой, чтобы подсадить к себе подобного типа?
        Она была так удивлена его словами, что повернулась и посмотрела прямо на него. Его взгляд был суровым, но в уголках рта играла улыбка. Она была уже готова пуститься в объяснения, но потом вспомнила.
        - Как оказалось, я не так уж хорошо разбираюсь в людях, - сказала она, и от него не ускользнула горечь в ее голосе.
        - Что такое? Вы что, жалеете о том, что дали мне еще один шанс?
        - Еще один шанс! Вы смеялись надо мной, - сказала она обвиняюще. - Я дала вам шанс, я поверила в вас, а вы все это время меня обманывали. О, должно быть, для вас все выглядело очень забавно и являлось частью вашего обычного арсенала средств, которым пользуются представители определенной профессии, чтобы убедить такую легковерную дуру, как я, в том, что вы действительно собираетесь встать на путь исправления, а на самом деле, она все это время лежала у вас в кармане.
        - О чем вы говорите? - удивился он.
        - Я вас обвиняю в том, что вы вор, - горячо произнесла Элоэ. - О, вы не взяли миниатюру, которую я обнаружила у вас в руках, но вы к тому моменту уже взяли брошь!
        Дикс сжал ее плечи с такой силой, что она почувствовала, как его пальцы впиваются в нее.
        - О чем вы говорите? Какая брошь?
        - Сапфировая брошь Лью Деранж, которая лежала в ящике, - ответила Элоэ. - В тот вечер она лежала там. Лью помнит, как она ее туда положила. Когда несколько дней спустя она стала ее искать, оказалось, что броши там нет.
        - Итак, я взял ее, не так ли?
        - Конечно, вы, зачем лгать?
        Она хотела отвернуться от него, но он ее не отпускал.
        - Зачем вы мне лжете? - повторила она. - Я поверила в вас. Я молилась за вас, как и обещала.
        Он отпустил ее плечи и взял обе ее руки в свои. В его движениях появилась неожиданная мягкость, что удивило ее.
        - Послушайте, Элоэ, - сказал он, и голос его был уже спокойным, не резким и требовательным, а мягким и нежным. - Слушайте меня внимательно! Если брошь пропала, то не по моей вине. Я ничего не украл - вы слышите меня? - в тот вечер, когда вы меня там застали.
        Она подняла на него свои глаза.
        - Вы уверены?
        - Абсолютно уверен. Могу поклясться.
        Она пытливо вгляделась в его лицо: его глаза казались совершенно искренними, уголки губ не кривились в легкой усмешке, выражение лица было серьезным.
        - Но она исчезла, - сказала Элоэ.
        - Как я уже сказал, если ее и украли, то это сделал не я. Клянусь вам, на чем угодно. Что для вас является святым? На вашей собственной голове, если хотите, клянусь, что, когда я покинул комнату в тот вечер, когда вы позволили мне уйти, я ничего с собой не унес, кроме памяти о человеке, который был добрым, благородным и милосердным.
        Она опустила глаза под его взглядом, а ее пальцы задрожали у него в руках.
        - Я верила в вас, - произнесла она тихим голосом. - До тех пор… пока брошь не исчезла, после чего я возненавидела вас.
        - А теперь? - спросил он.
        Она вновь подняла на него глаза.
        - Я хочу верить вам… Хочу, но это трудно.
        - Я ничего не могу вам предложить, кроме моего слова.
        Она опять изучающе посмотрела ему в лицо, в ее глазах застыл вопрос, губы слегка дрожали.
        - Вы не можете вот так смотреть и лгать одновременно? - сказала она. - Или можете?
        - Вы мне поверите, если я скажу, что я не мог лгать вам? Кому-нибудь еще, но не вам.
        - Это правда?
        - Чистая правда. Скажите, что вы верите мне, скажите, что вы будете доверять мне, как вы доверяли мне прежде.
        Казалось, его глаза смотрели в самую глубь ее сердца.
        Она пыталась противостоять ему, пыталась думать логически и ясно, но знала, что это невозможно. Она ощущала только теплоту его сильных рук, его близость и его глаза.
        Остальной мир исчез.
        - Я верю… вам, - прошептала, однако, она.

        Глава 4

        Элоэ вдруг осознала, что Дикс все еще держит ее руки. От быстро нарастающего чувства смущения она еле заметно, но вместе с тем нервно вздрогнула, и ее руки тут же были отпущены.
        Он достал портсигар из кармана.
        - Можно мне закурить? - спросил он.
        - Конечно.
        Она машинально кивнула головой, не обращая внимания на то, что портсигар у него вроде бы золотой, а зажигалка явно из дорогих.
        - А вы что здесь делаете? - спросила она и почувствовала, что ей никак не удается говорить с ним безразличным или легкомысленным тоном, как того хотелось.
        Он взглянул на нее. Элоэ отметила, что, прежде чем ответить, он подумал.
        - Я, как вы видите, веду машину на юг, а точнее, в Бейонн.
        Элоэ оглянулась назад, чтобы взглянуть на большой красный «мерседес», хромированный корпус которого поблескивал на солнце.
        - Красивая машина. А они… Они… Вас наняли водить ее?
        На его лице появилось странное выражение, когда он полушутя-полусерьезно произнес:
        - Это вы вежливо интересуетесь, не украл ли я ее?
        - Нет, нет, конечно, нет, - запротестовала Элоэ. Однако щеки ее покраснели, а в голосе просквозили фальшивые нотки, чего она не смогла скрыть.
        - Я бы больше хотел услышать то, что вы думаете.
        - Вы ведь не украли ее, нет? Скажите мне правду, пожалуйста, скажите мне правду. Я хочу доверять вам, - жалобно произнесла Элоэ, как будто это она должна защищаться, а не он. В ее голосе слышалось почти рыдание, и он заметно смягчился.
        - Зачем вам волноваться за меня? Я того не стою. Но, чтобы успокоить вас, я еще раз заверяю, что я не украл эту машину.
        - И вы устроились на работу? - настаивала на своем Элоэ.
        Опять ей показалось, что он слегка заколебался, прежде чем ответить.
        - Да, в каком-то роде, - наконец признался он.
        - Не сочтите меня дерзкой за то, что я задаю вам все эти вопросы, но я думаю, если… Я искренне считаю, что… я чувствую своего рода ответственность за вас.
        - Потому что дали мне уйти? - поинтересовался он с неожиданной улыбкой. - Но вы не представляете, что на себя берете. Любому, кто принимает на себя ответственность за меня, грозит шанс испытать разочарование, сожаление и - могу ли я быть столь самонадеянным, если добавлю - несчастье.
        - Но почему? - удивилась Элоэ.
        - Потому что, как вы уже знаете, я ни на что негодный. Как говорят, в семье не без урода. Я тот, кто предпочитает катиться к дьяволу своим путем.
        - И все же, вам не может нравиться такая жизнь. Она не делает вас счастливым.
        - Откуда вам знать?
        - Потому что вы не выглядите счастливым, по крайней мере, я этого не заметила за все время, что общаюсь с вами.
        - А вы, такая добродетельная, счастливы?
        - Да, ужасно счастлива.
        Ее мысли избегали воспоминания о тех ночах, когда она волновалась за него, когда она испытывала одновременно и гнев и разочарование из-за пропажи броши Лью.
        - И все же, ваша добродетель, кажется, позволяет вам попадать в неприятные, если не несчастливые, ситуации.
        Она покраснела, затем импульсивно сказала:
        - Я не поблагодарила вас за то, что вы меня спасли. Я была напугана, страшно напугана.
        - Если бы я не увидел вас… Забудьте об этом. Нет ничего хорошего в том, чтобы думать о таких вещах. Будьте более осторожной в следующий раз. Нельзя доверять каждому так, как вы доверились мне.
        - Но это совсем другое дело, - улыбнулась Элоэ. - То, что случилось сегодня утром, было так неожиданно. Я… я никогда не думала, что… что-нибудь подобное может произойти со мной.
        - Как вы причесываетесь?
        - Причесываюсь? - изумленно переспросила она, глядя на него широко раскрытыми глазами.
        - Вы что, никогда не смотритесь в зеркало? - пояснил он.
        - Вы… вы имеете в виду то, что… мое лицо привлекает таких, как мистер Калверт? О, нет. Обычно нет. У меня никогда не было неприятностей подобного рода, за исключением… За исключением одного вечера.
        Она вдруг вспомнила, как однажды ее преследовал мужчина в парке, но, чувствуя, что не сможет объяснить, что произошло тогда, умолкла, глядя на залитую солнечным светом длинную пустынную дорогу.
        Дикс взглянул на свои наручные часы.
        - Если мы тронемся сейчас и поедем без остановок, то будем в Туре около половины седьмого или в семь, - сказал он. - Я хочу найти вам комнату в приличном отеле, а затем собираюсь пригласить вас на ужин.
        - Но… но, я думаю, что я должна поднажать.
        - Чепуха! За сегодняшний день вы сделаете предостаточно, достигнув Тура. Кроме того, для меня было бы удовольствием пригласить вас на ужин.
        - Я полагаю, что должна сказать вам «нет». - Элоэ отвернулась от него. - В конце концов, я не знаю вас, а вы…
        - Ваша мама вам говорила, что вы не должны принимать приглашения от незнакомых мужчин, - сказал он, улыбаясь. - Но так ли уж я незнаком вам?
        Элоэ вынуждена была признать, что у нее сложилось такое ощущение, будто она давно его знает. Он стал частью ее жизни. Она о нем думала беспрерывно, начиная с того самого вечера. Она же молилась за него, она была несчастной и обиженной из-за того, что он обманул ее. А сейчас он пришел ей на помощь, когда она так нуждалась в защите.
        - Я веду себя глупо, - прошептала она, сдаваясь. - И я с удовольствием пойду с вами на ужин, но при условии, что заплачу за себя сама.
        - Вы хотите меня оскорбить?
        - Вы знаете, что я не собиралась этого делать, - покачала головой Элоэ. - Но я тоже бедна. Я знаю, что такое считать каждый пенс, отказывать себе в том, чего ты очень хочешь, чтобы позволить себе что-либо другое. Миссис Деранж выделила мне деньги на это путешествие. Я должна заплатить за свой ужин, хотя, с вашей стороны, очень любезно пригласить меня на ужин в качестве гостьи.
        С минуту он молчал с таким видом, будто размышлял над тем, что она сказала, а потом рассмеялся.
        - Ваша честность невероятна. А вам не кажется, что, раз вы стеснены в финансах, было бы намного лучше поужинать со мной, позволить мне заплатить за вас, а деньги, которые вы должны были бы потратить на это, положить к себе в карман?
        - Нет, конечно, я такого не сделаю. Это было бы нечестно. Кроме того, мне пришлось бы врать, а вы, так же как и я, знаете, что это неправильно.
        - Да, знаю. Но я удивляюсь, неужели кто-нибудь в наши дни все еще живет по таким меркам?
        - Мой отец. И таких людей, как он, должно быть, миллионы, мужчин и женщин, которые пытаются поступать правильно, чего бы им это ни стоило, как бы тяжело еще ни было.
        - Вы действительно думаете, что я могу стать одним из них?
        - Я знаю, что вы можете. - Она взглянула в его глаза. - Я знала об этом с первого же момента, как только вас увидела. Вы не обычный тип… - она запнулась на следующем слове.
        - Мошенника? - подсказал он с той легкой усмешкой, которую она так хорошо знала.
        - Это ужасное слово, - продолжала Элоэ. - Но вы понимаете, что я имею в виду. Забудьте свое прошлое, забудьте все то, что вы делали и из-за чего вам сейчас должно быть стыдно. Забудьте все, что вы хотите забыть. Начните сначала, совершая только те поступки, которые будут достойны вас, которые будут правильными. Это принесет вам самоуважение, заставит вас гордиться самим собой.
        - Легко говорить!
        - Если это так, то, значит, я вас обманываю. Да, бывает тяжело, ужасно тяжело порой, и все-таки вы никогда не пожалеете, если последуете моему совету. Я в этом уверена!
        - Вы очень убедительны. А теперь, может быть, мы поедем и поговорим об этом за ужином?
        - Да, конечно, - согласилась Элоэ.
        Она почувствовала себя немного виноватой, оттого что могла его утомить своими нравоучениями. Она не должна читать проповеди, не должна взывать к душе человека так назойливо.
        Она часто слышала, как ее отец говорил о том, как они, мальчики и девочки, посещавшие молодежные клубы, выходили из себя при появлении людей, читавших им лекции о том, как себя вести. В то же время она чувствовала, что дорог каждый миг; она не должна упускать ни секунды, чтобы успеть помочь Диксу.
        - Я поеду за вами следом, - сказал Дикс, открывая дверцу машины. - Это на тот случай, если с вами опять случится какое-нибудь приключение. На дороге достаточно указателей, так что вы не собьетесь с пути. Вы можете ехать так быстро, как только пожелаете, я не отстану от вас.
        - Я прекрасно это понимаю, - улыбнулась она.
        - Но никакого риска, - скомандовал он после того, как захлопнул дверь, и, обойдя вокруг машины, встал у ее окна. - Вы знаете, что машина - слишком большая вещь для такого маленького создания, как вы.
        - Это самая чудесная машина на свете, на которой я когда-либо ездила, - ответила Элоэ. - Я все еще продолжаю удивляться, неужели это правда, неужели у меня появилась возможность побывать здесь, во Франции?
        - Вы никогда не были во Франции? - спросил он, почти не веря.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Тогда я должен вам показать здесь массу интереснейших вещей. Давайте не будем тратить время на эту скучную дорогу. Вперед, в Тур. Остановитесь только перед въездом в город, и я поведу вас дальше. Я знаю, где находится отель, в котором вы остановитесь.
        Элоэ завела машину и включила радиоприемник. Пока она ехала, она вдруг поймала себя на том, что напевает веселые мелодии, лившиеся из него.
        Дорога была совершенно прямая, и движение по ней было небольшое, за исключением провинциальных городков, через которые они проезжали. По обе стороны дороги, в полях, трудились фермеры, а над головой иногда пролетали самолеты, серебрясь на фоне голубого неба. Во всем остальном мир казался пустым и чистым. Только свежий ветер раздувал Элоэ волосы, да остро чувствовалось дыхание весны, которое, казалось, пропитало все вокруг своим неописуемым запахом.
        Она нажала на педаль газа - и автомобиль резко начал переходить на шестьдесят, семьдесят, восемьдесят миль в час. От этого у нее появилось ощущение, будто она летит на крыльях. В боковом зеркальце она могла видеть «мерседес», шедший позади нее все время примерно на одном и том же расстоянии, что придавало ей чувство надежности и безопасности.
        Они достигли Тура почти точно в половине седьмого, и, когда появились окраины города, Дикс взял лидерство на себя и повел ее за собой по широким бульварам, затем вдоль набережной Луары, пока они не оказались рядом с центром города.
        Он притормозил около одного отеля, напротив которого была разбита клумба с цветами и фонтаном, искрящимся разноцветными брызгами в лучах заходящего солнца. Элоэ остановила машину у центрального входа. Носильщики поспешили взять ее чемодан и проводить в гостиничный гараж. Она въехала в узкую арку, и там ей показали дорогу в гараж, который запирался на ключ. Когда сопровождающий закрыл дверь гаража и вручил ей ключ, она обнаружила рядом с собой Дикса.
        - Это слишком шикарный отель, - сказала она ему. - Я не способна предположить даже на секунду, что могу остановиться здесь.
        - Это респектабельный отель, и здесь о вас позаботятся. Я переговорил с дежурным клерком в приемной, он поселит вас в номер задней части отеля, где будет спокойно и тихо. Завтра вам предстоит долгий путь.
        - Я уверена, что здесь безумно дорого.
        - Миссис Деранж, без сомнения, может себе это позволить. А сейчас перестаньте волноваться и идите собираться к ужину. Я зайду за вами через полчаса.
        - А разве вы не здесь остановитесь?
        Она не знала, почему, но ей была ненавистна мысль о том, что он может покинуть ее, хотя бы на короткое время.
        - Я уже зарезервировал себе номер в другом месте. Не волнуйтесь, за вами здесь будут должным образом ухаживать.
        Ей больше нечего было сказать, и она почувствовала себя почти брошенной, пока следовала за мальчиком-рассыльным вдоль коридоров к своему номеру, окна которого выходили на внутренний квадратный дворик. Ранее гостиница была постоялым двором, теперь ее мудро модернизировали, и к спальне была пристроена ванная комчата. О былых, менее роскошных временах напоминали только маленькие застекленные окошки с симпатичными ситцевыми занавесками.
        Элоэ погрузилась в наполненную ванну и почувствовала, как усталость от долгого пребывания за рулем выходит из нее в теплую воду.
        Она хотела бы, чтобы у нее был какой-нибудь яркий красивый наряд, но в ее распоряжении имелось только черное шелковое платье с белыми воротничком и манжетами и с черным кожаным пояском. Оно было очень скромным и очень подходило для маленькой секретарши, которой положено оставаться в тени.
        Элоэ вдруг представила себя в одном из тюлевых, с блестками, платьев для коктейля, в которых Лью выходила на неофициальные ужины, или в платье из легкого шифона, которое надевалось с бархатной накидкой, отделанной лисьим мехом. Она глубоко вздохнула и рассмеялась над собственными фантазиями.
        Единственная вещь, которую она могла сделать, чтобы себя украсить, так это расчесать волосы до блеска, похожего на мерцание золота, прикоснуться к губам помадой да постараться наложить на щеки пудру так мягко, чтобы она выглядела как пушок на только что сорванном персике.
        Элоэ была готова в точно назначенное Диксом время. И все же она немного заколебалась перед тем, как спуститься вниз. Она неожиданно оробела при мысли об ужине с ним вдвоем. «Он бы никогда мне не поверил, - подумала она, - если бы узнал, что я впервые в жизни, а это действительно так, ужинаю наедине с мужчиной. Ничего удивительного в том, что я так волнуюсь». И полусмущенная от блеска собственных глаз, она схватила сумочку и выбежала из комнаты.
        Дикс ожидал в холле отеля, при этом на него украдкой поглядывали две пожилые дамы, сидевшие в углу, и две юные француженки, которые сидели по обе стороны от тучного мужчины, по всей видимости, их отца.
        Дикс сменил костюм на темно-серый, и все же, несмотря на мрачный цвет его наряда, Элоэ его облик показался каким-то разбитным, в нем было что-то довольно-таки лихое. Дикс выглядел как пират с гравюры восемнадцатого века, или, если угодно, на нем был некий налет разбойника. Его можно было отнести к разряду искателей приключений, которые колесят по белому свету не столько в поисках добычи, сколько из-за невыносимой скуки и прозы жизни.
        Элоэ улыбнулась Диксу, который, не ответив на ее приветствие, взял ее под руку и повел к выходу. Красный «мерседес» стоял у подъезда. Они сели в него и все так же, без слов, тронулись с места.
        В машине оказалось еще роскошнее, чем ожидала Элоэ. Она утонула в мягких комфортных сиденьях, заметив на щитке управления бледно-голубую, красиво исполненную эмаль с изображением Святого Кристофера.
        - Вы не хотели бы владеть такой машиной? - спросила она, обращаясь скорее к самой себе, чем к Диксу.
        - Я бы предпочел «бентли», - ответил он. - Я тут пробовал одну на днях в Лондоне и решил, что это превосходная машина.
        - Я ни разу не ездила на такой.
        - Я должен… - начал было он, затем вдруг осекся. Ее заинтересовало, что же такое он хотел сказать, а потом смутился. Вопросам, роившимся в ее голове, невозможно было противостоять. Как могло такое получиться, что ему представился шанс прокатиться на «бентли»? А какое отношение он имел к этой величественной машине? Действительно ли ему поручили пригнать ее в Бейонн? Она хотела бы, чтобы ее не одолевали подобные мысли. Стоит только начать копаться во всем этом, и она уже не сможет остановиться, не сможет доверять ему так, как хотела бы.
        Элоэ была благодарна тому, что их поездка не заняла много времени. Они подъехали к ресторану и через несколько минут были уже внутри.
        Зал был маленький, столики располагались в небольших альковах, так чтобы каждый посетитель мог чувствовать себя здесь максимально уединенно. В дальнем углу зала стоял гриль, около которого суетились два повара в белых колпаках, деловито переворачивая цыплят на вертеле.
        Она оглядывалась вокруг. Почти все альковы, казалось, были заняты, в центре зала было несколько столиков, за которыми в силу вынужденной необходимости сидели посетители, подошедшие позже.
        - Я уже сделал заказ, - сказал Дикс. - Я хочу, чтобы вы отведали все фирменные блюда этого ресторана, а на их готовку, как вы знаете, им потребуется определенное время.

«Все это, должно быть, будет очень дорогим», - подумала Элоэ в смятении. Она хотела сказать ему, что не очень голодна и выберет в меню что-нибудь подешевле; а теперь ей не оставили выбора, и она почувствовала себя неуютно при мысли о том, что отпущенные ей деньги иссякнут, прежде чем она доберется до Биаррица.
        Ужин был роскошный. Здесь были и лангусты, приготовленные в специальном соусе, и мясо дикой утки. Дикс заказал вино, букет которого был настолько тонким и вместе с тем ароматным, что ей казалось, будто она чувствует на губах вкус самого винограда, налитого соком.
        Они говорили о пустяках: о ресторане, об их поездке, об истории Тура; и все-таки на протяжении всего вечера у Элоэ оставалось ощущение, что это был один из самых волнующих вечеров в ее жизни.
        - Я много читала о таких местах, как это, - сказала она. - Я почему-то думала, что никогда не попаду в подобное заведение. Да и вообще я никогда не думала, что попаду во Францию.
        - Когда-нибудь вы должны побывать в Париже, - заявил он. - Это самый красивый город в мире, и в его воздухе витает что-то, что делает людей веселыми, счастливыми и беззаботными, так что неспроста его называют «Веселый Город».
        - А ваш дом в Париже? - спросила Элоэ.
        - Я прожил там достаточное количество времени в своей жизни, - ответил он уклончиво.
        - И все же вы покинули его и переехали в Лондон. Почему?
        - Между прочим, я просто останавливался в Лондоне в этот раз. У меня были причины для этого.
        - А я почему-то подумала, что вы там живете. Сказать по правде, я даже не смогла точно определить, где ваша Родина? Я поняла только, что вы не англичанин.
        - Я выходец с юга. Иногда я зову себя баском, однако в действительности я родился во французской семье. Мой дом находится недалеко от Пиреней.
        - И вы сейчас едете домой?
        - Вроде того.
        Она подумала: «Это меня не касается, я не должна его допрашивать». Однако ее раздирало любопытство, и не только потому, что он был по природе скрытным, а еще и потому, что она подозревала его в причастности к чему-то такому, что не выдержало бы ни одного расследования. Машина, деньги, его портсигар, его одежда.
        Как же ей соотнести все это с человеком, который был готов рисковать свободой ради каких-то там украшений или побрякушек в гостиничном номере? За всем этим что-то стояло, и рано или поздно она должна это выяснить, несмотря на страх перед тем, что она может узнать при этом.
        Элоэ слегка вздохнула. Дикс взглянул на нее с опаской.
        - Вам уже наскучило? - поинтересовался он.
        - Нет, нет, конечно, нет. - Она улыбнулась. - Я как раз сейчас думала о том, как это все отличается от моей прежней жизни.
        - Надеюсь, у вас не начинает входить в привычку ужинать с проходимцами? - спросил он провокационным голосом.
        - Я не это имела в виду, - быстро ответила она. - У меня вообще нет привычки обедать с кем бы то ни было, если уж на то пошло.
        - Вы что, серьезно? Думаете, я поверю, что у вас нет возлюбленного?
        - Нет, конечно, нет. У меня не было возможности встречаться с мужчинами в Лондоне, а когда я жила дома, мы вели очень скромный образ жизни и виделись с ограниченным кругом людей, за исключением разве что охотничьего сезона. Тогда охотничьи домики заполнялись, и, хотя их владельцы очень мило к нам относились и часто приглашали нас на обед по воскресеньям, пока не удили рыбу или не охотились в лесу, все равно вы их больше не увидите до следующего сезона.
        - Итак, вы уехали в Лондон. Чтобы найти мужа? Элоэ приняла более холодный вид. Дикс моментально наклонился к ней, извиняясь.
        - Простите меня, - сказал он, касаясь ее руки. - Я не должен был этого говорить. Я просто хочу сказать, что в это трудно поверить - вы с вашей внешностью и никогда не имели мужчин, которые бы приглашали вас на обед, на ужин, на танцы и на всякие другие развлечения.
        - Они не могли меня приглашать, потому что не знали меня, - ответила Элоэ. - А живя в общежитии, действительно уже никого не встретишь в свободное от работы время. Иногда я выходила в кино с одной из своих соседок, один или два раза сходила в театр в одиночестве, но обычно я просто сидела дома и читала.
        - А вам не казалось, что вы что-то упускаете в своей жизни?
        - Думаю, что казалось. Но я ничего не могла изменить.
        - Кто не рискует, тот ничего не достигает!
        - Я не знала, в чем мне рисковать, - засмеялась она.
        - Значит, вы никогда не были влюблены?
        - Нет.
        - Предположим, вы влюбитесь в кого-нибудь, что тогда?
        - Тогда, я надеюсь, смогу выйти за него замуж. Что же еще?
        - Действительно, что же еще! - повторил он. - Так сказать, логическое завершение путешествия.
        Она озадаченно взглянула на него, слегка нахмурившись.
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Я пытаюсь вас понять. Я нахожу невероятным то, что такая привлекательная и хорошенькая девушка, как вы, могла так долго уходить от реальности.
        - Все зависит от того, что вы называете реальностью, - ответила Элоэ. - Если под реальностью вы подразумеваете любовь, тогда вы правы. Если вы имеете в виду жизнь, тогда я не согласна с вами. Я не думаю, что люди, с которыми я познакомилась в Лондоне, коренным образом отличаются от тех, с которыми я была знакома в Шотландии. Они все жили в своих проблемах и заботах. Все они сражались и стремились к чему-то - не важно к деньгам ли, к положению или к чьему-либо расположению.
        - А вам ничего этого не нужно?
        - Вы пытаетесь навязать мне роль занудной резонерши, - заявила Элоэ. - Конечно, я всего этого хочу. Я хочу зарабатывать кучу денег, я хочу добиться такого положения, чтобы мои отец и мать могли гордиться мной, я хочу влюбиться до безумия, до сумасшествия в кого-то, кто бы влюбился в меня.
        - Вы думаете, это может случиться без какого-либо усилия с вашей стороны. Просто ничего не делать, а только сидеть дома и читать книгу?
        - Если этому суждено быть, то так оно и будет. Как говорила одна старая деревенская женщина, когда я была ребенком: «Суженый когда-нибудь придет. Ни один из ветров, дующих с моря, не сможет этому помешать».
        - Потрясающий фатализм! - воскликнул Дикс. - Мне интересно, может быть, у нас, во Франции, дело поставлено лучше?
        - Вы имеете в виду… Выходить… Брак по расчету?
        - Так вы знаете и об этом? - улыбнулся Дикс.
        - Да, конечно. А почему нет, миссис Деранж… Она неожиданно остановилась, вспомнив, что это был не ее секрет и она не должна излагать ее личные дела абсолютно чужому человеку.
        - …Миссис Деранж говорила мне об этом, - закончила она. - Я понимаю, что во Франции даже сегодня в очень хороших, самых лучших семьях браки все еще устраиваются по расчету.
        - Среди крестьян и средних слоев населения, я думаю, это как правило, - ответил Дикс. - Некоторые аристократы, из тех, что стали космополитами, избавились от подобных пережитков, но большинство все еще остается приверженным традициям прошлого.
        - А что вы думаете о таких браках? - спросила Элоэ.
        - Мне известны некоторые такие браки, которые были чрезвычайно удачными. Но, конечно, в этих случаях обычное явление - вступать в брак, зная, что муж и жена будут идти своим путем во всем, что касается сердечных дел.
        - Вы имеете в виду, что они будут любить других, не разрывая уз брака? - поинтересовалась Элоэ.
        - Да. Муж заведет любовницу, жена - любовника, и ни одна из сторон не будет возражать.
        - Я думаю, что это неправильно и ужасно. А предположим… Предположим, девушка полюбит всем сердцем мужчину, который просто дает согласие на подписание брачного контракта, организованного его родителями? Что тогда?
        - Это будет контрактом и для нее. Если она в него влюбится, возможно, ей повезет, если она сумеет добиться от него ответной любви.
        - Это неправильно! - воскликнула Элоэ. - Совершенно, совершенно неправильно. Любовь должна быть единственной причиной брака.
        Он улыбнулся на то, с каким жаром она это произнесла.
        - Предположим, - сказал он, - у вас появилась возможности выйти замуж за человека, занимающего очень высокое положение в обществе, который смог бы дать вам все, чего бы вы пожелали, смог бы оказать заботу вашим родителям, который был бы добр и любил вас, но вы знали бы, что у вас никогда не появится к нему ничего, кроме, возможно, уважения и привязанности? Что бы вы тогда сказали?
        - Я бы сказала «нет». Я никогда не выйду замуж до тех пор, пока не полюблю сама.
        - С другой стороны, - продолжал Дикс, - предположим, вы влюбились в кого-то, кто ничего не может вам дать, не вызывает одобрения со стороны ваших родителей, не может по-настоящему вызывать у вас уважения или восхищения, но вы, тем не менее, независимо от себя влюблены в него. Что тогда?
        Элоэ показалось, что ресторан вдруг затих, как будто все разом замолчали и ждут ее ответа. Вопрос, казалось, повторялся и повторялся вновь у нее в голове, как будто его там высекли огненными буквами. И шепотом она ответила:
        - Я не знаю! Я не знаю!

        Глава 5

        Сидя за рулем, при свете лучей утреннего солнца Элоэ почувствовала себя так, будто она впервые видит Францию.
        Накануне она сильно нервничала, ее пассажир так отвлекал ее своим поведением, со всеми вытекающими отсюда последствиями, что она не могла наслаждаться изумительным сельским пейзажем с его утонченными красками лесов и полей и маленькими выбеленными деревушками с их древними церквями. Только теперь она стала замечать красоту во всем, что видела: в серых замках, стоящих поодаль и огороженных коваными железными воротами, а иногда перед ее взором мелькали и более грандиозные впечатляющие здания, окруженные деревьями, сквозь листву которых поблескивала мерцающая гладь озер.
        Она примечала пары великолепных белых першеронских лошадей, работающих в полях, коз, пасущихся вдоль дороги, священников, в их широкополых шляпах. Было столько всего нового, на что можно было посмотреть, что Элоэ сожалела о том, что ей нужно к вечеру попасть в Биарриц и нельзя потратить больше времени на путешествие.
        Дикс, однако, настоял на совместном ленче в Бордо. - Я вас так угощу, что вы будете наслаждаться. А вино там такое, что вы его никогда не забудете, потому что оно сделано в самом сердце страны виноградников, - пообещал он.
        Элоэ чувствовала себя неловко, принимая его знаки гостеприимства. Вчера вечером, когда принесли счет в ресторане, он так и не дал ей на него взглянуть.
        - С вас одна тысяча, - заявил он.
        - Этого не может быть! - запротестовала Элоэ. - Вы только подумайте, что мы тут съели. Пожалуйста, вы должны быть справедливы в этом вопросе. Я знаю, вы не можете себе такого позволить.
        Он улыбнулся ей такой обезоруживающей улыбкой, противостоять которой было чрезвычайно трудно.
        - С вас ровно одна тысяча, - повторил он, протягивая руку.
        Он отказался спорить, обсуждать это дальше, и в конечном счете она робко протянула ему тысячную банкноту, притворяясь, что она не видит, сколько еще он доложил под свернутые в трубочку чаевые.
        Дикс отвез ее в отель довольно рано. Она легла в постель, но заснуть не смогла. Вместо этого, она лежала и перебирала в памяти все, что было сказано за ужином, волнуясь, потому что она почувствовала, как изменилось его отношение к ней после того, как она отказалась дать ему прямой ответ на его вопрос о браке. Сейчас до нее дошло, насколько она была глупа. Он же не спрашивал ее о том, что бы она сделала в том или ином случае, даже если вопрос и был сформулирован именно так.
        Что он действительно хотел узнать, так это есть ли у него возможность жениться на порядочной девушке, которая полюбила бы его ради него самого. Какая же она была дура, чтобы не понять этого!
        Она была разъярена собственной тупостью. Насколько же она была бестолковой, чтобы со своей привередливостью и почти смехотворным чувством справедливости не помочь ему, а ему нужно было помочь. Конечно, она должна была сказать, что любовь важнее уважения, что любовь правит над всеми остальными соображениями.

«Я подвела его», - произнесла она несчастно, оказавшись одна в тиши спальни с видом на внутренний дворик. И все же она попыталась воззвать к своей собственной совести: «А что еще я могла сказать?»
        Она могла видеть лицо Дикса, суровое и без тени улыбки, после того, как он получил от нее ответ на свой вопрос. Она могла видеть, как теплота, исходившая до этого от него по отношению к ней, исчезла, а взамен появилась почти отталкивающая холодность.

«Я должна как-то смягчить положение», - подумала она, теряясь в догадках, каким же образом ей это сделать.
        Его поведение казалось ей вполне обычным, когда они встретились в гараже отеля этим утром. Но их приветствия, которыми они обменялись в присутствии служителя гаража, были чистой формальностью. Дикс проверил, достаточно ли в «кадиллаке» масла и бензина, и объяснил ей, как выехать из Тура.
        - Мы должны быть в Бордо к часу, - сказал он. Дождитесь меня, мы пообедаем вместе в ресторане, который находится рядом с рынком, но его довольно трудно найти.
        Дорога была прямой, и для нее не составляло никакого труда вести машину на довольно высокой скорости. Было тепло, но не так жарко. С полей дул мягкий ветерок, шелестя весенней ярко-зеленой листвой деревьев.
        Было всего лишь половина двенадцатого, когда она подъехала к окраинам Бордо, где остановилась и дождалась, пока большой красный «мерседес» не объехал ее. На один короткий миг ее взгляд выхватил Дикса, удобно сидящего за рулем. Ей пришла в голову мысль, что он относится к тому сорту людей, которые рождены для того, чтобы иметь большие дорогие машины в собственном распоряжении.

«Наверное, некоторые люди просто так устроены», - вздохнула она про себя.
        Она подумала о том, как невозможно представить Лью, моющую посуду на кухне или копающую картошку в огороде, так и Дикса тоже просто невозможно представить, работающим механиком в гараже или стоящим у станка на заводе, или спускающимся под землю в угольную шахту. Он был мужчиной до мозга костей, чрезвычайно сильным мужчиной; и все же она его видела исключительно за рулем какой-нибудь роскошной машины или верхом на горячем скакуне, или у штурвала яхты, рассекающей водную зыбь.

«И все же он должен работать, - подумала Элоэ. - Такого рода работы, как перегонять чужую машину, например, только прививают ему вкус к роскоши, которую он никогда не сможет себе позволить».
        Она избегала мыслей о золотом портсигаре, часах на его руке, дорогой одежде. Все эти вещи принадлежали его прошлому. Будущее, возможно, покажется ему суровым, но, по крайней мере, оно будет честным.
        Неожиданно она почувствовала страх оттого, что именно сейчас, в данный момент, время летит слишком быстро. Они прибудут в Биарриц сегодня вечером, а она не осмеливается спросить, увидятся ли они когда-нибудь еще.
        Он остановился возле непритязательного с виду, довольно обычного ресторана, расположенного на улице, прилегающей к большому крытому рынку. На какой-то момент Элоэ была даже разочарована. Она ожидала чего-то более оригинального, но, когда она вошла внутрь, она ахнула от восхищения.
        Обеденный зал «Шапо Фин» был отделан под грот. Одна из стен представляла собой огромные скалы, на которых весьма естественно росли цветы и папоротник.
        Здесь был фонтан, журчащий в водоеме с речными лилиями, да и в самом ресторане царил таинственный дух огромной, подернутой сизой дымкой пещеры.
        - Какое очаровательное место! - воскликнула Элоэ, когда они заняли места за столиком, расположенном в углу.
        - Самая важная вещь здесь, - сказал Дикс, - это подвалы.
        Сначала она его не поняла, но, когда он поднял снизу виноградный лист, она улыбнулась.
        - Вы имеете в виду, что оно знаменито благодаря их вину?
        - Очень знаменито, - улыбнулся Дикс. Метрдотель поспешил в его сторону, и они потратили довольно много времени, обсуждая, какие вина и марки лучше всего заказать и какие блюда к ним будут самыми подходящими.
        Элоэ была слишком поглощена окружающим ее интерьером, чтобы прислушиваться к ним. Она себя ощущала так, будто шагнула в сказку. Только легкое мелодичное журчание фонтана и приглушенные голоса официантов напоминали ей о том, что это не сон и не кинотеатр, в котором она смотрит фильм.
        - Я заказал, надеюсь, то, что вам понравится, - сказал, однако, Дикс, повернувшись к ней с улыбкой.
        - Боюсь, это будет слишком дорого.
        - Забудьте на время о деньгах. Вы знаете, пока я ехал, я подумал, что вы не имеете никакого представления о том, как получать от жизни удовольствия. Вы относитесь к типу слишком хороших людей. Их так воспитали, что они с подозрением относятся ко всему, что может принести радость или быть просто веселым. «О, это, должно быть, неправильно, - говорят они. - Мне это слишком нравится».
        - Да я вовсе не такая, - горячо запротестовала Элоэ. - Я просто думала о том, как я счастлива и как это здорово - оказаться здесь и испытать все это, и что есть вы, и вы мне так помогаете.
        - Я рад, что вошел в этот список.
        - Ну, конечно, вы. Я хочу, чтобы вы знали, как я вам благодарна за все, что вы сделали для меня. Если бы не вы, я бы никогда не увидела все эти интересные места, не знала бы, что есть или пить, не узнала бы столько о стране! Я очень вам благодарна, это действительно так.
        - Итак, даже вор может оказаться чем-то полезным. Элоэ бросила на него взгляд и почувствовала, что он не простил ее за прошлый вечер. Обида все еще чувствовалась, барьер между ними все еще оставался. Импульсивно она протянула руку и положила ее на его ладонь.
        - Я должна вам кое-что сказать, - сказала она тихим голосом. - Что-то сказать вам. Я… я думала над тем, что вы сказали вчера вечером… Вопрос, который вы мне задали. И… я знаю ответ.
        - Да?
        - Когда вы… спросили об этом, - продолжала она, - у меня не… не было времени… подумать, проанализировать. Такой вопрос никогда… не приходил мне в голову прежде. Но сейчас я знаю ответ - это «да». Девушка или женщина, если она довольно сильно любит человека, она могла бы выйти замуж за него, несмотря на все то, что было у него в прошлом.
        - Вы уверены в этом?
        - Совершенно уверена, - ответила Элоэ решительно. - Понимаете, если она любит его и он любит ее, тогда не будет возникать даже вопрос о том, чтобы он снова совершал плохие поступки или делал то, что может потерять ее уважение.
        - Предположим, - медленно произнес Дикс, - предположим, даже если они поженились или признались друг другу в любви, мужчина не меняет своего поведения и остается тем, кем он и был всегда - мерзавцем, в той или иной степени, даже если он и не идет на такие крайности, как быть преступником. Что тогда?
        - Я мало знаю о том, что такое любовь, - глубоко вздохнула Элоэ. - Однако, я думаю, раз она однажды дается, ее нельзя уже отнять. Женщина может продолжать любить мужчину, что бы он ни сделал.
        Дикс внимательно посмотрел ей в глаза.
        - Вы говорите о какой-то мифической женщине или о каком-то мифическом мужчине. Вчера вечером, насколько я помню, я спрашивал вас, смогли бы вы полюбить кого-то, кто не вызывает у вас уважения.
        Элоэ опустила глаза на свою ладонь, лежащую на его руке.
        Он уличил ее в том, что она блефует, и теперь она должна сказать правду.
        Она почувствовала, что вся дрожит. Какое-то мгновение она лихорадочно соображала, что же ему ответить. И тут, почти по волшебству, родился ответ.
        - Это вопрос, на который я не могу ответить, потому что я никогда не была влюблена.
        - Думаю, этот ответ больше всех приближается к истине из тех, что я смог от вас получить.
        Она на секунду заволновалась, не зная, сердится ли он, но затем он улыбнулся.
        - Я практически был готов к белой лжи, потому что вы думали, что помогаете мне.
        - Я всегда пытаюсь говорить правду. - Она покраснела, взглянув на него.
        - Это очевидно.
        Он неожиданно положил ладонь на ее пальцы, которые от волнения сжали его руку.
        - Не думайте больше об этом. Возможно, когда-нибудь я опять задам вам этот вопрос и вы дадите мне другой ответ. А сейчас давайте поговорим о вас. Расскажите мне о вашем доме, вашем детстве.
        Элоэ отвечала на его вопросы, испытывая такое чувство теплоты и счастья, облегчения и благодарности, оттого что он больше на нее не сердится. Наблюдая за ним, она отметила высокую чувственность, излучаемую его тонкими чертами лица, а также легкие морщинки, которые уже показались в уголках его глаз. Она вспомнила, как ее отец однажды произнес: «Чем больше человек напрягается, тем труднее ему противостоять грубости и жестокости жизни».
        Они еще немного поговорили, а затем, когда еда была подана с двумя бутылками вина - красным и белым - почти невероятного, утонченного вкуса, они какое-то короткое время ели молча. Когда Элоэ покончила с блюдом земляники и ожидала, пока принесут чашку с ароматным черным кофе, она сказала:
        - А теперь у меня есть еще одна вещь, за которую я хочу вас поблагодарить - за второе такое восхитительное угощение, которое мне когда-либо доводилось отведывать.
        - Да, обед был прекрасен!
        - Вы не смеете его так недооценивать, - воскликнула Элоэ. - Я наслаждалась каждым своим глотком, и мне не верится, что в природе может существовать такое вино, которое своим вкусом напоминает о солнечном свете, закупоренном в бутылку.
        - Мы передадим ваши слова владельцу. Наиболее короткий путь к сердцу любого француза - это похвалить его кухню и его винные погреба.
        - Похвалить то, что так хорошо, не составляет труда.
        - Исключение составляют англичане, которые всегда держат свои мысли при себе, а чувства - в секрете. Неважно, довольны они или нет, они все же ухитряются хранить отрешенное молчание. Я нахожу это очень смущающим фактором.
        - О, мы не все такие, - ответила Элоэ. - В Шотландии мы очень дружелюбные. Предполагается, что шотландцы мрачные, но я думаю, что они намного гостеприимнее англичан, и я вижу, что они всегда готовы сказать кому-то комплимент или что-то приятное.
        - Я уже понял, что должен побывать в Шотландии. Вы пригласите меня к себе домой?
        Это был вызов, и Элоэ приняла его.
        - Ну, конечно, - ответила она быстро. - Я с удовольствием познакомила бы вас с моим отцом.
        - С тем, чтобы он завершил мое исправление?
        - Нет! Потому что вы бы ему понравились, а он понравился бы вам. А когда я расскажу маме, как добры вы были ко мне, она вас полюбит.
        - Интересно, могу ли я в это поверить.
        - Но, пожалуйста, вы должны поверить, что это правда, - быстро заговорила она. - Несомненно вы не думаете, что я так уж задаюсь, что собираюсь вас стыдиться после всего того, что вы сделали для меня?
        - Вы действительно пригласите меня к себе домой? - спросил Дикс.
        - Конечно.
        В искренности ее голоса не было сомнения.
        - Я только боюсь, что вы найдете наши места очень бедными после всей той роскоши, к которой привыкли. Не то чтобы я думала, что это правильно с вашей стороны привыкнуть к роскоши; просто вы сделали ее частью вашей жизни, а у нас вы попадете в мир, в котором вам придется кое от чего отказаться.
        - Я не вижу смысла отказываться от чего-либо, поскольку я могу честно заработать на это деньги.
        - Конечно, это было бы идеальным. Но вы можете? Что вы можете сделать, чтобы принесло достаточно доходов на такого сорта вещи?
        - Есть пути и средства, - ответил он уклончиво.
        - Да, но они правильные, эти пути и средства? О, пожалуйста, послушайте меня. Мне ужасно трудно выразить это словами, но я должна заставить вас понять меня. Живите открыто и совершайте только правильные поступки. Это будет означать огромное самопожертвование; это будет тяжело отчаянно тяжело, для вас поначалу. Но если вы сможете преодолеть эти первые моменты уныния, эти первые моменты, когда вам придется обходиться без достаточного количества денег и всех тех вещей, которые сейчас прочно вошли в вашу жизнь, то тогда постепенно на замену им в вас воцарится мир и самоуважение, что будет стоить намного больше, чем то, что вы сможете купить.
        - От сколь многих вещей вы хотите, чтобы я отказался? - спросил он.
        - От всего, что не досталось вам абсолютно честным путем. От всего, что не было вами заработано, от всего, что не принадлежит вам.
        Она говорила тихим голосом, не глядя на него.
        Сейчас он действительно вел себя с ней открыто, и она боялась, чтобы какое-нибудь невольное слово не восстановило его опять против нее.
        - А предположим, если я скажу вам, что многие вещи, к которым вы с подозрением относитесь, принадлежат мне по-настоящему и без какого-либо темного хвоста, тянущегося за ними? - спросил он.
        - Тогда, конечно, я была бы очень рада. Для вас все будет намного проще; не потребуется такого большого самоотречения, нежели в противном случае.
        - Предположим… Предположим, эти вещи не мои. Что бы вы тогда предложили мне сделать?
        - Тогда вы должны отослать их назад. Это будет тяжко, вы почувствуете себя опустошенным и, возможно, несчастным без них. Но деньги это или вещи, что бы это ни было, если они действительно не ваши и не приобретены абсолютно честным путем, тогда они должны быть возвращены их подлинным владельцам.
        Когда она говорила это, она думала о его портсигаре и наручных часах. Возможно, конечно, у него была еще где-то и квартира, заполненная неблагоприобретенными трофеями. Возможно, даже его одежда была краденой или была приобретена у портного под каким-нибудь обманным предлогом.
        Казалось, прошло довольно много времени, прежде чем он заговорил вновь.
        - Вы очень радикальны в своих убеждениях, не так ли?
        - Только в одном. Вы должны понимать это.
        - Да, я понимаю, что вы пытаетесь мне сказать. Но мне интересно, сказали бы вы то же самое биржевому маклеру, который разбогател тем, что прыгнул на голову выше другого человека, или промышленнику, которому удалось взлететь наверх к успеху благодаря тому, что он сделал банкротами своих конкурентов, или политику, который раздает обещания, заведомо зная, что он никогда не сможет их выполнить?
        Разве эти люди не являются обманщиками и мошенниками точно так же, как и те, которые присваивают себе небольшие предметы, которые им не принадлежат?
        - С моральной точки зрения, конечно, являются, ответила Элоэ. - И даже если существует какое-то количество людей, которые поступают таким образом, с другой стороны, существует такое же количество, большее количество людей, которые ведут себя прилично и делают только то, во что они верят и знают, что это хорошо, и пожертвуют своим благополучием, чтобы помочь своим собратьям, и не будут лгать или поступать неправильно ни при каких обстоятельствах.
        - Жаль, что я никогда не встречал таких людей, - сказал Дикс.
        - Возможно, вы сами себе не давали такого шанса. Приезжайте в Шотландию, и я познакомлю вас со многими абсолютно честными людьми, и они гордятся этим.
        - Может быть, когда-нибудь я приму ваше приглашение, а пока, я думаю, мы должны торопиться, раз вам необходимо попасть в Биарриц к ужину.
        Элоэ почувствовала, как у нее упало сердце.
        Это означало, что их совместный обед подошел к концу; возможно, в последний раз они серьезно говорили о чем-то настоящем.
        - Мы заправимся бензином перед тем, как выехать из Бордо, - сказал Дикс, подавая сигнал, что им нужен счет. - Мы можем сделать остановку, чтобы выпить чашку кофе, около пяти часов. Я буду следовать за вами, а когда я увижу, что место подходящее, я проследую мимо вас и покажу вам, где остановиться.
        - Это было бы здорово.
        Элоэ знала, что это была отсрочка приведения в исполнение приговора. Ей не надо было говорить «до свидания», и на ее сердце было немного легче от этого.
        И опять она была в пути - на широком, скоростном шоссе, которое, как она поняла по карте, пролегало между Бордо и Бейонном. Оно было проложено чуть глубже в сторону материка, поэтому Элоэ не могла видеть моря, но все это время она ощущала его присутствие.
        В воздухе что-то витало, какой-то особый острый запах, что-то бодрящее и вместе с тем ностальгическое, что заставило ее подумать о величественных серых скалах, тянущихся через всю Атлантику, и о ветрах, дующих с золотого запада.
        Пока она ехала, она спрашивала себя, удастся ли Диксу найти хорошую работу в Америке. Она задалась вопросом, а сможет ли Лью помочь ему, однако после таких размышлений она пришла к выводу, что ни Лью, ни миссис Деранж даже и заикнуться о нем было нельзя.
        Она не сможет объяснить им, как она познакомилась с ним, как она сможет расписывать его способности или даже просить их помочь ему, зная то, что знала она?
        Она начала думать о том, как трудно человеку, однажды заклейменному как паршивая овца, когда-либо исправиться.
        Она чувствовала себя измученной всеми этими вопросами. Она почувствовала, как все ее существо напряглось от огромного желания помочь. И все же она ощущала свою полную беспомощность.
        Она была так увлечена всеми этими мыслями, что, когда наступило пять часов, она даже не осознала, что время так неумолимо, пока красный «мерседес» неожиданно не просигналил и не обогнал ее как раз рядом с небольшой деревушкой.
        К ее удивлению, Дикс проехал немного вперед вдоль узкой дорожки и остановился около маленького шато.
        В саду располагались зонтики от солнца, и Элоэ могла заметить, что то, что раньше называлось частным домом, теперь было переделано под ресторан.
        Радио наигрывало веселые венские вальсы; однако за столиками было всего лишь две-три пары. Дикс выбрал уединенный столик, где они были скрыты от посторонних глаз, а перед их взором расстилался безмятежный сад, заполненный цветами.
        - Какое приятное местечко, - воскликнула Элоэ. - Как вы узнали о нем?
        - Я иногда останавливаюсь здесь на моем пути на юг.
        - Вы часто следуете этим маршрутом?
        - Достаточно часто.
        - И всегда на машине?
        На его лице появилась озорная улыбка, и он ответил:
        - Если я могу, я попрошайничаю или беру в долг, или - ворую.
        Элоэ знала, что он смеется над ней, и почувствовала, как краснеет. Ей не пришлось отвечать, так как в этот момент подошел официант, и Дикс заказал чай для нее, кофе для себя и несколько пирожных, густо украшенных кремом.
        - Мы прекрасно провели время, - сказал он, взглянув на часы. - Вы должны прибыть в Биарриц к половине восьмого. У вас будет время распаковаться, принять ванну и переодеться к ужину.
        - А мне не нужно много надевать на себя, чтобы съесть то, что будет мне принесено на подносе в спальню, - улыбнулась Элоэ.
        - Так вот как они с вами обращаются! Какая, черт побери, наглость!
        - Ничего подобного, - рассмеялась Элоэ. - Я выполняю свою работу, и вовсе нет никакого резона для миссис Деранж или Лью приглашать меня обедать вместе с ними в ресторан.
        - Но вы же их родственница.
        - Очень и очень дальняя. Я даже не очень уверена, что поверила в истории миссис Деранж о том, что мы все происходим из семьи герцога де Ранж-Пужи.
        Пока она говорила это, она вдруг осознала, что впервые упоминает об этом при Диксе.
        - Думаю, что это правда, раз она так говорит, - отметил Дикс. - Эти американцы бывают очень дотошными в своих расследованиях, когда они хотят выяснить что-нибудь.
        - Ну, меня это не касается. Я не думаю, что встречу герцога, и я абсолютно уверена, что мной он не заинтересуется.
        - А почему бы и нет? Вы для него такая же родственница, как и Лью Деранж.
        - Да, но у меня нет долларов. Несколько шотландских медяков не идут в счет, не правда ли?
        - В первый раз я увидел вас циничной, - рассмеялся Дикс.
        - Я не циничная, - поправила Элоэ. - Я просто практичная. Говорят, что французы - очень практичная нация, и они действительно выглядят такими, когда дело доходит до брака.
        - В то время как шотландцы никогда не задумываются о деньгах, - колко ответил Дикс.
        - Точно, - рассмеялась Элоэ. - Хотя мы не такие скаредные, как расписывают нас во всех этих историях.
        Дикс допил кофе и взглянул на часы.
        - Мы должны трогаться.
        - Пожалуйста, можно я заплачу за себя, - быстро произнесла она.
        - Нет, я оставил за собой право быть вашим хозяином во время нашей последней совместной трапезы.
        - Да, конечно, это… это наша последняя… Элоэ вдруг показалось, что солнце зашло.
        - Я надеюсь, что вы все-таки будете думать обо мне иногда, - сказал Дикс. - Все же продолжайте молиться за меня, если, конечно, не забудете.
        - Я не забуду, - произнесла Элоэ губами, которые как будто немного одеревенели.
        - Я буду думать о вас, - сказал он. - Все то время, пока я буду бороться, чтобы бросить те вещи, которые так много значат для меня.
        Элоэ почувствовала, как ее охватила беспомощность. Что еще она могла сказать? Что еще она могла сделать, чтобы помочь ему?
        Она проследила, как он расплатился по счету, а затем повернулась и зашагала через цветочный сад к тому месту, где их ожидали машины на дороге.
        Она постояла какое-то время у дверей «кадиллака», ее светлые волосы блестели на солнце, глаза прищурились от яркого света. Когда Дикс подошел к ней, она протянула ему свою руку.
        - Спасибо, - сказала она тихим голосом. - Я хотела бы произнести что-то более торжественное.
        Он взял ее ладонь в свои руки.
        - Для вас это что-то значит? - спросил он.
        Она не поняла его вопрос и посмотрела на него слегка озадаченно.
        - Что-нибудь значит? - повторила она.
        - Попрощаться вот так.
        - Ну, конечно! Я уже говорила, как я благодарна вам за то, что вы пришли мне на помощь и что вы были очень добры ко мне все эти дни. Я… я буду молиться за вас всегда.
        - И это все? - спросил Дикс.
        - А что еще?
        - Что еще? - эхом повторил он, как ей показалось, немного в насмешку. Она не понимала его, никак не могла уловить, что же он пытался сказать. И из-за того, что она была смущена, она отвернулась от него довольно резко.
        - До свидания! - сказала она.
        - Au revoir! - ответил он и пошел к своей машине. Элоэ почувствовала, как слезы готовы были закапать из ее глаз, пока она ехала по узкой дорожке, а затем повернула на основную дорогу. Что он имел в виду под этим вопросом? Почему он попрощался таким странным образом? Во второй раз за время общения с ним она почувствовала, что предала его, но не понимала, как. Она только почувствовала, что все веселье и счастье этого дня куда-то испарились.

«Что он имел в виду? Что он хотел мне сказать?» - задавала она сама себе вопросы, пока ехала.
        Сердито она смахнула слезы. Если она не будет проявлять осторожность, она не сможет ехать туда, куда ей надо. Было бы обидно попасть в аварию сейчас, в этот последний момент, после того как она благополучно проехала весь предыдущий путь.
        Она продолжала путь, слишком часто поглядывая в зеркальце заднего обзора. Красный
«мерседес» шел все время позади нее. Интересно, о чем он думает. Был ли он также опечален и подавлен, оттого что их путешествие подошло к концу и далее их пути должны разойтись?
        Неожиданно к ней пришло ощущение, что все это время она пыталась запереть в узкую клетку прекрасную, редкостную птицу, которая просто умрет в неволе. Пусть уж лучше Дикс поживет своей жизнью в мире роскоши и красоты какое-то время, чем будет отбывать срок в тюрьме согласно общественным обычаям.

«А почему я так думаю? - опять задала себе вопрос Элоэ, немного раздраженно. - Я знаю, что правильно, и я знаю, что плохо. То, чем занимается Дикс, плохо, и он должен с этим покончить».
        Она посмотрела в зеркальце заднего обзора. Сзади на небольшом расстоянии от нее, урча мотором, следовал красный «мерседес». У нее появилось внезапное желание остановить машину, подойти к нему и поговорить, сказать ему, что им так много еще надо обсудить, так много еще надо решить.
        Но она понимала, что не осмелится остановиться, потому что, когда она окажется лицом к лицу с ним, она не сможет сказать ему всего, что хотела. Она представила, как он смотрит сверху вниз своими темными глазами в ее глаза, представила его улыбку, его касание руки, и поняла, что в такой миг она ничего большего не сможет ему предложить, чем слова - а слова были бессмысленны.
        И тогда она поняла всю свою несостоятельность, всю свою беспомощность и всю тщетность своих усилий. Слезы покатились по ее щекам. Она сердито смахнула их.
        Они въехали в Бейонн, пересекли мост над рекой, и затем справа она увидела указатель с надписью «Биарриц». Она обернулась назад.
        Красный «мерседес» все еще следовал за ней, и она свернула на дорогу, окруженную с обеих сторон соснами. Море было по правую руку от нее - темно-зеленое с золотыми и ярко-малиновыми бликами, играющими в великолепии заходящего солнца. Казалось, оно сверкало и искрилось так, что Элоэ было трудно отвести от него глаза, чтобы следить за дорогой. Сосны справа простирались вниз и уходили в пески.
        Перед ее глазами промелькнули ярко окрашенные виллы, спрятанные среди деревьев, а затем дорога вывела ее на открытое пространство и ее взору показались маяк, отели и дома Биаррица.
        Все было именно так, как она себе представляла - Биарриц расположился вдоль берега моря небольшим полукружьем, красочный и красивый, а позади рисовались Пиренеи с их заснеженными вершинами.
        Инстинктивно она притормозила и обернулась назад.
        На какой-то миг она не могла поверить тому, что увидела. Она подкатила автомобиль к стоянке и развернулась всем корпусом, жадно всматриваясь в пыльную белую дорогу позади нее.
        Не было больше красного «мерседеса», следующего за ней. Никого и ничего больше не было на дороге!

        Глава 6

        Лью была в своей спальне и переодевалась к ужину, когда клерк из приемной провел Элоэ в апартаменты. Она развернулась от туалетного столика и протянула вперед руки с неподдельным возгласом восхищения:
        - Элоэ! Я так рада тебя видеть. Я думала, ты никогда не приедешь.
        - Я приехала настолько быстро, насколько это было возможно, - ответила Элоэ. - У меня была небольшая проблема с машиной в Аленконе, иначе бы я приехала сюда еще раньше.
        Когда она это говорила, ей самой стало интересно, насколько это было правдой. Однако Лью не интересовали детали ее путешествия.
        - Ты доставила багаж в целости и сохранности? - спросила она.
        - Его сейчас поднимают наверх.
        - Я молила Бога о том, чтобы ты как можно скорее приехала. Кажется, мы здесь поразвлечемся. Мама откопала целую кучу друзей, и мы уже завалены приглашениями на ужины и обеды.
        - Я так рада, - улыбнулась Элоэ, а затем добавила, раздираемая любопытством: - А как насчет «дука»?
        - От него пока нет известий. Мама рвет и мечет от ярости, но сама она в этом ни за что не признается. Конечно, большинство наших знакомых здесь - американцы, поэтому они не могут нам сообщить хоть какую-то информацию.
        Элоэ уже собиралась расспрашивать дальше, но тут открылась дверь и в комнату вошла миссис Деранж.
        - Жанна сказала мне, что ты здесь. Как дела, Элоэ. Ты доставила багаж в целости и сохранности?
        - Совершенно в целости.
        - Я надеюсь, ты не забыла машинопись, - продолжала миссис Деранж. - Моя секретарь прислала мне гору корреспонденции из Нью-Йорка, но я даже и не пыталась вскрыть хотя бы одно письмо до твоего приезда.
        - Мы все это рассортируем завтра, - сказала Элоэ с улыбкой.
        - Но, может, у тебя найдется время просмотреть хотя бы часть почты сегодня вечером? - после минутного колебания спросила миссис Деранж.
        Элоэ ничего не ответила. Неожиданно она почувствовала, насколько она устала. И дело было не только в усталости от напряженной езды, но и во всем том, что она пережила за последние сорок восемь часов, включая и то опустошение в душе, которое она почувствовала после того, как Дикс покинул ее, не попрощавшись. Наконец она осознала, что миссис Деранж ждет от нее ответа.
        - Да, да, конечно, - сказала она. - Я сделаю все, что смогу.
        - Ты найдешь всю почту в гостиной, - продолжала миссис Деранж. - Однако я попросила установить письменный стол в твоей спальне. Тебе будет удобнее работать там.
        - Благодарю вас, - сказала Элоэ. Она слегка вздохнула и повернулась к двери. - Сейчас, если вы мне позволите, я хотела бы попасть в свою комнату. Я целый день была в пути, и мне необходимо переодеться и принять душ.
        - Я хотела бы обсудить с тобой еще одну-две вещи перед тем, как мы спустимся к ужину… - начала миссис Деранж.
        Но тут вдруг Лью впервые проявила чуткость, осознав насколько Элоэ была уставшей.
        - О, оставь ее в покое, мама, - сказала она. - Разве ты не видишь, в каком она состоянии? Это же было целое путешествие, если призадуматься.
        Миссис Деранж хватило такта, чтобы принять смущенный вид.
        - Может быть, тебе лучше сегодня отдохнуть, Элоэ, - сказала она. - Ужин тебе принесут. Не забудь, это входит в услуги отеля, таковы здесь условия пансиона. Это очень дорогой отель.
        - Что мы прекрасно можем себе позволить, - сказала Лью из-за своего туалетного столика, манерно растягивая слова.
        Миссис Деранж предупреждающе на нее взглянула.
        - Ни к чему быть экстравагантной, Лью. Как я тебе уже неоднократно говорила, мы, может быть, и богаты, но твой отец зарабатывал каждый десятицентовик тяжелым трудом.
        - Чепуха! - не унималась Лью. - Ему улыбнулась удача, и ты об этом знаешь. А если ты будешь продолжать вести разговоры в подобной мелочной манере, «дук» может подумать, что у нас вообще ни на что нет денег.
        - Кстати, ты напомнила мне. Мы должны спросить внизу, нет ли письма для нас. Я не доверяю этому портье в холле. Он настолько глуп, что может перепутать нашу фамилию с чьей-либо еще. Я почти уверена, что герцогиня уже могла ответить нам к этому времени.
        - Возможно, она не так уж и стремится встретиться с нами, как мы с ней, - или, скорее всего, ее сын, - предположила Лью.
        Миссис Деранж в раздражении фыркнула, а затем, осознав, что Элоэ находится все еще в комнате, резко сказала:
        - Беги, Элоэ, отдыхай. Если ты слишком устала, чтобы работать, ты можешь лечь спать. Мы с тобой встретимся завтра сразу же после завтрака и займемся этими письмами.
        - Благодарю вас, - сказала Элоэ. - Спокойной ночи, миссис Деранж. Спокойной ночи, Лью.
        Она выскользнула из комнаты, и, пока шла к себе, она услышала, как Лью говорила:
        - У тебя тяжелый характер, мама. Ты могла бы поблагодарить Элоэ за то, что она пригнала машину, проехав пол-Европы.
        - Поблагодарить ее! С какой стати? Ей за это платят, не так ли?
        Продолжение разговора Элоэ уже не слышала, но она посмеивалась, пока шла по коридору.
        Ее комната была расположена на том же этаже, но в противоположной стороне отеля, и выходила окнами не на море, а на огромный открытый двор перед центральным входом, где были припаркованы машины.
        Это означало, как она прекрасно догадывалась, что ее, вероятнее всего, будут будить в позднее ночное время прибывающие и убывающие гости, которые будут хлопать дверцами автомобилей и разговаривать громкими голосами, не считаясь с теми, кто, может быть, хотел бы поспать.
        Однако она не собиралась расстраиваться из-за того, как ее разместили. Она чувствовала трепетное возбуждение, оттого что оказалась в этом огромном роскошном отеле, да еще в Биаррице. Единственное, что ей сейчас мешало оценить окружающую обстановку, так это ее чрезмерная усталость.
        Ужин ей был подан официантом, облаченным в белоснежную форму. Еда была превосходной, и, после того как она поела, она почувствовала прилив сил.
        Оказалось, что ей не так уж хочется спать, только легкое щемящее чувство подавленности все еще оставалось в ее сердце, когда она думала о Диксе. Она хотела его понять. Она хотела быть уверенной в том, что когда-нибудь вновь его увидит.
        Элоэ забралась в постель, думая, что не сможет уснуть, однако она мирно проспала без всяких снов и, проснувшись, обнаружила, что угнетенное состояние и переживания, которые одолевали ее накануне вечером, бесследно исчезли.
        Наоборот, она чувствовала возбуждение и была полна ожидания того, что ей готовил грядущий день. Она оделась и позавтракала задолго до того, как разбудили миссис Деранж, поэтому она выскользнула из отеля и спустилась к берегу моря, которое простиралось внизу, прямо перед отелем.
        Море было голубым, как и небо над ним, волны с белоснежными гребнями набегали с Атлантики и разбивались о золотой песок. Людей вокруг было мало, и Элоэ побежала. Ветер раздувал ее светлые волосы, солнце сверкало в ее глазах, и весь мир казался заключенным в блестящей золотой радуге.
        Она прибежала, запыхавшись, в отель, где ее в коридоре уже искала Жанна, чтобы сказать, что миссис Деранж готова.
        - О, вот и ты, - сказала она, когда Элоэ появилась в дверях. - По-моему, нет нужды, спрашивать, отдохнула ли ты.
        - Я замечательно выспалась, спасибо, - ответила Элоэ. - Надеюсь, вы тоже.
        - У меня была ужасная ночь, - произнесла миссис Деранж. - Мы пробыли в казино до четырех утра, и к тому же я потеряла много денег.
        - Печально слышать.
        - Я была дурой, что позволила им уговорить меня сесть за игру. Что бы сказал мой покойный муж на такую глупость, не могу себе представить. Он всегда придерживался того, что деньги должны расходоваться разумно и только на то, что действительно необходимо. Запомни это, дитя. Это хорошее правило. Никогда не сори деньгами, они могут тебе понадобиться когда-нибудь.
        - У меня их никогда и не было, чтобы сорить ими, - мягко сказала Элоэ.
        - Да, думаю, что не было. - Затем она быстро добавила, как бы слегка смущенная от такого поворота в разговоре: - Что ж, давай приниматься за работу.
        Было очевидно, что миссис Деранж была не в самой лучшей форме этим утром.
        При диктовке писем она противоречила сама себе на каждом слове, сомневалась в том, что она должна сказать, а затем, произнеся фразу, вновь меняла ее. Тетрадь Элоэ была полна зачеркиваний и поправок, и она начала уже подумывать, что так далеко они не уедут, когда Жанна принесла письмо.
        - Это письмо только что доставили, мадам, - сказала она.
        Глаза миссис Деранж загорелись, и хотя она ничего не сказала, Элоэ прекрасно поняла, что ее хозяйка надеялась, что это письмо от герцогини. Однако, когда она вскрыла конверт, выражение лица ее потухло.
        - Это от Картрайтов, - сказала она. - Они в Сан-Себастьяне и хотят, чтобы мы приехали к ним на ужин в четверг.
        - Шофер ждет ответа, мадам, - объявила Жанна.
        - Сейчас, дай мне подумать. Сан-Себастьян в Испании. Визы у нас в порядке, но как насчет машины? Позвони вниз, Элоэ, и выясни.
        - Я не думаю, что могут возникнуть какие-либо затруднения, - сказала Элоэ. - Удостоверение для проезда автомобиля через таможню годится для Испании так же, как и для Франции. Но я сейчас уточню, чтобы быть вполне уверенными.
        Она подняла телефонную трубку и соединилась с портье.
        - Может ли миссис Деранж провезти свой «кадиллак» в Сан-Себастьян? - спросила она.
        Она задала свой вопрос на французском, но ответ поняла не достаточно ясно.
        - Я думаю, мне лучше спуститься вниз с нашими бумагами. Я не совсем понимаю, что говорит портье.
        - О, я уверена, что все в порядке, - сказала миссис Деранж. - Я пока напишу согласие, а Жанна подождет с ним, пока ты не вернешься.
        - Я буду здесь через несколько минут, - пообещала Элоэ.
        Она забрала удостоверение на машину в своей спальне и поспешила вниз на лифте. Портье в приемной внимательно его изучил, а затем сказал:
        - Удостоверение вполне в порядке, мадемуазель. Но только вы можете вести машину в Испанию и привезти ее обратно. Удостоверение выписано на ваше имя, и, следовательно, никто другой не может ее вести.
        - Но я не думаю, что меня приглашали на ужин, - воскликнула Элоэ. - Я думаю, миссис Деранж хочет, чтобы машину вела ее дочь.
        - Это невозможно, мадемуазель, - повторил портье. - Понимаете, правила провоза автомашин в Испанию очень строгие. Водитель, который провез машину в страну, должен вывезти ее обратно.
        - Но почему?
        - С этим много проблем, - улыбнулся портье. - Генерал Франко сделал почти невозможным для испанцев позволить себе машины иностранных марок, и все-таки они как-то попадают в страну.
        - Вы имеете в виду, что они провозятся контрабандой?
        - Я точно не знаю, мадемуазель, - сказал портье, подмигнув ей. - Но испанцы, без сомнения, имеют шикарные машины, иногда даже «кадиллаки».
        Элоэ рассмеялась.
        - Но нашу-то они точно не получат, - рассмеялась Элоэ.
        Она поднялась наверх и рассказала миссис Деранж то, что ей сообщил портье.
        - Но это же смехотворно! - запротестовала миссис Деранж. - Конечно, я имела в виду, что Лью повезет нас, или я могла бы сесть за руль по такому случаю. Естественно, Картрайты тебя не приглашали. Они даже не знают, что ты здесь.
        - Давайте я вас отвезу, - предложила Элоэ. - А потом в Сан-Себастьяне я могу найти себе что-нибудь поесть и подождать вас. Я не возражаю против этого.
        - Но мы можем надолго задержаться, - сказала миссис Деранж.
        - И все равно я не возражаю. Я могу посидеть в машине и подождать вас. Пожалуйста, не беспокойтесь об этом.
        - Ну что же, с твоей стороны это действительно очень любезно, - уступила миссис Деранж. - Ты можешь отнести записку вниз, Жанна.
        Жанна заторопилась с запиской на выход, а Элоэ опять взяла в руки свою тетрадь для стенографических записей. Однако мысли миссис Деранж явно была далеко от своей корреспонденции.
        Спустя какой-то момент она опустила письмо, которое держала в руках, и спросила:
        - Тебе Лью говорила что-нибудь о причине, по которой мы находимся здесь?
        - Вы имеете в виду встречу с герцогом де Ранж-Пужи? - ответила Элоэ вопросом на вопрос.
        - Итак, она тебе сказала. Я надеюсь, что ты сделаешь все возможное, чтобы убедить ее в том, насколько разумным может оказаться этот брак. Он принесет ей положение, он сделает из нее персону по-настоящему важную.
        - А если она не будет счастлива?
        Миссис Деранж колебалась какое-то мгновение, а затем сказала:
        - А с другой стороны, если она выйдет замуж за кого-нибудь весьма ординарного, за американского парня, и потом не будет счастлива? Что она теряет, кроме боли в сердце?
        - Но если она любила его и он любил ее, она могла бы, по крайней мере, использовать свой шанс на то, чтобы быть счастливой, - сказала Элоэ тихим голосом.
        - А предположим, он женился на ней из-за ее денег? Элоэ, деньги делают жизнь девушки очень сложной - особенно девушки с такой суммой, какую унаследовала Лью. Как она может убедиться в том, что кто-то любит ее только из-за нее самой? Ответ один, никто не может быть в этом уверен. Люди с деньгами во многом отличаются от других, потому что они богаты. Бессмысленно сейчас рассуждать о том, что делала бы Лью, если бы не была богатой. Она богата, и поэтому я, как ее мать, должна решать, что для нее будет лучше, что принесет ей величайшее счастье на долгие годы.
        Элоэ выглядела озабоченной.
        - Предположим, - сказала она, - предположим, ей не нравится герцог?
        - Он ей понравится, - убежденно произнесла миссис Деранж. - Подумай, что он может ей предложить. Герцог является главой одной из самых знатных семей во Франции. У них огромные владения, у них дом в Париже. Элоэ, ты должна помочь мне. Я знаю, что лучше для моего ребенка, но ты можешь помочь ей увидеть это со своей стороны.
        Элоэ вдруг почувствовала, что спорить было бессмысленно.
        - Я сделаю, что смогу. Но я рада, что не нахожусь сейчас на ее месте.
        - У вас абсолютно разное положение. Никто не женится на тебе, разве что только ради тебя самой, а поэтому у тебя и нет такой проблемы.
        - Нет, конечно, нет, - согласилась Элоэ. - Вот поэтому-то мне и жаль Лью.
        - Лью - очень счастливая девушка, - сказала миссис Деранж резко.
        Элоэ пыталась убедить сама себя в том, что это было правдой, пока шла к себе в комнату. На туалетном столике у себя она нашла несколько писем. Жанна объяснила ей их присутствие.
        - Извините, мадемуазель, я забыла вам их отдать вчера вечером. Они прибыли в
«Кларидж» как раз перед нашим отъездом. Портье попросил меня взять их с собой для вас. Я вспомнила о них только сегодня утром.
        - Все в порядке, - сказала Элоэ, увидев письмо от отца, лежавшее самым первым.
        Она просмотрела остальные. Одно было от девушки, с которой она вместе училась в школе. Последнее, лежавшее в самом низу, было надписано незнакомым почерком. Она вскрыла его первым, потому что ей было любопытно, пробежала глазами вниз, чтобы посмотреть подпись, и увидела, что оно было подписано «Стив Вестон».
        Для нее было неожиданностью получить от него весточку. Она быстро прочитала письмо.

«Дорогая мисс Деранж!
        После того, как я ушел, я подумал, что недостаточно поблагодарил вас за вашу попытку помочь мне. Я осознал, что вы сделали все, что могли, и я вам благодарен.
        Я не хочу быть занудой или докучать вам, но если вдруг вам когда-нибудь покажется, что Лью хотела бы встретиться со мной, пожалуйста, дайте мне знать. Вы знаете, я люблю ее и верю, что она меня тоже любит. Во всяком случае, если вы когда-нибудь напишете или телеграфируете мне по адресу, написанному выше, я прыгну в самолет и буду у вас ровно через столько времени, сколько потребуется на полет.
        Еще раз вас благодарю.
        Ваш Стив Вестон».

        Элоэ взглянула на адрес наверху писчей бумаги, затем сложила письмо и аккуратно положила его в свой ящичек для писем. Она испытывала жалость к Стиву Вестону и была уверена в том, что бы ни говорила миссис Деранж, что он любит Лью из-за нее самой, а не из-за ее денег.

«Я знаю, за кого бы я вышла замуж, если бы был выбор между Стивом и герцогом», - сказала Элоэ сама себе. Затем она рассмеялась, потому что не было и намека на то, что у нее когда-нибудь появится такой выбор.
        Все оставшееся утро она печатала письма миссис Деранж, затем пообедала и днем продолжила печатать. Когда она закончила, было почти четыре часа. Лью ушла играть в теннис. Миссис Деранж еще не вернулась из гостей, куда она была приглашена на обед.
        Элоэ, с легким вздохом облегчения, обнаружила, что ее время принадлежит ей, и, посмотрев на себя в зеркало, она побежала вниз, на пляж. На ней было только простенькое ситцевое платьице, купленное в Лондоне. И все же она казалась одетой, как на Северный полюс, по сравнению с женщинами, лежащими на пляже в бикини, в укороченных шортах и в купальных костюмах, размерами, слегка превосходившими клочки ленточек.
        Элоэ свернула в сторону от более многолюдной части пляжа рядом с отелем и пошла направо, туда, где были только голые скалы да несколько разбросанных на них вилл, к которым вели длинные изогнутые лестницы со ступеньками, прорубленными в отвесной части скал. Вскоре она нашла пустынную песчаную полоску и опустилась на песок, обхватив руками колени. Взгляд ее был обращен к морю.
        Она думала о Диксе. Каким-то образом размышления о нем заставили ее почувствовать, что он где-то рядом с ней. Его темные глаза, насмешливо пронзающие ее, его губы, изогнутые в улыбке, наполовину добродушной, наполовину циничной…
        Она вернулась к действительности и обнаружила, что прошло гораздо больше времени, чем она думала. Она заспешила назад, в отель, по маленьким кривым улочкам. Миссис Деранж уже ждала ее.
        - Где ты была, Элоэ? Сегодня днем пришло несколько писем, на которые я особенно хочу ответить.
        - Извините меня, - попыталась оправдаться Элоэ. - Я заглядывала сюда примерно полчаса назад. Здесь никого не было.
        - Ну что же, у нас есть время составить ответы перед ужином.
        Элоэ достала свою тетрадку и только хотела сесть, как в гостиную вошла Лью.
        - Посмотрите, что я нашла внизу, - сказала она, держа в руках письмо. Спутать этот длинный тонкий конверт, надписанный крупным, заостренным почерком, было невозможно.
        - Это от герцогини! - вскричала миссис Деранж. Она поспешно поднялась со стула и взяла письмо из рук Лью. - Интересно, как долго оно пролежало там? - сварливо проговорила она. - Они действительно здесь безнадежные, в этом отеле. Мои, вот эти, письма лежали в чужой ячейке.
        - Это лежало на стойке приемной, - сказала Лью, - поэтому я его и увидела.
        - Слава тебе господи, оно пришло, - сказала миссис Деранж, вытаскивая тонкие листки из конверта.
        Письмо было написано по-французски. Ей потребовалось какое-то время, чтобы перевести его, но, однако, она вскрикнула, возбужденная:
        - Она хочет, чтобы мы с ней отобедали завтра. Да, завтра. Мы приглашены на двенадцать тридцать. Ах, Лью, подумай только! Я ждала этого момента.
        - А что еще она пишет? - спросила Лью тоном, подозрительно лишенным всякого волнения.
        - Она пишет, что ее сын все еще не вернулся домой. Это действительно досадно. Я надеялась, что мы его увидим. Но он может вернуться со дня на день - да, правильно, со дня на день.
        Миссис Деранж отложила письмо.
        - Если вы меня спросите, я скажу, что герцогиня хочет вначале посмотреть на нас. В конце концов, я могу это понять. Я бы чувствовала то же самое, если бы это был мой сын. Ох, Лью! Я надеюсь, ты произведешь хорошее впечатление.
        - Не понимаю, разве я могу этого не сделать?
        - Ну ты знаешь, что за люди, эти французы. Жена посла мне рассказывала, какие манеры у них приняты и какие они степенные, и как они придерживаются всяких условностей у себя дома. Тебе придется быть очень внимательной, Лью.
        - Хорошо, мама.
        - Ну, вот, пожалуйста, - миссис Деранж в отчаянии развела руками. - Не называй меня «мама». Я тебе уже достаточно часто об этом говорила. Это началось с шутки, когда ты была маленькой девочкой, а ты продолжаешь. Люди не понимают, они думают, что ты ничего лучшего не знаешь.
        - А как, ты считаешь, я должна тебя называть? - спросила Лью. - Сьюзи?
        - Нет! Я думаю, это еще хуже, - сказала миссис Деранж на полном серьезе. - Мне не нравятся девушки, которые обращаются к своим матерям по имени. О, я знаю, многие из твоих подруг так делают, но я никогда не считала, что это правильно.
        - Тогда герцогине просто придется смириться с «мамой», - сказала Лью. - Я не могу измениться за одну ночь, и я никогда не запомню что-нибудь другое. Кроме того, просто напомни ей, какой это будет хороший обмен! Какое огромное количество франков соединится с одним симпатичным зеленым долларовым счетом! Ты увидишь, она будет считать просто обворожительным все, что я ни скажу!
        - Лью, ты не должна быть такой циничной. И не надо быть ершистой! Я в восторге от нашей предполагаемой поездки, действительно в восторге. Я хочу увидеть герцогиню, я хочу увидеть «Шато». - Она вновь посмотрела на письмо. - Двенадцать тридцать! Мы не должны опаздывать. Элоэ, ты не выяснишь, как долго туда добираться?
        - Да, конечно, - ответила она.
        - Но, конечно! Тебе же тоже интересно, - продолжала она. - Мы не должны забывать, что они приходятся тебе родственниками, так же как и нам. Ну, я скажу тебе, что мы сделаем, Элоэ. Ты повезешь нас. Лью не захочет мять свое платье в любом случае. Ты можешь взять с собой свой ленч и перекусить в машине. Зато у тебя будет возможность посмотреть на дом и владения. Нравится тебе это, не правда ли?
        - Да, конечно, - быстро произнесла Элоэ. - Вы так добры, что подумали об этом.
        - Нам всем интересно посмотреть «Шато», - продолжала миссис Деранж. - Меня волнует, что тебе лучше надеть, Лью? Ты хочешь быть великолепной и в то же время выглядеть спокойной и респектабельной - что-то типа девушки, которую любой бы захотел взять к себе в невестки. Я хочу, чтобы ты действительно произвела хорошее впечатление. Первое впечатление всегда важно. Ну, какое из твоих платьев, ты думаешь, больше всего подойдет?
        - Я не знаю. Я оставляю право выбора за тобой, мама.
        - Я прямо сейчас пойду и пересмотрю твой гардероб, - сказала миссис Деранж.
        Она промаршировала из комнаты, а Лью, взглянув на Элоэ, подмигнула ей.
        - Мама во всей своей красе.
        - А что ты думаешь на счет всего этого? - тихо спросила Элоэ.
        - Я еще не видела «дука». Кажется, он достаточно уклончив, - пожала плечами Лью.
        - Ты действительно намереваешься пройти через это?
        - А почему нет?
        Элоэ не нашлась, что ответить, и, как будто чувствуя, о чем она думает, Лью неожиданно сказала:
        - Я подозреваю, ты думаешь о Стиве. Что ж, забудь о нем. Он сыграл на твоих чувствах, как он играл бы на моих, если бы я встретилась с ним. В мире есть другие мужчины помимо Стива Вестона, и, как я тебе уже говорила, я хотела бы стать герцогиней.
        Лью говорила с вызовом, и Элоэ чувствовала, что она спорила не столько с ней, сколько со своими собственными мыслями.
        Дверь неожиданно открылась, и на пороге появилась миссис Деранж с платьем в руках.
        - Право, Лью, - сказала она, - ты небрежна. Я уже говорила тебе об этом; и Жанна тоже хороша. Она не распаковала для тебя вещи.
        - О чем ты говоришь? - спросила Лью.
        - Посмотри на это платье, - сказала миссис Деранж. - Посмотри на него.
        Обе, и Лью, и Элоэ, уставились на платье, которое она держала за вешалку так, что оно висело очень высоко над полом.
        Это было симпатичное платье из цветного шелка с довольно сложным узором, так что Элоэ, высматривая на нем пятна или дырки, не могла найти ничего такого.
        И вдруг, неожиданно, так, что у нее подскочило сердце, она поняла, о чем говорила миссис Деранж. К его вырезу, так, что Лью, снимая платье, в свое время не заметила ее, была приколота сапфировая брошь, которую они все считали украденной.
        Элоэ почувствовала внезапный прилив облегчения, охватившей ее. Дикс говорил правду.
        Она верила ему, и все же в глубине души оставалась крошечная толика сомнения.

        Глава 7

        Элоэ находилась около «Шато Пужи» и наблюдала за лучами солнца, искрившимися в крепостном рву.
        Цветы в искусно разбитых садах слегка покачивались от дуновения легкого ветерка, а мраморные статуи стояли на страже зеленых газонов. Цветущие каштановые деревья и пышные ряды кустарников, усыпанных цветами, выглядели как в сказке.

«Само здание скорее было похоже на дворец, чем на жилой дом», - подумала Элоэ и задалась вопросом, а что будет, если она выскользнет из машины и пойдет прогуляться по садам. Ей очень хотелось взглянуть на конюшни, которые она приметила недалеко от оранжереи, построенной в шестнадцатом веке.

«Шато» был одним из самых красивых зданий, которые она когда-либо видела. Длинная лестница вела к главному входу, над которым висел огромный родовой герб, вырезанный из камня и провозглашавший о том, что род де Ранж-Пужи королевского происхождения.
        Когда они прибыли, лакеи в бархатных ливреях, богато отделанных позолоченной тесьмой, заспешили вниз по ступенькам, и даже миссис Деранж, казалось, испытывала легкий благоговейный трепет, пока они с Лью проходили через парадный вход, оставив Элоэ позади себя.
        На какое-то мгновение Элоэ даже смогла понять честолюбивые мечты миссис Деранж, в которых она видела Лью владелицей замка в таком сказочном месте. При всех ее деньгах в Америке не найти ничего подобного.

«И все же, - размышляла Элоэ, - даже если в венах Лью течет кровь де Ранжев, сможет ли она чувствовать себя здесь как дома?» Задаваясь этим вопросом, она уже знала ответ. Все зависело от герцога. На самом деле никакие владения не играют решающую роль. Счастье исходит от людей, и какой бы роскошной и прекрасной ни была окружающая обстановка вокруг Лью, она будет счастлива здесь только, если ей понравится ее будущий муж.
        При этом мысли Элоэ неизбежно вернулись к Диксу. Ее интересовало, находился ли он все еще в Байонне. Где он остановился? Что он сейчас делает? Думает ли он вообще о ней? Может быть, они никогда больше не встретятся.
        Она стала гадать, в какого рода месте он мог родиться. Наверное, на одной из бедных ферм, которые они миновали по пути в «Шато». Скорее всего, в одном из полуразвалившихся деревенских домов, достаточно живописных, с развешенными на балконах стираным бельем, но, без сомнения, слишком грязных и убогих для того, чтобы там жить.
        Ей вдруг захотелось познакомиться с семьей Дикса. Она была уверена, что это явилось бы ключом к пониманию поведения Дикса.
        Как часто она слышала от отца, что за каждым юным правонарушителем стоит виновный и пренебрегающий своими обязанностями родитель. Были ли родители Дикса действительно в ответе за то, какую жизнь он вел теперь? Почему-то она пришла к убеждению, что ответ нужно искать здесь.
        - Элоэ!
        Она услышала свое имя и быстро повернула голову. Лью стояла наверху ступенек перед главным входом. Элоэ открыла дверцу машины и вышла.
        - Что такое? - спросила она, взбегая по лестнице.
        - Герцогиня говорит, что ты должна войти. Она спросила нас, как мы добрались сюда, и, когда мама рассказала ей про тебя, она сказала, что хочет тебя видеть.
        - О! - Элоэ глубоко вздохнула. - Я только возьму мою сумочку.
        Она побежала назад к машине, и только когда она открыла дверцу, она увидела, что Лью последовала за ней.
        - Элоэ, это замечательно! - говорила Лью мягким голосом. - Я никогда не видела таких сказочных домов. И герцогиня такая милая. Я в восторге, действительно в восторге. Мама была права! Теперь никаких вопросов не может быть о ком-то другом, после того как я увидела это место.
        Элоэ не ответила ничего, чтобы не омрачать ее настроения. Вместо этого она улыбнулась и, повесив на плечо сумочку, спросила:
        - Ты вполне уверена, что герцогиня хочет меня видеть?
        - Да, конечно. У нее исключительные манеры. Она как будто из фильма. Трудно поверить, что она настоящая. А когда она услышала, что тебя тоже зовут Деранж, она сказала, что, естественно, она не может позволить, чтобы кто-то из членов семьи находился за пределами дома. То, как она произнесла слово «семья», привело меня в трепет.
        Элоэ захотелось рассмеяться, но она чувствовала, что Лью может обидеться. К этому моменту они вошли в дом, и ее внимание было отвлечено красотой и грандиозностью холла.
        Она никогда не думала, что такое огромное количество изысканных украшений может представлять совершенный вкус. Расписанные живописью потолки, двери и стенные панели были весьма живописны и выдержаны в мягких голубых, зеленых, желтых и красных тонах.
        На стенах широкой лестницы висели гобелены, а сама лестница с золотыми перилами и хрустальными поручнями взмывала высоко под купол потолка.
        - Герцогиня в «Гранд-салоне», - сказала Лью голосом, полным благоговения.
        Элоэ не удивилась благоговению Лью, когда увидела комнату. В ней царила симфония золотого и розового цвета, стены были увешаны (о чем она узнала позже) абессинскими гобеленами, за исключением тех мест, где на декоративных стенных панелях висели картины Тициана, Рафаэля и Ватто. Мебель шестнадцатого века была покрыта коврами ручной работы.
        Сидевшая на софе женщина была необычайной красоты. Ее кожа казалась алебастровой, а абсолютно белые волосы были убраны в высокую прическу. Она была одета в черное, на шее у нее было изысканное ожерелье из нескольких нитей жемчуга, а рука сверкнула бриллиантами, когда она ее протянула Элоэ.
        - А вот и другая родственная линия, - сказала она по-французски.
        - Элоэ принадлежит к британской ветви, - пояснила миссис Деранж. - Мой муж пытался выяснить, что с ними случилось, но он умер прежде, чем добрался в Англию и закончил свои исследования.
        - Очень рада с вами познакомиться, дорогая, - обратилась герцогиня к Элоэ.
        - Вы были очень любезны, пригласив меня, мадам, - ответила Элоэ.
        - У вас хороший французский, - улыбнулась герцогиня. - Вы были во Франции прежде?
        - Нет, к сожалению.
        - Тогда в вас говорят ваши предки, и это помогает вам говорить в совершенстве.
        Элоэ зарделась от удовольствия. Герцогиня поднялась.
        - Прошу к столу, - произнесла она.
        Обед был подан в огромном обеденном зале, так же по своему красивом, как и
«Гранд-салон». За каждым стулом стоял лакей, и Элоэ с трудом сдерживала себя, чтобы не глазеть на золотые украшения, покрывавшие дамасский стол.
        Миссис Деранж, тем не менее, казалась ничуть не смущенной окружающей обстановкой. Она без конца болтала на безумно плохом французском, и, по мнению Элоэ, обескураживающе навязчиво о том, как богата Лью и как огромны их владения в Америке.
        - Боюсь, что я так и не пересеку Атлантический океан, - сказала герцогиня. - Я, конечно, была в Англии много раз. Но сейчас годы мои прибавляются, и я с удовольствием остаюсь дома, чтобы следить за этим имением моего сына и исполнять обязанности хозяйки до тех пор, пока он не приведет в дом невесту.
        Она говорила совершенно естественно и в этот момент не смотрела на Лью; однако Элоэ, взглянув через стол, почувствовала, что можно было совершенно не сомневаться в том, что герцогиня уже приняла Лью в качестве будущей жены своего сына.
        После обеда герцогиня предложила им осмотреть дом.
        - Это один из немногих замков во Франции, в которых все еще живут их владельцы, - сказала она. - Надеюсь, я не доживу до тех дней, когда моему сыну придется удалиться в один из его маленьких домов, а все это станет национальным музеем.
        Пока она это говорила, ее рука покоилась на лакированной китайской горке; и то, как ее пальцы коснулись дерева, заставило Элоэ подумать: «Она любит это место. Вот почему она хочет, чтобы ее сын женился. Она хочет иметь наследника и продолжить род». Тонкие пальцы задрожали, и Элоэ подумала: «Она боится, но его?»
        Она резко подняла голову и увидела, что глаза герцогини устремлены на Лью.

«Почему она испугана?» - опять задала сама себе вопрос Элоэ, но ответ не смогла найти.
        Они обошли дом, найдя, что все комнаты в нем сказочно красивы и, если это возможно было, одна другой краше. Величественные королевские спальни с огромными кроватями под балдахинами, а также оружейная, в которой хранились старинное оружие и доспехи, были просто захватывающими.
        Такими же были и бальный зал с рядами сверкающих люстр, и музыкальная комната со спинетом, который, похоже, был самой древней вещью в замке. Сокровища были везде. Картины, гобелены, мебель, миниатюры, изделия из слоновой кости и фарфора - каждая вещь по-своему представляла образец для коллекции; некоторые из них были настолько уникальны, что понятие об их ценности исчезало за гранью воображения.
        Элоэ видела, что Лью и ее мать были потрясены и впечатлены всем, что увидели, однако они не выразили настоящую оценку ни одному из редких предметов.
        Пока Элоэ осматривала дом, в ней с нарастающей силой поднималась благодарность к отцу за те часы, что он провел с ней, заставляя изучать каталоги всех величайших музеев мира и показывая книги по старинной мебели, принадлежавшие к его драгоценностям.
        - Сам я никогда не буду иметь такие красивые вещи, - говорил он. - Но таким образом я могу восхищаться тем, что есть у других.
        Элоэ с матерью частенько посмеивались, с оттенком нежности, над отцом из-за его привязанности к старине.
        Теперь Элоэ поняла, что его любовь к красивым вещам родилась вместе с ним. Он никогда не был в «Шато Пужи», но сокровища, хранившиеся здесь, были частью его наследства. Наследства, которое ему досталось от предков, вынужденных по приказу короля покинуть Францию и отправиться в огромную, дикую страну, под названием Канада.
        - О, как бы я хотела, чтобы мой отец это увидел! - неожиданно сказала Элоэ.
        Она стояла перед прекрасной картиной Ватто, которая висела в одной из небольших приемных.
        - Когда-нибудь мы должны его пригласить сюда, - сердечно сказала герцогиня.
        - Боюсь, что это будет невозможно, мадам, - ответила Элоэ. - Но вы так добры, что подумали об этом.
        - Тогда вы должны рассказать ему о «Шато». Я вижу, что вы любите прекрасное.
        - Я воспитывалась в любви к этому, но до настоящего момента я даже не представляла себе, какая это огромная разница, смотреть на предмет красивой мебели или на прекрасную картину в ее подлинном изображении.
        Герцогиня улыбнулась ей.
        - Теперь вы понимаете, почему я хочу, чтобы в доме оставалось все, как есть. Иногда у моего сына возникает желание перевезти что-нибудь в наш дом в Париже или на нашу виллу в Монте-Карло. Но я всегда говорю: - «Нет! Купи новую вещь, если это необходимо, но то, что принадлежит «Шато», должно оставаться здесь».
        - Я уверена, все эти вещи выглядели бы одинокими и заброшенными в любом другом месте, - мягко сказала Элоэ.
        Герцогиня вновь ей улыбнулась так, как будто между ними был какой-то секрет, который другим не дано было понять.
        - Я думаю, что показала вам практически все, - наконец сказала герцогиня. - Вы должны меня простить за то, что я не проведу вас снаружи дома. В последнее время я не совсем хорошо себя чувствую. У меня немного побаливает сердце, и слишком большая физическая нагрузка вредит моему здоровью. Я хотела бы, чтобы вы осмотрели оранжерею, травяной сад и лабиринт, но вы сможете их увидеть, когда приедете к нам погостить.
        Глаза миссис Деранж сверкнули, и она быстро спросила:
        - Когда вы нас ожидаете, герцогиня?
        - Я думаю, что мой сын вернется завтра или послезавтра, - сказала она своим мягким голосом. - Я жду от него вестей. Как только он вернется, я скажу ему, что вы в Биаррице, и я уверена, что он захочет увидеть вас в качестве своих гостей.
        - Для нас это было бы большим удовольствием, не правда ли, Лью?
        - Да, я бы с преогромным желанием осталась здесь погостить, - ответила Лью. - И познакомилась бы с герцогом.
        Произнося это, она смотрела прямо в лицо герцогине, и Элоэ поняла, что она говорила ей без слов о своем согласии на свадьбу, даже не взирая на всего лишь заочное знакомство с женихом.
        Миссис Деранж собиралась еще что-то сказать, как вдруг вошел дворецкий и наклонился, чтобы что-то шепнуть герцогине на ухо.
        - Моя горничная послала за мной, чтобы напомнить, что пришло время моего отдыха. Надеюсь, вы не сочтете меня невежливой или негостеприимной, но мой доктор был очень настойчив в том, чтобы я следовала предписанному им режиму. Пожалуйста, оставайтесь столько, сколько вам понравится, если вы хотите осмотреть здесь что-нибудь еще, но я, боюсь, должна удалиться.
        - Нет, мы сейчас поедем, - сказала миссис Деранж. - Спасибо большое, герцогиня, за то, что вы приняли нас. Мы будем с нетерпением ждать нашего визита к вам.
        - И я тоже буду его с нетерпением ждать, - ответила герцогиня.
        Она пожала руки миссис Деранж, Лью и затем повернулась к Элоэ.
        - Надеюсь, вы тоже приедете. Здесь есть еще много других сокровищ, которые, я уверена, вы оцените по достоинству и сможете описать их своему отцу.
        - Благодарю вас, мадам. Вы очень любезны, - ответила Элоэ.
        Герцогиня коснулась ее плеча.
        - Есть одно очевидное сходство с некоторыми из картин в галерее. У меня не было времени проводить вас туда сегодня, но, когда вы увидите фамильные портреты, вы поймете, что я имею в виду.
        Она еще раз улыбнулась Элоэ; затем они произнесли последние слова прощания, и, как показалось Элоэ, они и опомниться не успели, как уже ехали вниз по подъездной аллее.
        - Да! - воскликнула миссис Деранж наконец. - Я ожидала увидеть нечто большое и значительное, но не такое великолепие.
        - Это просто шикарно, мама! Действительно шикарно! - горячо поддержала Лью. - В то же время я всегда буду бояться, что я что-нибудь разобью.
        - Тебе нечего этого бояться, - утешительно сказала миссис Деранж. - Если есть что-нибудь положительное в тебе, так это то, что ты не неуклюжая. Я всегда тебя предупреждала, когда ты была маленькой девочкой, чтобы ты не затевала шумную возню, как другие дети, и не крушила все кругом. Нет, Лью! У тебя отличная основа, дорогая.
        - Я хотела, чтобы она показала нам фотографию «дука», - сказала Лью с надутыми губами.
        - Я уверена, что они не станут держать что-то такое ординарное, как фотография, - ответила миссис Деранж. - портрет, скорее всего, но я не увидела ни одного современного портрета.
        - Может быть, у них есть картинная галерея, которую мы не видели, - предположила Элоэ и подумала: «А не сознательно ли герцогиня нас туда не провела?»
        - Да, конечно, картинная галерея! Вот где они могут быть, - согласилась миссис Деранж. - Ты обратила внимание на драгоценные камни на табакерках? Наверняка каждый из них стоит несколько тысяч долларов. Подумать только, они должны страшно бояться всяких грабителей.
        - Но у них столько слуг, - возразила Лью. - Это все равно, что ступить в средние века. Ой, мама! Какие вечеринки я буду там закатывать.
        Элоэ ничего не сказала.
        Ей вдруг неожиданно представилось, как молодые веселые друзья Лью танцуют джиттербаг с резкими прыжками и движениями под быструю джазовую музыку в
«Гранд-салоне». Ей стало не по себе от этой мысли.
        Дом был так прекрасен. В нем царила такая атмосфера мира и покоя, что сама мысль о том, что ее будут нарушать резкие звуки современной музыки или громкие пронзительные голоса будут раздаваться в этих прекрасных стенах, была кощунственной.
        - Я никак не могу прийти в себя, правда, не могу! - твердила миссис Деранж. - У нас на родине никто не поверит, то такие места все еще существуют. Оно… Оно… Средневековое, вот что.
        Элоэ не могла сдержать улыбки.
        Миссис Деранж была очень презрительной в отношении некоторых вещей в Лондоне. Многое, по ее мнению, в отеле и в домах ее друзей не шло ни в какое сравнение с комфортом и удобствами, которыми они пользовались в Нью-Йорке.
        Впервые за это время она прониклась благоговейным трепетом, и Элоэ не могла сдержать чувство удовлетворения от того, что «Шато-Пужи» превзошел все ожидания миссис Деранж.
        Они прибыли в Биарриц ко времени чаепития, однако для Элоэ это, безусловно, не означало, что ей будет позволено выпить чашечку чая. Для миссис Деранж и Лью этот британский обычай пить чай в половине пятого не существовал. В Америке они могли спокойно ничего не есть в промежутке между обедом и коктейлем, и им не приходило в голову, что Элоэ может страдать, когда наступало время чаепития, по глотку настоящего английского чая, такого, какой всегда ждал ее дома именно в это время.
        - У нас сейчас будет, по крайней мере, два часа работы, - заявила миссис Деранж, когда они прибыли в отель; и Элоэ проследовала за ней наверх, чтобы начать стенографировать ее длинные тягучие письма друзьям, адвокату и председателям комитетов, в которых она состояла.
        Когда Элоэ начала их печатать, она в сотый раз подивилась тому, как американцы могут так долго расписывать то, что представители других наций обычно излагают в нескольких словах.
        Письма сегодняшнего дня были длиннее, чем обычно. Миссис Деранж не могла устоять, чтобы не описать «Шато-Пужи» в каждом своем письме.
        - Фамильный дом моего мужа, - называла она его. Когда с письмами было покончено, Элоэ послали вниз узнать, можно ли где-нибудь купить почтовые открытки с изображением «Шато-Пужи».
        - Я постараюсь узнать, что смогу, мадемуазель, - сказал ей портье в холле. - Думаю, что несколько открыток с «Шато» можно достать.
        - Тогда, пожалуйста, достаньте столько, сколько вы сможете. Миссис Деранж, я думаю, захочет получить, по крайней мере, по три дюжины каждого вида.
        Портье стал более внимательным. Было очевидно, что его комиссионные от такого огромного количества почтовых открыток будут весьма приличными.
        Элоэ поднялась наверх написать письмо отцу, в котором она дала подробное описание
«Шато Пужи». Когда она закончила, наступило время ужина, который ей принесли в комнату как обычно.
        Поев, она выглянула в окно. Было еще светло, несмотря на то, что солнце начало уже садиться.
        Миссис Деранж и Лью, скорее всего, уже ушли на ужин с друзьями в другой отель. Элоэ взяла короткое пальто и накинула его поверх платья. Она решила прогуляться вдоль пляжа.
        Она зашла в гостиную, положила на письменный стол письма, которые она печатала, и спустилась вниз.
        Пляж был практически пустынным. Всего несколько рыболовов удили рыбу, да одна-две собаки резвились на песке.
        Элоэ отправилась по направлению к скалам, и когда стало невозможно идти по берегу моря, она взобралась на узкую, петляющую тропинку, которая привела ее к маяку на краю соснового леса, простирающегося между Биаррицем и Бейонном.
        Она, должно быть, шла уже с полчаса, в чем она убедилась, почувствовав усталость. Было еще светло, но солнце уже опустилось в яркую полосу золотого с малиновым сиянием. Она была в сосновом лесу, спускавшемся прямо к берегу моря.
        Элоэ села на землю, прислонившись к золотисто-коричневому стволу дерева, пахнущего смолой, и стала смотреть на изумрудно-сапфировые волны, набегавшие из-за горизонта. Как отличались краски этого моря от моря, которое она так хорошо знала в Тордейле.
        И все же она неожиданно почувствовала тоску по дому; ей вдруг страшно захотелось открыть тяжелую дубовую дверь домика сельского священника, пробежать через темный тесный холл и попасть в тепло уютной и светлой гостиной.
        Ее отец и мать сидели бы, читая, по обе стороны камина. А она бы рассказала им о
«Шато-Пужи» и о герцогине. Было досадно, что придется ждать ответа отца и не иметь возможности увидеть выражение его лица, пока он читает о том, как прекрасен замок.
        Изборожденный морщинами и худой от чрезмерной работы и недостатка здоровья, он был все еще красивым мужчиной, и ей стало интересно, найдет ли она его черты на портретах в картинной галерее.

«Мы принадлежим этому замку», - подумала она, как бы обращаясь к отцу. Затем она слегка засмеялась, осознав, насколько она смехотворна в своих мыслях. Не было сомнения, чему она принадлежала - маленькому, отмеченному нищетой домику сельского священника с грубыми досками на полу и со стенами, давно нуждавшимися в краске.
        Как долго она просидела, вспоминая о доме, Элоэ не знала. Она неожиданно заметила, что солнце исчезло и стало темнеть. Она взглянула вверх, на небо. Появились первые вечерние звезды, и выглянула бледная луна, которая скоро зальет окружающий мир своим серебристым светом.
        Элоэ совсем не боялась темноты. Она была привычна к ходьбе по болотам и к возвращению домой по звездам, когда местность была ей незнакома. Было совсем не холодно, и с моря дул ласковый ветерок.

«Не буду еще пока возвращаться», - подумала она.
        И только теперь она заметила мелькающий свет на некотором расстоянии от себя. Кто-то пробирался сквозь деревья с фонарем. Это выглядело довольно романтично, почти как жук-светлячок, летящий в вечерней тьме.
        Затем вспыхнул еще один фонарь. Послышались слабые звуки, но она не могла разобрать в точности, что это было. Она какое-то время наблюдала, затем в любопытстве поднялась на ноги. «Может быть, какая-нибудь компания решила устроить ночные купания», - подумала она, однако не было слышно пронзительного смеха, который обычно сопровождает подобные эскапады.
        Она медленно стала пробираться между деревьями. Сосновые иглы, усыпавшие песок, заглушали ее легкие шаги. Огни оказались дальше, чем она предположила сначала, поэтому ей понадобилось какое-то время, чтобы к ним приблизиться.
        Земля стала постепенно уходить под откос к берегу моря, поэтому, по мере того как она приближалась, огни полностью исчезли. Остались только слабые звуки, на которые она могла продвигаться дальше.
        Она обратила внимание, что море в этом месте ушло как бы внутрь, образовав небольшую естественную бухту. Утесы уже не были такими высокими - они вообще почти полностью исчезли, и земля здесь резко шла под откос к морю.
        Неожиданно она замерла, изумленная тем, что она увидела внизу перед собой. Почти что невидимые, за исключением одного человека, стоящего над ними, несколько мужчин с фонарями в руках усердно трудились над каким-то предметом, большим и темным, находящимся на самом краю воды.
        Подойдя поближе, она догадалась, что это машина. Произошла авария или машина по ошибке заехала в темноте в воду?
        Ей стало видно, что мужчины не пытались вытащить машину из моря. Всего в нескольких метрах от них в бухте стояла рыболовная лодка. У берега ее удерживал пандус, и машину явно толкали на этот пандус с тем, чтобы потом погрузить на лодку.
        Мужчины молча выполняли свою работу. Четверо из них работали, а двое, стоя, наблюдали.
        Элоэ завороженно следила за ними. Она сделала еще один шаг поближе, но в этот момент нога ее поскользнулась и из-под нее полетел вниз ком земли. Это произвело небольшой шум, но люди внизу услышали его. В лицо ей тут же был направлен фонарь. Она услышала восклицания, скрипучий голос произнес проклятье.
        Двое мужчин побежали к ней наверх, там где она стояла. У нее не было времени подумать, не было времени убежать, даже если бы она и захотела. Ее грубо схватили за руки и потащили к берегу.
        - Стойте! Что вы делаете? Куда вы меня ведете? Испуганная, она говорила по-английски. Неожиданно взявшие ее в плен остановились, подтолкнув ее к небольшому привалу, за которым друг против друга стояли двое мужчин.
        - Женщина, - сказал один из захватчиков и сплюнул при этих словах.
        Тут они все разом заговорили. Элоэ могла разобрать лишь немногое из сказанного.
        - Что она здесь делает?..
        - Спроси ее, кто ее послал?..
        - Кто она?..
        - Что нам теперь делать?..
        - Тихо! - скомандовал кто-то, и ей опять направили фонарь в лицо. Она не могла ничего видеть, так как была ослеплена светом, но в то же время ей стало неожиданно страшно.
        Что с ней произошло? В какую историю она попала? Она боялась. Она чувствовала опасность, чувствовала ее, даже не взирая на то, как грубо ей схватили руки и как протащили по мягкой земле.
        Кто-то однажды ей говорил, что на войне он мог чувствовать запах опасности. Сейчас она чувствовала опасность вокруг себя, опасность, смысл которой она не понимала, но эффект от этого был такой, что она почувствовала, как у нее размякли коленки.
        Затем из темноты раздался голос.
        - Отпустите ее!
        На какой-то миг голос этот ничего ей не подсказал, затем вдруг чья-то рука обняла ее за плечи - рука, успокаивающая и защищающая; рука, притянувшая ее поближе.
        - Все в порядке, - сказал кто-то по-французски. - Я знаю эту девушку. Она моя подруга.
        Это был Дикс!
        Она повернулась к нему, почти рыдая от облегчения; помимо сознания ее руки потянулись сами собой, чтобы обхватить его. Только сейчас она поняла, насколько перепугалась, и как все еще она была напугана. Но он был здесь. Ничто не может случиться, пока он здесь.
        - Что она здесь делает? - В этом вопросе звучало подозрение.
        Она почувствовала, как Дикс слегка пожал плечами.
        - Полагаю, она пришла, чтобы встретиться со мной.
        - Мы можем быть в этом уверены? Ее могли подослать. Откуда нам знать, что это правда?
        Человек, задававший эти вопросы, был тот, что сплюнул. Элоэ не могла его видеть, так как ей все еще слепил глаза фонарь, но она чувствовала его враждебность.
        - Мы можем спросить ее об одной вещи, - сказал Дикс.
        Она почувствовала, что он улыбается, когда повернул к ней свою голову.
        - Ты же пришла сюда, чтобы увидеться со мной, не так ли, Элоэ?
        Она почувствовала, как его пальцы слегка сдавили ей плечо.
        - Да.
        - Я сказал тебе подождать меня у маяка. Ты помнишь? Опять его пальцы сдавили ей плечо.
        - Откуда нам знать, что она говорит правду?
        - Она похожа на лгунью? - удивился Дикс. - Кроме того, почему вы считаете, что хорошенькая девушка не может меня ждать? Я еще не лишен привлекательности.
        При этих словах раздались хрюкающие смешки, а тот человек, который больше всех упорствовал, сказал:
        - Мы ее свяжем. Мы не можем рисковать, позволив ей уйти прежде, чем мы отчалим.
        - О, связывай ее, если тебе это доставит удовольствие. Я уверен, у нее не будет ни малейших возражений.
        - А ты уверен, что это твоя девушка? - спросил мужчина противным голосом. - Если бы я подумал, что ты играешь с нами в грязные игры, я бы перерезал ей глотку немедленно.
        - Тебе бы пришлось перерезать прежде мою, - тихо сказал Дикс. - А что касается того, что она не моя девушка, то я могу вас заверить, что она моя девушка и мы очень друг друга любим, не так ли, дорогая?
        Послушная нажиму его пальцев, Элоэ пробормотала:
        - Да, конечно.
        - Но вы не можете это доказать, - прозвучал противный голос из темноты.
        - Да, я не могу это доказать, - ответил Дикс. - За исключением, пожалуй, вот этого.
        Прежде чем Элоэ сообразила, что он собирается сделать, он взял ее рукой за подбородок и повернул ее лицо к своему. Затем он наклонил голову, и прежде чем она смогла вдохнуть поглубже, поцеловал ее в губы. Какое-то время он удерживал ее. Она была слишком потрясена, чтобы сопротивляться, слишком потрясена даже, чтобы двигаться. Она почувствовала, как губы ее задрожали под его губами, затем вдруг он ее отпустил.
        - Ну ладно, - сказал кто-то. - У нас нет времени на подобного рода…
        Он употребил грязное французское слово, от которого Дикс почти инстинктивно напрягся, а затем Элоэ почувствовала, как грубые пальцы заводят ей руки за спину.
        Ей связали запястья шнурком, который впился в ее кожу.
        - А теперь ноги, - сказал кто-то.
        - Я сам свяжу ее, - медленно сказал Дикс. Он наклонился и взял Элоэ на руки.
        Дикс отнес ее на небольшое расстояние и усадил на песок. Кто-то подал ему веревку, и она почувствовала, как его руки мягко обматывают ею ее лодыжки.
        - Все в порядке, - постарался сказать он очень ласково. - Не бойся.
        Было невозможно ему ответить, так как человек, связавший ей руки, находился все еще поблизости. Остальные вернулись к машине. Фонарь осветил ее ноги, когда Дикс поднялся.
        - Ей лучше не пытаться уйти, иначе ты заплатишь за это, - сказал мужчина.
        - Не думаю, что тебе нужно волноваться, - сказал Дикс. - Она и не собирается убегать. Подозреваю, что с таким уродливым лицом ты ничего не смыслишь в женщинах.
        - Я не собираюсь иметь дело с…
        Мужчина снова употребил грязное выражение и опять сплюнул; и, прежде чем Дикс мог ответить, он повернулся и пошел к машине.
        - Ты бы лучше пошел и помог нам ее вытащить, - сказал он. - У нас не так много времени перед тем, как наступит прилив.
        Теперь, когда свет не был направлен ей в лицо, Элоэ могла видеть все более отчетливо. Мужчины все еще работали на лодке, которая перекатывалась сейчас на волнах.
        Ее связанные руки болели, и на какой-то момент она почувствовала, что почти теряет сознание, когда Дикс ушел, оставив лежать ее одну на песке.
        Что все это значит? Все совершилось так быстро, все это было так страшно, она ощущала себя так, как будто с того момента, как поскользнулась ее нога, она не сделала ни единого вдоха.
        Мужчины были опасными. Это единственное, что было совершенно ясно ей. Она поняла это еще до того, как Дикс спас ее, и она поняла также, что он опасался за нее, даже когда, защищая, обнял ее.
        Да, он тоже боялся. Она поняла это; поняла это по прикосновению его губ. Ей захотелось дотронуться пальцами до своего рта, чтобы убедиться, что у нее все те же, прежние, губы. Но она не могла двигаться. Он поцеловал ее, поцеловал, потому что это спасло ее, чего еще она не могла полностью понять.
        Мужчины все еще возились вокруг машины, которая теперь стояла на палубе рыболовной лодки. Они посветили себе фонарями, проверяя, надежно ли привязаны веревки. Один фонарь поднялся кверху.
        Элоэ увидела отраженный в нем цвет машины. Она была красной!
        Она почувствовала, как у нее вздрогнуло сердце. Теперь она знала, что за машину они грузили.
        Она вспомнила, что рассказывал ей портье, когда миссис Деранж захотела, чтобы Лью повела «кадиллак» в Сан-Себастьян. Это было разгадкой всему, разгадкой тому, что он делал в красном «мерседесе».
        Они переправляли машину в Испанию. Вот каким путем испанцы получали дорогостоящие машины, о которых говорил портье. Вот каким образом они избегали налогов, которые им пришлось бы уплатить на границе. Элоэ теперь точно знала, что происходит.
        Она увидела, как лодка со своим тяжелым грузом тронулась. Контрабандисты возвращались к берегу, хлюпая по воде.
        Да, они были контрабандистами - и Дикс был одним из них!

        Глава 8

        Стало очень темно. Набежавшие тучи закрыли звезды. Даже несмотря на то, что ее глаза привыкли к темноте, Элоэ с трудом могла рассмотреть, что происходит. Ей стало нестерпимо неудобно сидеть со связанными сзади руками и ногами, вытянутыми вперед. Но ей ничего не оставалось делать, и в тот момент ей даже некому было пожаловаться.
        Дикс и остальные мужчины накрыли автомобиль непромокаемым брезентом и теперь боролись с тем, чтобы подтолкнуть лодку к приливу. Наконец им удалось это сделать. Лодка поплыла в открытое море, и Элоэ смогла различить ее силуэт на фоне неба.
        Она оценила их смекалку. Машина, накрытая и закамуфлированная, выглядела просто какой-то тяжелой конструкцией на борту обыкновенного рыболовного судна. Ни один береговой пограничник, глядя, как оно движется вдоль берега, не обратит на него серьезного внимания.
        В эту минуту Элоэ в мучительном приступе страха подумала, что Дикс мог уплыть вместе с лодкой. Она различила головы мужчин на борту и в течение некоторого времени не могла его видеть в темноте маленькой бухты.
        Потом до нее дошло, что Дикс и другой мужчина остались. Они шли по песку к ней, и только когда они оказались в пределах слышимости, остановились. Некоторое время их французский был настолько быстрым, что ей было трудно понять, о чем они говорили. Она догадалась, тем не менее, что второй мужчина, кем бы он ни был, отдавал распоряжения, и Дикс его слушал.
        Не было сомнения в том, кто был главным. Она услышала слова «безопасность» и
«благополучное прибытие» несколько раз и наконец поняла, что говорил другой мужчина. Это было указание в том, чтобы ее не отпускать до тех пор, пока груз не будет благополучно выгружен с борта лодки на территории Испании.
        Дикс не возражал; он просто говорил, что он будет отвечать за нее и что он обещает, что у нее не будет ни малейшего шанса связаться с полицией. Их голоса слегка повысились.
        Мужчина в однозначных выражениях сурово высказался, что, если занимаешься таким опасным ремеслом, как это, было бы сумасшествием вмешивать сюда женщин. Все женщины болтливы, по его мнению, и представляют угрозу, которую необходимо устранять.
        Дикс отвечал покорным голосом, но в нем был намек на насмешку. Он сказал, что всегда делал все возможное, чтобы избежать затруднений, но затруднения почему-то имеют такую привычку возникать там, куда бы он ни пришел.
        Второму мужчине было явно не до смеха. Он вновь повторил, что Элоэ необходимо задержать, по крайней мере, на два часа и что ее молчание должно быть обеспечено любым способом.
        - Ты уверен, что ты можешь доверять ей? - спросил он под конец.
        - Я вполне уверен, - тихо сказал Дикс.
        - Если ты ошибаешься, будет хуже не только тебе, но и ей. - В его голосе была угроза, которую ни с чем нельзя было спутать.
        - Я понимаю, - ответил Дикс.
        Мужчина повернулся и пошел прочь, бесшумно ступая по мягкому песку. Дикс стоял и смотрел, как он уходит.
        Элоэ была уверена, что он немедленно подойдет к ней, но он все еще стоял и смотрел в темноту, хотя не было сомнения в том, что он уже не мог кого-нибудь или что-нибудь увидеть.
        Она уже была готова позвать его, закричать, что у нее почти невыносимо болят запястья, как вдруг до нее донесся звук заводимого мотора. Она слышала, как тронулась машина, а затем поехала прочь по дороге. Это как будто послужило сигналом, которого ждал Дикс, он моментально повернулся и подошел к ней.
        Он опустился на колени, затем, посветив фонариком на ее связанные запястья, разрезал шнурок острым ножом. Она испытала чувство огромного облегчения, когда ее оковы спали, а возможность двигаться свободно заставила ее забыть обо всем остальном. Она начала растирать запястья, чтобы восстановить кровообращение. Дикс перед этим разрезал веревку, связывавшую ее ноги, не произнося ни слова выключил фонарь и обнял ее.
        - Прости меня, дорогая, - сказал он таким голосом, какого она еще от него ни разу не слышала.
        Затем его губы дотянулись до ее губ и он поцеловал ее. Это был совершенно иной поцелуй, чем тот, которым он поцеловал ее прежде. Он совершенно ошеломил Элоэ. После минутного изумления она начала бороться с ним, упираясь руками ему в грудь, стремясь высвободить свои губы, но все было бесполезно.
        Даже сопротивляясь, она почувствовала такой экстаз и восторг, пронизавший все ее тело, какой она до сих пор еще не испытывала.
        Совершенно неожиданно она замерла - стала неподвижной от изумления и почти неописуемого восхищения от того, что его поцелуй пробуждал в ней. Она почувствовала, как в ней загорелось пламя, которое только что разожгли, ее тело стало мягким в его руках, а рот податливым в его требовательных твердых губах.
        - Прости меня! О, дорогая, прости меня!
        Она с трудом слышала его голос, она знала только, что все ее естество трепетало в блаженстве от чуда и возбуждения, ни с чем не сравнимыми в ее предыдущих представлениях о чувстве.
        Она поняла, что это любовь. Это было то, что она нашла, но не поняла. Это была любовь, которая делает поцелуй чем-то божественным, чем-то священным; в то же время чем-то настолько глубоко и полностью волнующим, что она с трудом могла перевести дух от блаженства.
        Наконец он отпустил ее. Она знала, что он смотрит сейчас на нее, что его глаза ищут сейчас ее лицо в темноте.
        И только, когда ее губы освободились от его, она вспомнила - вспомнила красный отблеск, мелькнувший на борту лодки, вспомнила, что произошло и кто был в это втянут.
        Неожиданно она почувствовала, как ее начинает охватывать дрожь. Она, наверное, совсем сошла с ума, раз даже всего на эти несколько секунд забыла, кем он являлся.
        Как будто прочитав ее мысли, он спросил:
        - Зачем ты сюда пришла? Ты не представляешь, как для тебя это могло быть опасно.
        - Откуда я могла знать? Я верила в тебя…
        - Я знаю.
        Она попыталась встать на ноги, и он ей помог.
        - Как ты мог? - спросила она с неожиданной болью в голосе. - Как ты мог сделать это?
        Вместо ответа он обнял ее еще раз.
        - Как ты мог? - спросила она с неожиданной болью в голосе. - Как ты мог сделать это?
        Вместо ответа он обнял ее еще раз.
        - Но ты любишь меня! - сказал он ликующе. - Кем бы я ни был, каким бы я ни был плохим, ты любишь меня!
        Мгновение она пыталась сопротивляться триумфу в его голосе и ему самому, но потом, из-за того, что было невозможно устоять перед порывом всего ее тела, она позволила его губам найти ее губы, и они вновь прильнули друг к другу.
        - Ты любишь меня! - сказал он секунду спустя.
        - Да, я… люблю… тебя, - сказала она неровным голосом.
        Она дрожала, пока говорила это, и не только из-за прохладного ночного воздуха, но и из-за того, что, казалось, шло из самой глубины ее сердца, из-за того, что, казалось, окутало ее, как темным облаком.
        Он почувствовал, что она дрожит, и положил ей руку на плечо.
        - Ты замерзла, - сказал он. - Я не должен был тебя держать здесь. Ты простудишься. Мы сейчас пойдем в машину, она здесь недалеко.
        - Я должна возвращаться… в отель…
        - Не сейчас, - ответил он. Она опять испугалась - испугалась того, что не понимала, но больше всего самой себя.
        Он взял ее под руку, и они молча пошли. Их ноги увязали в песке, и продвижение было медленным, пока они не достигли более твердой земли и двинулись между сосен туда, где Элоэ увидела смутные темные очертания машины, спрятанной подальше от дороги.
        Дикс открыл дверь, и она села на переднее сиденье. Через минуту он уже сидел рядом с ней за рулем. Он наклонился вперед, зажег щитовой прибор и включил мотор.
        - Я включу печку. Ты согреешься через несколько минут.
        Она сидела, ни слова не говоря, стараясь не смотреть на него, но четко ощущая его близость.
        - Элоэ!
        Его голос звучал завораживающе, и все же она не повернула головы.
        - Бесполезно, - сказала она. - Я никогда не смогу доверять тебе больше.
        - Я не обманывал тебя ни в чем, что касается нас лично. Я не буду тебя обманывать в этом.
        Несмотря на свою решимость, она повернула голову, чтобы взглянуть на него.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила она.
        - Ты знаешь, что я имею в виду. Я люблю тебя. Я думаю, что полюбил тебя с первого же момента, как только увидел.
        - Но это смешно. Как же ты мог?
        Даже произнося эти слова, Элоэ знала, что это было правдой и для нее самой.
        Она не подозревала, но она влюбилась в него с их самой первой встречи. Она вспомнила, как она потом о нем думала, как она молилась за него, как у нее застучало сердце в груди, когда она вынула его луговые лилии из коробки, в которой он прислал их.
        Она вспомнила, как она страдала, когда подумала, что это он взял сапфировую брошь Лью. Конечно, она уже любила его тогда, хотя и не подозревала или не понимала этого.
        Он наблюдал за ее лицом с той легкой улыбочкой, которую она так хорошо знала.
        - Ну, - сказал он мягко, - это так смешно?
        - Нет, нет!
        Она положила ладони на его лицо.
        - Ты должен уехать, я не смогу тебя видеть после сегодняшнего вечера.
        - Ты действительно это имеешь в виду?
        Он задал вопрос, но прозвучал он так, как будто он не боялся ответа.
        Вместо этого он протянул свою руку вдоль спинки ее сиденья и неожиданно притянул Элоэ к себе. Ее голова упала ему на плечо, и он заглянул ей в глаза.
        - Ты действительно это имеешь в виду? - вновь спросил он. - Ты хочешь, чтобы я уехал? Ты не хочешь меня больше видеть? Ты хочешь отвергнуть нашу любовь? Да?
        Он слегка ее потряс, а затем искусно, так как она дрожала и не могла ничего отвечать, взял рукой ее за подбородок и развернул ее губы к своим.
        Много времени спустя, как показалось Элоэ, она откинула свою голову ему на плечо и сказала слабым, изумленным голосом:
        - Но как я могу любить… тебя? Это… неправильно, я знаю это. Я должна ненавидеть тебя, и все же, когда ты касаешься меня, я… люблю тебя так сильно, что не могу думать… ни о чем другом.
        - Разве этого недостаточно?
        Усилием воли она собралась, чтобы ответить ему.
        - Нет, этого недостаточно, - сказала она. - Я хочу уважать тебя, восхищаться тобой, знать, что ты честный, и надежный, и правдивый. И… и… - Ее голос перешел на рыдания. - А ты ничем этим не являешься.
        - И все же ты любишь меня! - сказал он ликующе.
        - Да, я… люблю тебя, - ответила она. - Но я не должна… Я знаю, я не должна…
        Он придвинул ее еще ближе.
        - Моя бедная девочка, - сказал он. - Ты так мало знаешь о жизни, ведь так? И все же ты думаешь, что знаешь о ней много. Тебе было так легко до сегодняшнего момента. Черное было черным, а белое - белым, и ты никогда не была раздираема между тем, что подсказывал тебе твой ум, и тем, что говорило тебе сердце. - Он еще ближе притянул ее к себе, затем коротко рассмеялся. - Дело не в том, что ты слишком молодая, ты слишком старая. Ты не научилась смеяться, наслаждаться жизнью просто из-за удовольствия жить. Вот чему я собираюсь тебя учить.
        - Но я не должна тебя слушать. Мы не можем что-либо значить друг для друга. Как ты не понимаешь? Как я могу рассказать отцу о тебе? Как я объясню ему и моей матери, что люблю тебя?
        Последовала небольшая пауза, затем Дикс сказал:
        - Итак, ты действительно хочешь, чтобы я ушел?
        - Нет! Нет! - Элоэ говорила помимо своей воли. - Я не смогу это вынести, я не смогу. Ты должен измениться… Ты должен обещать мне…
        Он перебил ее.
        - И ты действительно поверишь этим обещаниям? - спросил он. - Ты поверишь?
        - Я постараюсь. Он мягко засмеялся.
        - Ты же знаешь, что в глубине души ты никогда не будешь в этом убеждена. Нет! Я не буду давать никаких обещаний. Ты должна любить меня таким, какой я есть, или мне придется уйти. В любви должно быть доверие - в этом я согласен с тобой - и не может быть никакого доверия там, где присутствуют неискренность, лицемерие, притворство. Смотри на меня такого, какой я есть, малышка Элоэ. Люби меня самого, а не какого-то сказочного героя, которого ты себе придумала.
        Элоэ прикрыла глаза. «Это невозможно слушать, - подумала она. - Это не может быть правдой. Такое решение будет слишком тяжелым».
        - Ну почему ты такой? Почему? - спросила она наконец.
        Ее голос был таким тихим, что он наклонил голову, чтобы услышать ее.
        - Я такой, какой есть.
        - Но ты можешь измениться, - настаивала Элоэ. Правда, ты можешь это понять?
        - Возможно, - согласился он. - Все меняются с возрастом. Все меняются к лучшему или к худшему каждый день в течение всей своей жизни. Я не сказал, что не буду пытаться измениться, стать тем, что ты хочешь во мне видеть. Я только хочу сказать, что сейчас я не лгу тебе, или не пытаюсь быть тем, что я не есть на самом деле. Ты меня видишь сейчас таким, какой я есть, и, надеюсь, несмотря на это, ты любишь меня. Вот все, о чем я прошу. Оставим будущее на потом. То, о чем я прошу тебя сейчас, это принять настоящее и принять его с широко открытыми глазами.
        - Но в действительности я его принимаю? - спросила Элоэ.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Не совсем так. Ты все еще играешь в приятную игру сама с собой. В глубине души ты все еще твердишь себе, что я не могу быть таким плохим, каким кажусь. Ты хочешь получить от меня обещание, что я не буду больше делать то, что ты не одобряешь. Ты хочешь, чтобы я раскаялся. Другими словами, ты хочешь, чтобы я был кем угодно, но только не самим собой. Но я уже сказал, что я такой, какой есть.
        Его объятие ослабело, и Элоэ слегка отодвинулась от него.
        Неожиданно перед ней возникло лицо ее отца, стоящего на кафедре и проповедующего пастве о том, как надо противостоять соблазну и следовать заповедям библии. Она прекрасно знала, какого ответа ожидал бы от нее сейчас отец. Она знала, что было бы правильно делать сейчас, что она должна сделать.
        Отодвинувшись еще дальше от Дикса и повернув к нему голову, она прошептала.
        - Я… не могу, я… не могу!
        В глазах ее появились слезы и потекли по щекам.
        Он удерживал ее еще какое-то время с нежностью, в которой не было страсти; затем еще раз взял ее лицо в свои руки, посмотрел на ее щеки, мокрые от слез, и начал их нежно целовать, слизывая слезы.
        - Я никогда не забуду эти слезы, - сказал он. - Они для меня самое дорогое, что было у меня в жизни.
        Он говорил очень печально, а затем мягко произнес:
        - Перестань плакать, родная, и скажи мне, когда ты выйдешь за меня замуж?
        Элоэ широко открыла глаза и уставилась на него.
        - Э… замуж… за тебя?
        - Ну, конечно. Неизбежный венец счастливой любви, не так ли? Я могу поклясться тебе в одном, на библии, если нужно, что при всех моих мерзких преступлениях я никогда не был женат. А также, могу добавить, я никому до этого не предлагал выйти за меня замуж.
        Возникла пауза, после чего он мягко сказал:
        - Ты выйдешь за меня замуж, любимая моя малышка Элоэ, ведь правда?
        Она отвернулась от него, страшась выражения его глаз.
        - Это слишком… быстро, - ответила она. - Я не могу… думать об этом еще. Я не могу дать тебе… ответ. Я должна… подумать.
        Она почувствовала, как он напрягся и сказал совершенно другим голосом:
        - Конечно, я забыл, что ты должна решиться принять на себя такой позор, как выйти замуж за вора.
        - Нет, нет, вовсе не поэтому, - вскричала Элоэ. - Дело в моих родителях. Я должна им объяснить, я должна им сказать. Я не могу им лгать насчет этого. Они должны знать правду.
        - Понятно.
        Он говорил медленно, как будто размышляя над какой-то проблемой, затем произнес:
        - А предположим, они откажутся дать свое согласие? Что тогда?
        - Они не откажут, они не смогут, - воскликнула Элоэ. - Им будет больно, им будет трудно понять, но они не откажут мне в браке с тем, за кого я хочу выйти.
        - А что если они все-таки откажут? - настаивал он. - Что если они категорически будут против этого. Элоэ сплела пальцы рук вместе. Она представила себе лицо своего отца, белое и напряженное, без тени гнева, увидела разочарование в материнских глазах. Они так на нее надеялись.
        Они всю свою жизнь стремились дать ей все то, чего сами не могли себе позволить; и всю жизнь они жертвовали, шли на огромные жертвы ради всего того, что она получала из их рук.
        Она была их единственным ребенком. Все их надежды, все их устремления, все их желания были сконцентрированы в ней.
        - Ну, и каков твой приговор?
        Дикс ждал ответа. Она понимала, что должна сейчас дать ему ответ.
        Она постаралась абстрагироваться от его близости: попыталась не думать о том, что он сейчас рядом с ней, что ее губы все еще горят от его поцелуев. И все же, ничто, кроме этого, казалось, не имело значения. Мир как будто исчез; не было другой жизни, других людей, ничего - они были одни, одни в их королевстве, а все остальное исчезло в темноте потустороннего мира.
        Ей показалось в этот момент, что вся ее прошлая жизнь тоже ушла; даже учения ее отца, которые так много для нее значили.
        Затем смутно в подсознании у нее возникла одна фраза, цитата, которая явилась ключом ко всему; вот где был ответ, который она искала. Медленно, как бы выговаривая ее по буквам, вспоминала сейчас Элоэ эту цитату, гласившую:

«Amor vincit omnia. - Любовь побеждает все».

        Это был ответ. Это был ответ, которого ждал Дикс.
        Любовь, когда она приходит, выше предрассудков, правил и норм, вероисповеданий и даже принятого образа жизни. Только любовь берется в расчет. Любовь, которая может простить все и которая в конечном счете, в силу своего величия, может все понять.
        Она импульсивно повернулась в его объятиях, посмотрела ему в лицо; глаза ее сияли в свете щитовой доски. Ее губы слегка дрожали, когда она заговорила, но голос был твердым.
        - Я выйду за тебя замуж. Потому что, ох, потому что… я люблю тебя так… сильно.
        Несколько часов спустя, а может быть, намного меньше, время для них перестало существовать, Дикс, поцеловав ее глаза, сказал:
        - Я хочу отвезти тебя куда-нибудь, где мы смогли бы поесть и немного выпить. Я только что вспомнил, что ничего не ел со времени обеда. И я хочу быть уверенным, что ты не простудишься.
        - Мне не холодно, - ответила Элоэ.
        Отчасти это было правдой. Ее тело было разгоряченным и трепетало от опьянения любовью. Ее щеки раскраснелись, а губы, казалось, горели от неистовства и страсти поцелуев, которыми их осыпали.
        - Если ты будешь на меня так смотреть, - сказал он, - я не смогу завести машину.
        Она нежно засмеялась и слегка отодвинулась от него только для того, чтобы позволить ему молниеносно вытянуть руку и привлечь ее назад, к себе.
        - Я не могу тебя отпустить. Даже на секунду. Я думаю, ты заколдовала меня. Никогда еще в жизни я не испытывал подобного ни с одной женщиной. Я никогда не думал, что буду способен лежать ночами и думать о какой-нибудь девушке.
        - А ты думал?
        - Почти каждую ночь с тех пор, как мы встретились.
        - И при этом ты не писал мне, не пытался увидеться со мной еще раз в Лондоне.
        - Я хотел. Но были обстоятельства, из-за которых я не мог появиться еще раз в
«Кларидже».
        Глаза Элоэ сверкнули, но она не осмелилась взглянуть на него. Она догадывалась, что это были за обстоятельства, но ничего не сказала, с болью думая о том, что это одно из многих испытаний в ее жизни, когда она должна принять неизбежное и не задавать никаких вопросов.
        - Поцелуй меня, - прошептал Дикс ей на ухо. - Ты такая приятная, такая безумно красивая, такая невообразимо прекрасная. Когда-нибудь я куплю тебе такую одежду, чтобы все люди увидели, насколько ты красива.

«А кто будет за нее платить?» - хотела спросить Элоэ, но не осмелилась.
        Он вновь поцеловал ее таким долгим поцелуем, что она почувствовала, как сильно бьется у нее сердце и кровь бешено пульсирует в ее венах. Затем он разжал свои объятия и завел машину.
        Дикс остановил машину у ворот отеля.
        - Я не смогу увидеться с тобой завтра, - прошептал он, обнимая ее. - Но я буду весь день о тебе думать, каждую минуту, каждую секунду. Я дам тебе знать, что можно придумать на пятницу.
        - Где ты будешь? Где ты остановился?
        - Извини, дорогая, я не могу ответить на эти вопросы.
        - Но почему нет? Почему… - начала Элоэ.
        Он заглушил ее слова поцелуем.
        - Есть еще много вещей, о которых я не могу тебе рассказать, но когда-нибудь ты обо всем узнаешь, я обещаю тебе это.
        - Но почему… Почему ты не можешь сказать мне об этом сейчас? Разве ты не видишь, как мне тяжело? Разве ты не понимаешь, что я чувствую, когда ты исчезаешь?
        - Я слишком хорошо это знаю. Однако я ничего не могу поделать.
        Он поцеловал ее так, будто его мысли уже где-то витали; и вдруг словно заряд промелькнул между ними, они жадно прильнули друг к другу. Руки Элоэ обвили его шею, а он осыпал дикими, страстными, жадными поцелуями ее лицо, шею, глаза и рот.
        - Я люблю тебя! О господи, как я люблю тебя!
        Он повторял это вновь и вновь тихим хриплым голосом, полным чувства.
        Затем, как будто она не могла уже этого выносить, Элоэ развернулась всем телом от него и открыла дверцу машины.
        - Со мной все в порядке. Не выходи, - сказала она срывающимся голосом, все еще задыхаясь от жара его поцелуев.
        Прежде чем он успел ответить, она вбежала в ворота, пролетела через сад и вошла в большие, сверкающие светом двери отеля.
        Только когда она добралась до своей спальни и встала спиной к двери, возбужденно дыша, бурный восторг в ее груди постепенно угас, а глаза перестали гореть лихорадочным блеском.
        - Я люблю его! Я люблю его!
        Она произнесла эти слова вслух, но сейчас это было знаком протеста против всех тех вопросов и сомнений, которые нахлынули на нее. Почему он не может сказать ей, где он будет? Почему он не может увидеться с ней завтра? Будет ли он опять встречаться с теми ужасными людьми? Был ли он вовлечен во что-то такое опасное, что не осмеливается говорить об этом?
        Ее затрясло при мысли об опасности, и все же она была уверена, что именно поэтому он не мог рассказать ей, чем он занимается.
        Она вспомнила угрозу в голосе того мужчины, который говорил о ней; вспомнила мужчину, который говорил о том, что перережет ей горло. Она не сомневалась, эти люди были отъявленными бандитами. Они не остановятся ни перед чем.
        Она села за туалетный столик закрыла лицо руками. Как Дикс может быть таким сумасшедшим, таким безумным, что имеет дела с такими людьми? Разве деньги стоили того, чтобы рисковать жизнью или быть изувеченным этими бандитами?
        Она взглянула на часы. Был уже час ночи, однако она не чувствовала усталости. Она подошла к окну и выглянула наружу. Перед окном простирался сад, и ей был виден небольшой участок дороги, где она вышла из машины.
        Теперь дорога была пуста. Гости и любители потанцевать разошлись по домам. Только ночная тишина и мерцающие уличные фонари составляли компанию ее мыслям.
        Спустя некоторое время она разделась, но, даже ложась в постель, она знала, что не заснет. Она могла думать только о Диксе, идущем навстречу опасности, и о родителях, блаженных в своем неведении того, что она должна им поведать.
        Потом она впервые задумалась, как же мало она знает о Диксе. Он ей ничего не рассказал о себе, а то, что она знала, было практически невозможно изложить на бумаге. И все-таки, она никогда не сможет солгать своим родителям. Она должна написать правду. Она должна рассказать им самое худшее и умолять их принять это ради нее.
        - Дикс! Дикс!
        Она услышала, как она шепчет в подушку его имя, и тут вдруг до нее дошло, что она даже не знает его настоящего имени.
        Нет, все это было так невозможно! Как она сможет написать отцу и матери о том, что она собирается выйти замуж за человека, не зная даже его имени?
        Ей стало интересно, почему же она сама не спросила у него об этом, но догадалась, что в тот момент она была просто одурманена его любовью. Это, по крайней мере, с его стороны было подлинным, без притворства. Он любит ее.
        Она чувствовала его любовь по выражению его глаз, по звучанию тех слов, которые произносили его губы; чувствовала ее по нежности его рук и по дикой страсти, с которой он сжимал ее в своих объятиях, в то время как его губы казались огненными, когда прижимались к ее рту и горлу.
        - Я люблю тебя! О! Дикс, я люблю тебя!
        Она повторяла эти слова вновь и вновь, как будто это придавало ей больше уверенности.
        Затем, однако, раздираемая между счастливым состоянием и страхом за него, думая, что не сможет заснуть, она задремала. Сны ей никакие не снились.
        Она проснулась от стука в дверь. Какое-то время, полусонная, она не осознавала, что этот стук относится к ней.
        Затем, как от какого-то толчка, она проснулась. Было половина девятого. Она увидела свой нетронутый завтрак, который ей принесли и поставили у кровати. Занавески были раздвинуты, а она даже и не проснулась, когда горничная входила в комнату.
        Стук в дверь продолжался, и она, однако, поспешно встала с кровати и открыла дверь. На пороге стоял маленький мальчик-посыльный с огромным букетом цветов.
        - Их только что доставили для вас, мадемуазель.
        - Кто доставил их? - быстро спросила Элоэ. - Это был джентльмен? Он все еще здесь?
        - Я ничего не знаю, мадемуазель. Дежурный портье сказал мне, чтобы я их принес вам.

«Какая же я глупая, - подумала Элоэ про себя. - Даже если Дикс принес их сюда, он уже, скорее всего, ушел». Она взяла цветы и с легким толчком в сердце обнаружила, что к букету было прикреплено письмо.
        - Спасибо, - сказала она посыльному и захлопнула дверь.
        Она встала посередине спальни, взирая на цветы, завернутые в целлофан. Он прислал ей красные розы, и она знала, без всяких лишних слов, что красные розы означают любовь.
        Она освободила букет от целлофана и погрузила лицо в упоительный аромат роз. Затем, не обращая внимания на время, она села на кровать и взяла в руки письмо. В нем было всего лишь три строчки, каждая содержала одно и то же количество слов:

«Я люблю тебя.
        Я люблю тебя.
        Я люблю тебя».

        Она поцеловала записку и прижала ее к своей груди. Ночные страхи и ужасы показались ей не такими зловещими теперь, когда наступило утро, а снаружи светило солнце.
        Элоэ позавтракала, а потом медленно оделась. Горничная принесла вазу и поставила ее вместе с красными розами на туалетный столик.
        - Они прекрасны, мадемуазель, - сказала она. - У вас есть любовник? Это хорошо.
        Элоэ не смогла удержаться, чтобы не улыбнуться. Это было так типично для французов - суметь проникнуть в существо дела с одного взгляда, быть абсолютно уверенным, что цветы могут означать только одно - внимательного любовника.
        Она еще раз прочитала записку Дикса, а затем спрятала ее на груди под платьем, чувствуя себя до абсурда приверженной викторианской эпохе, но она не могла удержать этого импульса.
        Она хотела, чтобы записка лежала у нее на сердце, она хотела чувствовать, как шуршит бумага при ходьбе.

«Что он сейчас делает, - думала она. - Куда он отправился? Принес ли он эти цветы и письмо сам по дороге куда-нибудь или отослал их с кем-нибудь еще?»
        Ее интересовало, спал ли он, думал ли о ней, лежа в кровати; стремится ли он, так же как стремится и она, к уверенности в будущем, что означало бы отсутствие всяких тайн и секретов между ними.
        Наконец она была готова; повернувшись от туалетного столика, она взяла тетрадь и вышла к спальне миссис Деранж. Она постучала в дверь и услышала, как миссис Деранж произнесла в нос:
        - Входите.
        Она повернула ручку двери.
        - А, вот и ты, Элоэ, - сказала миссис Деранж бодро. - Я уже собиралась позвонить, чтобы за тобой сходили. Ты сегодня опаздываешь.
        - Простите, - извинилась Элоэ. - Я проспала.
        - Ты счастливица, - отрывисто сказала миссис Деранж. - Лично я не сомкнула глаз сегодня всю ночь. Да что там, у меня всю жизнь был плохой сон.
        Она взглянула на свои письма и прикоснулась к одному из них, лежавшему на верху стопки, как показалось Элоэ, почти ласково.
        - Я получила известие от герцогини сегодня утром. Оно пришло несколько минут назад. Она просит всех нас приехать погостить в «Шато» послезавтра. Замечательно, правда?
        - Она меня тоже приглашает?
        - Тебя тоже. Я думаю, это чрезвычайно любезно с ее стороны. Да и вообще, какая она обворожительная во всех отношениях!
        Элоэ почувствовала, как у нее упало сердце. Как же она сможет встретиться с Диксом? Что же будет, если он захочет ее увидеть, а она будет находиться в
«Шато-Пужи»?
        - Конечно, в виду этих обстоятельств, - продолжала миссис Деранж, - Лью и я не сможем поехать в Сан-Себастьян сегодня вечером. Между нами, я нисколько не сожалею об этом.
        - Я лучше позвоню миссис Картрайт сейчас же.
        - О, у тебя много времени. Одновременно обзвони всех этих людей по списку и пригласи их сегодня к нам на вечерний коктейль. Мы устраиваем прием, вместо того, чтобы идти куда-то. Здесь все номера местные, так что это не займет у тебя много времени.
        - Очень хорошо, - сказала Элоэ. Миссис Деранж взглянула на нее.
        - Я очень довольна тобой, Элоэ, правда, - сказала она. - Пользуясь случаем, хочу тебе сказать, что, на мой взгляд, ты работаешь весьма удовлетворительно как в качестве моего секретаря, так и в качестве компаньонки Лью. Я не возражаю против того, чтобы признаться тебе, - продолжала миссис Деранж, - в том, что я слегка волновалась, как Лью отнесется к этому браку с герцогом. Конечно, я не ожидала, что «Шато» окажется таким величественным, и не скажу, что это не было решающим фактором. Но мы с Лью немного поболтали вчера вечером, и она сказала мне, что считает, что я поступила мудро, не позволив ей выйти замуж за Стива Вестона. Она мне также сказала, что он пытался увидеться с ней в Лондоне, но ты отослала его. Это был очень правильный поступок с твоей стороны, Элоэ, хотя я считаю, что ты должна была мне доложить о том, что он приходил.
        - Я толком не знала, что делать. Он просил о встрече с Лью исключительно наедине с ней.
        - Что же, я думаю, в какой-то мере твоя тактичность и чувство разума предотвратили Лью от действий, которые бы я не одобрила, - произнесла миссис Деранж с щедрым видом.
        Элоэ чувствовала, что она принимает похвалу, которую не заслужила, но, прежде чем она успела что-либо сказать, миссис Деранж продолжила:
        - Я очень счастлива сегодня утром, Элоэ, я не побоюсь этого слова. Свершилось то, над чем я так долго работала. Это мечта, которая, как я иногда думала, могла бы никогда не осуществиться. Я всегда хотела, чтобы у Лью был титул. Я хотела, чтобы она стала важной персоной, чтобы она заняла свое место в европейском обществе. Но этот «Шато»! У меня при его виде действительно захватило дух. Герцогиня мне также сказала в личной беседе, что фамильные драгоценности являются самыми лучшими во всей Франции. Она пообещала показать их Лью, когда мы приедем туда погостить.
        - Надеюсь, что Лью будет очень счастлива, - пробормотала Элоэ.
        Даже произнося эти слова, она почувствовала глубокое сострадание и жалость к этой американской девушке, которая никогда не испытает те чувства, которые испытывала сейчас она сама; которая никогда не узнает, что это значит, любить кого-то без оглядки, исключив из жизни все, или быть готовой бросить все ради одного человека, который взамен может не принести ей ничего, ничего, кроме самого себя.
        - Ну, так, - сказала миссис Деранж. - Нужно еще много сделать; у нас все еще много планов, которые необходимо выполнить. Сейчас беги к Лью и спроси ее, не хочет ли она еще кого-нибудь включить в список приглашенных на коктейль, а затем я тебе дам остальные мои письма.
        Элоэ послушно встала. Она вышла из комнаты миссис Деранж и постучала в дверь Лью.
        - Входите.
        Лью сидела в кровати и завтракала. На ней был маленький домашний жакетик, отделанный нежно-розовым тонким шелком, а ее темные вьющиеся волосы в беспорядке ниспадали ей на лоб.
        Она выглядела очень привлекательно и улыбнулась, когда Элоэ вошла в комнату.
        - Доброе утро, Элоэ! Какие волнения нас ждут сегодня?
        - Твоя мать хочет отменить ужин сегодня вечером в Сан-Себастьяне.
        - Очень хорошо. Картрайты потрясающие зануды. Моя бы воля, я бы ни одного вечера не потратила с ними.
        - А вместо этого, - продолжала Элоэ, - она предлагает устроить вечер коктейлей здесь. Она дала мне список приглашенных и хочет узнать, не желаешь ли ты пригласить кого-нибудь еще.
        - Ни одно имя не приходит мне в голову, - ответила Лью безразлично.
        Она покончила с завтраком, отодвинула в сторону поднос и взялась за стопку газет.
        - Ненавижу, когда нет свежих, сегодняшних газет, - воскликнула она. - Посмотри,
«New York Times» трехдневной давности.
        - Лондонские газеты вчерашние.
        - Я знаю. Но меня интересуют новости только из Америки. В то же время в этих новостях есть что-то омертвелое, когда ты знаешь, что они произошли так давно.
        Она взяла в руки французскую газету.
        - Вот местный клочок. Мама послала туда список приглашенных на ужин, который мы давали позапрошлым вечером. Она думает, это произведет на кого-то впечатление, но бог знает, на кого.
        Она перелистнула страницы.
        - Мне зачитать тебе список приглашенных на вечер коктейлей? - спросила Элоэ.
        Лью, казалось, ее не слышала. Она рассматривала фотографии, помещенные во французской газете, одна из них в особенности поглотила все ее внимание.
        - Посмотри! - вскричала она.
        В ее голосе было что-то завораживающее, что-то такое, что заставило Элоэ быстро подойти к ней. Она склонилась через ее плечо.
        На снимке, плохо напечатанном, был изображен самолет, с которого снимали человека. Это был небольшой мужчина, сидящий в кресле на колесах, которое несколько служащих помогали спускать на землю.
        Элоэ посмотрела на снимок, затем прочитала заголовок внизу, на который указывали блестящие отполированные ногти Лью.

«Герцог де Ранж-Пужи прибывает на аэродром в Биаррице, куда он вернулся из Баден-Бадена, где принимал лечение», - прочитала Элоэ.
        - Он калека! - сказала Лью странным голосом. - Калека! - Ее голос неожиданно повысился до крика. - Калека! - повторила она.
        Затем, так ужасно, что Элоэ хотелось заткнуть уши руками, она начала смеяться.

        Глава 9

        Лью резко оборвала смех, и глаза ее стали жесткими, когда она зловеще повторила:
        - Калека!
        Откинула одеяло и встала с кровати. Не говоря больше ни слова, она просунула руки в рукава красиво сшитого розового атласного пеньюара, который был наброшен на спинку стула, затем прошла через спальню в бархатных шлепанцах на высоких каблуках, держа газету в руке.
        Элоэ знала, куда она направлялась, и у нее возникло чувство сострадания к миссис Деранж. Она знала, что все надежды и устремления этой женщины были сконцентрированы на том, что Лью станет герцогиней. Она чувствовала, что не вынесет зрелища того, как будет рушиться мечта всей ее жизни только лишь из-за какой-то фотографии в газете. Невольно она протянула руку вперед.
        - Подожди, Лью! Подумай немного.
        Но Лью, казалось, не слышала ничего. Наоборот, она шествовала к материнской спальне. Только, когда она дошла до двери, она остановилась на секунду и повернулась к Элоэ.
        - Пойдем со мной, - попросила она. - Я хочу, чтобы ты слышала, что я собираюсь сказать.
        Элоэ хотела отказаться: лучше оставить мать и дочь наедине для выяснения такого вопроса; но интуиция ей подсказывала, что сейчас не время спорить с Лью или предаваться своим собственным эмоциям.
        Поэтому, покорно, ничего не говоря, она проследовала за Лью в спальню миссис Деранж, остановившись в дверях и стараясь быть как можно менее заметной, так как она была смущена.
        Лью подошла к кровати матери и положила перед ней раскрытую газету.
        - Посмотри на это, - сказала она.
        - В чем дело? - спросила миссис Деранж.
        Она протянула руку, неловко нащупывая свои очки в роговой оправе, которыми она обычно пользовалась, когда читала.
        - Посмотри на это! - повторила Лью.
        Миссис Деранж нашла очки и водрузила их на нос. Лью наблюдала за лицом матери.
        - Фотография герцога, - через минуту сказала миссис Деранж. - Должно быть, ее сделали вчера днем по его возвращении из Баден-Бадена.
        - Ты его видишь? - спросила Лью. - Ты видишь, на кого он похож? Ты говорила мне, что он привлекательный, красивый. Ты мне все наврала про него. Теперь ты видишь правду?
        - Он был болен, - сказала миссис Деранж, но в ее голосе не чувствовалось уверенности.
        Лью выхватила газету из ее рук.
        - Ты знала, - обвиняющим голосом произнесла она. - Ты все это время знала.
        - Ну же, Лью, не волнуйся… - начала было миссис Деранж.
        - Скажи мне правду, - перебила Лью. - Ты знала, что он калека, да?
        Вид у миссис Деранж был несчастный.
        - Мать, как ты могла со мной так поступить? - спросила Лью, слегка повысив голос. - Я думала, что ты души во мне не чаешь, я думала, что ты меня любишь, а ты так меня обманула. Ты считаешь, что мне достаточно полмужчины в качестве мужа? Ты считаешь, что я проведу остаток жизни, толкая перед собой инвалидное кресло с этим маленьким созданием?
        Миссис Деранж побледнела, однако Элоэ отметила, что держалась она с достоинством.
        - Тебе незачем так говорить, Лью. И незачем выходить замуж за герцога, если ты не хочешь.
        - Не хочешь! - воскликнула Лью. - Ты считаешь, я могу захотеть такого мужа?
        - Ты же еще его не видела, - урезонивала ее миссис Деранж. - Газетные снимки печально известны тем, что они из кого угодно сделают карикатуру. Я видела некоторые твои снимки, и, безусловно, там нечем было гордиться.
        - Ты знала, что он калека, - упорно повторяла Лью.
        - Я не знаю, что он калека, и не вижу смысла подозревать это только лишь потому, что мы увидели его в инвалидном кресле. Возможно, это временно.
        - Ты пытаешься убедить меня в том, что он попал в аварию?
        - Я не знала. Единственное, что мне сказала герцогиня, это то, что он был болен. Она однажды упомянула в своих письмах, что он не может вести очень активный образ жизни и что у него очень слабое здоровье с детства. Тот факт, что он изображен на этой фотографии в кресле на колесах, для меня явился таким же откровением, как и для тебя.
        - Ты никогда не говорила мне, что у него слабое здоровье, - сказала Лью.
        - У людей возникают очень разные представления, когда им описывают подобным образом здоровье другого человека. Матери, обожающие своих детей, часто склонны считать, что у их детей слабое здоровье и поэтому с ними нужно носиться и баловать их. Я планировала встретиться с герцогом прежде, чем я составлю свое собственное мнение о его здоровье. Советую тебе поступить так же.
        - Я не собираюсь выходить замуж за человека, который так выглядит, - упорствовала Лью.
        - А как он выглядит? - спросила миссис Деранж. - Дай мне газету.
        - Я не хочу на него больше смотреть, - в раздражении произнесла Лью.
        Она швырнула газету на пол и подошла к окну. Секунду Элоэ колебалась, затем подошла, подняла газету, разгладила ее и протянула миссис Деранж.
        - Спасибо, Элоэ.
        Когда миссис Деранж брала газету, Элоэ заметила, что рука у нее дрожала. «Для нее это очень многое значит», - подумала она.
        Элоэ неожиданно преисполнилась сочувствием к ним обеим - к матери, которая хотела дочери только хорошего, и к дочери, которая все еще не знала, чего же она хочет от жизни и металась из стороны в сторону.
        Миссис Деранж уставилась на фотографию.
        - Ты знаешь, Лью, - медленно произнесла она. - Пожалуй, ты была поспешна в своих выводах. У него лицо аристократа. Конечно, из-за плохого качества газетной печати, которая может исказить черты, трудно рассмотреть его, и все же, я чувствую, почти уверена, что герцог - мужчина приятной наружности. Как ты думаешь, Элоэ?
        Элоэ посмотрела на газету, которую ей протянула миссис Деранж. Фотография была сделана при ярком солнечном свете. Поэтому было трудно различить что-либо отчетливо. Герцог, без сомнения, выглядел хрупким. Было совершенно очевидно, что как мужчина он не обладал большой физической силой. И все же, как она могла видеть, миссис Деранж была права, когда говорила, что у него, возможно, приятные черты лица. По крайней мере, у него было приятное лицо, обращенное с улыбкой к служащим, опускавшим его с самолета.
        Миссис Деранж явно ждала, когда Элоэ что-нибудь скажет, и через секунду она неуверенно произнесла:
        - Здесь… трудно… разобрать, но вполне возможно, что он может оказаться… симпатичным.
        - Не имеет значения, даже если бы он был Адонисом, он все равно навечно прикован к инвалидному креслу, - отрывисто сказала Лью.
        - Но зачем так спешить с выводами? - возразила миссис Деранж. - Герцогиня ничего не говорила мне о кресле на колесах. Она сказала, что ее сын болен и уехал в Баден-Баден, чтобы поправить здоровье, а сейчас возвращается домой, так как доктора нашли, что ему стало намного лучше.
        - Мама, ты рукоплещешь всему, - сказала Лью, пожав плечами. - Но я со всей определенностью могу сказать, что «дук» не вписывается в мои представления о том, как он должен выглядеть.
        - Люди редко выглядят так, как от них этого ожидают, - сказала миссис Деранж убежденно. - Ну же, Лью, будь разумной. Ты можешь оставить свое мнение при себе до встречи с герцогом завтра вечером. Когда ты увидишь его в его собственном окружении в этом восхитительном «Шато», я уверена, он покажется тебе совсем другим.
        - Ему бы не помешало, - отрывисто произнесла Лью. - Давай проясним этот вопрос раз и навсегда. Я не выйду замуж за того, кому нужна сиделка. Мне нужен молодой и веселый мужчина, который бы вместе со мной мог заниматься спортом - плаванием, теннисом, который умел бы танцевать и ходить на лыжах, которому бы нравилось управлять лодкой, водить автомашину и летать на аэроплане. Ты думаешь, этот несчастный все это может делать?
        - Лью! Лью! - увещевала миссис Деранж.
        - О, я знаю, что ты думаешь, - сказала Лью с неожиданной страстью в голосе. - Ты думаешь, быть коронованной особой стоит всего этого. А я так не считаю. Только лишь из-за того, что я смогу называть себя герцогиней, я не собираюсь всю свою оставшуюся жизнь тащиться за человеком, который действительно является клиническим случаем - и ты ничего не сможешь мне сказать, ничто не заставит меня думать по-другому.
        Она вышла из комнаты, хлопнув дверью. Стены все еще дрожали, когда Элоэ и миссис Деранж взглянули друг на друга.
        - Она расстроена, - сказала миссис Деранж. - Она будет думать по-другому, когда встретится с герцогом у него в замке.
        - А что с ним? - спросила Элоэ. Миссис Деранж покачала головой.
        - Я правда не знаю. Герцогиня была очень уклончива. Для меня это удар - узнать, что он настолько плох, что вынужден находиться в инвалидной коляске.
        - Может быть, это произошло только во время путешествия, - с надеждой предположила Элоэ.
        - Может и так, - согласилась миссис Деранж. - Во всяком случае нам ничего не остается делать, как ожидать завтрашнего дня. Просто попытайся успокоить Лью, она хорошая девочка. Она прислушается к тебе.
        Элоэ думала, что Лью не будет ни к кому прислушиваться, но не имело смысла расстраивать дальше миссис Деранж и делиться с ней своими соображениями.
        - Я могу чем-нибудь помочь вам? - спросила она.
        - Нет, ничем, - ответила миссис Деранж. - Я чувствую себя очень расстроенной тем, что случилось. Наверное, я приму одну пилюлю фенобарбитала, которую мне дал доктор, и лягу отдохнуть ненадолго.
        - Да, я бы тоже так сделала. Мне опустить занавески?
        - Нет, нет! Я ничего не имею против солнечного света.
        Она выдвинула ящичек из ее прикроватной тумбочки, достала маленькую белую таблетку из картонной коробочки, положила ее на язык и запила водой из стакана, стоящего на столе.
        Элоэ собрала письма, на которые еще не были написаны ответы, и положила их на письменный стол; затем, не говоря больше ни слова, она вышла за дверь, тихонько прикрыв ее за собой.
        Она была в нерешительности, заглянуть ли ей в комнату Лью, но потом все-таки тихо постучалась к ней.
        - Входите, - голос Лью прозвучал очень резко, но когда Элоэ вошла в комнату, она добавила: - О, это ты, Элоэ. Я надеялась, что это ты.
        Лью сидела на кровати. Элоэ прошла через комнату, чтобы встать рядом с ней.
        - Тебе что-нибудь нужно? - спросила она.
        - Да, и очень многое. Прежде всего я бы хотела вернуться назад, в Нью-Йорк, прямо сейчас, сию же секунду. А поскольку у меня нет волшебного ковра-самолета, то полагаю, я должна буду вынести этот ужасный визит.
        - Ты имеешь в виду в «Шато»?
        - А куда же еще? Сейчас мне ненавистна всякая мысль о нем, а я ведь так хотела туда попасть.
        Было что-то грустное и довольно детское в ее разочаровании.
        - Возможно, он окажется намного лучше, чем ты ожидаешь. Он выглядит симпатичным.
        - Полагаю, что я была дурой, я действительно начала верить маме. Я его представляла себе высоким и темноволосым с великолепной фигурой, как у всех французов из фильмов. Я лежала в постели прошлой ночью и представляла, как он занимается со мной любовью в той маленькой приемной, сплошь задрапированной ярко-розовой парчой, ты помнишь эту комнату?
        Я представляла, как мы с ним танцуем в бальном зале, на мне огромная диадема, а он шепчет мне на ухо, как он безумно любит меня. Я уже была наполовину влюблена в него - в мужчину, которого я вообразила, конечно, но не в это болезненное создание из газеты.
        - Может быть, ты ожидала чересчур многого.
        - В каком смысле?
        - Ну, я не думаю, что кто-нибудь может получить все от жизни. Если люди богаты, тогда у них часто бывает какая-нибудь дисгармония, плохое здоровье, например, или слепота, что является противовесом их благосостояния; а если кто-то кажется кому-то очень привлекательным и его можно очень сильно полюбить, то, вполне вероятно, он окажется бедным или… или… или что-нибудь еще.
        Говоря это, Элоэ думала о Диксе, от всей души желая, чтобы он не был богатым, а был честным.
        - Я поняла, что ты имеешь в виду, - сказала Лью. Ты намекаешь на то, что я жадная.
        - А разве нет? - возразила Элоэ. - У тебя столько всего, ты не можешь ожидать, что ко всему этому ты получишь еще и рай впридачу. Я просто хотела сказать, что он необязательно должен быть тоже герцогом.
        Лью резко поднялась с кровати и села за туалетный столик.
        - Как ты считаешь, поместья, какое бы оно ни было распрекрасное, может быть достаточно? - спросила она.
        - Нет, конечно, - уверенно ответила Элоэ.
        Лью долго рассматривала себя в зеркало, затем наконец она сказала подчеркнуто равнодушным голосом.
        - Ну что же, смотрины никакого вреда не причинят. Мы посмотрим, что принесет нам завтра.
        Элоэ догадалась по ее интонации, что момент доверия исчез. Лью приняла решение играть свою собственную игру. В глубине души она все еще надеялась, выйдя замуж за герцога, стать обладательницей как титула, так и «Шато-Пужи». Элоэ поняла, что говорить с ней больше не о чем.
        - Ты меня простишь? - спросила она. - У меня в спальне все еще лежат письма, которые необходимо обработать. Если я понадоблюсь твоей матери, она, наверное, позвонит.
        - Я скажу ей, как только увижу ее, - ответила Лью.
        Элоэ вернулась к себе в комнату. Она положила корреспонденцию миссис Деранж на писчую бумагу и открыла ящик стола в поисках копирки. В этот момент она увидела письмо, адресованное ей Стивом на «Кларидж» отель.
        Она вынула его из конверта и перечитала. Затем она взглянула на адрес наверху и на номера телефонов, напечатанные под адресом.

«Должна ли она связаться с ним?»
        Эта идея неожиданно пришла ей на ум, но она все же испугалась какого бы то ни было вмешательства. Допустим, она напишет ему, но ничего из этого не выйдет?
        Допустим, Лью, увидев герцога, решит, как бы он ни выглядел, что он стоит того, чтобы выйти за него замуж ради тех великих преимуществ, которые он ей может предложить? Она не любит герцога; она никогда не полюбит его; а Стив мог бы, если бы только она была способна это понять, предложить куда больше.
        - Я не должна вмешиваться, - произнесла Элоэ вслух. Все же, она была глубоко убеждена, что это дало бы Стиву огромную возможность добиться благосклонности, если бы только он был здесь.
        Разве не справедливо то, что он тоже должен иметь шанс изложить свои доводы? А какой момент может быть самым подходящим, если не тот, когда Лью разочарована, может быть, даже когда на нее произвел отталкивающее впечатление человек, из-за которого она так легко пересекла Атлантический океан, чтобы выйти за него замуж?
        - Она не может этого сделать, не может, - сказала Элоэ.
        Она вдруг представила Лью привязанной, по ее же собственному выражению, к инвалидному креслу. Она будет несчастной и неизбежно сделает также несчастным герцога. Ни деньги, ни титул, ничто не сможет компенсировать безысходность жизни людей, у которых нет ничего общего, кроме алчности по отношению к тому, чем владеет другой.
        Элоэ вскочила на ноги. Она прошла через комнату и сняла телефонную трубку. Она постоянно слышала о том, как эффективна телефонная служба в Америке, но у нее не было иллюзий насчет трудностей, с которыми ей придется столкнуться, пытаясь дозвониться из Франции.
        Однако, к своему удивлению, через двадцать минут она услышала гудок и ей сообщили, что она соединена с Нью-Йорком. Она сделала персональный заказ, и через несколько секунд ее проинформировали, что Стив Вестон на проводе.
        - Это Стив Вестон?
        - Алло! Кто это?
        - Это Элоэ Деранж.
        - О, привет! Откуда вы говорите?
        - Из Биаррица.
        - С Лью все в порядке? Она хочет меня увидеть?
        - Она не знает, что я вам звоню, но, я думаю, я должна вам рассказать, что случилось.
        Она говорила быстро, понимая, что франки щелкают каждую секунду. Элоэ рассказала ему, что случилось сегодня утром, поведала о снимке герцога, помещенном в газете, и о реакции Лью.
        - Я запрыгну на первый же самолет, на какой мне удастся.
        - Вы уверены? Я… я имею в виду… возможно, я не должна была вам звонить, но я подумала…
        - Не беспокойтесь, - перебил он. - Это здорово, что вы мне дали знать. Ничего не говорите Лью. Я войду и удивлю ее.
        - Мы будем находиться в «Шато»… - начала было Элоэ, но линия уже молчала.

«Что же, он приедет сюда, в этот отель, и ему подскажут, где их найти, - подумала она, а потом с почти щемящим чувством призадумалась: - А правильно ли я поступила?

        Во всяком случае теперь уже было поздно об этом сожалеть. Она была вполне уверена, что Стив Вестон сдержит свое слово; и, возможно, Лью, увидев его, поймет, что он любит ее по-настоящему и что любовь намного ценнее, чем деньги или положение.
        Элоэ слегка вздохнула. Проблемы Лью, с одной стороны, были намного легче ее собственных. Нужно написать письмо ее отцу с матерью, а она продолжала сомневаться, как же она сможет им написать и рассказать то, что случилось, если она даже не знает настоящего имени человека, за которого собралась замуж?
        Все это было таким смехотворным, таким абсурдным, и все же за волнениями и восторгом прошлой ночи, когда она пообещала ему себя, ей даже не пришло в голову узнать, как его в действительности зовут. Человеку со стороны вся ситуация показалась бы безумной.
        Однако теперь, при солнечном свете, пробивающемся сквозь ее окно, она задалась вопросом, а может быть, она сама нисколько не была задета прошлой ночью.
        Неужели она действительно пообещала выйти замуж за человека, которого абсолютно не знала? За человека, который был признанным мошенником, вором и контрабандистом, но все-таки за человека, которого она любила и который любил ее.

«Почему все мое тело трепетало от его прикосновения? - размышляла она. - Почему его губы разжигали такой огонь в моем теле, что я не могла даже связно думать, а только чувствовала вибрирующий, будоражащий экстаз, которого до сих пор не испытывала? Я люблю его», - с ликованием подумала она, а затем она почувствовала, как ее пыл угас, как только она вернулась к мысли о родителях.
        Она притянула к себе стопку бумаги и взяла ручку.

«Дорогие мама и папа.
        Я влюбилась во француза…»
        Она поставила точку и сидела, перечитывая вновь и вновь написанные ею слова.
        Она отчетливо могла представить себе лицо ее отца. Она представила себя, стоящей перед ним, как было в детстве; она даже слышала свой голос, говорящий:
        - Но я хочу сделать это, папа, я хочу это сделать.
        - Но это неправильно, моя дорогая. - Его голос был серьезным, но полным понимания и жалости.
        - Почему это будет неправильно?
        Он посадил ее на колено и стал объяснять.
        - Есть определенные правила, которым мы должны подчиняться. Если мы следуем им, тогда это правильно и хорошо. Если мы не подчиняемся им, тогда это неправильно и плохо.
        Элоэ закрыла лицо руками. Неправильно и плохо! Вот что подумает отец о Диксе. И все же она знала, была почти неопровержимо убеждена, что в нем лично ничего не было плохого. Его действия, может быть, были плохими, может быть, они были противообщественными, но внутри он был хорошим. Она была уверена в нем так же, как и в собственных отце и матери, как в каждом, кого она когда-либо любила и кому доверяла.

«Ох, как же это все непонятно», - подумала Элоэ и отложила письмо в сторону. Было так тяжело писать, так трудно было изложить на словах чувства, в которых она сама еще не была до конца уверена.
        Она взяла листок бумаги и спрятала его в ящик.

«Допишу сегодня вечером», - подумала она, понимая, что избрала трусливый путь к отступлению. Она избегала то неизбежное, с чем ей придется столкнуться.
        Миссис Деранж позвала ее к себе в комнату около четырех и закончила работу с письмами, которые лежали в отдельной стопке утром. Она не упоминала о сцене, разыгравшейся из-за фотографии герцога. Выглядела она устало, и диктовала она не так бегло, как обычно. Элоэ чувствовала, ее мысли часто блуждали, а переживания из-за Лью мешали ей сконцентрировать внимание.
        Наконец миссис Деранж отпустила Элоэ, которая вернулась в свою комнату. Едва она переступила порог, как зазвонил телефон. Она подумала, что это может быть Стив Вестон, надеясь, что, по какому-то странному стечению обстоятельств, об этом звонке не доложили Лью.
        - Алло! - произнесла она с опаской.
        - Привет, моя дорогая.
        Это был Дикс, ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди от безумной, необъяснимой радости при звуке его голоса.
        - Я не думала, что это будешь ты.
        - Кого ты ждешь? Другого мужчину? Я ревнивый.
        - Нет… Я думала, это звонят из Америки.
        - Тебе часто звонят из-за Атлантики?
        - Нет, нет! Я не могу тебе объяснить это сейчас, но я расскажу тебе потом.
        - Ты можешь рассказать мне сегодня вечером.
        - Сегодня вечером?
        - Да. Я звоню тебе, чтобы пригласить тебя на вечеринку.
        - На вечеринку! Но как я могу?
        - Это очень особая вечеринка. Я не приглашал тебя вчера вечером, потому что подумал, что они будут против твоего прихода, но когда я им объяснил, что мы собираемся пожениться, они пришли только в восторг.
        - Кто они?
        - Мои друзья. Несколько человек, с которыми я хочу тебя познакомить, потому что они много значат для меня.
        - Тогда я пойду с большим удовольствием. Как ты считаешь, я должна спросить разрешения у миссис Деранж?
        - Ты обычно нужна ей вечером?
        - Нет, я всегда свободна после ужина.
        - А в какое время это бывает?
        - Они ужинают с друзьями в девять, таким образом они выйдут из отеля около половины девятого.
        - Хорошо! Тогда я буду ждать тебя прямо у ворот в восемь тридцать. Постарайся выглядеть настолько хорошенькой, насколько это возможно. Я хочу, чтобы мои друзья увидели, какой я счастливый.
        - Я постараюсь.
        - Я люблю тебя! Не забудь об этом.
        Он сказал это очень нежно, затем раздался щелчок. Он не подождал ее ответа. Она медленно положила трубку, чувствуя, как сердце понемногу успокаивается в ее груди, а кровь схлынула с ее щек.
        Она увидит его сегодня вечером. Только об этом она могла сейчас думать, и тут она вспомнила, как он сказал: «Постарайся выглядеть настолько хорошенькой, насколько это возможно».
        В отчаянии она подумала, что это была одна из самых трудновыполнимых задач, которую он от нее потребовал.
        У нее ничего нет особенного, чтобы надеть, только маленькое черное платьице, которое она носила в Лондоне и так часто обновляла, чтобы оно выглядело каждый раз по-другому.
        Теперь она пожалела о том, что не купила себе новое платье в Лондоне, и все-таки, если бы она сделала это, она не смогла бы посылать так много денег домой своей матери.
        - Он должен принять меня такой, какая я есть, - громко сказала она.
        Но, даже произнеся это, она не могла избавиться от стремления, присущего любой женщине, выглядеть прекрасно в глазах любимого.
        Она вынула платье из гардероба. А, может быть, если она наденет его без воротничка и манжет, а просто приколет к вороту маленький букетик из искусственных цветов, оно будет выглядеть достаточно нарядным для вечеринки?
        В любом случае, она должна его погладить и привести в порядок. Она перевесила его через плечо и направилась в комнату Жанны, которая находилась в самом конце коридора. Жанна, сидя у окна, что-то шила и, когда Элоэ вошла, улыбнулась ей.
        - Я могу воспользоваться вашим утюгом, Жанна? - спросила она.
        - Ну конечно, мадемуазель. Вы найдете его в кухонном шкафу.
        Элоэ достала гладильную доску и специальный дорожный утюг, который подходил к любому напряжению.
        - Вы собираетесь на выход, мадемуазель? - поинтересовалась Жанна.
        - Да, и, кстати говоря, я иду на вечеринку, - призналась Элоэ. - Только не говорите ничего миссис Деранж, мне бы не хотелось объясняться с ней.
        - Фи! Это не ее дело, как вы проводите свое свободное время. У меня однажды была одна работодательница, которая постоянно задавала мне вопросы. Я ей сказала:
«Мадам, вы наняли меня, чтобы я работала на вас, но, когда я не работаю, когда у меня есть свободное время, я себя нанимаю сама. Я не отвечаю ни на какие вопросы, я не даю никаких объяснений, вы поняли?»
        - И что она ответила? - спросила Элоэ, понимая, что от нее ждут комментариев.
        Жанна улыбнулась.
        - Она ничего не ответила на это. Я очень хорошая горничная, и она хотела меня оставить у себя, поэтому она стала очень осторожной, чтобы не задавать мне никаких вопросов по поводу того, что я делаю.
        Элоэ засмеялась.
        - Да, это был один из способов решить данную проблему. Но я уверена, что вы намного смелее меня.
        - Вы собираетесь надеть это платье на вечеринку? - спросила Жанна.
        - Это единственное платье, которое у меня есть.
        - Это не годится для вас. Если вы идете на вечеринку с французами, то они будут шикарно одеты, очень шикарно. Вам нельзя идти в этом платье. Оно не стильное, и в нем нет шика.
        - Но у меня больше ничего нет, поэтому им придется смириться с этим.
        Она почувствовала себя несчастной, так как Жанна выразила на словах все ее ощущения, но правда была неутешительной, так как ничего нельзя было с ней поделать.
        - Подождите минуту, - сказала Жанна.
        Она встала и подошла к шкафу, из которого вынула нежно-голубое кружевное платье, так туго собранное в узкой талии, что фалды широченной юбки вихрем кружились внизу, а украшение из переливающихся блесток, разбросанных по всему платью, сверкало и играло при каждом движении.
        - Какое красивое платье! - воскликнула Элоэ.
        - Я его сшила для своей племянницы, - объяснила Жанна. - Она молодая и такая же хорошенькая, как вы. Она работает в Париже. Она прислала мне кружево и попросила меня сшить ей что-нибудь. Платье закончено, и я собиралась отослать ей его на следующей недели, но вы можете сходить в нем на вечеринку.
        - О, нет! Нет! - воскликнула Элоэ. - Я не могу даже об этом подумать. Я его испорчу. Оно слишком прекрасно.
        - Вы наденете его, мадемуазель, - твердо сказала Жанна. - Я уверена, оно вам подойдет. Моя племянница примерно таких же размеров.
        - Но я, правда, не могу, - протестовала Элоэ. - Я буду бояться в нем идти. И, кроме того, вы чересчур добры, чтобы давать его мне поносить, ведь вы сшили его специально для вашей племянницы.
        - Вы все это время были очень добры ко мне, мадемуазель, - ответила Жанна. - Вы помогали мне, вы занимались такой рутинной работой для меня, которую ни одна бы молодая леди на вашем месте не взяла бы на себя. Если вы хотите быть хорошенькой на этой вечеринке, тогда наденьте платье.
        - О, Жанна, неужели вы действительно его мне даете?
        Она завороженно посмотрела на красивое блестящее платье. Оно было как раз таким, о котором она мечтала. Элоэ представила выражение лица Дикса, когда он ее увидит, она была уверена, что в таком платье ему не стыдно будет представить ее своим друзьям.
        - Ну, конечно, я его даю вам. Примерьте его. Если потребуются небольшие изменения, то у меня есть масса времени, чтобы что-то переделать.
        Элоэ сняла свое ситцевое платье, и Жанна помогла ей надеть голубое. Оно плотно облегало ее в груди, подчеркивая ее изящную форму, а ее фигура оказалась к тому же лучше, чем думала сама Элоэ. Короткие маленькие рукава скользили по плечам, а жесткий синий бархатный ремень на талии был украшен вышивкой из блесток и крошечных бриллиантиков. И, однако, сама юбка, которую делали пышной туго накрахмаленные шелковые нижние юбки, соблазнительно зашелестела, когда она на цыпочках прошлась по комнате к высокому зеркалу, висевшему на стене.
        - Как красиво! Безумно красиво! - воскликнула она. - Вы совершенно уверены, Жанна, что хотите дать мне его надеть на вечер?
        - Я хочу, чтобы вы его надели. Теперь вы выглядите так, как и должны выглядеть - принцессой.
        - Золушка, вот что вы хотели сказать. А вы действительно моя сказочная добрая фея. Меня угнетала мысль о том, что мне придется надеть старое черное платье, но у меня ничего больше нет. А теперь я себя чувствую совсем другой. Совершенно, совершенно другой.
        - Это просто то, что делает с женщиной одежда. Настоящая одежда.
        Элоэ со страхом подумала про себя, что Дикс может ожидать от нее, чтобы она всегда носила эту, «настоящую», одежду. Он был француз. Он знает то, что никогда не приходит в голову англичанам, не только, как много значит одежда для женщины, но и как сильно она может ее преобразить.
        Бессмысленно было лицемерить, она действительно выглядела по-иному, потому что была хорошо одета.
        Но тут, даже при мысли о будущем, в ней заговорило ее холодное, логическое «Я», которое выдвинуло ряд горьких вопросов: «А как ты собираешься платить за эту новую одежду? Как Дикс будет платить за нее? Откуда будут поступать эти деньги?»
        Ее терзали эти вопросы, возникая как бы из какого-то ужасного кошмара, чтобы преследовать и злобно дразнить ее своими гнусными намеками. Она решительно от них отмахнулась.
        - Спасибо, Жанна, - сказала она. - Я, наверное, никогда не смогу вас полностью отблагодарить. И я буду аккуратной, ужасно аккуратной, чтобы не испортить платье вашей племянницы.
        - Однажды, когда накопим достаточно денег, мы с племянницей откроем свой магазин. И, возможно, вы, мадемуазель, будете нашей постоянной клиенткой. Мне нравится одевать таких хорошеньких, как вы.
        - Вы мне льстите, - улыбнулась Элоэ. - Но если у меня когда-нибудь появятся деньги, чтобы позволить себе красивые платья, вы увидите меня в своем магазине. - Она наклонилась и поцеловала Жанну. - Спасибо, - еще раз сказала она.
        - Теперь думайте только о том, как вы весело проведете время, - наставляла Жанна. - А также думайте о том, чтобы тот счастливчик, который ведет вас на вечеринку, оценил по достоинству то, что он получил.
        - Я думаю, он это сделает.
        Она сняла платье и надела свое ситцевое, затем бережно отнесла по коридору голубое кружевное платье и повесила его у себя в гардеробе. Она оставила дверцу шкафа приоткрытой, почти веря в то, что оно может испариться в дымке и что, когда наступит время встречи с Диксом, ей опять придется надеть все то же, старое ненавистное черное платье.
        Время тянулось медленно. Она не могла ничем себя толком занять.
        Она отнесла письма миссис Деранж на подпись, когда та поднялась к себе переодеться к ужину. Лью принимала ванну, и Элоэ ее не видела, чему была даже рада. Ей не хотелось сейчас встречаться с Лью, так как она все еще размышляла, предала она ее или нет, послав за Стивом Вестоном.
        Она уже испытывала тревогу и опасения перед тем, что она сделала. В конечном счете она сказала себе: «Если уж худшему и суждено случиться, то Стиву не станет намного хуже, чем было до этого».
        Но все равно ей было волнительно, и только вид голубого платья, висевшего у нее в шкафу, разогнал прочь все волнения Элоэ.
        Она приняла ванну, расчесала волосы до шелкового блеска и в четверть девятого надела голубое кружевное платье. Жанна была права. Одежда очень меняет людей. Вечернее солнце сверкало на блестках и бриллиантах на поясе, а сама она выглядела так, как будто была одета в платье, сотканное из солнечных лучей.
        Она и понятия не имела, что у нее кожа такая белая, а глаза могут так ярко сверкать, оттого что она идет на встречу с любимым. Она была готова за пять минут до того, как ей нужно было спуститься. Она провела это время, бесцельно кружа по комнате, переставляя с места на место то одну вещь, то другую, а затем открыла ящик письменного стола, чтобы взглянуть на начатое ею письмо к отцу и матери.

«Я влюбилась во француза».
        Эта часть письма, по крайней мере, была правдой. Она любила его. Она знала, что любит его, и все же дальше стоял этот ужасный барьер, не позволяющий ей добавить что-либо еще.
        Она с грохотом задвинула ящик, взяла свою дамскую сумочку и сбежала вниз по лестнице.
        Портье и швейцар смотрели на нее с любопытством, пока она проходила через холл.
        - Такси, мадемуазель? - спросил швейцар.
        - Нет, спасибо.
        Она чувствовала, как он смотрит ей вслед с удивлением, пока она шла через двор.
        Она слышала шелест нижних юбок при ходьбе, и от этого ее походка стала такой гордой, как будто у нее под ногами был расстелен красный ковер.
        Машина уже стояла. Дикс выскочил из нее, и она увидела, как у него слегка сузились глаза при виде ее. Затем он поднес ее руки к своим губам.
        - Ты выглядишь прекрасно, обворожительно, - сказал он.
        Она вздрогнула от прикосновения его губ.
        И в то же самое время она испытывала чувство триумфа, потому что он даже и не пытался скрыть восхищения на лице.
        Он открыл ей дверцу, и она села в машину. Он сел с другой стороны. Дикс не сразу завел мотор, а повернулся, чтобы посмотреть на нее.
        - Я никогда не думал, что кто-нибудь может быть таким красивым, как ты, - сказал он.
        Он говорил глубоким голосом, что дало ей понять, что он говорит правду.
        - Я… хотела выглядеть… симпатичной для… тебя и твоих друзей, - запинаясь, проговорила она.
        Он взял обе ее ладони в свои и, развернув их к себе, уткнулся в них лицом.
        - О, моя дорогая, моя любимая, я не достоин тебя, - сказал он.

        Глава 10

        Дикс поднял голову.
        - Ты выглядишь так прекрасно, что я даже боюсь до тебя дотронуться, - сказал он охрипшим голосом. - Что ты с собой сделала? Элоэ рассмеялась.
        - Я просто надела новое платье. Ты видишь разницу; а люди все-таки пытаются говорить, что одежда ничего не значит!
        - Ты выглядишь прекрасно, что бы ты ни надела. Но сегодня в тебе есть что-то еще, сегодня ты какая-то возвышенная и восторженная, что делает твою красоту просто неотразимой.
        В его голосе было столько страсти и силы, что она робко опустила глаза.
        Он наклонился к ней в желании поцеловать, но потом опомнился, так как вокруг ходили люди, которые смотрели на них, сидящих в машине. Не говоря больше ни слова, он завел мотор, и они тронулись. Он вел машину на вершину холма до тех пор, пока они не выехали за пределы города и не оказались в сосновом бору, где когда-то бродила Элоэ и увидела огоньки фонарей, которые вывели ее на контрабандистов.
        Они достигли того места, где они были ближе всего к морю. И сосны вырисовывались на фоне малинового марева неба. Здесь Дикс остановил машину и выключил мотор.
        - Я хочу с тобой немного поговорить, - сказал он. - Мне ненавистна мысль о том, что надо идти с тобой на эту вечеринку, потому что там придется делиться тобой с другими людьми. - Он глубоко вздохнул. - Ты такая сегодня изысканная, что я хочу, чтобы ты существовала только для меня.
        - Жанна одолжила мне это платье, - улыбнулась Элоэ, поглаживая рукой кружево. - Она горничная миссис Деранж и сшила это платье для своей племянницы, но, когда она узнала, что я иду на вечеринку, она мне его одолжила. Люди так добры.
        - Возможно, ты пожинаешь то, что ты сеешь. Тебе отец никогда не говорил об этом?
        Глаза Элоэ на секунду помрачнели.
        - Да, часто. - Она с легкой болью подумала о том, что Дикс сеет то, что в последствии может оказаться очень опасным урожаем.
        Он как будто прочитал ее мысли, потому что спросил:
        - Ты уже написала своим родителям?
        Элоэ отвернулась от него и стала смотреть в окно.
        - Я начала письмо, - произнесла она тихим голосом.
        - А почему не закончила?
        Она колебалась какой-то момент, а потом выложила ему всю правду.
        - Ты понимаешь, что я даже не знаю твоего настоящего имени? Как я могу написать матери и отцу о том, что я помолвлена с мужчиной, которого знаю только по кличке и который так и не сказал все еще мне всей правды о себе?
        - Мне было интересно, когда же наконец ты заговоришь об этом со мной.
        Дикс произнес это с какой-то горечью, и Элоэ положила ладонь ему на руку.
        - Я не собираюсь быть с тобой какой-то недоброй. Я даже не хочу думать о том, что могу проявить любопытство и попытаться выяснить о тебе больше, чем ты готов мне сказать. Но ты должен понять, как это все трудно, тяжело для меня.
        - Я уже тебе сказал, что я не достоин тебя. Может быть, у тебя хватит мудрости отказаться от дальнейших встреч со мной, забыть меня, вычеркнуть из своей жизни. Возможно, именно это тебе и нужно?
        - Нет. Я люблю тебя. Я уже говорила тебе, что я люблю тебя. Но я также люблю своих мать и отца. Я должна подумать о них и об их чувствах, когда они узнают, что их единственный ребенок собирается замуж за…
        Элоэ собиралась сказать «за совершенно незнакомого человека», но Дикс опередил ее прежде, чем она смогла сформулировать свою мысль.
        - …за вора! Вот о чем ты думаешь в глубине души. Вот какие чувства ты по-настоящему испытываешь по отношению ко мне, не так ли?
        Элоэ сильно побледнела. Она повернулась к нему и посмотрела ему прямо в глаза. Гордо и одновременно с достоинством, высоко подняв голову, она произнесла:
        - Я люблю тебя, кем бы ты ни был.
        - Если бы только я мог быть в этом уверенным, - вздохнул Дикс. - Если бы только я со всей определенностью знал, что твоя любовь ко мне достаточно сильна, чтобы принять меня таким, какой я есть.
        - Любовь невозможно измерить, - спокойно ответила Элоэ.
        - Но она также очень непостоянна, - с горечью сказал Дикс. - Ты можешь свято верить, что сегодня ты любишь человека, а завтра твои чувства к нему станут прямо противоположными.
        - Я никогда никого не любила до этого. Но я не думаю, что мое чувство к тебе изменится, если только не разовьется еще сильнее со временем.
        Дикс ничего не ответил, и Элоэ через секунду дрогнувшим голосом произнесла:
        - Конечно, если ты не веришь мне, то здесь я уже ничего не могу поделать.
        Почти в мгновение ока его руки обвились вокруг нее.
        - Любимая, я веду себя с тобой, как грубое животное. Но это только потому, что я хочу быть в тебе уверенным. Я так боюсь тебя потерять. Я не могу поверить, что меня действительно может полюбить такая прекрасная, такая совершенная, такая добрая девушка, как ты. Вот почему я мучаю себя и тебя, подвергая сомнению все, что ты говоришь и что делаешь. Прости меня и скажи мне еще раз, что ты - моя.
        Его губы приблизились к ее губам, и уже не было нужды в словах.
        Она полностью отдалась экстазу от его поцелуев, тому трепетному огню, пробуждавшемуся в них обоих и почти моментально превратившемуся во всеобъемлющее пламя.
        - Я люблю тебя! Я люблю тебя! - шептал Дикс, не отрывая своих губ от ее рта.
        Он прижал ее к себе еще ближе, продолжая сжимать ее в своих объятиях все сильнее и сильнее, так, что она не могла уже дышать, а его безудержные поцелуи оставили кровоподтек на ее мягких губах.
        Наконец он отпустил ее.
        - Ты сводишь меня с ума, - прерывисто сказал он. - Мне тяжело себя контролировать, как только я к тебе прикасаюсь. Давай скорее поженимся, любовь моя, скорее, скорее. Я хочу тебя. Я хочу быть с тобой один. Я хочу научить тебя любить меня так, как люблю тебя я.
        - Я тоже хочу выйти за тебя замуж, - ответила она. - Но сначала мы должны сказать об этом моим родителям.
        Независимо от ее желания она почувствовала, как между ними возник небольшой барьер. Она догадалась, что Дикс подумал об ее незаконченном письме.
        - Я напишу им сегодня вечером, - прошептала она.
        - Думаю, что это произойдет завтра утром, - улыбнулся Дикс. - Потому что сегодня мы наверняка вернемся очень поздно.
        - А ты мне не скажешь, куда мы едем? - поинтересовалась Элоэ.
        - Я собираюсь познакомить тебя со своими друзьями. Это очень специфическая вечеринка, и они разрешили мне привести тебя с собой только потому, что я сказал им, что мы собираемся пожениться.
        - Ты им это сказал! - воскликнула Элоэ, и нотка испуга прозвучала в ее голосе.
        - А разве это не так? - моментально отреагировал Дикс.
        - Да, да, конечно. Просто я не была готова к тому, что кто-то еще узнает об этом прежде, чем мы узнаем друг друга лучше.
        - Мы знаем друг друга достаточно для того, чтобы убедиться в том, что только любовь имеет значение. Ты же мне сама говорила об этом, обещая выйти за меня замуж. Ты не знаешь, кто я и что я, и все, что ты знаешь обо мне, говорит не в мою пользу, но ты любишь меня. Разве не это имеет решающее значение?
        - Да, - согласилась Элоэ. - Но меня страшит встреча с незнакомыми людьми. Кто… кто они?
        - Как я уже сказал, они мои настоящие друзья. Я хочу, чтобы ты их полюбила и так же, как и я, убедилась в их абсолютной преданности и в том, что в груди каждого из них бьются горячие, отважные сердца. Я собираюсь тебе рассказать о них перед тем, как мы туда поедем. Но сначала - поцелуй меня.
        Она повернулась к нему, но он какое-то время не пытался обнять ее. Вместо этого он посмотрел в ее глаза, освещенные заходящим солнцем. Лучи заката играли в ее волосах, ставших от этого золотыми, а также прикоснулись к ее коже, отдававшей слабым отблеском.
        - Как я могу быть уверенным в тебе? - спросил он тихим голосом, как будто разговаривая с самим собой.
        А затем, прежде чем она успела ответить, его губы слились с ее губами. И опять все было забыто, как только их уста сомкнулись в поцелуе. Голова Элоэ откинулась назад, его руки притягивали ее все ближе и ближе. У нее было такое ощущение, что они оторвались от земли и улетели на небо. Вокруг них сверкали звезды, пока они двигались вместе в божественных вечных небесах, великолепные и неотделимые друг от друга.
        Вдруг Дикс неожиданно отпустил ее, и она опять вернулась на землю. Но в сердце своем, из-за того, что она его любила, из-за того, что его поцелуи приводили ее в такой неописуемый восторг, в такой немыслимый экстаз, она знала, что с ней никогда не будет больше такого.
        Всякий раз, когда он ее целовал, казалось, он открывал в ней все новые и новые грани, возможности, неожиданности и не исследованные глубины, о которых она и сама никогда не подозревала. Наверное, поэтому инстинкт ей подсказывал, чего он ждет и хочет от нее.
        Немного робко она протянула руку и коснулась его щеки.
        - Я люблю тебя и доверяю тебе, - сказала она. - Скажи мне только то, что ты считаешь нужным. Я не буду задавать никаких вопросов.
        По внезапному блеску в его глазах она догадалась, что сказала правильную вещь.
        Он отпустил ее из своих объятий и сказал:
        - Тогда сиди подальше от меня, иначе я не смогу тебе ничего рассказать; все, что я хочу, так это целовать тебя.
        Она нежно засмеялась, но подчинилась ему, отодвинувшись в кресле подальше от него и развернув голову в его сторону.
        - Сколько тебе было лет, когда началась война? - неожиданно спросил Дикс.
        - Мне было три года в 1939, - ответила Элоэ.
        - А мне было одиннадцать, - продолжил Дикс. - Я помню, сколько было тогда волнения. Люди не могли говорить больше ни о чем другом, и все мужчины, которых я знал в деревне, были призваны в армию. Но война по-настоящему не коснулась меня вплоть до 1940 года, когда Франция пала и немцы вступили в Париж.
        Он сделал паузу, достал свой портсигар и закурил. Элоэ наблюдала за ним.

«Он, должно быть, был очень привлекательным мальчиком, - подумала она, - поскольку превратился в такого красивого мужчину».
        - В 1940 году, - продолжал Дикс, - здесь произошло то, что изменило всю мою жизнь. У нас, конечно, установилось правление Виши,[Профашистское французское правительство (прим. пер.)] и эта часть Франции подлежала оккупации. Однако мои друзья из Биаррица и близлежащих окрестностей решительно были настроены сыграть в этой войне намного большую роль, чем коллаборационисты. - Он вздохнул, видимо, от нахлынувших на него воспоминаний. - Полагаю, я был не по годам развитым ребенком, потому что, как мне кажется, я никогда не общался с детьми моего возраста, а постоянно находился в компании взрослых. Я убегал из дому, приходил в город и разговаривал с владельцами магазинов, заводил дружбу с рыбаками, обменивался мнениями с официантами в кафе.
        Вскоре я узнал, что планировала небольшая группа людей, по-настоящему любивших Францию. Они все решили тронуться в Париж. Практически у каждого из них были связи и друзья в городе, и они думали, что там они смогут организовать собственную группу сопротивления. В их идею входило создавать как можно больше неприятностей и чинить препятствия немцам. Я принял решение, что пойду вместе с ними.
        - Но ты был слишком молодой! - воскликнула Элоэ.
        - Мне было всего лишь двенадцать лет, но я был намного взрослее по части хитрости и решимости идти своим путем, - улыбнулся Дикс. - Все, кто собирались уходить, были моими друзьями, поэтому они свободно говорили в моем присутствии. Я знал дату их отправки, маршрут и место встречи в Париже. Все они знали, что чем быстрее они осуществят этот план, тем лучше.
        Правительство Виши каждый день выпускало все новые и новые указы. Они все ожидали того, что скоро станет невозможным перемещаться с места на место без специальных разрешений.
        - А я всегда думала, что кругом царил сплошной беспорядок, - сказала Элоэ.
        - Естественно, поначалу он был, - ответил Дикс. - Однако маршал Петэйн постоянно призывал людей сохранять спокойствие, оставаться на своих местах и пассивно сотрудничать с врагом. Он также собирался ввести в действие то, что поначалу звучало как просьба.
        - Так что же случилось потом? - спросила Элоэ, затаив дыхание.
        - Я сбежал из дому и ушел с моими друзьями в Париж! Мои родители мне так и не простили этого. Я думаю, что, с одной стороны, это было жестоко, но я горел желанием сделать что-то для Франции, доказать, что я мужчина, и, если необходимо, умереть в борьбе с врагом.
        - Но ты был такой молодой, - повторила Элоэ.
        - Я думаю, что как раз благодаря своей юности я был настолько бесстрашен. Конечно, я не сказал своим друзьям, что собираюсь идти вместе с ними. Они бы меня не взяли. Они бы поставили в известность моих родителей о том, что я задумал. - Дикс засмеялся. - Я провел их всех! Они отправились в путь холодным, довольно дождливым вечером. Был очень колючий ветер. Я шел за ними по пятам. Я не показывался им на глаза до тех пор, пока мы не оказались в пятидесяти милях отсюда. Затем я себя обнаружил, но было уже слишком опасно, чтобы вести меня назад. Они пытались уговорить меня вернуться самому, но, конечно, я отказался. Я заявил им, что если они не возьмут меня с собой, то я один пойду в Париж и организую там собственное движение сопротивления. Я убедил их в том, что я был искренен, и они согласились взять меня.
        - Но как же твои родители? - спросила Элоэ.
        - Я посылал им весточки время от времени о том, что я жив. Я, конечно, не осмеливался сообщать им, где я нахожусь, чтобы они не наводили справки и не подвели моих друзей. Я вернулся домой только, когда закончилась война.
        - Это, наверное, было ужасно для твоей матери.
        - Думаю, что да, - согласился Дикс. - Мой отец умер, когда шел последний год войны, и моя мать сказала мне, когда я вернулся, что он так и не простил меня, даже зная, что он умирает.
        - Какие необычные бывают люди! - воскликнула Элоэ. - Я не могу себе представить, чтобы кто-то не простил своего собственного сына, когда тот попросил у него прощения, даже если это было самое великое преступление.
        - Я думаю, мой отец меня обожал, но то, что для него значило намного больше, чем обожание и любовь, так это правильность поведения. Если кто-то повел себя не так, как он считал нужным, этот человек становился для него вычеркнутым из жизни.
        - Конечно, с твоей стороны, было неправильным убегать из дома…
        - Да, я знаю, - признал Дикс. - Но какова была альтернатива? Сидеть в Биаррице и не участвовать в войне? Позволить немцам топтать французскую землю, как они хотят, и ждать, когда англичане и американцы спасут нас?
        - Я понимаю твои чувства, - с симпатией сказала Элоэ. - Но ты был всего лишь мальчиком.
        - Вот почему я и был наиболее полезен. Только мальчик может сделать то, что не осмелится сделать ни один мужчина. Я был маленьким и шустрым. Я мог проколоть шины, вывернуть клапан, украсть ключи от машины или сделать что-нибудь еще полезное под самым носом у немцев в то время, как они будут искать злодея в виде взрослого мужчины.
        - Так вот как ты начал воровать, - сказала Элоэ, не подумав.
        Она еще не успела закончить эту фразу, как сама в ужасе попыталась прикрыть себе рот рукой.
        - Да, вот так я научился воровать, - сказал Дикс с циничной улыбкой.
        - Я не это имела в виду, - быстро произнесла она. - Это было нехорошо с моей стороны.
        - С какой стати тебе извиняться? Когда ты меня встретила, ты подумала, что я вор; и ничего с тех пор не произошло, чтобы убедило тебя в обратном. Я признаюсь тебе в том, что машина, в которой я ехал, когда пришел тебе на выручку с тем мужчиной, пристававшим к тебе со своими неприятными домогательствами на окраине Аленкона, была краденой. На самом деле не я ее украл, но она краденая.
        - Ох, Дикс!
        Элоэ, задыхаясь, выдавила из себя эти слова, но, казалось, Дикс их не слышал, потому что он продолжал.
        - Ты права. Я научился так воровать, что стал помехой для немцев. Я знал, как устроить побег летчикам Союзных войск, когда их брали в плен. Я знал, как передавать сообщения на другой конец Парижа в то время, когда ни один взрослый мужчина или женщина не осмеливались ступить за порог. Да, я был полезен, очень полезен нашим людям - и бельмом на глазу у немцев.
        - Я думаю, ты был очень отважным…
        - Я думаю, что в половине случаев из всех я был слишком молод, чтобы по-настоящему оценить опасность. Теперь я это знаю и просыпаюсь иногда по ночам в поту от ужаса, понимая, на какой риск я шел и что со мной могло бы быть, если бы меня схватили.
        - Они бы не пощадили тебя только лишь потому, что ты всего лишь мальчик.
        - Только не они! - ответил Дикс. - Я видел расстрелянных мальчиков, которые были вдвое моложе меня и которых уличили в шпионстве. Я видел растерзанных женщин после пыток в Гестапо. Зрелище не из приятных.
        - И все же ты продолжал заниматься этим на протяжении всей войны?..
        - Я не все время оставался в Париже, но наша штаб-квартира располагалась там, поэтому я постоянно туда возвращался. В последний год войны - 1945 - меня чуть не схватили. Они меня выследили. Они знали, как я выгляжу. Им оставалось всего ничего, чтобы схватить меня. Сегодня я познакомлю тебя с женщиной, которая спасла мне жизнь.
        Элоэ почувствовала неожиданный укол ревности от теплоты, появившейся в его голосе, и от улыбки, с которой он это произнес. Ей захотелось, чтобы именно она спасла ему жизнь и чтобы именно о ней он так говорил.
        - Она единственный человек, которого ты сегодня узнаешь по имени, - продолжил Дикс. - Она известна как Мэри Бланшард, и, когда закончилась война, она получила не только орден французского Почетного легиона, но и награду от правительства Британии, которую она с гордостью носит рядом с орденом.
        - Ты хочешь сказать, что имена всех остальных людей никому не известны? - удивилась Элоэ.
        - Нет, мы знаем их только по их номерам, - ответил Дикс.
        - Так вот почему тебя зовут Дикс.
        - Да, поэтому. С той поры, как я ушел отсюда в 1940 году, и до того момента, как вернулся, меня знали только как Дикса. Теперь ты можешь понять, что для меня нет другого имени.
        - Да, я могу понять это, - ответила Элоэ.
        - Мэри Бланшард содержит кондитерский магазин здесь на одной из главных улиц. У ее сестры был магазин в Париже. Туда-то она и отправилась в 1940 году. Это был маленький, неприметный магазинчик в одном из закоулков города, но для нас он значил дом, уют, минутный отдых и мир после ужаса и страданий, творившихся вокруг.
        - Как получилось, что они ее не заподозрили?
        - Потому что сообщения передавались через магазин туда и обратно детьми. Даже немцы не могли заподозрить в передаче информации четырех-, пятилетнего ребенка, едва научившегося ходить, топающего в магазин с крепко зажатой в кулачке монетой в пять сантимов.
        Пять сантимов - достаточно большая монета. Информация умещалась на клочке тончайшей бумаги, прилепленной к обратной стороне монеты, которую ребенок так естественно выкладывал на прилавок. Взамен он получал кулек с конфетами. В этом не было ничего подозрительного. В кульке находилась обратная информация.
        - Какая умная идея!
        - Мы устраивали иногда очень сложные побеги. Однажды британский летчик пролежал всю ночь на крыше во время снегопада. Он практически замерз, когда мы его оттуда сняли, но выжил и через месяц вернулся в Англию в свою эскадрилью.
        - Я думаю, это был геройский поступок с твоей стороны!
        - Чепуха! Я только помогал тем людям, которые были мозгом всей нашей системы. Но я хотел, чтобы ты поняла, с кем ты сегодня встречаешься и что они сделали.
        - Я буду гордиться встречей с ними, - мягко сказала Элоэ.
        - Они устраивают сбор раз в году. По этому случаю мы специально становимся тем, чем мы были во время войны - просто товарищами; все из нас равны, всех нас объединяет одно общее дело. На стороне у нас нет ничего личностного, мы просто номера. Только Мэри Бланшард остается Мэри Бланшард. Для остальных мы Ун, Декс, Труз, Дикс… и так далее. В наших номерах много пробелов - это те, кто погиб в борьбе.
        - Ты заставляешь меня стыдиться того, что я так мало сделала в своей жизни.
        - Для меня ты сделала самую великую вещь, на которую кто-либо способен: ты любишь меня.
        Он наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, а затем завел машину.
        - Мы опоздаем, но я хотел объяснить некоторые вещи, чтобы у тебя не сложилось неправильного впечатления, когда мы туда прибудем.
        - Где состоится встреча?
        - Она состоится там, где мы первоначально встретились здесь. В подвале одного из домов на окраине города. По вполне понятным причинам никто не упоминает имени владельца дома, но он тоже один из нас.
        Они выехали из соснового бора и, развернувшись в глубь материка, поехали вниз к Биаррицу, но другим путем.
        Уже темнело, но Элоэ удалось разглядеть очертания огромного внушительного замка, построенного из серого камня, с остроконечными башенками по обеим сторонам здания.
        Дикс оставил машину на подъездной аллее и затем, повернувшись к дому спиной, взял Элоэ за руку и повел ее через кусты, растущие с одной стороны дома. Как она успела заметить, в кустах находился вход в подвал, который был сделан в виде туннеля со ступеньками, уходившими, по всей видимости, прямо вниз, под землю. Двери люка были не заперты и укреплены деревянными подпорками.
        - Во время войны люк никогда не был открытым, - пояснил Дикс. - Обычно мы стучались, и кто-нибудь изнутри открывал нам.
        На ступеньках, ведущих в подвал, было темно, но, как только они спустились, тотчас появились фонари, свисавшие с потолка каменного коридора, упиравшегося в освещенную дверь, из-за которой доносились голоса и смех. Неожиданно Элоэ оробела, но Дикс, взяв ее под руку, повел вперед. И вдруг она оказалась в просторной, залитой светом пещере, из которой уходили сводчатые проходы, ведущие в подвалы.
        Пещера была украшена разноцветными фонариками; кругом стояли уютные стулья и столики, за которыми сидели люди под лампами из полированной меди, напоминавшими фонари старинного корабля.
        Как только появились Дикс и Элоэ, раздался шум.
        - Дикс! Дикс! Добро пожаловать! Мы тебя ждали.
        Вдруг к ним прихлынула толпа людей, вокруг зазвучало много голосов, и на минуту Элоэ показалось, что она попала в хаос. Она чувствовала, как кто-то тепло пожимает ей руку, в то время как Дикса хлопали по спине и все вновь и вновь поздравляли.
        Затем наконец она получила возможность оглядеться вокруг и рассмотреть друзей Дикса. Это было очень странное собрание.
        Здесь были и рыбаки в своих шерстяных свитерах с высоким воротом и в грубых полотняных брюках; здесь было и несколько аккуратных, маленьких, лысых мужчин с нафабренными усами, которые, очевидно, были владельцами магазинов, парикмахерами или аптекарями.
        Здесь были женщины с накинутыми на плечи черными шалями, а также и такие, которые были одеты по последней моде и чьи сверкающие бриллиантовые ожерелья были явно настоящими.
        В центре комнаты, как бы на троне, потому что это был стул с высокой спинкой, восседала женщина, по виду которой Элоэ сразу поняла, что она должна быть Мэри Бланшард. Она представляла собой то, что Элоэ и ожидала увидеть - очень полная, с огоньком в глазах, седая; а ее глубокий, грудной, теплый смех, казалось, заставлял всех тут же смеяться, чтобы составить ей компанию.
        - Итак, вот и твоя невеста, мой маленький дорогой Дикс, - произнесла она на местном диалекте своим грудным голосом. - А она понимает, какого плохого мальчишку она берет себе в мужья?
        - Я ее предупредил, - ответил Дикс с лукавым огоньком в глазах.
        - Он плохой мальчик, но мы все любим его, - сказала Мэри Бланшард, повернувшись к Элоэ. - Я рада, что он женится. Возможно, тогда он остепенится и будет вести себя прилично.
        - Смотри, не напугай ее, - сказал Дикс.
        - Это ты должен бояться, - возразила Мэри Бланшард. - Жена заставит тебя вести себя прилично. Тебе не повредит, если ты бросишь свое шалопайство.
        - Ты видишь, как она сурова со мной, - обратился Дикс к Элоэ. - Она всегда была такой со мной. Когда во время войны я приходил к ней, я никогда не знал, получу я поцелуй либо взбучку.
        - Обычно ты заслуживал и того, и другого, - засмеялась Мэри Бланшард.
        Кто-то сунул бокал с вином в руку Элоэ.
        Всего присутствующих было около тридцати человек, но все они были настолько разными, что с трудом верилось, что когда-то они были очень тесно связаны одним общим делом.
        Один мужчина, по мнению Элоэ, был, совершенно очевидно, аристократом и, возможно, владельцем подвала. Он был высокий, стройный, с заостренными чертами лица; его руки были самыми красивыми из тех, что Элоэ когда-либо приходилось видеть. Она не удивилась, когда чуть позже он сел за пианино и стал играть так хорошо, что у многих слушателей навернулись слезы на глаза.
        Однако там были и другие музыканты. Один молодой человек с рыжей бородой так играл на барабане, что у всех, казалось, ноги просились в пляс.
        Там был еще один человек, который играл на пианино и покорно выполнял заказы присутствующих на те песни, которые были популярны во время войны и явно вызывали особые воспоминания у тех, кто их заказывал.
        - Он играл в баре, наиболее излюбленном немцами, - сказал Дикс Элоэ. - Они постоянно подвергали его проверкам и так и не догадались, что он понимает немецкий язык так же хорошо, как и французский.
        - Это было также и моим достижением, - раздался рядом чей-то голос.
        Элоэ увидела рядом очень красивую женщину с темными, манящими глазами, которая улыбалась Диксу.
        - У тебя было так много достижений, Септ, - спокойно ответил он.
        - Как мило с твоей стороны, что ты о них помнишь, - парировала она.
        Произнося это, она слегка надула свои красивые губки, и Элоэ вдруг поняла, что между ними что-то было. Она не могла сказать что-то определенное, она просто почувствовала это инстинктивно и невольно сравнила себя с такой привлекательной, красиво одетой женщиной. И все, что она могла заметить, говорило не в ее пользу.
        - Ты помнишь, - спросила Септ мягким голосом, - ту ночь в Шантилье?
        - Сейчас я помню, что не представил тебе мою будущую жену, - ответил Дикс. - Элоэ, это мадам Септ. Она необычайно очаровательная, и немцы наслаждались ее гостеприимством, даже не подозревая, как много секретов они выбалтывали, пока она потчевала их восхитительным вином и великолепной едой, приготовленной одним из самых известных шеф-поваров во всей Франции.
        - В твоих устах мои подвиги звучат так банально, Дикс, - пожаловалась мадам Септ.
        - Говоря о тебе, я надеюсь, что ты остаешься такой же благородной, какой была, и по сей день, - ответил Дикс.
        Его глаза встретились с ее глазами, и в них Элоэ заметила вызов, а возможно, и что-то еще, чего она не смогла понять. Мадам Септ вздохнула.
        - Мне бы хотелось быть благородной только по отношению к тому, кто мне нравится или кого я люблю. Но нам всем приходилось выполнять свой долг.
        - Мы делали все, что могли, - ответил Дикс. - Никто из нас не мог сделать большего.
        Она протянула вперед руку, и он небрежно поднес ее к губам.
        - Я всегда буду тебе благодарен, - сказал он.
        - Это слабое утешение.
        Не говоря больше ни слова, она развернулась и пересекла комнату, чтобы присоединиться к группе людей, стоявших у пианино.
        Элоэ наблюдала за ней, пока она шла, а затем повернулась к Диксу.
        - Она когда-то любила тебя, не так ли?
        - Это что, обвинение? - Он бросил на нее короткий взгляд.
        - Нет, всего лишь утверждение, - ответила она. Мне кажется, я начинаю понимать некоторые вещи, которые не понимала прежде.
        - Например?
        - Это трудно объяснить на словах, но, возможно, мужчине надо попробовать многое, прежде чем он найдет то, что он действительно хочет, прежде чем он станет уверенным, что жизнь преподнесла ему то, самое лучшее, к чему он стремился.
        - Ты становишься очень мудрой прямо на глазах, - с нежностью произнес Дикс. - Это еще одна причина, по которой я так тебя люблю.
        - А сейчас ты абсолютно уверен в отношении меня? - спросила Элоэ.
        - Абсолютно, абсолютно уверен, - твердо сказал он. - Ты то, самое лучшее, что я искал всю свою жизнь.
        Она почувствовала, что его слова убедили ее; а потом, поскольку кто-то потребовал его внимания и они стали пить в память о прошедших днях, Элоэ направилась через всю комнату к тому месту, где все еще сидела Мэри Бланшард.
        Она подняла голову, когда Элоэ к ней подошла, и протянула вперед руку.
        - Давай поговорим, малышка, - сказала она. - Ты англичанка. Думаешь, ты будешь счастлива, живя во Франции?
        - Я думаю, я буду счастлива в любом месте до тех пор, пока буду рядом с Диксом.
        - Это хорошо, очень хорошо! - в восхищении воскликнула Мэри Бланшард. - Это ответ, который мне хотелось от тебя услышать. Ты молода, но ты уже успела усвоить, что важно не место, где мы находимся, а с кем мы находимся.
        - Дикс рассказал мне, как он сбежал из дома, будучи еще мальчиком, и отправился с вами в Париж. Я рада, что вы были там и присматривали за ним.
        - За ним нужно было глядеть в оба, - сказала Мэри Бланшард с улыбкой. - Он был очень непослушным и совершенно неуправляемым. Он шел на такой риск, на который ни один человек в здравом уме не пошел бы. А все потому, что он был Диксом. Он всегда добивается того, чего хочет. Ты еще об этом узнаешь, когда выйдешь за него замуж.
        Элоэ почувствовала, как внутри у нее слегка похолодело. Она-то знала про себя, что все еще надеется изменить Дикса и сможет заставить его отказаться от прежней жизни, сможет убедить его в том, что честность и надежность, как бы ни было это скучно и как бы низко это ни оплачивалось, будут лучше, чем та жизнь, которую он ведет сейчас.
        - Да ты не волнуйся, - продолжала Мэри Бланшард. - У него золотое сердце, и он всегда стремится помочь людям. Дикс еще ни разу не подвел того, кто обратился к нему за помощью. Мы все его любим. Возможно, мы тоже его немного испортили - но все равно мы его любим.
        - Я хочу помочь ему.
        - Тебе удастся это сделать, если ты его достаточно любишь. Он тебя любит сейчас. Ты можешь сохранить эту любовь, любя его в ответ и дав ему то, чего он всегда был лишен.
        - А что это?
        - Дом, - ответила Мэри Бланшард.
        - Но у него же он был. По крайней мере, он убежал из дома, чтобы быть вместе с вами.
        - Я имею в виду настоящий дом. О, кирпич и известка еще не означают дом, можешь в этом не сомневаться. Главное - любовь, которая его согревает. Отец и мать Дикса никогда не любили его и никогда не пытались понять его. Они хотели, чтобы он подчинялся им, чтобы он рос так, как они считали нужным, по тем правилам, которые они установили для него. - Она вздохнула так тяжело, что ее полное мягкое тело содрогнулось. - Он бунтовал, он всегда был бунтовщиком, - продолжала она. - Из Дикса нельзя слепить какую-то форму и сказать, что только эта форма ему и годится. Дикс всегда будет самим собой. И все-таки, я считаю, что ему нужен дом, и настоящий дом будет для него спасением.
        - Спасибо, что сказали, - мягко поблагодарила Элоэ.
        Она посмотрела в другой конец комнаты. Дикс ее искал. Она смогла прочитать недоумение на его лице оттого, куда же она могла уйти; когда же глаза его отыскали ее, в них вспыхнуло внезапное озарение.
        Она поднялась, забыв о Мэри Бланшард, забыв обо всем, кроме Дикса. Он хотел быть с ней - этого было достаточно. Она подошла к нему, и он взял ее под руку.
        - Может быть, пойдем отсюда? - спросил он.
        - Не попрощавшись? - удивилась Элоэ.
        - Не будем делать наш уход слишком явным. Это всегда портит вечер.
        Он помог ей подняться по ступенькам и пробраться в темноте сквозь кустарник туда, где стояла машина.
        Как только они дошли до нее и забрались внутрь, он заключил ее в свои объятия, резко и страстно.
        - Я слишком долго тебя не целовал. Я не мог больше ждать. Что ты со мной сделала, что даже мои друзья мне кажутся пустой тратой времени, тогда, когда я мог бы быть с тобой? Только наедине с тобой, Элоэ. Это означает для меня всю мою жизнь.
        Он еще раз ее поцеловал, но через минуту она отодвинулась от него.
        - Я должна тебе кое-что сказать. Завтра мы уезжаем. Мы будем гостить за городом.
        - Но как же я смогу видеться с тобой?
        - Я не знаю. Я не знаю, что делать. Я подумывала о том, чтобы отказаться, но, по всей видимости, герцогиня особо подчеркнула необходимость моего присутствия.
        - Герцогиня?
        В полумраке машины ей показалось, что брови Дикса взметнулись вверх.
        - Да, герцогиня де Ранж-Пужи, - ответила она. - Я тебе не говорила еще о причине, по которой мы находимся здесь, в Биаррице.
        - Вполне понятно, что причина была, - сказал он со слабой улыбкой на губах.
        - Я тебе сейчас расскажу об этом, - продолжала Элоэ. - Я уверена, что могу доверять тебе и что ты больше никому не расскажешь об этом. Это было бы нечестно. Но я переживаю, ужасно переживаю из-за того, что я сделала.
        - Что-нибудь плохое? - в его голосе послышалась насмешка.
        - В том-то и дело, что я этого не знаю, - ответила она. - Это плохо вмешиваться в жизнь других людей?
        - Нет, если это делаешь ты, - сказал он и поднес ее пальцы к своим губам.
        - Пожалуйста, я хочу, чтобы ты мне сказал, поступила ли я плохо. Меня это беспокоит целый день, весь сегодняшний вечер. Я почти ни о чем другом не могу думать.
        - Даже обо мне? - спросил Дикс.
        - Ты же знаешь, что я не могу не думать о тебе, - улыбнулась она. - И в то же самое время я думаю о Стиве Вестоне, который летит сейчас через Атлантику и с каждым часом приближается к нам. А я думаю, должна ли я встретить его в аэропорту и немедленно отправить его назад?
        - А кто это - Стив Вестон? - спросил Дикс, беспомощно разведя руками. - Дорогая, может быть, ты начнешь сначала. Тебя довольно трудно понять.
        - Очень хорошо, я расскажу тебе. Все началось в Лондоне, когда я узнала, что миссис Деранж планирует для Лью замужество с герцогом де Ранж-Пужи. Ты можешь понять, насколько цепко она ухватилась за эту идею, так как герцог является главой рода - как Лью, так и, конечно, моего.
        - А мисс Лью целиком согласна с этой затеей? - поинтересовался Дикс.
        - Нет, конечно, нет. Миссис Деранж во многом ей солгала, рассказывая, как он красив и привлекателен; а позже Лью увидела в местной газете его фотографию.
        - И что она сказала?
        - Она была разъярена от гнева на свою мать и близка к истерике. Она клянется, что никогда не согласится на эту сделку. Брак по расчету, конечно, но он принес бы ей титул и великолепный замок. Я тебе еще не говорила об этом. Мы ездили вчера его смотреть.
        - А какое участие принимает во всем этом Стив Вестон?
        - Он был влюблен в Лью до того, как она уехала в Англию, и я думаю, что она тоже была влюблена в него. По сути говоря, я думаю, что она до сих пор любит его, и… и, ох, это то, что меня страшит. Я позвонила ему и сказала, чтобы он сюда приезжал.
        Дикс откинул голову назад и захохотал.
        - Не смей смеяться надо мной, - с жаром возмутилась Элоэ.
        - Дорогая, я смеюсь не над тобой, а только над тем, каким трагическим голосом ты все это рассказываешь. Конечно, ты поступила правильно. Стив Вестон прилетит, заключит Лью в свои объятия, и юная мечта любви вновь победит.
        - Ты правда так думаешь? А вдруг она разозлится, увидев его? Вдруг она опять отошлет его обратно, как уже сделала однажды в Лондоне?
        - Любой любящий мужчина готов пойти на подобный риск. Пойми, я знаю, о чем говорю, потому что я тоже влюблен.
        Он посмотрел на нее с нежностью.
        - Ты так прекрасна. Так невозможно, до обожания, прекрасна и серьезна.
        Она слегка пошевелилась в его объятиях и отвернулась.
        - А как же мы? - спросила она.
        - Мы? - переспросил он.
        - Мы уезжаем завтра в «Шато». Я не смогу тебя больше видеть.
        - Ну, конечно, сможешь. Ты думаешь, что стены какого-то там «Шато» смогут удержать меня от тебя?
        - Но ты не должен появляться там.
        - Почему нет?
        - Потому что это опасно. Они могут узнать. Мне будет трудно ускользать из дома, как сейчас, и встречаться с тобой в саду.
        - Почему? Чем этот дом отличается от любых других домов? В нем есть двери с засовами, которые можно открыть изнутри.
        - О, как ты не понимаешь? Это будет так трудно. Дом настолько огромен, что я могу в нем заблудиться.
        - Я выясню, где находится твоя спальня, и ты услышишь мой свист снизу, - со смехом сказал Дикс.
        - Я не думаю, что… мы должны… делать это, - неуверенно ответила Элоэ, но было видно, что она почти сдалась.
        - А что «Шато»? - спросил Дикс. - Сильно внушает благоговение?
        - Это самое прекрасное место, которое я когда-либо видела.
        - Расскажи мне о нем.
        - Я не знаю, с чего начать… Я никогда не думала, чтобы гобелены, картины и мебель, которые сами по себе являются музейными экспонатами, так прекрасно сочетались в частном доме.
        - Звучит помпезно.
        - Вовсе нет - по крайней мере, мне так не показалось, - возразила Элоэ. - В этом доме было что-то, что заставило меня почувствовать себя так, как будто я тоже к нему принадлежу; в нем царит некая атмосфера, которая, несмотря на все его величие, старинное происхождение и роскошь, говорит о том, что это настоящий дом, то есть место, где люди жили, любили, умирали.
        Она на секунду остановилась и слегка вздохнула, как бы вспоминая что-то совершенно необыкновенное. Затем она продолжила:
        - Картины в «Гранд-салоне», коллекция нюхательных табакерок в приемной, ведущей к салону; а набор из миниатюр с бриллиантами был просто исключительным, и за каждой из них стоит своя история.
        - Ты должна мне о них рассказать, - сказал Дикс. Может быть, ты даже сможешь мне их показать.
        - Но как я могу?.. - начала было Элоэ, затем вдруг остановилась.
        Мрачное подозрение пришло ей в голову, почему он так заинтересовался? Почему он захотел узнать о «Шато»? Почему он был даже счастлив, что она туда поедет, так далеко от Биаррица?
        Возможно, ее тело стало напряженным, когда все эти мысли закрались ей в голову. Возможно, его интуиция была столь сильна, когда дело касалось ее, что он мог угадывать ее мысли наперед, прежде чем она сама успевала о чем-то подумать.
        Когда он заговорил, она повернулась к нему и увидела мрачное выражение его лица.
        - Итак, вот в чем ты меня сейчас подозреваешь! Его голос был тихим и непривычно резким.
        - Нет! Нет! - вскрикнула она, протянув к нему руки.
        - Так вот о чем ты думаешь, - продолжал он неумолимо. - Ты понимаешь, о чем я говорю. Ты не доверяешь мне. Ты не настолько меня любишь, даже зная, что я люблю тебя.
        - Это неправда.
        - Нет, правда, - продолжал он. - Неужели ты действительно думаешь, что моя любовь настолько испорчена, что я могу вовлечь тебя во что-либо подобное? Эх, Элоэ, а я то думал, что ты другая.
        - Я другая. То есть… Ну, Дикс, зачем ты так смотришь на меня? О чем ты говоришь? Я не понимаю.
        - А я думаю, что понимаешь.
        Он завел машину, и они поехали, а она в отчаянии убедилась, что он выбрал самый быстрый и кратчайший путь до отеля. Пройдет всего лишь несколько минут, и они окажутся около ворот гостиницы, и она должна будет с ним расстаться.
        - Пожалуйста, Дикс, - умоляла она. - Пожалуйста, пойми.
        - Я понимаю, - равнодушно отвечал он. Он подъехал ко входу во двор.
        Огни машин, поднимавшихся на холм, освещали лица людей, которые возвращались из казино и с торжественных балов. Элоэ повернулась к Диксу.
        - Дикс, пожалуйста, не сердись на меня, - с мольбой в голосе сказала она.
        - А я и не сержусь.
        - Но ты причиняешь мне боль, что еще хуже. Ну, Дикс! Разве ты не понимаешь? Я хочу доверять тебе. Я действительно доверяю тебе, и все же…
        - И все же, - подхватил он, - твой мозг тянет тебя в одну сторону, а сердце в другую. Бедная малышка Элоэ. Ты не можешь помочь себе, а я не могу помочь тебе.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила она в неожиданном приступе страха.
        - Я имею в виду, что ты все еще не написала то письмо своим родителям.
        Он вышел из машины и, обойдя ее, открыл дверцу для Элоэ. Ей ничего не оставалось делать, как выйти. Она почувствовала, как ночной ветер задул ей в шею, раздувая волосы. Она взглянула на него умоляюще.
        Он не обнял ее; вместо этого он поднес ее руку к губам, а затем, прежде чем она смогла попросить его остаться и продолжить разговор, он был уже в машине.
        - Иди, Элоэ, ты простудишься.
        - Дикс, подожди минуту! Пожалуйста… Дикс…
        Но, прежде чем она успела договорить, он уже уехал. Она видела, как машина проехала мимо нее, смотрела, как она постепенно набирает скорость; и вот уже остался только темно-красный отблеск ее задних габаритных огней, когда она скрылась за холмом.
        Элоэ чувствовала, как на глаза у нее наворачиваются слезы, а поскольку она знала, что плакать ей нельзя здесь, на дороге, она отвернулась и побежала к отелю, сознавая, что вечер был испорчен.
        Внутри нее была ноющая опустошенность, от которой она почувствовала себя такой одинокой, как никогда прежде.

        Глава 11

        Проснулась Элоэ усталой и разбитой.
        Она наплакалась вволю, пока не заснула, а темные круги под глазами и бледное лицо служили доказательством того, какую ужасную ночь она провела.

«Как я могла быть такой глупой?» - спрашивала она сама себя уже в тысячный раз. Как могла она позволить Диксу почувствовать или догадаться, о чем она подумала? И почему она была такой дурой, что подумала о нем такое?
        Ей казалось, что все ее подозрения на его счет существуют как бы отдельно от нее самой. Это были некие темные силы, которые искушают ее и стараются лишить ее счастья и веры.
        - Я люблю его! Я люблю его! - бормотала она снова и снова, и все же она знала, что накануне вечером он был прав, когда сказал ей, что она недостаточно его любит.
        Почему она не может доверять ему? Почему она не может поверить в то, что, несмотря на то, что он может заниматься контрабандой автомобилей и быть мошенником во многих отношениях, он не будет ее использовать как соучастницу своих мошеннических сделок?
        И все же, его лицо потемнело от гнева, когда он уезжал. Она все еще чувствовала, как напряжены были его пальцы, когда он взял ее руку, она все еще чувствовала легкое прикосновение его губ.
        Как это отличалось от тех горячих, страстных поцелуев, которые он градом обрушивал на ее ладонь до этого, а также от нежного, сладкого прикосновения его губ, что он так часто делал, когда целовал ее руку, только потому что любил ее.
        - О, Дикс! Дикс! - воскликнула она и почувствовала, что слезы опять наворачиваются ей на глаза.
        Раздался стук в дверь. Ей принесли завтрак и поставили рядом с ее кроватью.
        Впервые за время ее пребывания во Франции вид свежих хрустящих круассанов не доставил ей удовольствия, и даже запах ароматного кофе не заставил ее оторвать голову от подушки.
        Вместо этого она снова и снова перебирала в голове события предыдущего вечера.
        Она все еще видела удаляющийся свет красных фар за холмом, она все еще ощущала агонию беспомощности, с которой она наблюдала, как от нее ускользает что-то прекрасное, оставляя ее в одиночестве.

«Как все это безнадежно, - думала она сейчас. - Я не могу ему позвонить; я не знаю, где он находится - я даже не знаю его имени».
        Ей уже казалось, что и его самого вовсе не было, а был мираж, плод ее воображения, который никогда не существовал.
        А вдруг она никогда его больше не увидит? Она понимала, что это и был тот самый кошмар, который преследовал ее всю ночь. Он ее бросил? Он исчез навсегда?
        Как мог он усомниться в ее любви, спрашивала она себя, когда дрожала всем телом и была такой несчастной оттого, что обидела его?
        Если бы только она могла добраться до него и рассказать ему, как она сожалеет обо всем, как горько раскаивается в своем неверии в него.
        Вновь и вновь она мучила себя вопросом, почему не отрицала всего, почему молча согласилась с тем, что, в конце концов, было всего лишь догадкой с его стороны. Но в то же самое время она знала, что никогда не сможет лгать Диксу.
        Она любит его и поэтому должна говорить ему правду. Она не была утонченной натурой или умной, она была просто человеком, который, если отдает свое сердце кому-то, то отдает все, что у него есть за душой.
        Она опять слегка всплакнула, и в этот момент зазвонил телефон.
        На долю секунды она замерла, а затем с бешено колотящимся сердцем рванула через всю комнату, чтобы поднять трубку.
        - Алло!
        Она едва могла говорить. На том конце провода ответил женский голос:
        - Это ты, Элоэ?
        - О, привет, Лью!
        - Зайди ко мне. Я проснулась и хочу поговорить с тобой.
        - Очень хорошо. - Элоэ положила трубку на рычаг. Она так надеялась, что это Дикс; но теперь она знала, что весь день, а возможно, и всегда она будет надеяться при каждом телефонном звонке, что это, может быть, он. А если он никогда ей не позвонит?
        Она не осмеливалась ответить сама себе на этот вопрос, и поэтому, с чувством отчаяния она взяла блокнот и карандаш и поплелась по коридору в комнату Лью.
        Та лежала в кровати на шелковых подушках, одетая в домашний шифоновый жакет персикового цвета.
        - Я не слишком рано тебе позвонила? - спросила она, когда Элоэ вошла в комнату.
        - Нет.
        - Мне хочется поговорить с кем-нибудь. А ты знаешь, что с мамой я сейчас по-настоящему не разговариваю.
        - Бедная миссис Деранж!
        - Не имеет смысла ее жалеть. Она повела себя гнусно, и она знает это. Она все еще надеется, что, когда я увижу Дука, я решу, что он та пилюля, которую следует проглотить ради «Шато».
        - А ты сделаешь это?
        - Ты имеешь в виду, выйду ли я за него замуж? Это, конечно, зависит…
        - От него?
        - Думаю, да. В конце концов, он, может быть, не так уж и плох, каким кажется на фотографии. Он может оказаться чрезвычайно обворожительным и умнейшим человеком, и вовсе не обязательно, что он окажется вечным инвалидом. Так что здесь может открыться множество возможностей, не так ли?
        Она говорила тяжелым, ломающимся голосом, и это подсказало Элоэ, что Лью ни на грамм не верила в то, что сама говорила.
        - Ох, Лью. Не делай глупости. В конце концов, ты молодая, и вся твоя жизнь сейчас поставлена на карту.
        Лью посмотрела на нее и неожиданно улыбнулась.
        - Я знаю, Элоэ, я не собираюсь делать что-либо, прежде чем не обдумаю это, обсужу, и, если понадобится, буду возражать. Мама пытается на меня давить, я это прекрасно вижу; но я не собираюсь терпеть никакого давления.
        - Это хорошо! - воскликнула Элоэ. - Но будь осторожна.
        - Что ты имеешь в виду под «будь осторожна»?
        - Я не могу достаточно точно выразить свою мысль словами, - ответила Элоэ. - Меня просто не покидает ощущение, что тебя могут впутать во все это дело и ты не сможешь из него выкарабкаться.
        - Я поняла, что ты имеешь в виду. Если даже случится самое худшее, я всегда смогу убежать, ведь правда? Я всегда смогу вернуться обратно в Америку.
        - К своим друзьям, - продолжила за нее Элоэ.
        - Конечно! К моим друзьям!
        Элоэ не осмелилась добавить кое-что, более конкретное. Она только взглянула из окна на широкий небосвод голубого неба, на волны Атлантического океана, разбивающиеся о берег, и подумала о Стиве Вестоне.
        Он наверняка сейчас в пути. Возможно, он уже добрался до Англии. Скорее всего, он едет в Лондон, чтобы сесть там на самолет до Биаррица или до Парижа.
        Ее передернуло от этой мысли, сейчас она сожалела о том, что послала за ним. Ей уже не казалось, что Лью, как бы она ни переживала относительно герцога, жаждет общения со Стивом.
        - Что мы собираемся делать сегодня? - спросила она, чтобы сменить тему.
        - Ну, насколько я во всем этом разбираюсь, вечером мы поедем в «Шато». Мамина идея такова, что мы должны прибыть немного пораньше, чтобы переодеться к ужину. Кто-то ей однажды сказал, что это самое подходящее время, чтобы привести себя в порядок, поэтому она и придерживается собственных правил этикета.
        - Что ты собираешься делать до этого?
        - Ну, я думаю принять ванну с утра, если это придаст мне бодрости. Есть шанс, что меня может пригласить на ленч один фантастический француз, с которым я познакомилась вчера вечером. Он сказал, что будет пытаться мне звонить, но он может быть слишком занят.
        - С его стороны звучит достаточно грубо, - предположила Элоэ.
        - Да нет. Понимаешь, он приехал сюда из Парижа по делам. Кстати, это очень интересно. Он мне все рассказал о своем деле. Он работает на Сюрте,[Французская служба разведки (прим. пер.)] и сюда он прислан для того, чтобы накрыть здесь банду контрабандистов. Правда, звучит, как что-то из восемнадцатого века?
        - Банду контрабандистов?! - эти слова Элоэ произнесла почти шепотом.
        - Да. Он просил меня никому не говорить, но тебе-то можно, - продолжала Лью. - Все это выглядит как в кино. Здесь совершенно точно налажена контрабанда автомобилями.
        - А полиция знает об этом?
        - Да. Они какое-то время пытались выйти на след. Ты помнишь, как нам сказали, что я не могу вести машину в Испанию, потому что лицензия выписана на твое имя? Так вот, это потому, что у них сейчас большие проблемы с переправкой автомобилей за границу контрабандным путем.
        Элоэ тихонько охнула, но Лью этого не заметила.
        - Этот француз все мне рассказал об этом деле, - продолжала она. - Эта банда орудует здесь уже много месяцев и огребла кучу денег на этом деле.
        - А… твой друг… знает, кто они?
        - Ну, думаю, что да. Он мне, конечно, не называл никаких имен, но они уже явно выследили их и ждут только подходящего момента, чтобы арестовать.
        - А он говорил, где?
        - Ну, я думаю, здесь, в Биаррице. Очевидно, что их целая банда, и они собираются взять их всех до одного. Это будет настоящая облава. Хотелось бы мне на это посмотреть, а тебе?
        - Что еще он говорил?
        - Я думаю, это все. Он просто сказал, что они выжидают подходящего момента - играют с ними, как кошка с мышкой. А сейчас они собираются поймать их с поличным - всех до одного.
        - Всех до одного, - прошептала Элоэ.
        - Что такое, Элоэ, что-нибудь случилось? Ты выглядишь так, будто упадешь сейчас в обморок. Может, тебе чего-нибудь дать?
        - Нет, нет, все в порядке. Со мной все в порядке.
        - Ты выглядишь ужасно, - сказала Лью. - Может быть, тебе лучше пойти и прилечь?
        - Да, если ты меня простишь, я бы хотела вернуться в свою комнату.
        - Конечно. Мне тебя проводить, или ты дойдешь сама?
        - Со мной все в порядке, спасибо тебе. Я пойду и… прилягу.
        Она дошла до двери и повернула ручку.
        - Надеюсь, что ты поправишься, - услышала она слова Лью, и, когда дверь за ней закрылась, она так рванула бегом по коридору, как только могла.
        Попав в свою комнату, она встала как вкопанная, закрыв лицо руками.

«Дикс! Дикс! - билось в сердце. - Я должна спасти его, я должна предупредить его».
        Ей пришла в голову дикая мысль пойти на то место, где они грузили машину на рыболовное судно, но она понимала, что это смешно. Его не будет там в это время дня.
        Полиция, возможно, уже вычислила их штаб-квартиру, где они все собираются. Это где-то в Биаррице, но Биарриц большой город. Как ей найти его? Как?
        И тут она вспомнила кое-что - Мэри Бланшард держит свой магазин в городе. Дикс об этом говорил вчера. Магазин в городе!
        Элоэ выбежала из комнаты и понеслась вниз по лестнице.
        Она даже не стала ждать лифта: быстрее пробежать вниз два лестничных пролета, чтобы попасть в величественную тишину большого холла. Бегом она пересекла холл и выбежала во двор через крутящиеся двери. Портье стоял под портиком.
        - Пожалуйста, скажите мне, где находится кондитерский магазин, принадлежащий некой Мэри Бланшард, - обратилась она к нему по-французски.
        С минуту он смотрел на нее с удивлением, затем его лицо расплылось в широкой улыбке.
        - Мэри Бланшард! - сказал он. - О, это выдающаяся личность. Все в Биаррице знают Мэри Бланшард.
        - Где находится ее магазин?
        Он объяснил, что ей нужно повернуть на втором повороте после казино на узкую улочку, которая ведет прямо к морю.
        - Вы не заблудитесь, мадемуазель. А если даже это и случится, вам любой подскажет. Нет в Биаррице человека, который бы не знал Мэри Бланшард.
        Элоэ побежала в указанном направлении, еле дослушав его до конца.
        На улице было жарко, солнце палило нещадно, но она не замечала жары, потому что неслась во всю прыть вниз по холму, мимо казино через толпу людей, праздно фланирующих по улицам и глазеющих на витрины магазинов.
        Она отыскала маленькую узкую улочку, ведущую к морю. Магазин Мэри Бланшард размещался почти в самом конце улицы. Витрина была заполнена конфетами в ярких красочных обертках и сладкими пирожными с густым слоем крема.
        Элоэ толкнула дверь.
        За прилавком находилась только одна маленькая девочка - ребенок лет одиннадцати.
        - Мэри Бланшард здесь? - выпалила Элоэ, тяжело дыша.
        - Сейчас я ее позову, мадемуазель, - ответила девочка.
        - Нет, я хочу с ней поговорить. Проводи меня к ней.
        Элоэ обернулась через плечо и увидела женщину, рассматривающую витрину, которая явно собиралась зайти в магазин.
        - Я пойду с тобой, - повторила она.
        Она проскочила за прилавок и последовала за девочкой через заднюю дверь.
        - Я бы хотела предупредить мою бабушку, что вы здесь, - сказала девочка, когда они очутились в маленькой темной комнате, заваленной коробками.
        - Пожалуйста, скажи ей это побыстрее. Дело очень срочное.
        Девочка торопливо скрылась. Элоэ бесцельно перемещалась по комнате, глядя на коробки с конфетами невидящими глазами, но слыша только голос Лью, говоривший:
«Они собираются взять всех до одного. Это настоящая облава».
        - Бабушка просит вас пройти на кухню, - услышала она высокий голос сзади себя.
        Элоэ последовала за ней по коридору в огромную кухню, которая, очевидно, размещалась в задней части дома. Мэри Бланшард занималась приготовлением кондитерских изделий на столе, стоявшем посередине кухни.
        Кухня выглядела так, как будто сошла со старинных французских картин. Потолок крепился на пересекающихся крест-накрест балках, огромный ряд кухонных приборов выстроился вдоль одной стены; среди них выделялся кухонный шкаф, на полках которого были расставлены яркие расписные тарелки и медные сковородки, начищенные до такого блеска, что их можно было принять за странные кривые зеркала, в которых отражалась вся кухня и ее обитатели.
        Мэри Бланшард взглянула на Элоэ с улыбкой. Рукава ее были закатаны выше локтей, обнажая их полноту; на ней был передник, который, казалось, еще больше подчеркивал громадные размеры ее грузного тела.
        - Доброе утро, мадемуазель! Вот так сюрприз. Не ожидала увидеть тебя так рано.
        - Мадам, я должна поговорить с вами наедине. Это очень важно!
        Мэри бланшард взглянула на свою маленькую внучку.
        - Беги назад в магазин, - сказала она. - И не забудь, когда придет мадам Лизард, что ее пирожные уже готовы и лежат на полке.
        - Не забуду, бабушка, - ответила девочка и вышла из кухни.
        Элоэ подошла к столу.
        - Мадам Бланшард, где Дикс? Вы должны мне сказать, где он находится.
        Мэри Бланшард отложила в сторону скалку.
        - Он разве тебе не сказал? - спросила она.
        - Нет, но я должна его найти.
        - Если он тебе не сказал об этом, значит, он не хочет, чтобы ты знала.
        - Но я должна найти его, - в отчаянии проговорила Элоэ. - Вы не понимаете. Мадам, он в большой опасности.
        - В опасности! Ты уверена в этом?
        - Да, да, я абсолютно в этом уверена. И я должна его предупредить. Я должна ему все рассказать, а он должен немедленно исчезнуть.
        Мэри Бланшард посмотрела на Элоэ, как ей показалось, с каким-то странным выражением.
        - Пожалуйста, - быстро заговорила она. - Пожалуйста, ну пожалуйста, поверьте мне. Дикс в опасности. Я знаю, что вы помогали ему во время войны, и сейчас вы должны ему опять помочь. Я должна идти к нему. Нельзя терять ни секунды.
        Мэри Бланшард, казалось, задумалась. Через секунду она сказала.
        - Послушай, ты должна подождать его здесь. Я пошлю за ним.
        - Но я уверена, что, если я сама пойду к нему, так будет намного быстрее. Если вы знаете, где он находится, пожалуйста, скажите мне.
        - Если он сам тебе об этом не сказал, то с моей стороны будет нехорошо сообщать тебе, где он находится, - ответила Мэри Бланшард. - Ну что ты! Это так просто. Я пошлю за ним, и ты изложишь ему все, что у тебя на уме.
        Пока она это говорила, она открыла еще одну дверь, ведущую из кухни, и кивком пригласила Элоэ следовать за ней. Она пошла за Мэри Бланшард с таким чувством, что с каждой секундой опасность для Дикса увеличивается, приближая момент его ареста.
        Они прошли по небольшому коридору и вошли в комнату, окна которой выходили на маленький садик за домом. Это была очень строгая, стандартная гостиная. Окна были задернуты кружевными занавесками, мебель была расставлена строго вдоль стен, по центру комнаты размещался круглый стол, на котором под стеклом лежали вощеные цветы.
        - Подожди здесь, - сказала Мэри Бланшард. - Я сейчас пошлю записку.
        - Мне бы хотелось, чтобы вы разрешили мне самой пойти к нему, - настаивала Элоэ.
        - Ты должна доверять мне, - ответила Мэри Бланшард.
        Она захлопнула дверь.

«Доверять мне!» - Эти слова, казалось, эхом раздались по комнате после ее ухода. - Доверять мне! Доверять мне!»
        То же самое сказал ей Дикс. «И все-таки, - подумала Элоэ, - я не смогла полностью довериться ему и поэтому подвела его. И все-таки, есть ли у меня основания доверять ему, когда он даже сейчас находится в таком отчаянном положении?»
        Ее охватил ужас, а вдруг она уже опоздала со своим предупреждением? Она не могла заставить себя даже присесть ни на один из этих чопорных диванов и стульев. Вместо этого она расхаживала по комнате. Протекавшие минуты казались ей часами. Элоэ ходила взад и вперед по комнате; весь ее мозг был охвачен сумятицей страха и тревожного ожидания.
        Почему Дикс не идет? Он далеко отсюда? Не было ли это просто безумием ждать его здесь, в то время как она могла бы уже предупредить его и сказать, чтобы он спрятался?
        Возможно, уже сейчас, в данный момент, его схватили. Возможно, полиция уже взломала дверь, прежде чем они успели подняться и покинуть свое обиталище или то место, где они прячутся.
        Возможно, Дикс уже в тюрьме.
        Ей хотелось закричать от ужаса при этой мысли, как вдруг дверь неожиданно распахнулась. На пороге стоял Дикс.
        На нем были всего лишь рубашка без ворота и брюки из грубого полотна, которые обычно носят рыбаки. Его холщевые туфли были в песке, а волосы слегка растрепаны. Было видно, он бежал сюда что есть мочи.
        - Элоэ!
        Он назвал ее по имени, и неожиданно она оказалась рядом с ним, прильнув к нему, обхватив руками его шею, а он обнял ее.
        - Дорогая, что случилось?
        - О, Дикс! Слава богу, ты пришел! Ты должен немедленно убежать отсюда, сейчас, быстро.
        - О чем ты? Да в чем дело?
        - Они выследили. Они собираются арестовать тебя сегодня утром.
        - Кто это - «они»?
        - Полиция, конечно. Не спрашивай меня, как я об этом узнала. У тебя нет времени. Просто беги - быстро беги. У тебя же машина.
        Дикс притянул ее ближе к себе, очень медленно наклонился и поцеловал ее в губы.
        - Я люблю тебя, - сказал он.
        - О, Дикс, не теряй время, - взмолилась Элоэ. - Я тебя тоже люблю. Я сожалею о том, что произошло вчера вечером, страшно сожалею. Но об этом сейчас некогда говорить. Тебе нужно бежать отсюда. Ты что, не понимаешь? Тебя собираются арестовать.
        - Дорогая, ты вся дрожишь, и руки у тебя холодные. Ты так напугана, да? Боишься за меня.
        - Ты сам это видишь. Послушай меня, Дикс. Бессмысленно сейчас стоять здесь и разговаривать. Ты должен бежать отсюда.
        - Расскажи мне обо всем, - приказал он.
        - Лью мне сказала, - начала Элоэ, стараясь говорить быстро, но понятно, - вчера вечером она познакомилась с одним мужчиной. Он работает на Сюрте, и он рассказал ей, что его специально прислали сюда из Парижа, чтобы выловить банду контрабандистов. Они уже следили за ними, а сейчас выжидают момент, когда смогут схватить их всех сразу. Сегодня они собираются устроить на них облаву - на всех сразу.
        - Дорогая, какой неосторожный, должно быть, этот джентльмен из Сюрте!
        - Мы должны быть благодарны этому, ужасно благодарны. Это дало мне время предупредить тебя. Сначала я никак не могла придумать, как связаться с тобой, а потом вспомнила, как ты говорил, что у Мэри Бланшард есть свой магазин в Биаррице.
        - Какая ты умница, что вспомнила об этом.
        - Она ни в какую не хотела, чтобы я сама к тебе пришла. Она сказала, если ты сам не рассказал мне, где тебя можно найти, значит, ты не хотел, чтобы я об этом знала.
        - Она была права. Я не хотел.
        - Я так боялась, что она не успеет добраться до тебя вовремя, но теперь ты здесь, и все в порядке. Она может спрятать тебя, а потом, как только ты сможешь, ты улизнешь из города. Но, тем не менее, ты должен быть очень осторожным на дорогах. Они могут прослеживаться. А нельзя никак уйти по морю?
        - Я смотрю, ты уже все продумала, - улыбнулся Дикс. - Но ты забыла об одном.
        - О чем же?
        - Что я не уйду без тебя.
        На минуту она уставилась на него так, будто не совсем его поняла.
        - Что ты сказал? - спросила она наконец.
        - То, что ты слышала. Неужели ты думаешь, что я захочу сбежать и жить в неизвестности без тебя? Уж лучше пойти в тюрьму, чем это; уж лучше остаться с моими друзьями, чем прозябать где-то в полном одиночестве.
        - Ты правда так считаешь?
        - Ты же знаешь, что да. Я хочу тебя! Я люблю тебя! Если мне надо скрыться, то я хочу, чтобы и ты пошла вместе со мной.
        - А куда мы пойдем?
        Дикс широко развел руками.
        - Куда угодно, - ответил он. - Мир огромен. Какое это имеет значение, если мы вместе? Французы нас могут искать во Франции, но чем плоха Африка или Южная Америка, Карибский бассейн, или Дикий Запад с индейцами? И любое из этих мест будет казаться раем вместе с тобой, Элоэ.
        - Но ведь мы же будем изгнанниками, - мягко возразила она.
        - Да, изгнанниками, но вместе. Она глубоко вздохнула.
        - А не будет ли хуже для тебя, если я буду с тобой? Ты можешь перемещаться быстрее в одиночку. Но быть связанным с… Это может удвоить опасность.
        - Это будет стоить того. Стоить того, чтобы знать, что ты со мной, что ты принадлежишь мне.
        - А если я не пойду с тобой?
        Он пожал плечами.
        - Тогда я оставлю все так, как есть. Я обязан хранить верность своим друзьям и стоять рядом с ними плечом к плечу.
        - Это не твои друзья, - горячо воскликнула Элоэ. - Ты можешь работать с ними, ты можешь быть связан с ними вашими общими делами, но они не настоящие твои друзья. Те люди, с которыми я повстречалась вчера, - твои друзья, но только не те кошмарные мужчины, которые угрожали мне, связали и запугали меня, потому что я поняла, что они ни перед чем не остановятся.
        - Хорошо, это не мои друзья. Что ты хочешь, чтобы я сделал?
        - Убежать отсюда. Ну, пожалуйста, попытайся понять. Дорога каждая секунда. Полиция отнюдь не легкомысленно к этому относится. Если они расставили тебе ловушки, у них это получится. Ты должен сейчас бежать.
        - А ты пойдешь со мной?
        К этому моменту Элоэ уже знала, какой она должна дать ему ответ.
        Она уже знала, что все, что она сделала, и все, что она прочувствовала, неизбежно привело ее к этой минуте.
        Что было сейчас самым важным, так это ее ответ.
        В последний момент она подумала о своих родителях. Она любит их, но каким-то образом даже ее любовь к ним оказалась не столь важной, не столь жизненной, как ее любовь к Диксу.
        - Я люблю тебя! - сказала она очень спокойно. - И я пойду с тобой.
        Секунду он смотрел на нее, не веря своим ушам, как будто не понимая то, что услышал. А затем, издав короткий, нечленораздельный возглас радости, обнял ее.
        - Ты говоришь правду? Ты действительно говоришь правду? Я хочу, чтобы ты сказала это еще раз. Я хочу быть уверенным в том, что я правильно тебя понял.
        - Я пойду с тобой, - сказала она.
        - Ты знаешь, что это значит? Мы будем изгоями, мы будем прятаться от правосудия, мы будем бояться собственных теней. Ты отдаешь себе отчет в том, что ты на себя берешь?
        - Да, отдаю. Однако я все еще готова пойти с тобой, если ты меня хочешь.
        - Если я тебя хочу!
        Это был почти крик; его руки плотно обхватили ее и держали так до тех пор, пока не заболели.
        - Если я тебя хочу! - Он посмотрел ей в лицо. - Ты даже себе не представляешь, как сильно я тебя хочу. Если ты сейчас пойдешь со мной, я посвящу всю мою жизнь тому, чтобы сделать тебя счастливой. Но в то же время ты будешь принадлежать мне и только мне одному. Ты понимаешь, что это значит? Я буду ревновать ко всем и ко всему. Я хочу тебя полностью и абсолютно. Моя! Моя любовь, моя жизнь!
        Он так прижал ее к себе, что Элоэ едва могла дышать.
        - Посмотри на меня, Элоэ, - продолжал он. - Посмотри мне в глаза и скажи, что ты говоришь правду, что это не просто хитрость с твоей стороны, чтобы заставить меня бежать; что это не просто отчаянная попытка спасти меня от самого себя.
        - Ты знаешь, что это не так.
        - Тогда почему ты идешь со мной? Почему? Скажи мне, почему? Чтобы у меня не оставалось больше сомнений на этот счет.
        - Потому что я люблю тебя. Разве ты не понимаешь, Дикс, что я люблю тебя так сильно! Я поняла, что для меня больше ничего не существует на свете. Я твоя, и ты можешь делать со мной все, что хочешь. Я последую за тобой, куда бы ты не отправился, хоть на край света.
        Пока она договаривала эти последние слова, он наклонился над ней и поцеловал ее долгим и таким страстным поцелуем, что ей показалось, как будто огонь проложил себе путь от ее губ ко всей ее душе.
        Затем, когда она прильнула к нему, почувствовав, как ее сердце захватывает экстаз от его огненной страсти, он неожиданно разжал руки и упал на колени перед ней.
        - Я люблю тебя Элоэ! И поэтому я преклоняюсь перед тобой сейчас. Я преклоняюсь перед тобой и говорю, что я всегда буду у твоих ног, что я боготворю тебя из-за твоей любви ко мне, что я буду служить тебе по-своему, - но все равно, как раб - всю мою оставшуюся жизнь.
        Он прижался губами, горячими, обжигающими, к обеим ее ладоням. Затем он поднялся и вновь ее обнял.
        - Я люблю тебя! О, дорогая, как я люблю тебя!
        Она хотела отдаться его объятиям, но вместо этого, не без усилия, высвободилась.
        - Мы должны идти, Дикс. Пожалуйста, пойми, мы должны уходить.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Я не могу уйти сейчас. Сегодня я должен остаться здесь. Я должен предупредить моих сообщников. Я должен им помочь. Ты ведь это понимаешь?
        - Нет, не понимаю, - вскрикнула Элоэ. - Если ты сейчас вернешься туда, они тебя схватят. Они посадят тебя в тюрьму. Как ты не понимаешь, что ты не такой уж неуязвимый и всемогущий? Ты всего лишь человек, а твои мозги направлены на противозаконные действия. Ты никогда не одержишь победу, никогда, потому что добро всегда берет верх над злом в конечном счете. Идем сейчас. Я иду с тобой. Сейчас, сию же секунду. Нельзя терять время.
        Он взял ее за подбородок и повернул ее лицо к своему.
        - Никогда не думал, что могу услышать от тебя такое.
        - Но я говорю тебе это. А ты меня не слушаешь. Ты такой безрассудный, такой глупый. Тебе нужно спасать себя.
        - Я не могу сейчас уходить. Есть вещи, которые я должен сделать, есть люди, которым я должен помочь. Но я обещаю тебе только одно. Они меня не поймают.
        - А если поймают…
        - Нет, не поймают. Ты должна мне доверять.
        - Ты сумасшедший! Что еще я должна сделать, чтобы доказать тебе, что это не игрушки?
        - Ты сделала все, что от тебя требовалось. Ты пообещала бежать со мной. Ты еще не передумала, кстати? Что ты скажешь своим маме и папе?
        Румянец возбуждения на щеках Элоэ слегка поблек, однако ее глаза совершенно твердо смотрели ему прямо в лицо.
        - Я уже подумала об этом. Это причинит им боль, но когда-нибудь мы сможем заставить их понять.
        - Ты думаешь, они когда-нибудь примут меня в качестве твоего мужа? Таким, какой я есть?
        - Они поймут, когда узнают, как сильно я тебя люблю.
        - О, дорогая, ты так прекрасна, - воскликнул он. - Я говорил тебе, что я недостоин тебя, и сейчас это повторяю. Когда-нибудь, может быть, я сделаю так, что ты будешь мною гордиться.
        - Я хочу гордиться тобой сейчас. Я хочу, чтобы ты был разумным и бежал сейчас, в эту самую минуту.
        - Ты думаешь, ты сможешь гордиться мной, если я брошу своих друзей, или если не друзей, то людей, которые доверяют мне? Нет! Есть вещи, которые я должен сделать прежде всего. Возвращайся назад, в отель. Если я не дам о себе знать сегодня вечером, поезжай вместе с миссис Деранж и ее дочерью в «Шато». Я свяжусь с тобой там сегодня чуть позже.
        - Но, Дикс, ты не можешь этого делать. Я пыталась спасти тебя. Я предложила бежать вместе с тобой. Ты не можешь отсылать меня сейчас назад. Ты не можешь подвергать себя риску быть арестованным и брошенным в тюрьму.
        - Ты должна мне доверять, - упрямо проговорил Дикс. - Я не могу тебе всего объяснить. Я знаю только одно, что я не могу сейчас бежать вместе с тобой. Слишком многие сюда вовлечены, слишком многое я должен сделать, потому что на карту поставлена моя честь.
        - Твоя честь! - недоверчиво воскликнула Элоэ.
        - Да, моя честь. Даже у воров есть честь, понимаешь, и я хочу, чтобы ты верила в то, что и у меня она есть.
        - Я верю этому. Я верю в тебя сейчас, как не верила никогда. Но… О, Дикс, я боюсь.
        Он притянул ее поближе к себе.
        - Боишься за меня? - спросил он.
        - Боюсь потерять тебя. Мы слишком счастливы.
        - Так, что даже боги нас могут ревновать, - сказал он с легкой усмешкой. - Я никогда не думал, что ты можешь быть такой суеверной.
        - Я не думаю, что это суеверие. Просто я очнулась и осознала тот факт, что я была слишком самоуверенной, чересчур уверенной в себе. Мои представления о жизни укладывались в такой приятный, аккуратный мирок. Он был такой чистенький, такой простой; и вдруг я обнаружила, что это совсем не так, мир оказался совершенно иным.
        - А какой он сейчас? - поинтересовался Дикс.
        - Он пугающий, он ненадежен, но он дико, безумно прекрасен, - сказала Элоэ, и голос ее дрогнул.
        - О, моя дорогая, только ты могла сказать такое, и только ты могла заставить меня в это поверить.
        Он поцеловал ее еще раз, а затем отодвинулся от нее.
        - Мне предстоит много работы, - сказал он. - Но я тебе обещаю, что не сделаю никакой глупости, ничего, что может поставить под угрозу наше с тобой счастье. Если удастся, я приду в отель за тобой перед вашим отъездом. Если нет, я свяжусь с тобой в какое-то другое время сегодня вечером. Не удивляйся ничему - как я появлюсь, каким способом или в какое время. Просто жди меня, потому что я люблю тебя.
        - Ты будешь осторожным?
        Элоэ была бледна, и ее голос слегка дрожал, но в глазах ее была отвага.
        - Я буду вести себя осторожно, потому что ты меня об этом просишь, - ответил Дикс.
        - Я буду молиться. - Элоэ слегка запнулась. - Буду молиться все это время.
        Он поцеловал ее лоб, ее глаза и напоследок - губы.
        - Я буду думать о тебе, - сказал он. - Каждую минуту, каждую секунду до тех пор, пока мы вновь не увидимся. Au revoir, моя любимая, мое совершенство, моя будущая жена.
        Она попыталась прильнуть к нему, но совершенно неожиданно он уклонился от ее объятий. Он открыл дверь, которая вела в коридор, послал ей воздушный поцелуй с порога и ушел. Какую-то долю секунды она слышала его шаги, а затем наступила тишина, и только пение птиц доносилось из сада.
        Она подошла к окну и встала около него, все еще ощущая на своих губах его поцелуи, которые приводили ее и в восторг, и в возбуждение, и в экстаз.
        Однако страх стал постепенно возвращаться к ней, страх от того, что с ним может что-то случиться. Она понимала, что, несмотря на то, что она так тряслась за него, он был прав. Ему надо было идти.
        Хотя она и была готова бежать с ним, если бы он ее взял с собой, прямо сейчас, у нее все равно оставалось бы чувство, что он избрал трусливый путь к отступлению, что он просто сбежал от того, что должно было бы случиться, что он бросил всех ради своих собственных интересов и желаний.
        - Я уважаю его, - прошептала она, и впервые за все то время она поняла, что сказала правду.
        Она любила его, казалось, уже достаточно долго, но она не доверяла ему и не уважала его; теперь и то, и другое неожиданно пришло к ней. И только теперь она осознала, на что себя обрекает - на жизнь, не имеющую ничего общего с ее прошлым.
        Они не смогут поехать в Шотландию, так как если полиция будет его разыскивать, то это окажется наиболее вероятным местом, где они будут его поджидать.
        Они станут изгнанниками, бездомными, без роду-племени. Элоэ задумалась над тем, как они будут странствовать, где найдут наконец себе пристанище; и вдруг поняла, что все это не имеет никакого значения. Любовь победила все!
        Вот и нашелся самый верный ответ.
        Любовь дороже безопасности, дороже респектабельности, дороже всего, потому что это была настоящая и искренняя любовь.
        Затем она подумала о том, что жизнь ее будет нелегкой. Будут трудности и опасности, будут даже трения между ней и Диксом; но все это преодолимо, ничего нет невозможного, поскольку они сохраняют любовь друг к другу, самое святое и прекрасное, что у них есть на свете.
        Она вновь почувствовала дрожь, такую же, когда он ее обнимал, почувствовала, как заполыхали ее губы, которые были такими страстными и податливыми под его поцелуями.
        Она поняла, что он и есть именно тот самый мужчина, которого ей суждено было найти, который ждал ее в этом мире. В отличие от ее ожиданий он оказался совсем не таким, совсем не тем типом героя, с которым, как представляла в своих девичьих грезах, она бы пошла под венец. Однако он был мужчиной, предназначенным ей, мужчиной, которому она принадлежала и который будет владеть не только ее телом, но и душой, и сердцем все время, навеки.
        - Я люблю его! - прошептала Элоэ. - О, благодарю тебя, Господи, что ты послал мне его.

        Глава 12

        - Теперь, Лью, не торопись с принятием решения. Не говори ничего и не делай что-либо, а дай себе время хорошенько все обдумать. Это слова твоего отца, которые он любил повторять - все необходимо тщательно обдумывать.
        Довольно высокий голос миссис Деранж, говорившей в нос, гармонировал со спокойной работой двигателя, так для Элоэ оба эти звука продолжались всю дорогу, пока они ехали к «Шато».
        Лью хранила молчание.
        Она сидела, уставившись на пролетавший мимо сельский пейзаж застывшим взглядом. Вид у нее был такой, будто она распрощалась с действительностью и жила в мире, придуманном ее собственным воображением.
        - Что я чувствую, - продолжала миссис Деранж, - так это то, что ты сейчас стоишь на распутье. Для тебя крайне важно принять правильное решение. Молодые думают только о том, что происходит в настоящий момент. Они забывают о будущем, которое ждет их впереди; по прошествии многих и многих лет любовь часто оказывается пустой мечтой, в то время как более существенные вещи куда важнее! Я хочу, чтобы ты представила себя в свои сорок, пятьдесят, шестьдесят лет, чтобы ты подумала о том, что будет важно для тебя в эти годы.
        Лью устало пожала плечами и сказала скучным голосом:
        - Хорошо, мама, я поняла тебя. Ты хочешь, чтобы я стала герцогиней, вот и все.
        - Я хочу, чтобы ты была счастливой, - поправила ее миссис Деранж. - Но счастье не всегда означает танцульки в обнимку с молодым человеком, чьим единственным достоинством является его красивый профиль.
        - Да прекрати ты это! - воскликнула Лью. - Я знаю, о ком ты говоришь. Почему бы не назвать имя этого профиля?
        - Я не говорю о ком-то конкретно. Все, о чем я тебя прошу, это не спешить.
        - В настоящий момент мы действительно не очень-то спешим, - сказала Лью. - Элоэ ведет машину так, как будто мы на похоронной процессии.
        - Прошу прощения, - извинилась она. - Я думала, что нет надобности в спешке.
        Все мысли ее были о Диксе, она едва осознавала, что делала. Она просто автоматически вела машину вдоль длинной, усаженной по обеим сторонам деревьями, дороги, ведущей в глубь материка.

«Где сейчас Дикс, - думала она. - Что сейчас там происходит? Что он делает? В безопасности ли он?»
        Ей пришлось буквально себя ломать, чтобы вынести этот отъезд из Биаррица, чтобы покинуть отель, чтобы не забыть все поручения миссис Деранж, связанные с раздачей чаевых персоналу, оплатой счетов, проверкой багажа.
        Для нее стоило больших усилий выполнять свои обязанности в то время, как ей неудержимо хотелось побежать к Мэри Бланшард, чтобы узнать от нее хоть какие-то новости, выпытать хоть какую-нибудь информацию о Диксе. Удерживала ее от этого шага только гордость, даже несмотря на то, что это было бы бесполезно. Мэри Бланшард не стала бы или, вернее, не смогла бы сказать что-то большее, чем знала сама.
        Дикс не появился бы там, потому что под угрозой была его свобода, а возможно, и жизнь.
        Весь день Элоэ не могла отделаться от воспоминания о том мужчине, который угрожал перерезать ей глотку, и она содрогалась при мысли о нем.
        Если полиция попытается арестовать мужчин, подобных этому, естественно, не обойдется без борьбы; в ход пойдут ножи и огнестрельное оружие. Несколько раз она ловила себя на том, что прислушивается и ждет звуков перестрелки.
        В конце концов багаж был худо-бедно втиснут в машину, забив при этом все заднее сиденье и багажник, так что миссис Деранж и Лью могли сидеть только на переднем сиденье рядом с Элоэ.
        - Может, ты хочешь повести машину сегодня? - спросила Элоэ у Лью перед тем, как тронуться в путь.
        - Если я поведу машину в «Шато», то, скорее всего, окажусь в противоположном направлении, - ответила она. - И что тогда будет делать мама?
        Обе девушки находились одни в спальне Лью, и Элоэ инстинктивно протянула к ней руку.
        - Тогда не ездит, оставайся здесь.
        - А смысл? Я могу поехать и посмотреть.
        На языке у Элоэ вертелось: «Стив Вестон уже на пути сюда», но она проглотила эти слова, несмотря на то, что губы у нее уже пытались это произнести. Пусть Лью увидит герцога вначале. Если он ей понравится, тогда Стив может отправляться туда, откуда пришел. Если нет, тогда у него появится больше шансов.
        Лью подошла к окну и посмотрела на море.
        - Что бы ты сделала на моем месте, Элоэ? - спросила она. И тут же продолжила, прежде чем та успела ответить: - Не говори мне, я знаю. Ты бы категорически выбрала любовь, ведь я права?
        - Да, я бы сделала так. Любовь значит больше всего на свете.
        - Только для определенных людей. А я, возможно, не тот тип человека. - Она почти в раздражении отвернулась от окна и подошла к зеркалу. - А я буду обворожительной в диадеме герцогини, ты не находишь? - спросила она с издевкой.
        - Ты будешь обворожительной во всем, что ни наденешь, - ответила Элоэ. - Но я считаю, что только счастье помогает человеку выглядеть лучше всего, а не украшения, какими бы они ни были дорогими.
        - У тебя всегда на все есть правильный ответ, не так ли? - произнесла Лью язвительно. - Кстати, ты себя лучше чувствуешь? Ты все еще выглядишь бледной.
        - Со мной все в порядке.
        - А чем ты огорчена? - неожиданно вдруг проявила любопытство Лью. - Уж не влюбилась ли ты в кого-нибудь?
        Она произнесла это, не задумываясь. Кровь, прихлынувшая к бледному лицу Элоэ, была неожиданным, красноречивым ответом на ее вопрос.
        - Элоэ! - сказала Лью, не веря своим глазам. - Ты влюблена! Но в кого?
        - Я не хочу об этом говорить. Пожалуйста, оставь меня в покое.
        Она говорила не задумываясь, ее слова прозвучали бесцеремонно, почти грубо, но, тем не менее, она не могла сдержаться. Ей была ненавистна мысль о том, что ее любовь к Диксу будет сейчас обсуждаться и над ней будут охать и ахать.
        Каждая клеточка ее тела была сейчас напряжена из-за него, она почти обезумела от волнения и встала бы сейчас рядом с ним, если бы это было возможно, чтобы встретить лицом к лицу то, что его ждет, даже если это будет сама смерть.
        Что Лью понимала в любви, если она была даже способна обдумывать замужество с человеком, которого никогда не видела и который, как она выяснила, является калекой, инвалидом?
        Если бы она хотя бы раз испытала экстаз, восторг и счастье от того, что ее держит в своих объятиях мужчина, которого она любит и который любит ее, она бы ни за что не стала колебаться, ни на секунду не задумалась бы, что ей делать.
        Элоэ вышла из ее спальни.
        Она слышала, как Лью позвала ее, но не вернулась. До самого их отъезда из отеля она постаралась сделать так, чтобы не оставаться наедине ни с Лью, ни с миссис Деранж.
        Она суетилась, присматривая за упаковкой багажа, советовалась с Жанной и делала миллион и двести различных неотложных дел, чтобы только занять себя, и это, по крайней мере, частично отвлекало ее от собственных тревог.
        Когда все было упаковано, выяснилось, что места в машине недостаточно для четверых, и поэтому было заказано такси для Жанны и части коробок с багажом.
        - Она может отправляться прямо сейчас, - заявила миссис Деранж. - Оно и к лучшему, что она прибудет туда раньше нас. Она сможет начать распаковывать вещи и погладить то, что мы наденем сегодня вечером. Я сказала ей, Лью, что ты наденешь сегодня красное атласное платье. Оно будет смотреться великолепно в тех огромных залах, а я хочу, чтобы ты произвела неотразимое впечатление.
        - Как ягненок, которого ведут на заклание, - сказала Лью, увидев в ответ только слегка нахмуренные брови своей матери.
        - Сарказм тебе никогда не шел, дорогая, - выговорила она ей. - Если ты не хочешь ехать, мы, конечно, можем позвонить и отменить визит.
        Это было пустое предложение, и обе они, и Лью, и миссис Деранж, знали об этом. Ничто не могло в настоящий момент остановить старшую женщину и заставить отказаться от поездки в «Шато».
        В этом не было никакого сомнения, судя по ее возбужденному голосу и блеску в глазах, когда они наконец покинули отель и тронулись в путь.
        Даже Лью, казалось, пребывала в хорошем расположении духа, когда они выехали с гостиничного двора на главную дорогу; однако как только они выехали из Биаррица, миссис Деранж сделала роковую ошибку и начала говорить.
        Было совершенно очевидно, что ее замечания очень скоро испортили Лью настроение. Она вжалась в сиденье, а уголки ее губ опустились книзу. Она едва отвечала, а то и вовсе не делала никаких усилий, чтобы хоть как-то реагировать на замечания своей матери.

«Оставьте ее в покое, - хотелось закричать Элоэ. - Пусть все идет своим чередом без этой ненужной трескотни».
        Но вскоре монотонный голос миссис Деранж перестал на нее действовать.
        Все ее мысли были заняты совершенно другим: она думала только о Диксе, молилась о нем, желала ему выпутаться из этой истории живым и невредимым и вернуться к ней.
        - Вот «Шато»! - воскликнула вдруг миссис Деранж.
        Неожиданно их взору предстали высокие башни и сверкающие крыши зданий, возвышавшихся над высокой крепостной стеной с растущими вокруг нее зелеными деревьями.
        Через несколько секунд они подъехали к домику привратника, который открыл для них огромные, железные ворота, с причудливым орнаментом и увенчанные коронами.
        Теперь, когда замок, освещенный теплыми лучами вечернего солнца, медленно вставал перед их взором, Элоэ забыла о собственных треволнениях, охваченная восхищением его красоты. Замок казался сказочным дворцом, спроектированным и построенным с таким тонким искусством и великолепием, на какое были способны только мастера семнадцатого века. Мостики, переброшенные через ров, огромные озера, простирающиеся с одной стороны, английские сады, являющие собой чудо садоводства, - все это казалось некой прекрасной картиной на гобелене, вышитом любящей рукой.
        И все-таки, Элоэ еще раз убедилась в том, что это место не вызывало у нее благоговейный трепет или боязливость; она чувствовала в нем какое-то радушие. Все здесь излучало уют и приветливость, что радовало не только глаз, но и ее сердце.
        Она осторожно подъехала к широкой каменной лестнице, ведущей к парадному входу. Лакеи в бархатных ливреях, украшенных серебряными галунами, заспешили вниз по лестнице, чтобы открыть им двери машины.
        - Мне отогнать машину в гараж? - спросила Элоэ. Миссис Деранж была шокирована.
        - Нет, конечно, нет. Я уверена, что они кого-нибудь пришлют, чтобы это сделать. Ты должна идти с нами. Ты такая же гостья, как и мы.
        Элоэ это слегка удивило. Она не ожидала от миссис Деранж такого ярко выраженного возмущения, но потом, усмехнувшись про себя, она вспомнила, что носит такую же фамилию, а это значит, что именно сейчас, в данном случае, она должна являться членом семьи.
        Дворецкий проводил их через холл, в котором пахло навощенными полами и гвоздиками, в «Гранд-салон», где ждала их герцогиня.
        Она отложила в сторону вышивание, поднялась с дивана и грациозно прошла через комнату, бесшумно ступая по дорогому абессинскому ковру. Ее прическа из белоснежных волос отчетливо выделялась на фоне расписанных стен.
        - Я так рада приветствовать вас в «Шато», - с улыбкой сказала она.
        Герцогиня пожала руку миссис Деранж, затем Лью и в последнюю очередь Элоэ.
        - Пожалуйста, чувствуйте себя здесь как дома, - продолжила она. - Потому что
«Шато» действительно является домом для всех, кто носит нашу родовую фамилию. Не хотите ли присесть?
        Сказав это, она указала на покрытые гобеленами диван и стулья, которые были расставлены в довольно привычном порядке вокруг низкого стола. На столе стоял фарфоровый сервиз редкостной красоты.
        - Я назначила на завтра ужин, на котором вы сможете познакомиться с некоторыми другими членами нашей семьи, - это родственники, живущие поблизости, а также один или два наших самых близких друга.
        - Очень приятно, - сказала миссис Деранж. - Но мы и так будем абсолютно счастливы в вашем обществе и… в обществе вашего сына.
        Она сделала небольшую паузу, прежде чем упомянуть о герцоге. Элоэ внимательно наблюдала за реакцией герцогини. Ее лицо не выражало совершенно никаких эмоций.
        - Мой сын скоро здесь будет, - произнесла она. - Он сожалеет о том, что не смог вас встретить, ведь за время его такого длительного отсутствия у него накопилось очень много важных дел, которые он обязан выполнить. Такое огромное имение, как это, предполагает много работы.
        Элоэ в это время не слышала никого и ничего. Она судорожно думала, удастся ли ей спуститься вниз и выскользнуть к Диксу через какую-нибудь боковую дверь.
        Было очень трудно что-либо планировать, что-либо придумать. Она уже была наполовину готова к тому, что, когда придет время, она выйдет к нему без всего. Если это будет необходимо, она так и поступит, не раздумывая. Ее уже не волновали такие пустяки.
        - Ты так не думаешь? - неожиданно спросила Лью. Элоэ так и подпрыгнула на месте.
        До нее дошло, что Лью задала ей вопрос, и она увидела, что герцогиня и миссис Деранж ждут от нее ответа. Она понятия не имела, о чем они говорили.
        - Из… извините меня, - заикаясь, начала она. - Я задумалась… кое о чем другом. Так о чем ты меня спросила?
        - Я тебя спросила… - начала Лью.
        В этот момент их прервали. Дверь в салон распахнулась, и появился лакей.
        - Господин герцог! - объявил он.
        Элоэ почувствовала, как ее сердце забилось слегка взволнованно. Она увидела, как Лью быстро повернула голову, как глаза миссис Деранж уставились на дверь. Герцогиня грациозно подалась вперед.
        Герцога вкатили в комнату на коляске. Он казался еще меньше и более хрупким, чем выглядел на газетной фотографии. Это был маленький мужчина, черты лица которого отображали страдания, а темные глаза были глубоко посажены по обе стороны его тонкого аристократического носа.
        Элоэ стало ясно, что физически он очень слаб. Его рука, которую он протянул для приветствия, была почти прозрачной; голубые вены четко проступали через белизну его кожи.
        Он остановил свое кресло около миссис Деранж.
        - Я так сожалею, что не смог вас встретить, - заговорил он тихим голосом на чистом, почти безупречном английском языке. - Мы не знали точно, в какое время вы приедете, и я был занят некоторыми формальностями с моим нотариусом.
        Миссис Деранж пожала ему руку.
        - Мы понимаем. У вас здесь такое красивое место, что оно, должно быть, требует от вас много времени и внимания.
        - Боюсь, что больше всего - моего здоровья, - сказал герцог.
        Он протянул руку Лью. Она пожала ее почти номинально, как будто боялась, что крепкое рукопожатие причинит ему боль.
        - Я о вас так много слышал от моей матери, мадемуазель, - сказал он.
        Лью ничего не ответила. Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но затем снова закрыла его.
        - А это Элоэ Деранж, - представила ее герцогиня. - Еще один член нашей семьи, на этот раз по британской линии.
        Герцог улыбнулся Элоэ весьма дружелюбно.
        - Я должен показать вам наше генеалогическое дерево, - сказал он.
        - Я бы с удовольствием на него взглянула, - улыбнулась Элоэ.
        - Где коктейли, мама? - Герцог оглянулся вокруг. - Я говорил тебе, что наши американские гости будут их ожидать.
        - Я заказала их, - коротко ответила герцогиня. Она коснулась небольшого золотого звонка на столе.
        Дверь немедленно распахнулась, и на пороге появился лакей.
        - Коктейли, пожалуйста, - сказала герцогиня по-французски.
        Почти сразу же в комнату вошли два лакея с серебряными подносами в руках, уставленными бутылками с различными винами и стаканами со льдом.
        - Не стоило так беспокоиться из-за нас, - сказала миссис Деранж. - Я знаю, что у вас нет обычая пить коктейли.
        - Моя мама всегда отказывается от коктейля, - улыбнулся герцог. - Сейчас ей представился счастливый случай, чтобы преодолеть этот ее предрассудок. Лично мне нравится сухое «Мартини», хотя, должен признаться, я никогда не пью в одиночку, это представляется мне угнетающим. Вы будете пить? Здесь есть все, даже «Джулеп», если вы его предпочитаете.
        - Я бы сказала, что вы очень внимательны. Вы даже подумали о наших вкусах в отношении напитков, - заметила миссис Деранж. - Я с удовольствием выпью мятный
«Джулеп», а Лью, думаю, так же, как и вы, предпочтет «Мартини».
        - Если мне будет позволено высказаться о моем собственном предпочтении, - сказала Лью достаточно грубым голосом, - я бы попросила шотландское виски со льдом.
        Она вела себя изысканно вызывающе, и Элоэ поняла это.
        Лью очень редко пила виски. По какой-то причине она хотела действовать на нервы своей матери, а возможно, шокировать и герцогиню.
        Однако, казалось, ни у герцогини, ни у герцога такой заказ не вызвал ни малейшего удивления. Лакей разнес напитки.
        Элоэ робко попросила томатного сока и была награждена, как ей показалось, взглядом одобрения со стороны герцогини.
        Герцог поднял свой бокал.
        - А теперь - тост, - сказал он. - За нашу американскую родню, и пусть их сегодняшний визит сюда будет одним из многих.
        Элоэ даже как-то напугали эти слова. Под ними вроде и не подразумевалось перманентное пребывание Лью здесь. Между тем, миссис Деранж это не смутило. В ответ она подняла свой бокал.
        - За вас, герцог, - произнесла она. - И за ваше скорейшее выздоровление.
        - Это то, чего мы все желаем, - пролепетала герцогиня. - Я убеждена, что через месяц или около того ему больше не понадобится кресло.
        - Твоя вера неиссякаема, - улыбнулся в ответ ей герцог.
        - Я ходила к Лоурдесам во время твоего отсутствия, - спокойно ответила она.
        Он вновь ей улыбнулся и наклонился вперед, чтобы прикоснуться к ее руке. На какую-то долю секунды глаза герцогини слегка увлажнились. Она встала.
        - А теперь, если вы уже закончили с напитками, я покажу ваши комнаты. Ужин будет подан в восемь часов. Думаю, что вы хотели бы передохнуть в течение ближайшего часа, а также принять ванну и переодеться.
        - Это было бы замечательно, - сказала миссис Деранж, отставляя свой бокал в сторону.
        Несколько смущенно, так как герцог не мог их сопровождать, они друг за другом вышли из комнаты, следуя за герцогиней, которая провела их по широкой лестнице в огромные, шикарные спальни, которые им были отведены.
        Миссис Деранж и Лью разместились вдвоем в апартаментах с будуаром и отдельной ванной комнатой; Элоэ отвели соседнюю комнату, по ее мнению, не менее великолепную, также с отдельной ванной комнатой и небольшим балкончиком, выходившим в сад.
        - Замечательная комната, спасибо вам большое, - поблагодарила она герцогиню. Как только дверь закрылась за хозяйкой дома, она подбежала к окну.
        Сможет ли Дикс добраться до нее через сад? И если он сумеет в него проникнуть, то как она проберется к нему? Она вышла на балкон и посмотрела вниз. «Его сразу же заметят с этой стороны дома, - подумала она, - если он не сможет прокрасться бесшумно. Остается только надеяться на то, что окна спален герцога и герцогини не выходят на эту сторону».
        Она решила сразу же после ужина попытаться проверить, нет ли здесь еще какой-нибудь боковой двери, выходившей прямо в сад. Она судорожно пыталась составить в уме план дома - холл и «Гранд-салон», столовая, библиотека, которые они видели во время своего первого визита.
        Для нее было слишком сложно вспомнить или представить все это. В доме было так много комнат, одна прекраснее другой.
        Дом был построен почти по форме квадрата. Она стала вычислять, а не может ли быть в нем еще каких-нибудь лестниц, по которым можно было бы спуститься на первый этаж.
        Она простояла так долго у окна, пытаясь представить, в каком направлении появится Дикс и как он найдет ее комнату, что только каминные часы указали ей на то, что прошло довольно много времени.
        Вечернее солнце проблескивало сквозь огромные, кристальные, квадратные облака, что вернуло ее блуждающие мысли к тому факту, что она должна собрать свои вещи в чемодан, с которым она уйдет.
        И только тогда, в ужасе, она обнаружила, что ее вещи уже распаковали. Вся ее одежда была развешана по шкафам и аккуратно уложена в ящики красивых инкрустированных комодов, стоявших вдоль стен бледно-персикового цвета.
        Но что было самое ужасное, так это то, что все ее чемоданы и дорожные сумки исчезли. Она лихорадочно стала их искать, заглянув даже в буфеты и в маленькую кафельную ванную комнату в надежде найти их там.
        Это был удар, которого она не ожидала, она в отчаянии думала, что же ей теперь делать. Нажать кнопку звонка и попросить принести ее чемодан выглядело бы очень странно со стороны гостя, который только что прибыл.

«Почему, почему, - спрашивала она себя, - Дикс не взял меня с собой сегодня утром, когда я умоляла его сделать это?»
        Все становилось час от часу не легче, и она решила, что теперь она сможет взять с собой только узелок с вещами.

«Как цыганка», - подумала она, усмехнувшись.
        Она собрала некоторые вещи из всего, что она имела, - ночную рубашку, смену нижнего белья, пудру, чулки и носовые платки, завернув все это в тонкую шаль, которую она иногда надевала по вечерам. Затем она спрятала узелок в шкаф и начала переодеваться.
        После ванны она почувствовала легкое облегчение. Собственно, почему она так волнуется? Она же уверена в одном, в том, что она может положиться на Дикса. Раз он сказал, что придет за ней, значит, он так и сделает.
        Может быть, ему удастся подкупить одного из слуг, который проводит ее вниз и выведет через заднюю дверь к тому месту, где ее будет ждать Дикс.
        Она вспомнила, как легко он проник в отель «Кларидж» и прошел в спальню Лью без видимых усилий, он даже не вызвал ни у кого подозрений. Почему бы ему не сделать и сейчас то же самое?
        Элоэ взяла из шкафа свое простенькое черное вечернее платье и надела его через голову. «Вчера вечером, - подумала она, - я выглядела блестяще в платье, которое одолжила мне Жанна. Сегодня Золушка возвращается назад к своим лохмотьям, в которых она выглядит скромненько и серенько».
        Только она собралась подумать, какой пояс ей лучше надеть, цветной или однотонный, бархатный, черный, как вдруг раздался стук в дверь.
        - Войдите, - сказала она.
        В комнату вошла горничная в кружевном чепчике и таком же переднике.
        - Я принесла вам это, мадемуазель, - сказала она, протягивая Элоэ серебряный поднос, на котором лежал великолепный корсаж с приколотыми к нему розовыми розами.
        - Для меня? - удивилась Элоэ. - Вы абсолютно точно уверены, что это не для мисс Лью Деранж?
        - Нет, для вас, мадемуазель, - с улыбкой ответила горничная.
        - О, благодарю вас.
        Розы были приколоты к корсажу проволокой, а их стебли обернуты серебристой фольгой. Она приложила корсаж к платью и увидела, как его суровая простота преобразилась в нечто радостное и нарядное.
        - Это как раз то, что мне нужно, - воскликнула она и только сейчас поняла, что горничной в комнате уже нет и разговаривает она сама с собой.
        Она приколола корсаж, прошлась в последний раз щеткой по своим светлым волосам, которые мягко рассыпались по ее плечам, и вышла, направившись в спальню Лью.
        Она постучала в дверь, страшась того, что Лью ей может сказать, страшась момента, во время которого, как она чувствовала, Лью разразится признаниями о том, что она думает о герцоге. С облегчением она увидела, как обе, мать и дочь, выходили из другой двери апартаментов.
        - А вот и ты, Элоэ! - воскликнула миссис Деранж. - Я думаю, мы должны спуститься вниз. Герцогиня сказала мне, что перед ужином они встречаются в «Гранд-салоне».
        На Лью было восхитительное красное атласное платье, которое было доставлено от одного из знаменитых французских кутюрье. «Она выглядит так, - подумала Элоэ, - как будто только что сошла с картины восемнадцатого века. Она вполне может сойти за одну из своих прародительниц в этом платье с широкими, ниспадающими волнами юбками, которые шелестят, задевая перила огромной лестницы, пока мы будем медленно спускаться на первый этаж».
        На Лью не было никаких цветов. У миссис Деранж к плечу была приколота орхидея, и Элоэ предположила, что цветы всегда посылались гостьям перед ужином. Замечательный штрих, но тут же озадачилась, а не обидится ли герцог на то, что Лью не оценила такого жеста.
        Герцогиня уже была в «Гранд-салоне», и герцог рядом с ней в своем кресле на колесиках. Элоэ показалось, что мать и сын что-то горячо обсуждали, когда они вошли, и герцогиня выглядела слегка озабоченной.
        Тем не менее она была приучена к тому, чтобы не показывать своих эмоций. Она сразу же поднялась и пошла к ним.
        - Надеюсь, что вы нашли все, что вам необходимо, - сказала она. - А также оказали должное внимание вашей горничной.
        - Все было отлично, - ответила миссис Деранж. - А Жанна просто на седьмом небе от того, что она вновь оказалась в частном жилом доме. Она так часто мне рассказывала о великолепии французских домов. Мы не можем предложить ей в Америке ничего подобного, что могло бы сравниться для нее с прелестью проживания в доме.
        Герцог засмеялся.
        - Боюсь, это типично для многих. Мы, французы, ворчим, когда живем дома, но стоит нам попасть за границу, как наши воспоминания становятся просто золотыми.
        Он повернулся к Элоэ и спросил:
        - А вы не находите, что и вы вспоминаете только приятное и забываете о плохом, когда вы оторваны от дома?
        - Я думаю, что, когда человек скучает по родному дому, все для него выглядит в лучшем свете, чем то было на самом деле, - ответила она.
        - А вы скучаете по дому?
        - Не сейчас. Я в таком восторге от того, что нахожусь здесь. Единственное, чего я хочу, это то, чтобы мой отец смог увидеть «Шато». Он так часто о нем говорил.
        - Вы должны приехать сюда вместе с ним, - сказал герцог. - Я хотел бы, чтобы он почувствовал гордость от того, что я сделал, чтобы сохранить фамильные сокровища.
        Элоэ про себя подумала: «Повторит ли он свое приглашение после того, как я сбегу. Что он скажет завтра, когда они обнаружат, что моя спальня пуста? Интересно, как скоро они узнают о том, что я сбежала с мужчиной, который разыскивается полицией?»
        Она слегка вздохнула. Герцог взглянул на нее.
        - Вы несчастны? - спросил он.
        Он произнес это тихим голосом, так, чтобы остальные не слышали, а в его глазах светилось что-то, что требовало правды.
        Она утвердительно кивнула.
        - Не надо, - сказал он. - Счастье всегда подстерегает вас там, где вы его не ждете, а оно стоит того, чтобы его дождаться.
        Он говорил с каким-то глубоким, внутренним убеждением, что сделало Элоэ безмолвной, и все же его слова вызвали в ней неожиданный шквал дурных предчувствий и опасений: «А вдруг счастье не поджидает меня за углом? А вдруг Дикс уже мертв или ранен, или находится в тюрьме? Что если я прожду его всю ночь, а он так и не придет? Что я буду делать? Что я смогу сделать?»
        В этот момент ей показалось, что все, что сейчас происходит - какой-то кошмарный, неприятный сон: красота комнаты, люди, сидящие в ней, даже она сама, все было нереальным, каким-то бесплотным.
        Только Дикс имел значение, только Дикс и его проблемы заполнили собой весь мир, без исключения.
        Как будто из дальнего далека до нее донесся голос герцогини.
        - Прошу меня извинить, если ужин будет задержан, - сказала она. - Мы ждем еще других наших гостей.
        - Пьер всегда опаздывает, - проворчал герцог. Герцогиня повернулась к миссис Деранж.
        - Боюсь, мой младший сын славится своей непунктуальностью, - сказала она. - И он ведет с собой еще своего друга.
        - Граф Пьер, мадам! - объявил дворецкий.
        Элоэ безразлично взглянула в сторону двери; но, после того, как она это сделала, ее сердце, казалось, остановилось.
        Она хотела встать, но не смогла сдвинуться с места; она сидела как парализованная на стуле, сжимая и разжимая пальцы, а кровь медленно схлынула с ее лица, сделав его смертельно бледным.
        На пороге стоял Дикс!
        Дикс, улыбающийся, с его черными глазами, которые обвели взглядом всех собравшихся; его волосы блестели в лучах солнца, проникавших сквозь окна.
        Кто-то еще стоял рядом с ним, конечно. Высокий, широкоплечий мужчина в просторном сером костюме.
        - Ты должна простить нас за опоздание, мама, - сказал Дикс герцогине. - Но самолет задержался. Могу я представить мистера Стива Вестона?
        Лью первая вышла из оцепенения, которое, казалось, охватило их обеих, ее и миссис Деранж. С криком, почти истерическим, она вскочила на ноги и бросилась через комнату к дверям.
        - Стив! Стив! - кричала она.
        А затем, не останавливаясь, не думая ни о чем, она обхватила руками его шею.
        - Привет, Лью! Ты рада меня видеть? - спросил он, хотя в этом уже не было нужды.
        После чего он наклонился и поцеловал ее.
        - Могу я представить вам своего младшего сына, Пьера? - сказала герцогиня в своей ненавязчивой манере.
        Явно не обращая внимания на то, что сейчас происходило между Лью и незнакомым молодым человеком, который только что появился на пороге комнаты, она терпеливо представляла своего сына собравшимся гостям.
        Элоэ посмотрела в глаза Диксу.
        - Мы уже знакомы, - сказал он.
        Он наклонился и взял руки Элоэ в свои. Ее руки были холодными, а пальцы трепетали, как пойманные птички. Очень нежно он поднял ее за руки.
        - Я говорил тебе верить мне. Я сказал, что приду за тобой.
        - Но… я не… понимаю.
        Слова бессвязно слетали с ее губ. Ее глаза были похожи на глаза напуганного ребенка.
        - Я все объясню, - сказал он. - Но в настоящий момент я умираю с голоду. Я целый день ничего не ел.
        - Ужин подан! - гулко провозгласил дворецкий с порога.
        - Предлагаю пройти в столовую, - обратилась герцогиня к миссис Деранж.
        Какое-то время миссис Деранж ее не слышала. С выражением почти оцепенения на лице она смотрела на Лью. Рука Стива Вестона обнимала ее, а сама она преобразилась из мрачной, безразличной ко всему девушки в сияющее, лучезарное существо, чье лицо светилось счастьем.
        - Я уверен, что мы все с нетерпением ждем ужина, - сказал герцог.
        С усилием миссис Деранж заставила себя ему ответить:
        - Да, я уверена, что мы все его ждем.
        Это был обычный, вежливый, ничего не значащий ответ, но он предотвратил ее от того, чтобы устроить сцену и попытаться силой разлучить Лью и Стива Вестона.
        Она потерпела поражение, и она это понимала; но, когда она шла в столовую, ее голова была высоко поднята, а мозг уже был полон планов на предстоящую свадьбу.
        Дикс просунул руку Элоэ под свою.
        - Почему ты мне не говорил? - спросила она.
        - Я должен тебе так много сейчас сказать, что я не знаю, с чего начать…
        - Но ты притворялся… Ты лгал… - продолжала она о своем.
        - Не совсем. А если я даже это и делал, ты должна меня простить.
        Они замыкали процессию, шествующую в столовую, и, не обращая внимания на лакеев, стоявших в дверях, он наклонился и поцеловал ее в лоб.
        - Я люблю тебя, - прошептал он. Между прочим, это было все, что она хотела услышать.
        Она чувствовала себя сбитой с толку, пораженной, изумленной, и все же ничто для нее не имело значения, кроме того, что Дикс сказал: «Я люблю тебя».
        Ужин, судя по всему, должен был быть тяжелым испытанием, так как Лью и Стив Вестон сидели, уставившись друг на друга, явно не желая ничего говорить ни друг другу, ни кому бы то ни было.
        Миссис Деранж была явно поглощена своими собственными мыслями, а Элоэ чувствовала, что она не способна ни говорить, ни есть.
        Однако, несмотря на все это, они все весело провели этот час в огромном банкетном зале.
        Дикс развеселил всех, рассказывая о своих смешных приключениях, которые с ним случились год назад на рыболовном судне около Капри, он поддразнивал своего брата по поводу его недавнего пребывания в Баден-Бадене, и даже не оставил герцогиню равнодушной, когда прошелся по поводу ее недавних изменений в саду и заговорил о подарке, который он ей привез из Парижа.
        Он был настоящим хозяином, принимавшим гостей, а герцог, смеявшийся его шуткам и не сводивший с него глаз, в которых горел задорный огонек, создавал прекрасный фон его чувству юмора.

«Он любит его», - подумала Элоэ, глядя на герцога, неотрывно смотревшего на своего младшего брата.
        Затем она повернулась посмотреть на выражение лица герцогини, которое было совершенно иным. Элоэ не совсем понимала, что оно могло означать.
        Было ли это неодобрение или сожаление по поводу того, что Дикс выглядел таким сильным и здоровым, в то время как его старший брат был таким хрупким и больным?
        Она не могла понять, в чем тут дело, и это только добавило еще один вопрос ко всем другим, теснившимся в ее голове. Когда ужин был окончен, Дикс, вместо того, чтобы остаться в столовой вместе с герцогом и Стивом, проследовал за дамами в другую комнату.
        - Пошли со мной, я покажу тебе кое-что, - сказал он, беря Элоэ под руку.
        Прежде чем она поняла, что происходит, он провел ее через небольшую приемную, а оттуда они вышли в сад.
        Солнце только что закатилось. На западе небо пламенело ярким багрово-золотым цветом, в то время как высоко, прямо над головой, уже мерцали первые вечерние звезды.
        Он молча провел ее через цветник с розами, затем они повернули на узкую мощеную дорожку и подошли к беседке, увитой зеленью с оранжевыми цветами и расположенной рядом с каменным фонтаном.
        Здесь Дикс остановился и повернулся к ней, чтобы посмотреть ей в лицо. Кончиками пальцев он приподнял ее подбородок и заглянул в ее глаза.
        - О, Элоэ! - сказал он.
        Было произнесено всего лишь ее имя низким, грудным голосом, но какой неизмеримой силой он обладал, что привел всю ее в движение. Она буквально содрогнулась, и, так как она отчаянно хотела его поцеловать, она выставила руки вперед, чтобы остановить его.
        - Нет, не сейчас. До тех пор, пока ты мне все не объяснишь.
        - Я люблю тебя, - сказал он. - Разве это не все, что ты хочешь услышать?
        - Это, значит, все, - ответила она. - Но я должна знать и все остальное.
        - Ты такая любопытная?
        - Любопытная и злая! Почему ты мне лгал? Почему ты поддерживал во мне убеждение в том, что ты вор?
        - Потому что я вор и есть, - согласился он. - Я украл твою любовь, разве не так? Ты усиленно этому сопротивлялась, и все-таки я ее завоевал. Я понял это, когда ты пришла ко мне сегодня утром и была готова бежать со мной, находиться в изгнании, встретить лицом к лицу абсолютно неизвестное, враждебное будущее, лишь бы только мы могли быть вместе.
        Элоэ почувствовала, как ее лицо заливает краска.
        - Я думала, что ты в опасности. Я бы не сказала ничего подобного, если бы я в это не верила.
        - Моя дорогая, я обожаю тебя за это. Это и было то, что я хотел от тебя услышать.
        - Но почему? Почему?
        - Можно я поцелую тебя, прежде чем начну свои объяснения? - спросил он глубоким и страстным голосом.
        Она отрицательно покачала головой, упиваясь на какой-то момент своей властью над ним, видя желание в его глазах, нетерпение, с которым он протянул руки вперед к ней.
        - Нет, - ответила она. - Скажи мне сначала то, что ты должен мне сказать. Я не уверена, что собираюсь тебя прощать.
        Он улыбнулся при этих словах и, взяв ее руку, поцеловал ее ладонь так, что она задрожала и почувствовала, как в ней, почти с невероятной силой, разгорелось желание броситься к нему в объятия.
        Затем она взяла себя в руки.
        Он должен быть наказан, хотя бы немножко, за то, что заставил ее страдать. Она убрала свою руку.
        - Расскажи мне все с самого начала, - приказала она. Он слегка вздохнул, как бы в нетерпении, и завел ее в беседку, в которой стояла удобная скамейка под цветущей ароматной зеленью.
        - Я говорил тебе, что случилось со мной во время войны, - начал он. - Это было правдой, все правда. Я сбежал, и мои отец и мать никогда по-настоящему не простили меня. Нельзя их винить. Я заставил их очень сильно волноваться.
        Однако, когда война кончилась, я вынужден был вернуться опять домой; я нашел, что размеренная жизнь в «Шато», ограниченная различными предписаниями, для меня скучна. Мне необходимо было получить образование. Мои родители нашли мне репетиторов, и я, на короткое время, поступил в университет.
        Почувствовав когда-то вкус свободы и возбуждения, я не смог принять какие-то ограничения. Я был, что называется, бешеным. Я заслужил к тому же чрезвычайно плохую репутацию. Меня выгнали из университета. Я был замешан в нескольких, весьма печально прославившихся, любовных приключениях. Я совершал много, очень много предосудительных поступков и, говорю тебе это со всей прямотой, на меня в семье смотрели, как на паршивую овцу.
        Думаю, не без моей вины нашей матери пришло в голову, что, несмотря ни на что, мой брат должен произвести на свет наследника. Я полагаю, что ее переполнял ужас от мысли, что я могу унаследовать титул и состояние. Она хотела сделать хоть что-нибудь, пусть даже что-то отчаянное, лишь бы этого не произошло.
        Вопрос о женитьбе моего брата никогда не стоял. Он всегда был инвалидом. Он был болезненным ребенком, и, хотя его показывали всевозможным специалистам, все они говорили одно и то же - нет никакой надежды, что он когда-нибудь выздоровеет.
        Однако моя мать решила, что чудо должно свершиться. Он поправится, он женится, и у него родится наследник.
        Она была охвачена подобными мыслями как раз в то самое время, когда получила письмо от миссис Деранж. Ей показалось, что сам Бог послал ей такую возможность.
        Американская девушка, которая хочет получить титул и, в определенном смысле, является нам родственницей, была как раз тем типом невесты, который искала моя мать.
        Элоэ пошевелилась, и Дикс взял ее руки в свою ладонь. Она не стала отталкивать его. Было что-то бесконечно приятное в ощущении силы и теплоты его пальцев.
        - Ты знаешь, что произошло потом. Обе старшие женщины договорились между собой, и моя мать предварительно высказала эту идею моему брату. Он сказал ей, что все это смехотворно, и она пообещала ему забыть об этом. Только потому, что он не был уверен в том, что она окончательно выбросила эту затею из головы, он написал мне об этом.
        Я был в Лондоне, когда получил его письмо, и, поскольку я остановился в отеле
«Кларидж», я решил посмотреть на эту мисс Лью Деранж, о которой так много писали в газетах.
        - Ты останавливался в отеле «Кларидж»! - воскликнула Элоэ. - Так вот почему…
        - Я увидел, что дверь в апартаментах открыта, - продолжал Дикс. - И я вошел. Это был просто какой-то импульс. Я подумал, может быть, я узнаю что-нибудь о той девушке, которая хочет выйти замуж за моего брата, потому что у него есть титул.
        Я увидел миниатюру на туалетном столике и взял ее в руки. Я догадался, что это было ее изображение, и, пока я рассматривал его, ты вошла в комнату.
        - Итак, ты даже не думал ее красть, - сказала Элоэ. - Ох, какая же я дура, наверное, подумал ты!
        Он сжал ее руки в своей ладони.
        - Сказать тебе, что я подумал? - спросил он. - Я подумал, что ты самая восхитительная девушка из всех, кого я встречал за свою жизнь. А потом ты меня просто изумила. Никто никогда до этого не пытался меня исправить.
        - Ты, наверное, в душе смеялся все это время надо мной, - промолвила Элоэ с несчастным видом.
        - Не смеялся, - поправил он. - Любил тебя.
        - Это неправда.
        - Нет, правда. Я полюбил тебя с того самого момента, но у меня было великое множество дел в Лондоне, и я не смог увидеться с тобой еще раз. Я послал тебе цветы и надеялся, что ты не забудешь меня.
        - Ты узнал потом, что мы едем в Биарриц?
        - Я узнал об этом два дня спустя, когда получил письмо от брата, в котором он сообщал, что наша мать все еще настаивает на идее его женитьбы. Он спрашивал меня о том, что ему делать, и я телеграфировал ему, чтобы он не делал ничего, а пустил все на самотек. Я поступил так, потому что понял, что это означало встречу с тобой еще раз.
        - Но если бы ты меня не спас… - начала Элоэ.
        - Я все-таки должен был поехать в Биарриц, чтобы разыскать тебя. Это было просто везение, что мы встретились в тот момент. Тогда я вновь убедился в том, о чем подумал, когда в первый раз тебя увидел - ты самое очаровательное и восхитительное существо в целом мире!
        - А как же контрабанда? Когда я застала тебя с машиной, и те мужчины?
        - Я уже подхожу к этому, - продолжил Дикс. - Машина, в которой ты меня видела, была украдена, но не мной. Я так долго находился по ту сторону закона, что, когда меня пригласил шеф Сюртэ и предложил помочь им в одном очень трудном деле, я согласился. Я не сделал бы этого никогда, если бы эта просьба первоначально не исходила от моих друзей в Биаррице.
        - Твоих друзей?
        - Да, моих друзей! От Мэри Бланшард и некоторых других, кого ты видела на нашей встрече с ними. Они поведали мне, что, несмотря на то, что они закрывают глаза на относительно безобидные случаи контрабанды на испанской границе - что происходило веками - их начинает беспокоить банда, орудующая контрабандой машинами.
        - Это те мужчины, которых я видела?
        - Да, это те, кого ты видела. Они действительно были преступниками, причем закоренелыми, которые не остановятся ни перед чем, даже перед убийством.
        Элоэ всю передернуло.
        - Я это почувствовала, когда тот мужчина угрожал перерезать мне глотку.
        - Ты просто себе представить не можешь, как я тогда перепугался за тебя. Если бы они подумали, что ты представляешь реальную угрозу, если бы они не поверили мне, когда я им сказал, что ты моя подружка, ты бы не была сейчас в живых.
        Он протянул руки и привлек ее поближе к себе.
        - Представь, что это могло бы означать: я уже не обнимал бы тебя сейчас здесь, я никогда бы не узнал о том, что ты меня любишь.
        - Продолжай. Пожалуйста, продолжай.
        - А это и есть вся история. Так как мои друзья попросили меня помочь им, я решил работать вместе с Сюртэ, чтобы отправить эту банду в руки правосудия. А для того, чтобы сделать это, я должен был присоединиться к шайке.
        Они знали мой «послужной список», они знали, в какие передряги я попадал по тому или иному поводу, поэтому они меня приняли. Я принимал от них машины, которые они крали, и перегонял их в Биарриц. Я помогал переправлять их в Испанию.
        - Но почему полиция не схватила их в тот вечер, когда я оказалась там?
        - Потому что двое из главных организаторов банды находились в Париже. У них были свои ходы к отступлению, о которых я даже не знал. Ходы к отступлению, которые помогли бы им избежать ареста при малейшем намеке на вмешательство со стороны французов.
        Мы должны были их выманить сюда, в Биарриц. Мы должны были подстроить все так, чтобы они все были в сборе перед тем, как полиция сможет устроить на них окончательную облаву.
        - Значит, друг Лью говорил тогда правду?
        - Это чрезвычайно глупый малый, который слишком много говорил, - угрюмо произнес Дикс. - С ним еще будут разбираться в центре, я тебе это обещаю.
        - Банду схватили?
        - Их всех арестовали сегодня днем, - ответил Дикс. - За исключением двоих.
        - Двоих? - переспросила она.
        Он утвердительно кивнул.
        - Меня и еще одного. Парня, которого я хотел спасти. Он не по своей вине попал в эту шайку. Мальчишка приличный, он выправится, и сейчас у него есть шанс получить хорошую работу, на которой он сможет зарабатывать деньги, не прибегая к преступлению.
        - Ты нашел ему работу?
        Дикс кивнул.
        - Он стоил того, чтобы его спасти.
        - А остальные?
        - Остальные будут отбывать срок в течение ряда лет. Двое из них, по крайней мере, пойдут под гильотину. Их обвиняют не только в контрабанде, но и в убийстве.
        - А они тебя не заподозрили? - с замиранием в сердце спросила Элоэ.
        - Только в самый последний момент. Пуля просвистела всего лишь в двух сантиметрах от меня. Я думаю, дорогая, что судьба хранила меня для тебя.
        - Ох, Дикс! - она содрогнулась. - Это то, чего я боялась, только я думала, что тебя может настигнуть пуля со стороны полиции.
        - Когда такое происходит, то не имеет особого значения, кто стреляет, - сказал он, скривив губы.
        - Но ты жив.
        - Я жив, - ответил он ей серьезно.
        - И это все?
        - Не совсем, - произнес он. - Когда ты рассказала мне о Стиве Вестоне, я решил встретить его в аэропорту и привезти прямо в «Шато». Я хотел, чтобы Лью была счастлива так же, как и мы. Кроме того, у меня был долгий разговор с моим братом вчера вечером.
        - О чем?
        - Он сказал мне, - продолжил Дикс, и голос его стал очень серьезным, - что долго не протянет. Специалист, который его смотрел в Германии, определил ему срок примерно в полгода жизни. Он хочет, чтобы я женился как можно быстрее, остался бы здесь с ним и принял на себя управление поместьем.
        Предстоит многое сделать, с точки зрения закона, а он к тому же был бы страшно счастлив знать, что «Шато» все еще будет частным владением и что де Ранжи все еще будут жить здесь, по крайней мере, еще одно поколение.
        Дикс немного помолчал, а затем добавил:
        - Мы сделаем это, и он будет счастлив.
        - Ты этого хочешь? - Элоэ взглянула ему в лицо. Дикс повернулся к ней.
        - Я хочу этого больше всего на свете. О, моя дорогая! Возможно, я был жесток по отношению к тебе. Возможно, мне нужно было тебе намекнуть, что дела обстоят не так, как ты думаешь. Но я хотел, чтобы ты любила меня только ради меня самого.
        У меня было так много женщин, с которыми были любовные отношения; я и не пытаюсь это скрыть от тебя. Но у меня всегда было такое чувство, что они любили не только меня, но и положение, которое я занимаю, возможно, положение, которое я могу занять в будущем.
        Я хотел, чтобы меня любили просто из-за меня, несмотря на мой плохой характер, несмотря на все то дурное, что я совершаю и, может быть, буду еще совершать. Я хотел той любви, которую все подразумевают, любви, которую ты подарила мне.
        Его голос, казалось, задрожал и эхом разнесся внутри маленькой беседки, и тогда он, очень медленно и нежно, притянул к себе Элоэ.
        - Я постараюсь исправиться, - сказал он. - Но я почему-то думаю, что это будет не трудно рядом с тобой, с твоей помощью и под твоим руководством.
        - Я люблю тебя таким, какой ты есть. О, Дикс! Я не могу поверить во все, что происходит. Я так счастлива, так бесконечно, безумно счастлива.
        - А это то, чего я и хочу. И не только сейчас, а навсегда.
        Он перевел взгляд на противоположную сторону беседки и очень торжественно произнес:
        - Ты молилась за меня. Я молю Бога, чтобы он помог мне быть достойным тебя.
        - О, Дикс! Я была такой глупой в отношении многих вещей, - прошептала Элоэ.
        Он засмеялся, и она почувствовала, что торжественность исчезла, потому что он очень крепко прижал ее к себе, так что она едва могла дышать.
        Затем она почувствовала прикосновение его губ, сначала на лбу, потом на глазах, наконец страстное и властное - на своих губах.
        - Ты моя, - сказал он. - Мы принадлежим друг другу, и ни для кого из нас нет уже больше пути к отступлению. В конце концов, я не думаю, что смогу измениться. Я останусь таким, какой я есть - вором, который украл твою любовь и будет держать ее все время.
        Элоэ робко подняла руку и коснулась его щеки.
        - Вор, - прошептала она. - Но мой вор. Вор, которого я полюбила с первого взгляда.
        - Любовь побеждает все - не правда ли, моя любимая? - спросил он.

        notes

        Примечания

1

        Сатерленд - графство в Шотландии (прим. пер.)

2

        Профашистское французское правительство (прим. пер.)

3

        Французская служба разведки (прим. пер.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к