Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Дорожное Знакомство " - читать онлайн

Сохранить .
Дорожное знакомство БАРБАРА КАРТЛЕНД

        # Покинув Лондон, маркиз Брум обнаружил в своем экипаже юную красавицу, переодетую в мужское платье. Как настоящий джентльмен, он не мог оставить леди в беде и привез в свое поместье. Однако наутро в его дом врывается неизвестный и, угрожая пистолетом, требует, чтобы маркиз женился на «обесчещенной» им Каре!

        Барбара Картленд
        Дорожное знакомство

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

1820 год
        Маркиз Брум с трудом подавил зевок.
        Душная атмосфера Карлтон-хауза сегодня казалась еще более невыносимой, чем обычно, и молодой человек с нетерпением ждал момента, когда сможет наконец покинуть резиденцию принца-регента.
        У маркиза Брума было множество причин относиться к принцу-регенту с благоговейным восхищением, но его успели утомить бесконечные светские приемы, следовавшие один за другим и мало чем друг от друга отличавшиеся.
        Единственным, что претерпевало некоторые изменения, было непостоянное сердце регента, время от времени менявшего фавориток. Сейчас маркизу Бруму казалось, что владычеству леди Хертфорд приходит конец и ее место рядом с любвеобильным принцем займет скоро новая фаворитка - маркиза Конингэм.

«А впрочем, не все ли мне равно, - подумал маркиз. - Кто из этих жеманных разряженных женщин будет блистать на балах с нашим будущим монархом». Новая фаворитка, как и ее предшественницы, наверняка будет так же глупа и невежественна, так же равнодушна к царящим в стране настроениям. И невежество это будет проявляться всякий раз, как только милая дама откроет рот.
        Единственным, что доставляло маркизу несомненное удовольствие, ради чего можно было терпеть бесконечную скуку приемов в Карлтон-хаузе, была коллекция картин принца-регента, которую тот заботливо пополнял. А также мебель, статуи, ценный фарфор и другие предметы искусства, благодаря которым королевская резиденция с каждым днем все больше походила на музей.
        Маркиз все-таки не удержался и широко зевнул.
        Лорд Хэнскет, один из ближайших друзей маркиза, как раз проходивший мимо, остановился и спросил:
        - Тебе скучно, Айво, или же ты просто устал от ночных развлечений?
        - Скучно, - пожаловался маркиз.
        - А я думал, что ты выбрал вчера малышку и услаждался ею ночь напролет, - продолжал Генри Хэнскет. - Моя чаровница оказалась слишком болтлива. А ты ведь знаешь: ничто не утомляет меня больше, чем женская болтовня на рассвете.
        Маркиз не стал отвечать на эту реплику, и Хэнскету пришлось вспомнить об одном из правил своего приятеля - Айво никогда не обсуждал интересующих его женщин, шла ли при этом речь о леди из общества или о хорошеньких простолюдинках, готовых оказывать услуги джентльменам, которых аристократки полупрезрительно называли
«лоскутки муслина», намекая на их пристрастие к нарядам, которыми щедро осыпали красавиц полусвета богатые любовники.
        Впрочем, знатные дамы и сами питали не меньшее пристрастие к шелку, бархату, модным шляпкам и особенно драгоценностям.
        - Мне кажется, Принни - так называли за глаза принца Уэльского близкие друзья - скоро пойдет к себе, - Хэнскет поспешил сменить тему. - Одно радует: по мере того, как он становится старше, ему надоедает веселиться всю ночь напролет.
        - Да уж, - ответил на это маркиз. - Вспомни прежние времена. Только с восходом солнца принц Уэльский начинал отряхивать перышки.
        - «Отряхивать перышки»! Я должен запомнить это, Айво. Снова один из твоих знаменитых каламбуров.
        - Дарю его тебе, - лениво произнес маркиз. - Все равно ведь ты будешь теперь им пользоваться.
        Генри улыбнулся.
        - Почему бы и нет. Ты ведь остроумнее многих из нас, и остроты рождаются у тебя с такой легкостью. Значит, их можно присваивать без зазрения совести - все равно до конца вечера ты состришь еще не один раз.
        Маркиз, однако, уже не слушал старого приятеля. Он смотрел, как принц-регент предлагает руку леди Хертфорд. Это означало, что принц готов был проводить даму из Китайской гостиной.
        Маркиз прикинул в уме, что при благоприятном стечении обстоятельств он сможет покинуть Карлтон-хауз минут через десять.
        Видимо, прочитав его мысли, лорд Хэнскет спросил, лукаво улыбнувшись:
        - Куда же ты так торопишься, Айво? Интересно, смогу ли я угадать, кто ждет тебя сегодня ночью?
        - Прибереги свои фривольные намеки для кого-нибудь другого, - ответил на это маркиз, заставив Генри снова вспомнить о принципиальности старого друга. - Если уж ты хочешь знать, как только закончится прием, я отправляюсь в Брум.
        - Среди ночи! - удивленно воскликнул Генри.
        Маркиз кивнул.
        - У меня новый конь, которого мне не терпится объездить перед стипл-чейзом в следующую субботу.
        - И ты, конечно, собираешься выиграть?
        - Все зависит именно от этого жеребца.
        На секунду повисла тишина, затем лорд Хэнскет воскликнул:
        - Ну конечно! Я понимаю, о чем ты говоришь. Ты купил несколько лошадей из конюшни бедняги д'Арси. Готов спорить, речь идет об одном из жеребцов, прежде принадлежавших ему.
        - Угадал, - довольно сухо ответил маркиз. - Я просто взбесился, узнав, что д'Арси купил в Тэттерсэлле Агамемнона в тот день, когда я не смог туда попасть. Я ведь давно положил глаз на этого красавца.
        - Агамемнон! - снова повторил Хэнскет. - Ну да! Я помню его! Настоящий зверь! Понадобилось тогда три человека, чтобы привязать его к кольцу.
        На губах маркиза заиграла едва заметная улыбка, и лишь через несколько секунд он произнес:
        - Мне говорили, какой он норовистый. Я предлагал д'Арси купить у него Агамемнона, но он хотел подержать жеребца у себя, чтобы взвинтить цену. Однако сам д'Арси так и не смог справиться с этим конем.
        - А ты, конечно, сделаешь это с легкостью, - поддразнил друга Генри.
        - Именно этим и собираюсь заняться в ближайшее время, - спокойно ответил маркиз.
        В каждом слове Айво слышались достоинство и уверенность в себе. Впрочем, так было всегда.
        Маркиз Брум был чертовски привлекателен. Благодаря своему внушительному росту он возвышался над большинством мужчин, присутствовавших в гостиной, и на его атлетически сложенном теле совсем не было лишнего жира.
        Маркиз Брум вызывал неизменное восхищение своими спортивными достижениями. У него было множество поклонников, не упускавших случая посмотреть выступление маркиза на очередных скачках.
        В то же время очень многие, считавшие себя друзьями Айво, находили его непредсказуемым, почти загадочным.
        Хотя любая светская красавица мечтала о том, чтобы положить свое сердце к его ногам, Айво так придирчиво относился к тем из них, кому удавалось вызвать в нем хоть какой-то интерес, что заслужил репутацию человека холодного и жестокосердного.
        - Он так жесток… так жесток… - рыдала совсем недавно одна из лондонских красавиц на плече у каждого, кто готов был ее слушать.
        И это было очень странно, потому что, когда речь заходила о спорте, маркиз был яростным противником какой бы то ни было жестокости.
        Айво употребил все свое влияние на то, чтобы бои быков стали непопулярны среди светского общества. Он мог отхлестать кнутом любого, если видел, что тот плохо обращается с лошадью.
        Но женские слезы оставляли маркиза совершенно равнодушным, каким бы хорошеньким и несчастным ни выглядело в слезах обиженное им милое создание.
        Под покровительством маркиза постоянно находилась какая-нибудь, как говорили,
«белокурая Кипрея» - это было модно.
        Причем маркизу неизменно доставалась одна из «несравненных» - женщина, за которой охотились все щеголи с Сент-Джеймс-стрит. Для маркиза не было большего удовольствия, чем выхватить красавицу у всех из-под носа, вызывая ревность и зависть среди своих соперников.
        - Если вас интересует мое мнение, - сказал как-то одному из своих друзей по клубу лорд Генри Хэнскет, - я не верю, что Брум интересуется по-настоящему хоть одной из тех малышек, которых поселяет в своем доме на Мэйфер и начинает осыпать бриллиантами. Айво просто хочется позлить всех нас, еще раз показать, что никто не может тягаться с ним, когда ставки становятся по-настоящему высокими.
        - Если ты пытаешься убедить меня, что маркиза не интересует по-настоящему малышка Линет, он заслуживает пули, - ответил Генри его собеседник. - Я вызову его на поединок.
        Лорд Хэнскет только рассмеялся в ответ.
        - Мечтай лучше о полете на луну, Кристи. Или ты забыл, как управляется Айво с пистолетом? Никто до сих пор не победил его на дуэли.
        - Черт бы побрал этого маркиза! Почему он всегда приходит первым - идет ли речь о скачках или о женщинах.
        И снова Генри рассмеялся.
        - Ты завидуешь ему, вот в чем беда. А я очень хорошо отношусь к Айво, и поэтому для меня очевидно, что этот человек на самом деле несчастлив по-настоящему.
        - Несчастлив? - недоверчиво воскликнул Кристи. - Не может такого быть! Как он может не быть счастливым, обладая всем тем, что делает человека счастливым?
        - И все же я остаюсь при собственном мнении, что Айво многое упустил в этой жизни, - не унимался Генри.

        Возвращаясь в тот вечер в свой дом на Хаф-Мун-стрит, Генри думал о том, что за все годы, что он знает маркиза, Айво ни разу не был влюблен.
        Они оба были молоды, когда служили вместе в армии Веллингтона, и Айво, еще не успевший тогда унаследовать от отца титул маркиза, был не только самым красивым среди гвардейских офицеров, но также самым отчаянным храбрецом, вызывавшим неизменно всеобщее восхищение.
        В свободное от службы время они с Генри наслаждались обществом милых дам, принадлежавших либо к местному бомонду, либо к обществу «городских леди», в тех местах, куда заносил их приказ начальства.
        Но пока их друзья страдали, теряли головы, преследовали и побеждали женщин, пленивших их воображение, Айво всегда был равнодушен к дамам, с которыми проводил время, а если и вздыхал по ком-то, его друзьям ничего не было об этом известно.
        Конечно, женщины не оставляли без внимания будущего маркиза и по возвращении друзей в Лондон. И лорд Хэнскет, проводивший с Айво почти все свободное время, видел множество надушенных записочек, которые с утра до ночи приносили в дом на Беркли-сквер.
        Читал ли Айво эти записки, отвечал ли на них или даже не распечатывал, навсегда осталось тайной, но приносили их регулярно.
        Лондонским сплетникам трудно было найти в личной жизни маркиза что-нибудь такое, что хоть отдаленно указывало на намерение связать себя узами брака. Он всегда избегал общения с юными девицами на выданье, которых мог бы скомпрометировать своим вниманием.
        А впрочем, сейчас Генри Хэнскета куда больше интересовало, предложит ли ему старый приятель отправиться вместе в Брум. Больше всего на свете Генри нравилось гарцевать на породистых конях маркиза. К тому же они с Айво дружили так давно, что им всегда было о чем поговорить, и время, которое молодые люди проводили вместе, приносило обоим пищу для ума и хорошее настроение.
        Но тут Генри Хэнскет вспомнил, что, к сожалению, обещал принцу-регенту сопровождать его завтра утром в Букингемский дворец, куда тот должен был отправиться с визитом.
        Сыновний долг обязывал Его Высочество посетить королевскую резиденцию и поинтересоваться здоровьем отца.
        Его Величество угасал день ото дня и теперь, на восемьдесят втором году жизни, чувствовал себя совсем уж неважно.
        Бесконечное ожидание угнетало принца-регента, и он обычно просил кого-нибудь из тех, кому мог доверять и к кому испытывал расположение, сопровождать его во время визитов во дворец, продиктованных долгом.
        - Когда вернешься? - спросил Генри маркиза.
        Он внимательно наблюдал, как принц-регент прощается в другом конце гостиной со своими гостями, нетерпеливо прикидывая в уме, когда закончится этот ритуал и можно будет наконец ускользнуть.
        - Не знаю точно, - сказал он. - В среду. Может, в четверг.
        - Если ты задержишься до этого времени, я бы с удовольствием приехал к тебе, - сказал Генри.
        - Это наверняка вдохновит меня остаться в поместье, - заверил друга маркиз. - Я вообще не понимаю, что делают люди в городе в разгар охотничьего сезона, когда можно целыми днями скакать по лесам и полям, преследуя дичь.
        - Согласен с тобой. Все эти поклоны и преклонения колен вполне могли бы подождать до конца охотничьего сезона.
        - Однако говорят, что на этот раз король действительно умирает, - заметил Айво. - Принни грозит, повинуясь сыновнему долгу, отменить свои приемы, так что нам удастся ненадолго сорваться с крючка.
        - Ты приободрил меня, - сказал лорд Хэнскет. - Но я боюсь, что прилив сыновних чувств может продлиться не долго.
        Маркиз ничего не ответил, но взгляд его говорил лучше всяких слов. Генри понял, что, если сам не решится улизнуть с одного из приемов в Карлтон-хаузе, маркиз наверняка как-нибудь справится с этой задачей.
        Теперь регент определенно двигался к двери, одаривая присутствующих благосклонными улыбками. Леди, мимо которых он проходил, приседали в глубоком реверансе, джентльмены склоняли головы.
        Полный, слишком пестро разодетый, но все еще не утративший былого шарма, принц удалился наконец под руку с леди Хертфорд.
        Маркиз с облегчением вздохнул:
        - Теперь могу ехать и я! Подвезти тебя, Генри?
        - Нет, спасибо, - ответил лорд Хэнскет. - Мне надо поговорить тут еще с двумя-тремя джентльменами, прежде чем я уеду. Не сиди в поместье дольше, чем следует, а то без тебя в Лондоне станет невыносимо скучно. И все равно я завидую тебе - подышишь свежим воздухом, получишь огромное удовольствие, объезжая своего Агамемнона.
        И снова губы маркиза чуть дернулись в усмешке, ясно показывая Генри, что он с нетерпением ждет возможности сесть на лошадь.
        - Будет просто замечательно, - произнес после паузы маркиз, - если ты действительно сможешь присоединиться ко мне в четверг или пятницу. Тогда уж мы не вернемся до понедельника, как бы сильно в нас здесь ни нуждались. Постараемся просто забыть о Лондоне, старом короле и Принни.
        - Хорошо, Айво, - кивнул Генри. - Я обещал пообедать в пятницу с одной очаровательной леди, но придется принести ей свои извинения - я ни на что не променяю возможность погостить у тебя в Бруме.
        Маркиз не сомневался в том, что друг ответит согласием на его предложение. Счастливо избежав столкновения с графиней де Ливен, женой русского посла, преследовавшей его в последнее время своим вниманием, Айво быстро вышел из Китайской гостиной.
        Графиня, кроме очаровательной внешности, отличалась завидным для женщины умом. Она уже долгое время плела сети, в которые хотела завлечь маркиза, но пока не добилась своей цели.
        Айво спустился по великолепной лестнице, поражавшей воображение каждого, кто видел ее впервые. Он и сам был поражен, когда оказался здесь после того, как была закончена отделка дворца. Затем Айво прошел через грандиозный холл, украшенный ионическими колоннами из коричневого сиеннского мрамора.
        Лакей накинул ему на плечи отороченный мехом плащ, и маркиз вышел через парадную дверь под высоким коринфским порталом.
        - Карету для его светлости маркиза Брума, - провозгласил камердинер при его появлении.
        Маркиз заранее предупредил слуг, что постарается уехать с приема как можно раньше. Экипаж, запряженный шестеркой прекрасно подобранных вороных коней, подъехал всего через несколько секунд.
        Карета, в которую были запряжены лошади, была получена от мастера недавно. Она была сделана по собственноручным чертежам Айво и казалась такой легкой за счет безукоризненных пропорций. Создавалось впечатление, что колеса ее во время движения едва касались земли.
        Маркиз сел в карету, и лакей набросил ему на ноги поверх доходящих до колен бриджей соболье покрывало, затем закрыл дверь с гербом Брумов, вскочил на запятки, и карета тронулась.
        Больше всего на свете маркиз не любил долгих поездок.
        Он ждал от своего кучера, что тот будет управлять экипажем с тем же мастерством, что и его хозяин, но в то же время требовал скорости, такой, что его спутники, если он брал кого-то с собой в карету, сидели в напряжении, гадая про себя, удастся ли им доехать до места целыми и невредимыми.
        Сам маркиз не испытывал подобных опасений. В отличие от многих коринфян, которые сами прекрасно управлялись с вожжами и не любили чувствовать себя пассажирами, маркиз доверял кучеру, прослужившему у него уже долгое время и не раз демонстрировавшему свое мастерство. Однако не многие храбрецы решались сесть в карету маркиза Брума во второй раз.
        Когда экипаж миновал оживленную Пэлл-Мэлл, Сент-Джеймс-стрит и Пиккадилли, маркиз откинулся на обитую бархатом спинку и положил на противоположное сиденье обтянутые шелковыми чулками ноги.
        Под толстой обивкой сиденья скрывался надежный сейф со специальным замком, в котором маркиз намеревался хранить во время долгих путешествий свои драгоценности.
        Разбойники, если найдутся такие безумцы, у которых хватит смелости напасть на его экипаж, вряд ли сумеют догадаться о существовании тайника.
        Маркиз сам разработал конструкцию сейфа, особенно заботясь о том, чтобы внутри было достаточно места для всех драгоценностей и ценных бумаг, которые ему вздумается возить с собой. В то же время над сейфом было приделано удобное сиденье, на которое можно было посадить своих гостей. Внешне сиденья ничем не отличались друг от друга.
        Но сейчас маркиз думал вовсе не о новом роскошном экипаже, в котором так удобно было путешествовать. Он предвкушал удовольствие, которое получит завтра, объезжая Агамемнона.
        Айво знал, что потребуется все его умение, чтобы подчинить себе это гордое, своенравное животное, и заранее радовался предстоящей борьбе.
        И еще, как заметил чуть раньше Генри Хэнскет, Айво немного устал.
        Не так легко было утомить сильного, тренированного маркиза, но он провел на ногах несколько ночей кряду.
        Но, как бы поздно ни ложился Айво, это никогда не мешало ему, находясь в Лондоне, проехаться рано утром верхом в парке, прежде чем соберутся другие наездники и помешают ему задать себе и коню хорошую нагрузку.
        Больше того, сегодня утром, после завтрака, маркиз отправился в Уимблдон посмотреть на схватку между двумя кулачными бойцами, одному из которых он покровительствовал, и не слишком удивился тому, что именно его подопечный выиграл состязание.
        Потом Айво завтракал с премьер-министром и одним из членов кабинета. Они обсуждали кое-какие политические проблемы, особенно интересовавшие маркиза.
        Его серьезно беспокоили вспышки жестокости и отчаянные угрозы общественному порядку. Айво опасался повторения событий тысяча восемьсот пятнадцатого года.
        Настроенные наиболее оптимистично государственные деятели считали его опасения преувеличенными.
        Но лорд Сидмут поддержал маркиза, сказал, что почти не сомневается в том, что
«северные тучи вскоре разразятся грозой». И, как сказал он недавно канцлеру, лорду Элтону, «ему хотелось бы убедить себя в том, что имеющихся в их распоряжении средств, как юридических, так и силовых, действительно достаточно, чтобы справиться с недовольными, подавить дух мятежа».
        Лишь очень немногие из друзей Айво знали о том, как внимательно прислушивались государственные деятели к его мнению во время таких вот частных бесед.

«Необходимо что-то предпринять, причем очень быстро, - сказал себе сейчас маркиз. - Иначе грянет беда. Мы и так сильно запоздали с реформами».
        И Айво стал перечислять в уме меры, которые принял бы, если бы был премьер-министром.
        Кони несли его мимо пригородов Лондона в сельскую местность, быстро перебирая копытами по дорогам, успевшим просохнуть, так как уже довольно долго стояла сухая погода, а по ночам случались заморозки.
        Ночь выдалась на удивление лунной, и кучеру не пришлось довольствоваться тусклым светом фонаря, раскачивающегося перед экипажем. Он ясно видел путь под усыпанным звездами небом и заливавшим землю лунным сиянием.
        До Брума, притаившегося среди холмов Суррея, было не больше двух часов пути, во всяком случае, на лошадях и с кучером Айво.
        Маркиз задремал под ровный стук колес, но вдруг встрепенулся, почувствовав, что по какой-то непонятной причине противоположное сиденье, на которое он положил ноги, пришло в движение.
        Сначала Айво лишь смутно сознавал, что ноги его продолжают подниматься. Потом ему пришло в голову, что замок сейфа наверняка не закрыт как следует и что-то произошло с механизмом.
        Это раздражало маркиза - он всегда стремился к совершенству во всем, что его окружало.
        Нахмурившись, Айво снял ноги с противоположного сиденья, откинул полог и наклонился вперед, чтобы проверить замок. Он тут же заметил, что тот действительно не закрыт так, как следовало. Происходило что-то странное.
        К величайшему изумлению маркиза, крышка сиденья поднялась еще выше, и он разглядел при лунном свете, проникающем сквозь окошки экипажа, что внутри кто-то шевелится.
        - Черт побери… - прошептал Айво.
        Он быстро просунул под поднявшееся сиденье руку, чтобы схватить непрошеного попутчика.
        Раздался слабый возглас, когда стальные пальцы маркиза вцепились во что-то теплое и мягкое, и он поспешил извлечь свою добычу на свет божий.
        Удивлению Айво не было границ. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не белокурого подростка, который, упав на пол кареты у его ног, обвиняюще воскликнул:
        - Вы сделали мне больно!
        - Кто ты и что здесь делаешь? - сурово спросил Айво.
        - Я прятался.
        Подросток сидел на полу, потирая рукой шею, а маркиз внимательно разглядывал свою неожиданную «добычу».
        Мальчик был очень худенький, и не удивительно, что ему не составило большого труда спрятаться в пустом сейфе.
        - А мне кажется, ты пытался что-то у меня украсть, - резко произнес маркиз. - Но мы отправились в путь, и тебе не удалось вовремя ускользнуть, маленький воришка.
        Мальчик ничего не отвечал - просто продолжал тереть шею, и через несколько секунд маркиз сказал:
        - Больше всего меня интересует, как ты узнал, что под сиденьем есть место, чтобы спрятаться, и как открыл ящик, который наверняка был заперт на замок.
        Мальчик поднял голову, и Айво заметил, что у него тонкий овал лица, острый подбородок и огромные глаза.
        Последовала тишина, затем маркиз сказал:
        - Я жду ответа и советую тебе говорить правду, пока я не передал тебя своим слугам. За твой поступок тебя ждет наказание.
        - Я ничего не крал у вас, - ответил на это мальчик. - Как я уже сказал, я просто прятался.
        Только сейчас Айво обратил внимание на то, что у мальчишки правильная речь и довольно приятный голос.
        Было также весьма удивительно, что подросток не дрожит от страха, как дрожал бы всякий на его месте, а с независимым видом спокойно сидит на полу, поджав под себя ноги.
        Маркиз разглядел на своем непрошеном госте короткий камзол вроде того, что носил сам, когда учился в Итоне, но вместо обычного белого воротничка, какие носили ученики, под камзолом был шелковый черный шарф, завязанный бантом.
        - Надеюсь, у тебе есть надлежащее объяснение подобному поведению, - сказал маркиз. - И полагаю, что имею право его услышать.
        - Я не сделал ничего плохого, - ответил мальчик. - Разве что хотел прокатиться в роскошном экипаже, не испросив вашего разрешения. Выехав из Лондона, я исчез бы и никогда больше вас не потревожил. - Он замялся, потом продолжал: - Вы вообще не узнали бы о моем существовании, но у меня так затекло все тело, и внутри было так душно, что я не мог больше высидеть - боялся задохнуться. Согласитесь, с трупом у вас было бы гораздо больше хлопот.
        - Ты вполне заслужил подобную участь, - мрачно заметил маркиз, невольно отметив про себя остроумие и находчивость маленького проказника. - Но я по-прежнему хочу знать, как ты забрался в мой экипаж и как узнал, где тут можно спрятаться.
        Прежде чем ответить, наглый мальчишка улыбнулся.
        - Так уж случилось, что точно такой же сейф есть в дорожном экипаже моего дяди, который он купил недавно.
        Маркиз застыл в изумлении.
        - Ни за что не поверю! Это мое собственное изобретение, и каретник поклялся честью, что не станет делать ничего подобного ни для кого другого ни при каких обстоятельствах.
        Мальчик снова рассмеялся, и маркизу показалось, что он уловил в этом смехе некую издевку.
        - Вы, должно быть, очень доверчивы. Большинство людей продадут любые секреты, тем более чужие, если заплатить им как следует. Неужели вы об этом не догадывались?
        - Черт побери! Никогда больше нога моя не ступит на порог этой мастерской! - воскликнул маркиз. - А я-то считал, что имею дело с порядочной фирмой!
        - Честно говоря, дело тут не в фирме, а в одном из их рабочих, которого и без того уже уволили за то, что он брал взятки. Так что вам не о чем беспокоиться - виновный наказан, - объяснил всезнающий подросток.
        Маркиз крепко сжал губы.
        - То, что ты сказал мне, так же отвратительно, как само твое присутствие здесь. Но - хватит пустой болтовни. Кто ты и как тебя зовут?
        - Я не обязан отвечать на этот вопрос, - с неожиданным достоинством произнес незваный гость. - Все, что я прошу, это чтобы вы ссадили меня в любом небольшом городке, через который будете проезжать на пути к месту назначения, а потом забыли, что вообще видели меня.
        - Такая просьба кажется весьма странной, - задумчиво произнес маркиз. - Боюсь, что дело здесь нечисто, и я должен узнать о тебе побольше, прежде чем решу, согласен я на твои условия или нет.
        - У вас нет причин интересоваться мною, - возразил мальчик. - Как я уже сказал, вы и не узнали бы, что я нахожусь в вашем экипаже, если бы внутри не было так тяжело дышать. Я испугался, что потеряю сознание.
        - Но теперь с тобой все в порядке, - сказал маркиз. - Так что предлагаю тебе устроиться поудобнее на сиденье напротив и рассказать мне правду о своей особе.
        Мальчишка снова рассмеялся, и маркиз в который раз поразился его умению владеть собой.
        - Сомневаюсь, что вы поверите, - сказал юный наглец, - но позвольте мне заверить вашу светлость, что для вас будет гораздо спокойнее оставаться в неведении о том, кто я, и о причинах, заставивших меня воспользоваться ненадолго столь любезно предложенным вами гостеприимством.
        Слова подростка заставили маркиза едва заметно улыбнуться. Наглости мальчишки не было предела, но он оказался весьма забавным собеседником.
        - Думаю, ты бежишь от скучных школьных занятий и строгих учителей, - попытался угадать Айво. - Позволь заметить, что это не только очень глупо, но может к тому же плохо кончиться. Тебе ведь наверняка не приходилось раньше путешествовать одному.
        - Это уж мое дело!
        Говоря это, мальчик поднялся, морщась и потирая ногу, и пересел на сиденье, как советовал ему маркиз.
        - Если тебе больно, - холодно заметил Айво, - в этом некого винить, кроме самого себя.
        - Знаю, - ответил мальчик. - Но я отсидел ногу, и теперь ее словно покалывает иголками, а это очень неприятно.
        Мальчик поднял ногу на сиденье и задрал брючину, чтобы растереть лодыжку.
        - Больно! - воскликнул он. - Но уже лучше. Сначала нога так затекла, что я вообще ее не чувствовал.
        - Не жди от меня сочувствия, - заявил маркиз. - И учти - чем скорее ты вернешься домой, тем лучше. Ты еще слишком мал, чтобы путешествовать без провожатых.
        - Я не собираюсь возвращаться, - твердо заявил мальчик. - И что бы вы ни говорили, чем бы ни пугали меня, какие бы опасности ни расписывали, вам не заставить меня повернуть назад.
        Маркиз плохо видел в полумраке экипажа и не мог бы точно сказать, сколько же все-таки лет его собеседнику, но мальчик говорил тонким мелодичным голосом, которому еще только предстояло превратиться в бас или баритон взрослого мужчины. К тому же у него были очень маленькие кисти рук и ступни ног. Все это наводило на мысль о том, что перед ним очень юное создание.
        - А теперь слушай меня, - сказал Айво уже совсем другим, куда более серьезным тоном. - Каждому мальчишке хоть раз в жизни приходит в голову идея убежать от домашних и учителей. Но ты не имеешь ни малейшего понятия о трудностях, которые ждут тебя в большом мире, за пределами безопасных стен дома. Так возвращайся же и не будь идиотом!
        - Нет! - высокомерно произнес мальчишка.
        - И сколько же ты думаешь продержаться один, без денег? - поинтересовался маркиз.
        - У меня с собой достаточно денег!
        - Их наверняка украдет первый же мошенник, который встретится на твоем пути. Тебе еще повезет, если он не изобьет тебя заодно.
        - Вы пытаетесь меня запугать, - заявил мальчик. - Но что бы ни ждало меня впереди, все это не так страшно, как причина, заставившая меня убежать.
        - Может, ты все же расскажешь мне, в чем дело? - настойчиво предложил маркиз.
        - Вы не поверите мне.
        - Как ты можешь быть так уверен в этом? Мне приходилось слышать множество весьма странных историй. И если они казались искренними и правдивыми, я всегда старался помочь попавшим в беду.
        - Так вы предлагаете мне помощь?
        - Вот именно.
        Последовала тишина. Затем мальчик, сняв ногу с сиденья, медленно, задумчиво произнес:
        - В общем, мне хотелось бы довериться кому-нибудь… но я боюсь, это было бы… ошибкой.
        - Твоей или моей? - уточнил маркиз.
        - И вашей, и моей, но особенно вашей. Могу заверить вашу светлость: связавшись со мной, вы, вне всяких сомнений, пожалеете потом об этом. Вот почему, как только вы сделаете первую остановку, я сойду, и вы никогда меня больше не увидите.
        - Ты не можешь даже представить себе, в какую ярость я приду, если ты покинешь мой экипаж, оставив меня теряться в догадках по поводу того, кто ты и что с тобой произошло, - возразил Айво. - Я не люблю неразгаданных тайн. Так что, мой юный друг, тебе придется оплатить проезд, рассказав мне историю, правдивую или вымышленную, неважно.
        Мальчишка неожиданно усмехнулся.
        - Вы говорите так, словно я Шехеразада.
        - Шехеразада была женщиной!
        Последовала долгая пауза. Затем маркиз медленно произнес:
        - Если не ошибаюсь, мне удалось найти ответ на первую загадку. Уверен, что передо мной юная леди.
        На секунду ему показалось, что хрупкое создание, сидящее напротив, намерено это отрицать. Но Айво оказался не прав.
        - Неужели так заметно? - огорченно спросила девушка, поднимая на маркиза глаза. - А я была уверена, что, если коротко остригу волосы, никто не отличит меня от мальчика.
        - Если бы мы встретились при дневном свете, я догадался бы быстрее, - сказал маркиз. - У мальчика, даже в таком юном возрасте, голос был бы более грубым и хриплым.
        - Вы думаете, кто-нибудь, кроме вас, догадается? - встревожилась девушка.
        - Уверен, что догадаются.
        - Я не верю вам!
        - Никто не препятствует вам проверить это при первой же возможности, - сухо заметил маркиз. - Можете рискнуть…
        Последовала пауза, затем девушка расстроенно произнесла:
        - Ну вот! Теперь вы все разрушили! Я была почти уверена, что сумею обмануть всех и остаться неузнанной, пока не доберусь до Франции.
        - До Франции? - воскликнул маркиз. - Так вы собираетесь во Францию?
        Девушка кивнула.
        - У меня есть подруга в Париже. Она француженка. Я решила, что, если доберусь до Парижа, она спрячет меня, и тогда уже никто меня не найдет.
        - И вы действительно думаете, что можно добраться одной от Лондона до Парижа? - изумился маркиз. - Это не только неосуществимый, но и совершенно дурацкий план!
        Теперь, зная, что разговаривает с девушкой, а не с подростком, маркиз отметил про себя, что его непрошеная спутница, безусловно, хороша собой.
        И как он не догадался сразу, что этот мелодичный голос и изящные руки могли принадлежать только особе женского пола?!
        - Тогда вы должны помочь мне, раз уж оказались посвящены в мою тайну, - заявила девушка. - Вы не найдете человека, который сопроводил бы меня в Париж? Мне есть чем оплатить его услуги.
        - И сколько же у вас денег? - поинтересовался маркиз.
        - Двадцать фунтов в банкнотах и монетах. И вот это…
        Засунув руку в карман брюк, девушка вытащила оттуда что-то, блеснувшее в лунном свете.
        Маркиз разглядел брошь в форме креста, усыпанную бриллиантами, и колье - также бриллиантовое. Эти украшения наверняка были очень ценными.
        - Я могу продать это, - сказала девушка. - И не буду ни в чем нуждаться довольно долгое время.
        - Вы думаете, так легко продать драгоценности? - спросил маркиз. - Даже если вам удастся пересечь Ла-Манш, будет не так просто найти ювелира в незнакомом городе, который даст вам хорошие деньги за эти украшения.
        Девушка ничего не ответила, и маркиз продолжал, не сомневаясь, что его внимательно слушают:
        - Любой ювелир, увидев особу женского пола, переодетую в мужскую одежду, поймет, что вы находитесь в затруднительном положении, и сочтет своим долгом вас надуть. Даже если подруга-француженка согласится спрятать вас, родители будут искать и рано или поздно найдут свое заблудшее чадо. И очень скоро вы обнаружите, что этих денег хватит во Франции совсем ненадолго.
        - Вы нарочно придумываете трудности, чтобы напугать меня, - упрекнула его девушка.
        - Было бы гораздо проще, если бы вы согласились быть со мной откровенны, - предложил Айво. - Начнем сначала. Как вас зовут?
        - Кара.
        - И это все?
        - Нет, у меня есть и другое имя, но я не назову его.
        - Почему же?
        - Это вопрос, на который я не собираюсь отвечать, - упрямо тряхнула стриженой головой Кара.
        - Вы должны понимать, что я не смогу помочь вам, если вы собираетесь держать все в секрете.
        - Единственная помощь, которую я прошу у вас, - это выделить мне курьера из ваших людей, который сопроводил бы меня до Франции. Ведь это не так уж сложно?
        - Я начинаю терять терпение, - почти угрожающе произнес маркиз. - Сначала вы прячетесь в моем экипаже, в том месте, которое я считал никому не известным. Потом вы выдаете себя за мальчишку. И, в довершение ко всему, отказываетесь сообщить мне свое настоящее имя. Так чего же вы ждете от меня? Не лучше ли мне передать вас магистрату, чтобы там с вами поступили, как полагается со сбежавшими из дому девицами?
        Девушка испуганно вскрикнула, затем сказала:
        - Вы снова пугаете меня. Вы ведь прекрасно знаете, что не сделаете ничего подобного!
        - Я бы на вашем месте не был в этом так уверен, - возразил Айво, теряя терпение.
        - Я все же не сомневаюсь, несмотря на то, что у вас репутация человека безжалостного и бессердечного.
        Слова девушки удивили маркиза.
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Весь свет говорит о неподражаемом в своем благородстве маркизе Бруме, - заявила она.
        - Что ж, если вы так много знаете обо мне и обсуждали меня со своими подругами, будет только справедливо, чтобы я тоже мог поговорить с кем-нибудь из друзей о вас. Так откройте же свое имя.
        - Я решительно отказываюсь сделать это!
        - Почему?
        - Потому что, если я назову его, вы не станете мне помогать.
        Маркиз изумленно смотрел на девушку.
        - Не понимаю, - сказал он, - почему такая мысль пришла вам в голову. Я помог многим людям, попавшим в беду.
        - Я слышала о вас совсем другое, - стояла на своем упрямая девица.
        Последовала пауза, затем маркиз произнес:
        - Я не собираюсь удовлетворять ваше любопытство по поводу собственной персоны, подтверждая или опровергая дошедшие до вас слухи. Сейчас мы говорим о вас.
        - Да, я знаю, но поскольку говорить о себе я не собираюсь, гораздо интереснее обсудить вас. Многие мужчины завидуют вам. Думаю, вы это прекрасно знаете, ваша светлость.
        Маркиз рассмеялся.
        - До сих пор не могу поверить, что вы существуете на самом деле. Наверное, мне снится вся эта нелепейшая ситуация. Кстати, почему на вас надет камзол Итона?
        - Камзол принадлежит моему кузену, который успел из него вырасти, - ответила Кара. - Я нашла его в сундуке на чердаке и прятала в гардеробе, пока не подготовилась к побегу.
        - Так, значит, вы заранее планировали побег?
        - Готовилась больше недели, - подтвердила Кара. - Я пыталась придумать какой-нибудь другой способ, но этот оказался единственным.
        - Итак, вы обстригли волосы, переоделись в ученическую форму своего кузена и спрятались в моем экипаже. А как вы узнали, что это мой экипаж?
        - Я разглядела ваш фамильный герб на дверце. Но, честно говоря, я выбрала этот экипаж вовсе не потому, что он принадлежит вам.
        - Тогда в чем же причина?
        - Он был запряжен шестеркой лошадей. И я поняла, что этот экипаж непременно покинет сегодня Лондон, а именно это и было мне нужно.
        Объяснение было таким простым и разумным, что маркиз невольно улыбнулся. Несмотря на очевидную наивность, его спутнице явно нельзя было отказать в сообразительности.
        - Итак, вы готовы были выбрать любую карету или экипаж, который покинет сегодня Лондон?
        - Да, - кивнула Кара, - но рада, что выбрала именно ваш.
        - Почему?
        - Потому что, что бы о вас ни говорили завистники, вы - превосходный спортсмен, ваша светлость. Это вселяет в меня уверенность, что вы не выдадите несчастную девушку магистрату, и, что бы вы там ни говорили о бродягах, которые непременно ограбят и покалечат меня, вы не покинете меня на самом деле.
        Маркиз отметил про себя, что девушка не только смела и находчива, но и на редкость умна.
        - Все это очень приятно слышать, - сказал он, подумав несколько секунд. - Но если вы рассчитываете на мою помощь, то должны доверять мне. Иначе я не смогу быть вам полезен, мисс Кара.
        - Я ведь уже сказала, что вы можете сделать.
        - Вы готовы сообщить мне имя вашей французской подруги?
        - Нет!
        - Почему же?
        - Потому что впоследствии вас, возможно, вынудят сообщить его тем, кто, несомненно, будет меня преследовать.
        - Так вы считаете, что меня будут допрашивать? - с притворным испугом спросил маркиз, которого все больше забавляла ситуация, в которой он случайно оказался.
        - Сомневаюсь в этом, но никогда ведь не знаешь заранее, - резонно ответила девушка. - Переполох поднимется большой, так лучше вам не знать всего до конца, не завязать в этом деле слишком глубоко.
        - Кажется, я уже завяз в нем по самые уши, - сказал маркиз. - Если действительно поднимется большой переполох по поводу вашего исчезновения, я должен сделать вид, что никогда не видел вас, никогда не подвозил в своем экипаже из Лондона?
        - Неужели вы даже на секунду допускаете мысль о том, чтобы выдать меня врагам? - недоверчиво уставилась на него Кара.
        - Это ведь ваши враги - не мои, - пожал он плечами.
        Кара усмехнулась.
        - Возможно, вы напрасно так думаете.
        - Что вы хотите этим сказать? - удивился маркиз.
        - Ничего, кроме того, что мало кто имеет столько врагов в свете, сколько вы. Конечно, они просто завидуют вашему богатству и особенно успеху у милых дам, ваша светлость, - язвительно сказала девушка.
        Маркиз резко выпрямился.
        - Как вы смеете говорить об этом! - воскликнул он. - Я явно ошибся, решив, что вы хорошо воспитаны!
        Кара снова рассмеялась. Она нисколько не была смущена.
        - Вот вы и доказали, что не любите правды. Что ж, если бы я была в бальном платье и прятала лицо под веером, я бы, возможно, льстила вам, как вы того ожидаете. Но сейчас я переодета мальчишкой, вы не знаете, кто я такая, и могу говорить то, что думаю.
        - Если бы я мог обращаться с вами, как с мальчишкой, я прежде всего задал бы вам хорошую трепку, - угрюмо заметил маркиз.
        - Я всегда знала, что грубая сила - единственное средство убеждения сильных, но недалеких умом спортсменов! - парировала Кара.
        Несколько секунд Айво смотрел на девушку в упор, затем откинулся на спинку сиденья и усмехнулся.
        - Вы неисправимы! - сказал он. - Никто никогда не говорил со мной подобным образом.
        - Тогда вам будет несомненно полезен этот опыт, ваша светлость, - прокомментировала девушка. - Хотя вы и не увидите меня больше, может быть, запомните то, что я сказала вам, и будете знать, что всегда есть люди, готовые вонзить кинжал вам в спину, как только вы отвернетесь.
        Маркиз просто не смог удержаться от смеха.
        - Если это случится, поздно будет вспоминать о ваших словах, мисс Кара.
        - Что ж, это будет ваша вина - я вас предупредила, - с загадочным видом произнесла девушка.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Когда маркиз доскакал на укрощенном Агамемноне до дальнего конца парка, и лошадь, и наездник были без сил.
        Агамемнон начал проявлять первые признаки понимания того, что встретил наконец своего хозяина, и, хотя он использовал все известные ему трюки, чтобы избавиться от седока, маркиз по-прежнему уверенно сидел в седле.
        И конь, и всадник прониклись уважением друг к другу после той бешеной борьбы характеров, что происходила между ними с тех пор, как они выехали со двора конюшни.
        Теперь Агамемнон двигался, по-прежнему полный достоинства и сознания собственной значимости, но уже туда, куда направлял его маркиз.
        Айво с удовлетворением думал о том, что нашел наконец коня, достойного его опыта и мастерства наездника. Конечно, ему еще предстоит насладиться не одной дуэлью с Агамемноном, прежде чем тот подчинится окончательно его власти.
        В конце парка находилось небольшое поле, на котором состязались сейчас друг с другом жокеи маркиза, оседлавшие лошадей из его конюшен.
        Понаблюдав за ними несколько минут, Айво подъехал к тренеру, стоявшему неподалеку с часами в руке.
        Маркиз остановил коня рядом с тренером, но не стал заговаривать с ним, пока тот не поднял глаза, закончив свои подсчеты.
        - Ну, Джонсон, - обратился к нему маркиз, - каков же ваш приговор?
        Тед Джонсон, работавший на маркиза уже шесть лет и считавшийся одним из лучших тренеров Англии, улыбнулся в ответ:
        - Мухоловка, милорд, выиграет первые же скачки, на которые вы ее выпустите, готов поклясться.
        - Ты уверен в этом?
        - Абсолютно уверен, милорд!
        - А как насчет Ролло?
        - При прочих равных условиях мы наверняка побьем его, - гордо заявил Джонсон.
        Маркиз снова смотрел на лошадей, закончивших свои упражнения и скачущих теперь в его сторону.
        Все они были прекрасных кровей, но кобылу по кличке Мухоловка выделил бы среди всех остальных лошадей любой, кто знает толк в этом деле.
        Маркиз выставил ее на скачки только однажды, потом снял и стал ждать, пока все забудут о его Мухоловке. Тренер тем временем усиленно занимался ею.
        Айво понимал, что получил то, о чем мечтает каждый владелец скаковой конюшни, - лошадь, непобедимую в любых скачках, в которых участвуют однолетки.
        В прошлом году маркиз рассчитывал выиграть дерби с помощью одной только лошади, подававшей большие надежды.
        Но в последний момент на скаковой дорожке ипподрома появился грозный соперник в лице Зеленого Дракона, принадлежавшего герцогу Мэтлоку.
        Маркиз, который умел с достоинством проигрывать в спортивных состязаниях, беспрекословно принял бы победу Зеленого Дракона, если бы его не насторожило кое-что в поведении жокея, управлявшего лошадью герцога Мэтлока.
        Наездник маркиза утверждал потом, что его специально «зажимали и подрезали», что шло вразрез с правилами скачек.
        Айво понимал, что нет смысла жаловаться герцогу, с которым у него были весьма напряженные отношения из-за ряда недоразумений на классических скачках, сделавших их не только соперниками на беговых дорожках, но и личными врагами.
        Проще говоря, маркиз презирал герцога Мэтлока, а тот, в свою очередь, терпеть не мог маркиза.
        Айво ничего не мог доказать, если бы взялся оспаривать результаты скачек, но был абсолютно уверен: герцог дал своим жокеям указания любой ценой помешать его людям выиграть, что бы ни пришлось для этого делать.
        Понимая, какие надежды подает Мухоловка, маркиз забрал ее и несколько других лошадей из конюшни в Эпсоме и отправил сюда, в Брум.
        Удалив лучших лошадей из-под наблюдения заинтересованных лиц, маркиз решил выставить Мухоловку на скачки в последний момент, как поступил в прошлом году Мэтлок со своим Зеленым Драконом.
        Конечно, принадлежавший Мэтлоку рыжий жеребец Ролло был превосходным конем, но он единственный мог соперничать с лошадьми из конюшни Айво.
        Маркиз в этот раз очень надеялся на победу.
        - Так вы действительно удовлетворены ее формой, Джонсон? - спросил он тренера. - Впрочем, лошадь выглядит безукоризненно.
        Говоря это, Айво наблюдал за промчавшейся мимо Мухоловкой.
        По довольному лицу сидящего на ней всадника было очевидно, что лошадь превзошла все его ожидания.
        Остальных коней, закончивших сегодняшнюю тренировку, повели к конюшне, но Бейтсон, известный жокей, скакавший на Мухоловке, подъехал к маркизу.
        - Доброе утро, милорд!
        - Доброе утро, Бейтсон, - ответил Айво. - Что скажете о лошади?
        - И вы еще спрашиваете? Мухоловка - самая выдающаяся лошадь, на спине которой мне доводилось сидеть.
        - Я знаю, что в ваших устах это высшая оценка, Бейтсон, - с удовлетворением заметил Айво.
        - Попридержите ее до последнего момента, милорд, потому что, как только кобылку увидят, она сразу же станет фаворитом.
        Маркиз улыбнулся.
        Пожалуй, не стоит говорить Бейтсону, что он никогда не ставит на собственных лошадей.
        Он не искал в успехах лошадей из своей конюшни источника дохода. Ему просто нравилось чувствовать себя победителем. Айво не любил содержателей конюшен, волновавшихся лишь о доходе, который может принести та или иная лошадь.
        Маркизу больше нечего было сказать, и Бейтсон присоединился к остальным наездникам, возвратившимся в конюшню.
        Айво развернул Агамемнона, чтобы последовать за ними, но слова Теда Джонсона задержали его:
        - Я буду очень доволен, милорд, когда мы разобьем на голову герцога, после того, что он сделал с нами в прошлом году.
        Айво ничего не ответил, и Тед продолжал:
        - Я не знал тогда, год назад, милорд, того, что знаю сейчас: у Харвуда, нашего жокея, остались на спине следы от ударов хлыста жокея Мэтлока.
        Маркиз внимательно посмотрел на тренера.
        - Вы хотите сказать, что Харвуда преднамеренно ударили хлыстом?
        - Да, милорд, - ответил Джонсон. - Но Харвуд человек осторожный и рассудительный, он не стал выдвигать против герцога обвинения, которые, по его мнению, невозможно будет доказать перед судьями соревнований.
        - Никогда не слышал ничего более позорного! - воскликнул маркиз. - Если бы вы сказали мне об этом тогда…
        Но тут он осекся, а затем задумчиво продолжал:
        - Хотя нет, Джонсон. Мне кажется, Харвуд был прав. Всегда трудно доказать, что именно случилось во время самих скачек, но мы-то с вами знаем, что Харвуд честный человек и не стал бы выдвигать понапрасну такие обвинения.
        - Вот именно, милорд, поэтому Харвуд и не упомянул об этом тогда, после скачек. Но совсем недавно он сообщил мне в личной беседе, что не хотел бы участвовать в этом году в дерби, даже если бы ваша светлость предложили ему это.
        - Но почему же? - удивленно спросил маркиз.
        - Потому что, милорд, в последнее время ходят слухи, что с жокеями, победившими на скачках людей герцога Мэтлока, все чаще случаются темной ночью неприятные происшествия. Одного из них нашли в придорожной канаве избитым до полусмерти.
        Маркиз недоверчиво посмотрел на тренера.
        - Вы говорите правду, Джонсон?
        - Так сказал мне Харвуд, ваша светлость, а ведь мы с вами знаем, как он религиозен, а также честен и порядочен. Кого-кого, а уж Харвуда никак не назовешь болтуном и выдумщиком. Его словам можно доверять.
        - Это так, - признал маркиз. - Но мне все-таки трудно поверить, что герцог Мэтлок мог опуститься до таких бесчестных способов обеспечить победу своим лошадям.
        Последовала пауза, затем Тед произнес:
        - Я слышал, милорд, хотя, конечно же, это всего лишь сплетни, что герцог переживает тяжелые времена, и ему все труднее расплачиваться с наседающими со всех сторон кредиторами.
        Маркиз кивнул, словно ожидал услышать от Теда именно эти слова.
        Затем, понимая, что было бы ошибкой предаваться сплетням с одним из работающих на него людей, он чуть пришпорил Агамемнона, и тот начал беспокойно перебирать на месте ногами.
        Вскоре стало ясно, что из-за беспокойного поведения коня продолжать разговор совершенно невозможно, и маркиз отъехал от Теда.
        Он не стал возвращаться в дом, а пустил коня галопом, удовлетворив тем самым желание обоих - всадника и животного.
        Примерно час они носились по полям, а потом, уставшие, обессиленные, направились легкой трусцой к дому.
        Все это время маркиз думал о герцоге Мэтлоке, который был - он знал это - его настоящим врагом.
        Айво думал, как бы ему расквитаться с герцогом за подлый поступок и в то же время предотвратить скандал, который мог бы пагубно сказаться на всем мире скачек, а таких происшествий члены жокейского клуба, в котором состоял маркиз, всегда старались избегать.
        Только проезжая по мосту через речку, протекающую в его владениях, Айво вспомнил, что ему надо решить еще одну проблему. Что делать с Карой?
        Пока он думал о Мэтлоке, губы его были плотно сжаты, теперь же они дрогнули и расплылись в улыбке, когда Айво вспомнил о вчерашнем неожиданном появлении Кары в его экипаже.
        Он вспоминал не без удовольствия решительность девушки, упрямо отказавшейся сообщить свое имя, другие подробности их разговора.
        Всю дорогу Кара сидела напротив Айво, избегая расспросов о себе и отвечая маркизу колкостями, казавшимися весьма забавными и оригинальными, хотя и чересчур вызывающими. Для столь юного возраста девушка была слишком своенравна и независима.

«- Мне холодно без плаща, - вспоминал маркиз слова Кары. - Если не возражаете, я бы тоже воспользовалась вашим пологом. К тому же будет гораздо удобнее, если я сяду рядом с вами.
        Девушка не стала дожидаться согласия Айво, просто пересела и накрылась до самого подбородка собольим покрывалом, лежавшим на коленях маркиза.
        Сидеть молча и неподвижно она не могла. Поерзав на сиденье, девушка сказала:
        - Не хочу вам навязываться, милорд, но раз уж вы решили помочь мне добраться до Франции, я хотела бы одолжить шубу или меховой плащ. Иначе я могу умереть по дороге от холода.
        - Если это и случится, то по вашей собственной вине, - без всякого сочувствия произнес маркиз. - Вы должны были заранее подумать о том, что в это время года не пускаются в подобные путешествия, одевшись так легко.
        - Конечно, я подумала об этом, но не нашла на чердаке ничего подходящего среди вещей кузена, - ответила Кара и упрямо вздернула подбородок. - Но я пустилась бы через снега Гималаев и через льды Антарктиды, чтобы избежать ужасной судьбы, уготованной мне в Лондоне.
        Маркиз с любопытством посмотрел на девушку, ожидая, что сейчас она, может быть, все-таки расскажет что-то о себе.
        Кара сидела теперь рядом с ним, и лицо ее скрывала тень. Айво видел только белокурые вьющиеся пряди волос.
        Девушка усмехнулась.
        - Я понимаю, вы ждете, пока я проболтаюсь, - сказала она. - Но можете забыть об этом. Единственный вопрос, на который я жду ответа, - будете ли вы настолько великодушны, чтобы отправить меня во Францию с надежным провожатым. Или, как я уже предлагала, высадите меня в ближайшем городке, и я позабочусь о себе сама.
        - Есть вариант и получше, - возразил Айво. - Вам надо вернуться туда, откуда вы убежали. Каким бы неприятным ни было то, что ждет вас в Лондоне, уверяю: во Франции будет гораздо хуже. Да и в маленьком городке, в котором вы просите вас высадить, вы покажетесь местным бродягам весьма необычной фигурой, и вас не ждет ничего хорошего. Советую прислушаться к моим советам, мисс Кара.
        - Давайте поговорим о чем-нибудь более интересном, - взмолилась девушка. - Или, может быть, вы не любите разговаривать во время поездки?
        - Неплохая идея, - пробормотал Айво, - но обычно я путешествую один и не разговариваю сам с собой.
        - Папа всегда говорил, что болтливые девицы невыносимы, особенно когда стук колес дорожного экипажа развязывает им языки.
        Маркиз улыбнулся, цинично подумав про себя, что, когда он остается с женщинами наедине, они чаще всего дают волю не только языкам.
        Но, конечно, он не мог сказать Каре ничего подобного. Несмотря на острый язычок и известную долю нахальства, девушка казалась такой неиспорченной и невинной, что даже думать о подобном в ее присутствии было почти кощунством.
        Последовала пауза, затем Кара произнесла:
        - Теперь, когда я согрелась, мне очень хочется спать.
        - Тогда засыпайте, кто вам мешает? - пожал плечами Айво.
        - Я засну только в том случае, - сказала Кара, - если вы обещаете не воспользоваться этой возможностью, чтобы выбросить меня в придорожную канаву или вернуть с наемным экипажем в Лондон.
        - Неужели вы действительно думаете, что я способен на такое? - удивился маркиз.
        В темноте он едва разглядел, что девушка покачала головой.
        - Нет, вы не сделаете ничего подобного. Это наверняка показалось бы вам неспортивным, - сказала она и зевнула. - Я вам доверяю. Разбудите меня, когда будем подъезжать к Бруму или… когда решите, что мне пора вас покинуть.
        Последние слова Кара произнесла уже совсем слабым голосом, и маркиз понял, что девушка тут же заснула.
        Спустя какое-то время голова ее опустилась на спинку сиденья, и Айво поднял ноги Кары, чтобы уложить их поудобнее.
        Девушка спала, свернувшись калачиком, словно младенец в колыбели.
        Маркиз прикрыл ее меховым покрывалом, а сам откинулся на спинку сиденья, думая, что тоже заснет. Но сон почему-то не шел, и Айво стал размышлять о том, кем могла оказаться его юная попутчица и что ему теперь делать с ней.
        Ясно было, что девушка получила хорошее воспитание и образование, судя по украшениям, бывшим при ней, - происходила из богатой семьи. Айво не допускал и мысли, что Кара украла где-то эти драгоценности. Маркиз не сомневался также, что при дневном свете Кара наверняка окажется хорошенькой.
        Он понимал, что должен решить, какое участие готов принять в судьбе этой девушки, до того, как они достигнут Брума, потому что новость о том, что маркиз привез в свой дом юную особу, одетую в мужское платье, наверняка сразу же распространится среди слуг, а в течение ближайших дней станет достоянием лондонского света. Айво хорошо представлял, какой отклик вызовет это среди его друзей и недругов.

«Я не хочу скандала!» - решил для себя маркиз.
        Тогда лучше всего согласиться на просьбу Кары и высадить ее в небольшом городке, который они будут проезжать примерно за полчаса до Брума.
        Но Айво тут же понял, что никогда не сделает этого.
        Если Кара, убегая из дома, не подозревала о тех опасностях, которые ожидают в пути переодетую в мужское платье девушку, то Айво прекрасно представлял себе это.
        По всей стране было неспокойно - он не уставал твердить об этом членам кабинета, но не получал ответов на свои вопросы - Айво знал, что в маленьких городах, где люди сильнее всего страдали от нужды и голода, сильно возросла в результате преступность.
        Три четверти членов кабинета были пэрами Англии, и, несмотря на все, что они видели сами и слышали на заседаниях, эти люди были совершенно равнодушны к бедствиям народа и думали только о том, как задушить любые ростки революционных настроений.
        Во время войны с Наполеоном была сильно ограничена свобода слова, и ограничения эти продолжали действовать и после заключения мирного договора.
        Из тысячи пятисот человек, вышедших в Северной Англии с маршем протеста против роста цен на хлеб, двадцать четыре демонстранта были приговорены к смерти. Людей сажали в тюрьму, отправляли в ссылку и даже вешали за попытки протестовать против низких зарплат и невыносимых условий жизни.
        Маркиз был уверен, что в недалеком будущем английское общество ждут новые потрясения.
        Поэтому он не мог даже помыслить о том, чтобы оставить одну юную особу, не имевшую понятия об условиях жизни за пределами Лондона, - а скорее всего даже за пределами родительского дома.
        Деньги, которые, как думала Кара, обеспечат ей независимость, будут тут же украдены у нее, как только она наткнется на какого-нибудь голодного рабочего, а если девушка будет сопротивляться, она может расстаться с жизнью или пережить такое, о чем страшно даже подумать.

«Лучшее, что я могу сделать, - решил наконец маркиз, - это отправить ее во Францию, как она того хочет. В этом случае мне хотя бы не придется больше отвечать за нее».
        Но Айво тут же почувствовал себя неловко при мысли, что хочет избавиться от девушки, которая несомненно была настоящей леди.
        Он так и не решил точно, что же будет делать дальше, когда вдруг заметил, что кони уже сворачивают к воротам Брума и экипаж едет по усаженной дубами аллее, ведущей к его дому.
        Маркиз встряхнул Кару за плечо.
        - Что это? Что происходит? - быстро спросила она, резко выпрямившись.
        - Проснитесь, - сказал маркиз. - Мы приехали в мое поместье, и вынужден с неохотой признать, что мне придется предложить вам ночлег. А завтра утром мы вместе решим, что делать с вами дальше.
        Кара зевнула, и маркиз понял, как сильно она устала.
        - Ночлег… - медленно произнесла девушка, видимо находя эти слова обнадеживающими. - А завтра вы отправите меня во Францию?
        - Я подумаю об этом, - заверил ее Айво. - Но сейчас мне бы не хотелось, чтобы мои слуги видели вас в столь неподобающем наряде.
        Говоря это, Айво снял с плеч отороченный мехом плащ и протянул его девушке со словами:
        - Вам лучше надеть вот это. И, ради бога, постарайтесь как-то спрятать под плащом брюки, когда я поручу вас заботам своей экономки.
        Кара усмехнулась.
        - Так вас шокирует мой наряд?
        - Я шокирован и безмерно удивлен тем, что юная особа вроде вас могла проявить такую нескромность.
        - Ерунда, - ответила на это Кара. - Раз вы не испытываете шока от тех вечеринок, которые устраиваете с друзьями - говорят, они совершенно разнузданны, - то и мой наряд не должен шокировать вас.
        Маркиз собирался было спросить, что же такого она слышала о его вечеринках, но тут понял, что экипаж уже подъехал к дому. На ступенях сгрудились слуги в ожидании хозяина, а из гостеприимно распахнутой двери падал желтоватый свет.
        - Прикройтесь, - приказал он Каре. - И постарайтесь вести себя как леди.
        Слова его прозвучали так, словно он командовал солдатами, но девушка только усмехнулась.
        Маркиз, почему-то вдруг испытывая неловкость и сердясь на себя за это, набросил на хрупкие плечи Кары свой плащ.
        Как он уже отметил раньше, девушка была маленькой и хрупкой.
        Когда они вошли в ярко освещенный холл, в дальнем конце которого виднелась резная лестница из черного дерева с позолотой, маркиз увидел, что плащ его закрывает Кару целиком, ниспадая почти до пола, и выглядит она вполне респектабельно.
        - Я неожиданно привез гостью, Ньюмен, - сказал Айво дворецкому. - Попросите миссис Пил прийти ко мне как можно скорее.
        - Хорошо, милорд, - с почтительным поклоном произнес дворецкий.
        Лицо его не выражало ни малейшего удивления по поводу того, что экономка, которой было почти шестьдесят, должна подняться в два часа ночи, чтобы выслушать указания маркиза.
        Не говоря больше ни слова, Айво устремился в библиотеку, где - как это было принято в его доме - стояло блюдо с закусками, которые держали для него наготове всякий раз, когда он приезжал в Брум.
        А из кухни, несомненно, уже несут наверх горячий суп - повар всегда дожидался его приезда.
        Только после того, как лакей предложил супу Каре, и девушка согласилась, а сам маркиз успел сделать глоток из серебряной бульонницы, украшенной фамильным гербом, он спросил:
        - Вам нужно что-нибудь еще?
        Айво впервые обратился к Каре с тех пор, как они вышли из экипажа, он даже не смотрел все это время в лицо девушки, отчасти не желая испытать разочарование от того, что мог увидеть.
        Теперь, когда Кара сидела перед ярко пылающим камином, так и не снимая его мехового плаща, маркиз отметил про себя, что девушка выглядит не совсем так, как он ожидал.
        Увидев в полумраке кареты белокурые волосы, Айво решил, что к ним непременно должны идти в придачу голубые глаза и розовые щечки, что перед ним - типичная английская девушка, похожая на ангелочка.
        Но у Кары было круглое личико с изящно очерченным подбородком, напоминавшее по форме сердечко, а глаза оказались не голубыми, а пронзительно зелеными, чуть приподнятыми с краев, и от этого взгляд казался немного насмешливым, что вполне соответствовало ее характеру, если судить по тому, как разговаривала с ним девушка.
        На щеках Кары были милые ямочки, и все эти не совсем обычные черты лица уравновешивал нос правильной, аристократической формы.
        Айво изучал Кару внимательным взглядом. Люди, боявшиеся маркиза Брума, утверждали, что взгляд этот был пронизывающим, заставлял их поеживаться и нервничать.
        Глаза Кары лукаво сверкнули в ответ, ямочки на щеках стали глубже, и девушка с улыбкой спросила:
        - Так я лучше или хуже, чем вы предполагали, милорд?
        - Как раз пытаюсь решить, - ответил Айво. - С вашей точки зрения, пожалуй, хуже, потому что столь миловидное создание опасно отправлять во Францию даже с провожатым.
        - Что вы имеете в виду? - поинтересовалась Кара.
        - Вы слишком молоды, слишком привлекательны и наверняка происходите из весьма респектабельного семейства.
        - Но это же просто смешно! - возмутилась Кара. - Вы ничего обо мне не знаете и не стройте лучше никаких предположений. Я - просто надоедливая особа, вторгшаяся в вашу жизнь, потому что мне надо было, чтобы меня кто-то увез из Лондона. И я не хочу, чтобы со мной обращались, как со светской дамой, которой я не являюсь.
        - Думаю, мне лучше знать, как с вами обращаться, - перебил девушку маркиз. - Даже если вы и не светская дама, вы все равно очень молоды, и в таком возрасте, хотите вы этого или нет, вам необходима в путешествии компаньонка.
        Отставив в сторону бульонницу, Кара сказала, поморщившись:
        - Какой вы зануда! Теперь мне придется сбежать и от вас, а не только от…
        Она резко остановилась, сообразив, что чуть не выдала себя.
        Потом, словно догадавшись, что маркиз внимательно прислушивается к каждому ее слову в надежде, что девушка выдаст себя, она сказала:
        - Раз вы так добры, что предложили мне постель на ночь, мне хотелось бы отправиться в отведенную мне комнату. Я так устала, что могу наболтать лишнего, а потом пожалею об этом.
        - Я позволю вам отправиться в постель с одним условием, - сказал маркиз, строго глядя на гостью.
        - Что же это за условие?
        - Вы дадите мне слово чести, поклянетесь на Библии или на чем-нибудь еще, что считаете священным для себя, не убегать, не обсудив со мной, как вам лучше быть дальше.
        Последовала пауза. Затем Кара спросила:
        - А если я откажусь принести подобные клятвы?
        - Тогда, - сказал маркиз, - как ни жаль, но мне придется либо приказать запереть вас на ночь, либо - и это будет для вас куда более неприятно - попросить свою экономку прислать одну из горничных, чтобы та ночевала с вами в комнате и следила, как бы вы не убежали.
        - Как вы смеете предлагать мне такое и вообще брать на себя заботу обо мне в столь назойливой форме?
        Маркиз рассмеялся.
        - Сейчас вы похожи скорее на молодую тигрицу, а не на юную леди. Однако даже молодых тигриц сажают на ночь в клетку.
        - Возможно, я сделала ошибку, выбрав именно ваш экипаж, чтобы выехать из Лондона, - выпалила Кара. - Я подумывала о том, чтобы поехать с юным Баком, хотя у него была всего четверка лошадей, но он выпил слишком много вина на приеме у принца-регента, и мне пришлось покинуть его экипаж, о чем он, впрочем, так и не узнал.
        Маркиз подумал, что Кара слишком невинна, чтобы понять, что могла оказаться в весьма неприятном положении, оставшись наедине с пьяным Баком, но не стоило говорить сейчас об этом, и он произнес только:
        - Моя экономка может войти в любой момент. Так вы хотите, чтобы с вами спала горничная, или готовы дать мне слово чести?
        - Откуда вы знаете, что я сдержу его? - поинтересовалась Кара.
        - Оттуда же, откуда вы узнали, что я - спортсмен, и были уверены в том, что я не выдам вас магистрату…
        Маркиз еще не закончил фразу, а дверь приоткрылась, и, понимая, что у нее нет больше времени на раздумья, Кара быстро сказала:
        - Я даю вам слово чести.
        Улыбнувшись, маркиз повернулся к вошедшей экономке, которая, казалось, вовсе не была раздосадована тем, что ее подняли с постели в столь неурочный час.

        Маркиз передал Агамемнона двум конюхам, которые взяли коня под уздцы с некоторой опаской.
        Поднимаясь по ступеням лестницы, Айво думал о том, что Кару, должно быть, будет так же трудно приручить, как этого норовистого жеребца, которому он только что преподал урок послушания.
        Отдав лакею свою шляпу, перчатки и хлыст, Айво прошел в столовую, где подавали завтрак, вслед за степенно шествующим впереди дворецким.
        - Мне кажется, юная леди уже приступила к завтраку, - заметил по пути Ньюмен. - Я сказал ей, что она может не ожидать вашего возвращения.
        Маркиз ничего не ответил. Конечно, Агамемнон заставил его задержаться дольше обычного на верховой прогулке, но он вовсе не собирался извиняться за опоздание к завтраку перед нежданной и непрошеной гостьей.
        Айво просто вошел в столовую, невольно гадая про себя, как выглядит Кара сегодня утром.
        Девушка сидела у окна за круглым столом. Отложив вилку и нож, она встала при появлении хозяина и чуть присела в реверансе.
        На ней было симпатичное, но чересчур простое платье, которое, как определил опытный взгляд маркиза, было ей слишком велико в талии и перетянуто поясом.
        - Вы ведь отправились на верховую прогулку. Могли бы взять меня с собой! - упрекнула его гостья.
        - Доброе утро, Кара, - высокомерно произнес маркиз, словно желая напомнить девушке о хороших манерах. - Если бы даже я решил пригласить вас, то у вас вряд ли нашелся бы в кармане мужского камзола женский костюм для верховой езды.
        Усмехнувшись, Кара села.
        - И вы, конечно, не разрешили бы мне сесть в седло в моей вчерашней одежде, милорд.
        - Нет, конечно, нет!
        Маркиз стал накладывать себе закуски с серебряного блюда, предложенного лакеем, в то время как другой слуга наливал ему черный кофе, который Айво неизменно пил после утренних прогулок, в отличие от большинства своих друзей, предпочитавших в таких случаях бренди.
        Лакей поставил рядом с Айво тарелку с поджаренным хлебом и подвинул поближе серебряную масленку с маслом от коров со скотного двора маркиза. Затем он положил у левой руки своего господина маленький колокольчик.
        Кара смотрела на все это, и в глазах ее плясали озорные искорки.
        - Не удивительно, что вы не женитесь! - сказала вдруг она. - В этом нет необходимости, когда вокруг так много слуг, которые суетятся вокруг вас. А миссис Пил говорила о вас так, словно она наседка, а вы - бегающий по двору цыпленок.
        Маркиз едва подавил желание рассмеяться, настолько остроумными показались ему слова девушки.
        - Если вы пытаетесь спровоцировать меня, Кара, - сказал он, - то сейчас еще слишком рано. Я не обсуждаю подобные вопросы за завтраком. К тому же я голоден.
        - Только потому, что с утра совершили верховую прогулку, - заметила Кара. - Не позвать меня с собой было очень негостеприимно с вашей стороны. В доме наверняка нашелся бы для меня подходящий костюм.
        - Почему вы так думаете? - поинтересовался маркиз.
        - Потому что в любом загородном доме, вроде вашего, есть целый гардероб вещей, принадлежавших вашим родственникам, покойным и ныне здравствующим, или гостям, которые жили в вашем доме и оставили что-то из одежды. Есть еще также ваши костюмы, из которых вы выросли в свое время.
        - Мои костюмы оставьте, пожалуйста, в покое, - поспешно воскликнул Айво. - Лучше всего забудьте о них.
        - Неужели вам их жалко? - удивилась Кара. - Они подойдут мне куда больше итонского камзола кузена. Если я отправлюсь во Францию, лучше все-таки путешествовать в мужском платье.
        - Если я обнаружу, что вы надевали мои вещи, - строго сказал маркиз, - то обещаю вам, что обойдусь с вами как с мужчиной - задам хорошую трепку. Вы и так уже заслужили это.
        - Итак, мы возвращаемся к тому, на чем расстались вчера, - сказала Кара. - Так что вы собираетесь делать со мной дальше?
        - Я еще не решил, - ответил маркиз. - И прежде, чем решу, я должен узнать о вас куда больше, чем вы рассказали до сих пор.
        Последовала пауза. Через несколько минут Кара спросила:
        - И что именно вы хотели бы знать?
        - Прежде всего, кто вы, - ответил маркиз. - И во-вторых, почему убежали из дома.
        Отодвинув тарелку в сторону, Кара поставила локти на стол и подперла ладонями подбородок.
        Глядя на девушку, маркиз подумал вдруг, что она выглядит удивительно хорошенькой при падавшем из окна солнечном свете. Она была так молода и так сильно отличалась от светских, умудренных опытом женщин, с которыми Айво приходилось сталкиваться до сих пор.
        Маркиз привык к красавицам, которые, после нескольких лет замужества, подарив своим мужьям нескольких детишек, включая необходимого наследника, готовы были развлечься флиртом с неотразимым светским красавцем - а самым неотразимым частенько оказывался Айво.
        Когда флирт переходил в адюльтер, по неписаным законам английского общества, его принято было держать в секрете, а мужья, даже если подозревали, что происходит за их спиной на самом деле, предпочитали не искать подтверждения своим подозрениям.
        Маркиз Брум был объектом нежной привязанности самых красивых женщин Англии, ибо не могло быть никаких сомнений в том, что принц-регент собрал в Карлтон-хаузе самых привлекательных дам со всех концов страны.
        Маркиз никак не мог понять, что же такого особенного было в лице Кары, что невозможно было устоять перед ее обаянием, не думать о том, что, увидев это лицо один раз, будет трудно, очень трудно забыть его.

«Наверное, - решил он, - все дело в неровно подстриженных волосах, придающих ей забавный, задиристый вид».
        Волосы белокурым нимбом окружали ее милое личико, но законодатели светских мод пришли бы в ужас при виде подобной прически.
        В то же время в ее облике, благодаря этому, было свое особое очарование, с которым маркизу приходилось сталкиваться до сих пор лишь однажды - у леди Каролины Лэм.
        Но что бы он ни чувствовал в отношении Кары, одно было несомненно - эта девушка родилась настоящей леди, и было бы безответственно отпустить ее во Францию, пусть даже с надежным провожатым.
        Сам того не сознавая, Айво продолжал изучающе смотреть на Кару, и она прервала ход его мыслей словами:
        - Надеюсь, вы пытаетесь оценить мои достоинства, а не сконцентрировать внимание на недостатках?
        - Я вовсе не собираюсь восхищаться вашими женскими достоинствами, - довольно резко ответил маркиз. - Я пытаюсь решить, что же все-таки делать с вами.
        - Вот и отошлите меня во Францию, чтобы я не надоедала вам больше. Я отправлюсь как мальчик или как девица - как скажете, и вы избавитесь от меня навсегда, вам не придется больше думать обо мне.
        Маркиза продолжало преследовать странное чувство, что будет вовсе не просто перестать думать об этой девушке. Хотя это казалось почти невозможным после такого короткого знакомства, у него было неприятное ощущение, что он будет беспокоиться о Каре после ее отъезда.
        - Пока что я не возражал бы, если бы вы дали мне спокойно поесть, - заметил маркиз. - А потом, после того как вы расскажете мне свою историю, я решу, как и чем помочь вам. Но должен предупредить - вам не следует рассчитывать на мою помощь, если вы попытаетесь меня обмануть.
        Кара рассмеялась.
        - Боже мой, как вы несносны, - сказала она, - если думаете, что я не понимаю этого. Конечно, вам невозможно соврать. Вы тут же догадаетесь, что собеседник говорит неправду. У вас есть чутье, как и у меня, и мое чутье подсказывает, что вы поможете мне, как бы сильно ни бились и ни старались вырваться из сетей, в которые я вас поймала.
        - Сетей? Каких сетей? - удивленно переспросил Айво. - Что вы имеете в виду?
        - О, не пугайтесь, - поспешно произнесла Кара. - Если вы думаете, что я пытаюсь загнать вас в матримониальную ловушку, то вы глубоко ошибаетесь. Я решила, что никогда не выйду замуж, и решение это окончательное. И я не собираюсь ни с кем это обсуждать!
        Девушка говорила с таким жаром, что маркиз удивленно посмотрел на нее, а затем спросил:
        - На сей раз интуиция мне подсказывает, что вы убежали из дома, потому что вас собирались выдать замуж за человека, который вам пришелся не по душе.
        Кара улыбнулась ему.
        - Как вы догадливы! Честно говоря, меня удивляет подобная проницательность.
        - Я считаю это ваше замечание почти оскорбительным, - заявил в ответ маркиз.
        - Не стоит, - успокоила его Кара. - У большинства мужчин интуиция вообще отсутствует. Они просто решают для себя, что такое женщины, и классифицируют их по схеме, которой следовали в течение многих лет их няни, гувернантки, их учителя и, конечно же, их родители. - Рассмеявшись, Кара продолжала. - Это, конечно же, означает, что женщина должна быть куклой, марионеткой, и у нее нет чувств, не говоря уж об интуиции.
        - И таков оказался ваш жених? - спросил маркиз. - Поэтому вы и не хотите выходить за него?
        Айво казалось, что он задал вполне обычный вопрос, на который получит сейчас вполне обычный ответ, но вместо этого Кару передернуло, и она с отвращением произнесла:
        - Он ужасен! Отвратителен! Безобразен! Я скорее умру, чем стану его женой.
        - И это вполне может случиться, если я не буду приглядывать за вами, - с усмешкой произнес маркиз. - Но я не думаю, что джентльмен, о котором идет речь, - единственный мужчина на свете.
        - Он - единственный мужчина, за которого мне предназначено выйти замуж.
        - А есть кто-то, кого вы предпочли бы? - поинтересовался маркиз.
        Кара подняла на него глаза.
        - О, вы пытаетесь приукрасить мою историю, заставить ее казаться более романтичной. Нет! Как я уже сказала, я не намерена вступать в брак с кем бы то ни было, так что вы можете не волноваться на этот счет.
        Откинув голову, маркиз громко рассмеялся.
        - Вы очень откровенны, моя дорогая Кара, но не слишком любезны.
        - А почему я должна быть любезной? Я слышала о том, как вы неотразимы, как вьются вокруг вас светские красавицы, слетаясь, словно бабочки на огонь, и могу заверить вас, даже если бы вы стали на колени и умоляли меня стать вашей женой, ответ был бы «нет»! Честно говоря, я ненавижу мужчин - всех мужчин без исключения.
        В голосе Кары снова звучали боль и негодование, как вчера вечером, когда Айво назвал ее тигрицей, и маркиз вдруг тихо спросил:
        - Что же такого сделали вам мужчины, что вы так их ненавидите?
        Кара задержала дыхание, и в глазах ее мелькнуло непонятное маркизу выражение.
        - Я отказываюсь говорить на эту тему, - быстро произнесла она. - Зачем ворошить прошлое? Меня интересует только будущее, и поскольку вам не откажешь в здравом смысле, пожалуйста, попытайтесь понять, что мне надо исчезнуть отсюда как можно скорее. Меня не должны обнаружить ни здесь, ни где-либо в Англии.
        - А если все-таки обнаружат? - поинтересовался Айво. - Что будет тогда?
        Кара подняла на маркиза глаза, в которых светился сейчас неподдельный страх. Маркизу невольно стало жаль ее.
        - Можете считать, что я преувеличиваю и драматизирую события, - сказала Кара. - Но я скорее убью себя, чем приму уготованную мне участь. Могу заверить вас в том, что меня ожидает жизнь похуже ада…
        Кара произнесла эти трагические слова тихим, спокойным голосом, возможно, поэтому они продолжали звучать в ушах маркиза, поражая его своей искренностью.
        Он не стал смеяться или спорить с ней.
        Просто позвонил в колокольчик и принял у появившегося лакея еще одно горячее блюдо, прибывшее из кухни. Отмахнувшись от двух других слуг, пожелавших помочь ему, маркиз сам наполнил кофе свою чашку.
        Только когда слуги удалились, маркиз взглянул на сидящую напротив Кару и увидел, что девушка оценивающе разглядывает его, как незадолго до этого разглядывал ее он.
        Съев пару ложек горячего, Айво спросил:
        - Ну и каково же ваше заключение? Вам удалось отыскать во мне достоинства?
        Кара рассмеялась.
        - Очень немного. Думаю, вы властолюбивы, деспотичны и наводите страх на многих людей, хотя сама я не принадлежу к их числу.
        - Почему нет?
        - Я отвечу на этот вопрос попозже, когда узнаю, права ли, думая о вас то, что я думаю.
        - Я разочарован, - поддразнил девушку маркиз. - Наше непродолжительное знакомство многому меня научило. У меня сложилось впечатление, что вы всегда все знаете наперед и приходите к безошибочным заключениям в мгновение ока.
        - Я знаю, что могу доверять вам, если вы это имеете в виду. Знаю, что раз вы сказали, что поможете мне, значит, обязательно сдержите слово. Для этого не надо быть ясновидящей. Но сейчас я пыталась оценить вас как мужчину.
        - Как образец той части человечества, которую вы, по вашим словам, люто ненавидите, - прокомментировал маркиз.
        - Я ненавижу всех мужчин! - с жаром подтвердила Кара. - Но у вас есть кое-какие качества, напоминающие мне моего отца.
        - Надеюсь, что это комплимент, - улыбнулся Айво, - и хотел бы услышать о вашем отце побольше.
        - Самое удивительное - никак не ожидала этого - что у вас есть чувство юмора.
        - Вот спасибо! - только и оставалось воскликнуть маркизу.
        - Если хотите, чтобы вам льстили, - продолжала Кара, - то я разочарую вас. Есть много женщин, готовых делать это, и, насколько я знаю, принадлежат они не только к высшему обществу, но и к так называемому полусвету, о существовании которого воспитанной девушке знать не положено.
        - Тогда почему вы говорите об этом? - поинтересовался маркиз.
        - Потому что мужчины, вроде вас, находят эту часть общества привлекательной, и мне бы хотелось понять почему. Почему, живя в роскоши, имея вокруг столько красивых вещей, способных радовать взгляд, вы непременно желаете посещать притоны или дома свиданий, о которых также не положено говорить приличной девушке.
        - Так и не говорите о них! - резко произнес маркиз.
        - Почему же? - возразила Кара. - Разве их не существует? Почему я должна сидеть в надушенной гостиной и делать вид, что не существует другой - сложной и интересной жизни за ее стенами. - Вздохнув, Кара продолжала: - Этот мир кажется мне ужасно скучным. Ведь он - не что иное, как ярмарка невест, на которой каждая задается целью поймать рыбку пожирнее.
        Кара говорила с такой пылкостью, что маркиз рассмеялся в ответ.
        - Ваша страстная речь весьма противоречива, - заметил он. - Однако я понимаю, что вы хотели сказать. Но вернемся к вашей ситуации, - предложил Айво. - Никто определенно не может заставить вас выйти замуж за человека, с которым вы не желаете связывать свою жизнь.
        Несколько секунд Кара удивленно смотрела на него, затем медленно произнесла:
        - Это первая глупость, произнесенная вами с того момента, как мы встретились.
        - Но кто принуждает вас к браку? - продолжал расспросы маркиз. - Ваш отец? Или опекун?
        - Вы снова пытаетесь вытянуть из меня то, о чем я не намерена говорить, - упрекнула его Кара. - Если я расскажу вам все, вы привезете меня обратно пленницей. А я этого не вынесу и умру…
        - Я не верю вам! - воскликнул маркиз. - Больше того, я ненавижу истерики, особенно по утрам!
        Айво говорил сейчас тоном, который действовал безотказно на большинство людей. Они либо начинали бормотать в ответ извинения, либо смущенно замолкали.
        Кара же только рассмеялась в ответ, и казалось, что звуки ее смеха делают светлее столовую, куда проникали тусклые лучи зимнего солнца, пробившиеся сквозь серые тучи, затянувшие небо.
        - Вы очень щепетильны, ваша светлость, - сказала Кара. - Беру обратно свои слова о вашей глупости. Вы ведь просто пытаетесь вывести меня из себя, чтобы я выболтала то, что вы хотите знать! - Снова рассмеявшись, Кара продолжала: - Это старый трюк. Он был изобретен французскими революционерами, когда они допрашивали аристократов и заставляли многих из них обвинять себя своими собственными словами.
        - Откуда вам это известно? - удивился маркиз.
        - Как ни странно, в отличие от большинства девиц моего возраста, я читаю книги! - ответила Кара. - Подразню ваше любопытство еще немного. То, о чем мне приходилось читать, никогда не было столь дурно, бесчестно и отвратительно, как то, с чем пришлось столкнуться в реальной жизни.
        Девушка произнесла все это так убежденно, что у маркиза не повернулся язык заявить ей, что она не понимает, о чем говорит.
        Кара выглядела такой юной, но рассуждала здраво и таким решительным тоном, что казалась старше и опытнее своих лет.
        Маркиз отодвинул тарелку и откинулся на спинку стула.
        - Я хочу, чтобы вы доверяли мне, Кара, - сказал он. - Если уж я должен помочь вам, как вы того хотите, в вас должно быть достаточно здравого смысла, чтобы рассказать мне правду и позволить судить, так ли она ужасна и отвратительна, как вам кажется.
        Говоря это, маркиз посмотрел прямо на Кару и встретился с девушкой глазами.
        На секунду ему показалось, что между ними возникла какая-то магнетическая связь, которая объединила их друг с другом и мешала сейчас Каре отвести глаза.
        Девушка сказала себе, что не должна слушать этого человека, что он снова пытается заманить ее в ловушку, вытащить из нее то, что она не собиралась говорить.
        В это время дверь столовой вдруг распахнулась.
        - Герцог Мэтлок, милорд, - объявил дворецкий.
        На секунду маркизу пришло в голову, что он просто ослышался.
        Но тут в комнату вошел человек, которого он ненавидел больше всего на свете. За ним следовало двое мужчин.
        В столовой наступила гнетущая тишина.
        Затем Кара вдруг вскрикнула и сжалась, как маленький зверек, пойманный в ловушку.
        - Дядя… Лайонел! - Голос ее дрожал от страха.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Несколько секунд маркиз изумленно смотрел на неожиданного визитера.
        Это был мужчина средних лет, который считался в молодости довольно привлекательным, если не принимать во внимание слишком близко и глубоко посаженные глаза.
        Герцог был не просто возмущен - он смотрел на маркиза с такой ненавистью и враждебностью, что даже морщины на его тяжелом лице казались в этот момент резче.
        Когда Мэтлок ворвался в комнату, на губах его играла злорадная улыбка, смысла которой Айво не смог разгадать сразу.
        Он намеренно не встал навстречу гостю, а вместо этого медленно произнес:
        - Могу я поинтересоваться, что привело вас в мой дом в столь ранний час, Мэтлок?
        Говоря это, Айво отметил про себя, что герцог был в костюме для верховой езды, сапоги его покрывала пыль, а в руках он держал хлыст.
        Не оставалось сомнений, что Мэтлок прискакал сюда в спешке, о том же свидетельствовал внешний вид его спутников.
        Один из них был белокур, с тонкими чертами лица и длинным носом, на другом, к удивлению маркиза, обнаружилось под дорожным плащом одеяние церковнослужителя. У него были седые волосы и худое, изможденное лицо, наводившее на мысль, что человек этот голодал.
        Не обращая внимания на Кару, герцог подошел к столу и встал напротив маркиза.
        - Я пришел, Брум, - сказал он, - чтобы сообщить вам, что наконец исполнилось то, о чем я давно мечтал - вы в полной моей власти.
        Ни один мускул не дрогнул на лице маркиза, но в глазах появилось настороженное выражение.
        - Не имею ни малейшего понятия, о чем вы говорите, Мэтлок. Вы должны не просто объяснить эти странные слова, но также свое присутствие в моем доме - свое и еще двух людей, которых я не приглашал.
        - Позвольте мне представить их, - невозмутимо произнес герцог, делая широкий жест в сторону своих спутников. - Мой адвокат, Израиль Джейкобс из «Линкольн ин» и преподобный Адольфус Дженкинс, с которым вам вряд ли приходилось сталкиваться, так как клиенты его обитают в основном в тюрьме Флит.
        В голосе герцога слышалась явная издевка. В то же время трудно было не заметить ярость, кипящую внутри Мэтлока и прорывавшуюся время от времени в его словах.
        Адвокат и священник молча стояли у входа в комнату. Маркиз видел краем глаза, что Кара выбралась из-за стола и пятилась к стене, стараясь оказаться как можно дальше от герцога Мэтлока.
        Видимо, девушке больше всего хотелось бы покинуть комнату, но это было невозможно, так как у дверей стояли люди герцога, а французские окна, выходящие в сад, были заперты.
        - До сих пор теряюсь в догадках, почему вы здесь, - после нескольких секунд зловещей тишины произнес маркиз.
        - Что ж, позвольте все вам объяснить, - услышал он в ответ. - Я обвиняю вас, Брум, в совращении несовершеннолетней девицы.
        Маркиз напрягся, но не пошевелился и сохранил прежнее невозмутимое выражение лица. А Кара снова вскрикнула, словно от боли:
        - Это ложь! Он вовсе не пытался меня совратить! Я сама спряталась в его экипаже.
        Герцог даже не повернул головы в сторону девушки, словно не слышал ее слов.
        Глаза его были прикованы к маркизу. Медленно и членораздельно Мэтлок произнес:
        - Я готов, Брум, предоставить вам выбор между судом, приговор которого за подобное преступление означает высылку из страны, и женитьбой на моей племяннице с выплатой мне за эту снисходительность десяти тысяч фунтов.
        Когда он закончил, в комнате снова повисла тишина, которая показалась маркизу красноречивее всяких слов.
        Айво понимал, что, получив в игре против него столь мощный козырь, Мэтлок не замедлит его разыграть.
        Дело было не только в том, что герцога бесили победы лошадей маркиза. Айво неоднократно докладывал правлению жокейского клуба о нарушении правил соревнований людьми герцога, скакавшими на его лошадях.
        Один раз в результате подобной жалобы были дисквалифицированы лошадь и жокей Мэтлока, выигравшие скачку нечестным способом, а приз достался маркизу, лошадь которого в том же заезде пришла второй.
        Маркиз понял еще тогда, что Мэтлок ни за что не простит ему этого, и теперь ему пришло в голову, что он действительно имел глупость оказаться во власти своего злейшего врага, который не преминет воспользоваться несчастливой для маркиза случайностью, чтобы отомстить ему.
        Самым неприятным было то, что Айво годами удачно избегал расставленных на него матримониальных ловушек, приготовленных для одного из лучших холостяков королевства.
        Во всей Англии не было ни одного аристократического семейства, не мечтавшего породниться со знаменитым маркизом Брумом.
        Но Айво давно уже решил для себя, что ему еще не пора жениться, и он не падет жертвой амбициозных родителей одной из молоденьких девиц, заполнявших бальные залы Мэйфер.
        Его стремление любыми путями уклониться от брака породило в свете множество сплетен и не осталось даже без внимания сатириков и карикатуристов.
        Маркиз сознавал, что когда-нибудь в далеком будущем ему понадобится наследник, и даже представлял себе образ женщины, способной справиться с ролью маркизы Брум.
        Но в его планы, конечно же, не входила женитьба на взбалмошной невоспитанной девчонке, рядом с которой он превратится в зануду всего через несколько недель после свадьбы.
        Айво располагал временем, чтобы выбрать себе подобающую жену, а с его высокими запросами и критическим вкусом можно было не сомневаться в том, что маркиз не успокоится, пока не найдет женщину, которая будет устраивать его во всех отношениях.
        И даже в самом страшном ночном кошмаре Айво не могло привидеться, что перед ним поставят ультиматум, подобный тому, что высказал сейчас ненавистный ему герцог Мэтлок.
        Надо было быстро и с умом найти выход из создавшегося положения.
        Маркиз заговорил в своей обычной, спокойной, чуть суховатой манере:
        - Не могу поверить, герцог, что ваши слова - более чем неудачная шутка, продиктованная дурным вкусом.
        - Уверяю вас, что это не шутка, - резко перебил его Мэтлок. - Мистер Джейкобс готов, в случае вашего отказа от женитьбы, отвезти жалобу, которую я уже подписал, главному констеблю королевства. В течение нескольких часов вас арестуют и отвезут в Олд Бейли, где вы проведете незабываемые дни в ожидании суда.
        Мэтлок сделал паузу, словно давая маркизу возможность оценить смысл сказанного.
        - С другой стороны, в распоряжении преподобного Адольфуса имеется специальная лицензия, которой я также предусмотрительно запасся, выезжая из Лондона, позволяющая ему обвенчать вас с моей племянницей в вашей личной часовне. Выбор за вами! Только не размышляйте слишком долго.
        Маркиз набрал в легкие побольше воздуху, приготовившись сказать герцогу, что скорее увидит горящими в аду его и его приспешников, но вдруг Кара, тряхнув своими остриженными волосами, решительно вышла на середину комнаты.
        - Если вы думаете, что я выйду замуж за маркиза в подобных обстоятельствах, - в ярости произнесла она, - то вы глубоко ошибаетесь, дядя. Я убежала от вас потому, что вы хотели выдать меня за грязного, жестокого человека, и решила, что вообще никогда не вступлю в брак. И вы не можете меня заставить!
        Впервые с момента своего появления герцог повернулся, чтобы взглянуть на племянницу. Маркиз внимательно наблюдал за Мэтлоком. Не могло быть никаких сомнений - в глазах его светилась неподдельная ненависть.
        - Так ты снова восстаешь против меня? - повысив голос, Мэтлок обратился к Каре. - Что ж, я готов признать - ты выбрала себе более импозантного любовника, чем Форстрат. Но уж за этого-то ты непременно выйдешь замуж! И я не потерплю никаких истерик!
        - Это не истерика, - с жаром произнесла Кара. - Я просто уверяю вас, что не выйду замуж ни за маркиза Брума, ни за это животное Форстрата. Ни одна брачная церемония не будет признана законной, если невеста ответит на вопрос священника «нет»!
        Глаза девушки сверкали, она вся дрожала от волнения и гнева.
        И тут, не говоря ни слова, Мэтлок размахнулся и ударил племянницу по щеке так сильно, что Кара рухнула на пол.
        Прежде чем маркиз успел опомниться, Мэтлок быстро переложил хлыст в правую руку и дважды обрушил его со всей силой на лежащую у его ног девушку.
        - Прекратите! - воскликнул маркиз. - Как вы посмели поднять руку на женщину в моем доме?
        Отшвырнув в сторону стол с остатками завтрака, Айво кинулся к Мэтлоку, но Израиль Джейкобс преградил ему дорогу. К своему изумлению, Айво увидел в руке адвоката пистолет.
        - Оставайтесь на месте, милорд, - приказал Джейкобс. - Опекун обладает определенными правами, среди которых - право наказывать свою воспитанницу, если он считает это необходимым.
        Прежде чем снова ударить Кару, Мэтлок внимательно взглянул через плечо на Айво.
        - Это правда, - сказал он. - И когда я закончу свое дело, эта маленькая негодяйка будет готова обвенчаться хоть с самим дьяволом.
        Снова свистнул кнут, и вскрикнула от боли девушка.
        Маркиз прикинул про себя, успеет ли выбить револьвер из руки Джейкобса, и решил, что у него мало шансов проделать это, не получив пулю. Но пытаться нечего было и пробовать. Айво увидел, что священнослужитель тоже целится в него из пистолета, и хотя он держался за рукоятку неверной дрожащей рукой, пистолет все равно оставался смертоносным оружием.
        Теперь, когда в грудь его были направлены два дула, маркиз понимал, что шансы овладеть ситуацией равны практически нулю. В случае сопротивления его скорее всего покалечат, а возможно, даже убьют.
        Пока он стоял в нерешительности, Кара громко зарыдала, и, чувствуя, что подписывает себе смертный приговор, маркиз произнес:
        - Что ж, Мэтлок. Признаю: вы выиграли, хотя и воспользовались при этом преступным шантажом.
        Герцог опустил руку.
        - Я рад, что вы оценили мои усилия, маркиз. А теперь пора приступить к делу.
        Маркиз призвал на помощь всю свою выдержку, чтобы ничего не ответить на подобную наглость.
        Он пересек комнату и остановился у камина, судорожно пытаясь сообразить, есть ли выход из создавшейся ситуации, и если есть, то какой именно.
        Адвокат и священник опустили пистолеты, но не спешили убрать их, а Мэтлок, взглянув на Кару, как показалось маркизу, едва удержался от того, чтобы пнуть девушку ногой.
        - Очень жаль, - сказал герцог племяннице, - что твой будущий муж, согласившись так быстро, не дал мне довершить начатое. Ты заслуживала порки. Как ты посмела убежать из моего дома!
        Мэтлок подождал, словно ожидая ответа, затем продолжал:
        - Но кто знает? Может быть, мне удалось добиться для тебя лучшего положения в обществе, чем если бы ты вышла за Мортимера Форстрата.
        Когда Мэтлок произнес эти слова с отвратительной ухмылкой, казалось отравившей атмосферу вокруг, маркиз вдруг понял наконец, о ком идет речь.
        Он не был лично знаком с сэром Мортимером Форстратом, но знал, что тот пользуется всеобщей нелюбовью во всех клубах, членом которых состоял Айво.
        Сейчас маркиз не мог вспомнить причин такого отношения к сэру Мортимеру, но он был тем не менее уверен, что тот абсолютно не подошел бы на роль мужа для Кары.
        Оставив племянницу в покое, герцог подошел к Айво и остановился в нескольких футах от него. Спутники Мэтлока тем временем продолжали стоять на страже у дверей.
        Затем герцог произнес все с той же отвратительной ухмылкой:
        - Сначала я хотел бы получить с вас чек, маркиз, а бракосочетание может состояться сразу вслед за этим.
        Пока он говорил, Кара поднялась с пола.
        Лицо ее было бледным, если не считать красного отпечатка от пощечины герцога.
        Раны на спине девушки кровоточили, но в голове ее вертелась одна мысль: если бы удалось как-то выбраться из комнаты, она добежала бы до конюшни и, оседлав лошадь, смогла бы уйти от преследования.
        Потом в мозгу ее мелькнуло, что деньги и драгоценности, прихваченные с собой, остались наверху, в спальне, но сейчас это не имело значения.
        Она должна бежать, прежде чем ее заставят обвенчаться с маркизом - а Кара понимала, что дядя ее вовсе не шутит.
        Вчера вечером, покидая тайком его дом на Гросвенор-сквер, Кара знала, что ни слова, ни слезы, ни мольбы о пощаде не заставят герцога отказаться от планов выдать ее замуж за Мортимера Форстрата.
        Мэтлоку нужны были деньги, и он хотел избавиться от нее. Герцог давно уже грозился избить ее до полусмерти, если Кара не прекратит с ним спорить.
        Когда девушка забиралась в экипаж маркиза, ей не могло прийти в голову, что дядя не просто выследит ее, но использует сложившуюся ситуацию, чтобы обеспечить себя деньгами, в которых он так нуждался, и одновременно отомстить своему главному врагу.
        Медленно, шаг за шагом, пользуясь тем, что никто не обращает на нее внимания, Кара продвигалась к двери.
        Но как только девушка достигла ее, Израиль Джейкобс сделал шаг назад и преградил ей путь.
        Ему не надо было ничего говорить, он просто стоял перед ней, и Кара с тяжелым вздохом признала свое поражение.
        Она слышала, как маркиз произнес в другом конце комнаты:
        - Давайте рассуждать здраво, Мэтлок. Я дам вам денег. Но вы прекрасно знаете, что я не совращал вашу племянницу и у меня нет причин чувствовать себя обязанным жениться на ней. Она провела прошлую ночь в обществе компаньонки. Моя домоправительница - весьма уважаемая пожилая особа.
        - Ни один магистрат, ни один судья не посчитает наемную работницу подобающей компаньонкой для юной леди, которая провела ночь под одной крышей с неотразимым маркизом Брумом! - снова ухмыльнулся герцог. Желая позлить маркиза еще больше, он добавил: - Вы получили свою долю удовольствий, Брум. Будьте же спортсменом до конца - заплатите за них!
        Маркиз едва удержался, чтобы не ударить этого негодяя Мэтлока.
        - Я заплачу пятнадцать тысяч, - сказал он вместо этого, - только избавьте меня от женитьбы.
        Герцог рассмеялся.
        - Не рассчитывайте на это, - со злорадством ухмыльнулся Мэтлок. - Вы очень богатый человек, Брум, и для меня будет весьма выгодно, если я смогу похвастаться родством с вами. Я собираюсь насладиться в будущем не только деньгами, но и властью, которую дает подобное положение.
        То, о чем говорил Мэтлок, было правдой. Маркиз понимал, что негодяй постарается извлечь из их невольного родства как можно большую выгоду. И он еще имел при этом наглость требовать от Айво в качестве компенсации астрономическую сумму!
        Словно почувствовав, что перегнул палку, герцог поспешно произнес:
        - Давайте исполним то, зачем я пришел сюда. Не думаю, что чековая книжка находится у вас в столовой. Нам лучше пройти в кабинет, если она, конечно, там.
        То, что Мэтлок распоряжался в его доме, приказывая ему, что делать, было само по себе оскорблением, вызвавшим в душе маркиза бурю негодования. Но в сложившихся обстоятельствах ему оставалось лишь молча повиноваться.
        Кара стояла рядом с дверью и, открыв ее, маркиз взглянул на девушку, словно ожидая, что она пройдет вперед.
        Медленно, очевидно, испытывая жуткую боль при малейшем движении, Кара прошла вперед, а маркиз последовал за ней. Герцог и его люди замыкали шествие, радуясь про себя успеху своего мероприятия.
        Кара не знала расположения комнат в чужом доме, и ей пришлось подождать, пока маркиз пройдет вперед и проведет их всех к двери кабинета, поспешно распахнутой перед ним лакеем.
        Они вошли в просторную, удобную комнату с картинами Стаббса на стенах, кожаными креслами и огромным письменным столом, на котором стояли золотая чернильница и пресс-папье с гербом маркиза.
        Маркиз направился к стулу с высокой резной спинкой, а Кара снова прикинула в уме, не представится ли ей возможность убежать.
        Но тут же поняла, что это неосуществимо, ведь за спиной стоял ее дядя со своими подручными. К тому же Кара почувствовала, что ноги больше не повинуются ей, и опустилась прямо на ковер.
        Повернувшись спиной к мужчинам, она протянула руки к пылавшему в камине огню.
        Девушка чувствовала себя невероятно униженной и испытывала сильные душевные страдания, хотя боль от ран, нанесенных кнутом дяди, не давала ни на мгновение забыть о себе.
        Подняв голову от стола, маркиз посмотрел на клочья тонкой ткани, пропитанные кровью, на спине девушки, и губы его плотно сжались.
        Айво начал выписывать чек, а герцога привлек к себе поднос со всевозможными спиртными напитками, стоящий на столике у окна.
        Не спрашивая разрешения, он подошел к столику, чтобы налить бренди себе и своим людям.
        - Я, конечно же, собираюсь выпить за ваше семейное счастье, милорд.
        Маркиз даже не поднял головы от стола, и Мэтлок издевательски продолжал:
        - Вы скоро обнаружите, что Кара непослушна и чересчур упряма. Так что моим свадебным подарком станет кнут, которым я пользуюсь, чтобы держать ее в узде. Он наверняка пригодится вам в будущем!
        Говоря это, герцог подошел к столу и положил перед маркизом кнут.
        Айво собрал всю свою волю и по-прежнему не обращал внимания на хамство Мэтлока. Он молча подписал чек и поднялся, оставив его на столе.
        Герцог поспешно схватил чек, словно опасаясь, что хозяин дома передумает. Затем тщательно рассмотрел его, убеждаясь, что все выписано правильно, и кивнул:
        - Вот и хорошо. А теперь, Брум, не соблаговолите ли показать нам дорогу в свою часовню, которую столь богобоязненный джентльмен наверняка содержит в полном порядке и регулярно посещает.
        Мэтлок снова издевался, но маркиз не ответил ему, не желая ронять свое достоинство, а только посмотрел на Кару, которая, услышав слова дяди, встрепенулась и повернулась в их сторону.
        Она тут же поняла, что все ждут только ее, и поднялась на ноги.
        Девушка была еще бледнее, чем когда они выходили из столовой, только отпечаток руки мерзавца Мэтлока горел на ее щеке, словно красный мак.
        Кара проследовала мимо дяди с гордо поднятой головой, и только когда она прошла в дверь кабинета, открытую перед ней маркизом, в голове ее вдруг мелькнула спасительная мысль.
        Оказавшись в коридоре, девушка быстро обернулась, захлопнула дверь, из которой только что вышла, и повернула в замке ключ.
        Затем, подобрав юбки, Кара побежала так быстро, как только могла - по коридору и на улицу через парадную дверь.
        Как и предполагала Кара, кони, на которых приехали в Брум Мэтлок и его подручные, стояли у крыльца. Каждого держал под уздцы грум.
        Быстро сбежав по ступенькам лестницы, Кара вспрыгнула в седло ближайшей к ней лошади.
        Она села верхом по-мужски и схватила вожжи, прежде чем грумы успели понять, что же, собственно, происходит.
        Слуги ошалело смотрели ей вслед, а Кара неслась во весь опор - прочь от дома, к видневшемуся неподалеку мосту через речку.
        Проскакав совсем немного, Кара поняла, как сильно устал выбранный ею конь, совсем недавно проделавший нелегкий путь из Лондона.
        Она догадалась, что дядя ее наверняка скакал, не выбирая дороги, чтобы добраться до Брума быстрее.
        Ведь Мэтлок наверняка опасался, что Кара успеет покинуть Брум до его прибытия, и скакал на бешеной скорости, не жалея лошадь.
        У Кары не было ни кнута, ни шпор, и хотя она время от времени ударяла пятками по бокам несчастного животного, очень скоро девушка убедилась, что лошадь просто не может бежать быстрее, чем легкой трусцой.
        Проезжая через ворота поместья, Кара обернулась и увидела, что ее преследуют двое всадников.
        Нетрудно было догадаться, что ее дядя нашел способ выбраться из запертого ею кабинета и теперь торопился настичь беглянку.
        За воротами дорога разделялась в обе стороны. Поскольку Кара помнила, что дорога в Лондон - справа, она направила лошадь налево.
        Дорога представляла собой небольшую аллею, идущую вдоль высокой кирпичной стены, которая ограничивала с этой стороны владения маркиза.
        Кара старалась изо всех сил заставить лошадь бежать хоть немного быстрее, но не слишком преуспела в этом.
        Кара безумно боялась своих преследователей, которые неумолимо приближались, и, увидев открытые ворота, ведущие в поле, посреди которого стояло какое-то строение, девушка тут же помчалась в ту сторону. Она надеялась, что сможет спрятаться внутри.
        Доскакав до первых деревьев, Кара обернулась и увидела всадника, скачущего по аллее, с которой она только что свернула.
        Она поняла, что преследователи ее разделились у ворот и герцог поскакал влево. Он нещадно нахлестывал лошадь, и она мчалась куда быстрее коня Кары.
        Живая изгородь была в это время года низкой и голой, и Кара понимала, что дядя уже заметил ее.
        Девушка поняла вдруг, что ее попытка убежать была абсолютно безнадежной. Она сочла более достойным развернуть лошадь и подъехать к герцогу.
        Красный от злобы и напряжения, Мэтлок тут же заорал на племянницу:
        - Черт тебя побери! Что ты вытворяешь?
        - Пытаюсь убежать от вас, дядя Лайонел! - вызывающе заявила Кара. На самом деле она испытывала отчаяние при мысли о своем неудавшемся бегстве.
        - Ты вернешься со мной! - приказал Мэтлок. - И если маркиз успел улизнуть из дома за это время, я буду бить тебя до тех пор, пока ты не пожалеешь, что вообще родилась на свет.
        - Я часто жалела об этом с тех пор, как попала к вам! - презрительно бросила Кара.
        Мэтлок повернул коня к воротам, через которые они выехали на поле, и Каре не оставалось ничего другого, как только покорно последовать за ним.
        Когда они оказались на дороге и поехали рядом, герцог сказал:
        - Если бы ты не была такой упрямой, то поняла бы, что я делаю тебя счастливой, выдавая тебя за Брума. Маркиз - завидная партия для любой невесты. Ты займешь на социальной лестнице место, выше которого могут подняться только особы королевской крови.
        - Неужели вы думаете, что я стану счастливой женой человека, который будет ненавидеть и презирать меня только за то, что я ваша племянница.
        Вместо того чтобы разозлиться, герцог неожиданно рассмеялся.
        - Наконец-то я взял над ним верх! - удовлетворенно произнес он.
        Кара ничего не ответила, и Мэтлок продолжал:
        - Он смеялся надо мной, позволял себе обращаться со мной снисходительно, и это не давало мне заснуть спокойно последние пять лет! Теперь я победитель, а мистер Безукоризненная репутация будет есть грязь, которой я стану его кормить.
        - Вы получили деньги, в которых так нуждаетесь, дядя, - сказала Кара, сделав попытку уговорить герцога по-хорошему. - Отпустите меня. Скажите, что не нашли меня и понятия не имеете, куда я подевалась. Я просто исчезну, и вы никогда больше меня не увидите.
        - Я не собираюсь слушать твои бредни, наглая девчонка, - ответил на это Мэтлок. - Ты выйдешь замуж за Брума. И будешь на коленях благодарить господа бога, если он все-таки существует. Ни один опекун не сделал бы большего для племянницы, которая доставляла ему одни неприятности в ответ на заботу о ней.
        - Вы взяли надо мной опеку вовсе не ради меня и никогда обо мне не заботились, - возразила на это Кара. - Вы всегда ненавидели моего отца, завидовали ему, а теперь эта ненависть перешла на меня. Единственное, за что я стану благодарить бога, это за то, что мне не придется больше жить с вами.
        Мэтлок отвратительно захихикал.
        - Так в тебе еще осталась дерзость? А я-то надеялся, что выбил ее из тебя. Жаль, что ты все же выходишь не за Мортимера Форстрата, он бы быстро управился с тобой.
        Кара ничего не ответила.
        Она смотрела на показавшийся перед ними величественный дом и знала, что дядя ее прав в одном: какой бы ни была жизнь с маркизом, она будет бесконечно лучше той, что ждала ее в роли жены Мортимера Форстрата.
        Неожиданно Кара почувствовала озноб и слабость, и не только из-за горечи поражения, но и потому, что о себе напомнили раны на ее спине.
        Девушка проехала вперед, чтобы только не слышать очередных гадостей, изрекаемых устами Мэтлока, а еще потому, что она боялась упасть в обморок прямо здесь, не доехав до дома. Кара сосредоточилась на том, чтобы не потерять равновесие и удержаться в седле. И это ей удалось.
        К ней поспешил грум, и Кара спешилась.
        Только когда ноги ее коснулись земли и девушка поняла, что должна подняться по лестнице навстречу своей участи, мир стремительно стал вращаться вокруг Кары и тьма поглотила ее.

        Очнувшись, девушка обнаружила, что полулежит на резной деревянной скамье в часовне.
        Кто-то прижимал к ее лбу платок, смоченный одеколоном, а к губам - бокал с бренди.
        Кара попыталась оттолкнуть бокал, но тут услышала сухой и равнодушный голос маркиза:
        - Выпейте это. Вам станет лучше.
        Повиноваться было проще, чем спорить, и Кара сделала глоток, почувствовав, как обжигает горло огненная жидкость.
        Окружавшая ее тьма немного отступила, и она приподнялась на скамье. Маркиз снова поднес бокал к ее губам, и Кара поняла, что должна сделать новый глоток.
        Именно так она и поступила, и последние темные облака тут же рассеялись. Кара начала понимать, где она и что с ней происходит.
        - Теперь она будет в порядке, - произнес все тот же голос.
        Со лба ее убрали платок, и Кара увидела маркиза, стоящего рядом.
        Трудно было определить выражение его глаз, но одного взгляда на плотно сжатые губы и выступавший вперед подбородок хватало, чтобы понять, что маркиз в ярости. Но Каре почему-то казалось, что он зол вовсе не на нее.
        - Хотите еще? - спросил маркиз, и, хотя голос его казался абсолютно равнодушным, Каре все же почудилось, что она расслышала в этом голосе нотки сочувствия.
        Девушка покачала головой.
        - Нет… спасибо…
        - Раз уж невеста пришла в себя, не будем терять времени и приступим к церемонии, - потребовал герцог Мэтлок.
        Повернув голову, Кара увидела дядю на соседней скамье. Привезенный им из Лондона священник уже открывал книгу, стоя за кафедрой.
        В запыленных дорожных сапогах священник выглядел зловеще, единственным знаком сана была широкая белая лента, наброшенная на шею.
        Но Кара не сомневалась в том, что Лайонел Мэтлок позаботился, чтобы церемония прошла безукоризненно с точки зрения закона и ни к чему нельзя было бы потом придраться.
        Девушка поняла, что попала в ловушку, из которой ей не выбраться, хотя брак, заключенный при подобных обстоятельствах, был не более чем жалким фарсом и преступлением против законов церкви и веры. Но ни она, ни маркиз ничего не могли поделать.
        Не глядя на Кару, маркиз сделал несколько шагов и встал перед алтарем, ожидая, когда она подойдет.
        Оглянувшись, Кара увидела в дверях часовни Джейкобса, которого наверняка поставили туда, чтобы предотвратить новую попытку побега.
        Джейкобс не сводил с девушки глаз, и Каре показалось, что он злорадствует над ее безвыходным положением.
        Мэтлок подошел к племяннице и подал ей руку, но Каре было противно прикоснуться к этому негодяю, и, собрав силы, она встала сама.
        Подсохшие раны на спине снова начали кровоточить, и Кара едва сдержала крик боли.
        Она твердо решила, что не позволит обращаться с собой как с марионеткой даже сейчас. У нее еще осталась гордость. Высоко вскинув голову, преодолевая чудовищную боль, Кара подняла руку и поправила растрепанные волосы.
        Затем, даже не взглянув на дядю, она прошла вдоль ряда пустующих скамей и встала у алтаря рядом с маркизом.
        Тот даже не взглянул в ее сторону, а священник поспешно приступил к брачной церемонии.
        - Я, Айво Александр Максимилиан, беру тебя, Кара Матильда, в законные жены…
        Кара услышала, как маркиз спокойно и безо всякого выражения повторяет эти слова. Она была словно во сне.
        - Я, Кара Матильда, беру тебя, Айво…
        Произнося эти слова, Кара поняла вдруг, что теряет сейчас не только свою свободу, но и расстается со своими мечтами.
        Хотя она поклялась никогда не выходить замуж, где-то в глубине души Кара надеялась, что когда-нибудь найдет мужчину, не похожего на тех, с кем ей пришлось столкнуться за свою короткую жизнь…
        Она всей душой ненавидела дядю и Мортимера Форстрата, выбранного ей в мужья.
        В душе девушки жил страх, она считала всех мужчин злодеями или, скорее, дикими животными, которые все время преследовали ее и от которых надо было спасаться бегством.
        Жестокость дяди, ненависть к нему и ужас, который она испытывала, познакомившись с сэром Мортимером, - сложившись вместе, все это заставило ее считать мужчин настоящими чудовищами. Кара поклялась себе, что никогда ни один мужчина не овладеет ею как женщиной, не будет иметь право считать ее своей.
        Она останется свободной, если только не свершится чудо и она не встретит человека, которому сможет доверять, потому что полюбит его. Впрочем, Кара догадывалась, что чудес на свете не бывает.
        И вот теперь, когда она меньше всего ожидала этого, когда думала, что бежит, чтобы обрести независимость, ее схватили и вот-вот прикуют на всю жизнь цепями к маркизу Бруму.
        - Тех, кого связал бог, не разлучит ни один смертный!
        В словах этих послышался Каре глас судьбы.
        Она точно знала, что любой ценой, любым способом - она пока еще не придумала каким - должна убежать от маркиза.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Маркиз стоял в дверях, глядя, как удаляются под сень могучих дубов Мэтлок и его подручные.
        Лишь долгие годы тренировки собственной воли и природная выдержка помогли ему сдержаться и не ударить Мэтлока в последний момент, чтобы стереть с его лица эту омерзительную самодовольную улыбку победителя.
        Когда они вышли из часовни, герцог произнес все тем же издевательским тоном:
        - Неужели, Брум, вы настолько негостеприимны, что не предложите нам выпить по бокалу шампанского за вашу счастливую семейную жизнь?
        Маркиз ничего не ответил. Он отошел от Кары сразу же, как только церемония была закончена, и молча направился к дому.
        Поднявшись на ступени, Айво выразительно посмотрел на герцога, и тому стало ясно, что в его интересах поскорее покинуть владения Брума.
        В Мэтлоке боролись противоречивые чувства - он никак не мог решить, продолжать ли задирать маркиза или благоразумнее спокойно удалиться, добившись своего.
        Наконец негодяй выбрал последнее и, чувствуя себя победителем, взобрался на своего усталого скакуна. Весь вид его выражал высокомерие и довольство.
        Адвокат и священник последовали за ним.
        Маркиз смотрел им вслед, и внутри его вскипала такая чудовищная ненависть, которая не предвещала ничего хорошего его врагам. Когда-нибудь он отомстит им за все, но сегодня маркиз Брум был побежден.

        Бросив последний взгляд в сторону удалявшихся всадников, маркиз подозвал одного из грумов, державших их лошадей.
        - Бен!
        - Да, милорд!
        - Немедленно оседлай Грома и приведи его сюда!
        - Хорошо, милорд.
        Маркиз не стал заходить в дом, чувствуя, что не способен сейчас взглянуть в глаза Каре.
        Вместо этого он прошел по усыпанной гравием дорожке, а затем через лужайку, ведущую к озеру, в которое впадала узкая, но быстрая речка.
        Озеро было покрыто тонким льдом, который к середине дня подтаивал под лучами солнца, и теперь утки и лебеди плавали посередине водоема.
        Бледное солнце, спрятавшись за низкими облаками, тускло светилось над землей.
        Маркиз не замечал красот окружавшего его пейзажа. Он остро переживал свой позор и унижение.
        Айво подумал о том, что впервые потерпел поражение в битве, где с самого начала не было надежды на победу.
        Все случилось так быстро, и он до сих пор не мог осознать до конца, что это произошло на самом деле, а не является плодом его воображения.
        И все же факт оставался фактом - он был теперь женатым человеком, супругом своенравной, упрямой особы, которую увидел впервые вчера, причем при весьма странных и не слишком приятных обстоятельствах.
        - Женат! - слово это звучало, словно эхо, у него в голове. Мозг отказывался подсказать подходящий выход из ситуации, которой он никогда не мог бы себе даже представить. То, что сегодня случилось, нельзя было сравнить ни с одной проблемой, с которой Айво приходилось сталкиваться до сих пор. Женитьба на Каре никак не вписывалась в то будущее, которое планировал для себя маркиз Брум.
        Он стоял, глядя на озеро, пока не услышал рядом с собой стук подков и позвякивание сбруи. Повернувшись, маркиз увидел своего лучшего скакуна.
        Конь был в отличной форме, и маркиз понимал, что, только изнурив себя бешеной скачкой, сможет избавиться от охватившего его отчаяния и уныния.
        Не сказав груму ни единого слова, Айво вскочил в седло и пришпорил коня, направляя его в сторону парка.

        Дождавшись отъезда дяди, Кара отошла от окна, пересекла холл и стала медленно подниматься по ступенькам. Каждый шаг давался ей с трудом, отзывался страшной болью в израненной спине.
        Физическая боль, усталость, душевное опустошение овладели девушкой. Она не могла думать о браке, заключенном с маркизом, и его возможных последствиях. Все, чего ей хотелось сейчас, это остаться одной и поскорее лечь.
        Добравшись наконец до постели, девушка поняла, что после жестокого избиения и обморока она должна прежде всего поправиться и восстановить силы, а потом уже думать о будущем.
        Кара осторожно легла, стараясь не тревожить раны, закрыла глаза и стала молить бога, чтобы он лишил ее сознания.

        Несколько часов спустя Кара очнулась от тяжелого забытья, которое больше напоминало обморок, чем сон. Повернув голову, она обнаружила, что кровь из ран засохла на простынях, на которых она лежала. Кара легла на бок и вскрикнула от боли.
        В комнате тут же появилась миссис Пил. Каре стоило некоторых усилий вспомнить, кто перед ней.
        - Вы проснулись, миледи? - спросила экономка.
        - Кажется… да…
        - Сможет ли ваша светлость добраться до соседней комнаты? Там все для вас приготовлено. Надо смазать спину мазью, переодеться и лечь как следует.
        Поскольку согласиться было проще, чем возражать, Кара позволила миссис Пил отвести ее вниз по коридору, в южное крыло дома.
        Девушка была слишком измучена болью и отчаянием, чтобы сразу понять, что ее поместили в комнату, которую всегда занимали хозяйки поместья, и последней ее обитательницей была мать маркиза Айво.
        Но, войдя в комнату, Кара чувствовала только собственную боль и унижение. Как маленькому раненому зверьку, ей хотелось забиться в норку, спрятавшись подальше от всего мира.
        Когда с нее снимали платье, Кара застонала от боли, однако мазь, которой смазала ей спину миссис Пил, сразу принесла девушке облегчение.
        Ей дали выпить что-то теплое, похожее на мед с молоком, но Кара была слишком равнодушна ко всему, чтобы выяснить, что это за напиток.
        Затем миссис Пил помогла ей лечь на кровать под огромным балдахином из набивного шелка, на котором пухлые купидоны прятались среди листьев и цветов.
        Кара думала лишь о том, чтобы скорее коснуться головой подушки и закрыть глаза.
        Занавеси на трех высоких окнах были задернуты, и, оставшись одна, Кара попыталась отключить свой мозг, чтобы поскорее заснуть.

…Маркиз вернулся через несколько часов. Он вошел через парадную дверь, и лакей, принимавший у него шляпу, перчатки и хлыст, подумал о том, что господин его выглядит измученным и каким-то постаревшим.
        Слуги догадывались о том, что произошло. От них не укрылось, что маркиз побывал сегодня утром в часовне со священником и весьма странной юной особой, которую привез с собой накануне вечером.
        Хотя миссис Пил решительно пресекала сплетни, на которые так падка была прислуга, горничные, столпившись под лестницей, нашептывали друг другу, что у юной леди были неровно остриженные короткие волосы и мужской костюм под меховым плащом маркиза.
        Все, от поваренка на кухне до старшей горничной, гадали, кто же эта девушка и почему она прибыла в Брум в таком странном наряде.
        - Приехавший из Лондона джентльмен желает видеть вас, сэр, - сообщил маркизу дворецкий. - Я проводил его в кабинет.
        - Джентльмен из Лондона? - удивился маркиз.
        У него мелькнула мысль, что это, должно быть, Генри Хэнскет, но тут же понял, что друг его не мог приехать так рано.
        Первым побуждением маркиза было заявить, что он не желает никого видеть, но полученное воспитание диктовало ему, что нельзя поступать подобным образом с человеком, проделавшим утомительный путь из Лондона.
        Лакей открыл перед ним дверь, и, войдя в кабинет, маркиз с удивлением обнаружил, что его посетитель, намеренно не сообщивший дворецкому своего имени, был из числа приближенных к королевской семье.
        - Добрый день, Бингэм, - воскликнул маркиз. - Прошу прощения, что заставил себя ждать. Я не ожидал вашего визита.
        - Я подумал, что лучше мне самому сообщить вам эту информацию, милорд, - сказал мистер Бингэм. - Вчера вечером, в половине девятого, Его Величество отошел в мир иной.
        - Король умер! - воскликнул в изумлении маркиз.
        Это действительно оказалось для него неожиданностью, хотя на самом деле смерть короля была событием, которого ожидали уже давно.
        Но Айво так же, как регент и многие его приближенные, иногда приходил к мысли, что король не умрет никогда.
        - Он умер, - повторил мистер Бингэм, - и поскольку сегодня годовщина казни Карла Первого, заявление о восшествии на престол нового короля последует не раньше понедельника.
        - И он, конечно же, ожидает моего присутствия в Лондоне, - словно само собой вырвалось у маркиза.
        - Именно поэтому я поспешил сюда, милорд. Его Величество уже спрашивал о вас.
        - Спасибо, мистер Бингэм, - сказал маркиз. - А теперь позвольте предложить вам бокал вина. Или вы предпочитаете бренди?
        - С вашего позволения, я выпью немного вина, милорд.
        - Вы, конечно же, останетесь на ночь, - сказал Айво. - А утром мы вместе отправимся в путь.
        - Чем раньше, тем лучше, милорд! Его Величество пребывает в меланхолии по поводу постигшей его утраты и желает видеть рядом с собой в такой момент только самых близких друзей.
        Маркиз несколько скептически отнесся к услышанному комплименту. Он знал, сколь эмоционален их новый властитель.
        Всю жизнь новый король драматизировал каждую ситуацию, в которой оказывался, начиная с двадцати двух лет, когда ранил сам себя ножом, чтобы убедить миссис Фитцгерберт стать его женой.
        Маркиз налил Бингэму шампанского из бутылки, покоившейся в серебряном ведерке со льдом, и подумал о том, что последнее, что нужно ему сейчас, - это король, драматизирующий долгожданную смерть собственного отца. Эта мысль заставила его вспомнить о Каре.
        Если ему необходимо срочно ехать в Лондон, что же делать с ней?
        А главное, как объявить друзьям о своем неожиданном браке? Айво, зная нрав герцога Мэтлока, понимал, что тот будет хвастать их родством по всему Лондону, и новость о браке с Карой ему скрыть не удастся.
        Больше всего на свете маркиз ненавидел скандалы, связанные с его именем. А сейчас он не представлял себе, как представить обществу жену, которую никто никогда не видел и не слышал о ней.
        Маркиз понимал, что новость эта ошеломит лондонский свет не меньше, чем смерть короля.
        Мысли путались у него в голове, но Айво старался казаться спокойным, передавая Бингэму бокал и наливая вина себе.
        Только поднеся бокал к губам, маркиз понял вдруг, что его посетитель не пьет, а внимательно, изучающе смотрит на него.
        Маркиз сразу понял, что от него требуется.
        Подняв бокал, он торжественно произнес:
        - Король! Благослови его бог.
        - За короля, - повторил Бингэм и залпом выпил шампанское.

…Чуть позже маркиз, отдав дворецкому указания проводить мистера Бингэма в предназначенную ему комнату, поднялся наверх и направился в свою спальню, зная, что для него, по обыкновению, приготовлена ванна.
        Погрузившись в теплую воду, Айво собирался обдумать свое теперешнее положение. Смерть короля и неразбериха в личных делах в связи с внезапной женитьбой спутали все его планы.
        Он уже подошел к своей комнате, когда из соседней двери появилась миссис Пил.
        Увидев экономку, маркиз понял без слов, что Кару переместили в соседние с ним покои.
        Это означало, что все в доме уже знают о его женитьбе, с Карой обращаются как с госпожой, и, по обычаю этого дома, она будет спать впредь в апартаментах маркизы Брум.
        На секунду он почувствовал прилив гнева при мысли о том, что слуги не стали дожидаться его распоряжений и перевели Кару в спальню, которая пустовала с тех пор, как умерла мать Айво.
        Будь его воля, он вышвырнул бы Кару вон, и пусть спит где угодно - на чердаке, под лестницей - только бы подальше от него. Но надо было соблюдать приличия. В конце концов, девушка не виновата в том, что произошло. Хотя, если бы не ее сумасшедшее бегство из Лондона…
        Миссис Пил, как всегда вежливо и почтительно, обратилась к маркизу, и, сосредоточившись, Айво выслушал ее слова:
        - Миледи чувствует себя лучше, ваша светлость, и хотя сначала я собиралась испросить у вас разрешения вызвать врача, чтобы он осмотрел ее спину, теперь мне кажется, что в этом нет необходимости.
        Маркиз застыл на месте.
        Он прекрасно понимал, что, если местный врач осмотрит Кару, невозможно будет скрыть, что новую маркизу Брум жестоко избили в утро ее свадьбы, и болтливые языки соседей тут же разнесут эту новость во все концы страны.
        - Я не хочу, миссис Пил, - властно произнес Айво, - чтобы кто-либо узнал о ранах ее светлости, и поручаю вам позаботиться о том, чтобы сплетни не распространялись ни внутри дома, ни за его пределами.
        - Я приложу все усилия, милорд, - пообещала миссис Пил.
        Она присела в реверансе, и маркиз прошел мимо нее в свою комнату, захлопнув за собой дверь.
        Вздохнув, миссис Пил направилась дальше по коридору.
        Маркиз не мог даже представить себе, как расстроил верную долгу благочестивую экономку тот факт, что ее господину пришлось жениться столь странным, необъяснимым образом на юной леди, с которой не только обошлись жестоко и неподобающе, но которая к тому же явно не соответствовала роли маркизы Брум. Совсем не такую женщину ожидала увидеть миссис Пил в один прекрасный день своей госпожой.
        - Короткие волосы и брюки! - бормотала себе под нос экономка, спускаясь по лестнице. - Куда только катится этот мир, я вас спрашиваю? Слава богу, что старая маркиза не дожила до этого дня…

        Маркиз и мистер Бингэм пообедали вдвоем, обсуждая, что же произойдет в обществе теперь, когда истомленный долгим ожиданием принц-регент взойдет наконец на трон.
        - Могу только надеяться, мистер Бингэм, - сказал маркиз, - что Его Величество услышит мои постоянные призывы к реформам, пока еще не слишком поздно провести их в жизнь. Премьер-министр и члены кабинета не прислушиваются к моим словам.
        Мистер Бингэм, который был очень умным человеком, только покачал в ответ головой.
        - На севере дела идут все хуже, милорд, - заметил он. - Но, к сожалению, всем стоящим у власти нравится думать, что, если не обращать внимания на происходящее, угроза рассосется сама собой.
        Губы маркиза крепко сжались.
        Он хорошо помнил, что система мер под названием «Шесть правительственных актов», с помощью которых рассчитывали снизить царящее в стране недовольство, только ухудшила положение.
        Он считал, что письма, призывающие к подавлению революционных настроений, вроде письма герцога Кембриджа, где тот высказывал суждения вроде: «…ничто, кроме твердости, не способно подавить отвратительный революционный дух, царящий сейчас в Англии…», писали ничего не понимающие в текущем положении вещей люди.
        Маркиз довольно жестко поговорил с регентом о необходимости перемен. Тот и сам мог убедиться в царящих среди народа настроениях, когда почти у дверей его собственного замка возмущенная толпа черни преградила дорогу его экипажу.
        Леди Хертфорд, последнюю пассию принца, чуть не вытащили из кареты на растерзание. Хорошо, что вовремя подоспела помощь.
        - Необходимо, - произнес маркиз, - снизить цены на продовольствие, повысить зарплату и найти среди политиков такого человека, который заставил бы рабочий класс почувствовать, что его проблемы волнуют сильных мира сего.
        - Уверен, что новый король поймет необходимость этих мер, если ваша светлость объяснит ему, - сказал мистер Бингэм.
        Но маркиз понимал, что новому монарху, погруженному в собственные проблемы, самой актуальной из которых было поведение его жены, принцессы Кэролайн, трудно будет уделить внимание заботам своих подданных.
        Подумав о несчастливом браке короля, Айво снова вспомнил о лежащей в спальне наверху Каре.
        С момента своего прибытия из Брунсвика в 1814 году Кэролайн развлекала Европу одним скандалом за другим.
        Она одевала своих любовников в роскошные камзолы и шляпы с цветными плюмажами, что сразу выделяло их среди прочих мужчин.
        В Генуе принцесса появилась на маскараде в наряде Венеры, точнее, без какого-либо наряда выше талии.
        В Бадене она со смехом ворвалась в опере в ложу вдовы Маргрэвери в крестьянском платье, украшенном цветами и ленточками.
        В той же Генуе она разъезжала по улицам в отделанной перламутром карете в коротком бело-розовом платье, словно маленькая девочка, демонстрируя всем желающим еще не успевшие потерять привлекательность стройные ноги в розовых туфельках с бантами.
        В Неаполе на балу она снова появилась, как говорили очевидцы, «в чудовищно неприличном виде, с обнаженными руками и грудью».
        В Афинах она «ходила почти голой и танцевала в таком виде со своими слугами«.
        Все это вихрем пронеслось в голове маркиза.
        Он с ужасом представил себя страдающим от подобных проделок собственной жены, представил, как люди будут злословить о ней за его спиной. Неужели его ждет подобная участь? Разве заслужил он того, чтобы о его жене, маркизе Брум, говорили примерно то же, что сказала леди Бессборроу о легкомысленной Кэролайн:
        - После того, как я увидела принцессу на балу, мне стыдно, что я англичанка.
        Айво не любил говорить об этом, но он очень гордился чистотой и благородством собственной крови.
        Предки его своими подвигами украшали историю Англии. Бромли, к клану которых он принадлежал, отличились не только службой при дворе, но также подвигами на полях сражений и в морских баталиях, в которых им доводилось участвовать.
        Маркиз всегда заботился о том, чтобы не сделать ничего порочащего доброе имя его семьи, не опозорить герб, красовавшийся над парадным входом в замке Брумов и на дверцах его карет в Лондоне.
        Айво попытался успокоить себя тем, что Кара, хотя она и коротко постриглась, а также переоделась в мужское платье, чтобы убежать от опекуна, забравшись в карету незнакомого мужчины, все равно была невинным младенцем по сравнению с принцессой Кэролайн.
        Смешно было даже предположить, что он не сумеет заставить восемнадцатилетнюю девчонку вести себя пристойно и подчиняться ему.

«В конце концов, мне ведь доводилось командовать войсками, - напомнил себе маркиз, - и мне это вполне удавалось».
        Но в нем зашевелилось вдруг неприятное подозрение, что женщина, сколько бы лет ей ни было, гораздо хуже целого батальона солдат, привыкших подчиняться приказам командира.

        Он поговорил еще немного с мистером Бингэмом, затем тот удалился в отведенную ему спальню, сказав, что хочет выспаться перед тем, как на него свалится груз проблем, связанных с похоронами старого короля и коронацией нового.
        Маркиз решил, что должен подняться к Каре и поставить ее в известность о неожиданном изменении своих планов.
        Вряд ли девушка будет в состоянии отправиться завтра в Лондон вместе с ним, но Айво очень не хотелось оставлять ее надолго одну в Бруме.
        Хотя появление Кары в Лондоне наверняка вызовет определенную неловкость, у маркиза было смутное ощущение, что лучше держать ее поблизости от себя, чтобы всегда быть в курсе того, что она замышляет.

«Она теперь моя жена, - сказал себе Айво. - И чем скорее я дам ей понять, что не потерплю никаких глупостей, тем будет лучше».
        Пожелав спокойной ночи мистеру Бингэму, Айво направился к себе в спальню.
        В холле он посмотрел на часы и, увидев, что нет десяти, решил, что, пожалуй, сейчас еще не слишком поздно нанести визит новобрачной.
        Нет худа без добра. Если о восшествии короля на престол объявят не раньше понедельника, было бы ошибкой сообщать о своем браке раньше. Возможно, лучше отложить это на несколько дней.

«Не стоит принимать решение, пока я не окажусь в Лондоне и не увижу своими глазами, что там происходит», - справедливо рассудил маркиз.
        Он подошел к двери апартаментов, которые теперь занимала Кара, и остановился в нерешительности.
        Затем Айво решил, что будет гораздо естественнее зайти в спальню Кары через будуар, расположенный между их комнатами.
        В будуаре проводила большую часть времени мать маркиза. Комната была обставлена умелой женской рукой, здесь было все, что ценила больше всего покойная маркиза, - портреты ее сына и дочерей в детском возрасте, огромный портрет мужа на стене и чудесные картины французских мастеров, которые свидетельствовали, по мнению маркиза, что у его матери был безукоризненный художественный вкус, унаследованный им.
        Айво отдал лакею распоряжение собирать вещи и вошел в будуар. Ему показалась возмутительной мысль о том, что теперь этой комнатой будет пользоваться чужая женщина, тем более жена, которой ему пришлось обзавестись против воли.
        Он сказал себе, что сейчас самое главное - установить с Карой такие отношения, чтобы она сразу поняла, кто глава семьи, и осознала, какого именно поведения ждут окружающие от его жены.
        Как всегда, в соответствии с распоряжениями маркиза, все комнаты в Бруме поддерживались в безукоризненном порядке, и будуар, хотя им давно не пользовались, был полон цветов и зажженных свечей.
        Так было всегда, когда маркиз ночевал в Бруме. Он знал, что, хотя давно не открывал дверь, разделявшую его спальню и будуар, все за этой дверью готово к тому, чтобы порадовать его глаз уютом.
        Айво испытывал острую грусть, входя в эту комнату, где все напоминало о покойных родителях.
        Он специально не стал поднимать глаза на висящий над камином портрет отца и на чудесное изображение матери кисти сэра Джошуа Рейнолдса.
        Вместо этого он быстро прошел к двери, ведущей в соседнюю спальню.
        Взявшись за ручку двери, маркиз вдруг испытал приступ отвращения к женщине, отнявшей у него драгоценную свободу.
        Затем Айво сказал себе, что в этом нет ее вины и было бы крайне неспортивно и не по-мужски обвинять Кару во всем, что случилось.
        Он повернул ручку и обнаружил, что дверь заперта изнутри. Айво даже подергал за ручку, чтобы убедиться, что не ошибся.
        Маркиз не мог представить себе, что Кара намеренно заперла дверь на случай, если ему придет в голову зайти к ней, поэтому он решил, что из-за глупой ошибки какой-нибудь неопытной горничной дверь оставили запертой, несмотря на то, что в спальне расположилась Кара.
        Маркиз подумал, что лучше будет выйти в коридор и войти в спальню Кары через другую дверь, но потом решил все же постучать, не желая быть замеченным кем-нибудь из слуг. Им и так хватало поводов для сплетен.
        Он осторожно постучал по деревянной панели. Тихонько, так как не хотел, чтобы дежуривший в коридоре лакей понял, что происходит в спальне господ, но в то же время достаточно настойчиво, чтобы слышно было внутри.
        На стук его никто не ответил.
        - Кара! - позвал маркиз.
        Он подумал сначала, что девушка не слышит его, но через несколько секунд за дверью раздался ее слабый голос.
        - Что… такое?
        - Я хочу поговорить с вами. Откройте дверь!
        Последовала пауза. Затем девушка твердо произнесла:
        - Нет!
        - Это важно, нам необходимо поговорить, - настаивал маркиз.
        Ответа не последовало, и Айво решил, что девушка, должно быть, выбирается из кровати, чтобы открыть дверь.
        Когда она заговорила снова, голос звучал гораздо отчетливее, видимо, она подошла к двери с той стороны.
        - Зачем вам понадобилось видеть меня?
        - Мои планы изменились, и я хочу рассказать вам о них.
        - Вы можете сделать это и через дверь.
        Маркиз почувствовал, что начинает злиться.
        - Это просто смешно! - резко заявил он. - Я не собираюсь говорить с вами через запертую дверь.
        - Почему?
        - Потому что это глупо и нелепо. - Лучшего объяснения маркиз придумать не смог.
        - Я уже легла… и хочу спать.
        - Понимаю, что вы устали и нуждаетесь в отдыхе. - Маркиз решил, что надо набраться терпения. - Но все же я хочу поговорить с вами. В конце концов, я - ваш муж.
        - Я это знаю, но у меня нет желания беседовать с вами в столь поздний час, - донеслось из-за двери.
        - Может быть, сейчас и поздно, - согласился маркиз, - но когда я справился у миссис Пил, она сказала, что вы уже легли, а завтра рано утром я уезжаю в Лондон.
        Кара, видимо, обдумывала слова маркиза.
        - Откройте дверь, Кара, - приказал Айво, теряя терпение. - Я расскажу вам, что произошло.
        - Нет! - голос Кары звучал твердо.
        Маркиз едва подавил охватившее его желание навалиться плечом на дверь и сломать замок.
        - Я настаиваю на том, чтобы вы повиновались и делали то, что я сказал! Очень важно, чтобы вы знали, почему я отправляюсь в Лондон.
        - Вы можете оставить мне записку, - предложила Кара, - если не хотите, чтобы я сопровождала вас. Впрочем, не думаю, что мое физическое состояние позволит мне сделать это.
        - Нет, я не предлагаю вам следовать за мной, - заверил Кару маркиз. - Но вы должны присоединиться ко мне через несколько дней.
        - Хорошо, - ответила Кара. - Когда я почувствую себя лучше, постараюсь выполнить ваши инструкции.
        Пока Кара говорила это, голос ее стал постепенно удаляться, из чего Айво заключил, что девушка вернулась в постель.
        Он едва мог поверить в то, что она столь явно не повинуется ему и игнорирует его просьбу открыть дверь.
        Но несколько секунд спустя Айво услышал мелодичный голосок Кары, который произнес:
        - Доброй ночи, милорд!
        Маркиз понял, что их разговор, если его можно было так назвать, закончен.
        На следующее утро миссис Пил принесла Каре завтрак, дождавшись, когда новая маркиза проснется после продолжительного благотворного сна. Прошло уже несколько часов после того, как Айво уехал в Лондон.
        На серебряном блюде рядом с кофейником лежало письмо, написанное твердым, прямым почерком. Кара подумала, что узнала бы почерк маркиза, где бы ни увидела его - он точно передавал характер хозяина, человека властного, решительного и в то же время не чуждого обаяния.
        Кара специально отложила чтение письма на потом, предпочтя сначала позавтракать. Она со злорадством подумала о том, что это наверняка разозлило бы маркиза.
        С утра Кара чувствовала себя намного лучше, чем накануне вечером, она с аппетитом съела яйца, насладилась свежим деревенским маслом, поверх которого намазала на хлеб айвовый джем, которым всегда славилась кладовая поместья.
        Только съев почти все, что стояло на подносе, Кара вскрыла письмо маркиза.
        Безо всяких вступлений Айво переходил к делу:

«В субботу вечером скончался Его Величество король Георг Третий. Сегодня объявят о восшествии на престол нового короля, и это событие требует моего присутствия в столице. Поэтому я отправляюсь в Лондон, в наш особняк на Беркли-сквер.
        Если вы будете чувствовать себя достаточно хорошо, предлагаю вам присоединиться ко мне завтра или послезавтра, не говоря о том, что ваше присутствие необходимо, когда я объявлю обществу о нашем браке. Вам к тому же необходим надлежащий гардероб, обеспечить который можно только в Лондоне.
        Если вы поставите в известность о предполагаемом времени своего отъезда мистера Кертиса, который ведет мое хозяйство, он подготовит для вас все необходимое и выделит горничную, которая будет вас сопровождать.
        А.Б.»

        Маркиз не стал подписывать письмо, только поставил внизу листа свои витиеватые инициалы.
        Кара перечитывала письмо снова и снова.
        Ее поразило известие о кончине Георга Третьего. Она размышляла о том, что новый король, которому так долго пришлось ждать восшествия на престол, теперь, должно быть, в восторге, что может наконец поступать, как ему вздумается.

«Если бы я была королем, то вообще отменила бы браки», - подумала Кара, вспомнив все, что произошло с ней вчера.
        Но ей тут же пришло на ум, как и маркизу накануне вечером, что король сам женат на женщине, которая унижает его своим поведением, выставляя на посмешище перед всей Европой, не говоря уже об Англии.
        Некоторые друзья ее дяди встречали за границей принцессу Кэролайн, и их рассказы о ней прерывались взрывами громкого хохота, оскорбительного, по мнению Кары, не только для принца-регента, но и для всего английского народа.

«- Ты бы видел ее, Лайонел! - смеялся один из рассказчиков. - Когда ее покинули английские слуги, она наняла на их место французских лакеев и поваров, пажей-арабов и швейцара-итальянца.
        - Боже правый! - восклицал в ответ герцог Мэтлок. - Неужели это правда?
        - Их наглость не знает границ, - продолжал его друг. - Когда они появляются в доме, это подобно нашествию разбойников.
        - Надеюсь, это известно Его Высочеству, - усмехался Мэтлок.
        - Можешь не сомневаться - кто-нибудь из доброжелателей непременно расскажет ему. Я слышал, принц ругался, как гвардеец, узнав, что его женушка въехала на осле в Иерусалим».
        От подобных рассказов Кара чувствовала себя униженной и одновременно очень сочувствовала принцу-регенту.
        Она понимала, что дядя ненавидит принца и рад слухам обо всем, что оскорбляло его достоинство.
        Каре пришло вдруг в голову, что маркиз, возможно, ожидает и от нее подобного поведения: ведь она - племянница своего дяди.

«Я ненавижу маркиза, потому что он мой муж, - подумала она. - Но мама и папа учили меня быть настоящей леди в любых обстоятельствах. Каким бы ни был мой дядя, это вовсе не значит, что я готова опозорить честное имя маркиза Брума».
        Раны на спине все еще болели, и Кара решила, что неразумно будет торопиться с поездкой в Лондон, пока она не почувствует себя по-настоящему окрепшей.
        Девушка злилась и приходила в ужас при мысли о том, что ее выдали замуж за маркиза, и прекрасно понимала, что он испытывает по этому поводу схожие чувства.
        Она часто слышала, как дядя с завистью говорит о лошадях маркиза Брума и его победах на скачках. Судя по его перешептыванию с какими-то подозрительными личностями накануне скачек, герцог Мэтлок не брезговал никакими способами для достижения своих целей. Кара прекрасно понимала, что Айво, славящийся своей принципиальностью и имеющий высокую репутацию, - полная противоположность ее дяди.
        В то же время он был мужчиной, а Кара не хотела выходить замуж ни за какого мужчину на свете. Больше всего ее волновал сейчас вопрос, можно ли будет аннулировать этот брак.
        Если нет, то она все равно не смирится и будет упорно искать способ обеспечить свою независимость, не желая принадлежать ни одному мужчине.
        Кара понимала, что это будет нелегко, но ничто ее не пугало.

        В тот же день она, к величайшему своему негодованию, поняла, что маркиз дал указания тщательно охранять ее, чтобы ей не пришло в голову убежать.
        Айво был достаточно умен, чтобы понять: Кару не волновало положение в обществе, которое обеспечивал заключенный с ним брак, и она не откажется от своей идеи добраться до Франции или же просто исчезнуть.
        Кара не могла проникнуть в мысли маркиза, но интуиция подсказывала ей, что это именно так и что, ничего не говоря, он просто позаботился о том, чтобы побег из Брума стал невозможен.
        Конечно, ей очень разумно объяснили наличие такого количества охраны.
        - Я подумала, что вам может что-нибудь понадобиться ночью, ваша светлость, - сказала миссис Пил, - и велела Робинсон спать в гардеробной, рядом с вашей спальней. Вам стоит только позвать, миледи, и горничная тут же исполнит все, что пожелаете.
        - Спасибо, - сказала Кара, у которой не было ни малейших сомнений в том, почему именно пожилую горничную Робинсон, имевшую чуткий сон, поселили у нее за дверью.

        На третий день, чувствуя себя достаточно окрепшей, Кара решила, что пора отправляться в Лондон к маркизу. Она нисколько не удивилась, когда, спустившись вниз, чтобы ехать, обнаружила, что ее будет сопровождать не только мисс Робинсон, но и сам управляющий - мистер Кертис.
        Он ехал на заднем сиденье рядом с Карой, а мисс Робинсон, которая выглядела в своей черной шляпке и черном плаще именно так, как должна выглядеть горничная благородной леди, сидела напротив.
        Миссис Пил нашла для Кары элегантный дорожный костюм, в котором она и отправилась в Лондон.
        К костюму прилагались очень милая накидка, отороченная соболем, и муфта из того же меха.
        - Кто же оставил здесь такие чудесные вещи?! - удивилась Кара.
        - Это шубка младшей сестры маркиза, миледи, - ответила миссис Пил. - Она живет теперь в теплом климате, и ей не нужны меха. Уверена, она не стала бы возражать против того, что вы позаимствовали их. А потом я положу все обратно в сундук - и пусть дожидается ее приезда.
        Ничего не было сказано о том, какова дальнейшая судьба итонского костюма ее кузена, в котором Кара прибыла в Брум, и девушка постеснялась прямо спросить об этом миссис Пил.
        Она подумала, что костюм будет годами храниться в гардеробе экономки, пока в Бруме случайно не появится юноша, которому будет впору этот наряд.
        Шляпка, выданная ей миссис Пил, была далеко не такой модной, как те, что видела Кара в Лондоне, но зато очень милой.
        Мастерицы, работавшие в доме маркиза, добавили на шляпку несколько страусовых перьев, чтобы она лучше подходила новоиспеченной маркизе Брум.
        Не сдержав любопытства, Кара спросила перед отъездом миссис Пил:
        - Как вы узнали… кто сказал вам, что я вышла замуж за его светлость?
        На секунду миссис Пил показалась обескураженной, но быстро овладела собой и сказала:
        - Ваша светлость, должно быть, уже заметили, что мало что происходит в этом доме без моего ведома или без ведома мистера Ньюмена.
        - Что ж, наверное, так идет жизнь в каждом большом доме, - улыбнулась в ответ Кара.
        Теперь она не сомневалась, что каждое слово, произнесенное в столовой ее дядей, слышали за дверью слуги.
        И тот факт, что из кабинета странная компания отправилась прямиком в часовню, лишь подтвердил то, что удалось подслушать слугам.

        Прибыв в Лондон, Кара узнала, как еще в день своего возвращения в столицу маркиз, собиравшийся с визитом к Его Величеству, открыв утренние газеты, с негодованием обнаружил, что герцог Мэтлок поспешил поместить в них сообщение о браке своей племянницы.
        Однако у него не было времени думать об этом - пора было отправляться в Карлтон-хауз и слушать, стоя рядом с королем под высокими сводами в присутствии представителей знатнейших семейств Англии и принца Леопольда, как пожилой лорд Королевской подвязки медленно читал дрожащим голосом традиционную формулу обряда.
        На следующий день у короля, продрогшего во время утомительной церемонии, началось воспаление легких, и газеты тут же распространили весть о его болезни.
        Маркиз навестил короля в Карлтон-хауз и узнал, что тот плохо спит, у него учащенный пульс, боли в груди и затрудненное дыхание.
        В среду король был близок к смерти, и все в замке говорили шепотом.
        Графиня де Ливен, которая всегда имела собственное мнение по любому вопросу, произнесла на ухо маркизу:
        - Если он умрет, все трагедии Шекспира померкнут перед этой катастрофой. Отцов и сыновей хоронили иногда вместе - но двух королей! Надеюсь, он все же выздоровеет.
        - Я тоже надеюсь, - искренне произнес маркиз, думая о том, станет ли беспутная королева претендовать на регентство в случае смерти мужа.
        Идея эта казалась такой ужасной, что маркиз снова преисполнился ненавистью к Каре.
        Вернувшись домой, он узнал о ее приезде. Последнее время Айво все чаще представлял себе жену в образе королевы Кэролайн. Он почти что ожидал увидеть перед собой полнеющую даму с красным от возлияний и оплывшим лицом.
        Но, войдя в гостиную, где ждала его Кара, он с трудом узнал девушку.
        При приближении маркиза Кара встала со стула, на котором сидела, и маркиз словно впервые заметил, какая она маленькая и хрупкая. Вьющиеся белокурые волосы блестели, словно вобрали в себя солнечный свет.
        А глаза ее казались огромными. И в них не светилась сейчас агрессивность, которую запомнил маркиз с их последней встречи.
        Кара присела в реверансе, маркиз поклонился в ответ и внимательно посмотрел на жену. И вдруг неожиданно для себя понял, что Кара боится его. Догадка вызвала в нем непомерное удивление. Жалость к этой девушке проснулась в его сердце.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Маркиз привык к женским взглядам, выражавшим самые разные чувства - любовь, желание, ревность, гнев и упрек, - но он не мог припомнить, чтобы женщина смотрела на него когда-нибудь глазами, полными почти животного страха.
        Впервые с момента своей женитьбы Айво подумал не о собственных чувствах, не о собственном уязвленном самолюбии, а о том, что испытывала эта юная девушка. Он понял, что жестокого обращения, которому подвергалась Кара в доме своего дяди, было достаточно, чтобы вызвать у нее устойчивый страх и ненависть ко всем мужчинам без исключения.
        Маркиз, стараясь ободрить свою юную супругу, улыбнулся девушке своей знаменитой улыбкой, которую многие находили неотразимой.
        - Итак, вам лучше? - спросил он.
        - Да, спасибо, - ответила Кара. - Я ждала, пока здоровье мое окрепнет достаточно, чтобы совершить поездку в Лондон.
        - Весьма разумно, - похвалил маркиз. - И теперь, когда вы здесь, нам надо о многом поговорить. Будет лучше, если мы оба присядем.
        Когда Кара снова опустилась на стул, Айво заметил, как напряженно она держит спину и как прямо сидит на самом кончике сиденья, чинно сложив руки на коленях.
        Усевшись напротив, Айво увидел, что в глазах Кары застыло настороженное выражение, а в их золотисто-зеленой глубине притаился никуда не исчезнувший страх.
        Маркиз собирался начать разговор с рассказа о болезни короля и о том, какое беспокойство вызывает его состояние как при дворе, так и во всей стране.
        Но вместо этого, не сдержав овладевшего им любопытства, он неожиданно спросил:
        - Ваш дядя часто бил вас?
        Кара отвела глаза, и только легкий румянец, заливший щеки девушки, выдал ее смущение.
        - Всякий раз, когда я имела неосторожность разозлить его, - доверчиво призналась она.
        - Это совершенно недопустимо - обращаться с девушкой в подобной манере! - взорвался маркиз.
        - Он ненавидит меня, потому что ненавидел моего отца, - объяснила Кара.
        - Но за что ему ненавидеть вашего отца?
        После короткой паузы Кара ответила:
        - Отец был старшим сыном, и, насколько я понимаю, дядя Лайонел завидовал его положению с тех пор, как достиг возраста, когда начинают понимать подобные вещи.
        Маркиз ничего не сказал в ответ, понимая, что она имеет в виду, и девушка продолжала:
        - Папа был совсем другим человеком. Благородным, храбрым, добрым, все кругом любили его так же… как ненавидели его младшего брата.
        В голосе Кары зазвучали вдруг жесткие нотки, ясно показавшие маркизу, какие именно чувства испытывает девушка к своему дяде.
        - Думаю, нам будет легче в будущем, - сказал Айво, - если вы сразу расскажете мне о своей семье и о том, при каких обстоятельствах Мэтлок стал вашим опекуном. Предполагаю, что не только ваш отец, но и мать покинула этот мир?
        Кара кивнула.
        - Мамы не стало… в прошлом году.
        - А ваш отец?
        - Он умер пять лет назад. За два дня до того, как должен был унаследовать титул от моего дедушки.
        Голос девушки показался маркизу странным, он внимательно поглядел на Кару и сказал:
        - Я чувствую, что за смертью вашего отца крылась какая-то тайна.
        Кара быстро взглянула на него, словно удивляясь интуиции Айво, но ничего не сказала, и маркиз продолжал:
        - Я думаю, Кара, что единственный способ сделать наш странный брак не столь невыносимым для нас обоих - быть откровенными друг с другом, и я готов к этому, не знаю, как вы.
        - Хорошо, - согласно кивнула Кара, - если вы настаиваете. Я считаю… хотя у меня нет доказательств… что дядя убил моего отца, стремясь завладеть титулом…
        Слова ее заставили маркиза вздрогнуть, хотя он и ожидал услышать нечто подобное.
        Но Айво тут же поспешил сказать себе, что подозрения Кары - скорее всего просто домыслы, вызванные ненавистью к дяде.
        Тихим, спокойным голосом, стараясь войти в доверие к девушке, маркиз попросил:
        - Может быть, вы расскажете мне подробно, как все это было?
        Когда Кара начала говорить, Айво буквально впился глазами в ее лицо, словно пытаясь понять, что из сказанного ложь, а что - правда.
        Тяжело вздохнув, девушка продолжала свой невеселый рассказ:
        - Мы все - мама, папа и я - жили в большом особняке, принадлежавшем Мэтлокам на протяжении двух веков. Дедушке нравилось, что мы жили с ним, иначе он чувствовал бы себя одиноко. Он очень любил папу.
        Последовала долгая пауза, затем Кара произнесла, обращаясь словно бы не к маркизу, а к самой себе:
        - Мы были так счастливы.
        - И что случилось потом? - спросил маркиз.
        - Дедушка заболел, и хотя дядя Лайонел никогда не приходил к нам домой - только если ему нужны были деньги, - папа подумал, что надо поставить брата в известность о том, что доктора предсказывают их отцу скорый конец.
        Маркиз ясно представлял по тону Кары, что переживала ее семья в те времена.
        - Я не видела дядю Лайонела несколько лет и, наверное, потому что уже стала взрослой, вдруг сразу поняла после первого взгляда на него, что представляет из себя этот человек. Ясно было, что он думает только о выгодах, которые может принести ему смерть дедушки, и по-прежнему ненавидит моего отца за то, что он наследует титул.
        - Ваш отец тоже понимал это? - поинтересовался Айво.
        - Папа всегда пытался помочь дяде Лайонелу, он давал ему деньги, чтобы тот уплатил свои долги, хотя наша семья порой была стеснена в средствах.
        - И он опять был в долгах?
        - Еще каких. Но мы узнали об этом, только когда он продал из дома все, что не было прикреплено к полу. - Поймав удивленный взгляд маркиза, Кара пояснила: - Это уже позже, когда папа умер и дядя Лайонел стал наследником.
        - Так как же это случилось?
        - За два дня до смерти дедушки, когда мы все уже знали, что его не спасти, папа и дядя Лайонел поехали вместе на верховую прогулку. Но дядя вернулся один…
        Голос Кары задрожал, ей трудно было продолжать, но она справилась с собой.
        - Если верить дяде Лайонелу, они оба попытались перепрыгнуть через высокий забор, но папин конь споткнулся и скинул его на землю, так что папа сломал шею.
        - И вы не поверили, что это был несчастный случай?
        - Папа был прекрасным наездником, он знал в поместье каждый забор и каждую яму. Он никогда не стал бы заставлять свою лошадь прыгать через слишком высокую преграду.
        - Но почему вы подозреваете вашего дядю? - по-прежнему недоумевал маркиз.
        - Рабочие с фермы принесли папу домой на воротах, снятых с петель. И только позже, вечером, я спросила дядю Лайонела о коне, который сбросил отца. Это был папин любимый жеребец, он всегда скакал на нем, и Ураган никогда не доставлял ему никаких проблем.
        - Так что же случилось с Ураганом?
        - Дядя Лайонел сказал, что жеребец упал, сломал ногу и его пришлось пристрелить.
        Тут маркиз понял, в чем именно подозревала Мэтлока Кара. Если у этого негодяя хватило бы подлости выстрелить в животное в тот момент, когда оно брало препятствие, падение коня наверняка привело бы к гибели всадника.
        Последовала пауза, затем маркиз спросил:
        - И вы готовы были обвинить дядю в столь ужасном преступлении?
        - Мама так же, как и я, думала, что смерть отца - дело его рук. Но она сказала, что, предъявив дяде обвинение, мы не вернем папе жизнь, а только испортим и без того ужасные отношения с новым герцогом. - Тяжело вздохнув, Кара закончила рассказ. - Что касалось денег, мы зависели от него целиком и полностью. У папы не было своих средств. Дедушка платил ему содержание, как и младшему сыну. Сельское хозяйство пришло в упадок во время войны, когда столько здоровых мужчин сражались на флоте или в армии Веллингтона. Урожаи упали, арендаторы задерживали плату, и нам приходилось экономить буквально на всем.
        - Так было по всей стране, - заметил маркиз. - Но я представляю, какое это было испытание для вашей матери - остаться без денег, с маленькой дочерью на руках.
        - У нас не было практически ничего, - продолжала Кара. - Дядя Лайонел выселил нас из дома дедушки и выделил нам небольшой коттедж в дальней части поместья. Он едва обставил его и не разрешил нам забрать ничего, имевшего хоть какую-либо ценность.
        Маркиз понимал, какое унижение пришлось испытать Каре и ее матери.
        - К счастью, - продолжала Кара, - маме удалось доказать, что дедушка подарил ей двух лошадей - одну на Рождество и одну на день рождения, и нам было, по крайней мере, на ком скакать верхом.
        Она поглядела на маркиза, не сомневаясь, что он поймет, насколько это было важно.
        - Дядя Лайонел запер дом, а сам отправился в Лондон. Он уволил всех слуг, отказался назначить им пенсии и вообще вел себя так, что мне было стыдно за свою семью.
        Маркиз подумал, что ничего другого нельзя было ожидать от такого негодяя, как Лайонел Мэтлок.
        Не имело смысла произносить это вслух, и Айво сосредоточил внимание на том, чтобы узнать побольше о Каре.
        - Должно быть, все это случилось в тысяча восемьсот пятнадцатом году, - сказал он.
        Это был год окончания войны, когда маркиз еще не вернулся с континента и все праздновали победу Веллингтона при Ватерлоо.
        - Было очень тяжело, когда солдаты вернулись домой с войны, люди даже голодали. Но мама была больше всего озабочена тем, чтобы дать мне хорошее образование. - Голос Кары смягчился. - К счастью, у нее было несколько весьма дорогих украшений, которые дарил папа в разные годы их жизни. Мама продала все это, чтобы у меня были хорошие учителя, но что касается остального - мы должны были экономить на всем и не позволять себе никаких излишеств.
        Теперь в голосе Кары снова зазвучали агрессивные нотки, и маркиз понял, что эта девушка не потерпит жалости к себе, особенно от него.
        Она рассказывала свою историю честно и подробно, именно так, как просил маркиз.
        Айво молчал, не сводя глаз с выразительного лица Кары, а девушка продолжала:
        - В прошлом году заболела мама. Она была очень несчастлива после смерти папы, и, хотя ей тяжело было оставлять меня одну, я знала, что там, на небесах, соединившись с папой, она будет счастлива.
        Последняя фраза ясно говорила о религиозности Кары, и маркиз подумал вдруг, как мало знает женщин, религиозных настолько, чтобы верить в загробную жизнь, где ждет их умерший любимый.
        - После маминых похорон, - продолжала Кара изменившимся голосом, - приехал дядя Лайонел.
        - Вы не видели его какое-то время?
        - Да. С тех пор, как он запер дом и уехал. Мне было тогда тринадцать.
        Кара продолжала дрожащим голосом:
        - Как только дядя Лайонел вошел в наш коттедж, я поняла, как он удивился, увидев, что я выгляжу совсем не так, как он представлял.
        - Вы хотите сказать, что он замер в восхищении? - спросил маркиз.
        - Я поняла только, даже не могу сказать, каким образом, что мысли дяди были о том, какую выгоду он сможет извлечь из моей внешности. Я ненавидела его как убийцу отца, а теперь вдруг почему-то испугалась за себя. Я затрудняюсь объяснить, чего именно боялась, но мне было не по себе.
        - Мэтлок сказал, что вы будете жить в его доме?
        - Он приказал мне собрать вещи и отправиться с ним в Лондон. Я повиновалась - у меня не было другого выхода.
        - Когда все это случилось? - уточнил маркиз.
        - Прямо перед Рождеством. Когда мы ехали в карете, дядя сказал: «Предупреждаю - никакого траура по матери, никаких черных платьев и слез я не потерплю в своем доме. Единственное твое достоинство в том, что ты достигла брачного возраста, и я найду тебе подходящего мужа».
        - Что вы ответили?
        - Я сказала, что не выйду замуж иначе, как по любви.
        - Догадываюсь, как разозлила его ваша непокорность.
        - Он ударил меня! А когда мы приехали в его дом на Гросвенор-сквер и я повторила то же самое, он… избил меня кнутом.
        Выражение лица Кары ясно показывало маркизу, какой ужас ей пришлось пережить, а девушка торопливо продолжала:
        - Я ничего не могла сделать. Дядя Лайонел привез мне какие-то платья, сказав, что мои годятся только для свалки. Я все время думала, как бы убежать, но у меня не было ни пенни.
        Маркиз удивился, вспомнив, что при их первой встрече девушка упоминала о двадцати фунтах наличными и каких-то драгоценностях. Помнится, она даже показала их.
        - Я знала, что бесполезно затевать побег без денег, - продолжала Кара, - но до Рождества у меня не было возможности получить ни шиллинга.
        - А что произошло на Рождество?
        - В дом на Гросвенор-сквер приехала приятельница моего дяди. Она была очень богата.
        - Как ее звали?
        - Эта женщина называла себя маркизой де Чезари, но я узнала от слуг, что она вовсе не была маркизой или даже аристократкой. Она оказалась певицей, но главный доход получала от мужчин, покровительством которых все время пользовалась. У нее были фантастические драгоценности, и с деньгами она обращалась весьма щедро.
        Маркиз вдруг почувствовал, как части озадачившей его истории встают на места, как кусочки головоломки. Так вот почему Кара задавала ему тогда, в экипаже, такие странные вопросы.
        Между тем девушка продолжала:
        - Маркиза была увлечена моим дядей, потому что у него был титул, а он был влюблен в эту женщину или притворялся влюбленным.
        - Это было не самое подходящее для вас общество, - заметил маркиз. - Ваша мать наверняка не одобрила бы подобной компании.
        - Сначала мне не разрешали присутствовать на вечеринках, которые они устраивали, но потом маркиза, которая была доброй женщиной, сказала дяде: «Лайонел, позволь девочке немного повеселиться. В конце концов, рождественские праздники существуют для детей».
        Сначала мне было очень весело, когда я очутилась в гостиной в красивом платье, хотя знакомые дяди и маркизы показались мне весьма странными, и моя мама была бы шокирована видом не только женщин, но и мужчин. - Последовала длительная пауза. - Особенно сэра Мортимера Форстрата.
        Маркиз вспомнил, что собирался навести справки об этом человеке, но события в королевской семье помешали ему.
        - Это человек, за которого дядя собирался выдать вас замуж, - уточнил маркиз.
        - В тот момент, когда я увидела его, у меня от омерзения по спине побежали мурашки, - продолжала Кара. - Мне не нравилось, как смотрел на меня этот мужчина, а когда он коснулся меня, я чуть не упала в обморок. Я почувствовала, как говорят слуги, «будто призрак ходит по моей могиле».
        - И что же в нем было не так?
        - Сначала я не понимала, что именно делает его таким отвратительным. Но потом Эмили, горничная, приставленная ко мне дядей, с которой мы успели подружиться, рассказала мне об этом человеке.
        - И что же она рассказала?
        Кара понизила вдруг голос почти до шепота:
        - Она сказала, что он часто ходит в один порочный… дом, принадлежащий миссис Барклай, где джентльмены вроде него платят большие деньги… чтобы избивать кнутом молодых девушек. Это доставляло сэру Мортимеру настоящее удовольствие…
        Маркиз напрягся и недоверчиво посмотрел на Кару.
        Он знал, о ком она говорит. Дом миссис Барклай действительно пользовался исключительно дурной репутацией среди благородной публики.
        Сам он никогда не посещал подобных мест, но в клубах Сент-Джеймс-стрит было хорошо известно, что эта женщина получает доход от сомнительных прихотей развратных и, как правило, немолодых джентльменов.
        - Но как могла служанка говорить с вами, юной леди, о подобных вещах? - удивился маркиз.
        - Эмили беспокоилась за меня, - пояснила Кара. - О сэре Мортимере она слышала от лакея дяди Лайонела. Еще лакей сказал, что сэр Мортимер готов заплатить дяде десять тысяч фунтов, если тот разрешит ему на мне жениться.
        Айво понял, какую именно сумму потребовал у него Мэтлок. Он с самого начала готовился продать Кару именно за эту сумму.
        Казалось почти неправдоподобным, что мужчина, считающий себя джентльменом, может опуститься до такой низости. Маркиз окончательно убедился в том, что его неприязнь к герцогу, возникшая буквально с первого взгляда, имела под собой веские основания.
        - Теперь вы… понимаете, - дрожащим голосом произнесла Кара, - почему я… убежала.
        - И чтобы осуществить свой план, вы взяли деньги и драгоценности, принадлежавшие маркизе!
        - Я помогла ей подняться наверх и лечь в постель после вечеринки в честь ее дня рождения, которая продолжалась до утра. Дядя разрешил мне присутствовать, потому что этого хотел сэр Мортимер, и я весь вечер бегала от него. - Голос Кары вдруг окреп. - Один раз я даже подумала, не ударить ли его ножом. Но потом я поняла, что все равно не смогу убить его и добьюсь единственного результата - дядя снова изобьет меня. Побои становились все более жестокими с каждым разом, когда я говорила, что не выйду замуж за… за этого человека.
        - И вы украли драгоценности маркизы, пока помогали ей лечь в постель!
        - Горничная леди была внизу, развлекалась вместе с остальными слугами. Большинство слуг дяди Лайонела вели себя так, как никогда бы не позволили мой папа или дедушка. Мама часто говорила, что у плохих господ всегда плохие слуги.
        - Это правда, - согласился маркиз. - Итак, вы уложили маркизу в постель и взяли ее драгоценности.
        - Не те, что были на ней, это было бы глупо! Но когда я клала их в шкатулку, то увидела на дне две вещи, которые маркиза никогда не надевала, и, как вы знаете, они до сих пор у меня.
        - Я совсем забыл об этом, - признался маркиз. - Драгоценности должны быть возвращены законной владелице. Не хватало еще, чтобы мою жену обвинили в воровстве.
        Глаза Кары расширились, затем она медленно произнесла:
        - Дядя Лайонел был бы в восторге, если бы меня повесили за кражу! Пожалуйста, позвольте мне отдать драгоценности вам. Вы ведь наверняка придумаете способ вернуть их маркизе, так что она даже не поймет, что вещи отсутствовали.
        Прежде чем маркиз успел что-нибудь ей ответить, Кара вдруг радостно вскрикнула:
        - Эмили сделает это для меня, если я смогу с ней связаться.
        - Мы все как следует обдумаем, - сказал Айво, - и дело будет улажено. Но сначала закончите свою историю.
        - Я отнесла брошь и колье в свою комнату и спрятала там. На следующий день маркиза не могла встать. Она слишком много выпила накануне, и ей было очень плохо. Она попросила меня принести ей платок, лежащий в ящике комода. Когда я открыла ящик, то увидела там много денег, валявшихся среди вещей. - Кара выглядела немного смущенной. - Я поняла, что маркиза выиграла эти деньги на вечеринке, когда играла вместе дядей Лайонелом в одном месте на Мэйфер, куда они часто ездили.
        Маркиз знал о существовании большого количества игорных домов, которые посещали только аристократы, и они считались частными домами, на которые не распространялся закон об азартных играх.
        - Я была уверена, что маркиза не считала денег и не знала точно, сколько выиграла, - продолжала Кара. - Она плохо разбиралась в английских деньгах и все время жаловалась, что не понимает, где сколько.
        - И вы взяли деньги! - сухо произнес маркиз.
        - Я должна была поступить так - или выйти замуж за это чудовище - сэра Мортимера! Дядя Лайонел уже сказал, что наша свадьба состоится через две недели - он отдал распоряжения о необходимых приготовлениях.
        - Теперь я понимаю, почему вы решили убежать, и в тот момент это было, видимо, лучшее, что вы могли сделать.
        Впервые за все время разговора глаза Кары сверкнули.
        - Неужели вы одобрили хоть что-то из того, что я сделала, милорд? - с иронией спросила девушка.
        Маркиз рассмеялся.
        - Вы не оставили мне другого выхода.
        - Еще раньше, обследуя дом, я нашла на чердаке костюм итонского колледжа. Там их было несколько. Я подумала, что они, должно быть, принадлежали папе и дяде Лайонелу, когда они были детьми. Еще там были костюмы, которым наверняка не меньше ста лет.
        - Чердаки лондонских домов полны сокровищ, - согласился маркиз. - Я помню, как моя мать нашла однажды в Бруме платье с прекрасными бриллиантами. Оно пролежало на чердаке куда больше ста лет!
        - Если я вернусь когда-нибудь в Брум, то обязательно тщательно обследую чердак в поисках сокровищ! - воскликнула Кара.
        Маркиз отметил про себя, что она сказала «если», а не «когда».
        От девушки, должно быть, не укрылось, что маркиз заметил ее оговорку.
        - Я бы хотела поговорить с вами об этом, - сказала она.
        - Да, конечно, но сначала я должен сказать вот что, Кара: я рад, что вы правдиво рассказали мне историю своего побега от дяди, я понимаю теперь, что побудило вас сделать это.
        - Боюсь, вам очень не повезло - я выбрала именно ваш экипаж. Впрочем, думаю, что после того, как кто-то увидел меня залезающей в экипаж и рассказал об этом дяде, исход событий был предрешен. Чей бы экипаж я ни выбрала, его хозяина заставили бы на мне жениться.
        Маркизу пришло вдруг в голову, что судьба сыграла с Карой злую шутку, заставив выбрать экипаж человека, который был злейшим врагом Мэтлока.
        Но теперь поздно было говорить об этом, и маркиз произнес:
        - То, что сделано, теперь уже не исправишь, и я надеюсь, Кара, что мы оба достаточно умны, чтобы найти для себя лучший выход из этой неприятной ситуации.
        - Ведь вы наверняка можете расторгнуть этот брак? - с надеждой спросила Кара. - В конце концов, дядя Лайонел добился своего путем шантажа.
        - Тем не менее нас сочетали законным браком по специальной лицензии, обряд был совершен священником, - ответил маркиз, - так что жаловаться нам не на что.
        Мысль эта переполняла его негодованием, и Айво не заметил, как изменился его голос - стал холодным, резким и полным презрения.
        - У меня есть… предложение, - тихо произнесла Кара.
        - Какое же?
        - Этот брак заключен против воли - моей и вашей, и если я… исчезну, то через год или два вы сможете объявить меня умершей и будете свободны.
        - Если бы эта идея была осуществима на практике, мы обсудили бы ее, - сказал маркиз. - Но вы должны понимать, что, если бы вы исчезли, ваш дядя, несомненно, обвинил бы меня в убийстве собственной супруги и устроил такой скандал, что вас искала бы вся Англия.
        Кара встревоженно посмотрела на маркиза.
        - Вы думаете, дядя Лайонел сделал бы это?
        - Уверен! - воскликнул маркиз. - Хотя бы для того, чтобы заставить меня платить за его молчание.
        - Я ненавижу его! Ненавижу! - с жаром произнесла Кара. - Как можно позволять этому негодяю жить дальше? Я уверена, что это он убил папу, и, возможно, на его совести есть другие жертвы.
        - Такие предположения не имеют никакого значения без соответствующих доказательств, - напомнил девушке маркиз.
        - Что же я могу сделать?
        - Ответ довольно прост. Вы - моя жена, и вам не составит особого труда вести себя на людях так, как ожидают окружающие от замужней женщины.
        Кара рассмеялась.
        - Думаю, вы сами знаете ответ на это предложение. Зачем мне оставаться с человеком, ненавидящим меня только за то, что я - племянница герцога Мэтлока?
        - Я попытаюсь не думать об этом, - пообещал маркиз. - Это было бы несправедливо по отношению к вам. Вы можете быть племянницей человека, которого я презираю и проклинаю, но в первую очередь вы дочь своих отца и матери.
        Кара встала со стула, на котором сидела, и подошла к окну.
        Она увидела внизу аккуратно разбитый сад с усыпанными гравием дорожками, посреди которого виднелся замерзший пруд, в котором летом наверняка резвились золотые рыбки, а над ним - потрясающей красоты статуя.
        Стояла зима, и воды в пруду не было, сам сад был бесцветным, деревья без листвы выглядели сиротливо, если не считать нескольких карликовых вечнозеленых кустарников.
        Кара смотрела на пустынный сад, а сама думала о том, какой же будет ее жизнь с маркизом. Она понимала, что этот благородный аристократ не станет бить ее, как дядя, или унижать физически, но все равно это будет унылая жизнь без любви и взаимной симпатии.
        Кара чувствовала, что не способна больше переносить атмосферу ненависти и одиночества, в которой жила на Гросвенор-сквер.

«Мне придется уехать, - думала она. - Что бы он там ни говорил, это - единственный выход».
        - О чем вы думаете, Кара? - спросил маркиз.
        - Пусть уж хотя бы мои мысли будут принадлежать только мне, - резко ответила Кара.
        - Позвольте мне угадать их. У меня возникло ощущение, что вы по-прежнему не оставляете мысли покинуть меня. Позвольте сразу внести в это дело ясность - я не позволю вам так поступить.
        Развернувшись, Кара удивленно посмотрела на маркиза.
        - Но почему вы ведете себя так неразумно? Вы ведь знаете не хуже меня, что мое присутствие в доме будет для вас невыносимо. Всякий раз, взглянув на меня, вы станете вспоминать, как унизил вас дядя Лайонел, и, как бы вы ни старались забыть, это будет постоянно превращать нашу жизнь в ад.
        Убежденный тон девушки поражал еще больше, чем смысл ее слов. Поднявшись, маркиз подошел к окну и встал рядом с Карой.
        Теперь она ничего не говорила, просто стояла и смотрела на него снизу вверх своими странными глазами, с застывшим в глубине вопросом, на который Айво нечего было ответить.
        - Вы ставите меня в тупик, Кара, - признался он. - Вы так не похожи на других девушек, с которыми я встречался до сих пор. Но вы создали проблему, которую я должен уладить, и будет лучше, если мы попытаемся сделать это вместе.
        - Сейчас вы весьма деликатны, - сказала на это Кара, - но ведь это лишь для того, чтобы привлечь меня на вашу сторону и чтобы я делала то, что вы хотите, даже не понимая этого.
        Маркиз вдруг рассмеялся.
        - На самом деле, - сказал он, - я подумал о том, в какой ад превратится наша жизнь, если мы будем пререкаться с утра до вечера. Когда кончилась война, я решил, что покончил со всеми врагами.
        - Но я вовсе не враг вам! - вспыхнула Кара.
        - Это правда, - согласился маркиз. - И хотя я готов сражаться за пределами своего дома, было бы просто невыносимо иметь врага, да еще такого важного, внутри.
        - Вы пытаетесь уговорить меня, и мне почему-то кажется, что это еще опаснее, чем если бы вы грозили мне всем имеющимся в доме оружием.
        Маркиз снова рассмеялся, совершенно неожиданно для себя и вполне искренне.
        - У вас весьма необычная манера выражаться, - заметил он. - У меня такое чувство, Кара, что пока мы можем смеяться - если не вместе, то, по крайней мере, над самими собой, - все не так плохо, как кажется.
        Кара отвела взгляд и снова посмотрела на сад, а маркиз продолжал:
        - Мне надо столько времени проводить при нашем новом короле, который требует моего буквально постоянного присутствия при своей особе! Не могли бы мы объявить хотя бы временное перемирие?
        - Думаю, могли бы, - уступила Кара.
        - Очень хорошо, - удовлетворенно произнес Айво. - Тогда начните нашу совместную жизнь с покупки красивых платьев и всего вам необходимого.
        Маркиз знал, что ни одна женщина не устоит перед столь щедрым предложением. Он был уверен, что красавицы, к какому бы из слоев общества они ни принадлежали, приходят в неописуемый восторг, услышав от мужчины подобное предложение.
        Но Карой, казалось, владели сомнения, маркиз не мог понять почему.
        - Я хочу, чтобы друзья и знакомые восхищались моей женой, - сказал он. - Думаю, для нас обоих важно, чтобы все поверили, будто мы стали супругами, влекомые взаимными чувствами, а не по принуждению вашего дяди.
        - Вы думаете… нам не надо… рассказывать… что произошло на самом деле?
        - Считаю, что не надо, - сказал маркиз. - Мэтлоку кажется, что он одержал над нами победу. Он наверняка атакует снова, но сначала подождет и посмотрит, чего удалось добиться на данный момент.
        Кара вздрогнула.
        - Я… боюсь его.
        - Я обещаю вам одну вещь, - сказал Айво. - Теперь, когда вы стали моей женой, если этот негодяй посмеет прикоснуться к вам еще раз, я просто убью его.
        Маркиз произнес эти слова, не повышая голоса, но в них звучала такая уверенность и сила, что Кара подняла на него испуганные глаза.
        - Вы… говорите правду?
        - Я всегда говорю то, что думаю! - твердо заявил маркиз. - Мне ненавистна жестокость в любой форме. Я всегда наказываю своих людей за жестокое обращение с животными, и можете не сомневаться в том, что я убью человека, который так напугал вас, если он только попробует сделать это еще раз.
        Кара глядела на него широко раскрытыми глазами, и маркиз видел, как покрываются румянцем ее щеки, словно его обещание защитить ее вернуло девушку к жизни.
        Затем она сказала:
        - Ваши слова… заставили меня… почувствовать себя в безопасности… впервые с тех пор, как умерла мама.
        - Заверяю вас, что вы находитесь в полной безопасности до тех пор, пока вы рядом со мной.
        - Спасибо, - сказала Кара. - Большое вам спасибо за все.
        - Я подумал вот о чем, - продолжал маркиз. - Возможно, ваш дядя решит, что месть его не удалась, если я буду изображать, что вполне доволен ситуацией, и сумею убедить своих друзей, у которых наверняка вызовет любопытство наш тайный и поспешный брак, что мы соединились по любви.
        Кара сложила руки на груди.
        - Разумно, очень разумно, - признала она.
        - Я не сомневался, что вы оцените эту мысль. Но каждый из нас должен внимательно отнестись к своей роли. Посмотрим, что получится. И еще надо быть готовым к новой схватке с вашим дядюшкой. Ведь он наверняка не остановится на достигнутом.
        Кара кивнула, и маркиз продолжал:
        - Первое - вы должны выглядеть как можно лучше, потому что друзья ожидают от меня женитьбы на красивой женщине. Второе - находясь на людях, мы должны любой ценой изображать удовольствие от общества друг друга.
        - Вы хотите сказать, что это необходимо, чтобы вывести из равновесия дядю Лайонела? - Кара словно бы объясняла это самой себе.
        - Именно так! - согласился Айво. - Поэтому, пока я занят делами короля, купите себе такое платье, от одного взгляда на которое все остальные женщины умрут от зависти.
        Между ними снова возникла неловкая пауза, затем маркиз спросил:
        - Что еще беспокоит вас?
        Кара испуганно смотрела ему в глаза.
        - Ну… я… наверное, это глупо, но мы с мамой жили так бедно… и я носила всегда только одежду, которую мы с ней сшили вместе… Вот мне и кажется, что у меня… недостаточно вкуса, знаний, чтобы выбрать наряды, подобающие для вашей жены.
        Маркиз улыбнулся, сообразив, в чем дело.
        - Я понимаю, Кара, - сказал он. - И с моей стороны было непростительной глупостью не подумать об этом. Решить вашу проблему, однако, довольно просто.
        - И как же? - с сомнением произнесла Кара.
        - Портнихи придут сюда, и мы выберем ваши наряды вместе.
        Айво подумал о том, сколько женских платьев довелось ему выбирать не только для любовниц, которых он содержал в своем роскошном доме в Челси, но и для светских красавиц, которые, хоть и испытывали к нему, несомненно, самые искренние чувства, все же не возражали против возможности запустить свои изящные пальчики в его пухлый кошелек.
        Они вечно выпрашивали у него платья для каких-либо особых случаев, меха, потому что им было холодно, или хотя бы муфточку, в которую он мог бы просунуть руку, чтобы согреть их холодные пальцы.
        За этим следовал обычно длинный список всевозможных аксессуаров, призванный сделать их более привлекательными в его глазах, - шляпки, подходящие по цвету к их золотистым, рыжим или черным волосам, зонтики, чтобы защитить от солнца их нежную кожу, и, конечно, драгоценности, чтобы подчеркнуть изящество их шеек, их милые ушки и тонкие запястья.

«Что ж, это будет первый раз, когда я выбираю наряды для своей супруги», - подумал маркиз, с удивлением ловя себя на том, что мысль эта не внушает ему больше отвращения, а, напротив, кажется весьма забавной.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        - Они такие красивые, миледи, такие красивые! - щебетала Эмили, когда Кара показывала ей свои новые наряды, привезенные от лучших лондонских модисток.
        Кара и сама считала так же. Она вынуждена была признать, что лишь благодаря маркизу наряды были такими великолепными и безукоризненно сидели на ней, ведь у самой Кары не хватило бы опыта выбрать все с таким вкусом.
        Кара приложила к себе бледно-зеленое платье, подходившее под цвет ее глаз, и Эмили воскликнула:
        - Видит бог, миледи, вы будете выглядеть в нем как сама весна. Я говорю чистую правду.
        Каре было очень любопытно узнать, что происходит в доме ее дяди на Гросвенор-сквер, поэтому девушка очень обрадовалась, когда лакей доложил, что ее пришла повидать Эмили.
        - Может быть, это слишком дерзко с моей стороны, сударыня, - произнесла, запинаясь, горничная, - но я очень беспокоилась о вас с тех пор, как вы покинули дом своего дяди. Хозяин был в ярости, он буквально рвал и метал, пока Тим не сказал ему, что видел, как вы залезли в экипаж, стоящий возле Карлтон-хауза.
        - Так это Тим увидел меня! - воскликнула Кара.
        Тим прислуживал при кухне, Кара всегда считала его противным и даже не вполне нормальным.
        Он умел быть хитрым, когда это могло принести ему выгоду, но слуги не любили Тима, потому что он был злобным мальчишкой и часто рассказывал о них герцогу всякие небылицы.
        - Да, это был Тим, - подтвердила Эмили. - Он всегда бегает к Карлтон-хаузу смотреть, как приезжают и уезжают гости Его Высочества принца-регента. Интересно, зачем ему это надо?
        Кара была рада, что узнала наконец, кто выследил ее.
        Иногда девушка проводила ночи без сна, размышляя, как могло так случиться, что она привлекла чье-то внимание, когда садилась в экипаж маркиза. Ей казалось, что она была крайне осторожна и ее никто не видел.
        Хотя у Кары время от времени по-прежнему мелькали мысли о побеге, на этот раз от маркиза, множество приятных и интересных дел все-таки заслоняли их. Так, например, ей очень понравилось выбирать наряды, шляпки, накидки и прочие вещи, необходимые для замужней леди.
        Ей также было приятно общаться с маркизом и его другом лордом Хэнскетом - мужчинами, которые столь разительно отличались от ее дяди и его приятелей.
        Она почти не оставалась наедине со своим мужем, кроме того раза, когда, надев присланное от портнихи платье, спустилась в кабинет, где он писал письма, чтобы показаться в новом наряде.
        Когда маркиз бывал дома, он почти все время работал в своем кабинете.
        Постепенно Кара поняла, что Айво играет не последнюю роль в палате лордов и постоянно выступает в качестве советчика при короле.
        Его Величество медленно, но верно поправлялся после воспаления легких. Он очень хотел присутствовать на похоронах отца, но доктора строго запретили ему это.
        Король уступил им и остался в замке, но настоял на том, чтобы рядом с ним был маркиз Брум.
        Теперь, когда болезнь отпустила короля, он все время беспокоился о своей жене - буквально не мог говорить ни о чем другом. Маркиз выслушал множество подробностей беспутного поведения королевы в Европе.
        Ему также приходилось помогать Его Величеству в составлении длинных меморандумов и обращений, которые составлял король в надежде, что когда-нибудь сумеет развестись с неверной женой.
        Все это было так грустно, и всякий раз, возвращаясь домой, маркиз ловил себя на мысли, что Кара, слава богу, оказалась совсем не такой, как он опасался.
        Как заметил Айво еще при первой встрече, Кара была весьма сообразительна, остроумна и прекрасно владела искусством поддерживать беседу, что приводило в восторг Генри Хэнскета.
        - Одно из несомненных достоинств твоей жены, Айво, - сказал он как-то маркизу, когда они остались наедине, - в том, что она никогда не наскучит тебе, как это было с твоими многочисленными любовницами.
        - Почему ты говоришь об этом? - подозрительно спросил маркиз.
        - У нее оригинальное мышление и весьма своеобразная манера высказывать свои мысли, - ответил лорд Хэнскет. - Я знаю очень мало подобных женщин, особенно среди молодых леди.
        Маркиз вынужден был признать правоту друга, но он по-прежнему с негодованием вспоминал о том, как герцог Мэтлок принудил его к браку путем шантажа, и приходил в ярость при мысли, что насильственно связан с Карой.
        В то же время Айво не мог не признать, что в те вечера, когда они обедали втроем с Карой и Генри и девушка прекрасно вела разговор, а когда нужно было, была хорошим слушателем, он любовался своей женой, гордился ею и, пожалуй, готов был забыть о том, что она - племянница герцога Мэтлока.
        Для Кары это был опыт, которого она никогда не имела раньше и который - она вынуждена была признать это - серьезно уменьшил ее страх перед мужчинами.
        Двор был в трауре, не давали никаких балов, не устраивали приемов. Маркиз сказал, что это расценили как нарушение этикета, если бы Кара начала принимать его друзей до того, как ее официально представят лондонскому свету. Айво не сомневался, что это станет событием сезона.
        Кара понимала, что должна выглядеть безукоризненно на своем первом приеме, ибо маркиз собирался показать всем, что в их браке не было ничего странного, просто они держали все в тайне, пока не оправится от болезни король.

«Но все же, - говорила себе Кара, - он, наверное, стыдится меня. Ведь я - совсем не такая девушка, какую он взял бы в жены, если бы у него было право выбора».
        Так же, как миссис Пил из Брума, экономка и все слуги лондонского дома маркиза на Парк-лейн говорили о своем хозяине как о самом господе боге.
        Большинство слуг знали маркиза еще ребенком и обожали рассказывать истории о его успехах в Оксфорде и в армии.
        Они готовы были пересказать Каре каждый день жизни Айво, так как были уверены, что она влюблена без памяти в своего мужа и с удовольствием услышит забавные истории о его детстве и юности.
        Невозможно было видеть такое восхищение и оставаться равнодушной к вниманию верных слуг, это было бы не только невежливо, но и жестоко.
        И вскоре Кара поймала себя на том, что видит теперь маркиза немного в ином свете, чем раньше.

…Секретарь Айво, мистер Кертис, рассказал ей, какую важную роль играет маркиз в политическом мире, с ним даже советуются члены кабинета и сам премьер-министр.
        - Они приходят в этот дом? - спросила Кара, подумав про себя, что было бы очень интересно увидеть премьер-министра и лорда Каслероя, которого назначили министром иностранных дел.
        - Иногда приходят, - подтвердил Кертис, - но чаще всего они встречаются в доме лорда Хэрроуби на Гросвенор-сквер.
        - Я знаю этот дом! - воскликнула Кара. - Это рядом с домом моего дяди. Он живет в доме сорок три, а лорд Хэрроуби - в номере сорок четыре.
        - Точно так, - подтвердил мистер Кертис. - Именно в этот дом посланец герцога Веллингтона принес двадцать первого июня пятнадцатого года весть о победе при Ватерлоо. Он ворвался в столовую в разгар обеда, чтобы передать пакет лорду Бэтхерсту, который руководил тогда военным министерством.
        - Как это чудесно! - воскликнула Кара. - Хотелось бы мне быть там в этот момент!
        - Боюсь, что это невозможно. Леди не участвуют в подобных обедах, - улыбнулся в ответ мистер Кертис.
        - По-моему, это несправедливо, что все удовольствия достаются на долю мужчин, - пожаловалась Кара, и Кертис рассмеялся уже во весь голос.
        Как жаль, что, живя с дядей, Кара не знала о тех замечательных обедах, что происходят в соседнем доме.
        - У лорда Хэрроуби, что живет рядом с моим дядей, не было в последнее время гостей? - спросила она у Эмили.
        - Не знаю, миледи, - ответила горничная, - но могла бы это выяснить, если вам угодно.
        - Как же ты это выяснишь? - удивилась Кара.
        Эмили вдруг смутилась.
        - Понимаете, миледи, - потупясь, сказала она, - так уж случилось, что один из лакеев его светлости ухаживает за мной. Как только выдается свободная минутка, он прибегает повидаться со мной. А болтун он, каких мало, и я могу вытянуть из него все, что пожелаю.
        Кара подумала, что, пожалуй, не стоит открыто интересоваться подобной информацией, и поспешила сменить тему.
        - А что, мой дядя - он устраивал какие-нибудь вечеринки после моего отъезда?
        - Ничего особенно примечательного, миледи. Обычные сборища, - передернула плечами Эмили. - Но в дом приходит один странный человек. Тим сказал, что он сидел в тюрьме за нападение на лорда Сидмута.
        Кара слышала, как маркиз и лорд Хэнскет упоминали в разговорах имя лорда Сидмута, и знала, что он был министром внутренних дел.
        - Но зачем моему дяде иметь дело с человеком, побывавшим в тюрьме? - удивилась она.
        - Его зовут мистер Тайстлвуд, - сказала Эмили. - И Тим говорит, что он - беспокойный гость.
        - Что это означает? - удивилась Кара.
        - Не знаю. Я не особенно прислушиваюсь к тому, что говорит Тим. Он всегда сочиняет что-нибудь такое, от чего мурашки бегут по спине. Но вы помните Альберта? Так вот, он говорил прошлой ночью, что мистер Тайстлвуд и наш хозяин замышляют что-то, и он не удивится, если речь идет об убийстве.
        Эмили понизила голос до зловещего шепота.
        - Этого не может быть, - возразила Кара.
        Но потом вспомнила, что подозревала дядю в убийстве своего отца, а если он мог совершить такое преступление один раз, то, не колеблясь, совершит снова.
        Она повесила платье, которое держала в руках, обратно в шкаф и сказала:
        - Думаю, Альберт преувеличивает, но все же расскажи мне, что он слышал.
        Кара не сомневалась, что Альберт подслушивал под дверью комнаты, где разговаривали Мэтлок с Тайстлвудом.
        - Я всегда считала, что Альберт говорит глупости, - махнула рукой Эмили. - Я и не слушаю его обычно, но, прежде чем снова прийти повидать вас, миледи, постараюсь вытянуть из него всю эту историю.
        После ухода Эмили Кара обдумала ее слова и решила, что дядя скорее всего не станет заниматься уголовно наказуемыми делами, как бы порочен он ни был.
        В то же время слуги иногда проявляли удивительную осведомленность в делах своих господ.
        Кару особенно интересовали обеды в доме лорда Хэрроуби, потому что их посещал маркиз.
        После разговоров Айво с лордом Хэнскетом в ее присутствии Кара начинала все сильнее интересоваться политикой. Оба джентльмена были сильно озабочены тем, что, если не разрядить каким-то образом обстановку, возможны народные волнения и свержение правительства.
        Мужчины, увлекаясь беседой, часто забывали о присутствии Кары и говорили такие интересные вещи, что девушка сидела тихонько, боясь пропустить хоть слово.

«Я должна разузнать побольше об этом человеке - Тайстлвуде, - решила для себя Кара. - Может быть, он как раз из тех людей, от которых маркиз и лорд Хэнскет ждут беды».

        В тот вечер маркиз довольно поздно вернулся из дворца, где потратил много времени и сил, пытаясь успокоить короля, с негодованием рассматривавшего карикатуры, которые стали появляться в общественных местах столицы.
        Джордж Крукшенк, Уильям Хоум и некоторые другие художники насмехались в своих рисунках над королем и королевой.
        Пока только один владелец книжной лавки осмелился распространять карикатуры на особ королевской крови, но они быстро разошлись по всему Лондону.
        - Что-то надо с этим делать! - кричал король, но маркиз не имел подходящего решения этой проблемы.
        Каждый день доходили вести о все новых выступлениях против короля, виновников которых не удавалось схватить.
        - Они должны понимать, что все эти карикатуры лишь побудят королеву вести себя еще развязней, чем до сих пор! - с горечью произнес король.
        Маркиз по-прежнему не мог предложить ему ничего, кроме сочувствия. Никто не имел ни малейшего понятия, как обуздать беспутную Кэролайн.
        После всех этих бесконечных разговоров о недостойном поведении королевы было удивительно приятно увидеть Кару, ожидавшую его в гостиной.
        Она выглядела очень молодой, невинной и, маркиз вынужден был признать это, удивительно красивой в одном из своих новых платьев.
        Платье было подобрано под цвет глаз Кары, как и многие другие новые ее туалеты, потому что маркизу показалось, что определенный оттенок бледно-зеленого цвета подчеркивает белизну ее кожи, прекрасно подходит к белокурым волосам и ее удивительным глазам.
        Девушка становилась похожей на лесную фею, и маркиз находил это весьма привлекательным. Среди прежних его знакомых женщин до сих пор не было такой юной, чистой, нежной…
        Когда маркиз вошел в гостиную, Кара вскочила с кресла при его появлении.
        - Вы сегодня так поздно! - укоризненно воскликнула она. - Я уже стала беспокоиться, не случилось ли чего-нибудь.
        - Его Величество задержал меня - это случается так часто, что я уже почти устал извиняться.
        - В этом нет необходимости, - сказала Кара. - Я вполне понимаю вас, и повар наверняка тоже давно привык. Так что не думаю, что ваше позднее возвращение испортит обед.
        - Я постараюсь переодеться побыстрее, - пообещал Айво, направляясь наверх.
        Когда он вернулся в столовую, Кара разговаривала с Генри, который был предупрежден заранее, что обед сегодня задержится, и приехал всего несколько минут назад.
        Кара и лорд Хэнскет сидели рядом на софе, и маркизу показалось, что разговор их носит достаточно интимный характер.
        Ему вдруг пришло в голову, что Генри, который не раз выражал восхищение красотой и умом его жены, пытается флиртовать с Карой.
        Айво тут же сказал себе, что это совершенно невозможно и оскорбительно даже думать так о лучшем друге и своей жене.
        Однако за обедом мысль эта посетила его еще несколько раз, смущая его душевный покой.
        - Я спрашивала перед обедом у сэра Генри, - сказала Кара, когда подали десерт, - слышал ли он о человеке по имени Тайстлвуд.
        - Ее светлость говорит о каком-то негодяе, побывавшем в тюрьме, - пояснил Генри.
        - Я слышал о нем и не понимаю, почему Кару интересует такой человек, - весьма холодно ответил маркиз. Тут он заметил, что Кара и Генри смотрят на него с удивлением и любопытством. - Тайстлвуд - опустившийся негодяй, который проиграл в карты все деньги, оставленные ему родителями. А затем стал угрожать членам парламента.
        - Насколько я понимаю, он просидел двенадцать месяцев в тюрьме за нападение на лорда Сидмута, - сказала Кара.
        - Наверное, вы прочитали об этом в газетах, - заметил маркиз, не понимая интереса жены к подобным отбросам общества. - Тайстлвуд давно вел себя отвратительно, и Сидмут поступил абсолютно правильно, проявив твердость и обуздав негодяя.
        - Но сейчас он вышел из тюрьмы, - настаивала на своем Кара, - и может снова взяться за старое.
        - Если будет продолжать доставлять всем неприятности, то очень быстро туда вернется, - заверил ее маркиз.
        - Однако за это время он много может наделать пакостей, - заметил Генри.
        - Не думаю. - Маркизу явно хотелось сменить тему, и он распорядился подавать десерт.

        Ложась в постель, Кара еще раз обдумала все сказанное за столом и решила, что, если маркиз узнает о том, что Тайстлвуд посещает дом ее дяди, он наверняка решит, что они замышляют что-то вместе.
        Из всего, что она слышала от Айво и Генри, следовало, что революция, которой все так боятся, невозможна, пока недовольных не возглавит сильный лидер.
        У нее хватило воображения представить себе, что Тайстлвуд, которого маркиз назвал
«опустившимся типом», - как раз подходящая личность, вполне способная организовать восстание и направить его в нужное русло.

«Я должна расспросить Эмили обо всем поподробнее, - подумала девушка, - а не делать скоропалительных выводов».
        Перед уходом Генри спросил друга:
        - Ты поедешь завтра утром на прогулку в парк, Айво?
        - Конечно, - подтвердил маркиз.
        - Тогда встретимся там. Я купил нового жеребца и хочу, чтобы ты взглянул на него, прежде чем я отправлю его к себе в поместье.
        - С удовольствием, - сказал маркиз. - Кстати, как только Его Величество даст на это разрешение, я намерен увезти Кару в Брум и надеюсь, что ты составишь нам компанию.
        - Ты ведь знаешь, что я никогда не отказываюсь от твоих приглашений. И от возможности покататься на твоих лошадях.
        - Я и сам горю желанием проехаться на одном из них. Ты ведь еще не видел Агамемнона.
        - И очень жду этой встречи, после всего, что ты рассказал мне о нем, - улыбнулся лорд Хэнскет.
        Кара с интересом прислушивалась к разговору. Она уже поняла, как много значили в жизни маркиза лошади, и заметила, что, когда о них заходила речь, голос Айво теплел и смягчался.

«Наверное, лучшей спутницей жизни для него стала бы лошадь! - с досадой сказала себе Кара. - Интересно, способен ли этот человек любить женщину так же сильно, как он, судя по всему, любит Агамемнона?»
        Кара понимала, как раздражает маркиза необходимость длительного пребывания в Лондоне. Единственным, что скрашивало его городское существование, была возможность ездить верхом рано утром в парке, хотя это никак не могло заменить скачек по лугам и лесам.

«Когда будет готов мой костюм для верховой езды, - подумала Кара, - я попрошу разрешения сопровождать его».
        Но у Кары было нехорошее предчувствие, что Айво сочтет ее просьбу навязчивой и предпочтет, чтобы все шло, как раньше - чтобы она выезжала на прогулку в экипаже с кучером, а не сопровождала его верхом.

«Когда мы вернемся в Брум, - решила она, - у меня наверняка будет возможность продемонстрировать ему, что я неплохо езжу верхом».
        С первого дня их брака они были чужими друг другу, и Кара чувствовала себя немного неловко, собираясь обратиться к маркизу с подобной просьбой.
        Где-то в глубине сознания девушки все еще смутно маячила мысль о побеге от маркиза, и она попросила Эмили принести ей на всякий случай еще один костюм с чердака дома на Гросвенор-сквер.
        - А что вы сделали с тем, в котором убежали, миледи? - спросила Эмили.
        - Экономка в Бруме смотрела на него с ужасом, - вспомнила Кара. - Эта добрая женщина наверняка сожгла костюм.
        Эмили рассмеялась.
        - Мне всегда ваш поступок казался слишком дерзким, миледи. Как это вы решились убежать и путешествовать одна? Но я не могу обвинять вас в этом. Ведь его светлость бил вас, как собаку, и говорил, что вы должны выйти замуж за того ужасного джентльмена.
        - Я всегда буду благодарна тебе за то, что ты предупредила меня, - сказала Кара. - Если бы ты этого не сделала, я могла бы быть уже замужем за этим чудовищем!
        Кара поежилась при этой мысли и сказала себе, что хотя ей отвратительна мысль о браке с любым мужчиной, маркиз по крайней мере не бьет ее.
        Хотя Кара чисто автоматически каждый вечер запирала дверь, разделявшую их спальни, и дверь, ведущую в коридор, она знала, что он не делал больше попыток проникнуть к ней ночью.
        В ту, первую ночь маркиз сильно испугал Кару, постучавшись к ней в дверь.
        Теперь же ей казалось практически невозможным, чтобы маркиз, которого самым подлым образом принудили к браку с ней, вообще воспринимал ее как женщину.
        И все же ни в чем нельзя было быть уверенной.
        После всего, что она узнала о своем дяде, о сэре Мортимере и, как ей казалось, составила собственное мнение о мужчинах, у Кары не было уверенности в том, что маркиз не захочет овладеть ею. «Неужели он зря заплатил такие огромные деньги да еще пережил позор?» - с цинизмом рассуждала она.
        Теперь же, узнав Айво получше, Кара окончательно убедилась в том, что маркиз не интересуется ею как женщиной, и заботилась только об одном - как бы не опозорить маркиза, пока она носит его имя.
        Постепенно Кара расслабилась, сердце ее больше не подпрыгивало в груди, как только маркиз входил в комнату, она не смотрела на него с опаской, словно он был диким зверем, готовым напасть на нее в любой момент.
        Шрамы от побоев на спине девушки постепенно проходили, а Кара привыкла видеть в муже друга и защитника.

        На следующее утро, в половине восьмого, Кара услышала, как маркиз выходит из спальни, видимо отправляясь на конную прогулку.
        Впервые ей захотелось вдруг последовать за ним, и Кара решила, что обязательно спросит его, когда он вернется, можно ли ей кататься вечером в парке, пока там никого нет.
        Тут ей вдруг пришло в голову, что под видом верховой прогулки маркиз, вероятно, отправлялся по утрам на свидание с какой-нибудь дамой, которую находил достаточно привлекательной.
        Слуги не забыли, среди прочего, похвастаться перед Карой успехами своего господина у светских красавиц.
        - Одно время мне казалось, что его светлость женится на дочери герцога Ньюкастла, - говорила экономка. - Я никогда не видела более красивой юной леди. Она была бы просто неотразима в фамильных драгоценностях Брумов на открытии парламента и на балах в Карлтон-хаузе.
        - Ну, я-то никогда не верила, что хозяин женится на ней, - вставила мисс Робинсон, которая по-прежнему прислуживала Каре.
        - Могу я спросить, на кого же тогда ставили вы, мисс Робинсон? - поинтересовалась экономка.
        - Ну уж, к слову сказать, было из кого выбирать, но я всегда считала самой красивой леди Эйлин Винтер. А уж в том, что она положила свое сердце к ногам его светлости, не могло быть никаких сомнений.
        - Дайте подумать - ах, да, я припоминаю ее, - закивала экономка. - Мужа бедняжки убили в Испании.
        - Но она тут же забыла о нем, когда встретила его светлость, - усмехнулась мисс Робинсон.
        Но тут, спохватившись, что выболтали слишком много в присутствии Кары, женщины вернулись к рассказам о том, каким чудным мальчиком был маркиз в детстве.

«Айво так хорош собой, - подумала Кара, - и в жизни его наверняка было много женщин». И все же маркиз не пожелал жениться ни на одной из них, он предпочел остаться одиноким и независимым, так же, как мечтала прожить свою жизнь Кара.

«Если я убегу, то он снова будет свободен и сможет вернуться к прежней жизни», - говорила себе девушка.
        И тут она поняла, что снова вернулась к тому, от чего всегда начинался полет ее фантазии - к мечтам о свободе, которую ей так хотелось обрести.

        - Вот вам костюм, миледи, - сказала Эмили. - И по-моему, он будет сидеть на вас не хуже того, первого. Горничная пришла повидать Кару в полдень, когда девушка вернулась с прогулки.
        Развернув сверток, Эмили разложила перед Карой костюм, состоявший из брюк и куртки, который, подумала Кара, наверняка носил ее отец, когда был мальчиком.
        - Он побольше, чем был прежний, - заметила она. - И брюки слишком длинные.
        - Вы можете подвернуть их. Или давайте я подошью, - предложила Эмили.
        - Пока он мне не нужен, - сказала Кара, - но я хочу припрятать его, чтобы был под рукой, если вдруг понадобится.
        - Не могу даже представить себе, зачем он может вам понадобиться теперь, миледи, - с сомнением произнесла Эмили. - Ведь не хотите же вы сбежать от его светлости! Он такой чудесный человек.
        Каре уже надоело слышать хвалебные речи в адрес своего мужа, и она сменила тему.
        - Тебе есть что рассказать о мистере Тайстлвуде? - поинтересовалась она у Эмили.
        - Я как раз собиралась заговорить об этом, миледи. Альберт говорит, что происходят очень странные вещи и, возможно, сам лорд Хэрроуби в опасности.
        - Но почему он так думает? - удивилась Кара.
        - Мистер Тайстлвуд сказал вашему дяде, что, если им удастся избавиться от лорда Хэрроуби и членов кабинета, они без труда подобьют толпу на штурм важных зданий, начиная с казарм в Гайд-парке.
        Кара недоверчиво посмотрела на горничную.
        - Что ты такое говоришь, Эмили? Начни-ка сначала и расскажи мне, что именно удалось подслушать Альберту.
        Спохватившись, Кара поняла, что выразилась слишком резко и Эмили может обидеться. Поэтому она быстро добавила:
        - Мы ведь обе знаем, что Альберт подслушивает под дверями, и не могу сказать, чтобы я осуждала его. Мой дядя и этот мистер Тайстлвуд наверняка замышляют что-то нехорошее, и нам очень важно знать, что именно.
        - Ну да, конечно, миледи, - затараторила Эмили, ободренная последними словами Кары. - Но вы ведь знаете, как увлекается Альберт, когда начинает рассказывать свои истории. Половина их может быть правдой, а половина - выдумкой.
        - Я знаю это, - согласилась Кара. - Но тем не менее расскажи мне все по порядку.
        - Насколько я слышала, - начала Эмили, - у этого мистера Тайстлвуда есть целая шайка сообщников, и Альберт считает, что, когда лорд Хэрроуби будет давать свой следующий обед, они ворвутся в дом сорок четыре и перебьют там всех собравшихся!
        - Не могу поверить в это! - воскликнула Кара.
        - Так сказал хозяину мистер Тайстлвуд. Они уже разработали план нападения.
        Несколько секунд Кара молчала, затем спросила:
        - А где живет этот мистер Тайстлвуд?
        - Этого Альберт не знает. Но он встречается со своими людьми во дворе конюшни на Като-стрит.
        - Где это? - поинтересовалась Кара.
        - Где-то неподалеку от Эджвер-роуд, - пояснила словоохотливая Эмили. - Альберт слышал, как они говорили, что у них есть там всякое оружие и что это восстание принесет им победу и войдет в историю.
        Кара поежилась. Она улавливала в воздухе запах интриги, которая наверняка доставит удовольствие ее дяде.
        Трудно было, однако, поверить, что он мог связаться с заговорщиками и планировать какие-либо серьезные беспорядки, не говоря уже о свержении правительства.
        Кара читала в газетах о недавних волнениях на севере страны.
        Она знала, что в прошлом году армия расстреляла на Сент-Питерз-филд, напоминавшем поле битвы, большое число безоружных крестьян.
        В народе бродило недовольство по этому поводу, но правительство продолжало требовать все более жестоких мер по подавлению любых форм протеста и неповиновения.
        - Я расспрошу Альберта поподробнее, - пообещала Эмили.
        Ей явно нравилось чувствовать себя нужной и снабжать Кару информацией.
        - Да, постарайся, - сказала Кара. - Кстати, как часто встречаются эти люди с мистером Тайстлвудом?
        - Думаю, что каждый вечер, миледи. Альберт обмолвился, что слышал, как хозяин говорил в библиотеке сегодня утром: «Передай им мои слова, Тайстлвуд, и расскажи, как они отреагировали, когда придешь завтра утром».
        Кара ничего больше не сказала, и вскоре Эмили вернулась в дом герцога Мэтлока. После ее ухода мисс Робинсон пришла помочь миледи переодеться к обеду.
        Девушка надела одно из новых платьев, доставленных с Бонд-стрит, и подумала, вертясь перед зеркалом, что маркиз будет особенно доволен именно этим нарядом - его сделали как раз таким, как заказывал Айво.
        Белое платье, украшенное крохотными букетиками магнолий с зелеными листьями, - Кара никогда еще не видела ничего подобного.
        Она подумала, что довольно необычно для мужчины до мельчайших тонкостей разбираться в женской моде. Но тут поняла вдруг, почему Айво так хорошо разбирался в нарядах и во всем остальном.
        До сих пор Каре как-то не приходило в голову, что она не первая, для кого маркиз выбирает платья. А теперь, сама не понимая почему, она вдруг перестала себе нравиться и отвернулась от зеркала.
        Взглянув на часы, Кара поняла, что уже поздно - куда позже, чем ей казалось.
        - Надо поторопиться, - сказала она мисс Робинсон. - Его светлость будет сердиться, если я запоздаю к обеду.
        - Не думаю, что его светлость уже вернулся, миледи, - заметила мисс Робинсон.
        - Еще не вернулся? Но ведь уже четверть восьмого.
        Не говоря больше ни слова, Кара распахнула дверь и сбежала вниз по ступенькам. В холле она увидела Бейтсона, дворецкого лондонской резиденции маркиза.
        - Его светлость вернулся? - спросила Кара.
        - Я как раз собирался послать лакея к вам наверх, миледи. Его светлость прислал с кучером записку, где выражает свои сожаления по поводу того, что не может отобедать с вами - Его Величество задерживает маркиза у себя.
        Несколько секунд Кара растерянно глядела прямо перед собой.
        - Скажите, чтобы подавали обед, - произнесла она наконец слегка дрожащим голосом.
        - Хорошо, миледи.

…Возвращаясь домой, маркиз думал не о жене, которой пришлось обедать без него, а о проблемах Его Величества.
        Он очень сочувствовал королю, но все же предупредил лорда Чемберлена, что послезавтра отправляется в Брум.
        - Я должен уехать, - сказал маркиз, - и чем скорее, тем лучше. - Затем, почувствовав, что должен объясниться, он добавил: - Я обещал отобедать завтра с Хэрроуби и кабинетом, но это будет мой последний выход в свет на неделю, а то и две вперед.
        - Не могу винить вас в этом, Айво, - ответил лорд Чемберлен с понимающей улыбкой. - Из-за смерти старого короля и болезни Его Величества вы были лишены медового месяца.
        - Вот именно! - воскликнул маркиз, но предпочел не развивать эту тему.
        Теперь, подъезжая к дому, маркиз думал о том, что в поместье ему представится возможность получше присмотреться к Каре.
        Он уже знал, что девушка неплохо держится в седле, и думал, что ей, возможно, захочется покататься на его лошадях, конечно, не на таких, как Агамемнон, которые нуждались в сильной мужской руке.
        - У нас с ней есть общие интересы, - говорил себе Айво.
        Вдруг он поймал себя на том, что вспоминает, какой привлекательной была Кара вчера вечером в одном из платьев, фасон которого он практически придумал сам и в котором она выйдет в свет, когда возобновятся балы и приемы.
        Экипаж остановился у дверей дома, и лакей побежал открывать двери.
        Как только маркиз вошел в холл, к нему обратился Бейтсон:
        - Прошу прощения, милорд, но молодая особа по имени Эмили настаивает на том, что ей необходимо видеть вашу светлость. Я сказал ей, что уже слишком поздно, но она просила передать, что речь идет о жизни и смерти, и осталась ждать вас.
        У Бейтсона был вид человека, передающего хозяину информацию, которой сам он не верит.
        Маркиз задумался на секунду, недоумевая, где он уже слышал имя Эмили, потом вспомнил, что так звали горничную, которая помогла Каре убежать из дома ее дяди.
        - Я приму эту особу в кабинете, - сказал он дворецкому.
        Айво прошел в кабинет, гадая про себя, что же такое хочет сообщить ему эта самая Эмили и почему она обратилась к нему, а не к Каре.
        Впрочем, взглянув на часы, маркиз увидел, что уже полночь, и Кара наверняка спит, поэтому Бейтсон не стал беспокоить госпожу.
        Дверь открылась, и дворецкий произнес самым что ни на есть неодобрительным тоном:
        - К вам посетительница, милорд!
        Одного взгляда было достаточно, чтобы оценить приличную молодую особу, одетую в черное платье и скромную черную шляпку с лентами, которые завязывались под подбородком. Плечи поздней посетительницы покрывала плотная шерстяная шаль.
        Эмили присела в реверансе и осталась у дверей, ожидая, пока маркиз сам заговорит с ней.
        - Добрый вечер, - произнес Айво. - Как я понял, вас зовут Эмили и вы - горничная, которая прислуживала миледи, когда она жила на Гросвенор-сквер.
        - Это так, милорд, и мне просто необходимо поговорить с вашей светлостью. Это очень важно.
        - Что-то случилось? - поинтересовался маркиз.
        - Случилось, ваша светлость! И это моя вина… Но я не могла представить себе, что миледи решится на такую глупость, когда она попросила принести ей еще один костюм с чердака дядиного дома. Я решила, что у нее на уме какое-нибудь приключение, но не могла предположить ничего дурного.
        Эмили говорила так взволнованно, что маркиз удивленно посмотрел на девушку. Затем он присел на стул, указывая Эмили на место напротив.
        - Наверное, вам лучше присесть и рассказать мне все по порядку с самого начала. Пока что я ничего не могу понять.
        Эмили прошла через комнату к стулу, и маркизу показалось, что ноги плохо повинуются ей. Она села, нервно сцепив пальцы на коленях.
        - Когда Тим сказал мне, что видел ее светлость, я не поверила.
        - Кто такой Тим?
        - Мальчишка, который прислуживает на кухне герцога, милорд. И всегда сует свой нос в чужие дела, следит за всеми. Это он рассказал герцогу, что миледи забралась в ваш экипаж, когда она задумала убежать.
        - Понимаю, - кивнул маркиз. - И что же видел Тим на этот раз?
        - Он видел, как ее светлость пошла в то место, где собираются все эти бандиты. Когда я говорила ей про это, мне и в голову не пришло, что она на такое способна. Если ее обнаружат, ей не жить, милорд!
        Маркиз решительно ничего не понимал.
        - Какие бандиты? И откуда вы узнали, куда пошла миледи?
        - Тим видел ее, милорд! - нетерпеливо воскликнула Эмили, судя по всему, поражаясь бестолковости маркиза. - Видел ее два часа назад. И когда он вернулся и рассказал все мне, я едва поверила своим ушам.
        - И где же он ее видел? - Голос маркиза оставался абсолютно спокойным. Айво понимал, что девушка запутается окончательно, если он покажет ей свое беспокойство.
        Ему приходилось допрашивать пленных во время войны, и он усвоил, что не стоит кричать на людей, торопить их, потому что тогда рассказ становится еще более сбивчивым.
        - В том ужасном месте на Като-стрит, милорд! Где встречаются бунтовщики мистера Тайстлвуда!
        Маркиз удивленно застыл на месте.
        - Вы сказали Тайстлвуда? - уточнил он.
        - Да, милорд. Этот человек приходит к нам в дом и что-то замышляет с хозяином. Альберт - один из лакеев - подслушивает их разговоры.
        - И о чем же они говорят?
        - Они замышляют, милорд, во время следующего обеда в доме сорок четыре убить лорда Хэрроуби и всех его гостей.
        Маркиз был слишком изумлен, чтобы что-то ответить на это немедленно.
        - И вы рассказали обо всем ее светлости? - спросил он через несколько секунд.
        - Да, милорд, но я не думала, что все может обернуться вот так. Что миледи решит сама проникнуть на сборище убийц.
        - И вы говорите, что именно это она сделала сейчас?
        - Да, милорд. Тим видел ее. Он видел, как миледи, одетая в принесенное мною мужское платье, вошла в конюшню перед тем, как туда направился Тайстлвуд со своими подручными.
        Губы маркиза были крепко сжаты, но когда он заговорил, голос казался по-прежнему спокойным:
        - Тим сказал вам, сколько человек направились в эту самую конюшню?
        - Около двух дюжин, милорд, возможно, больше.
        - И вы говорите, это место находится на Като-стрит?
        - Да, милорд, и Тим уверен, что, если эти люди найдут миледи, ее наверняка убьют, - воскликнула Эмили.
        - Будем надеяться, что они этого не сделают, - сказал маркиз. - Спасибо, Эмили, за то, что у вас хватило храбрости прийти сюда и сообщить мне, что происходит.
        - Я должна была сделать это, милорд! Я должна была! Даже если это будет стоить мне места, не могу же я ждать спокойно, пока эти негодяи расправятся с миледи! - горячо воскликнула она.
        - Нет, конечно, нет, - кивнул маркиз.
        Он внимательно посмотрел на Эмили, затем произнес:
        - Я думаю, вам не стоит возвращаться на Гросвенор-сквер. Это может быть опасно. Оставайтесь здесь. Моя экономка найдет для вас постель, а завтра мы обсудим, что делать дальше.
        По щекам Эмили текли слезы.
        - Спасибо вам, милорд, спасибо! - воскликнула она. - Конечно же, всем показалось странным, что я выбежала из дома сразу после того, как Тим рассказал о миледи. Они знают, что я люблю ее светлость и не позволю, чтобы с ней случилось что-нибудь дурное.
        - С ней ничего не случится, и вы тоже будете здесь в безопасности! - заверил плачущую девушку маркиз.
        Поднявшись из-за стола, он торопливо направился в холл. Отдавая распоряжения Бейтсону, Айво думал только о том, что нельзя терять ни минуты. Он обязан спасти Кару.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Подъезжая к Като-стрит в закрытом ландо, которым он иногда пользовался в Лондоне, Айво поймал себя на том, что не вполне верит рассказу Эмили.
        Потом он вспомнил, как сказал утром Каре:
        - Сегодня я обедаю дома, а завтра у меня встреча с несколькими министрами за обедом у лорда Хэрроуби.
        Кара ничего не ответила на эти слова, да и разговор был самый обычный, ничего не значащий.
        Но теперь маркиз не сомневался, что Кара отправилась на Като-стрит, чтобы проверить, правду ли говорит Эмили и действительно ли заговорщики наметили на завтра убийство лорда Хэрроуби и членов кабинета.
        Это казалось почти невероятным, однако, как любил повторять маркиз: «…семена революции прорастают в обществе медленно, но верно, а правительство не принимает необходимых мер».
        Чтобы убедиться, что Кара действительно отправилась на Като-стрит, а не спит мирно в своей постели, маркиз толкнул дверь в ее спальню. Если бы дверь оказалась запертой - Кара всегда запирала ее с того самого дня, как их обвенчали в часовне Брума, - Айво знал бы, что беспокоиться не о чем.
        Но дверь сразу же открылась, и еще до того, как свет осветил нетронутую постель, на которую никто не ложился в эту ночь, маркиз уже понял, что Кара решилась на сумасбродный поступок, который может стоить ей жизни.
        Маркиз не склонен был недооценивать опасность, угрожавшую Каре, и поспешил к ожидавшему его экипажу.
        Он велел кучеру ждать его в укромном месте в стороне от Эджвер-стрит, а сам пешком двинулся к Като-стрит, стараясь держаться в тени.
        Уже перевалило за полночь, на улице было тихо и почти безлюдно.
        Здесь не было почему-то даже бродяг, роющихся в отбросах в поисках объедков, или мелких воришек, прятавшихся обычно в подворотнях в надежде поживиться за счет какого-нибудь подвыпившего джентльмена, поздно возвращающегося домой.
        Эджвер-стрит была опасным местом для хорошо одетого джентльмена, и когда маркиз все-таки увидел в нескольких шагах от себя чью-то фигуру, он поспешил спрятаться, чтобы не оказаться вовлеченным в какую-нибудь неприятную уличную историю.
        Айво примерно представлял себе, где находится Като-стрит, и без особого труда нашел улицу.
        Это была маленькая, неприметная улочка, на которой стояли пара покосившихся конюшен и обшарпанные дома, явно нуждающиеся в ремонте.
        Дома казались нежилыми, но в конце улочки была таверна, из окон которой падал на улицу тусклый золотистый свет, освещавший конюшню напротив, которая, по мнению маркиза, больше всего походила на место, описанное Эмили. А может быть, интуиция подсказала ему направиться именно к этой конюшне.
        Дверь со сломанными петлями была приоткрыта, но Айво из осторожности не стал подходить близко.
        Оглядевшись по сторонам и никого не заметив, он спрятался за дверью дома напротив и стал наблюдать.
        Не сразу до маркиза дошло, что дом, в тени которого он прячется, - пустой, окна его выбиты, а дверь не заперта.
        Тогда он вошел внутрь, ступая как можно осторожнее, чтобы не провалиться в какую-нибудь дыру и не скрипеть половицами, и стал наблюдать из укрытия за конюшней напротив.
        Вскоре ему показалось, что под дверью мелькнул свет, но он не мог бы поручиться за это.
        Все вокруг казалось таким безмятежным и в то же время таило смутную угрозу.
        Именно в этот момент маркиз по-настоящему испугался за Кару.

«Как она могла, - спрашивал он себя, - совершить столь опрометчивый поступок? Пробраться, переодевшись в мужское платье, в логово разбойников, чтобы подслушать их планы! Но ведь эти люди убьют, не моргнув глазом, каждого, кто станет свидетелем их злодеяния».
        Айво не мог не признать безусловного мужества Кары. Он не мог даже представить себе, чтобы любая другая из знакомых ему женщин пошла бы на подобный риск.
        Но Кара - она всегда была непредсказуема, с самого первого дня их знакомства.
        Она была такой маленькой и хрупкой, такой хорошенькой - Айво не мог вынести мысли о том, что с ней могут обойтись грубо, возможно, пытать, чтобы она выдала всю имевшуюся у нее информацию, а потом убить.
        Впервые после того, как Айво выехал из дома, он подумал, что напрасно не взял с собой подкрепление.
        Но, если Эмили права и заговорщиков было не меньше двух дюжин, требовалось по меньшей мере такое же количество людей, чтобы справиться с ними. А где взять столько помощников сейчас, поздней ночью?
        Ожидание казалось невыносимым. Маркиз стал размышлять, что можно предпринять в этой опасной ситуации, но в этот самый момент дверь конюшни медленно открылась.
        Маркиз задержал дыхание. Из конюшни высунулся какой-то мужчина, оглядел улицу, убедился, что все спокойно, открыл дверь пошире, и заговорщики один за другим покинули конюшню.
        Именно такими и представлял их себе Айво.
        В заговорах такого рода обычно принимали участие не замученные непосильным трудом рабочие, которым действительно было против чего протестовать, а проходимцы и отбросы высшего класса английского общества, всегда готовые полагаться при разрешении любого конфликта на грубую силу.
        Тут были люди разного возраста, очень разные внешне, насколько удалось разглядеть их Айво во мраке, но все выглядели как отпетые бунтовщики, и все они напоминали маркизу пиратов, готовых рисковать жизнью за жирный кусок добычи.
        В полной, почти зловещей тишине заговорщики выскальзывали один за другим из дверей конюшни и торопились прочь в разных направлениях, исчезая в темноте ночи.
        Последним вышел человек, в котором маркиз опознал лидера - Тайстлвуд. Он вполне походил на джентльмена и явно происходил из благородной семьи.
        В то же время, хотя из укрытия маркизу трудно было разглядеть лицо Тайстлвуда, Айво был уверен, что видит перед собой жестокого негодяя, заботящегося только о собственных интересах и уж никак не о людях, которых он собирался вовлечь в беду.
        Тайстлвуд закрыл за собой дверь конюшни.
        Замка на двери не было, да и кому пришло бы в голову запирать это пустующее здание. Заговорщики с умом выбрали для своих встреч и эту темную, безлюдную улочку, и заброшенную конюшню, в которой никто не бывал.
        Тайстлвуд прикрыл дверь конюшни, насколько это было возможно при сломанных петлях, выпрямился, взглянул на таверну, словно прикидывая, не приободрить ли себя стаканчиком спиртного.
        Затем он сделал несколько шагов по направлению к таверне, и при свете, падавшем из ее окон, маркиз сумел разглядеть Тайстлвуда получше.
        Было что-то жестокое в плотно сжатых тонких губах, Айво показалось, что Тайстлвуд выглядит немного возбужденным. Возможно, чувствует себя триумфатором после удачно прошедшей сходки бандитов.
        Однако Тайстлвуд вдруг изменил свои планы и отправился вниз по Като-стрит в направлении Эджвер-стрит.
        Маркиз подождал, пока Тайстлвуд скроется из виду. Затем, выйдя из укрытия, поспешил к конюшне.
        Он тихонько открыл дверь, прекрасно помня из своего военного опыта, сколько народу погибло, решив, что враг покинул какой-либо пост, и наткнувшись на оставленных там охранников.
        Выждав несколько секунд, Айво вошел внутрь.
        В конюшне было темно, пахло прелым сеном. Айво видел прямо перед собой чердак, на котором, видимо, и заседали заговорщики.
        Лестницы не было видно, и Айво решил, что Тайстлвуд, должно быть, спрятал ее перед уходом, чтобы лестницу не украли.
        Сделав еще несколько шагов, маркиз прислушался. Тишина. Голосом, звучащим чуть громче шепота, Айво позвал:
        - Кара!
        На секунду он подумал, что ошибся и девушки тут нет.
        Но тут маркиз услышал удивленный возглас, и секундой позже голос Кары произнес:
        - Это… действительно… вы?
        - Я здесь, - заверил ее Айво. - А где вы?
        - Я не могу слезть.
        Маркиз ничего не видел в том направлении, откуда раздавался голос Кары, поэтому он приоткрыл пошире дверь конюшни, затем вернулся и спросил:
        - Так где же вы?
        - Я здесь, - произнес голос Кары прямо у него над головой.
        Только теперь маркиз понял, что Кара забралась на сеновал и находилась, таким образом, прямо под полом чердака.
        Маркиз встал прямо под сеновалом и протянул руки Каре.
        - Прыгайте - я не дам вам упасть.
        Кара свесилась с сеновала, протянула руки и обняла Айво за плечи.
        - Не бойтесь, прыгайте.
        Последовав совету Айво, Кара оказалась в его объятиях.
        Маркиз крепко прижал девушку к себе и услышал или, скорее, почувствовал, как, обвив руками его шею, Кара шепчет полным ужаса голосом:
        - Они… собираются… убить вас! Они собираются убить вас завтра вечером!
        Маркиз понимал, как испугана Кара, чувствовал, как бьется у его груди сердце девушки.
        Крепче прижав Кару к себе, Айво опустил взгляд туда, где скрывалось за темнотой ее лицо, и сказал:
        - Как вы могли прийти сюда? Как могли совершить столь неправдоподобную…
        И тут он вдруг остановился.
        И губы его, словно понимая, что нет больше необходимости в словах, нашли сами собой губы Кары.
        Поцеловав ее, маркиз вдруг сразу понял то, в чем никак не хотел признаваться себе все это время. Он понял, что влюблен. Влюблен в собственную жену.
        Ожидая на другой стороне улицы, Айво был вне себя от беспокойства и страха за Кару. Но теперь, зная, что она в безопасности, он испытывал радость и облегчение, переполнявшие все его существо. Только любовь способна творить подобные чудеса!
        Айво не мог даже представить себе, что способен влюбиться в Кару, которая словно являлась олицетворением всего, что он не любил, не одобрял в женщинах.
        Но теперь, когда губы его касались влажных губ девушки, Айво ясно понимал, что, хотя он не признавался себе в этом, с каждым днем Кара становилась все ближе и ближе его сердцу, пока он не влюбился окончательно и бесповоротно.
        Каре казалось, что рай спустился на землю и она стоит в сияющем облаке света, а не посреди темной конюшни, где только что пережила самые ужасные мгновения своей жизни.
        Не понимая, что делает, она прильнула к маркизу всем телом и ответила на его поцелуй.
        Оба не замечали, как летит время, не понимали, сколько простояли вот так, сомкнув объятия.
        Наконец, словно очнувшись, маркиз поднял голову и сказал:
        - Ради бога, давай уйдем из этого ужасного места. Я так боялся, что эти негодяи убьют тебя!
        - Они собираются убить тебя! - прошептала Кара.
        Маркиз ясно слышал в словах девушки, что сейчас все это не имеет значения, что она унесена, как и он, волнами охвативших ее чувств, сладостью поцелуя, летает в небесах и не желает возвращаться на землю.
        Не разжимая объятий, Айво увлек Кару к выходу.
        Только дойдя до двери, он остановился, как перед этим один из заговорщиков, и выглянул наружу.
        Вокруг никого не было, улица казалась тихой и пустынной.
        Все еще беспокоясь за Кару, маркиз понес ее туда, где оставил экипаж.
        Кара ничего не говорила. Маркиз понимал, что она все еще находится во власти чувств, охвативших их обоих в тот момент, когда сомкнулись их губы. Ему и самому трудно было думать о чем-то другом.
        Только когда показался экипаж, Кара спросила:
        - Может быть… я пойду сама?
        - Сиди тихо, - велел ей маркиз. - Я все еще боюсь за тебя.
        Руки его еще крепче сжали Кару, и она почувствовала, что никогда в жизни не была так счастлива.
        Увидев их, лакей соскочил с запяток и открыл дверцу экипажа. Маркиз осторожно опустил Кару на сиденье и устроился рядом.
        Лакей накинул им на колени меховой плед и спросил:
        - Домой, милорд?
        - Да, домой, - ответил маркиз.
        Когда лакей захлопнул дверь, и лошади тронулись с места, Айво обнял Кару.
        Ему очень хотелось задать ей один вопрос.
        Но тут при свете болтавшегося на экипаже фонаря он увидел лицо девушки, широко раскрытые глаза, в которых застыло вопросительное выражение, и тут же понял, что должен снова поцеловать ее - все остальное сейчас неважно.
        Все еще во власти страха, охватившего его, когда он узнал, что затеяла Кара, Айво почти грубо притянул ее к себе, и снова губы его властно завладели губами девушки, словно он все еще боялся потерять ее.
        Целуя Кару, маркиз ощутил с новой силой, что никогда в жизни не испытывал чувств, подобных тем, что владели им сейчас.
        Он сознавал, что чувства эти усиливались страхом, но в то же время понимал, что было в их поцелуе нечто такое, чего он никогда не получал раньше и никогда не давал взамен.
        И дело было не только в том, что он хотел Кару, что губы ее были такими мягкими, сладкими и такими невинными.
        В чувствах его было нечто высоко-духовное, и это ясно говорило ему, что именно Кара - та женщина, которую он искал всю жизнь, но не находил.
        Айво не мог объяснить этого, он знал только, что любит Кару всем сердцем, что никогда не испытывал ничего подобного ни к одной женщине.
        Ему хотелось защитить Кару, сделать ее счастливой, испытать вместе с ней это божественное счастье, скрытое внутри их самих.
        Только когда экипаж доехал до Беркли-стрит, губы их разомкнулись, и Кара произнесла едва слышно:
        - Я люблю тебя… Я люблю тебя, Айво. Но только я не понимала этого, пока не услышала, как эти ужасные люди сговариваются тебя убить.
        Маркиз понял, что настало время произнести то, о чем ему давно хотелось сказать.
        - Как ты могла затеять столь рискованное дело? Как могла отправиться туда одна, рискуя быть убитой?
        - Я должна была убедиться, что Альберт не выдумал это все. Что ты действительно должен умереть, если пойдешь завтра к лорду Хэрроуби.
        На последних словах голос девушки задрожал и сорвался.
        - И это так волновало тебя? - спросил маркиз. - А я-то думал, что ты рада будешь от меня избавиться.
        - Я люблю тебя, хотя не понимала этого раньше. Но теперь я знаю это и… пожалуйста, мне хотелось бы остаться с тобой.
        Маркиз молчал, и Кара спросила:
        - Ты… не сердишься на меня?
        - Не сержусь, - заверил ее маркиз. - Но ты заставила меня испытать страх, которого я никогда не испытывал раньше. Страх потерять любимую женщину. О, дорогая, поклянись, что ты никогда больше не поведешь себя столь опрометчиво!
        Айво почувствовал, как задрожала Кара, услышав, как он назвал ее. И, словно все это было слишком для ее возбужденных нервов, она спрятала лицо на плече маркиза.
        - Если ты позволишь мне… остаться с тобой, - прошептала Кара. - Я буду в безопасности. Но мне всегда будет необходима уверенность в том, что и тебе ничего не грозит.
        - Все будет хорошо, - заверил ее маркиз. - Потому что благодаря тебе завтрашний обед у Хэрроуби не состоится.
        Он услышал, как Кара вздохнула с облегчением, и хотел снова поцеловать ее, но только тут заметил, что экипаж уже остановился перед домом на Беркли-сквер.
        Айво знал, что в холле дежурил только ночной швейцар, потому что, уезжая, он специально отдал Бейтсону распоряжение не ждать его, а ложиться в постель.
        Он знал, в каком наряде привезет Кару, и хотел, чтобы как можно меньше слуг видели свою госпожу в брюках.
        - Иди прямо в свою комнату, любовь моя, - сказал маркиз Каре. - Я принесу тебе что-нибудь поесть и выпить. А потом ты расскажешь мне подробно обо всем, что случилось.
        Кара улыбнулась ему в ответ, и маркиз подумал, что даже сейчас, одетая в мужское платье не по размеру, она все равно красивее всех девушек на свете.
        Как только лакей открыл дверцу экипажа, Кара выпрыгнула наружу и проскользнула мимо швейцара в холл, прежде чем тот успел понять, что происходит.
        Маркиз поблагодарил кучера, вошел в дом, отдал лакею плащ и шляпу.
        Затем он прошел к себе в кабинет, чтобы взять бутылку шампанского и сандвичи с паштетом, которые - он знал это - наверняка оставила там кухарка. Поднимаясь со всем этим по лестнице, Айво поймал себя на мысли, что никогда в жизни не был так счастлив.
        Словно на сцене подняли занавес, чтобы начать представление пьесы, которой он не видел раньше, но знал, что это будет незабываемое зрелище, более волнующее, чем все виденное им раньше. И все это происходило с ним потому, что наверху его ждала Кара.
        Когда лакей помог ему раздеться, маркиз, облаченный в длинный шелковый халат, взял шампанское и сандвичи и направился к двери, разделявшей их с Карой спальни. Он знал, что на этот раз дверь будет не заперта.
        Когда Айво вошел, Кара сидела на постели, и он тут же подумал, что в своей полупрозрачной ночной рубашке она кажется воплощением женственности и нежности.
        Поставив на стол шампанское и сандвичи, Айво присел на край кровати Кары. И произнес чуть хриплым от волнения голосом:
        - Ты здесь! Я привез тебя домой в целости и сохранности и не могу сейчас думать ни о чем другом!
        - Я просто обязана была… поехать туда… посмотреть, действительно ли тебе угрожает опасность, - сказала Кара. - Но теперь - о, Айво! - теперь ты должен спасти остальных - ведь их тоже собираются убить!
        - Ты должна рассказать мне об этом.
        Но, говоря все это, маркиз не мог отвести взгляд от лица Кары, от ее приоткрытых влажных губах.
        - Я люблю тебя! - воскликнул Айво. - И как я мог не понимать этого раньше? Ты никогда, ни при каких обстоятельствах не должна больше рисковать своей жизнью, потому что теперь ты принадлежишь мне.
        - Ты действительно… любишь меня? - голос Кары дрожал. - Я просто не могу поверить в это!
        - Я заставлю тебя поверить, - пообещал маркиз. - Только сегодня я понял: я чувствую к тебе именно то, о чем мечтал всю жизнь, чего искал всю жизнь, сам того не понимая.
        - И как я могла не понять сразу, как только увидела тебя, что ты - именно тот человек, которого я могла бы полюбить… как мама любила папу.
        - И как я люблю тебя.
        Говоря это, маркиз заключил Кару в объятия. Голова девушки коснулась подушки, и Айво снова внимательно посмотрел на нее, словно желая запечатлеть в памяти ее черты именно в этот момент, прежде чем губы его коснулись губ девушки.
        Он целовал ее долгим, полным страсти и нежности поцелуем, который показался обоим еще более упоительным, чем те поцелуи, которыми они успели обменяться до сих пор. Руки Кары обвивали шею Айво, прижимая его все крепче и крепче к ее упругому телу.

        Много позже, устроившись поудобнее на плече маркиза, Кара размышляла вслух:
        - И как я могла быть такой глупой? Зачем было терять столько времени, убеждая себя, что мне надо убежать отсюда. Ведь если бы я сделала это, мне хотелось бы разве что только умереть в разлуке с тобой.
        - Ты не умрешь, любимая, - прошептал маркиз. - Ты будешь жить рядом со мной, принадлежать мне, и, как я уже говорил раньше, я убью всякого, кто попробует отнять тебя у меня.
        - Никто не смог бы сделать это. Но я никогда не думала, что любовь может быть так прекрасна, что она захватит меня целиком.
        - Я не испугал тебя? - спросил маркиз.
        - Как я могу бояться, когда я восхищаюсь тобой, боготворю тебя?
        - Но ты ведь боялась меня, когда приехала сюда впервые. И это все время волновало меня.
        - Я никогда больше не буду бояться тебя - только беспокоиться о тебе, как бы этот ужасный Тайстлвуд и дядя Лайонел не причинили тебе зла.
        Слова ее словно воскресили в памяти все, что им пришлось пережить вместе.
        Маркиз привлек к себе Кару и поцеловал в лоб.
        - Наверное, ты должна, дорогая, рассказать мне обо всем по порядку, но сейчас я просто не могу думать ни о чем, кроме тебя и того счастья, которое ты мне подарила.
        - Это так чудесно, что ты… любишь меня, - сказала Кара. - Но ты должен спасти лорда Хэрроуби и кабинет.
        - Я обязательно сделаю это, - пообещал маркиз. - Но сначала скажи еще раз, что ты действительно любишь меня и что все это не приснилось мне.
        Кара счастливо рассмеялась:
        - Это действительно похоже на сон, правда? Итак, я попросила Эмили принести мне еще один костюм, потому что не исключала возможность побега. Затем сегодня же она рассказала мне, что дядя Лайонел сговаривался с этим ужасным Тайстлвудом убить всех, кто приедет завтра вечером на обед к лорду Хэрроуби. Я должна была спасти тебя…
        - Ты могла просто предупредить меня об этом, а не рисковать собой, - снова упрекнул ее маркиз.
        - Я думала, что ты не поверишь мне, - объяснила Кара. - Я чувствовала, что судьба предначертала мне выяснить все самой. Только слушая, какие ужасные вещи они планируют, я поняла вдруг, как сильно люблю тебя. Даже если бы меня убили, я должна была тебя спасти.
        Слова ее заставили маркиза еще крепче прижать Кару к себе. Он поцеловал ее, а затем попросил:
        - Расскажи мне всю историю с начала до конца. А потом мы сможем думать только о нашем счастье и забыть о заговорщиках до завтрашнего утра.
        Кара положила руку на грудь маркиза, словно по-прежнему желая защитить его.
        - Я пробралась на Като-стрит, потому что Эмили сказала мне, что эти ужасные люди собираются там, в заброшенной конюшне.
        - А как ты узнала, в какой именно конюшне это происходит?
        - В остальных либо стояли кони, либо они были полуразрушены.
        - Продолжай, - попросил маркиз. - Ты нашла конюшню - и что дальше?
        - Я поняла, что, если меня обнаружат, я попаду в беду. Но дверь была приоткрыта, я увидела внутри сеновал и поняла, что, если заберусь на него, меня не видно будет от двери и я буду прямо под чердаком, где смогу услышать все, о чем они станут говорить…
        - Ты все рассчитала правильно, - похвалил маркиз. - Но все же не стоило подвергать себя такой чудовищной опасности.
        - Я ждала не больше пятнадцати минут, - продолжала Кара. - Вскоре появился человек. Он приставил к чердаку лестницу, которая, на мое счастье, была спрятана в другом конце конюшни, и забрался наверх. Затем начали прибывать остальные. Они сидели и переговаривались между собой, пока не пришел Тайстлвуд.
        - Как ты поняла, что это он?
        - Потому что остальные здоровались с ним с большим уважением. Он рассказал, что виделся с дядей Лайонелом, который настаивал на том, чтобы первым они убили… тебя!
        В голосе Кары звучал такой ужас, что маркиз снова прижал жену к себе, чувствуя, как отчаянно бьется в груди ее сердце.
        - Теперь все кончено, дорогая, но ты должна рассказать мне, что было дальше.
        - Мистер Тайстлвуд изложил план. Один из заговорщиков должен постучать в двери лорда Хэрроуби в разгар обеда, притворившись посыльным с важным пакетом. Пока он говорит со швейцаром, остальные заговорщики, которые спрячутся небольшими группами на площади, будут за ним наблюдать.
        Пальцы Кары крепче сжали плечо маркиза.
        - О, Айво! - воскликнула она. - Эти люди собираются перебить весь кабинет, а также слуг, если они окажут сопротивление, а человек по имени Ингс - он мясник - сказал, что лично отрежет головы лорду Каслерою и лорду Сидмуту!
        Маркизу трудно было поверить во все, что говорит Кара, но он не стал перебивать ее.
        - Он уже приготовил два мешка для голов. Еще Ингс сказал, что возьмет себе правую руку лорда Каслероя в качестве ценного сувенира.
        - Наверное, эти люди сумасшедшие, - не выдержал Айво.
        - Все это действительно напоминало бред сумасшедших, - согласилась Кара. - Когда они перебьют всех, то выстрелят петардой возле дома - это будет знак для их друзей.
        - И что произойдет дальше?
        - Они собираются поджечь керосиновую лавку возле Гросвенор-сквер, чтобы собрать толпу.
        - Они так и сказали? - заинтересовался маркиз. - А зачем это им нужно?
        - Тайстлвуд сказал, что огонь соберет толпу, которая придет в неистовство при виде останков членов кабинета. И тогда их можно будет повести на штурм казарм в Гайд-парке.
        - Никогда в жизни мне не приходилось слышать такого безумного плана! - воскликнул Айво.
        - Это еще не все. Тайстлвуд считает, что, если им удастся собрать достаточно бунтовщиков, они смогут ограбить Английский банк, захватить Тауэр и распахнуть ворота Ньюгейтской тюрьмы.
        - Все это звучит абсолютно невероятно! И ты действительно думаешь, что твой дядя в курсе всех их планов?
        - Мистер Тайстлвуд говорил о нем с гордостью. Я уверена, что именно дядя Лайонел убедил их в том, что они смогут создать временное правительство и объявить об этом со ступеней Мэнсон-хауз.
        Маркиз вспомнил, как Мэтлок хвастался, что теперь он в его руках. Но, начиная с этой ночи, они поменялись ролями - теперь герцог в его власти, и Айво добьется, чтобы негодяя повесили за измену.
        Однако он не сказал этого Каре, а только спросил:
        - Что еще они говорили?
        - Они проверили, сколько у них пистолетов, пик и ручных гранат, и мистер Тайстлвуд велел им взять все это, прежде чем они разойдутся по своим укрытиям. Еще он сказал, что дядя Лайонел дал им денег, чтобы купить побольше оружия, особенно пистолетов.
        Маркиз не сомневался: Мэтлок рассчитывал на то, что в благодарность за услуги заговорщики предложат ему высокий пост в новом правительстве, и тогда он сможет нажить на революции целое состояние.
        - Что было дальше? - Все они поклялись в верности мистеру Тайстлвуду, пообещали бороться плечом к плечу и обеспечить ему высокий пост в новом правительстве, после того, как перебьют старое.
        Маркизу было по-прежнему трудно поверить во все услышанное.
        Даже если заговорщикам не удастся привести в исполнение все свои честолюбивые планы, они наделают много зла, и две дюжины здоровых мужчин вполне способны перебить всех членов кабинета, которые соберутся завтра на обед к лорду Хэрроуби.
        - Это было очень смело с твоей стороны, дорогая, - выяснить все, что ты выяснила. Премьер-министр будет очень благодарен тебе, когда завтра все заговорщики будут схвачены и посажены в тюрьму. Но все же я не хочу впутывать тебя во все это.
        Кара удивленно посмотрела на Айво, и он поспешил объясниться:
        - Ты ведь моя жена и маркиза Брум. Если станет известно, что ты, поверив сплетням служанки, переоделась в мужское платье и отправилась подслушивать планы заговорщиков, могут возникнуть - и наверняка возникнут - ненужные нам сплетни.
        - Понимаю, - кивнула Кара.
        - Поэтому я расскажу о том, как получены все эти сведения, только премьер-министру, с которым собираюсь говорить завтра утром.
        - Главное, чтобы твоей жизни не угрожала опасность, - сказала Кара. - Я не хочу говорить или даже думать об этом. Я помню только, что, когда они заговорили о том, что тебя убьют первым, я почувствовала себя так… словно в грудь мне вонзили кинжал.
        - Теперь ты понимаешь, любимая, что чувствовал я, когда ждал снаружи, думая о том, что в любой момент эти ужасные люди могут обнаружить тебя и, возможно, подвергнуть пыткам.
        Кара испуганно вскрикнула, а маркиз продолжал:
        - Но теперь ты в безопасности, в полной, абсолютной безопасности, и я никогда, никогда в жизни не позволю тебе больше принимать участие в столь опасных приключениях.
        - Я и сама не хочу этого больше, - заверила Кара. - Теперь я знаю, что люблю тебя, и единственное мое желание - доставлять тебе удовольствие и делать все, что ты пожелаешь.
        Маркиз посмотрел на свою жену, и в глазах его светилась такая нежность, какой он не испытывал никогда в жизни.
        - Я люблю тебя такой, какая ты есть, - сказал Айво. - Трудно поверить, что я действительно произношу эти странные слова, но это именно так.
        - И я тоже люблю тебя, - в который раз повторила Кара. - Разве могла я подумать, когда говорила себе, что ненавижу и боюсь мужчин, что скоро полюблю тебя так, что все тело мое будет изнемогать от любви. Я хочу, чтобы ты целовал меня, любил меня до тех пор, пока я не забуду обо всем на этом свете. Обо всем, кроме тебя.
        В голосе Кары звучали незнакомые маркизу нотки страсти, разжигавшие огонь в его крови.
        Айво был достаточно умен, чтобы давно понять, что ненависть Кары к мужчинам объясняется жестоким обращением, которому подвергал ее дядя, и тем, что девушка чувствовала себя совершенно беззащитной в этом, порой жестоком мире.
        Но у Кары был сильный характер, и невзгоды не сломили ее, как сломили бы любую другую женщину.
        Кара боролась с судьбой, твердо намереваясь не только выжить, но и остаться самой собой. И даже когда она платила ненавистью за ненависть, сердце ее жаждало любви.
        Он снова испытал прилив нежности и одновременно страсти и, подняв к себе лицо Кары, произнес, глядя ей в глаза:
        - Что ты сделала со мной, маленькая колдунья, чтобы заставить меня испытывать такое? И чем я угодил господу, что он послал мне в награду столь прекрасное, столь совершенное существо?
        - Ты действительно так думаешь? - спросила Кара. - Я мечтала о том, чтобы ты восхищался мной, не отдавая себе отчета, что на самом деле хочу… любви. Теперь я так счастлива, словно ты несешь меня к небесам, и я могу коснуться рукой звезд. Вокруг нас только красота и музыка, нет больше ничего ужасного и… жестокого.
        Кара едва заметно вздрогнула, произнося последние слова, и маркиз понял, что девушка невольно вспомнила о жестоких побоях своего дяди.
        - Забудь о нем! - тихо произнес он. - С ним покончено. Завтра вечером он будет в Тауэре, и, если не догадается покончить с собой, его все равно приговорят к смертной казни.
        Говоря это, маркиз почти не сомневался, что, узнав о разоблачении заговора и аресте бунтовщиков, Мэтлок наверняка застрелится.
        У него не было ни малейшего шанса ускользнуть от правосудия. Тайстлвуд наверняка выдаст его, да и среди собственных слуг герцога были свидетели его вины.
        В другое время маркиз наверняка почувствовал бы удовлетворение при мысли о скорой победе над врагом, но сейчас он думал только о Каре и о том, как заставить ее поскорее забыть весь ужас, что принес в ее жизнь этот негодяй Мэтлок.
        Окруженная любовью Айво, она очень скоро забудет о горестях и невзгодах, останется только радость и счастье от того, что они вместе.
        Словно прочитав его мысли, Кара тихо сказала:
        - Я люблю тебя! Даже не знаю… как объяснить тебе, насколько сильно я тебя люблю. Ничто в этом мире не имеет для меня значения, кроме тебя.
        - Именно это я и мечтал от тебя услышать, любимая. Повторяй это почаще, не ограничивайся одним разом.
        Маркиз повернулся, чтобы лучше видеть Кару, и тут же сказал себе, что никогда не видел настоящей красоты до этого момента - лицо Кары светилось от счастья, глаза радостно блестели.
        Тепло ее мягкого тела, тонкие пальцы, сжимавшие плечо Айво, словно Кара по-прежнему боялась потерять его, - все это зажгло в крови маркиза настоящий огонь.
        Он повторял себе, что должен быть очень осторожен, что Кара - самая большая его драгоценность, что он должен пробуждать к жизни ее чувственность медленно и нежно, чтобы Кара раскрывалась перед ним постепенно, словно нежный цветок, все больше и больше с каждым днем.
        Айво был очень опытным любовником, и ему удалось уже пробудить в Каре ответную страсть, от одной мысли о которой он чувствовал себя так, словно побывал на небесах.
        Но он знал, что это - только начало того блаженства, которое способны доставить друг другу двое любящих.
        Никогда еще, несмотря на многочисленные романы, ему не приходилось обучать искусству любви столь невинное и столь прекрасное существо, и это будет самым волнующим впечатлением всей его жизни.
        Глядя на Кару, Айво понимал, что все женщины, прошедшие через его жизнь, пытавшиеся завладеть его сердцем, - лишь слабое подобие той реальности, в которой он жил сейчас.
        Словно бледные призраки, они уже скрылись в прошлом, и он никогда больше не вспомнит о них.
        Все говорило Айво о том, что он встретил свою настоящую, свою единственную любовь, встретил женщину, способную слиться с ним воедино, стать частью его существа.
        Он подумал о том, что Кара, с ее решительностью и смелостью, столь необычными для юной и хрупкой леди, является достойной парой такому человеку, как он. И как он не понял с самого начала, что именно эта женщина уготована ему в жены самой судьбой.
        Сейчас Айво испытывал не только нараставшее желание, но и почти мистическую благодарность фортуне, подарившей ему Эльдорадо, которое мечтает найти любой мужчина, но находит далеко не каждый.
        Словно озадаченная его долгим молчанием и его внимательным взглядом, Кара спросила:
        - Ты… думаешь… обо мне?
        - Только о тебе, любимая! Ты заполнила собой мои глаза, мои мысли, мое сердце и мою душу.
        - Именно это я мечтала услышать, ведь я и сама люблю тебя точно так же. Ты научишь меня, что делать, чтобы не разочаровать тебя? - тихо спросила Кара. - Я люблю тебя и хочу быть совершенной в твоих глазах, но мне не удастся добиться этого без твоей помощи.
        У маркиза перехватило дыхание.
        - Все очень просто, ты должна только быть собой, дорогая, - сказал он. - Тебе ничему не надо учиться.
        Кара засмеялась, на щеках ее заиграли ямочки, в глазах появился озорной блеск.
        - Неужели мне удалось пленить знаменитого своей неуловимостью маркиза Брума? А я-то думала, что это невозможно!
        - Я тоже думал, что это невозможно, - признался Айво. - Но ведь и я поймал тебя в сети и обещаю, что тебе из них не выбраться. Ты никогда не убежишь, и я никогда, никогда не потеряю тебя.
        - Так докажи мне это еще раз, - попросила Кара. - Люби меня, Айво… Убеди в своей любви… Я хочу, чтобы ты любил меня…
        Говоря это, она придвинулась к нему еще ближе, и Айво почувствовал жар ее тела.
        Прижимая Кару к себе, он отбросил последние сомнения - они были единым целым, они поднимались вместе в небеса, оставляя позади все горести, все зло и жестокость. И никто никогда больше не сможет разлучить их!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к