Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Звезды В Моем Сердце " - читать онлайн

Сохранить .
Звезды в моем сердце Барбара Картленд

        # Гизела Масгрейв, дочь провинциального сквайра, влачит жалкое существование, прислуживая злобной самовлюбленной мачехе. Но однажды ее жизнь резко меняется: Гизела спасает незнакомку, которая оказывается австрийской императрицей. Коронованная особа открывает девушке тайну ее происхождения и просит исполнить важное поручение…

        Барбара Картленд
        Звезды в моем сердце

        Глава 1

        Гизела толкнула дверь шорной мастерской. Хотя ей частенько приходилось бывать здесь, ее всегда охватывали неловкость и смущение оттого, что она вторгается в чисто мужское царство. Она неизменно чувствовала одно и то же: странное замирание сердца и нерешительность, заставлявшие лихорадочно подыскивать какой-нибудь подходящий предлог, чтобы оттянуть тот момент, когда нужно будет переступить порог и привлечь к себе любопытные взгляды не менее десятка незнакомцев.
        Старик Фред Тайлер, шорник, хорошо ее знал, и конечно, она не его боялась. Она приходила сюда с отцовскими поручениями с тех пор, как едва научилась ходить. Починить вожжи, подпругу, заменить ремешок на седле. Если возникала необходимость отправиться в Таусестер за покупками, сквайр всегда произносил свою обычную реплику:
        - Едешь в Таусестер? У меня найдется кое-что для Тайлера починить.
        Фред Тайлер был не просто шорником. Его мастерская, как казалось Гизеле, была центром и средоточием всех сплетен, бродивших по округе. Там неизменно можно было увидеть компанию мужчин, стоявших перед гудящим очагом во всю стену, в котором горели бревна. Мужчины были в высоких сапогах, бриджах, забрызганных грязью, и алых охотничьих куртках с разноцветными воротничками, обозначающими, к какому охотничьему обществу они принадлежат - «Пайтчли», «Байсестер» или «Герцог Графтонский». Держа руки в карманах, они обычно хохотали во все горло. А иногда накачивались пивом из высоких оловянных кружек, которые доставлял им из соседней пивной мальчишка, служивший у Фреда Тайлера на посылках.
        Гизеле всегда казалось, что стоило ей войти, как их смех тут же резко обрывался. Наступала внезапная тишина, во время которой джентльмены, собравшиеся у очага, внимательно ее разглядывали. После, когда она уходила, они снова принимались хохотать, и этот смех еще долго звенел у нее в ушах.
        Ей всегда хотелось знать, что Фред Тайлер произносил в ответ на вопрос, который она очень часто успевала услышать, прежде чем за ней захлопывалась дверь:
        - Кто такая?
        Что он отвечал? Как-нибудь коротко, типа:
        - Дочь сквайра Мазгрейва.
        Это было бы простым объяснением. Или, быть может, он пускался в подробности и добавлял:
        - Дочь сквайра Мазгрейва от первой жены, той красивой иностранки, что умерла десять лет тому назад, а потом он женился на леди Харриет.
        - Боже милостивый! Так у Харриет Мазгрейв есть падчерица? Вряд ли ей это по нутру. Женщины никогда не пользовались ее особой любовью.
        При этом снова раздавался взрыв хохота, от которого Гизела, вздрогнув, ускоряла шаги по булыжной мостовой.
        А может быть, она преувеличивала. Может быть, как случалось в детстве, она давала волю своему воображению. Может быть, джентльменов у огня вовсе не интересовало, кто она такая. И в самом деле, с чего бы она могла их заинтересовать? Вид у нее совершенно убогий и ничтожный - в ветхом коричневом платье, заштопанном и залатанном где только можно. Унылая шляпка давно уже вышла из моды. С чего бы им смотреть, как она украдкой, боязливо заходит в мастерскую по очередному пустяковому поручению, с каким легко бы справился их грум, если бы отец счел возможным обойтись без него хотя бы недолго.

«Ну почему я такая трусиха?» - спрашивала себя не раз Гизела. И сама себе отвечала, что только скованная стенами дома, она страдает от чувства неполноценности.
        Но все совсем по-другому, когда она верхом на коне. Те минуты уравнивали ее с любым мужчиной и даже ставили выше многих. Она знала, что может быть быстрее всех; она знала, что хоть на ней и потертая амазонка, ей нечего стыдиться того, как она держится в седле и с каким умением управляется с лошадью.
        - Я не боюсь! Я не боюсь! - теперь повторила она самой себе и вошла в мастерскую.
        Ее опасения были напрасны. Сегодня у огня грелись только двое, и обоих она знала. Это были фермеры, один - из Нортгемптона, другой - из южной части графства, пожилой человек, который однажды помог ей поймать лошадь, когда та сбросила ее, взяв очень сложное препятствие.
        Гизела робко ему улыбнулась, ступая по деревянному полу, а он приподнял в ответ шляпу. Фред Тайлер уже вышел из-за деревянного прилавка, вытирая руки о кожаный фартук. Фред Тайлер выглядел словно какой-то предмет из собственной мастерской. Его можно было представить только в такой обстановке: окруженного седлами и уздечками, вожжами и подпругами, кнутами и упряжью. Он сам был цвета дубленой кожи, с согнутой спиной от долгих часов, проведенных внаклонку над работой. Благодаря огоньку в глазах и шуткам, слетавшим с языка, он стал популярной личностью по всей округе, так что мужчины всех сословий и рангов приходили навестить старика Фреда, когда им случалось попасть в Таусестер.
        - Доброе утро, мисс! Чем могу быть вам полезен?
        - Доброе утро, Фред! Сквайр попросил меня отдать вам эти поводья. Говорит, они шершавые.
        И Гизела вручила поводья старику. Он взял их, измерил длину и поцокал языком, обнаружив лопнувший стежок.
        - Передайте сквайру, все будет сделано, завтра он получит их обратно.
        - А еще он просил сказать вам… - начала Гизела. Но в это время дверь мастерской широко распахнулась.
        - Шорник! - раздался властный окрик. В дверях стоял слуга, но очень высокомерный и ослепительный слуга. На нем были бриджи, сапоги, начищенные до зеркального блеска, ливрея, украшенная пуговицами с гербами, желтый в черную полоску жилет и цилиндр с кокардой, лихо надетый набекрень, что само по себе уже было дерзостью.
        - Эй там! Шорник! - вновь закричал этот человек совершенно невероятного вида, и его крик эхом разнесся по всей маленькой мастерской.
        - Вы меня зовете? - спросил Фред Тайлер, медленно делая шаг вперед.
        - Кого же еще, если ты и есть шорник? - последовал ответ. - Его милость хочет поговорить с тобой. Выходи, и поторапливайся. Нам недосуг весь день околачиваться в этой дыре.
        Мгновенно наступила тишина. Фермеры у камина оборвали разговор и уставились на лакея. Гизела тоже смотрела на него. На секунду могло показаться, что Фред Тайлер колеблется. Он привык, что знать обращается к нему если не с почтением, то, по крайней мере, с долей вежливости. Возможно, в какой-то момент он почувствовал негодование и даже желание возмутиться таким нелюбезным обхождением. Но традиция была для него свята.
        - Я не задержу его милость, - произнес он и поспешил на улицу, громко захлопнув за собой дверь.
        Гизела принялась терпеливо ждать. В то же время она почувствовала, что дрожит, как будто мартовский ветер выдул все тепло из лавки. Новый, 1876 год принес с собой пронизывающий холод и глубокие сугробы. Февраль был сырым и туманным, с мартом пришел буйный ветер, ураганом пронесшийся по округе, выворачивая с корнем деревья и грохоча по улицам сорванными с домов трубами. Казалось, зима слишком затянулась. Гизеле вдруг неудержимо захотелось весеннего тепла, первых нарциссов, длинных солнечных дней. Погруженная в собственные мысли, она сначала не вникла, о чем говорили фермеры, но затем смысл их разговора постепенно дошел до ее сознания.
        - Она перелетела через ту изгородь, что возле ручья, прямо как птичка, точно говорю, - произнес фермер постарше. - Поверь мне, Джим, за всю свою жизнь мне не доводилось видеть ничего подобного.
        - Да, знаю, я тоже ее видел собственными глазами, - ответил тот, кто был помоложе. - В графстве немало женщин, которые неплохо держатся в седле, почти совсем как мужчины. Но она - как будто срослась со своей лошадью.
        - Ты прав, мой мальчик! Вот и я говорю, - согласился его собеседник, - она как будто срослась с лошадью. Всегда считал, что мы можем кое-чему научить этих иностранцев, оказалось - и нам есть чему поучиться.
        Гизеле стало интересно, о ком они говорят. Последние десять дней она не выезжала верхом, потому что у одной из кобыл в отцовской конюшне было растяжение, а для охоты отец хотел иметь всех лошадей в своем распоряжении. Очевидно, на охоте появился кто-то новый.
        Гизелу охватило любопытство и одновременно зависть. Для нее было нестерпимым, что она лишена возможности ездить верхом, а должна сидеть дома и выслушивать бесконечные упреки мачехи, выполнять самые неприятные обязанности по дому, делать то, что никто, кроме нее, не сделает, в то время как она могла бы мчаться по полям, брать препятствия, выслеживать лисицу. От одной мысли об охоте она тяжело вздохнула.
        В этот момент распахнулась дверь.
        - Сюда, пожалуйста, милорд, я покажу вам уздечку, о которой говорил. Последняя модель. Точно такую я сделал для его светлости герцога. Но эта еще лучше, если позволите мне заметить.
        Фред Тайлер заковылял по мастерской, за ним вошел незнакомец. Гизела быстро отошла в сторону, чтобы не помешать ему, и, словно извиняясь, прижалась к стене, увешанной седлами, куда падала густая тень, как раз напротив камина. Хотя вряд ли господин, вошедший в лавку, обратил бы на нее малейшее внимание. Он двигался не спеша, с надменным, гордым видом, возвышаясь над всеми и затмевая всё и всех вокруг.
        Он был очень высокий, с непокрытой головой, в его темных волосах отражались отблески огня. Под синей курткой из тяжелого габардина угадывались широкие плечи, а тщательно завязанный сложным узлом шейный платок подчеркивал его выступающий квадратный подбородок. Он даже взглядом не повел, как бы не признавая, что в лавке кто-то есть, кроме него. Поэтому и оба фермера у камина, притихшие от неловкости, и Гизела, сжавшаяся в комочек в конце прилавка, не были им замечены. Длинными, тонкими пальцами, тем не менее казавшимися сильными, он принялся перебирать уздечки, которыми Фред Тайлер с готовностью завалил прилавок.
        - Слишком тяжелые, - решительно заявил незнакомец.
        - Но я уверяю вас, милорд…
        - Слишком тяжелые, - повторил он. - Покажите мне другие.
        В его голосе появилась какая-то резкость, когда он снова заговорил. Очевидно, он был из тех людей, с которыми не спорят и кто всегда поступает по-своему.
        - Вот, милорд, самая тонкая уздечка из всех, которые я когда-либо делал, - сказал Фред Тайлер.
        Лорд молча ее осмотрел.
        - Подойдет.
        Он повернулся и, не говоря больше ни слова, двинулся к выходу. Он был такой высокий, что голова, казалось, вот-вот коснется потолка. Он заполнил всю лавку - своей статью, величием, своим важным видом. Когда он дошел до двери, Гизела подумала, что теперь ему, несомненно, придется наклонить голову, чтобы переступить через порог. И либо он забудет на секунду о своей высокомерной осанке, которая бросала вызов всему миру, либо ударится о дубовую перекладину над входом.
        Она ждала. Он миновал дверь, которую Фред Тайлер услужливо распахнул перед ним, не достав до притолоки одной десятой дюйма. Сама не зная почему, Гизела облегченно вздохнула. Он ушел, а его дерзкий слуга тут же распорядился:
        - Отнеси в карету. Да пошевеливайся, шорник!
        Она смотрела, как Фред Тайлер заворачивает уздечку, чертыхаясь себе под нос из-за того, что у него получается такой неуклюжий сверток, как спешит к двери, чуть ли не падая на ходу. И тогда Гизела поняла, что не может больше ждать. То, что она увидела, вызвало у нее внутренний протест. Она взбунтовалась и разозлилась одновременно, но даже самой себе не могла объяснить своих чувств. Ей довольно часто приходилось сталкиваться с властолюбивой знатью и на охоте, и в городе. И все же что-то в этом человеке, который только что побывал в лавке, вызвало в ней смятение чувств, до сих пор ей неведомых. Впервые в жизни она спросила у самой себя, по какому праву ей отказывают во внимании при одном появлении «важной птицы». Ведь она не только женщина, она тоже принадлежит к дворянству, «правящему классу», как любил говорить ее отец.

«Правящий класс!» Она чуть было не рассмеялась от такой иронии. Она, которая была не кем иным, как бесплатной служанкой в собственном доме, она, которая должна прислуживать мачехе и молча выносить оскорбления и удары. Все же что касается ее происхождения, в ней текла такая же голубая кровь, как в любом из тех, кому воздавались почести и уважение. Но теперь ей казалось, что хозяева всех лавочек, даже Фред Тайлер, знали, как мало она собой представляет.
        Ничего не видя перед собой, поддавшись внезапному порыву, она вышла вслед за шорником из мастерской на улицу, на холодный, пронзительный ветер, как раз в тот момент, когда отъехала карета лорда. Гизела не могла не заметить и пару великолепных гнедых лошадей, запряженных в карету, и кучера в многоярусной пелерине, и дерзкого лакея рядом с ним на козлах, как и герб, украшавший полированную дверцу. Она бросила еще один взгляд на смуглое, высокомерное лицо с тонким точеным носом, плотно сжатыми губами и непреклонным подбородком. Но тут карета уехала, уносимая прочь лошадьми, под звон серебряной упряжи и грохот колес.
        Фред Тайлер не видел, как Гизела проскользнула за его спиной и свернула в переулок. Он смотрел вслед карете почти с восторгом на лице. Гизела, которой приходилось бороться с мартовским ветром, вовсе не хотела привлекать к себе его внимание. Она так и не выполнила одно поручение, но теперь ей было все равно. Хотя в какой-то степени это обстоятельство еще больше настроило девушку против незнакомца в карете и подчеркнуло ее собственную незавидную долю.
        Лично ее домой карета не везла. В город она приехала в стареньком ландо, которое у них в семье использовали для поездок за покупками и редко для других случаев. Мачеха тотчас отослала коляску на другой конец города с каким-то поручением, а Гизела сказала, что лучше пойдет домой пешком, как только справится со всеми делами, чем будет ждать возвращения ландо.
        Дом сквайра, Грейндж, находился всего в двух милях от города, так что для Гизелы было привычным добираться туда своим ходом. Ландо редко попадало в распоряжение Гизелы. Для лошадей всегда находилось лучшее применение, нежели возить ее. Да и охотиться ей бы не позволили, если бы это не устраивало отца, - он мог использовать дочь в качестве второго или третьего грума, к тому же она помогала тренировать лошадей.
        Сейчас, когда Гизела брела по дороге, утопая в грязи, стараясь не запачкать подол юбки и в то же время придерживая на голове шляпку, чтобы ее не унесло порывом ветра, она могла думать только об охоте. Ей припомнился разговор двух фермеров. Кто была та женщина, что летала словно птица? - ломала голову Гизела. А потом вдруг, вопреки всем своим намерениям, она снова стала думать о незнакомце. Кто он? Встретит ли она его на охоте? Есть надежда, сердито подумала она, никогда больше его не увидеть, и тут же удивилась собственной ожесточенности. Ее раздражала одна мысль о человеке, по всем признакам снедаемом собственной гордостью. И все же, наверное, ему простительно, если у него есть причина быть гордым. Она тоже гордая, хотя ей абсолютно нечем гордиться, как не раз напоминала ей мачеха.
        Гизела слегка вздохнула. Нечасто она позволяла себе жаловаться на судьбу, но иногда просто нельзя было удержаться, чтобы не сравнить свою жизнь с тем, как живут другие девушки ее возраста. Через три месяца ей исполнится двадцать один год, она станет совершеннолетней. От этой мысли ее губы слегка сжались в пренебрежительной усмешке. Что принесет ей совершеннолетие? Дни, заполненные тяжелой работой, месяцы рабства, годы заточения, когда нельзя никуда вырваться, нельзя делать то, что хочешь! Почему мачеха так ненавидит ее? Как Гизеле хотелось знать ответ! Однажды она так прямо и спросила леди Харриет.
        - Ненавижу? - переспросила Харриет Мазгрейв. - Мне не за что ненавидеть глупую грязнулю вроде тебя. С какой стати? Ты не стоишь того, чтобы тебя ненавидеть, моя дорогая. Ты слишком глупа, некрасива и ничтожна, чтобы я чувствовала к тебе что-нибудь, кроме раздражения.
        Слишком глупа и ничтожна! Слова ужалили, потому что - как не раз признавалась себе Гизела - это была правда. А какой еще она могла быть? Леди Харриет пилила ее день-деньской. И пусть она сколько угодно утверждает, что не питает к ней ненависти, но Гизела-то знает, что так оно и есть. Да и отец давно уже отказался от всяких намерений хоть как-то ее защитить. Теперь он даже не пытался спорить со своей второй женой. Вместо этого, когда не охотился, он пил, достигая того блаженного состояния, при котором можно придать полному забвению ворчливые голоса, женские ссоры, бедность - все то, что причиняет тревогу и беспокойство.
        - Папа, зачем ты так много пьешь? - спросила как-то Гизела, когда однажды, по счастливой случайности, они оказались одни в доме и у отца было хорошее настроение.
        - А что еще остается в жизни мужчине, который состарился? И слава господу, у твоего деда хватило здравого смысла заложить отличный винный погреб, - ответил он.
        - Но тебе вредно, папа.
        - Мне полезно найти общий язык и с Богом, и с людьми, - ответил он. - А после двух бутылок этого портвейна, уверяю тебя, Гизела, я с самим дьяволом помирюсь.
        Что касается леди Харриет, то она не так легко удовлетворялась подобными объяснениями. Иногда от их ссор дрожали и раскачивались светильники над головой. В такие вечера Гизела предпочитала пораньше пробраться к себе в спальню, чтобы не слушать их резкие голоса, выкрикивающие оскорбления друг другу.
        - Ты - жалкий пьяница, - визжала как-то леди Харриет Мазгрейв, когда отец обвинил ее в неверности. - Думаешь, мне приятно сидеть здесь и смотреть, как ты надираешься? Я молода и хочу радоваться жизни, хочу веселиться. Не для того я вышла замуж, чтоб быть сиделкой старика.
        Гизела не разобрала, что ответил отец, но на следующий вечер, вернувшись с охоты, он напился до бесчувствия в курительной комнате, пока Харриет флиртовала в гостиной со своим очередным молодым кавалером.
        С каждым годом Харриет все труднее и труднее удавалось завладеть чьим-либо вниманием. Да она никогда и не была привлекательной: грубые, резкие черты лица, желтоватый цвет кожи и фигура, которую одна сварливая старая сплетница описала как
«фонарный столб с талией». Она была пятой дочерью в семье мелкопоместных дворян старинного рода, и ей трудно было найти себе мужа. Вдовец - сквайр Мазгрейв - был для нее последним шансом. Не было никаких сомнений, что она любила его, когда выходила замуж. Впрочем, она полюбила бы любого другого, кто только бросил в ее сторону взгляд.
        Но замужество не принесло ей пылкой, вечной любви, которой она жаждала всей душой и телом. Она не любила охоту, так как боялась лошадей, и презирала самозабвенную преданность ее мужа и почти всех мужчин в округе этому увлечению, казавшемуся ей просто смешной тратой времени. Она принадлежала к тому типу женщин, кто хочет быть центром всеобщего внимания. Поэтому она так и не смогла простить сквайру, что он вернулся к охоте, как только закончился медовый месяц, и предпочитал проводить большую часть дня в компании своих лошадей, а не рядом с ней.
        Харриет невзлюбила Гизелу с того момента, как впервые взглянула на нее. Причина такой нелюбви была до сих пор непонятна девушке - то ли из-за ее природной скромности, то ли из-за забитости.
        Аллея, ведущая к Грейнджу, была длинной и заросшей. Массивные дубы, растущие вдоль нее, роняли капли дождя на усыпанную гравием дорогу со стоячими лужами, которые множились из-за того, что дорогой давно никто не занимался; по траве по обе стороны расползлись заросли шиповника и ежевики.
        Когда вдали показался дом, можно было сразу заметить, что ему тоже не помешал бы ремонт. Краска вокруг окон облупилась, несколько стекол на фасаде были с трещинами или вообще отсутствовали, каменный портик обвалился. По красной кирпичной стене дома вскарабкался безо всякой опоры плющ; от всего строения веяло обветшанием и разрухой.
        Гизела, однако, настолько привыкла к своему дому, что не находила ничего особенно плохого в его внешнем виде. Утренний дождь дочиста вымыл крыльцо, так что оно даже лучше смотрелось, чем обычно; правда, на скобах для чистки сапог осталась засохшая грязь, и несколько собак уже успели наследить, пробежав по ступеням и натертому полу прихожей.
        В большой и темной прихожей обшитые дубом стены были увешаны портретами Мазгрейвов, живших еще при Карле II. В доме стоял нестерпимый холод. Огонь не разожгли, хотя кто-то швырнул охапку дров в огромный открытый камин. Гизела вздохнула. Стоит ей уйти - всегда одно и то же. Джеймс ни на что не годен. Чуть ли не полудурок, но где еще они могли бы найти такого дешевого лакея? Хилл, дворецкий, уже давно не работник. Ему вот-вот стукнет семьдесят пять. Он и так почти ничего не видит и не слышит. Единственное, на что он способен, - принести бутылку вина, которую требовал отец, едва переступив порог дома. Гизела подозревала, что, прежде чем перелить вино в графин, старик прикладывался к бутылке, а потом утром допивал остатки.
        Девушка сняла накидку, бросила ее на стул и присела перед камином, чтобы разжечь огонь. Тут же с лестницы донесся голос:
        - Это ты, Гизела?
        Гизела не знала, что делать. Так почти инстинктивно засомневался бы любой человек, который не хочет отвечать и надеется, вопреки всему, что, может быть, его не заметят.
        - Гизела!
        Голос был резким и очень пронзительным.
        - Да.
        - Я так и думала, что не ошиблась, услышав шаги. Почему ты сразу не ответила? Где ты была?
        - В Таусестере. Вы знаете, выполняла поручение.
        - Ну так что? Почему ты задержалась? Сейчас же ступай наверх. Ты мне нужна.
        - Я только хотела разжечь огонь.
        - Оставь это. Иди сюда.
        Гизела поднялась с колен, отряхнула пыль с юбки, и в ту же секунду перед ее мысленным взором неожиданно промелькнула картина: незнакомец в лавке шорника с королевским достоинством и гордостью медленно ступает по деревянному полу.

«Как бы он поступил на моем месте?» - подумала она и сразу поняла, что никогда, ни при каких обстоятельствах он не оказался бы в таком положении, во всяком случае, не потерпел бы его. Он нашел бы выход, противостоял бы своим недругам благодаря силе воли и характеру.
        - Гизела! - прозвучало более настойчиво.
        - Иду, - отозвалась девушка. - Иду.
        Она поднялась по лестнице почти бегом, ее охватил тот глупый детский страх, который всегда вызывала в ней мачеха. Это началось, когда Харриет впервые появилась в доме, и за все последующие годы чувство страха и беспомощности не смогло рассеяться.
        Двери большой спальни, выходившей на лестничную площадку, были нараспашку. В комнате стояла огромная кровать с пологом, на которой спали леди Харриет и сквайр, когда он был не настолько пьян, что ему приходилось проводить ночь в своем кресле в курительной. Обстановка комнаты удивительно не соответствовала облику Харриет; все здесь говорило о легкомыслии и женственности - розовые атласные занавески, кисейные оборочки на туалетном столике, купидоны, летящие по расписному потолку, и крошечные стулья на тонких золоченых ножках, перенесенные сюда из какой-то комнаты внизу.
        Посреди спальни замерла Харриет - высокая, угловатая, с темными волосами, рассыпавшимися кольцами по широким скулам. Она казалась незваным гостем в собственной комнате, хотя не оставалось ни малейшего сомнения, кто хозяин и здесь, и во всем доме.
        - Где ты копалась, несносная девчонка? - набросилась она на Гизелу, как только та вошла. - Тебе прекрасно известно, что я собиралась сегодня обедать в замке в этом лиловом платье. Кружево внизу оторвано. Еще на прошлой неделе я велела тебе пришить его.
        - Мне кажется, вы ошибаетесь, - робко возразила Гизела. - Я не помню, чтобы вы упоминали об этом.
        Вместо ответа леди Харриет метнулась к Гизеле, схватила ее за плечо, сильно впившись пальцами, и поволокла к кровати, где было разложено платье, о котором шла речь.
        - Раз так, смотри сама, - сказала она, отвешивая падчерице увесистый подзатыльник. - Смотри хорошенько. Ведь ты убирала платье. Разве я не говорила тебе тысячу раз - прежде чем вешать платье в шкаф, посмотри, не нужно ли где-нибудь заштопать или починить?
        Она принялась грубо трясти Гизелу, все глубже впиваясь ногтями в руку девушки, так что та даже вскрикнула от боли.
        - О, прошу вас! Мне больно.
        - И будет еще больнее, если ты сию же секунду не займешься платьем, - ответила леди Харриет. - Ты маленькая ленивая тупица. Ничего не можешь сделать, о чем тебя просят. Ну какой от тебя толк, хотела бы я знать? Берись за иголку с ниткой и не смей выходить из комнаты, пока не закончишь работу.
        - Могу ли я сначала выпить чашку чая? - попросила Гизела. - В Таусестере было так холодно, что у меня окоченели пальцы.
        - Работа их согреет, - отрезала леди Харриет. - Я уже сказала, что тебе нужно делать. Распивать чаи некогда. Пошевеливайся! Слышишь меня? Сегодня вечером я должна быть в этом платье, или получишь взбучку, которую не скоро забудешь.
        И она толкнула Гизелу так, что та полетела по комнате к самым дверям. С трудом удержавшись на ногах, девушка открыла дверь и помчалась вверх по лестнице в свою комнату, бросила накидку и шляпу на кровать. И хотя она знала, что волосы ее в полном беспорядке, растрепанные ветром и примятые шляпой, она не посмела задержаться даже на минуту, чтобы привести себя в опрятный вид. Взяв рабочую корзинку, она поспешила вернуться в комнату мачехи и с облегчением обнаружила, что леди Харриет уже ушла.
        Проворно придвинув стул к кровати, она начала пришивать крошечными, почти невидимыми стежками кружевной волан, который оторвался от затейливых оборок по подолу платья. Только сев за работу, Гизела почувствовала, что рука там, где схватила ее мачеха, была в синяках и слегка ныла. К тому же девушка до сих пор ощущала острую боль в затылке от костлявых пальцев леди Харриет. Глаза Гизелы наполнились слезами. Почему, спрашивала она себя, что бы она ни сделала - все не так? Почему она не могла все предусмотреть и вовремя обо всем позаботиться? Она и вправду изо всех сил старалась умилостивить леди Харриет - не столько ради себя, сколько ради отца и всех домочадцев.
        - Никак не пойму, почему бы тебе не постараться угодить своей мачехе, - не раз упрекал ее отец.
        Но Гизела не могла объяснить ему, что, как бы она ни старалась, леди Харриет никогда не будет довольна. Отец представить себе не мог, как жестоко она обращалась с Гизелой, без конца награждая ее пинками и щипками. Еще с тех пор, как Гизела была ребенком, леди Харриет находила малейший повод, чтобы поколотить ее. Разбитая чашка, невыполненное поручение, случайная реплика, которая расценивалась как дерзость, - все это приводило к тому, что леди Харриет доставала тонкий жесткий кнутик для собак, который держала у себя в спальне специально для этой цели.
        Шли годы, Гизела пыталась протестовать против такого унизительного наказания, говоря, что она уже взрослая. Но маленькая и щуплая девушка была не в состоянии противостоять гораздо более сильной мачехе. Гизела знала также из своего печального опыта, что протесты и крики только больше злили леди Харриет, так что она принималась стегать свою падчерицу еще сильнее и яростнее. В такие минуты в глазах женщины появлялся зловещий огонек, а губы кривились в жестокой усмешке. Гизела не понимала, отчего это происходит, и страшно пугалась такого неестественного и злобного проявления чувств.
        Теперь, сидя за шитьем, Гизела смахивала слезы. Как глупо, что она обращает на мачеху внимание! Сколько раз она себе повторяла, что леди Харриет ничего в ее жизни не значит! Ну почему бы ей не думать вместо мачехи о своей матери? Такой доброй и такой красивой. А какое счастье здесь царило, когда она была жива! Весь дом казался наполненным смехом, они ели только самое вкусное, а слуги работали охотно и весело. В то время они были нисколько не богаче, но средств им хватало. Деньги не уходили, как теперь, на немыслимые туалеты леди Харриет, на меха и шляпки, драгоценности, веера и безделушки. И все это для того, чтобы попытаться заманить в ловушку какого-нибудь недалекого зеленого офицерика из соседней казармы или очередного искателя приключений, которому только и нужно, что бесплатная еда и кров. Деньги, которые раньше расходовались на дом и сад, все теперь уходили на старания леди Харриет сохранить или создать красоту, которой она никогда не обладала. Но было бы удивительно, если бы кто-нибудь пожалел мужеподобную громогласную мегеру, которая умудрилась превратить жизнь своих домочадцев в сплошной
ад.
        - Ох, мама, мама, - всхлипнула Гизела. - Ну почему ты умерла?
        Девушка очень хорошо помнила тот вечер. Всю неделю накануне ее мать чувствовала себя превосходно и была еще прекрасней, чем всегда. Красоту ей придавала вера в то, что наконец-то сбудется ее заветная мечта.
        - Гизела, я собираюсь подарить тебе маленького братика, - сказала она, обняв десятилетнюю девочку.
        - Ой, мама, а когда? - обрадовалась Гизела.
        - Уже совсем скоро, дорогая.
        Они принялись возбужденно обсуждать радостную новость, потом в комнату вошел отец.
        - Ты уже сказала ребенку, Стефани? - спросил он.
        Мать взглянула на него сияющими глазами.
        - Она тоже очень счастлива, Джордж.
        - Но ты не должна разочаровываться, если это окажется девочка, - сказал он, и Гизела сразу поняла по тому, как голос отца стал неожиданно хрипловатым, что он старается скрыть свои чувства, скрыть восторг, который он разделял вместе с ними.
        - Это будет сын, - ответила его жена. - Сын для тебя, Джордж, ведь ты так этого хотел, а я очень переживала, что не могу тебе его подарить.
        - Неужели ты думаешь, мне кто-нибудь нужен, кроме тебя?
        Отец опустился на колени рядом со стулом матери и обнял ее. Они оба забыли, что на них смотрит их дочурка.
        Поздним вечером, когда Гизела была уже в кроватке, она услышала крик. Утром она узнала, что ее мать, спускаясь по лестнице к обеду, оступилась и упала, пролетев вниз от первой ступеньки до последней. В ту же ночь преждевременно родился ребенок. Это был мальчик. И он, и его мать оба умерли прежде, чем солнце поднялось над холмами.
        С того момента все переменилось. Сначала сквайр Мазгрейв словно умом тронулся, метался по дому, требовал новых и новых докторов, специалистов, любого, кто смог бы вернуть к жизни его жену. А затем, после похорон, он погрузился в полное отчаяние, из которого никто не мог его вытащить. В течение нескольких месяцев он находился в безнадежном состоянии, пока не наступил охотничий сезон и его не заставили выехать поохотиться на лисят, хотя бы ради своих лошадей. Так был спасен его разум.
        Гизела так и не узнала, как и где он познакомился с леди Харриет. Хотя Гизела была еще совсем ребенком, она стала подмечать, что леди Харриет все чаще и чаще к ним наведывается; она приходила без приглашения, по ее собственному выражению,
«заглядывала на огонек», надеясь застать сквайра дома. Следовали затянувшиеся приемы в курительной комнате, где они болтали и смеялись без умолку, вечера, когда она приводила с собой нескольких друзей к обеду. Довольно часто леди Харриет принимала сквайра в своем доме.
        И вот однажды наступил вечер, когда Гизела, сидя за фортепиано в гостиной, оторвала взгляд от клавиш и увидела их стоящими в дверях. Отец был пьян. Она сразу поняла это по глупому выражению его лица, по тому, как он качнулся, входя в комнату. Ничего необычного в этом не было, она спокойно отнеслась к такому состоянию отца. Но вот в леди Харриет произошла какая-то перемена. Гизела сразу почувствовала это, как только встала из-за фортепиано, застенчиво и немного неловко.
        - Я… разучивала гаммы, - пояснила Гизела, как будто нужно было что-то объяснять.
        - У нас с отцом есть для тебя новость, - сказала леди Харриет.
        Гизела сразу догадалась, какая именно, - по голосу и по недоброму огоньку, мелькнувшему в глазах леди Харриет.
        - Сегодня утром мы поженились.
        Несколько слов ранили почти смертельно. Гизела не смогла произнести ни звука, а только стояла и молча смотрела на них.
        - Ты не хочешь нас поздравить?
        В голосе леди Харриет прозвучали удовлетворение и ядовитость одновременно, слова стегнули Гизелу как кнут.
        - Нет, нет! Это неправда! Этого не может быть!
        Девочка услышала свой голос - пронзительный и испуганный. Все это напоминало дурной сон - ночной кошмар, от которого она должна проснуться в любую секунду. Но когда она кричала, когда беспомощно переводила взгляд с одного на другого, она знала, что это правда. Папа женился на леди Харриет. Кто-то занял место ее матери!

        Глава 2

        Гончие мчались во весь опор, и Гизела, чувствуя на щеках бодрящий утренний ветерок с легким морозцем, летела за ними как на крыльях. Лошадь под ней была отлично вышколена, и они неслись галопом по пересеченной местности, легко перепрыгивая через все препятствия. Затем, оставив лесной массив слева, они выехали в открытое поле. Впереди мелькала стая гончих, алые куртки охотников ярким пятном выделялись на фоне голубого неба.
        Захваченная преследованием, Гизела обо всем забыла, как всегда с ней случалось во время охоты. Сердце наездницы обуял дикий восторг, который рос с каждым препятствием, взятым лошадью. Вскоре очень многие охотники остались позади, но самые ловкие и отважные продолжали погоню. Только тогда Гизела увидела фигурку женщины, мчавшейся немного впереди. Сначала она заметила темную амазонку на сером коне, который перелетал, словно сам Пегас, через препятствия, становившиеся все выше и опаснее, так что все меньше охотников рисковало брать их.
        Мимолетный интерес Гизелы перерос в любопытство. Нечасто кому-то удавалось превзойти ее в верховой езде. Она знала здесь каждый дюйм и немедленно оказывалась впереди тех наездниц, которые также обладали большим опытом и были столь же храбры.
        Гизела чуть подстегнула свою лошадь. Незнакомка по-прежнему была впереди, не сбавляла темпа, и Гизела подумала, что похоже, будто она срослась со своим конем в одно целое. Сравнение показалось знакомым, и Гизела сразу вспомнила разговор двух фермеров в лавке Тайлера. Это, должно быть, та самая женщина, о которой они говорили, всадница, вызвавшая их восхищение настолько, что они вспоминали о ней почти с благоговением.
        Теперь они неслись стремглав по скошенному полю с отлогим спуском, но Гизела так и не сумела догнать наездницу на сером скакуне. Именно в этот момент ее пронзила внезапная тревога - она вспомнила, что их ожидает впереди: там находилась очень высокая ограда, а за ней - коварный ров, что делало абсолютно невозможным благополучное приземление. Гизела знала только одно безопасное место для прыжка, но откуда могла знать о нем незнакомка?
        Гизела подстегнула лошадь, которая и так скакала во весь опор и не могла больше ускорить шаг. Девушка со страхом увидела, что незнакомая женщина направила коня прямо к центру ограды. Гизела попыталась кричать, но из-за стремительной погони крик сорвался с ее губ и не достиг незнакомки.
        - Остановитесь! Осторожно!
        Слова замерли у нее в горле; зная, что теперь ничем не помочь, Гизела управляла своей лошадью, а незнакомка тем временем взяла препятствие. Конь и всадница мелькнули грациозным силуэтом и исчезли из виду.
        Гизела поспешила перепрыгнуть через ограду в том месте, где, как она знала, было безопасно. Ее лошадь легко справилась с задачей и благополучно приземлилась по ту сторону. Гизела оглянулась и увидела то, что предполагала, - конь без всадницы мчался галопом по полю, а рядом со рвом лежало распростертое неподвижное тело. На секунду Гизеле стало жаль, что она отстала от охотников. Гончие умчались далеко вперед, и ее сердце было там, среди охотников, продолжавших травлю. Но чувство жалости и сострадания заставило ее поспешить к лежавшей на земле женщине.
        Она подъехала к ней, спешилась и, опустившись на колени, осторожно перевернула неподвижное тело. Голова незнакомки откинулась на руку Гизелы. Ее лицо было таким бледным, лишенным какой-либо краски, что Гизела на секунду перепугалась, не сломана ли у нее шея. Но тут же убедилась, что тревожится напрасно - женщина дышала. Гизела осмотрелась вокруг, чтобы позвать на помощь. Поблизости никого не оказалось, только вдалеке постепенно затихал лай собак. Она вновь взглянула в лицо женщины, которую держала на руках, и увидела, как у нее затрепетали веки и она открыла глаза.
        Тут Гизела поняла, что никогда в жизни ей не доводилось видеть столь прекрасное лицо. Оно приковывало к себе изысканной, лучезарной красотой, даже несмотря на бледность; а глаза незнакомки, большие и блестящие, казалось, занимают пол-лица.
        - Как вы себя чувствуете? - мягко поинтересовалась Гизела, когда женщина вопросительно взглянула на нее. - Вы упали, но надеюсь, все кости целы.
        - Я… упала?
        Слабый голос повторил слова немного удивленно, а потом женщина попыталась сесть, как показалось Гизеле, почти с нечеловеческим усилием.
        - Не спешите двигаться, - предостерегла ее Гизела. - После падения с обмороком всегда наступает момент, когда чувствуешь себя ужасно.
        - Со мной… все… в порядке, - проговорила незнакомка. - Но… где мой конь?
        - Его поймают, - успокоила ее Гизела.
        Женщина на секунду прикрыла глаза, как будто все поплыло перед ней, и прислонилась к Гизеле.
        - Вот, я же говорила, - уверенно произнесла девушка. - Вы не должны делать резких движений. Такое падение может быть очень опасным.
        Незнакомка глубоко вздохнула.
        - Через минуту все будет в порядке, - заверила она, и только в этот момент Гизела обратила внимание, что говорит она с иностранным акцентом.
        Ее английский был безукоризнен, но что-то в интонации, в том, с какой очаровательной непохожестью она произносила слова, вызвало у Гизелы неожиданный приступ ностальгии. Так разговаривала ее мать. Как хорошо была знакома девушке такая речь, немного певучая и растянутая. Ей очень хотелось попросить: «Еще, пожалуйста. Скажите еще что-нибудь». Но незнакомка сильно ушиблась. Гизела поняла, что должна доставить ее в безопасное место, а потом, быть может, ей удастся еще поохотиться.
        - Как думаете, сумеете добраться до фермы на холме? - спросила Гизела. - Вы поедете на моей лошади, а я пойду рядом. Как только мы окажемся там, то, возможно, пошлем кого-нибудь найти для вас карету.
        Незнакомка взглянула на домик, который виднелся за деревьями неподалеку.
        - Я постараюсь, - согласилась она и неуверенно поднялась на ноги.
        К счастью, как и предполагала Гизела, переломов не было. Затем, с небольшим усилием, потребовавшимся от обеих женщин, незнакомка оказалась в седле. Она такая легкая, словно перышко, подумала Гизела и восхитилась ее осанкой. А как изящно ее облегала амазонка! Даже заляпанная грязью, она сохранила элегантность, при виде которой Гизела вспомнила о собственной потертой курточке и изношенной до дыр юбке. Она заметила, что на незнакомке высокие зашнурованные ботинки с миниатюрными золотыми шпорами. И вся она такая миниатюрная: и талия, на которой легко смогли бы сомкнуться пальцы мужских рук, и изящная шея, и плавная выпуклость груди.
        К счастью, лошадь Гизелы снизошла до того, что шла тихим, спокойным шагом, осторожно неся свою хрупкую ношу. Не было никаких сомнений, что дама с трудом держится в седле. Несколько раз по дороге ее качнуло, и Гизела перепугалась, как бы она не упала еще раз. Но незнакомка с усилием удержалась, и вскоре они добрались до фермы, где Гизела помогла ей тихонько спуститься, а миссис Ренолдз, жена фермера, поспешила им навстречу.
        - Я так и думала, что это вы, мисс Мазгрейв, - сказала она. - Вы упали с лошади?
        - На этот раз не я, миссис Ренолдз, - ответила Гизела, - а вот эта леди. Она очень сильно ушиблась. Можно ей у вас немного передохнуть?
        - Ну разумеется, мисс. Добро пожаловать. Проходите в гостиную. Я сейчас же разожгу там огонь.
        Миссис Ренолдз оживленно засуетилась, провожая их в маленькую чопорную гостиную рядом с большой кухней. В холодной комнате было по-особому душно, как бывает в помещениях, которыми редко пользуются. Гизела предпочла бы остаться в большой теплой кухне и посидеть перед плитой, но ей показалось, что незнакомую даму такое предложение может шокировать, и поэтому девушка помогла ей усесться в кресло, пока миссис Ренолдз возилась у камина, разводя огонь.
        - Я сейчас приготовлю по чашечке чая, мисс, - сказала хозяйка дома, поднимаясь с колен.
        - Вы не могли бы послать кого-нибудь из мужчин за каретой леди? - спросила Гизела.
        - Как раз в эту минуту в доме нет ни одного мужчины. Они сейчас на молотьбе в Мэдоубруке, и вы хорошо знаете, мисс, так же как и я, что до Медоубрука добрых две мили. В доме только маленький Херберт. Ему еще нет девяти, но он смышленый мальчик, и, если вы подробно расскажете ему, что нужно делать, уж он постарается.
        - Я уверена, Херберт справится, - сказала с улыбкой Гизела и, повернувшись к незнакомке, которая в изнеможении откинулась на спинку кресла, спросила: - Скажете мне, куда послать мальчика?
        Женщина с трудом приподнялась.
        - Графиня Гогенемз, - представилась она. - Я остановилась в Истон Нестоне.
        - Истон Нестон! - повторила Гизела. - О, это недалеко. Если маленький Херберт пойдет напрямик через поля, то будет там минут через двадцать-тридцать самое большее.
        - Я сию минуту его отправлю, миледи, - пообещала миссис Ренолдз с чрезвычайным почтением. - А пока займусь чаем.
        Она заторопилась из комнаты, а Гизела принялась ворошить кочергой сырые поленья, чтобы они ярче горели. Она не разговаривала с графиней, зная по себе, как раздражают суета и разные вопросы, когда плохо себя чувствуешь. Очень скоро в комнату вернулась миссис Ренолдз. Она несла поднос с большим керамическим чайником и двумя толстыми кружками.
        - Мой праздничный фарфоровый сервиз далеко убран, мисс, - как бы извиняясь, обратилась она к Гизеле. - И мне не хотелось бы терять время, доставая его из шкафа. Так что прошу извинить меня, что не могу предложить ничего более изящного.
        - Пользу приносит чай, а не что-нибудь иное, - ответила Гизела.
        Она налила чай в кружку, добавила молока и сахара, не спросив у графини, как та предпочитает пить чай. Старик доктор очень часто ей говорил:
        - Если у вас не оказалось при себе бренди, когда вы упали, то выпейте чашку горячего чая с сахаром, и он быстро восстановит ваши силы.
        Доктор, если мог, не пропускал ни одного дня охоты, и сейчас Гизела вознамерилась последовать его совету.
        - Пожалуйста, постарайтесь выпить как можно больше, - сказала она, передавая кружку в руки дамы.
        Незнакомка стянула перчатки, и Гизела с удивлением заметила, что на ней было надето целых три пары, одна в другой. Она взяла чашку длинными тонкими пальцами с отполированными ноготками и поднесла ко рту. В первый раз после того, как они оказались в этой комнате, Гизела с любопытством взглянула на свою спутницу. Она была восхитительна. Никогда еще Гизеле не приходилось видеть такую красоту. И дело тут было не только в тонких чертах лица, не только в безукоризненной коже или в сиянии глаз. В ее красоте было нечто большее, не поддающееся описанию.
        Графиня выпила всю чашку теплого сладкого чая.
        - Мне гораздо лучше, - сказала она. - Силы возвращаются. Большое вам спасибо.
        - Ничего нет лучше чашечки чая, - бодро заявила миссис Ренолдз. - А вы не хотели бы перекусить? Только что снесенное яичко или, быть может, кусочек домашней ветчины?
        - Я бы с удовольствием отведала вашей ветчины, миссис Ренолдз, - улыбнулась Гизела. - Мне отлично известно, как она вам удается. Найдете для меня ломтик?
        - Как вы можете сомневаться, мисс? - отозвалась миссис Ренолдз. - А что для вас, миледи?
        - Мне ничего не нужно, спасибо, - приятным голосом проговорила дама. - Хотя если можно, то немного фруктов.
        - Фруктов! - воскликнула миссис Ренолдз. - Дайте подумать. Кажется, с прошлого года осталось одно-два яблока. Если вам угодно, миледи, я мигом поднимусь на чердак.
        - Спасибо, - поблагодарила графиня.
        Миссис Ренолдз вышла из комнаты. Графиня подняла руки и сняла с головы маленький цилиндрик, который таинственным образом удержался на месте, несмотря на падение. Только тут Гизела обратила внимание на ее волосы. Туго сплетенные косы, аккуратно заколотые вместе, занимали полголовы и служили крепким основанием для шляпки. Они отсвечивали от языков пламени яркой медью, переливаясь, как живые.
        - Вот так лучше, - сказала графиня. - У меня болит голова, но это пройдет. Мне еще повезло, что я так легко отделалась. Я всегда так сержусь на себя, когда мне случается упасть с лошади. И не столько из-за ушибов, сколько из-за невозможности продолжить погоню.
        Она взглянула в лицо Гизеле и добавила:
        - Я и вас заставила прервать охоту. Мне так жаль. Я поступила очень эгоистично, и единственное, что мне остается, - сказать спасибо за то, что вы оказались доброй самаритянкой.
        - Я рада, что смогла помочь вам, - сказала Гизела.
        - Почему бы вам не уйти сейчас? - спросила графиня. - Вряд ли охотники уехали слишком далеко. Поспешите, и вы их догоните.
        Гизела колебалась ровно секунду. Она тут же вспомнила, что дама не знает этих мест, и подумала, что будет верхом невежливости покинуть ее в такую минуту. Кроме того, юный Херберт может не отыскать дороги в Истон Нестон, и тогда ей самой придется поехать туда и сообщить, чтобы прислали карету.
        - Нет. Я не оставлю вас, - сказала она. - Пока не буду убеждена, что за вами пришла карета.
        - Вы очень добры, - поблагодарила графиня. - Скажите, я не могла видеть вас раньше?
        - Нет, уверена, что нет, - ответила Гизела. - Потому что если бы я встретила вас где-нибудь, то никогда бы этого не забыла.
        В ее голосе прозвучало столь явное восхищение, что графиня улыбнулась.
        - Спасибо, - сказала она. - Но все же ваше лицо мне знакомо. Уверена, что видела вас раньше, но не могу вспомнить где.
        - Вы давно в Англии? - спросила Гизела.
        - Нет. Я приехала неделю назад, - ответила графиня. - Мне всегда хотелось поохотиться здесь, в вашей прекрасной стране. А вот теперь и трех дней не прошло с начала охоты, как я совершила такую глупость - упала.
        - Вы не виноваты, - поспешила заверить ее Гизела. - В этом месте любой бы упал. Просто вы не знаете здешнего ландшафта.
        - Да! Вот почему завтра я ожидаю приезда одного человека, который взялся быть моим провожатым, - сообщила графиня. - Он сейчас в Ирландии покупает для меня лошадь. С завтрашнего дня я уже не совершу подобной ошибки.
        - Я рада, - сказала Гизела. - А вы уверены, что этот человек хорошо знаком с местностью?
        - Да, да! Капитан Бэй Миддлтон все здесь знает. Ему известен каждый дюйм. Вы слышали о нем?
        - Ну конечно! - воскликнула Гизела. - Капитан Миддлтон прекрасный наездник. Известнейший человек. Однажды я видела, как он выиграл скачки и вызвал восторг у всех. Его приветствовали даже букмекеры, которые потеряли деньги из-за его победы.
        Графиня улыбнулась.
        - Как это на него похоже! Он великий спортсмен. Будь он рядом со мной сегодня, мы оба успели бы к финалу охоты.
        - Уверена, что так, - согласилась Гизела.
        В гостиную торопливо вошла миссис Ренолдз с тарелкой ветчины и небольшой корзинкой яблок. Графиня выбрала одно, но откусила всего несколько раз. Что касается Гизелы, то она съела ветчину до последнего кусочка, а потом уселась на ковер перед огнем и тоже сняла шляпку. Девушка больше не жалела, что не смогла участвовать в охоте. В графине было столько очарования, которого она не встречала до сих пор ни у одной из женщин, что Гизела сидела рядом с ней как завороженная. Даже просто смотреть на нее было радостно.
        - О! А у вас, оказывается, тоже рыжие волосы! - воскликнула графиня, когда Гизела небрежно отбросила свою шляпку в сторону.
        - Да, но не такие, как ваши, - улыбнулась Гизела.
        Отправляясь на охоту, она зачесала волосы назад и спрятала их под грубую сетку, которая не позволяла им растрепаться от быстрой езды. У Гизелы волосы тоже были цвета меди, но совершенно не похожи на блестящие, с танцующими огненными бликами косы графини, плотно охватывающие ее изящную головку.
        - Где я вас раньше видела? - снова промолвила графиня. - Это уже начинает меня беспокоить.
        - Я думаю, вам не удастся припомнить ни одного случая, когда мы могли бы с вами встретиться, - засмеявшись, проговорила Гизела. - Я живу здесь всю жизнь, никуда не езжу, никого не вижу, кроме как во время охоты.
        - А разве на охоте вы ни с кем не общаетесь? - удивилась графиня. - С мужчинами, например.
        Гизела рассмеялась.
        - Нет, конечно, - ответила она. - В Англии люди не разговаривают, пока их друг другу не представят. А меня здесь некому представить. Кроме того, я не настолько важная особа, чтобы привлечь внимание таких знатных джентльменов, какие входят в общество «Байсестер» или примыкают к герцогской охоте. Они принадлежат к самым известным домам в округе, и большинство из них напускают на себя чрезвычайно важный вид.
        Графиня рассмеялась.
        - А почему они себя так ведут?
        - О, для этого у них множество причин, - сказала Гизела. - Видите ли, все они очень богаты и знатны. Они в самом деле важные птицы. Так зачем же им утруждать себя разговорами с такой незначительной особой вроде меня?
        - Мне кажется, вы слишком скромны, - заметила графиня. - Будь я на вашем месте, то не стала бы забиваться в угол. Я завела бы себе друзей, много друзей. И тогда, я уверена, вы бы научились наслаждаться жизнью.
        Гизела слегка вздохнула. Какой легкой кажется жизнь в представлении этой прекрасной незнакомки, которая ничего не знает о том, как на самом деле обстоят дела у Гизелы - жизнь в родном доме, полная унижения и брани; вечное отсутствие денег, невозможность купить себе что-нибудь из одежды или пойти в гости, когда ее приглашают; отец, равнодушный ко всему, кроме охоты и портвейна по вечерам; болезненное одиночество, когда она вспоминает свою маму и те счастливые дни, которые выпали ей в раннем детстве. О таких вещах незнакомому человеку не расскажешь. Да и как можно ожидать, что тебя поймет прекрасная дама, обладательница медных волос?
        Графиня внимательно вглядывалась в лицо Гизелы при свете огня.
        - Вам кажется, что я говорю чепуху? - спросила она.
        - Нет, нет! Вовсе не чепуху, - поспешила заверить графиню Гизела. - Вы ведь хотели как лучше. Просто вы не все знаете, поэтому вам многое не понять.
        - А если попробовать рассказать мне, может быть, пойму? - спросила графиня.
        Гизела вспыхнула.
        - Нет! Нет! Я не буду утомлять вас разговорами о себе. Расскажите мне лучше, зачем вы приехали в Англию. Никогда не думала, что иностранки такие превосходные наездницы и так чудесно выглядят верхом на лошади.
        Девушка говорила с жаром, от ее обычной застенчивости и следа не осталось, она и предположить не могла, что когда-нибудь сможет беседовать с совершенно незнакомым человеком так легко и свободно. Но тут вдруг Гизела позабыла о своей застенчивости рядом с этой прекрасной женщиной, которую она спасла и которая не внушала ей никакого благоговейного страха, как наверняка случилось бы при других обстоятельствах. Гизела разговаривала с графиней как со своей сверстницей. Да она и не могла быть намного старше. Выглядела незнакомка очень молодо, у нее была стройная фигура и гладкое девичье лицо, с которого постепенно исчезла бледность.
        Графиня заливисто рассмеялась.
        - Вы бьете меня моим же оружием, - сказала она. - Я не хочу говорить о себе. Об этой особе я знаю слишком много, и, поверьте, это не всегда забавно. Поговорим лучше о вас.
        - О, это очень скучно, - заверила ее Гизела. - Но прежде чем мы двинемся дальше, не хотели бы вы снять жакет? В комнате становится тепло.
        - Нет, это невозможно, - ответила графиня. - Как бы жарко ни было. Жакет на мне зашит.
        - Зашит?! - удивилась Гизела.
        Графиня кивнула.
        - Всякий раз, когда я отправляюсь на охоту, ко мне приходит мой портной и пришивает юбку амазонки к жакету. Тогда весь костюм облегает фигуру, если можно так сказать, как перчатка.
        - Так вот почему у вас такой безукоризненный вид! - воскликнула Гизела. - Удивительно. Никогда раньше не слышала, чтобы кто-нибудь делал подобное.
        Графиня улыбнулась ее словам.
        - Я много делаю из того, что люди никогда не делали раньше, - сказала она. - А почему бы нет? Иногда можно стать и законодательницей мод.
        - Кроме того, вы носите три пары перчаток, - добавила Гизела. - Я заметила.
        - Да, - призналась графиня. - У меня очень нежная кожа. Если мне попадается норовистая лошадь, то поводья больно врезаются в пальцы, поэтому я всегда ношу три пары - последняя, как вы видите, чудесно вышитые перчатки с крагами. Их специально сделали по моему заказу.
        - Вы, должно быть, очень богаты, - почтительно заключила Гизела.
        В эту секунду дверь с силой распахнулась, и в комнату вошел мужчина. Он замер на какое-то мгновение, уставившись на графиню с выражением огромного облегчения на лице, а затем в два прыжка оказался рядом с ней, опустился на колено и поднес ее руку к губам.
        - Вы живы, мадам, - заговорил он по-немецки. - Я чуть с ума не сошел, когда увидел, что ваш конь скачет без наездницы. Представить себе не мог, что случилось. Надеюсь, ваше величество, вы не пострадали? Переломов нет?
        Гизела с детства говорила по-немецки со своей матерью. Сейчас, когда она услышала, как обращается этот господин к даме, сидящей в кресле, она замерла, ошеломленная, а потом поспешно вскочила. Теперь она все поняла. Как глупо и смешно, что эта догадка не осенила ее раньше! Примерно три месяца тому назад ходили слухи о визите австрийской императрицы в Англию. Говорили, что она изъявила желание поохотиться и что, весьма вероятно, она появится в Нортгемптоне, так как ее сестра, королева Неаполитанская, уже находилась в графстве. Гизела слышала, как ее мачеха взахлеб обсуждала эти новости, но жизнь высшего общества, в особенности королев и императриц, казалась настолько далекой от ее собственной, что девушка не обращала внимания на подобные разговоры.
        Теперь, стоя на ковре, охваченная легкой дрожью от смущения, она корила себя, что не догадалась обо всем раньше. Ну конечно, это изысканное, изумительное создание было прекрасной императрицей, которой восхищалась вся Европа. Елизавета Австрийская не знала равных, когда речь заходила не только о красоте, но и об умении держаться в седле.
        - Тише, Рудольф, - обратилась графиня к человеку, стоявшему перед ней на коленях. - Нет никаких причин для волнения. Я в полном порядке, обо мне позаботились. Эта добрая молодая леди подружилась со мной и доставила сюда в полной целости и сохранности.
        Она повернулась к Гизеле и заговорила по-английски:
        - Мои друзья беспокоились обо мне.
        - Мадам… Ваше величество… простите меня… - залепетала Гизела по-немецки.
        Императрица помолчала с минуту, а потом произнесла:
        - Итак, вы говорите по-немецки.
        - Да, ваше величество.
        - Как это странно для английской девушки! Мне казалось, в Англии никто не утруждает себя изучением иностранных языков. Но теперь я вижу, что ошибалась. Полно, пусть мой маленький обман вас не беспокоит. Я здесь инкогнито, поэтому ко мне обращаются как к графине Гогенемз.
        Она коротко рассмеялась и обратилась к джентльмену рядом с ней.
        - Вот видите, Рудольф, - сказала она, - как простой намек на королевский трон все разрушает. Мы так мило болтали, словно подружки, пока вы не пришли. Теперь все испорчено. Моя подруга меня боится.
        - Вы должны меня простить, мадам, - отвечал джентльмен. - Я почти лишился рассудка от беспокойства.
        - А теперь я вас представлю, - объявила императрица. - Это принц Рудольф Лихтенштейнский. А вы? Единственное имя, которым я вас называла, - «добрая самаритянка». Мы долго болтали, но я так и не узнала, как вас зовут.
        - Меня зовут Гизела, - смутилась девушка. - Гизела Мазгрейв.
        - Гизела! Как странно! - воскликнула императрица. - У меня есть маленькая Гизела дома - моя вторая дочь. Это очень милое имя, одно из моих любимых. Никак не ожидала, что встречусь с ним здесь, в сердце Англии.
        - Меня назвали в честь моей бабушки, мадам, - пояснила Гизела.
        - Очень хорошо. Мисс Гизела Мазгрейв - принц Рудольф Лихтенштейнский. Теперь вы знакомы.
        Гизела присела в низком поклоне, взглянула на принца и увидела, что он смотрит на нее во все глаза в полном изумлении. Она подумала, что ошиблась, но спустя минуту вновь подняла взгляд: принц все еще смотрел на нее, пока наконец императрица не обратила на него внимание.
        - В чем дело? - поинтересовалась она.
        - Я не могу в это поверить, мадам, - сказал он. - Разве вы не видите? Невероятно, совершенно фантастично!
        - Что именно? - не поняла императрица.
        - Эта леди, - сказал он, - которой вы меня только что представили. Разве вы ничего не замечаете?
        - Я не знаю, о чем вы говорите, - отрезала императрица чуть резковато. - Что вас беспокоит? Вы же видите, моя новая подруга смущена.
        - Прошу простить, мадам. Но слишком велико мое удивление.
        - А чему вы удивляетесь? - продолжала допытываться императрица. Потом вдруг ее как будто осенила какая-то мысль: - Вы тоже это заметили! Она напоминает вам кого-то… какую-то знакомую. У меня возникло в точности такое же ощущение. Мне кажется, я встречала мисс Мазгрейв раньше, но не могу вспомнить где. Быть может, вы просветите нас?
        Принц взглянул на императрицу, потом снова на Гизелу. Секунду он сомневался, а потом, словно решившись на особую дерзость, произнес:
        - Мадам, вы должны простить меня, если я вас рассержу. Никто и надеяться никогда не сможет, что будет обладать такой же красотой и изысканностью, как ваша, мадам. Но вы сами должны отметить несомненное сходство. Весьма бледное, это правда, но тем не менее отражение.
        - О чем вы? - недоумевала императрица. Потом взглянула на Гизелу и не отводила от нее глаз до тех пор, пока неожиданно не закрыла лицо руками. - Это правда! - воскликнула она. - Это правда! Она похожа на меня.
        Гизела почувствовала, как кровь хлынула к ее щекам.

«Может, они оба сошли с ума?» - подумала она и всем сердцем пожелала провалиться сквозь землю.
        - Это правда! - повторила императрица. Потом вдруг протянула руку Гизеле. - Подойди ко мне, дитя. Расскажи о себе. Кто ты? Расскажи мне все откровенно.
        - Мой отец, мадам, майор Джордж Мазгрейв, бывший гвардейский драгун. Здесь все его знают как «сквайра».
        - А твоя мать?
        - Моя мать была графиней Стефани Ганзалли, дочерью графа Фритжи Ганзалли.
        - Ах во-от как! - протянула нараспев императрица. - Граф Ганзалли - твой дедушка.
        - Да, мадам. Но я никогда его не видела.
        - А я знаю его всю свою жизнь, - сказала императрица. - Он со своей семьей живет возле моего старого дома, замка Поссенхофен, в Баварии. Их замок расположен фактически по другую сторону озера Штарнбергер. Когда я была ребенком, я часто переплывала на лодке озеро, чтобы поиграть с детьми Ганзалли. Их было несколько и… да, я прекрасно помню Стефани. Она была старше меня, очень хорошенькая, светловолосая, с голубыми глазами, похожими на генцианы, что росли в горах, которые окружали наши дома.
        - О! Вы помните мою маму, - произнесла Гизела, не веря своим ушам. - Вы помните ее, мадам! Пожалуйста, расскажите мне все, что вы знаете. Такие воспоминания очень для меня дороги.
        - Твоя мать умерла? - спросила императрица.
        Гизела кивнула:
        - Да, мадам, она умерла, когда мне исполнилось десять лет.
        - Мне очень жаль, - сказала императрица. Она помолчала немного, затем поинтересовалась: - Сколько тебе лет?
        - Почти двадцать один, мадам.
        - Теперь я начинаю что-то вспоминать о Стефани. Она внезапно уехала. Помню, моя мать говорила…
        Императрица неожиданно замолкла и взглянула на принца. В его глазах сверкнул огонек, который невозможно было скрыть. Императрица в ответ едва заметно улыбнулась.
        - Мы поговорим об этом в другой раз, - сказала она. - Теперь благодаря вам, Рудольф, я сама вижу явное сходство между нами, но объясняется это, должно быть, тем, что обе мы родом из Австрии.
        - Какое может быть сходство между нами? - удивилась Гизела. - Вы такая прекрасная, мадам… Я в жизни не встречала таких красивых людей.
        Императрица улыбнулась.
        - Ты молода и еще не знаешь, как нужно обращаться со своей внешностью, как пользоваться тем, что даровано тебе природой, - сказала она. - Но ты тоже могла бы быть красивой. За твоими волосами нужен уход, как и за кожей лица, ты еще не научилась умению подчеркивать красоту глаз или губ. Но это придет со временем. Ах, молодость, молодость. Это единственное, чем мы не дорожим, когда нам мало лет.
        В ее голосе зазвучали почти печальные нотки, и она тут же обратилась к принцу:
        - Вы уже подумали о том, как доставить меня домой, Рудольф?
        - Ну конечно, мадам, - ответил он. - Я тотчас послал грума за вашей каретой, как только узнал, где вы находитесь.
        - А как вы это узнали? - поинтересовалась императрица.
        - Мне повстречался маленький мальчик, который шел через поле, когда мы разыскивали вас. К тому времени мы уже поймали вашего коня. Мы спросили у ребенка, не видел ли он или, может, слышал, что кто-то упал с лошади. Тогда он рассказал нам, что в фермерском доме находится леди, которая послала его в Истон Нестон за каретой.
        - Как все просто! А я-то думала, что вы действовали как настоящий охотник и вас привели сюда мои следы.
        - Вы же знаете, я пошел бы по вашим следам куда угодно, - тихо ответил принц.
        Императрица снова рассмеялась и тронула его руку.
        - Вы мне льстите, Рудольф, - сказала она. - По правде говоря, я ужасно зла на себя за такую глупость, как падение в самый разгар охоты.
        - Если бы вы позволили мне сопровождать вас… - произнес принц.
        - Вы недостаточно быстро ездите, - парировала императрица. - Завтра здесь будет капитан Миддлтон, вот тогда мы вам продемонстрируем, что такое настоящая погоня.
        - Не сомневаюсь, - вздохнул принц.
        Он взглянул в окно.
        - Вот и карета, - сказал он. - Мне показалось, я услышал стук колес.
        Императрица медленно встала, чуть морщась от боли.
        - Хорошо бы поскорей оказаться дома и принять горячую ванну, - сказала она, - После чего я займусь гимнастикой и завтра смогу охотиться хоть целый день.
        Она протянула руку Гизеле, которая присела в глубоком реверансе.
        - Благодарю тебя, маленькая самаритянка, - произнесла императрица. - Я не забуду тебя. Передай отцу, что мне нужно сказать ему два слова сегодня вечером. А еще лучше, попроси его приехать к обеду вместе с тобой. Мы обедаем в семь часов…
        - К обеду… мадам? - пролепетала Гизела. - Но… это невозможно. Я уверена… отец… ни за что не согласится.
        - Скажи отцу, кто я. Он поймет, - велела императрица.
        Она взяла под руку принца и улыбнулась ему.
        - Признаю, что королевская власть иногда имеет свои преимущества, - заметила она. - Но только иногда.
        - Вы, мадам, были бы королевой, в каком бы слое общества ни родились, - ответил он.
        - И опять вы мне льстите, - сказала она. - Наглядный пример тому - Гизела. Как вы заметили, она походит на меня лицом. Но тем не менее она, бедняжка, не стремится быть королевой.
        Последнее слово осталось за императрицей. Принцу нечего было добавить. Он осторожно повел ее из комнаты, Гизела еще раз сделала реверанс. Перед домом миссис Ренолдз отвешивала чересчур усердные поклоны. Она не представляла, насколько знатны ее гости, но их важный вид внушил ей благоговейный страх, который усилился при виде роскошной кареты, приехавшей за ними. Гизела не подошла к дверям проводить уезжавших. Вместо этого она присела ненадолго на ковер и уставилась на пламя в камине. В ее мозгу пролетало круговоротом все, что произошло с того момента, как она восторженно неслась за гончими. Дружеский тон императрицы, ее красота, необычное удивление принца Рудольфа - все это привело Гизелу в полное смятение, так что она уже ни о чем не думала, ничего не понимала, за исключением того, что она в самом деле по душам побеседовала с императрицей Австрии.
        Каким бесцеремонным ей теперь показалось все, что она говорила и делала. А с другой стороны, неужели ей следовало вести себя иначе, даже если бы она знала, с кем говорит?
        Она услышала шум отъезжающей кареты и в конце концов поднялась с ковра. Когда миссис Ренолдз вошла в комнату, она увидела, что Гизела стоит, внимательно всматриваясь в зеркало на каминной полке.
        Что они имели в виду, утверждая, что между ней и императрицей есть сходство? Неужели она похожа на Елизавету Австрийскую? Она ничего не видела в своем отражении - только бледное лицо, темные испуганные глаза и неаккуратный узел тусклых рыжих волос, загнанных в уродливую сетку.

        Глава 3

        Когда Гизела переступила порог дома, то поняла, что отец уже вернулся, так как заметила в холле его охотничью шапку и кнут. Она взглянула на часы и увидела, что слишком долго преодолевала те несколько миль, которые отделяли ее дом от фермы Ренолдзов.
        Это было так на нее не похоже - ехать медленно, но ей о многом нужно было подумать, поэтому она намеренно выбрала длинную дорогу, неспешно проехала через лес, остановила лошадь над извилистым ручьем, чтобы полюбоваться открывшимся видом, а сама не переставала размышлять о том, что принесет ей грядущий вечер.
        Ее охватили противоречивые чувства. Ехать или остаться дома? Это был королевский приказ, императрица ясно дала понять, и ее отцу придется подчиниться требованию. Но что касается ее самой, то дело обстояло иначе. Ее пригласили из милости, хотя какая тут особая милость - быть объектом пристального внимания блестящей свиты императрицы и сознавать при этом, что они посмеиваются про себя, если не в открытую, при виде такой особы, неизвестно как оказавшейся среди них?
        Но где-то в глубине души она понимала благодаря дару предвидения, которым обладают все, кто тесно связан с жизнью природы, что это не просто вечернее развлечение, а нечто более важное и серьезное. Она знала, что находится на распутье, откуда может двинуться вперед или остаться на прежнем месте.
        Раздавленная и униженная бранью и побоями мачехи в течение долгих лет, Гизела тем не менее сохранила гордость, которую леди Харриет так и не сумела сломить. Эта гордость, по-детски считала Гизела, появлялась в ней от снов, которые она видела по ночам. Во сне она становилась совершенно другим человеком, непохожим на раболепную служанку, как тень передвигавшуюся по дому, на перепуганную девочку, смиренно сносившую каждодневные побои и проклятия, которые, несмотря на все ее усилия угодить мачехе, становились день ото дня все яростнее и сильнее.
        - Ну почему я не способна сделать хоть что-нибудь как следует? - Раньше она часто задавала себе этот вопрос, жалуясь как ребенок. Сейчас она понимала, что, как бы она ни старалась, ей ни за что не умилостивить свою мачеху.
        Да! Она оказалась на перепутье, и разве не могли появиться в ее сердце сомнения, какую дорогу выбрать? Она вспомнила добросердечие императрицы и то, как они мило и беззаботно болтали, пока Гизела не узнала, кем является на самом деле красивая незнакомка. Эта встреча словно пробудила в девушке какое-то чувство, которое до сих пор спало. Оно заставило Гизелу повернуться лицом к солнцу и понять, что, в конце концов, в ее темном мире есть место и красоте, и свету.
        - Я поеду! Я должна поехать! - вслух произнесла Гизела. Она сознавала, что, хотя жребий брошен, борьба за то, чтобы ее решение стало реальным, еще впереди.
        Вот поэтому она и не торопилась домой, находя различные для себя предлоги. Но наступил момент, когда все отговорки стали бесполезны: вдали появились башенки и фронтон Грейнджа.
        Гизела медленно отвела лошадь в конюшню, где ее принял мальчик-слуга. Придерживая амазонку одной рукой, она побрела к дому; теперь, несмотря на то что внутренне она была настроена очень решительно, ее охватила дрожь. Как ей все объяснить? Где найти слова, чтобы рассказать о происшедшем? До чего смешно, что она так волнуется! Годы покорности и жестокого обращения после смерти мамы лишили ее всего, кроме воспоминаний.
        Оглядываясь назад на то время, когда мама была жива, Гизела представляла себе его в золотистых тонах счастья, искрящимся от радости, но все это исчезло в маленькой, покрытой каменной плитой могиле на церковном кладбище.

«Где ты, мама? Почему ты не придешь ко мне?» - с плачем произносила маленькая Гизела каждую ночь, лежа в своей узкой кроватке, несчастный и одинокий ребенок, который боялся смотреть не только в темноту, но и в свое будущее.
        Ей казалось, что мама покинула ее навсегда, что не существует никакой загробной жизни, что невозможно восстать из могилы. Но, подрастая, Гизела стала верить, что иногда ее мама рядом с ней. Она не могла объяснить словами свое ощущение, оно ничего не имело общего с материальным осязанием. И все же в самые горестные минуты, после особенно яростных нападок мачехи, когда все тело ныло от побоев или лицо горело от отпечатка тяжелой ладони, Гизела верила, что ее мама совсем близко, нашептывает утешительные слова, говорит о стойкости и терпении.
        И сейчас, в эту минуту, у нее внутри росла уверенность, что мама настоятельно убеждает ее принять сегодняшнее приглашение.

«Ступай! Ступай! Не упусти свой шанс!»
        Слова, казалось, звучали в самом сердце. Гизела была уверена, что они шли неизвестно откуда, что их не мог подсказать ее собственный бедный, совершенно сбитый с толку умишко.
        Она положила кнут и перчатки рядом с отцовскими и сняла шляпку. Мельком взглянула на себя в зеркало: глаза - как у испуганного оленя, лицо - бледное от смертельного страха; и тут же отвернулась, зная, что чем больше будет разглядывать себя, тем больше разнервничается.
        Как она и предполагала, отец был в курительной комнате. Он сидел справа от камина, развалясь на своем обычном стуле и вытянув перед собой ноги в заляпанных грязью охотничьих сапогах, которые он так и не снял; в камине разожгли большой огонь, и от его белых бриджей и алой куртки шел пар. Под рукой стояла неизменная бутылка портвейна, а напротив сидела его жена.
        Леди Харриет жаловалась на что-то своим тонким пронзительным голосом, и хотя сквайр удостаивал ее односложными репликами, она довольствовалась такой аудиторией, пусть не очень внимательной, чтобы высказать свои горести.
        - А я ей отвечаю: «Может, это для вас хорошо, а для меня - так не очень», - рассказывала мачеха, когда Гизела вошла в комнату.
        Леди Харриет услышала, как за девушкой закрылась дверь, и резко обернулась.
        - Итак, ты вернулась, Гизела, - сказала она. - Давно пора. Где ты была, я хотела бы знать. Твой отец уже полчаса как дома. Я только что ему сказала, что, если это будет продолжаться, можете распрощаться со своей охотой, миледи. В доме полно работы, а ты, вместо того чтобы заняться делом, носишься по полям, растрепанная, как чучело, и заигрываешь с мужчинами.
        Гизела подошла поближе к камину и, слегка заикаясь от волнения, обратилась к отцу:
        - Папа… я должна… тебе что-то сообщить.
        - Что такое? - спросил он, даже не повернув головы, чтобы взглянуть на нее, но зато протянул руку к стакану, который успел налить до краев.
        - У меня к тебе поручение, папа. От графини Гогенемз. Она просит, чтобы сегодня вечером… ты отобедал с ней в Истон Нестоне… и… взял меня с собой.
        Сквайр поставил на место стакан, но прежде, чем он смог сказать хоть слово, леди Харриет визгливо закричала:
        - О чем говорит этот ребенок? Что за чепуха! Графиня Гогенемз! Как бы не так! Ну разве можно поверить, чтобы она пригласила отца таким способом? Ты перепутала имя.
        - Нет, я ничего не перепутала, - сказала Гизела. - Я… помогла ей сегодня, когда она упала с лошади на поле Ренолдзов. Ты знаешь, папа, какое там коварное место возле ограды. После я отвела ее в дом. Она особо подчеркнула, что хотела бы видеть и меня сегодня.
        - Невероятно! - завопила леди Харриет, поднимаясь со стула. - Только послушай ее, Джордж! Ты же прекрасно знаешь, кто такая на самом деле графиня Гогенемз!
        - Да, знаю, - медленно произнес сквайр.
        - Глупая девчонка все перепутала. Это на нее похоже. Нерадивое и глупое создание! Даже простое поручение не в состоянии выполнить.
        - Я все правильно передала, - терпеливо настаивала на своем Гизела. - Если вам угодно, то отца на обед пригласила императрица Австрии.
        Наступила недолгая тишина, затем сквайр произнес:
        - Ты уверена, что не ошиблась, Гизела?
        - Да, папа. Она спросила, как меня зовут, а когда услышала, кто была моя мама, то сказала, что хочет тебя видеть.
        - Ах вот как! - язвительно заметила леди Харриет. - Значит, ты расхныкалась перед императрицей - если, конечно, ты действительно говорила с ней - о своих аристократических родственниках из Австрии.
        - Да, я сказала ей, кто моя мама, - с готовностью ответила Гизела. - Ты знаешь, папа, императрица помнит ее! Они встречались в детстве. И моего дедушку она тоже помнит!
        - И поэтому она пригласила тебя на обед, - продолжала язвить леди Харриет. - Тебя! На обед к императрице! Неплохо! Хорошая шутка. Сейчас умру от смеха.
        Она откинула голову и расхохоталась грубым, неприятным смехом, в котором совершенно не чувствовалось веселья. Сквайр посмотрел в ее сторону.
        - Полно, Харриет, - сказал он, и в голосе его прозвучало предостережение.
        - Нечего меня останавливать, - заявила жена сквайра. - Я прекрасно понимаю, что произошло. Эта сладкоречивая маленькая дрянь помогает императрице, а потом втирается к ней в доверие. Она сообщает нашей гостье, кто она такая, и императрица, думая, что встретила свою соотечественницу вдалеке от дома, любезно приглашает ее отобедать. Меня не приглашают - о нет! Мной пренебрегают, как будто меня на свете не существует! Но так всегда и бывает. В этом доме я терплю только такое обращение. Нет, нет! Наша принцесса обязательно должна поехать, разряженная в пух и прах. Там она вдоволь наговорится о своем благородном происхождении и о родственниках своей матери, которые, что весьма любопытно, ничего не хотят иметь с ней общего. Возможно, Гизела, ты сообщила императрице об этом обстоятельстве? Возможно, ты объяснила ей, почему твоя знатная родня никогда не пишет, почему никогда не поинтересуется, жива ли ты?
        Мачеха задавала вопросы с такой злобой, вытянув и без того длинное лицо с острым носом, что Гизела от нее отпрянула.
        - Харриет! Харриет! - снова предостерег жену сквайр.
        - Нечего покрикивать на меня, Джордж, - огрызнулась она. - Если ты думаешь, я позволю, чтобы этой неряхе все сошло с рук, то ты ошибаешься. Я собираюсь сказать ей всю правду. Сейчас она узнает кое-что о своей драгоценной мамочке, о чем и не подозревала до сих пор.
        - Харриет, я запрещаю тебе говорить что бы то ни было, - заявил сквайр.
        - Запрещаешь! Ты не можешь мне ничего запретить, - ответила леди Харриет, распаляясь все больше и больше, пока не впала в полное неистовство, так хорошо известное Гизеле. - Я слишком долго терпела. Мисс Мазгрейв! Как бы не так! Дочь сквайра, его наследница, его единственный ребенок, свет его пьяных очей! Ну вот, она и услышит впервые в жизни правду и, надеюсь, порадуется ей!
        - Харриет! Замолчи! То, что ты знаешь, я доверил тебе строго по секрету! - закричал сквайр.
        Он попытался подняться со стула, но, прежде чем ему удалось сделать это, леди Харриет схватила Гизелу за плечи и принялась изо всех сил трясти, как грушу.
        - Я слишком долго терпела весь этот бред, - прорычала она. - Послушай правду о себе. Ты всего-навсего внебрачный ребенок иностранки, которая не страдала избытком добродетели. Постарайся запомнить это своим скудным умишком, а потом можешь бежать к императрице, чтобы поведать ей историю твоего происхождения, и погляди тогда, как ей это понравится.
        - Неправда! Это неправда!
        Гизела услышала свой истошный вопль; с усилием вырвавшись из рук мачехи, она подбежала к отцу. Ему все-таки удалось встать с кресла. Гизела вцепилась в лацканы его охотничьей куртки и заглянула в полном смятении ему в глаза.
        - Это неправда, папа! Скажи, что это не так!
        Но ответ она поняла еще раньше, чем он раскрыл рот. Прочитала по его лицу, по испуганному и смущенному выражению. И тут же с криком отчаяния рухнула к его ногам, сотрясаясь от бурных рыданий, которые, казалось, разорвут ее на куски. Впервые сквайр вспомнил, что он мужчина, хозяин в доме.
        - Выйди из комнаты, Харриет, - велел он жене тоном, которым редко говорил с ней и в котором чувствовалась давным-давно позабытая им властность.
        В первую минуту она не обратила на его слова никакого внимания, но потом, когда он повторил: «Выйди из комнаты, я хочу побыть наедине со своей дочерью», Харриет тряхнула головой, и кокетливые локоны, обрамлявшие ее уродливое лицо, насмешливо запрыгали.
        - Очень хорошо, я уйду, - сказала она. - Я все сказала, что хотела. Надеюсь, вы оба отлично проведете вечер!
        Она повернулась и, шелестя дорогими шелковыми юбками, поплыла к двери. Дойдя до нее, она закатилась от смеха, писклявого и язвительного смеха, каким смеется женщина, которая торжествует победу, которая знает, что нанесла смертельный удар, и упивается своей разрушительной силой.
        Дверь закрылась, и наступила тишина, нарушаемая неистовыми, раздирающими душу рыданиями. Сквайр тяжело опустился в кресло, возле которого Гизела сжалась в комочек. Затем он очень нежно опустил руку на ее голову.
        - Не плачь, Гизела, - сказал он. - Я хочу поговорить с тобой.
        Она сделала над собою усилие, но прошло еще несколько минут, прежде чем она смогла сдержать поток переполнявших ее слез и подавить громкие всхлипывания, вырывавшиеся из побелевших губ. Наконец она успокоилась, но тело все равно сотрясалось от дрожи, исторгнутой из самой глубины души. Когда она подняла распухшие глаза и взглянула на отца, то увидела, что он пристально смотрит в камин, а на лице его застыло выражение, которого она до сих пор не знала.
        - Я предал тебя, - тихо произнес он. - Никогда не предполагал, что ты все узнаешь. Стефани взяла с меня клятву, что ты ни о чем не будешь знать. Я предал тебя, Гизела.
        - По мне, лучше знать правду, - всхлипнув, ответила Гизела.
        - Я и не думал рассказывать Харриет, - продолжал он. - Она как-то сумела выудить из меня все. Я был глупцом, Гизела, проклятым глупцом, что снова женился, после того как узнал, что такое счастье.
        - Теперь… слишком поздно, отец, - сказала Гизела. - Пожалуйста, скажи мне… кто я… если не твоя дочь.
        Сквайр тяжело вздохнул и, повернувшись к Гизеле, взял ее руки в свои. Ее пальцы были холодны как лед, и он неловко постарался согреть их, растирая между ладонями. От этого простого проявления доброты на глаза Гизелы вновь навернулись слезы и побежали безудержно по щекам.
        - Я встретил твою мать двадцать один год назад, - неторопливо начал сквайр свой рассказ. - Я гостил тогда в Австрии у своего друга, с которым мы вместе учились в Оксфорде. Я поехал к нему поохотиться. Как-то раз он взял меня с собой в гости к друзьям, жившим неподалеку, - к графу Ганзалии и его семье. Я влюбился в Стефани с первого взгляда. Она была прелестна, Гизела. Золотоволосая, с голубыми глазами. От ее смеха всем вокруг становилось радостней. Я молил ее стать моей женой. Но она сказала, что любит другого.
        Сквайр замолчал на секунду и прикрыл глаза рукой, как бы заново испытав боль прошлого.
        - Дальше… папа, - прошептала Гизела.
        - Она доверила мне свою тайну. Рассказала, как сильно любит и верит, что ее избранник отвечает ей такой же любовью. Но они не могли пожениться, потому что у него уже была жена. «Он женился бы на мне, если бы мог, - говорила Стефани. - Но его заставили заключить выгодный брак. Он возненавидел свою жену с самой первой минуты, а она возненавидела его. Их родители договорились между собой об этом браке, и они ничего не могли поделать. Он очень несчастлив и никогда не знал, что такое счастье. Я отчасти могу облегчить его страдания».
        Сквайр издал стон.
        - Для меня было мукой слушать ее, - сказал он. - Но мне не хватало мужества уехать. Каникулы кончились, а я остался. Мой друг все понял. Я не доставлял ему никаких хлопот своим пребыванием в его доме, поэтому я остался. Проходил месяц за месяцем, и я все больше и больше влюблялся в Стефани, стараясь утешить себя тем, что она, по крайней мере, мой друг. Но однажды она прибежала ко мне, как безумная, вся в слезах. Прошло много времени, прежде чем мне удалось уговорить ее рассказать, что случилось. Ее признание поразило меня как удар. У нее должен быть ребенок! Она боялась рассказать родителям, боялась будущего. Я спросил, знает ли об этом ее возлюбленный. Она ответила: «А что он может сделать?» Я так и не узнал, кто это был, ты понимаешь? По-моему, я никогда и не встречался с ним. Я знаю только то, что говорила мне Стефани, - он был очень важной особой и, по ее словам, горячо ее любил. Я умолял ее пойти к нему. Она отказалась. Каждый день мы встречались с ней у озера и все обсуждали без конца ее дилемму. Но разговоры так ни к чему и не привели. В конце концов мне пришло в голову единственно
возможное решение: Стефани должна выйти за меня замуж, и тогда весь мир признает, что ребенок - мой!
        Пальцы Гизелы сжались на руке отца.
        - Это было благородно с твоей стороны, папа, - тихо промолвила она.
        - Благородно? - переспросил он. - Ничего подобного. Я любил Стефани всем сердцем и душой. Я взял бы ее в жены на любых условиях. Будь у нее пятьдесят внебрачных детей, для меня это не имело бы значения. Будь она убийцей, изгоем, я все равно любил бы ее.
        В его голосе зазвучала истинная страсть, потом он снова откинулся на подушки в кресле.
        - Это любовь, Гизела! И пусть ты никогда не узнаешь, что это такое. Она разрушает все, кроме самой себя.
        - Но ведь любовь означает счастье, - сказала Гизела.
        - Да! Счастье, потому что, когда приходит любовь, весь мир вокруг меняется, - согласился сквайр. - В конце концов Стефани согласилась выйти за меня. Мне тогда казалось, я самый счастливый человек на свете. Только позже я познал адские муки ревности, бросившие меня на самое дно пропасти, имя которой - отчаяние.
        Он помолчал минуту, глядя в огонь.
        - Нет сильнее боли, чем ревность, Гизела. Помни об этом и постарайся ее избежать. Ревность въедается в самую душу. Она вторгается в тебя с каждым вздохом, с каждой мыслью, которая приходит тебе в голову.
        Гизела чуть сильнее прижалась к его коленям.
        - Бедный папа.
        - Твоя мать никогда не притворялась. Когда мы поженились, она сказала, что любит только одного человека и никого больше и что будет любить его всегда. Ее сердце было отдано ему и тебе, его ребенку.
        - Трудно тебе пришлось, - сказала Гизела.
        - Трудно! Временами мне казалось, что я больше не выдержу. Я уходил из дома посреди ночи и бродил бесцельно до рассвета, боясь остаться наедине с женщиной, которую любил и которая не любила меня. Я пообещал ей, что наш брак будет только формальным. И я сдержал свое слово. Я не был ей мужем до тех пор, пока она не попросила меня стать им.
        - Это было жестоко, папа! - воскликнула Гизела.
        Он покачал головой:
        - Нет! Потому что она была совершенно откровенна. Она не стала бы опускаться до того, чтобы изображать любовь, которую не испытывала; она не стала бы принадлежать мужчине, которого не любила. Но я в конце концов победил! О, Гизела, я победил! Прошли годы - годы страданий, годы, когда мне иногда казалось, что я теряю рассудок от тоски по ней. А потом как-то на Рождество, когда я меньше всего ожидал этого, она призналась, что полюбила меня, я стал всем в ее жизни; прошлое померкло, и она любила меня всем сердцем, так же как я ее.
        Голос сквайра дрогнул. С усилием он продолжил:
        - И тогда я стал тем, кем должен был стать давным-давно. И тогда я узнал долгожданное счастье семейной жизни, когда жена и муж - оба чувствуют, что нужны друг другу. Мы были счастливы, Гизела. Так счастливы, что даже сейчас трудно говорить об этом, трудно рассказать словами, какими были последние четыре года. Четыре года, хотя женаты мы были уже шесть лет!
        - И ты все еще продолжаешь меня ненавидеть, папа?
        - Никогда я не испытывал этого чувства к тебе, дитя мое, - ответил он. - Сначала мне казалось, что так и будет, но невозможно ненавидеть такое хорошенькое и беспомощное существо. Мне было жаль того времени, которое твоя мама проводила с тобой, но меня часто посещало чувство, как будто нас с тобой связывает вместе то, что мы оба не можем без нее жить. Она дарила нам обоим только часть своего внимания, часть своего сердца, часть своих мыслей. Остальное доставалось человеку, которого она любила. Человеку, который даже не подозревал, что она родила от него ребенка.
        - Он не писал и даже не пытался увидеться с ней?
        - Нет, насколько я знаю. Думаю, она сказала бы мне, если бы было иначе. Нет! Когда мы вместе уехали из Австрии, она порвала со всем прошлым, включая свою семью.
        - Но почему? Почему она оставила их?
        - Потому, что они знали правду. Ее мать обнаружила беду после того, как Стефани однажды потеряла сознание. Именно это обстоятельство заставило Стефани искать утешения у меня, заставило принять предложение стать моей женой, которое я сделал много раньше.
        - А они очень рассердились на нее?
        - Они просто разбушевались, - ответил сквайр. - Вот почему мы убежали вместе. Стефани как раз исполнился двадцать один год, и мы могли пожениться в Мюнхене без родительского согласия и одобрения. А потом мы приехали в Англию. Твоя мать никогда не вернулась домой.
        - Ты сообщил им… что… она умерла?
        - Нет. Я испытал такое горе, что мне было все равно, узнает об этом еще кто-то или нет. Когда твоей матери не стало, я хотел для себя только одного - смерти. В жизни мне больше ничего не оставалось.
        Гизела молчала. Ей очень хотелось сказать: «Но ты все-таки снова женился». Хотя говорить это было бесполезно. Она увидела в эту минуту, что в сквайре действительно что-то погасло со смертью жены. Его душа сошла с ней в могилу, остались только тело и ум, который нужно было постоянно одурманивать вином, чтобы легче переносить одиночество, которое было его уделом до конца жизни.
        - Вот и конец истории, - тяжело произнес сквайр.
        Гизела поднялась с пола.
        - Как жаль, что ты не рассказал мне всего раньше, - пробормотала она.
        Он не спросил почему, и она была рада, что не придется ничего объяснять. Но она сама знала, что где-то в глубине души всегда презирала его за то, что он совершенно сломался, когда умерла ее мать, за то, что он потерял не только уважение к себе, но и свободу. Она могла понять его и даже посочувствовать в чем-то, но все же ее утонченность восставала против его привычки пить, его раболепства перед леди Харриет, его слабости и нерешительности, когда дело касалось ведения хозяйства, ухода за домом или того, как обращаются с его дочерью. Наверное, ей бы следовало чувствовать себя поверженной, униженной при мысли о том, что она - дитя любви, рожденное от неизвестного отца на позор матери. Но вопреки всему она почему-то была в приподнятом настроении. Ее обуревало только одно чувство - гордость. Она гордилась своей матерью, которая полюбила, несмотря ни на что; гордилась, что родилась от любви такой сильной, такой безграничной, что это чувство не иссякало шесть лет в чужой стране, куда ни письма, ни одного слова не доходило, чтобы его поддержать. «Он, наверное, был удивительным, - подумала она. - Только
таким мог быть мой отец».
        Она повернулась к сквайру, неуклюже сидящему в кресле. Теперь, когда рассказ подошел к концу, его рука снова потянулась к стакану.
        - Ты не должен больше пить, папа, - сказала она. - Мы с тобой сегодня обедаем у императрицы.
        Он тут же отставил стакан.
        - Ты все еще хочешь поехать?
        - Я обязательно поеду, - заявила она. - То, что ты рассказал, ничего не меняет. Императрица знала мою мать. Я хочу услышать, какая она была в детстве, о ее доме… моем доме… в Баварии.
        Последние слова она произнесла чуть слышно, но сквайр услышал их и посмотрел на нее внимательнее.
        - Ты не похожа на свою мать, Гизела, - сказал он. - И все же иногда в твоем голосе проскальзывают отдельные нотки, которые до боли напоминают ее. И голову ты держишь совсем как она.
        - Я рада. - Гизела наклонилась и коснулась его руки. - Благодарю тебя, - чуть смущенно произнесла она. - Благодарю тебя за то, что терпел меня в доме все эти годы. Это великодушно с твоей стороны.
        - Что такое? Чепуха! Глупости, ерунда! - разбушевался сквайр. - Ты не должна так говорить.
        Расхрабрившись, Гизела наклонилась и поцеловала его в щеку.
        - Сегодня мы вместе едем в гости, - напомнила она. - Ты сознаешь, что мы никогда с тобой не выезжали вдвоем?
        Он улыбнулся, и было в его улыбке что-то от былой веселости, с которой он расстался почти одиннадцать лет назад.
        - Это важное событие, Гизела, - согласился он. - Надеюсь, мы не подведем друг друга.
        Она слишком хорошо знала, что он имеет в виду, так как при этом он почти церемонно закрыл пробкой хрустальный графин.
        - Я пойду переоденусь, папа, - улыбнулась Гизела. - Ты закажешь экипаж? Обед подадут в семь.
        - Я буду ждать тебя в холле в шесть тридцать, - ответил сквайр.
        Она снова поцеловала его, думая: сколько лет прошло с тех пор, как она в последний раз осмелилась на такой жест, - и выбежала из комнаты. Миновав холл, она из опасения встретиться с мачехой на ступенях проскользнула мимо столовой и поднялась к себе в спальню по черной лестнице.
        Только добравшись до своей комнаты, Гизела поняла, что, хотя легко говорить о поездке в гости с отцом, ей нечего надеть. В ее гардеробе висело одно старое, линялое платье, в которое она переодевалась каждый вечер к обеду, и еще одно, из которого она давно выросла, и перешить его или починить уже было невозможно. Гизела постояла с минуту, не зная, что делать. Потом с решительным выражением на лице, что было так на нее не похоже - обычно она пребывала в состоянии испуга и неуверенности, - девушка поспешно отправилась на чердак, куда по приказу леди Харриет были отправлены все вещи ее матери, убранные в сундуки. До этого момента Гизела и не помышляла о том, чтобы взять что-нибудь себе. Она считала святотатством дотронуться до какой-то вещи, принадлежавшей умершей, уклонилась даже от того, чтобы пользоваться туалетными принадлежностями или другими не подверженными порче предметами, которые остались от матери. Она опасалась, что, если вещи будут на виду, леди Харриет примется отпускать по их поводу замечания или, что еще хуже, грубо обращаться с ними своими большими, костлявыми пальцами, а этого Гизела
не перенесла бы. Но сегодня все по-другому! Сегодняшний вечер свяжет ее с прошлым, с самой мамой!
        Она ступила на длинный, с низким потолком, отдающий плесенью чердак, забитый доверху ненужными теперь вещами - детский стульчик на длинных ножках, лошадка-качалка, манежик, сломанный угольный ящик. Горы фарфоровой посуды, с трещинами и отбитыми краями, были свалены в одном углу вместе со стопками старых картин. Там были и ковры с прожженными в них дырами, побитые молью, и ламбрекеновые доски, целая коллекция сломанной мебели и книги в поврежденных переплетах. Вдоль стены аккуратно в ряд выстроились сундуки, скрепленные толстыми ремнями, с полукруглыми крышками. Гизеле не сразу удалось расстегнуть один из них. Она откинула крышку и увидела, что сундук заполнен туфлями. Тогда Гизела быстро перешла к следующему сундуку. Там оказалось то, что она искала, - платья, аккуратно переложенные папиросной бумагой. Гизела принялась перебирать их и почувствовала тонкий аромат фиалок.
        Осторожно дотрагиваясь до нарядов, она вынула бледно-голубое атласное платье, отделанное кружевными оборками. Гизела помнила это платье. У нее на глаза навернулись слезы. Однажды вечером, прежде чем отправиться на бал, ее мама зашла к ней в детскую. Бриллианты сверкали у нее на шее и в волосах, в руке она держала веер, а на плечи накинула мягкий кружевной шарф.
        - Спокойной ночи, моя родная! Сладких снов, и да хранит тебя господь! - произнесла она своим красивым мелодичным голосом с едва заметным акцентом.
        - Спокойной ночи, мамочка! Как прекрасно ты выглядишь!
        - Я и чувствую себя прекрасно. Я буду танцевать сегодня вечером, пока не сношу своих туфелек, и тогда феям придется сшить мне новые.
        - А папе тоже понадобятся новые туфли?
        - Ну конечно! Ведь я собираюсь танцевать с папой!
        - Ах, мамочка! Как бы я хотела посмотреть на тебя!
        - Так посмотри сейчас.
        И ее мама, напевая мелодию веселого вальса, легко протанцевала посреди комнаты, ее юбки при этом развевались, украшения позвякивали, а шарф летел позади нее. Она была легкой как перышко, и Гизела даже затаила дыхание, любуясь ею.
        - Вот как мы будем танцевать, - сказала мама. - А теперь засыпай, и увидишь все это во сне. Завтра я отдам тебе поиграть свою программку с маленьким карандашиком.
        Как хорошо помнила Гизела это платье! Наверное, ее маме понравилось бы, что она наденет его сегодня, отправляясь к императрице - императрице Австрии.
        Гизела ничего больше не искала в сундуке. Она захлопнула крышку и побежала вниз к себе, унося наряд. При свете она увидела, что платье измято и сморщено от долгого лежания в сундуке, и позвонила в колокольчик. Элси, маленькая горничная леди Харриет, тут же прибежала на зов.
        - Вы поздно сегодня вернулись, мисс, - сказала она, входя в комнату.
        - Меня задержали, - ответила Гизела. - А теперь я хотела бы попросить тебя кое о чем. Выглади мне это платье, хорошо?
        - Ого! Откуда оно у вас, мисс? - удивилась Элси. - Очень симпатичное, правда? Но немного старомодное. Вы могли бы надеть его на маскарад!
        - Я собираюсь надеть его сегодня, - сказала Гизела.
        - По какому случаю, мисс? - поинтересовалась Элси.
        - Мы с отцом приглашены на обед, - ответила Гизела.
        - Приглашены на обед! Ну надо же! Не припомню, чтобы такое случалось раньше, мисс.
        - Да, действительно, - согласилась Гизела. - Сегодня исключительный случай, и мне нужно что-то надеть. Это платье моей мамы.
        - Очень милое, - сказала Элси. - Может, никто и не заметит, что оно немного вышло из моды. Сейчас все носят турнюры - видели новое платье хозяйки? Оно все собрано назад. Стоит, наверное, кучу денег, но шикарное. Вам бы такое пошло, мисс.
        - Мне пойдет вот это! - возразила Гизела. - Оно лучше моего старого, голубого.
        - Ах, того! - пренебрежительно отозвалась Элси. - Только недавно я говорила кухарке, когда штопала его: «Оно годится разве что на помойку и никуда больше».
        И тут же, как бы поняв свою дерзость, Элси взяла атласное платье.
        - Простите, мисс, - сказала она. - Мне не следовало так говорить. Это не ваша вина. Я иногда просто выхожу из себя, когда вижу, сколько денег тратится попусту на наряды хозяйки, а у вас так ничего и нет.
        - И этого тебе не следовало бы говорить, - заметила Гизела, стараясь быть как можно строже.
        - Знаю, что не следовало бы, мисс, - согласилась Элси. - Но я уже сказала!
        Она улыбнулась Гизеле чуть нагловато и вышла из комнаты, унося платье. Гизела еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Элси служила в Грейндже уже семь лет, и ни леди Харриет, ни кто-либо другой не были ей помехой, если она собиралась высказать свое мнение. Она была неукротимой, и Гизела, слыша ее нахальные замечания, не могла не смеяться - ведь маленькая служанка всегда говорила правду, что очень многим не нравилось.
        Гизела сняла амазонку, вымылась и попыталась уложить волосы в чуть более красивую прическу, а не как придется, что обычно делала. Нет сомнения, подумала она, глядя на себя в зеркало, что ее волосы почти такого же цвета, как у императрицы. Темно-рыжие, цвета медного бука, с золотым отливом, они рассыпались мелкими волнами по плечам и заструились ниже пояса.
        Когда она вспомнила блестящие косы императрицы, ей стало стыдно. Она не слишком часто мыла и расчесывала свои волосы. Трудно заботиться о внешности и думать о том, как ты выглядишь, когда внизу тебя ждет пропасть работы и мачеха не забывает постоянно напоминать, что ты противная дурнушка.
        Сейчас она засомневалась, так ли это. Ей никогда раньше не приходила мысль внимательно рассмотреть себя в зеркале. Возможно, думала она, вглядываясь в свое отражение, ее лицо не такое уж некрасивое, как она раньше полагала. Для нее образцом красоты служила ее мама. И потому что сама Гизела не была блондинкой с бело-розовым цветом лица, она считала себя уродливой. По ее мнению, другого типа красоты быть не могло.
        Но императрица показалась ей самой красивой женщиной из всех, кого Гизела когда-либо видела. Она вспомнила, как прекрасны ее синие глаза, рыжие волосы и белая кожа; Гизеле очень захотелось поверить принцу, что они похожи.
        - Нет, не может быть! Он заблуждается, - заявила Гизела своему отражению.
        И тем не менее она начала улавливать какое-то сходство в овале лица, форме губ и разрезе глаз, в которых действительно отражалась, правда очень слабо и нерешительно, ослепляющая красота императрицы.
        Она боролась со своей прической, пока не вернулась Элси. Маленькая горничная помогла ей заколоть тяжелые косы на затылке и зашнуровать платье, выглядевшее совершенно иначе теперь, когда складки и оборки были разглажены.
        - Если мне позволено будет заметить, мисс, - сказала Элси, - вам не стоит носить бледно-голубой. С вашим цветом волос вы бы прекрасно смотрелись в черном или темно-голубом, вроде тех камней, что носит хозяйка.
        - Ты хочешь сказать, сапфиров, - уточнила Гизела.
        - Да, именно. Этот голубой слишком пресен для вас.
        - Мне кажется, я выгляжу прекрасно, - решительно произнесла Гизела, не отрывая взгляда от зеркала.
        Она и в самом деле чувствовала себя совершенно необычно. Ей никогда еще не доводилось носить платья столь мягкого на ощупь, аккуратно пригнанного по фигуре, подчеркивающего мягкие, плавные линии груди и тонкую талию.
        - Я бы вас не узнала, мисс, - засмеялась Элси. - Наверное, все дело в прическе.
        - Да, я тоже так думаю, - улыбнулась Гизела.
        Она взяла старую черную накидку, которую помнила с тех пор, как была ребенком, и набросила ее на плечи. У нее был веер. Сломанный. Но она решила не открывать его; к счастью, в ящике нашлась пара перчаток, правда заштопанных, но зато чистых. Наконец она была готова, и Элси проводила ее до дверей.
        - Надеюсь, вас ждет шикарный обед, мисс. Вы вполне его заслуживаете. - Элси выглянула в коридор. - Все спокойно, - сообщила она, и они обе знали, кого опасаются встретить.
        Гизела испуганно сбежала вниз по лестнице. Отец ждал ее в холле, и в какой-то момент у нее мелькнула надежда, что они выберутся из дома, не повидав мачеху. Но она ошиблась в своих расчетах. Леди Харриет вышла из гостиной, как раз когда Гизела ступила на последнюю ступеньку.
        - Одежда красит человека! - с сарказмом произнесла мачеха. - Полагаю, вы оба думаете, что у вас шикарный вид. Ну так вот что я вам скажу. Компания, собравшаяся в Истон Нестоне, наверняка от души повеселится при виде такой парочки. Вы похожи на двух деревенских увальней, впрочем, вы такие и есть на самом деле. Ты здорово поправился, Джордж, от своей вечной пьянки, с тех пор как в последний раз надевал эти модные бриджи. И если резко опустишься на стул, бьюсь об заклад, ты услышишь, как они лопнут по швам. А Гизела! Она выглядит в точности тем, что есть в действительности, - грязным обломком, прибитым к берегу неизвестно откуда.
        - Довольно, Харриет, - резко оборвал ее сквайр.
        - О, обо мне не беспокойся. Я уже обо всем договорилась и проведу вечер очень приятно, - сообщила леди Харриет. - Мне остается только надеяться, что и вы прекрасно проведете время. По крайней мере, вы предоставите возможность другим гостям отлично посмеяться. Думаю, они захлебнутся от хохота при вашем появлении.
        - Пошли, Гизела, - сказал сквайр.
        Он повернулся к выходу, и Гизела пошла за ним, а вслед ей неслись последние напутствия.
        - И не вздумай поздно вернуться, Гизела! - кричала леди Харриет. - Завтра тебе нужно встать в шесть тридцать, чтобы выполнить то, чем ты пренебрегла сегодня. Я все приготовлю, и если ты не успеешь справиться со всеми делами, скоро пожалеешь, что тратила попусту время, бегая за кавалерами.
        Она вернулась в гостиную и громко хлопнула дверью, но Гизеле казалось, что мачеха где-то рядом, когда они спускались с крыльца и садились в карету.

«От леди Харриет никуда не скрыться», - грустно подумала она, отъезжая от дома. Воздух был наполнен ее злобой, отравившей весь вечер. И Гизелу одолели страх и тревога, она уже заранее стыдилась своего вида.

        Глава 4

        Они ехали молча какое-то время, когда Гизела, поддавшись внутреннему толчку, повернулась к сквайру и взяла его за руку. По мягкому пожатию его пальцев она знала, что он понял - она не может говорить, ее душат слезы. Минуту спустя он спросил чуть хрипловато:
        - С тобой все в порядке?
        - Да… спасибо, папа…
        Голос ее дрожал, но она сознавала, что говорит правду. С ней действительно все было в порядке. Преодолеть гнев леди Харриет и уехать без нее оказалось еще страшнее, чем она предполагала. Даже сейчас Гизела не совсем понимала, как им это удалось. Она не осмеливалась признаться даже самой себе, но была убеждена, что в последний момент леди Харриет так или иначе помешает им уехать. И все же они сумели убежать!
        Правда, мачеха уничтожила в них уверенность в себе, усилила нервозность и заронила убеждение, что вечер провалится, хотя он еще и не начинался. Но факт остается фактом - они находятся на пути в Истон Нестон, а леди Харриет осталась дома!
        Гизела даже не могла вспомнить, когда в последний раз они с отцом были вместе. С того момента, как он женился, Гизела поняла, что леди Харриет бешено, почти до безумия, ревнива. Она хотела все и всех только для себя и не собиралась делить со своей падчерицей даже малую долю привязанности мужа.
        Погрузившись в бесконечную, неутешную скорбь после кончины матери, Гизела не представляла собой ничего особо привлекательного для отца. Она была слишком несчастна, слишком надломлена, чтобы понять своим детским умом: отец тоже страдает. А его второй брак показался ей предательством, деянием намеренно совершенным, чтобы принизить память о маме.
        Она не могла показать ему, что ей по-прежнему нужна его любовь, что вся душа ее истосковалась, стремясь к добрым и ласковым отношениям, царившим в их семье до смерти матери. И поэтому лживые обвинения мачехи нашли благодатную почву; если он и не верил всему, то, по крайней мере, стал равнодушным к страданиям Гизелы.
        Иногда, после особенно невыносимых побоев, оставлявших синяки по всему телу, после подзатыльников и щипков, когда Гизела начинала кричать от боли, она задумывалась: как ее отец может позволять такое жестокое обращение с родной плотью и кровью? Теперь, ей казалось, она поняла многое из того, что было необъяснимо раньше. Она также увидела, что его несчастье, связанное с потерей жены, иссушило и ожесточило его, и поэтому для него теперь ничего не имело значения, кроме выпивки, которая давала ему пусть короткое, но забвение.
        Она попыталась выразить все это и еще многое другое крепким пожатием пальцев, а потом тихим голосом, чуть слышным из-за шума колес, произнесла:
        - Зачем… ты сказал ей… папа?
        Объяснять, что она имела в виду и о ком говорила, не было необходимости. Сквайр вздохнул.
        - Я дурно поступил, Гизела, - сказал он. - Но женщины умеют выведать все, что им нужно, когда мужчины менее всего ожидают расспросов. Я просто как-то выразил надежду иметь собственного ребенка, и она тут же докопалась, что у меня никогда его не было - не считая того, который умер с твоей матерью.
        У Гизелы отлегло от сердца. Значит, он все-таки не нарочно выдал мамину тайну.
        - Прости меня, Гизела, - робко попросил он.
        - Не беспокойся, папа. Теперь уже ничего не вернешь, - сказала Гизела. - Но ты не скажешь императрице?
        - Конечно, нет, - заверил ее сквайр. - Хотя маловероятно, что мне придется произнести больше, чем формальное приветствие. Как ты думаешь, там будет большое общество?
        - Не знаю, - ответила Гизела. - Папа, у меня очень смешной вид? Я надела… мамино платье.
        - Когда ты спускалась вниз, я подумал, что ты прекрасно выглядишь, - решительно заявил сквайр, но Гизела поняла, что он даже не заметил, как она одета. Он так привык к ее виду, что ничего бы не сказал, если бы она поехала в своем обычном потертом платье или даже - добавила она в сердцах - в нижней юбке.
        Чем ближе они подъезжали к Истон Нестону, тем сильнее росла тревога Гизелы. Конечно, Элси была права. Ее платье безнадежно устарело. Никто теперь не носит пышные юбки и рукавчики с буфами ниже плеч. Но ничего не поделаешь: либо это платье - либо ее старые лохмотья.
        Все платья леди Харриет из Лондона были с турнюрами - каскадами рюшей из кружев и тафты, закрепленных на китовом усе. А юбки были уже не такими пышными. Гизела часто задумывалась, как бы она выглядела в прекрасных бальных платьях, смотревшихся на ее мачехе гротескно, с бриллиантами на шее, которые только подчеркивали желтовато-бледный оттенок кожи леди Харриет. Но какой толк в мечтах? Вряд ли ей придется когда-нибудь носить новые вещи, разве что те, без которых не обойтись, но и в этом случае они будут из самого дешевого и грубого материала.
        Когда экипаж повернул к большим воротам, Гизела ощутила дрожь. А что, если друзья императрицы поднимут ее на смех? А что, если они осмеют ее старомодное платье, неумелую прическу и провинциальные манеры? Возможно, императрица и пригласила их специально для того, чтобы посмеяться. Но потом Гизела вспомнила приятную улыбку женщины и то, как они запросто, по-дружески болтали, пока не пришел принц. Нет! В императрице не было жестокости или злобы. Красивым было не только ее лицо, красоту излучали и ее глаза, отражавшие сердечную теплоту. Гизела была уверена в этом и несколько успокоилась, пока лошади бежали по длинной аллее, приближаясь к великолепному дому в архитектурном стиле эпохи королевы Анны[Для этого стиля характерны здания из красного кирпича с простыми линиями в классической манере.] , очень пропорциональному, с каменным фасадом и окруженному пейзажным парком. Большие окна гостеприимно светились, как бы приглашая в дом.
        - Я боюсь, папа, - призналась Гизела тем же голосом, каким в детстве говорила, что боится темноты.
        - А я только что подумал, что мы чертовски сглупили, что приехали сюда, - ответил сквайр. - Для чего мы могли им понадобиться?
        - Давай вернемся, - предложила Гизела. - Поедем домой и пошлем записку, что мы больны.
        - Слишком поздно, - тяжело вздохнул сквайр.
        Экипаж тем временем остановился у освещенных дверей, и напудренные лакеи в малиновых ливреях уже спешили по ступеням, чтобы расстелить ковер и открыть дверцу.
        Шагнув из кареты, Гизела задрожала мелкой дрожью, и вовсе не от холодного ветра, обдувавшего дом со всех сторон, а от собственных мыслей и страхов, от охватившей ее паники, так что ей захотелось куда-нибудь убежать. Но, как заметил сквайр, было поздно. Она вошла в дом. Лакеи выстроились в два ряда, гостей приветствовал мажордом, он подвел Гизелу к экономке в шуршащем черном атласе, которая ждала, чтобы проводить ее наверх снять накидку.
        В камине огромной спальни пылал огонь. Большие канделябры освещали зеркало, украшенное золотыми купидонами, а в серебряный таз была налита ароматная вода, чтобы Гизела могла вымыть руки. Комната была такой прелестной, что Гизеле захотелось остановиться и рассмотреть ее как следует. Вместо этого она сбросила накидку, вымыла руки и торопливо глянула в зеркало с купидонами. Гизела слишком боялась, что увидит там собственную ничтожность! Она быстро отвернулась и с удивлением обнаружила, что экономка, довольно сурового вида, улыбается, глядя на нее.
        - Вы выглядите очень хорошо, мисс, если будет позволено мне заметить, - сказала женщина.
        Глаза Гизелы недоверчиво округлились, как будто она ожидала, что экономка над ней посмеется. Но потом она произнесла, нервно запинаясь:
        - Спасибо! Вы очень добры… что говорите так.
        - Не бойтесь, мисс, - успокоила ее женщина. - Сегодня не будет званого вечера. Только леди и джентльмены, которые живут в доме. Графиня очень ждет вас. Она сама мне сказала.
        Совершенно ясно, кем была эта «графиня» - инкогнито, не составлявшее ни для кого секрета и служившее поводом для шуток.
        - Благодарю вас, - порывисто проговорила Гизела. - Вы меня немножко успокоили, а то я так боялась.
        - Я догадалась, мисс, - улыбнулась экономка и повела ее назад к главной лестнице, с верхней ступеньки которой Гизела увидела сквайра.
        Он ждал ее внизу, в холле, стоя спиной к огню, и грелся. Спускаясь по лестнице, Гизела уловила запах оранжерейных лилий и еще какой-то более тонкий, незнакомый аромат. Весь дом, казалось, пропитывала атмосфера роскоши, но, кроме этого, в нем нашлось место и еще для чего-то чрезвычайно гостеприимного и успокаивающего, что помогло Гизеле справиться со страхами, вновь одолевшими девушку, когда настал момент встречи с императрицей и ее друзьями.
        Мажордом распахнул массивные двери из красного дерева и объявил:
        - Мисс Гизела Мазгрейв и майор Джордж Мазгрейв.
        На секунду все поплыло перед глазами Гизелы: канделябры с зажженными свечами, повсюду расставленные большие вазы с цветами, полированная мебель, мягкие розовые и зеленые портьеры, узорчатый ковер под ногами. А потом, когда в глазах прояснилось, она увидела в дальнем конце комнаты императрицу в окружении своих друзей, стоящих возле камина с такой элегантной непринужденностью, словно они только что сошли с жанровой картины какого-нибудь живописца.
        Идя по комнате, Гизела не сводила глаз с Елизаветы Австрийской. Если она казалась красивой в строгом костюме для верховой езды, то сейчас она была несравнимо прекрасней в бархатном платье темно-голубого, сапфирового цвета, отделанном горностаем и фестонами из бесценного венецианского кружева. Кружевная отделка начиналась от тонкой талии и переходила в огромный турнюр, который превращался на полу в изящный шлейф. На шее у нее было колье из сапфиров и бриллиантов, а серьги и браслеты из таких же камней сверкали и блестели при малейшем ее движении.
        Но даже драгоценности бледнели перед великолепием ее волос, высоко зачесанных на голове в медную корону и ниспадавших по спине почти до самого пола. Она была так восхитительна, так прекрасна, что Гизела не могла оторвать от нее глаз и даже забыла поклониться, пока императрица не протянула ей руку, и тогда девушка присела в глубоком почтительном реверансе.
        - Как я рада снова видеть мою добрую самаритянку, - сказала императрица. - Представь меня, пожалуйста, своему отцу.
        Гизела поднялась и, запинаясь, произнесла обязательные фразы. Она была удивлена, увидев, как изящно отец приветствовал императрицу и как легко, без тени смущения, наклонился, чтобы поцеловать ее руку.
        - Ваша дочь расскажет вам, какую услугу она оказала мне, - произнесла императрица.
        - Благодарю за честь, ваше величество, быть приглашенным в ваш дом, - отвечал сквайр.
        - Тс-с! - Императрица поднесла палец к губам. - Здесь я графиня Гогенемз. Нет больше императрицы, нет больше дворцового этикета, такого скучного и строгого. Я слышала, сквайр Мазгрейв, что вы отличный наездник.
        - О нет, мадам, - ответил сквайр. - Просто скромный любитель охоты, один из тех, кто убежден, что любое охотничье угодье украсит такая блестящая и умелая наездница, как вы, мадам.
        Императрица захлопала в ладоши:
        - Прекрасная речь, сквайр. Кто теперь посмеет сказать, что заядлые охотники лишены изысканности? Но вы должны познакомиться с моими друзьями.
        Она взяла Гизелу за руку и представила дам и джентльменов, стоящих вокруг. Там был принц Рудольф Лихтенштейнский, которого Гизела уже знала, два брата - графы Ганс и Генрих Лариш, барон Оржи, кроме того, два других джентльмена, чьи имена Гизела не смогла разобрать, и две фрейлины - графиня Фестетич и графиня Штараи.
        - А теперь, когда вы все познакомились, - сказала императрица, - у меня для вас есть сюрприз. Сегодня приехал один человек, которого мы ждали только завтра. Он предупредил, что может опоздать на обед, так что нам придется подождать его несколько минут.
        Императрица говорила очень оживленно, а потом, бросив взгляд на дверь, добавила с радостным восклицанием:
        - Оказывается, он уже здесь! О, Бэй, как вы быстро!
        По комнате шел человек, и Гизела с любопытством посмотрела на него. Она поняла, что это, должно быть, и есть тот самый знаменитый капитан Бэй Миддлтон, которого многие люди называли лучшим наездником Великобритании. Он выиграл свой первый стиплчейз в девятнадцать лет, а после того последовала серия блестящих побед на скачках. При рождении его нарекли Уильямом Джорджем, но все звали его
«Бэй»[Английское «bay» означает «гнедой, каштановый». - Здесь и далее прим. перев.
        из-за каштановых волос и темного цвета лица.
        Пока он шел навстречу, Гизела с удивлением отметила, что у него тонкое телосложение, но была в нем грация очень тренированного человека, который привык проводить в седле многие часы. К тому же он обладал привлекательностью и огромным обаянием.
        Он поцеловал руку императрице и повернулся к сквайру.
        - Что вы здесь делаете, старина? - спросил он. - Я думал увидеть вас завтра верхом на той кобыле, которую я пытаюсь купить у вас последние два года.
        - Она пока не продается, - ответил сквайр.
        - Черт побери! Ну есть ли на свете еще такой упрямец? - обратился Бэй Миддлтон ко всей компании.
        - Не вздумайте начинать разговор о лошадях, пока я не представлю вас мисс Мазгрейв и остальным нашим друзьям, - предупредила императрица.
        Бэй Миддлтон подержал секунду руку Гизелы в своей, а потом повернулся к остальным гостям, с большинством из которых он, по-видимому, был знаком.
        - Я сегодня упала, - сказала ему императрица.
        - Какого дьявола! - воскликнул Бэй Миддлтон. - Куда смотрел полковник Хант? Мне казалось, мадам, он должен был сопровождать вас на охоте в мое отсутствие.
        - Правильно, - подтвердила императрица. - Но я потеряла полковника. Как и его коня. Это был светло-гнедой конь, которого я хотела у него купить.
        - Знаю, о каком вы говорите, - сказал Бэй Миддлтон. - Это хороший конь.
        - Я тоже так думаю, - кивнула императрица. - Но когда я сказала полковнику, что хочу купить его, он отказал мне. Я начала спор, а он говорит: «О нет, ваше величество! Теперь я не продам его вам даже за всю Австрию!»
        Гости рассмеялись, а принц Рудольф заметил:
        - Вот видите, Бэй, вам придется поберечь свои лавры. Иначе галантный полковник вас обставит.
        - Ну что ж, посмотрим, - ответил Бэй Миддлтон и улыбнулся императрице.
        Это была добрая дружеская улыбка человека, который восхищается женщиной и относится к ней с братской любовью. И в глазах императрицы, когда она посмотрела на него, не было и намека на кокетство; в них отражалось только стремление поговорить с человеком, который больше других разбирается в интересующем ее предмете.
        - Мне нужно столько вам рассказать о лошадях, Бэй, - начала императрица, но ее прервал дворецкий, объявивший, что обед подан.
        - Пойдемте, - сказала она. - Вы все, должно быть, проголодались.
        Она подала руку Бэю Миддлтону, и он повел ее в обеденный зал. Кавалером Гизелы оказался граф Ганс Лариш, разговор с которым поначалу не клеился, пока они не затронули тему выездки лошадей, после чего ей нужно было только откинуться на спинку стула и слушать.
        Обед превзошел своим великолепием все ожидания Гизелы. Стол украшали золотые чаши и розовые гвоздики, еду подавали на золотых и серебряных тарелках, причем каждое блюдо соперничало с предыдущим оригинальностью и изысканностью.
        Гизела заметила, что императрица почти ничего не ест. Она отказалась от всех вин и отпивала по маленькому глоточку молоко из стакана. Съев несколько ложек бульона, императрица молча отсылала взмахом руки все остальные блюда, пока не подали десерт. Бэй Миддлтон попытался уговорить ее попробовать хоть что-нибудь, но она покачала головой.
        - Я должна думать о своем весе, - сказала императрица. - Препятствия в этой местности требуют легких прыжков.
        - Я же говорил, здесь самое лучшее охотничье угодье во всей Англии! - воскликнул Бэй Миддлтон. - Разве не так, сквайр?
        - Безусловно, одно из самых лучших, - сдержанно согласился сквайр. - Но думаю, вы нашли бы угодья «Куорна»[«Куорн» - охотничье общество в графстве Лестершир, на территории которого в XVIII в. была проведена первая охота.] не хуже.
        - А вот тут я с вами не соглашусь, - возразил Бэй Миддлтон, и начался спор, в котором все приняли участие, выкрикивая мнения, возражая, смеясь и рассказывая охотничьи истории одну лучше другой или по-доброму посмеиваясь над рассказчиком, но так, чтобы никто не обижался.
        Гизела была изумлена. Она всегда полагала, что на званых вечерах принято разговаривать исключительно с соседом справа или слева и что общий разговор за столом ведется разве что в детской или в комнате для прислуги. А сейчас происходило то, что она и представить себе не могла: она участвовала в беседе, ее спрашивали о чем-то, выслушивали ее мнение. Обсуждали преимущества свор гончих, мастерство распорядителей охоты и доезжачих, и, естественно, как собеседники ни старались уйти от темы, разговор неизменно возвращался к лошадям - их достоинствам, характеристикам и цене. Гизела поразилась, узнав, что императрица часто за день меняла трех лошадей. Но и в этом случае, как императрица заверила присутствующих, она не забывала свои каждодневные гимнастические упражнения - утром и вечером. Гизеле захотелось узнать, какие именно, но она постеснялась спросить.
        - Вы навредите себе чрезмерными нагрузками, - обеспокоенно заметил Бэй Миддлтон.
        Императрица покачала головой.
        - Вы все хотите, чтобы я превратилась в толстую фрау. А я хочу оставаться стройной, гибкой и молодой. В точности как мисс Мазгрейв.
        Говоря это, она посмотрела на Гизелу, и, к смущению девушки, все за столом тоже обратили на нее свои взоры.
        - Вы примерно одного роста и телосложения, - произнес Бэй Миддлтон, как будто удивившись, что кто-то смеет подражать императрице хоть в чем-то.
        - А больше вы ничего не заметили? - поинтересовался принц Рудольф.
        - Нет. А что? - спросил Бэй Миддлтон.
        - Тогда посмотрите повнимательнее, - велел ему принц.
        - Господи! Теперь, когда вы сказали… мне кажется… - начал Бэй Миддлтон, но императрица подняла руку:
        - Довольно, джентльмены. Дамам пора удалиться из-за стола. Не слишком долго засиживайтесь за портвейном. Это просьба, а не приказ.
        Она улыбнулась Бэю Миддлтону, а он взял ее руку и поднес к губам.
        - Мы присоединимся к вам через несколько минут, мадам, - пообещал принц Рудольф, когда императрица проходила мимо него, и добавил, но так тихо, чтобы услышала только она: - Каждая минута, проведенная не с вами, потрачена зря.
        Императрица улыбнулась ему из-под длинных ресниц и вышла из комнаты, уводя за собой дам. В гостиной она грациозно опустилась на диван и пригласила Гизелу сесть рядом.
        Графиня Фестетич подошла к фортепиано и начала тихо играть; вторая фрейлина вышла из комнаты, и на какое-то время Гизела осталась с императрицей фактически наедине.
        - Расскажи мне о себе, дитя, - попросила императрица. - Сегодня, когда я упомянула твое имя, кто-то сказал мне, что тебе нелегко живется с тех пор, как умерла твоя мать.
        - Да… нелегко, - подтвердила Гизела.
        - Мне очень жаль, - искренне посочувствовала императрица. - Наверное, следовало бы пригласить сюда и твою мачеху, но мне этого так не хотелось. Мужчины гораздо приятней в обществе, когда рядом нет их жен.
        - Я рада, что ее здесь нет, - призналась Гизела. - Это был прекрасный вечер. Никогда не думала, что люди могут быть такими.
        - Какими? - не поняла императрица.
        - Такими… веселыми, такими… непринужденными, - с трудом подбирала слова Гизела. - Я ожидала, что все здесь… чопорные и важные… Боюсь, я не могу объяснить это словами.
        - Я тебя прекрасно поняла, - заверила ее императрица. - Ты бы только видела, как проходит дворцовый бал в Вене. Сколько формальностей, напыщенности, монотонности! И как это все утомительно! Иногда мне кажется, что я должна закричать во весь голос, чтобы не умереть от скуки.
        В голосе императрицы звучали неподдельные нотки горечи.
        - Так вот почему вы приехали в Англию, - сказала Гизела.
        - Это только одна причина, - призналась императрица. - Здесь я могу чувствовать себя свободным, обыкновенным человеком. Графиню Гогенемз можно воспринимать не очень серьезно и обращаться к ней без помпезности. Но, конечно, главная причина моего приезда в эту страну - любовь к охоте. Сегодня был неудачный день. Завтра мне больше повезет, и я чудесно проведу время, как никогда…
        - Вам бы следовало быть осторожней, чтобы не навредить себе, - предостерегла Гизела.
        - Завтра не придется ничего остерегаться, раз капитан Миддлтон рядом, - ответила императрица. - Полковник Хант - старая дамочка. Он слишком медлителен. Когда я скачу за Бэем, я могу позволить себе мчаться во весь опор и в то же время остаюсь в полной безопасности. Это прекрасное чувство, ты со мной согласна?
        - Да, конечно, согласна, - улыбнулась Гизела.
        - Мы с тобой понимаем друг друга, - слегка усмехнулась императрица. - Возможно, попозже я попрошу тебя об одном одолжении. Не знаю, согласишься ли ты.
        - Я все для вас сделаю, - порывисто отозвалась Гизела.
        Императрица улыбнулась и мягко дотронулась до ее руки. Как раз в этот момент в комнату вошли мужчины. Императрица поднялась и отвела в сторону сквайра Мазгрейва. Они прошли в дальний конец гостиной и сели на диван, где никто их не мог услышать.
        Гизела сразу забеспокоилась. О чем могла говорить императрица с ее отцом? И о каком одолжении она хочет попросить? Гизела не кривила душой, когда сказала, что все сделает для этой прелестной женщины, которая ворвалась в ее жизнь, словно падающая звезда. В то же самое время она опасалась, что, несмотря на обещание сквайра, императрица узнает от него то, что может заставить ее отвернуться от Гизелы с отвращением.
        Джентльмены, пришедшие в гостиную, заняли Гизелу разговорами, но она слушала только вполуха, а сама все время следила за императрицей и сквайром, ломая себе голову, о чем они могут говорить, и чуть-чуть успокаивалась, слыша, как они то и дело тихо смеются. Наконец, когда она почувствовала, что больше не в состоянии терпеть неизвестность, их беседа закончилась, и они присоединились к остальной компании.
        - У нас сегодня должна быть музыка, - заявила императрица. - Рудольф, вы споете нам?
        - Только если все будут подпевать, - ответил принц.
        - Ну конечно! - согласилась императрица. - Выберите что-нибудь, чтобы мы хором подпевали.
        Графиня Фестетич уселась за фортепиано, и вскоре все весело распевали студенческие разухабистые застольные песенки, такие привязчивые, что можно было подтягивать мелодию, даже не зная слов. Потом они обратились к старым английским балладам и современным песням - забавным, сентиментальным и таким зажигательным, что граф Ганс Лариш не устоял на месте и экспромтом протанцевал танец под одну из них.
        В конце каждой песни все хлопали в ладоши, но больше всех просила продолжать сама императрица. Было так весело и так не похоже на все, что до сих пор знала Гизела, что она с трудом поверила своим глазам, увидев стрелку часов на цифре
«одиннадцать».
        Императрица поднялась.
        - Мне кажется, нам пора отправляться на покой, если мы хотим завтра пораньше встать. Место сборов охотников в нескольких милях отсюда, поэтому нам нельзя запоздать с выездом.
        - Мне еще не доводилось видеть, чтобы вы опоздали на охоту, мадам, - заметил принц Рудольф.
        - Это потому, что я просыпаюсь в радостном волнении, словно жду свой первый бал, - сказала императрица. - Только летом на меня нападает лень, когда нет причин рано вставать.
        - «Коня, коня! Венец мой за коня!»[Шекспир. Ричард III (перев. А. Радловой).] - процитировал принц.
        - Как там у вас говорится о Джоне Пиле? - спросила императрица, обернувшись к сквайру. - «Звук рога поднимал его с постели». Вот и со мной так каждый день, когда я на охоте.
        - Разрешите пожелать вам удачной погони завтра, мадам, - произнес сквайр, склонившись над ее рукой.
        - Благодарю, - ответила императрица. - А сейчас, прежде чем вы покинете нас, я хочу предложить вам выпить еще вина, пока я отведу вашу дочь наверх за накидкой. Мне нужно сказать ей пару слов.
        Сквайр удивился, а императрица тем временем увлекла Гизелу из комнаты и поднялась с ней по широкой лестнице. Оказавшись наверху, она повела гостью в другую комнату, такую же большую, как та, в которой Гизела оставила свою накидку, когда приехала, но еще красивей. Это, по всей видимости, была спальня императрицы. У подножия кровати с балдахином раскинулся ковер из горностая и соболя, огромные вазы с гвоздиками и лилиями стояли на туалетном столике рядом с целой армией хрустальных флакончиков с золотыми и бриллиантовыми пробками. Гизела с любопытством взглянула на них и удивилась про себя, каково может быть их содержимое.
        Перед камином был расстелен белый ковер из овечьих шкур, и, когда императрица опустилась в низкое кресло, Гизела примостилась у ее ног.
        - Послушай меня, дитя, - произнесла императрица. - Я уже говорила тебе сегодня вечером, что хочу попросить об одолжении. Речь идет об одной моей идее - совершенно сумасшедшей и невероятной, и тем не менее если ты согласишься, то может получиться довольно забавно.
        - Я все сделаю для вас, мадам, что бы вы ни попросили, - заверила ее Гизела.
        - Погоди! Погоди, пока не узнаешь, о чем я прошу, - ответила императрица. - Во-первых, хочу сказать, что я поговорила о тебе со сквайром. Он сказал мне, что ты знаешь о том, что он не твой отец.
        Гизела окаменела. Итак, сквайр все-таки выдал ее тайну. А она умоляла его ничего не говорить, что могло бы оскорбить память о матери.
        - Нет, нет! - поспешила ее успокоить императрица. - Не смотри так. Он не виноват. Я сама рассказала ему правду. Видишь ли, в первый раз, как я увидела тебя, я сразу поняла, кто твой отец.
        - Так вы знаете! - воскликнула Гизела. - Но откуда? Я хочу сказать… отец… сквайр… говорит, что не знает…
        - Теперь он знает, - улыбнулась императрица.
        - Тогда пожалуйста… прошу, скажите мне, кто был мой отец, - взмолилась Гизела и тут же добавила: - Вы не шокированы, мадам? Вас не оскорбило, что я… всего-навсего… дитя любви?
        - Оскорбило! - рассмеялась императрица. - Как я могла оскорбиться, когда узнала сегодня вечером то, что заподозрила, едва тебя увидев, - ты ведь в действительности моя сводная сестра!
        С минуту Гизела смотрела на нее, лишившись дара речи. А потом, пока она пыталась вымолвить хоть что-нибудь, но слова никак не шли с языка, императрица продолжила:
        - Я уже говорила тебе, что помню твою мать. Она была очень красива, и я помню, что отец то и дело отправлялся через озеро в дом твоего дедушки навестить ее. Но ты не должна думать, что это волновало или шокировало меня даже в те дни. Видишь ли, Гизела, - позволь мне называть тебя по имени, - я выросла в очень странном доме. Мой отец, герцог де Виттельбах, был, и все еще остается, очень привлекательным мужчиной. Кроме того, он был по тем временам очень вольным человеком, не терпящим условностей. Он обожал деревню и смертельно скучал от всевозможных пышных церемоний. Он водил дружбу с художниками и артистами. Разъезжая по Баварским Альпам, он болтал и смеялся со всеми, кто попадался ему на пути, и, нужно признать, часто влюблялся.
        Они поженились с моей матерью потому, что у ее отца, короля Баварии Максимилиана Иосифа Первого, было шесть дочерей и он хотел для всех них найти мужей. В народе их прозвали «шесть несчастных сестер», потому что ни одна из них не была счастлива в замужестве. Моя мать не любила отца точно так же, как и он ее, и к алтарю она пошла, плача горькими слезами. Неудивительно поэтому, что каждый из них жил собственной жизнью, насколько это было возможно в их положении.
        У меня было семь братьев и сестер. Ко всем из них, кроме меня, отец проявлял полное равнодушие. Я была его любимым ребенком, а остальную свою любовь он щедро дарил своим незаконным детям, всем без исключения, и, несмотря на протесты матери, они всегда были желанными гостями в нашем замке. Моими самыми большими друзьями были Буби и Мади, двое детей моего отца примерно одного со мной возраста. Мы всегда затевали совместные игры и, как я сейчас вспоминаю, организовали шайку разбойников, не оставлявших в покое моих братьев и сестер за то, что они были, по нашему мнению, высокомерными и заносчивыми.
        Императрица, помолчав, вздохнула.
        - Ребенком я просто обожала отца. Он часто мне говорил: «Господи, как ты дорога мне!» Я и сейчас его обожаю. Ему теперь почти семьдесят. Такой же веселый, такой же красивый, всеобщий любимец. Проведя рядом с этим человеком многие годы, я научилась, если можно так выразиться, узнавать при встрече членов его семьи.
        Их довольно много, и, так или иначе, они все унаследовали какие-то типичные черточки отца. Мне часто говорили, что я очень на него похожа; у меня не только отцовские цвет волос и овал лица, но и характерные для всех Виттельбахов черты: осанка, манера поворачивать голову, мимика - во всем этом безошибочно угадывается мой отец. В тебе есть те же самые черты. Мы с тобой очень, очень похожи, что неудивительно, если вспомнить, что у нас один отец.
        - Но, мадам, вы уверены в этом? - спросила Гизела.
        Императрица рассмеялась:
        - Ну конечно, уверена. Посмотри в зеркало, и ты увидишь не себя, а меня. Принц сразу это понял, а сегодня вечером я наблюдала за лицами своих друзей, когда ты приехала. Ты не заметила ничего, но я увидела - они были в полном изумлении.
        Императрица закончила, наклонилась и взяла руку Гизелы в свою.
        - Не стыдись этого, сестренка, - проговорила она.
        - Но я не стыжусь, - не задумываясь ни секунды, ответила Гизела. - Я горжусь, чрезвычайно горжусь.
        - Я рада это слышать, - улыбнулась императрица. - Твоя мать, должно быть, очень любила моего отца, герцога. Она была хорошая девушка, я уверена. Если она отдалась в его власть, то только потому, что любила его до полного самозабвения, всем сердцем и душой. Иногда я не могу не думать, что любовь в жизни гораздо важнее, чем обручальное кольцо, надетое по принуждению, что само по себе уродливо и жестоко.
        - Я тоже так думаю, мадам, - согласилась Гизела.
        Она взглянула на милое лицо, склоненное к ней, и затем, опустив голову, поцеловала руку императрицы. Та улыбнулась.
        - Спасибо, Гизела, - сказала она. - А теперь я хочу попросить тебя кое о чем.
        - Скажите что, и я тут же все сделаю, - горячо отозвалась Гизела.
        - Я пойму тебя, если ты испугаешься. В таком случае ты должна отказаться, - сказала императрица.
        - Я ничего не испугаюсь, если смогу быть вам полезна, мадам, - заверила Гизела.
        - Очень хорошо. Тогда слушай, о какой просьбе идет речь, - продолжила императрица. - Я хочу, чтобы ты притворилась мной - выдала себя за императрицу!

        Глава 5

        Гизела протянула руку и потрогала мягкий соболий коврик, укрывавший ее колени. Потом она провела кончиками пальцев по плотно облегающему бархатному лифу и дотронулась до меха вокруг шеи. Трудно было поверить, что на ней действительно такой наряд - роскошное одеяние, мягко обволакивающее, словно блестящий шелк, окропленное чудесными духами, запах которых постоянно сопровождал ее, куда бы она ни пошла, о чем бы ни думала и какие бы чувства ни испытывала.
        Неужели это и вправду она - та самая Гизела, заброшенная, несчастная девушка, которая столько дней и ночей провела в слезах; которая не раз и не два, а целый день вынуждена была уклоняться от ударов; которой приходилось молча выслушивать тысячи наветов, унижающих и оскорбляющих ее достоинство? А вдруг все это только сон, подумала Гизела, и сейчас она проснется на своей твердой узкой постели дома.
        Гизела снова провела рукой по бархатной юбке, и в эту секунду женщина, сидевшая рядом, громко чихнула. Это был не сон!
        - Моя простуда усиливается, - проворчала графиня Фестетич. - Как бы мне хотелось, чтобы императрица предпочла путешествие в страну с теплым климатом, вместо того чтобы отправляться в Англию с ее вечным пронизывающим ветром и сырым дымным туманом!
        - Мы не замечаем погоды, когда охотимся, - сказала Гизела.
        - Оно и видно, - язвительно заметила графиня и снова чихнула, а потом зашлась сильным кашлем.
        - Вы совершенно больны, - посочувствовала Гизела. - Вам бы следовало лежать в постели.
        - Я тоже так думаю, - с несчастным видом согласилась графиня. - Но никого не нашлось, кто осмелился бы поехать с вами. Графиня Штараи пришла в ужас. Она без конца твердила, что наверняка рассмеется в неподходящий момент и провалит все дело.
        Гизела подумала про себя, что у графини Штараи не было причин так сильно пугаться. Это ей, Гизеле, следовало бояться. Но она знала, что поступит недипломатично, если выскажет вслух свое замечание, и поэтому ограничилась только несколькими словами сочувствия, когда графиня Фестетич, обессиленная приступом кашля, откинулась на подушки в углу кареты и закрыла глаза.
        Они направлялись в замок Хок. Еще неделю тому назад Гизела горько посмеялась бы, услышав от кого-нибудь, что ей выпадет случай путешествовать таким образом - разодетой в чудесные наряды и меха, с бриллиантовыми серьгами в ушах, в сопровождении фрейлины, с лакеем на козлах кареты, в которой ехали Фанни Анжерер, парикмахер императрицы, и ее камеристка Мария.
        И все же это была правда, правда! И она - участница приключения, столь невероятного даже для нее самой, что она с трудом представляла, чтобы кто-нибудь мог ей поверить.
        Она снова испытала изумление, граничащее с оцепенением, вспомнив, как императрица принялась объяснять ей свой замысел.
        - Это была идея принца, - хохотнув, произнесла она. - Сегодня, возвратившись с охоты, я получила письмо, прочитала его и говорю принцу: «Значит, два дня охоты будут потеряны; возможно, три, если мне придется остаться до понедельника». Тут он предложил: «Пошлите своего двойника, мадам». Я сначала посмеялась над таким предложением, а потом вдруг поняла, что это выход.
        - Но никто ни на секунду не поверит, что я - это вы, - сказала Гизела.
        - А почему бы и нет? - спросила императрица. - Лорд Куэнби никогда меня не видел. Он стар, зрение уже подводит, и, как мне кажется, он совершенно глухой. Это не будет увеселительной прогулкой, моя дорогая, можешь быть уверена. Он ясно дал понять, что других гостей не ожидается. Он хочет поговорить со мной, как написано в письме, но мне кажется, это будет односторонний разговор.
        - А кто такой лорд Куэнби, мадам? И почему вы обязаны ехать к нему, и даже на несколько дней? - недоумевала Гизела.
        - Он был другом моего свекра, покойного императора, - пояснила императрица. - И он все время переписывался с моим мужем. Они обменивались длинными посланиями - скучнейшими эпистолами, уверяю тебя, я читала некоторые из них. А когда я сказала, что хочу поехать в Англию поохотиться, император настоял на том, чтобы я навестила его старинного друга. Естественно, я пообещала выполнить его просьбу. Я еще не знала тогда, что этот визит совпадет по времени с появлением капитана Миддлтона, который приедет специально, чтобы сопровождать меня на охоте; я не знала, что наступит отличная погода для охоты и что мне придется пожертвовать тремя драгоценными днями ради того, чтобы выслушивать воспоминания восьмидесятилетнего старца.
        Императрица неожиданно протянула Гизеле руку.
        - Я знаю, что могу показаться эгоисткой, - сказала она. - Но не думай обо мне плохо. В моей жизни так мало удовольствий. Если бы ты только знала, что значит вырваться на волю, оказаться свободной и ничем не связанной, в окружении своих друзей, иметь возможность ездить верхом сколько тебе заблагорассудится. А у меня и без того осталось так мало дней, так мало! В Вене я обязана быть к пятому апреля. Ну как можно потерять хотя бы один из таких дорогих дней?
        - О, я понимаю! Понимаю! - воскликнула Гизела. - Ну конечно, я притворюсь, что я - это вы, если такое возможно! Если вы уверены, что лорд Куэнби ничего не заподозрит.
        - Но почему он должен что-то заподозрить? - спросила императрица.
        - Во-первых, мне далеко до императрицы, - сказала Гизела. - А кроме того, меня там увидят и другие - прислуга в доме, жители поместья.
        Императрица всплеснула руками.
        - Послушай меня, - произнесла она, - Если берешься за дело, то делать его нужно как следует. И если ты собираешься выдать себя за императрицу, то ты должна выглядеть в точности как я. Мы одного с тобой роста и телосложения, так что мои платья тебе подойдут. Мой парикмахер - дорогая Фанни Анжерер - сможет причесать тебя в точности как меня. Я дам тебе свои меха и драгоценности, а еще с тобой поедет одна из моих фрейлин. И ты все еще полагаешь, кто-то усомнится и осмелится предположить, что ты вовсе не та, за кого себя выдаешь? Возможно ли, чтобы кто-то подошел ко мне и заявил: «Вы - не императрица Австрии»? Да ему просто смелости не хватит. Кроме того, ты будешь путешествовать, само собой разумеется, как графиня де Гогенемз.
        - Когда вы говорите, все кажется таким простым, мадам, - сказала Гизела.
        - Все и будет очень просто, - с уверенностью заявила императрица. - Так, дай подумать. Сегодня у нас вторник. Ты должна приехать ко мне в четверг рано утром. Я пошлю письмо твоему отцу, в котором приглашу тебя погостить несколько дней у меня. Твой отец подумает, что это вполне естественно. А ты уедешь отсюда в пятницу утром. До замка Хок нужно добираться почти целый день.
        Вот так все и решилось. Гизела отправилась домой в полном смятении чувств. Она настолько была погружена в свои мысли, что едва слышала брань мачехи на следующий день, едва замечала боль, когда та таскала ее за уши и волосы по комнате, крепко вцепившись в руку девушки, чтобы показать пыль на спинате[Музыкальный инструмент.] , которую та якобы забыла вытереть.
        - Так ты думаешь, что можешь теперь задаваться, раз обедала с императрицей, - презрительно усмехалась леди Харриет, сопровождая свои слова яростным подзатыльником. - Я покажу тебе, что манерность и чванство в этом доме не пойдут тебе на пользу. Вытри клавиши, ленивая девчонка, а когда сделаешь это, отправляйся наверх и займись шитьем. Там тебе хватит работы на весь день.
        Гизела не отвечала. Она ждала, прислушиваясь, не постучат ли во входную дверь с письмом - приглашением в Истон Нестон.
        Проходили часы; Гизела начала уже думать, что императрица о ней забыла. От этой мысли ее охватило отчаяние. Наверное, императрица передумала, наверное, утром весь план замены одного лица другим показался ей чересчур фантастическим, чтобы принять его всерьез. Гизела совсем пала духом. Какие они были в Истон Нестоне все веселые, счастливые, молодые. Да они и не вспоминают о ней больше. Скучная, совсем еще зеленая деревенская простушка, которой случайно досталось смутное, едва уловимое сходство с их любимой императрицей.
        Но к вечеру приглашение прибыло. Его доставил грум, приехавший верхом, и отец, который только-только успел вернуться с охоты, распечатал письмо.
        - От кого это? - грубо спросила леди Харриет.
        - Императрица хочет, чтобы Гизела провела несколько дней с ней в Истон Нестоне. Завтра пришлют карету. У нас есть чернила?
        - Не хочешь ли ты сказать, что собираешься ее отпустить? - воскликнула леди Харриет, пока сквайр, поднявшись из кресла и тяжело ступая, шел к письменному столу, которым очень редко пользовался.
        - Безусловно, - ответил он. - А разве есть причина, чтобы отказать?
        - Боже мой, конечно, есть! - завопила леди Харриет. - Почему она должна праздно болтаться, когда в доме полно работы? Ну какое у императрицы может быть до нее дело?
        - Если ее величество так любезна, что приглашает Гизелу к себе, то не нам интересоваться, зачем она это делает, - заметил сквайр.
        - А я интересуюсь, - заявила леди Харриет и, вскочив, подошла к столу, за которым сидел сквайр. - Девчонке там не место. У нее нет ни одежды, ни манер, ни образования, чтобы вращаться в обществе.
        - Об этом судить императрице, - коротко заметил сквайр.
        - И если уж зашел об этом разговор, то подходящий ли там дом для девушки? - спросила леди Харриет с ехидной ноткой в голосе. - Могу тебе сказать, что люди уже поговаривают о делишках в Истон Нестоне. Я слышала, что твоя драгоценная императрица и Бэй Миддлтон…
        - Довольно!
        Сквайр с такой силой ударил кулаком по столу, что чернильный прибор подпрыгнул и загрохотал.
        - Я не позволю тебе повторять подобные сплетни. Это ложь, слышишь? Есть люди, которые опорочат все и всех. Но что бы ни говорили о Бэе Миддлтоне - это ложь. Он - джентльмен, и он мой друг. Если императрица одаривает его своей дружбой, то потому, что она, как и все мы, преисполнена глубочайшего уважения к человеку, который на охоте с собаками даст сто очков любому ездоку в этой стране. В той клевете и сплетнях, что ты собираешься повторить, нет ни слова правды, и я не желаю их слушать. Побереги эту гадость для тех, кому она доставляет удовольствие, и пусть дьявол заткнет им глотки, чтоб они подавились.
        Сквайр говорил с такой яростью, что впервые в жизни леди Харриет промолчала. Она ни слова не проронила, пока он писал благодарственное письмо и звонил в колокольчик, чтобы слуга передал его послание груму.
        И только когда Гизела спустилась вниз к чаю, леди Харриет набросилась на нее с таким бешенством, что девушка отшатнулась от мачехи, как от спущенного с цепи зверя. Но даже леди Харриет не смогла подавить чувства радостного ожидания в душе Гизелы, когда на следующий день карета, присланная за ней, увозила ее из Грейнджа.
        Приехав в Истон Нестон, она не встретила никого из знакомых. Ее поспешно проводили наверх, и весь день на нее примеряли наряды, делали ей прически и ухаживали за ее лицом. Наконец-то она поняла, зачем нужны многочисленные флаконы с золотыми пробками на туалетном столике императрицы. Она также узнала секреты, с помощью которых императрице удалось сохранить свою легендарную красоту.
        Мария, камеристка императрицы, протерла лицо Гизелы сливками из коровьего молока и оставила так, чтобы они глубоко проникли в поры.
        - У ее величества есть две специальные коровы дома, - непринужденно болтала Мария, - они даже путешествуют с ней - Дейзи и Путей. Их купили во Франции и приставили к ним смотрителя, который ухаживает за ними. Ее величество полагает, что молоко от этих коров обладает особым свойством, чрезвычайно для нее благотворным.
        Мария промокнула лицо и шею Гизелы от сливок, а затем воспользовалась вяжущим средством - крепко взбитым яичным белком с добавлением оливкового масла. Когда после этой процедуры кожа на лице стала гладкой и упругой, она удалила остатки белка кремом, приготовленным из луковиц голландских лилий.
        - Изготовлен по личному рецепту ее величества, - с гордостью отметила Мария. - Он до самых последних дней сохранит ее молодость и красоту.
        Вечером Гизелу наставляли сначала графиня Фестетич, а затем и сама императрица. Ее учили, как нужно кланяться, как протягивать руку для поцелуя. Поначалу Гизеле было трудно манипулировать длинными шлейфами, сидеть прямо и в то же время грациозно, проходить в дверь первой, когда сама императрица отступала перед ней, чтобы понаблюдать за ее походкой.
        - Великолепно! Великолепно! - не раз восклицала она, всплескивая руками.
        Когда наконец вечером Гизела спустилась к обеду, одетая в одно из платьев императрицы и причесанная Фанни Анжерер, принц и все остальные мужчины, кто находился в комнате, издали возглас одобрения.
        - Мне кажется, я скоро начну ревновать тебя, - тихо произнесла императрица, прощаясь с ней перед сном.
        - Я только бледное ваше отражение, мадам, - ответила Гизела.
        Императрица покачала головой.
        - Очень молодое отражение, - поправила она.
        Гизела попыталась мысленно угадать возраст императрицы. И в самом деле, глядя на нее, казалось невозможным, что ей больше двадцати пяти. Только фотографии ее детей, расставленные в спальне и будуаре, не вязались с утонченной красотой лица без единой морщинки и глазами, которые зажигались молодым задорным смехом.
        Гизела легко убедилась в тот вечер, что отец был абсолютно прав, утверждая, будто между императрицей и капитаном Миддлтоном не происходит ничего предосудительного. Они были хорошими приятелями - обстоятельство очень трудное для понимания, если человек полагает, как водится, что мужчину и женщину может объединять только одно. Но дружба между галантным, выдающимся наездником своего времени и самой очаровательной женщиной в Европе была тем, что, по их собственному мнению, превосходило даже любовь. Их мастерство и любовь к лошадям выявляли самое лучшее и вдохновенное, что было у них в характерах. Их лица излучали радость, когда они говорили о своих лошадях, и это очень напоминало Гизеле то, как радостно сияют лица любящих матерей, когда речь заходит об их детях. Для них обоих верховая езда стала делом, которому они посвятили себя, ради которого они старались сохранить светлый ум и хорошую физическую форму, так чтобы соответствовать очень высоким эталонам, которые они сами для себя установили.
        На следующий день императрица уехала на охоту, а Гизеле пришла пора отправляться в дорогу. Все утро она провела за туалетным столиком, пока Фанни Анжерер расчесывала и укладывала ее волосы.
        - Они прекрасны, - бормотала она по-немецки, когда казалось, что от каждого движения щетки по медным локонам пробегают снопы золотых искр. - Но, как ни печально, очень запущены. Как жаль, что вы не следите за собой.
        - У меня нет времени, - оправдывалась Гизела.
        - Время всегда можно найти, - строго заметила Фанни. - Как бы ни была занята императрица, я расчесываю ей волосы утром и вечером, проводя щеткой не меньше четырехсот раз.
        Бесполезно, подумала Гизела, пытаться объяснить, что ей часто приходится вставать в половине седьмого, чтобы выполнить все поручения мачехи, и нередко, отправляясь спать, она так устает от изнурительной работы, которой занималась целый день, что сил хватает только на то, чтобы скинуть одежду и забраться в постель.
        - Они даже сейчас по-другому выглядят! - воскликнула Фанни, и Гизела действительно заметила поразительную разницу.
        Но это было ничто по сравнению с полным преображением, которое она увидела в зеркале, когда наконец была готова покинуть Истон Нестон. В бархатном дорожном костюме темно-зеленого цвета, отороченном соболем, с муфточкой из такого же меха, она с трудом могла поверить, что перед ней собственное отражение, а не сама императрица. На голове у нее была маленькая шляпка, отделанная перьями, а в ушах и вокруг запястий сверкали бриллианты.
        Императрица никогда не носила колец, и ее камеристке пришлось все утро массировать и втирать крем в кисти рук Гизелы, чтобы они стали мягкими и более походили на нежные, изящные руки аристократки.
        Какой бы вещи ни коснулась Гизела - у нее возникало ощущение, что с ней это происходит впервые в жизни. И в самом деле, ничего удивительного в том не было, раньше ей никогда не доводилось видеть платья из таких дорогих тканей - воздушного, легкого шелка, тонкой шерсти - и носить такие роскошные украшения и экзотические меха.
        Она надеялась, что по дороге в замок Хок ей удастся узнать у графини Фестетич, как она должна себя вести и что должна говорить. Но у фрейлины был явно больной вид, и с каждым часом ей становилось все хуже.
        - Клянусь, у меня лихорадка, - заявила она, когда их путешествие подходило к концу.
        - Быть может, нам следует послать за доктором? - немного неуверенно предложила Гизела.
        - Нет, нет! Мне нужно только поскорей добраться до постели, - ответила графиня. - Голова у меня просто раскалывается, и горло воспалено, даже глотка воды не смогу сделать.
        - Мне очень жаль, - посочувствовала Гизела. - Как бы я хотела хоть чем-нибудь вам помочь.
        - Я быстро поправлюсь, - сказала графиня, но в голосе ее не было уверенности.
        Гизела выглянула в окно кареты. Смеркалось, под деревьями росли темные тени.
        - Мы скоро приедем, - сказала она. - Я попрошу дать вам возможность отдохнуть перед обедом.
        - Ну что ж, это будет очень кстати, - согласилась графиня. - Но от одной мысли об обеде мне становится не по себе. Я уверена, абсолютно уверена, у меня высокая температура.
        Гизела произнесла несколько невнятных успокоительных слов. В то же время она не могла не поразиться, сколько суеты иностранцы создают вокруг своих особ. Но тут же вспомнила, что она сама тоже иностранка. Как странно вдруг понять, что в твоих жилах нет английской крови, хотя воспитывали тебя как всякую другую английскую девушку; и вот два дня назад оказалось, что она вовсе не англичанка!
        Карета завернула на подъездную аллею.
        - Вот мы и приехали! - воскликнула она почему-то в полной панике.
        - Слава господу! - произнесла графиня. - Если мне только прилечь ненадолго, возможно, голова перестанет болеть.
        - Я очень надеюсь, что не совершу никакого промаха, - пробормотала Гизела.
        Графиня не ответила, и Гизела поняла, что помощи от нее ждать не придется. И тогда, как бы для того, чтобы придать девушке смелость, память вернула ей образ человека в лавке шорника, который прошел в дверь, не склонив головы. Вот такая гордость ей сейчас понадобится. Вот такую смелость она должна вызвать в своем сердце, если не хочет подвести императрицу.
        Она подняла голову, расправила плечи и выпрямилась. Императрица поверила в нее, и она не предаст этой веры. Гизела еще раз мысленно повторила все, что должна выполнить. У нее было письмо императора к лорду Куэнби. Она должна грациозно протянуть ему руку, без лишней поспешности, чтобы он поднес ее к губам. Она должна войти в дом по-королевски, не обращая внимания на графиню, которая последует за ней.
        Вскоре впереди показался смутный силуэт замка. Он был огромный и очень внушительный; ее сердце бешено заколотилось, как будто старалось выскочить из груди.

«Я боюсь! - подумала Гизела. - Но глупо дрожать. Мне всего-навсего нужно познакомиться со стариком, глухим и полуслепым. Никого больше не будет, никаких гостей, он так сказал. Мне только и придется, что слушать его путаные рассказы о том, что произошло задолго до моего рождения, когда императрица была маленькой девочкой. Поэтому его не удивит, если я буду чего-то не знать. Все очень просто, нужно только не терять самообладания и выдержки».
        Карета сделала широкий полукруг и подкатила прямо к замку. Он был еще прекраснее, чем ожидала увидеть Гизела. Перед ним разлилось большое серебряное озеро, а сам замок был с просторными террасами, окна по всему фасаду светились огнями. Перед массивной парадной дверью с портиком стояли лакеи.
        Гизела сложила ладони и помолилась про себя. Она будет храброй. И вновь подумала о незнакомце в шорной мастерской. Ее подбородок невольно поднялся еще выше. В этот момент распахнулась дверца кареты.

«Хозяин замка встретит тебя у порога», - вспомнила Гизела предупреждение императрицы.
        Гизела неторопливо ступила из кареты. Лакеи с обеих сторон держали ослепивший ее огонь. Чья-то рука поддержала ее, и она почувствовала под ногами ковер. Ей нужно было подняться по нескольким ступенькам. Фонари все еще слепили глаза, отражаясь в серебряных пуговицах на ливреях, освещая напудренные парики лакеев, шагавших рядом по обе стороны. Только ступив на последнюю ступеньку, она оторвала взгляд от лестницы. Перед ней стоял человек такого высокого роста, что ей пришлось откинуть назад голову, чтобы взглянуть ему в лицо. Она хотела уже произнести слова приветствия и протянуть руку, но то, что она увидела, заставило ее замереть от неожиданности. Перед ней был вовсе не старик, а молодой мужчина - высокий, внушительного вида, широкоплечий. Тот, кого она встречала раньше, с высоко поднятой головой и гордой осанкой. Она сразу его узнала. Это был незнакомец из шорной мастерской!
        С минуту она едва могла поверить своим глазам, но потом постепенно, как будто сквозь мягкий, ватный туман, до нее дошел его голос.
        - Добро пожаловать в замок Хок, мадам. Вы мне оказали огромную честь тем, что любезно согласились стать моей гостьей.
        Гизела машинально протянула руку. Он коснулся губами ее перчатки и повел в замок. Они вошли в просторный холл, отделанный дубом и довольно мрачный, так что она даже ощутила на секунду не только изумление, но и страх. Ей показалось, что она попала в какую-то ловушку. Но потом здравый смысл пришел ей на помощь - она догадалась, что перед ней, скорей всего, сын хозяина дома. Наследник лорда Куэнби. Он вышел приветствовать ее от имени своего отца. Но почему, в таком случае, о нем не упоминалось в письме лорда Куэнби к императрице?
        Они молча миновали холл и вошли в большую и довольно чопорно обставленную гостиную. По красоте ей далеко было до гостиной в Истон Нестоне. Здесь царила атмосфера официальности, как будто в доме никто не жил.
        Гизела прошла по комнате как во сне, смутно уловив, что человек, встретивший ее на крыльце, обратился со словами приветствия к графине Фестетич.
        - Путешествие было приятным, благодарю вас, - сказала графиня. - Но у меня от вашего английского климата сильнейшая простуда.
        - Мне остается только попросить прощения за его неприветливость, - последовал ответ. Голос у него был очень низкий, и, как почудилось Гизеле, в нем отчетливо прозвучали твердые, циничные нотки.
        Теперь она стояла у камина, протянув руки в перчатках к яркому пламени. Наконец она овладела собой и смогла рассмотреть человека, вышедшего ей навстречу. Он был в точности такой, каким она его помнила, - высокомерный, надменный, даже дерзкий, если судить по тому, как он рассматривал ее: слегка прищурив глубоко посаженные глаза, чуть-чуть улыбаясь. Она почувствовала, что краснеет под его пытливым взглядом, и быстро спросила:
        - А где лорд Куэнби?
        - Я и есть лорд Куэнби, мадам.
        - О!
        Она не смогла подавить возгласа изумления.
        - Мой отец умер три месяца тому назад. Теперь вам понятна причина, почему я не созвал гостей, чтобы приветствовать вас, мадам.
        - Ваш отец умер! Но я не знала… мне кажется… императора не известили об этом.
        - Нет. Я не отправлял письма императору. Когда отец умер, я был за границей, и по приезде сюда на меня свалилось столько дел, что вы должны простить мое упущение.
        - Наверное, в таком случае нам неудобно оставаться в вашем доме, - сказала Гизела, старательно подбирая слова. - Если бы мы знали, то ни за что не стали бы мешать вашему горю.
        - Вот почему я не упомянул о нем в письме, - ответил лорд Куэнби. - Могу я объяснить все чуть позже? А сейчас, наверное, вы захотите осмотреть свои апартаменты, мадам, и отдохнуть перед обедом?
        - Охотно, - согласилась Гизела. - И графине, у которой сильная головная боль, возможно, станет легче, если она приляжет.
        - Я пошлю графине, если она позволит, специальные таблетки, которые мне выписал доктор на случай простуды, - предложил лорд Куэнби.
        - Благодарю вас! - тут же откликнулась графиня. - Я буду рада любому лекарству.
        - Таблетки немедленно принесут в вашу комнату, - пообещал лорд Куэнби. - Разрешите мне, мадам, вверить вас заботам моей домоправительницы.
        Он повел Гизелу обратно в холл, и женщина, одетая в черное платье с шелковым фартучком, на котором позвякивала тяжелая связка ключей, присела в глубоком реверансе. Гизела слегка наклонила голову, как учила ее императрица.
        - Миссис Маттьюз исполнит любое ваше желание, - сказал лорд Куэнби. - Мы обедаем в семь, если вы не возражаете.
        - Очень хорошо, - одобрила Гизела.
        Она стала медленно подниматься по лестнице, каждую секунду наслаждаясь шуршанием шелка, приглушенным бархатной юбкой, чудесными духами, аромат которых исходил из всех складок ее одежды, и сиянием бриллиантов на запястье руки, касавшейся перил. Она чувствовала, как по всему ее телу пробегает трепет восторга. Все оказалось еще более захватывающим, чем она предполагала, более драматичным, о чем она даже не смела мечтать.
        Дойдя до конца лестницы, она обернулась. Лорд Куэнби все еще стоял внизу в холле. Он наблюдал за ней, и на лице его блуждала та же самая странная улыбка - надменный излом в уголках губ. Гизела поспешно отвернулась. Домоправительница привела ее в большую спальню, в которой стояла кровать с пологом, украшенным страусовыми перьями, а на окнах висели голубые вышитые шторы. Мебель была с серебряной отделкой в виде дельфинов и русалок; длинную низкую кушетку придвинули поближе к огню, на ней лежали кружевные подушечки и покрывало с узором из самоцветов. Комната была такой прелестной, что у Гизелы невольно вырвался восхищенный возглас.
        - Эту комнату всегда называли «королевской», мадам, - пояснила домоправительница. - Здесь спала королева Анна, когда приезжала с визитом в замок, и, как гласит легенда, Генриетта Мария, жена Карла Первого, также пользовалась этой спальней. Серебряная мебель - это дар замку ее величества. Здесь останавливаются только гости королевской фамилии.
        - Значит, мне оказана честь, - улыбнувшись, отметила Гизела.
        - Ну что вы, мадам, это вы оказали нам честь своим визитом, - отвечала домоправительница. - В семье даже есть поверье, что когда замок Хок посетит третья королева, то для семьи наступят счастливые дни, а все горести окажутся в прошлом.
        - Мне остается надеяться, что так и будет, - улыбнулась Гизела и, сказав это, испытала чувство, похожее на стыд, ведь в этой чудесной спальне будет спать не третья королева, а всего-навсего самозванка.
        Графиня Фестетич поспешила в отведенную ей комнату, рядом со спальней Гизелы. Пришла Мария, чтобы помочь Гизеле раздеться и распаковать вещи.
        Мария была немолода. Средних лет. Она служила императрице уже долгие годы. Это была пухленькая толстушка с ярким румянцем. Она встретила идею перевоплощения Гизелы с восторгом, искренним смехом и с таким радостным энтузиазмом включилась в осуществление всей затеи, что вызвала улыбки на лицах.
        - Своим приездом вы всполошили весь дом, фройляйн, - сообщила она, разбирая вещи. - Но, судя по тому, что я успела здесь увидеть, их давно пора было взбодрить. Все слуги - древние старцы, одной ногой в могиле, а сам замок такой мрачный, что можно подумать, я попала в фамильный склеп, а не в английский загородный дом.
        - Ну, я думаю, ты не дашь им скучать там, внизу, - предположила Гизела.
        Мария рассмеялась.
        - Ничего не получится, если только я не стану флиртовать с двумя лакеями, которым впору быть моими сыновьями, - сказала она. - Дворецкому больше семидесяти, или я ничего не понимаю в людях, а остальным давно перевалило за шестьдесят, и они дряхлеют прямо на глазах.
        Гизела засмеялась. Мария обладала удивительной способностью вести беседу так, что невозможно было удержаться от смеха. Говорили они по-немецки и не боялись поэтому, что их могут услышать.
        - Итак, что вы сегодня наденете? - спросила Мария.
        - Что-нибудь сногсшибательное, - не задумываясь ответила Гизела.
        - Тогда лучше всего белое, расшитое серебром, - решила Мария.
        Она тут же вынула платье из сундука и положила на стул. Такого прелестного наряда Гизеле еще не приходилось видеть. Оборка на оборке из белого тюля переходили в огромный турнюр до самого пола. Все платье вышили серебряными нитками, а лиф, плотно сидящий на фигуре, был почти жестким от алмазной пыли, жемчужин и серебряных нитей, которые на рукавах-буфах были едва заметны.
        - Императрица надевала это платье только один раз, на дворцовый бал, - сказала Мария. - И выглядела восхитительно.
        - Очень хорошо представляю, - серьезно ответила Гизела. - Как ты думаешь, Мария, он догадается?
        Камеристка фыркнула.
        - Как бы не так, - сказала она. - Хотя, полагаю, и со зрением, и со слухом у него все в порядке.
        - Никак не пойму, почему он не сообщил императрице о смерти своего отца, - продолжала Гизела, как бы размышляя вслух.
        Мария снова фыркнула:
        - Было бы жаль тратить такое платье на старика.
        Гизела почувствовала, что краснеет. От Марии не ускользнула причина, почему ей сегодня вечером захотелось надеть что-то необычное. Гизела приняла ванну, а затем явилась Фанни, чтобы сделать прическу.
        - Императрица велела мне проследить, чтобы в первый вечер вы надели бриллиантовые звезды, - сказала Фанни. - По-видимому, лорд Куэнби, прежний, конечно, говорил императору, что видел портрет ее величества со звездами в волосах, который написал Винтерхалтер, поэтому неплохо, чтобы вы надели их сегодня.
        - Да, хорошая мысль, - согласилась Гизела.
        А когда звезды закрепили в прическе - ровно двенадцать звезд каскадом спускались по тугим, тяжелым локонам цвета меди до самых плеч, - она воскликнула:
        - Какое чудо! Они сияют, словно настоящие звезды. О, Фанни! Как добра императрица, что одолжила мне их!
        - Это ее любимые украшения, - сказала Фанни. - А теперь, фройляйн, вам пора надевать платье.
        Мария держала его наготове. Платье как будто сшили на Гизелу. Наконец переодевание закончилось, и она повернулась к большому вращающемуся зеркалу, которое можно было повернуть под любым углом. Ей часто представлялось, что она прекрасно одета и выделяется среди других женщин красотой убранства. Но никогда она не мечтала, что может так выглядеть. Перед зеркалом стояла не Гизела, а сама императрица Австрии, Елизавета. Молодая, смеющаяся, радостная, со звездами в волосах и глазах, полураскрытыми губами, в блестящем платье, серебряный лиф которого сдерживал ее лихорадочное дыхание.
        Гизела отвернулась. Ей было страшно видеть себя такой и в то же время сознавать, кто она есть на самом деле. Она услышала, как шуршит шлейф ее платья по мягкому ковру. Мария распахнула перед ней дверь, и Гизела вышла из комнаты.
        - Графиня готова? - спросила она Фанни, которая следовала за ней.
        Фанни постучала в соседнюю дверь. Подождала и через минуту снова постучала.
        - Войди, - предложила Гизела.
        Фанни открыла дверь, шагнула внутрь и тут же вышла обратно.
        - Графиня крепко спит, - доложила она. - Даже храпит.
        - О господи! - ужаснулась Гизела. - Нам придется ее разбудить. Она уже и так опоздает на обед.
        Она вошла вместе с Фанни в комнату графини. Возле кровати стояла бутылочка с таблетками и недопитый стакан воды. Гизела взглянула на таблетки.
        - Это снотворное, - сказала она. - Я помню, мачеха как-то приняла две штуки и проспала почти сутки.
        Фанни тем временем трясла графиню за руку. Фрейлина зашевелилась, пробормотала что-то неразборчивое и повернулась на другой бок.
        - Бесполезно, Фанни, - сказала Гизела. - Она еще долго не проснется. К тому же она так плохо себя чувствовала, что ей и вправду лучше остаться в постели.
        - Но, фройляйн, вам не следует обедать наедине с лордом! - вскричала Фанни.
        - А как иначе я могу поступить? - спросила Гизела. - Разве что самой отправиться спать. - С минуту она раздумывала, а затем смущенно улыбнулась: - Жалко, чтобы такое прелестное платье пропадало зря.
        И, не слушая больше никаких доводов, решительно направилась к лестнице. Она спускалась медленно, наслаждаясь каждой секундой своего нового существования. Никогда раньше ей не доводилось испытывать ничего подобного. Только сейчас, в чужом платье и под чужим именем, она осознала, что красива.
        Лакей поспешил распахнуть двери гостиной. Лорд Куэнби ждал ее, стоя у камина; высокий, широкоплечий, он, казалось, подавлял все вокруг. Гизела неторопливо пошла ему навстречу, ожидая, точно ребенок, увидеть восхищение на его лице и насладиться восторженной оценкой, которая должна быть в его взгляде.
        Но когда она подошла к нему так близко, что невозможно было ошибиться, и взглянула ему прямо в лицо, ее поразило, как ударом молнии. Он смотрел на нее с ненавистью!

        Глава 6

        С минуту Гизела в растерянности молчала. А затем, слегка заикаясь от удивления, смешанного с мрачным предчувствием, окутавшим ее темным облаком, произнесла:
        - У меня… плохие новости, милорд. Графиня Фестетич совсем разболелась. Мы были не в состоянии ее разбудить.
        - Я глубоко сожалею, что это обстоятельство причинило вам неудобство, мадам, - сказал лорд Куэнби. - Но раз графиня не может присоединиться к нам, вы разрешите мне сопровождать вас к столу?
        Он произнес обычные слова, но Гизеле почудилась в них странная, необычная нотка, как будто он торжествовал победу; тут у нее зародилось подозрение, что глубокий сон графини входил в его намерения. Он должен был знать, что присланные им таблетки были не чем иным, как снотворным.
        Гизела лихорадочно размышляла, не зная, как поступить. Она вспомнила вдруг, что выбор предстоит сделать вовсе не ей, а императрице. Как бы поступила ее величество в таких обстоятельствах? В одном Гизела была уверена: императрица любой ценой и в любом случае сохранила бы свое достоинство. И это было бы не просто проявлением благородства, это было у нее в крови, заложено самой природой.
        - Пойдемте, милорд, - просто ответила Гизела, и ее рука пушинкой опустилась на локоть лорда Куэнби.
        Пока они шли по длинному коридору к столовой, Гизела подумала, как не похоже все происходящее на то, что она ожидала, и тревожное предчувствие, которое было рассеялось, когда она переступила порог этого дома, снова овладело ее сердцем. Она представляла, что проведет обед с почти глухим старцем. Он пустится в длинные воспоминания о давно минувших днях, о времени, которого она не знала, да и не должна была знать. Она также предполагала, впрочем, как и императрица, что, несмотря на заверения лорда Куэнби о том, что он не будет созывать гостей в ее честь, в доме наверняка окажется несколько человек.
        - Кажется, там есть еще престарелая сестра или какая-то дальняя родственница, - предупреждала Гизелу императрица. - Старики редко живут в полном одиночестве. Но ты сможешь, по крайней мере, поговорить с графиней… - Она замолчала и слегка улыбнулась. - И посмеяться с ней над дневными приключениями.
        Теперь Гизела поняла, что ей не придется смеяться, да и дом был пуст. А вместо старика рядом оказался молодой, красивый и, если она не ошибалась, очень коварный человек, против которого нужно использовать весь свой ум и сообразительность, чтобы он не догадался, что она вовсе не та, за кого себя выдает.
        Гизела почувствовала, что дрожит от одной только мысли о возможном разоблачении. Что касается ее самой, то это не имело значения. Но такое открытие могло нанести непоправимый вред императрице. Гизела не была настолько неопытной и простодушной, чтобы не понимать - английское общество весьма хмуро посмотрит на подобную проделку. К тому же, если королева в Виндзоре услышит об этой истории, она очень легко сможет наказать виновную.

«Я должна быть осторожной! Я должна быть осторожной!» - не переставала повторять себе Гизела, когда они с лордом молча шествовали в столовую.
        По сути дела, это был банкетный зал. Огромное помещение с высоким потолком, с галереей менестрелей, превосходными гобеленами на стенах и прекрасными семейными портретами. Стол, накрытый к обеду, занимал почти всю длину зала. Освещенный множеством свечей в массивных золотых подсвечниках, он являл собой оазис света посреди огромного темного зала, погруженного в таинственные тени.
        За столом прислуживали дворецкий и шестеро лакеев, но, расставив золотые блюда, они исчезли в темноте. В незнакомых, тонко приготовленных кушаньях Гизела смогла распознать только несколько составляющих. Ей предложили разнообразные вина и сверкающее шампанское, она согласилась выпить бокал, хотя помнила, что императрица более чем вероятно остановила бы свой выбор на стакане молока. Она почувствовала необходимость поддержать свои силы чем-то, что придало бы ей смелость, которой сейчас так не хватало.
        - Скажите, мадам, как вам нравится в Англии? - поинтересовался лорд Куэнби.
        - Вы, наверное, знаете, что я люблю охотиться, - ответила Гизела, не забывая о легком акценте, который окрашивал речь императрицы и придавал самым обычным ее словам очарование и притягательную силу.
        - Наслышан о вашем мастерстве охотницы, - сказал лорд Куэнби. - Мне говорили, когда вы, мадам, верхом следуете за стаей гончих, то затмеваете даже самых блестящих наших наездников.
        Гизела улыбнулась:
        - Мне кажется, вы хотите мне польстить, милорд. В какие общества входят местные охотники? Вы сами тоже охотник?
        Он отвечал очень немногословно, с тем безразличием, которое показало ей, что заставить его говорить о себе будет нелегко. Он засыпал ее вопросами, интересуясь Истон Нестоном, ее приближенными, сколько времени она собирается провести в Англии и правда или нет, что на следующий год она думает отправиться с визитом в Коттсмор.
        У Гизелы от всех этих вопросов упало сердце: он знал об императрице гораздо больше того, что можно было себе представить. В то же время, как успокаивала себя Гизела, замок Хок находился далеко от Истон Нестона. У нее не было причин опасаться, что он узнает о сегодняшней охоте императрицы с представителями общества «Графтон» или о завтрашней с обществом «Байсестер».
        Вместе с десертом подали большие оранжерейные персики, при виде которых Гизела не сумела скрыть своего восхищения и слишком поздно поняла, что для императрицы персики в марте - обычное дело.
        - Завтра я хотел бы показать вам свои сады, - сказал лорд Куэнби. - Это своего рода местная достопримечательность. Отец тратил много времени и сил, чтобы довести их до совершенства в своем понимании. Его больше интересовали цветы, а не люди.
        - А вас? Вы предпочитаете людей? - спросила Гизела.
        - Некоторых, - коротко заметил он. - Очень немногих.
        В его голосе прозвучала какая-то резкость, словно он пережил большое разочарование, и впервые с той минуты, как начался обед, Гизела забыла о своих собственных страхах и подумала, что ему не чужды переживания и страдания, как любому другому.
        Гизела задумалась, счастлив ли он; наверное, этим можно было бы объяснить присущую ему резкость. Возможно, он страдал и поэтому теперь такой надменный. Но она тут же уверила себя, что смешно испытывать жалость к такому человеку, как лорд Куэнби. К тому же у нее создалось впечатление, что он все время старался уколоть ее побольнее. Гизела не могла забыть тот полный ненависти взгляд, который с удивлением заметила, войдя в гостиную.
        Теперь она пыталась уговорить себя, что ошиблась, но в глубине души понимала - то, что она увидела, ей не померещилось.
        Обед тянулся чрезвычайно долго. Одно блюдо сменяло другое, все нужно было попробовать, хотя Гизела, помня об очень скромном аппетите императрицы, каждый раз ограничивалась одной неполной ложкой. Когда церемония подходила к концу, Гизела спросила немного неуверенно, следует ли ей удалиться.
        - Наверное, настал час портвейна, милорд?
        Лорд Куэнби встал из-за стола.
        - Давайте нарушим обычай, - предложил он. - С вашего разрешения, мадам, я распоряжусь, чтобы в гостиную подали кофе с ликерами или, еще лучше, в библиотеку, если вы согласитесь побывать в моем убежище. Там теплее и менее официально, чем в гостиной, которой здесь весьма редко пользуются - только в особых случаях, в дни королевских визитов.
        - С удовольствием, - согласилась Гизела, а про себя решила, что при первой возможности удалится к себе.
        Библиотека и в самом деле оказалась гораздо уютнее большой строгой гостиной. Глубокие кресла и диваны, обтянутые красным бархатом, шторы из того же материала красиво сочетались с разноцветными переплетами множества книг, закрывающих все стены от пола до потолка. В камине пылал яркий огонь, перед ним грелись два спаниеля, которые при появлении хозяина радостно вскочили, приветствуя его. Гизеле очень захотелось опуститься на ковер рядом с ними, однако она подавила в себе это желание. Она любила собак, но, когда отец женился во второй раз, леди Харриет запретила, к большому огорчению Гизелы, держать в доме каких-либо животных.
        Сейчас она еще раз мысленно произнесла, что должна вести себя как императрица, поэтому, ласково потрепав псов за ушами, она чинно опустилась на диван, держа спину чрезвычайно прямо, сознавая, как блестит при свете огня ее платье и сверкают звезды в волосах, отражая языки пламени.
        Лакеи принесли кофе и ликеры, от которых Гизела отказалась. Лорд Куэнби взял большую рюмку бренди и поставил ее на столик рядом со своим креслом. Слуги удалились. В комнате неожиданно нависла тишина, нарушаемая только тиканьем напольных часов в дальнем углу. Гизела принялась лихорадочно подыскивать тему для разговора. Часы на каминной полке показывали, что еще очень рано, только половина десятого. Удалиться к себе в такой час было бы чрезвычайно невежливо, а сердце тем временем ей подсказывало: впереди - опасность!
        Она чувствовала, что лорд Куэнби внимательно ее рассматривает. Он сидел в огромном кресле, и она не могла не отметить про себя, что он очень широкоплеч, с правильными чертами лица и темными глазами, которые ни на секунду не упускали ее из виду. Ей вдруг показалось, что перед ней очень страшный человек, и, когда он заговорил, Гизела с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть.
        - Я рад, что сегодня мы с вами одни.
        Его низкий голос был лишен каких-либо теплых, пусть даже льстивых интонаций.
        - В самом деле! - сумела произнести Гизела довольно холодно. - А мне жаль, что графиня не смогла быть с нами, чтобы по достоинству оценить великолепный обед и полюбоваться такой очаровательной комнатой.
        - Я собирался поговорить с вами наедине, если удастся, во время вашего пребывания в замке, - сказал лорд Куэнби. - И, наверное, даже лучше, что так случилось сразу, в день вашего приезда.
        - Мне кажется, прежде всего вам следует объяснить мне, почему вы не сообщили о кончине вашего отца.
        - Скорее всего, я опасался, что в таком случае вы не приедете, - ответил лорд Куэнби. - Или будете рассчитывать на шумные пикники и развлечения, так что мне не удастся и словом обменяться с вами с глазу на глаз. Как я уже говорил, болезнь графини послана самой судьбой.
        Гизела сцепила руки, лежащие на коленях.
        - Что же такое важное вы хотите мне сообщить? - спросила она.
        - Я не заставлю вас долго ждать, - заверил он. - И, возможно, когда вы выслушаете меня, то поймете, какие мотивы двигали мной, вынудив пойти на маленький обман, поймете, почему я позволил вам считать, что мой отец еще жив.
        До Рождества я даже не знал, что ожидается ваш визит. Потом я получил письмо императора, в котором с определенностью говорилось, что вы прибудете в Англию двенадцатого марта. Моим первым порывом было написать ответ и сообщить его величеству, как следовало бы сделать с самого начала, о смерти моего отца. Но, подумав, я решил промолчать. Я хотел увидеть вас, я хотел встретиться лицом к лицу с женщиной, которая предала и погубила моего лучшего друга!
        Кровь прилила к лицу Гизелы.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите, - проговорила она.
        - Думаю, сейчас поймете, - ответил лорд Куэнби, - когда я скажу вам, что его звали Имре Ханяди.
        Гизела молчала. Да ей и нечего было сказать. Она никогда не слышала об этом человеке. Не имела ни малейшего представления, о чем говорил лорд Куэнби. Ее только охватила дрожь при звуке его голоса, полного ненависти.
        - Да. Имре Ханяди, - повторил он. - Вам может показаться странным, что мы были близкими друзьями, но мы на самом деле подружились, когда вместе учились в Оксфорде. Зимние каникулы он проводил здесь, в моем доме, а летом мы уезжали с ним в Венгрию. Я и не надеюсь, что вы поймете, как много означает дружба для двух молодых людей, которые взрослеют бок о бок, вместе мечтают о будущем и жизнь в них бьет ключом. Мы строили множество планов. Мы оба стремились совершить что-то стоящее в этом мире.
        Лорд Куэнби неожиданно поднялся.
        - Что с ним произошло? - спросил он. - Куда он пропал? Вот что я хочу от вас услышать.
        Гизела по-прежнему не проронила ни слова; она в самом деле ничего не знала.
        - Вы не отвечаете, - сказал лорд Куэнби. - Вы так легко забыли его благодаря другим, возможно более искушенным в любви поклонникам?
        Он замолчал, и Гизела поняла, что нужно как-то отреагировать.
        - Мне кажется, вы не совсем понимаете, что говорите, - тихо произнесла она.
        - Я знаю гораздо больше, чем вы себе представляете, - резко ответил лорд Куэнби. Он открыл кожаную папку и вынул из нее пачку писем. - Во-первых, позвольте мне прочитать несколько строк из письма Имре, полученного зимой, после его отъезда в Вену. У нас с ним было заведено часто писать друг другу. Мы обменивались идеями, чувствами, мыслями обо всем на свете, впечатлениями от людей. Имре полюбил вас с той минуты, как увидел.

«Она изумительна, чудесна, восхитительна! - писал он. - Никогда не предполагал, что женщина может быть такой прекрасной и в то же время такой земной. Вчера она улыбнулась, и весь мир вокруг засиял восторженным светом, оттого что она живет в нем!»
        Разве вас это не тронуло? Разве вы не знали, какое смятение чувств вызвали в сердце юноши?
        Гизела сделала легкое движение.
        - Я думаю, милорд, будет лучше всего, если я удалюсь. Этот разговор ни к чему не приведет.
        - Вы останетесь и выслушаете все, что я должен сказать, даже если мне придется силой удержать вас, - заявил он. - Я ждал этого момента, давно ждал, и сейчас намерен задавать вам вопросы, а вы будете на них отвечать. Думаете, мне не все равно, кто вы такая? Вы императрица для всех, но для меня вы только женщина - женщина, которая отправила на смерть моего единственного друга.
        Он пылал такой яростью, внушающей страх, что Гизела не осмелилась шевельнуться. Выбрав из связки другое письмо, лорд Куэнби раскрыл его и прочитал:

«Вчера мы почти целых десять минут провели в оранжерее. Ах, Хьюго, если бы я только мог объяснить тебе, как много она для меня значит. Я думаю о ней каждую минуту, каждую секунду. Что бы я ни делал, мысли о ней не покидают меня. Я мечтаю о ней по ночам. Она - само совершенство. В ней все воплощает красоту. Я бы с радостью отдал за нее жизнь».
        Лорд Куэнби отложил письмо в сторону.
        - Вы знали о его чувствах? - спросил он. - Ну конечно, знали. Женская интуиция никогда не подводит. Десять минут в оранжерее. Вы специально все подстроили либо подтолкнули события.
        - По какому праву вы предполагаете подобное? - возмутилась Гизела.
        Она начала злиться, как уже случилось однажды, когда он рассердил ее своим высокомерием, заносчивым и грубым тоном.
        - По праву человека, который видит, как жестоко и несправедливо обходятся с его собратом. Позвольте мне продолжить.
        Он вынул из связки еще одно письмо.
        - «Я люблю ее! И сегодня я прошептал ей об этом невразумительно, заплетающимся языком; знаешь, Хьюго, она не оттолкнула меня! Вместо того протянула руку и положила ее на мою на какую-то долю секунды. Я чуть не умер от счастья. Боже, как все это безнадежно! И все же я беспредельно рад, что нахожусь рядом с ней, могу служить ей, даже если от меня не требуется ничего более выдающегося, чем поднять оброненный платок или поднести зонтик».
        Лорд Куэнби сложил письмо.
        - Есть и другие письма примерно того же содержания, - сказал он. - Они говорят об одном: вы использовали все свои женские хитрости, чтобы заманить его в ловушку, хотя бедняга и так уже попался в расставленные сети. Он был вашим узником, вашей добычей, и, несомненно, вы упивались своей властью над ним.
        Гизела гордо вскинула подбородок.
        - Вы слишком много себе позволяете, лорд Куэнби. К тому же вы совершенно несносно дерзки.
        - Подождите! - произнес он. - Мы еще не дошли до самого важного письма, поэтому я пропущу с десяток посланий и прочту вам только одно, то, по поводу которого я требую ваших объяснений.
        Он вынул письмо из конверта и стал читать:
        - «Случилось самое изумительное и восхитительное, что только могло произойти! Я так взволнован, что с трудом могу выразить свои чувства на бумаге. Она покидает Вену.
        Ей стала невыносима здешняя жизнь - безысходная в своей церемонной напыщенности. Она уезжает. После разговора с ней император согласился, что она должна поступить так, как считает нужным. И вот она уезжает от него, от детей и от дьявольской свекрови. Отправляется в путешествие на своей яхте «Фантазия» на Мадейру. Яхта по праву носит такое название, Хьюго. Жаль, что ты не видел ее. По специальному заказу на яхте оборудовали огромную ванную, всю отделанную изразцами и зеркалами в полный рост. Яхта выполнена в светлых оттенках лилового, зеленого и слоновой кости - все под стать самой Королеве Красоты.
        Я пишу так подробно только для того, чтобы ты понял, как не похоже все это на Хофбург, где царят огненно-красные или тусклые желто-зеленые краски, где строгие правила и ограничения могут свести с ума кого угодно, не говоря уже об императрице.
        А вот самая важная новость. Она пригласила меня отправиться в путешествие вместе с ней! Команду подобрали тщательно, а ее свита - очень малочисленная - состоит из нескольких слуг, фрейлины и секретаря. Да! Последний - твой покорный слуга.
        Ты можешь себе представить, что это значит! Я на седьмом небе от восторга и изумления. Чувствую себя богом и раболепным слугой от оказанной мне чести служить ей, от сделанного ею выбора. Сначала мы отправимся на Мадейру. Я постараюсь написать тебе оттуда или, если удастся, по дороге.
        Извини за сумбурность слога. Я слишком счастлив, чтобы писать длинные письма».
        Лорд Куэнби сложил листок и вместе с конвертом положил к остальным письмам на боковой столик. Потом он повернулся к Гизеле.
        - Что произошло? - спросил он.
        - Что вы имеете в виду? - не поняла она.
        - Что произошло с Имре? - сказал он. - С тех пор ни я, ни кто-либо другой не получал от него вестей. Я хочу услышать от вас, что случилось, когда вы прибыли на Мадейру. Мне известно, что яхта благополучно достигла острова. Мне известно, что вы сняли виллу в испанском стиле. Очень романтично, Имре и вообразить такого не мог. Я получил письмо от знакомой, которая находилась на острове как раз в то время. Она написала, что видела вас и Имре на прогулках верхом; что простые люди на Мадейре, рыбаки и их семьи, не имели намерений нарушать ваше уединение; что вы излучали лучезарную красоту, особенно когда рядом был ваш секретарь-венгр. Будете отрицать?
        - Нет, - ответила Гизела. - Если это утверждает ваша знакомая, то, значит, так оно и было.
        - Что произошло после этого?
        Гизела помолчала, а потом, опасаясь, что он все равно принудит ее к ответу, произнесла:
        - Почему я должна вам отвечать? Ваши информаторы или, лучше сказать, шпионы наверняка представили какие-то объяснения, которым вы скорее поверите, чем любым моим словам.
        - Ладно, - снизошел лорд Куэнби. - Сказать вам, что мне известно? Вскоре после вашего обоснования на Мадейре в гавань вошел корабль под австрийским флагом. Сразу по его прибытии со стороны причала в деревню промаршировала группа офицеров в красных бриджах. Они узнали, как пройти на виллу ее величества, и продолжили свой путь. Они вошли через главные ворота, их предводитель постучал в дверь. На вилле они пробыли недолго. Когда они вышли из дома, их численность увеличилась на одного. Человек, шагавший вместе с офицерами, был взят на борт корабля, который тут же снялся с якоря.
        Вот что мне сообщили. Вот какова правда, и у меня нет ни малейших оснований сомневаться в этом. Больше я никогда не получал от Имре никаких известий.
        Лорд Куэнби умолк, а через минуту добавил очень тихим голосом:
        - Я писал его семье. Они мне ответили, что ничего не знают о его местонахождении, но им сообщили, что император отправил его в ссылку. Прошли годы, я вновь получил письмо от родных Имре, которые писали, что, хотя нет никаких новых сведений, они полагают, Имре, должно быть, мертв. Его казнили из-за любви к вам? Или он томится в какой-нибудь мерзкой тюрьме, медленно гибнет от пыток, и все из-за того, что потерял рассудок при виде красоты, оказавшейся в действительности чисто внешней?
        Гизела судорожно вздохнула.
        - Вы не должны задавать мне такие вопросы, - сказала она. - Я не знаю, как на них ответить.
        - Конечно, не знаете, - грубо оборвал ее лорд Куэнби. - Не все ли равно, что человека оторвали от его друзей, от семьи или, быть может, даже убили? Одним больше или меньше. Не все ли равно, что человек был готов пожертвовать самым дорогим, что у него было, самой жизнью, потому что боготворил вас? Вы жестоки и бездушны. Вы женщина, чья красота приносит зло, женщина без сердца.
        - Неправда, - горячо возразила Гизела. - Каждое ваше слово - неправда.
        Говоря это, она вспомнила императрицу, прелестную и нежную, ее мягкое обхождение с любым, с кем бы она ни общалась; вспомнила, с какой глубокой грустью иногда смотрели ее голубые глаза. Вынести такое оскорбление Гизела была не в силах.
        - Если это неправда, - сказал лорд Куэнби, - где же Имре?
        - Как я могу ответить на ваш вопрос? - проговорила Гизела. - Если его семья не знает, где он может быть, то вряд ли знаю и я, вряд ли мне позволили узнать это.
        Гизеле показалось, она нашла удачный ответ на вопрос, потому как выражение лица лорда Куэнби немного смягчилось.
        - Неужели с вами в самом деле плохо обращались, как твердит молва? - спросил он. - Неужели это правда, что ваших детей отбирали сразу после рождения и их воспитывала ваша свекровь? Что все ваши приказания отменялись? Что до тех пор, пока она не умерла в прошлом году, вы во дворце не имели никакого влияния? Полно, мне не верится. Вы женщина с характером. Безусловно, вы могли постоять за себя?
        - Можете думать что угодно, - произнесла Гизела. - Я хочу сказать только одно: все, что вы здесь говорили обо мне, - ложь.
        - Тогда скажите, где Имре? Вы пытались хотя бы разузнать? Не мог же он быть вам совсем безразличен. Имре был очень привлекательным, и не могу поверить, что за дни, проведенные рядом с ним на яхте и той романтической испанской вилле на Мадейре, вы не разглядели, что он - чистое золото, не поняли, какой у него чудесный характер, какой он интересный собеседник, человек ясного ума, чья способность к мечтам и фантазии приводила в восторг всех, кто его знал. Неужели вы легко и просто вычеркнули его из своей жизни?
        Лорд Куэнби помолчал, а потом продолжил:
        - Когда мне рассказали всю эту историю, я почему-то подумал, что вы проплакали всю ночь, что вам было одиноко и горько без него, что вы поняли в тот час - никто не сможет занять его место в вашей жизни. А потом я услышал, что вы возвратились в Вену, а спустя некоторое время отправились вместе с императором в Мексику, и вся Европа полагала, что королевская чета переживает второй медовый месяц. Неужели муж так легко смог заставить вас забыть о вашем возлюбленном?
        - Я прошу вас, милорд, позволить мне удалиться, - тихо сказала Гизела. - Вам отлично известно, что вы не должны были меня обвинять. Мне нечего вам сказать, и, по правде говоря, что бы я ни пыталась объяснить, вы все равно не измените своего мнения обо мне.
        Наступило молчание. Лорд Куэнби отвернулся от Гизелы и смотрел на огонь. Внезапно он снова взглянул на свою гостью и, пройдя по ковру перед камином, опустился на диван рядом с ней.
        - Простите меня, - сказал он. - Сейчас я подумал, что, какие бы чувства я ни испытывал, что бы ни говорил, Имре любил вас. Должно же быть в вас что-то хорошее, милое, что вызвало в нем такую любовь. Все суетное, нестоящее, вульгарное высвечивалось в истинном свете, если Имре был рядом. Он не выносил ничего низкопробного, серого. Я так долго вас ненавидел, что совсем сбросил со счетов самого Имре и его мнение. Он любил вас, и поэтому я должен попытаться увидеть и принять то, что он считал достойным любви.
        - Почему вы так сильно его любили? - с любопытством спросила Гизела.
        Она сама не знала почему, но вопрос показался ей важным. Лорд Куэнби снова отвернулся от нее и стал смотреть на огонь.
        - Возможно, потому, что всю мою жизнь мне не хватало брата, - ответил он. - Я был единственным ребенком в семье. Моя мать умерла, когда я появился на свет. Я никогда ее не знал. У отца не было терпения заниматься своим сыном. Он скучал со мной и полностью предоставил заботам слуг. Я получил строгое, можно даже сказать, суровое воспитание. Мои гувернеры были неоправданно жестокими со мной, по крайней мере, мне так казалось. Мне без конца внушали, что я в доме абсолютно никто, и каждый старался непременно напомнить мне об этом при любом удобном случае.
        Пребывание в Итоне не принесло мне особой радости, главным образом из-за того, что я не привык к общению со сверстниками. Мне редко доводилось встречать мальчиков своего возраста до тех пор, пока я не пошел в школу в тринадцать лет. В Оксфорде я впервые узнал, что такое радость, и принес ее мне Имре.
        Наши комнаты были рядом. Он зашел ко мне в первый же день и поздравил с поступлением в колледж. Мне кажется, в тот момент, когда я пожал ему руку, я уже знал, что он сыграет в моей жизни удивительную роль. Говорят, одно из самых важных событий в жизни человека - первая любовь. Для меня таким событием была первая дружба.
        Нам нравилось одно и то же; мы оба увлекались верховой ездой, рыбной ловлей и охотой. Я считался неплохим стрелком, но мне было далеко до Имре. Наверное, в нашей дружбе было много от обожания кумира. Он очень многое делал лучше меня.
        А потом мы проводили вместе чудесные каникулы и здесь, и в Венгрии. Однажды даже скопили денег, чтобы съездить в Париж. И чем больше я его узнавал, тем с большим и большим уважением к нему относился.
        Лорд Куэнби замолчал и взглянул на Гизелу.
        - Вы помните, как он часто читал стихи, а потом вдруг оборачивал все в шутку и тут же сочинял на них пародию, запрокидывал назад голову и принимался так заразительно хохотать, что невольно хотелось присоединиться к его смеху? Вы помните?
        - Д-да… помню, - заикаясь, проговорила Гизела.
        - Он был умным, начитанным и очень веселым человеком. А ведь так много среди образованных людей нудных типов. С Имре скучать не приходилось. Кроме лошадей больше всего на свете он любил книги. Вот это и пугает меня. Если он провел в тюрьме все эти годы, то был лишен самого для него дорогого, в особенности возможности читать.
        - Он, должно быть, мертв, - не сдержалась Гизела. - Давайте надеяться, что он мертв.
        Она заговорила вопреки своей воле, забыв на секунду, кто она такая, думая только о том, что ей рассказывали о тюрьмах - мрачных, душных подземельях, о пытках и ужасах, которые даже страшно себе представить.
        - Итак, вы ничего о нем не знаете! - быстро проговорил лорд Куэнби.
        - Нет, не знаю, - ответила она, и это было правдой.
        - А вы можете узнать?
        Гизела покачала головой:
        - Нет.
        - Я верю вам, - сказал он. - Сам не пойму почему. С самого начала я намеревался не верить ни одному вашему слову, но вы не попытались оправдываться, не пытались заявить о своей невиновности. Мне нравится эта черта в вас. По крайней мере, вы прямодушны и смелы.
        - Спасибо, - поблагодарила Гизела.
        Только сейчас она почувствовала дрожь, охватившую ее в тот момент, когда она, к своему величайшему облегчению, поняла, что его гнев утих. Только сейчас она ощутила сильное сердцебиение и сухость во рту. Ее напугали его ярость и злость. Она не предполагала, что ее можно так сильно напугать только одними словами. Они помолчали немного, затем снова заговорил лорд Куэнби:
        - Мне кажется, я начинаю понимать, какие чувства испытывал к вам Имре. Когда сегодня вечером вы вошли в гостиную, мне на секунду показалось, что вас в действительности нет, что вы плод моего воображения. Никогда не думал, что женщины бывают так прекрасны. А потом я вспомнил, что вы послали моего Имре на смерть и вас это нисколько не тронуло.
        - Королям и королевам непозволительно поддаваться эмоциям на публике, - сказала Гизела.
        - Да. И это было так давно. - Лорд Куэнби как будто говорил сам с собой. - И все же из-за моего чувства к Имре я не верю, что кто-то может его позабыть.
        - Возможно, он продолжает жить в сердцах тех, кто помнит о нем, - сказала Гизела.
        - Это правда? - спросил лорд Куэнби. - Он до сих пор живет в вашем сердце? Вы все еще думаете о нем, вспоминаете, как сильно он вас любил?
        Хозяин замка встал, прошелся по комнате и остановился у огня, облокотившись на каминную полку.
        - Наверное, я сейчас покажусь вам нелепым, - произнес лорд Куэнби. - Я так долго мечтал высказать вам все, а теперь, когда моя мечта осуществилась, слова оказались необъяснимо бездейственны. Я хотел наказать вас, заставить расплакаться, убедиться, что вы так же горевали об Имре, как и я. А теперь почему-то мой гнев испарился. Что вы со мной сделали? Может быть, вы ведьма, которая умеет влиять на человека и менять его намерения просто тем, что сидит и смотрит на него своими синими глазами?
        - Мне жаль, что вы несчастны, - сказала Гизела.
        - Вам жаль меня! - воскликнул лорд. - Думаете, мне нужна ваша жалость?
        Он задал вопрос очень резко, но потом вроде бы опять смягчился.
        - Это не так, - сказал он. - Я хочу убедиться, что вы помните прошлое, что как бы там ни было, но для вас Имре жив.
        Он замолчал и посмотрел на Гизелу, которая наконец обрела голос.
        - Вы говорите, что были с Имре большими друзьями, - произнесла она. - И все же я думаю, что вы не так хорошо его понимали, как вам казалось. Если любят по-настоящему, то стремятся защитить любимого человека, оградить его от всех возможных страданий, спасти от несчастий. Имре так относился бы ко всем, кого любил; и если бы ему не ответили тем же, то он понял бы и простил, потому что знал, что такое любовь. Нельзя силой заставить людей чувствовать то, что, по вашему мнению, они должны чувствовать.
        - Да, истинно так, - согласился лорд Куэнби. - Но кто сказал вам об этом? Кто научил вас так думать? Имре или, быть может, кто-то другой?
        В его голосе зазвучала презрительная насмешка, и Гизела вся напряглась. Она встала с кресла и произнесла:
        - Я выслушала вас, милорд. А теперь я пойду спать. Если вы предпочтете не встречаться со мной утром, я покину ваш дом, как только графиня сможет отправиться в путь. Если, однако, мне предстоит провести здесь несколько дней, о чем говорилось в вашем приглашении, то я предлагаю больше не возвращаться к этой теме. Я понимаю и сочувствую вашему горю; но уверяю вас, что в данный момент я не в состоянии что-либо сказать или сделать, что хоть как-то могло бы изменить случившееся. Верьте мне. Я говорю правду.
        Лорд Куэнби смотрел на нее со странным выражением.
        - Я верю вам, - сказал он. - Сам того не ожидал. Думал, в вас нет ни грана правды. И все же я верю вам.
        - Вот и все, что я могу сказать, - продолжала Гизела. - Надеюсь, утром вы сообщите мне о своем решении - уехать мне или остаться.
        Говоря это, она протянула руку. Секунду он просто держал ее в своей руке, а затем поднес к губам. Гизела хотела уже уйти, но он не отпускал ее руку.
        - Я начинаю многое понимать из того, что раньше было от меня скрыто, - сказал он.
        Она не знала, что он имеет в виду, и поэтому, когда он отпустил ее, быстро направилась к двери.
        - Доброй ночи, милорд, - спокойно произнесла она.
        Он распахнул перед ней двери, и они вместе вышли в просторный холл, обитый дубом. Их шаги гулко раздавались, когда они шли по мраморному полу в той части, где не было ковров. Лорд Куэнби молчал, а Гизелу вдруг охватило страшное смущение, и она не смела поднять на него глаза.
        Они дошли до лестницы. Она стала медленно подниматься по покрытым мягким ковром ступеням, зная, что он смотрит ей вслед. Рукой она опиралась на перила, так как чувствовала, что не сможет обойтись без поддержки. После всего пережитого ноги еле держали ее, но, несмотря ни на что, Гизела в душе осталась довольна, что хорошо держалась. Девушка представить себе не могла, что может произойти нечто подобное, и все же с честью выдержала испытание, не подвела императрицу.
        Гизела дошла до самого верха, и тут, как во всякой женщине, в ней победило любопытство. Она должна оглянуться, должна посмотреть, не ушел ли он. Он стоял на том самом месте, где они расстались, и все так же смотрел ей вслед, его лицо было хорошо освещено канделябрами на лестнице. В его глазах она заметила что-то совершенно новое, но что именно - она не поняла.

        Глава 7

        Гизела пробудилась ото сна, когда горничная раздвигала тяжелые шторы на окнах. Весеннее солнце проникло в комнату и золотом разлилось по ковру. В первое мгновение девушка не могла понять, где находится, а потом с радостным волнением вспомнила. Она сейчас в замке Хок, в гостях у лорда Куэнби, под видом императрицы Австрии; пока ей удалось оправдать доверие, которым ее облекли, и не уронить достоинства императрицы.
        Хотя вчерашний обед с лордом Куэнби проходил нелегко, а временами просто ужасно, в Гизеле жила уверенность, что за целый вечер он ни разу не подверг сомнению подлинность ее титула. А это, как она считала, было самым важным.
        Минувшей ночью она долго лежала без сна, мысленно возвращаясь ко всему случившемуся накануне, снова содрогаясь при воспоминании о том, какие горькие обвинения были брошены ей в лицо, когда лорд поведал о событиях и лицах, совершенно ей неизвестных. Но он так ничего и не заподозрил. Его ни разу не удивило, почему она ему не отвечает, он не подумал, что за ее молчанием скрыта какая-то причина.
        Гизела вздохнула с облегчением, а когда горничная поставила возле кровати элегантно сервированный поднос с утренним чаем, ей сразу бросился в глаза большой белый конверт с надписью «Графине Гогенемз».
        Ее охватил минутный приступ отчаяния. А вдруг все-таки что-то случилось? А вдруг после бурной беседы вчерашним вечером лорд Куэнби решил бросить ей новый вызов, а потом, в точности как она, вспоминая их разговор, заподозрил что-то неладное? Почему она не сумела ему ответить? Почему она не сумела опровергнуть позорные обвинения в свой адрес? Чувство облегчения исчезло без следа. Она почувствовала, что дрожит, но, взяв себя в руки, не подала и виду.
        - Как себя сегодня чувствует графиня? - поинтересовалась Гизела.
        Мария, услышав, что к ней обратились, сделала быстрый реверанс.
        - Ее по-прежнему лихорадит, фройляйн, - ответила служанка по-немецки, - а в остальном, как она говорит, ей немного лучше.
        - Если лихорадка не прошла, ей не следует вставать, - сказала Гизела. - Передайте графине, что я позже зайду ее навестить.
        Камеристка слегка смутилась.
        - Было бы лучше, фройляйн, если бы графиня зашла к вам, - предложила она.
        - Нет, нет, - решительно запротестовала Гизела. - Ей нельзя подниматься с постели. Я сама приду к ней.
        Мария еще раз присела в реверансе и вышла из спальни. Теперь наконец Гизела осталась одна. Она протянула дрожащую руку к белому конверту.
        Почерк очень характерный для него, подумала она. Четкий, прямой, все буквы выведены удивительно высокомерно. Все-таки было в нем что-то очень положительное, решила Гизела. Качество, которое она раньше никогда не встречала ни у одного мужчины. Можно возненавидеть его, но не заметить, проигнорировать - никогда.
        Гизела развернула листок, слова расплывались у нее перед глазами, так она нервничала, так боялась. Потом прочитала:

«Мадам,
        Мне кажется, вчера вечером я потерял рассудок, когда разговаривал с Вами. Быть может, Вы уже отдали распоряжение готовиться к отъезду, ведь я так плохо справился со своими обязанностями хозяина. Но позвольте мне просить Вас дать мне еще один шанс. Мне очень многое нужно Вам сказать.
        Остаюсь преданным слугой Вашего Величества,
        Куэнби».

        Гизела дважды прочитала письмо, прежде чем до нее дошел его смысл. Затем она откинулась на подушку. Ей казалось, что она провела отчаянное сражение, из которого совершенно неожиданно для себя вышла полным и абсолютным победителем.
        Что произошло? Почему вдруг такая перемена? Почему, обрушив на нее гнев и ненависть, теперь он готов был принести извинения, принизить себя, что вроде бы совершенно для него неприемлемо?
        Гизела снова перечитала послание. Да, все верно. Она неожиданно улыбнулась. Впервые в жизни она сумела достигнуть того, чего хотела всем сердцем. Впервые в жизни она вступила в единоборство с изощренным мужским умом и при этом не чувствовала себя маленькой и ничтожной. Теперь она знала, что действовала даже лучше, чем могла надеяться. Только мысль об императрице поддерживала ее, заставляла невольно правильно себя вести, позволила быть не робкой и застенчивой, какой она себя обычно чувствовала, а спокойной, зрелой женщиной, которую все, даже самые злобные, домыслы оставляли равнодушной.
        Гизела вдруг поняла, что должна не мешкая встать, одеться, спуститься вниз к лорду Куэнби и выяснить, что же все-таки произошло. Вместо страха она вдруг ощутила радостное волнение. Таких дней в ее жизни никогда не было, да и вряд ли, подумала она, они когда-нибудь повторятся. Она должна прочувствовать каждую минуту, насладиться каждой секундой.
        Выпив чаю из тонкой фарфоровой чашки, она позвонила в колокольчик и вскочила с кровати. Прибежали Мария и Фанни.
        - Вы ничуть не лучше императрицы, - проворчала Фанни с фамильярностью служанки, пользующейся полным доверием. - Из-за вас мы даже не успели позавтракать как следует. Еще слишком рано, в доме пока не готовы к вашему выходу.
        - Я уверена, что ее величество уже была бы на ногах, будь она здесь.
        - Она занималась бы гимнастикой, - согласилась Фанни. - Но вам физические упражнения ни к чему. Посмотри, Мария, какая прелестная фигура у нашей маленькой фройляйн! Изящная грация юности! Боже, как быстро она исчезает!
        Гизела раскраснелась. Она никогда раньше не думала о своей фигуре. По правде говоря, в бесформенных, плохо сшитых платьях, которые ей приходилось носить дома, трудно было разглядеть, что у нее вообще есть фигура. Но когда на Гизелу надели восхитительный утренний наряд из изумрудного шелка, который Мария достала из гардероба, девушка увидела, что талия у нее такая же тонкая, как у императрицы, а плавные линии груди красиво подчеркнуты облегающим корсажем. Фанни прикрепила шляпку с зелеными перьями к ее искусно уложенным волосам. Кроме того, в уши ей вдели изумрудные серьги с бриллиантами, а к платью прикололи такую же брошь.
        - Теперь вы готовы, фройляйн, - сказала Фанни, отступая назад, чтобы полюбоваться на свою работу.
        - Ты думаешь, я выгляжу как надо? - забеспокоилась Гизела. - Помни, что лорд видел меня всего лишь при свете свечей. Возможно, днем…
        Она не закончила фразу, но Фанни покачала головой.
        - Вы очень похожи на ее величество, - заверила она. - Но… - смею ли я сказать? - ее величество пятнадцать лет тому назад.
        - Императрица сейчас еще прекрасней, чем была тогда, - резко оборвала ее Мария. - Тебя в то время с ней не было, вот ты и не знаешь. Ты, как все недалекие люди, считаешь, что красота с возрастом проходит. А я говорю тебе, она становится более глубокой, так что красивая женщина с годами может быть еще красивее.
        Гизеле нравилась преданность Марии.
        - Императрица не могла быть прекрасней, чем сейчас, - сказала она, и Мария тепло улыбнулась в ответ.
        - Завтрак накрыт в будуаре, - объявила Фанни.
        - Я буду есть одна? - по-детски разочарованно спросила Гизела.
        Фанни кивнула:
        - Ее величество всегда завтракает одна. Она очень мало ест и не переносит поэтому обильные, пышные церемонии у себя дома в Австрии, да и в Англии тоже. Фрукты, молоко и иногда, очень, очень редко, одно яйцо - все, что ей нужно по утрам.
        - Мне тоже этого будет достаточно, - улыбнулась Гизела.
        - О, они уже успели выставить на стол с десяток блюд на выбор, - сообщила Фанни. - Вы не останетесь голодной, фройляйн.
        - Конечно, нет, - ответила Гизела и расхохоталась, когда увидела, какая вереница блюд ожидает ее в будуаре. Однако она была слишком возбуждена, чтобы испытывать голод, и меньше чем через десять минут вернулась в спальню к Марии и Фанни.
        - Теперь я должна навестить графиню Фестетич, - объявила им Гизела.
        Она двинулась из комнаты, стараясь помнить о том, что ходить нужно неторопливо, грациозно, с достоинством. Графиня сидела в постели, закутав плечи в шерстяную шаль. Нос у нее был красный, а глаза распухли от простуды. Выглядела она жалкой и несчастной. Гизела коснулась ее руки и почувствовала жар.
        - Вам нужен врач, - с сочувствием произнесла она.
        - Нет, нет. Я буду в порядке, - торопливо заверила ее графиня. - У меня часто случаются такие простуды. Если бы мне только позволили остаться в постели сегодняшний день, то я быстро бы поправилась.
        - Безусловно, вы не должны вставать, - решила Гизела.
        - Но как я могу? - засомневалась графиня. - Это никуда не годится. Так не принято. Нельзя. Подумайте, что скажут в Хофбурге, если узнают.
        - Не узнают, - успокоила ее Гизела. - И потом, вспомните, я ведь не императрица, так что большого значения не имеет, будет меня кто-нибудь сопровождать или нет. Гораздо более важно для вас поскорее выздороветь. Оставайтесь в тепле, а мы спросим экономку, может ли она приготовить чай с мятой. Очень помогает при простуде. Мама всегда мне давала его в детстве. Он и вашу лихорадку снимет. К завтрашнему дню вы совсем поправитесь.
        Графиня тяжело вздохнула.
        - У меня ужасное самочувствие, - простонала она.
        - Тогда не двигайтесь с места, - решительно заявила Гизела. - Лорд Куэнби не говорил ни о каких гостях, так что вы никого не шокируете. И я уверена, его милость не захочет, чтобы вы вставали, когда услышит, как вы больны.
        Графине явно только того и надо было.
        - Если вы настаиваете, - слабым голосом произнесла она.
        - Вот именно, - подтвердила Гизела. - Даже больше, я приказываю.
        Она засмеялась собственной шутке, а графине в ответ удалось слабо улыбнуться. Гизела отослала Марию к экономке с просьбой прислать чай с мятой, свежий фруктовый сок и одно-два самых легких блюда на ленч. Сделав все, что было в ее силах, Гизела спустилась вниз.
        В холле никого не оказалось, но когда Гизела остановилась в нерешительности, раздумывая, куда пойти, неожиданно распахнулась дверь библиотеки и на пороге появился лорд Куэнби. На нем были бриджи для верховой езды. В руке лорд Куэнби держал книгу, а за его спиной прыгали два спаниеля. При виде Гизелы он искренне удивился. В первое мгновение он просто стоял и смотрел на нее, а Гизела не могла не отметить про себя, как шел ему костюм для верховой езды. Хорошо сидящие бриджи подчеркивали стройность длинных ног, широкие плечи облегала отлично скроенная зеленая куртка, сапоги блестели. А потом Гизела почему-то пришла в смущение от его взгляда. Ей захотелось убежать, но мысль о том, что сейчас она императрица, удержала ее на месте, и она спокойно взглянула ему в лицо.
        - Как вы рано встали, мадам!
        - День такой чудесный, что мне захотелось выйти на солнышко.
        - Я хотел бы предложить вам осмотреть поместье вокруг замка и конюшни, - сказал он. - Вы не против подождать, пока я вызову карету?
        - А мы не могли бы пойти пешком?
        Услышав такую просьбу, лорд Куэнби удивленно поднял брови, но тут же молча подчинился. Он открыл перед ней двери, и Гизела прошла впереди него с гордо поднятой головой. Когда она спустилась по каменным ступеням, у нее на секунду перехватило дыхание от великолепия открывшейся панорамы.
        Солнечный свет превратил озеро в жидкое серебро. По нему плыли лебеди - белые и черные, степенно скользя по зеркальной поверхности, а над озером пролетала острым клином стая уток. За озером до самого горизонта простирался парк, меж его огромными, величественными деревьями паслось стадо оленей, несколько крупных животных стояли неподвижно, замерли, как бы почуяв опасность, а остальные мирно пощипывали траву вокруг них.
        - Как красиво! - невольно воскликнула Гизела.
        - Я рад, что вы так считаете, мадам, - сказал лорд Куэнби.
        Она хотела ответить ему взглядом, но на этот раз почему-то испугалась. О чем он думает, интересно? И нужно ли ей упоминать о письме, полученном утром, или лучше промолчать? Как трудно следить за каждым своим шагом, каждым словом, чтобы не ошибиться. Оттого, что он был рядом, сердце ее трепетало, но она помнила - нельзя выдать волнения или хоть в малейшей степени умалить свое королевское достоинство.
        Они прошли в сад, который, как подумала Гизела, был особенно хорош летом, когда в нем царило буйство красок. Она увидела каменные фонтаны, вывезенные из Италии, и скульптуры, расставленные так, чтобы подчеркнуть их красоту в особенно выгодном свете. Потом они миновали цветник и, пройдя через калитку в высокой кирпичной стене, оказались на участке, где выращивали овощи для дома. Ряд за рядом выстроились теплицы, и Гизела обо всем забыла, глядя на это разноцветное буйство красок. Теплицы, заполненные благоухающими гвоздиками, - красными, розовыми, багряными, желтыми и белыми - поразили Гизелу неописуемой красотой. Целые акры занимали тюльпаны, азалии, гиацинты, фрезии, туберозы и странные экзотические растения с восхитительными яркими цветами, которых Гизела раньше не видела.
        А потом они подошли к теплицам с орхидеями, и здесь цветы были столь прекрасны, словно драгоценные камни. Гизела могла только молча смотреть на них в изумлении, не находя слов, чтобы выразить, как они чудесны.
        - Я хочу показать вам вот это, - сказал лорд Куэнби, подводя ее к растению на длинном стебле, покрытом мелкими цветами в виде звездочек ослепительно-белого цвета, который редко нарушали крошечные алые пятнышки на некоторых лепестках.
        - Изумительный цветок, - сказала Гизела.
        - Он похож на вас, - тихо произнес лорд.
        Она удивленно на него посмотрела.
        - На меня? - переспросила Гизела.
        - Видите, эти цветы напоминают звезды, - сказал он. - Совсем как те, что были в ваших волосах вчера вечером. Я впервые их увидел несколько лет тому назад в Вене на вашем портрете.
        От растерянности Гизела не знала, что сказать, и лорд Куэнби продолжил:
        - Да, мадам. Орхидеи напоминают мне вас. Это совершенно непредсказуемые цветы - никогда не знаешь, как они будут развиваться.
        Гизела окончательно смутилась и лишилась дара речи. Она не вполне понимала, что ей следует отвечать на такое замечание, как, впрочем, не совсем поняла и само высказывание. Оно было произнесено очень сухо, что исключало возможность считать его комплиментом, но, с другой стороны, Гизеле показалось, что он вовсе не стремился нагрубить ей. Она чуть выше подняла подбородок.
        - Ну а теперь пройдем к конюшням, - попросила она.
        Гизела знала, что будет чувствовать себя более уверенно, когда разговор пойдет о лошадях. Цветы, как бы она их ни любила, все же были малоизвестной для нее темой.
        - Если вы того желаете, - последовал ответ.
        Они отправились рассматривать лошадей почти в полном молчании. Но когда дошли до конюшен, барьер скованности, который явно почувствовала Гизела, исчез.
        Хотя Гизела охотилась с известнейшими наездниками страны, ей никогда еще не доводилось видеть лучших лошадей, чем у лорда Куэнби. Они поочередно подходили к животным, обсуждали их достоинства, ласково похлопывая по загривкам, восхищались красивыми созданиями, а те, казалось, приветствовали своего хозяина. Он явно баловал их и нежил, словно труппу балерин. Иногда возникал спор, если Гизеле особенно нравилась какая-то лошадь, а лорд Куэнби отдавал предпочтение другой. Гизела сознавала, что может быть наивной и простодушной, когда речь заходила о житейских делах, но что касалось лошадей, тут она знала, что говорила. Гизела, сколько себя помнила, помогала отцу ухаживать за лошадьми. Она научилась ездить верхом прежде, чем ходить, и никогда не позволяла ни одной лошади, даже самой дикой, необъезженной, напугать себя.
        - Как бы я хотела заставить Монарха взять высокий барьер, - невольно вырвалось у нее, когда она оглаживала шелковистую шею великолепного скакуна, о котором лорд Куэнби сказал, что с ним нелегко справиться.
        - Так что вам мешает? - откликнулся лорд. - Я раньше не догадался пригласить вас на прогулку верхом, но мы могли бы выехать сегодня днем или завтра, если только пожелаете.
        Гизела высказала свое пожелание, не подумав. Теперь она, запинаясь, произносила отказ:
        - Нет… нет. Я не… привезла с собой амазонку.
        - Я немедленно пошлю за ней грума, - предложил лорд Куэнби. - Сегодня покататься не удастся, но к вечеру он успеет вернуться.
        Гизела вдруг представила, как в Истон Нестон приезжает грум и узнает, что императрица все еще там, или, быть может, видит, как она возвращается с охоты.
        - Нет, нет, - поспешила отказаться Гизела. - Я решила отдохнуть за эти дни. Можно устать и от лошадей.
        Тут она поняла, какое это кощунство - противоречить своему сокровенному, самому заветному желанию, но ей нужно было умерить гостеприимство лорда Куэнби, которое могло привести к непоправимому.
        Если он и был разочарован, то не подал виду, и они перешли от последнего стойла к кладовой с упряжью. Здесь лорд Куэнби немного помедлил и снял с крюка блестящую уздечку.
        - Я купил ее недавно в Таусестере, - сказал он.
        Гизела вздрогнула и затаила дыхание.
        - Не знаю, что заставило меня остановиться у шорной мастерской, - продолжил он. - Наверное, то, что за обедом накануне вечером разговор за столом касался только одной темы - вашего мастерства наездницы. По пути к себе домой я подумал, что в моей конюшне не найдется легкой уздечки, подходящей для тонких рук, как ваши.
        Он замолчал, а Гизела изо всех сил сжала пальцы - она догадалась, что сейчас последует.
        - Могу я просить вас принять эту уздечку в знак моего искреннего восхищения вашим мастерством?
        - Нет… нет… - еле выдавила из себя Гизела, но, увидев изумленный взгляд лорда Куэнби, справилась со своим волнением огромным усилием воли.
        Не понимая причины собственного поведения, она отпрянула от уздечки, как будто в той была какая-то волшебная сила. Гизела вспомнила, как лорд Куэнби вошел в лавку шорника, его высокомерие и безразличие к ней и ко всем, кто там был; вспомнила, как он вышел из лавки; вспомнила возмущение и злость, погнавшие ее прочь и не позволившие даже закончить все покупки. Вся эта длинная цепь совпадений показалась зловещей и пугающей. Почему вдруг уздечка, которую выбирали у нее на глазах, пока она пряталась в тени, теперь предлагается ей в качестве официального подарка? И тут она подумала о своей теперешней роли. Сейчас она не имеет ничего общего с той несчастной, оборванной девушкой, которая незаметно стояла в лавке Фреда Тайлера.
        - Спасибо, милорд, - сумела произнести Гизела онемевшими губами.
        - Уздечку отдадут вашей камеристке, - сказал он. - Надеюсь, она вам понравится, мадам, если вы когда-нибудь ею воспользуетесь.
        В его голосе прозвучали циничные нотки, как будто он догадался, что она неохотно приняла подарок.
        Потом он посмотрел на часы, установленные на конном дворе, и Гизела, проследив за его взглядом, поняла, что наступает время ленча.
        - Время пробежало так незаметно, - сказала она, почти извиняясь. - Мы должны вернуться в замок.
        - Подавать к столу без нас не начнут, - улыбнувшись, заметил лорд Куэнби. Его позабавил ее неожиданный испуг.
        - Да, конечно, - согласилась Гизела.
        Они не спеша двинулись к дому, солнце приятно их согревало.
        - Я бы очень хотел увидеть вас верхом на лошади, - задумчиво произнес лорд Куэнби. - Мне говорили, никто в стране не может соперничать с вами на охоте.
        - Я люблю лошадей, - улыбнулась Гизела.
        - Они, безусловно, приносят большее удовлетворение, чем люди, - сказал лорд Куэнби. - Я часто думаю, что мир, населенный одними животными, - это Утопия.
        - Чем неугодны вам люди, что вы так о них отзываетесь? - спросила Гизела и сама удивилась такому безрассудному вопросу.
        Помолчав немного, он сказал:
        - Быть одним ребенком в семье уже само по себе тяжело, но когда этот ребенок оказывается вообще никому не нужен, тогда это может обернуться трагедией.
        Гизела собиралась сказать, что очень хорошо его понимает, но вовремя одумалась - ведь императрица выросла в большой семье. Как будто догадавшись о ее мыслях, лорд Куэнби продолжил:
        - Но вам этого не понять. Вы росли среди братьев и сестер, и, если верить слухам, ваш отец обожает вас. Очень многие утверждают, что вы были его любимицей.
        Гизела отвернулась от своего спутника.
        - Да, думаю, это правда, - сказала она. - Но расскажите мне еще что-нибудь о себе.
        - Ничего интересного рассказать не могу. - Голос лорда Куэнби неожиданно стал резким. - Я не знал, что такое счастье, но смею предположить, я был надоедливым, неблагодарным отпрыском. У родителей обычно такие дети, которых они заслуживают.

«Ему нанесли обиду; горькую, непоправимую обиду», - подумала Гизела и впервые испытала к нему жалость, а не страх.
        Она взглянула на замок, возвышавшийся на их пути. Красивый, величественный, внушающий благоговение, но для ребенка этот дом мог стать очень страшным местом. Гизела не забыла ночи, наступившие после смерти матери, когда маленькая девочка плакала одна в своей спальне, пугалась теней, скрипов, доносившихся из коридора, и привидений, поджидающих ее, как она воображала, в темных уголках. Наверное, всех детей окружают выдуманные опасности, укрыться от которых можно только в руках матери, дарящих покой и утешение.
        Они дошли до замка, лорд Куэнби не проронил ни слова по дороге. Только когда Гизела ступила своей маленькой ножкой на первую ступеньку лестницы, ведущей к огромной входной двери, он тихо произнес:
        - Благодарю вас, мадам, за то, что высоко оценили моих лошадей. Я уверен, они в глубине души польщены так же, как и я.
        Гизела с улыбкой повернулась к нему.
        - Неужели тот, кто разбирается в лошадях, может не восхититься ими? - спросила она.
        Он рассмеялся, встретившись с ней взглядом.
        - Вы обвиняете меня в том, что я горжусь своей собственностью. Я действительно горжусь ею.
        - И по праву, - сказала Гизела. - Этот замок тоже достоин того, чтобы им гордиться.
        - В нем часто чувствуешь себя очень одиноким, - сказал он, - а на конюшне - никогда.
        Такое признание удивило Гизелу. Она не подозревала, что лорд Куэнби может признаться в какой-нибудь человеческой слабости, хотя и сейчас он не жаловался, а просто утверждал очевидный факт.
        Поднимаясь к себе, чтобы вымыть руки перед ленчем, она с удивлением размышляла, почему он до сих пор не женат. Он обладатель большого состояния и привлекательной внешности, хотя и чересчур надменной. У него есть власть, положение в обществе, наконец, лошади, за право владеть которыми любая наездница продала бы душу. И о чем только думают местные молодые дамы?
        Тут Гизела вспомнила, как мачеха подцепила на крючок отца, и при мысли о том, что ожидало ее в понедельник, улыбка исчезла у нее с лица и свет потух в глазах. Как прекрасно было почувствовать себя свободной от леди Харриет, забыть на время об изнурительной работе, ожидавшей ее дома, не думать о брани и ударах, оскорблениях и унижении, которые были ее уделом. Только теперь, вдали от дома, она ощутила, до чего невыносима такая жизнь. И как бы ни была сложна теперешняя ее задача, какие бы страхи она ни испытывала, ее все равно не покидало радостное ощущение свободы.
        Впервые она была сама себе хозяйкой и, больше того, радостно сознавала, что перестала быть неряхой в поношенной одежде и стоптанных туфлях. Пускай все ее наряды одолжены на время, сейчас она чувствовала себя личностью, женщиной, которая может гордиться своей внешностью, может говорить с мужчиной как равная.
        Она взглянула на себя в зеркало. Неужели на нее смотрела Гизела Мазгрейв? От унылой простушки с вечно красными от слез глазами не осталось и следа. Зеркало отражало сияющую блестящую императрицу Австрии.
        Фанни причесала ее по-новому, а Мария помогла надеть другое платье - из мягкого серого атласа, отделанное шиншилловым мехом. Этот наряд подчеркнул белоснежность кожи и огненный оттенок волос, ее красота засияла, словно жемчужина на бархате.
        Переодевшись, Гизела спустилась вниз. После утренней прогулки она проголодалась, но не осмелилась отдать должное затейливым блюдам, расставленным перед ней, зная, что императрица ест очень умеренно.
        - Вы хотите сейчас отдохнуть, мадам? - спросил лорд Куэнби, когда унесли десерт и подали кофе.
        - Нет, я совсем не устала, - ответила Гизела.
        - Я думал, все женщины любят отдыхать днем, чтобы вечером быть красивыми, - цинично усмехнулся он.
        - Это такая трата времени, - просто сказала Гизела.
        - Я бы хотел прокатить вас в своей упряжке цугом, - предложил он. - На аукционе
«Таттерсоллз»[«Таттерсоллз» - лондонский аукцион чистокровных лошадей.] я недавно приобрел нескольких лошадей с отличным ходом. Вам не покажется скучным опробовать их?
        - С большим удовольствием, - горячо откликнулась Гизела.
        Они до вечера носились по узким тропкам, вовсю погоняя лошадей, когда попадали на главную дорогу, и проделали очень большой путь. Дул резкий ветер, но Гизела была хорошо укутана. Лорд Куэнби распорядился, чтобы Гизеле принесли меховые накидки и грелку для ног, и хотя ее щеки пылали от ветра, ей совсем не было холодно.
        Лорд Куэнби управлял лошадьми точными, умелыми движениями опытного ездока. Гизеле хотелось попросить ненадолго вожжи, но она не осмелилась, а он не предложил ей место возничего. Они катили мимо маленьких деревушек и поселков, любуясь чудесными пейзажами вдалеке, и разговаривали довольно отрывочно, главным образом о лошадях.
        Вернувшись в замок Хок, Гизела подумала, что день прошел тихо и спокойно. Ей раньше никогда не доводилось проводить по нескольку часов в обществе мужчины, и тем не менее они дались ей легко.
        К чаю она вышла в изысканном платье из шифона и кружев, которое, по утверждению Марии, было одним из любимых платьев императрицы. Бледно-лиловое, с большим букетом нежных фиалок у талии.
        Шторы в гостиной были опущены, мягкий свет от свечей струился по полированной поверхности мебели, придававшей комнате официальный вид. Перед огнем уже уютно устроились собаки, а чайный столик был весь уставлен серебряными блюдами со всевозможными вкусными вещами.
        - Мне понравился сегодняшний день, - не подумав, произнесла Гизела, наливая чай.
        - Мне тоже, мадам, - согласился с ней лорд Куэнби. - Я ожидал совсем другого.
        - Чего же вы ожидали? - заинтересовалась Гизела.
        - Наверное, мне следует сказать, что вы оказались совсем другой. Я и сам точно не знал, как все обернется. Но, конечно, не так, как случилось. Я думал исключительно о том, как высказать вам все, а не о том, что произойдет потом. И только ранним утром я понял, что вы можете уехать после нанесенного вам оскорбления.
        Впервые за весь день он упомянул о разговоре, состоявшемся накануне вечером. Гизела промолчала, и он решил продолжить:
        - Давайте забудем, все забудем! Когда-нибудь, возможно, вы удостоите меня чести, рассказав, что произошло. А пока вы можете выбросить из памяти все, что случилось вчера вечером?
        - Я постараюсь, - ответила Гизела.
        - У меня не было никакого права говорить то, что я сказал. Теперь я вижу, какой непростительной дерзостью с моей стороны это выглядело. Я до сих пор поражен вашим терпением: вы не вышли из комнаты, как только я начал говорить, и не приказали заложить карету, чтобы немедленно уехать домой. Вы очень великодушны, ваше величество.
        - Я здесь инкогнито.
        Гизела сама не поняла, почему так сказала. Просто у нее возник какой-то внутренний протест, когда к ней обратились так, словно она и в самом деле принадлежала к королевской династии.
        - Я все время забываю, - сказал он. - Вы должны простить меня, мадам. Я очень долго жил с ненавистью и злобой в сердце, и теперь мне странно ощущать, что они исчезли.
        Гизела подняла брови.
        - А они исчезли?
        - Без следа, - ответил он. - Наверное, уже одно то, что я высказался, помогло от них избавиться. Нет, не так! Произошло совсем другое! Сказать вам правду?
        - Ну конечно, - попросила Гизела.
        Она ответила словно под гипнозом, зачарованная его низким, глубоким голосом и необычными речами.
        - Тогда знайте, - продолжил он. - Когда я говорил с вами таким непозволительным образом, я вдруг понял, что все то, в чем я вас обвинял, не могло быть правдой. Нельзя выглядеть таким неиспорченным, нетронутым, невинным созданием и не обладать при этом внутренней чистотой.
        Гизела попыталась стряхнуть с себя наваждение.
        - Мне кажется… лучше… если мы не будем говорить… об этом, - запинаясь, проговорила она.
        - Вы просили правды, - неумолимо продолжал он. - Теперь я должен сказать, что верю вам. Имре был моим другом. Я любил его. Но сейчас я уверен, что вы никоим образом не виноваты в том, что с ним произошло. Он любил вас - в этом нет ничего удивительного, - но отныне я никогда не попрошу у вас объяснений того, что было в прошлом, что лучше всего забыть.
        Я знаю одно: если и было совершено преступление, то вы в нем не замешаны. Я всегда льстил себя надеждой, что умею разбираться в людях, будь то мужчина или женщина, и могу ценить их по достоинству. И я уверен - вы невиновны во всем том, в чем вас обвиняют.
        - Благодарю, - сказала Гизела.
        - Я опять допустил дерзость, - сказал лорд Куэнби.
        Он неожиданно наклонился и взял руку Гизелы в свою.
        - Сегодня утром я просил у вас прощения, мадам. Сейчас я прошу его снова. Есть ли в вашем сердце место для прощения - полного, безоговорочного?
        Когда он взял ее руку, Гизела почувствовала, что дрожит. Она хотела отнять ее, но почему-то не смогла. Он крепко сжал ей пальцы, а потом, когда она так и не произнесла ни слова, очень медленно поднял ее руку и мягко коснулся губами.
        - Я прощен! - тихо пробормотал он. - Я вижу это по вашему лицу, по выражению глаз. Люди часто говорят, что глаза - зеркало души. Что касается вас - это действительно так. Я вижу, что у вас на душе, мадам, и мне стыдно за себя.
        Гизела попыталась высвободить руку.
        - Прошу вас, - сказала она. - Я думаю, вам не следует так говорить со мной.
        - Но почему? - спросил он. - Вы прекрасно знаете, какое впечатление ваша красота производит на мужчин. Почему я должен вести себя иначе?
        Гизела отвернулась от него. Интересно, а как бы поступила на ее месте сама императрица?
        - Вчера вечером, когда вы вошли в эту комнату, - продолжал лорд Куэнби, - я ненавидел вас со всей злобой и бешенством, на которые только способен человек. Эти чувства жили во мне так долго, что отравили все мое существование. Но когда вы появились в дверях, вся в белом, мне на секунду показалось, будто я сошел с ума. Ко мне приближался сам ангел, столь юное существо, чистое и незапятнанное, что мне стало смешно, как я мог даже на минуту поддаться тем чувствам, которые так долго теплились и зрели в моей душе. Я сказал себе: все это одна только видимость, фасад, за которым прячется женщина, чтобы мир не узнал, какая она на самом деле. Но когда вы ушли к себе, передо мной открылась истина: вы такая, какой кажетесь. И поэтому простите меня.
        Он еще раз поднес ее руку к губам и почти с неохотой отпустил. Гизела поднялась и, обойдя столик, встала у камина. Лорд Куэнби на секунду замешкался и, вместо того чтобы встать из-за стола, смотрел на нее не отрываясь.
        - В чем ваш секрет? - наконец спросил он. - Сегодня утром я наблюдал за вами, когда вы осматривали лошадей. Кажется, даже они поняли: происходит что-то необычное, когда вы дотрагивались до них. А может, вы ангел, способный завораживать и людей, и животных?
        Гизела смотрела на огонь.
        - Я уже заметила вам, милорд, что, мне кажется, вы не должны говорить такие вещи.
        - Но если это выше моих сил? - воскликнул он. - Вчера я не мог не высказать всего, что так долго меня терзало. Сегодня, когда весь яд выплеснулся, ко мне пришло какое-то новое чувство.
        - Вы все равно не должны так говорить, - повторила Гизела.
        - Но почему? - спросил он. - Другие мужчины открывали вам свои чувства. Или вы хотите отказать мне в этой милости, которую даровали другим?
        - Откуда вам это известно?
        - Вся Европа следит за самой красивой императрицей и обсуждает ее, - усмехнулся лорд Куэнби. - И хотя я верю в вашу чистоту, я не могу поверить, что ваша красота не служила причиной того, что вы много раз выслушивали гораздо более страстные речи, нежели услышали сегодня от меня.
        - Возможно, я позволяла некоторым говорить, - заявила Гизела с неожиданной для себя смелостью.
        - А мне не позволите? - спросил он. - Значит, я не прощен.
        - Я не говорила этого, - сказала она. - Просто… дело в том… что…
        - Да?
        Он улыбался, глядя на нее. Теперь, когда он встал из-за стола, ей приходилось запрокидывать голову, чтобы встретиться с ним взглядом.
        - Просто… мы не знаем… друг друга, - запинаясь, проговорила она, почувствовав себя застенчивой школьницей, а вовсе не зрелой, опытной женщиной, за какую она себя выдавала.
        - Но сколько у нас времени? - парировал он. - Сегодняшний вечер! Завтра с нами будет ваша фрейлина. Думаете, я не благодарил всевышнего на коленях за эту отсрочку, за эту великолепную возможность побыть с вами вдвоем, которой, возможно, никогда больше не будет? Ну разве я не поступил бы как последний болван, если бы не воспользовался таким случаем, чтобы объясниться с вами?
        Гизела не знала, что ответить. Она предпочла взглянуть на часы.
        - Думаю, мне следует подняться наверх, навестить графиню, - сказала она. - Скоро нужно будет переодеваться к обеду.
        - Вы ускользаете от меня, - тихо промолвил он. - Очень хорошо. Я отпускаю вас… но с условием, что вы не заставите графиню обедать с нами.
        - Ничего не обещаю, - ответила Гизела.
        Она пошла к выходу, чувствуя себя рядом с ним совсем маленькой. Он открыл перед ней дверь. Не глядя на него, она вышла в холл и стала подниматься по лестнице. Она шла, не оглядываясь, не смотря по сторонам, но все время ощущая его взгляд. Он не сводил с нее глаз, и, только поднявшись до спасительной лестничной площадки и укрывшись в своей комнате, она не выдержала напряжения.
        Гизела вбежала в спальню и захлопнула за собой дверь. Горничных там не было, и она смогла посидеть у огня, сжав пальцами виски. Что происходит? Что он говорит? Почему все так переменилось? Гизела уже совершенно ничего не понимала. Она была сбита с толку, встревожена, хотя не напугана.
        Гизела не знала, сколько просидела у огня. Она виновато посмотрела на Марию, когда та вбежала в комнату и при виде ее воскликнула:
        - Мне не сказали, что вы поднялись к себе, майн фройляйн. Вы будете отдыхать перед обедом?
        - Да… нет… не знаю, - призналась Гизела. Но, увидев недоумение на лице камеристки, добавила: - Я должна поговорить с графиней.
        Однако разговор не состоялся. Графиня спала. Как объяснила Фанни, графиня проглотила одну таблетку, потому что в ее состоянии самое лучшее - как можно больше спать, только так, возможно, ей удастся избавиться от лихорадки.
        С покорностью, которая, по-видимому, от нее ожидалась, Гизела ненадолго прилегла на диван. Потом она приняла ванну и отдалась во власть Фанни, которая расчесала щеткой ей волосы, а потом Марии, чтобы сделать массаж лица с кремом и душистым лосьоном. Затем принесли из гардероба платье. Это было газовое платье бледно-бледно-зеленого цвета, какой бывает у самых первых весенних листьев, с бриллиантовыми капельками, поблескивавшими, как роса, в красиво уложенных складках юбки.
        Когда Гизела была почти готова, раздался стук в дверь, и Мария поспешила узнать, в чем дело. Она вернулась в комнату с подносом. На нем лежал стебелек орхидеи с цветами в виде звездочек.

«Это очень непредсказуемые цветы», - говорил лорд Куэнби, уверяя Гизелу, что они похожи на нее. Но на самом деле, как считала Гизела, непредсказуемым был он сам. С тех пор как она прибыла в замок Хок, не было ни минуты, чтобы он не удивлял ее.
        А что произойдет сегодня, когда они будут обедать вдвоем? Сердце Гизелы сильно забилось от страха или радостного ожидания - она сама не знала.
        Она прикрепила орхидею к корсажу большой бриллиантовой брошью и посмотрела на себя в зеркало. Фанни и на этот раз украсила ей прическу бриллиантовыми звездами, на шею Гизела надела бриллиантовое колье, а на руке блестел такой же браслет. Она была готова. Платье не было таким замысловатым, как то, что она надевала вчера вечером. Гизела выглядела в нем юным, почти эфирным созданием. Почти как водяной эльф. Девушке показалось, что она могла бы быть одной из нимф, которые танцуют в розарии вокруг фонтана, когда расшалятся.
        Теперь, когда она была полностью готова, Гизела с удивлением обнаружила, что ей совсем не хочется идти вниз. Но это был не страх. Она как будто хотела предотвратить драму, которая вот-вот должна была начаться, и в то же время не могла себя заставить открыть первую страницу.
        Гизела долго простояла перед зеркалом. Она рассматривала орхидею, отметив про себя красоту и мягкость лепестков и очень слабый аромат, который ощутила, наклонив голову. Наконец она решилась и, не успев опомниться, оказалась наедине с лордом Куэнби в комнате, в которую попала впервые.
        Это была уютная комнатка, совсем крошечная по сравнению с огромным банкетным залом, где они сидели вчера. Золотые канделябры на круглом обеденном столе и сам стол были украшены орхидеями-звездочками. Они в изобилии окружали причудливые золотые тарелки, стелились по кружевной скатерти, создавая пышный узор, поразительный по своей красоте и оригинальности. И повсюду в этой маленькой комнате были орхидеи - огромная корзина на столе возле зашторенных окон, большие вазы на каминной полке. Комната сама по себе была замечательной - стены, отделанные серебряными панелями, и среди них - картина, изображавшая богинь и купидонов. Шторы на окнах из серебряной и золотой камчатой ткани, резные стулья с позолотой, обшитые серебряной парчой.
        Гизеле почудилось, что она участвует в каком-то спектакле. Лакеи, отодвинувшие для нее стул, пропали сразу, как подали еду на золотых блюдах, и она осталась с лордом Куэнби наедине. Она видела только свет от свечей, орхидеи на столе и его глаза, внимательно смотревшие на нее. Весь остальной мир точно исчез. Она была совершенно одна, если не считать лорда Куэнби, конечно.
        Гизела попыталась сосредоточиться на еде, но все казалось ей безвкусным. Она сделала глоточек шампанского, но как будто глотнула воды.
        - Я предполагал, что вы сегодня будете выглядеть прекрасно, - сказал лорд Куэнби, - но вы превзошли все мои ожидания.
        - Какая чудесная комната, - сказала Гизела, стараясь говорить нормальным голосом, не обращая внимания на то, как неожиданно низко и взволнованно прозвучал его баритон, чего нельзя было не заметить.
        - Это комната невест, - пояснил он. - Здесь в первый вечер своего медового месяца обедают невесты, которые входят в семью. Такова семейная традиция. Считается, что если невесты провели здесь свою первую трапезу, то в дальнейшем их ждет счастливая жизнь.
        - И они были счастливы?
        - Иногда.
        - Значит, волшебная комната не всегда помогает?
        - Не всегда, - согласился он. - Но, возможно, виновата в этом не столько комната, сколько люди, которые здесь обедали.
        - Здесь очаровательно, - промолвила Гизела, все еще стараясь сохранить безразличный тон.
        - Наверное, я суеверный человек, - сказал он, - но я верю в магию этой комнаты, вот почему сегодня я пригласил вас именно сюда.
        - Но ведь я не невеста, - быстро возразила Гизела.
        Она встретилась с ним взглядом, в его темных глазах отражались отблески огня, а губы скривились в циничной усмешке. И тут до ее сознания неожиданно дошел скрытый смысл, заключенный в его словах, и она почувствовала, что краснеет. Краска залила ее щеки, и они горели алым цветом, а он наблюдал за ней с нескрываемым изумлением. Перегнувшись через стол, он взял ее руку.
        - Возможно, - мягко произнес он, - мне следует более ясно выразиться? Наверное, мне нужно сказать, что я люблю вас?

        Глава 8

        Слуги унесли обеденный стол и, оставив на буфете ликеры и графин с портвейном, удалились. Гизела сидела возле камина на длинном, мягком диване, покрытом серебряной парчой. Она никак не могла решиться объявить, что ей пора на покой в свою комнату. Одновременно хотелось и остаться, и уйти… Она чувствовала и смущение, и растерянность, и в то же время в душе зрело еще одно чувство, непонятное ей самой.
        Гизеле показалось, что они оба не проронили ни слова с того момента, как лорд Куэнби сделал свое признание. Хотя, конечно, они наверняка говорили о чем-то, произносили обычные фразы, когда слуги предлагали им десерт и кофе, но Гизела не могла ничего припомнить, как ни старалась. Она только помнила, как он произнес тихим голосом: «Я люблю вас!», как испуганно забилось ее сердце, словно дикий зверек, пойманный в клетку.
        Дверь за лакеями закрылась. Они остались вдвоем, и она испугалась, что лорд Куэнби услышит, как громко бьется ее сердце. Он стоял, облокотившись о каминную полку, и смотрел на нее. Гизела опустила голову, чтобы спрятать лицо, и от огня ярко сверкали бриллиантовые звезды в красной меди ее волос. Спустя мгновение он произнес:
        - Мне кажется, я полюбил вас пять лет тому назад.
        - Но вы, милорд, не видели меня, - пробормотала Гизела.
        - Зато я видел ваш портрет. Один мой друг привел меня как-то в студию Винтерхалтера. Тот как раз закончил работу над портретом. Вы обернулись и смотрите из-за плеча, и в ваших волосах сияют звезды, которые вы сейчас надели. С этой минуты, я убежден, они навсегда зажглись в моем сердце.
        - Но ведь… вы ненавидели меня, - напомнила Гизела.
        - Мне так казалось, - поправил он. - Потому что я не мог позабыть ваше лицо, глаза, губы. Они преследовали меня неотступно, куда бы я ни шел, что бы ни делал. Я все время снова и снова перечитывал письма Имре, потому что они рассказывали о вас. Я полагал, что делаю это потому, что хочу отомстить за него; теперь я понял, что просто жаждал любого известия о вас.
        - Вам не следует этого говорить, - довольно неуверенно произнесла Гизела.
        Она ничего не могла с собой поделать. Ей хотелось слушать. Она никогда не предполагала, что в голосе мужчины может звучать столько силы и глубоких чувств. Она никогда не предполагала, что ее может охватить дрожь при звуке чьего-то голоса. Так вот, значит, что имеют в виду люди, когда говорят о том, как завоевывают любовь. Она часто размышляла над этим, но не понимала. Теперь же, вопреки всем здравым решениям, созревшим в ней, она хотела остаться, чтобы слушать еще.
        - Не знаю, сознаете ли вы сами, как красивы, - продолжал лорд Куэнби. - Вчера вечером, когда вы вошли в освещенный холл, ваши глаза были широко раскрыты. В них я увидел, как мне показалось, страх и ожидание какой-то неприятности. Помня ваш портрет, я ждал, что увижу красивую женщину, но я никак не думал, что вы окажетесь такой юной, такой ранимой. Не величественная императрица, а просто маленькая женщина, которую мне захотелось защитить, оградить от всех невзгод.
        Он замолчал ненадолго и вдруг быстро прошел по комнате и сел на диван рядом с Гизелой.
        - Неужели вы так воздействуете на каждого мужчину, который встречается на вашем пути? - спросил он неожиданно погрубевшим голосом.
        Гизела не ответила, а он протянул руки и взял ее за плечи.
        - Посмотрите на меня, - властно произнес он.
        Она подчинилась - ей ничего другого не оставалось, - вскинула темные ресницы и взглянула ему прямо в глаза, которые были в нескольких сантиметрах от ее собственных. В них она увидела свет, какого раньше никогда не замечала; казалось, он высвечивал самые затаенные уголки ее души. В первую минуту она была настолько ошеломлена, что не могла пошевелиться, не могла ни о чем думать, скованная каким-то непреодолимым магнетизмом. Но все же она ощущала каждой своей клеточкой, что трепещет от его прикосновения.
        Внезапно он выпустил ее из рук.
        - Что вы со мной делаете? - хрипло произнес он.
        Лорд Куэнби встал и прошелся по комнате. Немного постоял, рассматривая белые в алую крапинку орхидеи, что в изобилии украшали все сервировочные столики.
        - Наверное, я схожу с ума, - сказал он наконец. - С моей стороны безумие так говорить, безумие надеяться, что вы меня выслушаете. И все же я теперь знаю, что не могу без вас жить.
        Гизела не ответила, тогда он повернулся и стал смотреть на нее горящими глазами, пожирая взглядом с ног до головы. Внезапно он снова оказался рядом с ней, поднял ее с дивана и с силой привлек к себе.
        - Чего мы ждем? - спросил он. - Я люблю вас. Позвольте мне увезти вас туда, где вас никто не знает. Восточная Индия, Карибские острова, Южная Америка - какая разница, куда мы поедем, если мы будем вместе, если я смогу любить вас и вызвать в вас ответную любовь?
        - Пожалуйста, прошу вас… - запиналась Гизела, вырываясь из рук лорда, напуганная ожесточенным неистовством, прозвучавшим в его словах.
        Он отпустил ее так неожиданно, что она чуть не упала и вынуждена была опереться рукой о подлокотник.
        - Неужели вы и впрямь так холодны? - со злостью выкрикнул лорд Куэнби. - Неужели мои слова не взволновали вам кровь? Неужели огонь, бушующий во мне, не пробудил в вас такого же пламени?
        Гизела с усилием ответила ему дрожащими губами.
        - Мне кажется… лорд Куэнби… - сказала она с трогательным старанием не уронить своего достоинства, - любая женщина… сочла бы трудным… понять вас или поверить вам. То вы говорите о ненависти и презрении ко мне, а в следующую минуту вы говорите… о любви.
        - Разве я не достаточно ясно все объяснил? - спросил он.
        Гизела покачала головой.
        - Нет, - сказала она и села на диван.
        Он помолчал, а потом совершенно для нее неожиданно опустился перед ней на одно колено.
        - Ну где мне найти слова, чтобы вы поняли меня? - спросил он уже совершенно по-другому. - Я боюсь, что не успею, время так быстро бежит. В любой момент вы можете меня покинуть. Как мне сказать вам, что я люблю вас так, как никогда не думал, что смогу кого-нибудь полюбить?
        Гизелу пронзило острое сознание того, что он перед ней на коленях, что его лицо совсем близко от ее лица.
        Но она сумела спокойно произнести:
        - Мне кажется, не стоит верить тому чувству, что приходит к человеку в мгновение ока. Настоящей любовь становится только со временем. Та любовь, о которой вы говорите, лорд Куэнби, наверное, так же ошибочна, как и тот гнев, который, по вашему мнению, вы питали ко мне.
        - Вы знаете, что вы восхитительны, когда хотите быть серьезной и когда стараетесь говорить с укоризной? - спросил он непоследовательно. - Совсем как ребенок, который играет в судью. Моя дорогая, моя королева, почему вы теряете время на всякий вздор? Я люблю вас и верю, что в глубине души вы тоже немного любите меня.
        Гизела от удивления широко раскрыла глаза. Потом, осознав свою вину, она вспомнила, кем должна быть.
        - Я никогда не давала вам повода предполагать подобное, лорд Куэнби.
        - Слова тут не нужны, - возразил он. - Мне поведал обо всем свет в ваших глазах, поворот головы, ваш взгляд, губы, которые чуть-чуть полураскрыты, когда вы приходите в восторг или когда вам что-то очень понравилось. Я знаю вас. Вы можете не верить, но это так. Вы так долго жили в моем воображении, что я узнал вас даже лучше, чем себя.
        - Тогда вам должно быть известно, что я не могу серьезно отнестись к вашим словам, - сказала Гизела. - Вы забыли, кто я? Какое положение я занимаю в Австрии?
        - Забыл ли я?! - воскликнул лорд Куэнби. - Да. Я отбросил все эти мысли. Я помню только, что вы женщина, та женщина, которую я люблю, которая мне нужна. Я помню только то, что мы здесь с вами одни, вы и я, и что нам дано так мало времени.
        Он поднялся с места и снова привлек к себе Гизелу. Она хотела ускользнуть от него, но не успела; и теперь, очень нежно и бережно, но в то же время с решительностью, которой нельзя было перечить, он обнял ее и крепко к себе прижал.
        На секунду ее охватила паника, одно мгновение она трепетала в его руках, словно пойманная птица, но, когда его губы коснулись ее, она поняла, что убежать не удастся. От его поцелуя она стала совершенно беспомощной, полностью порабощенной. Пропало даже стремление спастись от него; она забыла, что ей следует отвергнуть его притязания, вырваться из его объятий; она забыла, кто она такая и кого должна здесь представлять. Этот поцелуй заставил ее окунуться в глубокие, хрустальные воды моря. Она почувствовала, как они сомкнулись у нее над головой, и потеряла всякую способность размышлять; она ощутила только чудесный восторг, до сих пор ей неведомый, мерцающее, трепещущее пламя внутри, как будто он зажег в ней огонь.
        Как долго длился поцелуй - она не знала. Мир вокруг нее перестал существовать, все исчезло, она была в его руках, полностью, без остатка, в его власти, а остальное не имело значения. А когда наконец он отстранился, она смогла только пробормотать что-то невнятное и спрятать лицо у него на плече.
        - Дорогая моя! Любимая! Сердце мое и жизнь моя! - бормотал он. - Я мечтал об этом, хотел этого всю свою жизнь, сам того не подозревая.
        Он наклонился к ней и осыпал поцелуями ее плечо, нежную шею, щеку, которую она все еще отворачивала, а потом его губы коснулись ее волос.
        - Я люблю тебя, - прошептал он. - Я люблю тебя. Господи, если бы ты только знала, как я люблю тебя!
        Гизела хотела очнуться от наваждения и подумать, как ей теперь быть, хотела попытаться внушить себе, что поступает неправильно, что ей следовало бы рассердиться или обидеться. Но она оставалась в его объятиях, чувствуя звон в ушах, охваченная дрожью и порывом радости, которую нельзя было выразить никакими словами.
        Его пальцы коснулись ее волос, и она поняла, что он вынимает из прически тщательно приколотые звезды. А потом он стал вынимать шпильки, рассыпав их по полу, распуская блестящие локоны, которые Фанни укладывала с таким старанием. Когда мягкие, шелковые пряди волос начали рассыпаться по плечам, Гизела попыталась протестовать.
        - Нет… нет… - пролепетала она. - Вы не должны. Пожалуйста… прошу вас… отпустите меня.
        Но он только торжествующе рассмеялся, и когда последняя шпилька была вынута, волосы водопадом хлынули вниз, окутав ее медным облаком изумительной красоты. Тяжелые пряди закрыли весь лиф с низким декольте и опустились гораздо ниже талии, вспыхивая и струясь, как живые, в свете свечей и огня в камине. Тогда он отступил назад, все еще удерживая Гизелу в своих руках, и залюбовался ею в ореоле великолепных волос. Он заметил смущение в ее глазах, она никак не хотела встретиться с ним взглядом, и ее длинные ресницы трепетали над зардевшимися щеками.
        - Ты восхитительна! - воскликнул он, и в его голосе прозвучали восторженные нотки. - Никогда не думал, что женщина может быть так прекрасна!
        Он взял в горсть прядь ее волос и поцеловал с благоговением. А потом, прежде чем она смогла пошевелиться, его губы снова нашли ее. На этот раз поцелуи были жадные и властные, более страстные, чем в первый раз, от нежности не осталось и следа. В нем как будто бушевало пламя. И опять она оказалась беспомощной под его напором, снова почувствовала, что дрожит и трепещет, словно какой-то инструмент, которому полагается вибрировать от руки хозяина.
        Вдруг он поднял ее на руки и опустил на диван. Ее голова оказалась на серебряных подушках, а длинные волосы соскользнули с них до пола. Он сел рядом, склонившись, и его губы нежно коснулись сначала ее рта, потом глаз, а потом пульса, бешено стучавшего на белоснежной шее.
        - Ты похожа на водяную нимфу, - пробормотал он, и Гизела, вздрогнув, вспомнила, что подумала то же самое накануне этого вечера.
        Как странно, что они думают одинаково, что их умы созвучны, даже когда кажется, что их губы и тела растворились друг в друге!
        - Водяная нимфа! - повторил он. - Хотя теперь, дорогая, от тебя не веет прежним холодом.
        Он стал искать ее губы, и они с готовностью раскрылись от его поцелуя навстречу восторженному трепету, наступившему вслед. Он крепче обнял Гизелу, касаясь ее груди, целуя все более страстно и необузданно.
        - Ты моя, моя! Сегодня и навсегда! - воскликнул он.
        Только теперь Гизела очнулась и поняла, какая опасность ее ожидает, опасность не от лорда Куэнби, а от нее самой. Радость, поднявшаяся в душе, восторженный трепет во всем теле, ошеломивший ее, - все это было западней, из которой она должна выбраться любой ценой.
        Его поцелуи одурманили своей пылкостью, слова любви, произнесенные невнятным шепотом, убаюкали разум, так что ей трудно было понять, что осталось за пределами этой комнаты. Она забыла, что наступит следующий день, а за ним придет другой. Потом ей как будто плеснули в лицо холодной водой, она вспомнила, что вовсе не ей предназначались сердечные признания, не ей он говорил о любви, а императрице Австрии.
        Ответный поцелуй принадлежал другой женщине. Она была не более чем актрисой, двойником и не имела никакого права на чувства, меньше всего - на любовь. Она поняла все это, увидела, какой опасности подвергается. Страсть лорда Куэнби была уже почти неуправляемой. С каждой секундой его поцелуи становились все более жаркими и неистовыми. Гизеле понадобилась большая решительность, чтобы отстраниться от него.
        - Отпустите меня, - услышала она свое бормотание.
        Но он, казалось, ее не слышал.
        - Я люблю тебя! Господи, как я люблю тебя! Ты - моя жизнь, мое дыхание, моя кровь!
        Он спустил ее платье с одного плеча. Она услышала, как мягкая ткань рвется под его рукой, почувствовала прикосновение его пальцев, и тогда почти с нечеловеческим усилием она высвободилась из крепких объятий.
        - Нет! Нет! - закричала Гизела. - Прошу вас, оставьте меня.
        Он отпустил ее от неожиданности, иначе ей не удалось бы вырваться. Гизела вскочила с дивана и метнулась в другой конец комнаты. Ее волосы растрепались, платье спадало с одного плеча. Она инстинктивно, невинным жестом, прикрыла пальцами грудь и гордо откинула назад голову, как бы в знак презрения.
        Гизела поняла по его лицу, что он крайне изумлен. Лорд Куэнби медленно встал с колен и произнес:
        - Почему ты испугалась? Что я сделал? Что сказал? Чем так тебя расстроил?
        И оттого, что он произнес все это мягко и проникновенно и не было в его голосе прежней страсти и яростного напора, ее ответ прозвучал как полная неожиданность для нее самой. Она почувствовала, как слезы навернулись на глаза и неудержимо хлынули по щекам. Гизела бросилась к дверям, все еще придерживая платье, ее волосы развевались на плечах, как огненная накидка.
        - Вы все равно не поймете, - всхлипнула она. - Вы все равно не поймете.
        Мгновенно взлетев по лестнице, она укрылась в спальне, захлопнув за собой дверь и заперев на замок. Хотя она прекрасно знала, что он не станет ее преследовать. Он остался недвижим там, где и был, с выражением полного недоумения в темных глазах.
        С минуту она могла только стоять, прислонившись к двери, стараясь отдышаться и побороть бурные рыдания. Потом она прошла к камину и опустилась на ковер, склонив голову. Она долго проплакала, когда поняла, что не имеет права побыть одной даже в горестные минуты. Мария и Фанни до сих пор не легли и ждут, чтобы приготовить ее ко сну. Неслыханное дело, если императрица Австрии сама разденется. Она должна их вызвать. Должна выдержать весь фарс, прикинувшись, что провела чудесный вечер.
        Гизела с усилием поднялась, выскользнула из платья, положила его на стул и надела голубой бархатный халат, отделанный горностаем. Затем она щелкнула замком, дернула шнур колокольчика и, усевшись за туалетный столик, принялась расчесывать волосы щеткой.
        Горничные поспешили прийти на звонок.
        - Но вы уже разделись, фройляйн! - удивленно воскликнула Мария.
        - Кажется, колокольчик неисправен, - сказала Гизела. - Я звонила много раз, но вы все не шли, и я начала раздеваться. Подумала, а вдруг вы так и не услышали меня.
        - Вечная история в этих старых замках, - проворчала Фанни. - Не могут наладить как следует колокольчик. В Вене то же самое. «Я звонила», - говорит ее величество, а мы не слышали, колокольчик внизу даже не шелохнулся.
        - Я легко и сама могу приготовиться ко сну, - сказала Гизела. - Я всегда так делаю.
        - А ее величество - никогда, - отрезала Фанни.
        Она взяла из рук Гизелы щетку и начала расчесывать ей волосы плавными, осторожными движениями, которые, как показалось девушке, умерили немного волнение в ее груди.
        Тут раздался возглас Марии:
        - Бриллиантовые звезды, фройляйн! Их здесь нет!
        Гизела слегка вздрогнула.
        - Да, действительно. Они… внизу, - запинаясь, проговорила она, лихорадочно придумывая, что бы сказать. - Его милость хотел… рассмотреть их повнимательнее и сравнить с теми украшениями, которые принадлежат… его семье. Я… оставила их у него. С ними все будет в порядке.
        - Когда мы путешествуем, я всегда сплю с драгоценностями ее величества под подушкой, - ворчала Мария. - Если с ними что-нибудь случится, императрица никогда меня не простит.
        - Они в надежном месте, - машинально отозвалась Гизела.
        Она вспомнила, как лорд Куэнби сказал, что в его сердце зажглись звезды. В эту минуту, когда девушка сидела перед зеркалом, а Фанни расчесывала ей волосы, она вдруг ясно поняла, что звезды зажглись и в ее сердце тоже и это сделал он. Ее звезды сверкали только для него.
        Она полюбила! Теперь в этом не было сомнения. Наверное, с самой первой минуты, когда ей показалось, что она возненавидела его за высокомерие и гордость, но так и не смогла выбросить из головы мысли о нем. Как часто с тех пор она вспоминала тот момент в лавке шорника, когда он вышел в дверь, не наклонив головы. Как часто представляла себе его смуглое лицо с непреклонным выражением. Но никогда, даже в самых невероятных мечтах, она не думала, что его губы коснутся ее губ, что она услышит, как он шепчет ей слова любви, уткнувшись в ее волосы, а потом поцелует шелковые локоны не страстно, а с благоговением.
        - Вовсе не тебя он целовал, глупая, - яростно произнесла она, и боль от этих слов кинжалом пронзила сердце.
        - Вы что-то сказали, фройляйн? - спросила Фанни.
        - Нет, нет, - поспешно ответила Гизела, боясь, что в любую минуту снова расплачется. - Но я устала. Голова болит. На сегодня довольно.
        - Слушаюсь, фройляйн, - немного обиженно сказала Фанни. - Но ее величество всегда настаивает, чтобы я проводила щеткой не меньше четырехсот раз, как бы сильно она ни устала.
        - Я бы очень хотела быть такой же мудрой и рассудительной, как императрица, - вздохнула Гизела.
        - Многие хотели этого, - усмехнулась Мария. - И многие стремились быть такой же красивой, как ее величество. Но у них ничего не вышло. Она неповторима. В целом мире не найти второй такой.
        - Да, второй такой нет, - согласилась Гизела.
        Не очень утешительная мысль перед сном. Гизела взобралась на огромную кровать с балдахином, уткнулась лицом в мягкие подушки и наплакалась вволю.
        Так вот она какая - любовь! Ощущение одиночества и безнадежности! Любовь, которая обречена стать несчастной, едва успев родиться. Но и такая любовь не покинет ее до конца жизни!

        Глава 9

        Гизелу разбудила Мария, которая стремительно вбежала в комнату и с шумом отдернула шторы. В это утро она позабыла о тихой поступи и мягких движениях. Когда Гизела испуганно подскочила на кровати, Мария сообщила:
        - Пришло письмо, фройляйн, от ее величества.
        В первую минуту Гизела могла только недоуменно смотреть на камеристку, полагая, что неправильно поняла ее слова. Вчера ночью она плакала до полного изнеможения, а потом лежала без сна, металась по кровати с боку на бок. И только когда первые лучи солнца коснулись тяжелых штор, изнуренная, она провалилась в дремоту без сновидений.
        - Письмо? - переспросила Гизела и услышала, как устало звучит ее голос.
        - Да, письмо, фройляйн, - нетерпеливо повторила Мария.
        Она показала, куда положила послание - на столик рядом с кроватью. Гизела протянула к нему руку, а Мария тем временем продолжала заниматься шторами на окнах.
        - Прибыл грум с приказанием вручить письмо, как только в доме проснется хоть одна душа, - сказала Мария. - Он приехал в полшестого, но эти недоумки и олухи внизу ничего мне не сообщили, пока я не спустилась, чтобы взять ваш чай. О! Эти англичане! Ни малейшего представления о дисциплине и о том, как нужно выполнять королевские приказы.
        - Но они не знали, что это от ее величества, ведь считается, что она здесь, - запротестовала Гизела.
        Она уже распечатала письмо и стала читать, что было написано на листе плотной белой бумаги:

«Ее величество приказали мне сообщить Вам о том, что Вы незамедлительно должны вернуться в Истон Нестон. Предлогом послужит известие, полученное Вами из Вены, которое требует Вашего срочного отъезда. Возвращайтесь как можно быстрее.
        Рудольф Лихтенштейнский».

        Гизела дважды прочитала письмо и повернулась к Марии, на лице которой было написано сильное любопытство.
        - Мы немедленно возвращаемся, Мария, - сказала она. - Сообщи, пожалуйста, графине и начни собирать вещи.
        - Что случилось, фройляйн? - поинтересовалась Мария.
        - Не знаю, - ответила Гизела - Мы уезжаем под тем предлогом, что из Вены пришли какие-то новости. Вот и все, что мне известно.
        - Великий боже! Ее величество не отдали бы такого приказания, если бы не произошло что-то очень важное, - всполошилась Мария. - Ах! Ах! Я так и знала, что ничего хорошего из этого визита не получится.
        Она театрально заломила руки и выбежала из комнаты. Через секунду вошла горничная, чтобы развести огонь в камине. Гизелу охватило нетерпение, ей хотелось тут же вскочить с кровати, но она понимала, что это не вяжется с той ролью, которую она на себя взяла, и поэтому пришлось ждать, пока не разгорится яркое пламя; только тогда уйдет горничная и она сможет наконец встать. А пока на нее нахлынули воспоминания о прошлой ночи. Сейчас, при свете дня, в холодной, остывшей спальне, в подавленном настроении, вчерашнее событие показалось ей диким, несуразным сном, который ничего общего не имел с реальной жизнью.
        Неужели она действительно позволила лорду Куэнби держать себя в объятиях, целовать необузданно и властно, требовать от нее любви, так что даже пришлось силой вырываться из его рук? С трудом верилось, что такое возможно, но даже сейчас она знала, что от одной только мысли о нем сердце ее воспламеняется.
        Она любила его! Любила так же страстно и неуемно, как и он.
        Ей снова захотелось плакать, но она усилием воли подавила в себе слезы и горестно уставилась в пустоту. Раньше она часто думала о любви, гадая, повезет ли ей в жизни узнать, что это такое. Как все девушки, она мечтала о человеке, за которого выйдет замуж, о первой с ним встрече - возможно, на охоте, возможно, на танцах. Она молила, чтобы ее любовь оказалась счастливой и безоблачной, чистой и ясной, как весна, как первые нарциссы, пробивающиеся сквозь высокую траву. Ее охватывал ужас при мысли о тех отвратительно убогих страстях, которые леди Харриет называла любовью, о ссорах и перебранках между сквайром и его второй женой, о кокетстве и манерном заигрывании, к которым прибегала мачеха, заманивая в Грейндж очередного кавалера.
        Любовь, всегда говорила себе Гизела, ничего общего с этим не имеет. Любовь зиждется на дружбе и расположении, на доверии друг к другу; это - нежность, самое бурное проявление которой - мягкое пожатие рук и легкий поцелуй. И все же любовь, когда пришла к ней, оказалась совсем иной. Это было дикое, всепоглощающее пламя, это была буря, которая унесла с собой все мысли и чувства и оставила ее дрожащую, ранимую, полную терзаний и душевных мук. Никогда она не думала, что любовь бывает такой. Что это чувство окажется таким мучительным, но она все же будет всей душой стремиться к нему, как и к человеку, которого полюбила.
        И вот теперь всему конец. Сегодня она уезжает и больше никогда его не увидит. Ей даже не стало любопытно, почему все-таки императрица послала за ней. Теперь уже все равно, какая бы ни была на то причина. Ей оставалось только уехать, покинуть замок и лорда Куэнби, навсегда исчезнуть во мраке, в безвестности.
        Когда наконец Гизела осталась в комнате одна, она выскользнула из постели и встала перед зеркалом. Ее лицо было очень бледным, под глазами легли темные круги. И все же, одетая в затейливый пеньюар, принадлежащий императрице, с распущенными по плечам волосами, доходящими чуть не до колен, она выглядела прелестно. С трудом верилось, что она снова может превратиться в несчастную, забитую простушку, которую вознесли на незаслуженный пьедестал…
        Но Гизела слишком хорошо понимала, что ее красота - лишь часть той роли, которую она играла. Волосы вновь потускнеют, когда за ними перестанут следить; лицо погрубеет без кремов и массажа; кожа на руках покраснеет, а фигуру скроет бесформенная, плохо сшитая одежда, какую она всегда носит. Ничего, ничего не останется, только воспоминание о вчерашнем вечере.
        Она коснулась пальцами губ. Они все еще горели от его неистовых поцелуев. Но только от одной мысли о них Гизела невольно разомкнула губы. Дыхание ее участилось, сердце снова заколотилось как вчера, когда он целовал ее и называл своей возлюбленной. У нее вдруг мелькнула дикая мысль пойти вниз и сказать ему правду, признаться: «Я не императрица. Я только женщина, которая вас любит».
        Но она тут же поняла, что это невозможно. Во-первых, она не могла предать императрицу. Во-вторых, она знала, что ей не хватит смелости взглянуть ему в лицо и увидеть, как оно внезапно исказится от презрения. Он придет в ярость от такого обмана и отвернется от нее с той же горечью и ненавистью, которые обнаружились в самый первый вечер, когда он напрасно обвинял ее во всех тех преступлениях.
        Нет, она так не поступит. Это невозможно. Но она пока сомневалась, хватит ли у нее сил попрощаться, когда придет время, сможет ли она уехать, если вдруг он станет просить ее остаться.
        Фанни и Мария вошли в комнату почти бегом. Внесли сундуки, и служанки принялись собирать вещи, вынимая чудесные платья из гардероба и укладывая между толстыми слоями мягкой оберточной бумаги, чтобы не повредить хрупкую красоту. Гизелу больно кольнуло, когда они взяли в руки платье, которое она должна была надеть сегодня вечером. Из голубого атласа, сплошь расшитое крошечными алмазными цветами, с каскадом гофрированных рюшей, закрепленных сзади в жесткий турнюр.
        Гизела смотрела, как его укладывают в сундук, и думала, понравилась бы она в нем лорду Куэнби или нет. Задавать себе такие вопросы - все равно что вращать рукоятку ножа в сердце, и Гизела поэтому поспешно оделась и прошла в будуар, где накрыли стол к завтраку. Там она могла побыть в одиночестве.
        Графиня уже встает, сообщила ей Мария. Чувствует она себя далеко не лучшим образом и ворчит, что приходится ехать в такую рань. Гизела выпила стакан молока и в беспокойстве вернулась обратно в спальню.
        - Когда подадут карету, Мария? - спросила она.
        - В девять тридцать, фройляйн, - ответила камеристка. - Мы бы и раньше уехали, если бы мне сразу доложили о приезде посыльного.
        - Кто-нибудь сообщил его милости?
        Гизела попыталась говорить спокойно, но не смогла скрыть волнения.
        - Его милость уехал на прогулку верхом, - сказала Мария. - Я велела дворецкому известить его о нашем отъезде, как только он вернется.
        Гизела глубоко вздохнула. А что, если лорд Куэнби не успеет вернуться? Будет ли приличным уехать, не попрощавшись? И сможет ли она поступить так? Но, с другой стороны, возникал еще один вопрос: сможет ли она произнести слова прощания?
        Она едва обратила внимание, во что ее одевали. Но когда все было готово, рассмотрела, что на ней платье из розовато-лилового бархата и накидка такого же цвета, но более темного оттенка. Юбка была оторочена широкой полосой собольего меха, а в руках она держала соболью муфточку. Страусовые перья мягко щекотали щеку, в ушах и в кружеве вокруг шеи блестели бриллианты и аметисты. Мария использовала для ее лица обычную косметику, но так и не сумела замаскировать страдальческие морщинки, появившиеся у глаз.
        Гизеле вдруг пришла в голову мысль, что, возможно, сейчас она более всего похожа на императрицу. Она стала старше, ушла часть ее юности - безвозвратно утеряна минувшим вечером, когда она очнулась от заблуждений и невинных грез юной девы и столкнулась с полнейшей реальностью страсти и безудержной любви.
        Вещи упаковали. Тут раздался стук в дверь, и лакей вручил Марии бриллиантовые звезды, которые были в прическе Гизелы прошлым вечером.
        - Камердинер его милости решил, что они вам понадобятся, мисс, - услышала Гизела.
        - Господи! Чуть не оставили! - в ужасе воскликнула Мария.
        Гизела отвернулась, когда камеристка внесла украшения в комнату. Она была не в силах смотреть на них, вспоминать прикосновение его рук, удивительно нежное и в то же время решительное и властное.
        В дверь снова постучали, и в комнату вошла графиня Фестетич, уже одетая в дорожный костюм. Выглядела она больной и довольно слабой.
        - Доброе утро, - сказала Гизела. - Мне жаль, что вы еще не поправились.
        - Мне уже лучше, - устало произнесла графиня. - Почему вдруг такая спешка? Что случилось?
        - Марию это тоже удивило, - ответила Гизела. - Боюсь, письмо мало что объясняет. Можете сами прочесть.
        Она протянула листок графине. Та пробежала по нему глазами и, подойдя к камину, бросила в огонь.
        - Было бы неразумно оставить его здесь, - пояснила она. - Возможно, из Вены действительно пришли какие-то новости. Я очень надеюсь, что ее величеству не придется возвращаться. Она так давно ждала возможности приехать поохотиться.
        - Я тоже надеюсь, - машинально повторила Гизела.
        - Итак, вы готовы? - спросила графиня. - Кареты должны быть уже поданы. - Она посмотрела на Гизелу. - Вам нужно будет попрощаться с челядью. Пройдем вниз?
        Гизела помедлила немного, прежде чем ответить.
        - Я готова, - наконец сказала она, но знала, что говорит неправду.
        Она не была готова. Она никогда не будет готова проститься с лордом Куэнби. Они медленно спустились вниз, шурша платьями по толстому ковру. Как и предупредила графиня, все слуги собрались в холле, выстроившись в шеренгу, все без исключения - от домоправительницы до младшей судомойки. Они хотели хотя бы одним глазком взглянуть напоследок на именитую гостью, которой прислуживали. Для них это было большим событием. И хотя их предупредили, что нужно сохранить инкогнито гостьи вне замка, они для себя считали честью быть посвященными в тайну, потому что им доверяли, им поверила сама императрица.
        Когда Гизела сошла вниз, она подумала, что сейчас совершает, наверное, самый дурной поступок в своей жизни. Обмануть этих простодушных людей, разыграть перед ними спектакль - гораздо хуже, чем обмануть самого лорда Куэнби. Но тем не менее она в очередной раз решила не подводить императрицу.
        Она прошла вдоль всего ряда, милостиво улыбаясь, грациозно протягивая руку старшим слугам, слегка кивая и даря улыбку младшим. Церемония вскоре закончилась. Прислуга разошлась по своим местам, а Гизела на секунду растерялась.
        - Его милость еще не вернулся, мадам, - сообщил дворецкий.
        - Тогда, я боюсь, нам придется ехать, - сказала Гизела, как ей самой показалось, тусклым и бесцветным голосом. - Передайте, пожалуйста, его милости, когда он вернется, что новости, поступившие из Вены, заставили меня немедленно отправиться в Истон Нестон.
        - Слушаюсь, мадам.
        Они подошли к входной двери. Ноги у Гизелы стали как свинцовые. Кареты ждали; в одной из них, в которой предстояло разместиться Фанни и Мария, лакеи устанавливали сундуки.
        Неожиданно Гизела вздрогнула. По дороге навстречу им мчался лорд Куэнби верхом на великолепном гнедом скакуне, который слегка взмок, как будто его долго и яростно гнали во весь опор.
        Подъехав поближе, лорд Куэнби увидел кареты у дома. Он пришпорил коня и, как Гизела заметила, нахмурился.
        - Чей это экипаж? - резко спросил лорд Куэнби.
        Кучер на козлах ответил:
        - Мадам уезжает, милорд.
        Лорд Куэнби поравнялся с каретой, и теперь Гизела, наклонившись к окну, могла взглянуть ему в лицо.
        - Мы должны ехать, - произнесла она немного неуверенно.
        - Даже не попрощавшись?
        - Вас не было. А нам срочно нужно попасть в Истон Нестон.
        Объяснение прозвучало довольно неубедительно, и она вдруг почувствовала себя как ребенок, застигнутый за шалостью.
        - Не окажете ли вы мне любезность подарить несколько минут вашего времени, чтобы я мог проститься с вами подобающим образом? - спросил он.
        Он смотрел прямо ей в глаза, и она согласилась не раздумывая.
        - Нет, нет, - тихо возразила графиня. - Мы должны ехать немедленно.
        Но Гизела уже не слушала.
        - Я пройду в дом, чтобы попрощаться, - сказала она лорду Куэнби. - Это займет не более минуты.
        Гизела не обратила внимания на испуганные протесты графини. Дверца кареты распахнулась, ступеньки были спущены, и она вышла без чьей-либо помощи, даже не дотронувшись до протянутой руки лакея. Лорд Куэнби к этому времени спешился и ждал ее на нижней ступеньке лестницы. Они вместе вошли в дом. Дворецкий поспешил распахнуть перед ними дверь в библиотеку. В камине пылал огонь. Аромат оранжерейных цветов смешивался с запахом сигар. В комнате было тепло и уютно, но Гизела не сводила глаз с человека, шагавшего рядом. Он не проронил ни слова с того момента, как она покинула экипаж, и теперь, глядя на него, Гизела заметила на его лице не гнев, а боль. Его темные глаза смотрели тоже по-новому.
        - Почему вы уезжаете? - отрывисто спросил он.
        - Я получила известие из Вены, - почти машинально ответила Гизела. - Мне нужно срочно вернуться в Истон Нестон.
        - Вы покидаете Англию?
        - Не знаю. Я не могу принять решения, пока не посоветуюсь со своими друзьями.
        С минуту стояло молчание, а потом он произнес почти с яростью:
        - И вы думаете, я поверю в эту чепуху?
        - Это правда, - сказала Гизела.
        - Не лгите, - продолжал лорд. - Вы прекрасно знаете - не хуже меня, что причина отъезда вовсе не в этом. Вы уезжаете из-за того, что произошло вчера вечером. Я признаю, что был не в себе; я признаю, что потерял рассудок. Но вы любому вскружите голову. Неужели вы не можете понять? И разве вы не женщина, чтобы простить?
        - Дело совсем не в том, - уверила Гизела. - Пожалуйста, не нужно думать, что я разозлилась или оскорблена. Это не так. На рассвете приехал грум с письмом. Спросите любого, если хотите. Причина моего отъезда в письме, которое он привез. Я должна ехать.
        - Позвольте мне взглянуть на письмо.
        - Я… я не могу этого сделать, - пробормотала Гизела. - Оно сожжено.
        Лорд Куэнби усмехнулся, но ему явно не было смешно.
        - Итак, оно сожжено, - повторил он. - Но почему? Потому, что в нем ничего не говорилось о необходимости срочного отъезда.
        - Нет, говорилось, - запротестовала Гизела.
        - Я не верю, - коротко бросил лорд Куэнби и прошелся по комнате. - Вы оказываете на меня какое-то воздействие. Мне казалось, я невосприимчив к женским чарам. Я думал, ни одна из женщин не в состоянии взволновать или околдовать меня. Я даже отказался от мысли о женитьбе, потому что рано или поздно любая женщина становилась мне неинтересной, теряла для меня привлекательность. Я всегда мысленно сравнивал ее с моим идеалом. Неизменно не в ее пользу. Вы знаете, кто был мой идеал?
        Гизела промолчала, и он ответил сам:
        - Им были вы. Тот портрет, который я видел в Вене. То, что рассказывал о вас Имре в своих письмах ко мне много лет тому назад. Вы можете не верить мне. Я и не жду, что поверите, но это так. Имре сочинял свои письма как поэт, и как поэт он нарисовал в моем воображении картину, которую я бережно храню. Ни одна женщина не может сравниться с богиней, которая царит в моем сердце. А потом, когда я увидел вас, я понял, что со мной происходило, хотя тогда я об этом не подозревал. Я полюбил, и чувство это жило во мне больше десяти лет. Разве этим нельзя объяснить, почему от прикосновения к вам я потерял рассудок?
        - Наверное, можно, - сказала Гизела. - Но я все равно обязана ехать.
        - Нет, не обязаны, - возразил он. - Ваш отъезд был запланирован на завтра. У нас есть еще один день. У нас есть еще один вечер. Я позволил вам убежать от меня прошлой ночью потому, что слишком люблю вас и не могу принудить вас к чему-то, не могу навязывать вам свое общество. Но когда вы покинули меня, я понял, как глупо поступил. Каждая секунда, каждое мгновение, что мы могли быть вместе, бесценны. Каждая минута нашей разлуки доставляет адские муки. Я говорю о себе, конечно. Отмените отъезд. Сегодняшний день принадлежит нам, а завтра, кто знает, может, вообще не настанет.
        Его мольбы дошли до самого сердца Гизелы. Она ощутила свою слабость и беспомощность. Ей хотелось поступить так, как он просит, ей хотелось отдаться его объятиям и сказать, что все неважно, ничто не имеет значения, кроме его просьбы остаться, кроме его желания быть рядом с ней. Но в то же время какая-то часть ее самой осталась верна обещанию, данному императрице. Чувство преданности не пересиливало ее любви, но была задета ее честь, и Гизела понимала, что не может не принести жертву, которая от нее требовалась.
        - Я вынуждена уехать, - снова повторила она с несчастным видом.
        - Но почему? Почему? - настаивал он. - Вы все еще меня боитесь? А если я пообещаю, что не дотронусь до вас? Это будет трудно, почти невозможно, но даю слово. Я не дотронусь до вас, буду только говорить с вами. Даже могу не говорить, если вы мне велите. Буду счастлив уже только тем, что смогу смотреть на вас. Я сделаю все, что угодно, только останьтесь.
        - Не могу, не могу. Пожалуйста, не просите меня об этом, - взмолилась Гизела, закрыв глаза, чтобы не видеть его лица.
        - А что, если я вас не отпущу? - спросил он.
        Это был вызов, вопрос человека, который всегда поступает по-своему, который привык сам все решать в своей жизни.
        Гизела вздохнула. Ей хотелось сказать, что в таком случае ей останется лишь молча подчиниться. Но не успела она ответить, как оказалась в его объятиях. Его руки все крепче и крепче сжимали ее, губы настойчиво искали поцелуя, а она чувствовала, как слабеет и дрожит от его прикосновения. Но тут же, с невероятным усилием, она вытянула руки и отстранилась.
        - Нет! - произнесла она. - Это бесполезно. Я должна уехать немедленно.
        Она смотрела ему в лицо и видела, как меняется его выражение. Исчезли нежность и любовь, погас огонь в глазах, появилась отчужденность. Неожиданно перед ней возникло лицо того незнакомца, которого она впервые встретила в шорной лавке Тайлера, - холодного, гордого, высокомерного. Человека, готового смести со своего пути любого, кто бы ему ни попался.
        - Итак, вы приняли окончательное решение, - сказал он, и голос его был холодным, натянутым, совершенно лишенным тех теплых нот, которые звучали, когда он молил ее остаться.
        - Пожалуйста, поймите меня.
        Гизела не могла унять дрожь. Ей показалось, будто ворота в рай захлопнулись перед самым ее носом, а снаружи было холодно и страшно.
        - Я прекрасно вас понимаю, - сказал он. - Точно так вы увлекли Имре и, возможно, других бедняг, поддавшихся вашему влиянию. Для вас ничего не значит, что у ваших ног лежит чье-то разбитое, измученное сердце. Вы - не женщина, вы - императрица и королева. Разве имеет какое-то значение, что другие люди страдают?
        - Это неправда! Неправда! - жалобно сказала Гизела. - Мне не все равно, это имеет для меня значение, просто я не могу вам всего объяснить.
        - Нет причин что-то объяснять, ваше величество, - надменно произнес лорд Куэнби. - Вы должны вернуться на свой трон.
        Он небрежно дотронулся губами до ее руки, отвесил поклон, как ей показалось, полный иронии и цинизма, и, так как она все еще стояла на месте в нерешительности, резко добавил:
        - Идите же! Чего вы ждете?
        - Я не могу уйти вот так, - сказала Гизела. - Я хочу поблагодарить вас, я хочу…
        - Поблагодарить меня! За что? Вы развлеклись, и, наверное, неплохо, ваше величество. Теперь вы можете вернуться в высшее общество, в котором позволено предложить монарху жизнь и меч, но сердце - никогда.
        Его слова хлестнули, словно кнут, но Гизела все равно не могла повернуться и уйти. Он стоял и смотрел на нее сверху вниз темными, как агат, глазами, и его губы кривились в циничной усмешке. Ей показалось, он сумел заглянуть к ней в самую душу и увидеть, какой слабой и беспомощной она была на самом деле.
        - Ступайте! - повелительно произнес он. - Вы не должны заставлять ждать ваших покорных слуг.
        Говоря это, он повернулся и пошел прямо к двери, распахнул створки почти театральным жестом и стал ждать, чтобы она вышла. Ей хотелось закричать во весь голос, умоляя выслушать ее, попытаться что-то объяснить, убедить его, что она молчит вовсе не от растерянности. Но ей нечего было сказать. И поэтому, наклонив голову, не смея взглянуть ему в лицо, она прошла мимо и вступила в холл. Там ее ждал дворецкий, чтобы еще раз проводить по лестнице к карете. Лакей открыл дверцу и помог сесть в экипаж. Гизела оглянулась. Лорд Куэнби вышел на крыльцо. Он иронично поклонился, когда карета тронулась, и они уехали.
        - Вы поступили вопреки всем принятым традициям, - выговаривала ей фрейлина Фестетич. - Императрица никогда бы так не сделала. Если вы хотели вернуться в дом, вам следовало попросить меня сопровождать вас.
        Гизела промолчала. В ней словно что-то умерло. Все вокруг не имело больше никакого значения, перестало ее волновать. Она с отчаянием думала, что теперь всегда будет вспоминать его таким - с дерзким изломом губ, с потемневшими от гнева глазами, отвешивающим циничный поклон вслед отъезжающей карете. Она сжала пальцы, скрытые муфтой, с такой силой, что они почти впились в ладонь. Она не должна позволить графине заметить, что переживает, не должна дать волю навернувшимся слезам. Гизела на секунду представила, что произойдет, если она повернет карету назад под предлогом забытой вещи, если снова подъедет к замку и скажет лорду Куэнби, что передумала и останется до завтрашнего дня.
        Это даст им еще один день, проведенный вместе, еще один вечер, когда они будут обедать наедине, еще одно мгновение, когда он обнимет ее и она ощутит на своих губах его поцелуй. Но потом она поняла, что это бессмысленно: наступит завтра, и все повторится сначала. У этой истории никогда не может быть счастливого конца. Сказка закончилась так, как и должна была закончиться, - он возненавидел ее, а она уезжает в неизвестность.
        За окном кареты мелькнула сторожка у ворот, и тогда она осознала, что потеряла самое дорогое в жизни. Она никогда уже не сможет полюбить, никогда не сможет выйти замуж за другого. Карета свернула на главную дорогу. Гизела обернулась, чтобы бросить последний взгляд на замок. Он возвышался удивительно красивым, ясным силуэтом на фоне неяркого неба. Гизела смотрела на него с минуту, и глаза заволокло слезами.

«Прощай, моя любовь, моя дорогая, дорогая любовь», - прошептало ее сердце.

        Глава 10

        В Истон Нестон они добрались только под вечер. Было холодно, графиня Фестетич горько жаловалась, особенно в конце путешествия. Фрейлина была не очень приятной спутницей: когда она не стонала, она чихала, а когда не чихала, то кашляла.
        - Ужасный климат, - всю дорогу повторяла она без устали, как будто Гизела была виновата в том, что ветер, казалось, проникал сквозь закрытые окна кареты и что капли дождя то и дело ударяли о стекло.
        Если бы Гизела не опасалась и не нервничала по поводу того, что ждет их в Истон Нестоне, она бы обрадовалась, что путешествие подошло к концу. Но когда они повернули на главную аллею и она увидела впереди дом приглушенных тонов, прекрасный в своей простоте, ее внезапно обуял ужас. Только теперь она решилась задать вопрос, целый день готовый сорваться с дрожащих губ.
        - Как вы думаете, почему ее величество приказали нам вернуться? - спросила она графиню Фестетич.
        Графиня пожала плечами и вновь зашлась кашлем. Когда она смогла заговорить, ответила:
        - Скоро мы обо всем узнаем. Поступки ее величества всегда имеют под собой весомое основание.
        Это было слабым утешением, и Гизела потемневшим взором следила, как они все ближе и ближе подъезжают к дому, пока наконец лошади не замерли возле парадного крыльца. Навстречу поспешили лакеи и помогли им выйти из кареты. Через минуту обе женщины стояли в освещенном холле.
        В первый раз с того времени, как они уехали из Истон Нестона, Гизела не решилась взять лидерство на себя, идти впереди графини, шествуя с важностью и достоинством, какие диктовала ей роль самой императрицы. Теперь она держалась позади, неуверенная, испуганная, надеясь найти поддержку у графини.
        - Ее величество в своем будуаре, - тихо сообщил мажордом.
        - Передайте ее величеству, что мы прибыли, - велела графиня.
        - Ее величество приказали проводить наверх обеих дам, как только я передам им это распоряжение.
        Графиня бросила на Гизелу взгляд, словно молча велела следовать за собой, и начала подниматься наверх, чихая и кашляя на каждой ступеньке. На лестничной площадке их встретила экономка в шуршащем черном шелке. Графиня заговорила с ней еле слышно. Экономка подвела их к закрытой двери и осторожно постучала. Дверь тут же открыла горничная. Они подождали еще немного, пока доложили об их приезде, потом дверь вновь распахнулась и в коридор вышла горничная, чтобы проводить их внутрь - сначала графиню Фестетич, потом Гизелу.
        Императрица лежала на кушетке, подвинутой к камину. На ней был халат из белоснежного бархата, отделанный шиншилловым мехом, волосы, зачесанные со лба, рассыпались в сияющем, блестящем беспорядке по атласным подушечкам, на которых покоилась ее маленькая головка, ноги ей укрывала меховая накидка. Когда они вошли, императрица отложила книгу, которую читала, и протянула руку графине, присевшей в глубоком реверансе. Гизела последовала примеру фрейлины. Когда она поднялась, то увидела, что императрица смотрит на нее сурово, слегка нахмурив брови.
        - Вы задержались, - сказала она. - Я давно вас жду. Специально пораньше вернулась с охоты, так как думала, вы прибудете к двум часам.
        - Прошу прощения, мадам, но мы получили ваше письмо с опозданием. Потом нужно было собрать вещи, да и погода была такой плохой, что, по-моему, повлияла даже на лошадей - они ехали медленно.
        - Я велела груму отдать письмо, как только в доме кто-нибудь проснется, - сказала императрица.
        - Да, мадам. Он так и сделал, но слуги в замке не поняли, что это срочное послание, и ждали, пока Мария не спустилась вниз за завтраком, только тогда они сообщили ей, что приехал посыльный.
        - Понятно. Ну, теперь все равно. Вы уже здесь, - сказала императрица. - Как прошел визит?
        Графиня не смогла сразу ответить из-за приступа кашля. Когда она вновь обрела способность говорить, то пробормотала:
        - Прошу прощения, мадам. У меня, наверное, инфлюэнца.
        - Я вижу, - ответила императрица. - И у меня нет ни малейшего желания от вас заразиться. Ступайте к себе в комнату, графиня. Ложитесь в постель, а мы пошлем за доктором. Вы явно нездоровы.
        - Да, я действительно неважно себя чувствую, мадам, - подтвердила графиня и принялась снова кашлять.
        - Ступайте! Ступайте! - властно приказала императрица. - Гизела может ответить на все мои вопросы.
        Графиня сделала реверанс и вышла из комнаты. Когда за ней закрылась дверь, императрица обратилась к Гизеле. Голос ее звучал сурово:
        - Итак, Гизела, я жду.
        - Вы… хотите услышать о визите, мадам?
        - Я уже сказала.
        Гизела замялась на мгновение, а затем, заикаясь от волнения, заговорила:
        - Все вышло… не так… как вы… предполагали, мадам. Лорд… Лорд Куэнби… вовсе не старик.
        - Это мне известно, - сказала императрица. - Но раз так получилось, почему вы сразу не вернулись обратно?
        - Я не знала, что делать, - сказала Гизела.
        - Разве графиня не подумала, что это для вас самый лучший выход?
        - Графине нездоровилось, мадам. Она удалилась к себе в комнату, как только мы приехали. И не только из-за простуды, которая, как вы сами убедились, очень сильно ее донимает, у нее была, кроме того, лихорадка.
        - Так, значит, ты и лорд Куэнби остались вдвоем, - заключила императрица.
        Ее слова прозвучали как обвинение, и Гизела только и смогла, что пробормотать с несчастным видом:
        - Да.
        - Какая нелепая путаница! - воскликнула императрица. - Конечно, я никакого понятия не имела и даже не подозревала ни в малейшей степени, что может случиться такое. Было бы несправедливо укорять тебя. Твоей вины, дитя, здесь нет. Это я поступила опрометчиво. Мне ни за что не следовало соглашаться на такой сумасшедший план. Но он показался мне довольно простым и безобидным. Так что же случилось?
        - Когда мы прибыли, - принялась рассказывать Гизела, - мы обнаружили, что лорд Куэнби, как я уже говорила, молод. Его отец скончался перед самым Рождеством. Когда он узнал, что предстоит визит вашего величества, он решил ничего не менять и оставить все точно так, как было задумано.
        - Неслыханная дерзость с его стороны! - воскликнула императрица. - Как он смел не поставить меня в известность, что унаследовал титул и что именно он, а не его отец, будет меня принимать? Он объяснил, почему так поступил?
        - Да, мадам.
        - И какова причина?
        Гизела запнулась, но потом, решив, что ей ничего не остается, как сказать правду, пролепетала:
        - У лорда Куэнби… был большой друг… Его звали… граф Имре Ханяди.
        Внезапно наступила тишина - такая многозначительная, что Гизела, не смея поднять глаз на императрицу, уставилась в пол. Наконец, спустя какое-то время, императрица проговорила совершенно изменившимся голосом:
        - Имре! Он знал Имре?
        - Да, мадам.
        - Так что он сказал об Имре?
        - Он хотел знать, где сейчас граф, что с ним произошло.
        Снова повисла долгая тишина.
        - Имре умер, - в конце концов прошептала императрица.
        Гизела промолчала. Через минуту императрица, как будто позабыв, что рядом кто-то есть, сказала:
        - Умер! По крайней мере, я молюсь об этом.
        Она взглянула на Гизелу потемневшими от боли глазами.
        - Он не может быть жив после стольких лет, и все же иногда мне кажется, что бог услышит мои молитвы…
        - Нет никакой надежды, мадам? - спросила Гизела, тронутая до глубины души страданием на прекрасном лице.
        Императрица глубоко вздохнула и чуть не расплакалась.
        - Нет, глупо с моей стороны даже думать об этом. Он мертв… должен быть мертв… если бы мне только удостовериться…
        - А вы не можете разузнать? - спросила Гизела.
        - У кого? - Императрица откинула голову. - Кто станет говорить со мной о человеке, который любил меня и которого увезли, заточили в тюрьму и, возможно, пытали из-за этой любви?
        - Я не могу понять, - прошептала Гизела.
        - И не пытайся, моя маленькая Гизела, - сказала императрица. - Ты слишком молода, слишком наивна, чтобы понять такое. Только когда полюбишь сама, ты поймешь, что не дает мне спать по ночам и разрывает мне сердце надвое.
        Голос ее дрогнул, но, взяв себя в руки с огромным усилием, она спокойно поинтересовалась:
        - Лорд Куэнби заговорил о нем в первый же вечер?
        - Да, мадам.
        - Почему ты тогда не вернулась на следующий день? Почему не приказала немедленно собирать вещи? Он наверняка что-то заподозрил. Он должен был догадаться, потому что ты ничего не знала ни об Имре, ни о ком-либо другом. Одно дело попытаться обмануть старика, ослепшего и глухого, который только и хочет, что говорить о прошлом, и совсем другое - стараться провести его сына. О господи! Что мне теперь делать?
        Гизела набрала в легкие воздуха:
        - Я могу уверить вас, ваше величество, что лорд Куэнби ни на секунду не подверг сомнению мой титул.
        - Он не догадался?
        Императрица смотрела на Гизелу широко распахнутыми глазами. Гизела покачала головой:
        - Нет, мадам. Он был совершенно убежден, что я - это вы. Я уверена.
        - В таком случае, возможно, для меня не все так страшно, - сказала императрица. - Я была в полном смятении со вчерашнего вечера, когда за обеденным столом кто-то из гостей упомянул лорда Куэнби и заметил при этом, что он очень молод и красив. Еще говорили о том положении, которое ему скорее всего предложат занять при дворе. Можешь себе представить, что я чувствовала.
        - Мне очень жаль, мадам, - сказала Гизела, - но я заверяю вас, лорд Куэнби ни о чем не догадался.
        - Если все-таки ты ошибаешься, - произнесла императрица, - то даже трудно вообразить, какой вред он может мне причинить. Английская королева никогда не питала ко мне особого расположения. Она может посчитать, что я оскорбила одного из ее приближенных. И зачем только я позволила принцу Рудольфу и капитану Миддлтону уговорить себя и согласилась на этот невообразимо глупый маскарад! Мне, конечно, не хотелось терять три дня охоты. Но в то же время такая выходка недостойна императрицы.
        - Уверяю вас, мадам, никто не пострадает, - заверила ее Гизела.
        Ей хотелось добавить: кроме нее самой и ее сердца. Нo она знала, что именно это следует держать в секрете от императрицы. В то же самое время она не могла допустить, чтобы страдала и понапрасну беспокоилась эта прелестная женщина. Как было трудно уговорить ее поверить, что не стоит беспокоиться ни о каких последствиях, и при этом многое утаить. Как могла она признаться, что они с лордом Куэнби расстались врагами и что, она была убеждена, он никогда не захочет увидеть ее снова?
        - Раз так, то ты меня успокоила, - тем временем сказала императрица. - А вдруг все-таки он захочет продолжить знакомство? Он не собирался приехать сюда?
        - Нет, мадам.
        Императрица пристально посмотрела на нее.
        - Жаль, мне не узнать, что именно там произошло, - сказала она с легкой улыбкой. - Мне почему-то кажется, что если бы мне выпало провести день и два вечера наедине с приятным молодым человеком, то разговор мог получиться весьма интересным. О чем же вы говорили, маленькая Гизела?
        - О лошадях, о многом другом, - ответила Гизела. - У лорда Куэнби великолепные конюшни, мадам.
        Императрица вздохнула:
        - Ты не слишком словоохотлива. Что он тебе говорил? Он заметил, что ты красива? Попытался за тобой ухаживать?
        Гизела почувствовала, как кровь хлынула к ее щекам.
        - Я ведь выступала от вашего имени, мадам, поэтому, естественно, он решил, что я красива, - пролепетала она.
        - И он сказал тебе об этом? - продолжала допытываться императрица.
        - Да.
        Из Гизелы приходилось вытягивать каждое слово. Императрица улыбнулась:
        - А что произошло потом? Графиня Фестетич не покидала свою комнату, болела. В доме никого больше не было?
        - Никого, - еле выговорила Гизела.
        Императрица нахмурилась:
        - Странно, очень странно. Наверное, он решил, что, раз он в глубоком трауре по отцу, множество гостей будет неуместно. В то же время у него должны были быть причины пригласить меня одну. Не понимаю. Он дал какие-нибудь объяснения?
        - Только то, что хотел поговорить с вами, - сказала Гизела.
        Императрица вздохнула:
        - Как неразумно я поступила, что послала тебя вместо себя. Мне казалось, что это все равно… Впрочем, не стоит говорить! Дело сделано! Бесполезно теперь сожалеть о чем-то. Хотя в своей жизни я довольно часто жалею о многом. Остается надеяться, что эта история не дойдет до ушей императора. В противном случае он будет шокирован и уязвлен.
        - Не думаю, что лорд Куэнби станет вести переписку с императором, - сказала Гизела.
        - Надеюсь, ты права, - ответила императрица. - Давай вместе уповать на то, что он позабудет обо мне и не станет рассказывать о моем визите своим знакомым. А теперь мне только остается попросить тебя, дитя мое, тоже позабыть об этом. Ты обещаешь стереть из памяти любые мысли о том, что произошло с тобой за последние два дня?
        - Постараюсь, - сказала Гизела. Она взяла протянутую руку императрицы и опустилась на колени рядом с кушеткой. - Я была счастлива служить вам, мадам, - произнесла она. - Для меня это была большая честь. Случилось то, о чем я не смела и мечтать.
        - Уверена, ты справилась со своей ролью превосходно, - мягко проговорила императрица. - И поэтому у меня есть для тебя небольшой подарок.
        Она взяла со столика, стоявшего неподалеку, маленькую коробочку, обтянутую кожей. Гизела приняла ее из рук в руки, так и не поднявшись с колен. Внутри футляра, в бархатном гнездышке, лежала восьмиугольная звезда точно такой формы, как те, что императрица одолжила Гизеле на время поездки, но только выполненная в виде броши.
        - О, благодарю вас, мадам! - воскликнула Гизела. - Очень красивая вещь!
        - Надеюсь, она иногда напомнит обо мне, - сказала императрица.
        - Я никогда не смогу забыть вас, мадам, - ответила Гизела.
        Императрица наклонилась вперед и коснулась ее щеки.
        - Ты просто прелесть, - сказала она. - Когда я вернусь в Австрию, я обязательно навещу твоего дедушку и расскажу ему о тебе, а потом я попрошу его пригласить тебя в гости, чтобы ты могла познакомиться со своими дядями и тетями и многочисленными кузенами. Уверена, мне он не откажет и с радостью примет тебя в своем доме.
        - Это было бы чудесно, мадам. Вы думаете, они захотят меня видеть?
        - Ну конечно, захотят, - ответила императрица. - А еще я хочу, чтобы ты встретилась с герцогом Максимилианом - моим отцом и твоим тоже, маленькая Гизела. Он стареет, но все такой же красивый, все такой же веселый и беззаботный, как и раньше. Где бы он ни был, его везде с радостью принимают; но особенно счастлив он, когда бывает в своих любимых Баварских горах - повсюду разъезжает на маленьком пони или поет песни под цитру. Я расскажу ему о тебе, и, не сомневаюсь, он захочет повидаться с тобой.
        - Прошу вас, мадам, только не забудьте, - попросила Гизела.
        - Не забуду, - сказала императрица. - Обещаю тебе. Но я останусь здесь еще несколько недель, а потом поеду в Вену. Пройдет какое-то время, прежде чем я смогу попасть в свой дом в Поссенхофене, так что не жди приглашения слишком быстро.
        Она улыбнулась и вновь дотронулась до щеки Гизелы.
        - А теперь, дитя, ты должна меня простить, если я попрошу тебя отправиться домой. Сегодня к обеду соберется несколько новых гостей, и будет неразумно, если они тебя увидят. А вдруг кто-нибудь из них потом случайно проговорится при лорде Куэнби, что в Истон Нестоне была девушка, чрезвычайно похожая на хозяйку?
        - Вы хотите, чтобы я уехала прямо сейчас? - упавшим голосом спросила Гизела.
        - Это было бы разумно, - подтвердила императрица. - Моя горничная поможет тебе переодеться, а о карете я уже распорядилась, она будет тебя ждать.
        Императрица позвонила в стоявший рядом золотой колокольчик. Тут же раскрылась дверь, и в комнату вошла горничная.
        - Помогите мисс Мазгрейв переодеться, - велела императрица. - И проследите, чтобы она обязательно поела перед дорогой. А теперь, Гизела, до свидания!
        Она протянула руку, которую Гизела поцеловала, прежде чем встать с колен. А потом, совсем как ребенок, который не может справиться со своими страхами, Гизела воскликнула:
        - Неужели я больше не увижу вас, мадам?
        - Разумеется, увидишь, - успокоила ее императрица. - У меня есть свои планы относительно тебя, которым ты наверняка обрадуешься. Ну а пока мы с тобой предприняли очень рискованный шаг, и нам следует сейчас соблюдать осторожность. Ты понимаешь?
        - Да, конечно, - согласилась Гизела.
        - Тогда ауфвидерзеен, дитя. - Императрица наклонилась и поцеловала Гизелу в щеку. - Доверься мне, - прошептала она.
        Гизела присела в глубоком реверансе и последовала из комнаты за горничной. Пройдя немного по коридору, они вошли в комнату, в которой явно никто не жил. Кровать закрывали серые от пыли простыни, и, хотя в камине развели огонь, в комнате веяло холодом запущенности и пустоты. На стуле была аккуратно сложена одежда, в которой она приехала в Истон Нестон в пятницу. Гизела с отвращением взглянула на нее. Неужели это ветхое тряпье в самом деле ее одежда? Как она могла носить такое бесформенное и убогое платье?
        Она в последний раз взглянула на себя в зеркало туалетного столика; мягкий бархат подчеркивал белизну кожи; шляпка с перьями кокетливо сидела на блестящих благодаря заботам Фанни волосах, уложенных в сложную прическу; плотно облегающий жакет на пуговицах подчеркивал все линии и изгибы фигуры; талия казалась совсем миниатюрной над широкой юбкой с мягкими складками. Она на секунду закрыла глаза, а потом снова открыла, чтобы бросить на свое отражение последний взгляд.
        Начала раздеваться она почти машинально, сняла дорогое платье сложного фасона, шелковые нижние юбки и белье из тончайшего батиста, отделанное натуральными кружевами, с вышитой императорской короной. Горничная помогла ей одеться, забрала бархатный наряд и унесла из комнаты, а Гизела тем временем присела возле туалетного столика, чтобы надеть шляпку.

«Вот бы мне оставили одно платье», - подумала она вдруг, но тут же призналась, что это было бы ни к чему. Разве она смогла бы носить такой прекрасный наряд? Совершенно ясно, что мачеха не позволила бы ей никуда в нем показаться.
        Гизела заметила, что забыла снять серьги из аметистов и бриллиантов. Она положила их на туалетный столик, и они засверкали при свете свечей, как бы подмигивая ей, вызывая в памяти звезды в волосах, которые сияли и переливались всеми цветами, пока лорд Куэнби не вынул их из прически.
        Гизела поспешно отбросила эти воспоминания. Было просто безумием думать о случившемся, вспоминать те минуты в серебряном будуаре. Все ушло в прошлое, позабыто, стерто из памяти его гневными словами, которые он произнес, когда она настаивала на своем отъезде. Девушка чуть не расплакалась, вспомнив, как жестоко он говорил с ней, презрительно усмехаясь, и сколько ненависти было в его глазах. И тут же подумала, что внизу ее ждет карета, чтобы отвезти домой. В комнату вернулась горничная.
        - Я положила серьги на столик, - сказала Гизела изменившимся голосом и поднялась, чтобы уйти.
        - Спасибо, мисс, - машинально ответила служанка. Она взяла их со столика, когда Гизела направилась к двери. - Простите, мисс, вы случайно не забыли вот это? - спросила горничная, указывая на маленький кожаный футляр, который Гизела положила на комод.
        - Да, да, конечно, - поспешно произнесла Гизела.
        Она взяла в руки коробочку и открыла, чтобы удостовериться, что звезда на месте.
«Ты зажгла звезды в моем сердце», - услышала она вновь страстный баритон, увидела разгоревшийся в его глазах огонь. Гизела захлопнула футляр со щелчком. Никогда она не сможет надеть эту звезду: слишком много горестных воспоминаний та вызывала. Надеть ее было бы мучением, все равно что колоть себя всеми крошечными остриями броши.
        Девушка поблагодарила горничную и, подойдя к двери, услышала:
        - Мне велели проводить вас по черной лестнице, мисс. В холле могут быть гости. Карета ждет у садовой калитки.
        Гизела не удержалась от улыбки, как бы насмехаясь над собой. Еще совсем недавно она была императрицей: первой проходила во все двери, перед ней расстилали красные ковры, на каждом шагу ей прислуживали лакеи, кто бы с ней ни заговаривал, в голосе у каждого слышалось почтение, почти обожание, если не считать единственного исключения. А теперь она снова просто Гизела Мазгрейв - бедная, плохо одетая, ничего собой не представляющая, никому не интересная, и поэтому ее можно поспешно выпроводить через черный ход, потихоньку избавиться от нее, чтобы никто не видел.
        Гизела последовала за горничной по коридору и вниз по боковой лестнице. У калитки ее ждал, чтобы выпустить, только один лакей. Гизеле показалось, что он презрительно окинул ее взглядом, как бы негодуя по поводу того, что ему велено прислуживать такой ничтожной особе. Карета, ожидавшая ее, оказалась простой двухместной повозкой, запряженной парой лошадей, без серебряных украшений и элегантных побрякушек, которые были на лошадях императорского экипажа. Гизела забралась в повозку, на колени ей набросили накидку. Почти совсем стемнело; свет в окнах Истон Нестона мерцал тепло и дружелюбно, словно приглашая войти. Но она уезжала прочь, уезжала от приключения, которое никогда с ней не повторится.
        Гизела постаралась отбросить печальные мысли. Как часто она повторяла себе, что должна быть благодарна за любое событие, нарушившее монотонность ее жизни, за все, что могло как-то изменить ее удел, пусть хоть на несколько часов, чтобы она забыла свои несчастья, жестокую мачеху и утомительную работу, которая доставалась только ей одной, потому что никто в доме за нее не брался.
        Ее желание исполнилось: теперь, уговаривала она себя, не стоит жаловаться на то, что чудо осталось в прошлом. Но она никак не предполагала, что подобное событие может отозваться такой болью в сердце, сделать ее такой несчастной.
        А если представить себе, что она поддалась бы его уговорам и осталась в замке? Если представить, что она на миг ослушалась императрицу? Нет! Нет! Она даже думать об этом не должна!
        Поездка в Грейндж не заняла много времени. Дом был погружен в темноту, и, хотя кучер спустился с козел, чтобы позвонить в колокольчик, никто не вышел открыть дверь. Гизела постучала в окошко коляски, и кучер помог ей выбраться из повозки.
        - Они не ждут меня сегодня, - словно извиняясь, объяснила она. - Я сама войду в дом.
        - Очень хорошо, мисс. Отнести ваш сундук в прихожую?
        - Да, пожалуйста.
        Он спустил сундук на землю и отнес в первую холодную прихожую. Лампа не горела. Гизела поблагодарила кучера. Она знала, что он ожидает чаевые, но ей нечего было дать, кошелек был пуст, если не считать нескольких медяков, однако она не решилась предложить их из боязни оскорбить человека.
        - Доброй ночи, мисс!
        Разочарованный кучер залез обратно на козлы, а Гизела закрыла за ним дверь. Теперь она осталась в кромешной тьме и должна была на ощупь искать дверь во вторую прихожую. Огонь в камине горел, но свечи забыли зажечь, хотя в гостиной она заметила свет.
        Гизела пересекла прихожую, намереваясь потихоньку проскользнуть наверх, так, чтобы не услышала мачеха, когда на лестничной площадке появилась Элси.
        - О, мисс Гизела, вы вернулись! - воскликнула она. - Я молила бога, чтобы вы поскорей приехали домой.
        Она была явно чем-то взволнована, и Гизела с беспокойством взглянула на нее.
        - Что случилось, Элси? - спросила она.
        Вместо ответа Элси скатилась с лестницы в мгновение ока.
        - О, мисс Гизела! Я думала связаться с вами, но хозяйка и слышать об этом не хотела. Я предложила, чтобы мы послали кого-нибудь за вами. Она сказала - нет. Вы, мол, и так успеете вернуться.
        - Но зачем я тебе понадобилась? Что произошло? - Гизела ничего не понимала.
        - Хозяин!
        Гизела замерла, окаменев.
        - Он разбился?
        Элси кивнула, и слезы, которые она сдерживала, полились из ее глаз ручьем.
        - Да, мисс. Я знала, что вам будет не все равно. Бедный хозяин! Как это жестоко, несправедливо!
        - Это случилось на охоте? - спросила Гизела.
        - Да, мисс. Его принесли вчера утром, как раз незадолго до ленча.
        Было трудно разобрать, о чем сквозь рыдания говорила Элси. Но Гизела не проронила ни слезинки, только кровь отхлынула от лица. Потом чужим голосом, с трудом произнося слова, она спросила:
        - Он… умер?
        - Да, мисс. Он сломал себе шею, - всхлипнула Элси.

        Глава 11

        Гизела молча прошла мимо Элси и поднялась на второй этаж. На мгновение ей показалось, что потрясение от услышанного лишило ее способности что-либо чувствовать; она двигалась как во сне, машинально переставляя ноги, пока не дошла до отцовской спальни. Немного постояла, держась за дверную ручку. Заходить в комнату не хотелось. А что, если его изуродовало? А что, если за закрытой дверью ее ждало нечто ужасное? Но она тут же отбросила эти мысли как ребячество и, сделав глубокий вздох, открыла дверь и вошла в комнату. Шторы были опущены, горели свечи в серебряных подсвечниках. По обе стороны кровати зажгли по одной свече.
        Странно, но ее волнение улеглось и совсем исчезло, потому что в комнате царил покой, нежданный, непривычный покой, в котором она узнала безмятежное спокойствие смерти. Гизела подошла поближе к кровати. На секунду ей показалось, что Элси, должно быть, ошиблась и отец всего-навсего спит. Но потом она увидела, что его руки сложены на груди.
        Гизела все стояла и смотрела на отца. Его губы чуть тронула улыбка, и он выглядел помолодевшим и гораздо более живым, чем при жизни. Тут вдруг она поняла, как все произошло. Такой смерти позавидовал бы любой охотник: он умер, когда брал препятствие, чувствуя, как взмывает в воздух его конь, готовясь опуститься на землю, а потом - ничего, кроме пустоты. Не было ни боли, ни страданий, ни сожалений, ни тревог, только неожиданное падение и затишье - смерть.
        Все произошло так, как он сам пожелал бы, подумала Гизела и всем сердцем захотела оказаться на его месте.
        Ради чего жить? Что теперь осталось? Только пустота одиночества и сознание того, что сердце больше не принадлежит ей самой и что она никогда вновь не увидит человека, которому его отдала.
        - О, папа! - прошептала она. - Лучше бы это была я.
        Но потом она поняла, что не должна завидовать его вновь обретенному покою. Он выглядел счастливым, почти совсем как в те дни, когда дом наполнял смех и они жили дружной семьей. Гизела присела возле кровати. Те уроки, которые давала ей мать, когда Гизела только научилась говорить, вернулись к ней, наполнившись новым содержанием, новым смыслом. «Когда люди умирают, они соединяются на небесах с теми, кого любят». Она слышала, как мама произносит эти слова своим мягким голосом, с милым акцентом, превращавшим каждое слово в музыкальную ноту.
        Сейчас они вместе. Гизела была уверена в этом настолько, что глаза ее наполнились слезами, и не потому, что отец умер, а потому, что они оба оставили ее здесь. Если бы только она могла быть с ними, если бы только ее не бросили одну сражаться в холодном, жестоком, безжалостном мире, в котором у нее не было даже друга, способного прийти на помощь.
        Гизела склонила голову и попыталась молиться за душу отца. Но ей самой казалось, что молитвы не нужны. Если он вновь обрел свою первую жену, то большего рая ему и не нужно. А если нет - то никакие молитвы не помогут спасти его из чистилища, в котором он должен принять муки.
        Слезы медленно потекли по ее щекам - скупые, горькие слезы, не дающие облегчения, а только усиливающие страдания. Сейчас она очень пожалела, что после смерти матери так мало для него значила. А еще она пожалела о том, что узнала правду - он не ее отец. Он был к ней по-своему добр. Любил ее в детстве, когда мама была еще жива. И только позже между ними встала леди Харриет, точно так же, как она вставала на пути всего хорошего и приятного в жизни отца, кроме его любимых лошадей. На конюшне, по крайней мере, ему не бросали в лицо обидные упреки и не доводили до исступления вечными ссорами и перебранками, ставшими неотъемлемой частью его семейной жизни с леди Харриет.

«Теперь он спасен», - подумала Гизела, и сердце ее упало, потому что для нее спасения не было.
        Она еще немного постояла на коленях у отцовской кровати и ушла к себе в комнату. Там было холодно и неприветливо, а после роскошных, изысканных апартаментов в Истон Нестоне и замке Хок она взглянула на убогую обстановку новыми глазами. На ее комнату никогда не тратилось ни гроша, хотя леди Харриет переделала внизу все помещения самым причудливым и аляповатым образом. А в спальне Гизелы обои свешивались по углам, ковер весь вытерся, шторы выгорели настолько, что с трудом можно было разобрать их цвет и узор. Гизела считала, что такое пренебрежение было намеренным со стороны мачехи. Леди Харриет ее ненавидела. У Гизелы не было в этом сомнения.
        С растущим чувством отчаяния девушка подумала, что ей теперь делать. В комнату вбежала Элси с угольным ведерком в руке.
        - Извините меня, мисс, что я не разожгла у вас огонь, - сказала она. - Но я не знала, когда вы вернетесь. Хозяйка накинулась бы на меня за бесполезную трату угля, если бы застала за этим занятием.
        - Ты совершенно права, что подождала, - успокоила ее Гизела.
        - Вы очень бледны, мисс, - продолжала тараторить Элси. - Принести вам что-нибудь поесть?
        Гизела покачала головой.
        - Ничего не хочу, - отказалась она. - Я подожду до обеда.
        Она заметила странное выражение на лице Элси и тут же недоверчиво спросила:
        - Посторонних не будет?
        - Хозяйка принимает двух джентльменов, - сообщила Элси.
        - Кто они? - поинтересовалась Гизела.
        - Один из них тот, кто вчера привез бедного хозяина домой, а другой - офицерик из казарм; он часто к нам заглядывает.
        Гизела плотно сжала губы. Она прекрасно знала поклонника леди Харриет из соседних казарм. Это был развязный майор с большими претензиями, злоупотреблявший гостеприимством ее отца примерно весь последний месяц. Леди Харриет дала очень ясно понять, что она очарована им. Тот факт, что у него где-то осталась жена, совершенно очевидно не сдерживал ее ни в малейшей степени. Что касается второго гостя, то Элси поспешила просветить Гизелу:
        - Джентльмена, который привез бедного хозяина домой, - сказала она, - зовут мистер Уотсон. Он задержался, чтобы пропустить стаканчик, пока ждали доктора, и я слышала, как хозяйка пригласила его прийти сегодня и остаться на обед. Тогда мне показалось это немного странным.
        Гизела ничего не сказала. Она знала Уотсона, молодого фермера с дурными манерами, который как-то раз на охоте попытался фамильярно завязать с ней знакомство, так что ей пришлось его резко осадить. Он посчитает, что поднялся на большую ступень по социальной лестнице, раз приглашен на обед в дом сквайра. Но леди Харриет никогда бы не осмелилась принимать его в доме, будь жив сам хозяин.
        - Тогда я не спущусь к обеду, Элси, - решила Гизела. - Принеси мне что-нибудь сюда, если тебе удастся.
        - Удастся. Не сомневайтесь, - твердо заявила Элси.
        В свое время леди Харриет строго-настрого приказала всем в доме не прислуживать Гизеле. Она сама должна была заправлять постель, прибирать в своей комнате; и если кто-нибудь из слуг осмеливался помочь девушке выполнить очередное нелегкое задание мачехи (а перечень таких заданий был бесконечным), то им говорилось, что, раз у них мало собственных дел, придется увеличить круг их обязанностей, ведь они явно не отрабатывают своего жалованья.
        Только у Элси хватало храбрости и доброты нарушать это распоряжение. Когда она готовила себе чай, то не забывала отнести украдкой чашку и Гизеле. Когда обстоятельства позволяли Элси оторваться от собственных дел, она всегда помогала Гизеле и обычно спешила в ее комнату с какой-нибудь очередной новостью или сплетней о том, что происходит в округе. Так что, по правде говоря, Элси была единственным человеком, который жалел и по-доброму относился к девушке, никому не нужной в этом доме.
        Сейчас, когда Элси разожгла огонь, Гизела уселась на ковер перед камином и протянула закоченевшие руки к пламени.
        - У вас новая прическа, мисс, - внимательно рассматривая девушку, сказала Элси. - Очень вам к лицу, если мне позволено будет заметить.
        - Тебе нравится? - спросила Гизела.
        Она забыла о себе и только теперь поняла, что, когда переодевалась в Истон Нестоне в свое старое платье, не изменила прически, оставив все так, как сделали умелые пальцы Фанни Анжерер.
        - Вы очень переменились, - сказала Элси. - Я едва узнала вас, когда увидела внизу. Вы должны всегда так причесываться.
        - Наверное, я не смогу сама так уложить волосы, - призналась Гизела.
        - О, это совсем нетрудно, - решила Элси, тщательно рассмотрев прическу. - Думаю, сумею вам помочь, пока вы не привыкнете причесываться сами. Я вижу, как закреплены локоны. Как вы провели время, мисс, хорошо?
        Гизела не сразу ответила. Да и что она могла ответить? Она хорошо провела время? Трудно сказать. Она подумала о тех потрясениях, которые пережила; о страхе и волнениях, опасении подвести императрицу; о любви, проснувшейся в ее сердце и поглотившей ее без остатка; о непроходящей боли при мысли о том, что она потеряла и уже никогда не сможет вновь пережить.
        - Да, я хорошо провела время, - наконец проговорила она.
        - Вы мне должны все рассказать, мисс, - сказала Элси. - А теперь мне пора идти. Скоро позвонит хозяйка, чтобы я пришла ее одевать. Я не скажу ей, что вы дома, если она не спросит.
        - Да, не говори, - попросила Гизела. - Ничего не говори.
        Она поняла, что совершенно не готова к встрече с мачехой. Девушка всегда боялась ее, но теперь, со смертью отца, рухнула последняя надежда на защиту. В ней всегда жило чувство, что каким бы слабым и безвольным от выпитого он ни был, она всегда могла прибегнуть к его помощи в самом крайнем случае. Гизеле казалось, что он обладает способностью как-то усмирять разбушевавшуюся леди Харриет, которая никогда не была столь жестока и безжалостна, как в его отсутствие. А теперь он умер и уже никогда не сможет ее защитить.
        Гизела закрыла лицо руками. Спустя немного времени она услышала чьи-то шаги за дверью и вздрогнула, словно нервный, настороженный зверек, преследуемый охотником. Оказалось, ничего страшного. Просто лакей с садовником принесли ее сундук. Они поставили его посредине комнаты, расстегнули ремни на крышке и ушли, с шумом закрыв за собой дверь.
        Гизела посмотрела на сундук и решила, что нужно разобрать вещи, но даже не пошевелилась. Удручала мысль, что придется развешивать в шкафу старые потертые платья, которые она возила с собой в Истон Нестон. Гизела знала, что они там не пригодятся, но тем не менее сделала вид, что собирает вещи, упаковав в сундук линялое платье, которое надевала дома по вечерам; старомодное бальное платье своей матери; штопаное-перештопаное белье, при виде которого Мария не смогла скрыть удивленного взгляда, помогая Гизеле надеть батистовое кружевное чудо, принадлежавшее императрице.
        Гизела снова задала себе вопрос, почему императрица не оставила ей хоть одно платье из тех, что дала для поездки в замок Хок. Но тут же горько улыбнулась: ее величеству никогда бы не пришла в голову подобная мысль. И хотя сама императрица не наденет больше те наряды, ей ни за что не догадаться, что они были бы гораздо более полезным даром, нежели маленькая бриллиантовая звездочка.
        И все же, подумала Гизела, каким бы непрактичным ни был этот подарок, он чрезвычайно дорог ее сердцу. Он воплощал все то, что произошло с ней с тех пор, как она помогла упавшей на охоте женщине. Он напоминал, что она поднялась над своим положением ровно настолько, чтобы успеть заметить и восхититься великолепием звездного блеска и тут же, ослепнув от него, навсегда остаться в полной темноте.
        Одно было ясно: мачеха не должна увидеть бриллиантовой броши. В противном случае она наверняка не позволит Гизеле оставить ее у себя. Поэтому, вынув футляр из сумочки, девушка спрятала его в самый дальний угол ящика туалетного столика. Пусть она никогда не сможет носить этот подарок, но утешала уже одна мысль, что он есть у нее и она с ним не расстанется.
        Гизела согрелась у огня, ее стало клонить в сон. Она и не подозревала, что так выбита из сил двумя бессонными ночами и бурными рыданиями. Девушка опустилась в кресло. Через несколько минут она склонила голову на согнутый локоть и уснула. Ей снилось, что кто-то держит ее в своих объятиях. Она чувствовала его сильные руки, его губы были совсем близко. Всем своим существом она потянулась ему навстречу. Она жаждала поцелуя и восторга, который, она знала, наступит вслед за этим в ее душе.
        А потом с шумом распахнулась дверь, и она, вздрогнув, проснулась. В первую секунду она не могла понять, где находится. Сон развеялся, и она была слегка ошеломлена возвратом к реальности. Затем она увидела, что в дверях стоит мачеха в немыслимо вычурном вечернем платье с черными перьями в волосах и черным веером в руке.
        - Итак, ты вернулась!
        Ее голос проскрипел на всю комнату и поднял Гизелу на ноги. Она ответила, немного заикаясь:
        - Д-да, вернулась.
        - Как раз вовремя. Наверное, ты думаешь, что можешь превратить этот дом в гостиницу, приходить и уходить, когда тебе заблагорассудится. Наверное, ты думаешь, что я должна быть польщена тем, что ты вообще снизошла вернуться после вращения в таком избранном обществе.
        - Мне кажется… я говорила вам… что, возможно, вернусь завтра, - пробормотала Гизела. - Так случилось… что я приехала раньше.
        - Так случилось! Наверное, мне следует быть благодарной за такое снисхождение, - ядовито заметила леди Харриет.
        Она прошла в комнату, оглянулась и увидела нераспакованный сундук.
        - Я слышала, что ты в доме уже несколько часов. Но ты весьма хорошо позаботилась о том, чтобы я не узнала о твоем возвращении. Боялась, наверное, что я найду тебе работу. И слишком разленилась, даже собственные вещи не распаковала. Что ж, по крайней мере, не придется беспокоиться о том, чтобы снова их укладывать.
        - Что вы хотите этим сказать? - растерялась Гизела.
        Леди Харриет оглядела ее с ног до головы с почти фанатичной ненавистью на грубом, отталкивающем лице.
        - Ты уже знаешь, что твой отец мертв, - сказала она, как отрубила. - Сломал себе шею на охоте, что, впрочем, никого не удивило. Он так много пил, что поразительно, почему этого не случилось раньше.
        Гизела плотнее сжала губы, чтобы не произнести слова протеста, готовые сорваться у нее с языка. Она едва верила своим ушам, что кто-то, даже ее мачеха, может отзываться о мертвых подобным образом. Девушка подумала, что леди Харриет рада освободиться от человека, к которому последние несколько лет питала неприязнь.
        - Да, он мертв, - продолжала леди Харриет. - И мне поэтому не нужно больше терпеть твое нытье.
        - Я… не понимаю, - пролепетала Гизела, охваченная внезапным холодом, как будто чья-то ледяная рука сжала ей горло и лишила последнего глотка воздуха.
        Леди Харриет сощурилась.
        - Ты что, еще больше отупела? - спросила она. - Всегда прикидываешься дурочкой, когда тебе выгодно. Наверное, думаешь, что раз у тебя завелись шикарные друзья и прическа у тебя новая, то ты стала важной птицей? Так вот, я тебе напомню то, что уже не раз говорила: ты - всего-навсего незаконный щенок беспробудного пьяницы и иностранки, которая была не чем иным…
        - Довольно! - взорвалась Гизела. - Не вздумайте оскорбить мою маму. Вы можете говорить что угодно обо мне, и все ваши слова не могут больше ранить отца, но вы не посмеете дурно отзываться о моей маме, пока я здесь.
        Гизела восстала против леди Харриет с невиданной для себя смелостью, словно молодая львица, яростно ставшая на защиту своего потомства, - руки сжаты в кулаки, голова откинута назад, все тело напряжено от злости. Леди Харриет презрительно, с издевкой расхохоталась своим неприятным смехом, потом вдруг размахнулась и изо всех сил ударила Гизелу по лицу веером из слоновой кости. От неожиданности Гизела отступила, но леди Харриет успела нанести ей второй удар по щеке.
        - Так ты полагаешь, что можешь разговаривать со мной, как тебе вздумается? - сказала она. - Это, без сомнения, подтверждает, что я правильно поступаю, стремясь от тебя избавиться. Ты можешь взять с собой свои вещи, которые не займут много места, и убирайся отсюда завтра к полудню. Если ослушаешься, тебя вышвырнут вон.
        Гнев утих в Гизеле так же быстро, как и поднялся. От веера леди Харриет на ее бледных щеках остались две ярко-красных полосы. Дотронувшись до них пальцами, Гизела спросила:
        - Что это значит?
        - То, что я сказала, - последовал ответ. - Я не выношу тебя и не потерплю, чтобы ты праздно шаталась по дому. Убирайся прочь. И считай, тебе повезло, что я не выгнала тебя прямо сейчас, на ночь глядя.
        - Но… куда же мне идти? - пробормотала Гизела.
        - А мне какое дело? - отозвалась леди Харриет.
        - Отец… разве ничего мне не оставил?
        Леди Харриет снова расхохоталась.
        - Я так и знала, что рано или поздно ты задашь этот вопрос, - сказала она. - И постарайся понять своей глупой головой раз и навсегда: он ничего тебе не оставил. Ничего! Ты слышишь?
        - Я… не понимаю, - еле выговорила Гизела. - Он как-то раз пообещал, что после его кончины… мне достанутся, помимо всего прочего, лошади.
        - Так, значит, он пообещал тебе, не так ли? - протянула леди Харриет. - И поэтому ты рассчитывала стать наследницей вполне приличного состояния. Ты будешь разочарована. Только две или три недели тому назад твой отец составил новое завещание. К счастью, не так ли? В нем он все оставил мне - все!
        Гизела не шелохнулась. Память возвращалась в прошлое. В доме ночевал незнакомец. Он приехал из Лондона под вечер. Маленький, тщедушный, как будто высохший. Элси даже сказала: «Интересно, для чего он понадобился хозяйке? Не похож на ее обычных знакомых. Наверное, имеет отношение к закону: такой же бездушный и сухой».
        Имеет отношение к закону! Гизела ясно вспомнила тот вечер. Отец за обедом много выпил, но леди Харриет тем не менее все время подливала ему в стакан. Гизела никак не могла тогда понять, откуда такая заботливость, и решила в конце концов, что мачеха разыгрывает спектакль перед гостем. Сейчас она все поняла.
        - Вы заставили его подписать то завещание, - с вызовом бросила она. - Думаю, он даже не знал, что подписывал. Вместо отца завещание написал ваш адвокат. Его рукой, несомненно, водили вы.
        - И что из того? - прокаркала леди Харриет. - Разве у меня нет прав защищать свои интересы? Разве я не была его женой? Да и зачем тебе его деньги? К тому же на двоих все равно бы не хватило.
        Она еще раз быстро окинула Гизелу взглядом:
        - Ты наверняка найдешь себе дело. А если нет - в каком-нибудь работном доме всегда отыщется местечко для особы, родившейся неизвестно от кого.
        Мачеха повернулась и пошла к двери. Гизела кинулась за ней.
        - Но нельзя так просто взять и выгнать меня из дома, - взмолилась она. - Даже не верится. Что со мной будет? Не могу же я пойти побираться или просить крова у чужих людей. Позвольте мне остаться. Я буду работать на вас. Делать все, что прикажете. Дайте мне немного времени, чтобы подумать, решить, поискать какое-то место.
        Леди Харриет обернулась.
        - О! Совсем другой тон, - сказала она. - Теперь мы не такие важные, да? Ну вот. Позволь мне внести ясность. Я не потерплю твоего присутствия. Всегда ненавидела тебя, твою лень и вечные всхлипывания. Сейчас я стала хозяйкой Грейнджа, а ты убирайся в канаву - там родилась, там тебе и место.
        Она оглядела Гизелу с ног до головы, отметила про себя каждую деталь, все до мелочей: красивую прическу, темные глаза, полные страха и боли, белоснежную кожу с яркими следами от ее ударов, прелестные плавные линии молодого тела, которые угадывались даже в мешковатом платье. Когда леди Харриет закричала, ее голос исказился в неожиданном приступе беспочвенной ревности:
        - Убирайся вон, или я вытолкаю тебя тумаками из дома, и сделаю это с удовольствием. Я не выношу одного твоего вида. Поняла?
        - Но… у меня… нет денег, - слабо запротестовала Гизела. - Я даже не смогу доехать до Таусестера.
        - Ладно. Я дам тебе десять фунтов, - с неохотой согласилась леди Харриет. - И это последний раз, когда ты получаешь от меня деньги, учти. Десяти фунтов вполне достаточно, чтобы решить, получишь ли ты работу или отправишься к дьяволу. Лично мне все равно. Только убирайся отсюда. Слышишь меня? Убирайся, или сама пожалеешь.
        Леди Харриет вышла из комнаты, громко хлопнув дверью, и затопала по коридору. Гизела послушала, пока не затихли ее шаги, и с ужасом огляделась по сторонам, приложив руки к пылающим щекам. Она ни секунды не сомневалась, что леди Харриет выполнит свою угрозу. Если она не уедет, ее просто вышвырнут вон. Или, что гораздо более вероятно, мачеха своими побоями выживет ее из дома. Она с тоской вспомнила о том времени, когда ребенком с криками носилась по всему дому, стараясь увернуться от кнута леди Харриет. Она слишком хорошо помнила, что ей никогда не удавалось спастись ни от мачехи, ни от ее беспощадных ударов, которые обрушивались на худенькое тельце, оставляя рубцы и на теле, и на душе.
        - Куда мне идти? - вслух произнесла Гизела.
        Ответа не было. В первую секунду она в отчаянии решила обратиться за помощью к императрице, но сразу поняла, что не сможет так поступить. Императрица обещала устроить ее приезд в Австрию, и она сдержит слово. Но сейчас было бы очень неловко беспокоить ее своими просьбами или явиться в Истон Нестон непрошеной гостьей. Кроме того, Гизела знала, что ее собственная гордость никогда не позволит унижаться и просить об одолжении императрицу, такую добрую и понимающую. Она должна хоть как-то устроиться, а потом написать императрице письмо, где сообщит свой новый адрес. Но те несколько месяцев, которые на это уйдут, наверняка покажутся столетием - такой беспомощной и одинокой она себя чувствовала.
        Потом Гизела вспомнила о бриллиантовой звездочке, спрятанной в ящике. По крайней мере, она стоила денег. Ей ни за что не хотелось продавать брошь, но это была единственная ценная вещь, которая могла спасти ее от голодной смерти, когда уйдут все десять фунтов, обещанные леди Харриет.
        Девушка бросилась на кровать, не в силах больше думать о своем положении или искать какой-то выход. Что она могла сделать? В самом деле, ей больше ничего не оставалось, как только выполнить приказ леди Харриет и покинуть дом, в котором она прожила всю свою жизнь. В ее распоряжении оставалось время до завтрашнего полудня. Гизела знала, что не сможет уйти, не попрощавшись с лошадьми. Она должна в последний раз погладить гнедую кобылу, столько раз возившую ее на себе, поцеловать мягкую морду любимой отцовской лошади и старого серого коня, жившего у них, сколько себя помнила Гизела. А теперь он только пасся, проводя свои последние дни в мире и покое.
        Позже Элси принесла ей поесть. Гизела не дотронулась до еды, у нее не было сил рассказать Элси, что произошло. Служанка с любопытством поглядывала на Гизелу, но интуиция ей подсказывала, что молодая хозяйка не расположена к болтовне, и после нескольких ничего не значащих фраз она ушла к себе.
        Гизела разделась и легла между холодными простынями на кровать. Она была ошеломлена и в то же время чувствовала себя совершенно разбитой, как будто леди Харриет исполнила свою угрозу и задала ей взбучку.
        Нужно было взглянуть правде в глаза: ее ничему не научили. Несмотря на все ее достоинства, образование она получила никудышное. Леди Харриет считала, что нечего попусту тратить деньги на учителей. Три раза в неделю Гизеле давал уроки местный викарий, и еще несколько лет к ним из Таусестера приходил бывший учитель, обучавший ее игре на фортепиано и французскому языку. К счастью, в отцовской библиотеке сохранилось много книг. Некоторые из них устарели, а те, которые собирал еще дедушка, были тяжеленными трактатами по каким-то непонятным для нее предметам. Но Гизела все равно читала. Ей нравился их прекрасный язык, хотя довольно часто она не понимала, о чем идет речь.
        Она также старалась уберечь газеты от горничной, которая уносила их, чтобы разводить огонь. Газеты были для Гизелы единственной возможностью заглянуть в другую жизнь, и обычно она ощущала собственную непросвещенность, ибо имела небольшой кругозор или вообще не понимала, почему тому или иному вопросу придавалось такое большое значение.
        Вот и все ее достижения, и ни одним из них, в чем Гизела была вполне уверена, нельзя было кого-нибудь заинтересовать. Ну кто возьмет такую гувернантку? Она очень в этом сомневалась. Даже маловероятно, что ее наймут в служанки, так как ей никогда не позволяли готовить и к тому же у нее не было самого главного - хорошей рекомендации. Она вновь и вновь обдумывала то одну, то другую возможность, но так и не нашла никакого выхода.
        Настало утро. Гизела поднялась с первыми лучами солнца. Умылась, оделась и начала причесываться, когда вошла Элси.
        - О, как вы рано встали, мисс, - сказала она. - Я думала, вы захотите, быть может, поспать сегодня подольше.
        - Я уезжаю, - ответила Гизела.
        - Уже слышала об этом, - сообщила Элси. - Вчера вечером, когда я отнесла нагретый кирпич в хозяйкину кровать, она мне говорит: «Мисс Гизела уезжает утром, поэтому скажи повару, что завтрак ей не понадобится». Но я подумала, вы все равно можете проголодаться, и принесла для вас кое-что на подносе.
        - Спасибо, Элси, - сказала Гизела, добавив чуть слышно: - Значит, она решила уморить меня голодом.

«Кое-что» на подносе выглядело не очень аппетитно. Два толстых ломтя хлеба с маслом и стакан молока.
        - Я не осмелилась захватить что-нибудь еще, мисс, - пояснила Элси. - Боялась, повар спросит, кому это предназначается.
        - Я и так очень благодарна тебе, Элси, - сказала Гизела, - и не хочу навлечь на тебя неприятности.
        - О, мисс! Не могли бы вы взять меня с собой? - попросила Элси. - Когда вас не будет, жизнь здесь станет невыносимой. Знаете, какова наша хозяйка. Вы единственная, кто относится ко мне по-человечески.
        - Я бы очень хотела взять тебя с собой, Элси, - сказала Гизела. - Но я сама пока не знаю, что буду делать.
        Элси переменилась в лице.
        - Она выставляет вас из дома? - возмутилась горничная. - Нет у нее никакой совести!
        - Тише, Элси, ты не должна ничего говорить. Иначе она тебя тоже прогонит. И рекомендаций не даст.
        Элси выглядела очень серьезной.
        - Мне все равно, лишь бы быть с вами, мисс. Но дело в том, что я почти все свои деньги отсылаю матери. Она у меня старенькая и не может столько работать, как раньше.
        - Оставайся здесь, - сказала Гизела. - Если я когда-нибудь сумею помочь тебе, то сделаю это непременно. А если обстоятельства сложатся так, что я смогу послать за тобой, обещаю, что ни секунды не стану медлить.
        Элси просияла:
        - О, благодарю вас, мисс. Это дает надежду. Я буду каждую ночь за вас молиться. Непременно. Куда вы едете?
        - Не знаю, - ответила Гизела.
        - Если вы хотите найти место, мисс, вам лучше ехать в Лондон. Мне говорили, в Лондоне полно мест. Я и сама поехала бы, если бы подвернулась такая возможность. Моя матушка всегда говорит, что в Лондоне все девушки попадают в беду, но мне думается, все же не все.
        - Да, наверняка не все, - повторила Гизела. - Ты права, Элси. Я поеду в Лондон.
        Элси помогла уложить в сундук всего несколько вещей, принадлежавших Гизеле, поверх тех, что там лежали. Гизела присоединила к ним потертую Библию, подарок матери, свой охотничий кнут и лисий хвост, врученный на охоте, когда ей исполнилось только пять лет.
        - И это все, мисс? - удивленно спросила Элси.
        - Да, все, - подтвердила Гизела.
        В самом деле, не очень много для двадцати лет жизни.

«Мой уход вряд ли кто заметит», - подумала Гизела, ощутив внезапную боль от этой мысли.
        - Не могу понять, почему хозяйка не позволила вам остаться до похорон, - сказала Элси. - Ведь должна же она соблюсти хоть какие-то приличия.
        - Я все равно не смогла бы пойти на похороны, - ответила Гизела. - У меня нет подходящего платья.
        Отвечая Элси, Гизела понимала, что именно по этой причине мачеха торопилась от нее избавиться. В ее чувстве к падчерице слились воедино и ревность, и ненависть, и какая-то извращенная жажда мести, и, конечно, стремление сохранить деньги. Но даже она не могла позволить, чтобы Гизела появилась перед людьми в своем старом коричневом платье и старомодной шляпке. Поэтому гораздо выгоднее было отослать ее прочь, отделаться от нее как можно скорее. Немногие поинтересуются ее судьбой, даже сомнительно, что кто-нибудь вообще заметит ее отсутствие. Но, появись она на похоронах, языкам нашлась бы работа, и поползли бы сплетни, что дочь одета не должным образом. Да, леди Харриет была довольно сообразительна, если дело касалось денег.
        Когда все было сложено, Гизела посмотрела на часы.
        - Половина десятого, - сказала она. - К ней уже заходили?
        Элси покачала головой.
        - Еще нет, - ответила она. - Хозяйка сказала, что позвонит, когда проснется. Вы уедете не попрощавшись?
        - Я не могу так поступить, - призналась Гизела. Но не добавила при этом, что причина здесь вовсе не в привязанности или вежливости, а просто ей нужно получить обещанные деньги.
        Пробило одиннадцать часов, когда наконец леди Харриет проснулась, и Элси прибежала в комнату Гизелы сообщить, что хозяйка хочет ее видеть.
        - Она опять не в настроении, - сказала служанка. - Так что не задерживайтесь у нее долго, мисс.
        - Постараюсь пробыть там ни на секунду больше, чем понадобится, - уверила ее Гизела.
        Хотя она знала, что сейчас увидит мачеху скорее всего в последний раз в своей жизни, ее захлестнул обычный страх, и сердце бешено заколотилось, когда она вошла в большую спальню с легкомысленным убранством в розовых тонах, совершенно не подходящим для худой наружности леди Харриет.
        Хозяйка Грейнджа сидела в кровати, закрутив редеющие волосы на папильотки и накинув теплую шаль на ночную кофту всю в оборочках, небесно-голубого цвета, который только подчеркивал желтизну ее кожи. Гизела остановилась у кровати и ждала, словно служанка, явившаяся за расчетом.
        - Надеюсь, ты ничего не прихватила из вещей, тебе не принадлежащих, - резко проговорила леди Харриет.
        - Конечно, нет, - отозвалась Гизела.
        - Никаких «конечно, нет» быть не может, - оборвала ее мачеха. - Я не доверяю тебе. Если бы не плохое самочувствие, то я пошла бы взглянуть на твой сундук и точно знала бы, что именно ты взяла.
        - Если вам угодно, я принесу его сюда, и вы убедитесь сами, - предложила Гизела.
        - Я не потерплю никакой дерзости с твоей стороны, - отрубила леди Харриет. - Подай мне шкатулку со стола.
        Гизела принесла шкатулку, и леди Харриет открыла ее ключом, который носила на жемчужном браслете. В шкатулке, как видела Гизела, было полно золотых соверенов. Леди Харриет отсчитала десять монет, ощупав каждую своими костлявыми пальцами, словно никак не могла с ними расстаться.
        - Вот десять фунтов, - произнесла она наконец. - И можешь благодарить небо, что я так щедра к тебе. Это больше, чем ты заслуживаешь. А теперь я скажу тебе спасибо, если увижу, как ты выметаешься отсюда. И не вздумай приползти просить еще денег, потому что ничего не получишь.
        - Этого не будет никогда, - сказала Гизела. И слова ее прозвучали как клятва, нежели простое обещание.
        Леди Харриет с шумом захлопнула шкатулку и заперла на ключ.
        - Прощайте, - произнесла Гизела.
        Леди Харриет откинулась на подушки и посмотрела на девушку. Свежесть и молодость она не могла перенести. Закрыв глаза, мачеха проскрипела:
        - Убирайся! Скатертью дорога!
        Гизела вышла из комнаты. Внизу ее ждала старая повозка, в которой ездили в Таусестер за покупками. Она рискнула попросить отвезти ее в город два часа тому назад, когда украдкой пробиралась в конюшню попрощаться с лошадьми.
        - Я уезжаю, Том, - сказала она старому кучеру. - Ты не отвезешь меня на вокзал?
        - Обязательно отвезу, мисс. Какой сегодня печальный день для всех нас, мисс, раз вы покидаете Грейндж.
        Гизела промолчала, а кучер, посмотрев ей в лицо, добавил:
        - Понимаю, мисс Гизела, я все понимаю.
        В холле ее ждала Элси. Гизела наклонилась и поцеловала ее в щеку. Потом она пожала руку старому Хиллу, дворецкому, и села в повозку. Том взмахнул кнутом, и они затряслись по дороге. Гизела не обернулась: ей невыносимо было видеть Грейндж в последний раз.
        Вскоре после полудня она прибыла на вокзал в Таусестер. Оказалось, она опоздала на утренний поезд в Лондон, а следующего нужно было ждать довольно долго, до четверти четвертого. Но Гизеле было все равно.
        Никого не волновал ее приезд, ни с кем у нее не была назначена встреча. Совершенно неважно, когда она прибудет в Лондон.
        Гизеле было странно и страшно ощущать себя никому не нужной, сознавать, что никто не знает и не волнуется о том, что с ней происходит. Ее не оставляло беспокойство, что великая столица поглотит ее, как только она туда приедет. В Лондоне она перестанет существовать, потеряет себя.
        В зале ожидания горел огонь. Гизела сидела на жесткой скамье, думая о прошлом, позволяя мыслям блуждать где угодно, только не возвращаться к тем двум необычным дням, проведенным в замке Хок. Она так упорно старалась не вспоминать лорда Куэнби, что временами ей казалось, будто она бежит, бежит, бежит от чего-то, но спасения нет.
        Девушка не замерзла, хотя тело ее немного затекло от долгого сидения. Наконец на вокзал, выпуская клубы дыма, прибыл поезд. Ей повезло, что в зале ожидания развели огонь, так как в вагоне третьего класса стоял жуткий холод. Она выбрала вагон с табличкой «Только для дам». Кроме нее, там ехали толстая женщина с ребенком, который плакал не переставая, и еще одна пассажирка, недружелюбно поглядывавшая на Гизелу и явно не склонная вступать в разговоры. На следующей остановке вошли еще две женщины. И хотя стекла в окнах запотели от их дыхания, теплее не стало.
        В вагонах первого класса давали грелки для ног, а здесь Гизела чувствовала, как постепенно коченеет от холода. Она ничего не ела с тех пор, как заставила себя проглотить за завтраком стакан молока и кусок хлеба с маслом. Сейчас она не была голодна, но дрожала в своей тонкой жакетке, хотя, как она себя уверяла, больше от страха, чем от холода.
        Они все ближе и ближе подъезжали к Лондону, но, когда в пять минут шестого поезд прибыл на Юстонский вокзал, она с ужасом поняла, что не может выйти из вагона, что лучше остаться там, где есть, чем столкнуться с огромным незнакомым городом.
        Пассажиры, однако, поспешили покинуть вагоны, и Гизела была вынуждена к ним присоединиться. Шум и толкотня Юстона огорошили ее окончательно. Носильщики проталкивали сквозь толпу груженые тележки, пассажиры громко разговаривали, стараясь перекричать шум паровозов. Все двигались к багажному отделению, которое располагалось в начале поезда.
        Гизела позволила увлечь себя в общий людской поток. Она подумала, хорошо бы взять носильщика, но они все, казалось, были заняты. Перед вагоном с багажом собралась небольшая толпа. Носильщики выгружали громоздкие сундуки и кожаные чемоданы, перетянутые ремнями. Гизела отошла в сторону, надеясь, что, возможно, увидит и свой сундук, если подождет.
        - Осторожно, мисс!
        Резкий окрик носильщика заставил ее вздрогнуть. Она повернулась, чтобы дать ему дорогу, и тут ее взгляд остановился на гордом, суровом лице высокого человека, шагающего по платформе навстречу. Глаза их встретились, и на секунду девушка окаменела. Она заметила, как безразличие на его лице переросло в удивление, которое сменилось неверием. Он подходил все ближе.
        Молниеносно, в полной панике, побудившей действовать, Гизела повернулась и побежала. Она не разбирала, куда бежит. Ее поглотила только одна мысль - скрыться, спрятаться. Она успела сделать всего несколько шагов, когда на пути оказался носильщик с огромным сундуком. Гизела столкнулась с ним, так как ничего не видела, попыталась удержать равновесие, но схватилась рукой за воздух. В полном смятении и ужасе она упала, почувствовав острый удар по голове; ее окутала темнота… она потеряла сознание.

        Глава 12

        Гизела очень медленно, с трудом приходила в себя. Ее терзало ощущение непоправимой катастрофы, страх, желание убежать. Потом до нее донесся стук колес. Она почувствовала на ногах что-то мягкое и теплое, и еще что-то мягкое, но крепкое за плечами. Гизела открыла глаза. Оказалось, она едет в карете неизвестно куда. Рядом сидел и смотрел на нее лорд Куэнби.
        На секунду его лицо поплыло у нее перед глазами, как в тумане. Но потом, сделав усилие, она окончательно пришла в себя и ясно его увидела.
        - С вами все в порядке, - тихо произнес он, от его голоса она опять впала в панический ужас и растерялась.
        - Я должна идти… я должна… - сбивчиво заговорила Гизела, но слова едва шли с языка, пока она изо всех сил старалась приподняться с мягкого сиденья кареты.
        - Не шевелитесь, - велел он, и она машинально подчинилась.
        Лорд Куэнби протянул руку и коснулся холодных пальцев Гизелы. Она затрепетала от его прикосновения, и в горле забился пойманной птицей страх.
        - У вас был шок, - сказал он. - Закройте глаза и не шевелитесь. Я обо всем позабочусь.
        - Но я… не могу… - начала бормотать Гизела.
        - Делайте, что вам говорят.
        В его голосе звучала такая непреклонность, что она тут же закрыла глаза и стала молиться, чтобы вернулось забвение. Если бы только она могла умереть! Если бы только она могла погрузиться в темноту и больше ничего не чувствовать! Что он теперь подумает? Что она может ему сказать? Как объяснить? Вопросы стучали у нее в голове, пока она покорно ехала с закрытыми глазами.
        Она сидела не двигаясь, но каждый мускул в ее теле был напряжен, каждый нерв немилосердно натянут, словно для того, чтобы мучить сознанием всего происходящего. И почему только это все случилось? Почему из всех людей именно с лордом Куэнби она столкнулась на Юстонском вокзале? И почему, завидев его, она так по-глупому себя повела и упала, стараясь скрыться? Если бы только она смешалась с толпой, он подумал бы, что случайный взгляд, брошенный на незнакомку, - не более чем плод его воображения.
        А теперь ей предстояло взглянуть правде в лицо. Сердце забилось так сильно, что Гизела даже на минуту отвлеклась от головной боли. Наверное, она ударилась о железное колесо тележки носильщика, подумала девушка. Поэтому так ныла рана надо лбом, у самого края волос. Ей захотелось потрогать ушибленное место, но она боялась даже шевельнуться. По крайней мере, если она будет сидеть с закрытыми глазами, то он не станет с ней говорить. Гизела пришла к выводу, что больше всего она сейчас боится того, что он может ей сказать. И хотя у нее во всем теле была слабость, мозг продолжал лихорадочно работать. Девушка начала обдумывать план побега.
        Гизела не знала, куда он ее везет. Наверное, к себе домой. Сумеет ли она, когда карета остановится, убежать, промчаться по улице и спрятаться где-нибудь, где ему не удастся ее найти? Гизела попыталась представить, как будет действовать. Но ей мешало его присутствие. Она думала, что никогда больше не увидит его, - и вот он рядом, под той же накидкой, что лежала у нее на коленях, откинулся на те же подушки, что поддерживали ее.
        Гизеле слышались постукивание колес по булыжной мостовой, позвякивание упряжи, топот копыт. Все это напоминало какой-то странный, фантастический сон, который мог прерваться в любую секунду, но тем не менее оставался реальностью.
        Она до боли сжала пальцы, пока ногти не впились в мягкие ладони, и вспомнила вдруг о сумочке, в которой лежали деньги. Десять фунтов, врученные мачехой, и бриллиантовая брошка, подарок императрицы, - вот и все, что отделяло ее от голодной смерти. Гизела в ужасе открыла глаза.
        - Моя… сумка, - прошептала она. - Где… где она?
        - Здесь, - успокоил ее лорд Куэнби. - Рядом с вами.
        Гизела положила на сумочку руку и облегченно вздохнула.
        - Благодарю вас… - сказала она. - Я…
        Но слова замерли у нее на устах. Карета остановилась возле дома. Она мельком разглядела в окно большую площадь с цветником в самом центре, внушительный подъезд с колоннами, лакеев в напудренных париках, спешащих к карете.
        - Я должна… идти, - сумела произнести Гизела.
        - Это мой дом, - сказал лорд Куэнби. - Я приглашаю вас войти и позаботиться о своей ране.
        Это было приглашение, но она сразу поняла, что его не удастся отклонить. Гизела лихорадочно огляделась вокруг, прикидывая, далеко ли унесут ее ноги, если попробовать бежать. Но, прежде чем она решилась на что-либо, лорд Куэнби взял ее за локоть и повел по лестнице, ведущей в огромный холл с мраморным полом.
        Ей было стыдно признать, что ноги стали ватными, грозя в любую секунду подогнуться. Девушка почувствовала, что невольно опирается на своего спутника, что рада его поддержке. Голова ее почему-то была очень легкой, а дальние углы холла ни с того ни с сего заплясали у нее перед глазами.
        - Пошлите за миссис Банкс, - услышала Гизела резкий и властный голос лорда Куэнби, прозвучавший у нее над головой.
        - Миссис Банкс здесь, милорд.
        Гизела снова чуть не потеряла сознание. Она никогда не потворствовала выдумкам о новомодных обмороках, что было вполне обычным явлением среди друзей леди Харриет. Но теперь она убедилась в одном преимуществе такого состояния, когда человек отключается от всего вокруг: так, по крайней мере, он избегает последствий любых, даже самых глупых своих поступков.
        Лорд Куэнби снова с кем-то заговорил:
        - Миссис Банкс, с этой леди произошел несчастный случай. Мне кажется, она повредила себе голову. Позаботьтесь, пожалуйста, о ней и, если сочтете необходимым, немедленно пошлите за врачом.
        - Бедняжка! Пойдемте со мной, мисс, на вас лица нет. - Женщина запричитала с материнской теплотой.
        Гизела благодарно взглянула на нее. Седовласая экономка в традиционном черном шелке и со связкой ключей на поясе протянула к ней руки. Девушка почувствовала, как ее подхватили со всех сторон и повели вверх по лестнице, и чуть было не расплакалась оттого, что кто-то проявил к ней внимание и заботу. Ее отвели в просторную спальню на втором этаже и помогли сесть в кресло. Миссис Банкс, казалось, не отдавала никаких приказов, но вот уже одна горничная суетилась возле камина, разжигая огонь, другая несла горячую воду и льняное полотенце, третья - сухие травы, которые придали воде тонкий аромат и, как показалось Гизеле, успокоили боль с той минуты, как миссис Банкс промыла этой водой рану на ее голове. В дверь постучал лакей. Он принес бокал вина, который миссис Банкс заставила Гизелу выпить.
        - Вы замерзли и дрожите, мисс, - говорила она. - Нет ничего лучше глоточка вина, чтобы разогреть кровь и вернуть румянец. Выпейте до дна. Это гораздо полезнее, чем все микстуры, которые может прописать доктор, к тому же они почти всегда ужасно противные.
        Гизела послушалась, она была слишком слаба, чтобы спорить. Экономка оказалась права: Гизела сразу ощутила тепло, к ней постепенно возвращалась смелость, как и румянец.
        - Так-то лучше, - одобрительно промолвила миссис Банкс. - Да и удар был не такой уж сильный. Завтра появится синяк, но кожа не содрана и, что самое главное, ничего не будет заметно. Такие чудные волосы скроют что угодно.
        - Спасибо, - улыбнулась Гизела. - Мне действительно стало лучше.
        - Когда происходят несчастья, ум всегда страдает больше тела, - заметила миссис Банкс. - А теперь позвольте помочь вам, мисс, снять это платье. Его нужно почистить и зашить. Во что оно превратилось - вы сами видите.
        Гизела испуганно оглядела себя. Боже, что о ней подумал лорд Куэнби! Платформа на вокзале была мокрой и грязной, дождь шел не переставая с той минуты, как она покинула Таусестер. Там, где она упала, было сплошное пятно грязи, а от подола оторван большой неровный кусок - скорее всего, юбка зацепилась за тележку. Рассматривая платье, Гизела вспомнила о багаже!
        - Сундук! - воскликнула она. - Никто не догадался привезти мой сундук?
        - Он был на вокзале? - спросила миссис Банкс.
        - Да, в багажном вагоне, - ответила Гизела.
        - Тогда можете быть уверены, его милость и думать о нем не стал, - сделала вывод экономка. - Разве все мужчины не одинаковы? Безответственные, недальновидные создания, никогда ни о чем не подумают. Хотя можно было бы надеяться, что камердинер его милости позаботится о вашем багаже. Я узнаю, мисс, и если сундука в доме нет, я сейчас же отошлю лакея на его поиски.
        - О, огромное вам спасибо! - поблагодарила Гизела.
        Она снова откинулась на спинку кресла, чувствуя, как постепенно улеглось волнение. Если она лишилась всех своих вещей, какими бы убогими они ни были, все равно она не могла ничего купить себе взамен.
        Оставшись одна, Гизела впервые огляделась по сторонам. Комната была обставлена с тем же хорошим вкусом и артистизмом, что и в замке Хок. Здесь тоже чувствовалась неуловимая, но тем не менее чрезвычайно явственная атмосфера роскоши и богатства. Подсвечники и чернильные приборы на столе из начищенного до блеска серебра, дорогие безделушки на камине, шторы из дамаста, картины в золоченых рамах и полированная мебель - все это свидетельствовало о достатке, на который Гизела взирала с благоговением и завистью.
        Девушка взглянула на свою сумочку и облегченно вздохнула. По крайней мере, она не осталась без последнего гроша, хотя, конечно, эти жалкие крохи не шли ни в какое сравнение с богатством лорда Куэнби. Она поблагодарит его за доброе участие и помощь, затем уберется отсюда как можно скорее.
        Гизела стала прикидывать, сколько ей придется отдать на чай слугам. Неизвестно, примет ли миссис Банкс от нее деньги, или экономка чересчур важная особа. А как отблагодарить лакея, который поехал за ее сундуком, и тех, кто поможет отнести багаж в коляску? Ей придется нанять экипаж, правда, куда ехать - она не имела ни малейшего представления.
        Слезы набежали на глаза. Какая она все-таки беспомощная, какая неразумная! И знает она так мало о том мире, где собирается жить. Но другого выбора не было.
        Миссис Банкс поспешила вернуться к Гизеле.
        - Как я предполагала, мисс, никто не подумал о вашем багаже. Я велела одному из лакеев поскорее мчаться на Юстонский вокзал. А пока его милость просил передать вам, что он надеется, вы чувствуете себя лучше и сможете с ним пообедать.
        - Поблагодарите, пожалуйста, его милость от моего имени, - тихо проговорила Гизела, - и скажите, что у меня другие планы. Я хотела бы уехать, как только прибудет мой багаж.
        - Я передам ваши слова его милости, - ответила экономка. - Но прежде чем я спущусь вниз, позвольте ваше платье, мисс. Понадобится какое-то время, чтобы привести его в порядок.
        - Да, да, конечно, - поспешила согласиться Гизела, вставая с кресла и быстро расстегивая пуговицы.
        Ей было стыдно, что миссис Банкс увидит ее поношенные, залатанные нижние юбки, но и их пришлось снять, так как они тоже были измазаны; а экономка тем временем достала из гардероба мягкий бархатный халат.
        - Надеюсь, вы не откажетесь надеть вот это, - сказала она. - Он принадлежит кузине его милости, леди Мэри Хок. Она всегда останавливается в этом доме, когда приезжает в Лондон, поэтому здесь много ее вещей. Очень милая молодая леди. Начнет выезжать в свет в следующем году. Мы все надеемся, его милость устроит бал в ее честь.
        - Вы уверены, что леди Мэри не рассердится, если я надену ее вещь? - немного волнуясь, спросила Гизела.
        Миссис Банкс рассмеялась.
        - Леди Мэри с радостью отдаст свой лучший наряд любому, кто скажет, что в нем нуждается, - улыбнулась экономка. - Я всегда говорю, что ее легко обведет вокруг пальца всякий, кто хоть немного ее знает. Она плакала навзрыд у меня на руках, потому что у итальянца-шарманщика заболела обезьянка. А сколько раз она являлась в дом с пустым кошельком, когда очередной мошенник рассказывал ей душещипательную историю - чистейшую выдумку от начала до конца?
        Гизела слушала болтовню миссис Банкс, а сама думала, что в один прекрасный день леди Мэри выйдет замуж за своего кузена и станет хозяйкой этого прекрасного дома и замка. Наверное, об этом уже думают обе семьи. От халата исходил едва уловимый аромат чудесных духов. Гизела представила себе леди Мэри - светловолосую, кроткую, очень милую, достойную жену для любого мужчины.

«Я никогда не выйду замуж», - подумала Гизела и почувствовала внезапный укол ревности; она потеряла свое сердце навсегда, а лорд Куэнби был свободен в своих желаниях и мог жениться на ком угодно.
        Миссис Банкс собрала сброшенную одежду и повесила на руку.
        - Я скоро вернусь, мисс, - пообещала она. - Как вы себя сейчас чувствуете?
        - Превосходно, - ответила Гизела. - По правде говоря, я притворщица. Мне просто нравится, что вы суетитесь вокруг меня.
        Миссис Банкс заулыбалась:
        - И делаю это с удовольствием, уверяю вас. Я часто говорю: в этом доме мало молодежи. Тут уж ничего не попишешь.
        Экономка заторопилась из комнаты, а Гизела, провалившись в кресло, уставилась на огонь.
        Шло время. Ей нужно было уезжать немедленно, чтобы найти приличный ночлег. Гизела не знала, как подступиться к этому вопросу. Наверное, возничий экипажа сможет ей что-нибудь посоветовать, но она не должна спрашивать его, если рядом будут слуги лорда Куэнби. Придется подождать, пока экипаж не отъедет подальше, тогда она остановит его и спросит, где лучше всего поискать приличные комнаты внаем.
        Скорее всего сегодня она потратит денег больше, чем необходимо или разумно. Зато завтра, с утра пораньше, она обойдет все улицы, сколько сможет, и разыщет какую-нибудь дешевую и приличную комнатку, где поживет, пока не найдет себе места.
        При мысли о поисках работы Гизела совсем упала духом. Что она умела делать? Чему ее обучили? Все-таки она пострадала от падения больше, чем думала, так как на глаза опять легко навернулись слезы. Она со злостью их смахнула. Не время поддаваться слабости. Сейчас она должна быть сильной и решительной.
        Снова появилась миссис Банкс.
        - Я передала его милости вашу просьбу, мисс, - сообщила она, - и он попросил сказать, что если у вас свои планы на вечер, то он будет очень признателен, если вы спуститесь к нему вниз, как только почувствуете в себе достаточно сил.
        Сердце у Гизелы так и подскочило.
        - Но я не могу… то есть… у меня нет одежды, а платье еще не готово, - неуверенно проговорила она.
        - Я подумала об этом, мисс, - ответила миссис Банкс. - Быть может, вы согласитесь воспользоваться одним из платьев леди Мэри. Мне бы не хотелось торопить девушек, которые занимаются вашим платьем. Бесполезно. Они только все напортят. Я знаю, так уже бывало. Если вы наденете наряд леди Мэри для разговора с его милостью, то они как раз успеют закончить ваше платье, да и сундук к этому времени будет здесь.
        Экономка рассуждала весьма разумно. Но Гизелу почему-то начала бить дрожь.
        - Я… не уверена… подойдет ли мне… платье леди Мэри… - начала увиливать Гизела, стараясь выиграть время.
        - Буду очень удивлена, если оно не придется вам впору, - ответила экономка. - Минуту назад, спускаясь вниз, я подумала, что у вас почти одинаковые фигуры. Леди Мэри, может, чуть-чуть повыше вас, мисс, но так как она еще школьница, то носит платья чуть короче, чем вы. Как бы там ни было, примерив платье, вы никому вреда не принесете, не так ли?
        - Ну конечно, - пробормотала Гизела, чувствуя, что ее подталкивают к чему-то страшному, неизбежному, от чего нет спасения.
        Экономка подошла к шкафу.
        - Боюсь, юная леди увезла с собой все вечерние платья, - сказала она. - Они ей понадобятся при окончании школы. Но осталось одно очень миленькое платьице, которое, я уверена, вам понравится. Оно действительно хорошенькое.
        Миссис Банке вынула из шкафа бледно-зеленое муслиновое платье с отделкой из кружев. Это было платье совсем юной девушки, но такое милое, каких Гизела и не видела.
        - Я могу его испортить.
        - О нет! - запротестовала миссис Банкс. - Это всего-навсего домашнее платье. Леди Мэри надевает его только на семейные обеды. По правде говоря, она давно его носит. Я не удивлюсь, если в следующий свой приезд леди Мэри прикажет унести его из шкафа.
        - Значит, вы думаете… она не стала бы возражать?.. - спросила девушка.
        Гизеле очень хотелось настоять на том, чтобы вернули ее собственное платье, и тогда, быть может, ей удастся покинуть этот дом, не повидав лорда Куэнби. Но она прекрасно понимала, что если предложит подобное, то получит удивленный отказ миссис Банкс, которая поставила себе целью сделать старое поношенное платье чистым и опрятным. Кроме того, хотя Гизела и боялась встречи с лордом, чувство справедливости говорило ей, что это его право и она обязана вынести все.
        Гордость, о которой она и не подозревала, диктовала ей, что теперь она не может от него убежать. Это было бы против правил. Она обманула его и теперь должна, если в ней осталась хоть какая-то честь, отвечать за последствия. Если бы она сумела убежать от него раньше, когда только увидела на вокзале, тогда другое дело. А теперь она у него в доме, он внимательно ее разглядел и наверняка обо всем догадался. Сейчас нельзя струсить и удрать, как бы ей этого ни хотелось. Она обязана спуститься вниз и предстать перед ним, рассказать ему всю правду и молча вынести его гнев.
        Он рассердится - у нее не было сомнений. Представив, что он скажет, она снова затрепетала. Гизела дважды имела возможность увидеть, каков он в гневе. Это будет третий раз. Сейчас от одной мысли о предстоящем разговоре девушка была близка к обмороку.
        Гизела настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, как миссис Банкс помогла ей надеть и застегнуть платье. Только когда все было готово, Гизела повернулась, чтобы рассмотреть себя в зеркале. В первую секунду она не разглядела даже своего отражения, а потом увидела, что платье леди Мэри придало ей вид очень юной, неопытной и неуверенной в себе девушки.
        Вот и еще раз одежда преобразила Гизелу. В зеркале отражалась не властная, гордая и прекрасная императрица, как и не сломленная и затравленная девочка, которую выгнала из дома жестокая мачеха. Это было юное существо с широко распахнутыми глазами на пороге жизни. Кружева, скрывшие незрелость фигуры, подчеркивали белизну кожи; рыжие волосы блестели, как начищенная медь при свете свечей, пока миссис Банкс ловко их закалывала.
        - Теперь вы готовы, мисс, - сказала она, - и беру на себя смелость сказать, выглядите вы чудесно.
        - Благодарю вас, - застенчиво промолвила Гизела.
        - Его милость ждет вас, - продолжила миссис Банкс. - Я покажу вам, как пройти в холл, а один из лакеев проводит вас до дверей библиотеки.
        - Благодарю вас, - вновь повторила Гизела, чуть не застучав зубами.
        Спускаясь вниз, девушка вцепилась в перила. Если бы только сейчас что-нибудь произошло! Если бы лорда Куэнби неожиданно вызвали в Букингемский дворец или если бы начался пожар, она бы смогла скрыться в поднявшейся суматохе. Все равно что - лишь бы избежать встречи с ним.
        Лакей в великолепной ливрее с блестящими пуговицами вышагивал впереди Гизелы по мраморному полу огромного холла. Подойдя к библиотеке, он распахнул перед девушкой обе створки дверей из красного дерева. Гизела очень медленно сделала несколько шагов и оказалась в большой комнате, в которой тем не менее можно было удобно отдохнуть и расслабиться. Гизела увидела глубокие кресла, обтянутые красной кожей, каминную решетку на ножках. В комнате стоял слабый запах сигар, смешанный с ароматом сосны и оранжерейных цветов.
        Она медленно продвигалась вперед, как будто каждый шаг давался ей с невероятным трудом. Он ждал ее, стоя у камина, с отрешенным видом. Гизела заметила, что он переоделся, надев поверх белоснежной вечерней рубашки темно-синий бархатный смокинг, подчеркнувший стальную голубизну его глаз - глаз, которые, как показалось Гизеле, сверлили ее насквозь, так что невозможно было ничего утаить, стоило ей ступить в полукруг света перед камином.
        - Вам лучше?
        Она не ожидала, что первый вопрос будет о ней. От удивления девушка раскраснелась.
        - Да. Мне уже… совсем хорошо, спасибо.
        - Я мог бы подождать, если вы предпочитаете еще немного отдохнуть.
        - Я вполне пришла в себя, - твердо произнесла Гизела. - Как только доставят с вокзала мой багаж, я должна буду уехать.
        - Я очень сожалею, что не побеспокоился о вашем багаже. Упустил из виду, что у вас могли остаться вещи в поезде, так как думал только, не поранились ли вы.
        - Уверена, сундук отыщется, - сказала Гизела с отчаянным оптимизмом.
        - Ни секунды не сомневаюсь, - согласился лорд Куэнби. - Вы в Лондоне с визитом?
        - Да-да… то есть… да, - Гизела не знала, что ответить.
        Она стояла перед ним, заикаясь, пока он, неожиданно вздрогнув, не вспомнил о хороших манерах.
        - Присядьте, пожалуйста, - указал он на кресло возле камина.
        - Сп… спасибо.
        Гизела опустилась в кресло, расправив широкую юбку, и вспомнила, кому принадлежит надетое на ней платье.
        - Миссис Банкс уговорила меня надеть платье вашей кузины, леди Мэри, пока приводят в порядок мою одежду. Очень надеюсь, леди Мэри… не рассердится на меня за это.
        - Думаю, она будет в восторге, - ответил лорд Куэнби. - Мне жаль, что пострадало ваше платье.
        - О… это совсем неважно, - сказала Гизела.
        Наступила неожиданная тишина, в которой Гизеле слышалось только биение собственного сердца. А потом он задал вопрос, которого она почему-то боялась:
        - Вы мне скажете, как вас зовут?
        - Гизела… Мазгрейв, - тихо ответила она.
        - Родственница сквайра Мазгрейва?
        Гизела вскинула на него глаза.
        - Я была… его дочерью.
        - Дочерью!
        Лорд Куэнби казался удивленным.
        - Вы… знали моего отца?
        Лорд Куэнби качнул головой:
        - Нет, но сегодняшние газеты сообщили о его смерти.
        - О!
        Гизела снова умолкла.
        - Вы, наверное, приехали в Лондон, чтобы приобрести траурное платье? - предположил лорд Куэнби.
        Гизела поспешила отвергнуть такую мысль:
        - Нет! Нет! Я ушла… из дома.
        Говоря это, девушка отвернулась и стала смотреть на огонь, в отблесках которого четко обозначились правильные черты ее лица, чуть вздернутый носик, печальная складка у рта.
        - Не слишком ли большая дерзость с моей стороны узнать почему? - спросил лорд Куэнби.
        - Вам это будет неинтересно, - ответила Гизела. - Моя мачеха, леди Харриет, не любила меня. А теперь, когда отец умер, в Грейндже мне не нашлось места. Она унаследовала все.
        - Понятно. Итак, вы приехали в Лондон к родственникам. Быть может, мне связаться с ними?
        - Нет, нет! У меня нет никаких родственников.
        - Что же вы тогда намерены предпринять?
        - Пока… не знаю, - начала Гизела, но тут же вспомнила, с кем говорит. - Мне кажется, милорд, это касается меня одной. Очень любезно с вашей стороны, что вы интересуетесь моими делами, но, уверяю вас, вежливость сейчас можно отбросить. Я здесь только для того, чтобы рассказать все, что вы, быть может, захотите узнать о… другом деле. После чего я немедленно покину ваш дом. Я вполне понимаю свое положение.
        - Рад это слышать, - сказал лорд Куэнби с едва уловимой улыбкой на устах. - Но должен признаться, я в полном неведении. Когда я увидел вас на вокзале, мне показалось, что я, должно быть, сошел с ума. Но потом я разглядел вас поближе, и сходство с дамой, за которую вы себя выдавали, не кажется мне таким уж очевидным. Сам не пойму, как я мог ошибиться.
        - Но я… похожа на императрицу, - возразила Гизела.
        - В чем-то безусловно, - согласился лорд Куэнби. - Черты лица, волосы, глаза. Но что касается всего остального, сомневаюсь, что имеется очень сильное сходство. Я, конечно, поставлен в невыгодное положение, так как никогда лично не видел императрицу.
        - Простите меня за то, что… случилось, - пролепетала Гизела. - А теперь… пожалуйста… разрешите мне уйти…
        Она почувствовала, что не может больше оставаться в этой комнате. Волнение, не покидавшее ее ни на секунду, спокойствие, с которым он задавал ей вопросы, - все оказалось еще страшнее, чем она предполагала.
        - А вы не считаете, что я имею право получить какие-то объяснения? - спросил он.
        - Да, да, конечно, - согласилась Гизела. - Но в первую очередь во всем, что случилось, виноваты вы сами. Ее величество полагала, что на вашем месте будет ваш отец; она считала, что мне предстоит провести несколько дней в замке со стариком, который, по собственным его словам, был глух и почти ничего не видел. Обмануть такого не составило бы труда.
        - Вполне справедливо, - холодно отметил лорд Куэнби. - В последнее время мой отец очень мало слышал из того, что ему говорилось, а видел еще меньше. Но все равно остается вопрос, зачем понадобилась эта комедия.
        Гизела стиснула руки:
        - Императрица могла бы потерять три дня охоты.
        Лорд Куэнби откинул голову и от всей души расхохотался.
        - Так вот в чем причина, - сказал он. - Никакой сенсации или драмы. Просто боязнь потерять целых три дня в поле.
        - Когда ее величество услышала о том, что произошло, что в замке были вы, - продолжила Гизела, - она очень расстроилась.
        - Она узнала обо всем, как я догадываюсь, до вашего приезда, - произнес лорд Куэнби, слегка прищурившись. - Вот почему вы так поспешно уехали.
        - Да. Именно поэтому, - призналась Гизела.
        - И вы так боялись ослушаться королевского приказа, что все мои мольбы не могли заставить вас задержаться еще ненадолго.
        Гизела вспыхнула и уставилась в пол.
        - Я… служила ее величеству. И не в моих силах… было не выполнить ее приказ.
        - Понимаю, - сказал он. - А какие приказы вы выполняете сейчас?
        - Н-никакие, - запинаясь, проговорила Гизела. - Можно мне теперь уйти?
        - Куда? - поинтересовался он. - Не думаете же вы, что я окажусь настолько равнодушным и невнимательным хозяином, что не задам этого вопроса. Куда вы пойдете?
        - У меня… есть планы.
        - Могу я узнать какие, если не секрет?
        - Думаю, милорд, они ни для кого, кроме меня, не представляют интереса, - немного встревоженно ответила Гизела.
        - Должен с вами не согласиться, - возразил лорд Куэнби. - Становится поздно, а Лондон - странное и довольно страшное место. Молодой особе совершенно не подобает бродить одной по его темным улицам.
        - Я могу за себя постоять, - вздернув подбородок, заявила Гизела.
        - Сомневаюсь, - ответил лорд. - Посмотрите, что уже с вами произошло. Вы стали орудием в чужих руках; вас поставили в унизительное положение, достойное всяческого осуждения, только потому, что вы случайно похожи на одну очень красивую любительницу развлечений.
        - В этом не было никакого вреда, - сказала Гизела.
        - Вы уверены? - спросил лорд Куэнби.
        Она вдруг вспомнила, как всего два дня тому назад убегала из серебряного будуара, вспомнила, как он вынул из ее волос сверкающие звезды, как от поцелуев она становилась слабой и податливой в его руках. Кровь прилила к лицу Гизелы, она смущенно заморгала и вскочила с места.
        - Мне нечего больше добавить, милорд. Моя личная жизнь касается только меня. Я могу лишь просить у вас прощения за прошлое, а в будущем, умоляю вас, даже не вспоминать о моем существовании.
        - Но почему я должен так поступить? - спросил лорд Куэнби.
        - Ради императрицы, - объяснила Гизела. - Ее величество боится, что английская королева может узнать о случившемся. Вы ведь… О, прошу вас, милорд, вы ведь ничего не расскажете в Виндзоре?
        - Наверное, самое правильное было бы так и сделать, - ответил он.
        - Нет! Нет! К чему такая ненужная жестокость, которая может причинить императрице непоправимый вред? - воскликнула Гизела. Совершенно забыв о себе, она подошла к лорду Куэнби и коснулась его рукой: - Пожалуйста, никому не рассказывайте об обмане. Умоляю вас.
        Он посмотрел на нее с высоты своего роста. Ей показалось, лицо его было очень строгим и непреклонным.
        - Есть вещи, которые невозможно простить, - сказал он.
        - О, не думайте так, - просила Гизела. - Если задета ваша гордость, я могу только просить о снисхождении.
        - Я не о себе беспокоюсь, - сказал лорд Куэнби, - а о вас. Непростительно, что вас поставили в такое положение.
        Гизела рассмеялась почти с облегчением.
        - Но я нисколько не была против! - призналась она. - Понимаете? Я - никто! Впервые в жизни мне выпала удивительная возможность носить чудесные платья и украшения, побывать в таком доме, как Истон Нестон, а потом в вашем замке; мне прислуживали, оказывали всяческие почести, а ведь я знала только оскорбления. Не думайте обо мне. Эти несколько дней я никогда не забуду.
        - А теперь, когда все позади, у вас не осталось на сердце рубцов? - спросил лорд Куэнби.
        Гизела немного помолчала. Разве могла она ответить, что ее сердце болело и тосковало от любви, которую он в нем пробудил?
        - У меня нет никаких сожалений, - твердо заявила она спустя минуту. - Никаких.
        - И тем не менее их должно было быть у вас немало, - возразил он. - Надеюсь, вы понимаете, как вас скомпрометировали? Вас, юную девушку, вынудили приехать в мой дом и остаться в нем на несколько дней. Я добивался вашей любви, держал вас в своих объятиях, целовал. Неужели это ничего для вас не значит?
        - Пожалуйста… не надо об этом, - взмолилась Гизела. - Не меня вы обнимали, а… императрицу. Знаю, мне не следовало вам ничего позволять. Я поступила так, как она никогда бы не поступила. Но… дело в том… сама не знаю почему… я не могла иначе.
        - Почему вы так говорите? - спросил он.
        - Не могу… объяснить, - призналась она.
        - Но я все же хотел бы получить объяснения, - настаивал лорд Куэнби. - Почему вы позволили мне целовать вас? Почему не позвонили слугам и не попросили защитить вас? Почему не уехали в тот вечер?
        Гизела дрожала.
        - Я… я не знаю.
        - Или вы думали, что так себя ведут королевы и императрицы? - продолжал он свой допрос.
        Гизела сильно побледнела и отвернулась.
        - Все дело в моем невежестве, милорд, - тихо промолвила она, - в невежестве человека, не имеющего представления об обществе, к которому вы привыкли.
        - Ну а теперь, раз это случилось, - продолжал лорд Куэнби, - теперь, когда вы понимаете, что я скомпрометировал вас, вы также должны сознавать, что мне остается только одно - просить вашей руки.
        - Нет! Нет, это абсурд! Вам, безусловно, не нужно этого делать! - воскликнула Гизела. - Даже если вы допустите такую глупость и предложите мне выйти замуж, я могу только ответить отказом.
        - Почему? - поинтересовался лорд Куэнби.
        - Потому что нет оснований для такой галантности, - ответила Гизела. - Я уже сказала вам, эта поездка не причинила никакого вреда. Если вы только сами не расскажете о ней кому-либо, никто в целом мире не узнает о том, что произошло.
        - Кроме вас.
        - А какое это имеет значение? - спросила Гизела. - Я - никто. Я исчезну из вашей жизни и из ее - тоже. Императрице совсем необязательно вновь встречаться со мной, а то, что я снова оказалась на вашем пути, можно объяснить только самым невероятным совпадением.
        - Но оно все же произошло, - заметил лорд. - Поэтому еще раз, мисс Мазгрейв, я прошу вас оказать мне честь и стать моей женой.
        - Я вынуждена вам отказать, - промолвила Гизела. - Благодарю вас, милорд, но мой ответ - нет.
        - А если я скажу вам, - тихо продолжил он, - что очень бы хотел жениться на вас, что этот брак сделал бы меня счастливым человеком?
        - Потому что… я напоминаю вам императрицу? - вспыхнула Гизела. - Каким неудачным был бы такой брак! Я могу притвориться другим человеком на несколько часов, но не на всю жизнь. Как вы совершенно справедливо заметили, даже в то короткое время, что я представляла императрицу, я вела себя не как подобает королевским особам, а скорее как простолюдинка.
        - Вы вели себя как женщина, - возразил он. - И, я думаю, даже императрица могла позволить себе быть просто женщиной.
        - Но только не в тот раз, - заметила Гизела.
        - Отчего? - удивился лорд Куэнби.
        Он стоял и смотрел ей в лицо до тех пор, пока Гизела бесконечно трогательно не произнесла:
        - Нам нечего больше сказать друг другу, не так ли, милорд? Вы сохраните тайну императрицы, а я… буду вам вечно за это благодарна.
        - Но почему именно вы? - спросил лорд Куэнби. - Если кому и быть благодарной, то самой императрице.
        Гизела посмотрела ему в глаза.
        - Вы ведь не станете говорить с ней об этом? - спросила она. - Прошу вас, милорд, не надо. Она доверяла мне, а я предала ее доверие тем, что снова повстречалась с вами. Хотя здесь и нет моей вины, но это не оправдание.
        - Мне кажется, я должен иметь охрану или, по крайней мере, награду, чтобы сохранить такую важную тайну, - чуть насмешливо улыбаясь, заметил лорд Куэнби. - Вам лучше всего выйти за меня замуж, на всякий случай, чтобы я не проговорился.
        - Теперь вы шутите, - сказала Гизела. - Все эти разговоры о женитьбе очень благородны, милорд, но, я точно знаю, никуда не приведут. Мой сундук, наверное, уже доставлен. Вы позволите мне уехать?
        Он покачал головой.
        - Нет, - отрезал он. - До тех пор, пока вы не дадите мне разумного объяснения, почему не будете моей женой.
        - Потому что вы просто смеетесь надо мной, - бросила ему Гизела в неожиданном приступе гнева. - Жестоко и бесчеловечно дразнить меня, я и так чувствую себя в глупом положении. Я знаю, что оскорбила вас. Знаю, что вела себя недостойно и, возможно, очень предосудительно, оставаясь с вами в замке. Но теперь это все в прошлом. У вас такая насыщенная жизнь, вы легко забудете меня.
        - А если я скажу, что не в силах забыть вас? - произнес лорд Куэнби. - Что вы просите о невозможном?
        - Я не понимаю, что вы хотите этим сказать, - ответила Гизела.
        - Мне кажется, понимаете, - возразил он. - Поэтому позвольте спросить еще раз. Вы выйдете за меня?
        - Нет! Конечно, нет!
        - Но почему?
        - Если хотите, я открою вам одну очень серьезную причину, - резко произнесла Гизела. - Я незаконнорожденная. Моя мать вышла за сквайра Мазгрейва после того, как обнаружила, что у нее будет ребенок.
        - А кто был ваш отец?
        Гизела тяжело вздохнула.
        - Императрица полагает, что им был герцог Максимилиан.
        - Так вот откуда сходство, - сказал лорд Куэнби. - Герцог - великий человек. В одном его мизинце больше обаяния, чем у многих людей, вместе взятых. Насколько я понимаю, вам нечего стыдиться такого родства.
        - Стыжусь я или нет - к делу не относится, - отрезала Гизела. - Но с вашей точки зрения, это и есть ответ на вопрос. Вы не можете жениться на особе без роду без племени.
        - Думаю, мне решать самому, - сказал лорд Куэнби. - Это ваше единственное возражение против брака со мной?
        Гизела не ответила, и он спустя немного времени снова спросил:
        - Ты выйдешь за меня, маленькая Гизела?
        - Нет!
        Она стояла к нему вполоборота, но краткий ответ прозвучал твердо и ясно.
        - Что мне еще сказать, чтобы уговорить тебя? Быть может, я опустил самое важное? То, что я люблю тебя.
        Она повернулась к нему, гневно сверкнув глазами.
        - Это неправда, и вы не должны так говорить! Это оскорбляет само слово «любовь». Вы не любите меня… и перестаньте меня мучить… Я не в силах больше… это выносить…
        Ее голос оборвался на последних словах. Она повернулась и хотела кинуться к двери. Но лорд Куэнби молниеносно поймал ее за руку, не дав убежать. Гизела стояла, чувствуя дрожь в каждой клеточке, не только от страха, но и от гнева, который он в ней вызвал.
        - Что ты знаешь о любви? - спросил он. - Откуда тебе знать, настоящая моя любовь или нет? Ты можешь судить только о своей собственной.
        - Но я никого не люблю! - воскликнула Гизела.
        И тогда его рука взяла ее за подбородок и чуть приподняла голову, чтобы он мог взглянуть ей в глаза.
        - Это ложь, - мягко возразил он. - Неужели ты снова должна мне лгать, да еще в такой момент?
        - Я не… лгу! - взорвалась она, но сразу умолкла, потому что слова замерли у нее на устах.
        - О, ты - дитя, - пробормотал он. - Неужели ты думаешь, что меня может обмануть твоя гордость или притворство? Ты любишь меня, Гизела. Ты любила меня в тот вечер, когда я обнял тебя и впервые поцеловал твои губы. Я знал, что нашел бесценное сокровище или скорее звезду, до которой, как я полагал, никогда не сумею дотянуться. И ты еще можешь предположить, даже на минуту, что я забуду тебя после всего?
        Он посмотрел ей в глаза и обнял. Гизела невольно попыталась вырваться, но тут же замерла в крепких объятиях, чувствуя близость его губ. Все ее существо наполнилось восторгом от его прикосновения.
        - С того вечера, когда я поцеловал твои волосы и ты в испуге убежала, я ни о чем не мог думать, только о тебе, - продолжал лорд Куэнби. - Мне кажется, я тогда догадался, что ты не та, за кого себя выдаешь.
        Я полюбил тебя и жаждал всеми фибрами своей души, и не способен был здраво размышлять, даже вообще размышлять. В Лондоне я оказался потому, что на завтра мне назначили аудиенцию в Букингемском дворце, не пойти на которую невозможно. Но после нее я собирался покинуть Лондон и отправиться прямо в Истон Нестон. Мне нужно было знать правду.
        - Не я вам нужна, - прошептала Гизела, - а императрица.
        - Мне нужна женщина, которую я поцеловал, - возразил лорд Куэнби. - Женщина, к чьим волосам я прижался лицом, чьи глаза смотрели в мои, и я увидел в них пламя, которое вторило огню, бушевавшему в моей груди. Вот эта женщина мне и нужна. И неважно, кто она - королева или нищенка.
        - Она нищенка, - всхлипнув, пролепетала Гизела.
        - А это даже лучше, - сказал лорд Куэнби. - Потому что тогда она будет вся моя, моя навсегда. Ты слышишь, Гизела? Однажды ты попыталась от меня убежать, но во второй раз тебе это не удастся.
        Его губы были совсем близко от ее губ, руки все крепче обнимали девушку.
        - Очень скоро мы поженимся, - говорил он. - Потому что я боюсь тебя потерять. Я искал тебя всю жизнь и начал даже думать, что ты просто мне пригрезилась.
        Он поцеловал ее, от прикосновения его губ Гизела что-то неразборчиво прошептала и отдалась на милость восторженного трепета, охватившего все ее тело. Она чувствовала его поцелуи - долгие, страстные, сильные - и понимала, что ничего не нужно говорить, объяснять, все и так понятно без слов. Они созданы друг для друга. Они - одно целое. Мужчина и женщина, которых нельзя разлучить, потому что у них одна любовь на двоих.
        - Я люблю тебя! - прошептал он низким, глубоким голосом.
        - Я… люблю тебя! - услышала Гизела свой ответ, слабый и взволнованный.
        Он все еще не выпускал ее из своих рук.
        - Я уже тебе говорил как-то, - напомнил он, - что ты зажгла звезды в моем сердце. А теперь скажу, дорогая, что ты сама стала для меня звездой - звездой, за которой я последую куда угодно.
        Он снова поцеловал Гизелу. Их губы слились, ее тело все напряглось, а потом она почувствовала его руки в своих волосах: он вынимал шпильки, роняя их на пол, пока длинные шелковые пряди цвета меди не окутали пышным покрывалом ее плечи и не упали ему на грудь.

        notes

        Примечания

1

        Для этого стиля характерны здания из красного кирпича с простыми линиями в классической манере.

2

        Английское «bay» означает «гнедой, каштановый». - Здесь и далее прим. перев.

3

«Куорн» - охотничье общество в графстве Лестершир, на территории которого в XVIII в. была проведена первая охота.

4

        Шекспир. Ричард III (перев. А. Радловой).

5

        Музыкальный инструмент.

6

«Таттерсоллз» - лондонский аукцион чистокровных лошадей.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к