Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Ледяная Дева " - читать онлайн

Сохранить .
Ледяная дева Барбара Картленд

        # Они познакомились в заснеженной России - английский дипломат и дочь французского композитора Зоя Валон. Красавица и несравненная танцовщица, Зоя еще никогда не была влюблена, за что обиженные поклонники прозвали ее Ледяной Девой. Но так было, пока она не встретила герцога Уэлминстера. Ухаживая за раненым герцогом, Зоя понимает - у ее любви нет будущего, они принадлежат разным мирам, но тут происходит чудо…

        Барбара Картленд
        Ледяная дева

        Глава 1

1812 год
        Герцог Уэлминстер подошел к окну, раздвинул портьеры и посмотрел на Неву.
        На воде играли солнечные блики, было еще не очень жарко. Позже горячие солнечные лучи нагреют воды широкой полноводной Невы.
        На другом берегу реки солнце золотило шпиль собора Петра и Павла, отчетливо просматривались бастионы и башни крепости, построенной Петром Великим.
        Однако сейчас герцога занимала не столько красота Санкт-Петербурга, который поразил его совершенством своей архитектуры, сколько русская армия, ожидающая решения главнокомандующего о том, в каком направлении двинутся французы.
        Размышления герцога прервал нежный женский голос, раздавшийся из спальни.
        - Вы совсем забыли обо мне, Блейк. - В голосе звучала легкая укоризна. - Я все еще здесь и жду вас.
        Без сомнения, это было приглашение. Едва уловимый русский акцент делал произнесенные по-английски слова еще более соблазнительными и волнующими.
        Улыбаясь, герцог обернулся.
        Княгиня Екатерина Багратион была очень хороша собой, и герцог с уверенностью считал, что она самая очаровательная женщина среди всех, с кем ему довелось познакомиться.
        Она лежала, опираясь на кружевные подушки, длинные волосы падали на белоснежные плечи, огромные глаза, казалось, занимали половину лица. Прекрасная княгиня выглядела гораздо моложе своего возраста. Это была необыкновенная женщина: в ней странным образом сочетались восточная загадочность, испанский темперамент и парижская элегантность.
        Не было ничего удивительного в том, думал герцог, что именно ей русский царь поручил деликатную миссию шпионить за ним. Герцог знал об этом с того самого момента, как приехал в столицу Российской империи.
        Герцог Уэлминстер обладал богатым опытом в искусстве интриги. Он уже успешно выполнил множество неофициальных дипломатических поручений, а потому не удивился, получив приглашение премьер-министра явиться к нему.
        - Мне нужна ваша помощь, Уэлминстер, - сказал ему премьер-министр. - Думаю, вы догадываетесь, куда я хочу вас послать.
        - В Россию? - спросил герцог.
        - Правильно, в Россию, - подтвердил премьер-министр.
        В разговор вмешался присутствовавший здесь лорд Кастлерой, секретарь по иностранным делам:
        - Ради Бога, Уэлминстер, выясните, что там происходит. Доклады, которые я получаю из этой загадочной страны, настолько противоречивы, что я просто теряю голову.
        В голосе секретаря по иностранным делам отчетливо слышалось раздражение, и герцог хорошо понимал его чувства.
        Поведение царя Александра в последние годы смущало не только англичан, но и всю Европу. Вполне можно было согласиться и с Наполеоном Бонапартом, считавшим действия русского царя непоследовательными. В начале века, в первые годы своего царствования, Александр представлял собой фигуру неприметную, нерешительную. Затем внимание русского царя привлекли удивительные военные успехи корсиканца, приводившие в смятение всю Европу. Царь никак не мог решить, присоединяться ли ему к коалиции против французов или продолжать политику своего отца, целью которой было установление дружеских отношений с Францией.
        Сначала Наполеон предложил Павлу I, отцу Александра, поделить мир между Францией и Россией, но затем он нарушил все положения Амьенского соглашения, и русский царь написал Наполеону, что считает его «самым бесчестным тираном за всю историю».
        После того как русская армия, выступавшая под началом двадцативосьмилетнего Александра I, была наголову разбита под Аустерлицем, царь совершенно утратил свой боевой дух.
        В одиночестве он покинул поле боя и, как рассказывали, горько рыдал под яблоней.
        В сражении при Фридланде русская армия опять потерпела жестокое поражение. На этот раз царь Александр, стремясь оправдать себя, попытался свалить всю вину на австрийцев.
        Затем, к величайшему изумлению своих подданных, Александр I подписал соглашение о дружбе с Францией, в котором он обещал участвовать в континентальной блокаде Англии.
        Эти действия сделали царя чрезвычайно непопулярным на родине, тем более что русские не могли смириться с позорными поражениями, впервые выпавшими на их долю после блестящих побед России во времена Екатерины Великой.
        Но в 1811 году царь Александр, прислушиваясь к мнению подданных, отказался посылать своих солдат на помощь Франции и, более того, запретил закрывать российские порты для нейтрального судоходства, а также не поддержал блокаду Англии.

«Меня не оставляет мысль о том, - сказал герцогу Уэлминстеру в Лондоне один известный английский генерал, - что, если дойдет до дела, Россия не будет достойным противником Великой армии Наполеона».
        Тогда герцог был склонен согласиться с генералом, но теперь, находясь в России, он испытывал большие сомнения по этому поводу.
        Накануне царь показал ему письмо графа Растопчина, губернатора Москвы, и содержание письма показалось герцогу очень убедительным.
        Губернатор писал:

«У Вашей империи, государь, есть два могучих защитника - огромные пространства и суровый климат».
        - Прекратите думать о войне, Блейк, - сказала княгиня Екатерина. - Я могу предложить более интересную тему.
        Герцог посмотрел на княгиню. Он очень хорошо понимал, что предлагает ему Екатерина, но вместо того, чтобы принять это предложение, ответил:
        - Думаю, вам пора вернуться в свою комнату.
        - У нас еще есть время.
        - Я думаю о вашей репутации.
        Княгиня засмеялась низким мелодичным смехом.
        - Вы единственный среди моих знакомых проявляете заботу о моей репутации. А может, я вам просто наскучила?
        Без сомнения, она считала это абсолютно невозможным. И герцог с едва уловимой насмешкой ответил:
        - Ну как я могу быть таким невежливым?
        - Вы очень хороши собой, - сказала княгиня. - Вам, наверное, уже много раз об этом говорили. Я обожаю красивых мужчин! А более очаровательного любовника, чем вы, просто не могу себе представить.
        Екатерина вдруг заговорила по-французски, как будто ей проще было говорить о любви на этом языке.
        В Санкт-Петербурге французский являлся языком знати, а французская культура - свидетельством общественного положения. Кто-то сказал герцогу, когда он прибыл в Россию:
        - Здесь предпочитают исключительно французских поваров, элегантными считаются только парижские туалеты, и тем не менее все в городе поносят Наполеона и оплакивают лорда Нельсона!
        - Вы очень соблазнительны, - сказал герцог княгине, также по-французски. - Сожалею, но сейчас вам лучше меня покинуть.
        Княгиня обиженно посмотрела на него. Затем она наклонилась, открывая его взору великолепную грудь, и положила руку на руку герцога.
        - Вы слишком серьезны, Блейк, - сказала она. - Не будем терять эти счастливые мгновения! А кстати, что для вас значит Россия?
        - Россия наш союзник, - ответил герцог. - Хотя и нерешительный.
        Екатерина мягко засмеялась и сказала:
        - Скажите мне, что бы вам хотелось знать об этом союзнике, и, думаю, я смогу вам помочь.
        - Не сомневаюсь, - заметил герцог. - Интересно только, чего мне будет стоить эта помощь.
        Екатерина опять засмеялась.
        Она была уверена, что герцогу известно, зачем ее представили ему, почему она так настойчиво флиртовала с ним с того самого дня, как он появился в Зимнем дворце, и почему прошлой ночью, после того как он уже лег в постель, открылась потайная дверь, ведущая в его комнату, и она неожиданно появилась перед ним.
        Герцог ожидал ее появления, хотя и не таким образом.
        - Вы, конечно, знаете, - предупредил его в Лондоне лорд Кастлерой, - что царь нанимает самых красивых женщин Санкт-Петербурга шпионить за английским послом и нашими эмиссарами, которых мы направляем в Россию.
        Он заметил улыбку герцога и добавил:
        - Конечно, для вас это не новость, Уэлминстер.
        - Знаю, что раньше это случалось, - заметил герцог. - Я наслышан о красоте женщин при русском дворе и с нетерпением жду встречи с ними.
        - Будьте осторожны! - предостерег его секретарь по иностранным делам.
        - Чего же мне нужно остерегаться? - поинтересовался герцог. - Того, что я выдам государственные тайны? Я подозреваю, что они и так уже известны русским. Или того, что я влюблюсь и потеряю голову?
        - Последнее совершенно не входит в мои планы, - с иронией заметил лорд Кастлерой.
        Перед отъездом в Россию герцог собрал сведения о людях, принадлежавших к дипломатическим кругам, поэтому знал историю, связанную с первым заданием Екатерины Багратион.
        Княгиня была наполовину русской, наполовину полькой, и в ее жилах текла королевская кровь. В двадцать лет она вышла замуж за генерала, который был намного старше ее. Молодая женщина сразу же стала играть в высшем свете заметную роль. Она была очень умна и красива, а незначительная примесь монгольской крови придавала ей особое восточное очарование и выделяла ее среди множества придворных красавиц.
        Именно царь порекомендовал министерству иностранных дел использовать эту энергичную и очаровательную молодую женщину как шпионку.
        Ей было приказано познакомиться с князем Меттернихом, австрийским посланником в Дрездене. Русские дипломаты, находившиеся в Вене, уверяли, что он имеет гораздо больше влияния, чем это можно было предположить, учитывая его молодость и невысокий пост.
        Российские дипломаты в своих секретных донесениях называли князя Меттерниха, тогда еще никому не известного молодого человека, доверенным лицом австрийского императора. Считали, что именно он способствовал падению Тугута.
        Княгиня Екатерина, молодая, очаровательная, за чьим невинным личиком скрывался проницательный ум, посетила дипломатическую миссию в Дрездене. Как раз в тот момент, когда слуга открывал ей двери, князь Меттерних оказался в холле.
        Он ждал курьера от императора и вдруг на пороге темного холла увидел изящную женскую фигуру, освещенную солнцем.
        На женщине было модное платье из тонкого муслина. В лучах солнца ее фигура вырисовывалась сквозь почти прозрачный материал и напоминала прекрасную мраморную статую.
        На несколько мгновений князь Меттерних лишился дара речи.
        Позже он сказал своему другу, а тот пересказал герцогу:
        - Она была похожа на прекрасного обнаженного ангела.
        Молодой австриец и русский тайный агент с первого взгляда полюбили друг друга.
        Об этой страстной, всепоглощающей и неистовой любви заговорил весь Дрезден.
        Через три месяца после знакомства с князем Меттернихом Екатерина уже ждала от него ребенка.
        Об этом шептались, спорили, обсуждая снова и снова. Высказывали множество предположений о том, что же произойдет дальше.
        Царь приказал во что бы то ни стало сохранить репутацию своего прекрасного агента. Генералу Багратиону пришлось сообщить о том, что его жена ожидает ребенка, а после рождения дочери он официально признал свое отцовство. Это оказался прекрасный выход из создавшегося положения, и двор признал новорожденную. Ребенка отдали жене князя Меттерниха, терпеливой и понимающей женщине, обожавшей своего мужа.
        Князя Меттерниха совершенно не волновали внебрачные дети, его интересовало только продолжение этой любовной связи. Безразлично, что говорят люди. Главное - не допустить публичного скандала.
        Теперь, десять лет спустя после победы над самым выдающимся дипломатом Европы, каким стал Меттерних, герцог заранее был уверен, что царь выберет именно Екатерину Багратион, чтобы она добилась новой победы, но теперь уже над ним, герцогом Уэлминстером.
        Он знал, что русской секретной службе известна его разборчивость в отношении женщин, что он самый желанный жених в Англии и что перечисление его любовных связей заняло бы много томов дипломатического архива.
        В то же время он считал знакомство с опытной в любовных делах Екатериной очень приятной частью своей поездки.
        Герцог становился довольно безжалостным, когда речь шла о его интересах.
        Если женщина ему не нравилась или не соответствовала его требовательному вкусу, он не раздумывая мог закрыть перед ней дверь или даже выгнать ее из постели.
        Но Екатерина возбуждала его, ее тело, как до него считали многие другие мужчины, было совершенным.
        Искра страсти, проскочившая между ними, разгорелась в пламя. Они лежали в огромной резной позолоченной кровати. Комнату, отделанную на французский манер, украшали бесценные картины, приобретенные во Франции по поручению Екатерины Великой. Герцог подумал, что Екатерина Багратион прекрасно смотрится в этой роскошной обстановке.
        В то время, когда Екатерина завоевала сердце князя Меттерниха, она была еще очень молода. После замужества Меттерних наверняка стал ее первым любовником.
        Но теперь, думал герцог, она расцвела и превратилась в великолепную женщину, подобную хорошо отполированному драгоценному камню без малейшего изъяна, вызывавшую не только восхищение, но и пробуждавшую желание, Немалое удовольствие герцог получал также от остроумных словесных поединков с Екатериной, в которых они как бы бросали вызов друг другу. Ему нравились и чисто женские уловки, с помощью которых она пыталась превратить его в своего раба.
        Сейчас она лежала на подушках, и ее изящные руки с длинными пальцами медленно натягивали простыню до самого подбородка, прикрывая обнаженное тело.
        Это движение казалось по-детски невинным, и все-таки это было движение, полное соблазна, хорошо продуманное и, вероятно, отрепетированное, так же как и ее походка балерины. Герцог замечал и ценил артистизм ее приемов.
        - О чем вы думаете, Екатерина, когда не «работаете»? - спросил он.
        Княгиня посмотрела на него, обдумывая ответ, и решила, что не будет делать вид, будто не поняла намека, скрытого в его вопросе.
        - Сейчас я думаю только о вас, - мягко сказала она, - и совсем забыла о себе.

«В это очень трудно поверить, дорогая Екатерина, - улыбнулся про себя герцог. - Ты для этого слишком умна и хитра».
        Герцог посмотрел на отделанные золотом и бриллиантами часы, стоявшие на каминной полке.
        Огромные залы Зимнего дворца, занимавшие три этажа и протянувшиеся почти на полмили, украшало несколько сотен прекрасных часов - часть коллекции, собранной Петром Великим.
        - Уже пять часов, - заметил герцог. - Через четыре часа я должен завтракать с царем. А до завтрака намерен немного поспать.
        По тону его голоса Екатерина поняла, что уговоры бесполезны.
        Она улыбнулась, поднялась с постели и, словно не замечая своей наготы, подошла к креслу, на которое, придя в комнату герцога, бросила свой атласный пеньюар, отделанный кружевами.
        Несмотря на рождение ребенка, тело ее все еще было похоже на тело прекрасного обнаженного ангела, как описывал его в свое время князь Меттерних.
        Екатерина накинула пеньюар и надела бархатные домашние туфельки, расшитые жемчугом.
        - Хороших вам снов, мой обожаемый англичанин! - сказала она. - Буду считать часы до новой встречи, до того мгновения, когда снова смогу целовать вас.
        Княгиня одарила его чарующей улыбкой и направилась к выходу. Она нажала потайную кнопку, стена раздвинулась, и не оглядываясь женщина шагнула в темноту. Затем стена опять встала на прежнее место.
        Герцог посидел некоторое время, затем лег в постель и закрыл глаза, но вскоре понял, что не сможет уснуть.
        Мозг его продолжал работать. Но думал он не о Екатерине и не об их страстном свидании. Его мысли были заняты другим: огромная армия Наполеона, насчитывающая шестьсот тысяч человек, угрожает Москве. Смогут ли русские противостоять ей?
        Однако, рассуждал герцог, треть солдат наполеоновской армии - рекруты с захваченных французами германских территорий. Вряд ли они готовы пожертвовать собой ради славы Бонапарта.
        Приехав в Санкт-Петербург, герцог узнал, что царь Александр крайне удивлен известием о намерении Наполеона направить свои войска на древнюю и святую столицу России. Русский царь и представить себе не мог, что император Франции может задумать поход на Москву. Мысль о предстоящей войне ужасала его.
        Счастье для России, что русскую армию на этот раз поведет не сам Александр, сказал себе герцог.
        Как военачальник он имел настолько дурную славу, что ему приписали бы любую неудачу русских.
        Сестра царя, будучи в полном отчаянии, написала ему письмо, в котором говорила о том, о чем никто другой не осмелился бы сказать:

«Ради бога, не бери на себя командование армией. Сейчас нельзя терять времени, нужно срочно назначить такого командующего, который пользовался бы доверием солдат, а ты такого довершу них не вызываешь».
        Удивительно, но царь внял мольбам своей сестры и, оставив армию, вернулся в Санкт-Петербург.
        Всюду он слышал критические замечания в адрес высшего командования, и всюду говорили о Кутузове, одно имя которого оказывало на людей магическое воздействие.
        Александр не верил в Кутузова. Он воспринимал его как человека из прошлого века, но решил подчиниться требованию народа и при встрече сказал герцогу:
        - Народ хочет Кутузова! Я назначил его главнокомандующим. Что же касается меня, я умываю руки.
        Герцог понимал, что царь чувствовал себя оскорбленным, так как ему предпочли генерала, которому уже шестьдесят семь лет и которого он считал ленивым, распущенным и не разбирающимся в современных приемах ведения войны.
        Однако от придворных герцог узнал, что Кутузов, несмотря на все свои недостатки, обладает умом и здравым смыслом и имеет опыт ведения войны.
        - Он действует не спеша, но упорен в достижении поставленной цели, - сказал герцогу один пожилой государственный деятель. - Он ленив, но проницателен, холоден, но опытен.
        Всю эту информацию в зашифрованном виде герцог со специальным курьером отправил в Лондон. Он считал, что премьер-министр и секретарь по иностранным делам сумеют использовать данные сведения.
        - Россия - страна неожиданностей, - рассуждал герцог. - По крайней мере, жизнь здесь не назовешь скучной и однообразной.
        Он знал, что развлекается в свойственной ему несколько циничной манере, и с этой мыслью уснул.

        В девять часов утра герцога пригласили в личные апартаменты Александра I.
        Чтобы попасть туда, ему пришлось пройти, как ему показалось, не одну милю по великолепным, роскошно убранным залам.
        Герцог ожидал увидеть подобную роскошь, потому что богатство Санкт-Петербурга и великолепие его зданий были излюбленной темой бесед в великосветских гостиных Лондона.
        Царица Елизавета приказала снести деревянный Зимний дворец, построенный еще при Петре Великом. По ее приказу архитектор Растрелли за восемь лет возвел на площади в два миллиона квадратных футов здание, заключавшее в себе более тысячи просторных залов, каждый из которых поражал своим убранством.
        Царица Екатерина, придя к власти, приказала построить летнюю резиденцию, которая должна была затмить Версаль, а в Санкт-Петербурге она велела пристроить к огромному Зимнему дворцу еще три здания, одно из которых получило название Эрмитаж.
        Здания соединялись зимними садами, обогреваемыми в холодное время года, где среди деревьев и кустов порхали экзотические птицы.
        Царица направила в Париж, Рим и Лондон своих эмиссаров следить за всеми торгами предметов искусства, и они приобрели для нее множество прекрасных картин великих мастеров, таких, как Рембрандт, Тьеполо, Ван Дейк и Пуссен.
        Герцог бегло разглядывал эти шедевры, а мысли его были заняты наступлением Бонапарта.

«Жаль, - подумал он, - если богатства, которые я здесь вижу, будут потеряны для потомков».
        Герцог подошел к апартаментам царя, и стоявшие в карауле гвардейцы отдали ему честь. В гвардейцы набирали самых высоких солдат из всех полков. Одетые в белые лосины, ботфорты и медвежьи шапки, они выглядели очень внушительно, а воротники и манжеты их мундиров украшало золотое шитье.
        Царь уже ждал герцога. Высокий, светловолосый, очень красивый - понятно, почему русские видели в Александре сказочного богатыря, который пришел, чтобы спасти их ото всех бед.
        В 1801 году, когда Александру было двадцать четыре года и состоялась его коронация, один остряк в Сент-Джеймсе заметил:
        - Его предшественником был человек, убивший его деда , на коронацию его сопровождал человек, убивший его отца, а преемником будет человек, который без колебаний убьет его самого.
        Один из близких друзей царя рассказал герцогу, что, узнав о страшной смерти отца, Александр расплакался.
        - У меня нет сил править страной, - всхлипывая, сказал он жене. - Пусть кто-нибудь другой займет мое место.
        Герцог считал, что царя преследует видение задушенного Павла. Он уже достаточно изучил Россию, чтобы понять: русские в душе могут страдать так, как люди другой национальности страдать не в состоянии. Герцог уже несколько лет был лично знаком с царем и замечал, что тот часто испытывает страшные душевные муки, которые, похоже, с возрастом только усилятся.
        В это утро царь выглядел расстроенным, и по его голосу можно было догадаться, что он близок к истерике.
        - Новости плохие, очень плохие! - поздоровавшись, сказал он герцогу.
        - Что вам удалось узнать, ваше величество? - спросил герцог.
        - Бонапарт продолжает свой поход на Москву, - произнес царь и тяжело вздохнул.
        Казалось, ему пришлось совершить над собой огромное усилие, чтобы произнести эти слова.
        - Одному богу известно, правда ли это. Никто толком не знает, что же происходит на самом деле.
        Герцога не удивило это заявление царя.
        Связь между армией и царем была очень плохой, сведения поступали нерегулярно, и на них нельзя было положиться. Вообще в России герцог наблюдал много странных, по его понятиям, вещей.
        Царь и герцог сели за стол. Как обычно, к завтраку подали три разных сорта хлеба, в том числе калачи.
        Калач - белая булка, легкая как пух. Ели ее горячей. Воду для приготовления теста привозили из Москвы-реки. Эта традиция сохранялась с прошлого века.
        За завтраком царь, вместо того чтобы продолжить разговор о войне, начал цитировать Библию.
        Заметив удивление герцога, он пояснил:
        - Вчера мне сообщили, что князь Александр Голицын, которого я всю свою жизнь считал верным другом, - предатель.
        - Не может быть! - воскликнул герцог, хорошо знавший князя.
        - Сначала я тоже не хотел этому верить, - возразил Александр, - но мой осведомитель сообщил, что князь строит новый великолепный дворец, в котором он собирается принимать Наполеона.
        - Неужели вы воспринимаете эту нелепую выдумку всерьез? - удивился герцог.
        - Я немедленно отправился с визитом к Голицыну и прямо спросил его, почему он строит дворец в такие тяжелые времена.
        - И что же ответил вам князь?
        - Он ответил: «Вашему императорскому величеству не придется опасаться вторжения французов, если вы будете полагаться на волю божью».
        Герцог удивленно поднял брови, но ничего не сказал, и царь продолжил:
        - Голицын подошел к книжной полке и взял огромную Библию. Тяжелая книга выскользнула из его рук, упала на пол и открылась на странице, где находится псалом сорок первый.
        Он замолчал. Герцог произнес:
        - Боюсь, сир, я не помню этот псалом.
        - «Господь твердыня моя и прибежище мое, избавитель мой, Бог мой, - скала моя; на Него я уповаю», - процитировал Александр. Голос его стал глуше, и очень убедительно царь добавил:
        - Голицын убедил меня в том, что Библия открылась на этом месте не случайно, что это было послание божие.
        - Надеюсь, князь прав, - сухо сказал герцог.
        - Я верю в это! - воскликнул царь. - Всю ночь я читал Библию и думал о боге и о нашем положении. Убежден, мы будем спасены.
        Герцог с трудом удержался от замечания, что русским действительно может понадобиться помощь Всевышнего, потому что вряд ли они могут надеяться только на свою армию.
        Перед отъездом из Англии герцог ознакомился с отчетом доктора Кларка, англичанина, который два года назад, в 1810 году, побывал на тульском оружейном заводе и буквально пришел в ужас от увиденного.
        Кларк писал:

«Оборудование устаревшее и в плохом состоянии. Всюду царит беспорядок. Рабочие с длинными бородами смотрят друг на друга и не знают, что им нужно делать, а их начальники целый день пьяные или сонные. Несмотря на все это, они собираются производить три тысячи мушкетов в неделю».
        - А сколько они производят на самом деле? - спросил тогда герцог.
        - Понятия не имею, - услышал он в ответ. - Но мы знаем, что русские мушкеты, помимо того, что они ужасно тяжелые, дают осечку пять раз из десяти и их может разорвать при выстреле.
        Герцог подумал, что французские шпионы наверняка предоставили Наполеону Бонапарту те же сведения, что и в отчете Кларка.
        Без сомнения. Наполеон ожидает, что его хорошо организованная и вооруженная по последнему слову техники армия не встретит в России сильного сопротивления.
        Однако герцог счел неуместным поделиться с русским царем сведениями, которые могли бы его огорчить, Он постарался перевести разговор на другие темы, понимая, что не будет никакой пользы, если Александр впадет в отчаяние.

«Возможно, дела обернутся совсем по-другому и победят русские…»- с оптимизмом подумал он.
        Однако, встречаясь в Зимнем дворце с членами императорской семьи и придворными, герцог видел, что они, так же как и он, полны опасений.

        Атмосфера во дворце казалась такой гнетущей, что он решил навестить княгиню Всевольскую, с которой был знаком уже много лет.
        Придя в свои покои, он обнаружил письмо от нее, написанное в типичной для княгини живой и яркой манере: в нем его просили при первой же возможности возобновить дружбу.
        Княгиня писала:

«Мой бедный супруг находится сейчас на полях сражений, ноя готова с распростертыми объятиями принять вас, одного из моих близких и дорогих английских друзей. Я хотела бы, чтобы вы познакомились с моей Таней. Ей было всего десять или одиннадцать лет, когда вы видели ее последний раз. Теперь она стала красавицей и, когда эта ужасная война наконец закончится, я хочу представить ее вашим друзьям в Лондоне и королеве в Букингемском дворце».
        Герцог прочитал письмо и нашел между строк много интересной для него информации.
        Ему было известно, что князь Всевольский - один из самых богатых людей России. Его семья, как и другие древние знатные фамилии, владела не только огромными имениями, но и большим количеством крепостных.
        Князю Всевольскому принадлежали двадцать пять тысяч крестьян в разных губерниях России.
        Крепостные работали не только ювелирами, ткачами и резчиками по дереву, но и выступали в театральной и балетной труппах. У князя был и собственный театр, где он устраивал представления для своих друзей.
        Князь был большим поклонником красоты и в жены взял признанную красавицу. В ее жилах текла австрийская и английская кровь Она часто говорила герцогу, что мечтает, чтобы ее дети, когда вырастут, не связывали себя брачными узами с русскими.
        Благодаря своей цепкой памяти герцог прекрасно понял, почему княгиня так расписывает ему красоту своей дочери Тани.
        Действительно, английский аристократ мог бы стать очень хорошей партией для дочери одного из самых богатых и влиятельных аристократов России.
        Но про себя герцог знал, что ему придется разочаровать княгиню. Ему уже исполнилось тридцать три года, и до сих пор он удачно избегал брачных уз. И хотя время от времени герцог попадал в ситуации, когда брак казался неизбежным, он в последний момент всегда находил способ избежать этого.
        В последние несколько лет, чтобы не рисковать своей свободой, он почти не связывался с незамужними женщинами.
        Героинями его любовных похождений были замужние дамы или вдовы, которых он к тому же с самого начала предупреждал, что предпочитает холостяцкую свободу.

«Когда-нибудь вам все-таки придется жениться, чтобы обеспечить себя наследником». Эти разговоры так надоели герцогу, что про себя он решил: будь его воля, он без малейшего сожаления завещал бы герцогский титул и герцогство своему младшему брату и его семье.
        Чем больше он узнавал женщин, превративших Лондон при принце Уэльском, который теперь стал принцем-регентом, в один из самых веселых и распущенных городов мира, тем больше утверждался во мнении, что любовные связи - это одно дело, а женитьба - совсем другое.
        Герцог не имел ни малейшего желания жениться на женщине, которая, возможно, будет ему изменять. Ему также была противна мысль, что придется обманывать жену, чтобы сохранить мир в семье. Он был слишком горд и честен, чтобы унижать себя ложью и обманом.
        - Я никогда не женюсь, - без конца повторял он.

«Будь я женат, - подумал герцог, - связь с Екатериной заставила бы меня терзаться угрызениями совести».
        Герцогу доставляло удовольствие представлять себе, как царь или кто-нибудь из министерства иностранных дел спрашивает Екатерину о том, что она выведала у него прошлой ночью.
        И хотя герцог был уверен, что не выдал никаких секретов, он полагал, что изворотливый ум Екатерины подскажет ей выход из любого положения.
        Он видел княгиню сегодня издалека, за обедом. В своем, без сомнения, парижском туалете и необыкновенных драгоценностях, подаренных, конечно, не ее престарелым и к тому же отсутствующим мужем, она выглядела просто очаровательно.
        Когда после обеда все прошли в гостиную, глаза их на мгновение встретились. Без слов она дала понять герцогу, что жаждет встречи и ему достаточно поманить ее пальцем.
        Но герцог решил, что прежде всего он должен выполнить данное ему поручение и узнать, о чем говорят за стенами Зимнего дворца. Поэтому он направился к выходу, спускаясь по великолепной мраморной лестнице с белыми и золотыми колоннами.
        У входа во дворец стояли экипажи, которыми могли пользоваться гости царя. Герцог сел в экипаж и велел отвезти его во дворец князя Всевольского.
        Для августа день был очень жаркий. С реки дул легкий бриз, а в воздухе ощущался привкус соли.
        Широкие улицы, проложенные Петром Великим, были совершенно пустынны, сейчас люди чаще предпочитали оставаться дома: слухи о приближении Наполеона не располагали к развлечениям.
        По дороге герцог наслаждался видом великолепных дворцов и зданий, которые своими яркими красками резко отличались от серых величественных дворцов Англии.
        Дворец Румянцева был окрашен в оранжевый, а здание министерства юстиции в голубой цвет. Желтел огромный дворец, выстроенный для Павла I.
        Герцога очень заинтересовал Манеж. Портик этого выкрашенного в зеленый цвет здания украшали восемь гранитных дорических колонн.
        Будучи знатоком лошадей, герцог не мог сдержать своего восхищения вороными драгунского полка, гнедыми уланского и серыми в яблоках гатчинских гусар.
        Экипаж, запряженный парой великолепных лошадей, за пять минут доставил герцога ко дворцу Всевольского.
        Герцог вошел в холл, который хотя и был менее великолепен, чем в Зимнем дворце, все-таки превосходил все, что герцогу доводилось видеть в других домах. Лакей повел его по мраморной лестнице, разделявшейся на два крыла. Перила лестницы украшали великолепные вазы китайского фарфора. Они миновали приемную, в которой без труда могли бы поместиться двести человек.
        Герцог полагал, что его попросят подождать, но лакей на ломаном французском объяснил:
        - Мадам княгиня в театре, месье.
        Герцог кивнул в знак того, что понял слова лакея, и они продолжили свой путь через анфиладу великолепно украшенных комнат. В центре одной из комнат находилась лестница из драгоценного малахита, ведущая на верхний этаж.
        В Англии герцог слышал о том, что частный театр князя необыкновенно красив, но зрелище, представшее его взору, когда лакей открыл инкрустированную золотом дверь и ввел его, по всей видимости, в императорскую ложу, поразило его.
        Очень маленький, всего на сто человек, театр напоминал кукольный домик в королевском дворце, но обладал всем очарованием и красотой настоящего императорского театра.
        В партере стояли белые с золотом кресла, на ярусах - мягкие стулья, обитые малиновым бархатом. Таким же бархатом была отделана и ложа, куда его ввел лакей.
        Лакей не сообщил о его приходе, и герцог остановился в дверях. Княгиня, сидевшая в ложе, не слышала, как он вошел. Она внимательно следила за тем, что происходило на сцене.
        На сцене под музыку, исполняемую маленьким оркестром, сидевшим в оркестровой яме, танцевала девушка.
        Герцог едва взглянул на исполнительницу. Зная об увлечении князя театром, он решил, что танцует кто-нибудь из собственной балетной труппы князя или членов его семьи.
        Он смутно помнил, что кто-то рассказывал ему, будто князь и сам с удовольствием участвует в спектаклях, да и своих домочадцев заставляет играть в театре. Герцог терпеть не мог любительского исполнения, поэтому надеялся, что выступление скоро закончится и он сможет поговорить с княгиней.
        Девушка закончила свой танец и склонилась в низком поклоне.

«Ну, слава богу», - подумал герцог.
        Только он решил подойти к княгине и представиться, как девушка - герцог успел заметить, что она очень хорошенькая, - убежала со сцены, оркестр заиграл другую мелодию, и на сцене появилась новая исполнительница.
        Она двигалась на пуантах и была одета в балетную пачку, какие обычно носили балерины, танцевавшие в балете «Сильфида». Пачка доходила до колен, низко вырезанный корсаж позволял видеть ее длинную лебединую шею и обнаженные руки.
        Герцог с раздражением вспомнил, что музыка к новому балету, который он накануне видел в театре Екатерины Великой в Зимнем дворце, была очень скучной.
        Но эта музыка поразила его. Такой прекрасной мелодии он раньше не слышал. Движения танцовщицы были очень грациозны. Несмотря на свое раздражение, он с интересом наблюдал за танцем. У него было такое ощущение, что это не обычный танец, во всяком случае, ничего похожего он никогда не видел.
        Герцог почувствовал, что незнакомая музыка очень мелодична, и красота ее захватила его. Герцог, как и принц-регент, очень любил музыку. Во всем, что ему нравилось, он разбирался очень хорошо. Он понимал, что слышит прекрасное произведение, нисколько не похожее на русскую музыку.
        Наблюдая за девушкой на сцене, танцевавшей с такой непринужденностью и наслаждением, каких он никогда прежде не видел, герцог вдруг, безо всякой на то причины, подумал, что это необыкновенная девушка. Он не смог бы объяснить, почему она привлекла его внимание. Ее грациозные движения поразили его.

«Россия полна сюрпризов!»- подумал он. Музыка балета пробудила в нем чувства, каких он давно не испытывал.
        В юности его глубоко трогала не только музыка, но и поэзия, но потом, как и все остальное в его жизни, они стали слишком привычными. Он обнаружил, что отдает дань изысканности этих вещей, но они уже не возбуждают его так, как раньше.
        Сейчас же, что было странно и необъяснимо, он почувствовал, как его душа воспарила вместе с музыкой, словно обрела крылья, а глаза неотрывно следили за грациозными, исполненными радости жизни движениями балерины.
        Герцогу показалось, что девушка танцует в весеннем саду среди распускающейся листвы. Она была такой юной и одухотворенной, что ему виделись бабочки, порхающие вокруг нее, и птицы, парящие в небе.
        Когда представление подошло к концу, балерина сделала традиционный низкий поклон. Музыка прекратилась, и он испытал чувство потери.
        Красный бархатный занавес опустился, затем снова поднялся, и обе девушки, рука об руку, вышли на сцену.
        Княгиня была единственным зрителем, но она восторженно аплодировала исполнительницам.
        - Прекрасно! - воскликнула она. - Вы обе танцевали превосходно! Идите переоденьтесь и приходите в Белый салон.
        Девушки удалились со сцены, и тут княгиня заметила герцога. Она радостно вскрикнула и, встав с кресла, протянула герцогу руки.
        - Блейк! Вы приехали! Как я рада вас видеть!
        - Я тоже очень рад видеть вас, Софья! - ответил герцог. - Кто эти очаровательные создания? Я просто лишился дара речи.
        - Первая - Таня, моя малышка Таня. Я очень хочу, чтобы вы с ней познакомились. Уверена, вы убедитесь сами, что все мои рассказы о ней правда, и даже более того.
        Княгиня взяла герцога под руку и повела его к выходу из ложи. Поднимаясь вместе с княгиней по малахитовой лестнице, герцог спросил:
        - А кто была другая танцовщица? Последовала довольно длинная пауза, а потом княгиня сказала:
        - А, это была Зоя!

        Глава 2

        Герцог хотел расспросить княгиню о Зое, но та продолжала:
        - Вы, наверное, как и все мы, находите, что в Санкт-Петербурге сейчас ужасно жарко. Обычно в это время года мы уезжаем из города, но сейчас царь живет в Зимнем дворце, и мы не можем уехать в деревню и оставить его в одиночестве.
        Они прошли через прекрасные апартаменты, которые герцог уже видел по дороге в театр. Когда лакеи открыли двухстворчатую дверь в огромную приемную, герцог понял, что эту комнату не зря называют Белым салоном, потому что все в ней было белого цвета.
        Резная каминная полка являлась настоящим произведением искусства, из-под великолепного золотого ламбрекена спускались занавеси из тяжелого белоснежного китайского шелка.
        Возле софы на низком столике герцог, к своему удивлению, увидел блестящий серебряный чайник на серебряном подносе. Заметив выражение его лица, княгиня засмеялась.
        - Английский чай подают в пять часов, - сказала она. - Я привыкла к этому в Англии. Теперь многие в Санкт-Петербурге следуют моему примеру. Не могу предложить вам традиционные английские пышки, но думаю, русские блинчики придутся вам по вкусу.
        Герцог уже знал, что блинчики - это маленькие блины с икрой или сметаной, поэтому совершенно искренне ответил, что они, разумеется, придутся ему по вкусу.
        Он сел в удобное кресло, ожидая, пока княгиня нальет ему чай. Она разливала чай точно так же, как делала это в Англии его мать.
        - Как долго вы пробудете в Санкт-Петербурге? - спросила княгиня. - Или вы еще не решили?
        - Думаю, все будет зависеть от вестей с фронта, - ответил герцог.
        Княгиня пожала плечами.
        - Теперь, когда у нас есть Кутузов, все будет в порядке и наша армия победит.
        Герцог подумал про себя, что княгиня слишком оптимистична, но, поскольку ее настроение отличалось от того уныния, которое царило в Зимнем дворце, он сказал:
        - Надеюсь, вы окажетесь правы. Вам бы надо поговорить с царем.
        - Это не поможет, - возразила княгиня. - Вы, Блейк, как и я, знаете, что русские в периоды кризиса испытывают удовольствие от собственных страданий. В этом смысле мой муж типичный русский, но, надеюсь, его настроение скоро изменится, и жду, когда снова засияет солнце.
        Герцог засмеялся.
        - Милая философия, - заметил он, - и очень милый философ.
        Делая комплимент княгине, герцог был совершенно искренен.
        Когда князь женился на ней, она была первой красавицей венского двора. Время не только не разрушило ее красоту, но даже придало ей еще большее очарование.
        В ней чувствовалась какая-то сила. Герцог подозревал, что княгиня руководит своим мужем и управляет домом в совершенно нетипичной для русских манере.
        Большинство русских предпочитают, чтобы их женщины были мягкими, женственными, незаметными. Однако императрицы Елизавета и Екатерина ввели новые правила, которым последовали многие русские женщины, превратившись в диктаторов.
        Княгиня Всевольская не была русской, и герцог знал, что ей доставляет удовольствие критиковать нацию, к которой принадлежит ее муж, приуменьшая тем самым его значимость в доме.
        Князь был добродушным простым человеком. Он хотел, чтобы и в его доме, и в стране царил мир. То, что он сейчас уехал на войну, по мнению герцога, было вызвано исключительно его патриотизмом.
        Княгиня говорила о Лондоне, задавала вопросы об их общих знакомых. Вдруг дверь салона открылась и появились девушки, которых герцог видел на сцене.
        Таня вошла в комнату первой. Она действительно была так хороша, как и описывала ее мать: темноволосая, белокожая, с большими широко расставленными глазами и полным улыбающимся ртом.
        Девушка сделала реверанс. Герцог подумал, что в светском обществе Лондона она, несомненно, имела бы большой успех.
        Затем он услышал, как княгиня сказала:
        - А это - Зоя. Она приехала с нами из Москвы. Французский - ее родной язык, и я надеюсь, что Таня будет говорить с ней по-французски.
        Герцог внимательно посмотрел на девушку, чье выступление на сцене произвело на него сильное впечатление и напомнило ему то, что он хотел бы забыть Он был уверен, что это всего лишь иллюзия, вызванная жарой или вином, которое он пил за завтраком.
        Каковы бы ни были причины, он не хотел пробуждать прошлое. Герцог надеялся, что, встретившись с Зоей лицом к лицу, он поймет, что это были всего лишь фантазии, не имеющие ничего общего с его прошлым.
        Девушка грациозно склонилась в реверансе. Затем она выпрямилась и подняла лицо. Герцог посмотрел в глубину ее фиолетовых глаз и подумал, что она не похожа ни на одну из женщин, которых он видел в своей жизни. Не потому, что она была красива - многие женщины красивы. Ее красота не бросалась в глаза. Действительно, ее очарование было не так очевидно, как очарование Тани.
        Но было что-то необыкновенное в ее почти классических чертах лица - прямом носике, прекрасно очерченных губах, изящном овале лица, - напомнившее герцогу великолепные статуи, которыми он восхищался в Греции.
        Глядя на нее, он также подумал, что хоть она и создана из плоти и крови, но обладает чистотой и божественной красотой, словно святая дева.

«Вот, - с изумлением сказал он себе, - подходящие слова, чтобы описать Зою».
        В ней было что-то святое, на какое-то мгновение, когда она стояла лицом к герцогу, ему показалось, что от нее исходит сияние.
        Вдруг он понял, что они смотрят друг на друга, глаза Зои погружены в его глаза и они оба молчат.
        Откуда-то издалека раздался голос княгини:
        - Садитесь, девочки. Пейге поскорее свой чай. Я хочу поговорить с его светлостью. Герцог мой старый друг, и мы хотели бы побеседовать наедине.
        Говоря это, она продолжала разливать чай. Потом княгиня подняла глаза и увидела, что герцог и Зоя не двинулись с места.
        В голосе ее послышались жесткие нотки, она добавила:
        - Уверена, тебе пора заняться музыкой, Зоя. Иди в музыкальный салон и скажи слугам, чтобы чай тебе подали туда.
        Зоя вздрогнула, как будто ее вернули на землю. Она поклонилась княгине и молча покинула салон.
        Когда дверь за ней закрылась, герцогу захотелось вернуть девушку. Зоя ушла, а у него осталось ощущение потери.
        - Идите сюда, Блейк, садитесь, - предложила княгиня. - Расскажите моей маленькой Тане о Лондоне. Она была там последний раз в десять лет. Но у нее сохранились самые приятные впечатления от ваших парков и смешных узеньких улиц.
        Герцог понимал, что после Санкт-Петербурга с его широкими и довольно пустынными улицами Лондон мог произвести на княгиню именно такое впечатление.
        Таня смотрела на него, явно ожидая ответа, и он искренне сказал:
        - Вы действительно собираетесь в Лондон? Уверяю вас, он совсем не так велик, как Санкт-Петербург, и не производит столь сильного впечатления.
        - Мама говорит, что в Лондоне меня ждут балы гораздо веселее, чем балы в Санкт-Петербурге.
        - В это трудно поверить, - заметил герцог. - Здесь так много красивых и блестящих молодых офицеров, которые могут быть вашими кавалерами.
        - Но не сейчас, - ответила Таня. - Сейчас они все сражаются с французами и на балах женщин гораздо больше, чем мужчин.
        Говоря это, она скорчила недовольную гримаску. Герцог засмеялся.
        - Будем надеяться, что война скоро закончится и у вас опять будет много кавалеров.
        - Война! Опять эта война! - с тяжелым вздохом произнесла княгиня. - Все разговоры только о войне! Я задумала для Тани такие прекрасные приемы в летней резиденции царя, а вместо этого мы вынуждены в такую жару оставаться в городе.
        - Я могу вам только посочувствовать, - с едва уловимой иронией в голосе ответил герцог, подумав, что княгиня, как всегда, не думает о чужих бедах, об огромном количестве павших в битве под Смоленском.
        - Давайте поговорим о более интересных вещах, - уже другим тоном сказала княгиня, прежде чем герцог успел что-либо добавить. - Вы здесь, в России, и я должна дать прием в вашу честь. Это будет обед. Потом мы будем танцевать под цыганский оркестр. Этих цыган я открыла совсем недавно. Они просто необыкновенно хороши.
        Она улыбнулась и добавила.
        - Я держу их в секрете, не хочу, чтобы они выступили на чьем-нибудь приеме раньше, чем у меня. Но теперь у меня есть повод - вы, и я удивлю ими весь Санкт-Петербург.
        - А царь будет на этом приеме? - спросил герцог. - Он ведь так расстроен и озабочен ходом войны.
        - Мы не будем его приглашать, - сказала княгиня. - Объявим, что это всего лишь скромный обед в вашу честь, будут только близкие друзья. А мы с Таней будем развлекать вас. Правда, дорогая?
        С этими словами она обратилась к дочери, и глаза Тани радостно заблестели.
        - Прием с танцами! Мама, это будет чудесно Только сегодня я сказала Зое, что очень скучно жить, когда впереди нет ничего интересного!
        - Но у вас есть балет, - напомнил ей герцог. Таня пожала плечами.
        - Я много лет брала уроки танца, чтобы доставить удовольствие отцу. Но Зоя танцует гораздо лучше меня.
        - Зоя - это совсем другое дело, - холодно возразила княгиня. - А сейчас, дорогая, оставь нас. Я велю позвать тебя попрощаться с герцогом перед его уходом.
        - Я обязательно хочу попрощаться с ним, - ответила Таня, бросив кокетливый взгляд на герцога.
        Она поклонилась и выбежала из комнаты. Княгиня посмотрела ей вслед. Потом она сказала.
        - Как вы ее находите, Блейк?
        - Думаю, она очень хороша, так же как и ее мать, - ответил герцог. - Она будет иметь потрясающий успех при дворе в Сент-Джеймсе .
        - Но я хотела, чтобы она имела успех у вас, - мягко сказала княгиня.
        - У меня? - переспросил герцог, и по тону его голоса можно было понять, что замечание княгини оказалось для него полной неожиданностью. - Вы же знаете, я убежденный холостяк! А кроме того, я слишком стар для такой юной и очаровательной девушки!
        - Думаю, Таня будет счастлива с мужчиной старше ее, - серьезно ответила княгиня. - Нужно, чтобы ею руководили. Временами ей требуется твердая рука.
        - А вы когда-нибудь думали о том, что у меня может быть общего с ребенком, едва покинувшим школьную скамью? Нет, дорогая Софья, меня интересуют более зрелые женщины.
        Он намеренно произнес эти слова таким тоном, что их можно было принять за комплимент. И, как он и ожидал, княгиня внезапно оживилась и протянула ему унизанные кольцами руки, - Вы же знаете, Блейк, - заметила она, - вы для меня олицетворение красивого, галантного и обаятельного английского джентльмена.
        Герцог поцеловал ее пальцы, как от него и ожидалось, и сказал:
        - Обещаю представить Тане всех подходящих женихов, когда она приедет в Лондон. Вообще, я думаю, один из моих младших братьев мог бы быть хорошей партией для нее.
        Он заметил, что при этих словах княгиня задумалась. Она понимала, что, если герцог никогда не женится, - а он, по его словам, не собирался этого делать, - со временем герцогом Уэлминстером станет его младший брат, и Таня сможет занять то положение в обществе, которое княгиня желала для своей дочери.
        Вслух же она произнесла:
        - Я всегда знала, что могу полагаться на ваше доброе отношение к нам…
        - Расскажите мне, пожалуйста, о Таниной подруге, - попросил герцог. - Она тоже довольно хорошенькая. Вы возьмете ее с собой в Лондон?
        Он намеренно произнес эти слова как можно равнодушнее.
        - Бедная Зоя! - ответила княгиня. - Мне ее очень жаль! Не ее вина, что все сложилось именно так.
        - Что вы имеете в виду? - Герцог надеялся, что княгиня не заметит, насколько живо интересует его история Зои.
        - Ах, я совсем забыла сказать вам, кто такая Зоя, - заметила княгиня.
        - И кто же она?
        - Дочь Пьера Баллона.
        Герцог не сразу вспомнил, где он слышал это имя.
        Потом он воскликнул:
        - Вы имеете в виду знаменитого дирижера?
        - Именно, - подтвердила княгиня. - В музыкальном мире существует только один Баллон. Сейчас он занимает исключительное положение.
        - Я был в прошлом году на концерте в Лондоне, где он дирижировал, - сказал герцог. - И еще очень давно, будучи мальчиком, я слышал его в Париже. Полагаю, на сегодняшний день он величайший дирижер в мире. Кроме того, я считаю, что он пишет превосходную музыку.
        Теперь герцог понял, почему его так захватила музыка, под которую танцевала Зоя. Эта музыка вызвала у него такие необычные чувства!
        - Не знал, что у Баллона есть семья, - добавил он.
        - Вам, разумеется, известна его история, - предположила княгиня.
        - На самом деле я ничего о нем не знаю, - возразил герцог. - Я просто восхищался его искусством, но никогда не думал о нем как о человеке.
        - Ну тогда я расскажу вам о нем.
        Герцог подумал, что княгиня, будучи заядлой сплетницей, с удовольствием расскажет ему о том, о чем он до сих пор не знал.
        - Женой Пьера Баллона была Наталья Стровольекая, - начала свой рассказ княгиня.
        Как она и ожидала, герцог был удивлен ее сообщением.
        - Стровольская! - воскликнул он.
        Герцог знал, что семейство Стровольских, одно из самых именитых в России, очень гордится своими связями с царским родом.
        Куда бы ни отправился царь, его всегда сопровождал кто-нибудь из семьи Стровольских, и не только по долгу службы при дворе, но и по праву рождения, потому что в их жилах текла царская кровь.
        Стровольские были настолько горды, настолько царственны, что иногда в шутку говорили, будто в один прекрасный день царь проснется, а на его троне уже сидит кто-нибудь из Стровольских.
        И без объяснений княгини герцогу было ясно, что Стровольские даже мысли не допускали о браке дочери с каким-то французским дирижером, пусть и очень знаменитым.
        - Как же это могло случиться? - спросил он.
        Герцог понимал, что княгиня только и ждет этого вопроса, чтобы начать свой рассказ.
        - Вы, конечно, помните, что Екатерину II посадил на российский трон Григорий Орлов.
        - Да, конечно, - подтвердил герцог.
        Князь Орлов, как он знал, являлся частью русской истории.
        Он был очень хорош собой и чрезвычайно честолюбив. В 1762 году вся Европа с удивлением узнала, что в результате его интриг немецкая принцесса из маленького княжества отобрала российскую корону у своего мужа - царя Петра III. Герцог слышал, что ее называли «не только убийцей, но и узурпатором, не только узурпатором, но и развратной девкой».
        Отец герцога, который бывал в то время в России, часто рассказывал сыну, что гордая императрица полностью подчиняется своему любовнику Орлову.
        - Думаю, парень ее поколачивает, - говорил старый герцог. - Но она его страстно любит. Никогда не доводилось мне видеть таких подарков, какими она осыпает своего любовника.
        Теперь герцог вспомнил, как отец описывал костюм графа Орлова, украшенный бриллиантами на миллион фунтов стерлингов. Отец рассказывал и о приеме, на котором на десерт подали драгоценности на два миллиона фунтов стерлингов.
        - Через десять лет после коронации, - снова заговорила княгиня, - императрица решила избавиться от своего любовника.
        Герцог улыбнулся.
        - Потому что он вступил в связь с княгиней Голицыной?
        - Совершенно верно! - подтвердила княгиня. - Но ни императрица, ни кто-либо другой не знали, что короткое время он был страстно влюблен в юную княжну Полину Стровольскую!
        - Не может быть! - воскликнул герцог.
        - Как бы там ни было, вы можете себе представить ужас родителей, когда они узнали, что их самая красивая и обожаемая дочь ждет ребенка! - Княгиня сделала весьма красноречивый жест и продолжала:
        - Князь был хитрым и, разумеется, очень могущественным человеком. Лишь очень немногие самые близкие люди знали об этой неприятной и, с их точки зрения, ужасной ситуации. Это было не только унизительно для них, но и опасно. Можете представить себе, что бы произошло, узнай императрица об этом скандальном происшествии.
        - И как же они поступили? - спросил герцог.
        - Полину отправили в Австрию к друзьям семьи Стровольских. Вы ведь знаете, что у меня там тоже есть родственники. Вот откуда мне известна эта печальная история, - ответила княгиня. - Ребенок родился в Австрии. Девочку назвали Наташей.
        Герцог с большим вниманием слушал рассказ княгини.
        - Через год Полина с ребенком вернулась в Россию. Стровольские признали ребенка и рассказывали всем, что Полина была замужем за своим дальним родственником, который умер в Вене.
        - И им поверили? - удивился герцог.
        - Конечно! - подтвердила княгиня. - Никто не посмел бы возразить князю Стровольскому.
        - Что же случилось потом?
        - Наташа воспитывалась в семье Стровольских. Полина вышла замуж за одного из кузенов моего мужа и умерла при родах. Граф Орлов так и остался ее единственной любовью. Кроме него, она никого не любила по-настоящему.
        - По-моему, императрица потом снова приблизила к себе Орлова. Разве не так? - спросил герцог.
        - Она всегда говорила: «Я ни дня не могу прожить без любви». Екатерине всегда недоставало Орлова как любовника. Когда он вернулся к императрице, она осыпала его подарками, подарила ему шесть тысяч крепостных, положила жалованье в сто пятьдесят тысяч рублей, и бог его знает, что еще.
        - Если не ошибаюсь, он тоже сделал ей необыкновенный подарок?
        - Необыкновенно редкий бриллиант, - ответила княгиня. - Он обошелся ему в четыреста шестьдесят тысяч рублей. Это самый красивый драгоценный камень в мире!
        Герцог быстро подсчитал в уме, что во времена правления Екатерины пять рублей равнялись одному английскому фунту, и, значит, прощение обошлось Орлову достаточно дорого.
        - Рассказывайте, пожалуйста, дальше, - попросил он княгиню.
        - И вообразите себе ужас, охвативший семейство Стровольских, когда они, сделав все возможное, чтобы забыть неприятности, унижение и позор, которые причинила семье Полина, вдруг узнали, что дочь Полины, Наташа, сбежала с домашним учителем.
        - Это и был Пьер Валлон?!
        - Он, как и многие французы, приехал в Россию обучать детей из аристократических семей французскому, танцам и музыке. Вы видели его и потому поймете, что Стровольские очень рисковали, нанимая такого красивого молодого человека в качестве учителя в дом, где полно молодых девушек.
        Герцог согласился с княгиней.
        Он подумал, что дирижер Пьер Валлон, которого он видел на большом приеме у принца Уэльского в Карлтон-хаузе, не только чрезвычайно хорош собой, но и обладает неотразимым обаянием. Все женщины, присутствовавшие на приеме, так старались привлечь его внимание, что это вызвало сильную ревность хозяина дома.
        - А как выглядела княжна Наташа? - спросил герцог.
        - Она была настоящей красавицей.
        - Была? - переспросил герцог.
        - Она умерла год назад. Вот почему мне так жаль Зою. Я привезла ее из Москвы, где ее отец сейчас дирижирует в Большом театре. Хочу дать ей возможность забыть то, что для нее гораздо более трагично, нежели для любой другой девушки в ее положении.
        - Почему вы так говорите?
        Княгиня посмотрела на него так, словно сожалела о его несообразительности.
        - Когда княжна была жива, - пояснила она, - у девочки была возможность встретить приличного человека, для которого не имело бы значения ее социальное положение, но теперь…
        Княгиня выразительно развела руками.
        - Теперь Зоя просто дочь французского дирижера.
        - Но этот дирижер очень знаменит, - заметил герцог. - И кроме того, его музыкальные сочинения смело можно поставить в один ряд с произведениями великих композиторов.
        - Каким бы талантливым и приятным в общении он ни был, - холодно ответила княгиня, - вы, мой дорогой Блейк, как и я, прекрасно понимаете, что, хоть Валлон и стал знаменитым композитором и дирижером, для общества он навсегда останется всего лишь французским гувернером.
        Она вздохнула и добавила:
        - Мне очень жаль Зою. Уверена, после смерти Наташи Стровольские и слышать о ней не захотят. Собственно говоря, они мне это уже сказали. Не думаю также, что Зое сейчас было бы очень весело в Париже, ведь этот Бонапарт забирает в свою ужасную армию всех мужчин старше пятнадцати.
        - Ситуация мне ясна, - заметил герцог.
        - Теперь вы видите, как великодушно я поступила, позволив девушке жить у нас, - сказала княгиня. - Таня очень к ней привязана. И потом, им вместе веселее в эти тяжелые времена, когда развлечений так мало.
        Княгине уже надоело говорить о Зое, и она переменила тему:
        - А теперь давайте обсудим наш план, Блейк. Когда вы сможете ускользнуть из Зимнего дворца? Только дайте мне немного времени на подготовку. Я хочу, чтобы праздник удался.
        - Боюсь, царь занесет нас в «черные списки»!
        - В таком случае попросите кого-нибудь дать царю еще одну Библию, пусть он ее читает! - возразила княгиня. - Всему Санкт-Петербургу известно, что князь Голицын заставил царя углубиться в Священное писание. Лично я стану по-настоящему религиозной только тогда, когда мне будет пора в могилу.
        Прежде чем герцог успел ответить, в комнату вошел слуга и что-то прошептал княгине на ухо.
        - Ах, какая тоска! - воскликнула княгиня. - Прибыл курьер от моего мужа. Он привез новости с фронта и должен взять бумаги, которые могу найти только я.
        Герцог встал.
        - В таком случае мне придется покинуть вас, - сказал он. - Будете писать князю, передайте ему, пожалуйста, как я был огорчен, что нам не довелось встретиться.
        - Он тоже будет огорчен, - ответила княгиня. - Вы же знаете, он очень расположен к вам.
        Взмахом руки княгиня отослала слугу и тихо сказала герцогу:
        - Приходите завтра, и мы обсудим наш план. Кроме того, мне нужно многое рассказать вам, а сейчас на это уже нет времени.
        Княгиня произнесла это таким тоном, что герцог вопросительно посмотрел на нее.
        Убедившись, что слуга вышел из комнаты, княгиня продолжила:
        - Остерегайтесь Екатерины Багратион.
        - Остерегаться ее? Почему?
        - Она в очень близких отношениях с царем. Также известно, что она помогает в сборе информации министерству иностранных дел.
        Из вежливости герцог не стал говорить, что ему это уже давно известно.
        - Спасибо, дорогая Софья, - поблагодарил он княгиню. - Вы всегда были мне добрым и великодушным другом, и я это очень ценю.
        Он поднес руку княгини к губам, поцеловал ее и вышел из комнаты. За дверью он увидел курьера в грязном, мятом мундире. Было видно, что он проскакал верхом огромное расстояние и давно не спал.
        Слуга пригласил курьера в Белый салон, а герцог направился по коридору к выходу.
        Он был уже возле лестницы и собирался спускаться, когда услышал звуки музыки, раздававшиеся из комнаты, находящейся по другую сторону лестничной площадки.
        Немного поколебавшись, герцог подошел к двери и открыл ее.
        Он увидел комнату, такую же красивую, как и все комнаты во дворце Всевольских. Прекрасно расписанный овальный потолок поддерживали высокие мраморные колонны, стены украшали фрески с изображенными на них богинями и купидонами. На небольшом возвышении стояло фортепиано, за которым сидела Зоя и играла мелодию, показавшуюся герцогу знакомой.
        Он вошел в комнату, закрыл за собой дверь и медленно подошел к Зое. И опять ему показалось, что она окружена светом.
        Девушка была полностью погружена в музыку, и только когда герцог совсем к ней приблизился, подняла глаза от фортепиано и увидела его.
        Она перестала играть, но не поднялась с места. Их взгляды встретились, и они долго смотрели друг на друга, не произнося ни слова.
        Наконец, казалось, после бесконечного молчания, герцог вновь обрел голос:
        - Это произведение вашего отца?
        - Да.
        Голос у нее был очень нежный, именно такой, как и ожидал герцог.
        - Я встречался с вашим отцом.
        Глаза ее засияли как солнце.
        Странно, подумал герцог, что у нее светлые волосы.
        Потом он вспомнил, что Пьер Валлон, в отличие от большинства французов, не был темноволосым. Герцог предположил, хотя и не был полностью в этом уверен, что скорее всего Баллон выходец из Нормандии, где светлые волосы и голубые глаза такое же обычное явление, как и в Англии.
        Не было сомнения, что свои удивительные глаза Зоя унаследовала от матери, но в них не было той тайны, которая, по мнению герцога, отличала глаза русских женщин.
        Напротив, ее глаза, как и лицо, были исполнены такой одухотворенности, которой невозможно было противостоять.
        Он поднялся на небольшой помост и облокотился о фортепиано.
        - Расскажите мне о себе, - попросил он Зою.
        Девушка улыбнулась.
        - Что вы хотите узнать?
        - Где вы научились так хорошо танцевать? Я видел вас на сцене.
        Зою не удивили его слова, и герцог подумал, что она видела его в ложе, когда она и Таня выходили на поклон. - Когда я была маленькой, - начала Зоя, - мы с мамой всегда смотрели, как папа играет для балетной труппы.
        - Вы ходили в театр?
        - Да, в Париже и всюду, где он выступал, - ответила Зоя. - Мама хотела быть всегда рядом с ним - папе это нравилось.
        Зое больше не понадобилось ничего добавлять, герцог и так понял, что ее отец и мать были страстно влюблены друг в друга.
        Он понимал, что княжна многим пожертвовала ради этой любви, но для нее близость любимого человека была важнее всего в жизни, важнее той роскоши и положения, которые она имела в России.
        - Я хотела танцевать, - рассказывала Зоя, - и мама попросила одну очень известную балерину, которая в то время уже ушла на пенсию, давать мне уроки танца.
        - Вы великолепно танцуете.
        - Хотелось бы верить, что это так, - возразила Зоя. - Музыка, которую папа написал специально для меня, такая необыкновенная! Когда я слышу ее, мне кажется, я уношусь в другой мир - в мир, где есть только музыка и солнечный свет.
        Именно это она и выражала в своем танце, подумал герцог. Он вспомнил, что при виде Зои, танцующей на сцене, ему пригрезились порхающие в весеннем саду ба бочки и птицы.
        Теперь, вспоминая свои впечатления от ее танца, он был поражен тем, что его впечатления совпали с мыслями балерины.
        И чтобы удостовериться в правильности своих предположений, герцог попросил Зою:
        - Опишите мне, пожалуйста, только по возможности поточнее, о чем вы думали во время того танца, который я видел сегодня.
        Казалось, девушку не удивил его вопрос. Она отвела от него взгляд, и герцог подумал, что она не только пытается сосредоточиться и вспомнить свои мысли, но и старается заглянуть глубоко в свою душу.
        - Та музыка, под которую я танцевала, - часть сочиненного папой концерта, - сказала она. - Эта музыка заставляет меня думать о… весне… о расцветающих деревьях, о птицах и цветах, о бабочках, порхающих над ними.
        Изумленный герцог молчал. Потом он сказал:
        - Я знаю, что ваша мать умерла. Что вы будете делать, когда покинете Санкт-Петербург?
        - Я приехала сюда ненадолго, - ответила Зоя. - Это было папино желание. Но сегодня я услышала, что французская армия движется на Москву.
        - Да, это правда.
        - Тогда я должна быть рядом с папой.
        - Что бы ни произошло в Москве, ваш отец в безопасности, - утешил ее герцог. - Пьер Валлон известен во всем мире, а музыка, как вы знаете, не имеет национальности, она интернациональна.
        - Вы правы, - улыбнувшись, сказала Зоя. - Но в то же время ружья не всегда попадают только в намеченную цель. Если в Москве начнутся бои, я буду очень беспокоиться за отца, ведь его могут ранить.
        - И вы думаете, что если будете с ним, то сможете это предотвратить? - спросил герцог.
        - Буду молиться, чтобы с отцом ничего не случилось, - ответила Зоя. - И все-таки я хочу быть рядом с ним.
        - Лучше бы ваш отец приехал в Санкт-Петербург, - заметил герцог. - Но я узнаю о том, что происходит в Москве, когда вернусь в Зимний дворец. Я сообщу новости княгине.
        - Спасибо, вы очень добры. - Она вздохнула. - Вероятно, это было ошибкой - уехать и оставить отца одного. Но он так настаивал, что я приняла любезное приглашение княгини.
        - Вы здесь счастливы?
        Герцог заметил, что Зоя не сразу ответила на вопрос.
        - Мне нравится Таня… Она очень милая. Хотя голос ее звучал тепло, однако она говорила о Тане почти как о ребенке, за которым ей нужно присматривать.
        - Сколько вам лет? - спросил герцог.
        - Почти двадцать.
        В голове герцога промелькнула мысль, что в свои двадцать лет, путешествуя с отцом и матерью, Зоя уже повидала мир, поэтому она знает и понимает в жизни гораздо больше, чем ее сверстницы.
        - Поиграйте мне, пожалуйста, - попросил он.
        - Что бы вы хотели послушать?
        - Что-нибудь из сочинений вашего отца, что-нибудь ваше любимое, - ответил он.
        Зоя пробежала пальцами по клавишам. Ее маленькие руки были прекрасны. Когда она опустила глаза, темные ресницы резко выделились на фоне бледных щек.
        Герцог подумал, что сейчас она еще больше похожа на статую. Статуи всегда вызывали в нем больше чувств, чем картины.
        В Англии у герцога была коллекция прекрасных картин работы многих известных европейских художников, но все-таки больше всего он любил статуи, стоявшие в его поместьях.
        Он подумал, что статуя Афродиты в его доме в Хэмпшире, привезенная много веков назад его предком из Греции, больше похожа на Зою, чем все полотна, изображающие Мадонну, Венеру или ангелов.
        Когда она начала играть, герцог понял, что непостижимым образом читает ее мысли и чувствует ее отношение к музыке.
        Слушая музыку, он представлял себе зиму, видел землю, покрытую снегом, деревья в инее, реку, скованную льдом.
        Было красиво, но очень холодно. Все было как бы нереально, бездушно.
        Внезапно, так, что можно было скорее почувствовать, нежели увидеть, небо посветлело. Сначала возник свет, потом появились первые лучи солнца, снег начал таять, голубой лед треснул и превратился в потоки воды, иней на деревьях исчез, и они ожили. И вот уже на ветвях появились почки, а в траве под деревьями - белые подснежники и крокусы.
        Эти образы звучали только в ритме и мелодии музыки, но для герцога все это было так живо, как будто происходило на самом деле. Он даже ощущал тепло солнечных лучей, вдыхал аромат распускающихся цветов и видел почки, набухающие на деревьях.
        Потом на фоне этого пейзажа появилась фигурка девушки. Она шла среди деревьев и приближалась к нему, и он знал, что она ищет его, а он ждет ее.
        Девушка подходила все ближе и ближе, и, по мере того как она приближалась, он чувствовал, что всем своим существом стремится навстречу ей.
        Когда он приблизился к ней и, казалось, мог коснуться ее рукой, все исчезло.
        Наступила тишина. Вздрогнув всем телом, герцог осознал, что Зоя сидит у фортепиано и смотрит на него, сложив руки на коленях.
        - Вам… понравилось… ваша светлость? В ее нежном голосе слышалась легкая тревога, она не могла понять, почему он ничего не говорит и так странно смотрит на нее.
        - Очень… понравилось! - Как бы издалека герцог услышал свой голос.
        - Я очень рада, что вам понравилось… Но я играю не так хорошо… как папа.
        - Как называется… это произведение?
        Герцогу все еще было трудно говорить. Он чувствовал, что его голос звучит неестественно и словно не принадлежит ему.
        - Папа назвал это сочинение «Таяние льда», - ответила Зоя. - Я исполнила не все произведение, оно более длинное… Но я подумала, что вам, наверное… скучно слушать.
        Герцог хотел сказать Зое, что она напрасно прекратила играть. Ему хотелось дослушать это сочинение до конца. Тогда бы он узнал, что произошло, когда он коснулся той, которую так ждал.
        Но потом он подумал, что она сочтет его сумасшедшим, если он скажет ей все это. И все-таки втайне герцог надеялся, что Зоя поймет его.
        Герцог видел, что девушка ждет от него ответа, но прежде, чем он смог заговорить, она сказала:
        - Думаю… вы поняли, что… пытался сказать папа.
        - Почему вы так решили? - спросил он.
        - Не знаю, - просто ответила она. - Но, когда я играла, я чувствовала, что вы слушаете не только… музыку… но и что-то еще.
        Внезапно герцог почувствовал, что очарован. Он был совсем не уверен, что это ему нравится.
        - Мне нужно идти, - резко сказал он. - Благодарю вас, мисс Баллон, за вашу игру. Уверен, отец может гордиться вами.
        Говоря это, он почувствовал, как разочарована Зоя.
        Она встала и вежливо поклонилась.
        - До свидания! - попрощался герцог. Он не знал, чего ему хочется больше: уйти или остаться. Он не понимал сам себя.
        - До свидания… ваша светлость!
        Слова прозвучали глухо, она даже не взглянула на него.
        Ему так много хотелось спросить, и в то же время он не хотел слышать ответы.
        Резко, утратив свою обычную сдержанную манеру, герцог направился к выходу. Только у двери он обернулся и увидел, что Зоя все еще стоит у фортепиано. Она не смотрела ему вслед, как сделала бы любая другая женщина на ее месте. Нет, она смотрела на клавиши. И снова у него появилось чувство, что он разочаровал ее.
        Герцог вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.
        Спускаясь по лестнице, он говорил себе, что все, что он чувствовал, слушая игру Зои, было только иллюзией и, очевидно, причиной всему жара.
        Экипаж ждал его у подъезда. По дороге в Зимний дворец герцог думал о том, что странным образом стал чувствовать то же, что и русские, которым так свойственно переходить из состояния душевного подъема в состояние депрессии.
        Однако такое объяснение было неверным, потому что он не испытывал ни душевного подъема, ни депрессии.
        Вместо этого герцог испытывал такое странное чувство, которое не мог объяснить даже самому себе.
        Он внезапно был выведен из состояния полного благодушия и довольства собой, к которому привык за последние годы. Он привык думать, что для него больше нет ничего нового под солнцем, нет никаких новых ощущений, которые он уже не испытал бы так или иначе.
        - Похоже, что я схожу с ума на старости лет! - жестко сказал себе герцог.
        В Лондоне было очень модно обращаться к предсказателям судьбы и медиумам. Герцог слышал, что Наполеон и его жена Жозефина были страстными поклонниками спиритизма. Всем было также известно, что императрица выросла на Мартинике, где ей предсказали
«самое высокое положение в Европе». Ходили слухи, что перед битвой Наполеон обычно советуется с предсказателями и жестоко наказывает тех из них, кто предсказывает ему неудачу.
        Герцог всегда считал такие предсказания полной чепухой. По его мнению, предсказаниями занимались исключительно шарлатаны, которые подобным жульничеством зарабатывали немалые деньги.
        Ему часто доводилось останавливаться на ночь в домах, о которых поговаривали, что в них якобы живут привидения. И не однажды он спал в комнатах, известных под названием «комната с привидением».
        - Как вам спалось? - затаив дыхание, спрашивал утром хозяин, когда герцог появлялся к завтраку.
        - Совершенно спокойно, - отзывался герцог. - Ночью мне никто не мешал. Ваше привидение не проявило ко мне никакого интереса.
        Его отношение к потусторонним силам всегда разочаровывало хозяев дома. Герцог также презирал тех, кто не расставался с талисманами на скачках, смеялся над артистами, которые держали в своей уборной заячью лапку на счастье.
        - Счастье или несчастье - все зависит от нас, - часто говорил он. - Мы сами определяем свой удел.
        Наша судьба в наших руках.
        Теперь же герцог спрашивал себя, как могло случиться, что именно он дважды поддался обману, поверив не только в видение, но и в то, что читает мысли другого человека.
        И то и другое было для него такой же реальностью, как это заходящее солнце, в лучах которого всеми цветами радуги переливалась вода в Неве, или статуи на крыше Зимнего дворца, силуэты которых вырисовывались на фоне вечернего неба.
        - Я пьян или сошел с ума, - раздраженно сказал он себе.
        Но герцог знал, что это не так.

«Чем скорее я забуду этот вздор, тем лучше!»- подумал он, выходя из экипажа и поднимаясь по ступеням Зимнего дворца.
        Герцог решил прежде всего узнать последние новости с фронта. Ему понадобится час, чтобы закодировать и отправить донесение лорду Кастлерою в Лондон.
        Утром курьер сможет забрать депешу. Так герцог, по крайней мере, оправдает свое пребывание в Санкт-Петербурге.
        Герцог вошел в холл и отдал шляпу дежурному лакею.
        Внезапно к нему подошел гвардейский офицер, который нес службу в холле.
        - Добрый вечер, ваше сиятельство, - сказал офицер по-французски. - Княгиня Екатерина Багратион просила вас навестить ее прежде, чем вы пройдете в свои апартаменты.
        - Конечно, - ответил герцог. - Буду счастлив видеть ее высочество.
        Офицер приказал слуге проводить герцога в покои княгини.
        Следуя за слугой, герцог подумал, что Екатерина наверняка вернет его на землю и развеет все эти странные фантазии.
        Княжна была очень земным человеком - страстным, горячим, требовательным. Герцог прекрасно понимал ее эмоции - это были чувства, известные и ему.

«То, что мне нужно, - подумал он. - Только это, и ничего больше!»

        Глава 3

        Герцог ожидал найти Екатерину в одиночестве, но, когда слуга ввел его в большую, благоухающую цветами, внушительного вида приемную, он обнаружил там множество гостей.
        Екатерина, необыкновенно красивая в платье из голубого газа, подошла к герцогу, и по выражению ее глаз он понял, что она искренне рада его визиту.
        Герцог поцеловал княгине руку, а затем поспешил подойти к царице, находившейся здесь вместе с царем.
        Елизавета Федоровна была бы очень привлекательной женщиной и достойной парой красавцу Александру, если бы не болезненное выражение ее лица.
        Герцог, однако, находил, что царица более обаятельна и уравновешенна, нежели ее муж.
        Их беседу вскоре прервал царь Александр.
        - Я хочу сообщить вам кое-что, Уэлминстер, - сказал царь, отводя герцога в сторону.
        Герцог с опасением посмотрел на него, но царь, как ему показалось, сегодня был в хорошем настроении.
        Упадок духа, из-за которого он выглядел погруженным в себя и производил менее внушительное впечатление, прошел. Царь опять обрел тот величественный вид, который обычно демонстрировал своим подданным во время парадов.
        - Что же вы хотите мне сообщить, сир? - спросил герцог.
        - Теперь я знаю, что все будет хорошо, - убежденно сказал царь. - Россия победит Наполеона, и больше нет оснований для паники.
        Герцог недоверчиво посмотрел на царя, а тот продолжил:
        - Сегодня утром я получил известие, в котором говорится, что все мои страхи и опасения беспочвенны.
        - Вы получили известие с фронта, сир?
        - Нет, я получил послание от самого господа бога, - ответил царь.
        Герцог молчал. Про себя он подумал, что в Англии ему вряд ли кто-нибудь поверит, если он изложит этот разговор с царем в своем донесении.
        - Ночь я провел в страшной тревоге, - начал царь, - а на рассвете подошел к окну и вдруг услышал голос, который сказал, что Библия поможет мне разрешить мучающие меня сомнения. - Царь глубоко вздохнул, вспоминая события этой ночи. - Я открыл наугад Святую книгу и увидел фразу, в нескольких словах давшую мне ответы на все вопросы.
        - Что же там было сказано, сир? - спросил герцог, зная, что царь ждет от него этого вопроса.
        - «Восстань и засияй, ибо явился тебе свет, и Господь простер на тебя милость свою», - произнес царь.
        Голос его был исполнен восторга. Герцог подумал, что перед ним еще один пример свойственного русским мистицизма. Что же касается его, с него довольно.
        - Счастлив, сир, что вы обрели утешение, - заметил герцог, не сумев скрыть иронии.
        Заметив, что герцог попал в трудную ситуацию, к ним подошла Екатерина.
        - Ваше величество, на моем приеме не разрешается секретничать, - весело сказала она царю. - А я просто сгораю от нетерпения услышать о визите нашего английского друга к княгине Всевольской.
        Герцогу стало смешно.
        Он понял: таким образом Екатерина дает ему понять, что знает, где он был, и что если он думает, будто может исчезнуть из дворца незамеченным, то глубоко ошибается.
        - А как вы думаете, что там произошло? - спросил герцог.
        Екатерина бросила на него взгляд из-под длинных ресниц:
        - Мне интересно, встретили ли вы там Ледяную Деву, - сказала она, - и какое впечатление она на вас произвела.
        - Ледяную Деву? - переспросил герцог.
        - Речь идет о дочери Баллона? - поинтересовался царь. - Мне говорили, что она приехала в Санкт-Петербург.
        - Она живет у княгини Всевольской, сир, - ответила Екатерина. - Уверена, она оставила в Москве множество разбитых сердец.
        - Почему вы называете эту девушку Ледяной Девой? - поинтересовался герцог.
        Екатерина засмеялась.
        - Спросите у великого князя Бориса.
        - Это правда, - подтвердил царь. - Он истоптал весь тротуар перед домом Баллона в Москве.
        - Но для него дверь была всегда закрыта, - усмехнувшись, добавила Екатерина. - А теперь, когда птичка упорхнула, уверена, что великий князь пребывает в глубокой меланхолии.
        - Не понимаю, что вы имеете в виду, - заметил герцог.
        - Все очень просто, - пояснила Екатерина. - Великий князь был без ума от Зои Валлон с самой первой встречи. Но, зная его репутацию, сначала мать Зои, а затем и ее отец отказали Борису от дома. А великий князь не привык, чтобы его держали на холоде.
        - Ну, ему это пойдет только на пользу, - сказал царь и покинул герцога и Екатерину в поисках нового собеседника.
        Герцог был согласен с мнением царя относительно великого князя, кроме того, его рассердила даже мысль о том, что великий князь может марать имя такой чистой девушки, как Зоя.
        Почему-то ему не хотелось думать о том, что красота девушки может привлекать к ней мужчин, особенно мужчин типа князя Бориса.
        Герцогу казалось, что Зоя выше интриг светского общества, которые одинаковы во всех странах, где герцогу довелось побывать.
        Теперь он понял, почему Пьер Валлон настоял на том, чтобы дочь покинула Москву и отправилась в Санкт-Петербург под покровительством княгини Всевольской.
        Наверное, девушка, так же как и сам герцог, прекрасно знала, что великий князь повеса, ведущий беспорядочный образ жизни, всегда в погоне за какой-нибудь женщиной.
        Где бы ни находился великий князь, он становился притчей во языцех из-за своих любовных похождений и экстравагантного поведения.
        В молодости он женился на недалекой и некрасивой немецкой принцессе, которую потом оставил жить вместе с детьми в своем деревенском поместье, позаботившись о том, чтобы она как можно реже появлялась в Москве или Санкт-Петербурге.
        Это давало ему возможность, подобно голодному волку, рыскать среди хорошеньких женщин, которых так много было при царском дворе. По мнению герцога, именно из-за них русский двор выглядел намного привлекательнее, чем все другие дворы Европы.
        Смешно, признался себе герцог, что именно он осуждает великого князя. Ведь его собственная репутация отнюдь не безупречна, о его любовных похождениях судачат в Англии, и они наверняка известны и в Санкт-Петербурге.
        В то же время он мог понять и Баллона, опасавшегося попыток великого князя сблизиться с его дочерью.
        Он был почти уверен, что за судьбу дочери волновалась и княжна Наталья, которая прекрасно понимала, чем может грозить молоденькой девушке внимание человека с подобной репутацией.
        Как бы прочитав его мысли, Екатерина обратилась к герцогу со словами:
        - Всем хорошо известно, что собой представляет Борис. Если Ледяная Дева не примет его ухаживаний, он может доставить ей много неприятностей.
        - Вы полагаете, что молодая девушка может принять покровительство великого князя, несмотря на его ужасную репутацию?
        Герцог говорил с такой страстью, что княгиня посмотрела на него с удивлением.
        - Не думала, - сказала она, - что вы так враждебно настроены по отношению к Борису. Лично меня его любовные дела совершенно не интересуют. И если уж говорить откровенно, какие еще перспективы могут быть у дочери французского музыканта?
        - Боже милостивый! - воскликнул герцог. - И вы, и Софья Всевольская говорите о Баллоне так, будто он играет на тромбоне в каком-нибудь жалком оркестре! Этот человек - гений!
        Екатерина пожала плечами.
        - Согласна с вами - музыкант он великолепный. Он имеет огромный успех, но сейчас мы говорим о его дочери, Ледяной Деве.
        - Надеюсь, она действительно окажется ледяной по отношению к великому князю!
        - Насколько я слышала, она пока не давала ему ни малейшего повода, - заметила Екатерина, - но, может быть, она тайно влюблена в кого-нибудь, а ее отец об этом не знает.
        Герцог хотел было сказать, что Зоя едва ли способна обмануть кого-нибудь, и прежде всего своего отца, потому что это просто не в ее характере. Но потом подумал, что может оказаться в очень глупом положении, защищая девушку, которую видел всего один раз и о которой, в сущности, ничего не знает.
        Какое ему дело до того, кто за ней ухаживает или предлагает ей покровительство?
        Рассуждая так, герцог чувствовал, что его порядочность и сохранившиеся остатки уважения к женщине восстают при мысли, как такое одухотворенное и необыкновенное существо может принять безнравственное предложение великого князя только потому, что нет другого выхода.
        Герцогу захотелось немедленно встретиться с Баллоном и поговорить о будущем его дочери. Например, он мог бы посоветовать Баллону отправить Зою в Англию, где она будет принята лучше, нежели в России с ее классовыми предрассудками.
        Нигде в мире нет столько снобов, как при дворе русского царя.
        Герцог понимал, что княгиня Всевольская и Екатерина Багратион правы, считая, что Зоя не может рассчитывать на замужество с человеком того круга, к которому принадлежала по рождению ее мать.
        И все-таки герцог не мог допустить и мысли, что Зоя может спуститься с того пьедестала, на который он ее поставил, и погрузиться в грязь, неизбежную при том образе жизни, что готов был предложить ей великий князь. «Почему меня это так волнует?»- удивлялся герцог. Но разговаривая с друзьями или знакомясь с важными людьми из окружения царя, которым представляла его Екатерина, герцог ловил себя на том, что мысли его далеки от происходящего в гостиной, А ведь он обязан был бы внимательно прислушиваться к тому, что они говорят о войне и возможных последствиях вторжения Бонапарта.
        После ухода царской четы гости также удалились. Герцог понял, что и ему нужно поспешить к себе, если он хочет успеть-переодеться к обеду в императорских апартаментах.
        Екатерина сжала его пальцы, когда он целовал ей руку.
        - Вечером возвращайтесь ко мне пораньше, я хочу поговорить с вами, - прошептала она.
        - Только поговорить? - спросил герцог.
        - Решение за вами, - мягко сказала Екатерина.
        Но в ее глазах читалось приглашение, в их темной глубине полыхал огонь.

«Это все, чего я хочу», - говорил себе герцог, идя длинным коридором.
        Однако, придя в свою спальню и переодеваясь к обеду, он вспомнил не о Екатерине, а о Зое. И опять подумал, насколько невероятны чувства и видения, которые он испытал в ее присутствии.
        Наполовину одетый, герцог подошел к окну и посмотрел на последние лучи заходящего солнца, игравшие в водах Невы.
        - Во всем виновата эта таинственная атмосфера! - сказал он себе и, как многие другие до него, добавил:
        - И почему, черт побери, Петр не мог построить город где-нибудь в другом месте, там, где климат лучше?
        Он стоял, глядя на воду и представляя себе этот пейзаж зимой, когда река замерзает и кажется, что и небо, и весь город-дворец тоже замерзли.
        - Ледяная Дева!
        Герцог вспомнил, как, слушая музыку, он перенесся в другой мир - мир, в котором царила весна. Наступит ли когда-нибудь весна для Ледяной Девы? Оттает ли это скованное льдом сердце?
        Воображение вновь нарисовало ему картину весеннего сада и таинственную фигуру, идущую ему навстречу. Герцог обернулся и увидел слугу, державшего фрак. Герцог надел его и посмотрел на себя в зеркало. Фрак, сшитый Вестоном, придворным портным принца-регента, сидел на нем безукоризненно. Герцог уже заметил, что царь очень внимательно и даже с некоторой завистью смотрит на его костюмы.
        Слуга достал из обтянутой бархатом шкатулки ордена и прикрепил их на грудь герцогу в строго определенном порядке.
        Герцог еще раз посмотрел на себя в зеркало в позолоченной раме. Старинное зеркало было доставлено во дворец из Франции и представляло собой истинное произведение искусства.
        Взглянув на часы, стоявшие на каминной полке, герцог увидел, что ему придется поторопиться, если он хочет попасть в царские апартаменты к назначенному времени. Чтобы попасть в занимаемую царем часть дворца, герцогу нужно было пройти множество бесконечно длинных коридоров.
        В обычае русских царей было занимать часть Зимнего дворца, не принадлежавшую его предшественнику. Покои, которые теперь занимал Александр I, отражали вкус царя и его стремление к простоте.
        Он был первым из Романовых, стремившимся обойтись без помпезности. Царь Александр не носил драгоценностей и запретил тем, кто встречался ему во время прогулок по набережной, спешиваться с лошадей.
        Царь не любил выделяться среди своих гостей, стремился к простым манерам и любил употреблять фразы:

«Прошу прощения…», «Прошу вас оказать мне честь…»
        К сожалению, в глазах русских престиж царя из-за этого падал, а не повышался.
        Герцогу же царь нравился, он считал, что Александр старается править страной по-другому, не как его сумасшедший отец или деспотичная бабка, императрица Екатерина.
        Герцог прекрасно понимал, насколько трудно изменить что-либо в русской иерархии, которую во дворцах чтили гораздо больше, чем волю царя.
        В то же время из отчетов британского посла герцог знал о неимоверной бедности населения России. Он понимал, что, находясь в огромных великолепных залах Зимнего дворца, нельзя узнать настоящей России, которая лежит за его стенами.
        В отчетах посла упоминались грязные трущобы недалеко от дворца, где мужчины и Женщины ютились на деревянных скамьях или на груде тряпья, брошенного на грязную, мокрую землю.
        В одном из своих отчетов британский посол писал:

«Шестьдесят, восемьдесят или сто тысяч людей в России голодают. Здесь редко встретишь лицо с ясным взором, лицо, не покрытое прыщами и не расплывшееся от пьянства. Закутанные в тряпье, часто в синяках, слишком низко павшие, чтобы протестовать, они стремятся только выжить, чтобы, их не закопали в промерзлую землю. Они отбросы, нации, насчитывающей восемьдесят миллионов. Ничего нельзя для них сделать, и они никого не интересуют ни в малейшей степени».
        Герцог вдруг почувствовал, что задыхается. Он не мог объяснить себе, почему ему вдруг захотелось отгородиться от этого общества, хотя он приехал из Лондона, чтобы лучше узнать его и в некотором смысле оно оказалось более блестящим и привлекательным, чем он ожидал «Я должен вырваться отсюда», - подумал герцог и сам удивился, насколько сильным было это желание.

        Таня ворвалась в спальню, где Зоя пришивала к платью оторвавшееся кружево.
        - Мама едет с визитом к своим знакомым и берет меня с собой, - сказала она. - Я спросила, поедешь ли ты с нами, но она хочет, чтобы с ней поехала только я.
        - Ну конечно, - ответила Зоя. - Когда ты вернешься, я буду здесь.
        - Но я хотела, чтобы ты поехала с нами. - Таня надула губки. - Потом мы могли бы вместе посмеяться и обсудить гостей и их разговоры.
        - Если твоя мама хочет, чтобы ее сопровождала только ты, - заметила Зоя, - то тут ничего не поделаешь. Но ты ведь можешь запомнить все, что там увидишь и услышишь, а потом расскажешь мне, и мы посмеемся.
        - Мне это не нравится, - недовольно сказала Таня. - Я не понимаю, почему мама такая противная. Она же знает, как нам хорошо вместе.
        - Три женщины без сопровождающего их мужчины приведут в замешательство любую хозяйку, - улыбнулась Зоя. - Поезжай и хорошенько повеселись, дорогая. Когда вернешься, мы с тобой придумаем новый танец, это будет наш сюрприз для твоей матери.
        - Я предпочла бы танцевать с тем красивым английским герцогом, который был у нас вчера, - сказала Таня. - Мама говорила мне о нем. Оказывается, у герцога есть симпатичный брат, с которым я смогу познакомиться, когда мы поедем в Англию.
        Зоя отметила для себя слово «мы», но ничего не сказала. Она только поправила волосы Тани под шляпкой с высокой тульей и нежно поцеловала подругу.
        - Не заставляй маму ждать. Ты выглядишь очаровательно, уверена, сегодня тебе наговорят много комплиментов.
        - И все-таки я бы очень хотела, чтобы ты поехала с нами!
        Таня выбежала из комнаты, не закрыв за собой дверь.
        Зоя встала, чтобы закрыть дверь, но потом передумала и, отложив кружево, которое она пришивала к платью, вышла из комнаты и спустилась по лестнице.
        Сейчас в доме никого не было, и она могла поиграть на фортепиано. Как раз сегодня утром из Москвы привезли новое сочинение, и ей хотелось его разучить.
        Ноты прислал ее отец вместе с письмом, в котором писал о своем успехе на недавнем концерте. А еще он писал:

«Здесь ходит много слухов, царит совершенно необоснованная паника. Я так рад, что ты сейчас в Санкт-Петербурге, хотя мне тебя ужасно недостает. Не дождусь того дня, когда мы опять будем вместе. Ни о чем не волнуйся, веселись. Я тебя люблю, моя дорогая дочь, и всегда, когда играю» нашу» музыку, чувствую, что ты рядом «.
        Зоя перечитывала письмо снова и снова.
        Нет никого, похожего на отца, думала она. Кто еще мог бы сказать именно те слова, которые ей хотелось услышать, слова, от которых радостно сжималось ее сердце.
        Это правда, что, исполняя некоторые произведения, они чувствовали себя настолько близкими, что Зою охватывало чувство огромного счастья.
        Девушка чувствовала, что их душевная близость в какой-то мере восполняет отцу потерю жены, которую он глубоко и преданно любил всю их совместную жизнь, с того дня, когда они вместе убежали из дома князя Стровольского.
        - Вот какую любовь я хотела бы встретить в жизни, - говорила себе Зоя.
        Перед ее глазами был пример счастья ее родителей и она знала, что никогда не снизойдет до любви, которая не будет столь же сильной и искренней. Полюбивший ее мужчина должен стать частью ее, а она - частью его.
        Ей трудно было выразить свои чувства словами, но она могла сказать это музыкой.
        Отец писал музыку, чтобы выразить свою любовь к матери, а Зоя исполняла ее, мечтая о собственной прекрасной и светлой любви.
        С той поры, как они два года назад приехали в Москву, многие мужчины стремились познакомиться с Зоей. Она пользовалась большим успехом у светских молодых львов.
        Вот тогда мать впервые объяснила ей, какое положение в обществе она занимает.
        Зоя уже знала, что семья ее матери, Стровольские, одна из самых знатных в России.
        Мать откровенно призналась, что совершила непростительную ошибку, убежав из дома с гувернером-французом, которого наняли для того, чтобы он обучал французскому языку ее и ее сестер и братьев.
        - Аристократы в России, как и в других странах, - говорила княжна, - не связывают брак с любовью и любовь с браком.
        С удивлением слушала Зоя слова матери:
        - Я знала, что мой дедушка приложил все усилия, чтобы найти мне мужа, готового забыть о моем прошлом и взять меня в жены только потому, что в моих жилах течет кровь Стровольских. - Голос княжны стал жестким. - Но мне этого было недостаточно! Все во мне протестовало при мысли, что до меня снизойдут, меня будут только терпеть.
        - Я понимаю тебя, мама.
        - Я хотела любви, - мягко сказала мать Зои. - Я хотела настоящей любви, такой любви, которую моя мать, была ли она права или нет, подарила графу Орлову и какую она не могла испытывать больше ни к одному мужчине. - Она обняла дочь. - В один прекрасный день, дорогая, ты можешь оказаться в такой же ситуации, как и я в свое время. Уверяю тебя, что любовь - настоящее чувство, такое, как моя любовь к твоему отцу, стоит всех мучений, которые приходится пережить из-за нее. И ничто, повторяю, ничто на свете не может сравниться с этим чувством.
        Видя страдания отца после смерти матери, Зоя понимала, что, несмотря на все муки, которые он перенес, потеряв любимую, любовь - единственное, что ценно в мире.
        Она также почувствовала, что со смертью матери музыка отца приобрела новое звучание. В его сочинениях появилась глубина, которой не было раньше. Оркестр под его руководством достиг в своем исполнении небывалых высот.

» Вот что делает любовь, - говорила себе Зоя, - у тех, кто нашел свое счастье, проявляются их лучшие качества «.
        Спускаясь по лестнице, она услышала, как княгиня и Таня уехали.
        Зоя догадывалась, почему княгиня не захотела взять ее с собой в гости, но не хотела говорить об этом Тане.
        Княгиня не хотела появляться в великосветских гостиных с дочерью простого музыканта, к тому же француза. Но главная причина крылась в другом: уже после того, как они уехали из Москвы, княгиня поняла, что Таня, при всей ее красоте, рядом со своей подругой всегда будет оставаться в тени.
        Родители, безумно любящие своих детей, слепы. Зоя была уверена, что, сделав свое великодушное предложение отправиться с ними в Санкт-Петербург, княгиня даже не предполагала, что Зоя может повредить успеху Тани в высшем свете.
        На самом деле Зое не хотелось покидать Москву и оставлять отца, но Пьер Валлон настаивал на ее отъезде.
        - Князь Борис с каждым днем становится все более назойливым, - прямо сказал он. - Когда меня нет с тобой рядом, я беспокоюсь и думаю только о том, какой еще способ он найдет, чтобы приблизиться к тебе. Эти заботы не только лишают меня покоя, но и мешают работе.
        - А вдруг… он поедет… за мной… в Санкт-Петербург, - неуверенно произнесла Зоя.
        - Конечно, князь может так поступить, - согласился Пьер Валлон. - Но княгиня Всевольская справится с ним лучше, чем я.
        Нетрудно было догадаться, что он имеет в виду.
        Даже такому известному человеку, как ее отец, было бы сложно противостоять великому князю Борису.
        Но княгиня Всевольская разговаривала с ним на равных. Зоя знала, что княгиня не позволит ему никаких вольностей, если рядом с Зоей будет Таня.
        По настоянию отца и потому, что она втайне опасалась князя, Зоя в конце концов согласилась отправиться в Санкт-Петербург вместе с княгиней в сопровождении большого количества слуг.
        Из Москвы они отправились в восемнадцати экипажах. Путешествие было утомительным, но Зоя с интересом рассматривала страну, по которой они ехали, хотя нищета крестьян доводила ее почти до слез.
        Путешествие заняло довольно много времени еще и потому, что по дороге они неоднократно останавливались у друзей княгини.
        Вот тогда княгиня и поняла, насколько привлекательна Зоя, и пожалела, что так необдуманно пригласила девушку пожить в их доме в Санкт-Петербурге.
        Князь Борис окрестил Зою Ледяной Девой, и это прозвище уже было широко известно. Всюду, где они останавливались во время путешествия, мужчины с интересом смотрели на нее во время приемов и гадали, не улыбнется ли им счастье растопить этот лед.
        Княгиню очень злило такое внимание к Зое.
        Ей хотелось, чтобы все смотрели только на ее дочь. Хоть княгиня и построила уже планы относительно блестящего замужества Тани, все же она считала, что девушке не помешает приобрести опыт в общении с мужчинами, научиться управлять ими, льстить им, отвергать их ухаживания.
        Но уже в следующем доме, где они остановились во время путешествия, стало очевидно, что центром внимания является Зоя, а не Таня, и княгиня приняла решение: Зоя не должна появляться на публике и принимать приглашения на приемы.
        Княгиня не хотела быть злой. Софья Всевольская на самом деле считалась очень добросердечной женщиной, и у нее почти не было врагов.
        Но она была готова упорно сражаться за благополучие своего ребенка. Княгиня твердо решила, что брак Тани будет самым блестящим, таким, какого до нее не удавалось заключить ни одной девушке.
        По мнению княгини, такой брак можно было заключить только за пределами России.
        Она слишком хорошо знала нравы великосветского русского общества и не видела примеров удачного брака ни среди родственников ее мужа, ни среди его знакомых.
        Даже царь, высокие идеалы которого заставили многих подумать, что с его приходом к власти наступит новая эра, в самом начале своего правления, уже будучи женатым, влюбился.
        Мадам Нарышкина, энергичная польская пани, родила царю двоих детей и терзала его своими изменами.
        Будучи джентльменом в гораздо большей степени, нежели его предшественники, царь прилагал все возможные усилия, чтобы внешне все выглядело прилично, и всюду в Европе царь и царица считались очаровательной парой. Но это не означало, что царь или царица были счастливы в браке, а княгиня желала для Тани не только положения в обществе, но и счастья в семейной жизни.
        Всевольская считала, что самыми великолепными мужьями являются англичане. Разумеется, они тоже иногда нарушают супружескую верность, но очень осторожны и скрытны в своих сердечных делах. И в целом выглядят очень счастливыми со своими женами и детьми.
        Поэтому приезд герцога Уэлминстера в Санкт-Петербург княгиня приняла за знак судьбы.
        У нее не было с герцогом любовной связи, но она считала его очень привлекательным и, встречаясь в Вене или Лондоне, флиртовала с ним.

» Я всегда восхищалась такими мужчинами «, - говорила княгиня.
        Она знала, что герцог считает ее очень привлекательной, и с трудом удерживалась от искушения взять его в любовники.
        Но гораздо большим достижением было бы заполучить его в зятья. Хоть герцог и заявлял, что намерен остаться холостяком, однако и более упрямые меняли в конце концов свое мнение.
        Имея в запасе брата герцога, княгиня не оставляла надежду относительно его самого.
        Сейчас, когда они ехали с Таней в карете, она опять завела разговор о его положении в английском обществе, о великолепно и с большим вкусом обставленных домах и о привлекательных качествах самого герцога.

        Так случилось, что Зоя, спускаясь по лестнице, тоже думала о герцоге.
        Тогда, танцуя на сцене, она заметила его в ложе. Потом она подумала: как странно, что она его заметила.
        Обычно она полностью погружалась в музыку отца и уносилась в мир, созданный им для нее, совершенно забывая обо всем на свете.
        И все-таки в тот раз она каким-то образом знала, что в ложе находится мужчина.
        Войдя в Белый салон, Зоя восприняла его присутствие там как часть музыки, сочиненной отцом.
        Подобного она никогда не чувствовала по отношению к заурядным людям, на этот раз это было совсем другое, странное чувство. Ей показалось, что она встретила близкую ей душу.
        Это было похоже на мелодию, которую она слушала не только сердцем, но и умом, мелодию, которая пробуждала в ней желание творить.
        Такое чувство возникало у Зои, когда она танцевала. В ее танце не было ничего определенного заранее, ничего заученного, танец рождался в ее душе.
        Отец прекрасно понимал ее чувства.
        - Когда я сочиняю музыку, моя дорогая, - говорил он, - иногда у меня возникает ощущение, будто я просто открыл какую-то дверцу внутри себя и впустил туда музыку. А теперь нужно только слушать ее и не приходится прикладывать никаких усилий.
        - Папа, я тоже слушаю музыку. И тогда мне становится ясно, что нужно делать.
        Они улыбались друг другу - им не нужны были слова, чтобы объяснить происходящее. Они и без слов понимали друг друга.

» Герцог тоже это понял «, - подумала Зоя, подходя к фортепиано.
        Она наиграла несколько нот из сочинения отца, которое исполняла для герцога.
        И вдруг, как и говорил ей отец, внутри ее распахнулась дверца, и она начала играть что-то совсем другое. Мелодия звучала в ней, пальцы сами бегали по клавишам, и рождалась музыка.
        Она играла и ощущала присутствие герцога, а иногда ей казалось, что их взгляды встречаются. Закончив играть, она мысленно увидела выражение его лица.

» Как же это может быть?«- задала себе вопрос Зоя.
        И все-таки у нее не было никакого сомнения в том, что чудо свершится.
        Она продолжала играть, веря в то, что, когда ее музыка заполнит комнату, он появится и подойдет к ней.
        И чудо произошло. Взглянув на него, она продолжила игру, а герцог поднялся на возвышение и облокотился о фортепиано, как и в прошлый раз.
        Только после заключительных аккордов, когда она сняла руки с клавиш, герцог сказал:
        - Я знал, что найду вас здесь одну. Зоя посмотрела прямо ему в глаза.
        - Как… вы узнали, что я… здесь?
        - Вчера вечером я слышал, что княгиня с дочерью собираются сегодня во второй половине дня во дворец, и догадался, что они не возьмут вас с собой.
        Ответить на это было нечего, и Зоя молчала.
        - Может быть, я ошибаюсь, - продолжал герцог, - но, когда я поднимался по лестнице и слышал вашу игру, у меня возникло странное чувство, что вы думаете обо мне.
        Зоя опять посмотрела ему в глаза и мягко сказала:
        - Я думала… о вас, потому что… вчера, когда я играла папино сочинение… я почувствовала… что вы… все поняли.
        - Да, понял, - ответил герцог. - Я сопротивлялся этому, но я все понял.
        Помолчав, он спросил:
        - Вы сейчас играли собственное сочинение?
        - Эта мелодия зазвучала в моей душе… когда я подумала о вас.
        Герцог перевел дыхание. Это признание было сделано просто, в нем не было ничего, кроме правды, и именно поэтому оно было так мучительно.
        - Что вы со мной сделали, Зоя? - спросил герцог. - Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного.
        - О чем… вы г-говорите? - шепотом спросила Зоя.
        - О том, что я вдруг начинаю видеть и слышать какие-то необыкновенные вещи. О мистике, или назовите это как хотите. Все это совершенно не в моем характере.
        - Как вы можете быть в этом так уверены? - спросила Зоя. - Если бы это было в самом деле так, вы не смогли бы понять папино сочинение, как вы поняли его вчера.
        - Но в чем же дело? - почти грубо спросил герцог. - Это как-то связано с Россией? Или это случилось бы с нами в любом другом месте - в Лондоне или Париже?
        Зоя посмотрела на клавиши, потом сказала:
        - Думаю… с нами случаются вещи, которые кажутся нам странными… но на самом деле мы к ним… внутренне готовы. Мы можем слушать одну и ту же музыку, смотреть на одну и ту же картину, любоваться пейзажем, и… ничего не случится, пока…
        Ее голос затих, словно она не могла подобрать нужных слов, и герцог договорил за нее:
        - ..внезапно не появляется что-то еще, видение, которое я принимал за галлюцинацию, пока не пришел сегодня сюда. - Зоя ждала продолжения, и герцог добавил:
        - Увидев вас снова, я понял, что в тот раз все было реальностью. Поэтому я и спрашиваю вас, что вы со мной сделали? Почему я чувствую все именно так?
        Она ответила ему улыбкой, которая показалась герцогу самой прекрасной улыбкой на свете.
        - Это… произошло, - сказала она. - Объяснения , не нужны.
        - Разумеется, - согласился герцог. - Но я человек любопытный. Это случалось и с другими мужчинами?
        В его голосе послышались резкие нотки, как будто он ожидал услышать, что она использует гипноз или что-нибудь подобное, чтобы добиться такого эффекта.
        Он ждал ответа, зная, насколько это важно для него.
        - Только с папой, - ответила Зоя. - Он понимает , он и я… мы чувствуем одинаково, а… б-болыле ни с кем Герцог почувствовал облегчение. Он боялся, что ответ будет другим.
        - Поговорим об этом или вы еще поиграете для меня? - спросил он.
        - А что вы предпочитаете?
        - И то и другое, - с улыбкой сказал герцог. Он облокотился о фортепиано, Зоя подняла руки, посмотрела на них и вдруг опустила на колени.
        - В-вы… меня… смущаете, - пробормотала она. - Не могу… думать… о музыке, потому что вы… здесь.
        - Другими словами, вы думаете обо мне, а не о музыке.
        - Но вы… хотите, чтобы я вам… поиграла.
        - Оставим это, - возразил герцог. - Давайте сядем на диван, и вы расскажете мне о себе.
        Он выпрямился, готовый отойти от фортепиано. Зоя продолжала сидеть.
        - Думаю, ее высочество… будет расстроена… если узнает, что вы… были здесь… в ее отсутствие, - медленно произнесла она, словно только сейчас подумав об этом. - И мы здесь… одни.
        - Какое это имеет значение? - спросил герцог. - Может быть, она и не узнает.
        - Нет, она обязательно узнает, - возразила Зоя. - Слуги ей расскажут. Здесь, в России… все становится известно.
        Это правда, подумал герцог, ведь узнала же вчера Екатерина, что он ушел из Зимнего, чтобы навестить княгиню Всевольскую.
        Герцогу было абсолютно безразлично, узнает ли княгиня о его визите и что она в этом случае скажет или сделает.
        Но потом он подумал, что здесь будет замешана и Зоя. Впервые герцог понял, что в своем стремлении снова увидеть ее он поступил непростительно эгоистично.
        Герцог настолько привык считаться исключительно со своими собственными интересами, думать только о своих удовольствиях, что никогда не задумывался над тем, как это скажется на других людях.
        Впервые за много лет он столкнулся с необходимостью учитывать последствия своего поступка для другого человека - девушки, доверчиво глядящей на него.
        - Думаю, самым правильным будет, если я немедленно вас покину, - заявил он.
        Он посмотрел на Зою и продолжил:
        - Я хотел бы остаться, бог свидетель, как я этого хочу! Мне хотелось поговорить с вами о многом, хотелось услышать ваш рассказ о себе. Но если это может повредить вам хоть в малейшей степени, если это вызовет хоть какие-то осложнения, я оставлю вам записку для княгини и уйду.
        Зоя всплеснула руками, и при виде этого инстинктивного жеста у герцога перехватило дыхание.
        - Я хочу, чтобы вы… остались, - едва слышно произнесла Зоя. - Мне так… хочется… поговорить с вами, но, думаю, я поступлю… правильно… попросив вас уйти.
        - Предлагаю компромисс, - быстро сказал герцог. - Я останусь ненадолго, но мы не будем терять ни секунды нашего драгоценного времени.
        Он протянул к ней руки.
        - Идите сюда. Давайте устроимся поудобнее и как можно лучше используем это время.
        Зоя встала и подала ему руку.
        Их руки встретились, и это прикосновение заставило обоих вздрогнуть.
        Они хотели спуститься с возвышения, но теперь не в силах были сделать ни одного движения и застыли в молчании, держась за руки. Зоя подняла голову, глаза их встретились, и время перестало существовать для них.
        - Я так себе это и представлял, - произнес герцог.
        Голос его прервался.
        Зоя отняла руку, прошла по комнате к обитому атласом дивану, стоящему у мраморной колонны, и села.
        Герцог поймал себя на том, что не отрываясь наблюдает за ее грациозными движениями, ему казалось, она не идет, а парит в воздухе, в каждом ее движении ему слышалась музыка.
        Герцог сел рядом с Зоей так, чтобы видеть ее.
        - Вчера вечером я много слышал о вас, - сказал он. Зоя молчала. - Мне сказали, что вас прозвали Ледяной Девой.
        Зоя слегка опустила глаза, и щеки ее порозовели.
        - Это… глупое прозвище, - прошептала она. - И придумал его… глупый человек.
        - Почему вы так говорите?
        - Потому что на самом деле… я вовсе не… ледяная, - ответила Зоя. - Я такая по отношению только к… одному человеку.
        - Князю Борису!
        - Да… Он… мне… не нравится. Он шантажирует папу!
        - Каким же образом? - резко спросил герцог.
        - Он сказал папе, что с его помощью папу вышлют из России, что ему не позволят здесь дирижировать, если… я не сделаю того, что он… хочет.
        - Это возмутительно! - рассердился герцог. - Князь не имеет права вести себя таким диким образом!
        - Папа тоже так говорит, - заметила Зоя. - Папа сказал князю, что он не имеет права вести себя подобным образом. Но я все же… очень боюсь.
        - Почему?
        - Князь Борис очень упорный и настойчивый человек. У меня такое чувство, что он может быть очень злым и… неразборчивым в средствах, если это потребуется для достижения его цели.
        - Но здесь, в Санкт-Петербурге, вы в безопасности.
        - Надеюсь… - ответила Зоя. - Ее высочество… очень добра ко мне.
        - Уверен, она защитит вас в любом случае, - успокоил ее герцог. - Если вам будут грозить неприятности, я тоже готов помочь.
        Зоя посмотрела на него. Герцог почувствовал, что взгляд ее проник в самое его сердце, как будто она хотела найти там ответ на какой-то вопрос. Потом девушка спокойно сказала:
        - Вы не должны вмешиваться… ни в какие истории, чтобы это… не повредило вашим… отношениям с царем. Я слышала, он очень привязан к вам. Русские дела… не должны касаться… вас лично.
        Герцог улыбнулся:
        - Но вы ведь не русская, то есть не совсем русская. Вы наполовину француженка.
        - Это еще хуже! - воскликнула Зоя. - Англия ведь воюет с Францией!
        - Сейчас и Россия воюет с Францией, - заметил герцог.
        - Я волнуюсь за отца, как он там в Москве. Если французы подойдут к Москве, битва наверняка будет… страшной.
        - Думаю, русские сделают все возможное, чтобы не подпустить французов к Москве, - уверенно сказал герцог.
        - Все так ужасно… так бессмысленно, - вздохнула Зоя. - Маленькой девочкой я очень любила Париж. Папа так страдает при мысли, что столько людей гибнет напрасно, исключительно из-за ненасытных амбиций даже не француза, а… корсиканца! Почему же это происходит?

» Этот вопрос задают многие французы, которых я знаю, - подумал герцог, - но у меня нет ответа на этот вопрос «. Вместо ответа герцог сказал:
        - Знаю, что у вас могут быть осложнения, если я задержусь здесь дольше, но я хочу видеть вас снова. Если вам будут грозить какие-либо неприятности, не стесняйтесь и обращайтесь ко мне.
        Помолчав, он добавил:
        - Обещайте мне, что поступите именно так.
        - Обещаю, - мягко ответила Зоя.
        Герцог подумал, насколько это характерно для нее - не избегать прямого ответа и не драматизировать событий, как на ее месте поступили бы многие женщины.
        Они встали, и герцог взял руку Зои в свои.
        Она почувствовала его губы на своей нежной коже.
        - Берегите себя, - сказал он и, не обернувшись, вышел из комнаты.
        Некоторое время Зоя смотрела ему вслед. Затем она прижала руки к груди, словно пытаясь успокоить свое смятение.

        Глава 4

        Княгиня Всевольская с Таней сначала отправились с визитом к своей престарелой родственнице, жившей в великолепном дворце на одном из островов Невы.
        Она была так стара и так много пережила в своей жизни, что ее уже не интересовали происходящие события.
        Однако она была верной, преданной почитательницей царя и непрестанно говорила о его обаянии и внушительной внешности.
        Недавно ее посетила мадам де Сталь, французская писательница, превозносившая царя и твердившая всем и каждому, какое глубокое впечатление он произвел на нее своей благородной простотой, вызвавшей к нему в Европе огромный интерес.
        - Александр, - говорила старая леди, - как раз такой царь, о котором русские давно мечтали. Увидите, он займет достойное место в истории.
        Тане этот визит казался очень скучным, и она развлекалась разглядыванием красивых вещей, которыми был полон дворец.
        Когда они покинули родственницу, мать сказала Тане:
        - По крайней мере есть хоть один человек, который доволен правлением в России, но меня не оставляет чувство, что подобные похвалы его императорскому величеству - случай исключительный.
        - А я думаю, мама, что все восхищаются царем, - ответила Таня. - Он такой красивый. В мундире он выглядит очень внушительно.
        Княгиня оставила при себе довольно резкое замечание и вместо этого снова заговорила о герцоге:
        - Таня, ты должна оказывать ему как можно больше внимания. Улыбайся, спрашивай его мнение, но ни в коем случае не докучай ему банальностями.
        - Что ты имеешь в виду, мама?
        Княгиня посмотрела на дочь и подумала, что при всем своем очаровании Таня не настолько умна, чтобы заинтересовать избалованного женским вниманием герцога.
        Затем они заехали в Зимний дворец, где спросили, могут ли получить аудиенцию у царицы.
        Елизавета Федоровна, всегда относившаяся к княгине с большой симпатией, тотчас же согласилась принять ее.
        Княгиню с дочерью провели в личные покои царицы, и Таню поразили прекрасно украшенные комнаты.
        Царица ласково встретила княгиню и ее дочь.
        Сейчас, благодаря трудной ситуации в стране, отношения царской четы были гораздо лучше, чем прежде. Александр уже не проводил долгие часы с Марией Нарышкиной. Вместо этого он искал опоры в своей жене, и она от всего сердца старалась его поддержать.
        Княгиня подумала, что царица сохраняет удивительное присутствие духа.
        - Мадам, вы очень мужественны, - сказала она.
        - Стараюсь, - просто ответила царица. - Но мне трудно передать вам, как я переживаю, что моя дорогая и любимая мною, как собственное дитя, Россия больна.
        Она глубоко вздохнула и продолжила:
        - Уверена, что господь не оставит ее своей милостью, но ей придется перенести страдания, а вместе с ней буду страдать и я, разделяя ее боль.
        Княгиня взяла руки царицы в свои и пожатием дала понять, насколько она понимает ее чувства.
        Потом уже спокойным голосом царица стала рассказывать о фонде помощи детям-сиротам, родители которых погибли на войне, и о том, что она собственноручно передала на благотворительные нужды девять десятых своего годового содержания.
        Дело уже шло к вечеру, и княгиня ждала, что царица подаст им знак об окончании визита. Внезапно дверь распахнулась и в комнату быстро вошла одна из придворных фрейлин. Лицо ее выражало отчаяние.
        - Ваше величество! Мадам! - воскликнула она. Императрица поднялась и озабоченно спросила:
        - Что стряслось? В чем дело?
        - Говорят, мадам, - с трудом выговорила фрейлина, - что французы собираются двинуться в направлении Санкт-Петербурга!
        - Этого не может быть! - воскликнула царица.
        - Так сказал гвардейский капитан, мадам. Ему сообщили, что правительство уже планирует эвакуацию ценностей.
        - Я в это не верю! - вскричала царица - Я сейчас же должна увидеться с императором.
        Она вышла из комнаты, а княгиня, взяв Таню за руку, направилась к выходу из дворца.
        Коридоры были полны людей, бегавших взад-вперед, громко переговариваясь. Здесь были кавалергарды в золоченых нагрудниках, епископы и митрополиты в белых клобуках с покрывалами, ниспадающими на плечи, и придворные арапчата в ярких камзолах.
        Княгиня столкнулась со знакомой, которая кричала:
        - Это невыносимо, немыслимо! Уверена, кто-нибудь остановит их прежде, чем они до нас доберутся!
        - Думаю, так и будет, - попыталась успокоить ее княгиня.
        - Клянусь, я скорее вырву себе язык, чем когда-нибудь опять заговорю по-французски! - вновь истерично закричала знакомая княгини. - Всех французов, будь то мужчины или женщины, нужно немедленно изгнать из Санкт-Петербурга или сослать в Сибирь!
        Она со злобой выкрикнула эти слова, а затем исчезла в толпе людей, бегущих, орущих и громко проклинающих французов и их императора Наполеона.
        Княгиню ждала ее карета. Когда они отъехали от дворца, Таня робко спросила:
        - Французы убьют нас, мама?
        - Уверена, что твой отец и русская армия остановят их гораздо раньше, чем они подойдут к Санкт-Петербургу, - сухо сказала княгиня.
        Она перекрестилась и зашептала молитву.
        В доме Всевольских в отличие от суматохи, царящей в Зимнем дворце, все было тихо и спокойно.
        Очевидно, последние новости еще не дошли до слуг. Дворецкий, встречавший княгиню, сообщил:
        - В ваше отсутствие заходил с визитом его светлость герцог Уэлминстер.
        Княгиня нахмурила брови.
        - Вы сказали ему, в котором часу я вернусь?
        - Его светлость не спрашивал меня, ваше высочество, но он некоторое время разговаривал с мадемуазель Баллон, может быть, она ему об этом сказала.
        - Он разговаривал с мадемуазель Валлон? - резко спросила княгиня.
        - Он спросил ваше высочество, я сказал ему, что вы уехали, а дома только мадемуазель Зоя. Он попросил меня проводить его в музыкальный салон.
        Княгиня поджала губы. Много раз она вспоминала о том, как смотрели герцог и Зоя друг на друга при их первой встрече. Тогда это показалось ей странным, но теперь, вспоминая, какой интерес проявил герцог к Зое, она многое поняла, и глаза ее потемнели от гнева.
        Не сказав Тане ни слова, княгиня быстро поднялась по лестнице. Она услышала звуки музыки, которые и подсказали ей, где искать Зою.
        Княгиня открыла дверь в музыкальный салон. Зоя сидела за фортепиано. Глаза ее смотрели в пространство, и, казалось, она не осознавала, что происходит вокруг. Лицо девушки светилось радостью, она была прекраснее, чем когда бы то ни было. Княгиня еще не видела ее такой.
        Она резко захлопнула за собой дверь, и Таня, которая поднималась по лестнице вслед за матерью, оказалась перед закрытой комнатой.
        Стук двери вернул Зою на землю. Она прекратила играть и встала навстречу княгине.
        Подойдя к фортепиано, княгиня резко спросила:
        - Я слышала, здесь был герцог Уэлминстер?
        - Да, мадам.
        - И сколько времени он здесь был?
        - Очень недолго, мадам.
        - Сколько же?
        - Не могу сказать точно, - ответила Зоя.
        - Тебе прекрасно известно, что ты не имеешь права принимать мужчин в мое отсутствие. От девушки, живущей в моем доме, я имею право требовать соблюдения приличий.
        - Сожалею, мадам, - ответила Зоя, - но герцог вошел в салон неожиданно. Узнав, что вас нет дома, он вскоре ушел.
        - Что он сказал? О чем вы разговаривали? Зоя помолчала, потом сказала:
        - О музыке… и о моем отце.
        Казалось бы, прямой и честный ответ Зои должен был успокоить княгиню, но вместо этого он рассердил ее еще больше. Княгиню всегда раздражало, что Зоя затмевает ее дочь и, не прикладывая к тому никаких усилий, производит впечатление на мужчин, и теперь она не могла больше сдерживать себя.
        - Твои соотечественники идут на Санкт-Петербург, - заявила она. - Под угрозой не только наша жизнь, но и все, что есть у нас дорогого и святого. Тебе лучше вернуться к отцу, я не намерена укрывать у себя врага! При этих словах Зоя удивленно раскрыла глаза. Выслушав гневные слова княгини, она спокойно, но с достоинством сказала:
        - Понимаю, мадам. Я немедленно отправляюсь в Москву. Спасибо за гостеприимство. Я и мой отец очень благодарны вам.
        Она поклонилась, и княгиня, которая, казалось, внезапно осознала, насколько молода и беззащитна Зоя, сказала уже менее агрессивным тоном:
        - Я велю заложить для тебя дорожную карету, тебя будут сопровождать надежные слуги, чтобы с тобой ничего не случилось в дороге.
        - Благодарю вас, мадам.
        Зоя еще раз поклонилась и вышла из комнаты.

        Когда пришло сообщение, что Наполеон движется на Санкт-Петербург, герцог был у царя. Александр прочитал депешу, и лицо его побледнело. Не говоря ни слова, он протянул депешу герцогу.
        Прочитав сообщение, написанное небрежным, местами плохо понятным почерком, герцог сказал:
        - Честно говоря, сир, я в это не верю.
        - Почему? - поинтересовался царь.
        - Если бы это было правдой, вы получили бы сообщение непосредственно от генерала Кутузова.
        - А вы считаете, что эта депеша не от него?
        - Нет, сир. Она от князя Повольского, помните, был такой в вашей свите, когда мы встречались в Вене.
        - Да-да, вспоминаю, - сказал царь.
        - Я всегда считал князя дилетантом и сплетником. Не знаю, какой пост он занимает в русской армии, но думаю, не очень высокий.
        Царь выхватил послание из рук герцога и перечитал его.
        - Полагаю, вы правы. Мы не должны обращать серьезного внимания на эту депешу, пока не получим подтверждения непосредственно от Кутузова.
        Однако, выйдя от царя, герцог, к своему сожалению, узнал, что члены правительства прочитали депешу прежде, чем она попала к царю. Доставивший послание курьер рассказывал его содержание каждому встречному.
        Подобное никогда бы не произошло в британской армии - в этом герцог был полностью уверен. Его также ужаснула паника, царившая не только во дворце, но и во всем городе.
        Вскоре он узнал, что большая часть аристократических семей упаковывает вещи и отправляется в свои имения, а бедняки остаются в городе без помощи и защиты. Перед Зимним дворцом собрались огромные толпы народу, как будто надеясь, что их спасут воля божья и царь.
        Герцог был уверен, что Наполеон едва ли изменит направление и двинется на Санкт-Петербург, не взяв прежде Москву.
        Другое дело, что он предложит русскому царю после капитуляции Москвы. Герцог, который в свое время и сам служил в армии, был почти уверен, что с военной точки зрения Санкт-Петербург не может быть целью похода Наполеона.
        Однако герцог не нашел никого, с кем мог бы это обсудить.
        Наконец он смог переговорить с лордом Кеткартом, британским послом, сообщившим герцогу новые сведения: сэр Роберт Уилсон, известный как» Английский генерал «, находился, оказывается, в русской армии.
        Сэр Роберт слыл в Европе знатоком военной политики России. Два года назад была опубликована его книга на эту тему. Книгу внимательно изучали все военные специалисты, включая и самого Бонапарта.
        Лорд Кеткарт сообщил герцогу, что британское правительство перевело сэра Роберта на русский фронт из Турции. Он прибыл в Россию как раз вовремя, чтобы стать свидетелем падения Смоленска.
        - Он сейчас с русской армией, - сказал лорд Кет-карт. - Жду от него отчета о развитии событий. - И добавил с улыбкой:
        - Вы, конечно, понимаете, ваша светлость, что его докладам я верю больше, чем сообщениям русских, которые часто вводят царя в заблуждение.
        Герцог поудобнее расположился в кресле во внушительной гостиной посольства.
        - Вы меня успокоили, милорд, - сказал он. - Если вы в самом деле ожидаете депешу, я хотел бы подождать ее здесь.
        - Буду только рад, - любезно ответил лорд Кеткарт.
        Однако курьер от сэра Роберта Уилсона прибыл лишь поздно вечером.
        Герцог остался в посольстве на обед, и только после того, как они с послом насладились прекрасным обедом, слуга сообщил о прибытии курьера. Естественно, что и посол и герцог с нетерпением ждали, пока слуга вскроет письмо. Посол прочитал сообщение и со вздохом облегчения передал его герцогу.
        Роберт Уилсон живо и убедительно писал, что он понимает намерение генерала Кутузова остановить отступающую перед французами армию и заставить захватчиков вступить в бой, прежде чем они подойдут к Москве.

» Москва - вот цель, которую поставил перед собой Бонапарт, - писал сэр Уилсон. - Нужно сделать все возможное, чтобы он этой цели не достиг «.
        На этом короткое послание заканчивалось. Улыбнувшись, герцог сказал послу:
        - Я был уверен, что паника, охватившая Санкт-Петербург, беспочвенна.
        - Я был того же мнения, - согласился с ним лорд Кеткарт. Он встал. - Я должен немедленно сообщить обо всем царю, - сказал он. - А вас, ваша светлость, я попросил бы сообщить эти сведения всем членам правительства, с которыми вы сможете встретиться.
        - Непременно сделаю это, - согласился герцог. Это оказалось не таким уж легким делом. Но через три часа благодаря герцогу и послу были отменены продиктованные паникой приказы, и многие важные люди не покинули город.
        К этому времени герцог очень устал. Направляясь наконец в свою спальню, он надеялся, что Екатерина оставит его сегодня в покое.
        В течение дня у него не было времени думать о ней. Но сейчас он вспомнил, как прошлой ночью Екатерина опять появилась в его спальне.
        Когда она, в новом и еще более соблазнительном, чем в прошлый раз, неглиже приблизилась к нему, он понял, что его интерес к ней угас и, как ни странно, она уже не казалась ему такой привлекательной, как прежде.
        С самого начала этой связи герцог был уверен, что они испытывают друг к другу только физическое влечение. Оба страстные натуры, оба ценят умение вести любовную игру.
        То, что Екатерина может вызывать физическое желание, не подлежало ни малейшему сомнению. И со стороны герцога не было излишним самомнением верить, что княгиня не преувеличивает, говоря о нем как о необыкновенном любовнике.
        Княгиня Екатерина развлекала и возбуждала герцога.
        Более того, тот факт, что ей было поручено шпионить за ним, придавал их связи особую пикантность. И это признавали и герцог и Екатерина.
        И вдруг, совершенно неожиданно для себя - это было как взрыв бомбы, - он понял, что его чувства к ней изменились, что даже если бы он и захотел, то не смог бы играть роль любовника.
        Догадываясь, чего будет ожидать от него княгиня, герцог не стал раздеваться.
        Слуга унес его фрак с орденами, герцог ослабил туго затянутый узел галстука, но когда появилась Екатерина, он все еще был в рубашке из тонкого полотна и в темных атласных панталонах до колена, а на черных шелковых чулках сверкали бриллиантовые подвязки.
        Прежде чем Екатерина успела заговорить и задать очевидный вопрос, почему он не в постели, герцог быстро произнес:
        - Екатерина, мне нужно срочно составить несколько донесений. Это займет много времени, я буду занят до самого утра.
        Княгиня улыбнулась.
        - Ну, тогда я буду писать эти донесения вместе с вами. Вы же знаете, как мне хочется их прочитать.
        - К сожалению, они будут закодированы. Насколько я знаю, ваши соотечественники попытались расшифровать код, но им это не удалось.
        - Это правда, - сказала Екатерина, - именно поэтому, мой дорогой Блейк, вы и должны расшифровать мне ваши депеши.
        - Неужели вы могли подумать, что я способен на такое предательство? - возмутился герцог. - Я ведь не просил вас показывать мне ваши секретные отчеты.
        - Можете их посмотреть, если хотите, - заявила Екатерина. - Но я и сама могу вам сказать, что я о вас думаю и каков вы как мужчина.
        Последние слова прозвучали в ее устах как ласка, и герцог поспешил ответить:
        - Идите спать, Екатерина, и дайте мне работать.
        - Неужели вы можете быть таким злым? - улыбнулась княгиня.
        Она подошла к нему, и прежде, чем герцог опомнился, ее руки уже обнимали его, а губы целовали его тело. Сквозь тонкую рубашку он чувствовал их тепло и настойчивость, но теперь, как и тогда, когда она только вошла в комнату, герцог знал, что она уже больше не имеет над ним прежней власти. Трудно было поверить в это, потому что их связь казалась такой пылкой, они так бурно желали друг друга.
        Герцог легко коснулся пальцами нежного подбородка княгини и поднял ее лицо. Он долго смотрел ей в глаза, в глубине которых таился огонь, губы ее были полуоткрыты, она часто дышала.

» Как же это случилось?«- удивился он, и внезапно ему открылся ответ, как будто кто-то произнес его вслух.
        Когда Екатерина неохотно покинула его и герцог остался один, он подошел к окну, раздвинул занавеси и вдохнул горячий неподвижный воздух.
        Стоя у окна, он вдруг услышал звуки музыки, которую ему играла Зоя. Это было сочинение ее отца, и называлось оно» Таяние льда «. Вспоминая эту прекрасную музыку, он думал о том, что эта мелодия растопила в нем цинизм и уверенность в том, что женщины делятся только на две категории: желанные и нежеланные.
        Сегодня ночью он вдруг понял, что Екатерина больше не привлекает его.
        Он почувствовал себя рыцарем, защищающим на турнире цвета своей дамы. Теперь все остальные женщины просто перестали для него существовать. Это казалось невероятным, но он был уверен, что именно это с ним и произошло.
        Музыка, которую исполняла Зоя, глубоко проникла не только в его разум, но и в ту часть тела, о которой он не вспоминал уже долгие годы и которую когда-то называл своей душой.

        Проснувшись на следующее утро, герцог обнаружил, что жизнь во дворце вернулась в свое обычное русло. Казалось, накануне не было никакой суматохи и паники.
        Неподвижные, как статуи, стояли на своих постах в коридорах, по которым герцог шел к апартаментам царя, гвардейцы. Навстречу ему попадались в основном придворные, которые неторопливо шли по своим делам. Они вежливо кланялись ему, и им казалось, это не они вчера бились в истерике при мысли о Наполеоне.
        Царь пребывал в прекрасном расположении духа. После чтения Библии он был уверен, что Кутузов, будучи под покровительством самого господа бога, не допустит французов в Москву.
        Герцог слушал царя, и внезапно в голову ему пришла идея, которую он пока решил не высказывать вслух.
        Как только позволили правила приличия, он откланялся, покинул дворец и отправился во дворец Всевольских. Герцог пытался убедить себя, что с его стороны будет простой данью вежливости, если он первым сообщит княгине, что слухи о движении Наполеона на Санкт-Петербург не подтвердились. Однако он знал, что истинной причиной его визита к княгине является желание снова увидеть Зою.
        Прошлой ночью, после того как он без помех закончил писать донесение и лег в постель, он думал о Зое, она же снилась ему и во сне.

» Мысли о ней начинают преследовать меня «, - сказал себе герцог. И снова он подумал, что это связано с загадочностью России, с ее необычным климатом. А может быть, причина совсем в другом? В том, в чем он не хочет себе признаваться?
        Его обрадовало, что во дворе не было карет, готовящихся к отъезду. Герцог велел доложить о себе и был тотчас приглашен в личную гостиную княгини.
        Когда слуга ввел герцога, княгиня, писавшая что-то за секретером, радостно вскрикнула и встала ему навстречу.
        - Блейк! - воскликнула она. - Как я рада видеть вас! Уверена, вы сможете ответить на вопросы, которые я хочу вам задать!
        - Полагаю, вы уже слышали, - заметил герцог, - что вчерашняя паника была вызвана ложными слухами, распространенными неутомимым сплетником князем Повольским.
        Княгиня засмеялась.
        - Я должна была бы догадаться, что за всем этим стоит Феликс. К счастью, вчера поздно вечером ко мне заехал один знакомый и сообщил, что он встретил лорда Кеткарта и причин для волнений нет.
        - Я знал, что вы, как никто другой, проявите благоразумие, - сказал герцог.
        - Что вам предложить: кофе или вина? - с улыбкой спросила княгиня.
        - Кофе, пожалуйста.
        Княгиня позвонила в золотой колокольчик и отдала приказ появившемуся слуге.
        Герцог подождал, пока слуга закрыл за собой дверь, и заметил:
        - Надеюсь, эти слухи не очень расстроили Зою Валлон. Она ведь так озабочена судьбой отца.
        - Пьер Баллон француз, - холодно ответила княгиня. - Всем нам вчера довелось так много пережить! Пройдет еще немало времени, прежде чем мы перестанем видеть во французах только наших злейших врагов!
        Герцог удивленно посмотрел на княгиню.
        - Уверен, вы не имеете в виду Баллона и его дочь?
        - Боюсь, - сказала княгиня, - что в то время, когда моему мужу грозит опасность погибнуть от французской пули, а его страну могут захватить самым подлым образом, мне нет дела до французов, кто бы они ни были!
        Герцог был поражен, но, поскольку все его мысли постоянно были только о Зое, быстро спросил:
        - Могу я поговорить с дочерью Баллона? Думаю, она очень огорчена вашим отношением.
        - Не вижу причины, почему вы должны вмешиваться, - заметила княгиня. - В конце концов, она для вас никто.
        - Я был поражен ее талантом танцовщицы и музыкальными способностями.
        Последнее он добавил намеренно, так как понимал, что слуги могли рассказать княгине, что он слушал игру Зои в музыкальном салоне.
        - Охотно верю, - ответила княгиня, - но предлагаю поговорить о других вещах. Дорогой Блейк, я не имею ни малейшего желания ссориться с вами из-за этой девушки, ведь она всего-навсего учит мою дочь французскому языку.
        - Я и не собираюсь с вами ссориться, - возразил герцог. - Однако я все-таки хотел бы поговорить с Зоей. Уверен, вы не откажете мне в этом.
        Герцог заметил, как сузились глаза княгини. Затем она сказала:
        - Вы настаиваете? Должна сказать, Блейк, вы меня удивляете. Никогда не думала, что вас может заинтересовать молодая девушка. Но если так, то почему это не моя дочь Таня?
        - Я уже говорил, что Тане очень подойдет мой брат, - терпеливо объяснил герцог. - Как и обещал, я устрою в Уэлминстер-хаузе бал для Тани, когда вы приедете в Лондон.
        Княгиня прекрасно понимала, какие выгоды сулит такое предложение. Она всплеснула руками и воскликнула:
        - Вы так добры, Блейк! Для Тани это будет прекрасной возможностью попасть в английский бомонд. Она засмеялась и прижала пальцы к губам.
        - Видите, я заговорила по-французски, а еще вчера все клялись, что никогда больше не произнесут и слова на этом языке. Но как же можно по-другому описать тот блестящий круг избранных, в котором вы играете такую видную роль?
        - Вы мне льстите, Софья, - заметил герцог. - Но я все еще хочу поговорить с Зоей.
        Взгляды их встретились, и герцогу показалось, что княгиня хочет настоять на своем. Затем с легкой улыбкой, в которой сквозило сожаление, она сказала:
        - Увы, это невозможно.
        - Почему?
        - Потому что на рассвете Зоя уехала в Москву.
        - Вы хотите сказать, что отправили ее в Москву?
        - Я отправила ее к отцу.
        - Но почему?
        - Потому что она француженка. Я подумала, что там ей будет спокойнее, а здесь так были накалены страсти…
        - Вы действительно думаете, что в Москве, где в любую минуту могут загреметь пушки Наполеона, она будет в большей безопасности?
        Герцог был разгневан, и княгиня, посмотрев на него с некоторой опаской, сказала:
        - Вас не касается, Блейк, что я делаю или как поступаю с людьми, которые так или иначе всего лишь слуги в моем доме.
        Герцог встал.
        - Вы уже уходите? - спросила княгиня, и в голосе ее послышался испуг.
        - Ухожу, - ответил герцог - До свидания, княгиня Он небрежно поднес ее руку к губам, поклонился и вышел из комнаты.
        - Блейк! - окликнула его княгиня, и в голосе ее послышались умоляющие нотки. Герцог сделал вид, что не слышит.
        Он вернулся во дворец, велел слуге немедленно упаковать вещи и отправился к царю.
        Царь был занят государственными делами, но, как только освободился, пригласил герцога к себе.
        - Что случилось, Уэлминстер? - спросил он. - Думаю, вы не стали бы так срочно просить встречи, если бы дело не было очень важным.
        - Это дело действительно важно для меня, сир, - ответил герцог. - Я решил, что после вчерашних волнений и суматохи мне следует немедленно отправиться к сэру Роберту Уилсону. Это в интересах моей страны и, думаю, также и вашей.
        - Вы собираетесь посетить и мою армию?
        - Мне доставила бы большое удовольствие встреча с генералом Кутузовым, - ответил герцог. - Кроме того, я хотел бы своими глазами увидеть происходящее. Думаю, после вчерашнего, сир, мы с вами оба довольно скептически относимся к депешам, от кого бы они ни поступали.
        - Правительство действовало слишком поспешно, - жестко сказал царь. - Я уже издал приказ, чтобы в дальнейшем они тщательно проверяли поступающие к ним сведения.
        - И вы абсолютно правы, сир, - согласился с ним герцог. - Если вы не сочтете это дерзостью, я хотел бы прислать мои соображения о происходящем после того, как встречусь с Кутузовым.
        - Напротив, я прошу вас прислать мне ваш доклад, - сказал царь. - Вам хорошо известно, Уэлминстер, что я вам полностью доверяю и не забуду помощь, которую вы мне вчера оказали.
        Царю не было необходимости говорить, что он стыдится того, как он сам, его правительство и многие дворяне поддались панике без веской на то причины.
        Герцог покинул апартаменты царя и поспешил к себе. Как он и ожидал, все уже было готово к отъезду.
        Он написал короткую записку британскому послу и, поскольку этого требовали приличия, Екатерине.
        Потом, как мальчишка, который спешит из школы домой на каникулы, он сбежал по мраморной лестнице. Перед подъездом его ждала карета и шесть верховых солдат - по приказу царя они должны были сопровождать герцога в путешествии.
        Когда они отъехали от Зимнего, герцога охватило такое чувство, как будто он отправляется навстречу приключениям и неизвестно, что его ожидает в пути.
        И не только потому, что шла война, но и потому, что это касалось его самого, его чувств, а возможно, - он не был в этом полностью уверен, - и всего его будущего.

        Дорожная карета княгини Всевольской, запряженная четверкой лошадей, двигалась очень быстро. Зоя знала, что, как и многие другие аристократы, князь Всевольский держал на постоялых дворах на пути из Санкт-Петербурга в Москву своих собственных лошадей.
        Она подумала, что при такой скорости она будет в Москве уже через пять-шесть дней. В каком-то смысле рядом с отцом ей будет гораздо спокойнее.
        Однако он может рассердиться, что она опять подвергает себя опасности. И не только из-за нападения французов, но и из-за князя Бориса. Этот человек сделал жизнь девушки невыносимой, пока отец не отправил ее в Санкт-Петербург.
        Так как князю было отказано от дома и он не мог видеться с Зоей, он постоянно караулил ее у входа. Из-за этого она не решалась выходить из дома, а князь постоянно напоминал о себе подарками, букетами цветов и письмами. Зоя отказывалась встречаться и все дорогие подарки немедленно возвращала князю. Девушка чувствовала себя в осаде и боялась, что великий князь, разозлившись, отомстит ее отцу.
        Ни один русский не осмелился бы вызвать на поединок или оскорбить столь высокопоставленное лицо, как князь Борис.
        Но Пьер Баллон только смеялся над угрозами князя и не обращал внимания на его грубости. Зоя же дрожала от страха, зная, что русским свойственны упрямство и решительность, заставляющие их сражаться даже тогда, когда они уже проиграли сражение.
        Зоя надеялась, что именно с этим столкнется Бонапарт в России, но пока он одерживал победу за победой, а русские терпели поражения во всех битвах с ним.
        Она не могла избавиться от чувства, что должна была бы переживать за обе сражающиеся стороны, потому что в ее жилах смешалась французская и русская кровь.
        Но ее симпатии были полностью на стороне родины ее матери.
        Французы не имели права, думала Зоя, вторгаться в страну, которая не причинила им никакого зла и с которой когда-то они были союзниками.
        Она знала, что царь направил Бонапарту в Вену послание, в котором говорилось, что еще не поздно заключить мир между двумя странами, если император отзовет свою армию от Немана.
        - Сам господь бог не сможет теперь изменить ход событий, - ответил Наполеон.
        Зое рассказывали, что Александр, получив этот ответ, заметил:
        - Теперь, по крайней мере, Европа знает, что не мы развязали эту бойню.
        Но как бы ни закончилось это противоборство, будут гибнуть люди. Зоя с ужасом думала не столько об убитых, сколько о раненых, которые останутся на поле боя и умрут в ужасных мучениях, потому что вряд ли кто-нибудь сможет оказать им помощь.

» Война - это ужасная ошибка и чудовищное зло «, - не раз с глубоким убеждением говорила она себе и часто молилась, чтобы никто из близких ей людей не был убит или ранен.
        Теперь в своих молитвах она упоминала и имя герцога.
        Зоя знала, что, покинув ее, он унес с собой часть ее души.
        Как бы ей хотелось, чтобы герцог остался! Сев после его ухода за фортепиано, она мечтала снова увидеть его, услышать его голос, ощутить эту странную дрожь, проникающую в самую душу и делающую ее его пленницей.
        Теперь же лошади уносили ее все дальше от Санкт-Петербурга, и Зоя чувствовала, что они никогда больше не встретятся. И скорее всего герцог забудет о ее существовании.
        Эта мысль причиняла ей невыразимую боль, но в то же время она не могла себе представить, что такое может произойти на самом деле.
        Он появился в ее жизни так неожиданно, но в то мгновение, когда их глаза встретились, у нее возникло ощущение, что наконец-то после долгой разлуки, длившейся, вероятно, целые столетия, она встретила его опять.
        Зоя даже не пыталась разобраться в том, что произошло. Она только знала, что это случилось. И музыка, внезапно зазвучавшая в ее сердце и передавшаяся пальцам, обрела новый смысл.
        Изменились и ее молитвы. Когда она думала о герцоге, душа ее, казалось, расцветала.
        Но теперь она покидала его, оставляла в Санкт-Петербурге. Может быть, он так никогда и не узнает, почему она уехала. Ей было больно, она чувствовала, как все ее существо стремится к нему через пространство, все больше отделяющее их друг от друга. Но Зоя тут же спрашивала себя, как могла она хоть на мгновение подумать, что может занимать хоть какое-то место в жизни герцога, хоть он и значил так много для нее самой?
        Теперь она понимала, что хотела сказать мать, объясняя, почему она убежала с Пьером Баллоном, невзирая на свое положение в доме деда, роскошь и преимущества принадлежности к роду Стровольских.
        Все это не имело никакого значения по сравнению с ее любовью. Но положение матери очень отличалось от ее собственного, думала Зоя. Мать полюбила человека, занимавшего более низкую ступень в обществе, чем она, а Зоя полюбила человека, который был выше ее во всех отношениях, человека с большими заслугами, другой национальности. Между ними пропасть - огромная, как расстояние от Земли до Луны.
        - Я должна забыть его! - шептала Зоя, но знала, что это невозможно.
        За три короткие встречи герцог пробудил в ее душе необыкновенное чувство, стал для нее целым миром. Она никогда не сможет его забыть и для остальных действительно останется Ледяной Девой, как ее прозвали.
        Карета двигалась вперед. Они останавливались только чтобы поесть и сменить лошадей, ехали день и ночь, потому что Зое было опасно останавливаться одной на ночь на постоялом дворе. Ей рассказывали, что постоялые дворы в России очень неопрятные и грязные, полные вшей. А сейчас они могут быть полны солдат.
        Чтобы немного поспать, они останавливались на час-другой у обочины дороги, кучер и верховые ложились прямо на землю, нагретую солнцем, и крепко засыпали. Просыпались они бодрые и готовые продолжить путь.
        Постепенно Зоя привыкла к покачиванию кареты, ей стало казаться, что она отправилась в странствие, которому не будет конца. Стук колес заполнял не только уши, казалось, он вытеснил даже все мысли.
        И вдруг, когда она подумала, что цель их путешествия уже близка, послышались далекие звуки выстрелов. Зоя увидела русские войска, которых становилось все больше и больше. Очевидно, они готовились к контратаке.
        Девушка стала гадать, где это может произойти. Прошлой ночью во время остановки она спросила кучера, где они находятся. Тот показал на юг и сказал:» Бородино «.
        Зная, что Бородино находится недалеко от Москвы, Зоя с облегчением подумала, как чудесно будет увидеть завтра или послезавтра отца. Девушка надеялась, что отец не покинул Москву и она не окажется одна в городе.
        Его письма были такими спокойными и безмятежными, что она не могла поверить, будто он может уехать из Москвы. Конечно, он же не оставит свой оркестр!
        На рассвете они продолжили свой путь, и Зоя снова услышала выстрелы пушек. Они раздавались далеко на юге. Девушка поняла, что битва, о которой говорили в Санкт-Петербурге, началась.
        Зое теперь казалось, что ей грозят с обеих сторон: русские - потому что она француженка и французы - потому что она русская.
        Она стала молиться о своем спасении, обнаружив, что молится также и о спасении герцога, хотя ей было совершенно непонятно, какая опасность может угрожать ему. Девушка была уверена, что герцог находится в Санкт-Петербурге.
        Лошади мчались вперед, уже показались маковки церквей и башни Москвы.
        - Я дома! - сказала себе Зоя. Для нее дом был там, где отец, хотя после смерти матери многое изменилось.
        Зоя устала, путешествие было долгим. Прислушиваясь к далеким выстрелам, она подумала, что оставшиеся в живых солдаты, наверное, тоже устали. Девушка представила себе, сколько французов и русских погибло в этой битве, и сердце ее сжалось: как жестоко лишать людей самого драгоценного дара божьего - жизни!
        И вот Зоя в Москве. На улицах полно людей, напряженно ожидающих исхода битвы. Карета проехала по набережной, миновала Кремль с его высокими башнями и свернула на улицу с каменными домами красивой архитектуры.
        Мать всегда говорила, что не хочет жить в деревянном доме, а Пьер Баллон из любви к жене всегда старался сделать все для ее счастья, и поэтому купил каменный особняк на тихой площади недалеко от центра города. Наталья Валлон была очень довольна.

» Здесь есть сад, где мы с Зоей сможем посидеть в тени деревьев, - говорила она. - В теплую погоду, дорогой, мы будем там завтракать. Наш дом похож на кукольный домик, и мы будем счастливы в нем «.
        В ответ на это Валлон нежно поцеловал жену.

» Ты так и не стала взрослой, - говорил он. - Такие кукольные домики я буду дарить тебе в каждой стране, где нам доведется жить «.
        Жена смотрела на него с обожанием.

» С тобой я буду счастлива всюду. Будет ли это роскошный дворец или убогий чердак, главное, чтобы мы были вместе «.
        Пьер Валлон обнимал жену, и Зоя, наблюдавшая за ними, понимала, что эти слова тронули его так же, как трогала музыка. В глазах отца Зоя читала восхищение.

» Кукольный домик «, как они в шутку называли свой особняк, был маленьким оазисом мира и счастья, где Валлон находил убежище от всего, даже от своих почитателей, неотступно преследовавших его.
        И только князь Борис нарушал мир и покой их жилища. Теперь Зоя была особенно рада, что у них есть сад, потому что не отваживалась выходить из дома на улицу, опасаясь встречи с князем.
        Однако сейчас такой опасности не было, и, когда карета остановилась, Зоя выпрыгнула из нее прежде, чем слуга успел постучать в дверь дома.
        Дверь открыла экономка отца. Она изумленно уставилась на Зою.
        - Мадемуазель Зоя! - воскликнула она.
        - Я вернулась. Мари! - ответила Зоя. - Папа здесь?
        Где он?
        - Он в саду, мадемуазель, - ответила Мари.
        Зоя поспешила к заднему крыльцу дома.
        Отец сидел в тени дерева, перед ним лежали ноты.
        Зоя догадалась, что он сочиняет новое произведение для оркестра.
        Некоторое время она молча стояла и смотрела на него.

» Разве есть более красивый и обаятельный мужчина, чем мой отец?«- спросила она себя.
        И сердце ее ответило:» Да, такой есть «. Потом с криком, испугавшим отца, она бросилась к нему.
        - Папа! Папа! Я вернулась домой! Она увидела в глазах отца изумление, а потом он обнял ее и крепко прижал к себе.
        - Зоя! Дорогая моя! Почему ты вернулась? Как ты могла поступить так неразумно! Вернуться в такой ужасный момент!

        Глава 5

        - Войска покидают город, месье, - сказал Жак, подавая обед.
        - Похоже, почти все жители уже уехали, - заметил Валлон.
        Зоя удивленно посмотрела на отца, и он пояснил:
        - Губернатор запретил покидать город. Он просил всех об этом. Тех, кого удавалось задержать, возвращали и наказывали. Однако люди продолжают бежать, увозя с собой все, что могут погрузить в повозки.
        - Уверена, русская армия уже остановила французов, - сказала Зоя. - На рассвете я слышала выстрелы пушек. Было около шести часов. Страшно подумать, сколько людей там, наверное, погибло.
        - Войн без жертв не бывает, - ответил Валлон. - Остается только молиться, чтобы эта битва оказалась решающей, и неважно, кто победит.
        Несмотря на то, что отец говорил о войне таким тоном, как будто ему было безразлично, кто победит, Зоя была уверена, что он понимает: его соотечественники - захватчики.
        Наполеон захватил уже так много стран, подумала она. Зачем ему еще новые завоевания? Почему он хочет править Россией, как правит уже почти всей Европой?
        - Вот новое сообщение, месье, - сказал Жак, подавая Баллону бумагу, лежавшую на маленьком столике.
        - Что там пишут? - спросил Валлон, не обращая внимания на протянутый слугой листок.
        - Здесь говорится, что Кутузов намерен защищать Москву до последней капли крови.
        - Думаю, это он сейчас и делает, - заметил Валлон. Он прислушался, и Зоя тоже услышала далекие выстрелы пушек.
        Зое показалось, хотя она не могла бы сказать это с уверенностью, что перестрелка стала более интенсивной, выстрелы раздавались теперь гораздо чаще, нежели тогда, когда ее карета приближалась к городу.
        - Мы здесь… в безопасности? - спросила она, и голос ее задрожал от страха.
        - Думаю, нам ничего не грозит, кто бы ни победил, - сухо сказал отец. - И все-таки, моя дорогая, я предпочел бы, чтобы ты оставалась в Санкт-Петербурге.
        Чтобы не задевать самолюбие отца, Зоя не стала говорить ему, что княгиня буквально выставила ее из своего дома.
        Вместо этого она сказала:
        - Если нам грозит опасность, я хочу быть с тобой. Думаю, что мама тоже желала бы этого.
        Отец улыбнулся ей, но глаза его были печальны, как всегда, когда он думал о жене.
        Он встал из-за стола, подошел к окну и взглянул на залитый солнцем сад:
        - Нам нужно решить, - сказал он, - что для нас лучше: уехать или остаться.
        - Куда же мы можем поехать? - спросила Зоя.
        - Вот в этом-то и проблема, - ответил Валлон. - А ты что думаешь, Жак?
        Не было ничего удивительного в том, что Валлон обсуждал свои планы с человеком, который был всего лишь слугой. На самом деле Жак в доме Баллона занимал совершенно особое положение.
        Актер-неудачник, он случайно встретил Пьера Валлона и посвятил ему всю свою жизнь. У него было очень несчастливое детство. Он выступал в цирках, иногда получал маленькие роли в театре, но никто не проявлял к нему никакого интереса и не нуждался в его услугах.
        Однажды, будучи без работы, Жак пошел в Оперу и увидел там за дирижерским пультом великого Баллона. С этого момента, рассказывал он Зое, для него началась новая жизнь. Жак поступил на службу к композитору и стал его преданным слугой.
        Жак служил у них уже около десяти лет, и теперь невозможно было себе представить, что бы они без него делали.
        Кроме всего прочего, Жак обладал удивительной способностью к языкам. Он говорил по-немецки, потому что жил в Вене, по-арабски, потому что побывал с цирком в Египте, а теперь на удивление хорошо овладел русским.
        В жизни Жак играл выбранную им роль гораздо убедительнее, чем на сцене. Зоя знала: кто бы ни занял Москву, Жак сумеет найти с ними общий язык.
        - Думаю, трудно будет достать еду, если владельцы лавок уехали и закрыли их, - вслух сказала Зоя.
        - Я сделал хорошие запасы, мадемуазель, - ответил Жак.
        Зоя улыбнулась. Она знала: если за дело возьмется Жак, им не придется голодать.
        - Я вынужден настаивать на том, - произнес Валлон, удивив Зою властными нотками в голосе, - чтобы ты ни под каким предлогом не покидала дом.
        - Папа, ты говоришь это серьезно? - спросила Зоя. Она вспомнила, как до поездки в Санкт-Петербург расстраивалась, когда из-за преследований князя Бориса вынуждена была оставаться узницей в собственном доме.
        - Да, я говорю совершенно серьезно, - подтвердил Валлон.
        Мужчины посмотрели друг на друга. Они хорошо понимали, что практически пустой город будет представлять большое искушение для русских солдат, не говоря уже о французах, которые сражаются за много миль от своей родины.
        Грабеж на войне всегда считался одним из» развлечений «. Баллон и Жак понимали, что грабежи остановить никто не сможет и что женщина, любая женщина, незамедлительно привлечет внимание солдат, разлученных со своими женами и любимыми.
        - Ты будешь сидеть дома, - повторил Баллон и, не желая продолжать разговор, вышел из комнаты.
        - С вашей стороны неразумно было вернуться сейчас в Москву, мадемуазель, - сказал Зое Жак. - Маэстро расстроился, а когда он расстроен, он не может работать.
        Зоя взглянула на закрывшуюся за отцом дверь и сказала;
        - Мне пришлось приехать, Жак. Только не рассказывай об этом отцу, но все решили, что Наполеон идет на Санкт-Петербург, возненавидели французов, и княгиня захотела избавиться от меня.
        Жак пожал плечами.
        - Это война, мадемуазель, а на войне всякое может случиться.
        Зоя подошла к окну.
        Ей показалось, что она слышит гром пушек, но на самом деле сражение происходило слишком далеко от их дома. В своем воображении она слышала звуки разрывающихся снарядов, стоны и крики раненых, ощущала запах крови и пороха.
        Зоя никогда не видела сражений, но инстинктивно ощущала их ужас. Она отвернулась от окна и направилась в маленький салон в передней части дома.
        В четыре часа дня внезапно наступила тишина, и девушка поняла, что битва закончилась.
        Было, однако, неизвестно, кто победил.
        Зоя находилась в гостиной одна. На душе у нее было тревожно, ее мучило предчувствие беды.
        Девушка отправилась искать Жака. Найдя его в кухне за чисткой серебра, она сказала:
        - Я знаю, что пушки замолчали. Битва закончилась! Ах, Жак, узнай, пожалуйста, что же там произошло!
        - Маэстро скоро вернется, - ответил Жак.
        - Он сейчас со своим оркестром, - умоляла его Зоя. - Я не могу ждать, пока он вернется. Жак, пожалуйста, спроси, может быть, кто-нибудь знает, чем закончилась битва.
        - Мне не хочется оставлять женщин одних в доме, - сказал он, - но раз вы так просите, мадемуазель, я постараюсь что-нибудь разузнать. Закройте за мной дверь на засов и никому, кроме маэстро и меня, не открывайте!
        - Ну, конечно, не открою, - пообещала Зоя.
        Однако ей было странно слышать такие указания от Жака.
        Зоя пошла к Мари, но разговор не клеился, потому что мысли ее были заняты только исходом битвы и она страстно желала узнать, что же там произошло.
        Прошло почти два часа, прежде чем вернулся Жак. Услышав стук в дверь, Зоя сбежала вниз по лестнице, посмотрела в боковое окошко и увидела Жака. Она отодвинула засов и открыла дверь. Жак вошел в маленький холл. Он улыбался, и Зоя сразу догадалась, что у него хорошие новости.
        - Что там произошло? Что тебе удалось узнать? Слова опережали друг друга.
        - Говорят, это великая победа, мадемуазель!
        - Кто победил? Русские?
        - Конечно! Они всегда говорили, что Кутузов не пустит французов в Москву.
        - Значит, нам не о чем больше беспокоиться! - воскликнула Зоя и побежала наверх сообщить радостную новость Мари.
        Когда вернулся домой отец, вид у него был совсем не такой довольный и радостный, как ожидала Зоя.
        - Потери ужасные, - сказал он. - Некоторых раненых доставили в город, но за ними практически некому ухаживать.
        - Но ведь не все уехали из города, папа! - воскликнула Зоя.
        - По улицам бродят только бедняки и бездомные, - ответил Баллон. - А знаешь, сколько человек из оркестра пришли сегодня на репетицию?
        - Сколько?
        - Шесть!
        Он швырнул ноты на стол и сказал:
        - Оркестра больше нет! Я никому не нужен!
        - Ах… папа!
        Услышав в его голосе страдание, Зоя подошла к отцу и обняла его.
        - Ты всегда будешь нужен, - уверяла она. - Если не в России, то в других странах. Ты и сам это прекрасно знаешь!
        - Все было так хорошо, - прошептал Валлон. - Я думал, что здесь, среди соотечественников твоей матери, я буду ближе к ней.
        Он разговаривал сам с собой. Зоя прижалась к его щеке и сказала:
        - Где бы ты ни был, я знаю, мама всегда будет с тобой! Вы ведь были так близки, вы никогда не расстанетесь.
        Она почувствовала, как руки отца обняли ее еще крепче, и поняла, что сказала именно то, что он хотел услышать в эту минуту. Потом, не в силах продолжать этот разговор, Валлон ушел в свою комнату - свое прибежище - и закрыл за собой дверь.
        Зоя отправилась искать Жака.
        - Жак, мне кажется, наступило время покинуть Россию, - сказала она. - А папе придется создавать свой оркестр в другой стране.
        - Согласен с вами, мадемуазель, - ответил Жак. - Нам нужно только решить, куда мы отправимся. И еще нужно уговорить вашего отца уехать из этой страны.
        - Это будет не так-то просто, - заметила Зоя, - но я поговорю с ним сегодня же вечером после обеда.
        - Хорошо, мадемуазель. Вы поговорите с ним, а я приготовлю сегодня на обед все его самые любимые блюда.

» Да, хороший обед поднимет настроение, - подумала Зоя, - а я постараюсь убедить отца, что его талант в другой стране будут ценить гораздо больше. А потом мы опять отправимся в свои странствования «.
        Думая обо всем этом, Зоя вдруг поймала себя на мысли, что ей хотелось бы еще хоть раз увидеть герцога.
        Ей хотелось знать, известно ли ему, что она уехала из Санкт-Петербурга. Может быть, он вернулся, чтобы попросить ее еще поиграть для него, и узнал о ее отъезде.
        Ей даже не обязательно было закрывать глаза, чтобы увидеть перед собой его красивое лицо, серые как сталь глаза. Она помнила выражение его лица, когда он говорил о том, какие удивительные чувства испытал, слушая ее игру.
        - Он понял папину музыку, - тихо сказала Зоя, как бы уверяя себя в том, что это правда.
        Воспоминание о том мгновении, когда их руки встретились и что-то таинственное, необъяснимое произошло между ними, было незабываемым.
        Зоя медленно поднималась по ступенькам, раздумывая, какое платье ей надеть к обеду, который должен был стать совершенно особым и, как она чувствовала, очень важным. Отец любил, чтобы Зоя была хорошо одета, как раньше он требовал этого и от ее матери. Как все французы, он ценил в женщинах не только красоту, но и элегантность. Придя в свою комнату, Зоя открыла шкаф и стала перебирать висевшие там платья.
        Там не было ни одного платья из тех, что она носила в Санкт-Петербурге. Те платья измялись в сундуках, и Мари отнесла их в другую комнату, где она должна была сначала погладить их, прежде чем повесить в шкаф в комнате Зои.
        Но в шкафу было несколько красивых платьев, которые она не брала с собой, среди них одно, особенно любимое отцом.

» Надену это платье «, - решила Зоя и тут же подумала, понравилось бы это платье герцогу, если бы он увидел ее в нем.

» Герцог вряд ли вообще обратил бы внимание на мой туалет «, - сказала себе Зоя.
        Из рассказов княгини она знала, что красивые женщины вьются вокруг герцога не только в Санкт-Петербурге, но и в Лондоне, где он играет весьма важную роль в жизни светского общества.
        От таких мыслей Зоя совсем пала духом.

» Он никогда и не вспомнит обо мне, - подумала она. - Да и с какой стати?«
        Тяжело было сознавать свою незначительность, казалось, даже солнце светит уже не так ярко.

        Прошло почти четыре часа. Зоя переоделась к обеду. Сегодня обед будет гораздо позже, чем обычно, потому что Жаку понадобится много времени, чтобы приготовить все, что он задумал.
        Зоя заканчивала свою прическу, когда в парадную дверь постучали.
        Она вздрогнула, в голову ей сразу же пришла мысль, что это князь Борис.
        Обычно слуги великого князя, такие же надменные и властные, как и их хозяин, день за днем и даже час за часом стучали в ее дверь до того, как она уехала из Москвы.

» Как он мог узнать о моем возвращении?«- в отчаянии подумала Зоя.
        Но потом она успокоила себя, что вряд ли князь остался в городе, в то время как все другие аристократические семейства покинули Москву.
        Стук в дверь повторился. Зоя, сидевшая перед туалетным столиком, встала и направилась к лестнице.
        Сверху она увидела Жака, поспешно снимавшего длинный белый передник, в котором он готовил еду, и натягивавшего свою ливрею. Жак поспешил через холл к входной двери.
        Он открыл дверь, и Зоя услышала, что он говорит с кем-то по-русски.
        Она не могла расслышать, о чем говорили внизу, даже наклонившись через перила лестницы. Потом Жак отвернулся от двери, взглянул наверх и, как будто догадываясь, что она там, закричал:
        - Мадемуазель, спуститесь сюда, пожалуйста!

        Герцог в карете, запряженной шестеркой лошадей, и в сопровождении небольшого отряда солдат с необыкновенной скоростью приближался к Москве.
        Царь, как князь Всевольский и другие аристократы, держал на пути из Санкт-Петербурга в Москву своих лошадей, но расстояния между постами его императорского величества были гораздо короче, чем у его подданных. А значит, чаще меняя лошадей, герцог мог проделать путь гораздо быстрее, чем кто-нибудь другой.
        Он вспомнил, что императрица Екатерина как-то доехала до Москвы всего за три дня, но тогда лошадей меняли каждый час.
        Герцог был опытным путешественником, и покачивание кареты нисколько не мешало ему. В дороге он иногда спал, а в оставшееся время погружался в мысли о Зое. Действительно, он не переставал думать о ней даже когда пытался сосредоточиться на ситуации, ожидающей его в Бородине.
        Около четырех часов дня герцог прибыл в Бородино. Гром пушек, который он слышал в течение последнего часа, стих.
        Герцог знал, что великая битва уже состоялась. Подъезжая, к югу от дороги он видел мрачную картину: простирающееся до горизонта поле битвы, покрытое телами убитых и раненых солдат. Зрелище было настолько ужасным, что герцог с трудом верил в то, что это не фантазия, а реальная действительность.
        Выйдя из кареты, он увидел группу офицеров генерального штаба, собравшихся на склоне у дороги. Внизу лежали десятки тысяч мертвецов, раненые пытались отползти подальше от своих убитых товарищей.
        К счастью, среди офицеров находился генерал Кутузов. Герцог тотчас представился ему. Кутузов говорил спокойно, в его голосе не было ликования, но, без сомнения, он понимал, что одержал значительную победу.
        Герцог подождал, пока Кутузов закончит диктовать депешу царю и передаст ее молодому офицеру, который доставит ее в Санкт-Петербург.
        После получения этой депеши в Санкт-Петербурге раздастся звон церковных колоколов, загремят фейерверки, на берегах Невы зажгутся фонари, а каждое судно в порту будет украшено иллюминацией и флагами.
        Герцог был уверен, что Кутузов получит титул князя и, без сомнения, маршальский жезл.
        Он также подумал с облегчением, что теперь Зоя в безопасности, и если он не задержится слишком долго с генералами, то успеет увидеть ее уже сегодня вечером.
        Ему было приятно, что именно он сообщит Зое и ее отцу, что теперь они и их дом в безопасности.
        Герцог поздравил Кутузова и его штаб и отправился искать сэра Роберта Уилсона.
        Сэр Уилсон оказался неподалеку и был рад встрече с герцогом.
        - А мне сказали, что вы в Санкт-Петербурге, ваша светлость, - сказал он. - Я гадал, как скоро смогу увидеть вас здесь, на фронте.
        - Увы, я прибыл слишком поздно, чтобы от меня была какая-нибудь польза, - улыбнулся герцог. Сэр Роберт, однако, не ответил на его улыбку.
        - Надеюсь, генерал Кутузов в своей депеше не сообщает царю об окончательной победе?
        - Именно об этом он и написал, - ответил герцог. Заметив, что сэр Роберт нахмурился, герцог добавил:
        - Вы хотите сказать, что такое предположение преждевременно?
        - Думаю, что так.
        - Почему?
        - Потому что цена победы слишком высока. Герцог огорчился.
        - Какие потери?
        - Пока невозможно сказать, сколько человек убито, - заметил сэр Роберт, - но, по приблизительным подсчетам, русская армия потеряла убитыми тысяч сорок, - Невероятно! - задохнувшись, произнес герцог.
        - Может быть, я ошибаюсь. Дай бог, чтобы я ошибался, - сказал сэр Роберт. - Но стоит только взглянуть на , поле битвы, и вы увидите эту ужасную картину. Пушки стреляли с шести утра.
        - Значит, это продолжалось около десяти часов! - подсчитал герцог.
        - Точно! - согласился с ним сэр Роберт.
        - А каковы потери французов?
        - Этого мы не знаем. Должно быть, тоже большие, очень большие!
        Было ясно, что сэр Роберт не может ничего больше добавить. Герцог попрощался с ним и направился к своей карете, ожидавшей его среди толпы солдат. Солдаты строились, раненых грузили на носилки, лошадей запрягали тащить пушки.
        Герцог уже собрался сесть в карету и сказать, чтобы его везли в Москву, как вдруг увидел приближающийся экипаж и узнал ливрею сидевшего на облучке кучера.
        Когда четверка лошадей приблизилась, герцог понял, что не ошибся - это была карета князя Всевольского. Теперь герцог был уверен, что именно с этой каретой Зоя уехала в Москву.
        Он направился навстречу карете и, подняв руку, приказал кучеру остановиться.
        Кучер узнал герцога. Он спрыгнул с облучка, еще один человек из группы, сопровождавшей карету, тоже спешился.
        Слуги почтительно приветствовали герцога. Он спросил:
        - Вы привезли мисс Зою Баллон к ее отцу в Москву?
        - Да, ваша светлость!
        - Вы можете дать мне их адрес?
        Кучер хотел ответить, но в этот момент тащившие пушку лошади заставили их разойтись.
        Несколько сопровождавших пушку солдат заговорили одновременно. Герцог видел, что они покрыты пылью и грязью и устали до изнеможения.
        Колеса застряли прежде, чем лошади смогли двинуться дальше. К солдатам подошел офицер:
        - Что вы тут делаете? Куда вы тащите эту пушку?
        - Нам приказано оттащить ее в сторону. В стволе застрял снаряд, стрелять из нее нельзя.
        - Что значит - нельзя стрелять? - агрессивно спросил офицер.
        - Ее заклинило, господин офицер.
        - Стреляйте! Нельзя убирать пушки с позиций, вдруг французы нас опять атакуют!
        Глядя на море мертвых тел между позициями русских и французов, герцог подумал, что новая атака вряд ли возможна, но офицер приказал:
        - Стреляйте из пушки! Стреляйте по врагу! Чем больше проклятых захватчиков будет убито, тем лучше!
        Один из солдат послушно вставил пальник в ствол пушки и сказал:
        - Мы уже много раз пытались это сделать, сэр, снаряд никак не выходит.
        - Ну так попытайся еще раз! - накинулся на него офицер.
        Солдаты подчинились приказу.
        Раздался взрыв, и герцогу, наблюдавшему за происходящим, вдруг показалось, что все вокруг превратилось в бушующее пламя…

        Зоя открыла входную дверь. На ступеньках стояли двое слуг, которые сопровождали ее в поездке.
        Она очень удивилась, увидев слуг здесь, потому что была уверена, что они уже на пути в Санкт-Петербург.
        Зоя улыбнулась:
        - Добрый вечер! Что случилось?
        - Мы просто не знали, что нам делать с его светлостью, мадемуазель, - на ломаном французском сказал старший из слуг.
        Зоя не поняла его, и Жак пояснил:
        - Мадемуазель, они говорят, что этот месье сообщил им, что хотел навестить вас, когда взорвалась пушка. Трое солдат погибли. Убит один из слуг его светлости и его лошадь, а еще камердинер месье. Сам месье тяжело ранен.
        Сердце Зои сжалось, и ей стало трудно дышать.
        - Кто этот месье? - спросила девушка, хотя уже знала ответ.
        Она сбежала вниз по ступенькам и перешла через улицу.
        Бок кареты был серьезно поврежден обломками взорвавшейся пушки. Заглянув в открытую дверцу кареты, Зоя увидела окровавленного герцога, лежавшего на заднем сиденье.
        - Дом его светлости здесь, в Москве, закрыт, и там никого нет, - извиняющимся тоном произнес один из слуг. - Мы не знали, куда его еще можно отвезти.
        - Правильно сделали, что привезли его сюда, - успокоила его Зоя.
        Затем она обратилась к Жаку:
        - Скажи им, чтобы они поднимали его очень осторожно, как можно осторожнее!
        После того как мужчины внесли герцога вверх по лестнице и положили на кровать в единственной свободной спальне, Зоя с отчаянием спросила Мари:
        - Он…не умер?
        Неудивительно, что она задала этот вопрос, ведь в лице герцога не было ни кровинки, он выглядел совершенно неподвижным. Казалось, жизнь покинула его.
        - Он не умер, мадемуазель, - живо ответила Мари, - и если будет на то воля божья, мы его спасем.
        Она немедленно принялась ухаживать за раненым в той практичной манере, которая так свойственна француженке, столкнувшейся с трудной ситуацией. Француженка считает, что ситуация не безнадежна до тех пор, пока можно делать что-то конкретное.
        Слугам князя Всевольского было приказано разыскать доктора. Жак дал им несколько адресов, полагая, что многие врачи, как и прочие жители, уже покинули Москву.
        Зою отправили на кухню кипятить воду, а Мари и Жак раздели герцога, чтобы осмотреть его раны.
        Когда Зоя вернулась с горячей водой, тазом и льняными полотенцами, герцог уже лежал в постели, укрытый простынями. Девушке показалось, что теперь он стал еще бледнее.
        К этому времени домой вернулся отец. Его хладнокровное отношение к случившемуся успокаивало больше, чем любые слова.
        - Доктор скоро будет, - ответил он на немой вопрос Зои. - Не все же они уехали из Москвы. Я знаю, что в пустующих домах размещают раненых.
        Едва он произнес эти слова, как в дверь постучали.

        После одиннадцати Зоя и ее отец сели наконец перекусить в столовой. Раньше некогда было думать о еде - нужно было ухаживать за герцогом.
        - Ты познакомилась с его светлостью в Санкт-Петербурге? - спросил Баллон.
        - Да, он был с визитом у княгини, когда мы с Таней танцевали в маленьком театре.
        Баллон посмотрел на дочь. Они всегда были очень близки друг другу, и по ее тону он понял, что правильно истолковал взгляд, которым Зоя смотрела на герцога там наверху, в спальне.
        - Вы не безразличны друг другу? - спокойно спросил он.
        - Очень странно, папа, но… когда я его… увидела, то сразу… поняла, что таких людей я… никогда прежде не встречала.
        - Чем же он так отличается от остальных?
        - Во-первых, он понял твою музыку. Когда я играла ему, он… видел то же… что и мы с тобой.
        К этому ничего не нужно было добавлять. Валлон понял то, что она не могла выразить словами.
        - Ты уверена в этом? - спросил он.
        - Совершенно уверена, папа. Ты же знаешь, что в этом я не могла бы ошибиться. А потом, на следующий день, когда он пришел, я осталась в доме одна. Он спросил меня, что я… с ним сделала. Он сказал, что никогда в жизни не чувствовал… ничего подобного…
        - Это очень странно! - пробормотал Валлон.
        - Странно, что он мог так чувствовать?
        - Странно, что это произошло с герцогом Уэлминстером, - ответил отец. - Я встречал его светлость в Лондоне и Вене. Судя по тому, что я о нем слышал, а говорят о нем разное, я и представить себе не мог, что он окажется таким, как ты рассказываешь.
        Зоя улыбнулась.
        - Ты же знаешь, что я никогда не ошибаюсь, папа.
        И до сих пор я думала, что никто, кроме тебя, не способен так глубоко и тонко чувствовать музыку. Валлон ответил не сразу:
        - Ты знаешь, дорогая, я никогда не сомневаюсь в том, что ты говоришь мне только правду, и не вмешиваюсь без нужды в твои отношения с молодыми людьми. Но если бы была жива твоя мать, уверен, она объяснила бы, что тебе не стоит мечтать о герцоге Уэлминстере. Его положение в обществе слишком высоко.
        - Я… думала об этом, папа.
        - Будет лучше, - задумчиво сказал Баллон, - если завтра я позабочусь о том, чтобы его светлость перевезли в госпиталь. Можно найти такой, где уход за ним будет лучше, чем у нас.
        Зоя помолчала, потом сказала:
        - Папа, я чувствую себя в некотором роде ответственной зато, что случилось. Слуги его светлости сказали, что перед тем, как взорвалась пушка, он спрашивал мой адрес.
        Отец ничего не ответил, но Зоя понимала, что он не одобряет поведения герцога, который, по его мнению, не имел права вмешиваться в их личную жизнь и преследовать молодую девушку, не принадлежащую к высшему свету.
        Зоя наконец перестала притворяться, будто она ест.
        - Когда ты полюбил маму, - тихо сказала она, - разве у тебя был… выбор: любить… или не любить?
        Валлон посмотрел на дочь с выражением ужаса на лице.
        - Ты хочешь сказать, что любишь этого человека?
        - Да, папа.
        - Но как ты можешь быть в этом уверена? Ты видела его всего два, может быть, три раза. Зоя улыбнулась, лицо ее засияло.
        - Папа! - воскликнула она. - Как можешь ты, именно ты, задавать мне такой вопрос и требовать ответа?
        - Со мной все было совсем по-другому, - возразил Валлон.
        - Неужели? - не поверила Зоя. - Мама рассказывала, что полюбила тебя с первого взгляда. Она считала, что и ты ее тоже сразу полюбил.
        - Как же я мог не полюбить ее? - удивился Валлон. - Она была такой очаровательной, такой необыкновенной! Дорогая, ты так похожа на нее!
        - У меня не только ее черты лица, глаза и такие же светлые волосы, - сказала Зоя. - Я похожа на маму не только внешне… я чувствую так же… как она.
        Она засмеялась. Ее смех был таким звонким и заразительным, что отец тоже невольно улыбнулся.
        - Как я могу быть другой? Ведь я твоя дочь! - заметила Зоя. - Я вижу то же, что видишь ты, когда играешь, я слышу то же, что слышишь ты, я, как и ты, пытаюсь выразить свои чувства музыкой. Но я еще и мамина дочь. - Голос ее стал еще более мягким:
        - Папа, ты ведь знаешь, что до сих пор мое сердце было свободно. Именно поэтому князь Борис и другие называли меня Ледяной Девой. Но с того момента, как я взглянула в глаза герцога Уэлминстера, с того момента, как я коснулась его руки, лед… растаял, я полюбила!
        - Но ты понимаешь, что у этой истории не может быть счастливого конца? - спросил Баллон.
        В голосе его слышалась боль при мысли, что его дочери придется страдать.
        - Понимаю, - ответила Зоя, - но не могу перестать любить, даже зная, что он никогда не полюбит меня так, как я его люблю.
        - Я все-таки позабочусь, чтобы его поместили в госпиталь.
        - Нет, папа.
        - Тебе придется послушаться меня, - твердо сказал отец. - Я не хочу причинять тебе боль. Я желаю тебе только счастья, но для герцога было бы безумием оставаться в нашем доме. Я не могу спокойно смотреть и ждать, чем все это кончится.
        Зоя прекрасно понимала, что хочет сказать отец - герцог никогда не сделает ей предложения. Она глубоко вздохнула.
        - Я знаю, что ты обо мне думаешь, папа, но сердце подсказывает мне, что я должна ухаживать за герцогом и помочь ему выздороветь.
        - А мое сердце подсказывает мне, что я должен защищать тебя, - возразил ее отец, - уберечь тебя от беды, которая может случиться, если ты сейчас же не расстанешься с герцогом. Представь себе, что случившееся с тобой всего лишь сон, прекрасная фантазия, подобная той, которую рождает музыка.
        Он помолчал и продолжил:
        - Если ты больше не увидишь герцога, если мы оставим его в Москве, что я и собираюсь сделать, то чувства, которые он в тебе пробудил, тот образ, который ты себе создала, постепенно исчезнут. Он махнул рукой и сказал:
        - Конечно, то произведение, которое ты исполняла ему, будет напоминать тебе обо всем этом, и ты еще не раз испытаешь тоску, вспоминая свою первую любовь. Но в твоей жизни будет и другая любовь, другие счастливые мгновения - это я тебе обещаю!
        - Как ты можешь так говорить! - воскликнула Зоя. - Если бы мама не пошла за тобой, когда ты покинул дом князей Стровольских, разве бы ты забыл ее?
        По лицу отца Зоя поняла, что он хотел бы солгать, но не смог.
        - Разве твоя любовь к маме отличалась от того чувства, которое я испытываю к герцогу? - спросила Зоя, настойчиво возвращаясь к прежней теме.
        Отец не отвечал, и она продолжала:
        - Папа, ты учил меня анализировать свои чувства. Ты учил меня отличать правду от лжи. Я твердо знаю, что мое чувство к герцогу не имеет ничего общего с прежними юношескими увлечениями. Оно такое же настоящее, как способность дышать, слышать, видеть, Зоя вздохнула и сказала:
        - Даже если герцог никогда больше не заговорит со мной и, как ты желаешь, я никогда больше не увижусь с ним, я все равно буду его любить. Уверена, я никогда не смогу испытать такого же чувства к другому мужчине.
        Они замолчали, и невысказанные слова, казалось, витали в воздухе. Затем Баллон произнес:
        - Не знаю, дорогая, что тебе на это сказать.
        - Давай оставим все как есть и позаботимся о герцоге. А потом, очевидно, мне придется исчезнуть из его жизни. Думаю, тогда и он захочет того же.
        - Все-таки я предпочел бы отправить его в госпиталь, - сказал Баллон. - Обещаю не предпринимать ничего, не посоветовавшись сначала с тобой. Но мне кажется, что герцог еще не скоро поправится. А я не смогу так долго оставаться в Москве.
        - Ты собираешься уехать так скоро?
        - Я хочу уехать, - ответил Валлон. - После сегодняшней бойни я не смогу чувствовать себя здесь спокойно. Ведь я француз.

» Дело не только в этом, - подумала Зоя, - раньше отца никогда не волновала его национальность. Просто он очень разочарован и обижен, что оркестр уехал, ничего не сказав ему, дезертировал перед самой победой «.
        Она могла их понять. В страхе за своих жен и детей музыканты решили увезти их до вступления в город французов.

» Теперь они могут вернуться, - сказала себе Зоя. - Если извинятся перед отцом, он их, конечно, простит, потому что он не из тех людей, которые долго помнят зло «.
        И в то же время она понимала, насколько глубоко задело отца, что его покинули те, кому он полностью доверял. Зое казалось, что она слышит, как они говорят между собой:» В конце концов, он ведь француз. Почему мы должны волноваться за него?«
        Они закончили ужинать, и Зоя пошла наверх навестить герцога.
        С ним была Мари. Увидев Зою, она поднялась и вышла в коридор.
        - Как он себя чувствует? - спросила Зоя.
        - Трудно сказать, мадемуазель. Завтра доктор придет опять. Он хочет привести кого-нибудь, кто лучше разбирается в таких ранах. Если, конечно, не все врачи уехали из Москвы.
        - Доктор так сказал?
        - Да, он сказал, что с каждым часом город покидает все больше людей. И кроме всего прочего, невозможно найти лекарства.
        - Не понимаю, как можно быть такими трусами! - возмутилась Зоя.
        Мари попыталась успокоить девушку:
        - Не волнуйтесь, мадемуазель. Мы присмотрим за месье. Он крепкий, а это самое важное.
        Зоя внимательно посмотрела в глаза женщины.
        - Ты хочешь сказать, что его жизнь в опасности? Мари заколебалась, но затем решила сказать правду:
        - Он очень плох, мадемуазель. Но мы спасем его, если будем хорошо ухаживать за ним.
        Она взглянула на Зою и быстро добавила:
        - Не расстраивайтесь так. Сейчас он в лихорадке, вы ничем ему не поможете. Мы с Жаком присмотрим за ним. Положитесь на нас.
        - Позвольте и мне помочь вам. Я не такая опытная, как ты. Мари, но уверена, что могу ему помочь. Я могла бы передать ему часть моей силы.
        Не дожидаясь ответа Мари, Зоя прошла в комнату. Герцог лежал очень тихо, и вновь ее сердце сжалось при мысли, что он, может быть, уже умер.
        Девушка коснулась его руки. Рука была теплой. Он выглядел таким спокойным, таким безжизненным, что Зоя представила себе огромный поваленный дуб.
        Потом, держа руку герцога в своих руках, Зоя почувствовала, как ему передается ее жизненная сила. Она ощущала, как ее душа стремится к его душе, сердце ищет его сердце и отдает ему свою любовь.
        - Боже, сделай так, чтобы он опять стал здоровым и сильным, - молилась она. - Он должен жить. Не лишай его жизни… оставь ему жизнь.
        Молитва шла из самой глубины ее существа, молитва, в которую она вложила все мысли и чувства.
        Потом она громко сказала герцогу:
        - Я люблю тебя! Думай обо мне… Иди ко мне… Я твоя… я хочу, чтобы ты жил…
        Герцог ничего не ответил.
        Но каким-то таинственным образом Зоя почувствовала, что, в какой бы тьме и забвении он сейчас ни находился, она окутала его своей любовью и он услышал ее.

        Глава 6

        - Запах гари становится все сильнее! - едва слышно произнес герцог.
        При первых звуках его голоса Зоя поднялась с кресла и подошла к постели.
        - Я думала, вы спите, - сказала она.
        Герцог посмотрел на девушку и подумал, что ее светлые волосы, пронизанные солнечными лучами, похожи на нимб. Он опять заговорил:
        - Вы не ответили мне. Запах стал еще сильнее, чем был.
        - Полагаю, это горят деревянные дома на соседней улице.
        - Я уже говорил, что вы с отцом как можно скорее должны покинуть город, - начал настаивать герцог. - Уверен, доктор найдет место, куда я мог бы перебраться и не задерживать вас здесь.
        Ему трудно было говорить, но голос звучал твердо.
        Зоя улыбнулась.
        - Вы полагаете, что мы могли бы… оставить вас здесь одного или отдать французам?
        - Это придется сделать, - сказал герцог. - Когда придет доктор, я попрошу его найти подходящее для меня место.
        Зоя ничего не ответила. Она думала о том, что после битвы в Москву привезли двадцать пять тысяч раненых русских солдат.
        Губернатор заявил, что разместить всех раненых в Москве и обеспечить уход за ними невозможно, а потому их нужно отправить в другие города.
        Дали приказ об отправке раненых, но тут выяснилось, что нет повозок, чтобы вывезти всех из Москвы. Некоторым удалось уехать, но десять тысяч русских солдат оставались в городе, а потом привезли своих раненых и французы.
        Зоя, как и многие другие, никак не могла поверить, что Москва - святой город России - была сдана врагу без единого выстрела.
        Французы вошли в опустевший город.
        Валлон слышал, что Наполеон был ошеломлен, увидев безлюдные улицы и опустевшие дома и магазины.
        В городе остались только старики и неимущие, которые не смогли уехать. Теперь они искали защиты в церквях.
        Войдя в Москву, французские солдаты, полностью выйдя из-под контроля, начали грабить дома и винные лавки и вскоре все были пьяны.
        Начались пожары, но никто не знал, поджигали ли свои дома сами русские или это происходило случайно.
        От Жака Зоя узнала, что большая часть города разрушена, пожары тушить нечем да и некому. Ночью, когда все стихло, Зоя, стоя у открытого окна, слышала грохот рушившихся домов и пьяные крики солдат. Днем воздух был наполнен запахом дыма, черными плотными клубами поднимавшегося над крышами.
        Она знала, что отец серьезно опасается за их жизни. Рассказы Жака, побывавшего в центре города, где расположились французы, были малоутешительными.
        - Я должен увезти тебя отсюда, - без конца повторял Валлон.
        - Папа, но, если мы даже найдем возможность уехать, как мы сможем оставить герцога? - спрашивала Зоя.
        Накануне вечером, за обедом, разговор снова зашел об этом. Валлон встал из-за стола и резко сказал:
        - Собери все самое необходимое! Зоя озабоченно взглянула на отца.
        - Что ты собираешься делать, папа?
        - Хочу увезти тебя, пока не загорелся наш дом. Или, того хуже, пока сюда не ворвались солдаты в поисках добычи.
        В его голосе слышался страх, но Зоя знала, что боится он не за себя, а за нее.
        Она спокойно ответила;
        - Я поеду с тобой, папа, если мы возьмем герцога. Отец ничего не ответил.
        На следующее утро, уходя из дома, он поцеловал дочь и сказал:
        - Закрой дверь, и будьте с Мари готовы покинуть дом при первой же возможности. Я беру с собой Жака, мы должны договориться о лошадях и каретах.
        - С кем, папа? - спросила его Зоя, но он не ответил.
        Девушка закрыла за ними дверь. Теперь они пользовались черным ходом, потому что Жак забил парадную дверь досками, чтобы дом выглядел заброшенным. Он говорил, что пьяные грабители обычно не пытаются ворваться в дом, если для этого нужно приложить усилия. Они предпочитают дома, которые богатые владельцы бросили в спешке с полными погребами.
        Казалось невероятным, что генерал Кутузов, обещавший защищать Москву до последней капли крови, отвел свою армию, освободил дорогу Наполеону и позволил французам войти в древний город. В битве при Бородине русские понесли такие огромные потери, что Кутузов, решив сохранить остатки армии, не стал больше атаковать французов и защищать Москву.
        Когда герцог пришел в себя и смог осознать происходящее, он подумал, что сэр Роберт Уилсон был прав относительно возможных потерь русских. Русские потеряли убитыми и ранеными сорок три тысячи, а французы - тридцать тысяч.
        Вряд ли можно было назвать триумфом великую победу при Бородине, о которой поспешил сообщить генерал Кутузов, если Москву все-таки пришлось сдать.
        Пьер Баллон, будучи французом, прекрасно понимал жестокое разочарование Наполеона, вступившего в опустевшую древнюю столицу России.
        Для Наполеона почти мистический смысл имел тот факт, что вместо богатого города с златоглавыми церквями и соборами ему достались лишь дымящиеся руины.
        - Папа, как теперь поступит император? - спросила Зоя.
        - Уверен, он ожидает от царя предложения о перемирии.
        Зоя передала этот разговор герцогу. Подумав, тот сказал:
        - Уверен, потеря Москвы сильно повлияет на царя и русский народ.
        - Что вы хотите этим сказать?
        - У меня такое чувство, - ответил герцог, - что огромная пропасть, существующая в России между богатыми и бедными, сократится по крайней мере на какое-то время. А царь, охваченный сейчас религиозным пылом, откажется от переговоров.
        - Почему вы так думаете?
        Герцог посмотрел на Зою своими серыми глазами и спокойно пояснил:
        - С тех пор как мы познакомились, у меня появилось ощущение, что я обладаю» шестым чувством «, чего я прежде за собой не замечал.
        Она слегка вздохнула.
        - Знаю, что оно у вас было, когда вы… слушали мою игру и… понимали, что отец хотел сказать своей музыкой.
        - Я сам себя уже не понимаю, - вырвалось у герцога.
        Он закрыл глаза, словно ему было тяжело продолжать разговор.
        Первые три дня, после того как его привезли в дом Баллона, герцог был очень слаб, у него держалась высокая температура. Мари и Жак регулярно обтирали его губкой, смоченной в уксусе, и Мари, хоть и не признавалась в этом Зое, временами думала, что они не в силах спасти герцога. Однако он выжил, и доктор приписал это его крепкому здоровью.
        - Очень сильный молодой человек! - удовлетворенно сказал он.
        Зоя же считала, что герцог выздоровел благодаря той жизненной энергии, которую она передала ему, сидя у его постели.
        - Вы должны поправиться, - твердила девушка своим нежным голосом, пока он лежал без сознания. - Вы нужны на этом свете. Вам так много еще нужно сделать. Вернитесь! Вернитесь, где бы вы ни были!
        Ей казалось, что ее дух обращается к его духу. С каждым днем он чувствовал себя все лучше, и Зоя была уверена, что она поддержала его и придала ему силы таким способом, над которым посмеялись бы медики.
        Сейчас герцог чувствовал себя гораздо лучше, но все-таки был еще очень слаб. Зоя не говорила об этом вслух, но сомневалась, что герцог сможет перенести длительное путешествие, если отец все-таки решит увезти его из Москвы.
        Но она также знала, как ненавидит Наполеон англичан, постоянно срывавших его планы.
        Не могло быть и речи о том, чтобы оставить герцога пленником французов.
        Герцог, очевидно, спал, когда постучали в дверь черного хода. Девушка решила, что это вернулись отец с Жаком. Она тихо вышла из спальни и сбежала по лестнице. Войдя в кухню, Зоя увидела, что Мари уже впустила мужчин в дом. Поскольку каждый раз, когда Баллон уходил из дома, существовала опасность, что он может не вернуться, обрадованная Зоя бросилась отцу на шею и поцеловала его в щеку. Баллон сказал:
        - У меня хорошие новости.
        - Какие, папа?
        - Я получил не только личное разрешение от императора покинуть город, но и обещание, что до городской черты нас будет сопровождать охрана.
        Зоя ничего не сказала. Баллон проговорил с лукавой улыбкой:
        - Разрешение касается тебя, меня. Мари и Жака и еще одного музыканта из моего оркестра, пострадавшего при пожаре.
        Зоя воскликнула с облегчением:
        - Ах, папа! Как тебе удалось попасть к императору?
        Как ты на это отважился?
        - Я попросил о встрече, и он вспомнил меня, - ответил Баллон. - Мы поговорили о моем последнем концерте в Париже, и я объяснил императору, в каком сложном положении мы с тобой оказались.
        Зоя сделала нетерпеливый жест, но не стала прерывать отца, и тот продолжил:
        - Император сказал:» Понимаю ваше беспокойство.
        Думаю, мне придется вас отпустить, хотя я предпочел бы, чтобы вы остались здесь и играли для меня «.» Надеюсь сделать это в более подходящее время, ваше величество
«, - ответил я.

» Хорошо, - согласился император. - Парижская Опера ждет вас «.
        Зоя захлопала в ладоши.
        - Он был очень любезен, папа, но как мы выберемся отсюда?
        - Жаку удалось спрятать два наших экипажа. Нам очень повезло, потому что практически все кареты и повозки захватили те, кто покинул город до прихода французов.
        - А как же лошади?
        - Они тоже в надежном месте. Я решил, что безопаснее будет отправиться на рассвете. Император пообещал дать нам солдат для охраны. А ранним утром меньше вероятности натолкнуться на мародеров, которые грабят всех подряд.
        Говоря это. Баллон вспомнил те ужасные сцены, которые он наблюдал по дороге в Кремль.
        Он видел французских солдат, тащивших из покинутых домов не только деньги и драгоценности, но и обувь, белье, женские шубы и пальто.
        Он видел на улицах людей, у которых отбирали одежду и жестоко избивали, если они пытались сопротивляться.
        Французы грабили церкви, а женщин, если они были не совсем старыми и дряхлыми, несмотря на их крики и отчаянное сопротивление, уводили с собой.
        Хотя Баллон и не сказал этого Зое, было заметно, что пожары приближаются к тихой площади, на которой находился их» кукольный домик «.
        Зоя поднялась наверх и, войдя в спальню герцога, увидела, что он проснулся и наблюдает за ней.
        - У вас есть новости? - поинтересовался он. Зоя даже не спросила его, откуда он об этом знает. Она была уверена, что их душевная близость позволяет ему читать ее мысли, как это было тогда, когда она играла для него на фортепиано.
        - Завтра на рассвете мы уезжаем.
        - Мы?
        - Папа получил от императора Бонапарта специальное разрешение покинуть город, и нас будут сопровождать солдаты.
        - Ваш отец встречался с императором? Казалось, герцога ничуть не удивило это обстоятельство.
        - Да, и император узнал его. Слабо улыбнувшись, герцог сказал:
        - Кто же может забыть Пьера Баллона? Зое хотелось знать, забудет ли ее герцог, когда выздоровеет, но она не отважилась задать ему этот вопрос.
        - И куда же мы отправимся? - поинтересовался герцог.
        Зоя вздрогнула.
        - Я забыла спросить. Но неважно, куда мы поедем. Главное - мы покидаем Москву.
        - Посоветуйте своему отцу поехать в Одессу. Я знаком с тамошним губернатором, в Одессе нам проще будет найти корабль, на котором мы сможем отправиться домой.
        Герцог снова закрыл глаза, как будто его утомила столь длинная речь. Зоя в нерешительности стояла около его постели.
        Отправиться домой? Он имел в виду домой к нему, в Англию? Ей очень хотелось переспросить его, но было страшно услышать ответ. Конечно, он имел в виду Англию, ведь, поскольку Англия» владычица морей «, всегда найдутся английские суда, которые сочтут за честь доставить на родину такую важную персону, как герцог.
        Но она и ее отец - враги англичан.
        Не зная, что сказать, Зоя отправилась в свою комнату, расположенную напротив, и продолжила сборы в дорогу.
        Вдруг она почувствовала, что только музыка может помочь ей выразить царившую в душе неразбериху. Ей казалось, что музыка, в отличие от человеческого голоса, может проникнуть в душу герцога даже тогда, когда он без сознания, поэтому Зоя уговорила Жака перенести пианино из салона в ее комнату.
        В доме было два пианино: одно - которое особенно нравилось отцу и стояло в его кабинете и другое - на котором она и ее мать играли для себя и друзей. Гости редко покидали дом, не попросив Пьера Баллона исполнить одну из его композиций.
        Теперь пианино стояло в алькове ее спальни. Зоя знала, что двери в ее комнату и в комнату герцога открыты и он сможет услышать музыку. Она села за пианино.
        Очень тихо Зоя начала играть то произведение, которое исполняла во время их встречи во дворце князя Всевольского. Тогда герцог пришел послушать ее игру и, слушая музыку, видел те же картины, что и она.
        Музыка, сочиненная отцом, развеяла ее страх перед будущим, заставила забыть полыхающие в городе пожары и поднимающиеся в небо клубы дыма.
        Зоя перенеслась в волшебный мир красоты и счастья. Закончив играть, она попыталась догадаться, спит ли герцог или слушает музыку и понимает ее так же, как тогда.
        Мысли девушки прервал голос герцога, который звал ее.
        Она вскочила и побежала в его комнату.
        Когда Зоя подошла к постели герцога, он протянул ей руку, и она сжала ее своими тонкими пальцами.
        - Вы играли для меня? - спросил он своим низким голосом.
        - Да.
        - Я так и подумал. Помню, какое сильное впечатление произвела на меня эта музыка в первый раз и какие необыкновенные чувства она во мне тогда пробудила.
        - А… сейчас?
        - Думаю, нас свела судьба. Это судьба, что мы сейчас здесь в то время, когда вершится история. И мы будем вспоминать эти дни до конца жизни.
        Он держал ее пальцы в своих, и Зоя не могла думать ни о чем, кроме того волшебного чувства, которое вызывало в ней каждое его прикосновение.
        Зоя была уверена, что герцог слишком слаб и не в состоянии ощутить сейчас тот неописуемый восторг, который раньше охватывал их обоих, как только их руки соприкасались.
        Однако она заметила, что он внимательно смотрит на нее, словно ища что-то в ее лице, но не могла понять, что именно.
        - Когда мы будем уже далеко от Москвы, мы поедем совсем медленно, - сказала она, - чтобы вам было спокойно и удобно.
        - Знаю, что вы с Мари будете ухаживать за мной, - ответил герцог. - Я испытываю чувство облегчения о г того, что благодаря находчивости вашего отца вы сможете покинуть Москву.
        Зоя посмотрела на него с некоторым сомнением. Хотя он говорил очень четко, она не могла понять, о чем он при этом думал.
        Внезапно ей захотелось опуститься на колени у его постели и сказать ему, как сильно она его любит. Сказать, что она готова отдать жизнь, если это поможет ему выздороветь и быть в безопасности.
        Потом она подумала, что такое поведение может его шокировать и он попросит ее вести себя более сдержанно Зоя отняла свою руку, подошла к окну и выглянула на улицу.
        За домами на противоположной стороне площади она увидела яркие отблески огня, временами видны были появлявшиеся за серыми строениями языки пламени.
        Она услышала шаги отца, поднимавшегося по лестнице, и вскоре Валлон вошел в комнату.
        - Зоя, наверное, уже сообщила вашей светлости последние новости, - обратился он к герцогу.
        - Я вам уже говорил, - откликнулся герцог, - что без меня вы сможете передвигаться гораздо быстрее и будете в большей безопасности.
        - Напротив, - возразил Валлон. - Я собираюсь отправиться в Одессу, и нам понадобится ваша помощь, чтобы найти способ добраться до Франции.
        Зоя вздрогнула. Так вот куда хочет поехать отец - в их дом во Франции.
        - Уверен, мы сможем что-нибудь придумать, - ответил герцог.
        По его тону Зоя поняла, что герцог очень устал.
        - Думаю, сейчас мне нужно попросить Жака приготовить для вас что-нибудь поесть, - сказала она, - а потом вам нужно отдохнуть. Нам всем придется завтра встать очень рано.
        Герцог ничего не ответил, и, оставив его, Зоя пошла вниз искать Жака.

        Москва скрылась из виду, карета, запряженная четверкой лошадей, быстро двигалась вперед, и Зоя облегченно вздохнула.
        За окнами кареты проплывала мирная сельская местность, однако людей почти не было видно.
        Когда Зоя рассказала отцу о предложении герцога поехать в Одессу, то оказалось, что Валлон уже думал об этом.
        - Невозможно ехать сейчас в Европу в компании англичанина, - сказал он. - Думаю, мы правильно делаем, отправляясь на юг. Там теплее, а здесь, похоже, скоро будет очень холодно.
        - Ты прав, - согласилась с ним Зоя. - В октябре здесь часто бывает морозно.
        - В прошлом году в конце сентября уже выпал снег, - продолжал отец. - Наполеону следовало бы помнить об этом.
        Утром в день отъезда Зоя была удивлена, обнаружив, что отец, а может быть Жак, нанял восемь слуг, чтобы сопровождать их в пути.
        Зоя не спросила, где же скрывались эти русские до сих пор, а про себя подумала, что они, вероятно, находились в том же месте, где были спрятаны кареты и лошади. Лошади выглядели крепкими и сытыми.
        Девушка догадывалась, что отец опасается, как бы сопровождавшие их французские солдаты не захватили лошадей, которых так не хватало в армии после жестокой битвы при Бородине.
        Но солдаты то ли не хотели, то ли боялись ослушаться приказа своего командира и лошадей не тронули. На рассвете все двинулись в сторону Рогожской заставы, чтобы там выехать за пределы города.
        К счастью, им не пришлось проезжать через центр Москвы, где в основном были расквартированы военные части.
        Тем не менее нервы у всех были напряжены, потому что пьяные французские солдаты могли не только потребовать денег, но и захватить кареты. Опасность представляли также горящие дома, которые в любой момент могли рухнуть на дорогу.
        Зое казалось, что почти все дома в Москве горят, но Жак уверял ее, что сохранились места, где нет никаких следов разрушений.
        Когда они добрались до моста через реку, Валлон оглянулся назад. Увидев выражение его лица, Зоя быстро спросила:
        - Папа, что тебя так расстроило?
        - Сегодня ночью горел Большой театр.
        - Ах, папа, это ужасно!
        - Этого и следовало ожидать, - сказал Валлон. - Здание деревянное, a y его стен лежали дрова, заготовленные на зиму.
        Он говорил почти спокойно, но Зоя знала, как он страдает.
        Сейчас он, наверное, опять вспомнил жену и то, как она радовалась приезду в Москву. Ведь здесь был театр - идеальное место, где Валлон мог создать свой большой оркестр, именно такой, о каком он всегда мечтал.
        Желая успокоить и утешить отца, Зоя весело сказала:
        - Мы открываем новую главу в нашей жизни, папа. Я верю, что у тебя все будет хорошо.
        Отец ничего не ответил, а девушка подумала, что, к сожалению, она не может сказать того же о своем будущем. Но сейчас самым важным для нее было, что герцог в безопасности и нуждается в ней.
        Жак соорудил для герцога удобную постель в самой просторной карете Валлона. Он соединил досками заднее и переднее сиденья и на них положил два мягких матраца. Потом слуги осторожно перенесли герцога из его спальни в карету.
        Но, несмотря на все старания слуг, герцог испытывал ужасные мучения. От внимания девушки не укрылись его плотно сжатые губы и бледное, напряженное лицо, однако герцог стойко переносил боль, не произнося ни слова жалобы. Когда его разместили в карете, он поблагодарил слуг за помощь.
        Для Зои нашлось место рядом с герцогом, а Баллон сел напротив него. Про себя Зоя решила, что, как только они выедут из города, она уговорит отца пересесть в другую карету.
        Сейчас там ехала только Мари с узлами и свертками, которые она решила взять с собой в самый последний момент.
        Их сундуки с одеждой были привязаны на крышах экипажей, и Зоя радовалась, что солдатам не попались на глаза элегантные костюмы герцога, которые были в багаже.
        После того как при взрыве пушки погиб камердинер герцога, слуги князя Всевольского сообразили забрать все вещи герцога из кареты, которую царь предоставил ему для поездки в Москву.
        Старший слуга, сопровождавший Зою из Санкт-Петербурга в Москву, много лет прослужил у князя Всевольского и хорошо понимал, что необходимо джентльмену.

» Не так-то легко, - думала Зоя, - было бы найти подходящую одежду для столь высокого и широкоплечего мужчины, когда он снова встанет на ноги «.
        Они с Мари взяли с собой только самое необходимое.
        Зое не хотелось расставаться со множеством мелочей, дорогих ей как память о матери или просто любимых ею, но она понимала, что лошадям будет тяжело тащить перегруженные кареты и они будут двигаться очень медленно. Поэтому она ограничилась самым необходимым и взяла только самые красивые платья, легкие и занимающие мало места.
        Им пришлось также взять с собой большие запасы провизии, потому что Жак был уверен, что в дороге им вряд ли удастся ее достать.
        - Во время войны люди боятся, что им самим придется голодать, и не хотят ничего продавать, - объяснил он Зое. - А я не допущу, чтобы маэстро или вы, мадемуазель, голодали.
        Жак не включил герцога в число тех, о ком он должен заботиться. Зоя прекрасно понимала, что Жак злился на этого чужого человека, нарушившего мирную атмосферу, царившую в их маленькой семье до его появления.
        - Не забудь о нашем больном, Жак, - громко сказала она.
        - Ни в коем случае, мадемуазель, - ответил Жак. Однако в его голосе не было того тепла, которое так хотелось услышать Зое. Тем не менее Жак был преданным слугой и на него во всем можно было положиться. Хоть он и недолюбливал герцога, Зоя была уверена, что он будет все равно заботиться о нем.
        А Мари вообще считала герцога самым красивым мужчиной на свете. Каждый раз, когда он тихим голосом благодарил ее за то, что она перевязала его раны. Мари поражалась его мужеству, так как видела, какую ужасную боль он испытывает при этом. Мари готова была сделать для герцога все, что в ее силах.
        Город остался позади, уже не видно было даже куполов церквей и колоколен, небо освещали только отблески пожаров. Валлон, казалось, не замечал того, что происходит вокруг. По выражению его лица Зоя догадалась, что в голове отца рождается музыка.
        Чтобы не мешать ему, Зоя при первой же возможности остановила их карету и убедила отца пересесть в карету к Мари.
        Сочинять музыку Пьер Валлон предпочитал в одиночестве. Зоя знала об этом, и, кроме того, ей хотелось поговорить с герцогом без свидетелей.
        После их отъезда из Москвы отец больше не заговаривал с Зоей о герцоге. Он понял, какая опасность грозила бы их гостю, останься он в Москве один, без помощи. Французы наверняка арестовали бы его, так как считали англичан своими злейшими врагами.
        Но Зоя знала, что отец по-прежнему опасается, как бы ее сердце не было разбито из-за человека, который не собирается связать с ней свою жизнь.
        Понимая, что дальнейшие обсуждения этого вопроса бесполезны и он может только испортить свои отношения с дочерью, Валлон, по своему обыкновению, постарался больше не думать о проблеме, решить которую он не в силах.

» Было бы очень хорошо, если бы отец сейчас увлекся своей музыкой, - подумала Зоя, - тогда я не чувствовала бы себя виноватой и мне не пришлось бы спорить с ним. Ведь я так его люблю!«
        Кареты снова отправились в путь. Мари, которая во время остановки ухаживала за герцогом, села в свою карету на заднее сиденье и вскоре уснула - в пути ее всегда укачивало.
        Зоя с удовлетворением подумала: наконец-то она осталась наедине с любимым человеком.
        Она полагала, что герцог спит, но, взглянув на него, увидела, что он следит за ней.
        - Вам удобно? - спросила она.
        - Да, спасибо. Я как раз думал о том, как мне повезло, что меня не бросили на Бородинском поле.
        - Забудьте об этом, - заметила Зоя. - Я уже сказала отцу, что мы начинаем новую главу нашей жизни. Больше не хочу думать ни об ужасных потерях, которые понесли русские и французы, ни о горящей Москве.
        Герцог молчал, и Зоя добавила:
        - Конечно, впереди нас ждут трудности, но надеюсь, мы, как змеи, сможем обрести новую кожу и начать новую жизнь.
        - А мне нравится ваша теперешняя кожа, - тихо сказал герцог.
        Не ожидавшая такого комплимента, Зоя покраснела. Помолчав, герцог продолжил:
        - Вы необыкновенная девушка, Зоя. Я не знаю женщины, которая так хладнокровно отнеслась бы к событиям последних недель и оставила бы свой дом без жалоб и слез.
        - Я тоже переживаю… Конечно, я очень страдаю! - воскликнула Зоя. - Но мне удалось спасти самых дорогих мне людей - папу и… вас!
        Последние слова она произнесла с особенной нежностью, не глядя на герцога. Зоя ощущала на себе его взгляд и гадала, о чем он сейчас думает.
        Помолчав некоторое время, Зоя обернулась, взглянула на герцога и увидела, что он спит.

        Потом Зоя с трудом вспоминала подробности их долгого путешествия из Москвы в Одессу.
        Они не могли двигаться быстро, потому что лошадям нужен был отдых, а менять их, как во время поездки из Санкт-Петербурга в Москву, не было возможности.
        Шла война, и лошадей катастрофически не хватало. По ночам кто-нибудь из слуг вынужден был сторожить лошадей, чтобы их не украли, и следить за тем, чтобы на путешественников не напали грабители.
        Они продвигались к югу, и картина постепенно менялась. Стало тепло, теперь по обе стороны дороги простирались виноградники. Под лучами жаркого солнца люди убирали урожай. Зою радовал вид зрелых плодов на деревьях и ярких цветов в садах.
        Вскоре им уже перестали попадаться солдаты, идущие на север на соединение с армией Кутузова. На полях работали мужчины, которых не забрали на воинскую службу. Крестьяне встречали путешественников улыбками и предлагали купить самую разную снедь.
        Несмотря на долгое путешествие, Зоя чувствовала прилив сил и энергии. Она была счастлива, потому что герцог был рядом с ней и с каждым днем чувствовал себя все лучше. Они разговаривали или просто молча сидели рядом, ощущая внутреннюю связь. Зоя и не пыталась разобраться в том, почему они стали так близки друг другу.
        Иногда они ночевали в палатках, которые взял с собой Жак, иногда Зоя с Мари спали в одной карете, а Валлон ночевал с герцогом в другой.
        Зоя лежала без сна и думала о том, что ее любовь к герцогу растет с каждым часом, с каждым мгновением, которое она проводит рядом с ним. И это нельзя было объяснить ни словами, ни какими-нибудь разумными причинами. Просто всем своим существом она стремилась к нему - к мужчине, которого всегда мечтала встретить. Он был тем, кого она, еще не зная, втайне всегда любила.

» Я счастлива, - думала Зоя. - Счастлива, как никогда в жизни! Будь моя воля, пусть это путешествие длилось бы вечно - я была бы только рада!«
        Но все когда-нибудь кончается. И вот уже перед ними Одесса. Они расположились пообедать на обочине дороги, и Баллон сказал Зое:
        - Мы отвезем его светлость во дворец генерал-губернатора, а потом поищем приют для себя.
        При этих словах Зоя вздрогнула и, не сознавая, что делает, умоляюще посмотрела на герцога.
        - О чем вы говорите? - воскликнул герцог. - Разумеется, мы будем жить вместе. Вы же знаете, что я не смогу обойтись без вашей помощи.
        - Думаю, ваша светлость, будет лучше, если мы остановимся в другом месте, - возразил Валлон. - Вы прекрасно понимаете, что генерал-губернатор может увидеть во мне врага. Ведь мои соотечественники действительно враги русских.
        Герцог улыбнулся.
        - Генерал-губернатор, к вашему сведению, сам француз.
        Валлон удивленно посмотрел на герцога, а тот пояснил:
        - Герцог де Ришелье эмигрировал в Россию из Франции во время революции и поступил на службу к русскому царю. В 1803 году он получил должность генерал-губернатора Малороссии, как называют Украину, и именно он построил порт в Одессе. Уверен, вас поразит этот прекрасный город.
        Валлон хранил молчание, и герцог продолжал:
        - Думаю, во дворце генерал-губернатора вам окажут теплый прием.
        После некоторого колебания Валлон сказал:
        - Если мы действительно нисколько не обременим вашу светлость, мы с Зоей почтем за честь присоединиться к вам.
        - Позвольте также сообщить вам, - заметил герцог, - что генерал-губернатор очень любит музыку. Помню, когда я последний раз был в Одессе и останавливался в его доме, меня пригласили на концерт, и я там отчаянно скучал.
        Валлон засмеялся.
        - Превосходная рекомендация! Но мне казалось, ваша светлость любит музыку и разбирается в ней.
        - Действительно, я очень люблю хорошую музыку! - ответил герцог. - И с нетерпением жду, когда смогу услышать ваше новое сочинение, написанное во время путешествия.
        - Я с удовольствием исполню его для вас, - сказал Валлон, - но для этого нужен большой оркестр.
        - Думаю, генерал-губернатор сможет вам его предоставить! - успокоил его герцог.
        - Вы уверены, что ваши друзья будут рады нам? - обеспокоенно спросила Зоя. - Не сочтут ли они нас слишком навязчивыми, а возможно, во дворце не окажется свободного места?
        - Подождите, сами увидите, - ответил герцог. На место они прибыли ближе к вечеру. Зоя увидела высокие и стройные кипарисы на фоне синего неба, а за ними - море. Эта картина поразила ее своей красотой.
        При виде белоснежного здания дворца, окруженного великолепными яркими цветниками, Зоя просто лишилась дара речи. Никогда она не видела ничего более прекрасного, чем дворец одесского генерал-губернатора.
        Подъезжая ко дворцу, Зоя подумала, что на фоне этой красоты она выглядит, наверное, грязной и неряшливой.
        Адъютант генерал-губернатора проводил их к его светлости. Генерал-губернатор так радушно принял путешественников, что Валлон успокоился и перестал чувствовать себя непрошеным гостем.
        - Я был на вашем концерте в Лондоне, месье Валлон, - сказал губернатор. - Для меня большая честь и удовольствие принимать вас в своем доме. Надеюсь, вам здесь понравится.
        Когда герцог представил Зою, губернатор внимательно посмотрел на нее и, как истинный француз, галантно произнес:
        - Мадемуазель, вся Одесса будет у ваших ног - здесь умеют ценить красоту.
        Зоя смутилась и покраснела. Генерал-губернатор не скрывал своего восхищения и не отводил от девушки глаз.
        Слуги проводили гостей в отведенные им комнаты.
        Герцог, еще не оправившийся от болезни и очень усталый после долгого путешествия, уснул сразу же, как только голова его коснулась подушки. А Зоя, приняв горячую ванну, надела одно из своих самых красивых платьев и спустилась в гостиную. Там она увидела отца, оживленно беседующего с хозяйкой дома.
        Супруга генерал-губернатора, герцогиня де Ришелье, встретила гостью очень радушно, чего нельзя было сказать о других обитательницах дворца. Эти дамы сразу увидели в Зое соперницу. Они прекрасно понимали, что не смогут состязаться с ней в красоте и изяществе.
        Валлон был в центре внимания всех присутствующих - ведь он прибыл из Москвы и мог рассказать самые последние новости о битве при Бородине. Он подробно рассказал обо всем, что происходило в Москве, и даже о своем разговоре с Наполеоном.
        - Он ведет себя как дикарь! - воскликнула герцогиня. - Конечно, чего же можно ждать от корсиканского бандита!
        - Полностью согласен с тобой, дорогая, - сказал генерал-губернатор. - Однако нельзя не признать, что это был необыкновенный подвиг - привести огромную армию, шестьсот тысяч человек, в далекую страну и захватить ее древнюю столицу.
        - Там сгорело столько прекрасных зданий! Надеюсь, Бонапарт тоже сгорел вместе с ними! - воскликнула одна из присутствующих дам. - Этой зимой я собиралась поехать в Москву, там дают такие прекрасные балы.
        - Теперь уже не до балов, - сказал Валлон. - Сомневаюсь, что после ухода французов в Москве вообще что-нибудь уцелеет, за исключением, может быть, Кремля.
        - А почему вы думаете, что французы покинут Москву? - спросила герцогиня.
        - Им придется уйти из города, потому что нечем кормить армию. Еды хватает только для штаба армии. Оставшиеся в Москве люди прячутся в церквях и подвалах. Им грозит голодная смерть.
        - Как ужасно! - воскликнула одна из дам. - Надеюсь, что эти отвратительные французы все до одного подохнут как крысы!
        После этих слов в гостиной воцарилось неловкое молчание. Гостья, которая произнесла эти слова, смутилась, вспомнив, что и сам генерал-губернатор, и месье Валлон - французы.
        Стараясь исправить эту неловкость, все вдруг заговорили наперебой.

        Зоя чувствовала себя во дворце генерал-губернатора очень хорошо. Все, в том числе и русские, относились к ней доброжелательно.
        - У вас русские глаза, моя дорогая, - сказала ей герцогиня.
        - Уверена, что все происходящее вас глубоко трогает, ведь в ваших жилах течет и кровь древнего русского рода. - Она слегка вздохнула. - Такие уж мы, русские. Мы впадаем из одной крайности в другую: то бурная радость, восторг, то полное отчаяние. У нас эти чувства очень тесно связаны. В этом наше счастье и наше горе.
        - Согласна с вами, мадам, - ответила Зоя. Для нее было неземным счастьем находиться рядом с герцогом Уэлминстером, видеть его, говорить с ним, но она уже сейчас впадала в глубокое отчаяние при мысли, что, как только герцог поправится, им придется расстаться.
        Герцог уже отдохнул после трудного путешествия и чувствовал себя в силах сидеть на балконе с видом на парк и море.
        Еще через несколько дней ему стало уже настолько хорошо, что с помощью слуг он мог спускаться вниз и сидеть на веранде.
        - Как здесь хорошо! - сказала Зоя.
        Пели птицы, теплый ветер с моря приносил легкий привкус соли. Ярко светило солнце, до горизонта простиралось бескрайнее синее море, легкие волны набегали на берег.
        - Да, здесь очень красиво, - согласился с ней герцог. - Не хватает только одного.
        - Чего же? - спросила Зоя.
        - Вашей музыки.
        - Хотите, чтобы я вам поиграла?
        - Да, я хотел попросить вас об этом.
        Зоя уже заметила, что в комнате рядом с верандой, на которой они сидели, стоит фортепиано. Не говоря ни слова, она прошла к инструменту.
        Окна в комнате были открыты, и, играя, Зоя видела герцога. Девушка подумала, что сейчас герцогу, наверное, хочется услышать композицию ее отца, в которой так живо изображалась красота природы.
        Она вдохновенно заиграла и почувствовала, что эта музыка выражает и ее собственные чувства.
        Помимо ее воли в музыке звучали терзавшие Зою любовь, восторг и отчаяние.
        Девушка полюбила герцога, как только увидела его во дворце князя Всевольского. Когда он коснулся ее руки, ее охватило чувство восторга, светлое, прекрасное, божественное и в то же время очень земное чувство: ведь она - женщина, а герцог - мужчина.
        Музыкой Зоя хотела поведать герцогу свою мечту о настоящей любви, подобно той, какую испытала ее мать. Она верила, что эта мечта сбудется.
        И вот теперь это осуществилось. Увидев герцога впервые, Зоя сразу узнала его. Ведь в своих мечтах она уже давно - годы, а может быть века, в той, другой жизни, - любила его.
        Изливая в музыке свою любовь к герцогу, она ощущала неизбежность, неотвратимость разлуки, и это чувство отчаяния тоже звучало в мелодии.
        Зоя как будто говорила своему любимому, что, даже расставшись с ним навеки, никогда не забудет его, будет молиться за него и то чувство, которое он в ней пробудил, будет жить в ней вечно, потому что без этого она не мыслит своего существования.
        Как всегда, играя, Зоя уносилась мыслями в другой мир, забывала об окружающем, стремясь выразить в музыке тот океан чувств и мыслей, которые переполняли ее душу.
        Закончив играть, она почувствовала себя опустошенной. Ей нечего было больше сказать, она всю себя отдала музыке.
        И тут она увидела, что на веранде собралось много гостей. Рядом с герцогом сидел Валлон. Никто не шевелился, все молчали, глубоко тронутые ее игрой.
        Вернувшись из того мира, куда ее унесла творческая фантазия, Зоя заметила выражение лица отца. Девушка поняла, что он глубоко тронут и вместе с тем озабочен, так как она очень откровенно выразила свои чувства.
        Зоя поняла, что выдала себя, и ее охватило чувство страха и смущения. Не извинившись и ничего не объясняя, она встала и вышла из комнаты. Как во сне, девушка пошла длинными коридорами дворца в свою спальню.

        Глава 7

        Придя в свою комнату, чтобы переодеться к обеду, Зоя увидела на кровати прекрасный шлейф.
        Три дня назад за завтраком генерал-губернатор сказал:
        - Наш уважаемый гость герцог Уэлминстер чувствует себя уже достаточно хорошо и сможет присутствовать на вечере. Я собираюсь пригласить на этот вечер всех, кто, узнав о приезде герцога в Одессу, жаждет встретиться с ним.
        - Вы собираетесь устроить вечер? Что за вечер? - с другого конца стола спросила герцогиня. Генерал-губернатор улыбнулся.
        - Это будет один из тех вечеров, которые вы так любите, - вечер с танцами. А в честь месье Баллона мы пригласим самых лучших музыкантов, каких сможем найти в Малороссии.
        - Танцы! - в один голос воскликнули дамы. - Значит, ваша светлость, вы собираетесь устроить настоящий бал!
        - Да, это будет бал, - пообещал губернатор. - Надеюсь, он будет не менее блестящим, чем балы в Санкт-Петербурге, на которых вы, ваша светлость, бывали.
        Герцог улыбнулся.
        - На этот раз настроение в Санкт-Петербурге было не очень веселым, - сказал он. - Когда я был у его императорского величества, то никаких балов не устраивали. Были только приемы, где все обсуждали одну и ту же тему.
        - Я издам декрет, - заявил генерал-губернатор, - запрощающий говорить о войне. И мы будем беззаботно веселиться.
        Зоя слушала этот разговор и думала, как интересно будет побывать на настоящем балу. Мать часто рассказывала ей о блестящих балах, и девушка ясно представляла себе блеск и великолепие бального зала, сияние хрустальных люстр и драгоценностей.
        Потом она с болью в сердце подумала о том, что герцог уже поправился и, наверное, в скором времени собирается покинуть Одессу. Неумолимо приближается день расставания, говорила себе Зоя.
        И только ее отца не радовала мысль о бале. Он не любил официальных приемов. Кроме того, Зоя сомневалась, что ему понравятся оркестранты, которых собирался нанять генерал-губернатор.
        Однако, будучи истинной женщиной, Зоя принялась обдумывать свой туалет для этого бала. Ей хотелось, чтобы герцог восхищался ею. Кроме того, для нее было бы унизительно почувствовать превосходство других дам, гостящих во дворце губернатора. К счастью, среди платьев, привезенных ею из Москвы, нашелся один вечерний туалет, который она еще ни разу не надевала. Этот туалет предназначался для зимнего бала, который московский губернатор, князь Растопчин, обычно устраивал в Кремле. В прошлом году ее пригласили на этот бал. Они с Мари придумали очень красивый наряд - изысканное белое платье. Зоя надеялась, что отец его одобрит. Однако потом она решила не ездить с отцом, так как траур по матери еще не закончился.
        Из рассказов матери Зоя знала, что на балах генерал губернатора в Одессе, которые соперничали с балами в Санкт-Петербурге, все дамы носят шлейфы.
        У Зои не было шлейфа, и она собиралась сказать об этом хозяйке дома, но потом передумала.
        Вчера вечером герцогиня послала за ней. Придя в ее будуар, Зоя увидела жену генерал-губернатора в прелестном неглиже, лежащую на диване у окна.
        - Садитесь, дитя мое, - сказала она. - Я хочу поговорить с вами. С тех пор как вы приехали, у нас не было времени поболтать.
        - Вы очень добры, мадам. Мы с отцом благодарны вам за приглашение погостить в вашем доме, - ответила Зоя.
        - Что касается вашего отца, о нем позаботится мой муж, - заметила герцогиня. - а о вас, дочери Натальи Стровольской, позабочусь я.
        - Вы знали мою маму? - спросила Зоя, и глаза ее заблестели.
        - Я встречалась с ней во Франции вскоре после ее замужества. Тогда нам с мужем пришлось спешно покинуть страну, иначе нас отправили бы на гильотину.
        Женщина взяла руку Зои в свои и мягко сказала:
        - Теперь вашей матери нет с вами. Знаю, вам ее очень недостает. Вы так похожи на нее!
        При этих словах глаза Зои наполнились слезами, и она не смогла сказать ни слова. Герцогиня продолжала:
        - Думаю, ваша мать порадовалась бы за вас и пожелала бы вам успеха на завтрашнем балу. Позвольте мне подарить вам шлейф. Я думаю, он очень подойдет для такого случая.
        - Благодарю вас, мадам. Я так расстраивалась, что у меня нет шлейфа, - ответила Зоя - Не расстраивайтесь, я помогу вам. Посмотрите в соседней комнате на кровати. Думаю, вы найдете там то, что нужно.
        Из будуара герцогини Зоя прошла в спальню и увидела на огромной постели прекрасный шлейф из шелка цвета морской волны, расшитый жемчугом и отороченный мехом горностая.
        Зоя пришла в восторг. Вернувшись в будуар, она воскликнула:
        - Он прекрасен! Просто восхитителен! Мадам, неужели вы дарите мне такую дорогую вещь? Может быть, я надену его только на этот бал?
        - Это подарок, - ответила герцогиня. - Еще у меня есть брошь, которая очень подойдет к вашему туалету. Я хочу, чтобы вы надели ее завтра.
        Она открыла обтянутую бархатом шкатулку, стоявшую на столике рядом с диваном, и Зоя увидела брошь из бирюзы и бриллиантов такой красоты, что она невольно вскрикнула от восторга.
        Она приколола брошь к платью и сказала:
        - Не могу выразить, как я благодарна вам за такой прекрасный подарок. Говорят, что бирюза приносит счастье.
        - Здесь и на Кавказе действительно считают, что бирюза приносит счастье, - подтвердила герцогиня. - Надеюсь, вы будете счастливы.
        Зоя ничего не ответила, но мадам де Ришелье увидела в ее глазах печаль. Она ласково сказала:
        - У вас трудная жизнь. Особенно теперь, когда нации, к которым вы принадлежите, воюют друг с другом. Но у меня такое чувство, что вы обретете свое счастье, когда будете меньше всего этого ожидать.
        - Я… надеюсь, - тихо сказала Зоя.
        Потом, чтобы избежать разговора о герцоге Уэлминстере, она, еще раз поблагодарив герцогиню за подарки, вышла из комнаты.
        Оставшись одна, Зоя подумала о герцоге. Как она может найти свое счастье, если вскоре ей предстоит потерять герцога навсегда!
        С каждым днем герцог чувствовал себя все лучше. Зоя была рада за него, и ей доставляло удовольствие думать, что она способствовала его выздоровлению. И в то же время она страдала при мысли, что, поправившись окончательно, герцог покинет ее.
        Зоя не могла себе представить, как сможет пережить разлуку с любимым, как сможет сказать ему» прощай «. Она боялась, что при расставании не удержится от слез и без чувств упадет к его ногам.
        Однако девушка надеялась, что у нее достанет силы духа и достоинства перенести сцену прощания. Гордость и чувство собственного достоинства она унаследовала не только от Стровольских, но и от своего отца, который добился признания собственным талантом и трудом.
        В то же время, гуляя с герцогом в парке, глядя на него, слушая его голос, Зоя понимала, что ей трудно будет сохранить присутствие духа при расставании с ним, потому что любовь ее велика и сильна.
        И как только ее могли называть Ледяной Девой, думала Зоя. Она вся горела как в огне, ее одолевало неукротимое желание признаться герцогу в любви, которая заполняла все ее мысли, чувства, душу.
        С того самого дня, когда она играла для выздоравливающего герцога и отец догадался о глубине и силе ее чувства, Зоя больше не подходила к инструменту.
        Ей все еще было стыдно за то, что она так поддалась своим чувствам и обнаружила их перед слушателями. Не стоило поступать так неосмотрительно и глупо, упрекала она себя.
        Однако иногда Зоя думала, что, не вырази она тогда переполнявших ее чувств, она могла бы взорваться, как та пушка, из-за которой пострадал герцог.
        В тишине ночи она твердила себе, что практичная и благоразумная французская сторона ее натуры должна контролировать другую ее сторону, русскую - необузданную и страстную.
        Но на самом деле обе стороны ее натуры были отчаянно, страстно и безнадежно влюблены.

        Служанка приготовила для Зои ванну, благоухающую туберозой, которую считали цветком страсти.
        Лежа в теплой воде, Зоя не могла избавиться от мыслей о герцоге. Она вспоминала их разговор сегодня утром в парке.
        В парке прогуливались и другие гости генерал-губернатора. Хотя они были довольно далеко от Зои и герцога и не могли слышать их разговор, девушку не оставляло ощущение, что они с герцогом не одни.
        - Вы действительно чувствуете себя лучше? - спросила Зоя. - Не будет ли сегодняшний бал для вас слишком утомительным?
        - То же самое спросила меня и Мари, - ответил герцог. - Но даже она считает, что мои раны уже зажили. Ей теперь не придется так нянчиться со мной, да и вам тоже.
        - Я… и не собираюсь… делать это. Говоря так, Зоя знала, что это не правда. Ей хотелось, чтобы он оставался беспомощным и нуждался в ней и Мари.
        - Раны мои зажили, - продолжал герцог, - но остались шрамы. Всю оставшуюся жизнь они будут напоминать мне о Бородинском поле.
        - Я не хочу об этом вспоминать, - возразила Зоя. - Тогда в Москве, когда слуги принесли вас в наш дом, я… подумала, что вы… мертвы.
        - Но я вовсе не собирался умирать, - весело сказал герцог. - И когда-нибудь я скажу вам, почему.
        Девушка вопросительно посмотрела на него, гадая, что же он хотел этим сказать, но герцог не смотрел на нее. Он смотрел на море, простиравшееся до горизонта.

» Он думает о возвращении домой, в Англию «, - решила Зоя, и сердце ее болезненно сжалось. Она подумала, не спросить ли ей герцога, когда он собирается покинуть Одессу. Однако, заранее зная, что ответ герцога заставит ее испытать боль и она не сможет утаить чувств, когда он назовет ей точную дату своего отъезда, Зоя воздержалась от вопроса.
        - Думаю, я навсегда запомню этот чудесный парк, - громко произнес герцог, - и вас, похожую на прекрасный цветок.
        Их глаза встретились, и Зое на мгновение показа-леи», что они опять близки, как в те моменты, когда он слушал ее игру и понимал ее мысли.
        Девушка не успела ничего ответить, и им не удалось продолжить разговор, потому что остальные гости подошли к ним, чтобы поговорить о предстоящем бале.
        После ванны Зоя села к зеркалу. Служанка стала укладывать ее волосы в прическу гораздо более модную, нежели та, что была у нее в Москве.
        Среди драгоценностей матери, которые Зоя взяла с собой, была изящная бриллиантовая диадема, подаренная Наташе Стровольской родителями в день ее семнадцатилетия.
        Зоя осторожно развернула ткань, в которую было завернуто украшение. Она чувствовала, что сегодня вечером непременно должна надеть эту фамильную драгоценность, чтобы ее мать думала о ней в этот день - день ее первого большого бала.
        Зоя несколько раз видела это украшение на матери, когда та отправлялась на бал с Баллоном. Зоя была тогда еще слишком мала, и родители не брали ее с собой.
        - Мама, ты как принцесса из сказки, - как-то сказала она матери. - А папа, конечно, сказочный принц.
        - Да, дорогая, ты права. Для меня он всегда был и останется сказочным принцем, - ответила мать.
        Она коснулась рукой диадемы и сказала дочери:
        - Сегодня я буду выглядеть достойно. Там будет столько выдающихся людей! А ведь я чуть не продала это украшение, когда мы с отцом только поженились. Теперь Пьер Валлон великий музыкант и дирижер, которым все восхищаются, приглашают лучшие театры Европы. А тогда мы были очень бедны. Но он настоял, чтобы я не продавала фамильную драгоценность. И теперь я счастлива, что она у меня есть.
        Зоя знала, что дело не в том, что украшение дорогое. Оно было символом того, чем мать пожертвовала ради любви.

«Это была мамина корона, - подумала Зоя. - А сегодня она будет украшать мою голову. Может быть, мне никогда больше не доведется побывать на таком роскошном балу».
        Девушка была уверена, что, вернувшись во Францию, где все еще идет война, она вряд ли будет бывать на балах, подобных тому, который состоится сегодня во дворце генерал-губернатора. И вряд ли во Франции она сможет одеваться так роскошно, как на сегодняшнем балу.
        С бриллиантовой диадемой на голове Зоя выглядела настоящей королевой. Служанка помогла ей надеть платье, потом закрепила на плечах великолепный шлейф.
        В этом наряде Зоя почувствовала себя уверенно, как никогда прежде. Однако, глядя в зеркало на свое отражение, она думала только о том, что скажет герцог, увидев ее в этом наряде.
        Дверь в комнату открылась, и вошел Пьер Валлон.
        - Папа, ты уже готов? - спросила Зоя.
        Она повернулась к отцу так, чтобы он мог увидеть ее во всем великолепии, - Мне нужно поговорить с тобой, - сказал он. Зоя изменилась в лице. Она отослала служанку из комнаты и подождала, пока та закрыла за собой дверь.
        - Что случилось, папа?
        Отец подошел к ней, и она почувствовала, что он пытается подобрать нужные слова.
        - В чем… дело? - опять спросила Зоя.
        - В порт вошел турецкий корабль, - ответил Валлон. - Он отплывает на рассвете. Зоя затаила дыхание.
        - Я говорил с капитаном, - продолжал отец. - Он согласен взять нас на борт. С ним мы доберемся до Марселя, нельзя упустить такую возможность.
        - Но, папа… - начала Зоя. Отец перебил ее.
        - Позволь мне прежде сказать тебе, что британский военный корабль прибудет в Одессу через два или три дня. Я слышал, как герцог говорил адъютанту генерал-губернатора, что собирается вернуться на этом корабле в Англию.
        Зоя стояла не шелохнувшись. Потом, чувствуя, что ноги ее больше не держат, она опустилась в кресло.
        - Я хочу, чтобы ты, - сказал Баллон, - прямо с бала отправилась на корабль, где я буду тебя ждать.
        - Уехать… с бала? - переспросила Зоя.
        - Это будет самое разумное, дорогая, - ответил отец. - Какой смысл мучить себя прощанием с герцогом, зная заранее, что это ничего не изменит и ты будешь чувствовать себя еще более несчастной, чем теперь?
        - Папа, ты же… знаешь, как… я люблю его.
        - Да, знаю. Но ты ведь с самого начала понимала, что у этой истории не может быть счастливого конца. И я предлагаю выход, который будет лучше и для тебя, и для него.
        - Лучше… для него? - спросила Зоя.
        - А что он может тебе сказать на прощание, кроме слов благодарности? - заметил Валлон. - Герцог Уэлминстер в Англии занимает такое же важное положение, как твой дед в России. Семья герцога настолько знатна, что не допустит его брака с тобой ни при каких обстоятельствах, даже если речь идет о любви!
        Зоя до боли сжала руки. Она понимала, что отец прав, но от этого ей не стало легче.
        - Будь умницей, дорогая, - сказал Валлон. - Честно говоря, для всех будет проще, если мы уедем именно сейчас. - Не ожидая ответа, он продолжил:
        - Я поговорил с Мари. Она уже упаковывает вещи. Поздно вечером они с Жаком покинут дворец и отправятся на корабль.
        Зоя ждала продолжения, хотя его слова глубоко ранили ее.
        - Я буду ждать тебя в конце парка в закрытой карете, - произнес Валлон. - Если мы уйдем с бала вместе, это вызовет ненужные вопросы.

«А вдруг герцог остановит нас?»- подумала Зоя. Она знала, что говорить это вслух не имеет смысла.
        Отец продолжал:
        - Я знаю, что по указанию генерал-губернатора в полночь начнет играть цыганский оркестр и будут танцевать цыганки. Мне жаль, что придется все это пропустить, но, как только внимание всех гостей сосредоточится на цыганах, ты должна незаметно удалиться и прийти в то место, где я буду ждать тебя.
        - Уйти, не попрощавшись… с хозяевами дома, которые были так… добры к нам, очень… невежливо, - прошептала Зоя, понимая, что отец ждет от нее ответа.
        - Я уже думал об этом, - откликнулся Валлон. - И написал письмо губернатору и его жене, в котором благодарю их за гостеприимство.
        - А как же… герцог?
        Эти слова вырвались у Зои помимо ее воли.
        - Когда герцог узнает, что мы уехали, - ответил Валлон, - он одобрит наше поведение и будет только рад, что мы избавили его от необходимости прощаться с нами. Это прощание могло бы вызвать у него только чувство неловкости. - Губы его тронула ироничная усмешка, и он добавил:
        - Англичане не любят оказываться в положении, когда им может изменить их обычная сдержанность.
        - Ты действительно думаешь, что он… не сочтет… нас невежливыми, если мы не скажем ему об отъезде? - спросила Зоя.
        - Ты хочешь, чтобы я был откровенен с тобой? - поинтересовался Баллон.
        - Конечно, папа!
        - Честно говоря, - сказал он, - я знаю, что герцог находит тебя красивой и привлекательной, но давай смотреть правде в глаза, дорогая. Женщине, которую герцог возьмет себе в жены, одной красоты недостаточно.
        Зоя зажмурилась, как бы защищаясь от удара. Потом она заговорила, и собственный голос показался ей жалким:
        - Я сделаю все, как ты хочешь, папа. Я доверяю тебе, и потом… мы не должны причинять огорчения герцогу.
        - Ты поступаешь очень разумно, дорогая, - сказал Баллон. - Поверь мне, если бы я мог уберечь тебя от страданий, если бы я мог избавить тебя от этой боли, я с радостью сделал бы это.
        При этих словах Зоя встала. Она бросилась отцу в объятия и прижалась щекой к его щеке.
        - Раньше я думала, что любовь - это счастье и… радость, - прошептала она. - Но теперь мне кажется, что вокруг… сплошная тьма и солнце… никогда больше… не появится.
        - У меня было такое же чувство, когда умерла твоя мать, - заметил Баллон. - Но жизнь продолжается, и, может быть, в один прекрасный день ты встретишь другую любовь и будешь счастлива.
        Зое хотелось закричать, что этого никогда не будет. Но, чтобы не огорчать отца, она ничего не ответила. Отец крепко обнимал ее, и это приносило ей некоторое утешение.
        Некоторое время они постояли обнявшись, потом Баллон сказал своим обычным голосом:
        - Нельзя опаздывать к обеду. Его светлость хочет сделать этот вечер незабываемым для нас и, конечно, для герцога.
        Он вышел из комнаты, а Зоя вернулась к туалетному столику и посмотрелась в зеркало. Ее удивило, что внешне она совсем не изменилась.
        У нее было такое чувство, будто отец унес с собой ее молодость, и она не удивилась бы, увидев себя в зеркале старой, в морщинах, с сединой в волосах. Но нет, отражение в зеркале показало ей очаровательную молодую девушку, только в глубине ее глаз скрывалась невыразимая боль.

        Бальный зал с огромными люстрами, в каждой из которых сияло несколько сотен тонких свечей, благоухал цветами. На резных позолоченных карнизах, тянувшихся вдоль стен, тоже стояли свечи - такого Зоя еще не видела.
        Гости были так же великолепны, как и обстановка зала. Никогда прежде она не думала, что женщины могут носить так много сверкающих драгоценностей - от диадем в волосах до пряжек на туфлях.
        Герцогиня была в вечернем туалете из белого шелка с глубоким декольте, узким лифом и с красным шлейфом, шитым золотом.
        На ней была лента ордена Святой Екатерины с бриллиантовым крестом.
        Мужчины не уступали дамам. Каждый из присутствующих был или в блестящем мундире, или костюм его украшали многочисленные награды и орденские ленты. На герцоге был орден Подвязки .
        Здесь были гусары в белых с золотом мундирах, чиновники в синих сюртуках с жесткими от золотого шитья воротниками и молодые черкесы в высоких черных и белых папахах.
        Этот вечер был похож на сказку. Войдя в огромную столовую, Зоя увидела прекрасно сервированный стол. Ее внимание особенно привлекло великолепное золотое блюдо огромных размеров, стоявшее в центре стола.
        К своему удивлению, Зоя узнала, что за столом ей отвели место справа от генерал-губернатора.
        Герцог сидел справа от хозяйки дома, а Пьер Валлон - слева. Генерал-губернатор объяснил Зое, что на этом балу герцог, а также она и ее отец почетные гости.
        - Все присутствующие здесь очень рады видеть вас, - с улыбкой сказал он.
        - Несмотря на то, что мы французы? - тихо спросила Зоя.
        - Но я ведь тоже француз, - ответил губернатор. - Дорогая моя, музыка интернациональна, она не знает границ. По моему мнению, ваш отец король такой огромной страны, какой никогда не удастся завладеть Наполеону.
        Зоя заметила, что отец оживленно беседует с герцогиней и, кажется, очень доволен прекрасным приемом. Она также наслаждалась роскошной обстановкой и изысканным обществом и думала, что этот бал будет самым прекрасным в ее жизни. Однако Зою не оставляла мысль, что в этот вечер закончится важная глава в ее жизни, о чем она уже говорила герцогу, покидая Москву.

«Это была очень короткая глава», - с грустью подумала она.
        Представив себе, какой тусклой и неинтересной будет ее жизнь без герцога, Зоя вздрогнула при мысли, что она никогда больше не увидит его.

«Я буду одинока, как никогда не была прежде, - говорила она себе. - Жизнь без любви мрачнее и холоднее, чем сибирская зима».
        Герцог в этот вечер выглядел настолько красивым, что она не могла отвести от него взгляда и не замечала никого в этом блестящем обществе, кроме него. Когда гости перешли из столовой в бальный зал, герцог подошел к Зое и сказал:
        - Зоя, к сожалению, я не могу пригласить вас на танец. Мари считает, что это слишком рискованно. Не хотите ли присесть и поговорить со мной?
        - С удовольствием, - согласилась девушка.
        Она подумала, что с ним готова отправиться куда угодно, хоть на край света.
        Но тут к ним подошел генерал-губернатор и пригласил Зою на танец. Она не могла отказать ему. Потом ей пришлось танцевать с другими кавалерами, и только спустя час герцог смог снова подойти к ней. Не говоря ни слова, они вышли из бального зала на террасу.
        Ночь была тихая и звездная, узкий серп луны медленно поднимался в небе. Парк освещали фонари, спрятанные среди цветов. За парком таинственно шумело море.
        Зоя и герцог сели на скамью в темном уголке парка. Из бального зала до них доносились звуки музыки. Они долго молчали, наконец герцог спросил:
        - Вы чем-то расстроены?
        - Откуда вы… знаете?
        - По-моему, мы давно выяснили, что я могу читать ваши мысли.
        Зоя ничего не ответила, надеясь, что именно сейчас ему не удастся отгадать, о чем она думает. Она была взволнована и испугана.
        Одно дело, когда он понял, что она хотела сказать музыкой, и совсем другое, если он прочитает ее мысли сейчас и поймет, что вскоре они расстанутся навсегда.
        - Вы признаетесь мне, что вас мучит, или мне придется самому догадаться? - спросил герцог.
        - Почему вы думаете, что меня что-то… мучит? - ответила Зоя. - Сегодня… чудесный вечер… Все в восторге от вас.
        - И, конечно, от вас, - добавил герцог. - Вы очаровательны.
        Что-то в его голосе заставило Зою вздрогнуть. Потом она подумала, что с его стороны это простая вежливость, и заставила себя продолжить:
        - Все были… так добры ко мне. Ее светлость подарила мне этот прекрасный шлейф… Я всегда буду помнить время, проведенное в Одессе.
        - Есть и другие моменты, о которых мы будем помнить, - сказал герцог.
        - Вы всегда будете… их помнить? - спросила Зоя. Она не смогла удержаться от вопроса, так ей хотелось услышать ответ.
        - Думаю, что наиболее живо я буду вспоминать тот момент, когда я пришел в сознание и увидел ваше лицо, склоненное надо мной.
        Зоя задрожала. Она всегда мечтала о том, чтобы он говорил с ней так, как сейчас, но до сих пор им не представлялась такая возможность.
        - Сквозь окутывавшую меня тьму, - продолжал герцог, - я чувствовал, как вы зовете меня. Когда я вспоминаю об этом, то понимаю, что даже в том бесчувственном состоянии ощущал ваше присутствие.
        Она мечтала именно об этом, когда отчаянно звала его назад к жизни из темноты смерти!
        - Неужели вы можете подумать, что я смогу все это забыть? - спросил герцог.
        - Пожалуйста, помните обо мне… всегда!
        Эти слова вырвались у нее неожиданно, г, умоляющим выражением лица Зоя смотрела на герцога.
        Их глаза встретились, он заглянул в ее глаза, и они долго сидели молча и неподвижно.
        Вдруг, словно из другого мира, раздался чей-то голос:
        - Вот вы где, мадемуазель Валлон! А я всюду искал вас. Его светлость желает танцевать с вами мазурку.
        Зоя с трудом поняла, что ей сказали. Потом, придя в себя, она встала.
        - Очень… мило со стороны его светлости, - с трудом выдавила она, увидев перед собой адъютанта генерал-губернатора.
        - Позвольте проводить вас в зал, мадемуазель.
        - Благодарю вас, - ответила Зоя.
        Она не могла смотреть в лицо герцогу. У нее было такое чувство, будто ее насильно отрывали от него. Ей хотелось ухватиться за герцога и попросить не отпускать ее.
        Вместо этого Зоя последовала за адъютантом в зал, поблагодарила генерал-губернатора за его доброту, и они начали танцевать мазурку.
        После танца она уже не могла скрыться от окруживших ее кавалеров. Каждый раз, как заканчивался очередной танец, девушка оглядывала зал в поисках герцога, но прежде, чем ей удавалось увидеть его или пробиться к нему сквозь толпу гостей, кто-нибудь обязательно перехватывал ее и приглашал на следующий танец.
        Зоя танцевала чисто автоматически, не слыша, что ей говорят партнеры, и не понимая, что она отвечает им. Она только сознавала, что все ближе и ближе мгновение, когда ей придется покинуть бал, и последние минуты хотела провести с любимым человеком.
        Потом Зоя с отчаянием поняла, что отца уже нет в зале. Она знала, куда он направился.
        Танцы закончились. Под томные звуки скрипок на лестнице, ведущей в бальный зал, появились цыгане в ярких костюмах. Гости расступились, освободив середину зала. Пожилые дамы заняли кресла и диваны вдоль стен. Мужчины стояли группами, готовясь аплодировать выступлению приглашенных генерал-губернатором артистов.
        Когда же в зале появились цыганки в своих цветастых необъятных юбках, золотых ожерельях и звенящих браслетах, Зоя поняла, что ей пора покинуть бал.
        Она еще раз оглядела зал, надеясь увидеть герцога. Девушка прекрасно понимала, что уже слишком поздно, у них не будет больше времени поговорить друг с другом. И потом, что она могла сказать герцогу, кроме признания в любви?
        Внимание гостей было приковано к цыганам, и Зое без труда удалось незамеченной выскользнуть на террасу.
        Никто не видел, как она спустилась по белым мраморным ступеням, ведущим с террасы в парк, и пересекла зеленую лужайку. Перед ней была еще одна лестница, а внизу, как и ожидала, она увидела карету.
        Карета была закрыта, на козлах сидели двое. Один из них, заметив Зою, соскочил с козел и открыл перед ней дверцу кареты. Чуть не плача, девушка медленно поднялась по ступенькам.
        Внутри кареты было темно. Зоя села на заднее сиденье, зная, что там ее ждет отец.
        Дверца кареты закрылась, кучер взобрался на козлы, лошади тронулись с места.
        Зоя наклонилась к окну, желая в последний раз взглянуть на дворец генерал-губернатора.
        - Прощай, моя любовь… Моя единственная любовь… сейчас и навеки! - тихо проговорила она.
        Затем, откинувшись на сиденье и борясь с подступившими слезами, она услышала низкий голос:
        - С кем же вы прощались, Зоя?
        Она вскрикнула от удивления - это был голос герцога.
        Зоя повернулась, и в свете фонарей, проникавшем в окна кареты, она разглядела лицо герцога и его глаза, смотревшие в ее глаза.
        На мгновение она лишилась дара речи, а потом воскликнула:
        - Как?.. Вы здесь? Что случилось?
        - Этот вопрос я должен был бы задать вам, - возразил герцог. - Как вы могли подумать, что вам удастся сбежать от меня?
        - Н-но… папа сказал…
        - Ваш отец на борту турецкого судна, которое доставит его во Францию, - перебил ее герцог. - Я хочу задать вам только один вопрос, Зоя. И я хочу, чтобы вы ответили мне правду.
        - Какой… вопрос? - с трепетом произнесла она.
        - Вопрос очень простой, - ответил герцог. - Я хочу знать, кого вы больше любите: меня или вашего отца? На мгновение Зоя подумала, что ослышалась.
        Она взглянула на герцога, и ее поразило выражение его лица. Никогда прежде не видела она в глазах герцога такого страдания, и сердце ее сжалось.
        - Это очень важный вопрос, - сказал герцог. - Выбор за вами. Я могу отвезти вас на корабль к отцу, и вы уедете с ним, или вы можете остаться со мной.
        Зоя не могла произнести ни слова. Герцог продолжал:
        - Вопрос в том, любите ли вы меня. Я хочу это знать. Для меня это вопрос жизни.
        - Я… люблю вас, - прошептала Зоя. - Я… безумно люблю вас, но…
        Герцог обнял девушку, не давая ей продолжить.
        - Никаких «но». Вы любите меня, действительно любите, и это все, что я хотел от вас услышать.
        - Я вас… люблю! - сказала Зоя.
        Казалось, эти слова шли из самой глубины ее сердца.
        Герцог еще крепче обнял ее. Зоя подняла к нему лицо, и губы их встретились.
        Сначала девушка была так ошеломлена происходящим, что не чувствовала ничего, кроме изумления. Потом губы герцога пробудили в ней тот восторг, который она прежде испытывала при каждом его прикосновении, но теперь это чувство было гораздо сильнее. Ощущение было настолько прекрасным, что она могла бы сейчас умереть от счастья. Ей казалось, что нет в мире ничего более восхитительного, глубокого и божественного.
        Его руки крепче сжали ее, его поцелуи становились все более требовательными. Зоя почувствовала, как внутри ее вспыхнуло пламя, оно разгоралось. Их губы слились, и мир для них перестал существовать.
        Она не знала, как долго длился поцелуй. Когда герцог поднял голову, с губ ее слетели слова, прекрасные, как музыка:
        - Я люблю… тебя. Я люблю тебя!
        - И я люблю тебя! - ответил герцог. - Дорогая, я полюбил тебя с первого взгляда. Но прежде не решался сказать тебе о моей глубокой и сильной любви. Я был так слаб после ранения и боялся стать тебе обузой.
        - Неужели… это правда? - спросила Зоя. - Ты… действительно любишь меня? Не могу в это поверить.
        - Я люблю тебя! Теперь, когда ты сделала свой выбор, мы немедленно поженимся.
        - Поженимся? - переспросила Зоя.
        - Так нам будет проще уехать в Англию, дорогая. Хочу успокоить тебя, твой отец дал свое благословение.
        - Значит, папа знал… о твоем намерении?
        - Когда я почувствовал, что ты собираешься покинуть меня, я понял, что не смогу допустить этого.
        - Как… ты узнал, что я хочу уехать?
        - Ты сама сказала мне об этом.
        - Я сказала… тебе?
        Он поцеловал ее, и Зоя заметила улыбку на его губах. Какое-то время они сидели молча. Потом герцог сказал:
        - Меня трудно обмануть, моя ненаглядная. Наблюдая за тобой за ужином, я догадался, о чем ты думаешь, а когда мы сидели на террасе, я уже был полностью уверен, что знаю твои планы.
        - Как же… ты все узнал? - спросила Зоя. ; - - И ты, именно ты, задаешь мне этот вопрос? - удивился герцог.
        Зоя засмеялась, вспомнив, как он читал ее мысли, когда она впервые играла для него.
        - Тогда я понял, - продолжал герцог, - что многое упустил, не предприняв раньше никаких действий. Я нашел твоего отца и сказал ему о своих намерениях. Он согласился со мной. Для него это самое лучшее решение всех мучивших его проблем.
        - А папа… все еще хочет вернуться во Францию? - спросила Зоя.
        - Он считает, что такую возможность нельзя упускать. Нелегко найти судно нейтральной страны, - ответил герцог. - Думаю, он проявил такт, понимая, что нам захочется побыть вдвоем. - В его голосе послышалось легкое беспокойство:
        - Разве ты не хочешь побыть со мной наедине, дорогая?
        Ответ он знал прежде, чем она смогла ответить. Герцог снова поцеловал ее, и Зое показалось, что ее сердце больше не принадлежит ей - он забрал его.
        Карета остановилась.
        - Один из адъютантов его светлости генерал-губернатора, очень способный молодой человек, уже все подготовил для нас, - сказал герцог. - Я подумал, сокровище мое, что ты захочешь венчаться в той вере, к которой принадлежала твоя мать. И поэтому решил, что мы поженимся здесь, в России.
        - Ты же… знаешь, что я буду только… счастлива, - прошептала Зоя.
        Дверца кареты отворилась, и девушка увидела, что карета стоит перед маленькой старинной церковью с золотыми куполами.
        Герцог взял Зою за руку. Они направились к церкви, и шлейф, подаренный мадам де Ришелье, придавал Зое торжественный вид.
        В церкви пахло ладаном и было светло от сотен свечей, горевших перед иконами.
        Священник уже ждал их. Двое служек держали наготове венцы, которые полагается держать над головами жениха и невесты во время венчания.
        Зоя взяла герцога под руку. Сердцем она чувствовала, что для герцога церемония венчания так же свята, как и для нее.
        Зое казалось, что мать стоит рядом с ней и счастлива за свою дочь, которая, как и она сама когда-то, нашла свою истинную любовь.

«Господи, благодарю тебя! - молилась в душе Зоя. - Ты послал мне человека, которого я люблю всем сердцем. Помоги мне сделать его счастливым и укажи, как сохранить навеки его любовь».

        Отъезжая от церкви, Зоя чувствовала себя как во сне. Не может быть, чтобы после такого таинства она все еще находилась в простом привычном мире.
        Руки герцога обнимали Зою, его губы целовали ее, и девушка чувствовала, что единственная реальность для нее - он и их любовь.
        Он целовал ее так долго, что ей показалось, будто они улетели на небеса и стали к богу еще ближе, даже чем при обряде венчания.
        - Моя изумительная, очаровательная маленькая женушка, - шептал он.
        - Повтори это еще раз, - просила она. - Я была уверена, что ты никогда не женишься на мне! Мне и сейчас еще не верится, что я действительно… твоя жена.
        - Совсем скоро я заставлю тебя в это поверить, - ответил герцог.
        - И ты… никогда не будешь… сожалеть, что женился на мне?
        - Только в том случае, если ты не будешь любить меня.
        - Я буду любить тебя всегда, каждый миг моей жизни, всем своим существом, - страстно произнесла Зоя.
        - Сокровище мое!
        И опять губы герцога были на ее губах, и она почувствовала, как страсть охватывает ее. Он целовал ее, пока у них не перехватило дыхание. Сердце Зой бешено стучало в груди.
        Лошади замедлили бег, и карета остановилась. Зоя с сожалением подумала, что им приходится возвращаться на землю.
        Она ожидала, что генерал-губернатор и его супруга встретят и поздравят их, но эта мысль не радовала ее. Зое не хотелось, чтобы кто-нибудь нарушил ту близость, которую она испытывала в объятиях герцога.
        Дверца кареты открылась, и Зоя увидела, что они остановились не перед дворцом, а перед небольшим домом из белого камня.
        Она узнала один из павильонов, которые видела во владениях генерал-губернатора. Ей рассказывали, что в этих павильонах обычно располагаются самые почетные гости, которых сопровождает многочисленная дворня.
        Герцог догадался, о чем она думает, и сказал:
        - Здесь мы будем одни, дорогая. Я хочу этого еще больше, чем ты.
        Он ввел ее в павильон, закрыл за собой дверь, и Зоя услышала, как отъехала карета.
        В роскошно обставленной комнате благоухали цветы, ее освещали затененные светильники. В павильоне, кроме них, никого не было.
        Герцог провел ее через гостиную в комнату, где горело лишь несколько свечей, освещавших огромную кровать с балдахином из шелка бирюзового цвета.
        Потолок был расписан изображениями богов, богинь и купидонов. На одной стене было огромное окно с раздвинутыми портьерами, и Зоя могла видеть звезды на небе.
        Не выпуская девушку из своих объятий, герцог подвел ее к окну, и она увидела внизу море, в котором отражался серебряный месяц.
        - Не может быть, чтобы это… происходило со мной, - прошептала Зоя.
        - Это все происходит с нами, дорогая, - ответил герцог. - Наконец-то ты моя! И не только в эту ночь, но навсегда, до самой смерти!
        Он прижал ее к себе:
        - Мне кажется, я искал тебя на протяжении веков. И теперь, найдя, никогда не отпущу.
        - Какие прекрасные слова! - восторженно прошептала Зоя. - В душе… я всегда хотела верить, что… так и будет, но думала, что мне… придется… оставить тебя.
        - Как ты могла вообразить, что на свете есть что-нибудь важнее нашей любви? Как ты хоть на мгновение могла усомниться в этом?
        Зоя вздохнула и прижалась щекой к его плечу.
        - Я думала, что ты часть того «императорского блеска», который царит во дворцах Санкт-Петербурга, и того общества, которое осудило мою мать, оставившую его из-за любви к простому французскому музыканту.
        - Единственный блеск, который имеет для нас значение, это блеск нашей любви, дорогая. Я хочу, чтобы ты поверила, что это правда.
        - Я всегда верила в это, - ответила Зоя, - но думала, что ты такой… знатный и недосягаемый. Ты же знаешь, что в глазах русских папа совершил преступление, осмелившись жениться на моей маме. И я думала, что ты никогда не сочтешь меня… достойной стать твоей женой.
        - Ты не только моя жена, ты мой идеал, и всю оставшуюся жизнь я буду поклоняться тебе и обожать тебя, - сказал герцог.
        - А вдруг я разочарую тебя?
        - Жизнью клянусь, этого никогда не произойдет! Тронутая его искренностью, Зоя подняла к нему лицо. Она думала, что герцог поцелует ее. Но он лишь заглянул глубоко в ее глаза. Зоя поняла, что он заглядывает прямо в ее душу и видит там то, что надеялся увидеть.
        Герцог отвел ее от окна, очень бережно снял с ее головы бриллиантовую диадему и отстегнул шлейф. Почувствовав его прикосновение, Зоя вздрогнула. Герцог стал медленно расстегивать ее платье, и она от смущения зарделась.
        Потом его рот ваял в плен ее губы.
        Пламя, таившееся в ее груди, разгоралось все жарче. Герцог целовал ее глаза, губы, нежную шею, грудь. Зоя поняла, что герцог прав и нет ничего более великолепного, чем их любовь.
        Их чувства были более яркими, чем свет звезд, сверкавших как бриллианты на ночном небе, и глубже, чем море, шумевшее внизу. Для них не имели значения ни звания, ни положение в обществе - все то, что считалось таким важным в придворных кругах.
        - Я люблю… тебя…
        Эти слова, казалось, витали в воздухе.
        Герцог сказал:
        - Я люблю твою красоту, моя очаровательная жена, я восхищаюсь твоим умом, и я просто боготворю твою душу, которая разговаривает со мной на языке твоей музыки.
        - Ты понял, что, играя для тебя, я… говорила о моей… любви?
        - Я прекрасно понимал, что ты чувствовала. А теперь скажи, что ты любишь меня и хочешь принадлежать мне.
        - Я… твоя. Я безгранично, страстно, всей душой и телом хочу быть твоей…
        - Моя драгоценная, обожаемая, чудесная маленькая женушка!
        Зоя почувствовала, как сильно бьется сердце герцога, когда он поднял ее на руки и отнес на кровать.
        И вот он уже лежит рядом с ней, его губы целуют ее, его руки ласкают ее тело.
        А потом для нее все перестало существовать, кроме него. Страсть, как пожар, охватила их обоих.
        Сияние любви окутало влюбленных, восторг охватил их. В порыве любви слились их тела, соединились души, им казалось, что теперь они стали единым существом…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к