Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Любовь Среди Руин " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь среди руин Барбара Картленд

        # Отец нежной Мимозы Шенсон внезапно умер во время путешествия по Тунису Чтобы вернуться домой, девушка решила выдать себя за свою кузину, о загадочном исчезновении которой сообщили газеты Мимоза не знала, что имя ее кузины окружено мрачной тайной, грозящей навлечь на нее беду Но судьба подарила ей встречу с благородным герцогом Элроком - с тем, кто готов был встать на ее защиту, с тем, кто полюбил ее преданно и беззаветно…

        Барбара Картленд
        Любовь среди руин

        ОТ АВТОРА

        Фубурбо Майус в Тунисе был когда-то финикийским городом, ставшим на сторону Карфагена в последней Пунической войне.
        Сципион обложил его данью, но не уничтожил.
        В 27 году до нашей эры Октавиан избрал его для одной из своих колоний для ветеранов.
        В III веке город постепенно стал приходить в упадок, но снова возродился в IV веке при Константине II.
        Республика Феникс пала жертвой вандалов и прекратила свое существование во времена византийского владычества.
        Город был обнаружен археологами лишь в 1875 году, и удивительные эти руины, вид которых так взволновал меня, были полностью раскопаны и частично отреставрированы только в 1912 году.
        Эта история пришла мне в голову, когда я любовалась величественным храмом Меркурия, с его высокими колоннами и исполинской лестницей.
        Так появилось место действия для моей книги (для всех моих книг я сначала нахожу место действия), так что этот храм и этот город, улицы которого когда-то полнились гулом голосов его жителей, навсегда останутся жить в моей памяти.

        Глава 1

1884 год
        Мимоза Шенсон смотрела на письмо, которое держала в руках, и никак не могла поверить в прочитанное.
        Пока они находились в отъезде, за порядком в их небольшом домике, который ее отец снимал в Тунисе, следила местная жительница.
        Все тут было чисто и опрятно, но Мимоза внезапно почувствовала духоту, как будто попала в тюремный подвал.
        Она подошла к окну, впустив в комнату лучи полуденного солнца.
        Обдавший ее жар заставил девушку поспешно откинуть волосы со лба.
        Ома опустила глаза на письмо, которое продолжала держать в руках, и начала заново перечитывать его.
        Неужели все, сказанное в нем, действительно правда?
        Это казалось невозможным.
        Мимоза взглянула на дату и поняла, что письмо было отправлено несколькими неделями ранее.
        Скорее всего его доставили сразу же после того, как они с отцом отправились с караваном верблюдов в Фубурбо Майус.
        Ее отец намеревался добавить в свою книгу описание древнего римского города, однако к тому времени лишь небольшая его часть была освобождена из-под земли.
        Там они встретили людей, раскинувших свои палатки на небольшой ровной площадке на некотором расстоянии от раскопок.
        Подобное впечатление производили и многие другие древнеримские поселения, в которых побывала Мимоза.
        Девушка отчетливо представляла себе, с каким восторгом отец отнесется к раскопкам, предвкушая, что найденное там даст ему новый материал для книги.
        Сразу же после смерти матери Мимозы, а произошло это почти четыре года назад, отец мрачно сообщил дочери:
        - Если ты думаешь, что я могу оставаться здесь, где каждую минуту, днем ли, ночью ли, все мне будет напоминать о твоей матери, то ты глубоко ошибаешься!
        Поскольку она знала, как сильно он страдал, переживая свою потерю. Мимоза только спросила:
        - Что вы хотите сделать, папа?
        - Отправлюсь за границу, - сказал он, - и начну писать книгу, которую всегда хотел написать. Книгу о землях, покоренных римлянами, и, возможно, это хоть каким-то образом поможет мне жить без твоей матери.
        В его голосе отчетливо слышалась нестерпимая мука.
        Мимоза понимала - ей ничего не остается, как только согласиться со всеми его планами.
        Невыносимо было сознавать, что маме выпало умереть так неожиданно и скоропостижно.
        Она заболела воспалением легких в ту холодную зиму и отказывалась воспринимать болезнь всерьез до тех пор, пока не стало уже слишком поздно.
        Мимоза оглядела их славный дом, построенный еще в елизаветинскую эпоху, в котором прошла вся ее жизнь.
        Она не могла поверить, что отец действительно желал покинуть его навсегда.
        Сэр Ричард Шенсон, однако, продал свой дом вместе с небольшим поместьем первому же объявившемуся покупателю.
        Когда они покидали Англию, с собой они взяли только необходимую для поездки одежду.
        Отец поддался порыву, что было весьма для него характерно.
        Мимоза знала - именно своей порывистостью он покорил ее мать, когда они встретились впервые.
        Он убедил ее убежать с ним.
        То была романтичная история, которую Мимоза любила слушать снова и снова с самого раннего детства.
        Теперь ей казалось, что отец и сам выбрал бы себе такую смерть - внезапную и неожиданную, от укуса ядовитой змеи среди руин древнеримского города.
        Он не был бы счастлив, если бы ему выпала долгая и скучная старость.
        Местные жители говорили, что змея эта очень ядовита, и действительно, отец умер спустя всего несколько часов.
        Тогда Мимоза и поняла - обо всем ей придется заботиться самостоятельно.
        Тунисские погонщики верблюдов оказались настолько напуганы, что боялись даже дотрагиваться до тела ее отца.
        Именно подобное их отношение заставило ее принять решение не везти тело отца назад в Тунис.
        Вместо этого его похоронили среди руин Фубурбо Майус, которыми он так восхищался с того самого момента, как впервые их увидел.
        К тому времени отец успел собрать уже много материала для задуманной им книги.
        Покинув Англию, они сначала посетили многочисленные остатки римских поселений на юге Франции.
        Оттуда они приплыли в Египет, потом в Ливию, а уже после этого в Тунис.
        Все доставляло Мимозе удовольствие.
        Ее завораживала римская история, история покорения столь значительной части мира.
        Она была счастлива и тем, что ее отец не казался теперь таким несчастным.
        Ничто, понимала девушка, не сможет восполнить ему потерю жены.
        Он обожал ее с первой их встречи.
        Они познакомились на балу, который дедушка Мимозы давал в Кроумб-Кастп для ее матери и ее сестры, которые были близнецами.
        Графа Кроумбфелда интересовал лишь сын, виконт Кроумб, который значил для него больше, нежели любое принадлежавшее ему богатство.
        Однако он все же считал своим долгом должным образом пристроить и своих двух необычайно красивых дочерей-близнецов.
        Он с презрением отверг идею устроить бал для своих дочерей в Лондоне.
        Если представители светского общества, утверждал он, проявляют интерес к его семье, для них ничего не стоит сделать усилие, чтобы самим приехать в его замок.
        В его замок, где, сообразно своему характеру и своим привычкам, он правил подобно королю.
        Нетерпимый, высокомерный, неукротимый, он требовал беспрекословного подчинения, как во времена феодалов, не только от своих слуг, но также и от своих детей.
        От проявлений отцовского деспотизма сын укрывался сначала в Итоне, затем в Оксфорде.
        После этого он вступил в гвардию гренадером, в этот «семейный полк».
        Для девочек же - леди Уинифред и леди Эмили - подобной возможности бегства не существовало.
        Даже если бы они и пожелали восстать, у них ничего не получилось бы.
        Как потом леди Уинифред рассказывала своей дочери, все, что было связано с предстоящим балом, начиная уже с самого первого известия о нем, приводило девушек в безумное волнение.
        Балу предстояло стать роскошным и важным событием, так как граф знал, чего от него ожидают, да он и не делал никогда ничего вполсилы.
        От каждой семьи в округе потребовали разместить столько прибывающих гостей, сколько в состоянии были вместить их дома.
        Сам замок заполнили наиболее значительные персоны из числа светских знакомых графа.
        Конечно, приглашены были и те неженатые молодые люди, которых он счел возможным рассматривать в качестве достойных женихов.
        С того момента, как его дочери достигли возраста, когда могли быть представленными королеве, граф стал задумываться о подходящих партиях.
        - Но, папа, предположим, мы не полюбим тех, кого вы выберете нам в мужья? - какого спросила его Уинифред.
        Граф хмуро посмотрел на дочь.
        - Любовь придет после свадьбы, - отрезал он. - Вашим дочерним долгом является выйти замуж за достойного жениха, чья кровь будет столь же голубой, как и наша, и кто сумеет обеспечить вас всем, к чему вы привыкли.
        Тон его слов заставил Эмили, более робкую из близнецов, задрожать.
        Но Уинифред, будучи храбрее, возразила:
        - Я думаю, папа, я чувствовала бы себя несчастной, если бы мне пришлось выйти замуж за человека, которого я не люблю.
        - Вы выйдете замуж за того, за кого я вам велю! - пресек граф возражения дочери. - Я не потерплю никакой этой современной ерунды, когда девушка сама выбирает себе мужа, в то время как у нее для этого есть отец.
        Леди Уинифред не спорила.
        Полюбив Ричарда Шенсона, она не сомневалась, что отец никогда не одобрит ее выбор.
        Молодой человек был красивее и привлекательнее того туманного героя, которого Уинифред рисовала себе в мечтах.
        Ричарда на бал привез кто-то из соседей, живших неподалеку.
        Протанцевав с Уинифред три танца, он уговорил ее встретиться с ним на следующий день.
        Их никто не заметил в лесу, разделявшем владения графа и друзей Ричарда Шенсона.
        Ричард признался леди Уинифред, что полюбил ее с первого взгляда.
        - Это может показаться вам странным и невероятным, - говорил он, - но клянусь вам всем святым для меня, вы - та, которую я искал всю жизнь. Мой единственный шанс стать счастливым - по-настоящему счастливым - заключен в вашем согласии выйти за меня замуж.
        А поскольку сама Уинифред испытывала по отношению к нему те же чувства, она не сомневалась в его искренности.
        Но она также не сомневалась и в том, что отец ни на минуту не согласится представить Ричарда в качестве своего зятя.
        Граф уже объявил ей, что она должна быть особенно мила с маркизом Барфордом, старшим сыном герцога Белминстерского.
        Леди Уинифред танцевала с ним на балу.
        Однако с первого же момента, когда рука маркиза обвила ее талию, девушка поняла, что никогда не сможет, даже если отец распнет ее за отказ, согласиться стать женой этого человека.
        Маркиз был приземистым, жирным, удивительно невзрачным молодым человеком, явно уверенным в важности собственной персоны.
        Он разговаривал с девушкой в снисходительной манере, которая вызвала у нее только негодование.
        Как она сказала сестре, это приводило ее в ярость.
        Танцуя с маркизом, Уинифред заметила, как отец доверительно беседует о чем-то с герцогом.
        И по тому, как оба проводили их взглядом, девушка догадалась о предмете разговора.
        Она попыталась было объяснить Ричарду Шенсону, что их любовь безнадежна.
        Но он только сжал ее в своих объятиях и поцеловал, и слова замерли у нее на губах.
        - Я люблю вас! - сказал он. - И я немедленно поговорю с вашим отцом.
        - Это будет… бесполезно, - сумела пробормотать леди Уинифред. - Он будет… Он никогда не позволит мне… он не позволит мне выйти замуж за того, у кого нет… титула, за того… и кто, по его мнению, менее знатен, чем он сам…
        - Я стану баронетом после смерти отца, - заметил Ричард, - но до этого, наверное, пройдет лет двадцать.
        Леди Уинифред посмотрела глазами, полными слез.
        - Как же так… Почему это случилось именно с нами? - спросила она прерывающимся голосом.
        - Мы нашли друг друга… И это единственное, что имеет для нас значение, - заявил Ричард Шенсон, - но это означает, моя любимая, что вам предстоит проявить смелость и решительность.
        Не понимая, леди Уинифред вопросительно взглянула на него.
        - Это означает, - спокойно объяснил он, - что нам придется сбежать. Я достану специальную лицензию, а когда мы поженимся, ваш отец ничего уже не сможет сделать.
        - Он… он никогда не простит… меня, - прошептала Уинифред.
        - Разве это действительно значит для вас так много? - спросил ее Ричард Шенсон.
        Ей не надо было отвечать, он и так все понимал.
        Они и в самом деле убежали.
        Ричард Шенсон устроил все так хорошо, что они успели обвенчаться и были уже на пути во Францию, прежде чем графу стало известно о случившемся.
        Граф бушевал. Его гнев эхом разносился в стенах замка, подобно порывам северного ветра.
        Он пребывал в такой ярости, что прислуга на кухне дрожала от страха.
        Даже собаки попрятались под столами, словно и они опасались последствий его гнева.
        Граф поклялся никогда больше не говорить с дочерью.
        Послав за своими поверенными, он вычеркнул ее имя из завещания.
        Было, вероятно, неизбежным, что и леди Эмили последует примеру сестры.
        Сестры-близнецы всегда все делали вместе.
        Они были так похожи и настолько близки, что скорее походили на одного человека, чем на двух разных.
        Леди Эмили хранила молчание и о бегстве, и о письмах сестры.
        Граф и понятия не имел, как часто она получала от нее весточки.
        Двумя месяцами позже она последовала примеру сестры и убежала с человеком, которого полюбила.
        На сей раз удар оказался для графа еще тяжелее.
        Его дочь Уинифред проявила неповиновение и бросила ему вызов, выйдя замуж за любимого человека, но по крайней мере ее избранником оказался англичанин.
        Эмили же, к его ужасу и негодованию, выбрала американца.
        Когда Клинт Тайсон, имевший за плечами в свои двадцать пять пет опыт многих любовных интрижек, приехал в Англию, он вовсе не ожидал навеки потерять здесь свое сердце.
        Но он сразу почувствовал, что без леди Эмили мир для него навсегда перестанет быть цельным, а он этого не хотел.
        Он ухаживал за девушкой так, что она не могла даже перевести дух, а сердце в ее груди делало сальто-мортале.
        Он сказал ей, что он хотел бы бросить весь мир к ее ногам, что он не сможет жить без нее.
        После английских поклонников с их бесцветными знаками внимания и лишенными всякого воображения комплиментами леди Эмили не смогла противостоять натиску Клинта Тайсона.
        Так же как и ее сестра, она отдала сердце своему избраннику.
        А вместе с сердцем - и способность сопротивляться его воле.
        Однажды ранним утром они обвенчались в Гросвенорской церкви на Саут-Молтонстрит.
        К вечеру они уже сели на судно, направлявшееся в Нью-Йорк.
        На сей раз выслушивать бушевавшего графа пришлось только его сыну.
        Виконт поспешно уехал в свой клуб.
        Леди Эмили написала сестре:
        Я надеюсь, что папа со временем смягчит свой гнев, но это уже не важно. Клинт и сейчас уже очень хорошо обеспечен, а когда-нибудь он может унаследовать большое состояние, хотя все это для меня ничего не значит. Кроме него самого, мне ничего не нужно. О, Уинифред, я счастлива, как и ты, и все, чего я хочу теперь, - чтобы ты познакомилась с Клинтон.
        Леди Уинифред, в свою очередь, не меньше хотела познакомить сестру со своим мужем.
        Она считала Ричарда самым совершенным человеком в мире, с которым никто не мог сравниться.
        Но прошел целый год, прежде чем сестры-близнецы снова увидели друг друга.
        К тому времени обе они были беременны.
        И обе воспринимали это как самое захватывающее событие в своей жизни.
        Поскольку и Ричард, и Клинт заботились о счастье своих жен, они купили два дома, расположенных рядом.
        Деловые интересы Клинта были в Америке.
        Поэтому предполагалось, что он не сможет постоянно жить в своем очаровательном английском поместье в георгианском стиле.
        Однако они с Эмили бывали в Англии почти каждый год.
        Перед тем как жениться, Клинт договорился с женой, что она не будет пользоваться своим «титулом учтивости» после свадьбы.
        Он считал, что, если граф не признает его своим зятем, его брак не будет иметь никакого отношения ко всем этим английским условностям.
        - Вы будете просто миссис Тайсон, - сказал он леди Эмили.
        - Никем другим я не хотела бы быть, любимый, - искренне ответила она.
        Поскольку дочери Уинифред и Эмили появились на свет с разницей только в один месяц, они были близки так, как если бы родились близнецами, как их матери.
        Так как Клинту было сложно надолго покидать Америку, иногда проходило больше года, прежде чем Мимоза и ее двоюродная сестра Минерва могли встретиться вновь.
        Так получилось, что Мимоза не видела свою сестру уже около года, когда так неожиданно умерла леди Уинифред.
        Мимоза в письме сообщила Минерве о постигшем их горе, а также о своем отъезде за границу.
        Она рассказала ей и то, что, поскольку отец продал дом, она понятия не имеет, как все будет, когда они вернутся.
        Мимозе было тогда почти восемнадцать, и она с родителями начинала строить планы в отношении своего будущего.
        После ее представления ко двору предполагалось устроить для нее бал.
        Это должно было произойти в апреле.
        Но когда наступил апрель. Мимоза с отцом были уже за границей.
        Теперь, почти четыре года спустя, мысли Мимозы были заняты Минервой.
        Она знала, что ей не к кому больше обратиться в эту трудную минуту, когда на нее так неожиданно навалилась беда.
        Она взглянула на письмо поверенного, которое все еще держала в руке.
        Неужели, неужели все написанное в нем действительно правда?
        Когда они с отцом оставили Англию, он дал указание своим поверенным пересылать деньги в каждую страну, которую они посещали.
        Всюду, куда бы они ни приезжали, в банках их ждали переведенные из Англии деньги.
        Мимоза знала, что отца никогда не заботили цены, если речь шла о приобретении чего-то, необходимого для осуществления его цели.
        После ночевок в палатках где-нибудь у развалин очередного римского поселения они останавливались в лучших гостиницах.
        Если гостиница не казалась ему достаточно удобной, отец снимал дом на месяц или на более длительный срок.
        Там он писал об увиденном.
        Потом Мимоза переписывала готовые части книги своим четким красивым почерком.
        Они должны были быть готовы к тому моменту, когда представится случай их напечатать.
        Материалы, предназначавшиеся для книги отца, являлись самым ценным грузом из всего, что они возили с собой в путешествиях.
        Мимозе казалось, что записей отца хватило бы на несколько объемистых томов.
        Поскольку они путешествовали без конкретного маршрута, не имея постоянного адреса, письма не всегда доходили до них вовремя.
        Однако, прежде чем они покинули Ливию и отправились в Тунис, Ричард Шелтон написал своим поверенным.
        Он проинструктировал их перевести деньги в банк в Тунисе, но, поскольку торопился увидеть Фубурбо Майус, сам он не успел заглянуть в банк.
        Вместо этого он послал записку с одним из местных слуг с просьбой приготовить деньги к их возвращению.
        Фубурбо Майус находился всего в пятидесяти милях от Туниса.
        Полагая, что увиденное там станет одной из наиболее захватывающих глав в его книге, сэр Ричард стремился добраться туда как можно скорее.
        Город был открыт, или, точнее, археологический мир узнал о нем в 1875 году, однако в то время открытие не вызвало сенсации.
        Так много других событий происходило тогда в Тунисе.
        Борьба с пиратством привела к существенному оскудению казны тунисского бея.
        Это означало, что экономическое положение целой страны серьезно ухудшилось, и народ в отчаянии восстал.
        Начались жесточайшие репрессии, и кровавая борьба закончилась победой правительственных войск.
        Экономика оказалась еще более подорванной вследствие нескольких лет засухи и последовавшего затем голода.
        В конце концов премьер-министра бея, человека, в большой степени виновного в бедствиях народа, сместили.
        Страна обанкротилась и стала жертвой алчных притязаний колониальных государств.
        Сэр Ричард и Мимоза в то время находились в Алжире.
        Поэтому их не особо удивило то, что они узнали.
        Французы, воспользовавшись столкновениями на границе между Алжиром и Тунисом, решили вторгнуться в эту истерзанную страну.
        Армия бея не оказала большого сопротивления.
        В мае 1881 года бей подписал соглашение, в котором Тунис признавался протекторатом Франции;
        То были хорошие новости для сэра Ричарда Шенсона.
        Это означало, что под властью французов порядок будет восстановлен, и у него появится возможность посетить столь желанные Карфаген, Эпь-Дьем, Фубурбо Майус и другие римские поселения.
        Когда спустя три года они прибыли в Тунис, то нашли, как и ожидал сэр Ричард, что в стране царит относительный порядок.
        Многие уже говорили по-французски.
        Тунисцы приветливо и гостеприимно улыбались приезжим, ведь богатые иностранцы давали им возможность заработать.
        И вот теперь, после столь долгого ожидания встречи с тем, что, по мысли отца, должно было стать археологическим или историческим Эльдорадо, сэр Ричард мертв.
        А перед Мимозой лежало письмо от его поверенных в Лондоне, сообщавшее о том, что денег не осталось.
        Она никак не могла поверить в то, что это правда.
        Но, к сожалению, факт оставался фактом - компания, в которую сэр Ричард неосторожно вложил весь свой капитал, обанкротилась.
        Отца похоронили в безымянной могиле.
        У Мимозы не было никого, к кому она могла бы обратиться за советом.
        Пугало и то, что она осталась без гроша.
        Она расплатилась с погонщиками верблюдов, нанятыми для поездки в Фубурбо Май ус, теми деньгами, которые отец имел при себе.
        Она прибавила щедрые чаевые, поскольку так всегда делал он.
        Теперь, вернувшись в Тунис без него, она понимала, что ей придется уехать в Англию.
        Это само по себе было пугающей перспективой.
        Мимоза не была уверена, что ее ждет гостеприимство.
        Насколько она знала, ее родители были всецело поглощены друг другом и так счастливы вдвоем, что никогда не поддерживали отношений ни с кем из родственников.
        За исключением тети Эмили и кузины Минервы, Мимоза никого не знала в Англии.
        Да и прошло уже почти четыре года с тех пор, как она уехала оттуда.
        Казалось удивительным, что в двадцать один год она совсем не имела друзей в Англии, никого, к кому можно было бы обратиться в критической ситуации.
        Но еще больше пугало ее полное отсутствие денег.
        Каким образом сможет она вообще добраться до родной страны?
        Внезапно ей показалось, будто весь мир вокруг рухнул, и она стоит одна посреди руин, руин ее собственного Фубурбо Майус, вокруг никого и ничего, только обломки камней под ногами и никакой крыши над головой.
        - Я страдаю от шока, - рассудительно сказала себе Мимоза. - Наверняка пройдет немного времени, и я смогу рассуждать более здраво.
        Сейчас же, как она ни старалась, все вокруг, даже белые здания, которые всегда так нравились ей, казались мрачными и тусклыми, и солнечные лучи не создавали вокруг них золотистой дымки.
        Мимоза заплакала не потому, что теперь с ней не было отца.
        Она оплакивала себя, оставшуюся во враждебном, пугающем мире, где она была совершенно одна.
        - Что мне делать? - вопрошала она. - О Боже… скажи мне, как… мне поступить.
        Молитва шла из самой глубины сердца.
        Но не было на нее никакого ответа.
        Только письмо в руке, в котором говорилось, что она осталась совсем без средств.
        Девушка все еще стояла у окна, когда дверь отворилась и в комнату вошла пожилая женщина, присматривавшая за домом в их отсутствие.
        Она несла чашку, в которой, как догадалась Мимоза, был чай из мяты.
        Взяв чашку, девушка пригубила теплый сладкий напиток.
        В этой части мира чай из мяты служил лекарством от всех неприятностей и волнений.
        Женщина подняла конверт, в котором было письмо, и аккуратно положила его на стол.
        Она принесла с собой еще и газету, которую также положила на стоп.
        Мимоза догадалась, что это была газета, которую ее отец велел приносить ему после приезда в Тунис.
        Газета была французская, и здесь ее стали издавать после того, как французы оккупировали страну.
        Где бы ни появлялись французы, везде они печатали свои собственные газеты.
        Дети прекрасной Франции, живущие за границей, хотели следить за новостями своей любимой страны и, конечно, за парижскими развлечениями.
        Печальная и подавленная. Мимоза веерке с благодарностью отметила, как любезно было со стороны пожилой женщины помнить о пожеланиях сэра Ричарда.
        И тут же, сама того не желая, задумалась о том, каким образом ей удастся оплачивать и эту любезность.
        Конечно же, в первую очередь надо решить, как заплатить этой женщине за работу по дому.
        Девушке казалось, будто отец внес арендную плату за несколько месяцев вперед.
        Именно агент по недвижимости нашел им прислугу.
        У пожилой женщины был сын, которому, насколько Мимоза помнила, отец также оплатил все услуги.
        Слугам едва ли было заплачено больше, подумала Мимоза, чем за то время, которое хозяева должны были отсутствовать.
        Вероятно, отец выплатил им жалованье вплоть до недели своего предполагаемого возвращения.
        Все это она тщательно обдумала.
        У нее осталось еще несколько дней, чтобы найти решение, как жить дальше и чем платить за пропитание.
        Но каким образом ей удастся найти достаточно денег на обратную дорогу в Англию?
        Мимоза предполагала, хотя и не была в этом уверена, что в Тунисе должно быть британское консульство.
        Девушке казалось, что в консульстве не откажутся ей помочь, если она объяснит, кто она, и расскажет о своем затруднительном положении.
        Тем не менее было ужасно сознавать, что, даже если она и доберется до Англии, денег у нее там нет.
        Как нет и своего дома.
        Слишком поздно Мимоза задумалась о том, почему не упросила отца не продавать их дом, чтобы хотя бы для нее самой оставалась возможность вернуться, если бы он и не пожелал возвращаться туда.
        Однако он так торопился уехать и был так несчастен после смерти жены…
        Именно по этой причине Мимоза и не воспротивилась ни одному из его распоряжений.
        - Что же мне теперь делать? О Боже… что же мне делать? - снова и снова спрашивала она себя, пока пила теплый чай.
        И тут у нее возникла мысль, что, возможно, умнее было бы остаться в Тунисе и попытаться найти какую-нибудь работу.
        К счастью. Мимоза говорила на нескольких языках.
        Ее мать настояла, чтобы она серьезно изучила французский.
        Именно этот язык пригодился ей сейчас.
        Так как отец девушки владел многими языками. Мимоза также освоила итальянский и, что более важно, арабский язык.
        Может быть, найдутся родители, которые захотят, чтобы их дети изучали языки.
        Это определенно была удачная мысль.
        Обдумывая различные возможности, она взяла со стола газету.
        Как она и ожидала, несколько первых страниц газеты посвящались событиям, происходящим во Франции.
        Об Англии на первых трех страницах не было сказано ничего.
        Она перешла к объявлениям, гадая, не ищет ли кто-нибудь преподавательницу.
        Любое место, даже очень скромное, было все-таки лучше необходимости объяснять свое затруднительное положение английскому консулу, если таковой здесь вообще имелся.
        Она перевернула еще две страницы и тут обратила внимание на заголовок:
        СОБЫТИЯ В ТУНИСЕ
        Один раздел описывал беспорядки, имевшие место в центре города.
        Пробежав его взглядом. Мимоза перевела глаза и увидела другой заголовок:
        ТРАГЕДИЯ В СИДИ БУ САЙД
        Почти машинально она стала читать дальше:
        С глубоким сожалением и беспокойством мы сообщаем, что прошло уже больше двух месяцами с момента исчезновения мадемуазель Минервы Тайсон.
        Предполагается, что она была похищена из своего дома, виллы «Голубая звезда», бандитами, в последнее время бесчинствующими в Тунисе.
        Власти ожидали, что за мадемуазель Тайсон, которая, как известно, весьма состоятельно, потребуют выкуп, но до сих пор такое требование выдвинуто не было.
        Власти и все, кто беспокоится о ее исчезновении, опасаются, что она, возможно, погибла, пытаясь спастись бегством, и ничего ток и не удастся выяснить.
        Мадемуазель Тайсон хорошо знали на холме Сиди Бу Сайд, где она приобрела себе виллу, которая находится неподалеку от известного храма, все более и часто посещаемого паломниками и туристами из города.
        Корсары превратили Сиди Бу Сайд в место поклонения святому - покровителю противников христианства.
        Но, видимо, даже сегодня, когда времена корсаров ушли в прошлое, пиратство все еще встречается в этих местах.
        Мимоза прочла, потом еще раз перечитала заметку.
        Сначала девушка обрадовалась удивительному совпадению: Минерва находится так близко от нее.
        Но потом, вникнув в текст, в котором говорилось о похищении и даже возможной гибели кузины, она почувствовала, как все ее существо застыло от ужаса.
        Она потеряла сначала мать, потом отца и вот теперь Минерву, ту, с которой они были почти как сестры-близнецы.
        - Это… ужасно! Это… жестоко! - негодовала девушка на судьбу.
        И тут внезапно, как будто в ответ на ее молитву. Бог заговорил с нею, она поняла, как ей поступить.

        Глава 2

        Когда утром пожилая женщина вошла в ее комнату. Мимоза уже оделась.
        Поверх платья девушка надела накидку с капюшоном, а на голову вместо шляпы повязала шифоновый шарф.
        Женщина удивленно посмотрела на Мимозу: она не ожидала, что та поднимется так рано.
        Мимоза заранее обдумала, что ей скажет.
        - Сегодня мои друзья забирают меня с собой в Англию, - медленно заговорила она по-арабски, - поэтому у меня нет времени зайти в банк и получить деньги, чтобы вознаградить вас за ваши услуги.
        Ей показалось, будто пожилая женщина испуганно посмотрела на нее, но она продолжала:
        - Поскольку у меня совсем нет времени упаковывать свои вещи и вещи отца, я отдаю все вам.
        Она видела, с каким удивлением смотрит на нее женщина, и добавила:
        - Думаю, кое-что из одежды моего отца подойдет вашему сыну, а остальное вы сможете продать, выручив за все достаточно много денег.
        Она знала, что это правда, поскольку среди вещей отца было даже пальто на меху, которое он носил в холодное время.
        Нарочито высокомерно она сказала:
        - У меня нет никакого желания брать с собой мои наряды, которые я носила какое-то время и которые уже не очень модны, но все они в отличном состоянии, и я уверена, покупатели на них найдутся.
        Она сделала паузу, потом медленно проговорила:
        - У меня к вам только одна просьба: будьте любезны поручить вашему сыну или кому-нибудь еще отнести на виллу «Голубая звезда» на холме Сиди Бу Сайд тот пакет, что лежит на стопе.
        Она показала рукой на пакет довольно внушительных размеров, потому что в нем лежали все рукописи ее отца.
        Единственная вещь, которую она не могла ни оставить здесь, ни потерять.
        Сберечь рукописи можно было, только отослав их на виллу и адресовав Минерве.
        Женщина кивнула, чтобы показать, что все поняла, и Мимоза поблагодарила ее:
        - Большое спасибо за все ваши старания, я знаю, вы вернете ключи от дома агенту, сдавшему его нам и нанявшего вас для услуг.
        Она протянула руку, и женщина сначала крепко сжала ее, а потом поцеловала.
        Этот жест показал Мимозе, как та растрогана щедростью девушки, а потому не пожалеет, что не получила денег, которых у девушки просто не было.
        Мимоза накинула шифоновый шарф на волосы и, обернув его вокруг шеи, вышла из дома.
        Она знала, что женщина не обратит внимания, куда направилась ее бывшая хозяйка, поскольку ее слишком заинтересовали вещи, оставленные той, и она горела желанием их рассмотреть.
        Вряд ли она обратит внимание и на то, ожидал ли кто-нибудь Мимозу, чтобы проводить на пароход, отплывающий в Англию.
        Мимоза пошла прочь, размышляя о том, что в их семье становится обычным явлением уходить из дома, оставив там все имущество.
        Она порадовалась, что вспомнила о книге своего отца, которую непременно должна была сохранить, пусть и потеряв все остальное.
        Отец же избавился от всех вещей, принадлежавших ее матери.
        Мимоза не мота не вспомнить, какой ужасной потерей казалось ей тогда решение сэра Ричарда расстаться с украшениями жены.
        Когда судно увозило их из родной страны, она увидела, как отец вышел из своей каюты, держа в руках шкатулку. Она узнала ее - в этой шкатулке ее мать хранила украшения.
        Все остальные вещи, принадлежавшие матери, остались дома.
        Видимо, тот человек, что купил их дом, распорядится и нарядами, и остальными вещами леди Уинифред.
        Беспокоясь только об отце, погруженном в свое горе. Мимоза совсем не думала о драгоценностях.
        И только в тот момент, увидев в его руках шкатулку с украшениями, она поразилась тому, что он взял их с собой.
        - Что вы собираетесь с этим сделать? - спросила она.
        В глазах отца, посмотревшего на нее, отражалась душевная мука, которую он носил в себе со дня смерти жены.
        - Я не могу допустить, чтобы кто-нибудь, даже ты, - ответил он, - надевал те украшения, которые я дарил твоей матери с такой любовью. Она значила для меня все. Вот почему они будут покоиться на дне моря и станут надгробным памятником ее красоте.
        Проговорив эти слова, он ушел. Ошеломленная девушка не смогла даже последовать за ним.
        Когда отец вернулся в каюту, она поняла, что он кинул шкатулку в море, и никто никогда не увидит ни ее, ни хранившихся в ней драгоценностей.
        Будучи во многом идеалистом, он всегда поступал так - стремительно и под влиянием порыва.
        Дочь понимала, что и книга, которую он писал и которая так много значила для него, была в какой-то мере проявлением его души, ей предстояло просвещать и вдохновлять своих читателей.
        К счастью, дом, который они снимали в Тунисе, находился в предместье города, на дороге, ведущей к Сиди Бу Сайду.
        Но все же Мимозе предстояло преодолеть неблизкий путь.
        К тому времени, как девушка достигла подножия холма, на вершине которого находился храм, она начала чувствовать усталость.
        Сначала ей встречалось совсем немного людей, но постепенно улицы оживали.
        Людей и экипажей становилось все больше, так что никто не стал бы обращать на нее внимание или задаваться вопросом, почему она одна.
        Мимоза начала подниматься по крутому склону, который вел вверх, к храму.
        Вилл у подножия холма было совсем немного.
        По мере подъема их стало встречаться больше.
        Они, очевидно, принадлежали богатым людям, так как дома были большими и ухоженными.
        Сады заполняли цветы и деревья.
        Виллы окружали высокие стены, чтобы никто не вторгался в жизнь их обитателей.
        Аромат жасмина наполнял воздух.
        Мимоза знала, что многие из тех, кто поднимался к храму, верили в то, что это оградит их от сглаза.
        Жители Туниса были суеверны и даже носили в карманах зерна нигеплы.
        Чаще всего они прятали талисманы и амулеты в складках одежды или в золотых медальонах, которые женщины надевали на шею.
        Символика амулетов уходила в глубь веков к началу времен.
        Больше всего ценился амулет «рука Фатимы».
        Сейчас, медленно поднимаясь вверх по холму. Мимоза не отказалась бы от приносящего удачу талисмана.
        Именно сейчас никто больше нее не нуждался в везении.
        Она слышала биение своего сердца, и причиной тому была не только непривычная физическая нагрузка, но и испуг.
        Тогда она уговаривала себя, что все будет хорошо, если Минерва вернулась.
        Если же нет, то по крайней мере у самой Мимозы появится шанс на спасение.
        Мимоза молила Бога помочь ей.
        Она надеялась, что ее молитва не вступит в противоречие с религиозными чувствами паломников, стекающихся к храму на холме.
        Девушка вспомнила мусульманскую легенду: будто бы знаменитый святой Луи не умер на горе Бирса.
        Он покинул свое войско, взял в жены берберскую девушку и стал местным святым Бу Саидом.
        Он был знаменит излечениями от ревматизма и защитой от укусов скорпионов.
        Во время своих путешествий сэр Ричард и Мимоза встречались со столькими странными легендами и поверьями.
        Как бы ей хотелось поговорить сейчас с отцом о Сиди Бу Сайде!
        Наконец, когда она уже почти достигла вершины холма, девушка увидела перед собой очень большую красивую белоснежную виллу.
        Ей не требовалось искать табличку с названием на воротах, она и так догадалась, что это и есть «Голубая звезда».
        Мгновение она медлила.
        Потом, подняв глаза к небу, пылко помолилась за успех своего предприятия.
        За воротами начинались заросли кустарника.
        Она сняла свой плащ, в котором становилось уже жарко, и запихнула его в заросли так, чтобы нельзя было разглядеть с дороги.
        Любой, кто встретил бы сейчас девушку, увидел бы запыленное платье, грязное и порванное в нескольких местах.
        Она выбрала одно из самых старых своих платьев, которое носила не меньше двух лет, и потратила немало времени, чтобы извалять его в пыли и обрызгать водой, чтобы создать видимость, будто юбка не раз окуналась в грязь.
        Когда она все закончила, одежда выглядела очень потрепанной.
        Она сняла шарф, который закрывал ее волосы, и тоже спрятала его в кустарнике.
        Вряд ли кто-нибудь найдет плащ и шарф.
        А если и найдет, решит, будто какой-нибудь паломник, измученный тяжелым подъемом на вершину холма, уронил все это по дороге.
        Мимоза открыла ворота и вошла.
        Цветы в саду были потрясающе красивы.
        Птицы пели в листве деревьев.
        Она словно попала в райский сад, где не существовало никаких проблем и никаких страхов.
        Девушка прошла к дому по вымощенной плиткой дорожке.
        Фасад виллы украшал портик с белыми колоннами.
        Дверь оказалась открыта.
        Пока она колебалась, входить ли, в дверном проеме появилась темноволосая женщина средних лет.
        В руке она несла корзину - наверное, собиралась выйти в сад, чтобы набрать цветов.
        Как Мимоза и рассчитывала, при виде ее женщина вскрикнула, уронила корзину на землю и воскликнула по-французски:
        - Мадемуазель! Мадемуазель! Вы вернулись!
        Ее голос зазвенел от волнения:
        - Вы вернулись! Но где же вы были? Мы обыскали все вокруг в отчаянной попытке найти вас!
        При этих словах она шагнула вперед и обняла Мимозу.
        Мимоза лишь безучастно посмотрела на нее.
        - Кто… Кто я… И почему я… здесь?
        Женщина не сводила с нее глаз.
        - Вы - дома! Мы так тосковали без вас.
        Мы думали, что вас похитили. О, мадемуазель, слава Богу, вы возвратились к нам!
        В голосе женщины послышались слезы, но Мимоза только глухо произнесла:
        - Где же я? Я… я не могу… ничего вспомнить.
        Женщина взяла ее под руку.
        - Пойдемте внутрь, - сказала она. - Что же они сделали с вами, те дьяволы? О, моя бедная мадемуазель, они сделали вам больно?
        Мимоза позволила ввести себя в огромную, красиво обставленную гостиную. Окна во всю стену открывались прямо в сад.
        Француженка усадила девушку в кресло, говоря:
        - Вам жарко, и вы устали! Я принесу вам что-нибудь утопить жажду.
        И она поспешила из комнаты.
        Мимоза могла слышать, как она кричит кому-то о возвращении мадемуазель и отдает приказания принести еду и питье.
        Потом она вернулась и, опустившись на колени перед креслом Мимозы, сказала:
        - Вы только отдохните, и тогда вам сразу станет лучше.
        - Мне… Я не могу… вспомнить… - пробормотала Мимоза. - Кто… я?
        - Вы - Минерва Тайсон, - медленно и отчетливо произнесла француженка. - Минерва Тайсон - вот как вас зовут.
        Мимоза не повторила это имя, она просто безучастно посмотрела на француженку.
        - А я - Сюзетта. Вы же меня помните? Сюзетта, с которой вы всегда смеялись, Сюзетта, которую вы называли своей правой рукой.
        - Сю… зет… та, - медленно произнесла Мимоза, останавливаясь на каждом слоге.
        - Это так, - подтвердила француженка, - а вы - Минерва.
        Мимоза на мгновение закрыла глаза.
        Вошел слуга с подносом с кофе и птифурами.
        Сюзетта поднялась, напила кофе и подала Мимозе.
        Мимоза неуверенно взяла чашку.
        Потом отпила небольшой глоток кофе, чувствуя, что именно этого ей и не хватает после долгой дороги, а Сюзетта тем временем ласково спросила ее:
        - Может, вы помните, что с вами произошло после того, как вас украли?
        Мимоза отрицательно покачала головой:
        - ..Я ничего не могу… вспомнить… ни кто я… ни почему я… оказалась здесь.
        - Должно быть, они били вас, - сердито проговорила Сюзетта. - Ах эти злые, нечестивые люди! Если бы только мы могли поймать их. Они понесли бы наказание за свое обращение с вами! Я думаю, мадемуазель, вам следует подняться наверх и уснуть. Уверена, проснувшись, вы вспомните все, что с вами случилось, вспомните, кто вы такая.
        Женщине показалось, что Мимоза не поняла ее слов; она помогла девушке подняться со ступа и, поддерживая ее, медленно повела вверх по лестнице.
        Они оказались на просторной площадке, а затем в спальне, которую Мимоза сочла красивее всего, что ей приходилось видеть.
        Огромная кровать со спинкой в форме серебряной раковины была накрыта кружевным покрывалом, которое одно, должно быть, стоило целое состояние.
        Вся мебель была инкрустирована перламутром.
        Зеркало на туалетном столике обрамляли фигурки ангелов, окрашенные в нежнейшие цвета.
        Сюзетта подала Мимозе изящнейшую ночную рубашку, которую, на ее взгляд, можно было купить лишь в Париже, где ее, должно быть, сшили монахини.
        Она вспомнила, как Минерва рассказывала ей, что купила неглиже во Франции, когда была там с матерью.
        Сюзетта помогла Мимозе лечь, а когда та откинулась на подушки, поспешно вышла.
        Мимоза не сомневалась, что женщина торопилась уведомить французские власти, занимавшиеся поисками Минервы, о ее возвращении.
        Она облегченно вздохнула.
        До сих пор Сюзетта ни на мгновение не предположила, что девушка не та, за кого себя выдает.
        В конце концов, ни у кого в Тунисе не было оснований предполагать, будто у Минервы Тайсон может быть двоюродная сестра, как две капли на нее похожая.
        И все же теперь, когда у нее появилась возможность все спокойно обдумать, ей казалось невероятным, что Минерва жила одна на вилле без отца или матери, только с одной этой француженкой, которая скорее всего служила у нее.

«Что могло случиться с тетей Эмили?»- гадала Мимоза.
        Клинт Тайсон всегда казался ей обаятельным человеком, к тому же он был всегда очень добр к племяннице своей жены.
        Все выглядело совершенно загадочно, и ей не терпелось получить ответ на уйму вопросов.
        Но она знала - ей следует весьма тщательно играть свою роль, и могло пройти много времени, прежде чем она сможет найти разгадку, к которой так стремилась.
        Прошлую ночь Мимоза спала плохо, и теперь ненадолго задремала.
        Разбудила ее Сюзетта, которая стремительно вошла в комнату и немного невпопад спросила:
        - Вы уже проснулись, мадемуазель? Пришел мсье Битон, тот самый, который занимается делом о вашем исчезновении, и хочет поговорить с вами.
        Мимоза широко раскрыла глаза.
        - Где… я? - спросила она. - Я не знаю… кто… я.
        - Я уже говорила вам - вы Минерва Тайсон, - ответила ей Сюзетта. - Но не волнуйтесь, только позвольте мсье поговорить с вами, это займет всего несколько минут. Я объясню ему, что вы очень утомлены и что может пройти немало времени, прежде чем память к вам вернется.
        Сюзетта вышла из комнаты, и Мимоза могла слышать, как она сказала кому-то за дверью:
        - Она все еще не знает, кто она. Боюсь, те ужасные люди били ее по голове или, возможно, обращались с нею настолько ужасно, что она теряла сознание.
        - По крайней мере она дома! - ответил ей низкий мужской голос. - И это, мадам, сейчас самое важное.
        - Конечно, конечно, - согласилась Сюзетта.
        Она шире открыла дверь, чтобы объявить:
        - Здесь мсье Битон, мадемуазель.
        Мимоза повернула голову.
        К ней приблизился пожилой мужчина, должно быть, следователь из тайной полиции.
        Повсюду в своих колониях французы нанимали подобных людей на службу.
        Он подошел к кровати, а когда Мимоза протянула ему руку, склонился в официальном поклоне, хотя руки не поцеловал.
        По всей видимости, он относился к ней как к весьма важной персоне.
        Французы обычно не целуют рук у молоденьких женщин, разве только те успели уже стать замужними дамами.
        Минерва была очень богата, а поэтому чиновники обращались с ней весьма почтительно, независимо от того, имела ли она мужа или нет.
        - Могу ли я сказать вам, мадемуазель, - начал француз, - как я рад, что вы возвратились домой, а не были, как мы все того боялись, убиты. Ведь ваши похитители не оставили никаких следов, указывающих на место вашего заточения.
        - Я не… помню… ничего, - слабым голосом произнесла Мимоза.
        - Все придет в свое время, - вежливо заметил мсье Битон, - и я уверен, что все очень рады вашему благополучному возвращению.
        Мимоза только кивнула, как будто говорить ей стоило огромных усилий.
        Прежде чем начать задавать вопросы, мсье Битон немного помолчал.
        - Полагаю, вы не имеете представления о том, где вы находились и кто держал вас в заточении?
        - Не… могу вспомнить… - еще раз сказала Мимоза.
        Она увидела разочарование на лице француза и после паузы спросила;
        - А этот… это мой… дом?
        - Это ваша вилла, мадемуазель, и вы прожили здесь больше года.
        - Все это… мое! - прошептала Мимоза.
        - Да, все здесь ваше, - с жаром подтвердил мсье Битон, - и мадам Бланк сохранила ее в совершенном порядке для вас. Она всегда верила, что так или иначе вы возвратитесь, и никогда не теряла надежду.
        Мимоза отметила, что фамилия Сюзетты - Бланк; ей хотелось задать еще много вопросов, но она решила, что это было бы ошибкой.
        Поэтому она закрыла глаза, как будто почувствовала себя утомленной, и мсье Битон тут же поднялся.
        - Я зайду к вам как-нибудь в другой раз, - пообещал он. - А пока, мадемуазель, еще раз хочу отметить, насколько счастливы все мы вашему возвращению.
        Он улыбнулся ей и продолжал:
        - Обещаю, в будущем у вас будет хорошая охрана, чтобы больше с вами ничего подобного никогда не случилось.
        Мимоза пробормотала тихое «спасибо», и он вышел из комнаты.
        Она могла различить голоса Сюзетты и мсье Битона, которые оживленно беседовали, спускаясь вниз по лестнице.
        Она победила!
        Она утвердилась здесь как Минерва.
        Мсье Битон также не заподозрил в ней самозванку.
        Она почувствовала такое облегчение, что готова была вскочить с кровати и побежать осматривать виллу.
        Кроме того, ей хотелось узнать как можно больше о своей кузине.
        Она понимала, однако, все безрассудство подобного поведения и заставила себя тихо лежать в кровати.
        Позже ей подали восхитительный завтрак, и Мимоза с удовольствием утолила голод.
        Все время, пока Мимоза ела, Сюзетта сидела подле нее и болтала без умолку.
        - Вы должны съесть все, что сможете, - сказала она, - иначе наш повар будет очень расстроен.
        Мимоза отметила: на вилле есть свой повар.
        - Он был в отчаянии, пока вас здесь не было, - продолжала Сюзетта, - без вас никто не наслаждался его суфле, его паштетами и всеми прочими вашими любимыми блюдами. И конечно, ему очень не хватало мсье графа, как и всем нам здесь.
        Мимоза напряглась.
        Потом невинным голосом тихонько спросила:
        - Мсье… графа? Кто это… мсье граф?
        - Ну же, мадемуазель, вы его помните, право. Мы даже подумали сначала, будто вы были настолько огорчены его отъездом, что бросились в море.
        Она замолчала, но Мимоза ничего ей не ответила, поэтому француженка продолжала:
        - Но потом один из садовников сказал, будто видел, как двое каких-то людей утащили вас, а когда мы нашли ваш браслет на дорожке, то поняли, что вас похитили.
        - Похитили… - медленно проговорила Мимоза. - Меня… похитили!
        - Да, мадемуазель, и это, должно быть, было так ужасно для вас! Они, наверное, заставили вас спать на попу или даже…
        Она остановилась, видимо, решив, что будет ошибкой напоминать мадемуазель об оскорблениях и жестокости похитителей.
        Вместо этого она сказала:
        - Что ж, по крайней мере вы забыли ваши страдания по мсье графу.
        - Отчего я… была… так… несчастна? - спросила Мимоза.
        - Ведь ему пришлось вернуться во Францию, - объяснила Сюзетта. - Для вас это было так ужасно, и все мы тоже так расстроились. Мы полюбили его всем сердцем, но, думается мне, его жена настаивала на его возвращении.
        Она негодующе фыркнула, потом продолжала:
        - Женщины все одинаковые, и они могут быть очень жестокими, когда что-либо задевает их сердце.
        Мимоза не отвечала. Она подумала, что, похоже, мсье граф, кем бы он ни был, вскружил голову ее кузине.
        И, хотя это казалось невозможным, она скорее всего жила с ним здесь.
        А он был женат!
        Как могла Минерва поступить столь опрометчиво, вопреки морали?
        Потом девушка задумалась: если бы она сама полюбила кого-то, как ее мама полюбила ее отца, - была бы она способна отказаться от побега с любимым человеком, женат он или нет?
        Все казалось таким невероятным, разобраться было так трудно…
        Ей оставалось только слушать Сюзетту дальше.
        Сюзетта явно отличалась болтливостью, ей скучно было оставаться все это время одной, без собеседницы.
        - Конечно, вы чувствовали себя несчастной и потерянной, - продолжала Сюзетта, - и мы все так жалели вас. Но вы такая хорошенькая, поэтому мы ни минуты не сомневались, что кто-нибудь другой обязательно появится.
        Она помолчала и заговорила снова:
        - В конце концов, трудно не влюбиться в таком великолепном месте, как наша вилла
«Голубая звезда».
        - Но… а вы… почему вы здесь живете? - спросила Мимоза, надеясь, что ее расспросы не покажутся чересчур заинтересованными.
        - Я здесь, потому что мсье граф попросил меня сопровождать вас, когда вы оба покинули Париж. Ему хотелось, чтобы о вас позаботился кто-нибудь надежный и благоразумный.
        - Париж! - воскликнула Мимоза, воспользовавшись упоминанием о городе. - Где это… Париж?
        - Париж - столица Франции! - ответила Сюзетта. - Вы должны запомнить это.
        Вы были там с вашими родителями, когда они погибли при том трагическом крушении поезда.
        Мимоза закрыла глаза.
        Так вот что случилось с тетей Эмили и Клинтом - крушение поезда!
        Теперь вся картина начинала проясняться.
        Минерва осталась одна, и граф увлек ее туда, где она могла бы забыть о своем горе.
        Он привез ее в Тунис.
        Мимоза решила про себя, что граф, возможно, каким-то образом связан с французской администрацией Туниса.
        Потом его отозвали во Францию, так как его жена, мучимая ревностью, оказала давление на власти.
        Мимоза, стараясь не задавать слишком проницательных вопросов, помолчала, но все же после долгой паузы спросила:
        - А граф… Кто это - граф?
        - Ну вот, вы начинаете вспоминать его, - удовлетворенно отметила Сюзетта. - Вы называли его просто Андре, но вообще-то он граф де Буассен. Конечно же, вы вспомнили его. Он такой красивый, такой обаятельный, такой веселый. Ах, мне недостает его смеха ничуть не меньше, чем, наверное, вам.
        Мимоза снова прикрыла глаза, и Сюзетта сказала:
        - Мне не хочется вас утомлять, но мсье Битон уверен, что, если мы будем постоянно говорить о чем-нибудь, память непременно к вам вернется.
        Она улыбнулась девушке и опять заговорила:
        - Перед своим уходом он рассказал мне, как когда-то вел дело человека, так жестоко избитого напавшими на него злодеями, что только спустя целый месяц тот смог ясно мыслить и вспомнить хотя бы свое имя.
        Мимоза ничего не ответила, и, помолчав, Сюзетта сказала:
        - Думайте об Андре, вспоминайте о том, какими счастливыми вы были вместе и как часто он заставлял вас смеяться.
        Мимоза промолчала.
        Она просто лежала с закрытыми глазами, и скоро Сюзетта вновь заговорила, словно ни к кому не обращаясь:
        - Бедная малютка! Вам столько пришлось пережить! Вы потеряли своих родителей в том жутком крушении, вы потеряли своего милого друга, и поговаривают, что нет никакой надежды на его возвращение.
        Она фыркнула, потом добавила:
        - Бы страдали в руках похитителей, которые, возможно, никогда не попадут в руки правосудия. Как несправедливо! Ужасно, когда такому юному созданию приходится столько страдать!
        Женщина невольно всхлипнула и, словно желая скрыть свои чувства, вышла из комнаты.
        Мимоза открыла глаза.
        Несомненно, она постепенно узнавала некоторые весьма странные вещи о своей двоюродной сестре.
        Но она представляла, как ужасно, должно быть, чувствовала себя Минерва, когда погибли ее родители и она осталась в полном одиночестве в Париже.
        Так, же как она сама, оставшаяся сиротой.
        Разница состояла лишь в том, что Минерва была очень богата.
        Ей принадлежала и эта великолепная вилла, и, раз ее отец умер, его огромное состояние.
        Мимоза знала, что Клинт Тайсон за последние несколько лет стал очень, очень богатым.
        Еще когда-то давно она слышала, будто он обнаружил нефть на принадлежавших ему землях в Техасе.
        Поскольку богатство Клинта нисколько не влияло на ее привязанность к Минерве, она никогда серьезно не задумывалась над этим вопросом, так же как никогда не думала, что богатство может приносить не только радость, но и таить в себе большую опасность.
        Конечно, было бы странно, если бы слухи о богатстве Минервы не дошли до Туниса.
        Повсюду найдутся преступники, готовые за деньги похищать богатых мужчин или женщин и даже детей.
        Тогда те, кто их нанимает, получают возможность вымогать огромный выкуп за освобождение своих пленников.
        Мимоза боялась одного: что опасения полицейских окажутся верными.
        Могло случиться, что никто уже не держит Минерву в плену ради получения выкупа, и она убита, возможно, случайно.
        В противном случае похитители, как обычно, давно бы потребовали выкуп.
        Лучше выплатить любой выкуп, нежели оставить девушку страдать в руках жестоких преступников.
        Как бы там ни было. Мимоза знала, что приезд Минервы в Тунис саму ее спас от перспективы остаться одной без гроша в чужой стране.
        При других обстоятельствах ей чрезвычайно трудно было бы найти способ вернуться в Англию.
        Девушка знала, что единственными людьми, в доме которых ей действительно оказали бы искреннее гостеприимство и с кем она могла бы жить счастливо после смерти отца, были отец и мать Минервы.
        Сначала Мимоза думала, что их будет нелегко найти, если они возвратились в Америку, но по крайней мере их дом в Англии окажется для нее доступным.
        Она смогла бы пожить там до тех пор, пока не сумела бы связаться с ними и сообщить о случившемся с ее отцом несчастье.
        Но все пошло кувырком.
        Она пробралась сюда и заняла место Минервы.
        Что ж, нужно решить, что делать дальше.
        Сколько еще времени она сумеет притворяться своей кузиной, гадала девушка.
        Мимозе очень не хотелось принимать решение, настолько невероятным и страшным казалось все вокруг.
        Она чувствовала, что будет лучше - по крайней мере хоть на какое-то время - остаться там, где она оказалась.
        Важно только узнать немного больше о тайной жизни сестры.
        Несмотря на все свои усилия принимать случившееся как должное. Мимоза была потрясена до глубины души.
        То, что Минерва жила в Тунисе с графом, с женатым человеком, казалось ей невероятным.
        С тех пор как девочки осознали, что на свете существует нечто, называемое
«любовь», они часто обсуждали это между собой.
        Они не сомневались, что придет время, появится некто красивый и милый, похожий на их отцов, и покорит их сердца.
        И с того момента они будут так же счастливы и довольны, как и их матери.
        - Представляешь, каково было бы, - вспоминала сейчас свои слова Минерва, - если бы твой папа или мой вели бы себя подобно дедушке, решив выдать нас замуж за какого-нибудь надменного аристократа только из-за его титула?
        - Я предпочла бы умереть, - заявила Мимоза, - чем позволить нелюбимому человеку прикоснуться ко мне. - Мимоза помолчала, потом добавила:
        - Мама рассказывала, как боялась она дедушку в нашем возрасте, и если бы папа не увез ее, она в конечном счете вынуждена была бы выйти за того, кого ей выбрал дед.
        - Моя мама рассказывала мне то же самое, - откликнулась Минерва. - Но я бы не согласилась, я уверена - я бы никогда не согласилась!
        - Нам здорово повезло, - сказала тогда Мимоза. - Ни твои, ни мои родители никогда не заставят нас выйти замуж за нелюбимых.
        - Да, ты права, - согласилась Минерва. - Я знаю, я выйду замуж за прекрасного принца, я узнаю его сразу же, как только встречу.
        Они обе посмеялись над этой мечтой.
        Было трагично сознавать, как принц из сказки обернулся для Минервы графом Андре, женатым мужчиной.

«А может быть, даже и отцом семейства, - подумала Мимоза. - Как жестоко и скверно он поступил, уговорив Минерву уехать с ним», - сурово осудила она графа.
        Однако в глубине души Мимоза понимала, что виновата была и кузина, послушавшаяся его уговоров.

        Глава 3

        Мимоза сидела в саду, где обилие цветов успокаивало и умиротворяло ее душу.
        Больше того, ей казалось, что цветы говорят ей: она поступила правильно.
        Ничего такого уж плохого она не сделала, притворившись своей двоюродной сестрой.
        Бесспорно, ни у кого вокруг не возникло никаких сомнений.
        Минерва, безусловно, окружила себя комфортом.
        На вилле работал превосходный повар, готовивший самые восхитительные блюда, ему в помощь на кухне служил еще и мальчик-поваренок?
        В доме имелись две пожилые горничные, которые, казалось, каждую минуту что-то чистили и полировали.
        Был еще дворецкий, который, если требовалось, мог править коляской.
        Помимо слуг в доме, мсье Битон приставил дежурить двух охранников: одного ночью, другого днем.
        Каждого, кто подходил к воротам, допрашивали.
        Никто не мог пройти к дому без их разрешения.
        По мнению Мимозы, это выглядело совсем по поговорке: «Запереть двери конюшни, когда лошадь уже убежала».
        Кем бы ни были похитители Минервы, ни об их жертве, ни о них самих никто ничего больше не слышал.
        Когда порой Мимоза обходила этот великолепно обставленный дом, она чувствовала себя виноватой при мысли о том, как страдала или все еще страдает в руках похитителей Минерва.
        Как бы ей ни хотелось обратного, но, должно быть, Минерва все-таки погибла, раз до сих пор никто не потребовал за нее выкуп.
        Мимоза многое узнала о своей кузине от Сюзетты Бланк, которая оказалась неисправимой сплетницей.
        Прожив все это время безвыездно на вилле, где не с кем было поговорить, она никак не могла теперь прекратить болтовню.
        Мимоза охотно ее слушала.
        Чем больше Мимоза узнавала, тем яснее была она способна представить картину недавней жизни Минервы.
        Она сознавала, что ничего подобного ее мать никогда бы не одобрила.
        Если верить Сюзетте, граф был самым очаровательным, самым обворожительным мужчиной на свете.
        Сюзетта постоянно превозносила его достоинства.
        Она снова и снова говорила об этом, описывая его обаяние, его хорошие манеры, его многочисленные победы.
        Мимоза чувствовала, что почти видит перед собой этого человека.
        Ее удивляло, что нигде в доме не оказалось ни одного его портрета.
        Потом она сообразила, что, будучи женатым человеком, граф, по-видимому, старался держать свою связь с Минервой в тайне, насколько это было возможно.
        Мимоза не рискнула спрашивать о столь деликатной материи, но ей казалось, что граф намеренно возвратился в Париж, потому что перестал интересоваться ее кузиной.
        Это была запутанная история.
        Мимозе оказалось нелегко составить из рассказанного Сюзеттой ясное представление о случившемся.
        Прожив на вилле уже почти неделю. Мимоза стала размышлять над тем, как скоро ей удастся заговорить о возвращении в Англию.
        На третий день после ее появления управляющий банка в Тунисе нанес ей визит.
        Мимоза знала, что Сюзетта Бланк предупредила его: память к девушке все еще не вернулась, и она очень слаба.
        Однако он настоял на том, чтобы поговорить с девушкой наедине.
        Впрочем, Мимоза подозревала, что Сюзетта подслушивала их разговор у замочной скважины.
        - Я знаю, мадемуазель, о тех ужасных испытаниях, через которые вам пришлось пройти, - вежливо начал банкир, - но теперь, когда вы вернулись, боюсь, я вынужден побеспокоить вас просьбой позволить мне сообщить вашему банку в Лондоне, что вы уже можете подписывать чеки с тем, чтобы мы могли урегулировать все вопросы, связанные с вашими деньгами.
        Мимоза слушала внимательно, и он продолжал:
        - Как только мы узнали о вашем исчезновении, я связался с вашим банком и попросил их разрешения продолжать выплачивать жалованье прислуге и, конечно, мадам Бланк до того момента, пока вы не возвратитесь или полиция не узнает, что с вами случилось.
        Мимоза отметила про себя, что, как она и предполагала, Сюзетта Бланк оказалась не просто приятельницей графа, приглашенной сопровождать Минерву, а оплачиваемой компаньонкой.
        - Я уверена… я могу… подписывать чеки… - медленно произнесла она, - но… я все еще… довольно слаба.
        Управляющий банка достал несколько бланков, которые она старательно подписала.
        Само собой разумеется, она точно знала, как выглядит подпись кузины.
        Но, чтобы все выглядело более убедительно, она подписывала документы очень медленно крупным немного детским почерком.
        Управляющий банка, казалось, был удовлетворен.
        Он спросил ее, желает ли она, чтобы он продолжал платить слугам, и поинтересовался, не требуются ли ей наличные.
        - Я принес вам, - сказал он, - тунисские деньги приблизительно на сумму в двадцать пять фунтов. Но, естественно, мадемуазель, если вам потребуется больше, вам надо будет лишь послать слугу с подписанным вами чеком, который немедленно оплатят.
        - Спасибо вам… большое вам спасибо, - поблагодарила его Мимоза.
        Она хотела было поинтересоваться положением денежных дел Минервы, но сочла это не правильным.
        Скорее всего после смерти родителей Минерве переходило если не все их огромное состояние, то как минимум большая его часть.
        Теперь, отдыхая в сапу. Мимоза задавалась вопросом, как долго ей удастся притворяться Минервой.
        Разве сможет она всю оставшуюся жизнь пользоваться громадным состоянием Минервы?
        Помимо дочери Клинта Тайсона, может существовать множество других людей, которым он что-то завещал.
        Она подумала, что ей придется вернуться в Англию, прежде чем она сможет увидеть завещание или хотя бы узнать его условия.
        Все еще напуганная всем произошедшим с ней. Мимоза полагала, что чем меньше будет поддерживать связи с Англией, пока не почувствует в себе достаточно решимости, чтобы возвратиться туда, тем лучше.
        По-прежнему оставалось неясным, как и где она должна будет там жить, когда доберется туда.
        Вся ее жизнь была полностью сосредоточена вокруг отца и матери, и, кроме них, для нее существовали только тетя Эмили и Клинт Тайсон.
        И, конечно, Минерва.
        Были еще и другие родственники, но старшее поколение полностью приняло сторону деда и осуждало маму за бегство с женихом.
        Так же отнеслись они и к замужеству тети Эмили.
        - Что я буду делать?
        Суть этого вопроса не менялась от многократных повторений, разве что сейчас он не требовал спешного решения.
        О ней хорошо заботились.
        Она находилась в безопасности, и разве могло существовать более удобное место, чем эта вилла и этот изысканно красивый сад?
        Как выяснила Мимоза, за садом ухаживали целых три садовника.
        Она подумала, что солнце становится слишком жарким и ей следовало бы перебраться на террасу, где имелся большой зонт: он заслонял от прямых лучей солнца, которое уже высоко поднялось на безоблачном небе.
        Внезапно она обнаружила, что рядом с ней стоит Сюзетта, казавшаяся очень взволнованной.
        - Мадемуазель, - почти шепотом произнесла она, - мсье Шарло здесь и хочет вас видеть.
        Прежде чем Мимоза успела спросить ее, кто это, Сюзетта оглянулась и заговорила едва слышным голосом:
        - Будьте осторожны с ним! Он опасен, он очень опасен!
        Мимоза испугалась.
        - В чем дело? - спросила она. - Чем… он… опасен?
        Мозг лихорадочно работал, гадая, кто этот человек. Почему он был опасен?
        Кому следовало опасаться его - ей или ее кузине?
        Сюзетта больше ничего не сказала.
        Мимоза поняла, что человек, о котором шла речь, шел следом за Сюзеттой и стоял? теперь возле ее кресла.
        Один взгляд, брошенный на него, сказал ей, что перед ней - француз, которого ее отец назвал бы джентльменом.
        В то же время в нем чувствовалось нечто, заставившее ее насторожиться и быть начеку.
        Не говоря ни слова, незнакомец придвинул шезлонг к креслу, в котором полулежала Мимоза, и уселся.
        Потом взглянул на Сюзетту и произнес хорошо поставленным голосом:
        - Мерси, мадам Бланк. Больше вы нам не нужны.
        То был приказ удалиться, и Сюзетта поняла это.
        Она бросила на Мимозу взгляд, полный ужаса, потом неохотно пошла к дому.
        Мимоза ждала, стараясь изобразить слабость и не очень большой интерес к гостю.
        - Итак, вы вернулись! - сказал мсье Шарло. - Должно быть, не очень приятно было оказаться в руках похитивших вас преступников.
        - Я… я ничего не помню, - слабым голосом сказала Мимоза.
        Его губы скривились в улыбке, показавшейся ей весьма неприятной.
        - У меня есть некоторые сомнения в вашей правдивости, но это не имеет особого значения. Я намерен вернуться к тому разговору, который мы начали за день до вашего исчезновения.
        Мимоза широко раскрыла глаза и спросила:
        - Мы с вами раньше встречались?
        - Вне всякого сомнения! - ответил мсье Шарло. - А сейчас, мисс Тайсон, постарайтесь серьезно подумать над сказанным мною в тот день, когда я навестил вас после отъезда графа Андре.
        Тут вдруг Мимоза сообразила, что он обращается к ней по-английски, хотя с Сюзеттой говорил по-французски.
        Как только мсье Шарло уселся подле нее, она стала гадать, отчего Сюзетта предупредила ее, будто этот человек опасен, и сначала даже не заметила, что он заговорил с ней на ее родном языке.
        Говорил он по-английски очень хорошо, но с акцентом.
        Теперь она задалась вопросом, не преследовал ли он какую-то цель: может быть, он заговорил по-английски, чтобы помешать Сюзетте подслушать и понять содержание их разговора?
        - Не могу… припомнить, чтобы я с вами… разговаривала… - медленно произнесла Мимоза.
        Поскольку она говорила правду, в голосе ее звучала убежденность, которую, она чувствовала, не мог не заметить мсье Шарло.
        - Что ж, - сказал он, - тогда я начну все сначала. Впрочем, я совершенно уверен, что вы намного умнее, нежели хотите казаться.
        Действительно, очень благоразумно с вашей стороны не помнить ничего из случившегося с вами за время вашего отсутствия.
        - Почему?.. Что вы имеете… в виду…
        - Потому что, - сказал он, - как только вы что-то вспомните, полиция начнет подвергать вас бесконечным перекрестным допросам. Здесь, в Тунисе, французам вовсе не нужны похищения и вообще насилие.
        Мсье Шарло помолчал, затем продолжил:
        - Чем больше преступников они сумеют поймать и наказать, тем легче им будет поддерживать мир.
        Это, отметила Мимоза, было вполне разумно.
        Она порадовалась, что сообразила притвориться, будто потеряла память.
        Как сказал мсье Шарло, ее не будут беспокоить непрерывными допросами или, того хуже, вызовами на опознание тех, кто мог оказаться похитителями Минервы.
        - Ваше похищение меня не касается, - снова заговорил мсье Шарло, - но если вы и забыли, как обращались с вами ваши похитители, забыть Андре Буассена вы не могли.
        Мимоза промолчала.
        Она чувствовала на себе его пронизывающий взгляд: он ожидал с ее стороны какой-то реакции при упоминании имени графа, хотя бы в выражении глаз.
        - Как я уже говорил вам, - продолжал мсье Шарло, - в ваших руках его будущее.
        Если вы его не спасете, страдания его окажутся гораздо мучительнее, чем те, что выпали на вашу долю.
        - Не… понимаю… я вас не понимаю… - снова сказала Мимоза.
        Она действительно никак не могла взять в толк, о чем говорит мсье Шарло.
        - Тогда позвольте мне выразиться яснее, - сказал он. - Вы приехали в Париж с отцом и матерью, потому что ваш отец вел дела с президентом, банкирами и прочими важными господами.
        Это не удивило Мимозу.
        Еще раньше, пока была жива ее мать, девушка часто слышала разговоры о том, что Клинт Тайсон - очень богатый человек и имеет деловые интересы во многих европейских странах.
        Она помнила, как Минерва, съездив с ним в Испанию, нашла ту страну просто очаровательной.
        Месяц она провела в Италии, тоже вместе с родителями.
        - Было интересно? - спросила ее после поездки Мимоза.
        Минерва, которой в то время только исполнилось шестнадцать, состроила легкую гримасу.
        - Могло бы быть интересным, - ответила она. - Галереи и церкви весьма красивы, но друзья папы… - При этих словах она выразительно развела руками, - такие старые и очень серьезные. Не нашлось ни одного симпатичного молодого итальянца, чтобы предложить мне потанцевать.
        Мимоза рассмеялась, но она прекрасно понимала, почему ее кузина жаловалась.
        Она видела многих из тех, кто посещал Клинта Тайсона в их доме.
        Однажды Мимоза даже спросила мать:
        - Интересно, мама, отчего получается, что люди, занятые бизнесом, всегда выглядят такими серьезными, а большинство к тому же кажутся старыми.
        Мать в ответ только рассмеялась.
        - Для них все, связанное с деньгами, - очень серьезно, и они не могут относиться к этому легко.
        - Но ведь дядя Клинт не всегда серьезен, - упорствовала Мимоза.
        - Это оттого, что ему не приходится волноваться о деньгах, - объяснила ей мать. - Волнение и беспокойство старят людей, прибавляют им морщин и седины в волосах.
        Она поцеловала Мимозу и добавила:
        - Тебе еще не скоро придется беспокоиться о деньгах, дорогая моя детка, поэтому живи счастливо и забудь о них.
        Мсье Шарло тем временем продолжал говорить.
        - Я имел честь, - сказал он, - однажды обедать с вашими родителями в доме, который господин Тайсон снимал на рю Сент-Оноре. Прием был многолюдный, среди приглашенных были только самые влиятельные фигуры парижского общества.
        Он заговорил более многозначительно:
        - Граф Андре присутствовал там, и я заметил по тому, как он смотрел на вас, что вы пленили его, как, впрочем, и многих других мужчин. Вы очень красивы, мисс Тайсон, и ваша красота вскружила бы голову любому мужчине, а особенно знатоку прелестных женщин вроде графа Андре.
        Мимоза что-то пробормотала, но не решилась прервать собеседника.
        - Я не удивился, когда мои друзья сказали мне, будто граф под любым предлогом старается встретиться с вашим отцом, ну и, само собой разумеется, с вами. А потом случилась та страшная беда!
        Он сделал драматическую паузу и продолжал:
        - Ужасно, что ваших родителей постигла подобная участь - погибнуть в железнодорожной катастрофе, в которой и погибло-то всего десять человек, а большинство пассажиров отделались лишь незначительными травмами.
        Не в силах сдержать любопытство и надеясь, что голос ее звучит так, будто она совсем сбита с толку. Мимоза спросила:
        - Но… зачем… они уезжали из Парижа?
        - Мне кажется, уж это-то вы должны бы были помнить, - ответил мсье Шарлю. - Они отправились в Лион только на один вечер, поскольку у вашего отца там была назначена важная встреча. А вы остались, пообещав пойти в Оперу в обществе друзей графа Андре.
        Мимоза покачала головой.
        - Я ничего… не помню, - прошептала она.
        В то же время рассказ мсье Шарло завораживал ее, так как он поведал ей почти все, о чем ей хотелось узнать.
        Ей казалось ошибкой задавать слишком много вопросов Сюзетте.
        - Вы провели с ними вечер в Опере. А потом именно граф Андре утешал вас, когда вы узнали о несчастье с теми, кого любили больше всего на свете.
        - Но… разве я… в… Париже осталась совершенно одна? - с сомнением спросила Мимоза.
        - Разумеется, нет, - ответил мсье Шарле. - Весьма уважаемая и очаровательная особа, графиня де Бизе, большой друг семьи, гостила в вашем доме.
        - Тогда… почему… граф… - начала Мимоза.
        - Почему он утешал вас? - закончил за нее мсье Шарло. - Не забывайте, он был в вас влюблен. И как всегда, встретив красивую женщину, он твердо вознамерился обладать ею.
        Его короткий смешок неприятно резанул ухо.
        - Вы попали в силки, прекрасная моя мисс Тайсон, как и очень многие женщины попадали в силки, расставленные обаянием графа Андре, и вам не удалось из них вырваться. Он известен в Париже как человек, разбивший тысячу сердец, и ваше не стало исключением.
        Мимоза с трудом удержалась от вопроса, вертевшегося у нее на языке.
        Как будто прочитав ее мысли, мсье Шарло добавил:
        - Не знаю, как скоро вам стало известно, что ом женат. Это-то он всегда скрывает от своей жертвы, пока она полностью не подпадет под его чары и окажется не в состоянии им противиться. Его чары превращают жертву в беспомощное податливое существо.
        - Сюзетта… говорила мне… он… женат, - пробормотала Мимоза.
        - Сюзетта Бланк, - презрительно сказал мсье Шарло, - одна из тех дурочек, которые любят графа, пока еще молоды, и продолжают глупейшим образом любить того, кто разрушил их жизнь.
        - Как это разрушил жизнь? - спросила Мимоза.
        - Все депо в том, мисс Тайсон, что Сюзетта, хоть и была хорошенькой, старше графа. Она ради него бросила мужа, весьма уважаемого буржуа, и с тех пор цепляется за бывшего любовника и пресмыкается перед ним.
        Он словно выплюнул эти слова и, когда Мимоза недоуменно посмотрела на него, пояснил:
        - Он использовал ее, без сомнения, он использовал ее. Да можно ли найти женщину, которую Андре Буассен не использовал бы так или иначе? Сюзетта сводила его с симпатичными девушками, за которыми он охотился, когда она сама уже перестала интересовать его как женщина.
        Какое-то время мсье Шарло молчал, потом снова заговорил:
        - Ее родители отказались от нее. Их так потряс ее поступок, ее безнадежное, безумное увлечение человеком, который совершенно очевидно манипулировал ею для достижения своих собственных цепей.
        Мимоза судорожно вздохнула.
        Как могла Минерва, ее любимая, ласковая и нежная кузина, полюбить подобного человека?
        - Женщины, графу Андре всегда нужны только женщины, - говорил мсье Шар по, - но его интерес к ним никогда не длился долго.
        Он усмехнулся, продолжая свой рассказ:
        - Безусловно, в вашем случае его привлекла не только ваша красота, но и ваши деньги. Женщины дороги, особенно когда человек совсем не имеет собственных денег и зависит от жены во всех своих тратах.
        Все, рассказываемое этим человеком, казалось Мимозе настолько ужасным, что ей не хотелось его больше слушать.
        И все же, если бы она велела мсье Шарло замолчать и убираться, было бы трудно продолжать притворяться, будто она ничего не помнит из своего прошлого.
        Единственное, что ей оставалось, так это молча слушать. Она и слушала, словно загипнотизированная не только его словами, но и тем, как он их произносил.
        - Именно ваши деньги, мисс Тайсон, - продолжал мсье Шарло, - побудили Андре Буассена привезти вас сюда, в Тунис. Он убедил свою жену, а она приходится родственницей самому президенту, что ему следует поехать в Тунис, чтобы помочь в управлении этой страной.
        Он остановился, пристально посмотрел на Мимозу, потом снова продолжал:
        - Она, естественно, и понятия не имела, что он намеревался увезти вас с собой из Парижа и убедить купить эту восхитительную виллу - не только для вас, но и для него.
        Мсье Шарло окинул взглядом все вокруг.
        Выражение его глаз заставило Мимозу почувствовать, словно кто-то холодной рукой сжал ее сердце.
        Было очевидно, что мсье Шарло ненавидит графа.
        Девушка не сомневалась, что каким-то образом он намерен навредить и ей.
        - Граф Андре манипулирует своей женой так же, как манипулирует вами и всеми другими женщинами, которые пресмыкаются у его ног. Она посчитала благом удалить его из Парижа на некоторое время. Кто знает, возможно, она видела в вас для себя опасность. Так это и было, хотя она пережила уже тысячу подобных опасностей.
        - Не… понимаю… - сумела выговорить Мимоза, когда мсье Шарло сделал, казалось, преднамеренную паузу. , - Думаю, вы все прекрасно понимаете, мисс Тайсон, - сказал мсье Шарло. - Граф Андре, должно быть, объяснил вам, что без поддержки жены и ее влиятельных родственников французское общество непременно отвергнет его.
        Он снова засмеялся, потом сказал:
        - Но Андре, как всегда, сумел перехитрить их. Он отправился в Тунис, но не один, а вместе с вами, чтобы вы обеспечили ему комфорт и снабжали его всем, что ему захочется.
        Он опять сделал паузу.
        - Потребовалось какое-то время, чтобы в Париже поняли, насколько его поведение здесь не соответствует тому, чего от него ожидали, и не соответствует замыслам самого президента. Французы стремятся утвердить в Тунисе моральные принципы, а не попирать устои, как это делал граф, открыто живя здесь с вами.
        Заметив, как изменилась в лице Мимоза, он сказал:
        - О, я знаю, что он привез с собой и Сюзетту, но это была уловка, которая никого не обманула. Французы хорошо осведомлены о репутации дамы.
        - Пожалуй… - выдавила из себя Мимоза, - я… не хочу… ничего больше… слышать.
        - Вы просили рассказать вам все, так что придется все и выслушать, - сказал мсье Шарло. - Итак, если граф не сообщил вам правды, а это вполне в его духе, поскольку правдивость чужда его натуре, он был отозван, так как Парижа наконец достигла подробная информация о том, что он живет в вашем доме и роскошествует. И это в стране, населению которой французы стремились показать образец приличий!
        Мимоза молчала, так что он продолжал:
        - Президент пообещал искоренить порочные нравы, царившие здесь до того, как мы пришли и восстановили порядок. Именно президент настоял на отзыве графа Андре.
        Однако президент был достаточно деликатен, чтобы не позволить своей кузине, графине Буассен, узнать об истинной причине возвращения мужа.
        Не сдержавшись. Мимоза пробормотала:
        - Сюзетта… Сюзетта сказала мне… это сама графиня… потребовала… настояла… на возвращении графа.
        - Сюзетта Бланк говорит чепуху, - отмахнулся мсье Шарло. - Я могу поручиться, поскольку только что прибыл из Парижа, что граф счастливо воссоединился со своей женой, которая и понятия не имела, что его любовная связь с вами вызвала в Тунисе такой скандал, мисс Тайсон, что пришлось доложить об этом самому президенту.
        Мимозе нечего было ответить, и она промолчала.
        Мсье Шарло заговорил уже другим тоном:
        - Вот тут-то и приходит ваша очередь действовать.
        Девушка озадаченно посмотрела На него, и он пояснил:
        - Если вы любите графа Андре, а я не сомневаюсь, что, подобно всем остальным женщинам, вы глубоко и всем сердцем любите его, то постарайтесь, чтобы его жена поверила всей его лжи и он не оказался бы разоблаченным в своей истинной дьявольской сущности.
        И снова мсье Шарло словно выплевывал слова. Выражение его глаз ясно показывало, как сильно он ненавидит графа.
        - Что вы… такое… говорите? Чего… вы… от меня… хотите? - сумела проговорить Мимоза.
        - Мне кажется, это очевидно, - ответил мсье Шарло. - Мне нужны деньги, мисс Тайсон, поскольку только деньги могут заставить меня хранить молчание о похождениях вашего возлюбленного. Лишь деньги помешают мне показать мадам графине ваши письма, которые я добыл в их доме в Париже.
        Он помахал письмами и закончил:
        - Деньги, чтобы обеспечить этому моту и повесе возвращение домой и чтобы скрыть его приключение во время его отсутствия.
        Не оставалось сомнений - мсье Шарло оказался злобным человеком, каким показался ей с виду.
        Мимоза поняла, что, как Сюзетта и предупреждала, он был опасен.
        Лучше всего, решила девушка, промолчать.
        Она просто закрыла глаза, притворившись, будто не в силах вникнуть в смысл его слов.
        Однако Мимоза не сомневалась, что он наблюдает за ней, не сводя глаз. Она чувствовала его желание добиться своего.
        Казалось, он ее гипнотизировал.
        С огромным усилием она заставила себя по-прежнему хранить молчание.
        Она старалась не шевелиться, оставаясь все в той же позе - руки на коленях, голова откинута на подушки.
        - Что мне нужно, - медленно сказал мсье Шарло, - так это пятьдесят тысяч франков, чтобы спасти вашего любовника. Если вы не предоставите их мне, прямо отсюда я отправлюсь к мадам Буассен. Она получит письма, которые раскроют ей правду обо всем здесь происходившем.
        Он ждал ее реакции, но Мимоза не отвечала, и тогда он продолжил:
        - Мои осведомители - а это весьма осведомленные люди - проинформировали меня, что, когда раскрылась предыдущая похожая история, граф поклялся на Библии никогда больше не допускать ничего подобного и не позорить имя Буассенов.
        Он перевел дыхание:
        - Если мадам Буассен узнает, что он нарушил клятву и навлек позор на нее и детей, она бросит его. Тогда ему ничего не останется, как покончить с собой или голодать в сточной канаве?
        Мсье Шарло говорил очень тихо, но Мимозе казалось, словно он громко выкрикивает слова и они эхом отдаются по всему саду.
        Она отлично его понимала.
        Ее отец рассказывал, как гордятся французы своими родовыми именами, как те, кто принадлежит к «ансьен режим»- родовитому дворянству, - никогда не позволяют и тени скандала затронуть их репутацию.
        Ужасно было уже то, что ее горячо любимая сестра вообще жила с мужчиной в греховной связи.
        Но оттого, что этим мужчиной оказался такой человек, как граф, распутник и соблазнитель, ей хотелось кричать от отчаяния.
        Она любила Минерву, но та росла избалованной, и родители во всем потакали ей.
        Никогда не приходилось Минерве соприкасаться с суровой действительностью за порогом ее надежно защищенного роскошного дома.
        Она не сумела бы разобраться в человеке, подобном графу Андре.
        Она и предположить не смогла бы, что перед ней волк в овечьей шкуре - губитель женщин, любивших его.
        Теряя терпение, мсье Шарло спросил:
        - Ну и каков ваш ответ? Я получаю деньги или отправляюсь к графине.
        - Полагаю… - заговорила Мимоза, - вы… шантажируете меня.
        Мсье Шарло рассмеялся, и смех его прозвучал мерзко, в нем не было веселья.
        - Я предпочитаю считать, что оказываю большую услугу человеку, которого вы любите. Если бы эти письма, которыми теперь обладаю я, попали в руки кого-либо еще, они могли бы уже появиться в прессе. Они такие нежные, такие страстные!
        Его последние слова звучали почти как оскорбление.
        - Уверен, вы вспомните их содержание, если хорошенько подумаете. И я не могу поверить, будто ваш отец, столь уважаемый в Англии и в Америке человек, не говоря уже о Франции, был бы доволен, если бы узнал, какая огромная часть его денег проматывалась одним из самых безнравственных людей, когда-либо живших в Париже.
        Мимоза подумала: по крайней мере в этом ее собеседник прав.
        Она знала, что Клинт Тайсон обожал своих дочь и жену.
        Он никогда бы не поверил, что они могут поступить не правильно, тем более что его дочь позволит себе жить с женатым мужчиной, с мужчиной, который коллекционировал женщин, как другие коллекционируют марки.
        - Как… мне… поступить? Что… мне ему отвечать? - в отчаянии спрашивала себя Мимоза.
        Туг она сообразила, что ее молчание, закрытые глаза и неподвижная поза несколько смутили мсье Шарло.
        Она чувствовала, как, пристально разглядывая ее, этот человек пытается понять, вполне ли она осознает все сказанное им.
        Действительно ли она понимает, какую огромную сумму он потребовал у нее?
        Он ждал.
        С неимоверным усилием Мимоза так и не открыла глаз.
        Наконец он не выдержал:
        - Я дам вам три дня на обдумывание. У меня здесь еще есть дела, и это даст вам время поразмыслить.
        Мимоза ничего не ответила.
        - Это также даст вам время, чтобы получить наличные в банке. Я не столь глуп, чтобы оставлять какие-либо доказательства своего участия в этом деле или позволить хоть одной душе узнать, что я получил от вас деньги.
        Он немного повысил голос:
        - Вы понимаете, мисс Тайсон, о чем я вам говорю? Мне нужны деньги, но я хочу получить их от вас так, чтобы никто об этом не знал, и в первую очередь - Сюзетта Бланк.
        Вы слышите? Ответьте мне!
        Это было приказание, и Мимоза на этот раз не сумела удержаться и не открыть глаза.
        Его лицо было очень близко, и девушка прочла злобу в его глазах. Она не сомневалась, что он хотел бы принудить ее согласиться на его требование.
        Девушка была испугана, и голос ее дрогнул.
        - Я… я… слушаю вас… Я подумаю… над вашими… словами.
        - Очень хорошо - думайте! И помните: если я не получаю от вас желаемого ответа и денег, граф Андре пострадает, и его страдания, настоящие муки ада, будут гораздо больше ваших.
        Произнеся эти слова, мсье Шарло поднялся со стула и пошел прочь.
        Он пересек внутренний двор и вошел в дом. Мимоза могла слышать, как Сюзетта Бланк говорит с ним, ее голос, казалось, звенел от волнения.
        Мимоза стиснула руки и оглядела сад.
        Сад был все такой же: прекрасный, запитый солнцем. Жужжали пчелы над цветами, в деревьях порхали птицы.
        Все оставалось по-прежнему красивым, но змея заползла в райский сад, и девушка не знала, как справиться с нею.

        Глава 4

        Герцог Элрок прибыл в Париж и сразу же направился к дому на Енисейских Полях, где он всегда останавливался у своего друга виконта Флерри.
        После того как они выпили по бокалу шампанского и обсудили политическую обстановку в обеих странах, виконт сказал:
        - Сегодня вечером я беру вас с собой на прием.
        Герцог застонал:
        - Я бы с большим удовольствием пообедал с вами у «Максима».
        - Мы сможем зайти туда в другой раз, да и мне кажется, именно на этом приеме вы обнаружите для себя нечто, представляющее особый интерес.
        Герцог цинично поднял брови. Он знал, что подразумевается под «особым интересом»в Париже, и решил про себя, что ему сейчас это совсем ни к чему.
        - Прием устраивает, - пояснил его друг, - один из самых богатых банкиров Парижа. Он решительно настроен перещеголять по расходам и по блеску все остальные приемы, на которых когда-либо бывали его сегодняшние гости.
        - Сомневаюсь, - лаконично ответил герцог. - Вы не хуже меня знаете, Анри: как все дороги ведут в Рим, так все приемы в Париже ведут в постель!
        Виконт рассмеялся:
        - Хорошо, договоримся так: вы отправляетесь со мной, но если решите вернуться домой пораньше, я не стану вмешиваться.
        Герцогу пришлось согласиться.
        Однако про себя он решил, что наверняка прием окажется похожим на те оргии, в которых он множество раз участвовал в дни своей молодости.
        Он всегда находил Париж обворожительным, но был особенно им очарован в первое свое посещение, вскоре после окончания Оксфорда.
        Тогда его поразили, обворожили и околдовали экзотические парижские куртизанки.
        Сверкающие бриллиантами, они соперничали друг с другом, демонстрируя себя в Булонском лесу более вызывающе, чем позволяли себе такого рода профессионалки во все предшествующие времена.
        Однако они, счел герцог, помогали мужчине забыть неприятности и проблемы, которые он привозил с собой в Париж.
        Впрочем, к нему сейчас это не относилось.
        Просто герцог знал: нужно уехать из Англии, чтобы положить конец начавшему тяготить его роману.
        Леди Сибил Брук была забавной и остроумной, ненасытно жадной до любовных утех.
        Однако, узнав ее лучше, герцог решил, что эта женщина пытается начать играть слишком большую роль в его жизни.
        Самым простым способом избежать прямого объяснения на эту тему, решил он, был отъезд за границу.
        Герцог давно принял решение не жениться до весьма солидного возраста.
        Он наблюдал, как многих его приятелей одного с ним социального положения подводили к алтарю старания честолюбивых мамаш, прежде чем у них хватало времени насладиться жизнью холостяков.
        Герцог был рассудителен и решил, что сначала насладится прелестями свободы, которую каждому молодому мужчине следует испытать до женитьбы.
        Ну а потом уж можно остепениться и обзавестись семьей.
        Герцог был неглуп и понимал, что представляет собой одну из самых завидных партий в великосветском обществе.
        Его отец всегда правил, как король, в принадлежащих ему владениях.
        По традиции члены его рода всегда занимали высокое положение при дворе: и трое герцогов Элроков, и десять графов, носивших то же имя.
        Они служили своей стране на самых разных постах.
        Многие Элроки были выдающимися государственными деятелями, а десятый граф Элрок был незаменимым помощником Мальборо в его кампаниях.
        Герцог очень ответственно относился к своему положению в обществе, хотя и испытывал неподдельный интерес к политике и международным делам - много больший, нежели его отец.
        Будучи пэром, он, естественно, не мог стать членом Палаты Общин, поэтому герцог сделал объектом своих интересов международные дела.
        Он сделался настоящим экспертом во всем, касающемся политики стран западного мира и их интересов на международной арене.
        Чтобы не казаться слишком любопытным, в качестве ширмы он выбрал археологию и действительно сделался знатоком истории Римской империи.
        Интерес к археологии приводил его во множество стран; однако его поездки не выглядели проявлением интереса к их внутренним делам.
        Впрочем, Элроку многое удавалось узнать, пока формально он занимался изучением развалин римских городов, храмов, акведуков и дорог.
        Одновременно он настолько увлекся своими археологическими изысканиями, что написал о них книгу, которую и надеялся издать на следующий год.
        Теперь же герцог одевался с помощью камердинера, сопровождавшего своего хозяина повсюду, и раздумывал о том, что предстоящий прием окажется пустой тратой времени.
        Он предпочел бы пораньше печь спать, а на следующее утро снова отправиться в путешествие.
        - Что вы распаковали, Дженкинс? - обратился он к камердинеру.
        - Только те вещи, которые вашему сиятельству потребуются на этот вечер, - ответил тот.
        - Весьма разумно, поскольку я думаю, мы могли бы уехать уже завтра.
        Герцог проговорил это небрежно, и Дженкинс внимательно посмотрел на него.
        Он прекрасно понял, что его хозяин не испытывает удовольствия от необходимости идти вечером на прием.
        Но сам он думал, что, может статься, хозяину было бы неплохо сменить обстановку после всего того, что произошло в Лондоне.
        Человек, сказавший, что ничто не может остаться тайной, был весьма проницателен.
        Дженкинсу не нужно было ничего говорить, он и так прекрасно знал, что герцог убегает от леди Сибил.
        Он был уверен - уехали они по той простой причине, что его хозяин не мог остановить леди Сибил, которая всеми доступными ей средствами пыталась склонить его к супружеству.
        Леди Сибил вдовствовала уже три года.
        Теперь же она решительно настроилась снова выйти замуж за человека, способного обеспечить ее и дать ей ту жизнь, которой она бы наслаждалась.
        Еще она мечтала о высоком положении в обществе.
        Ее отец не относился к числу особо знатных пэров.
        Так как леди Сибил обладала не слишком большими средствами, ей обязательно надо было подыскивать себе знатного и богатого мужа.
        Она вышла замуж за человека намного ее старше, но достаточно богатого, чтобы понравиться ее отцу.
        Полковник Брук, однако, не имел никакого желания проводить время в Лондоне.
        Балы, приемы, званые вечера и люди, их посещавшие, навевали на него скуку.
        Он увез жену в деревню, и это так расстраивало леди Сибил, что она могла неделями пребывать в дурном расположении духа.
        Единственными развлечениями служили верховая езда, охота и стрельба.
        Друзья мужа не сильно отличались от него по возрасту, а их беседа редко касалась иных тем, кроме спорта.
        Леди Сибил боялась сойти с ума от скуки.
        Когда ее муж внезапно умер от сердечного приступа, она с трудом удержалась, чтобы не станцевать на его могиле.
        Положение и связи мужа вынуждали ее должным образом соблюдать траур, хотя родственники шептались о бессердечности леди Сибил.
        Когда наконец леди Сибил смогла сбросить черные одеяния, она поспешила в Лондон, подобно дикой утке, возвращающейся домой из-за моря.
        Она открыла лондонский дом мужа, который он держал запертым все время ее замужества.
        Она развлекалась исступленно, расточительно и очень сумасбродно.
        Ее гости чаще всего состояли из любителей пообедать за чужой счет и тех, для кого любая хорошенькая женщина неотразима.
        С того самого момента, как леди Сибил впервые увидела герцога, она точно знала, чего хочет и на что надеется.
        Она преследовала его упорнее, чем любой шотландец оленя во время охоты.
        Когда он в конце концов уступил, она решила, что достигла цели и выиграла это трудное сражение.
        В герцоге воплощалось все, чего она ждала от любовника.
        Но все же леди Сибил не могла заставить его произнести слова, которые она так стремилась услышать: слова, которые сделали бы ее его женой.
        Не удавалось ей и принудить его сказать:

«Я вас люблю».
        Ей потребовалось какое-то время (поскольку молодая вдова никогда не отличалась проницательностью), чтобы понять: то, чем этот человек наслаждается в ее обществе, вовсе не соответствует его представлению о любви.
        Леди Сибил потребовалось много времени и много бессонных ночей, чтобы осознать неприятную правду.
        Да, герцог наслаждался ею как женщиной, но она никак не могла повлиять на ход его мыслей, и их отношения не затронули его сердце.
        Он был учтив, тактичен и по-своему благодарен ей за те удовольствия, которые она дарила ему.
        Он посылал ей цветы, дарил подарки - не особенно дорогие, но подобранные с отличным вкусом, достойные женщины, считавшей себя леди.
        Если он покидал ее на рассвете, она знала, что не может никогда быть совершенно уверенной, что увидит его снова.
        Она задавалась вопросом: неужели он исчезнет, даже не поняв, как она будет тосковать без него?
        Иногда леди Сибил испытывала желание накричать на него, потому что, несмотря на все усилия, герцог оставался вне ее досягаемости.
        Она пробовала немного отдалиться от него, но это не помогало.
        Тогда она решила сделаться ему необходимой, заставить его почувствовать, что жизнь без нее просто невозможна.
        И это стало ее роковой ошибкой.
        Герцог осознал, насколько привычным для него стало присутствие леди Сибил, какой требовательной она сделалась, как много начала предъявлять на него прав.
        Вот это-то и испугало его.
        Герцог не имел ни малейшего желания становиться чьей-то собственностью и меньше всего объектом матримониальных притязаний.
        Импульсивно (а это было в его характере) приняв решение, он велел своему камердинеру упаковать вещи.
        Па следующий день они покинули Лондон.
        Он знал, что его секретарь сможет уладить все вопросы, в том числе разошлет извинения за отмену встреч и отказ от приглашений, и утрясет все, касающееся леди Сибил.
        Герцог заказал корзину цветов и поспал ей вместе с вежливой запиской.
        Он писал, как сожалеет о том, что не имеет возможности поужинать с нею вечером, как и обещал.
        Он объяснил:
        Я должен ехать в Париж, а затем отправлюсь в Тунис, где собираюсь осмотреть кое-какие римские руины, чтобы впоследствии включить эти впечатления в свою книгу. Я знаю, вы все поймете, и еще раз благодарю вас за все восхитительные часы, проведенные нами вместе…
        Когда леди Сибил нашла эту записку на подносе с завтраком, она почувствовала тревогу. Герцог обычно не писал ей, если они встречались только накануне вечером.
        Он проводил ее домой очень рано, сославшись на усталость, и это также было не похоже на него.
        Леди Сибил не сомневалась, что герцог, атлетически сложенный и прекрасный спортсмен, никогда не устает.
        Она участливо спросила его:
        - Может быть, вы простудились?
        - Надеюсь, нет, - ответил герцог, - но я хочу пораньше лечь спать.
        Он отвез ее домой. К досаде молодой женщины, его прощальный поцелуй в карете не был особенно пылок, и он попрощался на пороге дома.
        Леди Сибил не могла настаивать, чтобы он вошел в дом, на глазах у лакея.
        Поэтому она просто сказала:
        - Мне кажется, вы не отказались бы от чашки чая на ночь, а в гостиной найдется и шампанское.
        Она посмотрела на герцога так выразительно, что ему было бы трудно не понять ее призыва.
        - Спасибо, - ответил он, - но не сегодня вечером.
        И раньше, чем леди Сибил смогла придумать, что еще сказать, герцог сел в карету.
        Когда карета отъехала, ей хотелось бегом броситься вдогонку.
        Каким-то необъяснимым образом женщина почувствовала, что этот человек уходит из ее жизни.
        А сейчас, читая его записку, она поняла, что именно это и произошло.
        Пока он пересекал Ла-Манш, герцог все-таки несколько раз вспоминал леди Сибил.
        Как обычно, его секретарь устроил все быстро и со знанием дела; впрочем, иного герцог и не ожидал.
        Его светлости предоставили лучшую каюту на судне, а в поезде до Парижа зарезервировали отдельное купе.
        Он читал газеты и думал о том, что сможет увидеть в Тунисе.
        Он радовался, как мальчишка, отправляющийся домой на каникулы, радовался своей свободе, свободе от претензий леди Сибил, ее неизменных ежедневных посланий на надушенной бумаге.
        Он был свободен от ее постоянных притязаний на него как на мужчину, которые он начинал находить чрезмерными.
        Герцог чувствовал, что женщин на данный момент с него хватит, и именно поэтому нисколько не обрадовался планам виконта на вечер.
        Про себя он решил, что, должно быть, стареет.
        Пять лет назад он был бы в восторге от возможности провести вечер в обществе самых шикарных парижских куртизанок.
        Они считались самыми лучшими во всей Европе.

«Что со мной произошло? Чего я, собственно, хочу?»- спрашивал он себя, так же как и многие до него.
        Он не знал ответа.
        Неожиданно ему пришло в голову, что, возможно, благодаря своему новому интересу к римской культуре, возникшему из увлечения раскопками развалин римских городов, он превратился в идеалиста.
        Уж не ищет ли он Афродиту, греческую богиню любви?
        Или, быть может, Венеру, как ее называли римляне, обладающую несравненным телом и лицом скорее невинным, чем чувственным.
        Боги Олимпа!
        Он громко рассмеялся своим мыслям.
        Впрочем, ему ни разу не встречалась женщина, способная соперничать с теми созданиями древней мифологии, что являлись на сияющих светлых утесах в Дельфах или в храмах, которые он видел в других странах.
        Дженкинс помог ему надеть великолепно сшитый фрак, заказанный у самого лучшего и самого дорогого портного на Савил-роу.
        Герцог бросил небрежный взгляд на свое отражение в зеркале.
        Ему и в голову не приходило, что он красив; более того, он не осознавал того воздействия, которое его яркая личность оказывает на всех, кто с ним общается.
        Дженкинс подал ему крупную сумму денег, которые герцог убрал во внутренний карман.
        Несколько золотых луидоров он положил в карман брюк.
        По привычке, хотя герцог знал, что в этом не было необходимости, он сказал Дженкинсу:
        - Я приду не поздно, но вы можете ложиться, не дожидаясь меня.
        - Ваша светлость уверены, что я не понадоблюсь?
        - Абсолютно уверен! - подтвердил герцог и направился к двери спальни, которую камердинер открыл перед ним.
        Когда хозяин исчез в конце коридора, Дженкинс взглянул на свое отражение в зеркале и громко сказал:
        - Могу поспорить, его светлость не вернется раньше рассвета.
        Часом позже герцог сидел за обеденным столом в большом и роскошном доме на рю Сент-Оноре.
        Было очевидно, что его друг виконт не преувеличивал, утверждая, будто это будет блестящий прием.
        Без сомнения, среди приглашенных женщин оказались такие красавицы, каких ему никогда не доводилось встречать, в том числе и в Париже.
        Все комнаты были полны орхидей.
        Когда гости расселись за столом, перед прибором каждой женщины оказались две безупречные бледно-розовые орхидеи, скрепленные тысячефранковой купюрой.
        Искусство повара превосходило все ожидания.
        Обед начался с икры, специально доставленной из России для этого приема.
        Последующие перемены блюд являли собой самые превосходные образцы французской кулинарии.
        Вина - а мужчины разбирались в этом - оказались представлены такими редкими и бесподобными сортами, что их следовало бы благоговейно пробовать из ложки, а не пить бокалами.
        Мужчины, присутствовавшие на приеме, как определил герцог, были наиболее влиятельными людьми Парижа.
        Сам гостеприимный хозяин, банкир, имел международную репутацию: он был настолько богат, что вряд ли этот прием заставит его дважды задержать взгляд на полученных счетах.
        Но даже он превзошел себя этим вечером.
        За ужином, скромно стоя в стороне, играл скрипач, считавшийся одним из лучших в Европе.
        Приглашенных оказалось всего человек тридцать.
        По левую руку от герцога оказалась несравненно прелестная куртизанка.
        Это была темноволосая молодая женщина с нежной, как цветок магнолии, кожей и огромными сверкающими, подобно алмазам, глазами.
        Она оказалась к тому же весьма остроумной, и герцог не мог удержаться от смеха, слушая ее замечания.
        Своим обаянием ей удавалось заставлять сверкать и искриться сам воздух вокруг, создавая ту атмосферу радости жизни, какой всегда отличалась Франция.
        Справа от герцога сидела другая красавица, наполовину шведка.
        Ее волосы были такими светлыми, что, будь у нее розовые глаза, она считалась бы альбиносом, однако ее слегка раскосые глаза были поразительно зелены.
        Ее нежный голос звучал так, словно ее слова предназначались только ее собеседнику.
        Сам того не замечая, герцог проникся симпатией к белокурой красавице.
        Ее вниманием, однако, завладел мужчина, сидевший по другую сторону, и герцог снова повернулся к своей соседке слева.
        Снова она заставила его смеяться.
        Когда он спросил ее имя, она ответила:
        - Меня называют Чаровницей.
        - Вам это имя подходит, - живо откликнулся герцог.
        Они продолжали беседовать и смеяться, потом перешли в другой зал, где танцевали под звуки оркестра, специально выписанного из Вены.
        Зал был превращен в беседку, увитую белыми розами.
        Герцог отметил, что розы создают замечательный фон для прекрасных дам, приглашенных на прием.
        Но гостей ждало еще много сюрпризов.
        Театральный актер пел фривольные, но остроумные и забавные куплеты.
        Акробат, чье выступление оказалось коротким, но блестящим, сверкнул и исчез, сорвав аплодисменты и крики «бис».
        Котильон сопровождался вручением мужчинами роскошных и дорогих подарков дамам, с которыми они танцевали.
        И, наконец, не успели они передохнуть, в саду начался фейерверк, превративший небо в такой калейдоскоп, которого герцог никогда раньше не видел.
        Как только начался фейерверк. Чаровница подхватила его под руку и увлекла в сад.
        Фонтан, расположенный посередине лужайки, окружали небольшие гроты.
        Миниатюрных приютов оказалось ровно пятнадцать.
        Это были беседки, сплошь увитые цветущими растениями. Цветы свисали с полукруглого потолка над кушеткой, обтянутой бархатом, на которую медленно один за другим падали лепестки.
        В цветах прятались крошечные фонарики, и воздух полнился пьянящим ароматом.
        Когда фейерверк закончился, в саду заиграл цыганский оркестр, выписанный, решил герцог, из Венгрии.
        Зазвучала диковинная, влекущая, колдовская музыка страсти, создать которую способны только цыгане.
        На всех, кто их слышал, звуки скрипок оказывали действие, которому невозможно было противиться.
        Словно во сне. Чаровница скользнула в объятия герцога, и они опустились на мягкие, усыпанные лепестками подушки кушетки.
        Когда ранним утром герцог возвращался домой, он с усмешкой подумал, что Анри оказался прав, когда говорил, что это будет всем приемам прием, и было бы ошибкой с его стороны, оказавшись в это время в Париже, отказать себе в удовольствии побывать там.
        Ничто не могло бы сравниться с полученным им той ночью наслаждением.
        Однако чем скорее он отправится в дорогу, тем лучше.
        Особенно ему запомнился разговор с одним из гостей, который состоялся перед обедом.
        Тот подошел к нему и заговорил:
        - Мы встречались прежде, мсье герцог, но сомневаюсь, что вы меня помните.
        Герцог, обладавший отличной памятью, поколебался лишь мгновение.
        - Разумеется, я помню вас, граф Андре, и рад видеть снова.
        - Польщен, что вы меня не забыли.
        Они познакомились на обеде, который давал президент и который, честно говоря, герцог нашел довольно скучным.
        Он вспомнил также, что граф был женат на кузине президента, и любезно спросил того:
        - Как поживает госпожа графиня? Надеюсь, она в добром здравии?
        - Спасибо, превосходно, - поблагодарил граф Андре. - Можно ли задать вам обычный в таких случаях вопрос: что привело вас в Париж?
        Герцог улыбнулся.
        - Я только проездом, на самом деле я завтра отправляюсь в Тунис.
        - Тунис! - воскликнул граф Андре. - Я совсем недавно оттуда.
        Он помолчал и спросил:
        - Неужели и вы интересуетесь Фубурбо Майус? Я думал, вы уже успели побывать там раньше.
        - У меня пока не было такой возможности, - ответил герцог. - Ведь ваши соотечественники лишь недавно установили свой контроль над Тунисом. Мне сказали, что теперь там снова рады туристам.
        - Я уверен, вам будут рады, - согласился граф Андре.
        После некоторой паузы он сказал:
        - Боюсь, местные отели могут показаться вам не слишком комфортабельными. Впрочем, может быть, вы уже решили эту проблему иначе?
        Герцог пожал плечами.
        - Полагаю, ожидать от отелей многого не приходится, но я надеюсь, что хоть кухня там окажется французской.
        Граф Андре написал что-то на листке бумаги.
        - Позвольте мне посоветовать вам посетить виллу «Голубая звезда», весьма комфортабельную. Кстати, повар там тоже отменный.
        Заметив, что герцог озадачен его предложением, он пояснил:
        - Я сам там останавливался, она принадлежит моей приятельнице. Вы, возможно, встречали ее - богатую наследницу по имени Минерва Тайсон.
        Герцог нахмурил брови.
        - Тайсон? Тайсон? Ну да, конечно, он не так давно погиб от несчастного случая?
        - Печально, но именно так, - ответил граф. - Его дочь мила и очаровательна, но теперь она осталась совершенно одна. Будет весьма любезно с вашей стороны, если вы навестите ее, и, я уверен, она окажет гостеприимство любому моему другу.
        Он улыбнулся своим мыслям, потом добавил:
        - И передайте ей мою любовь!
        То, как он это произнес, сказало герцогу много больше, нежели сами слова.
        Спрятав записку в карман, он поблагодарил графа:
        - Спасибо, это очень любезно с вашей стороны. Я обязательно все передам мисс Тайсон, даже если не обременю ее своим пребыванием на вилле.
        - Но именно погостить на вилле я настоятельно вам рекомендую, - словно охваченный воспоминаниями, проговорил граф. - Отели в том виде, в котором они там существуют, еще не офранцужены, если позволите так выразиться. Готовят там посредственно, а услужливостью тунисцы вообще не отличаются.
        - Ах, вы пугаете меня! - пожаловался герцог.
        - Но я предлагаю вам другой выход - виллу «Голубая звезда», - сказал граф.
        Внимание герцога отвлек хозяин дома, и больше ему не удалось поговорить с графом, Теперь, направляясь в Тунис, он вспоминал тот разговор.
        Он решил, что было бы неразумно по крайней мере не выяснить, что скрывается за предложением графа.
        Сам граф не произвел на него особенно благоприятного впечатления.
        В то же время герцог понимал, что человек, которого приглашают на подобные приемы, непременно умеет ценить комфорт.
        Несомненно, граф Андре был прав, когда утверждал, будто отели в Тунисе еще не были офранцужены, хотя это, должно быть, произойдет и скоро.
        Французы, захватив какую-нибудь страну, делали это с замечательным мастерством: пройдет немного времени, и кухня станет отменной, а обслуживание в отелях превосходным.
        Хорошие манеры французов являлись одной из основных статей их экспорта.
        - Непременно попытаюсь завоевать гостеприимство хозяйки виллы, - решил герцог.

        Когда судно вошло в порт, море было спокойно, солнце сияло, а белые стены домов Туниса выглядели очень привлекательными.
        Герцог знал - знаменитый город Карфаген полностью разрушили римляне, от него ничего не осталось, кроме развалин гавани.
        Однако раскопки провинциального римского города - Фубурбо Майус - еще только начались, и ему непременно следовало отвести место в книге.
        Элрок успел закончить завтрак, когда судно пришвартовалось, и решил попытать счастья на вилле «Голубая звезда», прежде чем искать приличный отель.
        Если там его ждет неудача, он отправится в город и постарается найти помещение, пригодное для жилья.
        Как только прибывшие спустились по трапу, их окружила толпа местных жителей, предлагающих свои услуги в качестве гидов.
        Они предлагали также купить монеты, утверждая, будто нашли их на месте древнего Карфагена, и обломки камней, которыми никто в здравом уме не захотел бы обладать.
        Герцог решительно отмахнулся от назойливых продавцов.
        Дженкинс, найдя носильщика, поспешно помахал вознице наемного экипажа.
        Несомненно, этой колымаге не удалось бы появиться на улицах Парижа: она выглядела так, словно ей было не меньше ста пет.
        Измученная кляча явно не имела никакого желания покидать окрестности причала.
        Дженкинс взобрался на козлы и каким-то одному ему известным способом заставил кучера ехать немного быстрее.
        Тот, однако, заворчал, когда они достигли Сиди Бу Сайда и начался долгий подъем по извилистой дороге.
        Герцог подумал, что, кучер, несомненно, потребует большую плату, чем если бы их путь шел по равнине.
        Элрок наслаждался ароматом цветущего губушника, благоухающих кустарников и деревьев.
        Вскоре показались ослепительно белые силуэты немногочисленных вилл у подножия холма.
        Казалось странным, что такое место выберет себе молодая американка вроде мисс Тайсон, особенно теперь, когда после гибели в катастрофе отца с матерью она осталась совершенно одна.
        Еще в Париже он расспросил обо всем виконта.
        - Какая трагедия! Тайсон был блестящим бизнесменом. К этому одаренному человеку обращались не только за финансовой поддержкой, но и за советом. Он был провидцем настолько проницательным, что все, чего он касался, буквально превращалось в золото.
        - Жаль, что я не встречался с ним, - посетовал герцог.
        - Он был красивый мужчина, а жена его - само совершенство. Она казалась мне одной из самых красивых женщин, которых я когда-либо видел.
        - Она была американкой? - спросил герцог.
        - Думаю, да. Она вела замкнутую жизнь и редко появлялась на публике.
        Вспоминая ту их беседу с виконтом, он не сразу заметил, что несчастная лошадь вся взмокла, поскольку холм становился все круче и круче.
        Туг они неожиданно остановились, оказавшись перед внушительных размеров воротами.
        Сквозь них герцог мог разглядеть виллу, окруженную цветущим садом.
        Дженкинс спустился с козел, чтобы открыть ворота.
        - Не отпускайте экипаж, - приказал герцог, - и ждите меня здесь. Нужно сначала выяснить, окажут ли нам здесь гостеприимство или придется вернуться в город.
        - Я скрещу пальцы на удачу, ваша светлость, - заверил его Дженкинс.

        Глава 5

        Мимоза проснулась рано.
        Заглянувшая в спальню горничная предупредила ее:
        - Мадам Бланк с утра плохо себя чувствует. Ее мучает мигрень, и она не встает с постели.
        - О, как мне ее жаль, - воскликнула Мимоза.
        На самом деле она была даже рада. Бесконечная болтовня Сюзетты очень утомляла.
        После завтрака девушка впервые почувствовала себя свободной и предоставленной самой себе.
        Поэтому она сразу же направилась к шкафу, куда спрятала рукопись книги своего отца, которую доставили на виллу на следующий день после ее появления здесь.
        На ее счастье, когда слуга принес пакет, она была в комнате одна.
        Не имея никакого желания пускаться в длинные объяснения с Сюзеттой, она поспешно спрятала рукопись в шкаф в гостиной.
        Теперь она достала пакет и вскрыла.
        Увидев почерк отца. Мимоза почувствовала, как к глазам подступили слезы.
        Сначала ей было трудно читать записи, сделанные им в Фубурбо Майус, но рукопись оказалась очень интересной, поскольку отец успел проделать большую работу, прежде чем умер от укуса проклятой змеи.
        Она разложила страницы на столе и начала читать о возникновении нумидийского города, ставшего союзником Карфагена в последней Пунической войне.
        Ричард Шенсон изучил все известные материалы о Фубурбо Майус прежде, чем они отправились туда сами.
        Его не покидала уверенность, что, когда раскопки руин будут наконец завершены, в научные знания о римлянах добавится новая глава.
        Она разбиралась в записях отца, которые еще не успела переписать своим четким почерком, когда дверь открылась.
        - К вам какой-то господин, мадемуазель, - объявил слуга.
        Мимоза удивленно подняла глаза - в комнату вошел мужчина, которого она никогда раньше не видела.
        Она отметила элегантность, с которой он был одет.
        Незнакомец оказался молод и красив, и еще прежде, чем он заговорил, она решила, что это англичанин.
        Герцог же не спускал с Мимозы изумленного взгляда.
        Граф Андре упоминал о красоте матери молодой американки, но, увидев девушку перед собой, герцог нашел, что она, бесспорно, одна из самых прекрасных женщин, которых он когда-либо встречал.
        Солнечные лучи золотили ее волосы, а глаза, которые она подняла на него, сияли голубизной летнего неба.
        Он также заметил, что она испугалась.
        Ему показался странным ее испуг при его появлении, и он торопливо заговорил:
        - Доброе утро, мисс Тайсон. Прошу покорнейше простить меня за вторжение. Позвольте представиться - я герцог Элрок. Я прибыл в Тунис, чтобы осмотреть недавно начатые раскопки руин римского поселения - Фубурбо Майус.
        Пока он говорил. Мимоза встала. Герцог продолжал:
        - Проездом сюда я побывал в Париже и привез вам привет от графа Андре де Буассена.
        Из слов графа герцог заключил, что рекомендация того будет встречена с восторгом.
        Однако, к его удивлению. Мимоза отвела глаза и покраснела.
        Нежная кожа девушки была бела, и герцог нашел, что румянец, окрасивший ее лицо, подобен первым рассветным лучам солнца и не менее прекрасен.
        Сделав над собой усилие (большое усилие, отметил он). Мимоза вежливо сказала:
        - Вы не присядете?.. Может быть, вы… хотели бы чего-то освежающего?..
        - На судне, на котором я прибыл в Тунис, мне подали отвратительный завтрак, - ответил герцог, - и если это не доставит вам лишних хлопот, я с огромным удовольствием выпил бы чашечку кофе.
        - Да, да, конечно.
        Мимоза позвонила, и поскольку слуга появился почти сразу, она предположила, что он, должно быть, ожидал ее звонка в холле.
        - Принесите нам кофе, пожалуйста, - распорядилась девушка.
        Она подошла к герцогу и опустилась в кресло.
        - Так вы приехали сюда взглянуть на руины Фубурбо Майус, - проговорила она. - Я думаю, это зрелище покажется вам захватывающим.
        - Вы там были? - удивился герцог.
        Мимоза, не подумав, кивнула.
        - О да.
        Но тут она вспомнила, что ее двоюродная сестра вряд ли поехала бы туда.
        Она испуганно посмотрела на рукопись сэра Ричарда, лежавшую на столе, и герцог, невольно проследив за направлением ее взгляда, прочел название «Фубурбо Майус», написанное большими заглавными буквами на верхнем листе.
        Он встал со словами:
        - У вас даже есть какие-то записи об этом месте! Кто их автор?
        Возникла пауза, прежде чем Мимоза сумела произнести:
        - М… мой… дядя… сэр Ричард Шенсон.
        Она говорила запинаясь, и герцог пристально посмотрел на нее.
        - Ричард Шенсон - ваш дядя? - спросил он. - Я и понятия не имел об этом. Я знал, что ваш отец - американец, и мне казалось, что ваша мать американка.
        - О нет, - сказала Мимоза. - Она англичанка.
        Она ничего больше не стала объяснять, но герцог продолжал пристально смотреть на рукопись ее отца.
        - Вы можете посчитать меня чересчур назойливым, - сказал он наконец, - но я был бы чрезвычайно благодарен, если бы вы или скорее ваш дядя позволил мне прочитать его записи.
        - Мой… мой дядя… умер, - сказала Мимоза.
        - Умер?! - воскликнул герцог. - Мне жаль слышать это. Эти записи сделаны перед смертью?
        - Да.
        Она подумала, что ей следует быть очень осторожной, чтобы не сказать лишнего или не дать малейший повод заподозрить, кто на самом деле она такая.
        Но потом она убедила себя в нелепости своих страхов.
        Он знал ее как мисс Тайсон, и почему он должен заподозрить, будто она на самом деле кто-то другой?
        В конце концов, он совершенно посторонний человек.
        Герцог не спускал глаз с бумаг, разложенных на столе.
        Наконец он сказал:
        - Когда я был в Париже, мисс Тайсон, я видел графа Андре де Буассена, с которым как-то встречался раньше. Он сказал мне, что вы с ним друзья и что он останавливался у вас, когда был в Тунисе.
        Он сделал паузу, но, поскольку девушка молчала, продолжил:
        - Как я понял, он жил у вас на вилле, и, хотя это может показаться бесцеремонным с моей стороны, я подумал, не примите ли вы и меня в качестве своего постояльца.
        Этого Мимоза могла меньше всего ожидать, поэтому мгновение только молча смотрела на него. Прежде чем она сумела прийти в себя, он улыбнулся ей:
        - Я застал вас врасплох и полагаю, вы посчитали, что с моей стороны было бесцеремонным вторгнуться сюда без надлежащей договоренности.
        Она ничего не ответила, и герцог продолжал:
        - Я никогда раньше не был в Тунисе, но у меня есть подозрение, что отели здесь окажутся неудобными, а кормить в них будут ужасно.
        Не сдержавшись. Мимоза расхохоталась:
        - Да, полагаю, вы правы.
        - Тогда вы поймете, почему я молю вас проявить сострадание к страннику в чужой стране.
        - Мне кажется… - нерешительно произнесла Мимоза, - вы могли бы… остаться здесь.
        Произнося эти слова, она подумала, что присутствие англичанина рядом с ней может оказаться приятным.
        С ним можно было бы поговорить, устав от бесконечной болтовни Сюзетты, причем поговорить на родном ей языке.
        Как будто поняв ее нерешительность, герцог поспешил заверить девушку:
        - Обещаю не доставлять вам никаких хлопот, и, конечно, я собираюсь отправиться в Фубурбо Майус, как только смогу организовать эту поездку. Насколько я понимаю, это место находится на некотором расстоянии от Туниса.
        - Вам необходимо будет нанять погонщиков верблюдов, чтобы добраться туда, и обзаведитесь палаткой для ночлега.
        - Я смогу организовать это, - сказал герцог, - но вы, мисс Тайсон, оказали бы мне неоценимую помощь, если бы порекомендовали, кого нанять. Полагаю, многие из погонщиков верблюдов - воришки, и когда кто-то отправляется в необитаемую часть страны, всегда есть шанс, что он никогда не вернется.
        Мимоза не ответила.
        Она думала о том, что и ее отец никогда больше не вернется, хотя никакой вины погонщиков верблюдов в этом не было.
        Герцог тоже помолчал немного, потом сказал:
        - Мой багаж и мой камердинер ожидают у ваших ворот. Мне кажется, что кучер того обветшалого экипажа, который привез меня сюда из порта, ждет не дождется, когда ему заплатят.
        Это прозвучало настолько забавно, что Мимоза хихикнула:
        - Тогда, без сомнения, вы должны заплатить ему, а слуги принесут ваш багаж.
        - Значит, мне можно остаться? - спросил герцог.
        - По крайней мере до вашего отъезда в Фубурбо Майус.
        - Прежде чем я туда отправлюсь, я должен непременно прочитать книгу вашего дяди.
        Он улыбнулся ей и собрался уйти как раз в тот момент, когда в дверях появился слуга с кофе.
        - Лучше позвольте моему слуге Жаку заплатить вашему кучеру, - предложила Мимоза. - Он предупредит и вашего камердинера, что вы остаетесь здесь. А вы тем временем выпьете кофе, пока он еще горячий.
        - Полагаю, это превосходная мысль.
        Герцог достал из кармана несколько монет, протянул их Жаку и по-французски велел ему вместе с его камердинером принести багаж.
        Мимоза разлила кофе, и герцог, приняв чашку из ее рук, опустился в кресло возле открытого окна.
        Он смотрел на сад, любуясь красотой цветов.
        - Это самая очаровательная вилла из всех, что я когда-либо видел! А ваш сад - само совершенство!
        Мимоза ничего не ответила.
        Ей было неловко принимать комплименты по поводу не принадлежавшей ей виллы и сада, в благоустройстве которого она не принимала никакого участия.
        Она начала спрашивать себя, правильно ли поступила, принимая герцога в качестве гостя.
        Но с появлением этого человека Мимоза ощутила такое чувство безопасности, какого не испытывала здесь еще ни разу.
        То, что он - англичанин, возможно, поможет ей, хоть Мимоза и не представляла себе, каким образом найти способ вернуться в Англию.
        - Насколько я понял, граф Андре содействовал французской администрации в установлении их традиционно эффективного правления, - попробовал начать беседу герцог.
        К его удивлению. Мимоза покраснела и торопливо переменила тему:
        - Мы говорили о записках моего… дяди, которые, как мне кажется, очень вам пригодятся, когда вы посетите Фубурбо Майус.
        - Я в этом уверен. Но мне горько было услышать от вас о его смерти. Он умер здесь, или это случилось по его возвращении в Англию?
        - Это… случилось здесь, - ответила Мимоза.
        Ей явно было мучительно говорить на эту тему.
        Герцог тактично начал рассказывать о других местах, которые он посещал, и о тех развалинах римских городов, которые показались ему наиболее интересными.
        Эта тема заставила глаза Мимозы снова заблестеть.
        Не могло быть сомнения - девушка испытывала настоящий интерес к его рассказу.
        Это удивило герцога, потому что он никогда еще не встречал женщины, которая хоть в малейшей степени проявила бы интерес к раскопкам. Все они интересовались только им.
        Те, с кем ему случалось беседовать на эту тему, вежливо слушали, но потом как можно быстрее переводили разговор на себя или на что-то более личное.
        Мимоза, однако, засыпала его вопросами о том, что он нашел в Алжире и Ливии.
        Вопросы были не только разумными, но, подумал герцог, выдавали такие ее познания в этой области, которые озадачили его.
        Они говорили о римлянах, их история, их огромной империи, пока не пришло время обеда.
        - Я и понятия не имела, что уже так поздно! - воскликнула Мимоза. - Пожалуйста, простите меня, если я вам надоела, но ваши рассказы показались мне совершенно захватывающими!
        И, прежде чем герцог смог ответить, добавила:
        - Наверное, вы не отказались бы от бокала шампанского. Мне следовало предложить это раньше.
        - Как правило, я пью очень мало, - признался герцог, - но сегодня, я чувствую, мне надо отметить ваше гостеприимство и доброту ко мне, и бокал шампанского был бы очень кстати.
        Мимоза отдала распоряжение.
        Пока она разговаривала со слугой, герцог поднялся, подошел к открытому окну и выглянул в сад.
        - Именно таким я и представлял Тунис, - сказал он, - однако был разочарован, пока ехал сюда от порта по улицам вдоль обветшалых зданий, нуждающихся хотя бы в покраске.
        - Некоторые выглядят просто ужасно, - согласилась Мимоза, - но в центре города все заметно улучшилось с тех пор, как появились французы.
        - Яне думаю, что местным жителям нравится, когда их заставляют вести себя как следует, - заметил герцог, - но я уверен: со временем они поймут, что все делается для их же собственной пользы.
        Мимоза засмеялась:
        - Ваши слова похожи на то, что обычно говорила моя няня.
        - Теперь и я вспоминаю, как моя няня говорила мне то же самое! - откликнулся герцог. - Так, значит, вы воспитывались в Англии?
        Он удивился, когда Мимоза снова смутилась и не сразу ответила на его вопрос:
        - Ив Англии, ив… Америке.
        Он обнаружил, что ему трудно понять эту девушку.
        Учитывая, что его собеседница покинула Париж вместе с графом Андре, чья репутация ни для кого не являлась тайной, она казалась удивительно наивным созданием и выглядела много моложе, чем он ожидал.
        - Конечно же, вы живете здесь не одна? - спросил он.
        - Нет… нет, - ответила Мимоза. - Мадам Бланк, она француженка, живет со мной, но сегодня у нее ужасная мигрень, и она не встает с постели.
        - Меня бы удивило, если бы у столь юной и красивой дамы не оказалось компаньонки, - заметил герцог. - Я понимаю, вы уехали сюда после гибели ваших родителей в том ужасном железнодорожном крушении. Полагаю, вы стремились бежать от всего, напоминавшего вам о них.
        - Д-да… Именно поэтому я… уехала, - согласилась Мимоза.
        Она чувствовала, как спотыкается на каждом слове: лгать она не умела.
        Нехорошо было уже то, что она притворялась Минервой перед Сюзеттой и слугами.
        Но почему-то это получалось у нее намного легче, может быть, из-за того, что говорить приходилось на иностранном языке.
        Но ложь на родном языке, по-английски, воспринималась как еще большая ложь, и выговорить ее было трудно.
        Если и было на свете что-то, к чему ее родители всегда относились с отвращением, так это ко лжи любого сорта.
        Они учили Мимозу всегда говорить только чистую правду.
        - Лгать - не только малодушно, - сказал ей отец, когда она была еще совсем маленькой девочкой, - но и унизительно. Ложь унижает, делает тебя запятнанной в твоих собственных глазах. И еще - ложь всегда выходит наружу.
        Теперь, вынужденная лгать, Мимоза надеялась, что герцог никогда не узнает правды, никогда не разоблачит ее.
        Он казался ей добрым человеком, и она была уверена, что сам он отличался правдивостью и прямотой.
        Она не могла понять, почему так решила.
        Но Мимоза не сомневалась в своей правоте, так же как не сомневалась в злобном характере мсье Шарло даже до того, как узнала об этом из его собственных слов.
        Таким же необъяснимым образом она была уверена, что герцогу можно доверять.

«Неужели он разоблачит меня?..»- подумала она и решила, что безопаснее всего переменить тему и поговорить о чем-либо еще.
        После обеда герцог сказал, что намерен поскорее заняться приготовлениями к поездке в Фубурбо Майус, куда он стремился попасть как можно скорее.
        Мимоза объяснила ему, где он сможет нанять лучших погонщиков верблюдов, и добавила:
        - Конечно, лучше, хотя и намного дороже, нанять проводников с лошадьми. Вы ведь один, и вам не нужна большая палатка, а маленькую легко навьючить и на лошадь.
        Они немного помолчали.
        Потом герцог обратился к ней:
        - Чего я и впрямь хотел бы, так это чтобы вы поехали со мной, хотя я и напоминаю ребенка, пожелавшего достать пуну с неба.
        Трудно найти лучшего гида, учитывая ваши собственные впечатления и знания, почерпнутые из книги вашего дяди. Вы ведь сказали, что уже побывали там.
        Мимоза замерла, затаив дыхание: она поняла, что очень хотела бы сделать то, что предлагает герцог.
        Поездка позволила бы ей снова увидеть могилу ее отца и помолиться там.
        Ей было также интересно, какое впечатление Фубурбо Майус произведет на герцога.
        Так же ли будет он взволнован, как она или сэр Ричард?
        Девушка сказала себе, что подобная идея несбыточна, но тут же спросила себя:
        - А почему бы и нет?
        Она - сама себе хозяйка и ни перед кем не должна отчитываться.
        Кого будет интересовать, поехала ли ома в Фубурбо Майус, или осталась на вилле выслушивать болтовню Сюзетты?
        Герцог наблюдал за ней.
        - Если вы действительно думаете… будто я смогу оказаться вам полезной… Тогда, конечно, я бы с радостью отправилась с вами в Фубурбо Майус.
        Он хлопнул в ладоши и воскликнул:
        - Замечательно! Спасибо, большое спасибо! Я знаю, вы поможете мне, и я преисполнен такой благодарности, что не могу выразить ее словами.
        - Об одном я обязана предупредить вас - вы должны быть очень осторожны: там много змей. Мой… мой дядя… он умер от укуса ядовитой змеи.
        - Вы были тогда с ним?
        Вопрос застал ее врасплох.
        На мгновение она представила лицо отца после того, как его укусила змея.
        Она снова видела, как он с неимоверным усилием попытался вернуться к палаткам, а потом рухнул на землю.
        - Д-да… Я была там; - чуть слышно прошептала она.
        - Это должно было оказаться для вас ударом, - сказал герцог. - Вероятно, жестоко с моей стороны просить вас вернуться туда.
        - Нет, нет! Я хочу… вернуться, - твердо заявила Мимоза, как будто внезапно приняв решение. - Я хочу увидеть… его могилу.
        - Вы хотите сказать - он там и похоронен? - недоверчиво спросил герцог.
        - Люди, которые были с нами, боялись прикасаться к нему. Они очень суеверны и считают змей стражами священных храмов: поэтому-то они и кусают тех, кто вторгается непрошеным.
        - Тогда я должен быть осторожен, чтобы не нарушить их покой. Но, думается мне, такое случается нечасто.
        - В других местах мы обычно опасались скорпионов, - заметила Мимоза.
        Герцог ничего не сказал, но про себя отметил, что она впервые упомянула свои поездки к другим римским развалинам.
        Он думал, что она только читала о тех раскопках в Ливии и Алжире, о которых он ей говорил.
        Но он сказал себе, что такое невозможно.
        Все слышанное им о Тайсоне было связано с городами, только не древними, а городами настоящего.
        Английские газеты частенько писали о его поездках из Америки в Европу и обратно.
        Герцог припоминал, что Клинт Тайсон имел дела практически во всех странах Европы.
        Его огромное состояние явилось причиной появления бесчисленных газетных статей, посвященных ему.
        Пресса следовала за ним по пятам и отмечала все события в его жизни, как если бы он принадлежал к королевской семье.
        Но герцог не припоминал, чтобы где-нибудь писали о посещении Тайсоном тех мест, которые они обсуждали с его дочерью.
        Вместе с тем из их беседы определенно явствовало, что эта девушка была столь же хорошо знакома с некоторыми городами Римской империи, как и он сам.
        Он точно помнил: граф Андре сказал ему, что никогда не посещал Фубурбо Майус.
        Почему же тогда, недоумевал герцог, дочь Тайсона оказалась там со своим дядей.
        Вне всякого сомнения, сэр Ричард не мог одобрить ее роман с графом.
        Все это с быстротой молнии пронеслось в голове герцога, но он поостерегся говорить об этом вслух, так как боялся расстроить девушку.
        Послушавшись ее совета, он отправился туда, где можно было нанять лучших лошадей для экспедиции.
        Благодаря титулу и властному тону, Элрок получил лучших проводников и обещание приготовить все к следующему утру.
        Когда он возвратился на виллу, пора было уже переодеваться к ужину.
        Отведенная герцогу комната, где его уже ожидал Дженкинс, оказалась очень удобной.
        - Как тут здорово, ваша светлость! - сказал слуга. - И еда хороша, а постель какая, словно на облаке спишь!
        Герцог улыбнулся:
        - Тогда я оставлю вас наслаждаться всем этим, а сам отправлюсь завтра с караваном.
        - Это мне подходит, ваша светлость. Я преспокойненько обойдусь без ночлегов на голой земле и всей этой груды обломков.
        Герцог рассмеялся.
        Он привык выслушивать критические высказывания Дженкинса по поводу его увлечения раскопками.
        Герцог тем не менее оценил превосходный ужин, которым он наслаждался вместе с Мимозой.
        Она выглядела чрезвычайно мило в платье своей кузины, которое, несомненно, было сшито в Париже.
        Мимоза была тоньше Минервы, но она знала, что слуги и Сюзетта относят ее худобу за счет полуголодного существования, когда она находилась в руках похитителей.
        Мимоза нашла, что ужин наедине с мужчиной волнует ее.
        Конечно, матушка не одобрила бы ее поездку с этим человеком в Фубурбо Майус; впрочем, отец бы ее понял.
        По крайней мере она сумеет показать ему красоту римских развалин, и, возможно, герцог вернется в Англию, еще больше оценив их значение.

«Если я спрошу его, - говорила она себе, - не объясняя всего… быть может, он подскажет мне, как мне поступить и куда мне следует направиться».
        Однако будущее представлялось ей туманным.
        И все же она чувствовала, что само присутствие герцога уже помогло ей.
        Она больше не была так испугана, как раньше.
        После ужина они прошли в гостиную, где окна в сад были все еще открыты.
        В сопровождении герцога Мимоза вышла на зеленую лужайку.
        Она взглянула на звезды, зная, что скоро снова будет смотреть в небо над Фубурбо Майус.
        Она помнила, как вместе с отцом смотрела на звезды в том пустынном, безлюдном месте.
        Какое-то время герцог наблюдал за девушкой, потом обратился к ней с вопросом:
        - Вы, несомненно, очень одиноки здесь теперь, когда граф Андре уехал. Что вы собираетесь делать дальше?
        - Я поеду в Англию, - ответила Мимоза.
        - Но вы одиноки, и ваша красота пропадает зря, - упорствовал герцог. - Вы очень привлекательны, мисс Тайсон, и многие, должно быть, говорили вам об этом.
        Мимоза продолжала смотреть на звезды и в ответ на его слова покачала головой:
        - Никто никогда не говорил мне об этом, но… надеюсь, это… так.
        Герцог промолчал: ему было непонятно, почему она пытается ему лгать.
        Неужели она действительно думает, будто ему неизвестно, что граф Андре был ее любовником?
        Или что они жили здесь вдвоем, пока графу не пришлось вернуться в Париж?
        Дженкинс рассказал ему, что мисс Тайсон была убита горем, когда граф оставил ее.
        Впрочем, герцог слышал и о том, что девушку похитила банда преступников, а когда несколько дней назад мисс Тайсон нашлась, она страдала полной потерей памяти.
        Герцог был так поражен, что с трудом мог поверить в это.
        Дженкинс расспрашивал повара, говорившего по-английски, и его рассказ подтвердил слуга, которого нанял еще граф, так же как и всех других слуг.
        Эта женщина не только лгунья, решил для себя герцог, она еще и очень хорошая актриса!
        Как фантастически талантливо играла она роль молоденькой девушки, малознакомой с нравами светского общества и совсем не знавшей мужчин!
        Но как, спрашивал он себя, могла она по заказу запиваться румянцем, как умудрялась выглядеть настолько застенчивой… простодушной, слушая его комплименты?
        Он упрекнул себя: следует быть довольным тем, что боги послали ему именно то, чего он хотел, - проводника по Фубурбо Майус.
        Если мисс Тайсон хотела притворяться наивной и невинной, почему он должен бросать ей вызов?
        Она предоставила ему удобную постель на очаровательной вилле, кроме того, обещала служить ему гидом по Фубурбо Майус.
        Было бы неблагодарностью требовать большего.
        Но, когда они повернули обратно, чтобы войти в дом, герцог понял, что определенно заинтригован.
        На стопе в гостиной лежала рукопись сэра Ричарда, и Мимоза сказала:
        - Я уверена, что сегодня вечером вам захочется прочитать как можно больше, но я предпочла бы, чтобы завтра вы не брали рукопись с собой.
        - Если вы предлагаете мне повод вернуться сюда после окончания моих исследований, тогда я принимаю его с благодарностью.
        - Я не смогу перенести, если что-нибудь… случится с этими записями, - сказала Мимоза.
        - Обещаю вам, что буду чрезвычайно осторожен. Однако я согласен с вами: было бы рискованно брать их с собой, ведь земля может быть сырой или начнется пыльная буря, как это часто случается. Ведь это Африка!
        - Да, я знаю, - согласилась Мимоза. - Однажды мы столкнулись с тучей саранчи, а это пострашнее любой песчаной бури.
        Она вспоминала, как они ехали через бесплодную пустыню, когда погонщики верблюдов вдруг стали указывать куда-то вперед.
        В ясном небе она увидела низкую темную тучу.
        Погонщики спрыгнули с верблюдов, а отец соскочил с лошади. Мимоза последовала их примеру.
        Погонщики заставили верблюдов опуститься на колени, чтобы самим спрятаться за ними.
        Саранча пролетела над караваном, и люди слышали, как шумят вверху крылья насекомых.
        Только когда эти звуки прекратились, Мимоза открыла глаза.
        Насекомые облепили лошадь, и даже на плечах Мимозы сидело несколько штук.
        Погонщики верблюдов убивали их или стряхивали, и мерзкие твари летели вдогонку остальным.
        Это был устрашающий случай.
        Мимоза понятия не имела, что ее рассказ еще больше заинтриговал герцога.
        Тут она посмотрела на часы.
        - Если мы собираемся тронуться в путь рано, - сказала она, - я думаю, было бы разумно лечь спать.
        - Согласен с вами.
        Она прошла к двери, которую он открыл для нее, и они вместе поднялись по великолепной лестнице.
        Когда они достигли площадки, на которую выходили их спальни. Мимоза протянула герцогу руку.
        - Спокойной ночи, ваша светлость, - сказала она. - Я не могу выразить, какое удовольствие я получила от нашей беседы.
        Надеюсь, что все, увиденное вами, когда вы доберетесь до Фубурбо Майус, найдет отражение в вашей книге.
        - Не знаю, сумею ли я описать все так же хорошо, как ваш дядя, - улыбнулся ей герцог, - но, мне кажется, с вашей помощью я не пропущу там ничего из по-настоящему интересного.
        - Ну вот, теперь вы мне льстите, - сказала Мимоза, - а я буду чувствовать себя виноватой, если другие археологи посчитают, будто это вы были небрежны и пропустили что-нибудь важное.
        Герцог засмеялся:
        - Нам следует попросить богов защитить нас.
        - Надеюсь, у вас есть все необходимое, - сказала вежливо Мимоза.
        Он взял протянутую руку, гадая, поцеловать ему руку или лучше саму девушку.
        Поскольку граф был ее любовником, она, должно быть, считает, что герцог затягивает свои ухаживания.
        Наверняка ведь женщина, живущая так уединенно на этой необыкновенно красивой вилле, должна ожидать от мужчины, посетившего ее, попыток завоевать ее благосклонность?
        Герцог еще колебался, когда Мимоза отняла руку и пошла к двери своей спальни.
        - Спокойной ночи, ваша светлость, и да благословит вас Господь, - сказала она.
        Эти слова она всегда говорила на ночь отцу, и теперь они сами сорвались с ее губ.
        Дойдя до своей спальни. Мимоза вошла и закрыла за собой дверь.
        Герцог стоял, глядя на закрытую дверь с озадаченным выражением на лице.
        Неужели возможно, спросил он себя, чтобы впервые в его жизни красивая женщина ушла, не оглянувшись на него с безошибочно угадываемым приглашением в глазах?
        И, само собой разумеется, никто из них, кроме его матери, никогда не благословлял его на ночь.
        Женщины, которых он знавал, неизменно полагали, будто они и есть то благословение, которое ему нужно.
        Герцог вошел в свою спальню и закрыл дверь, окончательно уверившись, что вокруг происходит нечто странное и необыкновенное!
        Но найти объяснение он не мог.
        Интуиция подсказывала ему: то, что сначала казалось простым и понятным, было чем-то совсем иным.
        Иным было уже то, что ему приходилось признать мисс Тайсон умнейшей среди тех молодых женщин, которых он когда-либо встречал.
        Готовясь ко сну, он вспоминал их разговор за обедом.
        И изумлялся.

        Глава 6

        На следующее утро Мимоза проснулась с чувством ликования.
        Было еще очень рано, но она встала и оделась.
        Она уложила те немногие вещи, которые, по ее мнению, могли потребоваться ей во время поездки в Фубурбо Майус.
        Спустившись вниз, она не удивилась, застав герцога за завтраком.
        Он встал, когда она вошла в комнату.
        Как только Мимоза села за стол, а Жак поспешил принести с кухни горячие блюда, герцог обратился к ней с вопросом:
        - Вы уверены, что поездка не окажется для вас слишком утомительной?
        Тон его вопроса без лишних слов подсказал Мимозе, что от кого-то герцог уже узнал о ее похищении.
        В этом не было ничего удивительного, но все-таки она почувствовала смущение, поскольку ей снова приходилось лгать.
        Надо признать, герцог был осторожен и старался не напоминать девушке о случившемся с нею.
        Он знал: когда люди теряют память, их необходимо оставить в покое, пока они сами все не вспомнят.
        Поэтому он выслушал уверения Мимозы, что с ней все будет в порядке, и заговорил о других вещах.
        Жак отвез их в город в удобном экипаже; Элрок предположил, что куплен он был еще графом Андре.
        Когда они приехали туда, где их уже ожидал караван. Мимоза сразу увидела, что лошадей им предоставили молодых и свежих, а следовательно, поездка окажется не такой долгой, как если бы они наняли верблюдов.
        Чемоданы Мимозы и герцога навьючили на одну из лошадей.
        Прежде чем покинуть виллу. Мимоза справилась о здоровье мадам Бланк, но услышала в ответ, что та еще не звонила горничной.
        Мимоза невольно почувствовала облегчение: ей вовсе не хотелось пускаться в длинные объяснения относительно того, куда она отправляется и зачем.
        Слуги, конечно, все знали, и Мимоза не сомневалась, что Сюзетта по их возвращении будет проявлять любопытство, особенно когда узнает, что Мимозу сопровождал герцог.
        Было еще не жарко, хотя с восхода солнца прошло уже довольно много времени.
        Когда они выезжали из города. Мимоза с увлечением принялась показывать герцогу руины огромного акведука Адриана.
        Акведук был построен императором Адрианом для подачи чистой воды с гор в восьмидесяти милях от Карфагена.
        Поражало, что сооружение все еще не обрушилось.
        Восторг герцога напомнил Мимозе ее собственное первое впечатление от акведука.
        - Вода по подземному каналу пересекает холмы, - объяснила Мимоза, - в некоторых частях города все еще используются римские каналы.
        Герцог нашел это удивительным, но больше всего его поразили сияющие глаза Мимозы.
        На него также произвело впечатление ее умение управлять беспокойной лошадью, которая ей досталась.
        Без лишних вопросов он понял, что девушке было не привыкать к верховой езде.
        Где ей удалось научиться этому, гадал герцог: на ранчо ее отца в Америке или, быть может, в обширных охотничьих угодьях Англии.
        По дороге Мимоза показывала ему сохранившиеся римские колонны и храм Нимф, построенный во втором столетии.
        Герцог становился все более заинтригованным.
        Несомненно, казалось необычным, что молодая женщина, которой только и следовало бы интересоваться комплиментами мужчин, так восхищается древними постройками, пережившими столетия.
        Они остановились перекусить в тени каких-то развесистых деревьев. Вокруг до самого горизонта простиралась равнина.
        Блюда, приготовленные им в дорогу поваром с виллы, были восхитительны.
        - Это такая прекрасная страна! - сказала Мимоза, глядя на открывавшуюся перед ней картину.
        - И поэтому она так вам подходит, - заметил герцог. - Но скажите, разве вам не одиноко жить здесь совсем одной?
        Он подумал, что, возможно, поторопился со своим вопросом, но Мимоза задумчиво проговорила:
        - Но я лишь недавно осталась одна.
        Герцог решил, что она имеет в виду графа.
        Эта мысль неожиданно вызвала в нем раздражение. Ну почему столь красивая и явно неиспорченная молодая женщина должна тосковать о человеке, печально известном своими многочисленными страстными любовными похождениями?
        Поднявшись на ноги, герцог резко сказал;
        - Я думаю, нам пора двигаться!
        Этот неожиданный тон заставил Мимозу взглянуть на спутника в изумлении.
        Она не поняла, чем он так расстроен, но потом сказала себе, что это она поступала эгоистично, заставляя его терять время, когда он так стремился добраться до Фубурбо Майус.
        Они тронулись в путь и остановились, только когда лошади начали спотыкаться от усталости.
        Необходимо было установить палатки и приготовить еду, прежде чем зайдет солнце и вокруг станет темно.
        Мимоза выбрала отличное место для ночлега на берегу небольшого озера.
        Там была ровная площадка, на которой удобно было раскинуть палатки, которых оказалось две - большая и маленькая.
        Проводники разместили их немного поодаль друг от друга.
        Герцог, взглянув на них, неожиданно спросил девушку:
        - Вам не будет страшно спать одной?
        Мы могли бы поместиться вместе в большой палатке.
        Мимоза, казалось, не поняла некоторой двусмысленности его вопроса и отвечала бесхитростно:
        - Мне кажется, я чувствовала бы себя в большей безопасности, если бы моя палатка стояла поближе к вашей.
        По правде говоря, герцог предлагал совсем другое.
        Когда она велела людям переместить палатки поближе друг к другу, он цинично усмехнулся.
        Он все еще гадал, разыгрывает ли девушка из себя недотрогу, или и вправду совсем не воспринимает его как мужчину.
        Он усмехнулся, подумав, что последнее объяснение не слишком лестно для его эго.
        Конечно, странно было столкнуться с женщиной, которая не готова упасть в его объятия даже прежде, чем он спросит, как ее зовут.
        Он настолько привык к успеху у женщин в Лондоне и особенно к изощренной охоте за ним со стороны леди Сибил, что никак не мог понять, о чем думает Мимоза.
        Девушка подошла к нему и сказала:
        - Как только установят палатки, я думаю лечь спать. Нам следует выехать рано, а поскольку до Фубурбо Майус осталось всего около десяти миль, дорога туда не займет у нас много времени.
        - Звучит заманчиво, - согласился герцог, - но вам, несомненно, следует расположиться в большей палатке.
        Мимоза засмеялась.
        - Это потому что я - толстуха?
        - Я не говорил этого!
        - Большая палатка - для вас, - настаивала она, - а та, что меньше, - для меня.
        Это все, в чем я нуждаюсь, и если мне станет страшно, я смогу позвать вас, и вы меня услышите.
        Она вспомнила, как была похищена Минерва: не из палатки во многих милях от человеческого жилья, а из своего собственного сада.
        Выражение ее глаз заставило герцога поспешно сказать:
        - Я же только что сказал вам - если вы хоть немного боитесь, вы можете спать в моей палатке, под моей защитой.
        - Меня достаточно обнадеживает то, что вы близко, - ответила Мимоза. - Спокойной ночи, и спасибо за чудесный день.
        Она вошла в свою маленькую палатку, а герцог - в свою, однако мысли о девушке долго не давали ему уснуть.

        На следующее утро они отправились в путь, как только лошади были оседланы, а палатки упакованы и навьючены.
        Мимоза смотрела вдаль.
        Разглядев вдали на фоне ясного неба силуэты высоких колонн храма Юпитера, она ощутила восторг, но одновременно и глубокую скорбь по отцу.
        Как мог он покинуть ее так внезапно?
        Как могла эта самая захватывающая экспедиция из всех, которые они когда-либо предпринимали, закончиться столь печально?
        Мимоза с трудом сдерживала слезы, боясь, что герцог заметит их и начнет задавать неуместные вопросы.
        Мимоза заметила, что он все время на нее поглядывает, однако он ничего не сказал.
        Когда наконец они достигли Фубурбо Майус, Мимоза показала дорогу к подходящему месту для лагеря.
        Оно находилось у подножия холма, на котором когда-то был выстроен город.
        Росшие там деревья и кустарники могли дать хоть какую-то защиту от солнца.
        Они оставили лошадей с проводниками, а сами двинулись вверх по пологому склону.
        В отличие от первого дня пути из Туниса в это утро Мимоза не надела ни юбку для верховой езды, ни тонкую муслиновую блузу.
        Вместо этого на ней было синее муслиновое платье, подчеркивающее синеву ее глаз и золото волос.
        Такое красивое платье, конечно, не следовало надевать в дорогу, но она понимала, что, если герцогу придется ждать, пока она переоденется, это оттянет ту минуту, которой он так ждал.
        Минуту, когда он увидит храм Юпитера в Фубурбо Майус.
        Это было единственное здание, на котором раскопки уже завершились.
        Большая часть территории древнего города, окружавшего храм, все еще лежала под слоем земли, ожидая своей очереди.
        Когда они взобрались на вершину холма, слева от них стал виден храм во всем своем величии.
        Мимоза встала так, чтобы иметь возможность наблюдать за выражением лица герцога.
        Полностью сохранились только четыре колонны с коринфскими капителями, венчающие монументальную лестницу.
        Первоначально они поддерживали фриз и карниз треугольного фронтона над зданием.
        Шесть желобчатых колонн сохранились хуже, их капители валялись на полу.
        Из двадцати двух ступеней огромной лестницы, ведущей к храму, тринадцать оказались в довольно хорошем состоянии, и часть Форума уже расчистили.
        Теперь уже можно было представить себе, каким внушительным выглядел храм, возвышавшийся над всем городом.
        - Потрясающе! - воскликнул герцог: он сразу заметил, как приятно Мимозе его восхищение.
        Она подвела его к ступеням храма, который являлся когда-то религиозным и политическим центром города.
        Именно здесь проходили официальные религиозные церемонии, и, как в большинстве римских городов, архитекторы постарались, чтобы расположенный напротив храма Капитолий подчеркивал величие Форума.
        Мимоза рассказала герцогу то, что слышала от отца: за широким Форумом начиналась рыночная площадь.
        Она была невелика; в центре ее размещался колодец, вокруг теснились многочисленные здания, все еще скрытые пылью веков.
        Можно было только представлять себе, какими они были: здесь кипела жизнь, занимались своими делами торговцы, владельцы лавок, приезжие крестьяне, правительственные чиновники.
        Недалеко от храма среди развалин были видны удивительно легко узнаваемые контуры двух больших зданий, в которых (об этом тоже Мимоза рассказала герцогу) располагались когда-то римские бани - Зимние и Летние.
        Герцог очень ими заинтересовался и долго рассматривал.
        - Остается только надеяться, что я смогу вернуться сюда, когда все здесь будет окончательно освобождено от земли. Уверен, здесь будут сделаны замечательные находки - такие, каких мы себе сейчас и вообразить не можем!
        - Именно об этом мой… дядя писал в своей книге, - согласилась Мимоза. - Есть еще какие-то расчищенные помещения под храмом, хотя я не видела их.
        - У нас еще будет много времени, чтобы осмотреть их позже. Полагаю, нам стоит вернуться и поесть, - предложил герцог.
        - Теперь, когда вы напомнили про еду, должна сказать, что я изрядно проголодалась, - согласилась с ним Мимоза.
        Проводники уже разложили все необходимое для пикника в тени деревьев.
        Повар позаботился, чтобы они не голодали.
        - Полагаю, сегодня вечером нам придется довериться стряпне наших проводников, но боюсь, что она не окажется особенно аппетитной, - заметил герцог.
        - А я уверена, что у нас достаточно продовольствия. Повар заверил меня, что привык обеспечивать путешественников, отправляющихся в многодневные поездки к римским руинам, и точно знает, что нам потребуется.
        Герцог улыбнулся девушке:
        - Как же мне повезло: вы не только мой гид, но и гостеприимная хозяйка. Вы продумали все так тщательно, как был бы не способен никто другой.
        Он представил себе, как беспомощна была бы леди Сибил в подобной ситуации.
        Ни в одну свою экспедицию герцог никогда не брал ни одной женщины, поскольку знал, что от них больше проблем, нежели помощи.
        Мисс Тайсон явно была исключением.
        Он решил, что в этом заслуга ее американского воспитания, которое делает ее столь практичной.
        После обеда они поспешили назад к городским руинам, и герцог бродил среди них, стараясь представить, как же город выглядел тогда, в пору своего расцвета.
        Мимоза присела на обломок стены дома и стала наблюдать за ним.
        Она знала, чем сейчас занято его воображение: вот так же ходил здесь, размышляя, ее отец.
        Он словно переносился через столетия, возвращался в 168 год нашей эры, когда возводились двадцатифутовые колонны храма.
        Она попробовала представить себе византийцев, снующих по городу, возрожденному (после периода упадка в четвертом столетии) Константином II, сыном Константина Великого.
        Мимоза помнила, как отец рассказывал ей о падении города, ставшего жертвой вандалов, а затем преданного забвению во времена владычества Византии.
        - Он пережил нищету, радость и отчаяние, - сказала она себе, - совсем как большинство людей.
        Сейчас, в эту минуту, она была счастлива, потому что рядом находился герцог и она могла не беспокоиться о будущем.
        До его появления она ощущала, как темная туча надвигается все ближе и ближе.

«Когда он уедет, - подумала она, - я придумаю, как мне поступить… Может быть, поеду в Англию одна».
        Как бы ни старалась она рассуждать здраво, сама мысль об этом пугала ее.
        С огромным усилием она удержалась, чтобы не вскочить с места и не побежать к герцогу.
        Ей снова захотелось ощутить то чувство безопасности, которое она испытала прошлым вечером.
        Она сидела одна в своей маленькой палатке, прислушиваясь к звукам в палатке герцога, где он готовился ко сну.
        Воздух был неподвижен, и девушка гадала, рассердится ли он, если она зайдет к нему и поговорит с ним в темноте.
        Она подумала, что, если они не смогут видеть друг друга, ей будет легче рассказать ему правду о себе и спросить его совета.
        Но Мимоза решила, что это совершенно неприемлемая вещь: войти в палатку, которая сейчас фактически играла роль спальни мужчины, где он как раз собирался лечь спать.
        Герцог не понял бы, что она просто хочет поговорить с ним под покровом темноты.
        Мимоза знала, что при дневном свете ей будет очень трудно: она побоялась бы увидеть осуждение в его глазах.
        Он был бы потрясен тем, как она выдала себя за свою кузину и обманула слуг на вилле.
        Была еще одна проблема, о которой Мимоза не могла забыть, и проблему эту звали мсье Шарло.
        Он пообещал вернуться через неделю. К тому времени она снова окажется на вилле, а герцог, возможно, уже уедут.
        Сказать ему, или это будет ошибкой? Этот вопрос мучил Мимозу.
        Она не спускала глаз с герцога и сразу заметила, что он наклонился, чтобы подобрать что-то с земли.
        Он поманил ее, а так как она и сама хотела быть рядом, она поспешила к нему.
        - Что это? - спросила она.
        - У меня для вас сувенир, - ответил он и положил маленькую монетку ей на ладонь.
        Мимоза знала, что эта монетка отчеканена много сотен лет назад, когда город был в самом расцвете.
        - Я сохраню ее на счастье, - сказала Мимоза.
        - Она принесет вам его, она действительно должна выполнить все ваши желания.
        Мимоза тихо вздохнула.
        - Проблема в том, - призналась она, - что я не совсем уверена в своих желаниях.
        - Тогда вы отличаетесь от большинства женщин! - заметил герцог.
        Она вопросительно взглянула на него, и он пояснил свою мысль:
        - Большинство женщин хотят иметь мужа, чтобы тот служил защитой им и детям, которые представляются им частью их самих.
        - Да, как раз этого я и хочу, - призналась Мимоза мечтательно, - хотя, несомненно, многое зависит от того, кем мой муж окажется.
        - Естественно, - сдержанно согласился герцог, решив про себя, что вот и пришел момент, которого он ожидал: сейчас его спутница посмотрит ему в глаза тем манящим взором, который он так хорошо знал.
        Но вместо этого Мимоза взглянула на храм и сказала:
        - Пока я здесь, я вознесу молитву Юпитеру и надеюсь, он выполнит мое желание.
        - А я непременно добавлю мои молитвы к вашим.
        - Вы собираетесь просить его найти вам жену? - поинтересовалась Мимоза.
        Герцог покачал головой.
        - Я весьма доволен своей холостяцкой жизнью..
        - Вы должны быть очень осторожны, а когда все же решитесь жениться, ищите ту, которую полюбите и без которой жизнь не будет иметь для вас никакого смысла.
        Она подумала о своих родителях, об их безоблачном счастье вдвоем.
        Голос ее дрогнул, и на глазах выступили слезы.
        Герцог решил, что она думает о графе Андре и о том, как скверно тот с ней обошелся.
        Эта мысль была ему настолько неприятна, что он молча отошел от девушки.
        Мимоза присела на первую попавшуюся груду обломков и стала вспоминать родителей.
        Она еще не сходила на могилу отца.
        Она дала себе слово сделать это ближе к вечеру, когда солнце начнет садиться.
        Могила отца была не очень далеко оттого места, где они разбили лагерь, и Мимоза хотела побыть там одна.
        Когда герцог снова подошел к ней, девушка сидела, глубоко задумавшись.
        - Думаю, вы проголодались. - сказал он, - и нам стоит вернуться в лагерь и поужинать прежде, чем стемнеет.
        - Разумная мысль, - согласилась Мимоза.
        Она была настолько поглощена своими воспоминаниями, что даже не заметила, как солнце перестало припекать и начало клониться к закату.
        Небо было все еще светлым, но Мимоза знала - темнота здесь наступала стремительно.
        Было бы ошибкой задерживаться и пробираться между руин, когда трудно станет различать проходы между разрушенными домами, да и в случайную канаву легко можно провалиться по неосторожности.
        Она двинулась по направлению к Форуму, задержавшись, чтобы еще раз посмотреть на величественный храм.
        Герцог присоединился к ней и, глядя на храм, сказал:
        - Мне кажется, если вы попросите здесь об исполнении ваших желаний, ваша молитва будет услышана.
        Неожиданно из-за Капитолия появились какие-то люди.
        Их появление оказалось еще более неожиданным оттого, что они с герцогом никого не видели здесь в течение дня.
        Мимоза удивленно взглянула, и тут у нее вырвался крик.
        Один из мужчин схватил ее, и, прежде чем она смогла сообразить, что же случилось, поднял ее на руки.
        Трое других окружили герцога.
        Он отчаянно сопротивлялся, но силы оказались неравными.
        Мимоза попробовала вырваться, но была беспомощна в сильных руках человека, схватившего ее.
        Он понес ее вдоль Капитолия.
        Крики Мимозы, казалось, разбивались о необъятную стену с уходящими в небо колоннами, мимо которой они двигались.
        Теперь она видела, что один из злоумышленников побежал вперед и открыл дверь в задней части фундамента Капитолия.
        Ее похититель бросил Мимозу внутрь. Она упала на пол.
        Почти сразу же рядом с ней оказался герцог.
        За ними захлопнулась тяжелая дверь, раздался звук задвигаемого засова.
        Мимоза слышала, как один из мужчин сказал по-арабски:
        - Теперь идите и приведите господина.
        Потом послышались звуки удаляющихся шагов, сменившиеся полной тишиной.
        Герцог сумел встать на ноги, затем наклонился к Мимозе и поднял ее.
        Девушка судорожно вздохнула.
        - Я… Мне кажется, нас… похитили! - пробормотала она.
        Мимоза вспомнила Минерву, с которой, должно быть, случилось нечто подобное.
        Возможно, они просто исчезнут, так же как исчезла ее кузина.
        Герцог обнял девушку и заговорил нарочито спокойным голосом:
        - Наверное, они хотят получить за нас выкуп.
        Мимоза перевела дыхание и смогла проговорить:
        - Я слышала, как один из них сказал, закрывая дверь: «Сходите за господином».
        - Тогда все это похоже на хорошо продуманный план, - сказал герцог. - Наверное, эти негодяи потребуют крупную сумму, поскольку думают, будто вы способны заплатить столько, сколько они запросят.
        - Они могут и убить нас! - испуганно прошептала Мимоза.
        - Думаю, это маловероятно, тогда они не получат денег. Это моя вина! Я не должен был привозить вас сюда. Я слышал прежде, как действуют эти преступники. Они следуют по пятам за теми, кого считают богатыми, пока не появляется возможность похитить их и потребовать огромный выкуп.
        В голосе герцога прозвучал гнев.
        - Как я мог быть таким глупцом, что отправился сюда без револьвера!
        Мимоза, которая стояла, прижимаясь головой к его плечу, неожиданно вскрикнула.
        - Что случилось? - спросил он.
        - Змеи!.. Здесь змеи… И они могут ужалить нас!
        Герцог ничего не сказал, и она поняла, что он уже думал об этом.
        Они стояли почти в полной темноте, если не считать отблесков света, проникающего там, где каменная кладка оказалась повреждена.
        В потолке, там, где отвалилась плитка, зияло отверстие.
        - Это опасно! Я знаю… это так опасно, - восклицала Мимоза.
        Герцог огляделся вокруг, пытаясь найти что-нибудь, на чем можно было бы сидеть.
        Но тут Мимоза снова вскрикнула.
        - Папа рассказывал мне, что где-то здесь есть лестница, по которой жрецы поднимались в храм.
        Герцог понял ее.
        Он поднял Мимозу на руки и двинулся в угол помещения.
        В тусклом свете она смогла различить полуразрушенные ступени лестницы, ведущей на крышу помещения.
        Герцог опустил ее на землю, и она произнесла, глядя наверх:
        - Я могу разглядеть… там, наверху, есть отверстие, которое должно было служить выходом наружу. Я вскарабкаюсь наверх и посмотрю.
        - Позвольте это лучше сделать мне, - предложил герцог.
        Тут под рукой Мимозы отвалился кусок кладки.
        - Я легче вас, - сказала она, - а ступени рушатся. Позвольте мне… пойти первой.
        Девушка двигалась ощупью, почти не видя ничего перед собой.
        Она поднималась очень медленно, а внизу стоял герцог, готовый подхватить ее в случае падения.
        Небольшие кусочки каменных ступеней обламывались и падали вниз, но она благополучно добралась до верха.
        Там Мимоза увидела, что когда-то здесь существовал широкий проем, однако одна из коринфских капителей упала с колонны, перегородив его.
        Ухватившись за камень и осторожно выглянув наружу. Мимоза поняла, насколько высоко над Форумом она оказалась.
        И тут она увидела, что четверо похитителей сидят на нижних ступенях огромной лестницы, ведущей к храму.
        Она предположила, что пятый отправился за тем, кого называли «господин».
        Оставшиеся четверо разожгли небольшой костер и готовили на нем еду.
        Вот-вот должно было окончательно стемнеть, и Мимоза подумала, что свет костра, должно быть, успокаивает бандитов. Эта мысль подсказала ей план действий.
        Медленно она отползла назад и начала спускаться обратно.
        Как только она показалась, герцог подхватил ее и, опустив вниз, поставил рядом с собой.
        - Что там происходит? - спросил он.
        - Четверо готовят себе пищу у подножия лестницы, а пятый ушел за «господином».
        Но у меня есть план! Я знаю, насколько суеверны жители этой страны, они твердо уверены, что это место заповедно.
        - Что же вы намереваетесь делать? - спросил герцог.
        - Я попытаюсь напугать их.
        При этих словах она начала расстегивать платье.
        Герцог едва мог разглядеть ее в темноте, но он догадался о том, что делает девушка, и с удивлением ожидал дальнейшего.
        Платье соскользнуло вниз.
        Под платьем у Мимозы оказался жесткий белый лиф, натянутый на тугой корсет, который носят все женщины.
        Под платьем была надета белая шелковая нижняя юбка, украшенная рядами кружев, принадлежавшая раньше Минерве.
        Важной деталью плана Мимозы являлась именно белая одежда.
        Она вытащила шпильки из волос, позволив им упасть ей на спину.
        - Если можете, поднимайтесь за мной наверх, - сказала она герцогу, - но присоединитесь ко мне, только если они убегут. Если нет, я вернусь к вам.
        - Ради Бога, - убеждал ее герцог, - будьте осторожны! Мне не следовало бы разрешать вам такое! Ах, если бы у меня было хоть какое-нибудь оружие!
        - Со мной все будет в порядке, - сказала Мимоза. - и, возможно, я смогу спасти… нас обоих.
        Она посмотрела на него.
        На какую-то долю секунды он сумел разглядеть в тусклом мерцающем свете, проникающем сквозь щели в камнях, ее молящие глаза, заклинающие его что-то понять.
        Ее губы были совсем близко.
        Инстинктивно герцог обнял ее и, склонившись, поцеловал в губы.
        На мгновение Мимоза замерла от неожиданности, но, когда он стал целовать ее, почувствовала, будто тает в его объятиях.
        В груди волной поднялся такой восторг, которого ей никогда раньше не приходилось испытывать.
        Все остальное было забыто.
        Забыто их пленение, забыто, что где-то снаружи находятся те, от кого зависит их жизнь, забыты змеи, способные нести смерть.
        Все, о чем она могла думать, заключалось лишь в чуде его поцелуев.
        Мимозе подобное раньше не приходило в голову, но внезапно она осознала, что любит его.
        Герцог оторвался от девушки.
        Не задумываясь о своих словах. Мимоза прошептала:
        - Мне так всегда и казалось… - поцелуй должен быть… именно таким замечательным!
        Она повернулась и начала новый подъем по ступеням.
        Герцог следовал за девушкой, пока она не исчезла за упавшей коринфской капителью.
        Какое-то мгновение она стояла там не шевелясь.
        Люди внизу почувствовали ее присутствие и подняли головы.
        Мимоза вскинула руки и заговорила по-арабски:
        - Это - священный храм Юпитера, царя богов! Вы нарушили покой его владений и оскорбляете его достоинство и его святость вашим присутствием и злом, которое вы замышляете. Он поспал меня - свою вестницу - возвестить вам его проклятие, проклятие вашим женам, вашим детям и детям ваших детей. Гнев Юпитера да обрушится на вас, и да никогда не освободитесь вы от этого проклятия в наказание за то, что совершили и собираетесь совершить!
        Звук ее голоса, казалось, эхом отдавался от стен заброшенного города.
        Протянув руку к тем, кто сидел у костра, она продолжала:
        - Прочь! Бегите прочь, прежде чем он уничтожит вас и вы упадете мертвыми в этом священном месте!
        Не успела она договорить, как четверо разбойников вскочили и, объятые ужасом, кинулись бежать прочь.
        Мимоза видела, как они спотыкались о валявшиеся повсюду камни и груды обломков.
        Только пламя небольшого костра, оставленного ими, мерцало, раздуваемое ветерком, поднявшимся с наступлением темноты.
        Мимоза вздохнула с облегчением, когда герцог присоединился к ней.
        - Вы были великолепны, совершенно великолепны! - сказал он. - Но давайте уйдем отсюда как можно скорее!
        Он первым направился вниз по огромным ступеням, ведущим с платформы к подножию храма, остановившись внизу, только чтобы подобрать ружье, в спешке брошенное одним из похитителей при бегстве.
        Они двинулись к тропинке, по которой пришли из лагеря.
        Но в тот момент, когда они вступили на нее, навстречу им выехал всадник.
        Это был могучий человек.
        Мимоза взглянула на него в надежде на помощь, но на его лице она увидела черную маску.
        Это напомнило ей английских разбойников с большой дороги, грабивших богатых путешественников.
        Когда человек заметил герцога и Мимозу, он остановил лошадь.
        - Ни с места! - скомандовал он. - Остановитесь, или я убью вас!
        С этими словами он вытащил из-за пояса револьвер.
        Но не успел он поднять его, как герцог выстрелил из ружья, которое подобрал возле костра.
        Он не был уверен, заряжено ли оно, но им повезло, а герцог был очень хорошим стрелком.
        Всадник получил пулю прямо в сердце.
        С хриплым стоном он выронил револьвер и упал с лошади на землю.
        Произошло это почти мгновенно.
        Мимоза не могла пошевелиться и стояла, словно парализованная ужасом происходящего.
        Герцог взял ее за руку.
        - Скорее! - сказал он. - Было бы ошибкой задерживаться здесь, вдруг другие разбойники вернутся.
        Он говорил спокойно, и это помогло ей прийти в себя.
        Поскольку другой дороги не было, они вынуждены были пройти рядом с телом убитого.
        Он лежал на земле, а его лошадь ускакала.
        Шляпа его свалилась, а маска сползла вниз.
        Когда Мимоза бросила взгляд на его лицо, она узнала этого человека.
        Мсье Шарло.
        Герцог не останавливался, он быстро спускался по склону к их лагерю.
        Он облегченно вздохнул, когда, добравшись до лагеря, они увидели своих лошадей, хотя проводников нигде не было видно.
        - Они убежали! - сказал герцог. - Или хуже того, были в сговоре с теми негодяями, которые пытались похитить нас!
        - Что же нам… делать?.. - спросила Мимоза.
        - Покинуть эти места как можно скорее, - резко ответил герцог.
        Лошади были расседланы и без уздечек, но путы на ногах не дали им уйти далеко.
        Они пощипывали кое-где пробивавшуюся траву.
        Седла оказались на месте, и герцог быстро нашел их.
        Он оседлал ту лошадь, на которой ехала Мимоза.
        Сама девушка быстро вошла в палатку, где ночевала, и надела белую блузу и дорожную юбку, в которой путешествовала накануне.
        Ей потребовалось на это всего лишь несколько минут, но, когда она вернулась к герцогу, ее лошадь была оседлана и взнуздана.
        Теперь он занимался своей лошадью, но прервал свое занятие, чтобы подсадить Мимозу в седло.
        Потом он распутал веревки вокруг ног лошадей.
        Уже через несколько минут они покинули лагерь.
        Проводники так и не появились.
        Они ехали уже почти час, когда Мимоза натянула поводья и спросила герцога:
        - А как же люди, нанятые нами? С ними все будет в порядке?
        - Они могут сами позаботиться о себе, - ответил он. - Они должны были защитить нас от тех преступников, и я намерен по возвращении в столицу сообщить об их недобросовестности. Я также дам знать властям о смерти человека, которого я убил.
        Мимоза замерла на мгновение, потом чуть слышно сказала:
        - Я знаю, кто он…
        Герцог посмотрел на нее в изумлении.
        - Вы узнали его?
        Мимоза кивнула.
        - Это… мсье Шарло.
        - Но как получилось, что вы его знаете?
        - Он пытался… шантажировать меня!
        Герцог так удивился, что сначала не мог ничего сказать.
        Потом спросил:
        - Шантажировал вас? Но чем?
        Слишком поздно Мимоза сообразила, что не нужно было признаваться в знакомстве с убитым.
        Но она была так потрясена!
        Она забыла, что герцог не должен знать ни о нем, ни о том, как он угрожал сообщить все жене графа.
        - Этого я не могу вам сказать, - проговорила она после минутного молчания.
        Герцог успокаивающе улыбнулся ей.
        - Это не имеет никакого значения, - сказал он, - и мы поговорим о нем позже.
        Для нас сейчас самое главное - благополучно вернуться, и это единственное, что действительно важно.
        С этими словами он протянул ей руку, и «
        Мимоза в ответ протянула свою.
        Она нашла успокоение в сильном пожатии его руки.
        - Позвольте мне сказать вам, - тихо произнес герцог, - что я считаю вас необычайным, совершенно изумительным созданием! Никакая другая женщина не могла проявить столько храбрости!
        Мимоза покраснела.
        Они двигались молча и быстро.
        Дневной свет к тому времени померк, но она понимала, что герцог стремился увезти ее как можно дальше от опасности.

» Я люблю его, - думала девушка. - Я так его люблю… Но он никогда не должен об этом узнать «.

        Глава 7

        Они ехали до тех пор, пока герцог не увидел, что Мимоза совсем обессилела.
        Она заметно побледнела, и ему показалось, что она качается в седле от усталости.
        Как раз в этот момент на краю деревни он разглядел мечеть.
        Это была очень маленькая мечеть, но он спешился перед входом и передал Мимозе поводья.
        К этому времени звезды уже начали гаснуть, до рассвета оставалось совсем немного времени.
        Герцогу повезло: он увидел человека, отправляющегося на работу.
        Он заговорил с ним и спросил, где можно найти имама.
        Человек указал на дом, расположенный совсем близко от мечети.
        Герцог подошел к двери и стал стучать.
        Спустя несколько минут дверь отворил пожилой человек, который, очевидно, проснулся от стука.
        Герцог на смеси французского и арабского, в котором он был совсем не так силен, как Мимоза, объяснил, что ему надо.
        Он также сообщил, что они поспешили покинуть Фубурбо Майус из-за нападения бандитов.
        Имам что-то возмущенно пробормотал по поводу бандитов и предложил герцогу провести его жену в дом.
        Герцог знал, что все мусульмане весьма щепетильны в отношении безупречности поведения их женщин.
        Имам был бы потрясен при мысли, что герцог путешествует один с молодой женщиной, на которой не женат.
        Поэтому он не колеблясь заявил, что его жена нуждается в отдыхе.
        Герцог поспешил вернуться туда, где Мимоза держала лошадей; он заметил стоявшего невдалеке мальчика лет пятнадцати, наблюдавшего за ними.
        Герцог подозвал его и, когда тот подошел, велел ему присмотреть за лошадьми.
        Потом герцог снял Мимозу с лошади, но не опустил на землю, опасаясь, что девушка не удержится на ногах.
        Так на руках он и понес ее в дом имама, который ждал их в дверях.
        Их провели в небольшую комнату, предназначенную, очевидно, для гостей.
        Она была скудно обставлена, В комнате стояла тахта высотой дюймов шесть от попа. на которой лежало несколько подушек, имелись молельный коврик и стул.
        Герцог осторожно опустил Мимозу на тахту и тихо сказал по-английски:
        - Мне надо позаботиться о лошадях.
        Если имам заговорит с вами, имейте в виду - я назвал вас своей женой.
        Заметив, как расширились от удивления глаза Мимозы, он поспешно вышел из комнаты, с облегчением обнаружив, что имам вышел следом за ним.
        Имам объяснил герцогу, что позади дома есть конюшня; тот нашел ее и поставил лошадей в два пустых стойла.
        С помощью мальчика он расседлал лошадей и снял с них уздечки. Он дал мальчику немного мелочи и поблагодарил его.
        Все это заняло совсем немного времени.
        Когда он вернулся в дом, дверь оказалась приоткрытой, но имама нигде не было видно, поэтому герцог решил, что тот, должно быть, снова пег спать.
        Герцог вошел в комнату, где он оставил Мимозу.
        Его не удивило, когда он нашел ее крепко спящей.
        Имам оставил на стопе зажженную свечу.
        При свете свечи герцог заметил, что девушка спит, по-детски уткнувшись в подушку и подложив руку под щеку.
        Она выглядела очень красивой, очень молодой и очень невинной.
        Герцог довольно долго смотрел на нее, потом осторожно снял с нее ботинки.
        Наконец герцог разулся сам и устроился рядом с девушкой на тахте.
        Она даже не пошевелилась, и он понял, что она спит крепким сном совершенно измученного человека.
        Герцог ясно понимал, каких усилий стоило ей напугать и обратить в бегство бандитов; при этом она очень боялась, что те, вместо того чтобы убежать, нападут на нее.
        Герцог потушил свечу и усмехнулся, подумав, что, расскажи он друзьям, как находился ночью подле самой красивой девушки на свете и даже не притронулся к ней пальцем, они бы не поверили ему.
        Герцог решительно отогнал такие мысли и попытался заснуть.

        Мимоза проснулась как от толчка.
        Солнце заливало комнату, поэтому она догадалась, что уже поздно.
        Сначала девушка никак не могла понять, где она.
        Но, когда Мимоза оглядела комнату, воспоминания о событиях предыдущего дня нахлынули на нее.
        Последнее, что она помнила, - как герцог внес ее в дом.
        Интересно, где он сейчас.
        Девушка повернулась и внезапно сообразила, что подушки на другой стороне тахты смяты, а на той, что лежала в изголовье, остался след от головы герцога.

» Неужели он действительно спал рядом!«- подумала она и залилась румянцем от одной этой мысли.
        Невероятно!
        Но ведь все происходящее с тех пор, как она оказалась в Тунисе, было невероятным!
        Она села, увидела свои ботинки, аккуратно поставленные у тахты, и догадалась, что разул ее, должно быть, герцог.
        Она опять покраснела.
        На стене между двумя картинами висело зеркало.
        Она взглянула на себя и ужаснулась тому, в каком беспорядке ее волосы. Она попыталась пригладить их и уложить при помощи немногих оставшихся у нее шпилек.
        Потом открыла дверь комнаты, надеясь найти место, где можно умыться.
        Это оказалось совсем нетрудно, поскольку в соседней комнате обнаружились таз и большой кувшин, полный воды.
        Мимоза вымыла лицо и руки и нашла полотенце, чтобы вытереться, потом решила осмотреть все вокруг.
        Далеко идти ей не пришлось: в другом конце узкого коридора она различила голоса.
        Открыв дверь в комнату. Мимоза увидела герцога и имама, завтракавших за столом.
        Когда она вошла, те встали.
        Имам обратился к ней по-французски:
        - Бонжур, мадам, я надеюсь, вы хорошо спали.
        - Я очень вам благодарна, - сказала Мимоза. - Я так устала, что не смогла бы сделать еще и шага!
        Имам улыбнулся и подвинул ей стул.
        - Поешьте, - сказал герцог. - Святой отец так добр, что разрешил нам присоединиться к его полуденной трапезе.
        Мимоза была голодна. Она с удовольствием отведала йогурта, который, как она знала, подавали в каждом тунисском доме. С удовольствием попробовала она и какое-то национальное блюдо, которое ей предложили после йогурта.
        Был также подан мятный чай - традиционный для всех арабских стран напиток.
        Мимоза поняла, что герцог торопится уехать: он отправился за лошадьми, не дожидаясь, пока она закончит есть.
        Они горячо поблагодарили имама за его гостеприимство, а герцог оставил на столе значительную сумму» для тех, кто молится в мечети «.
        И вот они опять отправились в путь.
        Они ехали быстро, но Мимозе казалось, будто прошло много времени, прежде чем они снова увидели акведук; она поняла, что скоро они доберутся до столицы Туниса.
        Действительно, еще не было и пяти часов пополудни, когда они поднялись по крутому склону Сиди Бу Сайда и достигли виллы.
        - Вот мы и вернулись! - радостно воскликнула Мимоза.
        Они с герцогом едва ли перекинулись хоть словом с того момента, как покинули дом имама.
        - Вам надо пойти отдохнуть, - посоветовал он.
        Именно этого девушке и хотелось.
        Ее пугала сама мысль о необходимости объяснять Сюзетте, где они были и что с ними произошло.
        Как только они вошли в дом, их радостно приветствовал Жак.
        Минутой позже показался Дженкинс, торопливо спускавшийся по лестнице.
        - Мы не ожидали вашу светлость назад так скоро! - заявил он.
        - Позже узнаете, почему так получилось, - сказал герцог. - Мисс Тайсон очень утомлена и должна немедленно отправиться отдыхать.
        - Конечно, - согласился Дженкинс и побежал вверх по лестнице, чтобы открыть дверь перед медленно поднимавшейся по ступеням Мимозой.
        Девушка ожидала в любой момент услышать голос Сюзетты.
        Однако когда горничная пришла, чтобы помочь ей раздеться, она сказала:
        - Боюсь, мадемуазель, у нас плохие новости о мадам Бланк.
        - Плохие новости? - переспросила Мимоза.
        - Она вчера так разболелась, что мы послали за доктором. А он сказал, что она страдает не от мигрени, у нее лихорадка!
        Мимоза удивленно смотрела на горничную, и та продолжала:
        - Они забрали ее в больницу, там ее будут лечить.
        - Мне ужасно жаль, - только и сумела произнести Мимоза.
        На самом же деле она почувствовала облегчение.
        Теперь ей не придется разговаривать с Сюзеттой и не надо будет рассказывать той обо всем случившемся с ними; сейчас девушка мечтала только об отдыхе.
        Мимоза проспала три часа.
        Она проснулась, чувствуя себя намного лучше, и позвонила.
        - Я спала, - зачем-то сказала она, когда явилась горничная.
        - Мсье герцог велел нам не беспокоить вас и дать вам отдохнуть. Он велел подать ужин в девять часов и надеется, что вы присоединитесь к нему, если будете чувствовать себя достаточно хорошо.
        Мимоза вскочила с постели.
        - Я чувствую себя отлично, - сказала она, - но я хотела бы принять ванну.
        Это причинило бы массу беспокойства в обычном французском доме, однако граф Андре побеспокоился о своем комфорте весьма обстоятельно.
        Он устроил ванную рядом с комнатой, в которой сейчас спала Мимоза.
        Холодная вода поступала из водопровода, весьма современного, по мнению Мимозы.
        Горячую воду носили снизу по лестнице.
        После ванны с душистыми солями Мимоза оделась в самое нарядное вечернее платье.
        Когда она спустилась вниз, ее глаза сияли от волнения.
        Она страстно желала снова видеть герцога и снова говорить с ним.
        Она только ужасно боялась, что после их неудачной поездки он постарается уехать как можно скорее.
        Одетый в вечерний костюм, герцог ждал ее в гостиной, выходящей в сад.
        Когда она вошла в комнату и остановилась у двери, оба они некоторое время молчали.
        Наконец он спросил своим звучным голосом:
        - Вам лучше?
        - Да, спасибо. Я намного лучше себя чувствую после хорошего сна.
        - Именно это я и хотел услышать, - сказал герцог, улыбаясь. - Шампанское ждет нас, чтобы отпраздновать наше возвращение: ведь только благодаря вам мы сейчас целы и невредимы.
        - Из этого получится занимательная глава вашей книги, - сказала Мимоза. - Надеюсь, вы смогли собрать достаточно материала, прежде чем нас так грубо прервали.
        Герцог разливал шампанское.
        Он протянул ей бокал и поднял свой:
        - За удивительную молодую женщину!
        Они выпили, и тут Жак объявил, что обед готов.
        Повар превзошел себя, особенно если принять во внимание, что он не ожидал их назад так скоро.
        Впрочем, возможно, подумала Мимоза, ей это только так казалось: ведь она была с герцогом.
        Каждое блюдо было амброзией, каждый глоток вина - нектаром.
        Поскольку в стоповой все время находились Дженкинс и Жак, они не говорили о похищении, а только о Фубурбо Майус.
        Они обсуждали, что еще может быть обнаружено при раскопках, когда полностью закончатся работы по снятию грунта.
        Потом они вернулись в гостиную.
        Пампы уже зажгли, но окна в сад были открыты.
        Там, за пределами комнаты, звезды на небе сверкали подобно алмазам.
        Луна, освещавшая им дорогу к безопасности предыдущей ночью, бросала на море серебристую дорожку.
        Мимоза встала у окна.
        Когда герцог подошел к ней сзади, она спросила:
        - Что вы собираетесь делать теперь?
        Этот вопрос вертелся у нее на языке весь вечер.
        Девушка знала: стоит ему сказать, что он уезжает немедленно, и ей трудно будет сдержать слезы.
        Боясь выдать свои чувства, она крепко стиснула руки, чтобы заставить себя сдержаться.
        - Я отвечу вам позже, - сказал герцог после небольшой паузы, - но сначала я сам хотел бы задать вам кое-какие вопросы.
        Мимозу охватило нехорошее предчувствие.
        - Какие… вопросы? - спросила она.
        - Прежде всего, - начал герцог, - как случилось, что у вас такие обширные познания по части римских древностей?
        Мимоза не отвечала, и он продолжал:
        - Как, живя между Америкой и Англией, вам удалось в таком совершенстве овладеть арабским языком?
        Мимоза попыталась найти слова для ответа, но не смогла.
        Герцог придвинулся немного ближе к ней и спросил:
        - Если вы не хотите отвечать на эти вопросы, скажите, сколько мужчин целовали вас до меня?
        Этот вопрос оказался такой неожиданностью для Мимозы, что она невольно сказала правду:
        - Никто… Никто ни разу не целовал меня, - прошептала она, - кроме… вас.
        Герцог взял ее за плечи и медленно повернул к, себе лицом.
        - Именно так я и понял, когда я поцеловал вас, - сказал он. - Так, может, хотя бы теперь вы объясните мне, почему вы здесь?
        Почему прячетесь под именем мисс Минервы Тайсон?
        Он говорил медленно, держа Мимозу за плечи так, чтобы она не могла убежать от него.
        Она быстро взглянула на него снизу вверх, тут же отвела взгляд и заговорила почти бессвязно:
        - Почему вы… Почему вы меня об этом спрашиваете? На такой вопрос я не могу ответить!
        - Почему нет? - требовательно спросил герцог.
        Не в состоянии ничего придумать. Мимоза пробормотала:
        - Я думаю, мне следует… пойти спать.
        Она попыталась высвободиться, но герцог все так же крепко держал ее.
        - Я хочу получить ответ, - сказал он, - и это очень важно для меня.
        - Но почему это… должно быть важным для вас? - спросила Мимоза. - Вы побывали в Фубурбо Майус, ради чего и приезжали сюда… Так чего же вам больше… чего вы еще хотите?
        - Я хочу вас! - тихо произнес герцог.
        От изумления Мимоза широко раскрыла глаза, взглянула на него и не смогла отвести взгляд.
        - Я люблю вас! - сказал герцог мягко. - И хочу, чтобы вы стали моей женой.
        Он произнес эти слова с такой искренностью, которая не могла быть истолкована не правильно.
        Мимоза смотрела на него, словно никак не могла поверить в услышанное.
        Потом лицо ее преобразилось, освещенное неземным внутренним светом.
        Он никогда и представить себе не мог, что женщина может быть настолько красивой, настолько одухотворенной, настолько достойной благоговейного поклонения.
        Затем, полностью осознав значение услышанного, Мимоза поникла, сияние погасло. Она прошептала:
        - Пет… Нет! Я не могу выйти за вас замуж!
        - Нет? Но почему нет? Почему вы отказываете мне?
        Не сумев вырваться и убежать. Мимоза подалась вперед и уткнулась в его плечо.
        Герцог прижал ее к себе еще крепче.
        Еле слышным голосом она сказала:
        - Я люблю вас… Но я лгала вам.
        - Я так и подумал.
        - Но я ничего не могла поделать… у меня не оказалось другого выхода…
        Герцог поцеловал ее волосы.
        - Расскажите мне, почему вы лгали.
        - Я… Я не Минерва Тайсон…
        - Я догадался об этом, - прервал ее герцог. - Думаю, вы - дочь сэра Ричарда Шенсона.
        Мимоза подняла голову и изумленно взглянула на него.
        - Но как… вы догадались?.. - спросила она.
        - Когда вы размышляли, как спасти нас от похитителей, вы сказали:» Папа рассказывал про ступени, которые вели на платформу «.
        Мимоза судорожно вздохнула:
        - Так вот как вы узнали, кто я!
        Она опять уткнулась в его плечо.
        - Меня и так уже многое смущало и заставляло мучиться любопытством, - признался герцог. - Вы казались мне настолько чистой, неопытной и невинной, что я не мог поверить, будто даже профессиональная актриса смогла бы сыграть подобную роль так умело.
        Герцог взял Мимозу за подбородок и повернул к себе ее лицо.
        - Когда я поцеловал вас, - сказал он мягко, - я почувствовал уверенность, что вас никогда не целовали прежде.
        Он наклонился и прижался губами к ее губам.
        И совсем как тогда, в подземелье. Мимоза почувствовала, как упоение переполняет ее.
        Как будто восторг, который невозможно передать словами, увлек ее к звездам.
        Герцог целовал ее, пока обоим не стало казаться, что они парят в небе.
        Звезды сияли не только в вышине, но и в сердце Мимозы.
        Много позже герцог сказал:
        - Я люблю вас, и хотя вы можете не поверить мне, клянусь вам, моя любимая, этих слов я никогда не говорил ни одной женщине.
        И с легкой усмешкой в голосе добавил:
        - И никогда никого не просил выйти за меня замуж.
        - Я люблю вас… я люблю вас, - шептала Мимоза, - но как можете вы желать жениться на мне, когда я была настолько лживой?
        - Вы еще не сказали мне, почему вы притворялись мисс Тайсон, - сказал герцог.
        - Она была моей двоюродной сестрой… и когда я внезапно… оказалась после смерти папы совсем без денег… В банке не осталось ни гроша… Я знала - ома единственный человек, который помог бы мне, если бы я только сумела найти ее…
        - Так вы не знали, что она в Тунисе? - догадался герцог.
        Мимоза покачала головой.
        - Я и понятия не имела об этом, пока не прочитала в газете, что ее похитили, но так и не потребовали выкуп… хотя полиция ожидала такого требования…
        Теперь герцог понял, почему ему рассказывали, что мисс Тайсон вернулась домой, лишившись памяти.
        - Мы так похожи, что никто не усомнился: я и есть Минерва. Потом, когда я узнала про… графа Андре, я была потрясена и огорчена тем, как она поступила…
        Руки герцога напряглись, когда он сказал:
        - Граф - весьма привлекательный мужчина, и любой женщине трудно сопротивляться ему. Я могу понять вашу кузину. Потеряв родителей при столь трагических обстоятельствах, она нуждалась в его поддержке, а потом и влюбилась в этого человека, что вполне естественно.
        - Вы понимаете… Вы действительно понимаете - прошептала Мимоза. - Я думала, никто не поймет… Но вы… вы совсем другой.
        - Надеюсь, - сказал герцог. - А теперь, дорогая моя, вам предстоит предстать перед людьми в вашем собственном обличье, и нам обоим лучше забыть, что вы явились сюда, выдавая себя за вашу кузину.
        При этом он подумал, что скорее всего убедить в этом придется только мадам Бланк, которая оказалась в больнице, слуг и полицейских, расспрашивавших девушку.
        Он решил, что совсем несложно будет объяснить им, кто она такая на самом деле: достаточно сказать, что Мимоза действительно потеряла память, и вызвано это было потрясением от внезапной потери отца.
        Ей без особых трудностей удастся снова стать самой собой.
        Герцог спросил девушку:
        - Это может показаться вам странным вопросом, моя дорогая, но как же вас зовут по-настоящему?
        Мимоза рассмеялась:
        - Вы и правда не знаете?..
        - Но каким образом я мог бы это узнать? - спросил он. - Я знаю лишь одно: вы дочь очень умного человека, чью книгу мы издадим, как только вернемся в Англию.
        - Неужели вы… вы действительно сделаете это… для папы?
        - Разумеется, я это сделаю! - пообещал герцог. - Но я все же хотел бы знать имя его дочери.
        - Мимоза.
        - Ваше имя столь же прекрасно, как вы сами! - сказал герцог.
        Он целовал ее до тех пор, пока она была уже не в состоянии думать о чем-либо другом, кроме чудесных и ярких эмоций, рождаемых в ней этими поцелуями.
        Наконец герцог сказал:
        - Мне следует отослать вас спать, моя любимая.
        - Но… я не хочу оставлять вас, - прошептала Мимоза.
        - И мне совсем не хочется, чтобы вы оставили меня, - проникновенно признался герцог. - Никогда больше не повторится, моя красавица, прошлая ночь, когда я спал с вами рядом, но не коснулся вас.
        С любовью в глазах он посмотрел на Мимозу и сказал:
        - Поэтому я предлагаю нам пожениться как можно скорее и насладиться медовым месяцем до возвращения в Англию, Мимоза посмотрела на него в удивлении.
        - Мы можем… Неужели такое возможно? - спросила она.
        - Мы так и поступим. Но, полагаю, было бы ошибкой после всего случившегося оставаться в Тунисе. Есть много других мест, куда мы могли бы отправиться, а путешествовать удобнее всего, наняв яхту. Тогда не возникнет никаких проблем с ночлегом.
        Мимоза вскрикнула от восторга.
        - Как бы мне этого хотелось… - радовалась она. - Но… но я буду счастлива с вами где угодно…
        - Никогда прежде не знал я ни одной женщины, чьи слова на эту тему заставили бы меня поверить, будто она говорит правду, - сказал герцог. - Вы безропотно спали одна в вашей палатке, и вы мирно спали на тахте в доме имама.
        Мимоза улыбнулась:
        - Я совсем не помню ту ночь! Когда утром я поняла, что вы спали около меня, я почувствовала… смущение.
        - Я обожаю вас, когда вы смущаетесь, - отметил герцог, - и я никогда не видел, чтобы кого-нибудь так украшал стыдливый румянец.
        Мимоза покраснела и зарылась лицом в его плечо.
        - Да, я только сейчас сообразил, что не спросил вас, кто была ваша мать. Я знаю теперь, что она была сестрой жены Клинта Тайсона. Я-то думал, его жена - американка.
        - О нет? - ответила Мимоза. - Они с мамой приходятся дочерьми графу Кроумбфелду. Он намеревался выдать их замуж по своему усмотрению и никогда больше не разговаривал с ними после того, как они убежали с теми, кого полюбили.
        Герцог посмотрел на нее и воскликнул:
        - Кроумбфелд! Но я знаю нынешнего графа. Он в родстве, хоть и далеком, с моей матерью.
        Теперь его родня придет в восхищение от его женитьбы на Мимозе, подумал герцог.
        Ему самому было безразлично, кто она такая, раз он полюбил эту девушку.
        Но многое становилось проще и для нее, и для будущего представления ко двору, если станет известно, что кровь Мимозы такая же голубая, как и у него.
        Ом крепче обнял Мимозу, признаваясь себе, что ома оказалась совершенством во всем.
        - Ну а если, - застенчиво проговорила она, - я покажусь вам совсем скучной в сравнении со всеми этими великолепными… искушенными женщинами, которых вы знали в Лондоне и Париже…
        В голове герцога промелькнуло воспоминание о леди Сибил и Чаровнице.
        Он знал - они не имели теперь никакого значения для него.
        Скоро он даже не сможет вспомнить, как они выглядели.
        Мимоза была совсем другая.
        Она поймет, что его археологические изыскания являются важной частью его жизни, и захочет принимать в них участие.
        Она украсит своим присутствием его большой дом в поместье и его дома в Лондоне и других частях Англии.
        Она легко приспособится ко всему, не только потому, что она умна, но и потому, что она любит его.
        Ее любовь отличалась от всего, с чем он сталкивался раньше, - она рождалась в ее душе.
        Он научит ее и другим радостям любви.
        Он совершенно не сомневался, что, став первым и единственным мужчиной, поцеловавшим ее, он так и останется для своей избранницы единственным в жизни.
        Герцог теснее прижал к себе Мимозу, словно желая удостовериться, что она с ним и никто ее у него не отнимет.
        - Я все подготовлю, чтобы мы могли пожениться завтра или на следующий день, очень скромно и тихо. Затем мы подыщем себе подходящую яхту и наймем ее. Мы оставим виллу и отправимся в плавание, изучая не только новые места по всему Средиземноморью, но и самих себя.
        Мимоза чуть не задохнулась от радости и еле сумела произнести:
        - Вы… Вы простили мне мою… ложь…
        То, что я притворялась своей кузиной? Если бы она была жива, я знаю, что она непременно… помогла бы мне… И мы были бы счастливы вместе… как тогда, когда мы были детьми.
        - Я сделаю все возможное, чтобы выяснить, что случилось с нею, - пообещал герцог, - но, полагаю, вам надо готовить себя к самому худшему. Я подозреваю, что Минерву убили, когда она попыталась бежать, как и нас могли бы убить те преступники.
        - Ох… Мсье Шарло! - пробормотала Мимоза.
        - Вы сказали, что он шантажировал вас, - напомнил ей герцог.
        - Он появился здесь, считая меня Минервой, - начала объяснять Мимоза, - и сказал, будто имеет какие-то письма, которые он покажет жене графа, если я не заплачу ему пятьдесят тысяч франков!
        - Что ж, его я убил, - сказал герцог, - и я уже уведомил полицию о его смерти. Они сказали мне, как вот уже некоторое время подозревали его в шантаже и похищении людей в этой стране, но не могли поймать с поличным.
        - Это был… жестокий человек, - пробормотала Мимоза.
        - Нам остается только молить Бога, чтобы нам больше не встречались подобные люди. Но если мы и попадем в трудное положение, вы снова спасете меня, как спасли в Фубурбо Майус.
        - Вы должны быть очень… очень осторожны, - предупредила его Мимоза, - потому что я не смогу перенести, если потеряю вас.
        - Этого никогда не случится, - ответил герцог. - Мне верится, милая моя, что мы уже были вместе в других наших жизнях, и теперь, когда мы нашли друг друга в этом мире, боги будут добры к нам.
        Он глубоко вздохнул и продолжал:
        - Я знаю теперь, что именно вас я искал всю жизнь и думал, что никогда не найду.
        - А я молилась, - прошептала Мимоза, - чтобы мне встретился такой человек, которого я смогу любить, как мама любила папу, чтобы мы жили столь же счастливо.
        - Так и будет! - твердо сказал герцог и опять стал целовать Мимозу.
        А звезды, казалось, наполнили небо и море.
        Пуна окутывала влюбленных своим серебристым светом, небесным светом, даруемым людям богами древних.
        Все крепче прижимая к своей груди девушку, он возносил небу благодарственную молитву, ведь он нашел то, что ищут все люди.
        Глубокое и искреннее чувство, истинную любовь, чистую и свободную в помыслах!
        Такая любовь благословенна - она божественный дар!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к