Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Магия Сердца " - читать онлайн

Сохранить .
Магия сердца Барбара Картленд

        # С помощью гнусного шантажа герцога Долуина заставляют вступить в брак с девушкой, которую он никогда не видел раньше. Однако Сефайна Седжвик становится для него счастливым талисманом.

        Барбара Картленд
        Магия сердца

        Предисловие автора

        Когда я в 1951 году поселилась в Кэмфилд-Плейс, то обнаружила, что в моем саду растет гигантский дуб, который в 1550 году посадила будущая королева Елизавета I, когда ее держали под домашним арестом в Хэтфилд-Хаусе. Видимо, она отправилась охотиться из поместья маркизы Солсбери, граничащего с моим, и застрелила своего первого оленя на том месте, где теперь расположен мой сад. Вероятно, застрелила она его из арбалета и в ознаменование этого события посадила там дуб.
        Дуб этот все еще высится там, и я узнала, что по местному поверью он приносит удачу.
        Прожив в Кэмфилде некоторое время, я попросила свою приятельницу, делавшую сувениры для старинных родовых имений, вызолотить для меня желуди и молодые листья этого дуба. Все, кому я их дарила, просто ахали, такую они приносили удачу. Не берусь сосчитать, сколько, благодаря мне, появилось на свет детей у супругов, уже отчаявшихся иметь ребенка.
        В Шотландии мне рассказали про мужа и жену, которые все пятнадцать лет брака мечтали о ребенке, но тщетно, хотя, по мнению врача, бесплодием они не страдали. Я посоветовала жене, какие надо принимать витамины, и подарила ей листок моего дуба, чтобы она носила его на шее. На прошлое Рождество к великой их радости у них родилась дочка, и теперь она признана Лучшим Младенцем графства.
        Я верю в такого рода магию, к тому же моя приятельница, золотящая желуди и листья старого дуба, - Белая Колдунья.
        В детстве она жила в Канаде, и умиравшая знахарка, славившаяся своей добротой и помощью, которую оказывала всем и каждому, сказала ей:
        - Я передам тебе мою силу.
        Моя приятельница, тогда еще совсем маленькая, ответила:
        - Мне твоя сила не нужна. Но колдунья возразила:
        - Ты не можешь отказаться. Теперь моя приятельница говорит, что, как это ни странно, если она старается сделать что-то для тех, кого любит, происходит чудо и ее желание исполняется.
        Я всегда верила словам Гамлета: «И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится вашей мудрости, Горацио».
        Когда королева Виктория в 1838 году разрешила публике доступ в парадные апартаменты. Хэмптом-Корта, многие пришли в ужас. Открыть «простонародью» вход во дворец? Но они же его разнесут! И только в 1949 году первый из аристократических дворцов открыл двери посетителям за плату для поправления финансовых дел семьи. Это был «Лонглит», величественный и удивительно красивый дом елизаветинских времен, принадлежавший маркизу Батскому.

        Глава первая

1879
        - Графиня Седжуик, ваша светлость.
        Услышав голос дворецкого, докладывающего о гостье, герцог Долуин, что-то писавший, удивленно поднял глаза.
        В дверях появилось ослепительное видение в зеленом туалете. Из-под пышного плюмажа виднелось очаровательное личико с большими темными глазами.
        Герцог медленно поднялся.
        - Изабель! - воскликнул он.
        Дверь за ней затворилась, и он продолжал:
        - Зачем вы приехали?
        - А как вы считаете? - спросила графиня. - Я здесь для того, чтобы повидать вас, мой милый Криспин.
        Герцог вышел из-за стола, но не обратив внимания на протянутую для поцелуя руку, направился к камину.
        - Когда мы виделись в последний раз, - немного помолчав, ледяным тоном произнес он, - вы сказали, что ненавидите меня и больше никогда не заговорите со мной.
        - Совершенно верно, - согласилась графиня, - но кое-что изменилось, и по тому я здесь.
        Она грациозно опустилась на диван, прекрасно сознавая, что падающий из окна свет подчеркивает ее красоту. В Лондоне чуть ли не каждый мужчина восхищался этой красотой, и одно время герцог принадлежал к самым пылким поклонникам графини. И, глядя на него, она подумала, что почти забыла, как он красив. Но в ней все еще живо было воспоминание о бешеной, пылкой страсти, сжигавшей их обоих.
        Герцог нахмурился. Он понимал, что привести к нему Изабель Седжуик могли теперь только какие-то своекорыстные соображения. Он считал эпизод в прошлом давно завершенным, и не имел ни малейшей охоты возвращаться к нему.
        - Мне надо кое-что сказать вам, Криспин, - продолжала графиня после небольшой паузы. - И полагаю, вы будете от этого в большом выигрыше.
        - Не сомневаюсь, что буду в большом проигрыше, если это зависит от вас, Изабель, - ответил герцог. - И у меня нет никакого желания продолжать наш разговор.
        - Не будьте глупы, - возразила графиня. - Думаю, вы все еще в долгах, и ваш ветхий загородный дом вот-вот совсем рухнет.
        Герцог сделал нетерпеливый жест.
        - Если и так, вас, Изабель, это не касается.
        - Вот тут вы ошибаетесь! Хотя еще недавно я ни о чем подобном не думала, но в данный момент это касается и меня.
        Герцог гневно посмотрел на нее, но, к его недоумению, в ответ она улыбнулась, а потом сказала:
        - После всех тех жестоких вещей, которые мы, расставаясь, наговорили друг другу, вы можете мне не поверить, но для вас в моем сердце всегда есть место.
        - В вашем сердце?! - воскликнул герцог. - Сомневаюсь, что оно у вас вообще есть. Я, во всяком случае, никаких его признаков не замечал.
        - Ах, Криспин, Криспин! Ну, почему вы ведете себя точно капризный мальчишка, хотя вы давно мужчина и притом очень обаятельный.
        Герцог раздраженно поморщился.
        - Перейдемте к делу. Зачем вы приехали? - резко спросил он.
        - У меня есть к вам предложение, - ответила графиня. - И, как я уже сказала, приняв его, вы окажетесь в большом выигрыше.
        - Сомневаюсь, но выслушаю вас.
        Графиня взмахнула длинными ресницами и кокетливо надула губки, что способно было покорить сердце практически любого мужчины, однако герцог только холодно взглянул на нее, и через мгновение она продолжила:
        - Вы, вероятно, помните, что у Альберта есть дочь от первого брака?
        - Никогда не слышал, - коротко произнес герцог. - Но в любом случае какое это имеет отношение ко мне?
        - Сефайна на днях возвращается в Англию из Флоренции, где она заканчивала образование, когда я вышла за ее отца.
        - Не стану говорить то, что и так очевидно, но она поступила благоразумно, оставшись там. - Герцог иронично скривил губы.
        - У нее не было выбора, - резко ответила графиня. - Но ей пошел девятнадцатый год, и оставаться там дольше она не может.
        Она умолкла, но герцог тоже выжидательно молчал.
        - Вы должны понять, Криспин, - продолжала графиня уже другим тоном, - что девица на выданье мне ни к чему! Ведь я немногим старше ее. Мне же нет и тридцати.
        Герцог опять промолчал, но по его губам скользнула чуть заметная усмешка.
        И он и она прекрасно знали, что ей уже тридцать три.
        - Я, естественно, должна буду представить Сефайну ко двору. А Альберт намерен дать в ее честь бал.
        - В таком случае, ей можно только позавидовать! - заметил герцог. - Хотя традиционная злая мачеха ее, конечно же, затмит.
        - Вы, правда, считаете меня злой? - спросила графиня. - Криспин, вы меня во многом обвиняли, я не забыла, но злой не называли никогда!
        - Когда вам надо поставить на своем, вы способны на все, и меня ничто не удивит, - ответил герцог. - Видимо, вы задумали «избавиться» от несчастной девушки. Что вы ей предназначаете? Могилу или монастырь?
        - Как вы несправедливы! - с возмущенной гримаской воскликнула графиня. - Нет, я придумала кое-что получше. Почему бы вам, мой дорогой Криспин, не жениться на ней?
        Герцог уставился на графиню, словно не веря своим ушам. Потом, после молчания, которое казалось очень долгим, он спросил:
        - Вы, разумеется, пошутили?
        - Я говорю совершенно серьезно, - ответила графиня.
        - В таком случае я, естественно, отвечу «нет», и нам ни к чему продолжать этот разговор, - сказал герцог. - И мне кажется, Изабель, вам лучше уехать, так как мы исчерпали все темы.
        Он протянул руку к сонетке, но графиня остановила его:
        - Погодите! Я еще не кончила.
        - Нам не о чем больше говорить, - повторил герцог. - Не понимаю, как вы могли даже вообразить, что я женюсь на вашей падчерице! - он глубоко вздохнул и добавил: - Будем откровенны: это был лишь предлог, чтобы приехать ко мне и побольнее меня уязвить!
        - Вы отреагировали именно так, как я и предполагала, - обезоруживающе ответила графиня. - Но ведь я часто повторяла вам, Криспин, что вы удивительно красивы, когда сердитесь. - И с легким кокетливым смешком она добавила: - Я помню в каком вы были гневе, когда вошли и увидели, что Эдвард меня целует! И как было чудесно, когда я попросила прощения и вы меня простили. Вы не забыли?
        Ее слова, казалось, повисли в воздухе. Увидев, что герцог не намерен отвечать, она продолжала:
        - Ревнуя, вы становитесь просто свирепым! Но признайтесь, это безумно возбуждало нас обоих!
        - Перестаньте! - почти выкрикнул герцог. - К чему вы клоните, Изабель? Для чего ворошить прошлое? Когда мы расстались, я сказал вам, что вы мне отвратительны, что презираю вас за то, как вы обошлись со мной.
        - Я был так глуп, - помолчав немного, продолжал он, - что вообразил, будто, изменяя мужу, мне вы будете верны!
        Казалось, эти слова вырвались у него против его воли.
        - Ради Бога, уйдите, - сказал он. - Один раз вы открыли мне глаза, и я даже думать о вас не хочу!
        - Но иногда все-таки думаете, - вкрадчиво произнесла графиня. - И, хотя вы не захотите поверить, так бывает и со мной.
        - Только у вас достаточно мужчин, чтобы утешиться, - возразил герцог. - Когда в клубе Уайта разговор заходит о вас, мне чудится, что в комнате нет человека, который не был бы когда-либо вашим любовником.
        - Какая восхитительная мысль! Но, увы, она далека от действительности, - заметила графиня. - Именно поэтому, Криспин, вы должны понять, что я не собираюсь проводить время в обществе почтенных матрон. Во всяком случае, в ближайшие десять лет.
        - Если вы опять хотите предложить, чтобы я женился на вашей падчерице, то не трудитесь. Прощайте, Изабель. Как я уже говорил, надеюсь, больше я никогда с вами не увижусь, по крайней мере, наедине.
        Он вновь протянул руку к сонетке, но графиня воскликнула:
        - Погодите! Я еще не назвала две причины, которые убедят вас, что, отказываясь, вы совершаете ошибку.
        Герцог опустил руку, но губы его крепко сжались, а на лице появилось выражение мрачного упрямства, что, как было известно всем знавшим его, не предвещало ничего хорошего.
        - Ну, - начала графиня, - первая причина, почему вам следует жениться на Сефайне, очень проста. Вступив в брак, она получит долю своего наследства. Примерно тридцать тысяч фунтов. Все остальное состояние ее матери, пока жив Альберт, будет моим и только моим.
        - Меня это не интересует, - произнес герцог холодно.
        - И напрасно! - заметила графиня. - Тридцать тысяч хватит на уплату большей части ваших долгов, а будущее сулит сказочное богатство!
        - Я уже сказал, что это меня не интересует, - повторил герцог. - А что касается смерти Альберта, я убежден, что он будет жить вечно, вы же ведьма!
        В его словах явно слышалась горечь, но графиня только засмеялась:
        - Ах, так теперь я ведьма! Вы же всегда твердили, что я вас околдовала, но ведь тогда, если память мне не изменяет, я была богиней и вы поклонялись мне.
        - Каким я был глупцом! - простонал герцог.
        - Очень пылким, настойчивым и властным! - вздохнула графиня.
        - На ваше предложение я снова отвечаю: «нет!» - сказал герцог.
        - Но вы узнали лишь одну причину, почему вам все же следует принять его, - отпарировала графиня.
        - Так в чем же заключается вторая? - нехотя поинтересовался герцог.
        - У меня есть два письма, - ответила графиня, - которые я вчера взяла из секретера в будуаре Ивонны де Мозон.
        Герцог замер.
        - Два письма? - недоверчиво переспросил он.
        - Просто очаровательных. И, разумеется, некоторые выражения показались мне знакомыми.
        - О чем вы говорите? С какой стати вы взяли эти письма? - гневно воскликнул герцог.
        - Я подумала, милый Криспин, что, вам не захочется стать женихом, и оказалось, эти два письма, несомненно, очень заинтересуют посла.
        В кабинете наступила такая тишина, что было бы слышно, как пролетела муха.
        Герцог словно окаменел, и наблюдая за ним графиня тоже замерла. Молчание первым нарушил герцог.
        - Вы не осмелитесь!
        - И скажу, не преувеличивая, что не становлюсь ни перед чем. Мне надо избавиться от глупой девчонки Альберта.
        Герцог прошелся по комнате и остановился у окна, глядя перед собой невидящими глазами.
        Он знал, что Изабель готова добиваться своего любой ценой. И к тому же не прочь отомстить ему за то, что он порвал с ней.
        Тогда он обнаружил, что Изабель, пока его не было в Лондоне, спала сразу с двумя его друзьями. А он наивно верил, что она любила его настолько сильно, насколько вообще была способна кого-либо любить.
        Его потрясло, что, едва он на несколько дней уехал к заболевшей матери, как она тотчас ему изменила. Произошла бурная ссора. Он ушел, клянясь, что не желает ее больше видеть. Он ненавидел ее за то, что она убила его любовь. Это произошло год назад. Он был прекрасно осведомлен о череде своих преемников, и сам нашел утешение у обворожительной жены французского посла.
        Однако француз был совсем не похож на стареющего графа Седжуика, который, если и подозревал о том, что происходит у него за спиной, то не желал ничего об этом знать. К тому же придворная должность, обязанности главы судебной и исполнительной власти графства и управление своими огромными имениями занимали все его время.
        Герцог, как и все остальные, знал, что первая графиня Седжуик была очень богата. Кроме того, она унаследовала состояния нескольких скончавшихся родственников. Герцог смутно припомнил, что она обожала своего мужа и завещала ему все, что имела, без всяких условий.
        Неудивительно, что Изабель со своим расчетливым умом твердо решила прибрать к рукам как можно больше до того, как овдовеет. И только после кончины графа наследство должно было перейти к его детям от первого и от второго брака.
        Однако герцог подозревал, что Изабель опасается потерять красоту и потому не намерена подарить мужу наследника, хотя граф несомненно женился на женщине много моложе себя только в надежде, что она подарит ему сына.
        Деньги герцогу были нужны. «Одному Богу известно, как нужны», - подумал он. Однако у него не было ни малейшего желания продать ради них свой титул или жениться на падчерице Изабель, от которой мачеха хотела избавиться.
        Но когда Изабель пустила в ход шантаж и пригрозила ему письмами, которые он писал Ивонне де Мозон, ситуация резко изменилась.
        В Лондоне все знали, как бешено ревнив французский посол. И понять посла было можно, его жена отличалась необычайной привлекательностью. Ей стоило лишь улыбнуться мужчине, взглянуть на него из-под полуопущенных ресниц, как кровь бросалась тому в голову.
        Герцог, на чьем счету было много побед, еще не встречал такой ненасытной в любви и такой соблазнительной женщины.
        С той секунды, когда Ивонна де Мозон улыбнулась ему с томным выражением глаз, он был заинтригован, а вскоре и пленен настолько, что не знал покоя, пока не стал ее любовником. Им приходилось принимать всяческие предосторожности, но, к счастью, посол должен был часто уезжать во Францию.
        При первом же свидании герцог убедился, что в рассказах о ней ничего не преувеличено. И он нетерпеливо ждал, когда Ивонна известит его, что они снова могут встретиться без опасений.
        В сравнении с ней ни одна женщина не казалась интересной и тем более желанной. И вот теперь он пойман в западню!
        Изабель захлопнула ее, отрезав все пути к спасению. Хватаясь за соломинку, он отвернулся от окна и сказал:
        - Не верю, что Ивонна так глупа, что хранила мои письма, если бы я их ей писал. Вы всегда были лгуньей, Изабель, но если они и правда существуют, как ты утверждаете, я хочу их увидеть.
        Графиня рассмеялась.
        - Я не сомневалась, что вы попросите об этом, а потому заранее приготовилась рассеять ваши сомнения.
        - Они у вас с собой?
        У герцога мелькнула мысль вырвать их у нее и сжечь в камине. Превращенные в пепел, они перестанут быть орудием против него. Как бы убедительно Изабель ни утверждала, что видела их пойми глазами, кто ей поверит?
        Тем временем она открыла сумочку, такую же зеленую, как ее костюм, и, достав несколько листков, любезно протянула их герцогу.
        Он взял их, но тут же воскликнул:
        - Это копии!
        - Разумеется, милый Криспин! Я не настолько наивна, чтобы вручить вам оригиналы, когда в комнате топится камин, а вы гораздо сильнее меня.
        Герцог снова взглянул на листки, которые держал в руке. Потом бросил их и огонь и посмотрел, как они рассыпаются в пепел.
        - Если хотите, я сниму для вас еще копии, - предложила Изабель.
        Она насмехалась над ним, и ему захотелось ее ударить. Однажды он уже сделал это, когда от ревности потерял над собой контроль. А она наслаждалась этим, как наслаждалась сейчас, терзая его.
        Огромным усилием воли он попытался произнести мирным тоном:
        - Может быть, обсудим это спокойно?
        - Говорить спокойно о том, что мне предстоит вывозить в свет дочь Альберта, я не намерена, - жестко ответила Изабель. - Вы женитесь на ней, Криспин, потому что другого выхода у вас нет.
        Герцог готов был взорваться, но не захотел доставить ей такого удовольствия.
        - Подсуньте ее кому-нибудь другому, кто нуждается в деньгах больше меня, - предложил он.
        - Пожалуйста, - ответила Изабель. - При условии, что это будет герцог.
        Герцог начал мысленно подыскивать герцога, столь же стесненного в деньгах, как он сам, но потерпел неудачу. Нортумберленд, Ньюкасл, Роксбург, Садерленд, Норфолк - все они были богаты. У них не было причин продавать свой титул. Герцога одолевало искушение просто послать Изабель к черту.
        В свое время, когда Харриет Уилсон пригрозила герцогу Веллингтону, что опубликует свои мемуары с нелестными для него сведениями, сказал же он ей: «Публикуйте и убирайтесь к черту!»
        Но за этим последует не только дуэль с французским послом, этим он погубит Ивонну. Истинный джентльмен не мог так поступить с женщиной, которая доверилась ему.
        Герцог очень хорошо знал, что Ивонна смертельно боится мужа. Она говорила, что он может убить ее, если только заподозрит в измене. И она не преувеличивала.
        Нет, он попал в западню, из которой нет спасения.
        Длинные тонкие пальцы Изабель уверенно повернули ключ в замке этой западни.
        Голосом, который словно принадлежал не ему, герцог с усилием произнес:
        - Чего вы от меня хотите?
        - Я не сомневалась, что ваш здравый смысл возьмет верх, - ответила Изабель, - и уже все точно обдумала.
        Она поудобнее расположилась на диване. Чувствуя, что холодеет, герцог подошел к камину и встал перед огнем.
        - Сефайна должна приехать из Флоренции через три дня, - начала Изабель. - Я встречу ее не в Лондоне, а в Дувре, откуда привезу в Уин, где вы обвенчаетесь в вашей домашней часовне.
        Герцог сжал кулаки так, что побелели костяшками пальцев, но промолчал.
        - Затем вы проведете медовый месяц в уединении, как и положено молодоженам. И Сефайну никто не увидит. Никто даже знать не будет о ее существовании, - продолжала она, - пока Альберт, оправившись от потрясения, не пошлет извещение о вашем браке в «Газетт».
        - Но что он подумает? - спросил герцог.
        - Я ему скажу, что вы познакомились с Сефайной во Флоренции и безумно в нее влюбились. И, опасаясь, как бы она в Лондоне не отдала предпочтение кому-нибудь другому, вы уговорили ее выйти за вас немедленно.
        - Вы действительно считаете, что ваш муж поверит этому вздору?
        - Завтра утром Альберт отправляется в Эдинбург по поручению королевы. И поплывет туда на яхте одного из своих друзей, а потому на три недели будет отрезан от всего мира.
        Графиня испустила легкий вздох.
        - В какой восторг это привело бы вас, Криспин, в те дни, когда мы значили друг для друга так много!
        Не обратив никакого внимания на эти слова, герцог еще раз спросил:
        - Вы серьезно полагаете, что ваш муж признает брак, совершенный без его согласия, а потому, насколько я знаю, незаконный?
        Изабель улыбнулась:
        - Нет, Криспин, такой довод вам не поможет! Какой отец не обрадуется тому, что его дочь стала герцогиней?
        - Ну, а если она сама воспротивится, как, разумеется, и случится?
        - Сефайну предоставьте мне.
        - В таком случае могу сказать только, что мне ее очень жаль!
        - Но, милый Криспин, вы же можете утешить ее с вашим неподражаемым искусством!
        Наступило молчание.
        - Не принуждайте меня, Изабель, - попросил герцог. - Если только вам дорога память о нашем счастье, вы найдете другого. Ведь очень многие будут только рады освободить вас от нее.
        Он не сразу заметил, что уже не просит, а умоляет графиню. Но его терзало отчаяние: у него отнимали все - друзей, надежду на счастливый брак. «И самоуважение» - в ярости подумал он.
        Взывать к чувствам Изабель было бесполезно, это он знал с самого начала. Ее всегда отличало бездушие.
        Нежной и ласковой в постели ее делала редкая чувственность. Во всем остальном она была жестокой, холодной и очень мстительной. Теперь же она засмеялась и ответила:
        - О, я все это помню… И еще очень многое. И я помню, как вы осыпали меня нестерпимыми обвинениями, как вы меня бросили! И почти сразу же, если судить по вашим письмам, Ивонна сумела успешно исцелить вас от всех страданий, если вы их испытывали!
        Ее тон не оставлял сомнений: больше всего ее уязвило то, что он обрел утешение в объятиях Ивонны. Но и в ней он нашел то же, что в Изабель, - прелестную чувственную женщину.
        Она могла зажечь огонь, который пожирал их, пока они предавались своей страсти. С восторгом, с бешеным упоением.
        Но, угасая, пламя страсти оставляет только пепел. Изабель знала, что так произошло и с его чувствами к ней. Но она была женщиной ревнивой и завистливой, и хотела отплатить ему, заставить страдать, подчинить его себе. Он понял, что слова бесполезны. И гордость заставила его смириться, не унижаясь больше, с неизбежным.
        - Хорошо, Изабель, - сказал он наконец, - я соглашусь на ваши требования. Но при одном условии. Вы отдадите мне письма, которые украли у Ивонны.
        После паузы он продолжал:
        - Я вам не доверяю, и клянусь, что не надену кольцо на палец вашей падчерицы, пока не получу эти письма назад.
        Графиня не сразу нашла выход из этого затруднительного положения, но потом сказала:
        - Хорошо, Криспин. Я захвачу их в Уин и отдам вам в часовне после начала брачного обряда.
        - Я внимательно изучу их, чтобы убедиться, что это подлинники, - предупредил герцог.
        - А если и это будут копии, что тогда?
        - Вы увезете девушку с собой.
        - Вы получите свои письма, - обещала Изабель.
        Она встала, герцог снова хотел позвонить, но она снова ему помешала.
        - Мы заключили сделку, - сказала она кокетливо, - и, по-моему, вам следует скрепить ее поцелуем. Ну, просто в память о прошлом.
        - Я скорее поцелую адскую змею! - возразил герцог. - Я ненавидел вас, Изабель, за то, как вы поступили со мной, когда я вас любил, а теперь презираю вас не меньше, чем презираю себя за то, что увлекся вами.
        Говоря это, он понимал, что она ждет совсем других слов. Он знал, какого высокого мнения она была о своих чарах - и с полным на то основанием. Разве ей не удавалось обвести вокруг пальца любого мужчину и вертеть им так, как ей того захочется?
        Он заметил изумление в ее глазах, и у него мелькнула мысль, что за маской искушенной великосветской дамы все еще сохранилось что-то от молоденькой девушки, которая решила завоевать высшее лондонское общество и преуспела в своем намерении.
        - Я против воли вынужден сделать то, что нужно вам, - уже более спокойным тоном сказал герцог. - Прошу, удовлетворитесь этим, а меня оставьте в покое.
        При этих словах он неторопливо протянул руку и позвонил. Внезапно он остро ощутил аромат ее экзотических духов. Нет, он не забыл этот пряный запах, который еще долго держался на его одежде уже после того, как он уходил от графини.
        Открылась дверь, на пороге появился дворецкий.
        - Прощайте, графиня, - сказал герцог. - Вы были очень любезны, что навестили меня. Разумеется, я буду ждать дальнейших подробностей, касающихся нашей беседы.
        Изабель протянула руку, и он слегка прикоснулся к ней губами. Графиня направилась к двери, где ждал дворецкий, а герцог вновь отошел к окну. У него не было больше сил смотреть на нее.
        Он услышал стук затворившейся двери. Больше не нужно было соблюдать внешние приличия.
        Герцог разразился чуть слышными проклятиями, желая, чтобы Изабель сама испытала те адские мучения, которым подвергла его. Он же обречен был мучиться до конца своих дней.

        Глава вторая

        - Я буду очень скучать без вас, матушка! От всего сердца благодарю вас за всю вашу доброту ко мне. - Голос Сефайны звучал так искренно, что настоятельница улыбнулась.
        - Сефайна, ты всегда была старательной ученицей, - сказала она, - и надеюсь, живя в миру, ты не забудешь, чему тебя учили мы.
        - Я буду помнить все! - взволнованно обещала Сефайна. - По правде говоря, мне очень не хочется уезжать отсюда.
        Настоятельница ласково положила руку на плечо девушки.
        - Но ты уже выросла и должна занять свое положение в свете. Не забывай, есть люди, которые захотят следовать твоему примеру и которых ты будешь вдохновлять. Ты не должна разочаровать их.
        - Постараюсь, - горячо ответила Сефайна.
        - Да будет с тобой Господь, дитя мое, - сказала настоятельница.
        Сефайна сделала реверанс, поцеловала руку своей наставнице и направилась к двери.
        Настоятельница смотрела ей вслед с нежностью, но и с тревогой. Ей не понравилось письмо графини Седжуик, такое холодное и бесчувственное - ничего, кроме указаний о том, когда и как Сефайна должна выехать в Англию.
        Настоятельница подумала, что, вернувшись домой, Сефайна будет тосковать по своей покойной матери даже сильнее, чем в первые дни в монастырской школе. Тогда же ее горе было безутешным. В школе она постепенно от него оправилась, но лишь потому, что как монахини, так и ученицы, девочки из знатных семей, очень бережно относились к ней. Окруженная их вниманием, она привыкла к школе и полюбила ее. Проезжая по улицам Флоренции, Сейфайна прощалась с ней. Нигде в мире, даже в Англии, думала она, нет другого такого прекрасного города, свидетеля стольких исторических событий.
        Следуя указаниям графини, настоятельница поручила Сефайну заботу одной из монахинь, которая должна была отвезти девушку на родину. Сестра Бенедикта была немолодой, очень умной женщиной. Она происходила из аристократической итальянской семьи и приняла постриг, когда ее жених был убит на дуэли. Хотя их брак, как это принято у знатных родов Европы, устраивали родители, она его любила. И, потеряв, удалилась от мира в монастырь.
        Школа помещалась в особом его крыле, и сестра Бенедикта не собиралась становиться наставницей юных девушек. Но она получила превосходное образование, а к тому же отличалась незаурядным умом, так что настоятельница уговорила ее преподавать в школе.
        Когда они проезжали по Панто-Веккио, перекинутому через реку Арно, Сефайна горестно воскликнула:
        - Как я буду тосковать по всему этому, сестра! Флоренция так хороша.
        - Она останется в твоем сердце, где бы ты ни была, - заметила сестра Бенедикта. - Но я знаю, что и Англия понравится тебе.
        - Да, она красива, - ответила Сефайна, - и я мечтаю пожить в загородном доме отца.
        Она помолчала, а потом добавила:
        - Я мечтаю о том, как буду ездить верхом, о чудесном лесе и садах, которые так любила моя мама.
        Но, говоря это, Сефайна думала, как больно будет бродить по розовому саду и по ухоженным лужайкам, раз рядом с ней не будет ее матери. Когда она была совсем крошкой, мама каждый день гуляла с ней в саду и рассказывала всякие истории про цветы, целебные травы, птиц и бабочек.
        Этот сад часто снился Сефайне. Он жил в ее воображении все годы, проведенные во Флоренции. По ночам, засыпая, она грезила, что вернулась домой и гуляет в саду, ощущала аромат цветов, слышала птичьи трели.

«Скоро я увижу его наяву, - сказала она себе. - Но без мамы он уже не будет прежним!»
        И в этот момент она невольно подумала о мачехе. Когда ее отец женился во второй раз, она с первого же дня поняла, что не нравится новой графине. Эту неприязнь она замечала не только в ее глазах, но и слышала в сухом тоне, которым та обращалась к падчерице.
        Когда Сефайна узнала, что ее отец выбрал невесту гораздо моложе себя, она подумала, что, может быть, все будет не так уж плохо. Если ее мачеха молода, им, наверное, будет весело вместе. И ей станет легче переносить тоску по маме.
        Ее иллюзии быстро рассеялись. Сразу после свадьбы Изабель ясно дала понять, что Сефайне придется уехать.

«Альберт, милый, - сказала новобрачная тем воркующим нежным голоском, который пускала в ход, когда чего-нибудь хотела, - Сефайну следует отправить в пансион, чтобы завершить ее образование».
        Она нежно улыбнулась - мужу и продолжала:

«Сефайна очень хорошенькая, и было бы жаль, если бы она осталась такой же невежественной и плохо воспитанной, как многие ее сверстницы».

«Конечно, конечно!» - вспомнила Сефайна ответ отца.
        Он весь был во власти чар своей молодой жены. Сефайне было горько, она восприняла это как оскорбление памяти покойной матери, но она, ей казалось, понимала своего отца. Смерть жены потрясла его, и он сразу постарел на десять лет. Им владела такая скорбь, что у него недоставало сил исполнять свои обязанности при дворе.
        Но потом Сефайна неожиданно заметила в глазах отца оживленный блеск, бодрые нотки в его голосе. Она не понимала причин подобной перемены, пока ее тетушка не растолковала ей, что происходит.

«Нет дурака глупей старого дурака! - ядовито сказала тетушка. - Это относится и к твоему отцу».
        Сефайна смотрела на нее в полном недоумении.

«У тебя будет мачеха, - объяснила та. - Я сочла своим долгом предупредить тебя, прежде чем ты узнаешь об этом от своего отца и, разрыдавшись, расстроишь его».

«Я… не стала бы… плакать», - еле выговорила Сефайна, чувствуя как к горлу подступают слезы: ее мать была забыта так скоро!

«Сефайна, - словно прочитав ее мысли, произнесла тетушка, - ты ведь не хуже меня знаешь, что твоему отцу нужен наследник. Титул Седжуиков - древний, и мы все им гордимся».
        Прежде Сефайна не думала об этом, но теперь вспомнила, что унаследовать титул должен был ее кузен, которого они все не любили. Его спровадили в Австралию, потому что он наделал множество долгов. Граф неоднократно выкупал его векселя, но наконец предупредил, что больше не намерен его содержать. Сефайна могла понять, почему все их родственники хотели, чтобы у ее родителей был сын.
        Но, как говорила ее мать, на то не было Божьей воли, и Сефайна оставалась их единственным ребенком.

«Конечно, я надеюсь, что у папы родится сын, - мужественно сказала она тетушке. - Ведь тогда у меня будет брат, а это так интересно!»

«Умница!» - похвалила тетушка.
        Поэтому Сефайна заставила себя держаться с Изабель приветливо. Однако с первой же встречи она поняла, что стала теперь лишней в родном доме. Но ее отец был очень счастлив. Поэтому по дороге во Флоренцию она все время убеждала себя, что было бы большим эгоизмом сердиться на него.
        Но какой мукой было видеть Изабель на месте ее матери! Ей становилось невыносимо больно, когда она видела на мачехе фамильные драгоценности Седжуиков или слышала, как та отдает распоряжения переставить мебель в комнатах.
        Лишь с большим трудом Сефайна удерживалась, чтобы не сказать, что великолепие Уик-Парка оплачено деньгами ее матери. Благодаря деньгам ее матери, Изабель могла тратить целые состояния на новые туалеты, меха и прочие свои фантазии.

«Я должна попытаться полюбить ее ради папы!» - выговаривала себе Сефайна. Но каждый час, проведенный в обществе Изабель, внушал ей все большую антипатию к мачехе.
        И когда ее отослали во Флоренцию, она почувствовала даже облегчение. В довершение всего Изабель убедила графа, что было бы неразумно брать Сефайну на каникулы домой.

«Дорога такая длинная, Альберт, любимый, - сказала она. - И такие поездки для девочки очень вредны. В пансионе у нее будут подруги, и они пригласят ее погостить. Вот и меня так приглашали, когда я училась в школе».
        Граф согласился, как соглашался со всем, чего хотела его молодая жена.
        Вот так Сефайна, по ее собственным словам, отправилась в изгнание. Увидеть Англию снова она могла не раньше, чем через три-четыре года.

«Если тебе нельзя будет приезжать ко мне, моя милая девочка, - сказал ее отец, - обещаю, я сам приеду навестить тебя».
        Но каким-то образом Изабель удалось ему помешать. Она хотела побывать в Европе, но Меккой всех красивых женщин был Париж.
        О том, куда поехали граф и графиня, Сефайна узнала не от своего отца. Некоторые из ее подруг слышали от родителей, что Изабель покорила столицу Франции своей красотой. Она дала великолепный бал в особняке на Елисейских Полях, который убедила графа снять на месяц.

«Туалеты у нее, конечно, от самых модных портних, а ее драгоценностям позавидует любая женщина», - сообщили девочки Сефайне.
        В письмах ее отца, а он писал ей аккуратно каждую неделю, о посещении Парижа почти не говорилось. Он только упомянул, что обсудил важные дела с премьер-министром и что император удостоил его интересной беседой.
        Граф не отличался бойкостью пера, но его письма доставляли Сефайне огромную радость. Они были единственной ее связью с Англией и с прошлым.
        Умная и любознательная, она училась с увлечением и не ограничивалась уроками монахинь, но занималась отдельно с преподавателями предметами, не входившими в школьную программу. Поэтому она отлично владела не только французским и итальянским, но также немецким и испанским.
        Занималась она и многим другим, особенно последний год, когда оказалась старше остальных учениц и не должна была сидеть с ними в классе - ведь, все это она прошла раньше.
        Путешествие через Францию было утомительным, но интересным.
        В Кале сопровождавший их от Флоренции курьер сказал:
        - Миледи, я заказал каюту для вас и преподобной сестры на пароходе, который отплывает через час.
        - Благодарю вас, - ответила Сефайна. - Надеюсь, однако, что Мне удастся избежать морской болезни. После стольких часов в душном поезде, я мечтаю подышать морским воздухом.
        Сестра Бенедикта плохо переносила качку и тут же спустилась прилечь в каюту. Сефайна прогуливалась по палубе в сопровождении курьера, пожилого итальянца, много поездившего по свету. Ей было интересно слушать его, но ее полностью захватила мысль о том, что она возвращается на родину.

«Пусть мне будет трудно с маменькой, - говорила себе Сефайна, - но я же все время буду чувствовать рядом маму. Гуляя в саду или катаясь верхом по лесу, я стану думать только о ней!»
        В Дувре их встретил английский курьер и, к удивлению Сефайны, сообщил, что она поедет не в Лондон. Сефайна ожидала, что ее встретит отец, что вечер и ночь они проведут в Седждик-Хаусе на Парк-Лейн, а утром уедут в Уик-Холл.
        Была пятница, а граф, она знала, любил проводить конец недели в Уике.
        - Но куда же я поеду? - спросила она у курьера.
        - Мне поручено, леди Сефайна, - ответил он, - сказать вам только то, что ее сиятельство встретит вас там, куда я вас провожу, а до тех пор ни на какие вопросы не отвечать.
        Он как будто чувствовал себя неловко, и Сефайна глядела на него с удивлением. Зачем ее мачехе понадобилась такая таинственность?
        - А где мой отец? - спросила она. Курьер замялся, и Сефайна со страхом подумала, что ее отец болен… А вдруг он умер?
        Однако с видимой неохотой курьер ответил:
        - Его сиятельство отбыл в Эдинбург.
        - В Эдинбург? - воскликнула Сефайна. - Но зачем?
        Как странно, что папа уехал именно тогда, когда она вернулась из Италии! И ведь в своем последнем письме он обещал ее встретить!

«Я точно пока не знаю, когда именно твоя мачеха устроит твое возвращение, но поверь, милая девочка, я с нетерпением жду тебя. И нам надо о стольком поговорить!

        - Если не ошибаюсь, - говорил тем временем курьер, - его сиятельство выполняет важное поручение Ее Величества.
        Помолчав, он добавил:
        - Я знаю, что в Эдинбурге он будет гостем герцога Гамильтона.
        - И папа не оставил для меня письма? - спросила Сефайна.
        - Думаю, оно у ее сиятельства, - ответил курьер.
        Сефайна вспомнила, что этот, сейчас уже немолодой человек, и прежде не раз сопровождал ее родителей в поездках. И у нее возникло чувство, что он чем-то расстроен и говорит ей не все, что знает.
        Но она бы не могла объяснить, почему у нее сложилось такое впечатление. Просто ей так казалось, но интуиция редко ее обманывала.
        - Ее сиятельство прислала для вас горничную. Она ждет в гостинице, - продолжал курьер. - И я подумал, миледи, что вам следует подкрепиться перед дорогой туда, где вы будете ночевать.
        Сефайна недоумевала все больше и больше, но решила пока других вопросов не задавать, ведь рядом стояли и слушали сестра Бенедикта с итальянским курьером. Они должны были немедленно вернуться во Флоренцию, и Сефайна простилась с ними, поблагодарив за все их заботы о ней.
        Она не поскупилась на чаевые курьеру, деликатно положив деньги в концерт.
        Для сестры Бенедикты она приготовила подарок, не сомневаясь, что та обрадуется, когда развернет его.
        Она поцеловала монахиню со словами:
        - Спасибо… спасибо… за всю вашу… доброту. Прошу вас, не забывайте меня.
        - Ты ведь знаешь, что я буду всегда поминать тебя в молитвах, - ответила сестра Бенедикта. - Да защитят тебя Господь и его ангелы.
        Сефайна почувствовала, что на глаза ей наворачиваются слезы. Она отвернулась и села в экипаж, который ждал ее по распоряжению мистера Картера, английского курьера.
        Они направились в гостиницу. Оказалось, что мистер Картер уже заказал ей легкий завтрак на случай, если у нее случится приступ морской болезни. Сефайна не была голодна, но все-таки поела, и была готова отправиться в путь. Горничную, которую прислала графиня, Сефайна никогда прежде не видела, но ей показалось, что та почему-то держится с ней враждебно.
        Сефайна думала, что они поедут на вокзал, и очень удивилась, когда в последнюю минуту курьер объяснил, что место, куда они направляются, находится в стороне от железной дороги и добраться туда можно только на лошадях.
        - Не понимаю, - сказала Сефайна, садясь в экипаж, - почему мы едем не в Уик-Холл!
        - Ее сиятельство все объяснит, - поспешно сказал мистер Картер и сел на козлы рядом с кучером.
        Когда они выехали из Дувра, Сефайна спросила горничную, фамилия которой, как она узнала, была Смит, не известно ли ей, куда их везут.
        - Ее сиятельство, - ответила горничная, - послала меня в Дувр с мистером Картером, а больше мне ничего не сказала.
        Казалось, этот вопрос разозлил ее, и Сефайна переменила тему.
        - Столько таинственности! - вздохнула она. - А я так надеялась увидеть завтра Уик.
        - Я там была неделю назад, - сообщила горничная. - С его сиятельством.
        - Там очень красиво? - осведомилась Сефайна.
        - Ну, цветы уже пораспускались.
        - Моя мама считала, что нет ничего красивее Уика весной, - заметила Сефайна. - Она часто цитировала Роберта Брауинга: «Быть в Англии сейчас, когда цветет апрель!»
        Смит ничего не ответила, и Сефайна оставила попытки завязать с ней разговор. Мысленно она перенеслась в Уик. Миндальные деревья стоят в цвету, в парке под дубами золотым ковром раскинулись желтые нарциссы.

«Я обязательно поеду туда и очень скоро!» - сказала она себе.
        Поездка оказалась долгой и утомительной. Узкая дорога местами становилась такой извилистой, что четыре лошади, запряженные в карету, плелись шагом. Уже темнело, когда они свернули во двор почтовой станции. Сефайна была поражена: ее отец всегда избегал почтовых станций и придорожных гостиниц. Если они куда-нибудь отправлялись, то по дороге останавливались у кого-либо из его многочисленных друзей. И, конечно, в этом графстве у него должны быть хотя бы хорошие знакомые.
        Так почему же мачеха ждет ее на обыкновенном постоялом дворе?
        Насколько она могла судить, никакого комфорта он не сулил. Более того: тут, видимо, вообще редко останавливались проезжие. Во дворе не стояли экипажи, а конюшня была небольшой.
        Хозяин, дюжий толстяк, появился в дверях и отвесил ей почтительный поклон.
        - Вашу милость ожидают, - сказал он и, прежде чем она успела что-нибудь ответить, повернулся и зашатал впереди нее по узкому коридору.
        Они прошли мимо обеденного зала, где, как заметила Сефайна, обедали только три человека. В конце коридора находилась дубовая дверь. Хозяин открыл ее и Сефайна оказалась в некоем подобии отдельного кабинета. В глубине комнаты топился камин, а перед ним сидела ее мачеха.
        Сефайна сразу увидела, что Изабель все также поразительно красива. Но одета она была элегантнее, чем одевалась прежде, и вся сверкала драгоценностями.
        - Что так поздно? - недовольно спросила Изабель. - Почему ты задержалась?
        - Но ведь путь был неблизким, а дороги узкие, и по ним нельзя ехать так же быстро, как по почтовому тракту, - ответила Сефайна.
        - Ну, это неважно, раз ты все-таки здесь, - сказала Изабель. - Наверное, ты хочешь привести себя в порядок перед обедом?
        - Благодарю вас, очень хочу, - ответила Сефайна, и Изабель обернулась к хозяину, который все еще стоял у двери.
        - Проводите ее милость наверх и пошлите к ней мою горничную, - распорядилась она.
        - Слушаюсь, миледи.
        Сефайна прошла следом за ним по коридору и поднялась по ветхой деревянной лестнице. Ее удивил такой прием. Ведь она вернулась в Англию после трехлетнего отсутствия!

«Она все еще меня ненавидит», - подумала Сефайна со вздохом. Несомненно, прошедшие годы не уменьшили неприязни, которую питала к ней Изабель.
        Спальня оказалась довольно уютной. Горничная Изабель держалась боязливо и явно получила строгий приказ не разговаривать с Сефайной. Она причесала ее и налила теплой воды в таз для умывания.
        Сефайна торопливо вернулась в кабинет, где уже был накрыт стол. Как она и ожидала, Изабель посмотрела на нее с раздражением.
        - Садись же! - приказала она. - Мы одни, и тебе ни к чему было столько времени прихорашиваться! Мы выедем завтра рано утром, и я хочу поскорее лечь спать.
        - Куда мы едем? - спросила Сефайна.
        - Я скажу тебе потом, - ответила ей мачеха.
        Подали обед, который оказался неожиданно хорошим. Видимо, Изабель привезла все необходимые припасы с собой. И налитое в рюмку Сефайны вино было из погреба ее отца.
        - Папа дал вам письмо для меня? - спросила она, пригубив вино. - Я так огорчилась, узнав, что он уехал в Шотландию.
        - Кто тебе это сказал? - резко осведомилась Изабель.
        - Мистер Картер, когда я спросила, почему папа меня не встретил.
        - Да, он уехал в Шотландию, - немного помолчав, небрежно бросив Изабель.
        - Наверное, он расстроился из-за того, что не смог меня встретить.
        - Он думал, что ты приедешь только через две недели, - обронила Изабель.
        Сефайна растеряно посмотрела на нее.
        - Так, значит, папа даже не знает, что я в Англии?
        - Не было смысла предупреждать его о твоем приезде, раз он все равно ничего не мог изменить.
        - Но вы же сами написали матери настоятельнице, чтобы она немедленно отослала меня домой. Я удивилась, почему письмо было не от папы.
        - Я написала, потому что хотела, чтобы ты приехала именно сейчас, - сказала Изабель тоном, не допускающим возражений.
        Сефайна совсем растерялась. Однако она промолчала, потому что в комнате находились служанки, подававшие на стол новые блюда. Когда они закончили и перешли к камину, стол сразу унесли.
        - Объясните, маменька, - начала Сефайна, едва они остались одни, - что это за тайны? Почему мы приехали сюда и куда поедем завтра?
        Изабель ответила не сразу.
        - Я устала. Объясню тебе завтра. У меня глаза совсем слипаются, - сказала она, наконец, направляясь к двери.
        Сефайна смотрела, как та открыла дверь и удалилась по коридору. Что происходит? И, как она ни уговаривала себя быть разумной, ей стало страшно.
        Папа не знает, что она в Англии, а Изабель не хочет говорить, почему они здесь и куда едут.
        Но делать было нечего, и Сефайна, очень расстроенная, поднялась к себе в спальню. Там ее ждала насупленная Смит. Поэтому Сефайна в полном молчании разделась и легла. Когда Смит ушла, Сефайна начала перебирать в памяти события этого дня. То, что происходило, пугало ее больше и больше.
        Куда Изабель везет ее? Почему она это скрывает? Ее снова отдадут в пансион? Не может быть, она уже взрослая. Что все-таки означает эта таинственность? Почему впервые в жизни она ночует на почтовой станции, а не под кровом кого-нибудь из друзей отца?
        Однако Сефайна так устала, что, несмотря на то, что была очень взволнована, скоро уснула. Ее разбудила Смит, с шумом отдернувшая занавески. Налив горячей воды в таз, горничная сказала:
        - Вставайте-ка, миледи. Мы уезжаем через полчаса.
        - Куда? - спросила Сефайна.
        Смит не ответила, и Сефайна, понимая, что настаивать бесполезно, начала торопливо одеваться.
        Спустившись в кабинет позавтракать, она увидела только один прибор. Изабель несомненно распорядилась, чтобы завтрак ей подали в постель.
        При обычных обстоятельствах Сефайна сочла бы это естественным, но теперь она огорченно подумала, что Изабель ничего ей не скажет, пока они не сядут в карету. Она еще не встала из-за стола, как хозяин всунул голову в дверь и сказал с сильным ирландским акцентом:
        - Мне велено передать вам, что ее сиятельство ждет и она спешит.
        Сефайна вскочила, надела пелерину и взяла ридикюль. Хозяин провел ее по коридору во двор, где ждала карета. Позади нее она увидела еще одну, в которой сидели курьер и обе горничные. Устраиваясь в карете рядом с Изабель, Сефайна увидела, что ее мачеха одета чрезвычайно элегантно.
        На ее шляпе колыхались алые перья, того же цвета было платье, а пелерина оторочена соболями. На шее и в ушах сверкали брильянты, а когда она подняла руку, на ней блеснули золотые браслеты.
        Лакей укрыл их колени пледом, и карета выехала со двора. Запряжена в нее была уже другая четверка.
        Сефайна ждала, что Изабель заговорит первой, но та молчала, и она решилась начать сама.
        - Доброе утро, маменька. Надеюсь, вам хорошо спалось, - сказала Сефайна.
        - В таком месте? - насмешливо спросила Изабель.
        - Да, мне показалось странным, что мы не заехали к кому-нибудь из папиных друзей. - Сефайна помолчала. - Я не совсем представляю себе, где мы сейчас, но на юге Англии у него очень много знакомых.
        Изабель ответила не сразу:
        - Если тебе интересно знать, где ты находишься, то мы едем в Уин-Парк.
        - Уин-Парк? - с недоумением повторила Сефайна. - Но зачем мы туда едем?
        - Ты там обвенчаешься, - объявила Изабель.
        Сефайна подумала, что ослышалась.
        - Что… что вы сказали?
        - Я сказала, - Изабель чуть повысила голос, - что мы едем в Уин-Парк, где ты будешь обвенчана с герцогом Долуином.
        Сефайна не спускала с нее растерянного взгляда.
        - Я не… понимаю… что… вы говорите! - воскликнула она.
        - Мне кажется, это так ясно, что и полоумный бы понял, - ответила Изабель. - Я устроила твой брак с герцогом Долуином, и можешь считать себя редкой счастливицей.
        Сефайна с трудом вздохнула.
        - Простите… маменька, - произнесла она чуть слышно, - что я… возражаю… вам, но я не… собираюсь выходить… замуж за герцога Долуина… и ни за кого другого… тоже!
        - Ты сделаешь так, как тебе велят, - отрезала Изабель. - Все готово, и устраивать сцены бесполезно. Этим ты ничего не изменишь.
        - Но я… могу… - Сефайна собралась с силами. - Я могу… отказаться выйти… за герцога, и, конечно… папа будет на… моей стороне. Он согласится… что мне… нельзя навязывать… брак с… незнакомым человеком… почти тайный… брак!
        Она говорила смело, но сердце у нее тревожно билось: она была наедине с Изабель, и никто не знал, где она.
        - Я так и предполагала, что ты станешь в позу, - сказала Изабель. - Но позволю себе заметить, что это глупо.
        Сефайна промолчала, и Изабель продолжала:
        - Как тебе без сомнения известно, в Италии, откуда ты сейчас приехала, в аристократических семьях браки детей устраивают родители - как и во Франции, как и в Англии. И тебе следует быть очень благодарной мне, что я выбрала для тебя герцога.
        - Вы выбрали! - возразила Сефайна. - Вот… что… невозможно. Почему папа… не сказал мне… за кого он хочет меня выдать? И… конечно… я не могу… венчаться в его… отсутствии.
        - Ты обвенчаешься, как только мы приедем, - ответила Изабель. - А если попробуешь визжать и поднимать шум, я прикажу слугам держать тебя, пока тебе на палец не наденут кольцо!
        Сефайна посмотрела на нее с ужасом. Резкий тон Изабель доказывал, что она твердо решила поставить на своем.
        Но Сефайна не собиралась уступать.
        - Как вы посмели… даже подумать о подобном… осквернении… таинства брака? - воскликнула она. - Я знаю, что папа, как мой опекун, должен дать согласие на мой брак, иначе он будет незаконным. Ведь я еще несовершеннолетняя.
        Сефайна глубоко вздохнула и продолжала:
        - Поэтому я не позволю вам… - запугать меня или… силой заставить обвенчаться с… человеком, с которым… я ни разу не говорила… которого… даже не видела.
        - Ну, это дело поправимое, наговоришься после свадьбы, - возразила Изабель, и Сефайна расслышала в ее голосе злую насмешку.
        - Маменька, пожалуйста, - сказала она, стараясь привести свои мысли в порядок и пробуя другую тактику. - Не будем… ссориться из-за этого. Разрешите мне… хотя бы дождаться… когда папа вернется… из Шотландии… прежде чем… обсуждать мой… брак.
        На мгновение ей показалось, что мачеха готова уступить, но тут Изабель сердито сказала:
        - Я могу предложить тебе выбор. Либо ты выходишь за герцога, как условлено, либо я везу тебя в ближайший приют для умалишенных и, как твоя опекунша в отсутствии твоего отца, оставлю тебя там, потому что ты сумасшедшая.
        Сефайне опять показалось, что она ослышалась. Ей приходилось читать об ужасах, творящихся в таких заведениях, и о том, как жестоко, там обращаются с пациентами. Но даже одну ночь провести среди людей, потерявших рассудок, - какой ужас! Ее отец вернется через несколько недель, но и тогда Изабель может скрыть от него, где она.
        Мачеха совершенно твердо решила, так или иначе от нее избавиться.
        - Но зачем вам это надо? - спросила она почти со слезами.
        - Потому что ты для меня обуза. Вывозить желторотую девчонку и сидеть со старухами, хотя я молода и могу срывать цветы удовольствий, как самая красивая женщина Англии!
        - Но в таком случае, - возразила Сефайна, - я ведь могу не обременять вас, маменька. Я буду жить у кого-нибудь из наших родственников. Тетя Мэри меня, конечно, примет. Или дядя Грегори.
        - И позволить им говорить, что я не исполняю свой долг по отношению к тебе? - спросила Изабель. - Нет, ты, действительно, сошла с ума, если думаешь, что твой отец это допустит. - Она помолчала, - Нет, Сефайна, я нашла чудесный способ избавиться от тебя, и ты бы должна меня на коленях благодарить, что выходишь за герцога, а не землекопа!
        - Но почему… я… должна выйти замуж? - спросила Сефайна. - Разрешите мне вернуться в… монастырь. Я… постригусь в монахини… и больше не буду вас… обременять.
        - А что, по-твоему, скажет на это твой отец? - осведомилась Изабель. - Сефайна, ты сделаешь так, как тебе велят: выйдешь за герцога и будешь рада, что тебе не достался муж похуже!
        Она повысила голос и добавила язвительно:
        - Возможно, тебе послужит утешением, что ему этот брак противен не меньше, чем тебе. Он влюблен в жену французского посла и поэтому, скорее всего, будет питать к тебе такую же неприязнь, как ты к нему.
        - Но, тогда почему он… женится на мне? - спросила Сефайна.
        - Потому что должен подчиниться мне, как и ты, - отрезала Изабель.
        - Но ведь…
        - Замолчи, Сефайна! - прошипела Изабель. - Словами ты ничего не изменишь. Я уже сказала тебе, что ты можешь выбирать. И если предпочтешь приют для умалишенных, я отвезу тебя туда. Но запомни, никто, и в том числе твой отец, не будет знать, где ты и что с тобой случилось!
        Она словно выплевывала эти слова. Сефайна прижала ладонь ко лбу. Ей казалось, что она и правда сошла с ума и бредит.
        - Собственно говоря, - продолжала Изабель, - обвинить меня в жестокости никак нельзя: положение герцогини Долуин имеет свои положительные стороны, пусть их и немного.
        Злорадно усмехнувшись, она добавила:
        - У герцога нет ни гроша, так что купаться в роскоши ты не будешь. Но того, что у тебя есть, хватит чтобы на время удовлетворить кредиторов. - Тон ее стал презрительно-небрежным. - И запомни: если ты попросишь денег у отца, я этого не допущу. Я молода, и, когда твой отец умрет, буду нуждаться в каждом пенсе, который успею выжать у него, чтобы вести тот образ жизни, к которому привыкла.
        Сефайна ничего не ответила. Она всегда знала, что у Изабель неприятный характер, но теперь ей пришлось убедиться, что ее мачеха, женщина бесчестная и злая. И она заняла место ее матери!
        Но Сефайну с детства приучали умению владеть собой, и она сумела удержать слова, рвавшиеся с ее языка, а только сложила ладони и мысленно вознесла молитву:
«Господи… помоги мне… помоги… О Господи!»
        Теперь карета быстро катила по почтовому тракту. Около часа они ехали так в полном молчании. Потом Изабель достала из ридикюля баночку помады и начала подмазывать губы.
        Сефайна догадалась, что они скоро приедут. Может быть, едва карета остановится, выпрыгнуть и убежать? Но Изабель, конечно, сразу пошлет за ней слуг, и они ее схватят. Какое это будет унижение! Пока эти мысли мелькали у нее в голове, лошади свернули в распахнутые чугунные ворота. По обеим сторонам стояли сторожки, но обветшавшие и, видимо, пустые. Карета теперь ехала по дубовой аллее.
        И не глядя, Сефайна знала, что в дальнем конце аллеи будет загородный дворец герцога Долуина. Человек, за которого она должна выйти замуж!
        - Помоги мне… Господи… молю тебя… спаси меня… спаси!
        Этот крик вырвался из самой глубины ее сердца. Но Сефайна знала, что надежды нет, что даже Бог ее покинул.

        Глава третья

        Лошади остановились у подъезда, и Сефайна, подумала, что это ее последний шанс спастись. Но тут с козел спрыгнул лакей, и она увидела, что он молод и, конечно, бегает быстрее, чем она. И, значит, сразу ее догонит.
        Графиня вышла из кареты. Ее алые накидка и платье выглядели неуместными на фоне древних серых камней старинного дворца. Высокие каблуки ее туфель придавливали травинки, пробивавшиеся из трещин в выщербленных ступеньках крыльца.
        Сефайна шла следом за мачехой, что еще ей оставалось? У нее отчаянно колотилось сердце, губы пересохли. Ей чудилось, что ее ведут на гильотину.
        Их почтительно встретил седовласый дворецкий.
        - Где его светлость? - резко спросила графиня.
        - В часовне, миледи, - ответил дворецкий.
        - Проводите нас туда!
        Это был приказ, и Сефайна в отчаянии посмотрела на лестницу из двух величественных полукружий. Если броситься наверх, дряхлый дворецкий ее не догонит… Но, конечно, Изабель сумеет справиться с ней, так или иначе.
        Они пошли по длинному коридору. Сефайне он показался зловеще темным, словно вел в преисподнюю.
        Она молилась, снова и снова беззвучно повторяя:
        - Спаси меня… молю… спаси меня… Господи.
        Ей вспомнилось, как при прощании сестра Бенедикта сказала: «Да защитят тебя Господь и его ангелы». Но они ее покинули, не защитили.
        Ей казалось, что она находится во власти страшного кошмара, и все это ей только снится. Неужели ее, дочь графа, насильно выдают замуж за человека, которого она никогда не видела?
        А вдруг он стар и безобразен? Она содрогнулась. Вдруг он злодей и похож на Сатану? Ее мачеха решила поставить на своем, не считаясь с ней, с ее чувствами, думала Сефайна. И, значит, герцог ничем не лучше Изабель, если он готов ей подчиняться.
        Но почему он так заискивает перед ее мачехой? Почему покорно согласился? Да потому, подумала она с горькой иронией, что со временем ее ждет богатство. И деньги ее матери будет транжирить человек, которого она презирает, которого возненавидит.
        Коридор заканчивался открытой дверью. За дверью, догадалась Сефайна, была часовня.
        Ее обуял ужас.
        Как сможет она отвечать священнику? Ведь это же грех перед Господом, кощунственная насмешка над таинством брака!
        У дверей дворецкий отступил в сторону, и графиня вплыла внутрь. Сефайна последовала за ней, не решаясь поднять глаза на того, кто ждал ее у алтаря.
        Графиня шествовала по короткому проходу. На ее губах играла победная улыбка - она увидела герцога на ступеньке перед престолом. Позади стоял его капеллан. На престоле горело шесть свечей, но он не был убран цветами.
        Как и дворец, часовня настоятельно нуждалась в ремонте. По витражам змеились трещины, в них недоставало стекол.
        Крест на престоле потускнел, пелена, великолепный образчик вышивки елизаветинских времен, зиял прорехами.
        Герцог обернулся к графине.
        - Как видите, мы здесь, - произнесла та с торжеством в голосе.
        Герцог, не отвечая, молча протянул руку. Она знала, чего он ждет, но заколебалась.
        Герцог догадался, что она опасается, как бы он не ускользнул в последнюю минуту, порвав письма и отрекшись от их сделки. Нет, он истинный джентльмен и не нарушит слова, напомнила она себе. С большой неохотой она достала столь хорошо послужившие ей письма из сумочки, которая была сшита из той же материи, что и ее платье.
        Герцог взял письма, проглядел их и спрятал во внутренний карман сюртука. Графиня направилась к резному креслу, предназначенному для епископа.
        Герцог тоже повернулся, но не к Сефайне, а к престолу.
        Сефайна остановилась в нескольких шагах от них, и теперь капеллан сказал ей негромко:
        - Встаньте рядом со своим женихом. Сефайне хотелось негодующе закричать, последний раз воззвать о спасении. Но, как будто догадавшись о ее мыслях, Изабель поднялась с кресла и обратила на падчерицу взгляд, который яснее всяких слов объяснял, что с ней будет, если она ослушается.
        Тем временем Сефайна вдруг вспомнила, что находится в священном месте. В часовне, в Божьем доме, где безобразная сцена просто немыслима. Если она попробует убежать, ее поймают и приведут обратно, если она будет возражать, ее не станут слушать. Раз герцог дал согласие на такое неслыханное насилие, то он объединит усилия с ее мачехой и они вынудят ее подчиниться.
        Медленно, словно каждый шаг был мукой, она подошла к герцогу и встала рядом с ним.
        Она так и не решилась взглянуть на него прямо, хотя и видела, как ее мачеха отдала ему какие-то бумаги, наверное, брачный контракт или еще какие-нибудь документы, необходимые для заключения брака.
        Теперь, стоя рядом с ним, она почувствовала, что он дрожит от гнева.

«Как может маменька поступать таким образом с нами обоими?» - подумала она.
        Герцог показался ей таким высоким и грозным, что она почувствовала себя совершенно беспомощной. И она здесь совсем одна среди врагов! Ее отец ничего не знает, а мать на Небесах, если и знает, то бессильна помочь.

«Если он такой отвратительный, каким не может не быть, - сказала она про себя, - то, мама… спаси меня, пошли мне… смерть… ведь я… не могу жить с человеком, которого страшусь».
        Капеллан приступил к венчанию. Он был стариком и знал службу наизусть, так что почти не заглядывал в требник. Произносил он слова обряда с благоговением, и Сефайна не понимала, как он может сочетать как будто бы истинное благочестие с тем, что соединяет двух людей узами, которые обрекут их на жизнь, полную горечи и разочарований.
        Словно марионетка, лишенная воли, Сефайна услышала, как повторяет за капелланом слова священного обета. На ее палец было надето кольцо.
        Она вдруг обнаружила, что это не обручальное кольцо, но перстень с печаткой. Видимо, герцог снял его с мизинца, но все равно оно оказалось слишком велико, и ей пришлось согнуть палец, чтобы оно не соскользнуло.
        И тут капеллан призвал на их брак благословение Божье.
        Как, как может служитель Божий произносить благословение при таких обстоятельствах?!
        Герцог поднялся с колен, Сефайна тоже встала и посмотрела на мачеху. Выражение в глазах Изабель и улыбка на алых губах свидетельствовали, что она упивается своей победой.
        Казалось, она вот-вот злорадно рассмеется в лицо своим жертвам.
        Капеллан все еще стоял коленопреклоненный перед престолом, но к удивлению Сефайны герцог взял ее под руку и повел по проходу в коридор. Его пальцы больно сжимали ее локоть, и он шел так быстро, что ей казалось, будто он насильно тащит ее вон из часовни.
        В коридоре он остановился, видимо, ожидая ее мачеху.
        Изабель не торопилась и шла с нарочитой грацией, что делало ее похожей на актрису, двигающуюся по сцене. Алые перья на шляпе колыхались в сиянии свечей и солнечного света, проникавшего сквозь витражи, и Сефайне почудилось, будто она видит огни ада.
        Нет, ее мачеха не орудие дьявола, а его прилежная ученица!
        Остановившись перед герцогом, графиня произнесла нежнейшим голосом:
        - Поздравляю, милый Криспин, и от души желаю вам с Сефайной самого безоблачного счастья!
        - Покиньте мой дом, - перебил он. - Уезжайте, и, надеюсь, больше я вас никогда не увижу!
        Его голос был полон гнева, но также достоинства и сдержанности, которые удивили Сефайну.
        - Если вы говорите серьезно, - заметила Изабель, - то выбрали очень глупую позицию, которая, как вам следовало бы понимать, обернется против вас.
        - Это меня не трогает, - ответил герцог. - Я хочу только одного: избавиться от вас!
        - Вам придется убедиться, что ваше желание невыполнимо, - улыбнулась Изабель. - Вы ведь не забыли, что Альберт будет считать, что вы женились на его дочери, безумно в нее влюбившись?
        Еще раз ему улыбнувшись, она продолжала:
        - С моей помощью эта романтичная история будет повторяться во всех лондонских гостиных. Иначе, как вы понимаете, из-за подобной неприличной спешки о Сефайне пойдут самые неприятные сплетни.
        Сефайна только через несколько секунд поняла, что подразумевает ее мачеха. Она почувствовала, как герцог весь напрягся, и испуганно вскрикнула.
        - А мне пора, - весело объявила Изабель. - Я ведь возвращаюсь в Лондон, а кроме того, не сомневаюсь, что вам, голубкам, не терпится остаться одним. Разумеется, я буду все время думать о вас, а когда. Альберт вернется, надо будет устроить восхитительный семейный обед, и вы расскажете ему, как вы счастливы!
        Слово «счастливы» она произнесла с особой многозначительностью, и сразу же, не дожидаясь ответа герцога, столь же неторопливо и грациозно удалилась по коридору. Герцог ничего не ответил и остался стоять на месте, но Сефайна расслышала проклятие, которое он послал вслед ее мачехе.
        Они оба провожали Изабель взглядом, пока та не исчезла из вида, и только тогда Сефайна, которая боялась дышать, наконец, посмотрела на того, чьей женой была теперь.
        В сумраке коридора он показался ей таким же высоким и страшным, как в часовне. Однако он не был ни стар, ни безобразен. Но она ощутила, что он в ярости, и что ярость эта распространяется и на нее.
        Сефайна испытала тот же ужас, как когда-то в детстве в сильную грозу. Отец нашел ее на полу под кроваткой, где она скорчилась, зажимая уши. Он подхватил ее на руки, и она, всхлипывая, прижалась лицом к его плечу.

«Там… великан… людоед и он… хочет… меня… съесть».
        Граф засмеялся.

«Нет, мое солнышко, - сказал он. - Тебя никто не съест. Это просто тучи, как озорные мальчишки, дерутся на небе».

«Я., боюсь», - всхлипывала Сефайна.

«Я тебя спасу, - сказал ее отец, - но ты моя дочь и поэтому должна быть смелой, как твои предки, которые из века в век доказывали свою доблесть».
        Он ей уже много раз рассказывал о битвах, в которых отличались графы Седжуики. Она видела ордена, которыми их награждали, и знамена, которые они добыли в бою.
        Эти ветхие знамена все еще висели над камином в холле.

«Они не прятались от грохота пушек, - продолжал ее отец, - вот и тебе должно быть стыдно, если ты прячешься от грома, верно?»
        После этого разговора Сефайна всегда старалась быть смелой.
        Но если ее отца не оказывалось рядом и ее некому было обнять, она натягивала на голову одеяло и забивалась под подушку.

«Я должна быть смелой!» - велела она себе и теперь.
        - Идите за мной, - коротко сказал герцог и пошел по коридору, но медленно, словно боясь догнать Изабель.
        Когда они вышли в холл, ее там уже не было.
        Герцог свернул в другой коридор, в конце которого открыл дверь своего кабинета. Сефайна догадалась об этом, когда вошла, потому что на первый взгляд комната напоминала кабинет ее отца в Уик-Парке. Однако, осмотревшись, она обнаружила очень большое отличие.
        У нее дома, где комнаты отделывались и обставлялись по указаниям ее матери, все было совершенством, так, по крайней мере, казалось ей. Если штора выцветала, ее немедленно заменяли. Чехлы на подушках и обивка мебели обновлялись каждые три-четыре года.
        Здесь все было иным.
        Формой кожаный диван и кресла напоминали гарнитур в кабинете графа, но кожа выцвела и потрескалась. Ковер совсем истерся, на потолке и стенах виднелись разводы сырости.
        Герцог подошел к камину и стал спиной к нему.
        - Садитесь! - Это прозвучало как приказ, а не как приглашение, и Сефайна быстро села на ближайший стул - высокий с прямой спинкой - и посмотрела на герцога.
        С изумлением она увидела, что он не только не страдает физическими недостатками, но и очень красив.
        Его широкие плечи и узкие бедра сказали ей о том, что он спортсмен.
        Он тоже смотрел на нее и думал, что она совсем не то, чего он ожидал. Почему-то ему казалось, что молоденькая девушка, которую ему навязала Изабель, будет точной копией девиц, только начавших выезжать в свет.
        Сколько их он уже видел! Слащаво-хорошенькие, белокурые, голубоглазые, не способные от застенчивости связать двух слов или то и дело хихикающие. Но перед собой он видел совсем иную девушку, не похожую ни на одну из тех, кого он знал. Ее никак нельзя было назвать хорошенькой, но ее лицо показалось ему смутно знакомым, хотя он и не понимал, почему.
        Черты ее лица были почти классическими. Волосы не светлые, а особого оттенка, напомнившего ему пастель Микеланджело. Огромные глаза, обрамленные темными ресницами. Цвет этих глаз был, видимо, серым, но от испуга они приобрели фиалковый оттенок.
        Она не шелохнулась, ничего не сказала, а только сидела очень прямо и смотрела на него.
        Наступило молчание, которое, наконец, нарушил герцог:
        - В подобных необычных, обстоятельствах и мне и вам трудно найти слова. Как знакомятся те, кто уже вступил в брак, но никогда прежде друг друга не видел?
        Он пытался сохранить в этой унизительной ситуации хотя бы какую-то видимость достоинства.
        - Я… очень… сожалею, - тихим голосом сказала Сефайна.
        - Вы как будто просите извинения, но сожалеть вы можете только о своей судьбе, - ответил герцог. - Полагаю, то, что сейчас произошло, приводит вас в такой же ужас, как и меня.
        - Как вы… могли… допустить… это? - спросила Сефайна.
        - Допустить?! - воскликнул герцог, но, словно спохватившись, что тон его был слишком резким, мягко добавил: - Меня шантажом принудили дать согласие на требование вашей мачехи.
        - Но… что… мы… можем… сделать? - сказала Сефайна еле слышно.
        Герцог подумал, что она просто героически держит себя в руках, подавляя свой страх.
        Он прошелся по комнате и снова, прежде чем ответить, встал перед камином.
        - Откровенно говоря, сделать мы ничего не можем. Нам остается только смириться с положением вещей и попытаться, насколько это в человеческих силах, что-то наладить.
        - Вы… хотите сказать, что… я должна оставаться… вашей женой?
        - Мы обвенчаны, - ответил герцог, - и бессильны это изменить.
        Сефайна прерывисто вздохнула.
        - Маменька сказала мне, что… вам нужны… мои деньги. Но, может быть, она… не объяснила… вам, что… у меня… почти ничего нет, пока папа жив.
        - Она мне сказала, - ответил герцог, - что у вас есть тридцать тысяч фунтов.
        Ему стало очень неловко, что они обсуждают денежные дела сразу же после брачной церемонии. Но раз уж она коснулась этого предмета, то, конечно, имеет смысл узнать реальное положение дел.
        - Мама оставила мне… тридцать тысяч… в своем завещании, но я получаю… только проценты… пока мне не исполнится двадцать пять лет.
        Герцог недоуменно посмотрел на нее, но затем понял, что Изабель и тут его обманула, убеждая, что тридцати тысяч хватит на уплату самых неотложных его долгов. Что же, ему следовало предвидеть; она будет лгать, чтобы добиться своего.
        И, значит, он остался в том же отчаянном положении, в каком находился вот уже два года. Словно прочитав его мысли, Сефайна сказала:
        - Я… очень… сожалею. Пожалуй… лучше всего… сделать то, о чем я говорила с маменькой.
        - Но что? - спросил герцог.
        - Я хотела… вернуться… назад… во Флоренцию и… стать монахиней.
        - И что ответила, ваша мачеха? - осведомился герцог.
        - Она сказала, что… когда папа… узнает… он не… позволит, и мне… пришлось… выйти за вас.
        - А вы сказали ей, что не хотите выходить за незнакомого человека?
        Сефайна не ответила, и он добавил:
        - Может быть, вы подумали, что стать герцогиней не так уж плохо.
        В его голосе слышался сарказм, и Сефайна ответила:
        - Разумеется, я не хотела… выходить за вас! Мне кажется… это очень дурно… быть мужем и женой… если мы… ненавидим… друг друга!
        Она горько вздохнула и продолжала:
        - Я хотела… так хотела… сказать «ни за что», но маменька… пригрозила мне… если я ослушаюсь, и… это было… ужасно.
        - Но чем она пригрозила? - спросил герцог.
        Ему показалось, что Сефайна решила не отвечать, но она сказала:
        - Она обещала… если я откажусь… во время обряда… приказать слугам… держать меня, пока я… не дам… согласия. А если бы я… не согласилась… поехать сюда, она бы… отвезла меня в… приют для умалишенных… и объявила бы… сумасшедшей.
        - Будь она проклята! - вскричал герцог. - Как она могла придумать такой дьявольский план? И мы вынуждены были уступить!
        - Я… боялась, - добавила Сефайна, - что, если она… поместит меня в приют, никто не будет знать, где я и мне придется остаться там… до самой смерти!
        Герцог прижал руку ко лбу.
        - Мы оба попали в западню, - сказал он. - И можно только надеяться, что для вашей мачехи придет день расплаты.
        Он отвернулся, глядя в окно на запущенный сад, и в комнате воцарилось молчание.
        Герцог, как и Сефайна, старался овладеть собой. Он думал, что только такая безнравственная женщина, как. Изабель, могла пригрозить беззащитной девушке, что объявит ее сумасшедшей. И, вероятно, ей, как опекунше падчерицы, было бы не трудно это устроить. А такое ужасное испытание действительно могло ввергнуть юное неопытное существо в безумие.

«Она настоящее воплощение зла!» - подумал герцог.
        Мысль о том, что он не устоял перед ее бешеной чувственностью, вызвала у него жгучий стыд. Теперь чувственность эта казалась ему болезненно-ненормальной.
        - Может быть… мне лучше… возвратиться назад… во Флоренцию? - спросила Сефайна.
        Герцога поразило сочувствие в ее голосе, и он вернулся к камину.
        - Конечно, нет! - ответил он. - Во-первых, мне кажется, вы вовсе не хотите удалиться от мира. Несомненно, положение, в котором вы оказались, вас смущает и тревожит, но, возможно, мы со временем сумеем что-нибудь сделать.
        - Вы… подразумеваете… что хотите… восстановить свой дом… сделать его… таким красивым, как он… наверное… был прежде?
        - Конечно, я этого хочу! - ответил герцог почти грубо. - Но шансов на это у меня не больше, чем снять с неба луну или найти горшок с золотом у подножия радуги.
        - Боюсь, что… денег, которые у меня есть… на многое не… хватит, - сказала Сефайна. - А если я попрошу… остальные деньги… моей мамы, то моя… мачеха… не позволит папе… отдать их мне… Она так пригрозила.
        - Вот эту свою угрозу она приведет в исполнение, можете не сомневаться, - заметил герцог. - Ваша мачеха молода и намерена, пока жив ваш отец, прибрать к рукам столько денег, сколько ей удастся.
        - Да, я знаю… это, - ответила Сефайна. - И у меня даже… нет ни одной… маминой драгоценности, хотя… она всегда… говорила… что они… мои.
        - Ну, слезами горю не поможешь, - сказал герцог, меняя тему. - Должен предупредить, что вас ждет нужда, и будет не удивительно, если иногда вам придется поголодать. Я ведь в состоянии предложить вам только крышу над головой, но и та течет.
        К его удивлению, Сефайна, засмеялась.
        - Извините!.. Мне не следовало… смеяться, - сказала она, - но ведь так… смешно, что… вы герцог, владелец этого дворца и… громадного поместья, но… у вас нет… денег.
        - И еще у меня есть долги, - заметил герцог, - и я могу в один прекрасный день угодить в долговую тюрьму.
        - Неужели все так плохо? - растерянно спросила Сефайна.
        - Если вы найдете в доме что-нибудь подходящее для продажи, - ответил герцог, - я тут же продам эту вещь. Вероятно, вы знаете, что дворец и поместье - майорат должны перейти к моему сыну, которого у меня нет. А все, что я имел право продать, уже продано.
        - Но что вы намерены предпринять? - спросила Сефайна.
        - Не имею ни малейшего представления, - ответил герцог. - Мне хватало забот, чтобы как-то держаться с двумя старыми слугами, которым отсюда одна дорога, в работный дом, а теперь мне на шею повесили жену, как альбатроса из поэмы Колриджа.
        Он тут же поспешно добавил:
        - Простите меня, я не хотел быть грубым, но, к сожалению, таковы факты.
        - Я не обиделась, - ответила Сефайна. - Ну, во всяком случае, у нас остаются проценты с моего капитала, пока мне не исполнится двадцать пять.
        - У нас? - переспросил герцог. - Вы правда намерены быть моей союзницей в этом жутком положении?
        Сефайна посмотрела на него с некоторой растерянностью.
        - Вы полагаете… у меня есть… еще какой-нибудь… выход? - спросила она нерешительно.
        - Если вас пугают лишения, - указал герцог, - вы, несомненно, можете найти приют у кого-нибудь из ваших родственников.
        - Право, не знаю, кто из них захочет меня принять, - ответила Сефайна, - и ведь начнутся… сплетни… если мы поселимся… отдельно сразу после того… как поженились?
        - Да, это верно, - сказал герцог, - но я просто думал о том, как тяжело вам будет здесь.
        - И… вам, - еле слышно произнесла Сефайна.
        - Согласен, хотя это и звучит очень грубо, - отозвался он. - Но прежде чем мы перейдем к дальнейшему, разрешите сказать вам, что вы совершенно не такая, как я думал.
        - А что вы думали? - спросила Сефайна?
        - Откровенно говоря, я предполагал, что вы либо впадете в истерику, либо начнете жеманничать.
        Сефайна вновь засмеялась.
        - У меня правда чуть было не началась истерика, когда маменька сообщила мне свой план, и потом, когда я… вошла в… часовню.
        - Я думала… - добавила она после паузы, - что вы… старик… или калека… и очень… дурной человек.
        - Ну, во всяком случае надеюсь, что я ни то, ни другое и ни третье, - заметил герцог.
        - Да… конечно… вы… совсем другой, - заверила его Сефайна и, занятая разговором, машинально сняла шляпу, положив ее на пол у кресла.
        Герцог увидел, что ее волосы разделены прямым пробором и собраны в пучок на затылке. Два длинных локона ниспадали по сторонам нежного овала ее лица.
        Взглянув на ее прямой нос, еще раз посмотрев на большие выразительные глаза, он внезапно воскликнул:
        - Теперь я понял, на кого вы похожи!
        - На кого же?
        - На очень юных итальянских мадонн в галерее Уффици.
        Сефайна уставилась на него в изумлении.
        - Вы… говорите… серьезно? Я… смотрела на… них тысячи раз… и мне так… хотелось… быть… похожей на них.
        - Ваше желание исполнилось, - ответил он. - Сходство поразительное. - Он улыбнулся, и улыбка удивительно преобразила его лицо. - Так, может быть, вы вовсе не моя жена, а небесный ангел, и вновь исчезнете, вернувшись туда, откуда снизошли в наш мир.
        - Ах, если бы! - проговорила Сефайна. - Тогда бы… вы… быть может… нашли счастье…
        Она не договорила. Герцог пожал плечами и опять отошел к окну.
        - Это мне недоступно, - проговорил он. - Во всяком случае, пока я не приведу в порядок мои дела.
        - Я помогу вам! Мне кажется, я… способна вам… как-то помочь, - сказала Сефайна, - хотя… у меня нет… столько денег… как вы… думали.
        - Я не думал о ваших деньгах, когда отказывался жениться на вас! - гневно воскликнул герцог. - Я сказал вашей мачехе, что не намерен продавать свой титул.
        Так, значит, ее деньги его не прельщали! Сефайна больше не сомневалась, что он был вынужден жениться на ней по причине, как-то связанной с бумагами, которые ее мачеха отдала ему в часовне. Она чуть было не спросила, что это были за бумаги, но тут же испугалась, что ему это покажется желанием вмешиваться в его жизнь. Ну, может быть, он когда-нибудь сам расскажет ей, почему был вынужден уступить графине. Герцог отвернулся от окна.
        - Время второго завтрака, - сказал он, - и, полагаю, мне следует проводить вас в вашу комнату. - Помолчав, он прибавил: - Боюсь, вам придется обходиться без горничной.
        Только тут Сефайна сообразила, что экипаж с горничными и курьером не последовал за каретой; в которой мачеха увезла ее утром. Видимо, они отправились прямо в Лондон.
        До этой минуты она даже про них не вспомнила. Видимо, ее багаж погрузили в карету графини.
        - После завтрака, - сказал герцог, - я покажу вам дом, и вы увидите, как здание превращается в развалины, если его не подновляют.
        В его голосе звучала горечь, и Сефайна поторопилась сказать:
        - Я уверена, что до этого еще очень далеко, а кроме того, я придумала, что нам следует сделать.
        - Что именно? - осведомился герцог.
        Внезапно Сефайна смутилась.
        - Я очень хочу… посмотреть дом, - произнесла она, запинаясь. - И, разумеется, ваши сады и… все ваше… поместье. Оно очень большое?
        Герцог понял, что она собиралась сказать что-то другое, но никакого интереса это у него не вызвало. Он чувствовал только, что Изабель, хотя Сефайна оказалась не так ужасна, как он опасался, вышла из их столкновения победительницей.
        Она нанесла ему сокрушительное поражение, как и хотела, а теперь будет злорадно смаковать пытку, которой его подвергла, связав браком с девушкой, которую он не любит, пытку, которой собралась его подвергнуть с самого начала.
        И она отлично знала, что Сефайна получит право воспользоваться своими деньгами только через семь лет!

        Глава четвертая

        После весьма скудного и, как про себя решила Сефайна, почти несъедобного завтрака, герцог сказал:
        - Теперь я покажу вам дом, и вы увидите, что мне приходится терпеть изо дня в день! - И вновь у него в голосе послышалась горечь.
        Так, наверное, бывает всегда, когда он говорит о том, что принадлежит ему, решила Сефайна.
        Сначала он провел ее по анфиладе комнат на первом этаже. Когда-то они, несомненно, не уступали в великолепии парадным апартаментам Уика. Но теперь все обветшало и выцвело.
        Вода просачивалась сквозь потолки, разрушая плафоны. Все комнаты, где они побывали, требовали полного ремонта, от пола до потолка. Только мраморные камины XVIII века время пощадило. И в некоторых на решетках лежала зола. В бальном зале, где давно не чистили дымоходы, паркет был весь в грудах осыпавшейся сажи.
        Сефайна волей-неволей признала, что осмотр ничего хорошего не сулит.
        Герцог почти все время молчал, а когда нарушал молчание, его голос и выражение страдания в его глазах вызывали у нее мучительную жалость к нему.
        Нет, она не ошиблась, предположив, что проценты с ее капитала будут лишь каплей в море. Чтобы восстановить дворец в прежнем его блеске, требовалось целое состояние.
        И ведь у нее есть деньги. Она же унаследовала огромные богатства своей матери. Суммы, необходимые для восстановления дворца, составят лишь небольшую долю того, что перейдет в полное ее распоряжение после кончины отца.
        На втором этаже они осмотрели парадные спальни. Внушительные кровати под балдахином с занавесями, ниспадающими от золотой короны, некогда были очень красивы. Но об этом можно было лишь догадываться, в такое убогое состояние они пришли. В окнах не хватало стекол, шторы свисали лохмотьями. И, разумеется, повсюду густые слои пыли.
        Сефайна понимала, что двум старикам было не под силу поддерживать хотя бы подобие порядка. Довольно и того, что они готовили для герцога еду. Бэнксу миновало семьдесят пять лет, жена была моложе его года на два.
        Сефайне скоро стало ясно, что они редко выходили за пределы кухни, столовой и холла. Остальные помещения были оставлены на произвол судьбы.

«Ну, я хотя бы смогу платить двум-трем слугам помоложе!» - подумала она.
        Во-первых, миссис Бэнкс безусловно требовался помощник на кухне. Ну, и провизию придется покупать не только для герцога и для нее, но и для слуг.
        Когда они завершили этот беглый осмотр дома, герцог повел Сефайну поглядеть конюшни. Там царило то же запустение: крыша в нескольких местах провалилась, в стойлах, предназначенных для породистых лошадей, валялись гнилая солома и навоз.
        У герцога остались только две лошади, обе старые.
        Сефайна увидела, что за ними никто не ухаживает.
        - Прежде мне помогал деревенский парень, - сказал герцог, словно отвечая на ее вопрос, - но он нашел лучше оплачиваемую работу, и кто его может упрекнуть?
        От конюшни они пошли назад к парадному крыльцу.
        Сефайна поглядела на длинную подъездную аллею. Деревья по ее сторонам были старыми, но крепкими и величавыми дубами. Перед фасадом дворца расстилалось озеро, и Сефайна увидела, что на нем плавают несколько уток.
        - Прежде здесь плавали лебеди, - заметил герцог, проследив направление ее взгляда, - но они улетели, потому что голодали, а утки, как вы можете себе представить, это дар судьбы, за который я весьма ей благодарен.
        - Но ведь вы сейчас не охотитесь? - спросила Сефайна. Она заметила, что почти за всеми утками плывут утята.
        - Разумеется, нет, - ответил он. - Это пополнение очень нам пригодится ближе к осени.
        - Мои деньги, в любом случае, обеспечат нас хорошими продуктами, - сказала Сефайна. - И я как раз думала о том, что денег хватит, чтобы нанять еще слуг.
        Герцог помрачнел. И она без слов поняла, что он в ярости, потому что не может сам обеспечить все это.
        - Если вы дадите волю гордости, - вырвалось у нее, - то все еще больше осложнится.
        - «Осложнится» - это не то слово, - возразил он. - Точнее сказать, положение станет просто невыносимым.
        Она восприняла это как упрек и, ничего не ответив, пошла к озеру по травянистому откосу, который когда-то был ухоженным газоном.
        Герцог нагнал ее у самой воды, и она почувствовала, что он весь кипит от гнева и бессилия.
        - Я вижу, что озеро очень глубокое, - заметила Сефайна, чтобы переменить тему. - Вы купаетесь в нем?
        - Да, и часто, - ответил герцог. - Во всяком случае, это проще, чем пытаться принять ванну в доме.
        Снова в его голосе прозвучало страдание, и Сефайна поспешила сказать:
        - Вы просто счастливец. Я всегда мечтала научиться плавать, но мама говорила, что купаться в Уике мне было бы неприлично, потому что вокруг всегда люди. Ну, а монахини во Флоренции пришли бы в ужас, заикнись я об этом.
        - Ну, здесь вам придется купаться или вообще не мыться!
        При этих словах он отвернулся от озера. Сефайна смотрела на уток и обнаружила, что их гораздо больше, чем ей показалось издалека. Полюбовалась она и лютиками с ирисами, которыми густо поросли низкие берега.
        Вдруг она заметила, что герцог идет назад к дому и последовала за ним. Она подумала, что положение, действительно, плохое, но что он словно ищет все самое скверное.
        Они подходили к саду, и тут она увидела дуб-великан, который осенял бывшую аллею для игры в шары, так заключила Сефайна.
        Дуб выглядел неуместным среди заросших бурьяном клумб и остатков розового сада, в центре которого сохранились солнечные часы.
        Сделав еще несколько шагов, Сефайна увидела под дубом какую-то женщину. Герцог остановился и заговорил с ней.
        - Добрый день, миссис Хьюинс, - сказал он. - Вы хотели видеть меня?
        - Нет, ваша светлость. Я пришла сорвать парочку листьев с Магического дерева. Для моей дочки. - Помолчав, она продолжала: - Дочка-то завтра свадьбу справляет, ну, и сказала, что ей дороже всякого подарка будут эти листья, так как они принесут ей удачу и детки у нее будут рождаться здоровенькие.
        Сефайна подошла к ним и увидела, что герцог улыбается.
        - Неужели, миссис Хьюинс, вы правда верите, будто листья с Дуба короля Карла обладают такой силой?
        - Они, ваша светлость, большой силой наделены, - убежденно ответила миссис Хьюинс. - Они же моего муженька в том году исцелили, когда доктор уже всякую надежду оставил, или вот Мэри Чане, помните ее, ваша светлость? Так она шесть лет после свадьбы порожняя ходила, а поносила на груди лист с Дуба и через девять месяцев, день в день, сына родила.
        Миссис Хьюинс умолкла, чтобы перевести дух, и продолжала:
        - А теперь у нее три сынка и дочка. И все они, говорит, от листьев Дуба пошли. От Дуба вашей светлости.
        Герцог снова засмеялся.
        - Ну, что же, ваши слова звучат очень убедительно, миссис Хьюинс. Передайте дочери мои наилучшие пожелания.
        Миссис Хьюинс сделала реверанс.
        - Передам, ваша светлость. И уж как она довольна будет и благодарна за подарочек, что я сорву для нее с Дуба!
        - Рвите, сколько угодно, - любезно ответил ей герцог. - Так и скажите всем в деревне.
        Он направился к дворцу, и Сефайна, нагнав его, попросила:
        - Расскажите мне про Дуб. Почему он магический?
        - Это местное поверье, - ответил он. - Но мне он, во всяком случае, удачи не принес.
        - Вы назвали его Дубом короля Карла. Карла Второго?
        - Мой предок, третий граф Долуин, был преданным роялистом.
        - Но что произошло? - не отступала Сефайна.
        - После Реставрации, когда Карл Второй взошел на престол, одним из первых поместий, которые он навестил, был Уин-Парк.
        - Как интересно! - прошептала Сефайна. - Мне бы очень хотелось перенестись в тот день!
        - Мальчиком я тоже об этом мечтал, - признался герцог. - Насколько известно, был устроен великолепный праздник, и перед отъездом король Карл посадил этот дуб.
        Сефайна оглянулась на могучее дерево, а герцог продолжал:
        - По преданию, его величество изволил сказать: «Ты принес мне удачу, Долуин, и потому я сажаю этот дуб в надежде, что он принесет удачу и тебе и всем, кто будет укрываться в его сени».
        Помолчав, герцог добавил:
        - Сомневаюсь, что он действительно это сказал, но мои предки и все обитатели поместья свято верили, что было именно так и что листья Дуба короля Карла всегда и во всем помогут им.
        - И они правда помогают? - спросила Сефайна.
        - Вы же слышали, что говорила миссис Хьюинс, - ответил герцог. - Но, хотя Дуб принадлежит мне, для меня он ничего не сделал.
        В его голосе слышалось ожесточение. «И не удивительно!» - подумала Сефайна.
        Когда они вернулись, чая им не подали, и Сефайна обрадовалась, когда герцог предложил пообедать пораньше.
        - Выбор блюд довольно скудный, - сказал он, - а миссис Бэнкс любит ложиться рано, и потому я обычно съедаю что-нибудь в семь.
        - Да, конечно, - ответила Сефайна.
        Поднявшись в свою спальню, она подошла к окну.

«Во всяком случае, вид отсюда чудесный!» - сказала она себе.
        Заходящее солнце превратило озеро в расплавленное золото. За дубами небо уже алело.

«Как все тут было бы красиво, если бы он располагал нужными деньгами!» - подумала Сефайна, и ей пришло в голову, что она не вынесет, если ей целых семь лет придется наблюдать, как герцог мучается, и выслушивать его горькие тирады.
        - Нет, я сумею уговорить папу, чтобы он дал мне деньги, - произнесла она вслух.
        Однако она знала, что выдает желаемое за действительное, и забывает о кознях своей мачехи.
        Вспомнила она, и что горечь герцога объясняется не только плачевным состоянием дворца. Если верить Изабель, он ведь был влюблен в жену французского посла.

«Надо спросить у него, - подумала она, - останемся ли мы здесь надолго или уедем в Лондон».
        Наверное, будет легче, если им не придется все время видеть вокруг угрюмое запустение.
        Однако, решила она, пока еще рано спрашивать о его планах. Ни о том, где он намерен жить, ни о том, что он думает делать.

«Это совсем не так страшно, как я боялась, - пришла она к выводу. - Но как бы то ни было, одно нам совершенно необходимо, обзавестись лошадьми!»
        Уж конечно, отец не откажет ей, если она попросит его подарить им лошадей, у него же такие богатые конюшни! Даже ее мачеха не сможет этому помешать.
        Она переоделась в единственное скромное вечернее платье, которое привезла с собой из Флоренции. Переодеваясь, она думала о Уин-Парке и о герцоге. У нее возникло чувство, что ее мать советует ей обязательно что-то для них сделать.
        - Только, мама, ты должна будешь поддерживать меня, - сказала Сефайна вслух. - Это будет очень трудно, и мне кажется, моя помощь будет ему неприятна, ведь я жена, которую ему навязали!
        Ей пришлось самой распаковывать свои вещи. Два ее кофра уже стояли в спальне. Конечно, Бэнкс не мог бы отнести их сюда. Видимо, пока совершалась брачная церемония, он убедил сделать это кучера и лакея графини. Иначе, сказала она себе, ей пришлось бы либо распаковать их в холле, либо попросить герцога, чтобы он отнес их наверх. Теперь возникла новая проблема: тогда она вынет все вещи, кому-то нужно будет унести пустые кофры.
        Она посмотрелась в зеркало и подумала, что герцогу, может быть, понравится ее платье. Оно было сшито из флорентийского шелка, лучшего шелка в Италии.
        Однако перед отъездом из Флоренции Сефайна не стала покупать новые платья: ей предстояло выезжать в свет и она не сомневалась, что отец захочет, чтобы она шила свои туалеты у лучших портных Лондона.
        Поэтому она привезла только то, что носила в пансионе в последний год, и еще два-три платья, которые все-таки купила, чтобы не выглядеть совсем уж замарашкой в первые дни по возвращении домой.
        - Возможно, - сказала она своему отражению в зеркале, - я со временем стану такой же запущенной и жалкой, как дворец, но я попробую не ожесточиться из-за этого.
        Она спустилась вниз, гордо подняв голову. Герцог ждал ее в кабинете.
        Апрель был прохладным, и кто-то, она решила, что сам герцог, затопил камин. Он немножко дымил, видимо, труба засорилась, но комната выглядела уютнее.
        Сефайна посмотрела на герцога, он тоже переоделся к обеду. Хотя костюм его был поношен, выглядел он в нем очень элегантно.
        Когда Сефайна подошла к камину, герцог, к ее изумлению, протянул ей бокал.
        - Шампанское! - воскликнула Сефайна.
        - Вы не поверите, - сказал он, - но ваша мачеха отдала на кухню бутылку, а также оставшуюся провизию, которую брала с собой в дорогу, когда везла вас сюда. - Он сухо усмехнулся. - Вероятно, она хотела задеть нас побольнее, но я привык благодарить судьбу за небольшие дары вроде этой бутылки шампанского!
        С этими словами он поднял свой бокал.
        - За невольную новобрачную! - произнес он. - И должен отдать должное достоинству и твердости, с какими она встретила это невероятное замужество.
        - Благодарю Вас, - ответила Сефайна, - и в свою очередь отвечаю наилучшими пожеланиями невольному новобрачному. - Они выпили несколько глотков.
        - Теперь разрешите отвести Вас в столовую, - проговорил герцог, - а бутылку мы прихватим с собой: не следует лишаться и капли такой прелести!
        - Разумеется! - согласилась Сефайна.
        Они прошли по коридору и через холл в столовую. Бэнкс уже ждал их там. Сефайна поняла, сколько усилий он приложил ради такого события и успел даже украсить стол фамильным серебром.
        Четыре канделябра XVIII века были вычищены в явной спешке, как и серебряная цветочная ваза в центре стола, в которую он поставил довольно неказистый пучок белых нарциссов.
        - Как красиво! - воскликнула она. - Спасибо за то, что моему первому обеду здесь вы придали такую привлекательность!
        Бэнкс пришел в восторг от ее слов.
        Сефайна и герцог сели, а дворецкий торопливо зашаркал на кухню. Благодаря Изабель им был подан прекрасный паштет, который Сефайна попробовала накануне. Паштет сменила лососина, почти половина большой рыбины.
        Обед заключил поданный на десерт не слишком аппетитный пудинг. Не трудно было догадаться, что его сотворила миссис Бэнкс из своих скудных запасов.
        Убирая тарелки, Бэнкс сказал герцогу тихим, как он полагал, шепотом:
        - Это все, ваша светлость. В кладовой хоть шаром покати.
        - Надеюсь, вам с миссис Бэнкс будет достаточно паштета и лососины, - ответил герцог.
        Сефайна заметила, как просияло лицо старика. Он, видимо, полагал, что остатки надо приберечь «для господ», по их с женой выражению.
        - В любом случае несомненно одно, - сказала Сефайна, едва Бэнкс вышел, - либо мы завтра отправимся за покупками, либо вы должны будете пойти поохотиться.
        Он крепко сжал губы, словно злясь на то, что у него дома ничего нет. Через несколько секунд он сказал:
        - Вы, как женщина, разумеется, захотите распоряжаться на кухне. По меньшей мере.
        - Да, я попытаюсь, - ответила Сефайна. - Во всяком случае, я неплохо готовлю.
        Герцог поднял брови:
        - Неужели этому учат в аристократических пансионах?
        - Да, хотя и не всех, - сообщила Сефайна. - Но папа большой гурман и, как он сам говорит, эпикуреец, и у нас в Уике всегда были очень искусные повара.
        Заметив, что герцог внимательно слушает, она продолжала:
        - Мне было только пять, когда я попыталась стряпать сама. Мне казалось это ужасно интересным, и я все время забиралась на кухню. Ну, и чтобы я поменьше им мешала, повара отдавали в полное мое распоряжение столик и какие-нибудь припасы.
        Улыбнувшись, она добавила:
        - А потом мама построила для меня домик с плитой, чтобы я могла стряпать что-нибудь для нее и моей гувернантки.
        - Ну так значит, в худшем случае у вас есть возможность зарабатывать себе на жизнь, - заметил герцог. - У меня же, к сожалению, столь полезных талантов нет.
        - Почему вы так решили? - спросила Сефайна. - Не сомневаюсь, вы прекрасный наездник и могли бы открыть школу верховой езды. Или преподавать искусство стрельбы влет.
        - И сколько я бы зарабатывал таким способом? - в свою очередь спросил герцог. - Куда меньше, чем стоил обед, который мы только что съели.
        Он снова приуныл, и Сефайна поднялась из-за стола.
        - Если у вас нет портвейна, - сказала она, - тогда захватите свой бокал и остатки шампанского в кабинет. У камина нам будет приятней разговаривать.
        В столовой было так холодно, что она решила в следующий раз накинуть перед обедом шаль.

«Наверное, за опущенными шторами в окнах не хватает стекол!» - подумала она.
        И сама столовая была очень большой, в ней свободно разместилось бы человек сорок.
        Герцог ничего не ответил, однако вышел следом за ней с бутылкой шампанского и двумя бокалами.
        Правда в кабинете Сефайна от шампанского отказалась, сославшись на то, что ее и так уже клонит ко сну.
        - Надеюсь, спать вам будет удобно, - сказал герцог. - Хотя бы матрасы здесь отличные. Из лучшего гусиного пуха и очень мягкие.
        С этими словами он сел и продолжал после паузы:
        - Я считаю, Сефайна, что сегодня вы вели себя, как я уже упомянул в своем тосте, с большим достоинством и проявили редкую выдержку.
        - Благодарю вас, - ответила Сефайна. - Но, по-моему, это относится и к вам.
        - Пока я переодевался, - сказал герцог, - мне пришла мысль, что наилучший выход для нас - вести себя как можно естественнее.
        - Совершенно верно, - согласилась Сефайна. - И хотя сейчас это выглядит невозможным, вдруг все окажется лучше, чем мы опасаемся.
        - Вы, бесспорно, оптимистичны, - заметил герцог.
        Решив, что он посмеивается над ней, Сефайна встала.
        - Пожалуй, я пойду спать.
        - Прекрасно, - ответил герцог и, допив шампанское, поставил перед камином экран и погасил свечи на каминной полке.
        Шторы были подняты, и в густых сумерках над вершинами деревьев уже замерцали первые звезды.
        Сефайна поняла, что герцог намерен отправиться к себе вместе с ней, и подождала его у двери.
        В коридоре было темно. На столике в холле стояли два подсвечника. Свеча в одном горела, герцог зажег вторую и начал подниматься по лестнице рядом с Сефайной. Когда они вошли в широкий коридор на втором этаже, Сефайна впервые заметила, что под портретами предков герцога стоят чудесные инкрустированные бюро, а сами портреты, несомненно, написаны лучшими художниками тех эпох.
        Портреты следовало бы почистить, с бюро стереть густую пыль, но это не помешало Сефайне восхититься мастерством и изяществом, с которыми они были выполнены.
        Герцог остановился у дверей ее спальни.
        - Надеюсь, вы найдете все, что вам может понадобиться, - сказал он прежде, чем она успела пожелать ему спокойной ночи. - Я скоро приду. Наши комнаты соединены внутренней дверью. Возможно, вы ее не заметили.
        Не дожидаясь ее ответа, он прошел немного дальше и скрылся в своей спальне.
        Сефайна с изумлением смотрела ему вслед. Не ослышалась ли она? Но нет, он ясно сказал, что «скоро придет».
        Войдя к себе, она поставила свечу на столик и взглянула на дверь, которую и правда прежде не заметила. Она находилась в углу возле окна и могла вести только в соседнюю комнату.
        - Неужели… он… хочет…
        Другого объяснения не было, и Сефайна, словно защищаясь, закрыла лицо руками.
        Конечно, герцог сказал, что им лучше вести себя естественно, однако ей и в голову не пришло… Разве это естественно, что он будет вести себя с ней как муж, если влюблен в другую?
        Сефайна была настолько невинна, что понятия не имела о физической стороне любви. Она знала лишь, что у мужчины и женщины, если они спят вместе, бывают дети, но то, что происходит между ними, должно быть, слишком интимно. Это могло быть чудесным, если бы они любили друг друга, как ее мать любила ее отца.
        Но как можно допустить, чтобы мужчина, которого она впервые увидела лишь в это утро, пришел к ней в комнату? Он будет спать в ее кровати, будет прикасаться к ней, а, может быть, даже поцелует ее!
        При мысли об этом Сефайна содрогнулась от отвращения.
        Вновь на нее нахлынул тот же ужас, какой она испытала в часовне, когда герцог показался ей таким страшным, когда она почувствовала, что он ненавидит ее.
        - Он и сейчас меня ненавидит, - сказала она вслух, - но старается держаться с достоинством, вести себя естественно, а потому хочет стать моим настоящим мужем!
        В тот же миг она поняла, что при таких обстоятельствах она не сможет быть матерью его ребенка. Вдруг он родится безобразным и увечным, каким ей показался герцог?
        - Это будет грех… грех перед Господом, если… он захочет иметь от меня ребенка, когда любит другую.
        После разговоров подруг в пансионе она имела смутное представление о том, что даже женатые мужчины развлекаются с женщинами вроде актрис.
        - А также - но в этом она уверена не была - и с женщинами одного с ними круга.
        Но тогда все это ее не особенно интересовало, и чаще всего она не прислушивалась к тому, о чем шептались другие девочки.
        Для нее любовь была чем-то неизъяснимо прекрасным, восторгом, который она видела в глазах своей матери, экстазом, который воспевался в поэзии, в пьесах и романах, составлявших библиотеку пансиона.
        В них подчеркивалась духовная сторона любви.
        Сефайне казалось, что любовь походит на чувство, которое она испытывала в церкви, когда голоса хора, точно голоса ангелов, радостно возносили хвалу Творцу. Да, на чувство, которое она испытывала, принимая святое причастие и всем сердцем устремляясь к Богу. Нет, ничего подобного не может возникнуть между ней и мужчиной, который ненавидит ее и хотел бы назвать женой другую!
        Сефайна посмотрела на дверь смежной комнаты и подумала, что сейчас в нее войдет герцог. И ее охватил панический ужас.
        - Надо бежать!
        Она метнулась через комнату и осторожно притворила дверь в коридор. Там было темно, но на лестницу падал смутный свет из высоких не занавешенных окон холла. Она бесшумно спустилась по ступенькам и подбежала к входной двери.
        К ее немалому облегчению засовы не были задвинуты, а в замке торчал ключ. Он даже не скрипнул, когда она его повернула. Сефайна открыла дверь, и в лицо ей пахнуло холодным ночным воздухом. Она стремглав понеслась по двору, по бывшим газонам, вниз к озеру. Она совсем задохнулась, когда остановилась на берегу.
        В неподвижной воде отражались высыпавшие на небо звезды. Кругом царила глубокая тишина, утки давно уснули.
        Сефайна устремила взгляд на широкую гладь озера, уходившую во тьму от небольшого обрыва. «Наверное, до противоположного берега очень далеко!» - подумала она и вдруг почувствовала, что вот он - путь к спасению!
        Быть может, плохой путь, кощунственный. Мать-настоятельница, конечно, сказала бы, что это великий грех. Но что ей остается? Вернуться и терпеть ненависть герцога? Ведь только через семь лет она сможет быть ему полезна.
        И каждый день его отвращение к ней будет усиливаться, потому что ее ему навязали!

«Если я… умру, - думала Сефайна, - я буду с мамой и… она… поймет… что я сделала… единственное… что осталось… мне». Она вспомнила мачеху. Как обрадуется Изабель, что избавилась от нее навсегда. «Она меня ненавидит, герцог меня ненавидит, и нет… никого, к кому я могла бы… обратиться за… помощью!»
        Сефайна опять посмотрела на воду. Темная, холодная… а она была такой счастливой, пока не вернулась в Англию!
        - Я должна… сделать это… должна!
        Она представила себе, как герцог входит в ее спальню, и вновь ее охватила паника. Он увидит, что ее там нет и отправится на поиски. Днем он совсем не казался страшным. Но теперь тот же ужас, который терзал ее в минуты венчания, мешал ей думать.
        Она с трудом сдерживала крик.
        - Буду… я… кричать, когда… начну… тонуть? - спросила она себя.
        Тут она вспомнила, что слышала от кого-то, будто, утонуть, значит найти легкую смерть. Но только в последние мгновения все прошлое вспыхнет перед твоими глазами.

«Но ведь я увижу маму, и папу, и Уик, - подумала она. - Лошадей… сады и… как мы гуляли с мамой… как она рассказывала мне… про цветы… и птиц».
        Такая сладкая надежда! Она словно утихомирила смятенное сердце, прогнала ужас и черные мысли, успокоила боль в душе.
        Сефайна оглянулась. В темноте было трудно что-либо различить, но ей показалось, что по склону спускается что-то огромное и зловещее. Она испустила пронзительный крик, разметавший ночное безмолвие, и бросилась в озеро.

        Глава пятая

        Герцог раздевался у себя в комнате, думая, что они с Сефайной, согласившись вести себя как ни в чем не бывало, нашли единственный способ сделать свой брак терпимым.
        Он понимал, что держался весь день несколько враждебно, однако этому есть извинение. И все-таки жена, навязанная ему Изабель, несомненно умна. Показывая Сефайне дом, он скоро обнаружил, что Сефайна немало знает о великих художниках, писавших портреты с его предков.
        Разбиралась она и в стилях мебели, что его удивило. Но наибольшее впечатление на него произвели ее сдержанность и та, как она приняла положение, казавшееся ему ужасающим.
        Набросив халат, он задул свечи в своей спальне и направился к внутренней двери. Стены дворца были такими толстыми, что двери между смежными комнатами были двойными. В темноте он нащупал ручку, и вошел к Сефайне.
        На столике у кровати горела свеча, но Сефайны нигде не было. Куда она могла уйти? Тут он увидел, что дверь в коридор открыта и что Сефайна не раздевалась. Конечно, она могла убрать одежду в гардероб и в комод, но для чего?
        Ему и в голову не пришло, что она решила бежать. «Вероятно, спустилась за чем-нибудь вниз», - подумал он.
        Но что она могла там забыть?
        Герцог прошел по коридору к лестнице. Он почувствовал сквозняк и увидел, что входная дверь открыта. Только тут он подумал, что Сефайна предпочла бегство их браку, и в первый раз ему пришло в голову, что она могла его бояться. Он привык к тому, что женщины вешаются ему на шею чуть ли не в первую минуту знакомства. Он был так хорош собой и так знатен, что пользовался головокружительным успехом у слабого пола уже с тех пор, как окончил Итон.
        Выйдя в открытую дверь, он увидел при свете восходящей луны стройную фигурку на берегу озера.
        Неужели Сефайна вышла полюбоваться красотой пейзажа в такой час и в такой холод? Это представлялось маловероятным, хотя днем она восхищалась и озером, и плавающими на нем утками. Внезапно какое-то чутье подсказало ему, что она задумала.

«Нет, не может быть» - тут же решил он. Что заставило ее вдруг потерять контроль над своими чувствами, когда она все время была спокойной и сдержанной, вызывая у него восхищение своим самообладанием? Тем не менее, он спустился по ступенькам крыльца и торопливо зашагал вниз по склону.
        Внезапно Сефайна обернулась. Вероятно, она увидела его, так как закричала и кинулась в воду. Герцог побежал, сбрасывая на ходу тяжелый бархатный халат. Он вспомнил, как Сефайна сказала, что не умеет плавать. Герцог не задержался на обрыве, стараясь определить, где она. Как был в ночной рубашке, он сразу же прыгнул в воду. Сефайна всплыла чуть впереди него, он мгновенно добрался до нее, удержал на поверхности и увидел, что она лишилась сознания.
        Герцог был отличным пловцом и без всяких затруднений вытащил Сефайну на крутой берег, покрытый ирисами и лютиками, а затем взобрался на него сам. Сефайна лежала неподвижно. Намокшее платье облепило ее тело, распустившиеся в воде волосы, мокрыми прядями разметались по лицу. Глаза у нее были закрыты.
        Герцог понял, что она упала на воду плашмя и сильно ушибла лоб. И, конечно, на теле у нее будет немало синяков. Однако смотрел он на нее лишь несколько секунд, а затем сбросил мокрую рубашку, подобрал свой халат и закутал в него Сефайну. Потом подхватил ее на руки, понес вверх по склону и через двор в дом. Она показалась ему очень легкой. Он чувствовал, как его халат постепенно промокает, и, когда начал подниматься по лестнице, заметил, что за ним тянутся мокрые следы.
        В спальне герцог, на мгновение поколебавшись, положил Сефайну не на кровать, а на пол.
        При свете свечи он убедился, что она не пришла в сознание, и поспешил в свою комнату. Там он быстро растерся полотенцем и натянул первые попавшиеся брюки. Из комода он достал рубашку, но надевать ее не стал, а, перекинув через руку, вернулся к Сефайне.
        Он подумал, что Сефайна, если бы она пришла в себя и увидела его наготу, была шокирована. Это было бы первым случаем в его жизни. Женщины, с которыми он имел дело прежде, таких опасений у него не вызывали.
        Но мало-помалу он осознал, что Сефайна на них совершенно не похожа, и очень юна. Когда он вернулся в спальню, Сефайна все еще не очнулась. От ее мокрой одежды по ковру расплывалось большое темное пятно.
        Он положил рубашку на кровать, взял свечу и направился к бельевому шкафу в конце коридора. У него редко кто-нибудь гостил, и шкаф был полон простынь, наволочек и полотенец. Все они были чистыми, хотя многие давно нуждались в починке.
        Герцог забрал охапку полотенец и вернулся к Сефайне. Он зажег еще несколько свечей, опустился на колени и начал ее раздевать.
        С легкой иронической улыбкой он подумал, что впервые раздевает женщину, которая об этом и не подозревает. Ее юная фигура показалась ему удивительно красивой. Острые груди, тончайшая талия и стройные бедра были безупречны. Если бы не белоснежная кожа, она во всем походила бы на юную мадонну, как он ей и сказал.

«Она же совсем девочка!» - подумал герцог.
        Как была бы она потрясена, если бы знала, что он делает! Он старательно высушил ее длинные волосы, спустил рубашку до пояса, потом положил три полотенца на подушку и откинул одеяло.
        Раздев Сефайну донага, он быстро вытер ее, стараясь не думать о том, как она хороша.
        Да, она убежала от него, потому что он ее напугал. И что будет, если она очнется прежде, чем он уложит ее в постель? Однако, когда он поднял ее с пола, ее голова бессильно склонилась ему на плечо, разметав по его груди тонкие, как шелк, длинные волосы. Он отнес ее на кровать, положил еще влажную голову на полотенца и до подбородка укрыл простыней и одеялами.
        В старинной кровати под балдахином Сефайна казалась очень маленькой и беззащитной. Она выглядела так трогательно и так нуждалась в защите и не только от злобы Изабель, но и от него самого.

«Как я был непростительно туп! - подумал он. - Мне следовало сразу догадаться, что ей страшно, что она без сомнения ничего не знает об интимной стороне брака!»
        Он рассердился на то, что обычная чуткость ему изменила. А он еще гордился своим умением понимать людей.
        Когда он служил в гвардии, еще до того, как унаследовал титул, умение понять заботы подчиненных сделало герцога самым популярным офицером в его полку.
        Он отвернулся от кровати, взял сухое полотенце и вытер грудь и руки. Потом надел лежавшую на краю кровати рубашку. Собрав мокрые полотенца, он взял свечу и спустился в кухню. Бэнкс и его жена, конечно, уже давно спят, и будить их он не собирался. Никто не должен знать, что произошло этой ночью!
        Мокрые полотенца он положил на стол, решив утром сказать Бэнксу, что купался. Бэнкс не удивится: герцог часто купался уже после наступления темноты или рано утром.
        В старой плите, которую давно пора было заменить, еще горел огонь. Герцог подсыпал угля и поставил на плиту чайник, а потом начал открывать кухонные шкафы, пока не нашел то, что искал, каменную грелку. Там их было несколько.
        Герцог поставил грелку рядом с чайником и продолжал поиски, надеясь найти шоколад или какао, чтобы приготовить горячее питье. Недавно у него гостила тетушка, которая обожала пить шоколад и привезла с собой порядочный его запас. Он действительно отыскал банку и, заглянув в нее, убедился, что ему будет чем напоить Сефайну.
        На все это ушло немало времени.
        Наконец он отправился наверх с грелкой, чашкой шоколада и свечой. Он побаивался, что Сефайна могла прийти в себя и снова убежать, и с большим облегчением увидел, что она лежит все в той же позе.
        Поставив свечу и шоколад на столик возле кровати, он откинул уголок одеяла и положил грелку к ее ногам. Во времена его отца эти старомодные грелки употреблялись для того, чтобы согревать постели. Прежде чем опустить одеяло, герцог потрогал маленькую ступню. Как он и ожидал, она была ледяной.
        Когда он снова подоткнул край одеяла под матрас, Сефайна пошевелилась, открыла глаза и еле слышно вскрикнула.
        Герцог наклонился над ней.
        - Все хорошо. Не тревожьтесь, - сказал он ласково.
        Она посмотрела на него и сказала уже громче:
        - Что… что… произошло?
        Он сел на край кровати, взял ее холодную руку в свои и начал согревать.
        - Все хорошо, - повторил он. - Вы у себя в постели, и вам ничто не угрожает.
        В ее взгляде мелькнуло недоумение, затем она вспомнила свой отчаянный поступок.
        Герцог увидел, как краска заливает ее щеки.
        - Я… я… утопилась, - прошептала она.
        - Попытались, - поправил герцог. - И поступили очень неразумно, очень дурно.
        Крепко сжав ее пальцы, он добавил:
        - Почему вы не сказали, что боитесь меня?
        Она опустила ресницы, а щеки у нее порозовели еще больше.
        - Во всем виноват я, - мягко произнес герцог, - и хочу вам кое-что предложить. Вы меня слушаете, Сефайна?
        Она чуть отвернула голову, но глаза у нее были открыты, и она ответила слабым голосом:
        - Я… слушаю… вас.
        - Да, - продолжал герцог, - я очень виноват, что не понял, как вы молоды и как потрясены угрозами вашей мачехи и всем, что произошло сегодня. - Он помолчал. - А потому я прошу у вас прощения, Сефайна. И давайте начнем совсем по-другому.
        Пальцы между его ладонями затрепетали, и он понял, что она еще боится, и, может быть, не менее сильно, чем в ту минуту, когда выбегала из дома.
        - Мы, а вернее я, попытались начать прямо с середины, а не с первой страницы, как положено.
        Сефайна пробормотала что-то утвердительное, но герцог усомнился, что она уловила его мысль.
        - Так вот, я предлагаю, - продолжал он, - и, надеюсь, вы согласитесь, чтобы мы начали со вступительной главы - с того момента, как мы встретились.
        Он говорил так потому, что не сомневался в ее разумности и полагал, что это даст пищу ее фантазии. Ведь сказала же она ему, когда они заглянули в библиотеку, как ее обрадовали эти шкафы, полные книг.
        - Вы… подразумеваете… - Сефайна смутилась и не договорила.
        - Я подразумеваю, - твердо ответил герцог, - что мы должны получше узнать друг друга. Мы встретились сегодня, словно двое потерпевших кораблекрушение и выброшенных на необитаемый остров. Они прежде не были знакомы, а теперь им нужно вместе придумать, как остаться в живых.
        Сефайна медленно повернула голову и снова посмотрела на него.
        - Но ведь… так и случилось, - прошептала она.
        - Разумеется! - сказал герцог. - И этот дом вполне может считаться необитаемым островом, для этого ему недостает только бананов, которыми мы могли бы питаться, чтобы не умереть с голода, и еще рыбы, которую мы могли бы поджаривать, если бы у нас достало изобретательности ее наловить.
        Сефайна улыбнулась.
        - Вы… превращаете все… в приключенческий роман.
        - Но ведь, если хорошенько подумать, это и есть роман, - возразил герцог, - а раз уж нам выпало играть роль его героя и героини, то мы не должны портить читателю удовольствие. - Крепче сжав ее пальцы, он добавил: - Обещайте, что вы не убежите еще раз, не оставите меня в полном одиночестве. В конце-то концов, ведь и у Робинзона Крузо появился Пятница!
        Тут Сефайна слабо рассмеялась.
        - Это… не… очень… лестное сравнение!
        - В нашем романе, - объявил герцог, - героиня встречает незнакомца, который тоже плыл на ее погибшем корабле. Он оказался доброжелательным, умным человеком, готовым исполнить любую ее просьбу.
        Его взгляд встретился со взглядом Сефайны, и они продолжали смотреть друг на друга в колеблющемся свете свечи.
        - Я… - очень… сожалею, - прошептала она. - Глупо… было… так бояться.
        - Конечно, - ответил герцог, - но вы должны простить мне мою непонятливость.
        - Значит… теперь, - произнесла Сефайна тоненьким голоском, - мы… друзья.
        - Да, друзья, - подхватил герцог. - А вернее, партнеры. Ведь мы, если сумеем выжить, будем делить все пополам.
        Сефайна тихонько ахнула.
        - Когда мы… возвращались с… озера… - произнесла она, - мне… в голову пришла… одна… мысль. - Она помолчала, а потом произнесла смущенным шепотом: - Я знаю, что поступила… очень… дурно, когда решила… утопиться… Папе было бы… очень стыдно за мою… трусость.
        - Не думайте об этом больше, - настойчиво сказал герцог. - Никто ни когда ничего не узнает, а мы с вами забудем.
        - А вы… правда… забудете?
        - Уже забыл, - ответил он.
        - Но… значит, - словно внезапно что-то сообразив, пробормотала Сефайна, - вы принесли меня… сюда и… раздели.
        На ее щеках снова вспыхнула краска, и герцог поспешно сказал:
        - Не надо думать об этом. И ведь вы совсем не тяжелая.
        - Из-за… меня… вы тоже… промокли.
        - Насквозь, - ответил герцог. - Бэнксу я объясню, что ходил купаться. За своей одеждой слежу я сам и просто высушу ее перед камином.
        Тут он вспомнил, что ночную рубашку оставил у озера, и решил непременно забрать ее оттуда до рассвета.
        - А теперь, - начал герцог, - все забыто. А вы собирались мне что-то сказать.
        - Я придумала две вещи, - ответила Сефайна. - Но, боюсь… вы сочтете… их… глупыми.
        - Обещаю так прямо и сказать, - пригрозил герцог. - Но с тех пор, как мы оказались на нашем необитаемом острове, вы еще ни разу не сказали ничего глупого.
        Сефайна помолчала, но он увидел, что в ее глазах загорелся огонек.
        - Когда эта женщина, миссис Хьюинс, просила у вас листья Магического Дерева, я вспомнила, как во Флоренции монахини ежегодно празднуют день памяти основательницы монастыря.
        Она посмотрела на герцога, проверяя, слушает ли он, и продолжала:
        - Ее звали Констанца, есть такая святая.
        - По моему, я о ней слышал, - заметил герцог.
        - Так вот, - сказала Сефайна, - монахини вставляют в крохотные никелевые рамочки кусочки одеяния основательницы монастыря. Считается, что эта реликвия приносит своему обладателю удачу весь следующий год.
        Герцог сказал «а!», словно догадываясь, к чему она ведет, но не стал ее перебивать.
        - Одну такую реликвию, - продолжала Сефайна, - покрывают позолотой и посылают Его Святейшеству папе.
        - Вы серьезно считаете, что мы могли бы распорядиться с листьями Дуба короля Карла таким же образом? - спросил герцог.
        - Почему бы и нет? - спросила в свою очередь Сефайна. - Если они приносят удачу жителям вашей деревни, то повсюду в Англии люди захотят их приобрести, если только узнают про их свойства.
        - Это, безусловно, отличная мысль! - заметил герцог, вспомнив, что многие члены его клуба, как бы скептически они ни отзывались о подобных предметах, на самом деле верят и в предзнаменования и в счастливые талисманы. Он знал, что большинство из них никогда не заключают пари в пятницу тринадцатого числа! А один носит заячью лапку, которая, по поверью, приносит удачу, другой не надышится на рог носорога, который привез из Африки. Да, почти у каждого было свой предмет для поклонения!
        И сам он, как ни смеялся над подобными вещами, давно уже ждал предзнаменования с обещанием счастливого будущего!
        - Возможно, вы правы, - вслух произнес герцог. - Однако не думаю, что таким способом мы соберем сумму, необходимую для восстановления дворца.
        - Я еще не… объяснила вам… мою… вторую… мысль, - возразила Сефайна.
        - Я слушаю, - подбодрил ее герцог.
        - Это только идея. Я хотела обдумать ее… ночью, когда… лягу… спать.
        Сефайна быстро взглянула на герцога, и он понял, что она вспомнила о том, как убежала, как была уверена, что завтра ее здесь уже не будет.
        - Вы нарушаете свое обещание, - сказал он строгим голосом.
        Она ответила ему застенчивой улыбкой и продолжала:
        - Наверное, вы… решите, что это… невозможно, но я… уверена… что мы… сумеем… сделать это.
        - Но что надо сделать? - спросил герцог.
        - Сперва нам необходимо каким-то образом занять деньги под те тридцать тысяч фунтов, которые я получу, когда мне исполнится двадцать пять лет, и под состояние, которое станет моим после смерти папы.
        Заметив, как помрачнело лицо герцога, она поспешила добавить:
        - Нет; не у ростовщиков! Я читала, что они очень алчны и вымогают у своих клиентов огромные суммы. - Она помолчала. - Но, полагаю, наши поверенные могут обратиться в банк. Ведь вы герцог, и, значит, они там не смогут сказать, что вы недостаточно респектабельны.
        - Ну, это еще не гарантия! - Герцог засмеялся. - Но, предположим, мы получим деньги. Как вы намерены ими распорядиться? Ведь мы обязаны будем объяснить это тем, кто предоставит нам деньги взаймы.
        Сефайна глубоко вздохнула, а потом ответила:
        - Мы отреставрируем дворец, вернем ему прежний блеск. А потом будем брать плату с тех, кто захочет его осмотреть…
        Увидев недоуменный взгляд герцога, она поспешила добавить:
        - Мне пришла в голову эта мысль, когда я вспомнила об одном итальянском князе, у которого в его дворце под Флоренцией хранилась знаменитая коллекция картин. - Она приподнялась на подушке, так было удобнее говорить.
        - Он и подумать не мог, чтобы расстаться хотя бы с одной из них, но у него совсем не было денег, и, казалось, что ему придется некоторые продать.
        - Счастливец! Ему было хотя бы что продавать! - заметил герцог.
        - Он любил свои картины и решил во что бы то ни стало сохранить их, - продолжала Сефайна.
        - И как он поступил? - с интересом спросил герцог.
        - Открыл картинную галерею и парадные комнаты для публики, как музей.
        - То есть люди платили за то, чтобы посмотреть их?
        - Картины принадлежали кисти великих художников, и каждый год сотни, а вернее, тысячи людей посещали его дворец, и, в конце концов, он получил возможность вновь закрыть его для посторонних.
        Наступило молчание, потом герцог сказал:
        - Вы серьезно полагаете, что мы можем это сделать?
        - Конечно, - ответила Сефайна. - Вы ведь, как и я, знаете, что не только туристы, но и простые люди не упустят случая побывать в герцогском дворце.
        По выражению лица герцога она поняла, что ему не слишком приятна мысль о том, что по его дому будут расхаживать толпы зевак.
        - Я убеждена, - поспешила сказать она, - что мы получим столько денег, что через пять лет вы сможете расплатиться с долгами, и дворец опять будет всецело ваш.
        - Всецело наш, - поправил герцог. - Да, над этим стоит поразмыслить.
        Он говорил медленно, словно уже что-то обдумывая.
        - Нам придется водить посетителей по дворцу, - рассуждала Сефайна, - а в наше отсутствие нужны будут гиды. Их надо будет выбрать из надежных людей, чтобы никто ничего не украл.
        - Как будут шокированы почти все мои друзья и соседи, когда я займусь коммерцией, да еще такой странной! - вздохнул герцог.
        - Они будут шокированы еще больше, если вы умрете с голода, - возразила Сефайна. - Полагаю, никто из них не предложил вам помощи и не выписал чек для вас?
        - У меня нет желания принимать благотворительные пожертвования, - холодно сказал герцог.
        Сефайна засмеялась.
        - Как вы горды! А вот я бы приняла помощь от кого угодно, лишь бы не голодать! Лучше бы вы считались с чувствами вашего дома, чем со своими! - добавила она после паузы.
        В глазах герцога заискрился смех, а она продолжала:
        - Конечно, бедняжка страдает, что выглядит таким жалким и запущенным. Я убеждена, что он способен чувствовать, и сердится, что с его потолков капает вода, а в окнах дыры, и у него внутри гуляет ветер.
        Герцог расхохотался.
        - По-моему, нам следует обдумать ваши идеи, Сефайна. А теперь постарайтесь уснуть.
        - И… это… все, что вы… можете сказать… о… моем плане?
        - Вовсе нет. Я считаю его оригинальным, блестящим, и я никак не ожидал, что молоденькая женщина способна придумать нечто столь остроумное.
        - А теперь вы говорите покровительственно и свысока! - возразила Сефайна. - Если хотите знать правду, ваше Магическое Дерево еще раз доказало, что приносит удачу, потому что я придумала все это, пока стояла под ним!
        - Отлично! - ответил герцог. - Вы меня совершенно убедили, и мы все обсудим завтра.
        - Завтра! - воскликнула Сефайна. - Это навело меня еще на одну мысль!
        - Какую же на этот раз? - осведомился он.
        - Нам нужна еда, и завтра кому-нибудь надо будет отправиться за ней.
        - Этим займусь я, - ответил герцог.
        - Так вот, если можно, - сказала Сефайна, - пошлите карету за нотариусом, который ведет мои дела и папы. Его основная контора находится в Кентербери, всего в десяти милях от Уик-Парка и, если не ошибаюсь, довольно близко и отсюда.
        - Карету, мне кажется, я сумею выпросить, одолжить или нанять, - медленно произнес герцог.
        - Ну, так пошлите за мистером Меткалфом немедленно! Фирма «Меткалф, Меткалф и Стортон», а адрес запомнить очень легко: дом номер один по Главной улице!
        Герцог улыбнулся.
        - Будет исполнено, - сказал он.
        - Если вы будете так важничать, я опять убегу, - пообещала Сефайна.
        - В таком случае, - ответил герцог, - я оставлю вас на съедение рыбам или хорошенько отшлепаю. Процедура очень полезная, но совершенно очевидно, что вас, когда вы проказничали, от нее избавляли.
        Сефайна засмеялась, а с ней и герцог.
        - Неужели все то, что происходит - правда? - спросила она. - Мне кажется… я… утонула и вот… грежу.
        - Вы ничуть не грезите и очень практичны, - перебил ее герцог. - И я искренне вам благодарен. Но мне начинает казаться, что мой партнер на необитаемом острове любит командовать!
        - А мне кажется, что дряхлый Ворчун, в обществе которого я оказалась на острове, должен был бы сам до всего этого додуматься.
        Они снова дружно засмеялись. Герцог встал и объявил:
        - Я иду спать. Но предупреждаю: утром у Ворчуна будет множество новых идей и распоряжений для своего партнера. Например, для начала он мог бы заняться вытиранием пыли.
        - Это нечестно! - запротестовала Сефайна. - Вы ведь уже согласились, что нам нужно нанять еще слуг помоложе, в помощь вашим старичкам. Так сделайте это, пока будете в деревне покупать припасы.
        Герцог щелкнул каблуками и отдал честь.
        - Слушаюсь, генерал! - сказал он. - Сделаю все, что в моих силах.
        - Я, конечно, просплю, - со смехом отозвалась Сефайна, - а потому лучше сейчас же возьмите деньги из моего ридикюля, а то вдруг лавочники откажут вам в кредите.
        - Если вы скажете еще хоть слово, - ответил герцог, - я вас все же отшлепаю, как и обещал!
        - Вы ведете себя так заносчиво, лишь потому что я женщина! - отпарировала Сефайна. - Вы прекрасно знаете, что вам будет неловко попросить что-нибудь в кредит и что они будут очень рады, если вы расплатитесь наличными. Будь я мужчиной, вы бы не колебались!
        - Но вы же не мужчина, - возразил герцог.
        Он вдруг вспомнил, как любовался ею, пока вытирал. И ведь она как-никак его жена! Что она скажет, если он предложит скрепить их договор о партнерстве поцелуем?
        Но его испугала мысль, что она снова почувствует страх перед ним и убежит, едва он уснет.
        - Так где же деньги? - спросил он.
        - Я положила ридикюль в правый ящик комода.
        Герцог достал его и сразу увидел, что он очень дорогой и несомненно куплен во Флоренции. Внутри ридикюля с удивлением обнаружил довольно много соверенов и несколько крупных банкнот.
        - Перед отъездом я обменяла во флорентийском банке все свои итальянские деньги, - объяснила Сефайна, заметив его недоумение. - Они были так любезны, что я кроме того кассировала чек, так как собиралась накупить всего в Лондоне.
        Тут Сефайна вспомнила, как из-за козней мачехи попала из Дувра не в Лондон, а на почтовую станцию. Но тут же отогнала от себя эту мысль.
        - Возьмите все, что там есть, - предложила она. - Нужно заплатить за провизию и слугам. На моем счету в банке лежит порядочная сумма - я никогда не расходовала свое содержание целиком. - Она засмеялась и продолжила. - Конечно, на восстановление дворца этих денег не хватит, но с их помощью мы, как партнеры, сможем облегчить нашу жизнь.
        Слово «партнеры» она проговорила с особой выразительностью.
        Герцог, неохотно доставший деньги из сумочки, произнес вполголоса:
        - Партнеры! Да, мне следует все время помнить, что мы только партнеры.
        - И, как вы сами сказали, - напомнила Сефайна, как будто решившая оставить последнее слово за собой, - на этом необитаемом острове бананы не растут, а потому вам придется их купить.

        Глава шестая

        Сефайна внимательно оглядела кабинет и решила, что он приобрел гораздо более уютный вид.
        Она встала рано, но к ее удивлению, герцог уже отправился в деревню.
        Выпив чай в одиночестве, она пошла в сад и нарезала белой и лиловой сирени, тюльпанов и нарциссов. Вазы с букетами украсили столы и шкафчики.
        Потом Сефайна поискала в других комнатах не рваные и не очень выцветшие подушки для кресел. Потом, обнаружив большое вышитое покрывало, она, хотя и опасалась, что герцог посмеется над ней, набросила его на спинку дивана, из которой клочьями свисала набивка.
        Наконец, она сама затопила камин, хотя и не выгребла остывшую золу, так как не нашлось ни совка, ни ведра.
        Да, кабинет выглядел совсем по-другому, и Сефайна подумала, что герцог это оценит. Правда шторы не помешало бы выстирать, а мебель отполировать. Но во всяком случае, она прибралась, насколько это было возможно.
        В окна лился солнечный свет, и Сефайна решила, что комната выглядит вполне сносно, и пока ею можно будет пользоваться, как гостиной.
        Для маленькой последней вазы она приберегла первые бутоны роз, которые пробились сквозь бурьян в бывшем розовом саду. Она поставила вазочку на письменный стол в надежде, что герцогу это понравится, и, когда он вошел, выжидательно посмотрела ни него.
        - Доброе утро, Сефайна, - сказал он. - Когда я вас покинул, вы так сладко похрапывали!
        - Я никогда не храплю! - негодующе возразила Сефайна и тут же поняла, что он ее просто поддразнивает.
        - Мне сказали, что вы отправились в деревню, - поспешно добавила она.
        - Я выполнил все ваши приказания, старший партнер, - ответил он.
        - Все-все? - недоверчиво переспросила Сефайна.
        - Днем прибудут трое слуг, лакей, умелая молодая женщина для работы на кухне, и еще одна будет ухаживать за вами и, естественно, исполнять ваши распоряжения?
        - Только трое? - разочарованно осведомилась Сефайна.
        - Для начала достаточно, - ответил герцог. - Но я попросил мистера Гири найти двух уборщиц, чтобы они приходили по утрам и мало-помалу вычистили и вымыли бы все комнаты.
        - Бедняжки! - Сефайна засмеялась. - Это же просто подвиг Геракла! А кто такой мистер Гири?
        - Самый важный человек в деревне, - ответил герцог. - Владелец единственной лавки, а также почтмейстер и брат мясника, который живет в соседнем доме. - Герцог улыбнулся. - Когда я уплатил ему двадцать фунтов из ваших денег, его чуть не хватил удар. Но все равно я должен ему еще очень много.
        - А мистер Меткалф? - спросила Сефайна.
        - Исполняя ваши инструкции, - ответил герцог, - я отправил за ним карету и полагаю, он должен приехать часа через два.
        - Чудесно! - воскликнула Сефайна. - Наверное, вы написали ему, чего мы от него хотим?
        - Я попросил его приехать сюда, как можно скорее, потому что у вас есть к нему неотложное дело, но не сообщил ему, что мы поженились - потрясение было бы слишком велико!
        - Не сомневаюсь, - согласилась Сефайна. - Но, полагаю, ему нам следует рассказать все.
        После паузы она добавила:
        - Папа всегда говорит, что нельзя ничего скрывать от своего врача и от своего поверенного.
        - Ваш отец совершенно прав, - ответил герцог. - Однако было бы ошибкой посвящать в случившееся с нами еще кого-нибудь.
        - Разумеется, - кивнула головой Сефайна.
        Герцог обвел глазами кабинет.
        - Вы прикоснулись ко всему волшебной палочкой, - сказал он. - Не сомневаюсь, на мистера Меткалфа кабинет произведет самое благоприятное впечатление!
        - Я убрала его для вас, - возразила Сефайна. - Чтобы вы не… поддавались… унынию и… не были… таким злым.
        Теперь она в свою очередь поддразнивала его, и герцог вздохнул:
        - Какая женщина устояла бы перед таким соблазном? Сделать необитаемый остров уютным, хочу я сказать.
        - Нет, но здесь правда стало красивее, - заметила Сефайна.
        - Гораздо красивее, - согласился герцог. - Мне почему-то даже в голову не приходило срезать для себя цветы.
        - А кроме цветов в вазах, что вы еще видите? - осведомилась Сефайна.
        Тут герцог обратил внимание на большой поднос с горкой листьев и кистями белой и лиловой сирени по краям. Несколько секунд он с недоумением их рассматривал, а потом воскликнул:
        - Ну конечно же! Магический Дуб!
        - Совершенно верно, - подтвердила Сефайна. - А так как я, в отличие от вас, ему доверяю, то и ношу его листья вот здесь. - Она прикоснулась к корсажу над ложбинкой между грудями.
        Герцог вспомнил, как их прелесть поразила его накануне ночью, когда он уложил Сефайну в постель. Но эта тема была запретной, и он поторопился сказать:
        - Если удача мне улыбнется, то ее принесете мне вы, а вовсе не Дуб.
        - Ну, лишь бы она улыбнулась! - ответила Сефайна. - Однако вы не во всем отчитались.
        - А именно? - сказал герцог.
        - Вы купили еду?
        - Я заказал такое количество, что мистер Гири пришел в восторг. Он обещал прислать все в своем фургоне вместе с помощницей для миссис Бэнкс, самой лучшей кухаркой в деревне, как он ее отрекомендовал.
        Сефайна захлопала в ладоши.
        - Правда же все меняется к лучшему!
        - Благодаря вам, - вставил герцог.
        - Благодаря Магическому Дереву, - возразила Сефайна. - И, значит, если уж вам надо приписать эту перемену кому-то, то благодаря вам.
        - Я - охотно приму поздравления, но лишь после того, как удача действительно посетит этот дом.
        - В таком случае, нам остается только дождаться мистера Меткалфа.

«Она надеется на помощь Всевышнего», - подумал герцог и промолчал.
        Когда под вечер мистер Меткалф уехал в той же карете, которая привезла его в Уин-Парк, Сефайна и герцог помахали ему вслед со ступенек парадного крыльца.
        - Я же говорила вам, что эти листья волшебные! - с торжеством объявила Сефайна, кладя руку на локоть герцога.
        - Теперь я свято верю всему, что о них рассказывают, - ответил герцог смиренно.
        Бесспорно, беседа с мистером Меткалфом могла пробудить самые радужные надежды. Когда поверенный поздоровался с Сефайной и услышал, что она вышла замуж, он был крайне изумлен.
        - Я виделся с вашим отцом неделю назад, леди Сефайна, - сказал он, - и на сколько понял из его слов, вы должны были из Флоренции приехать прямо в Лондон, чтобы вас представили ко двору, а затем провести в столице конец сезона.
        Сефайна умоляюще взглянула на герцога, и он поспешил избавить ее от тягостных объяснений:
        - Вам, мистер Меткалф, мы расскажем всю правду о случившемся, и не сомневаюсь, вы согласитесь с нами, что это следует хранить в строжайшем секрете ото всех, кроме вас.
        Затем он коротко сообщил нотариусу как графиня прислала в пансион распоряжение отвезти Сефайну в Англию, как, воспользовавшись отсутствием графа она отрядила мистера Картера встретить ее падчерицу в Дувре, а затем доставить ее в почтовую гостиницу. Оттуда ее привезли в Уин-Парк, где сразу же обвенчали с ним.
        - Как, ваша светлость? Вы даже не были знакомы друг с другом? - переспросил пораженный мистер Меткалф.
        - Мы даже никогда друг друга не видели, - ответил герцог. - Но графиня пригрозила леди Сефайне, что запрет ее в приюте для умалишенных, если она откажется вступить в брак со мной, и ни кто не узнает, где она.
        Мистер Меткалф смотрел на него с возрастающим изумлением.
        - Ваша светлость, я просто не верю своим ушам!
        - Нам и самим не верится! - сказал герцог. - Не стану входить в подробности, но я был вынужден уступить шантажу графини, так как на карту была поставлена честь женщины.
        Дальнейших объяснений не потребовалось: лицо мистера Меткалфа сказало герцогу, что он прекрасно все понял.
        - А теперь, выйдя замуж, - вмешалась Сефайна, - я хотела бы, мистер Меткалф, помочь его светлости восстановить дворец и освободиться от долгов, которые он пока, к сожалению, уплатить не может.
        Мистер Меткалф улыбнулся.
        - Полагаю, желание вашей светлости выполнить нетрудно. Ваш батюшка…
        Сефайна жестом остановила его.
        - Мы не сказали вам, что моя мачеха твердо намерена не допустить, чтобы папа уделил мне хотя бы пенни из состояния, которое он унаследовал от моей матери.
        Мистер Меткалф посмотрел на нее с ужасом.
        - Она молода, - продолжала Сефайна, - и рассчитывает до смерти моего отца прибрать к рукам, как можно больше. Ведь тогда, как вам известно, деньги мамы перейдут ко мне.
        - И тем не менее… - начал мистер Меткалф.
        - Бесполезно! - перебила Сефайна. - Папа во всем ей уступает, потому что без ума от нее, а она не хочет, что бы я получила хотя бы что-то сверх того что у меня уже есть.
        - Да, те тридцать тысяч фунтов, которые завещала вам ваша матушка. Но распоряжаться ими до того, как вам исполнится двадцать пять лет, вы не может.
        - Именно так, - подтвердила Сефайна. - Я уже объяснила это его светлости. Однако у меня есть один план, и вот тут-то нам и нужна ваша помощь.
        И она рассказала ему, что они думают восстановить дворец во всем его былом великолепии, ведь тогда, в этом она твердо уверена, найдется много желающих осмотреть его за плату. Мистер Меткалф удивился, но ничего не сказал.
        - И еще, - сказала Сефайна, - я собираюсь продавать листья с Магического Дуба его светлости, дуба, который посадил король Карл Второй.
        - Но я слышал про этот дуб! - воскликнул мистер Меткалф:
        - Неужели? - спросил герцог.
        - Один мой знакомый, проезжая как-то мимо Уин-Парка, позволил себе смелость свернуть в аллею, чтобы полюбоваться дворцом снаружи. - Нотариус помолчал. - В гостинице, где он перед тем остановился перекусить, ему рассказали про дуб вашей светлости. И. вот, не встретив никого в парке, он сорвал несколько листков, которые, по его словам, вскоре принесли ему неожиданную удачу. Причем не один раз.
        Сефайна радостно вскрикнула.
        - Ну вот! - заявила она герцогу. - Я же говорила, что мы наживем целое состояние, если начнем делать из них талисманы.
        - Я готов поверить во что угодно, - сказал герцог. - Но побаиваюсь, как бы золото, которое ниспошлет нам Магический Дуб, не оказалось поистине сказочным и не превратилось бы в черепки!
        - Вздор! - отпарировала Сефайна. - Это будет настоящее звонкое золото, и мистер Меткалф поместит его для нас самым выгодным образом!
        Герцог засмеялся, а мистер Меткалф обратился к Сефайне:
        - Сумму, которую имеет в виду Ваша светлость, занять будет не просто. С другой стороны ростовщики и даже банки чувствительны к тому положению, которое их клиенты занимают в обществе. А потому, надеюсь, мне удастся что-нибудь устроить.
        - Вы говорите серьезно? - воскликнула Сефайна. - Ах, мистер Меткалф, я знала, что могу положиться на вас!
        - Однако этой суммы вряд ли хватит на все, что вы задумали, - предостерег ее мистер Меткалф. - Но если для начала вы восстановите несколько комнат, например, картинную галерею, бальный зал, библиотеку, ну и одну из парадных спален, этого будет достаточно, чтобы привлечь посетителей, как наших соотечественников, так и иностранцев.
        Сефайна восторженно сжала руки.
        - Замечательно! - вздохнула она. - А если так и получится, то ведь мы можем занять дополнительную сумму и, разумеется, экономя каждый пенни, продолжать восстанавливать все новые комнаты, правда?
        - Именно это я и посоветовал бы, - ответил мистер Меткалф, глядя на герцога.
        - Я просто теряюсь! - ответил тот. - Я уже давно потерял всякую надежду, и мне трудно во что-либо поверить вновь.
        - Буду откровенен с вашей светлостью, - сказал мистер Меткалф. - Получить заем было бы гораздо труднее, если бы не огромное состояние, которое предстоит унаследовать Ее светлости.
        После небольшой паузы он саркастически добавил:
        - Даже графиня, как она ни транжирит деньги, не сумеет нанести ущерб капиталу, так быстро он увеличивается.
        - Я не знал, что финансовое положение моей жены столь широко известно, - холодно сказал герцог.
        - Людям говорить не запретишь, ваша светлость, - ответил нотариус. - Граф, разумеется, не посвящает в свои дела посторонних, но где отыщется человек, который не интересуется деньгами и, особенно, чужими?
        Герцог невольно рассмеялся.
        - Да, пожалуй, - сказал он и, встав с кресла, добавил: - Теперь, когда вы нас так ободрили и будущее кажется куда более светлым, чем раньше, я схожу и принесу нам что-нибудь выпить.
        - Но ведь это может сделать Бэнкс или лакей, если вы позвоните! - остановила его Сефайна.
        Герцог с недоумением посмотрел на нее, но тут же улыбнулся.
        - Я совсем забыл, что у нас появился лакей! В деревне я купил шампанского и привез его с собой, вот и решил подать его сам.
        - Скоро вы привыкнете поручать это другим, - весело заметила Сефайна.
        Герцог позвонил и вскоре в комнату торжественно вошел Бэнкс с подносом, на котором красовались три бокала и бутылка кларета. Поставив поднос на столик, дворецкий разлил вино. Первый бокал он подал Сефайне, второй нотариусу и только третий, герцогу. Глядя на него, Сефайна решила, что Бэнкс словно помолодел, так как обзавелся помощником, а в доме началась новая жизнь.
        Но, конечно, сказала она себе, свою роль сыграли и обед накануне и прекрасный второй завтрак.
        Не повредили они и герцогу, во всяком случае, за завтраком он был веселее обычного и очень мило за ней ухаживал.
        - «Благодарю Тебя! Благодарю Тебя!» - Мысленно как молитву произнесла Сефайна.
        Но она испытывала благодарность и к Магическому Дереву, а потому коснулась листьев, чуть щекотавших кожу у нее на груди.
        Внезапно Сефайна перехватила взгляд герцога, он, видимо, понял, что она делает, и ее смутило выражение в его глазах.
        Мистер Меткалф пригубил кларет, поставил бокал и сказал, обращаясь к Сефайне:
        - Получив ваше приглашение, ваша светлость, я удивился его срочности и подумал, нет ли у вас нужды в наличных деньгах, а потому захватил с собой сто фунтов на всякий случай.
        Сефайна радостно вскрикнула:
        - Они мне очень нужны! И как удачно, мистер Меткалф, что вы об этом догадались.
        Взглянув на герцога, она добавила:
        - Их хватит, чтобы расплатиться с лавочником в деревне. Но, мне кажется, лучше попросить мистера Меткалфа, что бы он позаботился о ваших пенсионерах, и конечно, передать ему все счета, чтобы он уплатил по ним, как только получит заем для нас.
        Заметив, что губы герцога плотно сжались, Сефайна испугалась, как бы он не начал возражать.
        - Вы же не объяснили ему, - поспешила она добавить, - что в этом предприятии мы деловые партнеры. Ваш взнос - дворец, картины и прочие редкие сокровища, которые есть здесь, а я на первых порах обеспечиваю деньги. И очень скоро вы тоже, конечно, начнете вкладывать в него деньги.
        - Маловероятно, - вздохнул герцог. - Тем не менее, мистер Меткалф, я буду вам весьма обязан, если вы исполните желания моей жены.
        - Предоставьте все мне, - сказал мистер Меткалф. - У меня, как и у моих компаньонов, помимо графа Седжуика, есть немало других высокопоставленных клиентов, а потому банкам, когда мы к ним обращаемся, бывает нелегко нам отказать. - Он встал и поставил пустую рюмку на поднос. - А теперь, с вашего разрешения, я вернусь к себе в контору и немедленно займусь вашим поручением.
        Сефайна еле удержалась, чтобы не броситься нотариусу на шею и не расцеловать его.
        Для своих пятидесяти пяти лет он, правда, выглядел очень моложаво, но ведь она знала его с детства.
        И вместо этого, она воскликнула:
        - Спасибо! Я вам так благодарна! Мы с мужем в вечном долгу у вас за то, что вы нас ободрили и обещали помочь. Но хорошо бы поскорее, если можно!
        - Я завтра же поеду в Лондон, - заверил ее мистер Меткалф, - и надеюсь явиться к вам с добрыми вестями дня через три-четыре.
        Сефайна посмотрела на герцога, глаза у нее сияли, как звезды.
        Он промолчал, но она не сомневалась, что с его души спало тяжкое бремя. Ну, конечно же, он обрадовался не меньше ее!
        Они попрощались с мистером Меткалфом на крыльце и смотрели карете вслед, пока она не скрылась за деревьями.
        - Мы одержали победу! - вскричала Сефайна. - Понимаете, мы выиграли генеральное сражение.
        - Наше Ватерлоо, и вы - герцог Веллингтон.
        - Но что даже он мог бы сделать без своих войск и пушек? А это, любезный партнер, Уин-Парк. Ваш Уин-Парк.
        - У вас на все находится ответ, - с улыбкой произнес герцог.
        Они вернулись в кабинет, и он налил себе еще вина. Бокал Сефайны стоял почти полный.
        - Конечно, все это мне только снится! - заметил герцог.
        - В таком случае будем соблюдать величайшую осторожность, чтобы не проснуться, - сказала Сефайна. - Но ждать, пока это не случилось, я отказываюсь и предлагаю сейчас же поехать в деревню и нанять рабочих, чтобы они немедленно приступили к делу, начав, как посоветовал мистер Меткалф, с картинной галереи.
        - Отлично, - ответил герцог. - Только, по-моему, начать надо с фасада и с холла, не то ваши туристы не пожелают платить за вход, пока не доберутся до картинной галереи.
        - Вы правы, - согласилась Сефайна. - Давайте же оседлаем лошадей и поскачем туда, чтобы рабочие начали прямо с утра.
        Герцог рассмеялся, но спорить не стал и потому что она так настаивала и потому что ему самому хотелось того же. Так как он все еще был в костюме для верховой езды, то сразу отправился в конюшню, чего и добивалась Сефайна.
        Герцог опасался, что его лошадь еще не отдохнула, но потом вспомнил, что мистер Гири по его распоряжению доставил и несколько мешков наилучшего овса, который прежде был ему не по карману, и ничуть не удивился, увидев, что обе лошади уже накормлены.
        Он знал, что Бэнкс всегда питал к ним слабость и помнил, как животные стосковались по овсу.

«Распоряжусь, чтобы Гири нашел мне конюха», - подумал герцог и, взяв седло, направился в первое стойло.
        Неужели план Сефайны все-таки осуществим, раз Меткалф, человек, несомненно очень умный и опытный, согласился с ней?

«Если Изабель надеялась причинить мне как можно больше вреда, - подумал он, - то она обманулась в своих ожиданиях!»
        Седлая лошадей, герцог поймал себя на том, что его мысли опять обратились к Сефайне. Как она не похожа на всех знакомых ему женщин!
        Утром она, казалось, даже, не помнила о том ужасе, который накануне заставил ее броситься в озеро. И ни одна из его любовниц не встала бы так рано. Они бы палец о палец не ударили, чтобы сделать его кабинет уютным. А главное, ни одна не сумела бы так деловито и кратко изложить мистеру Меткалфу положение дел.

«Она изумительна, - думал он. - Так умна и в то же время совсем ребенок».
        Он растроганно вспомнил о дубовых листьях, которые она на счастье спрятала на груди. Но ведь ее вера в них оправдалась!

«И мне она, бесспорно, принесла удачу!» - сказал он себе.
        Герцог сел на свою лошадь и, ведя вторую на поводу, подъехал к парадной двери как раз тогда, когда Сефайна сбегала по ступенькам. В привезенной из Флоренции амазонке она выглядела обворожительно. Модная маленькая шляпка для верховой езды была обвязана вуалью, ниспадавшей на спину.
        Герцог спешился, чтобы подсадить Сефайну в седло, и одной рукой обнял ее за талию. В тот же миг он вспомнил, какой тонкой выглядела эта талия, когда накануне ночью он вытирал полотенцем ее прекрасное тело. Внезапно герцог спохватился: Сефайна смотрела на него, словно читая его мысли. По ее щекам разлилась краска.
        Собираясь поднять ее в седло, он совсем близко увидел ее губы и ему так захотелось поцеловать их. Какие они должны быть нежные! От этого желания у него в висках застучала кровь. Но нет, нельзя так торопиться! Он боялся ее напугать.
        И герцог усадил Сефайну в седло. Она взяла поводья, а он расправил ее юбку над стременами.
        Он положил руку на свое седло, и тут ему пришло в голову, что, хотя это казалось невозможным, он ни разу не вспомнил про Ивонну де Мозон с той минуты, как вышел из часовни мужем Сефайны.
        А она уже легкой рысью ехала по аллее.
        Да это казалось невозможным, мысленно повторил он, следуя за ней. Но то, что происходило с ним сейчас, он ни на что не променял бы.
        - Я должен завоевать ее доверие! - пробормотал он вслух.
        Это было самым важным, самым главным.

        Глава седьмая

        - День, полный волнений, - заметил герцог, когда вечером они поднимались по лестнице.
        - Но зато чудесный, просто необыкновенный! - ответила Сефайна. - И мне до сих пор не верится, что в холле под обоями и краской рабочие обнаружили старинные панели!
        Последние два дня принесли еще много приятных событий. От мистера Меткалфа пришло письмо: ему удалось занять для них двадцать тысяч фунтов. Сефайна даже запрыгала от радости, а герцог подумал, что теперь ему достаточно съездить в деревню, а наутро мистер Гири пришлет ему столько рабочих, сколько потребуется.

«Ну теперь в графстве не останется ни одного свободного плотника, столяра, маляра или краснодеревщика! - подумал он. - Все будут трудиться в Уине!»
        Им с Сефайной тоже хватало дела, выбирать комнаты и решать, что надо в них сделать, следить за уже начатыми работами, подбирать краску для следующих. Ни о чем другом они не говорили, да и вообще почти не виделись весь день.
        Только когда рабочие отправлялись по домам, а они садились обедать в какой-нибудь комнате, из которой еще не была вынесена мебель, у них выкраивалось время для разговоров.
        На этот раз они обедали в маленькой утренней столовой.
        - Сегодня я закончила два первых талисмана! - объявила Сефайна. - Их я позолочу. Первый для вас, второй для мистера Меткалфа.
        Герцог улыбнулся.
        - Пока у меня есть вы, другие талисманы мне не нужны.
        - А этот нужен, - возразила Сефайна. - Все, что происходит, стало возможным только благодаря волшебству Магического Дерева!
        Герцог знал, что она верит в это всем сердцем. Сам же он нисколько не сомневался, что своей удачей обязан ей одной, и все думал, как сказать ей о том, чем она стала для него.
        Сефайна была так невинна, так поглощена восстановлением дворца, что и не подозревала о чувствах герцога. А он с каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой находил ее все более привлекательной.
        Я люблю! - говорил он себе. - Ничего подобного я никогда еще не испытывал!
        Однако признаться ей в этом он боялся. Вдруг он только разрушит то, что она считает романтичной дружбой между мужчиной и женщиной?

«Что, если она испугается и снова меня возненавидит?» - спрашивал он в ночной тьме.
        Он не мог уснуть, думая о Сефайне, и беспокойно метался на постели. Ведь она рядом! Достаточно отворить двойную дверь… В нем вспыхнуло жаркое пламя желания.
        Но тут же он вспомнил, как она без сознания лежала на берегу озера. Ему тогда показалось, что она уже не дышит!
        Он нес ее к дому и спрашивал себя, что ему делать, если она так и не очнется. Ему живо представилось, какой страшный скандал разразится, когда станет известно, а кто-нибудь обязательно докопается до истины, что она утопилась, после того как Изабель принудила их обоих вступить против воли в брак!
        А теперь, как невероятно это ни казалось, он твердо знал, что это обернулось для него огромным счастьем. И не из-за денег, которые принесла ему Сефайна, не это было важным, но она заняла в его доме и в его сердце место, которое всегда было томительно пустым. Он встречал немало женщин, к которым его влекло. Он флиртовал, пленялся, даже терял голову. Но Сефайна вызывала у него совсем иное чувство. Даже себе он не мог бы точно его объяснить.
        Главной была потребность оберегать ее, защитить от мачехи, от любого, кто мог причинить ей страдания или напугать ее. Да, конечно, ее красота будила в нем страсть. Но страсть эта ничуть не походила на бурное желание, которое вдруг вспыхивает пожаром и столь же быстро угасает.
        Накануне ночью, стоя у окна своей пальни и глядя на звезды в вышине, он сказал себе: «Это любовь!» А теперь, когда они подошли к спальне Сефайны, он произнес:
        - Думаю, сегодня вы уснете быстро!
        - Наверное, - ответила Сефайна. - Но так жалко тратить время на сон, когда нам предстоит сделать еще так много!
        - Если вы скажете это рабочим, - засмеялся герцог, - они объявят забастовку.
        - Ну, что же, тогда мы все сделаем сами! - поддразнила его Сефайна.
        - Господи, избави! - вскричал герцог, в притворном ужасе воздевая руки к небу.
        Сефайна засмеялась и вошла к себе.
        - Спокойной ночи, - сказала она и закрыла дверь.
        Герцог застыл на месте. Что, если бы он обнял и поцеловал ее на прощание? Что она бы сделала?
        Со вздохом он прошел несколько шагов, до своей двери. А у себя в спальне он опять, как и накануне, долго стоял, у окна и смотрел на звезды. Они напоминали ему глаза Сефайны, но, в конце концов, он заставил себя раздеться и лечь.

«Быть может, - думал он, - завтра мне представится случай открыть ей, как много она для меня значит!»
        Но думать о Сефайне значило обречь себя на еще одну бессонную ночь. Герцог уже хотел задуть свечи на ночном столике, как вдруг вспомнил, что уже дня два не. держал в руках газет.
        Оставлять что-нибудь внизу, где шли работы, было невозможно, и Бэнкс положил
«Тайме» на стул возле кровати. Герцог развернул ее и начал просматривать заголовки. Но они с Сефайной были так поглощены дворцом, что события в мире представлялись далекими и не важными. Просмотрев несколько страниц, он заставил себя сосредоточиться на редакционной статье и прочел примерно половину, когда его отвлек скрип открывающейся двери.
        Подняв голову, герцог с удивлением увидел, что в комнату вошла Сефайна. На ней была только тонкая ночная рубашка. Волосы рассыпались по плечам.
        Герцога так ошеломило ее появление, что несколько секунд он мог только смотреть на нее. Ему чудилось, что это просто видение, плод его разгоряченной фантазии.
        Но тут Сефайна еле слышно прошептала:
        - Мне… страшно.
        - Страшно? - переспросил герцог. - Но что случилось?
        Он отбросил газету на пол и сел.
        - Маменька… - ответила Сефайна и вдруг вскрикнула: - Она… она… проклинает… нас… так… ужасно!
        Вновь Герцог услышал в её голосе исступленное отчаяние. Внезапно она пробежала через комнату и прижалась к нему. Он крепко ее обнял, и она спрятала лицо у него на плече, бессвязно шепча:
        - У… меня в… комнате… когда я… проснулась была… летучая… мышь и… мне показалось, что… маменька… тоже… Я… слышала, как… она меня… проклинает… Она… хочет… увезти меня… отсюда. Остановите ее, не позволяйте ей…
        Герцог сильнее сжал объятия.
        - Никто тебя не увезет, - сказал он. - Ты моя, Сефайна, и твоя мачеха не может причинить тебе никакого зла.
        - Она… злая… она коварная… она… наводит на меня… злые чары.
        Сефайна приподняла голову. Герцог увидел ужас в ее глазах, увидел, как по ее щекам катятся слезы.
        - Спасите меня… спасите меня… - шептала она в отчаянии.
        Несколько секунд он просто смотре на нее и думал, что прелестнее не видел никого. Потом притянул к себе, и его губы коснулись ее губ. Он почувствовал, как она сжалась о неожиданности, но тотчас ее тело словно растворилась в его объятиях.
        Герцог прижал ее к груди и бережно опустил на подушки.
        Он снова поцеловал ее и продолжал осыпать поцелуями, чувствуя, как пылающий в ней огонь страсти, пробуждается и в нем самом. Все исчезло, кроме одного: они с Сефайной стали частью друг друга и Сефайна принадлежала ему. Он целовал ее, пока не почувствовал, что ее испуг прошел, а тогда поднял голову и посмотрел на нее.
        Ее озаренное свечами лицо сияло почти нечеловеческой красотой, совершенно ее преобразившей. Несколько мгновений он лишь любовался ею, а потом снова принялся целовать бурно, требовательно, страстно. Эти поцелуи без слов говорили ей, как она нужна ему.
        Не только нежность и сладостность ее губ возбуждали его, но и ее тело, которое отвечало на его ласки.
        Окружающий мир перестал существовать для них.
        Прерывистым словно чужим голосом герцог произнес:
        - Я люблю тебя, сокровище мое люблю и хочу, чтобы ты была полностью моей, я хочу, чтобы ты была моей женой.
        - Я… люблю… тебя, - прошептала Сефайна, - но… я не… знала, что это… и есть… любовь.
        - Но ты меня любишь, - властно сказал герцог.
        - Во всем… мире… нет… ничего, кроме… тебя, - ответила Сефайна. - Ты… небо… ты луна… и… звезды. Прежде я… не… знала, что… могу… прикоснуться… к ним.
        В ее голосе звучал восторг. И он снова принялся осыпать ее поцелуями, пока она не спросила:
        - Ты… никому не… позволишь отнять… меня у… тебя?
        Он понял, что она вспомнила о своей мачехе, и гневно ответил:
        - Я убью всякого, кто попытается это сделать. Ты моя, Сефайна, моя! И, любовь моя, я хочу тебя, хочу, чтобы ты стала моей сейчас же!
        Он знал, что она не вполне его поняла, но она ответила тем тоненьким детским голоском, который так ему нравился:
        - Я… твоя… вся твоя и… обними… меня… крепко-крепко, чтобы… я… больше ничего… не боялась.
        Барьеры, сдерживавшие его чувства, рухнули, и он опять начал целовать ее страстно, необузданно, требовательно, как будто поражая врагов, задумавших похитить ее у него. Он целовал ее глаза, ее губы, шею, груди.
        Сефайна забыла свой страх. Внутри нее поднималась жаркая чудесная волна. Его губы обжигали ее, и в ее груди словно вспыхнуло пламя.
        Это было неописуемо. То, о чем она лишь догадывалась, то, что сама того не зная, она искала, наконец-то принадлежало ей. И в миг их близости она ощутила, что какая-то непреодолимая сила увлекла ее в неведомый доселе мир грез и блаженства.
        Спустя очень много времени Сефайна приподняла голову, лежавшую на плече герцога.
        - Ты не спишь, любовь моя? - спросил он.
        - Мне… кажется, я сплю и вижу… сон… и все так… дивно… так… чудесно и… я… боюсь… проснуться.
        Он крепко ее обнял.
        - Это же чувствую и я. Ты меня еще любишь?
        - Я… люблю тебя… так… что нет… ничего, кроме… любви… и тебя.
        - А для меня никого, кроме тебя, - ответил герцог. - Какое чудо, что мы нашли друг друга! И что бы ни случилось, мы всегда будем вместе.
        - Ты… уверен? - прошептала Сефайна.
        - Абсолютно уверен, - сказал он. - Как и в том, что мне выпала удача владеть такой красотой, таким идеальным совершенством!
        Он нежно прикоснулся к ней и, почувствовав, что по ее телу пробежала дрожь, добавил:
        - Если бы ты только знала, как истерзала меня! Я боялся, что ты никогда не полюбишь меня так же.
        - Как я… могла… знать, что… ты… чувствуешь? - спросила Сефайна, - и… что… любовь может быть… такой волшебной?
        - Волшебница - это ты, сокровище мое, - сказал герцог. - И магия, которой ты меня одарила, это магия твоего сердца!
        Сефайна подняла руки и притянула к себе его голову.
        - Наша… магия… охранит… нас! - прошептала она.
        - Конечно, - ответил герцог. - И поверь, любовь сильнее зла.
        Сефайна успокоено вздохнула.
        Но герцог хотел, чтобы все ее мысли были заняты только им, и он начал опять целовать ее и обнимать все жарче, пока их вновь не охватила неистовая страсть любви.

* * *
        Утром герцогу было очень трудно сосредоточиться на множестве дел, требовавших его внимания. Они еще не кончили завтракать, как Бэнкс доложил, что подрядчику необходимо поговорить с ними, а десятник ждет указаний.
        Взглянув через стол на Сефайну, герцог подумал, что никогда еще она не выглядела такой красивой. Она вся словно светилась изнутри. А когда их взгляды встречались, чудо их любви заставляло забывать обо всем остальном.

«Я люблю тебя, я люблю тебя».
        Эти слова звенели в сердце герцога. Он подумал, что ночью произнес их не менее тысячи раз. Его переполняло такое счастье, что, рухни сейчас дворец, он бы даже не огорчился, лишь бы Сефайна осталась цела и невредима.
        Словно прочитав его мысли, она произнесла:
        - Он будет даже еще прекраснее, чем прежде, потому что мы строим, красим и восстанавливаем с любовью.
        - Я как раз собирался это сказать, - признался герцог.
        - Я знала, что ты думаешь об этом.
        - Тогда мне можно не говорить тебе, что я тебя обожаю?
        - Нет, я хочу, чтобы ты это сказал. И повторил еще тысячу раз.
        Он протянул к ней руку, и Сефайна увидела, как вспыхнули его глаза.
        - Милый, милый, тебя ждут внизу, - напомнила она.
        - Пусть ждут, - ответил герцог, когда Сефайна встала из-за стола.
        - Сначала мы должны исполнить свой долг, - сказала она назидательно.
        - Вот ты мной уже и командуешь! - пожаловался герцог.
        Они работали все утро. Когда они кончили легкий, но изысканный второй завтрак, герцог сказал:
        - Мне надо тебе кое-что показать. И безотлагательно.
        - Случилось что-то… плохое? - спросила Сефайна, взглянув на него.
        - Не то, чтобы плохое, - ответил герцог. - Но оно не терпит промедления.
        Сефайна встала и направилась к двери.
        - А где это? - осведомилась она.
        - Наверху, - ответил герцог.
        Они поднялись по лестнице, с которой рабочие уже убрали ковер. На верхней площадке Сефайна вопросительно посмотрела на герцога.
        Взяв ее за руку, он направился с ней к своей спальне.
        Когда он открыл дверь, Сефайна спросила:
        - Что случилось? Что-нибудь испорчено или разбито? Ах, милый, только бы не севрская статуэтка!
        - Нет. Это куда важнее, - ответил герцог.
        Обернувшись, она увидела, что он запирает дверь, и сказала растерянно:
        - Но ты же не привел… меня… Ты не… мог… привести… меня… сюда…
        - Мне совершенно необходимо сейчас же объяснить тебе, как сильно я тебя люблю, - сказал герцог. - И, по правде говоря, это не терпит отлагательств.
        - Но ты… заставил меня… поверить, будто… произошло… что-то… дурное, - упрекнула его Сефайна.
        - Было бы очень дурно, если мы стали бы ждать, вместо того чтобы сейчас же заняться любовью! - возразил герцог.
        Глаза Сефайны широко раскрылись.
        - Но… сейчас… еще… день… Я всегда думала…
        Герцог засмеялся.
        - Сокровище мое, мне придется научить тебя, что для любви хорошо любое время.
        При этих словах он снял сюртук и бросил его на стул. Его руки сомкнулись вокруг Сефайны, и она растаяла в его объятиях. И думать было можно только о том, какое это чудо!

* * *
        Два часа спустя герцог и герцогиня спустились по лестнице.
        Щеки Сёфайны разрумянились, глаза сияли. Герцог подумал, что всякий раз, когда он смотрит на нее, она выглядит еще прелестнее, чем раньше.
        - Наверное, внизу тебя заждались десятки людей, - заметила она.
        - Теперь я готов отвечать на все их вопросы!
        Сефайна улыбнулась ему и вдруг увидела в открытую дверь, что у крыльца остановилась карета, запряженная четверкой лошадей с двумя кучерами на козлах.
        - Визитеры! - воскликнула она вполголоса.
        - Только не это! - отозвался герцог.
        Сефайна смотрела на карету. Дверца открылась, из нее появился какой-то мужчина. Она окаменела от удивления, но через секунду, радостно вскрикнув, бросилась ему навстречу.
        - Папа! - воскликнула она. - Неужели это ты? А я думала, что ты в Шотландии!
        Она обняла графа за шею.
        - Я отправился сюда из Лондона, как только узнал, где ты, - сказал тот, поцеловав ее.
        Герцог, последовавший за Сефайной, протянул ему руку.
        - Рад вас видеть, милорд, - сказал он, - но, боюсь, у нас тут все вверх дном.
        - Мне необходимо о многом рассказать вам, - объявил граф, поднимаясь с ними по ступенькам, - а потому отведите меня куда-нибудь, где мы сможем поговорить без помех. - Он посмотрел на стремянки в холле и на маляров, красивших потолок. Сефайна взглянула на герцога.
        - Боюсь, нам придется подняться наверх, папа, - сказала она. - Внизу во всех комнатах идут работы.
        Ничего не ответив, граф направился к лестнице. Сефайне показалось, что он выглядит очень усталым и почему-то постаревшим.
        Они пошли по коридору, и она поторопилась открыть дверь своей спальни, вовремя вспомнив, что постель герцога осталась неубранной. Но ее новая горничная утром навела порядок в ее спальне, где перед камином поместился, такой большой была эта комната, диван с двумя креслами.
        Герцог, взяв у графа шляпу и дорожный плащ, аккуратно положил их на стул у стены и только тогда спросил:
        - Могу ли я предложить вам что-либо выпить, милорд? Но, возможно, вы не завтракали?
        - Я перекусил по дороге, - ответил граф, - но что-нибудь выпью, только попозже. Сначала я хочу поговорить с вами обоими.
        Что-то в его голосе заставило Сефайну быстро и тревожно взглянуть на него. Граф опустился на диван, дочь взяла его руку, и он крепко сжал ее пальцы. Герцог сел напротив них, но граф продолжал молчать, и Сефайна спросила:
        - Ты… сердишься… папа, что… мы… с Криспином… поженились?
        - Не потому, что вы поженились, - ответил граф. - Но на то, как мерзко вас к этому принудили!
        - Да… тогда это… казалось… ужасным, - сказала Сефайна, - зато теперь мы очень… очень счастливы. Так счастливы, папа, что я знаю, ничего лучшего ты не мог бы для меня пожелать!
        Граф испустил глубокий вздох.
        - В таком случае, судьба была к вам необычайно благосклонна! А теперь я расскажу вам о том, что произошло со мной. Вы должны это знать. - Его голос был полон страдания.
        Сефайна испуганно смотрела на него, что могло случиться?
        - Как вам известно, - начал граф, - неделю назад я уехал в Шотландию, как представитель ее величества, чтобы присутствовать на очень важном совещании в Эдинбурге. - Граф помолчал. - Ты была во Флоренции, - продолжал он, - и я полагал, что ты приедешь в Англию после моего возвращения.
        Сефайна хотела было что-то объяснить, но не стала перебивать отца.
        - Разумеется, я не знал, что твоя мачеха устроит так, чтобы ты приехала много раньше.
        - От… кого ты… узнал… что… произошло? - спросила Сефайна, но граф не ответил, и она решила, что отец намерен рассказать все по порядку, потому что он продолжал:
        - Я решил отправиться в Эдинбург морем на яхте лорда Барроу. Он также был приглашен герцогом Гамильтоном.
        - Самый приятный способ путешествовать, - заметил герцог.
        - Бесспорно, - согласился граф. - Но, к несчастью, выходя из устья Темзы в Северное море, мы попали в густой туман и столкнулись с рыбачьим судном, а, вернее, оно столкнулось с нами.
        Сефайна вскрикнула:
        - Папочка, ты мог погибнуть!
        - Я остался цел и невредим, - ответил граф, - однако лорд Барроу сломал ногу и получил серьезные ушибы. - Граф сделал паузу. - Мне оставалось только доставить его в Лондон, чтобы им мог заняться его собственный врач.
        - Так значит, вы не поехали в Шотландию! - воскликнула Сефайна и тотчас поняла, что ее замечание было излишним.
        - До Лондона, - продолжал граф, словно его не перебивали, - мы добрались только вчера поздно вечером. И пока я отвозил лорда Барроу к нему домой, будил его слуг и посылал за врачом, наступила полночь.
        Крепче сжав руку дочери, граф сказал:
        - И я поехал к себе.
        - Тебя не ждали, папа?
        - У меня не было возможности предупредить о моем возвращении - ответил граф. - Да я и не считал необходимым это делать.
        Герцог, внимательно вглядывавшийся в лицо графа, уже угадал, что произошло.
        - Подробности излишни, - сказал; граф, и его голос стал холодным и мрачным, а в глазах появилось выражение, которое вызвало у герцога горячую жалость к нему.
        - Но… что… случилось… папа? - с недоумением спросила Сефайна.
        - Я вышвырнул вон из моего дома твою мачеху и мужчину, которого застал с ней, но, чтобы избежать скандала, обещал выплачивать ей пять тысяч фунтов в год, если она поселится за границей.
        Сефайна ахнула.
        - Вы думаете, она согласится, милорд? - спросил герцог.
        - Я думаю, она пойдет на все, что угодно, лишь бы свет не отвернулся от нее окончательно, - ответил граф. - Иначе я начну бракоразводный процесс, ее любовник занимает должность при дворе, женат и имеет детей.
        Сефайна снова ахнула. Она знала, что ее мачеха безнравственна, но подобного она все же не ожидала. Потом тихим голосом она спросила:
        - Что… она… сказала… что сделала… когда… ты указал… ей на… дверь?
        - Прокляла меня, - ответил граф. - Прокляла меня и тебя, осыпая бранью из лексикона рыночных торговок. Мне было невыразимо стыдно и обидно, что я позволил такой женщине занять место твоей матери.
        Пока он говорил, Сефайна, не отрываясь, смотрела на герцога. Ей было ясно, что к нему прошлой ночью ее толкнуло проклятие мачехи. И любовь в его взоре сказала ей, что самые злые проклятия теперь бессильны причинить им вред.
        Она прижалась щекой к плечу отца.
        - Мне… так… жаль, папа, - сказала она тихо.
        - Утром, - продолжал ее отец уже другим голосом, - я отправился в лондонскую контору моих поверенных и, к счастью, застал там самого мистера Меткалфа.
        - Так о нас тебе рассказал он?
        - От него я узнал обо всем, что произошло, - ответил граф, - и поспешил сюда предупредить вас, что деньги, которые для вас занял Меткалф, вам не нужны.
        - Но, папа, - перебила Сефайна.
        - Я поручил ему перевести на твой счет половину состояния твоей матери, - продолжал граф. - Это почти миллион фунтов, так что, полагаю, их должно хватить на восстановление Уина.
        На мгновение воцарилось молчание, потом Сефайна сказала:
        - Папа… это… слишком много, и… ведь они могут понадобиться тебе самому.
        - Если ты намекаешь, что я решу жениться еще раз, - ответил граф, - то теперь я убедился в правоте пословицы «нет дурака глупее старого дурака», и у меня достанет ума не совершить ту же ошибку во второй раз.
        Неожиданно он улыбнулся.
        - Если вы двое действительно счастливы, как говорите, то в будущем мне хватит внуков!
        Сефайна застенчиво покраснела.
        Герцогу нестерпимо захотелось обнять ее и сказать, как она прелестна. Однако вслух он только сказал:
        - Вы очень щедры, милорд, и не знаю, как мы можем выразить вам свою благодарность.
        - Но меня не за что благодарить! - перебил граф. - Это деньги Сефайны, а я убежден, что ваша светлость сумеет позаботиться и о них и о ней.
        - Конечно, я приложу все старания, - ответил герцог, - и очень огорчен, милорд, что вы перенесли такой удар.
        - К счастью, у меня достаточно занятий, - ответил граф. - Кстати, мне очень интересно узнать, что вы затеяли здесь.
        - Тогда я осмелюсь попросить вас кое о чем, - сказал герцог, и Сефайна, заметив, что он смотрит на нее, была очень заинтригована.
        - Вы, конечно, понимаете, милорд, что я хотел бы увезти мою жену на медовый месяц куда-нибудь, где мы будем одни. - Он улыбнулся Сефайне. - И я подумал, не могли бы вы в наше отсутствие последить за работами во дворце, присмотреть, чтобы рабочие не тратили время зря. Вы оказали бы нам большую любезность.
        Граф посмотрел на него и засмеялся.
        - Ну, конечно, - сказал он. - И, правда, ничто не могло бы доставить мне такое удовольствие!
        - Ах, папа, как чудесно! - воскликнула Сефайна.
        - Не захотите ли, - продолжал граф, - провести медовый месяц в моем поместье под Ньюмаркетом? Сефайна уже несколько лет не была там. Вам будет удобно, и, думается, вас обоих должны заинтересовать мои скаковые лошади. Тем более, что половину их я намерен преподнести вам в качестве свадебного подарка.
        Герцог ахнул.
        - Вы не шутите? - изумленно спросил он.
        - Ваши цвета очень давно не появлялись на ипподроме. Это большая ошибка. Кроме того, мне будет очень интересно иметь вас своим соперником!
        - Какая замечательная, замечательная мысль! - воскликнула Сефайна. - Ты и представить себе не можешь, как нам тут не хватает лошадей.
        - В таком случае, из Ньюмаркета, - сказал ее отец, - поезжайте в Уик. Конюшни там переполнены, и прошу вас, отправьте сюда всех, какие вам понравятся.
        Сефайна запрыгала от радости и бросилась на шею отцу.
        - Ты самый добрый человек на свете! - твердила она, целуя его.
        - Ты не хуже меня знаешь, - ответил граф, - что твоя мать оставила мне огромное состояние, и теперь я хочу, чтобы половина всего, чем я владею, принадлежала тебе.
        Он посмотрел на герцога и добавил:
        - Я помню, когда вы служили в кавалерии, ваш генерал рассказывал мне, какой вы великолепный наездник, и я всегда сожалел, что, унаследовав титул, вы не могли ни охотиться, ни участвовать в скачках.
        - Ну, мы позаботимся, чтобы в будущем он всегда на них побеждал, - объявила Сефайна.
        - У меня есть еще одна мысль, - заметил граф. Сефайна и герцог приготовились слушать, и он продолжал: - Самой заветной моей мечтой было вырастить победителя
«Дерби». Поскольку наши поместья расположены близко друг от друга, а вы теперь мой зять, так почему бы нам не стать партнерами? Мы даже могли бы принять участие в Национальном, стипль-чезе и одержать таким образом двойную победу!
        Наступившее молчание прервал герцог:
        - Просто не знаю, что и сказать. Я совершенно ошеломлен и не нахожу слов для выражения своих чувств, и могу лишь повторить, что с той минуты, когда Сефайна стала моей женой, она принесла мне счастье.
        - Это все - Магическое Дерево, - возразила Сефайна.
        - Это все - ты! - твердо ответил герцог.
        Их взгляды встретились, и на мгновение все было забыто - лошади, деньги для восстановления дворца и даже радужная надежда выиграть знаменитые скачки. Только одно имело значение - их любовь. Любовь, которая жила в их сердцах и превратила двух людей в одно неразделимое целое. В единое существо, одетое божественным светом истинной любви, даруемой Богом, принадлежащей Богу, - любви, которая есть Бог.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к