Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Месть Лорда Равенскара " - читать онлайн

Сохранить .
Месть лорда Равенскара Барбара Картленд

        # Грубо выброшенная из дома негодяя, обольстившего ее сестру, Ромара Шелдон теряет сознание… а в себя приходит уже законной супругой совершенно незнакомого ей человека - молодого лорда Равенскара. Равенскар, покинутый ветреной невестой, поклялся в отместку жениться на первой встречной девушке. И надо же было случиться, чтобы первой встречной оказалась как раз Ромара!

        Барабара Картленд
        Месть лорда Равенскара

        Примечание автора

        В январе 1795 года король Георг III назначил своего сына, принца Уэльского, командиром попка легких драгун. Сформированный в 1715 году и известный в те времена как полк виконта Колхейма, первоначально он ни важностью, ни престижностью, ни военными традициями не мог соперничать с Колдстримскими гвардейцами, которыми командовал герцог Йоркский, брат виконта. Но прошло время, и полк стал одним из самых престижных военных формирований.
        Джордж Бруммель, получивший титул пэра в 1794 году, после двух лет службы был произведен в капитаны. В том же 1794 году Англию охватила промышленная революция, а на севере страны ремесленники, потерявшие работу и отчаявшиеся ее найти, взбунтовались.
        Для подавления беспорядков были использованы войска. И вот однажды вечером полк легких драгун получил приказ выступить на север, чтобы исполнить свой долг.
        На следующее утро Красавчик Бруммель испросил аудиенции у принца Уэльского.
        - Ваше Королевское Высочество, я слышал, что нам приказано выступить в Манчестер, - заявил он. - Лично мне это известие крайне неприятно.
        Пока принц размышлял об ужасах провинциальной гарнизонной жизни, Бруммель продолжал:
        - Да и вообще, сир, вам просто нельзя туда ехать! Поэтому, с позволения Вашего Высочества, я решил сбежать и увезти вас с собой!
        Лесть сработала.
        - Пожалуйста, Бруммель, - ответил принц, - поступайте как считаете нужным! Как вам будет угодно!

        Глава 1

1807 год
        Наемная карета остановилась у высокого дома на Керзон-стрит, и Ромара Шелдон с невыразимым облегчением увидела, что в окнах его горит свет. Всю дорогу она очень переживала, что поздно доберется до цели своего путешествия, когда все уже отправятся спать, а значит, некому будет открыть ей дверь.
        Дилижанс, на котором Ромара ехала из дома, всю дорогу попадал в какие-то переделки, без конца ломался, - словом, все было не слава Богу! И в результате до Лондона она добралась с большим опозданием. К тому же ей пришлось приложить немало усилий, чтобы раздобыть себе экипаж на постоялом дворе «Черный лебедь» в Айлингтоне. Никто из извозчиков не желал связываться с одинокой молодой женщиной, владелицей единственного чемодана, явно не обладающей тугим кошельком.
        По все же, несмотря на бесконечные задержки и препятствия, она добралась до Керзон-стрит и отыскала дом своей сестры.
        Она ужасно беспокоилась, просто не находила себе места с той самой минуты, как получила письмо от Кэрил, в котором та умоляла ее немедленно приехать. Все в этом письме было не похоже на сестру - и истеричный тон, и сбивчивые мольбы, и отчаяние, которое, казалось, исходило даже от листка бумаги, и неровные, словно обезумевшие от испуга буквы. А самое главное, никаких объяснений, только просьба как можно скорее приехать.
        Что же, теперь ничто не мешало Ромаре сделать это и никто не мог ее остановить. А вот еще два месяца назад все сложилось бы совсем по-другому. Приди это письмо тогда, отец просто запретил бы брать его в руки, а тем более читать, не говоря уже о том, чтобы ехать к Кэрил. О младшей дочери в доме даже не упоминали, имя ее не разрешалось произносить вслух, а сама она была вычеркнута из семьи.
        Дело было в том, что их отец категорически и непреклонно возражал против связи Кэрил и сэра Харвея Уичболда. Этот человек настолько пленил Кэрил, что, несмотря на строжайший запрет отца, она продолжала встречаться с ним тайно. Самой Ромаре сэр Харвей никогда не нравился, но она прекрасно понимала, что опытный, искушенный в житейских делах и умеющий обращаться с дамами светский мужчина вполне мог показаться наивной молоденькой барышне совершенно неотразимым. Кэрил была очень хорошенькой, можно даже сказать, красавицей, это признавали все. Но вся беда была в том, что, кроме жизни в маленькой деревушке в Хантингдоншире, она ничего не видела и не знала, а из мужчин
        встречалась только с сыном соседа-помещика и несколькими его приятелями, которые иногда приезжали вместе с ним из Оксфорда на каникулы.
        Ромара, хотя она и была всего на год старше сестры, путешествовала гораздо больше. Когда-то она ездила в Бат на воды с бабушкой, когда та лечилась от ревматизма, а на следующий год побывала с ней в Харрогите. Поэтому она всегда чувствовала себя лет на десять старше и в сто раз благоразумнее, чем Кэрил.
        И вдруг Кэрил, которую все еще считали малышкой, набралась смелости, отказалась повиноваться отцу и сбежала с сэром Харвеем Уичболдом!
        Генерал Александр Шелдон всегда воспитывал своих дочерей в строгости, точно так же, как и солдат из своего полка. Ему не то что в голову никогда не приходило, он даже и представить себе не мог, что дочери могут отказаться выполнять его приказания. Поэтому, когда Кэрил сбежала из дома и оставила лишь записку, в которой постаралась все объяснить, отец был просто ошеломлен. Тогда он твердо заявил старшей дочери:
        - Кэрил для меня больше не существует. И ты не смей иметь с ней никаких дел. А еще запомни, двери этого дома для нее закрыты навсегда.
        - Но… папа, что бы она ни натворила, она же все-таки твоя дочь! - попыталась протестовать Ромара.
        - У меня есть только одна дочь, - резко оборвал ее отец. - Это ты.
        Все это случилось несколько месяцев назад, и пока отец был жив, о поездке в Лондон нечего было и думать. Но сейчас генерала уже не было на свете - минуло уже два месяца с того дня, как он умер: сказались старые раны, полученные за долгие годы военной службы. Потому Ромара, получив письмо от сестры, с готовностью и без промедления бросилась на помощь.
        Дилижанс с грохотом тащился по грязным дорогам. Лощади брели еле-еле, потому что, как водится, экипаж бьш перегружен. «Что же случилось с Кэрил? Почему она в таком отчаянии? Или мне только показалось? - эти вопросы один за другим всплывали в измученном мозгу Ромары. - Кэрил вышла замуж за любимого человека, они столько пережили, преодолели столько препятствий, чтобы быть вместе? Так откуда столько боли в письме сестры? Наверняка я все напридумывала и беспокоиться абсолютно не о чем», - успокаивала себя Ромара.
        И вот теперь она выходила из экипажа на Керзон-стрит в полной уверенности что через несколько минут все прояснится и она наконец сможет помочь сестре.
        Кебмен уже соскочил со своего сиденья и постучал молоточком в дверь. Затем он вернулся к карете и помог Ромаре снять багаж. Он был явно поражен великолепием дома и рассчитывал на щедрое вознаграждение. К счастью, денег у нее было достаточно, чтобы хорошо заплатить ему, и потому, когда лакей в ливрее открыл дверь и ее саквояж благополучно внесли в дом, она поблагодарила расторопного извозчика и сунула ему в руку монетку.
        Потом она обернулась и заметила, что слуга уставился на нее с нескрываемым изумлением.
        - Я мисс Шелдон. Выражение его лица нисколько не изменилось, и она спросила:
        - Это дом сэра Харвея Уичболда?
        - Да, мисс.
        - Значит, ее светлость ожидает меня. Передайте ей, пожалуйста, что я уже приехала.
        Лакей неуверенно оглянулся на широкую лестницу, словно никак не мог решиться что-либо сделать. В эту минуту раздался громкий возглас и по ступенькам в холл сбежала Кэрил,
        - Ромара, Ромара! Ты приехала! Слава Богу!
        Она бросилась к сестре, обхватила ее руками за шею и судорожно прижалась к ней, словно запуганный, попавший в беду ребенок.
        - Ну что ты, родная, я здесь, я с тобой, - ласково заговорила Ромара. - Я так старалась поскорее добраться к тебе, но дилижанс полз как черепаха.
        Она старалась говорить непринужденно, чтобы хоть немного рассеять напряжение, повисшее в воздухе. Но Кэрил крепко вцепилась в руку сестры и потянула ее через холл к распахнутой двери.
        - Ты приехала, и это главное, - твердила она. - И очень хорошо, что ты приехала именно сейчас, когда Харвея нет дома.
        Ромаре показалось, что голос сестры дрогнул, когда она произносила имя мужа. Они вошли в небольшую гостиную с красивой и удобной мебелью. Кэрил захлопнула дверь.
        - Ах, Ромара, ты здесь! Я так боялась, что ты не приедешь!
        В глазах Кэрил блестели слезы, голос ее дрожал, так что она с трудом могла говорить.
        Ромара торопливо сняла дорожную накидку, положила ее на стул и принялась развязывать ленты на шляпке. Скрывая свое беспокойство, она спросила:
        - Что случилось, сестра? По твоему письму я поняла, что ты чем-то расстроена.
        - Расстроена? - повторила Кэрил. Она больше не могла сдерживаться, и слезы покатились по ее щекам.
        Ромара справилась наконец со шляпкой, положила ее вместе с сумочкой на плащ, подошла к сестре и обняла ее за плечи.
        - Да в чем же дело, дорогая? Я всегда думала, что ты живешь счастливо.
        - Как я могу быть счастливой?!
        - Давай-ка присядем и ты мне обо всем расскажешь, - мягко проговорила Ромара, - но только можно мне сначала попить? Я не голодна, а вот пить хочу ужасно.
        - Конечно, - ответила Кэрил, - тут есть шампанское. Годится?
        - Шампанское? - переспросила Ромара.
        Младшая сестра подошла к столику в углу комнаты, на котором стояла бутылка вина в серебряном ведерке со льдом, а рядом с ним красовалась тарелка с бутербродами. Только при виде еды Ромара вспомнила, как давно у нее не было во рту ни крошки. Кэрил словно прочитала мысли сестры.
        - Эти бутерброды, - сказана ома, - приготовили дня Харвея. По если ты съешь парочку, думаю, он ничего не заметит.
        - Не заметит? - вновь озадаченно переспросила Ромара. - Ты хочешь сказать, что сэр Харвей ничего не знает о моем приезде?
        Кэрил, не произнося ни слова, протянула ей бокал шампанского. Только сейчас Ромара заметила, как сильно изменилась младшая сестра. Конечно, отрицать невозможно, она была все еще красива, но личико ее похудело, черты заострились, под глазами легли тени. Из дома она уезжала совсем не такой!
        С бокалом шампанского в одной руке и с бутербродом в другой Ромара медленно направилась к дивану и присела на него.
        - Ты меня озадачила, дорогая, я ничего не понимаю, - стараясь говорить как можно мягче, произнесла она. - Знаешь что, расскажи-ка мне все с самого начала. Объясни, в чем дело, что тебя так печалит, отчего ты несчастна и зачем тебе понадобилась я?
        Она сделала маленький глоточек шампанского, чувствуя, что ей надо немного подкрепиться и быть мужественной, чтобы выслушать рассказ сестры.
        Кэрил опустилась рядом на диван. Она была одета в прелестное домашнее платье, украшенное многочисленными оборками из дорогого кружева, и в другой момент Ромара, конечно, похвалила бы ее наряд, но сейчас ее глаза были прикованы к лицу Кэрил. Она замечала все, чего не было прежде. Лоб молодой женщины пересекала страдальческая складочка, глаза, что раньше озаряли ее лицо чудесным светом, теперь потухли, уголки рта опустились, на щеках блестели слезы.
        - Ну, скажи мне наконец, что случилось, - терпеливо, но настойчиво повторила Ромара.
        - У меня… у меня будет ребенок… а я все еще не замужем, - с заметным усилием выговорила Кэрил.
        Сначала Ромара не могла ни пошевелиться, ни сказать ни единого слова. Она лишь широко раскрыла глаза, а сама сидела словно парализованная. Потом, немного придя в себя, дрожащей рукой поставила на столик бокал с вином и неуверенно переспросила:
        - Я правильно тебя поняла, Кэрил? Ты не… жена сэра Харвея? Но ведь он много раз предлагал тебе выйти за него замуж!
        - Да, я помню, что он говорил раньше. - Слезы душили Кэрил. - Но как только мы добрались до Лондона и я стала принадлежать ему, он принялся откладывать день свадьбы, находя всевозможные препятствия и всячески увиливая от выполнения обещания. Наконец в один поистине ужасный день я поняла, что он и не собирался на мне жениться.
        - Кто бы мог подумать, что такое возможно! И как он может вести себя столь бесчестно?! - воскликнула Ромара.
        - Но это еще не все, - тихим разбитым голосом произнесла Кэрил. - Он совсем не рад, что у нас будет ребенок, и мне кажется,
        Ромара, что он собирается… что он устал от меня и я ему… надоела! Ромара обняла сестру и прижала ее к себе.
        - Я в это не верю, моя дорогая, это не может быть правдой, - сказала она. - Но он должен жениться на тебе! Обязательно! Ты слышишь? Я сама поговорю с ним.
        - Он не станет тебя слушать, - печально возразила Кэрил, - а кроме того, он страшно рассердится на меня за то, что я попросила тебя приехать. Он не позволяет мне ни с кем встречаться и даже не разрешает выходить из дома.
        - Так ты целыми днями сидишь здесь одна-одинешенька? - удивилась Ромара.
        - Раньше все было совсем не так, - ответила Кэрил. - Мы ходили в театры, выезжали, повсюду гуляли вместе, и это было просто чудесно! Я помню каждую минуту той нашей жизни, мне было тогда так хорошо, я обожала весь мир!
        Она горестно вздохнула, всхлипнула и закончила:
        - И… Харвея я тогда тоже любила.
        - Знаю, дорогая моя, - ответила Ромара, - поэтому я никогда не осуждала тебя, я все поняла, когда ты убежала из дома. Хотя папа тогда так рассердился.
        Кэрил закрыла лицо руками:
        - И зачем только я это сделала? Почему не слушала ни тебя, ни папу?
        Тут ее голос сорвался и она безутешно разрыдалась на груди сестры. Ромара судорожно пыталась придумать, что же теперь делать. Что уже случилось, то случилось, и сожалеть о том не имеет смысла. Уже слишком поздно. Девушки отлично знали, каким проницательным человеком был их отец, как хорошо он разбирался в людях, буквально с первого взгляда. Так вот, он с нескрываемой неприязнью и презрением отнесся к сэру Харвею Уичболду с той самой минуты, когда Кэрил впервые встретилась с ним на собачьих бегах. Сэр Харвей гостил тогда в соседнем имении и уговорил хозяина дома, чтобы тот представил его Кэрил. И с тех пор начал неутомимо ее преследовать. Он присылал ей записки и цветы, приходил в гости каждый день, пока генерал не отказал ему от дома. Тогда он уговорил Кэрил встречаться с ним тайно.
        Ромара прекрасно понимала, как легко могут вскружить неопытной девушке голову неискренние комплименты весьма искушенного в искусстве соблазнения мужчины. Но ее поразило, как мог сэр Харвей, джентльмен благородного происхождения, нарушить данное им слово, отказавшись от обещания жениться на Кэрил, и довести доверившуюся ему девушку до столь отчаянного состояния.
        Раз отец умер, то теперь она сама, как старшая сестра, просто обязана приложить все силы и заставить этого человека выполнить свои обязательства. По ее сердце сжалось от волнения.
        - Не надо плакать, дорогая, - обратилась она к Кэрил. - Скажи мне лучше, когда придет сэр Харвей?
        - Я… я не зна-а-ю, - всхлипнула Кэрил. - Иногда он возвращается на рассвете, и мне… мне кажется, что у него есть другая женщина и она нравится ему гораздо больше, чем я.
        Она снова неудержимо разрыдалась. Слезы градом сыпались из ее глаз, а Ромара могла лишь крепко обнять ее и ласково гладить по голове. Как никогда раньше, ей не хватало рядом отца.
        - Я так запуталась, я совсем не знала, что мне делать и как поступить, - заговорила Кэрил, с трудом произнося слова. - Мне пришло в голову лишь одно - позвать тебя на помощь. Может, мне надо было самой уехать домой… но… у меня нет… денег.
        - Что значит нет денег? - изумилась Ромара.
        - Харвей ничего не дает мне на расходы и не разрешает ходить без него по магазинам.
        Какой кошмар, подумала Ромара, бедняжку держат здесь под замком, словно в тюрьме. И в то же время видно, что она окружена роскошью. А вот если бы Кэрил вернулась домой, то сложилась бы довольно щекотливая ситуация. Весьма сложно было бы придумать достаточно правдивые объяснения для соседей, почему она ждет ребенка, но пока не замужем. Нет, отец никогда не допустил бы такого унижения! Раз уж волею судьбы старшей в семье стала Ромара, то именно она и должна заставить сэра Харвея выполнить свои обещания! По как это сделать, она понятия не имела.
        Ромара стала лихорадочно вспоминать, к кому из родных можно обратиться за помощью. Бабушка умерла, отец тоже, притом он был ее единственным сыном. А вся мамина родня живет в Нортамберленде.
        - Когда должен родиться ребенок? - спросила Ромара.
        - Я… по-моему, примерно через два месяца, - пролепетала Кэрил.
        Ромара не могла скрыть своего удивления.
        - Ну да, у меня это не очень заметно, к тому же Харвей покупает мне такие платья, чтобы они скрывали фигуру.
        "Вот в чем дело, - подумала Ромара, - потому-то я и не увидела, как поправилась Кэрил». Ее домашний наряд был очень широким и свободным.
        Сейчас она более внимательно посмотрела на сестру и поняла: от всякого наблюдательного и любопытного взгляда не укроется, что Кэрил уже не та стройная, худенькая, грациозная девушка, какой была когда-то.
        - Я очень боюсь… за ребенка, тихо-тихо, почти шепотом произнесла Кэрил. - Он ничего не разрешает покупать для него, ни единой вещи, ни хотя бы пеленок. Он даже думать об этом не хочет! И мне кажется, он никогда не разрешит мне рожать, а потом воспитывать ребенка в его доме.
        - А где же тебе жить? - удивилась Ромара.
        - Не зна-а-ю… он вообще не любит детей, - снова расплакалась Кэрил.
        Бот беда, подумала Ромара, оказывается, все гораздо запутаннее, чем показалось сначала.
        - Не плачь, Кэрил, милая моя, не надо, - попросила она.
        - Я так люби-и-ла Харвея, а теперь… теперь он совсем меня разлюбил… я ему больше не нужна-а-а… Что же мне делать?.. Как жить?!

«Не понимаю, как можно вообще питать какие-то добрые чувства к такому чудовищу», - подумала про себя Ромара, но у нее хватило такта и разума не произнести эту мысль вслух. Она просто достала носовой платочек, вытерла слезы со щек Кэрил и протянула ей бокал с шампанским.
        - Терпеть не могу шампанское! - раздраженно воскликнула Кэрил. - Первое время, как мы уехали с Харвеем, я его столько пила и лишь потому, что ему это нравилось. А сейчас мне от вина становится плохо.
        - Тогда давай я попрошу слугу принести тебе кофе, - предложила Ромара, - или лучше горячего молока. Помнишь, в детстве, когда мы с тобой бывали чем-нибудь расстроены, нам всегда давали по кружке молока?
        - Нет, нет, не надо! - торопливо вскрикнула Кэрил. - Слугам это покажется странным. А мне не хочется, чтобы они узнали о моем состоянии.
        - Так они наверняка давно обо всем догадались.
        - О нет, знает только моя горничная, но она очень добрая женщина и по-настоящему предана мне, - уверенно ответила Кэрил.

«Если я хоть что-то знаю об этой жизни, - с сомнением подумала Ромара, - и, в частности, о слугах то ни один из них, даже самы» преданный, никогда не сможет со хранить в тайне подобную важную новость. Но Кэрил так запугана, так боится всех и вся, что сейчас не время призывать ее быть мужественной и решительной». А самая главная проблема заключалась в том, что Кэрил всегда была несамостоятельной и слабовольной девушкой. Конечно, мысль о побеге зародилась не в ее голове, зато у нее не хватило сил сопротивляться уговорам и лживым обещаниям сэра Харвея. Ромаре не давала покоя мысль, что она непременно должна что-то сделать! Но что она могла предпринять?
        Ромара не видела сэра Харвея с тех самых пор, как отец запретил ему появляться в их доме и Кэрил украдкой бегала на тайные свидания с ним. Помнится, это был довольно красивый мужчина, всегда тщательно одетый, правда, несколько напыщенный и вульгарный, с каким-то наглым, шарящим взглядом, который всегда приводил Ромару в сильнейшее смущение. Отец никогда не объяснял, почему он так невзлюбил сэра Харвея; он без лишних разговоров просто запретил ему встречаться со своей младшей дочерью. Когда же генерал прочитал записку, оставленную непослушной Кэрил, он с глубоким презрением произнес:
        - Распутник! Мерзкий развратник!
        Потом он отшвырнул письмо и объявил, что Кэрил ему больше не дочь. Должно быть, он что-то знал про сэра Харвея или о многом догадывался и потому так плохо к нему относился. Сейчас Ромаре оставалось лишь признать, насколько он был прав.
        Слезы у Кэрил почти иссякни, и Ромара решила, что на сегодня волнений достаточно.
        - Уже очень поздно, дорогая, - заговорила она, поднимаясь с дивана, - и раз ты не знаешь, когда вернется сэр Харвей, думаю, нам лучше будет отправиться спать. А о моем приезде мы расскажем ему утром.
        - Послушай меня, Ромара, он д рассердится. Очень рассердится! Поверь, это не просто слова. Он страшный человек.
        - Я его не боюсь, - твердо сказала Ромара, хотя на самом деле это было далеко не так.
        Она с нежностью обняла сестру, и в этот момент в холле раздались голоса. Кэрил в ужасе вскрикнула.
        - Это Харвей, - вьщохнула она. - Он вернулся!
        - Что ж, тем лучше, - спокойно отозвалась Ромара. - Поговорю с ним сейчас же, объясню, почему приехала.
        И все-таки она не могла сдержать легкой дрожи. Нет, не от страха, а от волнения, ведь разговор предстоял нелегкий и очень неприятный.
        Дверь в гостиную с треском распахнулась, и на пороге появился сэр Харвей Уичболд собственной персоной. На нем был щегольской костюм для вечерних приемов с шикарным галстуком, сбившимся на сторону. Лицо сэра Харвея было багровым, а глаза сверкали от ярости. Он постоял несколько мгновений в театральной позе, уставившись на двух прижавшихся друг к другу женщин. Кэрил тихонько всхлипнула, совсем как маленький ребенок, и проговорила дрожащим голоском:
        - Ты вернулся, Харвей?
        - Как видишь! - отрезал он. Потом перевел взгляд на Ромару и спросил:
        - Что, черт побери, ты здесь делаешь?
        - Приехала навестить сестру, - вежливо ответила Ромара. - Думаю, что это неудивительно, особенно… при данных обстоятельствах,
        - Каких таких обстоятельствах? - переспросил сэр Харвей, и Ромаре стало ясно, что он выпил.
        Конечно, он не был пьян до беспамятства, но, вне всякого сомнения, вино не только воспламенило его лицо, но и пробудило в нем гнев, злобу и ненависть. Он направился к сестрам и, приблизившись к ним вплотную, обратился к Кэрил:
        - Я уже не раз говорил тебе чтобы ты не смела ни с кем разговаривать без моего на то разрешения. И уж конечно, не сообщала каждому встречному о том отвратительном состоянии, в котором ты пребываешь.
        - Но, Харвей, я не виновата.
        - А кто виноват? - яростно зашипел он. - Когда же ты научишься держать рот закрытым и не болтать лишнего, плакса ты безмозглая?!
        Он размахнулся и ударил Кэрил по лицу, да так сильно, что та упала на диван, с которого только что встала.
        - Что вы делаете! - в негодовании закричала Ромара. - Как вы смеете бить мою сестру!
        Сэр Харвей тут же забыл про Кэрил и переключил все свое внимание на Ромару.
        - Я буду делать то, что мне нравится! - рявкнул он. - И никто не смеет мне указывать или мешать!
        - Я не позволю вам безобразничать, - заявила Ромара, - и, кроме того, я намерена приложить все силы и заставить вас выполнить обещание жениться на Кэрил.
        - Оч-чень интересно, и как же ты собираешься это сделать? - в голосе сэра Харвея послышалась неприкрытая угроза.
        - Если вы не женитесь на ней, всем вашим друзьям, всем знакомым, каждому человеку в Лондоне станет известно о вашем недостойном поведении. А если будет необходимо, я обращусь с просьбой о помощи к самой королеве.
        Ромара говорила звенящим голосом, ясно выговаривая каждое слово, глаза ее сверкали от гнева. Она сильно побледнела, но держалась с гордостью и достоинством.
        - Так ты считаешь, маленькая мерзавка, что имеешь право портить мне жизнь?! - в ярости закричал сэр Харвей. - Да если ты при людях хоть словечко обо мне пикнешь, я тебя просто-напросто убью! Можешь не сомневаться, убью как грязную тварь!
        Он размахнулся и ударил Ромару кулаком прямо в лицо. Она покачнулась и упала на колени. Кэрил истошно закричала. От этих пронзительных звуков сэр Харвей совершенно потерял остатки здравого смысла. Он рывком поднял Ромару с пола, несколько раз ударил ее с неистовой злобой, а потом, крепко схватив за руку, быстро поволок из комнаты. У дверей он заметил ее лежавшие на стуле накидку, дорожную шляпу и сумку и подхватил их в другую руку.
        Потом он направился к входной двери. Ошеломленная, полуослепшая Ромара то и дело спотыкалась, ноги ее не слушались.
        Слуга в холле с ужасом смотрел на своего господина.
        - Открывай дверь, Томас! - загрохотал сэр Харвей, и лакей поспешил выполнить приказание.
        Дверь распахнулась и негодяй с силой вышвырнул девушку на улицу. Бедняжка упала на лестницу, скатилась по каменным ступенькам и осталась неподвижно лежать на тротуаре. Следом за ней он выбросил вещи, причем сумка больно ударила ее по голове.
        Сэр Харвей с удовлетворением посмотрел на результаты своих действий, прокричав:
        - Это будет тебе хорошим уроком, хитрая дрянь, запомни его как следует! - и захлопнул дверь.
        Лакей повернул ключ в замке и задвинул засов.

        Ромара все еще лежала без сознания на плитах тротуара, когда дверь соседнего дома открылась и несколько нарядно одетых джентльменов, соблюдая все меры предосторожности, спустились по лестнице, причем двое из них очень нетвердо держались на ногах.
        - Ну, и откуда начнем? - промямлил один.
        - А какие будут предложения? - в том же духе ответил другой.
        Членораздельно говорить им явно было тяжело.
        - Надо бы нам поторопиться, - вступил в разговор третий, - а то вдруг Трент раздумает и поломает нам весь праздник.
        - Ну нет. Трент знает, что надо делать, - раздался чей-то голос, - и вообще он всегда держит слово! Уж не извольте сомневаться, Трент никогда не отступает!
        - Ладно, пошли. А чего ищем то?
        Говорящий собрался с силами и, Д покачиваясь, направился по Керзон-стрит. Не успел он сделать и двухД шагов, как наткнулся на лежавшую на тротуаре Ромару.
        - Это что еще такое? - изумился он.
        - Кажется, похоже на женщину, - радостно воскликнул его приятель.
        - Сам вижу, что женщина, дурень ты этакий! А почему она здесь лежит?
        - Наверное, пьяная, - высказался один из друзей.
        - Похоже, ей крепко досталось, все лицо разбито.
        Первый джентльмен наклонился и внимательно присмотрелся.
        - Вот удача! Это же как раз то, что мы ищем!
        - Кто, она?
        - Да ты только посмотри! Ну и страшилище! В жизни такой не встречал.
        Господа, столпившиеся вокруг, радостно и одобрительно зашумели:
        - Вот-вот, как он и говорил, самая уродливая женщина в Лондоне! Как раз она-то нам и нужна.
        - Все, берем ее. Ну, давайте же, давайте, поднимайте.
        Эта задача была не из легких, ведь джентльмены и сами еле-еле держались на ногах. По все-таки они общими усилиями умудрились поднять ее с земли, кое-как втащить вверх по лестнице и внести в мраморный холл.
        - Где же Трент? Наверное, дожидается нас с нетерпением!
        - Наверняка. Пошли-ка посмотрим.
        Подхватив Ромару, так что ее ноги волочились по ковру, они толпой направились по коридору в столовую. У дальнего конца стола сидел молодой человек, удрученно склонив голову на руку. В другой руке он вертеп рюмку с бренди, время от времени поднося ее к губам. Напротив него сидел господин, уже пребывавший в изрядном подпитии, но продолжавший усердно подливать молодому человеку бренди из графинчика. Господин казался крайне озадаченным. Од никак не мог понять, почему это все приятели, которые только что вышли из-за стола, вдруг вернулись?
        - А что это вы здесь делаете? - с глупейшим видом поинтересовался он.
        - Мы привели женщину. Красотка еще та, - ответил один из господ, поддерживающих Ромару, - а главное, и ходить за ней далеко не пришлось. Потому что Господь или те добрые ангелы, про которых ты всегда болтаешь, Джошуа, принесли ее сюда и положили прямо на ступеньки перед дверью.
        - Ангелы? Какие ангелы? - не понял Джошуа.
        - Эй, кто-нибудь, прочистите ему мозги, - скомандовал господин, нашедший Ромару.
        - Похоже, он так набрался, что забыл, как проводить службу, - раздался чей-то громкий голос.
        - А вот и неправда, я могу отслужить любую, - оскорбление возразил Джошуа, - любую, какую хотите. Потому что я священник! Поняли? Я настоящий слуга Господа, а если кто-то сомневается…
        - Ну ладно, ладно, старик, успокойся, мы все прекрасно знаем, что ты священник, - миролюбиво заговорил первый джентльмен, - и сейчас нам нужна свадебная церемония. Ты слова-то помнишь?
        - Конечно! Само собой! Кто-то сомневается?
        - Нет! Никто! - загомонили все вокруг. - Ну давай же, начинай. Скажи Тренту, что мы уже нашли ему невесту.
        Услышав свое имя, молодой человек, сидевший у края стола, поднял голову.
        - Что? Что такое? О чем это вы здесь болтаете? - спросил он. Судя по голосу, Трент был не так пьян, как остальные.
        - Мы нашли как раз то, что тебе нужно, Трент! Самую уродливую женщину в Лондоне! А как ты, не раздумай жениться на такой красотке? Или берешь свои слова обратно?
        - Трент всегда выполняет свои обещания, - заявил другой джентльмен, - такой уж он человек. Я уже говорил это и могу повторить еще раз; Трент всегда держит слово
        - Конечно, я сделаю то, что сказал, - подтвердил Трент, - и покажу этой проклятой женщине, что я не игрушка и со мной нельзя так шутить! Клянусь, я женюсь раньше, чем она выйдет замуж! Как я сказал, так и будет!
        - Тогда тебе надо жениться прямо сейчас. Невесту мы уже привели. Ты только посмотри на нее, Трент. Более уродливого существа во всем свете не найти!
        - Чем страшнее, тем лучше, - гневно ответил Трент.
        - Что же ты, Джошуа, давай, начинай, - закричал один из господ, - хоть на ноги-то поднимись! Выйди из-за стола. Мы не дадим тебе упасть, не бойся.
        Он отодвинул от стола один из стульев с высокой спинкой. Двое других подвели к этой подпорке Джошуа и сами встали по бокам.
        - Тебе нужен молитвенник?
        - Я и без него обойдусь, - с пьяным достоинством ответил Джошуа. - Как зовут невесту?
        В комнате повисло испуганное оцепенение. Все молча переглядывались, пока не обнаружили, что джентльмен, зашедший в комнату последним, держит в руках вещи Ромары, которые он подобрал на тротуаре. Кто-то открыл сумку и высыпал ее содержимое на стол. Там было три золотых соверена, немного мелочи, носовой платок, ключ и письмо. Один из гуляк взял его в руки и принялся рассматривать мутными от возлияний глазами.
        - Что там написано? - раздались нетерпеливые возгласы.
        - Письмо адресовано мисс… Ромаре Шелдон, - с трудом разобрал он.
        - Значит, это и есть ее имя! - Удовлетворенно воскликнул один из приятелей. - С чего бы это она стала носить в своей сумке чужое письмо?
        - Ромара - странное имя, никогда раньше я такого не слышан.
        - Да какая разница! Джошуа, ты слышал? Джошуа! Невесту зовут , Ромара.
        - Ро-ма-ра, - медленно по слогам повторил Джошуа.
        - Да что ты пристал к нему, Джошуа все прекрасно соображает, - раздался очередной нетрезвый возглас. - Лучше помоги Тренту встать рядом с невестой.
        Немного повозившись, приятели подняли Трента и поставили егод рядом с Ромарой.
        Один глаз у нее совершенно затек - с такой силой сэр Харвей, ударил ее, другой был открыт, но едва ли он что-либо видел, так как взор его был неподвижно устремлен куда-то в пространство. Из носа текла кровь, губы были разбиты, а возле угла рта зияла глубокая кровоточащая рана, след от кольца сэра Харвея. Волосы в беспорядке свисали спутанными прядями. Зрелище было нелепым и жутким.
        Понятно, что всем, кто окружил Ромару, она казалась сейчас воплощением мерзости и безобразия.
        Медленно, неспешно, но на удивление точно и без ошибок, несмотря на прискорбное состояние невесты, Джошуа начал обряд бракосочетания…

        Лорд Равенскар пошевелился и застонал. Камердинер, который наводил порядок в спальне, подошел к нему поближе.
        - Вам принести что-нибудь, милорд?
        - Да, болван! Кофе и лед мне на голову. Да пошевеливайся.
        - Все готово, милорд.
        Камердинер подошел к умывальному столику и вернулся с завернутым в полотно колотым льдом, который он аккуратно положил на лоб своего господина. Потом взял серебряный кофейник и налил большую чашку черного кофе.
        - Давайте, милорд, я поддержу вам голову, - предложил он.
        Лорд Равенскар снова застонал.
        - Я сам справлюсь, - с трудом ответил он.
        Он сел в кровати. Голова нестерпимо болела, хотя лед уже немного помог. Одним глотком он выпил кофе и снова улегся, поправив на голове сверток со льдом. Через некоторое время лорд Равенскар произнес:
        - У меня такое ощущение, Хигнет, что я вчера немного перебрал.
        - Я бы так не сказал, милорд. Никогда раньше не видел вас в таком состоянии.
        - Это, должно быть, из-за бренди, - задумчиво проговорил лорд Равенскар. - Хорошее было бренди, даже отличное. Но я слишком много выпил.
        - В самом деле, милорд, слишком много, - подтвердил Хигнет.
        Лорд Равенскар умолк, и Хигнет принялся раскладывать на стуле одежду хозяина. Рядом он поставил» пару ботфортов. Они были начищены до умопомрачительного блеска, и Хигнет знал, что все щеголи с Сент-Джеймс страшно завидовали его господину.
        В самом деле, многочисленные приятели лорда Равенскара не раз пытались выведать за весьма приличное вознаграждение секрет особой полировки, которую изобрел Хигнет. По напрасно, он был слишком предан своему хозяину и всегда гордился тем, что служит у такого благородного господина.
        - Хигнет! - раздался голос лорда Равенскара.
        - Да, милорд? - Камердинер подошел к кровати.
        - Мне кажется, что вчера вечером что-то произошло.
        - Верно, милорд.
        - Что именно?
        - А ваша светлость ничего не помнит?
        - Если бы помнил, то, уж наверное, не спрашивал бы!
        - Да, милорд.
        В комнате воцарилось молчание. Потом лорд Равенскар произнес:
        - Я готов услышать самое худшее.
        - Вчера вы женились, милорд! На лице лорда не дрогнул ни один мускул. Потом он спокойно сказал:
        - Примерно это я и ожидай услышать.
        Теперь он все вспомнил, с того самого момента, когда Аталия ждана его в гостиной в доме своего отца на Беркли-сквер.
        В тот день рано утром Трент получил от нее записку и буквально сгорал от нетерпения, дожидаясь пяти часов вечера. Именно на этот час она назначила ему свидание. Он помнил, как стремительно взлетел по ступенькам и оказался на втором этаже. Она была в комнате одна. «Господи, - подумал он тогда, - до чего же она хороша сегодня!"
        Аталия Брей своим появлением произвела фурор в лондонском обществе, пленив воображение и с легкостью завоевав сердца многих достойных джентльменов, которые гордились своим изысканным вкусом. Ее красота превосходила даже те безусловно высокие стандарты женской привлекательности, которые были установлены герцогиней Девонширской, леди Джерси и графиней Бессборо. Они казались распустившимися розами, а Аталия была похожа на изящную орхидею, столь необычную и прекрасную, что у ее ног оказались даже самые закоренелые холостяки и пресыщенные циники. Вот и лорд Равенскар безоглядно влюбился в эту девушку, которую считал первой и единственной любовью в своей жизни. Богатый и очень привлекательный, он всегда был окружен женщинами и недостатка в любовных приключениях не испытывал. По никогда и ни одну из своих многочисленных знакомых он не просил стать его женой. Поэтому он был абсолютно уверен, что Аталия по достоинству оценит все комплименты, которыми он ее осыпал. И она, к его восторгу, ответила ему взаимностью, но все же попросила не торопиться и немного подождать, чтобы они смогли получше узнать друг
друга. Безумно влюбленный, ослепленный ее красотой, он был готов согласиться с любой ее просьбой, ждать сколь угодно долго, ведь в конце концов она должна была стать его женой. И он ни на мгновение не сомневался, что его обожаемая Аталия в восторге от его предложения и будет а счастлива носить имя Равенскаров, так же как он будет счастлив обладать ею.
        Про Аталию Брей стоит сказать еще несколько слов. Ее отец не принадлежал к лондонской аристократии, хотя и получил хорошее образование и воспитание. И сама! Аталия была принята в высшем свете лишь благодаря своей исключительной внешности. Кроме того, ей удалось войти в общество немногих избранных, что окружали принца Уэльского в Карлтон-Хаусе.
        Если бы Аталия Брей стала женой лорда Равенскара, то перед ней распахнулись бы двери лучших лондонских домов и до конца жизни она была бы принята знатнейшими людьми государства, а ее положение в обществе стало бы предметом неискоренимой зависти всех английских девиц на выданье и их честолюбивых и амбициозных мамаш.
        Итак, лорд Равенскар ничуть не сомневался, что его стремления исполнятся, а терпеливое ожидание будет вознаграждено. Поэтому, по лучив письмо от Аталии, он решил, что время пришло и она согласна объявить об их помолвке друзьям и дать сообщение в «Газетт».
        Он на мгновение застыл на пороге гостиной, а затем стремительно направился к девушке. Он сгорал от желания расцеловать ее, задушить в пылких объятиях и потом, когда у нее закружится голова, еще раз сказать, что они должны пожениться как можно скорее. Ведь ждать больше невозможно! Это прелестное создание должно принадлежать только ему!
        По когда Трент приблизился к Аталии и раскрыл объятия, она предостерегающе подняла свою тонкую, изящную ручку, чтобы остановить его.
        - Подождите, Трент, не торопитесь, - сказала она с невозмутимым спокойствием. - Мне надо сказать вам кое-что важное.
        - Что за ерунда, - беспечно ответил лорд Равенскар. - позвольте мне прежде поцеловать вас. После поговорим.
        - Нет, - возразила Аталия, - вы обязательно должны это знать.
        Его совсем не интересовали пустые разговоры, но он уступил ее просьбе. С улыбкой на губах он ждал, пока она заговорит. Темные глаза его, не отрываясь, жадно ловили каждое движение красавицы.

«Пет на земле, - думал он, - более совершенного создания. Когда она станет моей женой, я осыплю ее драгоценностями. Бриллианты будут сверкать и искриться, как глаза моей любимой, жемчуга подчеркнут прозрачность ее изумительной кожи, в рубинах отразится огонь, который вспыхивает во мне каждый раз, когда я дотрагиваюсь до нее. А изумруды усилят волшебный свет ее чудных глаз».
        - Ну, говорите, говорите же скорее! - поторопил он Аталию.
        - Боюсь, что вас эти известия немного расстроят, Трент, - отстранение проговорила она, - Вчера вечером я приняла предложение Хьюго Честера.
        Лорд Равенскар знал маркиза Честера, приятного, но довольно глупого молодого человека, который только недавно стал членом Уайтс-клуба.
        - Я выхожу за него замуж, - закончила Аталия.
        Лорд Равенскар в недоуменном изумлении уставился на девушку. Ему показалось, что он ослышался. Этого не может быть! Аталия, его Аталия говорит подобные вещи?!
        Она будто почувствовала, в каком состоянии сейчас лорд Равенскар, и сказала немного мягче:
        - Жаль, Трент, что так получилось. Вы мне очень нравитесь, и наверняка нам было бы очень хорошо вместе. Но Хьюго вскоре станет герцогом, а мне так хочется быть герцогиней.

«Я убью ее! Задушу!» - молнией пронеслось в голове Трента. Но он просто повернулся и, не говоря ни слова, вышел из комнаты и медленно спустился по лестнице. Взял шляпу и трость у слуги, вышел на Беркли-сквер и побрел по улице.
        В голове у него было пусто, и ему было совершенно безразлично, куда идти и что делать.
        Когда в конце концов он попал домой, то обнаружил, что его там ждут. Он совсем забыл, что пригласил нескольких своих закадычных друзей на ужин. Приятели в изумлении уставились на Трента, когда он появился в гостиной в уличной одежде. По вопросы и возгласы замерли у них на губах, когда они увидели окаменевшее лицо друга,
        Тогда-то он и начал пить. Стиснув зубы, он выслушивал слова сочувствия и соболезнования, и гнев клокотал в его душе.
        Мужчины из семейства Равенскаров всегда славились своим неистовым, взрывным характером. Имя Свифт, которое отец дал Тренту при крещении, означало «быстрый», и младшему лорду Равенскару это всегда казалось проявлением своеобразного юмора родителя. «Что имя у вас, что характер, мастер Трент. Уж очень вы весь скорый!» - так, бывало, твердила ему няня, когда он вспыхивал и выходил из себя. Но раньше вспышки раздражения проходили так же быстро, как и возникали, и при всей своей вспыльчивости он был довольно отходчивым.
        Сейчас все обстояло по-другому - злость и негодование, ненависть и презрение бушевали в его груди и притупляли сознание. Ему самому порой казалось, что он начинает сходить с ума.
        И он пил еще и еще, осушая один бокал за другим и не притрагиваясь к еде, хотя его повар сегодня расстарался, как никогда.
        Потом кто-то - кажется, Энтони Гарсон - спросил, что же он собирается теперь делать.
        - Я думал об этом, - медленно проговорил Трент, и голос его дрожал от гнева, - и теперь знаю, как мне поступить.
        - Что? Что ты придумал? - посыпались вопросы.
        - Я докажу Аталии Брей, что не только она может вступить в законный брак, - ответил он.
        - Что ты имеешь в виду? - удивился Энтони.
        Лорд Равенскар умолк, стараясь как можно тщательнее подобрать слова.
        - Я намерен жениться первым, - наконец произнес он, - и даже раньше, чем она объявит о своей помолвке!
        - Тогда все общество будет думать, что ты ее бросил! - Энтони проявил невероятную ясность ума и трезвость суждений, несмотря на отягощающие обстоятельства этого вечера.
        - Именно так, - ответил лорд Равенскар, - и клянусь, я специально женюсь на самой уродливой и отвратительной особе, какую только смогу отыскать.
        Эти слова были встречены приветственными криками. Лорд Равенскар поднял свой бокал:
        - За мою жену! - произнес он. - За самую безобразную женщину в Лондоне, которую я предпочту первой красавице.
        Его разум был отуманен алкоголем, но он с удовлетворением думал о том, что сумеет отомстить за себя. Он уже предвкушал, какое радостное возбуждение вызовет в рядах карикатуристов и газетчиков этот поступок, а желтая пресса так и забурлит сплетнями и ехидными статьями, ведь они всегда рады пере
        мыть косточки представителям света.
        Эта новость, безусловно, причинит Аталии боль, она будет чувствовать себя задетой. И пусть! Пусть узнает, каково это - оказаться в центре скандала! И пусть поймет, что такое предательство и как тяжело получать неожиданный и незаслуженный удар в спину!
        Безумная идея лорда Равенскара чрезвычайно понравилась виконту Гарсону.
        - Правильно, Трент, - воскликнул он, - так тебе и надо сделать. Давай, покажи Аталии, что бывает, когда бросают достойного и благородного джентльмена ради какого-то там титула!
        Он обвел взглядом раскрасневшиеся лица своих товарищей и добавил:
        - А чего ждать? Пойдемте и прямо сейчас разыщем самую уродливую женщину в Лондоне, и Трент женится на ней здесь, в этой комнате сегодня же, пока никто не узнал про помолвку Аталии с Честером.
        - Точно! Правильно! - раздались голоса разгоряченных вином джентльменов.
        - Раз Джошуа здесь, он вполне сможет их поженить.
        И виконт указал на достопочтенного Джошуа Мидинга, одного из самых близких друзей лорда Равенскара. Этого человека всегда можно было найти на приеме, званом обеде, пирушке или же в Уайте-клубе. Но он и в самом деле был посвящен в духовный сан. Такова была семейная традиция. Он был младшим сыном лорда Мида и поэтому должен был стать служителем церкви, тогда как старший его брат отправился на армейскую службу, а средний стал морским офицером. Но лорду Миду неожиданно улыбнулась судьба, и он разбогател, так что его сыновьям уже не было нужды зарабатывать себе на жизнь тяжким трудом, а потому Джошуа был священником без прихода и вполне светским человеком.
        Сейчас, на трезвую голову, лорд Равенскар очень жалел, что Джошуа обедал с ними именно в тот вечер.
        Если бы у него было время протрезветь и немного подумать! Теперь-то ему было ясно, что никакая, даже самая сладкая месть Аталии не стоит собственной свободы. Он был еще зол, чувствуя себя до глубины души оскорбленным ее отказом стать его женой, но ярость его уже утихла. Ему было невыразимо горько, и он твердо знал, что отныне будет с еще большим недоверием и презрением относиться ко всем женщинам.

«И как только я мог вообразить, - недоумевал Трент, - как мог хоть на мгновение подумать, что Аталия красавица и соблазнительница, может хоть чем-то отличаться от всех прочих надоедливых и лживых созданий? Ведь у женщин недостаток ума всегда компенсируется физической привлекательностью. Сам во всем виноват, проклятый глупец!»
        - Хигнет! - позвал лорд Равенскар.
        - Слушаю, милорд.
        - Где сейчас та леди, на которой я вчера женился?
        - За ней ухаживает миссис Феллоуз, милорд. Должно быть, эта леди побывала в какой-то серьезной переделке. С ней, наверное, произошел несчастный случай.
        В голосе Хигнета прозвучала особая нотка, и лорд Равенскар, который отлично знал своего камердинера, понял, что тот сообщил ему далеко не все.
        - Какой еще несчастный случай? - удивился его светлость.
        Хигнет колебался несколько мгновений, потом заговорил:
        - Просто я случайно узнал кое-что, милорд, когда разговорился с мистером Фэлтемом, дворецким сэра Харвея Уичболда, что живет в соседнем доме.
        - И что этот Фэлтем сделал?
        - Нет, милорд, не мистер Фэлтем. Сэр Харвей.
        Лорд Равенскар терпеливо ждал. Он знал, что Хигнет - неисправимый сплетник и теперь лишь вопрос времени, когда ценная информация прорвется из него наружу.
        - Мистер Фэлтем рассказал мне, милорд, что молодая леди, которая
        сейчас находится здесь, в вашем доме, приехала вчера поздно вечером в дом сэра Харвея…
        - Уж не хочешь ли ты сказать, Хигнет, что я женился на одной из бывших подружек Уичболда?
        Лорд Равенскар не мог скрыть своего омерзения, и потому Хигнет поспешил успокоить его:
        - Нет, нет, милорд! У нее нет никаких дел с сэром Харвеем, она приезжала только поговорить. По, видно, она чем-то не понравилась сэру Уичболду.
        - Что ты хочешь сказать? - удивился лорд Равенскар.
        - Сэр Харвей ударил ее по лицу, милорд, и спустил с лестницы. Наверное, поэтому она до сих пор без сознания, во всяком случае, так мне говорила миссис Феллоуз.
        - Без сознания… - повторил лорд Равенскар. - Ты хочешь сказать, Хигнет, что Уичболд поднял Руку на женщину?
        - И не в первый раз, милорд. Трент сел в кровати. Он припомнил теперь, что во время брачной Церемонии смутно видел что-то окровавленное, хотя весь вчерашний вечер был для него словно в тумане, я Он вспомнил даже, как Джошуа бубнил:
        - Согласна ли ты взять этого человека в законные мужья?
        Но он абсолютно не помнил, что и как она отвечала. Когда обряд закончился, он взглянул на женщину, ставшую его женой, и решил, что это и в самом деле самое жуткое и уродливое существо, какое он когда-либо встречал в своей жизни. Потом ее, наверное, перестали поддерживать, и она бессильно повалилась на пол к его ногам.
        - Моя жена! - с ужасом подумал он. - И это - моя жена! Наверное, над моим родом нависло проклятие.

        Глава 2

        Лорд Равенскар почти закончил завтракать, когда в комнату с газетой в руках вошел виконт Гарсон.
        - Доброе утро, Энтони! - поздоровался хозяин, дома.
        - Вот свежий номер «Газетт», - возбужденно проговорил виконт. - Сегодня у всех твоих друзей и знакомых глаза на лоб полезут от удивления, Лорд Равенскар ничего не ответил. Лишь налил себе еще одну чашку кофе.
        - Надеюсь, ты готов выдержать шквал сплетен и вопросов и поедешь со мной на прогулку верхом в парк?
        По лицу лорда Равенскара пробежала тень, и он отрывисто сказал:
        - Я затеян эту историю, мне ее и расхлебывать. Чего бы это мне ни стоило.
        - Жаль только, - заметил виконт, - что мы не сможем увидеть, как Аталия прочитает сообщение о твоей свадьбе.
        И опять лорд Равенскар не ответил ни слова, он просто взял с большого блюда кусочек телятины, запеченной с грибами.
        Виконт взглянул на него, затем спросил:
        - Она все еще без сознания?
        - Да, похоже, - ответил лорд Равенскар. - Сэр Уильям говорит, что у нее сильнейшее сотрясение мозга.
        - Должно быть, она получила его, когда ударилась головой о тротуар, - задумчиво проговорил виконт. - Ступеньки у дома Уичболда довольно крутые, а если он еще и столкнул ее вниз, как ты рассказал, то это было. несомненно, очень опасное падение.
        - Весь мир - сплошная опасность, - сказал лорд Равенскар, - но что бы эта женщина ни сделала, Уичболд - свинья, грязная скотина. Впрочем, он всегда был таким.
        - Больше ничего о ней узнать не удалось? - спросил виконт.
        - Я прочитал письмо, которое нашли в ее сумке, - ответил Трент. Виконт сначала не понял, потом догадался:
        - Ах да, то самое, из которого мы узнали ее имя!
        - Письмо написано некой Кэрил, - продолжал рассказывать лорд Равенскар. - Она умоляет Ромару немедленно приехать. Похоже, она попала в затруднительное положение.
        - Очень может быть, особенно если в этом замешан Уичболд, - заметил виконт, - но, наверное, эта женщина, Ромара, сможет объяснить нам, в чем дело, когда придет в себя.
        - Лично мне от этого легче не станет. - заявил лорд Равенскар и отодвинул от себя тарелку. Потом .он поднялся из-за стола и принялся ходить по комнате. - Я никого не виню в случившемся, хотя очень жаль, что все мы были в таком невменяемом состоянии и ни один из нас не мог рассуждать здраво.
        - Да, да, ты совершенно прав, - согласился виконт. - но я так разъярился! Эта негодница Аталия обошлась с тобой просто бесчестно и подло. Я всегда подозревал, что она авантюристка.
        Лорд Равенскар, стоявший спиной к камину, искренне удивился:
        - Неужели?
        - Она сумела добиться благосклонности общества, ее везде принимают, - пояснил виконт. - Конечно, она достаточно красива и заслуживает того, чтобы блистать в свете. По в то же время я никогда не хотел бы, чтобы пьянчужки с Сент-Джеймс так же трепали языками о моей сестре.
        - Среди этих пьянчуг оказались и мы, - отрывисто произнес лорд Равенскар, - и особенно хорош я!
        - Ну, ты не единственный мужчина, которого свела с ума женская красота, - попытался успокоить друга виконт.
        - Н-да, и, к сожалению, не буду последним из глупцов, которые теряют голову из-за хорошенькой мордашки, - с горечью согласился Трент.
        Виконт вздохнул.
        - Ну хорошо, если ты все еще желаешь поставить Аталию на место, нам пора ехать в парк. Можешь не сомневаться, тебя засыплют вопросами про твою молодую жену - кто она такая и почему появилась в твоей жизни так внезапно.
        - Правду им знать не стоит, да я и не смогу рассказать, как все было, - с болью произнес лорд Равенскар. Он задумался на несколько мгновений, потом продолжил: - Знаешь, Энтони, лучше всего будет сделать так. Давай скажем, что я знаю Ромару с детства и что она моя детская любовь. Тогда все будет выглядеть очень правдоподобно.
        - Отлично! Я знал, что ты придумаешь что-нибудь умное, - восхищенно воскликнул виконт.
        Он повернулся на каблуках и направился к двери, но на полпути вдруг остановился и произнес уже совершенно иным тоном:
        - Мне очень жаль, что так подучилось, Трент. В самом деле. Если бы я хоть чуточку соображал, то обязательно остановил бы тебя. Или по крайней мере уговорил бы подождать до утра, чтобы мы все немного остыли.
        - Вчера! Сегодня! Завтра! Какая разница! Я собирался дать Аталии хороший урок, - сердито сказал лорд Равенскар, - и добился своего. Пусть даже таким способом.
        - Ну что ж. будь по-твоему, - согласился виконт.
        Они вместе вышли из комнаты, прошли через мраморный холл и вышли на улицу. Оседланные лошади уже ждали их.

«Все-таки хорошо, что Трент не попал в сети этой коварной и хитрой интриганке», - подумал виконт. Эта мысль пришла ему в голову не потому, что он не слишком доверял Аталии, и не потому, что она довольно прохладно отнеслась к нему с самого первого дня их знакомства. Дело было в том, что виконт с чувством искренней дружбы относился к Тренту Равенскару и не желал допустить брака, который мог принести его другу одни лишь несчастья.
        Пюбовь, как известно, слепа. Поэтому лорд Равенскар даже не предполагал, что Аталия, его обожаемая Аталия, только что горячо заверявшая его в своей любви, без устали флиртовала с его же друзьями, стремясь пленить всякого мужчину, попавшего в поле ее зрения. Она принадлежала к тому типу женщин, думал виконт, которым недостаточно одного мужчины в жизни, ей необходимо окружать себя многочисленными поклонниками, и она будет завоевывать себе все новых и новых.
        Но уберечь лорда Равенскара от Аталии - это одно, а связать его узами брака с самой уродливой женщиной Лондона - совсем другое. Виконт был в ужасе от случившегося в тот злополучный вечер. В попытках найти хоть какой-нибудь выход, он напряженно раздумывал, истязая свой мозг непосильной задачей и прикидывая так и этак, но не мог придумать никакого решения. Спасти друга из этого затруднительного положения не предвиделось ни малейшей возможности.
        Вчера утром, сразу как только он пришел в себя и смог подняться на ноги, виконт отправился к достопочтенному Джошуа Мидингу. Он хотел узнать, считается ли законной церемония, проведенная столь невероятным образом. Джошуа успел протрезветь после ночных возлияний, но пребывал в отвратительном расположении духа: уж очень болела голова. Поэтому его чрезвычайно оскорбило само предположение, что он мог совершить что-либо незаконное.
        - Естественно, я должен буду зарегистрировать брак только сегодня, - холодно заявил он, - но вся церемония была проведена совершенно законным образом, и отменить этот брак может только специальный акт парламента.
        - Это точно? - с сомнением спросил виконт.
        Так и не поверив своему приятелю Джошуа, виконт навел кое-какие справки и узнал следующее. Согласно акту от 1754 года каждый брак должен быть зарегистрирован сразу же после совершения обряда. Но даже без регистрации он считается вполне законным, если церемония совершается духовным лицом, наделенным соответствующими полномочиями.
        - Что ж, постараемся выполнить эту весьма неприятную работу наилучшим образом, - печально сказал себе виконт Гарсон. - Если уж никак нельзя скрыть это событие, то остается выставить его напоказ, может, даже шокировать все общество, раз Трент, так решил.
        В итоге в лондонской «Газетт» появилось объявление, в котором сообщалось о бракосочетании, которое было «тихим и скромным в связи с трауром». Это пояснение придумал виконт. К тому же оно было чистой правдой: еще вечером виконт обратил внимание, что Ромара одета в черное платье, а плащ и шляпка, которые принесли с улицы вместе с сумкой девушки, тоже были черного цвета. Ми один человек, подумал виконт, не станет рядиться в столь мрачные одежды, если только для этого нет веской причины. Этот брак и так вызовет массу слухов и сплетен, так что надо постараться дать всему правдоподобное объяснение.
        И все же виконт знал, что, как только он и лорд Равенскар появятся в парке верхом на горячих скакунах, которые всегда были предметом зависти всех знакомых, ничто не сможет облегчить тяжелое и неприятное положение его друга.

        Ромара слабо пошевелилась и попыталась открыть глаза, но ей мешала повязка, наложенная на один глаз. Женщина, что сидела у окна и шила, услышала ее движение и быстро подошла к кровати.
        - Миледи, вы очнулись? Вы слышите меня?
        Хоть губы и не слушались и попытка заговорить причиняла мучительную боль, Ромара, собравшись с духом, все-таки выговорила:
        - Где… я?
        - Вы, миледи, ничего сейчас не говорите, - быстро отозвалась женщина, - лучше попробуйте выпить вот это лекарство. Врач прописал его специально для вас.
        Она налила из бутылочки в ложку какую-то жидкость и осторожно поднесла ее к губам Ромары. Как бы аккуратно и бережно сиделка ни сделала это, ложка, коснувшаяся разбитых губ Ромары, заставила девушку вздрогнуть от боли. Она все же сумела превозмочь ее и проглотить сладкую тягучую жидкость. Ком в горле тут же прошел, и она внимательно вгляделась в склонившуюся над ней женщину. «Кажется, я раньше никогда ее не видела», - подумала она.
        - Где… я? - с огромным усилием повторила она свой вопрос.
        - Ваша светлость теперь в полной безопасности и в хороших руках, - успокоила Ромару женщина. - Ми о чем не волнуйтесь и постарайтесь уснуть, миледи. А когда вы проснетесь в следующий раз, я вам все расскажу.
        То ли Ромара и в самом деле устала, то ли лекарство было сильнодействующим успокоительным, но она вдруг ощутила, как тысячи вопросов роем закружились у нее в голове, легким звоном отозвались в ушах, и все вокруг показалось ей туманным и зыбким. Она послушно закрыла единственный глаз, которым могла смотреть на мир, и погрузилась в целительный сон.

        В следующий раз она проснулась, видимо, глубокой ночью. Шторы на окнах были опущены, и возле кровати горела прикрытая экраном свеча. Несмотря на слабый свет, не позволявший разглядеть обстановку как следует, Ромара поняла, что в этой комнате она никогда раньше не бывала. Помещение было обставлено с восхитительной роскошью и выглядело гораздо более внушительно, чем ее скромная спальня в отцовском доме.
        Но если она не дома, то где? Она почувствовала, что находится здесь не одна, и тут же увидела в кресле перед камином женщину, но не ту, что подходила раньше. Эта выглядела моложе и была одета, как горничная. Она спала, откинувшись в кресле, и Ромара была рада, что ей не придется сейчас ни с кем разговаривать.

«Что же все-таки случилось?» - попыталась она припомнить. Почему она находится здесь, в каком-то чужом доме? И что у нее с лицом?
        Потом плотный туман в ее сознании начал потихоньку рассеиваться, и она кое-что вспомнила…
        Вспомнила, как по просьбе сестры она приехала на Керзон-стрит, поговорила с Кэрил и узнала, что та ждет ребенка. Потом перед ее мысленным взором встало злобное лицо сэра Харвея, и в памяти ее всплыли звуки пощечин, с которыми он набросился на Кэрил. Теперь она отчетливо вспомнила, как сестра упала от ударов, и вновь услышала проклятия, которыми он разразился.

«Теперь понятно, почему у меня перевязано лицо, - догадалась Ромара. - Он и меня ударил! Невероятно, невозможно, непостижимо! Сэр Харвей Уичболд избил меня!»
        Но кроме этого, она ничего не помнила. Дальнейшее было покрыто сплошной мглой, которую прорезывала непрерывная, мучительная боль.

«Наверное, я в доме у Кэрил», - предположила Ромара. Ей захотелось немедленно повидаться с сестрой, но внезапная мысль - а вдруг сэр Харвей опять станет бить ее? - заставила Ромару сжаться от страха.
        Вспухшие губы были совершенно непослушными и сильно болели. Она вытащила руку из-под одеяла, и поднесла к лицу. Щека тоже была поранена и заклеена пластырем.

«Если он сотворил такое со мной, то что же этот негодяй сделал с Кэрил?» - с ужасом и тревогой подумала Ромара.
        Надо сейчас же идти к сестре, разыскать ее немедленно, защитить! По она не в состоянии была даже подняться с кровати. Голова кружилась и нестерпимо болела. Казалось, на ней не осталось ни единого живого места.

«Я должна как можно быстрее поправиться», - решила Ромара и опять впала в забытье.

        - Но поймите, мне надо, я должна подняться на ноги! - настаивала Ромара.
        Сэр Уильям Пайтон, домашний врач лорда Равенскара, смотрел на нее с состраданием.
        - Вы слишком торопитесь, - возразил он, - вам еще нельзя вставать, у вас было сильное сотрясение мозга. Вы лежали без сознания целых три дня!
        - Три дня? - воскликнула Ромара. - Не может быть!
        - Вы очень сильно ударились головой, - объяснил доктор, - я думаю, о тротуар.
        На лице Ромары отразилось изумление, и сэр Уильям поспешно добавил:
        - Сейчас об этом уже не стоит волноваться. Нежите себе спокойно, старайтесь побольше спать. Завтра я опять к вам зайду.
        Он вышел из комнаты и долго еще о чем-то тихо говорил в коридоре с женщиной, которую звали миссис Феллоуз.
        Через некоторое время миссис Феллоуз вернулась в комнату и подошла к Ромаре.
        - Вы чего-нибудь хотите, миледи? Сэр Уильям сказал, что вам надо как можно больше пить. Давайте, я налью вам лимонада.
        - Да… спасибо, - с трудом выговорила Ромара.
        Миссис Феллоуз умелым движением приподняла ее голову, и Ромара сделала несколько глотков из бокала. Сегодня губы уже не так болели.
        Ромара снова откинулась на подушки и проговорила:
        - Вы все время называете меня «миледи". Здесь какая-то ошибка. Меня зовут Ромара, мисс Ромара Шеддон.
        Миссис Феллоуз покачала головой.
        - Его светлость попросил, чтобы я сама сказала вашей светлости, если вы станете спрашивать, что теперь вы леди Равенскар.
        Ромара уставилась на нее своим единственным глазом. Произошло какое-то недоразумение, подумала она. Наверное, эти люди приняли ее за какую-то другую женщину. Ее принесли в этот дом по ошибке.
        - Меня зовут… Ромара Шелдон, - повторила она, - и я никогда… в жизни… не слышала про лорда Равенскара.
        Миссис Феллоуз подвинула ступ поближе к кровати и села рядом.
        - Как ваша светлость себя чувствует? Хватит ли у вас сил, чтобы выслушать всю правду? - спросила она.
        - Да, конечно, - ответила Ромара, - мне уже гораздо лучше. Честно говоря, я собиралась встать с кровати, потому что мне надо сделать… одну очень важную вещь. По доктор мне не позволил.
        - Вы должны все делать, как велит сэр Уильям, миледи, - отозвалась миссис Феллоуз, - он лечит самого принца Уэльского! Это самый опытный и умелый врач на свете!
        У Ромары мелькнула мысль, что в таком случае его услуги очень дорого стоят. По вслух она сказала:
        - Вы хотели сказать мне… правду о том, почему я здесь.
        - Да, миледи. Понимаете, вот как все произошло… - начала миссис Феллоуз.
        Она рассказана, немного смущаясь и сбиваясь, как друзья его светлости нашли ее лежащей на тротуаре возле соседнего дома. Они принесли ее сюда из-за пари, потому что пообещали разыскать невесту для лорда Равенскара, которого бросила красивая молодая женщина.
        Миссис Феллоуз было отлично известно, что подвыпившие джентльмены во главе с виконтом Гарсоном искали самую безобразную женщину в Лондоне, но она не стала рассказывать об этом Ромаре.
        Она лишь сказала, что его светлость задумал отомстить неверной подруге за то, что она подло его обманула. И решил жениться прежде, чем мисс Брей и маркиз Честер объявят о своей помолвке.
        Ромара выслушала этот рассказ с ужасом.
        - Вы хотите сказать, - еле слышно проговорила она в конце концов, - что я в самом деле… стала женой этого господина?
        - Да, миледи.
        У Ромары закружилась голова, на какой-то момент ей даже показалось, что ей все приснилось, что она бредит и эта история - лишь плод ее больного воображения. Но в голосе миссис Феллоуз звучала такая правдивость и искренность, что невозможно было ей не поверить. Столь почтенная особа никогда не станет выдумывать подобные небылицы.
        - И лорд Равенскар попросил вас… рассказать мне… все это? - после непродолжительного молчания спросила она, запинаясь.
        - Думаю, его светлость постеснялся сам сообщить вашей светлости эту невероятную историю, - миссис Феллоуз покачала головой. - Его светлость всегда был хоть и вспыльчивым, но все равно самым лучшим человеком на свете. Но если уж на него накатит, если он разбушуется, то его никто и ничто не остановит.
        - Если разбушуется? - тихо переспросила Ромара.
        - Это у них семейная черта, миледи, - объяснила миссис Феллоуз, - просто бич рода Равенскаров. Все они время от времени впадают в страшный гнев. Но раньше ничего подобного его светлость не вытворял. Честное слово!
        - А мне-то что делать? Как быть? - словно испуганный, растерявшийся ребенок, чуть не плача спросила Ромара.
        Миссис Феллоуз почувствовала прилив материнской нежности.
        - Не беспокойтесь сейчас ни о чем, миледи, не мучайте себя понапрасну, - заговорила она, - все образуется, когда вы поправитесь. А его светлость обязательно что-нибудь придумает, не сомневайтесь, миледи.
        - Вы сказали, что нас поженил… настоящий священник?
        - Да, верно, миледи. Достопочтенный Джошуа Мидинг был посвящен в сан несколько лет назад. По своего прихода у него нет, да и ведет он себя не слишком благочестиво. Правда, наверное, говорить такие слова - большая дерзость с моей стороны.
        Невероятная история! Бред какой-то! Словно она спит и видит кошмарный сон, думала Ромара. Если бы только можно было проснуться и убедиться, что все это лишь плод воображения, жестокая выдумка.
        Потом ее мысли перенеслись к Кэрил. Каково сейчас бедняжке?! А что с ней сталось в тот вечер, когда сэр Харвей избил Ромару и столкнул с лестницы? Она помнила страшный крик сестры. Он звучал у нее в ушах до тех пор, пока она не потеряла сознания от боли.
        Ромара протянула руку и дотронулась до миссис Феллоуз.
        - Вы не могли бы… кое-что сделать для меня? - попросила она.
        - Будьте уверены, миледи, я сделаю все, что в моих силах, - почтительно ответила миссис Феллоуз.
        - Не могли бы вы выяснить, но только не привлекая лишнего внимания, все ли в порядке у дамы из дома по соседству. Главное, не говорите, что это интересует меня.
        - У дамы из соседнего дома? - удивилась миссис Феллоуз.
        - Да, из дома сэра Харвея Уичболда. Только постарайтесь сделать так, чтобы никто не догадался обо мне, особенно сэр Харвей. Он не должен знать, что я нахожусь здесь.
        - Хорошо, миледи, я поговорю с мистером Хигнетом, камердинером его светлости, - пообещана миссис Феллоуз. - Дворецкий из соседнего дома его большой приятель, так что он без труда разузнает все, что вас интересует.
        - Пожалуйста, сделайте это как можно скорее, - с мольбой сказала Ромара. - Мне очень надо знать, как себя чувствует та дама, здорова ли она.
        Уже через два часа миссис Феллоуз пришла с новостями. Ромара поняла это сразу, как только женщина появилась на пороге комнаты.
        - Хигнет все узнал, миледи, вам не о чем беспокоиться. Эта леди чувствует себя хорошо, за врачом не посылали.

«Это еще не значит, что у Кэрил все в порядке», - подумала Ромара, вспомнив, как жестоко обращался с ней сэр Харвей. С другой стороны, слуги всегда обо всем прекрасно осведомлены. И если они говорят, что сестра здорова, значит, она и в самом деле здорова, несмотря на отвратительное поведение господи на Уичболда. Казалось, миссис Феллоуз хочет еще о чем-то сказать.
        - Что-то случилось? - спросила Ромара.
        - Мистер Хигнет узнал, что эта дама не слишком счастлива, миледи. Она часто плачет, особенно когда сэра Харвея нет дома.
        - Что бы там ни говорил сэр Уильям, мне обязательно надо подняться на ноги, - заявила Ромара слабым, но полным решимости голосом. - Если я буду лежать здесь без движения, то не скоро наберусь сил.
        - Но ведь доктор не разрешил вам вставать, - запротестовала миссис Феллоуз.
        - Ну и что, мне все равно, - упрямо отвечала Ромара. - Я хочу, чтобы вы помогли мне сегодня же подняться с кровати, миссис Феллоуз, чтобы до завтрашнего дня я достаточно окрепла. Тогда я смогу уговорить его позволить мне одеться и выйти из дома.
        Ромара так настаивала, что миссис Феллоуз, хоть и с явной неохотой, все же помогла ей подняться с кровати. Девушка чувствовала ужасную слабость. Она и не подозревала, что дела ее так плохи. По эту немощь ей во что бы то ни стало надо преодолеть, ведь Кэрил без нее пропадет.
        В сопровождении миссис Феллоуз Ромара смогла пройти через всю комнату и села отдохнуть на стуле возле окна. В зеркале на туалетном столике мелькнуло ее отражение. Она так испугалась сама себя, что невольно вскрикнула.
        - Что вы, миледи, не надо так расстраиваться, - ласково и убеждающе заговорила миссис Феллоуз. - Конечно, лицо у вас сильно разбито. Но сэр Уильям говорит, что вам очень повезло, потому что вашей светлости не сломали нос и не выбили зубы.
        - А ручное зеркальце у вас есть? - спросила Ромара.
        - Конечно, вот здесь, лежит на этом туалетном столике. Он раньше принадлежал матушке его светлости, пока та была жива, - ответила миссис Феллоуз. - смотрю, у вас, миледи, с собой ничего нет, так что ее вещицы могут вам пригодиться.
        Только сейчас Ромара вспомнила, что ее чемодан остался в соседнем доме, у Кэрил.
        - Вы очень добры. Но у меня есть все свое.
        - Тогда я пошлю за вашими вещами, миледи.
        Ромара запнулась на мгновение, потом сказала:
        - Па самом деле они в доме сэра Харвея, но я не хочу, чтобы он знал, где я нахожусь.
        - Я понимаю, миледи, - ответила миссис Феллоуз, - и уверена, Хигнет сможет все устроить как надо.
        - Благодарю вас, это было бы очень хорошо.
        Сначала Ромара подумала, что надо бы написать Кэрил записочку, но потом решила, что, если, не дай Бог, это послание попадет в руки к сэру Харвею, он разъярится и измучает бедняжку Кэрил своей жестокостью. Ведь если он так скрывает ее ото всех своих знакомых, то уж наверняка не обрадуется, коли про Кэрил узнает лорд Равенскар. Да, господину Уичболду очень не понравится, что Ромара не только находится в соседнем доме, но и стала женой его хозяина. И тогда всю свою дикую злобу он сорвет на Кэрил.

«Я должна уберечь ее от неприятностей», - подумала Ромара.
        Миссис Феллоуз с выражением сострадания подала ей зеркальце, Ромара взглянула на себя и ужаснулась. Ну и вид! С таким лицом ей вообще никогда нельзя будет показаться на людях! Б зеркале отражалось нечто невообразимо-неузнаваемое. Один глаз был почти невредим, но и он слегка припух. Ее аккуратный маленький носик превратился в огромную корявую картофелину. Кожа вокруг перевязанного глаза приобрела темно-фиолетовый, почти черный цвет. Губы распухли и стали безобразно огромными. Пол-лица было закрыто повязкой, пластырь прикрывал глубокую рану на щеке.
        - Ужас какой! - у Ромары даже голос сел. Ей не верилось, что она видит в зеркале свое отражение.
        - Это все пройдет, миледи, - поспешила успокоить ее миссис Феллоуз. - Сейчас уже гораздо лучше, чем было вначале. И каждый день опухоль становится все меньше и меньше.
        Решительным движением Ромара положила зеркало.
        Все это ерунда! Ей было не так уж важно, как она выглядит. Главное сейчас - помочь Кэрил!
        Она немного помялась, но все-таки спросила:
        - Как вы считаете… могу я поговорить… с лордом Равенскаром?
        - Да, конечно, миледи, - тотчас откликнулась миссис Феллоуз. - Его светлость каждый день про вас спрашивал.
        - Тогда помогите мне, пожалуйста, причесаться. И спросите у его светлости, сможет ли он уделить мне несколько минут.
        Сказав это, она подумала, что на самом деле лично у нее нет никакого желания видеть этого господина. И он наверняка не слишком стремится увидеться со своей женой. Однако чувства, которые они оба могли питать друг к другу, не имели ровно никакого значения по сравнению с теми страданиями, что выпали на долю Кэрил. К тому же через пару месяцев у нее родится ребенок. А может быть, и раньше.
        Миссис Феллоуз принесла Ромаре прелестное домашнее платье, отделанное венецианским кружевом. У Ромары никогда не было таких красивых нарядов.
        Моги девушки она прикрыла накидкой из горностая, которая, по ее словам, тоже раньше принадлежала леди Равенскар, а потом привела в порядок волосы Ромары, которые выглядывали из-под повязки. Эта последняя процедура доставила девушке немыслимую, мучительную боль, ведь она сильно ударилась головой о тротуар и на затылке у нее была огромная шишка. Миссис Феллоуз старалась быть очень осторожной и, закончив работу, спросила:
        - Мне сейчас сходить за его светлостью, миледи? Кажется, он еще дома.
        - Пожалуйста, попросите его зайти ко мне, - ответила Ромара и смущенно добавила: - Только, пожалуйста… опустите шторы. У меня болят глаза… от такого яркого света.
        Конечно, она прекрасно отдавала себе отчет в том, что это была лишь уловка, маленькая хитрость, которая вряд ли ей поможет. Ведь она видела свое отражение в зеркале и понимала, насколько ужасно выглядит. И если она сама была так шокирована собственным видом, то созерцание ее изуродованного лица незнакомому человеку, за которого она вышла замуж, и вовсе не доставит никакой радости.
        Впрочем, сейчас не имел никакого значения ни ее внешний вид, ни то, что он об этом подумает, немного поразмыслив, решила она. Должно быть, он такой же мерзавец, как и сэр Харвей, если не хуже. Порядочный человек никогда не станет вести себя столь недостойным образом и не будет напиваться до потери всякого представления о приличиях.
        Ромара, конечно же, слышала разные истории про безудержное пьянство и разгул, про то, как за карточным столом теряли целые состояния. Она знала, что такое поведение среди великосветской молодежи не считается позорным, а наоборот, даже поощряется самим принцем Уэльским. Всей Англии была известна история, как принц напился на собственной свадьбе и свалился в камин. По всей стране говорили, и это были не пустые сплетни газетчиков, что ближайшие друзья принца упиваются до полного бесчувствия и устраивают скандалы и безобразные драки. Ромара слышала истории про скачки с препятствиями, все участники которых , были выряжены в ночные сорочки, про нападения на караульных, про то, как взрослые люди выбрасывали тысячи фунтов на глупые, бессмысленные, ребяческие пари, потому что не могли найти лучшего применения собственным деньгам. По она никогда не слышала, чтобы кто-то женился на спор! И особенно это странно для человека, который не испытывает никакой нужды в деньгах.
        Судя по обстановке в доме, по рассказам миссис Феллоуз, по большому количеству слуг, лорд Равенскар принадлежал как раз к таким беспутным повесам.
        О таких людях ее отец всегда очень нелестно отзывался. И возможно, этот лорд Равенскар еще и развратник, каким генерал Шелдон считал сэра Харвея.
        Если в нем сохранились хоть остатки совести, думала Ромара, она должна уговорить его помочь Кэрил. Ей просто больше не к кому обратиться.
        С другой стороны, существовала еще одна опасность: вдруг человек, за которого она вышла замуж, не интересуется ничем, кроме собственных удовольствий и развлечений?
        И что теперь делать ей, попавшей по его милости в такое, мягко говоря, затруднительное положение? Впрочем, с этим можно будет разобраться и потом. Сейчас надо срочно решить, что же делать с Кэрил, а все остальные проблемы до поры до времени выбросить из головы.
        Потом Ромара подумала, что еще довольно рано и вряд ни лорд Равенскар успел напиться. К тому же миссис Феллоуз говорила, что у него сегодня неплохое настроение, по крайней мере он не взбешен.
        Она старалась спокойно и здраво обдумать предстоящий разговор, следя, чтобы мысли были четкими и ясными. По сердце ее тревожно забилось, во рту пересохло и руки задрожали, когда после довольно продолжительного ожидания она услышала голоса за дверью своей комнаты.
        Миссис Феллоуз отвечала на вопрос, заданный чьим-то низким мужским голосом.
        Когда дверь открылась, Ромара задержала дыхание.
        - Его светлость! - объявила миссис Феллоуз, и на пороге комнаты появился мужчина.
        Ромара почему-то раньше даже не задумывалась над вопросом, каков из себя лорд Равенскар. Достаточно было ее уверенности в том, что это кутила, дебошир и распутник, скорее всего разодетый как петух и с вечно красным лицом, как у сэра Харвея. Еще хуже, если правы окажутся карикатуристы-газетчики, которые изображали принца Уэльского и его закадычных приятелей с отекшими перекошенными лицами, опухшими глазами, измятыми галстуками и выступающими вперед животами.
        Но теперь, с первого взгляда на вошедшего в комнату Ромара поняла, что это совсем другой человек. Он был высоким, гораздо выше, чем она представляла, широкоплечим и, бесспорно, красивым мужчиной. Одет лорд Равенскар был безукоризненно, его высокий шейный платок и уголки воротника сорочки сияли белизной. Из жилетного кармана, поблескивая, спускалась изящного плетения цепочка от часов. Весь его вид говорил о достоинстве. Как учил Красавчик Бруммель, одежда должна быть частью человека, его второй кожей, и ни в коем случае не бросаться в глаза.
        Лорд Равенскар прошел через комнату.
        У Ромары не хватило духу смотреть на приближающегося к ней мужчину: она побоялась увидеть на его лице отвращение или удивление. В смятении она опустила глаза.
        - Вы просили меня зайти к вам, - произнес лорд Равенскар.
        - Д-да.
        Даже это простое слово далось ей с трудом.
        - Каждый день я справлялся, можно ли вас навестить, - продолжил молодой человек, - но сэр Уильям запретил беспокоить его пациентку.
        - Мне очень нужно было… увидеться с вами, - проговорила Ромара прерывающимся, немного сиплым голосом. - Я хочу попросить вас… кое-что сделать для меня.
        - Понимаю, - вежливо ответил лорд Равенскар, - и, конечно, должен извиниться перед вами.
        - Нет, нет… пожалуйста, - прервала его речь Ромара и нетерпеливо повела рукой.
        Лорд Равенскар, казалось, был очень удивлен ее поведением, но хранил молчание, поэтому она продолжала:
        - Л не хочу пока говорить про себя. Мы можем обсудить это позже. Но сейчас мне очень нужна ваша помощь. Причем немедленно!
        Норд Равенскар опустился на стул напротив Ромары.
        - Конечно, я помогу вам, я сделаю все, что в моих силах, - сказал он, - но боюсь, что это довольно затруднительное положение…
        - Не в этом дело, - снова перебила его Ромара, - речь идет… о моей сестре.
        Темные брови лорда Равенскара просто поползли на лоб, словно ему показалось очень странным и любопытным такое беспокойство о делах сестры, когда в пору поставить весь мир с ног на голову из-за собственных проблем.
        - О вашей сестре? - в недоумении переспросил он.
        - Да, она живет в соседнем доме, у сэра Харвея Уичболда.
        - Значит, вы приехали в гости к сестре, а он обошелся с вами таким ужасным образом?!
        - Видите ли, он очень рассердился… потому что она вызвала
        меня, прислав мне письмо, - объяснила Ромара, - а ему ничего… про это не сказала. И он… вытолкал меня из своего дома.
        - Так, понятно, - процедил лорд Равенскар. Он явно осуждал сэра Харвея Уичболда за такое поведение.
        - Пожалуйста… помогите Кэрил… ведь я сама сейчас ничего не могу сделать, - уговаривала она.
        - И что я должен, по-вашему, сделать? - спросил лорд Равенскар.
        - Заберите ее оттуда! Сэр Харвей… он мучает ее, он с ней ужасно обращается. Я сама видела, как он ее бьет.
        - Я всегда знал, что он ничтожество, низкий человек! - воскликнул лорд Равенскар. - А его недостойное поведение по отношению к вам и к вашей сестре только подтверждает, что я не заблуждался на его счет.
        Он прервал свою гневную тираду и спросил:
        - Скажите, а вы уверены, что ваша сестра желает уйти от него? Ромара стиснула руки:
        - Он уговорил Кэрил… бежать вместе с ним… после того, как наш отец запретил ему появляться у нас в доме.
        - Насколько я понимаю, он обещал на ней жениться?
        Ромара попыталась в ответ кивнуть головой, но не смогла и лишь поморщилась от боли:
        - Да, обещал, и не один раз, а тысячи, к тому же Кэрил любила его.
        На лице лорда Равенскара мелькнуло насмешливо-презрительное выражение, и она поспешно добавила:
        - Понимаете, она никогда в своей жизни не встречала таких мужчин. К тому же, хотя она и была очень хорошенькая, немногие джентльмены в Хантингдоншире говорили ей об этом.
        - Значит, Уичболд попросту сбил ее с толку, - с презрением произнес лорд Равенскар. - Больше чем уверен, этот субъект не в первый раз поступил подобным образом.
        - По я ни капли не сомневалась, хотя отец запретил мне общаться с Кэрил, что сэр Харвей женился на ней.
        - Напрасно вы надеялись, что этот болтун сдержит свое слово, - резко сказал молодой человек. - Мне непонятно одно: раз ваша сестра так хочет уйти от него, почему она до сих пор этого не сделала?
        - Он запер ее в доме и обращается с ней почти как с заключенной, - ответила Ромара, - и к тому же…
        В комнате воцарилось молчание, и лорд Равенскар увидел, как покраснела щека девушки, не закрытая повязкой.
        - У нее… будет ребенок! - тихо закончила Ромара.
        - Что ж, этого следовало ожидать.
        В его голосе послышались нотки брезгливости и насмешки. Отчаяние охватило Ромару, она боялась, что теперь этот человек, единственный, кто, может быть, способен ей помочь, ни за что не станет впутываться в это дело.
        - Пожалуйста, прошу вас, помогите ей, - попросила она, умоляюще сложив руки на груди. - Мне больше не к кому обратиться. Будь отец жив, он нашел бы управу на сэра Харвея.
        - Возможно, мой вопрос покажется вам немного странным, - проговорил лорд Равенскар, - и все же, будьте добры, скажите мне, кто вы такая и кем был ваш отец?
        - Мой отец - генерал сэр Александр Шелдон, - ответила Ромара и увидела, что лорд Равенскар в изумлении уставился на нее.
        - Так ваш отец командовал полком легких драгун?
        - Да.
        - Господи! Ведь я служил под его командованием! - воскликнул лорд Равенскар. - Но, во имя всего святого, как генерал мог позволить этому Уичболду даже подходить к вашей сестре или к вам?
        - Сэр Харвей сам познакомился с Кэрил, вернее, его представил ей наш сосед, - объяснила Ромара, - а когда он принялся присылать ей цветы, любовные записки и, еще того хуже, назначать ей свидания, папа запретил ему появляться в нашем доме.
        - Это понятно, - заметил лорд Равенскар.
        - Но сэр Харвей уговорил Кэрил встречаться с ним тайно.
        - Да, наверное, он был очень красноречив, - язвительно отметил лорд Равенскар.
        - Прошу вас, поймите, Кэрил никогда не встречала таких мужчин, Мне кажется, он ее загипнотизировал, околдовал.
        - И теперь она носит его ребенка. Одному Богу известно, что сказал бы обо всем этом ваш отец, будь он сейчас жив!
        - Думаю, папа убил бы сэра Харвея, но прежде заставил бы его жениться на Кэрил, чтобы дать ребенку имя.
        Лорд Равенскар удивленно посмотрел на Ромару.
        - Вы думаете, она этого хочет?
        - Она сейчас слишком подавлена и расстроена, чтобы осознавать, чего она хочет, а чего нет, - ответила Ромара. - Я видела ее совсем недолго, но она успела рассказать мне, что сэр Харвей очень зол на нее… за то, что она ждет ребенка, и теперь старается скрыть этот факт от всех своих знакомых.
        - Меня это не удивляет.
        - И еще Кэрил опасается, - очень тихо продолжала Ромара, - что она ему надоела и что у него… есть другая женщина.
        Лицо лорда Равенскара застыло, губы плотно сжались. Немного погодя он твердо произнес:
        - Позвольте мне самому заняться этой проблемой. Мне надо обсудить кое-какие вопросы с друзьями. По я обещаю вам, что приложу все силы и сделаю все возможное.
        - Сколько времени вам понадобится? - с тревогой спросила Ромара.
        - Постараюсь поторопиться, - пообещал лорд Равенскар.
        - Я очень боюсь за нее. Он ведь может и с ней сделать то же самое, что и со мной.
        - Да, с вами он обошелся довольно круто. Чем же вы его так рассердили?
        - Просто сказала ему в глаза все, что думаю.
        Лорд Равенскар рассмеялся.
        - Вы настоящая дочь своего отца! Я ожидай услышать нечто подобное. Но, может быть, в сложившихся обстоятельствах это был не слишком благоразумный поступок?
        - Он ударил Кэрил… за то, что она попросила меня приехать, - сказала Ромара, - а потом набросился на меня.
        Она вспомнила тот страшный вечер, и у нее перехватило дыхание.
        - После этого я уже ничего не помню, сплошная темнота.
        - Я так и знал, - сказал лорд Равенскар, - но, полагаю, миссис Феллоуз рассказала вам все, что произошло дальше.
        - Да.
        - Хорошо, давайте сделаем так, как вы предложили, - быстро проговорил лорд Равенскар. - Этот вопрос мы успеем обсудить позже. В самом деле, в данный момент гораздо важнее выручить из весьма затруднительного положения вашу сестру.
        - Спасибо вам… за готовность помочь.
        - Когда должен родиться ребенок?
        И опять краска стыда залила лицо Ромары. Сначала ей показалось неуместным да и просто неприличным обсуждать этот вопрос с совершенно посторонним мужчиной. Но она тут же строго напомнила себе, что сейчас не время изображать скромность и девичью стыдливость.
        - Кэрил говорит, через два месяца, - ответила она, - но я думаю, что, может быть, и раньше.
        - Тогда нам надо действовать без промедления. Вы точно уверены, что для вашей сестры будет наилучшим выходом, если она выйдет замуж за эту свинью?
        Ромара пожала плечами.
        - Каким бы негодяем ни был сэр Харвей, но он - отец этого ребенка. Почему Кэрил должна нести бремя этого позора… родить ребенка не будучи замужем? - она приостановилась, перевела дыхание и взволнованно продолжила: - Предположим, сэр Харвей позволит мне забрать Кэрил и отвезти ее к нам домой. Тогда надо будет все как-то объяснить соседям.
        - Понимаю вас.
        Лорд Равенскар взглянул на Ромару и быстро отвел взгляд. Да, она являла собой зрелище не из приятных.
        - Ни о чем не беспокойтесь и предоставьте все мне, - решительно сказал он. - Обещаю вам все хорошенько обдумать и обязательно найти решение.
        - Спасибо. Вы очень добры. Я так боялась, что вы не поймете, как это важно!
        - Но я все понял, - ответил он, - и, возможно, это обстоятельство послужит мне на пользу. Мне кажется, что до сих пор вы не имели возможности оценить мои положительные качества.
        Лорд Равенскар невесело улыбнулся Ромаре и направился к двери.
        - А вы поправляйтесь поскорее, - сказал он, обернувшись, и голос его звучал на удивление тепло. - По-моему, вам будут нужны и мужество и силы.

        Глава 5

        Сэр Харвей Уичболд ехал в экипаже вместе с лордом Уиндовером, хозяином роскошной пары гнедых, и на лице его сияла улыбка удовлетворения.
        Надо же было такому случиться! Бот это удача! Вчера вечером он был в клубе, зашел в бар и там у стойки оказался рядом с лордом Уиндовером. Разговор, естественно, зашел о предстоящем в Уимблдоне поединке, и лорд Уиндовер сам предложил поехать туда, чтобы вместе насладиться этим зрелищем.
        Надо сказать, что с самого первого дня своего приезда в Лондон сэр Харвей стремился попасть в круг избранных, стать своим в высшем обществе. Но местные модники и франты всячески избегали его, так что он уже почти отчаялся добиться цели.
        Конечно, с его богатством легко было снискать расположение у обедневших аристократишек и тех, кто просадил все свои деньги в карты. Но сэр Харвей хотел совсем другого.
        Он вырос в Йоркшире. Его отец, обнищавший барон, который в свое время продал свой дворянский титул и самого себя дочери богатого фабриканта, владельца шерстопрядильной мануфактуры, категорически запретил сыну покидать родные края. Это было очень неразумное решение, потому что Харвей Уичболд не нашел для себя никакого другого занятия, кроме совращения всех мало-мальски привлекательных особ женского пола в радиусе тридцати миль от дома. С неослабевающим пылом он мечтал вырваться на более широкие просторы, чтобы дальше развивать свои незаурядные способности.
        Как только отец умер, Харвей уехал из Йоркшира, готовый насладиться всеми прелестями веселой и привольной жизни в Лондоне, о которой слышал столько заманчивых историй. К этому времени новоиспеченному барону стукнуло тридцать лет, и он отлично знал, что перед его красноречием и привлекательностью не сможет устоять, ни одна женщина.
        Однако он не учел того, что мужчины, которых он стремился назвать своими друзьями, могут оказать ему весьма холодный прием.
        В первый раз он осознал это, когда не смог вступить ни в Уайтс-клуб, ни в Брукс-клуб, куда его попросту не приняли. Он не знал, кто его враги и насколько они влиятельны, но они у него, без сомнения, были. Каждый год Харвей Уичболд возобновлял попытки стать членом двух самых престижных клубов на Сент-Джеймс, и с неизменным постоянством его имя оказывалось вычеркнутым.
        Ему все же удалось попасть в два второстепенных клуба. Он посещал всякие увеселительные заведения и «залы» дня карточной игры, в которых ему всегда были рады.
        В прошлом году он побывал в Хантингдоншире Там он попал на шумную вечеринку в доме одного из молодых дворянчиков, который за эти годы задолжал Уичболду весьма значительную сумму, и там же, среди приглашенных дам, он сразу заметил очаровательную молодую девушку. Ему чрезвычайно понравилось непринужденное веселье, царившее на этом вечере, и именно тогда ему пришло в голову, что он сможет добиться удовлетворения своих амбиций, если примется действовать несколько иным образом.
        Он и в самом деле был почти искренне очарован молодостью, свежестью и нетронутой красотой Кэрил. Но не менее важным для него было ее происхождение. От внимания Харвея Уичболда не укрылось, с каким почтением и уважением отзываются о генерале Александре Шелдоне. Он был принят в лучших домах графства.
        Н Харвей, с присущей ему самоуверенностью, принялся завоевывать сердце Кэрил. У этого тщеславного человека не было ни капли сомнения в том, что рано или поздно, какие бы трудности ни пришлось преодолевать, он сможет стать одним из приближенных принца Уэльского и займет достойное место в его окружении.
        Когда генерал запретил Уичболду посещать свой дом, он был крайне озадачен этим. Но он был совершенно уверен, что старик безумно любит обеих дочерей и в конце концов изменит свое решение. Он уговорил Кэрил бежать с ним. Каково же было его удивление и разочарование, когда он увидел, что все письма, отправленные ею из Лондона отцу в Хантингдоншир, возвращаются нераспечатанными. Вестей от сестры Кэрил тоже не было. И тогда только сэр Харвей понял, какую ужасную ошибку он совершил! Это был настоящий удар. Но его проняло еще сильнее, когда он узнал, что Кэрил беременна.
        Меньше всего ему хотелось связать себя узами брака с женщиной, которая не имеет никакого положения в обществе, и повесить себе на шею ребенка, которого родной дед и знать не захочет.
        К тому же это очередное увлечение сэра Харвея прошло. Уже здесь, в Лондоне, он встретил вдовушку (как он теперь считал, слишком поздно), которая могла бы укрепить его положение в свете и стать гораздо лучшей женой, чем любая из тех женщин, с которыми он раньше имел дело.
        Неужели уже слишком поздно? Этот вопрос не давал ему покоя, и он начал обдумывать различные варианты, как бы избавиться от Кэрил. Задача была не из легких.
        А тем вечером, когда Ромара примчалась в Лондон на помощь к Кэрил, все мечты и надежды сэра Харвея разом рухнули.
        Самоуверенность подвела его и на этот раз. Он нисколько не сомневался, что скучающая в одиночестве дамочка никуда от него не денется, потому и не слишком торопился уверить ее в серьезности своих намерений. Но после тихого, весьма интимного обеда вдова спокойно и твердо заявила, что собирается замуж за другого.
        Сэр Харвей ужасно разозлился. Естественно, он во всем винил Кэрил. Это из-за нее, думал он, аппетитная и многообещающая вдова уплыла у него из рук. Если бы Кэрил не жила в его доме и не мозолила каждый день глаза, твердил он себе, он смог бы сделать выгодное предложение гораздо раньше.
        Ярость душила его. Злоба клокотала в его душе и поднималась все выше с каждой рюмкой бренди, которых он опрокинул изрядное количество после неудавшегося сватовства. Домой Уичболд вернулся вконец разгневанным. Он ударил Кэрил, как, впрочем, частенько делал и раньше. Но он вовсе не собирался бить ее сестру. Просто сам факт ее присутствия в доме и то, что Кэрил послала за ней без его ведома, так рассердило его, что он потерял всякий контроль над своими действиями.
        Все следующее утро сэр Харвей провел в тревожном ожидании, опасаясь возможных осложнений с Ромарой. По день прошел тихо, без происшествий, и он воспрял духом.
«Наверняка эта дрянь убралась восвояси», - решил он.
        На следующий день он был одним из многих, кто, прочитав в «Газетт» сообщение о свадьбе лорда Равенскара и Ромары Шелдон, пришел в неслыханное изумление. Сначала сэр Харвей не поверил своим глазам. Потом он подумал, что Ромара приехала в Лондон именно по этой причине.
        Не желая осложнять свою жизнь ненужными проблемами, он спрятал этот номер «Газетт» подальше, чтобы он не попался на глаза Кэрил, и строго-настрого приказал слугам не пускать в дом посторонних, и прежде всего обитателей соседнего дома.
        Но сэр Харвей не знал одной вещи, которая, несомненно, привела бы его в бешенство: его слугам уже хорошо заплатили, и они передали чемодан Ромары соседям.
        Сэр Харвей, как и большинство богатых людей, не был добрым и щедрым хозяином. Он выгонял своих слуг за малейшие провинности, платил им за работу гроши и проявлял чрезвычайную скупость, когда надо было заказывать провиант для слуг.
        Эта черта передалась ему от йоркширского деда по наследству, и все слуги относились к своему хозяину соответственно - они старательно выполняли свои обязанности, но никогда не считали, что должны при этом быть преданными и верными.
        Записочки передавались из одного дома в другой, а сэр Харвей не имел об этом ни малейшего представления. А тот факт, что каждое послание из дома лорда Равенскара неизменно сопровождалось золотым совереном, делал процесс передачи простым и быстрым.
        Между тем сэр Харвей стремился так или иначе избавиться от обузы, освободиться из
«когтей Кэрил», но никак не мог придумать подходящего способа.
        Однако сегодня, направляясь в Уимблдон, он выбросил из головы все мысли о Кэрил и изо всех сил изображал перед нордом Уиндовером приятного собеседника. Обычно тихий и спокойный человек, лорд Уиндовер имен одну, но непобедимую страсть: бывая в Лондоне, он все время проводин за карточным стоном. Его всегда с радостью принимали в Карптон-Хаусе, а принц Уэльский часто гостил у него в Беркшире.
        Разговор по пути в Уимблдон, естественно, шел о предстоящем поединке. Бомбардир Том Бард, протеже виконта Гарсона, должен был сражаться с Джебом Солтом, чемпионом графства.
        - Лично я ставлю на Барда, - заявил лорд Уиндовер. - Гарсон знает толк в боксерах, к тому же эти чемпионы слишком высокого о себе мнения и подозреваю, не всегда заслуженно.
        - Думаю, вы правы, - ответил сэр Харвей, - пожалуй, я присоединюсь к вам.
        Когда они добрались до Уимблдона, поле, на котором должен был проходить матч, уже было готово к приему многочисленных зрителей, и телеги и тюки с сеном расставлены в должном порядке по кругу. Здесь были друзья виконта Гарсона, блиставшие изяществом и светским лоском. Они все ставили на Барда. А вот местные дворяне и окрестные жители явно болели за Солта.
        Лорд Уиндовер бросил поводья кучеру, и они с сэром Харвеем присоединились к другим господам, сидевшим на тюках сена вокруг ринга.
        Едва они успели устроиться, как поединок начался. Сразу стало ясно, что бомбардиру придется сражаться изо всех сил и легкой победы здесь не будет. Действительно, прошел целый час, пока бомбардир, истекающий кровью и едва стоящий от усталости на ногах, из последних сил послал Джеба Солта в нокаут.
        - Отличный матч! Выдающийся поединок! - раздавались отовсюду голоса.
        Виконт Гарсон вручил победителю кошелек с золотом. Но и Джебу Солту, хоть он и проиграл, тоже кое-что перепало в благодарность за прекрасное зрелище.
        - Поздравляю вас. Гарсон! - радостно произнес лорд Уиндовер.
        - Спасибо, спасибо, - ответил довольный виконт, - но мы обязательно должны отпраздновать это событие. Поужинаете со мной сегодня? Я устраиваю небольшой прием.
        - С удовольствием, - согласился лорд Уиндовер.
        А потом, к радости и удивлению сэра Харвея, виконт небрежно бросил:
        - Присоединяйтесь к нам, Уичболд, если, конечно, у вас не занят сегодняшний вечер.
        - Сочту за честь, - поспешно отозвался сэр Харвей.
        От подобного приглашения отказываться было невозможно! Ведь раньше и сам виконт, и все его друзья вели себя так, словно и не знали о существовании Харвея Уичболда на белом свете. И вот сегодня его пригласили на ужин, который может стать поворотной точкой в его жизни!
        - Где собираемся? - поинтересовался лорд Уиндовер.
        - В фамильном мавзолее на Парк-Лейн. Родитель сейчас в деревне, и весь дом в моем полном распоряжении.
        - В половине восьмого? - не унимался лорд Уиндовер.
        - Да, в семь тридцать, - ответил виконт, - только не вздумайте опаздывать. Должен прийти Бруммель, а он терпеть не может ждать, когда же подадут еду.
        Сэр Харвей не верил своим ушам. Мало того, что виконт пригласил его на ужин в кругу самых близких друзей, - это и так огромная удача! Но среди гостей будет сам Красавчик Бруммель, а значит, та цель, которая казалась уже почти неуловимой, будет наконец достигнута!
        Красавчик Бруммель прославился не только как законодатель моды, он был самым важным, самым влиятельным человеком во всем высшем свете. Успех или неудача любого приема в огромной степени зависели от его присутствия. И все потому, что его имя было непосредственно связано с принцем Уэльским, который навещал его каждое утро, чтобы послушать очередные новости и сплетни, а также посмотреть его наряды. Те, кто ненавидел высокомерие Бруммеля, следили за ним с завистью, ревностью и лютой злобой. Он занимал в обществе особое место, и сбросить его с этой вершины было практически невозможно.
        Сэр Харвей стремился лишь к тому, чтобы где-нибудь встретиться с Красавчиком Бруммелем, а потом этим хвастаться. На большее он и не рассчитывал.
        Конечно, видел он его достаточно часто, но только издалека. Не восхищаться этим человеком было просто невозможно, ведь он был воплощением того идеального образа, которому стремились подражать все остальные.
        Сэр Харвей всегда помнил строки из письма, полученного его матерью от знакомой, когда Джордж Бруммель только появился в свете.

«Природа щедро одарила этого очаровательного молодого человека. Рост у него, как у Аполлона, а телосложение изумительное! Голова его практически идеальной формы, лицо продолговатое, кожа матово-белая, удивительно высокий лоб.
        По выражению лица видно, что этот человек, безусловно, умен и ироничен. Он обладает превосходным чувством юмора. У него чудный голос незабываемо мягкого тембра» - так писала эта дама.
        Корреспондентка леди Уичболд нисколько не преувеличивала. Все эти слова были правдой, а многие люди считали его веселым и добрым человеком. И он был неизменно предан тем, кого считал своими друзьями.
        Честно говоря, сэра Харвея мало интересовали приятели Красавчика Бруммеля. Для него важно было самому заручиться его дружеским расположением.
        Он очень хотел познакомиться с этим человеком, он мечтал об этом, даже молился. И вот наконец долгожданная возможность представилась!
        Они вернулись в Лондон довольно поздно. Времени до назначенного срока оставалось немного, так что лорду Уиндоверу и сэру Харвею пришлось поторопиться, чтобы не опоздать на ужин в доме виконта.
        - Я заеду за вами, - сказал лорд Уиндовер, высаживая своего попутчика из экипажа на Керзон-стрит.
        Еще одна удача! Ведь лорд Уиндовер знает, что у сэра Харвея есть собственный выезд.
        Сэр Харвей торопливо поднялся по ступенькам, вошел в дом, и тут началось! Он зычно кликнул камердинера и, перескакивая через ступеньки, помчался к себе. Перед ним стояла чрезвычайно сложная задача - выбрать, что надеть, приличествующее случаю. Он всегда уделял своему гардеробу значительное внимание и истратил на наряды целое состояние, а слуга все содержал в порядке наглаженным и готовым к употреблению. Оставалось только решить, какой именно из длиннополых сюртуков лучше всего подходит для сегодняшнего вечера и какой муслиновый платок следует повязать на шею.
        Сэр Харвей вовремя вспомнил, что Красавчик Бруммель всегда был противником развязного и показушного хвастовства, жеманных манер вигов[Виги - в XIX в. политическая партия в Англии, представляющая интересы крупной буржуазии. - Примеч. ред.] и нарочитой грубости лондонских щеголей. Этот сторонник хорошего вкуса и умеренности частенько говаривал:
        - Человек, привлекающий внимание улицы своим внешним видом, всегда вызывает горькое разочарование.
        Камердинер прервал его размышления:
        - Вы наденете булавку для галстука, сэр?
        - Нет, конечно, придурок! Одним из гостей должен быть сам Бруммель!
        Сэр Харвей не смог устоять перед искушением похвастаться хотя бы перед собственным слугой.
        - Тогда, наверное, вам нужен кармашек для часов, сэр?
        - Нет! - отрезал Уичболд решительно и снял с пальца массивное кольцо, которое обычно носил.
        Он тщательно оделся и принялся с удовлетворением рассматривать себя в зеркале. Его галстук был образцово накрахмален и завязан затейливым узлом, который ввел в моду Красавчик Бруммель. На шелковых чулках не было ни морщинки, а сюртук сидел безукоризненно. Его сшил сам Швейцер, портной Красавчика Бруммеля и принца Уэльского.
        - Сегодня вы необыкновенно элегантны, сэр, - раздался льстивый голос камердинера.
        Сэр Харвей улыбнулся своему отражению.
        - Пожалуй, закажу завтра еще один сюртук, - произнес он. - Швейцер отлично знает свое дело, я им доволен.
        - И он тоже будет рад наверняка, - поддакнул слуга.
        Сэр Харвей довольно хмыкнул. Сегодняшний вечер - только начало. А сколько таких ужинов впереди! И он уже будет полноправным членом модной светской компании.
        А пока он принялся вспоминать веселые анекдоты, красивые, затейливые фразы, остроумные словечки, чтобы при случае блеснуть в разговоре.
        Точно в двадцать пять минут восьмого кабриолет лорда Уиндовера подкатил к дому сэра Харвея. Тот с трудом удержался, чтобы сразу же не броситься вниз к двери, и заставил себя дождаться звонка. Уже сидя в карете, он сказал:
        - Думаю, сегодняшний вечер будет прекрасным. Знаете, я ведь ни разу не видел дом Гарсонов. Мне казалось, что виконт живет в собственном доме.
        - В общем-то все так и есть, виконт живет у себя, когда его отец, граф Гарсон, находится в Лондоне, - ответил лорд Уиндовер, - но в последнее время старик нечасто бывает в столице. Похоже, ему нездоровится.
        - Понятно, в большом доме гораздо удобнее принимать гостей, - заметил сэр Харвей.
        С этой минуты он решил, что дом на Керзон-стрит ему не подходит: слишком мал. Надо будет переехать куда-нибудь на Беркли-сквер или даже на Парк-Лейн. А почему бы и нет? Денег у него предостаточно!
        У сэра Харвея даже пульс участился, когда он представил себе обед в своем новом доме в компании вновь приобретенных друзей, а может быть, и самого Красавчика Бруммеля.
        До большого и внушительного особняка, принадлежащего отцу виконта, было совсем недалеко. Дом стоял несколько в стороне от Парк-Лейн и был окружен прекрасным тенистым садом.
        Лорд Уиндовер направился к парадной двери, и сэр Харвей проследовал за ним, оглядываясь по сторонам и все примечая. Он уже обдумывал обстановку собственного будущего дома. У виконта было не меньше шести лакеев, не считая дворецкого, к тому же их ливреи выглядели гораздо более яркими и богатыми, чем у лакеев сэра Уич-болда.

«Н-да, мне придется много чего переделать», - подумал сэр Харвей.
        Дворецкий зычно объявил об их прибытии:
        - Лорд Уиндовер! Сэр Харвей Уичболд!
        В комнате уже находилось четырнадцать-пятнадцать человек. Казалось, все они обернулись и посмотрели на только что прибывших. Некоторых из присутствующих сэр Харвей узнал. К примеру, лорда Чарльза Мэннерса и его брата лорда Роберта Мэннерса, сыновей герцога Рутленда. Потом он увидел Красавчика Бруммеля, и уже больше никто его не интересовал.
        На лице этого модного светского льва застыло насмешливо-презрительное выражение, впрочем, оно было вполне обычным для него. Однако он внимательно слушал своего собеседника, судя по внешнему виду и выправке, старого вояку.
        Лорд Уиндовер пересек комнату и подошел к хозяину дома. Виконт не стал обмениваться с ним рукопожатием, а просто сказал:
        - Что ж, раз вы приехали, Уиндовер, мы можем начать.
        Он поднял руку, призывая гостей к вниманию. В гостиной воцарилась тишина.
        - Я собрал вас сегодня вечерам, - громко и отчетливо произнес виконт, - потому что у всех присутствующих в этом доме, за единственным исключением, есть нечто общее. Это, как вы прекрасно знаете, то, что все мы служили в полку легких драгун под командованием генерала сэра Александра Шелдона.
        Среди слушателей пронесся легкий гул одобрения.
        - Это был великий человек, настоящий мужчина, - продолжал виконт, - и хотя у нас частенько были причины бояться его, думаю, в глубине души мы всегда уважали его и восхищались им.
        Все согласно зашумели.
        - Именно поэтому, - снова возвысил голос виконт, - мне показалось, что все вы будете рады присутствовать сегодня в качестве свидетелей на свадьбе младшей дочери генерала, мисс Кэрил Шелдон, и сэра Харвея Уичболда!
        Сэр Харвей буквально задохнулся от неожиданности. Он не мог сдвинуться с места, его словно парализовало. Взгляды всех присутствующих остановились на нем.
        Сначала он подумал было, что ослышался, неточно понял то, что сказал виконт. По потом ему стало ясно: его ловко и чрезвычайно умно поймали на крючок, как мальчишку, как последнего дурака, и ничего - совсем ничего! - сделать уже нельзя!
        Тут отворилась дверь и в комнату под руку с лордом Равенскаром вошла Кэрил. Па голове ее была прикреплена длинная, спадающая до самого пола, белая кружевная вуаль, которая не закрывала лица, но облаком окутывала платье. В руках невеста держала огромный букет белых цветов. В таком наряде ее фигура была практически не заметна. Глаза ее были опущены книзу, длинные ресницы полукружьями отчетливо темнели на фоне бледных щек, на золотистых волосах возлежал веночек из флердоранжа. Кэрил была прекрасна в этот вечер. Ее волнение мог заметить лишь очень внимательный наблюдатель, и то только по тому, что она слишком крепко держала лорда Равенскара под руку.
        Они приблизились к виконту. Сэр Харвей уже стоял рядом с ним, так что все участники свадебной церемонии оказались на своих местах. Откуда-то из-за спины невесты и ее сопровождения показался священник в белом одеянии, медали у него на груди говорили о том, что это полковой капеллан.
        Виконт молча отошел в сторону. Абсолютная тишина в комнате показалась сэру Харвею зловещей, таящей угрозу. Потом началась церемония бракосочетания, и ему уже ничего не оставалось, как только смириться с неизбежным. Сердце его бешено колотилось, перед глазами стоял красный туман. Казалось, лишь инстинкт самосохранения, а не гордость или какое-то иное чувство заставляет его произносить без запинки уверенным голосом требуемые слова.
        Голос Кэрил звучал едва слышно и заметно дрожал.
        Кольцо в нужный момент появилось буквально ниоткуда, словно из воздуха, и сэр Харвей должен был надеть его на палец Кэрил. Капеллан соединил их руки и произнес последние слова брачного обряда.
        Лишь только голос священника замер, лорд Равенскар предложил руку Кэрил, и она снова крепко схватилась за него. Они вместе вышли через ту же дверь, в которую недавно вошли.
        Когда они скрылись, сэр Харвей посмотрел вокруг и увидел, что приглашенные гости разделились на две группы, образовав узкий проход. Все было ясно без лишних слов. Высоко подняв голову и не глядя по сторонам, сэр Харвей Уичболд проследовал через этот строй, пересек комнату и вышел вон.
        В холле дворецкий подал ему шляпу, лакей набросил на плечи плащ, и еще один стоял, готовый подсадить его в наемную карету. Это последнее оскорбление его добило. Теперь сэр Харвей понял, что не просто потерпел поражение: он был раздавлен, сокрушен, его грандиозные планы стать важной фигурой в высшем обществе рассыпались в прах, и им отныне никогда не суждено будет осуществиться.

        В комнате, смежной с той, в которой проходила свадебная церемония, Кэрил опустилась на ступ и закрыла лицо руками. Ромара ласково обняла сестру за плечи.
        - Все хорошо, дорогая! Все уже закончилось! - успокаивающе заговорила она. - Теперь ты замужем, но ты никогда не должна видеться с ним!
        - Он… никогда мне этого не простит, - с запинкой произнесла Кэрил. В глазах у нее стояли слезы.
        - Я тоже никогда не прощу его! - твердо сказала Ромара.
        Лорд Равенскар подошел к ним с бокалом шампанского в руке.
        - Думаю, вашей сестре необходимо выпить немного вина, прежде чем вы заберете ее домой, - обратился он к Ромаре. - Это подкрепит ее.
        Она взяла протянутый ей бокал и поднесла его к губам Кэрил.
        - О нет! Это напоминает мне… о нем!
        - Зато ты будешь лучше себя чувствовать, - настаивала Ромара. - Ну сделай несколько глоточков, а когда вернемся, ты сможешь чего-нибудь поесть.
        Кэрил покачала головой. Исподлобья взглянув на сестру, она дрожащим голосом опасливо спросила:
        - К-куда ты собираешься… меня забрать?
        - Ты поедешь со мной, в дом лорда Равенскара, - ответила Ромара.
        - По это же совсем рядом, - испуганно выдохнула Кэрил. - А вдруг Харвей увидит? Он ведь убьет меня.
        - Не бойтесь, это только на одну ночь, - вступил в разговор лорд Равенскар. - Завтра же я отвезу вас с сестрой в свой загородный дом. Там вы будете в полной безопасности, я вам обещаю.
        Его низкий спокойный и уверенный голос подействовал на Кэрил. Она немного пришла в себя и уже не так дрожала от ужаса.
        - Это было бы замечательно, - робко пытаясь улыбнуться, проговорила она.
        Ромара помогла сестре подняться на ноги. И так втроем - Кэрил посередине, Ромара с одной стороны, а лорд Равенскар с другой - они вышли из комнаты и прошли по коридору к другому выходу из дома. На улице их уже ожидала закрытая карета. Сестры уселись в нее никем не замеченные, и карета тронулась с места. Лорд Равенскар стоял и смотрел вслед удаляющемуся экипажу.
        Теперь можно было вздохнуть с облегчением. До этого момента он старался даже не думать о том, что этот план может не удаться, хотя они и разработали его вместе с Энтони Гарсоном до мельчайших деталей. Ведь нельзя было сбрасывать со счетов вероятность того, что сэр Харвей может заартачиться и категорически откажется жениться на Кэрил, или того, что он по какой-нибудь непредвиденной причине не сможет принять приглашения на ужин.
        Что ж, подумал лорд Равенскар, во всяком случае, теперь хоть одна проблема решена. Ребенок Кэрил не будет незаконнорожденным, а Уичболд получил по заслугам. Осталось разобраться с собственными делами.
        Он не мог смотреть в глаза женщине, которая только лишь по его прихоти, не ведая того, стала его женой, к тому же ее лица и разглядеть было невозможно под повязкой. Наверное, она наложена для того, решил он, чтобы никто не увидел безобразных лиловых и желто-зеленых синяков. Шрам возле рта почти зажил и губы уже не выглядели такими распухшими. Но она все время низко опускала голову, так что лорд Равенскар даже не мог предположить, как же она выглядит на самом деле. Оставалось лишь надеяться, если, конечно, судьба к нему благосклонна, что она хоть немного похожа на сестру. Та, несомненно, была весьма хороша собой, пока не превратилась в истеричную и плаксивую особу из-за жестокости и отвратительного поведения Уичболда.
        Да, хорошего мало, мрачно думал лорд Равенскар, возвращаясь в дом, чтобы присоединиться к гостям виконта, - точнее говоря, ничего хорошего. Единственное утешение - то, что у Ромары обнаружился очень приятный голос.
        Он терпеть не мог женщин с резкими, грубыми или визгливыми голосами, но голос Ромары звучал, как нежная музыка. А с какой искренней теплотой и любовью она обращалась к сестре!
        Значит, буду слушать ее с закрытыми глазами, невесело усмехнувшись, решил лорд Равенскар.
        Из гостиной доносились громкие голоса и смех. Лорд Равенскар тряхнул головой, взялся за ручку двери и спустя мгновение присоединился к друзьям.
        Карета подвезла девушек к задней двери дома лорда Равенскара. Миссис Феллоуз помогла Кэрил подняться наверх и проводила в комнату.
        - Я уже приготовила вам постель, миледи, - заботливо приговаривала она. - Все, что вам нужно, - это хороший крепкий сон. А утром все невзгоды покажутся вам пустяками.
        Кэрил проплакала всю дорогу и сейчас была слишком подавлена и измучена, чтобы отвечать.
        - Не печалься, дорогая, теперь все в полном порядке, - сказала Ромара. - Ничего не бойся, я сама позабочусь о тебе и никому не дам в обиду. Мам будет так хорошо вместе!
        Правда, с лордом Равенскаром этот вопрос они еще не обсуждали. А вдруг он не захочет, чтобы Кэрил постоянно жила с ними? Хотя она и была абсолютно уверена в том, что лорд не горит желанием остаться наедине со своей женой, однако, ради справедливости, следовало признать, что он проявил себя с самой лучшей стороны. Когда он рассказал ей о разработанном плане, о том, что они заберут Кэрил из дома, как только сэр Харвей уедет вместе с лордом Уиндовером, она, не удержавшись, воскликнула:
        - Господи, какой же вы молодец! Блестящая идея! Он теперь не отвертится.
        Все было до мелочей рассчитано так, чтобы сэр Харвей ни за что не решился устроить скандал, которого бедняжка Кэрил просто не выдержит и никогда не согласится выйти за него замуж.
        - Ваша задача заключается лишь в том, - объяснял лорд Равенскар, - чтобы ваша сестра была нарядной и по возможности привлекательной. Ей и самой наверняка не хочется, чтобы присутствующие догадались о ее интересном положении.
        Ромара покраснела. Потом еле слышно спросила:
        - Но мне… ведь нет необходимости… показываться? И вас и меня… это будет смущать.
        - Давайте поступим так, - предложил лорд Равенскар. - Если вы чувствуете себя в силах, то побудьте с Кэрил до того времени, как ей надо будет идти к гостям, а потом я сам провожу ее.
        - Спасибо, огромное спасибо вам за все… от всего сердца.
        Тут голос Ромары задрожал, она чуть не заплакала, и лорд Равенскар поспешил добавить:
        - Я говорил вам совершенно искренне, что никому не позволю обращаться по-скотски с дочерью моего старого командира. И для каждого из нас большая честь оказать ему эту услугу.
        - Уверена, что папа, будь он жив, тоже был бы вам очень благодарен, - негромко произнесла Ромара. - Конечно, он никогда не желал увидеть подобного человека мужем своей дочери. По все же он был практичным человеком и наверняка согласился бы, что в данных обстоятельствах наилучший выход для Кэрил - выйти замуж за сэра Харвея.
        - Все правильно, я тоже согласен с вами, - поддержал ее лорд Равенскар. - Завтра я отвезу вас обеих в свое загородное поместье. Поживете немного там, пока у вашей сестры не родится ребенок.
        В течение нескольких дней Ромара занималась подготовкой свадебного наряда для Кэрил и тайной переправкой всего необходимого в соседний дом. Горничной Кэрил уже вручили изрядную сумму, так что она была готова сделать для своей хозяйки все, что угодно. Кроме того, она и раньше с непритворным сочувствием относилась к молодой женщине.
        Как только сэр Харвей и лорд Уиндовер отправились к виконту, к дверям дома сэра Харвея в закрытом экипаже подъехали Ромара и лорд Равенскар. Кэрил поспешно спустилась вниз и присоединилась к ним. Она радостно вскрикнула, увидев сестру, но потом тревожно посмотрела на лорда Равенскара.
        - Не волнуйтесь, все идет по плану, - успокоил ее лорд, - у нас все готово. Так что все пройдет без осложнений.
        - Вы уверены? - недоверчиво спросила Кэрил. - Харвей отправился на какой-то важный прием. Моя горничная говорила, что там будет сам мистер Бруммель.
        - Мистер Бруммель служил под командованием вашего отца больше двух лет, - ответил лорд. - Ему было всего лишь шестнадцать, когда он получил корону пэра из рук принца Уэльского.
        - А я и не знала, - пробормотала Кэрил.
        - Вам надо лишь держаться за меня, - еще раз повторил лорд Равенскар, когда они подъехали к дому виконта, - и ничего не бояться.
        - Я постараюсь, - вся дрожа, пообещала Кэрил.
        Когда в соседней комнате раздались громкие мужские голоса, она так побледнела, что Ромаре показалось, будто все силы покинули бедняжку. Но лорд Равенскар был надежной поддержкой и опорой для сестры, и теперь Ромара знала, что этому человеку можно доверять.
        - А сейчас, - произнес он, когда дверь перед ними открылась, - вспомните вашего отца и представьте, что вы с ним, плечом к плечу, идете в сражение.
        Эти слова оказали нужное действие, Кэрил немного собралась с духом и перестала дрожать.

        Но оказалось, все эти усилия дались ей слишком дорогой ценой, и теперь Кэрил лишь беспомощно всхлипывала, уткнувшись лицом в подушки. Миссис Феллоуз тихонько потянула Ромару за руку.
        - Я принесу ее светлости стакан теплого молока, ей необходимо уснуть, - понизив голос, проговорила она. - В ее положении нельзя так расстраиваться.
        Ромара согласно кивнула, и немного спустя Кэрил, выпив молока, быстро уснула.
        Она еще некоторое время посидела у кровати сестры, пока не убедилась, что та спит крепко и не проснется до самого утра, а потом пошла в свою комнату. Ее мучило любопытство, что же произошло после их отъезда, как вел себя сэр Харвей? Бушевал ли он и проклинал всех тех, кто сыграл с ним такую злую шутку? Или же почел за лучшее промолчать?
        Лорд Равенскар снова отправился к друзьям на вечеринку, а ей вдруг безумно захотелось дождаться его возвращения домой, хотя, конечно, это было совершенно неосуществимое желание.
        Можно представить, как неприятно он будет удивлен! Он и так достаточно страдает из-за этой безрассудной женитьбы. А тут еще наткнется на нежеланную супругу, которая пристает с глупыми расспросами к уставшему человеку!
        Ромару охватило отчаяние. «Господи; - подумала она. - Разве я могла когда-нибудь представить, что все эти чудовищные события последних дней столь неожиданно перевернут мою жизнь и жизнь моей сестры?!»
        Она рассматривала себя в зеркало, исследуя темно-лиловый с оранжевыми потеками синяк, который красовался у нее на лице, закрывая половину щеки и глаз.
        Нет никаких сомнений, что лорд Равенскар, обладая выдающимися организаторскими способностями и богатым воображением, уже обдумывает, как бы ему поскорее избавиться от нежеланной спутницы жизни!

        День обещал быть жарким и солнечным. Решено было отправиться в путь рано утром, пока сэр Харвей еще спит.
        Лорд Равенскар приказан заложить свой самый большой фаэтон: во-первых, чтобы побыстрее добраться до места, а во-вторых, чтобы Кэрил не так страдала от ухабов на дороге. Следом за ними в ландо следовали миссис Феллоуз, которая должна была остаться в деревне вместе с сестрами, камердинер его светлости и багаж. Как обычно, несколько золотых соверенов сделали свое дело, и все вещи Кэрил были упакованы и переданы из дома сэра Харвея в соседний, а теперь аккуратно сложены в ландо. Крепкий сон, казалось, воскресил ее, придал новых сил, и сегодня Кэрил прекрасно выглядела. Ей очень шла шляпка с широкими полями, завязанная под подбородком голубыми лентами.
        Ромаре нечего было надеть, кроме унылой черной шляпы, в которой она приехала в Лондон, и Кэрил пришлось заставить ее перебрать все коробки со своими шляпками и выбрать одну из них. Ромара постаралась выбрать самую скромную шляпку, поверх нее она надела густую кружевную вуаль, полностью скрывающую лицо.
        - Не надевай эту ужасную повязку, - сказала Кэрил, когда они были готовы отправиться в путь. - У тебя в ней такой зловещий вид. Припудри синяк посильнее, и под вуалью никто ничего не заметит.
        Кэрил рассуждала вполне здраво. Хотя Ромара и считала, что еще рано снимать траур по отцу, но она решила как можно меньше расстраивать Кэрил.
        - Смотри, как здорово! - беспечно щебетала Кэрил. - Ты ведь можешь надевать все мои вещи, которые Харвей раньше покупал мне, пока не стал тяготиться мной.
        Прекрасно, подумала Ромара, это уже прогресс - сестра может спокойно, без слез, говорить об этом человеке.
        - Спасибо тебе, дорогая. Ведь я привезла с собой только черные платья. А если я пошлю за другой одеждой, это может вызвать лишние разговоры.
        - Без сомнения, так оно и будет, - согласилась Кэрил. - Нам вполне хватит на двоих тех нарядов, что у меня остались. Они очень красивые и довольно дорогие. Во всяком случае, ничего подобного у нас с тобой раньше никогда не было. - Она легонько вздохнула и добавила: - Наверное, Харвею страшно хотелось порисоваться, пустить всем пыль в глаза. Ему нравилось, чтобы все видели, какая у него красивая спутница.
        Ромара и не сомневалась, что это чистая правда: сэра Харвея нельзя было заподозрить в великодушии и чистосердечном желании доставить радость Кэрил. У его щедрости были весьма корыстные корни.
        Теперь Ромара чувствовала себя гораздо увереннее, хотя все еще была вынуждена прятать свое лицо. Конечно, показываться на людях пока было невозможно, ведь вид у нее был еще совершенно неприглядный. И лорду Равенскару совершенно ни к чему рассматривать ее с близкого расстояния. Правда, он не очень-то и стремился к этому. Хотя наверняка очень беспокоился по поводу ее внешности.
        Поэтому у Ромары прямо от сердца отлегло, когда лорд Равенскар перед отъездом из Лондона сказал:
        - Л доставлю вас в Равен-Хаус и сразу же вернусь в Лондон. Надеюсь, вы поймете меня правильно. Я должен присутствовать на политическом обеде. Его устраивает принц Уэльский в Карлтон-Хаусе. Я давно дал ему свое согласие и думаю, он будет весьма раздосадован, если я откажусь в последний момент.
        - Мне не хотелось бы доставить вам неприятности, - сказала Кэрил.
        - Конечно, вам надо поехать! - поддержала ее Ромара. - Даже в газетах пишут, я сама читала, как хорошо, что принц наконец по-настоящему заинтересовался политикой.
        - Его Королевское Высочество в восторге от того, что его друзья пришли к власти. Теперь он действительно становится влиятельной фигурой.
        - А правда ли, - спросила Ромара, - что про новое правительство говорят, будто это
«кабинет талантов»?
        - Ну, это уж зависит от того, как им нравится про себя думать, - улыбнулся лорд Равенскар, - а нам всем важно, чтобы они смогли доказать это всей стране.
        Как доверенное лицо принца, лорд предвидел, что новый поворот в политике означает не только стабилизацию обстановки в стране, но и усиление позиций самого принца. Его Королевское Высочество долгое время оставался непонятым и крайне непопулярным человеком. Теперь у него появилась реальная возможность доказать, насколько способным и умным он был. А по словам Томаса Чивенинга, главы партии вигов, еще и
«великим политическим деятелем».
        Обо всем этом лорд Равенскар мог бы сейчас рассказать Ромаре, но, не рассчитывая на ее внимание к столь далеким от женских интересов материям, он не стал пускаться в разъяснения.
        Откуда он мог знать, что Ромара всегда интересовалась политикой? У нее сразу же возникли десятки вопросов, которые можно было бы обсудить с Равенскаром. Но она побоялась, что он сочтет это скучным. Кроме того, отец всегда говорил ей:
        - Мужчины не любят, когда их отвлекают от дороги.
        Поэтому она перестала поддерживать разговор.
        Путешествие доставляло ей удовольствие: великолепная пара гнедых легко и стремительно неслась по дороге. Пейзаж был очаровательным. Всю свою жизнь девушки провели в Хантингдоншире и видели лишь довольно унылую и однообразную равнину. Поместье лорда Равенскара находилось в Букингемшире. Природа там была совсем иной: густые леса шелестели по берегам рек, а на склонах живописных холмов зрела золотая пшеница.
        Наконец они добрались до цели своего путешествия. К дому вела длинная подъездная аллея. Из-под вуали, ничем не обнаруживая своего интереса, Ромара нетерпеливо рассматривала владения лорда Равенскара. Дом оказался еще более красивым, чем она ожидала. О таком она даже мечтать не осмеливалась.
        Классический фасад украшай портик с высокими колоннами, отражавшимися в спокойной воде небольшого озерца. Стая белых голубей закружилась в воздухе, а потом опустилась на бархатную зеленую лужайку возле озера. Солнечные зайчики от воды приветливо сверкали, отражаясь от высоких окон.
        Слуги помогли им выйти из кареты, и они проследовали в холл. Вперед вышел мажордом в роскошной ливрее и торжественно произнес:
        - Добро пожаловать, милорд, с возвращением! От имени всех ваших слуг разрешите мне поздравить вас с вступлением в законный брак. Примите наши поздравления, милорд, и наилучшие пожелания счастья.
        - Спасибо, Мэтьюс, - сказал лорд Равенскар. - Сестре ее светлости, леди Уичболд, нездоровится. Мне кажется, ее надо немедленно проводить в отведенную ей комнату.
        - Конечно, милорд. Обед будет подан, как только пожелает ваша светлость.
        Лорд Равенскар с вниманием и заботой отнесся к Кэрил, и Ромара была чрезвычайно тронута таким пониманием.
        Кэрил очень устала от дороги. Сначала она выглядела оживленной и весело болтала, но потом ее возбуждение прошло, и она замолчала, закрыла глаза и так просидела весь остаток пути. А теперь она казалась совсем больной.
        Экономка вызвалась помочь Ромаре проводить сестру в спальню по широкой лестнице с красивыми резными перилами. Приготовленные для них комнаты находились на втором этаже. Ромаре были отведены просторные покои, в которых всегда обитали хозяйки этого дома. Кэрил устроили рядом с нею.
        Прежде всего надо было помочь Кэрил улечься в постель. Как только женщины управились с этим делом, она слабо проговорила:
        - Мне… больно!
        Ромара вопросительно посмотрела на миссис Феллоуз, которая к этому времени успела присоединиться к ним. Та спокойно кивнула ей и сказала;
        - Похоже, миледи, надо поспать за доктором.
        - Пожалуйста, попросите лорда Равенскара это сделать.
        Конечно, ей самой следовало обратиться к нему. Но, во-первых, она не хотела, чтобы он видел ее лицо, а во-вторых, трудно было просить его еще об одном одолжении. Он и так уже слишком много для них сделал.
        Прошло совсем немного времени, и стало ясно: на белый свет вот-вот появится новый человек.

        Глава 4
        - Давай завтра поужинаем вместе, Трент, - предложил виконт.
        - Не смогу, к сожалению. Мне надо съездить в Равен-Хаус, - отозвался лорд Равенскар. - Я не был там больше трех недель. К тому же принц будет отсутствовать еще несколько дней.
        - Тогда, конечно, тебе следует исполнить свой долг в деревне, - с улыбкой заметил виконт.
        От него не скрылось, что этот разговор был крайне неприятен лорду Равенскару, и потому виконт сменил тему.
        В самом деле, лорд Равенскар уехал из своего поместья в тот момент, когда Кэрил мучилась от схваток, а потом умудрялся находить тысячи веских причин, чтобы не возвращаться туда. Теперь он чувствован угрызения совести.
        Он узнал от своего доверенного лица, господина Эркрайта, который держан его в курсе всех событий, происходящих в деревне, что у Кэрил родился сын. Пока было неизвестно, интересует сэра Харвея новость о том, что у него теперь есть законный наследник, или нет. Во всяком случае, лорд Равенскар не собирайся сообщать ему об этом, хотя и не сомневайся, что тот сам рано или поздно узнает обо всем. Конечно, дня Кэрил очень важно, чтобы никто в обществе не узнал, как быстро после свадьбы она родила ребенка. Весь свет должен признать ее законное положение. Поэтому лорд Равенскар лично дал объявление в лондонской «Газетт» о состоявшемся бракосочетании сэра Харвея Уичбонда и мисс Кэрин Шелдон, после чего посчитан себя исполнившим свой долг и умыл руки, от всей души надеясь, что никогда в жизни ему больше не придется сталкиваться с этим типом.
        Потом лорд Равенскар с головой ушел в собственные дела. Все это время он был практически неотлучно занят с принцем. Тот все жаловался, что с ним мало считаются, когда раздают министерские портфели в новом правительстве, хотя он имел значительное влияние и многочисленных друзей у кормила власти. Ему хотелось знать обо всем, что происходит в палате общин, и как идут дела в палате лордов. Потому в Карлтон-Хаусе ежеутренне проходили длительные консультации, на которых лорд Равенскар докладывал принцу обо всех событиях. А если разговор был не о политике, то тогда речь шла о поведении жены принца.
        Принцесса Каролина примкнула к политическим противникам своего мужа и повсюду громко объявляла о своих пристрастиях. В своей резиденции в Монтедж-Хаусе она регулярно принимала лорда Элвина, бывшего лорд-канцлера, виконта Кастнере, военного министра, и Спенсера Персиваля, ушедшего в отставку с должности генерального прокурора.
        Лорд Равенскар узнал, что все они собирались на обеды к принцессе, чтобы разработать программу действий против некоторых министров, которые выполняли поручения принца и представляли его интересы. Также по просьбе принца Равенскар проводил довольно деликатные расследования скандального поведения Каролины.
        Лорд не советовал своему высокому патрону предпринимать какие-либо публичные действия, чтобы не разжигать страсти и не вынуждать общество разделяться на два лагеря. Собиратели скандальных историй и грязных сплетен, карикатуристы и газетчики и так без устали перемывали косточки принцу и его жене, смакуя подробности их брака.
        Трент Равенскар в последнее время никак не мог избавиться от мысли, что и сам он может оказаться в подобном положении. Вдруг его жена окажется такой же нарушительницей общественных приличий, как и принцесса Каролина, станет мешать ему на каждом шагу и выставит его в обществе круглым дураком? Потом он успокоил себя весьма здравой мыслью: дочь генерала Шелдона, несомненно, должна быть достаточно разумной и воспитанной девушкой, наученной хорошим манерам и правилам приличия, чтобы не скомпрометировать ни его, ни себя.
        В то же время, обдумывая нелегкое положение его светлости, лорд только теперь понял, насколько нелепым было его собственное поведение. Горя желанием отомстить Аталии, он оказался даже в большем затруднении, чем принц.
        Надо обязательно поговорить с Ромарой, решил он, и как-то уладить их нелепые отношения. Может быть, если предложить ей достаточную сумму, она согласится жить отдельно? Но едва ли это будет лучшим решением проблемы, такой вариант не устроит ни его, ни Ромару. Когда-нибудь настанет время, когда ему действительно нужна будет жена. Кроме того, и в столице и в провинции есть ряд должностей, которые буквально созданы дня него, и когда он остепенится, ему непременно предложат одну из них.
        Практически в первый раз в своей жизни лорд Равенскар не чувствован себя хозяином своей судьбы. Он всегда точно знал, чего хочет, и никогда не сомневался, что получит желаемое. Аталия оказалась его первой серьезной неудачей. Даже воспоминание об этой женщине пробуждало в нем гнев.
        Друзья рассказали ему, что она просто онемела, прочитав в «Газетт» объявление о его свадьбе. Понятно, что такого поворота дел она нисколько не ожидала, говорили они. Конечно, она поспешила объявить о своей помолвке. Но это не помогло избежать различных толков и пересудов, и теперь их общие знакомые ломали голову, что же произошло на самом деле.
        Лорда Равенскара наперебой расспрашивали о его жене (разумеется, только те, у кого хватало на это смелости), а он объяснял ее отсутствие в обществе глубоким трауром, в котором она находилась в связи со смертью любимого отца.
        - Знаешь, Трент, мне пришла в голову вот какая мысль, - однажды вечером за ужином заявил виконт. - Генерал был бы очень рад видеть тебя своим зятем.
        - Об Уичболде он наверняка был бы совершенно иного мнения, - сухо отозвался лорд Равенскар.
        - Да, это верно. По ты-то всегда был его любимцем, - задумчиво произнес виконт.
        - Только он никогда этого не показывал, - заметил лорд Равенскар. - Отлично помню, какие головомойки он мне устраивал по разным поводам! До сих пор в дрожь бросает!
        - Да, генерал был сторонник строжайшей дисциплины, - засмеялся виконт, - но все солдаты были готовы умереть за него. Да и мы, пожалуй, тоже.

        Уже поздно вечером, укладываясь спать, лорд Равенскар поймал себя на новой мысли:
«Все-таки она дочь генерала. Может, напрасно я так беспокоюсь о том, что делать дальше?»
        Больше всего он боялся двух вещей: что Ромара окажется уродливой и неприятной особой, какой он увидел ее в день свадьбы, и что она станет вести себя так же бестактно, как принцесса Каролина.
        Надо сказать, что лорд Равенскар был чрезвычайно впечатлительным и чувствительным человеком, хотя он не признавался в этом даже самому себе. Он был единственным ребенком в семье, и потому мир собственных фантазий был ему гораздо ближе, чем шумные игры с другими детьми. Он получил блестящее образование, много читал, отличался незаурядным умом и был богато одарен от природы.
        Все это, вместе взятое, привело к тому, что некоторые свои мысли и чувства лорд Равенскар запрятывал в глубину своего сознания, чтобы самому невозможно было дотянуться до них.
        Он ехал в свое поместье, погруженный в размышления. Чтобы не связывать себя ничем и не чувствовать себя обязанным выехать из Лондона в строго назначенное время, он намеренно не сообщил своему управляющему, когда намерен прибыть.
        До последней минуты он надеялся, что перед отъездом сможет повидаться с Чарльзом Грэем, старым своим другом, который в апреле стал виконтом Ховиком и тогда же был назначен первым лордом адмиралтейства. Но Чарльз прислал записку, что будет занят все утро на заседании кабинета министров. Поэтому лорд Равенскар отправился в Равен-Хаус гораздо раньше, чем планировал.
        На прошлой неделе он купил отличную пару лошадей. Они были черные как смоль, с белыми звездочками на лбу, сильные, стройные, резвые. Все мужчины на улицах оборачивались и провожали взглядами эту необычную и приметную упряжку. А женщины не отрывали взглядов от красивого молодого человека, который мастерски правил ею.
        Лорд Равенскар не замечал устремленных на него завистливых или восхищенных взглядов и погонял быстрее, чем обычно, словно торопился как можно скорее добраться до цели.
        В самом деле, ему хотелось безотлагательно разобраться со всеми проблемами. Он слишком долго откладывал их решение на потом, но дальше так продолжаться не могло!
        После жаркого и душного Лондона деревенская прохлада казалась блаженством. Надо бы почаще приезжать в родовое поместье, подумал лорд Равенскар, осенью здесь можно поохотиться с друзьями. Интересно, какова будет моя жена в роли хозяйки?
        Эта мысль немного поумерила его разыгравшееся воображение, и он решил не строить никаких планов и не принимать решений, пока не увидит Ромару и не уладит с ней все вопросы.
        Около полудня он добрался до Равен-Хауса. Здесь было красиво как никогда. В пышном саду бушевало разноцветье красок: нежный изумруд травы, бархатистая зелень шелестящей листвы деревьев и торжественно-сияющие заросли роз, которые так любила его матушка. Она была очень привязана к этому дому и многое делала, чтобы украсить жизнь в нем, сделать его уютным и удобным. Но пока она была жива, он этого даже не осознавал. После ее смерти Равен-Хаус опустел. Лорд Равенскар не мог жить там один, поэтому он и перебрался в лондонский дом на Керзон-стрит.
        Он вошел в холл, немного волнуясь. Навстречу к нему спешил мажордом, рассыпаясь в извинениях, что не встретил хозяина у порога.
        - Я приехал немного раньше, чем ожидал. Где ее светлость?
        - По-моему, она в голубой гостиной, милорд. Мне сходить посмотреть?
        - Нет, я сам, - резко ответил лорд Равенскар.
        Он решительной поступью прошел через холл и открыл дверь в голубую гостиную. Это была любимая комната его матери, из окон ее открывайся чудесный вид на цветник.
        Сначала ему показалось, что в гостиной никого нет, но потом он увидел стройную женщину в белом платье. Она стояла у окна, спиной к двери, а на руках держала ребенка. Должно быть, это Кэрил, подумал он, ведь ее теперь тоже называют «ее светлость».
        Он подошел к женщине и уже открыл было рот, чтобы поприветствовать ее, когда она, услышав его шаги, обернулась.
        Удивительно, но этого лица лорд Равенскар никогда раньше не видел! Он быстро обежал взглядом нежный овал, четкий подбородок, большие выразительные глаза, прямой маленький нос. Он даже удивился, кто эта прекрасная незнакомка и что она делает в его доме? Но тут в глазах ее вспыхнул огонек, на алых, красиво очерченных губках заиграла улыбка, и он понял, что перед ним стоит его жена!
        - Милорд! - воскликнула Ромара. - Мы не ждали вас так рано! Мистер Эркрайт сказал, что вы будете заняты с вашими политическими друзьями.
        - Никому я не понадобился, поэтому освободился рано, - автоматически проговорил лорд Равенскар, не в силах оторвать взгляд от Ромары. Конечно, золотоволосая и голубоглазая Кэрил была прехорошенькой молодой женщиной, но красота ее старшей сестры была более выразительной, необычной, какой-то неземной и производила более глубокое впечатление. Лорд Равенскар даже не смог сразу понять, что именно его так поразило во внешности этой незнакомой женщины, носящей его имя.
        Под его пристальным и изучающим взглядом Ромара смутилась и опустила глаза. Она посмотрела на младенца, сладко спящего на ее руках, и сказала:
        - Познакомьтесь с этим молодым человеком, милорд. Его зовут Александр, Но мы, наверное, станем называть его просто Алекс.
        Лорд Равенскар заставил себя посмотреть на ребенка, которого она прижимала к груди.
        - Такой маленький, - выговорил он, понимая, что от него ждут каких-нибудь слов.
        - Да, он слишком торопился по явиться на этот свет, но зато теперь он быстро растет. С каждым днем он становится все больше и все сильнее! - с гордостью сказала Ромара. - Его мама души не чает в своем сыночке. И она уже совсем здорова. Л даже не ожидала, что Кэрил так быстро поправится.
        - Эркрайт писал мне, - ответил лорд Равенскар. - Он так расхваливал малыша, так восхищался им! Я уж было решил, он жалеет о том, что столько лет прожил холостяком.
        Ромара рассмеялась.
        - Ну что ж, тогда мы подыщем ему жену.
        - И не думайте об этом, а не то я на вас рассержусь, - шутливо нахмурил брови лорд Равенскар. - Эркрайт незаменимый человек. Он и доверенное лицо, и агент, и управляющий, и секретарь, и, наконец, друг.
        - Вы считаете, что жена может все испортить? - спросила Ромара.
        Б комнате повисло неловкое молчание. После некоторой паузы лорд Равенскар произнес уже совсем другим тоном:
        - Хоть я и видел вашу сестру, но я не ожидал, что вы окажетесь такой привлекательной, даже, вернее будет сказать, красивой!
        Ромара вспыхнула от этой неожиданной похвалы и смущенно отвела взгляд, щеки ее залил яркий нежный румянец. Он был ошеломлен ее реакцией, так как давно уже привык, что все женщины воспринимают комплименты как должное, привык к жадным, зовущим, призывным взглядам дам, которые стремились не только очаровать, но и завлечь его в свои сети, привязать к себе.
        - Синяки… уже прошли, - тихо проговорила Ромара, совершенно растерявшись, - только вот… на щеке еще остался… шрам.
        - Его почти не видно, - сказал лорд Равенскар, и это была чистая правда.
        - Это миссис Феллоуз постаралась, - сказала Ромара. - Знаете, она мне говорила, будто масло из зерен пшеницы помогает при печении ран и убирает шрамы. Во всяком случае, так считали жители той деревни, в которой она выросла. - Она улыбнулась, и на ее щеке появилась очаровательная маленькая ямочка. - Поэтому мы и использовали отборное зерно и извели его немало, чтобы получить достаточное количество масла. Но у нас получилось действительно замечательное средство.
        - Давайте будем считать, что эта рана получена вами в сражении.
        - Не очень-то хочется помнить о подобной битве, - заметила Ромара.
        Ребенок заворочался у нее на руках и тихонько пискнул.
        - Надо отнести Алекса к маме, - сказала Ромара. - Мы все вместе гуляли в саду, а потом Кэрил поднялась к себе, чтобы немного прилечь. Доктор считает, что ей надо обязательно как можно больше отдыхать.
        - Конечно, конечно, - согласился лорд Равенскар. - Надеюсь, вы сможете сегодня пообедать со мной?
        - С удовольствием, - ответила Ромара.
        Она улыбнулась ему и вышла из гостиной. Походка ее была плавной и изящной, как у его матери. Удивительные вещи происходят на белом свете! Лорд Равенскар в волнении вышел на террасу.
        Разве можно было представить себе подобное? Разве можно было мечтать о такой удаче? Он женился на особе, которую все посчитали самой отвратительной и мерзкой женщиной в Лондоне. Но это оказалась не подзаборная проститутка, а дочь его любимого командира. К тому же, и это крайне важно, обнаружилось, что она незаурядно красива, причем ее красота какая-то неповторимая, удивительная.
        Он еще более утвердился в своем мнении во время обеда. Они много разговаривали, в основном о политике, что было для него большой неожиданностью, и в этих вопросах Ромара проявила удивительную осведомленность. Ее отец, рассказала она, всегда внимательно следил за развитием событий в стране и мире.
        Когда он был болен, она читана ему вспух газеты, а потом они обсуждали новости, обменивались мнениями, причем отец настаивай, чтобы дочь высказывала свои взгляды на все политические проблемы, даже если они в корне отличались от его собственных.
        Незаметно для себя лорд Равенскар рассказал не только о том, что происходило в парламенте (кстати, про это Ромара могла сама прочитать в газетах), но и про некоторые неофициальные встречи и беседы, в которых он сам принимал участие, и те истории, которые поведали ему друзья, например, граф Спенсер, недавно ставший министром внутренних дел.
        Ромара внимательно слушала, задавала вопросы, делала весьма разумные замечания. Время пролетело незаметно для обоих. Оказалось, что они просидели за обедом почти два часа.
        - Я совсем вас заговорила и отвлекла от важных дел, - извиняющимся тоном проговорила Ромара, поднимаясь из-за стола. - Простите, но вы так интересно рассказываете. Мне давно хотелось узнать то, о чем не пишут в газетных отчетах.
        Аталия никогда не интересовалась политикой, мелькнуло в голове лорда Равенскара, впрочем, если уж быть до конца откровенным, она даже не пыталась делать вид, что ее волнует хоть что-нибудь на свете, кроме собственной персоны.
        - Чем вы намерены заняться сегодня днем? - поинтересовался он.
        - Хотела навестить Вестонов, - просто ответила Ромара.
        На лице лорда Равенскара отразилось непонимание, и она быстро пояснила:
        - Мистер Эркрайт сказал мне, что миссис Вестон заболела. Я собиралась отнести ей немного супа и цветы.
        Она умолкла со смущенным и растерянным видом, а потом добавила:
        - Мне кажется, на самом деле, она просто очень хочет меня видеть. Лорд Равенскар засмеялся.
        - Нисколько не сомневаюсь, все арендаторы сгорают от любопытства.
        - Но я ведь не могла никуда выезжать, пока не прошли все синяки на лице, - проговорила Ромара. - Надеюсь, что со временем я смогу познакомиться со всеми… если вы не станете возражать.
        Она с тревогой посмотрела на него, будто ожидала услышать раздраженное: «Ни к чему все это! Незачем забивать себе голову глупостями и искать расположения моих арендаторов». По ничего подобного она не услышала. Лорд Равенскар спокойно сказал:
        - Уверен, вы все делаете правильно. На вас можно положиться.
        Глаза Ромары заблестели от неожиданной похвалы.
        - Вчера я была в гостях у одного фермера. Его жена рассказывала удивительные истории про вашу матушку. Она, должно быть, была замечательным и душевным человеком. Ее все любили.
        - И она тоже любила всех вокруг, - с улыбкой ответил лорд Равенскар.
        Ромара вышла из столовой и направилась в гостиную.
        Она совсем не похожа на тех женщин, которые раньше приезжали с ним в Равен-Хаус, подумал лорд Равенскар, не похожа она и на тех, с какими он был знаком в Лондоне, Ромара была совсем другой, и она прекрасно вписалась в жизнь этого дома и поместья, оказалась своей.
        Дом принял ее.
        - Давайте сделаем по-другому.
        Пусть суп захватит кто-нибудь из слуг, тогда мы сможем вместе доехать до фермы верхом. Я и сам с удовольствием повидаюсь с Вестоном. Порасспрошу его о планах на будущий год, о том, чем он собирается засеивать свои поля. Джордж Спенсер уверен, что стране нужен запас зерна, что сейчас надо производить как можно больше продуктов, потому что мы на пороге войны.
        - Но ведь она не будет долгой? - спросила Ромара. Потом слегка вздохнула и сама себе ответила: - Сейчас ни у кого нет достаточно сил, чтобы разбить Наполеона.
        - В конце концов мы победим его, - уверенно заявил лорд Равенскар, - но это будет нелегко, и победа не будет быстрой.
        - Страшно подумать, сколько убитых там, на континенте, сколько обездоленных, разоренных, измученных войной.
        - Да, война всегда приносит страдания.
        Ромара ничего не ответила. Просто постаралась сменить тему разговора.
        - Мне, наверное, надо пойти переодеться, раз мы поедем верхом.
        - Лошади будут готовы через полчаса, - ответил лорд Равенскар.
        - Я соберусь гораздо раньше. Только сначала скажу Кэрил, куда мы отправляемся.
        И она быстро взбежала по лестнице, взволнованная предстоящей поездкой.
        Через полчаса они уже ехали через парк по направлению к ферме Вестонов. До нее было не
        многим более двух миль. Глаза Ромары сияли, на губах играла улыбка. Вне всякого сомнения, поездка доставляла ей истинное удовольствие. Они пустили коней галопом, потом поехали медленно.
        - Вы превосходно держитесь в седле! - заметил лорд Равенскар.
        - Это самая приятная похвала!
        - Но, конечно, этого следовало ожидать. Ведь вы все-таки дочь своего отца. Генерал всегда был знатоком лошадей и отличным наездником.
        - Да, к тому же очень тщательно подбирал себе коней, - ответила Ромара, - так что у меня всегда были самые лучшие, чистокровные скакуны, даже когда я была совсем маленькой.
        А потом с улыбкой добавила:
        - То были прекрасные лошади, но они, конечно, не так хороши, как ваши. В ваших конюшнях я видела настоящие сокровища, у меня прямо дух захватило.
        - Как-нибудь я покажу вам своих лучших рысаков, - пообещал лорд Равенскар. - Их сейчас в Ньюмаркете и в Эпсоме готовят к соревнованиям.
        - Вот здорово! - обрадовалась Ромара. - А вы часто побеждали в скачках?
        Так, дружески беседуя, они добрались до фермы. Лорд Равенскар с радостным удивлением отметил, как просто и естественно держалась Ромара, как легко и непринужденно разговаривала с фермером и его женой, которая очень плохо себя чувствовала и не вставала с кровати. Можно было подумать, что она знакома с ними давным-давно. Так обычно вела себя его мать.
        Когда они собрались уходить, миссис Вестон тронула лорда Равенскара за руку и сказала:
        - Спасибо вам, ваша светлость, за доброту и внимание! Да благословит вас Господь! А уж мы-то так рады за вас. Как только увидели вашу красавицу жену, так лишний раз убедились, какой вы счастливчик. На матушку вашу она похожа, даже удивительно! И голос, и слова ласковые, и добрая такая же. Смотрю на вас обоих, не нарадуюсь!
        - Благодарю вас, миссис Вестон, - тепло проговорил лорд Равенскар. Он знал эту женщину очень давно, с тех пор как был совсем маленьким мальчиком. Потом ему пришла в голову мысль, что вряд ли Аталия или любая другая его знакомая смогли бы так очаровать эту старую крестьянку.
        Дома их встретил мистер Эркрайт.
        Ему срочно надо было решить многочисленные неотложные вопросы, касающиеся поместья, хозяйства, владений, Словом, дел было невпроворот, и Ромара тихонько исчезла, оставив мужчин одних.
        С лордом Равенскаром они не встречались до самого ужина. Он переодевался к столу у себя в комнате, когда вспомнил, что приехал сюда, чтобы поговорить с Ромарой об их будущем. Но теперь, собственно, и говорить было не о чем. Во всяком случае, ему так показалось. Она прекрасно устроилась в Равен-Хаусе, приняла этот образ жизни. Пожалуй, не стоит торопиться и строить новые планы. Пусть все пока остается так, как есть.
        Пока слуга помогал ему одеваться, он обдумывал предстоящий вечер, вспомнил парочку интересных политических анекдотов. Эти истории наверняка понравятся Ромаре, подумал он, и повеселят ее.
        Девушка уже ждала его в гостиной. Она была одета в красивое и, как он заметил опытным взглядом, несомненно, дорогое платье.
        Должно быть, она догадалась, о чем он думает, потому что, слегка покраснев, объяснила:
        - Вы, наверное, считаете… странным, что я не ношу траур по папе. Просто мне показалось, что это может расстроить Кэрил, потому я надела ее платье. Мне не хотелось посылать домой за моей одеждой.
        - Думаю, это вполне разумно, - согласился лорд Равенскар, - но ведь вам нужны свои вещи, поэтому вы должны купить себе все, что необходимо. Как раз об этом я и собирался поговорить с вами сегодня вечером.
        - У меня есть… деньги, - быстро сказала Ромара, - папа завещал мне все, что у него было.
        Правда, там не слишком много… Он всегда говорил, что солдаты не умеют накапливать состояние.
        Она помолчала немного, затем продолжала:
        - По он ничего не оставил Кэрил, потому что был ужасно сердит на нее за тот побег с сэром Харвеем.
        Ромара смотрела на лорда Равенскара с некоторым волнением, словно боялась рассердить его этим разговором. Потом с усилием закончила:
        - Я хочу… если вы не возражаете… отдать Кэрил половину… того, что мне досталось по наследству от папы.
        Она с волнением ждала ответа, ведь по закону муж имел право на все ее имущество, и наверняка он уже проконсультировался с юристами.
        - Вот что, Ромара, выслушайте меня, пожалуйста, внимательно, - ответил он. - Все средства, которые оставил вам отец, ваши. И вы можете делать с ними все, что захотите, раз уж вас интересует мое мнение. Как моя жена, вы будете получать соответствующее содержание на одежду и все дальнейшие расходы.
        - Нет… пожалуйста… вы не должны этого делать, - запротестовала Ромара.
        - Почему? - удивился лорд Равенскар.
        - Вы были так добры со мной… так помогли Кэрил… я просто не могу принять от вас что-либо еще…
        - Что за глупости, - резко возразил он, - конечно, у вас должны быть деньги. Это один из вопросов, которые нам надо уладить.
        Ромара внимательно смотрела на него, словно пыталась разглядеть причину для подобного великодушия. Потом тихо сказала:
        - Наверное, теперь, когда Кэрил достаточно окрепла, нам следует… отправиться домой, в Хантингдоншир?
        - Я так не считаю и не хочу, чтобы вы делали что-либо в этом роде, - решительно ответил он и сам удивился своей уверенности.
        Они обедали вдвоем, потому что доктор еще не разрешал Кэрил спускаться вниз.
        - Мне казалось, что Кэрил захочет повидаться с вами и нарушит этот запрет, - сказала Ромара, - но все-таки она не решилась, наверное, просто стесняется.
        - Стесняется? По почему? - удивился лорд Равенскар.
        - Ей стыдно за тот переполох, что поднялся здесь, как только мы приехали, за преждевременные роды, за те хлопоты и беспокойство, которые она причинила.
        - Лично меня это нисколько не побеспокоило, - заметил лорд Равенскар.
        Тон его показался Ромаре настолько забавным, что она, не удержавшись, рассмеялась и сказала:
        - Она боялась, что перепугала всех ваших домочадцев, появившись здесь таким странным образом. А на самом деле получилось так, что все обитатели вашего дома просто без ума от маленького Александра. И я даже думаю, что если он будет жить здесь, то станет крайне избалованным ребенком.
        - Он может оставаться здесь столько, сколько вы сами того захотите, - ответил лорд Равенскар, - и его мать тоже.
        - Вы очень добры… я просто не знаю, что сказать… - растерянно пробормотана Ромара.
        - Ну хорошо, предоставьте все мне, - предложил лорд Равенскар. - Наверняка в вашем доме решения принимал ваш отец. Здесь этим буду заниматься я.
        - А вы уверены… Вы на самом деле хотите, чтобы… мы остались?
        От внимания лорда Равенскара не укрылась небольшая пауза перед словом «мы», она явно собиралась сначала произнести «я».
        - Когда закончится сезон и принц отправится в Брайтон, я вернусь сюда, - мягко заговорил он, - и тогда у нас будет очень много времени, Ромара, чтобы поговорить обо всем, о моем и вашем будущем. А пока я убедился, что вы обе здоровы и счастливо проводите здесь время. Поэтому, надеюсь, вы простите меня, если завтра утром я снова уеду в Лондон.
        - Да, да, конечно, - быстро отозвалась она.
        За обедом они разговаривали обо всем на свете. Ромара даже рассказала про свою мать, как одиноко и грустно ей было оставаться в Хантингдоншире с детьми, когда генерал уезжал по делам службы.
        - Отец никогда не брал нас с собой, даже если полк не покидан пределы Англии, - рассказывала она, - хотя он очень любил мою мать, а она его просто боготворила.
        - Наверное, вы всегда мечтали именно о таком муже, - задумчиво произнес лорд Равенскар.
        - Военном? - переспросила Ромара.
        - О человеке, который любил бы вас от всего сердца, - ответил он.
        Она отвела взгляд, обдумывая его слова. Он рассматривал ее изящно очерченный профиль, маленький прямой носик и думал, как хорошо, что кулак сэра Харвея не разрушил этой тонкой красоты.
        - Мне кажется… выйти замуж за… горячо любимого и любящего человека… мечтает каждая женщина, - наконец произнесла Ромара.
        - А ваши надежды и ожидания оказались обмануты, - заключил лорд Равенскар.
        - То же самое можно сказать и про вас, - ответила Ромара, не желая обсуждать свои собственные проблемы и страдания. - Возможно, во всем, что случилось, есть… ваша вина. Ведь если вы не могли жениться на девушке… которую на самом деле любите, то ни в коем случае нельзя было связываться с первой встречной незнакомкой и осложнять себе жизнь.
        - Знаете, только сегодня я подумал, как мне на самом деле повезло, - воскликнул лорд Равенскар. - Ведь этой первой встречной могли оказаться не вы, а совсем другая женщина. И вот тогда та глупая вспышка действительно могла бы поломать всю мою жизнь.
        Ромара задумалась над этими словами.
        Почти все свечи в комнате были погашены. Горели лишь те, что стояли в серебряном подсвечнике на столе. Казалось, что два человека, мужчина и женщина, отрезаны от всего мира одни на маленьком островке света, окруженном со всех сторон океаном тьмы. В этом зыбком волшебном свете Ромара оказалась еще красивее, чем днем.
        Несколько минут прошло в полной тишине. Наконец она подняла глаза.
        - Мне очень приятно слышать ваши слова, - произнесла она, - и в то же время я… готова все сделать… что вы пожелаете: уехать отсюда или, напротив, остаться… Л постараюсь ничем не обременять вас и не связывать. А если это возможно, то я готова освободить вас от всех обязательств.
        - Это невозможно, - ответил лорд Равенскар, - мы с вами женаты, вся церемония была совершена по закону, и Джошуа Мидинг наверняка уже зарегистрировал наш брак.
        - Неужели ничего нельзя сделать? Должно же быть какое-то обстоятельство, какая-то зацепка!
        - А вы беспокоитесь о себе или обо мне? - неожиданно поинтересовался лорд Равенскар.
        - Я думала о вас, - смутившись, ответила Ромара, и он не сомневался в правдивости ее слов. - Вы столько можете дать своей жене… Я говорю не только о богатстве и связях… У вас необыкновенный ум… и вообще вы удивительный человек.
        - Пожалуй, вы несколько преувеличиваете мои достоинства.
        - Нет, я говорю вполне серьезно, - возразила Ромара. - Мне кажется, раз вы так сильно отличаетесь от подавляющего большинства мужчин, то никогда не собирались жениться по расчету, ради денег, земельных владений и тому подобного. Не сочтите мои слова за дерзость, но я думаю… что вы до сих пор не были женаты лишь по одной простой причине: вы никого по-настоящему не любили.
        Лорд Равенскар вспомнил Аталию, вспомнил свою безумную страсть к ней, пылкое обожание и то, что это была первая женщина, которую он захотел назвать своей женой.
        - Это верно, - ответил он, - но теперь я понимаю, что такой любви на самом деле нет! Все это пустые и наивные мечты, и место им в романах и стихах.
        - Зачем вы так говорите?! - воскликнула Ромара. - Если душа ваша очерствеет, а сердце ожесточится, вы перестанете быть собой!
        - А разве это имеет какое-нибудь значение? - печально спросил лорд Равенскар.
        - Конечно! - пылко откликнулась она. - Как можно позволять недостойному человеку, который и мизинца вашего не стоит, ломать вашу жизнь?!
        - Недостойному? - тихо повторил он. - А что вы знаете про женщину, на которой я собирался жениться?
        Ромара залилась краской смущения.
        - Ну, говорите же! Я хочу знать! - настаивал он.
        - Вы можете подумать, что с моей стороны это было не слишком вежливо и что я не проявила должного хорошего воспитания и благородных манер, - негромко произнесла Ромара, - но миссис Феллоуз, которая знает вас чуть ли не с пеленок, много рассказывала и рассказывает мне… про вас.
        - И, конечно, про Аталию Брей, - добавил лорд Равенскар.
        Сам не зная почему, он хотел выведать у Ромары все, что ей стало известно про женщину, которая стала виновницей их весьма своеобразного брака.
        - Наверное, мне не следовало проявлять такого интереса к ней, - в смущении продолжала Ромара, - но мое любопытство оказалось слишком сильным.
        - И что же вы узнали?
        - Миссис Феллоуз сказала, что она… очень красивая, самая красивая женщина, какую она когда-либо видела.
        - И это все?
        - Другие слова могут вам не понравиться.
        - Не важно! Что бы там ни было, я желаю знать! - требовательно произнес лорд Равенскар.
        - Она… слышала разговоры слуг, да и сама знала кое-что о мисс Брей… Б общем, она считает, что эта женщина вам не подходит, что она не способна стать достойной женой для вас.
        Лорд Равенскар промолчал, и Ромара поспешно добавила:
        - Прошу вас, не сердитесь на миссис Феллоуз. Не надо мне было говорить про все это… По она любит вас с искренней преданностью и уверена, что вы - самый замечательный человек, который когда-либо ступал по этой земле!
        Лорд Равенскар удивился:
        - Думаю, вы сильно преувеличиваете.
        Ромара покачала головой:
        - Все слуги здесь, в Равен-Хаусе, любят вас, вы выросли у них на глазах, и они знают, что в некотором смысле… вы так же преданы им, как и они вам. Поэтому в этом доме царит такое тепло и счастье.
        Лорд Равенскар вздохнул:
        - Так было при жизни моей матери, но теперь…
        - Мне кажется, вам лишь надо вернуться и жить здесь, - убежденно сказала Ромара, - с порядочной и достойной вас женщиной.
        - Значит, миссис Феллоуз и все остальные не считают Аталию Брей порядочной женщиной?
        - Лучше мне не отвечать на этот вопрос.
        - Но я прошу вас, даже настаиваю, - твердо повторил лорд Равенскар. - Вы уже очень много сказани, и теперь нельзя отступать. Скажите мне правду, Ромара, я должен знать все. Это поможет мне не терять голову в будущем.
        Он решил во что бы то ни стало добиться ответа на свой вопрос, и Ромара, поколебавшись несколько мгновений, наконец тихо заговорила:
        - Миссис Феллоуз и другие тоже… словом, те, кому довелось встречаться с мисс Брей, считают ее самовлюбленной и эгоистичной особой. К тому же она безобразно груба со слугами… когда этого никто не может увидеть. По правде говоря… раз вы так настаиваете… они ее ненавидят!
        Лорд Равенскар чрезвычайно удивился. Ему никогда даже не приходило в голову, что слуги, которые появлялись рядом лишь тогда, когда он этого хотел, могли испытывать какие-либо чувства, а тем более такие сильные, к своему хозяину. Потом он подумал, что всегда был окружен уютом, удобствами, заботой. Рядом были люди, которым во всем можно доверять. И все потому, что всех слуг в свое время выбрала и обучила его мать, и до сих пор жизнь в доме идет согласно когда-то заведенным ею правилам. Внезапно его поразила мысль, что если старые слуги умрут, трудно будет найти им замену.
        - Простите меня… за такую дерзость, но ведь вы сами настаивали.
        - Вы были откровенны со мной, Ромара, - задумчиво ответил лорд Равенскар. - Надеюсь, что так будет всегда. Самые ненавистные для меня люди - это лжецы и предатели.
        - Я с вами полностью согласна, - сказала Ромара, - и обещаю, что никогда не буду вас обманывать. Но должна вам сказать, что не всегда следует добиваться правды. Моя няня, бывало, говорила: «Меньше знаешь - лучше спишь».
        Лорд Равенскар весело рассмеялся. Потом, словно эта мысль впервые пришла ему в голову, спросил:
        - А кстати, Эркрайт нашел няньку для малыша?
        - Далеко искать не пришлось, - улыбнулась Ромара. - Младшая сестра миссис Феллоуз сразу после его рождения вернулась сюда. А она женщина опытная, всю жизнь проработала с детьми то в одном доме, то в другом.
        - Вернулась? - не понял лорд Равенскар.
        - Она была еще вашей няней, когда вы были совсем крохой и лежали в колыбели.
        Они поднялись из-за стопа и перешли в гостиную.
        - Хотите портвейна? - спросила Ромара.
        - Мне не следует много пить, - ответил лорд Равенскар. - Из-за этой привычки у меня и так слишком много проблем.
        - Мудрое решение, - заметила она и довольно хитро посмотрела на него, будто удивившись такой трогательной заботе, которую лорд Равенскар неожиданно проявил о себе.
        Незаметно подкрался вечер, стемнело. Слуги зажгли все свечи, но не опустили шторы. Створки высокого окна, выходящего на террасу были открыты. Ромара вышла на воздух, чтобы проводить ярко-розовый сияющий шар заходящего солнца.
        - Как здесь красиво! - восхищенно проговорила она. - Я и не представляла, что дом может быть таким прекрасным!
        - Рад, что вам здесь нравится, - ответил лорд Равенскар. - Теперь это и ваш дом.
        Это была не пустая фраза потому что он уже решил, что ему делать. Ромара его законная жена. Никаких попыток расторгнуть брак с его стороны не будет. И жить они станут вместе.
        Ромара серьезно и внимательно посмотрела на него, словно услышала эти мысли.
        - Продолжайте делать все то, что уже делаете, - говорил он. - Познакомьтесь со здешними жителями: фермерами, арендаторами, словом, всеми, кто так или иначе связан с поместьем. Когда ваша сестра достаточно окрепнет, то мы с вами вместе обсудим, как ей жить дальше, Но вы должны твердо знать: она всегда будет желанной гостьей в этом доме.
        Ромара протянула руку, будто хотела дотронуться до него, но так и не решилась, и сказала:
        - Иногда ночью… я просыпаюсь в ужасе. Мне снится один и тот же страшный сон. Наверное, из-за того случая… из-за сэра Харвея. Мне кажется, что я вышла замуж не за вас, а за грубое и жестокое чудовище, похожее на него… а может, даже хуже.
        - А вы уверены, что с вами это не произошло? - спросил лорд Равенскар, пряча улыбку.
        От этих слов выражение лица Ромары мгновенно изменилось, разгладилась горестная складочка на лбу, в глазах зажглись озорные огоньки, и она ответила уже совершенно другим тоном:
        - Вы еще спрашиваете! У меня было достаточно времени, чтобы понять: вы просто Синяя Борода, только умело замаскировавшийся. В подвалах прячете с дюжину надоевших и потому обезглавленных жен. А тех, у кого еще сохранилась голова на плечах, заперли на чердаке, словно в тюрьме.
        - Значит, пока я не вернусь, у вас будет время исследовать все потайные уголки моего дома, - заметил лорд Равенскар.
        - Мне надо сказать вам очень много, но… все это так трудно выразить словами, - смущенно пробормотала Ромара.
        - Что именно? - попытался приободрить ее Равенскар.
        - Я очень благодарна вам за все, что вы сделали для нас, и… готова исчезнуть… из вашей жизни… если вы того пожелаете.
        - Вы же прекрасно знаете, что я ничего подобного не хочу! - довольно резко ответил лорд Равенскар. - Но в любом случае мы не сможем прожить так всю жизнь! Давайте реально смотреть на вещи, Ромара. И если уж так случилось, постараемся с честью пройти через эту трудную ситуацию. - Я сделаю все… как вы скажете.
        - Интересно, надолго ли вам хватит такого смирения? - поинтересовался он.
        Ромара поняла, что он просто-напросто дразнит ее.
        - Не больше, чем вашего, - задорно парирована она.
        - Да, вы правы, - с улыбкой ответил он.
        - Пожалуй, мне пора идти, - сказала Ромара. - Насколько я знаю, вам еще надо будет поработать, ведь мистер Эркрайт приготовил для вас кипу различных документов и писем в библиотеке. Но надеюсь увидеться с вами за завтраком, до того как вы уедете в Лондон.
        - Я буду очень огорчен, если вы не пожелаете мне спокойной ночи, - сказал лорд Равенскар.
        - Тогда спокойной ночи, милорд. Ромара сделала реверанс. Он взял ее руку, поднес к своим губам и поцеловал, но не с той привычной небрежностью, с какой исполняют изрядно надоевшую обязанность. Его губы бережно прикоснулись к ее бархатистой нежной коже и на мгновение задержались. Он почувствовал, как она удивленно замерла, а потом, отняв руку, быстро спустилась по ступенькам в сад, и он остался один в гостиной.
        Он вспомнил, что раньше мечтал привезти сюда Аталию. Ему казалось, что здесь, в старом доме, среди роскошных цветов и величественных вековых деревьев, ее красота заиграет во всем блеске. И что-то кольнуло в глубине его души. Этой мечте уже никогда не суждено сбыться.
        Потом он подумал, какая нежная и маленькая ручка у Ромары. И как приятно было целовать ее.

        Глава 5

        Лорд Равенскар рано спустился к завтраку, когда Ромары в столовой еще не было. Он уже допивай кофе, когда она появилась в комнате.
        - Доброе утро, Ромара, - произнес он, поднимаясь из-за стопа, и уже собрался было немного пожурить ее за опоздание, когда обратил внимание на напряженное выражение ее лица.
        - Что случилось? - спросил он. Она медленно подошла к столу и села. От предложенной слугой еды она отказалась. Когда слуги вышли из комнаты и они остались в комнате вдвоем, Ромара сказала:
        - Сегодня утром Кэрил прислали письмо.
        - Какое письмо? - переспросил лорд Равенскар.
        - Хорошо, что я была у нее в это время. Когда принесли этот конверт, она как раз кормила малыша и потому не обратила на него внимания.
        Ромара протянула лорду Равенскару письмо, которое прятала за отворотом рукава, и продолжила:
        - Видите, это официальное послание, только потому я и вскрыла его. Прочитайте, что там написано.
        По выражению ее лица и звенящему голосу он понял, что произошло нечто крайне важное. Он взял конверт из рук девушки. Письмо было отправлено адвокатской конторой и адресовано Кэрил. По поручению и от имени сэра Харвея Уичболда ей настоятельно предписывалось, чтобы она вместе с сыном немедленно вернулась в дом своего мужа.
        Надо было предвидеть такой поворот событий, подумал про себя лорд Равенскар. Затем продолжил чтение.

«В том случае, если ваша светлость не выполнит настоящее требование в течение разумного промежутка времени, сэр Харвей Уичболд намерен обратиться с иском в суд, с тем чтобы вернуть сына и учредить над ним опеку, а также примет необходимые меры, чтобы не допустить к воспитанию ребенка его мать как недостойную и не внушающую доверия особу».
        Как только лорд Равенскар дочитал письмо до конца, Ромара тихо, почти шепотом спросила:
        - Как вы думаете, он… способен на это?
        - Вынужден признать, что помешать ему практически невозможно, - ответил лорд Равенскар.
        - То есть… он может обратиться в суд и заявить, что Кэрил жила с ним уже давно, что она поселилась в его доме еще до замужества и… значит… безнравственная женщина? - выдохнула Ромара.
        - Да, в этом и заключается его угроза, - тихо подтвердил лорд Равенскар.
        Его удивило, что Ромара так быстро поняла и оценила ситуацию. А положение, надо сказать, было весьма серьезным. По закону жена полностью принадлежит своему мужу, к тому же Харвей Уичболд - отец ребенка. Следовательно, у него есть все основания требовать, чтобы жена вернулась к нему. Ее отказ может привести к самым неприятным последствиям, так что угроза Уичболда была отнюдь не пустой, а вполне реальной.
        По кроме того, лорду Равенскару неприятно было даже думать, что Харвей Уичболд окажется победителем.
        Закон всегда и во всем стоит на стороне мужчины и уж если женщину обвинят в безнравственном поведении, все общество отвернется от нее и имя ее навсегда будет покрыто несмываемым позором.
        Словно догадавшись, о чем сейчас думает лорд Равенскар, Ромара спросила:
        - Что же нам делать? Пожалуйста, прошу вас, помогите! Уверена, вы можете найти… правильное решение.

«Н-да, хотелось бы и мне самому в это верить», - пронеслось в голове у лорда Равенскара. Пока задача представлялась ему просто неразрешимой. По в голосе Ромары звучала такая тревога и беспокойство, что он поспешил успокоить ее:
        - Обещаю вам, что, как только приеду в Лондон, сразу же посоветуюсь со своим адвокатом. Он считается одним из лучших в стране.
        - Спасибо вам, - с надеждой проговорила Ромара. - Мне, право, так неудобно снова причинять вам беспокойство. По единственный, кто может нам помочь, - это вы! - и она почтительно поклонилась ему.
        Лорд Равенскар посмотрел в ее полные тревоги глаза, увидел ее побледневшее лицо, дрожащие губы и с трудом подавил желание обнять эту испуганную девушку, крепко прижать ее к себе, поцеловать и успокоить. Он отвел взгляд и отрывисто произнес:
        - Предоставьте все мне и постарайтесь не волноваться. И хорошо, что вы ничего не сказали Кэрил про это письмо.
        - Мне показалось… она просто не переживет… если у нее отнимут Александра, - запинаясь, выговорила Ромара.
        - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допустить этого! - поклялся лорд Равенскар.
        В это время в комнату вошел мистер Эркрайт. Не хотелось, чтобы он догадался о неприятностях, поэтому лорд Равенскар, обращаясь к супруге, произнес бодрым голосом:
        - Чем вы намерены заняться сегодня?
        - Наверное, просто посижу в саду, - угадав его намерения, ответила Ромара. - Жаль, что не получится снова проехаться с вами верхом.
        - Мне тоже.
        И он протянул руку за бумагами, которые принес мистер Эркрайт.
        - Если бы вы были настолько любезны, милорд, и проследили, чтобы их передали вашему адвокату, то их правильно оформят и быстро зарегистрируют.
        - Я сам их отвезу, - сказал лорд Равенскар. - Все равно я должен к нему заехать.
        Мистер Эркрайт вышел из головой.
        - Чем скорее я доберусь до Лондона, - произнес лорд Равенскар, поднимаясь из-за стола, - тем лучше! А вы будьте умницей, не печальтесь и не беспокойтесь. Мне не хочется оставлять вас здесь в таком состоянии.
        - Теперь, когда вы все знаете, я чувствую себя гораздо лучше, - просто ответила Ромара.
        Они вместе вышли из комнаты и рука об руку проследовали в холл. На улице у парадной двери уже стоял экипаж лорда Равенскара, запряженный парой вороных.
        На нижней ступеньке широкой лестницы он взял ее за руку, но не стал целовать, как прошлым вечером, а крепко пожал, будто желая приободрить. Потом он занял место возницы, приподнял на прощание свою шляпу, и коляска медленно покатилась по дорожке, посыпанной гравием.
        Ромара смотрела ему вслед, пока лорд Равенскар не скрылся из виду.
        Потом тихонечко вздохнула и отправилась наверх к Кэрил.
        Сколько событий, думала она, произошло с тех пор, как она приехала в Лондон. Она и представить себе такого не могла! А сколько довелось пережить! Сама она не справилась бы со всеми невзгодами, если бы не лорд Равенскар, его изобретательность и доброта. Самое главное, что Александр теперь законнорожденный ребенок, у него есть имя и достойное будущее. И еще, слава Богу, что сэр Харвей не так сильно, как мог бы, напакостил Кэрил. Ведь у него было столько возможностей! И уж если он не разрешал ей приготовиться к рождению ребенка, то вполне мог и убить ее! Конечно, это ужасные мысли, и грешно так думать про кого бы то ни было. Но сэра Харвея ничто не остановит, если это мешает ему добиться поставленной цели.
        Именно поэтому она так испугалась сейчас. Понятно, что он воспользуется любыми средствами, применит всю свою власть и силу закона, чтобы заполучить сына и наследника. «Господи! Позволь лорду Равенскару помочь нам!» - взмолилась Ромара.
        Потом надела на лицо маску беззаботности, наклеила улыбку на губы и вошла в детскую.

        Прошла целая неделя. И вот наконец лорд Равенскар вернулся в поместье. Но он приехал так поздно, что Ромара уже успела лечь спать.
        Вообще-то он собирался выехать из Лондона пораньше, но неожиданно навалилось множество неотложных дел, так что он сумел освободиться лишь поздно вечером. Однако на улице еще было светло. Летом темнеет поздно, к тому же самый длинный день года еще не миновал, так что дорога была видна хорошо и сравнительно свободна.
        Он сожалел, что ему не удастся поговорить с Ромарой сегодня же вечером. А поговорить им есть о чем, правда, новости, к сожалению, не слишком хорошие. Его адвокат, весьма опытный и, как все говорили, заслуживающий доверия, связался с юристами Харвея Уичболда. Эта беседа ни к чему не привела, он словно натолкнулся на какую-то каменную стену.
        - Я пришел к выводу, милорд, что сей джентльмен весьма упрям и не готов к переговорам, как мы с вами рассчитывали.
        Лорд Равенскар ожидал такого хода событий, но все же он оказался не готов услышать это резкое заключение. Это был серьезный удар. Теперь ему стало ясно: закрыв перед Уичболдом все двери и выставив его на посмешище перед всем обществом, он лишил этого человека цели в жизни, неосторожно оборвав ту струнку, на которой можно было бы сыграть. Харвей Уичболд богат, значит, проблема заключалась не в деньгах. Если бы его не унизили так жестоко после свадебной церемонии, то сейчас он наверняка был бы более сговорчивым.
        И еще одна мысль преследовала лорда Равенскара: этот негодяй Харвей Уичболд не только заставил Кэрил целиком подчиниться ему, но и намеренно вел себя грубо и неуважительно с ее сестрой и с ним самим. Конечно, Уичболд догадался, кто организовал его свадьбу и по чьей милости он стал изгоем. И уж наверняка понял, что все сведения о жизни в его доме тут же становились достоянием обитателей соседнего.
        Лорд Равенскар оставил указания адвокату продолжать подготовку к делу, а сам поспешил к Ромаре. Он решил, что ей надо как можно скорее узнать все новости. Ведь она беспокоится, наверное, места себе не находит. К тому же из головы у него не шло выражение надежды в полных отчаяния глазах Ромары.

«Я должен обязательно придумать, как ей помочь!» - сказал он сам себе. Потом подстегнул лошадей, и они еще быстрее помчались по пустынной дороге.
        И все-таки как он ни торопился, но приехал в Равен-Хаус слишком поздно. Дом был погружен в темноту, все свечи погашены, а Ромара уже отправилась спать.
        Он пошел к себе. Его спальня находилась по соседству с комнатой Ромары. «Стоит лишь открыть дверь, и я окажусь у нее, - мелькнула у него мысль. - В конце концов я ее законный муж, а она моя жена, и мое желание сблизиться с ней вполне естественно».
        Но он тут же подумал, что этот поступок может испугать ее и испортить установившиеся между ними дружеские взаимоотношения.

«Еще слишком рано испытывать судьбу», - решил он и с удивлением осознал, как сильно хочет снова увидеть Ромару. Он стал убеждать себя, что просто стремится рассеять ее тревоги и волнения. Все это, конечно, правда. Но важнее всего было то, что как-то незаметно ее проблемы стали важными и для него.
        На следующее утро лорд Равенскар проснулся рано, а когда спустился к завтраку, Ромара уже ждала его. Она поднялась из-за стола, едва он появился на пороге столовой, и проговорила звенящим от радостного волнения голосом:
        - Я слышала вчера, как вы приехали, милорд. Жаль, что я ничего не знала заранее о вашем возвращении. Я бы дождалась вас.
        - До самой последней минуты я и сам не знал, что смогу выбраться из города, - ответил он, - а раз уж так припозднился, то не хотел тревожить вас.
        - Я бы на вас нисколько не обиделась, - с улыбкой сказала Ромара.
        Они сели за стол, и она тихо проговорила:
        - Время тянулось так… долго. Эта неделя оказалась самой длинной в моей жизни.
        Слуга поставил перед лордом Ра-венскаром блюдо с едой, и он, не зная, с чего начать, чтобы немного уменьшить неловкую напряженность, проговорил:
        - Эркрайт сказал мне, что вы и Кэрил находитесь в добром здравии, а Александр стал настоящим богатырем. Так что у вас похоже, все в порядке.
        - Кэрил очень счастлива, - сказала Ромара.
        - Надеюсь, на этот раз мы с ней увидимся.
        - Она очень ждет этого. И, конечно, хочет поблагодарить вас за все, что вы сделали для нее.
        - Передайте ей, что это лишнее. Изъявления благодарности меня утомляют, - сказал лорд Равенскар. - Надеюсь встретиться с вами обеими за ужином.
        Па лице Ромары отразилось непонимание, и он объяснил:
        - Разве Эркрайт не говорил вам, что ждет моего возвращения, чтобы обсудить возможность разработки гравийного карьера на северной границе поместья?
        - Наверняка он что-то говорил, - немного растерянно сказала Ромара. - но, честно говоря, меня не слишком интересует гравий.
        - Вообще-то меня тоже, - заметил лорд Равенскар, - но он необходим стране, и мне надо встретиться с заинтересованными людьми.
        Ромара подумала, что хорошо было бы вместе с ним проехаться до места разработки, но наверняка это будет деловая поездка, и ей там не место. Чтобы лорд Равенскар не заметил, насколько ее разочаровал его предстоящий отъезд, она, насколько могла небрежно, произнесла:
        - Честно говоря, мы с Кэрил собирались сегодня устроить пикник на берегу озера. Там так красиво! Мы подумали, что кто-нибудь из слуг мог бы принести нам туда обед, а потом забрать посуду.
        - Отличная мысль! - воскликнул лорд Равенскар. - Помню, в детстве мы часто так делали.
        - Миссис Феллоуз так мне и сказала.
        - Значит, вы возродите эту забытую традицию, - улыбнулся он.
        К лорду Равенскару подошел дворецкий.
        - Мистер Эркрайт просит разрешения сказать вам несколько слов, милорд.
        - Конечно, пусть он войдет.
        В столовой появился мистер Эркрайт.
        - Доброе утро, миледи! Доброе утро, милорд! - раскланялся он.
        Ромара с улыбкой кивнула ему головой.
        - Я только что узнал, - заговорил он, обращаясь к ней, - что вы сегодня собираетесь на пикник у озера.
        - Да, мы как раз сейчас об этом говорили с его светлостью.
        - Лучше бы вам не уходить так далеко от дома.
        - Это почему? - удивилась Ромара.
        - Вчера один из фермеров сказал мне, что огромная собака гонялась за овцами и за оленями в парке. Они все считают что животное взбесилось от жары. Они пытались застрелить ее, но пока ничего не получилось.
        - Не беспокойтесь за нас, - уверенно сказала Ромара, - просто дайте мне ружье.
        - Дать вам ружье? - переспросил мистер Эркрайт. - Ваша светлость умеет стрелять?
        - Если понадобится, да. Вообще-то я очень неплохой стрелок, - ответила Ромара, - хотя это может показаться довольно самоуверенным заявлением! Просто мы всегда жили вдали от людей, к тому же отца частенько не бывало дома. Потому он настоял, чтобы мы все научились обращаться с дробовиком и пистолетами.
        Она повернулась к лорду Равенскару, мило улыбнулась ему и добавила:
        - Как-нибудь, когда у вас будет время, ваша светлость, мы с вами можем устроить соревнование по стрельбе по любой мишени и на любое расстояние. Выбор предоставляю вам.
        - Принимаю ваш вызов, - засмеялся лорд Равенскар. - Можно даже установить приз для победителя.
        - Тогда наше состязание станет еще увлекательнее! - обрадовалась Ромара,
        Ее глаза встретились с глазами лорда Равенскара, и на мгновение им показалось, что они говорят на языке понятном им одним. Потом, с усилием оторвав взгляд, Ромара повернулась к мистеру Эркрайту и сказала:
        - Полагаю, вы и его светлость вполне можете доверить мне Кэрил и ее малыша. Совсем не хочется отказываться от намеченной прогулки.
        Мистер Эркрайт вопросительно посмотрел на лорда Равенскара, ожидая указаний.
        - Принесите ее светлости один из моих дуэльных пистолетов, тот, что поменьше, Эркрайт.
        - Слушаюсь, милорд. Мистер Эркрайт вышел из комнаты, а лорд Равенскар проговорил:
        - Совсем недавно я подумал, что неплохо будет устроить здесь, в поместье, охоту. Вам придется исполнять роль хозяйки.
        - Это для меня большая честь, - ответила Ромара.
        - Пригласим много интересных гостей.
        Он поднялся из-за стола, а когда Ромара последовала его примеру, сказал:
        - Думаю, Эркрайт уже заждался меня, но вам лучше остаться и хорошенько позавтракать.
        - Я так надеялась, что нам удастся поговорить.
        - Придется отложить это до моего возвращения. Мне надо многое рассказать вам. Но, боюсь, это не совсем то, что вы хотите услышать.
        - Что, плохие новости?
        - Лучше сказать так - пока не слишком хорошие.
        Она глубоко вздохнула.
        - Я так и знала.
        - Не отчаивайтесь, нет причин терять надежду, - стараясь, чтобы его голос звучал уверенно, сказал лорд Равенскар. - Просто я знал, что вы очень беспокоитесь, иначе не стал бы торопиться сюда и дождался более обнадеживающих известий.
        - Я очень рада, что вы приехали, - отозвалась она.
        Глаза их снова встретились, и Ромара, неожиданно для себя, рассказала ему, как отчаянно молилась каждую ночь, чтобы он нашел способ спасти Кэрил. Иногда ее мысли Д путались и она сама не всегда была уверена, к кому обращены эти страстные просьбы о помощи: к Господу или к нему.
        - Я постараюсь вернуться как можно раньше, Ромара, - пообещал лорд Равенскар. - Надеюсь, Кэрил отдыхает днем; вот тогда мы с вами сможем остаться наедине и я расскажу вам обо всем, что мне удалось узнать.
        - С нетерпением буду ждать этого часа.
        - И я тоже.
        Они вместе вышли в холл. Там к ним поспешил мистер Эркрайт.
        - Вот пистолет для вашей светлости, - проговорил он. - Только умоляю вас, будьте осторожны, он заряжен.
        - Уверяю вас, я умею обращаться с оружием, - заверила его Ромара. - Мой отец всегда жутко сердился, если мы с сестрой не могли защитить себя.
        - Если увидите собаку, сразу же стреляйте, - снова заговорил мистер Эркрайт. - Она уже немало бед натворила, так что все местные овцеводы будут вам только благодарны.
        - Не очень-то приятное задание, - заметила Ромара, - но я понимаю, что сделать это просто необходимо.
        - Мне казалось, по правде говоря, что вы откажетесь, ведь это не самое подходящее развлечение для дамы, - удивился мистер Эркрайт.
        Он поспешил за лордом Равенскаром, который уже спустился по ступенькам и сел на лошадь. Ромара помахала им вслед рукой. Издали она выглядела очень хрупкой и изящной, ее тонкая фигурка четко вырисовывалась на фоне серой каменной стены дома. Равенскар еще раз удивился тому, как легко она вписалась в привычный для него мир, как быстро стала своей в этом доме, словно всегда была здесь.
        Потом он решил, что сегодня вечером им надо будет о многом поговорить, обсудить не только все, что касается Кэрил, но и то, что касается их самих.

        День был очень жарким, но под зеленью деревьев на берегу озера царила прохлада. Стрекозы носились над серебристой гладью воды, сверкая на солнце радужными крылышками. Мир казался напоенным волшебством.
        Слуги принесли корзинку с едой, и один из них разложил на белой льняной скатерти обед, выглядевший восхитительно аппетитно. Па траве повсюду разбросали принесенные с собой подушки, на которых Ромара и Кэрил смогли удобно расположиться, опершись спиной о деревья.
        Кэрил положила сына рядом с собой на подушку и распеленала его, чтобы он мог подрыгать ножками.
        - Скоро он научится ползать, - сказала она.
        - Иногда мне даже жаль, что он так быстро растет, - улыбнулась Ромара. - Он сейчас такой славный.
        - Он у меня красавец, - с восторгом сказала Кэрил, - я его обожаю!
        Она радостно засмеялась, а потом опять беспечно заговорила:
        - Сплету ему венок из маргариток. Помнишь, когда мы с тобой были маленькими, часто плели такие, а когда надевали их на себя, то воображали, будто мы королевы эльфов.
        - А помнишь, какие сказки нам читала мама? - подхватила Ромара. - Алексу они тоже понравятся, когда он немного подрастет.
        Маленькому Александру, похоже, прогулка тоже очень нравилась. Он проснулся в отличном настроении и счастливо лопотал, лежа под кружевной листвой деревьев.
        Кэрил и Ромара поболтали немного о своем детстве, повспоминали всякие забавные истории. Потом Ромара сказала:
        - Пойду-ка я прогуляюсь по берегу озера, посмотрю, водится ли там рыба.
        - И я с тобой, - вызвалась Кэрил и обернулась на сына.
        Александр опять уснул, и она уверенно сказала:
        - С ним ничего не случится. Сестры взялись за руки и направились вдоль берега озера, пока не отыскали местечко, где они смогли пробраться сквозь заросли камышей и увидеть чистую воду.
        - Смотри, рыба! - в Ромаре проснулся азарт рыболова. - Похожа на форель! Надо будет спросить у мистера Эркрайта. Хорошо бы здесь как-нибудь порыбачить. Интересно, а его светлость любит посидеть тут с удочкой?

«Мне еще так много надо узнать про человека, который стал моим мужем, - подумала она. - У него самый прекрасный дом во всей Англии. Конечно, миссис Феллоуз всегда рада поговорить про «мастера[Мастер - обращение, в сочетании с именем, к мальчику или юноше из дворянской семьи. - Примеч. ред] Трента», как она его частенько называла. Но гораздо интереснее было бы побеседовать с самим лордом Равенскаром и узнать побольше не только о его жизни, но и о чем он думает и мечтает. Он очень образованный человек, - подумала она. - Мне остается только надеяться, что я не покажусь ему скучной".
        По она никогда не забывала про существование Аталии Брей, «самой прекрасной девушки в Англии», той женщины, которой отдал свое сердце лорд Равенскар. Как бы отвратительно она ни вена себя, как бы ни разозлила его, Ромара была уверена, что он все еще любит Аталию. Ведь любовь так быстро не умирает, и пройдет еще немало времени, прежде чем он забудет Аталию, если, конечно, вообще когда-нибудь сможет это сделать.
        Эти мысли расстроили ее, и она повернулась к Кэрил, чтобы отвлечься разговором. Взгляд ее случайно скользнул по тому месту, где они устроились под тенью деревьев, и она с изумлением увидела, как какой-то незнакомец наклонился и схватил маленького Александра. Кэрил в то же мгновение увидела это и в ужасе вскрикнула.
        - Что вы делаете? Не смейте его трогать! - отчаянно закричала она и бросилась бежать к сыну.
        Мужчина оглянулся, и Ромара увидела его темное, злобное лицо. Он крепко прижал к себе ребенка, резко повернулся и бросился бежать в лес.
        Тут Ромара догадалась, что произошло: этого человека нанял сэр Харвей, чтобы украсть малыша.
        - Стойте! Остановитесь! - как безумная кричала Кэрил. - Зачем вы взяли моего сына? Отдайте моего ребенка!
        Ромара не стала тратить силы и время на громкие крики, которые были сейчас бесполезны. Она бросилась бежать к тому месту, где стояла корзинка для еды, да так быстро, как никогда в своей жизни не бегала. Там, рядом с корзинкой, она оставила на траве пистолет. Она подняла его, рванулась следом за похитителем и увидела его мелькающую между деревьями фигуру. Он торопливо удалялся. Злодей был уже довольно далеко, но Ромара, не раздумывая ни секунды, навела пистолет, как когда-то учил ее отец, и нажала на курок. Прогремел выстрел. Эхо повторило его несколько раз. Сначала ей показалось, что она промахнулась, потому что мужчина продолжал убегать. Потом он будто споткнулся, закачался и упал на землю.
        Кэрил подбежала к нему первой и подхватила на руки Александра, который от испуга истошно кричал, лежа в траве. К счастью, упавший злодей не задавил его своим телом. Кэрил пыталась успокоить малыша, но голос ее дрожал, а лицо было белым как мел. Она повернулась к сестре, бежавшей следом, и смотрела на нее остановившимися от ужаса глазами.
        - Надо поскорее… вернуться домой! - Ромара пыталась унять бившую ее дрожь. - Надо немедленно уехать отсюда!
        - Уехать?
        - Это происки сэра Харвея! Он пытается украсть у тебя сына. Он требует вернуть его!
        - Откуда ты это знаешь? - дрожащим голосом спросила Кэрил.
        - Я расскажу тебе, дорогая, обо всем, что знаю, но потом! Сейчас нам надо бежать отсюда и где-нибудь спрятаться.
        - Но почему? Почему? - никак не могла взять в толк Кэрил.
        - Милая моя, я все тебе объясню, обещаю, но мы не можем здесь больше оставаться.
        Быстро, почти бегом они возвращались в Равен-Хаус, и Ромара лихорадочно обдумывала дальнейшие действия. Но одна мысль казалась ей совершенно очевидной: лорда Равенскара не следует больше нагружать этими заботами. Ему и так досталось!
        Если раньше сэр Харвей выдвигал веские обвинения против собственной жены, то теперь к ним наверняка прибавятся не менее тяжелые обвинения против Ромары. Мысль
6 том, что она может предстать перед судом за убийство, ужасала ее; но ведь если ее не найдут, то не смогут и предъявить обвинение! Ей стало больно при одной лишь мысли о том, каким черным станет для лорда Равенскара день, когда его жена окажется на скамье подсудимых. Н тот факт, что похититель погиб от ее руки, станет еще одним козырем в гнусной борьбе, которую затеял сэр Харвей против Кэрил, чтобы. получить полную власть над сыном.
        Ромара была смертельно напугана, но изо всех сил старалась не подавать вида и держаться уверенно. Ее спокойствие было не совсем естественным, но зато она обрела способность более или менее трезво рассуждать и действовать решительно.
        - Веди себя так, будто ничего не случилось, - шепнула она Кэрил, пока они поднимались по лестнице.
        В холле стоял лакей, и Ромара сказала совершенно спокойным голосом:
        - Распорядитесь, чтобы приготовили двуколку. Мы с ее светлостью собираемся съездить в деревню за покупками. И пока не убирайте вещи с нашей полянки, может, мы туда еще вернемся.
        - Как прикажете, миледи. Ромара и Кэрил торопливо поднялись по лестнице. Только-только миновал полдень, все слуги обедали. Миссис Феллоуз и горничные спустились вниз. Да и нянька наверняка была с ними.
        Ромара вошла в спальню и, взяв Александра из рук Кэрил, положила его на кровать.
        - Быстро иди в детскую и возьми там самые необходимые вещи, - распорядилась она. - Остальное мы сможем купить позже.
        Кэрил недоуменно раскрыла глаза, но повиновалась.
        Ромара достала небольшой чемоданчик и сложила туда несколько платьев, которые они обе с Кэрил могли бы носить, выбрав самые простые и скромные.
        Хорошо, что сейчас тепло, подумала Ромара, не надо тащить с собой теплую одежду. Она такая тяжелая, да и места много занимает. Лучше захватить с собой пару шалей, пока их вполне хватит, чтобы согреться при необходимости. Куда важнее не забыть ночные сорочки.
        Ромара затолкала одежду в чемодан. Потом подбежала к конторке и быстро набросала записку для лорда Равенскара. Через пару минут в комнату вбежала Кэрил. В руках У нее была целая охапка одежды для Александра. Не говоря лишних слов, Ромара отшвырнула несколько самых броских и ярких вещичек, остальные отправила в тот же чемодан. Она с усилием застегнула его и надела шляпку со словами:
        - Возьми Александра и старайся держаться непринужденно. Пусть все думают, что мы и в самом деле собрались в деревню.
        - У тебя есть деньги? - спросила Кэрил.
        - К счастью, да! - ответила Ромара. - Па прошлой неделе мистер Эркрайт выдал мне небольшую сумму. Я хотела съездить в Биконсфидд и купить кое-какие вещи, но так и не собралась.
        Она подумала немного, а потом добавила:
        - Вот что, возьми свои драгоценности. Мы сможем продать их, когда нам понадобятся деньги.
        Кэрил снова послушно побежала в свою комнату. Она собрала все свои богатства и принесла в комнату сестры. Ничего особо ценного у нее не было, кроме разве что брошки, которую сэр Харвей подарил ей в самые первые дни после побега, да кольца, которое она носила тайно в то время, когда он еще уговаривал ее бежать из дома и выйти за него замуж.
        "Будет справедливо, если подарки сэра Харвея помогут нам спастись от его преследований», - решила Ромара. Ясно, конечно, что на эти средства долго не прожить, но сейчас самое главное - исчезнуть, пока не утихнут шум и суета вокруг погибшего человека. Может быть, немного позже удастся получить что-нибудь из денег отца. Его поверенный - славный старик, которого Ромара знала с детства. Она надеялась, что если обратится к нему просто как к другу, то он ее не выдаст.
        По сейчас, однако, не время так далеко загадывать. Главное - уехать отсюда подальше как можно скорее.
        Они с Кэрил спустились по лестнице. Лакей, стоявший внизу и поджидавший их, не заметил чемодана, который несла Ромара, до тех пор пока они не приблизились.
        - Прошу прощения, миледи, - спохватился он и забрал у нее чемодан.
        - Отнесите его в повозку, - сказала Ромара. - Здесь у нас разные ткани, мы хотим подобрать к ним подходящие кружева и ленты в деревенском магазине.
        Молодой слуга не слишком внимательно слушал ее объяснения, но Ромара надеялась, что позже, при необходимости он сумеет вспомнить ее слова.
        Двуколка, запряженная пони, была совсем маленькой. Этот экипаж когда-то специально сделали, чтобы Трент Равенскар, бывший, тогда еще ребенком, научился править лошадьми. Однажды Ромара и Кэрил уже ездили в нем на прогулку.
        - Спасибо, Харрис, - с улыбкою сказала Ромара конюху, подавшем экипаж к крыльцу. - Мы долго не задержимся.
        Харрис почтительно коснулся пальцами шляпы, отступил в сторону, давая дамам проехать, а потом проводил их взглядом.
        - Куда мы едем? - испуганно спросила Кэрил.
        - Нам надо попасть на большую дорогу, - уверенно ответила Ромара. - Проедем по ней несколько миль, затем бросим эту повозку и пересядем в дилижанс.
        - А потом куда? - не унималась Кэрил.
        - Не знаю, - покачала головой Ромара, - в какую-нибудь маленькую, тихую деревушку, где никто и не подумает нас искать.
        Кэрил ничего не ответила, лишь крепче прижала к себе сына. Ромара начала рассказывать ей про письмо, которое пришло неделю назад.
        Так они проехали примерно три мили. Тут Ромара заметила, что пони начинает уставать. К счастью, впереди показалась маленькая придорожная гостиница. Там-то она и решила оставить повозку.
        Они въехали во двор. Навстречу, чтобы помочь им, вышел пожилой конюх.
        - Этот пони и тележка принадлежат лорду Равенскару, - сказала ему Ромара. - Я буду очень признательна, если вы вернете их в Равен-Хаус.
        - Рад бы услужить вам, мадам, Да у нас тут не слишком много работников-то, - ответил старик.
        Похоже, он был здесь старшим. Ромара достала из кошелька гинею и протянула ему.
        - Уверена, его светлость щедро отблагодарит вас за услугу.
        Увидев деньги, конюх просиял. Теперь он был сама любезность.
        - Все сделаем, мадам, можете не сомневаться. Вот только лошадке вашей надо бы отдохнуть. А потом сразу доставим ее на место, уж будьте уверены.
        - Большое спасибо, - ответила ему Ромара.
        Она разузнала, когда прибудет следующий дилижанс, и они с Кэрил вошли в гостиницу.
        - Как ты себя чувствуешь, дорогая? - заботливо спросила она.
        - Немного устала и ужасно боюсь, - ответила Кэрил.
        - Сегодня нам не удастся уехать далеко. Но мы должны постараться хотя бы сбить преследователей со своего следа, а уж потом исчезнуть, спрятаться от всех.
        - Конечно, я все понимаю, - покорно согласилась Кэрил.
        - Ты держишься молодцом, - похвалила Ромара сестру.
        Действительно, Кэрил сегодня вела себя просто отлично. Наверное, тогда в Лондоне она была беспомощной и растерянной плаксой только из-за жестокости и грубости сэра Харвея. Теперь же, когда надо было бороться за сына, она проявила больше мужества.
        Ромара настояла, и они обе выпили по чашке чая и съели ветчины. Еда была недорогой, но Ромара подумала, что теперь им придется экономить каждый пенни. У нее, конечно, была при себе некоторая сумма, но ведь эти деньги когда-нибудь кончатся, а ей хотелось, чтобы ни одна живая душа не имела о них никаких известий как можно дольше. Пока у них есть хоть пенни, ни сэр Харвей, ни судьи не смогут их найти.
        Дилижанс вот-вот должен был появиться у станции, и сестры вышли на улицу, чтобы подождать там. Во дворе уже стояли несколько человек: толстая жена фермера с полной корзинкой яиц, мужчина в молескиновой куртке, похожий на лесника, и женщина с двумя шумными, непоседливыми мальчишками. Впрочем, на шалости сыновей мать не обращала никакого внимания.
        Кэрил присела на чемодан, держа на руках Александра. Ромара с нетерпением глядела на дорогу в надежде, что вот-вот в облаке пыли покажется долгожданный дилижанс. По дорога была пустынной.
        Все ожидающие заволновались, зашумели. Время шло, а дилижанса все не было.
        Наконец вдалеке показалась какая-то повозка. Оказалось, что это фаэтон, запряженный парой лошадей. Правил этим экипажем джентльмен в высокой шляпе. Он мчался по дороге с изрядной скоростью, но, приблизившись к станции, придержал своих коней и остановился возле кучки людей, которые вопросительно смотрели на него.
        - Вы дожидаетесь дилижанса? - спросил он.
        - Ну да, сэр, - ответил за всех мужчина, похожий на лесника, - только вот он чего-то опаздывает.
        - Похоже, вам придется долго ждать, - сказал мужчина в высокой шляпе. - Там на дороге произошел а несчастный случай - карета опрокинулась. К счастью, никто не пострадал. Но понадобится время, чтобы поднять карету из канавы на дорогу.
        - Вот незадача! - воскликнула жена фермера. - А я и так уже опаздываю!
        Мужчина в фаэтоне посмотрел на Ромару, потом на Кэрил с младенцем на руках.
        - Позвольте, я подвезу вас, - предложил он.
        Ромара внимательно присмотрелась к нему. Лицо у него было доброе и внушало доверие. К тому же Кэрил очень устала.
        - Спасибо, вы очень любезны, - согласилась она.
        Мужчина в молескиновой куртке помог закрепить их чемодан позади фаэтона, и сестры уселись на свободные места. Ромара села рядом с возницей, чтобы Кэрил было удобнее расположиться на заднем сиденье.
        Джентльмен тронул поводья и сказал:
        - Разрешите представиться. Меня зовут Бакстон. Уильям Бакстон. Но большинство моих соседей зовут меня просто «сквайр».
        Тут Ромаре пришло в голову, что она совсем не подумала, под какими именами им с Кэрил следует отныне жить. Почти не колеблясь, она выбрала для себя девичью фамилию матери.
        - Я - мисс Линдсей. А это моя сестра миссис Хаммонд.
        - Очень рад познакомиться! - искренне произнес мистер Бакстон. - Куда вас подвезти?
        Ромара слегка призадумалась, потом ответила:
        - Дело в том, что мы с сестрой хотели бы остановиться ненадолго в какой-нибудь тихой деревушке.
        - В тихой деревушке? На лице мистера Бакстона отразилось удивление.
        - Она недавно сильно болела и еще не совсем окрепла. К тому же чистый деревенский воздух будет полезен для ребенка, - объяснила Ромара.
        - Значит, вы приехали сюда из города?
        - Да, - коротко ответила она. Мистер Бакстон ничего не сказал, и она через некоторое время заговорила снова:
        - Может быть, вы сможете порекомендовать нам… какое-нибудь местечко? Не очень дорогое, конечно.
        - Я как раз об этом думал, - откликнулся он. - В деревенской гостинице недалеко от моего дома не принимают постояльцев. По я могу предложить вам остановиться у меня на ферме, если вам это подойдет.
        - Звучит заманчиво! - обрадованно заметила Ромара.
        - Жена фермера, миссис Косвелл, обожает детей. Она совсем недавно жаловалась мне, что теперь дом слишком велик для них двоих с мужем, потому что все ее дети уже выросли, женились и обзавелись собственным хозяйством.
        - Это было бы просто замечательно! На ферме моей сестре и ее сыну, пожалуй, будет лучше всего, - быстро согласилась Ромара.
        - Значит, отвезу вас прямо туда, - сказал мистер Бакстон, - это недалеко. Деревня Литлбоубрук всего в двух милях отсюда.
        Симпатичная деревушка, куда они вскоре добрались, словно сошла с картинки. На зеленой лужайке красовался небольшой постоялый двор, окруженный домиками с соломенными крышами, тут же рядом стояла маленькая церковь из серого камня.
        Они проехали через ворота усадьбы и направились по аллее, которая вела к дому мистера Бакстона. Немного не доезжая до него, они свернули в сторону, на неровную каменистую дорожку, которая привела их на ферму. Это было длинное, приземистое здание из красного кирпича. Вокруг стояли многочисленные сараи, навесы, коровники, разнообразные хозяйственные постройки. По двору разгуливали жирные гуси, птицы громко захлопали крыльями, когда коляска остановилась у входа в дом.
        На пороге появилась седоволосая женщина. Это была миссис Косвелл. Она разразилась шумными приветствиями:
        - А мы сразу узнали ваших лошадей, сквайр. Рады, очень радыд снова видеть вас.
        - Я привез вам гостей, миссис Косвелл. Эти дамы желают снять комнату, - объявил мистер Бакстон. - Леди искали тихое местечко, чтобы немного отдохнуть. Вот я и подумал, что здесь с вами им будет очень удобно.
        - Правильно сделали, сквайр. Вместе нам будет веселее, - добродушно заметила миссис Косвелл.
        Потом она увидела маленького Александра и радостно воскликнула:
        - Какой чудесный малыш! Давайте я подержу его, пока вы спуститесь из коляски. Не бойтесь, я умею обращаться с детишками. Как-никак своих шестерых вырастила, да еще трех внуков.
        Она покачивала Александра, прижимая его к своей пышной груди, и смотрела на него с материнской нежностью.
        Откуда-то выскочил мальчишка и занялся лошадьми.
        - Я внесу ваш чемодан в дом, - сказал мистер Бакстон Ромаре.
        - Спасибо вам, вы очень добры. Госпожа Косвелл услышала этот разговор и оторвала умильный взгляд от Александра.
        - Да вы пока оставьте его здесь, сквайр, - предложила она. - Вот-вот вернется домой мистер Косвелл. Он и отнесет вещи этих леди. А у меня как раз чай подоспел. Давайте-ка выпьем по чашечке. Я мигом соберу на стол в гостиной. Пойдемте в дом.
        И миссис Косвелл, словно курица-наседка своих цыплят/ повела их всех в небольшую гостиную, которую, судя по всему, не часто использовали по назначению. И все же комната выглядела вполне уютной, хоть стулья оказались неудобными, а диван продавленным.
        - Вам здесь понравится, - сказал мистер Бакстон.
        Он обращался к Ромаре, но не сводил глаз с Кэрил.
        - Кажется, это именно то, что нам нужно, - согласилась Ромара.
        Миссис Косвелл накрывала над стол, причем выставила столько всякой всячины, что Ромара не удержалась от мысли, что если они здесь пробудут достаточно долго, то станут такими же пышными, как и гостеприимная хозяйка. Тут был и только что испеченный каравай, и лепешки, и пирог с мясом, и домашняя ветчина. Принесла она и огромный кусок золотистого масла, и кувшин молока, густого, как сливки. Потом поставила тарелку с медом из собственного улья и горшочек варенья, которое сама сварила из спелой клубники.
        - Как здорово! - восхитилась Кэрил. - А вы тоже питаетесь такой вкуснотой, мистер Бакстон?
        - Да, ферма обеспечивает меня всем необходимым, а излишки я продаю, - ответил мистер Бакстон.
        - У вас большое стадо коров? - поинтересовалась Ромара.
        - Около сотни голов, - ответил он. - Примерно тысячу акров земли я сдаю в аренду. А всего у меня шесть тысяч акров.
        Мистер Бакстон печально улыбнулся:
        - Ну вот, вы теперь решите, что я хвастаюсь, но я просто ответил на ваш вопрос.
        - А мне нравится на ферме, - мечтательно произнесла Кэрил. - как приятно слышать кудахтанье кур, кряканье уток, мычание коров, возвращающихся домой с пастбища для дойки.
        - Хотите, я покажу вам завтра стадо? - предложил мистер Бакстом.
        - Да, конечно, - обрадовалась Кэрил. - А телята у вас есть?
        - И довольно много.
        - А вы мне их тоже покажете?
        - Обещаю, что ни в коем случае об этом не забуду.
        Похоже, Кэрил покорила этого господина, с улыбкой подумала Ро-мара. Это и неудивительно, ведь сестра такая хорошенькая. И сейчас, несмотря на испуг и усталость, она выглядит прелестно: светлые волосы выбились из-под соломенной шляпки, а синие ленты подчеркивают нежность и чистоту ее белой кожи.
        В душе она радовалась ниспосланной удаче, ведь Господь послал им добрейшего мистера Бакстона, который приютил их на своей ферме. Здесь было и удобно, и уютно, а самое главное, безопасно. Никто не заподозрит в двух отдыхающих дамах знатных особ, и никому не придет в голову мысль, что одна из них убийца.
        При воспоминании о том кошмарном случае ее охватила дрожь.
        Потом на нее что-то нахлынуло, и она вдруг страстно захотела увидеть лорда Равенскара. Если бы он был сейчас здесь, с ними, она чувствовала бы себя в полной безопасности. Только рядом с ним она могла бы избавиться от ощущения смертельной опасности, неминуемой беды, в которой они с Кэрил обе очутились.

        Глава 6
        - Мы вернемся к чаю, - пообещала Кэрил. - У меня же сегодня день рождения, и мне не терпится попробовать праздничный торт.
        - Уж об этом можешь не беспокоиться, - улыбнулась Ромара. - Только не опаздывайте.
        - Ладно! - ответила Кэрил и побежала к двери.
        Потом она вдруг остановилась:
        - Может, ты хочешь поехать с нами, Ромара?
        Та покачала головой.
        - У меня совсем нет желания быть «третьей лишней».
        - Что ты говоришь, дорогая, ты Д никогда не будешь помехой, - ответила Кэрил и с улыбкой добавила: - и все же я рада, что проведу этот час с ним наедине.
        Ромара все понимала, но все же на сердце у нее было тяжело. Кэрил уселась в фаэтон рядом с мистером Бакстоном, и они укатили на прогулку. Ромара долго смотрела им вслед.
        Что будет дальше? Чем все это закончится? Эти несколько недель в доме царила атмосфера влюбленности: Кэрил сияла, очарованная любезным сквайром, да и он совсем потерял голову. А вчера вечером она пришла к Ромаре, когда все уже пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим комнатам. Она уселась на краешек кровати и несмело начала:
        - Мне надо кое-что рассказать тебе, Ромара. Но, боюсь, ты рассердишься.
        - Мне трудно сердиться на тебя, дорогая, ты же знаешь, - мягко ответила Ромара.
        - Прости меня, пожалуйста, - тихо проговорила Кэрил, - но я рассказала Уильяму, кто я такая.
        Она нерешительно подняла глаза вся застыв от тревожного ожидания, будто ожидала от сестры вспышки гнева.
        - Я предполагала, что ты это сделаешь, - ответила Ромара.
        - Но про тебя я ничего ему не сказала, потому что это было бы предательством. По он… должен знать обо мне всю правду.
        Помолчав немного, Ромара спросила:
        - А ты не можешь сказать почему?
        - Думаю, ты должна знать все. Он любит меня! Он любит и хочет жениться на мне!
        Она в отчаянии ломала руки.
        - И я тоже мечтаю об этом! Я хочу стать его женой больше всего на свете! Но я же не свободна. Ромара! Как мне быть?
        Ромара обняла сестру.
        - Мне очень хотелось бы знать ответ на этот вопрос, - промолвила она, и глаза ее наполнились слезами.
        Кэрил не рассказала ей ничего неожиданного. С тех самых пор, как они поселились на ферме, мистер Бакстон не замечал никого, кроме Кэрил. Он приезжал каждый день в гости, катал их по окрестностям. Несколько раз они ездили к нему домой. То был прекрасный старинный дом, который принадлежал семейству Бакстонов уже много-много лет. Его несколько раз перестраивали, так что он уже не был похож на тот, что был когда-то возведен. Теперь получился чудесный деревенский дом, в котором была бы рада жить любая женщина.
        Легко было представить Кэрил в уютной гостиной, обставленной мебелью из грецкого ореха, или сидящей возле камина в овальной стоповой, стены которой увешаны портретами предков сквайра. А самое главное, этот мужчина оказался как раз таким человеком, какой был нужен Кэрил, и он мог бы стать ей самым достойным мужем. Мистер Бакстон - спокойный, рассудительный. уравновешенный, прекрасно воспитанный и удивительно надежный, поэтому окружающие относились к нему с искренним уважением и любовью.
        Косвеллы так просто обожали его и много порассказали Ромаре о своем хозяине. В конце концов она поймала себя на мысли: жаль, что Кэрил не встретилась с Уильямом Бакстоном до того, как ее совратил и совершенно измучил сэр Харвей.

«Мечте никогда не стать явью, - с горечью подумала Ромара, - не то и я смогла бы обрести… счастье!»
        Все это время, все пять недель, что они прожили на ферме, каждый день она думала о лорде Равенскаре. Она тосковала и даже горько плакала по ночам. Она непрестанно вспоминала о нем, вела с ним долгие воображаемые разговоры. В общем, чего скрывать, она влюбилась в , своего мужа, но без всякой надежды на взаимность. Ведь для его же блага она должна была исчезнуть из его жизни навсегда. Но даже если он сумеет ее отыскать, все равно его сердце принадлежит другой женщине. Мысли об Аталии Брей и о ее красоте преследовали Ромару. Она и в зеркале видела не свое отражение, а лицо, как ей казалось, Аталии Брей.
        Какой же дурочкой надо быть, чтобы влюбиться в мужчину, который никогда не сможет чувствовать к ней ничего, кроме отвращения! Ведь он женился на ней таким странным, если не сказать диким образом.

«Но как я могла избежать этого?.. Мне ничего не оставалось… как полюбить его», - со слезами шептала в подушку Ромара. Она закрывала глаза, и перед ее мысленным взором возникало его красивое, мужественное лицо, его умные, проницательные глаза, волевой подбородок и четко очерченные губы, которые часто кривились в высокомерной улыбке.
        "Я люблю его! Я его так люблю!» - твердила она про себя, и сердце ее разрывалось от боли.
        Иногда в отчаянии она приходила к мысли, что самое лучшее, что она может сделать для любимого человека, - это умереть. Тогда он станет свободным и никто не станет разыскивать ее и привлекать к суду за совершенное убийство.
        И все же, какими бы тяжелыми и были ее ночные думы, днем, за делами и заботами, ей становилось гораздо легче и печаль таяла, как облачко в летнем небе. Оставалось чувство глубокой благодарности Богу за покой и тишину, которую они с Кэрил обрели в маленьком деревенском доме. Все-таки удивительно, как благосклонно отнеслась к ним судьба! Если бы дилижанс в тот день не перевернулся, если бы мистер Бакстон не остановился тогда у станции сообщить об этом, если бы он не предложил подвезти их с Кэрил - где они могли бы оказаться сегодня? Только сквайр, с его предупредительным и уважительным отношением ко всем людям, мог обратить внимание на незнакомых утомленных путешественниц. Во всей Англии они не нашли бы другого такого уютного и недорогого пристанища. Ромаре всякий раз становилось неловко, когда она должна была отдавать ту ничтожную сумму, которую назначила им миссис Косвелл. Наверняка сквайр порекомендовал ей не слишком жадничать, но гостеприимную и заботливую фермершу и не надо было просить об этом. Она присматривала за Александром, словно он был ее собственным ребенком, к тому же ей показалось,
что Кэрил тяжело управляться с малышом, и она нашла для него кормилицу. Одна из ее невесток недавно родила дочку и с радостью согласилась кормить еще одного малыша.
        Теперь Александр не отнимал все силы у своей молодой матери, и под восхищенными взглядами сквайра Кэрил расцвела словно утренняя роза. Напряженное выражение исчезло с ее юного личика, разгладились морщинки под глазами. Она хорошо питалась и много бывала на свежем воздухе. Казалось, к ней вернулись ее восемнадцать лет. Словно никогда не существовало на свете сэра Харвея, который превратил красивую веселую девушку в запуганную, раздавленную женщину. Кэрил поступила правильно, решила Ромара прошлой ночью, когда осталась одна: мистер Бакстон обязательно должен знать обо всех препятствиях и трудностях, с которыми предстоит столкнуться. Рядом со сквайром Кэрил легче будет забыть сэра Харвея и его угрозы.
        Понятно, что он ни за что не откажется от мысли завладеть своим сыном, а значит, никогда не прекратит своих преследований. Первые дни на ферме Ромара провела в тревожном ожидании. Каждый стук в дверь, шум колес въезжающих во двор повозок заставляли ее замирать от страха. Ей все казалось, что это люди сэра Харвея приехали забрать малыша или же за ней явился наряд полиции с приказом немедленно предстать перед судом.
        Но постепенно атмосфера доброты и радушия, царившая в доме миссис Косвелл, отличная еда, покой и уют развеяли опасения Ромары, хотя сердце ее все так же ныло и готово было разорваться от тоски по лорду Равенскару.
        Наверное, он уехал себе в Лондон и думать забыл о ее существовании среди своих друзей из Карлтон-Хауса и палаты лордов, мучилась она от безрадостных мыслей, да и с какой стати он должен думать о женщине которая всего лишь носит его имя и которая так же быстро исчезла из его жизни, как и появилась?

«Вспомни же обо мне! Услышь меня, мои молитвы!» - по ночам шептала в отчаянии Ромара.
        Ее думы иногда казались ей самой огромными, сильными, невидимыми птицами, что летят, не зная усталости и преград, чтобы разыскать его, как бы далеко он сейчас ни был. А душу точила мысль: он скоро забудет ее, все неприятные воспоминания об обстоятельствах их знакомства постепенно сотрутся из его памяти, и жизнь его потечет спокойно и размеренно.

        Кэрил и мистер Бакстон почти скрылись из вида, и Ромара отправилась на кухню, где хлопотала миссис Косвелл. Она колдовала над праздничным тортом, который испекла к девятнадцатилетию Кэрил. В руках у румяной фермерши была кисточка из гусиных перьев, и она покрывала торт сахарной глазурью.
        Ромара вошла в большую кухню и ахнула:
        - Какая красота! Кэрил будет очень рада! Она всегда любила праздничные торты, особенно когда была маленькой. Впрочем, она и до сих пор ждет их с нетерпением.
        - Да ведь в каждом взрослом всегда живет ребенок, - отозвалась миссис Косвелл. - Вот, например, сквайр хоть и посмеивался над нами в прошлом году, когда я испекла торт к его дню рождения…
        - И все-таки, думаю, он его и съел, - с улыбкой договорила Ромара.
        - А как же! - миссис Косвелл не скрывала своего удовлетворения. - Может, вы, голубушка моя, хотите горячую булочку? Там в духовке полный противень.
        - Нет, пожалуйста, не надо меня соблазнять! - воскликнула Ромара. - Вы очень вкусно готовите, и я уже так поправилась, что в пору расставлять мои платья. И у Кэрил та же проблема!
        - Коли вы уж заговорили про вашу сестру, милая моя, - заявила миссис Косвелл, - то скажу вам прямо, как, впрочем, и ей не раз говорила, что она такая же толстая, как палка у метлы!
        Она отступила от стола, чтобы полюбоваться на творение своих рук, и добавила:
        - А была бы она крепкой и упитанной, как я, то и сквайр так не переживал бы.
        Ромара ничего не ответила, потому что слишком хорошо поняла, к чему клонит миссис Косвелл. Она давно сгорала от любопытства, есть у Кэрил муж или она вдова. Сестры старались следить за собой и не говорили при фермерше на интересующие ее и опасные для них темы. «Мы должны быть очень осторожными и осмотрительными!» - не один раз повторяла Ромара сестре.
        Хорошо, что сквайру теперь известен их секрет, значит, он будет более внимательным и заботливым, не станет уезжать с Кэрил слишком далеко или появляться с ней в многолюдных местах. Раньше Ромара постоянно боялась, что они увлекутся и уедут далеко от поместья и их заметят ищейки сэра Харвея или полицейские. Но сегодня они собрались посмотреть стада сквайра что паслись неподалеку, так что волноваться не было никакой причины.
        - Уж больно вы серьезная девица, милая моя, - вновь заговорила миссис Косвелл. - Веселитесь, пока молодая, радуйтесь жизни. Я так считаю. А вот когда придет старость, тогда и от забот не спрячетесь!
        - Хотелось бы мне с годами оказаться хоть капельку похожей на вас, - ответила Ромара. - Я бы тогда чувствовала себя такой счастливой.
        - Да, это точно, я счастливая женщина, потому что у меня отличный муж, и я не устаю благодарить Господа за то, что он послал мне его. Другого такого в целом свете не сыскать.
        - И я так думаю, - с улыбкой согласилась Ромара.
        Джейк Косвелл был весьма неразговорчивым человеком, но не приходилось сомневаться, что он бережно и с любовью относится к жене, дорожит семьей и с такой трепетной заботой возделывает свою землю и ухаживает за животными. День его начинался рано, в пять часов утра он уже был на ногах. И ферма его процветала потому, что он лично вникал во все дела, проявлял внимание к любым мелочам, а люди, трудившиеся с ним рядом, были такими же трудягами.

«Сквайру очень повезло с этим человеком», - подумала Ромара. Потом она вспомнила, как они с лордом Равенскаром вместе ездили на ферму Вестонов. Миссис Вестон сказала тогда: лорд Равенскар счастливчик, ему удалось заполучить такую красивую жену. Наверное, теперь все фермеры, с которыми она успела познакомиться, ломают голову, что же случилось с молодой женой их хозяина. Или они обо всем узнали и теперь вспоминают о ней с ужасом и считают ее презренной особой, недостойной их благородного господина.
        Ромара подошла к дверям большой кухни, выходившим во двор, и прислонилась к косяку. На улице бурлила жизнь, утки и гуси плескались в маленьком водоеме, куры копошились в соломе. Все дышало миром и покоем.

«Неужели все эти кошмарные события действительно произошли в моей жизни?» - думала Ромара. Ей просто не верилось, что разъяренный сэр Харвей избил ее до полусмерти, а потом пьяный священник сочетал браком ее, не сознававшую себя от побоев, и своего разъяренного и отчаявшегося друга. И наконец, она убила человека, который собирался похитить ребенка сестры.
        Эти мысли растревожили ее, боль и горечь нахлынули на нее с прежней силой. Она оставила миссис Косвелл хлопотать на кухне, а сама пошла в гостиную за своим шитьем. Штопки и другого рукоделия у нее всегда было предостаточно, ведь у них с собой почти ничего не было. По магазинам им самим ходить было нельзя, поэтому Ромара попросила миссис Косвелл, когда та собиралась за покупками, привезти для них отрез муслина. Теперь она сшила из него прелестные новые платья для Кэрил и для себя. Конечно, они не шли ни в какое сравнение с роскошными нарядами, которые покупал в свое время для Кэрил сэр Харвей, но та одежда не слишком подходила для деревенской жизни. «Скоро и Александр вырастет из своих вещей и нам понадобятся деньги», - подумала Ромара, и ее охватила внезапная паника. Просить взаймы у сквайра невозможно, слишком стыдно. Может, попытаться съездить в Лондон и увидеться с адвокатами отца? Надо будет обсудить это с Кэрил.
        Потом она решила, что Кэрил ее не поймет. Глупо, скажет она, отказываться от того, что сквайр сам мечтает им предоставить и предложить.
        Господи, что им делать? Ведь они не смогут прятаться всю жизнь! Чем все это закончится? Что с ними будет дальше? Эти вопросы не давали Ромаре покоя, снова и снова они кружились у нее в голове.
        Наконец она услышана стук копыт и скрип колес во дворе и поняла, что Кэрил вернулась с прогулки.
        Глаза ее сияли, на губах играла улыбка. Похоже, она сегодня целовалась. Конечно, такой поступок достоин порицания и осуждения, замужняя женщина не должна себя вести столь легкомысленно. Но, с другой стороны, как можно ожидать от женщины верности и преданности столь омерзительному негодяю, как сэр Харвей Уичболд?!
        - Ромара, мы вернулись! Мы уже приехали! - с радостным возбуждением закричала Кэрил.
        - Как прогулка? Все было хорошо? - спросила Ромара.
        - Замечательно! - восторженно воскликнула Кэрил. - Только посмотри, что мне подарил Уильям на день рождения!
        Она вытянула вперед руку, и Ромара увидела на ее запястье золотой браслет, усыпанный бирюзой и бриллиантами.
        - Ну скажи, разве это не красота? - щебетала Кэрил.
        Она взглянула на сестру и по выражению ее лица поняла, что та не одобряет такого поведения.
        - Но что я могла сделать, дорогая? - прошептала она, надувшись словно обиженный ребенок. - Он так хотел сделать мне подарок… И потом, никто ведь не узнает, кроме тебя.
        - Ну хорошо… Не волнуйся, - пробормотала Ромара. Она не могла избавиться от мысли, что Кэрил ведет себя неподобающе, так можно и глупостей наделать. Но ей не хотелось портить сестре сегодняшний праздничный день.
        Сквайр отдал поводья мальчишке, а сам пошел в дом. Он показался в небольшом холле со словами:
        - Ну что, где чай? Кэрил всю дорогу твердила, что нам ни в коем случае нельзя опаздывать.
        - Думаю, все готово, - ответила Ромара, - сейчас пойду узнаю поточнее.
        До кухни было всего несколько шагов. Она приоткрыла дверь:
        - Они уже вернулись, миссис Косвелл. Позвать их сюда?
        - А я как раз только что закончила зажигать свечи, - откликнулась фермерша.
        Как только миссис Косвелл управилась с приготовлением стопа, на кухне появился ее муж, готовый принять участие в торжественной церемонии разрезания и поедания праздничного торта. Ромара решила, что радушная хозяйка и ее муж обязательно должны принять в ней участие. Невестка Косвеллов тоже была здесь, она сидела возле стола и качала на руках маленького Александра.
        Ромара еще раз взглянула на стол, убедилась, что свечи горят ровно, а потом распахнула дверь кухни.
        - Входите, - позвала она. Кэрил переглянулась со сквайром, и он что-то шепнул ей на ухо. Эти двое вели себя, как настоящие влюбленные. Сердце Ромары сжалось, она почувствовала укол зависти, словно кинжалом пронзивший ее сердце. Как ей хотелось, чтобы и с ней рядом сейчас был единственный любимый мужчина и смотрел на нее таким же восхищенным взглядом! По какой смысл мечтать о невозможном?!
        Кэрил с немного виноватым видом отпрянула от сквайра и направилась к сестре.
        - А теперь наш сюрприз! - улыбнулась Ромара и первой вошла в кухню, следом за ней Кэрил, потом сквайр.
        Торт, как и полагается, был огромным, ведь миссис Косвелл все мерила по своим понятиям и размерам. На его приготовление ушло огромное количество изюма, смородины, вишни и грецких орехов. Сверху все было покрыто дюймовым слоем марципана, а потом еще белой и розовой глазурью. Сие произведение кулинарного искусства смотрелось весьма внушительно, а девятнадцать зажженных свечей усиливали великолепное впечатление. Кэрил восхищенно вскрикнула и захлопала в ладоши, как дитя.
        - Потрясающе! Это самый грандиозный и роскошный торт в моей жизни! - восторгу ее не было предела. - Вот спасибо! Спасибо вам, дорогая миссис Косвелл!
        - Рада, что смогла угодить вам, мацам, - удовлетворенно проговорила миссис Косвелл, которая никогда не забывала о том, что Кэрил - замужняя дама, и потому именовала ее не иначе как «мадам». Ромару она считала незамужней и держала себя с ней просто.
        - Ну-ка, Джейк, - обернулась миссис Косвелл к своему мужу, - ты не видел миссис Хаммонд со вчерашнего дня, так что давай, поздравляй ее.
        - С днем рождения, мадам, - смущенно пробормотал тот.
        - Спасибо! Спасибо вам за все! - растроганно отвечала Кэрил. - Теперь его надо разрезать.
        - Наверное, он немного плотно-ватый, - сказала миссис Косвелл и потянулась за большим ножом, - вам придется подсобить ей, сквайр. А то мадам сама и не справится, у нее не хватит сил. Это самый большой торт из всех, что я когда-либо делала.
        - Значит, нам всем придется нелегко после этого праздника, - с улыбкой заметил сквайр. - Помню я с трудом пришел в себя после ваших рождественских пирогов!
        - Да будет вам болтать-то, - добродушно махнула рукой миссис Косвелл. - Уж кто-кто, а вы всегда были отменным едоком. Мне ли не знать! А какой шум. бывало, вы поднимали, когда хотели есть! Почище, чем маленький мастер Александр.
        Все засмеялись, а Кэрил обратилась к кормилице:
        - В самом деле, поднесите Александра сюда, поближе, чтобы он видел эти чудесные свечи.
        Нянюшка подошла ближе к столу, поддерживая Александра. Он радостно улыбался, гулил и размахивал ручками.
        - Похоже, он пытается дотянуться до них! Смотри, Ромара, ему так нравятся эти огоньки! - Кэрил вся светилась от обожания и гордости за смышленого сына.
        - Когда же ты разрежешь торт, Дорогая? Мы все уже заждались! - с мягкой улыбкой напомнила Ромара.
        - Ой, извините, сейчас.
        Кэрил взяла в руки нож и воткнула его в розовую глазурь. Когда лезвие дошло до более плотного слоя, она посмотрела на сквайра, словно призывая его на помощь. Его сильная уверенная рука легла на ее маленькую ручку, а в глазах мелькнуло весьма многозначительное выражение. Их совместные усилия оказались весьма успешными.
        - Не забудьте загадать желание! - воскликнула Ромара. - В следующем году оно обязательно сбудется.
        Она не сомневалась, что Кэрил и сквайр подумали сейчас об одном и том же.
        Через открытую дверь кухни послышался неожиданно громкий шум и раздались тяжелые шаги. Ромара повернулась и увидела на пороге огромного человека с багровым лицом, закутанного в дорожный плащ. Ее словно парализовало. Она не могла ни двинуться с места, ни выговорить хоть слово.
        Кэрил и сквайр были увлечены разрезанием торта и ничего не замечали вокруг. Потом они вместе вытащили нож, и Кэрил наконец подняла глаза. Она вся задрожала.
        - Харвей! - выдохнула Кэрил.
        - Ну да, Харвей, - усмехнулся он. - Похоже, ты не ожидала меня здесь увидеть. Но ты ведь не настолько глупа, я надеюсь, чтобы думать, будто сможешь всю жизнь бегать от меня.
        Кэрил ничего не ответила. Голос не слушался ее, в горле словно застрял комок. Она просто онемела и только смотрела широко открытыми глазами на мужа. Нож выскользнул из ее руки и с грохотом упал на стол.
        - Прелестный семейный праздник! - глумился сэр Харвей. - Ба-а, я смотрю, и сын мой тоже участвует в торжестве.
        Он задержал взгляд на малыше, который все еще рассматривал яркие огоньки. Кэрил бросилась к Александру.
        - Ты не заберешь его у меня! - яростно выкрикнула она. - Я не отдам его! У тебя ничего не получится!
        - Я даже не собираюсь обращать внимание на эти идиотские заявления, - жестко заявил сэр Харвей. - Или ты вместе с ребенком едешь со мной, или же я заберу его одного.
        - Нет, нет! - заплакана Кэрил, и снова в ее голосе зазвучали нотки ужаса, которые Ромара уже слышала однажды в доме на Керзон-стрит.
        Мистер Бакстон обошел вокруг стола.
        - Послушайте, сэр, - обратился он к Уичболду, - мне хотелось бы кое-что с вами обсудить.
        - А вы кто такой, черт вас побери? - сэр Харвей пренебрежительно прищурился.
        - Друг вашей жены, - спокойно ответил сквайр. - Мне кажется, лучше нам с вами пройти в другую комнату. Там мы сможем спокойно обо всем поговорить.
        - А мне не о чем с вами разговаривать, любезнейший, - отрезал сэр Харвей. - Бы тут назвались другом моей жены. Но я полагаю, что на самом деле вы ее любовник!
        - Ничего подобного, - возмущенно возразил мистер Бакстон, - и вы не имеете права возводить против нее подобные лживые обвинения и пачкать ее доброе имя. Сэр Харвей гнусно захохотал.
        - Н-да, хорошая репутация моей жены - это особый вопрос. О ней можно и поспорить! Впрочем, если хотите, можете оставить ее себе. Меня интересует только мой ребенок.
        - Не трогай его! Ты не можешь забрать его у меня, - закричала в отчаянии Кэрил, по ее щекам градом катились слезы, - он мой и только мой! Ты же никогда не хотел его! Я не отдам тебе сына!
        Ромара приблизилась к сэру Харвею.
        - Прошу вас, не надо так жестоко обращаться с Кэрил, не огорчайте ее, - тихо проговорила она. - Она так болела, когда я увезла ее из Лондона. Бедняжка была очень слаба. Она может просто не вынести новых потрясений.
        - Опять ты встреваешь! - злобно нахмурился сэр Харвей. - Похоже, тебе мало досталось и не терпится еще хорошенько получить! Да я прибью тебя! И можешь быть уверена, сделаю это с удовольствием и без колебаний.
        Выражение его лица было столь свирепым, что Ромара в ужасе отступила и схватилась руками за стул, чтобы не упасть. Синяки и ссадины на ее лице прошли, но память о побоях и страх остались.
        Харвей Уичболд снова разразился премерзким хохотом.
        - А ты давай, решай скорее, - грубо обратился он к Кэрил, - едешь с ребенком или я забираю его одного?
        - Вы не сделаете ни того ни другого, - спокойно сказал мистер Бакстон. - Конечно, у вас есть определенные права. Но нам надо обсудить все проблемы наедине и без лишних эмоций.
        Он подошел ближе и встал перед Кэрил, словно ограждая и защищая ее.
        - Да как ты смеешь влезать между мной и моей женой! - загрохотал сэр Харвей.
        Теперь его лицо стало багровым, значит, приступ бешенства достиг своего пика.
        - Насколько я понимаю, - продолжал сквайр, - вы пытаетесь доказать, что ваша жена не может воспитывать вашего ребенка, потому что ведет себя недостойно. Но я считаю, сэр, что вы сами не имеете никаких прав ни на сына, ни на жену. Это вы обращаетесь с ними самым непозволительным образом!
        От подобного заявления Харвей Уичболд на несколько секунд потерял дар речи. Потом он быстро опустил руку в карман своего дорожного плаща, и все увидели пистолет. Он направил его на сквайра и злобно крикнул:
        - А ну, прочь с дороги! Кэрил, быстро иди сюда и принеси мне этого ребенка!
        - Нет! Нет! - закричала Кэрил. - Это мой сын! Мой, а не твой!
        - Ваше поведение возмутительно! - с негодованием проговорил сквайр.
        Сэр Харвей не произнес ни слова, лишь свирепо глянул на стоящего напротив мужчину. Ромара увидела, как напрягся его палец, лежащий на курке пистолета. Особо раздумывать или кричать времени не было, поэтому она бросилась вперед и успела оттолкнуть руку сэра Харвея, прежде чем тот выстрелил. Естественно, справиться с ним она не смогла бы, он был слишком силен для нее, но все же он промахнулся. Пуля не попала в сердце, как целился Уичболд, а лишь слегка оцарапала руку сквайра и застряла в стене, с которой осыпалась штукатурка. Звук выстрела прокатился по кухне. Сэр Харвей снова прицелился и приготовился выстрелить.
        Но мистер Бакстон на этот раз оказался проворнее, он достал из кармана свой пистолет и разрядил его прямо в грудь Харвея Уичболда.
        Сначала показалось, что ничего не произошло и сэр Харвей остался невредим. Но вот он медленно, слишком медленно осел, опустился на колени, а потом так же медленно и тяжело упал на пол.
        Рот его открылся, невидящие глаза тоже были раскрыты. Но Ромара не смотрела на него. Она наблюдала за Кэрил, которая изо всех сил вцепилась в сквайра и беспрестанно повторяла в истерике:
        - Он собирался убить вас! Он ведь мог это сделать!
        Трагедия разыгралась так стремительно, что свидетели ее, ошеломленные увиденным, застыли в оцепенении и ужасе.
        В ту же минуту во дворе раздался шум колес подъехавшего экипажа. Ромара подбежала к окошку посмотреть, кто приехал, метнулась к двери и выскочила на улицу.
        Не успел мужчина, выходивший из экипажа, коснуться ногой земли, как она уже стояла перед ним.
        - Вы приехали… Слава Богу! Вы были так нужны мне… Мне вас так не хватало… - сбивчиво лепетала Ромара.
        Обеими руками она схватиласьзаполы его куртки и смотрела в его лицо. Лорд Равенскар взглянул ей в глаза и сердито сказал:
        - Как вы могли, как посмели так неожиданно исчезнуть?
        А потом обхватил руками ее хрупкую фигурку и поцеловал.
        Ромара даже не поняла, что случилось, она просто не в силах была пошевелиться или перевести дыхание. По прежде чем она осознала происходящее, лорд Равенскар отстранил ее от себя.
        - Что здесь происходит? - спросил он и, не дождавшись ответа, решительно направился в дом.
        Тело Харвея Уичболда лежало посреди кухни. Лорд Равенскар мельком глянул на него и потом заметил Кэрил, которая прижалась к груди сквайра, обвив его руками. Одна рука его безжизненно висела вдоль тела, из раны сочилась кровь. Лица еще не опомнившихся свидетелей трагедии были бледны, глаза устремились на вошедшего. Сначала никто не произнес ни слова. Потом сквайр с нескрываемым удивлением воскликнул:
        - Кого я вижу! Трент? Ну, здравствуй, здравствуй! Вот уж действительно неожиданный визит. Правда, день сегодня несколько неудачный.
        - Вовсе не неожиданный! - ответил лорд Равенскар. - Я следил за этой свиньей всю дорогу, от самого Лондона. Но вижу, Уильям, ты довольно успешно уладил все проблемы.
        - Он первым выстрелил в меня, - объяснил мистер Бакстон. - Правда, он не подумал, что у меня тоже может быть оружие.
        - Все это на него очень похоже, - едко заметил лорд Равенскар.
        - Мистер Бакстон был вынужден… стрелять. Он защищался, - промолвила Ромара, переводя дыхание.
        - У него был двухзарядный пистолет, - добавил сквайр. - Если бы он сумел еще раз выстрелить, то наверняка убил бы меня, как и собирался. Но Ромара спасла мне жизнь.
        Лорд Равенскар посмотрел на Ромару и улыбнулся.
        - Меня это нисколько не удивляет.
        Тут раздался голос фермера. Он говорил медленно, будто только что понял, о чем идет речь:
        - Ну, это была обычная самозащита, сэр.
        - Все точно так, истинная правда, - закивала головой его жена. - До сих пор в себя прийти не могу! Вот ужас-то! Он бы застрелил нашего доброго сквайра или эту молодую даму.
        - Вот и мои свидетели, - невесело улыбнулся сквайр. Он посмотрел сверху вниз на Кэрил, которая до сих пор горько рыдала на его плече, - Все в порядке, любимая, все хорошо, - ласково шепнул он ей, словно рядом никого и не было. - Теперь все кончено, он мертв!
        - Ты застрелил его… ты не позволил ему… отнять у меня Александра, - всхлипывала Кэрил, - но что теперь… будет с тобой?
        - Не волнуйся, у меня все будет в порядке, обещаю тебе! Я все улажу. - В голосе сквайра звучала нескрываемая нежность.
        Лорд Равенскар прислушивался к этому диалогу с некоторым удивлением. Потом, верный манере брать на себя всю ответственность и устранять возникающие проблемы, решительно заговорил:
        - По-моему, надо сделать вот что, Уильям: ты, я и этот господин, который сможет засвидетельствовать случившееся, немедленно должны отправиться к начальнику полиции. Благо, мы оба с ним очень хорошо знакомы.
        - Да, пожалуй, это будет разумнее всего, - согласился сквайр.
        Лорд Равенскар кивком головы указал на распростертое тело Харвея Уичболда и обратился к фермеру Косвеллу:
        - Только прежде давайте наведем порядок в вашей кухне и уберем это. Перенесите его куда-нибудь, чтобы он не попадался на глаза, пока мы не пришлем священника, чтобы похоронить его.
        Тот с готовностью вытянулся в струнку, щелкнул каблуками, словно бывалый служака, и взял под козырек:
        - Будет сделано, сэр. Лорд Равенскар перевел взгляд на Ромару.
        - Вы и Кэрил пока собирайте вещи, - распорядился он. - Как только мы с мистером Бакстоном освободимся, я отвезу вас домой.
        Ромара опешила. Она изумленно распахнула глаза и, не веря своим ушам, переспросила:
        - Разве меня… не разыскивают? На губах лорда Равенскара мелькнула легкая улыбка.
        - Вы несколько переоценили ваше умение обращаться с пистолетом. Если вы намеревались убить того типа, то немного промахнулись.
        - Так он… не умер? - едва смогла вымолвить Ромара.
        Лорд Равенскар отрицательно покачал головой.
        - Наверняка вы доставили ему массу неприятных ощущений, моя маленькая, бесстрашная амазонка! Только вот яблочко у той мишени оказалось на плече.
        Ромара все никак не могла поверить, что правильно поняла сказанное. Моги у нее внезапно подкосились, она покачнулась и инстинктивно протянула дрожащие руки к Равенскару.
        - Просто не могу поверить… Кажется, мне сейчас станет дурно… - Голос ее оборвался.
        Лорд Равенскар обхватил ее за талию, чтобы поддержать, и отрывисто произнес:
        - Не говорите глупости! Вам надо идти собирать вещи. Мы с Уильямом постараемся не задерживаться долго. Шеф полиции живет всего в паре миль отсюда.
        - Я боялась… что он станет разыскивать меня, - прошептала Ромара.
        - Мы обо всем поговорим, когда вернемся домой, - мягко сказал лорд Равенскар.
        - Я с Александром должна вернуться в Равен-Хаус? - встрепенулась Кэрил. - А как же Уильям, что будет с ним?
        - Я знаю Уильяма уже пет сто, во всяком случае, с тех пор, как себя помню. И всегда рад его видеть У себя в гостях о чем ему прекрасно известно, - ответил лорд Равенскар.
        Кэрил перевела умоляющий взгляд на сквайра:
        - Поедемте с нами, пожалуйста!
        -  - Конечно, я так и собирался делать, - успокоил ее Уильям, - но вы пока упакуйте чемоданы, как предложил Трент.
        - Никуда вы не поедете, сквайр, - прервана их миссис Косвелл, - пока я не перевяжу вашу руку.
        - Да это же просто царапина, - запротестовал мистер Бакстон.
        По миссис Косвелл, не обращая внимания на все его возражения, принялась стягивать с него куртку. Кэрил опять чуть не расплакалась, когда увидела огромное кровавое пятно на его рубашке.
        К счастью, это действительно была лишь небольшая ранка: пуля лишь чиркнула по коже. Миссис Косвелл быстро и ловко перевязала руку сквайра, и он готов был отправиться вместе с лордом Равенскаром к начальнику полиции.
        Тем временем фермер перетащил тело сэра Харвея из кухни. Ромаре пришла в голову странная мысль: смерть ужасна сама по себе, но еще ужаснее то, что этого человека никто не станет оплакивать. Теперь Кэрил сможет выйти замуж за Уильяма Бакстона, а Александр никогда не узнает, каким жестоким и злобным созданием был его отец. Каким-то удивительным образом все неприятности, что омрачали ее душу, рассеялись, как облака, и снова над ней засияло солнце. Сердце ее трепетало, а душа пела оттого, что лорд Равенскар был сейчас здесь, рядом и оказался еще более красивым, чем она его помнила.
        Неужели он поцеловал ее?! "Нет, это был не настоящий поцелуй, - твердила она себе, - он случайно коснулся меня губами, когда я прильнула к нему. Но ведь я так обрадовалась, что Господь услышал мои мольбы! Я люблю его! И теперь, когда он появился в этом доме, все стало по-другому, все изменилось».
        Лорд Равенскар словно почувствовал, что Ромара думает о нем. Он ждал, пока миссис Косвелл перевяжет руку сквайра, и уже начинал проявлять нетерпение. Он резко повернулся и посмотрел на нее. Она немного смутилась под его пристальным взглядом.
        - Как вам удалось… найти меня?
        - Лучше и не спрашивайте! - ответил он. - Мне даже в голову не могло прийти, что вы окажетесь так близко от меня, да еще и с одним из моих лучших друзей.
        - Я подумала… что нам обеим надо спрятаться, чтобы нас… никто не нашел.
        Лорд Равенскар сжал губы, и в глазах мелькнул гневный огонек. Ромара, не поняв, что вызвало его гнев, отнесла его на свой счет и расстроилась чуть ли не до слез. Но он сказал:
        - Я знал, что Уичболд никогда не перестанет преследовать Кэрил, не такой он человек, чтобы отступиться. И вместо того чтобы рассыпать во все стороны ищеек с Боу-стрит и разыскивать вас, я просто подкупил его слуг, как и прежде. Поэтому все сведения, добытые его людьми, сразу же становились известны мне.
        - Вы необыкновенный человек, умница! - восхитилась Ромара.
        - Сегодня утром они наконец сообщили ему, что обнаружили Кэрил, скрывающуюся на этой ферме. Мне эта новость стала известна почти в ту же минуту, что и Уичболду, и я просто заплатил за нее.
        - И вы… поехали следом за ним?
        - Какой же он отвратительный ездок! Мой кучер все ругался, говорил, что Уичболду только коров гонять. И был совершенно прав.
        Удивительно, подумала Ромара, он появился как раз в тот момент, когда был больше всего нужен. Ей ужасно хотелось спросить, скучал ли без нее лорд Равенскар, но она сдержалась и прикусила язык. Она обернулась к Кэрил и приобняла ее со словами:
        - Пойдем-ка, дорогая, собираться. Давай сделаем это поскорее, как приказал его светлость.
        Кэрил даже не услышала сестру. Она во все глаза смотрела на сквайра.
        - Ты… надолго уезжаешь? - тихонько спросила она.
        - Я должен сохранить свое доброе имя, и для этого мне понадобится некоторое время. А потом я вернусь, обещаю тебе.
        Он поднес руку Кэрил к своим губам и нежно шепнул:
        - Береги себя, любимая. Лорд Равенскар с мистером Бакстоном сели в фаэтон, фермер Косвелл взялся править экипажем сквайра, и коляски одна за другой выехали со двора.
        - В жизни не видела ничего подобного! - всплеснула руками миссис Косвелл.
        Тут Александр принялся вопить во все горло.
        - Да ведь он хочет есть, бедный малютка, - запричитала кормилица.
        - Да, и будет вечно голодным, . если ты не поедешь вместе с ним и не останешься жить в Равен-Хаусе, - проворчала миссис Косвелл.
        Ее невестка раскрыла рот от удивления.
        - Жить в Равен-Хаусе? Что это вы придумали?
        - Ну, должна же хоть у кого-то быть голова на плечах, - ехидно заметила фермерша. - Интересно, как ребенок сможет обойтись без тебя, а?
        - Так что же, мне надо будет остаться с ним?
        - Именно про это я тебе и твержу!
        - А как же моя дочка? Что с ней будет?
        - Естественно, она поедет с тобой, - миссис Косвелл была воплощением здравого смысла.
        - А Джо?
        - Что Джо? Что тебя беспокоит? - со спокойной деловитостью рассуждала пышная фермерша. - Слава Богу, я воспитывала его и присматривала за ним до двадцати пяти лет, пока вы с ним не поженились. Так что будь уверена, с твоим драгоценным муженьком ничего страшного не случится.
        - Да мне и самой хотелось бы побывать в Равен-Хаусе, - смущенно улыбнулась молодая кормилица, - только вот боюсь, как бы это не сочли за дерзость.
        - Ты бы лучше подумала, каково придется бедолаге малышу без тебя. Давай-ка, дочка, собирайся! Возьми пару платьев, да получше. Ты ведь приедешь в приличный дом, а слуги там что иные господа.
        - Вот уж никогда не думала, не гадала, что когда-нибудь окажусь в Равен-Хаусе, - бормотала себе под нос молодая женщина, быстро поднимаясь по лестнице в комнату, которую они занимали вместе с мужем и маленькой дочерью.

        Кэрил светилась от счастья. Она чуть не задушила сестру в объятиях.
        - Теперь я могу выйти замуж за Уильяма! - она просто пела от радости. - Я могу стать его женой! Ромара, жизнь прекрасна! Как я счастлива!
        - Весьма своеобразное выражение скорби! Ты ведь овдовела не более чем полчаса назад, - поддразнила ее Ромара, - но все же я очень рада за тебя, дорогая, в самом деле.
        - Он такой добрый, такой внимательный! Мы будем жить с ним в его чудесном доме, и я хочу, чтобы у нас было много детей. Александр не будет скучать.
        Похоже на сказку со счастливым концом, подумала Ромара, но одна мысль не давала ей покоя, точила мозг и заставляла сердце бешено колотиться: «Что будет со мной?» В ушах у нее стоял непрерывный звон.
        Они принялись упаковывать вещи. Вернее, этим занималась Ромара. Кэрил была слишком взволнована, она смогла только переодеться в новое платье и теперь вертелась перед зеркалом, оглядывая себя со всех сторон.
        - Скорее бы вернуться в Равен-Хаус, - воскликнула она. - Я снова надену красивую одежду, которую привезла из Лондона. И смогу накупить новых платьев! Ах, Ромара, понимаешь, у меня будут новые платья для приданого. Если только мы можем… позволить себе такие покупки…
        И она вопросительно посмотрела на сестру.
        - Конечно, родная, у тебя обязательно будет приданое, - улыбнулась ей Ромара.
        Кэрил подняла руку и взглянула на браслет, что носила на запястье.
        - Уильям сказал, что бирюза принесет мне счастье. Похоже, его предсказание сбывается. Мне так повезло!
        - Да, судьба благосклонна к тебе, - откликнулась Ромара, - и кто бы мог подумать, что сквайр и… лорд Равенскар - старые друзья?!
        Она немного запнулась, потому что не смогла выговорить «мой муж».
        - Но этого можно было ожидать, ведь они живут в одном графстве, да и не так далеко друг от друга, - проговорила Кэрил. Потом улыбнулась и продолжила: - Мне всегда хотелось спросить у Уильяма, бывал ли он когда-нибудь в Равен-Хаусе. По я побоялась, что он догадается, что мы как-то связаны с его светлостью, и ты рассердишься на меня.
        Ромара села на пол возле чемодана, в который укладывала вещи.
        - До сих пор не могу поверить, что не… застрелила того человека. Того, который хотел украсть Александра. Ведь я ни капли не сомневалась, что попала в него.
        - И хорошо, что ты не убила его, - отвлеклась от зеркала Кэрил, - не то тебе пришлось бы сидеть в тюрьме и моя свадьба была бы не такой радостной!
        Она, конечно, поддразнивала сестру, но Ромаре было совсем не смешно. Как часто по ночам она лежала без сна и дрожала от ужаса при мысли, что ее привлекут к суду, признают виновной в умышленном убийстве и заточат в тюрьму.
        Кэрил увидела, какое страдание выразилось на лице сестры. Она прильнула к ней, обняла и поцеловала в щеку.
        - Давай не будем больше говорить и даже вспоминать об этом, - предложила она. - Ты была такой отважной и смелой! Я никогда не смогу выразить тебе свою благодарность. Ты столько сделала для меня и Александра! Ведь он мог стать незаконнорожденным или вовсе не появиться на свет. Харвей всегда был против.
        - Раз я должна забыть, то и ты про все забудь. Как раз сегодня утром я подумала, что ты снова стала прежней Кэрил, веселой и красивой, какой была до того, как в твоей жизни появился сэр Харвей.
        Она помолчала немного, потом заговорила снова:
        - Будь такой всегда! Пусть этот ужас и грязь навсегда уйдут из твоей жизни и наслаждайся счастьем с Уильямом, который по-настоящему тебя любит.
        - Я все время задавала себе вопрос, любила ли я когда-нибудь Харвея, - тихо проговорила Кэрил, - но теперь-то я понимаю, что просто потеряла голову, была ослеплена его элегантностью, хорошими манерами, красивыми разговорами. Он казался мне человеком из другого мира.
        - Ты была слишком молода и неопытна и не понимала, насколько он ужасен и отвратителен, - с сочувствием сказала Ромара.
        - Все это сейчас мне кажется похожим на ночной кошмар, - сказала Кэрил, - и ты совершенно права, Ромара, я не буду больше вспоминать о нем. Я хочу думать только про Уильяма и про то, как сделать его счастливым.
        - Уверена, у тебя все получится. Знаешь, Кэрил, мне кажется, что папе очень понравился бы твой Уильям. Такому зятю он был бы очень рад!
        - Лорд Равенскар тоже пришелся бы ему по душе.
        Ромара ничего не ответила. Кэрил выдержала паузу и через несколько минут немного смущенно спросила:
        - Не хочу причинять тебе боль… Как ты думаешь, он уже забыл ту женщину… которая его бросила?
        - Не знаю.
        - Я видела ее однажды.
        - Ты ее видела? - встрепенулась Ромара. - Почему же ты мне ничего об этом не рассказывала?
        - Мне казалось, что это тебя расстроит, - просто ответила Кэ-рил. - В тот день мы с Харвеем гуляли в Воксхолл-гарденз. Она сидела недалеко от нас, и Харвей все расхваливал ее красоту, чтобы заставить меня ревновать.
        Она задумалась.
        - Я так ненавидела ее! К тому же мне показалось, что она не слишком-то хороший человек.
        - Почему ты так решила? - удивилась Ромара.
        - Она кокетничала направо и налево, флиртовала одновременно с двумя или тремя мужчинами. Она строила им глазки, кружила головы своим ухажерам, и они действительно были крайне взволнованны. Но и неискушенному человеку было понятно, что ни один из кавалеров ее ни капельки не интересует.
        Ромара вздохнула. Если лорду Равенскару нравилась такая женщина, как она сможет с ней соперничать? Она сама не сможет кокетничать даже с одним мужчиной, не то что с тремя одновременно! Так что даже если им удастся прийти к некоему разумному, взаимовыгодному соглашению и жить вместе как муж и жена, она ему быстро надоест и он оставит ее в одиночестве в деревне, а сам скроется в Лондоне со своими друзьями.
        - Ну, ладно, давай собираться дальше, - резко сказала она.
        - Да, конечно, - Кэрил мгновенно переключилась на гораздо более интересную дня нее тему, - давай поторопимся! Я поскорее хочу быть рядом с Уильямом!

        Глава 7

        Уже начинало темнеть, когда они наконец отправились в Равен-Хаус. Ромара ехала с лордом Равенскаром в его фаэтоне, а Кэрил и кормилица с ребенком на руках в коляске вместе со сквайром.
        Говорить откровенно Ромара не могла, потому что перед ними восседал кучер. Хотя он вряд ли стал бы подслушивать, но все же его присутствие смущало Ромару.
        Она от души радовалась своему возвращению домой, но все-таки очень волновалась и даже немного боялась тех чувств, которые мог испытывать лорд Равенскар. У нее в ушах до сих пор звучал вопрос, который он задал ей сегодня днем, как только приехал: «Как вы могли так отвратительно поступить? Почему исчезли так внезапно?» Он говорил сердито, даже гневно, но в то же время он ведь поцеловал ее!
        Одно воспоминание о прикосновении его губ вызвало странное томление в ее груди, сердце замерло, и она почувствовала, как перехватило горло и стало тяжело дышать. Но был ли тот поцелуй на самом деле? И что он означал? Должно быть, она была слишком взволнована, и Трент Равенскар просто хотел немного ее успокоить.
        Ей очень хотелось расспросить, как они со сквайром съездили к начальнику полиции. Но беседовать о таких личных делах при кучере было бы нескромно. Она краем уха слышала разговор лорда Равенскара с миссис Косвелл. Он сообщил фермерше, что тело сэра Харвея скоро заберут и викарий позаботится о похоронах. Ромара тогда подумала, что внимательный лорд Равенскар старается оградить миссис Косвелл по мере возможностей от волнений и неудобств, связанных с присутствием трупа на ферме. По обычно добродушная фермерша на этот раз высказалась сурово:
        - Если хотите знать мое мнение, милорд, христианские похороны для такого негодяя - слишком великая честь!
        - Полностью с вами согласен, - отозвался лорд Равенскар, - но все-таки надо соблюсти приличия.
        Как бы там ни было, сэр Харвей погиб по своей собственной вине, думала Ромара, он первым поднял оружие. Сквайр просто защищал себя и Кэрил.
        После того как Кэрил рассказала о попытке похитить ее сына, Уильям Бакстон решил всегда носить с собой пистолет.
        - Как хорошо, что ты ему все рассказала! - воскликнула Ромара.
        - Я давно хотела поговорить с ним об этом, - ответила Кэрил, - но ты всегда настаивала, что мы должны сохранять нашу тайну.
        - Да, вынуждена признать, это тот случай, когда я рада, что ты не послушалась меня! - сказана Ромара. - Но ты же знаешь, дорогая, я только старалась защитить Александра.
        - И меня, - добавила Кэрил и чмокнула сестру в щеку. Потом на глаза ее навернулись слезы и она, чуть не плача, произнесла. - Ты спасла мою жизнь, когда увезла меня от Харвея, и благодаря тебе я нашла свое счастье.
        - Благодари за это лорда Равенскара.
        - Сделай это за меня, пожалуйста, - попросила Кэрил. - Он обязательно должен знать, как я ему благодарна. А как же иначе, ведь теперь я выйду замуж за Уильяма!
        Она была настолько счастлива, что все рядом с ней сияло и радовалось. Когда мужчины вернулись, Кэрил с Ромарой сбежали по лестнице вниз, обе улыбающиеся, со светящимися глазами.
        Они попрощались с миссис Косвелл и обещали непременно приехать к ней в гости вместе с Александром при первой же возможности. Потом Ромара вспомнила, что они так и не попробовали именинный торт.
        - Можно, мы заберем его с собой в Равен-Хаус? - спросила она.
        - Конечно! - миссис Косвелл зарделась от удовольствия, что знатные господа все-таки не забыли про творение ее рук.
        Торт тщательно упаковали, аккуратно положили в коляску, и маленькая кавалькада наконец тронулась в путь. Фермер и его жена стояли у порога дома и долго махали руками, пока господа не скрылись из вида.
        - Она была так добра к нам, - тихо произнесла Ромара.
        - Вам очень повезло, что дилижанс сломался и что Бакстон увидел вас тогда на станции, - заметил лорд Равенскар.
        - Надеюсь, вам вернули лошадь с коляской, которые мы оставили хозяину гостиницы? - вспомнила Ромара.
        - Для меня это была единственная зацепка, единственная весть от вас. Я хоть примерно узнал, в каком направлении вы исчезли, - ответили лорд Равенскар, и на его лице появилось угрюмое выражение.
        Похоже, лорд Равенскар очень спешил поскорее добраться домой. Лошади неслись во весь опор, и при такой скорости было трудно разговаривать. Они продолжили путь молча.
        Наконец перед ними показался Равен-Хаус. Сердце у Ромары подпрыгнуло и затрепетало, и ей захотелось плакать от счастья.

«Прекрасный дом, как я люблю тебя! А еще я люблю твоего хозяина и мечтаю сделать его счастливым! - кричала ее душа. - Но, похоже, мне это вряд ли удастся. В конце концов что я могу дать ему? Что я могу предложить человеку, у которого есть все? Для него открыт весь мир, и ему рады в каждом доме. Везде он окружен друзьями, жизнь его разнообразна и интересна. Зачем же ему жить здесь, в глуши, с незнакомой и нелюбимой женщиной, которая по нелепой случайности стала его женой?»
        Да, мысли ее были безрадостными, но радость возвращения все же оказалась сильнее печали. И опять, как в первый раз, над лужайкой кружили голуби, а на ветру на фоне синего неба развевался флаг. На пороге дома с почтительным поклоном их встретил мажордом, а в холле приветствовал мистер Эркрайт:
        - Добро пожаловать домой, миледи!
        Ромаре показалось, что он говорил искренне. Но времени для светских бесед не было, и они сразу же отправились к себе наверх переодеться к ужину.
        - Надену свое самое красивое платье! - щебетала Кэрил. - Уильям видел меня только в старом тряпье. Как ты считаешь, ему понравится мое розовое? Или лучше будет нарядиться в голубое с подснежниками?
        Проблема действительно была серьезной, и Кэрил просто измучилась, тысячу раз примеряя то одно, то Другое. В конце концов она остановила свой выбор на голубом, потому что оно очень подходило к подаренному браслету.
        У Ромары почти не осталось времени, чтобы заняться собой. Однако миссис Феллоуз все за нее решила. Она приготовила дня Ромары белое, как у невесты, платье, украшенное камелиями.
        Ромара посмотрела на себя в зеркало и подумала: а вдруг лорд Равенскар решит, что она намекает на их странные взаимоотношения, - и вспыхнула от подобной мысли. По переодеваться уже не было времени. Она спустилась вниз и хотя знала, что выглядит хорошо как никогда раньше, ужасно волновалась, каждый нерв ее был напряжен и дрожал как туго натянутая струна.
        Ужин прошел прекрасно. От ее скованности не осталось и следа. Двое мужчин наперебой рассказывали занимательные истории из своего детства. Они были одногодками, а их матери дружили, так что лорд Равенскар действительно знал Уильяма Бакстона с колыбели. Они вместе учились в Итоне, а затем в Оксфорде. Правда, потом лорд Равенскар пошел служить в Десятый полк легких драгун, а Уильям Бакстон стал гренадером.
        После окончания службы Уильям Бакстон остался в деревне, а лорд Равенскар проводил почти все время в Лондоне, особенно после смерти матери, и с тех пор друзья виделись очень редко.
        - Я как-то однажды подумал, Уильям, - говорил лорд Равенскар, - раз тебе удалось достичь таких успехов в животноводстве, почему бы и мне самому не попробовать заняться этим? Займусь улучшением своего стада.
        - Очень разумное решение, и пастбищ у тебя достаточно, - отозвался Уильям Бакстон.
        - Давай поговорим поподробнее об этом завтра, а не сегодня вечером, - предложил лорд Равенскар. - Это слишком серьезная тема для обсуждения.
        Уильям Бакстон удивился, но не стал продолжать разговор и тактично замолчал.
        Слуги вышли из комнаты, и они остались вчетвером; свечи, что горели на стопе, выхватывали из темноты маленький островок света. Лорд Равенскар поднял свой бокал:
        - Я хочу выпить, во-первых, за вас, Кэрил. Я знаю, что вы и мой друг Уильям собираетесь пожениться, и думаю, что вы оба удивительным образом подходите друг другу.
        Кэрил зарделась, повернулась к Уильяму и нежно коснулась его своей маленькой ручкой. А лорд Равенскар продолжал свою речь:
        - Во-вторых, я хочу выпить за мою жену и за то, что она вернулась домой.
        Он не спускал глаз с Ромары. В его взгляде промелькнуло какое-то странное выражение, которого она не поняла, да и голос звучал довольно многозначительно. Сердце ее забилось.
        - С-спасибо, - с трудом выговорила она. Язык не слушался ее, а губы складывались в странную улыбку.
        Ужин закончился, и мужчины последовали за Кэрил и Ромарой в гостиную. Дворецкий предложил им бренди и поставил графин на столик.
        Ромару беспокоили и даже немного пугали странные и необычные чувства, поднимавшиеся в ее душе. Она не могла усидеть на диване и потому поднялась и подошла к окну. Казалось, что прошло сто лет с тех пор, как она уехала из этого прекрасного дома. Но в саду ничего не изменилось, лишь пышным цветом распустились розы, источая сладкий аромат. Последние лучи солнца позолотили трепещущие струи фонтана и оставили мерцающий след на зеркальной глади озера.
        - Как здесь… красиво, - тихо проговорила она и услышала:
        - Вот потому-то я и не мог понять, как вы могли оставить все это. И меня.
        Она и не знала, что лорд Равенскар подошел к ней, пока он не заговорил. Он взял ее за руку и повел на террасу, потом они спустились в сад и пошли через заросли роз к лужайке.
        Он привел Ромару к небольшой мраморной беседке, похожей на греческий храм. Этот трофей привез домой один из далеких предков лорда Равенскара. Она была совсем не видна из дома. Отсюда открывался чудесный вид на озеро и на парк, где спокойно бродили пятнистые олени.
        Ромара и Трент подошли к беседке в молчании. Ей было так хорошо рядом с этим человеком, что она боялась разрушить, поломать ту умиротворенную красоту и спокойствие, которые окружали их. Они присели на скамейку из белого мрамора, высеченную итальянскими мастерами. Ромаре очень хотелось взглянуть на своего спутника, но она смотрела прямо перед собой не в силах повернуть голову. Она ощущала на себе его пристальный взгляд, и щеки ее залил румянец смущения и радостного волнения.
        - Как вы могли так внезапно исчезнуть? - опять спросил он. - Почему ничего мне не сказали?
        - Мне не хотелось вовлекать вас в… лишние хлопоты. Я и так доставила вам… массу неприятностей, - Тихо ответила Ромара.
        - Вы беспокоились обо мне? - с сомнением проговорил лорд Равенскар.
        - Я подумала, что если никто, ни одна живая душа не сможет… отыскать меня и если вы под присягой подтвердите, что не имеете ни малейшего представления… где я нахожусь, то меня… перестанут разыскивать.
        - Значит, вы считали, что я не стану поддерживать вас и помогать вам?
        - Вовсе нет, я была уверена, что вы обязательно мне поможете, - просто ответила Ромара, - но все это могло… скомпрометировать вас в глазах всего общества, разрушить вашу жизнь, помешать вашей общественной деятельности…
        Голос ее дрогнул, и она замолчала. После небольшой паузы заговорил лорд Равенскар:
        - Значит, вы решили, что мне гораздо лучше страдать от неизвестности? Проще мучиться, не зная, что случилось с вами, в какую беду попали?
        - Страдать? - неуверенно переспросила Ромара.
        - Вы же знали, что я буду беспокоиться.
        - Да, вы сделали мне столько добра, но мне не хотелось… навязываться. К тому же я должна была позаботиться о Кэрил.
        - Я так и понял. И вам действительно повезло, когда в трудную минуту рядом оказался Уильям.
        - Я благодарю за это Господа каждый день и каждую ночь.
        - А что вы просите у него для себя? - спросил лорд Равенскар.
        Она ничего не ответила, но щеки ее опять залил яркий румянец. Он посмотрел на нее пристально и тихо спросил:
        - Вам хотелось снова увидеть меня?
        - Я мечтала увидеть… вас и вернуться в Равен-Хаус, - не задумываясь ответила Ромара. - Ни на минуту я не забывала про это.
        - Про дом?
        Вопрос был прямым и требовал такого же откровенного ответа. А значит, ей придется раскрыть свой секрет. Ромара умолкла, подбирая подходящие слова.
        И тут заговорил лорд Равенскар:
        - Мне очень надо задать вам один вопрос, - начал он, - и я хочу услышать от вас искренний и правдивый ответ.
        - Вы же знаете… я всегда говорю правду.
        - Да, и мне это очень нравится, - продолжал он. - Итак, скажите мне честно, вы хотели вернуться в этот дом или вам хотелось увидеть меня?
        Этот вопрос настолько удивил Ромару, что она даже повернулась и внимательно взглянула на лорда Равенскара. Странный огонь сиял в его глазах, и она зачарованно смотрела на своего любимого. Так они сидели, безотрывно глядя друг на друга.
        - Ответьте мне, Ромара, это для меня очень важно, - повторил лорд Равенскар.
        - Я… мне хотелось… увидеть… вас, - почти шепотом, запинаясь, ответила она.
        - Вы скучали?
        - Очень… очень сильно… Мне не хватало вас.
        - А мне вас.
        Ее глаза расширились, и, все так же зачарованно глядя на мужа, она спросила:
        - Сильно?
        - Как раз об этом я и хотеп сказать вам, - ответил он, - и это одна из причин, по которой я так отчаянно стремился найти вас.
        - Вы и в самом деле… хотели разыскать меня?
        Он улыбнулся.
        Наверное, ее вопрос показался ему глупым и смешным, решила Ромара.
        - Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, - немного хриплым и низким голосом заговорил он, - каким пустым и безжизненным казался после твоего бегства этот дом? Как тоскливо и невыносимо одиноко было мне без тебя?
        - Без… меня?
        Он вздохнул, затем перевел свой взгляд на озеро и продолжил:
        - Пожалуй, лучше будет рассказать обо всем с самого начала. Нам надо о многом поговорить, но мне кажется, очень важно вспомнить то время, когда мы из-за моего безумного, непреодолимого желания отомстить оказались мужем и женой.
        Ромара почувствовала, что вся дрожит от волнения, но не в силах была отвести взгляд от его профиля.
        - Мне казалось, что я влюблен, - рассказывал лорд Равенскар. - Моя жизнь всегда складывалась удивительно удачно, я был уверен в своей неотразимости и даже предположить не мог, что меня могут отвергнуть, что любовь, которую я дарю женщине, может оказаться не взаимной.
        - Я п-понимаю вас.
        - Тот отказ оказался настолько неожиданным для меня, что я потерял голову, повел себя совершенно недостойным образом. Мне очень стыдно, Ромара.
        - Пожалуйста, прошу вас, не надо извиняться, - попросила она. - Такой удар каждого человека может сломать и заставить вытворять самые невероятные вещи.
        - Нет, если у человека есть гордость и чувство собственного достоинства, - резко ответил лорд Равенскар.
        Повисло молчание. Он не смотрен на Ромару, а через некоторое время заговорил снова:
        - Теперь я знаю, то не была любовь. То чувство совсем не так называется. Это было обычное, естественное желание мужчины завоевать красивую женщину. Только такой идеалист, как я, мог поверить, что она разбудила во мне те чувства, какие я никогда ранее не испытывал.
        Ромара стиснула руки. Ей больно было слушать такие слова, мучительно знать, какие чувства он испытывал к другой женщине. Ведь вся душа ее мечтала о любви, каждая клеточка тела стремилась принадлежать ему, единственному желанному мужчине.
        - Я оказался совершенно неготовым с достоинством вынести первый в жизни отказ, и поэтому случилось то, что случилось.
        - Пожалуйста… не обвиняйте себя, не надо, - перебила его Ромара, она не могла больше слышать эту самоуничижительную речь. - Ваше поведение можно понять, ведь вам было очень больно. Только мне не хотелось бы, чтобы этот печальный опыт сделал вас ожесточенным и полным презрения к окружающим.
        - А почему вас беспокоят мои чувства, ведь я обошелся с вами далеко не лучшим образом? - удивился лорд Равенскар.
        - Вы всегда относились ко мне с добротой и пониманием, - ответила Ромара. - Я видела от вас только хорошее. К тому же вы так умны… Я восхищаюсь вами и не могу слышать про вас ничего плохого.
        - Вы мною восхищаетесь? Но почему? С какой стати? Ромара улыбнулась.
        - Я могу привести вам тысячу причин. Но проще, наверное, будет сказать так: все, кто хорошо вас знает… например, ваши слуги и работники… считают… что именно таким и должен быть настоящий мужчина и истинный джентльмен.
        - Вы тоже так думаете?
        - Вам же… прекрасно известно… что да.
        И чтобы он опять не принялся обвинять себя, она продолжила:
        - Думаю, что любовь, даже если она несчастная и приносит боль, не бывает напрасной. И не надо сожалеть о том, что было.
        - Даже если это любовь не настоящая?
        - Ведь вы искренне ее любили, так что с вашей стороны все было по-настоящему. Может, благодаря этому чувству вы стали более мудрым, опытным и понимающим.
        - Несомненно, опыта у меня прибавилось, - отозвался лорд Равенскар. - Именно поэтому я и говорю вам, что это не была настоящая любовь.
        Он приостановился, а потом договорил:
        - И то чувство не идет ни в какое сравнение с тем, что я испытываю сейчас.
        Ромара задержала дыхание, а он повернулся и в упор посмотрел на нее. Через пару секунд он медленно произнес:
        - Мне понадобилось немало времени, чтобы понять: то, что я чувствую к вам, и есть настоящая любовь.
        - Что… о чем вы говорите? Я не понимаю, - прошептала она.
        - Я говорю, что люблю тебя, Ромара. Я люблю тебя! Раньше со мною такого никогда не было.
        Словно тысячи огней вдруг вспыхнули и засверкали вокруг, ослепив ее своим сиянием. Очень бережно, ласково, словно боясь причинить ей боль или испугать ее, лорд Равенскар обнял и притянул ее к себе. Он посмотрел на ее запрокинувшееся лицо, потом еще крепче прижал ее к себе и прикоснулся губами к ее свежему алому ротику. Сначала она даже не поняла, что происходит. Потом любовь переполнила ее и теплой волной поднялась из глубины сердца. Губы ее затрепетали. Об этом мгновении она мечтала, молилась и плакала бессонными ночами! По никогда не думала, что мечтам этим суждено сбыться, потому что лорд Равенскар был влюблен в другую женщину.
        Мир вокруг них был прекрасен, и они вместе стали частицей этой совершенной красоты.
        Лорд Равенскар целован ее с нежностью и страстью; она почувствована, что сердце ее точно выскользнуло из груди и соединилось с его сердцем.
        Когда он наконец смог оторваться от нее, она, не отводя взгляда, смотрела на него, губы ее дрожали, глаза светились.
        - Я люблю тебя, - немного задыхаясь, произнес он, - но скажи мне, дорогая, что ты чувствуешь?
        - Я… люблю тебя! Я… люблю тебя! - из глаз Ромары потекли слезы восторга и счастья. - Я люблю тебя с того дня, когда увидела в первый раз. Правда, сначала я этого не понимала. Я не знала, что это любовь.
        - Родная моя, ведь я могу сказать то же самое.
        - Но как же можно было полюбить такое существо? Ведь я тогда безобразно выглядела?

        - А я влюбился, - с мягкой настойчивостью повторил лорд Равенскар, - в тот день, когда вошел в гостиную и увидел тебя стоящую возле окна с малышом на руках. Но, как и ты, не был уверен в этом. Он крепче прижал ее к себе и продолжал:
        - Потом я увидел, как прекрасно ты вписалась в мой дом, стала его частичкой. Я понял, что это твой дом, что это место подходит тебе так же, как и ты ему.
        - Мне тоже… так казалось, - сказала Ромара, - но я никогда не думала… даже не мечтала… что к тебе приходят… такие же мысли.
        - Ты во многом похожа на мою мать, - проговорил лорд Равен-скар. - Помнишь, как ты провожала нас с Эркрайтом в тот самый день, когда так неожиданно исчезла? Я тогда подумал, что ты не просто стала частью этого дома, но и частичкой меня.
        Его губы почти касались ее губ; он серьезно и с чувством произнес:
        - Теперь ты моя и я никогда не позволю тебе скрыться из моей жизни. Я не хочу расставаться с тобой. Не хочу терять тебя.
        - Все, что мне надо… это остаться рядом с тобой, - проговорила Ромара, - чтобы чувствовать себя… в полной безопасности и чтобы ты позволил мне любить тебя.
        - Мне нужна твоя любовь, она мне просто необходима, - ответил лорд Равенскар. - Теперь я понял, что всю жизнь ждал именно тебя.
        - Я люблю тебя! Я люблю тебя всем сердцем, - воскликнула Ромара. - Каждую ночь я молилась, чтобы ты смог… полюбить меня… хотя бы немного или по крайней мере не испытывал ко мне неприязни.
        - Дорогая моя, мое чувство к тебе так велико и безгранично, что нет на свете таких слов, которыми можно было бы выразить мою любовь! Я лишь могу постараться показать тебе ее, моя родная!
        И он снова поцеловал ее, но на этот раз его губы были требовательными и горячими. Ромаре показалось, что эти восхитительные жаркие губы разбудили в ней тот огонь, что до этой поры едва теплился, и пламя страсти с неистовой силой устремилось наружу.
        Ей были приятны и необходимы эти удивительные поцелуи, хотелось прильнуть к нему всем телом, раствориться в нем.
        Трент поднялся на ноги, ни на мгновение не отпуская Ромару, с трудом оторвался от нее и вполголоса проговорил:
        - Знала бы ты, как часто я смотрел на ту дверь, что соединяет наши спальни, в те дни, когда ты так неожиданно исчезла из моей жизни, растворилась в огромном мире, и проклинал себя за то, что ни разу не открыл ее, пока ты была здесь.
        - Я боялась… что ты никогда… этого не сделаешь.
        - Пусть эта мысль больше никогда не беспокоит тебя, - уверенно произнес лорд Равенскар.
        Он целовал ее снова и снова, пока сад, озеро и небо не закружились вокруг них в неистовом хороводе, а сама Ромара едва могла дышать от восторга. Наконец он поднял голову:
        - Пора возвращаться в дом. Только пройдем через боковую дверь, чтобы не встретиться с Уильямом и Кэрил.
        Снова он продумал все до мелочей, Как умен лишь он один, и Ромара очень любила его за эту предусмотрительность и деликатность.
        - Давай сегодня вечером побудем вдвоем, без посторонних, - сказан он. - У меня такое впечатление, что нам никогда не удавалось поговорить спокойно, без помех. Каждый раз, когда я собирался сказать тебе что-то важное, нас обязательно прерывали, и мне никогда не удавалось договорить.
        - Я помню и ценю каждую минутку, когда мы были вместе.
        - Теперь их будет много-много, - улыбнулся лорд Равенскар.
        Ромара еще крепче прижалась к нему.
        - Неужели все это не сон… Неужели ты и в самом деле любишь меня, - голос ее дрожал, - и хочешь… чтобы я была с тобой?
        - Я собираюсь доказать тебе это, любимая моя, не только сегодня вечером, но и всей своей жизнью, - ответил он. - Ведь я понял, что не могу жить без тебя. Мы останемся здесь, в этом доме, и станем жить в деревне, потому что мне совсем не хочется делить тебя с кем-либо еще.
        - В деревне? Здесь, вместе с тобой? - обрадованно переспросила Ромара.
        Он обнял ее за талию, и они вместе медленно пошли к дому.
        - Помнишь, как мы расстались с тобой в прошлый раз? - заговорил Трент Равенскар. - Я вернулся в Лондон, чтобы поручить Хигнету подкупить слуг из дома Уичболда, чтобы они вовремя сообщили нам, когда ищейки с Боу-стрит нападут на след Кэрил. И тогда же у меня состоялась встреча с Джорджем Спенсером. Мы с ним очень долго беседовали.
        - Это министр внутренних дел? - спросила Ромара.
        - Да, он очень умный и осведомленный человек, - ответил лорд Равенскар. - Джордж уверен, как, впрочем, и я, что война продлится еще долго. А для нашей страны, этого небольшого острова, очень существенной задачей станет произвести как можно больше продовольствия, чтобы наш народ не голодал.
        - Потому ты и собираешься увеличить свои стада?
        - С помощью Уильяма и, конечно, твоей, моя маленькая умненькая жена, я намерен превратить это поместье в источник продуктов не только для нас самих, но и хотя бы для части Лондона.
        - Уверена, это важно.
        - И Спенсер так думает, и премьер-министр, - продолжал лорд Ра-венскар. - Они попросили, чтобы я не только следил за использованием своей земли, но и рассказал обо всем и всячески поощрял и содействовал в этой деятельности многочисленным фермерам всего графства.
        - Лучше тебя никто не справится с подобным поручением.
        - Чтобы облегчить выполнение поставленной задачи и придать мне соответствующие полномочия и еще потому, что теперь у меня есть жена, которая будет помогать мне, король назначил меня главой судебной и исполнительной власти в Букингемшире.
        - Как это замечательно! - воскликнула Ромара. - Ты лучше всех справишься с поручением короля.
        - Я очень рад новому назначению, да и принц тоже, - сказал лорд Равенскар. - Он всегда хотел, чтобы его друзья заняли высокие посты и таким образом помогали ему проводить достойную политику в жизнь.
        Ромара робко взглянула на мужа.
        - Теперь ты стал очень важным человеком, каким тебе суждено быть по рождению и твоим достоинствам. И я боюсь, что разочарую тебя.
        Лорд Равенскар остановился.
        - Ты никогда не разочаруешь меня, - убежденно произнес он. - Ты станешь помогать мне, вдохновлять и советовать. Впрочем, ты и сейчас уже делаешь это.
        - Родной мой, что ты говоришь? Ведь до сих пор я доставляла тебе одни лишь неприятности, - изумилась Ромара.
        Лорд Равенскар посмотрен ей в глаза и легко прикоснулся ладонью к ее волосам. От этой нежной ласки на глаза Ромары навернулись слезы.
        - Ты очень красивая, хотя в тебе есть нечто гораздо более важное, чем красота.
        - Пожалуйста, научи меня любить тебя так, как тебе того хочется, и расскажи, чем я могу заинтересовать тебя, любимый.
        Лорд Равенскар улыбнулся.
        - Ты так меня волнуешь, моя радость, что мой бедный разум не в силах это выдержать! Но я говорил не об этом.
        - Объясни же, пожалуйста, мне. Лорд Равенскар ненадолго замолчал, подыскивая верные слова.
        - Ты смогла разбудить во мне все идеалы юности, все мои мечты, напомнила о тех высоких целях, к которым я стремился в молодые годы. Я хочу послужить своей стране, совершить достойные и нужные для общего блага дела.
        - Разве я могу справиться с такой задачей? - удивленно спросила Ромара. - Ты такой умный, такой способный… Неужели я смогу хоть чем-то помочь тебе?
        - Мне нужна твоя любовь, - уверенно ответил он, - нужна твоя нежность, сочувствие, внимание и ласка.
        - Я очень рада слышать эти слова.
        Он опять крепко прижал ее к себе.
        - И это истинная правда, единственная моя, чистая правда. У меня такое чувство, будто я собрался в крестовый поход.
        - Я буду помогать тебе во всем, сделаю все, что ты захочешь, - воскликнула Ромара, - ты только… люби меня! Ведь без тебя и твоей любви я не смогу и не захочу больше жить!
        - Дорогая моя глупышка! - проговорил лорд Равенскар, наклоняясь к ее лицу.
        Теперь он целовал ее требовательно и настойчиво, его пылающие губы страстно ласкали ее. Восторг и томление охватили Ромару. Ее сердце билось в такт с сердцем любимого мужчины, душа соединилась с его душой. Жизнь их будет прекрасной, и вместе они совершат множество важных и нужных людям дел.

«Господи, как я люблю его! Прошу Тебя, помоги нам справиться со всеми трудностями и пронести наше чувство через всю жизнь!» - так стучало ее сердце и молила душа.
        И яркий, ослепительный свет истинной, бескорыстной любви разлился над всем миром!

        notes

        Примечания

1

        Виги - в XIX в. политическая партия в Англии, представляющая интересы крупной буржуазии. - Примеч. ред.

2

        Мастер - обращение, в сочетании с именем, к мальчику или юноше из дворянской семьи. - Примеч. ред

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к