Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Мятежная Княжна " - читать онлайн

Сохранить .
Мятежная княжна Барбара Картленд

        # Прекрасная княжна-мятежница и надменный принц страны, против которой она мечтает поднять восстание.
        Они должны были - ОБЯЗАНЫ БЫЛИ! - ненавидеть друг друга всеми силами души. Однако у Судьбы - свои законы. И однажды Миклош и Тора поняли внезапно, что просто не в силах существовать друг без друга. Выбор для влюбленных - прост и жесток, либо погибнуть в отчаянной борьбе за счастье, либо - так ли, иначе ли - превозмочь горе и боль войны, сулящей им горькое расставание…

        Барбара Картленд
        Мятежная княжна

        От автора

        До 1919 года на Балканах существовали не только более крупные государства, но еще и множество совсем маленьких. Эти страны необычайно живописны, и населяют их приветливые, гордые и добродушные люди. Но порой они бывают ужасающе жестоки.
        Среди населения Балкан - поэты и музыканты, ткачи и пастухи. Там, где они живут, летом очень жарко, а зимой - невероятно холодно. Случается, что реки выходят из берегов, а временами они пересыхают. Кругом стоят горы, вершины которых теряются где-то в заоблачной выси, а между горами расстилаются ровные долины. Жители склонны к интригам и заговорам, но они умны, импульсивны, храбры и очень любят принарядиться.
        Среди них больше всего хорватов, сербов, черногорцев, боснийцев, словенцев и македонцев. Но есть еще немало турок, румын, албанцев, венгров, словаков и цыган.
        Мне больше всего нравятся венгры. Веками они участвовали во всевозможных войнах и междоусобицах, и это сделало их безоглядно смелыми людьми. Женщины на Балканах - красавицы, мужчины - не только красивы, но еще и великолепные наездники, прекрасные музыканты. А еще там не переводится, сколько его ни преследуют, живучее экзотическое племя цыган.

        Глава 1

1869 год
        Княжна Викторина Жасмин Евгения шла по коридору на урок музыки, тихо напевая какую-то мелодию.
        При этом она, как говорили ее близкие, грезила на ходу. Воображение уносило девушку в степь, по которой она мчалась на великолепном жеребце, преследуемая цыганским бароном, который собирался похитить ее и увезти с собой.
        Именно такие истории княжна - все называли ее Торой, потому что так она произносила свое имя, когда была совсем маленькой, - любила больше всего. И нечто подобное она пыталась выразить в музыке, которую сочиняла, оставаясь одна.
        Тора почти дошла до музыкального салона, когда ее остановил лакей в яркой вычурной ливрее, которую носили все слуги ее отца, великого князя.
        - Прошу простить, ваше высочество, но их высочество, великий князь, хотят видеть вас немедленно!
        Княжна вздрогнула, так внезапно было это возвращение на землю. Несколько секунд она невидящими глазами смотрела на лакея, потом спросила:
        - Вы сказали «немедленно», Йован?
        - Да, ваше высочество.
        Тора сморщила носик. Непонятно, зачем она могла понадобиться отцу так срочно, что он решил оторвать ее от любимых занятий. Больше всего на свете она любила свои уроки музыки. Их давал ей профессор Лазарь Серджович, а он по праву считался лучшим музыкантом маленького княжества Радослав.
        Сейчас профессор уже состарился, но в расцвете своей карьеры он был восторженно принят во всех европейских столицах, а не только у себя дома, на Балканах.
        Княжна была очень музыкальна. Ей уже исполнилось восемнадцать, с большинством своих преподавателей она распрощалась, но и мысли не допускала о том, чтобы отказаться от занятий с профессором.
        Все утро она предвкушала, как они с ним будут обсуждать новые произведения, которые только что прислали во дворец из Парижа, где их исполнял Оффенбах. Однако княжна не посмела ослушаться отца и поспешила в ту часть дворца, где анфиладой располагались парадные комнаты.
        Тора знала, что отец будет в своей любимой комнате: большой, с пышным убранством и увешанной картинами. Втайне княжна считала, что половину из них давно следовало бы убрать со стен.
        Дворец великого князя мало изменился с тех пор, как его занимали отец и даже дед нынешнего правителя.
        - Не стоит отставать от моды, мама! - попробовала как-то сказать Тора матери.
        - Ты же знаешь, отец не любит перемен. Зачем расстраивать его такими разговорами, - был ответ.
        И действительно, великий князь легко впадал в ярость, если ему что-нибудь не нравилось, и мало что ему не нравилось так сильно, как любые перемены.
        В молодости он был удивительно красив, и его улыбка заставляла трепетать не одно женское сердце. Но это было давно. С тех пор, по мнению дочери, он закоснел в своих привычках и утратил вкус к новизне.
        Правда, женскую красоту он ценил по-прежнему и, увидев входившую в комнату княжну, с удовлетворением отметил, насколько она красива и грациозна. Он вспомнил балерин, которых знал в прошлом, и нашел, что его дочь лучше их всех.
        - Вы хотели меня видеть, отец? Голос у нее был такой же нежный и мелодичный, как та музыка, которую она сочиняла.
        - Да, Викторина, я желал поговорить с тобой. Тора посмотрела на него с удивлением: отец называл ее полным именем только во время дворцовых церемоний или в особо важных случаях.
        - Что случилось? По правде говоря, я спешу: профессор музыки уже пришел.
        - Музыка может подождать, - ответил великий князь. - То, что я должен тебе сказать, касается всей твоей будущей жизни.
        Он говорил так серьезно, что Тора заволновалась. В ожидании объяснений она испуганно смотрела на отца широко раскрытыми глазами, которые, казалось, одни и остались на ее нежном личике.
        Княжество Радославское располагалось между Сербией и Румынией, а на севере граничило с Венгрией. Тора была не единственной красавицей среди радославских женщин.
        Иностранцы уверяли, что в них воплотились лучшие черты разных народов, которые веками смешивались между собой.
        Волосы у Торы были огненно-рыжие, как у венгерок, а прекрасные глаза будто хранили какую-то тайну, как глаза румынок. Нежная кожа и гибкая стройная фигурка явно достались ей от сербских предков. И была в ее характере мягкость и чуткость, которую Тора унаследовала от матери, в жилах которой текла и русская кровь.
        Итак, она ждала, пока отец скажет ей, зачем она понадобилась ему так срочно, и томилась неясным предчувствием беды. Еще больше Тора встревожилась, когда отец заговорил, избегая смотреть ей в глаза.
        - Я только что говорил с нашим послом в Солоне, - сказал он, - и услышал от него новость. По-моему, очень хорошую новость.
        - Какую же?
        После секундного молчания, великий князь ответил:
        - Король Радел желает жениться на тебе!
        - Король Радел? - переспросила Тора. - Наверное, вы хотели сказать - его сын?
        - Ничего подобного! - резко возразил великий князь. - Принц Велкан - мот и лентяй. Отец порвал с ним. К тому же он много лет назад уехал из Солоны и больше там не показывался.
        Наступило молчание, потом заговорила Тора:
        - Вы сказали… король хочет… на мне жениться!
        - Его величество высказал такое предложение, и оно, безусловно, пойдет на пользу нашей стране. Солона - гораздо больше, чем наше княжество. А без покровительства какого-нибудь крупного государства мы рискуем быть проглоченными Австрийской империей.
        По поводу Австрии великий князь готов был распространяться еще долго, но Тора прервала его:
        - Я не понимаю вас, отец. Король… очень стар!
        - Чепуха! - отмахнулся великий князь. - Он на несколько лет моложе меня. Ему никак не больше пятидесяти пяти, в крайнем случае - пятидесяти шести.
        - Но… мне-то всего восемнадцать!
        - Это не имеет значения! - Король, несомненно, решил, что ему нужен сын, который мог бы унаследовать престол, поскольку Велкана отец не принимает в расчет.
        - Вы хотите сказать, что он лишил своего сына права на престол? - искренне удивилась Тора.
        - Судя по тому, что слышал я сам и что говорит мне наш посол, принц Велкан сам себя лишил этого права! Есть еще один претендент на трон, но это тебя волновать не должно.
        - Но меня очень волнует, что вы готовы выдать меня за человека, который годится мне в отцы.
        С этими словами она опустилась в кресло, потому что ноги отказывались держать ее.
        - Милое мое дитя, - проговорил великий князь, - Радославу необходимо, чтобы ты стала королевой Солоны. Это подняло бы наш престиж в других государствах, которые сейчас нас просто не замечают.
        При этих словах в голосе великого князя явно зазвучали гневные ноты. Чувствовалось, что отношение других монархов и князей-соседей крайне уязвляет его. Тора вспомнила, как совсем недавно на похоронах одного из членов сербской королевской семьи ее отец оскорбился, потому что ему предложили следовать за королем Черногории, которого он считал ниже себя.
        Но разум девушки отказывался смириться с мыслью о том, что она должна выйти замуж за старика. Словно надеясь, что отец сейчас скажет, что он пошутил, княжна немного наивно спросила:
        - Но, не может же… король Радел хотеть… чтобы я стала… его женой?
        - Говорю тебе совершенно серьезно, - отозвался ее отец. - Он приедет сюда через две недели просить твоей руки, и ты, безусловно, дашь свое согласие.
        Не дождавшись от дочери ответа, он продолжал:
        - Сейчас в мире почти нет неженатых монархов, так что ты должна радоваться, что тебя выдают не за какого-нибудь жалкого князька, от которого Радославу не будет никакого проку.
        Тон отца заставил Тору замолчать. Она поняла, что князь уже принял окончательное решение, все ее протесты способны только привести его в ярость. Дело кончится тем, что он начнет кричать на нее, не слушая никаких возражений.
        Убедившись, что Тора не собирается возражать, великий князь добавил:
        - Конечно, пока ты не должна говорить об этом ни с кем, кроме нас с матерью. Возможно, приготовления к визиту короля заставят премьер-министра навести порядок в своем правительстве!
        Тора слышала о разногласиях в парламенте в последнее время и не сомневалась, что причина этого в нетерпимости ее отца ко всем нововведениям, которые предлагали более молодые и честолюбивые члены парламента. В результате страна не могла добиться того процветания, какому способствовали бы новые изобретения и идеи, принятые в других странах Европы.
        Поскольку девушка по-прежнему молчала, отец, осторожно предложил:
        - Я подумал, что по случаю столь значительного события тебе следует заказать новые туалеты.
        И тут же добавил, словно убеждая себя в том, что не бросает деньги на ветер:
        - Их стоимость можно будет включить в твое приданое, потому что я думаю, его величество вряд ли захочет тянуть со свадьбой.
        Тора поднялась.
        Она была страшно бледна. Будь великий князь хоть немного более наблюдательным, он бы увидел ужас в ее глазах.
        Подойдя к отцу, девушка поцеловала его в щеку, сделала книксен и произнесла:
        - Мне пора идти, отец. Я опаздываю на урок музыки.
        - Ну, когда ты выйдешь замуж, этим урокам придет конец, - ответил: великий князь. - Так что получай удовольствие, пока еще можешь.
        Его дочь, не отвечая, вышла раньше, чем князь договорил последнюю фразу. Тихо прикрыв за собой дверь. Тора бросилась бежать так, словно за ней гнались демоны. Она мчалась по коридорам и переходам дворца к музыкальному салону и только у его двери на секунду остановилась, чтобы перевести дыхание. Потом повернула дверную ручку и вошла.
        Музыкальный салон был пристроен к зданию дворца в период правления деда Торы. Ей этот просторный зал казался очень красивым.
        В одном его конце находилось возвышение, которое Тора мысленно называла сценой. Там, на фоне великолепного панно с изображением покрытых снегами горных вершин, стоял огромный рояль «Стейнвей». С обеих сторон от сцены поднимались ионические колонны из мрамора с розовыми прожилками, который добывали в горах княжества. Торе он нравился гораздо больше, чем малахит, который украшал большинство помещений дворца. Обитые красным плюшем кресла сейчас были сдвинуты в сторону. Они использовались только во время концертов.
        Тора прошла по сверкающему паркету к сцене, где за роялем сидел профессор, наигрывая прелестную народную мелодию. Это была песня, которую радославцы пели, обрабатывая свои поля в долинах или когда они рубили лес, который покрывал горные склоны.
        Увлеченный музыкой, профессор не сразу заметил Тору. Только когда девушка остановилась у рояля, он прервал игру, встал, и лицо его осветилось радостной улыбкой.
        Тора была любимой ученицей профессора Серджовича, а она, занимаясь с ним уже десять лет, считала его членом семьи и не сомневалась, что старик привязан к ней сильнее, чем к своим родным взрослым детям.
        - Я опоздала. Простите, - сказала девушка. - Отец потребовал меня к себе.
        Профессор поклонился.
        - Я рад видеть ваше высочество, потому что мне хотелось сообщить вам одну новость. Уверен, что она вам понравится.
        - Новость? - переспросила Тора, нервно покусывая губы и с трудом сдерживаясь, чтобы сразу же не выложить профессору то, чем огорошил ее отец.
        Великий князь, конечно, предупреждал ее, что намерения короля Радела должны до поры до времени оставаться в тайне, но Тора не собиралась ничего таить от профессора. Он был для нее не просто преподавателем музыки, а ее исповедником, ее советчиком, единственным настоящим другом.
        При дворе ей трудно было бы иметь друзей. Ее родители постоянно выспрашивали бы у них, чем она занимается и о чем думает. Любознательная и предприимчивая, Тора всегда вызывала беспокойство великого князя и его жены, не то что ее брат, который и всегда-то был похож на отца, а с годами это сходство еще усилилось. А Тора даже в детстве была непредсказуема. Всем казалось, что она постоянно витает в мире собственных фантазий, но она была вполне способна и на совершенно неожиданные поступки. А при дворе все необычное порицалось.
        Тора искренне любила профессора, поэтому она заставила себя сначала выслушать его новости, оставив свои «на потом». Она села на стул около рояля. Это означало, что и сам профессор может теперь снова сесть.
        Профессор Серджович был благообразный старик с копной седых волос, откинутых назад над высоким лбом. Тора часто думала, что морщины, бороздившие его лицо, нисколько не портят ее любимого учителя, а лишь усиливают свойственное ему выражение чуткости и доброты. Профессор, как и она сама, больше витал в мире фантазий, чем жил реальной жизнью.
        Его длинные тонкие пальцы извлекали из музыкальных инструментов дивные трогательные звуки, которые выражали его мысли и чувства.
        Сейчас глаза у профессора радостно блестели.
        - Вы знаете, ваше высочество, иногда мне кажется, что я уже слишком стар и обо мне все забыли. Выросло новое поколение музыкантов, и меня теперь редко приглашают в дома европейской знати, куда раньше зазывали наперебой.
        - Я уверена, что вас не могли забыть, профессор, - тихо возразила Тора.
        - Мне бы хотелось так думать, но, приходится признать, я редко получаю радостные известия.
        В его глазах мелькнула печаль, но почти сразу же он добавил:
        - Однако сегодня я неожиданно получил приглашение выступить при дворе, где не был по крайней мере лет двадцать!
        - Где же именно? - с неподдельным интересом спросила Тора.
        - В Солоне! Король попросил меня выступить с моим квартетом (честно говоря, я удивлен, что он вообще слышал о моем квартете!) в его дворце через три дня. Насколько я понял, мне предстоит играть для какого-то важного гостя, которого король принимает у себя. Тот специально выразил желание услышать меня!
        При слове «Солона» Тора тихо ахнула, но профессор был слишком взволнован, чтобы это заметить.
        - Это лестно, чрезвычайно лестно. Но… Тут Тора не выдержала и прервала его:
        - Какое странное совпадение! Мне хотелось поговорить с вами именно о Солоне!
        В ответ на вопросительный взгляд профессора она сказала:
        - Отец сообщил мне, что через две недели сюда приедет король Радел, чтобы просить моей руки!
        Профессор смотрел на свою ученицу, словно не зная, верить ли ему своим ушам. Потом сдавленным голосом спросил:
        - Король просит вас стать его женой?
        - Да.
        - Но это совершенно невероятно! Его величество - старый человек!
        - Я знаю, - кивнула Тора. - Я пыталась сказать отцу, что не хочу выходить замуж за короля Радела, но отец не стал и слушать: союз с Солоной очень выгоден для Радослава.
        Она произнесла все это бесцветным голосом, словно ребенок, который бубнит затверженный урок, но тут же горестно воскликнула:
        - Ах, профессор, что мне делать? Я не хочу замуж за старика! Не хочу отказываться от всех своих надежд! Я мечтала, что встречу человека, которого полюблю, который поймет то, что я пытаюсь выразить в моей музыке, - поймет так, как это понимаете вы!
        Профессор провел ладонью по лбу.
        - Ваше высочество, я не могу поверить, что все обстоит именно так, как вы говорите…
        - Но это так! Это именно так! - отозвалась Тора. - Что бы я ни говорила, отец не позволит мне… отказать королю… А тому просто нужна молодая жена, которая может… родить ему сына!
        В ее голосе звучала нескрываемая горечь. Девушка на самом деле была в полном отчаянии, и глаза ее наполнились слезами. Судорожно сжав руки, она молила:
        - Спасите меня, профессор, спасите! Избавьте меня от этого брака! Это разрушит все… во что я… верю!
        Это был голос перепуганного ребенка, который надеялся, что взрослый-человек защитит его.
        Профессор: взял руку княжны в свои и заговорил так же взволнованно:
        - Как я могу вам помочь? Что я могу сделать? Вы же знаете - я готов отрезать себе руку, я готов отдать жизнь, лишь бы вы не страдали!
        - Дело ведь не только в том, что он… так стар, - прошептала Тора. - Просто… я уверена, что он такой же, как отец… Жить в его дворце - все равно что в тюрьме, из которой… нет выхода!
        Тора не сомневалась, что профессор ее поймет. Часто, когда ей бывало грустно или одиноко, он говорил ей:
        - Забудьте обо всем! Пусть ковер-самолет унесет вас в иной, прекрасный мир, где цветы будут расти у ваших ног, звезды светить над вашей головой, а снежные вершины гор манить взгляд.
        И они вместе играли, пока Тора не начинала чувствовать, что действительно перенеслась в иной мир, где нет ничего уродливого или жестокого.
        Но если Она выйдет замуж за короля, она должна постоянно быть с мужем. Ее обязанности как королевы поглотят все ее время!
        - Что… мне делать? - едва слышно повторила Тора. - Как я могу… ему отказать?
        - Не знаю, - с горечью признался профессор. Он пробежал пальцами по клавишам, словно обращаясь к музыке с просьбой ответить своей ученице. Это напомнило девушке о начале их разговора, и, устыдившись своего эгоизма, она сказала:
        - Но вы едете в Солону. Вы сможете рассказать мне о ней. Может быть, король… окажется не таким страшным… как мне кажется.
        Ей нелегко дались эти слова, и профессор почувствовал это.
        Он с силой ударил по клавишам, рояль загремел почти оглушительно, а старик гневно воскликнул:
        - Это невыносимо! Я не поеду в Солону! Я отправлю письмо с извинениями и останусь дома!
        - Нет-нет, профессор, вы не должны так делать, во всяком случае, не из-за меня. Это слишком важно для вас! И потом, если мне придется туда уехать, если я вынуждена буду подчиниться отцу, я, может быть, хотя бы иногда смогу видеться с вами и слушать вашу игру.
        - Иногда! - с негодованием воскликнул профессор. Тора поняла, о чем он думает: такие случаи будут представляться ей очень редко. А как королева она уже не сможет беседовать с ним по-прежнему откровенно и непринужденно.
        Словно угадав ее мысли, профессор Серджович сказал:
        - Конечно, это большая честь - стать женой короля Солоны. Все жители Радославского княжества были бы горды за вас. Но я-то знаю, дорогая моя княжна, что вы слишком чувствительны, чтобы выходить замуж за человека, который принадлежит совсем к другому поколению.
        Наступило недолгое молчание. А потом Тора спросила:
        - Что вы можете сказать о короле по вашим прошлым встречам с ним?
        - Как я уже сказал, это было много лет назад. Но, конечно, кое-какие слухи с тех пор до меня доходили. О нем немало говорят.
        - И что же?
        Профессор заговорил не сразу, словно осторожно подбирал слова:
        - Наверное, вам следует знать правду. Он поссорился с сыном, потому что принц Велкан восстал против тех ограничений, которые он был вынужден терпеть при дворе отца.
        - Отец говорил о нем совсем иначе, - пробормотала Тора.
        - Мне кажется, у принца были передовые взгляды. Как бы то ни было, он уехал из страны несколько лет тому назад и, насколько я знаю, больше туда не возвращался.
        Тора подумала, что вполне может понять молодого принца.
        - Вот поэтому, - дрожащим голосом проговорила она, - королю… и нужен наследник. Помрачнев, профессор сказал:
        - Как это несправедливо, что вас, именно вас, король выбирает в жены не за вашу красоту, не за ваш ум, а просто потому, что вы молоды и способны рожать детей!
        Он был разгневан не на шутку. Тора закрыла лицо руками, стараясь сдержать слезы. Она научилась владеть собой еще в раннем детстве, а сейчас разум подсказывал ей, что плакать бесполезно, как бы ей этого ни хотелось. Необходимо было попытаться найти выход из того ужасного положения, в котором она оказалась.
        - Может быть, - произнесла она, отняв ладони от лица, - когда король приедет к нам, надо попытаться произвести на него такое отталкивающее впечатление, чтобы он отказался на мне жениться?
        Но еще не успев договорить, Тора поняла, что напрасно дала волю фантазии. И к тому же в глубине души она знала, что как бы она ни выглядела, это не могло повлиять на решение короля.
        Наследница Радослава по своему происхождению вполне была достойна стать матерью будущего наследника Солоны.
        Профессор, догадываясь, о чем думает княжна, заговорил уже совершенно иным тоном:
        - Мы с вами ничего изменить не можем, ваше высочество, но я поеду в Солону и, быть может, принесу вам какие-нибудь известия, которые вас подбодрят.
        Он мягко тронул клавиши и добавил:
        - Никому и никогда не удается избежать жизненных трудностей.
        - Да, это так, - с горечью согласилась Тора.
        - У меня тоже возникли непредвиденные затруднения, - продолжил профессор, пытаясь хоть немного отвлечь Тору от мрачных мыслей. - Раз уж я решил ехать в Солону, мне надо срочно найти еще одного исполнителя для моего квартета.
        - Зачем? - удивилась Тора.
        Она была искренне привязана к своему учителю, и как бы ни занимали ее собственные проблемы, была готова разделить с ним его беспокойство.
        - Симонида очень неудачно упала и сломала правую руку. Она поправится не раньше чем через месяц, - объяснил профессор.
        Симонида была дальней родственницей профессора. Она играла на виолончели в его квартете и пользовалась большим успехом в Радославе и в соседних странах.
        Все выступления квартета сопровождались овациями слушателей и восторженными отзывами в прессе. Конечно, душой такого успеха был сам профессор. Но и остальные музыканты в его квартете заслуживали горячих похвал. Профессор сам обучал их и сумел передать каждому из них искру собственного гения.
        - Ах, бедный профессор! - нежно воскликнула Тора. - Мне так жаль! Я понимаю, как трудно найти замену Симониде: ведь она уже давно выступает с вами!
        - Да, не повезло! Я знаю нескольких молодых музыкантов, но, к сожалению, у нас не будет времени на репетиции. А ведь это очень важное выступление!
        - Вам просто необходимо найти кого-то, кто… - начала было Тора. И, не договорив, она вскрикнула:
        - У меня есть идея! Конечно, это судьба, грех… не воспользоваться ее подарком!
        - Каким подарком? - растерянно спросил профессор.
        - Возможностью взять меня в Солону!
        Профессор посмотрел на княжну, явно отказываясь верить тому, что только что услышал.
        - Вы должны согласиться, что для меня это идеальная возможность понаблюдать за королем, когда он не будет пускать отцу пыль в глаза с покровительственным и снисходительным видом, только потому что наша страна меньше, чем его собственная!
        - Это невозможно! - запротестовал профессор. Тора, словно не слыша его протестов, продолжала:
        - Если я увижу, что он слишком противный (как я подозреваю), слишком старый, напыщенный и самовлюбленный, я за него замуж не выйду, что бы ни говорил отец.
        Она судорожно вздохнула и, не давая профессору прервать себя, договорила:
        - Я убегу… Я уйду в монастырь… Но я не стану женой человека, чье прикосновение будет вызывать у меня омерзение, кто будет ненавистен мне настолько, что я буду готова… его убить!
        - Вам не следует так говорить, ваше высочество, - укоризненно заметил профессор.
        Однако Тора видела, что ее слова глубоко потрясли старика.
        - Я сказала чистую правду! И вы должны понять: чтобы спасти меня от такой судьбы, вам обязательно надо взять меня с собой! - В голосе девушки слышалась непритворная душевная мука.
        - Но это невозможно! - повторил профессор. - Вас ведь узнают, ваше высочество!
        - Чепуха! - решительно возразила Тора. - Король меня никогда не видел! Моих портретов вообще не существует, потому что мама не любит позировать сама и мне тоже никогда этого не разрешала.
        - Пожалуй, это действительно так, - проговорил профессор, начиная колебаться.
        - Вы ведь выступите там всего один раз, - уговаривала княжна. - Мы приедем во дворец в день выступления, ведь вам необходимо порепетировать, проверить, какой у них рояль. А потом мы дадим концерт и на следующий день, сразу после завтрака, уедем.
        В ее устах все это звучало так убедительно и просто, что профессор, казалось, был готов уступить. Однако он все-таки сказал:
        - Ваше высочество не может пойти на такое, да и я не стану принимать в этом участия!
        - Как вы можете так говорить? - воскликнула Тора. - Как вы можете быть так жестоки, чтобы… отказаться помочь мне!
        Профессор Серджович отвел взгляд, словно ему стыдно было смотреть ей в глаза.
        Но Тора не собиралась сдаваться.
        - В последние годы вы единственный приносили мне минуты счастья! Вы научили меня ценить красоту, шире смотреть на мир. Вы убедили меня, что музыка - это Божественный дар. А теперь вы хотите заставить меня влачить жалкое существование, которому я предпочла бы смерть?
        - Но все может оказаться совсем не так страшно, - возразил профессор.
        - А может - именно так! И я узнаю это, когда увижу короля таким, какой он есть на самом деле, а не тогда, когда он будет стараться показать себя с лучшей стороны!
        - Но как я могу согласиться на такое безумие? - простонал бедный старик. - И потом: как ваше высочество покинет дворец незамеченной?
        - Это-то как раз очень легко, - ответила Тора. - Я часто думала о том, чтобы сбежать из дворца, когда родители обижали меня или фрейлины слишком сильно надоедали своей воркотней.
        Она перевела дыхание и продолжала:
        - Охрана с задней стороны дворца не такая уж строгая. Очень легко проскользнуть мимо стражников, когда они пьют или болтают друг с другом.
        Рассмеявшись, Тора добавила:
        - А как только я окажусь в дворцовом парке, вы сможете посадить меня к себе в карету. Мое отсутствие заметят только через несколько часов.
        Подумав о том, что будет твориться во дворце, когда ее исчезновение все-таки заметят, она сказала:
        - Я оставлю родителям записку, что отправилась в гости к подруге.
        - Его высочество этому не поверят и тут же отправят вооруженные отряды на поиски.
        - Если я буду с вами, им меня не найти. К тому же не успеют они начать тревожиться по-настоящему, как я уже вернусь, и никто никогда не узнает, где я была.
        - Это звучит не слишком убедительно, - возразил профессор. - И потом, это нечестно.
        - Нечестно по отношению к кому? - спросила Тора. - Ко мне?
        Профессор не нашел, что ответить, и девушка ласково погладила его пальцы.
        - Если вы действительно меня любите, сделайте это для меня. Вся моя будущая жизнь зависит от этого!
        Профессор посмотрел на ее нежную ручку, такую изящную, хрупкую и беззащитную.
        - Вы ставите меня в трудное положение, - беспомощно произнес он.
        - Обещаю, вас никто и ни в чем не будет винить. А если мне все-таки придется выйти замуж за короля, я поставлю условие, чтобы вас сделали придворным музыкантом, и вы каждый день будете мне играть!
        И с улыбкой она добавила:
        - И лучше всего - целыми днями, чтобы я могла забыть обо всем, кроме той музыки, которую вы подарили мне восемь лет назад и которую теперь никто не может у меня отнять!
        Слова девушки тронули старого учителя до глубины души. Охрипшим от волнения голосом он произнес:
        - Господь да поможет мне!
        Тихо вскрикнув от радости. Тора вскочила.
        - Значит, решено, профессор! Сердце, а может быть, и мой ангел-хранитель говорят мне, что мы поступаем правильно. А значит, у нас все получится!
        - Если нас поймают, меня или расстреляют, или заставят провести остаток дней в тюрьме. Тора рассмеялась:
        - Тогда и я пойду в тюрьму вместе с вами! И если там у нас будет рояль, тюремное заключение может оказаться гораздо приятнее, чем брак с королем Солоны.
        Профессор невольно засмеялся вместе с ней:
        - Когда я шел сюда сегодня утром, чтобы рассказать вам свои новости, мог ли я предположить, что вы втянете меня в такую опасную авантюру?
        - Но вы всегда говорили, что мужество - одно из главных достоинств человека!
        - Я имел в виду мужество не отказываться от своих убеждений, мужество, которое помогает нам сохранять веру в себя! - ответил профессор.
        - Но мужество еще нужно, чтобы поступать, как считаешь правильным - и даже идти на риск ради этого, - возразила Тора.
        Профессор покачал головой. А потом, словно отчаявшись выразить свои чувства и мысли словами, он положил пальцы на клавиши и заиграл.
        Он играл венгерскую мелодию, песню крестьян, которые восставали против жестоких помещиков. Многие повстанцы погибли, но их угнетатели были вынуждены облегчить жизнь своих подданных.
        Немного погодя. Тора взяла скрипку, которая лежала на рояле, и заиграла вместе со своим учителем.
        Она была очень музыкальна от природы, а профессор сумел развить и отшлифовать ее. Тора прекрасно владела и скрипкой, и виолончелью, отлично играла на рояле.
        Сейчас ее смычок легко летал по струнам, а глаза профессора светились радостью и гордостью.
        Он знал, что княжна играет не хуже - если не лучше, - чем Симонида. Всех, кто слышал игру Торы, покоряла красота ее исполнения. Она заставляла петь душу слушателя, поднимала ее ввысь, уносила к небесам.
        Когда квартет профессора заканчивал концерт и затихала последняя нота, наступала минута благоговейного молчания зала - наивысшая награда, какую только исполнитель может получить от своей аудитории. Слушая сейчас игру Торы, Серджович понимал, что она стремится доказать свое право выступать с его прославленным квартетом. И не мог не признать, что она заслужила это право. Всем своим существом девушка ощущала божественную силу музыки, а ее мастерство дарило слушателям несказанную красоту этого прекраснейшего из искусств.
        Когда профессор взял заключительный аккорд. Тора застыла неподвижно, вопросительно глядя на учителя. Несколько мгновений тот молчал, а потом решительно заявил:
        - Мы едем в Солону. И вместе мы обязательно решим вашу проблему, милая моя княжна!

        Глава 2

        Тора лежала, глядя в открытое окно, и ждала, пока первые лучи восходящего солнца позолотят небо, на фоне которого виднелись увенчанные снегом горные вершины.
        Эти горы отделяли Радославское княжество от королевства Солона.
        Тора почти не спала эту ночь. Она очень боялась проспать. Чтобы привести в исполнение ее план, нужно было подняться пораньше.
        Профессор Серджович удивительно хорошо все организовал. Если бы не он, ей, возможно, не удалось бы незаметно покинуть дворец.
        Княжна и ее немолодой учитель так хорошо понимали друг друга, что сейчас Тора не сомневалась: профессор чуть наивно гордится романтической ролью рыцаря, который спасает девушку от страшного дракона!
        Она подумала, что хорошо было бы и вправду встретить отважного рыцаря из тех, кого воспевали старинные легенды! Профессор был слишком стар, чтобы сражаться за ее свободу. И все-таки Тора была глубоко ему благодарна за то, что он не только согласился принять участие в столь рискованном предприятии, но и сумел составить подробный план действий, продумать все детали.
        - Прежде всего, - сказал профессор Серджович, - мне надо договориться с каким-нибудь надежным человеком, чтобы он отвез вас в «Три колокола». Это - постоялый двор, где мы переночуем, прежде чем достигнем Маглича.
        Город Маглич был столицей Солоны, и Тора часто слышала о том, что своей красотой он далеко превосходит все города Радослава. Однако сейчас ей некогда было думать о владениях короля Солоны. Гораздо больше ее интересовал он сам.
        Тем временем профессор продолжал развивать свой план:
        - Постоялый двор «Три колокола» расположен на перевале, через который проходит дорога из Радослава в Солону. О нем все знают. И в то же время там не слишком многолюдно. Надеюсь, мы не встретим никого, кто мог бы заподозрить, что вы не из моего квартета.
        Тора чувствовала, что он старается успокоить ее, и была искренне признательна старику за его чуткость. Тот продолжал:
        - Боюсь, ваше высочество, что вам придется приехать туда немного раньше, чем это смогу сделать я. Но вы не должны тревожиться: так рано вы вряд ли столкнетесь с кем-нибудь из постояльцев.
        - Я понимаю, что мне надо выбраться из дворца как можно раньше, - согласилась Тора. - Лучше всего - как только начнет светать.
        - Да, я тоже так думаю. И, наверное, вам не стоит брать с собой никакого багажа.
        Действительно, если бы охранники заметили ее со свертком или сумкой, они могли бы насторожиться и задержать ее. И тут профессору пришла в голову идея, которая очень насмешила Тору.
        - Возьмите футляр от виолончели в свои апартаменты, ваше высочество, - посоветовал он. - Зная вашу любовь к музыке, никто этому не удивится. Вы сможете положить в него вещи, которые вам понадобятся, а я попрошу Симониду упаковать их в ее дорожный сундук.
        Самой Торе такое никогда бы не пришло в голову. Захлопав в ладоши, она воскликнула:
        - Профессор, вы - просто гений! Что еще я должна сделать? Вы гораздо лучше меня способны все предусмотреть! Серджович немного подумал и сказал:
        - Мне кажется, ваше высочество, что даже самые простые ваши платья привлекут к себе внимание окружающих. Нет ли у вас случайно наряда крестьянки?
        Тора радостно вскрикнула:
        - Конечно, есть! Помните: в прошлом году мы устраивали концерт в честь дня рождения отца? Мы играли и пели наши народные песни в народных костюмах!
        - А я совсем забыл! Тогда я посоветовал бы вам, ваше высочество, надеть этот костюм. Правда, все равно я уверен, что кто бы вас ни увидел, поймет, что вы слишком прекрасны для простой крестьянки.
        Тора нашла в шкафу в своей гардеробной давно не надеванный народный костюм и подумала, что предложение профессора очень разумно.
        Костюм был очень красив. Он не только очень шел радославским женщинам, но и отличался сложностью, не свойственной, например, народным костюмам жителей Боснии и Черногории. Юбка шилась не из красной, а из зеленой материи, а традиционный фартук украшала многоцветная кайма с таким сложным узором, что, готовясь к празднику, радославские девушки вышивали ее долгими вечерами.
        Белые блузки также были украшены вышивкой по вороту, а на плечи накидывалась шаль с бахромой для защиты от холодного ветра, который в Радославе часто дул со снежных вершин.
        Обычно голову девушек украшал убор из лент, но во время сельских церковных праздников они надевали белые чепцы из тонкого муслина с широкой оборкой.
        Чепец Тора отложила в сторону. Он показался ей чересчур нарядным, а ей не следовало привлекать к себе лишнего внимания. А вот менее пышный убор из лент и цветов она положила в футляр для виолончели, решив, что он может ей пригодиться.
        Еще нужно было найти платье для концерта, и княжна стала перебирать свои наряды, пытаясь отыскать такой, который подошел бы для публичного выступления «простой» исполнительницы.
        В конце концов она выбрала платье великолепного покроя, но неброское и скромное. И все же его мягкий голубой цвет так выгодно подчеркивал рыжину в волосах и белизну кожи девушки, что всем слушателям было бы трудно не обратить на нее внимания.
        Однако профессор уже успел об этом подумать и решительно заявил:
        - Если вы все-таки решили ехать со мной, княжна, я буду настаивать на том, чтобы вы исполняли партию рояля. Так будет безопаснее.
        Тора вопросительно посмотрела на него, и он объяснил:
        - Во-первых, вы будете сидеть боком к слушателям и вас будут видеть только в профиль; а во-вторых, я буду исполнять партию скрипки и встану так, чтобы загородить вас почти от всех.
        Это было очень разумно придумано. Кроме того. Тора считала, что на этом концерте профессору подобало исполнять ведущую партию. Ведь он добился признания именно как скрипач и выступал со всеми лучшими оркестрами Европы. Только после того, как он перестал концертировать и поселился в Радославе, Серджович создал собственный квартет. На рояле он играл с не меньшим удовольствием, чем на скрипке, но, когда он брал в руки смычок. Торе казалось, что она слышит пение ангелов.
        Конечно, сейчас она согласилась бы играть на чем угодно, лишь бы поехать в Солону! Она только спросила:
        - А что вы скажете остальным участникам квартета? Тора немного знала их: они несколько раз играли вместе. В последний раз это было на Рождество. Немного подумав, профессор ответил:
        - Я давно заметил, что люди видят только то, что ожидают увидеть. А Андреа и Климент меньше всего ожидают, что в Солону с нами поедет ее высочество княжна Викторина. - Потом он добавил:
        - Я скажу им, что вы моя дальняя родственница, живете на границе княжества, поэтому они никогда раньше вас не видели. Но поскольку вы талантливая музыкантша, я счел вас достойной заменой Симониде.
        - Вы полагаете, они не усомнятся в ваших словах, когда увидят меня?
        Профессор рассмеялся:
        - А почему они должны в них усомниться? Я всегда слыл человеком правдивым, пока вы не сбили меня с пути истинного!
        Тора успокоилась. Она подумала, что Андреа и Климент - люди весьма немолодые. Как и сам профессор, они вынуждены были надевать очки, чтобы читать ноты.
        - А если им покажется странным мое сходство с княжной, - пошутила она, - вы всегда можете сказать им, что в этом виноват кто-нибудь из моих беспутных предков!
        - Ничего подобного я говорить не собираюсь! - возмутился профессор.
        Стараясь спрятать улыбку. Тора подумала, что ее слова глубоко шокировали старика.
        Футляр от виолончели сначала показался ей слишком велик, но, когда она аккуратно уложила в него вечернее платье, ночную сорочку, теплую накидку и еще кое-какие необходимые вещи, футляр закрылся с трудом.
        Закончив сборы, она позвала горничную и приказала ей передать футляр «с инструментом» профессору, который дожидается в музыкальном салоне.
        Вечером, после того как камеристка помогла ей раздеться и лечь, а сама вышла из спальни. Тора достала крестьянский костюм. Сердце ее тревожно билось при мысли о том, что ждало ее впереди.
        Она прекрасно понимала, что, если о ее затее станет известно, отец с матерью придут в ярость. Однако, как бы они ни гневались, ее цель уже будет достигнута. Она увидит короля в обычной для него обстановке, а не во время официального визита.

«Может быть, мне даже удастся поговорить с ним и увидеть, как он ведет себя с простыми музыкантами», - подумала Тора.
        Ее отец в таких случаях всегда держался холодно и высокомерно. Когда князю Радославскому представляли кого-нибудь из «простых людей», он никогда не пытался дать им почувствовать себя более непринужденно. Наоборот, он разговаривал с ними таким тоном, что Торе подчас становилось очень неловко.

«Не хотела бы я, чтобы мой муж вел себя так же», - решительно сказала она себе.
        Вспомнив о том, что ей, возможно, предстоит стать женой человека, который годится ей в отцы. Тора содрогнулась от отвращения.
        Лежа в кровати в ожидании рассвета, девушка вглядывалась в темноту и вспоминала, как часто она смотрела на звезды и мечтала о том времени, когда эти звезды будут светить ей и ее возлюбленному, человеку, который будет любить ее всем-сердцем… Так любить, что будет готов достать для нее с неба звезду и положить к ее ногам.
        Тора еще ничего не знала о любви. Ей даже не приходилось бывать наедине с мужчиной. Но во всех книгах - а она прочитала множество книг - о любви говорилось как о бесценном сокровище, ради которого люди были готовы пожертвовать жизнью.
        С тех пор как ей исполнилось восемнадцать лет и она рассталась с преподавателями и уроками. Тора почти все свое время проводила за чтением. Такая любовь, о которой писал в своих пьесах Шекспир, занимала все мысли молодой княжны. К такой любви она стремилась, о таких чувствах мечтала. И в глубине души верила, что однажды найдет ее.
        И вот ей предстояло принести свои мечты в жертву интересам своей страны, выйти замуж за человека, который - она в этом не сомневалась - никогда не подарит ей любви, о которой она грезила. А ведь даже крестьяне, обрабатывая свои поля, пели о любви.
        - Я не выйду за него замуж, не выйду! - шептала Тора.
        Потом она сказала себе, что должна быть честной. Она встретится с королем и постарается беспристрастно оценить его как человека.
        На этом размышления Торы прервались. Небо над горами начинало светлеть. Пора было вставать.
        Она вскочила с кровати, умылась холодной водой и поспешно облачилась в народный костюм. Его купила одна из придворных дам, крайне недовольная поручением княжны.
«Ее высочеству не подобает одеваться, как простая крестьянка», - твердила эта баронесса. Странная фантазия профессора вызывала у нее живейшее негодование.
        Тора возразила, что это тот же маскарад. Ведь никто не осуждал ее прежде, когда она одевалась царицей Савской, но баронесса только осуждающе поджала тонкие губы.
        Однако, не смея ослушаться, придворная дама приобрела народный костюм в одном из самых дорогих магазинов города. Он был прекрасно сшит из очень хорошей материи и показался Торе очень красивым. Крестьяне Радославского княжества любили принарядиться по праздникам, но и в будни, когда женщины работали в поле в выцветших, залатанных юбках и в белых стираных-перестираных блузках, было видно, какой красотой наградила их природа.

«Никто не обратит на меня внимания, - мысленно успокаивала себя Тора. - Вокруг будет столько красивых девушек, что еще одну никто не заметит».
        Она посмотрелась в зеркало. От волнения и возбуждения ее глаза казались огромными и лучились мягким светом.
        Когда Тора осторожно спустилась по одной из черных лестниц дворца, на небе еще горели несколько самых ярких звезд, хотя ночная мгла рассеивалась, уступая место рассвету. Она вышла в парк. Сразу за дверью начиналась живая изгородь, окружавшая дворец сзади. Кусты были в цвету, в воздухе стоял сладкий аромат.
        Тора набросила шаль на голову, чтобы лицо оставалось в тени на тот случай, если кто-нибудь из охранников все-таки заметит ее. Но предосторожность оказалась излишней. Около задних ворот дворца охраны не было.
        Все сидели в караульном помещении, хотя считалось, что они должны использоваться только тогда, когда зимой с гор сползали тяжелые снежные тучи или когда осенью дождь хлестал безжалостным потоком.
        Но Тора рассчитала правильно: охранники норовили оставить свой пост в любой момент, когда им не грозило быть уличенными в нерадивости.
        Через незашторенное окно караульной было видно, что солдаты дремлют, сидя за столом, на котором горела керосиновая лампа. Тора тихо выскользнула через неплотно прикрытые ворота и вышла на дорогу, которая вела к городу.
        Она держалась в тени дворцовой стены, пока ворота не скрылись из виду, а потом поспешила к развилке, откуда в одну сторону дорога направлялась к городу, а в другую - туда, куда и предстояло ехать Торе. Эта дорога пересекала долину, а потом поднималась вверх, к перевалу, от которого начинался путь в Солону.
        Только достигнув развилки, Тора заметила, как отчаянно бьется у нее сердце. Ей все еще не верилось, что удалось без помех покинуть великокняжеский дворец.
        Дорога в этот ранний час казалась совершенно пустынной, и это было на руку беглянке, которой совсем не хотелось привлекать к себе внимание.
        Ей пришлось подождать всего минут пять, хотя и этот срок показался девушке мучительно долгим. Вскоре на дорогу выехала деревенская повозка, запряженная парой резвых лошадок.
        Тора поняла, что это едет тот самый «надежный человек», о котором говорил профессор.
        Лошади остановились, и она увидела, что возница - пожилой человек, виски которого уже тронула седина. Хотя он был одет лучше, чем обычно одевались крестьяне в их краях, Тора почему-то не сомневалась, что он и вправду крестьянин.
        Незнакомец помог ей забраться в повозку, и Тора уселась рядом с ним на жестком сиденье. Он только коротко приветствовал девушку и, не Произнеся больше ни слова, тронул лошадей. В повозке лежали какие-то свертки, стоял бочонок вина. По-видимому, ее владелец был возчик.
        Возчики разъезжали по всему княжеству, доставляя с ферм в город кур, яйца и другие продукты, а из города привозили одежду, безделушки и ленты для тех крестьян, кто мог себе позволить такие покупки.
        Когда Тора была еще маленькая, одна из горничных, деревенская девушка, рассказывала ей, что приезд возчика каждые три недели был для небольшой деревушки у подножия гор настоящим событием. Встречать его выходили все жители.
        - Мне казалось, что красивее тех лент, которые он привозил для наших уборов, на свете просто быть не может, ваше высочество, - призналась ей горничная. - А моя мама копила монетки, чтобы купить разноцветные нитки для вышивки, которой мы украшали свои фартуки и блузки!
        Тора еще раз с восхищением подумала, как умно профессор все устроил. Безусловно, закрытый экипаж привлек бы к себе гораздо больше любопытных взглядов, чем повозка простого возчика, которые то и дело встречались На дорогах княжества. Если ее начнут искать, никому и в голову не придет, что она уехала в одной из таких повозок.
        Накануне вечером Тора написала записку отцу:
        Вы не могли не знать, папа, что я всегда мечтала выйти замуж за человека, которого полюблю, - поэтому мне очень трудно смириться с тем, что я должна стать женой короля только потому, что это выгодно для Радослава.
        Я понимаю, что мое положение требует от меня подобной жертвы, но мне надо свыкнуться с этой мыслью. Думаю, для меня лучше побыть у друзей, вдали от всего, что для меня так привычно и с чем, когда придет время, мне будет так трудно расстаться.
        Пожалуйста, не тревожьтесь обо мне и скажите мама, что меня сопровождают надежные добродетельные люди и что обо мне хорошо заботятся.
        Я, обещаю вернуться раньше, чем вы успеете по-настоящему соскучиться, но повторяю, мне необходимо время подумать.
        Остаюсь ваша искренне любящая и, как всегда, послушная дочь,
        Тора.
        Вложив письмо в конверт, Тора написала его и положила на стол в своей гостиной. Она надеялась, что письмо попадет в руки отца не раньше полудня.
        К тому времени она будет уже на пути туда, где никому не придет в голову ее искать.
        Тора была уверена, что ее мать решит, будто она отправилась к кому-нибудь из своих прежних учителей. А трое или четверо из них теперь жили в разных концах княжества, довольно далеко и от дворца, и друг от друга. Даже если родители станут разыскивать ее, она успеет вернуться к тому времени, когда выяснится, что ее нигде нет.
        Они с профессором решили, что поездка займет всего три дня. Эту ночь они переночуют в «Трех колоколах», а следующую - во дворце короля Солоны. Никто не должен был узнать, где она проведет эти дни.
        Конечно, Тора никогда в жизни не бывала на постоялом дворе, и ей было очень любопытно узнать, какими окажутся «Три колокола».
        И в Радославе, и за его пределами существовало множество гостиниц и постоялых дворов. Княжне приходилось читать страшные истории о хозяевах гостиниц, которые грабили и даже убивали своих постояльцев… Но она была уверена, что может доверять выбору профессора.
        В книгах она читала и в кофейнях, в которых собирались подвыпившие студенты, и о виноградниках в Баварии и Австрии, где влюбленные могли слушать музыку и, сидя в увитых виноградными лозами беседках, пить местное вино…
        Иногда Тора давала волю фантазии и представляла саму себя за маленьким столиком напротив мужчины, который говорил ей о своей любви под пение скрипок в сиянии звезд…
        А порой в своих грезах она кружилась в вальсе под музыку Иоганна Штрауса с красивым темноволосым незнакомцем, который сжимал ее в объятиях… И когда музыка смолкала, их руки, их сердца и мысли оказывались соединены так тесно, как если бы они двое были одним существом.

«Вот о чем я мечтала», - снова сказала себе Тора, с болью сознавая, что она великая княжна и ее мечтам не дано исполниться.
        Она уже танцевала на дворцовом балу. Это было волнующее событие, хотя других кавалеров, кроме пожилых придворных и двух сыновей советников ее отца, у нее не было. Все-таки Тора наслаждалась и первым взрослым бальным нарядом, и прекрасной музыкой, и великолепной бальной залой, украшенной сияющими люстрами и морем цветов.
        Живописная толпа мужчин в парадных мундирах и женщин в пышных кринолинах произвела на нее глубокое впечатление.
        Тогда Тора еще не знала, что кринолин вот-вот отойдет в прошлое. Ему на смену пришли турнюры. Уже на следующий год новые наряды княжны заставляли ее чувствовать себя так, словно она стоит на носу корабля, который плывет по волнам к далекому горизонту. К сожалению, ей редко приходилось надевать эти нарядные туалеты.
        Родители Торы не спешили начинать вывозить дочь. Ее светский дебют должен был состояться через месяц. Теперь намерение короля жениться на ней, заставляло девушку думать, что за первым выходом в свет сразу последуют свадебные торжества.
        До этого мать составляла список подходящих женихов из всех соседних королевств, намереваясь пригласить всех старших сыновей монарших семейств погостить у них во дворце. В их числе были кронпринцы Богемии, Хорватии и Далмации, Тироля и Венгрии…
        - Они не женаты, - говорила ее мать, просматривая свой список, - и были бы оскорблены» если бы мы не пригласили их. Надеюсь, милое мое дитя, что за этим последует ответное приглашение. Тебе будет полезно познакомиться с другими дворами! Многие коронованные особы состоят с нами в родстве - ближнем или дальнем.
        Все это звучало так заманчиво, а король Радел в один момент все испортил. Через две недели он явится в Радослав и увезет Тору в свою Салону.

«Я его ненавижу, ненавижу!»- мысленно воскликнула она, сама ужасаясь силе этого чувства.
        Стараясь отвлечься от мыслей о будущем, Тора попыталась поговорить с возчиком о тех местах, мимо которых они проезжали. Однако он оказался человеком замкнутым и молчаливым. А может, он просто привык к своим одиноким поездкам и разучился вести беседы. Как бы то ни было, он не проявлял никакого интереса к попыткам Торы разговорить его.
        Тогда она стала молча любоваться щедрой и прекрасной природой. Долины были усыпаны цветами, кое-где их прорезали ручьи и речки, которые серебрились в солнечных лучах. Виноградники и поля пшеницы, которая еще не начала поспевать, волновались вокруг.
        В полдень они остановились, и возчик вручил Торе пакет, сказав, что его приготовил профессор. В пакете оказались свежие булочки с ветчиной и сыром и маленькие шоколадные кексы. Это лакомство Симонида пекла специально для профессора, который очень любил такие кексики. Там же оказалась небольшая бутылка лимонада.
        Торе показалось, что вежливость требует пригласить возчика разделить с ней трапезу. Но, когда она предложила ему поесть вместе с ней, он только покачал головой и уселся в стороне. Раскурив трубку, он задумчиво глядел на небольшую речку, где плескалась рыба.
        А Тора смотрела на горы, которые отделяли ее от той страны, которой ей предстояло править, если она выйдет замуж за короля. Ей вспомнилось, как часто она сравнивала вершины гор и свои собственные стремления. Она так надеялась, что они осуществятся!

«Мне необходимо узнать много такого, о чем я пока не знаю», - подумала она.
        Однако ей хватило честности признаться себе, что она всегда связывала свои стремления с любимым человеком, который станет ее проводником и учителем в сложной взрослой жизни.
        Как только Тора поела, возчик выбил свою резную трубку о ствол дерева и уселся на свое место. Ему, видимо, не терпелось продолжить путь, и она поспешила вернуться в повозку.
        - Спасибо, что вы разрешили мне ненадолго остановиться. Мне только жаль, что вы не захотели поесть вместе со мной.
        - Я ем по вечерам, - ответил возчик.
        - Одни?
        - С женой. Она хорошо готовит.
        Впервые его голос смягчился.
        Повозка ехала полями, где работали много мужчин и женщин, и Тора гадала, кто из них по вечерам радостно спешит домой к мужу или жене. Многим ли удалось найти ту любовь, к которой так стремилась она, уверенная в том, что только это чувство дарит подлинное счастье людям, как бедным, так и богатым.
        Но она быстро поняла, что ее размышления нелепы. Простые люди в Радославе, как и в любой стране, вступали в брак по соглашению между семьями. У девушки с богатым приданым было больше возможностей выбрать себе и мужа с хорошим достатком. Однако люди в Радославе выглядели такими счастливыми, что Торе почему-то казалось, что большинство из них женились по любви, а не по воле родителей.
        Возможно ли это? И что будет с ней самой?
        Девушка так глубоко задумалась, что не заметила, как они подъехали к подножию гор.
        Она много слышала о том, как красив перевал по дороге от Радослава к Солоне, и сейчас убедилась в том, что эти восторженные отзывы не были преувеличением.
        Миллионы лет назад сильнейшее землетрясение раскололо горы, открыв проход от Радославской долины к огромной плодородной равнине, которая теперь была территорией Солоны. Крутые склоны гор поросли густым лесом, многочисленные водопады питали горные реки, сбегавшие в долину.
        Окружающий пейзаж был даже прекраснее, чем его представляла себе Тора. Однако не успела она погрузиться в созерцание этих красот, как лошади свернули с перевала и по другой дороге, которая была проложена прямо через густой лес, стали подниматься к постоялому двору «Три колокола».
        Постоялый двор занимал довольно большое здание под высокой крышей. Перед главным входом стояли небольшие белые столики со стульями вокруг них, а сбоку располагались беседки, как раз такие, какими Тора представляла себе те, что служили приютом влюбленным в Австрии. Людей вокруг не было видно.
        Зная, что ей придется дожидаться приезда профессора, Тора поспешно сказала возчику:
        - Может быть, вы высадите меня прямо здесь? Я пока не хочу заходить внутрь.
        Возчик, казалось, ничуть не удивился, молча кивнул и остановил лошадей.
        Тора поднялась со своего места, ожидая, что возчик слезет первым и поможет ей спуститься, но он остался сидеть, держа в руках вожжи. Кое-как она слезла на землю, хотела поблагодарить своего молчаливого провожатого, «о не успела: тот поправил шляпу, кивнул ей на прощание и уехал.
        Тора была так поражена, что какое-то время растерянно смотрела возчику вслед. Ей вдруг показалось, что он бросил ее на произвол судьбы. Оставшись в полном одиночестве, она снова почувствовала тревогу. Однако, напомнив себе, что профессор должен вот-вот приехать, она постаралась успокоиться.
        Профессор Серджович заранее сообщил хозяину постоялого двора вымышленное имя своей молодой спутницы, но Торе было неловко идти к нему и объяснять, что она приехала одна, а ее спутники прибудут позднее. Осмотревшись, она попыталась найти такое место, чтобы ее не было видно со стороны постоялого двора, но сама она могла бы наблюдать за всеми, кто будет подъезжать по той дороге, по которой ее привез возчик.
        У стены постоялого двора стояли деревянные скамьи. Перед некоторыми из них располагались столы, перед другими - нет. Они показались девушке гораздо более скромными, чем белые столики под деревьями в беседках. Наверное, эти скамьи предназначались для посетителей победнее.
        Еще раз осмотревшись. Тора подумала, что, сидя на этой скамье, она не привлечет к себе внимания. Но тут она заметила еще одну скамью у дальнего угла здания, почти скрытую кустами готовой распуститься сирени. Направившись к ней, княжна с радостью обнаружила, что здесь ее не будет видно из окон постоялого двора, а сама она не пропустит никого, кто приедет в» Три колокола «.
        Становилось жарко. Тора сняла с плеч шаль, постелила ее на скамью и уселась, наслаждаясь тишиной и покоем.
        Вокруг ворковали голуби. Некоторые из них ходили вокруг столиков, подбирая с земли крошки.
        Кусты укрывали Тору своей тенью, и она подумала, что это к лучшему: ее мать страшно рассердилась бы, если бы перед самым приездом короля плебейский загар осквернил белизну кожи княжны. Тору с детства убеждали, что аристократов должна отличать белая кожа и, конечно, нежные руки, не знающие тяжелого труда. Однако великая княжна втайне завидовала крестьянским девочкам, которые бегали по самому солнцепеку с непокрытыми головами. Их золотистый загар казался ей гораздо красивее, чем болезненная бледность придворных дам.
        Не в состоянии думать ни о чем, кроме своего будущего, Тора, как всегда, начала фантазировать, представляя себе, что убежит из дома, станет простой крестьянкой и будет жить в крытом красной черепицей домике, похожем на те, в которых жили большинство жителей Радослава. Летом будет работать в поле, прясть или ткать…
        Она целиком погрузилась в эту вымышленную историю, тихо напевая одну из народных песен, которую профессор включил в свою сюиту. Из этого состояния ее вывел чей-то громкий голос. Вздрогнув, она испуганно огляделась, звуки доносились из открытого окна постоялого двора, расположенного прямо над, головой княжны.
        - Почему ты так поздно? - громко спросил какой-то мужской голос по-солонски.
        В свое время мать Торы настояла, чтобы дочь выучила языки всех стран, с которыми граничило Радославское княжество.
        - Пусть другие довольствуются французским, итальянским, немецким и английским, - презрительно говорила она. - Мне кажется оскорбительным, когда к нам в гости приезжают люди, которые не говорят на нашем языке. И я не допущу, чтобы мои дети не владели языками наших соседей!
        Тора легко научилась говорить по-солонски. Этот язык был близок к венгерскому, которым она владела прекрасно, а кроме того, в нем было много слов, общих с языками других соседних стран. Она сразу подумала, что только язык и будет общим у нее с пожилым королем Солоны: она говорит на его языке, а он, должно быть, знает ее язык.
        - Извините, ваше высочество, - произнес другой мужской голос. - Мне понадобилось время, чтобы собрать всех наших друзей. Вы же понимаете, мы не хотели, чтобы нас заметили.
        Обращение» ваше высочество» заставило Тору вздрогнуть, но она поспешно сказала себе, что в Солоне наверняка немало князей, как и во всех балканских странах.
        Княжеский титул получали все члены монаршей семьи. А когда у мужчины рождались дети, они тоже становились князьями и княжнами. Однажды кто-то очень позабавил Тору, сказав ей, что в России больше миллиона князей. Но сейчас она почему-то подумала, что в разговоре на постоялом дворе может участвовать принц Велкан. Впрочем, вспомнив, что он уже несколько лет не появлялся в Солоне, она решила, что это маловероятно.
        Было слышно, как в комнате передвигают стулья. По-видимому, их расставляли вокруг стола.
        Потом снова заговорил первый голос:
        - А где Тит?
        - Мне не удалось с ним связаться, ваше высочество, - ответил кто-то.
        - Какого черта! Я же сказал, что хочу, чтобы пришли все! - рявкнул тот, кого величали княжеским титулом.
        Ответом ему было молчание. Спустя несколько секунд князь проворчал:
        - Ладно, я увижу Тита сегодня или завтра и предупрежу его, что мы собираемся у старого монастыря.
        - Извините меня, - пробормотал тот, к кому он обращался раньше.
        - Остальные все здесь, - продолжил князь. - Надо еще раз обсудить наши планы. Я слышал, что король решил снова жениться. Этому мы должны помешать любой ценой!
        Теперь Тора, затаив дыхание, ловила каждое слово, которое доносилось из окна.
        Собеседники князя одобрительно загудели. Потом князь заговорил снова:
        - Чем раньше мы нанесем удар, тем лучше! Я, конечно, займусь королем, а тебе, Лука, надо принять командование армией. Это будет не так уж трудно: несколько полков отправлены на учения.
        - Среди офицеров много недовольных, - ответил Лука. - Я разговаривал по крайней мере с дюжиной тех, кто готов безоговорочно поддержать ваше высочество.
        - Прекрасные новости! Ты, Франц, возьмешь на себя полицию. Тут трудностей быть не должно.
        - Надеюсь, - отозвался тот, кого назвали Францем. - Но ваше высочество, нельзя забывать, что те, кто постарше, всегда были верны трону.
        - Знаю! - резко отозвался князь. - Расстреливай немедленно каждого, кто попытается встать тебе поперек дороги. Нам удастся подавить сопротивление только в том случае, если мы будем действовать стремительно и не дадим им времени опомниться.
        - Да, конечно, ваше высочество, - согласился Франц.
        - И я надеюсь на тебя, Живко. Ты должен расставить своих людей так, чтобы никакого восстания на рыночной площади не было. Поведение толпы бывает непредсказуемым, я полагаю, немало людей захочет поддержать короля. Хотя одному Богу известно, зачем им это!
        Эти слова были встречены омерзительным хохотом. Когда смех затих, князь добавил:
        - Я постарался все предусмотреть. У каждого из нас должно хватить людей. Все они получили приказ расстреливать на месте тех, кто попытается оказать сопротивление. Все должно произойти быстро и тихо. Пусть утром люди проснутся и обнаружат, что их правителем стал я и они ничего с этим поделать не могут!
        - Мы все на это надеемся, ваше высочество!
        - Так давайте выпьем, - предложил князь. - А вы еще раз посмотрите свои карты. Подумаем, все вместе, что можно улучшить в наших планах.
        - Налить вам вина, ваше высочество? - спросил Лука.
        - Конечно!
        Послышался звон бокалов.
        Потом чей-то голос (Тора решила, что это был Франц) произнес:
        - Предлагаю выпить за здоровье короля Бориса. Да правит он долго и безмятежно!
        Тора судорожно вздохнула. Она поняла, чей разговор подслушала. Ей вспомнились слова отца о том, что в Солоне есть еще один претендент на трон.
        Более того, всего два дня тому назад кое-что ей рассказала одна из камеристок.
        Конечно, Тора ни с кем, кроме профессора, не обсуждала своего возможного брака с королем Солоны, но она говорила, что ожидается его визит в Радослав. Это уже было объявлено на заседании парламента.
        - Ты когда-нибудь видела его величество? - спросила она у девушки.
        Горничная покачала головой:
        - Нет, ваше высочество. Но зато я недавно много слышала о князе Борисе!
        - А кто он?
        - Это двоюродный брат его величества, ваше высочество. И, судя по тому, что мне говорили, нехороший он человек.
        Увидев, что Тора слушает ее с интересом, девушка продолжала:
        - Одна из моих сестер работает в доме нашего посла в Солоне.
        - Наверное, ей было интересно увидеть другую страну! - заметила Тора. - И что она говорила о князе Борисе?
        - Она видела его, и видела ужасные вещи, которые я не стану пересказывать вашему высочеству. Моя сестра полагает, что он замыслил дурное. Она говорит, будто слышала, что князь угрожает захватить трон Солоны!
        Тора подумала тогда, что, наверное, поэтому старый король и мечтает о сыне. Ей было любопытно узнать, что за ужасные вещи делал князь Борис, однако не к лицу ей было ронять свое достоинство, выспрашивая у горничной подробности.
        Осознав всю важность услышанного ею. Тора поняла, что необходимо что-то предпринять. Заговорщики все, более возбужденно провозглашали тосты за здоровье друг друга и успех своего предприятия. И тут княжна сообразила, что, если они поймут, что их подслушали, ее ждет верная смерть.
        Задрожав от страха, девушка решила скрыться, по крайней мере до приезда профессора. Она встала со скамьи и, двигаясь медленно и осторожно, скользнула в кусты сирени. Завернув за угол, она увидела еще одно открытое окно. По-видимому, оно тоже находилось в комнате, где собрались заговорщики.
        Тора прошла под самым окном и оказалась в цветнике позади постоялого двора. Полузаросшие клумбы яркими пятнами выделялись на фоне леса, который подступал совсем близко к зданию.
        Перепуганная княжна решила спрятаться в лесу и выйти из своего укрытия только тогда, когда будет твердо уверена, что профессор со своими спутниками уже прибыл.
        Она была настолько потрясена, что на секунду ей даже захотелось думать, что все услышанное было плодом ее воображения. Однако сомневаться не приходилось: князь Борис задумал совершить дворцовый переворот.

«Если меня заметят, меня убьют», - вновь подумала Тора.
        Она поспешно пересекла благоухающий цветник и через деревянную калитку вышла в лес. Только оказавшись среди густых деревьев, девушка почувствовала, что ее сердце бьется уже не так отчаянно, хотя сухость во рту не проходила.
        Тора шла по песчаной тропе, петлявшей между деревьями, пока слева от нее не открылся совершенно потрясающий вид. Перед ней внизу расстилалась долина, которую она видела с перевала. В этом месте деревья по крутому откосу, спускались к реке, в которую обрушивались с гор гремящие водопады.
        С ужасом она подумала, что в этом месте очень просто спрятать чей-нибудь труп. Эта мысль заставила ее резко свернуть и немного подняться по тропе, которая, как показалось Торе, вела прямо к покрытой снегом вершине.
        Солнце стояло еще довольно высоко. Было жарко. Решив, что идти дальше не следует, княжна присела на вывернутое ветром дерево, корни которого нелепо торчали во все стороны. На стволе было удобно сидеть, но Тора чувствовала, что страх по-прежнему сжимает ее сердце и стесняет дыхание.
        Она спрашивала себя, что ей следует предпринять. Следовало бы предостеречь короля… Но как?
        Был большой соблазн сказать себе, что это ее не касается. Однако княжна понимала, что революция или государственный переворот, в какой бы стране они ни происходили, подрывали закон и порядок во всех соседних государствах. Если сегодня на трон в Солоне сядет узурпатор, завтра подобное может произойти и в Радославе.

«Я должна что-то сделать! Мне надо что-то предпринять!»- с отчаянием повторяла про себя Тора.
        Будь на ее месте отец или брат, они бы твердо знали, как следует действовать. Но они были мужчинами, а она - всего лишь женщиной, и потом - она должна была скрываться!
        Она вспомнила, как князь Борис приказывал своим сторонникам стрелять при малейшем намеке на сопротивление. А ведь народ Солоны скорее всего был похож на ее собственный: жители были довольны своей жизнью и ничего не имели против своего короля. Почему они должны были умирать за князя, о котором к тому же ходили грязные слухи.
        Ей было страшно возвращаться на постоялый двор. Даже если профессор уже приехал, она чувствовала себя не вправе посвящать его в столь опасную тайну.

«Я должна немедленно вернуться домой!»- подумала княжна.
        Однако сначала надо было убедить профессора, что ехать в Солону опасно. А ведь он так хотел выступить перед королевским двором! Придется объяснить ему. Тора не сомневалась, что профессор Серджович поверит ей и согласится, что о заговоре необходимо рассказать какой-нибудь облеченной властью персоне. Но это и значило вовлечь профессора и его спутников в эту опасную историю, а к тому же - и назвать свое настоящее имя!
        С другой стороны, бездействовать тоже нельзя: погибнет множество невинных людей. И, несомненно, князь Борис убьет короля.

«Я не хочу выходить за него замуж, - думала Тора, - но я не могу просто стоять в стороне и ждать, пока его убьют!»
        Мысли ее кружились и кружились, как по замкнутому кругу, не находя выхода.
        Не считая заговорщиков, она оказалась единственным человеком, кому было известно о намерениях князя Бориса. Но как разоблачить его, не нарушая своего инкогнито? Ее родители оказались бы в очень неловком положении, если бы стало известно, что она переоделась крестьянкой и отправилась в Солону шпионить за королем. Тора прекрасно представляла себе ужас всех уважаемых граждан и Солоны, и Радослава, насмешки и издевательства, которые последуют за подобным разоблачением.
        Тут она услышала приближающийся топот копыт и с ужасом подумала, что это могут быть князь Борис и его друзья. Увидев ее в лесу так близко от «Трех колоколов», заговорщики наверняка заподозрят неладное.
        Тора вскочила и замерла на месте, чутко прислушиваясь. С некоторым облегчением она поняла, что лошадь всего одна и топот доносится не со стороны постоялого двора, а из леса. Наверное, - ей все-таки следовало бы убежать и спрятаться в лесу, но Тора поняла это слишком поздно. Всадник был уже совсем близко. Увидев, как она убегает, он мог счесть это странным и, возможно, начать ее преследовать.
        Сердце девушки снова отчаянно заколотилось, но Тора заставила себя с безмятежным видом усесться на ствол поваленного дерева.
        Топот копыт слышался все явственнее, и через несколько секунд она увидела великолепного чистокровного скакуна и всадника в великолепно сшитом костюме для верховой езды, в начищенных до блеска сапогах, с непокрытой головой. Незнакомец, видимо, любовался видом, который открывался на расположенную внизу долину. Почему-то ей вдруг пришло в голову, что этот всадник - военный.
        Она и сама не смогла бы объяснить, почему у нее создалось такое впечатление. Возможно, его окружала некая аура властности. И держался в седле он очень прямо, словно на параде, хотя совершенно непринужденно.
        Незнакомец заметил Тору, только когда почти поравнялся с ней. На его лице отразилось изумление, но в следующую секунду он улыбнулся.
        - Здравствуйте, барышня! - сказал он. - Вы любуетесь этим великолепным видом?
        - Да, сударь, - ответила Тора. Остановив лошадь, незнакомец спросил:
        - Похоже, вам одиноко. Вы кого-нибудь ждете в этом романтическом уголке?
        Его голос звучал слегка насмешливо. Тора опасалась расспросов и поэтому поспешила ответить:
        - Нет-нет! Я пришла сюда одна, потому что мне надо было кое-что обдумать.
        Она сказала первое, что пришло ей в голову, но казалось, незнакомца ее ответ позабавил. Он немного откинулся назад в седле и спросил:
        - И что за думы таятся в этой хорошенькой головке? Секунду Тора молчала, удивленно глядя на незнакомца. Никто и никогда не разговаривал с ней в таком тоне. Потом она вспомнила, что для этого незнакомца она простая крестьянская девушка, которую он случайно повстречал в лесу. Почему ему не пошутить с ней!
        - Не думаю, чтобы мои мысли могли показаться вам интересными, сударь, - сдержанно сказала она.
        - Напротив, они меня очень даже интересуют! С этими словами он спешился, связал поводья узлом и, к изумлению Торы, не стал привязывать лошадь. Сам же подошел к ней поближе.
        - Очень даже интересуют, - повторил он. - Может, вы разрешите мне присесть рядом с вами и расскажете мне, о чем вы думаете. Хотя, наверное, ваши глаза будут красноречивее всяких слов!
        Тора судорожно вздохнула.
        Она не знала, что мужчины могут так разговаривать с женщинами. Ее смущали не столько слова незнакомца, сколько его взгляд. К собственной досаде, она почувствовала, что краснеет, и торопливо проговорила:
        - У вас наверняка есть дела поважнее, чем… разговор со мной.
        - Не могу представить себе ничего более важного! - возразил незнакомец, усаживаясь рядом.
        Он повернулся так, чтобы лучше видеть девушку, и сказал:
        - Наверное, вам уже сотни раз говорили, как вы прекрасны! Похоже, вы настоящая лесная нимфа!
        При этих словах Тора не смогла сдержать улыбку. Дома, в их дворцовом парке, она часто ощущала себя как бы частью леса. Тогда в своем воображении девушка забывала о скучном придворном этикете, о всех этих «так не положено»и «это не принято», о грубом и безжалостном «хватит мечтать».
        - Вы улыбаетесь, потому что это правда? - спросил незнакомец.
        - Ну, это вам придется решать самому! - не подумав, ответила Тора.
        - Именно это мне и хочется сделать, - признался он. - И в то же время мне страшно: а вдруг окажется, что вы мне просто пригрезились? Вдруг вы исчезнете? И останутся только блики солнца на листьях деревьев и мох у меня под ногами.
        Его голос очаровал княжну. Ей показалось, что ее грезы ожили. Вздохнув, она сказала:
        - Как бы мне хотелось, чтобы так и случилось! Это решило бы массу проблем.
        - Каких же проблем?
        - Очень, очень сложных. Наверное, вам лучше уйти, а я уж попытаюсь решить, что же мне следует делать.
        - Если это проблема, то надо ответить «нет»! Вам не следует выходить за него замуж.
        - Дело совсем не в этом, - возразила Тора. - Все гораздо страшнее. По правде говоря, так страшно, что мне очень хотелось бы, чтобы… это оказалось всего лишь дурным сном!
        Однако она прекрасно понимала: то, о чем она случайно узнала, не было сном, и если она не предпримет что-то в самое ближайшее время, погибнет множество невинных людей.
        - Мне надо поговорить с кем-нибудь… кто облечен властью! - произнесла княжна вслух.
        И, еще не договорив, поняла, что такое решение не годится. Ее прежде всего спросят, что она делала на постоялом дворе. А поскольку она не может открыть, почему приехала одна, раньше остальных участников квартета, к ней сразу же отнесутся с подозрением.
        Испугавшись, Тора воскликнула:
        - Нет… нет! Я не хотела это сказать! Забудьте… что вы это слышали!
        Некоторое время незнакомец сидел молча, неподвижно, потом сказал:
        - Посмотрите на меня!
        В его голосе было нечто такое, что не позволяло ослушаться. Она повернула к нему голову.
        Глаза у незнакомца были серые и такие проницательные, что девушке показалось, будто он заглянул в ее душу.
        Очень мягко он спросил:
        - Кто вас так сильно напугал? Что случилось?

        Глава 3

        Торе казалось, что очень долго она не могла выговорить ни слова. Наконец она заставила себя отвести взгляд и сказала:
        - Это… не важно… И у вас… нет права… меня ни о чем расспрашивать!
        Незнакомец негромко рассмеялся и сказал:
        - Вы хотите сказать, что нас не представили друг другу? Ну, это дело легко поправить. Как вас зовут?
        Смущенная, оробевшая, напуганная, Тора ответила, не подумав:
        - Тора. - И тут же испугалась, что выдала себя. Но почти сразу же она вспомнила, что за пределами дворца все знали ее только как Викторину.
        Наступило молчание. Потом мужчина спросил:
        - И это все?
        Она кивнула, а он с улыбкой проговорил:
        - Хорошо, если вы так хотите, я буду называть вас просто Торой. А меня зовут Миклош.
        Имя Миклош, или Михаил, было очень распространено в Солоне, но Торе показалось, что оно как-то особенно идет незнакомцу. Возможно, именно такого защитника она искала: архангела Михаила или легендарного рыцаря, который убил бы драконов. Казалось, незнакомец читает ее мысли и видит те же фантастические образы, которые витают перед ее мысленным взором. Во всяком случае, он сказал:
        - Теперь, когда мы официально можем считаться знакомыми, я бы все-таки хотел узнать, что вас так пугает.
        Страх снова охватил девушку. Тора порывисто повернулась к Миклошу. Почему-то - вопреки всякой логике - она чувствовала, что Может ему доверять. Но не успела она подумать, что может рассказать ему о том, что происходило на постоялом дворе, как со стороны «Трех колоколов» до них донеслись мужские голоса.
        Инстинктивно Тора почувствовала, насколько опасно для нее, если князь Борис и его люди увидят ее в лесу около постоялого двора, пусть даже в присутствии еще кого-то. Кто-то из них мог видеть, как возчик высадил ее у входа в «Три колокола». Они вполне могли решить, что ее следует подробно расспросить, зачем она там появилась. Не раздумывая, она повернулась к Миклошу:
        - Скорее! Нам надо спрятаться!
        - Зачем?
        - Нет времени объяснять! Берите лошадь и скорее прячьтесь за деревьями!
        Не дожидаясь ответа Миклоша, она бросилась в чащу леса, который начинался сразу за ее спиной. Она углублялась все дальше в заросли, слыша, что голоса приближаются к тому месту, где она недавно сидела.
        Раздвигая густой кустарник, она увидела, что Миклош следует за нею. Тора слышала, как сзади тихо позвякивает упряжь. Когда она наконец решилась остановиться, запыхавшись после поспешного бегства, Миклош стоял рядом.
        Он вел лошадь в поводу. Обернувшись, Тора с облегчением увидела, что кусты сомкнулись за ними. Сквозь ветви можно было видеть вереницу всадников, которые ехали со стороны постоялого двора. Увидев лицо первого из них, Тора почему-то подумала, что это и есть князь Борис.
        Он был темноволосый, с резкими чертами лица и небольшими усиками над жесткой складкой губ. С первого взгляда он производил впечатление человека сурового и безжалостного, который вызывает у окружающих скорее страх, чем уважение.
        Князь Борис обернулся к всаднику, который ехал сразу за ним. Хотя он понизил голос, и Тора не расслышала ни слова, он, очевидно, не подозревал, что за ним наблюдают. Когда он проехал, девушка заметила, что все заговорщики последовали за ним. Видимо, они не хотели привлекать к себе внимания и поехали другой дорогой.
        Провожая их взглядом, Тора вдруг поняла: конечно, князь Борис говорил, что им следует выступить как можно скорее, но при этом он собирался в ближайшие день или два сам увидеться с Титом. Стало быть, переворот не произойдет раньше, чем через сутки.

«Значит, у меня будет возможность, - решила Тора, - выступить с квартетом профессора перед королем и уехать из Солоны раньше, чем заговорщики приведут свой план в исполнение».
        Перед самым отъездом из страны или сразу же по возвращении домой она сможет известить кого-нибудь из власть имущих о том, что угрожает Солоне, и таким образом помешать князю Борису захватить престол.
        Эти мысли пронеслись у нее в голове так стремительно, словно были озарением свыше. Ей показалось, что она чудом избежала опасного вмешательства другой страны.
        Конечно, ей не следует рассказывать о том, что она узнала, пока она снова не станет великой княжной Викториной Радославской.
        В тот момент Тора очень смутно представляла себе, как она объяснит обстоятельства, при которых ей стали известны тайные подробности заговора. Однако об этом у нее еще будет время подумать. А пока важнее всего, не оказаться втянутой в скандал, который привел бы в ужас ее родителей и мог бы привести к аресту профессора за то, что он помог ей.
        Топот конских копыт затих вдали, и девушка понемногу успокоилась. Она с улыбкой повернулась к Миклошу. Он стоял совсем близко к ней и снова смотрел на нее так же проницательно, но слегка улыбаясь.
        - А теперь, - сказал он, - расскажите мне, почему вы боитесь князя Бориса.
        - А вы уверены, что это был он? - спросила Тора.
        - Конечно!
        Она удивилась, а потом испугалась. Этот незнакомец, о котором она совершенно ничего не знала, мог быть сторонником Бориса!
        Миклош повторил свой вопрос, только тон у него стал гораздо резче:
        - Какие у вас отношения с князем Борисом? Почему вы его боитесь?
        Его пристальный взгляд почему-то показался девушке оскорбительным. Отведя глаза, она проговорила:
        - Я… не говорила… что я его боюсь. Я… просто не хотела… чтобы меня увидели в лесу… одну.
        - Это разумно, - согласился Миклош. - И все же мне кажется, что вы лжете!
        Тора возмущенно вскинула голову.
        - Во дворце ее отца никто не посмел бы обвинить ее во лжи!
        Но к ее глубокому изумлению, Миклош взял ее за плечи и заставил посмотреть ему в лицо.
        - А теперь говорите правду, - приказал он. - Что сделал вам князь, что вы так его боитесь?
        Смущенная непривычным прикосновением и - еще более - тем чувством, которое оно вызвало, Тора ответила быстро и откровенно:
        - Я только что увидела его впервые! Дело… только в том, что я… о нем слышала.
        - Но вы знали, что он находится на постоялом дворе?
        - Да.
        - С теми людьми, которые сейчас ехали с ним?
        - Да… наверное.
        - Что значит «наверное»?
        Тора попыталась высвободиться, но Миклош держал ее крепко.
        - Вы… не имеете права… допрашивать меня! - сказала она. - Это… вас не касается!
        - Я решил, что меня касается то, что вас так напугало, - решительно заявил Миклош. - И я требую ответа.
        Тора решила, что у нее нет оснований скрывать от него правду.
        - Я слышала, как князь и его друзья разговаривали в одной из комнат постоялого двора, - призналась она. - Мне не хотелось, чтобы они подумали, будто я за ними шпионю, поэтому я ушла в лес. Я не думала, что они поедут в эту сторону!
        - Вы не могли не знать, что эта тропа ведет к Магличу.
        Тора покачала головой:
        - Я здесь впервые.
        - Откуда же вы приехали?
        На секунду Тора запнулась, подумав, что лучше бы не говорить ему правду, но потом решила: пусть узнает, что она в этой стране чужая.
        - Я из Радослава. Миклош улыбнулся:
        - Теперь мне все ясно! Вы очень хорошо владеете моим языком, но мне все время слышалось что-то странное, и я не мог понять, в чем дело. Да, радославские женщины славятся своей красотой!
        Тора снова попыталась высвободиться, и Миклош отпустил ее.
        - Значит, даже в Радославском княжестве, - проговорил он скорее себе самому, чем Торе, - слышали о князе Борисе. Вы были совершенно правы, стараясь избежать встречи с ним.
        Тора с облегчением подумала, что Миклош не станет больше ее расспрашивать. Она посмотрела в сторону постоялого двора, пытаясь решить, можно ли ей уже вернуться туда. Но Миклош спросил:
        - Если вы из Радослава, что вы делали в «Трех колоколах»?
        Наступила пауза.
        - Я приехала с очень знаменитым человеком, - проговорила она наконец.
        - Это я сразу понял! - откликнулся Миклош, и губы его дрогнули в невеселой усмешке.
        Тора высокомерно вскинула голову в ответ на подобную непочтительность и договорила:
        - Я бы очень удивилась, если бы вы сказали, что не слышали о нем. Это профессор Лазарь Серджович, один из величайших музыкантов мира!
        - Конечно, я слышал о профессоре! - удивленно воскликнул Миклош. А вы выступаете вместе с ним?
        - Да. Завтра профессор должен выступать перед его величеством королем Солоны. Мы остановились в «Трех колоколах». Отсюда мы завтра поедем в Маглич.
        - Вы будете выступать во дворце? Тора улыбнулась, подумав, что, кажется, ее слова произвели на незнакомца впечатление и спеси с него поубавится.
        - Его величество попросил профессора выступить со своим квартетом перед каким-то важным гостем. Это, конечно, большая честь, и я с нетерпением жду нашего выступления.
        - Так вы участница квартета профессора?
        - Я играю на рояле.
        - При такой красоте вы еще так талантливы? Тора тихо засмеялась:
        - А теперь вы начали говорить мне комплименты!
        - Вы, конечно, привыкли к ним, и это немудрено. Хорошо, что вы постарались избежать встречи с князем Борисом. Он опасен для всех женщин, но особенно для таких красавиц, как вы.
        Торе хотелось сказать, что гораздо опаснее князь для короля, чем для всех женщин на свете, но она понимала, что говорить об этом не следует. Ей надо сначала уехать из Солоны. Тогда она сможет снова заговорить о князе Борисе.
        У нее было чувство, что она могла бы довериться Миклошу. Она почти не сомневалась, что этот человек - важная персона. Возможно, он принадлежал к высшей аристократии Солоны. С первой, же минуты их разговора ее поразила уверенная властность этого человека.
        Пока девушка размышляла, не рассказать ли ей перед отъездом из страны Миклошу о том, что в Солоне вот-вот произойдет переворот, тот спросил, будто читая ее мысли:
        - Ну, вы решились довериться мне? Вы расскажете мне о том, что вас тревожит?
        - Почему вы решили, что меня что-то тревожит?
        - У вас необычайно выразительные глаза. Но дело не только в этом. Каким-то шестым чувством, я знаю, что вы глубоко озабочены. Признайтесь, вам очень хочется разделить с кем-нибудь свою тревогу. Возможно, со мной.
        - Откуда вы знаете?
        В ответ Миклош просто сказал:
        - Дайте мне вашу руку!
        Тора была так потрясена, что повиновалась почти машинально. Он взял ее руку обеими руками, и эта маленькая хрупкая ручка, утонула в его ладонях. Тора ощутила словно легкий удар электрического тока. Как будто жизненная сила перетекала от него к ней.
        Кожу слегка покалывало. Княжне вдруг представилось, что они с Миклошем связаны какими-то необычайно тесными узами. Такого ощущения она не испытывала еще никогда в жизни.
        Словно испугавшись того, что с ней происходит. Тора поспешно проговорила:
        - Мне надо возвращаться… Профессор, должно быть, уже приехал.
        - Куда, бы вы ни пошли, - сказал. Миклош, - мы обязательно увидимся снова.
        Она подняла голову, посмотрела ему в глаза - и внезапно почувствовала, что не может Сдвинуться с места, не способна даже думать!
        - Мы должны были встретиться, - очень тихо сказал Миклош. - Я всегда надеялся на это, но не думал, что все будет именно так!
        Не спрашивая, что он имеет в виду, Тора, как это ни странно, поняла его! Когда он держал ее за руку и заглядывал ей в глаза, ей вдруг показалось, что она навеки принадлежит ему. Она испугалась, но это был совсем не тот страх, какой внушил ей князь Борис. Поспешно отдернув руку, Тора быстро стала пробираться сквозь заросли.
        Она так спешила, что оказалась на тропинке прежде, чем Миклош успел взять поводья. Словно убегая не только от него, но и от себя, Тора устремилась по тропинке к постоялому двору.
        Она вбежала через деревянную калитку в сад и, обогнув здание, вернулась к той скамье, на которой сидела, когда услышала голос князя Бориса.
        Совсем запыхавшись, она вернулась к главному входу постоялого двора и увидела, как по дороге приближается открытая коляска. Тора узнала экипаж профессора: в нем он всегда приезжал во дворец.
        Это был хороший экипаж, хотя и немного старомодный. Его влекла молодая крепкая лошадка. Кучер, который правил коляской, выполнял и обязанности камердинера профессора. Вместе со своей женой он вел все хозяйство небольшого профессорского дома, расположенного на тихой улице столицы Радославского княжества.
        Тора так обрадовалась, что бросилась навстречу коляске, порывисто протягивая обе руки своему старому учителю.
        - Я очень рад вас видеть, дорогая моя, - сказал растроганный старик. - И глубоко извиняюсь за то, что заставил вас ждать.
        - Я жду совсем недолго, - поспешила успокоить его Тора, слегка покривив душой.
        Взяв ее за руку, профессор отвел девушку немного в сторону.
        - Для всех остальных, - тихо сказал он ей, - вы Жасмин Ссрджович.
        Тора улыбнулась. Квартет несколько раз выступал во дворце. Музыканты могли слышать, что родители называют ее Торой. Зато имя Жасмин было так распространено в Радославе, что не могло вызвать любопытства.
        - Я могу познакомить вас с вашими коллегами? - спросил профессор, переходя на обычный тон. Теперь его могли услышать и окружающие.
        Подведя Тору к коляске, откуда в этот момент участники квартета доставали свои инструменты, профессор произнес:
        - Прошу любить и жаловать мою молодую родственницу, которая так любезно согласилась в последний момент нас выручить и которой мы все так благодарны.
        Двое пожилых музыкантов пожали Торе руку. Хотя ей показалось, что в глазах Климента вспыхнуло восхищение, она не сомневалась, что оба исполнителя ни на секунду ничего не заподозрили.
        Поздоровавшись с Торой, Андреа и Климент направились на постоялый двор со своими драгоценными инструментами, которые никогда и никому не доверяли. Из «Трех колоколов» вышел слуга, который занялся остальным багажом.
        Только теперь Тора заметила, что оставила свою зеленую шаль на скамье под окном. Она ужаснулась при мысли, что князь Борис мог заметить ее, пока сама Тора пряталась в лесу, однако он уже уехал и можно было надеяться, что поводов для страха больше не было. Поспешно схватив шаль, она догнала профессора у дверей постоялого двора.
        Хозяин «Трех колоколов», толстый и добродушный, радостно спешил им навстречу. Он обнял и расцеловал своего гостя.
        - Как приятно видеть вас здесь, мой глубокоуважаемый и почитаемый друг! - воскликнул он. - Мы с женой просто сгорим от стыда, если не сумеем принять вас как следует!
        Его жена, добродушная толстуха, под стать мужу, тоже обняла профессора.
        - Вы будете играть во дворце! - с благоговейным трепетом воскликнула она. - Мы все время удивлялись, почему вас не приглашают туда. Пожалуй, его величество не назовешь большим любителем музыки!
        - Это так, - подхватил хозяин. - При всем нашем почтении к его величеству приходится признать, что слуха он лишен вовсе.
        Тору, Андреа и Климента тоже встретили очень приветливо, и хозяин пригласил всех в большой зал, где стояли столы и стулья. Официант принес им бутылку вина.
        - Это вино, - с гордостью заявил радушный толстяк, - с моего собственного виноградника!
        - У вас есть виноградник? - поинтересовался профессор.
        - Да, не удивляйтесь. Два года назад мне удалось обзавестись землей, и теперь я могу продавать постояльцам и гостям собственное вино!
        - Тогда я должен пожелать вам всяческих успехов, - отозвался профессор.
        - О, «Три колокола» очень изменились с тех пор, как вы в последний раз у нас были, профессор. Теперь мы вошли в моду, к нам приезжают со всей Солоны, чтобы отведать нашего яблочного струделя и выпить моего вина. Оно так и называется «Три колокола»!
        Все выпили за процветание постоялого двора, после чего начались воспоминания о старых добрых днях. Добродушная хозяйка пригласила Тору подняться наверх и посмотреть отведенную ей комнату.
        Комната оказалась небольшой, но светлой и уютной. Окна ее выходили в тот цветник позади постоялого двора, через который Тора вышла.
        - Я отвела вам заднюю комнату, барышня, - объяснила хозяйка, - потому что, раз вам завтра играть во дворце, вы, наверное, захотите лечь пораньше, а наши гости могут не угомониться до, самого утра.
        - Здесь и танцуют? - спросила Тора.
        - Зимой танцы устраивают в помещении, - ответила хозяйка, - а сейчас, когда ночи стали теплые, танцуют прямо на улице. Мы даже устроили для танцев специальный настил под деревьями.
        Тора вспомнила, что, разглядывая столики и уютные беседки среди деревьев, заметила этот настил, только ей не пришло в голову, что он предназначен для танцев.
        Сердце девушки забилось быстрее при мысли о том, что вечером ей предстоит здесь, в Солоне, увидеть зрелище, которое, как она считала, можно было увидеть только в Австрии.
        После того как хозяйка ушла. Тора привела себя в порядок и снова спустилась вниз.
        Все уже сидели за столиками в тени деревьев. Им предстояло поесть пораньше и отправиться репетировать.
        - Нам предстоит немало потрудиться, - очень серьезно заявил профессор. - Я так давно не был в Солоне, что от завтрашнего выступления зависит моя репутация.
        - Не беспокойтесь, профессор, - воскликнул Андреа. - Сколько бы заезжих музыкантов там ни выступало, никому не сравниться с вами!
        - Надеюсь! - откликнулся профессор. - Впрочем, ведь сказали, что король не разбирается в музыке.
        - Но, возможно, в музыке разбирается его гость, - возразил Климент.
        - Мне сообщили, - сказал профессор, - что нам предстоит играть для кронпринца Фредерика Хорватского. Немного помолчав, он добавил:
        - Он уже немолод, но очень музыкален. Я выступал перед ним много лет назад, и тогда он сказал мне, что никогда не получал такого удовольствия, какое доставила ему моя игра на скрипке.
        Профессор Серджович не хвастался. Просто чувствовалось, как ему приятно, что кронпринц его не забыл.
        - Что ж! Постараемся не разочаровать его завтра, - сказал Климент. - А раз у нас новенькая, чем скорее мы примемся за работу, тем лучше!
        Увидев, как молода Тора, Климент и Андреа забеспокоились. Но сама-то княжна надеялась, что, как только она сядет за рояль, их волнения рассеются.
        Для репетиций им отвели ту же комнату, где совсем недавно встречались заговорщики. Это было довольно просторное помещение с большим столом посередине и целой пирамидой стульев в углу. Там же стоял и рояль.
        Тора решила, что, наверное, в этой же комнате в зимние месяцы устраивают концерты и другие развлечения. Она осмотрелась в надежде, что заметит какие-нибудь бумаги, оставленные сторонниками князя. Впрочем, она тут же сказала себе, что князь слишком хитер для того, чтобы сделать подобную глупость.
        Во многих небольших странах, вроде Солоны, уже были попытки переворотов и революций. Все правящие монархи Европы не без оснований опасались анархистов, а среди крестьян и батраков всегда имелись недовольные, что, конечно, было неудивительно.
        Но князь Борис, похоже, готовил нечто такое, что должно было застать врасплох короля и его сторонников.

«И только я могу ему помешать!»- с ужасом думала Тора, сознавая, какая ответственность легла на ее хрупкие плечи.
        Но пришло время начинать репетицию, и Тора заставила себя не думать ни о чем, кроме музыки.
        Трижды они повторили всю программу, которую профессор составил для выступления при дворе. Только тогда профессор отпустил их. День уже клонился к вечеру. Профессор заботливо предложил Торе пойти отдохнуть.
        - Мы можем поужинать пораньше, - предложил он, - а потом все отправимся в постель и, надеюсь, крепко проспим до самого утра.
        Никто не возражал против его предложения, и он добавил:
        - Я намерен устроить еще одну репетицию, когда мы приедем во дворец. Нужно опробовать рояль и проверить акустику зала.
        - Конечно, профессор, - поддержал его Андреа. - Мы сделаем все так, как вы сочтете нужным.
        - А теперь всем надо отдохнуть. Я и сам, наверное, сосну часок-другой. Дорога очень утомляет, а мы выехали очень рано.
        Тора поняла, что он не спал всю ночь, тревожась за нее. Желая успокоить своего старого учителя и друга, она улыбнулась ему и послушно поднялась в отведенную ей спальню.
        Перед тем как лечь, она сняла костюм и аккуратно повесила его в шкаф. Обычно это делала ее камеристка. Однако заснуть Тора не смогла: лежа в постели, она снова перебирала в уме те странные события, которые произошли с нею в этот день. Ей вспоминался не только подслушанный разговор князя Бориса с заговорщиками, но и ее встреча с Миклошем.
        Он был исключительно красив, но было в нем еще и нечто такое, что отличало его от других красивых мужчин, которых Торе приходилось встречать. Она вдруг поняла, что Миклош похож на орла, - хладнокровного и опасного повелителя птиц, которого боготворят все его подданные, - от самых крупных до самых мелких и незаметных.

«Я уверена, что ему можно доверять», - сказала она себе.
        Но почему она была в этом так уверена и не было ли это слишком серьезным риском в ее положении?
        Если она расскажет Миклошу о том, что слышала, он может настоять, чтобы она повторила свой рассказ в присутствии кого-нибудь из облеченных властью лиц.
        В конце концов Тора решила, что если снова увидит своего властного незнакомца, то попросит, чтобы он встретился с ней на этом постоялом дворе снова, когда они поедут обратно в Радослав. Перед самым отъездом она скажет ему о том, что должно произойти в Солоне в ближайшие дни, но он уже не сможет помешать ей вернуться домой вместе с профессором. А если позже Миклош начнет ее разыскивать, это ему вряд ли удастся.
        И все-таки Торе было очень страшно, что ее предостережение опоздает, что князь Борис начнет действовать еще до того, как она покинет Солону. Если в результате переворота монархия падет, вина за это ляжет на нее одну!
        - Но я больше ничего не могу сделать! - произнесла Тора вслух, словно оправдываясь. - Я не имею права вмешивать в эти дела профессора. И никак нельзя, чтобы кто-нибудь заподозрил, кто я такая!
        Но заснуть ей все не удавалось, и Тора поднялась с кровати и села у окна. Может, если она сейчас выйдет в лес, она снова встретит там Миклоша? Куда он мог поехать после того, как она убежала?

«Глупо было убегать от него!»- корила себя девушка.
        Но она поняла, что ее мать осудила бы ее, если бы она стала искать новой встречи, с Миклошем.
        Пока все участники квартета наслаждались великолепным ужином в беседке, профессор немного смущенно признался, что обещал своему старому другу, хозяину постоялого двора, что вечером они исполнят для его посетителей одну-две вещи.
        - Я и не думал, - сказал он, - что «Три колокола» могли так измениться с тех пор, как я был здесь в последний раз. Видите, народ уже начал собираться. Хозяин сказал, что каждый вечер у него бывает сорок - пятьдесят посетителей, а в конце недели - и того больше!
        - Готовят здесь просто превосходно, - заметил Климент.
        - И постели на редкость удобные! - подхватил Андреа. Профессор рассмеялся:
        - Боюсь, нам придется заплатить за все это своей игрой. Мой друг сказал, что не возьмет с нас ни гроша, но очень просил, чтобы мы выступили у него.
        - Ну, как тут отказаться, - со смехом заметил Климент.
        - Я тоже так думаю, - сказал профессор, бросив на Тору чуть виноватый взгляд.
        Конечно, ей не следовало бы играть на постоялом дворе, но раз они считались гостями хозяина, отказать ему в его просьбе было бы просто невоспитанно и грубо.
        Улыбнувшись, Тора постаралась, как могла, успокоить профессора.
        - Конечно, мы сыграем! Возможно, наша музыка не только покроет счет, но мы еще получим щедрые чаевые!
        Ее собеседники рассмеялись, а Тора, уже не в первый раз за этот вечер, подумала, как весело быть в обществе мужчин, когда никто не надзирает за тобой. Ее собеседники прислушивались к ее словам, чего никогда не делали ни отец, ни брат. И, кроме того, их всех сейчас объединяла любовь к музыке, музыка стирала все социальные различия. В мире искусства что-то значила только способность человека выразить то, что таилось в его душе и сердце.
        Солнце расплавленным золотом стекало за горные вершины. На постоялом дворе начали зажигать китайские фонарики, прятавшиеся в листве деревьев. На каждом столике стояла простая лампа со свечой, теплым светом озаряя тех, кто сидел вокруг стола.
        Тора смотрела, как постепенно собирались люди, чтобы заплатить немалые деньги за превосходные вина и блюда, которые сделали бы честь и дворцовой кухне. Вскоре слуги убрали зеленый брезент с натертого деревянного настила, приготовив место для любителей танцев. Из здания вынесли рояль.
        Каждый вечер на постоялом дворе играл небольшой оркестр местных музыкантов. Один из них уже ходил между столиками, наигрывая на скрипке любые мелодии, которые хотели послушать посетители.
        Все было так ново и непривычно для княжны! Она невольно подумала, что события этого дня навсегда останутся в ее памяти.
        Их чашечки уже несколько раз наполнялись ароматным кофе, к которому для дам подавали земляничный и малиновый ликеры, а для мужчин - коньяк из местных сортов винограда. И вот хозяин вышел на площадку для танцев, а музыкант, сидевший за роялем, взял оглушительный аккорд, призывая к тишине.
        - Дамы и господа, мои друзья и мои гости, я рад вас приветствовать сегодня! - произнес хозяин густым, звучным басом. - У меня есть сюрприз для вас - нечто столь редкое и удивительное, что вы будете вспоминать о нем, может быть, до конца вашей жизни!
        Заинтересованные посетители притихли. Хозяин, довольный их вниманием, продолжал:
        - Сегодня вечером мы счастливы и горды тем, что можем приветствовать здесь одного из величайших музыкантов, прославившихся не только в нашей стране, но и во всей Европе. Он играл в Париже и Вене, вызвал восторженные овации в Белграде. Сегодня вы услышите его и его знаменитый квартет. Вам будет играть великолепный, легендарный, несравненный Лазарь Серджович!
        Люди постарше ахнули, а потом бурно зааплодировали. Казалось, аплодисменты устремились прямо в небо, где как раз в этот момент вспыхнула первая звезда.
        Тору растрогала та нескрываемая радость, которую принесли профессору эти знаки несомненной любви и признания. Она была так искренне привязана к своему учителю, так радовалась за него, что на ее глазах появились слезы.
        Профессор встал и поклонился под несмолкавшие аплодисменты.
        - А теперь, - провозгласил хозяин, перекрывая аплодисменты своим басом, - я попрошу профессора и его коллег сыграть нам.
        Профессор первым вышел из беседки. Тора последовала за ним. За ней шли Климент и Андреа. На Торе был все тот же народный костюм. Она сменила только блузку, на ту, что извлекла из сундука, украшенную гораздо более богатой вышивкой, В свое время фрейлина не могла решить, какая из блузок больше понравится княжне, и на всякий случай купила обе. На голове у девушки был убор с цветами и лентами, а ее золотисто-рыжие волосы были распущены и плавными волнами падали на спину, как было принято по праздникам у молодых девушек Радослава.
        Чтобы отвлечь от Торы внимание слушателей, профессор приказал слугам развернуть инструмент так, что большинству присутствующих был виден только профиль пианистки. Сам он, прижав скрипку к плечу, встал так, чтобы по возможности заслонить собой Тору.
        Климент и Андреа заняли места по обе стороны от рояля, и профессор начал выступление с сюиты на темы народных мелодий, которые были хорошо знакомы большинству слушателей. Для многих звуки этих песен были гораздо роднее государственного гимна.
        По окончании номера все захлопали, а потом профессор заиграл популярный вальс Штрауса. Звуки вальса манили девушку потанцевать, но партия фортепиано была так сложна, что она постаралась не отвлекаться.
        Когда вальс подошел к концу и волна аплодисментов прокатилась под вечерним небом, Тора почувствовала, что ее как магнитом притягивает к дальней беседке. Еще не успев взглянуть в ту сторону, она знала, что увидит Миклоша, и сердце ее радостно затрепетало.
        Он сидел один за столиком и смотрел прямо на нее. Ей вдруг показалось, что он совсем рядом, как тогда, в лесу. Она едва слышала голос профессора:
        - Спасибо вам, друзья мои. А теперь, напоследок, я хотел бы предложить вашему вниманию мое собственное сочинение. Я посвятил его своей стране, которую Так люблю, и прекрасным женщинам, которых люблю не меньше!
        Все засмеялись.
        Профессор заиграй пьесу, которую она считала лучшей в мире песней о любви. Ей казалось, что в этой мелодии воплощено все, что писали о любви поэты, что именно эта музыка всегда пела, в ее душе, была символом той любви, о которой она постоянно грезила.
        Тора так часто играла ее во время уроков, что сейчас ее пальцы легко и уверенно касались клавиш, и она сознавала, что играет хорошо, как никогда.
        Она не смела спрашивать себя, почему это так, только необычайно остро ощущала присутствие Миклоша.
        Но только когда музыка смолкла и наступила та тишина, которая и есть лучшая награда исполнителям. Тора глянула в его сторону, пытаясь угадать, понял ли он то, что говорила музыка;
        Слушатели бурно зааплодировали, профессор широким жестом указал на участников квартета. Климент и Андреа поклонились. Тора сделала реверанс. Профессор хотел уйти в беседку, но многие посетители стали настаивать, чтобы он выпил с ними. Все спешили засвидетельствовать ему свое почтение, сказать, какая для них честь познакомиться с ним.
        Профессору Серджовичу пришлось принять их приглашение, и он сел за один из больших столов под деревьями. Тора с радостью слушала, как все превозносят талант профессора, снова и снова провозглашая тосты в его честь.
        Небольшой оркестр вернулся на свое место, но никто не решался нарушить очарование момента и перейти к танцам. Музыканты тихо, ненавязчиво начали мелодию вальса, и Тора в беседке с удовольствием прислушивалась к их игре. Она даже не слишком удивилась, увидев рядом с собой Миклоша.
        - Не окажете ли вы мне честь подарить этот танец, барышня?
        От неожиданности Тора секунду только молча смотрела на него широко распахнутыми глазами. Потом оглянулась в сторону профессора, словно ища поддержки, но тот, окруженный почитателями своего таланта, казалось, забыл о ее существовании. Климент и Андреа тоже были заняты разговором с любителями музыки.
        И княжна колебалась, мысленно спрашивая себя, почему она не может поступить так, как поступила бы любая женщина на ее месте. Ведь в этот вечер она была обычной девушкой, которой просто посчастливилось выступать в составе знаменитого квартета. Но в глубине души она понимала, что ее родители пришли бы в ужас, ответь она незнакомцу согласием.
        Казалось, Миклош понимал, какая борьба происходит в ее душе. Он негромко сказал:
        - Пожалуйста! Мне так хочется танцевать с вами! Мне еще никогда в жизни ничего так не хотелось.
        Медленно, словно во сне. Тора встала из-за стола.
        - Надеюсь, вы не будете разочарованы, - услышала она свой голос, который донесся до нее словно со стороны.
        - Не сомневаюсь! - заверил Миклош.
        Он вывел девушку на настил для танцев и положил руку ей на талию. Тора заметила, что он переоделся. На нем были узкие черные брюки и китель. В представлении Торы, так и должен был одеваться армейский офицер.
        Этот костюм очень шел Миклошу. Торе почему-то показалось, что его грудь должны бы украшать ордена и медали, хотя на самом деле на его кителе не было никаких наград.
        Миклош привлек девушку к себе и взял ее руку в свою..
        Тора мгновенно ощутила, как все ее существо пронизал тот же странный ток, какой она почувствовала, когда их руки соприкоснулись в лесу. Она подняла голову, посмотрела Миклошу в глаза и поняла, что он испытывает то же, что она.
        В его серых глазах появилось такое выражение, что Тора смутилась. И когда они медленно и ритмично закружились в танце, Миклош очень тихо сказал:
        - Разве можно не поверить в то, что это было предопределено еще в начале времен?

        Глава 4

        Они протанцевали вместе еще два танца. А потом танцующих пар стало очень много, и Миклош тихо сказал:
        - Наверное, вам пора идти спать. Ведь у вас завтра вечером такое важное выступление!
        Тора чувствовала себя такой счастливой, какой не была еще никогда в жизни, и порывисто воскликнула:
        - Нет! Нет! Пожалуйста, я хочу потанцевать еще! При этом она думала, что больше никогда не сможет танцевать как простая девушка, а не как великая княжна.
        Она просительно заглянула Миклошу в глаза, и ей показалось, что он понимает ее чувства. Но, когда он заговорил, его слова звучали так, словно он не слышал ее мольбы:
        - Попрощайтесь с профессором и идите на постоялый двор. А там подождите меня: мне надо сказать вам кое-что, прежде чем вы подниметесь к себе.
        Он говорил очень тихо, но с той же властностью, которой невозможно было противостоять.
        Миклош подвел ее к краю площадки для танцев. Тора сошла с нее и направилась к профессору. Тот слегка покраснел от возбуждения и откровенно наслаждался восхищением своих поклонников. Его окружала целая толпа. Люди подходили со всех сторон. У некоторых в руках были листки бумаги: они хотели попросить автограф у знаменитого профессора Серджовича.
        Тора чувствовала, как не хватало музыканту долгие годы этих восторгов публики. Она была счастлива за него и подумала, что ничто, даже революция, не должно помешать его завтрашнему концерту.
        Без труда пробравшись к профессору сквозь толпу поклонников, княжна наклонилась к самому его уху и прошептала:
        - Не вставайте, профессор. Я просто пришла сказать, что иду спать.
        Он кивнул, взял ее руку и поцеловал.
        Такой жест мог позволить себе любой мужчина, тем более - артист, но Тора на мгновение испугалась, что кто-нибудь неверно истолкует подобное поведение. Быстро повернувшись, она направилась к дверям постоялого двора.
        Миклош куда-то исчез. Однако, как только Тора вошла в вестибюль, где стояла конторка хозяина «Трех колоколов», позади которой на доске висели ключи от комнат, она заметила своего таинственного незнакомца в дальнем углу просторного помещения.
        Ее сердце невольно затрепетало от радости. Тора подбежала к нему, и глаза ее радостно сияли, а длинные локоны разметались по плечам.
        Миклош молча взял ее за руку и провел по коридору, который, как оказалось, вел к задней двери постоялого двора. Эта дверь выходила в садик, где Тора была днем.
        С этой стороны здания почти все окна были темными, но на небе сияли звезды, светила луна, и Тора с Миклошем хорошо видели друг друга.
        Не отпуская руку Торы. Миклош повел девушку к калитке, от которой тропа уходила в лес. Там он остановился.
        Их взгляды встретились, и Торе показалось, что они вдвоем в каком-то заколдованном мире, где нет никого, кроме них. Издали доносились тихие звуки оркестра, но в сердце девушки все звучала песня о любви, которую они играли с профессором, ей казалось, что и Миклош слышит эту мелодию.
        - Вы необыкновенно красивы! - проговорил он своим звучным голосом. - Так красивы, что мне страшно отпускать вас завтра в Маглич.
        - Мне… ничего не грозит, - ответила Тора, хотя в душе была в этом не так уж уверена, Наступило молчание. Миклош все смотрел на нее. Свет из немногих освещенных окон падал на волосы княжны, и в них словно метались крошечные язычки пламени. Лунное сияние окутало ее, а в глазах отражались звезды.
        - Вам надо быть очень осторожной, - тихо сказал он. А потом неожиданно, почти резко потребовал:
        - А теперь расскажите, что в разговоре князя Бориса с его друзьями так вас напугало!
        Тора на время совсем забыв о своем дневном приключении, изумленно посмотрела на него.
        - Скажите мне, о чем они говорили! - настаивал Миклош.
        Тора беспомощно пролепетала:
        - Как… как вы узнали… что меня испугал… их разговор?
        По его губам скользнула легкая улыбка.
        - Вы оставили свою шаль на скамье под окном той комнаты, где проходила их встреча.
        - Откуда… откуда вы это знаете?
        - Когда вы убежали от меня, я последовал за вами, хотел убедиться, что вы в безопасности. Я видел, как вы здоровались с профессором. А еще я увидел, где вы были до того, как скрылись в лесу.
        Тора поразилась, как точно он восстановил события по такой мелочи, но рассказать Миклошу правду ей было страшно.
        Все ее прежние страхи перед разоблачением и слишком пытливыми расспросами вернулись с прежней силой. У нее снова отчаянно билось сердце и дрожали руки. Она отшатнулась от Миклоша, словно собираясь убежать.
        Он стремительно протянул руку и схватил ее за запястье. Торе показалось, что его сильные пальцы обхватили ее руку, словно кандалы. Она начала вырываться, но Миклош настойчиво утверждал:
        - Доверьтесь мне! Милая моя, доверьтесь мне! Вы же знаете: я готов вам помочь. Одной вам не справиться с таким человеком, как князь Борис!
        - А… почему вы решили… что мне нужно… с чем-то справляться? - еле слышно выговорила Тора. Он привлек ее к себе.
        - Я же видел сегодня в лесу, как сильно вы напуганы. Вы бросились бежать, едва услышав, что он приближается. Я чувствовал, как вы дрожали, когда он ехал мимо нас. В ваших глазах был такой ужас, какого еще никогда не видел.
        Тора судорожно вздохнула и, словно признавая невозможность сопротивляться, положила голову Миклошу на плечо, пряча от него лицо.
        Его руки мягко обняли плечи девушки.
        - Скажите же мне, в чем дело!
        - Вы… мне не поверите!
        - Я поверю всему, что бы вы ни рассказали.
        - Это… может оказаться опасным!
        - Я не боюсь. Я не могу допустить, чтобы вы продолжали жить в страхе.
        Наступило молчание, а потом Тора сказала:
        - Я боюсь… не только того… что слышала. Мне… страшно… ошибиться. Я не знаю, как должна поступить.
        - Предоставьте это мне, - заявил Миклош. - Ведь дело явно касается моей страны, значит, я и должен решать.
        Эти слова звучали достаточно логично, но напугали Тору еще больше. Если это так близко касается Миклоша, значит, и он принадлежит к числу тех людей, которых князь Борис и его сообщники грозились расстреливать при попытке сопротивления! У него тоже не будет возможности скрыться.
        Но девушка и помыслить не могла о том, что Миклоша могут ранить или убить, и она сделала последнюю попытку скрыть от него то, что знала о заговоре.
        - Пожалуйста, - умоляюще проговорила она, - не надо меня… расспрашивать. Лучше вам… ничего не знать… Все это… слишком опасно… Эта опасность будет угрожать и вам, а мне… невыносимо думать… что я окажусь тому виной! Наклонившись к ней совсем близко; он спросил:
        - Какое это имеет значение для вас? Ведь мы случайно встретились в лесу всего несколько часов назад!
        - Да, да, - прошептала Тора. - Но… вы так не похожи на тех… с кем я встречалась прежде… И вы были так… добры ко мне! Лучше… вам уехать и… забыть обо мне.
        Говоря это, она понимала, что ей будет очень больно потерять Миклоша, но ей все равно предстояло потерять его, а думать, что она отправила его на смерть, было бы мучительно.
        - Вы должны признать, что наша встреча предопределена судьбой, - тихо сказал Миклош. - И мы действительно не похожи на других - мы оба.
        Он говорил, а княжне казалось, что вновь зазвучала музыка любви. Она смотрела ему в лицо, остро ощущая его близость, чувствуя его сильные руки на своих плечах. Его губы оказались около самого ее лица.
        Долго-долго они молча смотрели друг на друга, а потом медленно, словно все это было частью песни о любви, волшебства этой ночи, словно так было предначертано судьбой с начала времен, их губы соприкоснулись. И этот нежный благоговейный поцелуй был как лунный свет, лившийся на них с небес.
        Но скоро губы Миклоша стали более настойчивыми и властными, а его руки привлекли девушку еще ближе к нему.
        Для Торы этот поцелуй стал воплощением всего, о чем она грезила, что слышала в музыке, которая рождалась в ее душе, всего, что она уже не надеялась узнать.
        Девушка унеслась в освещенный звездами мир, где не существовало ничего, кроме красоты, которая сама была созданием Творца. А Миклош все целовал ее, и ей показалось, что ее сердце больше не принадлежит ей. Вся она трепетала от чувств, которые до этой минуты были ей неведомы. Ей казалось, что от прикосновения его рук лучи нездешнего света пронизывают все ее тело.
        Эти ощущения становились все глубже, все сильнее, и, когда блаженство стало невыносимым до боли и в то же время невыразимо сладким и радостным, Тора поняла, что это и есть любовь.
        Любовь… Так вот каким было то чувство, о котором она столько мечтала. Оно вдруг завладело ею, преобразило ее, и заполнило собой весь мир.
        Миклош оторвался от ее губ. Тора ошеломленно смотрела на него, еще всем телом трепеща от восторга, который он подарил ей. Ей было трудно дышать, так остро оказалось это внезапно нахлынувшее на нее чувство.
        Их окружала музыка, которую рождали деревья, звезды, цветы, биение их сердец.
        - Я… вас люблю!
        Тора сама не заметила, как эти слова сорвались с ее губ.
        Миклош судорожно вздохнул и снова приник к ее губам. Это были долгие, медленные, страстные поцелуи, от которых она замирала в его объятиях. Ничего прекраснее Тора никогда в жизни не испытывала. Девушке казалось, что они с Миклошем вознеслись в небесные сферы, где звучит неземная музыка и льют свой аромат неземные цветы. Нежно и взволнованно Миклош проговорил:
        - Как ты обрела надо мной такую власть? С первого мгновения я понял, что ты воплощение всего, что я искал всю жизнь!
        - Это… правда?
        - Когда я увидел тебя в лесу, и солнечный свет играл в твоих локонах, я подумал, что никогда еще не видел такой красоты. Я решил, что грежу! А потом я понял, что моя греза воплотилась в жизнь.
        - И я… чувствую то же… Я боялась… что отведу взгляд… и ты исчезнешь!
        Ей показалось, что в его глазах промелькнула боль, и она порывисто воскликнула:
        - Я не могу тебя потерять! Как я могу проститься с тобой и знать, что больше никогда тебя не увижу?
        - Это невозможно! - с отчаянием воскликнул Миклош, и Торе почему-то показалось, что он не меньше ее боится, что им придется расстаться. Она умоляюще прошептала:
        - Поцелуй меня! Пожалуйста… поцелуй меня еще раз, чтобы мне… было что вспоминать!
        Он почти яростно впился в ее губы. И только Когда они оба начали задыхаться от переполнявших их чувств, он дрожащим голосом произнес:
        - Я должен отпустить тебя! Но сначала скажи мне то, что я должен узнать.
        Тора была так ошеломлена его поцелуями, что не могла не только возражать, но даже помыслить о том, чтобы отказаться отвечать ему.
        - Я… не собиралась подслушивать. Я… я просто ждала профессора… Я и не думала, что на постоялом дворе кто-то есть.
        - Но если ты никого не видела, как ты узнала, что в той комнате находится князь Борис?
        - Когда они обсуждали свои… планы переворота, его друзья… подняли за него тост… и назвали «царем Борисом»!
        Она произнесла эти слова чуть слышным шепотом, словно опасалась, что их услышат деревья и цветы. Даже эти немые свидетели представлялись ей опасными для них обоих.
        - Так я и подумал, - проговорил Миклош. - А теперь, дорогая, расскажи мне все, о чем они говорили. И постарайся сделать это как можно точнее - это очень важно!
        Тора говорила медленно и сбивчиво; близость Миклоша мешала ей думать о чем-нибудь, кроме него и их любви. Она сказала, что некто по имени Лука будет заниматься армией, Франц - полицией, Живко - уличной толпой. А еще упоминался человек по имени Тит, который на встречу не пришел, Миклош слушал очень внимательно. Решив, что нет смысла утаивать хоть что-нибудь. Тора тихо проговорила:
        - Мне… мне показалось, что… князь намерен… убить короля сам!
        - Он так и сказал? - резко переспросил Миклош.
        - Он… он сказал… что «сам им займется». А потом… все стали пить за здоровье… короля Бориса!
        - И когда все это должно произойти?
        - Князь сказал «как можно скорее». Но потом он говорил, что встретится с Титом сегодня днем или завтра. Встреча должна произойти у старого монастыря. Вот почему я решила, что все должно случиться уже после нашего выступления, когда мы вернемся домой.
        Миклош кивнул, словно соглашаясь с ней.
        - Спасибо, что ты рассказала мне все это, сокровище мое. Теперь я понимаю, почему ты так испугалась. Но князь не подозревал о твоем присутствии, и ты можешь забыть обо всем.
        - А… что будешь делать ты?
        - Я постараюсь помешать этому человеку, который не способен управлять даже крысами на помойке, растерзать мою страну.
        Миклош сказал это спокойно, но Тора уловила в его голосе гневные нотки и очень испугалась.
        - Ты не должен пытаться справиться с ним в одиночку! Он убьет тебя… Он приказал своим сторонникам стрелять при первой же попытке сопротивления!
        - Со мной ничего не случится, не тревожься, - пообещал Миклош.
        - Но… как я могу не тревожиться! Ведь… мне придется уехать домой… я даже не узнаю, если… с тобой что-то случится!
        Тихо рыдая, она добавила:
        - Вдруг тебя ранят, а я не смогу… быть рядом с тобой! А что, если… ты погибнешь? Я… даже не буду этого знать!
        - Положись на меня и не теряй веры. Крепче сжав Тору в объятиях, Миклош сказал:
        - Я не верю, что мне суждено погибнуть от руки такой жалкой твари, как князь Борис!
        - Н-но… У него так много сообщников! - отчаянно вскрикнула Тора. - И я забыла сказать тебе: Лука говорил, что… он знает по крайней мере дюжину офицеров, которые готовы… встать на их сторону!
        - Не тревожься, - снова повторил Миклош. - Иди спать, дорогая. Помолись на ночь, я уверен, ты всегда это делаешь перед сном. Обещаю тебе: когда все будет позади, мы обязательно снова найдем друг друга.
        - А если… это окажется невозможным?
        Говоря это, Тора думала, что, как только она вернется во дворец, его стены сомкнутся вокруг нее еще плотнее. Она будет заключена в роскошных апартаментах, как в тюрьме, вряд ли у нее будет возможность узнать, что делается в мире.
        - Я обязательно отыщу тебя, - пообещал Миклош. - И если мне удастся спасти Солону от злобных козней этого безумца, то в этом будет и твоя заслуга. И я позабочусь о том, чтобы ты получила награду.
        - Мне не нужно никакой награды. Мне нужно только… чтобы с тобой ничего плохого… не случилось!
        - Я постараюсь, чтобы это было именно так. Спасибо тебе, моя красавица, за то, что у тебя хватило храбрости рассказать мне обо всем. Ты и не представляешь, как важно мне было узнать об этом заговоре.
        Не дожидаясь ее ответа, он снова поцеловал ее, но теперь его губы были нежными и манящими, словно молили ее о любви.
        Не в силах думать. Тора целиком отдавалась тем чувствам, которые чудесными волнами захлестывали ее. Ей казалось, что они оба перестали быть простыми смертными, что они обрели крылья и уносятся в небесные эмпиреи, откуда им никогда больше не придется возвращаться на землю.
        Если бы ей суждено было в эту минуту умереть, она ни о чем не пожалела бы, Миклош наконец оторвался от ее губ и, глядя ей в глаза, очень нежно сказал:
        - Бог да хранит тебя, моя дорогая. Я молю о том, чтобы Он помог мне оказаться достойным твоего доверия.
        Он поцеловал ее в лоб и, взяв за руку, увлек к ступенькам, которые вели на постоялый двор. Они остановились у первой двери. Тора молча смотрела на Миклоша, еще целиком во власти того блаженства, которое он подарил ей. Говорить она не могла, да в словах и не было нужды.
        Миклош поднес руку девушки к губам и покрыл поцелуями. Несколько мгновений Тора ощущала теплое, нежное, страстное прикосновение его тела. Потом он молча повернулся и ушел в сад.
        Почему-то Тора решила, что он направился к конюшне. Но ей не хотелось следить за ним. Она поднялась по ступенькам и вошла в «Три колокола».
        Поднявшись по черной лестнице, не застеленной ковром, она нашла свою спальню. Заперев дверь, девушка упала на кровать и уткнулась лицом в подушку. Она лежала долго, потрясенная чувством, которое пробудил в ней Миклош. Прошло не меньше часа, прежде чем Тора заставила себя встать, раздеться и лечь в постель.
        Она закрыла глаза и попыталась заснуть, как велел ей Миклош, но сна не было. Тора могла только страстно молиться о том, чтобы с ним ничего не случилось и чтобы им снова удалось встретиться. В эту молитву она вложила все силы своей души.

        На следующее утро, сразу после завтрака, он отправился во дворец. По дороге Тора думала, что все, случившееся накануне, не могло произойти на самом деле. И в то же время она ничего не могла поделать с ощущением сказочного счастья, потому что под утро ей снилось, что снова Миклош держал се в объятиях и целовал.
        Только когда экипаж въехал в Маглич, Тора спустилась с небес на землю при мысли о том, в какой ужас пришел бы ее отец, узнав обо всем. Великому князю и в голову не могло прийти, что его дочь, которую он прочил в королевы, едет по улицам столицы Солоны в крестьянском наряде, в обществе трех пожилых музыкантов.
        В эту минуту князь Борис и его планы тоже, казалось, утратили для княжны свою реальность.
        Ярко светило солнце, и, население Солоны с виду зажиточное и довольное, толпилось На улицах и на ярмарочной площади. Люди собрались за покупками. Многочисленные лавки и разносчики с лотков торговали свежими фруктами и овощами, которые дарила щедрая земля Солоны.
        На прилавках высились горы клубники и малины, красных и желтых слив, чернослива, черешен, абрикосов и персиков. На ярмарку в Маглич собирались жители со всей округи. Многие приезжали издалека, чтобы повыгоднее купить или продать.
        Крестьяне ехали по пыльным дорогам на повозках или шли, толкая перед собой тачки с товаром, распевая народные песни, такие же радостные и беззаботные, как сами местные жители. А оказавшись в городе, селяне увлеченно торговались со всеми, кого привлекал их товар.
        На ярмарке были сыры из козьего и коровьего молока и колбасы, обильно сдобренные чесноком.
        Продавали и цыплят, окорока, паштеты всех сортов, которые удовлетворили бы самых искушенных гурманов.
        Ярмарка казалась такой яркой и красочной, что Тора с удовольствием потолкалась бы в этой оживленной толпе, но на это у них не было времени.
        Проехав через весь город, они наконец увидели вдали, на склоне горы, королевский дворец, возвышавшийся над городом. Торе показалось, что он необычайно красив, как и подобает дворцу. Портик украшали белые колонны в классическом стиле. Въезд во дворец преграждали кованые чугунные ворота, украшенные золотом.
        К парадному входу вела широкая лестница, перед которой стоял караул, издали похожий на ярко раскрашенных игрушечных солдатиков. Сверкающие ружья в руках караульных казались совершенно безобидными, тоже игрушечными.
        Но вспомнив, что в любой момент заговорщики могут расстрелять солдат, захватить дворец и, возможно, убить всех, кто попытается защитить своего короля, Тора вздрогнула от ужаса.
        И в то же время это казалось таким невероятным, что в глубине души она немного надеялась, что преувеличила опасность. Ничто вокруг не напоминало о заговоре против этой приветливой страны и ее монарха.
        Заметив, как нервничает профессор, Тора устыдилась своих мыслей и сказала себе, что сейчас она должна думать только о нем.
        Они почти не разговаривали с того момента, как выехали с постоялого двора. Тора решила, что профессор и двое других музыкантов просто устали, потому что поздно легли. К тому же накануне немало тостов было провозглашено в честь профессора, так что и выпито было больше того, к чему привык, как было известно Торе, ее весьма воздержанный учитель.
        Как бы то ни было, девушка не сомневалась, что все это не отразится на игре музыкантов. Чтобы успокоить профессора, она сказала:
        - Ну вот, мы и приехали. Я уверена, что поклонник вашего искусства, кронпринц Хорватии, с нетерпением ждет нашего выступления.
        - Надеюсь, вы правы, дорогая моя, - ответил профессор. - Но сначала надо посмотреть, где нам предстоит играть, и порепетировать.
        - Да, конечно, - согласилась Тора.
        Их встретил один из, королевских адъютантов. Он сказал профессору, что его величество и его высочество кронпринц рады его приветствовать.
        Ведя их через просторный внушительный вестибюль, адъютант сказал:
        - Пожалуйста, обращайтесь ко мне, профессор, если вам что-то понадобится. Мы позаботились о том, чтобы рояль был настроен. Он довольно новый и, надеюсь, вы будете удовлетворены.
        - Не сомневаюсь! - ответил профессор. - Передайте его величеству, как мы ценим его благосклонность.
        Они шли по длинным дворцовым коридорам, и Тора любовалась прекрасной живописью и великолепной мебелью. В основном дворец украшали произведения французского искусства. Тора вспомнила, что мать правящего короля была француженкой. Тут она снова пришла в отчаяние при мысли о том, что через две недели король Радел придет просить ее руки.
        Встреча с Миклошем все изменила. Она отдала ему свое сердце и не может стать женой другого, будь он хоть трижды королем.
        Тора понимала, что ей никогда не разрешат выйти замуж за человека не королевской крови. А это означает, она обречена на, одиночество до конца жизни. Думать об этом было почти невыносимо, но так же невыносимо было согласиться на брак с нелюбимым человеком.

«Это совершенно неестественно!»- думала княжна. Теперь, когда она узнала любовь, ее отвращение к браку с королем Солоны из соображений государственной пользы усилилось в сотни раз. Тора просто представить себе не могла, что кто-нибудь, кроме Миклоша, будет целовать ее.

«Лучше умереть!»- подумала девушка и Поняла, что действительно предпочтет смерть подобному браку.
        Адъютант привел их в музыкальный салон, который размещался в самом конце парадных помещений дворца. Торе он понравился, хотя и был меньше, чем салон у них во дворце, и совсем по-другому обставлен. Здесь имелась настоящая сцена с занавесом, а в центре зала стояла чудесная статуя богини с купидончиком на руках, который играл на свирели.
        Декор салона был выдержан в голубых тонах, а колонны у стен - бело-золотые. Темно-синий потолок создавал иллюзию ночного неба. Адъютант сказал, что по вечерам в нем высвечиваются звезды.
        - Как это необычно! - восхитилась Тора. Его величество сам придумал такое оформление салона? Адъютант покачал головой:
        - Боюсь, его величество не очень любит музыку. Этот салон редко используется. По правде говоря, все это выдумка принца Велкана. - Немного помолчав, он добавил:
        - Когда его высочество жил во дворце, здесь всегда бывало два-три концерта в неделю. Принц даже приглашал сюда знаменитых оперных певцов из Парижа. Они выступали или здесь, или в театре, который принц пристроил ко дворцу.
        - Театр? - воскликнула Тора. - Как это прекрасно!
        - Мы все получали от этого огромное удовольствие, - подтвердил адъютант. - Особенно когда в Маглич приезжал русский балет.
        По его тону Тора догадалась, что адъютант увлекался не только балетом, но и балеринами. Потом он сказал:
        - По правде говоря, ваш концерт, профессор, - первый во дворце за последние шесть лет. И могу вас уверить, весь двор ждет его с нетерпением.
        Профессор был рад это слышать. Было решено, что как только им покажут отведенные для них комнаты, они снова вернутся в музыкальный салон и начнут репетицию. Комнаты им отвели в том же крыле, и по роскоши убранства их вполне можно было сравнить с апартаментами княжны во дворце ее отца.
        Кроме прекрасной комнаты, в распоряжение Торы предоставили румяную горничную, которая сразу взялась распаковывать ее вещи. Тора попросила особенно аккуратно повесить вечернее платье.
        Приведя себя в порядок. Тора поспешила обратно в салон. Однако не успели они начать репетицию, как их пригласили к полуденной трапезе. Стол для музыкантов накрыли в комнате, окна которой выходили в парк, располагавшийся позади дворца. К комнате прилегала терраса, ее ступени спускались на зеленый газон, за ним взлетали в небо струи нескольких фонтанов, рассыпаясь радужными брызгами, прежде чем упасть в каменные чаши.
        Парк был разбит во французском стиле. В нем росли кипарисы, аккуратно подстриженные кусты тянулись рядами. Симметричные клумбы и деревья, осыпанные яркими цветами, создавали картину, полную солнечного света и красоты. Тора почувствовала, что на душе у нее стало легче.
        Эта красота не меньше, чем музыка, была способна выразить человеческие чувства.
        Однако мысли о Миклоше и страх, что ему грозит опасность, не оставляли девушку.
        Что он предпримет? Может ли предотвратить мятеж?
        А что, если она ошиблась и Миклош не имеет никакой власти?
        Наверное, у Торы был такой встревоженный вид, что профессор, истолковав это по-своему, неожиданно повернулся к ней и сказал:
        - Вчера вы играли превосходно, но сердце подсказывает мне, что сегодня вы будете играть еще лучше!
        Тора поняла, что ее учитель решил, что она волнуется перед выступлением, и пытается ее успокоить. Интересно, что бы он сказал, если бы узнал правду?
        В конце дня их снова нашел адъютант, который сообщил, что король удостаивает их аудиенции перед обедом.
        - Его величество дает званый обед, - объяснил молодой придворный. - Поскольку он желает сначала поговорить с вами наедине, я приду за вами сюда около семи и проведу вас в личные покои его величества.
        - Это большая честь, - пробормотал польщенный профессор.
        После этого сообщения все разошлись по своим комнатам, и Тора с удовольствием обнаружила, что горничная приготовила ей ванну.
        Она не спеша вымылась в теплой душистой воде, продолжая думать только о Миклоше. Она отчаянно пыталась придумать, как ей увидеться с ним, прежде чем они уедут из дворца утром следующего дня.
        Тору терзал страх, что, когда она вернется домой. Миклошу уже ее не найти. И в то же время она размышляла, не предупредить ли ей профессора на тот случай, если Миклош попытается через него разыскать «пианистку». Может, лучше попросить профессора сказать, что она уехала в Австрию или Венгрию?
        Ей казалось, что нужно непременно скрыть от Миклоша, кто она на самом деле, иначе он ужаснется, узнав о ее обмане. И в то же время она и представить себе не могла, как отказаться от встречи с любимым человеком.

«Я его люблю! Люблю!»- повторяла она в отчаянии. Как же выдержать муку вечной разлуки с ним? Муку долгих лет одиночества и тоски.
        К тому времени, как Тора закончила свой туалет, она уже не ощущала того блаженства, которое открылось ей прошлым вечером, когда она словно перенеслась в царство грез. Теперь Тора вернулась к суровой реальности, в которой она была великой княжной и в интересах родной страны должна была выйти замуж за старого нелюбимого человека. Через несколько минут ей предстояло увидеть монарха, который посватался к ней, Тора отдавала себе отчет в том, что, если откажется выходить замуж за короля Солоны, отец и мать могут заставить ее. Они уже намекали дочери, что иначе ей придется заточить себя в монастыре. Она бывала в монастырях, видела спокойные и безмятежные лица монахинь. Но теперь она не сомневалась, что в их жизни не было любви. А если и была, то, возможно, их любимый умер, а это совсем меняло дело.
        А как жить ей, зная, что Миклош женат и счастлив, а у нее не осталось в жизни ничего, кроме воспоминаний о его поцелуях?

«Мне надо принять разумное решение», - думала Тора, пока служанка помогала ей надеть вечернее платье.
        Но в то же время это разумное решение представлялось ей мучительной пыткой. Как будто тысяча ножей вонзалась в ее сердце, и кровь, словно слезы, струилась из ран.

«Я люблю его! Люблю!»- безнадежно повторяла она, зная, что, как бы она ни рвалась на свободу, дворец станет для нее тюрьмой, где ей придется провести всю оставшуюся жизнь.

        Глава 5

        Уже одевшись. Тора посмотрела на себя в зеркало и пришла в ужас: теперь она выглядела как девушка из высшего общества. Король Радел мог запомнить се и узнать, когда приедет в Радослав.
        Ее план был рассчитан на то, чтобы увидеть короля в неофициальной обстановке. Раньше ей как-то и в голову не приходило, что король может запомнить скромную исполнительницу из квартета профессора Серджовича. А если он ее узнает во время своего официального визита, то сможет мимоходом упомянуть о странном сходстве княжны и исполнительницы в разговоре с великим князем. А уж ее родители сообразят, что она была в Солоне, когда исчезла из дворца якобы для того, чтобы погостить у друзей.
        - Я просто сошла с ума! - тихо вскрикнула Тора. - Мне нельзя встречаться с королем!
        Но отказ явиться на аудиенцию вызвал бы всеобщее удивление. Необходимо было придумать благовидный предлог, достаточно убедительный не только для королевского адъютанта, но и для Андреа с Климентом.
        - Что-то не так, барышня? - испуганно спросила горничная, которая помогала ей одеваться, увидев, что Тора стоит перед зеркалом явно встревоженная.
        - Нет-нет! - поспешила успокоить ее Тора. - Все в порядке. Спасибо, что помогли мне.
        Понимая, что изменить уже ничего нельзя. Тора медленно направилась к двери, пытаясь придумать, как выйти из положения.
        Может быть, если она будет низко наклонять голову, король не разглядит ее лица… Но столь необычное поведение скорее всего только привлечет лишнее внимание.
        Только когда Тора оказалась в вестибюле, где их должен был встретить адъютант, ей в голову пришла блестящая мысль. Подойдя к профессору, она взяла его под руку и увлекла к окну.
        - Вам обязательно надо полюбоваться видом на парк! - громко проговорила она. - Он просто великолепен!
        Озадаченный профессор покорно пошел за ней. Когда они отошли от остальных настолько, что можно было не опасаться, что их услышат, Тора шепотом спросила:
        - Вы не одолжите мне ваши очки? Мгновение профессор удивленно смотрел на нее, потом понял, в чем дело.
        - Да, конечно!
        Он вынул очки из кармана, где всегда держал их на тот случай, если ему понадобится что-нибудь прочесть. Для чтения партитуры очки, как правило, ему не требовались: он знал все исполняемые им произведения наизусть. А вот мелкий газетный шрифт мог читать только в очках Профессор отдал очки Торе, и та поспешила надеть их, надеясь, что они по крайней мере скроют ее глаза, на которые в первую очередь люди обращали внимание, знакомясь с ней. При этом девушка про себя порадовалась, что Миклош не видит ее сейчас.
        Она едва успела поправить очки, как дверь распахнулась и в вестибюль вошел уже знакомый им адъютант.
        - Его королевское величество готовы вас принять, профессор, - торжественно объявил он, - вместе с исполнителями вашего квартета!
        Они направились к дверям, где их ждал адъютант, и Тора постаралась держаться позади Андреа и Климента. Хотя они явно были удивлены, вслух они не стали выражать свое недоумение.
        Адъютант двинулся вперед, следом за ним - профессор, потом - остальные. Сердце Торы опять испуганно заколотилось. Казалось, страх стал ее постоянным спутником с того момента, как она попала в Солону. Ее руки в белых лайковых перчатках совершенно заледенели. Она вся дрожала.

«Именно этого я и добивалась, - строго сказала она себе. - Смешно поддаваться страху сейчас, когда все идет так гладко!»
        В конце концов, ей, великой княжне Радославской оказаться во дворце короля Солоны под видом простой пианистки и встретиться с самим королем - это была великолепная шутка! Жалко только, что не с кем было ею поделиться.
        А потом Тора вспомнила о Миклоше и стала думать, осудил бы он ее, если бы, конечно, узнал, кто она на самом деле.
        Девушка так погрузилась в свои мысли, что и не заметила, как они оказались в пышной парадной зале, где на стенах висели великолепные картины, а роспись потолка была так красива, что ей хотелось запрокинуть голову и получше рассмотреть панно. Однако она заставила себя смотреть прямо перед собой: в дальнем конце комнаты у огромного мраморного камина с богатой резьбой стоял сам король Солоны.
        Вид у него был внушительный, поистине королевский. Таким Тора и представляла его: немолодым, с редеющими седыми волосами, с лицом, изборожденным морщинами, такими глубокими, что он показался княжне старше ее отца.
        Король держался подтянуто и прямо, в его позе было нечто такое, что заставило Тору подумать, что перед нею человек властный, не склонный интересоваться точкой зрения других, тем более - принимать ее.
        Профессора Серджовича представили королю, и старик глубоко ему поклонился, но король, не подавая руки, заговорил с профессором холодным и резким тоном. Было ясно, что монарха вовсе не интересовала встреча со знаменитым музыкантом. Он просто делал то, что считал своим долгом!
        Потом профессор отошел в сторону, и человек, стоявший рядом с королем - Тора догадалась, что это и был кронпринц Фредерик Хорватский, - с радостным возгласом протянул профессору обе руки.
        - Дорогой мой профессор! - воскликнул он. - Мы так давно с вами не встречались, но я не забыл вашей волшебной игры и того наслаждения, которое мне подарила ваша музыка!
        Тора подумала, что это именно те слова, которые хотелось бы услышать старому музыканту. Тем временем король еще более холодно и кратко приветствовал остальных участников квартета.
        Когда адъютант произносил имя Торы, она сделала глубокий реверанс и полуприкрыла глаза - на всякий случай. Однако она напрасно старалась: король, не удостоив ее ни словом, в ответ на ее реверанс едва заметно кивнул, облегченно вздохнув, отвернулся, сочтя аудиенцию законченной.
        Зато кронпринц настаивал, чтобы профессор познакомил его со всеми участниками своего квартета. Он пожал руки Клименту и Андреа, и, когда те отошли в сторону, профессор произнес:
        - Ваше высочество, позвольте мне представить вам мою молоденькую родственницу, которая выступает с нами впервые.
        Тора снова сделала глубокий реверанс, а когда выпрямилась, то поймала на себе пристальный взгляд кронпринца Фредерика. Тот сказал:
        - Не слишком ли вы молоды, чтобы выступать со столь знаменитыми музыкантами, барышня?
        - Для меня большая честь, что мне это позволили, ваше высочество.
        Кронпринц Хорватский показался Торе гораздо более приятным, чем король Солоны. Вид у него был не столь внушительный, но он был недурен собой, на вид лет сорока, под темными бровями - проницательные глаза, только складка губ показалась Торе чем-то неприятной, но, по своей невинности, девушка не поняла, что она выдает в мужчине сластолюбие.
        - Но вы так хороши собой, барышня, - говорил кронпринц тем временем, - что вам и не нужен особенный талант.
        - Ваше высочество пока не слышали моей игры, - ответила Тора. - Возможно, вы будете разочарованы.
        Профессор стоял рядом с таким счастливым видом, такой блаженной улыбкой, что Торе хотелось продлить удовольствие, которое он получал от благосклонности столь высокой особы.
        - Я уверен, что не разочаруюсь, - отозвался кронпринц. - А поскольку я намерен откровенно высказать вам свое мнение по окончании концерта, то позабочусь о том, чтобы у нас была возможность поговорить друг с другом.
        Это звучало так внушительно, что Тора посмотрела на Фредерика Хорватского с немалым удивлением. Король дожидался, пока кронпринц закончит разговор с музыкантами, почти не скрывая своего нетерпения.
        - Мне надо идти, - поспешно сказал, заметив это, кронпринц, - но мы еще увидимся сегодня.
        Словно снова вспомнив о профессоре, кронпринц добавил, обращаясь уже исключительно к нему:
        - С нетерпением жду, когда услышу вас, профессор! У меня нет слов, чтобы выразить всю глубину моих чувств!
        Профессор, польщенный его восхищением, поклонился, но кронпринц уже снова перевел взгляд на Тору. Потом он присоединился к королю, и монаршие особы покинули зал.
        К музыкантам снова подошел адъютант.
        - Ну, церемонии позади, профессор! - с облегчением сказал он. - Наверное, вы предпочтете пройти в вашу гостиную, куда вам подадут обед.
        - Спасибо, - пробормотал профессор, еще не совсем придя в себя после королевской аудиенции.
        - Его величество устраивает сегодня большой обед, - продолжил адъютант. - И все приглашенные с удовольствием ждут вашего концерта. Если обед не слишком затянется, гости перейдут в музыкальный салон к девяти часам.
        - Это раньше, чем я думал! - удивился профессор. Адъютант рассмеялся:
        - Его величество не любит поздно ложиться. Если ваше выступление продлится более часа, его величество начнет выражать нетерпение.
        - Постараюсь, чтобы до этого не дошло! - пообещал профессор.
        Адъютант приказал лакею в дворцовой ливрее провести музыкантов снова в дальнее крыло дворца.. В гостиной их уже ждал накрытый стол. Климент заметил:
        - По-моему, это оскорбительно: ехать в такую даль и иметь право играть не больше часа!
        - Мы должны почитать себя счастливыми, что нас вообще сюда пригласили! - довольно резко ответил профессор. - Вы же слышали: его величество не разбирается в музыке. Это кронпринц специально попросил, чтобы ему предоставили возможность нас услышать!
        - Вы хотите сказать «вас услышать»! - засмеялся Андреа. - Я еще никогда не слышал столь восторженных приветствий!
        - Я знал кронпринца еще в те дни, когда он совсем юношей впервые приехал в Париж! Он был очарован красотой француженок, оказанным ему гостеприимством и, конечно, самим Парижем. И каждый год, возвращаясь туда, он старался со мной встретиться. Это было необычайно приятно мне!
        Тора решила, что кронпринц, вероятно, очень милый человек, раз подарил профессору столько счастливых минут. Ее только сильно смутило подчеркнутое внимание кронпринца к ней самой. Это могло привлечь внимание короля.
        При мысли о короле у Торы мучительно сжималось сердце. Ей достаточно было только увидеть его, чтобы понять, почему принц Велкан покинул Солону. Король показался ей еще более деспотичным, чем ее собственный отец. Одна мысль о возможном браке с королем Солоны теперь вызывала у Торы не только страх, но и отвращение.

«Как я смогу жить с ним? - спрашивала себя Тора. - Я уверена, что он еще более нетерпим, более фанатичен и более упрям, чем папа!»
        Княжна уже давно с нетерпением ждала того момента, когда будет достаточно взрослой, чтобы покинуть родительский дом. Тогда наконец можно будет избавиться от бесконечных запретов, правил и выговоров, на которые не скупился отец.
        Великий князь привык, чтобы все вокруг исполняли только его желания, не имея собственных.

«Я этого не вынесу!»- мысленно воскликнула Тора.
        Она поняла, что будет бороться против этого брака - даже если для этого ей придется убежать, как это сделал собственный сын короля. Но ни королю, ни своему отцу Тора не надеялась что-нибудь объяснить.
        Она стала лихорадочно соображать, что бы могло помешать ее отцу принять от ее имени предложение короля. А еще лучше - помешать королю нанести официальный визит в Радославское княжество. Правда, тогда в политическую интригу окажется вовлечена не только она сама, но и ее страна…

«Мне обязательно надо что-то придумать!»- твердила себе непокорная княжна.
        Но поскольку придумать никак не удавалось. Тора совсем приуныла.
        Мрачные мысли завладели всем ее существом. Она совершенно не замечала, что ест. Как только обед закончился, профессор забеспокоился, не пора ли им занять место на сцене музыкального салона.
        Однако у них еще оставалось время до начала концерта, и Тора поднялась к себе в комнату. Стоя у окна, она любовалась открывавшимся видом. Уже начало смеркаться, гасли последние лучи заходящего солнца. Ей мучительно хотелось оказаться рядом с Миклошем, поговорить с ним, почувствовать прикосновение его рук, снова ощутить жар его поцелуев.
        - Я люблю тебя! - тихо шептала девушка. - Для меня больше не существует других мужчин!
        Всей душой Тора хотела снова увидеть его, прежде чем придется уехать из Солоны.
        Ей было страшно, что они расстались навсегда, что даже если Миклош попытается найти ее после отъезда, ему это не удастся. И тогда она больше его не увидит…
        - Я люблю тебя! Люблю! - в отчаянии повторяла она, и ей показалось, что где бы он ни был, эти слова должны были долететь до него.
        Подумав, что профессор уже беспокоится и в последний раз взглянув на себя в зеркало. Тора с очками профессора в руке спустилась по лестнице, чтобы присоединиться к остальным.
        Музыкальный салон она нашла легко даже без помощи лакеев. Теперь там рядами стояли кресла, обитые красным бархатом, в золоченных канделябрах горели свечи, а сверху, на потолке, загорелись звезды.
        Небольшая сцена утопала в цветах, и их аромат наполнял зал. Цветы, сочетаясь с убранством салона, делали его красивее. Статуя богини с купидоном, играющим на свирели, была подсвечена снизу, так что сверкала, вызывая общее восхищение. Тора с облегчением подумала, что среди такой красоты никому в голову не придет обращать внимание на девушку за роялем.
        По распоряжению профессора рояль поставили в глубине сцены и развернули так, чтобы она сидела боком к слушателям. Сам профессор, видимо, намеревался встать, заслоняя ее собой, как он сделал это накануне в «Трех колоколах».
        От очков у Торы разболелись глаза и, сев за рояль, она сняла их и начала тихонько наигрывать свои собственные мелодии и любимые пьесы профессора.
        В зале стали появляться какие-то люди. Тора подумала, что это те, кто не получил приглашения на королевский банкет. Лакеи в напудренных париках рассаживали их в задней части зала.
        Наконец прибыли король и его гости. Все встали. Мужчины кланялись, дамы приседали в реверансе. Первым шел Король в сопровождении кронпринца, за ними - остальные гости, присутствовавшие на торжественном обеде.
        Тору даже позабавило, насколько королевские гости были похожи на тех, кого принимали у себя во дворце ее родители. Большинство из них были люди немолодые, а дамы - или слишком полные, или слишком худые, мужчины - коренастые, с седеющими волосами, одетые либо в парадный мундир, либо во фраки с орденами.
        Довольно долго высокие гости усаживались на свои места. Когда Тора взглянула на короля, ей показалось, что ему не терпится, чтобы концерт поскорее начался и поскорее закончился.
        Профессор поднял скрипку к плечу и взмахнул смычком, давая сигнал к началу концерта. Они опять начали с сюиты на народные мелодии. Эта композиция неизменно захватывала слушателей и определяла настроение на весь вечер.
        Торе подумалось, что сегодня эта пьеса нужна как никогда: надо было хоть немного нарушить ту чопорность, которая была способна превратить весь вечер в сплошную тягучую скуку.
        Когда квартет закончил сюиту, раздались дружные аплодисменты. Потом музыканты заиграли одну из жизнерадостных и мелодичных композиций, которые сделали Оффенбаха любимцем парижан.
        Едва отзвучала последняя нота, кронпринц начал хлопать так громко и с таким увлечением, что его пример увлек и остальных. Торе показалось, что атмосфера в зале потеплела. Чудесная игра профессора, казалось, расшевелила даже самого короля. Однако, поглядывая на него из-под полуопущенных ресниц, Тора снова и снова гадала, как ей избежать брака с этим человеком.
        Взяв заключительный аккорд вальса Штрауса, она вдруг подумала: «Может быть, князь Борис все-таки его убьет!»
        Но тут же пришла в ужас от того, что даже на секунду допустила подобную мысль.

«Я не хочу его смерти! - мысленно раскаивалась Тора. - Но, может быть, он поймет, что слишком стар для того, чтобы жениться, и сообщит отцу, что раздумал приезжать в Радослав?»
        Концерт закончился без одной минуты десять: все было рассчитано точно. Квартет исполнил государственный гимн Солоны, и, как только отзвучал гимн, король немедленно ушел вместе со своим почетным гостем.
        Перед уходом кронпринц пристально посмотрел на девушку за роялем, и только тогда Тора поняла, что, раскланиваясь, она забыла надеть очки. Мысленно она укоряла себя за такую неосторожность, но делать было нечего. Оставалось надеяться, что оплошность не очень страшна. Главное, что король проявил к ней полное равнодушие и наверняка не запомнил ее лица!
        Слушатели начали расходиться. Некоторые подходили поговорить с профессором. Климент и Андреа убирали инструменты в футляры.
        Появился адъютант и пригласил:
        - Его величество просит пожаловать в садовую гостиную, где поданы закуски.
        Тора предпочла бы отказаться от этого приглашения, но профессора оно очень обрадовало, и Тора не посмела испортить ему удовольствие. Садовая гостиная располагалась неподалеку от музыкального салона. Неудивительно, что она так называлась.
        Комнату наполняли цветы, а огромные стеклянные двери распахивались на террасу, с которой можно было сойти прямо в сад. Лакеи в красочных дворцовых ливреях сновали с подносами, разнося напитки. В дальнем конце комнаты столы были уставлены изысканными закусками.
        Все стремились поговорить с профессором. Тора, желая оставаться в тени, подошла к стеклянной двери и залюбовалась ночным садом, луной, которая уже стояла высоко в небе, и яркими звездами. Она вспоминала прошлую ночь и Миклоша. Голос за спиной заставил ее вздрогнуть.
        - Я обещал высказать вам свое мнение о вашей игре. Кронпринц стоял совсем близко от нее и явно был не прочь немного пофлиртовать.
        - Надеюсь, ваше высочество не были разочарованы, довольно холодно произнесла княжна.
        - Наоборот, вы превзошли все мои ожидания. И не только ваше исполнение, но и вы сами!
        С этими словами Фредерик взял ее за локоть и, не давая опомниться, вывел на террасу и заставил спуститься по беломраморным ступенькам в сад.
        Тора попыталась отстраниться, но кронпринц явно был настроен увлечь ее за собой. Протестовать было неловко, и она только сказала:
        - Мне не следует уходить от профессора. По-моему, он уже собирается отправиться в постель.
        - Именно об этом я и хочу с вами поговорить, - отозвался кронпринц.
        Тора с изумлением посмотрела на него, но решила, что, видимо, не правильно поняла его слова. Они уже дошли до газона, и кронпринц увлек ее за кусты букса, искусно подстриженные садовником, так что получились причудливые фигуры.
        Сообразив, что здесь их не будет видно из окон ярко освещенной комнаты, и встревожившись. Тора решительно остановилась.
        - Куда мы идем? - спросила она. Впервые ей стало не по себе.
        Кронпринц повернул ее лицом к себе и провел пальцами по руке девушки от локтя до запястья.
        - Вы прекрасны! - заговорил он глубоким голосом, сжимая руку девушки. - Так прекрасны, что отпущу вас только ненадолго. Позже мы непременно должны встретиться.
        - Позже? - переспросила Тора. - Я вас не понимаю.
        - Я приду к вам в спальню, или вы можете прийти ко мне, - сказал кронпринц совершенно спокойно. - Я хочу быть с вами, хочу говорить с вами и хочу еще очень многого!
        Секунду Тора, оцепенев, молчала. Потом, постепенно его слова дошли до ее сознания. С ужасом она отпрянула, воскликнув:
        - Нет! Нет… Ни за что! Как вы могли… предложить мне такое?
        Она пыталась убежать, но он крепко держал ее руку.
        - Дорогая, нам больше может не представиться такой возможности! Здесь одни старики, их ничуть не интересует, что мы будем делать. Я обещаю сделать вас счастливой!
        - Нет! - снова вскрикнула Тора. - Нет… Ни в коем случае!
        - Мне будет совсем нетрудно вас найти, - не слушая, продолжал кронпринц, - но если ваша комната расположена слишком близко к комнатам ваших спутников, вам лучше прийти ко мне. Я пришлю за вами камердинера, и он проводит вас в мои покои.
        - Вы меня оскорбляете! - сказала Тора медленно и внятно.
        Она изо всех сил старалась сохранить гордость и достоинство, которые принадлежали ей по праву рождения, но кронпринц так крепко держал ее за руку, угрожающе надвигаясь на нее, что княжна чувствовала себя слабой и беспомощной, и против ее воли голос выдавал ее страх и неуверенность.
        - Вы меня очаровали! - твердил свое кронпринц Фредерик. - Все в вас необычайно прекрасно. Как только я вас увидел, я сразу решил, что вы будете моей!
        Продолжая удерживать ее руку, он взял ее за подбородок и заставил поднять голову.
        - Я дам вам все, что вы пожелаете! - хрипло пообещал он. - Драгоценности, наряды, лошадей. Я знаю, вы подарите мне не меньший восторг, чем тот, что подарила ваша игра!
        Говоря это, он наклонился к девушке, и Тора с ужасом поняла, что он собирается ее поцеловать. До этого она слушала, как загипнотизированная, но теперь тихо вскрикнула от ужаса и начала вырываться. Ей удалось отвернуться, но высвободить руку у нее не хватило сил.
        Кронпринц негромко засмеялся, словно ее сопротивление доставляло ему удовольствие.
        Тут негромкий голос произнес:
        - Извините, ваше высочество, но из вашей страны только что прибыл посланец со срочным сообщением для вас.
        Голос незнакомца заставил кронпринца остановиться, но он все еще не отпускал руку Торы.
        - С сообщением? - переспросил он. - В нем не может быть ничего важного!
        - Он говорит, ваше высочество, что сообщение чрезвычайной важности и требует вашего немедленного внимания.
        Тора внимательнее вгляделась в едва различимую в темноте фигуру незнакомца и почувствовала, как сердце у нее остановилось, а потом забилось с неистовой силой.
        Миклош! Ее спасителем был Миклош!
        Ей хотелось броситься к нему в объятия, но долгие годы дворцовой муштры и самообладание, воспитанное с раннего детства, не позволили ей двинуться с места. Тора даже перестала пытаться высвободить руку, которую по-прежнему сжимал кронпринц. Ей было трудно дышать, она не могла оторвать глаз от Миклоша.
        Неожиданно кронпринц отпустил ее.
        - Не понимаю, почему бы им не оставить меня в покое! - раздраженно проговорил он, обращаясь скорее к самому себе. Потом он повернулся к Торе:
        - Мы еще продолжим этот разговор. Я уйду всего на несколько минут. Ждите меня здесь.
        С этими словами Фредерик повернулся и быстро зашагал прочь. Только когда он скрылся за кустами, Тора тихо вскрикнула и бросилась к Миклошу. Он обнял ее и крепко прижал к себе.
        - Как ты могла сделать такую глупость, любимая? - укоризненно спросил он. - Разве можно было идти в сад с кронпринцем?
        - Т-ты меня спас!.. Ах, Миклош… я так испугалась! Он… требовал, чтобы я… пришла к нему… в спальню!
        - Я слышал, - ответил Миклош, и в голосе его зазвенела сталь.
        - Как он мог предложить мне такое? Ведь он совсем меня не знает? Я не думала… Я и представить себе не могла…
        - Послушай, дорогая, - прервал ее Миклош, - забудь о нем на время. Вам с профессором необходимо немедленно уехать отсюда.
        Тора застыла.
        - Что… ты хочешь сказать?
        - Прошу тебя, не спрашивай меня ни о чем. Просто делай то, что я тебе скажу. Возвращайся во дворец и скажи профессору, что хочешь спать. Попроси, чтобы он проводил тебя до твоей спальни. Когда вы останетесь одни, скажи ему, что вас у двери вашего крыла ждет экипаж.
        Тора прижалась к нему.
        - Наверное… я понимаю, - прошептала она. - Ты торопишь меня с отъездом… потому что…
        - В своей стране ты будешь в большей безопасности, - договорил за нее Миклош.
        По его тону Тора поняла, что попытка переворота намечена на эту ночь. Чуть запрокинув голову, она посмотрела в лицо своему возлюбленному.
        - А ты будешь в безопасности? Обещай мне… что с тобой ничего не случится!
        - Я буду помнить, что ты просила меня быть осторожным, - отозвался Миклош. - И я буду знать, что ты молишься за меня.
        - Конечно, я буду за тебя молиться! И все-таки… мне страшно… очень страшно… Я боюсь, что с тобой что-нибудь случится!
        - Я верю, что наша встреча была назначена судьбой. Судьба не будет настолько жестокой, чтобы разлучить нас!
        Не дожидаясь ответа Торы, Миклош наклонился и приник к ее губам. И тот же восторг, то же блаженство, которые он подарил ей накануне, снова охватили девушку. Снова она ощутила, что принадлежит Миклошу душой и телом, что прикосновение другого мужчины было бы для нее святотатством. Миклош целовал ее страстно и властно. Но не дав насладиться острым блаженством, которое пронизывало все ее тело, он ласково отстранил ее.
        - Делай все так, как я сказал. Экипаж будет ждать у выхода из вашего крыла дворца. Слуга покажет тебе дорогу.
        - Если бы только ты мог… поехать с нами, - запинаясь, проговорила Тора. - Или… если бы я могла… остаться с тобой!
        - Прежде чем мы сможем быть вместе, сокровище мое, мне предстоит еще кое-что сделать.
        Миклош снова нежно поцеловал ее в губы. А потом решительно проговорил:
        - А теперь иди, быстрее! Нельзя терять ни минуты!
        Тора не могла не послушаться, хотя расставаться с ним было мучительно больно. Она повернулась и побежала через газон.
        Она поднялась по мраморным ступеням на террасу и вошла в садовую гостиную.
        Видимо, гости уже расходились. Профессор разговаривал с пожилой супружеской четой. На даме было множество бриллиантов, а на ее супруге - генеральский мундир со множеством наград.
        Когда Тора стремительно приблизилась к профессору, генерал как раз говорил:
        - До свидания, профессор. Надеюсь, мы сможем снова услышать вас в ближайшем будущем.
        - Я тоже на это надеюсь, - ответил профессор и вопросительно посмотрел на Тору.
        - Извините, профессор, я хотела бы уйти к себе. Вы не проводите меня?
        - Ну конечно же! - согласился старик. Тора взяла его под руку, и они направились к выходу.
        Когда они оказались в коридоре, где вокруг никого не было, она негромко сказала:
        - Нам надо немедленно уезжать! Пожалуйста, не спрашивайте меня ни о чем: нет времени! Карета ждет нас у бокового входа.
        Профессор изумленно уставился на Тору.
        - Я ничего не понимаю! Что вы хотите мне сказать, ваше высочество?
        - Я получила указания, которые сейчас не могу вам разъяснить. Но даю вам слово: нам крайне необходимо уехать немедленно. А мне оставаться здесь дольше просто опасно.
        Услышав, что опасность грозит его любимице, профессор забыл обо всех возражениях.
        - Хорошо, ваше высочество, - тихо отозвался он. - Я позову Андреа и Климента. Если вы идете к себе, скажите кому-нибудь из слуг, что мы уезжаем, и попросите собрать наши вещи.
        - Конечно!
        Не медля ни минуты. Тора побежала по коридорам. Чудом она не заблудилась по дороге к спальне и нисколько не удивилась, обнаружив, что сундук уже уложен. Ей оставалось только надеть теплую накидку, чтобы не бросалось в глаза ее вечернее платье.
        Тора понятия не имела, были ли ее вещи сложены по распоряжению Миклоша, или просто ее горничная решила сделать это заранее, чтобы не оставлять на утро. Она прошла в соседнюю комнату, которую отвели профессору. Его сундук тоже был уложен. После этого Тора не сомневалась, что и вещи Андреа и Климента готовы к отъезду.
        В дальнем конце коридора раздались голоса; Они постепенно приближались. Это два лакея пришли, чтобы погрузить сундуки в экипаж. Ей даже не понадобилось отдавать никаких распоряжений!
        Тора вернулась к себе в комнату и взяла накидку. Этот наряд оказался очень кстати: ночи в горах Солоны были прохладными. В одном из карманов накидки нашелся шарф.
        Повязывая его перед зеркалом. Тора обратила внимание, что глаза у нее сияют, а губы от поцелуев Миклоша стали ярче. Едва она оделась, в дверях появился профессор.
        - Мы готовы!, - сказал он. - Надеюсь, наш поспешный отъезд не обидит хозяина дворца. Это не очень вежливо.
        - У нас нет другого выхода! - решительно сказала Тора. Но идя по коридору к выходу из дворца в сопровождении своих немолодых спутников. Тора печально думала, что сама она поступает не правильно, совершенно не правильно! Увидит ли она еще Миклоша? Сумеет ли он отыскать ее? Завтра она вернется во дворец своего отца, а там Миклошу не придет в голову ее разыскивать!

        Глава 6

        Обратный путь от Маглича до «Трех колоколов» занял у них гораздо меньше времени. Дороги были пустынны, луна хорошо освещала путь, а главное, экипаж был запряжен четверкой лошадей, и они резво несли его вперед. Тора поняла, как волновался Миклош о ее безопасности, как стремился поскорее увезти ее из Солоны.
        Это могло означать только одно: он предвидел, что в случае мятежа ситуация может выйти из-под контроля. Тора так усердно молила Бога о том, чтобы с Миклошем не случилось ничего плохого, что едва слышала удивленные вопросы Андреа и Климента.
        Немолодые музыканты были недовольны поспешным отъездом и расспрашивали профессора о причинах подобной спешки. К сожалению, профессор ничего не мог им объяснить.
        Когда они уже подъезжали к «Трем колоколам», профессор воскликнул:
        - Я только сейчас вспомнил: а как же моя собственная коляска и лошадь? Надеюсь, кто-нибудь отправил их следом за нами!
        - Я в этом уверена, - успокоила его Тора. По-видимому, у Миклоша были очень веские причины для того, чтобы отправить их домой в своем экипаже, а не в одноколке, которая не могла бы ехать так быстро.
        Хотя было уже далеко за полночь, в саду перед постоялым двором по-прежнему горели фонарики, а на деревянном помосте все еще кружились две-три пары. Когда экипаж остановился, хозяин постоялого двора поспешил к ним навстречу.
        - Когда час назад сюда приехала ваша коляска, я с немалым удивлением услышал, что вы не останетесь в Солоне до утра, как собирались, - сказал он.
        - Моя коляска уже здесь? - переспросил профессор.
        - Да, друг мой. И ваш слуга сказал мне, что вы скоро приедете, так что я приготовил для вас комнаты.
        Тора подумала, что, вероятно, Миклош еще в середине дня отправил обратно коляску профессора. Судорожно стиснув руки, она подумала, что, возможно, как раз в эти минуту Миклош сражается за свою жизнь. Ее беспокойство так явно отразилось на лице княжны, что профессор заботливо проговорил:
        - Наверное, вы очень устали. Позвольте мне предложить вам выпить чего-нибудь на сон грядущий, а потом вам лучше пойти лечь?
        В этот момент появилась жена хозяина гостиницы.
        - Барышня, конечно, устала. Она не привыкла выступать перед таким большим обществом.
        С этими словами она обняла Тору за плечи и ласково предложила:
        - Пойдемте, милочка. Я помогу вам раздеться, а потом принесу теплого молока, чтобы спалось крепче.
        - Вы очень добры, - прошептала Тора, тронутая искренней заботой этой простой женщины.
        Поднимаясь по лестнице на второй этаж, где располагались спальни для постояльцев, княжна подумала, как подобная фамильярность шокировала бы ее отца. Мало того что хозяйка гостиницы позволила себе прикоснуться к августейшей персоне, она еще и болтала с ней как с равной!
        - Завтра вы все мне подробно расскажете, - говорила она девушке. - Мне всегда так хотелось побывать во дворце. Но уж мне-то туда ходу нету! - И толстуха добродушно рассмеялась.
        Когда они вошли в спальню, в которой Тора провела предыдущую ночь, хозяйка гостиницы сказала:
        - Жалко, что во дворце не было принца Велкана. Вы привели бы его в восхищение! Я слышала, он знает толк в женской красоте. А сам-то уж до того хорош собой, что в него влюблялись все женщины Солоны!
        Тора почти не слушала болтовню хозяйки. Она могла думать только о Миклоше. Когда наконец хозяйка закрыла за собой дверь. Тора поспешно легла и стала молиться с таким жаром, как еще никогда в жизни. Она молилась о том, чтобы Миклош сумел избежать опасности.
        Усталость в конце концов взяла свое, и Тора заснула. Проснулась она довольно поздно, когда служанка принесла ей поднос с завтраком.
        Тора удивленно воскликнула:
        - Как вы добры, что принесли завтрак наверх!
        - Я решила, что вы устали после выступления во дворце. Профессор просил передать вам, чтобы вы не торопились: никакой спешки нет.
        Поставив поднос на стул рядом с кроватью, служанка нерешительно проговорила:
        - Мне хотелось сказать, что нам очень понравилось все, что вы играли тем вечером. Это было чудесно, право, чудесно!
        - Спасибо, - смущенно пробормотала Тора.
        Оставшись одна, она подумала, что музыка объединяет людей, потому что почти все - за немногими исключениями, вроде короля Солоны, - понимают ее сердцем.

«Никогда, ни за что не выйду замуж за человека, который не любит музыку!»- упрямо подумала княжна.
        И снова мысли о том, что ждет ее впереди, навалились на нее, застилая мраком солнечный день.
        Одевшись, Тора спустилась вниз. Профессор сидел с Андреа и Климентом за столиком под деревьями. Увидев у него в руках газету и не думая о том, что ее поведение может показаться странным, она бросилась к нему:
        - Что пишут в газетах, профессор? Есть какие-нибудь сообщения о том, что происходит в Магличе?
        Музыканты встали при ее приближении, а профессор ответил:
        - Пока не успели ничего написать о нашем концерте. В этом выпуске сообщается только о приезде кронпринца.
        Огромным усилием воли Тора заставила себя говорить негромко и непринужденно.
        - Наверное, все происшествия вчерашнего вечера будут описаны в завтрашних газетах.
        - Вы правы, - подтвердил Климент. - Значит, мы этих отзывов так и не увидим.
        Тора почувствовала, как у нее оборвалось сердце.
        Как же узнать, что произошло в Солоне? Были ли там бои? Пролилась ли кровь? А может быть, Миклошу все-таки удалось расстроить планы князя Бориса?
        Но она поспешила успокоить себя: если в Солоне произойдет переворот или будет хотя бы попытка переворота, то посол Радослава немедленно сообщит об этом великому князю.
        Наступило неловкое молчание. Профессор встревоженно посмотрел на Тору и сказал:
        - Думаю, нам пора ехать. Не позаботитесь ли вы, чтобы наши вещи вынесли к коляске? - обратился он к Андреа и Клименту.
        - Конечно, профессор, - откликнулись оба музыканта и направились к постоялому двору.
        Тора села за столик рядом с профессором.
        - Нам надо подумать, как вам вернуться во дворец, - сказал он.
        - Я и сама об этом уже думала. При этом Тора со стыдом призналась себе, что говорит не правду. Она совершенно не думала о том, что будет с ней.
        Все ее мысли занимала судьба Миклоша. Она машинально снова надела народный костюм, но у нее и не было ничего, кроме него и вечернего платья.
        - Вам будет трудно попасть во дворец днем, - заговорил профессор. - Но может быть, вы, ваше высочество, согласитесь принять мой план.
        - Я согласна заранее на все, что вы предложите, профессор. Ведь вы согласились взять меня с собой, хотя я понимаю, как вам не хотелось это делать.
        Профессор вздохнул.
        - Я могу только благодарить Бога за то, что все прошло так благополучно, - признался он. - Но не представляю себе, ваше высочество, что бы сказали во дворце, если бы узнали, что вы танцевали на постоялом дворе с незнакомым мужчиной!
        По лицу профессора Тора поняла, насколько это его шокировало. Она не сомневалась, что, по мнению профессора, ей следовало отказаться танцевать с Миклошем.
        - Никто не должен об этом узнать, - решительно заявила она. - Но, к счастью, папа и мама ни за что не заподозрят, что я способна на нечто столь невероятное!
        - Надеюсь! - почти простонал профессор. Торе стало немного жаль своего старого учителя: он согласился на ее уговоры из любви к ней, а сам все это время тревожился о тех последствиях, которые мог повлечь за собой этот отчаянный поступок его любимой ученицы.
        Пока они разговаривали, к дверям постоялого двора уже подали их коляску, и Климент с Андреа руководили погрузкой багажа.
        - Так что вы придумали? - спросила Тора.
        - А вот что. Поскольку Климент и Андреа живут на окраине города, сначала мы отвезем по домам их. А вы, ваше высочество, если любезно согласитесь, ляжете на пол коляски, я накрою вас полостью и проеду мимо охранников на территорию дворца.
        Тора слушала профессора, и в ее глазах плясали озорные искорки.
        - Когда они уже не будут нас видеть за кустами, - немного виновато продолжал профессор, - я сумею остановить коляску, чтобы ваше высочество выпрыгнули. После этого я поеду дальше, а вы незаметно проскользнете во дворец через какую-нибудь боковую дверь.
        Тора тихо засмеялась.
        - Профессор, вы не только гениальный музыкант! - восхищенно воскликнула она. - Это придумано просто идеально! Жаль, что я никому не смогу рассказать о том, как вы изобретательны!
        - Я могу только надеяться, что о вашем отчаянном поступке никогда и никто не узнает, ваше высочество, - откликнулся профессор. - Я слышал, в тюрьме очень неуютно, а кормят там просто отвратительно.
        Тора снова засмеялась, а потом легонько прикоснулась к руке профессора:
        - Я от всей души, от всего сердца благодарю вас за то, что вы для меня сделали! Это было совершенно необыкновенное приключение, и я его никогда не забуду!
        При этом она подумала, что, возможно, оно останется для нее единственным счастливым воспоминанием.
        Профессор как будто догадался, о чем она думает:
        - Возможно, вы, ваше высочество, сможете убедить великого князя, что король слишком стар для вас?
        - Папа не думает обо мне, - печально ответила Тора. - Такой союз будет выгоден для нашего княжества.
        - Я понимаю, но ведь это совершенно чудовищно; Такой брак недопустим!
        - Король показался мне… просто отвратительным! - тихо проговорила Тора. - Я пойду на все, лишь бы не выходить за него. Но это будет трудно, очень трудно!
        В душе она считала, что и просто невозможно, но огорчать профессора ей не хотелось. Ее учитель и без того смотрел на нее очень грустно.
        Как раз в этот момент Климент окликнул их. Все было готово к отъезду.

        Они отвезли по домам Андреа и Климента. Когда дом Климента, который жил ближе ко дворцу, остался позади, Тора легла на пол коляски, и профессор накрыл ее полостью, которая им ни разу не понадобилась в пути; потому что погода стояла теплая.
        Полость была легкая, рассчитанная на летнее время, но даже под ней Тора вскоре начала задыхаться и от духоты, и от волнения.
        Слуга профессора, правил экипажем, сидя к ним спиной, и не заметил «исчезновения» княжны.
        Коляска въехала в те самые ворота, из которых ранним утром два дня назад выскользнула Тора. Сейчас она услышала, как один из караульных пожелал профессору доброго утра.
        - День сегодня выдался славный, - приветливо отозвался профессор.
        Проехав огромные кованые ворота, экипаж покатил между двумя рядами высоких деревьев. Когда они проезжали густые заросли сирени, профессор поднял полость, а сам, привстав, тронул кучера за плечо:
        - Постой-ка, Йозеф! Я только что вспомнил…
        - В чем дело, сударь? - спросил Йозеф, останавливая лошадь.
        Тора воспользовалась этой остановкой, спрыгнула на землю и спряталась в кустах. Профессор что-то сказал слуге снова сел, и коляска поехала дальше.
        Слушая, как затихает вдали топот лошадиных копыт, Тора, в который уже раз, подумала, как добр и чуток ее немолодой уже учитель. Потом она снова вспомнила Миклоша. А может, мысли о нем никогда не покидали ее.

«Я принадлежу ему, я часть его. Мы были созданы друг для друга», - твердила она про себя.
        Эти слова вырывались из ее сердца и устремлялись к небесам но ее положение казалось девушке безвыходным.
        Великий князь никогда не согласился бы на брак дочери с человеком, не принадлежавшим царствующему дому.
        Несколько лет назад одна из кузин отца, отчаявшись найти «достойного» мужа, вышла замуж за датского дипломата. Скандал потряс все семейство. Многие его члены вообще прекратили отношения с бедной новобрачной. Торе все эти страсти казались преувеличенными. Можно было подумать, что кузина отца убежала, чтобы выйти замуж за какого-нибудь мошенника.
        - Люди королевской крови должны заключать браки только с равными себе! - рычал великий князь.
        Он впадал в ярость по несколько раз на дню, даже через много месяцев он не мог забыть о «семейном позоре»и твердил, что на их славное имя легло несмываемое пятно.

«Мне-то все равно, - думала Тора. - Но, может быть, Миклошу было бы это так тягостно, что он не захотел бы на мне жениться».
        И вдруг ей в голову пришла ужасная мысль, которая заставила се застыть в неподвижности. Миклош ни разу не упоминал о женитьбе! Может быть, и он думал только о тех отношениях, которые предложил ей кронпринц вечером после концерта!
        Эта мысль так потрясла Тору, что ее первым порывом было просто забыть о ней. Но она заставила себя еще раз вспомнить все, что происходило между ними.
        И, вспоминая, она говорила себе, что Миклош любит ее, любит по-настоящему. Она не может подозревать его в том, что он способен осквернить то чудесное, безупречное, святое чувство, которое связало их.
        Такой была их любовь для нее. Но вдруг для него все иначе?
        Возможно, он солонский аристократ. Тора почти не сомневалась в том, что Миклош - человек знатного рода. Он мог и не захотеть связать себя узами брака с крестьянской девушкой, единственным достоинством которой был ее музыкальный талант.
        Торе показалось, что ее мир готов рухнуть. Словно пытаясь убежать от страшных мыслей, она стала поспешно пробираться сквозь кусты сирени к задней двери дворца.
        Ее мать требовала, чтобы в теплое время года все двери и окна дворца с раннего утра были открыты, чтобы свежий воздух беспрепятственно проникал во все комнаты. Княжна перебежала аллею и, оказавшись у двери, с радостью обнаружила, что она действительно полуоткрыта.
        Тора проскользнула внутрь, взбежала по лестнице в свои апартаменты и добралась до спальни, никого не встретив по дороге.
        У себя в комнате она поспешно разделась, спрятала крестьянский костюм поглубже в шкаф, забралась в постель и позвонила.
        Через некоторое время в спальню вошла ее горничная.
        - Ваше высочество, вы вернулись! Мы и не подозревали, что вы уже дома.
        - Да, я вернулась. Нельзя ли подать кофе? А потом приготовьте мне ванну.
        Горничная с изумленными восклицаниями поспешно удалилась, а Тора откинулась на подушки, закрыла глаза и снова стала думать о Миклоше.
        Узнав о возвращении дочери, великий князь потребовал ее к себе, и разразилась гроза.
        Отец снова и снова повторял, что недопустимо для Члена княжеской семьи покидать дворец без личного позволения великого князя, не в дворцовой карете и без сопровождения придворных.
        Князь был так рассержен, что дочь покинула дворец неподобающим образом, что совершенно забыл поинтересоваться, куда Тора исчезла. И хотя в своей записке княжна написала, что уезжает, чтобы примириться с мыслью о браке с королем Солоны, отец не спросил ее ни о чем.
        Только когда Тора почувствовала себя совершенно измочаленной, великий князь отпустил ее. Она инстинктивно поспешила укрыться там, где ей всегда было лучше всего, - в музыкальном салоне.
        Она села за рояль и стала снова наигрывать те мелодии, под которые танцевала с Миклошем. А еще она играла песню о любви, которую сочинил старый профессор: ведь именно эта мелодия звучала в их сердцах, когда Миклош впервые поцеловал ее!

        На следующий день Тора с нетерпением ждала очередного урока музыки. Когда профессор наконец появился, Тора сразу спросила, есть ли у него сведения о том, что происходит в Магличе.
        Профессор с сожалением покачал головой.
        - В местных газетах о нашем концерте ничего не пишут. Вы же знаете, ваше высочество: нет пророка в своем отечестве!
        - Я… я хотела узнать… нет ли оттуда… еще каких-нибудь новостей, - нерешительно призналась Тора.
        - Каких именно? - спросил профессор. Тора решилась:
        - У меня есть основания считать, что нас так поспешно отправили домой, потому что в городе… ожидались беспорядки.
        - Беспорядки? - переспросил профессор. - Вы хотите сказать, что князь Борис опять принялся за свои фокусы?
        - Я… слышала… что может произойти нечто подобное, - осторожно проговорила Тора.
        - Им пора что-то сделать с этим молодым человеком! - заметил профессор. - Чем больше я слышу о нем, тем больше он мне не нравится!
        - А что вы… о нем слышали?
        - Я не считаю возможным пересказать это вашему высочеству! - возмущенно ответил профессор. - Но мой друг, хозяин «Трех колоколов», говорил, что князь терроризирует многих людей и, если они не подчиняются ему, им грозят большие неприятности.
        Тора подумала, что, наверное, и хозяин постоялого двора был вынужден разрешить князю Борису с заговорщиками собраться в «Трех колоколах»! Князь мог запугать его. Простым людям вообще трудно сопротивляться знатным персонам.
        Конечно, постоялый двор «Три колокола» идеально подходил для встреч заговорщиков: он располагался на границе, и это открывало путь к бегству в случае появления людей короля.
        - Как вы понимаете, профессор, - сказала Тора, - мне очень хотелось бы убедиться, что в ту ночь не произошло ничего страшного. Не говоря о том, что я очень надеялась прочесть в газетах вполне заслуженные похвалы вашему искусству!
        Вид у профессора был довольно встревоженный.
        - Не знаю, как нам достать солонские газеты, - признался он. - Разве только… отправить моего слугу с коляской в «Три колокола»!
        - Подождем до завтра, - предложила Тора. - Может быть, удастся что-нибудь узнать.
        Чтобы отвлечь княжну от тревожных мыслей, профессор сел играть с ней в четыре руки. Но чуть ли не впервые в жизни даже музыка не смогла избавить Тору от мрачных картин, которые рисовались в ее воображении: вдруг Миклош погиб от руки князя Бориса!

        - Но должны же быть какие-нибудь известия! - твердила Тора три дня спустя, когда профессор, в который раз, сообщил ей, что о событиях в Магличе никто ничего не знает.
        - Что-то, вероятно, случилось! - не сдавалась она.
        - Если что-то и случилось, ваше высочество, в газетах об этом не пишут.
        - Наверное, если в стране произошел переворот, власти могли ввести цензуру, - предположила Тора.
        - Думаю, - ответил профессор, - что, если князю Борису действительно удалось поднять мятеж, он мог отдать приказ, чтобы газеты молчали об этом. Он может опасаться сопротивления не только других областей Солоны, но и соседних государств.
        - А если королевским войскам удалось подавить мятеж?
        - Тогда политики предпочтут держать случившееся в тайне.
        - Но почему?
        - Потому что в противном случае, ваше высочество, они распишутся в собственной несостоятельности: ведь они допустили, чтобы заговорщики застали их врасплох!
        Все это звучало очень убедительно, но с каждым днем неизвестности Тора все сильнее тревожилась за Миклоша. Иногда ночами, когда она лежала без сна и думала о нем, у нее по щекам начинали струиться слезы. А иногда ей казалось, что еще немного - и она сойдет с ума.

«Как я смогу жить, не зная, жив он или погиб?»- спрашивала она себя.
        И с ужасом понимала, что, если она выйдет замуж за короля Солоны, вот тогда она сможет что-нибудь узнать о судьбе Миклоша.
        Так плохо Торе не было еще никогда в жизни, и тем труднее оказалось принять известие, которое сообщил ей отец на следующее утро.
        - Мне только что сообщили, - сказал великий князь, - что король Радел изменил время своего визита к нам. Он приедет сюда не на следующей неделе, как это планировалось, а послезавтра.
        - Не может быть! - в ужасе воскликнула Тора.
        - Почему ты позволяешь себе утверждать, что этого не может быть, когда я говорю тебе, что именно таковы его намерения? - резко осведомился отец.
        Тора промолчала, и великий князь добавил:
        - Полагаю, он хочет поскорее вступить в новый брак, Насколько я знаю, князь Борис снова взялся за прежнее. Он уже два года мутит страну.
        Тора была не в силах выговорить ни слова. Ей хотелось заявить отцу, что она ни за что не согласится выйти замуж за короля Солоны, но она подумала, что приезд короля даст ей возможность узнать, что же все-таки произошло в его стране.
        Тора решила, что прямо спросит короля - пусть тому это покажется странным, - знаком ли он с Миклошем и какова его судьба. При этом она понимала, каким нелепым покажется ее интерес к человеку, чьей фамилии она даже не знала. Но девушка твердо решила всеми правдами и не правдами узнать, жив ли Миклош.
        Возможно, ему удалось предотвратить государственный переворот, но князь Борис мог просто отсрочить осуществление своих планов и ждать новой возможности нанести удар!
        В этом случае Миклош должен был остаться цел и невредим, а сейчас это было для Торы важнее всего. Она снова и снова вспоминала, как уверенно Миклош обещал ей, что они снова встретятся. Только эта мысль утешала ее долгими бессонными ночами. Но ей все труднее становилось верить, что он сумеет разыскать ее.
        Профессор Серджович ни за что не посмеет выдать ее, а сама Тора нигде не появлялась и жила в таком месте, где Миклошу вряд ли пришло бы в голову ее искать.
        Тем временем великий князь с нетерпением ждал визита короля Солоны, на который возлагал большие надежды. Он подолгу совещался со своим премьер-министром. Тора знала, что они обсуждают не только программу королевского визита, но и наиболее выгодные для него условия брачного союза.
        Иногда князь делился своими планами с дочерью, но при этом даже не замечал, как печальны становились глаза девушки, каким бесцветным голосом она отвечала ему:
        - Да, папа… Конечно, папа…
        А уходя к себе в спальню, Тора бросалась на кровать и давала волю горьким слезам.
        Что бы она ни говорила, что бы ни делала, неотвратимо приближался момент, когда жизнь должна была оборваться так же жестоко, как обрывались жизни французских аристократов на гильотине.
        Иногда Тора начинала думать, что Бог оставил ее, что и солнце светит уже не так ярко, что Миклош ошибся и им не суждено найти друг друга.

«Я люблю его! Люблю!»- повторяла княжна, и теперь эти слова звучали горькой насмешкой.

        День приезда короля Солоны выдался ясным и солнечным. Столица Радославского княжества, убранная флагами и пышными гирляндами цветов, которые свисали со всех фонарных столбов, балконов, из окон, выглядела на удивление празднично.
        Великий князь настоял, чтобы Тора накануне проехала с ним по улицам и увидела все приготовления к высокому визиту. Ей показалось, что все эти цветы предназначены для ее похорон.
        Великая княгиня была озабочена туалетами невесты. Портнихи работали днями и ночами, чтобы закончить новые платья, которые шились по последней парижской моде.
        Тора попыталась поблагодарить их, но слова застряли у нее в горле. Ей не хотелось подходить к зеркалу, не хотелось убеждаться, как хороша она, зная, что предназначена в жены ненавистному ей человеку.
        Она и раньше всегда верила в сказки и теперь пыталась убедить себя, что произойдет чудо и в последнюю минуту появится Миклош и похитит ее из дворца. Он увезет ее далеко-далеко, может, на другую планету, где их никто никогда не найдет!
        Но когда Тора проснулась утром того дня, когда ожидался приезд короля, она сказала себе, что пора оставить детские бредни. Настало время вести себя так, как подобает взрослой женщине.
        Стоило ей подумать о короле, она снова живо вспомнила, как он скучал на их концерте, даже не стараясь скрыть это.

«Как же я смогу жить с ним?»- снова спросила себя Тора.
        Ответа на этот вопрос не было, и ей снова захотелось плакать.
        Ее родители не имели ни малейшего представления о том, как страдает их дочь. Великие князь и княгиня привыкли считать ее ребенком, от которого требовалось только одно: повиноваться им. Они были бы очень удивлены, если бы Тора попыталась заговорить с ними о своих чувствах, настолько, с их точки зрения, они не могли иметь никакого значения.
        Накануне вечером великий князь сообщил жене и дочери о подробностях церемонии встречи короля Солоны.
        - Я встречу короля при въезде в город. Мы поедем в ратушу, где его будут приветствовать премьер-министр и представители города.
        - А мне можно будете вами поехать? - спросила великая княгиня.
        - Нет, - отрезал великий князь. - Вы с Торой будете ждать здесь. Мыс королем вернемся во дворец после приема в ратуше. Вы будете ждать в Тронном зале. Это самое подходящее место, чтобы вас ему представить. И, полагаю, за стол нам надо будет усадить около пятидесяти человек.
        - Все уже готово, - заметила великая княгиня. Не обратив внимания на слова жены, великий князь продолжал отдавать распоряжения:
        - Вы с Торой будете стоять прямо перед троном. Сначала я подведу короля к вам, а потом представлю ему наших гостей в соответствии с их рангом.
        - Я как раз думала… - начала было великая княгиня.
        - Вам совсем не обязательно думать! - оборвал ее великий князь. - Все уже решено. Ваше с Торой дело проявить к высокому гостю максимум любезности.
        Пристально посмотрев на дочь, великий князь добавил:
        - Запомни: если ты королю не понравишься, он может вернуться в Солону, не сделав тебе предложения.
        Тора с трудом сдержалась, чтобы не сказать, как она была бы счастлива в этом случае.
        - Если это случится, нашему престижу будет нанесен немалый урон, - заявил великий князь. - Я только вчера вечером вспомнил еще несколько правящих семейств, в которых есть дочери, которые могли бы претендовать на титул королевы Солоны.
        - Я не сомневаюсь, что они гораздо больше соответствовали бы этому титулу, папа! - пробормотала Тора. Ее отец возмущенно выпрямился.
        - Глупости, Викторина! - прогремел он. - Ты с самого-начала говорила какую-то чушь! Ты должна считать себя счастливицей, что тебе представился шанс стать королевой. И не какого-то крошечного государства, о котором никто никогда и не слышал, а такой сильной державы, как Солона!
        Великий князь распалялся все сильнее, и его жена поспешила примирительно сказать:
        - Я уверена, что Викторина просто поскромничала. Она не может не сознавать, что мало найдется девушек, которые получают столь лестное предложение в восемнадцать лет, еще не начав выезжать в свет!
        - По крайней мере можно будет сэкономить на первом балу! - проворчал великий князь. - Впрочем, свадьба обойдется нам дороже.
        - Я уверена, что все в стране будут в восторге от такого празднества! - откликнулась великая княгиня. - Как хороша будет Тора в подвенечном платье!
        Торе хотелось закричать, что все эти планы строятся ради человека, которого она сама ничуть не интересует. Однако она сдержалась и отошла к окну, чтобы скрыть слезы, которые выступили у нее на глазах.
        До ее встречи с королем оставалось всего несколько часов!
        Ей хотелось бежать куда глаза глядят, но умом Тора понимала, что это бесполезно. Если она и попытается убежать, ее вернут обратно. Если попробует скрыться, ее найдут.
        Она знала, что даже уйти в монастырь она не сможет без разрешения отца, - ни один монастырь ее не примет.

«Я в тупике, и мне некуда деться!»- сказала она себе с полной безнадежностью.
        Утром она надела свое самое простое платье и, не зная, чем себя занять, ушла в музыкальный салон. Там она снова и снова играла песнь о любви, сочиненную профессором.
        Спустя некоторое время за ней явилась в салон ее фрейлина.
        - Вы ведь не хотите опоздать на такую важную встречу, ваше высочество! - лукаво и многозначительно проговорила она.
        Тора ничего не ответила.
        Она молча закрыла крышку рояля, словно прощаясь со всеми своими мечтами, и прошла в свои апартаменты, где ее уже ждала камеристка.
        Платье, которое ей шили так поспешно, оказалось настоящим шедевром портновского искусства. Белое, с турнюром, отделанное букетиками розочек, по глубокому вырезу и по рукавам, оно выгодно подчеркивало прелестную фигурку девушки. Рукава у самого локтя украшали драгоценные белые кружева.
        Еще совсем недавно Тора пришла бы в восторг от такого наряда. Она грезила бы о вальсах Штрауса, о танцах при свете звезд. Но теперь она не чувствовала ничего, кроме безмолвного отчаяния.
        - Вы ослепительны, ваше высочество! Вы просто великолепны! - восторженно воскликнула камеристка, когда туалет был окончен.
        Но Торе было все равно, как она выглядит, какое впечатление произведет на старого, скучающего, равнодушного короля.
        - Я ненавижу его, ненавижу его Солону! - яростно шептала Тора.
        Ей вспомнился тот волшебный миг, когда Миклош заключил ее в свои объятия и впервые поцеловал при свете звезд. Если бы в тот момент она умерла, она по крайней мере умерла бы счастливой!
        Снова всем своим существом Тора молила отчаянно и безнадежно:

«Спаси меня. Ах, Миклош, спаси меня! Я люблю тебя!»
        Однако, когда Тора присоединилась к матери, ее страдания выдавала только смертельная бледность.
        - Ты прекрасно выглядишь, милая! - радостно заметила великая княгиня. - Я не зря потратила столько сил, стараясь, чтобы платье было готово вовремя.
        - Это было… очень мило… с вашей стороны, мама, - с трудом выговорила Тора.
        - Изволь быть с королем как можно любезнее! - приказала великая княгиня. - Иначе твой отец будет очень недоволен. Он возлагает столько надежд на этот визит, что, если его план сорвется, он будет вне себя от ярости!
        Тора ничего не ответила.
        Они с матерью прошли в Тронный зал, который был уже полон людьми, приглашенными во дворец на прием в честь высокого гостя. Когда великая княгиня и Тора встали перед троном, как распорядился великий князь, дамы сделали реверанс, а мужчины - глубокий поклон. Над троном колыхался балдахин из малинового бархата, украшенный государственными символами Радославского княжества.
        Если бы Тора не была занята собственными несчастьями, ее, возможно, позабавили бы наивные попытки ее отца произвести на короля впечатление. Ведь она-то знала, насколько королевский дворец в Магличе красивее и богаче, чем дворец ее отца.
        Она была уверена, что король останется равнодушным к оказанному ему приему и будет держаться с высокомерной снисходительностью.
        Вскоре вдалеке послышались приветственные крики, которыми встречали около дворца карету великого князя. Тора представила себе, как хорошо было бы убежать из дворца: выбежать через стеклянные двери на террасу, спуститься по лестнице в сад… пересечь зеленый газон и скрыться в кустах. А потом каким-нибудь волшебным образом перенестись в леса Солоны и там снова встретить Миклоша…
        Как в их первую встречу, Миклош выедет из леса на тропинку и увидит ее, а она будет ждать его, сидя на поваленном стволе. И она согреется в его объятиях, их губы снова сольются в поцелуе. Она будет принадлежать ему одному, и никто никогда больше не сможет их разлучить.
        Погрузившись в свои грезы, Тора почти забыла, где она находится, что происходит в Тронном зале ее отца. Из задумчивости ее вывел шепот матери:
        - Вот они идут!
        Все в зале зашевелились и начали перешептываться, когда в дверях показались великий князь и король. Чтобы приблизиться к трону, им предстоял долгий проход по роскошному ковру.
        Ей не хотелось даже смотреть на короля. Тора закрыла глаза и снова стала думать о Миклоше.

«Я люблю тебя! Люблю! - шептало ее сердце. - Как ты мог допустить, чтобы со мной происходило такое? Как ты мог забыть о своих обещаниях? Ты ведь говорил, что я принадлежу тебе, что ты никогда меня не потеряешь?»
        Смутно, словно во сне, она слышала тяжелые шаги отца: он был уже совсем рядом с ними. А потом она услышала его голос, который, как ей показалось, долетал откуда-то издалека:
        - Сир, могу ли я представить вам мою жену, великую княгиню…
        При этих словах Тора поняла, что мать склонилась в глубоком реверансе. Княжна судорожно вздохнула, понимая, что вот-вот наступит ее очередь. Великий князь продолжал:
        - ..и мою дочь. Викторину, которая с огромным нетерпением ждала встречи с вашим высочеством!
        Тора с ужасом подумала, что ее отец ошибся, не правильно назвав титул столь высокого гостя. Почти машинально она присела в реверансе и в этот момент, как того требовал этикет, подняла глаза на короля… и подумала, что все еще грезит!
        На секунду у нее защемило сердце. Перед ней стоял не скучающе-равнодушный старый король Солоны, а Миклош!
        Это был совсем другой Миклош: в белом мундире, в блеске множества орденов. Он смотрел на нее с тем же выражением, которое, наверное, в тот момент было и на ее лице - недоумевающим и потрясенным.

        Глава 7

        Несколько мгновений Тора и Миклош только молча смотрели друг на друга. Торе казалось, что небо над ними вспыхнуло тысячами фейерверков. Смутно услышала она, как ее отец сказал матери:
        - Дорогая, его величество король Солоны нездоров, к несчастью. Вместо себя он прислал своего сына, принца Велкана.
        Эти слова словно помогли Миклошу прийти в себя. Каким-то чужим голосом ему удалось проговорить:
        - Я очень рад оказаться здесь!
        После этого, в соответствии с протоколом приема, великий князь увел принца, чтобы представить ему самых знатных лиц княжества, которые удостоились приглашения во дворец. Потрясенная Тора проводила их взглядом.
        Ей казалось, что весь мир перевернулся. Может быть, в ответ на ее молитвы Бог сжалился и послал ей чудо…
        Когда все перешли в банкетную залу, Тора оказалась не рядом с Миклошем, но он был ей хорошо виден. Его как почетного гостя усадили справа от великой княгини. По другую руку от него сидел премьер-министр Радослава.
        Все мысли, все существо Торы были заняты ее любимым. Она едва понимала, что говорят ей соседи по столу.
        У них с Миклошем не было возможности поговорить: великий князь повез его показывать город. Тора знала, что они вернутся во дворец только к вечеру.
        Ей казалось, что стены дворца давят на нее, она ушла в сад и присела рядом с фонтаном. В струях воды, освещенных солнцем, вспыхивали маленькие радуги, но Тора не замечала их. Бурный восторг подхватил ее и увлек высоко в небо. Ей казалось, что она парит в облаках.
        Позже, когда она вернулась в свои апартаменты, мысли о Миклоше не оставляли ее. Ей никак не удавалось убедить себя в том, что он действительно принц Велкан.
        Где он был все эти годы, после того как покинул Солону? Как получилось, что его возвращение осталось тайной для всех? Почему он оказался в том лесу за постоялым двором? Но все это было не так уж важно. Главное, что Миклош был здесь!
        И опять в душе Торы звучала мелодия песни о любви, их песни, и теперь она говорила о том, что они нашли друг друга и смогут никогда не разлучаться.
        Готовясь к торжественному банкету, который давали в честь короля Солоны, Тора вспомнила, что, по традиции, после обеда, будут танцы в огромной бальной зале дворца. Теперь она с улыбкой вспомнила, как отец говорил, что танцами можно бы пренебречь: король скорее всего предпочтет посидеть и поговорить с умными людьми. Под «умными людьми» великий князь, конечно, подразумевал самого себя. Однако великая княгиня воспротивилась:
        - Возможно, король не захочет танцевать, но раз мы не будем давать бал в честь выхода Торы в свет, необходимо на этот раз пригласить оркестр.
        - Никто под него танцевать не будет! - сердито проворчал великий князь.
        - Если вы не желаете танцевать, - воля ваша, - согласилась великая княгиня. - Но я сама буду рада повальсировать. У меня уже давно не было такой возможности.
        Тора вспомнила, что ее отец тогда презрительно хмыкнул, давая понять, что великой княгине такие глупости уже не по возрасту.
        Но зато теперь девушка думала о том, что сможет снова танцевать с Миклошем, и все ее существо ликовало и пело при этой мысли.
        Торе показалось, что торжественный банкет тянулся бесконечно долго. Она уже испугалась, как бы оркестру не приказали уйти. Но наконец, когда она уже совсем было отчаялась когда-нибудь выйти из-за стола, ее отец поднялся и направился в большую гостиную, из которой можно было попасть в бальную залу. За ним потянулись гости.
        Когда раздались первые аккорды вальса Штрауса, Тора отвернулась от какого-то придворного, который пытался заговорить с ней, и сделала шаг в сторону принца. Казалось, одновременно и он направился к ней. Однако, чтобы соблюсти этикет, сначала он обратился к великой княгине:
        - Я уверен, мадам, вы желаете, чтобы мы с вашей дочерью открыли бал.
        - Конечно, ваше высочество! - откликнулась великая княгиня.
        Тора с улыбкой подумала, что Миклош умеет добиваться своего. Они направились в бальную залу с совершенно не соответствующей дворцовому этикету поспешностью.
        Только когда рука Миклоша коснулась ее талии, она подняла на него глаза:
        - Это… правда? Ты… действительно здесь? Я не грежу?
        - Я спрашиваю себя о том же, - отозвался он. - Нам надо поговорить о множестве вещей, но не сейчас. Мне так хочется танцевать с тобой! А еще сильнее мне хочется тебя целовать!
        Тон его голоса и выражение его глаз заставили Тору зардеться. Больше Миклош не произнес ни слова, но это было и не нужно. Тора испытывала райское блаженство.
        Они кружились в вальсе, они были вместе, все терзания и страхи остались в прошлом.
        После того как великая княжна и принц протанцевали в одиночестве минуты три, к ним начали присоединяться другие гости, и вскоре бальная зала заполнилась кружащимися вальсирующими парами. Казалось, все вдруг стали менее чопорными и сдержанными, чем обычно на дворцовых приемах.
        У стеклянной двери в сад Миклош остановился и, взяв Тору за руку, увлек ее за собой.
        Им понадобилось не больше минуты, чтобы отойти туда, откуда их уже не было видно из ярко освещенных окон бальной залы. Миклош обнял Тору, она подняла к нему лицо, и в следующую секунду их губы встретились.
        Миклош целовал ее, пока она не перестала замечать все окружающее. Он снова увлек ее в какой-то особый мир, который принадлежал им одним. Мир, где были только блаженство и счастье полного единения.
        Только когда наслаждение стало почти мучительно острым, Миклош оторвался от ее губ.
        - Я люблю тебя! Люблю! - прошептала Тора. - Я так боялась… что больше никогда… тебя не увижу!
        Ее голос невольно дрогнул, когда она вспомнила, какие муки ей пришлось перенести.
        - Но как ты могла оказаться княжной Викториной, дочерью великого князя Радославского, про которую я знал только одно: что она пытается выйти замуж за моего отца?
        - Это я пыталась выйти замуж за твоего отца? - переспросила Тора. - Как ты мог такое подумать?
        Такая мысль показалась ей столь нелепой, что она рассмеялась, хотя на глаза ей навернулись слезы.
        - Я была в отчаянии… Я не знала, что мне делать! Я боялась, что ты ранен… или убит… И я ждала, что приедет этот ужасный старик, за которого меня заставляют выйти замуж… Мне приказали принять его предложение… И вдруг я увидела тебя! Ах, Миклош… Миклош! Это действительно правда?
        - Правда, дорогая!
        Он снова привлек ее к себе и целовал до тех пор, пока они оба не задохнулись.
        - Если мы еще немного задержимся здесь, будет скандал! - сказал Миклош. - Но мне необходимо увидеться с тобой наедине! Как нам это сделать?
        Тора с улыбкой ответила:
        - Именно это… предлагал кронпринц!
        Руки Миклоша сжались так сильно, что Торе стало больно.
        - Он должен почитать себя счастливым, что остался жив! - гневно сказал он. - Я не собираюсь, любимая, являться к тебе в спальню и не приглашаю тебя в свои покои. Но мне надо увидеться с тобой, нам надо поговорить. Понимаешь?
        - Конечно, понимаю, - сказала Тора. - Мне хочется этого не меньше, чем тебе. Справа от твоей спальни, в конце коридора, есть лестница. Если ты спустишься по ней, то попадешь к двери, которая выходит в сад.
        Улыбнувшись, она добавила:
        - Я отправлюсь спать раньше тебя, оставлю эту дверь открытой и буду ждать тебя за деревьями.
        - Спасибо тебе, сокровище мое! И ты скажешь мне, любишь ли ты меня по-прежнему, а я скажу тебе, когда мы сможем пожениться.
        Тора тихо вскрикнула:
        - Я… смогу стать твоей женой?
        - Неужели ты думала, я допущу, чтобы ты вышла замуж за кого-то другого?
        Он снова страстно поцеловал ее.
        Они были вместе недолго: Миклош заявил, что не намерен вредить ее доброму имени, и медленно повел ее обратно в бальную залу.
        Они еще некоторое время задержались на террасе у самой двери, чтобы танцующие могли их заметить и решить, что они оставались там все это время.
        Потом Миклош, как это было положено почетному гостю, танцевал с великой княгиней, с женой премьер-министра, с женами и дочерьми других сановников.
        Тора тоже танцевала, с трудом заставляя себя не смотреть все время на Миклоша. Она испытала немалое облегчение, когда великий князь приказал оркестру играть национальный гимн в знак окончания бала.
        Хотя гости предпочли бы потанцевать еще, им пришлось распрощаться. Когда все разошлись, великий князь сказал:
        - Ну, слава Богу, наконец-то все закончилось! И зачем устраивать торжественный банкет и бал в один вечер!
        - Я не сомневаюсь, что принц Велкан получил удовольствие от танцев, - возразила великая княгиня.
        При этом она посмотрела на принца, словно умоляя поддержать ее. Тора с трудом сдержала смех, когда Миклош ответил:
        - Я получил огромное удовольствие, мадам. Я жалею, что не могу танцевать на таком великолепном паркете и под такой прекрасный оркестр!
        - Надо полагать, вы захотите устроить что-нибудь подобное у себя в Магличе, - отозвался великий князь. - Но я не сомневаюсь, что ваш отец, как и я, предпочитает ложиться пораньше.
        При этих словах он посмотрел на часы и решительно поднялся:
        - Идемте! Чего мы все ждем? Завтра у нас долгий день! Великий князь направился к двери, и остальным волей-неволей пришлось отправиться следом за ним.
        Тора пожелала Миклошу доброй ночи, сделав глубокий реверанс.
        Когда их руки соприкоснулись, она испытала такое острое, такое сладостное чувство, что ей захотелось удержать Миклоша и объявить всем о своей любви.
        Однако она благопристойно прошла следом за матерью вверх по парадной лестнице. Только оказавшись у себя в комнате, Тора дала волю своей радости.
        Больше ей не надо предаваться отчаянию и плакать в подушку!
        Великая княгиня считала, что баловать дочь не следует, поэтому Тора нередко обходилась без помощи горничных.
        В этот вечер Тора была особенно рада отсутствию камеристки. Подождав, пока лакеи погасят свет в коридорах, Тора выскользнула из своей спальни.
        Миклошу отвели самые роскошные парадные апартаменты в другой части дворца. Тора легко пробралась к лестнице и вышла через боковую дверь в сад. Ночной патруль в этой части парка не появлялся.
        Теплая ночь обступила девушку со всех сторон. По влажной от вечерней росы траве она перебежала газон и вступила под густые кроны деревьев, сквозь листву которых не пробивался даже лунный свет. Тора опустилась на садовую скамейку под большим деревом.
        Ей пришлось ждать недолго: минут через пять она увидела Миклоша. Он постоял в дверях, а потом направился прямо к ней. Высокий, широкоплечий, в белом мундире со множеством орденов он выглядел именно таким, каким Тора представляла его себе с момента первой встречи. Когда он только выехал из леса, ей сразу показалось, что на его груди должны быть награды!
        Она бросилась ему навстречу, и Миклош прижал ее к себе. Их губы снова встретились. Он целовал ее так настойчиво и жадно, что Тора поняла: он тосковал по ней так же сильно, как она по нему, и тоже боялся, что они потеряли друг друга навсегда.
        - Я… люблю тебя, - прошептала Тора, когда наконец они смогли оторваться друг от друга.
        - Я обожаю тебя, - вторил ей Миклош своим глубоким голосом. - Но скажи мне, дорогая, как ты отважилась отправиться в Солону?
        Тора изумленно посмотрела на него и спросила:
        - Неужели ты не догадался?
        - Да нет же! Может, это был бунт против дворцового этикета? Я и сам порой находил его невыносимым.
        - Это был бунт против необходимости выйти замуж за твоего отца!
        - Мне это и в голову не пришло. Конечно, такая перспектива не могла не привести тебя в ужас!
        - Я решила, что лучше умру! - отозвалась Тора. - Но… мне хотелось быть… справедливой, и я решила… что должна увидеть его… Но так, чтобы… он не знал… кто я… на самом деле.
        Несколько секунд Миклош молчал. Потом он взял Тору за руку и увел подальше, где стояла еще одна скамейка напротив декоративного водоема, в который вода каскадом падала со скал. Красивые рыбки неторопливо скользили среди водорослей. Здесь деревья чуть-чуть расступались, и при свете луны влюбленные могли видеть друг друга.
        Тора была так красива, что Миклош порывисто проговорил:
        - Я понимаю, что любой мужчина был бы счастлив жениться на тебе. Но представляю, как страшно тебе было узнать, что ты вынуждена связать свою жизнь с тем, кто не мог не казаться тебе дряхлым старцем. Тора невольно содрогнулась:
        - Ты уверен, что он… раздумал… на мне жениться?
        - Ведь я вернулся домой. Да и здоровье уже не позволит ему думать о браке.
        - Здоровье? - переспросила Тора.
        - Когда он узнал о планах князя Бориса, у него случился сердечный приступ! Вот почему я здесь.
        - А что произошло с князем Борисом?
        Впрочем, для Торы это уже не имело никакого значения. С Миклошем ничего не случилось, Миклош был здесь, рядом с ней!
        Он улыбнулся:
        - Благодаря тебе, дорогая, я знал о месте их следующей встречи, и мне не только удалось предотвратить мятеж, но и оградить королевскую власть от покушений на престол еще на долгое время!
        Тора невольно протянула к нему руку.
        - Я так отчаянно боялась, что… будут бои… что… ты можешь погибнуть!
        - Мне ничто не угрожало, а вот трое моих солдат, к сожалению, погибли, и около десяти - ранены. Тора судорожно вздохнула:
        - А… что стало с князем?
        - Он и многие из его сторонников в больнице. Однако мне не хотелось волновать народ Солоны, и поэтому дело замяли. В газеты ничего не просочилось.
        Тора тихо всхлипнула.
        - Я… подозревала… что дело… в этом, - проговорила она дрожащим голосом. - Но это была такая мука: не знать, жив ты… или погиб…
        В ее голосе звучала такая боль, что Миклош еще крепче обнял девушку.
        - Я догадывался, что ты будешь переживать за меня, мое сокровище, но я ничего не мог поделать. Единственное, что мне оставалось, это как можно скорее поехать в Радослав и попытаться разыскать тебя.
        - Так вот почему ты приехала раньше, чем собирался твой отец!
        - Конечно. Поскольку отец был нездоров, это оказалось легко сделать. Его врачи порекомендовали ему полный покой. Он отправился в круиз по Средиземноморью, а когда вернется, то собирается отречься от престола в мою пользу!
        Тора тихо ахнула, но ничего не сказала, и Миклош с улыбкой добавил:
        - Так что, красавица моя, тебе все-таки придется стать женой короля Солоны!
        Тора прошептала что-то невнятное, но потом очень тихо спросила:
        - Неужели… ты решился… жениться на… никому не известной девушке, которую случайно встретил в лесу! Миклош снова улыбнулся:
        - Я хотел жениться на девушке по имени Тора, которую я искал всю жизнь, про которую мое сердце сказало мне, что она моя вторая половина!
        - И ты действительно собирался жениться на мне, хотя думал… что я просто дальняя родственница профессора?
        - Если бы только министры не стали угрожать революцией пострашнее переворота, который готовил князь Борис. Если бы не удалось уговорить их, я предложил бы тебе морганатический брак, дорогая. Что бы ты тогда ответила?
        - Разве ты не знаешь? Я твоя, я принадлежу тебе. И как бы ни назывался наш брак, для меня главное - быть твоей женой… Все остальное - не важно!
        Тора произнесла это с такой страстью, что Миклош снова склонился к ее губам.
        - Я принадлежу тебе, - повторила Тора. - И если я с тобой, все остальное мне безразлично…
        - Я чувствую то же самое, - сказал Миклош. - Пока я не мог найти тебя, дорогая, каждый день был пыткой для меня.
        Снова притянув ее к себе, он добавил:
        - Теперь у меня есть все, чего только можно желать. И ты поможешь мне в той огромной работе, которую предстоит проделать в Солоне.
        Тора вопросительно посмотрела на него.
        - Где, по-твоему, я был все эти годы после отъезда из Солоны?
        - Я думала, ты был в Париже… наслаждался жизнью! Миклош рассмеялся:
        - Я действительно сначала поехал в Париж, но не только для того, чтобы наслаждаться жизнью.
        - Для чего же?
        - Чтобы познакомиться с новыми изобретениями французов. Так что я не только слушал их чарующую музыку и танцевал с красивыми женщинами.
        Он поймал на себе обеспокоенный взгляд Торы и тихо рассмеялся:
        - Не ревнуй меня, моя радость! Ни одна из тех женщин не могла бы сравниться с тобой красотой. И когда я прикасался к ним, между нами не вспыхивало той божественной искры, как это произошло при первой же нашей встрече!
        Тора тихо, облегченно вздохнула, а Миклош нежно поцеловал ее в лоб и продолжал:
        - В Париже я пробыл сравнительно недолго. Оттуда я отправился в Англию, а потом - в Америку.
        - В Америку! - воскликнула Тора.
        - Это молодая и полная сил страна. - Там много людей с передовыми взглядами, которые близки моим, и идеями, которые я стремился найти.
        - Почему?
        - Потому что Солона, как и твое родное княжество, старомодная, отсталая страна. Теперь, когда я вернулся, болезнь отца дала мне то, что мне нужнее всего, - свободу действий. Я смогу построить железные дороги, заводы, провести электричество. Моя страна, как и весь мир, будет развиваться, появятся тысячи новых проектов. Я не хочу, чтобы мое государство было хуже других!
        - Это звучит так увлекательно! И… мне можно будет… тебе помогать?
        - Ты будешь не только мне помогать. Ты будешь вдохновлять меня на новые и новые свершения, пока наша страна не станет одной из самых передовых во всей Европе.
        - Ах, Миклош, как это прекрасно задумано! - воскликнула Тора. - Но… ты уверен, что… Солоне ничто не угрожает? Когда князь Борис поправится… Вдруг он снова попытается… захватить власть?
        - Когда он сможет выйти из больницы, - а это будет очень нескоро»- ответил Миклош, - я намерен выслать его из Солоны без права возвращения до конца жизни. И его сторонники, когда они отбудут тюремное заключение, тоже будут высланы.
        - Как тебе удалось обойтись почти без кровопролития? - восхищенно спросила Тора. - Ты ведь сумел сохранить жизни многим невинным людям!
        Именно мысль о невинных жертвах с самого начала мучила ее больше всего. Но теперь Тора с радостью отметила, что, была права, сразу разглядев в Миклоше умение управлять и властвовать.
        - Я вернулся домой, - продолжал он свой рассказ, - потому что те, кто сохранил верность моему отцу, заподозрили неладное. Они срочно вызвали меня, но я не знал, как меня примут в королевском дворце. Поэтому сначала отправился в свой замок, который расположен неподалеку от «Трех колоколов».
        Миклош ласково улыбнулся, а Тора воскликнула:
        - Так вот почему ты ехал в тот день через лес!
        - Я перед этим как раз долго совещался с теми, на кого мог положиться. Они и сказали мне, что князь Борис собирается совершить переворот. Но они не знали точно, кто поддерживает его и, самое главное, кто разлагает армию.
        - Это был человек по имени Лука! - воскликнула Тора.
        - Вот именно, дорогая! Но об этом мне сказала ты. Тора чуть отстранилась от Миклоша и с изумлением спросила:
        - Ах, Миклош, неужели я сумела тебе помочь?
        - Именно от тебя я узнал имена всех доверенных лиц князя Бориса. - Тогда у меня и сложился план действий. И, что очень важно, ты назвала мне место их очередной встречи!
        - Тебе удалось захватить их врасплох?
        - Да! Меня все в тебе восхищает, сокровище мое, в том числе и твоя необычайная сообразительность!
        Миклош снова хотел ее поцеловать, но Тора решительно прижала пальчики к его губам.
        - Сначала скажи мне, почему ты в тот вечер оказался во дворце!
        - У меня возникло предчувствие, что тебе понадобится моя помощь. А мои предчувствия меня никогда не обманывают. Я уже успел все подготовить для того, чтобы ты могла уехать сразу же после концерта. Я вышел в сад, потому что хотел быть ближе к тебе и позаботиться, чтобы все прошло, как я задумал.
        Взяв ее за подбородок, Миклош заставил Тору смотреть ему прямо в глаза.
        - Как тебе пришло в голову так нарушить приличия - выйти в сад с кронпринцем Фредериком?
        - Я… я не собиралась никуда с ним идти, - оправдывалась Тора. - Просто… он увел меня из комнаты на террасу, а потом в сад так быстро, что я не успела опомниться.
        - Я не могу винить его за то, что ты заставила его потерять голову, но я очень сердит на тебя.
        - Пожалуйста… прости меня! - взмолилась Тора.
        - Придется, наверное, - вздохнул Миклош. - И твой отчаянный трюк с переодеванием тоже! Не могу понять, о чем думал профессор, когда разрешил тебе поехать с ними!
        - Профессор любит меня. Он… был в ужасе оттого, что мне… придется выйти замуж за старика просто потому, что ему нужен сын, а беспутный принц Велкан сбежал, чтобы наслаждаться жизнью в чужих странах!
        Тора уже освоилась со своим неожиданным счастьем и позволила себе немного подразнить Миклоша.
        Он нежно ущипнул ее за подбородок и сказал:
        - Никак не могу решить, то ли отшлепать тебя хорошенько, то ли поцеловать покрепче! Тора счастливо засмеялась:
        - Делай все что хочешь, только не переставай меня любить! Ах, Миклош, ты, конечно, можешь сердиться, но если бы я не поехала в Солону, чтобы тайком увидеть твоего отца, мы бы никогда не встретились и ты не узнал бы, что задумал князь Борис.
        - Ты оправдываешься очень убедительно! Но мне ясно, что за тобой необходимо присматривать! Я больше не допущу, чтобы ты так рисковала.
        - А в этом и не будет нужды, - ответила Тора. - Я ведь, как и ты, просто восстала против всех этих дворцовых запретов. Упрямые старики забыли, что такое любовь! А может быть, они никогда этого и не знали!
        Тора говорила страстно и искренне. Миклош нежно улыбнулся ей:
        - Значит, дорогая, ты искала любовь?
        - Конечно! Но я даже не надеялась, что мне так невероятно повезет. Ведь, прячась в лесу от заговорщиков, я неожиданно встретила те…
        Миклош не дал ей договорить: он снова жадно приник к ее губам. Он целовал ее, пока она не ощутила, как по всему ее телу разливается жаркое пламя.
        Когда Торе снова показалось, что весь мир вокруг них залит светом тысячи фейерверков, она выговорила:
        - Пожалуйста… пусть наша свадьба будет как можно скорее!
        - Так я и собираюсь сделать. Я поговорю с твоим отцом завтра же.
        - Он может удивиться, что предложение делаешь ты, а не твой отец.
        - Думаю, ты убедишься, что единственное, в чем заинтересован твой отец, это чтобы его дочь стала королевой Солоны. Это должно укрепить союз между нашими странами.
        Тора понимала, что Миклош прав, но она все-таки спросила:
        - А… наша помолвка… будет долгой?
        - Предоставь все мне, - ответил Миклош. - Я намерен по секрету рассказать твоему отцу о планах князя Бориса и сделаю это так, чтобы у него создалось впечатление, будто положение в Солоне не слишком стабильно. А потом я скажу, что свадебные торжества, а за ними и скорая коронация отвлекут внимание населения. Я действительно очень тебя люблю, и я жажду как можно скорее показать тебе, как сильна моя любовь. Но для этого ты должна стать моей женой!
        Он снова поцеловал ее, а потом строго сказал:
        - И пожалуйста, больше не надо никаких переодеваний и опасных прогулок в соседние страны! Мы больше не будем тайно встречаться с тобой до самой нашей свадьбы, сокровище мое!
        - Ах нет! - живо откликнулась Тора. - Я хочу быть с тобой! Я хочу, чтобы ты меня целовал!
        - И я тоже хочу этого. Но я должен заботиться о тебе. Княжнам не разрешается восставать против приличий и обычаев: это право одних только принцев! , - Но это же несправедливо! - запротестовала Тора.
        - А ты хотела бы еще против чего-нибудь восстать?
        - Только против того, что мне придется долго ждать, чтобы снова быть с тобой…
        Миклош рассмеялся и ответил:
        - После того как я официально попрошу великого князя твоей руки, я скажу, что должен сделать предложение и тебе самой, так что по крайней мере еще один поцелуй до моего отъезда я могу тебе обещать!
        Тора хотела было сказать, что одного поцелуя будет слишком мало… Но Миклош уже снова целовал ее - страстно, требовательно и так властно, что она потеряла дар речи, лишилась способности думать… Она только чувствовала, что он увлекает ее за собой, к звездам.

        Вдоль дороги стояла нарядная толпа. Когда дворец остался позади, ее величество королева Викторина прикоснулась к руке мужа и прошептала:
        - Я наслаждалась каждой минутой нашей свадьбы! Только мне все время казалось, что это сон: я твоя жена и все радуются этому!
        - А я все время думал о том, как сильно я тебя люблю.
        - Только во время венчания я поняла, что тебя действительно зовут Миклош! Мне было бы трудно привыкнуть называть тебя как-нибудь по-другому.
        - А разве это так уж важно? За границей я всегда называл себя «графом Миклошем», потому что мне не хотелось, чтобы все обо мне докладывали отцу - газетчики или добровольные осведомители.
        - Он был очень сердит, когда ты уехал из дома?
        - Мы постоянно обо всем спорили: я убеждал его, что мы отстали от жизни, и призывал начать реформы. Но все наши разговоры заканчивались одинаково: он заявлял мне, что правитель Солоны он и не собирается выслушивать мои или еще чьи-нибудь сумасшедшие идеи. Вот когда я займу его место, то буду все решать сам.
        - Представляю, как это было досадно! - отозвалась Тора.
        Она действительно прекрасно понимала Миклоша, поскольку ее отец был удивительно похож на старого короля Солоны.
        Миклош сказал:
        - Зато теперь он вполне смирился с перспективой беззаботной жизни со всеми удобствами где-нибудь в солнечных краях.
        Тора вопросительно посмотрела на мужа:
        - Ты хочешь сказать… что он не собирается возвращаться в Солону?
        - Вчера я получил от него письмо, - ответил Миклош. - Он пишет, что, возможно, приедет на недельку-другую, чтобы отпраздновать крестины нашего первенца.
        Тора залилась краской, а Миклош, любуясь ею, подумал, что никто на свете не сравнится с его юной женой, так красива и мила была она в этот момент.
        - Отец готов отречься от престола в мою пользу и предоставить действовать мне. Если, конечно, как он выразился я «не провалюсь с треском».
        - Этого никогда, никогда, никогда не случится, милый Миклош, - заверила его Тора. - Ты такой умный, так правильно все понимаешь! И твои планы настолько хорошо продуманы, что я ни секунды не сомневаюсь в том, что у тебя все получится просто прекрасно.
        - Для этого нам предстоит много работать, - сказал Миклош. - Но я верю, что вместе мы преодолеем любые трудности.
        - Конечно, так и будет! Ты ведь умеешь добиваться своего! Мне показалось, что мама и папа готовы были упасть в обморок, когда ты объявил им, что наша свадьба должна состояться не позже, чем через месяц.
        Миклош рассмеялся:
        - Мне удалось убедить твоего отца, что я действую так стремительно исключительно для того, чтобы снять напряженность в стране! Теперь он полагает, что у нас за каждой скалой прячутся мятежники.
        Тора тоже засмеялась:
        - Папа очень легко пугается. Думаю, именно поэтому ему так хотелось, чтобы я носила королевскую корону.
        - А я думаю только о том, - проговорил Миклош чуть сдавленным голосом, - как буду покрывать тебя поцелуями, и сегодня, и каждую последующую ночь, повторяя при этом, как сильно я тебя люблю!
        От этих слов у Торы по всему телу опять разлился жаркий огонь, и почему-то она невольно смутилась.
        Она с таким нетерпением ждала того мгновения, когда наконец сможет быть с Миклошем! Она считала дни и часы, торопя время. И хотя он настоял на том, чтобы их свадьба состоялась как можно скорее, Торе казалось, будто она дожидается его уже целую вечность.
        И вот торжественное бракосочетание в соборе и праздничный завтрак во дворце остались позади. Они ехали туда, где им предстояло провести медовый месяц, в замок Миклоша. Тот самый замок, неподалеку от «Трех колоколов».
        Они ехали в открытой коляске, запряженной четверкой лошадей, и эта поездка напомнила ей, как Миклош отправил их с профессором подальше от опасности в ту ночь, когда он раз и навсегда покончил с заговорщиками князя Бориса.
        Во время венчания она молила Бога, чтобы Он помог ей стать хорошей женой и сделать Миклоша таким счастливым, чтобы он никогда не переставал ее любить.
        Они миновали развилку, от которой дорога вела к «Трем колоколам», и поехали дальше, через перевал. Там Миклош поднес ее руку к губам и, перевернув, поцеловал в ладонь со словами:
        - Добро пожаловать в свою новую страну, моя возлюбленная! Здесь начинается новая глава нашей жизни.
        - Куда бы ты меня ни привез, рядом с тобой для меня везде будет рай! - ответила Тора.
        Она почувствовала, что Миклош судорожно вздохнул, и, встретившись с ним взглядом, увидела, какой огонь горит в его глазах.
        - Какая ты необыкновенная! - сказал он. - За что мне было дано такое счастье - встретить тебя?
        - Я все время задаю себе этот вопрос, - тихо призналась Тора, - и каждый вечер коленопреклоненно благодарю Бога за то, что он послал мне тебя. А сегодня я буду благодарить его, как благодарила сегодня в храме, за то, что ты стал моим мужем, что я могу заботиться о тебе и любить тебя до конца моей жизни.
        - Я тоже буду всегда любить тебя, - сказал Миклош. - И знай, дорогая: ни у кого больше нет такой очаровательной красавицы жены!
        Тора даже не заметила, как коляска выехала на дорогу, которая серпантином вилась по склону горы. Когда наконец экипаж остановился и она увидела замок Миклоша, ей показалось, что он перенесен сюда из волшебной сказки. Замок был небольшой, но красивее всех, какие Торе доводилось видеть прежде. На фоне темно-зеленых елей он производил впечатление великолепного драгоценного камня.
        С небольшой ровной площадки открывался чудесный вид на долину, расстилавшуюся у подножия гор. Сбоку от замка поднималась вершина, и с нее каскадом падала вода, рассыпаясь на тысячу брызг, сверкавших в лучах солнца.
        Когда они вышли из экипажа и через резную дверь вошли внутрь. Торе показалось, что замок словно специально был создан для влюбленных. На всем лежал отпечаток прекрасного вкуса Миклоша. Он сказал ей, что собирал произведения искусства всю свою жизнь и во время всех своих поездок.
        На стенах висели чудесные картины, мебель была старинная, изготовленная во Франции и Австрии.
        А потом Миклош привел ее в спальню, и Тора почувствовала, что у нее не хватает слов, чтобы выразить свое восхищение красотой этой комнаты. В ней стояла огромная кровать с синими бархатными драпировками и с пологом, который поддерживали позолоченные ангелочки. Потолок расписывал специально приглашенный итальянский художник.
        Миклош помог ей снять накидку, надетую поверх дорожного платья, в которое она переоделась после свадебного завтрака, развязал ленты шляпки… Потом он подхватил ее на руки и стал целовать глаза, щеки, губы, нежную шею… В этот момент для Торы существовал только он, только чудо их любви.

        В тот же день поздно вечером, они обедали в небольшой столовой, все убранство которой было выдержано в голубом с серебром цвете. Свечи, отбрасывали теплый золотистый свет на все вокруг. Когда они встали из-за стола, Миклош увлек Тору в их спальню.
        Там свечи горели только в изголовье кровати. Прислуги не было. Они остались одни.
        Миклош раздвинул шторы, и Тора увидела звезды в небе над долиной. Там, на равнине у подножия гор, кое-где виднелись редкие огни, словно несколько звездочек упали с неба на землю, чтобы принести ее жителям свет и радость.
        - Какая красота! - восхищенно ахнула Тора.
        - Но ты еще красивее, мое сокровище, - чуть охрипшим голосом сказал ей Миклош. - Ты так хороша, что мне страшно, как бы ты не улетела от меня обратно в леса, где я впервые тебя нашел.
        - Я… никогда такого не сделаю! - ответила Тора. - Мне только страшно, что, когда ты будешь править этой волшебной страной, у тебя не останется времени… для меня!
        Но произнеся эти слова. Тора сразу же почувствовала, что их любовь слишком сильна, слишком всепоглощающа, чтобы такое могло случиться.
        Миклош, не отвечая, вынул шпильки из ее волос, и они блестящей волной упали на плечи девушки. Потом очень медленно и осторожно он расстегнул ее платье.
        Тора не шевелилась и не делала никаких попыток ему помешать. Ей почему-то казалось, что в свете звезд, в теплом мерцающем сиянии свечей она превратилась в какое-то новое существо, стала частицей красоты, словно навечно поселившейся в замке. Волна любви поднималась в ее сердце.
        Когда платье с тихим шелестом, напоминавшим вздох, упало к ее ногам, Миклош замер, любуясь своей женой. В его взгляде была и страсть, и преклонение, словно перед ним оказался идеал рыцарского служения.
        Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Их любовь была такой одухотворенной, что они словно перестали быть просто людьми, приобщившись Божественному. Потом Миклош подхватил Тору на руки и положил на кровать под бархатный полог.
        Она ждала его, ощущая, как музыка любви наполняет все вокруг. А в следующую минуту Миклош уже был рядом с ней.
        Он обнял ее, притянул к себе и ощутил, как она трепещет в его объятиях, и от любви, переполнявшей ее сердце, и от девической робости. И он понял, что подобного счастья не испытывал еще никогда в жизни! Он искал красоту везде и во всем, но до этой минуты не обладал ею с такой полнотой.
        - Я обожаю тебя, дорогая! - произнес он.
        - Я… люблю тебя. Я… так тебя люблю… что во всем мире… для меня не существует ничего… кроме тебя! Прижавшись к нему, Тора шептала:
        - Ты наполняешь небо, землю и море. Я больше не одинока, потому что принадлежу тебе!
        - Моя дорогая, моя несравненная! Сердце мое, душа моя!
        Миклош прижимался губами к ее нежной шелковистой коже, его руки ласкали ее…
        Тора ощутила жар его страсти, и пламя, дремавшее в ней, вспыхнуло с новой силой.
        А потом Миклош сделал ее своей, и они унеслись к звездам, и нашли ту любовь, которая приходит из Вечности и возвращается в Вечность. И ее чуду не бывает конца, и никто не осмеливается восставать против нее…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к