Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Наказанная Любовью " - читать онлайн

Сохранить .
Наказанная любовью Барбара Картленд

        # Юная Латония была вынуждена выдать себя за подругу и отправиться вместо нее в Индию, к дядюшке-опекуну. Девушка искренне считала задуманное вполне невинным розыгрышем. Последнее, о чем могла подумать Латония, - это что опекун, лорд Бранскомб, окажется не сварливым стариканом, а неотразимым красавцем-офицером. Случилось нечто ужасное - бедняжка безумно влюбилась, но как же открыться Бранскомбу в обмане?..

        Барбара Картленд
        Наказанная любовью

        От автора

        В Индии насчитывалось более шестисот княжеств, которые не находились под непосредственным управлением Британии. В основном они принимали британское правительство мирно, без сопротивления. Княжества были различного размера, а население их насчитывало семьдесят семь миллионов человек. Формально это были самостоятельные территории, однако, если раджи не учитывали пожеланий британского представителя, к ним прикреплялся британский резидент или советник. Некоторые штаты были почти полностью независимы, в других контроль был жестче (это случалось там, где вместо принца управляла кучка вельмож, которая притесняла слабых или потворствовала дурным традициям). Любопытно, что гувернанток для детей раджей подбирали британцы, чтобы те воспитывались по нормам Британской империи. Как правило, это давало на удивление хорошие результаты. Под влиянием бонн, учителей и советников, а также приезжих вельмож, окончив Итон или Оксфорд, принцы приобретали британское мировоззрение. Как кто-то сказал, «они были английскими аристократами с восточным блеском».

        Чувство величия делает нацию великой,
        И силен тот, кто кажется сильным.

        Глава 1

1883 год
        Проезжая по пыльной сельской дороге, Латония гадала, зачем Тони прислала ей утром срочное письмо с просьбой немедленно навестить ее. Это было не в ее характере, и Латония принялась перебирать в уме все, что случилось с того момента, как она рассталась с кузиной позавчера. Конечно, то, что они не виделись целых два дня, само по себе было весьма необычно, потому что, как частенько говаривала Тони, они с Латонией были ближе, чем сестры, да и самой Латонии тоже представлялось, что они скорее близнецы, чем подруги. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, учитывая, что между матерью Тони и матерью Латонии существовали точно такие же отношения задолго до того, как появились на свет их дочери.
        Леди Бранскомб и миссис Хит были кузинами; о том, что у них будут дети, они узнали в один и тот же месяц и, как со смехом рассказывали, прямо-таки наперегонки спешили стать матерями. Победила в этом соревновании миссис Хит, и Латония оказалась на три дня старше кузины. Леди Бранскомб и миссис Хит сразу решили дать своим детям одинаковые имена и ничуть не сомневались, что у них у обеих родятся девочки.
        - Конечно, Губерт, как всякий англичанин, хочет сына, - говорила леди Бранскомб. - Но я уверена, Элизабет, что у нас с тобой будут дочери.
        - Как ни странно, - отвечала ей миссис Хит, - думая о ребенке, я всегда представляла себе девочку. Но хотя у нас нет титула, который можно было бы передать по наследству, Артур, как и Губерт, все равно мечтает о мальчике, которого он учил бы стрелять и ездить верхом, а потом записал бы в свой полк.
        - Придется ему подождать, - улыбнулась леди Бранскомб. Ни она, ни Элизабет не собирались ограничиваться единственным ребенком.
        С самого рождения девочки вместе играли и, поскольку Хиты были не слишком богаты, у них была общая гувернантка, а ездить верхом Латония училась на лошадях лорда Бранскомба: ее отец не мог позволить себе держать чистокровных скакунов.
        У Хитов был всего лишь загородный особняк и несколько акров земли, а у Бранскомбов - большое поместье, но Латония никогда не завидовала их достатку, и еще в детстве заметила, что атмосфера их дома весьма отличается от той, что царит в поместье Бранскомбов. В разговоре с матерью она выразила свои наблюдения следующим образом:
        - По-моему, тетя Маргарет и дядя Губерт никогда не смеются так, как мы.
        Зато Тони не страдала нехваткой веселости. Едва начав говорить, она сократила свое имя, была большой шалуньей, а, став постарше, оказалась еще и кокеткой. Она пользовалась успехом у мужчин и вскоре поняла, что обязана этим не только титулу и огромному состоянию своего отца, но и собственной красоте и очарованию, которые приводили молодых людей в смятение и заставляли их влюбляться в Тони с первого взгляда.
        Леди Бранскомб хотела одновременно представить ко двору обеих девушек. Увы, за два года до того, как Тони исполнилось восемнадцать, ее мать погибла во время охоты: несчастный случай. Дальняя родственница лорда Бранскомба заменила ему супругу, а Тони - мать, но и Латония трагически осиротела всего за несколько месяцев до того, как они с Тони собрались в Лондон на свой первый сезон в свете.
        Капитан Хит и его жена уехали в Индию, чтобы нанести визит младшему брату лорда Бранскомба. Кенрик Комб был известен как один из самых выдающихся и многообещающих молодых офицеров во всей английской армии. Однополчане говорили о нем с уважением, а гражданские люди - едва ли не с благоговением.
        Получив ответственное назначение, он пригласил своего брата приехать к нему, обещая тому экскурсию по самым интересным уголкам Индии.
        К несчастью, в последний момент оказалось, что лорд Бранскомб не может покинуть, Англию.
        Причиной тому были не столько дела в палате лордов, сколько ухудшение здоровья. Доктора не сумели поставить диагноз, но все как один сошлись на том, что в таком состоянии лорду не следовало бы предпринимать столь длительного путешествия. Не желая огорчать брата, который, несомненно, уже сделал все необходимые приготовления, лорд попросил поехать вместо себя капитана Хита и его жену.
        - Отец будет в восторге, он всегда мечтал увидеть Индию, - говорила Латонии миссис Хит. - А с Кенриком они были дружны еще в детстве.
        - Конечно же, вы должны поехать, мама, - ответила Латония. - Только я буду скучать без вас.
        - Мне тоже будет тебя не хватать, дорогая. Но я знаю, что с Тони вам будет весело. Только ведите себя прилично. Ведь Тони так любит озорничать.
        Миссис Хит и Латония рассмеялись.
        Только после отъезда родителей Латония поняла, сколько Тони могла напроказить за каких-нибудь двадцать четыре часа. Официально Тони еще не считалась «дамой», и потому предполагалось, что она целыми днями сидит в классной комнате, думая об уроках, а не о кавалерах. Однако кавалеры, словно по волшебству возникали везде, где появлялась Тони. Она то и дело получала тайные послания, передаваемые через подкупленных слуг, и бегала на свидания в лесок неподалеку. Стоило им с Латонией отъехать подальше от дома, как из-за елей возникали всадники и провожали девушек до тех пор, пока они не поворачивали домой.
        Латония считала такие развлечения весьма занимательными и ничуть не предосудительными, но все же иногда спрашивала кузину:
        - А ты не влюбилась, Тони?
        - Ну, конечно же, нет! - отвечала та. - Патрик, Джеральд и Бэзил еще совсем мальчишки. Мне просто нравится, что на меня смотрят такими глазами. Приятно думать, что все они мечтают меня поцеловать, но боятся, как бы я не рассердилась.
        Латония рассмеялась, зная, что это правда и Тони не интересует ни один из ее ухажеров.
        В то же время она думала о том, что это - первое свидетельство различия их характеров, которое в будущем, наверное, станет еще сильнее: самой Латонии совсем не хотелось, чтобы молодые люди вокруг нее вертелись десятками. Она мечтала встретить одного-единственного человека, которого полюбит точно так же, как мать полюбила отца, едва увидев его.
        - Я хочу, чтобы у меня был дом, семейный очаг, - говорила себе Латония.
        Эти же слова она повторила месяц спустя, когда узнала о смерти родителей. Сначала мать прислала письмо, в котором писала:

«Здесь замечательно. Отец наслаждается каждой минутой нашего путешествия, и ему будет что рассказать дяде Губерту.
        Надеюсь, ты не будешь против, дорогая, если мы решим задержаться еще на месяц. Не сомневаюсь, что вы с Тони не скучаете, а очень скоро мы опять будем вместе.»

        Письмо шло семнадцать дней - и пришло через три недели после того, как лорд Бранскомб умер от сердечного приступа. Врачи спохватились слишком поздно, когда уже ничего нельзя было сделать.
        В Индию ушла телеграмма с печальным известием, и Тони поняла, что теперь четвертым лордом Бранскомбом стал ее дядюшка Кенрик, который был на пятнадцать лет моложе своего старшего брата.
        - Что он за человек? - спросила Латония.
        - Я не видела его много лет, - ответила Тони. - Папа всегда им гордился, но я слышала только, что он очень строг, и офицеры, которыми он командует, считают его просто извергом.
        Она говорила так, словно это не имело никакого значения, но среди слуг - Латония уже слышала - начались разговоры о том, что лорд Бранскомб будет теперь опекуном Тони.
        Месяц спустя капитан и миссис Хит отправились домой, и в пути заболели желтой лихорадкой. Болезнь занес на корабль один из матросов, и в Порт-Саиде никому не разрешили сойти на берег: на судне был объявлен карантин.
        В письме дочери миссис Хит жаловалась, что ее раздражает необходимость безвылазно сидеть на корабле под желтым флагом, но тут уж ничего нельзя было поделать, и ей оставалось только молиться, чтобы смертельная болезнь, свирепствующая среди экипажа, не коснулась пассажиров.
        Увы, ее молитвы не были услышаны.
        Узнав о смерти родителей, Латония была потрясена. Она долго не могла поверить, что больше никогда не увидит их. Она всей душой любила отца и мать и была так счастлива с ними, что теперь ей казалось, будто ее лишили части души. Снова и снова она жалела о том, что не поехала с ними и не умерла тоже: тогда бы ей не пришлось страдать от разлуки.
        Потом она сказала себе, что жизнь должна продолжаться. Отец не одобрил бы, что его дочь, оставшись в одиночестве, испугалась и пала духом.
        Тяжелее всего было то, что Тони уехала в Лондон, к родственнице, которая взялась опекать ее перед первым выездом в свет.
        - Что толку сидеть в деревне и плакать, детка? - говорила она. - Тебе нужно приехать в Лондон. Конечно, будучи в трауре, ты не можешь посещать вечера и приемы, но у меня дома ты будешь встречаться с разными людьми, а когда минуют положенные полгода, начнешь ездить в театр, в оперу и найдешь себе уйму занятий.
        Латония приглашена не была. Впрочем, в таком состоянии она все равно не смогла бы никуда поехать.
        Шли месяцы. Тони не возвращалась. Латония понимала, что ее пожилой родственнице не хотелось брать на себя лишние хлопоты, и с мыслью об одновременном выходе в свет пришлось распрощаться.
        Впрочем, Латония не особенно огорчалась. Она была вполне довольна жизнью в деревне и обществом старой гувернантки, которая когда-то учила их с Тони и теперь переехала в поместье и поселилась с Латонией в качестве компаньонки.
        Мисс Уаддсдон была здравомыслящей женщиной, постарев, мечтала только о спокойной жизни и потому позволяла Латонии делать все, что той заблагорассудится. Впрочем, в отсутствие кузины дни Латонии протекали весьма однообразно - до тех пор, пока, без всякого предупреждения, не вернулась Тони. Едва приехав, она послала за Латонией, и, обнявшись, обе поняли, что ничего не изменилось и они снова так же близки, как были в детстве.
        - Я так соскучилась! - воскликнула Тони. - Я тысячу раз пробовала уговорить кузину Алису пригласить тебя в Лондон, но та лишь ворчала, что у меня и своих забот предостаточно. Тони весело рассмеялась, а Латония, пристально посмотрев на нее, поинтересовалась:
        - А у тебя действительно появились заботы?
        - Еще бы! - ответила Тони. - Разве со мной может быть по-другому? И ты, дорогая, должна мне помочь, без тебя я не справлюсь.
        - Что же случилось на сей раз?
        - Я влюбилась! Латония сжала ладони.
        - Боже, Тони, как увлекательно! И кто же он?
        - Маркиз Ситонский!
        Латония едва не задохнулась от изумления.
        - Просто не верится! Где же вы встретились? И что скажет его отец?
        Удивление Латонии было вполне понятно. Маркиз Ситонский являлся старшим сыном герцога Хэмптонского, самой важной персоны в графстве. Герцог на всех смотрел свысока. Однажды он поссорился с лордом Бранскомбом по поводу границы между поместьями, и с тех пор оба джентльмена даже не раскланивались друг с другом.
        В детстве Латония и Тони не раз встречали маркиза и очень хотели с ним познакомиться. Он был старше, чем они, хорош собой и к тому же прекрасный наездник. Впрочем, Латония частенько ловила себя на мысли, что легче познакомиться с человеком с Луны, чем с маркизом Ситонским. И вот выясняется, что Тони не только с ним познакомилась, но еще и влюбилась в него! Латония с жадным интересом слушала рассказ кузины.
        - Я увидела его на первом же приеме, - говорила Тони. - Там было много музыки, но все равно скука ужасная! Я даже не удивилась, что маркиз исчез до того, как нас успели представить, но решила, что рано или поздно мы должны познакомиться. Я расспросила кузину Алису о его друзьях и о том, в каких домах он бывает.
        - Трудно было это узнать? - спросила Латония.
        - Не очень, - ответила Тони. - В Лондоне все обо всех сплетничают, и вскоре я выяснила, что у маркиза интрижка с одной очень привлекательной, но замужней женщиной.
        Заметив, что Латония потрясена, она весело добавила:
        - Все мужчины волочатся за замужними женщинами, потому что это ничем им не грозит. А с девушками они стараются даже не заговаривать, потому что ужасно боятся, что их поймают в ловушку!
        Самодовольно усмехнувшись, Тони добавила:
        - Для разнообразия я не стала ждать, пока маркиз захочет поймать меня, и сама принялась его ловить.
        - Могу это понять, - сказала Латония. - Ты стала еще красивее, чем была до отъезда.
        Она не кривила душой. Ее кузина стала утонченнее и куда обаятельнее, чем раньше. Вероятно, это было следствие непоколебимой уверенности в себе. Ну, а платье Тони, явно сшитое весьма дорогой портнихой, только добавляло ей блеска.
        - И что же маркиз? - поторопила Латония.
        - Я встретила его только через месяц, - продолжала рассказ Тони. - И была твердо намерена заставить его влюбиться в меня, чтобы отплатить ему за то, что этот замшелый герцог, его отец, ни разу не пригласил нас в Хэмптон-Тауэре!
        - Меня он в любом случае не пригласил бы.
        - Ты там побываешь, потому что я собираюсь стать маркизой Ситонской.
        Латония судорожно вздохнула:
        - Что скажет по этому поводу герцог?
        - Ему придется забыть свою старую ссору с папой и оставить надежду, что его сын когда-нибудь женится на принцессе.
        - На принцессе?
        - Вряд ли он считает кого-то другого подходящей парой для сына всемогущего герцога Хэмптонского.
        Тони засмеялась и с удовольствием добавила, вытянув руку:
        - Ох, Латония, Латония! Это было так весело! Я твердо решила пленить Айвена и преуспела, если не считать того, что, пока заставляла его влюбиться в меня, сама влюбилась в него!
        - Ты на самом деле его любишь?
        - Я его обожаю! - ответила Тони. - Мне не хватает слов, чтобы выразить, как он прекрасен!
        Она вздохнула.
        - Просто ожившая сказка. Я люблю Айвена, он любит меня, и все будет замечательно, когда старый герцог даст свое согласие.
        - А ты уверена, что он его даст? - негромко спросила Латония.
        - Он даст согласие или умрет, - сказала Тони. - В любом случае мы с Айвеном поженимся.
        - Что ты имеешь в виду под словом «умрет»?
        - Герцог очень болен, - объяснила Тони. - Наверное, у него что-то с сердцем, как было у папы. Поэтому Айвен сказал, что нам нужно подождать с объявлением о помолвке. Вдруг герцог и впрямь откажется дать согласие? Айвен боится, что старик не переживет ссоры.
        - Тогда вы, конечно, должны подождать, - кивнула Латония.
        - Я сказала Айвену, что готова ждать какое-то время, - заметила Тони. - Но он так же нетерпелив, как я, так что долго ждать не придется.
        - Ты все-таки надеешься, что герцог согласится?
        - Придется согласиться, - с легкой грустью в голосе ответила Тони. - Никто и ничто не заставит меня отказаться от Айвена, и я знаю, что он думает то же самое. К тому же в этом есть какая-то поэтическая справедливость.
        - В том, что ты станешь герцогиней Хэмптонской? - уточнила Латония.
        - Именно это я и имею в виду, - согласилась Тони. - Какое это будет удовольствие - приглашать в Хэмптон-Тауэре всех, кому давало от ворот поворот это замшелое общество снобов!
        - Тони, так нельзя говорить о будущих родственниках!
        - Почему? - удивилась Тони. - Я же не за них выхожу замуж. Я выхожу за своего милого Айвена, а он совсем другой человек. Он очень мягкий и боготворит меня - правда, Латония!
        - Это неудивительно, - сказала Латония, про себя подумав, что никогда еще не видела свою кузину такой красивой и жизнерадостной.
        - Мы будем так счастливы! Да, я скажу тебе одну вещь, которая тебя удивит: Айвену очень пригодится мое состояние.
        Латония приподняла брови:
        - Ты имеешь в виду, что герцог не так богат, как мы думали?
        - Вот именно, - ответила Тони. - Айвен говорит, что его отец ничего не смыслил в делах и растратил все деньги на какие-то грандиозные идеи, стараясь казаться значительнее других. Айвен рассказывал, что в Хэмптон-Тауэре неизменно дежурили двенадцать лакеев.
        - Двенадцать! - воскликнула Латония.
        - А в поездках герцога сопровождали не четверо слуг, а шестеро.
        На мгновение воцарилась тишина. Затем Латония спросила:
        - А его светлость уже выбрал принцессу в жены своему сыну?
        - Еще бы! - ответила Тони. - Айвен говорил, что он перебрал много кандидатур. В основном это были немки, зато все - королевской крови.
        Латония промолчала.
        Она думала о том, что, хотя Бранскомбы были древним и уважаемым родом, а новый лорд Бранскомб стал четвертым бароном, они все же не могли сравниться с герцогом Хэмптонским, предками которого были члены королевских семей Европы.
        Посмотрев на Латонию, Тони засмеялась.
        - Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала она. - Не беспокойся обо мне. Айвен любит меня, а я люблю его, и даже целый полк герцогов и принцесс голубой крови не сможет помешать нам быть вместе!
        - Я так рада, моя дорогая! - с теплотой в голосе произнесла Латония. - Рада не тому, что ты станешь герцогиней, а тому, что ты будешь счастлива, как были твои родители. Для них была важна только их любовь, и я молилась, чтобы мы с тобой обрели такую же.
        - Вот я и обрела, - подытожила Тони. - Когда ты познакомишься с Айвеном, то сама поймешь, почему он единственный, кто может заставить мое сердце биться быстрее и с кем мне не страшно прожить целую жизнь.
        Теперь на пути к замку, Латония терзалась дурными предчувствиями и гадала, не связана ли как-то столь поспешная просьба Тони с маркизом.

«Только бы у них ничего не случилось!» - думала она.
        Латония не была знакома с маркизом, но присылаемые каждый день письма, цветы и бесчисленные подарки служили верным свидетельством того, что он был так же увлечен Тони, как и она им. Они даже ухитрялись встречаться тайком от герцога. Поместья Хэмптон и Бранскомб граничили меж собой, а леса в графстве были густые. Оседлав лошадей, молодые люди исчезали среди деревьев, а домой возвращались поодиночке, и ни одна душа не догадывалась о том, что они были вдвоем.
        - А вашему старшему конюху не кажется странным, что ты ездишь одна? - спросила как-то Латония.
        - Я всегда ездила или одна, или с тобой, - отвечала Тони, - так что конюхи к этому давно привыкли. К тому же пару раз я говорила, что мы катались вместе.
        Латония тогда даже застонала.
        - Бога ради, Тони, не лги, ведь тебя моментально раскусят! - воскликнула она. - Всем известно, что у меня нет подходящих лошадей.
        - Что же ты мне не сказала? - спросила Тони. - Я сейчас же пришлю тебе одну или даже двух.
        Лицо Латонии приняло удивленное выражение.
        - Я вовсе не это имела в виду.
        - Ну и зря. Мы ведь всегда делились всем, что у нас было. К тому же я хочу, чтобы ты приехала в замок и немного у меня погостила.
        - Мне бы тоже хотелось, - отозвалась Латония, - но мисс Уаддсдон была так добра, согласившись пожить со мной, когда ты уехала в Лондон, что у меня не хватит духу отослать ее.
        - Вот как мы сделаем, - сказала Тони. - Поскольку этой жуткой женщине, которую кузина Алиса выбрала мне в компаньонки, больше не нужно за мной приглядывать, - а меня одна ее болтовня с ума сводит! - вы с мисс Уаддсдон можете переехать в замок вдвоем.
        - Это будет великолепно!
        - И к тому же все упростит, - удовлетворенно произнесла Тони. - Если ничего не случится, вы сможете приехать уже на следующей неделе или чуть позже.
        Латония ожидала этого дня с нетерпением, потому что любила Тони, и сейчас думала, что будет очень обидно, если неожиданное письмо кузины означает крушение всех их планов.
        Подъезжая к замку, Латония подумала, как это приятно - возвращаться в огромный дом, который в детстве казался таким загадочным.
        Здесь было полным-полно укромных уголков, чтобы играть в прятки, а в детских, которые были размером чуть ли не во весь дом Латонии, можно было найти любую игрушку, игру или куклу.
        Внезапно Латония осознала, что в будущем замок будет принадлежать не Тони, а ее дядюшке. Он был фамильной собственностью Бранскомбов, и Кенрик Комб, когда вернется из Индии, разумеется, поселится в нем. Латония никогда не видела этого человека и боялась, что он встретит ее неприветливо. В детстве она целые дни проводила в замке; по существу, она здесь жила, так же, как Тони. А теперь словно туча закрыла солнечный свет: Латония осознала вдруг, что после того, как Тони выйдет замуж и здесь воцарится новый лорд Бранскомб, она станет незнакомкой, которой придется звонить в дверь и ждать, захотят ли ее впустить.
        Впрочем, пока этого не случилось, Латония намеревалась до конца использовать свои привилегии. Поэтому, спешившись, она бросила поводья груму и взбежала по лестнице. В холле был всего один лакей, которого Латония хорошо знала. Он собирал в углу разлетевшиеся от ветра бумаги.
        - Доброе утро, Генри! - сказала, проходя мимо, Латония.
        Лакей поднял голову и улыбнулся:
        - Доброе утро, мисс Латония.
        - А где мисс Тони?
        - Наверху, в своей комнате. Она сказала, чтобы я отправил вас к ней, сразу как вы приедете.
        Лакей не стал показывать дорогу, потому что в этом не было нужды. Он еще не закончил говорить, а Латония уже была на середине лестницы.
        Она пробежала широкую площадку и поспешила к пышно обставленной спальне, которую Тони, став взрослой, облюбовала себе. До этого она, как и Латония, когда гостила здесь, спала на третьем этаже.
        Латония подошла к двери и, не постучавшись, вошла.
        Тони сидела у окна, выходившего в сад. Увидев кузину, она вскрикнула и вскочила на ноги.
        - Ты здесь! Слава Богу, Латония, ты приехала!
        С этими словами она подбежала к кузине и, обняв ее, прижалась к ней так, словно они все еще были детьми и искали утешения в объятиях друг друга.
        - Я приехала сразу, как только получила твою записку, - сказала Латония. - Что произошло?
        - Не знаю, как и сказать, - ответила Тони. Ее голос был хрипловатым и немного испуганным.
        - Ты в ужасном состоянии! - воскликнула Латония. - Что случилось? Что-нибудь с маркизом?
        - Нет-нет, конечно же, нет! - быстро ответила Тони.
        У Латонии гора с плеч свалилась.
        - Я ужасно боялась, вдруг что-то пошло не так и маркиз решил, что не может на тебе жениться.
        - Ничего подобного. Айвен ничего не знает.
        - Чего - ничего? - допытывалась Латония.
        На мгновение Тони умолкла, а потом произнесла срывающимся голосом:
        - Это все дядюшка Кенрик. Он вернулся в Англию… и послал за мной.
        Латония слегка отстранилась, внимательно глядя на кузину:
        - Ничего не понимаю! Почему же ты так расстроилась?
        Тони тихо вздохнула.
        - Я тебе все расскажу, - сказала она. - Давай сядем у окна.
        Девушки сели на диванчик у окна. На лицо Тони упал луч солнца, и Латония увидела, что ее глаза стали темными от переживаний. Она протянула кузине руку.
        - Так в чем же дело, дорогая моя? Что тебя так тревожит? - спросила она участливо. - Что-то серьезное?
        - Боюсь, что да, - отозвалась Тони.
        - Расскажи мне, - попросила Латония. Тони снова вздохнула и начала:
        - Это случилось месяца четыре назад.
        - Что именно?
        - Один молодой человек в Лондоне влюбился в меня и выставил себя на посмешище.
        - Кто это был?
        - Его имя - Эндрю Ауддингтон. Он военный и приезжал в отпуск из Индии.
        Латония подумала, что все связанное с дядюшкой Тони так или иначе имеет отношение к Индии, но вслух ничего не сказала.
        - Он довольно привлекателен и отлично сложен. Вначале я была очарована.
        - Другими словами, ты с ним флиртовала, - заметила Латония.
        - Ну да! - вызывающе сказала Тони. - Я флиртовала с ним, но это не значит, что я влюбилась в него! Это вообще ничего не значит!
        - Н-ну… конечно.
        - А он становился все настойчивее. Да и вообще, как я уже говорила, он выставлял себя на посмешище. Куда бы я ни ехала, он повсюду за мной увязывался. Он писал мне по три-четыре раза в день, а когда мы встречались, каждый раз делал мне предложение. Одним словом, он вел себя очень несдержанно, и вскоре мне это надоело.
        Латония промолчала, но про себя подумала, что ее кузина производила подобное впечатление на многих мужчин. В ее присутствии любой терял голову, и Латония не раз была этому свидетельницей.
        - Продолжай, - попросила она.
        - Чем дальше, тем хуже, - снова заговорила Тони, - ив конце концов я сказала ему, что больше не желаю его видеть.
        Она опять замолчала, но Латония, чувствуя, что история не закончена, спросила:
        - И что же он сделал?
        - Он попытался покончить с собой! Латония вздрогнула:
        - К-как?
        - У Эндрю был револьвер, но у него, вероятно, дрогнула рука. Он не попал себе в сердце и выжил.
        - И что же сделала ты? - спросила Латония.
        - А что я могла сделать? - отозвалась Тони. - Мне было жаль… очень жаль… но я же не виновата…
        Латония нарушила наступившее молчание очередным вопросом:
        - Но если с тех пор прошло так много времени, отчего же ты вдруг забеспокоилась?
        - Понимаешь, мать Эндрю пожаловалась дядюшке Кенрику.
        - И он рассердился?
        - Как я понимаю - ужасно!
        - И захотел тебя видеть?
        Не в силах более сдерживаться, Тони выпалила:
        - Он сказал, что заберет меня с собой в Индию! Сказал, что я вела себя недостойно и что, вероятно, моя компаньонка плохо за мной следила!
        - Но ты же можешь все ему объяснить… - начала Латония.
        - Думаешь, он станет слушать? - перебила Тони. - Нет! Он даже разбираться не станет! Он просто отдал приказ!
        Она схватила лежавшее на диванчике письмо и, протягивая его Латонии, прорыдала:
        - Спаси меня, Латония! Ты должна меня выручить! Как я могу уехать в Индию? Я же потеряю Айвена!
        Ее тон укрепил Латонию в подозрениях, которые она не решалась высказать вслух. Маркиз все еще колебался и, видимо, был готов отказаться от женитьбы, чтобы не расстраивать своего отца.
        И, хотя Тони не сказала ничего, что прямо или косвенно подтвердило бы эту мысль, но они с кузиной были близки, как редко бывают близки даже родные сестры, и Латония безошибочно чувствовала, что Тони боится покинуть маркиза оттого, что их отношения по-прежнему остаются весьма шаткими.
        Она медленно разгладила письмо, которое кузина, должно быть, в отчаянии помяла, и прочитала:

«Дорогая племянница!
        Меня весьма огорчило письмо леди Ауддингтон касательно ее сына Эндрю, а также отзывы друзей и знакомых о вашем поведении в Лондоне. Вероятно, ваша компаньонка не справилась со своими обязанностями и не держала вас в той строгости, как желал бы ваш отец. Посему я намерен взять вас с собой в Индию, куда я уезжаю через четыре дня. Думаю, нам обоим будет полезно узнать друг друга получше.
        К несчастью, я не смогу приехать в замок и потому вынужден просить вас быть в нашем доме на Керзон-стрит самое позднее в четверг. В пятницу мы уезжаем в Тильбюри. Я уже заказал места на пароходе «Одесса».
        От вашего имени я принес глубочайшие извинения леди Ауддингтон и с радостью узнал, что ее сын поправляется. Нет сомнений, нам невероятно повезло, что эта скандальная история, бросающая тень на честь нашей фамилии, не попала в газеты и не стала достоянием общественности.
        Будьте любезны сообщить мне время вашего прибытия на вокзал Кингз-Кросс, и я пришлю за вами карету.
        Остаюсь искренне ваш Бранскомб.
        PS . Если это еще не известно вам, сообщаю, что после смерти вашего отца, я стал вашим опекуном.»

        Латония дочитала до конца и подняла голову.
        - Тони, дорогая, ты обязана ехать, - сказала она. - Он ведь теперь твой официальный опекун.
        - Не поеду! Ни за что! - как всегда дерзко воскликнула Тони.
        - У тебя нет выбора, - отозвалась Латония. - В конце концов, сейчас он распоряжается твоим состоянием. Он может отказаться давать тебе деньги, если ты не поедешь с ним.
        - Ненавижу дядюшку Кенрика! - воскликнула Тони. - И всегда ненавидела, с тех пор как впервые о нем услышала! И вообще мне кажется, что отец втайне его побаивался.
        - Как так? - удивилась Латония.
        - Дядюшка Кенрик всегда отличался умом, и рядом с ним отец чувствовал себя просто глупцом. Он обижался, что все превозносят младшего брата, а на него не обращают внимания.
        - Ничего, ты его очаруешь, - успокаивающе произнесла Латония. - Ты всегда очаровывала мужчин, Тони, и не думаю, что твой дядюшка сильно отличается от других.
        - Отличается, да еще как! - ответила Тони. - Дядюшка Кенрик - не мужчина, а родственник, а родственники всегда невыносимы, сама знаешь!
        - Если не считать нас, - улыбнулась Латония.
        - Мы - совсем другое дело, - Тони. - Ты мне не родственница, а часть меня самой, точно так же, как я - часть тебя.
        На мгновение она замолчала, а потом продолжила:
        - Тебе повезло. У тебя все родственники похожи на твою маму, а она всегда была такой милой!
        Тони поднялась с диванчика и прошлась по комнате.
        - Не поеду в Индию! Не поеду! Не поеду! Говори что хочешь, но я не поеду!
        - Я еще ничего не сказала, - отозвалась Латония, - кроме того, что ты должна слушаться дядюшку.
        - Если я поеду с ним, то потеряю Айвена - я это точно знаю! Его мать и отец живо до него доберутся и объяснят, что я не гожусь ему в жены. А он всегда их слушался и не успеет опомниться, как уже окажется у алтаря с какой-нибудь германской принцессой!
        - Не может же он быть настолько беспомощен.
        - Может, - отрезала Тони. - Только сам этого не понимает. Ему еще в детстве внушили, что в жизни главное - роскошь, пышность, все эти поклоны и экивоки. - Она махнула рукой. - Я научила его получать от жизни куда больше удовольствия. Мы смеялись и веселились просто потому, что мы люди, а не куклы на ниточках.
        - И ты думаешь, что он забудет тебя и свою любовь?
        - Меня он любить не перестанет, - сказала Тони, - но будет верить, что обязан выполнить желание своего отца - то есть стать важным герцогом и виться вокруг трона.
        Она говорила до того уверенно, что эта картина как наяву встала у Латонии перед глазами.
        Посмотрев в красивое, но взволнованное лицо кузины, она спросила:
        - И что же ты хочешь сделать?
        - Я точно знаю что, - ответила Тони, - или, вернее, что ты можешь сделать для меня.
        Она остановилась у дальней стены и, бросив через всю комнату на кузину пронзительный взгляд, звенящим голосом произнесла:
        - Ты поедешь в Индию вместо меня!

        Глава 2

        Латония потрясенно уставилась на Тони:
        - Ты, конечно, шутишь.
        - Нет, - ответила Тони. - Я говорю серьезно. Да и потом ты сама должна понимать, что это единственный выход.
        - Как… как я могу? Это же невозможно!
        - Если подумать, то как раз наоборот, - перебила Тони. - Дядюшка Кенрик не видел меня уже лет восемь - десять.
        - Но ведь он знает, как ты выглядишь.
        - Да, но я очень похожа на тебя, а ты - на меня, - ответила Тони.
        И это была правда. У обеих девушек были светлые волосы, глубокие голубые глаза, да и роста они были почти одинакового.
        Только у Тони лицо было подвижным и озорным, а у Латонии - более спокойным и одухотворенным. Высший свет не успел наложить на него свою печать, и оттого Латония казалась гораздо невиннее Тони. Было что-то нежное и юное в ее глазах и мягких губах, которые в отличие от губ кузины еще не знали поцелуя.
        И все же Латония понимала, что Тони права.
        - Твой замысел невыполним, - сказала она вслух. - А если твой дядюшка узнает правду? Представляешь, как он рассердится?
        - Может, и рассердится, но ты будешь уже в Индии или, по крайней мере на полпути туда, а я выйду замуж за Айвена, потому что старый герцог вряд ли протянет больше нескольких месяцев или даже недель.
        Латония промолчала, хотя в глубине души чувствовала, что дурно желать смерти кому бы то ни было, даже герцогу, которого они не любили еще детьми, потому что он никогда не приглашал их на праздники, устраиваемые для маркиза.
        - Если ты поедешь в Индию с дядюшкой, через мгновение сказала Латония, - я уверена, что Айвен дождется, пока отцу не станет лучше, и отправится вслед за тобой.
        - А если нет? - негромко спросила Тони. Он же любит тебя.
        - Сейчас - да, но все ему только и твердят, чтобы он не забывал о своем положении, которое герцог ставит еще повыше королевского.
        Сложив вместе ладони, Латония произнесла:
        - И ты всерьез просишь… чтобы я заняла твое место… и поехала в Индию с твоим дядюшкой вместо тебя?
        - Я не прошу, а на коленях умоляю тебя, Латония, - сказала Тони. - Мое счастье зависит от этого. Я должна остаться здесь с Айвеном, чтобы он не забыл о нашей любви и отказался жениться на принцессе, если отец попросит его об этом на смертном одре.
        Латония невольно подумала, что герцог вполне мог бы заставить маркиза дать такое обещание. Любому человеку, а особенно столь юному, как маркиз, трудно было бы отказать в просьбе умирающему.
        Она слишком хорошо понимала опасения Тони в последнюю минуту потерять любимого, и в то же время все ее чувства восставали против такого обмана. Будь ее родители живы, они бы пришли в ужас, узнав, что она в нем участвовала.
        - Я очень хочу помочь тебе, Тони, - сказала Латония. - Ты знаешь, дорогая, что я люблю тебя больше всех на свете. Но если ты считаешь, что я способна согласиться на подобное безрассудство, боюсь, что я огорчу тебя.
        - Почему? - удивилась Тони. - Мы с тобой так близки, что даже думаем почти одинаково, и ты тоже прекрасно знаешь, как я повела бы себя в тех или иных обстоятельствах.
        Она сделала паузу и добавила с шаловливым огоньком в глазах:
        - В конце концов, это и тебе было бы полезно. Тебе придется научиться сводить с ума всех молодых людей вокруг; впрочем, учитывая, что ты красивее меня, тебе это будет совсем не трудно.
        Латония в ужасе посмотрела на кузину.
        - Как я могу на это решиться? - возразила она. - Ты только представь, что скажет твой дядюшка! Он ведь и тебя берет в Индию только из-за твоего дурного поведения.
        - И считает такое наказание вполне приемлемым, - презрительно заметила Тони.
        - Но маме и папе Индия очень понравилась… - начала Латония и, внезапно сама себя перебив, воскликнула:
        - Ох, Тони! Они ведь наверняка рассказывали там обо мне! А вдруг по их рассказам твой дядюшка сразу поймет, что я не его племянница, а их дочь. Что тогда?
        - Ничего он не поймет, - фыркнула Тони. - Насколько я знаю, тебя никогда не фотографировали.
        - Нет, конечно, - согласилась Латония. - Для нас это слишком новое и дорогое удовольствие.
        - Тогда можешь ничего не бояться, - заявила Тони. - Если твоя мама описывала тебя, то вполне могла описывать и меня, с той лишь разницей, что ты у нее хорошая, а я плохая.
        - Не плохая, дорогая, - примирительно сказала Латония. - Просто ты немного… непредсказуема.
        Тони рассмеялась:
        - Надеюсь, дядюшка Кенрик будет приятно удивлен, когда повстречает тебя. Наверное, он решит, что своим неодобрением внушил мне благоговейный страх.
        Она обняла Латонию и произнесла:
        - Дорогая, я знаю, что ты меня выручишь. Только нужно побыстрее все обдумать, потому что, если ты хочешь появиться в Лондоне к четвергу, нам предстоит многое сделать.
        Латония вопросительно на нее посмотрела, и Тони пояснила: - Прежде всего, прислуга должна поверить, что я уехала в Индию по велению дядюшки;
        - Где же ты тогда будешь жить? - спросила Латония.
        - Не будь глупенькой, дорогая. Если ты собираешься стать мной, то я стану тобой. Я перееду в твой дом. Обо всем будет знать только старушка Уадди, а она, ты ведь знаешь, она никогда меня не выдавала.
        И опять Тони была права. Она всегда была любимицей мисс Уаддсдон, и вовсе не потому, что платили гувернантке ее родители. Мисс Уаддсдон никогда не жаловалась им на плохое поведение Тони, а если те сердились на дочь, неизменно ухитрялась их успокоить.
        - Ты что, в самом деле хочешь поселиться у нас дома? - недоверчиво спросила Латония.
        - Конечно! - ответила Тони. - Ты только представь, как удобно там будет встречаться с Айвеном.
        - Прямо в… доме?
        - Ну разумеется! Мне уже надоело бегать по лесам, да еще в дождь, когда с деревьев капает прямо за шиворот. Айвен будет заходить со стороны сада, и никто, кроме Уадди, его не увидит. Ну, а она наверняка захочет лечь спать пораньше.
        - А ты представь; что герцог все узнает. Что тогда? - спросила Латония. - Узнав, что ты принимаешь молодого человека наедине, без компаньонки, он будет шокирован.
        - Никто ничего не узнает, - уверенно сказала Тони. - К тому же встречаться в доме гораздо безопаснее, чем в лесах. Однажды мы еле-еле удрали от герцогских дровосеков.
        Латония сжала пальцы.
        - Только будь поосторожнее! Люди очень болтливы. Герцог может раз и навсегда запретить маркизу встречаться с тобой.
        - Айвен не станет слушаться старого герцога. К тому же я слишком люблю его, чтобы позволять ему волноваться.
        - Ну конечно, дорогая, - согласилась Латония. - Мама всегда говорила, что если любишь кого-то, то хочешь защитить его от всех бед и напастей.
        - Поэтому ты и защитишь меня от дядюшки Кенрика! - победно сказала Тони.
        Латония, разумеется, могла бы протестовать и дальше или вообще отказаться от предложения Тони, но она любила кузину и хотела, чтобы та была счастлива.
        Она не сомневалась, что Тони права и герцог пустит в ход любые средства, чтобы женить своего сына на девушке, которую он ему выберет. И конечно, это будет не дочь его старого врага и соседа лорда Бранскомба.

«Я должна думать о Тони, - сказала себе Латония. - Главное - притворяться ею до тех пор, пока они с маркизом не поженятся. Тогда ее дядя уже ничего не сможет поделать, и она будет счастлива».
        В то же время Латонии было страшно. Она боялась не столько того, что придется играть роль, к которой она не готова, сколько необходимости ехать в совершенно незнакомую ей страну.
        Из-за недостатка денег ее родители не могли позволить себе путешествовать и принимать гостей так часто, как им хотелось. Поэтому поездка в Индию, независимо от ее цели, была для них, как выразился отец, вторым медовым месяцем и самым большим праздником со времени их свадьбы. Поскольку все расходы оплачивал лорд Бранскомб, отец Латонии шутливо называл это «выигрышем в лотерее», на который никто не надеялся.
        И все же, с тоской подумала Латония, не будь этого «выигрыша», сегодня они были бы живы.
        Сглотнув подступающие слезы, она строго приказала себе думать только о Тони.
        Тони была так же одинока в этом мире, как и Латония. Ей нужен был муж, человек, который любил бы ее и оберегал. Латония, как никто, знала, что увлечение Тони флиртом происходило от недостатка любви и смеха в ее семье. Каждый, кто попадал в замок Бранскомбов, сразу ощущал царящий там холодок, и поэтому любое внимание Тони было в новинку, и она невольно тянулась к нему, словно цветок к теплу.
        - Не знаю, что Тони делала бы без тебя, дорогая, - часто говорила Латонии мать. - Хотя она богата и живет в великолепном замке, но всякий раз, когда мы уезжаем оттуда, я думаю о том, что там остается очень одинокая маленькая девочка.
        При этих словах Латония представляла себе Тони, крошечную и неуверенную, стоящую посреди холла с высокими потолками и темными портретами предков по стенам. Тони казалась ей маленькой феей, привыкшей жить среди цветов и деревьев старого парка, но по ошибке попавшей в мрачный каменный замок. Латония всей душой желала Тони счастья, и раз уж для счастья ей нужен маркиз, она сделает все возможное, чтобы подруга его получила.
        Внезапно Латонии пришло в голову, что есть еще одно затруднение.
        - Ты поселишься в поместье вместо меня, так? - медленно произнесла она. - А что, если кто-то приедет меня навестить?
        - Уадди скажет, что я лежу в постели с простудой, - беспечно ответила Тони. - К тому же ты говорила, что к тебе мало кто приезжает.
        - Так оно и есть, - вздохнула Латония. - У меня не было гостей с тех пор, как умерли мама и папа.
        - А мне нужен только один гость, - с улыбкой, осветившей все ее лицо, произнесла Тони. - Как хорошо будет спокойно сидеть с Айвеном в маленькой гостиной твоей матери и знать, что нам никто не помешает.
        - Тони, Тони! Вот этого тебе делать, по-моему, не стоит! - воскликнула Латония.
        - Я всегда об этом мечтала, - ответила Тони. - И, как я уже говорила, тебе полезно взглянуть на мир, даже под надзором дядюшки Кенрика. И помни, что ты теперь не просто красивая девушка, а еще и богатая наследница, что для мужчин не менее важно.
        Однако Латония не слышала ее последних слов.
        - Если я должна выглядеть… красивой, - нерешительно сказала она, - мне понадобятся некоторые твои платья.
        - Бери хоть все! - ответила Тони. - И не забудь те новые, что я привезла из Лондона.
        - Как… как я могу? Что будешь носить ты? Тони шаловливо улыбнулась:
        - Свое приданое! Я уже все обдумала. Оно будет стоить астрономическую сумму.
        - Но… представь, что дядя запретит тебе выходить за маркиза, - произнесла Латония. - Он ведь имеет право, как твой опекун.
        - Будет поздно! - беспечно отозвалась Тони. - Когда он вернется в Англию, я уже буду замужем, и у меня, быть может, даже будет ребенок.
        - Тони! - в ужасе воскликнула Латония. Тони рассмеялась:
        - Не ужасайся так, дорогая. Как правило, у людей после свадьбы появляются дети, и Айвен наверняка захочет наследника.
        - Уверена, что ты не станешь… говорить… или даже думать об этом, - сказала Латония.
        Тони вновь засмеялась:
        - Я человек практичный, а ты всегда витала в облаках. Ты все еще веришь, что детей находят в капусте. Пора бы уже повзрослеть.
        Вспыхнув, Латония смущенно пробормотала:
        - Давай подумаем, как лучше сделать, чтобы никто не догадался, что мы поменялись местами в этом фарсе.
        - Просто нужно вести себя поумнее, - сказала Тони. - Я объявлю прислуге, что еду в Индию с дядюшкой Кенриком. Ты будешь помогать мне собирать чемоданы, а я при горничной скажу, что у меня много платьев, которые я не собираюсь носить.
        Встретив непонимающий взгляд кузины, Тони пояснила:
        - Не будь глупенькой, Латония. Я ведь должна что-то носить у тебя в доме, и потом я хочу всегда быть красивой для Айвена.
        - Ну конечно, - согласилась Латония. - Поэтому тебе не стоит отдавать мне слишком много вещей.
        - И прислуга в замке, и дядюшка Кенрик ждут, что я повезу с собой уйму платьев и побрякушек. К тому же я уверена, что в Индии люди захотят посмотреть на одетую по последней моде племянницу дядюшки Кенрика.
        - С каждой минутой дело становится все сложнее, - безрадостно произнесла Латония.
        - Положись на меня, - отозвалась Тони. - Тебе нужно только соглашаться со всем, что я ни скажу, и тогда все пройдет гладко.
        - А как же мы поменяемся местами?
        - Я уже думала об этом. Мне кажется, я должна поехать в Лондон в карете. Ты поедешь со мной, якобы чтобы меня проводить, а эту надоедливую миссис Скеффингтон мы оставим дома.
        Миссис Скеффингтон звали компаньонку, которую кузина Алиса отправила вместе с Тони в замок Бранскомб. Это была женщина средних лет, вдова погибшего в Египте офицера, и Латония прекрасно понимала, почему Тони считает ее надоедливой. Единственное, что интересовало миссис Скеффингтон, - сплетни о важных особах. К тому же она так обожала звук собственного голоса, что редко прислушивалась к словам остальных. Она была довольна роскошью, в которой теперь жила, и, твердо намереваясь в дальнейшем сохранять свое положение, вела себя подхалимски по отношению к Тони.
        - Погоди минутку! - внезапно сказала Тони. - У меня идея!
        - Что такое? - спросила Латония.
        - Ты же знаешь, как миссис Скеффингтон нравится в замке. Ну, так вот, я не скажу ни ей, ни слугам, что еду в Индию.
        Латония смотрела на кузину, выпучив глаза, а Тони продолжала:
        - Тогда все получается гораздо безопаснее. Я просто скажу, что дядюшка Кенрик хочет меня повидать, и я на несколько дней уезжаю в Лондон. Я попрошу миссис Скеффингтон остаться дома, и она наверняка согласится. Ну, а когда мы будем в Лондоне, я сообщу ей письмом, что уехала в Индию и больше не нуждаюсь в ее услугах.
        - Думаешь, она позволит тебе уехать одной - вернее, только со мной?
        - Она позволит мне все, что я пожелаю, - ответила Тони. - Я просто скажу ей, что мы едем вместе, и все. А когда доберемся до Лондона, то отправимся не на Керзон-стрит, где будет ждать дядюшка Кенрик, а куда-нибудь в укромное место, где и поменяемся ролями.
        - Куда же? - спросила Латония.
        - Подъедем к любой гостинице, скажем кучеру, что именно здесь остановился дядюшка Кенрик, и отправим карету домой.
        Латония обдумала эту идею и произнесла:
        - Он, разумеется, ничего не заподозрит… но как же вернешься ты?
        - Почтовой каретой, - ответила Тони. - Это меня не пугает: я уже много раз ездила одна на свидания с Айвеном, тайком от кузины Алисы.
        - Наверное, я должна сказать тебе, что это нехорошо, - заметила Латония.
        - Не трать зря силы, - хихикнула Тони. - А потом мы посадим тебя в кеб, и ты со всем багажом поедешь на Керзон-стрит.
        - Твоему дяде, без сомнения, покажется это странным.
        - Ерунда! - отмахнулась Тони. - Скажёшь, что лошадь у самого Лондона потеряла подкову, и чтобы не заставлять дядюшку ждать, ты, не дожидаясь кузнеца, пересела в наемный экипаж.
        Латония в ужасе всплеснула руками:
        - Ложь! Ложь! Тони, я никогда не смогу лгать так убедительно, как ты! Твой дядюшка заподозрит неладное, едва увидев меня.
        - Ничего он не заподозрит! - заверила ее Тони. - Не пугай себя, Латония. Для нас с тобой это просто приключение. Будь я гадалкой, я предсказала бы тебе, что в Индии ты встретишь прекрасного принца, которого полюбишь так, как я полюбила Айвена.
        - Вряд ли, - ответила Латония. - Он ведь примет меня за тебя и будет очень разочарован, узнав, что я всего лишь Золушка, надевшая чужое бальное платье.
        Тони рассмеялась:
        - Если он тебя полюбит, ему это будет не важно. Хоть Айвен и рад тому, что у меня много денег, я уверена, что он любил бы меня и без них. По крайней мере, я на это надеюсь.
        На мгновение в ее голосе промелькнула легкая горечь. Латония обняла кузину и произнесла:
        - Не сомневаюсь, милая, что это именно так. Я сделаю все… все, о чем ты попросишь, лишь бы ты была счастлива.
        - Я знала, что ты не подведешь меня, Латония, - сказала Тони. - И помни, никто, кроме нас, не должен знать, о чем говорится в письме дядюшки Кенрика.
        С этими словами Тони взяла письмо, прошла через комнату и заперла его в бюро.
        - Теперь, - сказала она, - я объявлю миссис Скеффингтон и всей прислуге, что, хоть это и неприятно, но придется мне ехать в Лондон к дядюшке Кенрику. Не знаю, надолго ли я там останусь, но лучше мне взять с собой побольше одежды, чтобы потом не посылать за ней, если понадобится.
        - Надеюсь, мы поступаем правильно? - взволнованно спросила Латония.
        - Абсолютно правильно, - ответила Тони. - Потому что я останусь с Айвеном и не буду бояться его потерять.
        Тремя днями позже Латония ехала рядом с кузиной в большой удобной карете и чувствовала, что страх ее растет с каждой милей. Ей казалось, будто это не она, а какая-то совсем другая женщина, одетая в одно из новых и очень дорогих платьев Тони с бархатным жакетом на пуговицах и небольшим собольим воротничком на случай холодного сентябрьского вечера.
        Шелк шуршал при каждом ее движении, и это было так непривычно, что Латонии все больше начинало казаться, будто она лишь плод чьего-то воображения. Увидев же бесчисленные сундуки и шляпные картонки, которые Тони собрала для путешествия, она окончательно уверилась в том, что это всего лишь сон, и пробуждение обещает быть весьма неприятным.
        С того самого дня, как она согласилась помочь Тони, Латония все ночи лежала без сна, тревожась, что поступает неправильно, хотя и не могла понять, как было бы правильно. Что сказали бы ее родители, узнав о ее поведении? Но, с другой стороны, они любили Тони, словно родную дочь, и, без сомнения, желали ей счастья.
        Кузина познакомила ее с маркизом, и Латония сразу поняла, что это как раз тот человек, с которым Тони будет счастлива. Когда-то она уже видела его, но издалека, на охоте, и тогда ей казалось, что он такой же холодный и жесткий человек, как и его отец.
        Латония вместе с Тони поехала в лес. Маркиз ждал их на полянке недалеко от границы поместий. Выражение его лица, когда он смотрел на Тони, ясно сказало Латонии, что он влюблен по уши, а его крепкое рукопожатие было рукопожатием сильного мужчины, который способен защитить жену.
        - Тони рассказала мне, как вы добры к нам, - глубоким голосом произнес маркиз. - Не могу найти слов, чтобы выразить вам свою благодарность.
        - Я лишь хочу, чтобы Тони была счастлива, - ответила Латония.
        - Я тоже, - отозвался маркиз. - Однако, мне кажется, вы понимаете, что я не могу расстраивать отца, когда он так тяжело болен.
        Они уселись на поваленное дерево и долго беседовали. По дороге домой Тони воодушевленно спросила Латонию:
        - Ну, что ты о нем думаешь?
        - Мне он показался очаровательным, - ответила Латония. - Как раз такого человека я хотела бы видеть твоим мужем.
        Тони радостно вскрикнула:
        - Я знала, что ты это скажешь, Латония! Я люблю его и буду ему хорошей женой. Даже больше - я буду очень хорошей герцогиней, куда лучше, чем его мамаша с носом-картошкой.
        - Так нельзя говорить, - быстро прервала ее Латония.
        - Она умерла, и поэтому Айвену я никогда не скажу ничего подобного, - ответила Тони. - Но ты не хуже меня знаешь, как плохо она относилась к маме после того, как герцог поссорился с папой. Когда в Хэмптон-Тауэре приезжала королева, герцогиня нарочно вычеркнула мамино имя из списков людей, которые должны были быть представлены ее величеству.
        - Забудь об этом, - сказала Латония. - Не расстраивай маркиза напоминаниями о прошлом. Думай о будущем.
        - Этим я и собираюсь заняться, - произнесла Тони. - Мое будущее с ним, потому что я люблю его, а он любит меня.
        Именно в этот момент Латония отбросила все колебания и дала себе слово преодолеть любые трудности, лишь бы Тони вышла замуж за маркиза.
        И все же, когда они доехали до Лондона и остановились в дорогом отеле, где Тони уже заказала номера, у Латонии пересохло во рту и сердце бешено колотилось. Впрочем, времени на переживания не оставалось, потому что, как и ожидалось, маркиз пришел в ужас, узнав, что Тони собирается возвращаться в почтовой карете.
        - Я возьму экипаж, чтобы выехать из Лондона, а за городом меня уже ждет Айвен. У него закрытая карета, так что никто не увидит, как мы вернемся в поместье. С этой минуты я становлюсь мисс Латонией Хит, а ты - достопочтенной Латонией Комб, не забывай об этом!
        - Латонией? - переспросила Латония.
        - В письмах маме и папе дядюшка Кенрик всегда называл меня Латонией. По-моему, имя Тони он считает чересчур легкомысленным. В общем, тебе не придется соображать, к кому он обращается, когда говорит с тобой.
        - Хорошо, что ты мне сказала, - согласилась Латония. - Прошу тебя, дорогая, перед тем как уезжать, скажи мне все, что я должна знать.
        - Я могу сказать тебе только «спасибо» и «я тебя люблю», - ответила Тони. - Как только я выйду замуж, я дам тебе телеграмму, и ты сможешь вернуться домой.
        - Да… конечно.
        - Я изложу это так, чтобы никто посторонний не смог догадаться, в чем дело.
        - Хорошая мысль, - согласилась Латония, - потому что тогда я смогу выбрать наиболее подходящий момент, чтобы сказать твоему дядюшке правду.
        При этих словах она вздрогнула, подумав, что это будет очень нелегко и неприятно, и жалобно сказала:
        - Прошу тебя, Тони, поторопись со свадьбой! Ужасно жить в постоянной лжи, и я даже боюсь думать о том, как разозлится твой дядюшка, обнаружив, что я обманывала его.
        - Он будет сердиться только на меня, - успокоила ее Тони, - но меня-то рядом не будет.
        - Зато я буду, - пробормотала Латония. Впрочем, кузина этого не расслышала.
        Спустившись вниз, Тони весьма уверенно приказала портье погрузить багаж в карету, которая должна была отвезти Латонию в дом Бранскомбов на Керзон-стрит.
        За последние несколько дней платья, которые Тони хотела оставить себе, тем или иным путем были переправлены в дом Хитов, и Латония невольно подумала, что ее маленький шкафчик будет весьма удивлен таким количеством элегантной и модной одежды вместо обычных простых дешевых платьев, которые шили Латония с матерью.
        - Как я люблю твой маленький домик! - восторгалась Тони. - В детстве я была счастлива, когда сюда приезжала, а сейчас чувствую, что это самое подходящее место, чтобы говорить о любви с Айвеном.
        - Все, что я хочу пожелать тебе в будущем, дорогая, - сказала Латония, - это быть такой же счастливой, какими были мои мама и папа.
        - Когда они смотрели друг на друга, их глаза были похожи на звезды, - мечтательно произнесли Тони. - А когда говорили, в их голосе появлялись особые нотки, каких я никогда не слышала у других.
        Она обвела взглядом комнату и тихо произнесла:
        - Я чувствую любовь, которую они оставили после себя, и мечтаю, чтобы в моей жизни и в моем доме царила такая же. А не то я навсегда останусь старой девой!
        Рассмеявшись, Латония сказала:
        - Ну, уж это тебе не грозит!
        - Надеюсь, что нет, - ответила Тони. - Но я чувствую, что если не выйду замуж за Айвена, то никогда и никого уже не полюблю.
        Латония была поражена ее серьезностью и поторопилась сказать:
        - Но ты обязательно за него выйдешь, и вы будете жить долго и счастливо.
        - Благодаря доброй фее, то есть тебе! - добавила Тони. - Не забывай об этом, когда дядюшка Кенрик начнет обвинять тебя в грехах, которых ты не совершала.
        - Ты меня пугаешь, - сказала Латония.
        - Тебе нечего бояться, - возразила Тони. - Ты уедешь от него сразу же после моей свадьбы, а потом он уже ничего тебе не сделает. Он ведь не твой опекун. У него нет никаких прав по отношению к тебе, и как только ты получишь мою телеграмму, можешь спокойно укладывать сундуки и возвращаться домой.
        Практичная Тони подумала и о том, что если Латонии придется возвращаться домой без согласия дяди, ей понадобятся деньги.
        - Дорогая, вот триста фунтов, - сказала она Латонии накануне отъезда в Лондон. - Спрячь их подальше. Не сомневаюсь, что и на корабле, и в Индии уйма жуликов, так что будь осторожна.
        - Я не могу взять такую сумму! - воскликнула Латония.
        - Тебе она пригодится, - настаивала Тони. - И запомни вот еще что: поскольку все считают тебя богачкой, не забывай раздавать щедрые чаевые.
        - Я же не знаю, сколько надо давать… или когда… - пояснила Латония.
        - Разберешься, - отозвалась Тони. - Куда важнее, чтобы у тебя были деньги уехать, если дядюшка Кенрик станет совсем невыносимым.
        Этот довод показался Латонии убедительным, и она дала себе зарок тратить деньги экономно и после возвращения вернуть Тони остаток.
        - За свой домик не беспокойся, - говорила Тони по дороге в Лондон. - Я буду оплачивать все счета.
        - Такое впечатление, что ты решила там основательно устроиться, - поддразнила ее Латония.
        - А что? - ответила Тони. - Я так люблю Айвена, что буду счастлива с ним даже в твоем маленьком домике. Но я вовсе не хочу сказать, что потом не захочу стать герцогиней, жить в Хэмптоне, носить бриллианты и восседать среди пэров на открытии парламента.
        Латония рассмеялась:
        - Ох, Тони, любишь ты сказать что-нибудь неожиданное. Забавно представлять тебя герцогиней. Мне достаточно и того, чтобы ты была счастлива, выйдя замуж за маркиза.
        - А я жадина , - хочу всего сразу! - сказала Тони, и обе девушки рассмеялись.
        Прощаясь, Латония крепко обняла Тони, словно не в силах расстаться с ней.
        - Спасибо, спасибо тебе, дорогая! - произнесла Тони. - От меня и от Айвена: он вчера просил меня поблагодарить тебя и за него.
        - Думай обо мне… и молись за меня, - попросила Латония. - Я так боюсь тебя подвести…
        Она вздохнула и добавила:
        - Страшно представить, что будет, если твой дядюшка заподозрит, что я вовсе не та, за кого себя выдаю, еще до того, как мы сядем на корабль.
        - С чего бы ему заподозрить? - возразила Тони. - В этой симпатичной дорогой шляпке ты сама на себя не похожа, а значит, выглядишь точь-в-точь как я.
        Она поцеловала Латонию.
        - Относись к этому просто как к интересной истории, которую мы будем рассказывать внукам. И постарайся в Индии выйти замуж. Тогда наши дети появятся на свет в одно и то же время, как мы с тобой.
        Латонии это показалось таким забавным, что она рассмеялась и продолжала улыбаться, пока наемная карета везла ее на Керзон-стрит.
        Наконец лошади остановились у огромного дома с мраморной лестницей, и Латония поняла, что настал решающий момент. Сейчас она встретится с дядюшкой Тони и начнет играть свою роль.
        Войдя в дом, она обнаружила, что он очень похож на замок. Обстановка была пышной и тяжеловесной, а портреты предков Бранскомбов смотрели со стен так же сурово, как в замке. Пожилой слуга провел Латонию через холл и открыл дверь в дальнем его конце.
        - Мисс Латония, милорд! - громко объявил он.
        С бешено бьющимся сердцем она пошла вперед, туда, где у камина стоял человек. Латония ожидала, что новый лорд Бранскомб будет похож на своего старшего брата, которого она всегда звала «дядя Губерт», но с первого же взгляда поняла, что ошибалась. Дядюшка Тони был гораздо выше и шире в плечах, а решительный подбородок лишал его всякого сходства и с бывшим лордом Бранскомбом, и с самой Тони.
        Подойдя ближе, Латония встретила изучающий взгляд холодных серых глаз и сразу же почувствовала, что от них ничто не укроется.
        Когда она приблизилась, стараясь напустить на себя усталый вид, словно после долгой дороги, лорд Бранскомб властным и вместе с тем высокомерным тоном произнес:
        - Вы опоздали! Я ждал вас еще час назад! Латония покраснела и запинаясь произнесла:
        - Простите… простите меня, дядюшка Кенрик… Но… одна из моих лошадей потеряла подкову… и мне пришлось… пришлось пересесть в наемный экипаж, чтобы не заставлять вас ждать еще дольше.
        - Если бы ваш конюх заботился о лошадях как полагается, этого бы не произошло! - сурово произнес лорд Бранскомб.
        Латония не знала, что на это ответить. Она просто стояла, опустив голову, ждала продолжения и думала, что дядюшка Кенрик с ней даже не поздоровался.
        - Итак, поскольку вы все же приехали, - продолжил лорд Бранскомб, - предлагаю вам сесть и выслушать то, что я вам скажу.
        Латония подняла голову и заметила, что взгляд его стал сердитым, а губы сжались в полоску. Было очевидно, что дядюшка Кенрик рассержен не только ее опозданием. Латония присела на краешек стула и нервно сжала руки в коротких перчатках.
        - Надеюсь, - начал лорд Бранскомб, - в своем письме я достаточно ясно объяснил, что забираю вас в Индию потому, что не могу более позволить вам вести себя так, как вы вели себя после смерти вашего отца. - Он помолчал. - К этому решению меня подтолкнуло не только письмо леди Ауддингтон, но и то, что я слышал о вашем поведении от других лиц. С тех пор как вы живете под присмотром кузины Алисы, его вряд ли можно назвать достойным.
        Латония на миг почувствовала желание защитить кузину от обвинений, исходящих явно от великосветских завистниц. С тех пор как Тони исполнилось пятнадцать, ей завидовали буквально все - от совсем юных девушек, боящихся потерять кавалеров, до искушенных в светских интригах леди, видящих в ней угрозу своему титулу первых красавиц.
        Но вслух Латония произнесла:
        - Я не знаю, что вы… обо мне слышали… Только если уж вы намереваетесь судить меня, мне кажется, будет… справедливо выслушать мои доводы.
        Лорд Бранскомб, казалось, был удивлен. Помолчав, он произнес:
        - Я не собираюсь вступать с вами в споры. Так или иначе, дыма без огня не бывает. Я считаю, что действую в ваших же интересах, увозя вас из Лондона. Надеюсь, в будущем я смогу научить вас вести себя более подобающим образом.
        Пока он говорил, Латония думала, что он очень похож на старого директора школы, распекающего непослушного ученика, а ведь на самом деле ему не могло быть более тридцати четырех лет.

«Я не стану… не стану его бояться», - сказала себе Латония, в душе понимая, что уже боится.
        - Если вы надеетесь, - продолжал лорд Бранскомб, - по приезде в Индию принимать участие во всевозможных великосветских развлечениях, устраиваемых англичанами в этой стране, то должен вас огорчить: это отнюдь не входит в мои планы. Если вы мечтаете о балах, то будете разочарованы. Если предвкушаете знакомства с молодыми людьми, которые падут к вашим ногам, то вы ошибаетесь. - Его голос стал еще строже: - Военная служба далека от великосветских забав. Приготовьтесь к тому, что вы увидите не тот мир, к которому привыкли; но я надеюсь, что это послужит залогом вашего более достойного поведения в будущем.
        Латония подумала, что Тони, услышав о такой перспективе, разозлилась бы и наверняка надерзила в ответ. Она не представляла себе жизни без балов и кавалеров, которые одаривали бы ее знаками внимания. Но саму Латонию запреты лорда Бранскомба ничуть не пугали, ибо она вовсе не жаждала того, о чем он говорил. Она очень тихо произнесла, надеясь его удивить:
        - Если уж мне выпал такой случай, дядюшка Кенрик, я буду рада увидеть Индию и не стану слишком расстраиваться, оставшись в стороне от светской жизни.
        Ее надежды оправдались: брови лорда Бранскомба изумленно взлетели вверх. Он ждал от нее чего угодно, только не покорности. Лишь через мгновение он произнес:
        - Теперь, когда мы объяснились, я предлагаю вам подняться к себе в комнату и отдохнуть. Ужин будет подан пораньше, потому что завтра с утра мы уезжаем. И соблаговолите вовремя быть готовой!
        Он говорил таким тоном, словно обращался к нерадивому солдату. Латония встала и произнесла:
        - Благодарю, что вы посвятили меня в свои планы. Я постараюсь не заставлять вас ждать.
        Она сделала реверанс и пошла к двери. Даже не оглядываясь, она знала, что взгляд серых глаз по-прежнему устремлен на нее. Только в холле, где ее ждал дворецкий, чтобы проводить наверх, Латония осознала, что руки у нее дрожат.

        Глава 3

        На пути в Тильбюри Латония с некоторым волнением думала о предстоящей поездке.
        Трудно было отделаться от дурных предчувствий после того, как накануне за ужином они с лордом Бранскомбом не произнесли ни слова. Сердитое выражение его лица и осуждающие взгляды, которые он бросал на Латонию, недвусмысленно говорили, что он не одобряет и, может быть, даже презирает ее.
        За всю свою счастливую прежнюю жизнь она ни разу не сталкивалась с подобным к себе отношением и, хотя сейчас пыталась убедить себя, что лично ее это не касается, все же немного побаивалась и, в том себе не признаваясь, расстраивалась. В лорде Бранскомбе угадывалась немалая сила, и сила эта подавляла. Латония подумала, что Тони, наверное, была права, говоря, что подчиненные его недолюбливают. За обедом Латония сделала попытку завязать разговор с помощью нескольких общих замечаний, но лорд Бранскомб их проигнорировал. Латония понимала, что причина этого в том, что он на нее сердится - или, точнее, сердится на Тони. Стоило ему бросить на Латонию взгляд, как он прямо-таки ощетинивался.

«Как можно так относиться к племяннице?» - недоумевала Латония и дала себе слово постараться реабилитировать Тони в его глазах.
        Ужин прошел довольно торопливо, и, поднимаясь из-за стола, лорд Бранскомб внезапно сказал:
        - Советую вам, как следует отдохнуть. Не знаю, доводилось ли вам путешествовать раньше, но это весьма утомительное занятие, особенно если море будет неспокойно.
        - Не знаю, хорошо ли я переношу качку, - отозвалась Латония, - но надеюсь не опозориться.
        Сказав это, она подумала, что дала ему очередной повод к придиркам, и не удивилась, услышав в ответ язвительное:
        - Это будет не в первый раз!
        Латония попыталась представить, что сказала бы на это Тони, но ничего не придумала и поэтому просто сделала реверанс и негромко произнесла:
        - Спокойной ночи, дядюшка Кенрик. Завтра утром я встану вовремя.
        Она вышла и, не оглядываясь, пошла вверх по лестнице.
        Завтрак ей принесли в комнату. Латония надела великолепное дорожное платье своей кузины, подбитый мехом плащ и небольшую шляпку с перьями. Не сомневаясь, что лорд Бранскомб будет поглядывать на часы, она спустилась вниз, вышла из дома на три минуты раньше и обнаружила, что он уже дожидается ее возле комфортабельной кареты, принадлежавшей, должно быть, как и прекрасные лошади, прежнему лорду Бранскомбу.
        Начальник станции проводил их в отдельное купе, где для них уже были приготовлены газеты и журналы, а багажом, как заметила Латония, занялся специальный курьер. Латонии было любопытно, путешествовал ли лорд Бранскомб с такими удобствами до того, как получил этот титул, или сам еще не привык к такому вниманию. Она с удовольствием спросила бы его об этом, но не сомневалась, что он сочтет это наглостью. Поэтому Латония раскрыла журнал, а лорд Бранскомб немедленно углубился в газеты. Он явно не желал разговаривать, и Латония довольствовалась видом пролетающих за окном деревушек и мыслями о том, сколько интересного она увидит в Индий.
        С каждой милей, приближающей ее к Тильбюри, вероятность того, что лорд Бранскомб не вовремя обнаружит обман, становилась меньше, и Латония радовалась, думая, что Тони с маркизом скоро будут в безопасности. У нее было большое желание написать кузине о том, как ее встретил дядюшка Кенрик, но она не хотела рисковать. Только уже на корабле Латония сообразила, что письма, адресованные мисс Латонии Хит, ни у кого не вызвали бы подозрения.
        Черный пароход оказался больше, чем она ожидала, а позже Латония узнала, что это был один из последних кораблей, построенных для линии « Р&О».
        Каюты были великолепно обставлены, а лорду Бранскомбу, разумеется, были отведены самые лучшие.
        В свое время отец рассказывал Латонии, что на маршруте «Р&О» лучшие каюты, защищенные от солнца, называются «Port Outward, Starboard Home», а в просторечии -
«Пош». Без сомнения, лорду Бранскомбу были предоставлены именно они, и старший стюард с гордостью в голосе сказал его светлости, что эти помещения еще за несколько месяцев до отплытия бронируются для самых важных персон.
        - Весьма благодарен вам за то, что вы отвели мне их по первому требованию, - вежливо ответил лорд Бранскомб.
        - Для меня это удовольствие, милорд, - ответил стюард. - Если вам и мисс Бранскомб что-то понадобится, я к вашим услугам.
        Распаковывавшая вещи Латонии стюардесса сказала, что на корабле полно пассажиров.
        - Вам не придется скучать, мисс, - весело добавила она. - С вами плывут в основном офицеры, которые возвращаются в свой полк. По вечерам у нас будут танцы, а днем - игры на палубе, словом; развлечений хватает.
        - Звучит заманчиво, - ответила Латония. - Я ни разу не плавала на корабле, и все это мне очень интересно.
        - В таких красивых платьях, как ваши, вы точно будете королевой каждого вечера, - улыбнулась стюардесса.
        Латония подумала, что все это замечательно и не похоже на то, что она себе представляла, но тем не менее не следует питать лишних иллюзий.
        Пока стюардесса распаковывала багаж, сидеть в каюте не было никакого смысла, и Латония направилась в гостиную. Там на письменном столе уже громоздились кипы книг и каких-то бумаг: лорд Бранскомб, вероятно, намеревался провести путешествие за работой.
        Не успела Латония об этом подумать, как появился он сам, уже сменивший строгий костюм на нечто напоминавшее одежду яхтсмена. В ней он выглядел менее светски и гораздо симпатичнее. Посмотрев на Латонию с привычным выражением недовольства, он резко велел:
        - Сядьте, Латония. Я хочу с вами поговорить. Латония повиновалась, гадая, что же он хочет ей сказать. Лорд сел напротив, скрестил ноги и, задумчиво посмотрев на нее, заговорил:
        - Еще до отъезда я подумал о том, как обеспечить ваше достойное поведение на корабле. Зная, что за пассажиры плывут на нем и сколько предусмотрено развлечений, я принял относительно вас определенное решение.
        Латония промолчала; ее глаза казались огромными на худеньком личике.
        - Я распорядился, чтобы еду нам приносили в каюты, - продолжал лорд Бранскомб. - Прогуливаться вы будете только со мной и только рано утром или вечером, когда на палубах меньше людей.
        Он сделал паузу, словно ждал возражений, но Латония молча смотрела на него, думая, что Тони на ее месте вышла бы из себя, если бы ее стали во всем ограничивать, сделав фактически узницей.
        Поскольку она не произнесла ни слова, лорд Бранскомб продолжал почти со злостью, словно хотел, чтобы она возразила:
        - Вы вряд ли можете ждать от меня иного после того, что я узнал прошлым вечером.
        - А что вы узнали прошлым вечером? - с интересом спросила Латония.
        - Ваше поведение по отношению к юному Ауддингтону вряд ли можно назвать достойным, - ответил лорд Бранскомб, - но когда мне сообщили о том, что случилось месяц назад, я не мог поверить, что девушка способна на такую глупость и безрассудство.
        Он словно выплевывал каждое слово, и Латония была настолько поражена, что не сразу решилась спросить:
        - И что же вы… узнали? Я не понимаю, о чем вы говорите.
        - Вы думаете, я вам поверю? - сердито отрезал лорд Бранскомб. - Вы должны были понимать, что эта ваша «шалость» могла окончиться бедой.
        Латония опять промолчала, и он продолжал:
        - Даже круглый дурак знает, что Темза - очень коварная река, и заставить молодых людей, да еще явно нетрезвых, ночью переплывать ее наперегонки, - значит подвергнуть их смертельной опасности!
        Латония вздохнула. Тони не рассказывала ей об этом случае, и теперь она не знала, что отвечать.
        - Мне неизвестно, кто были ваши подруги, участвующие в этой эскападе, - добавил лорд Бранскомб, - но не сомневаюсь, что они так же глупы, безмозглы и легкомысленны, как и вы!
        После минутной паузы он произнес:
        - Все, что я могу вам посоветовать, - это встать на колени и возблагодарить Господа за то, что эта история каким-то чудом не попала в газеты, иначе ваша репутация была бы еще хуже, чем сейчас.
        Латония подумала, что если лорд Бранскомб говорит правду, то известие о подобной выходке наверняка привело бы старого герцога в ужас, и он окончательно уверился бы в том, что Тони не годится в супруги его сыну. Сначала Латония поразилась, что ее кузина позволила себе принять участие в таком безумии, но потом сообразила, что те, кто рассказывал об этом лорду Бранскомбу, несколько сгустили краски. Вероятно, все произошло после званого вечера. Девушки улизнули от своих компаньонок, а мужчины предложили позавтракать у реки. Потом кто-то, должно быть, надумал искупаться, другой решил, что заплыв наперегонки будет куда веселее, а девушки, разумеется, не подумали их остановить.
        Лорд Бранскомб мог сколько угодно возмущаться тем, что Тони не знает о коварстве Темзы, но ведь она всю жизнь прожила в пригороде. Вряд ли ей могло прийти в голову, что эта река опаснее пруда у замка Бранскомб, где они с Латонией купались с самого детства. Они обе, по выражению миссис Хит, плавали как рыбы, и Тони вряд ли пришло бы в голову, что взрослый мужчина может утонуть, переплывая реку.
        Латония уже начала придумывать, как бы получше объяснить это лорду Бранскомбу, но потом вспомнила, что Тони здесь нет, а значит, защищать ее не нужно. Лорд просто решит, что она пытается оправдаться. Поэтому она смиренно произнесла:
        - Я только могу сказать, что я… виновата… Я не думала, что это дурно… ведь вы сами сказали… что это было… весело…
        - Весело! - воскликнул лорд Бранскомб. - Я слышал, что один человек чуть не утонул! Мне сказали, что друзья с величайшим трудом вытащили его из воды.
        - Думаю, что все, о чем вам… говорили… было немного… преувеличено по сравнению с тем, что произошло на самом деле, - нерешительно произнесла Латония.
        - Надеюсь на это, - ответил лорд Бранскомб. - Но я не вправе оставить вас без присмотра и должен быть уверен, что подобное «веселье» больше не повторится.
        - Я только могу… обещать, что… что сделаю все возможное, чтобы вы не… не сердились.
        - Сердился! - воскликнул лорд Бранскомб. - Я просто в ярости! Я разъярен не только тем, как вы обошлись с юным Ауддингтоном, который пришелся мне по душе, но и с другими людьми, допустившими глупость позволить вам играть их сердцами и жизнью.
        Воцарилось молчание. Через мгновение Латония нерешительно произнесла:
        - Вероятно, вы никогда не допускали мысли, что в этом есть… не только моя вина.
        Говоря это, Латония думала о том, что все юноши, которых она знала, попадали под влияние Тони еще до того, как та предпринимала хоть какую-то попытку их очаровать.
        - Что вы имеете в виду? - сердито переспросил лорд Бранскомб.
        - Только то, что сказала, - ответила Латония. - Боюсь, многие молодые люди были не совсем… не совсем серьезны в изъявлениях своих… чувств.
        - По-вашему, попытка самоубийства - несерьезное изъявление чувств? - требовательно спросил лорд Бранскомб.
        Латония заколебалась. Она понимала, что благоразумнее было бы промолчать, ибо любое возражение еще больше настроило бы лорда против кузины, однако его позиция была неверна, и Латония не смогла удержаться:
        - Человек, склонный к такой аффектации… к излишней эмоциональности… наверняка неуравновешен.
        Она говорила очень тихо, тщательно подбирая слова, но лорд Бранскомб рассердился еще больше.
        - Как вы смеете снимать с себя ответственность?! - загромыхал он. - Вы, и только вы, виноваты в том, что он решился на крайность! Вы, без сомнения, заставили его поверить в то, что он вам интересен, а потом, наигравшись, отбросили его жестоко и бессердечно! Неудивительно, что он потерял контроль над собой!
        Лорд Бранскомб явно ждал ответа, и Латония произнесла:
        - Боюсь, это всего лишь ваши догадки. Я же могу сказать вам, что Эндрю Ауддингтон был назойлив и надоедлив до такой степени, что я не могла больше выносить его общества.
        Она говорила это, потому что чувствовала необходимость защитить кузину. Ее дядюшка не должен был осуждать ее лишь со слов явно настроенной против нее леди Ауддингтон.
        - Мне остается только сказать, - заявил лорд Бранскомб, - что вы еще более бессердечны, чем я предполагал. Мне горько и стыдно оттого, что вы - моя племянница.
        С этими словами он вышел из каюты и с треском захлопнул за собой дверь.
        Какое-то время Латония не двигалась, ожидая, пока ее чувства успокоятся и уляжется страх.

«Глупо было с моей стороны ввязываться в спор, - подумала она. - Теперь он только еще больше невзлюбит Тони. Но это нечестно! Я знаю, что он несправедлив, а папа всегда учил меня бороться с несправедливостью».
        В эту минуту ей так не хватало отца, который высказал бы свое мнение о лорде Бранскомбе. Он часто упрекал дочь в том, что она слишком поспешно судит о людях и не умеет встать на их точку зрения. «Для каждого дурного поступка есть смягчающее обстоятельство», - говорил он.
        Однако Латонии трудно было поверить, что можно оправдать готовность лорда Бранскомба поверить всему плохому, что говорят о его племяннице другие, даже не выслушав ее саму.

«Он жесток», - подумала Латония.
        Больше всего на свете ей захотелось избавиться от своей роли и вернуться домой, но это было невозможно, а значит, решила она, нужно не обращать внимания на обвинения лорда Бранскомба и по мере возможности получить удовольствие от путешествия.
        В то же время Латония понимала, что будет весьма нелегко не обращать внимания на своего опекуна, особенно учитывая, что все плавание они проведут почти, не выходя на палубу.

«Удивительная наивность - воображать, что можно удержать на привязи такую девушку, как Тони, и запретить ей общаться с другими пассажирами!» - подумала Латония. Она не сомневалась, что Тони ужасно бы разозлилась и непременно ухитрилась бы сбежать. Подкупила бы стюардессу, вылезла через иллюминатор - пошла бы на все, но ни за что не согласилась бы стать узницей своего дядюшки.
        Впрочем, Латония понимала, что у нее самой на это не хватит отваги. Она уже попыталась высказать свою точку зрения и только еще больше его разозлила.

«Я должна молчать и соглашаться со всем, что он скажет», - подумала Латония.
        Корабль еще не вышел из Ла-Манша, и море было спокойным. Латония подошла к столу и начала рассматривать книги. Все они были об Индии, и некоторые - на каком-то иностранном языке, вероятнее всего, на урду.
        Внезапно ей в голову пришла отличная идея.
        Приблизительно через час лорд Бранскомб возвратился в каюту; он выглядел не менее рассерженным, чем когда уходил. С Латонией он не заговорил, и та неуверенно произнесла:
        - Я хотела бы попросить вас кое о чем, дядюшка Кенрик.
        - О чем? - резко спросил лорд Бранскомб.
        - Если мне придется просидеть здесь все плавание, не могла бы я за это время немного поучить… урду?
        Сказать, что лорд Бранскомб был удивлен, значит, ничего не сказать.
        - Изучать урду? Зачем вам это?
        - Меня всегда интересовали иностранные языки, - ответила Латония. - Будет обидно, если, приехав в Индию, я не смогу понимать, о чем говорят индийцы.
        - Большинство из них говорят по-английски, - ответил лорд Бранскомб, - а с теми, кто не говорит, вам вряд ли придется общаться.
        - Европейские языки мне давались легко, - настаивала Латония. - Может быть, на корабле найдется человек, который сможет давать мне уроки? Я хотела бы говорить на урду, и ваши книги могли бы мне в этом помочь.
        - Откуда вы знаете, что они написаны на урду? - резко спросил лорд Бранскомб.
        - Я просто… предположила, - на мгновение замявшись, ответила Латония.
        Она не могла рассказать ему, что, собираясь в Индию, ее отец сказал:

«Придется освежить мой урду. За эти годы он изрядно заржавел».

«А в Индии вы говорили на нем?» - спросила Латония.

«Когда наш полк туда перебросили, я был очень молод и полон служебного рвения. Поэтому я изучал урду еще до отъезда из Англии, а потом и на корабле».
        Рассмеявшись, он добавил:

«В этом не было особой необходимости. Никто из других офицеров не знал ни слова на урду и нисколько от этого не страдал».

«А вам он когда-нибудь пригодился?» - спросила Латония.

«Да, - ответил отец. - Я получил возможность, разговаривая с любым индийцем, проникать в самую суть его характера. И надеюсь, солдаты моего полка уважали меня и доверяли мне, потому что могли рассказать мне о своих неприятностях на родном языке».

«Они просто боготворили твоего отца», - вмешалась мать Латонии. Капитан Хит улыбнулся, а она добавила, обращаясь к нему:

«Если бы твой полк оставили в Индии, а не вернули в Англию, где жизнь гораздо дороже, ты бы по собственной воле никогда не покинул эту страну».

«Думаю, да, - ответил капитан Хит. - И в то же время я не жалею. Здесь мы жили счастливо, а индийский климат был бы вреден Латонии. Дети плохо переносят такую жару».

«Да, это так, - негромко произнесла мать Латонии. - Я не могу спокойно думать о маленьких могилках на английских кладбищах в Индии. Младенцам тяжело выжить в таком климате».

«Зато у нас есть наша Латония», - сказал капитан Хит, обнимая дочь.
        Теперь Латония думала, что отец был бы рад, если бы она выучила урду, и потому продолжала настаивать:
        - Прошу вас, попросите кого-нибудь давать мне уроки! Я обещаю стараться.
        Лорд посмотрел на нее так, словно подозревал, что за ее просьбой кроется что-то дурное, но в конце концов произнес:
        - Я поговорю со старшим стюардом, быть может, он что-то предложит. Если нет, я буду учить вас сам.
        - То есть вы взяли на себя труд освоить урду? - спросила Латония.
        Лорд не ответил; казалось, он не желает говорить на эту тему, и Латонии впервые пришло в голову, что он собирается отправиться в те районы Индии, где нет англичан, а значит, выполняет какое-то особое задание. Она посмотрела на бумаги, лежавшие на столе, - вероятно, в них можно найти ответ на этот вопрос. Поколебавшись, Латония произнесла:
        - Как я понимаю, вы не возвращаетесь в полк. Теперь, когда вы стали лордом Бранскомбом, собираетесь ли вы оставить службу?
        Лорд нахмурился, но все же не стал уходить от ответа.
        - Я еще не принял окончательного решения, - отозвался он. - Вице-король просил меня провести кое-какие исследования в тех районах страны, которые лежат в стороне от проложенных дорог.
        - Как увлекательно! - воскликнула Латония. - Я буду рада там побывать.
        Взгляд, который бросил на нее лорд, ясно говорил, что если она надеется найти в Индии увеселения, к которым привыкла в Англии, то напрасно.
        - Не расскажете ли вы мне об этих исследованиях? - попросила Латония.
        Немного смущенный, лорд Бранскомб подошел к письменному столу и, перебирая бумаги, медленно произнес:
        - Я должен выяснить настроения и политические наклонности некоторых малых штатов, не имеющих на данный момент британских посольств. Полагаю, вы понимаете, что это значит?
        - Да, разумеется, - ответила Латония. - Британские посольства призваны просвещать раджей и принцев, руководить ими, а также искоренять такие дикие обычаи как, например, сати.
        Говоря это, она мельком подумала, что лорд Бранскомб весьма удивится, услышав, что ей известно о сати, обычае, согласно которому жена после смерти мужа сжигалась на костре вместе с его телом.
        - Весьма толковый перечень обязанностей британского посольства, - признал лорд. - Впрочем, как вы понимаете, раджи не любят чужого вмешательства.
        - То есть во время этой поездки вы будете не слишком желанным гостем, - легко улыбнулась Латония.
        - Именно так, - согласился лорд Бранс-комб. - И в то же время меня не слишком интересует, что думают обо мне лично. Я должен исполнить свои обязанности, нравится мне это или нет!
        Латония подумала, что она в таком же положении, а вслух произнесла:
        - Вероятно, вы сможете выбрать время и показать мне по карте, где нам предстоит путешествовать. Тогда я смогла бы заранее прочесть об этих местах, чтобы ничего не пропустить.
        Ей показалось, что лорд Бранскомб недоволен ее словами, и она торопливо добавила:
        - А не могли бы вы выяснить насчет уроков урду прямо сегодня? Конечно, трудно изучить так много за короткий срок, но по крайней мере я начну. А в Индии уже смогу говорить со слугами.
        - Не уверен, что вам вообще стоит с ними разговаривать, - резко отозвался лорд Бранскомб.
        - В таком случае, дядюшка Кенрик, вы должны объяснить мне, с кем я могу говорить, а с кем лучше молчать, - ответила Латония, и вновь ей показалось, что ее покорность вызывает у лорда подозрение.
        Помедлив, он взял со стола книжку и положил ее перед Латонией. Это был словарь урду.
        - Двигайтесь ближе, - приказал лорд Бранскомб. - Я хочу проверить, есть ли у вас способности к такому трудному языку, изучение которого требует большой сосредоточенности. Если выяснится, что нет, я так и скажу, и вам придется подчиниться моему решению.
        - Да, конечно, - согласилась Латония. - Я все понимаю и очень вам благодарна. В то же время я не хотела бы мешать вам - ведь у вас и без того немало работы. Быть может, лучше было бы поговорить со стюардом и найти преподавателя?
        - Возможно, позже, - ответил лорд. - Сейчас нужно установить, справитесь ли вы вообще с этой задачей.
        - Разумеется, - произнесла Латония. - Будет неловко, если я в самом деле окажусь такой глупой, какой вы меня считаете.
        Сказав это, она подумала, что слишком смело говорит со своим опекуном. В то же время ее по-прежнему возмущало, что он такого невысокого мнения о племяннице. Никто лучше Латонии не знал, что, хотя Тони бывала развязной и иногда совершала глупости, ум у нее был острый, и она была гораздо умнее большинства своих ровесниц. Правда, до Латонии ей было далеко по той простой причине, что она никогда не могла заставить себя надолго сосредоточиться на одном предмете, а Латония это умела.
        Латония всегда находила время для чтения, потому что жизнь в домике Хитов была спокойнее, чем в поместье Бранскомбов. В детстве у нее не было ни лошадей, ни пруда, ни огромного замка, битком набитого сокровищами. Поэтому ее основным развлечением были книги. Она воображала себе то, о чем читала, и жила в этом мире. Ее отец и мать были незаурядными людьми и, сами того не замечая, многому научили свою единственную дочь, которую очень любили. Их ничуть не интересовали сплетни и болтовня о пустяках, зато они могли часами говорить обо всем, что касалось людей с сотворения мира - начиная с древних цивилизаций и кончая будущим человечества. Порой Тони теряла терпение, устав ждать кузину, которая подолгу копалась в библиотеке замка, отыскивая нужную книгу.
        - Ну, Латония! - ныла она. - Лошади ждут! Ты погляди, какая погода!
        - Я ищу книгу о римском завоевании - папа говорил о ней вчера вечером, - отвечала Латония.
        В другой раз это была книга о строительстве Тадж-Махала, садах Семирамиды или Александрийском маяке. К прочитанному Латония относилась не так, как многие другие. Она почти наяву видела все, о чем читала или о чем говорили ее родители, и, желая знать больше, обучала себя лучше любого преподавателя.
        Лорд Бранскомб довольно неуклюже уселся напротив нее. Латония не сомневалась, что он считает ее интерес к Индии весьма поверхностным, а может быть, просто уловкой, чтобы отвлечь его внимание, но она уже сгорала от любопытства, и потому лорд очень нескоро закрыл книгу со словами:
        - Думаю, на сегодня хватит. Похоже, у вас есть определенные способности к языкам, чего, признаюсь, я никак не ожидал.
        - Но это же так интересно! - воскликнула Латония. - Теперь я могу понять, каким образом многие индийские слова вплелись в европейские языки.
        Не замечая удивления лорда Бранскомба, она продолжала:
        - Мне всегда казалось, что цыганский румынский произошел от хинди, а теперь я просто уверена в этом.
        - Вы хотите сказать, что говорите по-румынски? - спросил лорд Бранскомб.
        Латония улыбнулась ему.
        - Не слишком хорошо, - ответила она. - Понимаете, цыгане неохотно учат других своему языку. Но они каждый год останавливались в парке - в вашем парке, - и я научилась по крайней мере здороваться с ними на их языке и спрашивать, как дела.
        - Вы меня удивляете, - медленно произнес лорд Бранскомб. - Не могу поверить, чтобы мой брат позволял вам общаться с цыганами.
        В глазах Латонии блеснул затаенный огонек.
        - Не думаю, что он знал о моей дружбе с бродягами, - улыбнулась она и тут же сообразила, что сказала лишнее.
        Между бровей лорда появилась морщинка, его глаза посуровели, и он произнес:
        - Я вижу, вы с детства погрязли в обмане. Уверяю вас, что если у меня будут дети, я стану воспитывать их как можно строже.
        Латонии хотелось ответить, что именно этого принципа придерживался и его брат - не только потому, что хотел видеть свою дочь послушной, но и потому, что боялся за нее. И он, и его супруга всегда старались держать ее в поле зрения, чтобы она, не дай Бог, не ушиблась или не услышала чего-то, что ей не стоило знать, мисс Уаддсдон была куда либеральнее, и при ней Тони и Латония имели возможность нарушать кое-какие запреты.
        Внимательно наблюдая за Латонией, лорд Бранскомб произнес:
        - Чувствую, что вы не согласны со мной. Впрочем, это неудивительно.
        - Мне кажется, что дети, как и люди вообще, стремятся именно к тому, что им категорически запрещено, - медленно произнесла Латония.
        - А какова альтернатива?
        - Это же очевидно! - отозвалась Латония. - Если доходчиво объяснить ребенку, что какой-то его поступок неправилен или опасен, и убедить его, что именно поэтому так делать нельзя, он послушается скорее, чем если бы вы просто наложили на что-то запрет.
        - Так было и с вами? - поинтересовался лорд Бранскомб.
        Латония едва не ответила ему, что ее родители почти всегда предоставляли ей выбор, но вовремя вспомнила, что должна изображать Тони.
        - Нет, со мной обращались не так, - ответила она. - Мне кажется, что с раннего детства я слышала только «Нет!» вместо «Да!».
        - То есть вы хотите сказать, - задумчиво произнес лорд Бранскомб, - что, повзрослев и получив право выбора, вы всегда поступали неверно?
        - Не всегда, - перебила его Латония. - Просто я, как и любой человек, хотела освободиться, расправить крылья, доказать, что я личность, а не кукла на ниточках.
        - Не верю, что вы говорите, основываясь на фактах, - резко произнес лорд Бранскомб.
        - Вы же знаете, каким был… мой отец, - ответила Латония, продолжая играть роль. - Сам он с детства не сделал ни одного неверного шага и хотел, чтобы вся его жизнь протекала в строгих границах, которые установил еще его отец, а до него - дед. Вы, конечно… чувствовали это… когда были ребенком и жили дома?
        - Думаю, да, - произнес лорд Бранскомб так, словно впервые это осознал.
        Последовало молчание. Латония была уверена, что он обдумывает ее слова и готов согласиться с ними, но внезапно он произнес строго:
        - Вы умело оправдываетесь, Латония, но не думайте, что сможете заставить меня изменить решение. Все, что я говорил раньше, остается в силе, и, раз уж я оказался, если можно так выразиться, вашей компаньонкой, я добьюсь, чтобы вы вели себя как подобает.
        - Я и не спорю, - ответила Латония. - Я только показала вам вещи под иным, непривычным для вас углом.
        - Углами меня не убедить, - сказал лорд Бранскомб. - А что касается вас, я хотел бы, чтобы вы не свернули на кривую дорожку, и сделаю все, чтобы этого не случилось.
        Латония улыбнулась ему:
        - На сегодняшний день мы плывем в Индию, я учу урду и полностью этим довольна.
        Лорд резко поднялся. Латония догадывалась, что ее слова немного смутили его.
        - Боюсь, я должен заняться работой, - произнес он. - У меня не так уж много времени.
        - Не буду вам мешать, - мягко ответила Латония. - Благодарю вас за первый урок и постараюсь к следующему разу пополнить словарный запас.
        Возвращаясь в свою каюту, она с удовлетворением думала, что сумела удивить дядюшку Тони, приняв наказание не так, как он ожидал.

«Ненавижу его! Почему он заранее считает, что Тони плохая?» - говорила она себе.
        В то же время она видела, что кузина не преувеличивала, говоря о его уме, и твердо намеревалась многому у него научиться. Она улыбнулась, подумав, как веселилась бы Тони на ее месте, и решила сегодня же вечером написать кузине подробное письмо и отправить его из первого же порта.
        То, что происходило, по крайней мере было увлекательно. После смерти родителей и отъезда кузины в Лондон жизнь Латонии была скучноватой, и теперь, хотя лорд Бранскомб и не подозревал об этом, плавание даже с запретом выходить из каюты было для нее приключением.

«Я выучу урду хотя бы для того, чтобы его позлить, - думала Латония. - Если он так хочет доказать мне или, скорее, Тони, что она дурочка, то мне доставит огромное удовольствие заставить его проглотить собственные слова».
        Внезапно ей пришло в голову, что лорд, вероятно, женоненавистник, раз так относится к Тони. Обдумывая эту идею, Латония пришла к выводу, что его когда-то, должно быть, тоже отвергла девушка, и поэтому он так сочувствует Эндрю Ауддингтону и подозрительно относится к женщинам вообще.
        Учитывая его привлекательную внешность и блестящую карьеру, в жизни нового лорда Бранскомба так или иначе должно было быть немало женщин, но Латония не могла припомнить, чтобы ее родители или кто-нибудь в замке говорил о Кенрике Комбе в романтическом плане. Обычно в разговоре упоминались лишь полученные им награды и похвальные отзывы о нем известных людей.

«Наверное, он никогда не любил», - подумала Латония, уверенная, однако, что его самого любила какая-то женщина.

«В чем его тайна?» - гадала она, чувствуя, что секрет наверняка существует, и оттого лорд Бранскомб уже не казался ей таким страшным и внушающим трепет, как раньше.

        Глава 4

        Латония вертелась на постели, не в силах заснуть. Корабль уже миновал Суэцкий канал и вышел в Красное море. Стояла невыносимая жара, и весь день девушка только и мечтала о том, чтобы выйти на палубу, но лорд Бранскомб строго придерживался назначенного им распорядка дня, и порой Латония думала, что даже тайфун не в силах был бы ему помешать.
        В семь утра, до завтрака, они прогуливались по верхней палубе, почти пустой в это время. Те немногочисленные пассажиры, которые им встречались, не интересовались лордом и его племянницей, но Латонии все время казалось, что лорд, словно тюремщик, украдкой наблюдает за ней в ожидании какой-нибудь выходки.
        После завтрака он два часа занимался с ней урду. Он был весьма педантичен и в то же время безразличен, хотя Латония никак не могла понять, как ему это удается. Она была уверена, что на борту можно было найти человека, который согласился бы обучать ее азам языка, но лорд Бранскомб, однажды решив обучать племянницу лично, не собирался отступать от своего решения.
        Более всего Латонию задевало то, что ему это было явно неприятно и скучно, поскольку он не любил племянницу. Она никогда не сталкивалась с человеком, относившимся к ней с предубеждением, и с трудом удерживалась, чтобы не попросить его быть чуточку добрее и человечнее. Однако она понимала, что добьется этим только обратного результата, и он расценит это как слабость. Он наказывал ее - это было очевидно - и, видимо, считал, что для этого в первую очередь должен ее унизить. Однако Латония гордо заявляла себе, что этого он не добьется.
        Она не сомневалась, что будь на ее месте кузина, они с дядюшкой давно стали бы смертельными врагами, и Тони нарочно вела бы себя как можно хуже просто ему назло. Латония же намеревалась быть послушной, но отнюдь не покорной. Она соглашалась со всеми предложениями лорда Бранскомба, по со спокойным достоинством. Порой ей казалось, что в его глазах мелькает удивленное выражение, хотя она не была уверена в этом. Лорд оставался для нее загадкой, и трудно было понять, что он думает о ней или о ком-то еще.
        Окончив урок, он принимался за свои бумаги. Ей было ужасно интересно, что в них такое, но спросить она не решалась, боясь показаться дерзкой. Когда Латония оставалась в каюте одна, ее так и подмывало заглянуть в них, однако она всякий раз говорила себе, что недостойно шпионить за лордом, несмотря на то, что на ее месте он именно так бы и поступил. Иногда ей казалось, что она для него - что-то вроде дикого зверя в клетке, которому ни за что нельзя дать вырваться на свободу.
        По вечерам Латония читала. Забыв обо всем, она устраивалась на софе и углублялась в какую-нибудь книгу об Индии, которых немало нашлось в корабельной библиотеке. Стюард принес ей каталог, и она выбрала полдюжины книг. Лорд Бранскомб об этом не знал.
        - Откуда это у вас? - спросил он однажды утром, увидев у нее на столе стопку томов.
        - Из библиотеки, - объяснила Латония. - Я попросила стюарда, и он заказал их для меня.
        - Вам следовало прежде посоветоваться со мной, - сказал лорд недовольно. - Я рекомендовал бы вам, что именно нужно прочесть.
        - Не уверена, что наши вкусы совпадают, - слегка улыбнулась Латония.
        Он сердито посмотрел на нее и презрительно отвернулся, но, просмотрев книги, вынужден был признать, что выбор Латонии безупречен.
        - Я посмотрю, что еще есть в библиотеке, - сказал лорд. - Однако вам понадобится немало времени, чтобы все это прочесть.
        - Я быстро читаю.
        - И вы в самом деле интересуетесь Индией?
        - Я думала, вам давно это ясно, ведь именно потому я и учу урду.
        Ему нечего было ответить, потому что, как знала Латония, он был весьма удивлен ее успехами, особенно в области произношения, которое было почти таким же хорошим, как у него самого.
        Лорд Бранскомб, чтобы она не слишком гордилась, частенько повторял, что в Индии существует множество других языков и диалектов, но Латония, помня слова отца о том, что на урду говорит большая часть индийцев, трудилась старательно и пополняла свой словарь с помощью книг, когда лорд Бранскомб был занят работой.
        Жара стала невыносимой. Латония поднялась с постели и, выглянув в иллюминатор, увидела на горизонте золотистый свет - предвестник восхода. Звезды все еще мерцали на небе, по было ясно, что через несколько минут они исчезнут в лучах солнца.

«Как красиво, как замечательно!» - подумала Латония, жалея, что не может увидеть побольше.
        Внезапно, повинуясь порыву, она оделась, выскочила за дверь и пробежала к трапу, ведущему на палубу.
        Через мгновение она уже стояла у поручней, глядя, как ширится сияние на востоке, и чувствуя на щеке легкое дуновение бриза.
        Восход был потрясающе великолепен. Солнце вынырнуло из-за горизонта, превратив море в расплавленное золото, разлившееся повсюду, куда достигал взгляд.

«Эта красота за пределами слов», - восхищенно сказала себе Латония, отходя к корме, чтобы ее не увидели из той двери, через которую она вышла. Солнце поднималось все выше, и она подумала, что скоро придется спуститься за шляпкой или укрыться под тентом. Внезапно Латония обнаружила, что не только она поднялась полюбоваться восходом. Неподалеку возле поручней стояли еще двое: глубокий старик и рядом - женщина средних лет, судя по одежде, сиделка. Увидев Латонию, она попросила:
        - Мисс, не могли бы вы приглядеть за ним минутку? Мне дурно, но не из-за качки: видно, вечером я съела что-то не то.
        - Да, конечно, - ответила Латония, отметив при этом, что у женщины действительно нездоровый вид.
        Сиделка поспешно пошла на нижнюю палубу, а Латония встала поближе к старику. Он крепко держался за поручни, и на руках у него вздулись голубые вены.
        - Красиво, - пробормотал он, словно бы про себя. - Очень… красиво.
        - Да, красиво, - согласилась Латония. - От солнца всем веселее.
        Она говорила негромко, но старик услышал и испуганно обернулся:
        - Где… где моя… сиделка? Куда она… ушла?
        - Она сейчас вернется, - успокаивающе произнесла Латония. - Не волнуйтесь.
        - Она мне нужна! - сердито заявил старик. - Она мне нужна! Она… меня… бросила!
        - Она сейчас вернется, - повторила Латония, но старик был похож на ребенка, потерявшего мать. Он отпустил поручни и неуверенно развернулся. Латония испугалась, что он сейчас упадет, и быстро положила одну руку ему на локоть, а другой обняла его за плечи, чтобы в случае чего поддержать.
        - Ваша сиделка ушла на минутку, - вразумительно сказала она. - Когда она придет, вы должны рассказать ей, какое красивое море.
        То ли ее тон, то ли прикосновение ее руки ободрили старика. Он вцепился в ее ладонь, и Латония подвела его обратно к поручням, за которые он ухватился другой рукой. Латония не отпускала его, опасаясь, как бы он опять не устремился на поиски сиделки. Слишком уж он был стар и слаб.
        - Посмотрите, как блестит на воде солнце, - мягко предложила она и внезапно услышала резкий голос лорда Бранскомба:
        - Что вы, черт возьми, здесь делаете? Она обернулась. Лорд стоял перед ней, и на лице его были написаны ярость и подозрительность.
        - Выходит, я и во сне должен следить, чтобы вы не улизнули! - гневно заметил он. - Что это за человек?
        Он не мог разглядеть лица старика и видел только, что Латония одной рукой обняла мужчину, а другой держит его за локоть. Ситуация была на редкость забавной, но Латония не смеялась. Она лишь молча смотрела на лорда, напуганная его неожиданным появлением, и поражалась, как можно быть таким подозрительным к проявлению обычного милосердия. В этот момент вернулась сиделка. Она подошла к старику с другой стороны и сказала Латонии:
        - Благодарю вас, мисс, что приглядели за ним. Надеюсь, он не доставил вам беспокойства?
        - Вы… вернулись, - с трудом произнес старик. - Почему вы… ушли? Я думал, что потерял… вас… Потерял.
        Он взял сиделку за руку, и она повела его прочь, а Латония осталась с лордом Бранскомбом. Она смотрела на него, а за спиной у нее поднималось солнце. Слова были не нужны, и через мгновение, взглянув ей в глаза, лорд Бранскомб произнес:
        - Видимо, мне следует извиниться.
        - Наверное, это было бы справедливо. Лорд Бранскомб шагнул вперед и оперся на поручни.
        - Однако вряд ли вы можете ждать от меня иного к вам отношения, учитывая то, что мне о вас говорили.
        Он словно искал себе оправдания, но Латония твердо ответила:
        - Мне кажется, что суд не посчитал бы сплетни достаточно веской уликой.
        На мгновение ей показалось, что в уголках его губ мелькнула легкая улыбка.
        - Существует еще и такая вещь, как косвенные улики.
        - Которые тоже надо еще доказать, - быстро произнесла Латония.
        Воцарилось молчание. Затем лорд Бранскомб сказал:
        - Я полагаю, вы скажете, что будет справедливо - или честно, - если я все же выслушаю объяснения, которые вы хотели мне дать.
        Перед тем как ответить, Латония бросила взгляд на море.
        - Мы едем в страну, которую я никогда не видела, а Англию мы оставили позади. Я хотела бы точно так же поступить со своим прошлым.
        - Вы говорите правду или просто пытаетесь произвести на меня впечатление?
        Какое-то шестое чувство подсказало Латонии, что лорд Бранскомб изо всех сил старается казаться жестче, чем есть на самом деле.
        - Я только что видела, как рождается новый рассвет, - промолвила Латония. - Наверное, и у человека в жизни есть новая заря. Если природа может возрождаться, то почему не можем и мы?
        - Я об этом ни разу не думал, - ответил лорд Бранскомб, - по той простой причине, что это физически невозможно.
        - В таком случае считайте меня исключением, - сказала Латония. - Мне хочется думать, что прошлое уже не важно и стоит заботиться только о… будущем.
        Она хотела сказать это весело, но против воли голос ее прозвучал серьезно, словно она говорила что-то очень личное. Лорд бросил на нее критический взгляд, и она покраснела. Через мгновение он произнес:
        - Вы меня удивляете, Латония. Точнее говоря, я пребываю в постоянном удивлении с того момента, как вас увидел.
        - Почему?
        - Потому что я ждал совсем другого. Латония вздрогнула при мысли о том, что лорд весьма проницателен и может догадаться, что она не та, за кого себя выдает. Внезапно, словно опять пытаясь выставить ее виноватой, лорд Бранскомб произнес совсем другим тоном:
        - Почему вы нарушили правила и вышли на палубу так рано?
        - Я не могла заснуть из-за жары, - ответила Латония. - И еще мне хотелось увидеть рассвет. За мгновение до восхода море было таким прекрасным! Я запомню эту минуту на всю свою жизнь.
        - В Индии вы увидите не один прекрасный рассвет, - неожиданно мягко сказал лорд Бранскомб. - Особенно недалеко от Гималаев.
        Латония в волнении приложила руки к груди.
        - Мы поедем к Гималаям?
        - Да.
        - Я всегда мечтала об этом и молилась… чтобы когда-нибудь увидеть эти горы.
        - Почему?
        На мгновение Латония замолкла, подбирая правильные слова.
        - Гималаи всегда казались мне… я их представляла не только самыми красивыми горами в мире… но и… символом того, как человек пытается превзойти себя и достичь Бога.
        Она не заметила, что лорд Бранскомб смотрит на нее почти недоверчиво, и продолжала:
        - Наверно, Гималаи значат то же самое… для индийцев, для всех, кто века напролет пытался сорвать покровы с этого мира… и со следующего.
        Латония словно говорила сама с собой. Она тщательно обдумывала ответ и с трудом подыскивала нужные слова для выражения своих чувств, и все же смогла передать их. Наступило долгое молчание, и Латония подумала, что лорд Бранскомб собирается продолжить беседу. Девушка впервые почувствовала, что обо всем сказанном ею он знает больше нее самой. Ей хотелось расспросить его и тем самым удовлетворить свое любопытство. Но лорд внезапно, словно только что очнувшись, произнес:
        - Сейчас еще рановато, но я думаю, мы можем прогуляться по палубе.
        На семнадцатый день «Одесса» вошла в гавань Бомбея. Для Латонии это было самым захватывающим приключением за всю ее жизнь. Она сгорала от нетерпения, и лорд Бранскомб, видя ее воодушевление, даже вышел на палубу раньше, чем собирался. Теперь он стоял у поручней, со скучающим выражением лица глядя на поднимающийся над городом туман, однако Латония чувствовала, что он вовсе не так равнодушен к этому зрелищу, как хочет показать.
        Она надеялась посмотреть город, но на берегу лорда Бранскомба уже ждали офицеры, и после того как багаж был погружен в карету, она сразу же покатила к железнодорожной станции.
        Латония успела разглядеть только ряд огромных зданий, стоящих вдоль берега и отделенных от моря коричневатой торфяной полосой, железнодорожной линией и широкой дорогой. Все это сильно отличалось от того, что она ожидала увидеть, и, оглядев университет, библиотеку, здание суда и почту, которые показывал ей лорд Бранскомб, Латония подумала о том, что все это наверняка построено англичанами. Вслух она не произнесла ничего критического, но когда карета подъехала к станции, девушке показалось, что это самое большое из всех стилизованных под Восток зданий, которое ей доводилось видеть. Множество куполов, часов и витражей. На платформе расположилась живописная толпа, именно такая, какую Латония ожидала здесь увидеть, - с кольцами в носу, в тюрбанах, желтых монашеских одеяниях, набедренных повязках и дхоти. Вокруг шипели и свистели огромные паровозы, уличные разносчики расхваливали свой товар, а нищие калеки с уродливыми лицами или вывернутыми конечностями жалобно хныкали. Впрочем, Латонии не пришлось в полной мере насладиться этим красочным зрелищем. Встречавшие лорда Бранскомба офицеры следовали за ними
в другой карете и теперь собирались проводить их в вагон. Очевидно, его светлость был признан важной персоной, потому что в его распоряжении оказался прицепленный к переполненному поезду спальный вагон с гостиной и комнатой для слуг. Лорд Бранскомб мимоходом представил Латонию встречавшим его офицерам. Теперь же, присоединившись к обществу в гостиной, она заметила, что двое офицеров помоложе смотрят на нее с восхищением.
        - Надеюсь, вам понравится Индия, мисс Комб, - произнес один из них. - Вы хорошо повеселитесь в Симле, если ваш дядюшка туда поедет.
        - Я и сама не знаю, куда мы едем, - ответила Латония.
        Удивленный офицер сказал:
        - Думаю, что это будет одна из горных станций, но я также уверен, что в Дели вы встретите радушный прием.
        Латония подумала, что лорд Бранскомб ведет себя странно. После первой беседы, когда он сказал, что в Индии не позволит ей никаких развлечений, он никогда больше не упоминал места их назначения. Внезапно ей пришло в голову, что это секрет, хоть она и не могла понять почему. До отхода поезда еще оставалось время, когда лорд Бранскомб неожиданно произнес:
        - Я думаю, Латония, вам лучше проследить, чтобы в вашей спальне было все необходимое. Остальной багаж поедет в багажном вагоне.
        Латония ясно поняла, что он хочет просто-напросто удалить ее из гостиной. Она встала и протянула руку своему собеседнику, молодому офицеру:
        - До свидания.
        Он задержал ее руку немного дольше, чем положено, и ответил:
        - До свидания. Надеюсь, мы еще увидимся, мисс Комб.
        Она улыбнулась ему так, как улыбнулась бы любому учтивому господину, однако ее не оставляло неприятное ощущение, что лорд Бранскомб пристально следит за ней. Входя в свое купе, примыкавшее к гостиной, Латония подумала, что подозрения лорда просто невыносимы. Что же ей теперь, совсем не разговаривать с представителями мужского пола?

«Что такого могла сделать Тони?» - в тысячный раз спрашивала себя Латония.
        Конечно, не следовало забывать о попытке самоубийства Эндрю Ауддингтона, но, невзирая на весь ужас произошедшего, Латония считала, что он был просто слабым, глуповатым человеком, и лорд, которому приходилось командовать людьми, мог бы это понять. «Вероятно, лорд Бранскомб верит только в то, во что хочет верить», - сказала себе Латония. В купе она обнаружила, что, как и ожидалось, нужные ей вещи были на месте и на этот счет можно было не волноваться. Она подошла к окну и стала разглядывать толпу на платформе, ослепляющую своей пестротой. Ей очень понравились женщины в сари и дети с маленькими, оливкового цвета личиками и огромными темными глазами. Рассмотрев все внимательно, Латония решила отправиться обратно в гостиную, невзирая на то, что лорд Бранскомб выставил ее. Она открыла дверь и услышала голос старшего из встречавших лорда офицеров:
        - Бога ради, Бранскомб, примите все меры предосторожности. Вы же прекрасно понимаете, что эти маленькие штаты сделают все, лишь бы вице-король не узнал о том, что там творится. Если там решат, что вы им мешаете, от вас постараются избавиться любыми средствами.
        Латония стояла, прислушиваясь, и думала, что эти слова ей почудились и услышанное никак не может быть правдой. Все это слишком походило на приключенческую историю из журнала для подростков. И все же офицер, несомненно, произнес именно их, и в голосе его не было фальши. Латония услышала, как лорд Бранскомб рассмеялся:
        - Вы давно могли бы понять, Стивенс, что я умею о себе позаботиться. В этом путешествии я буду играть роль важного лица, производящего тайное расследование.
        - Я знаю, но все же умоляю вас: будьте осторожнее. Последний наш отчет из…
        Он понизил голос почти до шепота, и Латония ничего больше не слышала. Она была так удивлена, что повернулась и пошла обратно в свое купе. Не повезет же лорд Бранскомб свою, как он считал, племянницу в опасное место. И все же она ясно слышала слова офицера по имени Стивенс и чувствовала, что тот верит в то, что говорит. Лорд Бранскомб, только что приехав из Англии, мог просто не представлять себе истинную суть происходящего. «Должен же он прислушаться к такому предупреждению», - сказала себе Латония. Поезд тронулся, и, зная, что лорд Бранскомб сейчас один, Латония быстро прошла в гостиную. Лорд стоял у окна и смотрел на толпу, глазевшую на поезд так, словно это было доисторическое чудовище.
        Подойдя ближе, Латония произнесла:
        - Никогда не думала, что на платформе может быть столько народу.
        Лорд Бранскомб улыбнулся:
        - Для коренных жителей Индии поезд - зрелище одновременно пугающее и захватывающее. Никто не согласится его пропустить.
        - Я их понимаю, - кивнула Латония. - Кстати, раз уж разговор зашел о новом мире, не скажете ли вы мне, куда мы направляемся?
        Лорд Бранскомб бросил на нее пристальный взгляд, словно ждал, что она объяснит причину, заставившую ее задать этот вопрос. Потом он отозвался:
        - Разве вам это так интересно?
        - Разумеется, - ответила Латония. - Я уже говорила, что хотела бы получить карту с изображением нашего маршрута, чтобы потом, когда все закончится, вспоминать о путешествии.
        - Сейчас у меня карты нет, - ответил лорд Бранскомб. - Но обещаю вам ее найти.
        Латонии показалось, что он нарочно увиливает от ответов. Она опустилась на стул и спросила, глядя на лорда Бранскомба:
        - Вы - из секретной службы?
        Лорд помолчал.
        - Почему вы так решили?
        - Чтобы вы не подумали, что я чересчур проницательна, признаюсь: я слышала кое-что из вашего разговора.
        Лорд Бранскомб сердито посмотрел на нее, и она быстро добавила:
        - Я не собиралась подслушивать. Я просто открывала дверь и услышала, как офицер по имени Стивенс просит вас быть осторожным.
        - Стивенсу следовало бы высказаться более определенно, - недовольно откликнулся лорд Бранскомб.
        - Я хотела бы знать правду, - настаивала Латония. - Если нас ждут опасности, я, так же как и вы, должна быть настороже, а для этого мне надо знать, к чему готовиться.
        Лорд Бранскомб нахмурился.
        - Если бы нас в самом деле ждали опасности, я не взял бы вас с собой. У меня достаточно друзей, которые были бы рады оказать мне услугу и присмотреть за вами. Но, как вы знаете, у меня есть свои причины держать вас в поле своего зрения и подальше от того общества, в котором вы неизбежно угодите в очередные неприятности.
        - Мне всегда казалось, что человек считается невиновным, пока его вина не доказана, - спокойно произнесла Латония.
        - На это можно было бы ответить просто, - сказал лорд Бранскомб, - но мы, по-моему, договорились размышлять только о будущем.
        - У меня нет ни малейшего желания ни попасть под опеку компаньонки, ни поддаться тем искушениям, которые так вас пугают, - произнесла Латония.
        Она видела, что ее слова рассердили лорда, но продолжала, не дав ему заговорить:
        - Я предпочла бы поехать с вами и увидеть места, которые, по вашим словам, далеки от проторенных путей и сильно отличаются от тех, которые обычно посещают туристы. Но мне также хотелось бы знать, во что меня вовлекают, и если уж вашей жизни грозит опасность, то четыре глаза будут лучше, чем два.
        - Вам не следовало слышать то, что не предназначалось для ваших ушей, - сердито ответил лорд Бранскомб. - Не стоит волноваться по поводу опасностей, связанных с моей работой. Уверяю вас, ни вам, ни мне ничто не грозит, и обещаю, что при малейшем намеке на опасность мы немедленно уедем в британское посольство.
        Латония вздохнула.
        - Вы пытаетесь не понимать, о чем я вас прошу, - сказала она. - Все это очень похоже на захватывающие приключения, каких, собственно, и ожидает попавший в Индию человек. Но если это имеет отношение к государственным делам, я хотела бы знать, чем я могу помочь.
        Она говорила с неподдельной искренностью и видела, что лорд Бранскомб против воли захвачен ее словами. На какое-то мгновение ей даже почудилось, что сейчас он все ей расскажет, но тут в купе вошли два стюарда, чтобы сообщить, что на следующей станции будет сервирован обед, который, как они надеются, понравится господам, и момент был упущен.
        Остановки на разных станциях, назойливость стюардов и тот факт, что лорд Бранскомб явно передумал откровенничать с Латонией, заставили ее остаток дня ограничиваться лишь общими замечаниями.
        Но вечером, лежа в постели, она чувствовала растущее любопытство касательно их с лордом путешествия, которое казалось таким важным. Латония знала, что вице-король Индии не осуществляет реального управления страной, и три миллиона индийцев фактически находятся под властью небольшой горсточки британских советников.
        Под стук колес Латония постаралась вспомнить, что она слышала о трудностях в Индии. Ее отец часто рассказывал об этой стране, но все рассказы относились к тем временам, когда там стоял его полк. Из книг на корабле Латония тоже почерпнула кое-какую информацию, и теперь ей казалось, что миссия Бранскомба связана с растущим влиянием России на Афганистан, хотя фактов, которые могли бы подтвердить эту догадку, у нее не было.

«Я хотела бы о стольком его расспросить, а он так много мог бы мне рассказать!» - подумала Латония. Однако она понимала, что лорд Бранскомб не доверяет ей, и поэтому задавать ему вопросы бессмысленно.
        Впрочем, у Латонии была очень цепкая память. Она вспомнила, что где-то, не важно где, она читала о том, что русские продвигаются на восток и юг, поглощая одно за другим ханства Центральной Азии и мало-помалу окружая Индию. Конечно, до этого было пока далеко, но в другой книге говорилось еще, что русские строят железную дорогу на Дальний Восток через Сибирь, а также ходил слух о том, что еще одна дорога строится в Туркестане с целью захвата Тибета.

«Если бы только лорд Бранскомб поговорил со мной!» - подумала Латония и внезапно приняла твердое решение заставить его ответить на все ее вопросы.
        На следующее утро, после завтрака, Латония спросила:
        - Вы не могли бы объяснить мне, что происходит в мусульманских племенах на границе между Афганистаном и Индией?
        Этот вопрос явно встревожил лорда Бранскомба.
        - Кто вас надоумил спросить об этом? - резко осведомился он.
        Латония улыбнулась:
        - Вы прекрасно знаете, что у меня нет возможности говорить с кем-то еще, кроме вас, но ведь читать вы мне не запрещали.
        Лорд слегка успокоился и ответил:
        - Я найду вам книги по интересующему вас вопросу.
        - Лучше бы вы сами объяснили мне то, что я хочу знать.
        - Что именно?
        - Насколько опасны племена севера и правда ли то, что русские используют их для достижения собственных целей?
        Если бы она бросила в него бомбу, лорд Бранскомб удивился бы меньше. Впрочем, он быстро оправился от первоначального изумления, и лицо его вновь приняло бесстрастное выражение, если не считать опасного огонька в серых глазах.
        - Не могу представить, в какой книге вы вычитали эту чепуху, - ответил лорд. - Лично я считаю, что слухи о вторжении русских просто выдумывают писатели вроде Киплинга для пущей популярности их книг.
        Латония молчала, и через мгновение лорд Бранскомб с любопытством спросил:
        - Вы мне верите? Она покачала головой:
        - Я поверила бы вам, если бы не слышала того, что говорил прошлой ночью полковник Стивенс.
        Лорд Бранскомб издал нетерпеливое восклицание и произнес:
        - Ну хорошо, я вижу в этих предположениях крупицу истины, однако это никак не связано с моей поездкой. Моя задача - вступить в контакт с князьями, которым нужна помощь для управления своими княжествами, и убедить их, что если они присягнут в верности британскому радже, то будут вознаграждены.
        Латония чувствовала, что, несмотря на внешнюю искренность, лорд все же утаил от нее что-то. Не сумев скрыть сарказма в голосе, она произнесла:
        - Благодарю вас за то, что вы так много мне рассказали. Гораздо спокойнее знать, зачем мы делаем то, что делаем. А еще лучше было бы, если бы я знала, куда именно мы направляемся.
        На короткое мгновение лорд Бранскомб воззрился на нее, а потом гневно сказал:
        - Женщины такие же назойливые и неотвязчивые, как комары! Хорошо, я скажу вам, куда мы направляемся, хотя и уверен, что это ничего вам не даст, и в атласах вы вряд ли найдете упоминания об этих местах.
        - Я думаю, что атласы мне вообще не понадобятся, - ответила Латония.
        - Почему? - задал лорд вопрос, которого она ждала.
        - Потому что моим лучшим источником информации будете вы, - ответила Латония и с удовлетворением увидела, что даже после того, как лорд осознал, что его поймали на слове, глаза его остались по-прежнему добрыми.
        - Ну хорошо, Латония, - сказал он. - Вы победили. Что именно вы хотели бы узнать?
        Проехав много миль по ухабистым дорогам и пыльным равнинам, они попали в город, принадлежащий словно другой эпохе.
        Стены из бледного песчаника выцвели под палящим солнцем, но рынок ослеплял всеми цветами радуги, хотя люди выглядели бедно и многие были в лохмотьях.
        Часть дороги лорд и Латония проехали верхом, и это доставило ей неожиданное удовольствие.
        - Надеюсь, вы привыкли к долгим поездкам? - спросил лорд Бранскомб, когда они подъезжали к станции, где должны были сойти с поезда.
        - Если целый день, проведенный на охоте, можно считать долгой поездкой, то да, - ответила Латония, подумав, что лорд может знать о том, что Тони держалась в седле не хуже отца. Впрочем, он не стал развивать эту тему, и Латония решила, что нелюбовь к Тони и всему, что с ней связано, не позволяет ему похвалить ее даже за умение ездить верхом. Впрочем, сама Латония умела это не хуже, если не лучше кузины и привыкла не только к прекрасно выезженным охотничьим скакунам, но и к лошадям похуже.
        Это ей пригодилось. Лошади, которые были уже приготовлены им на станции, оказались низкорослыми, но горячего нрава, и, сев в седло, Латония поняла, что сейчас ей понадобится все ее умение. Она с тайным злорадством отметила, что скакун лорда Бранскомба также не дает хозяину покоя.
        По дороге Латония с любопытством рассматривала пейзаж и встречных людей. На языке у нее вертелись тысячи вопросов, которые ей хотелось задать лорду Бранскомбу, но она понимала, что сейчас не время для этого.
        Они ехали довольно большим караваном, включавшим слона, который вез основную часть багажа, и целую армию возникших словно из-под земли слуг.
        Помимо слуг, их сопровождали два солдата в мундирах, и Латония не удивилась, заметив, что лорд Бранскомб тоже надел форму бенгальских улан. Она поняла, что визит будет полуофициальным, и мундир должен служить признаком того, что лорд представляет британского раджу.
        Глядя на лорда, Латония подумала, что в военной форме он выглядит гораздо привлекательнее, чем в партикулярном платье, и при других обстоятельствах ей было бы приятно познакомиться с таким симпатичным мужчиной.

«Я всего лишь его племянница, которую он не любит, - сказала себе Латония. - А когда он узнает, что я его обманывала, то наверняка возненавидит меня. И все-таки если бы я не поехала в Индию, то жалела бы об этом до конца жизни».
        Пока она раздумывала об этом, караван прошел по узким улочкам и оказался перёд дворцом. Дворец, правда, был не слишком роскошным, но Латония поняла это лишь позже. В нем было полдюжины внутренних двориков, парочка садиков и около сотни комнат. Стражники - личная охрана раджи - низко кланялись проезжавшему мимо лорду Бранскомбу и складывали руки в древнем восточном приветствии.
        Лорд Бранскомб и Латония спешились. Какой-то человек, вероятно, важная персона, провел их в большую комнату, выходящую в сад.
        Стояла ужасная жара, но в комнате, казалось, было еще жарче оттого, что она была полна людей, сидящих, скрестив ноги, на голом полу. Небольшие ступеньки вели к возвышению, на котором стоял трон. На троне восседал раджа в церемониальном облачении. На шее у него висели нитки жемчуга, а на поясе - меч с украшенной бриллиантами рукоятью.
        Это был стройный и привлекательный юноша, если не считать того, что в его лице сквозила распущенность, а зрачки были странно расширены. Латония не сомневалась, что это от опиума.
        Раджа церемонно приветствовал лорда Бранскомба и указал ему на кресло у трона. Латония устроилась на маленьком стульчике сзади.
        - Мы весьма польщены вашим визитом, милорд, - на удивительно чистом английском произнес раджа. Позже Латония узнала, что он учился в английском университете.
        - Я рад встрече с вашим высочеством, - ответил лорд Бранскомб.
        Он говорил мягко и, как отметила Латония, на протяжении дальнейшей беседы тем или иным образом старался польстить радже. Внезапно она уловила, что вопросы, которые он задавал, преследуют определенную цель, и сразу почувствовала, как возросло общее напряжение в зале.

«Им есть что скрывать», - подумала она, гадая, заметил ли это лорд Бранскомб.
        Прием завершился. Лорду и Латонии поднесли шербета и сладостей, вкус которых долго сохранялся во рту, а потом они были препровождены в домик для гостей. Он был маленьким и, разумеется, не столь впечатляющим, как дворец. К тому же Латония с удивлением отметила, что он довольно запущен. Краска на стенах облупилась, ковры выцвели, а скатерть на столе явно неоднократно стиранная.
        Заметив ее изумление, лорд Бранскомб пояснил, когда они остались вдвоем:
        - Это бедное княжество. Кроме того, со временем вы увидите, что в Индии дома красят либо после строительства, либо когда раджа в очередной раз женится, а в остальное время к ним никто и не прикасается.
        - Как странно! - воскликнула Латония. - Лично я предпочла бы, чтобы у меня было меньше бриллиантов на эфесе меча, зато больше краски на стенах дворца.
        - Его высочество вряд ли согласился бы с вами. Этот меч - символ власти, да и принадлежит он не совсем ему. Его передают по наследству и надевают лишь на особо торжественные церемонии.
        - Как интересно, - заметила Латония. - Прошу вас, расскажите мне о его высочестве.
        Еще не закончив фразу, она поняла, что сделала ошибку, и лорд ответил нарочито громко:
        - Моя дорогая племянница, мы в гостях у весьма благородного и образованного юного правителя.
        Говоря эти слова, лорд Бранскомб вышел на веранду и осторожно выглянул в сад. Там не было ни души, но Латония сообразила, что их разговоры подслушивают и обо всем, что они скажут, будет доложено лично радже.

        Глава 5

        В течение следующих сорок восемь часов у Латонии не было возможности поговорить с лордом Бранскомбом с глазу на глаз. Она видела, что он щедр на восхваления, особенно по отношению к юному радже, но сомневалась, что тот способен их воспринимать, поскольку зрачки его так и не пришли в нормальное состояние.
        Отец рассказывал ей, что страсть к опиуму является в Индии повсеместной, и англичанки, нанимая няню из местных женщин, всегда опасаются, как бы та не стала пичкать им и ребенка, чтобы вел себя тихо. В то же время англичане не запрещали торговлю опиумом и даже поощряли ее, так как налог с нее существенно пополнял казну.
        Латония удивлялась, почему власти не предпримут по этому поводу никаких мер, и жалела, что не может поговорить об этом с лордом Бранскомбом без того, чтобы не вызвать очередных подозрений. Она все чаще думала, что путешествовать, как обычные люди, было бы куда приятнее, тем более что Индия с каждым днем увлекала ее все больше и больше.
        На второй день после приезда лорд и Латония отправились смотреть конные состязания. Когда они закончились, лорд и раджа покинули присутствующих под предлогом того, что английский гость желал бы посмотреть лошадей. Однако Латония понимала, что на самом деле раджа хочет поговорить с лордом с глазу на глаз, и чувствовала, что советники раджи испытывают тревогу относительно этого разговора. Когда же раджа и лорд Бранскомб вернулись назад, Латония ясно расслышала общий вздох облегчения.
        На следующее утро, когда они уезжали, лорд весьма красноречиво поблагодарил раджу за гостеприимство. Тот, конечно, был сама вежливость, однако Латонии показалось, что он рад их отъезду.
        Латония и лорд Бранскомб снова ехали верхом, а слуги и багаж - на повозках, запряженных волами с грустными глазами. Возницы подгоняли их, но те с трудом поспевали даже за неторопливыми слонами.
        Они выехали рано, было еще прохладно, и лорд Бранскомб предложил пустить лошадей в галоп. После стремительной скачки, когда появилась возможность поговорить, Латония спросила:
        - Прошу вас, скажите, что вы думаете о радже? Хотите ли вы основать в его провинции - британскую резиденцию?
        Лорд Бранскомб молчал, и Латония приготовилась к тому, что он либо откажется отвечать, либо отругает ее за излишнее любопытство. Однако спустя мгновение он произнес:
        - Раз уж вы так заинтересовались этим, расскажите сперва мне о ваших впечатлениях.
        Латония бросила на него быстрый взгляд, подозревая, что он ищет лишний повод утвердиться в своем мнении о ее глупости и распущенности. Старательно подбирая слова, она произнесла:
        - Когда мы приехали, я сразу заметила, что раджа курит опиум. И еще мне показалось, что для своего возраста он выглядит несколько… увядшим.
        Она думала, что лорд Бранскомб добавит что-то к ее словам, но после долгой паузы он спросил:
        - Что еще?
        - Возможно я ошибаюсь, - сказала Латония, - но его свита, особенно те, что постарше, все время были крайне напряжены и очень внимательны. Когда вы с раджей отошли, чтобы поговорить наедине, они явно встревожились.
        В глазах лорда Бранскомба появилось неподдельное удивление.
        - Вы весьма наблюдательны, Латония.
        - Так я права? - спросила она. - Им было что скрывать?
        У нее мелькнула мысль, что русские, возможно, поставляют радже оружие, так же как пограничным племенам, но потом она решила, что для этого они находятся чересчур далеко.
        - Вообще-то я не собирался обсуждать с вами подобные вещи, - сказал лорд Бранскомб, видя, что Латония ждет от него ответа. - Но возможно, мне следует отступить от своего решения.
        - Да, пожалуйста, - быстро сказала Латония. - Объясните мне, что же было не так.
        - Ничего особенного - отозвался лорд Бранскомб. - В таких маленьких княжествах это случается сплошь и рядом.
        - Что именно?
        - У раджи, получившего европейское образование, появляется тяга к прогрессу, в то время как его родня упорно старается сохранить княжество в том состоянии, в каком оно находилось последнюю тысячу лет.
        - И поэтому они дают ему опиум?
        - Вот именно. Опиум и женщины не оставляют молодому человеку времени на нововведения или смену политики.
        - И вы решили, что здесь необходимо присутствие британского резидента? - закончила за него Латония.
        Лорд Бранскомб улыбнулся:
        - Возможно, придется его назначить, но я дал его светлости шанс реабилитироваться.
        - Каким образом?
        - Я посоветовал ему избавиться от привычки к опиуму и побольше времени проводить в седле, а не на женской половине дворца.
        - И что он ответил? - спросила Латония.
        - Он умен, когда его мозг не затуманен опиумом, а поскольку я весьма щедро расточал ему комплименты, он не обиделся, когда я предложил ему вести себя, как подобает мужчине, и тем заслужить признание.
        - Вы думаете, он так и поступит?
        - Честно говоря, не знаю, - ответил лорд Бранскомб. - Однако я предупредил его, что если через шесть месяцев он не изменит своих привычек, я порекомендую вице-королю назначить в эту провинцию британского резидента.
        Латония вздохнула:
        - Ох, надеюсь, что он вас послушает!
        - Я тоже надеюсь, - ответил лорд Бранскомб. - И еще я надеюсь, что он останется жив. Глаза Латонии расширились, и она быстро спросила:
        - Что вы хотите этим сказать?
        - Существует множество способов избавиться от юного раджи, который пытается разрушить традиции, почитающиеся священными.
        - Как это?
        - Несчастный случай на охоте; падение с лошади; змеиный укус; яд в пище. Индийцы используют такие приемы испокон веков.
        - Это ужасно! - негромко произнесла Латония.
        - Тогда забудьте об этом, - резко ответил лорд Бранскомб. - Возможно, там, куда мы сейчас направляемся, все будет иначе.
        Они скакали весь день, а потом ехали двое суток на поезде, прежде чем достигли следующего места назначения. Латония вновь с восторгом рассматривала толпы зевак и туристов на станциях и на перегонах. Она видела деревни - крохотные островки зелени в пустыне, где вечно не хватает воды. В деревне обычно была центральная площадь с колодцем посередине, окруженная несколькими деревцами, и грязный пруд, в котором лежали ленивые буйволы.
        Латонии понравились и города, где, как она узнала, по британскому образцу были построены административные офисы, магазины, полицейские участки, больницы и, конечно, казармы. Она не отрывалась от окна до тех пор, пока в небе не появлялись звезды, и не опускалась темнота, стремительно, как театральный занавес.
        Лорд Бранскомб проводил большую часть времени за чтением газет или составлением отчета, но за обедом они разговаривали. Местные блюда, покупаемые на больших станциях, выглядели и назывались по-разному, но все, как казалось Латонии, были на один вкус. И еще ей ужасно докучала пыль, которая проникала всюду, даже когда все окна и двери в вагоне были закрыты. И все же она была в восторге, потому что именно так представляла себе настоящее приключение.
        Она уже прониклась атмосферой Индии: вездесущим запахом пряностей и горящего дерева, гудением витых раковин, рокотом барабанов и приглушенным шуршанием босых ног по пыльной земле. Латония чувствовала себя так, будто попала в полузабытый сон, долгие годы хранившийся в дальнем уголке памяти и вдруг превратившийся в явь, как феникс, восставший из пепла.
        Иногда, словно не в силах противостоять радости в сияющих глазах Латонии, лорд Бранскомб отвечал на ее вопросы свободно, без обычной подозрительности и осуждения.
        Княжество Оута, следующий пункт их путешествия, оказалось очень красивым. Синие озера, причудливые храмы, одетые в алое пышноусые всадники с изогнутыми мечами, бронзовокожие женщины, с царственной грацией несущие на головах медные кувшины, - все приводило Латонию в восторг.
        Ослепительно белый дворец раджи с резными окнами и ажурными балкончиками тоже поражал воображение, а сквозь огромные ворота Латония разглядела выстроенных в ряд боевых слонов.
        Раджа, белобородый старик, правил княжеством уже почти тридцать лет, и подданные повиновались ему беспрекословно. Любое его желание считалось законом. Латония подумала, что здесь лорд Бранскомб вряд ли найдет какие-либо недочеты, однако интуиция, ставшая в последнее время острее, говорила ей, что лорд недоволен.
        Они пробыли в княжестве три дня, и Латонии разрешили взглянуть на женскую половину, где было множество внутренних двориков, водоем и священное дерево ним, острые листья которого использовались при лечении многих болезней. Супруга раджи оказалась очень молодой и красивой, но, к сожалению, говорила на хинди, а на урду и на английском знала всего несколько слов. Латония пробовала объясняться с ней с помощью жестов, однако это было весьма утомительно, и она испытала огромное облегчение, когда визит завершился.
        Раджа предоставил им открытый экипаж, запряженный двумя лошадьми, который должен был отвезти гостей до ближайшей железнодорожной станции.
        - И что вы думаете? - нетерпеливо спросила Латония, когда экипаж отъехал на достаточное расстояние от дворца.
        - Я жду вашего заключения, - ответил лорд Бранскомб.
        - Мне показалось, что все в порядке, - ответила Латония. - Но я знаю, что вы чем-то недовольны.
        - Вам это кажется странным?
        - Не совсем, потому что я уже успела понять, что подозрительность - отличительная черта вашего характера.
        - Вы имеете в виду себя?
        - Да.
        - Что ж, могу сказать, что вы и княжество Оута - вещи одного порядка, - ответил он. - Вы кажетесь слишком хорошей, чтобы быть таковой на самом деле.
        - Я польщена, - сказала Латония. - Но все-таки расскажите мне, что вы обнаружили?
        - Ничего, - ответил лорд. - Все было безупречно, и это, как вы правильно заметили, вызывает во мне подозрения.
        - И что же вы собираетесь делать?
        - А что я могу сделать? - вопросом на вопрос ответил лорд. - Впрочем, я еще не ознакомился с отзывами тех, кто был в Оуте вместе с нами.
        На мгновение Латония удивилась, а потом упрекнула себя в несообразительности. Разумеется, среди слуг-индийцев были шпионы, которых лорд Бранскомб нанял, чтобы следить за людьми, с которыми встречался. Такие методы были ей не по душе, и, словно прочитав ее мысли, лорд произнес:
        - По-моему, вы меня осуждаете, верно? Латония не стала притворяться, что это не так.
        - Это выглядит несколько… неспортивно. Как говорят в Англии… это не крикет, - сказала она.
        Лорд Бранскомб засмеялся.
        - В Англии свои правила, а в Индии свои, - ответил он. - Смею вас заверить, что и раджа Оута, и любой другой раджа, у которого мы остановимся, будет догадываться, что среди его слуг есть люди, которые шпионят в мою пользу, и примет все меры для того, чтобы они не нашли ничего предосудительного.
        - Вы говорите так, словно это игра.
        - А это и есть игра, - отозвался лорд Бранскомб. - Поскольку Индия - наша колония, мы, британцы, имеем право судить о том, что правильно, а что нет. Ну а индийцы, естественно, делают все, что в их силах, чтобы помешать нашим идеям восторжествовать над их собственными, которые нравятся им больше, поскольку основаны на традициях - правда, замшелых.
        - Так стоит ли вмешиваться?
        - Мы стараемся не делать этого прямо, за исключением тех случаев, когда дела обстоят совсем плохо, - объяснил лорд Бранскомб. - Например, в Индии не редкость убийцы, которые ежегодно лишают жизни тысячи людей только потому, что такова их вера; или кошмар сати, обряда самосожжения; или детская свадьба, на которой невесте бывает не больше трех или пяти лет!
        - Насколько я понимаю, вы не зря настаиваете на реформах, - сказала Латония.
        - А кроме того, никому не следует позволять бросать вызов нашей империи, - сухо добавил лорд Бранскомб.
        - Вы имеете в виду Россию?
        Лорд Бранскомб молча кивнул, и Латония поняла, что он не хочет развивать эту тему. Она тоже замолчала, раздумывая над тем, что услышала, и только когда они уже сели в поезд, идущий на север, спросила:
        - Куда мы едем теперь?
        - Сегодня вечером, если не произойдет ничего непредвиденного, мы остановимся в лагере моего полка.
        Латония заинтересовалась, но лорд Бранскомб охладил ее пыл:
        - Боюсь, что вам придется поскучать, поскольку я буду ужинать в офицерской столовой, куда женщины, разумеется, не допускаются. К тому же, насколько я знаю, в это время года офицеры отправляют своих жен в Англию.
        - То есть вы хотите сказать, - заметила Латония, - что я останусь в одиночестве.
        - Вот именно, - подтвердил лорд Бранскомб. - Конечно, у вас будут слуги, а у вашего бунгало я выставлю часовых.
        Оказавшись в лагере, Латония с отвращением смотрела на казармы, которые выглядели точно так же, как все другие казармы в Индии - безликие кирпичные коробки, - и хижины, в которых жили индийцы. Земля была плотно утоптана, нигде ни намека на зелень, а дети, измученные жарой и нездоровой пищей, вызывали жалость.
        Впрочем, бунгало, окруженное небольшим садиком, было чуть привлекательнее - особенно потому, что стояло на самом краю лагеря. В нем было несколько комнат и неизбежная веранда с деревянными ступеньками, ведущими на лужайку, где не вся трава была вытоптана.
        Устав от долгого путешествия, Латония была даже рада, что не обязана присутствовать на обеде, где офицеры внимательно слушали бы лорда Бранскомба, а на нее никто не обращал бы внимания.
        На каждой станции, где поезд стоял достаточно долго, к вагону подходили офицеры и негромко говорили о чем-то с лордом.
        Латония не знала, о чем они говорят, но видела уважение, с которым все прислушивались к каждому слову лорда.

«Видимо, его миссия очень важна», - говорила она себе.
        Теперь Латония понимала, почему прежний лорд Бранскомб был так уязвлен стремительной карьерой своего брата. Кенрик Комб действительно был очень умен, а его имя стало едва ли не синонимом героизма. Латония вполне могла представить себе, как он с обнаженным мечом ведет за собой людей, готовых идти за ним даже на смерть.
        Впрочем, она понимала, что на самом деле лорд не так уж стремился к громкой славе и театральным эффектам. В этой воображаемой ситуации он наверняка бы оставил почести тем, кто был моложе и шел за ним в бой.
        Когда лорд уселся в присланную за ним карету и часовые взяли на караул, Латония ушла в гостиную и взяла книгу. Но от жары и усталости она никак не могла сосредоточиться на том, что читала. Потом был подан обед, который оказался безвкусным и был приготовлен явно без всякой фантазии: неизбежный коричневый суп, жилистый цыпленок и карамельный пудинг. Видимо, таковы были излюбленные блюда всех
«мэм-саиб»[Уважительное обращение к женщине европейского происхождения.] , и слуги, зная об этом, не стали особо стараться.

«Уверена, что если бы мне позволили вести хозяйство, я была бы гораздо изобретательнее», - сказала себе Латония и подумала, не попросить ли у лорда Бранскомба позволения самой готовить еду там, где им придется останавливаться надолго.
        После обеда она вернулась в гостиную, где уже горела масляная лампа, и снова взялась за книгу, но усталость взяла свое, и она сама не заметила, как задремала. Ее разбудило шуршание колес, позвякивание упряжи и стук прикладов, когда часовые взяли на караул.

«Лорд Бранскомб вернулся», - подумала Латония, радуясь, что ее одиночество кончилось.
        Послышались шаги на веранде, и в комнату вошел лорд. На груди у него поблескивали награды. Латонии показалось, что гостиная сразу преобразилась и стала как будто уютнее. Ока подняла голову и увидела в глазах лорда странное выражение, для которого не смогла подобрать названия.
        - Я подумал, что вы еще не легли, - сказал он, - и привез кое-кого, кто хочет увидеться с вами. Думаю, и вы будете рады увидеть его еще раз.
        Когда Латония услышала последние слова лорда, душа у нее ушла в пятки. «Еще раз» означало, что этот кто-то был знаком с Тони.
        В гостиную вошел незнакомый юноша, и Латония отчаянно попыталась сообразить, кто это может быть. Она уже догадывалась, что будет дальше. Юноша в уланском мундире был ростом чуть ниже лорда Бранскомба и имел поразительно тонкие черты лица.
        Латония была не в состоянии вымолвить ни слова. Краем глаза она видела, что лорд Бранскомб вглядывается в ее лицо, стараясь заметить, как она отреагирует на появление гостя. Потом он немного насмешливо произнес:
        - Вы, конечно, помните Эндрю Ауддингтона?
        Латония судорожно вздохнула и, поглядев на юношу, увидела в его глазах растерянность и недоумение. Какое-то мгновение он молчал, а затем как бы через силу сказал:
        - Прошу прощения, сэр, но я, должно быть, неправильно вас понял. Мне показалось, вы говорили, что с вами приехала ваша племянница.
        Теперь была очередь удивляться лорду Бранскомбу.
        - Это и есть моя племянница, - ответил он. На губах Эндрю Ауддингтона появилась легкая улыбка:
        - Возможно, сэр, однако я надеялся встретить Латонию Комб, с которой познакомился в Лондоне. Обычно ее называли «Тони». Конечно, я должен был догадаться, что она не захочет уезжать в Индию, когда в Англии есть столько развлечений.
        В его голосе прозвучала горечь и, словно не в силах вынести разочарования, он быстро добавил:
        - Прошу простить меня, сэр, но я поеду. Не стоит заставлять лошадей ждать.
        Это была явная отговорка, и, когда Эндрю Ауддингтон вышел на веранду, лорд Бранскомб устремился за ним. Латония стояла не двигаясь, и лишь когда услышала звук отъезжающей кареты, сообразила, что и ей следовало бы уехать. Ей отчаянно захотелось убежать, спрятаться где угодно, лишь бы не встречаться с лордом Бранскомбом, но какая-то странная гордость заставила ее остаться.
        Лорд вернулся, закрыл за собой дверь и, подойдя вплотную к Латонии, посмотрел на нее так, словно она сидела на скамье подсудимых.
        - Мне кажется, я вправе рассчитывать на объяснения!
        - Я… прошу прощения за то… что обманула вас.
        - Если вы не моя племянница, то, ради всего святого, кто вы на самом деле?
        - Я… Латония Хит.
        В глазах лорда мелькнул проблеск воспоминания, и через мгновение он спросил:
        - Не дочь ли Артура и Элизабет Хит?
        - Д-да.
        - Припоминаю, что они рассказывали мне о ней, однако не объясните ли мне, как вы оказались на месте моей племянницы Латонии Комб?
        Латония вздохнула. Страх перед гневом лорда словно клещами сдавил ей горло, мешая говорить.
        - Тони… не могла покинуть Англию… в то время, - выдавила она.
        - То есть как это не могла?
        - Она… она влюбилась.
        Латонии трудно было произносить слова, которые она с не меньшим трудом подбирала.
        - Вряд ли это что-то серьезное, - язвительно произнес лорд Бранскомб. - Итак, из-за новой интрижки с каким-то несчастным, которого она обманет так же, как юного Ауддингтона, вы затеяли весь этот невероятный маскарад?
        - Тони… влюбилась так, как… еще никогда не любила, - совсем тихо произнесла Латония.
        - Если таково оправдание ее неповиновению, она могла бы набраться храбрости и рассказать мне обо всем.
        - А вы стали бы… ее слушать? Лорд Бранскомб прошелся по комнате.
        - Наверное, я должен был заподозрить неладное, когда вы оказались совсем не такой, как я ожидал. В то же время не могу представить себе более недостойного поведения, попытку занять место моей племянницы и поставить меня в глупое положение своей ложью!
        - Мне… мне жаль, - сказала Латония. - Мне очень… очень жаль.
        - Вряд ли этого достаточно!
        Лорд Бранскомб умолк, и Латония гадала, что же еще он скажет. Затем, словно только что вспомнив о чем-то, он сунул руку в карман мундира и произнес:
        - Возможно, это письмо прольет некоторый свет на ваше поведение. Оно ожидало меня в столовой, и я распечатал его немедля, поскольку опасался дурных новостей.
        Он протянул письмо Латонии, и она взяла его дрожащими пальцами. Под пристальным взглядом лорда ей трудно было сосредоточиться, но потом слова на бумаге словно подпрыгнули.

«Поженились сегодня утром. Отец Айвена умер на прошлой неделе. Жутко счастливы. Люблю, Т.»

        Латония издала вздох облегчения, идущий, казалось, из самой глубины ее существа.
        - Это… не плохие новости, - сказала она, - а очень… хорошие.
        - То есть вы хотите сказать, что моя племянница вышла замуж, - произнес лорд Бранскомб.
        - Да, она вышла замуж, и, поскольку, как она пишет, отец ее мужа умер, теперь она… герцогиня Хэмптонская.
        Латония надеялась, что хотя бы эта новость утихомирит гнев лорда. Опекун Тони не мог не согласиться с тем, что она сделала блестящую партию. С торжеством во взгляде Латония продолжала:
        - Впрочем, Тони не важно, есть у Айвена титул или нет. Она любит его не за это, и он любит ее такой, какая она есть, и теперь они заживут счастливо.
        - Звучит прекрасно, - саркастически заметил лорд Бранскомб. - Но кажется, когда вы ввязывались в этот дьявольский обман, вам не пришло в голову, что вы сами себе роете яму?
        Латония недоумевающе посмотрела на лорда, и тот сердито пояснил:
        - Неужели вы настолько глупы, что не понимаете, какой ущерб нанесли собственной репутации, путешествуя со мной без компаньонки и притворяясь моей племянницей, в то время как мы не родственники?
        Латония не успела осознать смысл сказанного, но от одного его тона у нее кровь прилила к щекам.
        - Я… я сейчас же… вернусь домой… - быстро сказала она, - и никто… не узнает.
        - Вы действительно в это верите? - ехидно спросил лорд Бранскомб. - В английских газетах наверняка появится сообщение о браке моей племянницы с герцогом. Ну, а в Индии - да и к Англии, - без сомнения, найдутся люди, которым известно, что у меня лишь одна племянница.
        - Никто не узнает, что я имею к этому какое-то отношение, - упрямо сказала Латония. - Мои родители умерли, и до сих пор я тихо и незаметно жила за городом вместе со старой гувернанткой, которая была моей компаньонкой. Она говорила настойчиво, стараясь убедить лорда:
        - На время моего отъезда Тони заняла мое место. Даже если кто-то и будет догадываться, что я побывала в Индии, доказать это практически невозможно.
        - Могу сказать только одно, - отозвался лорд Бранскомб. - Я потрясен вашей глупостью. Я считал вас умнее.
        Он сделал паузу, словно ожидая ответа, но Латония промолчала, и лорд продолжал:
        - На корабле я запретил вам выходить из каюты, но, несмотря на это, я не сомневаюсь, что всем пассажирам было известно о том, что вы на борту и кто вы такая.
        Латония хотела что-то сказать, но лорд не дал ей заговорить:
        - Офицеры, с которыми мы встречались, наверняка рассказывали своим женам о вас, а те, поскольку делать им нечего, уже давно успели насплетничать другим женщинам, и теперь все гадают почему вы путешествуете со мной.
        С каждым словом голос лорда Бранскомба казался все жестче. Он смотрел ей прямо в глаза, и Латонию била дрожь, но она не могла отвести взгляда. Именно этого она ожидала, когда все раскроется. Латония знала, что этого не избежать, и все же сейчас чувствовала, что каждая клеточка ее тела сжимается от ужаса.
        - Я ничего не могу сделать… только… исчезнуть, - очень тихо проговорила она. Возможно, обо мне… забудут. Быть может… вы скажете в Англии, что я… умерла… как папа и мама.
        Вспомнив про родителей, она тихо всхлипнула, и лорд Бранскомб, заметив это, произнес уже мягче:
        - Конечно, есть один выход, только если вы его не одобрите, то пеняйте исключительно на себя.
        - Какой… выход? - спросила Латония.
        - Я могу спасти вашу репутацию лишь одним способом, - ответил он. - Жениться на вас!
        На мгновение Латонии показалось, что она ослышалась, и, видя ее растерянность, лорд сердито добавил:
        - Больше я ничего не могу сделать. Тем же, кто видел нас вместе, я скажу, что мы скрывали наш брак, потому что женились неприлично поспешно после смерти ваших родителей.
        Его голос вновь стал насмешливым:
        - Разумеется, вас обвинят в бессердечии, но это сущие пустяки по сравнению с тем, что скажут о вас, если станет известна правда.
        - Но я ведь уже… говорила, что я… никому не нужна, - быстро возразила Латония, - так что, если я просто… исчезну, мне это не повредит.
        - Не повредит? - переспросил лорд Бранскомб. - Дорогая моя, перед вами закроются двери каждого дома не только в Англии, но и по всему миру! Один-единственный слушок - а их наверняка будет гораздо больше - о том, что вы несколько недель путешествовали наедине с мужчиной, и каждая порядочная женщина, с которой вы заговорите, будет подбирать юбки, проходя мимо вас, словно вы заразны.
        - Но ведь это же… будут лишь сплетни, - с детской наивностью сказала Латония.
        - Зато им поверят! - отрезал лорд Бранскомб. - А общество никогда не простит женщине такого пренебрежения моралью.
        - Я… я просто старалась, выручить Тони, - сказала Латония. - Она любит… маркиза, а его отец хотел… чтобы он женился на немецкой принцессе. Тони понимала, что если она уедет с вами, то… маркиза могут заставить жениться.
        - Мне ясно одно, - заявил лорд Бранскомб, - что этот ваш маркиз - просто еще один юный простак, которого водит за нос моя недостойная племянница.
        - Вы все переворачиваете с ног на голову! - с обидой воскликнула Латония. - Маркиз обожает Тони, обожает! Я видела их вдвоем, и ни о каком притворстве не может быть и речи! Она любит его, как никогда никого не любила!
        Латония сделала паузу, набираясь смелости сказать то, что хотела.
        - Я знаю, вы этому не поверите… потому что вы злы на Тони… Вы говорили мне ужасные вещи, когда принимали меня за нее. Но она совсем не виновата в том… что красива и мужчины в нее влюбляются. Так было с самого детства. В ней есть что-то… с чем невозможно бороться.
        - Вы считаете, что это служит оправданием того, что она вас использовала?
        - Я уже сказала, что за меня можно не волноваться, - ответила Латония. - У моих родителей никогда не было больших денег, и мы вели очень скромную жизнь. А Тони мне больше чем сестра… Я с радостью согласилась помочь ей и готова отвечать за последствия!
        Ее искренний голос звенел в маленькой комнате.
        - Однако это не освобождает от определенных обязательств меня, - после минутного молчания заметил лорд Бранскомб. - Ведь в этом есть и моя вина… Я должен был лично приехать в замок за своей племянницей. Тогда ничего подобного не произошло бы.
        - Не вините себя, - быстро отозвалась Латония. Тони твердо решила остаться в Англии и наверняка придумала бы какой-нибудь другой способ, чтобы уклониться от поездки.
        Губы лорда сжались, и она торопливо добавила:
        - Вам трудно это понять, но все же попытайтесь. Тони вовсе не так плоха, как вы думаете. Она импульсивна и порой непредсказуема - но это лишь потому, что она очень любит жизнь, а в замке ей было до смерти скучно.
        Заметив удивление в глазах лорда, Латония пояснила:
        - Однажды, когда мы возвращались из замка в свой маленький домик, мама сказала, что ей очень жаль одинокую маленькую девочку, которая не может поехать с нами.
        - Мне представлялось, что, учитывая размер состояния моего брата, у нее было все, что только может пожелать ребенок.
        - Кроме… любви, - мягко ответила Латония. - Именно этого ей не хватало - любви и людей, любящих друг друга так, как любили друг друга мои мама и папа.
        Лорд хотел что-то сказать, но Латония перебила:
        - Вы видели моих родителей… И должно быть, поняли, что они были счастливы. В нашем доме важнее всего были не деньги, а счастье, которое может дать только любовь… а у Тони этого никогда не было.
        Латония почувствовала, что вот-вот расплачется: воспоминания о родителях причиняли ей невыносимую боль. Она отвернулась от лорда и направилась к двери, но на пороге на мгновение остановилась и произнесла:
        - Я прошу прощения… Я могу только извиниться за то, что сделала… за всю ложь, которую я вам наговорила. Я знаю, что мама была бы… потрясена моим обманом, но иначе… Тони не смогла бы остаться с маркизом. Возможно, когда вы еще раз об этом подумаете, вы сможете… простить ее… и меня.
        Слезы хлынули у нее из глаз и побежали по щекам. Не желая, чтобы лорд Бранскомб видел их, Латония выбежала из комнаты и укрылась у себя в спальне.

        Глава 6

        Уснуть ей удалось лишь незадолго до того, как кто-то постучал в дверь.
        - Что? - спросила она.
        - Лорд саиб уезжает через час, мэм-саиб, - ответил слуга.
        - Я буду готова, - быстро проговорила Латония.
        Она встала и быстро оделась, однако, выйдя на веранду, где должен был быть сервирован завтрак, обнаружила, что лорда Бранскомба уже нет. Латония решила, что он, должно быть, завтракает с кем-то из офицеров, и отчасти была этому даже рада. Ей совсем не хотелось видеть его после вчерашнего объяснения.
        Она подумала, что рано или поздно должна была столкнуться с кем-нибудь из прошлого Тони, хотя и трудно было предположить, что это окажется именно Эндрю Ауддингтон. Теперь она понимала, почему лорд Бранскомб был так зол на Тони за эту историю - ведь Ауддингтон служил в его полку.

«Что бы там его светлость ни думал, - сказала себе Латония, - я все равно считаю, что Эндрю Ауддингтон вел себя как слабовольный и бесхарактерный человек».
        Впрочем, она знала, что не следует говорить этого лорду, и со страхом ждала его возвращения, боясь, что он опять примется перечислять грехи Тони. Что касается того выхода из создавшейся ситуации, который предложил лорд Бранскомб, Латония при всем желании не могла воспринять его всерьез.

«Он просто пытался меня запугать», - говорила она себе.
        В то же время Латония понимала, что, если обман раскроется, пострадает не только она. Лорда Бранскомба сурово осудят за то, что, будучи представителем вице-короля, он возил с собой молодую женщину, представляя ее как свою родственницу, в то время как между ними не было никакого родства.

«Я должна вернуться домой… уехать из Индии… не откладывая!» - с внезапным волнением подумала Латония, решив сказать об этом лорду Бранскомбу сразу же, как он вернется.
        Денег на билет у нее было достаточно, но она не имела понятия, как добраться отсюда до Бомбея, и понимала, что в одиночку ей такого путешествия не совершить. С каждой минутой её тревога росла: лорд Бранскомб умел представить любое дело куда более сложным, чем на самом деле. Когда же он наконец вернулся, Латонии не представилось возможности поговорить с ним наедине. Он пришел с двумя старшими офицерами, и карета, которая должна была отвезти их на железнодорожную станцию, была уже готова. У Латонии хватило времени только забрать зонтик, перчатки и сумочку. В карете она села рядом с лордом Бранскомбом, а офицеры - напротив.
        Когда они добрались до станции, их личный вагон уже был прицеплен к составу. Латония была несказанно удивлена тому, что кондуктор спросил разрешения у лорда Бранскомба, перед тем как просигналить машинисту отправление.
        Оставшись в купе один на один с лордом, Латония посмотрела на него с опаской. Он был мрачнее обычного и то и дело сердито поджимал губы. Впрочем, он ничего не сказал - просто вручил ей газету, одну из тех, что были оставлены здесь специально для них. Это была английская «Тайме» трехнедельной давности. Поняв, что лорд не желает с ней разговаривать, она послушно уткнулась в газету, хотя ей и трудно было сосредоточиться на политических трудностях Англии или отчете о приеме в Виндзоре, данном королевой в честь прибывших в страну лиц иностранных королевских семей.
        Через три четверти часа поезд замедлил движение и остановился, к удивлению Латонии, на очень маленькой станции. Она уже привыкла к огромным толпам зевак, но на платформе было всего два или три человека да несколько любопытных детишек из деревушки сразу за станцией.
        Внезапно Латонии пришло в голову, что никто не ожидал, что поезд здесь остановится, и впервые после того, как они покинули лагерь, она заговорила с лордом Бранскомбом:
        - Почему мы остановились здесь? - спросила она.
        - Я объясню вам через несколько минут, - был ответ.
        Латония удивилась, но не стала настаивать. В купе вошел слуга со стаканами холодного сока и нарезанной папайей. Латония взяла сок и принялась медленно пить, теряясь в догадках, что все это значит.
        Лишь минут через двадцать старший слуга, войдя, негромко сказал лорду Бранскомбу:
        - Все готово, лорд саиб.
        Лорд отложил газеты и быстро поднялся.
        - Идемте, Латония. Его тон испугал девушку.
        Выйдя на платформу, Латония увидела грубую, повозку, разительно отличавшуюся от всех, в которых они путешествовали до сих пор. Запряженная молодым жеребцом, повозка быстро помчалась к деревне, сопровождаемая детишками, которые пронзительно вопили и протягивали руки, требуя бакшиш. В такой ситуации было бы глупо задавать вопросы - кроме того, Латонию не покидало неприятное чувство, что лорд все равно ничего ей не скажет.
        Вскоре дети отстали, а на задворках деревушки Латония увидела небольшой домик с жестяной крышей. Еще до того, как стал виден крест на двери, она поняла, что это церковь, и, повернувшись к лорду Бранскомбу, горячо воскликнула:
        - Прошу вас… мы не должны… этого делать! Это… неправильно!
        - Больше нам ничего не остается, - твердо ответил лорд.
        Латония готова была протестовать, готова была умолять его, но в этот момент повозка остановилась, а из церкви вышел мужчина. Он был высок, сухопар и одет в черную рясу. С первого взгляда было ясно, что это миссионер.
        Лорд Бранскомб вышел из повозки и пожал ему руку. Миссионер сказал:
        - Из слов вашего слуги, мистер Комб, я понял, что вы хотите жениться.
        - Да, это так, - кивнул лорд Бранскомб. - А это моя будущая жена, мисс Хит.
        Священник пожал руку Латонии, а потом повел их обоих в церковь, которая, судя по голым стенам и нехватке свечей, была пресвитерианской. Священник, понимая, что лорд Бранскомб спешит, не стал терять времени и, когда Латония и лорд Бранскомб встали перед ним, начал обряд венчания.
        Они вернулись к станции, и поезд пошел дальше на север. Латонии казалось, что все это сон. Она не могла поверить, что только что вышла замуж, и это произошло так странно и просто. Она ничуть не чувствовала себя новобрачной, а лорда Бранс-комба - своим мужем. Единственным доказательством, что венчание ей не приснилось, было золотое обручальное колечко на ее безымянном пальце. Оно было немного великовато, но казалось Латонии тяжелой цепью, которая навеки сковала ее.
        Как случилось, что теперь она замужем?
        Как случилось, что теперь она - жена человека, который презирает и ненавидит ее, который принудил ее к этому браку потому, что они с Тони его обманули?

«Что я могу сказать? Что я могу сделать?» - в отчаянии спрашивала себя Латония и не находила ответа.
        Они достигли места назначения только к вечеру, когда жара уже спала. Латония всю дорогу хотела спросить, куда они едут, но боялась заговорить и лишь смотрела в окно. Проносящиеся мимо бесконечные равнины казались ей символом пустоты ее будущего.
        Затем, как-то неожиданно, они прибыли на место и вскоре уже ехали через город. Все вокруг было знакомо: пестрые груды фруктов, бурлящая разноцветная толпа, которую невозмутимо рассекали священные коровы: их никто не смел тронуть. В лавках продавались стеклянные браслеты и яркие сари всех цветов и оттенков.
        Вскоре лорд и Латония уже спешивались перед дворцом, стены и башни которого явно скучали по краске. Начался обычный обмен приветствиями, а потом - прием в тронном зале. На сей раз раджа, человек средних лет, показался Латонии менее приятным, чем все предыдущие. Он был не то чтобы груб, но в нем чувствовалась тяга к жестокости, и Латония первым делом подумала, заметил ли это лорд Бранскомб. Впрочем, как и следовало ожидать, лорд был очень вежлив, приветствовал раджу от имени вице-короля и произнес все принятые на Востоке комплименты.
        Латония впервые была представлена как жена лорда Бранскомба.
        - Я не знал, что вы женаты, мой лорд, - сказал раджа на неплохом английском.
        - Я только что вернулся из Англии, и лишь несколько человек знают, что моя жена путешествует со мной, - объяснил лорд Бранскомб.
        - Я рад одним из первых принимать у себя ее светлость, - произнес раджа. - Разумеется, мы должны отпраздновать это счастливое событие. Я уверен, что леди Бранскомб понравятся наши танцоры.
        - Мы оба почтем за честь их увидеть, - ответил лорд, прежде чем Латония успела что-то сказать.
        Домик для гостей был очень похож на все прочие. Лорда Бранскомба и Латонию ожидала целая армия слуг, некоторые из них, Латония не сомневалась, знали английский и обо всех услышанных разговорах были обязаны докладывать во дворец.
        Раджа был мусульманином, и потому они могли поужинать вместе с ним. Все раджи, которых они посетили до этого, исповедовали индуизм, а значит, вкушали пищу в одиночестве.
        Латония надела одно из своих лучших платьев, понимая, что, даже если лорд Бранскомб и презирает ее, она как его супруга должна выглядеть соответственно. Она волновалась и потому провозилась дольше обычного, укладывая прическу, а когда наконец вышла в гостиную, лорд Бранскомб уже ожидал ее, и его вид без слов сказал ей, что она опоздала.
        - Простите… - начала Латония, но лорд нетерпеливо пошел к двери, и ей ничего не оставалось, как только последовать за ним и сесть в ожидавшую их карету. До дворца они ехали в полном молчании, и Латония поневоле задумалась, сможет ли она жить с ощущением, что ее муж так же неприступен, как снежные вершины Гималаев.
        Раджа встретил их с подобающими церемониями. Он был с головы до ног усыпан драгоценностями, но в их блеске Латонии почудилось что-то зловещее, да и в глазах у раджи нет-нет да и вспыхивал дьявольский огонек.

«У меня просто разыгралось воображение», - успокаивала себя Латония, и все же это было первое княжество, где придворные прямо-таки излучали враждебность. Их губы улыбались, но глаза оставались настороженными и подозрительными.

«Здесь что-то не так, » - сказала себе Латония.
        Ей очень хотелось знать, разделяет ли ее чувства лорд Бранскомб, однако он вел с раджей легкую приятную беседу, и его голос звучал как всегда ровно.
        Из-за усталости и тревоги Латонии трудно было сосредоточиться, и смысл происходящего от нее ускользал. Все напоминало ей лишь об одном: она замужем, но ей в отличие от Тони ни о каком «жутком счастье» говорить не приходится.
        Все мечты о любви и о человеке, который полюбил бы ее так, как ее отец любил свою жену, разлетелись в дым.

«Как могла я быть так глупа и не понимать, чем все это кончится?» в который раз спрашивала себя Латония. С другой стороны, в самых страшных своих предположениях она не могла представить себе свадьбы. Она понимала, что лорд Бранскомб будет злиться, предвидела, что он с позором отправит ее в Англию, но ей никак не могло прийти в голову, что вместо этого он на ней женится, чтобы избежать грандиозного скандала, который свел бы на нет и ее, и его репутацию. О Боже, как она была глупа и наивна! Ей казалось, что Индия так далека и, вернувшись домой, она позабудет все, что произошло в этой далекой стране. Вместо этого ей надо было сообразить, что лорд Бранскомб - слишком важная персона, чтобы люди не следили за каждым его шагом, не сплетничали бы о нем и не завидовали бы ему. Теперь Латония понимала, что он сделал, единственный возможный при сложившихся обстоятельствах шаг. И сделал его очень умно. Латония не сомневалась, что миссия в маленькой деревушке, где их обвенчали, вряд ли получает хоть какие-то газеты, не говоря уже об индийских.

«Лорд Бранскомб повел себя очень умно, - так думала Латония. - А я была просто дурой и заслужила наказание, которое мне досталось».
        Ее смирение и самоуничижение к вечеру достигло того, что Латония уже подумывала на коленях умолять лорда Бранскомба о прощении. Но когда они вернулись, в гостевом домике их ждал слуга, чтобы спросить, не нужно ли им чего-нибудь, и прежде чем отослать его, лорд Бранскомб сказал своей супруге:
        - Спокойной ночи, Латония! Надеюсь, вы хорошо выспитесь.
        С этими словами он удалился в свою спальню. Латония подумала, что, хотя их комнаты рядом, их сердца и умы разделяет Вселенная.
        Раздеваясь, она обнаружила, что спальни соединены между собой. До этого она не замечала двери между ними, потому что ее закрывала занавеска из бус. Латония слышала, как лорд Бранскомб расхаживает по своей спальне.
        Она села за туалетный столик и, глядя в зеркало, подумала, что сказала бы ее мать, узнав, что брачную ночь ее дочь проводит не только в одиночестве, но и в бесчестье. Мать часто рассказывала Латонии о том, как была счастлива во время своего медового месяца.

«Твой отец был самым красивым мужчиной на свете, - говорила она Латонии. - Выйдя за него замуж, я чувствовала, что мы попали в рай, и во всей Вселенной нет больше никого - только он и я».

«Как мечтала и я испытать то же самое», - сказала Латония своему отражению, понимая, что из-за собственной глупости ее мечтам не суждено сбыться.
        Она легла, но не могла заснуть и стала прислушиваться к негромким звукам за окном. Вот скрипнул колодезный ворот, послышался далекий лай бродячей собаки, плач ребенка, кашель какого-то старика - должно быть, сторожа. Звуки переплетались и смешивались с ароматом цветов апельсина и жасмина, с запахом теплой пыли и нагретых солнцем камней.

«Если бы я влюбилась, - подумала Латония, - лучшее место для любви, чем Индия, трудно найти».
        Два часа спустя она по-прежнему не спала и ворочалась на постели, изнывая от жары. В конце концов ей это надоело, и она решила сходить в ванную, которая тоже соединялась с ее спальней. Латония выбралась из кровати и, открыв дверь в ванную, внезапно услышала шепот. На мгновение ей стало жутко, и она замерла, вцепившись в дверную ручку. Потом она сообразила, что говорят на урду. С эффектом передачи звука по водопроводным трубам ей уже приходилось сталкиваться за время путешествия - она испугалась просто потому, что сейчас была ночь, но быстро взяла себя в руки и стала прислушиваться.
        - Он умрет!
        - Разве это мудро? - спросил другой голос.
        - Это необходимо. Если лорд саиб узнает, что мы скрываем, будет беда, большая беда.
        - Если он умрет, тоже будет большая беда.
        - Нет, датура убивает не как нож или пистолет. Дай лорду саибу датуру за завтраком, и он умрет в поезде.
        - Хорошая мысль!
        Латония затаила дыхание и тихо-тихо вернулась в спальню. Она знала, что такое датура. В книгах ей не раз встречалось упоминание о диком растении, которое встречается по всей Индии. Его белые, похожие на лилии цветы ароматны и очень красивы. Однако коричневато-зеленые и зеленые семена этого растения известны как
«яблоки смерти». Они крайне ядовиты, и веками люди использовали их для того, чтобы избавляться от опостылевших жен и пожилых родственников. В одной из книг, где эта тема рассматривалась более подробно, Латония прочла, что действие датуры во многом зависит от того, с чем он поступает в организм. Человек может умереть сразу или чуть позже - этот период порой растягивается на часы, - но даже мельчайшая крупинка этого яда смертельна. Еще там было написано, что датуру обычно подмешивают в хлеб.
        Латония сказала себе, что должна немедленно предупредить лорда Бранскомба, но, подойдя к двери, соединявшей их спальни, внезапно остановилась, услышав легкое движение, встревожившее ее. Звук был таким тихим, что в обычном состоянии она не уловила бы его, но тревога обострила все ее чувства.
        Она догадывалась, что это: по обычаю, слуги спали под окнами комнат, охраняя своих хозяев, и теперь будет нелегко предупредить лорда так, чтобы их разговор не подслушали.
        Латония замерла в нерешительности. Конечно, можно дождаться утра и перед завтраком предложить лорду Бранскомбу прогуляться по саду и полюбоваться цветами. Там они смогли бы поговорить без посторонних ушей.

«Но что, - сказала себе Латония, - если убийцы нанесут удар раньше?»
        Привычка британцев рано утром пить чай с несколькими ломтиками хлеба с маслом была всем хорошо известна, и невинный с виду кусочек хлеба мог убить лорда Бранскомба до того, как Латония успеет его предупредить.

«Я должна сделать это сейчас же… немедленно!» - подумала Латония. Она знала, что все равно не уснет, пока не расскажет лорду о том, что услышала.
        Решительно, поскольку она боялась и смущалась одновременно, Латония прошла к двери, скрытой занавеской из бус, и тронула дверную ручку. На какой-то ужасный миг ей показалось, что дверь заперта, но потом она распахнулась, и Латония вошла в комнату лорда Бранскомба.
        Спальня лорда была больше, чем ее, и при тусклом свете стоящей на веранде лампы Латония разглядела очертания кровати. Москитная сетка опущена не была, потому что здесь, далеко на севере, москитов почти не было.
        Латония озиралась, пытаясь разглядеть, куда идти, и придумать, что сказать. Потом она прокралась к кровати, бесшумно ступая босыми ногами по тканым коврикам на деревянном полу. Она почти добралась до лорда Бранскомба, когда он проснулся - внезапно, как привыкший к опасностям человек, - и увидел силуэт, чернеющий на фоне окна.
        - Кто здесь? - спросил лорд и тут же, узнав ее, с недоверием в голосе воскликнул:
        - Латония?
        Сообразив, что теперь слуги наверняка будут подслушивать, Латония торопливо и нарочито громко произнесла:
        - Вы забыли… пожелать мне спокойной ночи… а я этого так ждала. - Понимая, что лорд ошарашен, она быстро добавила, не давая ему вставить ни слова:
        - Я… я уснула, а то пришла бы раньше. Лорд Бранскомб молчал. Латония в отчаянии подумала, что он ее не понимает. Внезапно словно чей-то голос подсказал ей, что нужно делать. Не раздумывая, чувствуя только страх за его жизнь, она шагнула вперед и легла в постель рядом с ним. При этом она заметила, что лорд напрягся, но сейчас было важно рассказать ему о планах убийц. Через мгновение губы Латонии оказались у самого уха лорда.
        - Мне нужно кое-что рассказать вам, - прошептала она так тихо, что сама едва могла расслышать свой голос.
        К ее облегчению, лорд, видимо, догадался о чем-то, потому что громко сказал:
        - Я рад, что ты пришла ко мне. Я думал, что ты уснула. День был долгий и трудный.
        Когда он договорил, Латония прошептала:
        - Опасность! Вас собираются… убить!
        - Откуда вы знаете? - Он говорил так же тихо.
        - Я услышала разговор по водопроводной трубе. Говорили двое мужчин, - прошептала Латония.
        Снова во весь голос лорд Бранскомб сказал:
        - Нельзя так перенапрягаться, дорогая. Я боялся, что после долгого путешествия сегодняшний вечер покажется тебе чересчур утомительным.
        - Ничуть, - тоже громко сказала Латония.
        - Как они собираются это сделать? - прошептал лорд.
        - Датура, - так же чуть слышно ответила Латония. - Они подсыплют ее либо в завтрак, либо в то, что вы съедите до завтрака. Прошу вас… будьте осторожны!
        - Буду, - прошептал лорд, и вслух: - Завтра нам снова предстоит долгое путешествие, поэтому возвращайся в свою постель, дорогая. Надеюсь, я не разбужу тебя, если встану рано.
        - Я буду спать крепко - Латония понизила голос: - А вдруг они попробуют… другой способ? Пожалуйста, прошу вас… не выходите никуда до самого отъезда. - Вспомнив о слугах, она добавила: - За дверью… кто-то подслушивает.
        - Знаю, - ответил лорд Бранскомб. - Так пусть им будет что слушать!
        С этими словами он поднял голову, и Латония почувствовала его губы на своих губах.
        Она была так поражена, что в первое мгновение даже не поняла, что происходит. Вначале его губы были жесткими, но потом стали мягче и одновременно требовательнее и настойчивее. Латонию никто еще прежде не целовал, и все же она представляла себе поцелуй именно таким - ощущением того, что она взята в плен и завоевана. Он вдохнул в нее странное тепло, которое волной прошло по всему телу и рекой пламени поднялось к губам. Это было так прекрасно, так не похоже на все знакомые ей ощущения, что Латония всем своим существом ответила на этот порыв, зная, что именно этого она искала всю жизнь, только этого и ждала.
        Это была любовь, а она и не понимала. Любовь к человеку, рядом с которым она провела много недель, который стал ее жизнью, хотя она этого не сознавала. Ее первоначальный страх перед ним и первоначальная ненависть давно переродились, хотя она сама об этом не знала, в любовь - любовь, которая заставила ее почувствовать, будто лорд унес ее в звездную высь и они перестали быть смертными людьми.
        Больше всего на свете ей хотелось, чтобы он продолжал ее целовать, но внезапно чудо кончилось. Странным, изменившимся голосом лорд произнес:
        - Возвращайтесь к себе, Латония. Сейчас слишком поздний час для любви. И все же я рад, что вы пришли ко мне.
        Сказав так, он опустил голову на подушку и повернулся спиной к Латонии. Она же чувствовала себя так, словно с вершины высочайшей горы ее низвергли в грязь и болота долин. Какое-то мгновение она не могла найти в себе силы пошевелиться, не могла осознать, где находится. Она коснулась неба, но, как с горечью думала теперь, лорд просто играл свою роль. Латония соскользнула с кровати, борясь с желанием еще раз попросить лорда Бранскомба быть осторожнее. Как может он умереть после того, как заставил ее почувствовать, что значит жить?
        Затем она с болью подумала, что лорд не испытывает к ней никаких чувств, кроме презрения. Ничто не изменилось, и чудо, подаренное ей его губами, ничего для него не значит.
        Медленно, словно в кошмарном сне, Латония прошла через спальню. Только дойдя до двери, она оглянулась. В темноте было трудно что-либо разглядеть, но она не сомневалась, что лорд Бранскомб по-прежнему лежит отвернувшись и не провожает ее даже взглядом.
        - Спокойной ночи, - прошептала она.
        Ответа не было. Латония тихо вернулась к себе, и бусы жалобно звякнули, когда она закрывала дверь.
        Латония снова лежала без сна, глядя на дверь, отделяющую ее от человека, чье имя она носила теперь. Она желала лишь одного - вернуться, лечь рядом с ним и попросить его снова поцеловать ее. Это был бы неслыханно нескромный поступок, но, чтобы не возбуждать подозрений у слуг, лорд выполнил бы ее просьбу.
        Какой-то внутренний голос твердил ей, что это ее единственный шанс, а когда они с лордом снова окажутся наедине, то будут просто сидеть рядом, как это было в поезде после свадьбы. Тогда девушке казалось, что лорду Бранскомбу противно даже смотреть на нее, потому что она - последняя женщина, на которой он хотел бы жениться.

«Предпоследняя», - усмехнувшись, поправила себя Латония, потому что была уверена, что Тони он оценивает еще ниже. И все же выбирать между ними не приходилось! Обе вели себя безответственно, обе не подумали о последствиях своей авантюры, а они оказались ужасными.

«Правда, только лишь для меня!» - подумала Латония. Тони была в безопасности. Тони вышла замуж за человека, которого любила. Тони… Внезапно Латония осеклась. Ведь она тоже замужем за любимым человеком. Разница только в том, что он не любит ее. Как могла она догадаться, как могла хотя бы на минуту представить, что полюбит лорда Бранскомба, невзирая на его безразличие? Но его губы не только заставили ее узнать о своей любви, но и подарили ей счастье, о котором она даже не смела мечтать. Латония закрыла глаза, и вновь странное тепло разлилось по ее телу и поднялось к губам, превратившись в пламя.

«Неудивительно, что индийцы почитают богиню любви и поют ей гимны», - подумала она.
        Для них любовь была неотъемлемой частью жизни, но, как считала Латония, для лорда Бранскомба это было что-то незначительное.
        - Я люблю его, - прошептала она в темноту. - Но что же делать? Как заставить его ответить на мою любовь? Как пробудить в нем восторг, который я испытала?
        Прошлой ночью она горько, отчаянно рыдала в постели, уверенная, что виной тому обида на лорда, открывшего ее обман. Но теперь она понимала, что все было гораздо сложнее. Она плакала, потому что хотела, чтобы он ее уважал, доверял ей и, хотя сама она этого тогда еще не понимала, любил ее.
        Лорд всегда был красив, особенно в своем мундире, но не только это привлекало в нем Латонию. Еще - та властность, которую он излучал, и что-то еще… что-то противоположное тому, чем была пронизана атмосфера дворца раджи. Он казался ей воплощением достоинства, чести и справедливости. Наверное, это можно было бы назвать благородством.
        В отчаянии Латония подумала, что, по сравнению с этими качествами лорда, сама она выглядит еще непригляднее.

«Он никогда меня не полюбит, - сказала себе Латония. - Он будет только презирать меня всю жизнь, которую мы проживем вместе».
        И вновь у нее из глаз хлынули слезы, которые были мукой, потому что Латония плакала о том, чего была навсегда лишена, - о его любви.

        Глава 7

        Латония не могла уснуть и бодрствовала, снова и снова возвращаясь к своим невеселым мыслям. Потом внезапно пришла заря; солнце осветило вначале потолок ее комнаты, а потом разлилось золотым светом по стенам. Латония услышала голоса за дверью и поняла, что лорд Бранскомб проснулся. Она едва удержалась, чтобы не крикнуть ему, что он напрасно рискует. Как может он быть столь безрассуден, зачем идет навстречу опасности? Мужчины, разговор которых подслушала Латония, собирались отравить лорда, но раджа вполне мог придумать за ночь и другой способ его умертвить.
        В отчаянии Латония чувствовала, что ее предупреждение только укрепило лорда Бранскомба в намерении вести себя как обычно, поехать на заранее назначенную встречу и ничем не показать страха.
        Она услышала, как он прошел в коридор и, прислушавшись, различила его шаги по лестнице. Теперь ей оставалось только молиться, боясь услышать выстрел или крик человека, которого ударили ножом. Но снаружи раздавалось только пение птиц, и доносились обычные звуки готовящегося к новому дню мира: высокие женские голоса, смех детей, едва различимый звон посуды. Однако для Латонии во всех этих звуках таилась угроза, ведь где-то там был человек, которого враги приговорили к смерти. И Латония молилась - молилась так истово, как никогда в жизни, - о том, чтобы лорд Бранскомб остался в живых.
        - Прошу тебя, Господи… Прошу…
        Ей казалось, что ее молитвы, подобно колесу, крутятся и крутятся, без начала и конца, вечной просьбой о помощи и пощаде.
        Так прошел час, и вдруг Латония вспомнила слова лорда Бранскомба о том, что сегодня они уезжают. Она встала и, умываясь, услышала, как слуга вошел в ее спальню и окликнул по имени. Девушка знала, что, вернувшись, найдет на подносе у края постели чашку чая, и подумала, а будет ли и там яд - или отравители воспользуются тем, что за завтраком она будет есть то же, что и лорд? Затем Латония вспомнила, что для индийцев женщина - существо низшего порядка, а значит, им совершенно безразлично, будет она жить или умрет. Настоящей мишенью для убийц был лорд Бранскомб, и все их усилия будут направлены против него.
        Латония быстро закончила с умыванием, поглядывая на трубу и думая, как удачно, что она услышала через нее голоса. Впрочем, опасность для лорда по-прежнему существовала, и с мыслью об этом Латония оделась с такой скоростью, с какой никогда в жизни не одевалась. Сначала она решила оставаться в своей комнате до тех пор, пока не услышит, что лорд вернулся, но быстро обнаружила, что это выше ее сил.
        Стараясь идти как можно спокойнее, хотя на самом деле ей хотелось бежать, Латония прошла по коридору, который вел к веранде. Как она и ожидала, завтрак уже был накрыт в той ее части, что выходила в сад. При виде старательно сервированного стола (хоть скатерть и была мятая, а серебро - давно не чищенное) Латония даже, решила, что ночные приключения ей просто почудились: разве может смертельный яд дожидаться жертвы в обычном завтраке?
        Но тут Латония увидела, как один из слуг в цветастом тюрбане и чистом белом дхоти вышел из дома, неся в руке маленькую корзиночку со свежеиспеченными чипаттами - пресными хлебцами, которые пекут в Индии повсеместно. Он поставил корзинку на стол, и безошибочный инстинкт подсказал Латонии, что чипатты отравлены, и слуга прекрасно об этом знает. Она сжала руки так, что ногти вонзились в ладони. Какое гнусное вероломство! Латония знала, что гость на Востоке неприкосновенен, и поражалась тому, что раджа осмелился нарушить этот неписаный закон.
        Она прошлась по веранде и остановилась у перил, глядя на цветущий сад и луг, где, несмотря на все старания слуг, трава росла клочками. Деревья стояли в цвету, и на фоне голубого неба казались просто великолепными. Однако Латония видела только тьму, предательство и зло, которые почувствовала, едва войдя во дворец раджи.
        Голос за спиной заставил ее вздрогнуть.
        - Леди мэм-саиб ждать лорд саиб? - спросил слуга.
        Латония не сразу поняла, о чем ее спрашивают, и едва не сказала, что у нее нет желания умирать раньше времени. Однако она знала, что эти слова встревожат убийц лорда Бранскомба, и они найдут другой способ умертвить свою жертву. Поэтому она просто кивнула и ответила очень ровным голосом:
        - Да, я подожду лорда саиба. Слуга с поклоном удалился.
        Латония продолжала ждать. Время ползло невероятно медленно. Она уже начала подозревать, что ее худшие опасения оправдались и лорд Бранскомб стал жертвой
«прискорбного происшествия» или вовсе исчез, однако внезапно он появился на дорожке, ведущей от фасада дома к веранде. Увидев его, Латония испытала такое облегчение, что издала звук, весьма напоминавший радостный вопль.
        - Прошу прощения, если я заставил вас ждать, - сказал он таким спокойным голосом, что все вопросы, готовые сорваться с ее языка, исчезли. Лорд прошел к столу, заметив:
        - Вам не стоило меня дожидаться.
        Понимая, что должна играть свою роль, Латония подошла к нему и произнесла первое, что пришло ей на ум:
        - Я… любовалась птицами.
        Только сказав это, она осознала, что на деревьях и на лугу и впрямь было множество птиц. Они были почти ручными и даже садились на перила веранды в ожидании, когда им дадут крошек со стола.
        - Ну, конечно же, птицами, - отозвался лорд Бранскомб так, словно тоже только что их заметил. Помолчав, он произнес медленно и, как показалось Латонии, задумчиво: - Должно быть, они тоже голодны.
        С этими словами он взял из корзины чипатту, отломил от нее кусочек и бросил воронам, искавшим в траве червяков. Одна из них, что была проворнее остальных, налетела на подачку, схватила ее клювом и взлетела на дерево. Усевшись на сук, она принялась устраиваться поудобнее, но вдруг крылья ее опустились…
        Через мгновение ворона упала на землю смятым комком перьев. Какое-то мгновение она еще шевелилась, а потом затихла. Латония ахнула, но лорд Бранскомб, словно ничего не заметив, отломил от чипатты еще кусочек и подбросил его высоко в воздух. Другая ворона поймала его на лету и полетела к крыше, но не достигла ее.
        Ничего не говоря, лорд Бранскомб отломил от чипатты еще кусок, однако прежде чем он бросил его, старший слуга, из личных слуг лорда, вышел из дома и произнес:
        - Карета ждет, лорд саиб.
        Лорд Бранскомб осторожно положил переломленную чипатту назад в корзинку.
        - Итак, я думаю, нам пора, - сказал он Латонии. - Не стоит заставлять поезд ждать.
        - Нет… конечно, нет, - ответила девушка. Собственный голос казался ей очень спокойным, однако она не могла отвести глаз от ворон, черными пятнами лежавших на зеленом лугу.
        Слуга передал Латонии зонт, сумочку и перчатки, а усаживаясь в карету, она заметила на сиденье напротив свой маленький кожаный несессер. Она знала, что по указанию лорда Бранскомба весь прочий багаж слуги повезут в карете, едущей позади.
        Никто не пожелал им доброго пути, и Латония утвердилась в предположении, что лорд Бранскомб уезжает раньше, чем объявил. Проезжая мимо дворца, он даже не посмотрел в его сторону. Когда карета ехала через город, Латония почувствовала, как в ее душе, подобно кобре, поднимается страх. Радже, несомненно, доложат, что лорд Бранскомб уехал, а это, как понимала Латония, повлечет за собой новые опасности.
        Карета ехала через рынок, но теперь лавки торговцев казались Латонии не красивыми, а наводящими ужас, да и лотки с фруктами и овощами и зерном потеряли свою пестроту и стали зловещими. Даже священные коровы, собиравшие дань с корзин зеленщиков, выглядели не ленивыми, а хищными и опасными. В каждой поднятой руке Латонии чудился кинжал, а любой звук она принимала за треск выстрела. Впервые после приезда в Индию она не любила, а ненавидела здешних людей, а улыбающиеся ей дети казались чудовищами, глумящимися над ее беспомощностью. Она крепко сжала пальцы, чтобы не зарыдать от ужаса.
        Когда карета выехала на открытое пространство, девушка посмотрела на голые камни, за которыми мог преспокойно спрятаться человек с винтовкой, и на деревья, гадая, не скрывается ли в ветвях убийца. Искусному стрелку вполне хватило бы одного выстрела, поскольку карета была открыта и ехала не спеша.
        Наконец впереди показалась железнодорожная станция. Последние мгновения! Сев в поезд, лорд Бранскомб будет в безопасности. Латонии захотелось попросить лорда лечь на пол кареты, чтобы не быть мишенью для убийц, но она промолчала, зная, что, как бы ни молила его об этом, он откажется и станет только больше прежнего презирать ее за трусость. Латония была так перепугана ожиданием выстрела, что не могла дышать и крепко зажмурилась, чувствуя, что ее тело становится ватным.
        - Прошу тебя, Господи… прошу тебя… Ее молитвы крутились как колесо.
        - Пожалуйста… пожалуйста…
        Карета остановилась, и Латония открыла глаза.
        Они достигли станции.
        Какое-то мгновение она не могла поверить, что все позади, и после стольких переживаний не могла пошевелиться. Только сделав над собой нечеловеческое усилие, ей удалось выйти из кареты, пройти по платформе и сесть в поезд. Вагон показался ей храмом; за спиной у Латонии лорд Бранскомб сказал кондуктору:
        - Мы готовы к немедленному отправлению! Двери закрылись, раздался свисток, и, когда поезд тронулся, Латония почувствовала, что ноги ее больше не держат. Она вытянула руку, чтобы ухватиться за что-нибудь, но тут все вокруг потемнело…
        Чьи-то заботливые руки подхватили ее, не дав ей упасть, и, поняв, чьи это руки, Латония словно услышала далекий голос: «Он спасен! Он спасен!»
        В следующее мгновение она почувствовала, что ее укладывают на кровать, но так и не смогла открыть глаза. Руки лорда Бранскомба сняли с нее туфли и шляпку. «Почему он ухаживает за мной?» - как-то отстранено подумала Латония, но мозг ее отказывался работать, она помнила только, что лорд спасен и больше ему ничто не угрожает. Затем она услышала его слова:
        - Вы, должно быть, очень устали, Латония. Постарайтесь выспаться за предыдущую ночь. Нам предстоит долгое путешествие, и пусть вас ничто не тревожит.
        Латония вновь попыталась открыть глаза, но это оказалось невозможно, поэтому она просто повернула голову на подушке, как ребенок, которому хочется уюта после пережитого страха. Она услышала, как лорд тихо вышел и закрыл за собой дверь.
        Очнувшись от сна, похожего на обморок, Латония обнаружила, что уже полдень. Вспомнив слова лорда Бранскомба о том, что путешествие будет долгим, она разделась, вновь улеглась в постель и уже почти заснула, когда стюард принес обед. Это были обычные индийские блюда, к которым она уже успела привыкнуть, - вареный рис, обжигающе острое овощное карри и несколько свежих чипатт. Латония съела карри, но чипатты не тронула, подумав, что теперь никогда в жизни не сможет их видеть, не вспомнив ворон, которые корчатся в агонии на земле.
        Поев, Латония почувствовала прилив сил, но усталость еще давала о себе знать, и она уснула. Колеса в ее мозгу теперь повторяли другую фразу: «Он спасен! Он спасен!»
        Несколько часов спустя в дверь постучался стюард и сообщил, что через полчаса они прибывают и госпоже следует надеть платье для верховой езды. Он исчез раньше, чем Латония смогла составить вопрос, который хотела задать: куда же они направляются? Затем она сказала себе, что это не важно. Главное, что это место далеко от раджи, который хотел убить лорда Бранскомба, а следующий их хозяин, должно быть, окажется более дружелюбным и, уж конечно, не таким вероломным.
        Она быстро надела амазонку. Теперь, отдохнув, Латония хотела лишь одного - увидеть лорда Бранскомба и задать ему тысячу вопросов.
        Она надеялась поговорить с ним до того, как поезд прибудет на станцию, но до этого момента оставалось всего несколько минут, и она торопливо вышла из своего купе и направилась в гостиную. Лорд Бранскомб уже был там, сменив мундир на обычный костюм для верховой езды - белые бриджи и тонкий, прекрасного покроя пиджак из туссора. Выглядел он в нем великолепно, однако его наряд навел Латонию на мысль о том, что встречать их будут без особой торжественности. Чем же это княжество отличается от остальных?
        Мгновение она только смотрела на лорда, и глаза ее были огромными. Какое счастье, думала она, что он жив, а не лежит мертвый, как вороны. Потом их взгляды встретились, и сердце Латонии забилось быстрее. Ей захотелось подбежать к нему, коснуться его и удостовериться, что он здесь, настоящий, во плоти, и больше не подвергается никакой опасности. Однако она сумела лишь отвести взгляд и опустить ресницы, казавшиеся очень темными на бледных щеках. Когда поезд с рывком остановился, она схватилась за кресло, чтобы не упасть.
        - Надеюсь, вы не слишком устали и сможете ехать верхом.
        - Конечно… конечно, смогу, - ответила Латония. - Я проспала весь день… и мне очень стыдно за мою… слабость.
        - У вас есть все причины быть слабой, - ответил лорд Бранскомб. - Нам обоим было трудно уснуть минувшей ночью.
        У Латонии не было времени ответить. Двери вагона открылись, слуги замерли в ожидании, и она увидела, что поезд остановился на очень маленькой станции, меньше даже той, где они с лордом венчались. Латония нерешительно ступила на платформу, подняла голову и порывисто вздохнула. Высоко над ними, вонзаясь в небо, стояли покрытые снегом вершины Гималаев!
        Всю жизнь она мечтала увидеть эту картину, а теперь, увидев, что это так похоже на ее мечты, подумала, что, должно быть, еще спит. Горы сверкали перед ее восхищенными глазами, как сделанные из серебра, и от восторга Латония не могла произнести ни слова. Да и можно ли было словами выразить ее чувства?
        У станции ей и лорду Бранскомбу были приготовлены лошади, а багаж в сопровождении слуг должен был перевозиться обычным порядком. Лорд помог Латонии сесть в седло, и они поехали прочь. Латония уже не думала о том, куда они направляются. Все ее мысли занимало только одно: она едет рядом с любимым у подножия Гималаев, где мечтала побывать всю жизнь.
        Через несколько минут караван оставил позади маленькую деревеньку, и вокруг раскинулось море цветов, которые, по представлениям Латонии, могли расти лишь в раю, - малиновые, белые, желтые и даже голубые. Но, как ни великолепны были цветы, Латония не могла оторвать глаз от блистающих серебром вершин, великолепие которых не поддавалось описанию.
        Долгое время лорд и Латония ехали в молчании. Дорога все время вела вверх. Вначале она была достаточно широка для двоих, потом превратилась в простую тропу, и лорд Бранскомб поехал впереди, а Латония - за ним. Солнце все еще грело, но она знала, что в сумерках холод снегов будет пробирать до костей. Но сейчас прохлада наполняла ее бодростью и сметала прочь все чувства, кроме необычайного восторга, бушующего в ее душе.

«Это оттого, что я вижу Гималаи», - сказала себе Латония.
        Однако она знала, что кривит душой, и на самом деле причиной тому был лорд Бранскомб, ехавший впереди. Латонию не оставляло предчувствие, что они едут куда-то туда, где смогут остаться одни и где у лорда не будет важных и неотложных дел.
        Подъем продолжался. Из серебряного снег стал золотым, а потом розовым: заходило солнце. Затем впереди вдруг показалось бунгало - белое, свежепокрашенное, оно сверкало на фоне темных гор едва ли не ярче снега. Окружавшие его цветы были еще красивее, чем те, мимо которых лорд и Латония проезжали до этого. Подъехав ближе, Латония разглядела улепетывающую в кусты пару золотых гималайских фазанов, самых красивых птиц мира.
        Трое слуг вышли навстречу лорду Бранскомбу и Латонии - двое мужчин и одна женщина средних лет в сари малинового цвета. Все трое с поклонами и улыбками приветствовали лорда Бранскомба. Потом они увели лошадей, а путешественники поднялись в одну из самых красивых комнат, какие только видела в жизни Латония. Стены ее были белыми, а на полу лежали яркие коврики тонкой ручной работы. На столах стояли цветы, а большие низкие кресла так и манили к себе.
        Лорд Бранскомб что-то сказал слугам на их языке, а потом произнес, обращаясь к Латонии, которая восхищенно оглядывала комнату:
        - Уже вечер, и я думаю, что вам хочется принять ванну. Как только вы будете готовы, мы поужинаем - ведь вы весь день почти ничего не ели.
        От его слов у Латонии стало тепло на душе, словно лорд и в самом деле заботился о ней.
        - Благодарю вас! - ответила она. - Но прошу вас, скажите мне, кому принадлежит этот милый домик?
        - Мне, - ответил лорд Бранскомб. - Я купил его несколько лет назад и всегда приезжаю сюда, когда у меня появляется возможность отдохнуть.
        - Здесь так красиво! - сказала Латония, глядя в окно на горы, которые были уже не золотыми и розовыми, а сиреневыми и лиловыми в надвигающихся сумерках.
        - Я все расскажу вам позже, - с улыбкой произнес лорд Бранскомб.
        Из гостиной он провел Латонию в спальню, которая оказалась неожиданно большой для такого маленького бунгало, а кровать в ней напоминала галеон, укрытый москитной сеткой, совершенно излишней в это время года. Занавеси на окнах были цвета неба, каким оно было, когда Латония впервые увидела на его фоне горы. Как ни странно, в спальне был и камин, в котором горел огонь.
        Женщина в малиновом сари ждала, чтобы помочь девушке переодеться, и Латония заметила, что багаж уже перенесен в комнату.
        - Ваша ванна готова, мэм-саиб, - произнесла женщина, а когда Латония ответила ей на урду, радостно заулыбалась и затрещала так быстро, что девушка с трудом успевала выхватывать лишь отдельные слова, хотя все же ухитрилась уловить общий смысл.
        Ароматная ванна с лепестками цветов смыла с нее остатки усталости, а восторг, наполнявший ее с момента пробуждения, начал расти и усиливаться до тех пор, пока не зазвучал в Латонии подобно музыке.
        Когда Латония вышла из ванной, служанка распаковывала багаж, перекладывая вещи в платяной шкаф. Он был открыт, и Латония увидела красивые платья, подаренные ей Тони.
        Одеваясь, Латония подошла к окну, из которого были видны горы. Сейчас они тонули в темноте, но звезды уже мерцали, и Латония подумала, что скоро взойдет и луна.
        Обернувшись, она увидела, что служанка достала из шкафа платье, которое Латония уже отчаялась когда-либо надеть. Это было роскошное бальное платье, а поскольку на корабле лорд Бранскомб не выпускал ее из каюты и запретил ей посещать балы в Индии, она думала, что оно так и останется лежать в сундуке. Сейчас, глядя на него, Латония подумала, что оно весьма похоже на подвенечное, и хотя она не осмеливалась предположить, что муж считает ее невестой, все же не стала возражать, когда служанка начала уговаривать ее надеть именно это платье. Латония подумала, что та выбрала его не из-за белого цвета, который в Индии носят только вдовы, а потому, что на подоле и декольте поблескивали маленькие бриллиантовые звездочки.
        Надев платье и поглядев на себя в зеркало, Латония подумала, что для пущего эффекта следовало бы еще надеть диадему и ожерелье из бриллиантов. Словно угадав ее мысли, служанка произнесла на урду:
        - Подождите, леди саиб, - и вышла из комнаты.
        Сидя перед зеркалом, Латония гадала, куда она ушла. Впрочем, через несколько минут служанка вернулась, держа в руках маленькие душистые бутоны, которые индийские женщины прикрепляют к волосам на затылке. Латонии всегда нравился этот обычай, который, как ей представлялось, любую женщину мог сделать неотразимой. Умело прикрепленные к ее собственной прическе цветы довершили ее туалет, и, взглянув на себя в зеркало, Латония подумала, что еще никогда не выглядела такой красавицей.
        - Спасибо, спасибо! - сказала она. Служанка улыбнулась:
        - Леди саиб очень хорошенькая, а лорд саиб очень красивый. Обоих благословил Кришна.
        - Надеюсь, - чуть слышно пробормотала Латония и, смущаясь, вышла из спальни в гостиную. Как она и предполагала, лорд Бранскомб уже ждал ее, одетый в прекрасно сшитый вечерний костюм.
        Латония подошла к лорду, намереваясь сказать что-нибудь легкое и беззаботное, чтобы разрядить внезапно возникшее напряжение, но в какой-то момент их глаза встретились, и она уже ничего не могла говорить. Лорд, похоже, чувствовал то же самое; так они и стояли, не шевелясь и глядя друг на друга.
        Голос у двери заставил их вздрогнуть.
        - Ужин готов, лорд саиб! - произнес слуга, и лорд с Латонией, очнувшись, вернулись к действительности.
        Лорд Бранскомб предложил Латонии руку, и они направились в симпатичную маленькую столовую, украшенную индийскими картинами, которые Латонии показались не только очень красивыми, но и весьма дорогими. Однако сейчас она видела только лорда Бранскомба.
        Позже она не могла бы припомнить, что именно они с лордом ели, помнила только, что все было замечательно приготовлено. После однообразия блюд, которые подавали в поезде, Латония по достоинству оценила форель, пойманную в ручье у соседнего склона, и прочие блюда, тоже приготовленные из самых свежих продуктов. Вначале был подан манговый сок, и он показался Латонии вкуснее последовавшего затем дорогого шампанского.
        Лорд Бранскомб поднял бокал, и Латония покраснела, услышав:
        - Я хочу считать сегодняшний день днем нашей свадьбы и позабыть прошлую ночь.
        Сделав паузу, он добавил:
        - Выпьем за счастье? Нам обоим оно очень нужно.
        Латония тоже подняла свой бокал. Ее сердце бешено билось, и она боялась, что не найдет в себе сил ответить, но смогла еле слышно прошептать:
        - Я… я надеюсь, что сделаю вас… счастливым.
        - На самом деле именно я должен был бы сказать вам эти слова, - отозвался лорд, - однако, раз уж мы хотим одного и того же, выпьем за это вместе?
        - Д-да… конечно, - ответила Латония. Их бокалы соприкоснулись, и, сделав глоток, Латония почувствовала, что не в силах заставить себя посмотреть в глаза лорду Бранскомбу.
        После ужина она поднялась и вернулась в гостиную. Лорд шел за ней. Словно предугадав ее желание, кто-то слегка приоткрыл занавески на огромном окне, которое занимало почти всю стену. Перед Латонией открывался прекрасный вид, и она уже не могла думать ни о чем другом, даже о лорде Бранскомбе.
        На небосклоне взошла луна, и горы были окутаны светом, словно ниспосланным богами; звезды мерцали в темном небе, а вершины светились так, как будто были живыми.
        - Как это прекрасно! - пробормотала Латония.
        - Так же, как и ты, - негромко ответил лорд Бранскомб.
        Латония непроизвольно обернулась, удивленная его ответом, а он обнял ее за талию и произнес:
        - Я подумал, что тебе захочется провести здесь медовый месяц.
        - М-медовый месяц? - неуверенно повторила Латония, меньше всего ожидая услышать от него такие слова.
        - Медовый месяц, который никогда бы не наступил, если бы ты не предупредила меня прошлой ночью, - сказал он. - Это был отважный и умный поступок, и сегодня я весь день думал о том, как хорошо, что ты оказалась со мной.
        - Это… правда? - спросила Латония. Странные чувства охватили ее, потому что рука лорда по-прежнему лежала на ее талии, а сам он был совсем рядом.
        - Теперь вы действительно… в безопасности… здесь? Они не будут искать вас?
        В ее голосе слышалась тревога. Лорд Бранскомб крепче обнял ее и произнес:
        - Честное слово, когда ты так говоришь, я готов поверить, что тебя волнует то, что со мной происходит.
        - Конечно, волнует! - не раздумывая, ответила Латония. - Я никогда не была в таком… ужасе, как сегодня, когда думала, что по пути на станцию вас… застрелят.
        - Я это заметил, - отозвался он. - Из-за этого тебе и стало дурно, когда мы сели в поезд?
        - Да, - призналась Латония. - Но теперь вы в безопасности. Прошу вас… вы должны быть осторожны… очень осторожны в будущем… потому что я…
        Она чуть было не сказала: «Я не переживу, если вас потеряю», но потом решила, что это прозвучит чересчур откровенно.
        Ее голос замер, и через мгновение лорд Бранскомб тихо произнес:
        - Ты не хочешь закончить фразу?
        Латония покачала головой, и тогда он тихо сказал:
        - Я думал, что ты меня ненавидишь, потому что я наказывал тебя, думая, что ты Тони. Ты ясно выражала свою нелюбовь ко мне до прошлой ночи, когда я поцеловал тебя. После этого мое мнение переменилось.
        Он почувствовал, что Латония задрожала в его руках, и увидел, как вспыхнули ее щеки. Очень мягко лорд Бранскомб сказал:
        - Целуя тебя, Латония, я подумал, что губы женщины не могут быть такими мягкими и сладкими, если только она не чувствует того же, что чувствую я.
        Латония съежилась и еле слышно произнесла:
        - А что вы… чувствовали?
        - Уже долгое время я чувствую только одно, - ответил лорд Бранскомб. - Я боролся с этим чувством, я был в ужасе от него, но не смог от него избавиться. Прошлой ночью я понял, что это любовь.
        Он произнес последнее слово особым, глубоким голосом, и Латония, затаив дыхание, спросила:
        - Вы хотите сказать… что любите меня… немного?
        - Я люблю тебя так, как никогда не любил прежде, - ответил лорд Бранскомб. - Неужели ты не понимаешь, сколько я выстрадал?
        Она испытующе заглянула ему в лицо и увидела на его губах кривую улыбку.
        - Когда я считал тебя своей племянницей, то был в ужасе от того, что чувствовал к тебе, - в ужасе и потрясении.
        Латония глубоко вздохнула.
        - Вы… любили… меня?
        - Я влюбился, еще когда учил тебя урду и понял, как ты умна. Твой ум восхищал и вдохновлял меня все наше путешествие.
        - Мне казалось, что вы… меня презирали.
        - Я старался вновь вызвать в себе чувства, которые охватили меня, когда я узнал об истории с юным Ауддингтоном и другими молодыми людьми, но мне это не удалось!
        - Я… рада, - сказала Латония. - Я так хотела… чтобы вы уважали меня… за то, что я такая, как есть.
        - Откуда мне было знать, что это ты? - спросил лорд Бранскомб. - Я мог думать только о том, что должен вычеркнуть тебя из своей жизни, и все же каждый нерв моего тела противился этому. О, дорогая моя, как ты смогла сделать такое со мной?
        Латония спрятала лицо у него на груди. Руки лорда по-прежнему обнимали ее, и она почувствовала его губы на своих волосах.
        - Я понял, что люблю тебя, задолго до прошлой ночи, а когда ты так храбро пришла ко мне, чтобы спасти мою жизнь, и проявила ум, которым обладает одна женщина на миллион, я понял, что нашел идеальную жену, какую искал всегда.
        - В-вы… правда, так думаете?
        - Позволь мне убедить тебя.
        Сказав так, лорд Бранскомб взял Латонию за подбородок и поднял ее лицо. Какое-то мгновение он смотрел на нее так, словно хотел навсегда запечатлеть в душе ее красоту, а потом прижался своими губами к ее губам. Когда он поцеловал ее, Латония поняла, что именно этого она всегда ждала и желала. Теперь его поцелуй был еще чудеснее, чем прошлой ночью, и Латонии показалось, что цветы, и горы, и лунный свет, и звезды, и даже боги пришли сюда и сделали ее и лорда Бранскомба своей частью.
        Лорд целовал Латонию, и больше она уже не принадлежала себе. Во всем мире не существовало более ничего, даже луны и звезд, - только его руки и губы…
        Казалось, вечность спустя Латония прошептала у плеча лорда Бранскомба:
        - Я… люблю… тебя!
        Он обнял ее еще крепче, и в свете камина, бросавшего золотой отблеск на стены, Латония видела в его глазах такую любовь, что ей захотелось плакать от счастья.
        Свободной рукой лорд откинул волосы ей со лба и произнес:
        - Как можешь ты быть таким совершенством? Я все время пытался найти в тебе хотя бы один изъян, но это невозможно, и теперь я знаю, что я самый счастливый человек в мире, потому что ты принадлежишь мне.
        - Это… правда? Это так? - спросила Латония. - Я твоя… жена… но… я всегда буду бояться… тебя потерять.
        - Я не хочу, чтобы ты волновалась, - ответил лорд Бранскомб, - и потому больше не стану предпринимать таких путешествий, как в этот раз.
        - Ты… обещаешь?
        - Мне легко дать такое обещание, - ответил он, - потому что я узнал, что вице-король приготовил для меня другое задание.
        - Какое? - опасливо спросила Латония.
        - Стать губернатором, - объяснил лорд Бранскомб. - И я знаю, что ни у одного губернатора не будет лучшей супруги, чем у меня, дорогая.
        - Неужели мне это… не снится?
        - Когда наш медовый месяц закончится, мы поедем в Калькутту, и ты убедишься, что я говорю чистую правду.
        - Я рада… Я очень рада. Я так тебя люблю! Боюсь, я больше не смогла бы пережить такие мучения, как сегодня.
        - Теперь ты понимаешь, что я чувствовал все это время.
        Он обнял ее крепче и произнес изменившимся голосом:
        - Если бы я был обречен потерять тебя, я предпочел бы «яблоко смерти», чем жизнь в одиночестве.
        - Никогда не говори так! - воскликнула Латония. - Ты так прекрасен, так благороден, что, даже если бы меня не было в твоей жизни, для тебя всегда нашлось бы дело, и Индия не смогла бы жить без тебя.
        - Сейчас меня волнует не Индия, а ты, - ответил он. - Я знаю, драгоценная моя, что ни один из нас не смог бы прожить без другого. Здесь, под сенью Гималаев, мы не можем не понять, что встретились не впервые и что любовь наша вечна.
        - Мне тоже… так кажется. Папа говорил про реинкарнацию, и я всегда молилась о том, чтобы встретить того, кого я любила, и кто любил меня.
        Сердито вздохнув, она добавила:
        - Я так злюсь на себя, что не почувствовала, что ты тот самый человек, еще тогда, когда мы впервые встретились.
        - Я должен был почувствовать то же самое, - признался лорд Бранскомб, - но прошло очень много времени, прежде чем я понял, что твои чары опутали меня и держат крепко, как бы я ни вырывался.
        - Я так рада… Так рада, что ты это чувствовал.
        - Я собирался заставить тебя выйти за Эндрю Ауддингтона.
        Латония вскрикнула от ужаса:
        - Как ты мог? Как ты мог хотя бы подумать такое?
        - Я хотел освободиться от любви, которая росла изо дня в день. Единственный выход я видел в том, чтобы выдать тебя замуж за кого-нибудь другого.
        - Как мог ты надеяться, что я совершу такую… ужасную вещь?
        Лорд Бранскомб улыбнулся:
        - Я чувствовал, что ты откажешься, поэтому и помалкивал. А теперь мы можем забыть обо всех несчастьях и помнить лишь, что мы вместе, как было предначертано судьбой.
        - Это наша… карма, - прошептала Латония.
        - Прекрасная, великолепная карма, как мне представляется, - сказал лорд Бранскомб, - и год от года она будет все лучше.
        - Я хочу… сделать тебя… счастливым.
        - Сейчас я счастливее, чем был когда-либо в жизни, - ответил он, - потому что ты - моя, и я буду заботиться о тебе, и больше никогда, никогда ты не проведешь меня.
        - А ты простишь меня на этот раз?
        - Не совсем. Я намерен продолжить наказание - поцелуями.
        Латония придвинулась к нему.
        - Мне бы это… понравилось…
        Он поцеловал ее и почувствовал, как она затрепетала.
        - Я люблю тебя! - воскликнул он. - Господи, как же я тебя люблю!
        Его пальцы легли на ее нежную шею.
        - Если ты когда-нибудь разлюбишь меня, - яростно произнес он, - я тебя удушу!
        - Я люблю тебя… я люблю тебя сердцем, рассудком… и душой. Они всецело твои.
        Его рука опустилась ниже, и пальцы коснулись ее груди. Лорд тихо произнес:
        - И твое тело?
        - Оно… тоже твое. Прошу тебя… верь мне.
        - Я верю, - ответил он. - Но, прекрасная моя, ты должна снова и снова доказывать мне свою любовь.
        Его губы вновь завладели ее губами, и Латония почувствовала, как языки пламени опять загораются в ней. Они становились все жарче и выше, пока не коснулись ее губ и не встретились с пламенем, пылающим в ее возлюбленном. Потом она поняла, что нет нужды доказывать свою любовь на словах, потому что боги снова спустились с небес и объяли их божественным светом. Лорд Бранскомб и Латония стали одним целым, которое началось в вечности и уходило в вечность.
        Они стали любовью.
        Любовью, которая никогда не умрет.

        notes

        Примечания

1

        Уважительное обращение к женщине европейского происхождения.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к