Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Нежданная Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Нежданная любовь Барбара Картленд

        # Маркиз Труна, беспутный холостяк, отчаянный искатель приключений, меньше всего на свете годился в опекуны и защитники молоденькой девушки.
        Но - что же делать, если погибший друг ухитрился отдать свою дочь, золотоволосую Валету, ИМЕННО ПОД ЕГО ОПЕКУ? Только - приходить в ужас от умения этой невинной прелестницы попадать в СОВЕРШЕННО НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ - да из последних сил удерживать себя на краю пылающего пожара страсти!

        Барбара Картленд
        Нежданная любовь

        От автора

        В этом романе приводятся описания мучений мальчиков-чистильщиков - они основаны на реальных событиях. Однажды маленький ребенок лет четырех действительно выпал из дымовой трубы в доме семьи Стриклендов, проживавших в Йоркшире.
        Разговаривал мальчик довольно грамотно и, по всей вероятности, был представителем дворянского сословия. Об этом свидетельствовали особенности его поведения. Увидев серебряную вилку, например, он воскликнул:
        - У моего папы есть точно такие же!
        Позднее Стриклендам удалось выяснить от ребенка, что его похитили цыгане. Он играл в саду и доверчиво пошел за незнакомыми людьми, пообещавшими показать ему красивую лошадь. Мать мальчика умерла, а отец находился за границей, поэтому он жил с дядей по имени Джордж. У цыган его выкупил трубочист. Всего за восемь гиней.
        Стрикленды разместили в газетах объявления о своей «находке», но на них так никто и не откликнулся. В конце концов ребенка усыновила женщина, которая смогла дать ему главное, в чем он нуждался, - хорошее воспитание и образование.
        В 1819 году палата общин предложила принять билль, который запрещал бы использовать детский труд для прочистки труб, но палата лордов отклонила его. Мальчики-чистильщики существовали в Англии вплоть до 1874 года. Одна из карточек трубочиста тех далеких времен до сих пор хранится в Британском музее.
        Ужасы Сейнт-Джайлза продолжали бередить души лондонцев до 1847 года. По окончании строительства в этом районе новой дороги, названной Нью-Оксфорд-стрит, ситуация значительно улучшилась. Ветхие лачуги, навесы, зловонные аллеи Сейнт-Джайлза были стерты с лица земли, а обитавшие в них крысы переселились в другие места.

        Глава первая

1817 год
        - Капитан Уэйборн, милорд! - звонко объявил появившийся на пороге библиотеки слуга.
        Это помещение было обустроено по проекту самого Адама[Роберт Адам (1728 - 1792) - английский архитектор, представитель классицизма.] и отличалось особой элегантностью. Вдоль стен от пола до потолка тянулись длинные ряды красивых полок с книгами в богатых переплетах.
        Прекрасно вписывалась в интерьер роскошная мебель.
        Любой, кто появлялся в этой библиотеке, даже обладатели исключительного вкуса, приходил в неописуемый восторг.
        У дальней стены, лениво развалясь в удобном кресле, перекинув одну ногу через деревянный подлокотник, сидел хозяин Труна с бокалом шампанского в руке.
        - Фрэдди! - воскликнул он, приветствуя входящего гостя. - Прибыл вовремя!
        - Отправился в путь, как только получил твою записку, - ответил Фрэдди Уэйборн, проходя по персидскому ковру по направлению к маркизу. - Зачем я понадобился тебе так срочно? Что-нибудь произошло?
        - Ничего особенного. Я просто хотел побеседовать с тобой с глазу на глаз до приезда остальных гостей.
        Капитан Уэйборн взял бокал шампанского с серебряного подноса, поданного блистательным лакеем в трунской ливрее и напудренном парике.
        Маркизу всегда нравилось жить красиво - как и подобает человеку, носящему почетный старинный титул. По поведение его далеко не всегда соответствовало этому званию. Иногда он совершал такое, что его приятели пэры от изумления раскрывали рты.
        - О чем ты собираешься со мной беседовать? - спросил, опустившись на стул, Фрэдди Уэйборн, когда слуги удалились из библиотеки и они с маркизом остались одни. - Неужели нельзя было обсудить все, что ты хочешь, позавчера во время обеда в Лондоне?
        - Вчера я принял одно особо важное решение! - провозгласил маркиз.
        Природа одарила этого человека необыкновенной красотой.
        С того момента, как лорд Байрон покинул Лондон, его считали самым привлекательным мужчиной английской столицы.
        Но в выражении его лица всегда присутствовала некоторая жесткость, намек на цинизм. Поэтому высказывания тех, кто сравнивал его с греческими богами, были не вполне справедливыми.
        Распутный взгляд маркиза на женщин действовал завораживающе, в людях же старшего поколения неизменно вызывал настороженность и подозрения.
        Его друг, капитан Уэйборн, был совсем другим. Типичный представитель английской армии, атлетически сложенный, пышущий свежестью и здоровьем, он без труда завоевывал расположение окружающих одной своей улыбкой.
        Крепкая дружба маркиза и Фрэдди зародилась в Итоне.
        После оба они продолжили обучение в Оксфорде. Друзья до сих пор с удовольствием вспоминали о веселой студенческой поре - поездках на охоту, пирушках, бесконечных развлечениях и розыгрышах.
        О службе обоих в веллингтонской армии отзывались как о «безупречной». Капитан Уэйборн остался в рядах лейб-гвардии. Маркиз же после смерти отца «выкупил себя» из армии.
        И у него, естественно, появилось гораздо больше времени не только на флирт с прелестнейшими из лондонских модниц, но и на «модные беспутства».
        И недели не проходило без того, чтобы члены клубов, в которых состоял маркиз, не потешались над его очередной веселой проделкой. Дам - обладательниц дочерей на выданье - эти выходки страшно огорчали, ведь каждая из них тайно надеялась, что титул маркиза Труна достанется именно ее чаду.
        - Итак, что ты замыслил на сей раз? - спросил Фрэдди, улыбаясь.
        - Именно об этом я и хотел тебе рассказать, - ответил маркиз. Его глаза таинственно поблескивали. - Ты не поверишь, но я решил жениться!
        - Жениться?
        Если маркиз намеревался ошеломить друга, то ему это, несомненно, удалось. В первое мгновение Фрэдди Уэйборн не мог вымолвить ни слова, просто приоткрыл рот и уставился на маркиза в полном недоумении.
        Когда дар речи вернулся к нему, он вскрикнул:
        - Черт возьми! Как тебе в голову могла прийти подобная идея?
        - Лайонел превратился в ярого сторонника радикалов.
        Только и твердит, что, когда этот дом перейдет по наследству ему, он сожжет его дотла, чтобы превратить наши владения в обычную землю и дать возможность всем, кто пожелает, ею пользоваться, - пояснил маркиз.
        Фрэдди Уэйборн ахнул:
        - Не может быть!
        - Я слышал об этом из трех различных источников, - сказал маркиз. - И признаюсь тебе честно: меня поведение Лайонела нисколько не удивляет.
        Фрэдди Уэйборн давно знал, что на протяжении долгих лет Лайонел, лорд Стивингтон - младший брат маркиза, является в их семье яблоком раздора.
        С подобными проблемами приходилось сталкиваться многим английским семействам, в которых имелись младшие сыновья. Младшие всегда относились с недоброжелательностью к законным наследникам отцов, старшим братьям, однако в отличие от Лайонела никто из них не вел себя настолько агрессивно.
        Фрэдди не переставал удивляться непохожести Лайонела и маркиза - внешней и внутренней.
        Лайонел фанатично ненавидел брата и все, что он любил, все, чем увлекался. Именно ненависть и заставила его стать крайним радикалом.
        Маркиз не сильно тревожился бы из-за нелюбви к нему братца, если бы тот не угрожал уничтожить их дом - настоящее произведение искусства, одну из наиболее величественных и прекрасных построек Великобритании, а также находившиеся в этом доме бесценные сокровища.
        Картинами Труна мечтали владеть не только все известнейшие художественные галереи и музеи страны, но и сам принц-регент. Он не раз с завистью говорил маркизу на различных приемах:
        - Как бы я ни старался собрать коллекцию, подобную вашей, Трун, все равно не смогу это сделать. Даже если проживу на свете тысячу лет!
        Фрэдди покачал головой:
        - Скорее всего не следует воспринимать слова Лайонела всерьез. У него рука не поднимется уничтожить родной дом. К тому же столь замечательный.
        - Не знаю, не знаю, - протянул маркиз. - Порой мне кажется, Лайонел совершенно обезумел от злобы и готов на что угодно. Еще немного, и мой брат меня подожжет вместе с Труном!
        Он сказал это без гнева и обиды, как будто просто констатировал факт.
        - Так вот почему ты решил жениться. Хочешь обзавестись собственным наследником, - задумчиво произнес Фрэдди. - А ты уверен, что у Лайонела не возникнет желания избавиться от твоего ребенка? Или от жены, когда она будет носить младенца в своей утробе?
        - Отныне я намерен следить за каждым движением Лайонела, - ответил маркиз. - А женитьба в любом случае пойдет мне на пользу. Полагаю, мне уже пора поостепениться. И матушка обрадуется. Как только я повзрослел, она принялась молить Бога о том, чтобы тот меня образумил.
        Фрэдди улыбнулся. В его глазах заплясали искорки.
        - Наконец-то Всевышний услышал просьбу вдовствующей маркизы. А женитьба тебе и впрямь не помешает. Наследник у тебя должен получиться отличный. Непременно научи его озорничать. Это один из наиболее выдающихся твоих таланте в.
        Маркиз рассмеялся:
        - Обязательно научу. Если только Лайонел не прикончит меня раньше.
        - Конечно, как воин ты тоже неплох, - добродушно-шутливым тоном добавил Фрэдди. - Не зря ведь во время военных операций во Франции тебе вручали медали за отвагу.
        Лицо маркиза неожиданно погрустнело.
        - Знаешь, Фрэдди, - сказал он после непродолжительного молчания, - мне очень не хватает тех ощущений, что испытываешь на войне: постоянного ожидания опасности, необходимости преодолевать страшные трудности, удовлетворения после успешно проведенного боя…
        Фрэдди хмыкнул:
        - Гораздо лучше, когда нет никаких войн. Помнишь, как однажды до нас не дошли повозки с провизией и мы были вынуждены голодать двое суток?
        - Помню, но я говорю о другом. Я скучаю по тому чувству, когда ты знаешь, ради чего рискуешь жизнью, - ответил маркиз. - Мы занимались очень важным делом: пытались победить врага, перехитрить его. А для этого не жалели себя и были вынуждены вовсю работать мозгами.
        Фрэдди в голову пришла вдруг странная мысль.
        Вообще-то он был менее сообразительным, чем его друг, - всегда размышлял над тем или иным явлением или событием несколько дольше. Зато приходил к более верным выводам.
        - А не оттого ли, дорогой мой Серле, ты ударился в разгул по окончании войны, что заскучал по ее опасностям и трудностям?
        - Может, и оттого, - ответил маркиз. - Одно я знаю определенно: что нахожу мир чертовски скучным. И пока не организую людей на совершение чего-нибудь забавного, не знаю, куда мне деваться.
        - Какая чушь! - воскликнул Фрэдди. - Ушам своим не верю. Ты, обладатель огромных денег, лошадей, каких нет ни у кого из твоего окружения, и божественной внешности, говоришь мне подобные вещи! Несравненные женщины сходят по тебе с ума! Да как ты можешь называть жизнь чертовски скучной? Ты слишком избалован и поразительно неблагодарен!
        - Даже не стану спорить с тобой, Фрэдди. - Маркиз пожал плечами. - Тем не менее мне все равно ужасно неинтересно жить.
        - Думаешь, после женитьбы твоя скука исчезнет? - спросил Фрэдди, усмехаясь.
        - Возможно, лишь усилится, - ответил маркиз и вздохнул. - Но это единственное, чего я еще не пробовал.
        - И кого же ты выберешь в партнерши? Без подходящей кандидатуры чудовищный эксперимент не принесет должных результатов, - с сарказмом заметил Фрэдди.
        - Конечно, Дайлис. Кого же еще?
        Какое-то время Фрэдди молчал, изумленно тapaщacь на друга.
        - Дайлис? - переспросил он, немного придя в себя.
        - Почему бы и нет? - ответил маркиз раздраженно. - Мои выходки ее только потешают. И потом, она всегда знает, как меня рассмешить!
        Последовало напряженное молчание. Спустя пару минут маркиз не выдержал и поинтересовался:
        - Что ты думаешь по поводу моего плана?
        - Лучше я не буду высказывать своего мнения, - мрачно ответил Фрэдди. - Оно тебе определенно не понравится.
        - Послушай, Фрэдди, мы всегда были честны друг с другом. Где нам только не пришлось побывать вместе! Что только не довелось пережить! Если тебе кажется, что Дайлис не подходит для роли моей жены, так и скажи.
        Фрэдди ничего не ответил, и, выждав минуту, маркиз продолжил:
        - Когда твое лицо делается таким, я выхожу из себя! Ты выглядишь сейчас так, будто не желаешь признаваться в том, о чем думаешь, даже самому себе!
        Он помолчал, потом вновь заговорил, но гораздо более спокойным тоном:
        - Обещаю, что не обижусь на тебя. Что бы ты ни сказал.
        Я знаю, что Дайлис никогда тебе не нравилась. Своего отношения к ней ты даже не пытаешься скрывать.
        - Ошибаешься. - Фрэдди взглянул другу прямо в глаза. - Я ничего не имею против Дайлис, пока она просто твоя любовница. Но жена - это совсем другое.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Перестань прикидываться, Серле, будто не понимаешь, о чем я! Дайлис - постоянный предмет разговоров у Джеймса, и ей это нравится. Она вольна решать, как ей жить, я для нее не судья. Но можешь ли ты представить себе, что когда-то эта женщина займет здесь, в Труне, место твоей матери? Что будет стоять на верхней ступени Стивинггон-Хаус, принимая высокопоставленных гостей?
        Слова Фрэдди воскресили в памяти маркиза картины из прошлого, постоянно преследовавшие его в те дни, когда они вместе стояли на биваках в бесплодных горах Португалии или ехали верхом под проливным дождем по открытым всем ветрам долинам.
        Ему было всего шесть или семь лет, когда няня впервые позволила ему понаблюдать сквозь балюстраду с третьего этажа Стивинггон-Хаус за церемонией принятия нескончаемой вереницы гостей его родителями.
        Оба они стояли на верхней ступени широкой лестницы на втором этаже. На голове маркизы сверкали бриллианты. Она взглянула тогда на маленького сына, и ему почудилось, что он видит принцессу, явившуюся к нему из сказки, Отец, в великолепном вечернем костюме члена тайного совета с голубой лентой ордена Подвязки на груди и знаками отличия, Пристегнутыми к мундиру, выглядел не менее впечатляюще.
        Мать и отец на тот момент представляли собой для маленького маркиза настоящее олицетворение величественности, стабильности и надежности.
        Впоследствии подобное зрелище представало перед его взором снова и снова.
        Достигнув более сознательного возраста, он начал понимать, что в один прекрасный день будет обязан занять место отца на верхней ступени главной лестницы в Стивингтоне и выступать перед знаменитостями в роли гостеприимного хозяина.
        Однако после смерти отца маркиз решил, что закатывать огромные приемы в Стивингтоне крайне непрактично, и предпочел балам и званым обедам встречи с компанией разгульных и беспечных молодых франтов, А со временем, сам того не желая, превратился в их негласного лидера.
        - Такая жизнь, какой она представляется тебе, не для меня, - сказал он наконец, отвечая на вопрос Фрэдди.
        - Почему? Насколько я знаю, рано или поздно ты все равно будешь обязан занять то же положение в графстве и в палате лордов, которое с превеликим удовольствием занимал твой отец! - В голосе Фрэдди звучали нотки возмущения.
        - Боже праведный, Фрэдди! Да что тебе известно о политике? - Маркиз нахмурил брови.
        - Ты не можешь всю жизнь оставаться ветреным гулякой.
        Терпению маркиза пришел конец.
        - Фрэдди, какая муха тебя сегодня укусила? Почему это вдруг ты захотел прочесть мне мораль о том, как следует себя вести, как жить? Не пойму, что с тобой произошло?
        - Я начал стареть, - серьезно глядя в глаза другу, ответил Фрэдди. - Можешь мне не верить, но это правда. По-видимому, я уже слишком стар для образа жизни, который веду.
        Теперь каждодневные пьянки дают о себе знать: утром я шагаю в строю и чувствую себя так, будто мне в голову угодил бильярдный шар.
        На губах маркиза заиграла улыбка.
        - Прекрасно представляю себе, что это за ощущение. Поэтому-то и решил жениться.
        Фрэдди фыркнул:
        - Жениться… Что ж, весьма похвально. Не понимаю только, почему твоя избранница - Дайлис.
        - Наконец-то мы подошли к самому главному! - провозгласил маркиз. - Объясни мне, пожалуйста - желательно попонятнее, - почему ты считаешь, что Дайлис не сможет стать для меня такой женой, которую я был бы в состоянии выносить?
        - Серле, дорогой, я лишь несколько минут назад приехал из Лондона. И не испытываю ни малейшего желания вступать с тобой в драку. Зная наперед, что ты победишь, - ответил Фрэдди.
        - Я не намереваюсь бить тебя, дурачина! - Маркиз усмехнулся. - Хочу одного: чтобы ты сказал мне правду.
        - Ладно, уговорил.
        Фрэдди выдержал непродолжительную паузу, собираясь с мыслями, и продолжил:
        - Подумай хорошенько, что за жизнь тебя ждет, если ты женишься на подобной Дайлис особе. В данный момент она с тобой, но не перестает строить глазки направо и налево. Если на ее пути повстречается кто-нибудь более привлекательный, чем ты, то она, не задумываясь, бросит тебя.
        Губы маркиза расплылись в довольной улыбке, и, заметив это, Фрэдди понимающе кивнул.
        - Я прекрасно знаю, о чем ты сейчас подумал: в Лондоне именно ты считаешься первым красавцем, - сказал он. - Но это положение вещей не вечно. В жизни разное случается. Что, если ты рано начнешь стареть? Или тяжело заболеешь? Даже не надейся, что Дайлис будет сидеть у твоей кровати с вышиванием в руках.
        Фрэдди говорил очень искренне. В чистоте его намерений можно было не сомневаться.
        Маркиз поднялся с кресла и принялся беспокойно расхаживать взад и вперед по персидскому ковру.
        - Если не Дайлис, то кто же тогда? - растерянно спросил он.
        - Существует тысяча других женщин, которые для роли твоей жены подойдут гораздо больше, чем она! - воскликнул Фрэдди.
        Последовало молчание. Маркиз продолжал ходить по ковру. Оба друга задумались о женщине, о которой шла речь.
        Леди Дайлис Повик ошарашила Лондон, как только впервые появилась в свете.
        Дочь герцога Бредона, она имела право появляться в домах всех известных личностей, ее приглашали на все балы И званые ужины.
        Через шесть месяцев после окончаний школы Дайлис сбежала из дома вместе с солдатом из пехотного батальона, не имеющим за душой ни гроша, и тайно обвенчалась с ним.
        А позднее уехала с ним в Португалию, куда было переведено его подразделение. Она вела себя настолько возмутительно с мужчинами из службы обеспечения, что ее отправили обратно в Лондон.
        Несколько месяцев спустя мужа Дайлис убили во время выполнения боевой задачи, но ее это не очень опечалило, и она даже не пыталась притворяться, что скорбит.
        На скорбь и траур ей не хватило бы ни терпения, ни времени. У нее было множество дел - все они сводились в ко печном итоге к сеянию раздоров между лондонскими аристократами. Вскоре хозяйки многих известных в городе семей заявили ей, что не желают видеть ее в своих домах.
        Но Дайлис не унывала. Ее собственный дом буквально осаждали поклонники, ведь она была настоящей красавицей и привлекала мужчин неординарностью, смелостью и распутством.
        Ей нравилось играть с представителями сильного пола. Выбирая любовников, она умудрялась разжигать в тех, кто оставался в стороне, еще более страстное желание заполучить ее внимание.
        С маркизом Труна же дело обстояло иначе. Как только он появился на горизонте, Дайлис решила, что будет с ним. И вот на протяжении целых шести месяцев эти двое развлекались вместе.
        Дайлис не только принимала участие во всех забавах маркиза, нередко именно она высказывала ту или иную шальную идею.
        До того, что о ней говорили в клубах и на приемах в домах знаменитых семей, ей не было никакого дела, Маркиз видел в Дайлис родственную душу, а этого, по его мнению, хватило бы для создания семьи.
        Эта женщина смело ввязывалась в любую авантюру, ничего не боялась и была столь страстной и искусной любовницей, что мечтать о чем-то другом ему даже не приходилось.
        Фрэдди поднялся со стула, прошел к столику, на котором лакей оставил поднос с бутылкой, и налил себе еще шампанского.
        Маркиз все расхаживал взад-вперед.
        - Существует и еще одна важная деталь, без наличия которой не следует жениться так поспешно, - сказал Фрэдди. - Вероятно, ты об этом даже не подумал.
        - Что за деталь?
        - Любовь, Серле. Считай меня старомодным, если хочешь.
        - А что, по-твоему, я испытываю к Дайлис? - сердито сдвинув брови, буркнул маркиз.
        - Множество разных чувств, перечислять которые, полагаю, нет нужды, - спокойно ответил Фрэдди и вернулся с наполненным бокалом на место. - Но ни одно из них не называется любовью, я в этом уверен.
        - Откуда тебе знать?
        - Я наблюдал десятки твоих романов - увлекательных, бурных и даже страстных, но ни один из них не был порожден любовью.
        - Тогда что же такое любовь? В твоем понимании, - саркастически ухмыляясь, спросил маркиз.
        - Это то, что чувствовали по отношению друг к другу мои мать и отец. То, что я сам хотел бы повстречать однажды, - ответил Фрэдди, задумчиво глядя в пустоту.
        - Нельзя ли объяснить поподробнее? - Маркиз скривил губы. - Я прекрасно знал твоих родителей. Они были чудесными людьми, всегда хорошо ко мне относились, но признаюсь тебе честно: я никогда в жизни не замечал, что между ними существует нечто особое.
        - Естественно. На людях они не проявляли по отношению друг к другу своих чувств, - печально и несколько смущенно сказал Фрэдди. - Но после смерти отца мама сказала мне: «Сынок, теперь я не знаю, для чего мне жить. Хочу одного - поскорее попасть к папе». Через четыре дня она тоже умерла.
        - Я ничего не знал об этом, - пробормотал маркиз, немного помолчав. - Надеюсь, речь не идет о самоубийстве…
        - Нет. Конечно, нет, - ответил Фрэдди. - Просто отец был для мамы смыслом жизни, она не смогла пережить столь значительную потерю.
        - Ты никогда не рассказывал мне об этом… - тихо произнес маркиз.
        - Я и сейчас не должен был рассказывать тебе об этом, - ответил Фрэдди с грустью в голосе. - Но решил, что, узнав историю моих родителей, ты лучше поймешь, что я пытаюсь втолковать тебе.
        - Не уверен, что я все понял, - признался маркиз. - Однако тщательно обдумаю твои слова.
        - Именно на это я и рассчитывал.
        Маркиз вздохнул:
        - Сдается мне, Фрэдди, ни ты, ни я никогда не почувствуем этой самой любви ни к одной из женщин.
        Он выдержал небольшую паузу и продолжил:
        - Вообще-то я, естественно, догадываюсь, что ты пытаешься мне объяснить. Но убежден, что я не отношусь к числу романтиков.
        Фрэдди многозначительно изогнул бровь, и, заметив это, маркиз рассмеялся.
        - Да, да! В моей жизни было очень много женщин. И, черт возьми, большинство из них можно смело назвать настоящими красавицами. Помнишь ту девицу с оленьими глазами из Лиссабона?
        Маркиз на мгновение замолчал, представив бывшую подругу, но тут же прогнал воспоминания и опять заговорил:
        - Нет, лучше не будем отходить от темы. Итак, ты полагаешь, что я должен почувствовать нечто совершенно странное, то, чего никогда в жизни не испытывал, - именно это и будет любовью. Я тебя правильно понял?
        - Думаю, это лишь составная часть того, что необходимо для вступления в брак, - ответил Фрэдди, - Мне кажется, здесь важно и еще кое-что.
        - О чем это ты?
        - На мой взгляд, людей, решивших создать семью, должна объединять общность устремлений, представлений о жизни, а также о том, что они обязаны дать друг другу.
        - Мое устремление - как можно быстрее обзавестись сыном! - воскликнул маркиз.
        - Неужели ты настолько глуп? - спросил Фрэдди, вздыхая. - Помнишь, как часто мы беседовали на всевозможные темы в Оксфорде? Вдвоем или вместе с другими приятелями?
        Жаль, что теперь не случается ничего подобного!
        - Конечно, я помню наши разглагольствования! Высокопарный философский вздор - вот что это было! - ответил маркиз. - Иногда я задумываюсь о том, сколько времени мы потратили впустую, и мне делается тошно. Лучше бы веселились с девочками.
        - Куролесить с девочками ты тоже успевал, - напомнил Фрэдди уставшим голосом. - Постарайся же наконец сконцентрировать внимание на том, о чем я тебе твержу, Серле.
        Это крайне важно, поверь мне!
        - Важно для меня или для тебя? - спросил маркиз.
        - Скорее всего для нас обоих, - ответил Фрэдди. - Скажу тебе единственную вещь: наша дружба уже никогда не будет прежней, если ты женишься на Дайлис.
        - Это почему же?
        Фрэдди не ответил, и маркиз, догадавшись вдруг, в чем дело, прищурил взгляд.
        - Я все понял… - медленно заговорил он. - Ты никогда не сознавался мне в этом, но между тобой и Дайлис…
        - Только не пытайся свалить сейчас на меня всю вину, - спокойно произнес Фрэдди.
        - Да как ты смел? - закричал маркиз. - А я, дурак, до сих пор ничего не знал!
        - Открою тебе один секрет, - выпалил Фрэдди, тоже выходя из себя. - Я далеко не единственный из твоих друзей, кто побывал в объятиях красавицы Дайлис!
        Маркиз медленно прошел к окну и взглянул сквозь прозрачное голубоватое стекло на бархатную зелень ухоженных лужаек, ведущих к озеру с красивым каменным мостом.
        Он смотрел на белоснежных лебедей, скользивших по серебристой поверхности воды, и о чем-то напряженно размышлял.
        А Фрэдди был уверен, что теперь его друг видит свое будущее уже совсем иначе, чем полчаса назад.
        Маркиз первым нарушил затянувшееся молчание.
        - Понятия не имею, Фрэдди, зачем тебе понадобилось доставлять мне такую боль, - сказал он с обидой и раздражением. - Я был настроен на женитьбу так решительно…
        - Если после нашего разговора ты передумаешь совершать этот безумный поступок, я буду несказанно рад!
        - Знаешь ли, дорогой мой друг, временами ты ведешь себя так, что я не в состоянии тебя выносить! - рявкнул маркиз, все еще глядя в окно.
        Фрэдди посмотрел на него с улыбкой. Оба они знали: их дружба настолько крепка и важна для них, что помешать ей не сможет ничто, Хотя разговор о Дайлис оставил на сердце неприятный осадок.
        Прошло несколько минут, показавшихся им обоим бесконечными. Маркиз повернул наконец голову и сказал изменившимся голосом:
        - В любом случае вопрос о моей женитьбе откладывается по крайней мере до завтра.
        - А что до завтрашнего дня изменится? - спросил Фрэдди.
        - Сегодня вечером я планировал закатить пирушку, посвященную моему прощанию с холостяцкой жизнью, - мрачно ответил маркиз.
        На лице Фрэдди отразилась тревога.
        - Надеюсь, ты еще не сделал Дайлис официального предложения?
        - Официального еще не сделал. Но думаю, что она уже размышляет, будет ли в ее свадебном наряде присутствовать белая фата.
        Фрэдди всплеснул руками:
        - Боже мой! Серле! Ты собираешься выставить себя на посмешище!
        Он вдруг резко замолчал, но тут же продолжил угрожающе-спокойным голосом:
        - По-видимому, ты надо мной просто издеваешься! Мне следовало догадаться… Скажи же, что ты задумал на самом деле. Я готов услышать самое худшее. Что ты собираешься устроить сегодня вечером?
        - Полуночные скачки с препятствиями, - ответил Фрэдди.
        - И все? Я ожидал, что ты придумаешь что-нибудь новое и более оригинальное. А скачки с препятствиями я терпеть не могу. Ты всегда выигрываешь.
        - Сегодняшние бега будут необычными. А победитель получит в награду нечто такое, за что стоит попотеть, - с таинственным видом сообщил маркиз.
        - И что же он получит? - полюбопытствовал Фрэдди.
        - Тысячу гиней!
        - Они достанутся тебе. Завладеть первым призом для тебя не составит труда. Ты, как обычно, выиграешь, - Фрэдди махнул рукой.
        - Второму победителю достанется пятьсот гиней, а третьему - сотня, - добавил маркиз.
        - Что ж, у кого-то из нас есть возможность получить хоть что-нибудь, - пробормотал Фрэдди. - А что в этих скачках будет необычного? Ты устраивал бега несчетное количество раз. После последних моя лошадь целый месяц хромала.
        - Надо уметь ездить верхом, - поучительным тоном сказал маркиз. - Сегодня ночью тебе придется быть предельно ловким и осторожным.
        - Это еще почему?
        - Я планирую ввести некоторые условия.
        Из груди Фрэдди вырвался приглушенный стон.
        - Так я и знал! Ты придумал нечто опасное! Поэтому я сразу отказываюсь принимать участие в этом мероприятии.
        - Неужели ты на самом деле такой трусливый? - поддразнил его маркиз.
        - Само собой разумеется! - выпалил Фрэдди. - Моя жизнь дорога мне гораздо больше мальчишеских забав. И когда ты только повзрослеешь, Серле?
        - Если ты намерен продолжать разговаривать со мной в таком тоне, я вызову тебя на дуэль! - ответил маркиз. - Сегодняшние скачки предназначаются для взрослых, можешь в этом не сомневаться!
        - Если ты полагаешь, что сумеешь заставить меня скакать на лошади в ночной сорочке с завязанными глазами или сидя в седле спиной вперед, то можешь забыть на сегодняшнюю ночь о моем существовании! - отпарировал Фрэдди. - Мой отец верно говорил, что скачки с препятствиями придуманы для дураков, которым наскучило жить. Оказаться на кладбище в столь молодом возрасте и притом так по-глупому у меня нет ни малейшего желания.
        - Не старайся испортить другим удовольствие, Фрэдди! - повелительным тоном сказал Маркиз. - У тебя все равно ничего не получится. Будешь ты принимать участие в бегах или нет, человек двадцать участников у меня уже имеется. Они ответили согласием на мое приглашение.
        - Оказывается, ты запланировал это безумие уже давно! - Фрэдди покачал головой.
        - Эта мысль пришла мне в голову три дня назад. Тогда же, когда и мысль о женитьбе. Вчера я принял твердое решение и задумал: если выживу в бегах с препятствиями, значит, выживу и в браке. Хотя я уже сейчас уверен, что скачки - гораздо более увлекательно, чем семейная жизнь.
        Фрэдди медленно кивнул:
        - Кажется, я все понял. Тебе просто не хватает опасности. - Он вздохнул. - И что же за условия ты придумал? Почему говоришь, что сегодняшние бега будут необычными?
        - Все участники, - медленно, словно тщательно подбирая слова, начал объяснять маркиз, - будут управлять лошадью одной рукой и смотреть на дорогу одним глазом. Это чертовски трудно.
        - Зато нетрудно найти то препятствие, на котором можно сломать себе шею, - усмехнулся Фрэдди. - Знаешь, дружище, эта игра чересчур опасна. Если я и буду принимать в ней участие, то только в качестве судьи. У него в любом случае должно быть два глаза и две руки.
        - Эту роль уже согласился выполнять Форсетт, - сказал маркиз. - Этот парень не одобряет мою затею, но он поразительно справедлив и в случае возникновения каких-либо разногласий рассудит нас правильно.
        Фрэдди знал, что это правда. Лорд Форсетт был кристально честным человеком.
        Когда-то он получил на войне тяжелое ранение и до сих пор не мог ездить верхом и ходить без трости.
        По возрасту отважный Форсетт был старше маркиза и Фрэдди.
        Он пользовался всеобщим уважением и доверием. Его решение действительно принимали как единственно правильное.
        - Форсетт так Форсетт, - пробормотал Фрэдди. - Надеюсь, ты пригласил достаточное количество санитаров-носильщиков, докторов и могильщиков, чтобы они могли сразу же увозить в лечебницу, оказывать срочную помощь или зарывать в землю участников твоего мероприятия, кому не очень повезет.
        - Хватит смотреть на мир так мрачно, - велел другу маркиз. - Сегодняшний ужин должен быть одним из лучших.
        Подадут великолепнейшие вина и закуски. Большинство из участников бегов ждут не дождутся этого состязания, ведь победителям я обещаю приличные награды.
        - В это я охотно верю, - сказал Фрэдди. - Хотя на месте твоих гостей я придумал бы какую-нибудь причину для отказа и не явился бы на этот ужин. Он обещает быть слишком уж опасным. А кто приглашен?
        Маркиз быстро перечислил имена гостей. Большинство из них Фрэдди хорошо знал.
        - И еще сэр Чарльз Лингфилд, - добавил маркиз.
        - Лингфилд? - переспросил Фрэдди. - Но ведь он слишком стар!
        - Не сказал бы, - невозмутимо ответил маркиз. - По-моему, ему еще и сорока нет.
        - Что с того? - стоял на своем Фрэдди. - Все равно он уже не в том возрасте, чтобы перепрыгивать на лошади через твои препятствия! Они и для нас-то высоковаты!
        - Мне Лингфилд нравится, - заявил маркиз. - Его дом располагается на моих землях. Я не могу отказать ему теперь, когда он уже согласен состязаться.
        - Вероятно, этот тип начал выживать из ума.
        - Этот вопрос решен, Фрэдди! Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я встретил Лингфилда словами: «Прости, дорогой мой, но Фрэдди считает тебя чересчур старым для сегодняшних скачек, поэтому ступай домой. Я приглашу тебя в другой раз, когда устрою менее опасные бега»? Так, что ли?
        - Ладно, успокойся, - с неохотой ответил Фрэдди, - Вообще-то однажды я видел Лингфилда на охоте. Он весьма неплохой всадник…
        - Тогда хватит кудахтать, как курица! - сказал маркиз. - Все не так уж и страшно. Любой из моих гостей может запросто снять повязку с глаза и высвободить руку, если почувствует, что для него эти бега не по силам.
        - Надеюсь, что ты прав. - Фрэдди покачал головой. - Но я все равно считаю, что твои соревнования - глупый риск жизнью, только и всего.
        - Только и всего?
        - Конечно! На мой взгляд, эта затея совершенно бессмысленна.
        Маркиз прошел к столику и налил себе еще шампанского.
        - Признаюсь тебе честно: больше всего на свете мне хочется получить сейчас вызов из Веллингтона. Надеть на себя форму и вместе с тобой отправиться в расположение. И знать, что мы принесем кому-то пользу и что нам не придется скучать. Ни минуты.
        - Я понимаю, о чем ты, - ответил Фрэдди, кивая. - Тем не менее нам обоим необходимо научиться жить в мире, в котором нет войн. Вообще-то я и так ни на что не жалуюсь.
        При желании в Лондоне можно найти массу развлечений. С нетерпением жду начала осеннего сезона охоты.
        - Чтобы пристрелить в лесу одну тощую лисицу, - съязвил маркиз.
        - Неужели тебе нравилось убивать французов?
        Наступило непродолжительное молчание. Затем маркиз кашлянул и медленно заговорил:
        - Что мне нравилось, так это ощущение постоянной настороженности, бодрости. А о результате своих действий на войне я старался не думать.
        - Я тоже, - ответил Фрэдди. - Но порой от навязчивых мыслей было невозможно отделаться. Я размышлял о том, что французы такие же люди, как мы с тобой. Что имеют право жить и хотят жить, и на душе становилось отвратительно. А самыми неприятными были раздумья о том, что дома наших противников ждут матери, жены, дети…
        - Ты намекаешь на то, что со мной не все в порядке? - спросил маркиз, глядя на друга исподлобья. - Что страстное желание воевать - это болезнь?
        - Нет, - сказал Фрэдди. - Мне кажется, ты не хочешь продолжения войны. Все, в чем ты нуждаешься, - это ощущение опасности и постоянный прилив новых эмоций. А это совсем другое.
        Маркиз победно улыбнулся:
        - Это именно то, что я предлагаю сегодня своим гостям!
        - Черт! - воскликнул Фрэдди. - Тебя никогда не переспоришь! Что ж, ты выиграл! Я тоже буду участником этого безумия! Надеюсь, что завтра тебе не придется плакать у моего гроба.
        - Плакать? Можешь представить меня плачущим, Фрэдди? - Маркиз добродушно рассмеялся. - Я очень рад, что сумел уговорить тебя явиться на мое мероприятие. В противном случае ты всю оставшуюся жизнь сожалел бы о том, что отказался.

        В тот момент, когда дворецкий взглянул на часы на камине, дверь открылась и в зал для принятия завтрака, слегка пошатываясь, вошел Фрэдди.
        Один из лакеев рванул к столу, чтобы выдвинуть для него стул, второй подскочил и постелил ему на колени белоснежную салфетку, потом поспешно подошел к стене и взял с треногого столика серебряную кастрюлю с изображением фамильного герба. Под столиком горели пропитанные маслом фитили - таким образом пища в кастрюлях на нем была постоянно теплой.
        Не успели подать Фрэдди первое блюдо, как он крикнул хриплым, неузнаваемым голосом:
        - Бренди! Принесите мне бренди! Ничего другого не надо?
        - Конечно, сэр!
        Дворецкий сделал жест рукой лакею, который шел к Фрэдди с кастрюлей, тот остановился на полпути и вернул ее на треногий столик. Второй слуга уже торопливо направлялся к Фрэдди с графином из граненого стекла.
        Когда бокал наполнили, Фрэдди окинул его удовлетворенным взглядом, но не успел сделать и глотка, как в зал вошел маркиз.
        - С добрым утром, Фрэдди! - воскликнул он.
        Друг ничего ему не ответил.
        Пройдя к треногому столику и оглядев содержимое каждой из кастрюль, с которых лакей услужливо снимал крышки, маркиз указал рукой на одну из них.
        - Положите мне отбивную из мяса молодого барашка, - велел он, прошел к большому столу и уселся рядом с Фрэдди.
        Лицо Фрэдди выглядело неестественно бледным, а взгляд затуманенным.
        Маркиз улыбнулся, внимательно рассмотрев его.
        Лакей положил отбивную на тарелку хозяина, а дворецкий налил кофе.
        - Твоя проблема в том, что ты смешиваешь разные напитки, Фрэдди, - сказал маркиз. - Я заметил вчера, что после шампанского ты принял приличную дозу портвейна. Я же так и продолжал пить шампанское, добавил лишь чуточку бренди.
        Пить красные вина после светлых - весьма глупо, если тебе предстоит садиться в седло.
        Что бы он там ни пил, по внешнему виду маркиза никто не определил бы, что вчера он полночи куролесил. Шалости и выпивка никак не сказались также и на его самочувствии.
        - Дело вовсе не в том, что я смешал шампанское с портвейном, а в том, что у меня все тело гудит, а руку я до сих пор не чувствую - она была пристегнута к телу на протяжении слишком долгого времени.
        - Наверное, слуга чересчур сильно затянул ремень, - беспечным голосом предположил маркиз. - Но держался в седле ты очень даже неплохо, несмотря ни на что. Обидно, что Лингфилд опередил тебя. На считанные секунды! Впрочем, сотня гиней - это тоже деньги.
        - Я с удовольствием сам заплатил бы тебе две, три сотни, лишь бы не чувствовать себя так паршиво, как сейчас, - проворчал Фрэдди.
        Маркиз рассмеялся:
        - Тебе скоро станет легче. Вот увидишь. Только советую перекусить. Нет ничего хуже, чем алкоголь на голодный желудок.
        - Лучше оставь меня в покое! Вот это мне действительно поможет.
        - Хорошо, хорошо, - ответил маркиз. - Больше ни слова о тебе. Но вчерашний вечер удался на славу, согласись! Закуски были отменные.
        Фрэдди пробормотал что-то неразборчивое, и маркиз продолжил:
        - Надеюсь, ты не будешь отрицать хотя бы то, что скачки прошли на удивление удачно. Всего три игрока не достигли финиша. И вовсе не из-за того, что покалечились, как предрекал ты. У Бингхема захромала лошадь. У Хендерсона, кстати, тоже. А Айронсайд плюхнулся в воду над водным препятствием. Я нисколько этому не удивился - лошади у него всегда ужасные, хотя он хвастается ими при каждом удобном случае.
        Фрэдди хлебнул бренди и наконец заговорил:
        - У меня такое ощущение, что моя голова сейчас расколется от боли. Наверное, ты прав. Мне не стоило пить вчера бренди. Кларет, что подали после скачек, тоже был лишним, - Век живи, век учись! - Маркиз поднял вверх указательный палец. - Наверное, тебе никогда не приходило это в голову, но причина моих постоянных побед в собственных скачках кроется в том, что перед ними я гораздо более сдержан в употреблении алкоголя, чем остальные участники.
        Фрэдди криво улыбнулся;
        - Хитрец! Для того-то перед бегами ты и угощаешь своих гостей такими напитками, от которых сложно отказаться, чтобы они напились и не могли конкурировать с тобой!
        - Угощение - это первое препятствие в моих скачках, - пояснил маркиз.
        Фрэдди расхохотался:
        - Серле, ты неисправим! Мне следует обвинить тебя в мошенничестве!
        - Это вовсе не мошенничество. Я просто использую глупость других в своих целях. А сам никогда не увлекаюсь спиртным ни перед охотой, ни перед боем, - ответил маркиз.
        - Верно, верно. Теперь я припоминаю, - согласился Фрэдди. - Перед скачками ты всегда пьешь крайне мало. Раньше я об этом не задумывался. А остальные заливают в рот эту дрянь - я имею в виду лучшие из твоих вин, - не зная меры.
        Так сказать, набираются смелости. Смелости во хмелю.
        - Вот именно, - подтвердил маркиз.
        Он допил кофе, и дворецкий поспешно подошел к нему и вновь наполнил чашку.
        В это самое мгновение дверь растворилась, и на пороге показался еще один мужчина.
        - Доброе утро, Чемберлен! - воскликнул маркиз. - Фрэдди, ты, наверное, еще не видел Грэхема Чемберлена с тех пор, как приехал.
        - Нет, - ответил Фрэдди. - Как поживаете, Чемберлен?
        Приятно видеть вас.
        - Я тоже рад нашей встрече, капитан. - Мистер Чемберлен добродушно улыбнулся.
        Ему было тридцать семь лет. Он служил в том же полку, что маркиз и Фрэдди.
        Когда управляющий отца оставил должность по причине старости, маркиз вспомнил об умном и энергичном офицере, командующем артиллерией.
        Лейтенант Грэхем Чемберлен знал, что шансов на продвижение по службе у него практически нет, и когда маркиз предложил ему работу, которая показалась ему весьма увлекательной, он с радостью согласился.
        Маркиз всегда гордился своим талантом подбирать подходящих людей на те или иные должности.
        Мистер Чемберлен действительно отлично и быстро вжился в свою новую роль - роль управляющего.
        Он принялся за работу с большим энтузиазмом. Расчетливый ум, знания и умения, полученные за годы службы в, армии, очень ему пригодились.
        За первые шесть месяцев он упразднил множество ненужных элементов в системе управления всеми домами маркиза, укрепил эту систему и с легкостью сумел найти общий язык со всеми, с кем был вынужден сотрудничать.
        - Скачки прошли очень успешно, Чемберлен, - сообщил маркиз.
        - Я слышал об этом, милорд, - ответил мистер Чемберлен. - К сожалению, я должен вас огорчить. У меня плохие новости.
        - Плохие новости? - На лице маркиза отразилось беспокойство.
        Чемберлен кивнул:
        - Сэр Чарльз Лингфилд мертв.
        - Мертв? - вскрикнул маркиз. - Такого не может быть!
        Он выиграл вчера второй приз и, когда уходил отсюда, был в прекрасной форме. Я проводил его до парадного входа.
        - По пути домой с ним случился сердечный приступ, милорд. Его нашли рано утром в дальнем конце парка. Бедняга не дошел до дома.
        - Мне ужасно жаль… - пробормотал маркиз.
        - Мне тоже. - Фрэдди покачал головой. - Лингфилд был прекрасным человеком, и, можно предположить, отличным солдатом.
        - Уверен, что ты прав, - добавил маркиз. - Будьте добры, Чемберлен, передайте его вдове мои глубочайшие соболезнования.
        - Леди Лингфилд скончалась несколько лет назад, милорд, - ответил Чемберлен. - Но у вашего покойного друга осталась дочь. Представляю, как она воспримет событие о смерти отца!
        - Тогда передайте мои соболезнования ей, - попросил маркиз. - И конечно, отправьте венок от меня. Где его похоронят? На деревенском кладбище?
        - Думаю, да, милорд. У меня есть еще одна новость.
        Маркиз резко вскинул голову:
        - Надеюсь, вы не собираетесь сообщить мне о еще каком-нибудь несчастном случае?
        - Нет. - Чемберлен покачал головой. - Полагаю, вы помните, что вчера велели всем своим гостям написать перед скачками завещания. Наверное, это была шутка.
        - Конечно, шутка, - сказал маркиз. - Некоторые из них, которые я прочел, весьма забавны.
        Он едва заметно улыбнулся, вспомнив, что один из участников бегов завещал ему свору гончих собак и изъявил такое пожелание: каждый год в день кончины их владельца поить животных бочковым пивом.
        - Твои псы пьют пиво, дружище? - поинтересовался маркиз у автора завещания, как только прочел его.
        - Не знаю. Сам выяснишь.
        Согласно другому завещанию маркизу причиталась коллекция чучел птиц. Автор велел украсить ими самую красивую комнату в Труне.
        - Вы хотите сказать, что и Лингфилд написал вчера завещание? - спросил маркиз у Чемберлена.
        - Да, милорд. Кроме того, он заверил его подписями свидетелей.
        Было в голосе управляющего нечто такое, что заинтриговало маркиза.
        - И что же в этом завещании? - спросил он. - Скажите же нам скорее.
        - Сэр Чарльз, милорд, назначил вас попечителем своей дочери.
        - Попечителем дочери? - переспросил маркиз, глядя на мистера Чемберлена широко раскрытыми глазами.
        - Да, ваша светлость. И должен известить вас о том, что документ, о котором идет речь, составлен по всем правилам и имеет полную законную силу.

        Глава вторая

        Валета вошла в небольшую, но уютную гостиную и беспомощно огляделась по сторонам.
        Ей казалось, что со дня смерти матери эта комната почти не изменилась.
        Раньше семья проводила в ней очень много времени. Поэтому именно здесь хранилось все самое ценное, самое дорогое и красивое, что только было в доме.
        На столиках и полках тут и там стояли не только великолепные фарфоровые вазы, которые мать Валеты привезла из родительского дома, но также и маленькие безделушки. Их Валета либо делала когда-то сама, либо покупала на свои детские сбережения и дарила отцу и матери на дни рождения и Рождество.
        На стенах висело несколько великолепных акварельных рисунков - некоторые в рамах, некоторые - без. Талант художника проснулся в Валете еще в детские годы.
        Кроме того, в этой комнате хранились книги. Они стояли на полках красивого книжного шкафа, выполненного в стиле чиппендэйл, лежали на некоторых из столов, а также на стульях, которыми редко пользовались.
        Валета обвела гостиную печальным взглядом. Мысль о расставании с сотней вещей, таких дорогих ее сердцу, показалась ей невыносимой.
        Она обожала читать в гостиной. А еще в кабинете отца.
        Книг там тоже было видимо-невидимо. Они лежали повсюду - на полу, на стульях, на столах, и попытки навести в кабинете порядок обычно заканчивались неудачей.

«Разве я смогу уехать из этого места? - спрашивала себя Валета. - И если смогу, то куда поеду?»
        Каждая комната в этом доме являлась частью самой Валеты. Но теперь, после смерти отца, она не могла продолжать жить в усадьбе. И не знала, куда ей деваться.
        Об этом они уже разговаривали с няней - женщиной, находившейся с ней рядом с самого ее рождения. Та сказала, что слишком стара для переездов.
        - Но, няня, мы просто не можем здесь оставаться.
        - Почему?
        - За этот дом мы должны вносить ежемесячную арендную плату, а без папиной пенсии у нас будет слишком мало денег.
        Ты ведь знаешь об этом не хуже, чем я.
        Няня вздохнула:
        - Если его светлости хватит порядочности, в чем я, конечно, сомневаюсь, то он позволит вам жить в этом доме бесплатно. Ведь если бы не его безумные затеи, то ваш отец не скончался бы в столь молодом возрасте.
        Няня говорила об этом так долго и так эмоционально, что Валета не выдержала и вышла из кухни, не желая, чтобы кто бы то ни было видел навернувшиеся ей на глаза слезы.
        - О, папочка! - шептала она, закрывшись в кабинете отца. - Что я буду делать без тебя? Теперь мне не с кем смеяться, не с кем разговаривать…
        Вспомнив, что отец терпеть не мог женские слезы, она быстро вытерла глаза и щеки, прошла к большому окну и посмотрела сквозь прозрачное стекло в сад.
        Он утопал в цветах. И матери, и отцу Валеты доставляло истинное удовольствие работать в саду. А старина Джейк тем временем занимался огородом - выращивал овощи и не тратил времени на «всякую чепуху».
        Смерть жены отец перенес очень тяжело. Но он любил свою дочь, а она любила его, и вместе они, пытаясь скрыть друг от друга свои страдания, как-то справлялись с болью утраты.
        - Теперь я осталась совсем одна, - прошептала Валета. - И обязана жить дальше. Надо найти в себе силы, надо быть такой же выносливой, как папа.
        Отец Валеты отличался невиданной храбростью, когда служил в армии. И в обычной жизни проявлял себя как человек стойкий и мужественный. Превратности судьбы всегда старался встретить с высоко поднятой головой. Неудачам и бедам было не под силу сломить его твердый нрав.
        - Папа умер из-за своей смелости, - пробормотала Валета, закусывая от желания не расплакаться нижнюю губу. А в горле стоял огромный ком, и слезы были совсем близко.
        Послышался звук открывающейся двери, и на пороге кабинета появилась няня.
        - К нам пожаловал маркиз Труна, - сказала она недовольным тоном. - Хочет поговорить с вами.
        - Маркиз? - Валета изумленно вскинула брови.
        - Вы еще удивляетесь! Ему следовало прийти к вам гораздо раньше, посочувствовать вам, поддержать!
        Валета не слушала няню.
        Она принялась поправлять платье и приглаживать растрепавшиеся волосы. А через минуту вышла из кабинета и направилась по небольшому коридору в гостиную. Няня проводила ее материнским взглядом.
        Приблизившись к двери гостиной, Валета приостановилась, сделала глубокий вдох и выдох, на мгновение зажмурила глаза, окончательно прогоняя слезы, и взялась за дверную ручку.
        Маркиз стоял у окна с выступом и так же, как Валета несколько минут назад, смотрел в сад.
        Он думал о том, как великолепно играют лучи солнца между клумбами с ярко-красными розами, расположенными по кругу, как цифры на циферблате часов.
        У небольшой белой беседки росла жимолость. Все цветы были настолько ухоженными и красивыми и так радовали глаз насыщенными красками, что любой художник, наверное, увидев это чудо, непременно решил бы запечатлеть его в картине.
        Услышав, что в комнату кто-то вошел, маркиз повернулся и замер в изумлении: внешность Валеты произвела на него поистине сильное впечатление.
        Сэр Чарльз был человеком весьма приятной наружности, поэтому маркиз предполагал, что его дочь симпатична. Но никак не ожидал увидеть перед собой такую красавицу.
        Небольшое лицо вошедшей в гостиную девушки по форме напоминало сердце. Самыми примечательными в нем были серые прозрачные глаза, обрамленные густыми темными ресницами.
        Ее нежная кожа напоминала фарфор, а в светлые волосы, казалось, были вплетены солнечные лучи.
        Маркиз думал, что дочь Лингфилда появится перед ним в траурных одеяниях, но ошибся.
        На ней было белое муслиновое платье - из ткани весьма дешевой, но прекрасно облегавшей ее стройную чудесную фигуру, напоминающую фигуры греческих богинь.
        Единственным знаком, говорящим о перенесенной этой девушкой тяжелой утрате, являлись две черные ленты, по-видимому, лишь недавно нашитые на платье под грудью.
        На протяжении некоторого времени ни маркиз, ни Валета не произносили ни слова. Она заговорила первой - нежным, спокойным голосом:
        - Вы желали меня видеть, милорд?
        Он кивнул.
        Сделав маркизу реверанс. Валета прошла к камину. Гость последовал ее примеру.
        Она выжидающе посмотрела ему в глаза, но сесть не предложила. Было что-то странное в выражении ее ангельского лица.
        - На прошлой неделе я просил передать вам мои глубочайшие соболезнования, мисс Лингфилд, - сказал маркиз. - И послал вам карточку вместе с венком. Надеюсь, вы прочли ее?
        Валета не ответила, лишь едва заметно кивнула.
        Последовало напряженное молчание. Маркиз ждал, что собеседница все же что-нибудь скажет, но этого не произошло.
        И он вновь заговорил:
        - Я не приходил к вам в дом с визитом раньше лишь только потому, что хотел дать вам возможность немного оправиться от потрясения, мисс Лингфилд. Сегодня же решил навестить вас. Нам необходимо обсудить с вами кое-какие вещи.
        - Я догадываюсь, о чем речь, милорд. Об арендной плате за этот дом, верно?
        Маркиз удивленно повел бровью:
        - Признаюсь честно, это мне пока даже в голову не приходило. Во-первых, я хотел поинтересоваться, почему вы вернули пятьсот гиней, которые ваш отец выиграл в скачках с препятствиями.
        Наступила очередная тягостная пауза. На этот раз, посчитав, что все время молчать - слишком неучтиво, Валета гордо приподняла подбородок и ответила:
        - Вы полагаете, милорд, я должна была принять деньги, из-за которых мой отец лишился жизни?
        - Я подозревал, что вы именно так воспринимаете случившееся! - воскликнул маркиз. - Хотя очень надеялся на другое. Поймите, смерть вашего отца не связана напрямую с устроенными мною бегами. Во время соревнований сэр Чарльз был великолепен.
        Он немного помолчал.
        - Доктор Мурленд сообщил мне лишь недавно, что в последнее время у вашего отца было не все в порядке с сердцем.
        - Правильно, милорд, - сказала Валета. - А объяснил ли вам доктор Мурленд, что папе не следовало подвергать сердце чрезмерным нагрузкам?
        - Значит, с его стороны было неосмотрительно соглашаться принимать участие в скачках.
        - Крайне неосмотрительно, - согласилась Валета.
        В ее голосе прозвучали обвинительные, враждебные нотки.
        - Скорее всего любовь к физическим тренировкам и стремление проверить свою смелость взяли в вашем отце верх над предосторожностью. И вы не должны считать меня виноватым в случившемся, мисс Лингфилд.
        Маркиз посмотрел на нее с укоризной.
        - А кого, как не вас, мне считать виноватым в этом? - мужественно выдерживая его взгляд, спросила Валета.
        Он хотел что-то ответить, но она не дала ему такой возможности.
        - Думаю, вы предвидели, милорд, что некоторые люди, например, мой отец, могут согласиться принимать участие в вашем безумном развлекательном мероприятии лишь по одной причине: из желания выиграть деньги! И, надеюсь, знали, что ваши скачки весьма опасны и что кому-то они могут стоить жизни!
        Голос Валеты звучал осуждающе и жестко, глаза выражали злобу и отвращение.
        Маркиз не привык, чтобы женщины, особенно молодые и красивые, смотрели на него с неприязнью, и в первый момент почувствовал себя ужасно дискомфортно.
        - Мне кажется, ваше обвинение несправедливо.
        - Но я говорю правду, милорд, - ответила Валета. - Согласитесь. Мой отец был бы сегодня жив, если бы вы не предложили столь огромную сумму за выигрыш в совершенно нелепом мероприятии. Даже не верится, что эта бредовая затея пришла в голову взрослому человеку!
        - Значит, вы считаете, что устраиваемые мной скачки - бредовая затея, - пробормотал маркиз.
        - Именно! - с чувством подтвердила его слова Валета. - Вы должны были подумать о людях, которых вовлекли в свою игру! - Она перевела дыхание. - Скажу больше: вы подаете ужасный пример всем тем, кто живет и работает на землях Трута.
        Разговор был вполне обычным - никто не повышал тона.
        Но так категорично, так горячо и так правдиво с маркизом не беседовала ни одна женщина.
        Он чувствовал себя вдвойне неприятно не только потому, что дочь Лингфилда обладала на удивление красивой внешностью, но и потому, что была очень молода. От этого ему с трудом удавалось подбирать нужные слова, оставаться спокойным и соблюдать правила приличия, - Скажу вам прямо, мисс Лингфилд: я не привык оправдываться перед кем бы то ни было. К тому же нам с вами необходимо поговорить совсем о других вещах. Для вас эта беседа крайне важна.
        - Не могу себе представить ничего более важного, чем тот факт, что мой отец умер из-за чужой глупости! - отпарировала Валета. - А «кровавые деньги», которые мне принесли, я не приняла бы ни при каких обстоятельствах, даже если бы умирала с голоду! И считаю серьезным оскорблением ваш вопрос о том, почему я отослала их вам!
        - Какую чушь вы несете! - ответил маркиз. - Ваш отец добровольно согласился принять участие в моих скачках, пусть даже настоящей причиной тому послужила нужда в деньгах. К тому же он превосходно держался в седле и, я уверен, получил от мероприятия большое удовольствие.
        Он окинул гостиную многозначительным взглядом и добавил:
        - Для вас пятьсот гиней были бы совсем не лишними. Я считаю ваше нежелание принимать их просто абсурдным.
        Хотя… решать вам.
        - Мое отношение к этим деньгам останется неизменным, милорд, - твердо сказала Валета. - Единственное, что в настоящий момент для меня действительно важно, так это необходимость вносить арендную плату за этот дом. Мне, конечно, не хотелось бы выезжать из него. А со смертью отца я лишилась его пенсии. Если бы вы снизили сумму оплаты…
        - Установлением цен на дома, располагающиеся на наших территориях, занимаюсь не я, мисс Лингфилд, - ответил маркиз.
        - Но только вы имеете право влиять на тех, в чьем ведении они находятся. Я убеждена, что для некоторых из фермеров-арендаторов весьма затруднительно платить помногу…
        Ее голос резко оборвался.
        Маркиз понял, в чем дело: она намеревалась опять перейти на враждебные тона, но передумала.
        - Если фермеров не устраивают мои цены, - ответил он подчеркнуто холодным тоном, который на всех его знакомых всегда действовал устрашающе, - то они имеют право побеседовать об этом с моим доверенным.
        - Вряд ли ваш доверенный, милорд, осмелится по своему усмотрению распоряжаться деньгами, которые принадлежат вам.
        - Мисс Лингфилд, я чувствую, что наш разговор заведет нас в тупик, - с оттенком раздражения в голосе воскликнул маркиз. - И потом, вас не должны волновать суммы, которые мне платят за жилье фермеры!
        - Они должны волновать вас, милорд! - Прозрачные глаза Валеты гневно засверкали. - Мы живем вдалеке от Лондона, тем не менее знаем, какие большие деньги вы тратите на организацию там пирушек и развлекательных мероприятий! Догадываемся также, что и на недавние скачки, во время которых взрослые мужчины выступали перед вами в качестве клоунов, были затрачены огромные средства! А о том, что этот год неурожайный и что общине фермеров придется ой как нелегко, вы, наверное, ни минуты не задумались!
        Из ее груди вырвался странный звук, похожий на приглушенный стон, но она закончила свою мысль:
        - Имеете ли вы, ваша светлость, хоть отдаленное представление о том, как люди, у которых нет ничего, кроме надежды, наблюдают за вашей праздной жизнью и невообразимой расточительностью?
        Она говорила агрессивно и злобно, но маркиз - наверное, потому что голос ее был необыкновенно мягким и мелодичным, а губы пухлыми и красивыми, - не пришел в ярость.
        Вместо этого он просто опустился в кресло и положил ногу на ногу.
        - Я пришел к вам, мисс Лингфилд, с намерением поговорить совсем о другом. О вашей дальнейшей жизни. А мы с вами все дальше и дальше уходим от этой темы.
        - Вам нет необходимости беспокоиться обо мне, милорд, - ответила Валета, гордо приподнимая подбородок. - Если только это не касается арендной платы за дом.
        - Есть необходимость, - ответил маркиз.
        - Если вы считаете, что чем-то мне обязаны из-за того, что случилось с папой, и именно поэтому решили проявить к моей дальнейшей судьбе какой-то интерес, то спешу вас заверить, что не нуждаюсь в вашей помощи.
        - А я настаиваю на том, чтобы мы все же побеседовали о вас, - не терпящим возражения тоном заявил маркиз. - Вы слишком молоды. Чем вы планируете заниматься теперь, когда остались без родителей? Есть ли у вас какие-нибудь родственники, к которым вы могли бы переехать?
        - Не стоит задумываться обо мне, милорд, - сухо ответила Валета. - Я решу все свои проблемы самостоятельно. В данный момент я мечтаю о единственном - остаться в этом доме.
        - Собираетесь жить в нем совсем одна? - Маркиз изумленно уставился на собеседницу.
        Она поджала губы, безмолвно давая ему понять, что это его не касается.
        Маркиз ждал ответа.
        - У меня есть няня, которая воспитывала меня с раннего детства, - нехотя произнесла Валета. - Вместе мы как-нибудь проживем.
        - Каким образом? - поинтересовался маркиз.
        Валета не желала отвечать на его расспросы, но все же объяснила:
        - Будем выращивать овощи, которых на двоих нам вполне хватит. А еще я попытаюсь зарабатывать деньги.
        - Как?
        Она окинула его возмущенным взглядом и промолчала.
        - Я хочу знать, - не унимался маркиз. - И кстати, имею на это полное право.
        - Право?
        - Да. В этом-то и заключается вторая причина моего к вам сегодняшнего визита, - пояснил маркиз. - Перед скачками ваш отец составил завещание.
        - Завещание? - Валета непонимающе моргнула.
        По ее виду было понятно, что она совершенно сбита с толку.
        - Некоторые из моих гостей написали завещания в шутку, а сэр Чарльз подошел к этому со всей серьезностью. И даже заверил свой документ подписями двух свидетелей - соседей по столу!
        Некоторое время Валета о чем-то размышляла, растерянно глядя на маркиза, потом спросила:
        - И что же… написано… в этом завещании?
        - Ваш отец назначил меня вашим попечителем до тех пор, пока вы не выйдете замуж или не достигнете возраста двадцати пяти лет, - ответил маркиз.
        Несмотря на то что маркиз уже сидел в кресле, Валета до настоящего момента продолжала стоять.
        Услышав столь невероятную новость, она почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, шагнула к стулу, расположенному напротив кресла, и медленно опустилась на него.
        Ее глаза, казалось, увеличились вдвое - настолько неожиданным явилось для нее заявление маркиза.
        - Вы сказали… что назначены моим попечителем?
        - Совершенно верно, - спокойно сказал маркиз. - Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я считаю, что имею право проявлять интерес к вашей судьбе.
        - Какая глупость! Разве можно воспринимать все это всерьез! - воскликнула Валета. - Я уверена, что у юриста папы есть другое завещание. В котором написано, что все папино имущество переходит мне.
        - Насколько я понимаю, этого имущества не так много, - сухо заметил маркиз.
        - Для меня вполне достаточно! - с достоинством провозгласила Валета.
        - Если бы этого вам было достаточно, мисс Лингфилд, тогда вы не просили бы меня снизить арендную плату.
        - Все, что мне нужно, милорд, так это возможность продолжать жить в нашем доме. А еще чтобы вы оставили меня в покое.
        - Скажем прямо, мечты не очень подходящие для молодой женщины. - Маркиз покачал головой.
        - Тем не менее ничего другого мне не надо!
        Он откинулся на спинку кресла, уселся поудобнее и небрежно заявил:
        - Отныне мне решать, что вам надо, что не надо.
        Ее глаза вспыхнули.
        Маркиз с удовлетворением подумал, что теперь у него есть право пресекать грубости этой красавицы.
        Она долго молчала, потом спросила гораздо более спокойным голосом:
        - Неужели вы… действительно считаете, что вправе распоряжаться моей жизнью?
        - Я на сто процентов уверен, что завещание, оставленное мне вашим отцом, имеет полную законную силу, - неторопливо произнес маркиз. - Можете обратиться в любой суд, и вам объяснят, что я - ваш попечитель. И что вы обязаны мне подчиняться.
        На протяжении нескольких минут Валета размышляла о ситуации, в которой оказалась.
        - Лучшим вариантом для нас обоих, - сказала она наконец, - будет забыть об этом глупом завещании. Вероятно, папа составил его после того, как «хорошо» поужинал.
        Маркиз понял ее намек на то, что покойный сэр Чарльз находился в состоянии алкогольного опьянения, когда составлял завещание, поэтому спросил:
        - Ответьте мне на один вопрос: ваш отец увлекался спиртным?
        - Нет! Конечно, нет. В этом он всегда себя ограничивал.
        - Вот видите! Из этого следует сделать вывод, что составление документа, о котором идет речь, вовсе не случайно. Я сам видел, что сэр Чарльз пил в тот вечер гораздо меньше других гостей, и уверен, что он написал завещание вполне сознательно. Более того, возможно, ваш отец предчувствовал смерть.
        Валета растерянно хлопнула ресницами:
        - Наверняка у вас нет… ни малейшего желания заботиться обо мне…
        Маркиз тяжело вздохнул.
        - Конечно, быть попечителем - дело хлопотное, - сказал он с важным видом. - Но не выполнить последнего пожелания вашего отца я просто не могу. Это моя святая обязанность!
        - Мне хотелось бы взглянуть на это завещание, чтобы быть уверенной, что оно настоящее, - пробормотала Валета.
        - Пожалуйста. Приходите в мой дом, и мистер Чемберлен, мой управляющий, с удовольствием покажет вам его. Вряд ли у вас получится доказать, что этот документ поддельный или не имеет юридической силы. Он заверен подписями двух всеми уважаемых джентльменов!
        Валета сцепила пальцы в замок, положила их на колени и принялась что-то сосредоточенно обдумывать, как будто искала возможность перехитрить маркиза.
        Он внимательно смотрел на нее, и она все больше ему нравилась.
        Ресницы у нее были удивительно густыми и на фоне белой нежной кожи лица казались еще более темными.
        Струившийся сквозь окно яркий солнечный свет играл в ее волосах, и хотя в них не красовались модные побрякушки, какие маркиз привык видеть в прическах женщин своего круга, они поражали великолепием и редкостью цвета.
        Маркиз подался вперед:
        - Предлагаю, мисс Лингфилд, закончить наш пустой разговор и перейти к серьезной беседе.
        Валета подняла голову и посмотрела ему в глаза. Ее взгляд все еще светился ненавистью.
        Но маркиз невозмутимо продолжил:
        - Не сомневаюсь, что вы не горите желанием находиться на моем попечении. Признаться, и я не жаждал стать вашим попечителем. Но раз уж так вышло, нам следует подумать, как сделать общение друг с другом как можно менее затруднительным.
        Валета сдвинула тонкие брови:
        - Что вы имеете в виду?
        - Давайте еще раз попытаемся поговорить о вашем будущем, только на этот раз не будем отходить от темы и поддаваться эмоциям.
        - Я ведь уже сказала вам, - ответила Валета, - что хочу и дальше жить в этом доме вместе с няней.
        - Что ж, первое время пусть будет по-вашему. До тех пор, пока мы не найдем вам подходящую компаньонку, - деловитым тоном сказал маркиз.
        - Компаньонку? - переспросила Валета, изумленно пожимая плечами.
        - Почему вас удивляют мои слова? Молодой привлекательной девушке нельзя жить одной в доме в компании единственной служанки.
        - Но няня для меня вовсе не просто служанка! - запротестовала Валета.
        - Ваши родители когда-то наняли эту женщину, поэтому она служанка, - терпеливо пояснил маркиз.
        Валета закусила нижнюю губу и напряглась:
        - Мне не нужна компаньонка.
        - Неужели вы хотите, чтобы о вас поползли слухи? - спросил маркиз, глядя ей в глаза.
        - Кому интересно сплетничать обо мне? - Валета с детской наивностью улыбнулась. - Соседи прекрасно знают, что я потеряла обоих родителей. Они все прекрасно поймут, я уверена. Ни у кого и язык не повернется говорить гадости за моей спиной.
        - При других обстоятельствах это, возможно, было бы так, как вы говорите, - многозначительно понижая голос, сказал маркиз.
        И понял по выражению ее лица, что до нее не доходит то, о чем он ей толкует.
        - Вы - моя подопечная, а я - ваш попечитель. Не думаете ли вы, что оснований для рождения слухов уже достаточно?
        Впервые с того момента, как Валета увидела гостя в этой комнате, она осознала, что перед ней красивый молодой мужчина, и ее бледные щеки залила густая краска стыда.
        - Может… вам стоило просто порвать завещание папы… и забыть о нем? - пробормотала она чуть погодя.
        - Если бы о нем больше никто не знал, - ответил маркиз, - то не исключено, что я поступил бы именно так.
        Валета опустила голову и уставилась на собственные руки:
        - Что вы… велите мне делать?
        - Пока оставайтесь здесь. Если у вас есть какие-нибудь родственники и друзья, попросите их пожить с вами. Если нет… В любом случае я попытаюсь найти вам компаньонку.
        Он знал наверняка, что это задача не из легких. Отыскать подходящую для этой роли женщину в кругу избалованных, привыкших к роскоши и развлечениям людей, в котором он вращался в Лондоне, казалось нереальным. Ни одна из лондонских дам не согласилась бы поехать в деревню и поселиться в небольшом, ничего собой не представляющем доме.
        Словно прочтя его мысли, Валета вздохнула и сказала:
        - Я подумаю, кого можно попросить жить со мной. Мне очень хочется остаться здесь.
        Маркиз усмехнулся:
        - Большинство девушек вашего возраста мечтают поселиться в Лондоне. Найти себе подходящего жениха и выйти за него замуж!
        - Я об этом даже не думаю, - призналась Валета.
        - Почему?
        - Потому что я не могу себе позволить жить в Лондоне.
        Это мне не по карману, - объяснила она, словно перед ней сидел несмышленый ребенок.
        - Ax, вот оно что! - Маркиз фыркнул. - Я прекрасно это понимаю. Но как ваш попечитель мог бы что-нибудь придумать. Например, найти человека, который познакомил бы вас с представителями модных лондонских кругов.
        - Нет. - Валета категорично покачала головой. - Мне все это ни к чему. И потом, я ведь уже сказала вам, что мечтаю лишь об одном: остаться здесь. К тому же… хоть вы и являетесь теперь моим попечителем… я все равно никогда не прощу вам тех бегов с препятствиями. И всегда буду считать вас ответственным за смерть папы.
        Ее голос опять звучал жестко и гневно. Маркиз покачал головой:
        - Перестаньте говорить глупости! Ваш отец прекрасно знал, что у него не все в порядке с сердцем. Ему не следовало принимать мое приглашение. Остальные участники бегов были гораздо моложе его!
        - Насколько я понимаю, вы хотите полностью снять с себя вину, - ответила Валета, презрительно прищуривая глаза. - Я давно убедилась в том, что в вас нет ни капли жалости.
        А теперь вижу, вы не ведаете и стыда.
        - Вот, значит, какого вы обо мне мнения! - вспыхнул маркиз.
        - Как я могу быть о вас другого мнения? Ведь случай на прошлой неделе - далеко не первая из ваших потех, результатом которой стала искалеченная человеческая жизнь!
        - О чем это вы?
        - Помните того молодого человека, что сломал ногу во время предыдущих ваших скачек? Он не умел как следует управлять лошадью. Бедняга по сей день не может ходить.
        - Как его зовут? - спросил маркиз.
        - Найджел Стоун.
        - А-а! Вы говорите о генеральском сыне! Верно?
        - Именно о нем.
        - Да, я помню, что этот парнишка сломал тогда ногу. Но не думал, что она до сих пор не зажила, - ответил маркиз.
        - Неудивительно! - воскликнула Валета. - Вы забываете о развлекающих вас клоунах, как только представление заканчивается!
        Маркиз окинул Валету испепеляющим взглядом.
        - Интересная у вас манера вести беседу, мисс Лингфилд, - медленно и протяжно сказал он. - Вы правильно делаете, что никуда не рветесь из этой деревни. В обществе ваша прямота произвела бы фурор!
        Валета моргнула, и маркиз с удовлетворением подумал, что с блеском выиграл эту игру.
        - Папа всегда повторял, - сдержанно и спокойно проговорила Валета, - что, если оппонент переходит на личные оскорбления, можешь считать, что он проиграл тебе.
        Маркиз неожиданно для самого себя расхохотался.
        - Я шел к вам и думал, что, услышав слова соболезнования, вы разрыдаетесь, и мне придется утирать вам слезы, - сказал он, немного успокоившись. - Мне представлялось, что вы с радостью и огромной благодарностью примете от меня любую помощь. Теперь вижу, что ошибался.
        - И еще как ошибались, ваша светлость! - подтвердила Валета. - Я еще раз повторю, что ни в чем не нуждаюсь.
        - Только не разговаривайте со мной так категорично, мисс Лингфилд. Я ведь ваш попечитель, не забывайте об этом. Вы обязаны мне подчиняться.
        Она с гордостью приподняла подбородок, и маркиз отметил, что вовсе не сердится на нее.
        Весьма неожиданный и необычный разговор, подумал он.
        И несомненно, гораздо более интересный, чем можно было ожидать!
        В его голове никак не укладывалось, что столь хрупкое, изящное и красивое создание, как эта девушка, способно на столь мужественные и честные поступки.
        Ее глаза выражали явную ненависть, а это интриговало маркиза больше, чем все овальное в ней. Ни одна другая женщина на свете никогда не смотрела на него так.
        - Наверное, мне пора пожелать вам удачного дня и попрощаться, мисс Лингфилд. Очевидно, нам обоим требуется время для того, чтобы спокойно обдумать наш разговор. Я зайду к вам завтра или послезавтра, и, надеюсь, мы более обстоятельно побеседуем о вашем будущем.
        - Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости, - ответила Валета. - Если я захочу что-то сказать вам, то передам вам письмо. А вы ответите мне.
        - Я больше люблю живое общение. Так удобнее договариваться о чем бы то ни было. Поэтому я сам приду к вам, и мы продолжим сегодняшний разговор.
        Он поднялся с кресла и направился к двери.
        Валета не отвечала и не двигалась с места.
        Маркиз приостановился и повернул голову:
        - До свидания, мисс Лингфилд. Вообще-то нам лучше перейти на менее официальные обращения, согласны? - Валета упорно молчала. Ее глаза гневно сверкали. - До свидания, Валета.
        Больше не дожидаясь ответа, маркиз вышел из гостиной и захлопнул за собой дверь. На протяжении нескольких мгновений из коридора доносились звуки его уверенных шагов.
        Усаживаясь в фаэтон, который ждал его во дворе у дома, и мастерски выводя запряженных в него лошадей на извилистую тропу, а затем и на главную дорогу, которая шла назад в Трун, маркиз улыбался.

        Когда звуки отъезжавшего фаэтона растворились вдали, Валета вскочила на ноги, сжала пальцы в кулаки и злобно стиснула зубы.

«Как он смеет так вести себя со мной? Зачем папа назначил его моим попечителем?» - с отчаянием думала она.
        Ненависть к маркизу жгла ей сердце, единственное, что хотелось, - не видеть его больше никогда.
        Когда он спокойно и самодовольно поднимался с кресла, ее так и подмывало ударить его по напомаженной голове, расцарапать ему физиономию. Но подобный поступок возмутил бы и ее мать и отца, да и сама она очень сожалела бы о том, что натворила.
        Но никогда в жизни ни один человек не вызывал в ней столько ненависти.
        Все, что люди рассказывали о маркизе, лишь углубляло ее презрение и неприязнь по отношению к нему, за исключением, конечно, рассказов о его подвигах на войне.
        Лишь в те моменты, когда отец говорил ей об отваге и мужестве этого молодого мужчины, она испытывала к нему чувство глубокого уважения.
        Покойный отец маркиза отличался властным и жестким нравом и считал, что лишь избранные могут быть удостоены его внимания, поэтому водил дружбу с весьма ограниченным количеством людей.
        Тем не менее к семье Лингфилдов он всегда относился по-доброму: приглашал сэра Чарльза на состязания по стрельбе, а раз или два в год даже к себе в дом вместе с супругой.
        Известие о его кончине очень опечалило сэра Чарльза.
        Через некоторое время после смерти отца молодой маркиз уволился из армии, и жизнь на перешедших в его владение землях потекла совершенно по-новому.
        Слуги в обоих домах маркиза были по большей части представителями проживавших на его территориях семей, поэтому об устраиваемых им увеселениях и пирушках знали все.
        Люди более пожилого возраста чуть ли в обморок не падали, слыша, что вытворяет маркиз.
        Отец Валеты постоянно пытался оправдать его действия.
        - Это последствия войны, - объяснял он дочери. - Ему пришлось на протяжении нескольких лет бороться с неприятелем за границей. После такого испытания никому не удается оставаться таким, каким ты был раньше.
        - Ты ведь не ведешь себя так, как он, папа, - возражала ему Валета.
        Отец улыбался:
        - Я слишком стар для подобных развлечений. И потом, у меня не так много денег, как у маркиза.
        - Не могу представить себе, что, если бы у тебя имелись деньги, ты ударился бы в пьянство и разгул, - отвечала Валета. - Ведь на свете существует множество других способов развлечения.
        - Не суди его строго, - говорил ей отец. - Представители многих поколений его рода защищали нашу страну от врага и заботились о людях в мирное время. И наш маркиз когда-нибудь образумится.
        Валета же была уверена, что этот человек неспособен заботиться о ком бы то ни было, кроме себя.
        Она слышала о том, какие подарки он делал молоденьким актрисам, выступавшим на сцене Ковент-Гардена, и о том, на какие отваживался подвиги, когда стремился доказать окружающим, что он лучший всадник и лучший стрелок. И все ради собственного удовлетворения.
        Однажды маркиз устроил соревнования на фаэтонах - один из участников должен был приехать первым из Лондона в Ньюмаркет. В ходе состязания два фаэтона столкнулись. Были смертельно ранены три лошади, и их пришлось застрелить.
        - Никогда не слышала о столь необузданном человеке, как этот маркиз! - с возмущением говорила Валета отцу, несмотря на все его разъяснения.
        - Согласен, что до настоящего момента он проявлял себя в основном как хулиган, - отвечал отец, вздыхая. - Но, помяни мое слово, дочка, скоро его баловство закончится.
        - Побыстрее бы это случилось! - отвечала Валета. - Ему давно пора вплотную заняться своими владениями. Эндрюс слишком стар для роли доверенного маркиза и не выносит, когда к нему приходят с проблемами и жалобами.
        - Ты права, - соглашался отец. - Люди ждут не дождутся того момента, когда маркиз нагуляется и начнет заниматься делами. Они очень нуждаются в его внимании и помощи.
        - Может, ты намекнешь ему на это, папа? - спрашивала Валета.
        - Что ты, дочка! Неужели ты думаешь, что у меня есть возможность остаться с маркизом наедине и спокойно о чем-то побеседовать с ним? - Отец добродушно усмехался. - Я благодарен ему и за то, что иногда он приглашает меня на свои вечера. Народу у него бывает видимо-невидимо. И на серьезные темы никто не разговаривает.
        Валета вздыхала.
        В то утро, когда отца принесли мертвым после скачек у маркиза, она почувствовала, что была бы рада, если бы и сам маркиз отдал Богу душу. Если бы свернул себе шею во время своих проклятых бегов…
        - Как я ненавижу его! - процедила она сквозь зубы, стоя в одиночестве в своей небольшой, милой сердцу гостиной.
        И от отчаяния сильно зажмурила глаза и покачала головой. Теперь этот разгульный мерзавец был ее попечителем и имел над, ней власть!
        Желая отделаться от невыносимых мыслей, она рванула к двери, выскочила из комнаты и прошла по небольшому коридору в кухню.
        Здесь, склонившись над шитьем, ее уже ожидала няня.
        Валета постоянно уговаривала няню перейти в какую-нибудь другую, более удобную комнату, когда та занималась не кухонными делами, но эти уговоры были бесполезны. Няня утверждала, что на кухне ей уютнее всего и что работается здесь лучше.
        Услышав приближающиеся шаги Валеты, няня оторвалась от шитья и подняла голову. Войдя на кухню, Валета взглянула в уставшие добрые глаза старушки. В них застыл немой вопрос.
        - Расскажите же мне, что он говорил?
        Валета неторопливо выдвинула из-за стола стул и медленно опустилась на него.
        - Я на сто процентов уверена, что наш маркиз - самый мерзкий человек в мире! - заявила она.
        - Почему вы так расстроены, детка моя? - с тревогой спросила няня. - Я думала, что этот тип пожаловал к нам с единственной целью - принести вам свои извинения и выразить соболезнования. О чем вы беседовали?
        - Совсем о другом, - мрачно сказала Валета.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я до сих пор не могу в это поверить, няня! - с отчаянием воскликнула Валета. - Папа оставил маркизу завещание, в котором назначил его моим попечителем!
        Няня отложила в сторону шитье, ошарашенно глядя на Валету:
        - Вы не шутите?
        Валета покачала головой.
        На протяжении нескольких минут обе они напряженно молчали. Наконец няня вновь взяла в руки ночную сорочку, которую шила для Валеты, и продолжила работать.
        - Вообще-то это не так уж и плохо, - заметила она. - Вы оказались в весьма затруднительном положении, и попечитель вам просто необходим. А маркиз - человек очень богатый.
        Валета ахнула:
        - Да что ты такое говоришь, няня? Неужели ты не понимаешь, что теперь моя ситуация вообще безвыходная?
        - Думаю, вы ошибаетесь, - спокойно возразила няня. - После кончины сэра Чарльза я места себе не нахожу - все ломаю голову над тем, как вам дальше жить. Без денег, без родственников. Вам ведь и надеяться-то не на что! А с попечителем, тем более таким, все будет гораздо проще. И если он не пренебрежет своими новыми обязанностями, то нам следует ожидать больших перемен в жизни.
        Валета, задыхаясь от негодования, вскочила со стула:
        - Оказывается, ты не лучше этого маркиза, няня! Я хочу, чтобы моя жизнь продолжалась здесь! В этом доме, с тобой!
        И не желаю подчиняться ни маркизу, ни кому бы то ни было!
        - Успокойтесь, детка моя. Вы сами не понимаете, как вам повезло. Кстати, не забывайте, что попечитель обладает чуть ли не теми же правами, что и родитель. Вам придется слушаться маркиза и жить там, где он велит.
        - Няня, да что с тобой случилось? - закричала Валета, окончательно выходя из себя. - Ты говоришь таким тоном, будто довольна тем, что происходит! Да как я могу воспринимать чудовище, виновное в смерти папы, как своего попечителя?!
        - Поживем - увидим, - все так же невозмутимо ответила няня. - Только вы не волнуйтесь. Мне кажется, что это необычное обстоятельство обернется для вас чем-то очень удачным. Поживем - увидим.

        Глава третья

        - Мне кажется, - заявил маркиз властно и жестко, - вы давно должны были сообщить мне о том, как обстоят дела.
        - На протяжении долгого времени я пытался попасть на встречу с вами, ваша светлость, но это было не просто, - ответил доверенный. - А хотел поговорить с вами и кое о чем еще. Я служил вашему уважаемому отцу и вам, ваша светлость, целых тридцать два года. Мне пора на пенсию.
        Маркиз ответил не сразу:
        - Что ж, если вы приняли такое решение, Эндрюс, не буду чинить вам препятствий. Мне остается лишь искренне поблагодарить вас за то, что столько лет заботились о наших владениях.
        Эндрюс низко поклонился хозяину.
        - Единственное, о чем я хотел вас попросить, милорд… - начал он неуверенным тоном.
        - Выбирайте любой дом на наших землях и живите в нем, - опередил его маркиз. - Или, если желаете поселиться где-нибудь в другом месте, возьмите деньги вместо жилья.
        - Да-да, милорд, - оживленно затараторил доверенный. - Мне хотелось бы вернуться на родину, в графство Сомерсет.
        Там у меня незамужняя сестра.
        - Уверен, что пенсии, которую вам определят, - ответил маркиз, - и той суммы, о которой я только что упомянул, вам вполне хватит на достойную безбедную жизнь.
        Эндрюс довольно улыбнулся:
        - Большое спасибо, ваша светлость.
        Мужчины пожали друг другу руки, и Эндрюс вышел из библиотеки, бесшумно закрыв за собой дверь.
        Маркиз откинулся на спинку кресла и озадаченно сдвинул брови.
        Буквально через несколько мгновений дверь вновь отворилась, и на пороге появился Фрэдди.
        - Я увидел, что твой посетитель вышел. Теперь ты свободен? - спросил он. - Надеюсь, наша прогулка не отменяется?
        - Это был не посетитель, - ответил маркиз. - А мой доверенный, вернее, мой бывший доверенный. Он только что сообщил мне, что уходит на пенсию.
        - А почему у тебя такой сосредоточенный вид? Ты расстроился? Мне показалось, что этому человеку давно пора на заслуженный отдых. Лет ему, наверное, немало!
        - Ты прав, - согласился маркиз. - Если бы дело было только в его возрасте! Я лишь сейчас выяснил, что безбожно устарели и методы, которые он применял в ходе работы. Хотя теперь это не так важно. Проблема в другом: мне следует найти ему достойную замену.
        - Неужели у тебя никого нет на примете? - спросил Фрэдди.
        - Никого! Разве только Лайонел, - ответил маркиз, криво улыбаясь.
        - У меня есть одна идея, - сказал Фрэдди, не обратив внимания на глупую шутку друга. - Но не хочу вмешиваться в твои дела.
        - Это не называется «вмешательством», Фрэдди, - ответил маркиз. - Черт подери! А ведь все началось со знакомства с этой проклятой девчонкой! После беседы с ней я стал интересоваться, в каком состоянии находятся мои собственные земли, и выяснил, что проблем у меня по горло! А главная из них в настоящий момент - это отсутствие доверенного.
        - Мне кажется, в этом я могу тебе помочь. - Фрэдди загадочно улыбнулся. - А что касается «этой проклятой девчонки», как ты изволил выразиться, то она как раз таки помогла тебе измениться в лучшую сторону!
        - О чем это ты? - Маркиз нахмурился.
        - О том, что тебе давно следовало заняться своими владениями. До недавнего времени тебя интересовали только гулянки, проказы, женщины и…
        - Довольно, довольно, - перебил Фрэдди маркиз. - Я понял, что ты хочешь сказать! Меня смущает одно обстоятельство: оказалось, дел у меня так много, что они займут большую часть моего времени.
        Фрэдди уже приоткрыл рот, чтобы отпустить очередную язвительную шутку, но передумал.
        - Ты хотел предложить кого-то на должность Эндрюса, - напомнил маркиз.
        - Да, да. - Фрэдди кивнул. - Человек этот сообразительный и очень грамотный.
        - И кто же он? - нетерпеливо спросил маркиз.
        - Сын доверенного моего дяди, - ответил Фрэдди. - На протяжении вот уже пяти лет этот парень работает вместе с отцом. Раньше служил в армии, но получил пулю в ногу и был комиссован.
        - Значит, он калека? - удивился маркиз.
        - Нет, сейчас с ним все в порядке. Просто рана заживала слишком долго, и его отправили домой. Отец обучил его всем тонкостям ведения дел. Человек он надежный, умный, энергичный и порядочный. Его зовут Джон Стивене.
        - Полагаешь, этот Джон Стивене согласится принять мое предложение? - поинтересовался маркиз.
        - Даже не сомневаюсь в этом. В прошлый раз, когда я был у дяди, он говорил, что Джону следует начать работать самостоятельно, - ответил Фрэдди.
        - Я хотел бы с ним встретиться.
        - Отлично. Я незамедлительно напишу дяде письмо и попрошу его как можно быстрее направить Джона к тебе. - Фрэдди развел руками. - Надеюсь, это решит хотя бы одну из твоих многочисленных проблем. Зато самую главную!
        - Если он мне подойдет, - заметил маркиз.
        - Конечно, подойдет, ваша светлость! - Фрэдди склонился в шутливом поклоне и рассмеялся.
        Маркиз нахмурил брови.
        - Прекрати, Фрэдди! Ты ведь прекрасно знаешь, что человек, с которым я собираюсь работать, должен мне обязательно понравиться! - воскликнул он несколько обиженным тоном.
        Фрэдди поднял вверх обе руки, давая понять, что не намеревается продолжать свои издевательства.
        - Если отбросить шутки в сторону, то признаюсь, что я ужасно рад за тебя, дружище. Уверен, скоро ты поймешь: принимать участие в управлении принадлежащих тебе земель и держать ситуацию под личным наблюдением очень увлекательно. Отцу дела доставляли когда-то огромное удовольствие. И мой дядя с головой уходит в них, посвящает им почти все свое время!
        Маркиз расхохотался:
        - Если я полностью посвящу себя делам, то что же станет тогда с Ковент-Гарденом? А со столичными красавицами? Они поумирают с горя!
        - Твоя проблема в том, мой дорогой, что ты слишком высокого о себе мнения, - сказал Фрэдди вполне серьезным голосом. - А ты никогда не задумывался о том, как относились бы к тебе женщины, если бы ты был таким, какой ты есть на самом деле, лишь внутренне? Если бы у тебя не было ни красивой внешности, ни денег, ни владений?
        - К счастью, у меня есть все, - с усмешкой ответил маркиз. - Поэтому нет смысла ломать себе голову над глупыми вопросами.
        - А я, например, часто размышляю над подобными вещами. И уделил бы им особое внимание, если бы собирался жениться. - Фрэдди многозначительно посмотрел в глаза другу.
        Маркиз окинул его раздраженным взглядом:
        - Только не заводи разговор о Дайлис!
        - Сегодня я получил от нее письмо, - сообщил Фрэдди.
        - Письмо? - переспросил маркиз, хмуря брови. - И что в этом письме?
        - Она желает, чтобы я тайно сообщил ей о том, что ты намерен делать в ближайшем будущем. А также чтобы объяснил ей, почему ты до сих пор не вернулся в Лондон.
        - Другими словами, она просит тебя шпионить за мной?
        - Назови это так, если хочешь. - Фрэдди пожал плечами.
        - Тогда напиши ей, что я страшно занят - дни напролет провожу со своей первой любовью, имя которой Трун. - Маркиз ухмыльнулся.
        Фрэдди криво улыбнулся:
        - Я знаю, что это правда. Но Дайлис ни за что мне не поверит. Станет подозревать тебя в чем-нибудь.
        - Пусть думает, что хочет. - Маркиз небрежно махнул рукой.
        А увидев, что Фрэдди удивленно приподнял бровь, поспешно добавил:
        - Жениться я передумал. По крайней мере в данный момент. Сейчас у меня слишком много других дел! Нам с тобой давно пора прогуляться! Мне необходимо проветрить голову.
        Маркиз резко поднялся с кресла и зашагал к двери. Фрэдди, улыбаясь во весь рот, последовал за ним.
        На протяжении пары часов они наслаждались быстрой ездой по бескрайним просторам полей, а когда повернули назад, значительно сбавили темп и вновь завели разговор.
        К немалому удивлению Фрэдди, маркиз рассуждал о проблемах своих земель и возможных путях их устранения с должной серьезностью.
        - Меня интересует один вопрос: каковы наиболее современные методы ведения хозяйства? Где мне найти человека, который бы разбирался в этом? Который мог бы рассказать, как обстоят дела в других графствах? - спросил маркиз.
        - Полагаю, наиболее сведущим человеком в Англии в области сельского хозяйства является Коук из Лейсестера. По крайней мере так постоянно утверждает мой дядя, - ответил Фрэдди.
        - Тогда я должен встретиться с ним, - решительно ответил маркиз. - У меня такое ощущение, что мы в состоянии значительно улучшить урожаи, возможно, даже в этом году можно еще что-то исправить.
        Фрэдди был поражен произошедшей в друге переменой.
        Хотя давно знал, что если тот увлекался чем-то, то полностью отдавался этому.
        Он чувствовал, что причиной внезапно возникшего в маркизе желания навести порядок во владениях являлась та «проклятая девчонка», и почему-то был уверен в том, что желание это уже никогда не иссякнет.
        Когда они подъехали к роскошному зданию Труна с сотней окон, золоченных ярким солнечным светом, Фрэдди махнул рукой в сторону конюшен:
        - Не возражаешь, если я оставлю тебя на некоторое время? Хочу побеседовать с твоим главным конюхом. Один из жеребцов, которых я привез с собой, стал каким-то вялым. Не знаю, что с ним случилось.
        - Не волнуйся. Арчер все тебе объяснит и скорее всего поможет твоему коню, - ответил маркиз. - Только не задерживайся. Предлагаю перед ужином поиграть в теннис.
        - Отличная мысль!
        В одном из надворных строений дома Труна располагался теннисный корт. Игра в теннис вошла в моду со времен правления Генриха VII.
        Маркиз, естественно, достиг в ней значительных успехов.
        Фрэдди ничуть не уступал ему, и они оба обожали проводить время на корте. Теннис помогал им постоянно быть в хорошей форме и никогда не надоедал.
        Фрэдди свернул к конюшням, а маркиз спрыгнул с лошади, похлопал ее по шее, передал подбежавшему мальчику-конюху и вошел в дом.
        К его великому возмущению и изумлению, у дверей не было ни одного лакея. Он принялся поспешно подниматься вверх по ступеням и услышал непонятный шум - он доносился со стороны гостиной.
        Когда маркиз вошел в нее, замер от удивления: в центре спинами к нему стояли лакей и дворецкий. Они что-то говорили высокому, краснолицему и ужасно грязному человеку, выкрикивавшему в адрес стройной девушки у камина смачные ругательства.
        Из-за суматохи разобрать, о чем идет речь, было невозможно. Но маркиз сразу же догадался, что зачинщицей перебранки является именно девушка. Это была Валета.
        Некоторое время маркиз в ошеломлении смотрел на ругающихся, не веря собственным ушам и глазам. У него не укладывалось в голове, что нечто подобное может происходить в стенах его дома.
        Когда к нему вернулся дар речи, он воскликнул громко и жестко:
        - Что, черт возьми, здесь происходит?
        Лакей и дворецкий резко повернули головы и виновато и с испугом посмотрели на хозяина. Краснокожий здоровяк же продолжал таращиться на Валету и вел себя так, будто не услышал слов маркиза.
        - Немедля возверни его! - орал он. - Не то я обращусь куда следует!
        - Чтобы вы и дальше над ним издевались? Нет уж!
        Валета не повышала голос, но маркиз сразу заметил, что ее трясет от возмущения и негодования. Он пересек комнату и приблизился к ней.
        Дворецкий и лакей торопливо отошли к двери. А замызганный незнакомец, только сейчас обративший внимание на то, что в комнату вошел кто-то пятый, повернул голову и уставился на маркиза.
        - Будьте добры объяснить мне, кто вы такой и что делаете в этой комнате? - строго и повелительно спросил маркиз.
        Осознав, кто перед ним стоит, мужик раболепно съежился. Его покрасневшие глазки заискивающе забегали.
        - Я трубочист, милорд, - пробормотал он. - Меня наняли чистить трубы в доме вашей милости…
        Маркиз повернул голову к Валете:
        - В чем дело? По какому поводу вы скандалите с этим человеком?
        - Любой, в ком есть хоть капля порядочности и доброты, вступил бы с ним в спор, милорд! - горячо ответила Валета. - Только взгляните на этого ребенка! Вы сразу поймете, как с ним обращался этот трубочист.
        Она отступила в сторону, и маркиз увидел маленького мальчика, черного от сажи. На его лице белели лишь две неровные полоски - следы от слез на щеках.
        Не успел маркиз и слова вымолвить, как трубочист снова забасил:
        - Мальчишка принадлежит мне, ваша светлость. Бестолковое создание! Никакого с него проку! Спустился не по той трубе, что я его просил! Я сию минуту уведу его отсюда, милорд. И научу впредь не быть таким тупицей.
        - Даже не мечтайте! - отпарировала Валета. - Ребенок болен. Более того, до смерти перепуган!
        Она взглянула на маркиза своими прозрачно-серыми глазами, сверкающими от возмущения.
        - Посмотрите на локти этого мальчика, на его колени, милорд! Они изранены и кровоточат. А этот человек буквально несколько минут назад грозился избить его до беспамятства за то, что он спустился не по той трубе, по какой следовало! Я сама это слышала.
        - У меня поганый язык, ваша милость, - поспешно вставил трубочист. - Всегда говорю что-нибудь мерзкое. Но на деле я совсем другой, вот вам крест. Могу наболтать всякого, но и пальцем не трогаю ни этого сорванца, ни кого другого.
        - Он обжигает мне ноги, - испуганно пролепетал мальчик.
        - Я не сомневаюсь, что так оно и есть, милорд! - воскликнула Валета. - Эти зверства должны прекратиться!
        - Все это ложь, гнусная ложь, ваша милость, - прорычал трубочист. - Не верьте ни единому слову этого маленького мерзавца.
        - Судя по тому, в каком состоянии пребывает этот ребенок, - сказала Валета, - я убеждена, что даже не стоит сомневаться в справедливости его признаний. Обращаться подобным образом непозволительно даже с животными. А это маленькое дитя!
        - Он мой, - не унимаясь, орал трубочист. - А эта девица не имеет права вмешиваться в мою работу!
        Было очевидно, что его ярость, немного охлажденная появлением маркиза, разгорается с новой силой.
        - Довольно! - категорично и повелительно провозгласил маркиз. - Немедленно успокойтесь. И больше не смейте в моем присутствии разговаривать с женщиной в таком тоне!
        Надеюсь, вы меня поняли!
        - Конечно, ваша милость, все понял. Чего же тут не понять? Сделаю все, что вы мне ни велите, - протараторил трубочист. - Только сорванец этот - мой, и никто не имеет права указывать мне, как образумлять своих личных учеников.
        Вашей милости об этом должно быть известно.
        - Попрошу вас выйти за дверь и подождать там некоторое время. Нам с мисс Лингфилд необходимо побеседовать наедине. Питер!
        Слуга, который стоял здесь некоторое время назад, уже скрылся за дверью. Ему вообще без особой надобности запрещалось находиться в гостиной. А дворецкий все еще стоял у дверей.
        - Я вас слушаю, милорд!
        - Пожалуйста, проводите этого человека куда-нибудь, где он мог бы дождаться окончания нашего с мисс Лингфилд разговора, - попросил маркиз.
        - Слушаюсь, милорд! - отчеканил дворецкий и, повернувшись к трубочисту, окинул его недоброжелательным взглядом. - Пойдемте со мной. И ведите себя спокойно!
        Трубочист посмотрел на маркиза так выразительно, будто ждал, что тот велит дворецкому забрать свои слова обратно.
        Маркиз же взглянул на него строго и даже угрожающе, поэтому он двинулся к двери.
        Когда они вышли, маркиз повернулся к Валете:
        - Итак, расскажите мне все по порядку. Что вы здесь делаете? Чего ожидаете от меня? Как нашли этого мальчика, который, кстати, портит мой коврик.
        Валета обернулась. На коврике у камина, где сидел мальчик, чернели уродливые пятна сажи.
        Валета гневно вскинула голову:
        - Коврик можно почистить, милорд!
        Она резко замолчала, вспомнив, что милорд имеет над ней законную власть, и, когда заговорила опять, ее голос зазвучал более учтиво и спокойно.
        - Я пришла сюда, чтобы взглянуть на завещание своего отца. Вы сами позволили мне это сделать. Меня провели в эту гостиную и сказали подождать здесь управляющего. Не прошло и пяти минут, как раздался какой-то грохот, и из дымовой трубы выпал этот мальчик. Он плакал - вы ведь видите, его локти и колени в крови!
        Она на мгновение замолчала, переводя дыхание.
        - Не успела я задать ему ни одного вопроса, как дверь с шумом распахнулась, и сюда влетел этот чудовищный человек. Он обзывал ребенка и угрожал, что изобьет его до беспамятства. Наверное, нечто подобное уже случалось. Мальчик трясся от ужаса. Это меня нисколько не удивило!
        - Он обжигает мне ноги огнем, - тонким голоском пожаловался ребенок. - Чтобы я забирался в трубу все дальше и дальше!
        Вероятно, жуткие воспоминания ожили в его памяти настолько ярко, что на глаза ему навернулись слезы и он опять задрожал всем телом.
        Валета поспешно достала из кармашка белоснежный носовой платок, присела на корточки и сунула его в перепачканную сажей маленькую трясущуюся детскую ручонку.
        - Не плачь, - успокаивающе ласково пробормотала она. - Поверь мне, малыш, он больше никогда не станет над тобой издеваться.
        Маркиз смотрел на нее задумчиво и изумленно: на ее белом платье уже темнели пятна от сажи, но она не обращала на них ни малейшего внимания.
        Ее голос звучал так нежно, что казался какой-то божественной песней.

«Что за бред лезет мне в голову?» - подумал маркиз, прогоняя странные мысли.
        - Давайте присядем, - сказал он и направился прочь от камина. - Я хочу поговорить с вами.
        Валета проводила его серьезным взглядом, погладила ребенка по голове, поднялась на ноги и проследовала к окну вслед за маркизом. И только подойдя к нему, взглянула на свои черные от сажи ладони и ужаснулась.
        Маркиз усмехнулся, достал носовой платок из кармана жакета для езды верхом и протянул его ей.
        - Вы не ожидали, что испачкаетесь? - спросил он. - Это было бы невозможно, ведь вы трогали сажу!
        В глазах Валеты блеснули гневные огоньки - она решила, что маркиз смеется над ней. Но ей удалось побороть в себе негодование и раздражение.
        - Этого ребенка нельзя возвращать трубочисту! - с жаром воскликнула она, взяла у маркиза платок и принялась вытирать ладони, не глядя на них. Создавалось такое впечатление, что в данный момент ее не интересует ничего, кроме судьбы мальчика.
        - Вам наверняка известно, мисс Лингфилд, что ученики принадлежат своему мастеру, что он имеет полное право применять в ходе их воспитания те методы обучения, которые считает наиболее эффективными, - медленно произнес маркиз.
        - Вы имеете представление о том, как страдают подобные этому мальчику дети? - спросила Валета. Она говорила приглушенным голосом, по-видимому не желая, чтобы ребенок что-нибудь слышал.
        По выражению ее волшебных глаз маркиз видел, что случившееся произвело на нее сильнейшее впечатление.
        - Трубы периодически необходимо прочищать, - ответил маркиз.
        - Вы читали заключения специального комитета, который был создан для решения проблемы мальчиков-чистильщиков? - спросила Валета.
        На протяжении нескольких мгновений маркиз пребывал в замешательстве.
        - Вообще-то я не читал эти заключения, но слышал, что некоторых людей возмущает использование детского труда для чистки труб.
        - В таком случае вы, быть может, не знаете, ваша светлость, что комитет принял решение издать в ближайшем будущем билль, который запрещал бы задействовать мальчиков младше восьми лет в качестве чистильщиков. К сожалению, многие и по сей день используют четырех - шестилетних детей для чистки труб.
        Маркиз напряженно молчал.
        И Валета продолжила:
        - Несчастных малышей заставляют лазать по трубам. Бедняги задыхаются от сажи, вынуждены действовать практически вслепую. Зачастую вслед за ними посылают более взрослых мальчиков, которые колют им пятки иглами или жгут им ступни горящими поленьями, заставляя продвигаться дальше. Или же этим занимаются сами трубочисты-мастера.
        - Я поговорю с трубочистом о методах его работы, - с явной неохотой произнес маркиз. - Но, как я уже сказал, ученики принадлежат мастеру, и никто не вправе указывать ему, как с ними обращаться.
        Валета окинула его презрительным взглядом:
        - Да будет вам известно, милорд, специальный комитет, стремящийся запретить использовать труд малолетних детей, разработал иные методы прочищения труб. Но, полагаю, вашей светлости это не очень интересно!
        Она сказала это с такой нескрываемой ненавистью, что маркизу сделалось не по себе.
        - Я поговорю с мистером Чемберленом. Возможно, он что-нибудь придумает.
        Валета усмехнулась:
        - Мне кажется, если бы судьба этого ребенка хоть немного волновала вас, то вы могли бы самостоятельно помочь ему.
        Без чьей-либо помощи.
        Маркиз фыркнул, теряя терпение.
        - А что вы предлагаете мне сделать?
        Она ответила не сразу, и он решил, что загнал ее в тупик и, таким образом, вышел победителем из вспыхнувшей между ними словесной войны.
        Но Валета ответила ему:
        - Уверена, что в ваших силах выкупить этого ребенка и даровать ему свободу.
        Маркиз молчал.
        - Возможно, это будет стоить вам одной броши или браслета, которыми вы щедро одариваете своих лондонских подружек, или же одной развеселой вечеринки - о них пишут во всех газетах! Зато вы почувствуете невиданное удовлетворение от сознания того, что помогли юному невинному созданию избавиться от настоящего ада на земле.
        Она произнесла это так, будто была уверена, что он не способен на столь благодушный поступок. Поэтому ему вдруг нестерпимо захотелось наговорить ей гадостей, сказать, что ее мнение о нем абсолютно правильное и что он не собирается и пальцем шевелить ради спасения этого чумазого мальчишки.
        Но неожиданно раздавшееся детское всхлипывание заставило его отказаться от этого намерения. Более того, он почувствовал вдруг, что уже не сможет вернуть ребенка трубочисту.
        Это ощущение было незнакомым и не вполне понятным ему, но поражало своей силой.
        - Я решу эту проблему, - пробормотал он и торопливо вышел из гостиной.
        Валета тяжело вздохнула, вернулась к камину и опустилась на колени рядом с мальчиком.
        Когда маркиз вернулся в комнату, поразился, увидев, что Валете удалось каким-то образом отчистить лицо ребенка от сажи. Он больше не плакал.
        В руке она держала черную тряпку. Маркиз с трудом узнал в ней свой некогда белоснежный платок из дорогой изысканной ткани.
        - Вы были правы, - воскликнул он, цинично улыбаясь. Валета подняла голову и вопросительно взглянула ему в глаза. - Выкупить этого ребенка оказалось не дороже бриллиантового браслета.
        - Вы… выкупили его?
        Она произнесла это на выдохе, почти неслышно.
        - Считайте, что это ваш первый подарок от попечителя. Надеюсь, что это создание не доставит вам чрезмерных хлопот.
        - Вы выкупили его! - выкрикнула Валета. - Выкупили!
        Большое вам спасибо! Спасибо!
        Она вскочила на ноги, и маркизу почудилось, что в ее удивительных глазах заиграли солнечные лучи.
        - Как великодушно с вашей стороны! - радостно воскликнула Валета. - А вы уверены, что этот бессердечный трубочист не потребует вернуть мальчика?
        - Если нечто подобное произойдет, то немедленно дайте мне об этом знать, - сказал маркиз. - Потому как у меня имеется письменное подтверждение того, что Николас - по всей вероятности, так зовут этого ребенка, - больше не является учеником моего трубочиста.
        - Я бесконечно благодарна вам, милорд! - прощебетала Валета. - Наверное, нам с Николасом лучше всего отправиться сейчас домой.
        - А на чем вы поедете? - поинтересовался маркиз.
        - Я оставила своего пони, запряженного в телегу, во внутреннем дворе, - сообщила Валета.
        - Может, сначала нам следует попросить прислугу вымыть вашего нового подопечного? - спросил маркиз. - В моем доме он уже «навел порядок». Вовсе не обязательно подвергать тому же самому и ваш дом.
        Валета взглянула на коврик у камина, на котором все еще сидел мальчик. Он был весь усыпан сажей.
        - М-да, малыш очень грязный. - Она осмотрела раны на руках и ногах ребенка и нахмурилась. - Но если опустить его в ванну, он почувствует жгучую боль.
        Маркиз ухмыльнулся;
        - Надеюсь, это дитя не забудет поблагодарить вас, когда подрастет, за все, на что вам пришлось пойти ради него!
        Валета не обратила внимания на его слова.
        - Может, просто попросим у вашей экономки какую-нибудь старую простыню и закутаем в нее мальчика, чтобы вынести его из дома, больше ничего не запачкав?
        - Вы уверены, что не стоит помыть его здесь?
        Валета кивнула:
        - Мы с няней сами с этим справимся. Еще раз спасибо вам, - пробормотала она.
        Маркиз вряд ли слышал ее последние слова. Он направлялся к двери, чтобы отдать распоряжение дворецкому принести Валете простыню.
        Николас наблюдал за происходившим широко раскрытыми испуганными глазами.
        Вернувшись, маркиз отвел Валету в сторону.
        - Нам предстоит найти людей, которые согласились бы усыновить мальчика, - сказал он вполголоса.
        - Сначала его необходимо как следует накормить, - ответила Валета.
        - По его виду я не сказал бы, что он голодал, - заметил маркиз. - К тому же у меня такое ощущение, что кто-то серьезно занимался его воспитанием. Конечно, я могу ошибаться.
        - Я читала в докладах комитета о жутких случаях, когда детей воруют из семей вполне образованных и состоятельных людей, - сказала Валета.
        По губам маркиза скользнула пренебрежительная улыбка.
        Было понятно, что он воспринимает ее слова как глупые детские выдумки.
        - Может, вы и правы. Будем надеяться, что этот ребенок не окажется беспокойным и шумным и не перевернет ваш дом вверх дном до тех пор, как мы подыщем для него подходящих родителей, - сказал он.
        В гостиную вошла экономка с большой простыней в руках. Увидев мальчика, она замерла от ужаса.
        - Не знаю, сколько сил и времени у меня уйдет на то, чтобы вернуть этот коврик в прежнее состояние, милорд! А этого трубочиста вам лучше уволить. Работает он отвратительно и очень уж вздорный.
        - Вам представляется прекрасная возможность, - прошептала Валета, обращаясь к маркизу, - нанять человека, который использует новые методы чистки труб.
        - Я слышал о таковых и до сегодняшнего разговора с вами, - ответил он. - Но говорят, они не очень эффективны.
        Глаза Валеты опять гневно засверкали, но она не успела произнести и слова, как маркиз добавил:
        - Обещаю, что все как следует обдумаю.
        - Рада это слышать, милорд. Буду надеяться, что вы по крайней мере испробуете хотя бы один из более гуманных методов очистки трубы.
        - Ходят слухи, что в Ирландии для этих целей используют живых гусей, - невозмутимо ответил маркиз. Он знал, какова будет реакция Валеты, но хотел подразнить ее.
        Она поморщила лоб:
        - Какая жестокость! Но давайте поговорим об этом в другой раз. Не возражаете?
        - Я заеду к вам завтра.
        Валета не слышала его слов. Она направилась к мальчику и осторожно подняла его на ножки - до настоящего момента он так и сидел в одном и том же положении.
        Теперь сажей был перепачкан не только коврик, но и пол - она слетела с одежды ребенка и рассыпалась повсюду. Экономка ахнула и взялась за голову, а Валета невозмутимо принялась закутывать мальчика в простыню.
        - Сейчас мы с тобой поедем на тележке, в которую запряжен пони, - сказала она.
        - Вы больше никогда не отдадите меня мистеру Сибберу? - осторожно спросил Николас.
        - Конечно, нет. - Валета погладила ребенка по голове. - Об этом можешь не беспокоиться.
        - А сам он не потребует вернуть меня?
        - Нет, малыш, уверяю тебя! Ты ему больше не принадлежишь. Теперь ты мой.
        Маркиз задумчиво рассматривал Николаса. Разговаривал этот ребенок на удивление грамотно. Дети - выходцы из трущоб в таком возрасте обычно не умели связать двух слов.
        Может, Валета действительно права, подумал он. Не исключено, что этого мальчишку украли из семьи образованных людей.
        Валета покончила со своим занятием и растерянно оглядела закутанного в простыню ребенка, похожего сейчас на гусеницу в коконе.
        Теперь его следовало вынести на улицу на руках, ведь если бы он пошел сам, то запачкал бы сажей и лестницу, и коридор.
        Валета нагнулась и протянула к нему руки.
        - Подождите, - остановил ее маркиз. - Мы попросим слуг подвезти вашу телегу к парадному входу и вынести мальчонку. - Он вышел за дверь, отдал лакею соответствующее распоряжение и вернулся в гостиную.
        - Верно, верно, - закудахтала экономка. - Если дите пойдет само, то превратит дом неизвестно во что! Я и такого-то беспорядка ни разу в жизни не видывала в этой гостиной!
        Валета повернула голову:
        - Думаю, что убрать это будет не так сложно. А вот насчет трубочиста вы правильно сказали. Работает он плохо, это очевидно. Его светлости нужен новый работник. Который, помимо всего прочего, имел бы представление о новых методах чистки труб.
        - Нынче в трубочисты идет всякий сброд, мисс! - с чувством воскликнула экономка. - До войны все было совсем по-другому. Трубы чистили только люди, знающие в этом толк. Сейчас же этим занимаются все кому не лень. В основном чернорабочие с ферм. Хотят ухватить побольше денег!
        - Вы абсолютно правы, - подтвердила слова экономки Валета. - А мальчиков им продают всего за три-четыре гинеи!
        - Да что вы говорите? - Экономка вытаращила глаза. - В это страшно поверить!
        - Я согласна с вами. - Валета кивнула. - В докладе, который я читала, написано еще и о том, что зачастую детей просто похищают у родителей.
        Экономка покачала головой.
        - Правительство должно что-нибудь предпринять, чтобы прекратить это безобразие! - провозгласила она.
        - Непременно должно! - воскликнула Валета и метнула в сторону маркиза многозначительный взгляд.
        Ей показалось, что по его губам скользнула едва уловимая ироничная улыбка, и ненависть с неимоверной силой обожгла ее сердце.
        - Мальчики, подобные этому, вынуждены голодать, - продолжила она. - Они питаются лишь тем, что изловчаются украсть. А спят чаще всего на голом полу. У них нет возможности мыться и менять одежду. И все потому, что их хозяева относятся к ним со зверской жестокостью…
        Ей хотелось сказать об этом как можно спокойнее, чтобы убедить и экономку в том, что использование детского труда в чистке труб - невиданная бесчеловечность. Но, когда она произносила последнее слово, ее голос задрожал, а на глаза навернулись слезы.
        Выражение лица маркиза резко изменилось - Валете показалось, что он на мгновение растерялся.
        В гостиную вошел слуга.
        - Мисс Лингфилд, по всей вероятности, телега уже ждет вас у входа в дом, - сообщил маркиз и кивком указал лакею на мальчика, закутанного в простыню.
        Молодой человек в форменной ливрее решительно шагнул к ребенку, а Валета вскрикнула:
        - Только будьте осторожны, умоляю вас! У маленького Николаса изранены колени и локти!
        Слуга кивнул и бережно поднял мальчика на руки.
        Все присутствовавшие направились к выходу. Это была странная процессия - впереди шел лакей, за ним следовала Валета, за ней - экономка, а маркиз замыкал шествие.
        На улице у самого основания лестницы, ведшей в дом, уже стоял старенький пони, впряженный в телегу. На этой низкорослой лошадке Валета ездила еще ребенком.
        Слуга аккуратно усадил Николаса на повозку. Забралась на нее и Валета.
        - Еще раз благодарю вас, ваша светлость! - воскликнула она и взяла в руки поводья.
        Маркиз ничего не ответил-, лишь молча кивнул.
        Он долго не двигался с места, глядя вслед удалявшейся старой телеге. И лишь когда она исчезла из виду, заметил, что и экономка все еще стоит с ним рядом.
        - Какая упрямая и настойчивая эта молодая женщина! - произнес он как можно более небрежно.
        - Но необыкновенно великодушная, - заметила экономка.
        - Великодушная? - Маркиз для описания нрава этой особы никогда бы не применил это слово.
        - Еще и какая! Эта девочка переняла от матери главную черту - неисчерпаемое желание заботиться о людях.
        Маркиз скривил губы и непонимающе покачал головой:
        - О чем вы ведете речь?
        - Как это о чем? Не знаю, ваша светлость, что бы делали без нее многие из местных жителей, - сказала экономка. - Наверняка вам известно, что наш приходский священник не женат. Мисс Валета постоянно помогает ему посещать больных прихожан, водит детишек в воскресную школу, выполняет множество других дел, которые должна была бы выполнять жена священника.
        - Мне кажется, мисс Лингфилд чересчур молода для того, чтобы быть такой, какой вы ее описываете, - усомнился в правдивости слов экономки маркиз.
        - Дело тут вовсе не в возрасте, милорд, - ответила экономка. - Просто у некоторых людей огромное сердце и доброты его хватает на всех. У мисс Валеты именно такое сердце.
        Маркиз молча развернулся и вошел в дом.

        Валета нисколько не удивилась, когда на следующий день после обеда выглянула на улицу из окна гостиной и увидела приближающийся к своему дому фаэтон маркиза. Она невольно залюбовалась впряженными в него крупными красавицами лошадьми, И самим маркизом, несмотря на всю свою ненависть по отношению к нему.
        В шляпе с высокой тульей, немного сдвинутой набок, сером габардиновом пиджаке, идеально сидевшем на его фигуре, и панталонах цвета шампанского он представлял собой само олицетворение модности и щеголеватости.
        Но этот наряд не смотрелся бы так потрясающе, если бы маркиз не обладал столь примечательными внешними данными - густыми черными волосами, выразительными чертами лица, мускулистыми плечами.
        Валета хотела встретить его подчеркнуто сдержанно и официально, поэтому поспешно отскочила от окна, уселась в кресло и принялась ждать момента, когда няня объявит о приходе гостя.
        - Маркиз Труна, мисс Валета! - послышалось со стороны двери буквально через несколько минут.
        Валета нарочито медленно поднялась с кресла, чувствуя странную дрожь внутри и с удивлением отмечая, что чересчур взволнована.
        В тот день, когда маркиз посетил ее впервые, она дала себе слово, что не позволит этому самовлюбленному типу каким-нибудь образом повлиять на нее, а тем более запугать.

«Я не боюсь его! - твердила себе Валета. - И никогда не буду бояться!»
        Маркиз вошел в гостиную, и Валета присела в реверансе, приветствуя его;
        - Добрый день, ваша светлость!
        - Добрый день, Валета.
        Называть ее по имени было неслыханной дерзостью с его стороны, но Валета решила не придавать этому слишком большого значения. В данный момент ее волновало множество гораздо более важных вещей, поэтому не следовало заострять внимание на подобных мелочах.
        - Позволите мне присесть? - спросил маркиз.
        - Конечно, милорд. Могу предложить прохладительные напитки или что-нибудь перекусить.
        - Нет-нет, благодарю. Мне интересно, как поживает ваш новый подопечный, - сказал маркиз, опускаясь на стул.
        Глаза Валеты засияли. Она села в кресло и воодушевленно воскликнула:
        - Я была права! Абсолютно права в своем предположении! Этот ребенок воспитывался в образованной семье и был украден у своих родителей!
        - Почему вы так уверены в этом? - поинтересовался маркиз.
        Валета таинственно улыбнулась и немного наклонилась вперед.
        - Во-первых, потому что Николас отнесся к принятию ванны как к чему-то привычному и естественному.
        Она выдержала паузу и продолжила:
        - Вам, ваша светлость, вряд ли это кажется убедительным, но я точно знаю, что деревенские дети из семей бедняков кричат от ужаса, если ты вынужден купать их в ванне.
        Мне не раз доводилось заниматься этим. А Николас не только с удовольствием позволил помыть себя, но и сказал, когда мы вытащили его из ванны: «Теперь я стал чистеньким!»
        - Вам удалось привести его в нормальный вид? - спросил маркиз.
        - Не совсем, - ответила Валета, вздыхая. - Сажа въелась ему в кожу, ведь он даже спал на мешках с сажей где-то в доме трубочиста. Там же спят и другие мальчики этого дьявола.
        - У него их много?
        - Еще три человека. Но все они намного старше Николаса.
        - Что вам еще удалось узнать о нем? - полюбопытствовал маркиз.
        Странно, но этот разговор был для него весьма увлекательным.
        Когда он ехал сегодня к Валете, настраивался на нечто совсем другое. Ему представлялось, что она начнет жаловаться на сорванца, скажет, что им с няней с ним не управиться и не вынести его невежества, его грубой брани, которая укоренилась в нем и вырывается наружу каждый раз, как только он открывает рот.
        - Трубочист жестоко избивал его, - продолжила рассказывать Валета. - На спине и на ногах у него краснеют уродливые следы от ударов кнутом. А глаза все еще такие же красные и опухшие - он плакал, и сажа с ресниц попадала ему в глаза.
        Она перевела дыхание.
        - Но он с удовольствием отказывается от ругательств, которые слышал от других мальчиков, и уже начинает разговаривать со мной так же, как я с ним. Полагаю, это для него вполне привычно.
        - Сколько ему лет, по-вашему? - спросил маркиз, - Не больше шести. Я еще не пыталась расспрашивать его о родителях, но, когда мы посадили его за стол и дали в руки нож и вилку, он спокойно принялся есть ими, еще раз убеждая нас в том, что его отец - джентльмен.
        Валета замолчала, но тут же добавила:
        - И вот еще что! Увидев на столе серебряную ложку, Николас воскликнул: «У моего папы есть такая же!» Думаю, это тоже говорит о многом.
        Она вопросительно уставилась на маркиза, ожидая его реакции.
        - То, что вы поведали мне, - заговорил он, - очень занимательно. Признаться, раньше я никогда не верил в эти истории о похищении детей. Наверное, вы желаете, чтобы я заявил на трубочиста в полицию? Если да, то я сделаю это.
        Пусть займутся расследованием.
        - Я и в самом деле хотела обратиться к вам с такой просьбой, - ответила Валета. - Возможно, полиции и удастся что-нибудь выяснить. Хотя в наше время» нельзя возлагать на нее больших надежд.
        - А откуда вы это знаете? - пораженно глядя на собеседницу, спросил маркиз.
        Многих жителей Лондона волновали проблемы полицейских: их отвратительная организация и получаемые ими мизерные заработки.
        Все это вынуждало блюстителей порядка зачастую поступать нечестно.
        Для маркиза это не являлось секретом, ведь большую часть времени он проводил в столице. А откуда было знать о ситуации в Лондоне девушке из деревни?
        Валета, заметив его изумление, спокойно объяснила:
        - Я читаю газеты каждый день, милорд. А еще мы с папой тщательно изучили результаты двух последних исследований, проведенных специальным комитетом палаты общин.
        Маркиз никак не ожидал услышать от нее подобное.
        Поэтому на протяжении нескольких мгновений сидел молча, совершенно сбитый с толку.
        Лишь некоторые мужчины из его окружения время от времени заглядывали в газеты, публикующие доклады специальных комитетов. А женщины вообще не имели понятия о существовании таковых.
        Как будто почувствовав, что она обязана предоставить ему более подробные объяснения, Валета продолжила:
        - Отец моей мамы был лондонским епископом, поэтому ее всегда интересовали результаты работы духовенства по улучшению участи бедняков из Сити.
        - Я об этом не имел ни малейшего представления, - несколько сконфуженно пробормотал маркиз.
        - Папу тоже это увлекло, поэтому я с ранних лет росла в атмосфере сострадания к ущемленным и давно поняла, что обязана не забывать о людях, рожденных не в благополучной семье, как я, а в бедности и голоде.
        Она говорила об этом так просто и искренне, что маркиз не мог не верить ей.
        Ему представилось вдруг, что ее красивые волосы уложены в модную прическу, что у нее на шее - колье из драгоценных камней, что ее платье сшито по последнему слову моды известнейшим из лондонских портных.
        Такое прелестное создание занимается спасением мальчиков-чистильщиков, посещением больных прихожан, изучением комитетских докладов и переживаниями за нищих! - подумал он, и его сердце сжалось.
        - Мне кажется, Валета, нам с вами не стоит концентрировать все наше внимание на Николасе. Необходимо позаботиться и о вас. Это тоже крайне важно, - сказал он.

        Глава четвертая

        - Прошу вас, не беспокойтесь обо мне! - ответила Валена. - и мне очень хочется поговорить с вами о Николасе.
        Маркиз смотрел на нее как на сверхъестественное существо. Ни одна из молодых женщин, которых ему доводилось знавать, не интересовалась чьей-нибудь судьбой больше, чем своей собственной.
        - Я долго думала над тем, как отыскать родителей этого мальчика, - сказала Валета. - Наверняка после исчезновения сына они известили о своем несчастье полицию и магистрат, если, конечно, таковые имеются в их городе. Однако до Лондона это известие вряд ли дошло.
        Маркиз кивнул:
        - И что же вы предлагаете?
        Последовала непродолжительная пауза. На лице Валеты отразилось смущение.
        - Наверное… это… стоит больших денег… - пробормотала она. - Но лучший способ отыскать родителей Николаса, чем размещение объявлений в газете… вряд ли существует…
        Маркиз тщательно обдумал идею Валеты и опять кивнул, соглашаясь с ней:
        - Вы правы. Только таким образом мы смогли бы добиться каких-то результатов. Хотя и этот метод не дает нам никаких гарантий.
        - Конечно, на это… уйдут немалые денежные средства… - смущенно произнесла Валета. - Поэтому я готова частично заплатить за объявления сама.
        Маркиз улыбнулся:
        - Валета, я, естественно, не позволю вам это сделать.
        Поверьте, даже если мы разместим свои объявления во всех газетах Англии, я не обанкрочусь.
        Она ничего не ответила, но одарила его выразительным взглядом, исполненным благодарности.
        - Насколько я понимаю, судьба Николаса очень вас волнует. И надеюсь, что вы не слишком расстроитесь, если наши попытки найти его семью не увенчаются успехом.
        Валета положила руки на колени и заговорила тихим голосом:
        - Возможно, вы посчитаете меня ненормальной, но мне кажется, что все произошло не случайно. Ведь надо было Николасу выпасть из трубы именно в тот момент, когда я находилась в гостиной! Не раньше и не позже!
        - Миссис Филдинг, моя экономка, находит это событие отнюдь не счастливым совпадением, - кривя губы, ответил маркиз. - Она до сих пор не может отчистить коврик. Говорит, что это у нее вряд ли получится.
        - В самом деле? - удивилась Валета. - А я знаю, как это сделать! Мне доводилось заниматься подобными вещами. Давайте я приеду к вам как-нибудь на днях и восстановлю ваш коврик.
        - Только этого не хватало! - Маркиз нахмурился. - Зарубите себе на носу, Валета: человек, находящийся у меня на попечении, не должен заниматься подобными вещами.
        Он думал, что его слова приведут ее в смущение. Она же звонко рассмеялась:
        - Вот как? Вы, наверное, считаете, что мне следует целыми днями сидеть на шелковых подушках и отдавать приказания слугам. Которых у меня, кстати говоря, нет.
        Маркиз даже не улыбнулся:
        - Я беспокоюсь о вашем будущем, Валета. И убежден, что вам не пристало жить в этом доме одной. С мальчишкой или без него.
        Валета моргнула.
        - Вы ведь… не хотите сказать… что собираетесь отнять у меня Николаса? - спросила она, испугавшись прозвучавшего в голосе маркиза сарказма.
        - А что, если мы не сможем разыскать его родителей?
        Надеюсь, вы не планируете оставить у себя ребенка навсегда?
        Как ни странно, Валета ничего не ответила. Просто медленно поднялась на ноги и прошла к окну.
        - О чем вы задумались? - поинтересовался маркиз.
        - О жизни Николаса, а также сотен других детей, вынужденных страдать от дикой человеческой жестокости, жестокости, которую никто не собирается пресекать.
        Ее голос слегка дрожал, и маркиз, немного помолчав, сказал:
        - Вам известно, что глава специального комитета, Генри Грей Веннет, назначенный на этот пост лишь в нынешнем году, добивается принятия парламентом билля о строгом запрете использования чистильщиками труб детского труда?
        - Это правда? - радостно вскрикнула Валета. - Вы поддержите его?
        Маркиз понимал, что она страстно желает услышать от него положительный ответ, но был не готов дать кому бы то ни было столь серьезное обещание. Поэтому ответил как можно более нейтрально и осторожно:
        - Я еще обдумываю этот вопрос.
        - Пожалуйста, пожалуйста! - взмолилась Валета. - Мне невыносимо сознавать, что маленькие, нежные мальчики, подобные Николасу, повсеместно страдают и подвергаются невиданным издевательствам!
        Ее голос сильно задрожал.
        - Вы, наверное, слышали, что большинство из них страдают так называемым «раком трубочиста»?
        Маркиз поднялся на ноги.
        - Послушайте, Валета, у меня такое ощущение, что история с Николасом произвела на вас чересчур сильное впечатление. Девушки вашего возраста мечтают совсем о другом: их интересуют балы, встречи с ровесниками!
        Валета скептически скривила губы, и маркиз, поняв, что его слова прозвучали для нее абсолютно неубедительно, вновь заговорил. На этот раз с большим чувством.
        - Вы спасли Николаса. И должны успокоиться на этом.
        Поймите, вы не в состоянии заставить всех людей на свете чистить в своих домах трубы, используя при этом наиболее эффективный и дешевый метод!
        Глаза Валеты возмущенно блеснули. Она приоткрыла рот, намереваясь вступить с маркизом в жаркий спор, но он не дал ей такой возможности.
        - Я обещаю вам, что сам позабочусь об этом ребенке.
        Николас получит образование, а когда подрастет - то и подходящую работу. Но сразу предупреждаю: я не собираюсь выкупать всех мальчиков-чистильщиков и устраивать их жизнь!
        Прошу вас запомнить это.
        Валета долго и напряженно молчала. Потом заговорила тихо и медленно:
        - Я очень благодарна вам… за Николаса. И не хочу надоедать… и беспокоить вас своими затеями и тревогами. Но тот факт, что в столь богатой стране, как наша, существует столько несправедливости, жестокости и страдания и что это мало кого волнует, не дает мне покоя…
        Маркиз предпочел не отвечать на ее слова.
        - Предлагаю побеседовать теперь о вас. Рано или поздно нам все равно придется серьезно поговорить об этом.
        - Мне… не хочется… доставлять вам… лишние хлопоты…
        Валета сказала это очень смущенно, но спустя несколько мгновений добавила более уверенно:
        - Я ведь уже просила вас, милорд, не думать обо мне. Я вполне довольна своей жизнью. Главное для меня - оставаться в этом доме.
        - Возвращаться к этому нашему спору у меня нет ни малейшего желания, - твердо заявил маркиз. - Я решил, что завтра нам с вами следует навестить мою матушку.
        Валета замерла в изумлении. Маркиз и сам поразился собственным словам. Дело в том, что он не намеревался предлагать ей ехать вместе к его матери. Эта идея родилась в нем несколько мгновений назад.
        - Навестить вашу матушку? - переспросила Валета.
        - Она живет на расстоянии пятнадцати миль отсюда в доме, который ей подарил отец. Купил его просто потому, что маме он очень понравился. Некоторые боятся мою матушку. У нее жесткий характер. Но мне хочется, чтобы вы познакомились с ней. Возможно, она подскажет нам, как устроить вашу дальнейшую жизнь.
        Валета долго молчала.
        - Вы… настаиваете… чтобы я ехала… с вами? Может… мы обойдемся… и без советов… вашей матушки? Если вы… убеждены, что мне нельзя жить без компаньонки… то я могу пригласить кое-кого.
        - Кого именно? - спросил маркиз.
        - У меня когда-то была гувернантка, - ответила Валета. - Мы с ней прекрасно ладили. Боюсь, сейчас она слишком стара и не вполне здорова, но приехать ко мне погостить, даже на длительный срок, не откажется.
        Валета не стала рассказывать маркизу, что гувернантка и няня всегда друг друга недолюбливали.
        Естественно, смолчала и о том, что заговорила о старой воспитательнице лишь из страха перед его страстным желанием изменить ее жизнь. Ей хотелось общаться со своим попечителем как можно реже.
        Маркиз углубился в раздумья. При мысли, что столь красивое юное создание, как Валета, будет сидеть дома в обществе двух старых дам, одна из которых к тому же больна, по его спине побежали мурашки. Но он не высказал своих соображений вслух. Поступил осторожнее.
        - Думаю, что сначала нам все же стоит съездить к моей матушке. Если же ее советы придутся вам не по душе, тогда пригласите свою гувернантку.
        Валета едва заметно вздохнула.
        - Когда я должна быть готова? - покорно спросила она.
        Маркиз прищурил взгляд.
        - Сегодня я отправлю слугу, который сообщит матушке о нашем приезде. Значит, завтра заеду за вами в одиннадцать часов утра.
        - Хорошо. Я буду вас ждать, милорд. - Валета взглянула ему в глаза. - Наверное, я еще раз должна поблагодарить вас…
        - В этом нет необходимости, - отрезал маркиз. - Удивительно, но я уже стал привыкать к тому, что вы постоянно не согласны со мной, что то и дело пытаетесь вступить со мной в спор, что в каждом нашем разговоре стремитесь доказать мне, что я не прав. Ничего. Когда-нибудь вы поймете, что и сами во многом ошибаетесь.
        - Я безмерно благодарна вам… за Николаса… ваша светлость…
        - При чем тут Николас? - раздраженно спросил маркиз. - По-моему, мы разговаривали совсем о другом. Но уверяю вас, что сегодня же попрошу мистера Чемберлена разместить объявления в газетах. В том числе в «Тайме».
        Валета восторженно хлопнула в ладоши:
        - Спасибо вам! Огромное спасибо!
        Сколько неподражаемой искренности, сколько естественности и неподдельности было в этой необыкновенной девушке!
        Маркиз вынул из кармана жилета часы на цепочке и только хотел сообщить Валете, что торопится, как она воскликнула:
        - Может, вы хотите взглянуть на мальчика?
        В ее голосе звучало явное сомнение в том, что маркиз ответит на ее вопрос положительно, поэтому он решил, что должен поступить иначе.
        - Конечно, я хочу взглянуть на него. Как раз собирался попросить вас привести его и показать мне. Уверен, этот ребенок изменился до неузнаваемости!
        - Я скоро вернусь. Вместе с Николасом! - радостно сообщила Валета и выпорхнула из гостиной.
        Губы маркиза растянулись в несколько печальной улыбке.
        В необычных ситуациях он оказывался нередко. Но ни разу в жизни ему еще не доводилось общаться с молоденькой красивой женщиной, которая смотрит на него с ненавистью и думает лишь о мальчике-чистильщике.
        В это было трудно поверить, но он не сомневался, что женихов у Валеты не водится. Она совершенно не умела кокетничать.
        И в беседах с ним вела себя слишком прямолинейно, слишком честно.
        Маркиз почувствовал сильное смущение, когда признался себе в том, что, действуй она более хитрыми способами, он уже давно бы вступил в продолжительные дебаты в палате лордов, касающиеся социального неравноправия. Возможно, даже примкнул бы к радикалам.
        Он неуютно поежился и нахмурил брови, невольно вспомнив о Лайонеле.
        И о том дне, когда получил очередное письмо от друга из Лондона, в котором сообщалось, что Лайонела видели толкавшим пылкие речи на Трафальгарской площади. Он выступал против богатых землевладельцев и работодателей, обращавшихся с теми, кто на них работает, как со скотом.
        Письмо заканчивалось следующими строками:

        Я всегда относился с великим почтением к семье Стивингтонов и очень сожалею, что ваш брат ведет себя подобным образом. Могу посоветовать единственное: попытаться растолковать Лайонелу, что он не прав.

        Маркиз смял тогда письмо и раздраженно швырнул его на стол.
        Он прекрасно знал, что беседы с братом не приведут ни к чему хорошему. Все они заканчивались скандалом и взаимными оскорблениями.
        Маркиз был человеком неглупым и понимал, что поведение Лайонела вызвано отнюдь не искренним желанием помочь беднякам, а стремлением досадить ему, Серле.
        Неистовство Лайонела являлось порождением обыкновенной ревности, злобы и зависти.

«Не хватало только стать попечителем еще одной защитницы угнетенных!» - подумал маркиз.
        Следует научить ее каким-то образом быть менее сентиментальной и жалостливой. Так слишком тяжело жить, решил он.
        В это самое мгновение дверь отворилась, « и в гостиную вошла Валета, ведя за руку мальчика.
        Маркиз поразился произошедшей в ребенке перемене.
        Вместо перепачканного сажей несчастного существа, каким он был вчера, перед ним стоял симпатичный ребенок.
        Оказалось, его волосы светлые, а кожа нежная и белая.
        На нем была опрятная одежда, правда, дешевая, по-видимому, наспех купленная в деревенском магазине. Несмотря на это, ребенок держался с достоинством.
        Выражение его лица отличалось несомненным благородством, а черты - красотой и правильностью линий.
        - Вот и Николас! - воскликнула Валета, с гордостью кивая на мальчика. - Это тот джентльмен, который спас тебя!
        Забрал у мистера Сиббера, - объяснила она, немного наклонившись к мальчику. - Ты должен поклониться ему и поблагодарить его за все, что он для тебя сделал.
        Маркиз сразу заметил, что, как только мальчик вошел в гостиную и увидел в ней мужчину, сразу напрягся и насторожился.
        - Спасибо… за то, что… спасли меня, сэр, - несколько испуганным голосом пробормотал ребенок и поклонился, не выпуская руки Валеты из своей ручки.
        - Вообще-то благодарить тебе следует мисс Лингфилд, - сказал маркиз.
        И, к своему немалому удивлению, опустился на корточки, чтобы иметь возможность смотреть Николасу прямо в глаза.
        - К счастью, теперь все страдания, которые тебе пришлось пережить с тех пор, как ты покинул дом, позади.
        Мальчик недоверчиво моргнул.
        - У твоего папы есть лошади? - спросил вдруг маркиз.
        Некоторое время Николас растерянно молчал. Потом склонил голову набок и сказал:
        - Я умею ездить верхом. И у меня есть пони.
        - Как его зовут? - осторожно поинтересовался маркиз.
        Ребенок долго пыхтел, напряженно размышляя о чем-то, потом ответил:
        - Рафус! Моего пони зовут Рафус.
        Маркиз победно взглянул на Валету, потрепал Николаса по голове и поднялся на ноги.
        - Как было умно с вашей стороны задать ему подобный вопрос, - вполголоса произнесла Валета. - Я даже не подумала о том, что в таком возрасте он уже может сидеть в седле.
        - Надеюсь, со временем Николас поведает вам и еще о чем-нибудь важном, например, о том, где он жил. Возможно, это поможет нам догадаться, откуда он: с юга, севера, востока или запада Англии.
        В голосе маркиза сквозила ирония, но Валета решила, что не должна обращать на это внимания.
        Она была очень признательна ему за то, что он добр к ребенку, а это чувство даже ослабило живущую в ней ненависть по отношению к нему.
        - Я должен покинуть вас, - сообщил маркиз, еще раз взглянув на часы. - Завтра ровно в одиннадцать я за вами заеду. Будьте готовы.
        Он догадывался, что ее так и подмывает опять попытаться отказаться от предстоящей поездки, однако она ничего не сказала. Лишь молча проследовала за ним по небольшому коридору, провожая его до самого крыльца, ведя за ручку Николаса.
        На улице у лестницы, ведущей к парадному входу в дом, маркиза поджидал фаэтон, запряженный парой лошадей.
        Увидев его, мальчик издал радостный вопль:
        - Фаэтон! - крикнул он. - Почти такой же, как у моего папы!
        Он выдернул руку из ладони Валеты, сбежал вниз по ступеням и приблизился к лошадям.
        Валета торжествующе взглянула в глаза маркизу.
        - В том, что я права, не может быть никаких сомнений, - сказала она приглушенным голосом.
        Маркиз усмехнулся:
        - М-да… Мы непременно должны разыскать родителей этого мальчонки.
        - Я об этом мечтаю, - ответила Валета. - Хотя не могу себе представить, как переживу расставание с этим ребенком.
        Он такой славный!
        - Вам, моя дорогая, пора подумывать о создании собственной семьи, - заметил маркиз. - О собственных детях!
        Она ничего не ответила, лишь насупилась и несколько напряглась.
        Маркиз забрался в коляску и взял в руки поводья.
        - Фаэтон, - пробормотал Николас. - Фаэтон, как у папы…
        Направляясь к дому через парк, маркиз размышлял о Валете, о ее увлечениях и бесподобном характере и о маленьком мальчике, выкупленном у трубочиста.
        Экипаж, стоявший у главного входа в его собственный дом, он заметил еще издалека. И сразу понял по изображению герба на дверцах и по цвету форменных ливрей стоявших рядом лакеев, кто к нему пожаловал.
        Душу маркиза охватило неприятное чувство, и он замедлил скорость, спускаясь по мосту через озеро к своему дому.

«Только бы Фрэдди уже вернулся», - взмолился про себя маркиз, останавливая лошадей во дворе.
        - Мисс леди Дайлис Повик ожидает вас в голубой гостиной! - сообщил дворецкий, как только хозяин появился в холле.
        - А капитан Уэйборн уже приехал с рыбалки? - спросил маркиз.
        - Нет, ваша светлость.
        Маркиз нехотя поднялся по лестнице и направился туда, где располагалась голубая гостиная.
        Так называли именно ту комнату, в которой из трубы выпал Николас.
        Леди Дайлис сидела в кресле с высокой спинкой.
        Наверняка она выбрала его не случайно: на его фоне ее светлые волосы с рыжеватым отливом смотрелись особенно эффектно.
        Ее глаза, обрамленные подкрашенными тушью ресницами, были полуприкрыты. Именно этот взгляд многие из ее поклонников называли колдовским.
        Когда маркиз вошел в гостиную, леди Дайлис одарила его умопомрачительной улыбкой, явно рассчитывая» на то, что перед этой уловкой он не устоит.
        Однако маркиз оставался невозмутимым.
        - Что ты здесь делаешь, Дайлис? - спросил он, медленно приближаясь к гостье. - Почему не предупредила меня о своем приезде?
        Леди Дайлис кокетливо склонила голову набок.
        - Разве это так необходимо, когда речь идет о нас с тобой? - спросила она соблазнительным тоном. - Я так долго ждала тебя в Лондоне. Никак не могла понять, чем ты занимаешься в этой деревне.
        - У меня здесь масса дел, - ответил маркиз серьезным тоном. - В данный момент я принимаю на место ушедшего на пенсию доверенного нового человека. Необходимо все объяснить ему, рассказать об особенностях хозяйствования на наших землях.
        Леди Дайлис звонко рассмеялась:
        - Мой милый Серле, я не верю собственным ушам! Слышать от тебя подобные вещи просто странно. Неужели ты и вправду заинтересовался доверенными и землями? Наверное, увлекся также коровами и свиньями? Не боишься поглупеть среди свинопасов и фермеров?
        - От совершения глупых поступков не застрахован никто из нас, - ответил маркиз. - С какой целью ты решила приехать сюда? Просто захотела повидаться со мной или остановилась у кого-то поблизости?
        - Я приехала к тебе, - пропела леди Дайлис сладким голосом. - Скоро сюда прибудет второй экипаж с моими вещами и служанками.
        Маркиз нахмурился:
        - Видишь ли, Дайлис, в настоящее время я не устраиваю никаких увеселительных мероприятий. Мы отдыхаем с Фрэдди только на теннисном корте или когда ездим верхом на прогулки. Ты здесь умрешь со скуки. Поэтому не можешь остаться.
        - Я не ослышалась? - спросила леди Дайлис. - Ты не разрешаешь мне пожить с тобой, несмотря на то, что в прошлом подобные вещи случались у нас довольно часто?
        - Наедине в Труне мы не оставались ни разу в жизни, - напомнил маркиз.
        - Но оставались во многих других местах!
        - Это вовсе не одно и то же!
        - Интересно, почему?
        - Потому что Трун - мой дом. И, находясь в нем, я обязан соблюдать элементарные правила приличия, - заявил маркиз.
        Леди Дайлис вновь залилась смехом, но на этот раз он отнюдь не ласкал слух, был резким и нервным.
        - Что с тобой произошло, Серле? - спросила она, успокоившись. - Я отказываюсь верить в то, что ты не хочешь позволить мне переночевать в твоем доме, хотя бы сегодня.
        - Наверное, ты удивишься, Дайлис, но сейчас, когда здесь нет ни одной другой женщины, я не могу разрешить тебе остаться у меня на ночь.
        - Что? - вскрикнула леди Дайлис. - Мне кажется, ты сходишь с ума, Серле! Ты говоришь мне подобные вещи после всего, что между нами было? Раньше тебе и в голову не приходило задумываться о правилах приличия!
        - То, чем мы занимались, когда оставались вместе в домах друзей, - совсем другое дело, - ответил маркиз. - Здесь же, в моем собственном доме, мы у всех на виду.
        Леди Дайлис прищурила глаза:
        - У меня такое впечатление, Серле, что ты стыдишься меня!
        - Ты очень ошибаешься. - Маркиз покачал головой. - Я просто не хочу, чтобы о нас пошли грязные слухи.
        - А помнишь ту вечеринку, которую ты устраивал именно здесь месяц назад? Я тоже была ее участницей. А то, как мы праздновали тут Пасху? Тогда тебя не волновали ни сплетни, которые наверняка мгновенно разлетелись по округе, ни рамки приличия, - издевательским тоном произнесла леди Дайлис.
        - Я сожалею о том, что мы вытворяли здесь во время упомянутых тобой вечеринок. Поэтому тем более не хочу усугублять ситуацию.
        - Если уж общественное мнение стало для тебя настолько важным, - тихо пробормотала леди Дайлис, - тогда давай узаконим наши отношения.
        Как только маркиз увидел сегодня у дома экипаж леди Дайлис, сразу догадался, что она заведет речь о женитьбе.
        Сейчас же, когда эти слова слетели с ее губ, он почувствовал себя крайне дискомфортно и решил, что любыми способами должен вырваться из этой ловушки.
        Ему вдруг стало отчетливо понятно, что от желания жениться на леди Дайлис не осталось и следа.
        Он не знал, с чем это связано, но сознавал, что ее чары над ним неожиданно утратили былую силу. В его душе не было сейчас ни восхищения ею, ни желания находиться с ней рядом.
        Раньше одно присутствие этой, несомненно, красивой женщины вызывало в нем гамму разнообразных ощущений: его волновал каждый взмах ее длинных ресниц, каждое движение алых губ.
        Казалось, ее прелести способны удерживать рядом с собой нескончаемо долго, Сегодня же он неожиданно понял, что свободен от ее колдовства, что чем бы ни было его к ней отношение, оно безвозвратно ушло.
        Дайлис обладала чудесной внешностью, в этом ни у кого не возникало сомнений. Но красота ее напоминала красоту холодных мраморных статуй.
        Леди Дайлис напряженно ждала. Ждала от маркиза предложения выйти за него замуж.
        Он натянуто рассмеялся:
        - Странно, что ты заговорила об этом, Дайлис. Ведь ты знаешь не хуже, чем я, что оба мы не созданы для семейной жизни. Только представь, что с нами стало бы, если каждый из нас проснулся бы утром и осознал, что отныне он зажат в тиски брачных уз. Уверен, что через несколько недель мы бы взвыли от скуки.
        - Ты не прав, Серле. Ты и я созданы друг для друга, - спокойно ответила леди Дайлис. - Мы получаем удовольствие от одних и тех же развлечений, какими бы безумными они ни казались всем остальным. Нам нравится быть наедине…
        Она искусно понизила голос, договаривая последние слова. В такие моменты маркиз обычно приближался к ней и заключал ее в жаркие объятия.
        Сейчас же не сдвинулся с места.
        - Я могу лишь повторить, Дайлис: полагаю, что женитьба не для таких людей, как мы с тобой.
        - Ты уверен в этом? - промурлыкала леди Дайлис. - Думаю, Лайонел обрадуется, когда узнает о твоем убеждении.
        Маркиз встрепенулся:
        - Лайонел? А при чем здесь Лайонел? Тебе о нем что-нибудь известно?
        - Понсонби рассказал мне о том, какие он толкает речи на площади. А еще болтают, будто на твоего братца уже нарисовали карикатуру. Он изображен на ней в компании всякого сброда, с которым обычно общается, подстрекающим поджечь дом одного из землевладельцев.
        На лбу маркиза образовалась глубокая складка.
        Он знал, что карикатуристы злобны и безжалостны, но никогда не думал, что героем одного из их «произведений» станет однажды член его собственной семьи.
        - Поэтому, милый мой Серле, тебе следует как можно быстрее обзавестись наследником, - улыбаясь, сказала леди Дайлис.
        - У меня еще уйма времени, - пробормотал в ответ маркиз. - И потом, я не намереваюсь идти под венец только для того, чтобы досадить Лайонелу.
        Последовало молчание. Дайлис тщательно обдумывала, как ей действовать дальше.
        - Я могу устроить тебя на ночь в доме леди Форсетт, - предложил маркиз. - Уверен, там тебе будет уютно и комфортно. А завтра утром отправишься обратно в Лондон.
        Леди Дайлис с грациозностью кошки поднялась с кресла.
        Страусовые перья на ее шляпе с широкими полями красиво заколыхались.
        Маркиз почувствовал исходивший от Дайлис чудесный аромат. Этот запах преследовал всех ее любовников и воскрешал в них незабываемые воспоминания о жарких страстных ночах, проведенных с нею.
        Маркиз сразу понял, что она задумала.
        Но не пытался убежать. Даже если бы он и захотел это сделать, то не успел бы.
        Изящные руки Дайлис обвились вокруг его шеи. Она трепетно прижалась к нему.
        - Ты наказываешь меня за какой-то проступок, Серле?
        Но я даже не знаю, в чем он заключается. Без тебя, я просто сходила с ума, - прошептала она. - Я приехала, потому что не смогла бы больше ждать… Я хочу тебя и уверена, что ты меня тоже хочешь…
        Маркиз не сопротивлялся. Он уже чувствовал, что ее чары, которые всегда овладевали им, начинают действовать, и был не в состоянии противостоять им.
        Дайлис приподнялась на цыпочки, крепче обняла его и потянулась к нему губами, Еще секунда, и они слились бы в умопомрачительном поцелуе, но в это мгновение послышался шум раскрывающейся двери, и в гостиную вошел Фрэдди.
        - Здравствуй, Дайлис! - воскликнул он. - Я увидел твой экипаж у главного входа.
        Маркиз высвободился из объятий Дайлис, и она, отступив от него на шаг, метнула в сторону Фрэдди испепеляющий взгляд.
        - Успешно порыбачил? - поинтересовался у друга маркиз.
        - Поймал две форели, но такие маленькие, что решил отпустить их, - ответил Фрэдди.
        Неторопливо пройдя к камину, он посмотрел на Дайлис и иронично улыбнулся:
        - Дайлис, что привело тебя в эту глушь? Наверное, я задаю глупые вопросы… Не желаешь упускать Серле?
        - Фрэдди, оставь нас! - раздраженно вскрикнула Дайлис и вновь опустилась в кресло. - Я приехала, чтобы поговорить с Серле, а не с тобой.
        Фрэдди усмехнулся:
        - Даже не сомневаюсь в этом. Но в данный момент Серле ужасно занят. Вряд ли у него найдется время для разговоров с .тобой.
        - Для меня у него всегда найдется время! Правда же, милый?
        Леди Дайлис протянула маркизу руку, но он сделал вид, будто не заметил этого жеста.
        - Я только что объяснил Дайлис, что она не может оставаться на ночь в этом доме. И предложил ей переночевать у Форсеттов, - сказал он Фрэдди.
        Леди Дайлис рассмеялась неестественным нервным смехом.
        - Что ты сотворил с Серле? - спросила она Фрэдди, изо всех сил пытаясь выглядеть спокойной. - Он стал настолько благоразумным, что я его не узнаю. Никогда не думала, что подобное возможно.
        Фрэдди взглянул на маркиза:
        - Я согласен с Серле. Тебе, Дайлис, здесь нельзя оставаться. Но если ты будешь очень настаивать… Мы могли бы организовать вечеринку. Как ты на это смотришь, Серле?
        Пригласим ту красивую девушку, которая недавно потеряла отца.
        Выражение лица леди Дайлис резко изменилось.
        - Какую еще девушку? Когда я была здесь на последней из пирушек, не видела никаких девушек.
        - Времена меняются, - ответил Фрэдди, - А чтобы ты и прелестная Валета Лингфилд чувствовали себя комфортно, мы можем пригласить на наш вечер и вдовствующую маркизу. Она живет не так далеко и вполне может побыть сегодня вашей компаньонкой.
        Из груди леди Дайлис вырвался негодующий вопль.
        - Я не понимаю, о чем ты ведешь речь! И кто такая эта Валета Лингфилд?
        - Неужели Серле еще ничего тебе не рассказал? - с наигранным удивлением спросил Фрэдди. - Мистер Лингфилд в своем завещании назначил его попечителем своей дочери.
        Должен заметить, что к новым обязанностям Серле относится очень ответственно.
        Леди Дайлис поджала губы и уставилась на маркиза, ожидая от него объяснений.
        Но он задумчиво смотрел на друга и, казалось, не замечал ее многозначительного взгляда.
        - Фрэдди прав. Мы можем устроить вечеринку, - сказал он наконец.
        - Ты ведешь себя просто нагло! - выпалила леди Дайлис. - Я приезжаю к тебе, говорю, что больше не могу без тебя жить, а ты устраиваешь мне такой замечательный прием!
        - Извини, - спокойно ответил маркиз. - Мы давно знакомы, и я был уверен, ты знаешь, что в Лондоне я веду себя совсем не так, как здесь.
        - Я понятия об этом не имела! - сердито ответила леди Дайлис. - С тобой что-то случилось, и я никак не могу понять, что именно. Если я отправлюсь в Лондон, ты поедешь со мной?
        - Не уверен, - сказал маркиз. - Скорее всего я вернусь туда через неделю, не раньше. Все зависит от того, как быстро я справлюсь с делами.
        - Какими делами?
        - Ты, вероятно, не поймешь, но это очень важно.
        - Мне кажется, Дайлис, тебе следует успокоиться, - вновь подключился к беседе Фрэдди. - И выпить чего-нибудь. Например, шампанского. Наверное, ты устала в дороге. За это время лошади немного отдохнут, и ты сможешь отправляться в обратный путь. К ужину будешь в Лондоне.
        Дайлис жалобно посмотрел на маркиза, ожидая от него защиты.
        Но тот, даже не взглянув на нее, невозмутимо подошел к шнурку колокольчика и дернул за него. Буквально через минуту на пороге появился лакей в форменной ливрее. Маркиз велел ему принести шампанское.
        Фрэдди уселся в кресло рядом с леди Дайлис и беспечно откинулся на спинку.
        - Что новенького у Джеймса, Дайлис? - полюбопытствовал он. - Уверен, тебе известны все новости.
        - Фрэдди, прошу тебя, оставь нас с Серле наедине, - ответила леди Дайлис. - Нам нужно серьезно поговорить.
        - А я хочу поговорить с тобой, - упрямо заявил Фрэдди. - Вечерами в нашей холостяцкой обители ужасно скучно.
        А появление в ней красивой женщины сравнимо с возникающей на небе радугой!
        Он подмигнул маркизу и улыбнулся:
        - Верно я говорю, дружище?
        - Какой ты зануда, Фрэдди! - прошипела леди Дайлис. - Я ведь сказала тебе, что должна поговорить с Серле!
        Фрэдди усмехнулся:
        - Я догадываюсь, что ты намереваешься сделать: в очередной раз одурачить его и заполучить его разрешение остаться. А ведь его доводы против этого абсолютно правильны. - Он поморщился, - Если ты добьешься своего, то перевернешь весь дом с ног на голову! Я это терпеть не могу.
        Леди Дайлис приоткрыла рот, собираясь сказать явно что-то грубое, но в этот момент дверь раскрылась, и лакей внес шампанское и три бокала.
        Когда все трое отпили понемногу игристого вина, Фрэдди опять повернулся к леди Дайлис:
        - Расскажи же нам, дорогая Дайлис, какие проделки ты совершила в последнее время.
        Дайлис издала радостный возглас.
        - Спасибо, что напомнил мне о самом главном, Фрэдди!
        Серле, дорогой, одной из причин, побудивших меня приехать к тебе, является чудесный план, возникший у меня в голове!
        Нам необходимо претворить его в жизнь!
        - Если ты задумала устроить очередной розыгрыш, - вмешался Фрэдди, перебивая леди Дайлис, - тогда Серле лучше об этом даже не слышать. Теперь его интересуют совсем другие вещи, в его жизни начался, так сказать, новый этап.
        - Какие вещи? - Леди Дайлис вскинула красивые тонкие брови, искусно подведенные карандашом.
        - То, что происходит на его землях, - пояснил Фрэдди.
        - Раньше, по-моему, его люди прекрасно справлялись со всеми делами без него, - ответила Дайлис, фыркая.
        - Ошибаешься, - возразил ей Фрэдди. - Вовсе не прекрасно. Серле выяснил, что его вмешательство крайне необходимо. И он настроен весьма серьезно.
        - Кстати, человек, которого ты порекомендовал мне, произвел на меня очень хорошее впечатление, Фрэдди, - сообщил маркиз. - Мне особенно понравились его мысли насчет новых методов уборки урожая.
        Леди Дайлис растерянно смотрела то на маркиза, то на Фрэдди.
        - Вы не шутите надо мной? - спросила она. И, не получив ответа, повернулась к маркизу. - Насколько я помню, Серле, ты всегда твердил мне, что фермерские дела нагоняют на тебя скуку. С чем связаны произошедшие в тебе перемены?
        - Не знаю, - ответил тот. - Наверное, раньше я чего-то недопонимал.
        - В Лондоне без тебя невыносимо скучно, особенно сейчас, когда регент уехал в Брайтон! - жалобным тоном произнесла леди Дайлис.
        - Удивительно, что ты еще не там, - заметил Фрэдди.
        На мгновение леди Дайлис растерялась, но тут же кокетливо тряхнула головой и провозгласила:
        - Я ненавижу Брайтон! Морские ветры постоянно портят мне прическу.
        Фрэдди улыбнулся. Теперь ему стало понятно, почему Дайлис с таким нетерпением ждет возвращения в Лондон маркиза.
        Большинство из представителей высшего света - окружение принца-регента - в настоящий момент находились в Брайтоне. А Дайлис не могла к ним присоединиться по одной простой причине: на последнем из устраиваемых регентом званых ужинов в Карльтон-Хаус ее угораздило нагрубить чуть ли не всем его гостям, и, по всей вероятности, в данный момент правитель просто не желал ее видеть.
        Говорили, что в личной жизни принц-регент так же взбалмошен и непостоянен, как маркиз, но в обществе он всегда держался достойно и никогда не забывал о хороших манерах.
        Фрэдди не знал, уезжая из Лондона, к каким последствиям приведет возмутительное поведение леди Дайлис на ужине в Карльтон-Хаус. Теперь же не сомневался, что ей намекнули не появляться в Брайтоне до тех пор, пока регент не перестанет на нее злиться.
        - Что касается меня, - сказал он вслух, - я нахожу Лондон невыносимым в это время года. - Поэтому и гощу у Серле так долго.
        - Я хотела последовать твоему примеру, - жалостливо и кротко сказала леди Дайлис. - Поэтому и прошу Серле позволить мне остаться. - Она проникновенно и соблазнительно взглянула маркизу в глаза. - Милый, сжалься надо мной!
        Обещаю, со мной тебе будет интересно. Я ведь очень тебя люблю.
        Некоторое время никто не произносил ни слова. Противостоять чарам столь обольстительной женщины для кого угодно оказалось бы задачей не из легких.
        Но маркиз повел себя на удивление твердо.
        - Что ж, если ты так настаиваешь, я пошлю слугу к матушке. Попросим ее приехать сюда и побыть здесь, пока ты гостишь у нас. Если же она откажется, пусть пришлет свою подругу. Тоже вдову, очень приятную пожилую даму.
        Леди Дайлис с шумом поставила пустой бокал на стол:
        - Нет уж! Я не намереваюсь гостить в доме, в котором никто не желает меня видеть! Понсонби, Синклэйр и Джордж Уэстон, слава богу, остались в Лондоне! Они-то не откажутся составить мне компанию! Мы найдем, чем заняться. И не будем вынуждены вдыхать запах свиного помета и свежеунавоженной земли!
        Ее голос звучал резко и злобно.
        Она вскочила на ноги и решительно зашагала к двери.
        И маркиз, и Фрэдди прекрасно знали Дайлис. Наверняка ей казалось, что оба они рванут за ней в первую же секунду.
        Но ничего подобного не произошло.
        Друзья неспешно проследовали за ней, а выйдя из главных дверей, остановились на верхней ступени.
        Слуга предупредительно распахнул перед хозяйкой дверцу экипажа, и она подчеркнуто грациозно уселась на мягкое сиденье.
        Маркиз и Фрэдди долго смотрели вслед удаляющейся коляске, а когда она исчезла из виду, переглянулись и вернулись в дом.
        Маркиз провел по лбу ладонью и с облегчением вздохнул.
        - Никогда не думал, Серле, что ты способен так обойтись с ней! - воскликнул Фрэдди, когда оба друга прошли в библиотеку и опустились в кресла. - Что произошло между вами, пока меня не было?
        - Она предложила мне жениться на ней.
        - И ты отказался?
        - Естественно! Я ведь сказал тебе, что передумал жениться.
        - Да, но я не думал, что ты настроен так решительно… - пробормотал Фрэдди.
        - А не ты ли уверял меня, что жениться на Дайлис - не самое мудрое решение? - спросил маркиз, немного склоняя голову набок.
        - Не просто «не самое мудрое»! - Фрэдди ухмыльнулся. - Я пытался втолковать тебе, что, женившись на ней, ты превратишь свою жизнь в полный кошмар!
        - Наверное, ты прав, - задумчиво пробормотал маркиз. - Самое странное в том, что Дайлис меня больше не волнует…
        Фрэдди засмеялся:
        - Меня она давно не волнует! Знаешь, я безмерно благодарен Богу за то, что он вовремя образумил тебя.
        - Да, да, - согласился маркиз. - Очень вовремя. Не понимаю только, почему я так внезапно потерял к ней всякий интерес?
        Фрэдди весело улыбнулся:
        - Возможно, ты никогда этого не поймешь, дружище. Но каким бы ни был ответ на твой вопрос, давай выпьем шампанского за нашу свободу! Я чувствую, что нам непременно нужно выпить за нее!

        Глава пятая

        Леди Дайлис трясло от возмущения и недоумения.
        Она не могла поверить в то, что маркиз позволил ей уехать и не предпринял ни малейшей попытки для того, чтобы остановить ее.
        Подобные сцены нередко случались в их отношениях. Она каждый раз мастерски разыгрывала обиду и делала вид, что уходит, зная наверняка, как все закончится: пылкими извинениями маркиза и бурным примирением.
        Однажды маркиз догнал ее экипаж на полном ходу, вспрыгнул на подножку и упал перед ней - предметом его обожания - на колени. Тогда на протяжении еще целых минут двадцати она прикидывалась, будто не желает его больше знать, и лишь после этого с притворной неохотой приказала кучеру поворачивать лошадей обратно.
        Сейчас же с каждой секундой в ней укреплялось отвратительное предчувствие того, что она никогда больше не увидит его.
        Происходящее казалось ей настолько непривычным и невероятным, что она не вполне верила в то, что это реальность, а не кошмарный сон.
        Когда маркиз уехал из Лондона, леди Дайлис была уверена, что буквально через день-два ее пылкий любовник почувствует, что не в состоянии жить без нее, и тут же вернется в ее сладостные объятия.
        Прошло два, три дня, и она несколько встревожилась, но эта тревога даже отдаленно не походила на то, что творилось в ее душе сейчас.

«Как такое могло произойти? - ошеломленно размышляла она. - Почему он стал вдруг таким безразличным? Таким равнодушным, таким непробиваемым? Его не удалось ни разжалобить, ни уговорить, ни соблазнить…»
        Экипаж уносил ее все дальше и дальше от Труна, и она все больше понимала, что потеряла самого дорогого из своих любовников.
        Она решила, что должна выйти замуж именно за маркиза не только потому, что он был гораздо привлекательнее и богаче других увивавшихся за ней мужчин, а еще потому, что они имели много общего.
        Маркиз отличался от всех остальных ее поклонников неиссякаемым задором, смелостью и дерзостью, граничащей с наглостью. Это ей нравилось, потому что она сама была точно такой же.
        Мысль о вступлении с маркизом в брак пришла ей в голову уже довольно давно. Но торопиться повторно связывать себя семейными узами с кем бы то ни было ей не хотелось. До того момента, пока с ней не приключилась неприятная история в Карльтон-Хаус.
        Она понимала, что зашла в тот день слишком далеко в своей смелости, разозлив не только регента, но и леди Конингхэм - что для нее было гораздо более опасным.
        Леди Дайлис давно поняла, что иметь дело с женщинами гораздо сложнее, чем с мужчинами, над которыми - если они, конечно, не были слепы - она имела полную власть.
        Сейчас, когда леди Конингхэм заняла положение возлюбленной регента, сменив леди Хердфорд, всем, кто желал быть постоянным гостем в Карльтон-Хаус или в Королевском павильоне в Брайтоне, следовало поддерживать с ней доброжелательные отношения.
        Находиться в Брайтоне и не принимать участие в роскошных званых ужинах и музыкальных вечерах, устраиваемых чуть ли не каждый день, означало быть изгоем общества.
        Леди Дайлис, хоть и умела вести себя до крайности вызывающе, не осмелилась добровольно принять на себя роль отщепенки.
        Поэтому не поехала в Брайтон и решила, что должна срочно выйти замуж за маркиза.
        Будучи особой невероятно опытной в любовных делах, она давно поняла, что маркиз готов сделать ей официальное предложение.
        Пару раз заветные слова едва не слетали с его губ, но он колебался.
        Это лишь забавляло леди Дайлис. По ее мнению, маркизу, каким бы смелым он ни был, в этом деле не хватало храбрости. Она спокойно ждала своего часа.
        Теперь же, когда обстоятельства требовали решительности, а маркиз все не возвращался в Лондон, она посчитала, что не обязана мучить себя, и сама поехала в Трун.
        В том, что они незамедлительно отпразднуют помолвку, у нее не было ни тени сомнения.
        А тогда-то, с удовлетворением думала она, и регент, и все остальные влиятельные особы Англии уже не посмеют закрывать перед ней двери.
        Регент всегда относился к маркизу с симпатией. И к его жене был бы вынужден проникнуться уважением, хотя бы притвориться, что это так. А тогда у нее появилось бы все, о чем только можно мечтать: престиж, вседозволенность и богатство.
        Чем больше она размышляла над перспективой стать в один прекрасный день маркизой Труна, тем более привлекательной ей казалась эта идея.
        Некоторые из ее поклонников выразили бурный протест, когда она объявила о своем намерении уехать из Лондона.
        Всем было известно, что леди Дайлис - любовница маркиза. Однако мужчины не переставали крутиться возле нее - многие из них являлись ее любовниками в прошлом, другие не оставляли надежды сблизиться с ней в будущем.
        Перед отъездом из Лондона она закатила веселую пирушку у себя дома на Курзон-стрит.
        Сейчас, возвращаясь обратно, она представляла с тяжестью в сердце, что о ее неудавшейся поездке скоро заговорят все кому не лень.

«Как так вышло? Как я смогла допустить подобное?» - снова и снова спрашивала она у самой себя.
        Ей до сих пор было непонятно, каким образом мужчина, столь крепко сидевший в паутине ее волшебных чар, сумел выпутаться из этих цепких сетей. И почему он остался равнодушным даже после того, как она прижалась к нему, после того, как заключила его в свои объятия.
        Что-то сильно повлияло на него, напряженно размышляла леди Дайлис. Но что? Или… кто?
        Она воспроизвела в памяти как можно более подробно все, о чем они разговаривали в Труне с маркизом и Фрэдди.
        Фрэдди в последнее время часто в открытую проявлял к ней свою неприязнь.
        Она и раньше догадывалась, что этот человек может стать когда-то ее открытым врагом, но не придавала своим предчувствиям особого значения.
        Сейчас Фрэдди вообще обнаглел.
        Это была отнюдь не ревность, она отчетливо это понимала, скорее желание отгородить своего лучшего друга от ее влияния, которое, как ему, наверное, казалось, таило в себе опасность.
        Если бы она была мужчиной, то без колебания пристрелила бы этого негодяя и с наслаждением наблюдала бы, как он корчится в предсмертных муках.
        Сейчас, однако, ей следовало думать не о Фрэдди, а о маркизе.

«Если мне не удастся стать маркизой, - с ужасом подумала она, - за кого мне выходить замуж?»
        Лорд Понсонби, давным-давно добивавшийся ее благосклонности, был очень хорош собой. Но гроша не имел за душой.
        Вообще-то лишь единственный человек из ее нынешнего окружения имел достаточно денег - сэр Джордж Уэстон. Но он неизменно навевал на нее тоску и был совсем неинтересен ей в постели.
        От отчаяния и обиды она так крепко сжала пальцы в кулаки, что длинные ногти больно впились в ее нежную кожу.
        - Как я могла потерять Серле? Не понимаю… Ведь он любит меня, я точно знаю, - беспомощно пробормотала она.
        Но в памяти вновь и вновь возникало безразличное лицо маркиза, его бесстрастный взгляд и настораживающее, устрашающее спокойствие.
        Неожиданно ей вспомнились сказанные Фрэдди слова о красивой девушке, которая теперь считалась подопечной маркиза, и ее бросило в дрожь.
        Перед глазами всплыл образ присутствовавшего на одной из вечеринок маркиза человека более старшего по возрасту, чем остальные гости, по имени сэр Чарльз Лингфилд, который, как выяснилось позже, жил недалеко от Трупа.
        Она не пыталась обольстить его, но прекрасно помнила, как он выглядит, потому что старалась не упустить из виду ни одного попадавшегося ей на пути мужчину.
        Рано или поздно любой из них мог оказаться полезным.
        Фрэдди не сказал, почему этот Лингфилд решил назначить маркиза попечителем своей дочери. Но не раз назвал эту девицу красавицей.
        Может, именно из-за нее в маркизе произошло столько разительных перемен?
        Нет, решила леди Дайлис. Такого не может быть.
        Маркиз постоянно говорил ей, что не выносит молоденьких девушек, называя их угловатыми и малоинтересными.
        Среди людей его окружения вообще не было таковых, за исключением тех, чьи матери отличались особенным проворством.
        - Валета Лингфилд, - процедила сквозь зубы леди Дайлис.
        В ее глазах мелькнуло нечто зловещее, что непременно насторожило бы Валету, если бы в данную минуту она находилась в этом же экипаже.
        Все лошади в конюшнях леди Дайлис были отменными, потому что являлись подарками маркиза. Поэтому и поездка до Труна и обратно не показалась ей чересчур утомительной.
        Вскоре движение на дороге значительно увеличилось - коляска леди Дайлис достигла окраин Лондона.
        А еще спустя некоторое время она уже ехала вдоль Парк-Лейн.
        Проезжая мимо Стивингтон-Хаус, леди Дайлис выглянула в окно и окинула печальным взглядом величественное здание.
        Буквально сегодня утром она смотрела на него с радостью и представляла, что совсем скоро будет принимать гостей в зале для балов, как делала когда-то мать Серле.

«Только я в отличие от вдовствующей маркизы буду приглашать к себе гораздо более интересных людей», - решила тогда она.
        Сейчас вид Стивингтон-Хаус вызвал в ней новый приступ злобы. «Наверное, мне никогда не суждено стоять на верхней ступени той лестницы рядом с маркизом», - с отчаянием подумала она.
        Стивингтон-Хаус в оранжево-желтых праздничных лучах заходящего солнца смотрелся потрясающе. Он, несомненно, затмевал своим величием и красотой все другие постройки, располагавшиеся напротив Гайд-парка.
        Леди Дайлис прищурила взгляд, заметив у входа в Стивингтон знакомую фигуру.
        Для тех, кто хорошо знал маркиза, было практически невозможно не узнать Лайонела Стивингтона. Он очень походил на брата, хотя вечно недовольное и циничное выражение лица делало его непривлекательным.
        Многие из знакомых, встречаясь с ним на улице, нередко делали вид, будто не заметили его. Или здоровались с ним холодно и недружелюбно и, не останавливаясь, продолжали свой путь.
        Сейчас он был не один, а в обществе высоченного типа неопрятного вида.
        Леди Дайлис скривила губы, подумав, что Лайонел наверняка обсуждает в данный момент своего брата, Она была уверена в том, что поведение Лайонела вызвано не чем иным, как злобой и завистью.
        Многолетний опыт близкого общения с мужчинами подсказывал ей, что стремление помочь бедным являлось для Лайонела лишь благовидным прикрытием ненависти и неуемного желания навредить брату.
        Она не раз в шутку говаривала маркизу, что однажды Лайонел подкараулит его ночью в тени аллей и всадит ему в спину нож. А наутро без зазрения совести станет полноправным владельцем Труна и Стивингтона.
        Экипаж почти миновал Стивингтон-Хаус, когда леди Дайлис властно велела кучеру остановиться.
        Тот послушно выполнил ее приказ, спрыгнул с козел и осведомился, что ей нужно.
        - Передай джентльмену, который стоит вон там, что я желаю поговорить с ним, - сказала она.
        Слуга поспешно зашагал по направлению к Лайонелу, а леди Дайлис откинулась на спинку мягкого сиденья, поджала пухлые губы и задумалась.
        - Интересно, что понадобилось вашей милости от столь простого человека, как я? - послышался со стороны окна насмешливый мужской голос.
        - Зайдите внутрь, - кратко ответила леди Дайлис, поворачивая голову.
        Лайонел изумленно поднял брови, но кучер уже открывал перед ним дверь, поэтому, решив подчиниться, он залез в экипаж, расположился рядом леди Дайлис, снял с головы шляпу с высокой тульей и небрежно швырнул ее на сиденье напротив.
        Несмотря на то что все его окружение состояло из нищих и оборванцев, он не отказывался от добротной одежды, сшитой по последнему слову моды. Так его действия привлекали больше внимания.
        Свободно вытянув вперед ноги и развалившись на сиденье, Лайонел беспардонно оглядел леди Дайлис.
        Она почувствовала себя оскорбленной, но решила смолчать. Сейчас ей не стоило обращать внимания на мелочи.
        - Вы приходили в Стивингтон, чтобы встретиться с братом, не так ли?
        - Конечно.
        - Могу я спросить, зачем он вам понадобился?
        - Это не секрет, - развязно ответил Лайонел. - Я намеревался взять у него крошки, оставшиеся после ужина. Естественно, и не думал напрашиваться к нему в постель, где обитают красотки вроде вас.
        Леди Дайлис не проигнорировала неслыханную грубость.
        - Информация, которой вы владеете, сильно устарела, - заявила она. - Теперь ваш брат тратит деньги вовсе не на меня. На другую особу!
        Она заметила, что удивила Лайонела. И заинтриговала.
        - А я думал, вы крепко привязали к себе его светлость.
        - Я тоже так думала, - ответила леди Дайлис. - Но, как выяснилось, крупно ошибалась.
        - Забавно, - заметил Лайонел.
        - Очень забавно, - согласилась леди Дайлис. - Я решила, что вам первому сообщу эту новость. Ведь для вас она играет особо важную роль. Ваш брат собирается вступить в брак с молодой девушкой.
        - Вступить в брак?
        Лайонел Стивингтон напрягся.
        - Именно, - подтвердила леди Дайлис. - Полагаю, совсем скоро дочь сэра Чарльза Лингфилда станет вашей родственницей.
        Лайонел озадаченно сдвинул брови:
        - Я прекрасно помню сэра Чарльза… Но никогда не думал, что у него есть дочь.
        - В данный момент ваш брат является ее попечителем.
        Говорят, она очень хороша собой.
        Леди Дайлис отметила, что разговаривает с молодым бунтарем весьма надменным тоном.
        И решила, что это всего-навсего ответная реакция на его подчеркнутую беспардонность.
        - Расскажите поподробнее об этой девице, - сказал Лайонел после минутного молчания.
        Леди Дайлис пожала плечами.
        - Меня не удостоили чести познакомиться с ней. Мне просто рассказали о ее существовании, а также о том, что ваш брат выполняет роль попечителя с большим рвением. - Она усмехнулась. - Признаюсь вам честно: меня буквально выпроводили из Труна, как служанку, в чьих услугах больше не нуждаются! Ничего подобного никогда ранее не происходило со мной!
        Красивое лицо леди Дайлис исказила обиженная гримаса, и Лайонел рассмеялся.
        - Значит, Серле вас бросил? - прямо спросил он, - Что поделаешь! Советую не очень-то расстраиваться; дорогих подарочков вы заполучили от него немало, а освободившееся рядом с ваий место мгновенно займет кто-нибудь другой.
        Лайонел наклонился вперед, взял с сиденья напротив свою шляпу и добавил:
        - Премного благодарен за информацию.
        - Если все пойдет по плану, то в скором времени вы станете дядей! - Леди Дайлис притворно улыбнулась и злобно прищурила глаза. - У вас нет ни малейшего шанса заполучить титул маркиза. И никогда его не было! Ваш брат молод и очень красив.
        По тону леди Дайлис Лайонел понял, что действует ей на нервы, что она сгорает от желания поддеть его, разозлить, и опять рассмеялся:
        - Желаю вашей милости доброго вечера и удачной охоты!
        Леди Дайлис нестерпимо захотелось плюнуть нахалу в лицо.
        Но она не сделала этого.
        Лайонел беспечно зашагал прочь, туда, где его все еще ждал верзила в грязных одеждах. Леди Дайлис проводила его презрительным взглядом и приказала кучеру трогаться с места, На душе у нее стало еще отвратительнее. Скорее всего потому, что она не могла понять, добилась ли своим поступком чего-нибудь полезного.
        К тому же у нее было такое чувство, что Лайонел расстроил ее больше, чем она его.
        В данный момент от ненависти к обоим братьям Стивингтон у нее все бушевало внутри.

        Рано утром на следующий день маркиз получил записку от матери, в которой та сообщала, что будет очень рада видеть у себя в доме его и Валету Лингфилд. Она знала дочь сэра Чарльза еще совсем крошкой.
        Но принять гостей именно в этот день вдовствующая маркиза не могла, поэтому попросила сына приехать позже.

«Я уже давно пообещала твоей тете Доротее, - писала она своим великолепным ровным почерком, - что сегодня навещу ее. Ей уже за восемьдесят. Будет некрасиво и невежливо с моей стороны, если я скажу ей, что в последний момент у меня изменились планы. Знаю, мой мальчик, что ты поймешь меня правильно. С нетерпением жду вас с Валетой Лингфилд завтра в половине первого дня».
        За завтраком маркиз кратко пересказал содержание письма от матери Фрэдди.
        - Я должен съездить к Валете и сообщить ей, что запланированное нами мероприятие переносится на завтра. Это не займет много времени. Составишь мне компанию?
        - Нет, - ответил Фрэдди. - Пока тебя не будет, я просмотрю свежие газеты. А когда вернешься, мне хотелось бы, чтобы ты взглянул на того моего жеребца, о котором я тебе. говорил. Арчер тоже считает, что с ним не все в порядке. Но не может сказать ничего определенного.
        Маркиз пожал плечами:
        - Если уж Арчер затрудняется определить, в чем проблема, то твой конь либо абсолютно здоров, либо болен очень и очень серьезно.
        - Остается только верить в лучшее. - Фрэдди вздохнул. - На своих лошадей я потратил огромные деньги! Выбирал их с такой тщательностью!
        - Не переживай! - подбодрил его маркиз. - Думаю, все обойдется. Возможно, твой жеребец реагирует подобным образом на жару. Такое случается.
        - Не исключено… - пробормотал Фрэдди. - Мне бы все же хотелось, чтобы ты на него посмотрел.
        - Непременно посмотрю! Только съезжу к Валете и скажу, чтобы не наряжалась зря в лучшие одежки!
        После завтрака маркиз сразу отправился в путь.
        Он ехал на легком фаэтоне, запряженном парой гнедых скакунов, очень похожих друг на друга по цвету, резвому нраву и комплекции. Они двигались невероятно слаженно, и маркиз наслаждался ездой.

«Наверное, Валета будет просто счастлива, когда узнает, что сегодня мы никуда не поедем, - размышлял он. - Уверен, что перспектива ехать вдвоем со мной в гости к моей матушке нисколько ее не радует, скорее пугает. Поэтому, узнав о возможности оттянуть неприятные моменты, она вздохнет с облегчением».
        Маркиз усмехнулся.
        Он прекрасно знал, что сотни других женщин приняли бы его предложение с восторгом. Более того, что с превеликим удовольствием отправились бы с ним не только к его матери, а куда угодно.

«Интересно, удивится ли мама, увидев Валету, - подумал он. - Эта девушка так разительно отличается от всех других женщин, с которыми я когда-либо появлялся у нее».
        Дайлис он никогда не возил к матери. Потому что знал, что та не одобряет их связи.
        Вдовствующая маркиза давно молила Бога о том, чтобы ветреница леди Дайлис отстала от ее сына. Когда ей представлялось, что эта особа займет однажды ее место, она содрогалась от ужаса.

«Если бы мама только знала, что еще недавно я был решительно настроен привезти к ней Дайлис в качестве своей будущей жены, - подумал маркиз, ухмыляясь. - Слава Богу, вовремя опомнился! Появлюсь у нее с совершенно другой женщиной. И с намерением поговорить совсем не о свадьбе».
        Кучер повернул лошадей налево, а еще через пару минут остановил их у дома Валеты.
        Маркиз удивился, увидев выбегающую из главного входа няню.
        Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, в каком она пребывает состоянии. Ее опухшие глаза красноречиво говорили о том, что она плакала, лоб испещряли глубокие морщины, лицо выражало тревогу и страх.
        - О, милорд, милорд! Хорошо, что вы здесь! Как же хорошо! Я уже хотела послать кого-нибудь за вашей светлостью! А вы взяли и сами приехали!
        Она кричала так взволнованно, произнося слова так быстро, что в первое мгновение ничего не понимающий маркиз в недоумении молчал. Потом быстро спрыгнул на землю.
        - В чем дело? - спросил он. - Наверняка Николас что-нибудь натворил!
        - Нет, нет, милорд! - протараторила няня Валеты. - Николас ничего не делал! О, милорд! Он вообще ни при чем…
        А вот Гарри… Их забрали вместе с мисс Валетой!
        - Забрали?
        Маркиз влетел в дом и огляделся по сторонам в небольшом холле. Няня вошла вслед за ним.
        - Двое мужчин, милорд. Ворвались к нам… схватили Валету и мальчонку, накинули им на головы покрывала… Это какой-то кошмар, милорд! - У няни сильно дрожали руки, и казалось, она вот-вот упадет. - Их увезли на коляске…
        Маркиз крепко взял ее за руку, провел к стоявшему у стены стулу и помог ей сесть.
        - А теперь постарайтесь успокоиться и расскажите мне все по порядку, - спокойно сказал он.
        Няня перевела дыхание.
        - О, милорд! Это ужасно! - пробормотала она.
        - Расскажите мне все по порядку, - более настойчиво потребовал маркиз.
        - Даже не знаю… Не знаю, с чего начать…
        - Например, с того, где вы находились и что делали в этот момент, - подсказал маркиз.
        - Я была в гостиной, милорд, - произнесла няня убитым голосом. Наверное, говорить более четко я медленно у нее не получилось бы.
        - Чем вы занимались?
        - Чистила ковер, милорд. А мисс Валета ставила цветы в вазу… Цветы из сада.
        Она громко всхлипнула и продолжила:
        - В дверь постучали. Мисс Валета сказала: «Няня, я открою», - и вышла в холл. Там сидел Николас.
        - Что он делал в холле? - спросил маркиз.
        - Играл в старые игрушки, милорд… Те, что мисс Валета разыскала для него на чердаке.
        - Что было дальше?
        - Я услышала, как мисс Валета сказала: «Здравствуй, Гарри! Вижу, ты принес нам масло».
        - Кто такой Гарри?
        - Соседский мальчишка, - объяснила няня. - Мы много чего покупаем у мистера Хопсона. Два раза в неделю он присылает нам масло.
        - Что произошло потом? - спросил маркиз.
        - Потом… Потом мисс Валета крикнула: «Это Гарри, няня.
        Нам нужно что-нибудь, кроме масла? Яйца, например». Я ответила, лучше купим завтра сразу десяток. Понимаете, милорд, теперь, когда у нас Николас, мы уж стараемся откормить его, бедолажку…
        - Об этом расскажете мне потом, - перебил ее маркиз. - Сейчас мне важно знать, что случилось с мисс Лингфилд.
        - Я, старая курица, даже не предчувствовала ничего худого, милорд! Продолжала себе начищать ковер. Как вдруг услышала страшный крик Николаса.

«Они пришли за мной! За мной! Хотят опять забрать меня!
        Спасите! Спасите!» - именно так он и кричал.
        Потом раздались его шаги на этой вот деревянной лестнице. Видно, бедняга так перепугался, что бежал как угорелый!
        - Вы так и оставались в гостиной? - спросил маркиз.
        - Нет. Я подумала, что происходит что-то странное, и пошла в холл, чтобы посмотреть, в чем дело. Тут послышался крик мисс Валеты. Это был жуткий крик, милорд. Так кричат от страха.
        - Вы что-нибудь успели увидеть?
        - Да, милорд, успела. Голова мисс Валеты была обмотана покрывалом. Какой-то человек выносил ее в дверь к коляске, что стояла во дворе.
        - Что это была за коляска? - Маркиз сосредоточенно сдвинул брови.
        - Не могу сказать, милорд. - Няня беспомощно всплеснула руками. - Помню только, что она была закрытой и старой. И очень темной.
        - Они посадили мисс Валету внутрь? - спросил маркиз.
        - Да, да. Я сама видела, как тот человек впихнул ее в эту коляску, милорд. А второй вынес Гарри тоже с покрывалом или с мешком на голове. Засунули в свой экипаж и его и уехали. Я хотела было побежать за ними, но ноги у меня словно деревянными стали - отказались слушаться!
        - На козлах сидел кучер?
        - Да. Только он был не в ливрее… По крайней мере мне так запомнилось… - пробормотала няня несчастным тоном.
        - Сколько у них было лошадей? - спросил маркиз.
        Няня на мгновение задумалась:
        - Вроде две… Я точно не помню. Я пыталась заглянуть в окно этой чертовой коляски. Хотела увидеть мисс Валету. Но не смогла: на окнах висели темные шторы…
        Голос няни сильно задрожал, и по ее морщинистым щекам покатились крупные слезинки. Она закрыла лицо руками и сгорбилась под тяжестью своего страшного горя.
        - А где Николас? - спросил маркиз, выждав минуту.
        - Наверное, под кроватью мисс Валеты, милорд, - прошептала няня, не убирая ладоней от лица. - Он всегда там прячется, если чего-то пугается…
        Маркиз побежал вверх по лестнице, а оказавшись на втором этаже, увидел три двери. Все они были закрыты. Следовало найти спальню Валеты.
        В первой комнате царил полумрак. На стоявшей у стеньг кровати лежало покрывало мрачной расцветки. Наверное, на ней давно никто не спал - создавалось такое ощущение, что на покрывале этом лежит слой пыли.
        Маркиз сразу решил, что ошибся, рванул ко второй двери и распахнул ее.
        И сразу понял, что именно здесь спит Валета.
        Небольшая деревянная кровать у окна была накрыта белоснежным воздушным муслином. А столик посередине комнаты - такой же скатертью.
        Наверное, именно так должна выглядеть спальня молоденькой девушки, подумал маркиз.
        Здесь пахло свежестью, лавандой и розами.
        Эта комната не походила ни на одну из тех, в которых он развлекался с леди Дайлис и подобными ей красотками.
        Было тихо. Слышалось лишь пение птиц из сада за окном и мерное жужжание пчелы, которая кружила над букетом стоявших в вазе на столе цветов.
        Неожиданно тишину нарушило всхлипывание, и маркиз сразу понял, кто его издал.
        - Все в порядке, Николас, - спокойно произнес он. - Тебе абсолютно нечего бояться. Выйди, пожалуйста. Я хочу с тобой поговорить.
        Ответа не последовало. Маркиз подошел к кровати, нагнулся и приподнял край муслинового покрывала.
        Мальчик, едва не вдавившийся в стену, издал ужасающий вопль.
        - Послушай, Николас, - сказал маркиз. - Мне очень нужна твоя помощь.
        - Они… заберут меня! - выкрикнул Николас срывающимся голосом. - Опять… заберут меня! И станут… жечь мне ноги! Я к ним… не хочу! Не хочу!
        - Кто тебя заберет? - спросил маркиз.
        Николас опять ничего не ответил, по-видимому, был до смерти перепуган.
        Маркиз опустился на колено и заговорил как можно более спокойно:
        - Прошу тебя, Николас, выслушай меня очень внимательно. Злые люди, которые приходили сюда, увезли мисс Лингфилд. Если ты не хочешь, чтобы они причинили ей вред, то должен помочь мне. Расскажи, что ты видел. Пожалуйста.
        В какой-то момент маркиз уже решил, что ему не справиться с детским страхом. Но ошибся. На протяжении некоторого времени Николас не двигался с места, потом медленно пополз к маркизу.
        Выбравшись из-под кровати, он суетно и порывисто, как животное, ищущее убежища, бросился маркизу на шею и прижался к нему, дрожа всем телом.
        В первое мгновение маркиз даже растерялся. Но, придя в себя, медленно, чтобы не напугать ребенка больше, чем он уже был напуган, поднялся на ноги.
        - Никто тебя не обидит, Николас. Ты должен мне поверить. Выгляни в окно, тогда убедишься, что те люди уехали, - успокаивающе сказал он и поднес ребенка к широкому прозрачному окну. - Видишь, бояться нечего!
        Мальчик внимательно и боязливо оглядел двор и едва заметно кивнул.
        - Я обязан найти мисс Лингфилд, Николас! - сказал маркиз. - Но не смогу это сделать, если ты мне не поможешь.
        Скажи, кто те люди, которые забрали ее.
        Николас вздрогнул, испуганно расширил глаза и тихо шепнул маркизу на ухо:
        - Я видел… Билла!
        - Кто такой Билл?
        - Он колол мои ноги иголками!
        Мальчик обхватил шею маркиза так крепко, что тот чуть не задохнулся.
        - Успокойся, Николас. Они больше не причинят тебе боли!
        Я обещаю, - пробормотал маркиз, осторожно ослабляя хватку Николаса.
        Теперь он знал, что люди, похитившие Валету, были каким-то образом связаны с Сиббером. Неясным оставалось одно: зачем им понадобился незнакомый мальчик.
        Маркиз задумчиво вышел из комнаты и спустился вниз по лестнице, неся на руках Николаса.
        Няня все еще сидела на стуле у стены.
        - Как выглядит этот Гарри? - спросил у нее маркиз.
        Она неуверенно поднялась на ноги.
        - Волос у него светлый, милорд…
        - А сколько ему лет?
        Няня пожала плечами:
        - Точно не знаю, милорд. Наверное, семь или, может, восемь…
        - Он, случайно, не похож на Николаса? - спросил маркиз.
        - Я бы не сказала. Разве что цветом волос…
        Маркиз решил, что Гарри приняли за Николаса, но вслух этого не произнес. Сказал другое:
        - Вам с мальчиком следует поехать со мной в Трун и пожить там некоторое время. А за мисс Лингфилд не переживайте. Я сделаю все, что только в моих силах, чтобы отыскать ее.
        - О, милорд! Как я надеялась, что услышу от вас именно эти слова, - запричитала няня. - Я ужасно волнуюсь за свою девочку! Что с ней сделают эти мерзавцы?
        - Успокойтесь, няня. Я обещаю, что разыщу мисс Лингфилд, - спокойно сказал маркиз. - Только не поддавайтесь панике, прошу вас.
        Няня кивнула и озабоченно осмотрелась по сторонам.
        Поняв, о чем она думает, маркиз покачал головой:
        - Нам не следует терять ни минуты. Если вам что-то понадобится из личных вещей, мы пришлем сюда кого-нибудь из слуг. Мне кажется, мальчика необходимо увезти из этого места как можно быстрее. Только тогда он окончательно успокоится.
        Не дожидаясь ответа няни, маркиз решительно вышел из дома и усадил Николаса в фаэтон. Сначала ребенок ни в какую не хотел разжимать ручки, но, увидев, что он в коляске высоко над землей, и услышав добродушное фырканье лошадей, на мгновение забыл о своем страхе, уселся на сиденье и закрутил головой.
        Няня тоже забралась в фаэтон, а за ней и маркиз. И кучер дернул за поводья.
        Ехали очень быстро.
        По дороге маркиз напряженно раздумывал о том, что произошло с Валетой и почему ее похитили. Предположительно это были люди Сиббера.
        Ему казалось, что Сиббер остался вполне доволен полученной за Николаса суммой, ведь он заплатил ему гораздо больше, чем следовало.
        Выкупить ученика у мастера вполне можно было за треть того, что получил трубочист.
        Может, это своеобразная месть? - подумал маркиз. Такого типа, как этот Сиббер, победа над ним женщины запросто приведет в бешенство…
        Они выехали на главную дорогу, и впереди показался блистательный Трун. Озеро перед ним, залитое ярким светом солнца, казалось издали наполненным не водой, а расплавленным золотом.
        Увидев Трун, Николас содрогнулся и крепче прижался к маркизу. Тот обнял его и утешающе похлопал по плечу:
        - Не бойся. Здесь ты будешь в полной безопасности!
        - Трубы… - пробормотал мальчик. - Много-много… труб…
        - Не беспокойся, - ответил маркиз. - Ни в одной из этих труб больше ни разу не появится мальчик-чистильщик!
        Он сказал об этом настолько уверенно, что сам поразился.
        И усмехнулся, подумав, что Валета одержала победу в их необычной войне.
        При мысли, что она может никогда об этом не узнать, у него больно сжалось сердце.
        Он прекрасно сознавал, что найти ее будет очень непросто. Но был настроен невероятно решительно.
        Когда фаэтон остановился у главного входа в Трун, к нему подбежал мальчик-конюх.
        - Приготовьте самую быструю и легкую из моих колясок и запрягите в нее пару гнедых порезвее, - велел ему маркиз, спрыгнул на землю, снял Николаса, взял его за руку и принялся вместе с ним подниматься по лестнице.
        Выбравшаяся из фаэтона няня засеменила за ними следом.
        - Сообщите миссис Филдинг и мистеру Чемберлену, что я немедленно желаю их видеть, - сказал маркиз дворецкому, едва переступил порог дома.
        - Слушаюсь, милорд!
        - А где капитан Уэйборн?
        - В библиотеке, милорд.
        - Попроси и его спуститься сюда, - велел маркиз.
        Дворецкий поспешно удалился.
        Мистер Чемберлен и миссис Филдинг появились в одно и то же время с противоположных сторон. Лица обоих выглядели обеспокоенно.
        Маркиз стоял посередине холла, держа за руку маленького Николаса.
        - Эта женщина и этот ребенок некоторое время поживут в моем доме, - сообщил он. - Прошу вас особо внимательно следить за Николасом. Никто не должен его трогать.
        - Трогать? - непонимающе переспросила экономка.
        - Мисс Лингфилд похитили какие-то люди. А вместе с ней и соседского мальчика, сына одного фермера. Я предполагаю, что его перепутали с Николасом. Поэтому и прошу не спускать с ребенка глаз.
        Мистер Чемберлен от изумления приоткрыл рот. В этот момент в холл выбежал Фрэдди.
        - Говоришь, мисс Лингфилд похитили? - встревоженно воскликнул он. - Этого не может быть, Серле! Объясни мне скорее, о чем речь!
        - Когда я приехал, Валеты Лингфилд уже не было, - ответил маркиз. - Ее увезли какие-то люди. В одном из них Николас узнал Билла, человека Сиббера.
        - Того трубочиста? - спросил Фрэдди.
        - Да!
        Маркиз повернулся к мистеру Чемберлену:
        - У вас есть адрес Сиббера?
        - Конечно, ваша светлость. Он чистит трубы в Стивингтоне, поэтому я и попросил его приехать в Трун.
        - Этот тип из Лондона? - удивленно спросил маркиз.
        - Да, - спокойно ответил управляющий. - Никто из местных трубочистов не согласился работать в Трупе. Здесь слишком много труб. Поэтому мне и пришлось просить Сиббера приехать сюда.
        Маркиз покачал головой:
        - Понятно… Никогда бы не подумал, что этот человек - лондонец.
        Теперь он ощущал еще большую тревогу. Внутренний голос твердил ему, что отправляться на поиски Валеты следует незамедлительно.
        - Принесите мне его адрес, - скомандовал маркиз. - А еще два пистолета. Фрэдди, думаю, нам они пригодятся!
        Мистер Чемберлен подал знак рукой стоявшему у стены лакею. Тот поспешно зашагал прочь.
        - Не могу поверить, что происходящее - правда, - произнес Фрэдди, ошарашенно глядя на друга.
        - Мы должны поторопиться! Сейчас нам дорога каждая минута! Разговаривать будем позже! - выпалил маркиз. - Миссис Филдинг, позаботьтесь о наших гостях. Устройте их поудобнее и, если потребуется, пошлите кого-нибудь к ним домой за вещами.
        - Они будут жить здесь? - спросила экономка.
        - По крайней мере до того момента, пока я не вернусь, - ответил маркиз.
        - Вы привезете мисс Валету, милорд? - со слезами на глазах спросила няня. - Я буду молить Господа, чтобы Он помог вам… - Ее голос оборвался.
        - Почему-то я уверен, что смогу отыскать ее, - спокойно ответил маркиз. - Не убивайтесь, няня. И позаботьтесь о мальчике. Он очень напуган.
        Няня положила шершавую ладонь на светловолосую детскую головку.
        - Бог вам в помощь!
        Маркиз отпустил руку Николаса, а тот захныкал и крепко обхватил его за ногу.
        - Я поеду с вами! - закричал он. - Вы защитите меня от всех! Возьмите меня с собой!
        - Ты должен остаться здесь, - спокойно ответил маркиз. - Здесь тебя никто не обидит, можешь мне поверить! А если ты будешь хорошо себя вести, то мистер Чемберлен даже подберет для тебя какого-нибудь пони и позволит покататься на нем.
        Личико Николаса просияло.
        - Такого же, как Рафус?
        - Не знаю, - сказал маркиз. - Ты посмотришь на него и сам решишь, такой же твой Рафус или другой.
        Мистер Чемберлен и Фрэдди смотрели на него в полном недоумении. Ни один из них не ожидал, что он способен так терпеливо разговаривать с детьми.
        Сам маркиз не замечал изумления окружающих: был слишком занят беседой с малышом, а еще больше - мыслями о Валете.
        - А вы скоро вернетесь? - задрав голову кверху, спросил Николас.
        - Как только найду твою мисс Лингфилд, - ответил маркиз.
        Ребенок разжал ручки и кивнул.
        - Я буду молиться каждую минуточку, милорд! Буду молиться, - застонала няня. - Бедная моя девочка! Детка моя!
        Экономка бережно обхватила ее за талию и повела вверх по лестнице.
        А мистер Чемберлен протянул руку Николасу:
        - Полагаю, мы можем отправиться к пони прямо сейчас, мой друг.
        Испуганное выражение лица мальчика тут же сменилось восторженно-любопытным.
        Маркиз повернулся к Фрэдди:
        - Ты готов к такому испытанию?
        - Вот пистолеты, милорд! - провозгласил вернувшийся лакей. - И адрес Сиббера! Он оставил свою карточку управляющему, когда приезжал сюда в прошлый раз.
        - Больше этот мерзавец никогда ничего не оставит здесь, - мрачно заявил маркиз.
        И взял карточку у лакея.
        Подобные штуковины заказывали себе многие торговцы и ремесленники. На карточках был представлен перечень оказываемых ими услуг, их имя и адрес.
        Забавно, ведь многие из них не знали ни единой буквы!
        Маркиз прочел вслух:

        СИББЕР
        Трубочист
        Дак-Лейн, 9,
        Сейнт-Джайлз.
        Просит сообщить о предлагаемых им услугах всем,
        всем, всем. Чистит трубы различных конструкций
        и размеров, а также закопченные котлы и прочие
        вещи. Работает очень качественно и аккуратно.
        ПОМОГИТЕ СВОИМ ТРУБАМ!
        Обращайтесь к Сибберу!
        ЧИСТЫЕ ТРУБЫ КРУГЛЫЙ ГОД!

        Лакей протянул Фрэдди отполированную коробку с двумя дуэльными пистолетами.
        Тот взял один из них, положил его во внутренний карман пиджака, а второй подал маркизу, все еще рассматривавшему карточку.
        - Сейнт-Джайлз, - пробормотал маркиз.
        Худшего места для местонахождения Валеты нельзя было придумать.
        Жители Лондона прекрасно знали, чем славился район Сейнт-Джайлз. Об ужасах, происходивших в нем ежедневно, говорил весь город. Некоторые из расположенных там притонов обходила стороной даже полиция.
        Насколько знал маркиз, в каждом из этих грязных заведений обитали человек по четыреста отъявленных преступников.
        В них обучали разным «ремеслам» детей и подростков.
        Мальчики выходили оттуда ворами, карманниками, мошенниками, разбойниками, драчунами и даже убийцами.
        Девочки - воспитанницы этих притонов в лет двенадцать-тринадцать становились проститутками.
        Однажды маркиз читал огромную статью, опубликованную специальным комитетом, в которой обсуждались проблемы Сейнт-Джайлза.

«Надеюсь, Валета не видела этой статьи», - размышлял он сейчас, с ужасом глядя на карточку Сиббера.
        А о том, что ее саму увезли туда, было страшно даже думать. Любая женщина, воспитанная в приличной семье, лишилась бы чувств, очутившись в подобном месте.
        Маркиз сунул карточку в карман, взял у Фрэдди пистолет и решительно зашагал к выходу.
        Парочка резвых гнедых, запряженных в легкий фаэтон, уже стояла во дворе.
        Когда маркиз и Фрэдди забирались на сиденья, конюхи удерживали скакунов - энергичных, полных сил, жаждущих поразмять ноги.
        Маркиз решил, что будет сам управлять лошадьми, хотя кучера тоже взял с собой.
        В путь отправились незамедлительно. Причем на такой скорости, что Фрэдди сразу понял: маркиз настроен как никогда решительно. И ради достижения намеченной цели преодолеет любую преграду.

        Глава шестая

        Сначала Валета была настолько потрясена грубостью, с какой ее схватили и впихнули в коляску, и чувствовала себя такой беспомощной и растерянной, что не могла даже нормально дышать, не то чтобы думать.
        Но спустя некоторое время, когда экипаж тронулся с места, а справа от нее начал хныкать перепуганный Гарри, она попробовала стянуть с голову покрывало.
        - Эй, ты! - рявкнул кто-то. - Сиди и не дергайся!
        Валета поняла, что на противоположном сиденье спиной к лошадям сидит человек.
        Он пресек ее попытку высвободиться так жестко и по-хамски, что на мгновение она обмерла.
        А придя в себя, решила воспроизвести в памяти, что с ней случилось.
        Они разговаривали с Гарри, когда послышался звук приближающегося экипажа.
        Она выглянула на улицу, увидела выезжавшую из-за поворота пару лошадей и, подумав, что это маркиз, почувствовала привычное напряжение внутри.
        Но, приглядевшись, поняла, что ошиблась: у маркиза были совсем другие лошади. Она удивилась. Торговцев они с няней не ожидали, потому что ничего никому не заказывали.
        Между тем повозка приближалась. На козлах сидел небритый неряшливый человек в кепке, надвинутой на глаза. На его шее краснел небрежно завязанный платок.
        Валета собралась сказать Гарри, что им больше ничего не нужно, и отправить его домой, как раз в тот момент, когда повозка затормозила. Ее дверца открылась, и на землю спрыгнули двое незнакомых мужчин.
        Валета наблюдала за происходившим, ничего не понимая.
        Совершенно неожиданно незваные гости подскочили к ней и с невиданной грубостью схватили ее за руки, набросили ей на голову старое покрывало, и кто-то один потащил ее к повозке.
        Секунды через две раздался вопль Гарри, а еще через некоторое время его бросили на сиденье рядом с ней.
        Валета усиленно пыталась унять дрожь в руках и понять, в чем дело. Но никак не могла догадаться, куда ее везут и почему обращаются с ней таким образом.
        Повозка свернула.

«Значит, скоро мы поедем по деревне, - подумала Валета. - Смогу ли я крикнуть настолько громко, чтобы привлечь к себе внимание жителей? Сумеют ли нам помочь?»
        Нет, не стоит рисковать!
        Она отказалась от своей затеи, представив вдруг, как разъярится человек напротив, когда услышит ее крик. И передернулась, осознав вдруг, что он «заткнет ей рот» прежде, чем кто бы то ни было успеет понять, в чем дело.
        Поэтому она откинулась на спинку сиденья и прислушалась.
        Коляска была ужасной и наверняка очень старой - отвратительно грохотала и скрипела.
        На протяжении некоторого времени никто не произносил ни звука.
        По предположениям Валеты, они проехали около мили.
        Значит, уже приближались к главной дороге.
        В голове Валеты крутились ужасающие мысли. «Куда меня везут? Вернее, куда везут нас с Гарри? Что с нами сделают?»
        Об ответах на вопросы было страшно даже думать.
        Набравшись смелости, она заговорила как можно более спокойным и смиренным голосом:
        - Можно мне снять с головы эту штуковину? В ней ужасно жарко и трудно дышать.
        Последовало непродолжительное молчание.
        - Так и быть, - нехотя ответил человек, сидевший напротив. - Но только попробуй разинуть пасть и заорать!
        Придушу!
        Валета ни капли не сомневалась, что он не шутит, поэтому даже не планировала кричать. Осторожно, как будто проверяя, не передумает ли ее надзиратель, она ощупала рукой обмотанное вокруг головы покрывало. А убедившись, что он не возражает, стянула его и положила на пол.
        Тип, что сидел напротив нее, обладал отвратительной внешностью - в его рябом лице было что-то отталкивающее.
        Кепка из простой материи наполовину закрывала глаза незнакомца. На шее у него висел завязанный крепким узлом дырявый фуляровый платок неопределенного цвета.
        Ему было лет двадцать, не больше.
        Он принялся рассматривать Валету так беспардонно, что ей стало страшно. От смущения и неловкости она провела руками по волосам, приводя их в порядок, и повернулась к Гарри.
        Мальчик, до смерти перепуганный, тихо хныкал. Голова его была обмотана куском мешковины, перепачканной сажей.
        - Можно я сниму с него это? - спокойно спросила Валета.
        - Валяй! - ответил парень.
        Валета размотала мешковину, сдернула ее с головы Гарри и бросила на пол.
        Мальчик боязливо огляделся по сторонам, продолжая плакать.
        - Черт! Этот пацан - не Николас! - воскликнул парень и поражение уставился на Гарри.
        - Конечно, не Николас, - ответила Валета. - Это сын крупного деревенского фермера. Уверяю вас, он поднимет настоящий переполох, когда узнает об исчезновении своего чада!
        - А похож ведь… Похож на этого дьявола Николаса, - словно оправдываясь, пробормотал парень, все еще таращась на Гарри и не веря собственным глазам.
        - Хочу к папе! Хочу домой! - ревел мальчик.
        - Не плачь, Гарри! - Валета погладила его по голове. - Насколько я понимаю, произошла ошибка. Ты вообще не должен был сидеть здесь.
        Она внимательно посмотрела на вымазанный сажей кусок мешковины на полу, прищурила глаза и осуждающе покачала головой:
        - Вы собирались похитить Николаса, так ведь?
        - А ведь похож… - не обращая внимания на ее слова, повторил парень.
        - Послушайте, если вы ошиблись, то, может, остановите повозку и высадите нас прямо здесь, - сказала Валета. - Мы найдем дорогу назад.
        - Похож на Николаса…
        - Но это не Николас! - четко и медленно произнесла Валета, будто разговаривала с ребенком. - Вы допустили оплошность и схватили совсем другого мальчика. Как вы могли решиться на такую нечестность? Николаса выкупили! Теперь он свободен!
        Ей все стало понятно: трубочист Сиббер решил, что полученных за Николаса денег ему недостаточно, и решил вернуть его обратно.
        Валета знала, что Гарри жутко напуган, тем не менее радовалась в глубине души, что именно он, а не Николас попался в руки злодеям. Если бы спасенного ею мальчика вернули Сибберу, над ним продолжили бы издеваться.
        Только вчера вечером, уложив Николаса в кровать, Валета разговаривала о нем с няней.
        - У другого ребенка, пережившего зверства трубочиста, нарушилась бы психика, - сказала она.
        - Ничего подобного с нашим мальчиком больше не произойдет, - ответила няня. - Со временем воспоминания о былых кошмарах сотрутся в его памяти, и все будет в порядке.
        - Надеюсь, ты права.
        Иногда по ночам Николас громко кричал. Валета подбегала к нему и успокаивала - гладила по голове, шептала утешающие, нежные слова.
        Несмотря на то что няня очень хотела, чтобы мальчик спал с ней, Валета не уступила ей. Она поставила в маленькую комнату с одеждой, примыкавшую к своей спальне, небольшую кроватку и укладывала ребенка там.
        А ночью прислушивалась к каждому звуку, и если Николас хныкал или кричал, тут же подходила к нему и утешала.
        Ей и в голову не приходило, что Сиббер замышляет подобное.
        Ее так и подмывало наговорить сейчас парню с рябой физиономией кучу гадостей, но вместо этого она улыбнулась ему:
        - Что вы намерены делать? Теперь, когда выяснилось, что произошло недоразумение? Привезете нас, куда следует, и расскажете о своей ошибке друзьям? Быть может, просто позволите нам вернуться домой?
        Произнося эти слова, она думала совсем о другом. О том, как по возвращении в деревню съездит к маркизу и обратится к нему с просьбой спрятать Николаса.
        Если Сиббер так страстно желает вернуть себе мальчика, он не успокоится. А значит, рано или поздно предпримет еще одну попытку его похитить, размышляла она. Самое безопасное для него место - это Трун. Надо серьезно поговорить с маркизом.
        На губах парня заиграла улыбка, и Валета по наивности решила, что он собирается ответить согласием на ее просьбу.
        А через несколько мгновений поняла, что жестоко ошиблась.
        - С мальчишкой я и впрямь промахнулся. А с тобой уж точно нет!
        - Со мной? - переспросила Валета. - А зачем вам понадобилось похищать и меня?
        - Так было ведено!
        Валета широко раскрыла глаза и недоуменно моргнула:
        - Поверить не могу! Вам приказали вернуть Николаса мастеру, а заодно прихватить и меня?
        Парень издевательски захохотал.
        Валета вспомнила вдруг с удивительной отчетливостью Тот день, когда маркиз по ее просьбе выкупил Николаса.
        Она скандалила с Сиббером, совершенно не думая о том, что это повлечет за собой столь страшные последствия..
        По всей вероятности, он решил отомстить! - подумалось ей, и по ее спине пробежал неприятный холодок. Хотя… Зачем ему идти на столь огромный риск?
        В наказание за похищение человека законом предусматривалась ссылка.
        От следующего предположения, пришедшего на ум, на душе у Валеты стало еще хуже: быть может, Сиббер мечтает потребовать с маркиза выкуп за нее?
        Она почувствовала себя униженной и беспомощной. Но старалась не терять присутствия духа.
        - Наверное, я чего-то недопонимаю, но ваш поступок кажется мне крайне странным, - сказала она вслух. - Зачем мистеру Сибберу связываться с такой женщиной, как я? Я нахожусь на попечении маркиза Труна. Когда он узнает, что меня похитили, непременно известит об этом полицию. Тогда вам всем придется несладко!
        Парень ухмыльнулся:
        - Маркиз Трун! И что с того? А мистер Стивинг…
        Он резко замолчал и даже прикрыл рот рукой. Но Валета прекрасно поняла, о ком зашла речь.
        Неужели брат маркиза замешан в этой истории? Разве такое возможно? - подумала она, ужасаясь.
        О Лайонеле Стивингтоне нередко упоминал ее отец. Этот тип был известен на всю округу как разжигатель народных волнений в Лондоне.
        Родители Валеты принимали непосредственное участие в облегчении участи бедных и обездоленных. Лайонел занимался по большей части подстрекательством, причем делал это, преследуя корыстные интересы. Его деятельность нередко приводила к кровавым стычкам.

«Старый маркиз перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что вытворяет его младший сынок», - говаривал отец Валеты.
        Однажды сэр Чарльз даже разговаривал о Лайонеле с епископом Лондона, сменившим на посту умершего деда Валеты.
        - По мнению епископа, - рассказывал он позднее дочери, - когда-нибудь Лайонел Стивингтон поднимет народ на .массовое восстание. А такое можно подавить лишь вооруженным путем, при помощи армии. Будет множество жертв, без этого подобные события не обходятся.
        - Надеюсь, до этого не дойдет! - воскликнула тогда Валета.
        Она сильно расстраивалась каждый раз, когда слышала о каких-нибудь волнениях в Лондоне или любой другой части страны.
        И сэр Чарльз, и Валета всегда переживали за невинных людей, которые попадали в руки властей случайно - в неразберихе трудно доказать, кто именно виноват.
        Оказавшемуся в тюрьме человеку грозила опасность больше никогда не увидеть воли. Везло лишь тем, у кого отыскивались влиятельные родственники или знакомые.
        Магистраты, расположенные во всех частях страны, имели право лишать свободы любого, кого лишь подозревали в причастности к нарушению общественного порядка.
        Сэр Чарльз слышал о случаях, когда бурно возмущавшихся арестованных или тех, кто просто создавал много шума, расстреливали прямо сквозь решетку, не выводя из тюремной камеры.
        Самым ужасным было то, что обычные жители не имели ни малейшей возможности бороться со столь вопиющей несправедливостью.
        Митинговать в Вестминстере не имело смысла, в первую очередь потому, что собираться там большому количеству людей (а именно: больше пятидесяти человек) вообще запрещалось.
        За малейшую провинность закон предусматривал жестокое наказание. А все потому, что правительство страшно боялось революционеров.
        В свете существующей в стране ситуации поступок Сиббера казался Валете весьма странным.
        Трубочист был грубым и вздорным и с поразительной бесчеловечностью обращался со своими учениками, но вряд ли решился бы похитить девушку из благородной семьи.
        Если, конечно, на этот поступок его не подвиг представитель более высокого класса, подумала Валета. Которым вполне может оказаться Лайонел Стивингтон…

«Но зачем я понадобилась этому Стивингтону? Он наверняка не видел меня никогда в жизни».
        Сама она знала, как выглядит Лайонел Стивингтон. Раньше, когда младший сын старого маркиза еще жил в родительском доме, его можно было встретить в парке. Позднее он изредка наведывался к брату. Но всегда тут же уезжал и никогда не оставался в Труне на ночь.
        Валета часто гуляла в парке. Поэтому видела, кто выезжает из дома маркиза.
        Лайонел Стивингтон внешне очень похож на старшего брата, отмечала она.
        Маркиз всегда вызывал в ней лишь презрение и возмущение, отнюдь не страх и отвращение. Лайонел же - все эти отвратительные чувства.
        Когда он проезжал мимо нее по парку с недовольной миной, угрюмо глядя перед собой, у нее неизменно возникало ощущение, что это человек мерзкий и злобный.
        Сейчас ей следовало каким-то образом выяснить как можно больше подробностей. И, тщательно все продумав, она с невинным выражением лица посмотрела на рябого парня и спросила:
        - Где я могу встретиться с мистером Стивингтом?
        - Он сказал, что… - Голос парня резко оборвался, а лицо исказилось от раздражения. - Уж больно ты любопытная! - рявкнул он. - Еще один вопрос, и я заткну тебе рот, поняла?
        - Поняла, - спокойно ответила Валета. Главная ее цель была достигнута. Теперь она знала наверняка, что к ее похищению причастен брат маркиза.
        Гарри сидел молча и больше не плакал. Но то и дело настороженно поглядывал на парня.
        Валета повернулась к мальчику, обняла его и завела с ним разговор.
        Гарри был крепким ребенком, и она еще раз с облегчением вздохнула, благодаря Бога за то, что рядом с ней не нежный и хрупкий Николас. Тот от страха уже мог бы лишиться рассудка.
        Повозка с грохотом катилась дальше, а Валета еще и еще раз пыталась заговорить с человеком напротив, желая выудить из него как можно больше информации. Но тот упорно молчал.
        Валета чувствовала, что ее вопросы пугают его.
        - Или ты прекращаешь донимать меня, или я опять напяливаю тебе на башку эту тряпку! Ясно? - заорал наконец парень, краснея от ярости.
        - Ясно, - невозмутимо ответила Валета. И, испугавшись, что парень действительно сделает то, что пообещал, перестала к нему обращаться. Разговаривала только с Гарри.
        - Папа рассердится, потому что меня слишком долго нет дома, - пробормотал мальчик.
        - Конечно, рассердится, - ответила Валета. - Потом станет беспокоиться. И отправится к Николасу. А тот расскажет ему, кто нас увез.
        По резко изменившемуся выражению глаз парня она поняла, что до сих пор ничего подобного не приходило ему в голову.
        Наверное, Сиббер рассчитывал на то, что его люди схватят Николаса и ее тайно, что это никто не увидит, подумала она.
        Но вышло все по-другому! Николас был свидетелем жуткой сцены. Не исключено даже, что узнал кого-нибудь из этих негодяев.
        Хотя рассчитывать на это не стоило. Николас так увлеченно играл в игрушки, что мог не обратить внимания на то, что произошло.

«Тогда нам поможет няня, - решила Валета. - Она придумает, как известить о случившемся маркиза».
        Ей вспомнилось вдруг, что маркиз должен был заехать за ней сегодня в одиннадцать часов, и ее сердце радостно подпрыгнуло в груди.
        События сегодняшнего утра совершенно сбили ее с толку, и она совсем забыла о договоренности ехать в гости к матери маркиза.
        Ей стало спокойнее. Маркиз приедет к нам, и няня сразу обо всем ему расскажет, стучало у нее в висках.
        Теплая волна облегчения приятно разлилась у нее внутри, а невыносимая боль в груди, похожая на боль от удара ножом, . начала постепенно ослабевать.

«Сколько сейчас времени? - подумала она. - Наверное, около половины девятого… До одиннадцати остается примерно полтора часа. Зато через полтора часа маркиз приедет к няне и узнает о том, что меня похитили!»
        От этой мысли ей стало так хорошо, что она смело повернулась к Гарри и воскликнула:
        - Нам нечего бояться, Гарри. Эти люди получат по заслугам. И, думаю, гораздо раньше, чем они себе воображают.
        - И ты получишь свое! - вставил рябой.
        - По крайней мере меня уж точно не отправят в ссылку на грузовом судне! - отпарировала Валета. - Говорят, там с заключенными не церемонятся. Заковывают их в цепи и не кормят на протяжении всего пути. Многие умирают от голода.
        - Закрой свой рот, гадина! - проревел парень. - А не то я прикончу тебя прямо здесь!
        - Не волнуйтесь так! - ответила Валета. - Конечно, я могу понять ваш страх. Я вам не завидую.
        Парень резко повернул голову, словно хотел сказать что-то двум своим товарищам, сидящим на козлах. Но так и не произнес ни звука.
        Валета решила, что до прибытия на место они не посмеют и пальцем ее тронуть.
        Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем повозка достигла окраин Лондона. Она смотрела в узкую щелку между темными занавесками на окне и видела убогую узкую улицу с замызганными, покосившимися зданиями вдоль дороги. Никогда в жизни ей не доводилось бывать в подобных местах.
        О лондонских трущобах она неоднократно слышала от отца.
        Люди, населявшие их, страдали от нищеты и инфекционных болезней, многие из них становились преступниками.
        Неожиданно пришедшая в голову мысль пронзила ее как удар молнии. Где может жить Сиббер с его пропитанными сажей мешками и измученными мальчиками? Только в Сейнт-Джайлзе…
        Об этом жутком лондонском районе она многое читала, часто слышала о нем и от отца. Сэр Чарльз не раз говорил, что это гнездо разврата и криминала было необходимо уничтожить несколько столетий назад.
        - Там собираются опаснейшие из преступников, безвозвратно испорченные, пропащие люди. Ни в каком другом месте им уже нет жизни, - озабоченно говаривал он жене и дочери.
        - М-да, - задумчиво и, как всегда, спокойно отвечала ему леди Лингфилд. - Сейнт-Джайлз - кошмарное место.
        Люди живут там и в подвалах, и на чердаках, улицы никогда никто не чистит. Они переполнены мусором и разлагающимися отходами.
        - Необходимо что-то изменить… - Сэр Чарльз вздыхал.
        После смерти супруги он продолжал предпринимать попытки хотя бы частично решить проблему Сейнт-Джайлза - принимал участие в создании организации, в которую приглашали беременных женщин из Сейнт-Джайлза. Задачей этого объединения было спасение новорожденных младенцев от неминуемой участи преступников.
        Валета слышала, что в Сейнт-Джайлзе существуют специальные школы, где маленьких мальчиков и девочек обучают всем хитростям и секретам профессионального вора.
        Воспитанников этих заведений посылали в центр города для прохождения «практики».
        - Когда папа был молодым, - рассказывала дочери леди Лингфилд, - ему периодически приходилось работать в Сейнт-Джайлзе поздними вечерами. По его словам, в это время там повсюду слышны душераздирающие крики - тех детей, которые возвращаются домой с пустыми руками, жестоко избивают.
        Валета чувствовала, что очутилась именно в том жутком районе Лондона.
        В Сейнт-Джайлзе!
        В месте, наводившем ужас даже на самых молодых и крепких представителей духовенства. Месте, представлявшем собой настоящее олицетворение всего самого низкого и криминального, что присуще человеку.
        Валета молила Бога, чтобы маркиз спас ее. Хотя очень сомневалась, что он знает, где ее искать. Наверняка ему и в голову не приходило, что одним из организаторов их с Гарри похищения являлся его собственный братец!
        Лайонел собирается потребовать за нее какой-то выкуп, решила она. Поэтому скорее всего выждет время и лишь потом свяжется с маркизом и сообщит ему свои условия.
        Дурные слухи о Лайонеле Стивингтоне разгуливали по всей округе.
        Валета не раз слышала разговоры деревенских жителей, в которых Лайонела называли интриганом и разжигателем скандалов, завистником и бесстыдником.
        Лайонел толкал революционные речи на площадях Лондона и поливал грязью брата и всех представителей того социального класса, к которому сам принадлежал.
        Извилистые улицы, по которым двигалась повозка, становились все более узкими и грязными. Теперь Валета не сомневалась, что находится в Сейнт-Джайлзе.
        Она внимательно смотрела в щель между занавесками и все больше ужасалась.
        На каждом углу улиц, по которым они проезжали, горели фонари лавок, где торговали джином. По обе стороны неровной дороги текли бурые ручьи отходов. В них плескались босоногие дети - тощие, одетые в лохмотья.
        Человек, никогда не бывавший в лондонских трущобах, не смог бы глядеть в лица людей, бродивших по улицам Сейнт-Джайлза, без содрогания. Изуродованные, опухшие, красные, синюшные - все они были отмечены печатью страдания и падшести.
        Наконец лошади свернули в небольшой дворик и остановились.
        Валета сразу поняла, что они прибыли на место - здесь повсюду были расставлены мешки с сажей.
        Человек, сидевший с пленниками внутри, открыл дверцу и спрыгнул на землю.
        - Эй, мы сцапали не того мальчишку, какого следовало? - сразу сообщил он двум другим, на козлах.
        Те проворчали что-то неразборчивое в ответ.
        - Там внутри не Николас! - более громко воскликнул парень. - Эта цаца говорит, он расскажет о нас!
        Валета не могла видеть лиц тех типов, что сидели на козлах, но по последовавшей напряженной паузе догадалась, что они пребывают в состоянии легкого потрясения.
        - Дьявол с ним, с этим Николасом! - ответил наконец один из них, по-видимому, самый старший. - Веди этих в дом! Дождемся Сиббера, там видно будет!
        Тот парень, который ехал внутри экипажа, ударил по раскрытой дверце кулаком:
        - На выход!
        Валета поднялась с сиденья, подобрала юбки, первой спрыгнула на землю и помогла выйти из коляски Гарри.
        Парень повел их к старому дому ужасающего вида. Во дворе сильно пахло сажей. И чем-то другим, вонючим и тошнотворным. Валета пыталась не думать, что это за запах.
        Комната, в которую их завел парень, выходила на улицу и с противоположной стороны. Вся ее обстановка состояла из ржавой плиты в углу, стола и нескольких стульев грубой работы, обшарпанных и перекошенных.
        В оконных стеклах тут и там пестрели заткнутые выцветшими тряпками пробоины, поэтому свет в комнату почти не проникал. Стены были темными - закопченными и грязными.
        Валета остановилась посередине в полной растерянности, но парень жестом приказал ей следовать дальше и провел их в соседнюю комнату.
        Здесь, как и во дворе, кругом стояли мешки, наполненные сажей. Сажей был покрыт и пол, и стены, и полуразвалившиеся подоконники.
        Валета не увидела ни одного стула, ни хотя бы чурбана, на который они с Гарри могли бы присесть.
        Она хотела спросить что-то у парня, который их сюда привел, но он уже приближался к двери. А через мгновение скрылся за ней.
        - Подождите! - крикнула ему вслед Валета, но в ответ услышала лишь звучное лязганье замка.
        - Зачем нас привезли сюда? - дрожащим от страха голосом спросил Гарри.
        - Не знаю, - ответила Валета.
        И, приложив палец к губам, бесшумно приблизилась к двери.
        Она была заперта, но тут и там в ней зияли щели, поэтому услышать разговор людей в соседней комнате не представляло труда.
        Валета прислушалась.
        Мужчины, которые привезли их с Гарри в эту дыру, громко скандалили.
        - Почем мне было знать, что это не Николас? Тоже белобрысый и разговаривал с этой куклой! - раздраженно сказал один из них.
        Валета поняла, что «кукла» - это она.
        - «Почем», «почем»! - проворчал ему в ответ кто-то другой. - Смотреть надо было лучше!
        - Ладно, и этот сойдет! - заявил третий. - Тоже маленький, в трубу пролезет!
        - Поглядим, че скажет Сиббер!
        Валета замерла. Она радовалась, что Николас по воле случая остался на свободе, но совсем не хотела, чтобы и из Гарри делали мальчика-чистильщика. Стоило ей только представить, как над малышом, приносившим им душистое масло, начинают издеваться, ее сердце обливалось кровью.

«Где маркиз?» - охваченная легкой паникой, подумала она.
        Сейчас он наверняка уже знает о случившемся, И едет в Лондон.
        Неожиданно ей в душу закрались сомнения.

«А зачем маркизу спасать меня? Становиться моим попечителем он не жаждал… И может запросто посчитать, что из-за меня вовсе не обязан ввязываться в переделки…
        Или решит послать на поиски нас с Гарри кого-нибудь из слуг, например, мистера Чемберлена. А его эти мерзавцы запросто обдурят и пошлют куда подальше…
        Вот если бы сам маркиз захотел нас спасти! О его храбрости и бесстрашии, проявленных во время войны, до сих пор ходят легенды…
        Он приедет за нами! Он нас спасет!»
        Гарри тихо подошел к ней и взял ее за руку. Она наклонилась к нему и только приоткрыла рот, чтобы прошептать какие-нибудь слова утешения, как услышала возглас из-за стены:
        - А вот и он!
        Раздался звук тяжелых шагов, и вошедший в соседнюю комнату человек забасил:
        - Черт подери всех этих сорванцов! - Валета сразу узнала голос трубочиста Сиббера. - Несмышленые щенки! Гаденыши! Угораздило же этого Джека застрять сегодня в трубе! Чуть не задохнулся! Ничего, очухается!
        По-видимому, Сиббер прошел в центр комнаты.
        Трое остальных мужчин молчали.
        - Ну, че молчите? - спросил Сиббер. - Выполнили мое задание?
        - Выполнили. Они в соседней комнате, - ответил кто-то.
        - Молодцы! Шеф явится с минуты на минуту. Тогда получите свои деньжата.
        - Только вот…
        - Что «только вот»? - потребовал Сиббер.
        - Произошла одна ошибочка…
        - Ошибочка? - проорал Сиббер.
        Гарри вздрогнул от испуга, пробормотал что-то невнятное и прижался к Валете. Та провела рукой по его голове и обняла за плечи.
        - Мы привезли не Николаса…
        - Как это понимать? - грозно потребовал Сиббер.
        - Перепутали его с другим мальчишкой…
        В этот момент Валета услышала еще чьи-то шаги. Раздался голос пятого человека, определенно образованного, но циничного и надменного.
        - Все в сборе! Чудесно! Экипаж во дворе пустой. Надеюсь, наши пленники в соседней комнате.
        - Да, да, командир. В соседней комнате, - ответил кто-то. - Вот уж с полчаса сидят там.
        - И женщина, и ребенок?
        - Да, командир. Только…
        - Что?
        Вопрос прозвучал невероятно резко и недружелюбно.
        - Мы как раз объясняли мистеру Сибберу, что приключилась одна ошибочка… Вот какое дело… Вместо Николаса мы сцапали другого пацаненка.
        - Как это?
        - Ну, так вышло…
        - Скажу прямо, вы допустили непростительную глупость!
        Слова Лайонела звучали так жестко, что напоминали удары хлыста.
        - Ошибочка, командир… Но женщину доставили, как вы И просили.
        - С ней я разберусь. Сейчас меня интересует другое. Вы хоть понимаете, что Николас расскажет теперь о том, что видел именно вас?
        - Не, не, командир. Его было ни видать ни слыхать. Так сказать, отсутствовал Николас. - пробормотал один из похитителей.
        - Вы в этом уверены? - строго и требовательно спросил Лайонел.
        - Ей-богу, командир!
        Последовало непродолжительное молчание. Валета решила, что Лайонел обдумывает, может ли верить своим пособникам.
        - Так как же с денежками, командир? Мы должны поспешать».
        - Ладно, - отрезал Лайонел. - Что с вами сделаешь! Я давно понял, что если выполняешь задание не сам, то обязательно будешь вынужден расхлебывать чьи-нибудь ошибки!
        Забренчали монеты, мужики что-то пробормотали, по-видимому, слова благодарности, и затопали по бревенчатому полу к выходу.
        - Болваны, черт бы их подрал! - выругался им вслед Лайонел. - Неужели было так трудно привезти того ребенка, которого следовало?
        - Не кручиньтесь, - пробасил Сиббер. - Если Николас ничего не видел, то все обойдется.
        - Думаешь, они сказали нам правду?
        - Надеюсь, - ответил Сиббер. - Знаете что, продам-ка я этого нового мальчишку кому-нибудь из товарищей-трубочистов. От греха подальше.
        - Мудрое решение, - одобрил слова Сиббера Лайонел. - А позднее, когда страсти поулягутся, может, еще раз попытаемся выкрасть и Николаса.
        - Не, командир. Слишком опасное это дело. И так-то больно неспокойно мне будет спать эти ночи, - ответил Сиббер. - Поэтому осмелюсь спросить у вас и о женщине: что вы собираетесь с ней делать?
        - Об этой особе не беспокойся. Я передам ее в надежные руки Матушки Баггот. Она появится здесь очень скоро, - ответил Лайонел.
        - А если девица сбежит? Расскажет о нас полиции?
        Лайонел усмехнулся:
        - После макового сока Матушки Баггот ничего она уже никому не расскажет!
        Сиббер отвратительно расхохотался:
        - Слышал, слышал, как работает Баггот!
        - Первые недели ее красавицы покорны, как овечки. А когда в них появляется крепкая зависимость от мака, они напрочь забывают о побеге.
        У Валеты перехватило дыхание.
        Любая другая девушка ее возраста не поняла бы, о чем идет речь. Только не Валета.
        Ее родители всегда открыто разговаривали с ней о криминале и мрачных сторонах лондонской жизни.
        Поэтому она прекрасно знала, что вытворяют торговцы проститутками со своими девочками - первое время пичкают их алкоголем или опиумом, доводят их до такого состояния, в котором беднягам уже безразлично, чего от них требуют.
        Валета не верила, что происходящее с ней - реальность, а не кошмарный сон.
        Ей хотелось заорать что было сил, начать колотить по проклятой запертой на замок двери руками и ногами. Но она не сделала этого, понимая, что подобным поведением лишь усугубит ситуацию.
        Как может Лайонел Стивингтон, человек, рожденный в столь известной и благородной семье, вести себя таким образом? Он, похоже, совсем сходит с ума, размышляла Валета ни жива ни мертва от испуга.
        В ее памяти всплыли вдруг все те ужасные вещи, которые рассказывали о брате маркиза.
        Оказалось, что на самом деле он был гораздо хуже, являлся воплощением бесчеловечности и жестокости.

«Маркиз по сравнению с этим Лайонелом потрясающий „человек, - думала Валета. - Зачем я придиралась к нему по каждому пустяку, постоянно вступала с ним в спор?“
        Она дрожала всем телом. Дрожал и Гарри, потому что чувствовал ее страх.
        - Что нам теперь делать, мисс? - спросил он шепотом.
        Валета не знала, что ему ответить. Ей казалось, ее язык, ее губы - все онемело. Закрыв глаза, она принялась отчаянно молиться.
        Если маркиз не успеет ее спасти, ей лучше умереть, чем попасть в мерзкое заведение той женщины, которую ждал Лайонел Стивингтон.
        - Думаю, шеф, мне пора взглянуть на пацаненка, - сказал Сиббер. - Неохота терять понапрасну столько времени.
        - Ступай, - ответил Лайонел. - А я дождусь Матушку Баггот. Очень надеюсь, что она меня не подведет.
        Было в его голосе нечто ужасающее, какое-то дьявольское удовлетворение. Казалось, он радуется возможности передать свою пленницу в руки владелицы публичного дома.
        Послышались шаги - Сиббер двинулся к двери комнаты, в которой стояли Валета и Гарри.
        Когда лязгнул замок, Валета отскочила назад, увлекая за собой мальчика. Хотя отойти далеко они не могли - в заполненной мешками с сажей комнате было слишком тесно.
        В этот момент кто-то вошел с улицы и спросил строго и громко:
        - Здесь проживает трубочист по фамилии Сиббер?
        Сердце Валеты затрепетало в груди, подобно рвущейся из клетки вольной птице. Она узнала голос маркиза.
        Сиббер поспешно отошел от двери, ведшей в их комнату.
        - Лайонел! Вот так сюрприз! - воскликнул маркиз. - Не ожидал повстречать тебя здесь, хотя мог предположить, что это не исключено.
        - Что тебе надо? - злобно ответил Лайонел. - Неужели Труна тебе мало? Решил забраться и в мой мир?
        Маркиз усмехнулся:
        - Если это вонючее место ты считаешь своим миром, пожалуйста, считай! Только верни мне то, что украл.
        - О чем это ты?
        - Брось притворяться, что ничего не понимаешь, Лайонел! - твердо сказал маркиз. - Ума не приложу, зачем тебе понадобилась девушка, которая находится у меня на попечении!
        - Что ты несешь? - пренебрежительно спросил Лайонел Стивингтон.
        - Ты стал на удивление непонятливым, брат! Хорошо, я буду говорить отчетливее и медленнее. Люди трубочиста Сиббера похитили сына одного из моих фермеров. Надеюсь, он осознает, какое наказание ему за это причитается.
        - Я ничего такого не делал, ваша светлость! - заорал Сиббер. - Мистер Стивингтон подтвердит! После того, как вы выкупили у меня того мальчонку, я больше не связывался с деревней! Носа туда не казал! И ничего такого не знаю! Вот вам крест, ваша светлость! Вот вам крест!
        - Выступать будете на суде, - резко прервал его маркиз. - Ответь мне, Лайонел, зачем ты похитил девушку, мою подопечную?
        - Я уже сказал тебе, что не понимаю, о чем ты толкуешь, - грубо ответил Лайонел. - Твои обвинения совершенно бездоказательны!
        Валета прекрасно понимала, что маркиз не поверит ни единому слову брата и Сиббера, но решила подстраховаться. И, подбежав к двери, заколотила по ней кулаками:
        - Мы здесь! Мы здесь! Спасите нас!
        Маркиз ухмыльнулся и указал рукой на дверь, ведущую в соседнюю комнату:
        - Говоришь, мои обвинения бездоказательны, Лайонел?
        Думаю, лучшего доказательства, чем это, не требуется. Сейчас же освободите мисс Лингфилд и сына моего фермера, или я преподам тебе, Лайонел, хороший урок! Уверяю тебя, ты будешь помнить о нем всю оставшуюся жизнь!

«Если эти двое затеют драку, мы с Фрэдди с легкостью с ними справимся», - подумал он.
        Сиббер был крепким и высоким человеком, но наверняка имел лишь расплывчатое представление о профессиональной борьбе.
        Маркиз и Фрэдди же тренировались в салоне Джексона на Бонд-стрит, и весьма успешно. Мало кто из друзей мог одержать над ними победу.
        В этот момент маркиз совсем позабыл о том, что у него в кармане лежит заряженный пистолет. И что второй такой же находится у Фрэдди. Тот стоял в проеме двери и не подключался к беседе.
        Вообще-то маркиз давно ждал возможности вступить с братцем в драку и задать ему хорошенькую трепку. Его даже радовала перспектива проучить Лайонела. Единственным неудобством было недостаточное пространство и вонь, бившая в нос.
        Он улыбнулся и посмотрел брату в глаза.
        Лайонел ненавидел маркиза всей душой, не скрывал своих чувств с самого детства. И сейчас его взгляд выражал лишь ненависть.
        Неожиданно он вытащил из кармана пистолет.
        - Если ты не уберешься отсюда через три секунды, Серле, то я пристрелю и тебя, и Фрэдди, как облезлых щенков! Клянусь, я это сделаю!
        - Одумайся, Лайонел! - воскликнул маркиз. - Я прекрасно знаю, как ты ко мне относишься, но не забывай, что за убийство тебе грозит виселица.
        Лайонел рассмеялся;
        - Я нахожусь среди своих, Серле. Если дело дойдет до суда, то мой свидетель, верный Сиббер, поклянется, что вы напали на меня первыми!
        - Не сходи с ума, Лайонел! - сказал маркиз. - Я только что предотвратил твою попытку совершить страшное преступление. Давай же разойдемся мирно. Мы заберем мисс Лингфилд и мальчика и сразу направимся обратно в Трун. Все останутся довольны!
        Он говорил спокойным тоном, но чувствовал сильную тревогу.
        Потому что выражение глаз Лайонела стало вдруг весьма странным. Таким маркизу уже доводилось видеть брата два или три раза в жизни. Он выглядел сейчас как настоящий безумец.
        Психическое здоровье Лайонела заботило маркиза на протяжении вот уже нескольких лет. Страшные подозрения терзали ему душу.
        Однажды он осмелился заговорить на эту тему с семейным доктором. Тот знал их обоих с самого рождения.

«Боюсь, не скажу вам ничего утешительного. Меня самого волнует состояние вашего брата. Полагаю, у него не все в порядке с мозгом. Скорее всего те приступы раздражения и беспричинной злобы, которые случались с ним в детстве, переросли в нечто более серьезное. Лайонел должен пройти тщательное медицинское обследование и курс соответствующего лечения».

«Сомневаюсь, что смогу уговорить его сделать это, - ответил маркиз, вздыхая. - Даже если я скажу ему, что готов взять на себя любые расходы».
        После этого разговора маркиз стал более внимательно присматриваться к брату и с каждым разом лишь больше убеждался в том, что опасения доктора небезосновательны.
        Поэтому-то сейчас он решил, что должен вести себя крайне осторожно.
        - Послушай, Лайонел, прекрати размахивать этим жутким оружием. Давай лучше вместе посмеемся над твоей выходкой. Уверен, все, что происходит, - просто розыгрыш, шутка. Забавная игра.
        - Для меня все это - очень серьезно, - процедил Лайонел сквозь зубы. - Как ты думаешь, что я почувствовал, когда та красотка, на которую ты спустил половину семейного богатства, сообщила мне, что ты женишься на девчонке?
        Его лицо покраснело от ярости, а голос задребезжал.
        - Хочешь жениться и навсегда лишить меня права наследника? У тебя никогда не будет сына! Слышишь, никогда!
        Я позабочусь об этом.
        Он выстрелил. Но маркиз успел пригнуться, и пуля вошла в стену, пробивая грязную штукатурку.
        За этим выстрелом последовал второй.
        Сначала никто даже не понял, что Лайонел умирает. Он плавно и несколько неуклюже осел на перепачканный кусками засохшей грязи и сажей пол и растянулся на нем во весь рост.
        Сиббер издал душераздирающий вопль, перепрыгнул через тело Лайонела, выскочил как ошпаренный из собственного дома и исчез из виду.
        Маркиз шагнул к брату.
        - Он мертв?
        Фрэдди тоже приблизился.
        Лайонел спокойно лежал, а под ним появлялась алая лужа крови. На груди у него на светлой рубашке прямо над сердцем виднелась небольшая дыра - след от вошедшей в тело пули.
        - Я подумал, он убил тебя, - пробормотал Фрэдди.
        - Я вовремя сообразил, что он собирается сделать именно это, - ответил маркиз.
        А через несколько мгновений медленно прошел к двери, за которой была спрятана Валета, и с силой ударил по ней ногой.
        Валета стояла посередине комнаты, оглушенная страхом, звуками пистолетных выстрелов и осознанием того, что за ними последовало нечто страшное, бледная, как белое муслиновое платье.
        Очнувшись, она вскрикнула и рванула вперед навстречу своему спасителю.
        Они не поняли, как это произошло, но через пару мгновений маркиз обнимал ее за талию, а она крепко прижималась к нему, дрожа всем телом, уткнувшись лицом в его сильное, крепкое, надежное плечо.
        - Все в порядке, - пробормотал он наконец. - Вы спасены!

        Глава седьмая

        Валета не двигалась. Лишь сильнее прижималась к маркизу. Почти так же, как Николас, когда не хотел отпускать его из Труна.
        Маркиз, поддавшись внутреннему порыву, тоже крепче обнял ее.
        - Кошмар, через который вам пришлось пройти, уже позади, - пробормотал он. - Опасаться больше нечего.
        - Вы… не ранены?
        Она спросила об этом настолько тихо, что он едва расслышал ее слова.
        - Я в полном порядке. Давайте побыстрее выберемся из этого мерзкого места!
        Он осторожно отстранился от нее, обнял одной рукой за плечи и повел к выходу. Гарри последовал за ними.
        У двери маркиз резко затормозил.
        - Пожалуйста, закройте глаза. Я вынесу вас на улицу на руках.
        Валета ничего не ответила, лишь вопросительно взглянула ему в глаза.
        - Я не хочу, чтобы вы кое-что видели, - пояснил маркиз.
        Валета, поняв, в чем дело, встрепенулась:
        - А Гарри?
        Маркиз только сейчас вспомнил о существовании мальчика.
        - Ax да! Конечно! Не волнуйтесь. - Он повернулся к Гарри, стоявшему прямо у него за спиной. - Ты должен подождать меня здесь, Гарри. Не выходи отсюда и не выглядывай, понял? Я скоро вернусь за тобой, только вынесу мисс Лингфилд во двор.
        - Хорошо, милорд! - послушно ответил Гарри.
        На его щеках блестели дорожки от слез, но держался он очень мужественно.
        Маркизу понравилась сила духа мальчика. Он одобрительно потрепал ребенка по голове:
        - Молодец! Итак, жди меня здесь, как договорились.
        Он осторожно поднял Валету на руки и сказал добродушно-строгим голосом:
        - Закройте глаза и не смейте открывать их, пока я не разрешу вам это сделать.
        Валета покорно опустила ресницы и уткнулась лицом ему в плечо.

«Наверное, она слишком потрясена, поэтому-то и выполняет беспрекословно все, что бы я ей ни велел», - решил про себя маркиз.
        По-видимому, Фрэдди слышал их разговор. Он безмолвно приблизился к маркизу, прошел перед ним до самого экипажа, на всякий случай закрывая собой все, что могла увидеть Валета, и открыл расшатанную дверцу.
        Кони, запряженные в старую повозку, стояли смирно на том же самом месте, где их остановили похитители, склонив к земле тощие морды. Они были слишком утомлены.
        Маркиз бережно усадил Валету на заднее сиденье. На протяжении некоторого времени оба они неотрывно смотрели друг другу в глаза.
        Затем маркиз порывисто подался назад:
        - Я пойду за Гарри.
        Когда он ушел, Валета устало откинулась на спинку сиденья и тяжело вздохнула.
        То, что произошло, до сих пор казалось ей чем-то невероятным, возможным только в книгах.
        Наверное, Бог услышал ее молитвы и привел к ней маркиза как раз вовремя. Он спас ее! Спас от страшнейшей участи, которую готовил для нее Лайонел.
        Она чувствовала, что ее сердце до сих пор бешено колотится, а грудь сжимает непонятная боль. Но все это не имело сейчас никакого значения.
        - Он спас меня, - прошептала она, глотая застрявший в горле ком.
        В это мгновение к повозке вновь подошел маркиз. С Гарри на руках.
        - Теперь, мальчик мой, можешь открывать глаза! Сиди спокойно и присматривай за мисс Лингфилд.
        - Что с нами будет дальше, мисс? - поинтересовался Гарри, когда маркиз опять скрылся в доме.
        Валета едва заметно улыбнулась, довольная тем, что теперь может порадовать ребенка.
        - Очень скоро мы вернемся домой. Мама с папой наверняка уже заждались тебя.
        Гарри просиял.
        Валета почувствовала, как на нее наваливается невиданная слабость, как глаза застилает густая пелена, похожая на утренний туман над рекой…

«Я не должна, не должна поддаваться этому, - отчаянно сопротивлялась она. - Все позади, нельзя быть такой хиленькой…»
        Внезапно окружающее превратилось для нее в белое расплывчатое пятно, и ее сознание отключилось…

        Первым, что она услышала, придя в себя, был голос маркиза:
        - У тебя есть фляга, Фрэдди?
        - Да, но в ней почти ничего не осталось. Я сам приложился к ней сразу после того, что произошло.
        - Ничего! Давай ее сюда. Остатков нам будет вполне достаточно, - ответил маркиз.
        Валета почувствовала, как он прикладывает ладонь к ее затылку и подносит к ее губам какой-то предмет.
        - Выпейте это!
        Она была слишком слаба, к тому же не испытывала ни малейшего желания спорить. Поэтому беспрекословно разжала губы.
        Жидкость, которую маркиз влил ей в рот, обожгла ей язык и горло, и, чуть было не поперхнувшись, она подняла вверх руки, давая ему понять, что больше не сможет сделать ни глотка.
        - Еще несколько капель, - повелительно сказал маркиз, и Валета вновь покорно разжала губы.
        Ей вдруг нестерпимо захотелось уткнуться лицом в его широкую грудь и разреветься, как ребенок.
        Но она взяла себя в руки и лишь пробормотала, когда он убрал от ее губ серебряную крышечку от фляги:
        - Простите… меня…
        - Как вы себя чувствуете? - озабоченно нахмурившись, спросил маркиз.
        - Все… нормально…
        - Фрэдди! Предлагаю доехать на этой развалюхе до того места, где мы оставили фаэтон, - сказал маркиз. - Не хочу заставлять Валету идти пешком по этим грязнейшим улицам!
        - Правильное решение! - одобрил его слова Фрэдди. - Сам сядешь в козлы или предоставишь это мне?
        - Если ты не против, я поеду здесь, - ответил маркиз.
        - Если позволите, я помогу вам, сэр! - воодушевленно воскликнул Гарри.
        - Отлично! - Фрэдди похлопал мальчика по плечу. Тот выпрыгнул из повозки.
        Когда маркиз закрыл дверцу и они остались с Валетой одни, она, чувствуя, что должна что-нибудь сказать, хотя бы для того, чтобы скрыть свое смущение, пробормотала:
        - Я счастлива… что вы спасли нас… Огромное спасибо…
        Я очень надеялась… что так все и выйдет… Все это время… молила об этом Бога…
        Она передернулась, вспомнив, куда планировал поместить ее Лайонел.
        - Не стоит благодарить меня, - ответил маркиз. - Наверное, вы догадались, что мой брат убит.
        - Это вы его застрелили?
        - Нет, Фрэдди. Когда увидел, что Лайонел пускает пулю в меня.
        - О Боже! - Валета покачала головой. - Страшно представить, что было бы, если бы вас не стало…
        - Вас бы это взволновало? - спросил маркиз.
        Валета смущенно отвела взгляд.
        - Скажу только то, что я уже находилась бы в публичном доме, - прошептала она.
        И, почувствовав, что не в силах самостоятельно бороться с нахлынувшими леденящими кровь эмоциями, порывисто прижалась к груди маркиза.
        На протяжении нескольких секунд он не произносил ни единого слова, настолько сильно поразили его слова Валеты.
        - Мой брат был сумасшедшим, только этим можно объяснить его безумное поведение.
        Повозка с грохотом тронулась с места, и через некоторое время лошади уже медленно везли ее по загаженной извилистой улочке.
        Маркиз прижал к себе Валету. Она доверчиво положила голову ему на плечо.
        Отовсюду слышались гиканья мальчишек-оборванцев и пронзительные крики торговок, зазывавших покупателей в свои старые магазины одежды и продуктовые лавки, вонючие, грязные, наполненные роями жирных мух.
        Фрэдди искусно управлял едва передвигавшими ноги животными, и они послушно шли вперед.
        За повозкой бежала ребятня, шлепая босыми ступнями по стремительным потокам смрадных отходов, весело свистя.
        Кучер, охранявший фаэтон маркиза, ждал их на более широкой и тихой улочке, которой они достигли через несколько минут.
        - Что нам делать с этой повозкой? - спросил Фрэдди, когда маркиз открыл дверцу и спрыгнул на землю.
        - Лучше всего попросить кого-нибудь из ребят отвезти ее обратно. Быть обвиненным еще и в краже коней, помимо всего прочего, мне что-то не хочется.
        Фрэдди кивнул:
        - Хорошая мысль! Пожалуй, так мы и поступим.
        Он подозвал наиболее взрослого из преследовавших их мальчишек.
        Тот с готовностью подошел, потому что слышал его разговор с маркизом и уже сообразил, что может подзаработать.
        - Ты внушаешь мне доверие, - сказал ему Фрэдди. - Если я заплачу тебе и попрошу выполнить одну мою просьбу, ты согласишься?
        Глаза паренька оживленно заблестели.
        - Заплатите, сэр?
        - Естественно, - ответил Фрэдди. - Ты только должен пообещать мне, что доставишь повозку туда, куда я скажу. Но коней следует вести. Они едва живы от усталости и уже не в состоянии тянуть коляску.
        - Сделаю все, как будет велено, сэр!
        - Отлично! Отведи коней к дому мистера Сиббера и оставь их во дворе. Но учти: если ты не выполнишь данного мне обещания, то ответишь перед мистером Сиббером.
        По изменившемуся выражению глаз мальчишки Фрэдди понял, что более серьезной угрозы не требуется.
        - И вот еще что, - добавил он, - накорми и напои несчастных животных, когда доставишь их на место. Договорились?
        - Да, сэр! - звонко ответил мальчик.
        Маркиз помог Валете выбраться из повозки и сесть в фаэтон.
        Когда Фрэдди и Гарри слезли с козел, и Фрэдди заплатил пареньку несколько серебряных монет, тот со счастливой улыбкой спрятал их куда-то в складки своей грязной рваной одежды неопределенного размера, фасона и цвета, взял коней за узды и повел их прочь.
        - Предлагаю сначала направиться в Стивингтон-Хаус, - сказал маркиз. - Перекусим там и немного передохнем.
        - Не откажусь, - ответил Фрэдди.
        - А тебе я посоветовал бы как можно быстрее связаться с министром внутренних дел и сообщить ему о гибели Лайонела.
        - Я думаю сейчас именно об этом, - признался Фрэдди. - Нынешний министр внутренних дел долгие годы был другом моего отца. Он меня хорошо знает. Поэтому поверит мне, если я расскажу ему правду.
        - Страшно говорить подобные вещи, - медленно и тихо произнес маркиз, - но полагаю, что скорбеть по моему брату вряд ли кто-нибудь станет. Скорее многие вздохнут с облегчением, узнав о его кончине.
        Они беседовали приглушенными голосами, и Валета ничего не слышала.
        - Ты собираешься оставить его в том мрачном месте? - поинтересовался Фрэдди.
        - Конечно, нет, - ответил маркиз. - Как только приедем в Стивингтон-Хаус, я сразу пошлю за ним людей. Пусть перевезут его тело в Трун. Мы похороним его, соблюдая все правила погребальной церемонии, в фамильном склепе.
        - Для Лайонела слишком уж это почетно! - Фрэдди фыркнул. - Если бы я замешкался хоть на секунду, хоронили бы не его, а тебя.
        - Я еще отблагодарю тебя. При более подходящих для этого обстоятельствах, - сказал маркиз. - А вообще-то мы с тобой теперь квиты.
        Фрэдди улыбнулся. Впервые с того момента, как друзья выехали из Труна.
        - Да, дружище, никогда не забуду, как ты спас мне жизнь во время сражения при Ватерлоо.
        - Я тоже всегда об этом помню. Все ждал, когда ты вернешь мне долг. Наконец дождался.
        Фрэдди рассмеялся.
        - Думаю, мы втроем поместимся на сиденье, - сказал маркиз. - А Гарри посидит на корточках на полу. Конечно, будет тесновато и не очень удобно, но нам не придется мучиться долго.
        Все уселись в фаэтон, а кучер забрался на козлы и дернул за поводья.
        Валета сидела между маркизом и Фрэдди и чувствовала себя очень защищенной.
        Лишь когда фаэтон въехал на широкую чистую и красивую улицу, она осознала вдруг, что сидит без перчаток и шляпы и что ее волосы, которые некоторое время назад были обмотаны покрывалом, должны выглядеть ужасно беспорядочно.
        Покраснев от смущения, она подняла руку с намерением пригладить их.
        Маркиз догадался, что ее беспокоит:
        - Не волнуйтесь. И в таком виде вы очень красивы.
        Этот комплимент явился для нее такой неожиданностью, что она на мгновение замерла.
        - А еще вы потрясающе смелая, - продолжил он. - Любая другая женщина, пройдя сквозь то, что пришлось пережить вам, уже билась бы в истерике.
        - Я с тобой полностью согласен! - поддержал друга Фрэдди. - Одна обстановочка дома Сиббера кого угодно свела бы с ума! Сейнт-Джайлз - кровоточащая рана на теле нашего города. Нельзя спокойно наблюдать за происходящими там кошмарами.
        - Ты абсолютно прав! - с чувством ответил маркиз. - Мы не должны оставаться равнодушными, видя, что там творится. Скажу больше: я намерен принять активное участие в решении проблемы Сейнт-Джайлза.
        Валета в изумлении смотрела то на Фрэдди, то на маркиза:
        - Вы… говорите об этом… серьезно?
        - Совершенно серьезно! - ответил маркиз. - Сейнт-Джайлз следует стереть с лица земли, а людей, живущих в нем, расселить по более благополучным районам.
        Валета восторженно хлопнула в ладоши.
        - Если бы мои мама с папой могли слышать ваши слова!
        Они всю жизнь мечтали о том, чтобы кто-нибудь всерьез занялся Сейнт-Джайлзом.
        - Я планирую приступить к этому как можно скорее, - решительно заявил маркиз.
        Валета вновь почувствовала, что готова разрыдаться. Но решила, что и маркиз, и Фрэдди станут презирать ее, если она даст волю эмоциям. Поэтому закусила нижнюю губу и несколько раз моргнула, прогоняя настойчиво подступавшие к глазам слезы.
        Теперь фаэтон с легкостью мчался по самым восхитительным местам Лондона, а вскоре стал замедлять ход и остановился у величественного Стивингтон-Хаус.
        Валета опять смутилась, вспомнив, как она выглядит.
        Маркиз торопливо выскочил из коляски и зашагал по направлению к лестнице, на которой слуги в форменных ливреях поспешно расстилали красные ковровые дорожки.
        Фрэдди помог Валете выйти из фаэтона и пошел с ней вслед за другом. Гарри засеменил за ними.
        - Пожалуйста, приготовьте ленч. Как можно быстрее, - отдавал маркиз распоряжения слугам. - А еще передайте экономке, чтобы позаботилась о мисс Лингфилд.
        Навстречу хозяину из главного входа вышел блистательный дворецкий, Поздоровавшись, маркиз попросил его заняться мальчиком - умыть его и накормить.
        - Он из Труна. Во второй половине дня вместе со мной поедет домой.
        - Я все понял, милорд, - ответил дворецкий.
        По-видимому, получать от хозяина необычные задания было для пего привычным занятием.
        Валету провели на второй этаж. Там ее встретила экономка.
        - Сюда, пожалуйста, - почтительно сказала она и зашагала по длинному коридору, шелестя шелком черного платья.
        Валета последовала за ней.
        - Наверное… вам кажется странным то, что я так выгляжу, - пробормотала она оправдывающимся тоном.
        Экономка ничего не ответила, но по ее виду было понятно, что ей действительно любопытно узнать, почему молодая девушка путешествует без шляпы и перчаток.
        - Понимаете, я… покинула дом… при довольно странных обстоятельствах… - продолжила объяснять Валета. - У меня не было времени переодеться…
        Она не сомневалась в том, что через некоторое время слухи о том, что произошло на самом деле, доползут сюда из Труна. Но в данный момент не испытывала ни малейшего желания делиться с кем бы то ни было впечатлениями о своих злоключениях.
        - Не волнуйтесь, мисс, - ответила экономка. - Если сегодня во второй половине дня вы поедете с его светлостью назад в Трун, то я подберу вам что-нибудь более подходящее для путешествия. К сожалению, не могу предложить ничего модного.
        - Это совсем не обязательно, - ответила Валета с благодарностью в голосе. - Меня устроит любая одежда. Лишь бы она была годна для поездки. В таком виде я буду чувствовать себя ужасно.
        - Я все улажу, мисс. Ни о чем не беспокойтесь.
        Умывшись, приведя в порядок волосы и застирав несколько пятен от сажи на платье, Валета с облегчением вздохнула.
        В этом чудесном огромном доме она опять стала относиться к маркизу как к недосягаемому и строгому попечителю, то есть так, как относилась к нему дома.
        Ей было неловко вспоминать те моменты, когда она бросилась ему на шею, увидев его в доме Сиббера, когда, находясь в коляске, положила голову ему на плечо.

«Что он подумает обо мне? Решит, что я легкомысленная и ветреная», - размышляла она, бредя по длинному коридору Стивингтон-Хаус.
        Но раскаяния не ощущала.
        Лишь безграничную благодарность, захлестывавшую ее густой, теплой, мощной волной.
        Она вспоминала свое состояние в те критические мгновения, когда любая секунда могла стать для нее роковой, вспоминала, что испытывала, слыша выстрелы в соседней комнате, и ей вновь и вновь хотелось разрыдаться, но она держала себя в руках.
        Маркиз представлялся ей теперь неким собирательным образом, сочетающим в себе героев, которые восхищали ее в детстве: сэра Галахада, святого Георгия и Персея.
        - Скоро он станет не только моим спасителем, но и спасителем многих других людей… - шептала Валета, блаженно улыбаясь. - Если, конечно, сдержит свое слово.
        Ноги вдруг понесли ее так быстро, что ей почудилось, она не идет, а летит по воздуху на прозрачном облаке.
        Ее сердце сжалось от непреодолимого желания срочно увидеть маркиза и услышать от него, что он не шутил, когда говорил о необходимости решить проблему Сейнт-Джайлза.
        Радость за несчастных людей, обреченных на нищету и бесконечные страдания, наполнила ее душу приятным теплом.
        Маркиз сидел в гостиной напротив Фрэдди. Оба держали в руках по бокалу шампанского.
        - Я уже отправил людей за телом Лайонела, - сообщил маркиз. - По пути они заедут в магистрат и полицию и передадут им мою просьбу: зафиксировать, в какой позе лежит покойник, записать, что в руке у него пистолет.
        - Я расскажу все в подробностях, когда приеду в министерство, - ответил Фрэдди.
        - Наверняка придавать это происшествие огласке не захотят, - мрачно усмехаясь, предположил маркиз.
        - Почему ты так решил?
        - Потому что представителям органов правопорядка должно быть стыдно писать о замызганном гнезде преступности и убогости! - с раздражением выпалил маркиз. - Особенно упоминать при этом наши имена!
        Фрэдди изумленно приподнял брови:
        - Ты сказал это таким странным тоном… Именно таким ты бывал, когда сталкивался с очередным зверством французов… Когда задумывал отомстить им.
        - Чувствую, что сейчас я пребываю в таком же состоянии, - признался маркиз, хмурясь.
        - Если ты намерен вступить в борьбу с кошмарами трущоб, запасись терпением, - ухмыльнулся Фрэдди.
        - Зато не придется скучать, - заметил маркиз.
        Фрэдди пристально посмотрел на друга и поставил бокал с шампанским на столик.
        - Знаешь, Серле, ты всегда представлялся мне в роли общественного деятеля. Хорошо, что Дайлис отстала от тебя. Если она осталась бы с тобой, моя мечта никогда не претворилась бы в жизнь.
        - Мне в голову тоже приходили похожие мысли, - ответил маркиз.
        - Звучит странно, но, быть может, именно Дайлис поспособствовала тому, что ты так сильно изменился…
        - Изменился в первый и последний раз! - провозгласил маркиз, поднимая вверх указательный палец.
        Послышался стук в дверь, и в гостиную вошла Валета.

        Валета проснулась с непонятным чувством - ощущением того, что произошло нечто странное.
        Она лежала на широкой красивой кровати в просторной комнате, раз в десять больше ее собственной спаленки. Эту ночь они с няней и Николасом провели в Труне.
        Валета открыла глаза и улыбнулась струившемуся сквозь щель между темными занавесками утреннему солнцу. В ее памяти одно за другим начали всплывать события вчерашнего дня.
        Они приехали в Трун вечером.
        Няня, увидев свою девочку живой и невредимой, не поверила глазам, а Николас бросился Валете навстречу с радостным воплем.
        Как выяснилось позднее, он упросил мистера Чемберлена позволить ему ждать мисс Валету и его светлость на первом этаже у окна. Там и простоял всю вторую половину дня.
        - Вернулись! Вернулись! - ликующе кричал он. - Няня сказала мне, мисс Валета, что его светлость непременно вас спасет. Но я все равно очень боялся. Думал, что вы потерялись.
        - Как видишь, солнышко, я не потерялась! - ответила Валета, крепко прижимая к себе ребенка.
        Няня обняла ее с такой силой, что у нее перехватывало дыхание. В глазах старушки блестели слезы.
        - Няня, дорогая моя! Я никогда не видела тебя плачущей!
        Что с тобой произошло?
        - Знать, старею я. Переживать подобные потрясения, не проронив ни слезинки, мне уже не под силу. - Няня рассмеялась тихим невеселым смехом.
        Валета с любопытством наблюдала картину встречи Николаса с маркизом. Мальчик бросился к нему с восторженным криком, а он, как ни странно, широко улыбнулся и поднял ребенка на руки.
        - Вы привезли мисс Валету назад! - провозгласил Николас. - Няня плакала и все время повторяла, что вы можете не успеть. Только я не понимал, что она имеет в виду.
        - Я успел, - ответил маркиз.
        Николас посмотрел через его плечо на Гарри, несколько смущенно стоявшего у двери.
        Маркиз перехватил его взгляд.
        - Наверное, тебе не терпится вернуться домой, Гарри? - спросил он. - Поезжай на фаэтоне и скажи отцу, чтобы примерно через час появился у меня. Я объясню ему, что произошло.
        - Я тоже хочу прокатиться на фаэтоне! - заявил Николас. - Можно и я поеду?
        Маркиз опустил мальчика на пол.
        - Можно. Только пообещайте мне оба, что будете вести себя хорошо. И во всем слушайтесь Джейсона. - Он подал знак стоявшему у двери слуге.
        - Хорошо! - крикнул Николас и со всех ног помчался к Гарри. Через мгновение их уже и след простыл. Джейсон поклонился хозяину и тоже вышел.
        На протяжении всего этого времени Валета с неподдельным интересом смотрела на маркиза. Раньше она ни за что не поверила бы, если бы услышала от кого-нибудь, что его светлость прекрасно ладит с детьми.
        Когда-то он сам непременно должен стать отцом, подумалось ей. И на душе почему-то стало гадко.
        Она представила рядом с маркизом несколько хорошеньких малышей. И конечно, красавицу жену.
        - Думаю, нам пора домой, няня. Еще немного, и начнет темнеть, - пробормотала она несколько сдавленным голосом.
        - А я полагаю, что вам не стоит торопиться, - сказал маркиз, поворачиваясь к лестнице. - Если вы придете в гостиную, куда я сейчас направляюсь, я поясню вам, почему так считаю.
        Не дожидаясь ответа, он зашагал вверх по ступеням, а повстречав дворецкого, поинтересовался на ходу:
        - В оранжерее еще не накрыли стол для чаепития?
        - Нет, ваша светлость. Но через несколько минут все будет готово.
        Валета сняла с головы соломенную шляпку, которую ей одолжила экономка из Стивингтон-Хаус, недорогую, но довольно красивую, и отдала ее няне:
        - Эту вещь я должна кое-кому вернуть. Расскажу тебе обо всем позже.
        Поправив руками волосы, она последовала за маркизом.
        Он, войдя в гостиную, сразу прошел в свой любимый уголок - к камину.
        Валета появилась в комнате буквально через минуту. Маркиз с наслаждением наблюдал, как она направляется к нему, легкая и изящная.
        В отличие от всех остальных женщин, которых ему когда-либо доводилось знавать, эта девушка вела себя так, будто даже не подозревала, что очень красива.
        Подойдя к нему, она взглянула на него несколько испуганно. Словно ожидала, что он скажет нечто такое, с чем ей будет трудно согласиться.
        - Я убежден, Валета, что вам с няней и Николасом следует несколько дней пожить здесь. Мы должны быть уверены в том, что вы в безопасности.
        - Но сейчас… когда лорд Лайонел умер… - растерянно начала было Валета.
        - Нельзя забывать о Сиббере, - ответил маркиз. - Он жив и наверняка еще гуляет на свободе. До тех пор, пока мы не убедимся, что его арестовали и на несколько лет засадили в тюрьму или выслали, рисковать не следует.
        - Признаться… об этом я как-то не подумала… - пробормотала Валета, кивая.
        Некоторое время оба молчали.
        - Наверное, нельзя такое говорить, - сказала Валета, - но я обрадовалась, поняв, что Гарри перепутали с Николасом… Повторно попавшись в лапы тех мерзавцев, он умер бы со страха…
        Она содрогнулась.
        - Они опять хотели заставить его быть чистильщиком, а увидев, что схватили вместо него другого мальчика, решили, что нет большой разницы…
        У нее из груди вырвался порывистый вздох.
        - Если бы Николасу пришлось опять столкнуться с теми ужасами, от которых вы помогли ему избавиться, то… он просто бы не выдержал… Я точно это знаю!
        - Помните, вы попросили меня отдать свой голос в поддержку принятия билля, запрещающего использовать труд мальчиков-чистильщиков? - спросил маркиз чуть погодя. - Хочу вас порадовать: я намереваюсь сделать не только это, но еще и предпринять все возможное для того, чтобы уже сейчас проживающие на моих землях люди отказались от этого страшного способа очистки труб.
        Валета вскрикнула от радости:
        - Для меня это так много значит! Я безгранично признательна вам и не знаю, как вас благодарить…
        - Вот так, - тихо ответил маркиз, шагнул к Валете, обнял ее за талию, привлек к себе и прильнул губами к ее губам.
        В первый момент она не могла понять, что происходит.
        Но через несколько мгновений, почувствовав сладостный вкус поцелуя, ощутила такое блаженство, какого не ведала никогда раньше.
        Это было так странно и так чудесно, что ей показалось, она шагнула в мир волшебства, в светлый мир, где исполняются самые заветные желания.
        Маркиз целовал ее очень нежно, как будто она была для него самой хрупкой, самой большой драгоценностью на свете.
        Ей хотелось продлить эти потрясающие мгновения, хотелось, чтобы он никогда не выпускал ее из своих объятий.
        Когда сегодня днем этот мужчина спас ее от верной гибели, она увидела в нем сэра Галахада, Своего сэра Галахада, своего храброго рыцаря.
        Была в нем и решительность Георгия, и отвага Персея.
        Одним словом, он олицетворял все, что восхищало ее, что на протяжении долгих лет не покидало ее девичьих грез.
        Маркиз покрывал легкими поцелуями нежные щеки, лоб, подбородок Валеты и вновь и вновь возвращался к ее губам.
        От переизбытка новых ощущений она ни о чем уже не думала, не могла ни двигаться, ни разговаривать.
        Ей чудилось, что даже наполнявший комнату воздух стал вдруг каким-то особенным, необыкновенным.
        Наконец маркиз медленно поднял голову и взглянул Валете в глаза.
        - Я люблю вас, - прошептал он. - Люблю и ничего не могу с собой поделать. Я почувствовал, что теряю голову, в первый день нашего знакомства. Тогда, когда вы еще открыто ненавидели меня…
        Валета смотрела на него широко раскрытыми глазами. В них отражались недоумение и полная растерянность.
        Маркиз улыбнулся:
        - Понимаю, что вы чувствуете. Должно быть, мое признание явилось для вас полной неожиданностью. Я сам не вполне понимаю, что происходит, но ничуть не сомневаюсь в своей любви.
        Валета хлопнула ресницами:
        - Вы… любите меня?
        - Да, дорогая моя. Очень люблю, - ответил он. - Как никого никогда не любил… Признаюсь, я вообще не знал раньше, что такое любовь…
        - Я тоже, - смущенно пробормотала Валета.
        - Милая моя Валета, вы - все, что мне нужно в жизни, все, что может сделать меня счастливым. Когда вы выйдете за меня замуж?
        От удивления глаза Валеты еще больше расширились и стали похожи на два прозрачных озера.
        - Я не знаю… что и сказать… Вы настолько величественный… Разве вы можете жениться на такой девушке, как я?
        Думаю, мне будет страшно…
        Маркиз умиленно рассмеялся:
        - Страшно? Если вы станете моей женой, Валета, ничто и никто уже не устрашит вас. Обещаю.
        Валета робко пожала плечами.
        - Когда я открыл сегодня дверь в комнату, где прятали вас с Гарри люди Сиббера, когда вы подбежали и прижались ко мне, я понял, что обязан заботиться о вас всю оставшуюся жизнь, что должен защищать вас от всех и вся.
        - Я просто… страшно обрадовалась, увидев вас, - оправдывающимся тоном пробормотала Валета.
        Маркиз крепко обнял ее.
        - Нам еще предстоит так много узнать друг о друге, сказать друг другу столько всего! - сказал он мечтательно.
        И ласково поцеловал ее в макушку.
        - А вам придется многому меня научить.
        Валета непонимающе моргнула.
        Маркиз улыбнулся и пояснил:
        - У меня множество планов: решить проблему мальчиков-чистильщиков, попытаться очистить Лондон от криминала, процветающего в первую очередь в Сейнт-Джайлзе. Как вы думаете, у меня это получится?
        Глаза Валеты потемнели.
        - Уверена… у вас получится все, за что бы вы ни взялись… А я готова помогать вам… во всем.
        - Теперь вы должны мне помогать. Ведь именно вы виноваты в том, что я увлекся всеми этими вещами! - Маркиз лукаво улыбнулся.
        Валета рассмеялась:
        - Я так взволнована… Так растеряна… Что не знаю, как мне вести себя… Что говорить…
        - Скажите мне одно: что вы меня тоже любите. Мне хочется услышать эти слова больше всего на свете.
        Валета потупила взор и слегка покраснела:
        - - Я люблю вас… Но не понимаю, как такое могло случиться… Ведь не так давно я испытывала по отношению к вам лишь ненависть…
        - Обещаю вам, что это никогда больше не повторится.
        Маркиз опять прильнул к губам Валеты.
        Это был потрясающий поцелуй. Дурманящий, страстный, горячий.
        - Я совсем забыл, что собирался напоить вас чаем, - пробормотал наконец маркиз, переводя дыхание. - Наверное, он уже остыл. Пойдемте в оранжерею.
        - У меня такое ощущение… что со мной случилось нечто странное… - сказала Валета, улыбаясь. - Мне не хочется ни пить, ни есть. И кажется, что никогда больше не захочется:..
        - Со мной происходит то же самое, - признался маркиз. - Тем не менее я сознаю, что вам необходимо подкрепиться. Наверное, мне стоило сначала угостить вас чаем, а уж потом объясняться в любви. - Он усмехнулся. - Просто, когда мы все находились в холле, я ощутил вдруг, что сойду с ума, если не поцелую вас… Пойдемте. У вас был очень тяжелый день, чай поможет вам прийти в себя.
        - Теперь этот день - самый лучший в моей жизни… - пробормотала Валета.
        - Если вы продолжите говорить мне подобные вещи и смотреть на меня своими восхитительными глазами, то, боюсь, вам не видать не только чая, но и ужина, и завтрака! - предупредил маркиз.
        Валета рассмеялась.
        - Что ж, пойдемте. Сдается мне, вы сами ужасно хотите выпить чашку чаю, - игриво ответила она. - Показывайте мне дорогу. Я понятия не имею, где находится оранжерея.
        - Мне не терпится показать вам все в этом доме. Нам предстоит провести в нем вместе много-много счастливых лет. Полагаю, вы захотите жить именно здесь, а не в Лондоне. Правильно?
        Лицо Валеты посерьезнело.
        - Во время заседаний палаты лордов вы будете обязаны находиться в Лондоне. А я должна всегда быть там, где вы.
        - Вы уже спроваживаете меня на работу? - прищурившись, спросил маркиз.
        - Нет… Просто надеюсь, что… смогу быть для вас достойной женой… - пробормотала Валета.
        Маркиз еще раз поцеловал ее в губы, и они вышли в коридор.
        В любой другой день Валета с большим интересом рассматривала бы великолепное внутреннее убранство Труна.
        Сейчас же все ее мысли были сосредоточены на его красавце хозяине. О чем-то другом она просто не могла думать.
        Восхитительная оранжерея была залита солнечным светом.
        Здесь росли деревья, привезенные из Испании целое столетие назад, и множество, цветов. В центре красовался фонтанчик с золотой рыбкой.
        На столике для чаепития поблескивал в солнечном свете серебряный чайный сервиз. На каждом из предметов - чайнике, молочнике, сахарнице, подносе, чашках и блюдцах - был изображен герб маркиза.
        - Разливайте чай, пожалуйста, - сказал маркиз, помогая Валете сесть за стол. - Привыкать к новым условиям жизни лучше постепенно.
        - Я чувствую себя совершенно растерянной! - воскликнула Валета.
        Но по тому, как светились ее прекрасные глаза, маркиз видел, что ей приятно все, что с ней происходит.
        На мгновение их взгляды встретились, и оба они замерли, очарованные друг другом. Валета боялась поверить в свое счастье - находиться в столь потрясающем месте наедине с лучшим в мире мужчиной казалось чем-то нереальным.
        Послышались чьи-то шаги, и маркиз с некоторым раздражением повернул голову.
        Мистер Чемберлен остановился у столика и почтительно поклонился.
        - Добрый вечер, Чемберлен, - сказал маркиз. - Что вы хотите?
        - Простите за беспокойство, ваша светлость. Я пришел сообщить, что к вам пожаловали люди, откликнувшиеся на объявление.
        - Какое объявление? - хмурясь, спросил маркиз.
        Валета, сразу догадавшись, о чем речь, восторженно вскрикнула:
        - Объявление о Николасе! Неужели кто-то действительно приехал?
        - Да, мисс, - спокойно ответил мистер Чемберлен. - Полковник Стандиш с супругой. Они живут в дальней части Лондона и добирались до нас целый день. Отправились в путь сразу после того, как прочли объявление в хартфордширской газете.
        - Вы полагаете, они действительно родители Николаса?
        - Эти люди рассказали мне, что их сына украли, когда тот играл в саду. В тот период где-то неподалеку от их дома расположился цыганский табор. Мистер и миссис Стандиш посчитали, что воровство их ребенка - дело рук цыган, - сообщил мистер Чемберлен.
        - Я читала о подобных случаях, - задыхаясь от волнения, воскликнула Валета. - Цыгане похищают детей, а потом продают трубочистам.
        Она говорила настолько горячо, что маркиз положил ладонь на ее руку и сказал:
        - Эти люди - первые, кто отозвался на объявление. Вполне возможно, что они не родители Николаса. Мне бы очень не хотелось, чтобы вы разочаровывались.
        - А что еще рассказали вам эти Стандиши, мистер Чемберлен? - поинтересовалась Валета.
        - Что имя их мальчика - Николас. И что его пони зовут Рафус, - ответил управляющий.
        Валета хлопнула в ладоши.
        - Значит, это они! Точно они! Дорогой, пожалуйста, пойдемте скорее к ним!
        В своем восторге она даже не заметила, что назвала маркиза «дорогой».
        Маркиз же сразу обратил внимание, как при этом изменилось выражение лица управляющего.
        - Чемберлен, хочу сообщить тебе радостную новость, - сказал он, отвечая на застывший в глазах Чемберлена вопрос. - Мисс Лингфилд оказала мне великую честь - согласилась стать моей женой!
        Щеки Валеты вспыхнули.
        - Ой, что я наделала… - пробормотала она. - Наверное, мне следовало быть осторожнее…
        Маркиз добродушно усмехнулся:
        - Для чего? Что касается меня, я только счастлив известить весь свет о том, что скоро женюсь на столь очаровательной девушке. Поздравьте меня, Чемберлен. Мне неслыханно повезло!
        Губы мистера Чемберлена расплылись в довольной улыбке.
        - Поздравляю, ваша светлость. Вы наверняка знаете, что я всем сердцем желаю вам добра. - Он повернулся к Валете. - Очень рад за вас обоих, мисс Лингфилд.
        - Спасибо, мистер Чемберлен, - смущенно ответила Валета и взглянула на маркиза.
        Он смотрел на нее так, будто видел перед собой несравненную богиню. На мгновение оба они позабыли о присутствии мистера Чемберлена.
        Валета спохватилась первой:
        - Пойдемте же к тем людям! Надо как можно скорее показать им Николаса. Кстати, где он?
        - Я послал за ним, - сообщил мистер Чемберлен. - Думаю, сейчас он уже здесь.
        - Пойдемте же скорее! - вскрикнула Валета, вскакивая из-за стола. - Мне не терпится увидеть, как мальчик встретится с родителями!
        Маркиз поднялся со стула, бережно одной рукой обнял Валету за талию, и они вместе вышли из оранжереи. Мистер Чемберлен последовал за ними.
        Николас играл в холле с одной из драгоценных бронзовых фигурок, украшавших столик с резными ножками.
        - Смотри, - сказал он стоявшему рядом лакею. - Это большой лев. А человек убивает его копьем. Ты бы хотел убить льва копьем?
        Слуга не успел ответить, так как мальчик, увидев спускающихся по ступеням Валету и маркиза, рванул им навстречу.
        - Я играл со львом! - объявил он и повернулся к маркизу. - Вы убили хотя бы одного льва?
        - Скажу по секрету: да, - ответил тот. - Когда-нибудь я покажу тебе его шкуру. А сейчас пойдем вместе с нами.
        Николас послушно взял маркиза за руку, и все трое направились к гостиной.
        Валета в безмолвной молитве обращалась к Богу. Ей ужасно хотелось, чтобы приехавшие из Лондона люди оказались родителями Николаса. Он был чудесным ребенком и имел право на родительскую любовь и ласку.
        Миссис Стандиш сидела в кресле у дальней стены гостиной, а ее супруг стоял с ней рядом, когда маркиз с Николасом и Валетой появились на пороге.
        В первые несколько мгновений все смотрели друг на друга как остолбенелые. Тишину нарушил пронзительный крик Николаса:
        - Мама! Папа!
        Он расставил в стороны тонкие ручки и бросился к родителям.
        О том, что происходило потом, Валета могла только догадываться - ее глаза наполнились слезами.
        Маркиз, будто чувствуя, как сильно она взволнована, бережно привлек ее к себе за талию.
        Затем, не говоря ни слова, он вывел Валету из гостиной и закрыл за собой дверь.
        - Пусть они побудут одни в своем счастье. Сейчас им никто не нужен. Так же, как нам с вами… нам с тобой.
        Он взял Валету за руку и повел по длинному светлому коридору. Приостановился лишь у лестницы, чтобы отдать распоряжение дворецкому:
        - Когда люди, которые находятся сейчас в гостиной, захотят нас увидеть, проводите их, пожалуйста, в библиотеку.
        Зайдя вместе с Валетой в свою изумительную библиотеку, маркиз плотно закрыл за собой дверь, провел возлюбленную к удобным креслам у противоположной стены, усадил ее и поцеловал во влажные от слез глаза:
        - Не плачь, милая моя.
        - Это слезы счастья. - Валета всхлипнула и печально улыбнулась. - Как хорошо, что все закончилось именно так! Страшно представить, что стало бы с малышом Николасом, если бы я не вступилась за него перед мерзавцем Сиббером! Если бы вы… то есть… ты не выкупил бы его. - Она прижала ладони к щекам. - Бедняжка просто умер бы… Я это точно знаю!
        - Я запрещаю тебе думать о столь ужасных вещах! - Маркиз с шутливой строгостью пригрозил Валете пальцем. - Особенно сейчас, когда у всех все так замечательно складывается - у Николаса и его родителей, у нас с тобой! - Его лицо приобрело вдруг загадочное выражение. - Я думаю, нам как можно быстрее следует самим обзавестись подобным Николасу ребеночком. А потом подарить ему братиков и сестричек, чтобы он не скучал в одиночестве.
        Валета стыдливо опустила голову:
        - Мне кажется… ты слишком торопишь события…
        - Может быть, - согласился маркиз. - У нас с тобой уйма времени. Мы вместе все обсудим, вместе распланируем свое будущее. Единственное, что я не желаю откладывать, так это день нашей свадьбы!
        Он поцеловал Валету в губы и воодушевленно продолжил:
        - Уверен, что сегодня родители Николаса намереваются переночевать здесь. Поэтому и ты можешь остаться, ни о чем не переживая. А завтра я найду для тебя подходящую компаньонку. Хотя, признаюсь честно, мне до жути не хочется, чтобы со мной рядом был, кроме тебя, кто-то еще. Мечтаю проводить наедине с тобой бесконечно много времени…
        - Я мечтаю… о том же самом… - прошептала Валета.
        - Сейчас ты еще пребываешь в трауре, - сказал маркиз. - И мне с точки зрения общепринятых правил надлежит скорбеть по брату. Поэтому предлагаю пожениться, не привлекая к себе внимания окружающих, так сказать, тайно.
        - Мы можем так поступить? - растерянно спросила Валета.
        Маркиз уверенно кивнул:
        - Что нам помешает? Ведь ты не нуждаешься в толпах гостей с подарками, которые, как обычно бывает, никогда не пригодятся ни тебе, ни мне?
        - Почему ты так решил? - озорно улыбаясь, спросила Валета.
        Она шутила, и он это прекрасно понимал.
        Последовало молчание. Они неотрывно смотрели друг на друга и оба чувствовали, что никогда друг другом не налюбуются.
        - Я готов отдать тебе все, что ты только ни пожелаешь, любимая, - пробормотал маркиз. - Иногда мне кажется, я способен достать с неба звезды и подарить их тебе, если ты попросишь меня об этом…
        Валета подняла голову и тихо произнесла:
        - Ты уже… подарил мне звезды… Самые далекие, самые недосягаемые, самые желанные…
        - О, дорогая моя! Мне так хорошо, что я не способен трезво мыслить! - воскликнул маркиз. - В голове стучит одно: я люблю тебя! Люблю! Люблю!
        Он перевел дыхание и взглянул Валете прямо в глаза:
        - Как такое смогло произойти? Я до сих пор ничего не понимаю… Еще совсем недавно я не верил в любовь. Считал ее глупостью, красивым мифом, придуманным людьми для того, чтобы не было слишком скучно. А теперь все изменилось. У меня такое ощущение, что я заново родился.
        Валета неуверенно склонила голову набок:
        - Неужели… всему виной… я? Неужели ты действительно любишь меня?
        Маркиз нежно провел пальцем по ее белой щеке.
        - О своей любви к тебе я мог бы рассказывать нескончаемо долго. Но думаю, сначала нам лучше пожениться, - ответил он. - Тогда мне станет проще объяснять тебе некоторые детали.
        Последовал продолжительный поцелуй.
        Маркиз чувствовал, что ощущения, вызываемые в нем поцелуями Валеты, ни на что не похожи. И сознавал, что Фрэдди не ошибался, говоря о волшебной силе любви.
        Ни одна из многочисленных былых подруг не пробуждала в нем столько страсти, столько необыкновенной нежности.
        Гуляя и веселясь с ними, маркиз всегда знал, что глубоко в его сердце хранится нечто такое, что он бережет для единственной женщины, еще не повстречавшейся на его пути.
        И вот сейчас это сокровенное и тайное вырвалось наружу с такой ослепляющей силой, что голова у него пошла кругом.
        Он ни на минуту не сомневался в том, что именно эта хрупкая девушка с прозрачными глазами, сильным характером и добрым сердцем - та самая долгожданная и единственная, та, о которой он мечтал все эти годы.
        Вожделение и страсть, разжигаемые поцелуями, уже сводили маркиза с ума, но вместо того, чтобы дать им волю, он медленно опустился на колени у ног Валеты.
        Она порывисто вздохнула:
        - Мне послал тебя сам Господь… Послал, чтобы ты спас меня… И чтобы остался со мной навсегда… Как это чудесно, Серле! Просто чудесно! Наша любовь божественна. Она - частичка Всевышнего!
        Маркиз был полностью согласен с любимой.

        notes

        Примечания

1

        Роберт Адам (1728 - 1792) - английский архитектор, представитель классицизма.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к