Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Несравненная " - читать онлайн

Сохранить .
Несравненная Барбара Картленд

        # Великолепная маскарадная вечеринка самого экстравагантного толка - вот как собирался граф Элдридж отметить нежданное наследство. Однако каждый из его повес-приятелей ОБЯЗАН привести на вечеринку КРАСАВИЦУ - и лучшая из красавиц станет содержанкой графа.
        Откуда взялась в этом зале белокурая прелестница, одетая АНГЕЛОМ? Этого Элдридж не знает… знает лишь одно - этот ангел БУДЕТ принадлежать ему - пусть даже и ценой законного брака!

        Барбара Картленд
        НЕСРАВНЕННАЯ

        Глава 1

1820
        Граф Элдридж поднялся по лестнице и через парадную дверь вошел в клуб «Уайт».
        Швейцар приветствовал его словами:
        - Доброе утро, милорд. Приятно снова видеть вас здесь.
        Граф улыбнулся. В клубе было заведено, чтобы швейцары знали в лицо всех постоянных членов, но ведь он отсутствовал так долго…
        - Я тоже рад, что вернулся, Джонсон. - Граф остался доволен собой, потому что смог вспомнить имя швейцара.
        Передав служителю свой цилиндр, он направился в гостиную.
        В ее дальнем конце он увидел молодых людей, которых искал.
        Их было четверо. Когда Ройдин пошел им навстречу, они, не веря своим глазам, приветствовали его радостными криками:
        - Ройдин! Неужели это ты?
        Они буквально подскочили со своих мест и бросились ему навстречу. Граф поздоровался за руку с каждым из своих лучших друзей. С тремя из них он учился в Итоне.
        - Дружище, где же ты пропадал все это время? - спросил Джеймс Понсонби.
        - Я жил за городом, Джимми, - ответил граф, - подпирал протекавшую крышу дома и пытался спасти своих людей от голодной смерти. - В его голосе прозвучала горечь. Но тут же, уже совсем иным тоном, он добавил: - Но теперь все это кончено, раз и навсегда! Кончено! - Он проговорил последние слова медленно, и молодые люди уставились на него с явным удивлением.
        - Что ты хочешь этим сказать? - осведомился один из них.
        Перед тем как ответить, граф сделал глубокий вдох.
        - Я богат! - выдохнул он разом. - Я неожиданно, необычайно и невероятно богат!
        На какой-то момент в гостиной воцарилось молчание. Когда же его друзья начали говорить все сразу, Ройдин жестом остановил их:
        - Ради бога, дайте мне выпить. Очень вас прошу! И если хотите правду - для меня это тоже невообразимый шок!
        Он рассмеялся и перед тем, как кто-то успел произнести хоть слово, подозвал официанта:
        - Две бутылки самого лучшего шампанского! Нет, лучше три! И побыстрее!
        Официант со всех ног бросился выполнять поручение, а граф, усевшись в коричневое кожаное кресло, обратился к друзьям с просьбой:
        - Дайте мне перевести дух, господа. Я все вам расскажу, поверьте! Но… Господи, я и сам едва могу в это поверить!
        Его друзья прекрасно знали, что после смерти десятого графа Элдриджа сын унаследовал только титул и в придачу к нему огромные долги. Ройдин покинул Лондон, чтобы заняться поместьем, которое, надо признать, было в совершенном запустении, да и замок уже давно нуждался в ремонте.
        А так как от нового графа долго не поступало никаких известий, его приятели догадались, что он не может вернуться в Лондон за неимением средств.
        С поразительной быстротой официант принес бутылку шампанского в ведерке со льдом. Он наполнил пять бокалов, и граф осушил свой залпом. Затем потребовал:
        - Еще бутылку! И охлади как следует!
        - Хорошо, милорд.
        Ройдин допил шампанское и объявил:
        - Знаю, вы сгораете от любопытства. Сейчас я расскажу вам, что со мной произошло.
        - Если ты действительно сказочно разбогател, - прервал его Чарльз Рэйнем, - могу предположить, что ты случайно нашел на одном из своих полей залежи золота или обнаружил сокровища Короны на одном из чердаков.
        - Только об этом я и молился все это время, - рассмеялся граф, - но, увы, на чердаках нет ничего, кроме крыс, а на моих полях произрастают лишь сорняки.
        - Что же тогда случилось? Ради бога, Ройдин, не томи нас, мы умираем от любопытства! - взмолился Джимми Понсонби.
        Перед тем как ответить, граф протянул пустой бокал, и один из приятелей охотно наполнил его.
        - Я не знаю, помните ли вы, - начал он, - что у брата моего отца был очень скверный характер. Я крайне редко видел его, разве что на похоронах. Он терпеть не мог всех своих родственников, поэтому и переехал в Нортумберленд, где приобрел дом.
        - Я припоминаю. Как-то раз он приезжал к тебе в Итон, - сказал Джимми, - и дал каких-то несчастных шесть пенсов на расходы, так сказать. Таких скупердяев я в жизни не встречал!
        - Да, это очень похоже на дядюшку Лайнела, - согласился граф. - Отец мой был человеком чрезмерно щедрым и расточительным, тот же - полной противоположностью, скрягой, каких поискать. - Он сделал небольшой глоток из своего бокала и затем, к радости приятелей, продолжил: - Две недели назад я получил известие о кончине своего дяди, а также письмо от его нотариуса, где сообщалось, что, поскольку дядя сделал меня своим наследником, я должен незамедлительно приехать в Лондон и присутствовать на оглашении завещания.
        Сделав небольшую паузу, он продолжал:
        - Я ни минуты не сомневался, что это будет абсолютно бесполезная поездка. Но все же, как знать? Вдруг старый скряга оставил мне хоть что-нибудь, кроме своих добрых пожеланий. - Он сделал еще глоток шампанского. - Но на деле вышло так, что он завещал мне все, что у него было!
        - Все? - воскликнул Чарли. - И сколько же это?
        Граф помедлил, как будто затруднялся ответить. Затем медленно произнес:
        - Три миллиона фунтов с небольшим.
        Его друзья буквально задохнулись от изумления. Затем заговорили все сразу:
        - Возможно ли это?
        - И ты ни о чем не догадывался?
        - Почему? Как? Невероятно!
        Граф снова поднял руку:
        - Я знал, что у вас будет много вопросов. Могу сказать лишь одно - он экономил на всем и копил деньги всю свою жизнь, делая вложения в различные компании, которые сначала тщательно проверял. Кроме того, у дяди были довольно крупные вложения в Америке, которые стали его козырной картой, поскольку дивиденды от этих вложений увеличивались с каждым годом.
        - Я не слышал более удивительной истории! - воскликнул Джимми. - Ройдин, дружище, прими мои поздравления! И если мне самому не посчастливилось стать Мидасом [Мидас - Золотой Царь, в греческой мифологии царь Фригии, сын Гордия. В награду за почет, оказанный учителю Диониса Силену, получил от бога необычный дар - все, к чему прикасался Мидас, превращалось в чистое золото. - Примеч. пер.] , то я искренне рад, что к тебе судьба оказалась более благосклонной.
        - Спасибо, Джимми. Хочу пообещать вам одну вещь: я никогда не забуду своих старых добрых друзей.
        Он выпил еще немного и сказал:
        - На самом деле по дороге сюда я думал, как же мне получше отблагодарить вас за вашу преданную дружбу, которая связывает нас уже столько лет. И у меня возник замечательный план. Надеюсь, он вам понравится.
        На минуту он отвлекся, так как в гостиную вошли еще три молодых джентльмена.
        - Ройдин, ты ли это? Где же тебя черти носили? Мы по тебе уже успели соскучиться!
        - Я вернулся, господа, - ответил граф, - и я остаюсь. Присаживайтесь. Позвольте раскрыть вам мои планы.
        Когда молодые люди уселись, граф налил им шампанского и заказал еще бутылку. Он рассказал вновь прибывшим о своей удаче, а затем спросил:
        - Сколько нас?
        - Десять, - ответил Чарли, оглядывая всех присутствующих.
        - Тогда, я думаю, нам нужны еще два человека, - объявил граф. - Тринадцать собирать не будем, это несчастливое число.
        - Тебе, я полагаю, нет причин бояться плохих чисел! - пошутил кто-то.
        - «Легко пришло, легко ушло», - процитировал Джимми Понсонби, - и что бы ни имел в виду Ройдин, я уверен, что двенадцати человек нам будет вполне достаточно.
        Пока он говорил, в комнате появились еще двое мужчин, которых Джимми тут же позвал присоединиться к компании. Одним из них, как успел отмстить Ройдин, был сэр Мортимер Мартин, который ему никогда особо не нравился. Тем не менее граф ничего не сказал и поприветствовал его как ни в чем не бывало.
        Вслед за сэром Мортимером вошел еще один молодой человек - баронет Эдвард Хау, которого называли также Гарри. В былые годы он был закадычным другом графа.
        - Рад, что ты здесь, Гарри! Я надеялся увидеть тебя в Лондоне.
        - И я очень надеялся, что встречусь с тобой, - ответил Гарри. - Как же ты мог оставить нас так надолго?
        - Если бы это зависело от моего желания… Я как раз рассказывал нашим друзьям о своих приключениях. Но послушайте же, что я намерен устроить, чтобы развлечь вас и выразить свою благодарность за все годы, проведенные вместе.
        Бокалы снова были наполнены. Приятели Ройдина сидели в своих креслах, подавшись вперед, чтобы не пропустить ни единого слова.
        - Я полагаю, вы бы хотели узнать, каковы мои намерения теперь, когда я стал богат. Слушайте же: я хочу самых красивых киприоток Лондона, я хочу самых лучших лошадей, и я хочу, друзья мои, устроить для вас небывалую вечеринку в моем замке, куда вы все и приглашаетесь!
        Последовали бурные изъявления восторга, кто-то даже захлопал в ладоши.
        - Ну, имея такое состояние, с первым у тебя проблем не будет, - заметил кто-то, намекая на киприоток.
        - Поскольку мне нужно подготовить замок, у меня не будет времени лично заниматься поиском девиц. Это - ваша работа.
        - Что ты хочешь этим сказать? - спросил Чарли.
        - Сегодня понедельник, - сказал граф. - Я предлагаю вам приехать ко мне в пятницу. Пусть каждый из вас приведет с собой киприотку, которую считает самой красивой в Лондоне.
        - Это, бесспорно, Дэйзи, - сообщил Джимми.
        - Наоборот, - запротестовал Чарли, чуть ли не набрасываясь на него. - Лу-Лу обставит ее как нечего делать!
        Он был настроен весьма агрессивно. Потом и другие присоединились к нему.
        - Мэвис просто великолепна, с ней никто не сравнится!
        Упоминались еще Милли, Эми и Дорис. Неизвестно, сколько бы продолжался спор, если бы Ройдин не сказал:
        - Послушайте, я предлагаю решить эту проблему по-другому.
        - Что ты еще придумал, Ройдин? - поинтересовался Чарли.
        - А вот что: я хочу, чтобы каждый из вас привел с собой киприотку, которую считает самой красивой, и мы устроим между ними конкурс - своего рода соревнование. Тот из вас, кто приведет девушку, набравшую наибольшее число голосов, получит приз в тысячу фунтов.
        - Тысячу фунтов? - присвистнул Джимми.
        - Да, тысячу фунтов, - подтвердил граф. - А победившая девушка получит в подарок роскошную сверкающую вещицу.
        Воцарилась тишина, удивлению присутствующих не было предела, и граф продолжал:
        - Будут назначены также второй и третий призы - так же, как и на скачках.
        - На каких еще скачках? - спросил кто-то.
        - Одной из самых экстравагантных выходок моего отца было строительство ипподрома, который долгое время никто не использовал. Сейчас это небольшое поле с беговыми дорожками. Но к субботе там будет все готово для проведения настоящих скачек. Вы можете соревноваться на своих лошадях, а можете взять одну из моих. Надеюсь, к тому времени мне удастся найти несколько отличных скакунов для моей конюшни, - объяснил граф.
        - И каковы же ставки? - спросил один из друзей.
        - Такие же, как и на киприоток - тысяча фунтов победителю каждого заезда, а их будет всего четыре. Пятьсот фунтов пришедшему вторым и триста пятьдесят - третьему.
        - Звучит заманчиво! - Джимми потер руки. - Хочу сказать, Ройдин, что жизнь в деревне не повлияла на твои мозги. В Итоне ты всегда был заводилой во всех наших проказах и шалостях.
        - И в Оксфорде, между прочим, тоже, - подхватил Чарли.
        - Я думал, вас это развлечет, - улыбнулся граф. - Теперь, перед тем, как я отправлюсь делать приготовления, помогите найти несколько приличных лошадей персонально для меня.
        Опять все заговорили хором. Из общей суматохи Ройдин смог уловить, что некий маркиз Монтепарт, помешанный на лошадях, занимался их разведением и продавал племенных жеребцов. Кто-то упомянул также распродажу, которая происходила как раз в этот день в Тэттерсолл.
        Граф поднялся.
        - Мы отправимся в Тэттерсолл, - объявил он. - Поэтому чем быстрее мы пообедаем, тем лучше. Надеюсь, вы составите мне компанию.
        Он улыбнулся своим друзьям и добавил:
        - В былые времена вы давали мне есть и пить, когда приходилось совсем туго. Сейчас я с огромным удовольствием хочу отплатить вам таким же радушием и пригласить вас разделить со мной трапезу.
        Смеясь и перешучиваясь, они перешли в столовую. Граф послал записку шеф-повару, заказав все самое лучшее и дорогое, что только может быть.
        Это был восхитительный обед, где все смеялись, веселились и перекрикивали друг друга, чтобы быть услышанными.
        Затем, рассевшись по разным фаэтонам, молодые люди направились в аукционные залы Тэттерсолл. Здесь граф приобрел шесть великолепных скакунов. Потом он попросил Чарли на следующий день купить ему еще несколько, если он сочтет их достойными занимать место в графской конюшне.
        - Ты знаком с Монтепартом, - сказал Ройдин. - Посмотри, есть ли у него стоящие лошади. Если есть, я куплю их у него за любую цену, какую он назовет.
        - Хорошо, я съезжу к нему, - пообещал Чарли.
        Чарли, или лорд Чарльз Рэйнем, был его близким другом. Он был членом жокейского клуба и пользовался большим авторитетом среди любителей скачек.
        - Я всецело полагаюсь на тебя, ведь наши вкусы на лошадей совпадают, - сказал ему граф, доверяя сделать выбор. - Чтобы подготовить все к пятнице, я должен немедленно отправляться в замок.
        Он посмотрел на своих друзей и сказал:
        - Думаю, дорогу к замку вы все знаете. Я буду ждать вас в пятницу днем и, конечно же, буду готов встретить очаровательных дам, которые будут вас сопровождать.
        - Полагаю, это обязательное условие нашего присутствия на вечеринке? - осведомился кто-то.
        - Безусловно! - ответил, смеясь, граф. - И без девиц я вас просто не впущу!
        Раздался дружный смех. Затем двое его приятелей поспорили, кто пойдет на вечер с красоткой по имени Молли. Оба они были уверены, что «несравненной» станет именно она.
        Граф повернулся, чтобы идти к воротам, и увидел Гарри Хау, стоящего позади него.
        - Я поставлю на тебя, Гарри, - тихо сказал он другу. - Уверен, ты выиграешь один из заездов. Ты был лучшим наездником, каких я только видел, если только время не изменило тебя.
        - Спасибо, Ройдин. Но мне уже довольно давно не приходилось ездить ни на чем мало-мальски приличном.
        - Все мои лошади в твоем распоряжении, - пообещал ему граф и положил руку на плечо друга. - Никогда не забуду, как мы веселились в Оксфорде. Мы нарушали все запреты, но всегда умудрялись выходить сухими из воды.
        Гарри рассмеялся:
        - Я часто спрашиваю себя, как это нам так везло, что нас не отчислили за отвратительное поведение?
        - Мы умеем выживать и бороться, - тихо ответил Ройдин.
        Он замолчал, так как к ним подошел сэр Мортимер Мартин.
        - Примите мои поздравления, Ройдин! Вы, как никто, заслуживаете ласки фортуны.
        - Спасибо за теплые слова, - ответил граф. - Знаете, я бесконечно благодарен богам и той неведомой силе, которая заботится обо мне.
        Сэр Мортимер ничего не ответил, но Гарри, наблюдавший за ним, успел заметить в его глазах вспышку зависти - так по крайней мере ему показалось.
        Однако граф уже садился в свой фаэтон, на котором приехал на распродажу. Фаэтон этот, как заметили приятели, был довольно стареньким и нуждался в покраске. Две запряженные в него лошади в дни своей молодости, наверное, выглядели гораздо лучше, но эти дни остались в далеком прошлом.
        Все, разумеется, ничуть не сомневались, что в следующий раз увидят Ройдина в совсем ином экипаже.
        Граф натянул поводья и помахал рукой. Друзья проводили его громкими возгласами, подбрасывая шляпы в воздух.
        - Надо же, ему чертовски повезло, - процедил сквозь зубы сэр Мортимер, пока все наблюдали за фаэтоном, через мгновение скрывшимся из виду.
        - Никто не заслужил такой удачи больше, чем Ройдин, - резко ответил Чарли. - Да будет вам известно, любезнейший, что весь этот год граф не мог позволить себе приехать в Лондон даже на несколько дней. Но теперь, хвала небесам, мы будем видеть его чаще, как и в былые времена.
        В ответ послышались одобрительные возгласы.
        Затем Чарли присоединился к Джимми, направившемуся к своему фаэтону.
        - Если и есть человек, которого я на дух не переношу, так это Мортимер Мартин, - признался Джимми, когда они отошли на достаточное расстояние. - Ума не приложу, как так вышло, что он оказался в числе приглашенных?
        - В клубе он присоединился к нам как раз в тот момент, когда Ройдин рассказывал о своих планах, и как-то само собой вышло, что Мортимера тоже пригласили.
        - Если хочешь знать мое мнение - это большая ошибка, - сказал Джимми. - По-моему, это мерзкий и отвратительный тип. Я знаю, что сейчас он увлекся карточной игрой и играет на гораздо более крупные суммы, чем может себе позволить.
        - Я тоже обратил на это внимание, когда заезжал в клуб как-то на днях, - поддержал приятеля Чарли.
        Потом некоторое время они ехали молча. Первым заговорил Джимми:
        - Кого ты собираешься взять собой для конкурса киприоток?
        - Будто не знаешь?
        - Догадываюсь, - улыбнулся Джимми. - А мне тогда придется уговорить Лу-Лу. Она выглядит сногсшибательно, особенно по вечерам.
        Чарли рассмеялся:
        - Да, вечером они все выглядят гораздо лучше, нежели к утру.
        Джимми отпустил непристойную шутку по этому поводу, и оба громко расхохотались.
        Продолжая свой путь и обсуждая предстоящую вечеринку, они одновременно думали про себя, как бы им представить свою киприотку так, чтобы она затмила всех остальных.
        Гарри Хау отказался от нескольких предложений подвезти его до клуба, так как пока не собирался возвращаться на Сент-Джеймс-стрит. Вместо этого он нанял экипаж и отправился в Челси.
        Недалеко от приюта, открытого на средства Нелл Гвинн, красовался очаровательный особнячок, который был хорошо знаком молодому человеку.
        Когда он позвонил, дверь открыла горничная в цветном чепце и белоснежном переднике.
        - О, это вы, мистер Эдвард! - прощебетала она и присела в реверансе. - А мы уже думали, вы не приедете!
        - Да, я немного опоздал, - отрывисто произнес Гарри и прошел в гостиную, расположенную на первом этаже.
        Чрезвычайно миловидная молодая особа, сидевшая на софе, увидев его, вскочила и бросилась к нему с распростертыми объятиями.
        - Гарри! - воскликнула она. - Я думала, ты обо мне совсем забыл!
        - Прости, Милли, я очень хотел приехать к обеду, но произошло одно довольно неожиданное событие, которое меня и задержало.
        Он обнял девушку и хотел было поцеловать, но она с любопытством спросила:
        - И что же такое произошло?
        - Я расскажу тебе, но чуть позже, - ответил Гарри и поцеловал ее, крепко прижимая к себе.
        Милли игриво высвободилась из его объятий:
        - Очень любопытно.
        - И будет еще любопытнее, когда я расскажу тебе, что случилось.
        Милли присела на софу, и Гарри устроился рядом. Он рассказал ей о невероятной встрече в клубе «Уайт» и о сказочном наследстве, доставшемся его другу графу Элдриджу.
        - Ах, Гарри, - вздохнула красавица. - Если бы на его месте был ты!
        - Я тоже сразу об этом подумал, - признался молодой человек. - Но слушай дальше, тебе это понравится.
        И он поведал ей, что граф собирается давать званый ужин, на который каждый из его друзей должен привести с собой самую красивую киприотку, которую знает. Гарри также рассказал ей и про приз в тысячу фунтов, полагавшийся за самую прекрасную даму, и о подарке для самой победительницы - той самой «роскошной сверкающей вещице», которую упоминал граф.
        - Что означает, конечно же, украшение с бриллиантами! - подвел он итог.
        У Милли загорелись глаза.
        - О, Гарри! Это же потрясающе!
        - Так и будет, - ответил он, - тем более что скачки я тоже собираюсь выиграть.
        - И там тоже полагается приз?
        - Да, такой же, как и за киприотку, - ответил Гарри.
        - Когда же состоится вечер? - поинтересовалась Милли.
        - В следующую пятницу.
        Милли сразу же поникла.
        - О нет! Только не в пятницу!
        - Почему? В чем дело? - насторожился Гарри.
        - Потому что в этот день возвращается барон, - упавшим голосом ответила Милли.
        - О господи, не может быть! Только не это! - простонал Гарри.
        - Так и есть. Он сам сказал мне.
        - Но ты, конечно же, сможешь найти предлог, чтобы поехать со мной в замок Элдриджа?
        Милли покачала головой:
        - Ты же сам знаешь, что это невозможно.
        Наступило молчание. Гарри прекрасно знал, что она находилась под покровительством барона фон Волтермера.
        Барон - очень богатый человек - обосновался в Англии более десяти лет назад. Будучи человеком умным, он вложил свои деньги в ряд новых технических компаний и воспринимался более или менее как гражданин Англии.
        Когда ему это было необходимо или удобно, он проявлял небывалую щедрость. Так он подарил Милли особняк в Челси. Помимо этого в дар ей он преподнес роскошный экипаж и пару превосходных лошадей, а еще армию слуг, которые приглядывали за ней.
        Милли, несомненно, была самой шикарной женщиной во всем высшем свете Лондона.
        Более того, барон всегда привозил ей дорогие украшения. Даже самое крошечное из них было не по карману бедному Гарри. Существовало также негласное правило: если киприотка находилась под так называемым «покровительством», то есть на содержании одного джентльмена, она была недоступна для всех других.
        Но с Гарри Милли была знакома уже так давно, что ради него нарушила этот закон. В то же время ей хорошо было известно, что молодой человек не мог обеспечить ей жизнь в роскоши, как это делал барон.
        - Мне очень жаль, Гарри, - произнесла она совершенно искренне.
        - Все в порядке, Милли, - философски сказал Гарри. - Ты ни в чем не виновата.
        - Уверена, ты найдешь кого-нибудь еще.
        - Никто не выглядит так превосходно, как ты, - ответил он, - да и, честно говоря, я не знаю никого, кроме тебя, кто бы смог покорить всех присутствующих с первого взгляда.
        Милли поцеловала его, но поняла, что в данный момент это могло быть слабым утешением.
        - Думаю, мне лучше вернуться в клуб и посмотреть, что творится там, - сказал Гарри.
        - Пожалуйста, останься поужинать.
        Он покачал головой:
        - Если смогу, приду завтра. А пока мне нужно подумать и найти какое-то решение.
        - Ах, Гарри, если бы это был какой-нибудь другой день, мне бы удалось пойти с тобой, милый, но когда барон так надолго уезжает, он хочет, чтобы я с нетерпением ждала его.
        - Знаю, знаю! - с раздражением ответил Гарри. - Не делай мне еще больней, Милли. Мы опять возвращаемся к старой теме: я - нищий молодой человек, довольствующийся крохами со стола богатого толстопуза.
        - «Крохами»! Высоко же ты меня ценишь! - взорвалась Милли. Затем, уже более мягким тоном, добавила: - Ну, все равно, Гарри, мне очень жаль… очень… правда, мне жаль.
        Она повторяла это снова и снова, пока Гарри не ушел.
        На углу улицы он остановил экипаж и поехал домой. По пути Гарри неустанно думал, как разрешить сложившуюся проблему. Но в голову ничего не приходило, и он сказал себе, что ничего более ужасного с ним еще не случалось.
        Молодой человек вышел из экипажа около дома, где жил, на Хаф-Мун-стрит, которая считалась одним из престижных районов Лондона. Однако единственной комнатой, которую он на самом деле занимал, была мансарда.
        Поднимаясь по крутым ступенькам, Гарри думал, как бы было замечательно, если бы он мог позволить себе квартировать в больших, с высокими потолками, комнатах, расположенных под его каморкой.
        Затем, открыв дверь в свою спальню, он с удивлением обнаружил, что там кто-то есть.
        Девушка смотрела через раскрытое окно на крыши соседних домов и повернулась, услышав, как он вошел.
        - Аморита! - воскликнул Гарри. - Что ты здесь делаешь?
        Она бросилась к нему:
        - Ах, Гарри, я так рада, что ты наконец пришел! Я так боялась, что прожду тебя здесь целую вечность!
        - Что ты делаешь в Лондоне? - спросил Гарри.
        - У меня плохие новости, - ответила ему сестра.
        - Что еще такое?
        - Нашей старой нянюшке Нэнни нужна операция. Я только что отвезла ее в больницу, и доктор Грэхэм договорился, чтобы ее оперировал один из лучших хирургов. Но Гарри, это обойдется по меньшей мере в сотню фунтов!
        Гарри издал изумленный возглас:
        - Сто фунтов? У нас нет таких денег!
        - Я знаю, знаю, - проговорила Аморита, - но мы не можем оставить бедную нянюшку умирать. Она так мучается!
        Гарри прижал ладонь ко лбу.
        - Боже правый, почему это все случилось именно сейчас? - произнес он в отчаянии.
        - Нэнни была с нами, еще когда мы были совсем маленькие, - продолжала Аморита, - а теперь, когда мамы и папы больше нет, никто не любит нас больше, чем она.
        - Я знаю, - ответил Гарри. - Господи, только что я получил один удар, а теперь еще и это!
        - Что за первый удар? - с участием спросила сестра.
        Гарри уселся на кровать.
        - Ты не поверишь в такой злой рок, - сказал он. - Два часа назад я был уверен, что у меня есть шанс выиграть две тысячи фунтов.
        - Две тысячи? - воскликнула девушка. - Да как же ты мог выиграть столько денег?
        Поскольку в сложившихся обстоятельствах было достаточно трудно объяснять все подробности происшедшего, Гарри медленно сказал:
        - Мой старый друг граф Ройдин Элдридж приехал сегодня в клуб «Уайт» с потрясающей новостью - он получил в наследство огромное состояние.
        Далее он рассказал, что граф хотел отблагодарить своих друзей за поддержку, которую они оказывали ему во времена его бедственного положения и безденежья.
        Потом Гарри добавил:
        - Ройдин устраивает скачки. Победителю полагается приз в тысячу фунтов. Другая тысяча фунтов будет наградой тому, кто приведет на вечер самую красивую киприотку.
        Как раз этого не надо было говорить, так как Аморита тут же спросила:
        - Что означает «киприотка»?
        Гарри наконец сообразил, с кем разговаривает. Поколебавшись несколько секунд, он ответил:
        - Это актриса.
        - А, понятно.
        - У меня есть приятельница, которая замечательно подошла бы для этой роли, - продолжал сочинять Гарри, - но, к сожалению, она не сможет сопровождать меня в этот день.
        - Ну, ты, конечно, сможешь найти кого-то еще? - наивно спросила девушка.
        Гарри сделал беспомощный жест рукой:
        - Откровенно говоря, я не знаю больше никого, да и я настолько беден, что не могу себе позволить пригласить кого-то еще.
        Помолчав немного, он поднялся:
        - И почему это все должно было случиться именно со мной? Чем я заслужил такую страшную несправедливость?
        Он подошел к окну и, стоя спиной к комнате, сказал:
        - Если я не приведу киприотку, я не смогу пойти на вечер. А это означает, что у меня не будет шансов выиграть скачки! Черт побери! Ничего хуже не придумал бы и сам дьявол!
        Он был в отчаянии.
        Вдруг тихий неуверенный голос у него за спиной пролепетал:
        - А что… что, если… с тобой пойду я?..

        Глава 2

        Гарри медленно повернулся и с изумлением посмотрел на сестру:
        - Ты? Ни в коем случае!
        - Но почему… почему нет? - настаивала Аморита. - В конце концов, никто не знает, что я не играю на сцене, а я всем скажу, что пытаюсь получить роль.
        Ее брат помолчал, пытаясь подобрать правильные слова. Наконец он сказал:
        - Аморита, ты - леди, а женщины, которые придут на вечер и с которыми тебе придется общаться, совсем не такие.
        - Мне все равно, кто они, - спокойно сказала девушка. - Значение имеет только то, что я пойду с тобой, и ты сможешь выиграть скачки.
        Она в отчаянии прижала руки к груди и всхлипнула.
        - Мы не можем позволить нянюшке… умереть… ей нужна… срочная операция… и если ты действительно выиграешь эту тысячу фунтов, подумай только, мы сможем отремонтировать замок… выплатить жалованье… Бриггсам. Они ведь не получают денег уже много месяцев!
        Аморита жалобно упрашивала брата, едва сдерживая рыдания.
        - Ой, ну, ради бога, Аморита, не надо так расстраиваться! - воскликнул Гарри. - Мне и без того тошно, не усложняй, пожалуйста.
        - Я же… как раз… и хочу… помочь! - обиженно сказала девушка. Гарри не нашелся, что на это ответить, а Аморита продолжала настаивать: - Не понимаю, почему я не могу сыграть роль безработной актрисы? Хотя, конечно же, ты сказал, что я леди. Но ведь на мне же не написано большими буквами, кто я такая.
        Гарри глухо проговорил:
        - Бесполезно меня уговаривать, Аморита. Я не могу взять тебя на вечеринку, где не будет ни одной приличной женщины. А если к тому же еще и станет известно, что я привел с собой родную сестру, не только для тебя будет невозможно появляться в обществе, но и, вероятнее всего, меня выкинут из клуба.
        - Не могу поверить! - воскликнула Аморита. - Знаешь, что касается меня, то никто меня ниоткуда не выгонит, потому что я сроду не была ни на одном балу или приеме, так что насчет изгнания из общества не беспокойся.
        - Ну послушай… - начал было Гарри, но сестра перебила его:
        - Единственное, что мне нужно, так это какая-нибудь приличная одежда. Поскольку купить ее мне не по карману, я попробую попросить у кого-нибудь на время, только вот ума не приложу, у кого…
        Ее брат снова отвернулся к окну.
        - Это не составит большого труда, - произнес он. - Я могу найти для тебя подходящую одежду.
        Аморита мигом вскочила со стула и пристроилась у окна рядом с братом.
        - Так ты… ты берешь меня с собой?
        - Я знаю, что как раз этого мне и не следовало бы делать, - ответил Гарри, - это бы очень рассердило отца. Но, видит Бог, я не могу придумать другой способ выиграть скачки, а ведь Ройдин предложил мне воспользоваться любой его новой лошадью.
        - Вот видишь! - обрадовалась девушка. - Он знает, что ты победишь, и я это знаю. Поэтому, Гарри, ты не можешь отказаться от такого шанса. Подумай… подумай о Нэнни. - Ее глаза вновь наполнились слезами, когда она сказала: - После того, как умерла мама… няня была единственным человеком, который по-настоящему любил нас. Как же мы можем оставить ее страдать и умирать?.. Ей крайне необходима операция…
        - Ну, хорошо, хорошо, - вздохнул Гарри. - Ты победила! Только ради бога, Аморита, никому ни слова об этом, ты понимаешь? Никто никогда не должен узнать, что ты моя сестра.
        Девушка обвила руками его шею.
        - Я очень люблю тебя, Гарри, - сказала она. - И ты знаешь, что я никогда не сделаю ничего, что причинит тебе вред или бросит тень на твое честное имя. - Она грустно вздохнула. - Но мы не можем продолжать жить в голоде и нищете… не можем вот так просто наблюдать, как медленно разрушается наш фамильный замок, пока не рухнет все, и нам даже негде будет спать.
        Она поцеловала брата. Когда она отошла немного в сторону, Гарри ударил себя кулаком по лбу.
        - Боже! Должно быть, я сошел с ума! - простонал он. - Но другого выхода я не вижу.
        - Ну, вот, одна проблема решена, - подбодрила его Аморита. - Теперь, Гарри, тебе придется найти мне какую-нибудь подходящую одежду.
        - Я этим займусь.
        - Подозреваю, ты попросишь ту свою знакомую леди, которая не смогла пойти с тобой? - предположила девушка.
        - Да, именно ее, - подтвердил молодой человек. - Но она не леди, и ты не должна о ней говорить.
        - Я говорю о ней только с тобой, - ответила Аморита.
        - Кроме того, на вечеринке разговаривать ты должна тоже только со мной. Стоять будешь рядом, в сторону - ни на шаг. На окружающих мужчин не обращать никакого внимания и не слушать, что они говорят. И самое главное - ты не должна вступать в разговор с другими приглашенными туда женщинами.
        - Ну хорошо, - неохотно согласилась Аморита. - Ты можешь дать мне все свои указания прямо перед вечеринкой, а сейчас я хочу, чтобы ты пошел со мной навестить Нэнни и сказал там, в больнице, что заплатишь за операцию.
        - Да уж, а если я не выиграю, то пойду и застрелюсь, - ответил Гарри.
        Аморита рассмеялась:
        - Ну, не нужно так драматизировать! Ты прекрасно знаешь сам, что если у тебя будет приличная лошадь, ты обязательно выиграешь. А в графской конюшне, я уверена, найдутся скакуны, достойные такого наездника, как ты.
        - Я бы был больше уверен, если бы сначала посмотрел на них, - ответил Гарри. - Поэтому нам нужно быть там вовремя, чтобы я смог выбрать себе хорошую лошадь, которая, надеюсь, приведет меня к победе.
        - А замок Элдриджа далеко? - спросила девушка.
        - От нас - около пятнадцати миль, - ответил ей брат. - Но на старых клячах, которые у нас остались, это займет много часов.
        - У нас еще масса времени, - подумав, сказала девушка.
        Она отошла от него, чтобы взять свою сумочку, которую оставила на стуле. Гарри посмотрел на нее, затем спросил:
        - Ты вполне… вполне уверена, что нам следует так поступать? Отец бы пришел в ужас. Он был непревзойденным наездником и хорошо разбирался в лошадях. По этой части я и в подметки ему не гожусь. Он бы точно нас по голове не погладил.
        Аморита улыбнулась:
        - Это удивительно! Не твоя вина, что на последних двух распродажах мы не смогли найти ни одного действительно стоящего жеребенка. Но у меня такое чувство, что нам обязательно повезет.
        Гарри печально вздохнул.
        Их отец, баронет, случайно погиб, когда объезжал очередную лошадь. Он надеялся ее продать за большие деньги. Это, собственно, и являлось основным источником доходов сэра Арнольда Хау и позволяло ему и его семье жить вполне достойно, ни в чем не нуждаясь.
        Фамильному замку Хау было уже около трех веков.
        К сожалению, ранее никому из фамилии Хау, кто наследовал этот замок, не удавалось нажить приличного состояния, поэтому и пребывал он в весьма плачевном состоянии.
        Когда же сэр Арнольд унаследовал титул и поместье, он был первым, кто смог накопить достаточно большой капитал.
        Помогло ему в этом его небывалое увлечение лошадьми. Он зарабатывал тем, что тренировал и объезжал этих благородных животных, а также покупал годовалых жеребят, обучал их и выставлял на продажу.
        Самая норовистая лошадь становилась спокойной и послушной, когда попадала в руки сэра Арнольда.
        После свадьбы он и его жена зажили счастливо в старом, полуразрушенном родовом замке, занимаясь покупкой и продажей лошадей.
        Сэр Арнольд настолько преуспел в своем деле, что смог позволить себе отправить сына на учебу сначала в Итон, а затем в Оксфорд.
        Но во время войны всех лучших лошадей забрали для нужд армии. Стало труднее находить пригодный для работы материал.
        Также трудно было найти лошадей, которых бы можно было тренировать и продавать за действительно большие деньги.
        Тем не менее семейство жило абсолютно счастливо.
        Леди Хау, которая была очень красивой, никогда не волновали приемы и вечеринки, и она крайне редко удостаивала их своим присутствием.
        Поскольку у нее не было модных нарядов, ее супруг ездил в Лондон один.
        Только когда подросла Аморита, эти вопросы возникли с новой силой.
        Как могла их дочь, которая вела такой же затворнический образ жизни, как и мать, встретить надежного и благовоспитанного человека и выйти за него замуж?
        Леди Хау хорошо знала, что ее сын Гарри, бывая в Лондоне, вращался в высших кругах среди молодых красавцев и франтов - завсегдатаев клуба на Сент-Джеймс-стрит.
        Но Гарри редко приводил кого-либо в дом.
        Он не приводил к себе друзей потому, что не мог позволить себе так же щедро принять их, как это делали они.
        После совершенно случайной, трагической смерти сэра Арнольда Гарри понимал, что ему ничего не остается, как пойти по стопам отца.
        Ему нужно было найти деньги на ремонт и содержание замка. Кроме того, он должен был платить слугам и кормить всех оставшихся членов семьи.
        Возможно, потому, что леди Хау сильно переживала из-за всего случившегося, она серьезно заболела.
        Зимой она простудилась. Простуда перешла в пневмонию, и вскоре бедная женщина умерла.
        Тревоги леди Хау были также связаны с подраставшей Аморитой.
        Наверное, каким-то чудом у них появилась возможность отправить девочку, достигшую к тому времени восемнадцати лет, на сезон в Лондон.
        Но вместо этого все деньги ушли на похороны, и про это пришлось забыть.
        Гарри был вынужден продать лошадь, над которой работал, по более низкой цене, нежели он планировал.
        Брат и сестра оказались совсем одни в старом замке, с крышей, которая вот-вот рухнет им на голову.
        Гарри натаскал еще одну лошадь, которую затем отвез в Лондон и продал за вполне приемлемую цену.
        Однако он понимал, что буквально каждое пенни пойдет на оплату долгов торговцам и лавочникам, жившим с ними в одной деревне и дававшим им продукты и другие товары в долг, под честное слово.
        Кроме того, молодой баронет вынужден был продолжать работать и искать клиентов - тех, кому требовались его услуги по выездке лошадей.
        Поэтому он и отправился в клуб «Уайт» в надежде найти кого-нибудь, кто мог бы помочь ему выйти на клиентов, желающих подготовить лошадей для скачек и готовых выложить за это приличные деньги. Могло случиться и так, что кому-нибудь из членов клуба тоже понадобилось бы его умение.
        И, придя в клуб, он наделся, что не теряет зря времени и его поиски увенчаются успехом.
        Казалось, небо услышало его и преподнесло ему подарок в облике Ройдина Элдриджа, предлагавшего огромные деньги за победу на скачках, которые, как чувствовал баронет, он может с легкостью выиграть.
        Главным же условием участия в состязаниях, как известно, было то, что каждого приглашенного должна сопровождать киприотка.
        Поэтому, направляясь из Тэттерсолл в Челси, Гарри был абсолютно уверен, что Милли не откажется пойти с ним.
        Новость о том, что барон возвращается как раз в самый неподходящий момент, разбила вдребезги все надежды и планы молодого искателя удачи.
        Теперь же единственным шансом заполучить деньги, так необходимые для операции няни, было взять свою сестру, страшно подумать, в замок Элдридж.
        Гарри неустанно повторял себе: «Я не должен вести ее туда, это неправильно».
        Затем, посмотрев на свою сестру, как будто видел ее впервые, он вдруг осознал, что она просто великолепна. Пелена спала с его глаз, и он увидел перед собой сказочную красавицу.
        Она была совсем не похожа на киприоток с их сверкающими глазами и раскрашенными лицами.
        В ней не было их известного, так хорошо знакомого мужчинам, напускного очарования, которое появлялось и исчезало по мере необходимости.
        Аморита была светлой как день, ее волосы напоминали цвет раннего солнца, которое только-только просыпается на востоке.
        У нее был традиционно английский, бледно-розовый цвет лица. Кожа была белее, чем Гарри когда-либо видел, разве что у их матери.
        Глаза у девушки были огромные, и казалось, все ее личико, маленькое и немного заостренное, состояло из одних только глаз. Но они отнюдь не были голубыми, а отливали зеленым цветом бегущего ручья, переливающегося на солнце.

«Она прелестна!» - подумал про себя Гарри с изумлением, как будто только что увидел ее.
        Он понял, что будет просто преступлением привести девушку в общество мужчин, которые начнут преследовать ее по причинам, о которых он даже думать боялся.
        - Что ты уставился на меня, Гарри? - неожиданно спросила Аморита.
        - Я думаю, что бы нам такое… гм… сделать, чтобы ты выглядела, как… гм… ну, как актриса, - ответил Гарри, спотыкаясь на каждом слове.
        - Не беспокойся об этом, - сказала ему сестра. - Помнишь, когда мы играли в домашнем театре на Рождество, мама показывала мне, как правильно наложить грим, и после спектакля все мне делали комплименты, как я хорошо с этим справилась.
        - Куда ты дела краски и пудру? - поинтересовался Гарри.
        - Это все где-то дома, - ответила Аморита. - Не волнуйся, я найду.
        - Тебе придется все время ходить накрашенной, пока ты будешь находиться в замке Элдридж, - предупредил Гарри.
        - Так называется замок графа? - осведомилась Аморита. - Раз у него есть свой родовой замок, у тебя тоже должен быть свой. Гарри, я уверена, это знак свыше, это судьба. Тебе обязательно улыбнется удача!
        - Удача повернется к нам спиной, если граф узнает, кто ты на самом деле, - резко ответил он. - Поэтому послушай, Аморита, ты должна отправляться домой, а я приеду завтра.
        Он задумался на мгновение перед тем, как продолжить:
        - Надеюсь раздобыть тебе одежду для этого дурацкого фарса. А ты сможешь потренироваться с гримом, ну, как ты там это делала на Рождество, чтобы выглядеть как настоящая актриса. Ты меня поняла?
        Аморита кивнула:
        - Конечно, я все поняла. Я думаю, ты делаешь из мухи слона. Да и, в конце концов, если, как ты говоришь, все другие женщины, приглашенные на вечер, - настоящие актрисы, на меня никто и не взглянет!
        Гарри очень хотелось, чтобы это оказалось именно так.
        Он чувствовал, что его затягивает все глубже и глубже в темный омут, который обязательно проглотит его целиком.
        - Теперь нам нужно ехать к нянюшке, - сказала Аморита, - и ты должен поговорить с хирургом. Скажу тебе, он очень отталкивающий тип.
        - Ладно, - согласился Гарри. - Но после этого ты сразу же возвращаешься в деревню.
        Он заметил, что сестра смотрит на него вопросительно, и поспешил объяснить:
        - Никто в Лондоне не должен видеть тебя со мной, особенно когда ты вот так смотришь на меня. Иначе потом, на вечере в замке Элдридж, ни одна душа не поверит, что ты та, за кого себя выдаешь.
        - Да, конечно. Это разумно, - сказала Аморита. - В любом случае, судя по тому, на что я сейчас похожа, никто не посмотрит на меня дважды.
        С этими словами она окинула взглядом свое старенькое, поношенное платье, и Гарри почувствовал угрызения совести.
        Без сомнения, он мог скопить немного денег, чтобы купить сестре хотя бы одно приличное платье.
        В оправдание себе он говорил, что просто он не такой же хороший и удачливый лошадник, как его отец.
        Они отправились в больницу, где их встретила суровая, неприветливая матрона.
        Когда Гарри назвал ей свой титул, женщина стала гораздо приветливее.
        Она показала молодым людям палату, предназначавшуюся для их няни. Палата была рассчитана на одного человека.
        - Это немного дороже, чем общая палата, - сказала матрона, - но, я уверена, что вы, конечно же, хотите, чтобы человек, который заботился о вас с самого детства, содержался именно в таких условиях.
        Слегка поколебавшись, Гарри согласился.
        Они пошли искать Нэнни.
        Ей как раз давали чай в приемном покое, где располагались пациенты, ожидавшие осмотра врача.
        Аморита обняла и поцеловала свою старую нянюшку.
        - Все хорошо, Нэнни, дорогая, - сказала девушка. - Гарри договорился, чтобы тебя поместили в удобную отдельную палату. И ты знаешь, говорят, что сэр Вильям Томсон - самый лучший хирург в Лондоне! Он лечит даже его королевское высочество!
        - Ну, тогда, надеюсь, он быстро меня поставит на ноги, - ответила Нэнни.
        Гарри рассмеялся:
        - Уверен, если он этого не сделает, ты поговоришь с ним по-своему, и ему ничего не останется, как выполнить тою просьбу. Иначе пусть пеняет на себя!
        Нэнни улыбнулась и сказала:
        - Это же целая куча денег, господин Гарри! Лучше уж я отправлюсь домой и буду дожидаться, пока меня приберет Господь.
        - Ты не сделаешь ничего подобного, Нэнни! - воскликнул молодой человек. - Нам ты нужна гораздо больше, чем Господу Богу, да и замок без тебя будет пустым и неродным.
        На глаза старой нянюшки навернулись слезы, и Аморита подумала, что Гарри сказал очень правильные слова, как раз те, которые и нужно было сказать.
        Нэнни души не чаяла в Гарри.
        Аморита всегда знала, что для их матери и старой нянюшки из двух детей самым любимым ребенком был брат, девочке отводилось второе место. Зато она была бесспорной любимицей и участницей всех затей отца. И хотя девушка никому об этом не говорила, она отчаянно скучала по нему.
        Сейчас же, глядя на Нэнни, улыбающуюся Гарри, она мысленно обратилась к отцу с мольбой; «Папа, пожалуйста, помоги нам, - попросила Аморита. - Я знаю, что Гарри не хочет брать меня с собой в замок Элдридж на эту вечеринку, и я знаю, что ты и мама были бы в шоке, если бы узнали, что я буду притворяться там актрисой. Но мы должны спасти Нэнни, нам нужно что-то делать с замком, пока он не рухнул совсем, и помочь всем людям, которые зависят от нас, ведь они нам так преданны, а мы не можем даже частично оплатить их труд. Пожалуйста, пожалуйста… где бы ты ни был… помоги нам!»
        Раньше ей всегда казалось, что она чувствует незримое присутствие отца и что он слышит ее молитвы и помогает ей. Сейчас почему-то она тоже была уверена, что он услышал ее и появилась надежда, что все будет не так уж плохо.
        Аморита почувствовала себя немного счастливее, когда они разместили нянюшку в отдельной палате.
        Приветливая медсестра помогла Нэнни распаковать немногочисленные вещи, которые та успела захватить из дома, и уложила ее в постель.
        - Я забегу навестить тебя завтра утром, - пообещал Гарри, целуя на прощание Нэнни. - А сейчас собираюсь проводить Амориту и проследить, как она уедет домой.
        - Это весьма благоразумно с вашей стороны, господин Гарри, - ответила старая женщина, - неправильно, когда молодая мисс бродит в одиночестве по улицам Лондона.
        - Конечно, неправильно! - согласился молодой человек. - Поэтому до завтра, Нэнни. Утром я приду.
        Аморита крепко обняла свою старую нянюшку и сказала:
        - Поправляйся быстрее, Нэнни. Ты же знаешь, какой без тебя будет беспорядок в замке!
        - Не волнуйся, я все объяснила миссис Бриггс. И если она ничего не забудет, все будет под присмотром до самого моего возвращения! - твердо заверила ее Нэнни.
        - Чем быстрее, тем лучше! - улыбнулась девушка.
        Она еще раз поцеловала нянюшку и проследовала за своим братом, который уже вышел за дверь. Перед тем как выйти, Аморита сказала на прощание:
        - До свидания, Нэнни. Ты знаешь, как сильно мы тебя любим и как ты нужна нам. Мы будем молиться, чтобы ты поскорее вернулась домой.
        - И правильно сделаете, - ответила Нэнни. - А я помолюсь о том, чтобы к моему возвращению вы не наделали в доме беспорядка, который мне придется разгребать!
        Гарри закрыл за сестрой дверь. Спускаясь по лестнице, молодые люди дружно хохотали над словами старой ворчуньи.
        - Последнее слово, конечно же, всегда остается за Нэнни! - смеясь, проговорил Гарри. - Все же не представляю себе, как мы будем без нее обходиться?
        - Будем стараться делать все, что в наших силах, - с оптимизмом ответила Аморита. - Во всяком случае, я собираюсь готовить тебе еду. Знаешь, я уже научилась, и делаю это почти так же хорошо, как мама. Если, конечно, у меня будут под рукой все необходимые ингредиенты.
        - Если, - передразнил ее Гарри. - Ты мне однозначно намекаешь, что, как бы там ни было, я должен покупать тебе эти твои замечательные ингредиенты?
        - Да, именно так все и будет… Когда ты выиграешь скачки в замке Элдридж!
        - Да уж, - задумчиво хмыкнул Гарри.
        Он проводил сестру на извозчичий двор, где она оставила старую и довольно неустойчивую коляску, на которой приехала в Лондон.
        Лошади, впряженные в этот неказистый экипаж, тоже были очень и очень старыми.
        Однако их растил и обучал еще сам сэр Арнольд, поэтому Гарри был совершенно уверен, что они благополучно доставят его сестру домой.
        По пути в Лондон Аморита сама управляла лошадьми, и Гарри подумал, что она, должно быть, очень устала.
        Поэтому он попросил Бена, их старого, доброго слугу, который приехал вместе с девушкой, отвезти ее домой.
        Бен работал конюхом: присматривал за конюшнями и лошадьми, выполнял поручения по хозяйству. Он служил семье Хау уже многие годы.
        Гарри чувствовал себя крайне неловко, так как хорошо знал, что этот человек три месяца не получал жалованья.
        Однако Бен, как и Нэнни, давно стал членом семьи и оставался верен Гарри и Аморите даже в такой сложной для них ситуации.
        Гарри сказал Бену, что в конце этой недели они с сестрой собираются в замок Элдридж. Также он рассказал слуге, что намерен принять участие в скачках, за победу в которых полагается большой денежный приз.
        - Ну, это прямо для вас, господин Гарри, - сказал Бен. - Вы справитесь без труда. Единственная загвоздка - это то, на чем вы собираетесь участвовать в скачках.
        - Эта проблема уже решена, - с оптимизмом ответил Гарри. - Его светлость, граф Элдридж, предоставит мне право выбрать в его конюшне самую лучшую лошадь! Не думаю, что я буду настолько глуп, что выберу неудачного скакуна.
        - Даже и думать об этом забудьте! - воскликнул Бен. - Вы же сын своего отца! Если, не дай бог, вы не обгоните всех, это будет печальнейший день для нас. Хотя глупости, конечно. Вы, хозяин, обязательно придете первым, иначе и быть не может.
        - Вот и я говорю, - поддержала его Аморита.
        Она уселась в коляску, затем обняла Гарри, который накрывал ее колени теплым пледом.
        - Постарайся не волноваться, - прошептала она ему на ухо. - Все будет очень хорошо. Я чувствую это всей душой!
        - Мне было бы гораздо спокойнее, если бы я, как ты говоришь, «чувствовал» это своей головой, - ответил Гарри. - Но, по правде говоря, я не нахожу себе места от беспокойства, Аморита!
        Она поцеловала его в щеку:
        - Просто поверь, что судьба улыбнулась нам как раз тогда, когда нам это так необходимо.
        - Попробую, - пообещал Гарри.
        Бен взял в руки поводья и взмахнул хлыстом. Лошади тронулись.
        Аморита перегнулась через край коляски и помахала брату рукой на прощание.
        Пока Гарри махал ей в ответ своей шляпой, она думала о том, что он самый очаровательный и замечательный брат, какой только может быть у девушки.

«Все будет просто идеально, - подумала она. - Если бы только нам удалось получить немного денег! Уверена, что все происходящее с нами сейчас, - настоящий подарок судьбы!»
        Она произнесла еще одну короткую молитву, попросив помощи у Бога.
        Потом девушка рассказала Бену, как обстояли дела с Нэнни, и они вдвоем обсудили, что нужно было сделать для восстановления замка.
        В то же время Аморита очень беспокоилась о предстоящем вечере. А вдруг она невольно выдаст Гарри?
        Если его друзья обнаружат, что он нарушил правила поведения в обществе, они могут, как сказал Гарри, с позором исключить его из клуба «Уайт».

«Я должна быть очень, очень осторожна», - сказала она себе.

        Направляясь в Челси, Гарри думал о том же.
        Милли удивилась, увидев его на пороге своего дома. Она только что вернулась с прогулки по парку в своей очаровательной коляске, запряженной двумя резвыми лошадьми.
        Она останавливалась на Бонд-стрит, чтобы купить новое вечернее платье. Оно стоило больше, чем Гарри и Аморита могли потратить на еду за три месяца.
        При появлении Гарри лицо Милли просияло.
        Она выглядела особенно привлекательно, как отметил про себя молодой человек, в фантастическом платье, украшенном воздушными кружевами.
        На ее роскошной шляпе красовались шесть розовых страусовых перьев.
        - Я не ждала тебя! - воскликнула Милли.
        - Мне нужна твоя помощь, - коротко ответил Гарри.
        Милли надула пухленькие губки.
        - Если ты приехал опять уговаривать меня пойти с тобой на вечеринку к Элдриджу, - обиженно сказала она, - то можешь зря не стараться.
        - Нет, Милли. Я приехал не за этим, - серьезно сказал Гарри. - Конечно же, ты не должна обижать своего барона.
        Говоря это, он подумал, что Милли будет трудно отыскать другого такого покровителя, как барон. Где еще можно было найти богатейшего человека, да еще так кстати отсутствующего целыми неделями?
        Когда Гарри бывал с Милли и вкушал блюда великолепной кухни, оплачиваемые, кстати сказать, бароном, молодой человек очень часто думал о том, как же ему повезло.
        Сейчас же Гарри чувствовал себя совершенно не в своей тарелке. Ему было очень неудобно просить Милли о том, ради чего он приехал.
        В то же время он знал, что она поймет его.
        - Я нашел кое-кого, ну, чтобы идти на вечеринку в замок, - начал он, немного смущаясь, - но ей нужна соответствующая одежда, чтобы появиться там со мной. Вот почему мне нужна твоя помощь.
        Милли в изумлении уставилась на него.
        - О нет, Гарри! - воскликнула она. - Если ты думаешь, что я намерена одолжить свою одежду какой-то посторонней женщине, которая, ко всему прочему, еще и не достаточно умна или красива, чтобы хорошо зарабатывать самой, ты очень сильно ошибаешься, дорогой мой!
        Милли говорила, вскинув голову.
        Потом она прошла по комнате, остановилась напротив дорогого, в золотой оправе, зеркала и стала медленно, с каменным лицом, снимать шляпу.
        Такого оборота Гарри не ожидал.
        - Милли, пожалуйста, помоги мне, - взмолился он. - Мне не справиться без тебя!
        - Неужели? А придется, - холодно ответила Милли. - Конечно, это ужасно - не попасть на вечеринку, на которую и я бы сходила с удовольствием, ты сам знаешь, но я не собираюсь наряжать какую-то выскочку, которая должна занять мое место и которую ты можешь счесть более привлекательной, чем я!
        К своему изумлению, Гарри вдруг понял, что она просто ревнует!
        Он ожидал всего, но только не этого. Молодой человек знал, что нравится Милли. И она также, как и он сам, всегда с нетерпением ждала, когда же барон отправится в очередную поездку.
        Но Гарри никогда не приходило в голову, что Милли могла на самом деле влюбиться в него.
        Теперь же он вынужден был признать, что был очень глуп и что подобного оборота событий, впрочем, следовало ожидать.
        Конечно же, он знал многих замужних женщин, которые в отсутствие своих мужей смотрели на него с явным призывом. Но баронет более или менее хранил верность Милли просто потому, что она ему нравилась.
        Более того, Милли никогда не ждала от него подарков. В отличие от женщин высшего света, она не вынуждала его тратить деньги на цветы или дорогие духи.
        Милли хорошо знала, что Гарри просто не мог позволить себе дать ей что-либо в плане материальных благ. Видимо, она действительно любила его.
        Теперь Гарри был поставлен перед фактом, никаких сомнений насчет Милли не оставалось, и после короткой паузы он сказал:
        - Хорошо, Милли, ты победила! Мне придется рассказать тебе всю правду.
        Милли повернулась.
        - Правду о чем, хотелось бы знать? - резко спросила она.
        - Ты прекрасно знаешь, что я не могу позволить себе заплатить какой-либо киприотке, - спокойно начал Гарри. - И, поскольку я нахожусь в очень трудном положении, а также потому, что моя старая нянюшка нуждается в дорогостоящей операции, моя сестра Аморита пойдет со мной в замок Элдридж.
        - Твоя… твоя сестра? - задохнулась от изумления Милли. - Не могу поверить!
        - Это правда, - ответил Гарри. - Уехав от тебя в полном отчаянии, я собирался отклонить приглашение, лишая себя шансов на выигрыш.
        Он немного помолчал, затем продолжил:
        - Потом, когда я вернулся к себе на Хаф-Мун-стрит, я обнаружил там свою сестру, которая дожидалась меня уже несколько часов. Она сообщила мне о нашей няне и об операции. Я вкратце рассказал ей свою печальную историю, и Аморита уговорила меня взять ее с собой вместо тебя.
        - Но ты не можешь этого сделать! Она же леди! Это просто безумие, Гарри! - возразила Милли.
        - Я сказал ей то же самое, - ответил Гарри. - Но выбирать не приходится: либо я беру сестру с собой, либо остаюсь дома и беспомощно наблюдаю, как разрушается родовое поместье, а мы все медленно умираем с голоду.
        В его голосе было столько отчаяния, что сердце Милли не выдержало, она подошла к Гарри, обняла его за плечи и проговорила уже совершенно иным тоном:
        - Все это правда? Поклянись Богом и своей жизнью!
        - Это святая правда, Милли, - ответил молодой человек, - и помимо всего прочего я, рассказав о наших планах, доверяю тебе репутацию Амориты и свою честь. Сама понимаешь, что будет, если кто-нибудь об этом узнает.
        - Я все понимаю, - сказала Милли, - но не могу себе представить, что было бы с вашей матерью, узнай она о ваших замыслах. Ты представляешь, что бы она сказала?!
        - Ах, если бы только ты могла пойти со мной, все было бы по-другому, - вздохнул Гарри.
        - Да. Но я не могу, - с сожалением сказала Милли. - Ведь мне нужно подумать и о своей жизни, а мой старичок, как тебе известно, бывает очень щедрым. Надо пользоваться, сам понимаешь.
        - Ты же знаешь, что если бы я мог себе это позволить, я бы тоже был щедр к тебе, - тихо сказал Гарри.
        - Я знаю, глупый, - ответила молодая женщина.
        Она погладила его по щеке.
        - Хорошо, я помогу вам, - согласилась она. - Если уж на то пошло, то пусть с тобой идет лучше твоя сестра, нежели какая-нибудь кокетка, которой я бы непременно выцарапала ее бесстыжие глаза, можешь в этом не сомневаться.
        - Значит, поможешь? - с надеждой в голосе спросил Гарри.
        - Да, помогу, - ответила Милли. - Я точно знаю, что захочет надеть молодая привлекательная особа. Я недавно приобрела замечательные туалеты! Да и у меня в гардеробе столько нарядов, что хватило бы и на сто лет. Надо бы не забыть выкинуть кое-что и купить новое «приданое»!
        Она весело рассмеялась, а Гарри, нахмурившись, спросил:
        - Для барона?
        - Нет, дурачок, для тебя! - ответила Милли.
        Она перестала смеяться и прижалась к нему щекой. Он страстно обнял ее.
        После продолжительного поцелуя Милли проговорила:
        - Ну же, Гарри, сейчас не время. Лучше пойдем и выберем вещи, в которых твоя сестра предстанет во всем своем блеске и затмит даже самых известных киприоток, которые, я уверена, прибудут на вечер во всеоружии!
        Гарри рассмеялся.
        Вместе они, взявшись за руки, поднялись вверх по устланной ковром лестнице на второй этаж в спальню Милли.

        Глава 3

        Аморита была крайне обеспокоена.
        Был уже четверг, от Гарри никаких известий, и она не знала, что и думать. В голову ей лезли самые дурацкие мысли, все худшее, что могло случиться, уже промелькнуло у нее перед глазами.
        Он мог найти кого-то другого, чтобы взять с собой вместо нее, а мог и вовсе в отчаянии отказаться от этой затеи.
        Каковы бы ни были причины, Аморита ужасно переживала, что счет за операцию Нэнни окажется гораздо больше, нежели они предполагали сначала.
        Ей также не давала покоя мысль о других слугах, которые уже давно не получали жалованья. Девушка буквально не находила себе места от тревоги и неопределенности.

«Мы не можем больше так жить!» - в ужасе думала она, не переставая молиться.
        Она знала, что отец и мать на небесах все так же слышали ее, но теперь ей казалось, что мольбы ее оставались без ответа.
        Аморита приготовила кровать и отворила окна в комнате Гарри, чтобы впустить туда солнечный свет.
        Вдруг, спускаясь по лестнице, она услышала стук колес подъехавшего к дому экипажа.
        Со всех ног она бросилась в холл и выглянула на улицу.
        Фаэтон, в котором сидел не кто иной, как Гарри, подъехал к парадному входу. Когда лошади остановились, Аморита сбежала по ступенькам навстречу брату.
        - Ты приехал! Ты приехал! - взволнованно прокричала она.
        Гарри передал поводья конюху и с улыбкой ответил:
        - Да, я приехал. И надеюсь, ты по достоинству оценишь мой транспорт. На нем я повезу тебя завтра в замок Элдридж.
        Экипаж с парой резвых породистых скакунов был действительно превосходен.
        - Где ты их взял? - изумленно глядя на лошадей и все больше тревожась, спросила Аморита.
        - Мне одолжил их Чарли, - объяснил ей брат. - Он сказал мне: «Не могу представить себе ничего лучше, чем великолепная колесница, в которой ты примчишь свою киприотку в замок! Поэтому я одолжу тебе кое-что, что позволит тебе быть неподражаемым».
        - Очень любезно с его стороны, - улыбнулась Аморита.
        - Я тоже так думаю. Но я оставил его в неведении, так и не сказав, кто будет сопровождать меня на вечере.
        - А у него не возникнет никаких подозрений по этому поводу?
        Хотя вокруг них не было ни души и никто не мог слышать их разговора, Аморита понизила голос.
        Гарри покачал головой.
        - Нет, не должно, - ответил молодой человек. - А теперь ты должна помочь мне разгрузить фаэтон и внести вещи в дом, ведь у нас больше нет лакеев.
        Аморита сказала, смеясь:
        - Да уж, либо мы, либо никто!
        - Я знаю, - сказал Гарри. - Со мной также приехал конюх Чарли. И я стараюсь произвести на него впечатление. Пусть думает, что у нас все в полном порядке.
        Аморита занервничала:
        - Он же… он же… не поедет с нами в замок?
        - Нет, конечно же, нет, - успокоил ее брат. - Он вернется домой в почтовой карете, которую Чарли ему уже оплатил.
        - Лорд Рэйнем, безусловно, оказал тебе большую честь! - облегченно вздохнула девушка.
        - Он должен мне за пару небольших услуг, - высокомерно ответил Гарри.
        Он не объяснил, что это были за услуги, а Аморите не хотелось его спрашивать об этом.
        У нее было такое чувство, что они тонули все больше и больше в паутине бесконечной лжи.
        Однако, когда Гарри достал из фаэтона багаж, она заметно обрадовалась. Это были два больших чемодана и три коробки для дамских шляпок.
        Пока они несли их в холл, поднимаясь по лестнице, девушка с замиранием сердца думала, что же там может быть.
        Гарри спустился обратно во двор и сказал конюху:
        - Будь добр, отведи лошадей в конюшню. Она вон гам, под аркой.
        Он указал рукой, куда нужно было идти, и добавил:
        - Там ты найдешь старого слугу. Остальные работники конюшни сейчас на полях, объезжают лошадей.
        Это была неправда, но конюх уважительно приподнял край своей шляпы и отправился выполнять поручение.
        Гарри наблюдал за тем, как лошади чинно шли по направлению к конюшне.
        Он с завистью подумал, как хорошо было бы иметь таких же замечательных животных. Это значило очень много для него.
        Затем, скривив губы в горькой усмешке, он сказал себе: «Мечтать не вредно. Нищие могут ездить верхом только на своих мечтах».
        Он зашел в дом.
        Аморита уже открыла один из чемоданов и смотрела на платья, не вынимая их оттуда.
        - Эти платья, должно быть, очень дорогие, Гарри, - сказала она брату, когда тот зашел в комнату, - но они такие яркие и экстравагантные! Ты только взгляни!
        - Я знаю, - ответил Гарри, - они не совсем в твоем вкусе и не очень сочетаются с цветом твоих волос. Девушка, у которой я все это взял, темненькая, и ей больше идет красный цвет, изумрудно-зеленый и ярко-розовый. Думаешь, тебе они совсем не подойдут?
        Аморита дотронулась до одного платья из нежнейшего атласа и сказала:
        - Цвет моих волос тут совсем ни при чем. Мы же не хотим, чтобы на меня обратили внимание. Я должна быть абсолютно незаметной. А в таких нарядах, боюсь, выйдет совсем наоборот. Они так и притягивают взгляд!
        - Не волнуйся, там соберется много ярко одетых женщин, так что джентльменам будет на кого обратить внимание, - ответил Гарри. - Ты не хочешь выделяться - хорошо, тогда твоя задача вести себя тихо и незаметно.
        - Думаю, я такая и есть, - сказала Аморита.
        Она закрыла чемодан и заметила:
        - Нет нужды распаковывать остальные вещи, нам все равно везти их завтра в Элдридж.
        - Да, не будем, - согласился Гарри, - но тебе нужно будет достать из чемоданов что-нибудь приличное, чтобы надеть в дорогу. Не забывай, нас ждет долгий путь.
        Аморита всплеснула руками:
        - Конечно же! Как глупо было с моей стороны не подумать об этом! Ох, Гарри, тебе придется внимательно присматривать за мной, чтобы я не наделала ошибок.
        Гарри обнял сестру за плечи.
        - С тобой все будет в порядке, - уверенно сказал он. - Надеюсь, ты нашла дома все необходимое для макияжа? Впрочем, по-моему, Милли говорила, что она положила кое-какую косметику в один из чемоданов, так, на случай, если не сможешь найти ничего подходящего.
        - Значит, так зовут ту леди, которая одолжила тебе все эти вещи? - спросила Аморита. - Я ей очень, очень благодарна, и когда ты поедешь отвозить ей все это назад, я обязательно напишу ей записку, чтобы выразить свою признательность.
        - Она сказала, что ты можешь оставить все себе, - ответил ей брат. - Она и так собиралась выкинуть половину, чтобы разгрузить гардероб.
        - Выкинуть? Неужели? - воскликнула Аморита. - Должно быть, она очень богата!
        Гарри подумал, что об этом лучше промолчать, поэтому довольно поспешно сказал:
        - Давай-ка посмотрим. Милли сказала мне, в каком чемодане находится повседневная одежда. По-моему, вот в этом, точно.
        Он поднял один из чемоданов:
        - Я отнесу его наверх и поставлю в твоей комнате. А ты неси коробки со шляпами. Тебе придется надеть что-нибудь на голову.
        - Ну разумеется, - ответила Аморита.
        Они поднялись вверх по лестнице.
        Гарри поставил чемодан на пол в комнате сестры и открыл его.
        Аморита нашла косметику в одной из шляпных коробок.
        Потом села на пол и рассмеялась.
        - Что смешного? - спросил Гарри.
        - Только взгляни на эти шляпы! - продолжая смеяться, сказала Аморита. - Если я их надену, то буду похожа на петуха, да еще со страусовыми перьями!
        - Глупая, ты будешь выглядеть элегантно и нарядно, - ответил ей брат. - Это же как раз и имеет большое значение!
        - Надеюсь, что ты не будешь разочарован, - успокоила его девушка.
        Но Гарри уже не слушал.
        Он отправился в свою комнату, без конца думая, что совершает чудовищную ошибку, позволив Аморите уговорить себя взять ее в замок графа.
        Он надеялся только на то, что на нее не обратят особого внимания.
        Им нужно будет уехать с вечеринки сразу же после того, как он выиграет скачки.
        У него было такое чувство, что субботний вечер будет для них с сестрой самым опасным.
        К этому времени все смогут пить сколько захотят, ведь уже не нужно будет думать о скачках, а, наоборот, подойдет самое время расслабиться.
        Гарри также предполагал, что обязательно будет нечто вроде танцев под музыку приглашенного оркестра или, может быть, игра в карты.
        Это значило, что все выигранные деньги достанутся женщинам, а за проигрыши будут платить мужчины - таковы правила.
        Конечно же, этого Гарри никак не мог допустить, так как средств на подобные развлечения у него не было. А в случае победы на скачках нельзя будет ни в коем случае ввязываться в игру.
        Если же, наоборот, женщины захотят устроить представление, тогда ни в коем случае нельзя было допускать туда Амориту. Короче говоря, надо было убираться подобру-поздорову как можно раньше.

«Я должен предусмотреть все возможные ситуации, - говорил себе Гарри. - Если мы где-нибудь оступимся, нас сразу же разоблачат».
        Однако он знал, что не должен пугать Амориту.
        Он подумал, что она, наверное, примеряет платья, чтобы проверить, подходят ли они ей.
        Молодой человек предполагал, что у Милли и его сестры размеры были почти одинаковыми.
        Поэтому его не удивило, когда к нему в комнату вошла Аморита и довольно сообщила:
        - Ах, Гарри! Платья просто превосходны! Они немного широки в талии, но у меня еще есть немного времени, чтобы подшить их, а если и нет, то будет достаточно, если я просто подколю их булавкой.
        - Был уверен, что именно этим ты и займешься, - ответил Гарри.
        - Как замечательно, что ты нашел для меня эти наряды, ты такой умный, Гарри! Очень-очень! - сказала Аморита. - Да ты всегда и был таким!
        - Да, настолько умен, что впутал нас с тобой в эту авантюру! - угрюмо ответил ей брат.
        - Но мы же хотим использовать этот шанс, чтобы ты смог заработать деньги. Большие деньги, Гарри! Мы меньше всего ожидали подобного, и вот, пожалуйста, - небеса посылают нам такую удачу! - воскликнула Аморита. - Когда я приехала в Лондон с Нэнни, мне казалось, что вокруг меня рушится мир. Но ты, ты все-таки нашел решение!
        - Не радуйся раньше времени, - предостерег ее Гарри. - Я еще не выиграл скачки! Планируется всего четыре заезда.
        - Ну, тогда у тебя будет целых четыре шанса. И ты сможешь выиграть четыре тысячи фунтов!
        - Это уже жадность, дорогая моя, - улыбаясь, ответил молодой человек. - Я буду бесконечно благодарен Богу, если выиграю хотя бы один заезд. Не забывай, мне придется соревноваться с лучшими жокеями Лондона. И Чарли Рэйнем - один из них.
        - Раз уж он был настолько любезен, что одолжил тебе фаэтон, позволь уж ему обыграть тебя разок, - улыбаясь, попросила Аморита.
        Гарри показалось, что после того, как сестра убедилась в том, что платья приходятся ей впору, она стала выглядеть более счастливой.
        Он также подумал, что нужно было сказать ей раньше, что у них с Милли один и тот же размер, чтобы она попусту не волновалась.
        Поздно вечером, уже лежа в кровати и почти засыпая, Гарри снова подумал, что они поступают опрометчиво. Он чувствовал себя как канатоходец на тонкой веревке - оступишься, и конец всему.
        Он оставался в Лондоне потому, что так хотела Милли.
        Гарри был ей бесконечно благодарен за помощь и понимание.
        Кроме того, с тех пор, как он узнал, что молодая женщина действительно его любит, его не покидало странное чувство вины.
        Многие джентльмены, у которых в содержанках были киприотки, думали или хотели думать, что женщины любят их ради них самих, а не ради денег. Этим джентльменам было приятно заблуждаться.
        Поскольку Гарри было нечего предложить Милли, он прекрасно понимал, что она любила его по-настоящему.
        Но он совсем не хотел разбивать ей сердце.
        И он оставался с ней, потому что она его об этом очень просила.
        Когда он уезжал, Милли обвила руками его шею и сказала:
        - Когда будешь смотреть на всех этих женщин в одном, так сказать, букете, не забывай, пожалуйста, обо мне.
        - Ты же знаешь, я всегда думаю о тебе, - ответил Гарри. - Ты - моя спасительница. Не хватает слов, чтобы выразить тебе мою бесконечную благодарность.
        - Слова здесь ни к чему, - сказала Милли. - Но если уж ты об этом заговорил, то я приму твою благодарность в виде поцелуев. Они не будут стоить тебе ничего!
        Гарри поцеловал ее.
        Уходя, он знал, что Милли очень расстроена тем, что не может пойти с ним.
        Также он был уверен, что ей хватит ума и опыта заставить барона поверить, что она буквально считала дни до его возвращения - так сильно успела соскучиться.

«Я знаю, что должен сделать, - говорил сам себе Гарри, возвращаясь домой, - я должен жениться на богатой наследнице и успокоиться, наконец».
        Затем рассмеялся: что за нелепая идея!
        Любая богатая наследница охотится за более высокими титулами, нежели у него.
        Кроме того, молодой джентльмен отлично знал, что честолюбивые мамаши таких девиц старались держать своих дочерей подальше от него и ему подобных.
        Утром же, когда Аморита спустилась к завтраку, Гарри испытал жгучее чувство вины. Она была одета в одно из платьев Милли, в котором собиралась отправиться в путь.
        Платье было безумно дорогое, безупречного пошива и смотрелось очень привлекательно.
        Оно было ярко-синего цвета и украшено многочисленными оборочками и кружевами.
        Аморита никогда бы не осмелилась надеть вещь подобного цвета. Но выглядела она изумительно.
        Когда она вошла в столовую, Гарри воскликнул:
        - О, ты уже оделась! Очень благоразумно с твоей стороны, я как раз планировал, что мы отбудем около одиннадцати часов.
        Она пересекла столовую, и брат, оглядывавший ее с головы до ног, вдруг вскрикнул:
        - Господи, но ты же совсем не накрашена!
        - Нет, - ответила девушка. - Я подумала, что могу это сделать прямо перед отъездом. Не волнуйся, я просто не хочу, чтобы макияж размазался или стерся раньше времени.
        - Ах, ради бога, следи внимательно, что подобного не случилось! - воскликнул брат.
        Он поставил свою чашку кофе, которую до этого держал в руках, на стол и сказал:
        - Теперь послушай меня, Аморита. Все кипр… все актрисы, которых ты встретишь на вечере, так сказать, своего рода профессионалки. Кроме игры на сцене, у них есть и другое занятие. Они стараются очаровать и привлечь богатых мужчин, которые могли бы дарить им драгоценности и прочие вещи, которые им нужны.
        Бедный Гарри не спал всю ночь, думая, как же предупредить сестру во избежание лишних вопросов.
        Он чувствовал, что лучше будет объяснить Аморите сейчас поведение других женщин, приглашенных на вечер, нежели потом.
        У Амориты от удивления расширились глаза, и она спросила:
        - Ты хочешь сказать, что они не зарабатывают себе достаточно на жизнь?
        - Конечно, нет… не зарабатывают, - запинаясь, ответил ей брат. - Большинство этих женщин играют только маленькие роли заднего плана, и поэтому невежливо будет спрашивать у них, в каких пьесах они сейчас участвуют, да и о прошлых их пьесах тоже не спрашивай. Вообще не надо с ними разговаривать про театр.
        - Хорошо, что предупредил, а то я бы обязательно что-нибудь ляпнула, - сказала Аморита. - Что я еще должна знать?
        - Старайся меньше попадаться на глаза мужчинам, - сказал Гарри, явно не подумав.
        - Зачем я им? Они ведь будут со своими дамами. Разве удобно им будет обращать внимание на чужих женщин? - медленно спросила Аморита.
        Гарри на минуту задумался.
        - Да, да, ты права, - ответил он после недолгого колебания, - но, ты знаешь, всегда есть опасность, что мужчине понравится женщина, пришедшая с другим джентльменом.
        Аморита помолчала.
        Потом, вздохнув, сказала:
        - Ты хочешь сказать, что боишься… Гарри, ты боишься, что я понравлюсь кому-нибудь?
        - Да, именно этого я и боюсь, - согласился Гарри. - Поэтому я хочу, чтобы ты все время была рядом со мной и с присутствующими и проходящими рядом с тобой мужчинами разговаривала как можно меньше. Понимаешь?
        - Как раз так я и собираюсь себя вести, поэтому это будет совсем нетрудно, - ответила Аморита.
        Гарри подумал, что она чересчур оптимистична.
        В глубине души он надеялся только на то, что его друзья, которые приведут на вечер своих особенных киприоток, не станут особо отвлекаться на спутниц своих приятелей.
        Однако по собственному опыту он знал, что новое симпатичное личико всегда приковывало взгляды и интерес красавчиков с Сент-Джеймс-стрит.
        Он часто слышал там разговоры о какой-нибудь новой киприотке. Иногда с чрезмерно пикантными подробностями.
        Среди обсуждаемых девиц всегда была одна, которую все признавали «несравненной» - самой «выдающейся», которую можно было только отыскать.
        Это означало, что кто-либо из мужчин был полон решимости заполучить ее в свою постель, несмотря на то, что у нее наверняка был богатый покровитель.
        В эти разговоры Гарри никогда не вступал по причине того, что просто не мог позволить себе подобные развлечения по финансовым соображениям, и сказать ему особо было нечего.
        Все это сразу пришло ему в голову, и он неожиданно для самого себя вскрикнул.
        - Что случилось? - обеспокоилась Аморита.
        - Мы не выбрали тебе имя! - выдохнул Гарри.
        - Хочешь сказать, я не могу назваться своим собственным?
        - Конечно же, нет! - ответил Гарри. - Во-первых, оно очень необычное, а во-вторых, если случайно Чарли или Джимми услышат его, они могут вспомнить, что когда-то в разговорах я упоминал имя своей сестры Амориты.
        - Да, в самом деле, - согласилась девушка. - Могут и вспомнить. Какой же ты умница, Гарри! Глупо было с моей стороны не подумать об этом.
        - Действительно, с какой это стати мы должны об этом думать? - передразнил сестру баронет.
        - «Аморита» значит «возлюбленная», - сказала она. - Так папа всегда называл нашу маму. Поэтому они и дали мне такое имя.
        - Я помню! Но давай подумаем, как мы будем тебя называть на этой вечеринке, - не унимался Гарри.
        - Будь же ко мне снисходительней, - взмолилась Аморита. - Если кто-либо обратится ко мне по другому имени, я просто не отреагирую, и люди сочтут это очень странным, если, конечно же, мы не решим сделать меня глухой!
        Гарри как-то невесело рассмеялся.
        - Дай-ка подумать, - сказал он. - Многие актрисы используют свои сценические имена вместо настоящих.
        - Это каким же образом? - поинтересовалась Аморита.
        - Ну, я, например, знаю одну, которую зовут Дэйзи Чейн. Она наверняка приедет в замок.
        Подобные имена редко можно было встретить в серьезном обществе. Улыбаясь, Аморита сказала:
        - Довольно интересное имя, и его, конечно же, легко запомнить.
        - Поэтому она его и выбрала, - объяснил Гарри. - Есть еще Мэвис Мэй и Барби Бэер.
        - Действительно, забавно! - воскликнула Аморита.
        - Еще есть, - Гарри добавил, говоря самому себе, - Милли Майлд.
        - Мне нравятся эти имена, - сказала ему сестра. - Насколько я понимаю, их гораздо легче запомнить, нежели, скажем, такие фамилии, как Браун, Смит или Робинсон.
        - И звучат они гораздо привлекательнее, - согласился Гарри.
        - Кем же тогда быть мне? - спросила девушка.
        Немного подумав, Гарри сказал:
        - Ну, скажем, Рита. Имя довольно обычное, запоминается очень легко, особо не выделяется. Почему бы нам не назвать тебя, например, Рита Рил? По-моему, звучит неплохо.
        Аморита захлопала в ладоши:
        - Изумительно! Мне нравится! Буду откликаться на Риту. И сама легко запомню, что я Рил.
        - Думаю, вряд ли кто-то захочет спросить у тебя твою фамилию, но на всякий случай пусть будет, - сказал Гарри.
        - Вот и хорошо, - ответила сестра. - С этого момента ты должен называть меня Ритой, чтобы я немного привыкла к своему новому имени.
        Она закончила завтракать и поднялась из-за стола. Улыбаясь брату, сказала:
        - Пойду к себе наверх - наносить «боевую раскраску». Если я перестараюсь, так что тебе будет стыдно появиться со мной, скажи мне обязательно.
        - Конечно, скажу, - пообещал ей брат. - Пойду посмотрю, что бы мне такое надеть самому, и скажу, чтобы подавали экипаж.
        - Я уже упаковала почти все твои вещи, - сказала Аморита. - У тебя превосходные костюмы и фраки, Гарри!
        - Да, мне пришлось заменить старые, - признался молодой человек, чувствуя себя неловко перед сестрой. - Они ведь практически превратились в лохмотья!
        - Знаю, - ответила девушка, - мама всегда следила за тем, чтобы ты был одет с иголочки.
        В ее словах не прозвучало ни зависти, ни упрека. Она ушла, не дождавшись его ответа.
        Гарри подумал, что таких понимающих и самоотверженных сестер можно было по пальцам пересчитать и что ему, безусловно, повезло, что у него была Аморита.
        Он не сказал ей, что его костюмы еще не оплачены.
        Счет за них он тоже собирался оплатить из тех денег, которые выиграет на скачках. Если выиграет.

«Я должен победить - я должен!» - сказал он себе уже в который раз, направляясь к конюшне.
        Он также решил, что сегодня вечером ему не стоит слишком много есть и пить. Это будет большой ошибкой и может повлиять на его форму.
        Как и Аморита, Гарри был немного худым для своего роста.
        Но это помогало ему в верховой езде, так как вес наездника, безусловно, является одним из важных факторов при участии в скачках.
        Сейчас, думая об этом, он решил, что Аморита была уж слишком худой. И он прекрасно знал, что причиной этому было скудное питание в замке. Порой еды просто не хватало.
        Кроме того, девушке приходилось очень много работать.
        Гарри пришла мысль, что ее глаза были слишком большими для ее маленького личика.
        Он бы не удивился, если бы все платья, которые он привез ей от Милли, пришлось бы ушивать в талии на пару дюймов.

«Какой же я идиот! Я должен как следует заботиться о девочке, а не думать постоянно о себе. Господи, обещаю сделать все возможное, чтобы сделать ее жизнь лучше!» - решительно сказал он себе.

        Отправляясь в путь, брат и сестра пребывали в отличном настроении.
        Гарри погрузил чемоданы и закрепил их на задней части фаэтона.
        Когда он взобрался в коляску, уселся рядом с Аморитой и взял поводья, сестра спросила:
        - Будем брать с собой еще кого-нибудь?
        - Нет, - ответила он. - Есть, однако, Бен. Но я не хочу, чтобы он проболтался, когда вернется домой.
        - Я думаю, он не станет о нас ничего рассказывать, если ты его об этом попросишь, - сказала сестра. - В то же время лучше не испытывать судьбу. Наверное, разумнее будет оставить его здесь.
        - В замке будет достаточно слуг, чтобы обслужить нас, - сказал Гарри. - И, конечно же, найдется горничная, которая поможет тебе с вашими дамскими штучками.
        Аморита рассмеялась:
        - Никогда об этом не думала. Я всегда справляюсь сама.
        - Но там обязательно к тебе кого-то приставят, - сказал брат. - Будь осторожна, когда будешь разговаривать с ней.
        - Было бы лучше, если бы я была совсем слепой, глухой и немой на этом вечере! - заметила Аморита. - Тогда бы тебе и вовсе не пришлось обо мне беспокоиться.
        Гарри подумал, что мог бы не беспокоиться только в том случае, если бы у нее на лице была уродливая маска.
        Однако знал, что говорить об этом сестре будет большой ошибкой.
        Он был удивлен, когда Аморита появилась одетой в дорогу в том же самом платье, что была за завтраком.
        Гарри заметил, что платье красиво облегало фигуру сестры и подчеркивало те изгибы, которых раньше он не замечал.
        Шляпа в тон платью была украшена голубыми страусовыми перьями, которые подрагивали при каждом движении девушки.
        Но что изумило его больше всего, так это ее лицо, теперь уже накрашенное и необычайно выразительное.
        Она лишь слегка тронула свои ресницы тушью, но он и представить себе не мог, что они такие длинные и пушистые и что глаза его сестры так красивы.
        Губы были накрашены светло-розовой помадой и напоминали бутон нераскрывшейся розы.
        Более того, до этой минуты он и понятия не имел, какой красивый аристократический носик у его сестры.
        Гарри подумал, что он просто необъективен, так как был все-таки ее братом.
        Но он не мог не согласиться, что девушка, бесспорно, привлекательна и чрезвычайно мила.
        Трудно будет найти мужчину, который бы не нашел ее прелестной.
        И вот молодые люди отправились в путь. Хорошо обученные лошади шли спокойно и послушно, не нуждаясь в управлении поводьями или помощи хлыста.
        Аморита некоторое время находилась в состоянии легкого шока, потом сказала:
        - Это замечательно, Гарри! Возможно, когда мы приедем в замок, нам будет труднее, но сейчас - просто здорово! Я никогда раньше не ездила в таком великолепном экипаже, как этот! И никогда не была в компании с таким элегантным молодым джентльменом, как ты!
        Говоря это, она с восхищением смотрела на брата.
        Темный фрак сидел восхитительно. Цилиндр немного съехал набок, а края белоснежного воротничка красиво обрамляли благородный подбородок.
        Аморита выстирала и отгладила галстук, который теперь блистал белизной и свежестью.
        Гарри завязал его вокруг шеи замысловатым узлом на модный манер и был просто неотразим.
        - Ну, по крайней мере нам не будет стыдно за свой вид. Нам не в чем себя упрекнуть! - весело сказал Гарри, как будто пытаясь убедить самого себя.
        Аморите очень хотелось добавить: «Кроме собственной лжи!»
        Но она знала, что такие слова только расстроят брата, и вместо этого сказала:
        - Уверена, что замок Элдридж произведет на нас огромное впечатление! В прошлом я много слышала о нем. Говорят, это замечательное сооружение. Но я не встречала до сих пор ни одного человека, кому довелось побывать там.
        - До недавнего времени граф Элдридж был так же беден, как мы с тобой сейчас, - сказал ей брат.
        - Неужели? - воскликнула Аморита. - Тогда, если вдруг он узнает о нас правду, он поймет нас и не станет осуждать.
        - Аморита! Он не должен узнать правду! - закричал на нее Гарри. - Пойми ты наконец, что никто никогда не должен узнать, что ты не та, за кого себя выдаешь!
        - Знаю, знаю, - сказала девушка, пытаясь успокоить брата. - Ну, не расстраивайся так, Гарри! Ты испортишь самый прекрасный момент в моей жизни - поездку в этом замечательном фаэтоне! Не сердись же, я все отлично понимаю.
        - Прости, я не хотел кричать на тебя, - извиняющимся тоном проговорил Гарри. - Однако если ты спокойна, то я нервничаю чрезвычайно!
        - А у меня такое чувство, будто у меня в груди трепещут сотни бабочек, - глубоко вздохнув, сказала Аморита, - и мне кажется, что если кто-то заговорит со мной, я просто не смогу ответить. Кроме того, я все время думаю, что это просто сон и я вот-вот проснусь в своей кровати и все вернется на круги своя.
        - Очень, кстати, разумный подход к происходящему, - одобрил Гарри. - Просто думай, что ты спишь, и это все не правда, а всего лишь игра воображения. Тогда ничто не сможет тебя расстроить или причинить боль, ведь это все - во сне.
        - Почему расстроить? - наивно спросила девушка.
        Гарри не ответил.
        Он смотрел вперед, на дорогу.
        Он опять подумал, как и прошлой ночью, что оба они идут по очень шаткому и опасному канату.
        Молодые люди сделали остановку на постоялом дворе и пообедали там.
        Они сидели за столиком на улице, наслаждались солнечными лучами и ели свежеиспеченный хлеб с сыром, который очень нравился Аморите.
        Выпив по стакану самодельного сидра, они снова пустились в путь.
        Только после четырех часов пополудни они свернули с дороги и въехали в кованые железные ворота.
        Гарри обратил внимание на то, что подъездная аллея явно требует уборки.
        Он был уверен, что у графа ушла масса времени на то, чтобы привести старый замок в подобающий вид. Видно, сюда просто еще руки не дошли.
        В этом Гарри убедился еще больше, когда они проезжали покосившийся и давно не ремонтировавшийся мост.
        Перед замком во внутреннем дворе на земле не хватало гравия. Некоторые окна были разбиты, стекла в них еще не успели заменить.
        Гарри остановил лошадей перед домом на красной ковровой дорожке, очевидно, еще совсем новой, и вышел из экипажа.
        Здесь уже выстроились лакеи и конюхи, чтобы разгрузить багаж и присмотреть за лошадьми прибывающих гостей.
        Дворецкий ожидал их на верхней ступеньке лестницы, чтобы провести в дом.
        Гарри передал свою шляпу и перчатки одному из лакеев и вместе с сестрой поднялся по лестнице.
        Дворецкий впустил их в поражающий своими размерами холл.
        Следуя за слугой, Гарри почувствовал, что ковры на полу были протерты чуть ли не до дыр.
        Висевшие на стенах портреты предков графа не мешало бы протереть от пыли.
        Записав имена молодых людей, дворецкий распахнул перед ними дверь просторной гостиной и громогласно объявил:
        - Сэр Эдвард Хау, милорд, и мисс Рита Рил!
        На мгновение, поскольку Аморита очень волновалась, все поплыло у нее перед глазами.
        Однако она справилась с собой и даже обратила внимание на хрустальные канделябры над головой и элегантную и роскошную французскую мебель.
        Повсюду благоухали потрясающей красоты цветы.
        От группы людей, стоящих в дальнем конце комнаты, отделился высокий красивый мужчина, который подошел поприветствовать их.
        - Я надеялся, ты приедешь пораньше, Гарри, - сказал граф, радушно улыбаясь. - Нам нужно время: перед обедом хочу успеть показать тебе своих новых лошадей.
        Граф пожал руку Гарри, затем посмотрел на Амориту.
        - Думаю, вы не знакомы. Позволь представить тебе Риту Рил.
        Аморита сделала легкий реверанс. Граф, пожимая ей руку, сказал:
        - Рад видеть вас в моем замке, очень любезно с вашей стороны, что согласились приехать с моим другом Гарри.
        - Это любезность с вашей стороны - принять меня, милорд, - ответила девушка.
        Она говорила своим обычным мягким, приятным голосом.
        Гарри, слегка нервничая, подумал, что граф немного удивился.
        - Пойдем, поздороваемся с остальными, - предложил он.
        Он прошел в ту часть гостиной, где находились другие гости.
        Первыми Гарри приветствовали Джимми и Чарли.
        Достопочтенный Джеймс Понсонби был с Мэвис, одетой с головы до ног во все ярко-красное.
        Лорд Чарли Рэйнем прибыл с киприоткой, которую Гарри знал под именем Лу-Лу.
        Он расцеловался с ней в обе щеки, к огромному удивлению своей сестры.
        - Я предполагала, Гарри, что ты тоже будешь здесь! - заметила Мэвис. - И если ты выиграешь все заезды, я буду не прочь распотрошить твой выигрыш!
        Она говорила с небольшим акцентом кокни.
        Но Аморита отметила про себя, что она никогда еще не видела таких чувственных и красивых женщин, как Мэвис.
        Еще одним гостем был сэр Мортимер Мартин.
        Здороваясь с Аморитой, он окинул ее пронизывающим острым взглядом, который девушке очень не понравился и был совсем не понятен.
        У сопровождавшей Мортимера женщины были рыжие волосы, смуглая кожа и зеленые глаза. Она была похожа на мифическую сирену и, безусловно, выделялась среди других дам.
        Ее звали Зена. Как показалось Аморите, в движениях этой сирены было что-то очень напоминающее змею.
        - Не понимаю, - сказал Аморите сэр Мортимер, - как так случилось, что мы не встречались раньше?
        - Я знакома очень с немногими, - ответила девушка.
        - Тогда, конечно же, - как-то странно произнес Мортимер, - мы наверстаем упущенное.
        Аморите совсем не нравилось, как и что этот господин говорил ей. Еще больше ей не нравился его оценивающий взгляд, и она придвинулась поближе к брату.
        Граф тем временем рассказывал Гарри о своих нескольких новых лошадях, которых только вчера привезли из Лондона.
        - Это первоклассные скакуны, Гарри! - говорил он ему. Чарли купил их для меня у Монтепарта, и я уверен, среди них найдется достойный, которого ты выберешь для состязаний.
        - Мы можем пойти и посмотреть на них прямо сейчас? - с загоревшимися глазами спросил Гарри.
        - Почему бы нет? - ответил граф. - У нас достаточно времени перед чаем. Я думаю, больше никто не захочет пойти с нами, что еще лучше.
        Аморита вдруг поняла, что Гарри забыл про нее.
        Она подошла к нему и тронула его за руку.
        - Ох, Ройдин, извини. Если не возражаешь, я бы хотел, чтобы Рита пошла вместе с нами. Она очень неплохо разбирается в лошадях.
        После легкого колебания граф ответил:
        - Конечно, если она хочет к нам присоединиться, пожалуйста.
        Было совершенно очевидно, что брать с собой девушку не входило в планы графа, и Аморита почувствовала себя немного сконфуженно.
        Но в то же время ей очень не хотелось оставаться одной с другими гостями графа в гостиной.
        Сэр Мортимер заметил, что они направляются к двери, а Лу-Лу прокричала им вслед:
        - Смотри, Ройдин! Не покидай нас надолго. Иначе я буду чувствовать себя совершенно заброшенной!
        Граф с улыбкой обернулся к ней.
        - Я вернусь раньше, чем ты заметишь мое отсутствие, - пообещал он. - Но я очень хочу показать Гарри одну лошадь. Надеюсь похвастаться и думаю, она ему понравится.
        - Ну, тогда все в порядке. С лошадьми я не смею тягаться. Ведь они вас интересуют больше, чем женщины! - ответила Лу-Лу. - Ладно, все равно вы у нас на коротком поводке!
        Ее слова вызвали веселый смех.
        Аморита же решила, что, судя по тому, что и как говорила Лу-Лу, она точно была не леди.
        Девушка была благодарна Богу, что покидала сейчас эту комнату вместе с Гарри.
        Пристроившись за графом и братом, она вдруг почувствовала, что рядом с ней идет кто-то еще. Это был сэр Мортимер.
        - Буду считать минуты до твоего возвращения, милая, - тихо сказал он, чтобы его могла слышать только Аморита.
        Она с удивлением посмотрела на него.
        Затем, увидев выражение его глаз, шарахнулась в сторону и почти бегом бросилась к Гарри, который с графом был уже около двери.
        Пересекая огромный холл, граф с энтузиазмом рассказывал о превосходных лошадях, которых недавно приобрел.
        Аморита же мысленно уговаривала себя, что ей совсем нечего бояться.
        Но как бы глупо и неразумно это ни казалось, она знала, что боится, и боится как никогда.

        Глава 4

        Через несколько минут они пришли к конюшне, которая была довольно старой, но достаточно большой, чтобы вместить много лошадей.
        - Очень хочу показать тебе скакунов, которые прибыли вчера, - говорил граф своему другу, пока они шли вдоль стены, ограждавшей стойла. - Ты оценишь их по достоинству.
        - Я думал, Чарли окажет тебе эту любезность, - ответил Гарри. - Он действительно хорошо разбирается в лошадях. Лучше, чем кто-либо другой.
        - Не скромничай, пожалуйста, - сказал другу граф. - Я бы хотел узнать твое мнение.
        Аморита почувствовала тепло и искренность в его словах. Она знала, что Гарри это тоже было приятно.
        Они вошли внутрь через первые ворота конюшни.
        Когда девушка увидела животных, находящихся там, она поняла, что граф не преувеличивал, когда расхваливал свое приобретение.
        Двигаясь от одного стойла к другому, Аморита находила каждую следующую лошадь еще более превосходной, чем предыдущая. Они и вправду были изумительными.
        Пока Гарри и граф обсуждали их достоинства, девушка помалкивала.
        Она старалась успокоить одного из разгорячившихся скакунов, когда вдруг заметила, что граф внимательно наблюдает за ней.
        Поскольку ей показалось, что она должна прокомментировать свое поведение, она сказала:
        - Он очень красивый и довольно норовистый. Так и рвется с места! Но это он от радости, а не от непослушания.
        Граф рассмеялся и сказал:
        - Вижу, ты любишь лошадей, Рита.
        Аморита была удивлена тем, что он обратился к ней на «ты» и просто по имени - ведь они только познакомились и были совершенно посторонними людьми.
        Потом ей пришло в голову, что так, наверное, обращаются ко всем присутствующим здесь женщинам, и решила не заострять на этом внимания.
        - Лошади обычно ведут себя послушно со мной, - просто сказала она, - они чувствуют, что я отношусь к ним с любовью.
        Конь, которого Аморита то гладила, то говорила ему шепотом какие-то слова, вел себя намного спокойнее, нежели когда они только вошли в конюшню.
        Граф, некоторое время наблюдавший эту картину, вдруг сказал:
        - Полагаю, твои слова можно расценивать как просьбу прокатиться верхом на Гусаре?
        Аморита поняла, что так звали понравившегося ей скакуна.
        С горящим взглядом она повернулась к графу.
        - Вы мне на самом деле разрешите? - спросила она. - Это было бы просто замечательно! Правда, можно?
        - Конечно, можно, - ответил граф. - Знаешь, ты подала мне прекрасную идею. Думаю, а не организовать ли нам скачки для дам? Гарри, что ты об этом думаешь?
        Гарри, который немного отстал от них, выбирая себе лошадь для предстоящего состязания, не участвовал в разговоре и не знал, о чем шла речь.
        Теперь, присоединяясь к графу и своей сестре и услышав последние слова, обращенные к нему, сказал:
        - Что такое? Дамские скачки? Да, отличная идея!
        - Рита, конечно же, захочет принять в них участие! - продолжал граф.
        Глядя на своего брата, Аморита не могла понять, был ли он удивлен или рассержен.
        Но Гарри только заметил:
        - Она очень хорошая наездница.
        Аморита посмотрела на графа:
        - Тогда, пожалуйста, пожалуйста, можно я поеду на Гусаре?
        - Ты точно уверена, что справишься с ним? - спросил граф. - Это сейчас он спокоен. Мне говорили, что конюхи, которые работают здесь, боятся его как дьявола!
        - Я не боюсь, - ответила девушка. - Мой отец всегда говорил мне, что если конь знает, что ты его боишься, он непременно взбрыкнет и будет пытаться скинуть тебя, чтобы показать свое превосходство.
        - Значит, твой отец хороший знаток лошадей? - заметил граф. - Чем он занимается?
        Аморита собиралась было ответить, но тут же осеклась, вспомнив, что этот вопрос они забыли обговорить с Гарри. Графу наверняка совсем не обязательно было знать что-либо про ее родителей.
        Было бы большой ошибкой изобретать себе мнимых родителей, не посоветовавшись с братом.
        Оставив графа без ответа, она слегка ущипнула Гусара. Конь немедленно заржал на всю конюшню и встал на дыбы.
        - Полегче, полегче, мальчик! - приказала коню девушка, делая вид, что забыла про вопрос графа из-за животного. - Ты не должен себя так вести, иначе мне не позволят проехаться на тебе. А мне очень хочется проверить, на что ты способен!
        Она говорила спокойным, ласковым тоном, который, как ей казалось, лошади, на которых она ездила, понимали, поэтому слушались ее беспрекословно.
        Только когда Гусар совсем успокоился, она снова повернулась к графу и сказала:
        - Если вы позволите мне прокатиться на Гусаре, это будет так же волшебно и волнующе, как если бы мне посчастливилось улететь на Луну!
        - Тогда его подготовят и будут держать специально для тебя, - пообещал граф.
        Аморита улыбнулась ему в ответ:
        - Вы очень добры.
        - Уверен, толпы мужчин хотели бы оказаться на месте этого скакуна, - сказал граф, глядя ей прямо в глаза.
        Решив, что было ошибкой позволять сестре так долго беседовать с графом, Гарри подозвал ее к себе.
        - Рита, иди сюда! - крикнул он. - Хочу, чтобы ты взглянула вот на этого красавца. Я чувствую, что это - победитель!
        Девушка со всех ног бросилась к брату, опасаясь, что он не одобрит ее разговоров с графом и того, что они собирались затеять верховую езду и скачки для дам.
        В стойле находился очень большой и, судя по его виду, сильный жеребец.
        - Как думаешь, а? - спросил Гарри сестру, пока та оглядывала коня.
        - Глядя на него, могу предположить, что он в состоянии добежать отсюда до Северного полюса! - ответила Аморита.
        - Все, что мне от него нужно, - сказал Гарри, - так это чтобы он пришел первым на беговой дорожке.
        Все это время они говорили друг с другом очень тихо, а граф пока давал какие-то распоряжения конюхам.
        - Думаешь, я должен выбрать этого? - спросил сестру Гарри.
        - Я думаю, ты сам чувствуешь инстинктивно, внутри себя, подходит тебе этот конь или нет, - ответила Аморита. - Когда я увидела Гусара, я сразу поняла, что он для меня что-то значит. Не могу этого объяснить, но внутри я что-то чувствую такое, что безошибочно говорит мне - это мое.
        Гарри улыбнулся ей:
        - Я чувствую, что Крестоносец - это тоже мое.
        - Тогда вы с ним непременно победите, - поддержала брата девушка.
        Гарри скрестил пальцы и поднял руку вверх.
        Аморита улыбнулась и сказала:
        - Уверенность - это половина победы! Так говорил папа, помнишь, Гарри?
        - Помню, - ответил Гарри, - но он был гораздо лучшим наездником, чем я.
        - Не говори ерунды! - сказала Аморита. - Ты ездил не так хорошо, как отец, только из-за того, что был гораздо моложе. Но сейчас, я уверена, папа гордился бы тобой!
        Говоря это, она знала, что как раз эти слова сейчас очень нужны были Гарри.
        Аморита была достаточно умна, чтобы понять, как сейчас ее брату необходимы поддержка и ободрение.
        Из-за вечных проблем с деньгами и нескольких неудач с лошадьми, которых ему не удалось продать по хорошей цене, он начал терять уверенность в себе.
        Аморита знала, что поступает правильно, пытаясь подбодрить брата.
        Когда граф присоединился к ним, Гарри сказал:
        - Ройдин, если ты не возражаешь, то в больших скачках я бы хотел быть на этом скакуне. Какими они будут по счету?
        - Первыми, - ответил граф. - Всего будет четыре. Если хочешь, можешь участвовать во всех четырех.
        Гарри задержал дыхание. Потом неуверенно спросил:
        - В таком случае мне лучше, наверное, выбрать еще одну лошадь?
        - Выбери четырех, - ответил граф. - Здесь еще много достойных скакунов. А поскольку сам я в скачках не участвую, ты можешь взять четырех лошадей для себя. Не волнуйся, никто не узнает.
        - Мне не следует жадничать, Ройдин, - сказал ему Гарри. - Я возьму двух самых лучших твоих коней для двух заездов.
        Аморита с изумлением посмотрела на брата.
        Она поняла, что Гарри на самом деле не хотел отнимать шансы у остальных своих друзей, поэтому и решил участвовать только в двух заездах.
        Посмотрев еще нескольких жеребцов, они выбрали одного по кличке Меркурий. Аморита и Гарри сочли его превосходным.
        Затем граф сказал, что ему нужно возвращаться в замок, поскольку вот-вот должны были подъехать остальные его гости.
        Когда они шли назад, граф попросил Гарри:
        - Мне нужен твой совет, дружище, по модернизации моей конюшни. Давай поговорим, когда у тебя будет время. Да и, поскольку у тебя у самого целое хозяйство и большой замок, ты наверняка сможешь мне рассказать, какой ремонт и нововведения нужно сделать прежде всего, чтобы придать этому родовому гнезду цивильный вид.
        - Буду рад помочь, - ответил Гарри. - Хотелось бы мне сделать и со своим замком то же, что ты можешь сделать со своим. Хотя мой дом по сравнению с твоим кажется очень маленьким.
        - Как только у меня будет время, я обязательно приеду навестить тебя и посмотреть твое жилище, - пообещал граф.
        После этих слов Аморита бросила быстрый взгляд на брата.
        Она так же, как и Гарри, прекрасно понимала, что как раз визита графа в их поместье и нельзя было допустить.
        Однако Гарри, как показалось Аморите, совершенно не подумав, со смехом ответил другу:
        - Ну конечно же! Я буду рад тебе в любое время, но сначала тебе предстоит, как я посмотрю, столько дел! Теперь, когда у тебя достаточно средств, ты должен сделать свой дом самым выдающимся во всей Англии!
        - Я намерен сделать его даже более внушительным и роскошным, чем Виндзорский замок! - объявил граф. - Я был там в прошлом году. И скажу вам, моя кровать была жесткой, как доска, и каждую ночь я блуждал по темным и запутанным коридорам в поисках своей комнаты. Ужасные воспоминания!
        Гарри расхохотался.
        - Своей комнаты! - развеселился он. - Странно, Ройдин, наши друзья рассказывали, что тоже блуждали по темным коридорам, но искали отнюдь не свои комнаты или просто были не в состоянии до них добраться по совсем другим, но совершенно очевидным причинам!
        - Веришь или нет, - твердо заявил граф, - но мои причины заключались в усталости и желании скорее лечь спать.
        Оба громко хохотали, как будто в их словах было что-то смешное.
        Аморита так и не поняла, о чем они говорили.
        Глядя вокруг, она заметила, что сад был совершенно запущен. С ним придется долго возиться, прежде чем он примет надлежащий вид.
        Также ей было совершенно очевидно, что необходимо сделать с наружной частью здания. Ни один изъян не ускользнул от ее взгляда.
        Когда они вернулись в гостиную, то обнаружили, что гостей стало гораздо больше.
        Вновь прибывшие женщины, сопровождавшие джентльменов, выглядели еще более ярко и впечатляюще, нежели те, с которыми Аморита уже успела познакомиться.
        На самом деле их платья были настолько вызывающими, что, как показалось Аморите, подходили только для сцены. Шляпы же были просто фантастическими.
        Девушка подумала, что ее бедная матушка пришла бы в ужас, увидев хотя бы одну такую разодетую и яркую женщину у себя в деревне.
        Подали чай. Амориту восхитил серебряный чайный сервиз времен Георга III. Чайник так и сверкал начищенными боками на большом серебряном подносе.
        Она предположила, что все это великолепие досталось графу по наследству так же, как им их фамильное серебро.
        Он, видимо, как и Гарри, не смог продать все эти вещи, чтобы оплатить свои чета.

«Кажется, - подумала девушка про себя, - ему очень повезло, что он не успел избавиться от этих вещей. Если бы он продал сервиз, а потом разбогател, он бы наверняка горько пожалел о сокровищах своего старого родного замка».
        Должно быть, думая об этом, она выглядела чересчур серьезной.
        К ее великому ужасу, сэр Мортимер, находившийся в противоположном конце комнаты, направился к ней.
        - Почему не улыбаются эти губки, созданные для горячих поцелуев? - вкрадчиво спросил он, подойдя к ней почти вплотную.
        Какое-то мгновение Аморита с недоумением смотрела на него.
        Никто раньше не позволял себе так разговаривать с ней.
        Она не знала, проигнорировать ли его слова или сказать, что не стоит быть столь фамильярным.
        - Все-таки не понимаю, - сказал он, опередив ее, - почему я не встречал тебя раньше в Лондоне? Гарри прятал тебя от нас взаперти, чтобы тебя у него не украли?
        - Я живу за городом, - ответила Аморита ледяным тоном, сделав над собой усилие, чтобы не поставить наглеца на место.
        - А, тогда понятно, - не отставал Мортимер. - Но теперь мы знакомы. Я обязательно найду тебя, когда вернусь в Лондон, даже если захочешь спрятаться от меня!
        Поскольку девушка уловила в его словах скрытую угрозу, она решила отойти подальше от этого странного господина.
        Гарри разговаривал с Джимми Понсонби.
        Когда он понял, что сестра стоит около него, поспешил сказать:
        - Ох, Джимми, прости, забыл тебе представить мою спутницу. Не думаю, что ты знаком с Ритой.
        - Нет, - ответил Джимми, - но чрезвычайно рад познакомиться.
        Он пожал Аморите руку и спросил:
        - Вы давно знаете Гарри? Если да, то с его стороны просто невежливо было не познакомить нас раньше. Дружище, это преступление - скрывать от нас такую красоту!
        - Я живу за городом, - скромно пояснила Аморита уже во второй раз.
        - Это все объясняет, - обрадовался Джимми, - но, насколько я могу судить, вы совсем не выглядите как жительница провинции.
        С этими словами он окинул взглядом ее шляпу с голубыми перьями.
        Аморите очень хотелось засмеяться.
        Она отметила про себя, что, очевидно, из-за этих ярких изящных перьев люди относились к ней как-то по-другому - совсем не так, как раньше.
        Подобная мысль, похоже, пришла и в голову Гарри, только он, в отличие от сестры, прекрасно понимал, что хорошего в этом мало, поэтому предложил:
        - Полагаю, после долгой дороги ты была бы не прочь прилечь и отдохнуть перед ужином?
        - Да, конечно, - послушно ответил девушка.
        - Тогда я провожу тебя к экономке, которая покажет тебе твою комнату, - сказал Гарри.
        Граф заметил, что они направляются к двери, и окликнул баронета:
        - Подожди минуту, Гарри. Я хочу всем рассказать о своих планах.
        Гарри и Аморита остановились, ожидая, пока он продолжит.
        - Все в сборе, за исключением двоих. Они прибудут позже. Итак, предлагаю сегодня после ужина отправиться всем спать пораньше, чтобы к завтрашнему дню вы были в превосходной форме и успели как следует отдохнуть. На одиннадцать часов утра запланированы скачки. Надеюсь, не очень рано?
        Все внимательно слушали, и граф продолжал:
        - Схема следующая: два заезда будут проводиться до обеда и два - после. Кроме того, будет и дополнительный заезд - дамский. Я думаю, милые дамы не откажутся принять участие в этом увлекательном состязании?
        Кто-то из женщин вскрикнул от столь неожиданного предложения, а одна дама, стоявшая недалеко от Амориты, воскликнула:
        - Господи, надеюсь, я не забыла прихватить с собой костюм для верховой езды!
        Услышав эти слова, Аморита в отчаянии посмотрела на брата.
        Ей не нужно было озвучивать свой немой вопрос, так как Гарри и сам все отлично понял и шепотом сказал ей:
        - Не беспокойся. Уверен, Милли подумала и об этом. Она сама неплохо ездит. В чемоданах наверняка есть амазонка.
        Девушка с облегчением вздохнула.
        Тем временем граф говорил:
        - Когда же тяжелая работа останется позади, мы повеселимся на славу! В бальном зале я организовал небольшую сцену, на которой девушки предстанут перед нами, а мы тайным голосованием решим, кто же из них станет победительницей!
        - Тайным голосованием? - воскликнул один из джентльменов.
        - Конечно! - ответил граф. - Иначе, Генри, у тебя будут большие проблемы с выбором. Ты бы, несомненно, выбрал всех сразу, знаю я тебя!
        Раздался дружный смех и одобрительные возгласы, потом граф продолжил:
        - Призы для победителей за первые места такие же, как и на скачках. Кроме того, чтобы не было обид, каждый из участников получит утешительный сувенир в память об этом дне.
        Со всех сторон слышались возгласы одобрения, видно было, что гости довольны решением хозяина.
        Одна из женщин подошла к графу, обняла его за шею и поцеловала в щеку.
        - Это же просто великолепно, что ты так богат, Ройдин! Я собираюсь насладиться буквально каждым пенни твоего сказочного состояния!
        В ответ на ее слова послышался еще более громкий смех и остроумные ремарки присутствующих.
        Тогда Гарри взял Амориту за руку и быстро потащил ее к двери.
        Когда они вышли из гостиной, он сказал:
        - Не волнуйся. Думаю, Милли все предусмотрела и в чемодане ты найдешь костюм для верховой езды. Если нет, тогда обратись за помощью к экономке. В доме наверняка есть куча старой одежды где-нибудь на чердаке, как и у нас в доме. Что-нибудь подходящее обязательно найдется.
        - Если я не смогу проехать верхом на Гусаре, я просто ослепну от слез! - пожаловалась она брату.
        - Да уж, и получишь множество комплиментов по этому поводу, - едко ответил Гарри. Как показалось Аморите, даже несколько цинично.
        Она подумала, что это из-за сэра Мортимера, и сказала:
        - Пожалуйста, не позволяй тому мужчине разговаривать со мной. В нем есть что-то такое неприятное и отталкивающее. И он позволяет себе отпускать довольно грубые комплименты.
        - Просто держись от него подальше, - хмурясь, ответил Гарри. - Его вообще не должно было быть здесь. Это подлый человек. Наш отец называл таких отъявленными мерзавцами.
        - Я его совсем не поощряла, он мне сразу не понравился, - сказала сестра. - Пожалуйста, позаботься, чтобы он не оказался рядом со мной за ужином.
        Гарри кивнул:
        - Хорошо, постараюсь.
        Они дошли до верхнего пролета лестницы.
        Подняв голову, Гарри увидел, как и ожидал, экономку, которая должна была показать гостям их апартаменты.
        - А вот и она, - тихонько сказал он сестре. - Будь с ней мила. Не удивляйся и не расстраивайся, если она будет вести себя немного высокомерно и бесцеремонно.
        Аморита очень удивилась, но ничего не сказала.
        Она просто стала подниматься дальше вверх по лестнице, а Гарри вернулся в гостиную к друзьям.
        Он шел, думая про себя, что в подобных случаях слуги всегда возмущались и крайне неохотно обслуживали киприоток.
        Как часто говаривали сами лакеи и горничные, «эти девицы были ничуть не лучше их», обычных слуг.
        Гарри вспомнил давнюю историю, когда он был приглашен одним из своих друзей на подобную вечеринку.
        Какая-то киприотка тогда неистово жаловалась ему, как оскорбительно вели себя с ней слуги.
        - Они позволяют себе такие вольности, - говорила она, - как будто, можно подумать, меня подобрали где-то в трущобах или в сточной канаве! Возмутительно! Ноги моей больше не будет в этих деревенских домах! Уж лучше жить в отелях. Там прислуга ведет себя гораздо почтительнее и не интересуется, кто ты и с кем.
        Зная, какими снобами являлись в большинстве своем старшие слуги, Гарри тогда совсем не удивился подобному их поведению.
        Теперь же он думал, что лучше было заранее предупредить Амориту, нежели она внезапно столкнется с чем-то подобным.
        Было невероятно трудно объяснить этой девочке, почему, собственно, к актрисам со стороны слуг вдруг возникло подобное отношение. Нужно было что-то придумать.

«Если завтра я выиграю, - пообещал себе Гарри, - мы сразу же отправимся домой. Уверен, Аморита не захочет демонстрировать себя завтра на параде девиц в бальном зале».
        Уже наверху экономка, шурша черным шелком своего аккуратного платья и позвякивая ключами на поясе, сухо сказала:
        - Добрый вечер, мисс! Назовите мне свое имя, и я провожу вас в вашу спальню.
        - Спасибо, - заранее поблагодарила Аморита. - Меня зовут Рита Рил. А как ваше имя?
        - Миссис Доусон, - чинно ответила экономка. - Сюда, пожалуйста.
        Она прошла немного вперед, двигаясь, как показалось девушке, с надменно поднятой головой и слегка возмущенным видом, как будто ее заставляли выполнять неприятную обязанность.
        Экономка распахнула перед Аморитой дверь.
        Комната, предназначенная для девушки, была просторной и очень уютной, несмотря на слегка отклеившиеся обои в одном из углов.
        Аморита заметила, что шторы выцвели от времени и солнца, а на ковре заметные проплешины.
        Но огромная кровать с расшитым пологом на четырех столбиках с изысканной резьбой произвела на девушку весьма приятное впечатление.
        - Какая замечательная комната! - воскликнула Аморита. - Резьба просто восхитительна!
        Говоря это, она взглянула на туалетный столик.
        С обеих сторон овального зеркала красовались позолоченные ангелы.
        И над камином висело небольшое зеркало в том же стиле. Каким-то странным образом все вещи в комнате гармонировали между собой, хотя, очевидно, хозяин не ставил перед собой такой цели, подготавливая дом к приему гостей.
        Совершенно не подумав, Аморита сказала, с восхищением глядя на убранство:
        - Очень красивая мебель. Она напоминает мне дом. То есть я хочу сказать, у нас дома тоже сохранились старинные вещи и мебель.
        Экономка с удивлением посмотрела на нее, ничего не ответив.
        Девушка заметила, что в другом конце комнаты две расторопные горничные в накрахмаленных чепцах разбирали ее чемоданы, и решила сменить тему:
        - Как любезно с вашей стороны позаботиться о моих вещах! - сказала она. - Посмотрите, пожалуйста, нет ли там костюма для верховой езды?
        - Для верховой езды? - воскликнула экономка. - Полагаю, мисс, к своему разочарованию, вы найдете, что лошади в нашей конюшне сильно отличаются от тех, на которых вы привыкли прогуливаться в парке.
        Она говорила тоном матроны, решившей поставить на место вконец обнаглевшую школьницу.
        Аморита улыбнулась:
        - Его светлость граф уже показал мне своих скакунов и позволил выбрать одного для участия в скачках. Конь довольно своенравный, но я уверена, что смогу справиться с ним.
        Заметив на лице экономки сомнение, она продолжала:
        - Я живу в деревне, поэтому так уж случилось, что я никогда не «прогуливалась» в парке верхом, да и подобного желания, если честно, у меня не возникало.
        - Если вы действительно живете в деревне, мисс, - ехидно заметила экономка, - ума не приложу, какое применение вы находите тем платьям, которые в данный момент горничные развешивают по шкафам.
        В подтверждение ее словам упомянутые горничные как раз только что достали из одного чемодана потрясающее феерическое розовое платье.
        Рукава и подол были украшены неправдоподобными перьями такого же цвета.
        Аморита рассмеялась.
        Действительно, после того, что она рассказала о себе экономке, наряды выглядели не только нелепо, но и смешно. Поэтому она поспешила объяснить:
        - Это не моя одежда. Я одолжила ее на время, чтобы иметь удовольствие присутствовать в этом великолепном замке на вечере.
        Экономка в недоумении уставилась на девушку. На ее лице читались явное недоверие и сомнение. Ее так и подмывало спросить, а не привирает ли молоденькая гостья?
        - В таком случае, мисс, эти цвета вам совсем не подходят, - сделала вывод миссис Доусон.
        - Да я и сама так думаю, - призналась девушка. - Но с другой стороны, наверное, не стоит слишком выделяться и отличаться по внешнему виду от остальных дам, чтобы не быть, как говорится, бельмом на глазу у всех присутствующих.
        Экономка искренне рассмеялась.
        - Это верно, - ответила она, затем, будто вспомнив что-то, добавила: - И у меня в жизни случались нелегкие времена.
        Аморита с сочувствием и симпатией посмотрела на нее.
        - Я знаю, вам пришлось здесь нелегко, - сказала она. - И должно быть, для вас стало великолепной новостью, что его светлость получил такое большое наследство!
        - Мы до сих пор не можем поверить в это, мисс! Правда! Это нечто невероятное! - ответила миссис Доусон. - Мы все теперь надеемся, что жизнь в замке наладится и вернутся старые добрые времена, когда все жили в довольстве и достатке. Да, это было так давно. Я поступила работать в этот дом еще совсем девчонкой, так как должна была помогать своей семье.
        - Я очень, очень рада, что теперь все уладится, - сказала Аморита. - И замок снова станет таким же роскошным и величественным, как в прежние времена.
        Она говорила так искренне и доброжелательно, что от надменности и пренебрежения миссис Доусон не осталось и следа. Выражение ее лица, наоборот, смягчилось, и, приветливо улыбаясь Аморите, она предложила:
        - Давайте теперь я помогу вам раздеться и лечь в постель. Вам нужно как следует отдохнуть перед ужином. После долгой дороги вы, должно быть, устали.
        - Да, немного, - согласилась Аморита.
        На самом деле она вообще не спала всю прошлую ночь, так как очень волновалась перед предстоящей поездкой.
        Миссис Доусон помогла девушке лечь в постель.
        Горничные закончили распаковывать вещи и задернули шторы, чтобы приглушить дневной свет.
        - Я позову вас, - пообещала экономка, - когда останется еще немного времени до ужина. Думаю, вы не откажетесь принять ванну?
        - Ах, это было бы просто замечательно! - ответила Аморита. - Если, конечно, вас не затруднит.
        - Ничуть, - заверила ее миссис Доусон. - Я принесу вам немного ароматного состава, специально для ванн.
        - О, спасибо вам большое, - ответила девушка. - Когда была жива моя матушка, по весне она всегда делала эссенцию из фиалок. Потом она умерла, а у меня просто не было времени.
        - Я принесу вам фиалкового масла, у меня еще осталось немного, - пообещала экономка. - А теперь закрывайте-ка глаза и отдыхайте. Несмотря на заверения его светлости, сомневаюсь, что сегодня вам удастся лечь спать пораньше.
        - Все-таки я надеюсь уйти раньше, - сказала девушка. - Хочу быть завтра в форме, чтобы хорошо выступить на скачках.
        - Тогда вам действительно лучше ускользнуть оттуда. Уж поверьте мне, я-то знаю, что бывает на таких вечерах. Слишком много выпивки, слишком много шума и сильная головная боль на следующий день - расплата за бессонную ночь!
        Она не дождалась ответа и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.
        Аморита подумала, что ей нужно было предупредить Гарри.
        Ни он, ни она не могли допустить или позволить себе «расплаты за бессонную ночь», как выразилась миссис Доусон, поскольку они должны быть в отличной форме, чтобы выиграть состязание.
        Дальнейшая их жизнь зависела от того, выиграет ли Гарри скачки или нет.

«Может быть, и мне удастся выиграть приз, - подумала Аморита. - Это было бы чудесно, просто чудесно! Тогда бы я смогла сама оплатить операцию Нэнни, и еще бы остались деньги на ремонт замка».
        Эта мысль была настолько приятной, что, устроившись поудобней на мягких подушках, Аморита спокойно заснула, улыбаясь во сне.

        Казалось, прошло довольно много времени, когда она услышала, как открывается дверь. Сначала Аморита подумала, что миссис Доусон уже пришла будить ее.
        Но затем услышала голос Гарри:
        - Аморита, ты спишь?
        - А, Гарри, это ты! - ответила девушка, усаживаясь в кровати. - Что случилось?
        - Я поднялся переодеться к ужину, - ответил ей брат. - Ты знаешь, что моя комната рядом с твоей?
        Только сейчас Аморита поняла, что он вошел через другую дверь в стене, которую она сразу не заметила.
        - Так ты совсем рядом? - воскликнула девушка. - Как замечательно! Я очень рада. Весьма любезно было со стороны графа предоставить нам соседние комнаты.
        Мотивы такого поведения хозяина были более чем очевидны, ведь он знал, кем доводятся мужчинам их спутницы. Гарри подумал, как бы это так объяснить все сестре, не вдаваясь в лишние подробности.
        Но вместо объяснений он подошел к окну и отдернул шторы, чтобы впустить солнечный свет. Затем вернулся к кровати сестры и сказал:
        - Тебе, должно быть, очень уютно здесь!
        - Да, мило, не правда ли? - спросила Аморита. - Взгляни только, какая у меня огромная кровать! Все-таки, думаю, мне очень повезло оказаться здесь.
        Гарри сел.
        - Послушай меня, - начал он. - Ты должна попытаться исчезнуть после ужина сразу же, как представится возможность. Нам не нужно там задерживаться, так как завтра мы должны быть отдохнувшими и бодрыми перед состязаниями. Лишняя усталость нам ни к чему.
        - Как раз хотела сказать тебе то же самое. Миссис Доусон меня предупредила, что на самом деле рано спать никто не пойдет, гулянье будет продолжаться допоздна: выпивка, шум, все такое, - а тебе этого совсем не нужно. Завтрашний день очень ответственный для нас. Постарайся не задерживаться долго.
        - Именно так я и намерен поступить, - заверил ее брат. - Но мне, возможно, будет трудно просто так уйти с ужина. Нам нужно что-нибудь придумать.
        - Что именно? - поинтересовалась Аморита.
        - Просто постарайся выскользнуть из комнаты незаметно для окружающих, если получится, - сказал Гарри.
        Он замолк, и девушке показалось, что ее брат пытается найти подходящие слова, чтобы что-то ей объяснить.
        - Что, что такое, Гарри? - спросила она. - Что не так?
        - Просто беспокоюсь о том, что ты можешь подумать о сегодняшнем вечере, - неуверенно начал он. - Многие люди действительно крепко выпивают, а потом ведут себя… гм… очень неожиданным образом.
        Аморита выглядела явно озадаченной, и Гарри поспешил объяснить:
        - Я хочу сказать… Знаешь что, попытайся вообще не слушать все те глупости, которые будут говорить тебе мои приятели, и не болтай, пожалуйста, с женщинами. Все равно, кроме сплетен, ничего хорошего от них не услышишь.
        - Да не хочу я с ними разговаривать, - ответила Аморита. - Я так боюсь сказать что-нибудь не то! Поэтому лучше будет, если общаться я буду только с тобой.
        - Вот именно! Так нам и надо поступать, - одобрил Гарри. - Я уже переговорил с Ройдином и предупредил его, что ты хочешь сидеть рядом со мной во время ужина. И чтобы Мортимера этого он отсадил куда-нибудь подальше.
        - Ты его об этом попросил? - удивилась Аморита. - Надеюсь, граф не передаст это сэру Мортимеру. Хотя вряд ли. Действительно, Мортимер такой неприятный человек. Надо стараться избегать его.
        - Правильно, держись от него подальше, - сказал ей брат. - Значит, нам нужно будет удрать как можно раньше. Уверен, никто не сочтет это странным.
        - Почему? - наивно спросила девушка.
        У Гарри не было ни малейшего желания отвечать на этот вопрос, он поднялся и сказал:
        - Пойду переоденусь. Думаю, горничная придет помочь тебе собраться.
        - Надеюсь, - ответила Аморита. - Мне пообещали ванну, да еще и с цветочными ароматами!
        - Ты портишься на глазах! - улыбаясь, сказал ей Гарри. - Однако, Аморита, ты действительно заслуживаешь всего самого лучшего. Знаешь, я очень, очень, очень благодарен тебе. Хотя, конечно, я не имел ни малейшего права брать тебя сюда.
        - Просто следи за всем, что говоришь и с кем, - предупредила она. - И все будет хорошо.
        - Не беспокойся, - ответил Гарри. - Я настолько осторожен, что слежу буквально за каждым своим словом и жестом. Я осмотрителен, как ястреб на охоте!
        Его слова развеселили Амориту. Когда Гарри выходил через ту же дверь, в которую вошел, а затем прикрыл ее аккуратно за собой, девушка все еще продолжала смеяться.
        Потом про себя она подумала: «Не понимаю, почему он так беспокоится? Все идет достаточно гладко. Что его так смущает?»
        Она вспомнила о Гусаре. И все трудности и проблемы показались такими незначительными по сравнению с тем, что завтра ей предстояло проехать верхом на великолепном породистом скакуне! Что могло быть важнее этого?

        Глава 5

        За ужином Аморита сидела между Гарри и Чарльзом Рэйнемом.
        Молодые люди беспрестанно говорили о лошадях, и девушка получала истинное удовольствие от их увлеченной беседы.
        Однако она заметила, что остальные присутствующие женщины вели себя по меньшей мере странно.
        Они совершенно беззастенчиво всячески старались обольстить сидевших рядом мужчин, как будто были с ними наедине и не замечали присутствующих. Они без конца то гладили их, то нежно дотрагивались и даже, уже ближе к завершению трапезы, целовались с ними у всех на глазах.
        Тем не менее было совершенно очевидно, что гости веселились и наслаждались этим вечером, и шум голосов и смеха усиливался с каждой минутой.
        Пару раз, когда она видела что-то уж совсем вопиющее, Аморита смотрела на брата, как бы спрашивая, что все это значит и как же это понимать?
        Наконец, после последней, пятой, перемены великолепнейших блюд, ужин был закончен.
        Аморита знала, что теперь, по правилам этикета, дамы должны оставить джентльменов и позволить им уединиться на традиционный портвейн, однако не заметила и намека на то, что присутствующие дамы собирались покинуть своих кавалеров.
        Как будто прочитав ее мысли, граф, сидевший, как и положено, на месте хозяина, громко спросил:
        - Ну, что, милые дамы? Вы нас покинете или хотите, чтобы мы пошли с вами?
        - Неужели вы думаете, граф, что мы бросим вас на произвол судьбы? - спросила Зена.
        - Или оставим вас наедине с портвейном? - присоединилась к разговору еще одна разодетая в пух и прах киприотка.
        - Очень хорошо, - сказал граф. - Думаю, будет большой ошибкой, если мужчины выпьют слишком много перед завтрашними соревнованиями. Давайте-ка лучше сейчас все вместе пройдем в гостиную.
        Послышались одобрительные возгласы. Видимо, гости остались очень довольны таким предложением.
        Молли, девушка, сидевшая справа от графа, обвила его шею руками и поцеловала прямо в губы.
        Аморита уставилась на них с недоумением.
        Гарри слегка толкнул ее локтем.
        - Не обращай внимания, - прошептал он ей.
        Девушка поняла, что сделала, должно быть, что-то не то, и поднялась из-за стола, чтобы выйти из гостиной вместе с братом.
        Когда они оказались в коридоре, Гарри быстро произнес:
        - Как раз сейчас отличный шанс исчезнуть отсюда. Но только нужно сделать так, чтобы все подумали, будто мы направляемся в сад. Пойдем, быстро.
        Аморита хотела спросить, зачем нужно идти в сад, но брат решительно взял ее за руку и провел через боковую дверь.
        Она заметила, что за ними шел Чарльз.
        Его сопровождала очень привлекательная молодая женщина, которая сидела рядом с ним за ужином.
        В центре лужайки, куда вышли молодые люди, искрясь в лучах заходящего солнца, бил очаровательный фонтан.
        - Ой, фонтанчик! - воскликнула Аморита. - Я всегда хотела, чтобы у нас дома тоже было нечто подобное!
        - Пойдем, посмотришь в другой раз, - сказал ей брат. - Он потянул ее за угол дома и, когда они удалились на достаточное расстояние, сказал: - Видишь, становится довольно шумно. Поднимайся к себе и ложись спать. Не хочу, чтобы кто-нибудь начал отпускать комментарии в твой адрес.
        - С какой стати им это делать? - невинно спросила девушка.
        Гарри не ответил.
        Он просто нашел другую дверь, ведущую в дом, которая, к счастью, оказалось открытой, и брат с сестрой поднялись по боковой лестнице к себе на этаж.
        - Теперь ложись в постель и постарайся уснуть, - сказал Гарри сестре, когда они добрались до ее комнаты.
        - А ты? Ты собираешься вернуться вниз к остальным гостям? - с тревогой спросила девушка.
        - Нет, конечно же, нет, - ответил он. - Они должны думать, что мы ушли вместе.
        Аморита не поняла значения его слов, но была очень рада, что он не собирается продолжать выпивку с приятелями.
        Она вспомнила, что многие мужчины и женщины еще за ужином выглядели разгоряченными и вели себя шумно, выпив изрядное количество всевозможных коктейлей и вин.

«Если бы мама все это видела, - подумала Аморита, - она пришла бы в неописуемый ужас!»
        Она затворила за собой дверь спальни.
        Потом услышала, как Гарри вошел в свою комнату, и хотела позвать его помочь ей расстегнуть платье.
        Вдруг в дверь постучали, и в комнату вошла миссис Доусон.
        - Думаю, вы не откажетесь, если я помогу вам раздеться, мисс, - учтиво осведомилась она.
        - Да, пожалуйста, - обрадовалась Аморита. - Это было бы очень любезно с вашей стороны. Обычно я сама справляюсь, но это платье чересчур сложной конструкции. - Она улыбнулась.
        Ничего не ответив, миссис Доусон расстегнула платье Амориты и повесила его в шкаф.
        - Во сколько вас разбудить утром, мисс?
        - Пожалуйста, пораньше, - попросила Девушка. - Я хочу еще разок взглянуть на лошадей перед скачками. Поэтому разбудите меня часиков в семь.
        Миссис Доусон удивленно приподняла брови:
        - Но это очень рано, мисс. Вы уверены, что не захотите поспать подольше?
        - Да. Не волнуйтесь, - ответила Аморита. - Обычно я встаю гораздо раньше.
        Экономка, видимо, хотела что-то сказать, но, передумав, направилась к двери.
        - Спокойной ночи, мисс, - произнесла она, - надеюсь, - это слово она произнесла с ударением, - вы хорошо выспитесь.
        Довольно странные нотки прозвучали в ее голосе, и Аморита спросила себя мысленно, что бы они могли означать?
        Не найдя ответа и чувствуя себя очень уставшей, она погасила свечи и забралась под одеяло.
        Она услышала, как Гарри все еще возится у себя в комнате. Потом наступила полная тишина.
        Девушка с облегчением подумала, что брат сможет хорошо выспаться и отдохнуть. Ведь ему это было так необходимо, если он хотел выиграть завтрашние скачки.

«Господи, пожалуйста, пусть… пусть он завтра победит», - обратилась она к Богу и погрузилась в глубокий сон.

        Аморита вздрогнула и проснулась от того, что кто-то открыл шторы. От яркого света она зажмурилась.
        Она поняла, что сейчас уже, должно быть, семь часов утра, и уселась на кровати.
        От окна отошла горничная.
        - Миссис Доусон велела мне разбудить вас в семь, мисс. Но до восьми к завтраку все равно никто не спустится.
        - Я хочу сходить в конюшню, - ответила Аморита.
        Она быстро оделась.
        Только умывшись и уже практически собравшись, она вдруг вспомнила, что до сих пор не видела костюм для верховой езды, который прислала ей Милли.
        Когда горничная достала его из шкафа и принесла ей, Аморита поняла, что именно такие костюмы предназначались для неспешных верховых прогулок в парке.
        Это был совсем не такой костюм, который бы одобрил ее отец для езды на лошадях в деревне.
        Тем не менее делать было нечего.
        Кроме того, Аморита вынуждена была признать, что ярко-синие юбка и жакет и элегантная кружевная блузка были восхитительны и очень шли ей, хотя и были ужасно неудобными и совершенно не приспособленными для верховой езды.
        Горничная обнаружила среди вещей прогулочную шляпу, как раз подходящую к этому костюму.
        Аморита уже собиралась выйти из комнаты, как неожиданно вспомнила, что не накрасилась.
        Она подумала, что Гарри очень бы рассердился, если бы она появилась на людях без макияжа, поэтому она вернулась к зеркалу и быстро накрасилась.
        Затем, полагая, что потеряла и так много времени, она поспешно спустилась по лестнице и побежала к конюшне.
        Ее ничуть не удивило, что Гарри был уже там. Он находился в стойле у Крестоносца и осматривал коня.
        Гарри обернулся на шаги и, увидев Амориту, сказал:
        - Ты рано!
        - Очень хотела еще раз взглянуть на коней, - сказала девушка. - Я так и думала, что ты уже здесь.
        - Если я не смогу победить с Крестоносцем, то с любым другим скакуном я тем более проиграю, - сказал Гарри.
        - Конечно, ты победишь! - подбодрила его сестра.
        Гарри огляделся по сторонам и тихо, почти шепотом, сказал:
        - Если я выиграю и мне будут вручать приз, пожалуйста, стой около меня, чтобы я мог его тебе сразу же отдать.
        Он напустил на себя столько таинственности, что Аморита недоуменно спросила:
        - Почему это так важно? Зачем?
        Гарри секунду колебался, потом сказал:
        - При проведении подобных мероприятий победивший мужчина часто отдает свой выигрыш женщине. Иногда, если он этого не делает, дама сама забирает у него приз.
        Аморита задохнулась от негодования.
        - Ты хочешь сказать… если меня не окажется рядом… кто-то другой может забрать… у тебя твой выигрыш?
        Гарри кивнул:
        - Сама понимаешь, если они это сделают, будет довольно трудно настаивать, чтобы деньги вернули назад.
        Аморита даже вскрикнула:
        - Ох, Гарри! Хорошо, что ты сказал мне об этом. Невероятно! Тогда ты должен отдать мне приз сразу же, как получишь его. Ты ведь знаешь, как нам нужны эти деньги, до последнего пенни!
        - Это точно, - согласился брат.
        Аморита думала, куда же сможет положить деньги.
        Она расстегнула жакет и, как и ожидала, обнаружила с внутренней стороны небольшой карман.

«Положу выигрыш сюда, - подумала она. - Потом застегнусь на все пуговицы, никто и не узнает».
        Мысль о том, что кто-то мог завладеть выигрышем Гарри, была просто ужасна.
        Ему очень нужно было выиграть хотя бы один из заездов, поскольку от этого всецело зависела жизнь Нэнни.
        Молодые люди походили еще немного по конюшне, рассматривая других лошадей, затем вернулись в замок.
        - Я, не переставая, буду молиться за тебя во время состязания, - сказала Аморита брату.
        - Спасибо, - ответил Гарри. - Спасибо тебе за все. Ты же знаешь, если бы не ты, я вообще бы не попал сюда.
        Они понимающе улыбнулись друг другу, затем отправились в столовую, где как раз собирались подавать завтрак.
        Граф уже был там. Кроме него к завтраку спустились еще четверо мужчин, однако ни одной женщины пока не появилось.
        - Нет нужды спрашивать, где вы только что побывали, друзья мои, - сказал граф, поднимаясь навстречу Аморите и Гарри, входящим в комнату.
        - Я просто хотел убедиться, что за ночь никто не похитил моего Крестоносца, - сказал Гарри, - и что за ним не явились конокрады, чтобы лишить меня счастья прокатиться на нем.
        Граф рассмеялся:
        - Я думаю, у нас есть более ценные вещи, которые могли бы украсть в первую очередь.
        - Да, - смеясь, сказал Чарли. - Что касается меня, я бы предпочел, чтобы лучше уж похитили сокровища из конюшни, нежели из спален замка!
        - Все зависит от того, что вам больше нравится: сокровища двуногие или четвероногие? У каждого свои пристрастия! - хохоча, вмешался в разговор Джимми.
        - Сегодня утром и днем мы займемся лошадьми, - сказал, граф. - Но после вчерашнего ужина мои планы на сегодняшний вечер слегка изменились.
        Все сидевшие вокруг стола джентльмены внимательно его слушали.
        Двое других мужчин, одним из которых был сэр Мортимер, только что вошли и оживленно о чем-то спорили, но, увидев замерших в ожидании приятелей, прекратили разговор и присоединились к компании.
        - Я подумал, - сказал граф, - что лучше будет устроить смотр девиц и выбрать из них «несравненную» перед ужином.
        - Почему ты так решил, Ройдин? - подшучивая над другом, спросил Джимми. - Думаешь, после ужина мы напьемся до такой степени, что не сможем правильно и объективно проголосовать? Девицы будут для нас все на одно лицо!
        - Такая мысль приходила мне в голову, - среди хохота друзей послышался голос графа. - Но еще я подумал, что дамы будут выглядеть лучше всего, едва покинув свои комнаты, то есть до ужина. Если после него они специально настроятся, чтобы развлекать нас, это будет уже совсем другое дело.
        - Лично я полагаю, - сказал Чарльз, - что это вполне разумное предложение.
        - Надеялся, что вы согласитесь со мной! - улыбаясь друзьям, сказал граф. - Значит, голосовать мы будем в половине восьмого, затем в девять поужинаем, а потом всю ночь напролет будем веселиться! Хоть до утра!
        - Думаю, это отличная мысль, Ройдин! - сказал сэр Мортимер. - И, как ты говоришь, мы будем в трезвом уме и ясной памяти, когда станем выбирать самую красивую из присутствующих здесь дам.
        До того, как кто-либо успел ему ответить, дверь распахнулась, и в столовую вошла Зена в сопровождении еще двух женщин.
        Все они были одеты в потрясающе великолепные платья.
        Зена посмотрела на Амориту и воскликнула:
        - Ты тоже собираешься участвовать в дамском заезде? Не могу представить себе тебя верхом на лошади! - нахально заявила она.
        - Я довольно много ездила верхом и имею некоторый опыт, - спокойно ответила ей Аморита.
        - Ну, если придешь последней, - мерзким голосом сказала Зена, - надеюсь, у его светлости найдется для тебя какой-нибудь утешительный приз!
        Говоря это, она повернулась, чтобы посмотреть, какие блюда подавали к завтраку.
        Гарри шепнул сестре:
        - Не отвечай ей. Она хорошая наездница и определенно надеется выиграть.
        Аморита поджала губы. «Подумаешь, хорошая наездница!» - промелькнуло у нее в голове.
        Она думала о том, что если бы смогла выиграть этот дамский заезд, то оплатила бы операцию Нэнни и выплатила запоздавшее жалованье Бриггсам.
        Кроме того, деньги Гарри тогда можно будет целиком потратить на обустройство поместья.
        Вскоре к завтраку спустились оставшиеся гости, некоторые чуть живые после вчерашнего веселья.
        Когда пробило десять, граф и Чарли объявили всем, что идут на ипподром.
        - Ты идешь с нами, Гарри? - спросил граф.
        - Да, конечно, - ответил молодой человек.
        Аморита побежала к себе наверх, чтобы взять перчатки.
        Когда она спустилась назад, Гарри ждал ее в холле, но другие мужчины уже ушли.
        - Прости, что задержала тебя, - извинилась перед братом Аморита.
        - Ройдин счел довольно странным, что ты захотела пойти с нами, - объяснил Гарри, - а не поехала в экипажах с остальными дамами. Но я думаю, ты вряд ли сможешь выдержать их общество. Тебе они действительно неприятны, прости, пожалуйста.
        - Только Зена, - ответила Аморита. - Остальные дамы вполне приятны и милы.
        - Да, эта Зена - противная особа, как и сэр Мортимер, - сказал Гарри. - Внимательно смотри, чтобы во время скачек она специально не выехала на твою полосу.
        - Я об этом уже подумала, - ответила ему сестра. - Но она уверена, что я не умею ездить верхом, поэтому, думаю, будет игнорировать меня, что, впрочем, еще и лучше.
        - Думаю, Ройдин проследит, чтобы не было столкновений и нарушений правил, - сказал Гарри. - Сам он в скачках не участвует, поэтому будет четко следить за всем происходящим.
        Аморита подумала, что это был очень правильный поступок со стороны графа.
        Когда они пришли на беговое поле, то увидели, что лошади были уже там, а граф красовался верхом на одной из них.
        Глядя на него, Аморита подумала, что могла бы и раньше предположить, что он был великолепным наездником.
        Ее отец всегда говорил, что человек должен выглядеть продолжением лошади, стать как бы ее частью.
        Безусловно, граф был именно таким.
        Он восседал на отличном черном арабском скакуне и был просто неотразим.
        Аморита не могла отвести от него восхищенного взгляда.
        Он носился по полю, давал распоряжения, чтобы организовать все должным образом. И это, насколько заметила девушка, у него получалось как нельзя лучше.
        Граф заслужил одобрение Гарри и остальных своих друзей.
        Скачки вот-вот должны были начаться, и Аморита проследила взглядом, как ее брат проехал на Крестоносце на свое место.
        Про себя она прочла молитву, в которой просила у Бога победы для Гарри.
        Не было ни малейшего сомнения, что ее брат выбрал для скачек самого лучшего коня.
        Граф дал старт, и лошади рванулись вперед. Им предстояло пробежать три круга по полю.
        Когда участники заходили на последний круг, граф занял место на финише. Аморита прошла по траве и встала рядом с ним.
        Граф наклонился к ней и тихо, чтобы его могла услышать только она, сказал:
        - Уверен, это будет Гарри.
        - Я молюсь за него, - ответила Аморита.
        - Я так и думал, - заметил Ройдин.
        Всадники приближались, и теперь девушка четко могла различить, что впереди всех был не кто иной, как Гарри.
        Соперники пытались во что бы то ни стало обойти его и прикладывали для этого нечеловеческие усилия.
        Однако он пересек финишную черту первым, обойдя ближайшего соперника более чем на полкорпуса.
        - Браво! - прокричал граф. - Молодчина, Гарри!
        Аморита не могла говорить.
        Она чувствовала, что готова закричать от радости. Но от волнения у нее перехватило дыхание. Победа Гарри была просто потрясающей!
        Всадники спешились и отвели коней к тому месту, где их дожидались конюхи.
        Все наперебой поздравляли Гарри.
        Затем компания направилась туда, где их уже поджидал его светлость граф. Это была небольшая платформа, на которой установили маленький столик.
        Граф стоял за этим столом в окружении дам. Они выглядели как букет великолепных цветов, в ослепительных платьях и роскошных шляпах.
        Кроме них на поле собралась толпа зевак.
        Это были люди, работавшие в поместье, а также те, кто пришел или приехал из деревни понаблюдать столь любопытное зрелище.
        Гарри знал, хотя и ничего не сказал об этом Аморите, что граф намеренно не позвал никого из своих соседей принять участие в скачках.
        Теперь же, когда все всадники собрались вокруг стола, граф громко заявил:
        - Молодец, Гарри! Ты был великолепен и доставил нам истинное удовольствие. И, конечно же, тебе полагается приз!
        И он вручил Гарри чек, который, как успела заметить Аморита, был выписан ровно на тысячу фунтов.
        Гарри снял шляпу и поклонился, принимая из рук графа ценный выигрыш.
        Несколько женщин сразу же бросились к нему, как будто собираясь обнять его и поздравить с победой, но Аморита опередила их.
        Одной рукой она обняла брата и поцеловала его в щеку.
        Делая это, она почувствовала, как Гарри вложил чек ей в ладонь и сжал ее.
        Она быстро, скользящим движением, переправила бумагу в карман своего жакета, который заранее расстегнула. Дело было сделано.
        И как раз вовремя.
        Когда она высвободила Гарри из своих объятий, Зена была тут как тут и своим самым обольстительным голосом, на который была способна, проворковала:
        - Гарри, дорогой, прими мои поздравления! Надеюсь, ты поделишься своим выигрышем с теми, кто тебя так любит!
        - Я уже это сделал, дорогая, - резко ответил Гарри и отошел от нее.
        В следующем заезде, который был немного отложен, Гарри скакал верхом на одной из лошадей, которую привели из конюшни немного позже.
        На этот раз первым пришел Чарльз, Джимми стал вторым. На третье же место претендовали трое соперников. Среди них был и Гарри.
        Они летели сломя голову, и на какое-то мгновение баронету показалось, что втиснуться между противниками было практически невозможно.
        Но потом, уже на последних пятидесяти ярдах, ему удалось, как показалось Аморите, почти на дыбы поставив лошадь, обогнать своих соперников.
        Девушка была абсолютно уверена, что небеса ниспослали Гарри небывалое везение.
        Снова, как и в первый раз, она завладела чеком, теперь уже на триста пятьдесят фунтов, до того, как остальные дамы успели опомниться.
        После этого все направились в замок обедать.
        Все пребывали в небывалом возбуждении, смеялись, шумели и шутили, без конца подтрунивая над Гарри и обсуждая его завидную удачу.
        Чарльз жаловался: он получил так много запросов на свой выигрыш от прекрасных дам, что, судя по всему, ему сильно повезет, если к концу дня у него останется хотя бы полкроны.
        Конечно же, он говорил это в шутку, но Аморита несколько раз проверила свой карман, чтобы убедиться, что чеки Гарри все еще были там.
        После обеда, когда дамы отправились к себе, чтобы переодеться в свои амазонки для предстоящего состязания, Аморита спрятала чеки в спальне.
        Она завернула их в платок и запрятала в карман одного из дневных платьев, висевших в шкафу.
        В первом заезде после обеда Гарри должен был скакать па Меркурии.
        Этот конь был меньше Крестоносца, но выглядел очень крепким и мускулистым.
        Аморита знала, что Гарри никогда не выбрал бы его, если бы не был уверен, что это действительно быстрый и надежный скакун.
        И он это доказал, придя первым и обогнав соперников почти на два корпуса.
        С очередным чеком был проделан прежний фокус.
        Затем Аморита отправилась искать Гусара, которого до сих пор не выводили на поле.
        Недалеко от места соревнований она увидела, что его с большим трудом пытались удержать два конюха.
        К их немалому изумлению, она настояла, чтобы они отдали ей поводья.
        - Будьте осторожны, мисс. Он очень опасен, когда ведет себя так! - предостерегли ее слуги.
        - Только не для меня, - уверенно ответила девушка.
        Она заговорила с Гусаром мягким, ласковым и спокойным голосом, каким говорила с ним раньше.
        Конь навострил уши и даже уткнулся мордой ей в плечо. Она знала, что он ее слушает и понимает.
        Она запрыгнула в седло и спокойно проехала круг, пока проходил последний мужской заезд.
        Гарри не участвовал в этом заезде, чувствуя, что это будет не вполне справедливо по отношению к другим участникам, учитывая, что он выиграл уже два основных заезда.
        Аморита увидела, что его со всех сторон окружили женщины, делая ему всяческие комплименты и устроив вокруг него настоящую возню.
        Она задавала себе вопрос: был ли их интерес вызван содержимым его кармана или тем, что он был чрезвычайно привлекательным молодым человеком?

«Они, наверное, хорошо играют на сцене, - подумала Аморита про себя. - Но в реальной жизни они просто ужасны!»
        Она не хотела быть чересчур придирчивой, но поведение этих женщин во время обеда было таким же беспардонным, как и вчера за ужином.
        Она не понимала и половины того, что они говорили, на что намекали и почему почти кричали и визжали в присутствии мужчин.
        Но сейчас девушка полностью сосредоточилась на Гусаре. Участницы подъехали к стартовой линии.
        Когда она там появилась, граф с тревогой в голосе сказал ей:
        - Все в порядке? Ты уверена, что справишься с этим буяном? Он не слишком капризничает?
        - Он ведет себя как настоящий ангел, - ответила Аморита.
        - Значит, ты просто его околдовала, - улыбнулся граф. - Тогда тебе нужно быть осторожней, иначе, если об этом узнают, тебя сожгут на костре, как ведьму!
        Аморита рассмеялась.
        Граф подъехал к ней поближе и уже серьезно сказал:
        - На самом деле, будь осторожней. Если почувствуешь, что он выходит из-под контроля, хорошенько натяни поводья и останавливайся.
        Аморита снова улыбнулась ему в ответ.
        - Впрочем, - добавил граф, как будто эта мысль только что пришла ему в голову, - у меня такое предчувствие, что ты ездишь так же хорошо, как и Гарри. А если так, то мне не стоит волноваться.
        - Со мной все будет в порядке, - заверила его Аморита.
        Едва договорив, она заметила, что с другой стороны к ней подъехала Зена, нахально и вызывающе ее разглядывая.
        - Надеюсь, ты подготовил мой выигрыш, Ройдин! - обратилась она к графу. - Этот конь действительно великолепен! - Она посмотрела на Гусара. - Остается надеяться, что он не станет препятствием у меня пути из-за мелкой выскочки, которая не умеет им управлять!
        Аморита не хотела отвечать ей на такую чрезмерную грубость и отъехала в сторону.
        Граф пригласил всех на старт.
        У самой черты произошла небольшая заминка, так как Гусар, почувствовав дух борьбы, хотел рвануться вперед раньше других.
        - Если не можешь удержать лошадь, незачем лезть и мешать другим, - съязвила Зена.
        - Ему просто не терпится выиграть, - спокойно ответила ей Аморита.
        - Ну, поскольку это маловероятно, - резко возразила Зена, - тебе бы лучше было вернуть его в конюшню, пока не поздно.
        Аморита не удостоила ее ответом.
        Через минуту граф дал сигнал, и гонка началась.
        Аморита специально, как ее всегда учил отец, в самом начале слегка попридержала Гусара.
        Она не дала ему резко броситься вперед, что он явно намеревался сделать.
        Девушка просто тихонько продолжала с ним разговаривать в своей обычной манере.
        Сначала конь рванулся вперед с такой силой, что едва не выдернул ее руки, но потом он, видимо, ее понял.
        После двух кругов их опережали три всадницы, и одной из них была Зена.
        Только когда соперницы вышли на финишную прямую, Аморита ослабила поводья и дала полную свободу Гусару.
        Как будто в точности поняв, что от него требуется, конь стрелой помчался вперед.
        Единственное, что оставалось сделать Аморите, это удержаться в седле и позволить коню примчать ее на финиш.
        Гусар обошел соперников более чем на два корпуса и пришел первым, заслужив восхищенные аплодисменты и одобрительные крики зрителей.
        Вручая Аморите выигрыш, граф сказал:
        - Думаю, не нужно тебе говорить, какая ты отличная наездница! Ты была великолепна!
        - Это только благодаря вам. Ведь вы позволили мне выбрать самого быстрого скакуна в вашей конюшне, - тихо ответила ему девушка.
        Отдавая ей чек, граф заметил:
        - Надеюсь, это позволит тебе приобрести двух таких Гусаров.
        Аморита подумала, что как раз об этом только и мечтала.
        Но было еще много гораздо более важных дел по реконструкции дома.
        Когда вся компания вернулась в замок, Зена вела себя язвительно и очень грубо, но Аморита ее не слушала.
        Девушка думала о том, что впервые в жизни она сможет на свои деньги устроить ремонт и поддержать хозяйство и не будет больше обузой для Гарри.
        За обедом он сказал ей:
        - Ты поступишь разумно, если последуешь моему совету и отправишься к себе отдыхать. После скачек и такого волнения ты, должно быть, очень устала.
        - К тебе, между прочим, это тоже относится, - ответила ему сестра.
        - Нам обоим нужно хорошенько выспаться и отдохнуть, - улыбаясь, согласился с ней Гарри. - Нет сомнений, что во время чая шампанского будет гораздо больше, чем самого чая. А нам нужно сохранить форму до вечера.
        - Гарри, ты много пьешь, - тихо заметила ему Аморита. - Тебе это совсем не идет.
        - Согласен, - ответил он. - Мне лучше не увлекаться, если я хочу завтра прокатиться верхом до нашего с тобой отъезда.
        Аморита поняла, что он решил не уезжать сегодня сразу после скачек, а был намерен оставаться в замке до завтрашнего дня.
        Она знала, что Гарри думал о том, что будет очень невежливо и даже грубо по отношению к другим гостям и самому хозяину уехать сразу же, тем более после того, как они выиграли столько денег.
        Еще был этот конкурс красоты, который граф собирался устроить теперь уже перед ужином и считал триумфальным окончанием столь успешного дня.
        Аморита отправилась к себе в комнату и обнаружила там миссис Доусон.
        - Я выиграла скачки! - радостно сообщила она, чувствуя, что должна рассказать кому-то о своей удаче.
        - Я уже слышала, - ответила миссис Доусон. - Все внизу только и говорят, какая вы замечательная наездница, мисс. Честно говоря, подобного я ожидала меньше всего!
        - Я начала ездить верхом, пожалуй, даже раньше, чем ходить, - ответила ей девушка.
        Миссис Доусон хотела было что-то сказать, но передумала и вместо этого спросила:
        - Что вы наденете сегодня вечером, мисс?
        - Ах, ну, что-нибудь, - ответила Аморита. - Думаю, в шкафу осталось еще несколько платьев, которые я не надевала.
        Экономка с огромным удивлением посмотрела на нее.
        - Но все другие дамы, - сказала она, - собираются быть в маскарадных костюмах!
        - В маскарадных костюмах? - воскликнула Аморита. - Но я об этом ничего не слышала.
        - Ну, я полагаю, они придумали это до того, как уехать из Лондона, и надеются, что это даст мужчинам лишний повод поговорить о них. Как будто им это нужно!
        В голосе миссис Доусон прозвучали презрительные нотки, и Аморита сказала:
        - Боюсь, что у меня нет маскарадного костюма, поэтому мне не нужно принимать участия в конкурсе.
        - Это бы расстроило планы его светлости, - ответила миссис Доусон. - Ожидая вас, я подумала, что в замке остались маскарадные костюмы от прежних времен, когда еще была жива ее светлость графиня - да упокоит Господь ее душу!
        - У вас здесь есть маскарадные костюмы? - спросила с надеждой Аморита. - О, пожалуйста, не могли бы вы одолжить мне один?
        - Постараюсь найти что-нибудь такое, что подойдет вам гораздо лучше, нежели те наряды, которые вы носите, - сказала экономка. - Но сейчас вам нужно поспать, мисс. Когда проснетесь, костюм будет уже готов. Я об этом позабочусь.
        - О, спасибо, спасибо! - воскликнула девушка. - Вы так добры ко мне, и я вам так благодарна!
        - Не могу понять, как ваши родители позволяют вам заниматься тем, чем вы занимаетесь! - сказала миссис Доусон.
        Аморита подумала, что экономка намекает на ее якобы пребывание на сцене, думая, что она - актриса, поэтому поспешила ответить:
        - Мои родители умерли, и у меня нет денег. Надеюсь, вы понимаете мое положение.
        - Я так и думала, - заметила миссис Доусон. - Но в то же время ведь должно же быть еще что-то, что вы умеете делать кроме этого?
        - Если есть еще что-то, чего бы я не испробовала, чтобы хоть как-то улучшить свою жизнь, скажите мне, - печально ответила девушка.
        Миссис Доусон поджала губы, будто бы сдерживаясь, чтобы не сказать, что она на самом деле думает обо всем этом.
        Затем, когда Аморита улеглась в постель, экономка, не выдержав, произнесла:
        - Жаль! Действительно, очень жаль, - вот все, что я могу сказать!
        Она задернула шторы и вышла из комнаты, не произнеся больше ни слова.
        Аморита улыбнулась про себя.

«Нэнни сказала бы то же самое!» - пришло ей в голову.
        Поскольку теперь ее мысли были заняты операцией Нэнни и больничными вопросами, которые предстояло уладить, она больше не думала о себе и о том, что ее ждет.

        Глава 6

        Увидев себя в зеркале, Аморита от души рассмеялась.
        - Вряд ли кто-нибудь ожидает, что я появлюсь в подобном виде, - весело сказала она.
        - Вы так и должны выглядеть, мисс, - ответила ей миссис Доусон. - И если хотите знать, то, по правде говоря, в этом костюме вы смотритесь очень мило и красиво.
        Аморита еще раз взглянула на себя.
        Миссис Доусон где-то нашла и принесла ей костюм, в котором мать графа играла в домашнем спектакле, ставившемся в замке как-то на Рождество.
        Это был костюм ангела, к которому, помимо всего прочего, прилагались еще и крылья.
        Безусловно, белоснежное мягкое одеяние из нежнейшей материи и крылья, сделанные из лебединых перьев, были совершенно неожиданными и необычными.
        Перед тем, как позволить Аморите посмотреть на себя в зеркало, миссис Доусон расчесала ее волосы и уложила их прямыми гладкими прядями.
        Отделив небольшую часть волос, она ловким движением прикрепила под ними позолоченный нимб.
        В подобном одеянии Аморита, конечно же, выглядела совсем иначе, нежели в платьях, которые прислала ей Милли. Теперь она была настоящим ангелом, да еще и с ореолом над головой и крыльями за плечами.
        В голове у нее промелькнуло, что это может рассердить Гарри.
        Но потом она сказала себе, что все же у нее есть выбор.
        Она могла пойти на вечеринку в обычном платье, благо их у нее хватало, а могла надеть и этот маскарадный костюм, пусть и довольно необычный.
        Аморита знала, что миссис Доусон ждет ее одобрительного ответа, и сказала:
        - Спасибо вам большое, дорогая миссис Доусон. Вы так добры ко мне! В таких случаях трудно найти подходящие слова, но я вам очень, очень благодарна!
        - Если хотите знать мое мнение, - заявила миссис Доусон, - то в этом наряде вы выглядите именно так, как и должны были бы выглядеть на самом деле. А эти ваши платья - они подходят только тем особам, которые проживают в Лондоне.
        В ее голосе проскользнула неподдельная злоба и презрение, которые говорили лучше всяких слов о ее неодобрении и враждебном отношении к остальным приехавшим в замок женщинам.
        Однако Аморита подумала, что будет большой ошибкой обсуждать или критиковать кого бы то ни было, тем более в чужом доме и с посторонним человеком, поэтому она только сказала:
        - Мне страшновато спускаться вниз, то есть немножко не по себе, хотя я не думаю, что на меня особо кто-то обратит внимание.
        Миссис Доусон не слушала ее.
        Из старой коробки она достала куклу и всучила ее в руки Аморите.
        - Вот это вам и следует держать в руках, - подвела она итог.
        Аморита вопросительно смотрела на полученный предмет.
        Кукла была замотана в шаль, поэтому было довольно трудно рассмотреть ее лицо.
        Девушка попробовала себе представить, какие грубые замечания по этому поводу обязательно отпустит Зена.
        Потом она спросила себя, с какой это стати она должна беспокоиться из-за какой-то Зены?
        Аморита еще раз поблагодарила миссис Доусон.
        Когда прозвучал гонг, возвещающий о начале конкурса и призывающий женщин спуститься в бальный зал, где их уже ожидали пристрастные судьи, Аморита направилась к двери.
        По желанию графа участниц никто не должен был видеть вплоть до самого их появления на сцене.
        Поэтому он заранее собрал всех мужчин в бальном зале, и теперь все они с нетерпением ожидали, когда же «несравненные» предстанут перед ними во всей красе.
        Когда Аморита спустилась, один из слуг поспешил показать ей вход с обратной стороны бального зала, через который участницы должны были проходить на сцену.
        Здесь же рядом находилась дверь в вестибюль, где собрались все участницы.
        Окинув будущих соперниц одним быстрым взглядом, Аморита заметила, что костюмы их были странными и неприлично вызывающими.
        Ее совсем не удивило, что Зена облачилась в костюм заклинательницы змей.
        Фактически одежды как таковой на ней было очень мало.
        На шее ее сверкало ожерелье в виде змеи с блестящими глазами-изумрудами, другая раззолоченная змея обвивала ее обнаженную талию, и еще одну, чуть побольше, она держала в руках.
        Зена разговаривала с Лу-Лу, которая выбрала костюм Пьеро. На ней был большой, весь в локонах, парик. На лице - очень яркий, но соответствующий образу макияж.
        Коротенькие панталоны выбранного ею персонажа, безусловно, подчеркивали необыкновенную красоту ее ног. Лу-Лу действительно выглядела поразительно, хотя и немного шокирующе.
        Когда Аморита вошла в вестибюль, лакей выдал ей номерок.
        Она поняла, что под этим номером должна была появиться на сцене, так как все участницы выходили строго по очереди.
        Она была одиннадцатой, а это означало, что ее выход был предпоследним. После нее должна была остаться только одна участница.
        Аморита подумала, что спешить ей абсолютно некуда, и, надеясь, что никто ее не заметит, направилась в сторону окна.
        Оно вело в сад.
        Девушка проскользнула наружу. Она очень хотела увидеть наконец фонтан и решила, что другой такой возможности больше не представится.
        Об этом она мечтала весь день.
        Ей удалось только мельком взглянуть на это чудо, потому что Гарри торопливо увел ее из сада накануне.
        За спиной она услышала музыку. Значит, первая из «несравненных» уже появилась на сцене.
        Послышались аплодисменты, и Аморита поспешила углубиться в сумрак сада.
        Фонтан оказался еще более великолепным, чем она предполагала.
        Его украшенная резьбой чаша была очень древней.
        Вода била из раскрытого рта дельфина, находящегося в руках очаровательного Купидона.
        Сверкающие струйки взлетали прямо до неба, переливаясь в лучах заходящего солнца.
        Аморита подумала, что вот так, должно быть, молитвы людей взмывают к небесам.
        Вдруг она почувствовала, что около фонтана есть кто-то еще.
        Она рассмотрела невысокого и немолодого мужчину, который начал быстро и сбивчиво говорить:
        - Ах, простите меня… мадам! Я опоздал, - пытаясь перевести дух явно после быстрого бега, отрапортовал он. - Но я… заблудился. Вот, возьмите ваш заказ. Хозяин сказал, что одна капля - и клиент будет просто пьян, две капли - он будет пьян в стельку, три капли - сразу отбросит копыта!
        Этот человек говорил на ужасном кокни. Акцент был настолько силен и усугублялся тем, что говорящий сильно запыхался, что Аморита с трудом смогла разобрать его слова.
        Затем он что-то быстро передал ей в руки, и она поняла, что это был небольшой пузырек.
        Вдруг позади раздался резкий голос:
        - Это для меня!
        Зена быстрым движением выхватила у Амориты бутылочку.
        Перед тем, как девушка успела опомниться, Зена набросилась на опешившего курьера:
        - Где тебя черти носили? Я ждала тебя еще час назад!
        - Ои знает, Ои знает, - жалобно залепетал тот, - но Ои не смог найти дорогу!
        Пока они разбирались, Аморита поспешила отойти подальше.
        У нее не было ни малейшего желания связываться с Зеной, которая вела себя с ней по-хамски.
        По нелепой случайности курьер их просто перепутал, так как было уже достаточно темно.
        Обойдя фонтан с другой стороны, Аморита увидела розовую клумбу, на секунду залюбовалась ею, затем обернулась назад.
        Около фонтана уже никого не было.
        От только что стоящих там людей и след простыл.

«Что же такое он ей принес?» - спрашивала себя Аморита.
        Затем вдруг она вспомнила слова, которые он ей говорил, вручая «заказ».
        Ее поразило, как молнией, так как она сразу же поняла, что пузырек, который она какое-то мгновение держала в руках, содержал какое-то снадобье или даже яд.
        Что он именно говорил?

«Одна капля - и пьян, две капли - пьян в стельку, три капли - отбросит копыта!»

«Уверена, она собирается сотворить с кем-то что-то ужасное», - подумала Аморита.
        Также, поскольку Зена сопровождала сэра Мортимера, Аморита поняла, что причиной всему, конечно же, были деньги, столь щедро раздаваемые графом в этот день.
        Сам собою возник вполне логичный вопрос: кого хотели опоить или, может, кто знает, отравить злодеи?
        Неужели это мог быть Гарри, выигравший три чека, которые им так и не удалось заполучить?
        Слава богу, она спрятала выигрыш там, где никто и никогда его не найдет!
        Но в то же время в душу Амориты закрался неподдельный страх.
        Внезапно ей захотелось подняться к себе и перепрятать чеки куда-нибудь подальше.
        Она побежала скорее в замок, но вдруг, словно ударом молнии, ей в голову пришла другая мысль.
        Единственным человеком на этой вечеринке, у которого действительно были большие деньги, был сам граф Элдридж.
        Зена наверняка замышляла опоить его!
        Эта мысль показалась Аморите настолько абсурдной и нелепой, что она постаралась побыстрее выбросить ее из головы.
        И все же нельзя было забывать, как невероятно богат был граф.
        Ведь если Зена пыталась выманить выигрыш Гарри, конечно же, состояние графа было для нее гораздо более лакомым куском.

«Я должна его предупредить!» - сказала себе Аморита.
        Через раскрытые окна до нее долетел звук аплодисментов, раздающихся из бального зала, где конкурс был в самом разгаре.
        Когда наконец Аморита вошла в вестибюль, там оставалось всего четыре участницы.
        - Где ты пропадала? - спросила одна из них. - Я уже было подумала, что ты пропустишь свою очередь.
        - Мне хотелось взглянуть на фонтан, - честно призналась девушка.
        Она с облегчением заметила, что Зены здесь не было. Она уже закончила выступать и присоединилась к зрителям.
        - Ты выглядишь очень миленько, - заметила молодая женщина, с которой Аморита поддерживала разговор. - Но я думаю, что образ ангела на этой вечеринке не вполне уместен!
        Остальные женщины поддержали ее дружным смехом.
        - Если уж на то пошло, я бы скорее приоделась в костюм самого дьявола! - сказала одна из них.
        - Не волнуйся, - ответила другая, - эту роль взяла на себя Зена, и можешь не сомневаться, кому-то придется сгореть с ней в Аду!
        Они снова рассмеялись.
        Тут пригласили следующую участницу, и только что говорившая женщина поспешила на сцену.
        Когда очередь дошла до Амориты, она снова почувствовала, как, по ее собственному выражению, «сотни бабочек трепещут у нее в груди».
        Она заглянула в дверь, ведущую на сцену.
        Там заканчивала свое выступление предыдущая участница, изображавшая нечто вроде канкана: подпрыгивая и задирая ноги выше головы.
        Это вызвало бурю аплодисментов среди наблюдающих за действом мужчин.
        Аморита была благодарна Богу, что ей не нужно выделывать на сцене ничего подобного, а просто спокойно пройти и с достоинством удалиться.
        В любом случае не имело никакого значения, будут ли ей аплодировать зрители или нет.
        Пока участница под номером десять спускалась со сцены, из зала раздавались задорные выкрики:
        - Ну же! Сделай это еще!
        Оркестр как будто знал, что образ Амориты будет совсем иным. Зазвучала спокойная нежная музыка, и дворецкий объявил:
        - Номер одиннадцатый!
        Медленно, поскольку она несколько оробела, что, собственно, и соответствовало ее образу, Аморита вышла на маленькую сцену.
        В руках она держала куклу и, стоя неподвижно, не сводила с нее глаз.
        Аморита не знала, что свет был направлен на нее таким образом, что ее нимб образовывал над ней яркое свечение.
        Лицо ее, которое она подкрасила совсем чуть-чуть, было добрым, нежным и в то же время очень красивым.
        На какое-то мгновение в зале воцарилась мертвая тишина.
        Каждый актер знает, что это величайшая из наград, которую только может дать ему зритель.
        Затем, так же плавно и спокойно, как и вошла, Аморита удалилась со сцены в вестибюль.
        Аплодисменты были просто оглушительными.
        Аморита подумала, что будет ошибкой присоединиться к шумному зрительному залу.
        Поэтому она и вышла в вестибюль, где теперь стояла, радуясь, что может перевести дух, так как все самое страшное для нее уже позади.
        На сцене выступала последняя участница.
        Снова играла музыка, но совсем уже другого характера.
        Аморита отправилась к противоположному концу вестибюля, чтобы через открытое окно вдохнуть немного свежего вечернего воздуха.
        Она положила свою куклу на стул, сама же наслаждалась видом из окна. Через минуту к ней присоединился Гарри.
        Он быстро вбежал в вестибюль и, подойдя к сестре, начал быстро говорить:
        - Ты не представляешь, насколько все прошло замечательно! Ты просто чудо! Где ты взяла это убранство? Уверен, в твоих чемоданах не было ничего подобного!
        - Этот костюм нашла для меня миссис Доусон, - ответила Аморита. - Если бы не она, мне не в чем было бы выступать.
        - Знаю. Мне сказали о маскарадных костюмах в самый последний момент, - виновато сказал Гарри. - И я все время думал о тебе: что же ты придумаешь? Но ты превзошла все мои ожидания. Твой выход был сказочным и очень сильно отличался ото всех остальных.
        - Я боялась, - смущенно сказала Аморита, - что ты рассердишься на меня за этот наряд.
        - Нет, ну что ты, - тихо ответил ей брат. - Наоборот, все было очень хорошо.
        Аморита огляделась и прошептала ему в ответ:
        - Мне нужно тебе кое-что сказать…
        Но перед тем, как она успела продолжить, из двери, ведущей на сцену, вдруг появился граф и с торжественной улыбкой объявил:
        - Рита, ты победила! Нет никаких сомнений на этот счет - все проголосовали единогласно!
        Аморита от изумления лишилась дара речи:
        - Нет… не может… быть!
        - Это правда, милая, - сказал ей граф. - Гарри, ты выиграл очередную тысячу фунтов. А для тебя, Рита, у меня есть особый приз.
        Пока они разговаривали, вокруг них собрались некоторые из присутствующих мужчин и несколько женщин.
        - Что это ты ей такое даешь? - с завистью спросила Зена.
        Она появилась около графа чуть ли не самой первой.
        Аморита увидела, как Гарри быстро спрятал во внутренний карман своего фрака то, что граф вручил ему.
        Поскольку граф выжидающе смотрел на Амориту, ей пришлось открыть широкий футляр, который он протягивал ей.
        На роскошном темном бархате всеми цветами радуги переливалось изысканное и, насколько могла предположить Аморита, очень дорогое бриллиантовое ожерелье.
        Она с изумлением смотрела на это великолепие.
        Не думая, что говорит, она воскликнула:
        - Но… но я не моту… принять его!
        - Конечно же, можешь, - ответил ей граф. - Я еще не встречал ни одной женщины, которая бы смогла отказаться от бриллиантов.
        Аморита хотела с ним поспорить, поскольку знала, что ее матушка не одобрила бы подобного поведения дочери.
        Она всегда говорила ей, что настоящая леди никогда не должна принимать драгоценности от мужчин.
        Ну и тем более не дорогое бриллиантовое ожерелье.
        Тут Аморита почувствовала, что Гарри, стоявший рядом, ущипнул ее за руку, и вспомнила, кем она была на этом вечере и как, соответственно, должна себя вести.
        Любая актриса вроде Зены, безусловно, должна была бы принять такой подарок.
        Гарри вынул ожерелье из футляра и надел его на шею Аморите.
        Когда он его застегнул, девушка сказала графу:
        - Спасибо… Спасибо вам… большое!
        - Я надеялся, что тебе оно понравится, - ответил граф. - А теперь пойдемте ужинать, господа! Он предложил руку Аморите.
        Она охотно оперлась на нее, думая, что со стороны графа это был просто вежливый жест, оказываемый ей как победительнице конкурса.
        Только когда она заняла за столом место справа от графа, она заметила, что по левую руку от него сидит Зена. Значит, это она заняла второе место.
        Вино лилось рекой, и казалось, все говорили разом. В столовой стоял невообразимый шум и раздавался дружный хохот.
        Женщины в своих невероятных костюмах, безусловно, придавали вечеру атмосферу праздника.
        Блюда, подаваемые к столу, были превосходны.
        Но поскольку окружающие слишком много пили, Аморита была уверена, что они просто не замечали вкуса еды и не могли оценить ее по достоинству.
        Она посмотрела на тот конец стола, где сидел Гарри, надеясь, что он сдержит свое обещание и не станет много пить.

«Если мы сможем покататься завтра верхом до отъезда из замка, - подумала девушка, - это будет просто замечательно! Особенно если мне снова позволят взять Гусара!»
        Блюда менялись одно за другим, и бокалы наполнялись все снова и снова.
        Когда ужин близился к концу, Зена вдруг повернулась к графу и, посверкивая глазами, сказала:
        - У меня для тебя есть сюрприз, Ройдин. Я думаю, он тебе очень понравится.
        - Да? И что же это? - рассеянно поинтересовался граф.
        Он ее почти не слушал, поскольку внимательно наблюдал за тем, как сидящая немного подальше от него парочка страстно целовалась, кажется, забыв обо всех остальных.
        Ему было интересно, перевернут ли они на себя свои бокалы или нет?
        Аморита, глядя на них, думала о том же.
        Кроме того, поведение это пары ей казалось чрезмерно вульгарным и непристойным.
        - У меня есть для тебя, Ройдин, - продолжала Зена, - особый любовный напиток, рецепт которого мне достался в наследство от моей бабушки.
        - Не думаю, чтобы мне был нужен любовный напиток, - усмехнулся граф ей в ответ.
        - Но ты только попробуй его! Ну, сделай мне приятное, Ройдин, - жеманно попросила Зена, делая вид, что обидится, если он этого не сделает.
        Аморита едва слушала, о чем они говорят, поскольку с негодованием продолжала смотреть на неистовую парочку.
        Но, уловив последние слова, сразу же догадалась, что коварная Зена собирается опоить графа.
        Злодейка наверняка собиралась ему дать выпить то зелье, которое принес ей незнакомец, встретившийся Аморите у фонтана.

«Если она его напоит, - подумала девушка, - она точно сможет выудить из него деньги. В этом не может быть сомнения».
        Она увидела, что на столе перед Зеной стоял тот самый злополучный пузырек.
        - Я дам тебе совсем немножко, - говорила тем временем Зена.
        Она взяла пузырек и отлила из него немного так называемого любовного напитка в рюмку из-под ликера.
        Аморита знала, что любым способом должна помешать графу выпить эту отраву.
        Она резко дернула свое бриллиантовое ожерелье, и оно упало на пол прямо им под ноги.
        Сделав это, Аморита воскликнула:
        - Ах, мое ожерелье! Пожалуйста, милорд, я такая неловкая, не могли бы вы поднять его?
        Граф наклонился между их двумя стульями, и Аморита, слегка склонившись к нему, прошептала так, чтобы слышать ее Мог только он один:
        - Ни в коем случае не пейте этот напиток! Это яд!
        Граф отлично слышал, что она ему сказала.
        Он выпрямился и, обращаясь к Аморите, протянул ей ожерелье и предложил:
        - Давай помогу застегнуть.
        Она наклонила голову, и граф надел украшение ей на шею, застегнув его за нимбом, прикрепленным к волосам.
        Когда его пальцы коснулись ее шеи, она испытала странное, доселе неведомое ей чувство, которое она никак не смогла объяснить.
        Затем граф сказал:
        - Постарайся больше не терять свой приз, а то он может нечаянно исчезнуть!
        - А если… если оно и вправду исчезнет? - спросила Аморита.
        - Тогда мне придется купить тебе другое! - без тени смущения ответил граф.
        Он рассмеялся будто бы над собственной шуткой и, откидываясь в кресле, махнул рукой и как бы нечаянно опрокинул рюмку, которую налила ему Зена.
        Содержимое пролилось на скатерть.
        - Ох, прости, пожалуйста! - воскликнул граф. - Я такой неуклюжий!
        Тут же появился слуга, который поспешил вытереть еще не впитавшуюся лужицу салфеткой.
        - Я налью тебе еще, - сказала Зена.
        Но граф, по всей видимости, больше не слушал ее.
        Он поднялся, обращаясь к своим гостям:
        - Полагаю, сейчас самое время отправиться в гостиную. Там вас ожидают карты. Или, если пожелаете, оркестр всю ночь в вашем распоряжении, так что можем идти танцевать.
        Все разом заговорили, решая, куда пойти.
        Аморита заметила, что когда они поднимались из-за стола, некоторые мужчины неустойчиво держались на ногах.
        Гарри сейчас не сидел с нею рядом, но она подумала, что он отнесется с пониманием, если она потихоньку проскользнет к себе наверх.
        Аморита вместе со всеми направилась к выходу из столовой.
        Когда же другие гости входили в зал, она быстро поднялась вверх по лестнице.
        Дойдя до лестничного пролета, девушка обернулась.
        Она увидела Зену, которая в своей обольстительной манере общалась с мужчинами. В руках у нее Аморита заметила все тот же пузырек.

«По крайней мере мне удалось уберечь графа от этой дряни!» - в сердцах подумала девушка и поспешила к себе в спальню.
        Она совсем не удивилась, застав там миссис Доусон, которая была очень довольна ее необычайной победой.
        Экономка помогла Аморите снять крылья и костюм ангела.
        Она убрала с ее головы нимб и настояла, чтобы девушка позволила ей расчесать себе волосы.
        - Все внизу только и говорили о том, что вы, мисс, на самом деле выглядите как сущий ангел! - сказала миссис Доусон. - Вы слишком хороши для той компании, в которой находитесь, это правда. Все эти девицы и мизинца вашего не стоят.
        Аморита, по правде сказать, была склонна с ней согласиться, но тем не менее ничего не сказала.
        Она в очередной раз поблагодарила миссис Доусон за помощь и за теплые слова.
        Затем она легла в постель, но не погасила свет.
        Она была слишком взволнованна, чтобы заснуть.
        Вместо этого Аморита думала, как неслыханно ей и брату повезло, ведь они выиграли такое огромное количество денег!
        Поскольку она очень боялась, что все может в один миг исчезнуть, как сказочный мираж, она вылезла из-под одеяла, подошла к шкафу, где запрятала свои сокровища, и проверила их еще раз.
        Затем она взглянула на ожерелье и подумала, за сколько сможет его продать.

«Оно мое! - гордо говорила она себе. - И не важно, сколько денег я за него получу. Главное - сделать все возможное, чтобы мы больше никогда не попадали в такое бедственное положение, в котором находились до приезда сюда. И нужно разумно тратить деньги».
        Это звучало ободряюще.
        Однако девушка знала, что будет довольно трудно растянуть полученные средства надолго с учетом того, сколько всего необходимо было сделать.
        Операцию Нэнни нужно было оплатить немедленно.
        И все же Аморита чувствовала себя гораздо счастливее, чем когда-либо в своей жизни.
        Неожиданно раздался стук в дверь.
        Аморита не успела ответить, как дверь открылась и в комнату вошел граф.
        - Что… что случилось? - спросила девушка.
        - Боюсь, ты расстроишься, - ответил граф, - но Гарри… ему стало плохо, он потерял сознание. Я перенес его к нему в спальню, и сейчас мой слуга его раздевает.
        - Потерял сознание? - Аморита всплеснула руками.
        Она не стала задавать лишних вопросов.
        Открыв смежную с ее комнатой дверь, она буквально влетела в покои Гарри.
        Верный слуга графа и один из лакеев уже уложили бесчувственного молодого человека на кровать.
        Сейчас они снимали с него обувь и фрак.
        Аморита смотрела на бледное лицо брата.
        Его глаза были закрыты, он был в абсолютном забытьи. Аморита почувствовала огромную тревогу за жизнь близкого человека.
        Потом, когда слуга аккуратно повесил фрак Гарри на спинку стула, ее вдруг словно осенило.
        Она подошла к стулу и проверила внутренний карман фрака.
        Он был пуст!
        Она повернулась к графу, который следовал за ней по пятам, и тихо, чтобы не устраивать сцен перед слугами, высказала графу свою догадку:
        - Это дело рук Зены! - гневно прошептала она. - Она отравила Гарри, как сначала собиралась отравить вас, и вытащила у него деньги, которые вы ему дали за выигрыш.
        Граф, казалось, все прекрасно понял и отвел ее назад в спальню.
        - Как ты узнала, чем она собиралась меня напоить? - спросил он. - И с чего ты взяла, что Гарри опоили этим ядом?
        Очень тихо Аморита поведала ему историю, которая произошла с ней у фонтана в саду.
        Она заметила, что граф смотрит на нее с недоверием.
        Затем на его лице промелькнуло нечто похожее на гнев, который он, однако, ничем не выдал, и, не говоря больше ни слова, резко повернулся и вышел из спальни.
        Аморита же вернулась к Гарри. Слуги уже раздели его и уложили в кровать.
        Он лежал неподвижно. Белое лицо под белоснежными простынями. На глаза Амориты навернулись слезы.
        - Думаю, мисс, с ним все будет в порядке, не отчаивайтесь, - сказал один из слуг. - Если я вам понадоблюсь, скажите ночному лакею, и он позовет меня.
        - Спасибо вам, - ответила Аморита, - спасибо большое.
        Когда слуги ушли, она положила руку брату на лоб.
        Он был еле теплым. Аморита не на шутку встревожилась, так как дыхание Гарри было прерывистым, а лицо - мертвенно-бледным. Он находился в состоянии глубокого наркотического отравления. Безусловно, он не был пьян, а был опоен этим неведомым снадобьем. Но, к счастью, яд не сильно подействовал на него, поскольку сердце билось и он все же дышал.

«Как люди могут совершать такие подлые поступки?» - спросила себя Аморита.
        Оставив открытой дверь между их комнатами, она вернулась к себе.
        Конечно же, она ожидала совсем иного финала этого их странного, но в то же время такого необычного и волнующего приключения.

«Если с Гарри все будет в порядке, мы незамедлительно уедем завтра утром, - подумала она. - Не могу видеть эту Зену!»
        Затем она еще раз подошла посмотреть на брата, который лежал абсолютно неподвижно, а потом и сама легла к себе в кровать.
        Она не стала гасить свет, думая, что если Гарри вдруг подаст звук или пошевелится, она сразу же сможет подойти к нему.
        Немного позже в дверь снова кто-то постучал. В комнату вошел граф.
        Он держал что-то в руках. Подойдя к кровати Амориты, он положил это «что-то» перед ней.
        Взглянув, она увидела, что это был тот самый чек, который получил Гарри в награду за то, что она выиграла конкурс и получила титул «несравненной».
        - Вы нашли его? - воскликнула девушка.
        - Да, нашел, - металлическим, немного угрюмым голосом ответил ей граф, - а также еще два чека, которые эти аферисты выманили или украли у других гостей, которые напились или, скорее всего, которых тоже напоили до такого состояния, что они не смогли противостоять злодеям.
        Он не стал дожидаться ответа Амориты и продолжал:
        - Я приказал им обоим убираться из моего дома немедленно. И обязательно лично прослежу, чтобы Мартина с позором выкинули из нашего клуба!
        - Я так рада… что мне удалось спасти вас от этой отравы, - сказала Аморита, - но я и предположить не могла, что эта женщина… сделает что-нибудь подобное… с Гарри!
        - С ним все будет хорошо, - успокоил ее граф. - Я и раньше что-то слышал об этом снадобье. Оно выветривается через двадцать четыре часа. Так что наутро останется только головная боль.
        Говоря это, он присел на край кровати Амориты.
        - А теперь, Рита, скажи, что же делать нам с тобой? - проникновенно спросил он.
        Девушка с удивлением посмотрела на него.
        - Я имею в виду, что я все-таки выиграл тебя на этом конкурсе и теперь хочу рассказать тебе, какие у меня планы насчет тебя.
        Аморита не могла вымолвить ни слова. Она уставилась на молодого человека, не понимая, о чем он вообще говорит, а граф продолжал:
        - Я куплю тебе один из самых красивых особняков в Челси или на Сент-Джонс-вуд, если хочешь. Обещаю, что у тебя будут самые лучшие лошади и для верховой езды, и для экипажей. Что касается ожерелья… я буду покупать тебе куда более изысканные украшения!
        - Но я… я не понимаю… о чем вы говорите, ваша светлость? - запротестовала Аморита.
        Видя, что она явно озадачена, граф поспешил ей объяснить:
        - Основным условием сегодняшней вечеринки было то, что каждый из моих приятелей должен был привести с собой самую привлекательную, по их мнению, и красивую
«несравненную» Лондона, поскольку у меня самого не было времени на поиски. Понимаешь?
        - Я… я… уверена, что Гарри ничего… ничего об этом не знал, - запинаясь, сказала девушка. - И как это возможно… как я… вообще… могу принять от вас все это? Зачем?
        - Очень просто, - ответил граф. - И я уверен, что мы будем с тобой просто счастливы вместе!
        Он улыбнулся ей, потом уже совсем другим тоном, подсаживаясь все ближе, сказал:
        - Ты такая красивая! Я знал с самого начала, когда ты только вошла, что ты совсем, совсем другая. Не такая, как все остальные женщины, собравшиеся здесь.
        Он немного помедлил, потом продолжил:
        - Мне очень жаль, что это случилось с Гарри. Но я не могу больше ждать. Я так хочу тебя, и ты не представляешь себе, что значишь для меня. Пойдем ко мне в спальню или, может, ты хочешь остаться здесь?
        Тут Аморита наконец поняла, что он имел в виду.
        Она шарахнулась от него в сторону и сказала:
        - Нет… нет, конечно же, нет! Как вам вообще могло прийти в голову… нечто подобное? Я не думала… не знала… что эти женщины… которых вы сюда… пригласили… что они такие!
        Теперь граф уставился на нее с явным недоумением.
        - Ты - не знала? Тогда кто же ты? Откуда взялась, черт возьми?
        Аморита вспомнила, что говорил ей Гарри: граф не должен был узнать правду. Ни в коем случае.
        - Я… я… актриса, - соврала она. - Хотя у меня… пока… не было ролей на сцене. Пока.
        - Актриса! - повторил рассеянно граф, как будто впервые слышал это слово. - Тогда получается, что Гарри нарушил правила?
        - О, пожалуйста! Вы не должны на него сердиться, пожалуйста! - взмолилась Аморита. - Подруга, которая должна была его сопровождать, подвела его в последний момент. Мне было так его жаль… И я предложила пойти вмести с ним.
        - Понятно, - медленно произнес граф, как будто пытаясь осмыслить все сказанное. - И я полагаю, что на тебе одежда этой подруги? Тебе она не очень-то впору.
        - Да… так и есть, - призналась Аморита.
        Она очень боялась, что граф может потребовать от Гарри вернуть выигранные деньги, поскольку тот нарушил установленные правила.
        Поэтому умоляющим голосом она попросила:
        - Пожалуйста… пожалуйста… не сердитесь на Гарри! Он поступил так, потому что… он очень… хотел участвовать в скачках… Это я убедила его взять меня с собой. Я сказала, что если пойду с ним… никаких трудностей не будет…
        Граф смотрел на нее, как ей показалось, довольно странно.
        Потом сказал:
        - Из всего, что ты мне тут наговорила, - он немного запнулся, - я могу сделать вывод, что ты просто очень любишь Гарри и не хочешь его покидать ради кого-то другого. Да?
        - Я… очень его люблю! - согласилась Аморита.
        Граф вздохнул.
        - Ну и хорошо, - с грустью сказал он. - Вечер закончился совсем иначе, нежели я мог ожидать. Надеялся я, по правде сказать, на другой финал. Но сейчас, конечно же, когда Гарри в таком состоянии, тебе нельзя его оставлять.
        - Спасибо… спасибо за понимание, - прошептала девушка.
        - Ничего труднее в моей жизни еще не было, - усмехнулся граф самому себе. - По правде говоря, Рита, ты мне испортила всю вечеринку.
        - Простите меня, - пролепетала она.
        Аморита с мольбой в глазах посмотрела на него.
        Потом, не успела она опомниться, граф привлек ее к себе и поцеловал.
        Это был короткий и очень нежный поцелуй - первый в ее жизни. Прежде Амориту не целовал ни один мужчина.
        У нее в голове промелькнула мысль, что именно таким и должен быть настоящий поцелуй, хотя на самом деле он оказался еще прекрасней.
        Какое-то мгновение граф держал се в своих объятиях.
        Затем он отстранился и хрипло сказал:
        - Спокойной ночи, Рита.
        Потом поднялся с кровати и направился к двери.
        Он ни разу не оглянулся и вышел из спальни, тихо закрыв за собой дверь.

        Глава 7

        Аморита лежала, откинувшись на подушки, и думала, что весь мир перевернулся вверх дном.
        Какое-то мгновение она еще чувствовала тот странный трепет, который испытала, когда граф поцеловал ее.
        Потом она вспомнила его слова.
        У нее даже в глазах потемнело, как после вспышки ярчайшего света.
        Он предлагал ей стать его любовницей.
        Аморита была абсолютно невинным созданием и совсем мало знала мужчин.
        Но она была хорошо образованной и начитанной девушкой.
        Конечно же, она читала о любовницах Карла II и о любовных похождениях французского короля Людовика XIV.
        Но ей и в голову не могло прийти даже на секунду, что женщины, приглашенные в замок графа Элдриджа, были вовсе не актрисами, как она наивно полагала.
        Теперь же она прекрасно поняла, что все эти дамы являлись любовницами и содержанками мужчин, которые привезли их сюда.
        Ей стало также понятно, почему Гарри так не хотел брать ее с собой вместо Милли.
        И почему он не хотел, чтобы она общалась слишком близко с Зеной или другими женщинами.
        Мысли ее снова вернулись к графу, и она прошептала:
        - Как он мог… как он мог… подумать, что я соглашусь… на подобное?
        Она содрогнулась от мысли о том, что теперь граф думал, будто она была любовницей Гарри.
        Она в панике соскочила с кровати.

«Мы должны уехать… мы должны уехать немедленно! Как я буду смотреть ему в глаза… и как должна теперь смотреть на этих женщин?»
        Аморита накинула шаль и прошла в комнату Гарри.
        Он все еще был без сознания.
        На секунду она испытала жуткое чувство страха, что он мог умереть.
        Она схватила его руку, чтобы проверить пульс.
        Сердце Гарри билось спокойно, и когда Аморита дотронулась до его лба, он был уже сравнительно теплым.
        Она вернулась к себе и начала строить планы отъезда.
        Видимо, она слегка задремала. Внезапно очнувшись, девушка поняла, что из комнаты Гарри доносились какие-то звуки.
        Она подбежала к кровати брата и увидела, что он ворочается под одеялом и вертит головой из стороны в сторону, еле слышно постанывая.
        Глаза его были закрыты, и Аморита поняла, что он все еще в состоянии сильного опьянения.
        Она взглянула на часы, стоявшие на каминной полке. Было около четырех часов утра.
        Значит, скоро начнет светать.
        Она вернулась к себе и решительно начала одеваться.
        Ей пришлось надеть дорожное платье, в котором она приехала в замок.
        Но она пообещала себе, что обязательно вернет Милли назад всю одежду, которую та ей прислала.
        Аморита не хотела больше видеть эти мерзкие наряды.
        Полностью собравшись, она спустилась вниз, чтобы позвать лакея, дежурившего ночью.
        Все кругом было тихо.
        Она шла очень осторожно, боясь, не дай бог, кого-нибудь разбудить.
        Лакей дремал в оббитом кожей кресле, которое, судя по его виду, стояло в холле уже в течение нескольких веков.
        Аморита разбудила слугу и медленно, чтобы он все понял и нигде не ошибся, проговорила:
        - Не могли бы вы сходить в конюшню и попросить подготовить экипаж, в котором приехал сэр Эдвард Хау?
        - Уже уезжаете, мэм? - спросил полусонный лакей.
        - Да, - ответила Аморита. - Сэр Эдвард почувствовал себя плохо, и мне нужно отвезти его к врачу.
        Слуга вроде бы понял.
        Потом, уже повернувшись к лестнице, чтобы вернуться к брату, Аморита сказала:
        - Когда фаэтон будет готов, не могли бы вы позвать с собой кого-нибудь, чтобы помочь мне перенести сэра Эдварда вниз и усадить его в коляску?
        Лакей удивленно поднял брови, но с готовностью ответил:
        - Сделаю, мэм.
        Он поспешил на улицу через парадный вход, а Аморита поднялась обратно в спальню.
        Она присела за секретер, находящийся в углу комнаты, и написала записку миссис Доусон.
        Своим изящным почерком она быстро набросала:

        Дорогая миссис Доусон!
        Спасибо, что вы были так добры ко мне. Я забрала сэра Эдварда домой, чтобы его осмотрел врач.
        Отдайте, пожалуйста, кому-нибудь или лучше выкиньте одежду, которую я оставила, и передайте его светлости ожерелье. Оно лежит на туалетном столике. Спасибо еще раз.
        Искренне ваша,

    Рита Рил.
        Она оставила письмо на кровати, чтобы миссис Доусон его обязательно нашла.
        Очень быстро она собрала те немногие вещи, которые действительно принадлежали ей, и завязала их в небольшой узел.
        Потом аккуратно убрала чеки, которые до сих пор прятала в шкафу, в свою дамскую сумочку.
        Сюда же она положила злополучный чек, который граф отобрал у Зены.
        Тут ей пришло в голову, что нужно дать лакею чаевые.
        Она прошла в комнату Гарри.
        К великому своему облегчению, в кармане его фрака она обнаружила мелкие деньги.
        Опять же, глядя на фрак, Аморита подумала, что совсем забыла собрать вещи Гарри.
        Второпях она вынула его чемодан из шкафа и стала запихивать туда все, что, по ее мнению, принадлежало брату.
        За этим занятием ее и застал слуга, который вошел вместе с помощником, как она и просила, чтобы перенести Гарри в экипаж.
        - Давайте я помогу, мэм, - сказал слуга.
        Аморита с облегчением вздохнула и оставила его упаковывать вещи Гарри.
        Сама же вернулась к себе, чтобы забрать накидку, которую собиралась надеть в дорогу.
        Она взглянула на шляпу с развевающимися перьями и решила не надевать ее.
        В столь ранний час вряд ли кто-то подумает, что она выглядит странно без головного убора.
        Она еще раз оглядела все вокруг, чтобы убедиться, что ничего не забыла.
        Но думать могла только о том, как этой ночью на этой самой кровати рядом с ней сидел граф, как он поцеловал ее…
        Она помнила каждое его движение.
        На мгновение она снова почувствовала тот волшебный трепет в груди.
        Потом вдруг ей пришло в голову, что граф, целуя ее, думал, что она любовница Гарри. О боже! Нет, не думать об этом!
        Она бросилась назад в комнату брата.
        Слуги уже запаковали все его вещи и сейчас заворачивали бесчувственного молодого человека в одеяла, чтобы перенести его вниз.
        - Осторожней, пожалуйста, - попросила Аморита.
        - Не волнуйтесь, мэм, мы его не уроним, - заверил ее лакей.
        Они очень медленно и осторожно, шаг за шагом, спустились вниз в холл. Аморита следовала за ними.
        Через открытую дверь она увидела, что экипаж Чарли уже поджидал их у парадного подъезда.
        Два превосходных скакуна были готовы к дороге.
        Их сдерживал конюх.
        Когда Аморита уселась на место возницы, слуга опешил и воскликнул:
        - Вы сами собираетесь управлять лошадьми, мисс?
        - Да, сама, - ответила девушка. - Уверена, это не составит большого труда. Лошади очень послушны.
        Конюх с сомнением посмотрел на нее.
        Аморита обернулась проверить, как слуги устроили Гарри на сиденье позади нее.
        Его голова лежала на мягкой подушке, со всех сторон он был укутан одеялами.
        Очевидно, он все еще был без сознания и не имел ни малейшего представления о том, что происходило вокруг.
        Аморита заплатила слугам чаевые, поблагодарив их за помощь.
        Затем, взяв в руки вожжи, приказала лошадям трогаться.
        Когда они немного отъехали, Аморите захотелось еще раз взглянуть на замок.
        Она больше никогда его не увидит. Так же, как и графа. Она это твердо для себя решила - раз и навсегда.

«Он не должен знать… кто я такая на самом деле, потому что это навредит Гарри, - говорила она себе. - Он очень скоро забудет меня… Но я… Я не забуду его никогда!»
        И, конечно же, она никогда не забудет свой первый поцелуй.
        У нее было такое чувство, что никакой другой поцелуй в ее жизни не будет таким же чудесным и волнующим, как этот.
        Потом она заставила себя сосредоточиться на дороге, чтобы как можно скорее добраться до дому.

        Через три часа Аморита уже подъезжала к воротам своего замка.
        Проезжая по парадной аллее, она отметила про себя, что, безусловно, их замок не шел ни в какое сравнение с тем величественным домом, который они недавно покинули.
        Их поместье показалось ей теперь совсем маленьким. Она подумала, что все здесь даже в более плачевном состоянии, чем ей казалось раньше.
        К этому часу солнце уже было высоко.
        Оно осветило сад, полный благоухающих цветов, которые так любила их мать.

«Вот мы и дома! - сказала себе Аморита. - Больше никаких… приключений! Теперь мы должны с умом решить, как потратить выигранные деньги. Нужно быть очень… очень осмотрительными».
        Когда она прятала полученные чеки в свою сумочку, она подумала, что, наверное, должна была бы вернуть графу ту тысячу фунтов, которую Гарри получил за нее как за
«несравненную».
        Но затем, подойдя к вопросу с практической точки зрения и взвесив все как следует, решила, что им понадобится буквально каждое пенни из этой суммы.
        Да и в любом случае граф бы не понял этого ее жеста, так как не знал и никогда не узнает, что она совсем не та, за кого себя выдает.
        Она подсчитала, что денег, которые она нашла у Гарри во фраке, им хватит, чтобы покупать еду первое время, пока они не съездят в банк.
        Потом они смогут получить наличными свои три с небольшим тысячи фунтов, которые выиграли у графа.
        Подъехав к парадному входу, Аморита увидела Бена, который спешил к ней со стороны конюшни.
        - Вы вернулись, мисс Аморита! - обрадовался он.
        - Да, Бен, и ты можешь отвести лошадей в конюшню. Но сначала я хочу, чтобы ты помог мне перенести сэра Эдварда наверх. Ему нехорошо.
        По просьбе Амориты Бен отправился в замок, чтобы позвать Бриггсов и свою жену.
        Это оказалось довольно непросто, но все вместе они все-таки перетащили чуть живого Гарри наверх.
        Аморита отогнала экипаж на конный двор.
        Она сама начала распрягать лошадей, потом к ней присоединился Бен.
        - Это превосходные лошади, мисс Аморита! - сказал он.
        - Да, управлять ими - огромное удовольствие, - согласилась девушка. - Покорми их, пожалуйста, Бен. Думаю, они сильно проголодались за это время.
        - Я присмотрю за ними, мисс, не беспокойтесь, - ответил старый слуга. - Очень жаль, что мы не можем позволить себе держать таких же красавцев.
        - Согласна, - с легкой грустью в голосе сказала Аморита. - Но, к сожалению, их нужно будет отправить назад лорду Рэйнему.
        Сказав это, она вздохнула и пошла в сторону дома.
        Она знала, что вряд ли ей посчастливится когда-нибудь снова ездить на таких породистых скакунах.
        Никогда больше она не увидит и Гусара.
        Аморита взбежала вверх по лестнице и, войдя к брату, увидела, что он лежал в постели с открытыми глазами.
        - Что… что… произошло? Как я… оказался… здесь? - спросил он хриплым и все еще очень слабым голосом, когда Аморита присела рядом с ним.
        - Я потом расскажу тебе, - ответила она. - Думаю, сейчас тебе нужно что-нибудь выпить.
        Тут, как по волшебству, в комнату вошла миссис Бриггс со стаканом в руках.
        - Что это у вас? - спросила Аморита.
        - Это мед.
        Аморита немного удивилась.
        - Мед? - спросила она.
        - Ваша матушка всегда говорила, что если мужчина выпил слишком много, то, чтобы он не мучился с похмелья, лучше всего дать ему мед, и он очень скоро придет в себя.
        Аморита увидела, что миссис Бриггс смешала мед с теплой водой.
        К ее великому изумлению, брат выпил все до капли без малейшего сопротивления.
        Он откинулся на подушки.
        - У меня ужасно болит голова! - пожаловался он.
        - Попытайся снова заснуть, - посоветовала Аморита. - А когда проснешься, головная боль обязательно пройдет.
        - Я поставлю около кровати еще один стакан с медом, - сказала заботливая миссис Бриггс. - Уговорите мистера Гарри выпить его потом, мисс Аморита.
        - Хорошо, - пообещала девушка.
        Она поднялась и отправилась в свою спальню.
        Она стянула с себя элегантное платье, которое было одолжено у Милли, и швырнула его на пол.
        Для себя Аморита решила, что никогда в жизни больше его не наденет. Она расстраивалась от одного только вида этого наряда.
        Вместо этого она надела свое старенькое платьице из беленого муслина.
        Оно было сильно застирано, но в нем Аморита чувствовала себя самой собой.
        - А не чьей-то… любовницей, - сказала она с презрительной усмешкой, глядя на свое отражение в зеркале.
        Казалось, это слово никогда от нее не отстанет.
        Поскольку она очень устала после бессонной ночи и длительной поездки, она прилегла на софу в гостиной.
        Аморита даже не успела подумать о графе, потому как погрузилась в глубокий сон.

        Вздрогнув, она внезапно проснулась. Прошло довольно много времени.
        Аморита была уверена, что день уже клонился к вечеру.
        Она поднялась и нашла на столе записку от миссис Бриггс. Неровным почерком там было написано:

        Ушла в лавку за едой. Мистера Гарри покормила.

    Бриггс.
        Аморита поспешила к брату.
        Возле его кровати стоял поднос.
        Она заметила, что Гарри поел довольно хорошо и съел многое из того, что приготовила для него миссис Бриггс.
        Он также выпил еще один стакан медовой настойки.
        Теперь же он крепко спал.
        Аморита с облегчением вздохнула. Гарри больше не находился в пугающем забытьи, в котором сестра увозила его из замка Элдридж. Он просто спал сном здорового человека.
        Дыхание его было ровным и спокойным, цвет лица полностью восстановился.

«Ему лучше, - подумала Аморита. - Думаю, завтра он поднимется с постели».
        Она тоже чувствовала себя гораздо лучше после сна.
        Подвязав волосы и осмотревшись кругом, Аморита заметила, что нигде в доме не было цветов. Видимо, в ее отсутствие никто ими не занимался.
        Их матушка всегда настаивала, чтобы в комнатах замка обязательно стояли свежие цветы.

«Пусть мы не богаты и вещи вокруг нас изношены и ветхи, - говорила она, - но цветы красивы всегда. Они сделают даже самую мрачную и скучною комнату ярче и веселей».
        Аморита спустилась в сад.
        Она начала собирать цветы, растущие на нескольких очень милых клумбах в центре сада.
        Даже за этим занятием она продолжала думать о замке графа и о чудном фонтане, который видела там.
        Как красив он был в лучах вечернего солнца!
        Ее корзинка была уже почти полной.
        На секунду он поднесла промыть стебли цветов к маленькому родничку, бившему тонкой струйкой в конце сада. Родник сделал когда-то ее отец, чтобы порадовать жену и детей.
        Вода струилась вниз по камням, вокруг которых ее мать посадила особые растения, предназначенные для каменистых пород.

«А у нас нет фонтана, - сказала себе девушка с легким вздохом сожаления. - Хотя нас вполне устраивает и этот небольшой каскад».
        Она подумала, что фонтан был в самый раз для графа.
        Никто не мог выглядеть столь величаво и привлекательно верхом на черном породистом жеребце, как Ройдин.
        И этот мужчина поцеловал ее!
        Она до сих пор чувствовала на своих губах прикосновение его губ.
        Внезапно она почувствовала, что в саду есть кто-то еще.
        Она обернулась и обмерла. Это было совершенно невероятно, но перед ней стоял граф Элдридж собственной персоной.
        Глаза их встретились.
        Казалось, они молчали целую вечность, глядя друг на друга и будучи не в состоянии ни пошевелиться, ни отвести взгляд.
        Первым прервал молчание граф и сказал серьезным тоном:
        - Конюх сказал мне, что я могу найти мисс Амориту в саду!
        - Но… почему вы… здесь? - выдохнула Аморита. - Как же… вы… оставили своих гостей?
        - Я попросил Чарли позаботиться о них, - ответил граф, - а сам решил вот узнать, что же такое случилось с вами и, конечно же, как дела у Гарри. Ведь вы так поспешно уехали.
        - Ему… уже лучше… Гораздо лучше, - пролепетала, запинаясь, Аморита.
        - И почему же вы не сказали мне, что он ваш родной брат? - неожиданно задал вопрос молодой человек.
        Аморита вскрикнула:
        - Вы… вы не должны были… узнать об этом! А если знаете, то не должны… никому… говорить! Гарри сказал, если это станет известно… ну, что он взял меня с собой на вечеринку… его… его просто выкинут из клуба «Уайт», да и с ним просто… перестанут разговаривать!
        - И все же вы с ним пошли!
        - Я должна была… должна, - ответила девушка. Нам нужны деньги… Во-первых, чтобы оплатить… операцию нашей старой нянюшке… Без операции она… она просто умрет… А во-вторых, мы просто… пытались спасти себя от… от голодной смерти!
        Ей показалось, что граф смотрит на нее несколько скептически, и начала быстро говорить:
        - Пожалуйста, поверьте мне… Уезжайте и сделайте вид… что никогда меня… не видели.
        Граф улыбнулся:
        - Думаете, это на самом деле возможно?
        - Вы должны… должны… все это забыть, если действительно любите Гарри.
        - И вы надеетесь, - последовал вопрос, - что сможете долго скрывать ото всех факт наличия сестры у нашего дорогого друга?
        - Гарри никогда… не приглашает своих друзей… сюда, - ответила Аморита, - потому что… не может позволить себе… отплатить им таким же… гостеприимством, которое… оказывают они ему. - Девушка умоляюще прижала руки к груди. - Пожалуйста… Пожалуйста, останьтесь другом Гарри, как и прежде. Позвольте ему… ездить на ваших… лошадях… и не говорите, ради бога, никому обо мне!
        - Я хочу сделать Гарри своим распорядителем скачек и управляющим своих конюшен. Он великолепно разбирается в лошадях, и лучше него мне все равно никого не найти, - сказал граф. - И, конечно же, я предложу ему жить в моем замке.
        - Это же замечательно! - воскликнула Аморита, не веря своим ушам. - Представляю, как обрадуется Гарри! Вы… О, как вы великодушны! Я в жизни не встречала более доброго и понимающего человека.
        Слова и мысли ее путались, на глаза навернулись слезы. Ее переполняло чувство благодарности этому человеку, который, как ей казалось, был еще более порядочным и достойным, нежели она думала.
        Граф, не отрываясь, смотрел на нее.
        Потом он тихо произнес:
        - Аморита, что вы почувствовали, когда я вас поцеловал?
        Поскольку вопрос прозвучал весьма неожиданно, она густо покраснела и отвернулась.
        Граф подошел немного поближе.
        - Я хочу знать, - настаивал он. - Хочу, чтобы вы сказали мне правду. Я могу ошибаться, но мне показалось, то есть у меня такое чувство, что вы еще ни с кем никогда не целовались.
        Аморита не ответила.
        Он подошел совсем близко, взял ее за подбородок.
        - Скажите мне! - настаивал он. - Я первый мужчина, который вас поцеловал?
        От его прикосновения Аморита затрепетала.
        Граф и так знал ответ на свой вопрос, не нуждаясь в каких-либо словах.
        Он привлек ее к себе, и его губы завладели ее губами.
        Сначала он целовал ее нежно, затем страстно и требовательно, как будто хотел сделать ее только своей.
        Аморита почувствовала, что звезды упали с неба и дрожали от счастья у нее в груди.
        Странный трепет, который она ощущала и ранее, теперь усилился в тысячу раз и накрыл ее теплой волной.
        Она больше не чувствовала себя самой собой. Она была частью мужчины, который сейчас так страстно ее целовал.
        Весь остальной мир просто растворился, исчез куда-то.
        Он целовал ее до тех пор, пока она не могла уже больше думать ни о чем. Теперь она жила не мыслями, а чувствами.
        Граф поднял голову.
        - Я люблю тебя! - сказал он. - Люблю, как никогда никого не любил. Скажи мне, каковы твои чувства ко мне?
        - Я… я люблю вас… тебя… - прошептала девушка, будто во сне, - я люблю тебя! Я не знала… раньше, что любовь… может быть так… прекрасна!
        Граф снова поцеловал ее.
        Затем он сказал:
        - Я до сих пор не верил, что в мире может существовать женщина, такая красивая и совершенная, как ты. И когда я увидел тебя, стоящей на сцене в костюме ангела с младенцем на руках, я понял, что именно ты предназначена мне судьбой. И этот младенец… Знаешь, мне захотелось, чтобы это был наш сын.
        Аморита вдруг очнулась.
        - Я не должна была… приезжать к вам и выходить на сцену… А вы… ты должен уехать, - спотыкаясь на каждом слове, сказала она.
        - Не собираюсь я никуда уезжать! - ответил ей граф. - Аморита, я прошу тебя… выйти за меня замуж, и ничто на свете теперь не имеет значения, кроме того, что ты должна стать моей женой!
        На секунду лицо Амориты просветлело.
        Она была так красива, что граф едва мог поверить, что она живая, настоящая.
        Потом, погрустнев, девушка сказала, чуть не плача:
        - Но, я… я не могу… выйти за тебя.
        - Почему нет? - удивился граф.
        - Потому что это навредит Гарри. Ведь ваши с ним друзья непременно узнают меня, и будет скандал!
        - Мы будем вести себя очень благоразумно, чтобы ни в коем случае не создать проблем твоему брату, - успокоил ее Ройдин. - Когда ты станешь мой женой - моей возлюбленной и драгоценной супругой, - ты будешь выглядеть совсем иначе, совсем не так, как в той безвкусной и кричащей одежде и с. килограммом косметики на лице.
        Аморита с улыбкой уткнулась ему в плечо:
        - Это Гарри сказал мне… что я должна носить все это… Но я думала, что так… нужно, если… предполагалось, что я… должна изображать актрису.
        Глаза графа светились нежностью, когда он смотрел на свою возлюбленную.
        - Можешь еще немного поактерствовать, - сказал он. - Но после нашего длинного медового месяца, когда я куплю тебе самую красивую одежду, которую смогу найти, мы уедем жить в замок и займемся капитальным ремонтом нашего обветшалого жилья.
        Он посмотрел на Амориту и, убедившись, что она внимательно его слушает, продолжал:
        - Первое время нас будут навещать только самые близкие и верные друзья - Чарли, Джимми и, конечно же, Гарри. Поскольку остальные, по моим расчетам, появятся гораздо позже, вероятность того, что кто-нибудь найдет сходство между красавицей графиней Элдридж и молодой девицей, называвшей себя Ритой Рил, очень мала.
        - Значит… я могу… выйти за тебя замуж?
        - Я бы даже сказал, что ты уже выходишь за меня замуж, - твердо заявил граф. - Тебе придется помочь мне, дорогая моя, правильно и разумно распорядиться моим состоянием, чтобы я не промотал его на скорых женщин и медленных лошадей!
        Он сказал это так забавно, что Аморита звонко рассмеялась.
        Затем сказала:
        - Знаешь, я думала… что никогда больше… не смогу прокатиться на Гусаре.
        - А что меня ты больше не увидишь, ты не думала?
        Аморита придвинулась к нему поближе.
        - Я думала… что никогда не забуду… твой поцелуй.
        - Я поцелую тебя еще миллион раз, - сказал граф. - И обещаю, что ты запомнишь каждый поцелуй.
        Он глубоко вздохнул, как абсолютно счастливый человек, и признался Аморите:
        - Не представляю, как это мне так повезло, что я смог найти в реальной жизни женщину, которая на самом деле всегда жила в моем сердце и в моих мечтах в образе чистого и светлого ангела, которого я даже не смел надеяться найти здесь, на грешной земле!
        Он снова поцеловал ее. Он целовал ее и целовал, и Аморита чувствовала, что сад буквально кружится вокруг них, а земля уходит из-под ног.
        От счастья они парили в небесах.
        Она знала, что сбылось все, о чем она так мечтала и чего так страстно желала.
        Ей больше не нужно было бояться за будущее.
        Граф, уже одним своим присутствием, вселял спокойствие и уверенность. Больше не было ни проблем, ни страха, ни унижений. И что самое главное, важнее всего другого - это то, что она больше не была одна. Теперь был любимый человек, ради которого хотелось жить и умереть.
        - Я люблю тебя… Люблю… тебя! - прошептала Аморита, поднимая голову.
        Глядя в его глаза, она знала, что оба они нашли для себя что-то такое, что в этом мире было гораздо важнее всего остального: важнее денег, друзей и врагов, замков и поместий.
        Это была их огромная любовь друг к другу, любовь мужчины к женщине, когда оба принадлежат друг другу без остатка, до конца, когда это уже не два человека, а один и когда два сердца бьются как одно.
        - Я люблю… тебя! - повторила Аморита.
        Им больше не нужны были слова, потому что граф пленил ее уста длинным страстным поцелуем, и все в мире потеряло значение, хроме их бесконечной любви.

        Примечание

        В Англии эпохи Регентства настоящие денди, красавцы франты и молодые щегольские лорды, если не пускались в какую-нибудь авантюру и не проматывали свое состояние за карточным столом, проводили время в делах сердечных. Пассиями их (а точнее сказать, содержанками) были красотки, известные в высшем свете определенным поведением. В моде в ту пору были так называемые киприотки - девушки смешанных кровей со свободными правами.
        Если одна из них выделялась особенно, ее называли «несравненной».
        У них были свои собственные экзотические имена: Белая Лань, Пересмешница, Вечерняя Звезда.
        Витриной, где они выставляли себя, была ложа в опере или отдельная кабинка в Королевском театре на Хаймаркет.
        Мужчины благородных кровей вились стаями, чтобы выразить свое почтение милым дамам, пока на сцене происходило действо, несмотря на то, что их законные супруги находились в зрительном зале.
        Фактически, если процитировать один из лучших справочников о том времени, картина наблюдалась следующая: «Влюбчивые, ведущие праздный образ жизни джентльмены эпохи Регентства вели себя абсолютно бесстыдно в своем неудержимом желании плотских наслаждений. Им было совершенно наплевать на высокие принципы морали и еще более - на последствия».
        В подобном поведении не усматривалось ничего предосудительного, поскольку у самого наследного принца был целый полк любовниц, а его брат, герцог Йоркский, пообещал своей очередной пассии Анне Марии Кларк ежемесячное содержание в тысячу фунтов.
        Самыми видными и популярными киприотками-содержанками были Генриетта Уилсон и ее сестры. Генриетта действительно была буквально идолом для мужчин высшего света. Родилась она в квартале Мэйфэйр, на Шеферд Маркет, и в пятнадцать лет сбежала из дома с графом Крэйвеном.
        Когда он наскучил ей, она бросилась в объятия старшего сына лорда Мельбурна - почтенного Фредерика Лэма. Но тот оставил ее без гроша, и новым покровителем Генриетты стал маркиз Лорн, которого сменил герцог Аргиль - весьма состоятельный человек.
        Такие перипетии судьбы, само собой, привели ее к наивысшей точке «карьеры», пока наконец она не вышла замуж.
        Генриетта, без сомнения, была «несравненной». Но жизнь не стоит на месте. Появлялись все новые лица и новые киприотки, стремящиеся во что бы то ни стало пробиться на самый верх.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам

        notes

        Примечания

1

        Мидас - Золотой Царь, в греческой мифологии царь Фригии, сын Гордия. В награду за почет, оказанный учителю Диониса Силену, получил от бога необычный дар - все, к чему прикасался Мидас, превращалось в чистое золото. - Примеч. пер.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к