Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Ожерелье Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Ожерелье любви Барбара Картленд

        # Ожерелье Марии-Антуанетты всегда приносило женщинам семьи Фокон несчастье. Поэтому, оказавшись на грани бедности, Кассия с легким сердцем решает продать фамильную драгоценность. Могла ли она предположить, что, расставшись с алмазным ожерельем, станет обладательницей сокровища куда более ценного?..

        Барбара Картленд
        Ожерелье любви

        Примечание автора

        Мне довелось видеть и держать в руках украшение, известное как ожерелье Марии Антуанетты, которым в настоящее время владеет графиня Сазерленд.
        Однако несчастной королеве Франции, закончившей свою жизнь на гильотине, оно никогда не принадлежало.
        Ее именем воспользовалась авантюристка графиня де ла Мотт, происходившая от внебрачного сына Генриха Второго (Валуа), чтобы завладеть ожерельем, которое оценивалось в один миллион шестьсот тысяч ливров. Уникальное украшение состояло из колье, насчитывавшего двадцать один крупный бриллиант, и двух нитей с сотнями мелких бриллиантов, ниспадавших переливающимися каскадами.
        Графиня ввела в заблуждение кардинала де Рогана, попросив его от имени королевы Марии Антуанетты посодействовать в приобретении ожерелья. Когда к кардиналу явился посыльный с поддельным письмом от королевы, тот, не сомневаясь в его подлинности, вручил мошенникам бесценное ожерелье. Через некоторое время ювелир потребовал за него денег, и, когда королева заявила, что непричастна к этому факту, разразился грандиозный скандал.
        Графиню де ла Мотт приговорили к публичной порке и клеймению[Ей должны были поставить клеймо в виде литеры «V» (первая буква французского слова «voleuse» - воровка).] . Однако ей удалось бежать в Лондон, захватив с собой самые крупные бриллианты из ожерелья, которые она там же и продала. В 1791 году знаменитая авантюристка умерла.
        Кардинала де Рогана оправдали, но лишили всех должностей и изгнали в ссылку. Это происшествие трагически ослабило и подорвало власть французских монархов и считается одной из главных причин жестокого террора, которым сопровождалась Великая Французская революция.

        Глава 1

1839 год
        Кассия, выглянув из окна, заметила фаэтон, катившийся по подъездной аллее. Радостно вскрикнув, девушка выбежала в коридор и поспешно спустилась в холл по великолепной дубовой лестнице с резными перилами. Она распахнула дверь как раз в ту минуту, как ее брат остановил коней.
        - Перри! - воскликнула она. - Я не ждала тебя! Какой сюрприз!
        Сэр Перегрин Фокон бросил поводья груму и вышел из экипажа. Не успел он шагнуть к крыльцу, как сестра буквально спорхнула вниз и бросилась ему на шею.
        - Как чудесно, что ты вернулся! - воскликнула она.
        - Ты мнешь мне галстук! - запротестовал брат, однако улыбнулся.
        Они вошли в холл вместе.
        - Но почему ты здесь? - продолжала расспрашивать Кассия. - Что случилось? Ты говорил, что пробудешь в отлучке несколько недель!
        - Получил новости, которые, как мне кажется, тебя обрадуют, - объяснил Перри, - но сначала мне нужно что-нибудь выпить.
        Кассия поколебалась.
        - Боюсь, остался только кларет, который я берегла на случай твоего возвращения, а кроме него, только сидр.
        - Сидра вполне достаточно, - заверил Перри, - но кларет нам понадобится.
        Она с некоторым удивлением взглянула на брата, но поскольку тот ничего не добавил, сама отправилась на кухню. Хамбер, старый дворецкий, сорок лет верой и правдой служивший еще ее отцу, сидел в буфетной, как всегда, полируя серебро и положив негнущуюся от ревматизма ногу на табурет.
        - Сэр Перегрин вернулся! - взволнованно воскликнула девушка. - И просит стакан сидра. Не вставайте, просто объясните, где он стоит.
        - В винном погребе, сразу за дверью, где похолоднее, - кивнул Хамбер, не делая попытки пошевелиться. Если хозяин вернулся, значит, придется прислуживать ему за обедом, а дворецкому каждое движение дается с трудом.
        Кассия помчалась в винный погреб и обнаружила в указанном месте несколько бочонков с сидром, сделанным, как обычно, одним из фермеров поместья. Взяв ближайший, она понесла его наверх, зная, что брат уже успел устроиться в библиотеке, комнате, где оба любили сидеть, когда оставались одни. Когда-то обстановка здесь была роскошная, но теперь занавеси выцвели, стулья нуждались в починке, а ковер местами протерся до дыр.
        Отец всегда держал поднос со спиртным в углу библиотеки для каждого, кто хотел выпить, и Перегрин, унаследовав титул баронета, продолжал следовать этому обычаю. Однако сейчас на подносе не было ни графинов, ни бутылок и стояли лишь два-три стакана, так что на освободившееся место Кассия смогла поставить небольшой бочонок. Брат вытащил затычку.
        - Дороги сегодня невероятно пыльные, - покачал он головой, - но мне удалось проделать весь путь за три часа, что уже само по себе считается рекордом.
        - И за это время ты успел еще остановиться и пообедать? Или все еще голоден? - с тревогой осведомилась Кассия, вспомнив, что в доме почти нет еды. Жена Хамбера Бетси, исполнявшая обязанности кухарки, сейчас наверняка отдыхает.
        - Нет, я останавливался поесть, - отозвался Перри, - и учитываю только то время, которое ушло на то, чтобы добраться сюда из Лондона. По правде говоря, поездка заняла три часа шестнадцать минут и несколько секунд.
        - Неудивительно, что ты так горд, - рассмеялась Кассия.
        - Поверь, мне и без того есть чем гордиться! - заверил брат. Кассия вопросительно воззрилась на него, охваченная легким страхом и гадая, что же все-таки могло случиться. Последнее время дела шли все хуже, и дошло до того, что Кассия страшилась за горячо любимого брата: вдруг ему придется жениться не по любви, как они мечтали, а на богатом приданом?! И хотя Перри был всего-навсего обедневшим баронетом, трудностей это не представит, учитывая, насколько он красив. Женщины сами бросались ему на шею, поскольку трудно было найти более интересного, воспитанного и очаровательного человека, умевшего развеселить и занять любое общество. Кроме того, прекрасный наездник и верный друг, он сумел снискать симпатию многих мужчин.
        Но даже при всем этом Кассия знала, какое унижение он испытывает каждый раз при мысли о том, что все приятели гораздо его богаче. Еще большую боль ему причиняло сознание того, что он широко пользуется их гостеприимством, не имея возможности отплатить им тем же. В прошлом некоторые ближайшие друзья приезжали к ним погостить, но Перри не мог предоставить им ни прекрасных женщин, ни верховых коней для развлечения, и постепенно Кассии пришлось проводить неделю за неделей, месяц за месяцем одной в величественном, но оскудевшем черно-белом доме, фамильном владении Фоконов на протяжении многих поколений. Они жили здесь с той поры, как семья переехала из Корнуолла, где жили первые Фоконы, в графство Суррей, поближе к Лондону. Здесь было множество развлечений, и жить здесь было куда приятнее, чем
«прозябать», как выражался отец Кассии, на краю света.
        Так или иначе, Кассия всегда чувствовала, что, несмотря на корнуолльское имя, ее родина и корни именно здесь. В этот момент, с тревогой ожидая объяснений брата, она выглядела поистине прелестной. Платье, сшитое ей самой, выцвело от бесчисленных стирок и за эти годы стало слишком тесным в груди. Упругие холмики туго натягивали тонкую материю. Зато волосы сверкали золотом, в котором проглядывали красноватые отблески, особенно когда солнечные лучи, проникающие в окно библиотеки, падали на шелковистые пряди. В огромных изумрудно-зеленых глазах тоже, казалось, искрился свет, но на этот раз в них проскальзывало настороженное выражение - неизвестно, что скажет брат.
        Он не спеша выпил полстакана сидра, прежде чем начать:
        - Ну радуйся, сестра! Кажется, удалось продать ожерелье.
        Охнув от неожиданности, Кассия воскликнула:
        - Ты уверен? Думаешь, удастся получить те деньги, что ты за него просил?
        - Я почти уверен, что стоит маркизу увидеть ожерелье, и он заплатит за него любую сумму!
        - Маркиз?
        Перри сделал еще глоток и кивнул:
        - Маркиз де Байе.
        - Француз? - пробормотала Кассия.
        - Нормандец, - поправил брат.
        - Но как ты познакомился с ним да еще успел рассказать об ожерелье?
        - Впервые я встретил маркиза год назад, когда тот покупал лошадей на аукционе
«Таттер-соллз»[Аукцион чистокровных лошадей.] , - пояснил Перри, - а потом время от времени видел на конноспортивных соревнованиях, поскольку он часто приезжает в Англию. И тут два дня назад один из моих друзей, Гарри Персивал, - помнишь Гарри?
        - Да, конечно, - ответила Кассия.
        - Так вот, Гарри привел его в Уайт-клуб, и не успел маркиз войти, как кто-то за моей спиной сказал: «Сегодня я видел де Байе на Бонд-стрит. Он покупал бриллианты для прелестного создания, которое и без того уже было увешано драгоценностями с ног до головы». - Перри немного помолчал. - И тут меня осенило. А вдруг он именно тот, кого мы ищем!
        Кассия взволнованно сжала руки:
        - О, Перри, надеюсь, ты прав! Мы так отчаянно нуждаемся в деньгах, ты сам это все время повторяешь, но ведь просто глупо принимать ту смехотворно малую сумму, которую предлагают ювелиры.
        - Если маркиз согласится, - заметил Перри, - значит, ожидание того стоило, хотя иногда, сознаюсь, нам нелегко приходилось.
        Он подчеркнуто хмуро осмотрел комнату, будто хотел лишний раз убедиться в убогости ее обстановки, и вновь обернулся к сестре.
        - Именно тебе пришлось всего хуже, - откровенно сказал он, - и клянусь, Кассия, я все сделаю, чтобы ты забыла о плохих временах. Поедешь в Лондон, накупишь красивых платьев, и мы уговорим кого-нибудь из родственников представить нас королю.
        - Звучит великолепно, - признала Кассия, - хотя я, наверное, предпочла бы иметь не платье для танцев, а лошадь для верховой езды.
        - У тебя будет и то и другое, - поклялся Перри. - Но теперь, когда маркиз прибудет через два дня, тебе придется исчезнуть.
        Кассия в изумлении уставилась на брата:
        - То есть как… исчезнуть?
        - Я не шучу, - строго объявил Перри.
        - Н-не понимаю, - растерянно пробормотала девушка.
        - Короче говоря, месье маркиз не только очень богатый человек, владелец огромного поместья и земель в Нормандии - насколько мне известно, его замок великолепен, как, впрочем, и дом в Париже, - но успел приобрести весьма скандальную славу.
        - Какую именно? - полюбопытствовала Кассия. С минуту поколебавшись, Перри все же неохотно ответил:
        - Славу настоящего повесы и распутника. Он разбил больше сердец, чем Казанова, и считается в обществе вторым Дон Жуаном. Ни одна женщина не может чувствовать себя с ним в безопасности.
        - Так вот почему ты не позволяешь мне его увидеть?
        - Совершенно верно, - подтвердил Перри. - Ты слишком молода, слишком невинна и слишком хороша собой!
        - Какой вздор! - рассмеялась Кассия. - Если маркиз, по твоим словам, преследовал самых прекрасных женщин во Франции, он на меня и не посмотрит.
        - Тут ты, пожалуй, права, - вздохнул Перри, - и все-таки он очень опасен.
        - Кто предупрежден, тот вооружен, - процитировала Кассия.
        - Дело даже не в том, что он может обратить на тебя внимание. Гарри рассказал мне, что маркиз обладает какой-то странной неодолимой притягательностью, заставляющей женщин буквально бросаться к его ногам. Если верить Гарри, маркизу стоит поднять на них глаза, и любая теряет голову.
        Кассия снова рассмеялась:
        - Ни слову не поверю! Даже если маркиз и посмотрит на меня, что весьма маловероятно, он, видимо, из тех людей, что вызывают во мне страх. Поэтому думаю, что буду слишком занята, скрываясь от него, чтобы сделать такую глупость, как влюбиться.
        - В этом ты не можешь быть уверенной, - покачал головой Перри, - поэтому стоит, пожалуй, уехать на те два дня, что он пробудет здесь.
        - Но кто же будет его развлекать?
        - Он не один.
        - С ним будет кто-то еще?
        - Да, и хотя я назвал бы такое поведение недопустимым и почти оскорбительным, однако я не в таком положении, чтобы протестовать.
        - О чем ты? - недоумевающе спросила Кассия.
        - Маркиз оставил для меня записку в Уайт-клубе. В ней говорится, что он приедет в четверг и привезет с собой мадам де Сальре.
        - Кто это?
        - Его теперешняя…
        Перри резко осекся, поняв, что едва не произнес нечто совершенно не предназначавшееся для ушей молодой девушки, и, немного подумав, пояснил:
        - Насколько мне известно, она весьма… близкий друг маркиза.
        - Хочешь сказать, что она влюблена в него! - догадалась Кассия. - Тем более ему до меня не будет дела, и если маркиз взял на себя труд привезти сюда приятельницу - значит, действительно увлечен.
        - Вполне вероятно, - нерешительно согласился Перри. - Однако он не имеет права привозить ее в дом, где живет молодая девушка.
        - Но ты же сам решил, что меня здесь не будет, - напомнила Кассия. - Ты, очевидно, не потрудился объяснить ему, что я буду играть роль хозяйки дома.
        Перри поставил опустевший стакан.
        - Нет смысла спорить по этому поводу, - твердо заключил он. - Ты должна держаться подальше от него. Возможно, стоит погостить у друзей или у викария в деревне.
        - Но ты не находишь, что викарию покажется крайне странным, если я попрошу у него приюта лишь потому, что ты принимаешь человека, манеры которого не одобряешь, - возразила Кассия. - И мы не можем никому открыть, что продаем ожерелье, иначе вся история попадет в газеты.
        Перри нахмурился:
        - О, прекрати нарочно создавать затруднения! Должно же быть место, где ты могла бы пожить два дня.
        - И что тогда будет? - осведомилась Кассия. - Ты же знаешь, слуг в доме только двое - старый Хамбер, ревматик, который едва передвигается по столовой, и наша кухарка Бетси. Она, конечно, неплохо готовит, однако не знакома с французской кухней и вряд ли сумеет удовлетворить взыскательный вкус маркиза.
        Перри продолжал хмуриться, однако не прерывал речь сестры.
        - Миссис Джонс приходит из деревни всего на два часа и не сумеет застелить без меня постели. К тому же она вечно забывает, что нужно делать, если я ей не напомню.
        Кассия задохнулась от волнения, и Перри раздраженно сказал:
        - Так попытайся найти кого-то еще.
        - И обучить его всем обязанностям за два дня? Невозможно!
        - Нет ничего невозможного, - продолжал спорить брат, - а кроме того, если мы потеряем маркиза, нет никаких гарантий, что мы найдем другого покупателя на ожерелье.
        - Но почему бы ему не посмотреть на него в Лондоне?
        - Я сказал ему, что ожерелье находилось в нашем владении со времен революции 1789 года, и упомянул, что дед купил его для бабки, которая изображена в этом ожерелье на портрете кисти Рейнолдса.
        - «Я должен это непременно увидеть! - воскликнул маркиз. - В моей коллекции есть несколько картин Рейнолдса, и я считаю его одним из лучших художников Англии, особенно там, где речь идет о женских портретах». Полностью согласен с вами, ответил я, и тогда он попросил разрешения приехать.
        - Да, и вряд ли ты можешь везти портрет таких размеров в Лондон, - кивнула Кассия.
        - И что мне было делать, - продолжал Перри, - кроме как согласиться! Но я и понятия не имел, что маркиз собирается привезти с собой какую-то утонченную привередливую французскую даму!
        Кассия тихо вскрикнула:
        - Если она, как ты говоришь, привередлива и ей у нас не понравится, то она может убедить маркиза уехать раньше, чем тот намеревался, и ожерелье останется у нас!
        Перри понял логику рассуждений сестры, однако молча встал, подошел к окну и принялся разглядывать запущенный сад с клумбами, заросшими сорняками, за которыми давно уж некому было ухаживать.
        - Нам необходима новая кухонная плита, - настаивала Кассия. - Чудо уже то, что старая протянула так долго, и если ты немедленно не починишь насос, придется носить воду из озера.
        - Знаю, знаю, - простонал Перри. - Именно поэтому необходимо, чтобы маркиз был доволен не только ожерельем, но и домом, и едой, которую подают на стол.
        - Следовательно, - решительно заключила Кассия, - ты не сможешь без меня обойтись.
        Перри схватился за голову.
        - Я пытаюсь позаботиться о тебе, - убеждал он. - Я не хочу, чтобы ты сделалась всеобщим посмешищем из-за человека, который вернется во Францию и забудет о твоем существовании.
        Кассия воздела руки к небу:
        - Как мне убедить тебя, что я и не подумаю влюбляться в него?! Мне необходимо лишь позаботиться о его удобствах и кормить так хорошо, чтобы он пришел в хорошее настроение и выложил денежки.
        Перри отвернулся от окна и, подойдя к камину, воззрился на сестру с таким выражением, словно видел ее впервые в жизни.
        - А знаешь, будь ты прилично одета и модно причесана, весь Лондон был бы у твоих ног, - задумчиво произнес он наконец.
        - О, дорогой, как ты добр! С твоей стороны очень мило говорить подобные вещи, но ты знаешь так же хорошо, как и я, что единственные, кто считает меня прекрасной, - это Бетси и Хамбер да еще, пожалуй, грачи и кролики!
        - Это уже немало! - рассмеялся Перри. - Но у меня почему-то есть предчувствие, что если я позволю тебе остаться, то в конце концов горько об этом пожалею.
        В голосе брата звучало столько беспокойства, что Кассия поднялась с дивана, подошла к нему и поцеловала в щеку:
        - Лучше тебя нет никого на свете, и ты был всегда так добр со мной! Но теперь тебе придется положиться на меня!
        - Я верю тебе, - кивнул Перри. - Тебе, но не этому проклятому французишке!
        Наступило неловкое молчание, и Перри с ужасом сообразил, что только сейчас выругался в присутствии сестры.
        - Прости, - поспешно пробормотал он. - Господи, как жаль, что с нами нет мамы! Уж она бы знала, как с ним справиться!
        - Конечно, - тихо подтвердила Кассия, но тут же неожиданно вскрикнула: - У меня идея!
        - Какая?
        - Насчет того, о чем ты только что говорил. Если бы мама и папа принимали эту привередливую француженку, все было бы хорошо и никаких затруднений не возникло бы!
        - Конечно, нет, - согласился Питер, - только, думаю, мама была бы крайне шокирована, узнав, что они путешествуют вместе, без компаньонки.
        Сам он считал, хотя и не высказывался вслух, что со стороны француза чертовски оскорбительно привозить любовниц в порядочный дом. Но не мог же он объяснить это сестре!
        - Так вот, - медленно продолжала Кассия, - моя идея состоит в том, что я представлюсь твоей женой!
        Наступило продолжительное молчание. Перри, совершенно ошеломленный, мог лишь смотреть на сестру.
        - О чем ты? - выдавил он наконец.
        - Ты считаешь, что маркиз начнет за мной ухаживать, поскольку посчитает незамужней женщиной. Но он не осмелится приблизиться ко мне, будь я хозяйкой дома и твоей женой.
        У Перри, однако, промелькнуло в голове, что маркиз вряд ли остановится перед таким препятствием, как священные узы брака. Кроме того, мадам де Сальре наверняка оставила в Париже мужа. В то же время, вероятно, будет лучше, если Кассия станет считаться замужней женщиной, а он при этом пояснит маркизу, что они женаты совсем недавно.
        Кассия ожидала ответа, и Перри, хорошенько все обдумав, осторожно предположил:
        - Возможно, ты права.
        - Но это разумное решение! - вскричала Кассия. - Я смогу остаться и принять его как следует. Постараюсь, чтобы слуги выполняли свои обязанности! Кроме того, уверяю тебя, что работы будет чересчур много и у меня совершенно не останется времени флиртовать с маркизом, каким бы привлекательным он ни оказался.
        - Я постараюсь выглядеть очень ревнивым мужем! - объявил Перри.
        Кассия восторженно захлопала в ладоши:
        - Ну конечно! Не думаю, что у него хватит смелости флиртовать со мной прямо у тебя на глазах! - И, поскольку Перри предпочел промолчать, продолжала: - Кроме того, если он занят мадам де Сальре, то скорее всего даже не заметит меня!
        Перри удивился, что не подумал об этом сам, но в то же время внезапно понял, что, пока его не было дома, сестра стала еще красивее. Женщины семейства Фоконов на протяжении веков славились своей прелестью, и это подтверждали висевшие на стенах портреты. Поэтому он в отчаянии воскликнул:
        - Безнадежно! Ничего не выйдет!
        - Но почему? - удивилась Кассия.
        - Потому что ты очень похожа на портрет мамы, который висит в гостиной, а папа всегда повторял, что ты напоминаешь жену четвертого баронета, считавшуюся знаменитой красавицей. По крайней мере так утверждали все офицеры, сражавшиеся под знаменами герцога Мальборо!
        Немного подумав, Кассия предложила:
        - Скажем, что я твоя кузина, и тоже из рода Фоконов, и мы полюбили друг друга, еще когда были совсем детьми.
        - Вполне правдоподобное объяснение, - согласился Перри, хотя и с некоторым сомнением.
        - Ну конечно, - с энтузиазмом воскликнула Кассия, - и если маркиз заинтересуется домом, я должна все знать о Фоконах. - И улыбнувшись брату, продолжала: - Стоит объяснить при этом, что, как и все Фоконы, я была воспитана на семейных преданиях и все знаю о родственниках, призраках и особенно о паршивой овце, Дурном Баронете, ставшем причиной нашего бедственного положения. Кроме того, буду очень рада, если мы сумеем продать ожерелье. Я всегда считала его несчастливым.
        - Оно станет счастливым, если мы получим все деньги, которые я прошу за него.
        Но Кассия уже не слушала. Она думала о том, что бриллиантовое колье, купленное дедом для своей жены, было причиной величайшего скандала в восемнадцатом веке.
        В 1785 году авантюристка графиня де ла Мотт увидела дорогое и фантастически красивое ожерелье, изготовленное в Париже. Она убедила кардинала де Рогана помочь ей упросить ювелиров продать это ожерелье королеве Марии Антуанетте. Но вместо этого она сама украла его, и последующий судебный процесс потряс всю Францию. Графиню арестовали, но ей удалось бежать в Лондон. С собой она взяла двадцать один алмаз - самые крупные и дорогие камни. Алмазы были вставлены в новую оправу и проданы. Купил их тогда здравствующий баронет Фокон, но из-за истории, связанной с этими камнями, и скандала, который многие историки называли причиной падения французской монархии, Кассия всегда считала, что эти камни приносят несчастье.
        И хотя ожерелье хранилось в надежном месте, куда ворам невозможно было добраться, она никогда не надевала это украшение. Кроме того, девушка не любила вспоминать о том, что мать надевала его на бал по случаю открытия охотничьего сезона, за три месяца до смерти.
        Именно из-за ценности ожерелья его так трудно было продать. После того как украшение оценили, Перри преисполнился решимости получить за него его настоящую стоимость и поклялся, что в противном случае колье так и будет лежать там, где находилось до сих пор.
        - Больше у нас нечего продать, - пояснил он сестре, - и только получив за него деньги, мы сможем привести в порядок дом и жить, как подобает Фоконам.
        Кассия, полностью соглашаясь с братом, в то же время отметила про себя, что не мешало бы в таком случае нанять более молодых и энергичных слуг. Ее сердце разрывалось при виде того, как с каждым месяцем здание все больше приходит в упадок. Она любила свой дом и заботилась о стариках в деревне, но слишком мало могла сделать для них.
        Теперь же, хотя времени оставалось совсем мало, необходимо сделать все, чтобы как следует принять маркиза и его даму, иначе, как была совершенно уверена Кассия, они немедленно уедут, даже не взглянув на ожерелье.
        В голове девушки роились тревожные мысли, но вслух она только сказала:
        - Давай перестанем тратить время на споры, Перри! Я стану леди Фокон на два дня, пока маркиз гостит здесь, и обещаю: буду так увлечена своим красавцем мужем, что не найду времени даже рассмотреть сатану, как бы тот ни искушал меня яблоком!
        - Именно этим он и займется, - заверил Перри, - а твое дело понимать, что, каким бы соблазнительным ни было это яблоко, ты должна отказаться принять его.
        - Я сделаю все, как ты говоришь, - кивнула Кассия, - но сейчас у нас слишком много дел.
        Перри вопросительно поднял брови.
        - Нам необходимо шампанское, молодая баранина, цыплята, утки и рыба. - И, улыбнувшись, добавила: - В ручье полно форели, если, конечно, сумеешь ее поймать.
        - Единственное, о чем я успел подумать, - шампанское, и именно поэтому не велел распрягать лошадей, чтобы немедленно отправиться в Гилдфорд.
        - Нам понадобится еще множество вещей, - заметила Кассия, - но твои лошади и без того устанут, так что мне лучше составить список завтра.
        Перри направился к двери:
        - Остается только надеяться, что сделка состоится, иначе мне нечем будет заплатить ни за шампанское, ни за все остальное!
        - Ты хочешь сказать, что мы совсем разорены? - с ужасом воскликнула девушка. - О, Перри, неужели ты снова играл?!
        - Мне сказали, что это верный выигрыш! - горько бросил Перри, с силой захлопывая за собой дверь.
        Кассия сжала ладонями виски, полностью сознавая, что лежащая перед ней задача почти невыполнима - ведь, кроме того, что нужно привести дом в порядок, придется приготовить огромное количество сложных изысканных блюд, о которых Бетси не имеет ни малейшего понятия. Какое счастье, что сейчас начало сентября и, следовательно, можно подавать и холодные блюда. Но в то же время, если Бетси слишком устанет, на плечи Кассии ляжет еще один тяжелый груз. Кроме того, нужно втолковать Бетси и Хамберу, чтобы те обращались к ней не «мисс Кассия», а «миледи».
        - И все это, - пробормотала она себе под нос, - лишь для того, чтобы француз принял это как должное!
        Кроме того, маркиз и его чересчур разборчивая подруга, без сомнения, будут смотреть свысока на ее скромные платья и потертую обивку мебели.
        На секунду девушка почувствовала себя униженной, но тут же гордо вскинула подбородок. Она Фокон, и, как бы ни был богат маркиз, ее кровь такая же голубая, как и у него! И пусть он даже потомок Вильгельма Завоевателя, но и Фоконы жили в Корнуолле еще до того, как он покорил Англию. В летописях говорится, что Фоконы сражались с королем Гарольдом в битве при Гастингсе.
        - Если маркиз считает, что сможет попирать ногами меня и Перри, он жестоко ошибается! - сказала себе девушка. - Когда он приедет, нужно с самого начала дать ему понять, что мы ему ровня.
        Она шагнула к двери, но, случайно увидев свое отражение в зеркале, замерла. Какое поношенное и немодное на ней платье! Теперь ясно, что даже если маркиз из вежливости не подаст виду, что заметил, насколько убого она выглядит, то уж женщина, особенно француженка, не упустит случая выразить свое презрение.
        - Нельзя в таком виде появляться на людях, - охнула Кассия. - Мне следует найти приличное платье!
        Она понимала, что необходимо пойти на кухню и подготовить Бетси к тому, что ждет их впереди. Но вместо этого девушка взбежала по лестнице в комнату рядом с материнской спальней. Раньше это была туалетная комната, хотя и довольно большая. Однако леди Фокон хранила в ней свои наряды.
        - Я всегда считала, что необязательно и совершенно неромантично держать одежду в спальне, - говаривала она, - кроме разве тех случаев, когда без этого не обойтись.
        И ее спальня стала скорее похожа на гостиную, а поскольку леди Фокон считала гардеробы уродливыми и неуклюжими, то эти предметы мебели были выставлены в туалетную комнату, которой никто не пользовался с конца прошлого века. После смерти матери Кассия почти не входила туда, считая эти покои почти святилищем. Туалеты матери так и висели в полной неприкосновенности. Правда, несколько раз, когда девушка либо вырастала из своих платьев, либо они попросту рвались, она подумывала подыскать себе что-нибудь подходящее, но последние два года ей вообще не было необходимости стараться выглядеть как девушка из благородной семьи. Перри, как правило, приезжал, домой один, а после того, как закончился период траура, соседи, кажется, позабыли о ее существовании и редко присылали приглашения.
        Денег на содержание лошадей не было, поэтому Кассия не могла охотиться зимой. Старые же лошади, на которых она ездила в деревню или к арендаторам, были достаточно надежными, но передвигались так медленно, что девушка предпочитала ходить пешком.
        Она вошла в гардеробную матери и с удовольствием ощутила нежный запах белой фиалки; каждую весну эти духи собственноручно приготовляла ее мать. Здесь также витал аромат лавандовых саше, сшитых самой Кассией и разложенных в бельевом шкафу. И на секунду перед глазами так живо предстала мать, что Кассия почувствовала, как слезы обожгли глаза. Но она тут же сурово напомнила себе, что для сантиментов сейчас не время, а нужно скорее поискать какие-нибудь туалеты, которые могли бы подойти для приема гостей.
        Если же, как она подозревала, в материнских нарядах она будет выглядеть старше своих лет - не беда, именно этого ей и хотелось.
        Кассия открыла дверцу гардероба и застыла, ошеломленная калейдоскопом красок, которые начали тут же расплываться перед глазами. Нетерпеливо смахнув с ресниц соленые капли, она выбрала несколько платьев, которые помогут сыграть роль жены Перри.
        Туалетный столик стоял у окна, и девушка, усевшись перед ним, заглянула в зеркало, но почему-то увидела в нем лицо матери.
        - Помоги мне, мама… и помоги нам продать ожерелье, чтобы Перри смог получить то, чего хочет, и привести дом в надлежащий вид!
        И у Кассии появилось странное чувство, будто лицо матери в зеркале улыбнулось ей. Девушка поспешно вскочила, закрыла дверцы гардероба и стрелой помчалась по коридору и вниз по лестнице. Столько всего предстоит сделать! Нельзя терять ни минуты!
        Она знала, что только сверхчеловеческими усилиями ей удастся подготовиться к приезду пресловутого маркиза.
        - А к тому времени, - бормотала про себя Кассия, - я уже устану так, что, будь он даже современный Казанова, если верить Перри, мне будет не до него! Что бы он ни сказал и ни сделал, мне все равно!
        Все еще смеясь собственной шутке, девушка отворила дверь, обтянутую зеленым сукном, которое давно требовало замены, и вошла в кухню. Старый Хамбер по-прежнему сидел в буфетной, полируя серебряные блюда, которые подавал господам, когда те ели одни. Кассия лихорадочно соображала, успеет ли почистить канделябры, которые намеревалась ставить на стол за ужином. Кроме того, на очереди были блюда для кушаний, подаваемых между рыбой и жарким, сахарница, сливочник, и все это помимо серебряных приборов для гостей.
        - Нет, все это просто невозможно! - с ужасом подумала она, но гордость снова и снова твердила, что такого слова нет и все, что необходимо сделать, будет сделано, и чем скорее, тем лучше.
        Старик Хамбер, не снимая ноги с табуретки, вопросительно поглядел на хозяйку. Солнце падало на остатки белых волос, обрамляющих лысину, и на морщинистое исхудавшее лицо. Скрюченные пальцы, державшие чайник, распухли от ревматизма.
        Голосом, который даже в ее собственных ушах звучал слабо и неубедительно, Кассия начала:
        - Я… мне нужно кое-что… сказать вам, Хамбер… это очень важно.

        Глава 2

        Кассия поспешила в маленькую столовую, где они обычно завтракали, и обнаружила там Перри, уже сидевшего за столом.
        - Прости, что опоздала, - задыхаясь выговорила она, - но так много всего нужно сделать.
        Она была на ногах с шести часов утра, прибирая гостиную, и уже успела приготовить спальни для маркиза де Байе и мадам де Сальре, но ужасно удивилась, услышав слова брата:
        - Помести наших гостей рядом друг с другом. Кассия подняла брови:
        - Рядом? Мне казалось, что мадам де Сальре понравится в Розовой комнате, которую я всегда считала самой красивой в доме, после маминой спальни, конечно. Это мать назвала каждую комнату в доме в честь какого-нибудь цветка, и Кассия попыталась, где возможно, повесить подходящие занавеси, положить подушки в цвет и подобрать уместные картины, которых у Фоконов была большая коллекция.
        - Послушай меня, - терпеливо повторил Перри. - Если хочешь поселить маркиза в комнату Водяных Лилий, окна которой выходят в сад, тогда мадам де Сальре должна жить в соседней спальне.
        - Но почему? - настойчиво допытывалась Кассия.
        Перри пришлось поломать голову, чтобы придумать правдоподобное объяснение. Наконец он нашелся:
        - Она может почувствовать себя одинокой или испугаться чего-то в незнакомом доме, где так мало людей.
        - Конечно, - согласилась Кассия. - Я об этом и не подумала. Тогда она может ночевать в Сиреневой комнате, тоже очень мило обставленной.
        - Не сомневаюсь, что это ей подойдет, - с облегчением заявил Перри.
        Однако комнатой довольно давно не пользовались, и, хотя миссис Джонс иногда смахивала пыль с мебели, Кассия понимала, что на ее плечи легла лишняя работа и придется сделать все возможное, чтобы вернуть былой уют. Француженка, вне всякого сомнения, привыкла к комфорту.
        Перри взял письмо, лежавшее рядом с его прибором, и, сосредоточенно хмурясь, начал читать.
        - Что… там? - с тревогой осведомилась Кассия, внезапно испугавшись, что маркиз передумал и не собирается приезжать.
        Дочитав до конца, Перри ответил:
        - Это письмо от секретаря маркиза, который сообщает, что Байе прибудет сегодня часам к пяти.
        - Вполне подходящее время, - обрадовалась Кассия. - И поскольку он француз, то скорее всего не захочет чая, так что можно предложить мадам что-нибудь освежающее, а они смогут отдохнуть до ужина.
        - Я и сам так думал, - покачал головой брат, - но тут сказано также, что маркиз приедет с грумом, а в другом экипаже будут камердинер и горничная мадам с вещами.
        Кассия охнула, но брат, как оказалось, еще не договорил.
        - Кроме того, кареты будут сопровождать двое слуг верхом.
        - Просто поверить невозможно! К чему им столько народа? И все это для небольшой поездки!
        - Я предупреждал, что маркиз считает себя важной персоной и к тому же достаточно богат, чтобы удовлетворить любой свой каприз.
        - Но… как мы сумеем их всех разместить? - беспомощно пробормотала Кассия.
        - Конечно, не сумеем, - твердо заявил Перри. - Верховым и груму придется переночевать в гостинице «Лиса и Гончие».
        - Но там им будет очень неудобно.
        - Придется, однако, приютить горничную и камердинера, - продолжал Перри, словно не слыша, - и мне следовало бы подумать об этом раньше.
        - Наверное, но прошло столько времени с тех пор, как мама могла позволить себе горничную, а у тебя никогда не было камердинера, поэтому я не представляю, как с ними обращаться.
        - Честно говоря, и я тоже, - признался Перри, - но в дворянском доме без них не обойтись.
        - Спален у нас много, но в них необходимо убрать и застелить постели, а у меня много других дел.
        - Но Бетси, конечно, сможет помочь тебе?
        - Бетси уже с ног валится, и хотя Дженни, та девушка, что я наняла в деревне, старается изо всех сил, она все-таки не имеет ни малейшего представления о том, что от нее требуется, и часто от нее бывает больше хлопот, чем пользы.
        Перри безнадежно посмотрел на письмо и сунул его в карман.
        - Почему я оказался таким глупцом, что позволил маркизу напроситься к нам в гости? - воскликнул он.
        - Не нужно винить себя, - поспешно вмешалась Кассия, - как-нибудь справимся. Но если слуг плохо принимают, они начинают жаловаться хозяевам, а это может рассердить маркиза.
        Перри, не ответив, поднялся и сказал:
        - Пойду осмотрю конюшни. Еще неизвестно, подойдут ли они для его лошадей. Я ожидал двух, а оказывается, их четыре!
        - Возможно, тебе удастся прокатиться верхом на одной из них, - предположила Кассия. Но брат, вряд ли расслышав ее, уже устремился к двери. Девушка встала из-за стола и, составив на поднос тарелки и чашки, отнесла все на кухню. Она приказала Дженни вымыть посуду и постараться ничего не разбить.
        - О, мисс Кассия, я уж и так из кожи вон лезу, - ответила та, хотя на кухонном столе уже белела небольшая кучка черепков, и Кассия, вздохнув, подумала, что, если маркиз не купит ожерелье, новой посуды им не дождаться.
        Поднявшись наверх, она отыскала миссис Джонс и попросила убрать еще две комнаты, в которых будут жить горничная и камердинер. Сначала Кассия намеревалась поселить их в помещениях для слуг, но потом передумала. В доме были две холостяцкие комнаты, небольшие, обставленные победнее и попроще. Раньше, когда был жив отец, в них часто останавливались его друзья, приехавшие на одну ночь, с тем чтобы на следующий день поохотиться.
        - Пусть слуги живут там, - решила она, - по крайней мере постели удобные и комнаты в довольно хорошем состоянии.
        Однако оказалось, что в одной комнате из дымохода вывалились хлопья сажи, запачкав каминный коврик, а в другой, из-за трещин в оконном стекле, свили гнездо скворцы.
        Когда она заканчивала уборку, Перри позвал ее обедать. Блюд было немного, и все самые простые, поскольку Кассия не хотела перегружать Бетси, которой еще предстояло готовить ужин. Холодные закуски она приготовила сама и тщательно уложила на блюда, так что старому Хамберу осталось только внести их в столовую.
        Она знала, что может доверить Бетси проследить за приготовлением бараньей ноги, и сама набрала в огороде горошка и совсем еще мелкого молодого картофеля, которые можно залить растопленным сливочным маслом. Спаржу, хотя и довольно тонкую, она решила подать вместе с основным блюдом.
        К четырем часам ноги отказывались держать хозяйку и она мечтала лишь об одном - поскорее прилечь. Накануне Кассия расставила цветы, преобразившие гостиную, так долго закрытую. Она также поставила большую вазу в холле, где цветы особенно ярко выделялись на фоне темных панелей стен и резной дубовой лестницы.
        Памятуя, что мать сделала бы именно так, девушка поставила также букет водяных лилий, только что распустившихся, в комнату маркиза и, поскольку сирень уже отцвела, принесла букет лилий в спальню мадам де Сальре. Она не поленилась поставить туда еще один букет, из белых роз, и они на фоне розовато-лиловых занавесок делали комнату прелестной.
        - Надеюсь, что она оценит мои труды, - пробормотала Кассия и рассмеялась, совершенно уверенная в том, что уроженка Парижа, знакомая к тому же с нормандским замком маркиза, лишь презрительно фыркнет, войдя в их скромный загородный дом, особенно такой, для приведения в порядок которого требуется огромная сумма денег.
        Уже открывая дверь своей комнаты, Кассия вспомнила, что из-за всех дел так и не решила, в каком из материнских туалетов она примет маркиза.
        Она уже выбрала, что надеть вечером - наряд из изумрудно-зеленого газа: его по крайней мере не нужно гладить. Девушка прекрасно понимала, что сейчас не время держать утюги на плите - это помешает и без того измученной Бетси. Кроме того, кухарка приходила в необычайное волнение, когда вокруг нее было слишком много народа.
        И вот теперь Кассия открыла гардероб. Но знакомые платья так напоминали о матери, что на какое-то мгновение она совсем было отказалась от намерения надевать их. Вполне можно встретить маркиза в одном из выцветших, ставших слишком тесными платьиц. Но тогда она опозорит и подведет Перри. А ведь если маркиз так грозен и чванлив, как она боялась, следует всячески его задабривать, иначе все приготовления будут ни к чему - француз попросту уедет.
        И поэтому девушка сняла с вешалки платье, в котором так любила видеть мать, - цвета незабудок, такого же, как ее глаза. Нет никакого сомнения, она похожа на леди Фокон. Только глаза у нее другого оттенка и рыжеватые волосы немного ярче. Леди Фокон природа наградила изумительной кожей и волосами, которые иностранцы считали присущими лишь «совершенной английской розе», и Кассия часто жалела, что она родилась чуть-чуть иной.

«Возможно, - подумала Кассия, - если маркиз даже заметит меня, то вряд ли восхитится».
        Однако думать об этом сейчас было некогда, и, поспешив в спальню, она надела уже немного вышедшее из моды платье. За последние два года юбки стали гораздо шире. Молодая королева ввела моду на обнаженные плечи, узенькие талии и множество нижних юбок, едва проходивших в двери. Костюм же леди Фокон был намного скромнее, по моде, установленной королевой Аделаидой, дамой чрезвычайно строгой и чопорной. Однако Кассия была такой худенькой, что талия казалась невероятно тонкой, а юбки - гораздо шире, чем на самом деле. Наряд обрисовывал линии грациозной фигуры. И хотя девушка сама не сознавала этого, она казалась в этом платье совсем юной.
        У нее не осталось времени как следует уложить волосы, и Кассия успела только разделить их прямым пробором и уложить узлом на затылке. Она хотела было посмотреть в последний раз в зеркало, убедиться, все ли в порядке, но в это мгновение услышала голос брата:
        - Кассия! Где ты? Они сворачивают на подъездную аллею.
        Девушка метнулась в коридор и, оказавшись на верхней площадке, подошла к окну. Оттуда даже на расстоянии были видны экипажи, пересекающие мостик через озеро. Какие прекрасные лошади! Вороные, и так хорошо подобраны!
        Мужчина, правивший каретой, почему-то надел цилиндр чуть набекрень, а когда они подъехали поближе, Кассия смогла разглядеть даму в шляпке, на которой трепетало множество перьев.
        - Поспеши, - окликнул Перри, - ты должна принять их в гостиной! Я обожду в холле.
        Оглянувшись, она увидела Хамбера. Старик, в длинной ливрее, шаркая, ковылял к передней двери. Кассия успела разглядеть только верховых, сопровождавших фаэтон, и подумала, что и их кони выглядят дорогими и породистыми. Она спустилась в холл и, пробежав мимо Перри, поспешила в гостиную. Сердце девушки колотилось, воздуха не хватало. И теперь, когда маркиз вот-вот появится в доме, Кассия почему-то испугалась. Так много зависит от его визита! Если все сорвется, смогут ли они оплатить счета, как новые, так и пришедшие неделю назад? Кассия и без того постоянно ломает голову, стараясь выпутаться из очередных долгов!
        Она попросила одного из обитателей деревни помочь Хамберу перенести наверх багаж. Тот в молодости был слугой, но теперь работал в кузнице и не хотел возвращаться назад, в те дни, когда, по его словам, был рабом и подчинялся приказам господ. Только потому, что отец Кассии был всегда к нему добр и нанимал на охотничий сезон, он согласился перейти в дом на те два дня, что маркиз останется погостить.
        - Никакой ливреи, мисс, - твердо объявил он.
        - Нет, конечно, нет, - поспешно согласилась Кассия, хотя надеялась на обратное. - Если вы хотя бы поднесете блюда к столовой, так, чтобы Хамбер смог их взять, и присмотрите за камердинером гостя, я буду вам крайне признательна.
        Она так умоляюще смотрела на него, что даже каменное сердце растаяло бы. Неудивительно, что Дуглас, хотя и неохотно, согласился. Правда, она пообещала заплатить ему больше, чем кому-либо другому, совсем необученному. Но эти расходы окупятся, если исход их предприятия будет удачным.
        Если маркиз не купит ожерелье, в панике думала Кассия, придется придумать, что еще продать. Картины и мебель должны перейти к наследнику Перри, которого, как часто говаривал брат, он просто не может себе позволить.
        Теперь же, ожидая приезда маркиза, Кассия отчаянно молилась, чтобы тот купил ожерелье и, решившись на такое приобретение, уехал как можно скорее. Услыхав голоса в холле, она подошла ближе к камину, пытаясь выглядеть как можно более непринужденно. Перри что-то говорил гостю, и, хотя голос его звучал совершенно естественно, девушка понимала, что на самом деле брат вне себя от волнения. Ему отвечал глубокий бархатистый баритон.
        Первой в раскрытую дверь вплыла мадам де Сальре, и сердце Кассии безнадежно сжалось. Она в жизни не представляла, что женщина может быть такой прекрасной. Слово «шик» идеально ей подходило. Кроме того, француженка была с головы до ног увешана драгоценностями, ухитряясь, однако, при этом не казаться ни вульгарной, ни чересчур разряженной.
        Несколько мгновений внимание Кассии было настолько поглощено красавицей гостьей, что она даже не заметила стоявшего позади мужчину. Она с трудом сделала несколько шагов к даме, напоминающей чем-то корабль под всеми парусами.
        - Позвольте представить вам мою жену, - объявил Перри.
        Девушка присела в реверансе, и мадам де Сальре протянула ручку, туго затянутую в тончайшую перчатку.
        - Надеюсь, поездка была приятной, - мягко заметила Кассия.
        - Non, просто омерзительно, - отозвалась мадам с резким французским выговором. - Пыль на ваших дорогах просто… как это сказать… ужасная… я вся от нее почернела!
        Она говорила так, словно именно Кассия была виновата в ее неприятностях. Но в этот момент вновь раздался глубокий баритон. Маркиз говорил на чистейшем английском, правда, с едва заметным акцентом.
        - Ивонн, вы, как обычно, преувеличиваете свои страдания, хотя я тоже рад, что мы наконец приехали.
        Кассия так и не успела взглянуть на маркиза, хотя подумала, что голос у него достаточно приятный. Она снова присела, и он небрежно поднес ее руку к губам. Только сейчас, подняв глаза, она обнаружила перед собой совсем не то, что ожидала. Почему7 то девушка воображала, что, как большинство французов, он окажется темноволосым, невысокого роста и, вероятно, из-за того, что наговорил Перри, будет напоминать дьявола из детских книжек.
        Но маркиз был выше Перри. Широкоплечий и узкобедрый, атлетически сложенный, он хотя и мог похвастаться темными волосами, однако на загорелом лице выделялись поразительно синие глаза, не голубые, как у ее матери, цвета летнего неба, а темно-синие, оттенка морской волны. Девушка была так поражена, что несколько мгновений не могла вымолвить слова. Но потом, вглядевшись пристальнее, она заметила, что на его губах играла легкая издевательская улыбка, придававшая красивому лицу непередаваемо циничное выражение, совершенно ему не шедшее.
        - Вы сама доброта, что пригласили нас, - сказал маркиз, - и, надеюсь, уже знаете, что я вне себя от нетерпения поскорее увидеть ожерелье и портрет.
        - Надеюсь, вы не будете разочарованы, - вмешался Перри прежде, чем Кассия смогла ответить. - Я слышал, ваша коллекция великолепна.
        - Хотелось бы думать так, - вздохнул маркиз, - но лучшее всегда враг хорошего, как вы уже успели заметить.
        - Совершенно верно, - поспешно согласился Перри. - А сейчас позвольте мне предложить вам чего-нибудь освежающего, и я уверен, нет ничего более подходящего, чем вино вашей родины.
        Он подошел к боковому столику, куда Кассия поместила ведерко со льдом, на чистку которого у Хамбера ушло полночи. В нем ждала своей очереди бутылка шампанского. Перри налил два бокала и отнес один мадам де Сальре, сидевшей, по мнению Кассии, с довольно надменным видом на диване. Мадам подчеркнуто старательно расправила юбки, чтобы показать их ширину.
        - Бокал шампанского именно то, что мне сейчас необходимо, - заметила она. - В горле так пересохло, что я не говорю, а каркаю.
        - Тогда пейте залпом, - посоветовал маркиз, - чтобы тот сладкозвучный голосок, который, по вашим же уверениям, так напоминает соловьиные трели, вновь зазвучал в этом красивом доме, хотя не сомневаюсь, что в саду поют настоящие соловьи.
        - Это правда, - засмеялась Кассия, - но еще больше у нас грачей и ворон, как в любом английском поместье.
        Маркиз, сделав глоток шампанского, попросил:
        - Расскажите о своем доме, мадам Фокон. Я не успел рассмотреть его как следует, но очень надеюсь на это, так как он показался мне очаровательным. Насколько я могу предположить, он был построен в царствование Карла Второго.
        - Вы настоящий знаток! - воскликнула Кассия. - Он был выстроен после Реставрации[Реставрация монархии в Англии и восшествие на престол сына казненного короля Карла Первого.] , как только тогдашний баронет Фокон чудом избежал казни в Тауэре!
        - Я надеюсь, вы расскажете мне эту историю. Думаю, она должна быть весьма интересной.
        В голосе и манере говорить звучало нечто позволяющее думать, что маркиз каким-то непонятным образом наградил ее комплиментом. Девушка покраснела и, повернувшись к Перри, пролепетала:
        - Ты уже объяснил, милый, что кучеру и эскорту придется остановиться в гостинице?
        И, поняв, что Перри обо всем успел позабыть, снова зарумянилась.
        - Нет, - покачал головой брат, - но я сейчас же пойду и скажу им об этом, а ты пока извинись перед маркизом за то, что мы не сможем принять всех.
        Кассия затаила дыхание.
        - Надеюсь… вы не станете… возражать… - нерешительно начала она. - Но у нас слишком мало людей в доме, и поскольку наши слуги стары и мы не смогли за такой короткий срок найти новых, и…
        - Понимаю, - кивнул маркиз, - я должен был сам об этом подумать.
        - Нет… конечно, нет! К чему вам заботиться об этом? Уверена, что хозяин гостиницы устроит их со всеми удобствами.
        Говоря по правде, она сама отправилась к мистеру Джири, владельцу «Лисы и Гончих», когда ходила в деревню за припасами к столу, и умоляла его сделать все, чтобы слугам маркиза было удобно.
        - Вы же знаете, мы люди' непривычные к гостям, мисс, да и хозяйка моя совсем состарилась - тяжко ей убирать за постояльцами.
        - Знаю, что попросила вас в последний момент, - вздохнула Кассия.
        - Ну что же, сделаю, что могу, мисс. Дам им постели, но вот как насчет еды? Все-таки лучше им жить в большом доме!
        - Но мы не сможем принять так много народа, - умоляла Кассия. - Так что, пожалуйста, мистер Джири, помогите мне. Очень, очень важно, чтобы они всем остались довольны.
        Мистер Джири рассмеялся:
        - Ни в чем вам не могу отказать, мисс, ведь я знаю вас едва ли не с пеленок, но через голову не перепрыгнешь, вот что я скажу.
        Кассия в душе была совершенно согласна с хозяином постоялого двора. Но теперь она испугалась, что маркиз рассердится и тогда ничего хорошего ждать не придется.
        - Обещаю, что ваши лошади будут накормлены, - поскорее сказала она, стремясь загладить неприятное впечатление от своих слов.
        Губы маркиза как-то странно дернулись.
        - Кажется, леди Фокон, вы предлагаете мне конфетку, чтобы скрасить вкус горького лекарства?
        - Именно так со мной поступали в детстве, - кивнула Кассия.
        - Со мной тоже, но не волнуйтесь, с моими слугами все будет в порядке, а если и нет, им придется потерпеть.
        И не успела Кассия подумать, что он совершенно пренебрегает мадам де Сальре, как француженка капризно объявила:
        - Я не успокоюсь, пока не смою эту мерзкую пыль с волос! Не будете ли вы так добры показать мне мою комнату? Я хотела бы отдохнуть перед ужином.
        - Да, конечно, - согласилась Кассия, - и, поскольку мы сейчас в деревне, надеюсь, вы не будете возражать, если мы поужинаем в половине восьмого.
        Мадам де Сальре в ужасе воздела руки к небу.
        - Половина восьмого! - воскликнула она. - В Париже я никогда не ужинаю раньше девяти!
        - Но вы сейчас не в Париже, - отпарировал маркиз, - и я к половине восьмого уже успею проголодаться.
        Кассия благодарно посмотрела на него, а мадам де Сальре, пожав плечами, направилась к двери. Девушка поспешила следом, но, проходя мимо маркиза, сказала так тихо, что услышал лишь он:
        - Спасибо… вам.
        Она говорила совершенно естественно, как с любым, кто облегчил бы ей очередной груз забот, и поэтому совершенно не заметила удивления в синих глазах.
        Проводив мадам в Сиреневую комнату, Кассия подумала, что какой бы капризной ни была француженка, ей будет трудно здесь к чему-либо придраться. Комнату наполняли ароматы лилий и роз, а лучи вечернего солнца затопили ее золотистым сиянием. Вещи уже внесли наверх, и горничная успела открыть сундук. Мельком взглянув туда, Кассия заметила, что он полон чрезвычайно дорогих нарядов.
        - Надеюсь, вы найдете все, что вам понадобится, - сказала она мадам де Сальре.
        Та обходила комнату с таким видом, будто действительно искала к чему придраться, ' и даже не потрудилась ответить, поэтому Кассия обратилась к горничной по-французски:
        - Если мадам что-нибудь потребуется, пожалуйста, скажите мне. Мы постараемся все устроить.
        - Merci, madame, вы очень добры, - ответила пожилая женщина, и Кассии показалось, что она довольно добродушна. Оставалось только надеяться, что горничная поладит с Хамбером и Бетси.
        Не желая оставаться здесь и лишней минуты, она поспешила выйти и только тогда увидела, что дверь комнаты Водяных Лилий была открыта и камердинер маркиза, выглядевший точно так же, как и следует французу, тоже раскладывает вещи маркиза. Войдя в спальню, она повторила фразу, сказанную горничной:
        - Добрый день! Если месье что-нибудь понадобится, пожалуйста, скажите мне, и мы постараемся все устроить.
        Камердинер, поднявшись, поклонился:
        - Благодарю, мадам! Служить маркизу - честь для меня. Постараюсь со всем справиться своими силами.
        Он говорил так дружески, что Кассия, улыбнувшись, призналась:
        - Я думаю, вы скоро поймете, что мы живем очень уединенно, а слуги стары, поэтому, прошу, если что-нибудь понадобится, не стесняйтесь спросить. Я сделаю все, что в моих силах.
        Француз снова поблагодарил ее и казался настолько искренним и рассудительным, что Кассия немного успокоилась. Однако, думая, что Перри нужно помочь, она поспешила спуститься в гостиную. К ее удивлению, брата там не было. Маркиз стоял у окна со множеством переплетов в виде ромбов и глядел в сад.
        - Я думала, Перри вернулся! - воскликнула Кассия.
        - Надеюсь, ему понравились мои кони, - ответил маркиз. - Я купил их только позавчера у старого друга герцога Олдерстоуна.
        - Я знаю, что у герцога прекрасные скаковые лошади, - не задумываясь, ответила Кассия, - но поразительно, что он продал вам такую чудесную упряжку! Я бы, скорее, ожидала, что он оставит их себе!
        - Достаточно сказать, что я сделал ему весьма выгодное предложение, от которого он просто не смог отказаться.
        - И часто вы так поступаете? - с любопытством спросила Кассия.
        - Когда я добиваюсь чего-то, любая цена кажется мне приемлемой, - ответил маркиз. - Я норманн по крови и всегда получаю то, чего хочу.
        Кассия вздохнула:
        - Должно быть, чудесно, когда ты так богат. И в то же время… все достается слишком легко.
        - Что вы хотите этим сказать? - осведомился маркиз. Кассия подошла к окну и взглянула на сад, который при ясном солнечном свете выглядел совершенно запущенным.
        - Я думаю, - сказала она наконец после минутной паузы, - как тяжело остаться на свете без тех, кого любишь, и кто в трудную минуту мог бы тебе помочь, и в то же время как, должно быть, непередаваемо волнующе уметь достичь цели и исполнения желаний самому.
        - Прекрасно вас понимаю, - кивнул маркиз, - но чего желаете вы?
        Кассия едва не сказала правду:
        - Желаю, чтобы вы купили бриллиантовое ожерелье!
        Однако, испугавшись, что выдаст себя, она попыталась придумать желание, не зависящее от денег, которые должен дать маркиз. Но, к удивлению девушки, он прочитал ее мысли.
        - Если не считать очевидного ответа, о чем еще вы мечтаете? - поинтересовался он.
        Кассия вспыхнула, не ожидая такой проницательности, но в голосе гостя зазвучали циничные нотки:
        - В отличие от большинства женщин вы, конечно, не можете сказать, что имеете все? Или в вашем случае истинной любви вполне достаточно?
        Кассия не сразу поняла, что он хочет сказать, но, вспомнив, что маркиз считает ее женой Перри, поспешно пробормотала:
        - Вы правы… конечно, правы: если есть любовь, остальное не имеет значения.
        Говоря это, она взглянула на маркиза и успела заметить странное выражение, промелькнувшее в его глазах. Девушка почему-то почувствовала, что именно от таких бесед «по душам» предостерегал ее брат, и, окончательно смутившись, пролепетала едва слышно:
        - Я должна посмотреть, все ли готово к ужину, и хотя уверена, что так говорить неприлично… пожалуйста… не опаздывайте… - И, подумав, что маркиз, конечно, удивится, добавила: - Я так старалась, и если кушанья будут испорчены, это окажется настоящим несчастьем!
        Маркиз неожиданно весело и очень искренне рассмеялся.
        - Ни за что не опоздаю, - поклялся он, и Кассия, понимая, что окончательно опозорилась как хозяйка дома и замужняя дама, метнулась к порогу и плотно прикрыла за собой дверь. И тут, к собственному облегчению, заметила входящего в дом Перри.
        - Все в порядке? - спросила она.
        - Никогда не видел таких прекрасных коней! - воскликнул Перри. - Обязательно посмотри, если выберешь время! Нужно каким-нибудь образом попытаться убедить маркиза, что они нуждаются в утренней пробежке.
        Кассия затаила дыхание, но тут же нашлась:
        - Не забудь напомнить ему, что у тебя… есть жена, которая очень любит… кататься верхом!
        И, мило улыбнувшись, направилась к лестнице, говоря на ходу:
        - Не опоздай к ужину! Тебе придется разливать вино. Я велела Хамберу ничего не делать, кроме как разносить блюда.
        - Не забуду, - пообещал Перри, шагнув к гостиной.
        Войдя в спальню, Кассия с облегчением подумала, что пока все идет довольно гладко, хотя еще предстоит немало волнений из-за ужина. Она с молниеносной быстротой переоделась, обнаружив, что материнское платье не только идеально сидит на ней, но и очень ей идет. Конечно, наряд далеко не так моден, как тот, который наденет мадам де Сальре, но зато кожа Кассии кажется в нем белоснежной. Она надела свое единственное украшение - черную бархатную ленточку с крошечным кулоном, недорогим, но очень красивым. Черный бархат красиво оттенял длинную грациозную шею и придавал Кассии вполне достойный вид.
        Но времени думать о собственной внешности не оставалось. Пора заняться ужином. Причесавшись, Кассия поспешила на кухню узнать, не требуется ли помощь Бетси, но, к своему облегчению, обнаружила, что все в порядке. Днем Кассия приготовила первое блюдо, а также второе - несколько небольших форелей, пойманных Перри в озере, под французским соусом, красиво украшенных ломтиками лимона. Мать научила ее готовить борщ - русский суп со свеклой. Добавляя в подогретый борщ густые сливки, она с ужасом думала о громадном счете за взятые на ферме продукты к сегодняшнему ужину.
        Закончив все дела, она быстро побежала в гостиную и с радостью обнаружила, что маркиз и мадам де Сальре уже там.
        - Пожалуйста, не сочтите это странным, но наш дворецкий слишком стар, а до столовой достаточно далеко, поэтому объявляю за него, что ужин готов.
        Маркиз поставил на стол бокал, который держал в руке.
        - Очень рад слышать это! - кивнул он. Перри предложил руку мадам де Сальре.
        - Я еще не допила шампанское, - фыркнула та. Кассия поняла, что француженке нравится ставить окружающих в неловкое положение.
        - Тогда позвольте мне захватить ваш бокал в столовую, - предложил Перри. Мадам ничего не оставалось, как принять предложенную руку и проследовать вместе с хозяином в столовую. Маркиз подошел к Кассии, стоявшей у двери, и сказал:
        - Мне кажется, леди Фокон, это первый званый ужин, который вы даете после того, как стали замужней дамой.
        - Почему вы так считаете?
        - Вы очень хотите, чтобы он удался, и поэтому ужасно волнуетесь. Кроме того, вам страшно: а вдруг что-нибудь получится не так?
        Кассия рассмеялась:
        - Просто опасаюсь, что вы слишком разборчивы и найдете наши скромные усилия в области изысканной кухни ничтожными по сравнению с искусством кулинаров вашей страны.
        - Предпочитаю ответить на это после ужина, - ответил маркиз, - но почему-то чувствую, что не ошибаюсь и вы знаете об изысканной кухне гораздо больше, чем хотите показать.
        Кассия удивленно подняла брови. Неужели ему известно, что мать научила ее готовить французские блюда, которые так любил отец? Родители провели медовый месяц в Париже и навсегда полюбили эту страну и ее кухню, но Бетси так и не сумела угодить хозяину, и потому наиболее сложные блюда леди Фокон готовила сама, а Кассия всегда помогала матери.
        Стол, на котором стояли серебряные канделябры, единственный источник освещения в комнате, выглядел необыкновенно роскошным. Кассия даже нашла время украсить центр стола цветами. Перри разливал вино, а старый Хамбер разносил тарелки с супом, по счастью, все еще горячим. Сначала Кассия была слишком взволнованна, чтобы есть. Маркиз доел суп и, отложив ложку, сказал:
        - Великолепно! Должен поздравить вас, леди Фокон с первым блюдом!
        - Вы мне льстите, маркиз, - запротестовала девушка, хотя чувствовала, что и второе блюдо удалось. Но именно в этот момент мадам де Сальре решила очаровать мужчин. В низком голосе зазвучали соблазнительно-хрипловатые нотки. Она флиртовала так искусно, что и маркиз, и Перри были полностью поглощены француженкой. Кассия оказалась в одиночестве, но это ее не волновало. По крайней мере она могла немного отдохнуть и не развлекать гостей. Мадам кокетливо хлопала сильно накрашенными ресницами; в ее устах каждое слово, казалось, приобретало двойной смысл.
        Кассия понимала: в действительности француженка вовсе не красива, но настолько неотразимо притягательна, что Перри не в силах оторвать от нее глаз. А что думает о мадам маркиз? Кассия не знала. Но, взглянув на гостя, заметила промелькнувшую во взгляде искорку и, как ей показалось, саркастическую усмешку на губах.
        К концу обеда Кассия чувствовала себя словно на сцене, где все присутствующие играли то ли драму, то ли комедию и говорили дерзкие, пикантные, остроумные слова и фразы, написанные для них кем-то другим. Сама она была счастлива ролью слушательницы и с удовлетворением отмечала, что маркиз наслаждается вкусной едой.
        Кроме всего прочего, гостям были предложены жареная баранина с овощами, типично английское блюдо, и холодное суфле, приготовленное собственноручно самой Кассией, под парижским соусом. Сыра, которым обычно заканчивается каждый обед во Франции, не было, зато девушке удалось состряпать английское сейвери, острую пряную закуску, подаваемую либо в начале, либо в конце ужина, которую так любил отец. Бетси оставалось только ее подогреть, и маркиз снова доел все, что было на тарелке. Ему, по-видимому, пришлись по вкусу как кларет, поданный к баранине, так и сотерн, подчеркнувший пикантность суфле.
        Мадам де Сальре шептала что-то Перри на ухо, очевидно, не желая, чтобы ее услышали остальные, и маркиз обратился к Кассии:
        - Теперь вы наконец можете успокоиться. И позвольте поблагодарить вас, мадам, за превосходный ужин: он совершенно такой же, какие мне доводилось едать в Париже, если не лучше. Поверьте, вы великолепная хозяйка.
        - Вы скорее всего просто мне льстите, но я так рада слышать это!
        - Где вы научились так хорошо готовить? Только не говорите, что английской кухарке удались все эти блюда, в каждом из которых есть нечто очень мне знакомое.
        - Меня научила мать, - пояснила Кассия. - Родители проводили много времени во Франции.
        Но тут же сообразила, что говорит как незамужняя девушка, и быстро добавила:
        - То же самое можно сказать о моих свекре и свекрови.
        - Я всегда считал, - заметил маркиз, - что англичане не одобряют браков между кузенами.
        Кассия знала старое изречение, гласившее, что брак двоюродного брата и сестры должен оставаться бездетным, и сейчас, вспомнив об этом, застыдилась и покраснела.
        - Мы троюродные брат и сестра, - тут же сочинила она, - и поскольку знали друг друга с детства, возможно, самым естественным было влюбиться друг в друга.
        - И вы, конечно, очень-очень любите мужа? Он невольно взглянул в сторону Перри, явно увлеченного мадам де Сальре, которая что-то говорила так тихо, что ни маркиз, ни Кассия ничего не могли расслышать.
        - Люблю. Очень люблю, - твердо ответила Кассия.
        - И никогда не обращали внимания ни на кого другого? - продолжал допытываться маркиз.
        - Что вы… нет… я не могла бы…
        И снова поняв, что говорит о себе, мисс Кассии Фокон, поспешно поправилась:
        - Мы всегда были вместе.
        - И все же ваш муж ездит в Лондон один? - удивился маркиз. - Я не раз видел его на скачках.
        - У меня слишком много дел по дому, - пояснила Кассия.
        - И вы не возражаете против того, что он бросает вас здесь? Развлекается? Прекрасно проводит время?
        Кассии показалось, что любопытство маркиза переходит уже все границы. Поэтому девушка решила поскорее закончить этот ставший слишком опасным разговор:
        - Думаю, пора нам оставить вас, джентльмены, за портвейном и сигарами.
        Она поднялась, но мадам де Сальре не сделала ни малейшей попытки встать и вместо этого продолжала шептать что-то Перри, отчего тот громко смеялся. Но тут, словно вдруг заметив, что хозяйка стоит, воскликнула:
        - Mon Dieu[Бог мой (фр.).] ! Вечно я забываю этот примитивный обычай англичан - покидать мужчин за столом! - И, положив ладонь на руку Перри, промурлыкала: - Не слишком задерживайтесь, mon cher![дорогой (фр.)] Поверьте, я лично предпочитаю беседу мужчин трескотне женщин!

        Глава 3

        Кассия не смогла уснуть. Она снова и снова перебирала все события дня, тревожась, не забыла ли чего, все ли было сделано для удобства гостей. Она успела подумать о том, что те ночью могут захотеть пить, и поставила на ночные столики два маленьких стеклянных кувшинчика, которые так любила мать, по счастью до сих пор оставшихся целыми. Кроме того, девушка велела принести в комнату мадам де Сальре душистого масла белых фиалок для ванны. Мать всегда делала эту эссенцию, как, впрочем, и собственные духи. Дуглас отнес ведра с горячей водой в обе спальни. Кассия попросила его наполнить ванны, а потом вылить грязную воду.
        Она ускользнула наверх раньше остальных, чтобы убедиться, все ли в порядке, и потрясенно замерла перед совершенно прозрачной ночной сорочкой мадам де Сальре. И хотя одеяние показалось ей изумительным, все же Кассия была уверена, что мать сочла бы его крайне нескромным.
        Но по крайней мере ужин удался, и оставалось лишь молиться, чтобы завтрашний день прошел так же гладко. Правда, девушка знала, каким тяжким трудом будет для Бетси готовить дополнительные блюда, да еще в таком количестве.
        Кроме того, она никак не могла понять, что в действительности думает о маркизе. Он оказался таким огромным и просто подавлял не только своим ростом и силой, но и наблюдательностью и острым умом. Да, маркиз совершенно не походил на образ француза, сложившийся у Кассии.
        Но тут она вспомнила, что сказал гость, когда они говорили о конях, купленных у герцога:
        - Я норманн и всегда добиваюсь того, чего хочу!
        Норманн!
        И только тут до Кассии дошло, что он имел в виду не только то, что живет в Нормандии. Она долго лежала, обдумывая это открытие, и решила, что должна получить ответ на все свои вопросы прямо сейчас. Встав с постели, она накинула поношенный шерстяной халат, служивший ей верой и правдой много лет, и осторожно приоткрыла дверь.
        Вокруг стояла тишина, и девушка решила, что Перри и гости, должно быть, давно спят.
        Она специально оставила гореть в коридоре два канделябра, подумав, что, если кому-нибудь из гостей придет мысль прогуляться ночью, в коридоре будет слишком темно и мрачно. И сейчас Кассия без всяких затруднений спустилась вниз и добралась до библиотеки, большой комнаты, уставленной старинными книгами. Их было слишком много, но Кассия в точности знала, где отыскать ту, что понадобилась ей. И уже через несколько минут она сняла с полки том Британской энциклопедии.
        Девушка всегда мысленно благодарила расточительность предка, Дурного Баронета, когда приходилось узнавать что-то новое. Именно он купил энциклопедию, которая впервые вышла в 1758 году. С тех пор к ней прибавлялись все новые тома, раннее издание выглядело очень старым и потрепанным. Кожаный переплет выцвел и потускнел.
        Кассия нашла статью о Нормандии и, прочитав короткое описание этой области Франции, взволнованно охнула. Именно викинги, племя скандинавских воинов, совершали набеги на французское побережье во времена Карла Великого. Первым герцогом Нормандии был Ролло, который, если верить преданиям, так и умер язычником. И самым интересным оказалось то, что его внуком был Вильгельм Завоеватель - английский король Вильям Первый.
        Статья занимала несколько страниц, но Кассия, напрягая зрение, решила прочитать до конца. Сначала норманны были всего лишь варварами, уничтожавшими все, куда ступала их нога, стремившимися лишь к бессмысленным грабежам и убийствам, но шли века, и они превратились в истинных рыцарей. И по-прежнему оставались могучими, свирепыми и неукротимыми. И Кассия почему-то ощущала, что все это применимо и к маркизу.
        Она не замечала, как шло время, погруженная в чтение. Везде, куда ни попадали норманны, они становились вождями и правителями и чаще всего сами устанавливали законы. Они были наделены такой силой, что горстка норманнов могла уничтожить вражеское войско, во много раз превосходящее их численностью, и обладали необыкновенными способностями быстро пересекать моря и земли. Но неизменное мужество и безошибочный инстинкт вели их к победе, и хотя обстоятельства не всегда благоприятствовали норманнам, однако они всегда выделялись среди обычных людей, и ими невозможно было не восхищаться.
        Закрыв книгу, Кассия глубоко вздохнула. Девушку всегда трогало прочитанное, и каким-то образом оно становилось частью ее самой. Теперь же она невольно думала о том, как это волнующе - принимать в доме потомка древних норманнов. Маркиз по происхождению стоял на голову выше других мужчин.
        Кассия поставила энциклопедию обратно на полку, задула свечу, зная, что может найти обратную дорогу с закрытыми глазами, и шагнула к двери. Она решила, что завтра же уговорит маркиза рассказать о его предках. В книге говорилось, что Байе - одно из поместий в Нормандии, принадлежавших ранее герцогу Ролло. Там осели норманны, пришедшие с севера.
        Она добралась до верхней площадки и уже хотела ступить в коридор, но в этот момент уловила какое-то движение в дальнем конце и инстинктивно замерла. Но тут же при слабом свете свечи, все еще тлевшей в канделябре, заметила, что дверь спальни мадам де Сальре открыта. Кассия подумала, что, возможно, как и предполагал Перри, мадам напугана. Говоря по правде, вечером, в один из тех моментов, когда мадам де Сальре кокетничала с Перри, маркиз сказал Кассии:
        - О чем вы тревожитесь? Я вижу в ваших глазах беспокойство.
        Кассия рассмеялась:
        - Теперь у меня нет оснований волноваться, ведь вам понравился ужин.
        - Очень, - кивнул маркиз, - и мне следует поблагодарить вас за прелестный букет, так украсивший стол.
        - Жаль, что единственными маленькими цветочками, которые я смогла найти, оказались анютины глазки.
        - Никогда не видел столь оригинально составленной композиции, и, конечно, именно вы поставили цветы в моей спальне.
        - Плохо, что водяных лилий оказалось так мало, но они только начали цвести.
        - Мне кажется, они похожи на/вас, - тихо вымолвил маркиз.
        Кассия, однако, даже не поняла, что ей только что сказали комплимент, и вместо этого пробормотала:
        - Моя м… то есть свекровь назвала все комнаты именами цветов. Я хотела сначала поместить мадам де Сальре в Розовую комнату и украсить ее розами, но Перри предложил Сиреневую комнату, правда, сирень уже отцвела.
        - Почему ваш муж настаивал на этом? - с любопытством осведомился маркиз.
        - На случай, если мадам испугается чего-нибудь в незнакомом доме или разнервничается, - пояснила Кассия. - В таком случае ей лучше быть поближе к вам.
        На какую-то секунду в глазах маркиза мелькнуло удивление, но губы его тут же скривились в легкой улыбке, значения которой Кассия не поняла. Теперь же, увидев его, выходящего из спальни мадам де Сальре, девушка подумала, что, вероятно, та позвала маркиза и он пришел ей на помощь.
        Но как только он вошел к себе и закрыл дверь, Кассия неожиданно поняла, почему Перри посчитал оскорбительным появление маркиза вместе с мадам де Сальре в этом доме. И осознание истинного смысла слов брата так потрясло Кассию, что несколько мгновений она была не в силах пошевелиться. Оставалось лишь потрясенно рассматривать двери двух соседних комнат, надеясь на какую-то ошибку. Нет, вероятно, маркиз зашел к мадам де Сальре по совершенно иной причине.
        Но девушка тут же упрекнула себя. «Как можно быть такой глупой?! Конечно, Перри именно поэтому настаивал на том, чтобы она провела эти дни вне дома. Он просто хотел, чтобы сестра держалась подальше от маркиза на тот случай, если он захочет увидеть в ней вторую мадам де Сальре.
        - Но неужели я способна на подобную вещь? - покачала головой Кассия и, придя в себя, поскорее пробежала по коридору к собственной спальне, постаравшись как следует запереть за собой дверь. Подобного она никогда раньше не делала, но сейчас чувствовала, что должна защитить себя не только от маркиза, но и от других мужчин, которые хотели бы видеть в ней лишь игрушку для удовлетворения собственных страстей.
        И все же подобное поведение француза каким-то образом казалось ей одной из черт норманнского характера. Она вспомнила, как читала, что викинги, вторгшись в Англию, убивали мужчин, чтобы завладеть урожаем, скотом и женщинами. В тот момент она не совсем поняла, зачем нужно было похищать женщин, и подумала, что их, вероятно, делали рабынями. Но теперь Кассия знала, почему пленниц сгоняли на корабли и увозили далеко на север.
        И сейчас ей казалось, что маркиз вполне способен на такой поступок. Она даже представила его в шлеме викинга. Каким он выглядит свирепым и устрашающим!
        - Перри… прав… он нехороший человек, - сказала она себе, - и чем скорее он купит ожерелье и уедет, тем лучше.
        И Кассия подумала, что если ожерелье принесет ему несчастье, значит, он получит именно то, что заслужил! Когда же наконец этот визит закончится? Слава Богу, скоро маркиз навсегда исчезнет из ее жизни!
        Однако утром все оказалось совершенно иным. Перри, спустившись, обнаружил, что сестра накрывает на стол, и сказал:
        - Твое желание исполнилось. Поскорее поднимись к себе и переоденься.
        - О чем ты? - осведомилась Кассия.
        - Вчера вечером маркиз обещал, что мы сможем покататься верхом сразу же после завтрака.
        Кассия тихо охнула:
        - О, Перри, он вправду разрешил нам взять его лошадей?
        - Мы можем выбирать из шести. Одна из тех, на которых скакали слуги, выиграла в прошлом месяце труднейшие скачки с препятствиями. Не понимаю, почему герцог решил с ней расстаться.
        И в ушах Кассии вновь прозвучали слова маркиза: «Я норманн и всегда добиваюсь, чего хочу».
        Однако в этот момент она не собиралась спорить и была лишь благодарна маркизу за предложение. Ей так редко представлялась возможность сесть в седло! И хотя амазонка был а довольно поношенной, но широкую нижнюю юбку с кружевной оборкой недавно выстирали и накрахмалили, как, впрочем, и белую блузку, заштопанную в нескольких местах. Поверх она надела слишком тесный жакет, придававший ей, однако, чрезвычайно элегантный вид, хотя девушка сама этого не сознавала. На голове красовался крошечный цилиндр, не скрывавший красноватых переливов в волосах.
        К тому времени как маркиз и Перри закончили завтрак, Кассия уже ждала их у крыльца, гладя приведенных конюхом великолепных лошадей, не зная, какую из них выбрать. И поскольку потрясение от открытия, сделанного ночью, еще не прошло, Кассия не взглянула на маркиза, когда тот, вежливо поклонившись, произнес:
        - Доброе утро, леди Фокон. Рад, что вы решили к нам присоединиться, и надеюсь, что конь не окажется слишком горячим для вас.
        По-видимому, маркиз посчитал, что такая худенькая невысокая женщина не сможет справиться с резвым конем. Не было смысла объяснять, что она ездит верхом с тех пор, как научилась ходить, и поэтому девушка лишь спросила:
        - Пожалуйста, скажите, какую лошадь я могу взять?
        - Думаю, что Тандерболт[Удар молнии (англ.).] , несмотря на кличку, самый смирный из всех.
        Тандерболт оказался тем гнедым конем, которым Кассия восхищалась больше всего, и она почти подбежала к нему, а маркиз подсадил ее в седло. На какой-то момент его прикосновение вызвало в ней странное чувство, которого она не поняла, но сказала себе, что это, должно быть, отвращение.
        Девушка взяла поводья и, не дожидаясь, пока маркиз и Перри сядут в седла, полетела по аллее, ведущей в парк. Тандерболт совсем не устал после вчерашнего путешествия, хотя несколько раз попытался взбрыкнуть и не сразу послушался, однако Кассии удалось сдержать его и проехать через парк, уворачиваясь от чересчур низко нависших веток.
        Наконец она выехала на открытую местность, где отец всегда выезжал лошадей. Именно тут они с Перри любили скакать наперегонки, когда у них были лошади. И теперь девушка не намеревалась никого ждать. Она пришпорила Тандерболта, сознавая, что ничего более волнующего давно уж не испытывала.
        Кассия проехала почти милю, прежде чем маркиз и Перри догнали ее. Перри тоже выглядел счастливым и совсем молодым. Теперь настала его очередь возглавлять маленькую кавалькаду, и они, перепрыгнув через несколько изгородей, наконец очутились в поле, где обнаружили куда более высокую ограду.
        Маркиз, нахмурившись, заявил:
        - Думаю, леди Фокон, вам не стоит пытаться ее одолеть.
        При этом он обернулся, и Кассия взглянула на него едва ли не впервые за сегодняшний день. Он и лошадь словно слились, и походили на ожившее мифологическое существо - кентавра. Она живо представила его в тяжелых рыцарских доспехах и панцире, с длинным двуручным мечом, щитом в форме ромба и шлеме. Сейчас он ринется на врага…
        Кассия тряхнула головой, стараясь вернуться к действительности.
        - Поверьте, я так давно ждала подобного приключения! - воскликнула она. - Даже не пытайтесь меня остановить!
        Она собралась, готовясь к прыжку, и Тандерболт птицей перелетел через забор. И потом они мчались галопом бок о бок, беря одно препятствие за другим. Маркиз, очевидно, больше не волновался за нее. Только когда все повернули к дому, Кассия нашла в себе силы сказать:
        - Спасибо… спасибо вам! Не помню, когда еще я была так счастлива!
        - Я только что хотел сказать то же самое, - согласился Перри, - и жалею лишь о том, что не могу позволить себе иметь подобных лошадей.
        - А по-моему, ничего особенного, - заметил маркиз, - и те, что стоят в конюшнях у меня дома, намного лучше.
        - Да вы просто хвастаете! - воскликнула Кассия. - Ни один конь не может превзойти Тандерболта!
        - Придется доказать правоту моих слов, - ответил маркиз, - но об этом мы поговорим позднее.
        Кассия не поняла, что имеет в виду француз, и сказала себе, что не испытывает особого желания говорить с ним. Он шокировал ее, и Перри был прав, говоря, что маркиз не из тех людей, в обществе которых позволительно бывать молодой девушке. Однако Кассия вынуждена была признаться, что и лошади, и сам хозяин привнесли нечто новое и волнующее в ее жизнь. И когда он уедет, оставив их одних, Кассия, конечно, будет еще долго грезить о том, как она скачет на Тандерболте. И, наверное, против воли будет постоянно перебирать в памяти все, о чем они говорили с маркизом.
        - Он норманн, а все норманны - язычники, - в отчаянии подумала девушка и, взглянув на него, посчитала, что ни один человек на свете не может выглядеть столь величественно. Настоящий завоеватель!
        - Ваша земля плохо возделана, - неожиданно обронил маркиз.
        - Вы правы, - отозвался Перри, - но пока мне не по карману обрабатывать ее как следует.
        - Неужели вы действительно так бедны? Весь дом увешан прекрасными и, без сомнения, ценными картинами.
        - Покажите мне ту, которая не подлежит отчуждению, - вздохнул Перри, - и буду счастлив продать ее вам.
        - Простите, как глупо с моей стороны! Совсем забыл, что у англичан принят закон о майорате! Все отходит старшему сыну!
        Последовало молчание, и наконец маркиз добавил:
        - Надеюсь, по крайней мере ожерелье, за которым я приехал, продается?
        - Что, должен сказать, чрезвычайно огромная удача для меня, - ответил Перри.
        - Тогда мы посмотрим его днем и, если вы еще не устали от прогулки, можем размять остальных трех коней.
        Кассия восторженно вскрикнула.
        - О пожалуйста, давайте так и сделаем, - умоляюще попросила она. - Завтра вы уедете и у меня останется только бедный старый Доббин, а он такой неповоротливый, что мне гораздо быстрее добраться до деревни пешком!
        - Какая печальная история, - рассмеялся маркиз, - однако уверен, что ваш муж сможет все уладить.
        Поняв, что он имеет в виду продажу ожерелья, девушка пояснила:
        - Перри хочет, чтобы я поехала в Лондон, посещала балы и была представлена королеве, но имей я такую лошадь, скорее отказалась бы от всего, осталась дома и каждый день ездила бы на прогулки.
        - Значит, это ваше самое заветное желание, - кивнул маркиз. - А вам известно, что всего можно добиться одной лишь силой воли?
        - Хотелось бы верить, - покачала головой Кассия, - но иногда это так… трудно.
        И, не успев хорошенько подумать, добавила:
        - Вам все легко, потому что вы норманн, а норманны всегда выходили победителями.
        Маркиз весело улыбнулся:
        - Так вы считаете меня победителем?
        - Тяга к битвам у вас в крови.
        - Откуда вы знаете это?
        - Читала о норманнах в энциклопедии, - честно призналась Кассия.
        - Так вы интересовались мной или норманнами? - осведомился маркиз.
        Кассия взглянула на него, и выражение в синих глазах заставило ее поскорее отвернуться. Она вспомнила о том, что обнаружила в прошлую ночь, когда возвращалась из библиотеки, и, не отвечая, тронула коня хлыстом. Тандерболт рванулся к дому. Прошло некоторое время, прежде чем мужчины присоединились к ней.
        Кассия намеревалась подать совсем легкий обед, поскольку Бетси, несомненно, и без того уже устала, а впереди еще был ужин. И сейчас, спешившись, девушка немедленно отправилась на кухню. Она как раз успела сделать приправу к салату, снять с огня первое блюдо, которое начала готовить Бетси, и добавить масла к совсем позабытым овощам, когда обнаружила, что не успела переодеться.
        Сняв жакет и шляпку, она направилась в столовую в одной блузке и юбке от амазонки, в которых выглядела совсем молодой и необычайно прелестной. Избегая взгляда маркиза, Кассия поздоровалась с мадам де Сальре и подумала, что выглядит почти нелепо в сравнении с француженкой. Мадам де Сальре, только что выплывшая из спальни, надела туалет с необъятными юбками, совсем недавно вошедшими в моду. Отделка подола, кружева, бархатные вставки - во всем просматривалась рука знаменитого французского портного.
        Мадам выглядела так, словно пять минут назад сошла с портрета, и осмотрела Кассию сначала с удивлением, а потом с пренебрежением, заставившим девушку ощутить себя маленькой и ничтожной. Не обращая внимания на хозяйку, она вновь, как и прошлой ночью, начала флиртовать с мужчинами. Таким отточенным искусством кокетства способны владеть лишь француженки!
        И поэтому Кассия не делала никаких попыток вступить в разговор, зная, что часть беседы попросту не поймет, и не желая понимать все остальное. Она ясно видела, что мадам де Сальре из тех, кого слуги именуют «блудницами» и «падшими женщинами», и теперь девушке казалось, что предки с величайшим неодобрением взирают на происходящее со стен столовой.
        Но в этот момент у Кассии появилось пугающее ощущение, что маркиз смотрит на нее и читает мысли, словно в раскрытой книге.
        - Вы не рассказали нам, месье, о своем замке в Нормандии, - поспешно сказала она. - Это норманнская крепость?
        - Боюсь, что нет. Несколько веков назад на этом месте действительно стояла крепость, но теперь ее заменил замок, который; думаю, вам понравится, когда вы его увидите.
        Вряд ли мы вообще побываем во Франции, вздохнула про себя Кассия.
        Вслух же она выдавила:
        - Мои родители… рассказывали мне о французских замках и о том, как они были красивы до революции. Однако Нормандия, мне кажется, не слишком сильно пострадала.
        - Конечно, не так, как центр Франции, особенно окрестности Парижа, - согласился маркиз.
        И снова выражение его глаз смутило Кассию, и она быстро сменила тему:
        - Ну вот, все пообедали, и теперь я пойду оденусь для прогулки верхом, чтобы не заставлять вас ждать.
        - Верхом?! - воскликнула мадам де Сальре. - Неужели вы снова собираетесь' скакать по лугам и полям? Но, Вер, как ты можешь быть таким злым и упрямым?!
        - Три лошади застоялись, - заметил маркиз, - и нуждаются в хорошей пробежке.
        - Лошади! Лошади! Одни лишь лошади! Нам, бедным женщинам, скоро придется отрастить еще две ноги, чтобы соперничать с лошадьми!
        - Могу лишь заметить, мадам, - вмешался Перри, - что вы и с двумя ножками способны затмить всех и вся!
        Мадам де Сальре улыбнулась ему:
        - Merci, mon brave![Спасибо, мой храбрец] Вы очень добры и поддерживаете меня как можете, чего не скажешь о господине маркизе!
        Она окинула маркиза кокетливым взглядом, словно бросая ему вызов. Однако тот, иронически скривив губы, ответил:
        - Ивонн, вы же не любите лошадей, и поэтому мы предоставляем вам развлекать наши сердца и умы, а самим нам останется лишь упражнять тела.
        - Я могу предложить другие способы подобных упражнений, - заметила мадам де Сальре и так усмехнулась, что даже Кассия поняла значение этой фразы и, поднявшись из-за стола, объявила голосом, который и в ее собственных ушах звучал слишком громко и резко:
        - Обед окончен. Думаю, гостям будет куда удобнее в гостиной!
        Она шагнула к двери и, прежде чем маркиз успел открыть ей дверь, скользнула за порог и быстро пошла по коридору. От всех этих намеков и недомолвок мадам Кассия чувствовала себя облитой грязью с ног до головы.
        - Ненавижу ее! - прошептала девушка, поднимаясь по лестнице.
        Только оказавшись в спальне, она вспомнила, что маркиз еще не видел ожерелья. Если оно предназначено для мадам де Сальре и не понравится ей, возможно, маркиз откажется покупать его.
        - Помоги мне… мама… не терять голову… из-за этого, - молилась девушка, - но это так несправедливо… и портит все… что ты сделала таким… прекрасным…
        Надевая шляпку и жакет, она думала о том, что, возможно, не стоит ей сегодня сопровождать маркиза и Перри. Но искушение еще раз прокатиться на великолепном коне было слишком сильным.
        Спустившись, она, к своему удивлению, обнаружила, что, кроме маркиза, в гостиной никого нет.
        - Где Перри? - спросила Кассия.
        - Ваш муж, как идеальный хозяин, не смог оставить мадам де Сальре в одиночестве и повез ее прокатиться в фаэтоне.
        - Зачем он сделал это?! - в ужасе вскричала Кассия. - Он так радовался сегодня утром, а ведь больше ему не представится возможности воспользоваться вашим любезным разрешением!
        - Обещаю, что такая возможность у него будет.
        - Но… каким образом? - без обиняков спросила Кассия.
        - Я отвечу на это немного позже, - объяснил маркиз. - Но, возможно, вам в действительности не понравилось, что он сопровождает мадам де Сальре?
        - О нет, раз ему так хочется, - не задумываясь ответила Кассия. - Но я уверена, что Перри предпочел бы проехаться верхом.
        Но про себя она решила, что спорить не имеет смысла и Перри все равно поступит, как пожелает.
        Отвернувшись, девушка вышла на крыльцо, не обратив внимания на пристальный взгляд маркиза. Сев на коней, они отправились той же дорогой, что сегодня утром. Только когда все препятствия были взяты и лошади пошли шагом, маркиз заговорил:
        - Я видел много женщин-наездниц, но вы, без преувеличения, лучшая из всех.
        - Если вы говорите правду, - ответила Кассия, - то комплимента приятнее я ни от кого не слыхала.
        - Трудно поверить этому, - покачал головой маркиз, - так же как и тому, что вы сказали утром, - будто это самые счастливые часы в вашей жизни.
        - Но я не лгала! - горячо воскликнула Кассия. - Никогда не думала, что сяду на такую великолепную лошадь или смогу так легко перескочить через любую ограду.
        - Но я думал, что самым счастливым днем в вашей жизни был день свадьбы!
        Слишком поздно поняла Кассия, что в который раз выдала себя и показалась маркизу слишком восторженной.
        - Это совсем другое, - пристыженно пробормотала она, помолчав.
        - Но почему?
        Кассия никак не могла найти подходящего ответа, и, немного подождав, маркиз продолжал:
        - Вы сбиваете меня с толку и одновременно ставите в тупик. Я нахожу вас чрезвычайно интригующей.
        Эти слова так поразили Кассию, что она повернулась к нему и покраснела от смущения, заметив, с каким выражением маркиз смотрит на нее.
        - Думаю, нам следует вернуться обратно, - решила она.
        - Но вы не можете вечно убегать, - заметил маркиз.
        - Кто сказал, что я убегаю?
        - Но ведь вы именно так и поступаете, и именно этому я хочу помешать.
        - Но почему?
        - Как я уже сказал, вы интригуете меня. И отличаетесь от всех англичанок, которых я знал, как небо от земли… ваша красота поистине несравненна.
        - Уверена, что подобные вещи вы говорили до меня сотням женщин, - небрежно бросила Кассия.
        Маркиз нахмурился:
        - Вы прекрасно знаете, что я говорю правду, поскольку умеете читать мои мысли так же хорошо, как я способен читать ваши! И понимаете, что я не собирался льстить вам!
        Кассия, онемев от изумления, смотрела на него и не могла отвести взгляда. Да, он не ошибся: она может читать его мысли, и они каким-то образом разговаривают друг с другом без слов.
        Наконец девушка с трудом выдохнула:
        - Пожалуйста… Перри… предостерегал меня относительно вас… и вы меня пугаете!
        - Потому что я совсем не такой, каким вы представляли меня?
        - Наверное, потому что вы норманн и я никогда не встречала вам подобного, и кроме того, если вы считаете, что я иная, чем все, то и вы ни на кого не похожи!
        - Вы другая, - тихо ответил маркиз, - потому что я прекрасно понимаю смысл любой вашей фразы, и мне тоже не приходится что-либо вам объяснять. Нам нет нужды в долгих выяснениях отношений.
        - Но так не должно быть! Это недопустимо! Мы не должны говорить на столь опасные темы!
        - На самом деле вы испуганы потому, что мы думаем одинаково и это ясно нам обоим.
        Голос звучал едва слышно, но Кассия чувствовала, что маркиз сейчас искренен и в словах его не было ни капли желания пофлиртовать. И тогда она, окончательно растерявшись, боясь собственных чувств, сделала единственное, что пришло в голову, - пришпорила лошадь и помчалась домой так быстро, как могла, и, хотя маркиз не отставал, ни разу не посмотрела в его сторону, ничего не сказала.
        Слуги маркиза ожидали их у крыльца. Кассия натянула поводья, спрыгнула на землю и, не дожидаясь маркиза, вбежала в холл, но подняться по лестнице не успела. Маркиз поймал ее за руку и заставил повернуться лицом к себе.
        - Почему вы снова ускользаете?
        - Я уже дала вам ответ!
        - Так вы все-таки испугались? Но почему? Представьте, что мы взобрались на вершину горы или пересекли пустыню и обнаружили, что за ней расстилается еще одна пустыня или возвышается следующая гора! Не думайте об этом как о чем-то физически устрашающем!
        Он сжал плечи Кассии так, что девушка не могла шевельнуться, чувствуя, что маркиз словно гипнотизирует ее вкрадчивой речью, однако одновременно остро ощущая его прикосновение.
        Маркиз долго глядел на нее и наконец сказал:
        - Продолжайте избегать меня, если хотите! Но помните: я норманн, и если поймаю вас, спасения не будет!
        Смысл его слов с трудом доходил до девушки, но она, словно загипнотизированная, продолжала смотреть в эти чуть прищуренные синие глаза. Наконец маркиз круто повернулся и отошел. Кассия сверхчеловеческим усилием заставила себя оторвать ноги от пола и подняться по лестнице в спальню.
        Перри, вернувшись с прогулки, ничего не рассказывал сестре, хотя, кажется, совсем не жалел о том, что упустил возможность еще раз проехаться верхом на великолепной лошади маркиза. Кассии, однако, показалось, что брат выглядит весьма довольным собой. Мадам де Сальре, напротив, вызывающе поглядывала на маркиза, словно получила в чем-то над ним преимущество.
        В четыре часа все собрались в гостиной за чайным столом. Кассия решила хотя бы таким способом занять гостей, независимо от того, хотят они пить чай или нет. Маркиз с удовольствием ел сандвичи с огурцом, признавшись, что очень их любит, но гостья лишь отпила немного чая и пренебрежительно сморщила носик. Перри вел себя так, словно ужасно проголодался, но Кассия знала, что на самом деле брат просто выжидает подходящего момента, когда можно будет принести ожерелье. Наконец маркиз допил чай и сказал:
        - Ну, Фокон, где же сокровище, которое вы обещали нам показать? И кроме того, я уверен, что Ивонн захочется узнать, как удалось графине де ла Мотт вызвать величайший скандал, когда-либо разразившийся во Франции.
        - Ах, оставьте! Я все это уж слышала раньше, - заметила мадам де Сальре, - и всегда считала ее просто дурочкой! Как можно допустить, чтобы тебя поймали с поличным?!
        Маркиз засмеялся:
        - Кажется, ты только сейчас изрекла одиннадцатую заповедь: «Если уж воруешь, сделай все, чтобы не попасться».
        - По крайней мере она ухитрилась спасти остатки кораблекрушения, - продолжала мадам де Сальре, - так что мне хотелось бы поскорее увидеть ожерелье и узнать, стоило ли оно таких интриг и усилий.
        - По-моему, нет! - вмешалась Кассия. - Графиню заключили в темницу, и хотя она сбежала в Лондон, но так и не сумела вернуться на родину и умерла на чужбине.
        - Зато она, несомненно, утешилась с каким-нибудь красавцем англичанином, - усмехнулась мадам де Сальре, глядя при этом на Перри.
        Не оставалось никакого сомнения в том, что и он находил ее неотразимой, поскольку выражение его глаз было слишком красноречивым. Но Кассия не выказывала ни малейшей тревоги или ревности, и маркиз, немного выждав, спросил:
        - Так где же ожерелье? Мы ждем! Перри быстро вскочил:
        - Сейчас принесу.
        Он направился в свою спальню, где, как знала Кассия, в тайнике, известном только главе семьи, хранилось ожерелье. Но, говоря по правде, Перри давно успел показать Кассии тайник на случай, если возникнет необходимость спрятать ожерелье в другом месте, когда он будет в отлучке.
        В ожидании Перри мадам де Сальре протянула маркизу изящные ручки и томно осведомилась:
        - Ты скучал по мне, мой очаровательный непредсказуемый cher ami[милый друг (фр.)] ?
        - Конечно, - небрежно бросил маркиз, не делая попыток прикоснуться к длинным пальчикам.
        - В таком случае, если очень мило попросишь, конечно, я готова забыть все и простить тебя за то, что ты был так недобр ко мне прошлой ночью.
        Она говорила по-французски, но и представить не могла, что Кассия способна понять ее, и маркиз ответил на том же языке:
        - Думаю, лучше обсудить это, когда мы останемся наедине.
        Мадам де Сальре коротко рассмеялась:
        - Надеюсь, ты не воображаешь, что эти узколобые англичане, вечно твердящие о превосходстве их страны над остальными, способны изучить какой-то другой язык? Но, как ты уже сказал, когда мы останемся одни, я так и быть перестану сердиться на тебя за то, чего ты не сделал, хотя предпочитаю выказать свою благодарность за то, что ты еще сделаешь!
        Кассия неожиданно поняла, о чем толкует француженка. Ясно как день, что маркиз вчера не захотел остаться с мадам де Сальре, и эта мысль почему-то сделала девушку необыкновенно счастливой. Солнечные лучи, проникавшие сквозь окна, рассыпали по ковру сотни бриллиантовых осколков, а в саду громко запели птицы.
        Но тут Кассия спросила себя, почему неожиданно стала столь понятливой и откуда такая уверенность в том, что маркиз просто зашел пожелать приятельнице доброй ночи, но не лег с ней в одну постель.
        Девушка была очень невинна и жила крайне замкнуто, и хотя понятия не имела, что происходит между мужчиной и женщиной под покровом ночи, однако почему-то была твердо уверена: это, должно быть, нечто восхитительное и чудесное. В то же время, если любви нет, это может стать примитивным, пугающим и даже отвратительным удовлетворением низменных инстинктов.
        Кассия отчетливо представляла, что браки между членами королевских фамилий и аристократических семейств Англии и Франции заключаются чаще всего по расчету. Но ее родители поженились по любви, и Кассия всегда считала, что в один прекрасный день тоже встретит избранника, мужчину своих грез. Ей и в голову не приходило, что можно выйти замуж из-за денег или высокого положения.
        Однако девушка никак не могла взять в толк, почему мужчины преследуют женщин, не имея при этом намерения жениться. Они, очевидно, спали вместе и не придавали этому никакого особого значения. Правда, она не привыкла тратить время на подобные размышления, потому что эта тема совершенно ее не занимала. Но как же была шокирована Кассия, увидев вчера вечером маркиза, выходившего из комнаты мадам де Сальре! Потрясена и возмущена тем, что посчитала таким отталкивающе-уродливым. Теперь стало ясно, почему гостья так беззастенчиво флиртовала с Перри. Возможно, по ее же словам, она просто наказывала маркиза за то, что он не сделал прошлой ночью.
        Кассия, к сожалению, не могла видеть сейчас выражения собственного лица, предательски выдававшего, о чем она думает. Маркиз хотел сказать что-то, но в эту минуту в гостиной появился Перри с большой кожаной шкатулкой в руках. Подойдя к маркизу, он поднял крышку и вручил ему шкатулку.
        На черном бархате лежало знаменитое колье из бриллиантов, снятых с ожерелья Марии Антуанетты. Камни переливались в солнечных лучах, отбрасывая снопы слепящих искр.
        На мгновение в комнате воцарилась мертвая тишина. Лишь мадам де Сальре осмелилась прервать молчание. Дрожащим от жадности голосом она воскликнула:
        - Какая красота! Чудо! О, Вер, дорогой, мой великолепный возлюбленный, дай его мне!
        Ее голос, казалось, уничтожил очарование минуты, лишившее маркиза дара речи. Уничтожающе взглянув на француженку с ледяным презрением в глазах, отчего он стал, как подумала Кассия, еще более внушительным и грозным, маркиз медленно закрыл крышку.
        - Нет, - бросил он почти издевательски. - Нет, это не для вас!

        Глава 4

        Несколько секунд никто не произнес ни слова. И тут мадам де Сальре громко взвизгнула.
        - О, как ты можешь быть таким бессердечным? - задыхаясь от гнева, кричала она. - Я отдала тебе свою любовь, всю душу, а ты жалеешь какое-то несчастное ожерелье!
        Маркиз ничего не ответил, и обуреваемая чувствами француженка выплыла из комнаты, по-прежнему обвиняя его в жестокости и скупости. Оставшиеся с изумлением смотрели ей вслед.
        - Я готов купить это ожерелье, Фокон, - спокойно объявил маркиз, - но с одним условием.
        Кассии показалось, что сердце на миг перестало биться. Она была почти уверена, что маркиз посчитает цену слишком высокой и тогда Перри, конечно, откажется продать ожерелье в надежде на появление другого покупателя.
        - Условием? - переспросил Перри, без всякого сомнения, тоже встревожившись, но маркиз снова открыл шкатулку и не отрываясь смотрел на ожерелье.
        - Я хочу купить его, - пояснил он, - для музея в моем поместье, где хранятся экспонаты, связанные с революцией. Конечно, там находятся и мебель, и картины времен правления Людовика Пятнадцатого.
        Кассия, затаив дыхание, внимательно слушала.
        - Конечно, ожерелье может занять там почетное место, и я согласен заплатить те деньги, которые вы за него просите.
        Кассия с трудом подавила восторженный крик и, даже не глядя на Перри, услышала, что тот тоже облегченно вздохнул. Напряжение, казалось, оставило его.
        - Какое условие? - осведомился он после долгой паузы.
        - Поскольку я хочу переменить оправу и сделать ее немного менее вычурной, то не смогу захватить ожерелье с собой во Францию, куда возвращаюсь на следующей неделе. Но я хочу, чтобы вы и ваша жена привезли его с собой, когда приедете ко мне в гости десятого июня.
        - Десятого июня? - тупо повторил Перри.
        - Я собираюсь устроить скачки, в которых, думаю, вы захотите участвовать, и, поскольку эти новые лошади так хорошо берут препятствия, можно также организовать и стипль-чез[Скачкиспрепятствиями(англ. ).] .
        Лицо Перри зажглось восхищением. Но Кассия невольно охнула, и он немедленно вспомнил о существовании сестры.
        - Мне бы очень хотелось приехать, - признался Перри, - но, думаю, Кассия не сумеет отлучиться - слишком много дел в имении. Кроме того, она уже приняла несколько приглашений от соседей и должна нанести несколько визитов.
        Маркиз захлопнул крышку и положил шкатулку на маленький столик возле кресла, в котором сидел Перри.
        - Я, конечно, готов понять, насколько занята ваша жена, - вздохнул он, - но в таком случае буду вынужден лишить себя удовольствия добавить ожерелье к своей коллекции.
        И, поднявшись, медленно зашагал к двери. Перри умоляюще посмотрел на смертельно бледную Кассию. Все слова, казалось, застряли в глотке и никак не хотели слететь с языка. Наконец, взяв себя в руки, девушка пробормотала:
        - Подождите, пожалуйста… мне действительно нужно навестить соседей… но я, конечно, смогу изменить свои планы.
        Маркиз так же медленно повернулся.
        - Уверены, что сумеете сделать это? - почти допрашивал он.
        - С-совершенно уверена.
        Взгляды их встретились, и девушка поняла: он с самого начала твердо знал, что добьется своего. Опять он вышел победителем, этот норманнский завоеватель, никогда не знающий поражений.
        Устав от такой быстрой смены событий, Кассия поднялась к себе и, усевшись в кресле у окна, закрыла лицо руками.
        Получилось! Все вышло! Теперь они владеют целым состоянием, хотя в то же время все, казалось, неожиданно усложнилось и положение стало почти невыносимым. Как она может ехать во Францию и жить в замке маркиза, разыгрывая роль жены Перри? И что делать с мадам де Сальре, по-прежнему бившейся в истерике в своей комнате?
        Кассия пыталась убедить себя, что все это не важно и не имеет значения. Главное, что темное облако отчаяния, бедности и долгов внезапно рассеялось. Теперь она так много сумеет сделать: заплатить жалованье Хамберу и Бетси, отремонтировать коттеджи пенсионеров, помочь фермерам и возделать ближайшие к дому поля.
        Потом она вспомнила о крыше, окнах и кухонной плите. Но прекраснее всего то, что теперь она сможет позволить себе купить лошадь!
        Поднявшись, Кассия выглянула из окна. Теперь-то наконец сад примет приличный вид, совсем как раньше, когда она была маленькой.
        Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появился Перри.
        - Вот! - торжествующе объявил он, размахивая чеком, и, подойдя ближе, крепко обнял сестру. - Мы богаты! Богаты, Кассия, и все благодаря тебе! Уверен, если бы маркизу здесь не понравилось, он отказался бы купить ожерелье!
        - Но нам придется отвезти его во Францию, - тихо напомнила Кассия.
        - Знаю, но я отвез бы его даже в ад, лишь бы не потерять деньги. Поверь, я пытался лишь сделать как лучше.
        - Понимаю, но во Франции нам куда труднее будет притворяться мужем и женой.
        - Мы недолго там пробудем, - успокоил Перри. - Скачки состоятся на следующий день после нашего приезда, а потом мы сразу покинем замок.
        Кассия хотела сказать, что жаль уезжать из Франции, почти ничего не повидав, но сочла за лучшее сейчас не спорить с Перри.
        - Придется обновить гардероб, - сказала она вместо этого, - хотя можно переделать несколько маминых платьев.
        - У тебя будет все, что пожелаешь, - пообещал Перри.
        - Спасибо, дорогой, но помни, что этих денег на всю жизнь не хватит.
        И, поколебавшись, добавила:
        - Только, Перри, не играй, пожалуйста!
        - Не такой я глупец! И вообще, отправлюсь в Лондон только после нашего приезда из Франции. Здесь и без того слишком много дел, - отозвался брат. Кассия постаралась отбросить все сомнения и выглядеть такой же счастливой и радостной, как Перри. Тот смотрел на чек с таким видом, словно никак не мог поверить, что он настоящий.
        - Кстати, - вспомнил он, - маркиз попросил тебя показать ему дом, поскольку до ужина еще есть время. Он особенно хотел увидеть мою комнату, ведь я рассказал ему, что та кровать, на которой я сплю, была сделана еще в Корнуолле, а его интересует старинная резьба по дереву.
        - Наверное, хочет сравнить ее с изделиями нормандских мастеров, - догадалась Кассия. - Где он сейчас?
        - Я оставил его в библиотеке, куда маркиз отправился, чтобы выписать чек. Говоря по правде, нам стоит вставить его в рамку и выставлять точно так, как маркиз свои экспонаты!
        Кассия рассмеялась:
        - Немедленно отправляйся в банк, возьми оттуда деньги, иначе чек может улететь и мы обнаружим, что нам все это приснилось!
        - Не смей и думать о подобных ужасах! - с притворным страхом пролепетал Перри. - Лучше немедленно спустись в библиотеку.
        И, немного помедлив на пороге, добавил, будто про себя:
        - Может, стоит пойти попытаться успокоить Ивонн?
        Кассия в изумлении взглянула на брата:
        - Нет, конечно, нет! Она у себя в спальне!!! Перри, немного поколебавшись, сказал:
        - Ты права. Она, конечно, утешится, когда маркиз купит ей новые драгоценности вместо ожерелья, чтобы добавить к той коллекции, которую она уже собрала.
        Кассия широко распахнутыми глазами уставилась на брата:
        - Хочешь сказать, что это маркиз подарил ей все эти великолепные украшения, которые она носила, пока была здесь?
        - Скорее всего, - кивнул Перри. - Богачи всегда выбрасывают много денег на собственные развлечения.
        Кассия была так шокирована, что не нашла ответа. Невероятно, чтобы кто-то мог тратить так много на одну женщину, и только ради того, что Перри называет
«развлечением».
        И, не желая обсуждать эту тему с братом, девушка просто направилась к двери, сказав на ходу:
        - Я покажу маркизу кровать. Надеюсь, твоя комната прибрана?
        - Сильно сомневаюсь в этом, - ответствовал Перри.
        Кассия спустилась в библиотеку и обнаружила там маркиза за чтением энциклопедии. Подняв глаза, он весело сказал:
        - Теперь я знаю, что вы прочитали обо мне! Неужели вы действительно считаете меня дикарем - язычником, безжалостным и грозным?
        - Вы не дочитали до конца, - покачала головой Кассия. - И забываете, что норманны в конце концов стали истинными рыцарями.
        - Но все же остались завоевателями.
        - Конечно, как, без всякого сомнения… и вы.
        - Возможно. Но некоторые вещи все-таки остаются недостижимыми.
        - Подумать только, и это говорит норманн! - шутливо воскликнула Кассия. - Уж они-то никогда не трусили, идя в бой, наоборот, были твердо и неколебимо уверены, что обязательно победят.
        - Вы хотите, чтобы я вел себя как истинный норманн? - спросил маркиз.
        Он не отрывал от Кассии взгляда. Только сейчас ей пришло в голову, что в этих словах может заключаться совсем иной смысл, и девушка поспешно, пока маркиз не догадался, о чем она думает, сказала:
        - Я хотела бы, чтобы вы боролись за то, что правильно и справедливо, и… может помочь другим людям.
        - А как насчет нас самих?
        - Что может дать нам большее удовлетворение, чем сознание того, как храбро мы сражаемся со злом?
        - Это зависит от того, что вы называете злом, - спокойно возразил маркиз. Кассии показалось, что они обмениваются репликами, как ударами шпаг, и она снова представила его в доспехах, с мечом в одной руке и легким копьем в другой.
        Образ был настолько ярким, что Кассия не удивилась, когда маркиз покачал головой:
        - Вы видите перед собой идеального героя, Кассия. А я всего-навсего человек.
        Кассия невольно рассмеялась, удивленная тем, что он снова смог прочитать ее мысли.
        - Человек, да, но к тому же еще и норманн, а следовательно, от вас ожидается гораздо больше, чем от простого смертного.
        И прежде чем маркиз сумел ответить, Кассия, догадываясь, что ступила на опасную почву, добавила:
        - Перри сказал, что вы хотите видеть кровать, в которой спали его предки еще до нашествия в Англию Вильгельма Завоевателя.
        - Неужели возможно, чтобы она сохранилась до этих пор? - поинтересовался маркиз совсем другим голосом, чем минуту раньше.
        - Вероятно, ее возраст сильно преувеличен, - созналась Кассия, - но тем не менее кровать действительно очень стара, так что пойдемте посмотрим на нее.
        Они вместе поднимались по лестнице, и Кассии показалось, что оба взбираются на гору, о которой говорил раньше маркиз.
        - Но это было бы гораздо труднее, - заметил тот.
        Кассия покачала головой:
        - Если вы будете продолжать угадывать мои мысли, необходимость в словах вообще отпадет и мы сможем просто сидеть в молчании.
        - Пока я с вами, - сказал маркиз', - не имеет значения, что мы делаем.
        И от этих слов сердце в груди Кассии перевернулось. Она поспешила по коридору, в котором располагались все спальни. В дальнем конце была комната, принадлежавшая хозяину дома еще с той поры, как здание было построено. Она была больше остальных спален, с тремя большими окнами, выходившими в сад, и большим камином, в котором можно было сжечь половину толстого бревна. Но главное место занимала огромная кровать с четырьмя столбиками. Она была сделана из дуба и украшена вырезанными фигурками животных, людей и судов - вещей, знакомых древним ремесленникам. Она была не слишком высокая, зато широкая, и в изголовье ее красовался герб Фоконов, под которым был вырезан их фамильный девиз.
        Мать Кассии сшила новые занавеси из алого бархата и вышила на бархатном покрывале герб Фоконов. Вышивка представляла собой настоящее произведение искусства. Два года ушло у леди Фокон на то, чтобы ее закончить. И хотя вся комната выглядела немного запущенной, покрывало и занавес светились особенным светом, отблески вечернего солнца падали на них.
        Маркиз долго смотрел на кровать, прежде чем выговорить:
        - Это настолько отличается от того, что я видел раньше, а у меня, поверьте, немало образцов старинной резьбы, которые я надеюсь показать вам, когда будете гостить в моем замке.
        - Я так любила ее, когда была маленькой и искала кроликов, уток и белок, которые выглядывают из-за деревьев.
        - Так вы бывали здесь ребенком!
        Кассия вздрогнула: вот уже в который раз она разоблачает себя.
        - Да, конечно, - быстро пробормотала она, - я часто гостила здесь с родителями.
        Она не смела поднять глаза на маркиза, боясь, что тот сразу же обнаружит неправду, - обостренная интуиция там, где дело касалось ее, сослужит ему неплохую службу. Оглядев комнату, маркиз удивленно поднял брови:
        - Совершенно мужская обстановка. Кажется, вы здесь никогда не бываете. Я совсем не то ожидал увидеть!
        Кассия лихорадочно пыталась найти ответ:
        - Я сплю в другой комнате, потому что Перри храпит, и кроме того, слишком часто приходится оставаться одной. Моя спальня намного уютнее, и там скорее всего гораздо меньше призраков.
        - Мне хотелось бы взглянуть на вашу комнату, - попросил маркиз.
        Кассии это не понравилось, но она не могла придумать причин для отказа и направилась к выходу, бросив на ходу:
        - Сначала я хотела бы показать вам другие комнаты. - И, открыв соседнюю дверь, объявила: - Это была комната моей… свекрови.
        И уже переступая порог, удивилась, почему привела маркиза в комнату, которую сама считала святилищем, где до сих пор обитала душа матери. Но отступать было слишком поздно.
        Она откинула занавеси, чтобы маркиз мог увидеть кровать, совершенно не похожую на ту, которая стояла в хозяйской спальне. Кровать тоже была с четырьмя столбиками, резная, но при этом позолоченная и украшенная очень тонким рисунком в виде купидонов, державших цветочные гирлянды.
        Маркиз долго молча глядел на нее, прежде чем сказать:
        - Это храм любви, и странно, что вы здесь не живете.
        - Я оставила здесь все так, как было при… свекрови, - пояснила Кассия и быстро вышла из комнаты, так что маркизу ничего не оставалось, кроме как последовать за девушкой. Показав ему Розовую комнату, она остановилась перед дверью своей спальни, но у самой двери нерешительно сказала:
        - Кажется, нам пора переодеваться к ужину.
        - Но я еще не видел вашей комнаты, - возразил маркиз.
        Он говорил тихо, но за внешним спокойствием ощущалась такая сила, что Кассия не осмелилась идти против его желаний и, чувствуя себя совершенно беспомощной, распахнула дверь. Маркиз впервые увидел комнату, где Кассия спала с самых юных лет. Кровать была совершенно простой, совсем не такой, как в остальных спальнях, задрапированной белым муслином. Занавеси ниспадали с небольшого венчика, свисавшего с потолка, словно нимб. Туалетный столик также был затянут белым муслином, собранным в складки. Гардины, отделанные оборками, подхватывались шнуром, в который были вплетены цветы из шелка. Комната выглядела прелестной и по-девичьи невинной. Кассия, проводившая так много времени в одиночестве, украсила ее любимыми картинами, но только сейчас поняла, что все они принадлежат кисти французских художников. Но ведь она выбрала их лишь потому, что каждая имела для нее некое духовное значение, трудно выражаемое словами. И теперь, когда маркиз разглядывал картины, девушка чувствовала, что он все понял, и страстно хотела услышать из его уст слова одобрения.
        Она уже подумала, что он так ничего и не скажет, но тут раздались негромкие слова:
        - Я бы узнал, что это ваша комната, даже если бы пришел сюда один.
        И прежде чем Кассия успела ответить, шагнул к выходу и закрыл за собой дверь.
        Переодеваясь к ужину, Кассия с ужасом думала, что предпринять, если мадам де Сальре снова устроит сцену из-за ожерелья. Hb спустившись в столовую, обнаружила, что француженка само очарование и сплошные улыбки. Она флиртовала с Перри и стала куда более любезной и вежливой с Кассией. Девушка была уверена, что это дело рук маркиза. Тот наверняка предупредил о чем-то приятельницу.
        Но так или иначе, Кассия была благодарна за то, что не слышит больше ни визга, ни дерзких требований отдать ожерелье.
        Ужин оказался не таким вкусным, как накануне, и это потому, виновато думала Кассия, что она не провела столько времени на кухне, сколько следовало бы. Но по крайней мере все блюда оказались съедобными и никто не жаловался. Перри был в прекрасном настроении и заразил остальных своим весельем. Мадам де Сальре царила за столом, покоряя мужчин с таким непревзойденным искусством, что Кассия и не пыталась с ней соперничать.
        После ужина все перешли в гостиную, но мадам, подхватив под руку Перри, вышла вместе с ним в сад через высокие стеклянные двери. Кассия осталась наедине с маркизом и высказала все, что лежало на душе:
        - Я хотела бы поблагодарить вас за то, что вы купили ожерелье. Это так облегчит жизнь Перри и другим людям! И поскольку они не могут сами сказать вам «спасибо», я делаю это от их имени.
        - И поэтому чувствуете себя счастливой? - осведомился маркиз.
        - Очень. Очень счастливой. Последнее время становилось все труднее и труднее справляться с делами, особенно если не знаешь, когда в следующий раз… появятся деньги.
        - Но ваш муж ездит в Лондон, - задумчиво пробормотал маркиз, - и ведет светский образ жизни, который большинству людей не по карману.
        - Перри получает много приглашений и при этом не обязан отвечать таким же гостеприимством, - застенчиво пояснила Кассия.
        - А вы тем временем предпочитаете оставаться здесь?
        - Да, особенно теперь, когда вы так великодушно согласились купить ожерелье.
        - Я хотел бы проявить еще больше щедрости, - признался маркиз, - но чувствую, что вы вряд ли мне это позволите.
        Кассия в изумлении подняла брови, и по выражению прекрасного лица маркиз понял, что истинный смысл его слов остался для нее загадкой.
        - Когда вы приедете во Францию, - продолжал маркиз, - я хотел бы подарить вам одну из моих лошадей, и поверьте, там есть из чего выбирать.
        Восторг в глазах Кассии был почти ослепительным, но она тут же покачала головой:
        - Нет-нет… конечно, я не могу принять такой подарок!
        - Почему нет?
        - Потому что это… неправильно… так не полагается.
        - Думаете, ваш муж станет ревновать?
        - Нет, - вырвалось у Кассии, - завидовать.
        - В таком случае, - согласился маркиз, - мне придется и ему подарить лошадь.
        - Нет… я не это хотела сказать… то есть… так или иначе, вы уже дали нам слишком много, и совершенно ни к чему испытывать ваше… великодушие.
        При этом она думала, как была бы шокирована мать, узнав, что кто-то дарит дочери такие дорогие подарки.
        И, прежде чем маркиз успел возразить, Кассия твердо сказала:
        - Пожалуйста, забудьте о своем предложении. Думаю, вашим лошадям будет лучше в той стране, где они родились, чем на чужой земле.
        - Но, как норманн, я считаю себя наполовину англичанином, а вы, как побежденная пленница - ведь ваши предки проиграли в битве при Гастингсе, не так ли? - обязаны подчиняться мне и выполнять все мои повеления.
        Кассии почему-то стало весело.
        - Вряд ли это можно считать достаточно логичным аргументом!
        - Достаточно логичным для того, чтобы настаивать на своем. Вы должны выбрать коня в моей конюшне, но об этом мы поговорим, когда вы окажетесь в Шато-Байе, моем замке, и я смогу отплатить вам гостеприимством за тот сердечный прием, которым я искренне наслаждался.
        Он говорил так убедительно и настойчиво… в голосе звучали страстные нотки, от которых сам воздух вокруг них словно вибрировал. Кассия, ощущая, как сильно нервничает, прошептала:
        - Надеюсь, мадам де Сальре не простудится. Хотя сейчас и лето, в этой местности бывают холодные вечера.
        - Заверяю, Ивонн сумеет позаботиться о себе, как уже, несомненно, сделала, - цинично бросил маркиз. - Кроме того, ваш муж, вне всякого сомнения, не даст ей замерзнуть.
        По полупрезрительному тону Кассия поняла, что маркиз раздражен поведением Перри, и поэтому постаралась выступить в защиту брата:
        - Перри всегда старается быть идеальным хозяином, а мадам так привлекательна!
        - Я не знал, что сэр Перегрин женат, когда привез ее сюда, и, увидев вас, мгновенно понял, какую ошибку совершил.
        Он извиняется?!
        Кассия смутилась еще больше.
        - Пожалуйста, не нужно так думать, - попросила она. - Мадам так прекрасна, так очаровательна и элегантна! Я знаю, что выгляжу совсем иначе, и вы, должно быть, считаете меня ужасно скучной.
        - Вы действительно думаете, что все сказанное и сделанное вами со времени моего появления здесь можно посчитать скучным? - удивился маркиз, и сердце Кассии послушно отозвалось на звуки этого глубокого голоса.
        - Я, должно быть, неверно выражаю свои мысли, - пролепетала она, - но вы, конечно, все поймете.
        - Понимаю, - кивнул маркиз, - но не знаю, что теперь делать, и, видит Бог, я никогда в жизни ничего подобного никому не говорил.
        Кассия не знала, что ответить, но когда уже совсем собралась спросить, что все это значит, в гостиной появились мадам де Сальре и Перри. Француженка резво, словно юная девушка, подбежала к маркизу и едва ли не бросилась ему на шею.
        - О, там, в саду, при лунном свете, под звездами, все выглядит таким романтичным! Пойдем со мной, Вер, вот увидишь, мы испытаем то же самое, что в ту нашу волшебную ночь при первой встрече!
        Она умоляюще смотрела на маркиза, и Кассия подумала, что противиться полураскрытым красным губам и нежному взгляду мадам просто невозможно. И даже Перри уставился на француженку с таким выражением, какого Кассия никогда раньше не видела.
        И неожиданно девушка почувствовала себя унылой, косноязычной деревенской простушкой в сравнении с этой женщиной, которая могла одним движением руки пленить обоих мужчин.
        Осознав себя ненужной и лишней, девушка направилась к двери, но при этом невольно слышала, как мадам де Сальре продолжает говорить по-французски:
        - Пожалуйста, пойдем со мной, мой обожаемый, неотразимый Вер!
        Пылкие слова словно тысячью кинжалов вонзились в грудь Кассии. Выйдя в холл, она бросилась бежать не помня себя и очнулась лишь в своей комнате. Девушка кинулась на постель лицом в подушку и только тогда спросила себя, что же с ней случилось и почему так болит сердце. Но тут же поняла, что боится ответа.
        - Ну вот и все, - облегченно вздохнул Перри, глядя вслед удаляющимся экипажам. Двое верховых скакали позади, а перья на шикарной и чрезвычайно элегантной шляпке мадам де Сальре трепетали на ветру.
        - Они сказали, что прекрасно провели время, - тихо заметила Кассия.
        - Очень милые люди, - кивнул Перри, - но сейчас мне нужно ехать в банк, предъявить чек и снять со счета деньги, необходимые для выплаты жалованья и всех тех усовершенствований, которые я незамедлительно собираюсь ввести.
        - Звучит чудесно! - ответила Кассия, удивляясь, почему не чувствует того душевного подъема, который, несомненно, должен был бы охватить ее при этой новости.
        Но теперь, когда кареты скрылись из виду, подъездная аллея, обсаженная высокими дубами, казалась странно опустевшей.
        - Подумать только, мы и представить не могли, что все пройдет так гладко! - радовался Перри.
        - Да, нам очень повезло, - согласилась Кассия. Перри повернулся и вошел в дом, бросив на ходу:
        - Тебе нужно поскорее заказать новый гардероб. До отъезда осталось чуть больше двух недель.
        - А что, если… я заболею в последний момент? - еле слышно предложила Кассия. - Маркиз уже не успеет аннулировать чек.
        - О, ради Бога, - резко бросил Перри, - надеюсь, ты не собираешься пойти на подобный трюк! Он может потребовать возврата потраченных денег! И кроме того, ты давно хотела побывать во Франции. К чему вдруг такая суета из-за пустяков?
        - Да нет… просто…
        И Кассия внезапно осеклась. Как она может объяснить Перри, хотя и не имеет ни малейших доказательств, но твердо уверена в том, что прошлую ночь маркиз провел в спальне мадам де Сальре. И пусть Кассия ничего не видела, но настолько быстро привыкла читать мысли маркиза, что знала обо всем случившемся между ними. Именно поэтому мадам вышла к ужину в таком хорошем настроении, а позже умоляла маркиза прогуляться с ней при лунном свете.
        Возможно, он даже обещал жениться на ней, и в таком случае Кассия посчитала бы это истинным триумфом француженки.
        Перри оставил ее одну и направился к конюшне, чтобы запрячь лошадь, и ехать в банк. И Кассия невольно задалась вопросом, почему чувствует себя такой несчастной и угнетенной. Конечно, легче предположить, что все это результат переутомления после нескольких дней постоянных хлопот, чем признать правду.
        И тут Кассия вспомнила, как рьяно пытался Перри помешать ей встретиться с маркизом. Его друг Гарри недаром предупреждал, что француз неотразим для женщин и те мгновенно теряют голову, потому что влюбляются в него.
        - И я тоже веду себя как безумная, - покачала головой Кассия, - но отправиться во Францию означает подвергнуть себя невыносимой пытке.
        Что делать? Как отказаться от поездки? Кассия не знала. Перри к тому же прав: маркиз настолько непредсказуем, что вполне может потребовать деньги обратно или каким-нибудь хитроумным способом объявить чек недействительным.
        - Я не должна оскорблять его… не должна, - словно в бреду повторяла Кассия. - И не люблю… не люблю! Как я могу любить такого бессердечного человека и к тому же норманна?
        Ответ был весьма прост, но Кассия отказывалась быть честной, даже наедине с собой. Ее охватывала дрожь при одном его взгляде. На прощание маркиз поднес ее руку к губам и поцеловал. Лишь на секунду она почувствовала тепло его губ на коже, но ее словно ударило молнией, а пальцы так задрожали, что маркиз, конечно, все понял. И тут, несмотря на твердую решимость не делать этого, Кассия посмотрела ему в глаза и окружающий мир исчез.
        Прошло много времени, прежде чем она решилась войти в комнату матери. Гардины в ней все еще были раздвинуты после вчерашнего посещения Кассии и маркиза.
        - Что мне делать… как вести себя с ним, мама? - спросила Кассия и долго вслушивалась в тишину. Наконец, вздохнув, девушка направилась в гардеробную, решая, какие платья матери нужно переделать для поездки. К чему выбрасывать на ветер доставшиеся с таким трудом деньги, когда нужно купить столько куда более необходимых вещей!
        Но какой-то настойчивый внутренний голос требовал, чтобы она постаралась выглядеть для маркиза самой красивой на свете. На секунду Кассия поддалась было искушению, но, вспомнив о мадам де Сальре и ее изысканных туалетах, рассмеялась собственному тщеславию. Как может маркиз восхищаться подобным созданием - ни модной прически, ни красивого платья. Каждый назовет ее глупышкой, невинной деревенской простушкой, ничего в жизни не испытавшей. Недаром она совершенно не понимала ни намеков, ни двусмысленностей, которыми так изобиловала речь мадам де Сальре. Мужчины зачарованно слушали гостью и весело смеялись, а Кассия только и могла что недоуменно хлопать глазами. Должно быть, она казалась им ребенком, впервые обедающим со взрослыми и неспособным принять участие в беседе на равных.
        Кассия беспомощно посмотрела в раскрытый гардероб и закрыла дверцу. Они пробудут в имении всего две ночи. Значит, можно позволить себе заказать вечернее платье, более или менее модное, и еще одно, в котором она будет на скачках. Но больше никаких расходов! Придется нанять деревенскую портниху, чтобы помогла переделать несколько маминых туалетов.
        Правда, она и сама сумела бы их перешить, но слишком многое необходимо сделать до отъезда. Кроме того, Перри, конечно, распорядится насчет ремонта и в доме будет полно рабочих. За ними нужно наблюдать, чтобы они не расстраивали Бетси и Хамбера шумом и беспорядком.
        - Будь у меня хотя бы немного здравого смысла, - подумала она вслух, - я поехала бы с Перри и смогла бы сделать все покупки, пока он будет в банке.
        Но Кассия тут же вспомнила, что небольшой городишко, недалеко от их поместья, не может похвастаться модными лавками и все платья, которые она купит, будут выглядеть в Париже просто старомодными и смехотворными.
        - Насколько было бы лучше, если бы я осталась! - вздохнула Кассия, но не успели еще отзвучать эти слова, как она поняла, что хочет вновь встретить маркиза. Хочет быть с ним, слышать его… видеть в синих глазах то самое выражение, от которого замирало ее сердце.
        Наконец девушка излила все, что таилось в душе:
        - Я люблю его! Люблю… но, Боже, прошу тебя, помоги мне его забыть!

        Глава 5

        Они все ближе подъезжали к Шато-Байе, и Кассия, безусловно, убежденная в том, что спит и видит прекрасный сон, смотрела в окно кареты на расстилавшийся вокруг прекрасный пейзаж. С той минуты, как они сели в Саутгемптоне на яхту маркиза, девушке казалось, что она попала в волшебную сказку. Так много всего произошло за это время, что Кассия начала думать, будто прошлого не существует и она живет в будущем.
        После отъезда маркиза и мадам де Сальре Перри немедленно занялся ремонтом и нанял всех рабочих в округе, так что в доме с утра до вечера царил хаос - чинили крышу, оконные переплеты, суетились обойщики, краснодеревщики и маляры. Кроме того, Перри начал чинить хозяйственные постройки и попросил Кассию составить список вещей, необходимых для коттеджей бывших слуг, живущих в деревне. И это оказалось самой трудной задачей, поскольку обрадованным старикам не терпелось поговорить с хозяйкой и беседы эти длились часами, а кроме того, пришлось размещать их в доме и на постоялом дворе, пока их домики практически перестраивались заново.
        Прошла неделя, прежде чем Кассия поняла, что у нее не будет возможности заказать новую одежду в Лондоне. Даже если она и захочет сделать это, у Перри не будет времени везти ее в столицу.
        Охваченная отчаянием, девушка уже подумывала, что нужно хотя бы найти минуту и переделать материнские платья. Но как-то днем, перед обедом, она возвращалась домой, расстроенная тем, что успела выполнить лишь половину всего, указанного в списке. Сознавая, что сильно опаздывает, Кассия погоняла старую лошадь, которая, однако, не слишком спешила прибавить шагу. Наконец девушка добралась до дома, спешилась и сняла с Доббина уздечку и седло, предоставляя ему самому доковылять до конюшни. Он уже не раз проделывал это, и теперь ему не терпелось добраться до кормушки.
        Перри уже советовался с конюхами, собираясь приобрести лошадей в «Таттерсоллз», но сначала нужно было закончить ремонт.
        Кассия переступила порог и с удивлением уставилась на огромную груду коробок на полу. Приглядевшись, она увидела на них названия модных магазинов. Кроме этого, было и несколько круглых картонок, без сомнения, шляпных. Кассия все еще недоуменно смотрела на все это богатство, когда Деннис, молодой человек, нанятый в помощь Хамберу, появился в холле.
        - Что это? - осведомилась девушка. - И когда они прибыли?
        Деннис, не отличавшийся остротой ума, явно не был способен ответить на два вопроса сразу и после долгих раздумий наконец объявил:
        - Где-то с полчаса назад, мисс, и доставили их такой огромной каретой. Почтовой, кажется, сказал кучер.
        - Почтовая карета! - воскликнула Кассия, зная, как дорого обходится пересылка почтой. Нагнувшись, она прочла на ярлыке одной из коробок:

«МАДАМ МАРИ БЕРТЕН, БОНД-СТРИТ, 26».
        - Там и письмо было, мисс, - продолжал Деннис, - да только я его на столике оставил.
        Кассия подошла к столу и, распечатав конверт, заметила, что на листке с виньеткой
«МАДАМ МАРИ БЕРТЕН» было написано несколько слов:

«От мадам де Сальре, с благодарностью за теплый прием».
        Внимательно изучив послание, девушка поняла, что почерк не мадам де Сальре. Француженка совсем по-иному расписалась в книге для посетителей.
        Кассия подняла одну из коробок и велела Деннису отнести остальные в ее комнату.
        - Ваш обед готов, мисс, - возразил он.
        - Сначала внесите картонки, - повторила Кассия, сообразив, что не в силах проглотить ни кусочка, пока не удовлетворит своего любопытства. Поставив коробку на кровать, она приподняла крышку и ахнула. Внутри оказалось самое красивое вечернее платье, какое только можно себе представить. Она нашла на дне широкий воротник из тончайшего кружева с искусной вышивкой, усыпанный крошечными стразами, переливавшимися как капли росы. При ближайшем рассмотрении оказалось, что наряд был сшит по последней моде, с юбкой, еще шире, чем у мадам де Сальре.
        Распаковав последнюю коробку, Кассия обнаружила, что стала владелицей трех вечерних и трех дневных туалетов и, что всего приятнее, дорожного костюма, к которому полагался еще и плащ в тон. Никогда еще не приходилось Кассии носить такую модную одежду, да еще сшитую француженкой-модисткой. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: только самые дорогие и очень известные портнихи могут позволить себе иметь магазин на Бонд-стрит.
        Еще не открыв коробки со шляпками, дополнявшими каждое платье, она начала терзаться подозрениями, хотя понятия не имела, что теперь делать.
        Девушка была абсолютно уверена в том, что мадам де Сальре, которая едва удостоила ее своим вниманием, да и то лишь в последний день визита, вряд ли преподнесла бы ей такой королевский подарок, даже если бы могла себе это позволить. Но и вернуть подарки, обвинив маркиза в неуместной щедрости, тоже невозможно: у Кассии нет доказательств, и кроме того, маркиз все будет отрицать и поставит ее в глупое положение.
        Но, сколько бы девушка ни повторяла, что должна чувствовать себя оскорбленной таким поведением, сердце невольно трепетало: маркиз думает и помнит о ней! Он оказался достаточно проницательным, чтобы понять, как неловко Кассия будет чувствовать себя в старых платьях во время визита во Францию. А Перри? Поверит ли он в то, что благодетельницей сестры была мадам де Сальре?
        Но тут Кассия сообразила, что, если не будет намеренно привлекать внимание брата к своим нарядам, тот и не заметит, что на ней надето, поскольку целиком поглощен перестройками и переделками, которые еще предстоит сделать. Он так радовался, что теперь можно позволить себе обновить дом и обстановку, что почти забыл об ожерелье и о том, что его необходимо везти во Францию. Но за день до отъезда ожерелье доставили почтовой каретой, и Перри, словно очнувшись, очень удивился:
        - Господи Боже! Совершенно из памяти вылетело, что нужно везти ожерелье в Шато-Байе! - И, открыв крышку шкатулки, добавил: - Интересно, что будет, если мы просто оставим его себе вместе с деньгами?
        Кассия в ужасе вскрикнула:
        - Как ты можешь даже думать о таком!
        - Шучу, шучу, - засмеялся Перри, - но хорошо было бы стать богатым, как Мидас[Царь Фригии. Согласно мифу, был наделен даром превращать любую вещь в золото прикосновением.] . Насколько я понимаю, он потратил и на оправу целое состояние.
        Теперь ожерелье стало еще красивее - огромные бриллианты были окружены бриллиантами поменьше, и на цепочках между ними тоже сверкали прозрачные камни.
        - Хочешь надеть? - предложил Перри.
        - Нет, оно приносит несчастье, - покачала головой Кассия. - Лучше уж пусть хранится в музее, где ни одна женщина не очаруется им настолько, чтобы украсть, как графиня де ла Мотт.
        - Если она получила за него столько же денег, сколько мы, - заметил Перри, - дело того стоит.
        - Не смей говорить подобные глупости! - рассердилась Кассия. - Кроме того, нам оно все-таки принесло счастье.
        - Ты права, - серьезно кивнул Перри, - из-за него маркиз пожелал окружить нас такими почестями во время путешествия!
        И даже эти слова показались Кассии сильным преуменьшением, когда она увидела карету, запряженную шестеркой лошадей, прибывшую, чтобы отвезти их в Саутгемптон.
        По пути они провели ночь в поместье друга маркиза, герцога Этелстоуна. Он был искренне рад видеть молодых людей и дал в их честь торжественный обед. На следующее утро они снова отправились в дорогу, но Кассия, вспоминая предыдущий вечер, сознавала, что радовалась не только вкусным блюдам и блестящему обществу, но и тому, что была одета лучше всех присутствующих дам. Впервые в жизни женщины смотрели на нее не с сочувствием, а с завистью.
        Яхта маркиза оказалась большой и очень комфортабельной, и на переправу через Ла-Манш у них ушло всего три часа. Ступив на землю Франции, Кассия невольно задалась вопросом, уж не в этом ли месте высаживались когда-то викинги, от которых маркиз унаследовал синеву своих глаз. Он был так не похож ни на кого из мужчин, с которыми она встречалась раньше, и Кассия была уверена, что дело в его норманнском происхождении. Маркиз - потомок расы воинов, привыкших следовать инстинкту в битвах и на море, мужчин, которые постоянно боролись с силами, намного превосходящими их собственные. И это обострило их ум и, возможно, в то же время помогло развить интуицию. Смерть чаще обходила их стороной, чем остальных людей, которые не могли или не хотели использовать то, что египтяне называли «третьим глазом». И думая о том, как развито это свойство у маркиза, Кассия вздрогнула, не представляя, как бы он отреагировал, если бы узнал, что она его обманула.
        - Не забывай, я твоя жена, - наставляла она Перри, когда они подошли к ожидавшей на пристани карете, запряженной четырьмя лошадьми.
        - Хорошо, что напомнила, - отозвался брат, - и ради Бога, будь поосторожнее с маркизом! Гарри не зря меня предостерегал!
        - Ты прав, - еле слышно пролепетала Кассия. Именно об этом она так часто думала, сознавая, что она одна из тех несчастных, что отдали свои сердца современному Казанове.
        Они ехали совсем недолго, оглядывая окрестности, поразительно напоминавшие пейзаж, оставленный по другую сторону Ла-Манша. Но тут, словно впервые заметив шляпку Кассии, Перри воскликнул:
        - Ты прекрасно выглядишь! Откуда такие наряды? Я думал, что ты хотела просить меня отвезти тебя в Лондон!
        - Они прибыли из Лондона, - чистосердечно призналась Кассия.
        - Значит, ты за ними посылала? - небрежно бросил Перри. - Весьма разумно. У меня все равно не нашлось бы времени везти тебя туда - дома было слишком много дел.
        И начисто выбросив из головы не слишком интересующий его предмет, продолжал:
        - Я вот о чем думал: если немного расширить кухню, слугам будет намного легче передвигаться, особенно если мы вздумаем дать бал или званый обед.
        Кассия подняла на брата испуганные глаза:
        - Бал? О, Перри, когда мы сделаем все необходимое; у нас денег не останется!
        - Но я стараюсь не делать лишних трат, - возразил Перри, - просто подумал, что, когда приведем дом в порядок, неплохо было бы пригласить кого-нибудь из моих приятелей, и если маркиз может устраивать скачки с препятствиями, то и мне это под силу!
        - Это будет весьма волнующим событием, - улыбнулась Кассия, думая, однако, что при такой расточительности они через год-два окажутся в том же положении, что и до продажи ожерелья.
        Однако волноваться долго не пришлось. Как только вдали появились очертания замка, она забыла обо всем. Никогда не видела Кассия столь величественного и прекрасного здания. Подъехав ближе, они заметили, что перед огромным домом безупречных пропорций бьют пять фонтанов: один, самый большой, - в середине, и четыре остальных - в парке. До сих пор она знала, что такое фонтаны, только из книг, но в жизни никогда их не видела.
        Широкое крыльцо вело к массивной входной двери, и сам маркиз вышел, чтобы приветствовать гостей. Кассия твердила себе, что должна быть очень сдержанной и спокойной и ни за что не выказать обуревавших ее истинных чувств. Но когда он снова поднял ее руку к губам и взглянул на девушку, она вдруг подумала, что совсем забыла, как красив маркиз, какой неодолимой притягательной силой наделила его природа!
        - Вы приехали! - тихо сказал он. - И стали еще прекраснее с нашей последней встречи.
        Кассия из последних сил старалась казаться равнодушной, но предательский румянец выступил на щеках, а ресницы затрепетали от смущения. Сама того не сознавая, она выглядела невероятно прелестной.
        Маркиз проводил их в дом, и девушка начала с восторгом разглядывать расписной потолок, статуи, гобелены и великолепную инкрустированную французскую мебель. Кассия раньше представляла такую обстановку только в мечтах и очень хотела увидеть ее наяву. Все было необычайно красиво, но мысли девушки были больше заняты маркизом. В его глубоком завораживающем голосе звучала подчас такая искренность, что было трудно в нее не поверить, и Кассия, как ни старалась противиться его чарам, поделать с собой ничего не могла.
        Девушка не удивилась, встретив в замке родственников маркиза. Ее мать часто говорила, что французы привыкли собираться вокруг главы семьи, а главой, несомненно, был маркиз. Он представил ее матери, все еще очень красивой женщине, бабушке, кузенам и кузинам. Наконец вперед выступила очень привлекательная темноволосая девушка.
        - Это Лизетт, графиня де Морне, - объявил маркиз. - Она моя племянница и приехала сюда после того, как овдовела.
        - Жить в замке куда интереснее, чем дома, кузен Вер, - улыбнулась Лизетт, - там нет ни одного человека моложе восьмидесяти лет!
        Маркиз рассмеялся:
        - На самом деле мы просто ближе к Парижу, чем твои родители, и потом здесь куда больше молодых людей, которые, конечно, рады ухаживать за тобой.
        - А для чего же еще существуют мужчины? - пошутила Лизетт. Перри весело улыбнулся, целуя ее руку.
        Кассию повели наверх, чтобы показать ей ее комнату. Переступив порог, она подумала, что маркиз скорее всего намеренно выбрал самую великолепную спальню, чтобы показать ей, как умеет принимать гостей. На потолке резвились купидоны, окружившие Венеру, а кровать с шелковыми занавесями и балдахином была похожа на папский трон. На обюссонском ковре сверкали розы.
        Багаж девушки был уже доставлен, и Кассия пожалела, что у нее нет своей горничной, а Перри не успел нанять камердинера. Однако две горничные, хлопотавшие в комнате, очевидно, могли погладить и развесить ее одежду не хуже любой деревенской девушки. Другой Кассия просто не нашла бы за такой короткий срок. Но сейчас она слишком устала - почти день ушел на то, чтобы добраться до яхты, переправиться через пролив и прибыть в замок. Кассии захотелось немного отдохнуть перед ужином. К тому же ей слишком о многом нужно было подумать.
        Она так и не заснула, поскольку постоянно повторяла себе, что должна быть очень осторожной и не дать маркизу заподозрить, что она интересуется им как мужчиной. В то же время ей хотелось наслаждаться каждой минутой своего визита во Францию, потому что другого такого случая может не представиться.
        Она спустилась к ужину в одном из своих новых платьев, и выражение, с каким маркиз смотрел на нее, подсказало девушке, что именно он прислал ей эти дорогие туалеты.
        Он не имел права делать такое! - твердила себе Кассия, хотя при виде нарядов, в которых блистали родственники маркиза, понимала, как стыдилась бы платьев, переделанных из материнских, - красивых, но давно вышедших из моды. Сегодня же на ней был наряд, который она распаковала первым, - с широким вышитым воротником. Платье было белым, но не того цвета, который не пошел бы даже дебютантке, впервые выезжающей в свет, а скорее жемчужным, переливающимся в пламени свечей.
        Маркиз был во фраке и выглядел в нем великолепно, совсем как в тот вечер, когда гостил в их доме. Но его родственницы вовсе не были увешаны таким количеством драгоценностей, как мадам де Сальре, хотя Кассия понимала, что, бриллианты, жемчуга и другие украшения, сверкавшие в их волосах, были невероятно дорогими.
        За столом в большом банкетном зале собралось двадцать человек, и в самом начале ужина маркиз пояснил Кассии:
        - Я подумал, что вы устали с дороги, поэтому решил не приглашать гостей, а провести этот вечер в кругу родственников.
        - Как вы, должно быть, счастливы, имея такую большую семью, - улыбнулась Кассия.
        - Я счастлив, - покачал головой маркиз, - потому что знаю, что они беспрекословно мне подчиняются и никогда не спорят со мной, каковы бы ни были мои желания.
        - Тогда вы, без сомнения, ужасно избалованы, - пошутила Кассия, - хотя любой англичанин, конечно, посчитал бы, что вам крайне повезло.
        - Хотите сказать, что ваш муж и другие женатые мужчины под каблуком у своих жен? - поинтересовался маркиз.
        - Я имела в виду старшее поколение, - ответила Кассия. - Хотя подозреваю, что для вашей матери и бабушки вы навсегда останетесь маленьким мальчиком, готовым совершить какую-нибудь проделку.
        - Именно что-нибудь в этом роде я и намереваюсь совершить сейчас, с вашей помощью, конечно.
        Кассии показалось, что именно в таком тоне он мог бы говорить с мадам де Сальре - двусмысленность была вполне очевидна. Девушка инстинктивно сжалась, и маркиз, осознав свою ошибку, начал рассказывать ей о картинах, висевших на стене, а потом поведал одну из легенд о самом замке.
        Они были так заняты друг другом, что прошло немало времени, прежде чем Кассия поняла свою оплошность - она до сих пор не сказала ни слова джентльмену, сидевшему по другую руку, и, стараясь загладить вину, обратилась к нему:
        - Пожалуйста, простите меня, я, кажется, совсем позабыла о вас, но я нахожу историю этого прекрасного замка такой занимательной!
        - Как, без сомнения, и красноречивого рассказчика, - отозвался мужчина. Что-то в его тоне поразило Кассию, и, посмотрев на соседа, она подумала, что в его лице есть что-то несимпатичное.
        - Извините, не напомните ли вы мне, как вас зовут? Я плохо запоминаю имена с первого раза.
        - Я Орвил де Байе. Паршивая овца в нашем семействе.
        - Но почему? - рассмеялась Кассия.
        - Потому что неизменно попадаю в беду и, следовательно, приезжаю домой лишь в том случае, когда этого не избежать.
        Кассия удивилась такой откровенности, но Орвил продолжал:
        - В то же время не могу устоять перед скачками, а лошади Вера - лучшие во Франции, и, поскольку мне такие не по карману, я намереваюсь воспользоваться его гостеприимством. Кроме того, мне очень хочется выиграть один из призов, которые Вер так щедро раздает.
        Последние слова прозвучали настолько издевательски, что Кассия с любопытством переспросила:
        - Какие призы?
        - Если вы думаете, что речь идет о серебряных кубках и тому подобной чепухе, - забудьте об этом! Я намереваюсь получить золотые луидоры, которые Вер презентует каждому победителю. Ничего, он может себе это позволить!
        Он и не думал скрывать ни зависти, ни алчности, и Кассия невольно смутилась. Но Орвил, по всей видимости, заметив это, злобно рассмеялся:
        - Поскольку вы почетная гостья, то, вероятно, будете помогать ему растрачивать фамильное состояние столь нелепым образом! И это в то время, когда мои карманы пусты и я не знаю, когда в следующий раз буду обедать!
        - Позвольте вам не поверить! - покачала головой Кассия. Ей стало больно, что кто-то может так порочить маркиза, но Орвил, не слушая, продолжал:
        - Но это правда, и моя единственная надежда на то, что Вер никогда не женится. Если он наконец сломает себе шею, я получу шанс унаследовать титул и поместье.
        - Как вы можете говорить подобные вещи?! - негодующе выпалила Кассия.
        - Так вы его очередная, защитница? - осведомился Орвил. - Значит, и вы такая же, как и все остальные женщины, которые роятся вокруг него, словно стервятники над падалью.
        Кассия затаила дыхание, но Орвил не знал жалости:
        - Если вы привлекли его внимание, тем лучше! Вы замужем и, с моей точки зрения, совершенно безвредны!
        Он снова ехидно усмехнулся:
        - Тетушка и бабка были вне себя от радости, когда он вернулся из Англии и объявил, что пригласил погостить еще одну красавицу! Они посчитали, что это будет милая невинная девушка, которую наш дорогой Вер собирается взять в жены, и некоторое время даже я боялся…
        - Неужели вам нисколько не стыдно? - оборвала его Кассия.
        - Но, оказывается, тревожиться не было причин, - не обращая на нее внимания, исповедовался Орвил. - Вы замужем и со временем надоедите ему, как и все остальные, а потом он снова отыщет какого-нибудь крольчонка, который будет заглядывать ему в глаза и ловить каждое слово!
        Кассия не могла поверить ушам. Неужели он - двоюродный брат маркиза - может быть таким грубым и циничным?!
        Но тут Орвил осушил очередной бокал вина, и девушка, решив, что он слишком много выпил, поспешно обернулась к маркизу. Тот, очевидно, все слышал, потому что в его глазах блеснул гнев. Но вслух маркиз лишь спокойно сказал:
        - Я бы хотел показать вам после ужина некоторые картины из моего собрания.
        - А я с удовольствием посмотрела бы на них, и завтра, если будет время, собиралась пройтись по замку.
        - У нас всегда будет время заняться тем, чего мы действительно хотим, - кивнул маркиз.
        Дамы и мужчины покинули столовую вместе, и, вернувшись в салон, Кассия увидела, что Перри, как и за ужином, целиком поглощен беседой с Лизетт.
        - Какая хорошенькая у вас племянница! - сказала она подошедшему маркизу первое, что пришло ей на ум. - Как, должно быть, печально для нее овдоветь в столь юном возрасте!
        - Возможно, это и было бы печально, - согласился маркиз, - если бы этот брак не принес ей одни несчастья!
        - Несчастья? - повторила Кассия.
        - Он был очень богат и очень испорчен; к тому же он был наполовину грек.
        Кассия недоуменно подняла брови, и маркиз пояснил:
        - Мать его была гречанка и немилосердно баловала своего единственного сына, так что тот ни с кем и ни с чем не считался, кроме себя и своих капризов.
        - Значит, Лизетт пришлось много пережить, - посочувствовала Кассия.
        - Зато теперь она счастлива, обретя свободу от брака по расчету, устроенного родителями!
        - Понимаю! Я совсем забыла, что во Франции девушки нечасто выходят замуж по любви, но, по моему мнению, это неправильно и приносит людям одни лишь страдания!
        - Вы правы, - спокойно подтвердил маркиз. Разговаривая, они подошли к противоположной стене, на которой висело замечательное полотно Пуссена.
        Что-то в тоне маркиза заставило Кассию предположить, что, возможно, маркиз сам был когда-то женат - ведь помолвки между аристократами часто заключаются едва ли не с колыбели. И словно подтверждая ее догадку, маркиз признался:
        - Когда мне было двадцать два года, отец нашел мне невесту и потребовал, чтобы я женился.
        - И вы тоже были несчастливы?
        - Свадьба не состоялась, и я крайне благодарен судьбе за это. Моя нареченная сбежала за две недели до торжественного события.
        - Неужели? Вы, должно быть, ужасно расстроились! Какой удар!
        - Скорее я чувствовал себя униженным, - возразил маркиз, - хотя с самой первой встречи подозревал, что она увлечена кем-то другим. - И, немного помедлив, добавил: - Правда, в то время я был достаточно глуп и позволял другим людям управлять мной, но, поверьте, с тех пор успел достаточно поумнеть, чтобы уже никогда не допускать ничего подобного.
        Кассия почти с испугом вслушивалась в беспощадные слова:
        - Тогда судьба оказалась ко мне милостива, и больше я никогда не играл со своим счастьем, считая, что риск слишком велик.
        Вспомнив об Орвиле и его циничной исповеди, Кассия повелительно воскликнула:
        - Но, конечно, вы должны жениться! И иметь сына, который унаследует этот великолепный замок. Столько женщин готовы ответить на ваши чувства! Вы, без сомнения, сумеете выбрать самую достойную.
        Они остановились перед очередной картиной, и маркиз медленно произнес:
        - Но, предположим, я влюблен в особу, на которой не могу жениться?
        Кассия сразу же вспомнила о мадам де Сальре. Да, она скорее всего замужем! Несколько минут девушка даже пыталась придумать, каким образом мадам может получить свободу и стать женой любимого человека. Но стоило ей представить маркиза стоящим перед алтарем с другой женщиной, как невыносимая боль разлилась в груди девушки. С большим трудом она заставила себя небрежно бросить:
        - А я-то считала вас настоящим норманном и, следовательно, непобедимым завоевателем.
        - Вы действительно подстрекаете меня взять то, чего я так хочу, невзирая на последствия и скандал, который может разразиться?
        Маркиз говорил по-английски, и слова звучали так зловеще убедительно, что Кассия засмеялась:
        - Кто сможет противиться такому могущественному рыцарю?
        - Я отвечу на ваш вопрос в другой раз, - пообещал маркиз, - а теперь прошу вас взглянуть на эту картину.
        Кассия с усилием оторвала взгляд от маркиза, хотя ничего не сознавала, кроме неумолимой силы, исходящей от этого человека. В голове вихрем проносилась лишь одна лихорадочная мысль: ей нельзя, нельзя находиться так близко от него.
        Она огляделась в поисках Перри, чувствуя, что должна немедленно искать у него защиты. Родственники маркиза собрались в другом конце салона, но брата с ними не было. Стеклянная дверь, выходившая на террасу, оказалась распахнутой, и Кассия без объяснения поняла, что Перри и Лизетт решили прогуляться при лунном свете.
        - Хотите присоединиться к ним? - спросил маркиз.
        - Нет, конечно, нет, - поспешно заверила Кассия. - Я ищу Перри, потому что знаю, как восхитил бы его этот великолепный пейзаж.
        - Уверен, что завтра сэр Перегрин успеет рассмотреть его, - заверил маркиз.
        Кассия ощутила, что он снова понял, о чем она думает, и неожиданно испугалась: вдруг он догадается о ее чувствах к нему? И хотя она не могла объяснить это даже себе самой и лишь испытывала неземное блаженство оттого, что стоит совсем рядом, все-таки сказала;
        - День был слишком тяжелым, и я устала. Надеюсь, вы простите меня, если я поднимусь к себе?
        - Да, конечно, - кивнул маркиз. - Я хочу, чтобы завтра вы чувствовали себя как можно лучше, потому что хочу пригласить вас прокатиться со мной верхом, прежде чем приедут остальные гости, которые участвуют в скачках.
        - С удовольствием! - обрадовалась Кассия, но тут вдруг вспомнила, что среди нарядов, присланных «мадам де Сальре», не было амазонки. Девушка поколебалась, вспомнив об изношенной юбке и заштопанной блузке, которые носила дома.
        - Мы… мы будем одни? - нерешительно спросила она. - Боюсь… что буду выглядеть… не слишком элегантно.
        - Думаю, вы найдете наверху все необходимое, - пообещал маркиз, - и мне следовало бы сказать раньше, что вы выглядите именно так, как мне хотелось.
        Кассия подняла на него огромные встревоженные глаза:
        - Это плохо… ужасно… с вашей стороны, но я так и не сумела придумать, что мне делать.
        - Ничего, кроме как быть самой собой - олицетворением красоты и прелести.
        Кассия не нашлась что ответить. Она так боялась собственных чувств, словно зажигавших внутри крохотные огоньки пламени, пробегавшие по телу, что просто повернулась к двери.
        - Если я тихо ускользну, возможно, никто этого не заметит?
        - Я замечу, - вздохнул маркиз, - но завтра буду ждать вас в холле в семь утра.
        Он открыл ей дверь и проводил в холл, где бессменно находились четыре лакея в роскошных ливреях, готовые выполнить любое приказание. Кассия подошла к лестнице и остановилась.
        - Спокойной ночи, месье, - тихо прошептала она. - И спасибо за все то, о чем я не имею права упомянуть.
        - Спокойной ночи, Кассия, - ответил маркиз, поднося ее руку к губам. Она снова ощутила жар его губ, но, затрепетав от невыразимого экстаза, все-таки нашла в себе силы вырвать руку и взбежать по лестнице. На верхней площадке ей захотелось обернуться, но Кассия подумала, что маркиз, должно быть, смотрит вслед и не стоит слишком явно выказывать свои чувства. Поэтому она, гордо вскинув голову, направилась к спальне.
        Только когда девушка исчезла из виду, маркиз медленно, со странным выражением в синих глазах, вернулся в салон.

        Глава 6

        Лошади мчались галопом по зеленым лугам, мимо парков и рощ, окружавших замок, и Кассии казалось, что она в жизни не была так счастлива. Как и предполагала девушка, заглянув в гардероб вчера вечером после расставания с маркизом, она обнаружила там амазонку. Конечно, по всем правилам приличия ей следовало бы отказаться от очередного наряда, однако было невозможно не принять костюм, так отличавшийся от всего того, что ей приходилось видеть на других женщинах. Темно-синий, отделанный белой тесьмой, он казался воплощением того, что называют истинно французским шиком, а кружево белой муслиновой блузки оказалось таким тонким, что скорее всего было сплетено монахинями какого-нибудь монастыря.
        Кассия долго глядела на амазонку, прежде чем раздеться и лечь. Но сон все не шел. Она перебирала в памяти разговор с маркизом, и безумный восторг, который не покидал ее с той минуты, как они расстались внизу, понемногу таял. Нет никаких сомнений - маркиз влюблен в мадам де Сальре! И если не сможет жениться на ней, так и останется на всю жизнь холостым! Но хотя он не одобряет и боится браков по расчету, его обязанность - найти жену и произвести на свет наследника! Немыслимо и подумать о том, что его место когда-нибудь займет Орвил!
        Кассия ясно сознавала, что Орвил не просто плохой человек. Он - само олицетворение зла. Кассия была готова поклясться, что этот человек одержим самим сатаной.
        Но с самого своего появления в замке Кассия слишком сильно реагировала на любого его обитателя, и кроме того, еще острее ощущала токи, исходящие от маркиза и некоторых его родственников, особенно Орвила и Лизетт. Она считала молодую вдову самым милым и добрым человеком в замке, после, конечно, маркиза, и была рада, что Перри увлекся ей и забыл мадам де Сальре, о которой никак не могла думать хорошо.
        - Но почему я так уверена в этих людях? - спросила она себя вслух. Кассия не могла отрицать, что интуиция и душевные порывы, всегда руководившие ее поступками, никогда еще не были так властны над нею, как в этот момент. Замок, конечно, оказался очаровательным, но дело не только в богатом убранстве и огромных комнатах. На Кассию произвели огромное впечатление прелесть садов и фонтанов с крошечной радугой над каждой струйкой, но самым главным было сознание того, что это место когда-то принадлежало храброму завоевателю герцогу Ролло, черты которого передавались из поколения в поколение, пока их не унаследовал маркиз.
        Он хороший человек, несмотря на свою репутацию, решила для себя девушка, чувствуя, что краснеет, ведь он выказал себя столь великодушным по отношению к ней, столь щедрым… каким не был и не будет ни один человек на свете.
        Какой англичанин догадался бы подарить ей столько нарядов, чтобы она не чувствовала себя ущербной в сравнении с его родственниками и друзьями? Какой англичанин сумел бы сделать их путешествие таким удобным и спокойным, помнил бы, как она любит кататься верхом, и даже заранее приготовил ей амазонку? Как я могу не любить его? - вызывающе спросила себя Кассия.
        И когда наконец глаза девушки закрылись от усталости, в ее снах царил лишь один маркиз. Проснувшись, она так и не смогла вспомнить, о чем в точности были ее сны, но чувствовала, что он все время был рядом. Его лицо настолько отчетливо запечатлелось в мозгу, что Кассия почти все время видела его перед собой.
        Ровно в семь Кассия сбежала по лестнице и увидела ожидавшего ее в холле маркиза. Сегодня, в новой амазонке, идеально облегавшей ее фигуру, она выглядела совсем по-другому, чем в Англии, и, увидев, как блеснули глаза маркиза, застенчиво пробормотала:
        - Я знаю… это нехорошо… и неприлично… но у меня нет иного выхода.
        - Совершенно верно, - согласился он, - и кроме того, лошади уже застоялись.
        Грум держал под уздцы только двух коней. Никого из родственников маркиза не было видно. Маркиз поднял Кассию в седло. И несмотря на твердую решимость, Кассия ощутила, как по телу прошла дрожь от прикосновения этих теплых рук и его близости. Она взяла в руки поводья, стараясь не думать ни о чем, кроме как о лошади, беспокойно перебиравшей ногами. Они молча проехали довольно большое расстояние, и наконец маркиз остановил жеребца. Кассия сделала то же самое.
        - Просто великолепно! - воскликнула она.
        Их взгляды встретились; Кассия поспешно отвела глаза и приказала себе оставаться равнодушной ко всему, что бы он ни сказал и ни сделал, особенно к его странной манере смотреть на нее.
        - Он любит мадам де Сальре, - пробормотала она про себя, - но по привычке галантен с каждой женщиной, которую встречает, так что с моей стороны будет чрезвычайно глупо верить ему.
        Они немного проехались шагом, и маркиз снова заговорил:
        - Прошу вас обернуться и взглянуть на замок с этого места. На мой взгляд, отсюда открывается самый красивый вид на мой… дом.
        Кассия послушно обернулась и ахнула. Маркиз оказался прав! Замок выглядел таким величественным и в то же время прекрасным, что казался миражом из волшебной сказки. Можно было разглядеть, как солнце сверкает в оконных стеклах, как бьет струя воды из фонтана и как ветер колышет верхушки деревьев. Над садом взвилась стая белых голубей и полетела к замку. Их было очень много, и маркиз, перехватив ее взгляд, пояснил:
        - Эти птицы были посвящены Афродите, богине любви.
        - Они чудесны, как и все, что вас окружает! - заметила Кассия. - Как можно не быть счастливым в этом раю?
        Маркиз, не отвечая, всмотрелся вдаль и только потом обронил:
        - В моем сердце поселилось одиночество.
        Дальнейших объяснений не требовалось - Кассия прекрасно поняла, что он хочет сказать. Вокруг было столько людей, но что-то отсутствовало - нечто духовное, возвышенное, то, чего не могли ему дать ни родственники, ни блестящие дамы, с которыми маркиз проводил столько времени.
        Кассия невольно задалась вопросом, права ли она, но прежде чем успела заговорить, маркиз пояснил:
        - Думаю, вам известно, что в течение всей жизни мы встречаем любовь в той или иной форме, но она редко бывает тем совершенством, какого мы ищем.
        Он выглядел при этом таким серьезным, что Кассия удивилась, однако честно ответила:
        - Я очень мало знаю о любви, но, наверное, это происходит потому, что вы более требовательны и разборчивы, чем многие мужчины, и того, что вам предлагают, просто недостаточно.
        И, говоря это, девушка думала о тех женщинах, которые бросали сердца к его ногам. Как и сказал Гарри, они были настолько одержимы маркизом, что теряли разум и способность здраво мыслить там, где речь шла о нем. Но почему он не может полюбить одну из них так же безоглядно, как они его?
        - Знаю, о чем вы думаете, - вздохнул маркиз, - но могу поклясться вам, Кассия, что пытался найти женщину, которая возьмет в плен не только мое сердце, но и душу.
        - Возможно, вы слишком многого требуете? - нерешительно предположила Кассия.
        - Но такое случается со многими людьми. Почему же не со мной? - резко, почти грубо осведомился маркиз.
        - Вы еще так молоды и можете пытаться дотянуться до звезд, хотя, если и коснетесь их, возможно, будете разочарованы.
        - Уверен, что, если коснусь звезды, которую стремлюсь отыскать, ничто не разочарует меня, - покачал головой маркиз. - Наоборот, это станет чудом, о котором я так долго молил Бога.
        Как странно, что такой человек вообще способен просить чего-то у Бога! Сама Кассия молилась каждую ночь, чтобы встретить человека, которого полюбит и кто, в свою очередь, станет любить ее так, как любили друг друга мать и отец. Они всегда казались такими ослепительно счастливыми!
        - Вы удивлены, - снова спросил маркиз голосом, почему-то показавшимся Кассии оскорбительным, - что я способен молиться?
        - Совсем немного… и только потому, что вы прямо признаетесь в этом. Большинство мужчин стесняются подобных вещей.
        -  - Только не я. И молюсь, чтобы найти и добиться любви, которую ищу.
        И снова в мозгу Кассии мелькнуло, что он имеет в виду мадам де Сальре, но она так его любила и так желала ему счастья, что тихо пообещала:
        - Я тоже буду молиться, чтобы чудо случилось и вы… обрели счастье, которого были так долго лишены.
        - Спасибо, - кивнул маркиз, - и у меня такое чувство, Кассия, что ваши молитвы будут услышаны.
        И, словно им больше нечего было сказать друг другу, повернул коня. Кассия последовала его примеру, и они, преодолев несколько препятствий, помчались галопом к замку. Щеки Кассии раскраснелись, глаза сияли счастьем. Она жалела лишь о том, что эта прогулка не может длиться вечно. Но, возможно, на каком-нибудь далеком горизонте, там, где кончается земля, находится рай, который будет принадлежать им на все времена.
        Девушка сознавала, конечно, что предается романтическим грезам - у маркиза слишком много дел сегодня, повезло еще, что они смогли побыть наедине.
        Она поспешно поднялась к себе, чтобы переодеться, и как раз надевала одно из элегантных дневных платьев, когда в дверь постучали и вошел Перри. В костюме для верховой езды, он выглядел особенно красивым, хотя никто не мог бы принять его за француза.
        - Я иду завтракать, - сообщил он, - а потом в конюшню, чтобы выбрать себе лошадь. Маркиз пообещал отдать мне любую, кроме той, которая предназначена для него.
        - О, Перри, как восхитительно! Но поспеши, а то вдруг брат маркиза Орвил получит самую лучшую, прежде чем ты успеешь прийти!
        - Орвил! До чего же неприятный малый, и графиня сказала мне вчера, что никто в семье его терпеть не может. Он то и дело становится причиной очередного скандала в Париже!
        - Вероятно, он доставляет немало беспокойства маркизу, - заметила Кассия.
        - Должны же у него быть хоть какие-то проблемы, если учесть, как милостива к нему судьба и как он богат!
        В голосе брата слышались нотки зависти, и Кассия немедленно ринулась на защиту маркиза:
        - Не смей уподобляться Орвилу де Байе! Мало того, что он вчера наговорил гадостей, да к тому же еще и был пьян!
        - Не желаю иметь с ним ничего общего, - резко бросил Перри, - и ради Бога, Кассия, не влюбись в маркиза!
        Кассия промолчала, но брат настойчиво продолжал:
        - Гарри предупреждал меня насчет него, и хотя мадам де Сальре еще не появлялась, подозреваю, что либо она, либо другая подобная ей женщина ждет маркиза в Париже, куда он вернется сразу же после скачек.
        Кассия невольно поморщилась от острой боли в груди, но, собравшись с силами, пробормотала:
        - Мне казалось, он тебе так понравился… Но Перри, недоверчиво посмотрев на сестру, приказал:
        - Если он станет признаваться тебе в любви, не слушай! Ты поняла меня, Кассия? Не позволю, чтобы этот француз, репутация которого, с точки зрения англичанина, не выдерживает никакой критики, разбил тебе сердце!
        Кассия повернулась к туалетному столику:
        - Мы привезли ему ожерелье и завтра отправляемся домой, так что вряд ли я когда-нибудь еще его увижу!
        - Вот и прекрасно! Кстати, я пригласил графиню погостить у нас, когда мы закончим с ремонтом.
        - Графиню? - поразилась Кассия.
        - Лизетт. Она говорит, что никогда не была в Англии, и думаю, ей у нас понравится.
        Он кивнул сестре и вышел из комнаты. Кассия потрясенно посмотрела ему вслед, но тут же сказала себе, что со стороны Перри очень мило пригласить такую чудесную девушку, как Лизетт. Возможно, теперь он не будет так стремиться в Лондон, чтобы сесть за карточный стол со своими богатыми приятелями. Кроме того, хотя он никогда не говорил на эту тему, девушка была уверена, что брат развлекается с женщинами, которых мать ни за что не одобрила бы.
        Сидя перед зеркалом, Кассия размышляла над словами брата и пришла к выводу, что Перри прав: не следует верить маркизу. Если они будут продолжать беседовать на такие темы, как сегодня утром, она станет тосковать по нему еще более отчаянно, чем сейчас.
        - Я люблю его, - прошептала она, - но только потому, что я глупенькая деревенская девчонка, которая никогда не встречала таких мужчин.
        В душе крепло неприятное сознание того, что ничего подобного она в жизни больше не изведает и останется старой девой до конца дней. Мысль эта так испугала девушку, что она вскочила и побежала вниз. Пожилые дамы, очевидно, завтракали в своих комнатах, а мужчины, Лизетт и еще одна молодая женщина устроились за столом, во главе которого сидел маркиз. Увидев Кассию, он встал и показал ей на стул рядом со своим. Кассии ничего не оставалось делать, как исполнить его желание.
        Ей предложили несколько блюд, и маркиз, дождавшись, пока она наполнит тарелку, предупредил:
        - По-моему, вы голодны не меньше меня! Постарайтесь съесть как можно больше, потому что обед будет не скоро.
        - Здесь так прекрасно готовят, - заметила Кассия, - что если я останусь хотя бы на неделю, то стану толстой и неуклюжей.
        Говоря это, она вспомнила, как скудны были их трапезы до появления маркиза. Только благодаря ему теперь можно не волноваться, откуда взять денег на еду.
        - Это больше никогда не должно повториться, - тихо сказал маркиз. Кассия поняла, что он опять читает ее мысли. Ей неожиданно стало стыдно за то, что они воспользовались его щедростью, и хотя маркиз получил за свои деньги ожерелье, девушка все равно, покраснев, отвела глаза.
        Но тут, к ее ужасу, Орвил поднялся со своего места и сел рядом, совсем как вчера вечером.
        - Я слышал, леди Фокон, вы принимали у себя мадам де Сальре?
        - Да, она приезжала с вашим братом, - ответила Кассия.
        - Удивлен, что женщину подобного сорта могут принимать в респектабельном английском доме!
        Не дождавшись ответа, Орвил бросился в атаку:
        - Я видел ее вчера, и она очень удивилась, услышав, что вы здесь, во Франции.
        - Удивилась? Ей прекрасно известно, что маркиз просил нас привезти ожерелье, которое он приобрел для своего музея.
        - Своего музея! - презрительно повторил Орвил. - Мой брат бросает деньги на ветер, покупая бессмысленные безделушки, вместо того чтобы помогать родственникам!
        В особенности одному, подумала Кассия, хотя вслух, конечно, ничего не высказала.
        - Думаю, мадам де Сальре будет интересно узнать о вашей утренней прогулке. Она чрезвычайно ревнива и не потерпит соперниц.
        Кассия не знала, что ответить, и хотя понимала, что он намеренно провоцирует ее своими намеками, чувствовала себя крайне неловко. Рассказывая мадам де Сальре об этой невинной прогулке, он, несомненно, постарается преувеличить ее значение, поскольку ненавидит брата и желает доставить ему очередную неприятность. На секунду мелькнула мысль попросить Орвила не делать этого, но он, конечно, не станет ее слушать.
        Поэтому Кассия продолжила спокойно завтракать, хотя больше не чувствовала вкуса блюд, которые стали вдруг пресными, как опилки. Она почувствовала невероятное облегчение, когда Орвил, видя, что ему не удается устроить сцену, встал.
        - Я иду в конюшню, Вер, в надежде выбрать лучшую из твоих бесценных лошадей и выйти победителем на скачках.
        - Любая лошадь в твоем распоряжении, - ответил маркиз, - и, конечно, я желаю тебе удачи, Орвил.
        - Вот этому я никогда не поверю, - процедил Орвил, - хотя буду счастлив выкачать из тебя как можно больше денежек.
        Он вышел из комнаты, и, хотя маркиз ничего не сказал, гости зашептались. Кассия видела, что все шокированы поведением Орвила де Байе. Не успела закрыться дверь, как Перри последовал примеру Орвила и Кассия услышала, как он сказал Лизетт:
        - Вы обещали помочь мне выбрать лучшую лошадь в конюшне, и я не смогу обойтись без вашей помощи.
        - Я покажу вам, каких дядя Вер считает самыми резвыми, - ответила Лизетт.
        Они вышли из комнаты вместе, и маркиз заметил Кассии:
        - Надеюсь, вы «е возражаете против того, чтобы моя племянница помогла вашему мужу?
        Кассия улыбнулась:
        - Перри будет счастлив, сумев выиграть один из заездов, но если этого и не произойдет, ему будет приятно уже то, что он скакал на такой прекрасной лошади, как ваша!
        - Жаль, что мне не пришла в голову мысль устроить скачки для дам, тогда вы, несомненно, оказались бы победительницей, - заметил маркиз. Но Кассия, улыбнувшись, покачала головой:
        - Я получила огромное удовольствие от сегодняшней прогулки, и с меня довольно и этого. Кроме того, если бы я выиграла, то скорее всего возбудила бы зависть в других, а я этого не люблю.
        Про себя она задалась вопросом, ездит ли верхом мадам де Сальре. Вряд ли, ведь она ни разу не села в седло, пока гостила у них.
        Маркиз поднялся из-за стола.
        - Ну а теперь, - сказал он, обращаясь к мужчинам, - мы отправляемся на скаковой круг, поскольку участники скачек, которые живут по соседству, начнут сейчас прибывать.
        И, взглянув на Кассию, добавил:
        - У парадной двери экипаж будет ждать дам, чтобы отвезти их на скаковой круг, если кто-то захочет наблюдать за приготовлениями.
        Гости вышли, и в столовой остались лишь Кассия и молодая дама, оказавшаяся кузиной маркиза. Она подошла и села рядом.
        - Давно уже я не видела Вера таким веселым и счастливым, - заметила женщина, которую Кассии представили как Терезу. Девушка удивленно взглянула на собеседницу:
        - Судя по тому, что я слышала о маркизе, он и без того, должно быть, очень счастлив.
        - Не всегда, особенно когда бывает дома.
        - Но почему?
        - Очень нелегко быть главой большой семьи, - пояснила Тереза. - Родные вечно требуют у него денег либо ссорятся друг с другом, а потом просят его рассудить их либо пристают с требованиями поскорее жениться и обзавестись наследником.
        - И это расстраивает его?
        - Вам тоже вряд ли понравилось бы иметь такого брата, как Орвил, - откровенно заявила Тереза.
        - Я… кажется, он доставляет много неприятностей маркизу, - нерешительно начала Кассия, тщательно подбирая слова, зная, что с ее стороны будет большой ошибкой показать, будто она слишком близко к сердцу принимает дела маркиза или критикует его родных, даже такого омерзительного человека, как Орвил.
        - По правде говоря, - сказала Тереза, - мне очень жаль кузена Вера, и я не удивляюсь тому, что он так много времени проводит в Париже.

«С мадам де Сальре», - добавила про себя Кассия, чувствуя ставшую уже привычной боль в груди.
        Скачки были редким, но волнующим событием в жизни Кассии, и она наслаждалась каждой минутой, с замиранием сердца наблюдая, как Перри, обогнав на корпус остальных десятерых участников, стал победителем. Лизетт, сидевшая рядом с Кассией, восторженно хлопала в ладоши и подпрыгивала от возбуждения.
        - Я подсказала ему, что это лучший рысак во всей конюшне, и Перри выхватил его прямо из-под носа у кузена Орвила, который был полон решимости выиграть этот заезд.
        Было очевидно, что Орвил пришел в бешенство, и, когда всадники выезжали с круга, Кассия подумала, что еще никогда не видела такого разъяренного лица. Оставалось только надеяться, что он не затеет ссору с Перри. Брат спешился и оживленно заговорил с Лизетт о своей победе. Объявили о наградах; Кассия, услыхав, что сумма приза равна пятистам английским фунтам, не поверила ушам. Неужели фортуна сменила гнев на милость и теперь, помимо денег, уплаченных за ожерелье, у них еще пятьсот фунтов?!
        Кассия чувствовала, что это уже слишком и им не следует брать приз, но в то же время знала, что, произнеси она это вслух, над ней просто посмеются.
        Скачки с препятствиями должны были начаться после обеда. Второй заезд выиграл один из соседей, так что Орвил был снова разочарован.
        Когда все вернулись ко второму завтраку, маркиз попросил дам рассредоточиться среди приезжих гостей. Соседом Кассии по столу оказался довольно пожилой господин, о котором она знала, что в молодости он был одним из самых знаменитых наездников Франции.
        - Ваш муж, мадам, прекрасно держится в седле, - заметил он.
        - Для меня большая честь слышать это от вас, - ответила Кассия.
        Джентльмен, которого звали граф де Отей, улыбнулся:
        - Так, значит, вы слышали обо мне?
        - Да, месье, и очень польщена знакомством.
        - Я слишком стар, чтобы долго оставаться в седле, но де Байе просил меня принять участие в стипль-чезе, и я не смог отказать. Кроме того, мне самому это нравится, хотя я уже не мечтаю выиграть у таких молодых соперников.
        - У меня есть предчувствие, что победителем станет маркиз, - согласилась Кассия.
        - Буду весьма удивлен, если этого не произойдет. Думаю, все в округе обрадуются, узнав о его победе!
        Должно быть, удивление Кассии отразилось у нее на лице, потому что граф пояснил:
        - Вам, по-видимому, наговорили всякого вздора о де Байе. Беда всех женщин в том, что они слишком много болтают. Могу вас заверить, он превосходный помещик и, по моему мнению, лучший в Нормандии. Все мы чрезвычайно им гордимся.
        Кассия ощутила, как потеплело на душе при этих добрых словах, и, подняв глаза, обнаружила, что маркиз, сидевший во главе стола, наблюдает за ней. В этот момент она чувствовала себя так, словно они связаны навек в пространстве и времени. Но тут одна из дам, сидевших рядом, отвлекла его каким-то вопросом, и он отвел глаза. И в этот момент Кассия, несмотря на все предостережения, поняла, что ее сердце навсегда принадлежит маркизу. Никогда, пока жива, не полюбит она никого другого.
        Как только все призы были вручены и большинство гостей разъехались по домам, Кассия поднялась к себе и прилегла на постель. Она уже почти спала, когда дверь открылась. Вошел Перри и, взволнованно оглядевшись, присел на кровать:
        - Мне нужно поговорить с тобой.
        - Я так рада, что ты выиграл приз! И прекрасно провел заезд, - поспешно сказала Кассия.
        - Это все благодаря Лизетт, и именно о ней я хочу с тобой поговорить.
        - Ты уже говорил мне, что она хочет посетить Англию, - напомнила девушка.
        Воцарилось молчание, и наконец Перри без обиняков объявил:
        - Знаешь, я, кажется, влюбился! Кассия, широко раскрыв глаза, села:
        - Влюбился? О, Перри, как это возможно… всего за один день…
        Но она уже знала ответ. Ее собственные родители влюбились друг в друга в тот момент, когда встретились впервые. И если быть честной до конца, именно это произошло и с ней, едва ли не в ту же минуту, как она увидела маркиза.
        - Я люблю ее, - твердо повторил Перри, - и теперь не знаю, как объяснить, что мы с тобой не муж и жена.
        - О Перри! - тихо вскрикнула Кассия. - Будь осторожен! Маркиз может прийти в бешенство, если узнает, что мы обманывали его, а его мать и бабка будут потрясены!
        - Тогда что же мне делать, черт побери? - осведомился Перри и, вскочив, начал нетерпеливо мерить шагами комнату.
        - Я всегда считал, что. все разговоры о любви с первого взгляда просто вздор, но теперь понял - это чистая правда. Я еще ни в чем не признался Лизетт, но готов побиться об заклад, она испытывает ко мне те же чувства!
        - Возможно, - медленно предположила Кассия, - стоит пока подождать и во всем признаться, когда она приедет в Англию?
        - А что, если кто-то другой успеет похитить ее сердце лишь потому, что я, по общему мнению, человек женатый? - запротестовал Перри.
        - Но что же ты собираешься делать? - испугалась Кассия.
        - Я решил рассказать ей все как есть и попросить ее дать клятву держать нашу тайну в секрете, но потом подумал, что будет справедливо предупредить об этом тебя.
        - О, Перри, заставь ее пообещать ничего не рассказывать маркизу, пока мы не уедем.
        - Хорошо, - согласился Перри, - но если маркиз предложит мне погостить подольше, я не собираюсь отказываться.
        - Но нам следует быть дома, ты ведь сам знаешь, сколько там еще дел. - И, заметив, что брат колеблется, добавила: - Чем скорее мы приведем дом в порядок, тем раньше Лизетт сможет приехать.
        Глаза Перри мгновенно загорелись.
        - Как ты думаешь, ей не покажется, что наш дом слишком беден по сравнению с этим роскошным замком?
        - Что ж поделаешь, мы не слишком богаты и, как бы ни пытались, не сможем затмить маркиза, - покачала головой Кассия.
        Перри, криво улыбнувшись, заметил:
        - Ты забываешь, что Лизетт француженка. Прошлой ночью она сказала, что умеет прекрасно готовить.
        - Как только она получит кухню в полное владение, ты, без всякого сомнения, будешь как сыр в масле кататься.
        Девушка невольно подумала, как тяжело приходилось им иногда в прошлом, как трудно было перебиваться, считать гроши, добывать еду.
        Только после того как Перри отправился к себе, Кассия вспомнила, что Лизетт очень богата, и помолилась, чтобы брат, влюбившись, смог жениться на Лизетт и жил спокойно и счастливо. Скорее всего именно женитьба решит все его проблемы…
        И лишь сейчас девушка подумала о себе. Что с ней станется? Ведь если Перри женится, большой ошибкой будет оставаться в доме, где Кассия так много лет была хозяйкой. Кроме того, Перри и Лизетт молоды и, конечно, захотят жить вдвоем. Придется поискать приюта в другом месте. Конечно, в Лондоне живет родственница, обещавшая представить ее ко двору. Если Кассия отправится в столицу, она сможет заказать любые дорогие туалеты и больше не чувствовать себя нищенкой! Правда… любовь к маркизу все изменила. Ей больше не хочется посещать балы и добиваться успеха в обществе. Возможно, ей удастся поселиться в одном из коттеджей в деревне или поместье, сказала она себе. Девушка чувствовала, что весь ее мир перевернулся и она осталась совершенно одна.
        Вскоре появились горничные и сообщили, что пора одеваться к обеду. Кассия надела второй из великолепных вечерних нарядов, присланных с Бонд-стрит. На этот раз платье было из светло-зеленого шелка, украшенное тяжелым кружевным воротником. Такие же кружева украшали пышную юбку. Туалет был крайне простым и в то же время элегантным и придавал девушке грацию нимфы. Казалось, она только что появилась из леса, окружавшего замок.
        Кассии не раз говорили, что французы прекрасно разбираются в женской одежде и обладают превосходным вкусом. И сейчас, глядя на себя в зеркало, она согласилась, что это чистая правда.
        Гости и некоторые родственники разъехались после окончания скачек, и за столом собралось всего двенадцать человек.
        - Надеюсь, вы хорошо провели время? - спросил маркиз у сидевшей рядом Кассии.
        - Чудесно! - с восторгом ответила девушка. - И вы блестяще все устроили!
        - Подобного рода комплименты всегда приятно принимать, - заметил маркиз, и девушке показалось, что в этот момент он выглядит еще более красивым, чем всегда. Жаркое солнце позолотило его кожу. Кассия подумала, что сейчас он похож на воина, только что вернувшегося с битвы и мужественно сражавшегося с врагом.
        Кассия напомнила себе, что не должна уделять ему много внимания, но зная, что завтра придется уехать, она хотела увезти с собой как можно больше воспоминаний, которые могли бы согреть ее сердце одинокими ночами.
        К ее облегчению, Орвил сидел сегодня на другом конце стола, и она была избавлена от завистливых ехидных замечаний, хотя видела, что он все время недобро поглядывает на брата.
        Перри и Лизетт, сидевшие рядом, казалось, не могли наговориться и забыли обо всем на свете, не обращая внимания на окружающих. Кассия заметила, что мать маркиза время от времени удивленно смотрит в их сторону, и начала ломать голову, как предупредить Перри вести себя поосторожнее, но тут же сказала себе, что все это не имеет ни малейшего значения, поскольку завтра их здесь уже не будет. Тогда маркиз, освободившись от необходимости развлекать гостей, конечно, отправится в Париж, к мадам де Сальре.

«Все кончено, - постоянно напоминала себе девушка, - и чем скорее я постараюсь забыть его, тем лучше!»
        - О чем вы думаете? - неожиданно спросил маркиз.
        Кассии ничего не оставалось, кроме как сказать правду:
        - Гадала, когда лучше всего отправляться завтра в путь и сможем ли мы опять воспользоваться вашей яхтой, чтобы пересечь пролив.
        - Яхта будет ждать вас, когда бы вы ни решили уехать, - кивнул маркиз, - но неужели вам столь уж необходимо покинуть меня так быстро?
        Кассия почувствовала, как заколотилось сердце, но прежде чем успела ответить, маркиз продолжал:
        - Осталось еще так много всего, что я хотел бы показать вам теперь, когда скачки закончены. Вы не осмотрели замок и не выбрали лошадь, которую я собираюсь подарить вам.
        - Мне очень хотелось бы… - тихо призналась Кассия, - но мы с мужем думали, что вы пригласили нас лишь на два дня…
        - Значит, вы ошиблись, - возразил маркиз, - и я поговорю с вашим мужем после ужина.
        Когда все выходили из столовой, Кассия заметила, что Перри и Лизетт уже успели тайком ускользнуть. Брат вел себя крайне неосторожно, но Кассия уже ничего не могла сделать. Мать маркиза разливала кофе, и девушка надеялась только, что это занятие отвлечет ее внимание и никто не заметит отсутствия молодых людей. Сама Кассия отказалась от кофе, побоявшись, что из-за него она не уснет и снова будет часами лежать в темноте, думая о маркизе. Он внезапно появился рядом и протянул ей крохотную рюмочку с ликером.
        - Думаю, вам это понравится. Ликер делают монахи-бенедиктинцы, и вам такого наверняка не приходилось пробовать.
        Сделав глоточек, Кассия нашла, что ликер восхитителен.
        - Есть еще одно место, которое я хотел бы показать вам, - продолжал маркиз. - Это всего лишь небольшой монастырь, но он стоит на моей земле вот уже триста лет, и часовня там необыкновенно красива.
        - Буду очень рада увидеть ее, - пробормотала Кассия.
        - Обязательно, но сначала вы должны осмотреть замок. Есть одна картина, которую вы просто должны, увидеть! Если желаете, мы можем пойти туда прямо сейчас.
        Кассия поставила на столик рюмку с ликером, а маркиз отнес пустую кофейную чашку на поднос, к тому месту, где сидела мать. Повернувшись, он едва не столкнулся с Орвилом, решившим последовать его примеру, и Кассия невольно удивилась, как не похожи они друг на друга. Будь это картина, подумала девушка, можно было бы назвать ее «Каин и Авель» или «Аллегория добра и зла».
        Орвил что-то сказал маркизу, должно быть, очередную грубость, но тут дверь внезапно распахнулась и дворецкий объявил:
        - Мадам де Сальре, месье маркиз. Маркиз застыл от изумления, а головы всех присутствующих повернулись к двери.
        На пороге появилась мадам де Сальре в вызывающе ярком наряде из красного атласа, сверкающая бриллиантами. На мгновение она остановилась, оглядывая собравшихся гостей, но тут же медленно направилась к ним, не сводя глаз с маркиза. В руке она держала большой букет белых орхидей, что показалось Кассии весьма странным. Возможно, она хочет преподнести цветы матери маркиза в знак извинения за то, что явилась без приглашения?
        Не дойдя нескольких шагов до маркиза, она остановилась и воскликнула:
        - Добрый вечер, месье! Вижу, ваш брат Орвил был прав и вы действительно увлечены той англичанкой, ради которой бросили меня, когда мы гостили в ее ужасном доме?!
        Тон ее показался Кассии намеренно оскорбительным, и маркиз, подавшись вперед, начал:
        - Но послушайте, Ивонн…
        - Ничего не желаю слушать, - перебила она. - Я пришла сообщить, на тот случай, если вам еще непонятно, что вы разбили мое сердце, и несмотря на все лживые слова, которыми убеждали меня не устраивать сцен в Англии, я узнала, что такое оказаться брошенной, как и многие другие ваши женщины!
        - Вам лучше уйти! - твердо заявил маркиз. - Нам нечего сказать друг другу.
        - Ошибаетесь, - взвизгнула мадам де Сальре, - потому что мне есть что сказать! Сейчас я докажу вам, мой благородный маркиз, что вам не удастся впредь обольщать и обманывать женщин и каждый раз выходить при этом сухим из воды! Поверьте, я ручаюсь, что отныне в вашей жизни вообще не будет ни одной женщины!
        И не успел маркиз шагнуть к ней, как мадам бросила на пол орхидеи. В руке ее оказался пистолет. Она прицелилась в маркиза, который стоял неподвижно, не сводя с нее глаз.
        - Не глупите, Ивонн, - спокойно приказал он. - Убив меня, вы предстанете перед судом!
        - Знаю, - прошипела мадам, улыбаясь и презрительно кривя губы. - Я не собираюсь никого убивать, mon brave! Но вы будете страдать всю жизнь!
        И тут Кассия поняла, что собирается сделать француженка. Дуло пистолета было направлено чуть пониже пояса маркиза, и Кассия бросилась вперед, пытаясь вырвать оружие у обезумевшей женщины. Ей удалось отвести руку мадам, но было слишком поздно - та успела нажать курок, и эхо выстрела отдалось от стен салона. Какая-то из дам вскрикнула. Орвил де Байе медленно, очень медленно опустился на ковер лицом вверх.

        Глава 7

        На мгновение все, кто был в салоне, окаменели. Маркиз первым пришел в себя и выхватил пистолет у мадам де Сальре. Та, словно только дожидаясь этого, оглушительно вскрикнула и побежала к двери. Двое мужчин, немного очнувшись, нагнулись над Орвилом, но Кассия уже ничего не видела.
        Внезапная тьма окутала ее, и девушка протянула руки, чтобы схватиться за что-нибудь. Но кругом была лишь пустота, и Кассия наверняка упала бы, если бы маркиз не швырнул на стул дымящийся пистолет и не подхватил ее.
        Никому не сказав ни слова, не обращая внимания на взволнованно переговаривавшихся родственников, он вынес девушку из комнаты и направился в холл, где едва не столкнулся со спешившим навстречу камердинером.
        - Кто-то стрелял, месье! - встревоженно воскликнул тот.
        - Немедленно пошлите за доктором, - велел маркиз и начал подниматься наверх. На полпути Кассия очнулась, но сначала не могла вспомнить, что произошло. Она чувствовала себя так, словно грохот выстрела ее оглушил и все еще отдается в ушах. Поняв, кто держит ее, Кассия нерешительно пробормотала:
        - Она…, она хотела… убить вас.
        - Но вы меня спасли, - тихо ответил маркиз и, распахнув дверь в спальню Кассии, вошел и осторожно положил девушку на постель.
        - В-вы не р-ранены?
        Маркиз нежно прикоснулся губами к ее губам, и этого оказалось достаточно, чтобы Кассия мгновенно ожила. Сама того не сознавая, она старалась прижаться к нему, и поцелуй с каждым мгновением становился все более властным и настойчивым.
        И когда Кассии показалось, что слепящий свет окружил их и пронизывает ее тело, маркиз поднял голову. Взгляды их встретились и замерли. Прошло несколько минут, прежде чем Кассия, собравшись с силами, еле слышно прошептала:
        - Она… не ранила вас?
        - Вы спасли меня, - снова повторил маркиз, - но теперь я должен спуститься и узнать, что» с братом.
        Руки Кассии вздрогнули, но она не сделала попытки коснуться маркиза.
        - Не… покидайте… меня…
        - Я вернусь, - пообещал маркиз, - а пока отдохните и попытайтесь забыть весь этот ужас.
        Он еще раз взглянул на нее, словно пытаясь запечатлеть в памяти эту несравненную красоту, и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Кассия опустила веки. Неужели все это было на самом деле?
        Может, ей просто приснился кошмар, в котором мадам де Сальре пыталась убить маркиза, но по милосердию Господню Кассия смогла его спасти? Она смутно припомнила, что перед тем, как потеряла сознание, Орвил, кажется, упал. Неужели он все-таки ранен?
        Но тут она вспомнила, как мадам де Сальре сказала, что именно Орвил проговорился, что Кассия с братом гостят в замке. Должно быть, решил в очередной раз доставить неприятности ненавистному брату.
        - Пожалуйста… Боже… не дай ему причинить зло… маркизу, - молилась она, но тут же замерла, не в силах думать ни о чем, кроме блаженства его поцелуя и невыразимого восторга, охватившего ее. Она в жизни не представляла, что поцелуй может быть таким! Или что она испытает неописуемый экстаз, заставивший почувствовать себя так, будто она парит высоко в небе и слышит пение ангелов.
        - Я люблю его! Люблю! - повторяла девушка в который раз те слова, которые твердила прошлой ночью, лежа в той же постели.
        Потом она вспомнила, что маркиз, по всей видимости, любит мадам де Сальре, и хотя она унизила и опозорила его, все-таки это чувство не могло исчезнуть так сразу. Но в таком случае почему он поцеловал Кассию?
        Даже если она вернется в Англию и никогда не увидит больше маркиза, он все равно навеки покорил ее сердце, и больше оно ей не принадлежит. И все равно Кассия ни о чем не способна думать, кроме этого рокового поцелуя.
        Она долго лежала без сна, терзаясь тяжелыми мыслями. Дверь тихо открылась, и на пороге появился маркиз. Еще не успев открыть глаза, девушка ощутила его присутствие. В груди запылало пламя, и невыразимая радость пронзила ее словно удар молнии.
        - Вам лучше? - спросил он своим глубоким бархатистым голосом. Кассия взглянула в синие глаза и протянула руку.
        - Что… случилось? - прошептала она. Маркиз сжал ее ладонь.
        - Хотя пуля предназначалась мне, - пояснил он, - вы успели отвести пистолет, и Орвил ранен.
        Пальцы Кассии судорожно сжали его руку.
        - Он… он мертв?
        - Еще нет, - ответил маркиз, - но пуля прошла рядом с сердцем, и вряд ли он протянет долго.
        Дыхание Кассии перехватило.
        - Это… я… виновата, - только и смогла пробормотать она.
        - Но я остался жив благодаря вам, - тихо ответил маркиз, - а если бы Ивонн убила меня, любой суд оправдал бы ее, поскольку преступление, совершенное из ревности, весьма обычное дело для Франции.
        Кассия, только сейчас осознав, что могло бы произойти, смертельно испугалась.
        - К счастью, кроме вас, в замке не было других гостей, а все мои родственники согласились считать случившееся просто несчастным случаем. Решено объявить, что мадам де Сальре будто бы принесла мне из музея древний пистолет и, не зная, что он заряжен, случайно нажала на курок.
        - Достаточно правдоподобное объяснение, - согласилась Кассия.
        - К счастью, ни Лизетт, ни вашего мужа в этот момент не было. Все понимают, что очередной скандал может сильно повредить репутации семьи.
        - А если ваш брат умрет? - охнула Кассия.
        - Думаю, он протянет несколько дней, но полицию извещать ни к чему, и случившееся так и останется «просто несчастным случаем».
        - Я так рада… за вас… - пролепетала Кассия, уверенная, что теперь маркизу уже ничто не сможет повредить. Он был так красив, так ошеломляюще великолепен, что станет, конечно, центральной фигурой скандала.
        Маркиз, как всегда безошибочно, прочитал ее мысли.
        - Забудьте о ней, - попросил он, - Ивонн была ужасной ошибкой, и я наказан за то, что совершил ее. Я бы очень хотел, чтобы вы были счастливы здесь и радовались жизни!
        Он говорил так нежно и убедительно, что краска вновь вернулась на щеки Кассии и ресницы застенчиво затрепетали. Сжав ее руку, маркиз настойчиво произнес:
        - Я хочу о чем-то спросить вас, Кассия… важнее этого для меня нет ничего в жизни!
        Он говорил так серьезно, что Кассия в изумлении взглянула на него, потеряв дар речи.
        - Я люблю вас, - тихо продолжал он. - Прошу вас уехать со мной и клянусь всем, что для меня свято: как только муж разведется с вами, мы поженимся!
        Несколько мгновений Кассия смотрела на него, не в силах понять истинного значения его слов, их волшебного, ослепительно прекрасного смысла.
        Прошло немало времени, прежде чем она осознала, что маркиз ждет ответа, но все же никак не могла поверить, что маркиз де Байе, один из самых знатных людей Франции, чья родословная восходит к великому герцогу Ролло, готов жениться на разведенной женщине. Ни один мужчина не способен принести жертву огромнее! И все во имя любви!
        И она снова почувствовала, что он возносит ее к небу и свет, который озарял их во время первого поцелуя, вновь начинает разливаться по комнате. Глубоко вздохнув, она почти пропела, мелодично, словно лесная птица:
        - Я люблю вас… так люблю… что не знаю… как выразить…
        - Больше мне ничего не нужно знать, - перебил маркиз и, нагнувшись, поцеловал ее требовательно, властно, забыв о нежности. На мгновение потеряв над собой контроль, он вновь превратился в завоевателя, победителя, только сейчас выигравшего отчаянный поединок, в последний момент превратив поражение в победу.
        Только когда оба начали задыхаться и Кассия была твердо уверена, что невозможно вынести подобный экстаз и не умереть, маркиз поднял голову.
        - Ты моя! - свирепо поклялся он. - Моя, как я и решил с той минуты, когда тебя увидел, и никто на свете не сможет отнять тебя у меня!
        И он начал с безумной страстью осыпать ее поцелуями, и Кассия пошевелилась лишь тогда, когда почувствовала, что больше не может дышать.
        Маркиз сжал ее в объятиях:
        - Прости меня, счастье мое, но последние дни я был словно в аду, зная, что ты близка и одновременно недосягаема и заставить тебя полюбить меня невозможно.
        - А… я так боялась, что ты прочтешь мои мысли и поймешь, как сильно я люблю тебя, - выдохнула Кассия.
        Губы маркиза снова нашли ее губы, но на этот раз девушка легонько отстранила его:
        - Мне нужно кое в чем признаться тебе.
        - Слова нам ни к чему. Необходимо лишь решить, как скоро мы сможем уехать, чтобы не слышать ни уговоров, ни упреков. Мы отправимся на край света, где не будет никого, кроме нас двоих. Кассия поняла, что маркиз вспомнил о Перри, и почувствовала новый прилив счастья: ведь им не нужно никуда исчезать, потому что они ни в чем не виноваты. Но как все объяснить маркизу?
        - Я решил, - продолжал он, - что мы возьмем яхту и отыщем первый горизонт счастья, который ты так хотела найти. Потом отправимся ко второму, третьему, и так до бесконечности.
        Кассия открыла рот, но он не дал ей ничего сказать.
        - Я так много должен дать тебе, столькому научить в любви. - И, нагнувшись ближе, прошептал: - Как могла ты сохранить столь девическую невинность? Не знай я, что ты замужем, мог бы поклясться, что тебя никто еще, кроме меня, не целовал.
        - Но это так и есть, - охнула Кассия. - Ни один мужчина до тебя не касался моих губ.
        Маркиз от неожиданности застыл:
        - Не понимаю…
        - Меня еще ни разу в жизни не целовали, - терпеливо повторила Кассия.
        - Но это невозможно!
        - Ты, наверное, будешь очень сердиться, когда узнаешь правду, - еле слышно пролепетала девушка.
        - Правду?
        - Перри… мой брат! - призналась Кассия, охваченная ужасом, боясь, что маркиз, узнав обо всем, разлюбит ее. От стыда она даже не могла поднять на него глаза.
        - Твой брат?! - воскликнул маркиз. Девушка испуганно-моляще взглянула на него:
        - Прости меня, п-пожалуйста… п-прости! Перри посчитал это х-хорошей мыслью, потому что друг предупредил его о твоей ужасной репутации и наговорил в-всякой лжи… о твоем… поведении… с женщинами.
        - К сожалению, все это не ложь, - покачал головой маркиз, - но, увидев тебя, я понял, что именно такую женщину искал всю жизнь и был уверен, что никогда не найду.
        - Ты… в самом деле так думаешь?
        - Никогда еще я не встречал более прекрасного создания, и в первые мгновения трудно было поверить, что ты настоящая.
        - Ну, конечно, н-настоящая.
        - Теперь я это знаю, но мы могли читать мысли друг друга, поэтому я понял, что ты отличаешься от всех остальных и если я не сделаю тебя своей, значит, потеряю нечто бесконечно драгоценное, без чего не смогу считать себя счастливым.
        - Я тоже мечтала о тебе, - шепнула Кассия, - но считала, что ты любишь мадам де Сальре.
        - Я никогда никого не любил в истинном значении этого слова, - твердо сказал маркиз, - и даже если на это уйдет вся жизнь, я постараюсь объяснить тебе, как разнится мое чувство к тебе от всего того, что я испытывал раньше.
        Он глубоко вздохнул, словно освободившись от огромной тяжести, и сказал:
        - Как скоро мы сможем пожениться? Сегодня вечером? Завтра?
        Кассия тихо вскрикнула:
        - Ты так спешишь! Я хочу быть твоей женой, но только в том случае, если ты совершенно уверен, что не устанешь от меня через месяц.
        - Устану? Ты действительно считаешь, что это возможно?
        И от этого голоса сердце Кассии подпрыгнуло, однако она постаралась взять себя в руки и убедиться, что он не делает ошибки.
        - Ты должен понять, что я совсем простая деревенская девушка, и кроме того, англичанка и не могу быть такой очаровательной и остроумной, как мадам де Сальре.
        Маркиз осторожно приподнял пальцем ее подбородок и заглянул в глаза:
        - Послушай, любимая, неужели ты действительно считаешь, будто я хочу, чтобы моей женой и, даст Бог, матерью моих детей стала женщина, которую я в жизни не привез бы в твой дом, не считай я твоего брата холостяком.
        Он говорил очень серьезно, но в конце неожиданно рассмеялся:
        - Как я мог обмануться, когда всю жизнь гордился собственной проницательностью и, уж конечно, обладал достаточным опытом, чтобы отличить замужнюю женщину от наивной девушки?
        - Я… все время носила мамины платья, - призналась Кассия.
        Маркиз нежно улыбнулся ей:
        - Дело не в том, что на тебе было надето, любовь моя, - просто я так был потрясен и околдован твоей красотой и непонятными чувствами, соединявшими нас, что не мог думать связно. - И, коснувшись ее шелковистой щечки, вздохнул: - Знал только, как настойчиво мои сердце и душа подсказывают мне, что я нашел то, что искал всю жизнь, а разум предостерегал от скандала, немыслимого в моем положении.
        - Наверное… Перри ожидал, что ты начнешь признаваться мне в любви, и поэтому счел за лучшее представить меня как свою жену.
        Маркиз подумал про себя, .что Перри пытался заставить его еще и поверить, будто охраняет свою «жену» не только днем, но и ночью, однако не имел ни малейшего намерения объяснять это Кассии сейчас. Именно ее невинность и чистота поразили его с самой первой встречи.
        Маркиз понимал, что встретил необыкновенную, единственную в мире женщину, так отличавшуюся от всех тех, кого он встречал раньше. И молодой человек молча поклялся, что сделает все, лишь бы сохранить эту чистоту, уберечь от всего грязного и уродливого, так часто встречающегося в светском обществе.
        Кассия станет истинной хозяйкой замка, старинного прекрасного здания, куда он никогда не приглашал дам, подобных Ивонн де Сальре. Таких он содержал в Париже и иногда привозил в дома приятелей-холостяков, неразборчивых в знакомствах.
        Он искренне намеревался оставить Кассию такой же чистой и невинной, какой встретил ее, не осквернить ни единым поцелуем это ангельское создание.
        Но когда она спасла его от участи, худшей, чем смерть - ведь вполне возможно, что он захотел бы покончить с собой, лишь бы избежать позора, - маркиз забыл о своей железной воле и невероятном самообладании. Именно в этот момент он понял, что не мыслит без нее жизни, и никакой скандал, никакие просьбы и мольбы матери и родственников не могут отвратить его от принятого решения, даже если это означает, что он никогда не сможет вернуться во Францию. Потерять Кассию немыслимо.
        Но теперь чудо, о котором молился маркиз, свершилось. Кассия свободна, он может жениться на ней. И с невероятной проницательностью, присущей лишь этому человеку, он понял: их ждет лишь ослепительное, ни с чем не сравнимое счастье!
        Маркиз был настолько ошеломлен, что не мог произнести ни слова, лишь смотрел на Кассию, и она наконец с тревогой осведомилась:
        - Я поступила очень плохо?
        - Я только что решил, - спокойно ответил маркиз, - что мы поженимся в часовне сегодня вечером.
        - Сегодня?
        - Я немедленно пошлю секретаря в мэрию зарегистрировать наш брак, как это принято во Франции.
        Кассия продолжала глядеть на любимого широко раскрытыми глазами, но он добавил:
        - Это вполне разумное решение. Когда Орвил умрет, придется устраивать торжественное погребение в семейном склепе, но мы уже уедем в свадебное путешествие и, конечно, не успеем вернуться.
        Кассия мгновенно поняла, что пытается сказать маркиз, и с радостью протянула ему руки:
        - Я сделаю все, что ты велишь!
        Кассия сидела в будуаре, примыкавшем к ее спальне, когда появился Перри. Поскольку горничные укладывали ее вещи и одновременно готовили ванну, девушка разделась и, накинув пеньюар, стояла у окна, глядя на небо. Солнце уже садилось, окрашивая горизонт в розово-лиловые тона, и Кассия возносила молитву Богу, сделавшему ее такой счастливой.
        - Спасибо, спасибо вам, - горячо благодарила она родителей, - за то, что помогли встретиться с человеком, о котором я просила Бога, и я знаю… все это лишь потому, что вы оба поддерживали и направляли меня.
        - Что происходит? - осведомился Перри, переступая порог. - Внизу никого нет, но слуги сказали, что с Орвилом случилось несчастье.
        Кассия поспешно подошла к брату:
        - Где ты был? Перри улыбнулся:
        - В лесу, с Лизетт. Поздравь меня, Кассия. Счастливее меня нет в мире человека!
        - Разве только я!
        Перри удивленно поднял брови.
        - Сегодня вечером я выхожу замуж… за маркиза!
        Перри, не в силах вымолвить ни слова, смотрел на сестру.
        - Ты шутишь? - наконец выдавил он.
        - Нисколько. Я говорю чистую правду. Ты уже слышал, что брат маркиза смертельно ранен, и мы хотим уехать поскорее, чтобы не присутствовать на похоронах?
        На секунду Перри потерял дар речи и, лишь немного придя в себя, объявил:
        - Если он способен на такое, зная, как французы относятся к подобным обрядам, чем скорее мы с Лизетт отправимся в Англию, тем лучше.
        - И вы там поженитесь?
        - Или здесь. Это не важно, главное, чтобы не пришлось ждать, а я боюсь, что ее дядя и, конечно, его матушка начнут возражать и настаивать на долгой помолвке.
        Кассия рассмеялась:
        - Вряд ли маркиз может настаивать на этом, когда сам женится так поспешно.
        - Ты права, - согласился Перри, - и, Кассия, я очень рад за тебя, если, конечно, сможешь его удержать.
        Кассия, поняв, что имеет в виду брат, просто сказала:
        - Вер признался, что искал меня всю жизнь, и я верю ему. Стоит ли говорить, что и он - мужчина моей мечты?
        - Так и знал, что ты в него влюбишься! - воскликнул Перри.
        - Да… против него устоять невозможно, - вздохнула Кассия.
        - Как и Лизетт! О, Кассия, она восхитительна и уверяет, что с удовольствием поможет мне отремонтировать дом, и не возражает потерпеть некоторые неудобства, пока мы не сделаем его идеальным.
        - Тогда она именно та жена, что нужна тебе, - заверила Кассия, - и я всё время думала, что, если не считать маркиза, она лучшая в этой семье.
        - У нас будут такие же лошади, если не лучше, - похвастался Перри, - и когда приедешь в гости, сможешь сама сравнить.
        - Обязательно, - пообещала Кассия.
        - Пожалуй, пойду приму ванну, - решил Перри, направляясь к двери. У выхода он обернулся: - Кстати, я так и не спросил, что случилось с Орвилом. Несчастный случай?
        - Пистолет… выстрелил… и его ранило, - не кривя душой ответила девушка.
        - И это все? - хмыкнул Перри и, выйдя из комнаты, плотно прикрыл дверь.
        В старинной часовне стояла тишина, когда Кассия, опираясь на руку Перри, шагала по проходу. Маркиз уже ждал ее. Кроме них, в часовне присутствовала лишь Лизетт, которую Перри просил быть свидетельницей. Маркиз успел прийти и сказать Кассии, что они поженятся, как только родные разойдутся по своим комнатам.
        - Они не захотят засиживаться допоздна после того, что произошло, - пояснил он, - и, как я слышал, мать и бабушка не захотят спуститься к ужину.
        - Тогда мы останемся наедине… с Богом, - просто ответила Кассия.
        - Именно этого я и хочу, дорогая, и когда сказал твоему брату о своем решении, он попросил пригласить и Лизетт и признался, что они собираются пожениться завтра утром, прежде чем покинут Францию.
        Кассия тихо вскрикнула от восторга:
        - Я так рада! Уверена, что Лизетт будет заботиться о Перри и сделает его счастливым.
        - Никогда не видел столь взволнованного мужчину, если не считать меня самого, - улыбнулся маркиз, - и, конечно, благословляю их брак, который наверняка будет почти таким же счастливым, как и наш.
        - Счастливее нашего ничего не может быть, - заверила Кассия. Жених нежно поцеловал ее и вышел из будуара, стараясь, чтобы слуги его не увидели и не стали сплетничать.
        За ужин сели всего восемь человек, и единственной дамой, кроме Кассии и Лизетт, была Тереза, которая, правда, вскоре стала жаловаться на головную боль и, выпив кофе в салоне, отправилась к себе. Как маркиз и предсказывал, остальные обитатели замка рано разошлись по комнатам, если не считать нескольких мужчин, решивших отправиться в бильярдную. Обе пары будущих новобрачных остались одни.
        - Чего же мы ждем? - улыбнулся маркиз и, взглянув на Кассию, велел: - Иди приготовься, дорогая. Мой камердинер будет сопровождать нас в свадебное путешествие. Он единственный, кто знает о венчании, и сейчас принесет тебе вуаль, в которой венчались несколько поколений невест семьи де Байе.
        Кассия поспешила подняться к себе, думая о том, как ей повезло, что маркиз выбрал платье, настолько подходящее для новобрачной - белое, с прекрасным вышитым воротником. Переливчатый атлас оказался того же оттенка, что и изумительная кружевная вуаль, лишь слегка пожелтевшая от времени.
        Кассия накинула ее на волосы и закрепила великолепной бриллиантовой тиарой, также присланной маркизом. Она долго любовалась необычным изделием ювелирного искусства, изготовленным в царствование Людовика Четырнадцатого, в виде сверкающего цветочного венка.
        Кассия никогда раньше не носила тиару и сейчас, глянув в зеркало, почувствовала себя героиней волшебной сказки - сказки, в которую превратилась ее жизнь с того момента, как она пересекла Ла-Манш на яхте маркиза.
        Увидев впервые замок, с его пятью фонтанами, возносившими к небу струи искрящейся воды, она подумала, что видит прекрасный сон.
        Но грезить не было времени. Перри уже стучал в дверь, чтобы проводить ее в часовню по боковой лестнице, подальше от любопытных глаз.
        Когда они ступили в коридор, ведущий к часовне в глубине замка, Кассия увидела лежавший на стуле букет ландышей, предназначенный специально для невесты, и поняла, что маркиз выбрал эти цветы, потому что ее спальня дома, в Англии, носила название «Комнаты Ландышей». Только он, с его необычайной проницательностью и вниманием к каждой детали, мог вспомнить о подобной вещи и сделать так, чтобы букет появился в нужную минуту.
        И Кассия уже не удивилась, когда увидела, что всего за несколько часов, прошедших со времени их решения обвенчаться, часовню успели украсить белыми цветами. Бесчисленные свечи горели у алтаря и на стенах, как и во всем, принадлежавшем маркизу, здесь царила красота.
        Маркиз не сводил глаз с невесты. Он не переоделся, лишь добавил к вечернему костюму орденскую ленту через плечо и бриллиантовый крест, заколотый под галстуком.
        Орган играл тихую мелодию. И когда в завершение церемонии венчания он надел кольцо на палец Кассии, она услыхала пение ангелов высоко вверху. Музыка, которую они слышали, исходила из их сердец, а песня стала частью их самих и света, разливающегося в душах.
        Священник благословил новобрачных, и Кассия знала, что Господь уже осчастливил её, позволив найти истинную любовь как раз в тот момент, когда на уже отчаялась. И поскольку они были словно половинками единого целого, Кассия поняла, что и маркиз думает о том же и благодарит Бога за то, что его поиски наконец окончены.
        Они поднялись с колен, и маркиз повел Кассию по короткому проходу к лестнице, ведущей наверх. Никто не видел, как они направились в покои маркиза, оказавшиеся еще более великолепными, чем предполагала Кассия. Но сейчас она не сводила глаз с мужа, который, словно не смея прикоснуться к новобрачной, стоял как вкопанный, глядя на нее.
        - Ты моя! - воскликнул он наконец. - Моя отныне и навеки!
        Кассия инстинктивно шагнула к нему, но муж не поцеловал ее. Вместо этого он снял с ее головы переливающуюся огнями тиару и отступил, чтобы лучше всмотреться в Кассию.
        - Ты похожа на святую, и я готов пасть перед тобой на колени, любовь моя, и поклоняться тебе.
        - Я предпочла бы всю жизнь быть в твоих объятиях, - пробормотала Кассия, краснея.
        Прижав ее к себе, маркиз прошептал:
        - Мог ли я думать, что найду тебя как раз тогда, когда уже решил, что вообще не женюсь, потому что тебя просто не существует?
        - А я думала… мы были так бедны, и, кроме Перри, я вообще не видела мужчин… и считала, что никого не полюблю.
        - Но теперь чудо свершилось и мы вместе! - воскликнул маркиз.
        И по тому, как серьезно он говорил, Кассия поняла: произнесенные ими обеты еще свежи в его памяти.
        Но тут, словно вспомнив внезапно о крови норманнов, текущей в его жилах, он прижал Кассию к груди и впился в губы требовательным поцелуем.
        И она снова подумала о волшебном сне, ставшем реальностью. Их тела так тесно были прижаты друг к другу, что она почти не помнила, когда он успел снять с нее вуаль и свадебный наряд и бросить их на пол. Но как только маркиз подхватил ее на руки, девушка вдруг смутилась и, что-то пробормотав, спрятала лицо у него на плече.
        Муж уложил ее на подушки, разбросанные по огромной кровати с алыми занавесями и позолоченными столбиками. Кровать казалась такой большой, что Кассия, глядя на широкий балдахин и искусно расписанный потолок, ощущала себя крохотной и жалкой.
        Несколькими минутами позже к ней присоединился маркиз. Он сжал ее в объятиях, и Кассия поняла, что только такие сны хотела бы видеть всю жизнь. Она в безопасности, окутана любовью, навеки связавшей их сердца, умы и тела.
        - Я люблю тебя, люблю, - прошептала она. - О дорогой, милый Вер, я люблю тебя всем своим существом.
        - Я обожаю тебя и боготворю, - отозвался муж, - и, сердце моего сердца, поверь, мы никогда не потеряем то, что нас соединило. Наша любовь будет расти с каждым годом, и ничто, даже смерть, не разлучит нас.
        И Кассия твердо знала: слова его идут из глубины души. Она обняла мужа, и он, почувствовав, как трепещет ее тело, понял, что нашел совершенство, которое все мужчины пытаются обрести, но так часто разочаровываются. Он снова стал целовать ее, целовать, пока оба не взмыли в самое небо. Неутолимый жар горел в крови, а Божественный свет окутал новобрачных, осыпая звездами.
        Долгое время спустя, когда свечи в золотых канделябрах почти догорели, Кассия чуть пошевелилась.
        - Ты проснулась, любимая? - спросил маркиз.
        - Я слишком счастлива, чтобы уснуть. И до сих пор не сознавала, что любовь может быть так чудесна, так отличаться от всего того, что я ожидала, - выдохнула Кассия.
        - Чего же ты ожидала?
        - Чего-то нежного и мягкого… вроде жужжания пчел и аромата цветов.
        Маркиз притянул жену к себе:
        - И какая же она сейчас?
        - Свирепая… неукротимая… требовательная… властная… и невозможно ей не подчиниться.
        - Я не испугал тебя? Не сделал больно?
        - Нет… конечно, нет, просто я и представить не могла, что это может быть так… ошеломляюще и настолько прекрасно.
        - Это только начало, - пообещал маркиз. - Мне нужно так многому научить тебя и выучиться самому.
        - Чему же я могу тебя научить?
        - Проникнуться красотой, и поскольку красивее тебя я никого не видел в жизни, это будет несложно. Ты можешь научить меня понимать людей, сочувствовать им, стараться помочь решить их проблемы и трудности, как и я пытался когда-то. - И, почти касаясь губами ее щеки, добавил: - Очень трудно, если нет рядом такого друга, каким, я знаю, ты всегда мне будешь.
        Кассия ощутила, как глаза повлажнели от слез.
        - Как можешь ты говорить мне такие чудесные слова? Слыша их, я чувствую себя такой жалкой… ничтожной… и ты ведь знаешь, я очень неопытна… и, возможно, не слишком умна.
        - Ты настоящий мудрец в тех вопросах, которые действительно имеют значение, - серьезно заверил маркиз.
        Положив руку ему на грудь, Кассия вздохнула:
        - Теперь я знаю, почему, хотя ты кажешься сильным и всемогущим, мне все равно хочется защищать тебя, не дать никому причинить тебе боль, физическую или духовную. В то же время я чувствую себя в безопасности, потому что ты всегда сумеешь меня уберечь.
        Маркиз покачал головой:
        - Не пойму, как это возможно, что после всех совершенных мной грехов Господь послал мне такое счастье? - И, поцеловав Кассию в лоб, добавил: - Я последую за тобой всюду, как за Вифлеемской звездой, и стану охранять и беречь тебя, и если какой-нибудь мужчина попытается приблизиться к моему сокровищу, клянусь, что убью его!
        Это прозвучало так зловеще, что Кассия невольно поежилась:
        - Я слышу слова настоящего норманна! Но не тревожься, дорогой, никто в мире не может сравниться с тобой и твоей любовью.
        - Именно этому я хотел бы верить, - шепнул маркиз и, приподнявшись на локте, потянулся к ней.
        Кассия подумала, что муж хочет ее поцеловать, но он лишь смотрел в ее глаза.
        - Завтра, - наконец объявил маркиз, - мы отправляемся в путешествие, чтобы обнаружить и понять наше истинное «я», которое мы всегда прячем от остальных, боясь, что люди осквернят и уничтожат нечто бесценное и дорогое. Но теперь мы навеки вместе и стали единым целым, ничто на свете не сможет разлучить нас.
        Его рука легла на ее грудь.
        - Мы станем примером тем, кто, подобно нам, искал совершенную, идеальную любовь.
        Губы их слились в поцелуе, и лишь когда Кассия смогла снова говорить, слова вырвались сами собой:
        - Представляешь, дорогой, все это произошло лишь потому, что ты хотел купить ожерелье, принесшее так много несчастья не только людям, но и целому государству!
        - Ожерелье, которое я никогда не позволю тебе надеть, - кивнул маркиз, - но буду всегда хранить, потому что оно привело меня к тебе. Но чтобы выразить свою любовь, я куплю тебе бриллиантовое колье и еще несколько ожерелий из драгоценных камней.
        Кассия весело, счастливо рассмеялась:
        - Я бы предпочла ожерелье из твоих поцелуев, и настолько ненасытна, что желала бы получить такой подарок не один, а сотни раз!
        - И ты его получишь, - поклялся маркиз и начал целовать ее лоб, глаза, маленький прямой носик но, когда Кассия выжидающе приоткрыла губы, нагнулся и припал губами к ее шее.
        В своей невинности Кассия не поняла, что это пробудит в ней совсем иные чувства, чем те, которые она испытывала раньше. Пока его губы медленно исследовали мягкость ее кожи, Кассия ощущала, как жгучее пламя медленно распространяется по ее телу, вспыхивает в крови.
        Она тяжело задышала и нетерпеливо шевельнулась под ним.
        - Это волнует тебя, дорогая? - прошептал маркиз.
        - Я… как-то странно себя чувствую.
        - Как именно?
        - Очень-очень взволнованной и… Голос ее замер.
        - И?
        - Ты… наверное… будешь шокирован!
        - Скажи мне.
        - Я… безумно… дико возбуждена. Это плохо?
        - Плохо? О моя милая, драгоценная, обожаемая, идеальная крошка жена, именно о таком я мечтал! Это любовь, дорогая, истинная любовь.
        - О Вер! - с невыразимой радостью вскрикнула Кассия и, когда маркиз завершил ожерелье из поцелуев на ее шее, затрепетала от охватившего ее блаженства. Он вновь сделал ее своей, нераздельно своей. Они стали единым целым, и Кассия опять услышала пение ангелов и узрела Божественный свет. Счастье наконец пришло к влюбленным, радость, красота и истинная любовь, которые останутся с ними навеки.

        notes

        Примечания

1

        Ей должны были поставить клеймо в виде литеры «V» (первая буква французского слова
«voleuse» - воровка).

2

        Аукцион чистокровных лошадей.

3

        Реставрация монархии в Англии и восшествие на престол сына казненного короля Карла Первого.

4

        Бог мой (фр.).

5

        дорогой (фр.)

6

        Удар молнии (англ.).

7

        Спасибо, мой храбрец

8

        милый друг (фр.)

9

        Скачкиспрепятствиями(англ. ).

10

        Царь Фригии. Согласно мифу, был наделен даром превращать любую вещь в золото прикосновением.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к