Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " От Ненависти До Любви " - читать онлайн

Сохранить .
От ненависти до любви Барбара Картленд

        Волею судьбы юная Атейла оказалась одна в далеком чужом краю. Чтобы вернуться домой, ей пришлось сопровождать маленькую девочку в Англию к ее отцу, графу Рокуаллу. Могла ли Атейла представить, что встреча с мужественным и красивым графом изменит всю ее жизнь и подарит ей счастье чистой и нежной любви…

        Барбара Картленд
        От ненависти до любви

        От автора

        Нерасторжимость брака — часть учения христианской церкви с самого ее возникновения. Церковь, безусловно, порицала отношения между мужчиной и женщиной, не освященные таинством брака.
        Первый удар этому учению нанесла Реформация. Протестантская церковь выступила за право мужчины отказаться от неверной жены и, даже если она не была приговорена к смерти от руки палача, жениться вторично.
        Несколько позднее было признано право жены подать иск о расторжении брака, если муж изменял ей и к тому же жестоко с ней обращался.
        В отличие от других протестантских церквей в Шотландии и в Европе англиканская церковь оказалась самой консервативной. В некоторых случаях расторжение брака брал на себя парламент, но эта процедура стоила так дорого, что с 1602 — го до 1859 года было всего 317 подобных случаев.
        В 1837 г, после горячих дебатов было узаконено право мужа на развод с неверной женой. Но жена, если она хотела получить развод, должна была доказать не только неверность мужа, но и его жестокость или порочность. И такое положение продержалось без изменений вплоть до 1923 г.
        Хотя право чиновника Высокого суда выступать в качестве посредника между супругами в течение шести месяцев между вынесением условно-окончательного решения суда и его осуществлением не пользовалось популярностью, оно сохранялось до 1969 г., когда был принят наконец Акт о разводах.

        Глава 1

        1899 год
        — Ты опоздала! Хочешь есть — готовь сама! Я здесь не для того, чтобы ждать тебя! У меня и так хлопот хватает!
        С этими словами пожилая женщина, наполовину испанка, вышла из кухни, хлопнув дверью. Атейла вздохнула. Ничего другого она и не ждала.
        Сначала она решила уйти не поев, но это явно противоречило здравому смыслу. Рана в плече только-только начала заживать, и доктор сказал, что ей нужно поддерживать свой организм, чтобы у него были силы для выздоровления.
        Здесь, в миссии, это было не так-то просто: уж очень неприветливо встретила ее миссис Мансер, домохозяйка отца Игнатия, да и каждый день здесь был словно днем великого поста.
        Когда Атейлу принесли в миссию в Танжере, она была без сознания, а когда очнулась, не сразу смогла вспомнить все, что случилось.
        В пустыне, по дороге в Танжер, на них с отцом неожиданно напали разбойники. Сейчас события того дня казались ей ночным кошмаром, от которого никак не удается избавиться. Ее отец Гордон Линдсей путешествовал по всей Северной Африке, не раз он попадал в опасные передряги и все-таки оставался невредим. И вот, когда до Танжера, конечного пункта его последней экспедиции, оставалось совсем немного, случилось несчастье.
        Теперь Атейла корила себя за то, что не удержала отца. Почти все деньги они потратили на покупку верблюдов. Нанять охрану оказалось не на что. С ними ехали только несколько слуг. И все они были убиты.
        Ее отец тоже погиб, а она осталась одна, без средств к существованию. Девушка ломала голову, пытаясь придумать, как ей вернуться домой, в Англию. Там родственники отца, наверное, помогли бы ей, хотя бы на первых порах.
        От всех этих мыслей голова у Атейлы закружилась, холодный пот выступил на лбу, а ноги стали как ватные. Нет, в таком состоянии она не могла придумать ничего разумного. Атейла окинула взглядом душную маленькую кухню с низким потолком и с удивлением почувствовала, что проголодалась.
        На прошлой неделе, когда она наконец смогла встать с постели, девушка сразу заметила, что домохозяйка не только жалеет для нее кусок хлеба, но и безумно ревнует к отцу Игнатию, к которому сама относилась с обожанием, близким к идолопоклонству.
        Добрый пожилой человек, который всегда искренне стремился помочь всем страждущим, отец Игнатий был главой миссии. Она состояла из католических священников, которые лечили местных жителей и проповедовали им Евангелие, хотя арабы не очень-то слушали их проповедь.
        И все-таки жизнь миссионеров была посвящена обращению язычников. А если на их пути встречались непреодолимые препятствия или они преждевременно умирали, несомненно, врата рая были открыты для них.
        Но эти благие цели имели мало касательства к суровой миссис Мансер, и Атейла понимала, что ей надо уезжать. Она решила поговорить об этом с отцом Игнатием вечером, после ужина.
        Когда они ужинали вместе, девушка могла надеяться, что ей достанется что-то от сытной трапезы, по крайней мере пока не начался великий пост.
        Но ей хотелось есть сейчас, и неудивительно:
        Атейла вспомнила, что накануне вечером съела всего два кусочка черствого хлеба и выпила стакан воды.
        Девушка заглянула в буфет. Там у самой стенки, за чашками, приютилось маленькое яичко.
        По-видимому, миссис Мансер прятала его. Нашелся еще кусок черствого хлеба, от которого Атейла с трудом отрезала ломтик, положила его на решетку очага и подогрела на догоравших углях.
        Потом она поджарила себе яичницу, но к тому времени, как все было готово, Атейла почувствовала, что голод куда-то исчез. Она все-таки заставила себя поесть, чтобы поддержать силы, и, действительно, ей стало лучше.
        «Чего бы мне сейчас по-настоящему хотелось,  — мечтательно подумала девушка,  — так это жареного цыпленка с молодой картошкой и свежими овощами с английского огорода».
        Сама мысль об этом заставила ее улыбнуться, так не вязалась она с тем миром, который окружал ее, изнемогая под палящим солнцем.
        Сидя перед пустой тарелкой, Атейла сказала себе, что пора серьезно задуматься о будущем. Она могла надеяться только на то, что издатели, если удастся с ними связаться, дадут ей хотя бы небольшой аванс за последнюю рукопись, которую отец отослал им совсем недавно.
        Слава Богу, это произошло еще до нападения разбойников, которые отобрали у них все. Их лошади и последний верблюд, который стоил по меньшей мере 100 фунтов, были похищены. С ее отца содрали даже одежду, а раненую Атейлу бросили умирать в пустыне.
        Правда, если даже издатели и вышлют ей аванс, денег может не хватить на проезд до Англии, и тогда не останется ничего другого, как обратиться к британскому консулу. Игнатий к этой идее отнесся скептически и не советовал ей возлагать на консула особые надежды.
        Отец Игнатий сказал, что в Северной Африке очень много англичан, которые при разных обстоятельствах лишились своих денег, и лишь в исключительных случаях британский консул помогал им вернуться на родину.
        Атейла подумала, что репутация ее отца в ученом мире была такова, что его дочь могла бы рассчитывать на помощь консульства. А в то же время все ее существо протестовало против унизительных просьб о помощи и необходимости объяснять, почему именно она имеет право получить деньги на проезд.
        Среди ученых авторитет отца был очень высок, но как объяснить чиновникам в консульстве, что он посвятил всю свою жизнь изучению племен Северной Африки, особенно берберов.
        Об этом племени до сих пор было известно очень мало, их история, религия, местные обычаи по-прежнему оставались тайной для европейцев. Гордон Линдсей знал, что его исследования внесут огромный вклад в мировую науку.
        «Может, когда папину книгу опубликуют,  — подумала Атейла,  — его оценят должным образом».
        Но приходилось признать, что до сих пор работы, которые отец посылал в Королевское географическое общество и в Societe de geographes[1 - Географическое общество (фр.).], лишь немногими были признаны и его гонорары были мизерными.
        «Лучше полагаться только на свои силы»,  — решительно подумала Атейла, размышляя, каким способом сможет заработать.
        Она говорила по-арабски и владела несколькими диалектами Северной Африки. Но это могло пригодиться, если бы удалось вернуться в Англию. Оставаться долго ей, незамужней молодой девушке, здесь, в Африке, было неудобно.
        Мать, умирая, сказала ей:
        — Ты становишься очень красивой, моя милая. Мы с твоим отцом всегда были уверены, что так и будет. Но красивая женщина, всегда расплачивается за свою красоту.
        Тогда Атейла не поняла, что имела в виду ее мать, а та улыбнулась и добавила:
        — Всегда найдутся мужчины, которые будут стремиться соблазнить тебя, и женщины, готовые ненавидеть. Я могу только надеяться, моя дорогая, что ты встретишь мужчину, который сделает тебя такой же счастливой, какой сделал меня твой отец.
        — Ты действительно была счастлива, мама?  — спросила Атейла.  — Не имея своего дома, всегда в дороге, то и дело переезжая с места на место?
        Глаза ее матери засияли необыкновенным светом. Она ответила не сразу:
        — Думаю, ни одна женщина на свете не была счастливее меня. Вся наша жизнь с твоим отцом была так необычна, что даже неприятности и опасности не могли помешать нам радоваться.
        Это было правдой. Когда мать умерла, казалось, смех навсегда ушел из жизни отца и самой Атейлы. Она отчаянно пыталась заменить мать. Присматривала за отцом, следила, чтобы ему готовили его любимые блюда, помогала во время экспедиций через неизведанные пустыни, которых и на карте было не найти. Но хотя отец очень любил ее и она отвечала ему тем же, Атейла всегда чувствовала, как не хватает ему мамы.
        Даже когда он смеялся, в его смехе больше не было той непосредственности и беззаботности, которые навсегда были похоронены в незаметной могилке на кладбище арабской деревушки, такой крохотной, что у нее не было даже названия.
        Один или два раза ее родители приезжали в Англию, и там родилась Атейла. Последний раз она была на родине шесть лет назад, когда умер отец ее матери. Тогда Атейла встретилась со многими родственниками, и все они не скрывали, что не одобряют образ жизни ее отца.
        Атейле тогда было всего двенадцать, и она никого из них сейчас не узнала бы. Но была уверена: явись она к ним сиротой, без копейки денег — никто не придет в восторг.
        Девушка помнила, что родственники ее отца живут где-то на севере Англии, на границе с Шотландией. Может, именно шотландская кровь сделала отца таким страстным путешественником, а ум англичанина из северного графства способствовал его становлению как ученого и писателя.
        У отца был старший брат, от которого, правда, несколько лет не было известий. Возможно, он уже умер. Еще у отца была замужняя сестра. Но вспомнить имя ее мужа Атейла, как ни старалась, не смогла. Ей оставалось только ехать на север Англии и пытаться разыскать их.
        Но как найти деньги, чтобы добраться туда?
        Атейла с грустью вспомнила, что отец, прежде чем отправиться в пустыню, снял со счета в танжерском банке последние несколько сотен фунтов. Большую часть он потратил, чтобы купить животных и нанять слуг, но уверил Атейлу, что у них еще остались деньги и они смогут пожить какое-то время в Танжере, ни о чем особенно не волнуясь.
        — Знаешь, что мы сделаем,  — сказал он,  — мы снимем небольшой домик в пригороде, и я напишу пару статей для Географического общества. Они всегда интересовались Африкой и должны неплохо заплатить, а тогда мы решим, моя дорогая, что делать дальше.
        Атейла не волновалась. Она привыкла к кочевой жизни и безгранично доверяла отцу. А тот всегда говорил: «что-нибудь да подвернется», и, действительно, всегда «подворачивалось».
        Но сейчас, когда отца больше не было рядом, первый раз в жизни девушка испытывала страх перед будущим.
        Она так долго просидела за кухонным столом, погруженная в свои невеселые мысли, что вздрогнула, когда услышала, как хлопнула входная дверь. Это вернулся отец Игнатий. Вскочив, Атейла бросила тарелку в раковину, намереваясь помыть ее попозже, и вышла из кухни, чтобы поговорить с ним.
        Красивый человек лет шестидесяти, с лицом, изборожденным глубокими морщинами, с усталыми глазами, стоял посреди комнаты. Отец Игнатий считал полуденное солнце слишком безжалостным и поэтому возвращался в миссию, чтобы передохнуть в маленькой комнате, в которой был устроен его кабинет.
        Увидев Атейлу, он улыбнулся и положил широкополую шляпу на стол.
        — А, это ты, дитя мое. Мне надо поговорить с тобой.
        — Мне тоже надо поговорить с вами, отец, если, конечно, у вас есть время.
        — Тогда давай пройдем в кабинет,  — предложил отец Игнатий,  — там попрохладнее.
        — Принести вам что-нибудь выпить?  — спросила Атейла.
        — Стакан воды был бы сейчас очень кстати,  — улыбнулся священник.
        Атейла вернулась в кухню, налила воды, потом достала из корзины лайм и выжала его в воду, чтобы придать ей вкус.
        Отец Игнатий любил воду с лаймом, но, погруженный в свои мысли и молитвы, он вряд ли заметил бы, подай она ему вместо воды шампанского.
        Девушка отнесла стакан в кабинет, где отец Игнатий сидел на старом, удобном бамбуковом стуле.
        — Вы, наверное, слишком устали, чтобы разговаривать сейчас, отец,  — сказала Атейла.  — Отдохните, я вернусь попозже.
        — Я думаю, если кому и надо отдыхать,  — ответил отец Игнатий,  — так это тебе. Как ты себя чувствуешь?
        — Лучше. Рана на плече заживает, хотя и выглядит довольно безобразно. Но этого все равно никто не видит, стоит ли обращать внимание?
        Она болтала, надеясь вызвать улыбку на лице отца Игнатия, но тот смотрел куда-то сквозь нее и, кажется, не слышал ни слова из того, что сказала девушка.
        — У меня есть предложение для тебя, Атейла, но я сам не уверен, правильно ли поступаю, говоря тебе о нем.
        Атейлу удивил тон, которым это было сказано.
        — Если это предложение позволит мне заработать, отец, я была бы счастлива. Все, что было у отца, отобрали бандиты. Я только надеюсь, что рукопись его последней книги уже на пути в Англию.
        — Будем молить Господа, чтобы она дошла в целости и сохранности,  — сказал отец Игнатий,  — и благодарить Его за то, что он спас твою жизнь, дитя мое.
        — Да, отец. Но вы знаете, я должна заработать на дорогу до Англии. Там я попытаюсь найти родственников отца.
        Наступила тишина.
        — Об этом я и собирался поговорить с тобой. Пути Господни неисповедимы…
        Атейла ждала, не сводя глаз с отца Игнатия, зная, что он не любит, когда прерывают его размышления.
        — Сегодня,  — медленно начал он,  — доктор попросил меня посетить одну леди, его пациентку. Она очень больна. Qs — Отец Игнатий говорил серьезно, медленно, тщательно подбирая слова.
        — Она живет в одной из самых красивых вилл на берегу залива. Когда я пришел, она попросила меня найти англичанку, которая могла бы сопровождать ее маленькую дочку в Англию.
        Атейла, затаив дыхание, слушала священника, еще не смея верить, что в темноте туннеля забрезжил слабый свет.
        — Эта леди настаивает, чтобы ее дочь сопровождала обязательно англичанка. Тогда я и подумал о тебе. Так ты могла бы вернуться в свою страну. Другого выхода пока я не вижу.
        — Отец Игнатий, это именно то, что мне нужно! Как замечательно, что к вам обратились с такой просьбой!
        Священник ничего не отвечал, и, немного погодя, Атейла спросила:
        — Что вас волнует? Почему вам не нравится эта идея?
        Казалось, отец Игнатий не решается выговорить что-то. Наконец он произнес:
        — Эта леди называет себя Comtesse de Soisson[2 - Графиня Суассон (фр.).], но от меня она не скрыла, да я уже знал ее историю, что на самом деле она не жена Comte de Soisson[3 - Граф Суассон (фр.).], с которым живет.
        Атейла знала, что в Танжере немало людей, чей образ жизни неприемлем для испанцев, которые играли главенствующую роль в общественной жизни города.
        Люди разных национальностей по разным причинам сделали Танжер своим домом, потому что здесь им не мешали жить так, как им нравилось.
        Наступила тишина, потом Атейла спросила:
        — А дочь этой леди, которую она хочет отправить в Англию, она англичанка или француженка?
        — Она англичанка.
        — Тогда я очень прошу вас разрешить сопровождать ее.
        — Я знал, что ты так ответишь, дитя мое,  — сказал отец Игнатий,  — но мне бы очень не хотелось, чтобы ты общалась с женщиной, которая живет в грехе перед лицом Бога и Церкви.
        — Эта леди католичка?
        Отец Игнатий покачал головой:
        — Нет, но граф — католик, и он бросил свою жену и семью во Франции.
        По тону, которым говорил священник, Атейла поняла, как глубоко он порицает подобное поведение, но с ее точки зрения все это было не так уж и важно. Она горячо заговорила:
        — Пожалуйста, отец, вы же знаете, что для меня значит этот шанс. Иначе мне придется искать работу в Танжере и копить деньги. Но подумайте сами, сколько времени это займет у меня. И к тому же мне негде будет жить.
        Она видела, как губы священника шевельнулись, словно желая сказать, что она может оставаться в миссии, но оба они понимали, какое сопротивление это вызовет у Мансер.
        Отец Игнатий был слишком проницателен и слишком много сталкивался с разными людьми в разных обстоятельствах, чтобы не заметить отношение своей домохозяйки к Атейле.
        Ее ненависть, казалось, витала во всех комнатах. Это чувствовала не только Атейла, но и отец Игнатий. Каждое брошенное миссис Мансер слово разило как острый нож.
        — Пожалуйста, отец,  — умоляла Атейла,  — разрешите мне посетить эту леди и сказать ей, что я хотела бы сопровождать ее дочь.
        Губы священника сжались.
        — Я долго молился, Атейла. Я молился всю дорогу домой, чтобы Господь указал мне верную дорогу. Ты слишком молода, лучше бы тебе не встречаться с этой женщиной, но выбора у нас нет.
        — Обещаю вам, отец, что я буду думать лишь о ребенке, которого надо увезти от матери, живущей в грехе.
        При этих словах Атейлы лицо священника немного смягчилось.
        — Теперь, когда твои родители с Богом, я чувствую ответственность за тебя. Но я верю, что все мы во власти Силы, большей, чем наша. Я верю, что Господь поможет тебе.
        — Я тоже верю в это, но во время путешествий с отцом я видела жизнь и обычаи многих племен, поэтому знаю о жизни и людях гораздо больше, чем если бы выросла в старой доброй Англии.
        На этот раз священник улыбнулся.
        — Что правда, то правда. Традиции многих племен шокировали бы англичан.
        — А может быть, отец,  — быстро заговорила Атейла,  — это была воля Божья, подарить мне этот шанс вернуться в Англию и передать этого ребенка родственникам, которые, я уверена, ведут образцовую, истинно христианскую жизнь.
        Священник вздохнул:
        — Иди отдохни, дитя мое, а когда станет прохладней, я провожу тебя к этой леди. Это довольно далеко, а тебе нужно поберечь силы, пока ты еще не совсем поправилась.
        Атейла поняла, что сумела уговорить отца Игнатия, и горячо прошептала:
        — Спасибо, спасибо, отец! Клянусь, вы никогда не пожалеете, что позволили мне сделать это. Я вам так благодарна, что не в силах выразить это словами.
        Отец Игнатий не ответил, вероятно, он молился о том, чтобы его решение оказалось верным.
        Атейла тихонько вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь, и поднялась в свою маленькую, очень душную в это время дня спальню. Лежа на кровати, Атейла подумала, что слова ее отца вновь оправдались: в нужный момент «что-то да подвернулось».
        Она не думала о трудностях, которые могли встретиться на ее пути. Она была полна надежд, что родственники девочки живут где-нибудь на севере. Тогда можно было бы начать поиски с Баронсвилля, где находился фамильный дом отца.
        Ее отец был так увлечен исследованием Африки, что почти ничего не рассказывал ни о своем детстве, ни о своей семье.
        Мать описывала Атейле большой дом из серого кирпича, который стоял среди обширных земельных владений. В этом доме родился отец Атейлы, и туда он привез ее мать, когда они решили объявить о помолвке.
        — Не могу сказать, чтобы эта новость всех обрадовала,  — улыбаясь, говорила мама,  — а брат твоего отца вовсе не одобрил нашей свадьбы, сказал, что мы не можем себе позволить такие расходы.
        Потом она рассмеялась и добавила:
        — На самом деле, мне кажется, они были просто очень удивлены тем, что я согласилась выйти за твоего отца. А моя семья была просто в ярости. Они ожидали, что я сделаю гораздо более выгодную партию.
        — Это потому, что ты была такой хорошенькой, мама?  — спросила Атейла.
        — Твой отец считал меня красавицей. Дело в том, что мой отец, баронет, очень гордился древностью нашего рода. К несчастью, у отца не было сыновей, поэтому он ждал от меня, своего единственного ребенка, чего-то грандиозного.
        — И ему не понравился папа?
        — Конечно, он нашел, что твой отец очень приятный молодой человек. Иначе и быть не могло. Но у него не было денег, и к тому же он собирался ехать в Африку, а я была твердо намерена следовать за ним.
        Ее мать снова рассмеялась:
        — С равным успехом я могла сказать, что собираюсь на Луну или на Северный полюс. Все мои родные говорили об Африке так, словно вообще сомневались в ее существовании!
        — Но тебе она нравится, мама?
        — Мне нравится каждый момент жизни рядом с твоим отцом,  — ответила ей мать.  — Сейчас, наверное, я не меньше, чем он, интересуюсь жизнью этого племени и развитием его связей с другими народами.
        Мать говорила о берберах, которыми особенно интересовался отец. Это племя успешно ассимилировало своих завоевателей, будь то финикийцы, римляне, вандалы или арабы.
        Однажды отец возил жену и дочь в горы Риф, где жило большинство берберов, и там Атейла начала понимать, почему отец так интересуется ими.
        Она росла и постепенно сама стала знакомиться с историей народов, населявших Северную Африку. Эта история показалась ей более сложной, но и более захватывающей, чем все, что она читала раньше в других книгах по истории.
        Арабы, которые вторглись из Аравии на «Земли самого далекого Запада»с мечом в одной руке и Кораном в другой. Мавры, чьи предки пытались захватить Испанию и насадить в ней ислам. Атейла будто видела все это воочию, а отец учил ее догматам этой веры и рассказывал, что ее последователи считают достойным и благородным.
        История этих людей, которые веками кочевали по пустыне, была поучительна и достойна восхищения, а зла и жестокости в ней было куда меньше, чем добра и величия души.
        Сейчас, лежа у себя в спальне, Атейла думала:
        «Не все ли мне равно, действительно ли эта женщина — графиня или она просто живет с человеком, которого любит?»
        Отец Игнатий, конечно, пришел бы в ужас, услышь он ее мысли.
        «Конечно, так быть не должно, но папа никогда никого не осуждал. Он презирал только тех, кто совершил что-нибудь подлое или жестокое. Он верил, что у каждого свой собственный путь к спасению и, мне кажется, только это и верно»,  — продолжала размышлять девушка.
        При мысли об отце слезы подступили к глазам, и Атейла почувствовала, как ей уже не хватает его и как будет тяжела ее жизнь.
        Она не сразу осознала свою потерю. Когда ее принесли в Танжер, она была без сознания, а придя в себя, гнала прочь воспоминания о том дне, потому что слишком сильна была боль, которую они причиняли. Только потом, когда ее рана начала понемногу заживать, Атейла по-настоящему пережила смерть отца. Ей казалось, что она осталась одна в этом огромном мире, где не от кого ждать помощи, и она жалела, что бандиты не убили ее вместе с отцом.
        Но молодость взяла свое. Атейла начала учиться принимать вещи такими, какие они есть. Временами ей казалось, что она слышит, как смеется над ней отец:
        — Не бойся, трусишка, что-нибудь обязательно подвернется!
        Похоже, именно так и получилось.
        Атейла шла по многолюдным улицам за отцом Игнатием, не обращая внимания ни на женщин в бурнусах и яшмаках, которые, наклонив голову, скользили мимо, ни на мужчин в фесках.
        Вскоре они подошли к подножию невысокого холма, на склоне которого, за высокой каменной стеной, стояла большая белая вилла. К ней и направился отец Игнатий. Еще несколько шагов — и глазам девушки открылся морской пейзаж необыкновенной красоты. Земля под ногами из песчаной незаметно стала каменистой, а между камнями с трудом пробивались чахлые травинки. Их пощипывали козы, которые бродили меж деревьев с крупными темно-зелеными блестящими листьями.
        Волнение охватило девушку. Ей хотелось разделить с кем-нибудь тот восторг, который переполнял ее сердце, но священник молча шел впереди, погруженный то ли в свои мысли, то ли в молитвы. Только четки тихонько постукивали при каждом его шаге.
        Они подошли к стене. В центре ее находились большие массивные ворота. Как только Атейла и отец Игнатий приблизились, слуга в белоснежном костюме впустил их.
        Пока отец Игнатий разговаривал с ним по-испански, Атейла как зачарованная рассматривала фонтаны, подстриженные газоны, клумбы с яркими цветами. Стройные кипарисы тянулись ввысь, придавая всему этому великолепию истинно восточный оттенок и гармонируя с архитектурой виллы.
        Все так же молча отец Игнатий прошел через сад к парадному входу, где молодой, также одетый в белое лакей распахнул перед ними дверь и проводил в большую прохладную комнату, из которой открывался волшебный вид на залив.
        В комнате стояли большие мягкие диваны и кресла. Они казались необыкновенно удобными. Атейла подумала, что если сесть на них, то и вставать не захочется. Комнату украшали комнатные растения в горшках и картины на стенах, как показалось Атейле, очень дорогие. Изысканная французская мебель дополняла обстановку.
        Они довольно долго прождали в этой комнате, присев на уголок дивана, пока наконец вошла служанка и что-то сказала отцу Игнатию по-испански.
        Священник нахмурился и повернулся к Атейле:
        — Служанка говорит, что ее госпожа очень плохо себя чувствует и хотела бы поговорить с тобой наедине. Иди, дитя мое.
        Пока они поднимались по великолепной лестнице, Атейла впервые подумала: а вдруг она не понравится этой леди? Вдруг та не захочет отпускать свою дочь с такой замарашкой?
        Всю одежду Атейлы украли разбойники. Сейчас на ней было платье из тех, что присылали в миссию благотворительные общества провинциальных английских городков, вроде Челтема и Бата. Все это были простые хлопчатобумажные вещи грязно-серого цвета. Здесь, в Африке, под ярким солнечным светом, их надели бы разве что сироты да уличные попрошайки.
        Платье на девушке сидело мешковато и нескладно, как ни старалась Атейла украсить его, смастерив пояс и воротничок из носовых платков.
        И уж конечно, миссис Мансер в голову не приходило одолжить девушке что-нибудь из своего гардероба.
        Служанка открыла перед Атейлой дверь.
        Широкое окно спальни выходило в сад, за ним виднелось море. Шелковые занавеси защищали от жаркого солнца, а в центре комнаты стояло огромное ложе с пологом из легкого прозрачно-то тюля, ниспадавшего с потолка из рук золотых ангелов.
        На кровати на шелковых подушках полулежала необыкновенно красивая женщина. Атейлу особенно поразила ее бледность. В Африке девушка успела привыкнуть к темнокожим арабским женщинам.
        Длинные золотистые волосы обрамляли тонкое лицо с классическими чертами. Женщина была необычайно худа. Несмотря на ее красоту, было очевидно, что она тяжело больна. Она лежала, закрыв глаза, и темные ресницы казались еще темнее на фоне бледных щек. Служанка тихонько позвала ее, и женщина открыла огромные аквамариновые глаза.
        — Молодая леди пришла к вам, сеньора,  — с легким акцентом сказала служанка.
        — Да-да, конечно,  — слабым голосом отозвалась женщина.
        Служанка отошла, дав знак Атейле подойти поближе, потом, поклонившись, вышла из комнаты.
        Прошло несколько минут, которые показались Атейле вечностью. Наконец, видимо, собравшись с силами, красавица спросила:
        — Вы пришли с отцом Игнатием?
        — Да, мадам.
        — Вы англичанка?
        — Да, мадам.
        — Священник сказал, что ваш отец был известным писателем.
        — Это верно, мадам.
        — И он сказал, что его убили.
        — Да, мадам.
        Женщина помолчала, будто пытаясь вспомнить, что еще ей рассказывали про девушку.
        — Значит, если я правильно поняла, вы хотите вернуться в Англию.
        — Да, мадам.
        — Тогда вы возьмете с собой мою дочь? Я хочу, чтобы она вернулась к своему отцу.
        — К своему… отцу?
        Атейла почувствовала, что, против ее воли, вопрос прозвучал удивленно.
        — Да, к ее отцу. Лучше, чтобы Фелисити жила с ним. Мой граф не хочет, чтобы она оставалась здесь.
        Тон женщины был красноречивее всяких слов.
        — Сколько лет вашей дочери?
        — Восемь. Из них три года она провела здесь, со мной, но теперь настало время ей возвращаться домой, в Англию.
        — Куда я должна буду отвезти ее?
        — В Рот-Касл. Ее отец — граф Ротуэльский, она должна быть с ним там, где родилась.
        Чувствовалось, что бедная старается, чтобы ее голос звучал твердо, но она не справилась с волнением и печально сказала:
        — Я буду скучать по ней! Ужасно скучать! Но вы видите, как я больна, а если я умру, граф вряд ли позволит ей вернуться.
        Не зная что сказать, Атейла молчала. Больная заговорила снова:
        — Вы должны постараться убедить Фелисити, что, раз она англичанка, она должна жить в Англии. Ей будет трудно привыкать к жизни, о которой она уже почти забыла. Пообещайте мне, что поддержите ее!
        — Обещаю,  — тихо ответила Атейла,  — я сделаю все, что в моих силах.
        — Да, ей будет очень трудно, но что же делать? Я знаю, рано или поздно ее простят и примут в семью. А вот я проклята навеки!
        В голосе ее звучала несказанная горечь, и Атейла поняла, что женщина говорит отнюдь не о Божьем проклятии, а о том английском обществе, которое отвергло ее.
        Передохнув, графиня продолжала:
        — Вы должны забрать ее прежде, чем вернется граф. Он попытается помешать отъезду, а это только все усложнит.
        Атейла застыла в изумлении, но решила, что сейчас не время задавать вопросы, и приготовилась выслушать дальнейшие указания.
        Больная вновь откинулась на подушки, собираясь с силами. Затем слабым голосом она продолжила:
        — Я дам вам денег. Дорога до Англии стоит недешево. Кроме того, вы будете получать жалованье.
        Атейла открыла было рот, собираясь уверить даму, что ей ничего не нужно, кроме денег на дорогу, но потом, взглянув на ту красоту и великолепие, которое окружали владелицу виллы, решила, что имеет право не отказываться от того, что ей предлагают.
        — Благодарю вас, мадам,  — вслух сказала она.  — Отец Игнатий, наверное, рассказывал вам, что разбойники, которые убили моего отца в пустыне, забрали все наше имущество. Так что, если вы доверите мне сопровождать вашу дочь, мне необходимо приобрести хоть какую-нибудь одежду.
        — Одежду? Но это займет время, а я хочу, чтобы вы уехали завтра же.
        — Я думаю, что найду себе что-нибудь на местном рынке,  — пробормотала Атейла.
        — Чепуха! У меня есть куча одежды. Вы довольно худая, уверена, она вам подойдет.
        Не дожидаясь ответа девушки, графиня позвонила в колокольчик, который стоял на столике рядом с ее кроватью. Сейчас же в комнату вошла служанка-испанка.
        — Послушай, Мала,  — сказала ее госпожа,  — у меня есть большой чемодан с одеждой. Я его так и не распаковала после приезда сюда. Здесь слишком жарко для тех вещей.
        — Si, сеньора.
        — Скажи чтобы его снесли вниз и положили Б коляску, да упакуй еще один чемодан, собери вещи, которые мне больше не пригодятся. На прошлой неделе мне прислали последнюю коллекцию из Парижа и еще одну пришлют в ближайшее время. Вот и оставь здесь только это, а все остальное упакуй. Понятно?
        — Si, сеньора.
        — Только, пожалуйста, побыстрее! Пусть все отправят завтра же утром, а лучше даже сегодня вечером, почтовым дилижансом. Да распорядись, кстати, чтобы подождали эту молодую леди. Пусть по пути завезут ее в миссию.
        — Должна ли я упаковать шляпки и перчатки, сеньора?  — тихо спросила служанка.
        — Упакуйте все. У этой леди нет никакой одежды. У нее все украли, надо одеть ее с ног до головы. Ты поняла?
        — Si, сеньора.
        — Прекрасно, кстати, я избавлюсь от множества ненужных вещей. И скажи другим служанкам, пусть помогут тебе. У нас очень мало времени!
        — Но… мадам,  — запротестовала Атейла.  — Это слишком много! Я не могу принять от вас таких дорогих подарков!
        — Не глупите,  — прервала ее дама,  — вам они гораздо нужнее, чем мне, а времени у нас нет. Так что не спорьте со мной.
        Она помолчала секунду, чтобы перевести дыхание, и продолжала:
        — Нет, нет! Зачем ждать до завтра! Вы возьмете Фелисити с собой прямо сейчас! Как только Мала упакует вещи.
        С этими словами женщина вновь позвонила в колокольчик, и в комнату вбежала служанка.
        — Позови леди Фелисити. Скажи, что я хочу ее видеть и проследи, чтобы все ее вещи были упакованы. Вся одежда, игрушки, куклы, мячи — все, все.
        Голос ее звучал лихорадочно, почти истерически. Как только служанка вышла, женщина сказала Атейле:
        — Я должна дать вам денег!
        Она открыла маленькую дамскую сумочку, которая лежала на кровати рядом с ней, и достала из нее ключ.
        — Сейф вон там, в полу, под картиной. В замешательстве Атейла взяла ключ, пересекла комнату и, все еще немного сомневаясь в правильности того, что она делает, приподняла коврик и открыла сейф.
        — Там на верхней полке должен быть поднос, принесите его.
        Атейла сделала, как ей было сказано. На подносе лежали пачки марокканских франков, перетянутые резинками, и два коричневых пакетика, которые, как она знала, в банках используют для мелочи.
        — Я думаю, что смогу дать вам около 300 фунтов. Больше у меня сейчас нет, но этого должно хватить. Все, что останется, вы можете взять себе.
        — Я уверена, что это слишком много,  — пробормотала Атейла.
        — Я доверяю вам, знаю, что вы честный человек. Мой ребенок должен путешествовать первым классом, в отдельных купе и лучших каютах. Поездом вы сможете добраться до окрестностей Рот-Касла в Йоркшире, а последние три мили придется проехать в коляске.
        — Обещаю, я сделаю все, как вы сказали,  — заверила ее Атейла.
        Женщина передала ей пачки банкнот и пакетики с мелочью, довольно тяжелые. Атейла держала их в руках, мучительно соображая, куда спрятать это богатство.
        — Да, конечно, у вас же нет сумочки! Идите возьмите себе одну из комода.
        С трудом веря всему тому, что с ней происходило, Атейла подошла к комоду и достала из ящика красивую кожаную сумочку, вернулась с ней к кровати и положила внутрь деньги. Затем убрала поднос обратно в сейф, закрыла его и вернула ключ.
        В этот момент дверь открылась, и в комнату вбежала маленькая девочка. Атейла сразу отметила, что дочь мало похожа на мать, только глаза у обеих голубые, но овал лица не так тонок, волосы более жесткие, темные, вьющиеся, сложение более крепкое. В ней совсем не было болезненной изысканной хрупкости ее матери.
        Девочка пронеслась по комнате. Белое муслиновое платьице не закрывало ее голые коленки. На ней были шелковые белые носочки и ботиночки на шнуровке.
        — Мама, мама! Тебе лучше? Пойдем играть в сад!
        — Я сейчас не могу, дорогая,  — ответила ей мать.  — Подойди сюда, Фелисити, мне надо кое-что сказать тебе.
        — Мне тоже надо рассказать тебе, мама, как я каталась сегодня на моем пони. Он бежал быстро-быстро.
        Леди удержала Фелисити за руку и сказала:
        — Сядь рядом со мной, милочка, и послушай, что я тебе скажу. Ты едешь в Англию!
        — В Англию, мама?
        — Да, моя милая, ты едешь к своему папе.
        — Но я не хочу к папе,  — ответила Фелисити.  — Я хочу остаться здесь, с тобой. В Англии холодно и всегда туман, Моn Реrе говорит, что это совсем нехорошее место. Он говорит, что ненавидит англичан, и мне очень жалко, что я не француженка.
        — Ты англичанка, Фелисити, и я хочу, чтобы ты поехала в Англию и все увидела сама. А эта добрая леди поедет вместе с тобой. Только подумай, как интересно путешествовать на большом корабле, а потом еще на поезде.
        Фелисити размышляла наклонив голову, как бы оценивая предложение матери. Потом спросила:
        — А пони может поехать со мной?
        — Нет, дорогая, но у твоего отца много лошадей, и я уверена, как только ты приедешь, он обязательно подарит тебе лучшего пони на свете.
        — Но я люблю своего пони,  — насупилась Фелисити,  — и Mon Pare говорит, что Англия — плохое место! Он рассердился на меня перед тем, как уехал, я знаю, потому что он сказал, что я веду себя, как английская девочка.
        Леди многозначительно взглянула на Атейлу, давая ей понять, как граф относится к Фелисити. Бесспорно, девочка могла только мешать ему. Ее присутствие в доме, где ее мат «; была не женой, а любовницей, утомляло и раздражало. Атейла подумала, что ему, наверное, тяжело жить вдали от родных детей, воспитывая дочь англичанина, которого он ненавидел.
        — Теперь, Фелисити, послушай, что я скажу. Пойди выбери игрушки, какие ты хочешь взять с собой. Не забудь про медвежонка!
        Женщина крепко сжала руки дочери в своих ладонях и продолжала:
        — Иди же, помоги служанкам упаковать кукол, чтобы им было удобно во время путешествия. Я уверена, им очень понравится замок твоего папы, потому что он большой и красивый.
        Фелисити нерешительно посмотрела на нее, а мать сказала:
        — Иди же скорее, а то служанки могут упаковать их не правильно.
        Девочка испуганно вскрикнула, словно одна мысль об этом Привела ее в ужас, соскочила с кровати и, не говоря ни слова, выбежала из комнаты.
        Ее мать вопросительно посмотрела на Атейлу.
        — Она очень мила, вам будет недоставать ее,  — ответила девушка.
        — Да, при мысли об этом у меня сердце разрывается. Но я должна отослать ее. Comte не любит ее, и это очень затрудняет жизнь. Кроме того, я поняла, эта жизнь не для нее. Когда Фелисити подрастет, она, как дочь своего отца, должна занять подобающее место в обществе.
        — Но это будет еще не скоро,  — улыбнулась Атейла.
        — Она многое начинает замечать,  — сказала женщина, будто разговаривая сама с собой. Вчера она спросила, почему у нее два отца. Папа, которого она почти не помнит, и Моn Реrе, с которым она живет. И что мне ей было ответить?
        — Возможно, мой вопрос покажется вам глупым,  — сказала Атейла.  — Но я должна понять. Если, как вы говорите, ваш муж граф Ротуэльский, значит, вы графиня! женщина кивнула:
        — Но так как Comte радуется, когда я называю себя его именем, то здесь меня знают как Comtesse de Soisson, да я и сама хотела бы, чтобы меня так называли. Мне жаль, что ты не сможешь познакомиться с ним. Он очень, очень милый, но его неприязнь к Фелисити возрастает. Если я выживу, оставить ее здесь было бы ошибкой, а если я… умру…
        Женщина замолчала, и наступила неловкая тишина.
        — Я отвезу Фелисити в Англию,  — сказала Атейла.  — Вы правы, это ее родина, и она должна жить там.
        — Благодарю вас.
        Дама взглянула на Атейлу так, словно только что увидела ее.
        — Вы очень хороши собой, а когда оденетесь подобающим образом, будете еще красивее. Позвольте мне дать вам совет. Не слушайте своего сердца, иначе вы наделаете те же нелепые, безумные ошибки, что и я. А если вы оступитесь хоть раз, пути назад уже не будет!

        Глава 2

        Когда они покидали миссию утром следующего дня, Атейла с трудом верила, что это произошло на самом деле. События развивались так быстро, что девушка никак не могла прийти в себя.
        После того как графиня дала ей все указания, а вещи упаковали, немного смущенно Атейла сказала:
        — Я думаю, мадам, надо сообщить отцу Игнатию, что я завтра уезжаю, а сегодня Фелисити отправится в миссию вместе с нами.
        — Да, конечно,  — кивнула графиня,  — а я пока подумаю, что еще может вам пригодиться в дороге.
        — Благодарю вас.
        Атейла вышла из комнаты и спустилась вниз по витой белой лестнице. Отец Игнатий сидел на прежнем месте. Перед ним стояла чашка ароматного мятного чая, которым всегда угощают гостей в Марокко. Рядом с чашкой стояла вазочка с орешками, конфетами и кокосовым печеньем.
        Не успела Атейла сесть рядом со священником, слуга немедленно принес и ей чаю, что было очень кстати. Атейла с благодарностью отпила глоток.
        — Ешь, дитя мое,  — сказал отец Игнатий, пододвигая к девушке сладости. После скудной пищи, которую она ела в миссии, соблазн был так велик, что девушка не заставила себя долго просить.
        — Мне так много надо рассказать вам,  — обратилась она к старому священнику.  — Я даже не знаю, с чего начать.
        Отец Игнатий улыбнулся:
        — Я догадываюсь: графиня просила тебя уехать как можно быстрее.
        — Да.
        — Я думаю, она боится того, что может случиться, если девочка останется здесь. Поэтому и хочет отправить ее, пока не вернулся граф.
        — Да, и она хочет, чтобы сегодня мы забрали леди Фелисити с собой, в миссию.
        Отец Игнатий кивнул, как будто ожидал это услышать, и Атейле показалось, что он знает гораздо больше того, что рассказывал.
        — А еще,  — смущенно продолжала девушка,  — мадам была настолько добра, что подарила мне много разных вещей, когда узнала, что всю мою одежду украли разбойники.
        — Это было очень щедро с ее стороны и намного упростило жизнь тебе, не так ли?  — улыбнулся отец Игнатий.  — Конечно, то платье, что на тебе сейчас, совсем не подходит для путешествия в Англию. В пути ты будешь со многими встречаться.
        Атейла с удивлением заметила веселые искорки в его глазах и подумала, что отец Игнатий хорошо разбирается не только в духовных, но и в мирских делах.
        — Я подумала… служанки упаковывают багаж. Но у меня ведь не будет времени распаковать его и выбрать то, что потребуется во время путешествия. Может, мне попросить упаковать эти вещи в отдельный чемодан?
        — Разумно — одобрил отец Игнатий, Атейла поднялась по лестнице, надеясь встретить Малу. Тревожить графиню ей не хотелось.
        Она нашла Малу в гардеробной. Вместе с другими служанками она вытаскивала из шкафов платья и складывала их в большие чемоданы. Мала заметила Атейлу и спросила:
        — Вы что-нибудь хотели, сеньорита?
        — Я пришла попросить вас, если это, конечно, не сложно, отложить платье и накидку для путешествия в отдельный чемодан. Я боюсь, что позже у меня не будет времени на то, чтобы распаковать багаж и отобрать вещи.
        — Si Si, сеньорита, мне надо было самой догадаться об этом,  — извиняющимся тоном проговорила Мала.
        Потом она быстро что-то сказала по-испански другим служанкам.
        — Не волнуйтесь, сеньорита, я знаю, что у вас ничего нет. Мы позаботимся о том, чтобы во время путешествия вы ни в чем не нуждались.
        — Большое спасибо, это очень мило с вашей стороны.
        Атейла повернулась к выходу, но служанка окликнула ее:
        — Подождите, сеньорита, подождите! Примерьте, пожалуйста, подойдут ли вам туфли сеньоры?
        Мала щелкнула пальцами, и в ту же секунду одна из девушек достала из шкафа пару элегантных туфелек.
        Атейла сняла кожаные черные ботинки без каблука, которые носили в миссии, и примерила туфли.
        Пройдясь по комнате, она решила, что обувь ей подходит.
        Мала захлопала в ладоши:
        — Я-то боялась, что сеньорите придется ходить в красивых платьях и босиком. У нашей сеньоры очень маленькая ножка.
        — Туфли очень красивые,  — улыбнулась Атейла.  — Еще раз спасибо за все, что вы делаете для меня.
        Она заметила, как смутилась от похвалы служанка, и от этого смутилась сама. Неловко повернувшись, она поспешила вниз к отцу Игнатию.
        — Я сейчас подумал,  — сказал он, как только увидел ее,  — что, раз графиня хочет, чтобы вы уехали прямо завтра, вам надо будет сесть на пароход через Гибралтар. Он отплывает очень рано, а весь путь займет около четырех часов.
        — Но графиня хочет, чтобы ее дочь путешествовала первым классом и чтобы каюты для нее заказывались заранее.
        — Посмотрим, что можно сделать. Надеюсь, она дала тебе достаточно денег на такие излишества.
        — Да, она была очень щедра.
        — Это все, действительно, стоит очень дорого. К тому же я уверен, что вам придется ненадолго остановиться в Лондоне, ожидая поезда на север.
        Атейла обеспокоенно взглянула на священника.
        — Когда я последний раз была в Лондоне,  — сказала она,  — я была там вместе с родителями у наших родственников. Я понятия не имею, в каком отеле мне следует остановиться с Фелисити.
        — Об этом я позабочусь,  — сказал священник.  — У меня есть друг, который работает с туристами. И не только в Танжере, но и в Европе.
        Атейла вздохнула с облегчением:
        — Я так много путешествовала с отцом, что не должна была бы бояться. Но вы знаете, отец, я больше привыкла к верблюдам, чем к поездам и пароходам.
        Отец Игнатий рассмеялся:
        — Да, действительно. Но ты умница, и я уверен, что скоро ты забудешь все страхи.
        — Надеюсь,  — улыбнулась Атейла.
        Конечно, раньше отец руководил путешествием. Он нанимал караванщиков и охранников, договаривался о ночлеге в гостиницах в маленьких городках…
        Когда шикарная коляска графини катила по дороге в миссию, Атейла почувствовала, насколько она устала за этот день.
        Душераздирающая сцена прощания графини с дочкой до сих пор стояла у нее перед глазами, и Атейла с трудом сдерживала слезы. Женщина прижимала девочку к себе и, рыдая, целовала ее. Фелисити тоже расплакалась.
        — Ты же не забудешь меня, мое сокровище, пообещай, что никогда не забудешь меня,  — умоляла графиня.
        Даже в горе, когда слезы ручьем текли по ее щекам, эта женщина оставалась необыкновенно красивой, а ее синие глаза светились.
        Наконец Атейла взяла девочку за руку и повела к выходу. Около двери она оглянулась и увидела, что несчастная мать, бессильно откинувшись на подушки, тяжело, с трудом дышала.
        — Я не хочу уезжать от мамы,  — кричала со слезами Фелисити.  — Я хочу остаться здесь… с моим пони.
        — У тебя обязательно будет пони в Англии,  — пообещала Атейла, слегка подталкивая девочку к выходу.  — А завтра мы с тобой поплывем по морю на большом корабле!
        Фелисити, не слушая ее, проплакала всю дорогу от виллы до миссии, умоляя отвезти ее обратно к маме.
        Атейла с ужасом думала, что им еще предстоит встреча с миссис Мансер, которая вряд ли обрадуется появлению в доме плачущего ребенка. К ее удивлению, миссис Мансер, узнав об отъезде Атейлы, стала на редкость спокойной и приветливой. Она быстро приготовила постель для Фелисити, и, впервые за то время, что девушка провела в миссии, состряпала съедобный ужин.
        Они прибыли в миссию без багажа. Мала сказала, что его пакуют. Коляска все не появлялась, и Атейла подумала, что Фелисити придется эту ночь спать в жалкой ночной рубашке, которую прислали дамы-благотворительницы. Но тут в дверь постучали.
        Миссис Мансер пошла открывать, и через несколько секунд они услышали, как она пронзительно вскрикнула от удивления. Атейла С улыбкой взглянула на отца Игнатия:
        — Надо полагать, прибыл багаж. Священник тоже слегка улыбнулся:
        — Иди укладывай девочку, а я возьму на себя миссис Мансер.
        Атейла послушалась и, когда они поднимались, заметила, как в холл вносят множество кожаных чемоданов и коробок.
        На следующее утро, проведя бессонную ночь, девушка спустилась вниз и увидела, что весь коридор завален багажом.
        Вещи заполнили не только прихожую, но часть комнаты, где обычно прихожане ожидали беседы с отцом Игнатием. Все чемоданы были кожаные, дорогие, некоторые — с массивными металлическими замками, другие — просто перевязаны кожаными ремнями. Особенно привлекли внимание Атейлы картонные коробки для шляп. Потом она решила поискать чемодан, который Мала должна была приготовить для путешествия.
        Она обнаружила небольшой изящный чемодан, украшенный короной. Должно быть, с ним графиня покинула графа Ротуэльского. Атейла с трудом вытащила чемодан из кучи багажа и, стоя около лестницы, размышляла, как втащить его наверх.
        Б этот момент из кабинета вышел один из молодых священников, очень серьезный молодой человек, который приехал из Франции. Атейле казалось, что при встрече с ней он всегда быстро отводит глаза, словно борясь с искушением. На этот раз, прежде чем священник успел выскользнуть из дома, Атейла окликнула его.
        — Не будете ли вы так любезны, не поможете ли отнести наверх этот чемодан? Боюсь, сама я с этим не справлюсь.
        — Да, конечно, я помогу вам,  — ответил священник.
        Он поднял чемодан и поспешил наверх, словно боялся лишнюю секунду оставаться наедине с девушкой. Атейла заметила это и улыбнулась.
        На чемодане была табличка» для путешествия «. Такую же табличку она увидела на одной из шляпных коробок. Взяв ее, она пошла наверх.
        Священник уже отнес чемодан в спальню и как раз выходил оттуда. Опустив голову, он поспешил к лестнице.
        — Спасибо, спасибо вам,  — проговорила Атейла вслед ему.
        Молодой человек пробормотал что-то невразумительное, и дверь миссии захлопнулась за ним.
        Атейла засмеялась, с трудом представляя себе, что могла искушать кого бы то ни было в своем уродливом сером платье.
        Затем она развязала кожаные ремешки и открыла чемодан. Пять минут спустя девушка взглянула на себя в зеркало и обомлела. Трудно было поверить, что это она, та самая замарашка, что ходила накануне с отцом Игнатием на виллу.
        Платье графини сидело так, будто было сшито специально для Атейлы. Оно было изысканно элегантно. Любая женщина догадалась бы, что оно из Парижа. Голубой шелковый костюм под цвет глаз графини дополнялся легкой накидкой. В чемодане была еще накидка из более плотного голубого материала, отороченная соболем.
        Поглубже в чемодане лежало нижнее белье, такое красивое, какое Атейла никогда не носила. Даже ночная рубашка и тапочки, украшенные перьями марабу, вызвали у нее искреннее восхищение. Кроме всего этого, в чемодане было множество мелочей, рассматривать которые у девушки просто не было времени. Пора было будить и одевать Фелисити.
        Дорожный чемодан Фелисити принес наверх накануне вечером отец Игнатий. Сверху в нем лежали ночная рубашка и халатик, а жакет в цвет платья девочки, был приготовлен, очевидно, чтобы надеть его в дорогу.
        В коробке для шляп Атейла нашла для себя очаровательную маленькую шляпку с легкой вуалью того же цвета, что и платье. Девушке показалось, что ее прическа не заслуживает того, чтобы ее украшала такая изысканная вещь. Она поспешила убрать волосы со лба и закрепила их элегантным узлом на затылке.
        Стоя перед зеркалом и разглядывая свое отражение, Атейла не могла отделаться от чувства, что видит незнакомку, которая не только была несомненной» леди»в том смысле, какой вкладывала в это слово ее мать, но и была очень хороша собой.
        Спохватившись, что пора собираться в дорогу, Атейла поспешила в соседнюю комнату, где спала Фелисити.
        Им пришлось заказать две коляски, потому что в одну их багаж не помещался. Когда они ехали к причалу, люди выходили из домов и смотрели им вслед. В Танжере редко можно было увидеть колесный экипаж.
        Неожиданно Атейла почувствовала, как трудно ей покидать землю, где она прожила столько лет и с которой ее столько связывало.
        Что она знала об Англии? Практически ничего.
        Пустыни, племена, палатки, верблюды — вот что составляло ее жизнь много лет подряд. Ее отец говорил, что города Марокко с их многолюдьем, красочными базарами и городскими воротами, которые запираются на ночь, напоминает скорее средневековье, чем современную Европу.
        «В Англии все для меня будет чужим, лучше бы я осталась здесь,  — с неожиданным страхом подумала Атейла.  — Я как бездомный кочевник».
        Но тут она вспомнила, как благосклонна оказалась к ней судьба, и устыдилась своих мыслей.
        — Я хочу поблагодарить вас, отец, за вашу неоценимую щедрость и доброту, за то, что спасли меня и позволили остаться в вашем доме, и, конечно же, за то, что помогли мне найти способ вернуться в Англию.  — Атейла протянула руки к старому священнику.
        — Бог отвечает на мои молитвы,  — просто ответил священник.  — Я знаю, дитя мое, твое возвращение на родину родителей было предназначено, но не забывай, это и твоя родина тоже, хотя сначала тебе придется нелегко.
        У девушки возникло чувство, что отец Игнатий знает все о ее переживаниях, как бы ни старалась она скрыть их от него.
        «Если мне там будет уж очень плохо,  — сказала она себе,  — я обязательно вернусь».
        Впрочем, Атейла знала, что глупо даже думать об этом попытаться привыкнуть к Англии и к родственникам своего отца, если, конечно, ей удастся найти их.
        А потом всех закружила предпосадочная суета, пассажиры поднимались на борт, и было приятно думать, что после всей толчеи на палубе они окажутся наконец в отдельной каюте, которую заказал для них друг отца Игнатия. Еще он заказал для них железнодорожные билеты первого класса от Гибралтара до Мадрида и из Мадрида в Кале.
        — Вам надо будет пересесть в Мадриде,  — сказал отец Игнатий Атейле,  — но когда вы доберетесь туда, узнайте в кассе, как вам побыстрее добраться до Англии.
        — Спасибо, я так и сделаю,  — ответила Атейла.
        — Может быть,  — продолжал священник,  — вам лучше сесть на корабль в Гавре, а не в Кале, но, к сожалению, я не располагаю достаточной информацией, чтобы помочь тебе.
        Атейла поблагодарила его снова, но в глубине души она надеялась, что все пройдет гладко Она уверяла себя, что в городе наверняка легче найти правильный путь, чем посреди безлюдной пустыми, Прощаться с отцом Игнатием было тяжело. Рвалась последняя ниточка, которая связывала девушку с прежней жизнью. Она словно отппавлялась в одинокое плавание, и не было рядом проводника, готового помочь в трудную минуту, и даже компаса.
        — Да благословит и да сохранит тебя Господь, дитя мое,  — напутствовал ее отец Игнатий.  — Как бы ни было тебе трудно, молись дитя мое, и Господь не оставит тебя своей помощью.
        Он повернулся и сошел на берег. Атейла и Фелисити помахали ему на прощание, заработал мотор, корабль качнулся и плавно отошел от причала.
        Фелисити хотелось побегать по палубе, но вокруг было слишком много народу, и Атейла уговорила ее пойти в каюту.
        — У нас теперь свой маленький домик на этом корабле,  — объяснила она девочке.  — Давай устроимся в нем поуютнее, а если тебе захочется поесть или попить, я позову стюарда и он все принесет.
        Девочка никак не могла угомониться, и тогда Атейла рассказала ей о том, как однажды они с отцом заплыли на маленькой лодочке на середину озера, как водоворот закрутил их и они с трудом выбрались.
        Фелисити слушала, широко открыв глаза, потом попросила рассказать еще. Это был прекрасный способ утихомирить девочку. Слушая рассказы, она забывала обо всем на свете и сидела тихо-тихо. Правда, Атейла иногда уставала от собственного голоса, и ей хотелось поразмышлять в тишине.
        Когда корабль останавливался в портах, они развлекались, покупая себе местные лакомства. В испанских портах продавали экзотические фрукты, а во французских — пирожки и пирожные, которые казались Атейле чудом кулинарного искусства.
        Фелисити оказалась довольно смышленой и иногда говорила об очень серьезных вещах, отчего казалась старше своих лет.
        Вскоре после отплытия она сказала Атейле:
        — Когда он вернется домой, то будет удивлен, узнав, что я уехала.
        — Да, я уверена, он удивится,  — ответила Атейла.
        — Да, а еще он обрадуется,  — сказала Фелисити.  — Потому что он не любит меня. Почему он не любит меня?
        — Ты ошибаешься,  — поспешила ответить Атейла.  — Он, конечно, любит тебя, но бывает недоволен, когда ты поступаешь не правильно.
        Фелисити покачала головой, встряхнула темными кудряшками.
        — Нет, он не любит меня. Мала говорит, это потому, что он не любит моего папу.
        Атейла промолчала, не зная, что на это ответить, и через секунду Фелисити продолжила:
        — У меня целых два отца! У всех девочек только один папа, а у меня два.
        — Значит, тебе повезло. А мой папа умер, и теперь у меня нет ни одного. Эти слова отвлекли Фелисити.
        — А почему умер ваш папа? Атейла рассказала ей о том, как на них напали разбойники, девочка внимательно слушала.
        — А вас тоже хотели убить? Атейла кивнула.
        — Они ранили меня и думали, что я мертва. Но Господь сохранил мне жизнь, может, для того, чтобы я помогла тебе попасть в Англию.
        Фелисити задумалась:
        — А мама сказала, что моя гувернантка многое расскажет мне об Англии.
        — Я хотела бы,  — сказала Атейла,  — но я и сама очень давно там не была, так что, может, это тебе придется учить меня!
        Фелисити засмеялась:
        — Я много помню чего об Англии и смогу многому научить вас!
        Когда они наконец добрались до Кале, Атейле казалось, что они в пути уже много месяцев. Ее распоряжения по поводу предварительного заказа билетов безукоризненно исполнялись. Их встречали с большим уважением, хотя невероятное количество багажа, который они везли с собой, вызывало веселое недоумение. Зато при пересадках вокруг них всегда крутилась толпа носильщиков. Дорогие чемоданы позволяли надеяться на щедрые чаевые.
        Путешествие через Ла-Манш прошло спокойно. Правда, Атейла, беспокоясь о том, чтобы у девочки не началась морская болезнь, уговорила Фелисити лечь, и, к ее радости, ребенок заснул.
        Потом они долго ехали поездом до Лондона, где Атейла узнала, какой поезд идет на север.
        Фелисити устала и проголодалась, поэтому Атейла решила немного отложить продолжение путешествия. Она попросила начальника станции порекомендовать ей респектабельную гостиницу в каком-нибудь тихом месте.
        Взглянув на элегантно одетую девушку, тот не колеблясь заверил ее, что Браун-Отель на Довер-стрит — самое подходящее место для нее и ребенка. Атейла последовала его совету, но на следующее утро, получив счет, была ошеломлена его размерами.
        Да, большие чаевые, которых от нее ждали, шикарные условия путешествия довольно быстро поглощали деньги графини. Еще Атейла заметила, что марокканские франки ценились очень низко. Она, правда, не сомневалась, что денег до Рот-Касла ей хватит, но что она будет делать потом, девушка не представляла. Похоже, к концу путешествия ей грозило полное безденежье.
        Однако после прекрасного завтрака в отеле, думать об этом не хотелось. Атейла даже согласилась на предложение управляющего упаковать им с собой в дорогу обед, хотя это тоже стоило денег, которые ужасающе быстро исчезали.
        Управляющий отеля отправил к поезду посыльного, который должен был договориться о размещении багажа. Нужно было не забыть щедро вознаградить его за труды. Когда поезд наконец отправился, Фелисити сказала:
        — Я устала путешествовать, мне хочется покататься на своем пони под ярким солнышком.
        Атейла подумала, что ей и самой этого хотелось бы, но солнца не было, плотные темные облака низко висли над землей, да дождь барабанил в стекло.
        Атейла вспомнила детский стишок:
        «За мартовскими ветрами и апрельскими ливнями придут цветы мая».
        Май еще не наступил, а в апреле английская погода совершенно непредсказуема. С того момента, как они покинули Гибралтар, стало холодно, и Атейла радовалась, что у нее есть плащ, хотя каждый раз, надевая его, испытывала неловкость: слишком это была дорогая вещь. Она думала о том, что ее плащ стоит больше, чем отец получил за все свои труды.
        Плащик Фелисити, с бархатным воротничком и оборками, края которых были оторочены белым горностаем, был тоже очень мил. К нему имелась еще муфточка, тоже отделанная мехом. Когда Атейла достала эти вещи из чемодана, Фелисити воскликнула:
        — Я давным-давно не надевала их, в Танжере они были не нужны.
        — Конечно,  — согласилась Атейла,  — ведь там было очень жарко. Но сейчас они тебе пригодятся. Здесь, в Англии, бывает очень холодно, даже весной.
        — Как сейчас?  — спросила Фелисити.  — Значит, Моn Pare был прав: здесь все противно и безобразно, я хочу домой.
        Атейла подумала, что ей тоже неуютно, но вслух этого говорить не стала и постаралась отвлечь Фелисити от грустных мыслей.
        Они ехали на эдинбургском экспрессе, и девушка рассчитывала, что в Рот-Касл они прибудут около пяти вечера. Однако поезд задержался на двух станциях, и было уже позже шести, когда поезд наконец остановился около маленькой станции, надпись на которой гласила: «Рот-Касл».
        Проводник открыл двери вагона и помог им выйти. Потом состав немного подали вперед, чтобы багажный вагон оказался рядом с платформой. Единственный носильщик бесконечно долго, как показалось Атейле, разгружал вагон.
        — Вы собираетесь в Касл, леди?  — поинтересовался он.  — Но здесь нет экипажа, который довез бы вас.
        — Тогда я хотела бы нанять его. Носильщик сдвинул кепку набок и почесал в затылке.
        — Боюсь, сейчас уже слишком поздно. У нас не было никаких указаний, насчет вашего приезда.
        — Но нам необходимо попасть туда,  — в отчаянии сказала Атейла.  — Вы же видите, малышка едва на ногах стоит от усталости. Мы так давно в дороге!
        — А его светлость ждет вас? Вопрос был неожиданный, но чувствуя, что отвечать «нет» было бы глупо, Атейла сказала:
        — Я надеюсь. Если только почта не задерживается, он должен был получить мое письмо.
        Ее объяснение, по-видимому, удовлетворило носильщика, потому что он сказал:
        — Мы посмотрим, что можно сделать, а вы пока присядьте и подождите.
        — Я устала,  — захныкала Фелисити,  — я хочу увидеть замок.
        — Придется немножко подождать,  — попыталась успокоить ее Атейла.  — Скоро за нами пришлют.
        — А почему нас не ждет экипаж? Фелисити сказала это так надменно, что Атейла с улыбкой подумала, как привык к роскоши этот ребенок и как далека его жизнь от жизни обыкновенных людей.
        Чтобы спрятаться от ветра и дождя, они прошли в крошечную комнату ожидания на станции, и Атейла разожгла огонь в маленьком камине. Огонь немного развеселил Фелисити, которая с любопытством следила за всеми действиями девушки.
        А Атейла тем временем больше всего была озабочена тем, чтобы не испачкать длинные замшевые перчатки, которые придавали ее костюму законченность.
        Она очень надеялась, что понравится графу и тот оставит ее в Рот-Касле, хотя бы ненадолго, в качестве гувернантки Фелисити. Она тщательно все обдумала во время путешествия и была твердо намерена убедить графа. В конце концов, зачем ему искать другую гувернантку? Наверняка для этого потребуется много времени.
        Проблема была в том, что после того, как она заплатит носильщику и оплатит экипаж до замка, от денег, которые дала ей графиня, не останется ни гроша.
        — Я должна заработать хоть сколько-нибудь,  — твердо сказала она сама себе.  — Тогда я смогу уехать, когда захочу.
        Огонь в камине ярко горел, Фелисити грела руки, когда в комнату вошел носильщик.
        — Я нашел для вас экипаж, леди,  — сказал он.  — Но это только потому, что вы едете в замок. Я убедил Джима Робертса отвезти вас, хотя ему пришлось заново запрягать лошадь, которую он уже поставил в стойло.
        — Я вам очень благодарна,  — ответила Атейла. Она поняла, что носильщику придется заплатить вдвое, да и Джиму Робертсу, похоже.
        Вскоре подъехала старая крытая коляска. От нее пахло сеном и кожей. Увидев гору багажа, Джим Роберте категорически заявил:
        — Это все не поместится.
        — Но вы можете сделать две поездки,  — предложила Атейла.  — А если здесь найдется место, где оставить часть вещей, то их можно забрать и завтра.
        Ее слова немного успокоили Джима Робертса, и они с носильщиком начали загружать коляску. Удалось разместить почти половину чемоданов в коляске, а несколько коробок со шляпами положили на сиденье. На станции остались четыре больших чемодана, за которыми решили прислать на следующий день.
        Пока они ехали, сгустились сумерки, и Джим Роберте зажег фонари по обеим сторонам коляски.
        — Ну, теперь ты мне покажешь замок,  — сказала Атейла.
        — Нет, я забыла! Я совсем не помню, как он выглядит,  — сердито ответила девочка.
        — Но ты же не забыла своего папу? Фелисити задумалась. Потом она сказала:
        — Папа очень сердился на маму. Он кричал на нее, а она плакала.
        Атейла промолчала, не найдя, что сказать в ответ, а девочка добавила:
        — А потом я и мама уехали к Моn Pare, и он был очень рад видеть маму и никогда не кричал на нее.
        Атейла, чтобы отвлечь Фелисити, попросила:
        — Расскажи мне о замке. Он очень старый?
        — Он холодный. Я хочу обратно, к солнцу! Я хочу к маме!
        Чувствуя, что девочка сейчас расплачется, Атейла крепко обняла ее.
        — Прижмись ко мне,  — сказала она,  — так нам будет теплее, а я расскажу тебе про озеро, которое однажды мы видели с папой. В нем было полно крокодилов. Они были такие страшные…
        Атейла рассказывала, пока не заметила, что коляска въезжает в огромные каменные ворота с нишами по обеим сторонам. Зубчатый верх ворот делал их уменьшенным подобием замка.
        Потом они долго ехали по темной аллее, а где-то вдали Атейла видела, как ей казалось, освещенные окна. Внезапно аллея кончилась, и перед ними возник Рот-Касл. Замок казался огромным. В центре помещалась круглая башня, которую окружало множество башен. Их силуэты четко рисовались на фоне неба.
        — Вот мы и приехали,  — волнуясь, сказала Атейла.  — Посмотри, какой большой и красивый у тебя замок!
        Когда они подъехали поближе, девушка подумала, что слово «красивый» совсем не подходит к описанию Рот-Касла. Это было что-то темное и угрожающее. Что-то в нем пугало Атейлу. Потом она сказала себе, что это смешно: просто она устала, а в темноте никакое здание не покажется красивым.
        Когда они подъехали еще ближе, Атейла увидела, что свет горит только в двух окнах. Единственный тусклый фонарь освещал огромную входную дверь под готической аркой.
        Усталые лошади остановились, но девушка осталась сидеть в коляске, надеясь, что слуги в замке догадаются, что кто-то прибыл, и откроют дверь.
        Однако дверь не открывалась, и наконец Джим Роберте слез со своего места и медленно поднялся по лестнице, ступая так, словно шел босиком по льду.
        Он дернул за шнурок, и железный колокольчик несколько раз звякнул. Атейле показалась, что прошла вечность, прежде чем дверь открылась. Девушка решила, что настало время позвать Фелисити. Она открыла дверцу коляски и сказала:
        — Пойдем со мной, дорогая. Сейчас ты согреешься.
        Она взяла девочку за руку, и они вместе поднялись по ступенькам. Пожилой дворецкий в дверях изумленно уставился на гору багажа.
        — Граф дома?  — спросила Атейла. Уже задав этот вопрос, она с ужасом подумала: а что, если граф в отъезде и дворецкий не впустит их? К счастью, тот ответил:
        — Его светлость у себя, мадам, но я сомневаюсь в том, что он ждет посетителей.
        — Понятно, но я все же хотела бы увидеть его, так как у меня дело чрезвычайной важности.
        — Его светлость встретится с вами, мадам, только в том случае, если вам назна… Он не договорил, Атейла прервала его.
        — Не могли бы вы в таком случае передать его светлости, что я привезла его дочь, леди Фелисити?
        Дворецкий в немом изумлении перевел взгляд с Атейлы на девочку. Через несколько секунд он сказал уже совсем другим тоном:
        — Должен сказать, ваша светлость, что вы очень выросли с тех пор, как я видел вас в последний раз.
        — Мне уже восемь,  — объявила Фелисити.  — И я помню эти флаги.  — Она показала на стену, на которой висели древние знамена.
        — Да, да,  — улыбнулся дворецкий,  — ваша светлость всегда хотела поиграть ими. Но если дотронуться до них, они рвутся.
        — А почему они так легко рвутся?
        — Потому что они очень, очень древние, ваша светлость,  — ответил дворецкий. Он перевел взгляд на Атейлу:
        — Пройдемте со мной, мадам, я сообщу его светлости о вашем приезде. Он будет очень, очень удивлен.
        Атейла ничего не ответила, и дворецкий повел их через мраморный холл, устланный персидскими коврами.
        — Я распоряжусь насчет вашего багажа, мадам. Предполагаю, ее светлость останется здесь?
        — Надеюсь,  — ответила Атейла,  — нам больше некуда идти в такой поздний час.
        Видя, что дворецкий собирается уходить, она добавила:
        — Я должна расплатиться с возничим.
        — Предоставьте это мне,  — ответил дворецкий и закрыл дверь комнаты.
        Они оказались в гостиной. Газовые фонари у камина и большая масляная лампа на столе освещали комнату. Стол был завален книгами. Присмотревшись, Атейла заметила, что книги лежат повсюду. Мягкие удобные диваны и кресла дополняли интерьер. В камине ярко горел огонь. Атейла была уверена, что это личная комната графа, в которой он проводит время, когда хочет побыть один.
        — Ты помнишь эту комнату?  — спросила она у Фелисити.
        Девочка ничего не ответила. Она сидела на диване, пытаясь положить голову на подушку, но ей мешала круглая шляпа с широкими полями.
        — Я устала,  — проговорила она,  — и хочу пить.
        — Я попрошу принести тебе попить, когда мы сможем подняться наверх,  — сказала Атейла.  — Ты понимаешь, наш поезд опоздал и мы приехали гораздо позже, чем рассчитывали. Не огорчайся, если придется подождать до завтра, чтобы получить все, что тебе хочется.
        — Я устала,  — повторила Фелисити. Она зевнула, стараясь поудобнее устроиться на диване.
        Атейла помогла ей снять шляпу, распустила волосы, и кудри рассыпались по плечам девочки. Сейчас она была очень мила.
        Неожиданно Атейле пришла в голову ужасная мысль: что с ними будет, если граф не захочет принять их так поздно или вообще не захочет видеть свою дочь, которую без предупреждения прислала его жена. Эта мысль уже посещала ее во время путешествия. Она жалела, что не узнала у графини, предупредила ли она своего мужа о возвращении ребенка. Сейчас страх с новой силой навалился на нее. . Конечно, ее дело было просто отвезти ребенка в Англию. Она не может отвечать за то, чем это обернется. Так убеждала себя Атейла, прекрасно понимая, что полюбила девочку и не может не волноваться о ее судьбе.
        Неожиданно дверь открылась. Атейла испуганно подняла глаза. Однако это был всего лишь дворецкий.
        — Его светлость ужинает, мадам,  — сказал он.  — Когда он закончит, я думаю, он примет вас.
        Не дожидаясь, пока девушка что-нибудь ответит, он повернулся и вышел. Атейле совсем не понравились его слова: «Я думаю, он примет вас», но она постаралась себя успокоить: «А что еще ему остается делать?»
        Фелисити опять расхныкалась.
        — Я хочу пить. Пусть мне чего-нибудь принесут.
        Атейла окинула взглядом комнату, надеясь увидеть графин с водой, но его не оказалось.
        Она боялась выглянуть в холл, чтобы не наткнуться на самого графа, когда он будет выходить из столовой. Ее поведение могло бы показаться ему странным.
        Атейла была уверена, что дворецкий и слуги ждут в столовой, пока он поужинает. Наверное, поэтому им так долго не открывали.
        — Извини, дорогая,  — сказала она Фелисити.  — Пока я ничего не могу тебе дать, но скоро кто-нибудь придет, и я попрошу принести тебе такого же вкусного молока, которое ты пила в гостинице.
        Она сразу заметила, с каким удовольствием девочка пила густое, со сливками, английское молоко. Такого ни в Танжере, ни во Франции, конечно, не бывало. Атейла сама обожала его в детстве. Однако в Африке такого молока достать было невозможно, она совсем без него не скучала, пока вновь не попробовала в отеле.
        Время шло, никто не приходил. Часы на камине пробили одиннадцать. Фелисити замолкла, только дышала ровно и спокойно. Атейла поняла, что она заснула. Осторожно, чтобы не разбудить ребенка, Атейла подняла две маленькие ножки в белых носочках на диван и присела рядом.
        Неожиданно дверь распахнулась, и в комнату вошел граф. Взглянув на него, Атейла ощутила необъяснимый страх.
        Граф казался очень высоким и сильным. Волосы у него были такие же черные, как у Фелисити. Нахмуренные брови сплошной черной линией нависали над темными глазами. Когда он подошел поближе, Атейла заметила, что его губы сжаты в тонкую прямую линию.
        Атейла нервно вскочила на ноги. Граф посмотрел на нее, потом на спящую девочку, затем вновь на нее.
        — Кто вы такая?  — спросил он.  — И какого черта вы здесь делаете?

        Глава 3

        Его громовой голос заполнил комнату. Атейла буквально лишилась дара речи. Потом, собравшись с духом, девушка прошептала:
        — Я привезла вашу дочь… домой.
        — По чьему указанию?  — прогремел граф.  — Впрочем, зачем спрашивать? Отправляйтесь обратно, туда, откуда приехали.
        Атейла в немом оцепенении уставилась на него. Когда она заговорила, ее голос звучал очень тихо и робко:
        — Это… невозможно!
        — Нет ничего невозможного!  — оборвал ее граф.  — И скажите той, кто прислала вас сюда, что у меня нет ни малейшего желания общаться с ней, кроме как через адвокатов.
        Он повернулся и направился к двери, коротко бросив через плечо:
        — Убирайтесь отсюда и побыстрее! Было очевидно, что, сказав это, он собирался уйти. Не в силах сдержаться, Атейла с криком ужаса бросилась к нему:
        — Вы не можете… так поступить! Вы не можете… вот так вот, просто прогнать нас в такое время, ночью!
        — А почему нет?  — спросил граф.  — Я вас сюда не приглашал. Уверен, вы можете найти более подходящее место для ночлега.
        Он говорил нарочито оскорбительным тоном, но Атейла была слишком взволнована, чтобы обращать на это внимание. Чувствуя себя совершенно беспомощной, она взмолилась:
        — Пожалуйста… Мы были в пути много дней… Я не смогла бы сейчас забрать Фелисити отсюда, даже если бы нам было куда идти… Она слишком устала.
        — Это ваши проблемы!
        — Вы не понимаете, мы без перерыва проделали весь путь от Танжера.
        Граф обернулся к ней, и на его лице девушка прочла явное удивление.
        — Из Танжера?  — переспросил он.  — Я думал, что она сейчас в…
        Он оборвал себя и язвительно произнес:
        — В любом случае это не мое дело! Она забрала у меня ребенка три года назад, пусть сама и воспитывает ее.
        — Вы не можете так говорить!  — возразила Атейла.  — Фелисити… не была счастлива там, где жила… Поэтому ее мать настояла на том, чтобы девочка вернулась сюда… домой.
        Граф засмеялся:
        — Домой?! А вы не находите, что уже поздновато для этого? Нет уж! Забирайте этого ребенка обратно, к ее матери, и будь она проклята!
        Может, именно это последнее проклятие окончательно вывело Атейлу из терпения.
        Она была напугана, но в то же время ненавидела графа за его грубость и жестокость по отношению к Фелисити.
        Она понятия не имела о том, каким бешеным огнем горели ее серые глаза, когда она бросила ему в лицо:
        — Хорошо, ваша светлость, если это ваше последнее слово, то мы с Фелисити немедленно покинем ваш дом. Но, так как нам совершенно некуда идти, я думаю, вы не будете против, если мы переночуем у вас на лестнице или в конюшне. Боюсь, что в такой поздний час другого пристанища нам не найти.
        В этих словах было не меньше злости, чем в словах графа, и это ошеломило его. Он сказал:
        — Но вы же как-то добрались сюда!
        — Мы наняли экипаж на станции, где, кстати, еще остался наш багаж. Нас привез один из местных жителей, но сейчас, я думаю, он уже вернулся домой.
        Будто посчитав ее объяснение достаточно убедительным, граф отошел от двери и прошел к камину. Он встал к нему спиной, внимательно глядя на спящую девочку. Сходство между ними было совершенно очевидным, но лицо графа ничуть не смягчилось. Он смотрел на Фелисити так, будто всей душой ненавидел девочку и горько сожалел о том, что она вновь оказалась в замке.
        Атейла медленно отошла от двери и вернулась к дивану. Когда она присела на краешек, где сидела раньше, Фелисити потянулась и приоткрыла глаза. Сначала она удивленно обвела глазами комнату, словно вспоминая, где она, потом увидела графа. Внимательно посмотрев на него, она полувопросительно произнесла:
        — Папа?
        — Так ты еще помнишь меня?  — мрачно спросил он.
        — Вы мой папа!  — сказала Фелисити, словно убеждая себя.  — А мама сказала, что вы подарите мне пони, потому что у вас много лошадей.
        — С чего это ты решила, что я подарю тебе что-нибудь?  — резко спросил граф, будто перед ним был взрослый человек.  — Ведь ты сбежала и бросила меня!
        — Но я вернулась,  — ответила Фелисити.  — И я очень устала и хочу пить.
        Атейла взглянула на графа. Через минуту неохотно, словно не желая сдаваться, он сказал:
        — Что ж, придется вам остаться здесь на эту ночь. Я скажу Доусону, чтобы он проводил вас к управляющему домом.
        Прежде чем Атейла успела что-либо ответить, он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Фелисити зевнула и сказала:
        — Я хочу пить! Я очень хочу пить!
        — Я уверена, тебе что-нибудь сейчас принесут,  — успокоила ее Атейла.
        Она чувствовала, что выиграла эту битву, хоть она и истощила все ее силы — и моральные и физические. Только сейчас девушка осознала, что могло бы случиться, если бы граф выгнал их из замка.
        В комнату вошел дворецкий и проводил их наверх, где пожилая женщина в черном платье, со связкой ключей на поясе, ждала их.
        Поднимаясь по лестнице, Атейла про себя благодарила Бога за то, что тот не отвернулся от них и не позволил выкинуть их на улицу без гроша в кармане.
        «Как может он быть таким агрессивным, таким злым и циничным?» — думая про графа, спрашивала она себя.
        Уже лежа в кровати, Атейла почувствовала, что готова понять графиню, которая сбежала от этого монстра, пусть даже и с женатым мужчиной. Девушка вспомнила красоту белоснежной спальни и золотых ангелочков над кроватью графини и подумала, что у бедной женщины было достаточно причин, чтобы бросить и мужа, и его мрачный замок.
        Спальня, в которую поместила их управляющая, миссис Брайерклифф, внушала благоговейный ужас, хотя была вполне удобной.
        Высокий потолок, огромные окна с тяжелыми гардинами, массивная дубовая кровать с пологом — все это представлялось Атейле седой древностью в не лучших ее проявлениях.
        — Завтра,  — сказала миссис Брайерклифф,  — я открою детскую и комнату для гувернантки. Но сегодня, думаю, не стоит заставлять девочку ждать. Вы обе слишком устали. Переночуйте здесь.
        — Хорошо,  — согласилась Атейла,  — мы действительно очень устали после такого долгого путешествия.
        — Вы приехали из Парижа?  — спросила миссис Брайерклифф, и Атейла поняла, что название именно этого города было готово сорваться с языка графа.
        — Нет, из Танжера, из Марокко,  — ответила она.
        — О Господи,  — воскликнула женщина.  — Я и не думала, что ее светлость заберется так далеко!
        Потом, словно почувствовав, что слишком разговорилась, управляющая смущенно отвернулась и начала давать указания служанкам, которые распаковывали багаж.
        Фелисити выпила молока с бисквитами и, казалось, была вполне довольна, но поднявшись наверх, стала жаловаться, что кровать слишком большая.
        — Я хочу спать в другой комнате, в той, где спала раньше,  — сказала она, словно вспоминая.  — А где моя лошадка-качалка?
        — Все на месте, ваша светлость,  — ответила миссис Брайерклифф.  — Завтра, когда я уберу и проветрю там, вы увидите, что они остались такими же, как были до вашего отъезда.
        — Я хочу свою лошадку и пони,  — ныла Фелисити.
        Атейла, раздевая ее, ответила:
        — Я уверена, ты получишь все это завтра, но сегодня ты должна поспать здесь. Когда проснешься, увидишь, все не так уж плохо!
        На самом деле Атейла не забыла, что граф разрешил им остаться только на одну ночь, и боялась, что завтра им придется покинуть замок.
        Только после того, как Фелисити уснула, девушка поняла, насколько устала сама. Миссис Брайерклифф заметила это и сказала:
        — Я прикажу, чтобы вам принесли чего-нибудь поесть, мисс, а вы скажите Дженни, что из ваших вещей надо распаковать сейчас. Остальное, я думаю, подождет до завтра.
        — Спасибо, так будет лучше всего,  — согласилась Атейла,  — я действительно очень устала.
        — Вы выглядите совсем измученной,  — озабоченно сказала миссис Брайерклифф.
        Она поторопила Дженни и распорядилась, чтобы Атейле принесли в комнату поднос с горячей едой.
        Пока Дженни возилась с вещами, Атейла не решалась приступить к ужину, чувствуя какую-то неловкость. Но когда горничная вышла, девушка, едва прикоснувшись к пище, поняла, что совсем не хочет есть. Утомительное путешествие и разговор с графом, вымотали ее до крайности. К тому же она не переставая думала о том, что с ними будет, если граф выкинет их на улицу, не дав даже денег на проезд до Танжера.
        «И почему я заранее не подумала, что так может случиться?» — в отчаянии корила себя Атейла.
        Наконец Атейла легла, чувствуя, что еще немного и она упадет в обморок от усталости и нервного истощения. Лежа под одеялом, она со страхом думала о завтрашнем дне. Мысли путались, она не знала, как вести себя, что предпринять. Неожиданно сквозь тьму и страх она услышала последнее напутствие отца Игнатия:
        — Молись, если тебе понадобится помощь, и Бог не оставит тебя!
        «Мне очень нужна помощь сейчас!» — в отчаянии подумала Атейла, и она молилась, пока не заснула.

        Атейла проснулась от того, что Фелисити прыгала по ее кровати и громко кричала:
        — Проснитесь, мисс Линдсей, я хочу пойти посмотреть на своего нового пони. Мама сказала, что папа подарит мне пони, но я выглянула в окно и почему-то не увидела его в саду.
        Атейла заставила себя сбросить остатки сна и вернуться к реальности.
        — Ну, пони, наверное, в конюшне,  — улыбаясь, ответила она.
        — Тогда пойдемте поищем его,  — радостно воскликнула Фелисити.
        — Сначала надо позавтракать,  — попробовала охладить ее пыл Атейла.
        Она села на кровати, стараясь окончательно проснуться. Потом она вспомнила, что Дженни, уходя вечером из спальни, сказала ей;
        — Если вам что-нибудь будет нужно, мисс, позвоните в колокольчик. Мне передадут, что я вам нужна, и я постараюсь прийти как можно скорее. Правда, замок такой большой!
        Атейла поискала глазами звонок и заметила длинный плетеный шнурок, рядом с кроватью. Она несколько раз дернула за него.
        Фелисити тем временем соскользнула с кровати, подбежала к окну и приподняла угол шторы.
        — Я не вижу никаких лошадей,  — сказала она,  — но зато там бегает кто-то, похожий на коз. Атейла выглянула в окно.
        — Это олени.
        — А какие они вблизи?
        — Очень красивые. Они живут в лесу.
        — Олени!  — повторила вслух девочка, и Атейла поняла, что Фелисити пытается вспомнить, видела ли она их раньше.
        Вошла Дженни, и Атейла спросила у нее, где бы они могли позавтракать.
        — Детская еще не готова, мисс, и миссис Брайерклифф решила, что вы можете позавтракать внизу. Его светлость завтракает в столовой, но миссис Брайерклифф подумала, что он не захочет присоединиться к вам.
        — Нет, конечно же, нет!  — ответила Атейла.
        При одной мысли о завтраке в компании графа она пришла в ужас. Девушка боялась встречи с ним и, взяв, Фелисити за руку, постаралась как можно скорее прошмыгнуть вниз по лестнице.
        Лакей в холле провел их по длинному коридору, где на стенах висело старинное оружие, в небольшую комнату. Там стол уже был накрыт к завтраку и в воздухе плавали аппетитные ароматы. Все вокруг было мало похоже на скудость и убожество, которые окружали девушку в миссии.
        Фелисити чувствовала себя почти как дома. Не стесняясь, она попросила вторую порцию какого-то блюда, которое ей особенно понравилось, и толстым слоем намазывала мед на поджаренный хлеб.
        — Этот мед,  — сообщила девочка,  — намного вкуснее, чем в Танжере.
        Атейла радовалась, что Фелисити здесь что-то нравится, потому что до этого ребенок только и делал, что жаловался на холод и необходимость тепло одеваться. Как раз одежда Фелисити внушала беспокойство Атейле. Девочка выросла из тех платьев, которые она носила здесь несколько лет назад, а все, что они привезли из Танжера, совсем не соответствовало английской погоде. Хотя, насколько помнила Атейла, для этого времени года было еще довольно тепло.
        Она ждала, когда Дженни распакует чемоданы, чтобы и самой снять дорожное платье, но, с другой стороны, зачем распаковывать вещи, если в любой момент ее и девочку могут выгнать из замка?
        Атейла не забыла про ту часть багажа, которую они оставили на станции, но, когда она и Фелисити, позавтракав, выходили из комнаты, к ним подошел Доусон:
        — Ваши чемоданы прибыли, мисс, я поблагодарил Робертса за доставку. С ним нелегко договориться. Иногда нам приходится ждать полдня, пока он привезет товары со станции.
        — Я бы хотела сама поблагодарить его,  — сказала Атейла. Прошлым вечером он был очень добр к нам.
        — Он уже уехал, мисс, но не волнуйтесь, я хорошо заплатил ему.
        — Я хочу увидеть своего пони,  — твердила Фелисити.
        В этот момент показался граф, и сердце Атейлы сжалось от страха. Он, очевидно, шел из столовой. Лицо его было также мрачно и сурово, как прошлым вечером.
        Атейла замерла, а Фелисити вырвала свою ручку из ее ладони и побежала навстречу отцу.
        — Я хочу увидеть моего пони, папа!  — воскликнула она.  — А мисс Линдсей сказала, что он в конюшне. Пожалуйста! Можно мне пойти посмотреть на него прямо сейчас?
        Граф посмотрел на девочку сверху вниз, как показалось Атейле, с неприязнью. Затем он обратился к дворецкому.
        — Пусть кто-нибудь из слуг проводит ее светлость в конюшню, а лучше сделайте это сами. Я хотел бы поговорить с леди Линдсей.
        При этом он так сурово смотрел на Атейлу, что она с радостью ускользнула бы от этого разговора. Но слова застряли у нее в горле, возразить она не осмелилась.
        Доусон взял девочку за руку и сказал:
        — Пойдемте, ваша светлость, я покажу вам лошадей. Уверен, они вам понравятся.
        Фелисити подпрыгнула от восхищения. Прежде чем они успели выйти, Атейла сказала:
        — Я думаю, ее светлости стоит надеть плащ. Не сходит ли кто-нибудь за ним?
        — Я принесу, мисс,  — ответил Доусон. Когда они с Фелисити ушли, Атейла вопросительно взглянула на графа.
        — Идите за мной,  — приказал он.
        Граф шел впереди, а Атейла, чувствуя себя провинившейся школьницей, со страхом следовала за ним. Почему-то она подумала, что именно так женщины в Северной Африке следуют за своими мужьями в ожидании приказаний.
        Граф открыл дверь и, войдя за ним в комнату, Атейла поняла, что оказалась в библиотеке. Именно такой она представляла себе библиотеку в английском замке. Многие представители английского дворянства владели поистине бесценными коллекциями книг, которые собирались столетиями.
        Атейла осмотрелась вокруг. Тысячи книг заполняли шкафы, от пола до потолка. Узкая винтовая лесенка вела на галерею. Неожиданно Атейла представила, как был бы счастлив ее отец, окажись он в подобной библиотеке.
        На секунду она даже забыла о предстоящем графе и о малоприятном разговоре. Просто думала о том, какое это счастье владеть таким сокровищем.
        — Боже мой, здесь невозможно вести серьезные научные исследования,  — говорил он в Алжире, Тунисе, Танжере и других больших городах, где они останавливались, чтобы обработать материалы экспедиций.
        — А у тебя дома была большая библиотека?  — как-то спросила Атейла.
        — Да, но я с удовольствием ее увеличил бы,  — ответил тогда отец.  — Понимаешь, твои дед и прадед больше интересовались английской литературой, поэтому в нашей библиотеке почти нет иностранных авторов.
        Потом он рассмеялся и добавил:
        — Ты же знаешь, я пишу о том, о чем, пожалуй, еще вообще не написано книг. Так что, надеюсь, мои труды неплохо дополнят наше собрание.
        Из прошлого в настоящее ее резко вернул грозный голос графа.
        — Садитесь!
        Граф указал ей на стул, напротив старинного стола времен короля Георга. Сам он сел за стол.
        Через высокие окна, на разноцветных стеклах которых был изображен герб семьи Рот, в комнату пробивались солнечные лучи, освещавшие золотистые рыжеватые волосы Атейлы. Если волосы графини были бледно-золотые, цвета неспелой пшеницы, у Атейлы под лучами солнца они казались почти огненными. Серые глаза девушки, с золотистыми крапинками, казались огромными на бледном, похудевшем после болезни лице.
        Граф молча разглядывал ее, и так же, как прошлым вечером, в его взгляде ей чудилось что-то оскорбительное и пугающее, что было трудно объяснить словами.
        — Теперь,  — резко начал он,  — я бы хотел получить от вас объяснения, почему вы здесь и почему вы решили, что я приму свою дочь Фелисити обратно после того, как у меня ее забрали три года назад.
        Атейла было собралась ответить, что ей ничего не известно, что она познакомилась с графиней и Фелисити за день до отъезда, но потом спохватилась, что в таком случае граф скорее всего уволит ее.
        — Я, ваша светлость, всего лишь гувернантка, я должна выполнять указания своих хозяев.
        Мне было приказано доставить девочку сюда, я это сделала.
        Граф посмотрел на нее так, словно не верил ее словам.
        — Так вы утверждаете, мисс Линдсей, что находитесь здесь на правах платной прислуги.
        Он был нарочито груб, Атейла опустила глаза, чтобы граф не заметил, какую ярость вызывают у нее его оскорбления.
        — Я думаю, ваша светлость,  — как можно спокойнее ответила она,  — что вы довольно точно хоть и нелестно определили мое место.
        — Тогда позвольте узнать, если бы я выгнал вас вчера, куда бы вы пошли?
        — Если честно, то я не знаю,  — ответила Атейла.  — Но, возможно, у Фелисити здесь есть и другие родственники, кроме вас. Не знаю, правда, как бы мы объяснили свое появление в их доме.
        Губы графа сжались в ниточку, и Атейла поняла, что теперь ему трудно будет выгнать их с Фелисити из замка.
        Последовала долгая пауза. Затем граф спросил:
        — Если я оставлю свою дочь здесь, вы тоже намереваетесь остаться?
        — Именно об этом я надеялась узнать у вас, ваша светлость. Но, конечно, вам и только вам решать, кто и как должен учить Фелисити.
        Граф встал из-за стола и прошелся по комнате. Он остановился у камина, в котором горело неяркое пламя.
        — Я нахожу это недопустимым!  — проговорил он несколько минут спустя, будто сам себе.
        Атейла промолчала, чувствуя, что не стоит мешать его раздумьям. Резко повернувшись к девушке граф спросил:
        — Ради всего святого, а чего вы ожидали от меня? Я ничего не слышал о своем ребенке в течение трех лет. Я понятия не имел, где она, с кем она. И вдруг ваше с ней появление вчера вечером.
        — Теперь она вернулась домой,  — тихо сказала Атейла.
        — Меня удивляет, что та, которая забрала ее у меня и не позволила мне даже видеться с моей дочерью, теперь присылает ее обратно. Если играть по ее правилам, я должен отослать девочку обратно в Танжер или откуда вы там приехали.
        Атейла уже открыла рот, собираясь сказать, что, если он так поступит, то к их возвращению матери Фелисити может уже не быть в живых, но потом передумала. Да, графиня, по словам отца Игнатия, серьезно больна, но пока она жива, и не стоит давать графу повод считать себя свободным.
        «Может, он хотел бы жениться вторично,  — подумала Атейла,  — и тогда он будет чрезвычайно раздражен, если окажется, что его жена не собиралась умирать, и все его раздражение выльется на меня».
        Прошло несколько минут. Потом граф спросил:
        — Ну а что вы-то думаете обо всем этом?
        — Единственное, что меня волнует, ваша светлость, это леди Фелисити,  — ответила Атейла.  — Как я понимаю, она была не очень счастлива в Танжере. Я уже говорила вашей светлости, что поэтому ее мать сочла, что девочке лучше вернуться в Англию.
        — Как это понимать «была не очень счастлива»?  — грозно спросил граф.  — Если этот ублюдок плохо с ней обращался, клянусь, я убью его!
        В гневе граф был страшен. Атейла испуганно застыла на своем стуле, стиснув руки. Она не удивилась бы, начни граф крушить все вокруг. Ее сердце бешено стучало, голова кружилась.
        Видимо, почувствовав, что испугал ее, граф сказал более спокойно:
        — Мне, наверное, не следовало так разговаривать с вами. Но вы не похожи на обычную гувернантку, поэтому я хочу знать, почему именно вы оказались возле моей дочери?
        — Я думаю, единственная причина — это то, что я англичанка.
        Граф посмотрел на нее удивленно, но промолчал. Он словно размышлял, почему мать Фелисити не захотела взять для нее гувернантку-француженку. В Танжере это было бы гораздо легче.
        — Чему вы обучаете Фелисити?
        — Во время нашего путешествия у меня не было возможности регулярно заниматься с ней. Но, мне кажется, моя главная цель — помочь ей как можно лучше узнать Англию и англичан. Так ей будет легче, потому что все здесь ново для нее. Вряд ли она много помнит о том, что было три года назад.
        Про себя Атейла подумала, что эти слова справедливы и по отношению к ней самой. Ей тоже предстояло многому учиться. Например, она совсем забыла, какая Англия зеленая. Впервые после долгих лет жизни в пустыне девушка видела столько зеленой травы и деревьев вокруг. Это притягивало и завораживало Атейлу. Всю дорогу, пока они ехали в поезде, даже когда она рассказывала Фелисити о своих приключениях в Африке, глаза ее жадно впитывали мелькавшие за окном ландшафты, такие непривычные, но в то же время такие знакомые с детства.
        — То, что вы говорите, разумно,  — коротко сказал граф.  — Но после того, как Фелисити привыкнет к здешней жизни, я думаю, нам надо будет обсудить, какие предметы ей сможете преподавать вы и каких учителей нужно будет пригласить.
        Атейла не смогла сдержать вздох облегчения, который вырвался у нее после этих слов графа. Значит, они обе остаются здесь, в Рот-Касле.
        Но она заставила себя ответить спокойно:
        — Я уверена, так будет правильно, ваша светлость. И я думаю, что в настоящее время я могла бы дать Фелисити необходимые для ее возраста знания, по всем предметам.
        С этими словами она встала:
        — Есть ли еще что-то, о чем его светлость хотели бы поговорить со мной.
        — Нет, мисс Линдсей,  — ответил граф.  — По-моему, мы все выяснили.
        Немного запоздало, совсем забыв о том, то это надо было сделать раньше, Атейла присела в реверансе.
        — Благодарю, ваша светлость. Она уже взялась за ручку двери, когда граф спросил:
        — Надеюсь, вы ездите верхом? Атейла хотела сказать:
        «На всем что имеет четыре ноги, от осла до верблюда»,  — но сдержалась и ответила:
        — Я езжу верхом почти всю свою жизнь, ваша светлость.
        — В таком случае я прикажу, чтобы вас проводили в конюшни, и вы сможете прокатиться с Фелисити,  — сказал граф.  — Но если мои лошади покажутся вам слишком резвыми, не бойтесь отказаться.
        — Это вряд ли, ваша светлость,  — улыбнулась Атейла.
        Она вышла из библиотеки, готовая петь и танцевать от радости.
        Она остается! По крайней мере ближайшее время она может быть спокойна. Ей не придется голодать или умолять графа, чтобы тот дал ей хоть немного денег, пока она не найдет своих родственников. Атейла старалась не думать, насколько оскорбительно это было бы, особенно после его грубостей.
        «Он ужасный человек!» — подумала она.
        Но все же у нее хватило ума, чтобы с ним справиться!
        Атейла была так возбуждена, что поспешила к конюшням, забыв даже надеть шляпу. Только когда она нашла Фелисити, она поймала на себе неодобрительный взгляд дворецкого и подумала про себя, что никакая гувернантка, конечно, не вышла бы из замка, не позаботившись о своем костюме.
        Но великолепные лошади графа заставили ее забыть обо всем. Атейла с трудом верила, что ей позволено ездить верхом на таких красавцах.
        Неожиданно ей пришла в голову ужасная мысль: вдруг среди вещей графини нет костюма для прогулок верхом. Она почувствовала такое разочарование, как будто с небес свалилась на землю. Как ни старалась Атейла убедить себя, что подходящее платье обязательно найдется, окончательно успокоиться она все-таки не могла.
        Они осмотрели каждую лошадь в конюшне, было уже время обеда, и Атейла с Фелисити вернулись в замок. Оказалось, что их багаж уже перенесли в детскую, их комнаты были готовы принять своих хозяев.
        Эти комнаты находились на третьем этаже. Атейла смутно помнила, что когда-то, когда они гостили у бабушки с дедушкой, спала в подобной комнате. Она вспомнила, и как мама описывала ее детскую.
        Здесь, в замке, в этой комнате была высокая решетка перед камином, ширма защищала кровать ребенка от сквозняка, а огромный кукольный дом сразу привел в восторг Фелисити. Захлебываясь от радости, она сказала, что помнит его. Кукол было множество: голландские, фарфоровые, тряпичные и плюшевый мишка, немного постарше и поменьше, чем тот, которого Фелисити привезла с собой.
        Две горничные под руководством миссис Брайерклифф распаковывали багаж, и Атейла обрадовалась, обнаружив среди вещей Фелисити несколько теплых платьев, подходящих для английской погоды. Правда, их надо было удлинить или расставить в поясе, но миссис Брайерклифф сказала, что в замке постоянно работает портниха, которая этим займется. Горничные достали еще пальто, и не одно, но Атейла все же попросила миссис Брайерклифф развести поярче огонь в камине, что и было сделано незамедлительно.
        Кроватка Фелисити была очень мила, с муслиновым пологом в оборках и с бронзовыми украшениями. Кровать Атейлы в соседней комнате тоже была украшена бронзовыми завитушками.
        — Эти кровати выбрали ее светлость перед рождением его светлости,  — сказала миссис Брайерклифф.  — Да, кстати, мисс Линдсей, я вспомнила, что ее светлость будет ждать леди Фелисити перед ленчем.
        — Ее светлость?  — удивленно переспросила Атейла.
        — Его светлость не сказал вам, что его бабушка, вдова, леди Ротуэлл, живет здесь?
        — Значит, это прабабушка леди Фелисити?
        — Да, мисс Линдсей.
        — Я понятия об этом не имела. Да и девочка мне ничего об этом не говорила.
        — Я думаю, она забыла, мисс,  — сказала миссис Брайерклифф.  — Ее светлость очень стара, не исключено, что она сильно поразит вас. Но, как мы часто говорим между собой, не та собака злая, что лает, а та, что кусает. Хотя на всех молодых горничных она наводит страх.
        Атейла удивилась, что никто раньше не рассказал ей о пожилой леди, которая живет в замке.
        Она только успела переодеться, как в комнату вошла служанка и сообщила, что ее светлость ожидает леди Фелисити и мисс Линдсей у себя в спальне, причем немедленно.
        — Сейчас ты пойдешь повидаться со своей прабабушкой, дорогая,  — сказала Атейла Фелисити.  — Ты помнишь ее?
        Фелисити наклонила головку и задумалась.
        — Бабушка,  — словно припоминая что-то, сказала она,  — да, я помню. Из-за нее плакала мама.
        Это прозвучало не слишком ободряюще, поэтому Атейла поспешила сказать:
        — Она очень хочет тебя видеть. Всегда лучше забыть все плохое, что было раньше, и подумать о том хорошем, что ждет тебя в будущем.
        — Как мы будем кататься на папиных лошадях?  — спросила Фелисити.
        — Папа не говорил, что можно тебе кататься на его лошадях. Придется немного подождать, пока тебе купят пони.
        — Нет, я буду кататься на лошади!  — упрямо сказала Фелисити.  — Конюх показал мне одну и сказал, что она спокойная и как раз подходит мне.
        — Ну раз так, то посмотрим,  — примирительно сказал Атейла, думая; что раз для Фелисити нашлась подходящая лошадь, то для нее уж тем более найдется.
        Девочка выглядела очень мило в платьице, украшенном оборками и кружевами. Легкая накидка придавала ребенку элегантность. Розовый атласный бант украшал ее темные кудри. Ее глаза сияли, а счастливая улыбка при мысли о верховой езде не сходила с ее личика.
        Пока они спускались по лестнице, а потом шли длинным коридором вслед за лакеем, Фелисити время от времени дергала Атейлу за руку и возбужденно повторяла:
        — После обеда мы поскачем далеко, далеко. А скоро я научусь прыгать через барьеры.
        «Сначала я должна поговорить с графом,  — подумала Атейла.  — Я не могу брать на себя такую ответственность».
        Эта мысль занимала ее всю дорогу, и только когда лакей остановился перед дверью комнаты, которая, по-видимому, находилась с другой стороны замка, Атейла подумала, что интересно посмотреть, какова леди Ротуэлл.
        Пожилая горничная с седыми волосами и морщинистым лицом открыла дверь, и лакей громко доложил:
        — Пришла леди Фелисити.
        — Похоже, вы не очень спешили,  — проворчала служанка.
        — Ну у меня же нет крыльев,  — ответил лакей.
        — Хватит болтать,  — оборвала его старушка. Она пошире открыла дверь, чтобы рассмотреть Фелисити.
        — Как ваша светлость выросли!  — обратилась она совсем другим тоном к девочке.  — Вы помните «Я-я», так вы раньше называли меня?
        Фелисити посмотрела на нее, потом ответила:
        — Я помню только свой кукольный дом. Горничная улыбнулась и открыла вторую дверь.
        — Вот, ваша светлость, пришла юная леди, она сильно выросла с тех пор, как вы видели ее последний раз.
        Атейла молча последовала за Фелисити, и они оказались в огромной, довольно необычной спальне.
        В глубине стояла массивная деревянная кровать с пологом. Столбики кровати были вызолочены и напоминали стволы сосен, освещенные солнцем, а сверху они были украшены огромными страусовыми перьями. На кровати в подушках, полулежала старуха. Пожалуй, ничего более странного Атейле видеть не приходилось. Лицо старухи бороздили глубокие морщины, глаза глубоко запали. Огненно-рыжий парик украшали бриллиантовые заколки. Несчетное число цепочек и ожерелий отягощало худую старческую шею, жемчужное колье спускалось на грудь. Тощие руки с набухшими венами и опухшими пальцами были унизаны кольцами. Драгоценные камни блестели и переливались при каждом движении их обладательницы.
        Атейла была так поражена, что чуть не забыла сделать реверанс, но Фелисити сразу подбежала к кровати.
        — Так значит, ты вернулась! Что же ты не навестила меня раньше?  — спросила старуха у девочки.
        — А я помню вас!  — воскликнула Фелисити.  — Я помню эти украшения. Вы всегда разрешали мне поиграть с ними.
        Видимо, леди-вдова тоже вспомнила об этом, потому что легкая улыбка чуть тронула ее тонкие, старческие губы.
        — Да,  — задумчиво сказала она,  — ни одна женщина, сколько бы ей ни было лет, не сможет устоять перед бриллиантами! Вот, надень это кольцо!
        Она сняла одно кольцо и положила его рядом с собой. Фелисити быстро надела его на большой пальчик, и бриллиант заиграл всеми своими гранями в лучах света, падавшего из окна.
        — А у мамы есть бриллиант больше, чем этот!  — сказала Фелисити, рассматривая кольцо.
        Последовала такая тишина, что Атейла даже вздохнуть не смела. Вдова перевела взгляд на нее.
        — Вы ее гувернантка, насколько я понимаю?
        — Да, ваша светлость.
        — Что-то вы не похожи на гувернантку. Слишком молодая и слишком хорошенькая! Хотите найти себе мужа? Но здесь это маловероятно.
        Атейла молчала, думая про себя, что ей, конечно, доводилось встречаться со странными людьми, но все они не выдерживали сравнения с прабабушкой Фелисити.
        — Моя задача, ваша светлость, обучать Фелисити, особенно английскому.
        — Да, я думаю, после того как она пожила во французском доме, это действительно необходимо,  — съязвила старая леди.  — Интересно, чему, кроме французского, она научилась за эти три года?
        Намек был столь очевиден, что не заметить его было невозможно. Атейла промолчала. Тогда вдова сказала:
        — Я, кажется, задала вам вопрос, молодая леди. Вы что же, считаете окружение, в котором воспитывалась моя внучка последние три года, подходящим для нее? Вы его одобряете?
        Атейла подумала, что вопросы, которые задает старуха, стоят вопросов ее внука. Однако продолжать молчать было невежливо.
        — Я всегда считала, ваша светлость, человек просто должен выполнять свою работу, не важно, как он при этом выглядит. Я со своей работой, по-моему, справляюсь.
        — Уверена, что вы стараетесь, и не говорю, что ваше отношение к работе плохо. Однако я считаю, что гувернантка должна выглядеть как гувернантка!
        — Мне казалось, что гораздо важнее ее поведение, чем внешний вид,  — ответила Атейла не сдержавшись.
        Неожиданно старая леди засмеялась:
        — О, да у вас есть характер, не так ли? Что ж, должна, сказать, это вас не портит!
        Она сняла с пальца еще одно кольцо и протянула его Фелисити. Это был очень большой изумруд. Когда девочка взяла его, леди спросила:
        — Этот камень больше нравится тебе? Он достаточно большой?
        — Очень красивый и очень большой,  — ответила Фелисити.
        — Даже больше, чем у твоей мамы? Девочка покачала головой:
        — Мама не любит изумруды, она говорит, что они приносят несчастье. Вдова рассмеялась:
        — Да, она-то уж знает. Смею сказать, немного счастья ей бы не помешало.
        Она протянула холодную когтистую руку.
        — Ну давай сюда мои сокровища, дитя! Поиграешь ими в другой раз. Приходи ко мне сегодня вечером и приводи с собой свою мисс. Хочу присмотреться к ней.
        — А зачем?  — спросила Фелисити, и Атейла подумала, что и сама хотела бы задать тот же вопрос.
        — Меня трудно обмануть,  — сказала вдовствующая леди, обращаясь скорее к Атейле, чем к своей правнучке.  — Я хоть и старая, но прекрасно вижу, что делается в доме.
        Фелисити скучала, не понимая о чем идет речь, поэтому она соскользнула с кровати и подошла к Атейле.
        — Пойдемте, мисс Линдсей. Пойдемте скорее обедать, а потом поедем кататься.
        — Скажи «до свидания» своей прабабушке и сделай реверанс, как я тебя учила. Фелисити неохотно подчинилась.
        — До свидания, бабушка,  — сказала она.  — Скоро я опять приду играть с вашими колечками. Я хочу, чтобы у меня их было столько же, сколько у вас.
        — Посмотрим,  — ответила вдова. Но Фелисити уже не слушала ее. Она тащила Атейлу за рукав к выходу.
        — Быстрее, быстрее!  — торопила она.  — Я хочу прокатиться на большой лошади и показать папе, что совсем не боюсь!
        Атейла открыла дверь и не оглядываясь вышла вслед за девочкой. Только когда дверь за ней закрылась, девушка подумала, что это был самый чудной разговор в ее жизни и что бабушка графа, действительно, напугала ее.
        «И что она имела в виду, настаивая, что я не похожа на гувернантку?  — размышляла Атейла.  — В конце концов, узнать гувернантку в толпе посложнее, чем моряка или китайца».
        Она понимала, что очень молода, но ей казалось, что девочке в возрасте Фелисити и не нужна гувернантка старше двадцати одного — двадцати двух лет. Если ее спросят, Атейла так и собиралась сказать.
        «Пусть мне всего восемнадцать,  — рассуждала она,  — я уже повидала в жизни гораздо больше, чем другие девушки моего возраста».
        Они поднялись в детскую. До обеда оставалось еще около получаса.
        — Подожди меня здесь,  — сказала Атейла Фелисити.  — Я спущусь вниз и спрошу у твоего отца, можно ли тебе кататься на лошади, которую ты видела утром.
        — Нет, не спрашивайте у него,  — поспешно сказала девочка.  — Вдруг он не разрешит.
        — Но ведь он может и разрешить,  — ответила Атейла.  — Тогда нам не о чем будет волноваться.
        — Попытайтесь убедить его,  — умоляла Фелисити.
        — Я постараюсь. Но веди себя хорошо, пока я не вернусь.
        Атейла окинула взглядом комнату. Огонь в камине спокойно горел за решеткой. Она быстро вышла и спустилась вниз.
        При одной мысли о новой встрече с графом девушке становилось не по себе, но взять на себя ответственность за ребенка, если тот будет ездить верхом на большой лошади, она тоже не решалась.
        «Если граф откажет,  — подумала Атейла,  — я по крайней мере уговорю его как можно скорее купить ей пони».
        Когда она спустилась в холл, там были два лакея.
        — Не скажете ли мне, где его светлость?  — спросила девушка.
        — В кабинете, мисс,  — ответил один из них, прошел вперед и открыл перед ней дверь. Атейла вошла в комнату, в которой впервые встретила графа. Сейчас он сидел за столом и что-то писал.
        Она почувствовала странное смущение, хотя во время путешествий встречала много разных людей. Стараясь не выдать себя, девушка решительно приблизилась к столу. Граф не счел нужным подняться и молча ждал, когда Атейла заговорит.
        На секунду Атейла так растерялась, что забыла все, о чем собиралась поговорить с ним.
        Потом она услышала свой голос, и он показался ей каким-то чужим, ненатуральным.
        — Я прошу прощения за… за то, что отвлекаю вас, ваша светлость… но Фелисити очень хочет покататься на одной из ваших лошадей. Главный конюх сказал, что это безопасно, но я все-таки решила, что надо получить… ваше разрешение.
        — Зачем?
        Этот односложный вопрос вначале ошеломил Атейлу, а потом разозлил. И сразу всякое стеснение исчезло. Вздернув подбородок, она ответила:
        — Затем, ваша светлость, что Фелисити ваша дочь, а следовательно, вы за нее отвечаете. Так как раньше она каталась только на пони, то мне нужно ваше разрешение, прежде чем посадить ее на большую лошадь.
        — Я полагаю, вы сами могли в этом разобраться и ни к чему было тревожить меня,  — ответил граф,  — но раз уж вы пришли, я отвечу. Если моя дочь хочет кататься на лошади, я не вижу причин препятствовать ей. Все падают, когда впервые садятся в седло, и лучший способ научиться ездить верхом — это как можно быстрее снова сесть на лошадь.
        — Я знаю это, ваша светлость, но Фелисити всего восемь лет, и, несмотря на ее желание, мне кажется, пони подошел бы ей больше.
        Граф поднял глаза, их взгляды встретились. В течение нескольких секунд продолжалась эта молчаливая битва. Затем, к удивлению Атейлы, он уступил.
        — Хорошо, мисс Линдсей. Я распоряжусь насчет пони для Фелисити. Но если ей уж так хочется прокатиться на лошади, я уверен, Джексон сумеет выбрать для нее самую спокойную. А вы или грум поведете лошадь в поводу.
        — Я рада получить разрешение вашей светлости.
        Она слегка присела и, не глядя на графа, вышла из комнаты.
        «Он возражает только потому, что я ему чем-то неприятна»,  — подумала девушка.

        Глава 4

        Когда они поднимались наверх после ленча, Фелисити только и говорила о предстоящей прогулке верхом.
        — Я уже большая, я могу ездить на настоящей лошади!  — повторяла она в восторге. Атейла только надеялась, что для девочки найдут действительно спокойную лошадь.
        Ее почему-то не покидало чувство, что в этом доме только она заботится о девочке и переживает за нее.
        Атейла постаралась убедить себя, что ошибается, и не сосредотачиваться на этой мысли.
        Наверху она с удивлением увидела, что из ее комнаты вышла горничная старой леди. Девушка запомнила, что ее зовут Джардин. Увидев Атейлу, пожилая женщина смутилась, проскользнула мимо нее и пошла по лестнице вниз. Что было нужно горничной вдовы в спальне гувернантки. Но, войдя к себе в комнату, девушка предположила, что Джардин помогала другим горничным распаковывать вещи.
        Коробки со шляпами уже были разобраны, дверцы шкафа широко открыты, и множество платьев явно не помещалось в нем.
        Атейла в изумлении замерла перед этим богатством. В комнату вошла Дженни:
        — Я боюсь, мисс, что мы не сможем уместить все ваши вещи здесь. Некоторые мы отнесли в соседнюю комнату, в ней никто не живет.
        — Спасибо,  — ответила Атейла,  — у меня их действительно много.
        — Такие прелестные платья, мисс! Такие красивые расцветки и фасоны!
        Атейла с Дженни вошли в соседнюю комнату. Она была поменьше, чем ее. Атейла подумала, что раньше это была игровая для детей. У стены стоял огромный шкаф, который тоже был заполнен платьями. На кровати громоздились коробки со шляпками и капорами всех видов и расцветок.
        Атейла вспомнила, как она совсем недавно ходила по Танжеру в платье, больше всего похожем на серый мешок. Теперь у нее оказалось так много прелестных вещей, что ей могла бы позавидовать любая невеста. Но девушка понимала, что рассказывать, откуда у нее эти наряды, в Рот-Касле лучше не надо.
        «Пусть лучше думают, что я из богатой, но разорившейся семьи»,  — сказала она себе.
        Такое объяснение казалось ей достаточно убедительным, чтобы удовлетворить и любопытство слуг, и недоумение графа, если оно возникнет.
        Самой девушке очень хотелось найти время, чтобы примерить все это великолепие и убедиться, что из невзрачной куколки она превратилась в красивую бабочку.
        Но сейчас было не до этого. В комнату ворвалась Фелисити:
        — Где мое платье для верховой езды? Ну где же оно?
        Атейла взяла ее за руку, и они пошли в комнату девочки. Дженни последовала за ними. Атейла спросила:
        — Кстати, а среди моих вещей есть платье для прогулок верхом?
        — О да, мисс! И красивая шляпка. Я, правда, не доставала ее из коробки, подумала, что вы не будете ее надевать.
        — Нет буду,  — коротко ответила Атейла,  — но сначала давайте переоденем ее светлость.
        В шкафу у Фелисити висело несколько костюмов для верховой езды. Некоторые из них были из легкой материи и предназначались, очевидно, для прогулок в Танжере, но были и вполне подходящие для английской погоды.
        Дженни показала один костюм:
        — Вот, мисс. Он, кажется, поновее, и юбка удобная.
        — Да! В ней я смогу ездить в мужском седле!  — с восторгом воскликнула Фелисити.
        Атейла подумала, что это будет безопаснее для девочки, но ничего не сказала.
        Предоставив Дженни помогать Фелисити, она пошла к себе в комнату переодеваться. Зная, что графиня заказывала свою одежду в основном в Париже, Атейла ожидала увидеть яркое французское платье, Но платье, которое она достала из гардероба — темно-синее, почти черное,  — было от Басвина, лучшего лондонского портного.
        — По крайней мере на лошади я буду выглядеть, как настоящая гувернантка,  — с улыбкой пробормотала Атейла.
        Ей вспомнилось, что, когда она была еще маленькой, ее мать купила себе в Лондоне платье от Басвина и, впервые надев его, сказала:
        — У меня никогда не было ничего более удобного и красивого, но, увы, вряд ли я смогу себе позволить такое еще когда-нибудь.
        Потом Атейла подумала, что графу совершенно все равно, как она выглядит, и единственный человек, кого это может интересовать,  — его бабушка. Платье оказалось более поношенным, чем она ожидала, но оно идеально сидело на ней, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь.
        Внезапно Атейла поняла, что графиня носила его, когда жила в замке. С ужасом девушка подумала, что кто-нибудь может узнать это платье, но потом постаралась успокоить себя мыслью, что вряд ли кто-нибудь вспомнит, что носила графиня три года назад.
        Атейла повязала на шею белый шарфик, который обнаружила в комоде среди перчаток и носовых платков. Вошла Дженни:
        — Вот ваша шляпка, мисс,  — сказала она. Атейла взяла маленькую шляпку, похожую на те, которые надевались на охоту. Волосы она уложила на затылке, закрепив шпильками. Надев шляпку и посмотрев на себя в зеркало, девушка решила, что вид должен удовлетворить даже вдовствующую леди Ротуэлл.
        — Скорее, мисс Линдсей!  — услышала она нетерпеливый голосок Фелисити.
        — Иду, иду,  — ответила Атейла, отходя от зеркала.
        Дженни подала ей пару перчаток, вероятно, они предназначались специально для верховой езды. Атейла с улыбкой подумала, что сама бы не смогла отличить их от других.
        — Все-таки хорошо, что я смогу прокатиться вместе с Фелисити, а не ждать ее у конюшни, пока она будет ездить с грумом.
        Они спустились вниз. Лошади, вероятно, по указанию Доусона, уже ждали их у парадного входа. Фелисити помогли сесть в седло, Джексон выбрал для нее небольшую ладную кобылку. Атейле подвели черную лошадь с белой звездочкой на лбу, хорошо выезженную и спокойною.
        Она улыбнулась про себя, подумав, как были бы удивлены все вокруг, если бы узнали на каких строптивых животных ей приходилось ездить во время путешествий с отцом.
        Арабские скакуны, которые нравились ей больше всего, нередко бывали очень норовисты. Нелегко было заставить их признать тебя своим хозяином. Но зато удовольствие от езды на настоящем скакуне не поддается описанию.
        Атейла взяла повод у грума, но он сказал:
        — Мистер Джексон считает, что мне лучше поехать с вами, мисс, по крайней мере в первый раз.
        — Что ж, я согласна с ним,  — ответила девушка.  — Ведь самое главное, чтобы ее светлость получила удовольствие от езды и не боялась.
        — А я не боюсь!  — прервала их разговор Фелисити.  — Я очень, очень хорошая наездница. Моn Pare всегда так говорил, хотя это его и раздражало.
        — Почему же это его раздражало?
        — Потому что я англичанка, а мама как-то сказала, что мой папа лучший наездник во всей Англии.
        Атейла не ответила, но про себя понадеялась, что девочке не придет в голову говорить о Моn Pare при графе или вдове. Она поудобнее уселась в седле и, оглядевшись вокруг, подумала, что никогда еще не каталась в таких красивых местах, пусть даже здесь и не было гор.
        Грум, которого звали Джеб, предложил Атейле покататься на заливных лугах с другой стороны парка, где будет безопасно перейти на галоп. Они ехали через парк, пригибаясь, чтобы не задеть ветви деревьев. Фелисити восторженно следила за олененком. Он щипал траву под деревом, но, когда всадники подъехали ближе, метнул ся в сторону и скрылся из виду.
        — Я хочу поиграть с ним,  — сказала девочка.
        — Они очень пугливые. Но может, когда он подрастет и привыкнет к тебе, ты сможешь покормить его.
        — Мне очень этого хочется. А еще я хочу, чтобы у меня был собственный олененок.
        При этих словах Атейла подумала, что всем детям хочется иметь рядом с собой живое существо. Она даже решила поговорить с графом о том, что хорошо бы купить Фелисити щенка.
        Но, поразмыслив, она пришла к выводу, что рано надоедать ему просьбами. Лучше пока не обращать на себя его внимание, чтобы граф не изменил свое намерение оставить их в замке.
        Вскоре они доехали до лугов, где, как и говорил грум, было безопасно пустить лошадей в галоп.
        Атейла быстро почувствовала, что девочка не хвасталась, когда уверяла, что хорошо держится в седле.
        «Пожалуй, она действительно пошла в отца»,  — подумала девушка.
        Поэтому, когда они доехали до границы луга, она спросила:
        — Ты бы не хотела прокатиться без повода? Глаза девочки загорелись, она кивнула. Джеб снял повод и сунул его к себе в карман.
        — Только сначала не очень быстро,  — предупредила Атейла.  — Я поеду сзади.  — Ну давайте, быстрее!
        — Нет, я должна убедиться, что ты действительно хорошо держишься в седле.
        — Ну конечно, я прекрасно держусь, ничуть не хуже, чем на моем пони.
        И, не говоря больше ни слова, она рванулась вперед. Атейла с трудом нагнала ее. Вместе они проскакали по лугам, а когда повернули назад, Атейла заметила, что кто-то стоит рядом с Джебом, который остался ждать их. Подъехав поближе, она увидела, что это граф.
        Первой ее мыслью было: разозлится ли граф, что она отпустила Фелисити. Но потом Атейла решила, что он должен понять, что девочка уверенно сидит на лошади.
        Они ехали ему навстречу, и Фелисити громко кричала:
        — Смотри, папа, я могу ездить на большой лошади так же хорошо, как и ты!
        Граф подъехал поближе, и Атейла подумала, что, как бы она к нему ни относилась, на огромном жеребце он сидел как влитой и выглядел прямо-таки величественно.
        — Да, ты неплохо ездишь,  — сухо ответил он девочке. Потом повернул свою лошадь к Атейле и спросил:
        — Вы уверены, что моя дочь достаточно взрослая для того, чтобы ездить в мужском седле? Я не одобряю девочек, которые стараются быть похожими на мальчиков.
        Его тон, как обычно грубый, взбесил ее, и она резко ответила:
        — Дело не в том, чтобы походить на мальчика, милорд. Так как Фелисити впервые села на большую лошадь, мне показалось, что женское седло будет менее надежным.
        — Я уже сказал Джексону, чтобы он купил для нее пони,  — сказал граф.  — И впредь я желаю, чтобы она ездила только в женском седле.
        Мне не нравятся эти новомодные штучки, на которые так падки женщины.
        Не дожидаясь ответа Атейлы, граф повернул лошадь и ускакал. Хотя его поведение было оскорбительно, девушка промолчала. Фелисити, подъехав к ней поближе, сказала:
        — Ты не плачешь! А мама плакала, когда папа с ней так разговаривал.
        Горько улыбнувшись, Атейла снова подумала, что у графини были причины сбежать отсюда, но вслух она только сказала:
        — Пора нам возвращаться. Может, Джеб нам покажет другой путь, не через парк.
        Действительно, Джеб показал им дорогу, которая шла по лесу и, как он сказал, вела к саду вокруг имения.
        Лес был довольно густой. Атейле он показался очень красивым. Она чувствовала, что все вокруг заставляет ее сердце биться сильнее, напоминает то, о чем она мечтала в детстве и о чем даже бесконечные путешествия не заставили ее забыть.
        Пение птиц, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь ветки деревьев, одетые ярко-зеленой молодой листвой, цветы в саду, трава на газонах — все радовало девушку после безжизненной однообразной пустыни, в которой она провела большую часть жизни.
        «Здесь так хорошо,  — думала она,  — что все обязательно должны быть счастливы».
        Но когда она взглянула на замок, он показался ей таким же темным и зловещим, как его хозяин. Воспоминание о графе угнетало ее, и Атейла стала думать о Фелисити, о том, что ее задача — помочь девочке стать счастливой, как она пообещала графине.
        Хотя Джеб предлагал им оставить лошадей у парадного входа, Атейла настояла на том, чтобы они доехали до конюшни. Она считала, что Фелисити должна поблагодарить Джексона за эту прогулку.
        — Но это же не Джексон, а папа разрешил мне прокатиться,  — удивилась девочка.
        — Но Джексон выбрал для тебя такую хорошую лошадь, оседлал ее и послал с нами Джеба,  — напомнила Атейла.
        Фелисити подумала немного, а потом сказала:
        — Моn Pare никогда не благодарил слуг на вилле. Он говорил, что все они глупые и бестолковые, а иногда ужасно злился на них потому что они недостаточно хорошо заботились о маме.
        — Но слугам всегда приятно, когда их благодарят,  — сказала Атейла.  — Если ты никогда не будешь этого делать, они не будут стараться помочь тебе.
        Фелисити замолчала, словно обдумывая эти слова, но, подъехав к конюшне, очень мило поблагодарила Джексона.
        — У вас скоро будет свой пони, миледи,  — сказал Джексон.  — Я знаю, где найти подходящего, и сегодня или завтра куплю его для вас.
        — Я хочу большого пони,  — решительно заявила Фелисити.
        — Я куплю вам самого хорошего пони,  — улыбнулся Джексон,  — и самого красивого. Потом он повернулся к Атейле и спросил:
        — Ну, как вы, мисс? Вижу, вы неплохо справляетесь с лошадкой?
        — Мне очень понравилось, спасибо! Но, если можно, завтра я хотела бы прокатиться на более резвой. Не бойтесь, я справлюсь.
        Джексон рассмеялся:
        — Не сомневаюсь! Думаю, мисс, скоро вы поедете на охоту!
        — Я никогда не охотилась, но с удовольствием попробовала бы.
        Но потом она сказала себе, что все это только мечты. До охотничьего сезона было еще далеко. Граф, наверное, постарается избавиться от нее к тому времени.
        Мысль об этом угнетала ее, но, когда они поднимались к себе в комнаты, она решила, что надо наслаждаться каждым моментом жизни здесь и не думать ни о чем плохом. Ведь этот замок был словно ожившей детской фантазией, которые рождались в ее воображении под влиянием рассказов матери об Англии.
        В детской, на столе уже дымился чай. Это был настоящий английский чай с сандвичами, печеньем, горячими лепешками на серебряных тарелочках, несколькими сортами джема и медом. Все это было очень не похоже на скудные трапезы.
        Но мысленно Атейла запретила себе вспоминать прошлое. Надо было думать о том, как стать необходимой в этом доме, чтобы не бояться голода и нищеты.
        При этой мысли дрожь пробежала по телу девушки.
        После чая Атейла вспомнила, что вдова хотела видеть Фелисити. Дженни уже успела переодеть девочку, и теперь та бегала в премилом нарядном платьице, которое выбрала для нее горничная. Атейла не вмешивалась. Дженни лучше нее знала, что принято носить в замке.
        Выбрать платье для себя девушке оказалось не так то просто. Одежда, которую графиня отдала ей, вся была очень дорогая и изысканная. Атейла остановилась на темно-зеленом атласном платье, тоже очень дорогом, но неярком. Платье изящно облегало ее фигуру, его украшал корсаж из настоящего венецианского кружева, а сверху надевалась безрукавка из того же материала, что платье. Зеленый цвет тонко оттенял белизну лица и придавал зеленый оттенок серым глазам девушки.
        Атейла надеялась, что вдова не обратит на нее внимания. В глубине души она предпочла бы вовсе не заходить в спальню прабабушки Фелисити. Но как только девочка вбежала в спальню, она попросила:
        — Можно я поиграю вашими кольцами, бабушка? Вы ведь мне обещали!
        Вдова, пристально посмотрев на Атейлу, которая молча стояла в дверях, приказала:
        — Подойдите сюда, мисс. Я хочу посмотреть, во что вы одеты!
        Медленно, смущаясь, девушка подошла к кровати. Вдова сняла с пальцев несколько колец с крупными камнями и дала их Фелисити, видимо, надеясь таким образом отвлечь девочку. Вновь окинув взглядом Атейлу, старуха сказала:
        — Очень элегантное и очень дорогое платье! И кто же платил за него, хотела бы я знать?
        Намек был таким откровенным, что Атейла оцепенела, не находя слов. Тогда вдова сказала:
        — Вы не должны винить меня за любопытство. Но живя в Йоркшире, я ни разу не видела гувернанток, которые могли бы заказывать себе платья в Париже.
        Вот тут-то Атейла поняла, что понадобилось Джардин в ее спальне. Она холодно ответила:
        — Это очень мило со стороны вашей светлости интересоваться мной.
        — Вы не ответили на мой вопрос! Атейла подумала, что, если сослаться на то, что одежду ей подарила подруга, леди Ротуэлл сразу догадается, что эта подруга графиня. Инстинкт подсказывал, что не стоит вспоминать об этой женщине в Рот-Касле.
        — У меня украли все мои вещи. К счастью, мне удалось приобрести все, что я теперь имею, по очень низкой цене.
        Это прозвучало малоправдоподобно. Атейла видела, что вдова ей не верит, но та сказала:
        — Вы умеете одеваться! Надеюсь, ваше появление здесь не останется незамеченным.
        Атейла предпочла ничего не отвечать на это. Она только спросила:
        — Может быть, мне оставить Фелисити с вами? Я могу зайти за ней через полчаса? Вдова покачала головой.
        — Это, мисс Линдсей, один из способов уходить от ответа на вопросы. Ну что ж, буду ждать вашего следующего появления. Надеюсь, ваши туалеты меня не разочаруют.
        — Я тоже на это надеюсь, миледи. Атейла сделала реверанс и вышла из комнаты. «Она не лучше своего внука»,  — думала она про себя, пока шла по коридору и раздумывала, как ей провести эти полчаса. Атейла давно мечтала осмотреть замок. Ей вспомнилось, что в старинных замках обычно есть хранитель. Так рассказывала ее мать. Спустившись по лестнице в холл, девушка встретила Доусона.
        — Есть ли у вас хранитель замка?  — спросила она.
        — Конечно, есть, мисс. Вам позвать его?
        — Я просто хотела бы узнать, где можно найти книги, чтобы начать занятия с ее светлостью.
        — Тогда пройдемте со мной, мисс, я провожу вас,  — предложил дворецкий.
        Он провел ее в библиотеку, где за шкафами была дверь в кабинет. Открыв ее, Атейла увидела пожилого человека, совсем седого, который что-то писал, сидя за столом. Вокруг стояли шкафы с книгами и висели карты владений графа. Атейла подумала, что было бы интересно рассмотреть их поподробнее.
        — Это мистер Осборн, мисс,  — сказал Доусон,  — он сможет рассказать вам все, что вы захотите узнать.
        Атейла пожала руку мистеру Осборну и объяснила ему цель своего прихода. Доусон вышел из кабинета, а она спросила:
        — Не будете ли вы так любезны, не покажете ли мне замок, когда у вас будет время? Я приехала из-за границы и никогда не видела старинного английского замка. Вы представляете, насколько мне это будет интересно!
        Мистер Осборн был польщен.
        — Я покажу вам все здесь, мисс Линдсей. Только назначьте сами время, когда вы будете свободны. А насчет уроков с ее светлостью не беспокойтесь, у меня здесь много книг с картинками, которые ей наверняка понравятся.
        Он провел девушку в библиотеку, а оттуда на галерею, где показал Атейле множество книг, главным образом о путешествиях. Атейла представила, как обрадуется Фелисити, увидев Танжер и другие города Марокко на картинках. Она нашла и книги про английские дома, птиц и животных.
        — Это именно то, что нужно,  — обрадовалась Атейла.  — Пожалуйста, мистер Осборн, посмотрите, может, вы найдете еще какие-нибудь книги для ее светлости, особенно про Англию. Она так давно не была здесь. Ей предстоит узнать много нового о своей родной стране.
        — Я очень рад, что она вернулась, мисс Линдсей,  — сказал старичок.  — Этот замок опустел, когда ее светлость покинула нас.
        Атейла поняла, что он говорит о графине.
        — Это, наверное, было тяжелым испытанием для всех вас.
        — Да, но особенно для его светлости,  — тихо сказал мистер Осборн.  — Он так и не стал прежним после того, как они поссорились.
        Потом несколько громче он произнес:
        — Я обязательно найду то, что вам требуется, мисс, и пришлю все завтра в классную комнату.
        По тону мистера Осборна Атейла поняла, что граф вошел в библиотеку. Она почти физически ощущала волны неприязни, исходившие от него. Подойдя к ней и мистеру Осборну, он мрачно посмотрел на девушку и процедил сквозь зубы:
        — Надеюсь, вы не испортите книги, которые возьмете отсюда, мисс Линдсей.
        — Мы с Фелисити будем очень осторожны. Да, и кроме этого, милорд, мне понадобятся учебники, тетради, карандаши и все остальное, необходимое для занятий.
        — Вы и не подумали привезти все это с собой?
        — Нет,  — коротко ответила Атейла.
        — Не означает ли это, что человек, который прислал вас сюда, жаден и ничтожен? Или вы хотите заставить меня почувствовать, что я в большей мере ответствен за свою дочь?
        Это была очередная грубость. Атейла резко ответила:
        — Я сказала правду, милорд, я просто не подумала об этом.
        — У вас колоссальный багаж, и вы хотите сказать, что среди всех этих вещей нет ни учебников, ни тетрадей? Довольно странно.
        В течение нескольких секунд Атейла колебалась, не зная, что ответить, но потом решительно перешла в наступление:
        — Могу я, с вашего разрешения, составить список всего, что, по-моему, необходимо Фелисити для занятий?
        Она смотрела ему прямо в лицо, гордо подняв голову, и заметила, как его угрюмый взгляд смягчился, казалось, происходящее забавляло его.
        — Конечно, мисс Линдсей,  — преувеличенно вежливо ответил он,  — как я могу отказать в такой просьбе.
        — Благодарю, милорд.
        Шелестя юбкой, Атейла вышла из библиотеки, захватив книги, которые дал ей мистер Осборн.
        Когда она пришла за Фелисити, та встретила ее, вся увешанная драгоценностями. Соскочив с кровати, она подбежала к Атейле с восторженным криком:
        — Посмотрите, какая я красивая! И очень, очень богатая!
        — И зачем тебе это нужно?  — ядовито спросила вдова.
        — Я продам все и куплю себе много, много лошадей!  — не задумываясь ни на секунду, ответила Фелисити.
        Вдова покачала головой:
        — Но ты же не сможешь носить лошадей на пальцах или на запястье. Фелисити засмеялась:
        — Вот было бы смешно! Но я и так хорошенькая, так что кто-нибудь обязательно подарит мне много колец и браслетов. Моn Pare подарил маме много украшений.
        У Атейлы перехватило дыхание, а вдова заметила не без сарказма:
        — Совсем как мать! Но лучше, чтобы мой внук не слышал от нее ничего подобного.
        Девушка поняла, что слова вдовы адресованы ей, а не ребенку. Она помогла Фелисити снять с себя украшения, и они молча вышли из спальни вдовы. Только в детской Атейла подозвала девочку к себе и тихо сказала:
        — Послушай меня, Фелисити. Пообещай мне никогда больше не вспоминать о Моn Pare ни при бабушке, ни тем более при папе. Ты поняла меня?
        — Папа ненавидит его,  — сказала Фелисити.  — Я помню, как он назвал его «грязным французишкой», а Моn Pare сказал, что папа надутая английская скотина.
        — Фелисити!  — воскликнула Атейла.  — Ты не должна повторять такие вещи и даже думать об этом. То, что было в Танжере, теперь уже не важно.
        — Папа часто заставлял маму плакать,  — ответила девочка.  — Она все плакала, плакала, а потом мы убежали. И там было всегда тепло, и светило солнце, пусть даже Моn Pare меня и не любил.
        При этом Атейла в который раз подумала, что Фелисити слишком смышленая и сообразительная девочка, чтобы легко забыть подобные вещи. Девушка чувствовала, что у Фелисити, как и у нее самой, все впечатления откладывались где-то в глубине памяти, а потом всплывали, иногда в самый неподходящий момент.
        — Пообещай мне, Фелисити,  — вслух сказала она,  — что ты не будешь вспоминать о Моn Pare здесь, в замке, и сама постараешься забыть о нем.
        Девочка пожала плечами. Этот жест она, как подумала Атейла, могла перенять у Comte.
        — Мама не разрешала мне говорить о папе при Моn Pare, а здесь, значит, я не могу говорить о Моn Pare! По-моему, это все очень глупо!
        — Я с тобой согласна,  — сказала Атейла,  — но если ты хочешь быть счастлива здесь и не хочешь сердить папу, надо постараться сделать так, чтобы все были счастливы.
        Фелисити наклонила головку набок:
        — А я могу сделать других счастливыми?
        — Конечно, можешь. Люди несчастны, когда их не любят. Ты любила маму, и это делало ее счастливой, а теперь ты должна попробовать полюбить своего папу.
        — Он не любит меня.
        — Я думаю, в глубине души он очень любит тебя,  — сказала Атейла.  — Но иногда люди стесняются показывать свою любовь, и надо растопить лед, который сковывает их сердце.
        — Спичками?  — спросила Фелисити.
        — Ну, ненастоящими, конечно. Ты потихоньку будешь растапливать этот лед, улыбаясь папе. Ты можешь сказать ему что-нибудь приятное, быть ласковой с ним, а не хмурой и капризной.
        Девочка засмеялась:
        — Это забавно!
        — Да, давай это будет такая игра, ты попробуешь заставить своего отца улыбнуться и засмеяться. Вот увидишь, как сильно он любит тебя.
        Но про себя Атейла подумала, что будет очень трудно заставить графа принять ребенка. Неожиданно она почувствовала, что если граф, вдова, да и она сама не перестанут оскорблять и унижать друг друга, то больше всех пострадает Фелисити.
        «Я бы забрала девочку отсюда — ,  — подумала девушка,  — но здесь она дома, и я обещала ее матери помочь ей. А я не смогу помочь ей полюбить своего отца, если сама буду относиться к нему так враждебно».
        Посмотрев на Фелисити, Атейла представила, каково этой маленькой девочке, которую сначала увезли из одного дома в другой, где она была никому не нужна, а теперь прислали обратно, словно посылку.
        Атейла опустилась на колени и крепко обняла девочку.
        — Самое главное,  — сказала она,  — что ты должна быть счастлива в этом прекрасном замке, с его зелеными лугами, где мы будем кататься верхом на самых замечательных лошадях. И поверь мне, если ты будешь счастлива, все вокруг тебя станут счастливее.
        Фелисити внимательно посмотрела на нее, а потом быстро, словно поддавшись внезапному порыву, обвила ручонками шею девушки.
        — Я люблю вас,  — прошептала она.  — Мне нравится, когда вы рядом. Обещайте, что никогда… никогда не уедете и не бросите меня одну.
        Это был крик потерянного ребенка, которого уже дважды предали.
        — Я тоже хочу быть с тобой,  — ответила Атейла, прижимаясь щекой к девочке.  — Поэтому мы должны очень стараться, чтобы твой папа разрешил нам остаться вдвоем надолго.

        Глава 5

        — Вы только послушайте, мисс! Как вы думаете, что происходит?
        С этими словами в комнату ворвалась Джен-ни. Атейла удивленно подняла глаза от книги, которую читала Фелисити.
        — Что случилось?
        Она не видела вокруг ничего необыкновенного. Наоборот, последние шесть дней в Рот-Касле было на редкость спокойно.
        Граф неожиданно уехал, и дом в его отсутствие, казалось, погрузился в сонное оцепенение. Слуги стали спокойнее и гораздо предупредительнее по отношению к ним с Фелисити. Повар даже специально приходил, чтобы узнать, какие блюда предпочитает девочка. Готовил он великолепно. Им подавали кушанья, многие из которых Атейла никогда не пробовала, но знала, что это французская кухня. Она удивлялась, откуда эти рецепты узнал английский повар.
        Атейла вообще хотела бы узнать о прошлом обитателей замка, но не позволяла себе спрашивать у Фелисити. Хотя она и считала, что ребенок должен иметь право свободно говорить о своих родителях, но она слишком хорошо представляла, чего им может стоить упоминание о графине.
        Вдовствующая леди Ротуэлл постоянно наблюдала за девушкой, и ее замечания не стали менее едкими, но Атейла должна была признать, что общаться с этой странной старухой стало приятнее.
        — И что же вы собираетесь делать, мисс Линдсей,  — спрашивала она.  — Ведь здесь нет молодых людей, которые могли бы оценить ваши наряды?
        — Мы с Фелисити очень заняты, миледи. Сначала мы осматривали замок, потом сады вокруг, а теперь собираемся объехать верхом все имение.
        Атейле показалось, что ее мягкий ответ на весьма бесцеремонный вопрос утихомирил вдову. Но девушка постоянно чувствовала на себе ее критический изучающий взгляд. Несомненно, Джардин подробно описала своей хозяйке гардероб гувернантки, в том числе и вечерние платья, которые пока не представлялось случая надеть.
        Вдова все больше привязывалась к Фелисити, а девочка охотно приходила к ней, зная, что сможет поиграть ее украшениями. Леди Ротуэлл даже распорядилась, чтобы Джардин достала большую шкатулку с драгоценностями.
        Чего там только не было! Атейла никогда не видела такого множества изумрудов, рубинов, бриллиантов и сапфиров. Длинные нити жемчуга, колье, тиары и браслеты, наполняли эту маленькую сокровищницу.
        Фелисити чувствовала себя так, словно перед ней распахнулись двери волшебной пещеры Алладдина. Она надела колье, браслеты и кольца, а Атейла закрепила тиару на ее волосах.
        — Теперь я похожа на королеву!  — воскликнула девочка.  — Может, когда-нибудь я буду сидеть на троне, как королева Виктория!
        Вдова засмеялась:
        — Сначала тебе придется найти короля и выйти за него замуж.
        Фелисити на секунду задумалась. Потом она сказала:
        — Тогда я лучше буду жить с шейхом в пустыне, а еще лучше с вождем племени бедуинов. Мисс Линдсей говорит, что у них замечательные лошади, а члены племени должны во всем подчиняться вождю, иначе им отрубят голову.
        Вдова взглянула на Атейлу и сухо произнесла:
        — Очень ценные исторические сведения, мисс Линдсей, но я бы посоветовала вам придерживаться общепринятых правил.
        Атейла не стала объяснять, что она рассказывала об этом Фелисити вовсе не на уроке. Девочка по-прежнему, захлебываясь от восторга, слушала рассказы о путешествиях по Африке.
        Наверное, прожив несколько лет в Танжере, Фелисити чувствовала себя частицей пустыни и хотела узнать о ней побольше.
        Объяснять все это вдове было бессмысленно, поэтому Атейла спокойно ответила:
        — Я, несомненно, учту ваш совет, миледи.
        И была вполне удовлетворена, заметив, как удивил вдову столь кроткий ответ.
        Кроме визитов в спальню прабабушки ничто не мешало Атейле радоваться жизни, особенно когда они с Фелисити ездили верхом по парку или скакали быстрым галопом по лугам. Иногда они разъезжали по всему поместью.
        Фелисити весело здоровалась с фермерами, которых они часто встречали. Атейла видела, что все они удивлены возвращением девочки, но никто не осмеливался задавать вопросы.
        Вкусная еда и отдых пошли на пользу Атейле. Она немного поправилась, хотя оставалась тоненькой и стройной, глаза так и сияли на чуть-чуть округлившемся лице. Рана на плече зарубцевалась и уже не болела. Остался только безобразный шрам.
        Девушка надеялась, что со временем исчезнет и он. Хирург, который зашивал ее рану, пообещал, что от шрама останется тонкий незаметный след.
        Иногда Атейла вспоминала тот страшный день, когда был убит ее отец, но это причиняло ей такую жгучую боль, что она гнала прочь воспоминания и старалась, как сама учила Фелисити, думать о будущем.
        Атейла очень полюбила девочку, и та платила ей тем же. Казалось, Фелисити наконец поверила, что рядом с ней человек, который любит ее и защитит, если потребуется.
        Но иногда по ночам Атейла со страхом думала, что же будет, если граф все-таки решит уволить ее. Куда идти ей самой и что будет с девочкой? Оставалось только надеяться, что граф признает ее достаточно хорошей гувернанткой.
        Оторвавшись от чтения, удивленная тем возбуждением, которым была охвачена Дженни, Атейла спросила:
        — Что случилось?
        — Вы не поверите, мисс, их королевское высочество принц Уэльский будут ужинать у нас завтра вечером.
        Атейла, изумленная, спросила:
        — Неужели это правда?
        — Да, мисс. Его светлость только что вернулись и сообщили Доусону, чтобы готовились к приему на четырнадцать персон!
        Атейла не могла прийти в себя от удивления, а Дженни продолжала:
        — Его королевское высочество и, конечно, миссис Кеппел остановились в доме маркиза и маркизы Донкастер. Так вот, а его светлость, сказали Доусону, что его королевское высочество изъявили желание осмотреть замок, так как много слышали о нем. Большого приема не устраивают, но мистер Осборн после ужина проведет его королевское высочество по замку.
        — К нам едет король?  — вмешалась в разговор Фелисити.
        — Нет, милочка,  — объяснила Атейла,  — приезжает его королевское высочество принц Уэльский. Когда-нибудь он станет королем.
        Про себя девушка подумала, что он давно уже ждет этого, но королева Виктория, которая недавно отметила свое шестидесятилетие, похоже, собиралась править еще много лет.
        Дженни тем временем спешила сообщить все, что узнала:
        — В замке остановятся трое: маркиз Уик с женой — она такая милая, она уже бывала у нас — и еще один джентльмен.
        Атейла подумала, что все это довольно любопытно. С тех пор как они приехали, в замке не было ни одного приема, и девушке казалось, что граф ведет жизнь отшельника.
        — Вы сможете взглянуть на его королевское высочество,  — продолжала Дженни,  — если выйдете на лестничную площадку, когда они приедут. И сможете увидеть миссис Кеппел, все говорят, что она красавица.
        Атейла предостерегающе взглянула на Дженни, опасаясь, что горничная может сказать что-нибудь лишнее о фаворитке принца, но Дженни была слишком возбуждена, чтобы замечать что-нибудь.
        — Конечно, хотелось бы посмотреть на принцессу Александру,  — продолжала она,  — но миссис Кеппел, наверное, тоже хороша собой. Во всяком случае, так считает принц.
        Дженни рассмеялась, и Атейла вспомнила, что любовные похождения принца были одной из любимых тем, которые постоянно обсуждали в людской.
        После чая они с Фелисити пошли навестить старую леди Ротуэлл.
        — Вы, конечно, как все в доме, вне себя от возбуждения при мысли, что увидите настоящего принца!
        — Бабушка, а однажды он станет королем!  — важно сообщила ей Фелисити.
        — Да, когда будет уже слишком стар, чтобы наслаждаться этим,  — съязвила вдова.  — Впрочем, он, кажется, находит другие способы приятно проводить время. Говорят, он без ума от этой миссис Кеппел, которую он повсюду возит с собой, как влюбленный мальчишка.
        Атейла подумала, что о таких вещах не стоило бы разговаривать при Фелисити, но, к счастью, девочка была поглощена тем, что нацепляла на себя новые украшения своей прабабушки.
        — Во всяком случае, приезд принца хоть немного нарушит однообразие здешней жизни,  — добавила вдова,  — и может быть, встряхнет моего внука.
        Она помолчала, но поскольку Атейла ничего не ответила на ее слова, старуха продолжила:
        — Впрочем, до меня доходили слухи, чем он занимается в Лондоне.
        — Я думаю, нам пора идти, миледи,  — сказала Атейла.  — Отдай бабушке ее драгоценности, Фелисити, и поблагодари ее за то, что она разрешила тебе поиграть ими.
        — Вы притворяетесь, что мои слова шокировали вас?  — спросила вдова.  — Ваше ханжество не может обмануть меня.
        Она усмехнулась и добавила:
        — На самом деле мы обе знаем, как вы жалеете, что не можете спуститься и показать им всем, как вы великолепно выглядите в одном из ваших необыкновенных платьев.
        — Я буду счастлива узнать о том, как прошел прием, после его завершения,  — ответила Атейла.  — Жаль, конечно, что вы, миледи, не сможете спуститься, чтобы принять гостей вместе с его светлостью.
        Она говорила очень вежливо, но вдова уловила сарказм в ее словах и засмеялась:
        — Я слишком стара, чтобы думать об этом. Но могу поспорить, вы сами прекрасно понимаете, что зря тратите время, проводя его в детской, где, кроме плюшевого медвежонка, некому вами восхищаться.
        Атейла не сдержалась и тоже засмеялась.
        — Да, но, должна сказать, что он очень привлекательный, миледи!  — ответила она.
        Когда они поднимались по лестнице, девушка с удовлетворением отметила, что последнее слово осталось за ней.
        Предстоящий приезд принца Уэльского перевернул все в замке с ног на голову, и Атейла с любопытством наблюдала за этой суматохой. Когда на следующее утро они с Фелисити пришли в конюшни, чтобы взять лошадей, там было полно людей и все что-то чистили, мыли, убирали.
        «Похоже на муравейник»,  — с улыбкой думала Атейла, вспоминая те огромные муравейники, которые они с отцом видели в Африке, в горах Риф и в других местах.
        Графа нигде не было видно, но девушка чувствовала, что тот в замке. Словно сила его личности была такова, что распространялась на все, что происходило в доме.
        Джексон поздоровался с девушкой, когда они подошли к конюшням. На его лице блуждала та же глуповатая счастливая улыбка, что и на лицах всех слуг. Все они предвкушали приезд его королевского высочества. Джексон даже был не так внимателен к Фелисити, как обычно.
        Фелисити уже купили красивого гнедого пони, а Атейла выбрала для себя жеребца по кличке Ролло и очень привязалась к нему. Жеребец был почти черный, только с маленьким белым пятнышком на ноге. Он был молод и строптив, но Атейла умела справляться с ним.
        — Я не посылаю с вами грума сегодня, мисс,  — сказал Джексон.  — Надеюсь, вы простите нас, но Джеб очень занят, он чистит стойла.
        Атейла удивилась. Ей не приходило в голову, что его королевское высочество захочет посетить конюшни. Но потом, вспомнив, что кое-кто из гостей после приема останется в замке, она поняла, что те обязательно захотят взглянуть на графских лошадей.
        — Не беспокойтесь, Джексон,  — улыбнулась девушка, и они с Фелисити поскакали через парк.
        — А мы будем кататься сегодня наперегонки?  — спросила девочка.
        — Конечно,  — ответила Атейла,  — на этот раз я дам тебе больше шансов победить, чем вчера.
        В прошлый раз она никак не могла удержать Ролло, чтобы дать Фелисити вырваться вперед.
        — Сегодня мы со Стрекозой выиграем,  — уверенно заявила Фелисити.
        Они доехали до лугов, и тут, оглянувшись, Атейла заметила, что из-за леса выехал граф на своем великолепном жеребце.
        Фелисити тоже заметила отца и громко крикнула:
        — Поехали с нами, папа! Я буду соревноваться с мисс Линдсей и с тобой тоже. Стрекоза скачет так быстро! Я уверена, мы выиграем у тебя!
        Граф удивленно приподнял брови, затем спросил Атейлу:
        — Это что за новая идея?
        — Фелисити любит соревноваться, и она действительно очень хорошо ездит, как, впрочем, и следовало ожидать.
        Тут в первый раз с момента их знакомства она увидела, как улыбается граф.
        — Это что, комплимент?
        — Вообще-то я думаю, что так и есть на самом деле,  — ответила Атейла.
        Потом, посмотрев на его жеребца, она добавила:
        — Не только Фелисити хочет соревноваться, я тоже.
        Граф молча кивнул. Он отослал Фелисити далеко вперед, а Атейлу поставил между собой и девочкой. Потом, сосчитав до трех, он дал старт, и Фелисити сорвалась с места так быстро и уверенно, что графу наверняка понравилось.
        Атейла так старалась не дать Ролло обогнать девочку, что только к концу дистанции заметила, что граф делает то же самое. Она улыбнулась ему, подтверждая, что так и следовало поступить, а потом, когда Фелисити была далеко впереди, постаралась не дать графу обогнать себя. Она, конечно, понимала, что это бесполезно, и подумала, как позабавился бы граф, догадайся он о ее намерениях. Когда они остановили лошадей, он сказал:
        — Однажды, мисс Линдсей, я выиграю у вас без поддавков.
        — Благодарю, ваша светлость,  — ответила Атейла,  — но в таком случае, милорд, я хотела бы выбрать лошадь.
        — Не хотите ли вы сказать, что справились бы с Зеленым Драконом?  — усмехнулся граф.
        Атейла поняла, что он говорит о своем жеребце, и ответила:
        — Я в этом уверена, милорд.
        Заметив, что граф не верит ей, она добавила:
        — Мне приходилось, ваша светлость, хотя, возможно, вы и не поверите, ездить на арабских скакунах, а вы знаете, они самые быстрые, но и самые строптивые из лошадей.
        Граф удивленно посмотрел на девушку, но, прежде чем он успел спросить ее о чем бы то ни было, Атейла подъехала к Фелисити и они направились к дому.
        Граф не присоединился к ним, и, когда он исчез из виду, девушка подумала, что так и не поняла, заинтересовала она его своими словами или он решил, что она просто хочет произвести впечатление.
        — Хорошо, что папа согласился прокатиться с нами, правда?  — спросила Фелисити, когда они проезжали по парку.
        — Да, очень,  — ответила Атейла.  — И теперь ты можешь попросить его снова покататься с тобой. А если ты увидишь его сегодня после обеда, скажи, что ты очень рада его возвращению домой.
        — Да, скажу. И я знаю, он не пришел навестить меня не потому, что не хотел, а потому, что приезжает принц.
        Атейла почувствовала, как хочется ребенку, чтобы отец уделял ей побольше внимания. Атейла вспомнила, как сама любила отца, и представила, какое важное место в жизни дочери может занять граф, если только простит ее матери их бегство три года назад.
        Девушке казалось, что графиня в замке была словно певчая птичка в железной клетке. Даже если они с графом любили друг друга, жизнь вдали от людей могла показаться очень тяжелой для молоденькой чувствительной и хрупкой девушки.
        Атейле хотелось бы узнать, что это был за брак, но она была слишком горда, чтобы расспрашивать слуг, хотя те были не прочь поговорить об этом.
        В то же время она уже поняла, что вдова ненавидела жену графа. Во всем, что она говорила о графине, чувствовалось предубеждение.
        — Это все равно что читать книгу, в которой нет половины страниц,  — пробормотала девушка.  — Приходится только догадываться, что там было вначале.
        Она улыбнулась своим мыслям, потом подумала, как не хватает девочке матери. Ведь сама она каждую ночь, лежа в постели, чувствовала почти физическую боль от того, что отца больше не было с ней.

        Казалось, замок закружило в водовороте. Все вокруг не ходили, а бегали, что-то переносили с места на место, возбужденно перекликались.
        После полудня прибыли маркиз и маркиза Уик. Дженни прибежала наверх с извинениями, что в суматохе забыла переодеть Фелисити.
        — Там внизу не хватает людей, мисс,  — сказала она,  — потому что у мисс Джонс опять болит голова.
        Пожилая горничная мисс Джонс работала под началом миссис Брайерклифф. Она часто страдала от головных болей, таких сильных, что ей приходилось ложиться в постель.
        — Понимаете, это значит, у меня прибавилось обязанностей,  — говорила Дженни.  — Ее светлость привезла с собой свою горничную, но она плохо себя чувствует после поездки, мы должны помочь ей.
        — Не волнуйтесь о нас,  — успокоила девушку Атейла.  — Я знаю, вы хотите, чтобы прием его королевского высочества прошел как можно лучше.
        — Да, мы все стараемся,  — сказала Дженни.  — И не забудьте, мисс, я позову вас посмотреть, когда маркиза будет спускаться к обеду и прибудет их королевское высочество.
        — Звучит просто захватывающе,  — улыбнулась Атейла.
        Она вспомнила рассказ отца: в случае приезда гостя королевской крови хозяин сам должен встречать его у парадной двери.
        — В Англии только королевские особы имеют право на такие знаки внимания,  — сказал он тогда,  — но в арабских странах, ты сама прекрасно знаешь, моя дорогая, хозяин встретит и проводит со всеми почестями любого, кто переступит порог его дома.
        Атейла знала, что это так, и ей была приятна та вежливость с которой арабы встречали своих гостей. Если гость хвалил какую-нибудь вещь хозяина, будь то предмет искусства или красивая женщина, владелец немедленно отвечал ему:
        — Это твое!
        — И что потом надо действительно забирать все с собой?  — спросила как-то Атейла. Ее отец рассмеялся:
        — Если бы это было так, то у меня уже был бы целый гарем! Нет, ты благодаришь за подарок, а потом как бы забываешь о нем…
        «Я должна посмотреть, как граф будет принимать его королевское высочество,  — подумала Атейла.  — Интересно, настолько ли он гостеприимен, как вождь бедуинов или шейх, который устроил в честь папиного приезда пир, где нам подавали как особый деликатес глаза овцы, зажаренной на вертеле специально для нас».
        Потом она подумала, что ее мама пришла бы в ужас, узнав, что ее дочь собирается подглядывать и сравнивать. Она всегда считала это ниже своего достоинства.
        — Если бы я была леди, ты была бы права, мама,  — сказала Атейла, словно мать могла услышать ее.  — Но я простая гувернантка, или, как сказал мне граф, платная прислуга.
        Она уложила Фелисити, помолилась вместе с ней и поцеловала на ночь.
        — Как вы думаете, папа поедет с нами завтра?  — засыпая, спросила Фелисити.
        — Ему, наверное, придется провести весь день с гостями, но, я уверена, что, когда они уедут, он прокатится с нами, если ты его попросишь.
        — Я так и сделаю. А как вы думаете, папа очень удивится, если я поцелую его так, как целую вас?
        — Попробуй, увидишь! Может, он и сам хочет, чтобы ты поцеловала его, но не решается говорить об этом.
        Фелисити помолчала, потом сказала:
        — Я бы очень хотела поцеловать папу. Все слуги считают, что он очень красивый, и я тоже.
        — Вот и поцелуй его,  — улыбнулась Атейла.
        Она потушила свет, убедилась, что Фелисити заснула, и вышла из спальни.
        В своей комнате Атейла разделась и приняла ванну. Она как раз обдумывала, какое домашнее платье из коллекции графини ей надеть, когда в дверь постучали. Это была миссис Брайерклифф.
        Атейла совсем не ожидала ее увидеть, особенно сейчас, когда в доме царила такая суета.
        — Я пришла сказать вам, мисс,  — тяжело дыша после подъема на третий этаж, проговорила миссис Брайерклифф,  — что его светлость желает, чтобы вы спустились к ужину сегодня вечером.
        — К ужину?  — изумленно переспросила Атейла.
        — Да, и вам надо поспешить, мисс, потому что его королевское высочество прибудет меньше чем через час.
        — Я не понимаю, о чем вы говорите!  — воскликнула девушка.
        — Это из-за леди Белью. Она была в числе приглашенных. Они с мужем живут примерно в двух милях отсюда. Ее муж — главный судья графства. Только что прибыл посыльный и сообщил, что ее светлость очень сожалеет, но не сможет приехать сегодня по причине сильной простуды.
        — А ее муж приедет?
        — Да, мисс, но тогда получается тринадцать человек, и уже поздно приглашать кого-нибудь еще. Атейла слегка улыбнулась:
        — Правильно ли я поняла, миссис Брайерклифф, что его светлость действительно желает, чтобы я ужинала с его гостями?
        — Да, мисс, и я представляю, какой красавицей вы будете в вечернем платье. Я уж думала, что вам так и не придется покрасоваться в нем.
        Мысль о том, что она будет ужинать с принцем Уэльским, казалась Атейле настолько невероятной, что долго не укладывалась у нее в голове. Но когда она поняла, что действительно приглашена, девушка была не в силах сдержать свою радость.
        — Но, миссис Брайерклифф, я не знаю, какое платье мне следует надеть! Не могли бы вы прислать ко мне Дженни? Не смею просить вас о помощи, потому что представляю, как вы заняты.
        — Я и в самом деле занята, мисс, но когда его светлость распорядился пригласить вас, я решила, что должна сама подняться к вам и рассказать обо всем.
        — Как это все-таки неожиданно! Я ужасно волнуюсь!
        Миссис Брайерклифф улыбнулась:
        — Уверяю вас, мисс, за столом не будет леди более очаровательной и остроумной, чем вы!
        — Спасибо,  — смутилась Атейла. Миссис Брайерклифф пошла к двери:
        — Я пришлю к вам Дженни, мисс, и она уж постарается, чтобы вы не опоздали! Ведь гости должны спуститься в гостиную прежде, чем прибудет его королевское высочество.
        — Я не опоздаю,  — пообещала Атейла, расчесывая волосы. Они были мягкие, шелковистые и блестящие. Она решила сделать свою обычную прическу, и, приподняв волосы, заколола их на затылке узлом. Не успела она воткнуть последнюю шпильку, в комнату почти вбежала Дженни:
        — О, мисс, я своим ушам не поверила, когда миссис Брайерклифф рассказала мне, что вы будете ужинать с принцем. Представляю, как вы волнуетесь!
        — Мне нужно выбрать подходящее к такому случаю платье, Дженни,  — сказала Атейла.  — Как вы думаете, какое подойдет больше всего?
        Дженни задумалась на минуту, потом сказала:
        — Я знаю одно, в котором мне бы хотелось увидеть вас. Когда я разбирала вещи, мне показалось, что оно прямо светится как солнышко, которого здесь как раз и не хватает.
        Атейла была уверена, что ей не придется надевать вечерние платья в замке, поэтому она распорядилась повесить их в другой комнате. Туда и отправилась Дженни. Через несколько минут она вернулась с платьем, которое Атейла считала одним из самых красивых в коллекции графини.
        Платье было нежно-золотистое и очень шло к ее волосам. Искусная вышивка по низу юбки и оборки из легчайшего газа украшали его. Золотые блестки искрились и переливались при каждом движении на корсаже и газовых оборках, которые окружали декольте, переходя в пышные рукавчики.
        Они, к радости Атейлы, скрывали шрам на плече.
        Когда Дженни помогла ей одеться, Атейла убедилась, что платье идеально сидит на ней. Ей показалось, что она в нем кажется грациознее, чем на самом деле. Платье действительно светилось, и Атейла подумала, что это отчасти заменит драгоценности, в которых будут блистать остальные дамы на приеме.
        Кто-то говорил ей, что принц Уэльский полагает, что все женщины, которые обедают с ним, должны носить тиару.
        — Что ж, сегодня он будет разочарован!  — сказала сама себе Атейла. Тут Дженни воскликнула:
        — Я совсем забыла. Есть же еще два маленьких букетика, которые сделаны из того же материала, что и платье, и украшены такими же блестками.
        — Я не знала,  — сказала Атейла,  — а куда вы их положили?
        Дженни побежала в соседнюю комнату и вернулась с двумя крошечными букетиками, которые сверкали, почти как драгоценные камни.
        Служанка приколола их ей к волосам и подала лайковые перчатки.
        — Вы выглядите прекрасно, мисс, честное слово,  — с восхищением сказала Дженни.  — Если миссис Кеппел позавидует вам, я не удивлюсь!
        Атейла рассмеялась:
        — Ну, это, я думаю, вряд ли!
        Спускаясь по лестнице, девушка чувствовала, как бешено стучит ее сердце. Волнение, которого она никогда не испытывала прежде, внезапно охватило ее. Впервые в жизни она вступала в ту жизнь, о которой много рассказывала ей мать. Ту жизнь, которую вела до встречи с отцом ее мама.
        Атейла помнила об этом, потому что слышала нотку легкой грусти в голосе матери, когда та рассказывала о балах, на которых она танцевала, о званых вечерах, которые давали ее родители, надеясь, что их дочь станет светской дамой.
        — Я боюсь, моя дорогая,  — говорила она Атейле,  — что этого никогда не случится, но я очень хотела бы представить тебя ко двору и увидеть, как ты вальсируешь на своем первом балу, а все молодые люди мечтают танцевать с тобой.
        «Может, этого и не произойдет сегодня, мама,  — мысленно произнесла Атейла,  — но я встречусь с принцем Уэльским, и ты должна помочь мне не совершить ошибок, за которые тебе было бы стыдно».
        Доусон стоял у подножия лестницы, и по выражению его лица девушка поняла, что произвела на него впечатление.
        — Вы ослепительны, мисс!  — проговорил он таким тоном, что Атейла засмеялась.
        Дворецкий открыл перед девушкой дверь в гостиную. Это была огромная комната, залитая светом канделябров, расставленных повсюду. Строгость убранства смягчалась изобилием цветов. Букеты стояли повсюду. Атейле показалось, что она вышла на сцену, но еще не знает, какую роль ей предстоит сыграть.
        На противоположном конце комнаты она увидела двух мужчин.
        Доусон провозгласил:
        — Мисс Линдсей, милорд!
        На мгновение Атейла так смутилась, что комната поплыла у нее перед глазами. Потом она увидела, что граф направляется к ней. Она впервые видела его в вечернем костюме и не могла не признать, что он выглядит еще величественнее, чем всегда.
        Подойдя к ней, граф сказал:
        — Я очень благодарен вам, мисс Линдсей, за то, что вы помогли мне выйти из крайне затруднительного положения. Его королевское высочество испытывает страх перед числом тринадцать. Он никогда не согласился бы сесть за стол, накрытый на тринадцать персон.
        — Я рада, что смогла помочь вам, милорд,  — ответила Атейла.
        Разговаривая, они подошли к камину, и граф сказал:
        — Разрешите представить вам сэра Кристофера Хогарта, моего старого друга. Кристофер, это мисс Линдсей, которая любезно согласилась спасти ситуацию своим присутствием.
        Сэр Кристофер, представительный мужчина, немного старше, чем граф, сказал:
        — Я могу только сказать, мисс Линдсей, что вы поистине одна из звезд, которую небо отпустило на землю, или, возможно, последний луч, который солнце подарило нам, скрываясь за горизонтом.
        Атейла засмеялась, а граф сказал:
        — Да вы поэт, Кристофер!
        Это прозвучало не слишком одобрительно, но прежде чем сэр Кристофер успел ответить, дворецкий объявил:
        — Маркиз и маркиза Уик, милорд! Маркиз был пожилой и толстый, а маркиза — средних лет и довольно привлекательна. Блеск драгоценностей, в том числе и бриллиантовой тиары, сопровождал ее появление. Но Атейла с удовлетворением отметила, что платье маркизы не столь великолепно, как то, что подарила ей графиня.
        Взглянув на часы, граф сказал:
        — Я полагаю, мне пора занять место в холле. Донкастер славится своей пунктуальностью. Уверен, он доставит его королевское высочество вовремя.
        — А я пока побуду за хозяина, Вейлор,  — сказал сэр Кристофер,  — и, должен сказать, не могу вообразить ничего более приятного.
        Видимо, он хорошо знал маркизу, потому что та сразу подошла к нему и они весело заговорили о чем-то. Но Атейла видела, что сэр Кристофер, даже разговаривая с маркизой, не спускает глаз с нее самой. Она почувствовала себя более уверенно от сознания, что кому-то на этом приеме она понравилась. Атейла мысленно поблагодарила графиню за то, что та позаботилась о вечерних туалетах. Было бы ужасно отказаться от приглашения только из-за того, что ей было бы нечего надеть.
        Но сейчас, чувствуя, как мерцают при свете свечей золотые блески на ее платье, Атейла словно грезила наяву и боялась спугнуть эту грезу.
        Принц Уэльский оказался человеком весьма плотного сложения, очень любезным и добродушным.
        Среди гостей были еще португальский посол и маркиз Соверел, которого принц почти всегда брал с собой, потому что, как слышала Атейла, этот человек всегда мог развеселить его.
        Миссис Кеппел была немного старше и не так изящна, как ожидала Атейла. Она не была красавицей, но чем-то ее лицо очаровывало и завораживало. Принц не спускал с нее восхищенных глаз.
        Перед ужином подали шампанское, и глядя, как лопаются пузырьки в ее бокале, Атейла никак не могла поверить, что все это не снится ей.
        Когда пригласили к столу, сэр Кристофер предложил ей руку. Она сказала:
        — Все это очень непривычно для меня!
        — Наш хозяин сказал мне, что вы гувернантка его дочери, Фелисити. Неужели это правда?
        — Почему вас это так удивляет?
        — Я легко представляю вас, занятой другими гораздо более приятными вещами. Почему вы решили похоронить себя заживо в этом замке, который должен бы существовать только в волшебных сказках?
        Атейла засмеялась:
        — Мне нравится здесь. Боюсь, мне могут не разрешить остаться, а я сама не хотела бы уходить отсюда.
        — Зачем кому-нибудь выгонять вас? Атейла не ответила. Сэр Кристофер осторожно сказал:
        — Я старый друг Вейлора. Новость о том, что его дочь вернулась спустя три года после похищения, меня просто поразила.
        — Похищения?  — переспросила Атейла.
        — Как это еще назвать? Надин сбежала и забрала ребенка с собой, никому ничего не объяснив. По правде говоря, она была самой красивой женщиной из всех, что я знал. Она все еще такая?
        Атейла не знала, что ответить.
        — Не стоит притворяться передо мной, мисс Линдсей. Вейлор рассказал мне, что вы приехали совершенно неожиданно из Танжера. Кто, кроме Надин, мог прислать Фелисити обратно, к отцу? И, похоже, она очень спешила, раз выбрала для этого вас, хотя вы так не похожи на гувернантку.
        — А как, по-вашему, должна выглядеть настоящая гувернантка?  — спросила Атейла.  — Почему люди постоянно недовольны моим видом!
        — Вы удивлены? Посмотрите на себя в зеркало, особенно сейчас. Никто ни на минуту не усомнится, что вы созданы быть украшением любой гостиной, не исключая тех приемов, которые устраивает его королевское высочество.
        Атейла поняла, что сэр Кристофер сравнивает ее с теми красавицами, чьи изображения печатались на почтовых открытках и продавались тысячами. Как правило, их бурно приветствовали, когда они появлялись в общественных местах, как приветствуют актрис, хотя это были светские леди.
        Она надеялась, но не была уверена, что это комплимент.
        — Ну?  — сказал сэр Кристофер.  — Я жду ответа на свои вопросы.
        — Я думаю, было бы ошибкой,  — тихо ответила Атейла,  — говорить о прошлом, воспоминание о котором мучительно для графа. Я полагаю, мне лучше не отвечать вам.
        Сэр Кристофер улыбнулся:
        — Очень мудро. Но все-таки, что вы делали в Танжере?
        — Я была там недолго, а приехала туда из Мулай-Идрис.
        Она нарочно назвала это место, уверенная, что сэр Кристофер никогда не слышал о священном городе, который располагался на склонах горного массива Зегун. К тому же ей хотелось отвлечь его от мыслей о графине.
        Но, к ее удивлению, он внимательно посмотрел на нее, а затем воскликнул:
        — Линдсей! А не связаны ли вы как-нибудь с Гордоном Линдсеем?
        — Это… был мой отец!
        — Не может быть!  — удивленно воскликнул сэр Кристофер.  — Тогда, во имя всех святых, скажите, как вы очутились здесь!
        — Вы знали моего отца?  — не менее удивленно спросила Атейла.
        — Я восхищался им и читал все его работы. Более того, по невероятному совпадению моя мать тоже Линдсей.
        У Атейлы перехватило дыхание.
        — То есть… она была… родственницей папы?
        — Да, правда, очень дальней. Она была чрезвычайно образованной женщиной и любила читать. Она первая показала мне книги вашего отца, а потом его статьи в Королевском географическом журнале.
        — Вам они понравились?
        — Я был поражен и восхищен ими!
        — Папа успел незадолго до смерти закончить еще одну книгу о берберах.
        — Он умер?
        — Его убили разбойники. Мы направлялись в Танжер — маленький караван и несколько слуг. Неожиданно на нас напали. Все были убиты… кроме меня.
        — Как же вы уцелели?
        — Они бросили меня в пустыне, потому что решили, что я тоже мертва. Добрые люди нашли меня и отнесли в Танжер. Там меня приютили в миссии.
        — Никогда не слышал ничего более необыкновенного,  — сказал сэр Кристофер.
        Атейла посмотрела в сторону графа, который сидел во главе стола и выглядел так, словно сам был представителем королевского рода. Сама не зная почему, Атейла попросила сэра Кристофера:
        — Пожалуйста, только не говорите никому, кто я и откуда. Пообещайте мне!
        — Вы хотите сказать, что граф не знает, что вы дочь Гордона Линдсея?
        — Нет, он думает, что я просто гувернантка, которую мать выбрала для Фелисити. Пусть так и останется.
        Она сама не знала, почему не хочет, чтобы кто-нибудь узнал о ее прошлой жизни. Может быть, боялась, что граф сочтет ее недостаточно образованной, чтобы учить его дочь, или вообще не одобрит ту жизнь, которую она вела вместе со своим отцом.
        — Пожалуйста,  — взмолилась девушка,  — пообещайте, что вы ничего не расскажете.
        — Конечно,  — успокоил ее сэр Кристофер, но вы должны рассказать мне о последних открытиях вашего отца и о его новой книге, которую я постараюсь немедленно заказать.
        — Да, она очень интересна,  — сказала Атейла. Они еще долго разговаривали и только к середине ужина девушка спохватилась, что невежливо совсем не обращать внимания на своего соседа, который сидел по другую сторону от нее. Нехотя она повернула голову, но с облегчением отметила, что ее сосед, пожилой маркиз Донкастер, поглощен обсуждением весенних скачек в своем имении. Он и дама, которая сидела с ним рядом, не выражали ни малейшего желания прервать столь увлекательную беседу.
        Атейла повернулась снова к сэру Кристоферу, а тот улыбнулся и сказал:
        — Нам повезло. Моя соседка тоже занята разговором. Мы можем продолжить нашу беседу. Подобного удовольствия я не получал уже давно.
        Они вновь заговорили о книгах ее отца, о берберах, о статусе французов в Алжире после их победы в битве на реке Исли.
        Атейле давно уже не случалось поговорить с кем-нибудь, для кого все это имело значение, и теперь она так увлеклась разговором, что глаза ее заблестели, словно звезды.
        Это не осталось незамеченным. Графа спрашивали, кто эта девушка с сияющими глазами. Атейла заметила что некоторые мужчины поглядывают в ее сторону с нескрываемым интересом.
        Миссис Кеппел пригласила девушку присесть рядом.
        — Я слышала, вы присматриваете за дочерью графа,  — сказала она.  — Скажите, похожа ли она на мать? Я видела ее несколько лет назад. Она показалась мне воплощением женственности, и она была так красива!
        — Фелисити больше похожа на отца.
        — Он тоже очень красив, но жаль, что у него нет сына.
        — Почему?  — спросила девушка.
        — Потому что вряд ли граф еще когда-нибудь женится, а ему, как любому мужчине, хотелось бы иметь наследника,  — ответила миссис Кеппел.
        — Да, конечно,  — согласилась Атейла,  — я не подумала об этом.
        — Трудно представить себе лучшее место для того, чтобы растить детей,  — оглядевшись вокруг, сказала миссис Кеппел.  — Я с нетерпением жду, когда мы пойдем осматривать замок, а его королевское высочество особенно интересовался библиотекой.
        Вскоре граф действительно пригласил всех, кто хотел осмотреть замок, следовать за ним. Осборн ожидал их в холле. Для тех, кто предпочел остаться, были расставлены карточные столы в гостиной.
        — Лично я,  — заметил сэр Кристофер,  — предпочел бы остаться и поговорить с вами, мисс Линдсей.
        — Я не уверена, могу ли я остаться или должна уйти.
        — Что вы хотите сказать?
        — Я была приглашена лишь для того, чтобы за столом не оказалось тринадцать человек, но мне не сказали, как я должна вести себя теперь, когда в моем присутствии нет больше необходимости.
        — По-моему, ваше присутствие совершенно необходимо, и я вас не отпущу. Давайте присядем, и вы расскажете мне еще что-нибудь о ваших путешествиях.
        — Вы бывали когда-нибудь в Африке?  — спросила девушка.
        — Несколько раз. Мы охотились на крупную дичь, но я не бывал в тех местах, где бывали вы. Расскажите мне, что думал ваш отец о горах Риф.

        Атейле хотелось так много рассказать ему, что, когда гости вернулись, ей показалось, что не прошло и пяти минут с того времени, как они ушли.
        Маркиз Донкастер сказал:
        — Я думаю, нам пора ехать, Вейлор. Его королевскому высочеству надо быть в Лондоне завтра, а у нас, как знаете, рано утром начинаются весенние скачки.
        Мужчины пожали друг другу руки, Атейла присела в глубоком реверансе перед принцем.
        — Вы очень хорошенькая, моя дорогая, и если когда-нибудь вы приедете в Лондон, это будет сенсация! Так что добро пожаловать в Марлборо.
        — Благодарю вас, сэр!  — сказала Атейла. Когда принц направился к выходу, девушка подумала, что это никогда не произойдет, но она знала, что ее мать обрадовало бы приглашение принца.
        Увидев, что граф провожает принца до парадной двери, Атейла решила, что ей пора удалиться.
        — Я иду спать,  — сказала она сэру Кристоферу.  — Пожалуйста, не забудьте о вашем обещании.
        — Я никогда не нарушаю их. И я буду с нетерпением ждать ваших рассказов. Кроме того, мы с вами все-таки связаны родственными узами, хоть и отдаленными.
        — Для меня это очень много значит,  — улыбнулась Атейла.  — Я ведь понятия не имею, где еще в Англии я могла бы найти своих родственников.
        Она простилась с маркизом и маркизой Уик и вышла из комнаты.
        Девушка не стала подниматься по главной лестнице, опасаясь встречи с графом. Она прошла к темной лестнице, которой пользовались слуги, и быстро взбежала наверх. Войдя в спальню, Атейла подумала, что этот вечер был самым необыкновенным в ее жизни. В восторге она закружилась по комнате, шелестя своими юбками и напевая:
        — Это было мило, мило, мило! Благодарю тебя, Боже, за все, что произошло сегодня!

        Глава 6

        Атейла уже почти засыпала, когда услышала, как скрипнула дверь. Она открыла глаза и приподнялась на кровати.
        — Извините за беспокойство, мисс!  — услышала она голос Дженни.
        Горничная вошла в комнату со свечой в руке. Было видно, что она одевалась наспех. Ее белый чепчик сполз набок.
        — Что случилось?  — спросила Атейла.
        — Я зашла спросить, мисс, не могу ли я попросить у вас бинты.
        — Что такое? Кто-нибудь ранен?  — Первая мысль Атейлы была о Фелисити.
        — Маркиза, мисс. Она порезала руку, а я видела у вас бинты и подумала, что быстрее будет зайти к вам, чем будить миссис Брайерклифф.
        — Да, конечно,  — кивнула Атейла.
        — Тогда я возьму их, мисс. Они, по-моему, в верхнем ящике комода.
        — Чем маркиза порезала руку?
        — Стаканом, мисс, и кровь идет очень сильно.
        — Не забудьте получше промыть рану, прежде чем бинтовать,  — начала было Атейла, потом, помолчав секунду, добавила:
        — Лучше я пойду с вами.
        Во время путешествий ей не раз приходилось делать перевязки, и она была уверена, что справится с этим гораздо лучше, чем Дженни.
        Горничная облегченно вздохнула:
        — Я была бы очень благодарна вам, мисс, но мне стыдно беспокоить вас.
        — Не волнуйтесь,  — успокоила ее Атейла. Она выбралась из-под одеяла и накинула поверх прозрачной ночной сорочки легкий свободный халат, отделанный кружевом. При этом у нее мелькнула мысль, что к зиме потребуется что-нибудь потеплее, но сейчас об этом было рано волноваться. Даже не посмотревшись в зеркало, она последовала за Дженни.
        — Быстрее всего,  — сказала горничная,  — пройти через верхний этаж, а потом спуститься по другой лестнице.
        — Я пойду за вами,  — ответила Атейла. Дженни поспешила вперед, пламя свечи у нее в руке вздрогнуло и заметалось. Они прошли по коридору в верхнем этаже, где находились комнаты слуг, и оказались возле узкой лестницы. Спустившись по ней, они попали в более широкий коридор, устланный коврами. Атейла подумала, что где-то в конце него размещаются апартаменты графа.
        В этом коридоре по стенам были развешаны газовые лампы, от которых исходил неяркий свет. Наконец Дженни остановилась у одной из дверей, постучалась и вошла внутрь.
        Маркиза была в комнате одна, и Атейла решила, что маркиз занимает соседнюю комнату.
        Маркиза сидела на кровати. Рука у нее была завязана полотенцем, которое почти промокло от крови.
        — Я привела мисс Линдсей, миледи,  — сказала Дженни.  — Я уверена, она сможет перевязать вам руку лучше, чем я.
        — Очень мило с вашей стороны, мисс Линдсей. Понимаете, моя горничная приняла снотворное и разбудить ее невозможно.
        — У меня большой опыт,  — сказала Атейла.  — А как вы порезали руку?
        Маркиза объяснила, что хотела взять стакан с водой, но в темноте столкнула подсвечник, он упал на стакан, стакан разбился, и осколками поранило ей руку.
        Атейла сняла полотенце. Порезы были на нескольких пальцах и у основания большого. Кровь из них шла довольно сильно.
        Атейла послала Дженни за водой, промыла раненую руку, наложила корпию и слой ваты, чтобы приостановить кровотечение, потом аккуратно перевязала.
        — Вы справились не хуже профессионала, мисс Линдсей!  — воскликнула маркиза, когда девушка закончила перевязку.
        — Боюсь, ваши порезы еще немного поболят,  — сказала Атейла.  — Постарайтесь поменьше шевелить раненой рукой, чтобы она вновь не начала кровоточить, а утром покажитесь доктору.
        Маркиза вздохнула:
        — И как я могла быть такой неосторожной? Впрочем, так всегда говорят после того, как что-нибудь случится.
        Дженни вылила воду, собрала осколки, убрала неиспользованные бинты. Весь ее вид говорил о том, что она мечтает вернуться в кровать.
        — Попытайтесь заснуть,  — сказала Атейла маркизе.  — Или, может, дать вам воды?
        — Да, спасибо, я очень хочу пить,  — призналась маркиза.
        — Идите к себе,  — сказала Атейла Дженни.  — Я знаю, вам завтра рано вставать.
        — Спасибо, мисс,  — ответила горничная.  — Я оставлю свечу около лестницы.
        Атейла подошла к умывальнику, взяла другой стакан, наполнила водой и подала маркизе. Та с жадностью выпила.
        — Надо бы принести вам чаю или чего-нибудь горячего, чтобы вы согрелись после такого шока, но я боюсь, что могу заблудиться в этом огромном замке.
        Маркиза тихо засмеялась:
        — Не стоит, все уже в порядке, я просто досадую на собственную неловкость.
        — К утру все пройдет,  — успокоила ее Атейла. Она поставила пустой стакан обратно на умывальник, задула свечи и, взяв одну с собой, направилась к выходу.
        — Спокойной ночи, миледи.
        — Спокойной ночи, мисс Линдсей. Еще раз спасибо за вашу доброту,  — ответила маркиза.
        Атейла обратила внимание на то, что маркиза все время говорила, понизив голос. Девушка была уверена, что это делается для того, чтобы не разбудить мужа, который спал в соседней комнате.
        Атейла шла по коридору, вспоминая, как часто во время путешествий им с отцом приходилось помогать своим людям, когда их ранили острые шипы кустарников или случалось еще что-нибудь и надо было предотвратить нагноение.
        Атейла уже почти дошла до лестницы, когда дверь напротив распахнулась, в глаза ей ударил свет лампы. От ужаса сердце девушки покатилось куда-то вниз, она увидела графа. На нем был длинный, до полу, халат, вероятно, он только что проснулся.
        — Что происходит? Что вы делаете здесь, мисс Линдсей?
        Она открыла рот, чтобы объясниться, но он не дал ей сказать ни слова.
        — Впрочем, зачем я спрашиваю? Я видел, как вы вели себя во время приема, но я не предполагал, что вас так легко отвлечь от главного объекта.
        Атейла изумленно смотрела на него, совершенно не понимая, что он имеет в виду.
        Вдруг, словно обезумев, граф схватил ее за руку и втащил в свою спальню.
        Атейла заметила, что комната была очень большая, возле кровати с пологом горели свечи. Пальцы графа, впиваясь в ее руку, причиняли ей боль. Необъяснимая ярость, которая читалась на его лице, пугала девушку.
        Она никогда не видела мужчину в таком бешенстве. Прежде чем к ней вернулся дар речи, прежде чем она успела подумать или спросить, что, собственно, происходит, заговорил граф.
        — Я прекрасно понимаю, почему вы здесь, мисс Линдсей. Моя жена прислала вас, чтобы вы соблазнили меня и таким образом она могла бы получить развод, о котором давно мечтает. Но я не ожидал, что вы будете вести себя как проститутка с одним из моих гостей.
        — Что… что вы говорите? Да, как вы смеете… Она не могла продолжать, граф вновь обрушился на нее, уже срываясь на крик.
        — Вы думали, что обманули меня, что я поверил во внезапную перемену моей жены, в искренность ее намерения вернуть мне дочь? Вы полагали, что я настолько глуп, что не догадываюсь о главной цели вашего приезда?
        Он издевательски засмеялся.
        — Надо быть слепым и глухим, чтобы поверить в то, что вы гувернантка. Вы когда-нибудь видели на гувернантке платье, которое стоит больше, чем она зарабатывает за год?
        — Я… могу… объяснить,  — попыталась сказать Атейла.
        — Здесь нечего объяснять,  — отрезал граф.  — Можете возвращаться к моей жене и скажите ей, что вы не сумели выполнить ее поручение. Если хотите, можете забрать Фелисити с собой!
        — Нет! Нет!  — заплакала Атейла — Я не могу сделать… так!
        — Почему же? Вам так понравилось здесь? Он посмотрел на нее, и в его глазах Атейла прочла презрение.
        — Как скучно вам, наверное, было, когда мне пришлось уехать по делам! Не на ком было испытывать свои чары! Зато сегодня ночью, мне кажется, вы возместили это и должны быть довольны собой!
        — Вы… должны выслушать меня,  — взмолилась Атейла.  — Пожалуйста… пожалуйста… позвольте мне объясниться.
        — Я не собираюсь слушать вашу очередную ложь,  — грубо ответил граф.  — Хотя, возможно, она прозвучит более убедительно, чем ваше исполнение роли гувернантки!
        Его оскорбления словно обжигали ее. Внезапно, заметив, как дрожит от страха девушка, увидев ее огромные глаза на маленьком личике, ее отливающие золотом в свете свечи волосы, он заговорил совершенно другим тоном:
        — Наверное, это было бы жестоко с моей стороны отсылать вас, лишив возможности похвастаться своей победой. Вы явились сюда с единственной целью, и, будьте уверены, я вас не разочарую. Или, может, на сегодняшнюю ночь вам достаточно любви?
        Казалось, вся комната содрогается от той ненависти, которую он вкладывал в свои слова.
        Внезапно он замолчал, крепко обнял ее, притянул к себе и жадно впился в ее губы. Он целовал ее грубо и безжалостно, и все ее попытки вырваться ни к чему не приводили. Атейла чувствовала, что абсолютно беспомощна.
        Изо всех своих сил она пыталась оттолкнуть его, но его руки сжимали ее, словно железные оковы.
        Неожиданно он поднял ее и, будто не слыша вопля ужаса, который вырвался у девушки, бросил на кровать. Обезумев от страха, она взмолилась:
        — Прошу вас… Пожалуйста… Вы пугаете меня! Вы не можете… делать это… пожалуйста… пожалуйста…
        На мгновение у нее оказались свободны руки, и Атейла изо всех сил толкнула его, попыталась подняться. Но не успела. Он снова повалил ее на кровать и набросился на нее. Его пальцы скользнули по ее плечу и с силой впились в только что затянувшуюся рану.
        Острая боль пронзила тело, будто ее снова ударили ножом. Сдавленный крик вырвался из груди, и наступила темнота…
        Атейла медленно приходила в сознание, хотя темнота обволакивала ее, лишала способности двигаться и даже думать.
        Потом она вспомнила, что была чем-то напугана, и тихо застонала. Случилось что-то ужасное, но она не знала, что это было. Только ощущение страха и полной безнадежности не покидало ее.
        Потом она услышала чей-то низкий голос — она не узнала его:
        — Все в порядке, с вами ничего не случится. Спите.
        Подчиниться было легче, чем сопротивляться, и девушка закрыла глаза, вновь проваливаясь в темноту.

        Когда Атейла проснулась снова, занавески были отдернуты, солнце светило в окна. Возвращаться к реальности ей не хотелось, и она лежала с закрытыми глазами, слыша, как Дженни осторожно двигается по комнате.
        Наконец горничная удивленно спросила:
        — С вами все в порядке, мисс? Вы так и не легли в постель прошлой ночью.
        Атейла открыла глаза и поняла, что лежит на неразобранной кровати, одетая в халатик.
        Внезапно все события прошлой ночи встали у нее перед глазами. Девушка не помнила только, что произошло, когда она лишилась чувств от боли.
        Она не помнила, чтобы сама поднималась к себе в спальню. Значит, это граф принес ее?
        Надо было что-то ответить Дженни, и Атейла неуверенно проговорила каким-то чужим голосом:
        — Я очень устала… Когда я… поднялась наверх… Было так жарко…
        Дженни отошла от кровати.
        — Извините, что пришлось разбудить вас, мисс, но я не сумела бы перевязать руку ее светлости так аккуратно, как вы.
        Она поставила медный кувшин на умывальник и прикрыла его махровым полотенцем, чтобы вода не остыла.
        — Вам, наверное, не хочется вставать, после такой беспокойной ночи, мисс. Полежите, а я пойду проведаю ее светлость.
        — Спасибо… Дженни,  — с трудом выговорила Атейла.
        Оставшись одна, девушка потрогала больное плечо и обнаружила, что кружевная оборка халата порвана. Постепенно она вспомнила все, что говорил ей граф, и смысл его слов медленно начал доходить до нее.
        Когда-то она слышала, то ли от матери, то ли от отца, что в Англии женщина, чтобы получить развод, должна доказать неверность мужа и его жестокое обращение с ней. Теперь Атейла понимала, чем объяснялась нарочитая грубость графа и его постоянные оскорбления.
        «Как… как только он мог… думать обо мне… такое?» — с негодованием думала она.
        Потом Атейле пришла в голову мысль, что ее дорогие красивые платья, подаренные графиней, тоже убеждали графа в том, что его хотят заманить в ловушку.
        — Это… это невозможно!  — вслух сказала она.  — Как кто-нибудь мог в такое поверить?
        Она вспомнила вчерашний прием у графа и себя в платье с золотыми блестками, похожую, как сказал сэр Кристофер, на солнечный луч. Как смел граф заподозрить ее, дочь своего отца, в том, что она способна на подобную низость! Да, но граф понятия не имеет, чья она дочь. Для него она лишь незнакомка, которая неожиданно явилась в его дом с ребенком, похищенным у него три года назад.
        Все это было как ночной кошмар, от которого никак не можешь освободиться.
        Внезапно Атейла вспомнила, что прошлой ночью граф приказал ей убираться из замка. Но куда? К тому же у нее нет денег. При мысли об этом Атейла задрожала и, задыхаясь, без сил упала на подушки. Нет сил дышать, нет сил жить.
        Немного успокоившись, она медленно поднялась с кровати, хотя ноги плохо держали ее. Она не знала отчего: от того ли, что произошло прошлой ночью, или от страха перед тем, что ее ожидало.
        Мелькнула было мысль попросить сэра Кристофера помочь ей. Но после всех обвинений графа Атейла скорее умерла бы, чем обратилась к его другу, хоть они и оказались дальними родственниками.
        «Если я обращусь за помощью к сэру Кристоферу, то граф окончательно убедится, что я безнравственная павшая женщина»,  — думала девушка.
        Чудовищно было думать, что ее могут заподозрить в подобном, но постепенно Атейла начинала понимать поведение графа.
        Если он подозревал, что ее прислали в Рот-Касл, чтобы соблазнить его, и видел, что весь вечер она провела, беседуя с его другом, нетрудно представить, что он подумал, когда среди ночи увидел ее в коридоре, неподалеку от спальни маркиза.
        «Но это же ужасно, чудовищно, низко!  — твердила про себя Атейла в полном отчаянии, уверенная, что переубедить графа ей уже не удастся.  — Неудивительно, что он ненавидит меня»,  — думала она, хотя и не понимала, почему граф уверен, что Comtesse так хочет развода. По словам отца Игнатия, у Comte оставалась семья во Франции.
        Девушка подошла к окну, чтобы глотнуть свежего воздуха. Потом, собравшись с силами, она вспомнила, что должна подать завтрак Фелисити, и с трудом заставила себя одеться.
        — Вы выглядите уставшей, мисс,  — сказала Дженни, входя в детскую.  — Почему бы вам ни прилечь, а я присмотрю за ее светлостью.
        — Со мной все в порядке,  — ответила Атейла,  — но я была бы признательна, если бы вы попросили Джеба покататься с ее светлостью сегодня утром. У меня много дел.
        — Да, конечно,  — кивнула Дженни,  — я пошлю за ним в конюшни.
        — Но я хочу кататься с вами, мисс Линдсей,  — воскликнула Фелисити, поднимая голову от тарелки,  — с вами интереснее!
        — Я знаю, дорогая,  — ответила Атейла,  — но у меня болит голова. Так что покатайся с Джебом, а к обеду мне, может быть, станет лучше и мы поедем вместе.
        — Это было бы замечательно!  — сказала Фелисити.  — И значит, у меня не будет уроков?
        — Утром не будет.
        Атейла хотела добавить: «Со мной — никогда», но ей было жалко расстраивать девочку, да у нее и самой слезы навернулись на глаза.
        Она не хотела покидать замок. Она хотела остаться. Не только для того, чтобы иметь крышу над головой, но и из-за Фелисити, и из-за всего остального вокруг, что так отличалось от всего, что она видела прежде и что она успела полюбить.
        Атейла выпила чаю, почувствовала себя немного лучше, хотя и подумать не могла о том, чтобы проглотить хоть кусочек.
        Дженни надела Фелисити бархатную шапочку для верховой езды, жакет, принесла ее хлыстик и перчатки.
        — Я отведу ее вниз, мисс,  — сказала она,  — а вы послушайтесь меня, поспите еще часок-другой. Я позабочусь, чтобы вас не беспокоили.
        — Спасибо,  — слабо откликнулась Атейла. Фелисити обняла ее и поцеловала.
        — Я расскажу вам обо всем, когда вернусь, мисс Линдсей. Хотя, знаете, с Джебом ездить не так весело, как с вами.
        — Делай все, как скажет Джеб,  — напутствовала ее Атейла,  — и будь осторожна, не падай. Это меня очень расстроило бы.
        — Я очень хорошая наездница, прямо как папа,  — ответила Фелисити и поспешила вниз вслед за Дженни.
        Атейла вздохнула и прошла в свою комнату. Несколько минут она молча стояла, глядя на множество платьев в шкафу, думая, как все это упаковать.
        Потом она открыла верхний ящик комода и достала свою сумку, нашла кошелек и высыпала на кровать его содержимое. Там были три купюры по одному фунту, две монеты по полсоверена и три шиллинга — все, что осталось от тех денег, которые Comtesse дала ей перед отъездом из Танжера.
        В отчаянии Атейла смотрела на эти жалкие гроши, думая, что вряд ли она сможет уехать далеко от замка с такими деньгами, и как ей теперь жить, пока найдется какая-нибудь работа. Теперь она жалела, что не узнала, как далеко отсюда Нортумберленд.
        «Может быть,  — думала девушка,  — там я нашла бы кого-нибудь из родственников папы. А теперь что мне делать? Куда идти?»
        Вопросы повисали в воздухе. Ответов не было. Атейла подумала, что лучше бы ее убили вместе с отцом в арабской пустыне.
        Потом она открыла шкаф, куда Дженни сложила чемоданы, нашла самый маленький и решила упаковать в него самые необходимые вещи.
        Опустившись на колени перед чемоданом, она размышляла, что взять с собой. Конечно, о прекрасных платьях нужно было забыть.
        Но Атейла понятия не имела, что ей может пригодиться, и, чувствуя себя слабой и беспомощной, она не выдержала и заплакала. Слезы сначала капали медленно, одна за одной, а потом хлынули неудержимым потоком.
        Атейла услышала, что кто-то вошел в детскую, потом вышел в коридор. Она решила, что это Дженни. В оцепенении девушка осталась сидеть перед открытым чемоданом, а слезы ручьем текли и текли по ее щекам. Дверь в комнату открылась.
        Атейла поискала носовой платок, не желая, чтобы Дженни увидела ее плачущей, но в этот момент мужской голос негромко спросил:
        — Что ты делаешь?
        На мгновение ей показалось, что все это происходит во сне. Атейла, медленно подняла глаза и увидела графа. Он закрыл дверь, подошел к ней и стоял, глядя сверху вниз на девушку у своих ног, плачущую над открытым чемоданом.
        — Почему ты плачешь?
        Ей показалось, что на самом деле он собирался сказать что-то другое. Запинаясь, она ответила:
        — Я… я… уезжаю.
        Слезы застилали ей глаза. Граф достал из нагрудного кармана и подал девушке свой носовой платок. Неловко она взяла его, вытерла мокрые глаза и щеки, пытаясь понять, что привело его к ней в спальню.
        Атейла чувствовала, что сейчас она не в силах отвечать на его обвинения, объяснять ему, насколько он ошибается, подозревая ее Бог знает в чем.
        Граф подождал, пока она уберет платок, затем сказал:
        — Я пришел извиниться.
        Подобных слов Атейла никак не ждала. Ее глаза расширились от изумления.
        — Я узнал от Элизабет Уик, что ты сделала для нее прошлой ночью. Она чрезвычайно благодарна тебе и просит, чтобы ты зашла к ней попрощаться перед отъездом.
        — Да, да… конечно,  — выдавила из себя девушка.
        — Я не заслуживаю прощения, но я обезумел от ревности!
        Атейла, не в силах понять ни слова из того, что он говорил, только смотрела на него, и в глазах ее застыл немой вопрос.
        Граф резко сказал:
        — Ты заставляла меня страдать тысячей разных способов с того самого момента, как появилась здесь. А прошлой ночью, когда я подумал, что ты была с Хогартом, я не мог это больше выносить.
        — Я… я не понимаю,  — пробормотала Атейла. Неожиданно граф улыбнулся:
        — Я тоже. Я никогда не испытывал ничего подобного раньше, и я ничего не могу объяснить. Он перевел дыхание и продолжал:
        — Мне бы следовало попросить тебя рассказать о себе. И почему ты так не похожа на гувернантку и откуда у тебя такая одежда… Но ты очень напугала меня, когда впервые появилась в доме.
        — Напугала… в… вас?  — тихо, почти неслышно переспросила Атейла.
        Она ничего не понимала.
        Она только знала, что страшный кошмар прошлой ночи превращается в сказочный сон, который наполняет комнату солнечным светом и заставляет ее сердце биться так странно и сладко, как ему никогда еще не случалось.
        — Если даже ты действительно пыталась соблазнить меня, чтобы моя жена получила развод, это не имеет значения. Кто бы ты ни была, что бы ты здесь ни делала, ты — это ты, и мне от тебя не уйти.
        — О чем… о чем вы говорите?  — прошептала Атейла.
        — Я говорю, что так вот странно, непредсказуемо, необъяснимо я влюбился в тебя, и, хотя мне самому в это трудно поверить, я ничего не могу с собой поделать.
        — Не может быть!
        — Это правда!  — сказал граф.  — И это единственное оправдание тому, как я обращался с тобой и что говорил.
        Он улыбнулся, и оказалось, что его улыбка может быть чарующей.
        — Так сможешь ли ты простить меня? Атейла с трудом поднялась с пола и не в силах отвести глаза от графа так и стояла, глядя на него снизу вверх.
        — Я не думаю… что правильно поняла… то, о чем вы говорили. Может, я просто сплю… и это все мне… снится.
        Граф придвинулся поближе к ней.
        — Это не сон, это правда. И если ты думаешь, что я отпущу тебя, ты очень ошибаешься.
        — Но… вы же приказали… мне уйти,  — по-детски пролепетала Атейла.
        — Только потому что ты так мучила меня, что я больше не мог терпеть! Ты представляешь, что я вообразил, когда увидел тебя в коридоре? Я подумал…
        — Как вы могли… думать… такое… такое обо мне?  — прервала его Атейла.
        — Я задавал себе тот же вопрос, когда узнал, где ты была на самом деле,  — признался граф.  — Я пытался ненавидеть и презирать тебя с того самого момента, как ты появилась здесь, но у меня ничего не вышло!
        Атейла смотрела на него широко раскрытыми глазами, пытаясь понять, о чем он говорит. Вдруг совсем другим тоном граф попросил:
        — Помоги мне, пожалуйста, понять, расскажи, зачем ты приехала сюда вместе с Фелисити,  — Я хотела… рассказать вам об этом… прошлой ночью… но вы не стали слушать меня.
        — Я знаю. Но когда ты потеряла сознание и я нес тебя сюда, я увидел эту рану у тебя на плече и вдруг понял, что ты чиста и невинна и просто не можешь быть другой.
        Он протянул руки Атейле и повторил:
        — Доверься мне. Расскажи мне правду. Я знаю, ничто не помешает мне продолжать любить тебя.
        Атейла не думая вложила свои пальчики в его протянутые к ней ладони. От этого прикосновения девушке показалось, что теплый солнечный лучик пробежал по ее телу. Она поняла, что как бы ни старалась она ненавидеть его, ее чувство к нему отнюдь не было ненавистью.
        И не только потому, что он был красив и внушителен и ей нравилось смотреть на него, даже когда он хмурился. Когда его не было, замок казался пустым. Ей не хотелось признаваться в этом даже самой себе, но она скучала по нему и с нетерпением ждала его возвращения.
        Прошлым вечером, разговаривая с сэром Кристофером о своем отце, она краем глаза видела графа во главе стола. Он показался ей похожим на короля, но, главное, она восхищалась этим человеком, этим мужчиной, и чувствовала, что ее тянет к нему. Не важно, смотрела она на него в этот момент или нет.
        Теперь, когда ее пальцы лежали в его ладони, Атейла живо чувствовала, что между ними существует какая-то невидимая связь и ничего не требуется объяснять.
        Она принадлежала ему, она была частью его, и нежное прикосновение его руки подтверждало это. Атейла взглянула в лицо графа и поняла, что он думает о том же, что она.
        Опустив ее руки, осторожно, словно боясь напугать ее, граф обнял девушку.
        — Мне действительно больше ничего не надо знать,  — сказал он.  — Я знаю, что люблю тебя больше жизни, моя дорогая, ты моя, а все остальное не имеет значения.
        Он говорил глубоким негромким голосом, медленно наклоняясь к ней. Наконец их губы соприкоснулись. Он нежно целовал ее. И от этого поцелуя ее сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди от счастья.
        Любовь, о которой она мечтала, пришла к ней. Такая любовь, какая связывала ее родителей, такая, которая и есть главная драгоценность в жизни.
        Граф прижал ее к себе. Его губы становились все более требовательными, более настойчивыми, и все-таки очень нежными. Этот поцелуй был так прекрасен, что слезы снова покатились по щекам девушки.
        Он поднял голову.
        — Не надо плакать, моя дорогая! Гоблины исчезли, больше они никогда не напугают тебя.
        Она попыталась улыбнуться, но почувствовала, что больше не выдержит такого напряжения, и спрятала лицо на его плече.
        — Я… я думала, мне придется уехать… и я больше не увижу тебя!  — прошептала она. Его объятие стало еще крепче.
        — Я бы никогда не отпустил тебя. Я был вне себя прошлой ночью, когда произнес эти безумные слова. Я знаю, что не могу жить без тебя.
        Неожиданно он замолчал, потом заговорил снова, и голос его звучал невесело.
        — Ты знаешь, несмотря на мою любовь, я не могу сейчас просить твоей руки. Но я дам Надин развод, которого она так жаждет.
        Атейла подняла голову.
        — Ты… что, действительно думаешь, что… я приехала сюда… с такими низкими целями?
        — Зачем же ты приехала?
        — Все гораздо… проще, чем ты думаешь,  — ответила Атейла.  — Графиня, как называют твою жену в Танжере, попросила отца Игнатия найти англичанку, с которой она могла бы отправить Фелисити в Англию.
        Граф внимательно слушал, а его руки по-прежнему обнимали ее.
        — Я была очень больна. В пустыне разбойники напали на наш караван… убили моего отца… и ранили меня… Меня подобрали и принесли в Танжер. Отец Игнатий приютил меня в миссии, главой которой он был.
        — Так вот откуда эта страшная рана у тебя на плече,  — воскликнул граф.  — Я понял прошлой ночью, почему ты потеряла сознание, когда я дотронулся до нее.
        — Она только что зажила,  — ответила Атейла.  — Я хотела вернуться в Англию, но у меня не было денег. И отец Игнатий отвел меня на виллу, где жила мать Фелисити. На следующий же день началось наше путешествие.
        — Но, почему вдруг моя жена решила возвратить мне ребенка, которого три года назад так жестоко похитила у меня,  — спросил граф.
        — Графиня очень больна, и она говорила, что Фелисити осложняет ее отношения с Comte. А сама девочка… была… не очень счастлива с ним.
        Она почувствовала, как замер граф, и испугалась, что он вновь начнет оскорблять Comte, как он делал это не раз, но тот промолчал. Тогда Атейла продолжила:
        — Я согласилась с предложением графиня, потому что надеялась в Англии найти своих родственников, а деньги на дорогу графиня дала мне.
        Она взглянула на кровать и добавила:
        — Но к тому времени, как мы добрались сюда, деньги почти кончились. На кровати это все, что осталось.
        Граф улыбнулся, а потом нежно сказал:
        — И ты серьезно думала, мое сокровище, что сможешь уехать и жить на эти деньги?
        — Мне было очень страшно, я не знала, куда идти,  — призналась Атейла.
        — Поверь мне, больше тебе не придется бояться. Теперь я все понял и умоляю простить меня за то, что я мог заподозрить тебя. И все из-за того, что ты необычайно красива и, конечно, так великолепно была одета.
        Он замолчал, словно обдумывая что-то, потом сказал:
        — Как же я глуп, что не догадался сразу, откуда у тебя такая дорогая и красивая одежда. Это моя жена подарила тебе?
        Атейла кивнула:
        — У нас отняли все. В миссии мне дали платье, но оно больше всего было похоже на безобразный серый мешок.
        Граф засмеялся:
        — Каким бы безобразным ни было твое платье, оно не могло скрыть красоту твоих волос, твоих глаз, твоего очаровательного маленького носика и твоих губ, мое сокровище. Они были созданы для моих поцелуев.
        Он поцеловал ее требовательно и страстно.
        — Сколько мужчин целовали тебя до меня?
        — Никто,  — ответила Атейла.  — Раньше я… не встречала никого… похожего на тебя.
        — Уж я постараюсь, чтобы ты их не встретила,  — ответил граф.  — Но о чем же ты проговорила весь вечер с сэром Кристофером? Я ведь вообразил, что он влюбился в тебя!
        Атейла засмеялась:
        — Он знает все о моем отце, читал его книги и статьи в Королевском географическом журнале. Граф удивленно посмотрел на нее:
        — Ты хочешь сказать, что твой отец — Гордон Линдсей?
        — Да, но я не думала, что тебе что-нибудь говорит это имя.
        — Я слышал о нем. Так уж получилось, что именно я президент Королевского географического общества, и, естественно, я регулярно читаю наш журнал.
        — Я и представить себе этого не могла. Я ни за что не догадалась бы, что имя папы тебе известно.
        — Его статьи читаются с захватывающим интересом. Но его дочь кажется мне просто восхитительной!
        И он снова приник к ее губам долгим сладостным поцелуем. Атейле казалось, что вместе с поцелуем он взял ее сердце и теперь оно навеки принадлежит ему. И это было так прекрасно, что страшно было поверить. Она слегка прижалась к графу, а он все целовал и целовал ее.
        А потом он спросил:
        — Если никто не целовал тебя раньше, скажи, что ты чувствуешь?
        — Это прекрасно! У меня нет слов… Твои поцелуи, словно звезды над пустыней, когда кажется, что вся Вселенная полна ими. А может, они словно лучи солнца, которое медленно поднимается над горизонтом, согревая землю. Это счастье, которое могла бы выразить только музыка.
        Восторг, такая страсть слышались в ее голосе, что у графа дыхание перехватило.
        Он целовал ее до тех пор, пока земля не закружилась у них под ногами. Они словно уносились в небо, навстречу солнцу, обжигаемые пламенем страсти.
        «Я люблю тебя… я люблю тебя!» — кричало сердце Атейлы, и наконец она решилась произнести это вслух.
        — И я люблю тебя, дорогая,  — сказал он.  — Но мне предстоит еще многое сделать, прежде чем я смогу назвать тебя своей женой.
        — Я не уверена, что ты должен… жениться на мне.
        — А я уверен и твердо намерен это сделать! Никто и ничто не остановит меня. Но развод займет немало времени и вызовет скандал в обществе. Для моей семьи это будет очень тягостно, но тут уж ничего не поделаешь.
        Атейла услышала нотку горечи в его голосе и поняла, насколько графу ненавистна сама мысль о том, что его личные дела станут достоянием светских сплетников. Но тут, словно сказав себе, что ничто, кроме их любви, не имеет значения, он прижал девушку и снова поцеловал.
        Атейла, не в состоянии ни о чем думать, лишь чувствовала, что внезапно очутилась на небесах, где нет ни страха, ни боли и где царит любовь.

        Глава 7

        Весь остаток дня Атейла жила как в волшебном сне. И все время, пока она была с Фелисити, она считала часы до встречи с графом.
        Уходя от нее, он сказал:
        — К сожалению, я должен тебя покинуть, дорогая. Уики уезжают после ленча, и Хогарт с ними. Я понимаю, что не должен ревновать тебя к нему, но мне не хочется, чтобы ты виделась с ним.
        — А когда мы вновь сможем быть… вместе?  — спросила Атейла.
        — Я думаю, лучше всего после чая. Ведь ты сможешь попросить кого-нибудь побыть с Фелисити, а сама спустишься ко мне в гостиную, где мы все обсудим.
        Она улыбнулась ему, и графу показалось, что вся комната наполнилась светом.
        — Я должен о многом поговорить с тобой, хотя на самом деле важно только то, что ты любишь меня и всегда будешь со мной.
        Он быстро поцеловал ее, повернулся и вышел. Несколько минут Атейла сидела неподвижно. Потом вскочила и подбежала к окну. Небо было ясное. Она поверила, что все темное и страшное ушло из ее жизни, и возблагодарила Бога за то счастье, что Он даровал ей.
        Фелисити вернулась с верховой прогулки. После ленча Атейла решила читать ей. Книга была об Африке, и девушка поняла, что может сама рассказать Фелисити гораздо больше. Она рассказала девочке о пустыне, об арабских племенах, о необыкновенных городах, таких, как Фее и Марракеш, которые остались такими же, какими были несколько столетий назад.
        От счастья, которое переполняло все ее существо, девушке казалось, прошлое — словно мираж в пустыне. По-настоящему реальными были только ее возлюбленный и его замок.
        В три часа они с Фелисити опять поехали кататься. Чтобы девочка не устала, на этот раз Атейла не пускала лошадей в галоп, и они не торопясь ехали через парк. Все вокруг казалось Атейле на этот раз еще прекраснее, чем раньше. Словно почувствовав ее настроение, Фелисити спросила:
        — Вам нравится замок, мисс Линдсей, ведь правда?
        — Это самое красивое место, какое я когда-либо видела,  — ответила Атейла,  — и мы с тобой постараемся, чтобы оно стало таким же прекрасным, как снаружи.
        Фелисити задумалась:
        — С помощью любви?
        — Да,  — ответила Атейла,  — любви. Тогда он станет просто великолепным.
        Приближалось время встречи с графом, и девушка чувствовала, как колотится ее сердце. Она напоила Фелисити чаем, потом поиграла с ней в кукольный дом. Они переставили в нем мебель и усадили маленьких куколок, а Атейла сочинила какую-нибудь историю про каждую из них, так что они стали совсем как настоящие люди.
        Когда пробило пять часов, пришла Дженни.
        — Я догадалась, мисс,  — сказала она,  — что ее светлость будет играть в кукольный дом, и принесла для кукол еду на маленьких тарелочках. Повар специально приготовил.
        Фелисити пришла в восторг, и пока они с Дженни расставляли тарелочки на столе, Атейла ускользнула. У себя в спальне она на секунду остановилась перед зеркалом. Глаза ее светились от счастья, а нежные губы казались созданными для поцелуев.
        Она вспыхнула, вспомнив, как граф целовал ее, и подумала, что ничего прекраснее с ней еще не случалось.
        Атейла почти сбежала по лестнице. Лакей хотел открыть перед ней дверь гостиной, но она не дожидаясь сама повернула ручку и вошла.
        Граф ждал ее, стоя у камина. Их глаза встретились. На мгновение оба замерли, но вот он протянул руки, и девушка бросилась в его объятия. Граф обнял ее, но потом слегка отстранился и сказал странным изменившимся голосом:
        — Прежде чем я скажу, как сильно люблю тебя, нам нужно поговорить. Я должен о многом рассказать и многое объяснить тебе.
        Атейла с трудом понимала, о чем он говорит, потому что он обнимал ее, она слышала удары его сердца.
        Граф нежно поцеловал ее в лоб и усадил на диван. Сам он сел рядом и взял ее ладони в свои.
        — В этой комнате я впервые увидел тебя,  — сказал он.  — Ты была так красива, что я сразу почувствовал опасность. Поверь, я боролся не столько против тебя, сколько против себя самого.
        — Теперь я понимаю это,  — сказала Атейла,  — но тогда ты очень напугал меня.
        — Клянусь, я больше никогда не испугаю тебя! Но постарайся понять: я был напуган ничуть не меньше, чем ты.
        Она удивленно взглянула на него, а он с улыбкой сказал:
        — После всего, что мне пришлось пережить из-за Надин, я поклялся, что никогда больше не отдам своего сердца женщине, не буду так глуп, чтобы влюбиться снова.
        При мысли о том, что его первой любовью была графиня, Атейла ощутила легкий укол ревности. Она отвернулась, чтобы граф не заметил этого. Но он мягко сказал:
        — Да, я любил Надин, но то чувство, было совсем не таким, как большая чистая любовь, которую я испытываю к тебе. Наверное, я любил ее только потому, что она была очень красива, а ее родители убедили меня, что она хочет выйти за меня замуж. Когда я попросил ее руки, она сказала «да».
        Он помолчал.
        — Сейчас трудно представить, насколько доверчив я был. Я воображал, что, поскольку я, что называется, «выгодная партия», она действительно любит меня и как мужчину.
        Граф сказал это с такой горечью, что Атейла, тихонько сжав его пальцы, спросила:
        — А почему она не любила тебя? Она искренне недоумевала, как могла молодая неопытная девушка не влюбиться в такого красивого и богатого молодого человека. Словно прочитав ее мысли, граф ответил:
        — Когда я женился на Надин, она уже была влюблена в Comte de Soisson!
        — О нет!  — воскликнула Атейла,  — тогда почему же она не вышла замуж за него?
        — Он уже был женат, и давно. Во Франции женятся рано. Это был брак по расчету, и его жена была из такого же знатного рода, как Soisson.
        — Ты не знал об этом?
        — Я понятия не имел, что до меня у нее уже были отношения с мужчиной, пока мы случайно не встретили его в Лондоне, на одном из приемов.
        На несколько секунд в комнате воцарилась тишина. Графу было нелегко вспоминать о прошлом.
        — Только полный идиот не заметил бы, как ожила и похорошела моя жена, стоило ей увидеть его. Когда они смотрели друг на друга, у них были такие лица, что не нужно было никаких слов.
        — Тебе, должно быть, было больно.
        — Да, хотя, к тому времени я уже понял, что Надин не любит меня. Она была просто мила и любезна и делала все, о чем я просил ее. К тому же она носила нашего ребенка.
        — А что потом?
        — Ничего. Я попросил жену рассказать мне правду, и она призналась, что любит Comte. После долгих недомолвок и лжи я понял, что она влюблена в него с семнадцати лет и что он соблазнил ее, когда она была в Париже вместе с родителями.
        Атейла с ужасом посмотрела на него, а граф продолжал:
        — Граф тогда сумел как-то выпутаться из этой довольно скользкой ситуации. Он сказал Надин, что больше они не должны никогда видеться. Но вскоре после рождения Фелисити я узнал, что они переписываются и даже тайно встречаются, когда он бывает в Лондоне.
        — И что же… ты тогда сделал?
        — Я пригрозил, что убью его, и у него хватило ума не попадаться мне на глаза. Но мы с Надин с каждым днем все больше и больше становились чужими. В конце концов мы почти перестали видеться, не считая выездов в свет и приема гостей в замке.
        Атейла, прижавшись к графу, прошептала:
        — Тебе, должно быть, было очень… тяжело.
        — Я говорил себе, что мне все равно. В действительности я уже давно не любил Надин. Но она была моей женой, и мне не хотелось, чтобы скандал коснулся моей семьи.
        — Я понимаю, такая жизнь любого сделала бы очень… очень несчастным.
        — Мне кажется, я стал более циничным и жестоким. Я сказал себе, что женщинам нельзя верить.
        Атейла вздрогнула, но граф сказал:
        — Все это теперь забыто, моя любимая. Я знаю, что ты не такая. В тебе я нашел все, что когда-либо мечтал найти в женщине.
        При этих словах Атейла почувствовала глубокое волнение. Она повернулась к нему, ожидая, что он заключит ее в объятия. Но граф с усилием отодвинулся от нее и проговорил:
        — Я должен рассказать тебе обо всем, что случилось со мной, чтобы ты поняла.
        — Я понимаю… Продолжай.
        — Три года назад я узнал, что граф в Англии и Надин регулярно встречается с ним. Я был почти уверен, что они любовники, но они ловко обманывали меня. Я не мог ничего доказать.
        Губы графа сжались. Несколько секунд он молчал, прежде чем смог продолжать.
        — Наши отношения накалялись. Однажды рано утром я уехал на охоту. Когда я вернулся, то обнаружил, что она сбежала, забрав с собой Фелисити.
        — Как… жестоко.
        — Я уверен, что это граф уговорил ее. Он ненавидел меня, и ему было приятно причинить мне боль. Впрочем, это неудивительно. Я говорил о нем Надин немало гадостей, а она, несомненно, передала все ему.
        — И что ты сделал, когда узнал, что она сбежала.
        — Когда я понял, что граф и она уехали из Англии в Париж, то решил не делать ничего.
        — Ничего?
        — Сначала, я говорил всем, что Надин с ребенком уехали отдыхать и скоро вернутся. Проходили месяцы, начались пересуды. Тогда я решил не обсуждать это ни с кем и предоставить всем вокруг думать, что кому заблагорассудится.
        — И ты не получал никаких известий от своей жены?
        — Ничего, пока десять месяцев назад не пришло письмо из Франции от адвоката Comte. В нем сообщалось, что его жена умерла и он просит меня оформить развод, чтобы он и Надин могли пожениться.
        — Так значит, жена граф умерла!  — воскликнула Атейла.  — Отец Игнатий ничего не знал об этом.
        — Да, он был свободен и готов жениться, но Надин оставалась связана со мной.
        — И ты не захотел дать ей развод?
        — Почему я должен был это делать? Развод, не важно по чьей вине,  — это всегда скандал. Личные отношения между двумя людьми становятся достоянием гласности. О них сообщают в газетах, и каждый кому не лень может обсуждать их сколько захочет.
        — Значит, ты отказал.
        — Да, отказал совершенно категорически. Я не собирался жениться еще раз, пока не встретил тебя.
        — Как я могла допустить мысль, что ты любишь меня,  — сказала Атейла,  — если в твоих глазах не было ничего, кроме ненависти.
        — Я ненавидел тебя за то, что ты растревожила мое сердце, за то, что каждый раз, когда я смотрел на тебя, оно разрывалось от страсти и нежности.
        Он улыбнулся:
        — Я ведь был убежден, что ты змея-искусительница, подосланная, чтобы соблазнить меня и таким образом вынудить дать развод Надин.
        — Я что-то не понимаю, о чем это ты?  — спросила Атейла.
        — Если бы у нее были доказательства моей неверности, она смогла бы добиться развода. До того, как она уехала, мы с ней часто ссорились, вот она и привлекла бы слуг в качестве свидетелей моей жестокости.
        Он замолчал на секунду, а потом сказал:
        — Наверное, она правда очень хочет стать женой Comte.
        — Но теперь… ты дашь… ей развод?
        — Я уже отправил письмо своим адвокатам в Лондоне и просил их сообщить моей жене, что она будет свободна, как только оформят документы.
        С этими словами, он обнял Атейлу:
        — А потом, мое сокровище, я смогу просить тебя удостоить меня чести стать моей женой.
        — Ты же знаешь… Ничего прекраснее не может быть для меня.
        — Клянусь, я сделаю тебя счастливой! Но, моя дорогая, пока ты должна немедленно уехать.
        Атейла застыла в изумлении, надеясь, что ослышалась.
        — Уехать?  — переспросила она.  — Но… почему?
        — Потому, моя радость, что я хочу заключить настоящий брак. Было бы большой ошибкой, если бы ты осталась здесь, хотя бабушка и присматривает за нами.
        — Но… почему? Почему?  — снова спросила Атейла.
        — В Англии есть чиновники Высокого суда, которые в течение шести месяцев после того, как принято решение о разводе, следят за тем, чтобы не было никаких любовных связей.
        — Шесть месяцев!  — в смятении воскликнула Атейла.
        — Это будет тяжело, очень тяжело, но потом мы будем вместе до конца жизни.
        — Я не могу… потерять тебя, я не переживу, если потеряю тебя!
        — О, моя дорогая, если бы ты знала, как много значат для меня эти слова! Но я должен на время расстаться с тобой, потому что я хочу защитить тебя не только от скандалов и сплетен, но и от себя.
        Граф усмехнулся и добавил:
        — Неужели ты думаешь, что я смогу жить в замке, рядом с тобой, и скрывать от всех, как сильно я люблю тебя и как безумно хочу?
        Атейла понимала, что он прав, но ей было страшно расстаться с любимым.
        — Ты говоришь, развод займет много времени. А вдруг, когда все закончится… ты поймешь, что больше не любишь меня?
        — Этого не случится. Я люблю, обожаю, боготворю тебя. Я знаю — мы принадлежим друг другу и никто никогда не встанет между нами:
        Он приподнял подбородок девушки и сказал:
        — Поклянись, что любишь меня так же сильно, как я люблю тебя, и что никакой другой мужчина никогда не войдет в твою жизнь.
        — В целом мире… нет для меня… никого, кроме тебя,  — прошептала Атейла.  — Я люблю тебя всем сердцем и душой и ужасно боюсь потерять.
        Граф прижал ее к себе, и их губы слились в поцелуе.
        Вновь словно солнечные лучи пронизали ее тело, огонь охватил их сердца, тела и души. В экстазе они парили на крыльях любви.
        — Я люблю тебя… я люблю тебя… Когда ты целуешь меня… нет в мире ничего больше,  — только ты и моя любовь,  — шептала Атейла.
        Граф продолжал ее целовать, и девушке казалось, что они больше не люди, а частицы звезд, неба, солнца, и нет им пути обратно на Землю.
        Прошло немало времени, прежде чем граф смог выговорить тихо и неуверенно:
        — Радость моя! Я должен рассказать тебе о том, что намерен предпринять.
        — Что же?  — спросила Атейла, испугавшись серьезности его тона.
        — У меня есть тетя, которая живет примерно в пяти милях отсюда. Она вдова и очень добрая женщина. Я знаю, ей одиноко, потому что у нее нет детей. Она будет рада принять и тебя, и Фелисити.
        — А… я смогу видеть тебя? Граф улыбнулся:
        — Можешь быть уверена. Я буду приезжать полями, и мы будем встречаться несколько раз в неделю. Ну конечно, ты будешь привозить сюда Фелисити повидаться с прабабушкой.
        — Ты… действительно… будешь приезжать?
        — Не сомневайся! Нам будет тяжело, моя дорогая, но мы подождем. А потом, когда наконец мы будем вместе, мы быстро забудем все, что нам пришлось вытерпеть ради нашей любви.
        — Ты уверен… что это самый лучший… путь?
        — Это единственный путь. Если бы жена возбудила дело о разводе, вряд ли она выиграла бы. Всем известно, что она бросила меня и живет, как говорится, «в грехе». Могло случиться так, что мы остались бы в браке до конца жизни.
        Атейла вскрикнула от ужаса, а граф продолжал:
        — Не бойся, этого не случится! Но я борюсь за наше будущее, и мы должны быть очень, очень осторожны.
        — Я сделаю все, как ты скажешь,  — кивнула девушка.
        Граф нежно посмотрел на нее.
        — Любовь моя, когда ты станешь моей женой, я докажу, как сильно люблю тебя. У тебя будет все, о чем ты мечтаешь.
        — Я мечтаю только о том, чтобы ты поцеловал меня,  — прошептала Атейла.
        Она увидела, как вспыхнули глаза графа. Он целовал ее до тех пор, пока оба они не задохнулись. Когда наконец она смогла заговорить, Атейла спросила:
        — Как скоро нам с Фелисити придется… уехать?
        — Я все устрою завтра и предупрежу тетю, чтобы на следующий день она была готова вас принять.
        Увидев, как погрустнели глаза девушки, он добавил:
        — У нас еще две ночи и целый день, моя дорогая. Ведь ты поужинаешь со мной сегодня?
        — А разве я могу?
        — Никто еще не знает о наших планах. Возможно, кое-кто из слуг удивится, что гувернантка ужинает с хозяином, но я надеюсь, что в будущем для них все станет ясно. Кроме того, я же сказал: за тобой присматривает моя бабушка.
        — Ты не скажешь ей о нас?
        — Зачем?  — улыбнулся граф.  — Уверен, она уже и так все знает.
        Он заметил, как в страхе замерла девушка, и добавил:
        — Не волнуйся! Бабушка так мечтает, чтобы я снова женился и чтобы у меня был наследник, что была бы рада любой женщине, а тебе, мое сокровище, особенно!
        — Почему ты так думаешь?
        — Потому что она уже давно любит тебя, хотя и не сомневается, что ты не гувернантка. Я представляю, как счастлива она будет узнать, кто ты на самом деле и кем был твой отец.
        — Разве она тоже слышала о папе?
        — А почему тебя это так удивляет? Я лично удивлен только тем, что она не узнала обо всем уже давно,  — засмеялся граф.  — Бабушка была в Северной Африке несколько раз вместе с моим дедом. Он был неутомимым путешественником и ужасно интересовался обычаями мусульманского мира.
        — Это же замечательно! А ведь папа думал, что его книги читают только старые профессора да студенты, которым это положено по программе. И вот здесь, где я никак этого не ждала, я узнаю, что и сэр Кристофер, и ты, даже твоя бабушка знали о нем!
        — И кто из нас важнее для тебя?  — спросил граф.
        — Ты, конечно!  — Атейла потерлась щекой о его плечо.  — Я так рада и так горда тем, что ты понимаешь, каким умным человеком был мой отец и какое значение будут иметь его труды об африканских племенах для тех, кто действительно захочет узнать больше об этом, пока совсем не известном континенте.
        — Я узнаю, насколько популярны книги твоего отца, и, когда в следующий раз буду в Лондоне, постараюсь убедить издателей увеличить тиражи его книг.
        — Это было бы для меня самым лучшим подарком!  — воскликнула Атейла.  — Спасибо… Спасибо тебе за то, что ты понимаешь меня.
        Граф молча поцеловал ее.
        Потом, взглянув на часы над камином, Атейла поняла, что пора подниматься наверх и укладывать Фелисити.
        — Я действительно могу поужинать с тобой сегодня?  — спросила она.
        — Поверь, я не собираюсь сидеть в столовой в одиночестве,  — ответил граф.  — И нам еще многое надо сказать друг другу после ужина, хотя, возможно, не словами.
        Он смотрел на ее губы, и Атейла ощутила сладость его поцелуя.
        Но пора было уходить. Атейла улыбнулась графу и вышла из комнаты прежде, чем он успел остановить ее.
        Поднимаясь наверх, Атейла повторяла про себя благодарную молитву за то счастье, которое она обрела так неожиданно в тот момент, когда, казалось, впереди у нее не было ничего, кроме страха и нищеты.

        Фелисити уже поужинала и, готовая ко сну, сидела на кровати, когда Атейла вошла в детскую.
        — Представляете,  — воскликнула Фелисити,  — мы с Дженни угощали кукол, и они так объелись, что теперь, я боюсь, у них заболят животы!
        — Надеюсь, что с тобой такой же беды не случится,  — ответила Атейла.
        — Конечно, нет! Ведь вы обещали, что завтра мы с вами поедем кататься. И может, даже папа поедет с нами?
        — Я уверена, он будет рад присоединиться к нам,  — сказала девушка, и Фелисити запрыгала от радости.
        — Я люблю папу, когда он катается со мной,  — весело заявила она.  — И когда все эти глупые люди уедут из замка, он, может быть, будет кататься каждый день!
        Атейла почувствовала, как ее сердце переворачивается при мысли о том, что скоро им с Фелисити придется уехать в чужой дом. Она постаралась не думать об этом сейчас, прочла вместе с Фелисити молитву и поцеловала ее перед сном. Фелисити обвила ручками шею и поцеловала, прошептав:
        — Я люблю вас, мисс Линдсей. И всех остальных тоже, как вы говорили мне.
        Она замолчала, словно что-то обдумывала про себя, потом добавила:
        — Я люблю вас, и папу, и бабушку, потому что она разрешает мне играть ее драгоценностями, а еще Дженни и Джексона и, конечно же, Стрекозу, хотя и не так сильно, как вас.
        Атейла засмеялась:
        — Спасибо, моя дорогая! Фелисити снова поцеловала ее. Девушка подоткнула одеяло и прошептала:
        — Спокойной ночи, моя хорошая. Пусть Бог хранит тебя и ангелы берегут твой сон.
        Так в детстве говорила ей мама, когда укладывала спать. И сейчас, выходя из комнаты, Атейла подумала, что Бог и его ангелы действительно защитят девочку, и еще, что больше никогда в жизни она сама не усомнится в могуществе Того, кто не отверг ее молитвы.
        Дженни уже приготовила для нее ванну, и они долго обсуждали, какое платье лучше надеть к ужину. Атейла впервые рассказала Дженни о своем отце, о его статьях для Королевского географического журнала и о том, что граф читал их, потому что он президент общества.
        — Вы понимаете, как приятно и неожиданно для меня, что в замке есть люди, которые знают, кем был мой отец и как много он сделал для изучения Африки.
        — Да не важно почему, мисс, но очень хорошо, что вы будете ужинать внизу. Ваше место там. Мы все вчера заметили, что вы были красивее всех остальных дам на приеме,  — ответила Дженни.
        — Спасибо,  — улыбнулась Атейла. Они выбрали серебристо-белое платье, в котором Атейла казалась совсем молоденькой. Ей казалось, что графу такой и хотелось ее видеть: молодой и не тронутой никем до него.
        Когда она уже была готова, девушка на секунду остановилась перед зеркалом. Ее показалось, что глаза так ясно говорят о счастье и любви, что, пожалуй, граф поступает мудро, отсылая ее. Невозможно было бы скрыть, что они любят друг Друга.
        — Я люблю его! Я люблю его!  — прошептала она своему отражению и вышла из комнаты. В коридоре она встретила Дженни.
        — Да, кстати, мисс, я совсем забыла, ведь вам пришло письмо. Сегодня, после обеда. Я положила его на камин.
        — Письмо?  — удивилась Атейла.
        — Да, мисс, с иностранной маркой. Вы же заходили в комнату ее светлости, я думала, вы заметите его.
        Атейла прошла в детскую и взяла письмо, которое лежало рядом с каминными часами. Как она и ожидала, оно было из Танжера. Почему-то Атейла решила, что оно от графини. Ей было страшно вскрывать его. Она боялась прочесть что-то, что могло испортить им с графом этот вечер. Но и спуститься к нему, не прочитав письмо, она не могла.
        Медленно, потому что пальцы у нее дрожали, Атейла вскрыла конверт. Там лежал тонкий, сложенный пополам листок бумаги. Развернув его, девушка узнала почерк отца Игнатия.
        Она подумала, как он добр, что не забыл о ней, и начала читать письмо, написанное мелким красивым почерком. +++
        Моя дорогая Атейла, Я молюсь Господу, чтобы он помог вам благополучно добраться до Англии. Надеюсь, что ты уже в Рот-Касле и что граф был рад вновь увидеть свою дочь.
        К сожалению, поводом для моего письма послужили весьма печальные события. Вчера умерла графиня, завтра состоятся ее похороны.
        Доктор считает, что у нее было сильно поражено легкое и не было никакой надежды, что она поправится. Туберкулез, увы, отнимает жизнь у многих людей, потому что лекарства от него не существует.
        Я надеюсь, ты сумеешь сообщить Фелисити о смерти ее матери как можно осторожнее. Все мы знаем, как бедная женщина любила девочку, и Фелисити очень любила свою маму. Но теперь она с отцом, и я думаю, что это Господь в неизреченной мудрости своей сделал так, чтобы дитя могло вернуться на родину, прежде чем случилось несчастье.
        Напиши мне, если у тебя будет время. Ты знаешь, я молюсь за тебя каждый день, чтобы Господь не оставил тебя, а Его любовь бесконечна.
        Остаюсь, моя дорогая Атейла, твой во Христе отец Игнатий. +++
        Атейла перечитала письмо, с трудом веря, что эти строки не плод ее воображения. Потом перечитала еще раз. Когда наконец она убрала письмо обратно в конверт, она была полна уверенности, что отец Игнатий прав: Господь не оставил ее. Будущее представилось ей, наполненным счастьем и светом.

        Граф посмотрел на Атейлу и нежно сказал:
        — Я думаю, дорогая, нам пора ехать.
        — Да, конечно,  — ответила Атейла.
        Она до сих пор не могла поверить, что стала женой графа и что через несколько минут они покинут замок, чтобы отправиться в свадебное путешествие.
        Они обвенчались в маленькой церквушке в парке. Фелисити разрешили быть подружкой невесты и дали подержать ее букет, пока граф надевал кольцо на палец Атейлы.
        Служба была простая и недолгая, но ее искренность глубоко отзывалась в сердце девушки. Ей слышалось пение ангелов, и райские врата, казалось, распахнулись перед влюбленными.
        Прочитав письмо отца Игнатия, граф решил, что они должны пожениться немедленно, втайне от всех. О смерти Надин он решил сообщить позже, после возвращения из свадебного путешествия.
        — Насколько я знаю, имя Надин практически не упоминалось в светских кругах в последние три года,  — сказал он Атейле.  — Надеюсь, все подумают, что она умерла еще до того, как Фелисити вернулась в Рот-Касл, и сочтут, что, как любой свободный мужчина, я имел право жениться.
        Он засмеялся и добавил:
        — А главное, мое сокровище, ты станешь моей женой и мы будем вместе до конца жизни.
        Он поцеловал ее, и все вопросы исчезли сами собой. Она лишь хотела, чтобы его объятия навсегда избавили ее от страха перед будущим.
        Вдова, как и ожидал граф, обрадовалась известию об их свадьбе.
        — Ты действительно полна сюрпризов, дитя мое,  — сказала она Атейле,  — но я всегда знала, что ты не простая гувернантка, какой хотела казаться.
        — Я очень хотела бы, чтобы вы узнали моего отца,  — ответила Атейла.  — Уверена, он мог бы заинтересовать и развлечь вас гораздо лучше, чем я.
        — Я живу сейчас лишь для того,  — ответила вдова,  — чтобы увидеть, как бегает по замку сын Вейлора.  — А потом я раздам все свои драгоценности: половину ему, половину Фелисити.
        — Вы должны жить еще долго, чтобы ваш правнук мог наслаждаться вашим обществом, так же как и я.
        — Я, конечно, уже слишком стара для подобных комплиментов, но все-таки надеюсь услышать еще не один, прежде чем сойду в могилу.
        Они рассмеялись, потом старая леди поцеловала Атейлу и сказала графу:
        — А теперь идите и наслаждайтесь жизнью. Я присмотрю за замком до вашего возвращения.
        — А я присмотрю за вами, бабушка,  — добавила Фелисити,  — и я буду очень, очень хорошей, чтобы не расстраивать мою новую маму, потому что я ее очень люблю.
        Атейла была так тронута словами девочки, что слезы показались у нее на глазах. Почувствовав это, граф положил руку ей на плечо и сказал:
        — Мы знаем, что можем быть спокойны. А Фелисити посмотрит и за нашими лошадьми, не так ли, моя куколка?
        Он поднял ее на руки, и девочка крепко обняла его.
        — Я буду следить, чтобы Джексон не забывал прогуливать их. Когда вы вернетесь, они будут в полном порядке.
        — Не сомневаюсь,  — улыбнулся граф и поцеловал Фелисити.
        Атейла подумала, что наконец он перестал стесняться проявлять свою любовь.
        — Я была права, в замке не хватало именно любви, теперь здесь царит гармония,  — сказала она сама себе.
        Все слуги вышли на крыльцо, чтобы попрощаться с ними. Когда Атейла и граф начали спускаться, Фелисити первая кинула в них пригоршню розовых лепестков, а потом целый ливень лепестков и риса, которые были символом плодородия, обрушился на них.
        Наконец они сели в экипаж, и он медленно двинулся по парку.
        — Тебе понравилась наша свадьба, дорогая?  — спросил граф.  — Я всегда мечтал именно о такой. Сегодня мне казалось, что наша любовь затопила всю церковь.
        — Я чувствовала то же самое,  — прошептала Атейла.
        Он приподнял ее подбородок и нежно поцеловал в губы.
        — Я знал, что ты это чувствуешь! Я знаю все о тебе и даже удивляюсь, насколько совпадают наши мысли.
        — Пусть так будет всегда, любимый!  — сказала Атейла.

        Ночью, специально заказанный для них поезд остановился на запасных путях, чтобы их не беспокоил стук колес. Они лежали рядом на огромной кровати, которая занимала купе почти целиком.
        — Я люблю тебя так сильно… так сильно, а то, что ты заставил меня почувствовать… это так чудесно, что ни французский, ни арабский языки не смогут передать эти волшебные ощущения… — шептала Атейла.
        — А зачем нам слова?  — спросил тихо граф.  — Скажи только, ты счастлива?
        — Да, так счастлива, что мне кажется, я парю в небесах,  — страстно ответила Атейла.
        — Не пугай меня,  — засмеялся граф.  — Впрочем, я держу тебя так крепко, что не дам тебе улететь!
        Он задумался о чем-то, а потом сказал.
        — Воистину пути Господни неисповедимы! Я до сих пор не могу поверить, что все это случилось со мной! И я ли это вообще!
        — О, как же я люблю тебя! Нет мужчины на свете красивее, чем ты.
        — Ты так не думала, когда мы впервые повстречались.
        — Я боялась тебя, но даже тогда я думала, что не встречала никого красивее и мужественнее, чем ты.
        Она помолчала, а потом добавила:
        — За ужином, в тот вечер, когда приезжал принц Уэльский, мне показалось, что не он, а ты королевской крови.
        — Ты льстишь мне!  — воскликнул граф.  — Но я тоже знал, хотя и не решался признаться в этом даже самому себе, что ты с первой нашей встречи стала королевой моего сердца.
        — А теперь ты льстишь мне. Я никогда не хотела быть королевой и сейчас не хочу. Для меня гораздо важнее быть твоей женой.
        В темноте губы графа нашли ее нежные податливые губы, и, когда коснулись их, небывалый вихрь чувств захватил влюбленных.
        Он прижал ее к груди, чувствуя, как жарко разгорается пламя их любви.
        Любовь переполняла их, сливая воедино души и тела.
        Эта любовь была священна. Атейла чувствовала, как потоки света омывают ее, пронизывают тело с ног до головы, как пламя страсти возносит ее все выше и выше, туда, где не было никого и ничего, кроме них.
        — Ты моя!  — слышала она срывающийся шепот любимого.  — Ты моя единственная! Мы всегда будем вместе, и ничто не сможет разлучить нас.
        — Я… твоя! Только… люби… меня… Люби меня… Твоя… Навсегда.
        Огонь страсти разгорался в них все ярче, и не было вокруг ничего, кроме яркого света и пения ангелов.

        notes

        1

        Географическое общество (фр.).

        2

        Графиня Суассон (фр.).

        3

        Граф Суассон (фр.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к