Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Поцелуй Незнакомца " - читать онлайн

Сохранить .
Поцелуй незнакомца Барбара Картленд

        # Когда на берегу пруда незнакомец поцеловал Шенду, она и не предполагала, что когда-нибудь встретится с ним вновь. Однако, поступив на службу в замок Эрроу, она обнаруживает, что его владелец и есть тот таинственный незнакомец, а его любовница - очаровательная Люсиль Граттон - шпионка Бонапарта. Рискуя жизнью, Шенда решается помочь человеку, которого полюбила с самой первой встречи.

        Барбара Картленд 
        Поцелуй незнакомца

        От автора

        Материал, положенный в основу этого романа, совершенно достоверен, он взят главным образом из книги сэра Артура Брайанта «Годы побед».
        Шпионы Бонапарта были повсюду, и о тайной экспедиции» он знал. Не знал он только, куда она направляется.
        Блестящая интуиция подсказала Нельсону, что нужно преследовать французский флот в западном направлении. Как он сам признался своему секретарю, решение было принято почти что наугад. «Готов поручиться, что они взяли курс на Вест-Индию. Либо мое чучело сожгут, либо меня похоронят в Вестминстере - вот перед каким выбором я стою».
        Так оно и было, не прошло и года, как он выиграл битву при Трафальгаре и, умирая, сказал: «Благодарение Богу, я выполнил свой долг».
        Душа его отлетела и «слилась с Англией и морем».

        Глава 1

1805

        Шенда шла по лесу, напевая тихую мелодию, которая казалась ей песней деревьев.
        День был не по-апрельски теплый, на ветвях набухали почки, и она знала, что сады Эрроу за лесом уже должны быть все в цвету.
        Золотистые нарциссы между корнями, желтые и лиловые крокусы, выглядывающие из земли, еще недавно по-зимнему голой, - ну что на свете может быть прекрасней!
        Да еще сквозящие лиловым и белым, готовые распуститься кисти дикой сирени, на несколько дней опередившей своих сестер в палисадниках!
        Леса всегда таят в себе что-то сказочное, вот в этом, например, есть одна скромная прогалинка с заводью, уж конечно волшебная. Шенда в этом нисколько не сомневалась.
        Купавки обрамляют ее золотым кругом, в серебристом водном зеркале отражаются ирисы.
        Когда Шенде становилось одиноко и грустно, она всегда приходила к своей волшебной заводи. И чувствовала, как за ней здесь подсматривают затаившиеся среди цветов феи, как меж древесными корнями роются гномы, а на дне, вне всякого сомнения, прячутся русалки.
        Шенда росла единственным ребенком в семье, неудивительно, что грезы ее были полны обитателями сказочного мира, ведь он, этот мир, находился совсем рядом. И как замечательно, что Рыцарский лес, так он назывался в округе, подходит так близко к усадьбе викария! Пока отец составлял свои проповеди или занимался с кем-нибудь из прихожан - а у них у каждого находилось на что пожаловаться священнику - Шенда украдкой убегала в волшебный лес. И гуляла одна, если не считать любимого песика. Ее четвероногого дружка сейчас, вопреки обыкновению, не было рядом. Он учуял кролика в зеленой траве, которая только-только начала прикрывать еще недавно совсем голую землю, и Шенда даже не заметила, как он скрылся из глаз.
        Руфус попал к ней совсем маленьким щенком. Он был обаятельным крохой-спаниельчиком. Если бы не Шенда, его держали бы в замке Эрроу вместе с другими спаниелями на псарне и вырастили бы охотничьим псом. Впрочем, старый граф уже три года как занедужил и не мог выезжать на охоту, а оба его сына находились в отъезде - воевали с чудовищем по имени Наполеон Бонапарт, грозившим вторгнуться в Британию. Поэтому в лесу никто не стрелял, к большой радости Шенды.
        Мысли о том, что кого-то убивают причиняли ей страдание. Особенно птиц, которых она очень любила, и они, она верила, специально для нее пели, когда она проходила под деревьями.
        Она усаживалась на берегу своей волшебной заводи, куда птицы слетались пить, и слушала их пение. По правде сказать, она и не помнила того ужасного времени, когда каждую осень устраивалась охота. Теперь же лесники жаловались, что в лесу развелось слишком много сорок, ласок и лис. А их она тоже любила, как и маленьких рыжих белочек. Белочки же, завидев ее, взбегали вверх по деревьям и смотрели с высоты, взволнованно цокая, будто опасались, что она позарится на их ореховые запасы.
        Полгода назад старый граф Эрроу умер. Похороны были пышными, но в деревне не слишком по нем убивались, ведь он давно уже был прикован к постели и его успели позабыть. Не особенно огорчились и когда стало известно, что старший сын графа - Джордж погиб в Индии еще за несколько месяцев до кончины отца. Доктор рассказывал, что это окончательно разбило сердце старого графа. Мастер Джордж, как называли его слуги в замке, целых восемь лет служил в чужих краях, и люди помоложе даже и не знали, каков он из себя.
        Словом, все наследство досталось младшему брату. Да только вот беда, «мастер Дарвин» ушел на флот совсем еще юным. И не было от него ни слуху ни духу.
        Правда, те, кто следил за военными событиями, говорили, что не иначе как он принимает участие в блокаде французских портов, где заперты суда Бонапарта. Но точно никто ничего не знал.
        Однако в последнее время в Эрроу все же стали доходить рассказы о капитане Дарвине Боу. С тех пор, как замок Эрроу опустел, жители деревни повадились обращаться со своими делами и жалобами к священнику. Управляющий замком, кому полагалось бы выслушивать тех, у кого протекла крыша, или не работал насос, или оконные рамы провисли на петлях, уже два года как оставил свою должность. И теперь безотлучно сидел дома, так как из-за ревматизма не мог ходить по людям, а по глухоте все равно бы не расслышал, что они говорят.
        - Хозяйство у нас совсем захирело, - жаловался на днях один работник отцу Шенды.
        - Всему виной война, - ответил викарий.
        - Война - не война, а до смерти надоело латать стены, да и солома на крыше вся прогнила.
        Викарий только вздохнул - что тут он мог поделать?
        Шенда знала, что война означает лишения и беды для всех. Отец больше всего страдал от того, что остался без своей любимой зимней охоты. «Пастор в седле»- так его давно уже прозвали в деревне. Но прежние участники лисьей охоты либо отправились на войну, либо обеднели и не могли больше себе этого позволить.
        В конюшне у викария тоже осталось только две лошади, одна из них, белая, была так стара, что для Шенды быстрее было дойти пешком, чем тащиться верхом на Снежинке.
        Шенда любила ходить пешком, тем более - по лесу. Ноги легко скользят по мху, солнечный свет, просачиваясь сквозь ветви деревьев, золотит девичьи локоны.
        Вдруг она услышала истошный лай Руфуса и, очнувшись от грез, спохватилась, что его все еще нет рядом. Он заходился в визге где-то впереди. Шенда со всех ног побежала на его голос. Что могло с ним случиться? Руфус такая славная, послушная собачка, когда отец садился за работу у себя в кабинете, стоило Шенде приказать, и он даже не тявкнет. Но сейчас его пронзительный лай был криком боли.
        Она нашла Руфуса под старым, корявым вязом и с ужасом увидела, что он попал лапой в капкан. До сих пор в лесах Эрроу не бывало капканов. Шенда опустилась на колени. Ее песик больше не лаял, а только жалобно скулил. Капкан был новенький, его острые, зубастые челюсти зажали переднюю лапу Руфуса. Шенда изо всех сил старалась раздвинуть их, но капкан не открывался. Нужна была помощь.
        Она погладила Руфуса и тихонько сказала ему на ушко, чтобы он не двигался, пока она не вернется, а она побежит и приведет кого-нибудь на подмогу. Песик недаром прожил при своей хозяйке всю свою собачью жизнь-казалось, он понимает все, что она говорит. Только когда она поднялась с колен, он опять страдальчески заскулил, но, слава Богу, не рванулся за ней следом.
        Шенда со всех ног бросилась обратно по той же тропинке, какой пришла. До деревни путь был неблизкий, и она на ходу соображала, к кому ей там обратиться. В это время дня все мало-мальски крепкие мужчины на полевых работах, дома остались одни женщины. Может быть отец? Но нет, он с утра отправился за три мили от дома к одной старой женщине которая попросила его приехать, потому что она умирает, - правда, уже не в первый раз. Так что, по мнению Шенды, особой срочности в визите викария на самом деле не было. Просто он такой красивый и обходительный, многие женщины в округе пользовались любым предлогом, чтобы залучить его к себе. Кому не приятно провести часок-другой в мирной беседе с любезным джентльменом, который с неизменным сочувствием выслушивает все, что ему ни расскажешь.
        - Если не вернусь к обеду, - прощаясь, сказал викарий дочери, - не беспокойся обо мне.
        - Я уже настроилась обедать в одиночестве, - отозвалась Шенда. - Миссис Ньюком уж конечно заколет «откормленного тельца», или кого там она сочтет подходящим, так что у тебя будет случай полакомиться чем-нибудь вкусным. Отец засмеялся.
        - Угощение у миссис Ньюком отменное, кто спорит, - сказал он. - Но в уплату за него мне придется выслушать бесконечный скорбный перечень ее страданий, как телесных, так и духовных.
        Шенда обняла отца за шею.
        - Ах, батюшка, - проговорила она, - мне так нравятся твои шутки! Мама бывало всегда им смеялась.
        Отец поцеловал ее, но она заметила боль в его взгляде и пожалела, что напомнила ему о матери.
        Трудно себе представить, чтобы два человека могли быть счастливее друг с другом, чем преподобный Джеймс Линд и его красавица жена Дорин. Они поженились, преодолев многомесячное сопротивление обоих семейств. И несмотря на мрачные прорицания, что они еще в этом раскаются, жили необыкновенно счастливо.
        Джеймс был третьим сыном обедневшего пэра, владевшего малодоходным имением среди пустошей Глостершира. Отец его отказывал себе во всем, чтобы иметь возможность послать старшего сына в тот же полк, где раньше служил сам. Второй его сын был с детства инвалидом, на его содержание тоже требовались деньги, и немалые. Так что третьему сыну, Джеймсу, он мог предложить только церковь в своих владениях и с ней совершенно жалкое, почти издевательски скудное жалованье.
        Джеймс и Дорин считали, что на свете имеет значение только их чувство. Они вселились в бедный и тесный домик при церкви и наполнили его любовью.
        И только когда на свет появилась Шенда, ее родители стали немного практичнее. Джеймс съездил к епископу, и тот предложил ему приход в Эрроухеде. Граф Эрроу, как человек состоятельный, мог предложить священнику у себя в деревне вполне приличное обеспечение.
        Новый дом восхитил Джеймса и Дорин, Он был небольшой, старинной постройки очень милый с виду и в хорошем состоянии.
        Джеймс, будучи благородного происхождения и к тому же прекрасно ездивший верхом, был естественно принят в местное общество. Перед супругами открывалось блестящее будущее.
        Но тут разразилась война, и все разладилось. Потом, на краткое время, пока длилось ненадежное перемирие 1802 года, вроде бы немного полегчало. Но военные действия возобновились, жить опять стало трудно, все вздорожало, а денег не было.
        И вдруг на исходе долгой зимы умирает от пневмонии мать Шенды. Только сейчас, казалось Шенде, мама была живая, улыбчивая, ласковая, а в следующее мгновение ее уже несут на кладбище, и вся деревня оплакивает ее уход.
        Два последних года после смерти матери Шенда старалась, как могла, сделать жизнь отца если не счастливой, то хотя бы сносной. Но с каждым днем это становилось все труднее и все меньше было у них денег на пропитание. А отец еще, по старой привычке, помогал нуждающимся.
        - Хозяин последнюю рубашку отдаст, если у него попросят, - с укоризной говорил Шенде кто-то из слуг. Это была правда, Шенда пробовала возражать, но знала, что отец ее не послушает.
        - Не могу же я допустить, чтобы бедняга умер от голода, - увещевал Шенду викарий, когда та начинала горячиться.
        - Ах, батюшка, голодная смерть угрожает не хитрому попрошайке Неду, а нам с тобой!
        - Ничего, я уверен, мы как-нибудь обойдемся, родная, - успокаивал ее отец и тут же спешил на помощь к кому-то еще.
        Его здоровье беспокоило Шенду. Всю минувшую зиму викарий уходил из дому в любую погоду, наконец простудился и ночами не мог уснуть от кашля. Она заваривала ему питье из трав с медом по старинному рецепту матери, но что-то незаметно было, чтобы оно помогало. Добротная, сытная пища три раза в день - вот что ему было нужно. Но это лекарство им было не по карману.
        - Может быть, когда приедет молодой граф, - поделилась своими надеждами Шенда со старой Мартой, последней прислугой в их доме, - он поймет, что папе следует увеличить жалованье, ведь цены так выросли, что на прежнее содержание не проживешь.
        - Так нешто он возвернется, пока война? - покачала головой Марта. - А до той поры уж мы все будем лежать в земле, и оплакать нас будет некому. Все этот «Бони» виноват, он один!
        И правда, думала Шенда, во всех несчастьях в Эрроухеде виноват Бонапарт. Это из-за
«Бони» двое мужчин вернулись в деревню калеками, один без ноги, другой без руки. Из-за «Бони» кладовка в доме викария стоит пустая, хоть шаром покати.

«Отца я попросить о помощи не могу, - думала Шенда теперь, не сбавляя шагу. - К кому же обратиться?»
        Но тут, уже недалеко от опушки, она с удивлением увидела на тропе всадника. Незнакомый джентльмен ехал навстречу ей неспешным шагом, то появляясь, то пропадая между деревьями. Шенда подбежала к нему. Это был сравнительно молодой человек, темноволосый, высокая шляпа лихо заломлена, белый галстук повязан прихотливым узлом, уголки стоячего воротника касаются щек. Дольше разглядывать не было времени, слава Богу, что ей встретился мужчина.
        - Помогите мне! - задохнувшись от спешки, с трудом выговорила Шенда.
        Джентльмен окинул взглядом ее волосы, растрепавшиеся от быстрого бега и завившиеся колечками на лбу. Убедившись, что он ее услышал, она попросила уже более связно:
        - Скорее! Пожалуйста, пойдемте со мной… Моя собака… попала… в капкан!
        Джентльмен приподнял брови, удивленный ее взволнованным тоном, но она не стала ждать, пока он ответит, а только сказала: «Следуйте за мной!» - и побежала по мшистой тропе туда, где остался Руфус. Бедный песик лежал смирно и жалобно повизгивал. Шенда бросилась на землю рядом с ним, лишь краем глаза заметив, что джентльмен остановил лошадь, и спрыгнул с седла. Подойдя ближе, он сказал:
        - Осторожнее! Как бы собака вас не укусила.
        Это были его первые слова.
        - Руфус никогда меня не укусит! - с негодованием ответила Шенда. - Прошу вас, пожалуйста, откройте этот ужасный капкан! Откуда он только здесь взялся?…
        Говоря это, она крепко держала Руфуса, а незнакомец наклонился и разжал зубья капкана. Песик жалобно тявкнул, ко Шенда уже подняла его и качала на руках, как младенца, тихо приговаривая:
        - Уже все, все прошло! Больше тебе не будет больно. Ты у меня настоящий храбрец!
        И почесывала ему за ушком, как он любил. Она увидела, что джентльмен вынул из кармана платок и став рядом с ней на одно колено, хочет перевязать Руфусу лапку. Теперь, когда лицо его оказалось совсем близко, Шенда могла получше его рассмотреть.
        - Спасибо вам! - проговорила она. - Если б вы знали, как я… вам благодарна! Я как раз бежала и гадала, где мне найти мужчину, которого можно попросить о помощи?
        - Но в деревне ведь есть мужчины? - улыбнулся он.
        - Днем нет ни одного. Все на работах.
        - В таком случае я рад, что оказался вам полезен.
        - Прямо не знаю… как выразить вам мою признательность! - повторила Шенда. - Но не могу понять, кто же поставил этот подлый… отвратительный капкан в нашем лесу? У нас такого еще не было.
        - Я думаю, это способ борьбы с вредными хищниками, - сказал он.
        - Но такой жестокий способ! - возразила Шенда. - Животное попадется в капкан и может промучиться несколько часов, даже дней, пока кто-то его увидит.
        Незнакомец не ответил, и Шенда, словно обращаясь к самой себе, продолжала.
        - Как можно… приносить в этот мир новые страдания, когда их и без того так много.
        - Вы, вероятно, намекаете на войну, - отозвался джентльмен. - Все войны - зло. Но мы сражаемся, чтобы защитить свою страну.
        - Но убить живое существо… не для пропитания… это ведь… дурно?
        - Я вижу, вы сторонница исправления нравов, - сказал он, - однако ведь животные поедают друг друга. Если не охотиться на лис, их разведется слишком много и они пожрут зайцев, которых вы наверняка находите очаровательными.
        Она услышала в его тоне издевку и, покраснев, возразила:
        - Природа, предоставленная самой себе, обретет в конце концов равновесие, а я не могу спокойно думать о лисах, которые должны часами мучиться в предсмертной агонии, да и зайцы, когда попадают в силок, сколько бьются, пока петля их не задушит!
        - Это точка зрения женщины, - усмехнулся незнакомец. - Но если хочешь, чтобы в лесу не перевелась дичь, необходимо держать в границах число ее естественных врагов.
        Это было сказано сухо и твердо. Шенда, понимая, что его не переспорить, тихо произнесла, словно говорила сама с собой
        - Для меня этот лес всегда был прекрасной волшебной страной… Если теперь я не смогу больше сюда приходить из-за капканов и прочих жестокостей, для меня это будет все равно как… изгнание из Рая.
        И опасаясь его насмешек, поспешила встать с колен, прижимая Руфуса к груди.
        - Еще раз благодарю вас, сэр, за помощь. А теперь я должна отнести Руфуса домой и промыть ему лапку, чтобы рана не загноилась.
        Произнося эти слова, Шенда снова оглянулась на капкан и добавила:
        - Не могли бы вы… оказать мне еще одну услугу?
        - Какую? - спросил незнакомец.
        - Вот там, чуть подальше есть волшебная заводь. Если бы вы бросили в нее этот капкан… он бы больше никогда… не причинил страданий ни одному живому существу.
        - А вы не думаете, что тот, кому принадлежит капкан, быть может, заплатил за него немалую сумму и будет против?
        - Он не узнает, что сталось с его капканом. А если… он потеряет на нем деньги, так ему и надо!
        Джентльмен рассмеялся.
        - Ну что ж, - сказал он, - раз уж вы назначили себя обвинителем, судьей и палачом в одном лице, значит, так тому и быть. Пусть обвиняемый понесет заслуженную кару!
        Он поднял капкан, вырвал из земли цепь, на которой тот держался, и спросил:
        - Ну, так где же эта волшебная заводь?
        - Я покажу вам, - ответила Шенда и пошла вперед. Вскоре между стволами старых деревьев заблестела вода. Здесь стало даже еще красивее, чем было два дня назад, когда Шенда приходила сюда в прошлый раз. Расцвели желтые купавки и лазоревые ирисы, и солнце, пробиваясь сквозь кроны деревьев, красиво золотило спокойную воду. А берега притаились, темные и загадочные, словно храня тайну, принадлежавшую одним богам.
        Незнакомец подошел к заводи и остановился у самой воды. Потом покосился на Шенду, стоящую рядом с ним. Золотистые цветы льнули к подолу ее платья, позади стеной стоял темный лес - такая картина очаровала бы любого живописца.
        Ее огромные глаза оказались при ближайшем рассмотрении не голубыми, а нежно-серыми, и даже временами отсвечивали фиолетовым - своеобразная черта, встречавшаяся в роду ее матери.
        А кожа белая-белая, не восприимчивая к загару. Словом, нежная красавица, так непохожая на знаменитую румяную, «английскую розу». Шенда принадлежала миру зеленых почек на ветвях старых деревьев.
        Какую-то минуту Шенда и незнакомый мужчина молча разглядывали друг друга. И если он увидел, что она необыкновенно хороша и нежна, как неземное создание, то она нашла, что он очень недурен собой - смуглый, как если бы проводил много времени под открытым небом, и с правильными чертами лица. Однако при красивой наружности в нем чувствовалась твердость, властность, угадывался человек, привыкший отдавать распоряжения. Его облик дышал силой, и это была сила не только тела, но и духа.
        Наконец разрушая чары молчания, незнакомец коротко спросил:
        - Куда прикажете закинуть, на самую середину?
        - Да, я думаю, там глубже всего. Он раскрутил на длинной цепи капкан и отпустил. Раздался громкий всплеск, взлетел, переливаясь радугой, сноп брызг, и вот уже снова неподвижная водная гладь заблестела как серебряное зеркало. Шенда глубоко вздохнула.
        - Спасибо еще раз, - сказала она. - Теперь понесу Руфуса домой.
        Она снова, как бы лаская, обвела заводь прощальным взглядом. И решительно повернувшись, заторопилась прочь по тропе, по которой они пришли. Лошадь незнакомца стояла там, где он спешился, и пощипывала молодую травку. Он взял поводья и сказал:
        - Так как у вас на руках ноша, я отвезу вас на лошади.
        Шенда удивилась, но он без лишних слов поднял ее и посадил в седло. А сам повел лошадь в поводу по мшистой тропе.
        Так они продвигались в молчании, до тех пор пока не выбрались на опушку. Впереди показался сад, разбитый вокруг дома викария. Пожалуй, подумала Шенда, не надо, чтобы в деревне видели ее с неизвестным джентльменом. Сколько пойдет пересудов, если станет известно, что ее подвез на своей лошади незнакомый мужчина. Да и что Руфус угодил в капкан, пусть лучше тоже никто не знает.
        - Пожалуйста, сэр, - проговорила она, впервые за весь путь нарушая молчание, - вот мой дом… и я хотела бы… сойти с лошади.
        Незнакомец остановился и придержал лошадь за поводья. Шенда хотела было соскочить на землю, но он снял ее с седла с той же легкостью, что и посадил.
        Она была словно пушинка, и его пальцы почти сошлись на ее тонкой талии.
        Коснувшись земли, Шенда сказала:
        - Я еще раз благодарю вас. Спасибо… большое! Я никогда… не забуду вашу доброту!
        - Как вас зовут? - спросил незнакомец.
        - Шенда, - не задумываясь, ответила она.
        Он широким движением снял с головы шляпу.
        - Прощайте, Шенда. Надеюсь, теперь, когда из вашего волшебного мира выброшено все, что в нем было дурного и неприятного, вы сможете опять без страха гулять в лесу.
        - Я… я тоже… надеюсь.
        Чувствуя, что надо бы еще что-то добавить, но не находя нужных слов, Шенда замялась, а он ровным голосом проговорил:
        - Если вы в самом деле так благодарны мне за мою пустяковую услугу, я полагаю, вам следует вознаградить меня за труды.
        Она посмотрела на него в полнейшем недоумении. Что он такое говорит?
        А он, приподняв пальцами ее подбородок, повернул к себе и поцеловал.
        От изумления она не в силах была шелохнуться. Легко коснувшись ее губ, он отпустил ее, вскочил в седло и ускакал, прежде чем она вновь обрела дар речи. Шенда смотрела вслед удаляющемуся всаднику. Ей казалось, что все это сон. разве могло быть на самом деле, что ее сейчас поцеловал совершенно незнакомый мужчина, да еще так неожиданно проникший в ее любимый заповедный лес, который она привыкла считать своим? И ведь это был первый поцелуй в ее жизни. Через несколько секунд незнакомец скрылся из виду за деревьями. А она все стояла на прежнем месте и не могла избавиться от ощущения, что это мимолетное происшествие ей просто пригрезилось, что ничего такого в действительности не было. Однако она еще чувствовала прикосновение его губ. Значит, хоть и не могло быть, но было! Поцелуй этот был на самом деле. Руфус тихо заскулил, возвратив ее к реальности. Она прижала песика к груди и побежала дальше, к живой изгороди, окружавшей сад при доме викария. Возвращаясь из леса, Шенда всегда входила в дом со стороны сада, через заднюю дверь, которая у них называлась «садовой». Она торопливо перешагнула порог и
очутилась в привычной обстановке. Надо немедленно заняться лапкой Руфуса; и чем скорее забудется лесная встреча тем лучше.
        Но, еще не дойдя до кухни, Шенда поняла, что, как бы там ни было, а забыть этого она не сможет.
        В кухне никого не было. Марта управилась с делами и ушла. Она являлась к ним в дом по утрам, все мыла, чистила и варила обед, а потом возвращалась в свою хижину, где жила вдвоем с сыном, деревенским дурачком. Вечером же, обиходив сына, опять приходила в дом викария и готовила для Шенды и ее отца ужин.
        Марта была превосходная стряпуха, своему искусству она девушкой обучалась в графском замке. Но чтобы хорошо готовить, надо еще и иметь из чего. Шенда знала, сколько стоило хорошее мясо, которое любил отец. Сегодня Марта могла уйти пораньше, потому что к обеду никого не было, а сама она, конечно, удовольствовалась куском холодного мяса, к нему немного салата и каких-нибудь овощей, созревших у них в саду.
        Шенда положила Руфуса на кухонный стол, который Марта каждый день так старательно протирала, и тут только заметила на лапке у песика окровавленный платок незнакомца. Видно, что дорогой, из тонкого полотна. Едва ли ей когда-нибудь представится случай возвратить его владельцу, с улыбкой подумала Шенда. Он-то справился о ее имени, а она нет. «Ну, да какая разница, - сказала она себе, - все равно я его больше не увижу». Наверное, он гостил в одном из окрестных поместий. Там доживали свой век старые хозяева, чьи сыновья ушли на войну, и приемов теперь никто не устраивал. А когда была жива мать Шенды, родителей иногда приглашали в какой-нибудь из этих домов на обед.
        Шенда задумалась. Незнакомец в модной дорогой одежде как-то не вписывался в провинциальную жизнь. «Нет, все-таки он мне, наверное, приснился!» - размышляла Шенда, обмывая поскуливающему Руфусу лапку.
        В одном из кухонных шкафчиков она нашла чистые обрезки ткани для повязки. И только было собралась положить платок в холодную воду - отмачивать от крови, как вдруг в кухонную дверь громко постучали.
        - Входите! - крикнула Шенда, полагая, что это кто-то из деревенских.
        Но когда дверь отворилась, на пороге оказался сын одного из соседей-фермеров, верзила и увалень.
        - Доброе утро, Джим! - приветливо сказала ему Шенда. - Чем я могу быть тебе полезна?
        - Дурные вести, мисс Шенда, - произнес парень.
        Шенда замерла.
        - Что… что случилось?…
        - Да папаша ваш, мисс. Только нашей вины тут нет никакой. Мы думали ж на том-то лугу бык никого не достанет.
        - Бык? Но что произошло? - спросила Шенда изменившимся голосом.
        - Так бык-то, он скинул викария с лошади, мисс Шенда, и сдается мне, убил его до смерти.
        Шенда вскрикнула.
        - Нет, нет! Не может быть!
        - То-то и оно, что так, мисс. Мой папаша и другие мужики несут его сюда на створке ворот.
        Трясущимися руками Шенда сняла Руфуса со стола и поставила на пол. Потом из кухни она прошла в небольшой холл открыть парадную дверь. Джим тащился следом и гудел ей в спину:
        - Не наша в том вина, мисс Шенда. Нешто мы могли знать, что кто-то завернет на тот луг?

        Глава 2

        Подъезжая к Адмиралтейству, граф Эрроу с восхищением думал о премьер-министре. Вопреки мнению всего кабинета и многих членов парламента, Уильям Питт назначил первым лордом Адмиралтейства человека по своему выбору. Граф полагал, что никого лучше, чем адмирал сэр Чарльз Мидлтон, ныне лорд Барэм, найти было нельзя. Те, кто помнил сэра Чарльза еще по службе во флоте, знали его как искуснейшего морского командира после Сэмюеля Пеписа.
        После вынужденной отставки виконта Мелвилля, обвиненного в служебных злоупотреблениях, на должность первого лорда Адмиралтейства было много претендентов, пользовавшихся поддержкой не только кабинета, но и оппозиции.
        Премьер-министр всю зиму занимался тем, что сколачивал континентальную коалицию, преодолевая при этом тысячи препятствий - жадность потенциальных союзников, требовавших субсидий; покрытые льдом дороги, из-за чего на долгие недели задерживались курьеры; общий страх перед Францией; совершенно нереалистические надежды России на участие Испании; ложные, преувеличенные представления иностранных держав 6 всесилии британского морского флота. Премьер мужественно боролся с препятствиями. Не побоявшись язвительных выпадов джентльменов из оппозиции, он провел в парламенте билль о привлечении в регулярную армию участников ополчения, что должно было дать дополнительно 17 000 рекрутов. И одновременно набирал кого только можно в экспедиционный корпус для отправки в Индию. К марту флотилия была оснащена, 5000 солдат готовы выйти в плавание.
        Обо всем этом граф Эрроу был осведомлен и питал к премьер-министру огромное уважение. Однако, будучи сам моряком, он твердо знал, что Индия Индией, а единственный по-настоящему надежный щит Англии - это ее флот.
        В Адмиралтействе, как он убедился, его ждали. Граф немедленно был препровожден в кабинет лорда Барэма, который поднялся навстречу ему. Вид у первого лорда Адмиралтейства был здоровый и цветущий, совсем не по его семидесяти восьми годам. Впрочем, принц Уэльский и виги, противившиеся его назначению, объявили, что ему и вовсе восемьдесят два, и всячески на эту тему зубоскалили.
        Лорд Барэм протянул графу руку.
        - Эрроу! - воскликнул он. - Не могу выразить, как я рад вас видеть.
        - Я прибыл так быстро, как только мог, - ответил граф. - Хотя покидать мой корабль мне было нелегко.
        - Я знал это, - сказал лорд Барэм. - И хочу поздравить вас не только как самого молодого капитана в британском флоте, но также и в связи со всеми вашими героическими делами, перечислять которые мне нет нужды.
        - Ни малейшей, - подтвердил граф.
        Он сел в кресло, на которое ему указал лорд Барэм, и, не сдержав беспокойства, спросил:
        - Но что же произошло, сэр? Я знаю, что раз я получил в наследство титул и владения отца, то должен вернуться. Но почему такая поспешность?
        - Вы мне нужны, - коротко ответил лорд Барэм. Граф только вздернул брови, а первый лорд продолжал;
        - Я не знаю никого, Эрроу, и это истинная правда, кто мог бы сейчас, в это ответственное время, быть мне таким ценным помощником, как вы.
        Граф внимательно слушал, но не говорил ни слова.
        - Речь идет не о службе в Адмиралтействе, - пояснил лорд Барэм, - которая, я знаю, пришлась бы вам не по вкусу. Мне понадобятся ваши связи в высшем свете, куда вы теперь вхожи и где, втайне от всех, могли бы оказать мне бесценную услугу.
        Лицо графа, выражавшее все это время любопытство с долей озабоченности, просветлело. Получив из Адмиралтейства приказ прибыть на своем корабле из Средиземного моря, где он принимал участие в блокаде французов в Тулоне обратно в Англию, он опасался, что его сделают, как он выражался, «бумажной крысой». И намерен был открещиваться от этого всеми возможными способами, Теперь, услышав, что у лорда Барэма на уме совсем иное, он испытал большое облегчение.
        Первый лорд придвинул к нему свое кресло.
        - Приняв Адмиралтейство, - сказал он, - я нашел, как и ожидал, все дела в самом плачевном состоянии. А причина, вам это и без меня известно, в том, что Генри Дандес, или, как он теперь прозывается, виконт Мелвилль, провалил отчет королевской комиссии о расходах флота.
        Граф кивнул, и лорд Барэм продолжал:
        - Он неуважительно отнесся к членам комиссии, те же в отместку извлекли на свет факты злоупотреблений, совершенных при нем десять лет назад.
        - Я слышал об этом, - ответил граф. - Но сведения из Англии были отрывочны, и трудно было разобраться в политической подоплеке.
        - Мелвиллю пришлось уйти, и я оказался на его месте, - заключил лорд Барэм. - Теперь мои противники только и ждут, чтобы я оказался в дураках.
        - Этого надо избежать, - решительно произнес граф Эрроу.
        - Тут-то мне и нужна ваша помощь, - сразу оживившись, ответил лорд Барэм. - Необходимо узнать, каким путем сведения из Адмиралтейства попадают к противнику. У Бонапарта есть шпионы повсюду, даже в Карлтон-Хаусе![В то время дворец принца Уэльского, наследника престола. - Здесь и далее прим. переводчика.]
        Граф подался вперед.
        - Вы в этом уверены? - недоверчиво спросил он.
        - Вполне, - ответил первый лорд. - Наполеону становятся известны наши планы почти в тот же миг, как мы их принимаем. Так больше продолжаться не может.
        - Еще бы! - откликнулся граф.
        - Ваша задача будет сравнительно проста, - сказал лорд Барэм. - Вы теперь знатный человек, и принц Уэльский непременно захочет приблизить вас к себе, - взгляд его лукаво блеснул. - Рассказы о ваших подвигах в войне с французами он несомненно сочтет занимательными, только смотрите, не заикнитесь о них прежде принца никому другому. - Лицо графа сказало лорду Барэму, что он не из тех, кто склонен к бахвальству. - Сейчас не место для ложной скромности, и каждое ваше действие будет иметь на то основания. Это будет частью моего плана победы над Наполеоном.
        - И я от всего сердца надеюсь, что вы ее добьетесь! - горячо произнес граф,
        - Дело это непростое. - Лорд Барэм помолчал. - Сейчас я доверю вам секрет, который ни при каких обстоятельствах не должен попасть во Францию.
        Граф приготовился слушать.
        - В Портсмуте под командованием генерал-лейтенанта сэра Джеймса Крэга собраны большие военные силы, которые будут, я цитирую, «отправлены за границу в неизвестное место». - Лорд Барэм продолжал тихо и внушительно:- Премьер-министр проявил похвальную силу характера и, несмотря на угрозу вторжения на наш остров, принял решение бросить эту армию навстречу неизвестности.
        - Именно таких действий я от него и ждал! - восхитился граф.
        - «Тайной экспедиции», как мы ее называем, предстоит переход в две с половиной тысячи миль мимо портов, в которых укрываются пять вражеских флотилий, каждая из которых насчитывает семь десятков линейных кораблей, и графу, который только что расстался с флотом, можно было не объяснять, сколько опасностей сулит такое плаванье.
        - Я сообщу вам одну вещь, - продолжал первый лорд Адмиралтейства - которую не знает никто, даже здесь, за исключением меня. Речь идет о содержании приказа, с которым Крэг ознакомится только по выходе в море.
        Понимая, насколько эти сведения секретны, граф едва удержался от того, чтобы оглянуться через плечо: не подслушивает ли кто-нибудь?
        - Он должен проследовать на Мальту, взять на борт находящееся там восьмитысячное ударное войско и во взаимодействии с русским корпусом, базирующимся на острове Корфу, предпринять освобождение Неаполитанского королевства и защиту Сицилии.
        Видя изумленный взгляд графа, лорд Барэм продолжал:
        - Поскольку успех этой операции чрезвычайно важен для всей европейской кампании, Крэг должен разместить на Мальте наш гарнизон, если потребуется, даже без согласия короля, ему также предписывается при поддержке Нельсона держать блокаду Египта и Сардинии.
        Он замолчал.
        - Я потрясен, это все, что я могу сказать, - проговорил граф. - И ввиду ужасных опасностей, связанных с осуществлением такого плана, я понимаю, что «Тайная экспедиция» - название вполне подходящее.
        Понимал он и то, что боевой дух солдат, погруженных на корабли, будет очень высок, ведь у них, впервые после многих месяцев вынужденного сидения на месте появятся надежды на участие в военных действиях.
        - Мне осталось сообщить вам, - закончил лорд Барэм, - что два дня назад а именно
19 апреля, неблагоприятный ветер, препятствовавший отплытию сорока пяти транспортов от английских берегов, переменился, и они уже вышли в море под эскортом двух военных судов первого класса.
        - И вы всерьез полагаете, что это может остаться тайной?
        - Мне сообщают, что соглядатаи Наполеона отнюдь не дремлют, но по моим сведениям, куда именно направляется экспедиция, никому из них не известно. Один надежный источник доносит, что сам Бонапарт полагает пунктом ее назначения Вест-Индию.
        - В таком случае он пошлет туда все имеющиеся в его распоряжении суда! - оживился граф.
        - Конечно! И так как он убежден, что должен стать владыкой мира, в его интересах запугать Даунинг-стрит[Резиденция английского премьер-министра.] и вынудить правительство рассредоточить наши и без того немногочисленные военные контингенты.
        - Да, мне ясна вся картина, - кивнул граф Эрроу. - Единственное, чего я не донимаю, в чем заключаются мои действия.
        - А вы пораскиньте умом, мой мальчик, - ответил лорд Барэм. - Шпионы, как вы бесспорно знаете, - это не мрачные личности в черном, притаившиеся в темном переулке. У них нередко бывают умильные глазки, губки бантиком и слабость к бриллиантам.
        Граф нахмурился.
        - Вы хотите сказать, что в Англии есть женщины, шпионящие в пользу Франции?
        - Волей или неволей, сознательно или сами того не ведая, но такие шпионки несомненно существуют, - ответил лорд Барэм. - А вы отлично понимаете, Эрроу, из-за одного слова, сказанного невзначай в постели на ушко возлюбленной даме, где-нибудь в чужом краю могут погибнуть британские солдаты или пойдет на дно военный корабль, занимающий ключевую позицию в нашей обороне.
        Граф сжал губы.
        - О, я отлично понимаю, о чем вы говорите, - проговорил он. - Я сам несколько месяцев назад чуть было не потерял судно из-за того, что кто-то уведомил врага о нашем приближении, и только милость Божия спасла нас в последний миг.
        - Значит, вы понимаете, чего я от вас хочу, - сказал лорд Барэм. Он сделал широкий жест. - Сойдитесь с приятелями его королевского высочества, которые словно голодные вороны, стаями вьются вокруг Карлтон-хауса. Подружитесь поближе с хозяйками всех лучших домов, и вигов, и тори. Всегда держите ушки на макушке и шевелите мозгами.
        - Но я могу самым прискорбным образом провалиться, - возразил граф. - Мой дом - капитанский мостик, я умею обращаться с кораблем гораздо лучше, чем с женщиной.
        Лорд Барэм рассмеялся.
        - Я так и знал, что вы слишком долго плавали по морям! Теперь забудьте подвиги мужественного капитана Дарвина Боу и сосредоточьтесь на том, что вы- граф, чья единственная в жизни забота - всевозможные удовольствия.
        Граф ответил со вздохом:
        - Право, уж лучше бы меня произвели в «бумажные крысы», чего я так опасался, когда вы за мной прислали!
        - Ну нет, мой дорогой, нельзя зарывать в землю ваши таланты, внешность и знатное имя, - смеясь, ответил лорд Барэм. - Никому не придет в голову заподозрить в графе тайного агента, но именно такую роль вам придется выполнять, и прошу вас все время помнить, что от вас зависит жизнь семи тысяч солдат, не говоря уже о том, что если план сорвется, премьер не оберется неприятностей с русскими.
        - В таком случае могу только ответить, что сделаю все возможное, черт побери!
        - Такого ответа я от вас и ждал, - с улыбкой сказал лорд Барэм и поднялся, давая понять, что беседа окончена. - Не появляйтесь здесь больше, пока у вас не будет для меня важного сообщения. Ничего не доверяйте перу и бумаге. И не полагайтесь ни на кого ни в самом Адмиралтействе, ни вне его.
        - У меня прямо мурашки по спине! - засмеялся граф.
        - Этого я и добиваюсь, - ответил лорд Барэм. - Здесь у нас царит полное благодушие, а это - роскошь, которую, уверяю вас, мы не можем больше себе позволить. - Он помолчал и добавил: - Вот вам пример: ничего не известно о местонахождении Нельсона, нашего, на мой взгляд, чересчур импульсивного, молодого адмирала.
        - Неужели от него не поступало никаких известий?
        - Совершенно, никаких. И если этот единственный глаз опять повел его в Египет, правительство окажется в весьма сложном положении.
        - Почему же? - спросил граф.
        - Важно, чтобы Нельсон держал под своим контролем Центральное Средиземноморье.
        - Я думал, он добился там таких успехов, что французский флот, отчаявшись, совсем покинул Средиземное море и занимается пиратством в Атлантике.
        - Мы тоже так думали. Но Нельсон исчез, и где его искать, неизвестно.
        - Я совершенно убежден, что любые его решения всегда будут правильными, - уверенно проговорил граф.
        Ему показалось, что лорд Барэм не столь радужно смотрит на вещи. Однако первый лорд Адмиралтейства вслух своих сомнений не высказал. Он довел гостя до двери и открыв ее, громогласно произнес вовсеуслышанье:
        - Рад был повидаться с вами, мой милый. Конечно, нам во флоте будет вас не хватать, но я понимаю, у вас теперь хлопот полон рот с вашим имением. Вы честно заслужили отпуск, и я желаю вам побольше удовольствий!
        Он пожал графу руку, после чего один из старших письмоводителей проводил его до парадного подъезда. А первый лорд вернулся к себе в кабинет с недовольным видом человека, жалеющего о напрасно потраченном времени.
        Граф сел в свой фаэтон, ломая голову над тем, с какого бы бока взяться за возложенные на него лордом Барэмом обязанности. Впрочем, он обладал острым умом, и не было нужды особенно убеждать его в том, как важна запланированная «Тайная экспедиция» и какую опасность представляет проникновение французских агентов в английский Beau Ton[Высщий свет (фр.)] . Шпионы есть в каждой стране, это графу было известно. А вот что у Наполеона хватит хитрости сделать своими агентами людей, вхожих в самые знатные дома Англии, к принцу Уэльскому и даже, быть может, в Букингемский дворец, это ему в голову не приходило. Хотя Англию действительно наводнили эмигранты, спасавшиеся от бедствий Французской революции. И многие, из тех, чьи замки и имения были разграблены, не вернулись на родину, даже когда Наполеон пригласил всех обратно. Теперь они, возможно, представляют для Англии опасность, но, с другой сторонлы, они все люто ненавидят «корсиканского выскочку», который пришел к власти только благодаря революции, а потом короновался императором Франции!
        Они красноречиво возмущаются, когда слышат рассказы о том, что он поселился в королевских дворцах и вообще держится величавее самого Карла Великого.

«Возможно ли, что в среде эмигрантов есть наполеоновские агенты? - спрашивал себя граф Эрроу. - А если не там, то где?».
        Он миновал улицу Мэлл, Сент-Джейм-ский дворец и повернул свой фаэтон на Сент-Джеймс-стрит. Тут ему пришло в голову, что раз уж он снова в Лондоне, надо заглянуть в клуб «Уайте», где можно встретить многих старых знакомых. А также услышать все последние сплетни.
        И может быть, хотя и маловероятно, что-нибудь там подскажет ему, где искать этих презренных женщин, которые способны так низко пасть, чтобы польститься на французские деньги.
        Он спешился перед подъездом клуба и, войдя, нисколько не удивился, когда швейцар приветствовал его словами:
        - Здравствуйте, ваше сиятельство! Очень рад, что вы опять с нами после стольких лет отсутствия.
        Граф усмехнулся. В клубе «Уайте» так уж заведено, что швейцар знает поименно всех его членов. Не прошло мимо его внимания и то, что он уже больше не капитан-лейтенант Боу, но его сиятельство граф Эрроу.
        - Я тоже рад этому, Джонсон, - откликнулся он. Граф был доволен не только тем, что тот узнал его и величает новым титулом, но и тем, что и сам он вспомнил, как зовут швейцара.
        - Вы найдете капитана Кроушора в Утренней Гостиной, милорд, - сообщил ему Джонсон.
«Он даже помнит моих друзей, надо же!» - про себя улыбнулся граф, проходя в Утреннюю Гостиную. При его появлении разговор на миг смолк, затем раздался возглас: «Дарвин!» - и рядом с ним очутился Перри Кроушор.
        - Приехал! - радостно произнес он, обмениваясь с графом сердечным рукопожатием. - А я гадал, когда тебя ждать?
        - Я уже несколько дней как возвратился. И первым делом отправился в свой дом на Беркли-сквер. Но нашел его в страшном запустении.
        - Надо было попросить меня, и я бы тебе помог навести там порядок.
        - Я прошу тебя теперь, - ответил граф. И, усевшись рядом с другом в кожаное кресло, велел лакею принести вина.
        - Что ты собираешься делать, раз уж воротился домой? - спросил Перри.
        - Жить в свое удовольствие! - воскликнул граф. - Я так долго качался на волнах, что чуть было совсем не разучился ходить по твердой земле.
        - Останешься в Лондоне или уедешь в деревню?
        - И то и другое! А на тебя, Перри возлагаю надежды, что ты меня выведешь в свет, как невинную дебютантку, и представишь всем известным модникам и модницам.
        При этих словах Перри Кроушор громко расхохотался. Подошли еще двое или трое из членов клуба, знавших графа в прежние времена.
        - Мы думали, тебя проглотил морской лев или увлекла на дно соблазнительная сирена, - насмешливо заметил один из них.
        - Если в Средиземном море и водятся сирены, мне, по крайней мере, не довелось встретить ни одной, - отозвался граф. - А что до дельфинов, то от них только одни неприятности, хуже, чем от французов!
        - Когда же кончится эта проклятая война? - спросил кто-то.
        Граф почувствовал, что на него устремлены все взоры, и подумав, ответил:
        - Только после того, как будет разбит Наполеон, и сделать это, кроме нас, некому, так и знайте!

        Шенда обвела взглядом дом, в котором выросла и который теперь, как ни трудно в это поверить, ей предстояло покинуть. Когда пришло письмо от нового управляющего поместьем Эрроу, в котором ей предлагалось в двухнедельный срок освободить дом викария, она опустилась на стул и расплакалась. Единственным человеком, к кому она могла бы переехать, был старший брат покойного отца, поселившийся после смерти ее деда в родовом доме в Глостершире. Она два или три раза виделась с ним за последние годы и не нашла в нем ни одной родственной черты. К тому же, она знала, что выйдя в отставку, он очень стеснен в средствах. Растит четверых детей и едва сводит концы с концами.
        - Ну, как можно еще и мне садиться ему на шею? - спрашивала себя Шенда.
        Однако больше ей податься было некуда. Родню матери, жившую где-то на севере Шотландии, она не знала, и мама рассказывала, что они не одобряли ее брак.
        Шенда складывала свою одежду и то немногое из домашней утвари, с чем не хотелось расставаться, а сама ломала голову над тем, как же ей дальше жить? Денег у нее, надо признать, в общем-то не было, так, только совсем небольшая сумма, вырученная от продажи той мебели, которую не имело смысла хранить. Правда, фермер Джонсон, которому принадлежал бык, убивший ее отца, предложил ей оставить все, что ей понадобится у него на ферме.
        - Можете занять любой из сараев мисс Шенда, - сказал он ей, - или, ежели пожелаете, сложим на чердак. Я уж пригляжу, чтобы все осталось в сохранности в этом можете не сомневаться.
        - Спасибо, вы очень любезны, - ответила Шенда - но у меня совсем немного вещей, всего несколько чемоданов, ну и, может быть, будут два или три ящика.
        - Я пришлю к вам Джима с телегой, он их перевезет сюда. Для вас, мисс Шенда, мы что угодно сделаем, и со всей нашей радостью, вы это знаете.
        Она понимала, что он чувствует себя перед ней виноватым, ведь это его бык убил отца Шенды. Хотя на самом деле винить тут некого. Разве мог знать отец, что на лугу, которым он всегда проезжал, навещая миссис Ньюком, пасется известный своей свирепостью бык? А фермер Джонсон разве мог знать, что именно по этому лугу имеет обыкновение проезжать викарий?
        Один чемодан все еще стоял наполовину пустой и, глядя на него, Шенда вспомнила, что в столовой, в буфете, осталась лежать любимая матушкина скатерть. Она достала скатерть и увидела| что кружево, которым она обшита, в одном месте порвано. Мать научила ее искусному владению иглой. Умела она и штопать, и чинить кружева, да так аккуратно, что вся деревня восхищалась ее работой.
        Так что теперь, бережно сложив скатерть и обернув ее в белую бумагу, Шенда положила ее в чемодан поверх остальных вещей. Будет ли у нее опять когда-нибудь свой дом, где она сможет пользоваться всеми этими красивыми вещами, которые раньше считались обыкновенными предметами быта, а теперь оказались роскошью? И вдруг, когда Шенда поглаживала, словно живое существо, любимую мамину скатерть, ей пришла в голову одна мысль, словно это мама ей подсказала. Ведь накануне ночью, лежа в постели, она молилась и просила о помощи сначала Бога, а потом мать.
        - Как мне быть, матушка? - шептала она, - Я отлично знаю, что дядя Вильям не обрадуется еще одному голодному рту, а ведь я, если поеду к нему, возьму с собой Руфуса, и это означает уже не один рот, а два.
        Она твердо знала одно: со своим песиком она не расстанется, а тетя, помнилось, смотрела на Руфуса не очень-то благосклонно и, возможно, она не захочет терпеть в доме собаку.
        - Помоги мне… матушка… помоги! - отчаянно молилась ночью Шенда.
        Незаметно для себя она произнесла эти слова вслух, и Руфус, будто бы желая утешить ее, взобрался к ней на кровать. Она наклонилась и взяла его на руки. Раненая лапка зажила. Но наступал он на нее осторожно, словно опасаясь, как бы от соприкосновения с землей ему опять не стало больно. Она запустила пальцы в шелковистую шерсть, а песик поднял лапку, словно хотел ей что-то сказать.
        Сбегав в опустевшую спальню за капором, Шенда позвала:
        - Руфус! Пойдем гулять!
        И пошла в сопровождении своего верного спаниеля сначала через сад, расцветший всеми красками, потом дальше, в лес. Однако на этот раз она не свернула на мшистую тропинку к волшебной заводи, а двинулась напрямик к замку.
        Замок с устремленной в небо старинной башней представлял собой впечатляющее зрелище. Графский дом, который пристраивался к башне постепенно, из поколения в поколение, величественно чернел на фоне дальнего леса.
        Если сад при доме викария был, в глазах Шенды, воплощением красоты, то сады вокруг замка каждый раз все больше потрясали ее своей живописностью. Особенно хороши они были в весеннюю пору, когда миндальные деревья стоят все в цвету и живые буксовые изгороди, обводящие правильные фигуры травянистых газонов и цветников, разбитых еще в елизаветинские времена, только что заново подстрижены. Хотя старый граф перед смертью долго и тяжело болел, садовники все это время поддерживали сад в безукоризненном порядке, чтобы не стыдно было показать хозяину, если бы он вдруг решил их проверить. Им, наверно, даже было обидно, думала Шенда, что он так и не смог оценить их стараний. Всякий раз, по тому или иному делу посещая замок, она непременно выражала Ходжесу, главному садовнику, свое восхищение. Она чувствовала, что ее похвалы приятны старику и он всегда рад ее видеть.
        Фонтан, каскад, зеленая лужайка для игры в шары, грядки пряностей и лекарственных снадобий, - все вызывало ее восторг и будило воображение. Она рассказывала самой себе разные чудесные истории о прежних обитателях замка. Чаще всего - о Первом Рыцаре.
        Однажды, в давние, средневековые времена, полководец по имени Хлодвиг со своей ратью напал на войско данов, которые высадились на здешнее побережье, чтобы разорять и грабить. Силы были неравны. Тогда Хлодвиг, видя, что враг одолевает, взял у одного из своих ратников лук и выстрелил. Его стрела поразила самого вождя данов. В награду за это Хлодвиг был произведен в рыцари и получил имя - сэр Джастин Боу. Он построил себе большой дом, укрепил его и назвал в память того случая - «Эрроу»[Эрроу (arrow) - по-английски стрела, Боу (bow) - лук.] . А в царствование короля Карла II ему был пожалован титул графа Эрроу. На протяжении всей истории мужчины из рода Боу, служили в армии и во флоте, а также состояли советниками у монархов.
        Эта романтическая история очень нравилась Шенде, она любила представлять себе, как выглядели люди, жившие в замке. Сначала это были рыцари в латах, а их дамы носили высокие средневековые головные уборы с тянущимися сзади длинными покрывалами. Потом, во времена Тюдоров, на смену этим костюмам пришли камзолы, брыжи и длинноволосые парики в подражание тем, что носил после Реставрации Карл II. Шенда даже придумала для себя подходящее платье в стиле той эпохи. Неплохо бы также иметь хотя бы одно и по теперешней новой моде, которая с легкой руки императрицы Жозефины распространилась по Европе и дошла до Англии. Шенда знала, что платье из легкой, почти прозрачной ткани, с высокой талией, пышными рукавами и лентой на груди очень пойдет ей.
        Теперь, подходя к замку, Шенда усмехнулась собственным фантазиям: где уж тут мечтать о новых туалетах, когда надо было заботиться о пропитании!
        Шенда по привычке подошла к парадному крыльцу, но, когда двери открыл новый слуга, при виде незнакомого лица ей подумалось, что следовало бы, наверное, зайти с черного хода.
        - Мне надо видеть миссис Дэйвисон, - тихо проговорила она.
        Слуга явно тоже подумал, что если приходишь к домоправительнице, то для этого существует другая дверь, однако вслух только сказал:
        - Сейчас узнаю, сможет ли она с вами увидеться. Как о вас доложить?
        - Я - мисс Линд, - ответила Шенда. - Живу в доме викария. Обхождение слуги сразу переменилось.
        - Если вы изволите подняться со мною наверх, мисс, - сказал он, - я проведу вас в комнату миссис Дэйвисон.
        - Благодарю.
        Ее не удивило, что молодой граф нанял новых слуг, ведь за последние два года прислуги в замке почти не осталось. Но хорошо бы он не рассчитал заодно и старых, кого Шенда знала всю жизнь, кто работал в замке все те годы, пока старый граф болел и никого не принимал. Ее отец из вежливости ездил в замок с визитами чуть не каждую неделю и обычно брал ее с собой. Случалось, старый граф допускал викария к себе, а она оставалась ждать у дверей в двуколке. А иногда Бейтс, дворецкий, состоявший при замке сорок лет, приглашал ее в дом, и тогда она ждала в одной из гостиных, предназначенных, для посетителей. Если дело шло к пяти часам Бейтс приглашал ее выпить чашечку чаю - в Утренней комнате, которая, как было известно Шенде, служила наезжающим графским родичам столовой. Все остальные покои в замке стояли запертые, - мебель в полотняных чехлах, ставни закрыты, шторы задернуты. Так печально…
        Теперь Шенде захотелось спросить, отперты ли парадные комнаты? Но она сдержалась, а то еще слуга сочтет ее чересчур любопытной.
        Он постучался в дверь, к которой Шенда знала дорогу и без него, и когда миссис Дэйвисон отозвалась: «Войдите!» - распахнул створки и пропустил Шенду в комнату.
        Миссис Дэйвисон сидела у окна. При виде Шенды она радостно вскрикнула:
        - Мисс Шенда! А я как раз о вас думала, что с вами теперь будет после смерти батюшки?
        - Об этом я и пришла с вами поговорить, - ответила Шенда.
        - Ах, ты Боже мой! Горе-то какое, - вздохнула миссис Дэйвисон. Она взяла Шенду за руку, усадила в мягкое кресло, а сама села рядом.
        - Уж я-то хорошо знаю, каково вам остаться без матушки, упокой Господь ее душу, и без батюшки, которого мы все так любили.
        - Не сегодня-завтра приедет новый викарий, - сказала Шенда.
        - Прямо вот так сразу? - удивилась миссис Дэйвисон. - Это новый управляющий так распорядился, я знаю. Все в спешке, второпях, скорей, скорей, такой человек. Некогда дух перевести.
        - Я заметила, у вас новый лакей. Он открыл мне двери.
        - И не один, а четверо! И всех мистеру Бейтсу приходится школить, а ему это ох как не по вкусу.
        Миссис Дэйвисон сочувственно покачала головой, но потом с улыбкой продолжала:
        - А все же приятно, что возвращаются старые времена, у нас будет открытый дом, гости, приемы. Можете себе представить, мисс Шенда, в пятницу приезжает из Лондона большое общество - двенадцать человек!
        - С молодым графом?
        - Ну, конечно!
        Шенде подумалось, что любопытно было бы с ним познакомиться. Но она тут же спохватилась. Вовсе не за этим она явилась в замок.
        - Мне пришла в голову одна мысль миссис Дэйвисон, - сказала Шенда. - Не знаю только, как вы к ней отнесетесь.
        - Как отнесусь? - переспросила миссис Дэйвисон. - Если она такая же дельная, как то, что, бывало, подсказывала мне ваша матушка, можете мне поверить, я буду очень рада.
        - Вы так добры, - отозвалась Шенда. - Но сначала, мне кажется, я должна объяснить вам, что у меня нет никаких средств и мне некуда отсюда уехать.
        - Неужели? - изумилась миссис Дэйвисон. - А ваша родня?
        - У меня есть только батюшкин брат, который живет в Глостершире и, я знаю, вряд ли будет мне рад, а Руфусу и подавно!
        Она опустила руку и погладила Руфуса, свернувшегося у ее ног. Прижавшись к ногам Шенды, он поднялся вместе с ней по лестнице, и теперь смирно лежал рядом, как она приучила его вести себя, когда они оказывались в чужих домах.
        - Ах, Боже ты мой!… В жизни не слышала ничего подобного! - воскликнула миссис Дэйвисон. - Так что же за мысль вам пришла, мисс Шенда?
        - Я подумала, миссис Дэйвисон… что для меня было бы замечательно… если бы я могла поселиться в замке… белошвейкой!
        Взгляд миссис Дэйвисон выразил недоумение, и Шенда торопливо продолжала:
        - Матушка рассказывала мне, что в прежние времена, когда она и графиня были подругами, в замке всегда жила белошвейка.
        - Ну, а как же! Но когда она померла, лет эдак восьмидесяти от роду и совсем, можно сказать, слепая, я не стала приглашать новую, решила, комнаты все закрыты, а что понадобится заметать на живую нитку, я и сама управлюсь. Теперь-то, конечно, другое дело.
        - Так вы никого еще не нанимали? - поспешила задать вопрос Шенда.
        - Подумывала только. Как тут не подумаешь, когда тебе вдруг говорят, что через три дня приедут двенадцать гостей? Да еще при дамах горничные, и при господах камердинеры. - Она тяжело вздохнула. - И если пока они здесь гостят, не будет у нас и хлопот полон рот, дыр на простынях, да наволочек без пуговиц, можете счесть меня последней лгуньей.
        - Я могла бы все это чинить и прочее, что понадобится!
        - Но вы ведь леди, мисс Шенда! Ваше место - внизу с гостями его сиятельства. И, уж конечно, среди них не найдется второй такой красавицы.
        Шенда рассмеялась.
        - Спасибо, миссис Дэйвисон! Вы так добры, но я бы там была нищенкой на пиру, у меня даже туалета приличного нет и не на что купить себе платье. - И она просительно добавила: - Пожалуйста… прошу вас, миссис Дэйвисон… примите меня! Мне будет так грустно, если придется покинуть эти места и всех тех, кто знал батюшку и матушку. А здесь, в замке, я была бы… почти как дома. Его сиятельство так или иначе не обратит внимания на белошвейку, будь она хоть та старушка, что уже умерла, хоть я.
        - Это-то верно, - согласилась миссис Дэйвисон. - И мистер Марло, наш новый управляющий, не станет, я думаю, вмешиваться в домашние дела.
        - Так значит, я могу остаться? О, прошу вас, миссис Дэйвисон, позвольте мне остаться в замке!
        - Ну, конечно, оставайтесь, мисс Шенда, коли вам так лучше, - ответила миссис Дэйвисон. - Столоваться вы будете вместе со мной, а швейная комната находится в верхнем этаже, и там же рядом удобная спальня. Хотя нет, - тут же поправилась она. - Я устрою вас рядом с собой. Тут есть две комнаты для служанок, если какая гостья прибудет со своей прислугой, из них нетрудно будет сделать спальню и швейную, и мне будет спокойнее, что я вроде как бы приглядываю за вами.
        - Ах, - сказала Шенда, - вы так… так добры ко мне! - И добавила со слезами на глазах: - Я ведь думала, что мне придется… уехать из родных мест, что никому я тут не нужна.
        - Мне вы очень даже нужны, мисс Шенда, истинная правда! - возразила миссис Дэйвисон. - Я и так собиралась при первом же случае сказать его сиятельству, что не могу больше управляться одна.
        - Вот вы и обзавелись помощницей, и сможете прямо так ему и сказать. Как замечательно, что я буду жить здесь, разговаривать с вами о матушке и батюшке и не чувствовать себя одинокой и заброшенной в чужих краях!
        При этих словах по щеке у Шенды скатилась слеза, и она смахнула ее тыльной стороной ладони.
        - Ну-ну, только не расстраивайтесь, - успокаивающе сказала ей миссис Дэйвисон. - Вот что мы сейчас с вами сделаем: выпьем по чашечке крепкого чая, и вы расскажете мне, что из вещей вам бы хотелось сюда доставить.
        - Фермер Джонсон любезно предложил взять к себе на хранение все что мне сейчас не нужно, - ответила Шенда. - Но, конечно, мне было бы приятнее держать вещи из моего дома здесь. Я думаю, может быть, для них найдется место на чердаке?
        - Да там, сами знаете, найдется где разместить утварь из десяти домов! Мы поставим у нас все ваше хозяйство, пусть будет под рукой, когда вам понадобится.
        - То-то будет чудесно! - обрадовалась Шенда. - А потом, если у вас для меня окажется не очень много работы, я сошью себе новое платье. Я давно уже не могла позволить себе обновку, но здесь мне не хотелось бы вас позорить.
        Миссис Дэйвисон посмотрела на нее с улыбкой.
        - Вы, мисс Шенда, вылитая матушка, а я никого красивее ее за всю мою жизнь не видела, вот вам истинный крест!
        - Ничего приятнее вы не могли бы мне сказать, милая миссис Дэйвисон. Спасибо, спасибо вам!
        И вскочив с кресла, Шенда поцеловала старую домоправительницу.
        - Ну, все решено! - удовлетворенно сказала та. - И мистер Бейтс, я знаю, тоже будет рад не меньше моего, что вы у нас под крылышком. А больше никому, кроме нас, живущих здесь с давних пор, незачем знать, кто вы такая.
        Шенда не сразу поняла, что миссис Дэйвисон имела в виду.
        - Новая прислуга будет смущаться, если заметит, что вы - леди, а делаете такую же работу, как другие слуги, - объяснила ее собеседница.
        - Да, да! - отозвалась Шенда. - Конечно, я буду вести себя очень тактично.
        - Что от вас потребуется, так это чтобы вы держались от других подальше, - сказала ей миссис Дэйвисон. - У вас будет своя комната, а столоваться вы будете со мной, и если я желаю есть отдельно от остальных домашних, так на то моя добрая воля, а более это никого не касается.
        - Я могу побыть и одна, если вам надо будет есть в столовой со старшими слугами, - сказала Шенда.
        Она знала, что когда в доме гостит много людей, старшие слуги едят отдельно в
«малой столовой», а остальные и младшие - в людской.
        - Вы уж предоставьте все это мне. Кто-кто, а я знаю, как чему следует быть, чего хотела бы ваша покойная матушка. И не допущу вас к людям, которые станут с вами обходиться не по чести.
        Все это миссис Дэйвисон произнесла так убежденно, что Шенда сочла за лучшее больше не прекословить, и лишь еще раз поблагодарила старую домоправительницу за то, что та спасла ее и Руфуса. А мысленно еще сказала: «Благодарю тебя, милая матушка! Я знаю, что ты меня надоумила. И теперь я нашла пристанище!»

        Глава 3

        Граф Эрроу с удовольствием предвкушал, как первый раз приедет с веселой компанией гостей к себе в замок. Перри объяснил, что надо пригласить прежних лондонских приятелей, а также их теперешних любовниц. Он очень радовался возвращению графа и хотел, чтобы, проведя столько лет в море, его друг теперь вволю насладился столичными удовольствиями.
        - Забудь о войне, старина, - сказал он. - Разговоры про войну всем осточертели, в обществе берут пример с принца Уэльского, который без устали предается самым хитроумным и дорогостоящим развлечениям.
        А граф поначалу думал лишь об одном: о лишениях, которые терпят моряки, месяц за месяцем держащие блокаду французских портов. Или о тех, кто преследовал французские суда от Средиземного моря до Вест-Индии, подчас не имея даже случая хоть раз выстрелить из пушек. Его товарищи не роптали, жили впроголодь, питаясь морскими сухарями, нередко червивыми, и солониной, которая хранилась годами. Потому что сейчас самое главное - не допустить, чтобы кичливые французы покорили Англию, и обломать рога Наполеону. Словно прочитав мысли графа, Перри твердо повторил:
        - Забудь, забудь об этом, хотя бы ненадолго. Ты так неотступно все время думаешь о Наполеоне, что даже стал на него походить.
        Граф расхохотался и прислушался к речам Перри, который строил планы предстоящих удовольствий. Первая задача решилась очень просто.
        Он познакомил графа с одной из самых ослепительных светских красавиц, и, как только тот заглянул в ее необыкновенно выразительные темные глаза, его воспоминания о тяготах войны сами собой отошли на задний план.
        Люсиль Граттон была женой одного весьма престарелого пэра, владельца крупного, но разоренного поместья в Ирландии. Со школьной скамьи признанная всеми несравненной красавицей, она от каждого мужчины ждала, что он немедленно падет к ее ногам. Во время частых отлучек супруга на Изумрудный остров она заводила любовников, которые через месяц-другой ей наскучивали. В то время, когда Перри представил ей графа Эрроу она приглядывала себе кавалера, не похожего на других, и притом богатого. Для графа же, столько месяцев в море вообще не видевшего женщин, встреча с Люсиль оказалась потрясением. Перри мог радоваться, граф был покорен.
        При первом знакомстве они ужинали заполночь в веселом обществе. А следующую ночь провели в доме у леди Граттон вдвоем. Возвращался граф домой пешком, уже засветло, с удовлетворением думая о том, что годы плаваний не помешали ему остаться превосходным любовником. Он никогда еще не встречал такой страстной, ненасытной женщины.
        Люсиль приняла его приглашение погостить в замке Эрроу, и он знал, что ее присутствие на предстоящих приемах даст ему все, что только нужно для начала новой жизни.
        Свои распоряжения граф направил в замок со старым секретарем, служившим еще его отцу. Перри помог ему заранее распределить комнаты и пояснил, что пары следует размещать по возможности рядом.
        - Так теперь принято? - удивился граф.
        - Уверяю тебя, так делается во всех лучших домах, - ответил Перри. - Бога ради, Дарвин, ты же взрослый человек и знаешь, что такое жизнь.
        Друзья рассмеялись, но про себя граф всe-таки нашел странным этот современный обычай вести амурные дела так откровенно, всем напоказ. Во времена его матери нравы были иные. Впрочем, лично он готов был не отставать от новой моды, поскольку таковы были предписания лорда Барэма.
        Просмотрев список приглашенных, граф уверился, что среди его гостей шпионов не будет. Но все равно, мало ли что, может быть, оброненное кем-то слово невзначай подскажет ему направление для дальнейшей деятельности. По выбору Перри в замке Эрроу должны были собраться два пэра, которых граф знал прежде и находил удовольствие в общении с ними, один маркиз - наследник знаменитого герцогства, и баронет, служащий в Адмиралтействе. Всего, вместе с хозяином и Перри Кроушором, шестеро мужчин. И пять дам, не считая Люсиль, Граф ни одну из них прежде в глаза не видел, но получил заверение, что именно они украшают своим присутствием Карлтон-Хаус.
        А в замке, граф не сомневался, к услугам блестящего общества будет все, чего только можно пожелать. И кое-кто из старых слуг, как ему доложили, остался, слава Богу, на прежнем месте. Например, Бейтс, дворецкий, которого молодой граф помнит еще с детства, и миссис Дэйвисон, тайком приносившая ему в детскую кусок шоколадного торта, когда его в наказание оставляли без десерта. И еще те, кто не умер и не перешел в услужение к другим хозяевам.
        Возвратившись на родину, граф первым делом нанял нового управляющего. Он взял на это место человека по фамилии Марло по рекомендации попутчика-адмирала, вместе с которым добирался из Портсмута в Лондон. Граф послал за Марло, как только прибыл на Беркли-сквер, счел его дельным малым и отправил в замок, велев осмотреться на месте, и представить доклад о необходимых распоряжениях. Ввиду того, что отец перед кончиной долго болел, расходы в имении были невелики, и в банке скопилась изрядная сумма, которую можно было теперь употребить на введение усовершенствований.
        - Первое, что следует сделать по приезде, - сказал себе граф, ознакомившись с докладом управляющего, - это посетить фермеров. Многие из них, я уверен, окажутся мне знакомы. И еще надо будет конечно, убедиться, что наши пенсионеры не терпят лишений.
        Однако по пути в замок, едучи вдвоем с Перри в новом фаэтоне, запряженном только вчера купленными лошадьми, он подумал, что пока не разъедутся его гости, у него вряд ли найдется время выполнить эти намерения. Городской дом тоже требовал крупных переделок. Во время болезни старого графа он стоял заколоченный, и челядь либо разбежалась, либо, получив пенсион, жила на покое. С прежних времен оставался только один дворецкий. Но граф привык командовать, не раз и не два ему случалось в рекордно короткие сроки переоснащать линейные корабли, а уж привести в порядок дом не в пример проще.
        Другой, и не менее важной заботой было обзавестись новым гардеробом. У него никогда не было много гражданской одежды, а которая имелась, теперь оказалась вся изношена или сделалась тесна после нескольких лет службы на море.
        Однако не позже, чем через сорок восемь часов после прибытия в Лондон, он уже мог выйти из дому, имея достаточно пристойный вид. А секрет был в том, что Уэстону, самому модному портному, был заказан полный новый гардероб, а до той поры подходящий костюм взят у него напрокат. Визит же в Адмиралтейство состоялся на четвертый день.
        Теперь, правя своими новыми лошадь-i|.ми, граф впервые со дня приезда почувствовал себя свободным и беззаботным.
        - Я рад, что Люсиль тебе по душе, - заметил сидящий рядом Перри. - На мой взгляд, она краше любой из своих ровесниц. Да к тому же, куда умнее большинства из них.
        Граф попытался припомнить хотя бы один мало-мальски умный разговор с Люсиль. По правде сказать, с ней можно было разговаривать только на одну единственную тему. Так что он ничего не ответил другу. Перри искоса взглянул на него и понимающе ухмыльнулся. А затем принялся рассказывать обо всех остальных ожидаемых гостях замка. Так они проехали добрых две мили, и наконец граф, не выдержав, изумленно спросил:
        - А что, о войне в Лондоне вообще не вспоминают?
        - Без крайней необходимости - нет, - честно ответил Перри. - Ей-богу, она так зверски долго тянется, можно только молиться, чтобы произошло какое-нибудь чудо и мы победили бы Наполеона быстрее, чем ожидается.
        Граф подумал, что это вряд ли возможно. И что едва ли он сможет ощутимо способствовать победе над Наполеоном, выполняя замысел лорда Барэма. Рано или поздно придется подыскать себе занятие полезнее, чем спать с красивыми женщинами и водить компанию с такими друзьями, как Перри. Впрочем, вслух он ничего подобного не сказал. Ведь он должен изображать беззаботного человека, чья единственная цель в жизни - погоня за удовольствиями.
        Но вот впереди показался его родовой замок. Сердце графа забилось сильнее. Замок Эрроу после отца достался ему подумать только! Разве мог он вообразить, плавая по морям, что Джордж будет убит и он станет вместо брата одиннадцатым графом Эрроу? Теперь на нем лежит забота о чести семьи. Джорджа к этой роли готовили сызмальства, а ему, как младшему сыну, в семейной иерархии было уготовано второстепенное место. Он вспомнил, как однажды, только-только получив назначение на корабль в чине лейтенанта, он попросил у отца немного денег. Но отец очень серьезно объяснил ему, что все деньги, какие он сумеет выкроить, должны пойти Джорджу.
        - Он займет после меня кресло главы рода, - сказал, старый граф. - И если его наследие будет неосмотрительно растрачено по мелочам, он не сможет вести подобающий его положению образ жизни, а также содержать тех, кто от него зависит.
        Молодому человеку это было тогда непросто понять. Но теперь граф Эрроу сознавал, что положение главы семьи предъявляет к нему и к его кошельку довольно серьезные требования. Притом он обязан соблюдать справедливость и не давать одному родичу больше денег, чем другому.
        Как и следовало ожидать, в каких домах бы он ни бывал в Лондоне до отъезда в замок, всюду хозяйки великосветских салонов игриво спрашивали, не собирается ли он жениться.
        - В ближайшее время - нет, - отвечал граф.
        Леди Холланд, единственная из них всех, поддержала его:
        - И правильно сделаете. Не спешите. И когда найдете невесту себе по вкусу, удостоверьтесь сначала, что она не только послужит украшением вашего ложа, стола и фамильных драгоценностей, но также будет хорошей матерью вашим детям.
        Этот ее совет составил приятное исключение из всего, что он услышал от остальных дам, имеющих взрослых дочерей. По их мнению, важно было только одно: чтобы у будущей графини Эрроу текла в жилах голубая кровь. Девицы, которых он до сих пор встречал, были пугливы и неуклюжи, глядя на таких, легко было говорить, что он пока не имеет намерения жениться и вернется к этой мысли не раньше, чем кончится война.
        Перри предостерегал графа, чтобы он был осторожен с честолюбивыми мамашами:
        - Не забывай, Дарвин, ты теперь более лакомый кусок, чем в бытность свою. простым моряком, которому ничего не светило!
        Граф тогда рассмеялся.
        - Уверяю тебя, что не попадусь на крючок, как бы соблазнительна ни была наживка!
        - Не хвались раньше времени! - покачал головой Перри. - И поумнее тебя мужчины попадали под венец, не успев толком сообразить, куда их ведут.
        - Я же не дурак, - ответил граф. - Даже если я и надумаю жениться, то уж во всяком случае не соглашусь с утра до вечера слушать пустую болтовню женщины, чье единственное достоинство состоит в том, что ее папаша носит корону пэра.
        - Твоя неотразимая привлекательность в том, что ты сам ее носишь. - сo смехом сказал Перри.
        - Если ты будешь говорить мне такие вещи, - пригрозил ему граф, - я завтра уеду обратно на флот. По мне, не так страшны французы, как иные великосветские мамаши, с которыми ты меня познакомил за эту неделю.
        Они уже подъезжали к замку, и графу припомнилось, как он мальчиком упоенно играл в древней башне и бегал внизу по парадным покоям. Когда-нибудь и его сын будет качаться в детской на деревянной лошадке, потом для него поставят на конюшне маленького пони, и наконец он дорастет до того, что сможет сесть верхом на настоящую лошадь. Граф на всю жизнь запомнил, какой восторг он ощутил, впервые перепрыгнув верхом через изгородь. И как поймал в ручье у озера первую форель. Воспоминания такие живые, словно это было только вчера!
        - Что правда, то правда, Дарвин, замок необыкновенно хорош, - заметил Перри. - Так и ждешь, что из дверей выйдут рыцари в блестящих доспехах!
        - Надеюсь, что, по крайней мере, выйдут слуги в красивых ливреях, - отозвался граф.
        Поскольку Бейтс был исправным слугой, надежды графа оправдались.
        В кабинете их ждала бутылка шампанского в ведерке со льдом и мясной паштет на кусочках хлеба - утолить голод с дороги.
        - Но мы поздно выехали из Лондона, так что пришлось пообедать по пути, - сказал граф Бейтсу.
        - Я этого опасался, милорд, ведь пища на почтовых станциях малоаппетитная.
        - Это правда, - согласился граф. - Впредь я всегда буду брать в дорогу свою еду.
        - И правильно сделаете, милорд, - одобрил его Бейтс. - Именно так поступал его сиятельство ваш покойный отец. Когда дворецкий вышел из кабинета, граф со смехом сказал:
        - Боюсь, что под строгим надзором Бейтса я шагу не смогу ступить иначе, чем мой отец до меня и предыдущий граф до него, и тот, что был до него, - и вся цепочка графов вплоть до самого первого.
        - Вот и хорошо! - отозвался Перри. - Слишком много старинных обычаев и традиций оказались забыты в наше время. Говорят, война виновата, но я лично полагаю, что просто люди теперь небрежны и неумелы.
        Ни того, ни другого о графе, во всяком случае, сказать было нельзя. Он твердо решил, что наведет в замке такой же строгий порядок, как и у себя на корабле, где все до мелочи исполнялось точно и безупречно, комар носу не подточит.
        Граф повел Перри осматривать замок - не только для того, чтобы показать его другу, но и чтобы все вспомнить самому.
        Он и забыл, как великолепны парадные покои в замке. Мебель расчехлили, свежевымытые окна сияли, будто алмазы. Все было так же великолепно, как в его детстве.
        Граф показал Перри Длинную галерею, бальную залу, часовню, спальные покои, носящие имена монарших особ, когда-то в них ночевавших. Когда они вернулись в кабинет, Перри повалился в кресло и отдуваясь, проговорил:
        - Ну, ты, Дарвин, и счастливчик - вот все что я могу сказать.
        - Но тут еще очень многое нуждается в ремонте. Надо приказать Марло, чтобы он срочно пригласил маляров и столяров,
        - По мне так и без того все превосходно, - возразил Перри. - Да, а как насчет конюшен?
        - Вот где мне в первую очередь понадобится твоя помощь, - ответил граф. - Давай сообразим. Мы закупили на Тэттерсолзском аукционе дюжину лошадей, они уже, наверно прибыли. Но этого мне далеко не достаточно.
        - Надеюсь, ты помнишь, что у тебя еще есть своя конюшня при Ньюмаркетском ипподроме?
        - Совсем было запамятовал, но принц мне напомнил. Так что мне нужны скаковые лошади и, разумеется, самые лучшие.
        - Так, так, - насмешливо кивнул Перри. - Что еще?
        Но граф не ответил. Он подошел к окну и залюбовался видом, думая о том, как в самом деле ему удивительно повезло.
        Прежде чем обзаводиться скаковыми лошадьми, он намерен был позаботиться 6 том, чтобы его давно запущенное имение было приведено в порядок. Он уже просмотрел составленный управляющим Марло список первоочередных дел. С душевной болью прочел в нем о плачевном состоянии графского дома призрения, о разваливающихся домиках пенсионеров, отсутствии школы и, самое страшное, о неустроенности мужчин, вернувшихся с войны.

«Да, много предстоит работы», - сказал себе граф. Его радовало, что хоть он и расстался с флотом, ему не придется жить в праздности.
        В кабинете воцарилось долгое молчание. Вдруг Бейтс распахнул двери и объявил:
        - Прибыли первые гости вашего сиятельства, милорд. Я пригласил их в Голубю Гостиную.
        - Кто да кто? - живо заинтересовался Перри, опередив графа.
        - Леди Эвелина Эшби и леди Граттон с двумя джентльменами, сэр.
        Перри многозначительно посмотрел на графа.
        - Слышал? Люсиль.
        Граф ничего ему не ответил, а вскочил и быстро пошел из кабинета в Голубую Гостиную - к Люсиль.
        Шенда наверху с любопытством наблюдала за переполохом, охватившим весь замок по случаю ожидающегося прибытия графа и его гостей.
        - Совсем как в прежние времена! - по сто раз на дню повторяла в радостном предвкушении миссис Дэйвисон.
        Она показала Шенде список гостей и предназначенных им комнат.
        - В «Спальню Карла Второго» - леди Эвелину Эшби, - объясняла она. - Еще одну леди - к королеве Анне. Третья займет комнату, что зовется у нас «Спальня герцогини Нортумберландской». И еще вот леди Граттон, ей предназначена «Спальня королевы Елизаветы». Это дама сердца его сиятельства.
        - А вы откуда знаете? - удивилась Шенда.
        Миссис Дэйвисон с улыбкой объяснила:
        - При старом графе моя племянница состояла в услужении в лондонском доме на Беркли-сквер. Место ей нравилось, очень даже, и уж так она убивалась, когда Эрроу-Хаус заколотили, прямо нет слов!
        Шенда понимающе кивнула, и миссис Дэйвисон продолжала:
        - Ну, и как услышала, что его сиятельство молодой граф вернулся с войны, то сразу же справилась, не будет ли для нее места, а как она из нашей деревни, ее тут же и взяли обратно!
        - Как ей повезло! - прочувствованно сказала Шенда.
        - Она сразу мне письмо отписала, вчерашний день оно прибыло, пишет, какой молодой граф обаятельный джентльмен и что, мол, «самая первая красавица в Англии» уже, можно сказать, у него в объятиях.
        - Вы думаете, он на ней женится?
        - Ах, нет, мисс Шенда, чего нет того нет. Ведь леди Граттон, по словам моей племянницы, замужем, и муж ее со своим полком воюет за границей.
        Шенда посмотрела на нее с недоумением, а миссис Дэйвисон, спохватившись, поспешила исправить свою ошибку.
        - Лондонские дамы ведут светскую жизнь даже в отсутствии мужей. Ни к чему выставлять свое сердце всём напоказ, как говаривала моя матушка.
        - Д-да… понятно, - кивнула Шенда. Но про себя подумала, что она бы лично, имея мужа, не стала ездить одна развлекаться в графские имения. Наверно, эти дамы готовы всячески помогать солдатам и матросам, оборвала она себя. И вообще, осуждать людей - дурно.
        Ей так повезло, что удалось поселиться в. замке. Война хоть и далеко, но Шенда не забывала возвратившихся в деревню раненых. А также семьи, чьи сыновья служат в армии или на флоте. Шенда помнила, как сочувственно относился к людскому горю ее отец, и как женщины, когда их навещала ее мать, плача, жаловались, что давно не получали вестей от своих служивых. Если тонул корабль, то проходило много времени, прежде чем поступали известия о спасшихся. «Неужели молодой граф не скучает по морю»? - думала Шенда, возвращаясь в свою комнату.
        Она уселась за починку кружев на простынях, разорванных при стирке. А мысли ее были заняты слухами об удивительной отваге графа, которые надолго опередили его возвращение. Женщины, встречаясь у мясника, пекаря, бакалейщика или еще где-нибудь, непременно принимались толковать друг с другом о войне и обсуждать последние новости. И в конце концов их рассказы доходили и до Шенды - Марта их ей передавала, являясь по утрам, то же самое мог рассказать ей любой встречный.
        - Вы не поверите, мисс Линд… - начинался, бывало, разговор при встрече.
        И хотя, казалось бы, Эрроухед, был так далек от Франции, рассказы о том, что там происходит, передаваясь из уст в уста, не теряли красок. Люди состязались друг с другом, кто сообщит самую последнюю новость. Шенда не помнила молодого графа, а ведь она, наверно, видела его, когда была маленькая. Он представлялся ей статным и красивым, как все мужчины в роду Эрроу. По стенам замка висело немало старинных портретов, разглядывая их, Шенда не могла не заметить определенного сходства, прослеживающегося от поколения к поколению. Поселившись в замке, Шенда особенно полюбила бывать в картинной галерее. Там висели не только фамильные портреты, но и полотна великих мастеров, собранные графами Эрроу за минувшие столетия. Шенду восхищали картины, привезенные из Италии, и еще там была одна работа Фрагонара и одна - Буше, обе французские, они ей очень нравились.
        Портреты висели вдоль лестниц и коридоров, а также в некоторых спальнях. Они словно держали под неусыпным надзором весь дом и семейство Боу, новый граф конечно тоже чувствовал их немое влияние. Шенда, признаться, находила немного странным то, что он, не успев побывать в родном доме, осмотреть имение, поговорить с людьми, уже пригласил большую компанию гостей. Ему следовало бы объехать всех фермеров, у которых, она знала, накопилось много хозяйственных нужд. «Правда, из-за войны он, наверно не сможет их полностью удовлетворить, - думала Шенда, - но хотя бы кровли поправить и помочь с инвентарем. Да, у него забот будет немало», - заключила она, откусывая нитку.
        Кружево оказалось зашито так искусно, что и не угадаешь, где было разорванное место.
        Шенда со вздохом напомнила себе, что все эти дела ее совершенно не касаются, самое главное - чтобы граф не знал, что она на него работает. Он, казалось ей, был бы недоволен, если бы узнал, что среди его слуг оказалась дочь викария. Ей пришлось бы уехать и подыскивать себе новое пристанище. От одной этой мысли Шенда похолодела.
        - Нам тут так хорошо живется, - сказала она Руфусу и решила, что будет прятаться у себя, покуда граф не возвратится в Лондон. А тогда можно будет снова гулять по саду и лесу.
        Но Руфус беспокоился и оглядывался, и Шенда подумала, что надо его вывести, пока нет опасности столкнуться с графом. Она знала, что Бейтс ожидает его сиятельство после обеда. Поэтому она с Руфусом сбежала вниз по боковой лестнице, открыла дверь в сад. С той самой минуты, как стало известно, что граф возвратился с моря, садовники трудились не покладая рук, чтобы сад стал еще прекраснее, чем всегда. Дни стояли теплые, деревья и кусты покрылись весенним цветом. На клумбах распустились цветочные бутоны. Трава зеленела, как сукно на бильярдном столе.
        Шенда свернула на затененную дорожку за тисовыми кустами, ведущую к каскаду.
        Это было ее любимое место, она готова была без конца любоваться, как вода из лесного ручья с шумом низвергается по камням.
        На камнях росли водные растения, розовые, желтые и белые, красиво расцвечивая серые глыбы. А внизу располагался каменный бассейн, куда теперь опять напустили золотых рыбок, и они лениво плавали взад-вперед среди листьев водяных лилий и торчащих кулачками бутонов, которые вот-вот раскроются.
        - Ах, как красиво, как красиво! - вслух произнесла Шенда. А затем про себя помолилась, чтобы граф ее не увидел и ей не пришлось бы оставить эти прелестные места. Почему-то ей при этом вспомнился незнакомый джентльмен, который помог освободить Руфуса из капкана. Он тогда поцеловал ее, но ей до сих пор не верилось, что это было на самом деле. Как могла она допустить, чтобы совершенно незнакомый мужчина поцеловал ее в губы? Она могла объяснить это только тем, что совершенно растерялась из-за беды, приключившейся с Руфусом, и из-за встречи с джентльменом, не походившим ни на кого из ее знакомых.
        - Это, конечно, нехорошо, - шепотом призналась она самой себе. - Но вообще-то это было чудесно!
        Но время шло, и опасаясь, как бы ее не увидели, Шенда заторопилась обратно в замок.
        - Гости его сиятельства уже приехали! - объявила миссис Дэйвисон, впопыхах вбежав в комнату, где Шенда уже снова сидела за рукоделием.
        - Красивые? - спросила она.
        - Да еще какие! И разодеты по последней моде! Шляпки до того высокие, что еще чуть-чуть, и небо заденут.
        Шенда рассмеялась. Переехав в замок, она обнаружила, что миссис Дэйвисон любит разглядывать номера дамского журнала, и действительно, они оказались, на ее взгляд, не только содержательными, но и забавными.
        Карикатуры на высший свет были до того уморительные, что Шенда удивлялась, как это высмеянные Роландсоном, Крукшенком леди и джентльмены, тем более - принц Уэльский, не обижаются? Великосветских дам они изображали неимоверно тучными или наоборот тощими, как палки, потешались над модой носить полупрозрачные платья и нагромождать на шляпки целые снопы украшении. Постоянной, мишенью карикатуристов служили те, кто важничают и чванятся.
        - Бог знает что они себе позволяют, эти рисовальщики, - говорила миссис Дэйвисон. - Но все равно смешно, ну просто умора!
        Желая позабавить Шенду, она показала ей в библиотеке оригинальные сатирические гравюры.
        - Покойный граф собирал их многие годы, - рассказывала миссис Дэйвисон. - Как появятся в книжной лавке на Сент-Джеймс-стриит, сразу оттиск идет сюда.
        - Значит, его сиятельству они нравились?
        - Очень даже нравились! А уж потом, как он занемог, они все равно продолжали приходить, заказ-то никто не отменял. Так что тут они все, и самые последние, сегодняшние, как говорится.
        Из этих гравюр Шенда многое узнала о так называемом, высшем свете. Конечно, в рисунках было много уродства и преувеличения, но кое-что можно было почерпнуть из них, а также из книг, которые стояли в библиотеке и служили ей неисчерпаемым источником радости и удовольствия. Она и отцовские книги все перевезла с собой - ни за что на свете она бы на рассталась с ними.
        Библиотека в замке была огромная. До недавнего времени ею заведовал специальный библиотекарь, который теперь состарился и отошел от дел. В соответствии с волей владельцев он приобретал все интересные книги, как только те выходили из печати. И вот теперь для Шенды они были как ключи в рай - уходя из библиотечной комнаты, она всегда уносила с собой полдюжины книг. И, выполнив порученную работу, погружалась в чтение. Книги переносили ее в незнакомый мир и продолжали ее образование, приостановленное со смертью отца. У Шенды в жизни было два наставника: старая деревенская учительница, бывшая раньше гувернанткой в высшем свете, и конечно отец.
        Учиться Шенда была всегда рада, ей казалось, что в сутках не хватает часов, чтобы усвоить все знания. Они составляли одно с тем волшебным миром, который обступал ее в лесу. И каждая прочитанная книга из графской библиотеки открывала перед Шендой новые: неисследованные, неведомые просторы.
        - Ну, вот. Мало в доме работы, еще прибавится! - в сердцах сказала Шенде миссис Дэйвисон.
        - А что случилось? - спросила Шенда.
        - Леди Граттон изволила приехать без горничной! Что-то с ней случилось, мне сказали, перед самым отъездом ее милости сюда. - Миссис Дэйвисон вздохнула. - А значит, у меня будет одной работницей меньше, потому что Рози придется обслуживать ее милость, а уж я-то знаю этих знатных дам, им надо, чтобы все подносили и уносили круглые сутки!
        Раздосадованная миссис Дэйвисон шумно удалилась, оставив Шенду в одиночестве. Та тоскливо посмотрела вслед домоправительнице. Она, конечно, понимала, что со своим желанием поближе рассмотреть светских красавиц, гостящих у его сиятельства, ей следует сидеть и помалкивать. Для нее важно никому не показываться на глаза, и не видать ей ни этих прекрасных дам, ни самого графа.
        - Я должна быть очень-очень осторожной! - напомнила она себе.
        Слова эти она произнесла вслух, и при звуке ее голоса Руфус спрыгнул с соседнего кресла и положил лапку ей на колени.
        - Я должна быть очень осторожной, - повторила ему Шенда. - И ты тоже. Еслиты залаешь, и его сиятельство услышит он может сказать, что собаки в доме ему не нужны. И тебя выселят в конюшню!
        А так как об этом Шенда и думать не могла без ужаса, она тут же схватила песика на руки и крепко прижала к груди.
        - Мало того, - прошептала она ему, - нас с тобой вообще могут отсюда выгнать, а этого допустить никак нельзя! - Она поцеловала его шелковистую головку. - Нам здесь хорошо. Ты накормлен и напоен, и я тоже, и нам надо быть паиньками и держаться очень незаметно!

        Глава 4

        Граф с хозяйского места любовался столом, накрытым в Большой Обеденной зале. Когда-то, мальчиком, он наблюдал такую же картину с высоты музыкантских хоров. Он украдкой поднимался туда по винтовой лестнице и смотрел сквозь щели в дубовых панелях на роскошные обеды, которые давали его отец с матерью. Отец, сидящий во главе стола, в кресле с резными фамильными гербами, казался ему королем. Мать, с блестящей диадемой в волосах и в бриллиантовом колье на шее, приходила в детскую перед выходом к гостям, чтобы поцеловать сына и пожелать ему спокойной ночи. - Вы похожи на сказочную принцессу, маменька! - сказал он ей как-то. Мать рассмеялась. Она обнимала его и ласкала, и когда она умерла, он думал, что никогда не забудет ее любви и нежности и что ни одна женщина не сможет с ней сравниться.
        Но сейчас он думал только о том, что других таких ослепительно красивых женщин, как Люсиль и остальные дамы, собранных за его столом, не существует на всем белом свете. Белокурые, темноволосые, огненно рыжие, каждая по-своему очаровательна и неотразима. Устоять перед такой не под силу ни одному мужчине. Тем более, думал граф с легкой усмешкой, если этот мужчина так долго пробыл в плаваниях.
        После заключения перемирия 1802 года он, в отличие от многих других морских капитанов, не возвратился в Англию. Тому были свои причины. Во-первых, его корабль получил приказ оставаться в Средиземном море. А во-вторых, если уж отправляться в отпуск, то он предпочитал какую-нибудь страну, которая не отступила перед Наполеоном и не поддалась его зловредному воздействию. Поэтому он посетил Египет, побывал в Константинополе и нашел много занимательного в Греции. Знакомство с чужими странами и другими народами сильно расширило его духовные горизонты, так что он нисколько не раскаивался, что не погостил тогда дома. А потом, когда он уже было собрался на родину, оказалось поздно. Наполеон объявил войну, и он был нужен Нельсону. Сейчас, когда блюда следовали одно за другим и по знаку Бейтса лакеи разливали вина из графских погребов, трудно было представить себе, что идет война. Речи ослепительных и многоопытных красавиц были почти все время двусмысленны. Взгляды и улыбки договаривали то, о чем не рисковали говорить вслух.
        - Какие у нас планы на завтра? - спросила Люсиль Граттон, сидевшая от него по правую руку. Она как бы давала понять, что на сегодняшнюю ночь ей все уже известно.
        - Мне надо вам многое показать в своем имении, да и самому посмотреть тоже, - ответил граф. - Помнится, в дальнем конце сада был когда-то греческий храм, а на холме посреди леса - сторожевая башня, моя мать иногда устраивала там пикники.
        - Вы мне покажете и то и другое, - тихо сказала Люсиль ему на ухо. - Разумеется, наедине.
        Ну, это было бы уж чересчур демонстративно, подумал граф. К тому же он еще намеревался осмотреть вместе с Перри конюшни. И это можно успеть завтра же с утра, пока дамы еще не соизволят спуститься из спален. Он решил предложить осмотр конюшен во время завтрака, когда за столом соберутся одни мужчины.
        Между тем обед завершился, и дамы встали, чтобы выйти, но Люсиль не было никакой нужды вновь шептать ему на ухо:
        - Прошу вас, не задерживайтесь слишком долго, мой милый Дарвин. Я хочу быть с вами, вы ведь знаете.
        Граф и сам хотел того же. И вот уже в Малой Гостиной расставили карточные столы. Впрочем, игра не клеилась, видно было, что гости ждут не дождутся, когда будет прилично удалиться на покой. Дамы разошлись первыми. Джентльмены задержались, чтобы выпить на сон грядущий по последнему бокалу вина, и Перри сказал графу:
        - А ты оказался гостеприимнейшим хозяином, Дарвин. Впрочем, я так и думал. Твой обед выше всяких похвал. В жизни не ел ничего вкуснее.
        - И я тоже! - подхватил еще один гость.
        - Я на завтра подготовил для вас сюрпризы, - отозвался граф. - Но за них вам надо благодарить не столько меня сколько Перри.
        - Как говорится, дайте мне необходимые продукты, а уж я всегда приготовлю вкусное блюдо! - отозвался Перри.
        Все рассмеялись и стали гурьбой подниматься по лестнице, переговариваясь и обмениваясь шутками. Наконец граф пожелал гостям спокойной ночи и удалился в графские покои. Слуга помог его сиятельству раздеться. Теперь один шаг, и он очутится в Спальне королевы Елизаветы, ведь она расположена тут же за стеной.
        Люсиль уже ждала. Она раскрыла объятия и запрокинула голову, подставляя ему губы.
        И у графа мелькнула неуместная мысль, что она похожа на тигрицу, жадно вцепившуюся в свою добычу.

        - Он - герой, самый настоящий герой! - горячо произнесла миссис Дэйвисон. - Да ежели бы в стране были известны все его подвиги, ему бы памятник при жизни установили, это уж как пить дать!
        Она пересказала Шенде то, что слышала внизу от камердинера его сиятельства, воспевавшего доблестные деяния своего господина. Один такой рассказ особенно понравился Шенде.
        Английская боевая эскадра заперла в гавани дюжину французских линейных кораблей. И граф вошел в эту гавань на и французском фрегате, который его матросы захватили незадолго перед тем. Враг и не подозревал об его присутствии, а тем временен два самых больших его корабля взлетели на воздух!
        - Камердинер его сиятельства говорит, - продолжала пересказ миссис Дэйвисон, - что капитан (наш-то был капитаном) кликнул тогда охотников, но предупредил, что многие не возвратятся живыми. Однако все, сколько их было на корабле, захотели отправиться вместе с ним!
        - Но ведь всех он взять не мог! - воскликнула Шенда.
        - Ну конечно! Он выбрал дюжину тех, кто всех дольше служил под его началом, и глухой ночью, когда француз-то спал крепким сном, приблизился к ним.
        - И взорвал два линейных корабля!
        - Самых больших - упоенно подхватила миссис Дэйвисон. - Команды их не успели еще сообразить, что такое творится, а уж наши выплыли из гавани, только одну мачту у них снесло и двух моряков ранило.
        Рассказов в таком духе Шенде еще предстояло услышать немало. Их повторяли и пересказывали в замке по много раз, где уж там было разговаривать о чем-нибудь другом!
        - Мне очень хочется на него посмотреть! - призналась себе Шенда.
        Но она знала, если он ее прогонит, не захочет, чтобы у него в услужении была «леди в бедственных обстоятельствах» так выражалась миссис Дейвисон, то для нее это будет большим горем.
        - Надо быть очень осторожной, - повторила она опять, как накануне говорила Руфусу.
        Она отважилась выскользнуть в сад только тогда, когда узнала, что хозяин с гостями, рано пообедав, отправился на верховую прогулку. И даже тогда держалась вблизи живой изгороди, пока не выбралась в лес, где наконец позволила Руфусу побегать и размять лапки.
        Лес, который рос на холме позади замка, казался ей не таким сказочным, как ее любимый Рыцарский лес вблизи дома викария. Но и в нем таились какие-то чары, они действовали на Шенду, и она погружалась в грезы, забывая обо всем.
        Промечтав так добрых два часа, Шенда спохватилась, что кто-нибудь из гостей может неожиданно вернуться в замок раньше срока, и заторопилась обратно. С какой стороны их можно ожидать, она не знала, но предполагала, что конечной целью их прогулки была старая Сторожевая башня на верхушке холма, куда вела живописная тропа через парк и дальше по лесу, разросшемуся на склоне. Башню достроил сэр Джастин Боу, тот же, что возвел и замок, - он хотел, чтобы в его имении было такое место, откуда видно море. По преданию, на башне день и ночь сменялись дозорные, смотревшие во все глаза, не высадились ли снова на побережье даны? Шенда не раз лазила на Сторожевую башню. Должно быть, у сэра Джастина было исключительно острое зрение, или же он смотрел в подзорную трубу, даже в те времена. Море можно было различить только в самые ясные дни, да и то в виде отдаленной светлой полоски.
        Сторожевая башня и сама по себе была удивительно живописна. Хотя Шенда не представляла себе, как смогли бы модные дамы подняться по ее узкой винтовой лестнице, не испачкав туалетов. Наверно, джентльмены с удовольствием им помогут, с улыбкой подумала Шенда. Или же дамы останутся сидеть внизу, в бывшей кордегардии, где, по преданию, у сэра Джастина всегда находились лучники, готовые по первому знаку броситься в битву.
        Шенда с Руфусом вернулась в замок и поднялась к себе по боковой лестнице, идущей из сада, и которой редко пользовались. Но она не пробыла в швейной комнате и двух минут, как дверь открылась и вошла взволнованная миссис Дэйвисон.
        - Вот вы где, мисс Шенда! Слава Богу. У меня для вас срочная работа.
        - Какая?
        Миссис Дэйвисон протянула ей очаровательный маленький ридикюль, сделанный из атласа и весь обшитый узкими полосками кружева.
        - Вот. Сумочка леди Граттон. Эта бестолковая Рози, можете се5е представить, клала ее в комод и зацепила за край ящика. Кружевце оборвала.
        Шенда взяла ридикюль в руки.
        - Тут только маленькая дырочка. Я ее зашью так, что леди Граттон никогда и не узнает.
        - С горничными вечно какие-нибудь неприятности, - сердито проговорила миссис Дэйвисон. - Все впопыхах, все в спешке. Им бы только поскорее убежать обратно в людскую, где мужчины, вот что их больше всего занимает.
        - Досадные случайности бывают со всеми. Скажите Рози, чтобы она не огорчалась, - возразила Шенда. - И если есть еще что-нибудь, давайте я починю, а то у меня сейчас нет никакой работы.
        - Коли так, доканчивайте платье, что вы мастерите для себя, - сказала ей миссис Дэйвисон. - Я раздобыла вам материю и жду не дождусь, когда смогу вас видеть в обнове.
        - А оно уже готово, - ответила Шенда.
        - Ну, как вам это понравится! - восхитилась миссис Дэйвисон. - Даже старая Мэгги не могла сшить платье скорее!
        - Я его вечером надену и покажусь вам, - сказала Шенда. - По-моему, вышло неплохо, можно похвастаться.
        - А у меня уже есть кусок ткани на еще одно.
        - Спасибо вам, вы очень добры. Я расплачусь с вами из первого своего жалованья.
        - И не думайте даже, - отмахнулась миссис Дэйвисон. - Да и не моя она, эта материя. Она лежала попусту в шкафу уже много лет, даже не припомню, для чего купленная. Верно ее сиятельству, покойнице, зачем-то понадобилась. - Тут миссис Дэйвисон взглянула на каминные часы и встрепенулась.
        - Ах, его сиятельство с гостями должны вот-вот воротиться к чаю, а я еще не проверила как прибраны спальни! На молодых горничных нипочем нельзя положиться, что все будет в порядке!
        Она заторопилась из швейной комнаты, а Шенда улыбнулась ей вслед. Миссис Дэйвисон, у которой под началом столько лет были всего три старые служанки такие же добросовестные, как и она сама теперь с упоением муштровала целую армию новеньких девушек. А они, только что из деревни, все никак не могли прийти в себя от восторга, очутившись в замке. И сколько миссис Дэйвисон ни гоняла их все принимали как должное, будто так и надо на новом месте которое придавало им значительности среди деревенских.
        Шенда присела к рукодельному столику у окна и стала рассматривать пострадавший ридикюль. Она уже знала, что накануне вечером леди Граттон вышла к обеду в изумрудно-зеленом кисейном платье. А чехол под ним, по словам миссис Дэйвисон, был такой прозрачный, что «ну просто как на голое тело надето!»
        Из-за леди Граттон в доме сильно прибавилось хлопот, поэтому миссис Дэйвисон ее недолюбливала, у нее среди гостивших дам были две другие любимицы. И потом, хоть об этом она не говорила, но Шенда догадывалась, что как леди Граттон ни хороша, но на взгляд миссис Дэйвисон, она все же недостойна графа. Граф, считала старая домоправительница, был недосягаем, как сам Господь Бог. И та, что годилась бы ему в жены и могла бы считаться ему ровней, должна быть богиней ней или, на худой конец, королевой. Ридикюль был из зеленого атласа того же оттенка, что и платье, о котором так язвительно высказывалась миссис Мэйвисон. Шенда сразу увидела, что узкое кружево, которым он весь был обшит, ручной работы и, значит, очень дорогое. Она отыскала у себя в рабочей корзинке шелковую нитку подходящего цвета. Сверху ридикюль затягивался лентой, которую дама надевала на руку. Шенда растянула горловину и увидела, что внутри лежат кое-какие предметы.
        Она бережно вынула их.
        Кружевной платочек с изящно вышитой монограммой леди Граттон. Крохотная золотая коробочка с губной помадой. Еще одна коробочка, побольше, похожая на табакерку, но леди Граттон носила в ней пудру. Да, подумалось Шенде, эта дама держит свою косметику в дорогой упаковке! Крышка маленькой коробочки защелкивалась на замочек, усаженный бриллиантиками. На крышке табакерки блестела выложенная сапфирами буква
«Л». «Должно быть, это подарки от мужа», - сказала себе Шенда.
        Она засунула руку внутрь, чтобы растянуть на пальцах кружево для починки, но почувствовала, что там осталось еще что-то. Оказалось, бумажка. Шенда достала ее, чтобы не порвать ненароком. Бумажка была сложена. Шенда развернула ее и с удивлением увидела, что это - записка, написанная мелким, твердым почерком, притом, по-французски. Забывшись, Шенда прочла:

«Ou se trouve le groupe de I'Expedition Secrete? - L 500
        Pour decouvrir l'emplacement de Nelson - L 100»[«Где находится эскадра Тайной экспедиции? - 500 фунтов. За открытие местонахождения Нельсона -100 фунтов». - (фр)]

        Шенда перечитала записку еще и еще раз, говоря себе, что это ей просто мерещится.
        Но потом она отчетливо поняла, что ей в руки случайно попало задание леди Граттон от французского шпиона. А ведь леди Граттон так близка с графом! И если кто-то может разъяснить, что все это значит, то именно он.
        Она опять перечитала записку, потом положила на столик, прикрыла кружевным платочком и приступила к починке ридикюля. На это у нее ушло немного времени, и, кончив работу, она уложила обратно обе коробочки и платок. Ничего не поделаешь, она должна пойти и предостеречь графа. Сердце у нее сжалось. Подойдя к письменному столу, который миссис Дэвидсон распорядилась поставить в швейной комнате. Шенда тщательно, по возможности похоже, переписала французские строчки, а записку засунула обратно в ридикюль.
        Необходимость обратиться к графу страшила ее. Одно дело прятаться от графа из боязни, чтобы он не прогнал ее из замка. И совсем другое - знать, что среди его гостей есть человек, шпионящий в пользу Франции, когда хозяин об этом даже не подозревает.
        Самое трудное, она понимала, это увидеться с графом наедине и не возбудить любопытства домочадцев. Большинство слуг в доме считали ее обыкновенной швеей.
        Шенда стала думать и пришла к выводу, что единственный человек, которому она может довериться, это Бейтс. Она знала его много лет. Он, как и миссис Дэйвисон, любил ее родителей. Пришла миссис Дэйвисон, и Шенда вручила ей починенный ридикюль. Та покрутила его, ища порванное место, и восхищенно произнесла:
        - Ну, какая же вы мастерица, мисс Шенда! Никаких следов не видно! Пусть кто попробует отыскать.
        - Я рада, что вы довольны, - сказала Шенда. - А уж Рози - то как будет довольна.
        - Я ее твердо предупредила: еще одна такая оплошность, и она возвращается в деревню!
        - Ax, миссис Дэйвисон, не будьте такой беспощадной, - вступилась Шенда. - Вы ведь знаете, как была рада ее мать и вся их семья, что она может поступить сюда под ваше покровительство а не искать работу в Лондоне, чтобы еще глядишь, попасть там в беду.
        - Да уж, хоть и не полагается самой себя хвалить, но я за девушками смотрю, глаз не спускаю!
        - Ну конечно! - согласилась Шенда. - Моя мама всегда говорила, что для них - большая удача попасть к вам под начало и что работа в замке - самая лучшая школа для молодой девушки.
        - Стараемся, - сказала миссис Дэйвисон, скромно глядя в пол. И пошла с ридикюлем из комнаты, пряча довольную улыбку.
        Шенда посмотрела на часы. Граф с гостями уже конечно вернулись с прогулки, откушали чай, и дамы разошлись по своим комнатам отдохнуть перед обедом.
        Шенда тихонько спустилась по черной лестнице на первый этаж, заглянула в буфетную и, по счастью, застала там Бейтса одного. Он доставал столовое серебро для предстоящего обеда. Дворец кий гордился тем, в каком виде у него содержится серебро, и никому его не доверял. Перед сном сам убирал, заворачивал каждый отдельный предмет в зеленую фланельку и укладывал под замок. Когда Шенда вошла, Бейтс как раз вынул роскошную серебряную вазу работы Поля Леймрика. Заметив посетительницу, он обратился к ней:
        - Полюбуйтесь-ка, мисс Шенда! Три года у меня не было случая выставить на обеденный стол эту вазу! То-то ей должно быть самой приятно выйти из темноты на свет Божий!
        Он говорил о вазе, словно о живом существе.
        - Кроме вас, никто бы не мог сохранить ее в таком прекрасном виде! - сказала Шенда.
        Старик улыбнулся, но так как появление Шенды в буфетной было необычным, он тут же спохватился и спросил:
        - Не могу ли я быть вам чем-то полезен, мисс Шенда?
        - Да, можете. - ответила она. - Мне нужно видеть графа с глазу на глаз, и как можно скорее. Это очень важно!
        Бейтс снял зеленый фланелевый передник, надел сюртук и сказал:
        - Идемте, мисс. Если не ошибаюсь, его сиятельство сейчас в кабинете и просматривает почту, так как не имел времени заняться ею с утра.
        Они пошли из буфетной по широкому коридору, мимо обеденной залы и некоторых других помещений, и очутились в холле. Четверо находившихся там лакеев при появлении дворецкого стали навытяжку и застыли, как были обучены, Бейтс и Шенда свернули в другой коридор, прошли через зал Рубенса и через библиотеку, просторную, как три комнаты соединенные вместе, приблизились к дверям кабинета, где Бейтс на минуту остановился. Шенда поняла, что он прислушивается, не звучат ли в кабинете голоса. Затем он знаком велел ей отступить в сторону, чтобы, если граф окажется не один, ее не заметили, и распахнул створки. Через мгновенье, обведя кабинет взглядом, Бейтс произнес:
        - Прошу меня извинить, милорд, но не могли бы вы уделить минуту одному лицу; желающему видеть ваше сиятельство по очень важному делу?
        - Пожалуй, - ответил граф, оторвав взгляд от разложенных на столе бумаг. - А кто это?
        Но Бейтс уклонился от ответа, а вместо этого жестом пригласил Шенду войти. Шенда, высоко держа голову, переступила через порог. Нельзя не признать, что в глубине души она волновалась, ведь она впервые видела графа, хотя слышала о нем так много!
        Граф, снова склонившись над столом, дописывал письмо, которым занимался, когда Бейтс его прервал. И Шенда приблизилась к нему почти вплотную, прежде чем он наконец поднял голову.
        Шенда издала восклицание и непроизвольно произнесла:
        - Так это оказывается вы!
        Из-за стола на нее смотрел тот самый незнакомец, который помог ей в лесу спасти Руфуса и перед тем, как расстаться, подарил ей первый в ее жизни поцелуй.
        Шенда была поражена. Ей ведь все время говорили, что граф только вчера прибыл в свой замок. Поэтому ей даже в голову не могло прийти, что неизвестный джентльмен, подсадивший ее на свою лошадь, это и есть граф.
        Они глядели друг на друга в изумлении.
        Но вот граф опомнился, встал со стула и спросил:
        - Каким образом вы оказались здесь?
        Они стояли молча, глядя друг другу в глаза, пока Шенда не пролепетала еле слышным голосом:
        - Я… мне надо было… вас увидеть… это очень… важно!
        - Так вы не знали, кто я?
        - Я… и понятия не имела!
        - Н-ну, - как бы с усилием произнес граф, - раз вы хотели меня видеть, давайте сядем, и вы объясните, для чего вы пришли в замок.
        Он обошел письменный стол и указал ей на диван, стоящий сбоку от камина. При этом он обратил внимание на то, что Шенда без шляпки и вид у нее в точности такой же, как тогда в лесу.
        Она сидела на диване, не поднимая головы, и он понял, что она робеет. Чтобы приободрить ее, он спросил:
        - Надеюсь, Руфус оправился от своего неприятного приключения в лесу?
        - Д-да… он уже вполне… здоров, - отозвалась Шенда. - Но… я теперь понимаю… что капкан, который я… попросила вас выкинуть… был ваш!
        - Он был установлен по распоряжению моего управляющего, - сказал граф. - Но теперь я велел ему, чтобы в Рыцарском лесу и вокруг замка ни ловушек, ни капканов не ставили.
        - О… благодарю вас! Это так… замечательно и… великодушно… с вашей стороны! А то я боялась, как бы Руфус опять не попался.
        - Ручаюсь вам, что ему ничего не грозит, - проговорил граф и увидел признательность в ее взгляде. Когда ему удалось совладать с волнением, он сказал:
        - Ну, а теперь расскажите, зачем вы хотели меня видеть, если не знали, что владелец замка - это я?
        Шенда набрала полную грудь воздуха. Почему-то теперь, когда она узнала, кто он, ей стало еще труднее рассказать ему о своей находке. Но так или иначе, сказала она себе, меры против тех, кто подвергает опасности английских солдат и матросов, должны быть приняты безотлагательно.
        Она, ни слова не говоря, протянула графу листок, на который переписала текст записки из ридикюля леди Граттон. Граф взял листок и заглянул ей в лицо, нашел, что она, оказывается, еще прелестнее, чем ему запомнилось.
        Потом он прочел записку и резко выпрямился.
        - Откуда это у вас? - спросил он совершенно другим тоном.
        - Я списала это… с листка… который был в ридикюле одной дамы.
        - В ридикюле одной дамы? - переспросил граф. - Где вы его взяли?
        - Здесь… в замке, - еле слышно ответила Шенда.
        - Но почему? Что вы здесь делали?
        Шенда молчала, собираясь с духом. Потом все-таки тихо призналась:
        - Я… я ваша новая швея, милорд. Взгляд графа выразил изумление.
        - Кто же это вас нанял? И почему?
        - Старая швея… умерла три года назад… и миссис Дэйвисон никого не брала на ее место… пока не узнала о возвращении вашей милости.
        - Значит, вы здесь новенькая?
        - Да, милорд…
        - И вам пришлось зашивать дамский ридикюль. Кто же эта дама?
        Шенда набрала в грудь воздуху.
        - Леди Граттон!
        Граф плотно сжал губы и пробормотал.
        - Я этому не верю. Этого не может быть!
        Шенда поняла, что он обращается не к ней, а как бы к самому себе. Переждав минуту, она сказала:
        - Я подумала, милорд… что будет правильно, если… я принесу это вам.
        - Вы поняли содержание записки? Но ведь она написана по-французски?
        - Я… я владею французским языком, милорд.
        - Имеете ли вы представление, о чем здесь говорится?
        - Да.
        - То есть как это - да?
        Шенда замялась было, но потом ответила:
        - Я… слышала… про Тайную экспедицию.
        Граф посмотрел на нее с удивлением, словно не веря своим ушам.
        - Вы слышали про Тайную экспедицию? - переспросил он резко. - От кого же вы могли это слышать?
        В его голосе было столько недоумения, что Шенда даже улыбнулась.
        - Сын деревенского лекаря, милорд… Он служит в одном… из полков… которые… уже погрузились на транспорты… и примут участие в экспедиции.
        Граф схватился за голову.
        - Мне кажется, я сплю! Ведь все это считается строжайшей военной тайной?
        - Я знаю. Но лейтенант Даути, когда приезжал на побывку, рассказал своему отцу о том… в какое дело он назначен… а лекарь… рассказал моему отцу.
        - То есть, надо так понимать, что об этом уже знает и судачит вся деревня?
        - Нет, нет, ваше сиятельство! Гай Даути своему отцу рассказал под страшным секретом… а мой отец… никогда никому… не открывал чужих тайн.
        - Ну, вы меня утешили! - саркастически заметил граф. - Что ж, надеюсь, на второй вопрос ответа вы не знаете?
        - Думаю, что знаю, милорд. Граф вытаращил глаза, по-видимому, не находя слов.
        - Один матрос… который служит на корабле… адмирала Нельсона, - пояснила Шенда, - женился на девушке… из нашей деревни. Она приехала пожить с родителями… пока он не возвратится… с войны. Он пишет ей письма, но… соблюдая осторожность… всегда условным языком.
        - И он сообщил ей местонахождение адмирала Нельсона? - недоверчиво спросил граф.
        Шенде стало весело наблюдать его растерянность. У нее даже появились ямочки на щеках, когда она приступила к объяснению.
        - В последнем письме он написал:

«У меня свербит левая ладонь, и завтра я буду вспоминать пирог, что печет по воскресным дням твоя матушка».
        Граф недоуменно молчал и ждал продолжения.
        - Он любит свою… жену, поэтому… где бы ни находился… обращается лицом к Англии. Свербит левая ладонь - значит, что он плывет на запад, а по воскресеньям его теща печет бисквит «мадера», его принято запивать красным вином.
        - Не могу поверить! - ошеломленно произнес граф и упал в кресло, держа перед глазами листок, который передала ему Шенда.
        Но мысль его уже заработала, четко и логично. Если эта записка была найдена в ридикюле Люсиль Граттон, значит, это против ее призывных взглядов и пухлых губок предостерегал его лорд Барэм. Она получает деньги за важные сведения, которые добывает у своих любовников, и передает французам. Тому, чьи поручения она выполняет, разумеется, известно, что в настоящее время она находится у него, графа Эрроу. И поскольку он лишь недавно возвратился в Англию со Средиземного моря, да еще был на приеме у первого лорда Адмиралтейства, кому же еще знать ответы на те два вопроса?
        В первое мгновение при мысли о том, как его провели, он в порыве ярости готов был пойти и бросить в лицо Люсиль Граттон обвинение в подлом предательстве. Но он тут же взял себя в руки: куда важнее, чем дать выход своему негодованию, - выследить наполеоновского шпиона, или шпионов, которые направляют ее действия.
        Несколько минут он сидел неподвижно и молчал. Потом, прервав затянувшееся молчание, спросил Шенду:
        - Если я вас правильно понял, леди Граттон неизвестно о том, что вы нашли у нее эту записку?
        - Нет, милорд. Девушка, которая прислуживает ей, оборвала кружевце на ридикюле, и миссис Дэйвисон принесла мне его для починки.
        - Стало быть, она вас не видела?
        - Нет, милорд.
        - Однако вы живете в замке и состоите, насколько я могу понять, у меня в услужении?
        - Да, милорд.
        Шенде было непонятно, к чему он клонит.
        - Скажите мне, Шенда, готовы ли вы помочь своему отечеству? Но предупреждаю, что будет наверно сопряжено с опасностью.
        Шенда удивленно посмотрела на графа.
        - Я готова… сделать все… - проговорила она, - чтобы помочь таким людям, как вы, милорд, одолеть Наполеона и… чтобы кончилась эта… ужасная… мерзкая война!
        - Я так и думал, - сказал граф. - А поручение мое состоит в том, чтобы вы пошли служанкой к леди Граттон на то время, пока она здесь.
        Глаза у Шенды округлились. Думала ли она, что ей когда-нибудь предложат такое? В первую минуту она решила отказаться, ведь ее матушка этого бы не одобрила. Но потом она спросила себя: что важнее? Чтобы она не роняла достоинства своего сословия (притом что граф-то принимает ее за наемную прислугу) или же чтобы она, как и он, вступила в бой с врагом, у которого сейчас все козыри на руках?
        И, сделав над собой усилие, Шенда дрожащим голосом ответила:
        - Я сделаю все… что вы скажете, милорд.
        - Спасибо, - проговорил граф. - Я буду с вами откровенен, так как считаю вас умницей, и вы поймете меня, если я скажу вам, что ваше сообщение крайне ценно для Адмиралтейства.
        - Я так… себе и представляла.
        - Первое, - сказал граф, - обещайте, что вы никому не скажете о том, что сообщили мне, и не передадите того, о чем мы сейчас с вами говорили, ни одной живой душе ни в замке, ни за его пределами.
        - Обещаю! - отозвалась Шенда. - Я ведь… никому кроме Бейтса… даже не заикнулась, что… хочу с вами поговорить.
        - Прекрасно! А я скажу миссис Дэйвисон, что желаю окружить леди Граттон всем возможным комфортом, и поэтому пусть миссис Дэйвисон распорядится, чтобы леди Граттон прислуживали вы.
        - Мне кажется, милорд, миссис Дэйвисон очень удивится, что вы меня знаете:
        - О, это я ей объясню. Расскажу, как, возвратившись в Англию, первым делом отправился в наш дом на Беркли-сквер и нашел его в ужасающем состоянии. - Он замолчал и удостоверился, что Шенда слушает, - Тогда я решил съездить и посмотреть, что сталось за годы моего отсутствия с замком, не пострадал ли и он. - Улыбка тронула губы графа. - Я не видел его четырнадцать лет, и думал, а вдруг меня и здесь ждет разочарование, вдруг на самом деле передо мной окажутся одни развалины, обрушившиеся стены, продавленные кровли, а тот замок, каким я его помню, - всего лишь мираж.
        - Я вас… понимаю, - тихо выдохнула Шенда.
        - Я встал до рассвета, - продолжал граф, - и наняв лучшую лошадь, прискакал из Лондона сюда только для того, чтобы взглянуть на замок. - Он перевел дух. - Все оказалось на месте. И точно такое, каким мне представлялось!
        Граф увидел понимание в красивых глазах Шенды. Он продолжал свой рассказ.
        - Я не предполагал показываться в замке, я знал, что не следует сваливаться на голову здешним обитателям без предупреждения. - Он улыбнулся. - Что произошло дальше, вам известно. Я встретил в лесу одну миловидную особу и сумел быть ей полезен.
        - Вы были… очень добры, - потупясь пробормотала Шенда. - И я… никогда не забуду… как вы спасли Руфуса… Но я… совсем не думала… мне и в голову не приходило… что вы и есть… новый граф!
        - А я поехал обратно в Лондон, и мне никак не верилось, что вы существуете на самом деле. И что действительно есть на свете волшебный лес, в котором я вас встретил.
        Он произнес это так значительно, что Шенда зарделась и отвела глаза.
        - Но вот мы встречаемся снова, - вновь заговорил граф своим обычным голосом, - и если тогда вы нуждались в моей помощи, то теперь я нуждаюсь в вашей! Наполеоновские шпионы, как мне объяснили, проникают всюду, но чтобы они добрались до моего, собственного дома, в это мне даже с трудом верится. - Шенда уловила в его голосе признак гнева. - Вы и я должны вдвоем выследить человека, который отдает приказания агентам и связан с Бонапартом напрямую.
        - Это, наверное… будет очень трудно, - тихо сказала Шенда.
        - Я еще не проигрывал сражений, - ответил граф. - И с вашей помощью, Шенда, одержу победу и на этот раз!
        С этими словами он встал, поднялась и Шенда, они минуту глядели друг на друга, потом граф взял ее за руку. Его взгляд задержался было на ее губах. Шенда смутилась и граф поцеловал ей руку.
        - Спасибо, Шенда, - проговорил он. - И смотрите, будьте осторожны. Эти люди очень опасны!

        Глава 5

        Расставшись с графом, Шенда побежала наверх к миссис Дэйвисон. У себя в комнате ее не оказалось, Шенда заглядывала во все помещения, пока наконец не нашла ее в бельевом чулане. Входя, Шенда застала там еще и лакея, он в это время как раз говорил миссис Дэйвисон:
        - Его сиятельство желает видеть вас, миссис Дэйвисон, у себя в кабинете.
        - Иду, - ответила ему миссис Дэйвисон, откладывая наволочки, которые разбирала.
        Но когда она уже выходила вслед за лакеем, Шенда ухватила ее за рукав и успела шепнуть:
        - Я только что… говорила с его сиятельством… пожалуйста, что он ни велит вам насчет меня… соглашайтесь, только… не говорите ему, кто я.
        Миссис Дэйвисон удивленно обернулась к Шенде, но, спохватившись, что его сиятельство ждет, торопливо вышла. А Шенда вернулась в свою комнату и села, закрыв ладонями глаза.
        Могла ли она предполагать, что обстоятельства примут такой оборот? Что из-за леди Граттон под угрозой окажется самое ее пребывание в замке? Но она тут же одернула себя: какую бы цену ни пришлось заплатить, важнее всего, чтобы наполеоновские шпионы не получили сведений, которых так добиваются.
        В кабинете граф сказал:
        - Входите, миссис Дэйвисон, я хочу поговорить с вами.
        Миссис Дэйвисон приблизилась к столу, за которым он сидел, и вежливо присела. - Надеюсь, мы вам угодили, милорд.
        - Да, за такой короткий срок вы сделали чудеса, - ответил граф. - И я вам весьма благодарен. - Он выдержал паузу, а затем продолжил: - Я хочу поговорить с вами о леди Граттон.
        - О леди Граттон, милорд? - удивленно переспросила миссис Дэйвисон.
        - Она чрезвычайно требовательна и нуждается в особом обслуживании, раз ее собственная служанка не смогла ее сопровождать.
        Миссис Дэйвисон решила, что хозяин собирается ее в чем-то упрекнуть, и заранее насторожилась. Между тем граф говорил:
        - В вашем распоряжении есть Шенда, насколько я понимаю, превосходная швея, и я думаю, что ее надо приставить к леди Граттон на эти последние два дня, что она еще прогостит в замке.
        Произнося эти слова, граф внимательно наблюдал за миссис Дэйвисон и от его взгляда не укрылось, что его слова привели домоправительницу в сильное замешательство. Она уже раскрыла было рот, чтобы возразить, но не
        без труда сдержалась и покорно ответила:
        - Хорошо, милорд, как прикажете. Я поговорю с Шендой.
        - Благодарю вас, миссис Дэйвисон. Чувствуя, что больше распространяться на эту тему не следует, граф снова взялся за перо, и домоправительница, поняв, что разговор окончен, сделала реверанс и вышла.
        Наверху она сразу же отправилась к Шенде.
        - Ну, мисс Шенда, объясните, что все это значит? Каким образом его сиятельству стало известно о том, что вы живете в замке?
        Шенда потянула домоправительницу к дивану, который поставили в комнате, когда была вынесена кровать.
        - Я знаю вас с самого детства, - тихонько сказала она. - И матушка моя, вы сами знаете, вас любила, а батюшка всегда говорил, что пока вы в замке, здесь будет все хорошо.
        Миссис Дэйвисон ласково улыбнулась, а Шенда продолжала:
        - Теперь я прошу вас мне поверить, что есть очень серьезные причины, чтобы я стала прислуживать леди Граттон, и не задавайте вопросов, на которые дать ответа я пока не могу.
        - Ничего не понимаю, - пожала плечами миссис Дэйвисон.
        - Знаю, - кивнула Шенда. - Я вам все объясню потом, но только вам одной, а больше никто-никто не должен знать, для чего его сиятельству понадобилось, чтобы я прислуживала леди Граттон.
        - А по-моему, это совершенно недопустимо, - сказала миссис Дэйвисон, - и как это его сиятельству могло такое прийти в голову, ума не приложу. Хотя, конечно, она-то не против, чтобы ей тут на дармовщину, как говорится, перешивали туалеты.
        Шенда поняла, что граф в беседе с домоправительницей сослался именно на это, и поэтому она подхватила:
        - Ну, конечно! А для меня ведь очень важно, что я могу быть полезной. Тогда его сиятельство не станет думать, что я слишком молода и что нам с Руфусом нечего делать в замке.
        - Да, так-то оно так, - нехотя согласилась миссис Дэйвисон.
        Шенда поцеловала ее в щеку.
        - Вы только постарайтесь, чтобы об этом не было никаких толков и пересудов, - попросила она. - А его сиятельство скоро уедет тогда уж он, конечно, и не вспомнит обо мне.
        Миссис Дэйвисон заметно успокоилась. А Шенда не могла избавиться от мысли, что если она не раздобудет новых доказательств шпионской деятельности леди Граттон, граф и в самом деле ее забудет по возвращении в Лондон. Сама-то она не могла забыть свое
        волнение, пережитое еще тогда, когда он поцеловал ее в лесу.
        Пока что граф вовсе не забыл Шенду; он неотступно думал о ней и о том, что от нее узнал, все время, пока одевался к обеду. Потом он спустился в гостиную, куда должны были сойтись гости, живущие в замке, а также кое-кто из соседей, приглашенные на обед. Он поймал себя на мысли, что вместо восторга и страсти, которые прежде внушала ему Люсиль, теперь он испытывал к ней одно только отвращение. Как это он мог находить ее привлекательной, когда у нее руки в крови солдат, чьи жизни она продавала врагу не многим дороже, чем за тридцать серебрянников? Он разоблачит ее и будет очень рад, когда ее повезут на допрос в лондонский Тауэр.
        И тут только он осознал, какую необыкновенно трудную роль ему предстоит сыграть, чтобы до конца исполнить поручение лорда Барэма. Одно дело - победить врага в открытом сражении. И совсем другое - притворяться влюбленным в женщину, в которой видишь смертоносную гремучую змею. Однако ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Люсиль заподозрила, что его любовный пыл угас и что причина тому - возникшие у него подозрения. Стоит ей что-то почувствовать, и человек, которого они выслеживают, который так щедро расплачивается наполеоновским золотом, затаится и ускользнет.
        Годы во флоте, особенно годы капитанства, приучили графа полностью владеть собою и не давать воли своим эмоциям. Он умел не выказывать страха перед лицом заведомо превосходящего противника. И теперь намерен был, ради Англии, скрыть от Люсиль, что за чувства она ему внушает.
        Когда она смотрела на него страстным взором и вполголоса произносила. слова, которые еще вчера оказали бы на него воспламеняющее воздействие, он ощущал в груди одну ненависть. Когда за обедом она не давала ему разговаривать ни с кем, кроме себя, и позже, за карточным столом, когда ему предоставлялась привилегия оплачивать ее проигрыш, он думал о серых глазах. О глазах, по-детски невинных и ясных, и о мягких' девичьих губах, которые он однажды поцеловал.
        Он понимал, как опасно для такого прелестного и чистого существа соприкасаться с дамой, подобно Люсиль. Понимал, Что его близость с этой сластолюбивой женщиной способна вызвать у Шенды омерзение. Нельзя допустить, чтобы она увидела, до какой низости может дойти развращенная женщина, пусть и носящая титул. Но ведь если Шенда станет прислуживать Люсиль, она не может не заметить утром развороченную постель и смятые подушки. И как бы ни была она чиста и невинна, все-таки должна будет понять, что там происходило ночью.
        И граф решил по возможности оградить Шенду от всего этого. Очутившись в углу гостиной вдвоем с Люсиль, он выбрал миг, когда никто посторонний не слышал, и шепнул ей:
        - Сегодня ночью приходите ко мне.
        - В вашу комнату? - удивилась Люсиль.
        - Потом объясню, - сказал граф. - Но сделайте, как я прошу.
        Тут их уединение было нарушено одним из гостей, который подошел проститься, и больше граф ничего не прибавил.
        Когда Люсиль в прозрачном пеньюаре, окутанная соблазнительным ароматом французских духов, пришла к нему в спальню, он с удовлетворением подумал, что, по крайней мере, Шенда не увидит следов этого преступления.
        Много позже, когда они лежали рядом и он знал, что на какое-то время она удовлетворена, она вдруг томным голосом спросила:
        - Милый, удивительный Дарвин, вы, наверно, скучаете без моря?
        - Да, конечно, - ответил граф. - В моем преклонном возрасте трудно начинать совершенно новую жизнь.
        Люсиль рассмеялась.
        - Я не знаю юноши, более пылкого и неотразимого чем вы, - сказала она. - Но даже находясь в ваших объятиях, я подозреваю, что вы наверно предпочли бы сейчас рассекать волны, отправляясь в тайную экспедицию.
        Последовало молчание. Затем граф, зевнув, проговорил:
        - Ваша любовь отняла у меня последние силы, и я сейчас могу только радоваться, что мне не понадобится вставать на вахту завтра на рассвете.
        Люсиль молчала, но он понимал, что она ищет новые подходы к интересующей ее теме.
        - Расскажите мне, какого вы мнения об адмирале Нельсоне? Он, что, вправду такой привлекательный мужчина, как о нем говорят? - произнесла она.
        Она уже решила, что дальше надо будет как бы между прочим спросить, где сейчас адмирал Нельсон, не у леди ли Гамильтон? Но не дождавшись ответа на первый вопрос, повернула голову и увидела, что граф спит.

        Прислуживать леди Граттон оказалось вовсе не так трудно, как опасалась Шенда. Когда она принялась помогать ее милости переодеваться к обеду, та поинтересовалась:
        - А где же девушка, которая прислуживала мне раньше? Помнится, ее звали Рози.
        - Ваша правда, миледи, но она нынче приболела, и домоправительница прислала меня на замену.
        Шенда была в чепце, какие носили в замке все служанки. Она натянула его на самый лоб, так что оборка почти завешивала глаза, но леди Граттон даже не взглянула на нее, а только сказала:
        - Ну, что ж. Надеюсь, ты знаешь, что надо делать? Потому что у меня нет желания дважды объяснять одно и то же.
        - Да, конечно, миледи. И я состою швеей в замке, так что если вашей милости надо что-нибудь подправить в туалете, я могу это сделать.
        Леди Граттон тут же оживилась.
        - Я собиралась подколоть булавками чехол под сегодняшним платьем, он немного широковат. Но лучше возьми иголку с ниткой и ушей его на мне. Только не забудь, что должна будешь его потом распороть, когда я приду ложиться спать.
        - Хорошо, миледи, непременно. А завтра я переставлю пуговицы, чтобы сидел плотно по фигуре.
        - Прекрасно. И у меня есть еще одно платье, в котором тоже нужно кое-что переделать.
        Уходя, леди Граттон выложила несколько платьев, и Шенда унесла их к себе в мастерскую. Так как ей предстояло ждать, пока леди Граттон придет ложиться спать, чтобы помочь ей раздеться, Шенда раскрыла книгу, позаимствованную из библиотеки, и так зачиталась, что очень удивилась, когда леди Граттон ее позвала и оказалось, что уже второй час ночи.
        Ее милость явно спешила, и, облачившись в немыслимо прозрачную ночную сорочку, тут же распорядилась:
        - Все, можешь идти. Подыми меня завтра утром в десять и ни минутой раньше!
        - Хорошо, миледи, - пробормотала в ответ Шенда.
        - И не забудь про платье, которые ты должна поправить, - добавила леди Граттон.
        - Конечно, миледи.
        Когда Шенда шла по коридору и потом вверх по лестнице в свою комнату, у нее промелькнула мысль, что леди Граттон в кровать почему-то не легла. Очевидно, у нее была на то причина.
        Но Шенда страшно устала и, раздевшись и едва коснувшись щекой подушки, заснула крепким сном.
        Утром Шенда помогла леди Граттон одеться и так красиво причесала ей волосы, что та пришла в восторг. Да еще успела удачно переделать два платья. Поэтому вечером, переодеваясь к обеду, леди Граттон сказала ей:
        - Завтра я возвращаюсь в Лондон, и я намерена попросить его сиятельство, чтобы он отпустил тебя со мной на то время, что болеет моя горничная. У меня дома лежат платья, которые я хочу чтобы ты подправила и обновила.
        У Шенды перехватило дыхание. Она открыла было рот, чтобы ответить, что это совершенно невозможно, но вовремя опомнилась, понимая, что не может отказаться без позволения графа. И только неуверенно пробормотала:
        - Если… мне будет позволено с вами поехать… миледи… боюсь, что я должна буду… взять с собой моего песика… он очень умненький… и мы всегда вместе… Разлука со мной… разобьет его сердечко…
        - Песика? Пса? - удивленно переспросила леди Граттон, словно речь шла Бог весть о каком диве. - Впрочем, если ты ручаешься, что он не причинит беспокойства и не появится на хозяйской половине, я, так и быть, согласна.
        - Благодарю вас… ваша милость. Едва только леди Граттон удалилась в столовую, Шенда написала записку графу, всего одну строчку: «Я должна поговорить с вашим сиятельством. Шенда».
        Она спустилась по задней лестнице в буфетную и передала эту записку Бейтсу, понимая, что ей тоже не следует лишний раз показываться «на хозяйской половине». Она была не настолько глупа, чтобы не отдавать себе отчета в том, что в рабочем платье из клетчатого полотна, которое выдала ей миссис Дэйвисон, она выглядит иначе, чем простые служанки. И белый чепец, как ни натягивай его на лоб, только подчеркивает изящную форму ее подбородка, и большие глаза, и классически правильный прямой носик.
        А Бейтс, как ни удивлен он будет ее поручением, вопросов задавать не станет, это Шенда знала наверняка.
        - Я передам это его сиятельству, когда рядом никого не будет, мисс Шенда, - только и сказал честный дворецкий.
        Шенда улыбнулась ему и убежала наверх, спеша укрыться в своей комнате. У нее было такое ощущение, будто она идет по натянутому канату и вот-вот сорвется и упадет в ужасную черную яму, откуда нет спасения.
        То что граф ответит на ее записку каким-нибудь необычным образом, - это можно было бы предвидеть, подумала Шенда, когда спустя некоторое время Бейтс пришел к ней и принес книгу, посвященную истории замка Эрроу.
        - Его сиятельство просил передать вам, мисс, что в этой книге вы сможете найти ответы на интересующие вас вопросы и упоминание о деревне, которое вы разыскиваете.
        - Благодарю, - сказала Шенда. - Его сиятельство так добр, что дает мне почитать такую интересную книгу.
        Бейтс удалился, а она принялась перелистывать страницы, пока не нашла, как и ожидала, крохотную записку всего из четырех слов:

«Греческий храм - шесть часов».
        Шенда прикинула, что только-только успеет переговорить с графом и должна будет сразу же бежать обратно, чтобы приготовить леди Граттон ванну и помочь ей одеться к ужину.
        Без четверти шесть Шенда вышла из замка через садовую дверь и сопровождаемая Руфусом пошла, прячась за кустами, в обход поляны, где устраивались игры в шары.
        В парке, позади водопада, стоял греческий храм, привезенный в Англию восьмым графом Эрроу еще в начале прошлого столетия.
        Это было изящное сооружение с ионическими колоннами по фасаду. Внутри стояла статуя Афродиты с двумя горлицами, одна на плече, другая на ладони.
        Граф уже ждал ее.
        Она приближалась к нему, выходя из тени рододендронов, а он стоял и думал, что это сама Афродита, снова восставшая из пены морской на радость человеческому роду.
        По настоянию миссис Дэйвисон Шенда в нерабочие часы снимала клетчатое одеяние служанки и сейчас была одета в платье из муслина с вышивкой, который ей подарила добрая домоправительница. Шенда сшила его себе сама и по той же самой моде, как и туалеты дам, гостивших в замке: с высокой талией и с лентами крест-накрест на груди, спускающимися с плеч на спине.
        Заходящее солнце вызолотило ее волосы, и графу казалось, будто она шествует к нему в сиянии. А Шенде он, стоящий у белой колонны, представился таким красивым и элегантным, что она забылась и даже не присела в реверансе, и они несколько мгновений молча стояли, глядя друг на друга.
        Потом граф с усилием очнулся и проговорил:
        - Вы хотели меня видеть?
        - Я должна… спросить у вашего сиятельства, как… мне поступить, - ответила Шенда. - Ее милость зовет меня… с собой в Лондон… чтобы я прислуживала ей, пока… не поправится ее горничная.
        Граф нахмурился.
        - Мне она ничего такого не говорила.
        - Я полагаю, что… она заговорит с вами об этом сегодня… вечером.
        Граф отвел взгляд и посмотрел на стены замка. Ему мучительно не хотелось подвергать это юное и чистое существо губительной близости к такой женщине, как Люсиль. Но, с другой стороны, иного выхода не было.
        - Вы ничего больше не обнаружили? - спросил он Шенду после недолгого молчания.
        - Ничего, милорд. Граф вздохнул.
        - В таком случае я вынужден снова просить вас о помощи, Шенда.
        - Вы… хотите, чтобы я… поехала в Лондон?
        - Я этого совсем не хочу, - хмуро ответил он. - Но боюсь, это для нас единственный шанс выяснить, кто стоит за подлым и преступным поведением так называемой благородной дамы, да еще англичанки по рождению.
        - Вы полагаете, что этот человек… кто бы он ни был… будет настолько неосторожен, чтобы появиться у ее милости в доме?
        - Не знаю, - ответил граф. - Мы с вами, Шенда, можем только молить Бога, чтобы вам предоставился счастливый случай нащупать нить, которая приведет нас к человеку, шпионящему в пользу Наполеона и притом, безусловно, по наущению Фуше, самого опасного хитреца во всей Франции.
        Произнеся это, он вопросительно взглянул на Шенду, предполагая, что она не понимает, о ком он говорит. Но она кивнула:
        - Вы, я думаю, имеете в виду их министра полиции.
        - Но откуда вы знаете? - удивился граф.
        - Мне рассказывал о нем отец, - ответила Шенда. - И я знаю, как он заставляет многих эмигрантов шпионить для него, грозя в противном случае убить оставшихся во Франции их родственников.
        Граф был поражен. У него мелькнуло страшное подозрение: а вдруг это прелестное существо, стоящее сейчас перед ним, связано с человеком, который в дни революции появлялся у подножья гильотины в шляпе, украшенной парой срезанных человеческих ушей?
        Но он одернул себя. К чему эти фантазии? И потом, ведь между Шендой и самым жестоким и беспринципным прислужником Наполеона лежит море.
        - Я прошу вас сделать следующее, - сказал он. - Поезжайте с леди Граттон в Лондон, но как можно скорее возвращайтесь обратно. Если она будет вас задерживать, когда вы захотите уехать, сошлитесь на то, что вас ждут в замке, откуда вы были отпущены лишь на короткий срок.
        - Понимаю, - ответила Шенда слабым голосом.
        - Если же дела примут иной оборот и вы увидите, что вам грозит опасность, - торопливо продолжал граф, - если вы почувствуете, что вас подозревают, или если положение окажется невыносимым, имейте в виду, что мой дом на Беркли-сквер расположен совсем неподалеку от дома леди Граттон.
        Он прочел облегчение в выразительном взоре Шенды и настойчиво повторил:
        - Да, да, сразу же отправляйтесь туда; и если меня не окажется дома, скажите моему секретарю мистеру Мастерсу, чтобы он меня разыскал. Я всегда буду уведомлять его о своем местонахождении, так что задержка будет недолгой.
        - Я понимаю, - отозвалась Шенда. - Но все это звучит устрашающе.
        - Вы действительно думаете, что дело, за которое вы беретесь, по силам вам? Потому что, если нет, если вам слишком страшно, уверяю вас, я все пойму и не буду настаивать на вашем отъезде.
        Она подняла на него глаза, и ему понравилось, как она гордо вздернула подбородок.
        - Если я смогу спасти жизнь хоть одного моряка, - ответила Шенда, - то пусть мне будет страшно, пусть трудно, я все равно должна это выполнить.
        - Благодарю вас, - просто проговорил граф.
        Он смотрел на нее, задерживаясь взглядом на ее губах. Шенда почувствовала, что у нее запылали щеки.
        - Я должна… идти, - пролепетала она. - Ее милость распорядилась, чтобы я разбудила ее в половине седьмого.
        И, не дожидаясь, что скажет граф, Шенда повернулась и убежала, словно на ногах у нее выросли крылышки.
        Граф смотрел ей вслед, с усилием подавляя в себе желание догнать и заключить ее в свои объятия. Нет, она слишком хороша, чтобы подвергаться опасности и оскверняющему соприкосновению с грязным миром вражеской агентуры. Тем более - с женщинами, которые используют свою красоту, красоту своего тела для получения сведений, интересующих Бонапарта.
        Но потом граф взял себя в руки - какую бы цену не пришлось заплатить, но Англия важнее всего, и уж кто-кто, а он понимает, что Тайная экспедиция должна во что бы то ни стало благополучно прибыть в пункт назначения.
        Если бы Шенда вовремя не предостерегла его, он вполне мог, нечаянно обмолвившись, выдать эту тайну.
        Но все-таки трудно поверить, что в глухой английской деревушке живут два человека, которым известно не только то, что Тайная экспедиция уже отплыла от берегов Англии, но и то, куда Нельсон держит курс.
        Граф сознавал, что его первая обязанность по прибытии в столицу - уведомить обо всем, что ему стало известно, старого лорда Барэма.
        Ровно в половине седьмого Шенда, переодевшись в полотняное платьице и чепец, пришла будить леди Граттон. Та спала, когда Шенда появилась у нее в комнате, но сразу же очнулась и проговорила сонным голосом;
        - О Господи! Уже пора подниматься? Мне такой сон приснился!
        - Что снилось вашей милости? - спросила Шенда.
        - Будто у меня есть деньги на покупку изумительного мехового палантина, который я видела на той неделе на Бонд-стрит.
        - Он, что же, так необыкновенно хорош?
        - О да, горностаевый, и подбит шелком в тон моим глазам!
        - Должно быть очень вам к лицу, миледи.
        - И стоит пятьсот фунтов! - мечтательно сказала леди Граттон. - Я не я буду, а его заполучу!
        У Шенды перехватило дыхание. Неужели действительно есть хоть в какой-то стране такие женщины, которые готовы пожертвовать жизнью других людей ради того, чтобы укутать свои плечи дорогими мехами?

«Она злодейка! Преступница», - сказала себе Шенда. Ей было совершенно непонятно, как мог граф влюбиться в женщину, не заслуживающую ни одного доброго слова? Такой мужественный, такой храбрый, ну прямо идеал англичанина и, уж казалось бы, должен хорошо разбираться в людях. Однако его проницательность оказалась бессильна перед женщиной, хотя и прекрасной с виду, но в душе, право же, ничем не лучше самого архишпиона Жозефа Фуше. Неужели, когда она бросала на него томные, соблазняющие взоры, он не мог понять, что она - воплощение зла? Может быть, им как мужчиной она и увлеклась, но ведь она обрекала на смерть тех, кем он командовал. И все ради того только, чтобы носить белый горностаевый палантин!

«Ненавижу ее, ненавижу!» - мысленно повторяла Шенда, помогая леди Граттон наряжаться в дымчатое шелковое платье, все в ромбических блестках, за которое, наверно, тоже была уплачена астрономическая сумма. «Сколько человек поплатились жизнью, чтобы она могла его надеть?» - спрашивала себя Шенда.
        Она кончила трудиться над прической миледи и застегнула у нее на шее бриллиантовое ожерелье. Леди Граттон полюбовалась своим отражением в зеркале.
        - Сегодня остальные дамы будут готовы выцарапать мне глаза. С какой стати станет граф обращать на них внимание, когда он может любоваться мной!
        Она забылась и разговаривала сама с собой. А у Шенды от ее самодовольного тона вдруг больно сжалось сердце. Да, эта женщина злая, коварная, преступная, но она необыкновенно хороша! При мысли о том, как граф целует леди Граттон, Шенде припомнились ее собственные ощущения от прикосновения его губ.
        И тогда, словно почувствовав кинжальный укол в сердце, Шенда поняла, что она его любит.
        На следующий день в замке царила суматоха, так как все, включая его сиятельство, после раннего обеда уезжали в Лондон. Надо было снести по лестнице в холл целую гору сундуков, которые отправят в большом фургоне, запряженном шестеркой лошадей. Там же должны были еще поместиться горничные дам и лакеи господ. Но добрая миссис Дэйвисон исхитрилась устроить так; что Шенда не поехала в фургоне с остальными слугами, а села в коляску вместе с ней.
        - Я тоже должна ехать, - объявила домоправительница. - Мне надо подкупить постельного белья в замок, и за меня выбрать никто другой не сможет, я одна знаю, где покойная графиня закупала белье самых лучших сортов.
        Так, не пряча улыбки, говорила миссис Дэйвисон.
        - Спасибо вам, спасибо! Я знаю, вы это делаете ради меня, - признательно сказала ей Шенда.
        - Я с большим удовольствием побываю в столице, - твердо ответила миссис Дэйвисон. - И его сиятельство, я знаю, согласится со мной, если поинтересуется и мне представится случай все ему объяснить.
        У Шенды мелькнула мысль, что граф и сам мог бы побеспокоиться о ней. Хотя он ведь считает ее простой швеей! Он, наверно, думает, что ей будет приятно общество других слуг, которые сейчас, хихикая и пересмеиваясь, забирались в фургон.
        От замка до Лондона было немногим более двух часов езды: самые резвые графские лошади везли самые легкие в Англии экипажи. Леди Граттон с графом выехали загодя в его фаэтоне, запряженном парой гнедых, подобранных точно в масть. Шенда смотрела, как они отъезжали, и сердце у нее больно сжималось. Леди Граттон в шляпке с высокой тульей, украшенной небольшими страусовыми перьями, была ослепительно хороша. Одеваясь перед отъездом, она сказала Шенде:
        - Мне тут понравилось, и я знаю, что этот мой визит был первым, но не последним. Ты не забыла захватить платье, которое я хочу переделать?
        - Нет, не забыла, миледи, я сделаю что могу, - ровным голосом ответила Шенда.
        - В Лондоне будет уйма дел, и ты понимаешь, я должна всегда выглядеть как можно лучше, чтобы удовлетворить изысканный вкус такого джентльмена, как его сиятельство.
        Она заглянула напоследок в зеркало и пробормотала как бы про себя:
        - Он очень, очень привлекательный мужчина.
        Шенда сжала пальцы так, что даже суставы побелели. «Что он ей говорил? Как он с ней себя вел, если она так самоуверенно держится?» - спрашивала она себя.
        Действительно ли он играл роль, как было необходимо, или, может быть, он правда в нее влюблен?
        Шенда тут же устыдилась, что ставит под сомнение его верность Англии. Но потом, когда они отъезжали, провожая их глазами, не могла не признать, что нельзя себе представить двух людей, которые бы внешностью больше подходили друг к другу.
        Перри выехал следом во втором фаэтоне. Остальные джентльмены с дамами тоже разместились в повозках и каретах, в собственных или принадлежащих графу.
        В пути граф не думал ни о своих гостях, ни о Люсиль, сидящей рядом. Мысли его были заняты предстоящим докладом лорду Барэму, а также подозрениями, которые у него накануне вечером вызвал его гость - молодой баронет, служащий в Адмиралтействе. Он был приглашен как друг Перри, и о месте его службы граф задумался только тогда, когда на память ему пришли слова лорда Барэма о том, что сведения, поступающие к врагу, исходят из Адмиралтейства. Поэтому граф завел разговор с сэром Дэвидом Джексоном с глазу на глаз.
        - По вкусу ли вам служба при лорде Барэме? - спросил он у гостя. - Я отношусь к нему с глубочайшим почтением.
        - Да мне с ним и видеться почти не приходится, - ответил сэр Дэвид. - С тех пор как он пришел на место лорда Мелвилла, я с ним разговаривал, дай Бог, раз или два.
        - Стало быть, вы не состоите в прямом у него подчинении?
        - Нет, мой начальник - второй секретарь Адмиралтейства, - сказал сэр Дэвид. - Француз, представьте себе.
        Граф сразу насторожился, хоть и не подал виду.
        - Вот как? - только протянул он лениво, словно ничего интересного в этом сообщении не увидел.
        - Но он вне всяких подозрений, - заверил его сэр Дэвид. - Виконт Жак де Бовэ - сын эмигранта, одного из самых родовитых и знатных послов во времена Людовика XV.
        - Неужели?
        - Да. Он переехал в Англию, - продолжал сэр Дэвид, - как только разразилась революция, и здесь был воспитан. Учился в Итоне.
        Граф рассмеялся:
        - На такого, уж конечно, можно положиться!
        - Он фанатически ненавидит Наполеона, - кивнул сэр Дэвид, - потому что его бабка, глубокая старуха, была гильотинирована, а родовой замок не только разграблен, но и сожжен.
        - Похоже, у него нет причин любить французов, - сказал граф.
        - Вот именно, - ответил сэр Дэвид. - Во время застолий он всегда поднимает тост за падение Наполеона, и всякий раз, как к нам поступает известие о потоплении французского судна, угощает сослуживцев бокалом шампанского.
        Он посмотрел на графа с восхищением и добавил:
        - А какое пиршество у нас было, когда стало известно о том, как вы лично утопили под Тулоном два лучших французских линкора!
        - Да, мне повезло, - ответил граф. - В решающий момент переменился ветер. Не то бы, пожалуй, я бы сейчас тут с вами не разговаривал.
        - Я бы только одного хотел: поскорее вернуться в свой полк, - признался сэр Дэвид. - Нога моя, можно сказать, совсем зажила. Да вот медики намерены еще добрых полгода держать меня в инвалидах.
        - Но вы тем временем несомненно выполняете очень важную работу, - сказал ему граф.
        А про себя подумал, что неплохо бы побольше узнать о виконте Жаке де Бовэ. Может быть, конечно, он и вправду всем сердцем желает победы над французами, как уверяет сэр Дэвид. Однако кто может знать наверняка? Сейчас, столкнувшись с предательством Люсиль, граф был вообще настроен недоверчиво. Но он сказал себе, что нельзя доводить подозрительность до полного абсурда и помешательства на охоте за шпионами.
        Ему случалось прежде встречаться с такими людьми, которые в каждом подозревали шпиона, он считал, что они не совсем в своем уме.
        А гнедые лошади бежали резво, подгоняемые хозяином. Граф ехал, и несмотря на воркование Люсиль Граттон, которая говорила ему разные лестные вещи и льнула к нему все ближе, думал о Шенде.
        Не совершил ли он серьезной ошибки, отпустив ее в Лондон?

        Глава 6

        Коляска миссис Дэйвисон остановилась перед Эрроу-Хаусом на Беркли-сквер.
        Дом, на взгляд Шенды, выглядел очень внушительно. Перед крыльцом на чугунной ограде с вызолоченными остриями висели зажженные фонари. Шенде очень захотелось взглянуть, каков он внутри. Но миссис Дэйвисон, выйдя из коляски, велела кучеру везти Шенду дальше, к леди Граттон.
        Ее милость, как оказалось, жила в одном из переулков по соседству с Беркли-сквер в небольшм доме, зажатом между двумя строениями покрупнее.
        Дом ее был красиво обставлен. На нижнем этаже находились просторная столовая и маленькая гостиная. На втором - большая гостиная. А над ней - спальня леди Граттон, выходившая окнами во двор, подальше от уличного шума. Похоже было, что Шенде придется спать в мансарде.
        Но к счастью, комнат для прислуги в мансарде оказалось всего три, две из них были заняты горничными, а в третьей жила камеристка миледи, до сих пор лежавшая в кровати со сломанной ногой.
        Поэтому Шенде было сказано, что ей придется расположиться в маленькой спальне напротив спальни хозяйки. Рядом, за стенкой, находилась гардеробная, которой пользовался сэр Генри, когда бывал дома. Комнатка была крохотная. Да еще одну стену целиком занимал громоздкий шкаф, набитый платьями миледи. Когда Шенда вошла, она увидела, что кровать, на которой ей предстояло спать в этом доме, завалена шляпками хозяйки. С помощью одной из горничных их удалось рассовать по коробкам и поставить на шкаф. Но все равно комнатка оказалась очень тесной.
        Зато отдельная, утешила себя Шенда.
        Слава Богу, что не поселили с одной из горничных или с больной камеристкой.
        Она распаковывала сундуки леди Граттон и вешала ее наряды в шкаф, когда наконец та прибыла домой. Ослепительно красивая, нарядная, она приблизилась к Шенде, и девушку передернуло от отвращения.
        - Как только все разберешь, - властно распорядилась леди Граттон, - я покажу тебе, какие платья надо перешить. И сделай это как можно скорее.
        Шенда уже готова была возразить, что ей здесь недостаточно места для работы. Но вовремя спохватилась. Ведь близость хозяйской спальни для нее очень удобна, если она хочет выведать здешние секреты. Поэтому она послушно достала все вещи леди Граттон из сундука, который потом унес лакей, а сама отправилась в свою комнату и стала ждать дальнейших распоряжений ее милости. Груда платьев для переделки оказалась огромной. Но нет худа без добра: можно будет объяснить остальным слугам, что при таком количестве работы она должна есть отдельно от всех, у себя в комнате. Им конечно не понравится, что придется носить ей еду наверх. С другой стороны, Шенда чувствовала, что в доме леди Граттон слуги много хуже, чем в замке Эрроу, и, кажется, не питают любви к своей хозяйке.
        Ужин, который ей наконец принесли, был, как и следовало ожидать, холодный и довольно невкусный. Но Шенда сказала себе, что должна идти на жертвы, если хочет помогать графу. Она думала о нем и совершенно не замечала, что она ест. «Я должна, непременно должна ему помочь!» - только и было у нее в мыслях.
        Когда леди Граттон поднялась к себе в спальню, чтобы лечь спать, Шенда заставила себя, раздевая ее, быть с ней приветливой.
        Два престарелых господина, которые были сегодня в гостях к ужину, как выяснила Шенда из болтовни хозяйки. приходились ей родственниками в Лондоне они недавно. Для Шенды они интереса не представляли, так что она лишь мельком взглянула на них сверху сквозь перила, когда они переходили из столовой в гостиную. К тому времени, когда леди Граттон пришла ложиться спать, она едва держалась на ногах от усталости. День был не из легких. К тому же, непривычно тесные стены небольшого дома казались Шенде в ее нервном состоянии стенами тюрьмы, из которой еще неизвестно как выбраться.
        Но зачем давать волю фантазии? Шенда утешилась тем, что взяла на руки Руфуса и прижала к груди, радуясь его горячей преданности.
        Пока леди Граттон с гостями ужинала, Шенда выходила с Руфусом погулять по переулку. Ее так и подмывало спуститься на Беркли-сквер и еще раз посмотреть на Эрроу-Хаус. Но что если граф случайно увидит ее? Как бы он не подумал, будто она за ним подглядывает и пренебрегает своими обязанностями.
        Теперь, лаская Руфуса, Шенда шепнула ему на ушко:
        - Мы с тобой недолго здесь пробудем, вот увидишь. Я же знаю, что тебе хочется обратно в замок. И мне… тоже.
        Она задумалась, припоминая, как красив был граф, когда стоял перед греческим храмом и ждал ее. Он сам походил на греческого бога, например на Апполона, приносящего свет всем, кто поклоняется ему. Потом Шенда вспомнила их поцелуй в лесу. Увы, больше это никогда не повторится. Как только она перестанет быть ему полезной, этот поцелуй останется ее единственным воспоминанием.

«Если рассуждать здраво, - сказала себе Шенда, - то надо бы мне покинуть замок и уехать куда-нибудь далеко-далеко». Но она знала, что, кроме как к дяде, ей уехать некуда. И остается, пока возможно, держаться за место швеи в замке.
        Шенда помогла леди Граттон переодеться на ночь и думала, что та теперь ляжет в постель. Но ее милость, облачившись в одну из своих прозрачных ночных сорочек, к удивлению Шенды, сказала:
        - Подай-ка мне теплый пеньюар, он висит в шкафу, синий, атласный, с кружевной оторочкой.
        Когда леди Граттон закуталась в принесенный пеньюар, Шенда увидела, какой он нарядный и богатый, и подивилась, зачем он понадобился ее милости, когда не перед кем покрасоваться?
        И в это время леди Граттон сказала ей:
        - Теперь можешь идти спать, ты мне больше не понадобишься. Разбудишь меня, как всегда, в десять, но сама, я надеюсь, подымешься пораньше и займешься платьями, которые я для тебя отобрала. После завтрака можно будет устроить примерку.
        - Слушаю, миледи, - ответила Шенда.
        Она еще раз оглядела спальню, убедилась, что все в порядке, и вышла, плотно прикрыв за собой дверь.
        В комнате напротив ее ждал Руфус. Он радостно запрыгал при ее появлении. Шенда посадила его на кровать и переоделась в хорошенькую ночную рубашку, которую когда-то ей сшила мама. Поверх рубашки она надела халатик из тонкой шерстяной ткани, совсем простой, украшенный только рядом перламутровых пуговок и узкой полоской кружева вокруг воротничка. Этот халатик служил ей уже не один год, он был совсем девчоночий, но зато теплый и уютный, а она собиралась еще почитать перед сном.
        Шенда уселась на кровать и только успела придвинуть свечку, как вдруг послышался звук открываемой напротив двери. По-видимому, леди Граттон надумала зайти к ней и о чем-то еще распорядиться. Если она увидит Руфуса на кровати, то, конечно, будет недовольна. Шенда схватила Руфуса на руки и собралась опустить его на пол, но услышала, что ее милость прошла мимо ее двери и спускается по лестнице.

«Что ей могло понадобиться?» - изумилась Шенда. И как странно, что она, пальцем не желавшая пошевелить, не зовет ее, а идет за чем-то сама. Шенда порадовалась, что на какое-то время ограждена от окликов и повелений и не должна ежесекундно повиноваться той, кого презирает и ненавидит. Она знала, что ее родители были бы оба возмущены ее близостью к такому подлому созданию. И вообще тем, что она играет роль служанки. И что очутилась в Лондоне.
        Впрочем, батюшка бы, конечно, понял ее желание помочь победе над Наполеоном, у которого сейчас под пятой вся Европа. Разве не жутко представить себе, что этого тирана, чья жестокость навела ужас на всю Англию, отделяют от окончательного торжества лишь корабли Британского флота?
        - Дай нам, Господи… одержать победу! - прошептала Шенда.
        В эту минуту она услышала, что к дому подъехала карета. Удивившись - ведь было уже очень поздно - Шенда встала с кровати и подбежав к окну, слегка отодвинула занавеску. Внизу стояла карета, с кучером на облучке и с ливрейным лакеем, который соскочил с запяток и как раз открывал дверцу. На глазах у Шенды из кареты вылез мужчина, она сначала подумала, что это сэр Генри Граттон неожиданно приехал домой. Недаром же леди Граттон спустилась ему навстречу в ночном неглиже. Значит, она его ждала.
        Опустив край занавески, Шенда задула свечку и сунув ноги в бархатные, в тон халата, ночные туфельки, осторожно, медленно повернула ручку двери. От страха у нее громко колотилось сердце. Она выглянула: дверь напротив по-прежнему стояла приоткрытая, значит хозяйка в свою комнату не возвращалась. Шенда, неслышно ступая, вышла на площадку и, став так, чтобы ее не было видно снизу, прислушалась.
        Раздался дробный стук в парадную дверь, слабый, чтобы не потревожить спавших в полуподвале домашних слуг. Вот шаги - это леди Граттон спускается по ступенькам из гостиной в холл. Проскрежетал ключ в замке, в отворившуюся дверь с улицы упал сноп света. Снова шаги. Дверь осторожно закрыли. И голос леди Граттон тихо произнес:
        - Я уж думала, вы меня забыли!
        - Вы должны меня извинить, mа cherie, - ответил мужской голос. - В Адмиралтействе была запарка, и я никак не мог уйти раньше.
        - Неважно, вы здесь, а остальное не имеет значения, - отозвалась леди Граттон. - Поднимемся в гостиную.
        Стало слышно, как они прошли по лестнице и закрыли за собой дверь гостиной. Шенде было ясно, что необходимо узнать, о чем у них пойдет разговор. Гость безупречно говорил по-английски, но от ее внимания не ускользнуло французское обращение, и она поняла, что это именно тот человек, которого разыскивает граф.
        Медленно и бесшумно ступая по мягкой ковровой дорожке, Шенда спустилась по лестнице с верхнего этажа и застыла, прижавшись к стене, у двери в гостиную. К счастью, двери в этом доме были тонкие, не то что массивные цельные плиты из красного дерева в замке Эрроу. Шенда услышала, как леди Граттон со смехом говорит своему гостю, по-видимому, в ответ на его вопрос:
        - О да, я превосходно провела там время, и граф, как я вам и обещала, влюбился в меня по уши.
        - Превосходно, поддерживайте его в этом состоянии, - густым басом отозвался мужчина.
        - Выпейте бокал шампанского, - предложила леди Граттон. - И после этого мы поговорим о делах.
        - Но сначала я должен вам сказать, что у вас чревычайно соблазнительный, очаровательный вид. Я от вас без ума. И страшно соскучился, ma petite!
        На мгновение стало тихо, Шенда поняла, что гость обнял леди Граттон и они целуются. Потом он опять заговорил, еще более низким голосом, чем раньше:
        - Скорее, бокал вина! Mon Dieu! Говорят, французы склонны к красноречию. Но адмиралам и политикам тоже свойственна эта слабость, разговорятся, так их не остановишь.
        Раздался серебристый смех леди Граттон. Шенда услышала, как мужчина прошел в другой конец комнаты к столику, на котором стояли вина. Звякнул хрусталь. И снова шаги - гость опять подошел к леди Граттон и подал ей наполненный бокал.
        - Выпьем, mа cherie, за ваши прекрасные глаза и очаровательный рот, и за ваше соблазнительное, великолепное тело!
        Снова послышался смех леди Граттон.
        - Вы, Жак, как всегда, выражаетесь очень поэтично.
        - Можно ли говорить иначе, когда находишься подле вас? - ответил он.
        Теперь, как могла понять Шенда, они пили вино. Потом Жак, как назвала своего гостя леди Граттон, нетерпеливо осведомился:
        - Ну, так какие у вас для меня новости? Только говорите, пожалуйста, по-французски, так надежнее. Но леди Граттон ответила со смехом:
        - Здесь вы можете ничего не опасаться! И к тому же, вы ведь всегда дразните меня за плохой выговор.
        - На самом деле я просто обожаю ваш ломаный французский язык, как обожаю в вас все! - заверил ее Жак. - Так, какие же у вас для меня известия?
        Леди Граттон, видно, собралась с мыслями не сразу и ответила на весьма плохом французском, с сильным английским акцентом:
        - Граф сам не вполне уверен, но я так поняла из его слов, что, по его данным, Тайная экспедиция направляется в Вест-Индию.
        Жак довольно крякнул.
        - Точно так же полагает и Бонапарт. Он будет в восторге, оттого что его предположение, как всегда, оправдалось. - Он громко, всей грудью вдохнул и продолжал: - Я слышал на днях от знакомых, что император намерен нагнать страху на Даунинг-стрит, чтобы здесь с испугу рассредоточили свои скромные боевые силы. Теперь он сможет убедиться, что этот замысел ему удался!
        Шенде показалось, что он говорит не с находящейся рядом женщиной, а скорее с самим собой. Леди Граттон вкрадчиво произнесла:
        - Я рада, что вы довольны, Жак.
        - Я в восторге, - отозвался он.
        - И я… получу… обещанную награду? В ее взволнованном голосе прозвучала неприкрытая алчность.
        - Ну, разумеется, - ответил Жак. - Зная, что вы никогда меня не подводили, я даже захватил с собой обещанное.
        - Пятьсот фунтов? - с придыханием переспросила леди Граттон.
        - Они самые.
        Стало тихо, потом послышалось шуршание. Жак вынул что-то из кармана.
        - Ах, Жак, это чудесно! - воскликнула леди Граттон. - Мне как раз требовалась такая сумма, чтобы купить себе одну очень-очень нужную вещь. Благодарю вас! Вы добрый, настоящий друг.
        Она говорила по-английски, но вопрос, который задал ей собеседник, был произнесен по-французски:
        - А что насчет Нельсона? Снова стало тихо, а потом леди Граттон ответила:
        - Увы, тут я не смогла добиться толку от его сиятельства. Честно сказать, я подозреваю, что местонахождение адмирала ему и самому неизвестно.
        - Вы не допускаете, что ваши расспросы могли возбудить у него подозрения? - в голосе француза вдруг прозвучали жесткие угрожающие ноты.
        - Нет, нет! Разумеется, нет! - поспешила с ответом леди Граттон. - Что же подозрительного может быть в том, что женщина интересуется нашим самым прославленным флотоводцем.
        - Да, о нем, должно быть, все говорят? - сказал Жак.
        - Ну конечно! Хотя на мой вкус, во всех этих героях нет ничего интересного, тем более если они так много времени проводят в плавании, что я уж и не помню, как они выглядят.
        Раздался смех Жака.
        - Но все-таки продолжайте свои попытки, - отсмеявшись, распорядился он. - Французам очень важно узнать, где находится этот человек. Он уже достаточно неприятностей причинил нам, вдруг появляясь в тех местах, где его меньше всего ожидали.
        - Я постараюсь, - пообещала леди Граттон. - Я ведь всегда стараюсь выполнить то, о чем вы просите.
        - В конце недели у меня будут еще вопросы, - сказал ей Жак. - И любые полезные сведения, какие вам удастся раздобыть, будут щедро оплачены.
        - Ах, вы так любезны! - восторженно отозвалась леди Граттон.
        Притаившаяся за дверью Шенда вдруг услышала подле себя сопение - это Руфус вышел из комнаты вслед за нею и легонько фыркнул, словно чихнул, видно пыль попала ему в нос. Не успела Шенда опомниться и схватить его на руки, как дверь в гостиную с силой распахнулась, и она оказалась лицом к лицу с незнакомым мужчиной.
        - Кто вы такая? Что вы здесь делаете? - резко спросил он, и голос его в темноте прозвучал громко и грозно
        В первую секунду Шенда ничего не соображала кроме того, что от этого человека исходит опасность. Если он решит, что она следила за ним, он может напасть на нее. Сердце у нее замерло, перехватило дыхание.
        Но тут она спохватилась, что если он разоблачит ее, подозрение его падет на графа. И тут, словно покойный батюшка ее надоумил, она вдруг сообразила, как надо ответить:
        - Я… прошу меня простить… если я вас побеспокоила, сэр, - дрожащим детским голоском пролепетала она, - но моя собачка… просится погулять, и я… я иду с ней на улицу.
        Одно страшное мгновение ей казалось, что француз не поверил. Он сделал еще шаг к ней, но увидел собаку и, наверное, из-за этого остановился. А тут подоспела леди Граттон и сказала из-за его спины.
        - Не беспокойтесь. Это всего лишь моя камеристка.
        Шенда, словно в жутком сне, сделала маленький реверанс и пошла вниз по лестнице, держась за перила. Но, закрывая за собой дверь, он тихо сказал пофранцузски:
        - Il faut la tuer!
        Шенда уже схватилась за ручку входной двери, когда до ее сознания дошел смысл этих слов. Словно приговор, написанный у нее перед глазами огненными буквами:
«Уничтожить». Ей стало так страшно, что на миг у нее отнялись ноги. Но Руфус уже выскользнул в приоткрытую дверь, и она поневоле вышла вслед за ним.
        Лакеи на козлах дожидающийся у крыльца кареты смотрели на Шенду с изумлением. А она, словно направляемая чьей-то властной рукой, сдержала шаги и заставила себя неторопливо и спокойно пройти мимо. Но в душе у нее царил ужас: «Il faut la tuer!»
        Этого и следовало ожидать от бонапартовского шпиона, естественно, что он не захочет рисковать.
        Шенде показалось, что она целый час шла до угла Беркли-сквер. Но вот наконец и площадь. Кареты со слугами шпиона больше не видно. И тогда Шенда бросилась бежать. Никогда в жизни она не мчалась с такой скоростью. Добежав до графского дома, она увидела, что фонарь у подъезда еще горит. Она перевела дух. Но тут ей пришло в голову, что лакеи в карете могли двинуться следом за нею, и тогда - о ужас! - они будут знать, в какой дом она зашла. Она опасливо оглянулась через плечо: слава Богу, на залитой лунным светом площади - ни души.
        Шенда взбежала по ступеням крыльца и осторожно, едва-едва, стукнула дверным молотком, чтобы громкий стук не разнесся по пустынной площади. А то еще услышат лакеи у дверей леди Граттон или даже сам ее гость.
        Прошел, кажется, целый век, прежде чем дверь отворилась. Выглянул ночной швейцар, глаза у него были мутные, верно, он спал в мягком кресле, поставленном для него в холле. Шенда присмотрелась и, к своему великому облегчению, узнала слугу из замка, которого знала много лет.
        - Его сиятельство… дома… Джеймс? - срывающимся голосом спросила она, и не дожидаясь ответа, протиснулась к нему в приоткрытую дверь. - Неужели это вы, мисс Шенда, - изумился слуга. - Его сиятельство дома, вон там. - Он указал рукой на дверь в дальнем конце холла. - Вот ужо, запру дверь и пойду доложу ему о вас.
        Но Шенда не стала ждать, пока он справится со щеколдой, а бросилась через холл и распахнула дверь комнаты, в которой, как ей предстояло узнать впоследствии, находился хозяйский кабинет.
        Граф стоял у окна, выходящего на маленький дворик позади дома. На шум он резко обернулся.
        Шенда совсем потеряла голову от испуга и, ища у графа защиты, подбежала и прижалась к его груди.
        - Я… я узнала… вашего шпиона! - задыхаясь, проговорила она. - И он собрался… меня… убить!
        Речь ее звучала невразумительно, но разве это важно? Важно, что он рядом и - он ее защитит? Шенда уткнулась лицом ему в плечо.
        Он обнял ее и ощутил, что она вся дрожит.
        - Не бойтесь, - проговорил он тихонько. - Он не сможет причинить вам вреда.
        - Он… сказал: «Il faut la tuer!», - шепотом, обмирая, повторила Шенда страшные слова. Она хотела, чтобы граф понял, как опасны и беспощадны шпионы Бонапарта.
        - Он и вас… тоже может… убить! - прошептала она ему.
        И потому, что ей было так жутко и она боялась не только за себя, но и за него, она горько разрыдалась.
        Граф прижал ее к груди. Только теперь он понял, что чувства, которые у него вызывала Шенда, он еще не испытывал ни к одной женщине. Ему хотелось оберегать ее, заботиться о ней. И больше всего хотелось оградить ее от таких отвратительных явлений, как продажность Люсиль, как жестокость наполеоновских наймитов, как развратный лондонский высший свет, в котором нет места невинности и чистоте.
        И, прижимая к себе заливающуюся слезами Шенду, граф понял, что влюблен, страстно и навсегда.

        Люсиль Граттон налила себе еще бокал шампанского. И, поднеся его к губам, увидела, что Жак стоит у закрытой двери гостиной и лицо его мрачно.
        - Не хмурьтесь, Жак, - сказала она. - Эту девушку я привезла из деревни, так как она хорошо шьет. Она молода, глупа и совершенно безобидна.
        - Но вы говорили, что у вас в доме никто не может нас подслушать! - укоризненно проговорил Жак.
        - Откуда же мне было взять, что деревенская дурочка вздумает в эту пору выводить погулять свою собачку?
        - Она опасна! - воскликнул Жак. - Завтра утром я пришлю пилюли, и проследите, чтобы они попали ей в пищу или в питье.
        - Значит, вы всерьез хотите ее убить?
        - Уничтожить - это более верно слово.
        - Ах, право, Жак, - попробовала было возразить леди Граттон. - Нельзя же чтобы у меня по всему дому валялись трупы. Стоит только кому-то проведать и пойдут разговоры, разве вы не понимаете? И потом, она же из замка Эрроу,
        - Люди из замков тоже смертны, - язвительно произнес Жак. - А у вас появится повод выразить графу соболезнование и наглядно показать ему, как вы огорчены, что он лишился служанки.
        - Вот еще! - надула губки леди Граттон. - Как я могу думать о слугах, когда вы со мной?
        Она поставила бокал с шампанским и обвила руками его шею.
        - Милый Жак, - проговорила она томно. - Больше всего вы нравитесь мне на ложе любви.
        Он не сразу поддался соблазну. Но потом все же спросил изменившимся голосом:
        - Так вот чего вы хотите?
        - Могу ли я не хотеть этого, когда рядом со мной - вы?
        Она потянулась к нему губами и, целуя, удостоверилась, что привела его в возбуждение.
        - Пойдемте наверх, - шепнула она. - Эта противная девчонка уже, должно быть, закрылась у себя.
        Жак задержался, чтобы налить себе еще вина, а леди Граттон пошла к двери. С площадки она увидела, что входная дверь по-прежнему полуоткрыта, и шепотом сказала ему через плечо:
        - Она еще не возвращалась. Так даже проще. Идемте наверх, и закройте за собой дверь гостиной.
        Он так и сделал. Но на площадке помедлил, глядя вниз на приоткрытую входную дверь.
        - Жак! - тихим гортанным голосом позвала Люсиль, и в ее призыве прозвучало столько страсти, что противиться ей долее у него не осталось сил. И хотя на душе у него было неспокойно, он быстро взбежал по лестнице и скрылся в спальне.

        Граф подвел Шенду к оттоманке возле камина и принес ей с подноса стакан грога. Она отрицательно затрясла головой но он с мягкой настойчивостью сказал:
        - Отпейте немножко. Вам станет легче.
        Напиток был сильно разбавлен» но все равно обжег ей горло. Шенду поневоле передернуло. Однако дурноту и ощущение полной безнадежности как рукой сняло. Она тыльной стороной руки принялась утирать слезы, и он дал ей свой платок. Ей вспомнилось, как он в Рыцарском лесу перевязал лапку Руфусу. И тут только, впервые с той минуты, как она бегом через площадь бросилась к Эрроу-Хаусу, она спохватилась: где Руфус? Песик мирно лежал у ее ног.
        - Это Руфус… меня… спас! - сказала Шенда графу.
        Он обнял ее за плечи.
        - А теперь расскажите, как все было, с самого начала.
        Шенда, виновато улыбнувшись, стерла последние слезы.
        - Простите меня, пожалуйста.
        - Вам не за что просить прощения, - ответил ей он. - Вы держались удивительно храбро, но сейчас надо позаботиться о том, что делать дальше. Так что расскажите мне все подробно.
        Шенда робко начала рассказ, ни на миг не переставая чувствовать у себя на плечах его руки. Она передала ему все, что видела и слышала в доме леди Граттон. И только дойдя до того, как леди Грат-тон сообщила Жаку то, что узнала про Тайную экспедицию, Шенда замялась. Она в замешательстве смотрела на графа и не могла вымолвить ни слова.
        - Что же она ему сказала? - мягко спросил граф.
        - Будто вы… рассказывали ей… что Тайная экспедиция… направляется… в Вест-Индию.
        Говоря это, она смотрела в сторону.
        А затем, подняв на него глаза, горячо заключила:
        - Но ведь вы… вы же не могли… их предать?
        - А вы что же, поверили, что я их предал?
        - Н-нет… но она… это она так сказала… а тогда откуда же она… могла знать?
        - Она солгала, - уверенно ответил граф.
        - Это… правда?
        - Совершенная правда. И могу теперь вам открыть, в Адмиралтействе как раз этого и добивались, чтобы Наполеон Бонапарт так думал.
        Шенда облегченно вздохнула.
        - Неужели вы могли поверить, - сказал граф, - что я настолько глуп, чтобы, даже получив ваше предостережение, сообщить леди Граттон секретные сведения и подвергнуть опасности наши суда и наших моряков?
        Шенда уловила в его голосе укор и, устыдившись, спрятала лицо у него на плече.
        - Простите меня… - прошептала она. - Я знала, что… нарочно вы… этого не сделаете, но… думала, может быть, она… как-то вас… заколдовала… или подсыпала снадобья, чтобы… вы говорили во сне.
        - Ни того, ни другого, - хмуро ответил граф. - Рассказывайте же дальше.
        Обрадованная его объяснением, Шенда быстро и без заминок довела свой рассказ до конца. Только когда дошла до подслушанной у двери французской фразы, которая была ее смертным приговором, голос ее снова задрожал.
        - Я… не хочу… умирать, - грустно, прошептала она.
        - А этого и не будет, - ответил он. - Во всяком случае, еще много-много лет!
        - Вы… вы защитите меня?
        - И вы еще можете в этом сомневаться? Когда сами держались так замечательно, с таким совершенным, бесподобным мужеством?
        - А вы знаете… кто этот… шпион?
        - Да, я знаю, кто он. И умрет - он, а вовсе не вы, моя любимая!
        Задавая вопрос, Шенда заглянула ему в лицо, теперь глаза ее расширились, губы дрогнули.
        - Что… что вы… сказали? - еле слышно пролепетала она.
        - Я назвал вас «моя любимая», - повторил граф, - потому что это давно уже так и есть, хоть я и старался, как м мог, противиться своему чувству. Я люблю вас, Шенда, и хочу знать, какие чувства вы питаете ко мне.
        Шенда подняла к нему лицо, и его губы прижались к ее губам. Он поцеловал ее, как тогда в лесу. Но только это был уже совсем другой поцелуй - требовательный, властный, в нем была страсть и в то же время боязнь потерять ту, которую он любит.
        А Шенде казалось, что над нею разверзлись небеса и в сердце ей сыплются звезды. Его губы пробудили в ней волнение, как и тогда, в первый раз, но теперь, когда она знала, что любит его, волнение это было стократ сильнее и упоительнее.
        Он целовал ее, а она чувствовала, что принадлежит ему не только всем сердцем, но и всем своим существом.
        Когда он оторвался от ее губ, она сумела выговорить несвязно, но с таким восторгом, какого графу никогда еще не доводилось слышать в женском голосе:
        - Я вас люблю… люблю! Но я не понимаю… как вы… можете… любить меня?
        - Чего же тут не понимать? - ответил граф. - И я обещаю вам, мое сокровище, что больше ничего такого, как в эти дни, с вами не случится. Я не допущу, чтобы вас опять коснулась какая-то опасность и угроза.
        - Но я… сама хотела… вам помочь.
        - Знаю. И вы выказали редкую храбрость. Но теперь вы должны понять, что мне надо действовать безотлагательно, иначе этот пособник Наполеона улизнет.
        Шенда, сидевшая в блаженной задумчивости, заставила себя отвлечься от его поцелуев и подумать о недавних событиях.
        - Я… когда ушла… не закрыла за собой входную дверь… они поймут, что… я не вернулась, - вспомнила она.
        Граф, словно ограждая от опасности, еще крепче прижал ее к груди. А затем поднялся и Шенда увидела по его лицу, что теперь он вступает в бой.
        - Я отведу вас наверх, - сказал он, - и вы ляжете спать. Здесь вы в безопасности, я скажу моему слуге, который был со мной в море, чтобы он охранял вас.
        - Вы меня покидаете? - тихо проговорила Шенда.
        - Я еду к лорду Барэму, чтобы сообщить ему, что вы разрешили его загадку. Дальнейшее он возьмет на себя, и тогда… - Он вдруг замолчал. - А тем временем, - закончил он фразу, как бы про себя, - этот негодяй успеет скрыться.
        Он сказал это таким тоном, что Шенде стало страшно.
        - Что же вы… намерены делать? - робко спросила она.
        Но граф не ответил. Он уже решительными шагами выходил из комнаты. Внизу он приказал слуге, вскочившему из мягкого кресла навстречу хозяину:
        - Разбудите всех мужчин в доме. Пусть немедленно оденутся. Поспешите, нельзя терять ни мгновения!
        То был приказ человека, привыкшего повелевать.
        Джеймс бросился со всех ног по коридору, который вел в кладовую и дальше в комнаты, где спали слуги-мужчины.
        Тем временем из гостиной спустилась Шенда и стала рядом с графом. Он взял ее за руку и повел наверх в комнату, которая, как догадалась Шенда, служила в доме графской спальней, - просторную и богато обставленную, но все-таки ей было далеко до графской спальни в замке. Здесь их встретил худощавый крепкий человек небольшого роста, в котором с первого, взгляда можно было угадать моряка. Он сразу вытянулся перед графом.
        - Хокинс, - сказал граф. - Мисс Шенде грозит опасность. Пока я не вернусь, пусть она спит в моей постели. Возьми пистолет и стреляй во всякого, кто вздумает войти сюда и ее потревожить. Ты меня понял?
        - Да, милорд, - ответил Хокинс. Граф обратился к Шенде.
        - Здесь вы будете в безопасности, я ручаюсь.
        - Но и вы… тоже… поберегите себя!
        Шенде вдруг стало смертельно страшно за него. Но он улыбнулся, и не успела она больше ничего сказать, как его уже не было в комнате, только быстрые шаги раздались по коридору и вниз, по лестнице.
        По движению в доме можно было понять, что все мужчины уже собрались в холле и ждут появления графа?
        Шенде мучительно захотелось побежать вслед за ним, она вдруг почувствовала себя одинокой и брошенной и, не зная, что делать, смиренно стояла посреди графской спальни. Перед ней возвышалась огромная кровать под балдахином с тяжелыми занавесями и с гербом графов Эрроу над изголовьем.
        - Полезайте-ка в постель, мисс, вот что, - сказал ей крепыш Хокинс. - Его сиятельство себя в обиду не даст, не из таковских, он и нас, сколько я состою при нем, никогда в обиду не давал, за своих горой.
        - А вдруг… вдруг француз… в него выстрелит? - обмирая от страха, прошептала Шенда.
        Хокинс усмехнулся.
        - Можете ставить последний пенни, что его сиятельство в таком разе выстрелит первым! Ну, давайте, укладывайтесь, мисс, приказ есть приказ, его надо выполнять.
        Шенда поневоле рассмеялась. И уже не стесняясь, забралась под одеяло, которое Хокинс для нее откинул. Потом он заботливо укрыл ее, совсем как ее старая няня!
        - Ну, вот. А чтоб вы не беспокоились, знайте, что я сижу тут же за дверью с пистолетом в руке, и ежели кто вздумает прошмыгнуть сюда, получит от меня порцию свинца прямо в сердце. Я стреляю метко, промаха не даю, хоть и не мне, конечно, это говорить, самого себя расхваливать.
        Шенда постаралась ему улыбнуться.
        - Спасибо… мне теперь… ничего не страшно.
        Хокинс задул свечку и пошел к двери.
        - Доброй вам ночи, мисс, и дай нам Бог завтра с утречка попутного ветра.
        Наверно, подумалось Шенде, так он всегда говорил графу в плавании. Смежив веки, она сразу же представила себе, что граф снова ее обнимает и целует, ощутила его губы на своих губах…
        - Я люблю его… люблю! - прошептала она. Если и он отвечает любовью, на ее любовь, значит, исполнились все ее мечты.
        Вот только, может быть, это всего лишь сон?

        Глава 7

        Граф и его отряд возвратились на Беркли-сквер с победой. Уже занялась заря, на улицах появились спешащие на работу люди. Граф сидел на козлах своей закрытой кареты и сам правил лошадьми. Вот он натянул вожжи, дверца кареты открылась, и его бойцы один за другим попрыгали наружу. Несмотря на бессонную ночь, лица у всех были разгоряченные, глаза сияли. Эту ночь, граф знал, никто из них не забудет.
        А дело было так. Оставив Шенду на попеченье верного слуги, он спустился в холл. Туда спеша собирались его люди, обращая к графу вопросительные взгляды.
        Он тихо и внятно объяснил им, что ему нужно. У него не было сомнений, что точно так же, как на судне, когда он вызывал добровольцев, откликнутся все до единого. Самого молодого он послал разбудить кучеров и передать им, чтобы подогнали закрытую карету к дому леди Граттон, но другой дорогой. А сам с шестью остальными направился пешком через площадь. Трое из его людей, самые доверенные, получили оружие.
        Слуги на козлах кареты виконта, как и следовало ожидать, сидели и клевали носом. Они и не заметили даже, что к ним приближаются три человека по одной стороне переулка, два по другой и еще два идут сзади. Только когда граф и Картер вошли через незапертую дверь в дом, кучер недоуменно поднял голову. И в тот же миг его стащили с козел. То же произошло и с ливрейным лакеем, который еще минуту назад сидел на козлах бок о бок с ним.
        А граф между тем был уже в доме.
        Он уверенно и бесшумно поднялся по лестнице - благо дорога была ему знакома, хотя вспоминать, с какой целью он здесь бывал, не хотелось. Картер двигался за графом следом. Это был мужчина за пятьдесят, но моложавый для своего возраста. Он много лет служил лакеем в замке, пока не был произведен в дворецкие в Эрроу-Хаусе.
        Перед дверью хозяйской спальни граф задержался, подождал Картера и, распахнув двери, они вошли в спальню, оба с пистолетами в руках. Леди Граттон издала вопль ужаса. Граф позволил виконту одеться и хозяйке тоже приказал привести себя в пристойный вид. Она рыдала и взывала к нему, но он даже не смотрел в ее сторону. Только когда виконт с почерневшим от злобы и страха лицом был одет, граф резко сказал:
        - Я оставляю вашу милость одеваться одну, но из этой комнаты нет другого выхода, и мой помощник будет ждать за дверью, так что не затевайте никаких глупостей.
        - Куда вы меня увозите? Что вам надо? Как можете вы - вы! - так бессердечно со мной обращаться? - кричала Люсиль.
        Но граф не снизошел до ответа.
        Он заставил виконта идти вперед, толкая его в спину дулом пистолета, и так свел его вниз по лестнице. Внизу ждали два лакея. Пр знаку графа они связали виконту руки за спиной и спутали ему ноги. Граф выглянул на улицу, убедился, что его карета уже, как он и рассчитал, подоспела к крыльцу. На козлах сидели его кучер и ливрейный лакей, у обоих на лицах было написано живейшее любопытство. Зная, что виконт, если только ему позволить, непременно попытается подкупить его слуг, граф распорядился, чтобы французу запихнули в рот кляп, лишив его возможности говорить. Потом его усадили в карету на заднее сиденье, а против него граф посадил одного из своих вооруженных людей, приказав стрелять при первой попытке к бегству.
        Покончив с этим, граф вернулся в дом за Люсиль. Она в слезах спускалась ему навстречу. При виде его она принялась умолять и оправдываться, но он жестом прервал ее и твердо произнес:
        - Сожалею, миледи, но я должен связать вам руки, чтобы вы не помогли своему сообщнику бежать.
        - Он мне не сообщник! - рыдала Люсиль. - Он силой заставил меня исполнять его желания. Как я могла ему противиться? Я ненавижу французов! Они наши враги! Но на его стороне сила, а я слабая женщина!
        Однако граф не счел нужным ей ответить. Он только проследил, чтобы ее запястья были крепко связаны, а затем велел своим людям посадить ее в карету. Дошла очередь до кучера и ливрейного лакея виконта. Их он велел запереть в карету, которую они сторожили, и дал для охраны двоих своих людей. А на козлы посадил своего кучера и велел ему ехать за графской каретой, которой он будет править сам. Все удивились, но разместились, как он сказал, и граф тронул лошадей.
        Рядом с ним сидел только один Картер, все же остальные взгромоздились, на козлы второй кареты, в которой везли слуг виконта.
        Ночные улицы были пустынны, но на небе сияла луна, освещая путь, и до лондонского Тауэра они доехали в рекордно короткое время. Остановив карету, граф послал за смотрителем Тауэра. Поднятый среди ночи, тот вышел и оказался почтенным престарелым джентльменом, некогда отличившимся на поле брани в чине генерала. Внимательно выслушав графа Эрроу, он сказал:
        - Лорд Барэм, мой старый добрый друг, бесспорно, будет весьма вам благодарен, милорд. Шпионы Бонапарта сумели проникнуть повсюду, и чем скорее состоится праведный суд и казнь предателя, тем лучше.
        - Я и сам такого же мнения, - ответил граф.
        Смотритель замялся.
        - А как поступить с леди Граттон?
        - Я полагаю, для острастки другим, ее после суда надо поместить под стражу до окончания войны.
        - Совершенно с вами согласен! - воскликнул смотритель. - Как ни велико французское коварство, англичанину все же не по душе лишать женщину жизни.
        - В данном случае, - сказал граф, - для нее это было бы милосердием, ведь иначе она остаток жизни проведет отверженной. - И так как говорить об этой женщине ему было неприятно, он поспешил переменить тему: - Я еще привез двоих слуг виконта, кучера и лакея.
        - Вы полагаете, что они участвовали в его темных делах? - спросил смотритель Тауэра.
        - Едва ли, - ответил граф. - Но они смогут указать людей, которых он посещал, женщин, с которыми он был в связи. Быть может, нам удастся узнать адреса других шпионов, действующих в Лондоне, подобно виконту, и главное-выяснить, кто переправлял добытые им сведения в Париж.
        Смотритель кивнул. - Вы, без сомнения, правы, милорд, - сказал он. - Оба они будут немедленно допрошены, покуда те, кто сотрудничает с виконтом, его не хватились.
        Собеседники обменялись рукопожатием, и стража увела виконта в одну сторону, а леди Граттон - в другую.
        Экипаж француза граф велел отогнать на каретный двор. Затем приказал всем своим людям забраться в карету и тронул лошадей. К этому времени звезды уже померкли и по небу разлился! первый свет зари.
        Граф подкатил к Адмиралтейству. Стражники с недоумением оглядели карету, но не препятствовали Картеру соскочить с козел и подняться на крыльцо. Двое дежурных, услышав, что граф желает видеть лорда Барэма, вызвали сначала старшего офицера. Но нескольких отрывистых слов графа оказалось достаточно, чтобы этот служака бросился со всех ног вверх по лестнице будить первого лорда.
        Через несколько минут лорд Барэм вышел к графу Эрроу, дожидавшемуся в гостиной. Он был в долгополом халате поверх ночной рубахи, но совсем не казался заспанным, а напротив, несмотря на возраст, излучал энергию, как бывало на капитанском мостике.
        - Добрые вести или дурные, Эрроу? - задал он вопрос, едва переступив порог. - Я знаю, что в такой час вас могло привести сюда лишь нечто выходящее из ряда вон.
        Граф выждал, чтобы произвести больший эффект, а затем сказал:
        - Милорд, я только что доставил в Тауэр вашего второго секретаря виконта Жака де Бовэ!
        Сердце графа рвалось к Шенде, поэтому он не задержался в Адмиралтействе, а кратко пересказав лорду Барэ-му недавние события и пообещав возвратиться позже, погнал лошадей на Беркли-сквер.
        Когда граф со своими людьми оказался в холле Эрроу-Хауса, он им сказал:
        - Нынче ночью мы нанесли императору Франции чувствительный удар, но поскольку в наших рядах еще имеются, как это ни прискорбно, и другие шпионы, приказываю никому ничего не рассказывать. И вообще поменьше об этом разговаривайте, даже друг с другом. - Он увидел, что они разочарованы, и тихим голосом добавил: - Вы все отличились и выполнили все, что от вас требовалось, но если нам придется когда-нибудь еще повторить эту операцию, нельзя допустить, чтобы жертва, благодаря своей змеиной хитрости, об этом заранее проведала и сумела ускользнуть из наших рук. - Удостоверившись, что его поняли, граф продолжал: - Я знаю, что на вас можно положиться, вы будете держать рот на замке, а глаза открытыми во имя нашей Англии.
        Их лица яснее одобрительных возгласов сказали ему, что его просьба будет выполнена.
        После этого граф быстро взбежал ввер^Д по лестнице. У двери в спальню, как он и ожидал, сидел недремлющий Хокинс с пистолетом в руке. Граф, не сказав ни слова, улыбнулся ему и тихонько приоткрыл дверь. При свете дня, просачивающегося из-за штор, он увидел, что Шенда спит. Юная и невинная, волосы разметались по подушке, кажется, она совсем потерялась в огромной кровати.
        Граф несколько минут стоял и смотрел на нее, а потом, осторожно ступая, вышел и затворил за собой дверь.
        Шенда спросонья никак не могла прийти в себя, ей казалось, что она спит очень-очень давно. Но тут она вспомнила о графе и сразу очнулась. Приподнялась на локтях, вспомнила, что находится в графской спальне и что граф отправился на встречу с виконтом.
        И до сих пор не вернулся! А вдруг виконт все же первым нанес удар и граф ранен, может быть, даже убит! При этой ужасной мысли она невольно вскрикнула, и дверь спальни сразу открылась. В комнату просунул голову Хокинс и спросил:
        - Проснулись, мисс Шенда? Пора завтракать.
        - А его сиятельство… еще не вернулся? И… никаких известий… от него? - прерывающимся голосом спросила Шенда.
        Хокинс переступил порог.
        - Вернулся, вернулся с победой, без ума от радости, и теперь отдыхает. Он правда не такое распоряжение оставил, но я считаю, пусть поспит.
        Слава Богу! У Шенды защипало глаза, и чтобы Хокмнс не увидел ее слез, она отвернулась к каминным часам.
        - Господи!… Который же это… час?
        - Без малого десять, мисс, а его сиятельство вернулся почитай что в семь.
        - Что же его так надолго задержало? - удивилась Шенда.
        - Это, я думаю, он сам захочет вам рассказать, мисс. А я сейчас принесу ваш завтрак.
        Он скрылся за дверью, а Шенда откинулась на подушки.
        Граф цел и невредим! Что бы там ни произошло но виконт не сумел причинить ему вреда. И она тоже здесь в полной безопасности.
        - Я люблю его, - шепотом сказала себе Шенда. - Но хотя он… сказал, что тоже… меня любит… это он, наверно, потому так сказал, что я вчера… была очень перепугана… и он захотел меня утешить. Но как ни старалась она себя образумить, сердце в груди у нее пело…
        Граф проснулся, увидел, что лежит не в своей кровати, и припомнил события минувшей ночи. Однако он велел Хокинсу разбудить себя в восемь тридцать, а сейчас, если верить каминным часам, уже начало одиннадцатого. Неужели тот осмелился нарушить приказ? Впрочем, граф отлично знал, что Хокинса сколько ни отчитывай, он все равно будет поступать так, как, по его разумению, для графа лучше.
        Поднявшись с кровати, граф яростно зазвонил. На звонок явился Хокинс. Он держал поднос с завтраком.
        - Я же велел разбудить меня в восемь тридцать! - упрекнул его граф.
        - Вот неприятность-то! - сокрушенно ответил Хокинс. - Оплошал, виноват. Простоял всю ночь на вахте, глаз не сомкнувши, покуда ваша милость катались по городу, вот с недосыпу-то и недопонял приказ, выходит так.
        Говоря это, он поставил поднос на столик в оконном проеме, тут же появился слуга с другими блюдами. Так что графу было не до разговоров, он только спросил, просовывая руки в рукава халата:
        - А мисс Шенда как, здорова?
        - Сейчас только отнес ей завтрак, милорд, - доложил Хокинс. - Об вашем сиятельстве очень беспокоилась барышня. Но я ее успокоил, объяснил, что вы целы и невредимы и давно дома.
        С этими словами Хокинс вышел из спальни, и граф поневоле оставил попытки его отчитать.
        Когда он справился со своим основательным завтраком и принял ванну, от Хокинса поступили сведения, что Шенду проводили в ее комнату, чтобы она могла одеться.
        Шенда думала, что ей так и придется остаться в ночной рубашке и шерстяном халате, как она выбежала с перепугу из дома леди Граттон искать защиты у графа. Но в отведенной ей комнате она увидела миссис Дэйвисон, которая распаковывала сундучок с ее одеждой.
        - Что это с вами приключилось, мисс Шенда? - спросила добрая женщина. - Говорят, вы ночью прибыли. Что же меня-то не позвали?
        - Теперь вы со мной, а остальное неважно, - уклончиво ответила ей Шенда. - Но как вы догадались привезти мой сундучок?
        - Да он вот только что прибыл, мисс Шенда, - пояснила миссис Дэйвисон. - За ним послал Картера, а то вам ведь нечего было бы надеть.
        Миссис Дэйвисон, естественно, умирала от любопытства. Но Шенда сумела уйти от ответов на ее высказанные и невысказанные вопросы, поскольку теперь самое главное было - что скажет граф. В мыслях у нее был один только он, она почти не понимала, что говорит миссис Дэйвисон.
        Наконец прибранная, в хорошеньком платьице, которое сама сшила, Шенда побежала вниз. Она все еще трепетала: а вдруг события минувшей ночи - это всего лишь сон? Вдруг сейчас она встретится с реальностью, которая окажется совсем иной?
        Граф на свой лад думал приблизительно то же. Вчера, когда Шенда, трепеща от страха, бросилась к нему, он забыл обо всем, кроме ее прелестного лица и гибкой талии, и тех ощущений, которые она в нем вызывала.
        Но теперь, в беспощадном свете дня, он ясно понимал, что перед ним стоит вопрос: сможет ли он на ней жениться? Ведь она - всего лишь служанка в его доме. С тех пор как он унаследовал титул, он постоянно сознавал, что высокое положение графа Эрроу его ко многому обязывает. Быть главой знатного рода - роль столь же ответственная, как и командовать экипажем корабля в море. О том, чтобы уронить честь фамилии, не может быть и речи. Конечно, Шенда во всем - настоящая леди. Он не знает никого, кто мог бы сравниться с нею утонченностью чувств и непринужденным благородством обхождения. Но в таком случае, почему она работает швеей в замке? Если она сирота, ей полагается жить у родственников, под надзором старшей женщины.
        А каждая клеточка его тела твердила ему о том, как Шенда ему желанна. Любовь, которую он осознал только вчера, затопила его, точно океанская волна. Еще никогда в жизни ни к одной женщине он не испытывал тех чувств, что внушала ему Шенда. Любого, кто бы вздумал ее оскорбить, он убил бы без колебаний. Но разве он сам не оскорбит ее, если не предложит ей брака? - Господи Боже мой! Что же мне делать? - тихо произнес он. Кончив одеваться, граф пошел вниз по лестнице под пристальными взорами предков, взирающих на него со стен из золоченых портретных рам. Мужчины в семье Боу наверно поняли бы его чувства. А вот женщины, думалось ему, отнесутся к такому браку с неодобрением и просто не признают его как мезальянс. Легко себе представить, в какой ад они превратят жизнь Шенды, если будут обращаться с ней как с прислугой, сумевшей заставить хозяина жениться на ней. Он направился в кабинет, уверенный что найдет Шенду там, куда она прибежала к нему среди ночи. Что делать? Как найти выход из безвыходного положения?
        Но когда он распахнул дверь и увидел ее стоящей у окна в солнечном свете утра, очертившем ей голову золотым нимбом, сердце у него в груди и перевернулось. Нет, без нее жизнь ему не мила. Он прикрыл за собой дверь и молча протянул к ней руки. С легким возгласом, будто птица, она порхнула ему навстречу.
        - Вы… невредимы! Невредимы! - задыхаясь, проговорила она.
        - Я невредим. И вы тоже, - глухо отозвался он.
        И вот уже их губы слились, и весь мир замер в отдалении. Он целовал ее жадно, словно опасался, что она сейчас исчезнет, и сердце его колотилось, взбудораженное дивными ощущениями. Он знал, что Шенда испытывает то же самое. Он заглянул ей в глаза и зажмурился от ослепительного сияния. Лицо ее преобразилось, ее красота казалась графу неземной, божественной.
        - Я люблю вас, моя красавица! Я вас люблю! - проговорил он.
        - Он вас не… ранил?
        - Да нет, - отмахнулся граф. Он не имел намерения рассказывать Шенде, что застал виконта в постели с Люсиль, он не хотел оскорблять ее невинность, да ему и самому было неприятно вспоминать обо всей этой грязной истории.
        - Я все молилась… молилась о вашем… спасении, - тихим голоском рассказывала ему Шенда, - а потом… сама даже не знаю, как… заснула.
        - Потому что вы очень устали, моя любимая, после всего, что вам пришлось пережить, - сказал граф.
        Он посмотрел ей в глаза, и слова сами собой слетели с его губ:
        - Когда мы поженимся, Шенда? Я не могу жить без вас.
        - Вы… в самом деле… этого хотите?
        - Больше, чем можно выразить словами, - ответил граф.
        И вот он уже опять целовал ее, властно и требовательно, на всю жизнь.
        Спустя вечность - так, во всяком случае, им показалось, - граф подвел Шенду к окну, и они встали рядом, любуясь цветником. - Завтра мы вернемся в замок, - сказал граф, но его голос прозвучал как-то странно. - И там нас обвенчает в церкви новый викарий, он как раз сегодня должен был приступить к своим обязанностям.
        - Как жаль… что батюшки нет в живых, - вздохнула Шенда. - Я знаю… он был бы горд… отслужить эту службу сам.
        - Ваш отец был священником? - рассеянно спросил граф, плохо сознавая то, что услышал, - мысли его были слишком заняты неприятностями, которых надо ждать от родни, когда станет известно, кто его избранница. Он успел даже подумать, что, пожалуй, делает ошибку: поскольку Шенда была в замке служанкой, лучше устроить венчание в Лондоне, где ее никто не знает.
        Но Шенда смотрела на него с изумлением.
        - Значит, вы… просили меня стать… вашей женой, не зная… кто я на самом деле?
        Граф притянул ее ближе к себе и ответил:
        - Мне неважно, кто вы и откуда. Я только знаю, что вы - моя Шенда, моя желанная возлюбленная, без которой жизнь для меня невозможна.
        - Когда вы… говорите так, - прошептала Шенда, - мне… мне хочется плакать. Потому что… я всегда мечтала быть любимой так, как… любили друг друга… мои родители. И мне… не верилось, что это… вправду может быть.
        - В тот раз на опушке, когда я поцеловал вас, - сказал граф, - мне показалось, будто вы - нимфа, фея лесной заводи или маленькая богиня, принявшая человеческий облик. - Он прикоснулся губами к ее щеке и продолжал: - С тех пор я часто думал о вас, Шенда, видел вас во сне и наяву, я поцеловал вас, но никогда не задумывался о том, какую фамилию вы носите.
        Шенда отозвалась, смеясь:
        - Никто в это, конечно, не поверит. А сейчас позвольте мне сообщить вам, что фамилия моего отца - Линд, и он семнадцать лет был викарием Эрроухеда.
        Граф посмотрел на нее, недоумевая:
        - Но если так, почему же вы работали в замке?
        - Пряталась.
        - Прятались? Но от кого?
        - Пряталась, потому что мне некуда было податься, когда ваш управляющий мистер Марло решил поселить в доме священника нового викария.
        - Но почему же вам было некуда податься? - все еще ничего не понимал граф.
        - У меня… нет никаких средств, - просто объяснила Шенда. - Я поговорила с миссис Дэйвисон… и она позволила мне перебраться в замок… сказала, что… даст мне… приют, а молодой граф… никогда не узнает, что я… не настоящая служанка.
        - Моя любимая, как хорошо, что вы поселились в замке! - горячо произнес граф. - И хорошо, что я встретил вас в вашем заколдованном лесу.
        - Я ведь не знала… и не догадывалась, что вы и есть никому не ведомый граф. Но… когда вы поцеловали меня, я… поняла… что никогда этого… не забуду, - она усмехнулась. - Кто бы поверил… что началом всего был… поцелуй незнакомого мужчины.
        - Который сразу же влюбился, - подхватил граф с улыбкой. - То-то будет трогательный рассказ для наших детей.
        Шенда, зардевшись, спрятала лицо у него на груди. Графа так восхитила ее стыдливость, что он стал целовать ее и целовал, пока совсем не задохнулся.
        Потом, подняв голову, граф проговорил:
        - Мы уже и так с вами одно, моя любимая, я чувствую, что никакой ритуал не сделает нас ближе друг к другу, чем мы есть.
        - Как удивительно, что вы это говорите! - отозвалась Шенда. - Потому, что я чувствую то же самое… Я принадлежу вам с той минуты, как ощутила на губах ваш поцелуй.
        - Вы - моя храбрая героиня.
        Шенда поняла, о чем он говорит, и ее пробрала дрожь. Граф поспешил ее успокоить:
        - Забудьте все. И если впредь мне еще придется защищать Англию, обещаю, вы в этом принимать участие больше не будете.
        Шенда со счастливым смехом возразила:
        - По-моему, если… я буду вашей женой… как же вы сможете что-то делать, чтобы я не знала и не хотела вам… помогать и быть… с вами?
        Граф крепко обнял ее.
        - Я люблю вас! - опять повторил он. - Но сейчас я должен отправиться к лорду Барэму. Как только с делами будет покончено, мы уедем в замок - если лорд Барэм не задержит меня совсем уж допоздна.
        - И… завтра мы… вправду поженимся?
        - Кажется, для этого мне надо получить специальное разрешение, - спохватился граф.
        - Нет, раз мы оба… проживаем в одном приходе, в этом, по-моему, нет надобности, - неуверенно возразила Шенда. - Но для верности лучше справиться… у священника.
        - Полагаю, что кто-нибудь просветит меня на сей счет в Адмиралтействе, - сказал граф. - А то, должен признаться, я даже не знаю имени нашего нового священника. Шенда рассмеялась.
        - Довольно будет, если вы не забудете свое собственное древнее имя и мою девичью фамилию.
        - Вы ведь сказали - Линд?
        - Да, Шенда Линд. Мой батюшка любил ездить на графскую псовую охоту, пока старый граф, ваш отец, еще был здоров и держал свору. Знаете, у него даже прозвище было -
«пастор в седле»…
        - Помнится, я слышал что-то такое, когда был ребенком, - сказал граф. Он опять посмотрел на Шенду и спросил: - Но я не понимаю, как могло статься, что вам некуда было уехать? Есть же у вас где-то родня?
        - Есть дядя, он живет в Глостере, в доме, где они с батюшкой оба выросли, только он, хоть и лорд Линдон, очень беден, и… у него большая семья. И я подумала, что еще один рот… будет там некстати… тем более с Руфусом ведь нас двое.
        Шенда объяснила все это с улыбкой и вдруг заметила, что на лице графа появилось растерянное выражение.
        - То есть, ваш дядя, а стало быть, до него, ваш дед - лорд Линдон?
        - Ну да! - ответила Шенда. - И батюшка, если уж на то пошло, был «высокородный». Да только от этого у нас не прибавилось денег, когда после смерти матушки перестали поступать небольшие суммы, причитавшиеся ей по наследству от ее матери. Ее отец был шотландец и… страшно рассердился, что… она вышла за… англичанина, - потупясь, объяснила Шенда.
        - Очень по-шотландски! - усмехнулся граф.
        А Шенда, как дитя, спрятав лицо у него на плече, продолжала:
        - Мне пришлось продать… всю нашу мебель, чтобы уплатить… долги торговцам… и в замок я перебралась всего с несколькими… фунтами в кошельке. Больше… у меня ничего нет.
        Граф уловил ноту беспокойства в ее голосе - она словно опасалась, что графа неприятно поразит ее бедность. Он коснулся губами ее лба и проговорил:
        - Моя любимая, больше вы никогда не будете знать бедности. У меня столько всего, чем я хотел бы вас одарить, столько всего, что хотел бы разделить с вами.
        Он говорил это от чистого сердца. И в то же время испытывал огромное облегчение. Ему самому безразлично, из какой Шенда семьи, но его родичи наверняка останутся довольны тем, что она племянница лорда Линдона и внучка шотландского лэрда[Помещик, владелец наследственного имения - (шотл.)] . У них не будет повода презирать ее, а то что она однажды играла в замке роль швеи, так об этом они никогда не узнают. Теперь он наконец понял, почему миссис Дэйвисон так смутилась, когда он попросил приставить Шенду служанкой к леди Граттон. - «Как мог я свалять такого дурака? - упрекал он себя. - Надо было навести справки и узнать толком, кто она». Впрочем, какое это теперь имеет значение? Кто она, он знает: женщина, предназначенная ему судьбой, половина его самого. А еще она - возвышенное, небесное создание, благодаря ей он обратил взор к звездам и уверовал, что сможет до них достать. Красота ее - это его дом и дети, которые у них родятся, - даст Бог, у них будет много детей, - воспримут и передадут дальше традиции его семьи. Служению Англии они посвятят свои жизни. И, кажется, он не вынесет такого счастья.
Граф еще сильнее прижал Шенду к груди, и их губы слились в поцелуе.
        Он знал, что вдвоем с нею сможет многим людям принести счастье и душевный покой.
        - Я люблю вас! - повторил он, и голос его звонко отозвался в тишине комнаты.
        - А я - вас - отозвалась Шенда. - Я так… счастлива, так немыслимо счастлива! Это мои батюшка с матушкой позаботились обо мне и помогли… мне… найти вас.
        - По-моему, наоборот, это я вас нашел! - возразил граф. - И это не только самое главное достижение в моей жизни, но и самая чудесная моя награда.
        Он заглянул ей в лицо и залюбовался ее красотой.
        - Откуда такое совершенство? Как могло статься, что все в вас в точности такое, как я мечтал и был уверен, что никогда не найду?
        - Пожалуйста… думайте так всегда, прошу вас! - отвечала ему Шенда. - А я буду молить Бога, чтобы Он сделал меня такой, какой вы хотите меня видеть… и чтобы вы никогда не переставали меня любить… пока мы оба живы.
        - В этом вы можете не сомневаться, - сказал ей граф. - А теперь, моя любимая, я должен вас покинуть, иначе я непременно получу выговор от первого лорда Адмиралтейства.
        Шенда рассмеялась.
        - А вот этого допустить никак нельзя!
        - Мне очень не хочется расставаться с вами, - вздохнул граф. - Берегите себя до моего возвращения.
        - Хорошо… обещаю, - ответила Шенда. - Но… мне надо спросить у вас… одну вещь.
        - Что же?
        - Как вы думаете… раз мы будем венчаться… нельзя ли мне купить одно… или два… платья, чтобы мне не оскорблять вашего взора?
        Граф рассмеялся.
        - Как же я мог забыть, что невеста, даже если ее одевают лесные чары и украшает сияние звезд, нуждается в подвенечном наряде?
        К удивлению Шенды, он отошел от нее и дернул за сонетку. Шенда смотрела на него с недоумением, как вдруг дверь отворилась и вошел Картер.
        - Вы звонили, милорд? - спросил он.
        - Немедленно велите подать фаэтон, - сказал граф. - И попросите сюда миссис Дэйвисон. И пусть трое посыльных будут готовы отправиться с поручениями на Бонд-стрит.
        Если Картер и удивился, он был слишком хорошо вышколен и не показал вида.
        - Слушаюсь, милорд, - только произнес он и вышел, закрыв за собой дверь.
        Шенда подбежала к графу.
        - Что это? - спросила она. - Что… вы собираетесь сделать?
        - Послать на Бонд-стрит за лучшими модистками и портнихами, чтобы сразу же ехали сюда, - ответил граф. - Вы с миссис Дэйвисон решите, что нужно. Выберите туалеты на завтра и, может быть, еще на день или два, а остальные пусть пришлют, когда будут готовы.
        Шенда тихо ахнула.
        - И вот еще что, любимая, - добавил он. - Я очень богат и хочу, чтобы моя молодая жена, которая будет самой красивой графиней Эрроу за всю историю, не уступала роскошью нарядов царице Савской!
        Шенда засмеялась. А потом проговорила:
        - Я просто… не верю… что это все на самом деле. По-моему я сплю.
        - Так оно и есть! - отозвался граф. - И моя цель - сделать так, чтобы мы никогда не проснулись!
        Не в силах совладать с собой, он снова поцеловал ее, страстно, горячо и требовательно.
        А она, ощутив его страсть, исполнилась чудесной, упоительной гордости тем, что способна так его воспламенить. В его поцелуях было что-то магическое, как тогда, в волшебном лесу. И что-то знакомое с детских лет по молитвам. Она чувствовала, что мать и отец сейчас с нею, тут же, где-то рядом. И что все это вместе и есть любовь, переполнившая ее сердце и сердце графа, она знала тоже.
        То была любовь от Бога. Любовь навсегда, до гроба и по ту сторону, вечная любовь.

        notes

        Примечания

1

        В то время дворец принца Уэльского, наследника престола. - Здесь и далее прим. переводчика.

2

        Резиденция английского премьер-министра.

3

        Высщий свет (фр.)

4

        Эрроу (arrow) - по-английски стрела, Боу (bow) - лук.

5

«Где находится эскадра Тайной экспедиции? - 500 фунтов. За открытие местонахождения Нельсона -100 фунтов». - (фр)

6

        Помещик, владелец наследственного имения - (шотл.)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к