Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Свет луны Барбара Картленд

        # Чтобы спасти брата, прелестная Неома проникает в кабинет к маркизу Роузиту в надежде выкрасть долговую расписку. Застигнутая на месте преступления хозяином дома, девушка соглашается на его довольно странное предложение, не подозревая, что маркиз принимает ее за даму полусвета…

        Барбара Картленд
        Свет луны

        Глава 1

1820 год
        - О, мисс, простите меня. Я такая неуклюжая! Я совсем не хотела это сделать.
        Дрожащий голос молоденькой служанки заставил Неому отнестись к происшедшему спокойно, хотя было видно, что ей жаль подпаленной скатерти.
        - Не расстраивайся, Эмили. Это не твоя вина. Мне следовало самой погладить эту скатерть.
        - Вы же знаете, мисс, я так стараюсь угодить вам.
        - Да, я вижу, ты очень стараешься, Эмили.
        - Но все у меня получается не так, как вы велите. - На последнем слове голос девушки дрогнул, и она разрыдалась.
        - Ну, не стоит плакать, Эмили, - говорила Неома. - Ты действительно стараешься делать все хорошо, и день ото дня у тебя получается все лучше и лучше. Давай забудем про эту скатерть, все равно она уже старая.
        - Я постараюсь, мисс, впредь все делать еще лучше, вот увидите! - говорила Эмили, вытирая слезы тыльной стороной ладони.
        - Конечно, я уверена в этом, - сказала Неома. - А теперь закончи уборку на кухне. Мне надо приготовить легкий завтрак. Скоро приедет мистер Перегрин.
        Взяв испорченную скатерть, Неома вышла из комнаты и поднялась наверх, где стоял шкаф для белья. Она подумала, что следует поставить заплату на скатерть, и решила в следующий раз не доверять Эмили того, что может привести к плачевным последствиям.
        Безусловно, девушка не была виновата. Ей было всего четырнадцать лет, и она пришла работать в этот дом совершенно неподготовленной. Неома осознавала, что нанимать более опытную прислугу им не по карману, поэтому она надеялась, что Эмили вскоре многому научится и не будет портить все, к чему бы она ни прикасалась.
        Энн, предыдущая служанка, была сначала такой же нерасторопной, но, как только освоила свои обязанности и приобрела некоторый опыт, она поняла, что могла бы зарабатывать намного больше в другом доме. После ухода Энн Неома была вынуждена найти другую девушку и снова заняться обучением прислуги.
        Успокаивая себя, Неома подумала, что ей повезло, ведь у нее есть пускай неопытная, но все же помощница. Несмотря на то, что дом у них был небольшой, городская жизнь отличалась от жизни в поместье. Неоме было бы нелегко одной управляться по хозяйству.
        При воспоминании о родной деревне на лице Неомы появилось выражение печали. Как скучала она по дому, в котором выросла! Как тосковала по саду, неухоженному в последние годы, но все же прекрасному. Особенно был он красив весной, когда зацветали сирень и жасмин. Возможно, уже набрали бутоны ранние розы, всегда так радовавшие мать Неомы. Однако сейчас не было смысла думать о поместье Стандишей. Перегрину захотелось жить в Лондоне, и разве можно винить его за это? Что делать молодым джентльменам в деревне, если у них нет денег и хороших лошадей. Такая жизнь для них просто скучна.
        Открыв шкаф, Неома аккуратно сложила скатерть и положила ее на полку, где хранилось вышедшее из употребления белье. Неома отметила про себя, что полка с ветхим бельем переполнена. Этими пришедшими в негодность простынями, наволочками, полотенцами они пользовались еще в поместье. Девушка успокоилась, когда взглянула на полки, где находилось новое белье. Ей показалось, что этого белья хватит надолго, прежде чем придется его обновлять. «Но где мы возьмем деньги, чтобы что-то купить?»- часто спрашивала себя Неома, и при этой мысли лицо ее омрачалось. Вести домашнее хозяйство в таком городе, как Лондон, на мизерную сумму, которую выделял Перегрин, было крайне трудно. В деревне не надо было тратить много денег на продукты: овощи были из собственного огорода, к столу всегда можно было достать кролика или голубя и свежие яйца. Здесь, в Лондоне, все это приходилось покупать. Перегрин часто жаловался, что еда стала невкусной, он удивлялся, почему Неома стала готовить так плохо.
        Бесполезно было объяснять ему, что она готовит так же, как и прежде. Все дело - в продуктах, которые она вынуждена покупать в самых дешевых магазинах или зачастую у уличных торговцев, обосновавшихся на Кингз-роуд.
        В одном им с братом повезло: небольшой дом, который они сняли в Челси, был полностью меблирован. Неома узнала, что до них в этом доме жила артистка. Он был куплен для нее и обставлен одним джентльменом. Отношения между артисткой и джентльменом были весьма странными и непонятными Неоме. Позже по какой-то невыясненной причине эта артистка поссорилась со своим благодетелем и переехала в более роскошные апартаменты. Поверенные хозяина пытались продать дом, но не успели этого сделать.
        Поэтому Неоме и Перегрину удалось снять этот дом за небольшую плату.
        - Конечно же, я не собираюсь приводить сюда своих друзей, - сказал высокомерно Перегрин. - Если я захочу развлечься, то сделаю это в своем клубе.
        - Ты хочешь развлекаться? Я не ослышалась? - вскричала Неома, чуть не задохнувшись от возмущения. - Перегрин, ты не смеешь даже думать о развлечениях! Ты же знаешь, как мало у нас денег.
        - Мне это хорошо известно, - быстро ответил он. - Однако всегда можно воспользоваться доброжелательным отношением друзей и попросить у них в долг.
        - Только не это, Перегрин! Ты не можешь думать о подобных вещах. Представь, дорогой мальчик, что произойдет, если ты влезешь в долги! Поверь мне, это будет иметь роковые последствия.
        Неома сдерживалась и редко сетовала на то, что у них мало денег. Она любила брата и хотела сделать его счастливым. Поэтому, когда он настаивал на переезде в Лондон, у нее не хватило сил, чтобы сказать ему «нет».
        У Перегрина были непомерные амбиции, как свойственно всем молодым джентльменам. Он претенциозно заявил, что непременно должен одеваться по последней моде и шить одежду у самого известного портного. Ему хотелось иметь нечто такое, что вызывало бы зависть у щеголей Сент-Джеймс-стрит, например рейтузы в обтяжку цвета шампанского. Он также потребовал огромное количество муслиновых шейных платков, сильно накрахмаленных и завязанных по самой последней моде.
        Несложно было догадаться, зачем Перегрину понадобилось такое их количество. Из-за отсутствия камердинера ему пришлось бы испортить больше дюжины, прежде чем он завязал, хотя бы один шейный платок так, как ему хотелось.
        Неома потратила немало времени, чтобы сначала накрахмалить, а затем выгладить все шейные платки брата. Но одновременно она пробовала их завязывать. Вскоре она уже умела делать это так, как хотелось Перегрину. Сначала он отнесся презрительно к настоянию сестры позволить ей завязать на нем шейный платок. Но результат превзошел все ожидания Перегрина. Он попросил сестру узнать и другие приемы по-модному завязывать шейные платки, что непременно вызвало бы зависть у его друзей.
        - Чарльз спросил, не появился ли у меня камердинер, - сказал он как-то Неоме.
        - Чарльз прекрасно осведомлен о том, что ты не можешь позволить себе иметь камердинера, - ответила Неома, - поэтому он либо сказал это с иронией, либо сделал мне комплимент!
        - Я совсем не собираюсь говорить Чарльзу, что это ты завязываешь мне шейные платки. Ты же знаешь, какой он сплетник, - заметил Перегрин.
        - Да, что правда, то правда, - засмеялась Неома, - поэтому лучше пусть он думает, что ты сам их завязываешь. Он даже позавидует тому, что ты такой умелый.
        - Я хочу, чтобы он именно так и думал, - твердо сказал Перегрин.
        Чарльз Уоддездон был близким другом Перегрина. Поместья их родителей находились по соседству, и в детстве мальчики часто играли друг с другом. Затем они вместе учились в Итоне. Хотя Чарльз унаследовал от отца титул баронета и разорившееся поместье, он все же намеревался продолжить учебу в Оксфорде. Когда же выяснилось, что Перегрин не сможет поехать с ним, было решено, что они вместе отправятся в Лондон.
        Неома иногда жалела, что приложила недостаточно усилий, чтобы найти деньги для учебы Перегрина в Оксфорде. Но уже было слишком поздно. Неома приходила в ужас от расходов, идущих на то, чтобы приодеть брата и сделать из него модного джентльмена.
        Но больше всего Неоме не давало покоя то, что они вынуждены были оставить родной дом и отправиться в Лондон. В последнее время перед отъездом они занимали лишь несколько комнат. Неоме приходилось практически самой управлять хозяйством. Из слуг остались лишь двое - старая супружеская чета, которая более сорока лет преданно служила их семье. После отъезда Перегрина и Неомы верные слуги присматривали за домом Как же сильно девушка скучала по ним. Что бы они ни делали по дому, все делалось основательно и хорошо, хотя и медленно. Неома всегда могла поговорить с ними о былых временах. Мать Неомы была гостеприимной хозяйкой, и все часто вспоминали вечера, которые она устраивала. Без устали можно было слушать об увлечении охотой отца - отменного знатока охотничьих собак.
        В прошлом в поместье было много прислуги. Шесть садовников постоянно ухаживали за садом, газонами, напоминавшими бархатный ковер, в идеальном порядке содержались кусты. Но особенно Неома любила неухоженные уголки сада, где пышно разрослись кусты сирени и жасмина, и казалось, что не может быть на земле более прекрасных мест.
        Неома часто вспоминала о своем доме, и даже солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь окна на Ройял-авеню, не делали ее счастливее. Наоборот, они заставляли тосковать о родных местах, которым она всецело принадлежала. Но ради Перегрина Неома была готова на все. Она должна была согласиться с братом, что в Лондоне ему будет лучше, чем в поместье. Вспомнив о брате, Неома с тревогой взглянула на часы. Что же могло случиться с ним, ведь он не ночевал дома и до сих пор еще не пришел?
        Она была уверена, что ночь он провел на Хаф-Мун-стрит, на квартире Чарльза Уоддездона. Перегрин уже несколько раз оставался у него ночевать, чтобы не возвращаться поздно в Челси. Вот и на этот раз она уверяла себя, что Перегрин поступил именно так. И все же она не могла не беспокоиться за Перегрина, она знала, насколько он безрассуден и непредсказуем.
        - Приготовлю-ка я ему отменный завтрак, - произнесла Неома и стала спускаться вниз.
        Раздался стук в дверь. Девушка сразу поняла, что это был Перегрин, так стучал только он. Вскрикнув от радости, она подбежала к парадной двери, распахнула ее и увидела Перегрина. Вид у него был очень странный. Галстук, который накануне она так искусно завязала, был помят и небрежно болтался на шее. Особенно насторожило Неому растерянное выражение лица и испуганный взгляд брата.
        - Что такое? Что с тобой? - спросила она, с трудом переведя дыхание.
        Перегрин, к ее удивлению, ничего не ответил, лишь прошел мимо, швырнув на стул в маленьком коридорчике свою шляпу. Затем резко произнес - Мне надо поговорить с тобой, Неома! Он направился в гостиную. Эта небольшая комната выходила окнами во двор, где располагались хозяйственные постройки. Единственное, что скрадывало непривлекательный вид из окон, была большая цветущая яблоня.
        Неома прошла за Перегрином в гостиную и закрыла за собой дверь. Перегрин стоял спиной к камину. Видимо, он провел ужасную ночь: был очень бледен, под глазами темные круги. Именно так Перегрин выглядел и в предыдущий раз, когда изрядно напился. Неома понимала, что в Лондоне молодого человека подстерегают многие опасности, и в том числе частые выпивки. В поместье Перегрин никогда не пил. Его не тянуло к вину. Но сейчас, посещая свой клуб, он был вынужден пить, чтобы не казаться белой вороной в глазах остальных. Но на следующий день это неизменно приводило к тому, что он чувствовал себя очень плохо.
        Неома была весьма проницательной, особенно тогда, когда дело касалось Перегрина, и сейчас поняла, что он так выглядит не из-за вчерашней попойки. Его сильно беспокоило что-то. И, как подсказывало ей сердце, причина тревоги ее брата могла привести его к гибели.
        - Я должен кое-что рассказать тебе, - опять сказал Перегрин.
        - Что такое, милый? - спросила Неома. - Может быть, сначала выпьешь кофе? Подожди, я сейчас его принесу.
        - Я должен все рассказать тебе сию же минуту, не надо мне кофе, - упрямо твердил Перегрин, и спорить с ним было бесполезно.
        Она присела на стул и приготовилась внимательно слушать его.
        - Не знаю, с чего начать… - произнес он через минуту.
        - А ты начни с самого начала, - подсказала Неома. - Вчера, когда уходил, ты сказал, что собираешься провести вечер вместе с Чарльзом.
        - Именно с ним мы и провели весь вечер, - ответил Перегрин. - Я заехал за Чарльзом к нему домой, и мы направились в Уайтс-клаб .
        Это был самый фешенебельный клуб на Сент-Джеймс-стрит, излюбленное место первых денди и франтов. Перегрин думал, что ему крайне повезет, как повезло Чарльзу, если он станет членом клуба. Определенную роль сыграло, конечно, то, кем были их отцы. Поскольку Перегрина, кроме его собственной сестры, никто не знал в Лондоне, то при избрании членом клуба его не забаллотировали. Обычно члены Уайтс-клаба играли в азартные игры и пили. Неома считала, что было бы лучше, если бы Перегрин стал членом менее фешенебельного клуба. Тут всегда находились родственные души, чтобы вместе выпить.
        - Приехав в Уайтс-клаб, - продолжал Перегрин, - мы слегка поужинали, а затем направились в игорный зал.
        Неома тяжело вздохнула. Она боялась… очень боялась услышать то, что собирался сказать ей Перегрин.
        - Оказалось много желающих играть «по большой», - продолжал он, - а когда кто-нибудь выигрывает большую сумму, то ставит всем выпить.
        - И часто такое случается? - спросила Неома.
        - Не так часто, как хотелось бы, - усмехнулся Перегрин.
        - Ну и что было дальше? Что же произошло?
        - Мы сидели и играли друг с другом в пикет.
        - Мне кажется это вполне благоразумным, - заметила Неома.
        - Мы всегда так делаем, - ответил брат, - мы условились с Чарльзом, что, когда на нас будут обращать внимание, то мы притворимся, что один из нас проиграл, а другой выиграл большую сумму денег.
        - Как это понимать? - удивилась Неома.
        - Ну, например, мы вслух говорим, что была сделана большая ставка. И тот, кто якобы проиграл, пишет другому игроку долговую расписку, которая сокращенно называется I.O.Y. . Именно так поступают игроки, делающие большие ставки.
        Неома могла понять молодых людей, которым хотелось пощеголять перед своими друзьями или перед теми, кто смотрел на них. Хотелось выглядеть серьезными людьми в глазах опытных игроков. Оба они были еще совсем юными. Перегрину только в декабре должно исполниться двадцать лет. Чарльз был его сверстником. С самого детства они всегда предавались разным фантазиям. Она помнила, как однажды мальчики вообразили, что у каждого есть собственная скаковая лошадь. Они уверяли, что выиграли большую сумму на скачках и после каждых очередных скачек будут получать баснословные прибыли.
        - Так что же все-таки случилось? - спросила Неома.
        - Мы довольно долго играли и много пили, - ответил Перегрин, - как вдруг клубный служащий объявил, что имеется свободное место за карточным столом, находившимся как раз рядом с нами.

«Может быть, кто-нибудь из вас, джентльмены, хочет попытать счастья?»- спросили у нас.
        Я отрицательно покачал головой, однако, к моему удивлению, Чарльз вдруг сказал: «Я буду играть! Предчувствую, что фортуна сегодня улыбнется мне!»
        Когда он встал и направился к карточному столу, я подумал, что он просто дурачится.
        Неома с беспокойством смотрела на брата, но не перебивала. Перегрин продолжал:
        - Чарльз сел играть. Были названы ставки, и, к моему ужасу, он написал расписку на большую сумму денег.
        - Так можно делать? - спросила Неома.
        - Да, обычно так поступают члены клуба, когда у них при себе нет денег, - заметил Перегрин и продолжал:
        - Я подошел к Чарльзу и прошептал ему на ухо: «Ты с ума сошел? Ты не можешь играть на деньги, которых у тебя нет! Скажи, что тебе стало нехорошо, и уйдем отсюда».
        - Что же он ответил? - допытывалась Неома.
        - Он не хотел слушать меня и вместо этого сразу же заказал себе выпить, - сказал Перегрин.
        - Какой ужас, Перегрин! - воскликнула Неома. Несмотря на то, что Чарльз Уоддездон был пятым баронетом, у него, так же как и у них с Перегрином, было мало денег. Его отец потерял состояние во время войны. Подобное произошло и с деньгами родителей Неомы и Перегрина. Деньги, вложенные в акции, не принесли дохода, а рента с недвижимости практически не выплачивалась.
        И Чарльз, и Перегрин являлись владельцами загородных особняков, ферм, довольно обширных земельных угодий. Но все это требовало больших капиталовложений, чтобы быть рентабельным и приносить выгоду.
        - Я знал, что Чарльз пьян, но он делал вид, что отвечает за свои поступки. Однако только мне, хорошо знающему его, было ясно, что он погрузился в мир фантазий и оторвался от действительности.
        - Иначе говоря, - тихо заметила Неома, - он поверил в то, что богат, поэтому держал себя, как подобает богатому человеку.
        - Именно так! - подтвердил Перегрин. - Его игра привела меня в ужас.
        - Что же он делал?
        - Суммы, которые он ставил, казались мне просто астрономическими, хотя для остальных игроков это были общепринятые ставки.
        - Почему же он не хотел тебя слушать? - в ужасе вскричала Неома.
        - Не думаю, что он вообще слышал то, что я говорил, тем более я перешел на шепот. Я не хотел, чтобы кто-нибудь за столом узнал, что он блефует.
        - Сколько же он проиграл? - спросила Неома, предвидя печальный конец.
        - Он выиграл!
        - Выиграл? - изумилась Неома.
        - Сначала все происходило, словно в сказке: ему везло и везло, он постоянно выигрывал.
        - Вот это да! - облегченно вздохнула Неома.
        - Я с трудом верил, что все это не сон, - говорил Перегрин, - но было ясно, что надо вовремя увести Чарльза из клуба, пока он не начал проигрывать.
        - Конечно, так было бы разумно.
        - Но, поняв, что мое шептание ни к чему не приведет, - продолжал Перегрин, - я просто сказал громко:

«Не забывай, Чарльз, в полночь у нас назначено свидание. Если ты не остановишься сейчас, мы опоздаем».
        Неома одобрительно посмотрела на брата, а он продолжал:
        - Но Чарльз вел себя так, как будто меня не слышал. Он отмахнулся от меня, и я понял, что я ничего не смогу сделать и не заставлю его покинуть карточный стол. Чарльз был намного пьянее, чем я предполагал.
        Неома с нетерпением ждала конца истории, она чувствовала, что все закончилось печально.
        - Через некоторое время Чарльз стал проигрывать.
        Был момент, когда перед ним лежало девять или даже десять тысяч фунтов, но вскоре эта сумма стала уменьшаться. Я умолял его: «Пойдем, Чарльз. Нам пора уходить» Но у него был такой безумный взгляд, какой бывает у заядлых игроков, когда, кроме карт, для них ничего уже не существует вокруг.
        - Неужели… он все проиграл? - осмелилась спросить Неома.
        - Произошло нечто более неприятное, - ответил Перегрин. - Когда у него осталось четыре тысячи фунтов, игрок, сидевший напротив, объявил более высокую ставку против ставки Чарльза. Я сначала не знал, кто этот человек. Но потом выяснилось, что это был не кто иной, как маркиз Роузит.
        - А кто он такой? - спросила Неома.
        - Это один из самых страшных людей, которых мне когда-либо приходилось встречать, - ответил Перегрин, - но о нем я расскажу тебе позже.
        - Конечно, конечно! Что же было потом? - умоляла она.
        - Я слышал, как со всех сторон начались торги, называли более высокие ставки. Вдруг Чарльз остановил торги, карты были открыты, и оказалось, что он проиграл!
        - О, Перегрин, какой ужас!
        - Чарльз чуть не упал со стула, когда маркиз вдруг сказал: «Думаю, сэр Чарльз, вы должны мне теперь шесть тысяч фунтов!»
        Я, едва не задохнулся, услышав сумму долга. Однако Чарльз вытащил из карманов банкноты, бросил их на остальные деньги, лежавшие перед ним на столе, и сказал:
«Это все, что у меня есть, милорд. Теперь в моих карманах совершенно пусто». Затем он закрыл глаза.
        - Сделав паузу, Перегрин добавил:
        - Я думаю, к этому моменту все поняли, что Чарльз был пьян.
        - Ну, а… что случилось потом?
        - Маркиз пододвинул к себе деньги и стал пересчитывать банкноты и соверены, что, как мне показалось, он делал умышленно, несколько даже театрально. Затем маркиз произнес: «Похоже, здесь все точно. В таком случае я могу лишь только поблагодарить вас, сэр Чарльз, за великолепную игру».
        От этих слов Чарльз пришел в себя и, сделав над собой усилие, проговорил: «Мне тоже… игра понравилась, милорд».
        Маркиз посмотрел на него так, что, я был уверен, он понимает, что Чарльз на самом деле блефовал и притворялся. Затем я почувствовал на себе его пристальный взгляд. Вдруг маркиз сказал: «Я чувствую, что следует дать вам шанс взять реванш. Почему бы вам, молодые люди, не приехать ко мне в гости и не остаться на Дерби?».
        Перегрин прервался на мгновение, затем продолжил:
        - Чарльз, так же как и я, был удивлен, и, прежде чем я мог что-то сказать, он вдруг выпалил: «Очень… любезно… с вашей стороны… ваша светлость… мне доставит особое удовольствие быть вашим Гостем».

«А вы что скажете? - спросил маркиз, посмотрев на меня. - Я вас совсем не знаю».

«Моя фамилия Стандиш, милорд. Перегрин Стандиш».

«Я бы хотел, чтобы вы приехали вместе с Уоддездоном, - сказал маркиз. - Поскольку у меня собирается разношерстная компания, я полагаю, что каждый привезет с собой по леди. Однако, может быть, не следует называть так напыщенно красивых молоденьких женщин, с которыми вы, надеюсь, знакомы».
        - Что он имел в виду? - поинтересовалась Неома.
        - Я тоже сначала не понял и хотел у него спросить. Но прежде чем я смог что-либо сказать, маркиз поднялся и произнес: «Я буду ждать вас в Сите послезавтра около пяти часов вместе с чаровницами, которые, не сомневаюсь, внесут разнообразие в такое серьезное мероприятие, как скачки». Затем он ушел.
        - Я в растерянности… - начала Неома, но Перегрин перебил ее:
        - Ты еще не знаешь, чем все закончилось.
        - Что же… еще случилось?
        - Чарльз даже протрезвел, узнав, что получил приглашение от такой важной персоны, как маркиз Роузит. Правда, если мозги его немного просветлели, то ноги совсем потеряли устойчивость. Я вынужден был поддерживать Чарльза, когда спускались по лестнице. Мы наняли экипаж и поехали к нему домой. Когда я завел его в комнату, он сел на кровать и сказал: «О боже, Перегрин, у меня просто раскалывается голова!»

«Есть от чего, - ответил я, - если бы ты не был таким дураком, то, возможно, ушел бы из клуба с восемью тысячами фунтов!»

«Неужели я действительно так много выиграл?»- недоумевал Чарльз.

«Уверен, что в какой-то момент у тебя было даже больше денег».

«Но почему я не послушался тебя?»- причитал Чарльз.

«Потому, что ты был совершенно пьян, - ответил я. - Мне следовало бы сказать всем, что ты вообще не имеешь права играть и у тебя совсем нет денег».
        Мне так хотелось разозлиться на него, - продолжал Перегрин, - но я как-то не смог. Ты же знаешь, какой Чарльз. Он закрыл лицо ладонями и застонал. Я понимал, что он переживает из-за того, что вовремя не закончил играть и не ушел с восемью тысячами фунтов.
        - В конце концов, что же поделаешь, раз все так вышло, - сказала Неома.
        Оказывается, все, что рассказал Перегрин, не так уже страшно. Она вспомнила чувство беспокойства, которое она испытала, когда Перегрин только начинал свое повествование.
        - .. Но это еще не все, - вдруг сказал он.
        - Извини, дорогой, продолжай, пожалуйста.
        - «Единственное благо во всем, что случилось, - сказал я Чарльзу, - это то, что у тебя оказалось достаточно денег, чтобы расплатиться с маркизом Роузитом. Правда, сначала я думал, что у тебя их не хватит, покаты не стал доставать из кармана банкноты».

«Но у меня не было в кармане такой суммы денег, - пробормотал Чарльз. - Там были кое-какие прожиточные деньги». Чарльз замолчал, а затем вдруг произнес:

«Перегрин! Страшная мысль осенила меня!»

«Что такое?»- спросил я и увидел, как Чарльз вынул из кармана своего фрака сначала носовой платок, затем несколько визитных карточек, табакерку, которую он всегда носил с собой, но никогда не пользовался. Ты же знаешь, мы с Чарльзом - не любители табака.
        - Но что же искал Чарльз? - нетерпеливо спросила Неома.
        - Сначала я не понимал, что он ищет, - говорил Перегрин, - но, когда Чарльз посмотрел на меня, слова уже были не нужны.
        - Почему же? - озадаченно спросила Неома.
        - Он медленно вытащил из кармана жилета те самые долговые расписки I.O.Y., которые дал ему я во время игры в пикет, - с трагическим видом произнес Перегрин. - Но у него оказались в наличии лишь две из них, хотя я прекрасно помнил, что написал ему третью расписку, как раз перед тем как клубный служащий вмешался в нашу игру.
        Затаив дыхание, Неома ожидала, что Перегрин скажет дальше.
        - Расписка, которой недоставало, как раз и была на сумму две тысячи фунтов, - наконец произнес Перегрин.
        - Стало быть…Чарльз… отдал ее маркизу?
        - Вот именно! Он положил ее не в карман жилета, где лежали остальные расписки, а в карман, где находились деньги. Вот почему маркиз сказал, что Чарльз полностью расплатился с ним.
        - О боже, Перегрин! - воскликнула в ужасе Неома. И прежде чем Перегрин смог что-то сказать, она добавила:
        - Но разве нельзя все исправить? Тебе лишь следует пойти к маркизу и объяснить, что произошла досадная ошибка.
        - Тогда он потребует деньги у Чарльза. Неома хотела возразить, что пусть об этом подумает Чарльз, но не смогла сделать этого. Как и у них, у Чарльза не было денег. Кроме того, возвращение карточных долгов всегда считалось делом чести.
        Их отец неоднократно приводил примеры того, как люди проигрывали огромные суммы денег за карточными столами, заставляя впоследствии страдать своих жен и детей. Неома понимала, что за невыплату проигранных денег Чарльза могли лишить членства в клубе.
        Потрясенная рассказом Перегрина, она тем не менее сказала:
        - Думаю, Чарльз… понимает, что он несет ответственность… зато, что произошло?
        - Безусловно, он все прекрасно понимает! - ответил Перегрин. - Но ты же знаешь, что ему, как и мне, негде взять две тысячи фунтов.
        - Может быть, он все-таки что-то предпримет?
        - У меня есть идея получше.
        - Что еще за идея?
        - Мы всю ночь напролет говорили с Чарльзом, и я могу заверить тебя, что Чарльз совершенно протрезвел, поняв, что случилось.
        - Меня волнует лишь то, что произошло с тобой, - тихо сказала Неома.
        - Я тоже беспокоюсь о себе. Надо надеяться лишь на одно.
        - На что же?
        - Маркиз не станет с меня требовать долг раньше чем через неделю.
        - Неделю!
        - А еще лучше через две.
        - Какая разница, неделя или две, пускай даже девятьсот две недели пройдет, - воскликнула Неома, - ты прекрасно знаешь, что не сможешь найти две тысячи фунтов!
        - Я знаю это, - ответил брат, - поэтому слушай, что я скажу тебе, Неома.
        - Извини, дорогой, но я очень расстроилась.
        - И я, как видишь, не пляшу от радости! Чарльз тоже в отчаянии. Он и так в долгах и уже продал все, что можно было продать.
        Неома знала, что это было чистой правдой, но от этого ничего не менялось. Сделав над собой усилие, она тихо спросила:
        - Так что же ты надумал, дорогой, о каком плане ты говоришь?
        - Мы с Чарльзом решили, - произнес Перегрин, - что должны каким-то образом украсть эту долговую расписку.
        - Украсть? - вскрикнула Неома так громко, что ее голос эхом отозвался в другом конце комнаты.
        - А теперь выслушай меня, - сказал Перегрин, - прежде чем впадешь в истерику. Я должен рассказать тебе о маркизе.
        - Я… слушаю, - стараясь не плакать, прошептала Неома, сцепив руки.
        - Это очень жестокий, безжалостный человек. Он никому не нравится, - начал Перегрин. - Хорошо известно, что маркиз получает удовольствие от азартных игр, и его совершенно не беспокоит, что чувствуют проигравшие, как они страдают.
        Неома хотела сказать, что все это не является благовидным предлогом для кражи, но промолчала. Перегрин продолжил свой рассказ:
        - Все говорят, что маркиз - самый непопулярный из всех членов Уайтса хотя бы потому, что он никогда никому доброго слова не сказал. Из-за его постоянного везения в картах значительное число людей потеряли свои состояния.
        - Почему же он такой неприятный человек?
        - Это не совсем точное определение, - ответил Перегрин. - Он никогда не повышает голоса, никогда не бывает грубым. Он лишь всегда высокомерен, и чувства других его совершенно не волнуют.
        Перегрин с горечью усмехнулся:
        - Этот человек знает себе цену. Он сказочно богат.
        У него превосходные лошади, которые каждый раз выигрывают в классических скачках .
        - Теперь понятно, где я слышала его имя! - произнесла Неома. - Когда вы с Чарльзом в детстве играли в «скачки», я помню, как ты говорил, что твои лошади обошли лошадей маркиза Роузита.
        - Люди не любят маркиза за то, что он не знает поражения.
        - Наверное, это просто зависть.
        - А я не завидую ему, я его ненавижу. Неома ждала, что еще скажет брат.
        - Он слишком опытный человек, чтобы не понимать, что Чарльз был тогда пьян. Я внимательно наблюдал за игрой и видел, что он нарочно подстрекает Чарльза, особенно в последний раз, все выше поднимая ставку.
        - Неужели маркиз действительно понимал, что Чарльз пьян и не отвечает за свои поступки? - спросила Неома.
        - Конечно, - ответил Перегрин. - Он же не глухой, чтобы не слышать, как я настаивал, чтобы Чарльз перестал играть.
        - В таком случае ты прав, это подлый человек!
        - Я знал, что ты все поймешь и поддержишь меня, - сказал Перегрин. - Ты должна нам помочь.
        - Я… вам… помочь? - изумленно спросила Неома. - Чем же я могу помочь?
        Сев на стул рядом с сестрой, Перегрин сказал:
        - Я предвидел, что ты будешь шокирована планом кражи долговой расписки. Я так и сказал Чарльзу: «Неоме это не понравится».
        - Конечно, мне это совершенно не нравится! - сказала Неома. - Этого нельзя делать. Как вообще можно что-либо украсть?
        - Но я должен это сделать! Я должен вернуть свою долговую расписку. Другого пути у нас нет. Мы не способны заплатить такой долг, ты же знаешь! Это невозможно!
        - Но когда маркиз обнаружит, что расписка пропала, разве он не станет подозревать вас?
        - Даже если и станет, разве он сможет обвинить нас, его же гостей? В этот момент мы как раз и будем находиться у него в гостях, - ответил Перегрин.
        Неома хотела сказать, что, если маркиз на самом деле такой плохой человек, он наверняка обвинит их, узнав о краже, и доведет дело до суда. Но она промолчала, а Перегрин сказал:
        - Я тебе уже говорил, что маркиз пригласил нас посетить его особняк и мы согласились. Но должны приехать каждый со своей дамой. Чарльз решил эту проблему. Он может взять с собой Аврил.
        - Кто такая эта Аврил?
        - Одна артисточка, которой он увлекся. Она без памяти влюблена в Чарльза, поэтому сделает все, что он попросит. Однако мне, кроме тебя, взять некого.
        Неома тяжело вздохнула, но Перегрин, не дав ей ничего сказать, продолжал:
        - Я понимаю, что это не тот прием и не то место, куда тебе следовало бы идти. Но даже если бы у меня была подходящая для такого случая женщина, заплатить ей я все равно бы не смог.
        - Заплатить ей? - удивилась Неома. - А зачем надо платить, чтобы кто-то поехал с тобой на прием?
        Перегрин отвернулся от нее, и Неома почувствовала, что он не говорит всей правды. Через минуту он сказал:
        - Нет нужды все объяснять тебе подробно. Ты просто обязана поехать со мной. Ты же такая умная, Неома! Возможно, придумаешь, как добыть долговую расписку, если у нас с Чарльзом ничего не получится.
        - Если ты думаешь, что я стану участвовать в подобной краже, то очень ошибаешься, - заметила Неома. - Я ни на минуту не допускаю, что только так можно выйти из создавшегося положения.
        - Ну, хорошо. Что же мы можем сделать? Мы с Чарльзом, просидев всю ночь, ничего другого не придумали.
        Неома молчала. Она понимала, что единственным решением для них было заплатить долг, но это было невозможно. Ей вдруг представился злосчастный клочок бумаги с подписью Перегрина, который прямо у нее на глазах становился все больше и больше.
        - А ты не задумывался, что маркиз… может поймать вас в момент кражи? - спросила она.
        - Есть и другое решение, но я не думаю, что оно тебе понравится, - сказал Перегрин.
        - Что же это?
        - Мы могли бы найти покупателя для нашего поместья или отдать его маркизу в счет долга.
        - Продать… наше поместье? - Неома была ошеломлена. Ее голос перешел в шепот.
        - Да, однако я сомневаюсь, что в теперешнем виде оно может стоить две тысячи фунтов, - заметил Перегрин.
        - Оно стоит этих денег! Оно стоит даже много больше, - возмутилась Неома.
        - Сейчас я тебе кое-что скажу, - медленно произнес Перегрин. - Поклянись только, что будешь молчать.
        - Обещаю.
        - Когда мы решили поехать в Лондон, Чарльз попытался продать свой дом. Он подумал, что сможет тогда купить приличную квартиру или небольшой домик.
        - И что же? - спросила Неома, заранее уже зная ответ.
        - Он не нашел ни одного покупателя. Никто не хочет сейчас приобретать нерентабельную недвижимость, например, такую, как ветхие дома в деревне. Ты же прекрасно знаешь, что сейчас продается много разорившихся ферм.
        Да, это было действительно так. Во время войны, когда Наполеон стремился к блокаде Англии, фермеры, поставлявшие продукты горожанам, всячески восхвалялись и считались людьми незаменимыми. Сейчас же они разорялись один за другим. Банки отказывали им в кредитах. Правительство игнорировало просьбы фермеров о помощи, тем более что с материка поставлялись более дешевые продукты, чем производили английские фермеры.
        В поместье Неомы и Перегрина было две небольшие фермы, которыми управляли фермеры-арендаторы. Им приходилось нелегко, они едва сводили концы с концами, и единственными работниками были их собственные сыновья. Неома понимала, что продажа имения Стандишей, существовавшего на протяжении трех столетий, разбила бы ей сердце. Но она понимала также, что ради чести брата согласилась бы на продажу. Хотя вряд ли им, как и Чарльзу, удастся найти покупателя.
        Перегрин внимательно наблюдал за сестрой, а затем сказал:
        - Надеюсь, теперь ты убедилась в том, что, кроме кражи, другого выхода у нас Нет. Думаю, через неделю злосчастная расписка будет возвращена.
        - Что ты действительно должен сделать, так это пойти к маркизу и рассказать ему всю правду, - строго произнесла Неома.
        - И тем самым бросить Чарльза на произвол судьбы, заставив искать его две тысячи фунтов? - спросил Перегрин. - Он будет вынужден уйти из Уайтса, и сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из его друзей потом разговаривал с ним.
        На мгновение Перегрин замолчал, затем сердито добавил:
        - Могу сказать тебе, Неома, только одно: пусть я стану вором или пойду на любое другое преступление, но не оставлю своего лучшего друга в беде.
        - Нет, нет…дорогой… я все понимаю, - запротестовала она, - но я лишь подумала, что бы сказала мама… и как бы ужаснулся отец, узнав обо всем этом.
        - Если бы наш отец распорядился деньгами более осмотрительно и выгодно вложил их, то сейчас мы не оказались бы в столь бедственном положении, - ответил Перегрин.
        Уже не раз Неоме приходилось слышать подобное. Ей было неприятно, что Перегрин обвиняет отца, хотя она и допускала, что Стандиш-старший не разбирался в том, что касалось денежных вопросов. Он был очень добродушным человеком и слишком увлечен своими лошадьми и собаками, чтобы вникать в финансовые проблемы семьи. Но однажды и он понял, что от его небольшого состояния почти ничего не осталось и он фактически разорен.
        Взяв Неому за руку, Перегрин произнес:
        - Пожалуйста, Неома, помоги мне. Ты никогда меня не подводила. И я не поверю, что ты способна подвести меня сейчас.
        Трогательные нотки в голосе Перегрина и мольба в его глазах заставляли Неому сделать то, о чем просил брат. Еще с детства она обожала его. Несмотря на год разницы в возрасте, временами они были так близки, как бывают близки только близнецы.
        Неома всегда была практичной, в то время как Перегрину было свойственно безрассудство. Она была младше брата, но старалась, особенно после смерти родителей, опекать его и помогать во всем. Конечно, план брата ужаснул ее, но она была обязана либо принять участие в задуманном преступлении, либо найти другое решение.
        Немного подумав, она произнесла:
        - Ты же знаешь, дорогой, я всегда помогу тебе. Но в то же время не могу не сказать, что твой план страшит меня.
        - Мне он тоже не нравится, - сказал Перегрин. - Но разве есть еще другой выход из данной ситуации? Чарльзу так стыдно, что он даже не осмеливается прийти к нам и посмотреть тебе в глаза.
        - Представляю, что он чувствует, - ответила Неома, - возможно, в будущем он не будет столько пить. Я часто спрашиваю себя, что заставляет вас так много пить.
        - Нет, ты не представляешь, что творится с Чарльзом. Он готов убить себя, как только подумает, что в руках у него было десять тысяч фунтов.
        - Теперь поздно об этом говорить, - возразила Неома. - Но неужели это действительно необходимо, чтобы я ехала с тобой в гости к маркизу?
        - Да, это совершенно необходимо, - ответил Перегрин. - Тебе только придется держать себя так же, как Аврил, то есть в некотором роде тебе нужно будет притвориться, что ты такая же, как все те женщины, которые там будут.
        - Но ведь Аврил - артистка! Разве я смогу играть роль артистки, если ничего в этом не смыслю? - спросила Неома.
        Вид у Перегрина был несколько растерянным.
        - Тебе не надо играть никакую роль, - сказал он, - ты должна постараться вести себя так, как будет вести себя Аврил.
        - Не… понимаю…
        Поднявшись, Перегрин подошел к окну и посмотрел на дикую яблоню во дворе, затем сказал:
        - Конечно, я, может быть, и смог бы пойти без тебя, но ты мне будешь нужна. Я чувствую, что если мне не удастся самому найти эту проклятую расписку, то, возможно, это сделаешь ты.
        - Не ругайся, милый, - постаралась успокоить брата Неома, - я же пообещала, что поеду с тобой. Просто ты должен точнее объяснить мне, как я должна притворяться, на кого должна быть похожа.
        - Мы с Чарльзом абсолютно уверены, что никто не догадается, кто ты на самом деле, - сказал Перегрин, - на этом приеме ты должна быть не в качестве моей сестры, а как моя подруга. У маркиза тоже будут подруги. Приемы, которые устраивает маркиз, известны, как говорится, на всю округу.
        - Чем же так прославились эти приемы? - спросила Неома.
        Перегрин ничего не ответил, однако через минуту Неома опять спросила:
        - А зачем маркиз попросил вас привезти с собой своих подруг, если у него самого достаточно таких женщин?
        - Пойми, Неома, прием у маркиза будет не совсем таким, каким ты представляешь. Женщины-гостьи, в основном это артистки или что-то вроде того, приедут без своих компаньонок, которые обычно сопровождают молоденьких особ на балах и приемах. Все будут свободны в своих действиях и смогут делать то, что захотят.
        - А-а-а… начинаю понимать, - сказала растерянно Неома, - однако вряд ли я смогу подойти для подобного приема.
        - Ты права, этот прием совершенно не для таких, как ты, - согласился Перегрин, - однако никто, кроме нас с Чарльзом, не будет знать, кто ты на самом деле. Ты постараешься держаться все время рядом со мной и как можно меньше говорить. Никто и не заметит тебя, в особенности маркиз.
        - Почему ты так считаешь? - быстро спросила Неома.
        - Потому что всем известно, что маркиз любит ухаживать за женщинами, которых в Лондоне называют «женщинами высшей пробы».
        Перегрин опустил глаза. Неома смотрела на брата с озадаченным видом.
        - Ты имеешь в виду, что они самые… известные артистки в Лондоне?
        - Что-то вроде этого.
        - Вот будет здорово, если я увижу Марию Фут или Китти Стивенз, - сказала Неома. - Мне так всегда хотелось посмотреть на них в жизни.
        Она улыбнулась и продолжала:
        - Я никогда не была в театре, хотя ты и обещал, что сводишь меня туда.
        - Мы обязательно сходим в театр, если вернемся из Сита с распиской в кармане.
        - Так называется имение маркиза?
        - Ну конечно же! - сказал раздраженно Перегрин. - Пора бы тебе уже знать, что Сит - один из самых известных загородных особняков Англии.
        - Извини, Перегрин, но в книгах, которые мне приходилось читать, об этом ничего не говорилось.
        - Ну а теперь тебе предоставляется возможность все увидеть собственными глазами. Говорят, особняк действительно прекрасен. Ведь даже сам регент бледнеет от зависти каждый раз, когда гостит у маркиза.
        - В таком случае мне будет очень интересно посмотреть на Сит, хотя я и буду чувствовать себя не в своей тарелке среди королевского великолепия.
        Вдруг она воскликнула:
        - Боже мой! В чем же мне ехать, у меня нет ни одного нарядного платья!
        - Ты и так прекрасно выглядишь, - заметил Перегрин, - я же тебе уже сказал, что никто не станет обращать на тебя внимания… Однако подкраситься бы тебе не мешало, например, покрасить губы.
        Неома посмотрела на него широко открытыми глазами и спросила:
        - Я должна это сделать, потому что артистки гримируются и пользуются косметикой?
        - Все представительницы высшего света пользуются косметикой, - заметил Перегрин, - надеюсь, хотя бы это тебе известно?
        - Я никогда не задумывалась об этом. Когда мы жили в поместье, мне не надо было ничего делать со своим лицом. А здесь, в Лондоне, я не вижу никого, кроме тебя и Чарльза.
        - Мы купим что-нибудь подходящее для тебя, - ласково заметил Перегрин. - А ты, может быть, найдешь что-нибудь в вещах мамы? Я знаю, что она иногда пользовалась пудрой.
        Для Перегрина было неудивительно слышать все это от Неомы: она всегда витала в облаках и не имела понятия о моде, ее не волновало, как она выглядит. Он не учитывал тот факт, что с момента гибели их родителей в дорожном происшествии Неома все время жила в поместье и общалась только с ним. Когда он привез ее в Лондон, стало ясно: чтобы хорошо одеваться и появляться в обществе, для них обоих денег не хватит. Кроме того, он не смог бы попросить кого-либо быть компаньонкой его сестры. Перегрин не был законченным эгоистом, поэтому решил, что, как только он попадет в высший свет, тотчас найдет друзей и для Неомы. Однако в Челси она жили уже три месяца, а «закрепиться»в обществе пока лишь удалось одному Перегрину. Он надеялся, что новые друзья скоро начнут приглашать его в гости. Время же для представления Неомы в обществе еще не пришло, хотя девушка была привлекательна.
        Глядя на нее сейчас, как будто видел ее впервые, он отметил про себя, что она действительно привлекательна, очень привлекательна. Он вспомнил, как месяц назад Чарльз сказал: «Знаешь, Перегрин, Неома день ото дня становится все очаровательней. Вот увидишь, она будет настоящей красавицей!»
        Тогда Перегрин даже засмеялся, эта мысль показалась ему невозможной. Теперь же он подумал, что Чарльз был прав. В Лондоне Перегрин видел много привлекательных женщин, и сейчас он понял, что если Неому одеть соответствующим образом, сделать ей модную прическу, то она могла бы посостязаться с самыми изысканными модницами.
        - Вот что я скажу тебе, Неома, - произнес Перегрин, - я дам тебе две гинеи, чтобы ты как-то смогла принарядиться и выглядела бы соответственно предстоящему приему у маркиза.
        - Я постараюсь не подвести тебя, - заверила Неома, - вот увидишь, тебе не будет за меня стыдно. Взяв две гинеи, она сказала:
        - Я знаю, что ты с трудом выделяешь мне эти деньги, поэтому я постараюсь потратить как можно меньше. Куплю новые ленты, чтобы как-то обновить свои платья, и губную помаду. Возможно, среди маминых вещей что-нибудь найдется, хотя я привезла с собой в Лондон только некоторые из них.
        - Ты же понимаешь, что мы не можем себе позволить нанять экипаж и отправиться за мамиными вещами в поместье, - заметил Перегрин.
        Неома утвердительно кивнула головой.
        - Если бы мы только могли! Как бы прекрасно было опять увидеть сад, правда, сирень уже отцвела. На деревьях и кустах гнездятся птички, а дикий олень, наверное, скучает без меня.
        - Да, если бы мы оказались дома, то увидели бы, что там все без перемен, - быстро проговорил Перегрин. - А теперь, Неома, прошу тебя сосредоточиться на том, что нам предстоит сделать послезавтра.
        - Неужели мы действительно поедем на Дерби?
        - Собственно, маркиз устраивает прием по случаю этих скачек. Сит находится в десяти милях от Лондона и всего в пяти - от Эпсом-Даунс.
        - Я всегда хотела побывать на Дерби, - сказала Неома, - так ты говоришь, что маркиз рассчитывает выиграть на скачках?
        - Его лошадь по кличке Алмаз является фаворитом. Как известно, маркизу всегда во всем везет, поэтому и на сей раз он наверняка выиграет.
        - Мне не нравится, что в твоем голосе звучат нотки зависти, - заметила Неома, - ты не забыл, что мы с тобой решили никогда никому не завидовать? Это страшное чувство, словно яд, отравляет душу человека.
        Перегрин обнял Неому:
        - Неома, ты сама добродетель. И всех хочешь видеть идеальными. Что же касается меня, я всегда буду завидовать моим сверстникам, у которых много денег и которые швыряют их направо и налево.
        - Понимаю, как тебе трудно видеть подобное, - отозвалась Неома. - Но ведь у тебя есть здоровье и сила, ты очень умен, правда, иногда ты поступаешь необдуманно.
        Перегрин засмеялся и ближе придвинул ее к себе.
        - Ты обладаешь прекрасной способностью убедить, что не все так уж плохо, - сказал он, - однако на этот раз мы попали в чертовски неприятную ситуацию.
        - Я понимаю, дорогой, - согласилась Неома. - Но мы попытаемся найти выход из положения, хотя мне очень не хочется участвовать в том, что вы задумали с Чарльзом.
        Сделав паузу, она тихо добавила:
        - Я буду молиться… отчаянно молиться, Перегрин, чтобы вам не пришлось участвовать в краже… может быть, наша мама… поможет нам найти решение.
        Воцарившееся молчание нарушил Перегрин:
        - Таких, как ты, Неома, просто нет на свете. Ты должна знать, что я благодарен тебе за все, что ты делаешь для меня.
        - Я знаю, дорогой, и не стоит отчаиваться, - сказала девушка, - однако все равно на душе неспокойно, я боюсь того, что мы должны совершить.
        Она очень, очень боялась, но, как сказал Перегрин, разве был другой путь?
        Она должна помочь ему.

        Глава 2

        - Ну как я выгляжу? - спросила Неома, когда Перегрин вошел к ней в комнату, чтобы сообщить, что экипаж, нанятый для поездки в Сит, уже ждет их.
        - Прекрасно, - ответил он, казалось, даже не взглянув на нее.
        Неома уже привыкла к тому, что Перегрин не очень баловал ее своим вниманием. Для него всегда было важно, как выглядел он сам. Она надеялась все же, что сегодня он уделит ей больше внимания. Ей не терпелось узнать, выглядит ли она так, как должна. В поисках дешевых лент Неома обежала поблизости все магазины, потому что ленты на Бонд-стрит стоили очень дорого. Ей удалось купить две ленты. Одна, серебристая, предназначалась для вечернего туалета, другая, бледно-розовая, могла придать ее простому белому платью некоторую элегантность.

«Было бы намного легче, - отчаянно думала Неома, - если бы мода была сейчас такой же, как в начале века». Она читала в женском журнале «Для леди», что тогда носили платья из простого белого муслина.
        Неома была довольно опытной швеей. Она начала сама шить себе платья, когда состояние отца стало уменьшаться.
        - Никто не шьет так хорошо, как ты, дорогая, - не раз говорила ей мать.
        Денег становилось все меньше и меньше, их едва хватало на еду. Неома была рада, что может переделывать платья своей матери и Перешивать все, что находила в доме. Во время войны в магазинах появилось много дешевых тканей, и леди Лайонел закупила много красивого муслина, подходящего даже для вечерних платьев.
        Неоме нравилось одеваться нарядно и выглядеть модной, особенно когда дома был Перегрин. Она сшила себе два красивых платья для тех случаев, когда они с Перегрином обедали вместе. Сейчас Неома надела одно из этих платьев. Она надеялась, хотя и сомневалась немного, что эти платья не покажутся в Сите немодными.
        Неоме было трудно с особой точностью воспроизвести модели из женского журнала, в котором были представлены самые изысканные туалеты из Парижа. Но, обладая прекрасным воображением, она смогла взять все самое лучшее, что видела в представленных моделях, и применить при шитье.
        Результат превзошел все ожидания: платья получились очень красивыми. Поэтому с вечерним туалетом было все ясно. А вот в чем поехать в Сит, она пока не знала, но хорошо помнила слова отца, что первое впечатление о человеке - всегда очень важно. Конечно, отец не имел в виду, во что одет человек. Однако Неома не могла допустить, чтобы друзья Перегрина, увидев ее в немодном платье, стали бы смеяться над тем, что он привез с собой неприметную провинциалку, у которой совершенно нет лондонского лоска. Она отделала свое повседневное платье розовыми лентами и надела капор, который, правда, был не совсем моден, но являлся лучшим головным убором, которым она располагала.
        Неома долго смотрела в зеркало, разглядывая себя. Она была скромна и не понимала, как она прекрасна. У отца Неомы были темные волосы, у матери - светлые. Неому природа наделила густыми русыми волосами. Неома же решила, что ее волосы довольно неопределенного цвета. Но в действительности ее волосы были золотистыми, а когда на локоны девушки попадали солнечные лучи, в них появлялся красновато-коричневый оттенок.
        Однако особенно впечатляли большие глаза Неомы, выражавшие неподдельную чистоту и благородство. Неома не знала, что однажды ее отец сказал матери:

«Одно можно точно сказать о нашей дочери - она никогда не станет лгать. Если она сделает что-то чуждое ей по духу, то любой сразу же догадается об этом, посмотрев в ее глаза».
        Мать Неомы засмеялась:

«Это правда. Я лишь надеюсь на то, что она встретит такого мужчину, который по достоинству оценит в ней это столь редкое для женщины качество».

«Она мила и хороша по-своему, а ты - по-своему, моя дорогая!»- ответил тогда полковник Стандиш.
        Когда родители Неомы и Перегрина счастливо улыбались друг другу, они забывали даже о дочери.
        Неома была симпатичным ребенком, а затем, хотя ее брат и не замечал этого, стала настоящей красавицей, что во многом отличало ее от сверстниц. У Неомы было овальное лицо с тонкими классическими чертами, но из-за того, что она была кроткой и несамонадеянной, всегда оставалась в тени, в то время как другие девицы, возомнившие себя красавицами, старались изо всех сил привлечь к себе внимание.
        Сейчас она выглядела просто великолепно. От волнения на щеках девушки появился легкий румянец, отчего Неома стала еще милее, даже губы, ярко накрашенные по настоянию Перегрина, не делали внешность Неомы вульгарной.
        Неудивительно, что сэр Чарльз Уоддездон, который зашел за ними, чтобы поинтересоваться, почему они так долго не выходят, воскликнул:
        - Боже милостивый, Неома! Ты такая красивая, такая красивая, я едва узнал тебя!
        - Спасибо, Чарльз, - ответила Неома, и от улыбки у нее на щеках появились две ямочки.
        - Это мой комплимент тебе! - быстро произнес он.
        - Ты сказал мне именно то, что я хотела услышать, - поблагодарила Неома. - Перегрин не говорил, как мне назваться у маркиза?
        - Нет! Об этом и я не подумал, - ответил Чарльз. - Только умоляю тебя, Неома, не выдавай себя. Никто, в особенности маркиз, не должен знать, что ты сестра Перегрина.
        Чарльз увидел недоумение в глазах Неомы и пояснил «
        - Тебе не пристало бывать на приемах, о которых в обществе отзываются нелестно.
        - Перегрин тоже считает, что мне не стоило бы ехать в Сит, - как бы оправдывалась Неома, - однако он уверен, что только я могу ему помочь.
        - Да, это так, - согласился Чарльз. - Но в то же время, глядя на тебя сейчас, я думаю, не отказаться ли нам от этой затеи?
        - О, ради бога, Чарльз, - нервно сказал Перегрин, - не стоит в последнюю минуту менять наши планы. Ты прекрасно знаешь, что у меня нет ни одной знакомой, такой, как Аврил, которую я мог бы привезти с собой. Кроме того, мы оба признали, что помощь Неомы нам совершенно необходима. Может быть, ей придется поискать долговую расписку, пока мы посторожим» вход в пещеру «.
        Если бы все не было так серьезно, Неома бы рассмеялась: Перегрин говорил об этом важном деле так, как будто они собирались, как в детстве, поиграть в» охотников за сокровищами» Однако ей было не до смеха, она беспокойно посмотрела на брата и произнесла:
        - Ты действительно думаешь, что я смогу помочь вам и что я должна ехать?
        - Я уже говорил тебе, - грубо ответил он - Ты должна ехать! Сейчас поздно что-либо менять.
        Перегрин взглянул на Чарльза, и тот быстро добавил:
        - Конечно, конечно, уже невозможно что-то изменить. Я лишь подумал, что Неоме не следовало бы пошляться в той компании, которая соберется в Сите.
        - Мы будем за ней постоянно присматривать, - сказал Перегрин, - чем меньше она будет говорить с кем-либо, тем лучше для нас. Я уже предупредил ее, чтобы она держалась как можно дальше от маркиза.
        - Маркиз будет слишком занят, - ответил Чарльз, - однако там будет Дадчетт, а ты знаешь, на что он способен.
        - Я уже объяснил Неоме, - сказал Перегрин тоном школьного учителя, - что она должна не отходить от нас и держаться подальше от остальных мужчин.
        - Я уверена, что никто не заметит меня, - поспешно произнесла Неома.
        - Тогда - в путь! Да поможет нам бог! Однако Чарльз не сдвинулся с места.
        - Ты собиралась придумать, как назовешься там.
        - Ах да. Я думаю, что моя фамилия должна быть простой, чтобы никто из нас ее не смог забыть, например, Кинг, ведь мы живем около Кингз-роуд.
        - Отлично придумано! - воскликнул Чарльз. - Неома Кинг! Впечатляюще звучит, но будь осторожна с Аврил. Она ужасная сплетница.
        Это замечание не придало Неоме большей уверенности, а в это время Перегрин уже понес ее маленький сундучок к экипажу.
        Чарльз с Перегрином долго решали, какой нанять экипаж. Перегрин предпочитал следовать в фаэтоне, однако в таком экипаже удобно разместиться смогли бы только двое, и тогда пришлось бы нанимать два фаэтона, что было недешево. Тем более что Аврил сразу же заявила Чарльзу, что не хотела бы ехать в открытом экипаже, чтобы не появиться в Сите с растрепанными волосами, а возможно, и промокшей от дождя. Поэтому было решено нанять закрытый экипаж - карету, которая использовалась для перевозки людей на дальние расстояния. В таком экипаже девушки могли сесть на заднем сиденье рядом с Перегрином, а Чарльз - лицом к ним.
        - Единственный недостаток этого экипажа, - пожаловался Перегрин, - что я не смогу смотреть на дорогу, по которой мы поедем.
        - У тебя есть возможность сесть рядом с кучером на место лакея, - с издевкой заметил Чарльз, - тогда ты все хорошо увидишь, а когда мы прибудем в Сит, ты нам откроешь дверцу.
        Эта злая шутка не понравилась Перегрину, и он швырнул в Чарльза подушкой; понадобилось некоторое время, чтобы примирить их.
        Неома очень нервничала, чувствуя крайнюю неловкость и неуверенность в том, что она все сделает правильно, так, как на то рассчитывали Перегрин и Чарльз. Можно было не сомневаться, что ее мама просто бы пришла в ужас, узнав, что Неома будет находиться в каком-то загородном особняке в числе тех женщин, которых в дом Стандишей никогда бы не пригласили.
        Миссис Стандиш всегда отзывалась об артистках как о представительницах низших слоев общества, которые ни за что не удостоились бы внимания ни ее, ни кого-либо из ее друзей. Неома понятия не имела, что подразумевал Перегрин, когда сказал, что в Сите будут женщины определенного рода, но она чувствовала, что это - весьма сомнительные особы, отчего все больше и больше беспокоилась. Она не представляла, сумеет ли справиться с отведенной ей ролью.
        Конечно, ей очень хотелось поехать в Сит, хотя бы для того, чтобы скрасить свое безрадостное существование в доме на Ройял-авеню. Единственное, о чем она сожалела, что ей приходится ехать туда под весьма неблаговидным предлогом.
        Прошлой ночью она долго не могла заснуть. Ее мучил вопрос: смогут ли они найти расписку с подписью Перегрина в большом особняке, даже если им было бы известно, где маркиз хранит подобные бумаги. Когда наутро она поделилась своими сомнениями с Перегрином, он лишь сказал:
        - Не беспокойся. Разберемся на месте. Многие мужчины обычно держат такие вещи в письменном столе, а иногда - в ящике комода в спальне.
        - Как ты мог подумать, что я способна войти в спальню маркиза? - недоумевала Неома.
        - А тебе и не придется туда идти, - успокаивал ее Перегрин. - Это сделаем мы: либо Чарльз, либо я. Просто надо хорошо пошевелить мозгами и представить, что мы
«сыщики полицейского суда».
        Неома, вздохнув, подумала, что для ее брата все это становится похожим на очередную детскую игру. Она была совершенно уверена, что они вернутся из Сита ни с чем. Но говорить об этом было бесполезно, и, что бы ни случилось, она обязана помочь Перегрину.
        Поместив сундучок Неомы в специальное отделение кареты, Перегрин открыл дверцу и помог сестре подняться по ступенькам. Внутри уже сидела Аврил в высоком капоре, украшенном ярко-зелеными страусовыми перьями. Она протянула Неоме руку и обратилась к девушке:
        - Приветик! Я уже заждалась, думала, вы не поедете! Тон, которым были сказаны эти слова, показался Неоме совсем не дружественным, а скорее фамильярным.
        - Извините, что заставила вас ждать, - ответила Неома, присаживаясь рядом с Аврил.
        Аврил была довольно хорошенькой, однако что-то в ней было показным и даже вульгарным. У нее были темные волосы и блестящие темные глаза, которые окаймляли густые длинные накрашенные ресницы. Губы слишком резко выделялись на ее лице из-за темно-красной помады. Шелковое платье изумрудно-зеленого цвета тесно облегало фигуру Аврил, а глубокое декольте позволяло демонстрировать бриллиантовое колье, прекрасно сочетавшееся с бриллиантовыми сережками.
        - Как это забавно! - воскликнула она. - Я не поверила своим ушам, когда Чарльз сказал, что нас пригласили в Сит.
        Хихикнув, она добавила:
        - Никогда бы не подумала, что надменный маркиз удосужится пригласить малышку Аврил.
        - Надменный маркиз? - повторил Перегрин. - Какое точное определение для него.
        - Именно так его называют девочки из театра, потому что он очень высокомерен, - ответила Аврил. - Когда он иногда заходит к мадам Вестрис, на всех смотрит как на грязь под ногами!
        - Так он обращается и со всеми, - криво усмехнулся Чарльз.
        - Если бы мне пришлось выбирать, то я предпочла бы развлечься с каким-нибудь старичком с севера, который по крайней мере будет веселеньким, выпив немного шампанского, и очень щедрым… когда получит то, что хотел. Но только не с маркизом! - сказала Аврил.
        Внезапно она вскрикнула:
        - Что ты меня толкаешь, мне больно!
        - Извини, - ответил Чарльз, многозначительно посмотрев на Перегрина, пытавшегося в это время отвлечь внимание Неомы:
        - Надеюсь, ты взяла с собой зонтик? Завтра, когда мы отправимся на Дерби, будет жарко.
        - Я подумала об этом, - улыбнулась Неома. - Мы ведь поедем на ипподром в открытых экипажах.
        - Нет, в карете, - ответил Перегрин. - Правда, это смешно ехать на Дерби в карете, однако менее опасно. Дороги будут запружены экипажами.
        - Помню, в прошлом году, когда я ездил на скачки, - сказал Чарльз, - произошло много несчастных случаев на дорогах.
        - Надеюсь, с нами этого не случится? - испугалась Аврил. - Одна артистка кордебалета вывалилась из фаэтона, когда лошади внезапно понесли. Так вот, эта артистка сломала себе ногу.
        - Какой ужас! - произнесла Неома. - И что же с ней потом было?
        - Она лишилась работы, - небрежно ответила Аврил. - Не думаю, чтоб у нее было много накоплений.
        - И чем же она занялась? - спросила Неома.
        - К счастью, ее дружок выложил денежки за лечение, хотя он был не столь щедрым, как прежде, потому что пользы от нее уже не было.
        Неома подумала, что друг несчастной артистки должен был как-то ходатайствовать за нее в театре, но высказать эту мысль вслух она не успела, потому что Чарльз перевел разговор на другую тему.
        Всю дорогу Перегрин и Чарльз были в хорошем настроении и старались перещеголять друг друга в заигрывании с Аврил. Неома же все пыталась понять, почему они оба так не хотели, чтобы Аврил разговаривала с ней.
        Время в пути пробежало так быстро, что все были удивлены, когда Чарльз произнес:
        - Ну вот мы и приехали! Мы - у ворот знаменитого особняка.
        - О боже! Почему ты мне раньше не сказал? - воскликнула Аврил, вытащив из ридикюля маленькое зеркальце. Поправив волосы, она еще сильнее намазала губы, сделав их кроваво-красными, отчего стала, по мнению Неомы, более вульгарной.
        Однако сейчас Неому больше всего интересовал Сит. Въезжая на территорию владений маркиза, они миновали огромные кованые железные ворота, отделанные позолотой и украшенные венцом, с обеих сторон которых расположились два милых домика, очевидно служившие сторожками. Проследовав по старинной дубовой аллее, они спустились в долину. Высунув голову из окошка кареты, Неома с удивлением рассматривала окрестности. Впереди показалось озеро, на противоположном берегу которого на фоне леса возвышался великолепный особняк, равного которому она никогда еще не видела.
        Возможно, сейчас был и не совсем подходящий момент, но Неома все же попросила Чарльза немного рассказать ей о Сите. Он знал об этом загородном поместье намного больше Перегрина, хотя никогда не бывал здесь прежде. Он сообщил, что особняк был построен по проекту Джона Ванберга, который работал вместе со своим помощником Николасом Хоксмуром. Благодаря беседам с матерью Неома немного разбиралась в архитектуре и помнила, что оба архитектора отвечали не только за строительство Бленхеймского дворца, построенного в честь герцога Мальборо в память о его славной победе при Бленхейме, но и принимали участие в сооружении собора Святого Павла и здания Гринвичской больницы.
        Впечатления Неомы о Сите превзошли все ее ожидания. Она никогда не думала, что частный дом может отличаться таким великолепием и представлять собой подобное грандиозное архитектурное сооружение. Центральная часть особняка венчалась куполом, крылья здания были настолько длинными, что простирались далеко в разные стороны. Казалось, этот архитектурный шедевр так ошеломил Неому, что у нее перехватило дыхание. Она подумала, что все это сон и наяву подобное увидеть невозможно.
        Приближаясь к зданию, они проехали по мосту через озеро и вскоре оказались на огромном внутреннем дворе особняка у парадного въезда, который мог бы украсить и королевский дворец.
        Аврил была так ошеломлена, что воскликнула:
        - Ну и ну! Подумать только, что можно жить в таком доме! Теперь Понятно, почему маркиз такой надменный! Ему есть из-за чего быть таким высокомерным!
        - Думай, что ты говоришь, Аврил, - предостерег ее Чарльз. - Ты же не хочешь, чтобы нас вышвырнули отсюда еще до начала Дерби.
        - Не волнуйся, я буду с ним очень мила, - пообещала Аврил. - Но если ты станешь ревновать, то не вини меня.
        Она посмотрела на Чарльза как-то слишком вызывающе. В ответ он улыбнулся ей как очень близкому, слишком близкому человеку, отчего Неома вдруг смутилась.
        Перегрина волновали более важные вопросы, и он спросил Чарльза:
        - У тебя хватит денег расплатиться за экипаж?
        - Не беспокойся, - заверил его Чарльз. - Мне удалось получить деньги по просроченному чеку. Думаю, нам хватит этой суммы на все время нашего пребывания здесь, если, конечно, мы не проиграем на скачках.
        - Проиграем на скачках? - недоуменно повторила Неома. - Ни один из вас не смеет делать ставки!
        Как только она произнесла эти слова, то поняла, что отступила от той роли, которую должна была играть. Аврил, странно посмотрев на Неому, сказала:
        - Знаешь что, милочка, ты следи за деньгами Перегрина, а деньги Чарльза оставь мне! Я знаю, что у него их не так много, но все, что у него есть, это мое, а почему, я скажу тебе наедине.
        - Надеюсь, ты не станешь ничего подобного говорить Неоме. Ей неинтересны подробности твоей жизни, - быстро вмешался Чарльз.
        В этот момент экипаж остановился рядом с лестницей, ведущей к парадному входу. Забыв об Аврил и ее словах, Неома удивленно смотрела на появившихся лакеев, их ливреи, расшитые золотом, блестели на солнце. Один из слуг подбежал к экипажу и открыл дверцу. Выйдя из кареты, гости ступили на мягкий красный ковер. Аврил устремилась вперед, шелестя платьем. Перья на ее капоре плавно покачивались в такт походке. На самом деле Аврил оказалась намного меньше ростом, чем представляла Неома. Эта вульгарная особа скорее напоминала сейчас маленького разноцветного попугайчика, гордящегося своим ярким оперением, несмотря на обстановку, внушающую если не страх, то благоговение.
        Парадный вестибюль соответствовал внешнему облику особняка. На второй этаж вела широкая лестница с двойными перилами. По стенам были развешаны прекрасные картины, а под лестницей стояли изящные статуи на мраморных постаментах. Но вот появился мажордом и повел гостей по широкому коридору, со вкусом обставленному роскошной мебелью. У Неомы было страстное желание остановиться и все внимательно рассмотреть. За ней молча шли несколько растерянные Чарльз и Перегрин.
        Казалось, путь их был бесконечно долгим, но наконец мажордом открыл какую-то дверь, и молодые люди очутились в огромном, великолепном зале. Неома быстро огляделась. Она была восхищена его изысканным убранством. Вдоль стен стояли диванчики и кресла из бархата с позолотой. Она обратила внимание на камин с мраморной отделкой и высокие окна, задрапированные и украшенные золотистыми ламбрекенами.
        Затем ее взгляд задержался на мужчине, разговаривавшем с несколькими элегантно одетыми джентльменами и тремя женщинами, выглядевшими столь же ярко и пестро, как Аврил. Неома сразу поняла, что это и есть маркиз Роузит, потому что он доминировал, как бы возвышался над всеми. Неома никогда бы не подумала, что человек может выглядеть столь незаурядно. Возможно, из-за особой манеры держаться он казался еще более высоким, чем был. Однако более всего в его внешности поражало выражение лица. Оно было до того презрительным, что казалось - все присутствовавшие были недостойны его внимания. Теперь было совершенно ясно, почему Аврил назвала его «надменным маркизом».
        Роузит был еще довольно молод, однако из-за морщин на лице он выглядел старше своих лет. Неома подумала, что темные глаза маркиза похожи на агаты.
        Мажордом спросил имена только у Перегрина и Чарльза, что крайне удивило Неому. И когда мажордом объявил лишь о присутствии Перегрина и Чарльза, Неоме показалось, что ее и Аврил никто здесь за гостей не считает.
        - Сэр Чарльз Уоддездон и мистер Перегрин Стандиш, милорд! - громко произнес мажордом.
        От стыда Неоме захотелось провалиться сквозь землю. Она мечтала исчезнуть, раствориться, чтобы ее больше никто не видел.
        Маркиз протянул руку Чарльзу:
        - Рад вас видеть, Уоддездон! И вас, Стандиш!
        - Позвольте представить мисс Аврил Лил, милорд, возможно, вы ее помните по опере
«Нищие».
        - Должно быть, я вас видел, - сказал маркиз, скользнув равнодушным взглядом по фигуре Аврил.
        - Даже если вы меня не помните, то я вас хорошо помню - откликнулась она.
        - Надеюсь, в следующий раз я вас непременно вспомню, - лениво проговорил маркиз.
        Его тон показался Неоме оскорбительным по отношению к Аврил. Маркиз разговаривал так, будто она была нищей, а он бросал ей милостыню.
        - А вы знаете об истории с замужеством вашей знакомой мадам Вестрис, милорд? - спросила Аврил, пытаясь привлечь к себе внимание.
        - Думаю, что знаю, однако все равно расскажите.
        - Говорят, что перед свадьбой мадам призналась своему будущему мужу в том, сколько у нее было любовников.
        С вызовом посмотрев на маркиза, Аврил добавила:
        - Ее дублерша тогда воскликнула: «Какая прекрасная память у мадам Вестрис!»
        Все стоявшие рядом с маркизом громко засмеялись, однако сам маркиз отвернулся от Аврил и посмотрел на Неому. Перегрин поспешно сказал:
        - Мисс Кинг, милорд!
        Неома сделала реверанс, и на мгновение ее рука коснулась руки маркиза. Его пальцы были такими же холодными, каким казался он сам. Зачем же он пригласил гостей, заранее считая их недостойными его внимания?
        - Вы тоже артистка, мисс Кинг? - спросил он.
        - Нет, милорд;
        Маркиз медленно перевел взгляд на Перегрина. У Неомы возникло чувство - что-то удивило его, но, что именно, она не поняла.
        Затем Перегрин и Чарльз были представлены остальным гостям. Вскоре появился слуга с серебряным подносом, на котором стояли бокалы. Их быстро наполнили шампанским, все стали вести себя более непринужденно и оживленно заговорили.
        Чувствуя, что должна поступить именно так, Неома тоже взяла бокал с шампанским. Она пробовала его лишь один раз в жизни на Рождество, когда отец буквально заставил Неому выпить немного за здоровье мамы. Боясь опьянеть, Неома отпила совсем немного и огляделась. Она очень удивилась, что женщины мгновенно осушили бокалы и тотчас же им налили еще.
        Перегрин увлекся разговором с одним из вновь прибывших гостей, обсуждая достоинства лошадей, которые будут участвовать в предстоящих скачках. Воспользовавшись этим, Неома отошла в сторону. Она хотела внимательнее рассмотреть картины и мебель. Все было таким превосходным, что девушка не могла оторваться от картин и других ценных вещей, находившихся в этом зале. Жаль, что рядом с ней не было ее мамы. Миссис Стандиш была знатоком и ценителем подобных произведений искусства.

«Наверняка в доме есть кто-нибудь, кто сможет рассказать мне о том, что я хотела бы узнать!»- подумала Неома.
        Любуясь картинами, Неома не сразу заметила, что в зал вошла какая-то женщина. Маркиз объявил:
        - Это моя экономка. Она покажет вам ваши комнаты. Вместе с Аврил Неома поднялась по красивой, позолоченной лестнице во французском стиле. Затем довольно долго они шли по широким коридорам. Экономка, одетая в черное строгое платье и с серебряной цепочкой для ключей на поясе, сопровождала дам, а камердинер показывал их комнаты джентльменам.
        - Ваша комната здесь, мисс, - наконец сказала экономка.
        Неома не ожидала, что окажется в такой великолепной комнате. В жизни она не видела ничего подобного. Розовые стены комнаты сочетались с шелковыми занавесками алькова. Над кроватью возвышался небольшой резной свод куполообразной формы с венцом наверху.
        - О, это прелестно! - воскликнула Неома. - Какая красивая кровать!
        - Эту комнату называют Комнатой королевы Шотландии. Однажды королева Мария провела здесь ночь, - объяснила экономка.
        - Как интересно! - восторженно произнесла Неома. - Может быть, она приснится мне.
        - Думаю, вам должны сниться вещи другого рода, мисс, - ответила экономка холодным тоном.
        Она подошла к какой-то двери рядом с камином, открыла ее и сказала:
        - В соседней комнате остановился джентльмен, который с вами приехал, мисс, - продолжала она, - это - дверь в его комнату.
        Чуть было не вскрикнув от радости, что Перегрин будет рядом с ней, она сразу же вспомнила, что не должна никому говорить, что он ее брат. Сдержавшись, она посмотрела на двух молоденьких служанок, которые распаковывали ее багаж и развешивали одежду в шкафу.
        - Не могли бы вы сказать, когда здесь подают обед? - спросила Неома.
        - Предполагается, что гости соберутся во Французском салоне без четверти час, мисс, - ответила экономка. - Должна заметить, что его светлость не любит, когда кто-нибудь опаздывает.
        - Я не опоздаю! - быстро сказала Неома. - Было бы крайне неприличным с моей стороны опаздывать.
        Неоме вдруг показалось, что ее ответ понравился экономке.
        - Одна из служанок поможет вам переодеться, мисс. В комнате для переодевания для вас ванна уже приготовлена.
        - Спасибо! - произнесла Неома. - Никогда еще я не видела такого великолепного особняка, в котором столько роскошных вещей.
        Взглянув на экономку, она спросила:
        - Если у вас есть немного времени, не могли бы вы мне рассказать о Сите?
        Удивленно посмотрев на Неому, экономка ответила:
        - Отрадно, что вы интересуетесь этим, мисс. Будет лучше, если вам обо всем расскажет мистер Грейстон, наш хранитель музея.
        - Замечательно! - воскликнула Неома. - Где я могу найти его?
        - У мистера Грейстона отдельная комната в восточном крыле здания. Попросите кого-нибудь из лакеев проводить вас туда.
        - Спасибо, огромное спасибо. Неома подумала, что показалась экономке несколько странной, очевидно, из-за слишком задорного тона, каким она разговаривала. Вспомнив об обеде, Неома быстро сняла капор. Затем она приняла ванну и переоделась. Вдруг у нее мелькнула мысль, сможет ли она самостоятельно найти Французский салон. В это время в смежную дверь постучали.
        - Войдите! - сказала она.
        В дверях появился Перегрин.
        - Я так и думала, что ты придешь. Мне совсем не хочется идти обедать одной.
        - Нет, конечно же, ты не пойдешь туда одна, мы пойдем вместе, - ответил Перегрин.
        Когда служанка, помогавшая девушке одеваться, собралась уходить. Неома быстро сказала:
        - Спасибо большое за помощь. Это так любезно с вашей стороны.
        Как только служанка вышла, Неома сказала Перегрину:
        - Ты когда-нибудь видел прежде такой необыкновенный дом? Как бы мне хотелось, чтобы здесь сейчас оказалась мама! Я уверена, что она была бы в восторге от картин, которых здесь такое множество. А эта кровать? Ты только посмотри на эту прелесть!
        - Следи за тем, что говоришь, - предупредил Перегрин, заглядывая Неоме через плечо, опасаясь, что кто-то мог услышать ее. - Можешь себе представить, что подумают, если услышат, что ты вспоминаешь о своей маме!
        - Почему же нельзя об этом говорить? - спросила Неома. - В конце концов, ведь мы можем быть давними знакомыми, которые много раз встречались, и, естественно, ты мог знать мою мать…
        - Ради бога, Неома. На этом приеме нет «старых знакомых».
        Подумав об Аврил, Неома сказала:
        - Знаешь, дорогой, я тебе откровенно скажу, что мама была бы шокирована тем, как выглядят женщины, приехавшие в гости к маркизу.
        - Да, конечно, ее шокировали бы эти женщины, - согласился Перегрин, - и я тысячу раз уже говорил, что тебе не следовало бы приезжать сюда, но ведь ты обещала мне помочь.
        - Я очень хочу тебе помочь. Однако ты себе представляешь, как можно найти расписку в таком огромном доме? Мне кажется, это все равно что искать иголку в стоге сена.
        - Надо лишь подождать и посмотреть, что можно сделать, - сказал Перегрин.
        Неоме показалось, что пыл Перегрина несколько угас и он уже не так уверен, что сможет найти долговую расписку.
        Они вместе спустились по лестнице. Задрав голову, Неома разглядывала роспись на потолке. Девушка была потрясена искусством художника, изобразившего сцены из жизни богов и богинь.
        Еще более сильное впечатление на нее произвел Французский салон.
        Этот зал потрясал своим великолепием и роскошью. Здесь стояла мебель в стиле Людовика XIV. Некоторые предметы мебели с инкрустацией из бронзы и перламутра были выполнены в стиле «буль». Спинки стульев были резными, а ручки кресел блестели позолотой. Внимание Неомы привлекли картины, от которых невозможно было оторваться.
        Ей было трудно сосредоточиться на остальных гостях, собравшихся в салоне и шумно болтавших. Все женщины были в пышных ярких платьях и напоминали Неоме стаю маленьких задиристых попугайчиков. Казалось, дамы стараются превзойти друг друга не только в многоцветий нарядов, но и в изобилии драгоценностей, которые, как подозревала Неома, были в большинстве своем настоящими.
        Все вокруг блестело и сверкало. Казалось, этот мираж не может быть реальностью. Но как только появился маркиз, ощущение нереальности сразу же исчезло. Когда она увидела его впервые, в обычном костюме, он показался ей представительным мужчиной, однако сейчас, в вечернем фраке, маркиз подавлял окружающих своей внушительностью, делая их незаметными рядом с собой.
        Оставив своих кавалеров, женщины бросились навстречу маркизу с восторженными возгласами. Они окружили маркиза и, стараясь привлечь его внимание, быстро моргали накрашенными ресницами; посылая ему воздушные поцелуи, дамы вытягивали свои ярко накрашенные губы.
        Перегрин в это время с кем-то разговаривал, и получилось так, что Неома осталась совершенно одна. Она смотрела на маркиза, и вдруг он тоже посмотрел на нее. В его взгляде девушка прочла неодобрение, маркиз как бы недоумевал, почему она не подошла к нему вместе с остальными.
        Неома подошла к своему брату. Она услышала, как Перегрин спрашивал джентльмена, с которым все время разговаривал:
        - Какие лошади, кроме Алмаза, вам нравятся, милорд?
        Однако вместо ответа этот джентльмен пристально посмотрел на Неому. На вид ему было около сорока. Морщинки у глаз свидетельствовали о разгульной жизни, которую вел собеседник Перегрина, - Представьте меня, мой мальчик, вашей даме, - попросил он Перегрина.
        Неома, хорошо зная своего брата, поняла, что он не хочет этого делать. Но было видно, что этот джентльмен не отступится, пока не добьется своего, и спустя несколько минут Перегрин произнес:
        - Лорд Дадчетт. А это - мисс Кинг! Когда Неома сделала реверанс, лорд Дадчетт взял девушку за руку.
        - Очень, очень рад познакомиться с вами, мисс Кинг! Полагаю, что вы никогда прежде не бывали в таком большом и необычном доме, как этот?
        - Нет, милорд, не была.
        - В таком случае я уверен, что смогу показать вам много интересного.
        Что-то в тоне лорда Дадчетта насторожило Неому, и она подумала, что лучше быть с ним начеку. К тому же Перегрин как-то странно суетился возле нее.
        - Очень любезно с вашей стороны, милорд, - ответила она, - однако мистер Стандиш уже обещал быть моим гидом.
        Она увидела, как сузились глаза лорда Дадчетта, и ей показалось, что этот человек никогда не переменит своего решения и станет настойчиво добиваться ее согласия.
        - Вы такая искренняя и непосредственная, мисс Кинг, - сказал он, - однако позвольте заметить, что меня нелегко заставить отказаться от исполнения моего желания.
        Сказав это, он ушел. Неома посмотрела на Перегрина. Она была уверена, что брат выскажет ей неодобрение по поводу ее отказа лорду Дадчетту. Но вместо этого он прошептал:
        - Держись подальше от этого человека! Ни в коем случае не поддавайся на его предложения. Я тебе запрещаю, поняла?
        - Да, да, конечно, - быстро согласилась Неома.

…Маркиз, держа под руку какую-то даму, выходил из салона, за ним следовали парами приглашенные джентльмены и их дамы.
        Аврил шла под руку с Чарльзом и что-то оживленно говорила ему. Ее манера разговора показалась Неоме слишком вульгарной, как, впрочем, и ее чересчур декольтированное рубиново-красное платье.
        Перегрин предложил руку Неоме. Подумав, что он все еще расстроен из-за ее беседы с лордом Дадчеттом, Неома тихо сказала:
        - Не расстраивайся, Перегрин. Что бы ни случилось, я всегда буду испытывать восторг, вспоминая этот прекрасный, удивительный дом! Здесь все так восхитительно, что мне даже и Дерби не нужны.
        Перегрин засмеялся.
        - Хорошо, что тебя никто не слышит, - пожурил он ее. - Мужчины ни о чем другом и думать не могут, кроме предстоящих скачек.
        - Ты не будешь делать ставки? - спросила Неома.
        - А разве у меня есть что поставить? - с горечью заметил Перегрин. - Но почему у меня нет такого дома и такой лошади, как Алмаз?!
        - По той же причине, по которой я не могу быть царицей Савской! - шутливо отозвалась Неома.
        И они оба рассмеялись. С детства они любили обмениваться разными шутками и остроумными репликами.
        - Вот что действительно смешно, так это то, что мы вообще не должны здесь быть, в особенности ты, но об этом никто даже не догадывается, - сказал на ухо Неоме Перегрин.
        - Надеюсь, что нет.
        Когда они подошли к столу, лакей указал им их места. Во главе стола на стуле с высокой спинкой восседал маркиз Роузит. Он напоминал короля. Неома случайно поймала на себе взгляд маркиза, и ей стало не по себе. А вдруг маркиз догадался, что она притворяется? Но она сразу же убедила себя, что такое невозможно. Неужели он стал бы обращать на нее внимание среди такого количества красивых женщин? Эта мысль взволновала ее, и, чтобы успокоиться, Неома принялась рассматривать даму, стоявшую справа от маркиза. Никогда прежде Неоме не приходилось встречать такую привлекательную и обольстительную женщину. Только теперь Неома начала понимать, что имел в виду Перегрин, когда говорил 6 женщинах «высшей пробы». У незнакомки был томный, загадочный взгляд. Она презрительно кривила губы. Ее ярко-рыжие волосы, словно пылающий костер, приковывали внимание. Изумрудное ожерелье, украшавшее шею дамы, было, вне всякого сомнения, настоящим.
        Ей не понравилось лишь слишком глубокое декольте у платья этой дамы. Впрочем, и у остальных леди были настолько откровенные декольте, что, когда они наклонялись, Неома краснела от стыда.
        - Кто эта дама рядом с маркизом? - не сдержавшись, спросила Неома.
        - Это Вики Вейл, - ответил Перегрин. - Еще ее называют «La Flame».
        - Огонь? - перевела Неома. - Но почему огонь? Перегрин не знал, как лучше объяснить все своей наивной сестре. Он сказал:
        - Думаю, ее потому так называют, что она способна воздействовать на людей, как огонь.
        - Она артистка?
        - Не совсем… во всяком случае, не сейчас.
        - Она восхитительна! Я никогда еще не видела женщин, похожих на нее, - Не думаю, что есть подобные ей, - ответил Перегрин, - и, конечно, только маркиз может позволить себе обладать ею!
        Последние слова сорвались с языка Перегрина, о чем он сразу же пожалел. Поэтому быстро добавил:
        - Я хотел сказать, что только маркиз может позволить себе ухаживать за ней.
        - Понимаю, - ответила Неома, хотя объяснение Перегрина не показалось ей убедительным.
        Неома могла понять желание маркиза пригласить в гости такую привлекательную особу, как Вики Вейл, но зачем ему понадобилось приглашать всех этих женщин, сидевших сейчас за столом? В отличие от джентльменов, дамы вели себя шумно и бесцеремонно.

«Наверное, все артистки ведут себя так же, как эти дамы», - убеждала себя Неома.
        Она прислушалась к разговору сидевших за столом. Дамы явно флиртовали с сидящими рядом джентльменами. Они обменивались друг с другом тостами и пили бокал за бокалом. Иногда дамы позволяли себе пить из бокалов кавалеров или предлагали им отпить из своих бокалов. Все это казалось Неоме странным и непристойным.
        К столу подавались тонкие вина и самые изысканные блюда. Неому поразило, что еду подавали на позолоченной посуде.
        Она старалась есть очень аккуратно и заботилась о том, чтобы не скрипнуть по тарелке ножом. Ей не хотелось смотреть на остальных женщин, которые были сильно пьяны и, обронив пищу себе на платья, даже не обращали на это внимания. Даже мужчины, несмотря на изрядное количество выпитого, способны были контролировать свое поведение. Хотя вид этих джентльменов оставлял желать лучшего: их лица покраснели, галстуки небрежно болтались на шее.
        Неоме было стыдно задам. Представительницы слабого пола едва удерживали свои низкодекольтированные платья, чтобы совсем не потерять их. У многих дам растрепались волосы и не осталось и следа от причесок, которые были у них в начале обеда. Соседка Неомы опрокинула бокал, разлив по столу красное вино.
        Неому удивляло, что люди могли вести себя так безобразно, сидя за таким изысканным столом, сервированным позолоченной посудой и украшенным бледно-зелеными орхидеями. Она опять и опять задавалась вопросом: зачем маркизу надо было приглашать столько людей и устраивать такое разгульное веселье? Ей не терпелось поговорить об этом с Перегрином, но она опасалась, что кто-нибудь может услышать их. К тому же Неома видела, что ее брат уже изрядно пьян. Сама же девушка, отпив немного вина, больше не прикоснулась к хрустальному бокалу. Один из слуг спросил у нее:
        - Может быть, желаете лимонад, мисс?
        - Да, пожалуй, - любезно ответила Неома. Когда ей налили лимонада, она сразу же жадно выпила его.
        Сидевший рядом с ней джентльмен, увидев это, воскликнул:
        - Не верю глазам своим! Неужели вы пьете лимонад?
        - Да, - улыбнулась Неома.
        - О боже! Никогда не думал, что мне придется сидеть за этим столом с гостьей маркиза, которая пьет лимонад. Если так дело пойдет, то мы начнем молиться и петь псалмы!
        Голос и тон этого джентльмена показались Неоме отвратительными, и она сказала:
        - Извините, если это так вас рассердило. Однако мне кажется, что большинству присутствующих здесь не помешал бы сейчас лимонад.
        - Да кто вы такая? - удивился мужчина дерзости Неомы. - Вы похожи на тех проклятых реформистов, постоянно обращающихся ко мне, в Палату общин, с разными там петициями, а я их прогоняю. Послал бы я и вас куда подальше!
        Его тон стал агрессивным. Но Неоме стало интересно, кем же был этот грубый человек, и она спросила:
        - Вы член парламента?
        - Да, да!
        - Правда? И какой же избирательный округ вы представляете ?
        - Один из тех, что на южном побережье, - ответил он, - но сюда я приехал не за тем, чтобы говорить о политике, а чтобы хорошо провести время.
        - Разве вы не получаете удовольствие, занимаясь политикой?
        Зло сверкнув глазами, он сказал:
        - Послушайте! Не портите людям настроение Я хочу повеселиться, хочу пить, много пить. Ясно?
        - Да, да, я поняла, - поспешно ответила Неома Но джентльмен уже не слышал ее, он отвернулся и заговорил со своей соседкой с другой стороны.

«Какой странный прием!»- изумленно подумала Неома.
        И за время званого обеда девушка не раз повторяла про себя эту фразу.
        Вскоре был погашен свет и остались гореть лишь свечи на столе. Так называемый
«обед» превратился в настоящее бесстыдство и разврат. Кавалеры целовали своих дам. Все вели себя так распущенно, что Неоме стало невыносимо находиться в этом зале.
        Лишь маркиз оставался таким, каким был в начале обеда. Сидя на своем троне во главе стола, он спокойно и надменно наблюдал за творившимся в зале безобразием. Вики Вейл постоянно нашептывала что-то ему на ухо, очевидно стараясь напомнить о своем присутствии.
        Неома вдруг поняла, что маркиз испытывает удовольствие от созерцания гостей, потерявших всякое человеческое достоинство. Он наблюдал на ними и насмешливо улыбался, ни на секунду не уподобившись им. Маркиз напомнил сейчас Неоме Кирку - волшебницу, которая, напоив своих гостей вином с подмешанным в него соком волшебной травы, обратила их в свиней.

«Зачем ему все это надо? Зачем он устроил такой странный прием?»- недоумевала Неома. Она с ужасом начинала осознавать, что Перегрин, как будто околдованный маркизом, втягивается в мерзкую пучину разврата.

«Нам не следовало приезжать сюда! - отчаянно подумала Неома. - Здесь живет сам дьявол!»

        Глава 3

        Проснувшись ранним утром, Неома вспомнила вчерашний прием, устроенный маркизом. Как похож он на ночной кошмар, приснившийся ей! Забыть об этом кошмаре невозможно, ведь этот кошмар происходил наяву. Необходимо было тотчас покинуть этот дом и увезти отсюда Перегрина.
        Но вновь и вновь девушка возвращалась мыслями к прошлой ночи.
        В силу неискушенности она никогда не думала, что званый обед может превратиться в такое унизительное сборище. Кое-что она читала об оргиях, которые устраивали римские вельможи, и о вакханалиях в Древнем Риме. Однако она не знала, что именно там происходило, и вообще все это казалось Неоме ненастоящим.
        А прошлой ночью все было настоящее. Сначала она удивлялась, глядя на эту оргию, затем была потрясена и испытала истинное отвращение к происходящему. Когда Неома захотела поговорить с Перегрином, он был так пьян, что просто бы ничего не понял, да и вообще не стал бы ее слушать. Не в силах выносить пьяных мужчин и женщин, которые вели себя непристойно, она старалась не смотреть по сторонам. Девушка остановила взгляд на орхидеях, заставляя себя не думать об окружавшей ее обстановке. Она пыталась представить, что в зале только она одна и эти прекрасные цветы. Однако полностью отвлечься ей не удалось. Пьяный смех, звон бокалов не утихали, а становились все громче и громче.
        Во время этой оргии произошло нечто такое, что полностью уничтожило все представления Неомы о приличиях. Одна дама, сидевшая неподалеку, вдруг громко произнесла:
        - Я хочу справить нужду!
        Мгновение Неома сомневалась, правильно ли поняла она эту даму. Неома не могла допустить, что женщина способна вести себя столь непристойно, особенно в присутствии мужчин. Но когда эта дама встала и, шатаясь, направилась к двери, Неома поняла, что это прекрасная возможность для нее уйти отсюда.
        - Я пошла спать, - прошептала она Перегрину, но он не услышал ее.
        Поспешно выйдя из зала и оказавшись в коридоре, Неома без оглядки побежала, чтобы быть подальше от этого мерзкого места. Она быстро поднялась по лестнице, а когда добралась до своей комнаты и закрыла за собой дверь, то еще долго стояла неподвижно, словно прислушиваясь, не бежит ли кто-нибудь за ней. Неома вспомнила о служанке, которая помогла бы раздеться. Но сейчас ей совершенно не хотелось разговаривать с кем-либо. Было лишь одно желание - остаться одной и побыстрее стереть из памяти то, что пришлось ей наблюдать на званом обеде.
        Медленно раздевшись, она произнесла вечернюю молитву, вспомнив свою мать и умоляя помочь ей спасти Перегрина.

«Он такой еще юный, неопытный, мама! - молила Неома. - Маркиз и его друзья оказывают дурное влияние на Перегрина. Ведь может так случиться, что он станет думать, что следует вести себя так, как ведут себя все эти развратные джентльмены. Я уверена, папа никогда… никогда так не повел бы себя!»
        Уже в постели Неома подумала, что ей трудно будет заснуть. Перед глазами возникали образы полуобнаженных дам и целовавших их кавалеров. Но Неома очень устала, тем более что накануне ночью ей пришлось спать всего несколько часов из-за подготовки к этой поездке, поэтому вскоре она заснула так крепко, что даже не видела снов…
        Сквозь занавески пробивался рассвет. Она встала с постели и подошла к окну. Отодвинув занавеску, Неома посмотрела в окно и призналась себе, что, каким бы ужасным ни был Сит изнутри, внешне он был прекрасен.
        Ранние солнечные лучи делали золотистой зеркальную гладь озера, по которой плавали величавые лебеди. В парке под деревьями были заметны следы оленя. Очевидно, оленей здесь было много. Зеленые газоны, цветочные клумбы и кустарники под уклоном спускались к озеру и пестрели многообразием красок.
        Было около шести часов. Неома подумала, не пойти ли ей прогуляться и насладиться красотой Сита. На скачки все поедут только в полдень. Она была уверена, что после ночной оргии гости слишком устали и многие из них чувствуют себя плохо.
        Интересно, что с Перегрином? Наверняка ему очень плохо. Ему всегда бывает плохо, когда он выпивает лишнего. Неома ненавидела маркиза за то, что он пригласил Перегрина и Чарльза на это отвратительное зрелище, заставив вести себя подобно животным.

«Я совершенно права в том, что маркиз превратил всех в свиней, - подумала Неома. - Но зачем? Зачем ему все это надо?»
        Без сомнения, маркиз был единственным человеком за столом, кроме нее самой, чье поведение было приличным. Она подозревала, что маркиз выпил совсем немного. Он сидел и молча смотрел на разврат, царивший в зале, так, будто был на просмотре спектакля.

«Как это ужасно и отвратительно!»- подумала опять Неома, вспомнив о Перегрине.
        Сейчас у нее было лишь одно желание - быстрее выйти на свежий воздух. Поэтому, умывшись, она совсем забыла накраситься. Но сначала надо было убедиться, что с Перегрином все в порядке. Открыв дверь, соединявшую их комнаты, она услышала храп. В комнате стоял запах перегара. Такого прежде с ним никогда не случалось, даже когда он изрядно выпивал. Занавески в комнате Перегрина были спущены, и Неоме потребовалось время, чтобы привыкнуть к темноте. Увидев, в каком положении спал Перегрин, она поняла, что он не был даже в состоянии позвать камердинера, чтобы тот помог ему раздеться, лишь вечерний фрак и туфли валялись на полу.
        Подойдя ближе к брату, Неома посмотрела на его лицо. Даже в полутьме она заметила, что он был бледен, под глазами темнели синяки. Галстук был смят, а вечерняя рубашка, которую тщательно отстирывала и утюжила Неома, залита портвейном. На вечерних панталонах также оказались следы от вина.
        Неома вздохнула. Ей хотелось сразу же замочить рубашку и попытаться отстирать пятна от вина. Вряд ли у нее будет возможность в ближайшее время купить ему новую. Но она понимала, что беспокоить сейчас Перегрина не стоит. Она жалела брата. Для нее он был совсем еще мальчиком, легкоранимым и слабым.

«Надо поговорить с ним, чтобы мы как можно быстрее уехали из этого страшного места», - говорила себе Неома, однако понимала, что лучше подождать с этим разговором, пока он не придет в себя.
        Подняв с пола фрак, она повесила его на спинку стула и вышла из комнаты. Неома была уверена, что ни с кем не встретится по дороге, поэтому не стала надевать капор. У себя в поместье она любила гулять без головного убора, чтобы лучше ощущать утреннюю прохладу. Сейчас ей очень захотелось освежить голову, заглушить страх и беспокойство, мучившие ее с вечера.
        Быстро пройдя по коридору, она спустилась по лестнице. Двери парадного вестибюля были открыты.
        Очевидно, слуги уже занимались уборкой после ночной оргии. Помнится, мать Неомы говорила, что в больших домах слуги встают очень рано. Поэтому, увидев лакеев с подносами, уставленными пустыми бокалами, и служанок, чистивших ковры, она не удивилась. Однако слуги изумленно посмотрели на нее, когда она прошла мимо и поздоровалась.
        Выйдя во двор, девушка вдохнула полной грудью прохладный воздух и почувствовала себя так, как будто вырвалась из плена. Сначала Неома хотела пойти к озеру, но передумала, опасаясь, что кто-нибудь из гостей маркиза, а может быть, он сам могли увидеть ее из окна и удивиться такой ранней прогулке. Она посмотрела в сторону западного крыла здания и решила, что там должны находиться конюшни. Несколько раз она бывала с отцом в больших поместьях, где конюшни располагались недалеко от основного здания. Посещение конюшен всегда заканчивалось тщательным осмотром хозяйских лошадей.
        Неома прошла к западному крылу дома и, повернув за угол, оказалась под сводчатым проходом. Он был сделан из такого же камня, что и основное здание, и увенчан гербом маркиза. Сквозь арку были видны две длинные постройки, расположенные по обе стороны вымощенного булыжником двора. Из-за полуоткрытых дверей доносилось тихое ржание.
        Неома восхищалась лошадьми. Еще с детства она умела ездить верхом. Перегрин был лучшим наездником, но девушка все же не боялась состязаться с ним. Когда Неоме было только девять, она впервые отправилась с отцом на охоту. Она была бесстрашной девочкой, и скоро ей подарили пони. Неома помогала отцу и на тренировочной площадке, и в конюшнях. Часто она ездила с ним на охоту. Матери не нравилось, что дочь буквально не слезает с лошадей, однако отец подбадривал Неому и говорил, что она так же хорошо держится в седле, как и он сам. И эти слова отца были лучшей похвалой для Неомы.
        Из-за нехватки денег им зачастую не хватало рабочей силы, Неоме приходилось самый ухаживать за лошадьми: и за теми, на которых она ездила, и за другими.
        Животные чувствовали к себе доброе отношение со стороны Неомы и платили ей тем же. Даже самые неукротимые лошади становились с Неомой более покладистыми.
        Войдя в конюшню, Неома медленно пошла вдоль стойла, что-то нашептывая лошадям, похлопывая их по гривам. Более ухоженных и красивых лошадей она еще не видела. Неудивительно, что маркиз собирался выиграть Дерби. Вдруг Неома услышала голоса, доносившиеся из соседнего помещения. Она приблизилась к полуоткрытой двери и заметила пожилого грума.
        - А ну-ка, держи его хорошенько, - говорил он своему молодому помощнику, державшему под уздцы красавца коня, - сейчас я наложу компресс.
        Неопытному конюху было нелегко удерживать строптивое животное, готовое взвиться на дыбы и лягнуть своих лекарей.
        - Не могу я держать этого черта, мистер Хьюсон! Не могу, чтоб он сдох! - вскричал молодой парень.
        Отпустив уздцы, он вышел из стойла. Лицо его было бледным, на лбу проступила испарина, он тяжело дышал. Было видно, что он боялся непокорного скакуна.
        Открыв дверь конюшни, Неома сказала груму:
        - Может быть, я смогу помочь? Старик удивленно посмотрел на нее.
        - Ну что вы, мадам, как можно! Вам нельзя здесь находиться. Этот конь очень своенравный.
        - Я не боюсь. Я думаю, что справлюсь с ним, - произнесла Неома, подходя к коню.
        Грум уже поднял было руки, чтобы преградить ей путь, но вспомнил, что в руках у него горячий компресс.
        - Нет, мадам… остановитесь… сюда никак нельзя! - кричал он, но Неома не обращала внимания на его крики. Пройдя в конец стойла, она встала спиной к яслям .
        - Ну, что с тобой, мальчик? - спросила она спокойным тоном, так, как обычно разговаривала со своими лошадьми. - Тебя расстроили? Сейчас тебе будет лучше. Потерпи минутку, тебе станет лучше, и ты будешь очень доволен собой.
        Сначала конь шевельнул ушами, как будто прислушиваясь к тому, что ему говорят, а затем слегка взбрыкнул в сторону грума.
        Неома была уверена, что животное слышит ее. Продолжая успокаивать коня, она подошла поближе и погладила сначала его нос, затем шею.
        - Какой же ты красавец! Никогда не поверю, чтобы кто-то, даже Алмаз, был прекраснее тебя! - говорила Неома. Медленно, все еще продолжая ласково похлопывать коня по шее, Неома взяла его под уздцы. В это время грум подошел и аккуратно наложил компресс.
        Животное напряглось и, казалось, сейчас встанет на дыбы. Но этого не произошло. Конь стоял смирно и как будто был загипнотизирован нежным голосом Неомы и ее пальцами, медленно ласкавшими его шею. Когда компресс был наложен, Неома отпустила уздцы. Конь по-прежнему был спокоен.
        - Ну вот, теперь тебе станет лучше. Ты такой умница, - проговорила она.
        Неома хотела поинтересоваться, закончил ли грум с компрессом, как вдруг заметила в дверях конюшни какого-то человека. Присмотревшись, она поняла, что это был маркиз.
        - Отлично, Хьюсон, - сказал он. - Ты очень хорошо сделал компресс.
        - Я бы не сделал этого, если бы эта леди не помогла мне, милорд.
        - Я все видел, - отозвался маркиз. - Спасибо вам, мисс Кинг.
        Неоме стало неловко, и, отвернувшись, она опять потрепала скакуна по шее.
        - Как его зовут? - спросила она.
        - Победоносный, - ответил маркиз, - однако до сих пор он остается непокорным и ничего, кроме хлопот, не доставляет.
        - Я думаю, он просто хочет привлечь к себе внимание, - улыбаясь, сказала Неома.
        - Спасибо вам большое, мадам, - поблагодарил ее Хьюсон. - Теперь я знаю, кто мне поможет, если Победоносный не будет слушаться.
        Неома хотела сказать, что вряд ли приедет сюда еще раз, но лишь улыбнулась. Маркиз открыл дверь, и они с Неомой вышли во двор.
        - Очевидно, у вас особый дар общения с лошадьми, - заметил маркиз. - Не поверю, чтобы то, что я видел сейчас, было единичным случаем!
        - Наверное, лошади просто понимают, что я их люблю, - сказала Неома.
        - Вы хорошо ездите верхом?
        - Я езжу на лошадях с детства, ваша светлость.
        - Я так и подумал, что Стандиш нашел вас в провинции.
        Вряд ли слова маркиза можно было принять за комплимент. Очевидно, он сделал подобное заключение, потому что она была одета просто и не выглядела так блистательно и ярко, как остальные женщины, приехавшие в Сит.
        Неома промолчала, а маркиз продолжал:
        - Наверное, именно поэтому я прежде вас нигде не встречал. Как давно вы в Лондоне?
        - Всего несколько месяцев.
        Неома подумала, что хоть на этот вопрос она может ответить правдиво.
        - В таком случае это многое объясняет, возможно, и то, что вы встали так рано.
        - Наверное, мне следовало бы спросить… вашего разрешения прийти сюда, на конюшню, - заметила Неома. - Но мне очень хотелось подышать свежим воздухом, а потом, я была уверена… что у вас есть хорошие лошади.
        Она говорила так, как будто извинялась. Маркиз прервал ее:
        - Я рад, что они вам понравились, а ваша помощь оказалась весьма полезной. Лошади всегда в вашем распоряжении.
        Глаза Неомы радостно сверкнули. Она, конечно, понимала, что эти слова маркиза - лишь долг вежливости, и ничего более. Но она старалась не думать об этом и быстро направилась в конюшню с другой стороны, предварительно спросив:
        - Могу я еще посмотреть на лошадей?
        - Конечно, - ответил маркиз. - А я собираюсь прокатиться. Почему бы вам не составить мне компанию?
        Это приглашение удивило Неому, но она сразу же отбросила все сомнения, как только представила себя верхом на одном из великолепных животных маркиза.
        С тех пор как отец и мать Неомы умерли, она могла позволить себе держать в поместье только двух лошадей, да и то лишь потому, что они были такими старыми, что не годились для продажи.
        Глаза Неомы горели от восторга.
        - Неужели я действительно могу прокатиться на лошади?
        Но прежде чем он смог ответить, Неома добавила:
        - У меня, правда, нет с собой соответствующего костюма, но могу я поехать… прямо так?
        - А так вам будет удобно? - спросил он. - Вы не боитесь испортить платье?
        Девушка решила, что он не поймет, если она станет объяснять, что в поместье из-за отсутствия экипажа она всегда ездила на лошади верхом и именно в том, в чем была одета в данный момент. Если ей надо было съездить в ближайшую деревню или на ферму, то быстрее было добраться туда на одной из стареньких лошадей, нежели идти пешком.
        К тому же Неома подумала, что предпочла бы испортить все платья, которые у нее были, лишь бы прокатиться на одной из лошадей маркиза.
        - Пожалуйста, позвольте мне… поехать так, - умоляла она, думая о том, что время идет так быстро и ей надо использовать каждое мгновение представившейся возможности.
        Маркиз отдал распоряжение Хьюсону, и вскоре грумы установили дамское седло на одной из самых прекрасных породистых лошадей, которые когда-либо приходилось видеть Неоме. Вмиг она уже была верхом на лошади. Рядом с ней восседал маркиз на черном жеребце. Выехав с конюшни, они направились в парк. Сначала лошади скакали рысью, а затем одновременно помчались галопом.
        Неома забыла обо всем на свете, она была в восторге от быстрой езды. Спустя милю маркиз замедлил ход, Неома поступила так же.
        - Спасибо вам, спасибо! - воскликнула она. - Такой великолепной езды у меня никогда не было.
        - Вы превосходно держитесь в седле. Кто научил вас этому? С трудом верю, что это Стандиш.
        - Перегрин всегда был прекрасным наездником, - ответила Неома, забыв на мгновение о том, что для всех они с Перегрином знакомы недавно.
        - Это как раз меня не удивляет. А вот вы меня удивляете. Вы какая-то особенная.
        Неома лишь улыбнулась в ответ. Маркиз спросил:
        - Кто же вы? Мне очень это интересно.
        - Говорить обо мне слишком скучное занятие, - заметила Неома, - а вот к вам, ваша светлость, у меня много вопросов.
        - Вопросов?
        - Да. Например, я хотела бы узнать об истории вашего поместья и многочисленных редкостях, хранящихся в вашем доме. Возможно, я покажусь вам невежественной, однако о Сите я узнала лишь два дня назад.
        - Наверное, тогда, когда Стандиш попросил вас поехать сюда?
        Неома кивнула головой.
        - Я рад, что вы приехали, - сказал маркиз, - однако вчера вечером мне показалось, что вы были совсем не веселы и не получили должного удовольствия.
        Его слова вернули Неому к событиям ужасного вечера, о котором она не хотела вспоминать. Она едва сдержала себя, чтобы не сказать, что думает о маркизе и устроенной им оргии. Девушка вспомнила о главной цели их приезда. Ей надо спасти Перегрина, и она должна оставаться вежливой до тех пор, пока расписка не будет найдена.
        Ничего не сказав, Неома пришпорила лошадь. Маркизу ничего не оставалось, как последовать за ней. Так они ехали долго. Неома умышленно не сдерживала бега своей лошади. Когда же животные, устав, перешли на медленный шаг, маркиз заметил:
        - Мне кажется, мисс Кинг, у вас нет желания отвечать на мой вопрос.
        - Нет… ваша светлость.
        - Могу я спросить, почему же?
        - Может быть, мы поговорим… о чем-нибудь другом?
        - И какой же предмет вас интересует?
        - Я уже говорила, что хочу как можно больше узнать о вашем имении.
        - Но для этого у меня есть хранитель музея. Вот он вам и расскажет обо всем, о чем вы пожелаете.
        - Я знаю, это мистер Грейстон. О нем мне сказала ваша экономка.
        - Надо же, вы и в самом деле всерьез заинтересовались моим имением.
        - Конечно, а что в этом странного?
        - Я всегда думал, что женщины интересуются только нарядами, украшениями и своими поклонниками.
        Слова маркиза смутили Неому, и она покраснела. Неома была не в состоянии поднять глаза на маркиза, потому что чувствовала, что он смотрит на нее так же пристально, как он смотрел на своих гостей на званом обеде.
        И вдруг она произнесла:
        - Зачем вы все портите?
        - Что вы имеете в виду?
        - Зачем вы так говорите… зачем устраиваете приемы, подобные вчерашнему?
        Она запнулась, удивившись своей смелости, но продолжила:
        - Я никогда не видела столь великолепного особняка, таких сказочно красивых и ценных вещей. То, что я увидела сегодня утром из окна своей комнаты, показалось мне уголком небесного рая. Лучи утреннего солнца скользили по поверхности прекрасного озера, в парке промелькнул олень…
        - И только одно плохо в этом раю… вам не нравится тот, кто владеет этим райским уголком.
        - Я… этого не говорила.
        - Но наверняка подумали об этом.
        - Почему вы такой… какой вы есть?
        Произнеся эти слова, Неома повернулась и встретилась с маркизом взглядом. Сейчас они ехали очень близко друг от друга и можно было увидеть выражение его глаз. Маркиз посмотрел на нее как-то по-особому, и от этого взгляда сердце Неомы быстро забилось, чего прежде никогда не бывало.
        Маркиз произнес:
        - Вы слишком откровенны, мисс Кинг, а сейчас, я полагаю, нам пора возвращаться обратно, - с этими словами маркиз развернул лошадь. Неома последовала за ним.
        На обратном пути они не разговаривали.
        Впереди показался особняк, и Неома решила, что вряд ли в Англии найдется другой особняк, являющийся таким же прекрасным произведением архитектурного искусства. На фоне зеленого леса здание напоминало необыкновенно красивый драгоценный камень, лежащий на бархате. Легкие облака как бы плавно покачивали флаг с гербом маркиза. Неома опять подумала, что более прекрасного места она не видела до сих пор.
        Но вдруг перед ней возникли неприятные сцены вчерашнего обеда, и девушка вся сжалась.
        До парадного входа маркиз и Неома проехали молча. Их уже ждали грумы, которые должны были отвести лошадей на конюшню. Маркиз слез с лошади и, подойдя к Неоме, помог ей спуститься на землю. Неома решила, что он сердит на нее.
        - Извините… если я была невежлива с вами. Надеюсь, вы… простите меня.
        - Я просто удивлен, мисс Кинг, - ответил маркиз, и они вместе поднялись по лестнице, а затем вошли в дом.
        В комнате Неомы ее ждала не только служанка, но и экономка.
        - А мы подумали, куда вы подевались, мисс? - сказала экономка. - А потом, посмотрев в окно, я увидела, что вы возвращаетесь с его светлостью.
        - Я встала очень рано и решила пойти на конюшню, где вскоре и появился его светлость. Он спросил, не хочу ли я проехаться на лошади.
        - Вы ездили верхом без специального костюма? - изумилась экономка. - В таком случае сейчас вам лучше переодеться, мисс. Я должна погладить ваше платье.
        - Извините, если я доставляю вам хлопоты. И большое спасибо, - поблагодарила Неома.
        - Какие хлопоты! Но скажу честно, я была крайне удивлена, не застав вас в комнате в столь ранний час. Еще никто в этом доме, кроме его светлости, не вставал так рано.
        - Наверное, мне следовало бы спросить, когда здесь подается завтрак, - произнесла Неома, в то время как служанка расстегивала ей платье.
        - Обычно гости завтракают в своих комнатах. Однако сегодня из-за скачек маркиз распорядился позвать всех на завтрак вниз. Его светлости не понравится, если кто-то заставит его ждать, - сказала экономка.
        - Да, я понимаю, - согласилась Неома.
        - Я имею в виду, мисс, что, как только вы переоденетесь, вам следует спуститься в зал для завтраков. Правда, сомневаюсь, что многие будут завтракать сегодня, однако у вас, несомненно, будет хороший аппетит после утренней прогулки.
        - Как только вы заговорили о еде, мне сразу же захотелось есть, - улыбнулась Неома. - Может быть, после завтрака я еще успею до отъезда на скачки увидеться с мистером Грейстоном, чтобы он рассказал мне о том, что интересует меня.
        - Прекрасная мысль, мисс, - одобрительно заметила экономка, - можете полностью довериться служанке Элис, она во всем вам поможет. Что вы думаете надеть сейчас?
        - Наверное, то платье, в котором я была вчера. Это лучшее мое платье. У меня с собой немного вещей.
        - И оно вам очень к лицу, должна вам сказать, - заметила экономка, - жаль только…
        Экономка не договорила. Неома решила, что ей, наверное, не нравится вид остальных приглашенных дам, поэтому она быстро сменила тему:
        - Уверена, все хотят, чтобы его светлости повезло. Его Алмаз наверняка выиграет.
        - Мы тоже надеемся на это, - ответила экономка.
        - Я с нетерпением жду, когда мы отправимся на Дерби. Спасибо вам за то, что помогли мне переодеться, - сказала Неома и, улыбнувшись обеим женщинам, пошла вниз на завтрак.
        Неоме хотелось зайти к Перегрину и узнать, проснулся ли он. Но, решив, что экономке показалось бы ее желание зайти в комнату к мужчине неприличным, она не осмелилась это сделать.
        К счастью, Перегрин уже был в зале для завтраков. Он сидел, поставив локоть на стол и подперев рукой голову. У него был усталый вид, какой бывает обычно на следующий день после изрядной попойки.
        - Перегрин! - воскликнула она. - Ну как ты?
        - Ужасно! - ответил он. - Какого черта я так много пил?
        - Ты всегда потом себя ругаешь. Съешь что-нибудь, может быть, тебе станет лучше.
        - От еды мне будет еще хуже, - угрюмо сказал Перегрин.
        В зале стояла длинная стойка-буфет с многочисленными блюдами на серебряной посуде, которые подогревались слабым огнем горелок. Официантов в зале не было. Неома поняла, что они с Перегрином могут обслужить себя сами, взяв то, что им хотелось. Выбрав для брата самое легкое блюдо, она поставила перед ним тарелку, затем намазала маслом небольшой кусочек хлеба и налила кофе.
        - Поешь, дорогой, и тебе станет лучше. Сегодня намечается такой восхитительный день, и будет жалко, если ты не сможешь получить удовольствие от скачек.
        - Единственное, что мне сейчас необходимо, это коньяк.
        - Коньяк?
        - Только коньяк приведет меня в чувство после такой пирушки. Чарльз подтвердит, что именно это мне сейчас нужно.
        Будто услышав свое имя, Чарльз вошел в зал. Вид у Чарльза был такой же, как у Перегрина.
        - О боже, ну и ночь! - воскликнул он. - Одна Неома была вчера благоразумна.
        - Перегрин хочет коньяк, - произнесла Неома.
        - Я бы тоже не отказался, - ответил Чарльз и позвонил в золотой колокольчик. В зал тотчас вошел слуга.
        - Коньяк для мистера Стандиша и для меня, - заказал Чарльз.
        Слуга принес графин и налил обоим такое количество спиртного, от которого Неома пришла в ужас. Однако после того, как Перегрин выпил, он на самом деле пришел в себя, немного поел, и цвет его лица улучшился. Дождавшись, когда слуга покинет зал, Неома сказала:
        - Я хочу поговорить с вами обоими.
        Чарльз выжидательно посмотрел на девушку.
        - Когда мы уедем отсюда? - спросила она. - Я не желаю задерживаться здесь ни на минуту более, чем это необходимо.
        - Ты прекрасно знаешь ответ, - ответил Перегрин. - Пока мы не найдем то, за чем приехали сюда, мы не сможем уехать.
        Перегрин старался говорить тихо, однако Чарльз и Неома настороженно поглядывали на дверь, чтобы никто их не услышал.
        - Знаете, я становлюсь все более уверенной в том, что мы вообще не найдем то, за чем приехали. Вчера вечером я поняла, что никому из нас не следовало бы здесь находиться, - удрученно произнесла Неома.
        Чарльз с пониманием посмотрел на нее и сказал:
        - Это был ужасный вечер. Когда я увидел, что тебе удалось улизнуть, даже порадовался.
        - А в чем, собственно, дело? - недоумевал Перегрин. - Я совсем ничего не помню.
        - Думаю, что не один ты ничего не помнишь, - ответил Чарльз.
        - Зачем маркизу нужны все эти ужасные женщины? Для чего он так сильно напоил своих друзей? - тихо спросила Неома.
        - Наверное, ему так нравится, - ответил Чарльз. Неома тоже не находила другого объяснения, однако она с трудом верила, что один и тот же человек может быть одновременно и таким порочным, и таким внимательным и предупредительным, каким она его видела утром, когда ехала рядом с ним. Неома восхищалась его прекрасной манерой держаться в седле и подумала, что ее отец, наверное, сказал бы то же самое.
        - Но вы не ответили на мой вопрос, - громко сказала она. - Когда мы отсюда уедем?
        - Наверное, в пятницу, - отозвался Чарльз. - Во всяком случае, большинство гостей захотят завтра поехать на скачки.
        При одной лишь мысли, что ей предстоит провести здесь еще одну ночь, у Неомы замерло сердце.
        - Не могли бы мы уехать вечером сразу же после скачек?
        - Ты что, не помнишь, зачем мы сюда приехали? - спросил Перегрин. - Кроме того, экипаж заказан на пятницу.
        Неома хотела возразить, что не может оставаться здесь более, но в зал вошли несколько человек, и она промолчала. Закончив завтрак, она отправилась искать мистера Грейстона.
        Служебная комната мистера Грейстона была заставлена ящиками, кругом лежали папки с фамильным гербом маркиза, по стенам развешаны различные карты. Представившись, Неома заметила, что мистер Грейстон весьма польщен тем, что его удостоила вниманием леди.
        - Могу понять ваш интерес, мисс Кинг, но, чтобы осмотреть весь особняк, который, осмелюсь сказать, один из прекраснейших загородных домов, понадобится немало времени, - произнес он с чувством гордости, а затем продолжил:
        - Как вы сказали, у вас немного времени до отъезда на скачки. Поэтому я предлагаю посетить сначала ближайшие комнаты и залы, а затем, если останется время, мы сможем пройтись по комнатам парадного дворцового покоя и посмотреть церковь.
        - Здесь есть даже церковь? - с интересом спросила Неома.
        - Есть, - ответил мистер Грейстон. - Она была построена еще до того, как Ванберг снес прежнее здание особняка и построил нынешнее.
        - Церковь далеко от вашего кабинета?
        - Совсем рядом.
        - Тогда, может быть, посмотрим сначала ее? Неома хотела ощутить успокаивающее воздействие церкви после той грязи и зла, которые ей пришлось увидеть вчера вечером.
        - Эта церковь действующая? - спросила она мистера Грейстона по дороге.
        - Да, - ответил он. - Личный священник маркиза по воскресеньям ведет службу.
        - У маркиза есть свой священник? - удивилась Неома.
        - Обычно так и бывает, когда церковь находится непосредственно в поместье. Это весьма удобно для слуг, которым не приходится посещать деревенскую церковь, расположенную в миле отсюда.
        - Ну да, конечно, - согласилась Неома. Вскоре они вошли в церковь, и Неома осмотрелась. Здание церкви было очень старым. Алтарь был сделан из гипса, витраж над ним установили еще в 1680 году. С тех пор сохранились и скамьи с резными спинками. Скамья же, на которой обычно сидел маркиз, выглядела по-королевски красивой. Стены были расписаны сюжетами из жизни Христа кисти Лягера и Рикарда. С трудом верилось, что в таком забытом богом доме может находиться церковь.
        Опустившись на обшитую красным бархатом подушечку для коленопреклонения, Неома стала молиться. На лице мистера Грейстона появилось крайнее удивление. Неома молилась недолго, попросив у бога и у своей матери помощи, чтобы спасти Перегрина и защитить его от греховных азартных игр, особенно когда у него нет денег.
        - Помоги нам, господи, помоги нам, мама, - умоляла она, а затем произнесла одну из тех молитв, которые знала с детства.
        Закончив молиться, она поднялась. Мистер Грейстон, наблюдавший все это время за Неомой, увидел, как озарилось лицо этой симпатичной и одухотворенной девушки, которая, к сожалению, слишком рано встала на путь, неминуемо ведущий к отчаянию и разочарованию. Он лишь печально покачал головой и повел Неому в одну из красивейших гостиных особняка. Времени до отъезда на скачки оставалось мало, Неома должна была еще переодеться.
        Когда она спустилась в парадный вестибюль, то услышала там смех и болтовню гостей маркиза, собравшихся на скачки. Яркие платья дам совершенно не сочетались с нежными оттенками потолка, расписанного Лягером, о чем ей поведал мистер Грейстон. Среди шумной толпы она увидела Перегрина и подошла к нему. В руке он, как и все гости, держал бокал с шампанским.
        - Не пей больше, - попросила Неома. Он улыбнулся ей и сказал:
        - Все в порядке, я чувствую себя уже лучше. Действительно, шампанское оживило всех присутствующих. Все направились через парадную дверь к большой карете, в которую были впряжены великолепные лошади. Гости поднялись на крышу кареты, где были оборудованы специальные места, а слуги устроились внутри.
        Карета тронулась в путь, раздались восторженные крики гостей: «Ату!» Неома сидела рядом с Перегрином. Перед ними открывался прекрасный вид на озеро. Вскоре карета выехала на основную дорогу. Кто-то поменялся местами с мужчиной, сидевшим сначала рядом с Неомой, и, когда она взглянула на нового соседа, с ужасом обнаружила, что это был лорд Дадчетт. Он прижался к девушке боком, что заставило ее придвинуться ближе к Перегрину.
        - Сегодня вы просто очаровательны, мисс Кинг, - произнес лорд Дадчетт. - Надеетесь выиграть на скачках?
        - Я не могу себе позволить азартные игры, милорд, - натянутым голосом произнесла Неома.
        - Конечно же, я понимаю, что вы не можете, - ответил он. - Вы просто обязаны позволить мне сделать за вас ставку на тех лошадей, которые, на ваш взгляд, придут первыми. Возможно, мы общими усилиями выиграем приличную сумму.
        - Это очень любезно с вашей стороны, ваша светлость, но я вынуждена отказаться от вашего предложения, - сказала Неома. - Я вообще не одобряю азартные игры.
        - Только такая странная особа, как вы, способна сказать такое, - проговорил лорд Дадчетт.
        Отвернувшись к Перегрину, Неома хотела прекратить разговор с лордом Дадчеттом, но в этот момент Перегрин с джентльменом напротив был занят обсуждением достоинств лошадей. Заметив это, лорд Дадчетт продолжил:
        - Если вас не интересует азартная сторона скачек, тогда, быть может, вы позволите рассказать вам об Эпсоме и о том, как была найдена эпсомская соль ?
        Как было ни досадно Неоме, но именно об этом она хотела бы узнать. Подобный предмет для разговора показался девушке безопасным, и она согласилась выслушать лорда Дадчетта.
        - В 1618 году Генри Уикер впервые привел свое стадо на водопой к роднику, который как-то обнаружил вблизи Эпсома. Животные отказались тогда пить, - говорил лорд Дадчетт, - когда же сам Уикер попробовал эту воду, то почувствовал, что она неприятна на вкус.
        Во время рассказа лицо лорда склонялось к Неоме, пока не оказалось совсем рядом с ее лицом.
        - А в двадцатых годах обжоры двора Стюартов отправились в Эпсом, чтобы попить воду из этого источника и промыть свои желудки. Я думаю, вы со мной согласитесь, дорогая мисс Кинг, что подобное не мешало бы сделать сегодня утром и многим гостям маркиза.
        Неома не ответила на эту реплику. Тогда лорд возобновил свой рассказ:
        - Очевидно, придворные решили сочетать приятное с полезным. В то время как они лечились водой из источника, они хотели развлекаться. Тогда появились игорные дома, арены для петушиных боев, и в конце концов, был построен ипподром.
        Эти сведения показались Неоме такими интересными, что она воскликнула:
        - Так, значит, вот как появились скачки!
        - Я знал, что вас это развеселит, - заметил лорд Дадчетт. - Думаю, я смог бы рассказать вам намного больше забавных и интересных вещей… если бы вы были полюбезнее со мной.
        Что-то неприятное было в тоне лорда Дадчетта. Неома быстро сказала:
        - Интересно, а почему скачки стали называться Дерби?
        - Возможно, Эпсом так бы и остался неизвестным местечком, - ответил лорд, - если бы будущий граф Дерби не взял в аренду земли, на которых находилась пивная под названием «Оукс».
        Неома подумала, что где-то уже слышала это название, и лорд как бы подтвердил ее мысль:
        - Да, именно так, «Оукс» первоначально назывались скачки.
        - Как интересно! - произнесла Неома.
        - Было решено проводить ежегодные скачки кобыл-трехлеток, - продолжал лорд Дадчетт, - однако в следующем, 1780 году граф Дерби со своими друзьями решил организовать ежегодные скачки для всех лошадей-трехлеток. Именно с тех пор и существуют скачки Дерби.
        Закончив свой рассказ, лорд неприятно улыбнулся, а затем добавил:
        - Ну вот, теперь я вижу, что угодил вам. Чем же вы мне отплатите за мое доброе к вам отношение?
        - Не понимаю… что вы имеете в виду?
        - Да бросьте, вы все прекрасно понимаете. Сегодня вечером, вместо того чтобы опять исчезнуть после ужина, вы должны позволить мне показать вам кое-что из красот Сита. Например, мы могли бы пойти в картинную галерею.
        Тон лорда Дадчетта заставил Неому принять решение - сегодня вечером она отправится спать еще раньше, чем вчера. К счастью, в этот момент карета влилась в основной поток транспорта, направлявшегося в «Даунс».
        Все было так интересно, так ново для Неомы, что она уже не слышала нашептываний лорда Дадчетта. По дороге следовали самые разнообразные средства передвижения. Можно было увидеть и запряженных лошадей, и ослов, тянувших телеги и повозки. Кучера роскошных карет беспрестанно сигналили в рожки и переругивались с уличными торговцами, мешавшими движению своими телегами и повозками. На дороге встречались одноконные двухместные или четырехместные кареты, ландо и линейки.
        У заставы, где взималась дорожная пошлина, образовалась огромная очередь. Но, к счастью, из-за того, что Сит располагался довольно близко к «Даунс», карете маркиза не пришлось долго стоять в этой процессии.
        Неома удивленно наблюдала, как прямо у обочины дороги демонстрировали свое мастерство жонглеры и акробаты, развлекая тех, кто сидел в каретах и экипажах. Гости маркиза бросали деньги артистам лишь из желания посмеяться над тем, как они возятся в грязи и пыли, подбирая монеты.
        Наконец карета маркиза миновала заставу и, поднявшись по склону горы, достигла ипподрома. Показалась огромная грибуна, уже заполненная зрителями. Перегрин объяснил, что только с одной этой трибуны администрация скачек имеет прибыль в двадцать тысяч фунтов. С обеих сторон трибуны стояли кареты и экипажи, с которых зрители также собирались наблюдать за соревнованиями. На ипподроме стояла такая суматоха, что Неома стала сомневаться, смогут ли лошади вынести такую нервную и шумную обстановку. Рядом с отдельными кабинками-беседками, принадлежавшими представителям высшего общества, суетились что-то выкрикивающие мужчины. Это были так называемые зазывалы и жучки . С обеих сторон рядов трибуны стояли слуги в ярких ливреях, обслуживавшие зрителей. Кругом играла музыка. Цыганка кружилась в танце под звуки скрипки, подходя к игрокам и предлагая предсказать им судьбу.
        Неома встала. Маркиз распорядился поставить карету так, чтобы были хорошо видны участники заезда. Перегрин сказал, что среди участников много известных чемпионов. Их можно было узнать по расплющенным носам и искалеченным лицам. Эти бесстрашные люди умели зарабатывать деньги только своим участием в скачках.
        Толпа местных жителей и детей-оборванцев окружила фокусников, показывавших свои чудеса, и чревовещателей, о чем-то споривших со своими куклами.
        - Смотри внимательно за карманами, - предупредил Перегрина Чарльз, когда тот собрался спуститься вниз и подойти ближе к скаковому кругу.
        - У меня им нечего взять! - ответил Перегрин, а затем спросил Неому:
        - Ты пойдешь со мной?
        - Да, конечно, - быстро ответила Неома, опасаясь того, что, как только Перегрин уйдет и оставит ее одну, к ней тотчас пристанет лорд Дадчетт.
        Но вскоре Перегрин с Неомой вернулись в карету. Толпа, заполнившая все пространство перед скаковым кругом, мешала наблюдать за подготовкой к скачкам.
        Был подан легкий завтрак. Слуги маркиза накрыли столы и поставили стулья. На отдельном столике, спрятанном в тени, стояли бутылки и графины с разнообразными напитками. На завтрак были поданы такие блюда, о существовании которых Неома раньше и не слышала. Можно было отведать копченого лосося, холодной индейки и буженины, попробовать бычий язык и свиную голову и, конечно же, сладкие пудинги, которые, казалось, таяли на солнце.
        Неома была голодна. Она не была уверена, будут ли есть остальные гости маркиза. Но после выпитого утром вина у них также появился отменный аппетит. Некоторые джентльмены бросали куриные ножки и куски ветчины детям, столпившимся вокруг кареты и голодными глазами смотревшим на эту трапезу.
        Прошло много времени после завтрака, прежде чем состоялись первые два заезда. Затем начались непосредственно скачки Дерби. Перегрин предложил подойти ближе к загону и посмотреть на лошадей - участниц заезда. Пока жокеи стояли в центре скакового круга и разговаривали с владельцами лошадей, грумы водили по кругу животных. У загона уже стояли несколько шикарно одетых женщин в сопровождении респектабельных джентльменов.
        Вдруг Неома увидела маркиза Роузита, который прогуливался под руку с Вики Вейл. Вид рыжеволосой красавицы показался девушке крайне экстравагантным, даже вульгарным. Желтые перья, украшавшие капор, и желтая шелковая шаль на плечах сразу выделяли ее из этой большой толпы. Очевидно, маркизу нравилось, что внимание знакомых было приковано к его спутнице. Неома отметила про себя, что сам маркиз выглядит еще более надменным, чем всегда.
        Однако больше всего Неому сейчас интересовали лошади.
        - Вот это и есть Алмаз, - сказал Перегрин, когда лошадь провели мимо.
        - Мы должны поставить все до единого пенни, что у нас есть, на Алмаза, - шепнул Чарльз Перегрину. - Конечно, если он выиграет, мы получим гроши, но сделать ставку все равно надо.
        - Нет, - испуганно произнесла Неома. - Вам нельзя так поступать.
        - Но почему? - спросил Перегрин. Посмотрев на Алмаза, который был сейчас недалеко от них, она вдруг сказала:
        - Он не выиграет!
        - С чего ты взяла? Алмаз непременно выиграет! С ним никому не справиться! - заявил Чарльз. Но Неома настаивала:
        - А я уверена, совершенно уверена, что победителем будет вот этот.
        Она указала на какую-то лошадь. Чарльз и Перегрин удивленно смотрели на Неому.
        - Это просто невозможно! - воскликнул Чарльз и, вытащив программу скачек, начал внимательно изучать ее. - Так, сейчас узнаем. Вот нашел. Это лошадь по кличке Матрос. Она принадлежит Т.Торнхиллу, эсквайру, жокей - С. Чифни. Должен сказать, у него нет ни одного шанса выиграть у Алмаза.
        - Тем не менее Алмаз не выиграет, - стояла на своем Неома.
        - Подобное заявление моей гостьи кажется мне более чем странным, - вдруг послышался голос, который Неома сразу же узнала.
        - Я тоже так считаю, милорд, - согласился Перегрин, поддержав маркиза. - На скачках нет лошади, равной Алмазу.
        - Мне бы хотелось так думать, - ответил маркиз. - Но в то же время интересно, почему это мисс Кинг так не верит в Алмаза?
        Неома подняла на маркиза глаза. Помолчав; она с трудом ответила:
        - Прошу прощения… конечно же, я могу ошибиться, однако какое-то чувство подсказывает мне, что победителем станет Матрос.
        - Какой вздор! - резко произнес Перегрин, но тотчас пожалел, что говорил с Неомой таким тоном, который вряд ли допустим в общении со своей «подругой», за которую все здесь принимали Неому. Чтобы исправить положение, он тут же добавил:
        - В конце концов, каждый имеет право на собственное мнение.
        Маркиз продолжал смотреть на Неому:
        - И все же почему у вас подобное предчувствие, мисс Кинг?
        - Не могу… объяснить это, - произнесла она, обращаясь к маркизу. - Это такое же чувство, которое я испытывала сегодня утром, когда точно знала, что справлюсь с Победоносным… Но сейчас я могу и ошибаться.
        - Сомневаюсь, - неожиданно сказал маркиз, - а вам, джентльмены, советую послушать мисс Кинг. Она достаточно хорошо разбирается в лошадях и знает, что говорит.
        С этими словами маркиз отошел от них, а Перегрин и Чарльз удивленно переглянулись.
        - Слышал, что он сказал? - спросил Перегрин.
        - Слышал! Может быть, действительно лучше сделать так, как он посоветовал? - предположил Чарльз.
        - Да что из себя представляет этот Матрос? О нем никто ничего не знает, - удивлялся Перегрин.
        - Пожалуйста… не спорьте, - взмолилась Неома. - Нельзя, чтобы ты все проиграл. Когда мы будем уезжать, не сможем даже чаевые прислуге дать. Ты же знаешь, каким позором это будет для нас.
        Пожав плечами, Чарльз сказал:
        - Ты говоришь, что выиграет Матрос, да и маркиз это косвенно подтверждает. Почему бы и не поверить в это?
        - Да почему ты вообще веришь Неоме? - вставил Перегрин. - Очевидно, маркиз сказал так просто из вежливости.
        - Из вежливости? Это маркиз-то? - недоумевал Чарльз. - Ты когда-нибудь слышал, чтобы он так говорил?
        - До некоторых пор я вообще не слышал, как он говорит.
        - Но ведь ты прекрасно знаешь, какая у него репутация в Уайтсе.
        - Знаю, и все же…
        Чарльз задумался на мгновение, но затем сказал:
        - В конце концов, со своими деньгами я поступлю так, как считаю нужным.
        - Но только не ставь все деньги… пожалуйста, - умоляла Неома.
        - Хорошо, я возьму лишь половину. Если проиграю, то у нас будет на что уехать домой.
        - Вот так-то лучше, - согласилась Неома.
        Чарльз удалился и вскоре исчез в толпе. Перегрин, повернувшись к сестре, со злостью сказал:
        - Ты ведешь себя, как дура. У нас был такой прекрасный шанс сделать на Алмазе деньги. Маркиз просто посмеется над нами, когда выиграет!
        Неома ничего не ответила. Она могла понять, что переживает Перегрин, но ее предчувствие, что Алмаз не придет первым, не изменилось.
        Вскоре послышалось: «Они стартовали!» Перегрин подтолкнул Неому к самому краю круга, и они очутились рядом с финишным столбом.
        Неома была вся в напряжении. Первая попытка заезда оказалась неудачной. Был объявлен фальстарт. Лошади вернулись на исходные позиции.
        - Спокойно, - сказал Перегрин, - говорят, иногда бывает до двадцати фальстартов, прежде чем лошади начнут соревноваться.
        - Думаю, такое трудно вынести, - ответила Неома. Перегрин видел волнение сестры и взял ее за руку. - Не переживай! Как только они стартуют, пройдет не более трех минут, как мы узнаем результат. Вчера кто-то сказал, что Дерби для лошади - возможность за две минуты и сорок пять секунд увековечить себя.
        Казалось, прошла целая вечность. Но вот опустился стартовый флажок, и лошади помчались. В толпе раздались выкрики.
        У Неомы было лишь одно желание - быстрее узнать, права она или ошиблась. И она молилась, чтобы внутреннее чувство не подвело ее.

        Глава 4

        - Откуда ты это знала? Как ты догадалась? - не переставая, спрашивал Перегрин. К ним подошел улыбающийся Чарльз и стал задавать такие же вопросы.
        Но Неома ответила кратко и просто, что не может объяснить, откуда взялась ее уверенность в победе Матроса. Это было чувство, не поддающееся никакому объяснению.
        - Прекрасно, теперь мы возвратимся домой с кое-какими деньгами в карманах, - удовлетворенно заметил Чарльз.
        - Надеюсь, кроме этих денег, нам удастся привезти домой еще кое-что, более существенное, - тихо произнес Перегрин.
        Чарльз и Неома почувствовали себя виноватыми, позволив себе забыть о главной цели поездки в Сит. Злосчастная расписка в две тысячи фунтов продолжала висеть над ними, словно дамоклов меч.
        Направляясь к карете, Неома умоляла:
        - Пожалуйста, только никому не говорите, что произошло.
        - Нет, конечно же, нет. Мы будем молчать. Никто не должен знать о том, что мы предполагали, кто выиграет, - согласился Перегрин.
        - Но маркиз-то об этом хорошо знает, - заметил Чарльз.
        - Вряд ли можно просить его никому не рассказывать об этом. Но, возможно, он и сам решит не распространяться на этот счет, - предположил Перегрин.
        Неома молила бога, чтобы им не пришлось выслушивать обвинения в том, что они ничего не сказали остальным гостям маркиза о Матросе как о возможном победителе скачек.
        Карета была готова к отъезду. Среди гостей, уже занявших места наверху, царила мрачная и унылая атмосфера. Из-за поражения Алмаза многие оставили на ипподроме изрядные суммы. Хотя маркиз предупреждал, что они уедут сразу же после окончания соревнований, чтобы не попасть в дорожную пробку, им пришлось довольно долго пробираться через медленно двигающуюся процессию из экипажей и наездников. Все гостиницы и постоялые дворы, мимо которых они проезжали, были переполнены людьми, отдыхающими перед утомительным путешествием в Лондон. У обочин толпились дети в лохмотьях, многие из них выглядели такими худыми, что Неома не могла не дать им кое-что из оставшейся от завтрака еды. Краем уха она услышала разговор джентльменов, делившихся впечатлениями о новой трибуне на ипподроме. Один из них сказал:
        - Я осмотрел все, что только было возможно, и должен признать, что на скачках теперь все сделано прекрасно. Особенно мне понравился буфет.
        - Значит, теперь можно даже закусить во время соревнований? - спросил другой джентльмен.
        - Там было много соблазнов для желудка. На вертелах жарились куски мяса. Я слышал, что поставщики провизии привезли на ипподром сто тридцать ножек молодых барашков, сто кусков филейной части говядины, более шестидесяти кусков телячьей туши и, кроме того, четыреста штук омаров и много других вкусных вещей, - ответил первый.
        Неоме хотелось узнать, что же будет с оставшимися продуктами и нельзя ли это все отдать нищим детям, но она так и не осмелилась этого сделать. Она боялась привлечь к себе внимание маркиза, который мог бы рассказать всем о предсказании Неомы. С замиранием сердца слушала она, как Вики Вейл и остальные женщины выражали маркизу соболезнования по случаю неудачных для него скачек. К счастью, маркиз вообще мало обращал на кого-либо внимания и ничего не сказал о Неоме.
        Джентльмены же продолжали жаловаться на свое невезение.
        - Это самые худшие из всех Дерби, которые я знаю, - услышала Неома ворчание лорда Дадчетта. - Скачки стоили мне довольно толстой пачки денег!
        - А я потерял такую уйму денег, что вам и не снилось, - заявил член парламента, сидевший рядом с Неомой на вчерашнем обеде.
        Лорд Дадчетт был так расстроен, что даже не замечал Неому. Все гости разделились: мужчины сидели особняком, обсуждая последние Дерби, а женщины, устроившись на отдельном сиденье сзади Неомы, гадали, как неудачный финал скачек скажется на жизни каждой из них.
        - Теперь можно распрощаться с ожерельем, которое я так надеялась получить в подарок от Генри, - сетовала одна из женщин.
        - Я была бы счастлива, если б смогла оплатить ренту! - воскликнула другая женщина. - Но в последнее время его светлости не везет. Он так часто проигрывает и теряет при этом кучу денег.
        - Я тебе уже давно говорила, Лотти, поищи себе кого-нибудь еще, - заметила первая. Лотти зевнула и сказала:
        - Наверное, так и сделаю. Но я привыкла к своему старенькому птенчику, он бывает таким щедрым, когда ему есть что мне дать.
        Слушая этот разговор, Неома не могла понять, почему эти леди рассчитывали на такие щедрые подарки от своих спутников. Вспомнились и слова Аврил, когда она заявила, что имеет виды на деньги Чарльза. Неома недоумевала: что удерживало этих джентльменов рядом с такими самоуверенными, вульгарными особами? Перед отъездом в Сит Перегрин сказал, что, даже если бы он был знаком с такой женщиной, все равно не смог бы заплатить ей, чтобы она сопровождала его в Сит. Неужели этим дамам мало того, что они приехали в прекрасный особняк и развлекаются там, неужели они надеялись на какое-то вознаграждение? Возможно, покинув театр на несколько дней, многие из этих женщин потеряли часть жалованья, которое получали в театре. Такое объяснение показалось Неоме вполне оправданным. «Однако какие же роли надо было исполнять, чтобы заработать столько же, сколько стоит ожерелье или рента дома», - задумалась Неома. Несмотря на свою неосведомленность в подобных вопросах, она все же знала, что актрисы зарабатывают в неделю сотни фунтов. Однажды, когда в газетах написали о бенефисе такой знаменитости, как миссис Сиддонз, отец
Неомы сказал, что обычно все средства от подобного представления полностью передаются артисту или артистке.
        В конце концов Неома пришла к выводу, что дамы, сидевшие сзади, были достаточно известными артистками. Неоме нетерпелось узнать их фамилии. Тогда она смогла бы следить за их карьерой по театральной рубрике в газетах.
        Она твердо решила, что по возвращении домой обязательно поговорит с Перегрином и выяснит все, что ей показалось странным и непонятным во время визита в Сит.
        Но главной загадкой для нее оставался сам маркиз. Наверное, он зол на нее. Ведь она открыто спросила, зачем ему нужны такие приемы. Она чувствовала, что поступила дерзко и бестактно, заявив подобное хозяину дома. Она была уверена, что ее действия могут иметь неприятные последствия для Перегрина.

«Надо постараться исправить положение. Мне следует быть более скромной. Однако вряд ли еще мне представится возможность говорить с маркизом с глазу на глаз, как это было утром, - подумала девушка. - Как можно быть такой глупой?»- спрашивала она себя и тут же успокаивала: послезавтра они уедут, и все ее угрызения совести насчет собственной бестактности больше не будут иметь значения. И потом она вряд ли когда-нибудь вновь увидится с маркизом.
        Если, конечно… Неома не хотела думать о самом страшном, что могло их ожидать. Подобные мысли пугали ее. А если все же им не удастся найти долговую расписку? Неужели Перегрин вынужден будет предложить маркизу их поместье вместо той суммы денег, которую должен по расписке?
        Тогда придется на коленях умолять маркиза позволить ей забрать кое-какие личные вещи матери, с которыми она не может расстаться. «Но почему, почему именно нам пришлось оказаться в такой ужасной ситуации?»- снова и снова задавала себе этот вопрос Неома, хотя и знала, что ответ кроется в том, что их отец был человеком, неискушенным в финансовых вопросах, а Перегрин показал себя слишком амбициозным и неспособным жить по средствам.
        Неома тяжело вздохнула. Чарльз, заметив, что она о чем-то сосредоточенно думает, сказал:
        - Ты какая-то мрачная.
        И прежде чем Неома смогла ответить, Аврил, сидевшая рядом с Чарльзом, громко проговорила:
        - Ей есть от чего быть мрачной, ведь она не получила того, что теперь есть у меня! Как же случилось, что глупая лошадь маркиза не выиграла? Ведь все твердили, что она победит.
        Посмотрев на спину сидевшего перед ним маркиза, Чарльз прошептал:
        - Поосторожнее, поосторожнее! Думаю, что хозяину не очень-то нравится считать себя проигравшим.
        - Но что же все-таки произошло с его лошадью? - спрашивала Аврил.
        - Матросу пришлось изрядно побороться с Алмазом. Он обогнал его практически у финиша, - ответил Чарльз.
        - Что касается меня, жаль, что я не знаю владельца Матроса, - отрезала Аврил.
        Неоме показалось, что Аврил специально старалась досадить Чарльзу.
        Экипаж подъезжал к Ситу. И вновь Неома восхитилась красотой этого истинного произведения архитектурного искусства. Уже не в первый раз она удивлялась, что именно такой человек, как маркиз, является владельцем этого изысканного строения, а эти люди, которых маркиз называет своими гостями, совершенно не способны оценить все великолепие этого особняка. Неома не видела, чтобы кто-нибудь из гостей любовался картинами, статуями или мебелью.
        Как хорошо, что они возвратились так рано. До ужина еще далеко, поэтому можно походить по дому и осмотреть его достопримечательности.
        Быстро поднявшись в свою комнату, она сняла капор и перчатки, а затем поспешила к мистеру Грейстону.
        Неома застала его за письменным столом. Мистер Грейстон улыбнулся девушке.
        - Вот мы и приехали, мистер Грейстон. Найдется ; ли у вас время еще что-нибудь показать мне? - запыхавшись, проговорила Неома.
        В ее глазах было некоторое беспокойство, и мистер Грейстон, заметив это, произнес:
        - Ладно, я думаю, дела его светлости могут подождать, а мы с вами, мисс Кинг, продолжим осмотр дома.
        - Спасибо! Спасибо вам! - радостно воскликнула Неома.
        Без сомнения, мистер Грейстон не только любил этот дом. Проработав здесь почти двадцать лет, он знал все до мельчайших деталей. Сначала он показал Неоме роскошную комнату, расписанную в 1705 году Джеймсом Торнхиллом. Затем они направились в музыкальный салон и парадную спальню, в которой в прошлом году ночевал сам регент во время своего пребывания в Сите.
        - Маркиз сам пригласил его в гости? - спросила Неома.
        Мистер Грейстон ответил не сразу.
        - Его светлость не приглашал его высочество. Регент сам настоял на том, чтобы приехать в Сит. Это был его третий визит.
        - Наверное, он чуть не умер от зависти, увидев, какие сокровища находятся в этом особняке.
        - Да, наверное. Мне кажется, в ряде случаев он всячески пытался превзойти его светлость, украсив свои дома такими же ценными вещами.
        - Вряд ли ему это удалось, - улыбнулась Неома, разглядывая огромную кровать с резным сводом. Однако истинным произведением искусства являлся потолок, на котором был изображен Рассвет, прогоняющий Ночь. Своды потолка были украшены различными пейзажами.
        Неома не могла сдержаться, чтобы не выразить восхищение.
        - Испытываешь истинную радость, глядя на роспись этого потолка.
        - Думаю, такую оценку заслуживает многое из того, что можно увидеть в Сите, - согласился мистер Грейстон.
        - Не знаю, какие можно подобрать определения, способные передать всю эту красоту, - заметила Неома.
        Вдруг послышался чей-то голос. Но это не был голос мистера Грейстона.
        - Может быть, я могу чем-нибудь помочь? Неома повернулась. Она увидела лорда Дадчетта, и ей стало не по себе.
        - Сожалею, что вынужден прервать вашу экскурсию, - сказал лорд, обращаясь к мистеру Грейстону, - но его светлость просит, чтобы вы немедленно пришли в библиотеку.
        На лице мистера Грейстона появилось крайнее удивление, но лорд Дадчетт настойчиво повторил:
        - Я сказал… немедленно! Поклонившись, мистер Грейстон сказал:
        - Простите, мисс Кинг, но, я надеюсь, это ненадолго.
        - Конечно же, возвращайтесь быстрее. Может быть, мне пойти с вами?
        И она уже направилась к двери, как лорд Дадчетт, встав на ее пути, произнес:
        - Однако нет необходимости прерывать вашу занимательную экскурсию. Я горю желанием быть вашим гидом. Заверяю вас, что знаю Сит достаточно хорошо и смогу рассказать обо всем, что вас интересует.
        - С вашей стороны это очень любезно, ваша светлость. Однако мне хотелось бы, чтобы мистер Грейстон оставался моим гидом.
        - Грейстон сейчас занят, - холодно заметил лорд Дадчетт, что указывало на то, что мистера Грейстона уже не было в комнате.
        Лорд Дадчетт пристально посмотрел на Неому, при этом его полные губы расплылись в улыбке:
        - Мне кажется, вы все время пытаетесь избегать меня. На этот раз я намерен не допустить этого.
        - Уже поздно. Мне надо идти. Мистер Стандиш, наверное, ищет меня, - быстро сказала Неома.
        - Ваш друг вовсе не скучает без вас, напротив, он весьма даже счастлив, - ответил лорд Дадчетт. - Когда я уходил, он выпивал вместе с остальными, сетуя на свой проигрыш на скачках.
        Неома не верила в то, что говорил лорд Дадчетт, хотя, с другой стороны, она могла облегченно вздохнуть: видимо, никто не догадывается, что Перегрин и Чарльз не проиграли на Дерби.
        - В этой связи у нас с вами появилась возможность немножко поболтать, как вы и обещали мне, - произнес с ухмылкой лорд.
        - Ничего подобного… я вам не обещала, - возразила Неома.
        - Ах да, я это сам себе обещал, что то же самое. Если я хочу с вами говорить, то так и будет. Могу также добавить, что, помимо милой беседы, я хочу еще многого.
        Неома поняла, что происходящее становится опасным.
        - У меня нет желания с вами разговаривать. Я хочу осмотреть дом, особенно картины, которые висят в парадном вестибюле.
        Она подумала, что в вестибюле наверняка находятся сейчас слуги, а на глазах у них лорд Дадчетт вряд ли осмелится вести себя столь развязно. Лорд, очевидно, догадался, о чем подумала Неома, и, засмеявшись, произнес:
        - Вы уже видели парадный вестибюль. Лучше я покажу вам комнату, где мы находимся, особенно эту, очень удобную кровать.
        Он протянул руку к Неоме, но она смогла увернуться. Лорд все же схватил ее за запястье.
        - Вы уже долго изволите играть со мной. Довольно шуток! Я хочу вам сказать что-то очень важное.
        - Позвольте мне уйти! - заплакала Неома. - Я не желаю здесь оставаться.
        - А я хочу, чтобы вы остались, - ответил лорд Дадчетт. - Я хочу, чтобы вы меня выслушали, думаю, вам следует быть более благоразумной.
        - Благоразумной? - переспросила Неома.
        - Стандиш слишком молод и, очевидно, совсем не богат, чтобы дать вам то, что вы заслуживаете, - говорил лорд Дадчетт. - Думаю, что мое предложение покажется вам весьма заманчивым.
        Мгновение Неома недоверчиво смотрела на него, совершенно не понимая, что он ей предлагает. Тогда он придвинул ее к себе и обнял обеими руками.
        - Вы настолько привлекательны, - произнес он, - что я должен признаться, что вы восхищаете меня так, как давно уже никто не восхищал.
        - Позвольте мне уйти! - воскликнула Неома. Она подумала, что сейчас лорд поцелует ее. Она резко отвернулась.
        Он продолжал ее удерживать, не давая возможности двигаться. Вдруг страшная мысль пришла ей в голову: он может изнасиловать ее, и даже если она попытается противостоять ему, то это не поможет. Лорд был намного сильнее ее физически. И все же Неома продолжала сопротивляться, что лишь забавляло лорда Дадчетта.
        - Вы решили бороться со мной? Прекрасно, мне это очень нравится. В этом есть что-то новенькое. Но ваша неизбежная капитуляция очень позабавит меня.
        - Отпустите меня!.. - опять закричала Неома. Она старалась изо всех сил вырваться, но лорд крепко держал ее.
        - Мы поговорим об этом, но только после того, как вы подарите мне поцелуй, - сказал лорд Дадчетт.
        Губы лорда были уже совсем близко. Откинув назад голову, Неома тщетно пыталась увернуться от него. Но он сдавил ее своими объятиями так сильно, что избежать поцелуя было уже невозможно. Мысль о том, что он сейчас поцелует ее, была ужасна и отвратительна. Оставалась одна возможность - закричать что было сил. Когда надежды на спасение практически не оставалось, вдруг послышался чей-то резкий голос:
        - Разве это хорошо, Джордж, посягать на чужое? Сердце Неомы сильно забилось, когда она поняла, что спасена. Маркиз пришел на помощь в тот момент, когда она уже ни на что не надеялась. Лорд Дадчетт отпустил Неому. Она подбежала к маркизу и уткнулась ему в плечо. Нежно обхватив ее рукой, маркиз успокаивал Неому, чувствуя, как от слез содрогается тело девушки. Лорд Дадчетт негодовал.
        - Какого черта тебе надо? - спросил он.
        - Я не могу допустить, чтобы мои гости кричали, взывая о помощи. Я не буду оставаться к этому равнодушным, - ответил маркиз.
        - Я же не вмешиваюсь в твои дела, - сказал лорд Дадчетт. - Никогда не думал, что ты станешь вмешиваться в мои.
        - В твои или Стандиша? - спросил маркиз. Неома поняла, наконец, что, освободившись от лорда Дадчетта, находится сейчас в объятиях маркиза. Отпрянув, она сказала:
        - Спасибо вам…а теперь позвольте мне…уйти. Не дождавшись ответа, она вышла из спальни и побежала по коридору в свою комнату.
        Маркиз постоял немного молча, а затем произнес:
        - Хранитель музея сказал мне, что, дескать, я посылал за ним, но ведь это не правда.
        - О боже милостивый, Роузит! - ответил лорд Дадчетт. - Какого черта ты беспокоишься об этой проститутке, которая сюда неизвестно с кем приехала? Что касается меня, я ею явно увлекся.
        - Девушка еще слишком молода и, очевидно, не желает менять Стандиша на тебя.
        - Очень скоро она поймет свою выгоду, - пояснил лорд Дадчетт. - У Стандиша нет денег, а я способен из нее сделать то, что надо. Она увлекает меня.
        - Разве она тоже хочет этого? Думаю, что крики, которые я слышал, заставляют думать об обратном. Она не собирается менять партнера.
        - Я смогу убедить ее в этом! А ты не вмешивайся, у тебя есть Вики. Что еще тебе надо?
        Воцарилось молчание, затем маркиз произнес:
        - Пока ты у меня в гостях, оставь мисс Кинг в покое. Это не просьба, а приказ!
        Лорд Дадчетт изумленно посмотрел на маркиза.
        - Какой черт в тебя вселился? Насколько я знаю, на подобных вечеринках ты никогда прежде не вмешивался в подобные ситуации!
        - Я уже сказал… оставь ее в покое!
        - А если я не подчинюсь тебе? - спросил лорд Дадчетт, вызывающе посмотрев на маркиза.
        - Тогда, я думаю, в моем лице ты наживешь себе неприятного врага, - ответил маркиз, повернулся и вышел из спальни.
        Лорд Дадчетт удивленно посмотрел ему вслед. Поведение маркиза оставалось для него загадкой. Маркиз всегда был непредсказуемым человеком, но сейчас было трудно найти какое-либо объяснение его поведению. Почему ему вздумалось защищать неизвестную, неоперившуюся особу, которая к то муже была совершенно не в его вкусе?
        Однако по непреклонному тону маркиза можно было понять, что этот человек сделает то, о чем предупредил лорда. «Не стоит раздражать маркиза, - подумал лорд, - но и отказываться от соблазна овладеть этой юной неприступной особой я не собираюсь». Поэтому лорд Дадчетт решил, что, как только он уедет из Сита, непременно поговорит со Стандишем. «У меня предчувствие, что этот молодой человек проявит благоразумие и не откажется от выгодной сделки», - эта мысль была сейчас бальзамом для его уязвленной гордости. Он признавался сам себе, что сражен этой молодой проституткой, которая привлекала его все сильнее.

        Неома вбежала в свою комнату. Она дрожала, сердце ее сильно билось. Раньше она не могла даже представить, что окажется в такой ситуации, когда ей придется вырываться из объятий мужчины, зная, что шансов на спасение практически нет. Сейчас она вспомнила, как Перегрин просил ее держаться подальше от такого опасного человека, как Дадчетт. Разве могла она подумать, что этот лорд станет следить за ней. У нее не было сомнений, что он специально отправил мистера Грейстона к маркизу, чтобы остаться с ней наедине. Сев на стул, она постаралась успокоиться.
        Если бы они могли тотчас уехать домой! Разве сможет она пойти на обед, зная, что там увидит лорда Дадчетта? Она вспомнила, как лорд тащил ее в картинную галерею. При мысли о том, что произошло бы с ней, если бы не появился маркиз, Неома пришла в отчаяние.

«Ненавижу его! Ненавижу всех в этом доме! Если бы мы только могли уехать!»
        Вдруг девушка поняла, что ей надо сейчас сделать. Как только служанка вошла в комнату, чтобы приготовить ванну, Неома попросила ее позвать экономку.
        Вскоре пришла экономка, одетая в свое неизменное черное платье.
        - Извините, что беспокою вас. Но… нельзя ли мне пообедать здесь, в своей комнате? После шума и жары на ипподроме у меня сильно разболелась голова.
        - Думаю, его светлость отнесется к этому с пониманием, - проговорила экономка. - Вам принесут сюда поднос с едой. Пока Элси готовит ванну, я распоряжусь обо всем.
        - Спасибо вам большое, - сказала Неома. - Вы уверены, что маркиз не рассердится?
        - Не беспокойтесь, мисс, - доброжелательно ответила экономка, - ложитесь и отдыхайте, а остальное предоставьте мне.
        Подождав, пока экономка ушла, она села за секретер, стоявший в углу комнаты, и быстро написала Перегрину записку. Понимая, что не может рассказать брату о лорде Дадчетте и маркизе, Неома, сославшись на головную боль, сообщала, что не спустится вниз и не сможет присутствовать на еще одном обеде, подобно вчерашнему. Она умоляла его много не пить, а в конце записки добавила: «Как только прочитаешь, сразу же порви эту записку». Подобное предупреждение Неома сочла разумным: эта записка, адресованная молодому человеку, в случае ее обнаружения могла бы показаться странной.
        Запечатав свое послание и убедившись, что Элси все еще находится в комнате для переодевания и готовит ванну, Неома быстро открыла смежную с комнатой Перегрина дверь и бросила туда записку. «Когда камердинер найдет записку, - подумала она, - то непременно положит ее на туалетный столик». Затем Неома разделась и приняла ванну. Она радовалась, что ей не надо выходить из комнаты и присутствовать на еще одном отвратительном пире.
        Вскоре ей принесли обед. Она ела с аппетитом и не была похожа на человека, испытывающего сильную головную боль. Когда в комнату заглянула экономка и спросила, как она себя чувствует, Неома не сдержалась и сказала, не может ли та принести ей какие-нибудь книги.
        - Вы хотите почитать, мисс?
        - Да, хотелось бы немного перед сном почитать, - объяснила Неома, - однако если это трудно сделать, то не надо. Не хочу создавать вам лишние хлопоты.
        - Это вовсе не хлопоты, мисс, - ответила экономка, - просто я не помню, чтобы гостьи его светлости когда-нибудь просили подобное.
        - Я люблю читать, а здесь, наверное, много замечательных книг. Мистер Грейстон обещал показать мне библиотеку, а сначала мы осмотрели парадные покои.
        - Да, здесь превосходная библиотека. Если я не ошибаюсь, то в ней насчитывается свыше двадцати тысяч книг.
        - Двадцать тысяч! - воскликнула Неома. - Как бы мне хотелось прочитать все эти книги.
        - Тогда вам пришлось бы остаться здесь на всю оставшуюся жизнь, мисс.
        - Но так как это невозможно, я с удовольствием почитала бы одну из них, - улыбнулась Неома.
        - Ложитесь в постель, мисс, а я принесу вам книги, - ответила экономка.
        Через некоторое время экономка возвратилась, в руках у нее было несколько книг.
        - Как вы добры! - воскликнула Неома, восхищенно глядя на них.
        Положив книги на столик рядом с кроватью девушки, экономка сказала:
        - На самом деле эти экземпляры из личной гостиной его светлости. Мне разрешил их взять оттуда камердинер его светлости.
        - А его светлость знает об этом? - беспокойно спросила Неома.
        - Когда книги понадобятся его светлости, они уже будут стоять на месте, - ответила экономка. - А теперь отдыхайте, мисс. Надеюсь, то, что я принесла, вам понравится.
        - Не сомневаюсь в этом. Спасибо вам большое. Экономка ушла. Неома принялась рассматривать книги. Она отметила про себя, что никогда бы не подумала, что маркизу могут нравиться «Размышления о современных недовольствах» Эдмунда Берка. Для нее оказалось настоящим открытием, что маркиз интересуется политикой. Еще более удивилась Неома, увидев книгу Фрэнсиса Бэкона «О браке и холостяцкой жизни», а также три томика стихов.
        Она открыла книгу со стихами Уильяма Каупера. Эти стихи она читала еще в детстве. Выучив Джона Гилпина наизусть, она декламировала перед матерью и отцом. Листая книгу, Неома обнаружила пометки, сделанные маркизом. Некоторые строки были подчеркнуты двумя линиями. Крайне неожиданной для нее явилась, например, строка:

«Я был израненным оленем, давно оставившим свое стадо».

«Зачем он подчеркнул это? Разве подобное относится к нему?»- подумала Неома. С трудом верилось, что такой человек, как маркиз, мог сравнивать себя с «израненным оленем, оставившим свое стадо». Напротив, маркиз казался ей неотъемлемой частью этого «стада», не мыслившим себя без него.
        Как странствующий путник, Неома просматривала книги, пытаясь отыскать то, что ей особенно хотелось бы сейчас почитать. Когда она взяла в руки сборник стихов Драйдена, то быстро пролистала книгу и нашла там несколько любимых произведений. Затем в сборнике Джона Донна она увидела стихотворения, которые также читала раньше и очень любила. Ее мама рассказывала, что в то время, когда Донн писал их, он вел распутный образ жизни. Неома обнаружила помеченные маркизом строки:
        Простишь ли мой порок,
        Который мне помог над всеми побеждать
        И побуждать их к совершению греха?

«Что же это все значит? Неужели он хорошо осознает, что грешит, вовлекая и других в этот грех? В это трудно поверить!»- недоумевала Неома.
        На другой странице также были сделаны пометки около строки:

«Я дважды глупец, зная, что люблю и говорю об этом».
        Отложив книгу, Неома задумалась. Неужели маркиз был влюблен? Но в кого? Наверное, эта женщина так прекрасна, что даже такой мужчина, как маркиз, не смог устоять перед ней. Однако трудно было представить, что маркиз может любить так, как любят
«от бога», - восторженно, возвышенно, священно.
        Она вспомнила лицо маркиза, с каким презрением он смотрит на людей, как цинично улыбается. Однако во время их езды на лошадях он был другим. А может быть, ей это показалось?
        Стало темнеть. Вошла Элси, чтобы опустить занавеси и зажечь свечи в большом фарфоровом канделябре «Дрезден», стоявшем на туалетном столике рядом с кроватью Неомы.
        - Не стоит тратить так много свечей, Элси, - сказала Неома, - ведь они такие дорогие. Элси засмеялась:
        - В этом доме такого не говорят.
        - Почему же?
        - Потому что его светлость требует, чтобы свет горел в каждой комнате, независимо от того, находится в ней кто-нибудь или нет.
        - В каждой комнате? - удивилась Неома.
        - Да, мисс, его светлость ненавидит тьму. Когда он возвращается домой, то любит, чтобы все окна светились и дом не казался темным и пустым.
        - О столь необычных «вещах я слышу впервые! - воскликнула Неома.
        - Я сказала вам то, что думаю, мисс. Почему бы его светлости не делать то, что хочется? Он в состоянии себе это позволить.
        - Конечно, почему бы и нет? - улыбнулась Неома.
        - Должно быть, вам кажется странным, что в комнатах, где никого нет, всегда горит свеча. По крайней мере, мы не боимся призраков и привидений.
        - Конечно, это благо для вас.
        - Спокойной ночи, мисс, - сказала Элси и направилась к двери. Затем, обернувшись, добавила:
        - Извините, мисс, но на вашем месте я бы заперла дверь, тогда вы сможете спать спокойно.
        Неома удивленно посмотрела на служанку. Очевидно, Элси намекала ей о мерах защиты от таких гостей, как лорд Дадчетт! А если…
        Неома представила, что может случиться, если не быть осторожной, и тут же вскочила с постели. Она решила также запереть и смежную с комнатой Перегрина дверь. Тогда уж точно никто не сможет проникнуть к ней.
        Возвратившись в постель, она продолжила читать стихи Джона Донна. На одной из страниц она опять увидела жирно подчеркнутую фразу:

» Клянусь, нигде найти нельзя ту женщину, которая честна, правдива и верна «.
        Прочитав эту фразу несколько раз, Неома поняла, что в ней спрятан ключ к разгадке секрета маркиза.

»…нигде найти нельзя ту женщину, которая честна, правдива и верна «.
        Значит, маркиз был обманут когда-то женщиной, но почему? Удалось ли ему позже встретить честную женщину?
        Опять и опять перед Неомой возникали вопросы. Но ответить на них девушка пока не могла. Так в мыслях о маркизе она и заснула.
        Кто-то стучал в дверь. Неома в испуге проснулась. Но было уже утро, и она поняла, что это может быть только Элси.
        Встав с постели, Неома отперла дверь.
        - Доброе утро, Элси.
        - Доброе утро, мисс. Извините, что я разбудила вас, но об этом попросил меня его светлость.
        - Его светлость? - изумилась Неома.
        - Да, мисс. Он спрашивает, не хотите ли вы проехаться с ним на лошадях? Так вот, он просил передать, что через полчаса отправится на прогулку.
        - Конечно, я бы с удовольствием проехалась! - радостно воскликнула Неома.
        Пройдя через всю комнату, Элси подняла занавеси, затем сказала:
        - Вечером миссис Элвертон говорила мне, что если вы захотите поехать верхом на лошади, то можете взять у нее юбку для верховой езды. Правда, нет, к сожалению, подходящего жакета, но можно и без него. На улице тепло.
        - Конечно, я непременно воспользуюсь такой юбкой, - ответила Неома, - Как это любезно со стороны миссис Элвертон проявлять обо мне такую заботу.
        Когда Неома была уже почти одета, Элси принесла превосходную юбку из тонкой голубоватой ткани. Правда, она была немного велика Неоме в талии, но Элси быстро исправила этот недостаток. Неома надела вниз накрахмаленную нижнюю юбку и отметила про себя, что в таком наряде ей гораздо удобнее. К счастью, у нее оказалась с собой блузка из муслина, которую она сама сшила. Правда, не было подходящей шляпы, поэтому, чтобы волосы не растрепались на ветру, Неома сделала тугой низкий пучок.
        Не в силах скрыть чувство радости, Неома как на крыльях мчалась по лестнице. Она вновь сможет прокатиться на одной из прекрасных лошадей маркиза!
        Маркиз уже ждал ее в вестибюле. Заметив девушку, он слегка улыбнулся, очевидно, тому, как она была одета.
        - К сожалению, у меня нет шляпы, - оправдывалась Неома, - а миссис Элвертон дала мне эту юбку.
        - В столь ранний час вас никто, кроме меня, не увидит, - ответил маркиз. - Я решил, что вы не обидитесь, если вас разбудят, поскольку вечером вы легли рано.
        Она не знала, как воспринимать его слова: неужели он был раздражен из-за ее отсутствия на вчерашнем обеде? Однако у нее не было желания сейчас что-либо выяснять, у парадного входа их уже ждали две прекрасные лошади. Маркиз помог ей сесть в седло, и когда они отъехали, Неому уже не волновало, что еще очень рано и все спят. Сейчас она думала лишь о великолепной езде на породистой лошади.
        Как и в предыдущий раз, сначала они пустили скакунов галопом, а потом сбавили темп. Маркиз заметил:
        - Никогда бы не подумал, чтоб женщины, подобные вам, страдали головными болями! Неома улыбнулась.
        - Вы хотите, милорд, чтобы я извинилась?
        - Напротив, я думаю, вы поступили правильно, - ответил маркиз, - однако это первый случай, когда кто-то умышленно пренебрегает моим гостеприимством.
        Неома ничего не ответила, тогда маркиз сказал:
        - Но поскольку вы уже дали мне понять, что думаете о предыдущем обеде, то я совсем не удивился, когда вы не пришли вчера.
        - Извините… если мои слова показались вам грубыми.
        - Не грубыми, - ответил маркиз, - а совершенно неожиданными. Вы, мисс Кинг, довольно необычная особа.
        Маркиз видел, что девушка в замешательстве, и поспешил добавить:
        - Я лишь подумал о том, что не знаю вашего имени. Как вас зовут?
        - Неома.
        Маркиз удивленно поднял брови и сказал:
        - Ваше имя олицетворяет свет молодого месяца! Почему вас так назвали?
        - Наверное, стоило бы удивиться тому, что вы знаете историю Древней Греции , но я совсем не удивлена.
        - И почему же?
        - Потому что вчера вечером мне довелось читать книги, которые вам нравятся. Они и мне нравятся тоже.
        - Не совсем понимаю, о чем вы говорите, - сказал маркиз.
        Неома вдруг подумала, что поступила бестактно, воспользовавшись без его ведома книгами. Помолчав немного, она спросила:
        - Если я вам все скажу, вы не рассердитесь?
        - Все зависит от того, что вы мне скажете.
        - В таком случае лучше мне ничего вам вообще не говорить.
        - Ваши слова смахивают на шантаж, - сказал маркиз, - поэтому я сдаюсь и обещаю, что не стану сердиться, что бы ни услышал.
        - Так вот, вчера вечером, пообедав у себя в комнате, - начала Неома, - я попросила миссис Элвертон принести мне что-нибудь почитать. Она сказала, что в вашей библиотеке свыше двадцати тысяч книг. Я решила, что вы не заметите отсутствия одной-двух книг.
        - И что же она принесла вам? - спросил маркиз.
        - Несколько книг из вашей личной гостиной. Среди них оказались книги Джона Донна. Я с удовольствием перечитала стихи, которые давно знаю и люблю.
        Маркиз ничего не ответил. Тогда Неома быстро добавила:
        - Пожалуйста, не браните миссис Элвертон.
        - Я не собираюсь ее бранить, я просто очень удивлен. И что же еще вы читали?
        - Драйдена. Однако я никогда бы не поверила, что вы тоже любите его стихи.
        - Почему же?
        Неома не хотела отвечать, но все же отважилась и ответила цитатой:
        На троне царственном своем
        Сидел он словно полубог.
        На мгновение Неоме показалось, что глаза маркиза гневно вспыхнули, но он лишь засмеялся и сказал:
        - Так, значит, вот каким я выгляжу, когда сижу за обеденным столом?
        - Именно так!
        Маркиз опять засмеялся, затем произнес:
        - Однако вы забыли, что сказано дальше.
        - И что же?
        Упав со своего высокого поста,
        Лежит он в луже крови…
        А рядом с ним нет никого,
        Кто бы глаза закрыл ему навеки.
        - Я думаю, подобное с вами никогда не случится, - сказала Неома.
        - Надеюсь, что не случится, тем более если вы мне говорите это. Внутреннее чутье никогда не подводит вас. Ведь вы не ошиблись вчера, когда заявили, что Алмаз не выиграет на Дерби.
        - Вы расстроились… из-за этого?
        - Я разочаровался.
        - Конечно… наверное, вы потеряли много денег?
        - Я никогда не ставлю на собственных лошадей.
        - Странно.
        - Еще давно я установил для себя это правило. Поэтому единственное, что я потерял, это призовой фонд, ну, и, конечно же, престиж.
        - Вы еще возьмете реванш.
        - Конечно, тем более если вы мне пророчите победу.
        - Сейчас я не могу ничего сказать, однако то, что я ощутила вчера, возможно, никогда более не испытаю.
        - А раньше у вас бывали подобные предчувствия?
        - Пару раз.
        - Я думаю, вы могли бы прекрасно зарабатывать на скачках, предсказывая победителя. Покачав головой, Неома ответила:
        - Я уверена, что в подобных случаях мое чувство не срабатывало бы.
        Но про себя Неома согласилась с маркизом: так можно было бы заработать деньги, в которых нуждался Перегрин. Но, отогнав эту мысль, девушка решила, что это не выход из положения; надо заставить Перегрина отказаться от азартных игр, а не подстрекать его к этому.
        - О чем вы сейчас думаете? - вдруг спросил маркиз.
        - Об азартных играх.
        - Вы хотели бы поиграть?
        - Нет, конечно, нет! Я ненавижу азартные игры, это очень вредное и пагубное занятие. Если человеку нужны деньги, то он должен зарабатывать их иначе, а не надеяться на карточный выигрыш.
        - Очевидно, с азартными играми у вас связано что-то неприятное? Наверное, Стандиш, играя в карты, многим рискует, и это вам не нравится?
        Маркиз был близок к истине. Неоме стало не по себе, и она быстро сказала;
        - Может быть, пойдем галопом? Хочу проехаться с ветерком.
        - А мне кажется, вы избегаете моего вопроса, - заметил маркиз и пришпорил коня.
        Время прошло быстро, и надо было возвращаться. Неома загрустила. Скоро она покинет Сит, и никогда более ей не придется скакать на такой прекрасной лошади, рядом с таким опасным наездником.
        Взглянув на маркиза, она отметила, что не встречала еще такого подтянутого, атлетически сложенного мужчину. Маркиз великолепно держался в седле, а его превосходный жеребец как будто с полуслова понимал своего хозяина и делал все, чтобы не подвести его.
        Сквозь кроны деревьев пробивались солнечные лучи. Даже на расстоянии можно было видеть, как сверкает поверхность озера. Все вокруг было озарено светом. Неому охватило чувство восторга.
        - Я всегда буду вспоминать об этом, - только и смогла произнести девушка.
        - Вы говорите так, как будто все уже в прошлом, - сказал маркиз, наблюдавший за ней.
        - Именно так и будет… завтра.
        - А вы бы хотели, чтобы этого не случилось? Неома по-детски улыбнулась:
        - Все… похоже на прекрасный сон, и хочется, чтобы этот сон продолжался всегда, потому что… это часть другого мира… более совершенного, чем тот, в котором мы живем. Но в то же время человек понимает, что неизбежно его пробуждение от этого сна… и, очнувшись, он опять увидит ту реальность, в которой живет.
        Она добавила про себя, что мираж исчезнет, и останется лишь отчаяние от того, что ни Перегрин, ни Чарльз не смогут заплатить по злополучной расписке, находившейся у маркиза.
        Неома заставляла себя не думать о самом худшем, однако совсем не думать об этом было невозможно. Внезапно она почувствовала, что маркиз внимательно разглядывает ее лицо, и спустя мгновение она услышала его слова:
        - Что вас беспокоит?
        - То, что скоро я должна пробудиться от этого прекрасного сна.
        - Подобное происходит со всеми, - цинично заметил маркиз.
        В этот момент Неоме хотелось рассказать ему всю правду. Но это было бы предательством по отношению к Перегрину. Кроме того, маркиз может не понять ее. Эти несчастные две тысячи фунтов мало что значат для владельца такого роскошного имения, где днем и ночью горят свечи, обеденный стол украшает посуда с отделкой из золота, льется рекой дорогое вино, а все комнаты полны дорогих старинных вещей.
        А что есть у Перегрина? Безденежье, ветхий дом, который невозможно продать. Самое страшное, что ожидает Перегрина, - полное разорение из-за долга человеку, для которого их старый дом не представляет никакого интереса.
        Лошади поскакали быстрее, и Неоме показалось, что в топоте копыт она отчетливо слышала:» Это долг чести… чести… чести!«.

        Глава 5

        Когда они возвратились в особняк, Неома быстро поднялась в свою комнату, чтобы переодеться.
        Стук в дверь раздался в тот момент, когда Неома переодевалась и ей помогала служанка. Стучали в смежную с комнатой Перегрина дверь.
        - Войдите, - ответила Неома, не зная, как объяснить Элси, чтобы та оставила ее одну.
        Но служанка оказалась достаточно опытной, и она сразу же вышла в коридор, как только вошел Перегрин. Подождав, пока за Элси закроется дверь, он сказал:
        - Я должен поговорить с тобой. Наши планы изменились. Вчера вечером сэр Эдмунд Кортни пригласил меня и Чарльза к нему домой.
        Угадав желание Неомы знать, зачем их пригласили, Перегрин добавил:
        - Сэр Эдмунд, заядлый боксер, любит устраивать у себя в Хатфилде кулачные бои.
        Перегрин был страстным болельщиком этого вида спорта, и по его голосу можно было понять, что он жаждет увидеть один из таких боев.
        - В этот раз у сэра Эдмунда состязаются два известных чемпиона. Можешь представить, какое захватывающее зрелище там ожидается.
        Неома знала, что Перегрин всегда интересовался профессиональным боксом. Но Перегрину не позволяли участвовать в боях, потому что их мать не хотела даже слышать о том, чтобы мужчины избивали друг друга кулаками.
        - Я, конечно, могу понять твое желание, дорогой, - сказала она, - но разве ты не говорил, что мы уедем отсюда раньше?
        - Мы уедем сегодня же вечером, - ответил Перегрин, - как только возвратимся со скачек. Вдруг Перегрин тихо засмеялся.
        - Не думал, что ты сможешь придумать какой-нибудь предлог, чтобы не присутствовать вчера на обеде! Что же там творилось! Женщины будто обезумели и совершенно потеряли всякий стыд.
        Неома хотела уже сказать, что ей случайно удалось избежать этого пиршества, но вместо этого спросила:
        - В котором часу мы уедем? . - Сразу же, как возвратимся из» Даунса «, - ответил Перегрин. - Полагаю, что это будет до пяти часов дня, ведь маркиз обычно уезжает сразу же после больших скачек.
        - Экипаж уже заказан?
        - До Лондона нас обещал довезти Кортни на своем кабриолете, - ответил Перегрин. - Затем на следующий день рано утром мы с Чарльзом отправимся в Хатфилд, а поскольку там будет холостяцкая вечеринка, то вопрос о твоем присутствии не стоит.
        Неома облегченно вздохнула, но было заметно, что Перегрин собирается сказать ей еще что-то.
        - Я слушаю, дорогой!
        Заглянув через плечо Неомы и убедившись, что никто их не подслушивает, Перегрин тихо произнес:
        - Настал наш час!
        - Что ты имеешь в виду?
        - Раз вчера у тебя болела голова, ты можешь сказать, что чувствуешь себя еще нехорошо и не поедешь сегодня на скачки.
        Затем помолчав, Перегрин добавил:
        - Чарльз узнал, где маркиз хранит деньги. Без сомнения, там же лежит и долговая расписка.
        - Как удалось Чарльзу это выяснить? - спросила Неома.
        - Кортни попросил у маркиза дать ему денег взамен чека, чтобы он смог поиграть в карты. Чарльз захотел сделать то же самое.
        Неома воскликнула:
        - Неужели он опять сел играть? Наверное, он проиграл?
        - Нет, к концу вечера он даже выиграл, - сказал Перегрин, - однако я все же предупредил его, что он опять совершает большую глупость.
        - Мне тоже так кажется, - заметила Неома. - Как он может быть таким безрассудным? Он может проиграть все, что мы выиграли на скачках.
        - Об этом я ему и говорил, - ответил Перегрин, - однако крепкие вина маркиза, наверное, сильно ударили ему в голову. Что-либо доказывать Чарльзу было бесполезно.
        - О Перегрин! Ну как вы оба можете быть такими глупцами? - недоумевала Неома. И как маркиз позволяет таким молодым людям, как Перегрин и Чарльз, много пить, подталкивая их на карточную игру! Неома вспомнила, что в книге Джо на Донна рукой маркиза были подчеркнуты следующие слова:
        Простишь ли мой порок,
        Который мне помог
        Над всеми побеждать и побуждать их
        К совершению греха?..
        Именно этим маркиз и занимался на своих приемах, где царили безудержное пьянство и карточная игра.

» Ненавижу его!«- в ярости подумала она, но тут же перед ее глазами возник образ совершенно другого маркиза, с которым она ехала рядом сегодня утром, который так грациозно держался в седле. Трудно было поверить, что один человек может быть таким разным.
        - Пожалуйста, расскажи, что же было потом? - спросила Неома.
        - Маркиз повел Кортни и Чарльза в свою гостиную, которая находится в его апартаментах на этом этаже.

» Именно оттуда приносила экономка книги для меня «, - отметила про себя Неома.
        Можно было догадаться, что задумал Перегрин.
        - Если ты останешься и не поедешь на скачки, то легко можешь проникнуть в гостиную маркиза и осмотреть его письменный стол. Чарльз сказал, что в среднем ящике стола лежат деньги.
        Воцарилось молчание, затем Неома спросила:
        - Как ты… можешь предлагать мне такое? Я не в состоянии… украсть… у маркиза…
        - Это надо сделать! - ответил Перегрин. - Ты же знаешь, что осталось только три дня, чтобы достать две тысячи фунтов. Ради бога, Неома, где я смогу найти такую сумму?
        - Я знаю… знаю, - несчастным голосом произнесла Неома, - но…украсть у человека, который любезно нас принял у себя… это низко, подло.
        Перегрин подошел к окну и посмотрел через окно в парк.
        - Две тысячи фунтов - для маркиза ничто, но, если я их не найду и маркиза не устроит наше поместье в счет долга, тогда я вынужден буду отправиться во Флит .
        - В долговую тюрьму? - вскричала в ужасе Неома. - Никто, даже маркиз, не смеет поступить с тобой так!
        - Я уверен, что он именно так и сделает. Но если я и не попаду в тюрьму, то наверняка меня исключат из Уайтса и ни в один другой клуб больше не примут. И что тогда мне придется делать? - с горечью в голосе спрашивал Перегрин.
        На этот вопрос ответа не было. Положение Перегрина было безвыходным, и никто, кроме Неомы, не сможет ему помочь.
        - Тяжело вздохнув, она проговорила так тихо, что Перегрин едва услышал ее:
        - Скажи… где Чарльз видел… деньги.

…Когда Неома и Перегрин вошли в зал, где был накрыт завтрак, там уже сидело несколько человек. По их виду можно было судить, что они провели ужасную ночь, а сейчас пожинают плоды своей распущенности.
        Неома быстро поела. Она нервничала из-за того, что предстояло ей сделать. Затем вместе с Перегрином они направились в холл. Там он тихо сказал:
        - Надеюсь, у тебя все получится! Ради бога, смотри, чтобы тебя не застали» на месте преступления «. Тогда мы окажемся в худшей ситуации, чем сейчас».
        - Я буду осторожной! - пообещала Неома.
        Уже в холле она задумалась, не покажется ли странным маркизу то, что она отказалась поехать на скачки, сославшись на головную боль, в то время как на утренней прогулке она не выглядела страдавшей от головной боли. А может быть, маркиз решит, что у нее не было желания ехать на скачки в компании женщин, которых она презирала, поэтому предпочла остаться одной и провести время за чтением?
        Объяснив Перегрину, что именно надо сказать маркизу, Неома поднялась в свою комнату. Внезапно ей в голову пришла мысль, что у нее есть предлог, чтобы войти в гостиную маркиза. Знаком свыше можно считать то, что миссис Элвертон предложила ей книги из гостиной маркиза. Если кто-нибудь застанет там Неому, она скажет, что брала книги и принесла их обратно.
        Сердце Неомы сильно билось. И не только потому, что ей предстояло совершить кражу, но и от того, что она должна войти в личные апартаменты маркиза. Она успокаивала себя тем, что если не будет спешить и подождет, то не столкнется ни с кем из многочисленных слуг.
        Как только она услышала звук горна, возвестившего, что карета выехала из поместья на дорогу, Неома спустилась вниз, чтобы найти мистера Грейстона.
        Перед тем как выйти из своей комнаты, ей удалось узнать у служанки важную информацию.
        - Вы не поедете на скачки, мисс? - спросила Элси, увидев, что Неома не собирается надевать капор, лежавший на стуле.
        - Нет, Элси, - ответила Неома, - я думаю, это было бы слишком утомительным, ведь мы отправляемся в Лондон вечером, а не завтра утром.
        - Я уже знаю об этом. Когда вы ушли на завтрак, камердинер мистера Стандиша сказал мне, что он распорядился упаковать вещи к пяти часам.
        - Мои вещи тоже надо собрать к этому часу.
        - Это будет несложно, - заметила Элси, - у вас вещей вполовину меньше, чем у остальных леди. Неома промолчала, а служанка сказала:
        - Я соберу ваши вещи сразу же после обеда. Утром я кое-что должна сделать по распоряжению миссис Элвертон. Не волнуйтесь, все будет готово вовремя, мисс. Я подготовлю и то платье, в котором вы поедете.
        - Спасибо, - сказала Неома и тут же спросила:
        - А когда вы обедаете?
        - Обычно в полдень, мисс, но когда хозяина нет дома, то мы обедаем позже.
        - Когда же?
        - Где-то около часа дня, мисс, но я буду у вас в комнате к двум часам. Не волнуйтесь за ваш багаж.
        - А я и не волнуюсь, - улыбнулась Неома, довольная тем, что узнала все, о чем хотела. - Если у меня останется время, то я бы хотела погулять по саду, - сказала она. - Может быть, вы спросите, могу ли я пообедать в половине первого?
        - Я думаю, это вполне возможно, мисс. Единственное: вам придется обедать в небольшой обеденной комнате, потому что вы будете одна.
        - Прекрасно, - ответила Неома и поспешила на поиски мистера Грейстона.
        Все утро она осматривала роскошные комнаты особняка. Трудно подобрать слова, которые бы точно передали ощущения Неомы. Любуясь картинами и фарфором в парадном дворцовом покое, она поймала себя на мысли, что могла бы годами смотреть на все это и никогда бы не устала.
        Библиотека оказалась такой, какой описывала ее миссис Элвертон. Большое помещение со множеством стеллажей и полок поражало не только разнообразием книг, но и прекрасной росписью потолка, сделанной художником Верри. Мистер Грейстон рассказал, что письменный стол из красного дерева сделан по эскизу известного Уильяма Кента. Затем Неома побывала в обеденном зале. Теперь, когда здесь никого не было, она могла спокойно насладиться картинами Ван-Дейка. Более внимательно Неома рассмотрела и столики для закуски с позолоченной отделкой и с мраморным верхом.
        В двенадцать часов мистер Грейстон сказал:
        - К сожалению, мы должны прерваться, мисс Кинг. Через пять минут у меня встреча с доверенным лицом его светлости. Если хотите, после обеда я покажу вам еще несколько комнат.
        - Вы же знаете, я буду только рада. Спасибо вам за то, что вы мне уже показали. Не могу выразить словами, как я восхищаюсь этим прекрасным особняком.
        - Всегда рад быть полезным такой признательной особе, как вы, - ответил мистер Грейстон, - будет жаль, если мы не закончим с вами нашу экскурсию.
        - Мне тоже будет жаль. Может быть, я зайду к вам около двух часов? - спросила девушка.
        - Конечно, я буду у себя, - пообещал мистер Грейстон.
        Как только он ушел, Неома отправилась в гостиную, чтобы подождать, когда ее пригласят на обед. У нее совсем не было аппетита. Она напряженно думала о том, что ей предстояло сделать. Каждая клеточка ее тела сопротивлялась тому, что должно было случиться. Это шло вразрез с ее жизненными принципами, но иного пути не было. Только выкрав долговую расписку, она сможет спасти брата и уберечь его от тюрьмы.
        По окончании обеда Неома услышала, как позвонили в колокольчик. Это означало, что прислуга приступила к еде.
        Во время экскурсии с мистером Грейстоном Неома увидела план дома. Поэтому она точно знала, где находятся «Королевские покои», считавшиеся апартаментами маркиза.

«Королевскими покоями» называлась собственно спальня маркиза. Однажды в ней ночевал Георг II во время своего визита в Сит, а в смежной комнате останавливалась его супруга. Неоме не давала покоя мысль:

«Неужели в этой комнате живет сейчас Вики Вейл?»
        Странно, что все приглашенные джентльмены и леди, приехавшие с ними, были размещены в смежных комнатах. Неома хорошо помнила, что у них в доме во время званых приемов для мужчин-холостяков отводилась одна половина дома, а для незамужних дам - другая.
        В доме маркиза все было по-другому. «Наверное, - подумала Неома, - приехавшие джентльмены и их дамы являются такими хорошими знакомыми, что не захотели отдаляться друг от друга и попросили, чтобы им выделили смежные комнаты». Что касается ее, она была даже рада, что комната Перегрина находилась рядом с ее комнатой.
        Поднявшись наверх, она вошла в свою комнату. Эл-си там не было. Стараясь сохранять спокойствие, Неома дрожащей рукой взяла две книги, которые приносила ей миссис Элвертон. Это были книги Эдмунда Берке и Фрэнсиса Бэкона.
        От страха ее сердце готово было выскочить из груди, когда она направилась по длинному коридору к «Королевским покоям». Внезапно ей в голову пришла мысль: не заперта ли комната маркиза? Но тут же Неома подумала, что вряд ли в такой дом заберутся воры и грабители, а гости маркиза, конечно, не способны на воровство.
        Осторожно открыв дверь личной гостиной маркиза, Неома вошла и замерла от восхищения, хотя она и предполагала, что эта комната будет роскошной. Посредине стоял огромный письменный стол с позолоченными ножками. Вдоль стен тянулись массивные книжные шкафы. Однако Неома вскоре прервала осмотр комнаты. Она должна как можно быстрее найти долговую расписку, которая могла стать роковой для ее брата, да и для нее самой.
        Положив книги на стол, она медленно открыла средний ящик стола. Как и говорил Перегрин, здесь оказались соверены, какие-то записки, несколько ручек и другие небольшие предметы. Выдвинув ящик еще немного, Неома увидела здесь два чека. На одном была подпись сэра Эдмунда Кортни, на другом - Чарльза. Отложив чеки в сторону, она засунула руку глубже, обнаружив какой-то клочок бумаги. Однако это оказалась записка со сведениями о лошадях. С ужасом она решила, что, вопреки ожиданиям Перегрина, ей не удастся ничего найти. Затем она просмотрела еще несколько записок, полагая, что найдет нужную ей расписку. Однако ничего похожего не попадалось. В ящике стола лежали соверены и три серебряные кроны, о которых отец всегда говорил, что они крайне неудобны и слишком тяжелы, чтобы носить их с собой. «Должна же здесь быть эта злосчастная долговая расписка! Она должна быть здесь», - подумала Неома.
        Однако, осмотрев ящик еще раз, она ничего не нашла. Наверное, маркиз хранил подобные вещи в другом месте. Но и в верхнем ящике оказались лишь отдельные листы бумаги и перьевые ручки. Затем Неома обследовала самый нижний ящик и там также ничего не обнаружила.
        Она была в отчаянии, открывая следующий ящик, в котором оказались какие-то документы и письма.
        Неома продолжала искать, как вдруг раздался чей-то голос:
        - Может быть, я вам помогу?
        Даже если бы сейчас к ее уху приставили дуло револьвера, то, наверное, она не испугалась бы так, как испугалась этого голоса. Неома не сдвинулась с места. У нее возникло лишь одно желание - умереть, - Интересно, чем вас привлекли мои личные вещи? - произнес маркиз голосом, полным сарказма. Именно таким тоном разговаривал он, когда Неома впервые его увидела.
        Довольно долго Неома стояла, затаив дыхание, а затем громко вздохнула и оглянулась. Ей казалось, что она сейчас похожа на утопающего, который пытается перед смертью вспомнить всю свою жизнь. Наверное, она теперь навсегда запомнит этот раскрытый ящик стола с рассыпанными золотыми монетами.
        - Если, вы явились сюда за деньгами, - сказал маркиз, - то, думаю, зря потратили время, ведь то, что здесь лежит, не утолит ваш голод.
        Произнося эти слова, маркиз все ближе подходил к ней. Он уже стоял напротив девушки, как бы гипнотизируя ее и заставляя смотреть ему в глаза.
        - Я… я… не собиралась брать… ваши деньги, - сделав над собой усилие, прошептала Неома, зная, что это только половина правды.
        Ведь именно за деньгами она пришла сюда, хотя эти деньги пока существовали лишь на бумаге. Однако в сознании Перегрина это были вполне реальные деньги, которые надо было отдать маркизу.
        - Полагаю, я вправе потребовать объяснение? - строго спросил маркиз.
        Неома взглянула сначала на маркиза, затем на открытый ящик стола. Она поняла, что ей придется рассказать всю правду. Что еще осталось делать?
        - Я… я… все вам объясню… я скажу вам, что… здесь делала, - пролепетала она, - если… если… вы обещаете поверить мне.
        - Думаю, это не тот случай, когда вы можете ставить мне какие-либо условия, - ответил маркиз. - Неужели я должен признаться, что, пока вы не злоупотребили моей доверчивостью, я вам верил?
        Маркиз подошел к камину и, повернувшись, произнес:
        - Полагаю, ваши действия были заранее хорошо спланированы. Это все Стандиш придумал или вы сами?
        От голоса маркиза Неома вздрогнула. Ее жалкий вид вынуждал маркиза вести себя более благосклонно, поэтому он произнес:
        - Наверное, вам лучше сесть, пока я буду слушать ваши объяснения и решу, какие ответные действия стану предпринимать.
        - Действия? - удивилась Неома.
        - За кражу или попытку кражи суд предусматривает суровые наказания.
        Видимо, маркиз не переставал думать, что в карманах у Неомы лежит несколько соверенов. Она подошла к нему и сказала:
        - Пожалуйста… пожалуйста, выслушайте меня.
        - Именно это я и собираюсь сделать, - ответил маркиз. - Поэтому лучше вам присесть.
        Неома села на стул рядом с камином, на который указывал ей маркиз. Она действительно была не в состоянии держаться на ногах.
        - В тот вечер в Уайтсе, когда вы… выиграли деньги… у Чарльза… - ее голос дрожал.
        - У Уоддездона? Так, значит, и он тоже в этом замешан? - спросил маркиз. - А я-то думал, что вы со Стандишем работаете в одиночку.
        - Все произошло из-за того… что вы выиграли… слишком много денег у Чарльза в то время, как он…был слишком пьян.
        - Не понимаю связи одного с другим! - проговорил маркиз.
        - Неужели вы думаете… что если бы он не был пьян, то играл бы с вами столь безрассудно?
        Сейчас Неома негодовала, как и в тот момент, когда узнала от Перегрина, что маркиз прекрасно понимал, в каком состоянии был тогда Чарльз. Она решительно заявила:
        - Чарльз не осознавал, что делает. Если бы он находился… в полном рассудке, то ни за что не стал бы играть в карты… у него просто не было и нет денег!
        Маркиз молчал, и Неома продолжила:
        - То же относится и к Перегрину. Они оба едва сводят концы с концами в Лондоне, они слишком бедны, чтобы играть в карты в клубе или где-нибудь еще!
        - Тогда им вообще не следовало бы садиться за карточный стол.
        - Как правило, они этого и не делают. Но в тот вечер они много выпили, особенно Чарльз, который вдруг возомнил себя богачом.
        - У вас получилось почти правдоподобное объяснение, - с насмешкой заметил маркиз.
        Неома посмотрела на него и почувствовала, что не было смысла объяснять что-либо этому человеку. Все ее слова покажутся ему нелепыми, и он все равно не поверит ей. Если б можно было сейчас уйти из комнаты! Пусть маркиз думает так, как ему хочется. Но уйти она не могла, мысли о Перегрине не позволяли сделать это.
        Заметив нерешительное выражение ее глаз, маркиз более доброжелательно сказал:
        - Так я вас слушаю, продолжайте!
        - Вы могли бы… сесть? - спросила Неома. - Когда вы… вот так возвышаетесь надо мной, как стена… я теряю дар речи и… боюсь еще больше…
        - Значит, вы боитесь! - заметил маркиз. - Наверное, это ваша первая противозаконная выходка?
        - Конечно, да! Неужели вы можете подумать, что я способна… на преступление? - сердито сказала Неома, но сразу замолчала. Затем уже более спокойным тоном добавила:
        - Пожалуйста… позвольте мне… все рассказать вам… а потом уж судите меня… если посчитаете мои действия ужасными.
        Маркиз ничего не сказал. Тогда Неома быстро добавила:
        - Чарльз и Перегрин - друзья с детства. Будучи детьми, они играли «в богачей». В тот злополучный вечер в Уайтсе они играли друг с другом в пикет. И чтобы никто не смеялся над тем, что они играют просто так, Чарльз и Перегрин делали вид, что играют на деньги. Если кто-то проигрывал, то писал другому, якобы выигравшему, фиктивные долговые расписки.
        Посмотрев на маркиза, Неома поняла, что он догадывается о том, что она сейчас скажет.
        - Когда вы выиграли шесть тысяч фунтов у Чарльза, - сказала она, - две тысячи фунтов из той суммы, что он заплатил вам, были как раз отмечены в фиктивной долговой расписке, которую Чарльзу написал Перегрин.
        Неома замолчала, тогда маркиз спросил:
        - Вы хотите сказать, что Стандиш не может выполнить своих обязательств?
        - Конечно, не может! - ответила Неома. - В данный момент у него нет даже двадцати фунтов, не то чтобы двух тысяч. Однако он все время твердит, что это долг чести, и он обязан заплатить вам деньги, и должен это сделать… через три дня!
        Голос Неомы задрожал, она готова была заплакать.
        - На что же он рассчитывает, если не выполнит своих обязательств? - тихо спросил маркиз.
        - Вы прекрасно знаете, на что он может рассчитывать! - воскликнула Неома. - Либо он отправится во Флит, либо его исключат… из клуба… и закроют перед ним все двери.
        Сложив руки вместе, как будто собираясь молиться, она произнесла:
        - Пожалуйста… пожалуйста, будьте добросердечнее. Что же он тогда будет делать?
        - Это так важно для вас? - неожиданно спросил маркиз.
        - Для меня это более чем важно! Если можно так сказать… это для меня - все! - Неома чуть было не добавила: «Потому что он мой брат», но вспомнила предостережение Чарльза: никто не должен знать, что Перегрин привозил с собой в Сит сестру. Поэтому она дала такое объяснение:
        - Перегрин был очень добр ко мне. Я хотела помочь ему и думала, что если украду долговую расписку, то, возможно, вы и не заметите ее исчезновения.
        - А я и не заметил бы, потому что подобными вопросами занимается мой человек в Лондоне. Вот они разбирается со всякого рода «долгами чести».
        Изумленно посмотрев на него, Неома сказала:
        - Значит… здесь нет расписки?
        - Конечно же, нет, - ответил маркиз. - Когда я играю, мой ревизор отслеживает все, в том числе «долги чести», как вы их изволили назвать.
        Этого и следовало ожидать! Как Перегрин с Чарльзом не подумали о такой возможности, прежде чем затеяли подобный план?
        Маркиз пристально смотрел на девушку. Спустя мгновение Неома спросила:
        - И… что же вы теперь сделаете?
        - Как раз об этом я себя и спрашиваю, - ответил маркиз.
        - А почему… почему вы возвратились?
        - Потому что узнал от Стандиша, что вы уезжаете вечером. Вот и подумал, почему бы нам вместе не пообедать.
        Слова маркиза удивили Неому.
        - Я также подумал, что, очевидно, для вас это последняя возможность посмотреть всех моих лошадей. Ведь вы увидели лишь некоторых.
        - Да, мне очень хотелось бы этого, - пробормотала Неома, - однако этой возможности у меня более никогда не будет.
        В этот момент ей вспомнились все прекрасные минуты, проведенные в Сите, особенно их поездки с маркизом на лошадях и то, как бережно маркиз поддерживал ее, помогая взобраться на лошадь.
        - Можете представить, как я был изумлен, когда по возвращении застал вас не за чтением Джона Донна, как ожидал, а бесцеремонно копающейся в моем личном письменном столе.
        - Я… я уже пыталась… объяснить вам, почему… это делала, - потерянным голосом ответила Неома.
        Вдруг, не отдавая отчета в своих действиях, Неома встала на колени перед маркизом:
        - Пожалуйста… пожалуйста, не требуйте выплаты Перегрином долга… в две тысячи фунтов. Единственное, что у него есть, это дом… в деревне. Пока он не нашел покупателя на него, да и вряд ли дом будет стоить этих денег… но Перегрин даст вам документ на право владения домом. Если он, правда, сделает это, у него ничего более не останется, кроме одежды.
        Сейчас у маркиза было такое высокомерное выражение лица, что Неома полностью согласилась с Аврил, которая называла его надменным эгоистом, неспособным понять переживания других людей.
        - Пожалуйста… имейте сострадание, ведь… вы тоже пережили разочарование в жизни.
        - Кто вам это сказал? - перебил ее маркиз.
        - Я узнала об этом, когда читала Джона Донна и увидела там фразы, подчеркнутые вами.
        - Если я и подчеркивал их, - хладнокровно сказал маркиз, - это было очень давно и сейчас ничего не значит.
        - Пусть в молодости, но все-таки вы подчеркнули их. Может быть, вам стоит задуматься над тем, что Перегрин очень молод. Ему лишь девятнадцать лет.
        - Значит, он так же молод, как я тогда - воскликнул маркиз.
        - Да, это так! А в молодости человек может совершать ошибки, о которых потом очень сожалеет. После короткого молчания маркиз тихо сказал:
        - Как я понял, на самом деле деньги мне должен не Стандиш, а Чарльз Уоддездон?
        - Но Чарльз также не в состоянии вам заплатить.
        - Мне кажется, этим двум молодым людям надо было бы заняться чем-нибудь серьезным. Они играют с огнем.
        - Я тоже так думаю, - сказала Неома, - однако… Неома вовремя остановилась. Она чуть было опять не проговорилась, что Перегрин ее брат и что он не смог поехать учиться в Оксфорд из-за недостатка денежных средств. Вместо этого она произнесла:
        - Что бы вы ни думали о них… пожалуйста, будьте снисходительны!
        Маркиз внимательно и как-то странно оглядел ее. Неома продолжала стоять на коленях.
        - У меня есть к вам одно предложение. Я хочу, чтобы вы серьезно к нему отнеслись.
        - Да, хорошо, - нервно ответила Неома, не представляя, что он может предложить.
        - Думаю, что вы уже наслышаны о моей репутации человека сурового и безжалостного, неспособного делать добрые дела.
        Она с удивлением посмотрела на него. Неома не ожидала, что маркиз прекрасно знает мнение окружающих о себе.
        Словно прочитав ее мысли, маркиз с презрительной усмешкой сказал:
        - Я прекрасно знаю, что говорят обо мне остальные, и позвольте заверить вас, что это истинная правда.
        - Но зачем… зачем вы так поступаете? - спросила Неома.
        - Сейчас я не хочу говорить о себе. Поговорим лучше о вас.
        - Обо мне?
        - Учитывая ваше желание помочь Стандишу, я думаю, мое предложение вы встретите с одобрением, - сказал маркиз.
        - Что… это за предложение? - с дрожью в голосе спросила Неома, предчувствуя что-то страшное.
        - Я ликвидирую долг Стандиша, - произнес маркиз, - или, если хотите, пусть он думает, что вы выкрали у меня долговую расписку, а я, как болван, даже не догадываюсь об этом.
        Он произносил слова угрожающим тоном, который не понравился Неоме. Затем он добавил:
        - Взамен вы приедете в Сит после того, как все гости разъедутся, и погостите у меня.
        Неома подумала, не ослышалась ли она, и переспросила:
        - Погостить… погостить у вас… здесь?
        - А почему бы и нет? - спросил он. - Думаю, что если вам не очень интересен я сам, то, может быть, мои лошади вас заинтересуют?
        - Вы хотите…. чтобы я… осталась здесь одна?
        - Не думаю, что будет уместно, если кто-то приедет с вами, - сухо пояснил маркиз.
        - И на какое время?
        Сделав неопределенный жест рукой, маркиз сказал:
        - А это уж от вас зависит.
        Неома сразу же решила, что могла бы поступить так, как просил ее маркиз, тем более что Перегрина не будет и он не узнает, что она отсутствовала. Он говорил, что уедет из Лондона завтра рано утром. Она могла бы тут же отправиться в Сит, а вернуться в воскресенье перед приездом Перегрина. Обдумывая это, Неома спрашивала себя, зачем нужно маркизу, чтобы она приехала в Сит. Наверное, подобное предложение ужаснуло бы Перегрина.
        Но Перегрин может никогда и не узнать об этом. Однако внутренний голос подсказывал ей взвесить все «за»и «против» подобного предложения. Но самым существенным «за» являлось то, что, если она примет предложение маркиза, долговая расписка Перегрина будет уничтожена.
        И все же Неома не понимала, что побудило маркиза сделать подобное предложение.
        - А как же быть с долговой распиской Перегрина, если она в Лондоне?
        Маркиз слегка улыбнулся:
        - Думаю, мы могли бы подделать такую расписку.
        - Да, я знаю, как Перегрин расписывается, кроме того, в тот вечер он был изрядно пьян и наверняка не помнит отдельных деталей.
        - Вот и хорошо, - произнес маркиз. - Сейчас мы попытаемся воспроизвести этот документ, но прежде я хотел бы точно знать, принимаете ли вы мое предложение.
        - Я все никак не могу понять… зачем вы хотите… чтобы я приехала? - недоумевала Неома. - Но одно я знаю точно, что проехаться с вами еще раз на лошади… я бы не отказалась.
        - На это я также очень рассчитываю, - сказал маркиз и направился к своему столу. Неома встала.
        Было ясно, что маркиз, заглянув в ящик стола, пересчитывает про себя соверены. Тогда Неома быстро сказала:
        - Вы же не думаете, что я способна украсть у вас деньги?
        Сев за стол, он посмотрел на Неому. По его взгляду можно было судить, что две тысячи фунтов - для него не деньги.
        Внезапно девушка вспомнила о лорде Дадчетте, и дрожь пробежала по ее телу. Маркиз это заметил.
        - Я… я вспомнила вдруг о лорде Дадчетте. Вы ведь… не дадите ему мой адрес в Лондоне?
        - Если он и попросит, то я просто не смогу ему дать ваш адрес по той простой причине, что не знаю его, - ответил маркиз, - но даже если буду знать, то никогда не сообщу ему, где вас искать, а тем более о том, что вы приедете сюда.
        - Этот ужасный человек пугает меня, - объяснила Неома. - Именно по этой причине я не вышла вчера к обеду.
        Ничего не ответив, маркиз открыл ящик стола и вынул оттуда листок бумаги. Он разорвал его на две части. Очевидно, маркизу было известно, какими бывают подобные расписки. Затем он передал ей одну из половинок.
        - Долговая расписка так велика? - спросила она.
        - Да, она достаточно объемна, а внизу должна стоять подпись.
        Неома без труда смогла воспроизвести подпись Перегрина, умышленно расписавшись дрожащей рукой. Она подумала, что именно так Перегрин тогда и расписался, ведь он был изрядно пьян.
        - Я думаю, вам следует сразу же порвать расписку, как только вы ее покажете Стандишу.
        - Так я и сделаю, - согласилась девушка, - спасибо, спасибо вам огромное за вашу доброту.
        - У нас еще будет возможность обсудить мое доброжелательное к вам отношение, но это будет в другой обстановке, - ответил маркиз. - Надеюсь, я теперь развеял ваше чувство беспокойства, которое заметил сразу же, как только вы появились в Сите.
        - Я очень, очень боялась того, что мы задумали. Страшно было даже представить, что кого-нибудь из нас поймают… так, как вы поймали меня.
        - Значит, я не ошибся, когда сказал, впервые увидев вас, что вы - совершенно непредсказуемы.
        - Теперь я постараюсь не создавать у вас подобного мнения о себе, - ответила Неома, - но здесь в Сите многое воспринимается не так, как привыкла воспринимать я.
        - Может быть, - ответил он таким тоном, что заставил ее усомниться в том, простил ли ее маркиз.
        Когда Неома уже держала расписку в руке, она спросила:
        - Так что мне сейчас делать? Мистер Грейстон обещал мне кое-что показать в вашем особняке. Посмотрев в окно, маркиз сказал:
        - Сегодня такой прекрасный теплый день, и мне не хочется сидеть в доме. Может быть, прогуляемся по саду?
        - Я бы не отказалась, - ответила Неома, - еще раз примите мою благодарность за то, что вы сделали… Я очень, очень вам признательна.
        - Надеюсь, завтра, когда мы останемся одни, вы выразите мне свое доброе отношение, - заметил маркиз.
        Слова маркиза показались Неоме странными. Она недоуменно смотрела на него. Маркиз добавил:
        - Пока я не знаю вашего адреса. Вы также не сказали, в котором часу лучше заехать за вами.
        - Я живу на Ройял-авеню, дом шесть.
        Маркиз записал адрес, затем, взглянув на Неому, улыбнулся.
        - Странно, мой дом находится по соседству с вами.
        - Ваш дом рядом с нашим? - изумилась Неома. - Однако зачем вам такой маленький домик?
        - Он мне нужен по той же причине, по какой ваш дом, номер шесть, нужен Козмо Блейку.
        - Дом, где я сейчас живу, действительно был приобретен неким господином для одной актрисы. Но вскоре она поссорилась с ним и переехала в более респектабельный район Лондона. Именно так мне сказали.
        - Звучит весьма правдоподобно, - заметил с усмешкой маркиз, - однако, я думаю, вы могли бы присмотреться к дому номер семь. Может быть, он вам больше подошел бы?
        - Сомневаюсь, что в Лондоне нашелся бы дом, который нравился бы мне так же, как мой собственный дом в провинции. Я люблю жить на природе, вдали от городской суеты. Вот почему у вас, в Сите, несмотря на то что некоторые вещи меня поразили, мне очень понравилось… особенно то, что я имела возможность проехаться с вами на лошади.
        - Я думаю, у нас еще будет возможность этим заняться, - сказал маркиз. - А сейчас пойдемте в сад. Да, и вот что еще. Вас устроит, если я заеду за вами на Ройял-авеню к одиннадцати часам завтра утром?
        - Да, но вы… не скажете об этом… Перегрину? - с тревогой спросила она, подумав, что маркизу, наверное, странно услышать такую просьбу.
        - А вы не собираетесь ему об этом говорить?
        - Нет, конечно же, нет. Если он узнает об этом, то может… запретить мне поехать к вам.
        - И вы подчинитесь ему?
        Неома чуть было не сказала, что обязана подчиняться Перегрину, но сочла, что подобная фраза показалась бы неуместной.
        - Мне бы не хотелось его… расстраивать, - тихо произнесла Неома.
        - Нет, конечно же, я не скажу, - ответил маркиз. - Это хорошо, что у вас есть выбор.
        Неома не поняла, что он имел в виду, однако не стала ни о чем спрашивать.
        - Могу я отнести расписку к себе в комнату и взять капор? - спросила она, взглянув на важный клочок бумаги, который сжимала в руке.
        - На вашем месте я бы спрятал расписку в надежное место. А вот на голову лучше ничего не надевайте, чтобы я смог полюбоваться вашими чудесными волосами, когда они так необыкновенно переливаются на солнце.
        От такого комплимента девушка покраснела и быстро проговорила:
        - Я скоро вернусь. Встретимся в вестибюле.

        Глава 6

        Неома была счастлива, по-настоящему счастлива, от того, что ехала по лондонским улицам вместе с маркизом. Никогда прежде ей не приходилось пользоваться фаэтонами. Казалось, что сказочные птицы высоко подняли ее и она перенеслась в какой-то другой, волшебный мир. Всегда, когда она находилась рядом с маркизом, Неома испытывала подобное чувство. Украдкой посмотрев на маркиза, она подумала, что сейчас он выглядит еще более величественным и надменным. Он казался отрешенным от жизненной суеты, и эта отстраненность возвышала его над всеми.
        В фаэтон были запряжены четыре превосходные лошади. Черно-желтый экипаж был украшен серебряными лампами, что придавало ему особую изысканность.
        И хотя Неома сделала все, чтобы выглядеть привлекательной, она чувствовала себя нищенкой.
        Неома вспомнила, как была поражена, когда, открыв дверь, она увидела стоявшего на пороге дома маркиза, а за его спиной - фаэтон с прекрасной упряжкой лошадей. Это было как в сказке. Эту карету прислал для нее добрый волшебник, чтобы отвезти на бал.
        Маркиз без приглашения вошел в дом и стал осматривать его. Он заглянул в столовую, затем в гостиную. Было заметно, что владелец Сита с презрением относится к их жилищу, хотя Неома очень старалась создать в нем уют.
        Затем он спросил:
        - Вы готовы?
        Неома кивнула головой, она была уверена, что голос непременно выдаст ее волнение.
        Маркиз помог ей сесть в фаэтон, в то время как грум укладывал ее нехитрый багаж. Вскоре экипаж выехал на Кингз-роуд и направился в Сит.
        Вернувшись накануне вечером на Ройял-авеню, Неома с трудом верила в то, что маркиз пригласил ее в Сит, точнее сказать, настоял на этом в обмен на пресловутую долговую расписку.
        Пока они не приехали домой, Неома не могла сообщить Перегрину, что долговая расписка у нее. И лишь после ухода Чарльза и Аврил Перегрин с нетерпением спросил:
        - Ну как? Ты нашла расписку? Его взгляд был таким беспокойным, что Неома не стала более испытывать его терпение и ответила:
        - Да, вот она!
        Неома вытащила расписку из ридикюля, который носила на запястье руки. Перегрин несколько недоверчиво посмотрел на расписку, но затем, обняв сестру, воскликнул:
        - Какая же ты умница! Красавица ты моя! Как же тебе удалось ее найти? О Неома, не знаю, смогу ли я отблагодарить тебя!
        Сначала Неоме казалось, что она не сможет солгать Перегрину, но, увидев, как радуется брат, сказала:
        - Ты был абсолютно прав. Расписка находилась в письменном столе. Главное, теперь ты вне опасности. Однако обещай мне, что никогда больше не будешь играть в карты.
        - Обещаю. Больше я не стану проигрывать две тысячи фунтов, - ответил Перегрин. - Просто не могу поверить в то, что мне больше не придется проводить бессонные ночи, с ужасом думая о неизбежности потери нашего поместья.
        - Иди спать и ни о чем больше не думай, - успокоила его Неома. - Единственное, что мы сейчас сделаем, - сожжем эту долговую расписку, которая причинила столько вреда.
        Она была уверена, что Перегрин согласится с ней, но вместо этого он взял у нее из рук расписку и сказал:
        - Наверное, нам следовало бы поместить ее в рамку и повесить на стену, чтобы эта проклятая расписка всегда служила напоминанием и предостерегала меня от глупостей.
        - Я думаю, ты и так будешь всегда помнить о своей ошибке, и тебе не понадобится этот злосчастный клочок бумаги.
        Перегрин еще раз пробежал глазами расписку. Неома с беспокойством наблюдала за ним. Но он ничего больше не сказал, а только разорвал долговую расписку на мелкие кусочки, а затем подбросил их кверху.
        - Я свободен! Свободен, Неома! И все - благодаря тебе! - ликовал Перегрин.
        Девушка стала подниматься по лестнице.
        - Пойду спать, я очень устала, - сказала она. - Но прежде должна проверить, есть ли чистый галстук, который ты мог бы завтра надеть. Тогда тебе не придется распаковывать свой багаж, а потом вновь его собирать. Ведь завтра ты уедешь рано утром.
        То же самое касалось и ее, однако свое платье и ленты на капоре Неома должна была обязательно погладить.
        - Мне нужны по крайней мере три галстука, в случае если я не смогу правильно завязать один из них, - заявил Перегрин.
        - Не стоит думать об этом. Я сама тебе их завяжу.
        Но все же Неома приготовила ему три галстука и отнесла их в комнату Перегрина.
        Мысли о предстоящей поездке в Сит долго не давали ей заснуть. Весьма странным было то, что маркиз пригласил ее одну погостить в Сите. Может быть, маркиз хотел что-то узнать о своих лошадях, воспользовавшись ее особым чутьем. Ведь он был свидетелем того, как хорошо она справилась с непокорным Победоносным и как точно предсказала проигрыш Алмаза на Дерби. Наверное, маркиз хочет узнать мнение Неомы о других лошадях.

«Как прекрасно вновь прокатиться на лошади вместе с маркизом!»- подумала Неома.
        Перед отъездом Перегрина она спросила брата, когда он возвратится. Ей хотелось покататься на лошадях не только в субботу, но и утром в воскресенье.
        - Понятия не имею, - небрежно ответил он, - однако в любом случае я приеду не очень рано. Наверняка сэр Эдмунд устроит званый обед сразу же по окончании состязания.
        - Прошу тебя, только не пей много, - умоляла Неома. - Ты же знаешь, как плохо потом себя чувствуешь.
        - Я не собираюсь обращать на себя внимание других, - ответил Перегрин. - А если ты будешь приставать ко мне, то в конце концов мне придется стать священником и проповедовать на каждом углу идею воздержания!
        Неома засмеялась. Представить Перегрина в таком качестве было просто невозможно. Он также засмеялся и обнял сестру.
        - Если бы не ты, то сейчас нам не пришлось бы смеяться… Сомневаюсь, что я поехал бы к сэру Кортни. А раз так все вышло, я еду и хочу получить максимум удовольствия от такого захватывающего зрелища, как состязание боксеров.
        В девять часов утра заехал Чарльз, чтобы забрать Перегрина и поехать с ним в особняк Эдмунда Кортни, находившийся на Парк-лейн. Перед отъездом Перегрин сказал:
        - Мы вернемся в воскресенье непременно до обеда, поэтому приготовь что-нибудь вкусненькое. С нами пообедает Чарльз.
        - Я, конечно, не откажусь, - заметил Чарльз, - если это не доставит особых хлопот.
        Улыбнувшись, Неома произнесла:
        - Ты же знаешь, я всегда рада тебе. И, как говорит Перегрин, постараюсь приготовить что-нибудь вкусненькое.
        Впрочем, Перегрин всегда просил купить что-то особенное и вкусное к обеду, но, как правило, денег на это не давал. Правда, на этот раз у Неомы оставалось кое-что от тех двух гиней, которые выделял ей Перегрин перед поездкой в Сит.
        Помахав рукой Перегрину и Чарльзу, Неома быстро вернулась в дом, она должна была перед отъездом застелить кровати и убраться в спальнях. Когда Эмили мыла пол, раздался какой-то грохот, означавший, что девушка что-то разбила. Неома не побежала на кухню посмотреть, что произошло, а вместо этого вошла в свою спальню, сняла платье, в котором подавала Перегрину завтрак, и надела то, в котором вчера приехала из Сита.

«Маркиз, наверное, подумает, что у меня только одно платье. И он будет недалек от истины. Ну и что из того? В конце концов, на этот раз я возьму с собой амазонку», - решила Неома.
        В действительности амазонка принадлежала еще ее матери. Это платье из отменного материала было хорошо сшито, и ничего подобного Неома не могла себе позволить с тех пор, как умерли ее родители.
        Она положила в коробку шляпу для верховой езды. Ей вспомнились слова маркиза о том, что ему нравится видеть ее с распущенными волосами, когда они переливаются на солнце.

«Невероятно, чтобы такой человек, как маркиз, произнес подобные слова. Правда, сказал он это холодным, безразличным тоном. Все же он странный человек», - подумала Неома…
        Сейчас, находясь в фаэтоне рядом с маркизом, Неома подумала о том же, однако заменила слово «странный» на «загадочный». Она не понимала его, не понимала, почему маркиз поставил такое странное условие в обмен на спасение Перегрина от уплаты долга чести.
        Она собиралась пробыть в Сите две ночи и целый день. Однако надо было вовремя вернуться в Лондон, чтобы приготовить отменный обед для Перегрина и Чарльза. Оставив Эмили деньги на мясо, она сказала, что его надо купить самое позднее в субботу днем, чтобы в воскресенье оно было еще свежим. Неома написала Эмили небольшой список того, что, необходимо было купить, и хотя служанка не умела читать, это без труда мог сделать продавец.
        И даже теперь, сидя в роскошном экипаже, Неома беспокоилась, все ли она указала в списке.
        - У меня такое ощущение, что вас что-то тревожит. Это так? - спросил маркиз.
        - Ну что вы, вам показалось, меня ничто не беспокоит. У меня такое радостное ощущение, такое возвышенное чувство, как будто в этом фаэтоне мы поднялись над всем миром. Я впервые еду в таком экипаже.
        - Неужели вы никогда не ездили в фаэтонах? - удивился маркиз.
        Неома засмеялась:
        - Все мои знакомые либо ходят пешком, либо, если они немного разбогатеют, пользуются наемными экипажами.
        Она представила, как бы радовался Перегрин, как бы он был горд, если бы имел собственный фаэтон, хотя он никогда бы не смог содержать лошадей в таком же безупречном порядке, как у маркиза.
        Вскоре они выехали за пределы Лондона. Неома с восторгом смотрела по сторонам. Она любовалась живописными группами деревьев, солнечными полянами, веселыми крестьянскими домиками.
        - Как же здесь прекрасно, - произнесла Неома. - Не могу понять, почему многие стремятся жить в городе.
        - Вы только подумайте, сколько бы приемов вам пришлось пропустить, если бы вы жили сейчас в провинции, - заметил маркиз.
        Неома чуть было не ответила, что никогда еще не была ни на одном приеме или званом обеде, кроме как в Сите, но тут же подумала, что покажется маркизу скучной и неинтересной, если скажет подобное.

«Раз он пригласил меня в гости, то надо постараться не наскучить ему», - решила Неома и постаралась перевести разговор на тему о лошадях, ведь в этом вопросе у них было много общего. По ее просьбе маркиз рассказал, как долго и тщательно он занимался поисками подходящих скакунов.
        Но вот показался Сит. Неома испытывала сейчас даже большее благоговение, чем тогда, когда уезжала отсюда в последний раз. Фаэтон уже двигался по длинной дороге, ведущей к особняку, и над деревьями появился сверкающий купол, когда у Неомы возникло чувство, что она едет туда, где ее ожидает что-то близкое.
        - Какая красота! - вслух произнесла Неома. Это прозвучало настолько искренне, что маркиз повернулся, посмотрел на нее и улыбнулся.
        - Мне кажется, - сказала Неома, - что в свой предыдущий визит я цитировала не того поэта, которого следовало бы.
        - Мне, наверное, надо подготовиться к очередной вашей колкости в мой адрес, и все же я хочу ее услышать, - заметил маркиз.
        - Когда вы смотрите на свой Сит, то, очевидно, мысленно говорите себе: «Я - царь всего, что вижу здесь, и никто не осмелится оспорить мое право».
        Маркиз засмеялся, а затем сказал:
        - Опять вы забыли конец фразы: «Лучше жить средь тревоги и страха, чем в этом ужасном месте править».
        - Ну что вы, последняя фраза совершенно не имеет к Ситу отношения, - возмутилась Неома, - разве кто-то посмеет сказать, что в мире найдется более прекрасный особняк, чем Сит!
        Затем Неома добавила:
        - Конечно, вы можете возразить, что я… не вправе судить о подобных вещах, ведь я не имею достаточного жизненного опыта и вообще мало что видела в своей жизни.
        - Я не хотел говорить ничего подобного, - ответил маркиз. - Наоборот, я весьма польщен столь высокой оценкой моего дома и особенно рад, что вы высказываете такие комплименты.
        Удивленно посмотрев на него, Неома сказала:
        - А я всегда думала, что вас не интересуют мнения других. Но, наверное, я ошибалась.
        - Вы хотите, чтобы я сказал, что все зависит от того, кто высказывает свое мнение. Безусловно, ваше мнение мне интересно и важно.
        - Мое?
        - Конечно.
        От слов маркиза Неома почувствовала неловкость и сразу же посмотрела в сторону особняка, затем тихо сказала:
        - Я лишь подумала, что вы необычный, загадочный человек. Но одно я знаю точно: вы не такой, как о вас говорят.
        - Что вы имеете в виду? - спросил маркиз.
        - Говорят, что вы безжалостный человек, но это не так. Я знаю, что вы добрый, - ответила Неома. - Похоже, вам нравятся люди с дурной славой, но сами вы на них не похожи. Я, конечно, не уверена, но мне кажется, что вы понимаете… переживания других людей и умеете войти в их положение, хотя, возможно, в этом и не признаетесь себе.
        Сейчас Неома подумала о Перегрине. Она всегда будет благодарна маркизу, что он аннулировал долг ее брата. Вспомнилось, с какой любовью обнял ее Перегрин, узнав о найденной расписке и о том, что больше ничто не угрожает ему. В ту минуту она внутренне благодарила маркиза за его понимание.
        Маркиз ничего не ответил Неоме. Фаэтон, проехав через мост, приближался к парадному входу. Уже был разложен красный ковер, и строй лакеев с нетерпением поджидал их. Когда экипаж остановился, Неоме помогли спуститься на землю, и они вместе с маркизом поднялись по лестнице.
        - Добро пожаловать в Сит! - сказал маркиз.
        - Я так рада, что опять здесь, в Сите! - ответила девушка.
        Войдя в вестибюль, она с восторгом посмотрела на картины Лягера, висевшие на стенах, вспомнив, как, уезжая в последний раз, с грустью расставалась с прекрасными творениями, думая, что никогда больше не увидит их. Затем они прошли в салон, и маркиз настоял на том, чтобы Неома выпила немного шампанского, прежде чем поднимется к себе в комнату.
        Наверху ее встретила миссис Элвертон.
        - Очень рада, что вы опять здесь, мисс, - сказала она.
        Хотя слова миссис Элвертон были сказаны доброжелательно и приветливо, на ее лице, как показалось Неоме, промелькнул неодобрительный взгляд.

«Наверное, она удивлена, что со мной нет компаньонки. Но, к сожалению, я не смогу ей объяснить, почему приехала одна», - подумала Неома.
        Она полагала, что остановится в той же комнате, в которой была в последний раз, однако они прошли дальше по коридору. Мысли о миссис Элвертон и о се недоброжелательном взгляде так увлекли Неому, что она сначала не заметила, в, какой находится комнате, пока не сняла капор и не посмотрелась в зеркало, чтобы привести волосы в порядок. Только сейчас она увидела, насколько красива и роскошна была эта комната.
        Неома осмотрелась. Бирюзовые стены гармонировали с драпировкой парчового балдахина. Нарядный навес над кроватью был увенчан резным позолоченным куполом и украшен фигурками купидонов и голубей. Эта комната произвела на Неому такое же сильное впечатление, какое производило на нее все, что она видела в особняке.

«Мистер Грейстон почему-то не показал мне этой комнаты», - отметила про себя Неома. Она решила, что у нее еще будет время внимательно рассмотреть картины, висевшие на стенах. Ей показалось, они принадлежали французским мастерам. Теперь же надо поспешить. Нельзя заставлять маркиза ждать.
        Быстро вымыв руки, она в прекрасном расположении духа спустилась вниз, радуясь тому, что теперь в салоне ей не придется видеть напыщенных болтунов и ярко разодетых дам или пьяных джентльменов, как лорд Дадчетт. Все вокруг казалось ей еще более прекрасным.
        Маркиз стоял у открытого окна и смотрел в сад. Когда Неома подошла к нему, он спросил:
        - Может быть, немного шампанского?
        - Нет, спасибо.
        Неоме не хотелось быть похожей на тех дам, которые, много выпив, вели себя непристойно в тот вечер, когда она впервые приехала в Сит.
        Маркиз, видимо, угадал ее мысли и сказал:
        - Может быть, забудем о том, что вас так неприятно поразило в моем доме в предыдущий раз? Кроме нас с вами, здесь никого нет. Почему бы нам просто хорошо не провести время?
        - Именно этого я и хочу, - улыбнулась Неома. - Мне так многое хочется увидеть, многое узнать.
        - И что же вы будете делать со своими знаниями?
        - Я все это запомню на всю жизнь, - ответила Неома. - И тогда, когда мне будет плохо, я смогу мысленно обратиться к вашим чудесным картинам либо представить, что я опять в этой прекрасной комнате среди всего этого великолепия.
        Она замолчала на мгновение, затем произнесла:
        - Возможно, именно так надо изучать историю. Удерживая в своей памяти галерею чудесных воспоминаний и образов, мы можем всегда в нужную минуту воспользоваться ими, почерпнув для себя вдохновение.
        - А как же быть с просчетами и ошибками, которых в прошлом немало?
        - Безусловно, ошибки прошлого учат нас не повторять их вновь.
        - Вы очень искренни и жизнерадостны, - заметил маркиз, - впрочем, это свойственно молодым.
        Вскоре их пригласили на обед в небольшую столовую. Комната овальной формы с желто-зелеными стенами была украшена не картинами, а классическими скульптурами в нишах. Неома уже знала, что маркиз был в Греции, поэтому она стала расспрашивать его об этой удивительной стране, которую хотела бы увидеть.
        - Я бы с удовольствием показал вам Акрополь, особенно он красив в полнолуние. Тогда бы вы поняли по-настоящему смысл своего имени, представив себя частицей лунного света.
        - Это было бы прекрасно, - задумчиво произнесла Неома.
        - Наверное, в доме должна быть картина с изображением Акрополя. Многие известные художники рисовали его. Впрочем, спросите об этом у мистера Грейстона.
        - А разве вы точно не знаете? - недоумевала девушка. - Вы же должны знать, что есть в вашем доме.
        - Вы правы, - согласился маркиз, - но обычно мои гости не интересуются тем, что у меня есть. Их интересует, что я им подарю.
        Неома не хотела показаться грубой, поэтому продолжила разговор о картинах.
        После обеда она поднялась наверх, чтобы переодеться для верховой езды.
        Когда миссис Элвертон впервые привела ее в эту роскошную спальню, то предупредила, что ее служанкой, как и прежде, будет Элси. Поднявшись в комнату, Неома застала там Элси. Служанка раскладывала на диване ее амазонку.
        - На этот раз вы взяли с собой подходящий костюм, - заметила Элси. - Я думаю, вам не понадобится жакет, сегодня очень жарко.
        - Тогда я надену только блузку, - сказала Неома.
        Возможно, маркизу покажется странным и необычным ее вид. Однако необычным было уже то, что ему нравилось видеть ее без шляпы во время езды.
        Юбка амазонки, принадлежавшая матери, отлично сидела на Неоме, делая талию девушки еще более стройной. Уходя из комнаты, Неома все же взяла с собой жакет.
        Маркиз уже ждал ее в вестибюле. Он смотрел, как Неома спускалась по лестнице, отчего ей почему-то стало неловко. Подойдя к маркизу, она тихо спросила:
        - Не знаю, может быть, вы хотите, чтобы я надела жакет, но на улице, по-моему, очень жарко.
        - Вы выглядите как нельзя лучше. Мне очень нравится ваш вид, - ответил маркиз, остановившись взглядом на ее волосах.
        Улыбнувшись ему, она положила жакет на стул, и они вышли на улицу, где их ожидали лошади.
        Маркиз взялся за ее талию, чтобы подсадить на лошадь. И от прикосновения его рук Неома неожиданно ощутила странное чувство, совершенно незнакомое ей. Но как только они устремились в сторону парка, Неома сразу же забыла обо всем на свете. Она ощущала лишь радость от того, что мчится на этой великолепной лошади.
        На этот раз они катались несколько часов, почти не разговаривая.
        На обратном пути к дому маркиз вдруг спросил:
        - Вам хорошо?
        - Конечно же! - ответила Неома. - Я счастлива! Разве можно не испытывать счастья, когда скачешь на такой прекрасной лошади? - наклонившись вперед, она погладила лошадь по гриве.
        - Наверное, мне следует подарить вам эту лошадь. Неома засмеялась, приняв слова маркиза за шутку.
        - Это очень забавно звучит, - сказала она. - Я думаю, жители Ройял-авеню очень бы удивились, увидев вечером лошадь, привязанную к фонарному столбу! Ведь в противном случае нам бы пришлось втащить лошадь в столовую, выбросив обеденный стол.
        Маркиз молчал. Неома пустила свою лошадь рысью, подумав, что каждая минута, проведенная на этот раз в Сите, непременно останется навсегда в ее памяти.
        День пробежал быстро. Они пили чай в одной из небольших уютных гостиных, затем сидели в библиотеке, где маркиз показывал девушке редкие книги. Это были первые издания тех авторов, произведения которых Неома читала и очень любила.
        - Как вы сумели так много прочитать за свою такую короткую жизнь? - спросил маркиз.
        - Я читаю очень быстро, - призналась Неома, - к тому же у меня довольно много времени, чтобы читать.
        Она была готова сказать, что часами сидит одна. Сначала ей приходилось быть одной в поместье, а теперь и в Лондоне. Перегрин лишь заходит домой, чтобы переодеться, и никого, кроме служанки Эмили, она не видит. Неома привезла в Лондон много книг из поместья. Кроме того, она пользуется библиотекой, где можно брать книги на дом. Сначала она ходила в библиотеку чуть ли не каждый день. Затем поняла, что, несмотря на небольшую сумму, которую вынуждена платить за пользование книгами, эти деньги лучше было бы потратить на продукты. Тогда Неома решила брать по три книги в неделю и даже реже.
        Посмотрев вокруг, она сказала:
        - Интересно, что бы я выбрала, если бы вы мне предложили в подарок понравившуюся картину или пятьсот книг?
        - Конечно, я могу и ошибиться, - ответил маркиз, - но думаю, что это были бы книги.
        - Правильно! - воскликнула Неома. - В то же время мне трудно было бы сделать выбор, если бы речь шла, например, о Боттичелли из Серебряного салона или Ваучере из французского.
        Удивленно подняв брови, маркиз сказал:
        - Вы знали об этих картинах раньше или вам рассказал о них мистер Грейстон?
        - Разумеется, я знала об этих художниках и видела репродукции их картин, - ответила Неома. - Мистер Грейстон рассказал мне о том, как картины попали к вашим предкам. Он также рассказал мне о жизни этих художников.
        Взглянув на часы, маркиз сказал:
        - Скоро время обеда. Но прежде, коль вы заговорили о подарках, мне хотелось бы кое-что вам подарить.
        - Подарить мне?
        Глаза Неомы заблестели от любопытства. Наверное, это будет какая-нибудь книга стихов, ведь они часто цитировали любимых поэтов. Неома пошла за маркизом в салон.
        - Может быть, мне закрыть глаза?
        - Да, закройте, - ответил маркиз.
        Войдя в салон, девушка прикрыла руками глаза и произнесла:
        - Я жду! Было слышно, как маркиз выдвинул какой-то ящик, затем задвинул его и подошел к Неоме.
        - А теперь можете открыть глаза.
        Опустив руки, она посмотрела на то, что протягивал ей маркиз. Вместо ожидаемой книги это была какая-то кожаная шкатулка. Она взяла ее и открыла. На мгновение Неома решила, что произошла ошибка. В шкатулке на черном бархате переливалось ожерелье, состоящее из семи бриллиантов, соединенных с крупными камнями из темно-синей бирюзы.
        - Я подумал, что бирюза обязательно подойдет вам, - спокойно сказал маркиз.
        Неома ничего не говорила. Она безотрывно смотрела на ожерелье, не понимая, как он может дарить ей такую дорогую вещь.
        Видя крайнее замешательство Неомы, маркиз спросил;
        - В чем дело? Я думал, что это понравится вам. Неома не могла смотреть маркизу в глаза. Она тихо сказала:
        - Мне не хочется… чтобы вы думали… что я неблагодарная…
        - Вы хотите сказать, что ожерелье не нравится вам?
        - Нет, нет, что вы! Оно мне очень нравится! Оно превосходно… однако я не могу… принять его… в качестве подарка.
        - Почему же? - грубо произнес маркиз.
        - Пожалуйста… не сердитесь… это очень любезно с вашей стороны, - бормотала Неома, - однако… ни от кого… я не смогла бы принять такой дорогой подарок.
        - Почему же? - опять спросил маркиз. Неома быстро закрыла шкатулку.
        - Пожалуйста, постарайтесь понять, - умоляла она, - было бы… недостойно, очень… неприлично с моей стороны принять ваш подарок в то время, когда я не могу дать вам ничего взамен.
        Подумав, что маркиз разозлен, она быстро добавила:
        - Мне… трудно объяснить это… может быть, поговорим об этом… позже. А сейчас я лучше пойду и переоденусь к обеду.
        Неома поспешно удалилась, даже не взглянув на маркиза, боясь встретить его недовольный взгляд.
        Она быстро поднялась по лестнице в свою комнату. Там уже ждала Элси. Неома разделась, все время думая, зачем маркизу понадобилось покупать такой дорогой подарок, который она не способна принять. Мама, наверное, пришла бы в ужас при мысли, что можно принять такую дорогую вещь от постороннего человека. Единственным оправданием действий маркиза было его желание как-то сгладить неприятный осадок, который остался у Неомы от первого званого обеда, когда она стала свидетелем недостойного поведения пьяных женщин. Другого объяснения она не находила.
        Внимание маркиза было ей приятно, и все же она не могла принять эту драгоценную вещь, стоившую сотни фунтов. В конце концов как бы она смогла объяснить Перегрину появление ожерелья?
        Неома не переставала думать об ожерелье все время, пока одевалась и пока Элси укладывала ее волосы.

«Наверное, маркиз так богат, что покупает дорогие подарки так, словно покупает пару перчаток или книгу», - подумала Неома.
        В любом случае принять такой подарок она не могла, однако ей не хотелось бы, чтобы ее отказ испортил им вечер.
        Когда Неома спустилась в салон, маркиз уже ждал ее. Но его лицо не было сердито, напротив, он улыбался. Он предложил ей бокал шампанского, а когда она отказалась, то не стал настаивать.
        - Для вас это уже третий обед в Сите. Я хочу, чтобы вы не чувствовали себя скованно и делали то, что хотите.
        Сознание того, что маркиз не держит на нее зла, принесло девушке облегчение.
        Уже смеркалось. Во время чудесного обеда они все время разговаривали.
        Когда со стола была убрана вся посуда, на нем остались гореть только свечи. Маркиз потягивал коньяк.
        - Не хотите ли сейчас вспомнить Каупера, Донна или, может быть, Драйдена?
        От легкой улыбки в уголках рта Неомы образовались две ямочки. Немного подумав, она ответила:
        - Вы выглядите словно полубог.
        - Может быть, вы процитируете и конец стихотворения?
        Подумав, Неома произнесла:
        - Смелость городу, берет.
        - Вот именно. Без скромности скажу, что я всегда считал себя храбрым человеком, - сказал маркиз.
        Но Неоме сейчас вспомнились подчеркнутые маркизом строки в поэме Джона Донна:

«Нигде нет женщины, которая честна, правдива и верна, ».
        Неома была уверена, что когда-то в жизни маркиза имело место разочарование, и, очевидно, из-за женщины.
        Маркиз посмотрел на Неому, как будто уловил ход ее мыслей. Затем, отставив недопитый бокал, он сказал:
        - Пойдемте в салон.
        - Вы отказываетесь от порции любимого вами портвейна?
        - Сегодня я уже не хочу ничего пить, - ответил маркиз, - а более всего я не хочу, чтобы вы уходили.
        Они прошли по коридору в салон. В комнате портьеры были уже опущены. Горели свечи. Французское окно было распахнуто, очевидно, по указанию маркиза. Можно было выйти на террасу.
        Уже было довольно поздно. Хотелось скорее оказаться на свежем воздухе. Увидев на небе звезды, Неома медленно направилась на террасу. Присоединившись к ней, маркиз взял ее под руку и повел по террасе, тянувшейся вдоль каменной балюстрады. Легким вечерним туманом были окутаны парковые деревья внизу. На небе появилась луна, освещавшая озеро. Закинув голову, Неома тихо произнесла:
        - Как все красиво!
        - И вы красивы. Свет Луны! - произнес маркиз. Его слова так удивили Неому, что, повернувшись к нему, она не заметила, как он обнял ее и поцеловал.
        Совершенно растерянная, она не верила в реальность происходящего, поэтому не предприняла никаких попыток противостоять маркизу и высвободиться из его объятий. Но когда маркиз еще крепче прижал ее к себе, она ощутила странное незнакомое чувство, похожее на томление. Наверное, это чувство созревало внутри нее весь вечер. Приятное тепло растекалось по всему телу: от груди - к шее, к губам. Во время поцелуя она испытала удивительное чувство, которое не было ей прежде знакомо. Это было чувство соединения красоты Сита и чудесного неба, усыпанного звездами.
        Ощущение Неомы от поцелуя можно было сравнить с ощущениями, которые она испытывала, слушая прекрасную музыку или глядя на красивую картину. Вместе с тем это чувство было похоже и на радость, которую обычно ощущают при верховой езде. И наконец, это возвышенное чувство напоминало ее состояние во время молитв…
        Внезапно она поняла, что это была любовь! Именно такой она всегда себе ее представляла. Но в действительности это чувство оказалось более прекрасным, совершенным, более священным.
        Маркиз прижимал ее все сильнее. Казалось, что она становится частью его существа. Неома ощущала нестерпимый жар, будто внутри у нее полыхало пламя. Когда маркиз поднял голову, прервав поцелуй, ей показалось, что прошла целая вечность.
        Все вокруг было окутано сиянием. Маркиз стоял перед Неомой, озаренный не только лунным светом, но и светом ее сердца.
        - Я люблю… вас! - Неома не была уверена, что произнесла эти слова вслух, но точно знала, что эти слова только что произнесла каждая клеточка ее тела и ее разума.
        Это была… любовь, любовь, которую она искала. Она знала, что найдет ее. Но разве могла она подумать, что полюбит маркиза?
        - Именно это я и хотел услышать, дорогая, - сказал маркиз. - Мне долго пришлось ждать, прежде чем услышать это от вас.
        Посмотрев ей в лицо, он произнес:
        - Однако более я не в состоянии ждать. Поднимайтесь в комнату и ложитесь в постель.
        Облокотившись на балюстраду, он пропустил ее.
        Неоме показались странными его слова, но, не смея ослушаться, она как завороженная прошла через салон, затем спустилась сначала в парадный вестибюль, а затем поднялась по лестнице, едва сознавая, что делает. Все еще находясь под впечатлением от поцелуя, она шла по коридору, ничего не видя на своем пути. Казалось, что вокруг играет приятная музыка и все происходит во сне. Это был прекрасный сон, во время которого она даже могла коснуться звезд. Ей совсем не хотелось возвращаться на землю, в реальную жизнь.
        Дойдя до своей комнаты, она увидела камердинера маркиза, входившего в дверь комнаты, находившейся рядом. Открыв дверь своей комнаты, она вошла, и ей показалось, что все здесь залито светом. Через дверь, которую она раньше не замечала, вошла Элси.
        - О, вы так рано вернулись, мисс! - воскликнула служанка. - Я не ждала вас так быстро.
        Неома ничего не ответила. Тогда Элси произнесла:
        - Его светлость распорядился поставить цветы в вашем будуаре - . Посмотрите, мисс, какая прелесть!
        Служанка открыла дверь в небольшую комнату, и Неома вошла туда за Элси. Комната была изысканно обставлена. Небольшие диваны и кресла обтянуты голубой тканью, на низких столиках стояли вазы с цветами, наполнявшие комнату ароматом.
        - Но разве это не прелесть, мисс? - спросила Элси. - А здесь находится спальня его светлости. Да вы, наверное, уже знаете об этом.
        Служанка пересекла комнату и открыла еще одну дверь, через которую Неома увидела огромную кровать с пологом на четырех столбиках. Неома задержала свой взгляд на кровати и задумалась над словами Элси.
        Что она имела в виду, говоря: «Да вы, наверное, уже знаете об этом». Почему она должна была знать об этом? Зачем ей надо было вообще думать, где находится спальня маркиза?
        И вдруг, словно сбросив вуаль, закрывшую ей глаза, Неома все поняла. Она вспомнила, как вели себя подвыпившие женщины и мужчины во время первого ее визита в Сит. Комнаты этих дам и джентльменов находились рядом, как сейчас ее комната и комната маркиза. Только теперь ей стало ясно, зачем маркиз попросил приехать ее одну погостить в Сит… зачем он хотел подарить ей такую дорогую вещь… зачем он поцеловал ее, а затем отправил сюда, в постель.
        Ужаснувшись открывшейся правде, девушка выбежала из гостиной и побежала по коридору, затем вниз, где, ей казалось, находилось единственное место, где можно было спастись. Это была церковь. Только здесь она могла найти сейчас успокоение и прийти в себя от этого кошмара.
        Наконец, едва переводя дыхание, добралась она до церквушки. Дверь оказалась открытой. Как и во всем доме, здесь было светло. Над алтарем горели два шестирожковых канделябра. Упав на колени, она никак не могла начать молиться, не зная, какие подобрать слова. Вместо этого перед ней словно ожили образы тех падших женщин, которые вели себя отвратительно за обеденным столом. Она вспомнила о Вики Вейл с изумрудным ожерельем, а также глаза лорда Дадчетта в тот момент, когда он пытался поцеловать ее.
        Раньше она не понимала ни самих этих людей, ни их поведения, но сейчас все это стало перед ней в образе отвратительного монстра. Она вспомнила, как разговаривали распущенные леди и с какой фамильярностью обращались с ними джентльмены. Единственное, что она в силах была сказать сейчас:
        - Боже, помоги мне! Спаси меня! Как же я… могла быть такой глупой и наивной… согласившись приехать сюда? Почему я не догадалась, что меня здесь ожидает и зачем меня сюда пригласили?
        Она плакала и вспоминала свою мать, молила ее о помощи:
        - Прости меня, мама… прости за мою глупость… но я представления не имела о том, что… такие вещи вообще возможны в жизни…
        Неома долго еще плакала, вымаливая прощения у бога и у своей матери, как вдруг сзади послышались чьи-то шаги. Наверное, это был маркиз. Медленно повернувшись, она убедилась, что это он. Затем поднялась и подошла к нему.
        Маркиз смотрел на нее удивленно и даже озадаченно, видя ее испуганный взгляд и слезы на щеках.
        - Что случилось? Чем вы так расстроены? Сложив руки вместе, она сделала усилие и произнесла:
        - Я ничего не знала… не имела ни малейшего представления… прошу, поверьте мне. Я не поняла, что вы имели в виду… на что надеялись, пригласив меня сюда.
        - И что же вы не понимали?
        - Например, то, зачем… те женщины… их комнаты… находились рядом… с комнатами мужчин… я ведь думала… они просто друзья… Теперь понятно, почему Перегрин говорил, что не смог бы заплатить той…которая поехала бы с ним сюда. Мне тогда показалось это странным. И только теперь я многое поняла.
        Слова Неомы были для маркиза громом среди ясного неба. Он пристально смотрел на нее, пытаясь понять, правда это или ложь. Спустя мгновение Неома тихо сказала:
        - Я понимаю, что кажусь вам наивной… однако, поверьте мне, я никогда… не была знакома… с такими женщинами или… с теми джентльменами, которые были у вас в гостях. Возможно, это покажется вам глупым… очень глупым… Пожалуйста, простите меня, но я не могу… сделать то, что вы ждете от меня… это низко и дурно.
        - Низко и дурно? - повторил маркиз. - Не хотите ли вы сказать, что Стандиш - не любовник вам?
        - Н-нет… конечно же, нет! Как вы можете так думать, - возмутилась Неома. Она готова была уже признаться, что Перегрин является ее братом, но поняла, что этим признанием сделает плохо Перегрину. Маркиз был бы разъярен, узнав, что кто-то осмелился привести на его прием сестру, а не одну из тех распутных женщин, которых он ожидал.
        - Вы говорите правду? - допытывался маркиз. Посмотрев ему в глаза, она удивилась, что он не верит ей, и добавила:
        - Я никогда бы… не приехала с Перегрином. А сейчас… я в этом уверена как никогда, однако обстоятельства, о которых вы уже знаете, заставили меня это сделать.
        - Ах да! Стандиш рассчитывал на вашу помощь в краже долговой расписки, - произнес маркиз.
        Неома замерла, так как страшная мысль пришла ей в голову. Тогда она спросила:
        - Если… я не сделаю… то, что вы хотите, вы заставите… Перегрина платить долг?
        Ее голос дрожал, в глазах опять стояли слезы. Посмотрев на нее, маркиз спокойным голосом ответил:
        - Может быть, поговорим об этом утром? Думаю, вы сейчас очень устали. Я тоже устал. - Маркиз вытащил из кармана носовой платок и вытер глаза Неоме.
        - Идите спать, Неома, - произнес он. - И хорошо закройте дверь. Я обещаю, что ни я, ни кто-то другой не побеспокоит вас.
        Неома смотрела на маркиза, моргая темными ресницами, влажными от слез.
        - Вы… не сердитесь на меня?
        - Нет, конечно, нет, - ответил маркиз. - Все, что произошло, конечно, крайне озадачило меня. Похоже, что я, так же как и вы, оказался полным глупцом.
        Странно было слышать такие слова от маркиза.
        Затем он добавил:
        - Не беспокойтесь ни о чем. Спите спокойно! А завтра утром нас будут ждать лошади.
        Сквозь слезы Неома улыбнулась и произнесла:
        - Я такая… глупая…. такая глупая.
        - Мне кажется, дело все в том, что вы еще очень молоды и неопытны.
        - Но почему, почему… я ничего не знала о… таких вещах!
        - Мы же договорились, что пока забудем обо всем, по крайней мере до утра, - сказал маркиз. - Пойдемте, я проведу вас до лестницы, а там вы сами найдете дорогу. Взяв за руку, маркиз повел ее по коридору. Уже у лестницы он поцеловал ее руку и сказал:
        - Спокойной ночи, Неома. Спите спокойно. А завтра утром мы прокатимся на лошадях. Как вы думаете, это лучше сделать перед завтраком или позже?
        - Мне бы хотелось как можно раньше.
        - В половине восьмого вас устроит?
        - Я буду готова к этому часу.
        Посмотрев в глаза маркизу, Неома вновь ощутила внутренний трепет, который возник у нее впервые во время его поцелуя. Опасаясь своих чувств, она побежала по лестнице, ни разу не обернувшись и тяжело дыша, пока не добралась до своей комнаты.

        Глава 7

        На обратном пути в Сит, когда они ехали через парк, Неома впервые за время их поездки осмелилась посмотреть на маркиза. Она чувствовала крайнюю неловкость и теперь, и когда вышла утром вниз, чтобы отправиться на прогулку на лошадях.
        Накануне вечером, перед тем как лечь спать, Неома не могла сдержаться и расплакалась, но когда вспомнила о поцелуе маркиза, то ощутила какое-то необъяснимое чувство восторга. И сразу же были забыты и слезы, и переживания. Единственное, о чем она могла думать, - это о маркизе, о его сильных обнимавших ее руках, на которых, если бы это было возможно, он понес ее к звездам. Однако сразу же с грустью признала, что подобные ощущения были возможны только из-за ее наивности и неопытности.
        Для маркиза она была очередной Вики Вейл или кем-нибудь из тех женщин, которых Перегрин называл «женщинами высшей пробы». Однако вряд ли она сможет забыть тот экстаз, который испытала во время поцелуя.
        Ночью она видела неприятные сны: словно бежала по длинным коридорам и не могла нигде спрятаться. Когда утром в дверь постучала Элси, Неома быстро забыла о своих снах, подумав с восторгом, что сейчас ей предстоит поехать на лошадях вместе с маркизом.
        Тем не менее, спустившись вниз, она поняла, что ей трудно смотреть ему в глаза. Он поздоровался с ней весьма доброжелательно и помог сесть на лошадь. Она покраснела, когда маркиз молча поправил подол ее юбки. Затем он сам вскочил в седло.
        Они поехали по уже привычному маршруту: сначала под кронами деревьев, а затем, выехав на поле, помчались галопом.

«Возможно, он зол на меня и, наверное, отправит сегодня в Лондон. В конце концов, надо насладиться этой последней прогулкой».
        Но подсознательно Неома опасалась, что маркиз заставит Перегрина уплатить долг, ведь она лишь частично выполнила условия сделки.

«Как я могла сразу же не понять, чего он хочет?»- недоумевала Неома.
        Вдруг в голову ей пришла дерзкая мысль: наверное, если бы она оказалась в постели с маркизом, то это было бы так же прекрасно, как и его поцелуй! От подобной мысли Неоме сделалось не по себе и неловко перед маркизом. Лишь на обратном пути в Сит маркиз заговорил:
        - Не хотите проехаться днем?
        От подобного предложения сердце Неомы сильно забилось. Он не хотел, чтобы она тотчас уезжала! Сама же она очень хотела остаться, хотела поговорить с ним, хотя и боялась этого разговора.
        - Это было бы прекрасно! Если вы тоже этого хотите, - ответила она.
        - В южной части поместья есть озеро, которое вы еще не видели. Иногда там гнездятся такие редкие виды птиц, как канадские гуси.
        - Я хотела бы посмотреть на них, - ответила Неома.
        Подъехав к дому, маркиз сказал:
        - Что-то мы сегодня задержались. Предлагаю сразу же пойти завтракать, потом переоденетесь. Думаю, что вы очень проголодались.
        Неома ощущала внутреннюю тяжесть и скованность еще с вечера, когда она побежала искать убежище в церкви. Поэтому сейчас ей совершенно не хотелось есть, но и сказать об этом маркизу она не смела. Сняв жакет, который надевала из-за утренней прохлады, Неома положила его на стул рядом с лестницей и пошла за маркизом в комнату для завтраков.
        Все уже было заранее подготовлено. Как и обычно, стояло много посуды из серебра с различными блюдами. Неоме показалось, что все, что предназначалось для них двоих, вполне можно было подать для дюжины персон.
        - Что желаете? - спросил маркиз.
        Неома подумала, что если сейчас откажется от еды, то это рассердит маркиза. Поэтому, сев за стол, она попросила подать яичницу-болтунью с грибами и чашечку кофе, надеясь, что кофе взбодрит ее.
        Маркиз сидел напротив. Неоме хотелось узнать, думал ли он вечером о поцелуе на террасе и смог бы он еще раз после того, что она наговорила ему, поцеловать ее. Возможно, она поступила дурно, что позволила это, но в тот момент она испытывала истинное блаженство, даже неподдельный восторг.
        - Вы ничего не едите, - заметил маркиз, прервав ее размышления. - Сегодня я хочу многое показать вам.
        Не могу допустить, чтобы вы упали в голодный обморок у меня на руках.
        Неома поняла, что он подшучивал над ней, но ответила спокойным голосом:
        - Этого не произойдет.
        - Сначала мы отправимся в конюшни. У меня такое чувство, что те лошади, которых вы еще не видели, чувствуют себя обделенными вашим вниманием.
        Неома не успела сказать, что именно этого ей хотелось бы больше всего, как вдруг дверь в столовую открылась и вошел Перегрин.
        Ошеломленная его появлением, она сначала уставилась на него, затем воскликнула:
        - Перегрин? Что ты… здесь делаешь?
        Однако Перегрин смотрел только на маркиза. У него было такое выражение лица, которого прежде Неома никогда не видела.
        - Мне бы следовало убить вас! - грубо произнес Перегрин, и так громко, что голос эхом разнесся по комнате. Неома встала.
        - Что ты такое говоришь? Что случилось?
        - Ты еще спрашиваешь, что случилось, - в ярости ответил Перегрин. - Почему я застаю тебя здесь с этим дьяволом?
        Неома тщетно пыталась что-то вымолвить, но так и не смогла, что-то словно застряло у нее в горле. Перегрин продолжал:
        - Как ты думаешь, что оставалось мне думать, когда Дадчетт сказал, что видел, как ты ехала по направлению в Сит. При этом он спросил, сколько заплатил мне этот распутник.
        Перегрин вздохнул так глубоко, как будто ему не хватало воздуха, и добавил:
        - Он также сказал, что сам бы заплатил мне за тебя вдвое больше!
        - Перегрин, как ты можешь такое говорить! - в ужасе кричала Неома.
        - Признаю, что это моя вина, - сказал Перегрин все тем же яростным голосом, - что я вообще привез тебя в это скверное место, но я никак не думал, что моей сестрой будут торговать, как обычной проституткой!
        Свирепо глядя на маркиза, который стоял как вкопанный с первой минуты его появления, Перегрин не мог держать себя в руках и продолжал:
        - Я не законченный идиот, чтобы не понять, что здесь произошло. Вы заставили Неому
«расплатиться с вами» за расписку, которая для вас ничего не стоит. Думаю, как мужчина я бы должен вызвать вас на дуэль. Но, если вы убьете меня, для вас станет еще проще завладеть моей сестрой! Я увожу ее с собой, а завтра в вашем лондонском доме вас будут ждать документы на наше поместье.
        Неома вскрикнула, но Перегрин, не обратив на это внимания, добавил:
        - Сомневаюсь, что наше поместье стоит тех денег, что я должен вам, но, кроме него, мне нечего более вам предложить. Я думаю, вы сможете использовать его наилучшим образом.
        Перегрин говорил грубо, яростно произнося каждое слово. Затем, взяв Неому под руку, произнес:
        - Пойдем отсюда. Я не позволю тебе оставаться здесь ни на минуту!
        - Перегрин! - взмолилась Неома.
        - Ты сейчас же уедешь со мной! - непреклонно говорил он авторитетным тоном.
        Впервые она увидела своего брата с другой стороны. Перед ней был не тот брат, которого она всегда по-матерински опекала. Это был взрослый мужчина. Не говоря больше ни слова, Перегрин вышел из столовой, потащив за собой Неому. Она хотела обернуться и извиниться перед маркизом. Однако Перегрин шел очень быстро, и, когда они уже были в парадном вестибюле, Неома поняла, что маркиз не пошел за ними. Уже перед дверью, едва переведя дыхание, Неома вымолвила:
        - А… как же мои вещи?.. Они… не собраны. Перегрин остановил мажордома, который проходил мимо них, и попросил:
        - Будьте так любезны прислать вещи мисс Стандиш в дом его светлости в Лондоне. Я распоряжусь, чтобы их потом забрали оттуда.
        - Хорошо, сэр.
        Пока Перегрин разговаривал с мажордомом, Неома дотянулась до своего жакета, который оставляла на стуле. Затем Перегрин потащил ее к выходу, а потом по ступенькам к почтовой карете, запряженной двумя лошадьми. Когда Перегрин сам взялся за вожжи, грум пересел назад. Выехав на основную дорогу, Неома, оценивая все произошедшее, тихо сказала:
        - Прости… меня.
        - Об этом мы поговорим дома, - сказал Перегрин. - Если он причинил тебе зло, то, клянусь, я убью его!
        - Нет! Нет! Со мной… все в порядке. Все было не так… как ты думаешь, - с трудом произнесла Неома. Она боялась, что грум слышит их разговор.
        Довольно долго они ехали молча, но вскоре Неома поняла, что они ехали не по лондонской дороге. Она спросила:
        - Куда мы… едем?
        - В поместье, - ответил Перегрин. - Как ты, очевидно, догадываешься, я должен забрать бумаги на поместье.
        На глаза Неомы навернулись слезы не только от осознания того, что они навсегда потеряют дом, но и от того, что у Перегрина больше ничего не останется в жизни. Однако говорить об этом не было смысла. Она знала, что он сделает то, что сказал, и передаст документы на владение поместьем маркизу, тем самым заплатив «долг чести».

«О боже! Как же ты допустил, чтобы такое случилось? Почему это должно было произойти с Перегрином?»

        Они ехали долго, прежде чем повернули на знакомую дорогу. Вскоре показались заржавелые крыши пустых полуразвалившихся домиков. Наверное, оттого, что Неома сравнивала родное поместье с величавым Ситом, она заметила валявшиеся на нескошенной траве ветки деревьев и росшие вокруг сорняки, а также несколько трещин на стенах их старого дома. Кое-где выбиты были окна, на крыше во многих местах расколота черепица. Однако особняк, построенный в елизаветинском стиле более чем два столетия назад, был еще прочным и мог согреть. Неома знала, что более всего на свете любит этот дом. Это был ее родной дом, единственное наследство Перегрина.

«Мы вынуждены потерять этот дом. Для человека, который станет его владельцем, этот дом ничего не будет значить».
        Подсознательно Неома подумала, что, может быть, все же маркиз поймет, как она любит этот дом, потому что это ее кровно-родное место, лучше которого для нее нет ничего на земле.

«Не стоит думать об этом», - тут же убедила она себя.
        Войдя в дом, Неома поняла, что их никто не встретит: слуги, старики Бриггз, из-за своей глухоты, наверное, даже не услышали, как они подъехали к дому. В тот момент, когда Перегрин расплачивался с грумом, Неома вошла в гостиную. Занавески и покрывала изрядно выцвели, ковер совсем износился, но от всех этих вещей повеяло какой-то особой теплотой и напомнило ей о матери. Неоме стало обидно, что мамы сейчас нет с ними. Она бы поняла все их проблемы и подсказала, как с ними справиться. Она всегда умела найти верное решение.
        В дверях показался Перегрин, который прервал воспоминания Неомы. У него по-прежнему был сердитый взгляд.
        - Как ты могла поступить столь предосудительно, послушавшись маркиза? - спросил он.
        - Мы должны… поговорить об этом, - тихо ответила Неома.
        Правда, внутренне она не была готова все рассказать брату. Например, о том, что маркиз предлагал ей в подарок дорогостоящее ожерелье.
        - Значит, ты говоришь, что он не дотронулся до тебя? - яростно спросил Перегрин.
        Неома отрицательно покачала головой. Она не могла сказать Перегрину о поцелуе маркиза. Он непременно стал бы расспрашивать, было ли еще что-нибудь, кроме поцелуя.
        - Пойду наверх, переоденусь, - быстро сказала она, убегая от дополнительных вопросов Перегрина. - Потом я постараюсь что-нибудь приготовить на обед.
        Ничего не ответив, Перегрин сел в кресло, а Неома вышла из гостиной. Наверное, он с большим сожалением думал о пропущенном у сэра Эдмунда обеде, а еще больше переживал, что не увидел боксерского состязания, так как вынужден был спасать ее. Уехав на рассвете, он, видимо, провел бессонную ночь, думая о том, что сказал ему лорд Дадчетт, переживая за нее и проклиная маркиза.

«Это все лорд Дадчетт. Он виноват», - подумала Неома, представив, что было бы с Перегрином, если бы тот узнал, что маркиз целовал ее.

«Я поступила очень нехорошо», - подумала Неома, пожалев, что прошлое изменить нельзя.

        Неома ставила в вазу сорванные в саду розы и плакала. Она прощалась со всем, что было ей дорого и что она любила еще с детства. Рано утром Перегрин с документами на поместье уехал. Внутренне он также переживал и не хотел расставаться с тем, что осталось от родителей. У него был крайне подавленный вид, которого Неома не помнила со дня смерти матери.
        - Я вернусь вечером с каким-нибудь экипажем, чтобы мы смогли увезти на нем кое-какие вещи.
        - Неужели маркиз не даст нам времени… собрать вещи? - тихо спросила Неома.
        - Зачем нам нужно это время? И что вообще мы можем отсюда забрать? - грубо спросил Перегрин. - Ты же понимаешь, что дом почти ничего не стоит. Не можем же мы вывезти отсюда все, оставив лишь полуразрушенное здание.
        Неома всхлипнула.
        - Я хотела бы забрать кое-какие мамины вещи. Ты же знаешь, как они мне дороги. Я не могу с ними расстаться!
        Перегрин пожал плечами.
        - Не думаю, что эти вещи будут представлять какой бы то ни было интерес для маркиза. В то же время я не желаю чем-либо быть обязанным ему.
        Неома была растрогана, что ради нее Перегрин пошел на жертвы. Она хотела многое объяснить брату, однако его ненависть к маркизу не позволит ему всего понять. Неома была уверена в том, что маркиз не такой скверный, каким его все считают. Прошлым вечером, когда она умоляла маркиза понять ее, он вытер ей слезы и отправил спать. В подобных обстоятельствах такой, например, как лорд Дадчетт, повел бы себя иначе. Но пока Перегрин испытывает лишь ненависть к маркизу. Нет смысла что-то объяснять ему. Вечером Перегрин уехал, попросив у местного фермера лошадь, которая, конечно, проигрывала обитательницам конюшен Сита. Их собственные кобылы были такими старыми, что не смогли бы выдержать долгий путь до Лондона. Когда Неома зашла в конюшни, лошади сразу же узнали ее. Она с горечью подумала, что, как только их усадьба станет собственностью маркиза, он непременно распорядится убить их за ненадобностью.
        Возвратившись в дом, она начала собирать вещи к отъезду. Вынося в вестибюль охапку разных вещей, Неома подумала, что, может быть, действительно нет смысла увозить все это с собой. Если им придется менять дом на Ройял-авеню и переезжать в другой, то будет крайне неудобно перевозить с собой много груза. Только подумав об этом, Неома заплакала, осознавая, что, лишившись поместья, они потеряли все.
        Живя в Лондоне, она все время надеялась, что в один прекрасный день они вернутся домой. Как же она мечтала, что опять сможет любоваться садами и полями. Наслаждаясь ароматами цветов, она смогла бы говорить со стариками Бриггз об отце и матери, вместо того чтобы постоянно объяснять Эмили, что надо делать и как делать.
        Поднявшись наверх в спальню матери и не в силах более сдерживать себя, Неома бросилась на кровать и громко заплакала. Она плакала не только из-за потери поместья, но и из-за того, что навсегда потеряла маркиза!

«Я люблю его! Мама, я люблю его!»- отчаянно произносила Неома. Будущее без него не имело для нее никакого смысла. Она знала, что никогда больше никого так не полюбит и не почувствует такого восторга от поцелуя, который испытала в тот звездный вечер при свете луны.
        Пускай Перегрин думает, что маркиз грубый и безжалостный к другим, однако с ней он был внимательным и ласковым. Она никогда не забудет нежного прикосновения его губ, его рук, когда он вытирал ей слезы, и не забудет мягкого и приятного голоса, когда он желал ей доброй ночи.

«Зачем я полюбила его? Этот человек так же далек от меня, как луна от земли».
        Неома вспомнила, как ей было хорошо, когда он назвал ее Светом Луны. Воспоминания заставили ее вновь заплакать. Затем она просто лежала на кровати своей матери, прислушиваясь через открытое окно к пению птиц, зная, что, как только они уедут в Лондон навсегда, она никогда больше не услышит этих прекрасных звуков. Наконец, взяв себя в руки, она умылась холодной водой и пошла вниз, чтобы приготовить Перегрину обед. В доме почти ничего не было из еды, поэтому Неома дала старику Бриггзу несколько шиллингов, и он отправился в деревню, чтобы что-то купить. Утром она съела только кусок хлеба с сыром. Но к приезду Перегрина она должна была приготовить что-нибудь вкусное.

«Надо постараться провести оставшиеся здесь часы в хорошем настроении», - убеждала себя Неома.
        Чтобы как-то скрасить неуютный вид заброшенного дома, она пошла в сад за розами. Розы были любимыми цветами ее мамы, поэтому розарий в свое время содержался в идеальном порядке и считался семейной гордостью. Сейчас розарий зарос сорняками и травой, однако розовые, белые и желтые розы уже набрали бутоны. Прекрасный аромат и нежность лепестков первых бутонов очаровали Неому, заставив на время забыть о своих горестях. Но мысли о маркизе нахлынули вновь, и Неома задумалась о том, что же он стал делать после ее отъезда. Наверное, из-за грубости Перегрина он обрадовался, что наконец избавился от нее. А вдруг он поехал в Лондон к Вики Вейл? При этой мысли Неома опять чуть не заплакала.

«Я люблю его! Люблю больше всего на свете. Но какой… смысл в этой любви? Я должна его забыть».
        Подумав об этом, Неома с силой стала заталкивать цветок в вазу, как будто тем самым хотела отвлечься от своих мыслей. От укола шипом розы она вскрикнула. Больно кольнуло в сердце и заныло в груди. Она заплакала и сквозь слезы услышала, как кто-то вошел в дом. «Наверное, вернулся Перегрин. Он не должен видеть, как я плачу».
        Быстро вытерев слезы тыльной стороной руки, она повернулась, чтобы поздороваться с Перегрином и сказать, что не ожидала его так рано.
        Но перед ней стоял не брат, а маркиз!
        Неома подумала, что это ей лишь кажется, так много думала она о маркизе, поэтому и видит того, кого и хотела бы увидеть. Но через минуту она осознала, что это не видение. Перед ней стоял красивый, элегантно одетый маркиз. Положив шляпу и перчатки для верховой езды на конец стола, он подошел к ней. Молчание нарушила Неома:
        - Зачем… зачем вы здесь? Перегрин… поехал к вам в Лондон.
        - Я уже виделся с ним. Однако мне надо с вами поговорить, - сказал маркиз.
        Глаза Неомы от удивления округлились. Она потеряла дар речи и не верила своим ушам. Тогда маркиз сказал:
        - Поскольку мне надо многое вам сказать, будет удобнее, если мы сядем.
        - Да, да, конечно. Может быть, пройдем… в гостиную?
        Положив розы, которые она так и не успела поставить в вазу, Неома пошла вперед. В окно сильно светило солнце, и, Когда Неома остановилась посреди гостиной, ее волосы стали золотистого цвета. Она смотрела на маркиза, ожидая увидеть недовольный взгляд, однако он смотрел на нее просто серьезно и вдруг воскликнул:
        - У вас на пальце кровь!
        Она посмотрела на тот палец, который недавно уколола. Действительно, там были следы крови. Вытащив свой носовой платок из кармана, маркиз нежно взял ее руку и вытер кровь. От прикосновения его пальцев она задрожала. Ее внезапный трепет не остался незамеченным для маркиза.
        Маркиз посмотрел на нее. Неома не смогла отвернуться. И довольно долго они стояли неподвижно и смотрели друг на друга. Молчание нарушил маркиз:
        - Садитесь, Неома, я хочу с вами поговорить. Подчинившись, она села в кресло рядом с камином. Раньше это было любимое место ее мамы. Немного постояв, маркиз сел напротив.
        - Мне надо многое объяснить вам. Но так как я никогда ничего подобного не делал, не знаю даже, с чего начать Неома удивленно смотрела на него и молчала.
        - Думаю, вы поймете меня, хотя до конца я не уверен.
        - Я постараюсь понять… все, что вы мне скажете. Она все еще ощущала трепет от прикосновения маркиза. Внезапно она подумала о том, что больше всего ей хотелось бы, чтобы он поцеловал ее сейчас. Отвернувшись, маркиз сказал:
        - Спустя две недели после того, как мне исполнился двадцать один год, мой отец объявил, что устроил мою женитьбу.
        - Вашу… женитьбу? - удивилась Неома. У нее и в мыслях никогда не было, да и Перегрин ничего подобного не говорил, что маркиз был женат.
        - С самого детства, - начал маркиз, - в меня постоянно вдалбливали мысль о важности и значительности моей персоны, о том, какое высокое место в обществе мне предстоит занять. А когда придет время, это место должен будет занять мой сын - наследник Сита.
        Неома внимательно слушала маркиза, сложив руки на подоле юбки.
        - Отец сообщил мне, что договорился о женитьбе с герцогом Халльским на его дочери, которая была на год старше меня. Я всячески пытался убедить отца, что пока не хочу жениться, что хотел бы побыть еще холостяком, однако отец не стал меня слушать.
        Неома вспомнила портрет пятого графа Сита и подумала, что действительно отец маркиза выглядел человеком, подавляющим всех и вся.
        - Халлы пригласили меня погостить к ним в замок в Нортумберленде, и когда я увидел дочь герцога, то был сражен ее внешностью.
        - Она была так… красива?
        - Очень красива, - ответил маркиз. - Любой мужчина, наверное, мечтает о такой, как Люсиль.

«Этого и следовало ожидать, что маркиз будет искать такую красивую жену, которая должна быть ему под стать», - подумала Неома, ощутив приступ ревности, о которой даже не подозревала раньше.
        - В то время я был еще слишком молод и все идеализировал, - продолжал маркиз с сарказмом в голосе. - Наверное, в тот момент я боготворил Люсиль.
        Неома с трудом перевела дыхание. Ей было невыносимо и мучительно слушать его признания.
        - Я писал ей стихи, такие же страстные и романтичные, как стихи Джона Донна, и вскоре она сказала, что любит меня.
        После паузы маркиз продолжил:
        - Я страстно захотел жениться на ней. Мой отец и герцог очень обрадовались. Я чувствовал, что только для меня открываются врата небесные.
        Неома молчала.
        - Мы поженились в Нортумберленде, а на пути к Ситу останавливались и гостили у друзей.
        На мгновение маркиз взглянул на Неому, но сразу же отвернулся и продолжал:
        - Нет необходимости говорить, что из-за войны мы не смогли поехать за границу и провести там свой медовый месяц. Но я пообещал Люсиль, что сразу же после поражения Наполеона отвезу ее в Венецию.
        Неома подумала, что оказаться с маркизом в Венеции было бы для нее настоящим раем. Но разве может она о подобном думать? Однако слушать маркиза, как он говорит о своих чувствах к другой женщине, было мукой.
        - Наконец мы остановились в Лондоне. До Сита было уже недалеко. Люсиль потребовала купить ей большое количество драгоценностей, что я и сделал с удовольствием. Однако ее запросы были безграничны. Но что не сделаешь для любимого человека?
        Неома вспомнила о бриллиантовом ожерелье, которое маркиз хотел ей подарить, однако в тот момент он сделал это по другой причине, а не потому, что любил ее.
        - Когда мы приехали в Сит, я захотел многое показать ей из того, что теперь принадлежало нам двоим.
        Слезы наворачивались на глаза Неомы. Она представила, как маркиз и его любимая женщина скачут на лошадях, и вспомнила, как ранним солнечным утром они с маркизом так же мчались по окрестностям Сита.
        - Спустя два дня после приезда в Сит, - продолжал маркиз, - Люсиль сбежала.
        Маркиз встал, как будто стоя ему было легче об этом говорить.
        - Сбежала?.. - удивленно произнесла Неома.
        - Она оставила мне записку, - сказал маркиз, - в которой сообщала, что уходит к мужчине, которого всегда любила, но, поскольку у него мало денег, она решила взять то, что по праву заработала, выслушивая мои детские, бредовые признания в любви, в то время как ее сердце тосковало по другому.
        - Но… как же такое… возможно!
        - Она взяла с собой все, что я ей подарил, и кое-что помимо подарков: некоторые фамильные драгоценности, миниатюры из салонов, табакерки, инкрустированные бриллиантами, и многое другое.
        - Какая жестокость! Как это ужасно!
        - Сначала я не верил своим глазам. Я не верил, что все это произошло наяву. Но когда приехал мой отец и узнал о произошедшем, он приказал мне отправиться в Ирландию за Люсиль и привезти ее обратно.
        Маркиз поджал губы, прежде чем продолжить свой рассказ:
        - Я понял, что отцу известно намного больше, чем мне. Позже он рассказал мне, что Люсиль влюблена в одного ирландского пэра, у которого за душой нет ни гроша. Он являлся дальним родственником герцога, и когда встал вопрос о замужестве Люсиль, то его прогнали из замка.
        - Выходит, ваш отец знал, что она любит другого… когда договаривался о женитьбе?
        - Герцог тоже все знал, - сурово добавил маркиз, - именно он и рассказал отцу, как обстояло дело. И все же они решили, что подобное обстоятельство не помешает свадьбе.
        - Как это жестоко! Как низко!
        - И унизительно. Я сказал отцу, что не собираюсь ехать за ней и вообще когда-либо видеть ее.
        - И что же он ответил?
        - Тогда он сам отправился в Ирландию, вызвал на дуэль графа, серьезно ранив его.
        Неома вздохнула, а маркиз продолжал рассказ:
        - Затем отец насильно привез Люсиль обратно в Сит, приказав нам примириться и жить, как подобает мужу и жене.
        Воцарившееся молчание нарушила Неома:
        - И что же вы сделали?
        - Я ничего не стал делать, - ответил маркиз. - При первой же возможности Люсиль опять сбежала, только на этот раз она уже не оставила никакой записки.
        Маркиз опять замолчал, прежде чем продолжить рассказ.
        - Ее желание быть рядом с любимым человеком стало для нее роковым. Она так спешила, что села на первый попавшийся корабль. Рыболовное судно оказалось непрочным и, пересекая Ирландское море, затонуло во время шторма.
        - Что же… было потом… с вами?
        - Трудно описать, что я чувствовал в то время. Кроме ненависти ко всем, кто имел отношение к этому нелепому фарсу, я испытывал горечь и унижение. В результате у моего отца случился удар, и через год он умер.
        Маркиз стоял и смотрел в окно, но казалось, он ничего не видит.
        - Все, что произошло, заставило меня не только возненавидеть женщину, которая была моей женой и которую я страстно полюбил, как только мог полюбить юноша, но и возненавидеть отца за то, что он все знал и не предотвратил этого. Я думаю, герцог и мой отец были ярыми сторонниками отмирающей традиции, когда «голубая кровь» должна смешиваться только с «голубой кровью», ничего, кроме продолжения знатного рода, их не интересовало.
        - Понимаю, почему вы так говорите.
        - Ну вот, я все вам рассказал. Я хотел, чтобы вы услышали ответ на ваш вопрос: почему вот уже много лет я такой, каким вы меня узнали. Позже я стал военным и вместе с армией Веллингтона попал в Португалию. И каждый раз, убивая француза, я мысленно говорил себе, что уничтожаю свои ложные идеалы, унизившие меня в период женитьбы.
        Неома смотрела на него и начинала понимать, какая непростая и сложная судьба у этого человека.
        - Когда война закончилась, - продолжал маркиз, - я чувствовал, что все общество обязано заплатить мне за мои страдания и унижения. Поэтому я получал всегда удовольствие, видя, как напившийся глупец проигрывает мне деньги. Я наслаждался, когда на моих так называемых званых обедах люди теряли человеческое достоинство.
        Так, значит, ей не показалось, что маркиз, подобно Кирке, восседал во главе стола, надменно наблюдая за недостойным поведением своих гостей, превратив их в свиней.
        - Я также поклялся, - сказал маркиз, - что никогда вновь не полюблю. Никогда не поверю ни одной женщине.
        Затем, цинично улыбнувшись, он добавил:
        - Я решил иметь дело лишь с теми женщинами, которые честно и открыто продают себя за деньги. Находясь с ними, я точно знал, кто есть кто, и ни о каких чувствах речи не было.
        Перед Неомой возник образ красавицы Вики Вейл с ее потрясающей наружностью, раскосыми глазами и вызывающе красными накрашенными губами. Она вспомнила, как Вики заигрывала с маркизом. Невыносимо было продолжать этот разговор. Неома не могла слушать, что он говорит о других женщинах, потому что она любила его!
        Однако, подумав, как много пришлось ему страдать, Неома решила, что он нуждается в ее защите так же, как и Перегрин. Она постаралась утешить его и сказала:
        - Мне… очень жаль… очень вас жаль.
        - Я не нуждаюсь в вашем соболезновании, - ответил маркиз, - я лишь хочу, чтобы вы поняли, почему я такой, каким вы меня узнали.
        - Теперь я понимаю, но все это случилось с вами… давно… вы не можете продолжать ненавидеть всех.
        - Именно это я недавно понял, - сказал маркиз. - Я думал, что моя ненависть настолько сильна, что я никогда не смогу измениться. Но вот я встретил вас!
        Он так тихо произнес последнюю фразу, что сначала Неома подумала, что ей послышалось. Но когда посмотрела на него, то услышала:
        - Я здесь, чтобы задать вам один простой вопрос. Но я хочу, чтобы вы мне честно ответили на него.
        - Какой… вопрос?
        - Вчера, когда я поцеловал вас, вы сказали, что любите меня. Я хочу знать, правда ли это?
        Неома затаила дыхание. Она не могла ни отвечать, ни спрашивать. Тогда маркиз произнес:
        - Я знаю, вы верите в бога. Как перед богом, честно ответьте мне… Я не смогу пережить еще одну ложь. Неома встала и тихо сказала:
        - Когда вы поцеловали меня… у меня было такое прекрасное чувство, какое никогда еще в жизни мне не приходилось испытывать… Тогда я поняла… что люблю вас. Вчера… уезжая и зная, что я никогда… больше не увижу вас… я поняла, что не смогу… больше никого полюбить.
        Она замолчала. Маркиз не сдвинулся с места, он лишь пристально смотрел на нее, как бы пытаясь заглянуть в ее душу.
        - Вы уверены? Вы действительно уверены, что любите меня, несмотря на мой образ жизни и несмотря на то, что я предлагал вам… приняв вас… за?..
        - Вы в этом не виноваты, - быстро проговорила Неома. - Все произошло из-за того, что я приехала в Сит с Перегрином. Мы солгали, не сказав, что я - сестра Перегрина. Это все Чарльз. Он предупредил, что никто не должен знать, кто я, в противном случае Перегрин будет осмеян, когда станет известно, что он привез с собой сестру.
        - Этих приемов больше никогда не будет, - сказал маркиз, а затем, улыбнувшись, добавил:
        - Я прошу тебя, дорогая, выйти за меня замуж. Всем известно, что я далеко не идеал, но, если ты любишь меня, возможно, простишь все мои грехи и будешь только помнить, что я также люблю тебя!
        Глаза Неомы и все ее лицо засияло от радости. Она прошептала:
        - Вы… действительно любите меня?
        - Я люблю тебя так, как никого еще не любил, - ответил маркиз. - Это правда! Мои чувства к Люсиль были романтическим порывом неоперившегося юноши. Сейчас мое чувство совершенно другое. Но я боюсь… отчаянно боюсь! Своим откровением я мог испортить что-то совершенное и чистое, которое, как волшебное золото, может исчезнуть, как только рука человека коснется его. Скажи, ты любишь меня, моя драгоценная, моя милая? Скажи, что ничто не помешает нашей любви!
        - Если бы нам что-то помешало, для меня… и солнце перестало бы существовать, и все погрузилось бы во мрак. - На мгновение Неома замолчала, а затем добавила:
        - Я думаю, если… ты… сейчас поцелуешь меня, то поймешь, что мои чувства… остались прежними.
        Она прошептала последние слова, но маркиз их услышал. Он протянул руки, заключив ее в свои объятия.
        - О, мой милый Свет Луны. Я очень боюсь, ужасно боюсь, что, едва найдя тебя, я могу потерять. Это убьет меня.
        - Такое же чувство было и у меня, когда я подумала, что потеряла тебя.
        Он медленно придвигал ее к себе, как будто все еще боялся. Затем его уста прикоснулись к ее губам. Неома не верила, что вновь когда-нибудь испытает неземной восторг от его поцелуя. Все закружилось вокруг. Все ощущения, которые она испытала во время первого поцелуя, теперь стали еще более глубокими, более яркими, потому что теперь их чувство было взаимным. Он был с ней, он держал ее в своих объятиях, целовал ее. В его руках она чувствовала себя так надежно и уверенно, как не чувствовала никогда.
        - Я…люблю…люблю…люблю тебя! - пыталась произнести Неома.
        Эти слова, словно пеан радости, устремились ввысь, на небо, к солнцу, которое окутывало их своим жарким неземным блаженством.
        - Люблю… тебя! Люблю! - произнесла Неома. Маркиз посмотрел на нее. Однако это был совершенно другой человек, словно преобразившийся на глазах у Неомы. Его циничный и презрительный взгляд исчез. Он стал молодым, счастливым и влюбленным.
        - Дорогая, когда мы поженимся? - спросил он.
        - А как быть с Перегрином?
        - Он уже дал свое согласие.
        - Ты… сказал Перегрину… что хочешь жениться на мне?
        - Я извинился за то, что повел себя так низко. Он совершенно прав во всем, что высказал мне.
        Неома озадаченно посмотрела на маркиза. Невероятно, «надменный маркиз» извинялся перед ее братом!
        - Это правда, - улыбнулся маркиз. - Теперь Перегрин будет моим шурином. Я предложил устроить его будущее.
        - Что же ты предложил ему? - нетерпеливо спросила Неома.
        - Я думаю, будет неплохо как для Перегрина, так и для Уоддездона заняться каким-нибудь полезным делом, чем прозябать в Лондоне и играть на деньги, которых у них нет.
        - Я тоже так думаю, дорогой.
        - Поэтому я полагаю купить им обоим офицерские чины в лейб-гвардейском конном полку, где я служил. Неома вскрикнула от радости:
        - Неужели ты это сделаешь? Для Перегрина - это все в жизни. Ведь тогда у него будет возможность ездить на превосходных лошадях.
        - У меня предчувствие, что он такой же отменный наездник, как и я. Рад, что ты одобряешь мое предложение.
        - Еще бы я не одобряла этого! Не знаю, как я смогу отблагодарить тебя!
        - Может быть, поцелуем? Но прежде я хочу знать день нашей свадьбы.
        - Когда хочешь… Может быть, завтра вечером… Я хочу быть с тобой всегда.
        Маркиз сильно прижал ее к себе, так что у нее перехватило дыхание.
        - Этого и я хочу. Я полюбил тебя, как только увидел, моя дорогая.
        - Когда же это произошло? - спросила Неома.
        - Там, в салоне, когда ты стояла одна. Такая юная, красивая, такая целомудренная.
        - Неужели ты на самом деле подумал, что я и есть та чистая, та прекрасная женщина, в существование которой ты не верил?
        Он крепко обнял ее.
        - Когда я увидел тебя в церкви, то не смог…
        - Как ты узнал, что я была в церкви? - перебила его Неома.
        - Когда я вышел из салона, то увидел, что ты побежала по коридору. Тогда я еще не понимал, что же произошло.
        - Наверное, ты подумал, что я… дурочка?
        - Хочешь знать, что я подумал, когда ты пошла спать?
        Неома с любопытством смотрела на него.
        - Я подумал, моя прелесть, любовь моя, что я самый счастливый из всех мужчин на свете. Я нашел то, о чем мечтает любой мужчина, но так редко находит.
        - Ты не разочаруешься? Маркиз улыбнулся.
        - Если ты разлюбишь меня, то я навсегда погружусь во мрак отчаяния.
        - Разве я могу тебя разлюбить? Ты подарил мне… счастье…любовь, такую прекрасную, неземную любовь! Маркиз прижался щекой к ее щеке.
        - Единственное, о чем я прошу тебя, - прошептала она, - не смеяться над моей женской неопытностью. Ты мне должен многое объяснить… я… ужасно глупая и наивная… в этих вопросах.
        - Я расскажу тебе все о любви, дорогая, однако ты узнаешь только прекрасные стороны настоящей любви, а другое тебе и не надо знать. Тебе не придется никогда более присутствовать на приемах, которые устраивал маркиз Роузит.
        - Однако, если бы судьба не забросила меня на один из них, я никогда бы не встретила тебя! Маркиз негромко засмеялся.
        - Любовь моя, несмотря на то, что мне стыдно, что все это было, я никогда не смогу забыть, как ты выглядела в тот первый вечер.
        Неома склонила голову на его плечо.
        - Как же я выглядела?
        - Ты была похожа на ангела, по ошибке спустившегося с небес. Или, если сказать точнее, все выглядело так, словно свету луны помешала какая-то скверная земная тень. Тогда я еще не знал твоего имени, не знал, что ты и есть тот свет луны. - Он нежно провел губами по ее коже и сказал:
        - Сейчас ты должна стать для меня путеводным лучиком света, который вернет меня к благопристойной и порядочной жизни.
        - Неужели я способна это сделать?
        - Если ты любишь меня, то способна.
        - Ты знаешь, что я люблю тебя. Я - твоя, я всецело твоя, хотя… пока ты не поцеловал меня, я не осознавала этого.
        - Я буду целовать и целовать тебя, чтобы у тебя не осталось ни тени сомнения, - ответил маркиз.
        Их губы опять слились в поцелуе. Вокруг были только музыка и солнечный свет.

«Я люблю тебя! Люблю!»- отозвалось в сердце Неомы. Она вдруг ощутила, что ее мама сейчас где-то совсем рядом с ней. Хотелось встать на колени и благодарить бога, что она нашла свое счастье, что нашла чистую и сильную любовь.
        Но вместо этого Неома поклялась, что всю себя посвятит этому человеку. Она сделает его счастливым, и ему не придется больше страдать. Однако душевные раны маркиза были так глубоки, что вряд ли он сможет сразу же измениться и стать другим. Ее женское чутье, шестое чувство, подсказывало, что впереди будет немало трудных моментов, когда маркиз покажет и надменность, и высокомерие. Однако она убеждала себя, что нет таких трудностей, которые их любовь не смогла бы преодолеть.
        Ее любовь, как разгоравшееся пламя, устремилась к нему, пытаясь разжечь ответное чувство. На мгновение маркиз перестал ее целовать и сказал:
        - Я люблю тебя! Я боготворю тебя! Ты - необыкновенная, мой самый восхитительный Свет Луны. Я не, могу без тебя жить. Ты станешь моей путеводной звездой и поведешь меня через всю нашу жизнь. Ты - моя навеки!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к