Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Свободная От Страха " - читать онлайн

Сохранить .
Свободная от страха Барбара Картленд

        # Юная Иоланда не ожидала, что на нее обрушится столько несчастий сразу. Она почти разорена, а ее брат из-за рокового исхода дуэли обвиняется в убийстве. Им не остается ничего другого, как покинуть родину и отправиться во враждебную наполеоновскую Францию. Под чужим именем брат и сестра поступают в услужение к английскому вельможе, путешествующему по Европе. Один волшебный вечер в Париже перевернул судьбу Иоланды. Ей уже не страшны опасности и преследования, ведь она нашла свою любовь.

        Барбара Картленд
        СВОБОДНАЯ ОТ СТРАХА

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

1803 год
        Иоланда поднялась в верхнюю гостиную с охапкой свежесрезанных цветов и только принялась расставлять их по вазам, как вдруг услышала, что ее брат кричит ей что-то из холла первого этажа. Сначала ей показалось, что она ослышалась, потому что не ожидала, что он вернется домой так скоро.
        Хотя она поднялась с постели в половине пятого утра, когда еще не рассвело, чтобы помочь ему одеться, и молилась в душе, чтобы он вернулся невредимым, все-таки девушка знала, что дуэли обычно занимают довольно продолжительное время.
        Раньше восьми утра Иоланда его не ожидала. И вот Питер так скоро и в таком нервном состоянии появился дома. Иоланда вознесла благодарность господу за то, что брат остался цел и невредим.
        Она отбросила увядшие цветы, положила на стол свежесрезанный букет и поспешила по лестнице вниз к брату, который продолжал громко звать ее. Он явно был в полном отчаянии.
        - Иоланда, где ты?
        - Я здесь, Питер, - откликнулась она.
        Ей очень хотелось подробно расспросить, что произошло на поединке, но выражение его лица и дрожащий голос были достаточно ясным ответом на ее безмолвный вопрос. У нее самой замерло сердце, и она не могла произнести ни слова.
        В его глазах застыл ужас, и он был невероятно бледен.
        Сэр Питер Тивертон обычно всегда держал себя в руках и, благодаря своей красивой внешности, элегантности и хорошим манерам, пользовался уважением в любом обществе, где только появлялся.
        Однако в этот момент его волосы, обычно тщательно уложенные, были спутаны, словно подхваченные дикой бурей, шейный платок сбился на сторону, а красивое лицо превратилось в искаженную страхом маску. Сэр Питер был не похож на самого себя.
        - Что с тобой? - прошептала Иоланда.
        - Я… убил его! - ответил брат. - Я убил маркиза…
        - К-как… ты мог?! И… почему?
        - Один бог знает, как это случилось. Я собирался его лишь немного попугать, ну, может быть, слегка поцарапать, но он был настолько пьян, что пошатнулся во время выстрела… и его пуля улетела в воздух, а моя, направленная мимо, поразила его прямо в грудь…
        - О, Питер, как это ужасно! Что нам теперь делать?
        - Что делать?! - вскричал брат. - По-моему, ты знаешь, что теперь надо делать мне…
        Иоланда смотрела на него расширенными от изумления глазами, ей на ум не приходили ответы на эти жестокие вопросы.
        - Я должен немедленно бежать из страны, - сказал Питер, - иначе меня упрячут за решетку.
        - Но ведь это же был джентльменский поединок, касающийся вопросов чести, - воскликнула она. - Ты же не собирался его убивать… Это досадная случайность…
        - Ты думаешь, это примет кто-нибудь во внимание, когда я на этом поединке прикончил такую важную персону, как маркиз Рамсбюри? И хуже всего то, что лорд Безил Блейк, который был его секундантом, заорал на меня после выстрела: «Я уж позабочусь, чтобы тебя за это повесили, Тивертон!»
        Питер в отчаянии схватился за голову.
        - Ты знаешь, как близко Безил Блейк связан с лордом Чемберленом и какая это тесная компания, и кто поверит мне, когда я заявлю, что произошел лишь несчастный случай?
        - Но… Питер, как же ты уедешь? И куда?
        - Во Францию! - решительно ответил брат. - Сколько у нас в доме денег?
        - Очень мало, и тебе это очень хорошо известно. Зато куча долгов.
        - Собери все, что сможешь.
        - Питер, ты не можешь оставить меня здесь одну. И кроме того… когда сюда явятся с допросами, что я им отвечу?
        От ее горестного возгласа он застыл на месте.
        Питер посмотрел на свою сестру так, будто впервые видел ее.
        Она была так хороша - черные волосы обрамляли лицо с удивительно правильными, словно вырезанными резцом искусного скульптора, чертами лица. И на этом тонком лице сияла пара изумительно голубых глаз. Это не была голубизна ясного неба, а темная загадочная синева моря перед приближающимся штормом.
        - Нет, я никогда не оставлю тебя здесь одну, как ты могла такое подумать, - произнес он тихо, но со значением, словно давая клятву самому себе. - Ты поедешь со мной. Вероятно, наше отсутствие не продолжится слишком уж долго. Нам надо только переждать, пока не утихнет скандал вокруг этого поединка и погребальный плач.
        В тоне его не было большой уверенности, потому что он знал, что смерть маркиза Рамсбюри еще долго будет темой пересудов в высшем свете.
        Огромные напольные часы в холле ударили один раз, и Питер от этого звука чуть не взвился в воздух.
        - Боже! Уже прошло полчаса! Поторопись, Иоланда! Я повидаюсь с Гибсонами и предупрежу о нашем отъезде, прикажу им запереть дом и присматривать за ним во время нашего отсутствия. Сможешь ли ты быстро уложить мою самую необходимую одежду? Ну, и свои платья тоже.
        - Да, конечно, дорогой, - поспешила заверить Иоланда. - Но ты уверен, что нам необходимо уехать из страны?
        - Или Франция или Ньюгейтская тюрьма, а потом, возможно, и виселица, - воскликнул ее брат.
        Эти слова, словно резкий удар хлыста, вывели Иоланду из оцепенения и заставили поторопиться. Она поспешила наверх по ступеням лестницы, кусая губы, чтобы сдержать подступающие рыдания.
        Питер тем временем отправился во флигель их старого замка, который он три года тому назад унаследовал от своего почившего отца.
        Род Тивертонов обосновался здесь на протяжении четырех столетий, но к концу восемнадцатого века финансовое положение семьи стало плачевным. Некогда плодородные земли были распроданы, и от всех прежних обширных владений остался только этот старый дворец с парком и с портретами предков на стенах. Как казалось Иоланде, эти почтенные джентльмены и леди смотрели на них с братом со стен из роскошных рам с большим упреком.
        Но это был ее родной дом, и она любила его. И вытаскивая саквояжи и сундуки из шкафов, девушка испытывала неизъяснимую горечь и страх перед тем, что ожидало их в будущем.
        Она догадывалась, что хотя Питер берет ее с собой якобы для того, чтобы опекать сестру, но на самом деле именно ей придется заботиться и присматривать за ним. Он был импульсивен и совершенно безответствен, хотя по характеру, наверное, не нашлось бы никого добрее и великодушнее его. И уж, конечно, Питер не был способен на хладнокровное убийство.
        Маркиз Рамсбюри считался одним из самых знатных персон в высшем обществе английского королевства и имел влияние в палате лордов. Но в частной жизни он проявлял себя как отчаянный игрок, страшный повеса и горький пьяница.
        Король и королева не одобряли его дружбу с принцем Уэльским, считая, что он оказывает на него дурное влияние. Но никто не мог подвергнуть сомнению тот факт, что маркиз был хитрый и весьма умный человек. Кроме того, его громадное состояние, обширные земельные владения и большая доля в государственных займах делали невозможным игнорировать мнение маркиза Рамсбюри или подвергнуть остракизму за неприличное и далее позорное его поведение.
        Иоланда не была осведомлена о подробностях происшедшего. Как Питер мог поссориться с этим человеком настолько, что это привело к дуэли? Все обстоятельства их вражды были ей неизвестны, но она догадывалась, что причиной поединка послужила какая-нибудь женщина.
        Брат ее был удивительно красив, элегантен и к тому же еще и молод. А маркиз уже приблизился к среднему возрасту, да и разгульный образ жизни раньше времени состарил его.
        Поэтому очередная красотка из высшего света, естественно, предпочла молодого ухажера поблекшему ловеласу, и на этом, как говорится, пустом месте вдруг вспыхнула вражда. Каковы бы ни были ее причины, дуэль закончилась трагедией, и это означало, что теперь они с Питером должны уехать за границу, покинув свой дом, родину и друзей.
        У нее самой близких друзей было совсем немного, но брат пользовался большой популярностью в кругах золотой лондонской молодежи. И ее сейчас удивило, что почему-то секунданты Питера не проводили его в загородный дом после дуэли.
        Но для поиска ответов на эти вопросы уже не было времени. Ей нужно было спешно укладываться.
        Уложив немногочисленные свои наряды, Иоланда перешла в спальню Питера, которая раньше принадлежала их отцу, и начала заполнять сундук его великолепно пошитыми у лучших лондонских портных сюртуками, разноцветными панталонами, гессенской обувью, изящными жилетами и огромным количеством тонких шейных платков.
        На дне одного из шкафов она обнаружила несколько выпавших из карманов соверенов. И эта находка тут же вернула ее мысли к вопросу о деньгах. Ей подумалось, что им придется очень много тратить, живя во Франции, чтобы оплатить крышу над головой и ежедневное питание.
        Но откуда у них возьмутся деньги в чужой стране? В ее шкатулке оставалось немного украшений, принадлежавших матери, которые Иоланда бережно хранила как память о ней.
        Теперь она со вздохом мысленно приказала себе не быть такой эгоистичной и расстаться с ними ради облегчения судьбы Питера, которого так обожала их покойная мать.
        И еще были золотые отцовские часы. Эта фамильная ценность представляла собой предмет наследственного майората, переходящий от отца к старшему сыну. Часы были подарены королевой Анной первому в их роду члену семьи, удостоенному титула баронета.
        У девушки сердце сжималось от горя при мысли, что они тоже должны быть проданы, но в то же время, когда голодаешь, то к чему золотые часы, пусть даже они и являются семейной реликвией? По ту сторону пролива все их с братом прошлое уже не будет иметь никакого значения.
        Закончив сборы, она нашла Питера в гостиной. Он стоял у раскрытой дверцы сейфа.
        - А что случилось с маминой бриллиантовой брошкой? - спросил он. - Что-то я ее не вижу.
        - Мы же продали ее в прошлом году, - напомнила Иоланда. - Разве ты забыл? Ты хотел купить новую лошадь. И еще тебе пришлось заплатить вперед за аренду столичной квартиры.
        - Да, конечно, я забыл об этом, - откликнулся Питер. - Но все же, у нас осталось что-нибудь ценное? Есть хоть какие-то наличные деньги?
        - Я уже все просчитала.
        Иоланда наморщила лоб и начала отчитываться:
        - Я сэкономила шесть гиней из денег, выданных тобою на хозяйство в прошлом месяце… и еще некоторую сумму наличными ты можешь получить, подписав чек в нашей местной лавке.
        - Конечно, я собираюсь это сделать, - заявил Питер. - И надеюсь, что мой чек будет ими принят.
        - О, Питер! А у тебя осталось что-нибудь на счету в банке?
        - Ну не так много… - отозвался он. - Но мои друзья кое-что обещали мне положить на счет, прежде чем мы расстались в Лондоне.
        - И сколько же? - поинтересовалась Иоланда.
        - С тем, что было раньше, наскребется около пятидесяти фунтов.
        - Но если мы задержимся во Франции, нам этого не хватит.
        Она испытующе взглянула на брата, и Питер опустил глаза.
        - Не знаю, сколько мы там пробудем, - глухо произнес он. - В Париже мы постараемся отыскать следы родственников нашей мамы.
        - Но она же говорила, что большинство из них погибли под гильотиной во времена революции.
        - Да, я помню, но все же семья Лятюр очень большая, и я надеюсь, что не всей нашей французской родне отрубили головы. А после того, как Бонапарт решил сам короновать себя и создать пышный двор, затмевающий прежние, представители «старого режима» будут опять у него в милости. И мы что-то сможем узнать о Лятюрах.
        - А если они не примут Бонапарта? - спросила Иоланда.
        - Какая нам разница? Лишь бы они приняли нас. - Неожиданно его лицо осветилось улыбкой. - Смотри веселее, сестрица! Дела не так плохи, как тебе кажется. Мне всегда хотелось побывать в Париже. Говорят, французские женщины опережают на три корпуса наших английских леди.
        Иоланда горестно вздохнула. Как это было похоже на Питера, что в таких сложных обстоятельствах, когда им грозит опасность, он рассуждает о женской привлекательности.
        Но она знала, что призывать его к здравому смыслу бесполезно, и занялась тем, что извлекла из сейфа и опустила в кожаный саквояж, который ее покойная матушка всегда брала с собой, когда отправлялась в путешествия, все ценное, что еще оставалось там.
        - Мы должны оставить Гибсонам хоть какие-то деньги, - сказала Иоланда. - Иначе старикам придется побираться.
        - Да, конечно, - согласился Питер, но ей стало ясно, что он об этом даже не подумал.
        - А что будет с неоплаченными счетами?
        - Пусть они полежат, пока я не возвращусь, - заявил Питер. Он нетерпеливо огляделся, явно считая, что они понапрасну теряют драгоценное время.
        - Я позже напишу мистеру Клеймору, который по-прежнему будет управлять нашим поместьем, чтобы он не отвечал на запросы никаких кредиторов, а платил только по самым неотложным счетам.

«Чем он станет платить?» - хотелось Иоланде задать брату вопрос, но она сразу же подумала, что это окончательно испортит ему настроение. Поэтому она промолчала и выслушала без возражений его дальнейшие слова.
        - Сейчас нам подадут завтрак, а как только Гибсон подготовит фаэтон и подаст его к подъезду, мы тотчас же покинем дом.
        - А ты не думаешь, что лорд Безил уже послал кого-то за тобой? - с трепетом спросила Иоланда.
        - Сначала он явится в мою лондонскую квартиру и там никого не найдет. Разумеется, он без труда узнает в Уайт-клубе мой загородный адрес, но я думаю, что мы его успеем опередить. - Нервы у Питера окончательно сдали. - Неужели ты хочешь сидеть здесь и ждать, когда меня арестуют?
        - Нет! Конечно, нет! - воскликнула Иоланда с ужасом.
        Она устремилась вверх по лестнице, чтобы забрать свой дорожный плащ и шляпку.
        Апрель выдался на редкость теплым, но благоразумие подсказывало ей, что на море будет холодно, и теплый плащ, подбитый мехом, который так любила ее покойная матушка, ей, конечно, пригодится.
        Все вещи, которые имела Иоланда, она унаследовала от матери. На то, чтобы приобрести что-то самой, она уже не имела средств. Впрочем, покойная леди Тивертон, француженка по происхождению, обладала отличным вкусом, понимала, что значит элегантность, и все ее вещи, бережно сохраненные дочерью, даже спустя несколько лет выглядели вполне модными.
        Закончив поспешные сборы, Иоланда на прощание окинула взглядом свою спальню. Занавески на окнах выцвели, ковер на полу истерся, но все же это было ее родное гнездышко, здесь она спала с раннего детства. Эта комната стала частью ее жизни, и ей было грустно прощаться с нею.
        Она вскинула голову и посмотрела на стену, где над каминной полкой висел портрет ее матушки. Неизвестный художник уловил все очарование, которое исходило от взгляда и улыбки графини Марии де Лятюр. Даже роскошное платье на ней меркло по сравнению с красотой и живостью ее лица.
        Иоланда была очень похожа на свою мать. Только кожа ее была посвежее и румянее, а постоянное пребывание на свежем воздухе сделало ее похожей на англичанку, хотя все французское изящество у девушки сохранилось тоже.
        В ней соединилось очарование женщин этих обеих наций - все лучшее, что принадлежало и француженкам, и англичанкам. И те, кто знал ее близко, могли с уверенностью сказать, что и в характере у нее проявились и французские, и английские качества.
        Теперь, глядя на лицо матери, изображенное на портрете, Иоланда, словно маленькая девочка, попросила умоляюще:
        - Позаботься о нас, мама. Помоги, если сможешь… Потому что мне придется присматривать за Питером, а мне самой… очень страшно.
        Какое-то время Иоланда молча ждала, словно надеялась, что женщина на портрете ей что-то ответит.
        Но потом, когда хлынувшие из глаз слезы ослепили ее, она резко отвернулась, а тут в комнате появился Гибсон, чтобы помочь отнести вниз собранные вещи.
        - Вы неправильно поступаете, мисс Иоланда, что так спешно уезжаете, - произнес он сочувственно, но с ворчливой фамильярностью, присущей всем старым слугам.
        - Я знаю, Гибсон, - согласилась Иоланда. - Но я не могу позволить сэру Питеру уехать одному. Вы знаете не хуже меня, что он обязательно попадет в какую-нибудь беду, если меня не будет рядом.
        - Он уже попал в беду из-за своего легкомыслия и сидит в дерьме по уши, хоть вы, мисс Иоланда, находились неподалеку, - буркнул Гибсон.
        Не ожидая от девушки ответа, он подхватил сундуки и понес их к лестнице.
        Несколькими минутами спустя, оставив на ступенях дома Гибсона и его супругу, утирающую слезы кончиком своего фартука, они уже ехали по заросшей травой дороге.
        Питер ничего не сказал на прощание слугам и даже не оглянулся, покидая отчий дом, но Иоланда догадывалась по напряженному выражению его лица, по сжатым губам и упрямо вздернутому подбородку, что брат так же горько переживает свой отъезд из поместья, как и она.
        Говорить что-либо на эту тему было им, конечно, очень тяжело.
        Они в тягостном молчании доехали до деревенской лавочки, где Питеру пришлось просить ее владельца обменять на наличные банковский чек, объяснив при этом, что им с сестрой неожиданно и срочно понадобилось уехать в Лондон.
        - У меня вряд ли найдется много наличности, сэр Питер, - извиняющимся тоном произнес мистер Брестер.
        - Дайте мне все, что у вас есть, - сказал Питер. - Я так тороплюсь, что у меня даже не будет времени, чтобы заехать по дороге в банк.
        - Торопитесь, торопитесь, вы всегда торопитесь… и когда были малышом, тоже торопились, - усмехнулся лавочник. - Вам никогда не хватало времени ни на что. Помню, как вы прибегали ко мне за леденцами. И всегда просили: «Дайте мне их поскорее». А ваша мудрая мама однажды мне сказала: «Мой сын как молодой пес - гоняется за своим хвостом, крутится и никак не поймает его зубами».
        Мистер Брестер добродушно рассмеялся, и Питер через силу заставил себя улыбнуться в ответ пожилому лавочнику, хотя ему было совсем не до веселья.
        Мистер Брестер порылся в ящике под прилавком.
        - О! Тут нашлось кое-что, о чем я даже забыл. Вам повезло, сэр Питер. Я и не думал, что в моей кассе найдется почти одиннадцать фунтов.
        - Я вам очень благодарен, мистер Брестер.
        Питер поспешно выписал чек и протянул его лавочнику.
        - Когда вы думаете вернуться обратно? - спросил мистер Брестер.
        - Не знаю точно, - бросил Питер уже через плечо, направляясь к двери. - Но мы, конечно, вас заранее известим о своем приезде.
        - Тогда ваш обычный заказ на продукты будет уже готов. Только не забудьте предупредить нас письмом.
        Мистер Брестер с улыбкой проводил Питера.
        - И правьте лошадьми поосторожнее, - добавил он на прощание. - Нам в округе ни к чему несчастные случаи. Прошу вас, будьте поосторожнее, молодой лорд.
        - Спасибо за добрые пожелания. Я буду очень осторожен, - откликнулся Питер.
        После встречи со старым лавочником у него на душе стало еще тяжелее.
        Он поспешно забрался в фаэтон и сел рядом с Иоландой, которая придерживала лошадей, пока брат находился в лавке.
        - Ну и сколько тебе удалось взять у мистера Брестера? - спросила она, как только они тронулись с места.
        - Почти одиннадцать фунтов.
        - И это все?!
        - У него больше не было.
        Некоторое время они молчали, потом Питер первым подал голос.
        - Мы что-то получим за наш старый фаэтон и за лошадей, как только доберемся до Дувра.
        - Ты… ты собираешься продать лошадей? - Иоланда была потрясена.
        - А как же иначе? Как мы сможем оплатить их корм и место в конюшне, пока будем находиться за границей?
        - Но Питер… они для меня как часть нашей семьи… Они частичка нашей прежней жизни. Как мы можем отдать их в чужие руки?
        Уже произнеся эти слова, Иоланда поняла, что ответа на них не последует. Конечно, у них с братом не было никакой возможности держать лошадей и в будущем пользоваться ими. Однако тяжко было сознавать, что они совершают предательство по отношению к животным, которых так любили и которые, в свою очередь, верой и правдой служили им.
        С каждым шагом покорных и верных лошадок, с каждой милей, отделяющей ее от поместья, где она родилась и выросла, Иоланда чувствовала, что расставаться с Англией ей невероятно тяжело.
        Что найдут они во Франции взамен знакомой родной природы, дружелюбных слуг и соседей, взамен всего того, что она знала и любила с детства?
        Иоланда читала в газетах, что после заключения мирного договора британцы превратились из злейших врагов французов в самых близких друзей. «Путешественники будут встречены в этой стране с истинно французским гостеприимством» - такой был крупный заголовок, напечатанный на первой странице «Таймс».
        Иоланду немного удивило, что Бонапарт - Первый Консул - уже не изображался карикатуристами как свирепый корсиканец, небритый скарамуш, смуглый, с растрепанными волосами злодей, изо рта которого капала кровь съеденных им жертв.
        Наоборот, теперь его изображали как величайшего правителя Европы, принимающего парады бесчисленных, послушных его малейшей воле войск, удостоенного всех королевских почестей владыку, а в статьях писалось, что половина наций всего мира склонилась перед ним, считая себя его подданными.
        Иоланда даже прочитала в какой-то газете восторженные впечатления одного из английских путешественников. Тот описывал, как он наслаждался зрелищем бывшего корсиканского чудовища, гарцующего на коне, принадлежавшем еще несколько лет тому назад королю Франции Людовику Шестнадцатому, сопровождаемого свитой из блестящих победоносных маршалов, а с трибун, выстроенных на Елисейских полях, аплодировали ему красивейшие знатные женщины Европы.
        Казалось странным, что такой резкий поворот общественного мнения произошел так стремительно и все суждения так быстро поменялись. Но Иоланде было ясно, что в политике не существовало ничего вечного, так же, как и честного. И что для всех было гораздо важнее, чтобы в Европе воцарился мир и прекратилось взаимное смертоубийство.

«Таймс» также сообщила, что для Первого Консула стало обычаем каждое воскресенье в течение десяти минут выстаивать мессу в часовне Тюильри.

«Наверное, нам ничего не угрожает во Франции, - подумала Иоланда. - Если теперь воцарился мир».
        Она невольно вспомнила, с какой ненавистью относилась ее матушка к французским революционерам за их жестокие деяния, а после перенесла свои чувства на Наполеона Бонапарта, который почти беспрерывно воевал с Британией, хотя и пытался восстановить во Франции общественное согласие.
        - Он выскочка и никогда не будет пользоваться уважением французской аристократии, - твердо заявляла леди Тивертон.
        И все же казалось, что многие из уцелевших аристократов по достоинству оценили человека, который принес славу их стране, разбил в пух и прах множество европейских монархов, покончил с хаосом и восстановил во Франции власть закона.

        Дорога до Дувра была долгой, но Питер был искусным возницей, и они прибыли в портовый город вскоре после полудня.
        Он оставил Иоланду в «Королевской короне» вместе со всеми их пожитками и тут же удалился, не сказав, куда именно отправился, но она знала, что он намерен продать лошадей и коляску.
        Иоланда старалась не думать об этом грустном событии, потому что иначе тут же ударилась бы в слезы.
        Сидя в одиночестве в гостинице, она наблюдала через окно за пассажирами, которые скапливались на пристани в ожидании корабля. Девушке показалось, что слишком много ее соплеменников почему-то вдруг, в одночасье, собралось пересечь пролив и посетить еще недавно враждебную Францию.
        Питер хотел устроить сестру в отдельном номере, но Иоланда, зная, как мало у них денег, была непреклонна и отказалась покинуть общую комнату.
        Пока они добирались до Дувра, никто из них не проронил ни слова, и у нее было достаточно времени, чтобы поразмышлять, как они должны быть экономны в деньгах и как должны беречь буквально каждое пенни.
        Ее не покидало ощущение, что драгоценности покойной матери, столь дорогие для нее самой, на самом деле окажутся пустыми побрякушками, когда на них взглянет безжалостный перекупщик.
        Она не имела представления о том, во что им обойдется еда и жилье во Франции и дороже ли эти необходимые жизненные блага, чем на английской земле, но была убеждена, что в чужой стране иностранных путешественников всегда обманывают и стараются вытрясти из них как можно больше.
        Тут ей в голову пришла мысль, что они с Питером могли бы легко скрыть свое иностранное происхождение, выдав себя за французов.
        Ведь они наполовину французы и прекрасно изъясняются на родном языке своей матери без всякого акцента, а когда она украдкой взглянула на свое отражение в одном из больших зеркал, украшающих стены общей комнаты в гостинице, то убедилась, что выглядит гораздо более похожей на француженку, чем на англичанку.
        Вероятнее всего, во время путешествия было бы гораздо умнее с их стороны объявлять всем, что они французы. Во-первых, так их будут меньше обманывать, а, во-вторых, как она была убеждена, во многих провинциях Франции, особенно вне Парижа, на британцев смотрят как на заклятых врагов даже после заключенного их правителем мира.
        Иоланда решила, что ей в голову пришла хорошая идея, которую ни в коем случае нельзя было не принимать во внимание, и когда Питер вернулся, была готова поделиться ею с братом. Но сначала она решила выслушать то, что Питер расскажет о своих торговых операциях.
        - Все закончилось совсем не так благополучно, как я надеялся, - заявил он. - Правда, коляску купили за неплохую цену, но лошадей оценили буквально в гроши.
        - Я надеюсь, что они попали к доброму человеку, а не оказались в почтовой конюшне, которые всегда переполнены и где так плохо заботятся о лошадях.
        - Мне показалось, что их покупатель порядочный малый, - утешил ее Питер. Но ясно было, что сказал он это только для того, чтобы успокоить сестру, а сам был далеко не убежден, что их лошади попали в хорошие руки.
        Чтобы поскорее оборвать тягостный для них обоих разговор, Иоланда поведала брату о своей идее выдать себя за французов.
        - Будь я проклят, если соглашусь на это! - резко возразил Питер. - Мне не по нраву всякое притворство, а кроме того, я знаю, что любой титул весьма ценится за границей. А республиканцы, особенно во Франции, еще большие снобы, чем где-либо. Грубые мужланы, пришедшие к власти, обожают всякие титулы, так что нам нет смысла скрывать свое происхождение.
        Из-за того, что он пришел в такую ярость и так твердо настаивал на своем, Иоланда немедленно капитулировала.
        - Да, конечно, дорогой, - поспешила успокоить она брата. - Мы поступим так, как ты этого желаешь. Я только подумала, что это может нам помочь сберечь каким-то образом немного денег.
        - В настоящий момент я чувствую, как они греют мой карман, - с улыбкой намекнул Питер, на что Иоланда не преминула заметить:
        - И как скоро это тепло иссякнет?
        Она по-прежнему была настойчива в вопросах экономии и не разрешила ему арендовать для себя отдельную каюту на корабле.
        - Плата за проезд не так уж велика - полгинеи для джентльмена и пять шиллингов за слуг.
        - Я могу представиться как твоя горничная, - в шутку сказала Иоланда, - или ты скажешь, что ты - мой лакей.
        - Я уже приобрел нам обоим билеты, - отозвался Питер, не поддерживая ее шутливого настроения, - и наш корабль отчаливает ровно через час. Чем скорее мы взойдем на борт, тем более комфортабельные места сумеем занять.
        - А как долго продлится плавание? - поинтересовалась Иоланда.
        - Это первое, о чем я спросил в конторе, на что кассир мне ответил: «Если ветер будет попутным и устойчивым, сэр, то через три часа вы благополучно прибудете в Кале».
        - А если ветер не будет попутным и устойчивым? - продолжала допрашивать брата Иоланда, еще ни разу в жизни не совершившая морского путешествия.
        - Этот вопрос я тоже ему задал. И ответ был таков - пять часов или шесть. Как ты думаешь, милая Иоланда, из тебя получится хороший моряк?
        - Понятия не имею, - пожала плечами девушка, - тебе прекрасно известно, что я никогда не плавала по морю.
        - У меня нехорошее предчувствие, что я тоже окажусь сухопутным человеком. Однако нам скоро придется все это проверить на себе.
        Несмотря на протесты Иоланды, Питер заказал бутылку красного вина и заставил ее выпить для храбрости полный стакан.

        Когда они взошли на борт судна, волны за пределами гавани уже увенчались белыми пенными гребешками, а ветер пронзительно выл в снастях.
        Корабль выглядел таким маленьким по сравнению с толпой пассажиров, которые намеревались заполнить его, что становилось непонятно, как они все на нем уместятся.
        Питер отыскал для Иоланды удобное место в салоне под палубой, а потом, посоветовав ей сидеть спокойно, поднялся вновь наверх, чтобы посмотреть, как корабль будет покидать порт.
        Отлив легко увлек за собой перегруженное судно из гавани, но как только они вышли в открытое море, стихия сразу же показала свой характер. Иоланда старалась не слушать то, о чем говорили другие пассажиры, уверенные, что их ждут во время путешествия по бурному морю немалые неприятности.
        Почти немедленно всех вокруг нее начало тошнить, но Иоланда смогла удержаться от приступа морской болезни, крепко зажмурив глаза и стараясь думать о посторонних вещах.
        Им не повезло, что они пересекали пролив в штормовую погоду, потому что по тихой, спокойной воде путешествие могло бы быть просто приятным. Клерк, разговаривавший с Питером в Дувре, был в своих прогнозах совершенно точен - путь до Кале занял ровно пять часов.
        Иоланда снова увидела Питера с того момента, как они оставили Дувр, только после того, как их судно вошло в порт.
        Она думала, что он проводит время на верхней палубе, потому что духота и неприятные запахи были противны брату, но едва Иоланда взглянула на его лицо, как поняла, что он исстрадался от морской болезни еще сильнее, чем пассажиры салона.
        Питер был мертвенно бледным, одежда его находилась в беспорядке, он с трудом держался на ногах и был не в состоянии отдавать какие-либо распоряжения, и поэтому именно Иоланде пришлось искать носильщика, чтобы тот доставил их багаж в помещение таможни.
        Носильщик откликнулся на ее просьбу весьма охотно, и это произошло, как решила Иоланда, благодаря тому, что она обратилась к нему на родном для этого человека языке.
        Так как Питер все еще не мог прийти в себя и вряд ли вразумительно объяснился бы с таможенными чиновниками, она взяла на себя и эту обязанность.
        Иоланда приветствовала их по-французски.
        - Что ж, поздравляем вас с возвращением домой, очаровательная мадемуазель! - встретил ее чиновник с приятной галантностью.
        И по интонации его голоса и по выражению глаз было очевидно, что он восхищен внешностью своей молодой соотечественницы.
        Иоланда решила вторить ему.
        - Да, действительно, месье, мы рады, что вернулись на родину.
        Тут только таможенник обратил внимание на Питера, стоящего сзади понравившейся ему девушки, причем вид молодого человека не предвещал ничего хорошего. Вот-вот, как показалось чиновнику, молодому человеку станет опять плохо.
        - Извините, мадам, я не сразу заметил, что вы замужем, - обратился он к Иоланде, - ваш супруг тоже француз?
        - Да, да, месье, - поспешно подтвердила Иоланда. - Но ему так тяжело даются путешествия через пролив. Ему вообще не нравится эта морская полоска, отделяющая Францию от британского острова.
        - А кому она здесь нравится? - со зловещей ухмылкой откликнулся таможенник. - Но будьте уверены, что в один прекрасный день мы ее преодолеем и с Британией будет разом покончено.
        Это был явный намек на близкое вторжение французов в Англию, и у Иоланды на миг перехватило дыхание.
        Однако она справилась с собой и даже смогла одарить таможенника улыбкой, на что он в благодарность произвел лишь поверхностный осмотр их багажа, хотя, как она заметила, других пассажиров заставляли выворачивать содержимое сундуков и чемоданов и проверяли даже самые маленькие шкатулки, карманы сюртуков и вытряхивали все из бумажников.
        Когда носильщик вновь подхватил их багаж, таможенник любезно посоветовал отправляться в отель «Англетер», самый лучший и удобный в Кале.
        У Иоланды чуть не сорвалось с языка, что им больше подойдет что-нибудь подешевле и попроще, но, взглянув на Питера и заметив, что он близок к обмороку, девушка решила, что одна ночь в самом скромном номере вряд ли коренным образом изменит состояние их скудного бюджета.
        Она заметила, что немногие из их спутников, бедолаг-пассажиров, выдержавших шторм, проследовали в том же направлении, что и Тивертоны, но когда они с Питером вошли в вестибюль отеля «Англетер», ее ошеломило обилие импозантно выглядящих джентльменов и изящных леди, явно принадлежавших к тому же знатному сословию, что и они с братом.
        Иоланда попросила предоставить им две отдельные смежные комнаты, на что ей ответили, что большинство номеров уже разобраны английскими путешественниками, и им могут предложить два скромных, но вполне комфортабельных номера на втором этаже.
        Она постаралась скрыть, какое облегчение ей доставила эта фраза, произнесенная управляющим с виноватым видом. Поморщившись для виду, она, естественно, согласилась на более дешевые номера, и их багаж был поднят наверх.
        Комнаты, как и следовало ожидать, были совсем крошечными, но вполне удобными и обставленными со вкусом.
        Едва Питер вошел в свой номер, как тут же со стоном упал на кровать.
        - Ради бога, закажи мне бренди! У меня такое ощущение, что я сейчас отдам концы, - попросил он.
        Иоланда тут же сделала заказ, но когда она подписывала счет, то ее привела в ужас проставленная там сумма. Насколько же дорого во Франции бренди, хотя они прибыли в страну, где оно производилось.
        - Я говорила тебе, что путешественников здесь просто грабят, - покачала головой она, когда Питер принялся маленькими глотками цедить бренди.
        - А я скажу тебе только одно, - заявил он. - Я останусь на континенте до конца дней своих, потому что не выдержу больше обратного путешествия по морю в Англию.
        - Нам просто не повезло, что море было таким бурным.
        - Сомнительно, что оно когда-либо бывает другим, - тоскливо произнес Питер, вспоминая недавние испытания.
        Однако через несколько минут бренди возымело свое действие, и Питер почувствовал себя лучше. Он поднялся с постели, снял сюртук и кинул на стул.
        Поглядев на себя в зеркало, он издал горестный стон. Особенно Питера расстроило то, что шейный платок его оказался в полном беспорядке.
        - Удивляюсь, как они еще не поместили нас в комнаты для прислуги, - заметил он.
        - Да, ты выглядишь неважно, дорогой, - согласилась Иоланда. - Разреши помочь тебе переодеться, а потом мы спустимся вниз и что-нибудь поедим.
        - Я не уверен, что смогу даже взглянуть на пищу, - поморщился Питер. - Но, пожалуй, неплохо было бы выпить еще бренди.
        - А я уверена, что тебе будет вредно столько пить на пустой желудок, - возразила Иоланда.
        - Не смей произносить это слово! У меня больше нет того, что ты называешь желудком.
        Иоланда рассмеялась.
        - Бедный Питер! Скоро ты будешь в полном порядке, а так как мы находимся в лучшей гостинице Кале, то и еда должна быть здесь превосходной.
        Говоря это, Иоланда открыла дорожный сундук брата и достала оттуда чистую рубашку и накрахмаленный шейный платок. Приготовив ему все необходимое, она направилась в свою комнату.
        Ей тоже хотелось переодеться, потому что в душном салоне на корабле, где столько людей страдало морской болезнью, платье ее пропитали дурные запахи.
        Выбор ее нарядов был совсем невелик, и, после некоторого раздумья, девушка остановилась на белом муслиновом платье с голубым пояском, а для того, чтобы не озябнуть, накинула на плечи шаль из тонкой шерсти, которая также досталась ей от покойной матери.
        Иоланда приводила в порядок прическу, сидя перед маленьким и весьма тусклым зеркалом, когда дверь ее номера вдруг распахнулась настежь.
        Питер стоял на пороге, и вид его был так дик, и он был так растерян, что Иоланда тотчас же вскочила.
        В ее голове мелькнула мысль, что люди, которые угрожали ему арестом, уже пересекли пролив и находятся здесь.
        Иоланда уже собралась задать ему этот страшный вопрос, как он хрипло, голосом, который она едва узнала, произнес:
        - Меня ограбили…
        - Ограбили?!
        - Обчистили до нитки!
        - Не может быть!
        - Я знаю тех мерзавцев, кто это сделал. Возле меня на палубе стояли двое мужчин. Когда меня тошнило, я перегнулся через поручни. А я-то, дурак, думал, что они хотят помочь мне… они поддерживали меня за плечи, выражали сочувствие и были так дружелюбны… но теперь я понимаю, что они в то же самое время шарили в моих карманах…
        - О, Питер! Что же нам теперь делать? Может, ты ошибаешься? - восклицала Иоланда, все еще страшась поверить, что на них обрушилось новое несчастье.
        - Пойди и убедись сама. Они не оставили мне ни единого пенни.
        У Иоланды вырвался возглас ужаса. Чтобы убедиться своими глазами в том, что Питер не вообразил себе все это, она устремилась в его комнату.
        Его сюртук был брошен на кровать, она обыскала все карманы и убедилась, что они действительно пусты.
        Когда они садились на корабль, Иоланда видела, что он опустил банкноты, полученные от мистера Брестера, во внутренний карман, а соверены сложил в кошелек, который носил на поясе.
        С опозданием она подумала в отчаянии, что ей надо было бы настоять на том, чтобы часть денег спрятать в своей сумочке. Но как она могла вообразить себе, что Питер - такой умный и сильный мужчина - вдруг впадет почти в бессознательное состояние от морской болезни и позволит так безжалостно ограбить себя.
        Иоланда, тщательно осмотрев сюртук, опустила его на кровать и беспомощно оглянулась.
        Питер наблюдал за ней, пребывая в полнейшем расстройстве.
        - Черт побери! Что же нам теперь делать? - спросил он, обращаясь то ли к себе, то ли к ней.
        - Пройдем в мою комнату, чтобы нас никто случайно не услышал из коридора, - предложила Иоланда.
        Он подчинился и, войдя к ней в номер, плотно закрыл дверь за собой. После недолгого молчания она сказала:
        - Может, нам стоит вернуться домой и постараться раздобыть еще какие-то деньги?
        - Чтобы меня тут же арестовали?
        - Да, конечно, нам нельзя возвращаться, - спохватилась Иоланда. - Но, Питер, мы же не можем жить под открытым небом и питаться воздухом, да еще в чужой стране? Когда я укладывала в сумку мамины драгоценности, я уже тогда подумала, что мы за них выручим очень мало.
        - Я и раньше знал это, - отозвался Питер. - Все эти украшения лишь обычные побрякушки. Папа дарил их ей потому, что не мог позволить себе приобрести что-то получше.
        - У меня еще есть шесть гиней, которые я сэкономила на домашнем хозяйстве, - сказала девушка. - И это все, что отделяет нас от голодной смерти.
        - Что ты предлагаешь?
        - Не знаю. У меня такое ощущение, что моя голова заполнена ватой, - вздохнула Иоланда.
        - С моей головой происходит то же самое, - признался Питер. - Какой же я растяпа… какой безмозглый идиот, что не догадался, кто такие эти милые людишки, так заботящиеся обо мне. Они расправились со мной как с только что вылупившимся цыпленком…
        Он продолжал по-всякому ругать себя. Питер называл себя дураком и болваном, безголовым провинциалом, который легко становится жертвой любого городского мошенника.
        - Ты не должен так укорять себя, дорогой, - пожалела его Иоланда. - Ты же был болен.
        - Да, очень болен, - выкрикнул Питер, - но это меня не извиняет.
        Он с размаху упал снова на кровать и заявил:
        - Лучшее, что я могу сейчас сделать, это отослать тебя обратно в Англию, а самому размозжить себе голову и вышибить оттуда мозги, если они там, конечно, есть…
        Иоланда нежно погладила брата по растрепавшимся волосам.
        - Ты не должен так говорить. Мы что-нибудь придумаем. Мы не должны впадать в панику при первой же неудаче.
        Но Питер ее не слушал.
        - Я вижу только один выход из положения, кроме самоубийства, - сдаться самому на милость врага. Мы оба вернемся в Англию, там я заявлюсь к властям и, каковы бы ни были последствия, расплачусь за свою глупость.
        - Не думай, что я позволю тебе так поступить. Никогда!
        Она взяла его руки в свои и крепко сжала.
        - Я подумала, - сказала Иоланда после некоторой паузы, - что ты был прав, предлагая поскорее добраться до Парижа и узнать, живет ли там кто-нибудь из наших родственников. Вся трудность заключается в том, что надо найти способ, как нам попасть в Париж, ведь у нас нет денег…
        Питер подавленно молчал, но по дрожи его пальцев она чувствовала, как он глубоко несчастен и как мучительно ищет выход из безнадежной ситуации, в которую они попали по его вине.
        - Шесть гиней быстро иссякнут, если мы останемся здесь, - сказала Иоланда. - Мне почему-то кажется, что жизнь в Кале гораздо дороже, чем в других местах Франции.
        - Не сомневаюсь, что это именно так, - согласился Питер.
        - Когда мы вошли в отель, - задумчиво произнесла Иоланда, - я заметила, что все приезжие здесь люди из нашего круга. Как ты считаешь, имеет смысл… обратиться к кому-нибудь из них… за помощью?
        Она испытующе посмотрела на Питера, но тот решительно покачал головой.
        - А ты сама вообрази, каково было бы наше отношение, если бы к нам обратились двое совершенно незнакомых людей, которых мы никогда раньше не видели, и попросили одолжить им некоторую сумму, причем все это происходило бы в чужом городе и в чужой стране? И, конечно, мы были бы уверены, что эти деньги никогда нам не будут возвращены.
        Иоланда вздохнула.
        - Ты прав, это глупая идея. О, если б только мы могли каким-нибудь способом заработать хоть немного. Столько, чтобы нам хватило на дорогу в Париж и на то, чтобы провести несколько дней в самой дешевой гостинице, пока мы не отыщем своих родственников.
        - Если они только существуют, - с безнадежной ноткой в голосе отозвался Питер.
        - Я придумала, что мы можем сделать, - оживилась Иоланда. - Ты искусен в обращении с лошадьми. Я умею неплохо шить и готовить, хотя вряд ли французы оценят те блюда, которые я могу им предложить.
        - Сомневаюсь, что ты достигнешь больших успехов на кухне, - остудил ее энтузиазм Питер, - а я плохо представляю себя в роли конюшенного мальчишки.
        - Не будет никакой пользы, если мы будем задирать нос и выказывать гордость, - возразила Иоланда.
        - Какая уж там гордость? О ней и речи быть не может. Все-таки нам лучше вернуться в Англию. Я не хочу, чтобы ты страдала по моей вине, - стоял на своем Питер. - Мы сядем на первый же корабль, отправляющийся утром, и будем молить бога, чтобы море поутихло.
        - Подожди! - воскликнула Иоланда. - Нельзя принимать важные решения наспех. Мы должны тщательно все обдумать. Послушай меня, я знаю, что нам предпринять сейчас.
        Она увидела, что брат в полном изнеможении откинулся на подушку и приложил руку ко лбу.
        - Тебе совсем плохо? - Стараясь больше не расстраивать его, она перешла на ободряющий тон. - Почему бы тебе не полежать немного, окончательно прийти в себя. А потом мы спустимся поужинать. Я уверена, что французы садятся за ужин позже нас, англичан. И мы найдем в столовой, что можно поесть даже в поздние часы.
        - Но мы же не можем себе это позволить? - Питер с безнадежным видом отвернулся от нее.
        - Ты пока отдыхай, а я спущусь вниз и разведаю, какие цены в здешнем ресторане. И постараюсь поговорить, если будет возможность, с владельцем гостиницы. Если он покажется мне отзывчивым человеком, я расскажу ему, в какое затруднительное положение мы попали, может, он сумеет чем-нибудь нам помочь.
        - Ради бога, подожди до утра, - взмолился Питер. - А если он не будет столь отзывчивым, узнает, что у нас нет денег, и прикажет выбросить нас на улицу прямо посреди ночи?
        - А я уверена, что он так не поступит, - возразила Иоланда. - Постарайся хоть немного вздремнуть, и ты сразу почувствуешь себя лучше.
        Питер прикрыл глаза, а она тихо направилась к двери. Услышав, как дверь закрылась за ней, Питер окликнул сестру:
        - Иоланда!
        Но она предпочла не откликаться.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Проходя по коридору к лестнице, Иоланда встретилась с парой, которая явно прислуживала в отеле.
        На женщине был длинный фартук, прикрывающий почти все платье, и чепчик с оборкой. Мужчина также носил фартук и сюртук с открытым воротом, под которым сверкала белизной крахмальная рубашка.
        Они выглядели совсем не так, как прислуга в Англии. По каким-то трудно уловимым признакам Иоланда догадалась, что это супружеская пара и что они работают вместе.
        Когда-то мать рассказывала ей, что во Франции так принято.
        - Добрый день, мадам, - приветствовали ее слуги, когда она прошла мимо.
        На верхней площадке лестницы Иоланда задержалась, обозревая суету, царящую в вестибюле. Одни путешественники только что прибыли с очередным судном, и слуги вносили их багаж, другие, наоборот, покидали гостиницу.
        У стойки портье то и дело возникали громкие споры, видимо, мест на всех в гостинице не хватало, и приезжие выражали свое недовольство.
        Иоланда прошла через эту толпу и направилась к высоким дверям, откуда слышался шум многих голосов. Судя по запахам и звону столовых приборов, именно там находится обеденный зал.
        Заглянув в ресторан, Иоланда увидела, что он уже заполнен и слуги мечутся от одного стола к другому.
        Ей было неудобно спросить цены, указанные в меню, но по виду блюд, которые официанты разносили на подносах, Иоланда сразу поняла, что они весьма изысканны, экзотичны и наверняка ужасно дороги. Большинство гостей за столами пили шампанское.
        Нервная дрожь пробрала Иоланду. «Нам с Питером не стоит появляться здесь, пока мы не узнаем, во что это нам обойдется, - подумала она. - Не хватало еще нам опозориться, не заплатив по счету».
        Иоланда вернулась к стойке портье, где высокого роста англичанин, закутанный в твидовый плащ и разговаривающий по-французски с ужасным акцентом, локтями пробивал себе дорогу к маячившему за стойкой владельцу гостиницы.
        Он бесцеремонно оттеснил Иоланду, лишив ее возможности что-либо спросить у портье.
        Завидев высокого мужчину, владелец отеля мгновенно поспешил к нему, излучая внимание.
        - Месье Хартли, - почтительно воскликнул он так, как будто само произнесение этого имени доставляло ему несказанное удовольствие. - Надеюсь, ваш патрон уже прибыл?
        - Да, он уже здесь, месье Дессен, - ответил англичанин. - Яхта бросила якорь в гавани.
        - Значит, его светлость скоро прибудет сюда? Мы ждем его с нетерпением, - продолжал лебезить владелец отеля. - Мы все в полной готовности, чтобы принять его. Вам не о чем беспокоиться, месье Хартли.
        - Я знал, что могу положиться на вас, - милостиво кивнул англичанин.
        Из этого разговора Иоланде стало ясно, что мистер Хартли служит секретарем у какой-то высокопоставленной особы. Она была осведомлена в том, что богатые знатные путешественники всегда посылают вперед человека, чтобы тот подготовил все к приезду хозяев, обеспечил бы их экипажами и лошадьми, а также проверил, будет ли путешественник принят с надлежащим комфортом.
        - К сожалению, плавание через пролив было на этот раз очень тяжелым, - заявил мистер Хартли.
        - Так бывает всегда в это время года, - кивнул месье Дессен. - Море - коварная стихия, и у него всегда наготове парочка сюрпризов.
        - Один сюрприз оно для нас действительно подготовило, - согласился мистер Хартли. - Перед самым отплытием яхты его светлости из Дувра разыгрался настоящий шторм и в результате личная горничная мадемуазель Дюпре отказалась подняться на борт.
        Мистер Хартли подал эту новость как настоящую трагедию, а месье Дессен огорченно всплеснул руками.
        - Как это ужасно! - воскликнул он. - Но что взять с прислуги? Сколько раз мы сталкивались с подобной безответственностью в своем отеле. Современная прислуга совершенно обленилась и обнаглела.
        - Это означает, - строго продолжил мистер Хартли, - что я должен попросить вас, месье, найти мне хорошую и опытную горничную, и причем немедленно.
        - Но это невозможно! - Месье Дессен даже изменился в лице. - Разумеется, наши служанки сделают все возможное, чтобы обслужить мадемуазель. Но предоставить в ее распоряжение личную горничную, в то время как отель переполнен, об этом не может быть и речи. Я не в силах это сделать.
        - Вы знаете, что его светлость не признает слово «нет», - сказал мистер Хартли.
        По его тону Иоланда догадалась, что он не только обеспокоен реакцией своего хозяина на отказ, но и сам безумно боится потерять свою должность.
        Апломб, с которым мистер Хартли явился сюда, несколько поиссяк, он облокотился на стойку, склонился к хозяину гостиницы и произнес почти умоляюще:
        - Пораскиньте мозгами, месье Дессен, прошу вас. Кто-то обязательно должен обслуживать мадемуазель лично. По крайней мере до того, как мы прибудем в Париж. Вопрос об оплате, как вы знаете, нас не волнует. Мы пойдем на любые расходы.
        Иоланду сразу же осенило, что это было бы решением всех ее проблем.
        Теперь, когда в разговоре мужчин возникла пауза, потому что мистер Хартли горестно вздыхал, а месье Дессен, изображая работу мысли, потирал лоб, Иоланда решила, что наступил благоприятный момент, чтобы обнаружить свое присутствие.
        - Простите, месье, - произнесла она негромко, - что я случайно услышала часть вашей беседы. Я подумала, что, вероятно, могу помочь вам.
        Мистер Хартли уставился на нее с изумлением.
        - Помочь чем? - полюбопытствовал он. - Вы согласны взять на себя обязанности личной горничной мадемуазель?
        - Да, разумеется. Так случилось, что я имею достаточный опыт в этом. Я только что приехала из Англии, где несколько лет находилась в услужении у знатной леди.
        Месье Дессен, который еще недавно размещал Иоланду и Питера в качестве постояльцев своей гостиницы в господские номера, посмотрел на девушку ошеломленно, но тут же справился с удивлением и облегченно рассмеялся.
        - Кажется, месье Хартли, удача сопутствует вам. Действительно, эта молодая женщина только что прибыла на корабле и пережила те же трудности при путешествии, что и пассажиры яхты его светлости.
        Он хотел сказать что-то еще, но нетерпеливый постоялец, желающий покинуть гостиницу, прервал его.
        - Если вы тотчас не обратите внимание на меня, то я уеду, не оплатив по счету!
        Месье Дессен поспешил успокоить раздраженного гостя, таким образом Иоланда осталась лицом к лицу с мистером Хартли.
        - Это правда, что вы мне сказали? - спросил он. - Вы слишком молоды, чтобы быть опытной горничной.
        - Я выгляжу моложе своих лет, месье, - ответила девушка. - И, конечно, у меня есть рекомендации, чтобы доказать вам истину моих слов.
        - Я бы хотел их видеть.
        - Я схожу за ними в свой номер, - сказала Иоланда. - Но прежде я должна сказать вам одну вещь.
        - Что такое?
        - Я путешествую со своим… мужем… - Говоря это, Иоланда не смогла скрыть нотки беспокойства в голосе.
        Конечно, это был подарок небес, что она получила возможность устроиться горничной хотя бы до прибытия в Париж. Но она не могла отправиться в путь без Питера.
        - С мужем? - произнес Хартли несколько озадаченно. - А что умеет делать ваш супруг?
        - Он опытен в обращении с лошадьми, - не замедлила произнести Иоланда, вспомнив, о чем она толковала Питеру совсем недавно.
        - Он ездит верхом? Очень хорошо… прекрасно…
        - Да, он прекрасный наездник.
        - А есть ли у него рекомендации, чтобы доказать это?
        - Конечно есть, месье. Он был на службе у сэра Питера Тивертона.
        Услышав этот титул и имя, мистер Хартли явно вздохнул с облегчением и тут же сообщил девушке:
        - Так случилось, что во время шторма один из верховых слуг, обычно сопровождающих карету его светлости, сломал ногу и теперь не в состоянии покинуть даже борт яхты.
        - Я уверена, месье, что мой… супруг вполне заменит беднягу на этом месте, и вы будете им довольны. Он фактически управлял всей конюшней сэра Питера.
        - Я бы хотел увидеться с ним немедленно, - тут же заявил Хартли. - И одновременно взглянуть на ваши рекомендации, - добавил он.
        - Все будет исполнено, месье, - сказала Иоланда, - но вы должны дать мне хоть несколько минут, потому что мы еще не распаковали вещи.
        Мистер Хартли с беспокойством посмотрел на входные двери.
        - Его светлость может появиться в любой момент. Так что надеюсь, вы меня не подведете.
        - Обещаю, вы не будете разочарованы, месье.
        Все внимание мистера Хартли было сосредоточено на дверях.
        - Скорее, скорее, - пробормотал он. - Я буду ждать вас здесь.
        Иоланда подхватила подол юбки и стремительно взлетела по лестнице.
        Она ворвалась в номер, где Питер возлежал на высоко взбитых подушках.
        - Вставай! Я нашла для нас работу, а следовательно, и возможность попасть в Париж.
        Питер приподнялся и взглянул на нее круглыми глазами.
        - Что это ты болтаешь, сестрица?
        - Я буду личной горничной… а ты - сопровождающим карету верховым… Быстро вставай. Мы должны написать сами себе рекомендации.
        - Я думаю, что ты сошла с ума, - начал было Питер, но, заглянув в дверь соседней комнаты, увидел, что сестра уже открыла шкатулку с письменными принадлежностями, обтянутую дорогой кожей, доставшуюся ей от матери.
        Иоланда открыла ее и бережно извлекла пару листков дорогой бумаги с тисненным на ней гербом Тивертонов.
        - Поспеши, ты должен сочинить восторженную рекомендацию на самого себя от имени сэра Питера Тивертона. Напиши, что ты прекрасно управлялся с его лошадьми и что он огорчен твоим отъездом на родину и готов в любой момент принять тебя на работу обратно.
        Питер с изумлением увидел, как Иоланда достала из шкатулки бутылочку чернил и большое перо.
        - К счастью, я вспомнила, что мне придется писать распоряжения Гибсонам насчет наших дел в поместье. Поэтому я захватила с собой все письменные принадлежности. Пожалуйста, поспеши, Питер. Герцог появится в гостинице сию минуту. А мне еще предстоит написать рекомендацию самой себе.
        - Какой герцог? - спросил Питер.
        - Откуда я знаю его имя? Да и какая тебе разница, чью карету ты будешь сопровождать? Но наш будущий хозяин очень знатен, судя по услужливости владельца гостиницы, и очень богат, раз путешествует на собственной яхте. Еще я знаю, что с ним путешествует женщина по имени Габриэль Дюпре, и я обязалась стать ее личной горничной.
        - Габриэль Дюпре? - воскликнул Питер. - Я не могу в это поверить.
        - Почему? Ты что-нибудь знаешь о ней?
        - Она известная актриса. На короткое время она появилась в Королевском театре, и весь Лондон сразу же о ней заговорил. Она прекрасна… просто божественна… О встрече с ней можно только мечтать. Все члены Уайт-клуба ее поклонники.
        - А чем же она так уж заворожила вас? Своими талантами?
        Питер помедлил немного, прежде чем ответить.
        - Не столько сценическим мастерством, сколько своими нарядами.
        - А как она была одета?
        - На ней не было почти никакой одежды.
        - Вот поэтому, вероятно, герцог и решил доставить ее обратно во Францию, чтобы не дразнить уж так английских мужчин, - резонно заметила Иоланда.
        - Неужели ты действительно считаешь, что я смогу сыграть роль слуги, сопровождающего карету?
        - Постарайся сыграть эту роль хотя бы до того, как мы доберемся до Парижа. Другого способа выбраться отсюда я не знаю.
        Тут Иоланда взялась за перо и твердо заявила:
        - Пожалуйста, оставь все разговоры, Питер, пока мы не сочиним наши рекомендации. И нам надо прежде всего решить, как мы назовем себя. Мы должны придумать себе французские имена.
        - А почему нам не остаться под собственными именами?
        - Не глупи, Питер. Герцог ни в коем случае не должен знать, кто мы такие.
        - Да, конечно, ты права, - покорно согласился брат.
        - Тогда давай немного переделаем фамилию матери и назовемся супругами Латур, - предложила Иоланда. - Только не забудь, братец, что теперь ты должен откликаться на имя Пьер.
        Питер с облегчением рассмеялся.
        - Какое счастье, что у меня такая разумная сестра. В моей голове после бури в проливе и ограбления не осталось никаких мозгов. А ты все продумала до мелочей. Как же я тебе благодарен!
        - Замолчи и лучше принимайся за рекомендацию, - прервала его излияния Иоланда. - Нам надо поторопиться.
        Она сама написала себе рекомендацию на имя Иоланды Латур - горничной леди Тивертон - и подписалась своей подлинной подписью.
        Было ли это фальшивкой? С одной стороны - да, а с другой - нет.
        Питер, в свою очередь, набросал красивым аристократическим почерком на гербовой бумаге рекомендацию своему конюшенному и с усмешкой подписался собственным именем.
        Закончив с подписанием документа, он все же с беспокойством спросил сестру:
        - Но как я могу спуститься вниз в такой одежде, что на мне сейчас? Разве слуги и господа одеваются одинаково?
        - В твоем одеянии надо сделать некоторые перемены. Надо найти самый скромный шейный платок и завязать его по-другому, и воротничок рубашки надо загнуть вниз, чтобы он не упирал в подбородок.
        А самое главное, необходимо скромно держаться и выполнять все поручения хозяина незамедлительно, - поучала брата Иоланда.
        - Понятно, - грустно кивнул Питер.
        Он отогнул, по рекомендации сестры, воротничок рубашки и стал искать в сундуке подходящий шейный платок.
        Теперь настало время Иоланде заняться и своей внешностью. К счастью, привыкнув к простой жизни в деревне, она никогда не отдавала дань моде - ни в прическе, ни в украшениях, ни в туалете.
        Поэтому превратиться из госпожи в служанку ей не составило никакого труда.
        Она убрала со лба ниспадающие на него локоны, пригладила волосы и заколола гребнем, спрятала их под чепчиком, и вот перед ней в зеркале предстало свежее и милое личико служанки.
        Платье ее, сшитое из дешевого муслина, вполне соответствовало новому общественному положению Иоланды. И если бы она допустила какой-то промах в своем поведении, никто не упрекнул бы наспех нанятую горничную.

«Наоборот, - подумала она, - мистер Хартли будет счастлив, что в отчаянный для него момент он приобрел нужных слуг с великолепными рекомендациями».
        Держа в руках эти две только что написанные бумаги с еще непросохшими чернилами, она вышла в коридор и, к своей радости, увидела, что Питер мгновенно преобразился из столичного денди в обаятельного слугу, полного собственного достоинства и заслуживающего должности у самого знатного вельможи.
        Разумеется, в нем чувствовался гонор избалованного женским вниманием молодого мужчины, но это как раз и соответствовало положению слуги его светлости.
        Мгновенное преображение брата восхитило Иоланду. Стоило ему лишь немного изменить прическу и по-иному завязать шейный платок, как он сразу же стал другим человеком. И даже в этой скромной внешности он понравился сестре еще больше.
        Конечно, его сюртук, выдававший мастерство столичного портного, и дорогие сапоги могли вызвать подозрения у внимательного наблюдателя. Но Питер хотя бы поменял панталоны на бриджи для верховой езды и этим поступком явно доказал, что готов играть роль в задуманном сестрой спектакле.
        - Ты потрясающе выглядишь, Питер! - воскликнула Иоланда. - Я знала, что у тебя есть тяга к приключениям. А теперь, когда нас загнали в тупик, ты, я уверена, справишься со всеми препятствиями.
        - Как ты сказала, нам обеспечена дорога в Париж и, я надеюсь… - тут Питер ухмыльнулся, - хорошая еда и добрая выпивка.
        - Так давай скорее спустимся вниз и убедимся, что мы действительно приняты на работу, - воскликнула Иоланда. - Только не забудь, что я теперь твоя жена.
        - Моя жена?! - Брови Питера поползли вверх. - Ты мне не сказала об этом условии.
        - Слуги во Франции чаще всего являются супружескими парами. Мне об этом рассказывала мама.
        - Тебе лучше знать, - согласился Питер. - Что ж, тогда вперед, мадам Латур. Я надеюсь, что ты будешь себя вести как добропорядочная супруга.
        Иоланда состроила брату гримасу, от которой он чуть не расхохотался, а потом, давясь от смеха, они спустились по лестнице и попали чуть ли не в объятия мистера Хартли, с нетерпением поджидающего их.
        Иоланда тут же присела в самом почтительном реверансе, чтобы угодить секретарю их нового могущественного хозяина.
        Выпрямившись, она протянула мистеру Хартли бумаги.
        - Вот наши рекомендации, месье.
        Мистер Хартли не обратил на них внимания, как и на нее саму, а уставился на Питера.
        - Так это вы Латур? - спросил он, удивленный благородной осанкой и элегантной внешностью Питера.
        - Oui, Monsieur, - отозвался Питер. - Я надеюсь, что вы извините меня за то, что выгляжу не самым лучшим образом после тяжелого путешествия через пролив.
        Эти его слова заставили мистера Хартли сочувственно улыбнуться.
        - Не только вы пострадали от шторма в проливе. Как, наверное, вам уже сообщила ваша супруга, верховой слуга его светлости даже сломал ногу, упав во время шторма и прокатившись по палубе.
        - Ему еще повезло, что он не вылетел за борт, - с иронией заметил Питер. - Но я надеюсь, что не зря займу его место до тех пор, пока он не выздоровеет. Я рассчитываю, что его светлость останется доволен мною.
        - Я тоже на это рассчитываю, - благодушно отозвался мистер Хартли.
        К этому времени он уже проглядел рекомендацию Питера.
        - Она вполне удовлетворительна, - сказал он.
        И тут в вестибюле отеля начался небольшой переполох.
        При появлении важных персон мистер Хартли тут же отбросил бумаги и устремился навстречу женщине, которая ступила на порог гостиницы.
        Иоланде не приходилось никогда видеть существо подобной красоты. На голове у этой женщины была шляпка невероятных размеров, украшенная перьями страуса самых изысканных цветов. В ушах сияли изумрудные серьги, грациозную шейку опоясывало ожерелье из алмазов, а темно-зеленый бархатный плащ окутывал ее фигуру, но даже по его складкам можно было догадаться, что тело этой женщины совершенно.
        Ее руки скрывались в уютной муфте из такого же драгоценного меха, каким были отделаны отвороты плаща, скрепленные булавкой, украшенной крупной жемчужиной.
        Длинные густые ресницы красавицы, как крылья экзотической бабочки, слегка колыхались над огромными глазами, бросая тень на напудренное лицо, алые, густо накрашенные губы сомкнулись в одну кровавую щель, потому что ей вдруг почему-то не понравилось, как встречает ее родная Франция после ужасов, пережитых во время путешествия через пролив.
        А вообще-то, как решила Иоланда, эта молодая женщина была похожа на рождественскую елку, которую дети щедро украшают леденцами, игрушками, мишурой и всякими сверкающими безделушками.
        - Никогда мне еще не доводилось испытывать столько неудобств. Поездка была поистине отвратительной.
        Мадемуазель Габриэль Дюпре произнесла это так, чтобы ее могли услышать присутствующие в вестибюле. И действительно, на нее тут же обратили внимание, все головы повернулись к ней, и воцарилась тишина.
        Добившись желаемого эффекта, она окинула взором публику и улыбнулась так, что Иоланда сразу поняла, чем эта женщина покорила Париж, а затем и Лондон.
        - Разрешите приветствовать вас, мадемуазель!
        Месье Дессен поклонился так низко, что его нос почти коснулся колен.
        - Для моего скромного заведения великая честь принимать вас, и все мы с этого мгновения находимся в полном вашем распоряжении. Любая ваша просьба будет тотчас же исполнена.
        - Мне требуется всего лишь бокал холодного шампанского, горячая ванна и хороший обед, - отозвалась мадемуазель Габриэль Дюпре. - Причем именно в этой последовательности, - прибавила она.
        После этого заявления она направилась к лестнице, а месье Дессен, опередив ее, произнес:
        - Все будет, как вы пожелаете, мадемуазель. Апартаменты готовы, и все цветы, которые произрастают в этой части Франции, встретят вас там.
        Габриэль Дюпре, прошуршав шелками, миновала Иоланду, и на девушку пахнуло изысканным ароматом, который, подобно невидимому шлейфу, сопровождал актрису. Подобной красоты Иоланде еще не приходилось видеть никогда в жизни. Она буквально была околдована внешностью и манерами этой властной, самоуверенной женщины.
        Но тут ей на плечо опустилась рука мистера Хартли.
        - Следуйте за мадемуазель, - сказал он, - и исполняйте все ее приказания.
        Произнесено это было таким тоном, что Иоланде не оставалось ничего другого, как только подчиниться.
        Актриса поднималась по лестнице не спеша, и поэтому Иоланда позволила себе оглянуться и посмотреть на Питера.
        В этот момент в дверях появился человек, которого явно поджидал секретарь. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что это и есть его светлость герцог, всесильный хозяин мистера Хартли.
        Иоланда и представить себе не могла, что мужчина может выглядеть так импозантно, так величественно и в то же время так истинно по-английски.
        Он был высок и держался так, будто все окружающие лишь ничтожные пигмеи, ползающие по земле, на которую ступает его нога. Одежда на нем была сверхмодна, великолепно пошита и сидела так безукоризненно, будто он в ней родился.
        И в то же время в его платье не было ничего вызывающего, вроде бы сама воплощенная скромность, как будто он не хотел ничем выделяться. Однако и одного взгляда на подобного мужчину было достаточно, чтобы выделить его из толпы.
        Именно так и должен был выглядеть английский аристократ. Выражение его лица было абсолютно непроницаемым и равнодушным, и могло показаться, что ничто вокруг не доставляет ему никакого удовольствия. Правильные черты его лица дышали мужественностью, но глаза были полны скуки, в них отсутствовал интерес к жизни, а красивые яркие губы были брезгливо поджаты.
        - Все готово, ваша светлость, - лучшие апартаменты в отеле, цветы и прочее, - почтительно склонился перед ним секретарь.
        Герцог взмахнул рукой, словно отгоняя надоедливую муху.
        - Избавьте меня от перечисления подобных мелочей, Хартли, - произнес он негромко, - и лучше присмотрите за багажом.
        - Да, конечно, ваша светлость, я тут же им займусь.
        Мистер Хартли мгновенно выскочил на улицу, а герцог направился к лестнице.
        И тут только до сознания Иоланды дошло, что она, будто окаменев, стоит на ступеньках и разглядывает герцога.
        Актриса тем временем, сопровождаемая владельцем гостиницы, уже успела подняться наверх и шла по коридору к своим апартаментам. Иоланда бросилась вдогонку, понимая, что ее медлительность и непростительное любопытство, заставившее ее наблюдать за герцогом, могло нарушить все их с Питером планы.
        Но Иоланду не мог не поразить тот кусочек никогда прежде не виданной ею жизни, который сейчас приоткрылся перед ней. Она ничуть не удивилась, когда, приблизившись к дверям номера Габриэль Дюпре, обнаружила там роскошное убранство и море цветов, которые, на ее взгляд, в это время года стоили целое состояние.
        Очутившись в спальне, актриса немедленно направилась к туалетному столику и стала разглядывать свое отражение в зеркале.
        - Mon Dieu! Как ужасно подействовала на меня эта противная буря! - воскликнула она и начала развязывать под подбородком ленты шляпки.
        - Я глубоко сочувствую вам, мадемуазель, и огорчен тем, что вам столько пришлось пережить, - сказал месье Дессен. - Но надеюсь, что бокал шампанского - самого лучшего из того, что хранилось у меня в погребе, - очень скоро вернет блеск вашим очаровательным очам.
        Он произнес эту фразу с таким неподдельным восхищением перед женской красотой, какую могут так галантно выражать только французы.
        И Габриэль Дюпре, отбросив шляпку в сторону, повернулась к нему с благодушной улыбкой. А он уже протягивал ей большой хрустальный бокал, где пузырился божественный напиток.
        И тут она заметила Иоланду, застывшую на пороге.
        - Кто это? - спросила актриса недовольным тоном.
        - Ваша личная горничная, мадемуазель, - поспешил объяснить месье Дессен. - Мадам Латур сама только что прибыла из Англии, и нам повезло, что мы смогли определить ее на эту должность.
        - Она выглядит чересчур молодо для опытной горничной, - недоверчиво произнесла мадемуазель Дюпре. - А неумеха мне не нужна.
        - Вам не стоит беспокоиться, мадемуазель. Мадам Латур уже работала горничной. - Месье Дессен почти умоляюще взглянул на Иоланду, ожидая, что она подтвердит его слова. - Разве это неправда?
        - Да-да, конечно, месье, - поспешно ответила Иоланда.
        Она осмелилась войти в комнату и добавила:
        - У меня с собой рекомендация. Если мадемуазель интересует, то вы можете ознакомиться с ней. Месье Хартли уже видел ее.
        - Надеюсь, что он знает, кого нанимать, - отмахнулась Габриэль Дюпре. - Мне лишь надо, чтобы ты знала свои обязанности, не страдала морской болезнью, чтобы тебя не тошнило в экипаже и чтобы ты избавила меня от своих капризов, которые, к сожалению, присущи прислуге.
        - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы угодить вам, мадемуазель.
        - Раз так, то приступай к своим обязанностям.
        На этом актриса резко оборвала разговор.
        Иоланде стало понятно, что тон, с которым эта роскошная женщина говорит с прислугой, разительно отличается от чарующего голоса, предназначенного для публики.
        На приказание хозяйки ей нечего было ответить, потому что в этот момент носильщики начали вносить в спальню бесчисленное количество дорожных сундуков. Все они были велики размером, судя по всему, ужасно тяжелы и сделаны из самой дорогой кожи. Затем появилась целая дюжина шляпных коробок.
        Этот момент месье Дессен счел для себя удобным, чтобы удалиться, и поэтому торопливо направился к двери.
        - Если вам что-то понадобится, мадемуазель, - пятясь и кланяясь, говорил он, - то вам стоит только сообщить мне, как все будет сделано.
        Его уход выглядел поистине театрально.
        Габриэль Дюпре, осушив до дна бокал, протянула его Иоланде.
        - Налей мне еще, - произнесла она резко. - И приготовь ванну.
        Иоланда наполнила протянутый бокал, потом, оглядевшись, увидела дверь в соседнее помещение и поняла, что там находится туалетная комната. Она заглянула туда и увидела огромную ванну, расположенную посреди комнаты, а рядом большие бадьи с горячей и холодной водой.
        - Ванна вам приготовлена, мадемуазель, - произнесла она. - Сейчас только ее наполнят водой.
        Окинув взглядом горы багажа, Иоланда спросила:
        - Не подскажете ли вы мне, мадемуазель, в каком из сундуков находятся вещи, в которые бы вы хотели переодеться после ванны?
        Актриса, потягивая шампанское, вновь занялась разглядыванием себя в зеркале.
        - Я предполагаю, что ты умеешь читать, - произнесла она не без ехидства.
        Иоланда огляделась, и ею овладело смущение, ведь она должна была еще раньше заметить, что на одном из сундуков был прикреплен ярлык, на котором неуверенным почерком явно безграмотной горничной было нацарапано на французском с грамматическими ошибками нечто вроде: «Платья на сегодняшний день». Это было счастливое напутствие Иоланде от той служанки, которая так боялась путешествия по морю.
        Иоланда открыла сундук и обнаружила там уложенные на самом верху открытое вечернее платье и шелковое нижнее белье, поразившее ее своей тонкостью. Кроме того, она извлекла изящные туалетные принадлежности, которые тут же начала выкладывать на столик перед зеркалом.
        Занявшись этой работой, Иоланда скинула мешавшую ей двигаться шерстяную шаль, повесила ее на спинку стула, и тотчас же белое муслиновое одеяние девушки, каким бы ни было оно скромным, привлекло внимание актрисы.
        - Я бы предпочла, чтобы ты одевалась соответственно своей профессии, - холодно произнесла Габриэль.
        - Боюсь, мадемуазель, - ответила Иоланда, - что у меня нет другого, более подходящего наряда. Темное платье и передник, которые я носила, когда служила у своей прежней хозяйки, принадлежали ей, и я вынуждена была оставить форму горничной в том доме, где служила.
        - А я хочу, чтобы мои служанки выглядели именно служанками, - заявила актриса. - Впрочем, хватит говорить об этом. Мне безразлично, что ты носишь, пока мы не прибудем в Париж.
        Тут Габриэль сделала многозначительную паузу, а потом произнесла голосом, каким судьи провозглашают смертный приговор:
        - Конечно, если мои требования тебя не устраивают, я уволю тебя тотчас же, как только смогу найти кого-нибудь взамен.
        - Разумеется, мадемуазель, вы вправе сделать это. Я все понимаю и постараюсь угодить вам, - умоляющим тоном заговорила Иоланда.
        - Расстегни мне платье, - распорядилась Габриэль Дюпре. - Что-то ты много разговариваешь и забываешь о своих обязанностях. Я слушаю твою болтовню уже столько времени, а еще не искупалась и к тому же умираю от голода и жажды.
        К тому времени, как мадемуазель смыла с себя дорожную грязь и облачилась в потрясающе откровенное неглиже, Иоланда уже успела убедиться, что ее новоприобретенная госпожа придирчива, капризна, груба и только и ищет повода, чтобы в чем-нибудь обвинить прислуживающих ей людей.
        Вероятно, все свое обаяние, все хорошее, что было в ее душе, Габриэль Дюпре изливала публике в театре и, оставшись наедине со служанкой, выказывала отвратительные черты характера, пусть даже ее аудиторией была лишь одна Иоланда.
        Наблюдать за преображением актрисы девушке было даже интересно. Это было воистину двуликое существо. Когда Иоланда расчесывала ее великолепные рыжие волосы, достойные кисти Тициана, Габриэль шипела на нее как змея, но лишь только послышался стук в дверь, к актрисе тут же вернулось все ее обаяние.
        - Должна ли я посмотреть, кто пришел, мадемуазель, - нерешительно спросила Иоланда.
        - Разумеется, - бросила актриса пренебрежительно, - неужели ты думаешь, что я побегу открывать дверь?
        Стук в дверь прозвучал не из коридора, а из соседней комнаты, соединенной со спальней Габриэль, и когда Иоланда открыла ее, то увидела, что это гостиная, причем тоже заставленная вазами, полными благоухающих цветов.
        Среди этого великолепия странно выглядел маленький человечек типично английской внешности. По его костюму и манерам Иоланда догадалась, что это лакей герцога.
        С первого взгляда она почувствовала к нему симпатию, мужчина тоже взглянул на нее с восхищением. Хотя это давалось ему с трудом, он все-таки проговорил по-французски:
        - Его светлость просит кланяться мадемуазель и напоминает, что он ждет ее за ужином.
        - Мадемуазель скоро будет готова, - сказала Иоланда.
        - Его светлость на это очень надеется.
        После такого заявления лакей понизил голос, чтобы только Иоланда могла его услышать, и добавил:
        - Его светлость вообще не любит ждать, а особенно, когда блюдо стынет.
        Явный трепет лакея перед грозным герцогом даже заставил Иоланду улыбнуться, и она, чтобы ободрить его, произнесла:
        - Я непременно передам все мадемуазель.
        Лакей благодарно кивнул девушке и исчез, а Иоланда вернулась к актрисе, которая невозмутимо накладывала перед зеркалом на лицо невероятное количество румян, помады и пудры.
        - Его светлость ожидает вас за ужином, мадемуазель, - сообщила Иоланда.
        - Приятное известие, я ужас как голодна.
        Габриэль поднялась из-за туалетного столика и произнесла:
        - Если б я не чувствовала себя такой усталой, то заставила бы тебя отыскать в моих сундуках какой-нибудь другой наряд, а не это старье. Я его ненавижу!
        - Но платье вам так идет, мадемуазель! - сказала Иоланда, чувствуя, что актриса ждет от нее подобного высказывания.
        - Ты действительно так думаешь?
        Иоланда кивнула.
        Габриэль Дюпре еще раз оглядела себя в зеркале и вдруг огорченно воскликнула:
        - А мои украшения! Какая же ты глупая! Ты забыла про мои украшения! Вот почему я, глядя на себя, понимаю, что чего-то не хватает.
        - Простите пожалуйста, - извинилась Иоланда, - но я не знаю, где вы их храните.
        - А где, интересно знать, держала драгоценности твоя прежняя нанимательница? Надеюсь, не в угольном подвале? - раздраженно воскликнула актриса. - Разумеется, я храню украшения в специальной шкатулке. Ах ты, глупая девчонка! Вот она - перед твоим носом.
        Ящик, на который указывала Габриэль Дюпре, был настолько велик по размеру, что Иоланде и в голову не могло прийти, что он предназначен для хранения драгоценностей.
        Когда она отстегнула застежки и откинула крышку, то ахнула в изумлении. Ни в каком ювелирном магазине - впрочем, она в них и не бывала - невозможно было увидеть такое количество прекрасных изделий, разложенных на полочках, обтянутых черным бархатом.
        Там были бриллианты, изумруды, топазы, сапфиры и жемчуг. И к каждому ожерелью прилагались брошь, браслет, серьги и кольца.
        Габриэль Дюпре потратила четверть часа, чтобы решить, что выбрать для этого вечера - алмазы или ожерелье из шести длинных ниток потрясающей красоты жемчужин, среди которых были даже розовые. В конце концов, она выбрала бриллианты и, вновь сверкая, как рождественская елка, направилась к двери в гостиную.
        Иоланда провожала свою новую хозяйку восхищенным взглядом. Девушка так и застыла, держа в руках шкатулку с драгоценностями.
        У самой двери актриса вдруг резко остановилась.
        - Проклятье! - воскликнула она. - Ты ждешь, чтобы я сама открыла дверь?! Я рассчитывала, что ты знаешь свои обязанности, а ты не выполняешь элементарных вещей!
        - Извините, мадемуазель, - поспешно произнесла Иоланда. - Вы должны меня простить, потому что я забыла обо всем, очарованная вашей внешностью.
        В этом заявлении не было ни капли лжи. Разве могла ли когда-либо Иоланда вообразить, что женщина может носить на себе столько драгоценных камней и так мало одежды!
        К счастью, Габриэль Дюпре не заметила, как покраснели от смущения щеки Иоланды. Актриса направлялась на встречу с мужчиной, не имея на своем теле ничего, кроме легонькой, короткой рубашки и накинутого сверху платья с почти оголенной грудью и спиной.
        Даже если принять во внимание эксцентричность людей, связанных с театром, все равно, по мнению Иоланды, это было верхом неприличия, и она только надеялась на то, что Питеру не представится возможность увидеть Габриэль в таком виде.
        Так как мадемуазель Дюпре ожидала от нее каких-то действий, Иоланде пришлось прервать свои размышления.
        Она второпях обошла сияющую бриллиантами и пахнущую духами красавицу и осторожно открыла дверь в гостиную.
        Только теперь она поняла, почему для актрисы было так важно, чтобы ее появление в гостиной выглядело подобно выходу на сцену перед публикой.
        Посреди гостиной стоял герцог, и весь его вид доказывал, что именно он герцог, а не кто-либо другой. Если он выглядел внушительно и вызывал к себе всеобщее уважение в дорожном платье, то уж в вечернем костюме он походил на коронованную особу, и уж никак не меньше.
        Искрящийся белизной шейный платок, словно морская пена, подпирал его подбородок. Но не эта деталь его наряда и не бриджи из черного шелка, перехваченные чуть ниже колен пряжками с крупными бриллиантами, не поза его, напоминающая о властителях Востока, - не это привлекало к нему внимание.
        От него исходило ощущение превосходства над всеми живущими на земле существами, и Иоланда тотчас же почувствовала себя ничтожным червяком, которого он мог при желании попирать ногами.
        Глаза его были полуприкрыты, на губах ей чудилась презрительная усмешка… Он был так расслаблен и ленив, что казалось, будто бы он дремлет, но в нем таилась энергия спящего льва. Так подумала Иоланда, хотя ей до сих пор не приходилось в жизни видеть ни львов, ни тем более - настоящих герцогов.
        Когда Габриэль Дюпре ступила в гостиную с таким видом, будто она вышла на сцену, герцогу все-таки пришлось слегка приподнять веки, чтобы увидеть ее соблазнительную и великолепную наготу.
        По мнению Иоланды, актриса добилась нужного эффекта. Все-таки в глазах герцога загорелась искорка удивления.
        С нежным возгласом искренней радости, хотя, как показалось Иоланде, весьма искусно разыгрываемой, Габриэль Дюпре устремилась навстречу мужчине.
        - Мой дорогой, простишь ли ты меня за то, что я заставила тебя ждать? Мне не терпелось увидеть тебя, потому что каждая секунда, проведенная с тобой, для меня является истинной драгоценностью. Но меня настолько измучило это ужасное путешествие, что потребовалось время, чтобы прийти в себя.
        Габриэль приблизилась к герцогу, который, казалось, с трудом заставил себя пошевелиться. Он приподнял ее протянутую руку двумя пальцами и поднес к губам.
        - Ты выглядишь бесподобно, - сказал он. - Надеюсь, именно это ты и хотела от меня услышать.
        Он говорил на превосходном французском, причем с акцентом истинного парижанина.
        - Я счастлива это слышать, если ты говоришь искренне, - откликнулась Габриэль Дюпре. - Всегда говори мне правду и не бойся огорчить меня. Я готова слушать от тебя любые слова, а не только комплименты.
        - С тобой я всегда откровенен, - отозвался герцог.
        Он снова приложился губами к ее ручке, и во время этого галантного действия Иоланде почудилось, что полузакрытые глаза герцога устремились в ее сторону.
        Их взгляды встретились, но девушке, разумеется, не верилось, что она могла привлечь к себе внимание, когда рядом с герцогом находилась такая красавица, как Габриэль Дюпре.
        На всякий случай она сделала вежливый реверанс и, пятясь, отступила за дверь, которую тут же прикрыла за собой. Находясь в некоторой растерянности, она принялась наводить порядок в спальне.
        Первым делом Иоланда убрала драгоценности и заперла шкатулку, потом, дернув за шнур колокольчика, вызвала гостиничную служанку, чтобы та опорожнила ванну. После этого она набралась решимости отправиться на поиски Питера.
        Она рассчитывала, что у нее будет достаточно свободного времени, так как ужин наверняка затянется надолго, а мадемуазель Дюпре вряд ли понадобится помощь в раздевании, прежде чем лечь в постель. На ней и так почти ничего не было одето.
        Однако, помня, как горничная ее матушки Аннет всегда ждала свою хозяйку перед отходом ко сну, Иоланда примерно рассчитала время, когда ей придется возвратиться в спальню, чтобы встретить мадемуазель Дюпре.
        Убедившись, что в покоях актрисы наведен порядок, она торопливо направилась на второй этаж. Со вздохом облегчения Иоланда увидела, что Питер находится в номере и отдыхает на кровати.
        - Вот и ты наконец! - воскликнул он, когда она вошла. - Я уж думал, что ты никогда не придешь.
        - Меня задержала моя хозяйка, - объяснила Иоланда. - Питер, мне столько всего хочется рассказать тебе. Ты даже представить себе не можешь, какие это удивительные люди: мадемуазель Дюпре и сам герцог.
        - Почему же? Я очень даже хорошо представляю себе, каковы они, - усмехнулся Питер. - Но пока еще ты только полюбовалась на корочку пирога и не попробовала его начинку. Кстати, о пироге. Мы когда-нибудь поедим или ты собираешься уморить меня с голоду? Кажется, я уже готов съесть собственный палец.
        - Я рада, что у тебя разгорелся аппетит, - улыбнулась Иоланда. - Но не знаю, каким способом его утолить.
        - Зато я знаю. Я все разузнал, пока ты обхаживала свою хозяйку. - В голосе Питера появилась самоуверенность, и это обрадовало Иоланду.
        - И какие же секреты ты открыл? - спросила она.
        - Я выяснил у мистера Хартли, что мы можем кушать в столовой для прислуги и все, что мы съедим, будет записано на герцогский счет.
        - Потрясающе! - воскликнула Иоланда.
        - Кстати, ты знаешь, кто он такой?
        - О ком ты спрашиваешь? О герцоге?
        - О ком же еще?
        - Герцог и есть герцог. Он, естественно, мне не представился.
        - Это герцог Илкстон! Тебе это имя что-нибудь говорит, сестричка?
        - Кажется, я что-то читала о нем в газетах.
        - Уверен, что ты читала о нем неоднократно! Без всякого сомнения, он самая значительная персона из всех герцогов Великобритании. Разве только члены королевской фамилии превосходят его по богатству и влиянию. Ну и, конечно, сам король.
        - Тогда, конечно, я должна была что-то слышать о нем… - Тут глаза девушки испуганно расширились. - А может быть, и он слышал о нас? И тогда мы будем разоблачены.
        Питер сразу же успокоил ее.
        - Для Илкстона мы лишь червяки, которых, в лучшем случае, насаживают на крючок при ловле рыбы на удочку. Тебе нечего об этом беспокоиться. О нас он никогда не слышал и не услышит. Давай спустимся вниз, поужинаем, и я расскажу тебе за едой все, что сам знаю о нем.
        Они легко нашли столовую для прислуги, и хотя этот зал не отличался роскошью обстановки, как ресторан отеля, в нем было вполне уютно.
        Большинство слуг ели за одним длинным столом, занимающим середину комнаты, но для прислуги герцога из уважения к их хозяину были выделены отдельные маленькие столики.
        Мистер Хартли уже успел представить Питера как нового служащего его светлости, и Иоланда познакомилась с другими верховыми слугами, сопровождающими карету герцога. Она поняла, что слуги приняли их с Питером за французов и поэтому сохраняют сдержанность в общении с ними.
        Покончив с едой, они вскоре удалились, и брат с сестрой остались наедине.
        - Мы, конечно, можем говорить с ними по-английски, но все же постараемся изобразить, что мы французы, - предложила она.
        Питер кивнул.
        - Я уже общался с ними, стараясь говорить с жутким французским акцентом. Я объяснил им, что прожил в Англии несколько лет, но теперь соскучился по родине, по яблочному сидру и виноградному вину. Эти парни очень приятные собеседники, и я с ними уже распил пару бутылок.
        Иоланда сразу же поняла, что это дружеское общение подбодрило Питера и привело его в хорошее настроение. Если еще совсем недавно он пребывал в отчаянии, то теперь все представлялось ему в радужном свете. Хотя она не одобряла приверженности брата к горячительным напиткам, но сейчас не стала упрекать его.
        - Кажется, его светлость привык путешествовать с комфортом, - сказала она.
        - Комфорт - это не то слово, - с восторгом произнес Питер. - Мистер Хартли рассказал мне, что его гофмейстер и секретарь уже на пути в Париж, чтобы убедиться, что там все готово к его приезду. С ними еще уехал и его камердинер.
        - Я вроде бы видела его здесь.
        - Это второй камердинер, который обслуживал его светлость на борту яхты, - объяснил Питер. - А когда герцог прибудет в Париж, там его встретит уже целая толпа французской прислуги.
        - Ты должен мне рассказать, как я должна вести себя среди этой многочисленной свиты, - попросила Иоланда. - Ведь я привыкла к обществу наших милых Гибсонов и совершенно не знаю, как распределяют между собой обязанности слуги в богатых домах. Я немного теряюсь, и, боюсь, мадемуазель не слишком довольна мною.
        - Ты сама втянула нас в эту авантюру.
        - Но ведь согласись, что нам очень повезло. Мы бы на сегодняшнюю еду истратили наше последнее пенни. А теперь мы можем попасть в Париж и там отыскать кого-нибудь из родственников, которые встретят нас с распростертыми объятиями.
        - Будем надеяться, что эти объятия действительно будут радостными, - усмехнулся Питер. - Но, конечно, я благодарен тебе, что ты так быстро нашла для нас работу. Как ты умна, сестричка!
        Иоланда не могла не улыбнуться ему в ответ. Она была довольна собой.
        Между тем трое слуг - такие же, как Питер, верховые, сопровождающие герцогскую карету, - вернулись к столу с несколькими бутылками вина. Они глядели на Иоланду с неподдельным восхищением.
        Мужчины тут же наполнили стаканы. Питер, заметив выражение их лиц, прошептал Иоланде на ухо:
        - Я им уже рассказал, что мы только недавно поженились и очень любим друг друга. Пожалуйста, сделай вид, что тебя не интересуют другие мужчины, кроме меня.
        - Но они меня действительно не интересуют, - пожала плечами Иоланда.
        Однако слова Питера и то, как галантно за ней ухаживали другие слуги, немного встревожило ее.
        - Неужели ты подразумеваешь?..
        - Я подразумеваю только то, что нам надо быть очень осторожными, - сказал Питер. - Ты слишком хороша собой для должности камеристки актрисы, и в этом вся сложность.
        - Но рядом с мадемуазель Дюпре - я ничто. Разве не так?
        Питер с улыбкой возразил:
        - Никто не осмелится даже взглянуть на мадемуазель, когда она находится в обществе герцога. Он растопчет любого смельчака, будь он хоть дворянин или простой слуга. Для его светлости ухлопать кого-нибудь из пистолета - не проблема. Это я, несчастный, должен страдать из-за неосторожного выстрела.
        Вспомнив, какие обстоятельства заставили их с братом покинуть родной дом, Иоланда вздрогнула, а потом, желая переменить тему разговора, поинтересовалась:
        - Ты не узнал, сколько нам будут платить?
        - Нет, но надеюсь, его светлость не поскупится. Впрочем, я еще рассчитываю встретить тех мерзавцев, которые обчистили мои карманы на корабле. Уж я с ними рассчитаюсь!
        - Пожалуйста, Питер, забудь об этом, не то попадешь в новую беду! Ведь французы могут отослать тебя обратно в Англию, а там тебя арестуют.
        Питер печально вздохнул. Он и сам знал, что здесь, на чужой земле, полностью бесправен.
        Желая, чтобы их первая совместная трапеза была не такой мрачной, Иоланда начала рассказывать о манерах мадемуазель Дюпре, о ее нарядах и драгоценностях.
        - Интересно, о чем они с герцогом беседуют за ужином? Я бы хотела ненадолго стать мушкой, которая сидит на потолке над столом, чтобы слышать их разговор.
        По какой-то причине слова сестры неприятно подействовали на Питера.
        - Слава богу, ты не муха и не сможешь их услышать… И вообще, не вмешивайся в их дела! - резко приказал он. - Кстати, как это тебе удалось увидеть герцога? Каким образом ты очутилась в гостиной?
        - Я не была в гостиной, - начала объяснять Иоланда. - Мадемуазель Дюпре приказала распахнуть перед ней дверь, чтобы ее выход выглядел как можно более впечатляюще. Получилось так, будто она на сцене, а герцог - это ее партнер по спектаклю.
        - Он тебя заметил?
        - Думаю, что да. Он взглянул на меня… когда целовал ее руку.
        К удивлению Иоланды, брат почему-то помрачнел.
        - Послушай, Иоланда, - сказал он, - ты должна держаться подальше от герцога, а лучше вообще не попадаться ему на глаза. Ты меня поняла?
        - Но почему? - недоумевала Иоланда. - Что ты хочешь этим сказать?
        Питер долго молчал, явно подыскивая нужные слова.
        - Вряд, ли, конечно, он обратил на тебя внимание, когда рядом находилась Габриэль Дюпре. Но все же я не хотел бы ввязываться в какие-нибудь неприятности.
        - А какие неприятности нам может доставить герцог? Или мы ему?
        - Не задавай лишних вопросов, - раздраженно произнес Питер. - Делай так, как я тебе сказал. Держись в стороне, а если он вдруг заговорит с тобой, притворись глупой и помалкивай.
        - Я не понимаю… Неужели ты думаешь, что он может проявить ко мне… какой-то интерес?
        Питер ничего не ответил, а она позволила себе рассмеяться.
        - Это же абсурдно. В конце концов для его светлости я всего лишь горничная.
        Питер нервно кусал губы. После паузы он произнес:
        - Вот это и плохо, что ты всего лишь горничная.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Откинувшись на подушки роскошной кареты, запряженной четверкой породистых лошадей, Иоланда размышляла о том, как им повезло, что они с Питером путешествуют в таком комфорте, который им бы и не снился при их скудных средствах.
        Эта карета была предоставлена ей в полное распоряжение наравне с Хоукинсом - камердинером герцога, но тот предпочел занять место на облучке рядом с возницей.
        Они следовали примерно в четверти мили позади главной кареты, которая стремительно уносила вперед самого герцога и Габриэль Дюпре. Но иногда, когда кортеж должен был замедлить ход, проезжая через маленькие города, Иоланда могла, выглянув из окошка, видеть Питера, гарцующего на великолепном коне рядом с экипажем его светлости и, по ее мнению, получающего от этого огромное удовольствие.
        Разумеется, брат выглядел в ее глазах непривычно в ливрее и густо напудренном парике, прикрытом черной шляпой. И ливрея для него была слишком тесна.
        - Это в тебе играет английская кровь, а также мешает твое британское телосложение, - дразнила его Иоланда. - Французы гораздо более миниатюрны, и все они темноволосы.
        - Я догадался объяснить этот факт тем, что мы с тобой выходцы из Нормандии, потомки тех, кто когда-то завоевал эту гордую Британию. - Говоря это, Питер довольно ухмыльнулся. - И теперь все остальные слуги уже не рассуждают о твоей британской бледности.
        Поначалу Иоланда возмутилась, а потом подумала, что брат ее, как всегда, прав. И со слугами незачем откровенничать, а наоборот, лучше громоздить одну ложь на другую.
        У нее самой было дел невпроворот. Она с содроганием вспомнила то самое страшное утро, когда они покидали Кале, потому что ей пришлось упаковывать чемоданы, саквояжи и сундуки Габриэль Дюпре. Причем актриса распорядилась подготовиться к отъезду в очень ранний час.
        Но потом госпожа чуть ли не дюжину раз меняла свои планы по поводу того, что она оденет в ближайший вечер к ужину, и Иоланда в отчаянии перекладывала наряды из одного сундука в другой. Из-за этого они, конечно, задержались, а Иоланда со страхом представляла, как герцог вскипает в ярости, потому что он не привык ждать. Об этом ей уже было хорошо известно.
        Две служанки помогали ей, но она, наверное, полностью измоталась, прежде чем последняя шляпная коробка была погружена в карету.
        Хоукинс с жалостью следил за этой процедурой и даже мягко упрекнул Иоланду:
        - Мне жаль вас огорчить, но герцог явно будет недоволен.
        Что могла Иоланда сказать в свое оправдание? Ей оставалось только промолчать, ей не хотелось вступать в спор с будущим своим спутником.
        Хотя лошади взяли с места отличной рысью, Иоланда вскоре убедилась, что его светлость не так уж торопится достичь Парижа. Когда он и мадемуазель Дюпре сделали остановку для ленча, экипаж Иоланды и Хоукинса продолжил свой путь до того местечка, где хозяева собирались расположиться на ночь, чтобы все было распаковано и подготовлено к появлению господ в придорожной гостинице.
        Вездесущий мистер Хартли был уже там, и, как оказалось, весь первый этаж был арендован для пребывания там герцога. Букеты цветов, расставленные в вазах, буквально заполнили спальню мадемуазель Дюпре, а также прилегающую гостиную, и даже комнатка, в которой Иоланде предстояло провести ночь, выглядела удивительно симпатично.
        Ей очень хотелось обменяться хоть парой слов с Питером, но, пока герцог и его подруга не удалились на ужин, это было невозможно.
        Наконец брат и сестра встретились, и он повел ее в столовую для прислуги, которая была не такой просторной, как в гостинице «Англетер». Тут было тесно и дымно, и их посадили за общий стол, где другие слуги герцога могли слышать их разговор, так что Иоланде пришлось запастись терпением.
        Только по окончании ужина, когда Питер увел сестру во двор позади гостиницы, они смогли спокойно поговорить.
        - С тобой все в порядке? - спросил он, перейдя на родной язык.
        - Я чувствую себя так, словно меня переехала та самая четверка лошадей, что впряжена в карету, - призналась Иоланда. - Мадемуазель гоняет меня взад-вперед без устали. И все же я думаю, что она довольна тем, как я ей служу, ей просто не к чему придраться.
        - Придется потерпеть, сестренка. Согласись, наше путешествие оказалось более комфортабельным, чем если бы мы путешествовали на почтовом дилижансе. Мои новые приятели-французы рассказывают, что ехать в их почтовых каретах - это значит рисковать расшибить себе затылки на каждом ухабе.
        - Да, нам очень повезло, - согласилась Иоланда.
        Брат посмотрел на нее с некоторым беспокойством.
        - Скажи мне правду, герцог обратил на тебя внимание?
        - Я даже не видела его, - беспечно отозвалась девушка.
        Ей показалось, что Питер вздохнул с облегчением.
        Проведя юность в деревенской глуши, Иоланда была настолько невинна и несведуща в любовных делах, что не имела представления, какие отношения могут связывать мужчину и женщину, как, например, герцога и Габриэль Дюпре.
        Она слышала от Питера, что щеголи и разбогатевшие буржуа, вращающиеся в свете, проводят много времени с балетными танцовщицами из Ковент-Гардена, но ей казалось, что это происходит потому, что им просто нравится танцевать с изящными грациозными женщинами в Сент-Джеймском дворце или в бесчисленных танцевальных залах, которые, как она знала, распространились повсюду в Вест-Энде, районе Лондона, где настоящие джентльмены не считали приличным для себя появляться.
        Поэтому Иоланде и в голову не приходило, что мадемуазель Дюпре - любовница герцога. Она предполагала, будто он дарит ей все эти великолепные драгоценности, которые сейчас были надежно упрятаны в шкатулку, лежащую перед ней на противоположном сиденье, только потому, что он покорен ее красотой, изяществом и артистическим талантом.
        Однако накануне вечером она убедилась, что герцог был не единственным мужчиной, который одаривал Габриэль Дюпре ценными подарками.
        Когда актриса выбирала, что ей надеть из многочисленных украшений для выхода к ужину, а Иоланда демонстрировала перед ней очередное неглиже, то у Габриэль возникли сомнения. Она никак не могла ни на чем остановить свой выбор: или отдать предпочтение бриллиантовому колье, или остановиться на великолепных крупных изумрудах.
        - Изумруды, по-моему, будут превосходно гармонировать с цветом ваших волос и этим платьем, которое вы только что одели, госпожа, - осмелилась посоветовать Иоланда.
        - Да, на этот раз ты права.
        Габриэль Дюпре уже протянула руку за изумрудным ожерельем и вдруг подавленно вскрикнула:
        - Нет-нет! Ни в коем случае не стоит надевать это ожерелье сегодня. Его подарил мне маркиз де Шалон, которого герцог на дух не переносит.
        Ее алые губки расплылись в чуть заметной улыбке, и она тихо пробормотала:
        - Я бы хотела заставить герцога ревновать, но только не к маркизу.
        Теперь, бросив взгляд на обитую кожей шкатулку, которая маячила у нее перед глазами, в то время как карета, запряженная резвыми лошадьми, пожирала одну за другой мили дороги, оставляя за собой клубящуюся пыль, Иоланда невольно подсчитывала в уме, какое же состояние доверено ей на сохранение.
        Несомненно, эти драгоценности можно оценить в баснословную сумму, и девушке было странно, что такая молодая особа, как Габриэль Дюпре, которой явно было не больше двадцати пяти лет, смогла заработать столько за недолгие годы выступления на сцене.

«Что бы ни случилось с ней в будущем, - подумала Иоланда, - она уже полностью обеспечена, не то что мы с Питером. Ведь у нас за душой только шесть гиней, да еще матушкины скромные украшения».
        Было даже смешно сравнивать эти побрякушки, да еще простое обручальное кольцо, которое Иоланда позволила себе надеть на палец, с невероятной величины изумрудами и прочими драгоценностями, принадлежащими Габриэль Дюпре.
        Ей казалось не очень справедливым, что актерский талант оплачивается так щедро по сравнению с трудами женщины, посвятившей себя дому, семье и ведению хозяйства. И все же Иоланда, вспомнив, как ее родители любили друг друга и как взаимное семейное счастье окутывало их, словно пронизанное солнечными лучами облако, не могла решить, кому больше повезло в жизни.
        Она подумала, что даже такая женщина, как Габриэль Дюпре, познавшая славу и успех, все-таки позавидовала бы ее матушке. Конечно, когда актриса постареет и уже не сможет привлекать к себе публику, эти бриллианты, если она их будет постепенно продавать, обеспечат ей крышу над головой и не дадут умереть голодной смертью. Но в этом ли истинное счастье?
        Оно заключается в другом - а именно, чтобы рядом был близкий человек.

«Мне повезло, что у меня есть Питер», - мысленно произнесла Иоланда и выглянула в окошко, чтобы увидеть, как он гарцует далеко впереди, возле герцогской кареты.
        Она не обманула его, заявив, что не встречалась с герцогом, потому что, разумеется, не в счет был мимолетный взгляд, брошенный на нее этим господином, когда она распахнула дверь гостиной перед мадемуазель Дюпре.
        А поутру, когда она явилась в спальню актрисы, чтобы помочь ей привести себя в порядок, Иоланда узнала, что герцог встал очень рано и отправился на верховую прогулку перед завтраком. Несмотря на какой-то расслабленный внешний вид, его светлость очень заботился о поддержании хорошей физической формы.
        За ленчем, в первый же день пути, Питер сообщил сестре, что герцог поменялся местами с одним из сопровождавших карету верховых и пару часов провел в седле. Такой распорядок соблюдался и на следующий день.
        Герцог опять покинул гостиницу чуть ли не на рассвете, а часть дня провел опять в седле. Иоланда, наблюдая за ним из окошка кареты, оценила по достоинству его умение держаться в седле и мастерство в управлении конем.
        Чем дальше они углублялись во Францию, тем пленительнее становился пейзаж за окном. Особенно хороши были небольшие деревушки, через которые продвигался их кортеж.
        Наполеон, став Первым Консулом, распорядился открыть все деревенские церквушки и вновь служить там мессы и даже заново покрасить их. Но следы революционной бури до сих пор были заметны. Памятники, под которыми на местных кладбищах покоились останки аристократов, все еще были осквернены, кресты со многих сбиты.
        После долгого дня пути, а также хлопотной возни с багажом мадемуазель Дюпре и краткой вечерней трапезы вместе с Питером, Иоланда обрадовалась тому, что наконец добралась до постели. Усталая, она заснула без сновидений, но почему-то вдруг пробудилась в непривычно ранний час.
        Когда кортеж достиг Шантильи, а это была последняя их остановка перед Парижем, Иоланда хотела бы посетить замок принца Конде и взглянуть на его знаменитые сады, на фонтаны, водопады и рощи, на искусственных птиц, которые якобы порхали среди листвы, по восторженным рассказам ее покойной матушки.
        Конечно, ничего подобного она сейчас бы не увидела после долгих лет революционного террора, но все-таки Иоланде хотелось взглянуть хотя бы на следы былой роскоши, которая так восхищала ее мать.
        Проснувшись, она долго лежала в постели, не решаясь встать, потом все-таки поднялась, торопливо оделась, тихонько выбралась из гостиницы на задний двор и увидела перед собой необозримое пространство садов, освещенных мягким розовым светом восходящего солнца.
        Ее душа потянулась к этой необыкновенной красоте. Иоланда готова была помчаться навстречу восходящему солнцу.
        Ровный, бесстрастный голос возвратил ее из мира грез к реальности.
        - Вам так нравится любоваться на рассвете красотами природы? Или у вас назначено свидание в такой ранний час?
        Ошеломленная Иоланда замерла на месте и не сразу нашла в себе силы обернуться.
        Позади нее стоял герцог.
        От неожиданности она совершенно растерялась и не знала, что говорить, что делать, тем более что вид его был весьма странен.
        Герцог, одетый в элегантный вечерний костюм, на фоне запущенного сада, освещенного восходящим солнцем, выглядел существом, явившимся будто из другого мира.
        Опомнившись, Иоланда присела в глубоком реверансе.
        - Мне нравится наблюдать восход солнца, монсеньор.
        Она уже слышала прежде, что французские слуги герцога обращались к нему, используя именно этот титул, который во Франции обычно дается только особам королевской семьи или высшим сановникам католической церкви.
        - Мадемуазель Дюпре сказала мне, что вы хорошо справляетесь со своими обязанностями. Мне было приятно это услышать, потому что ей очень сложно угодить, - все тем же бесстрастным тоном произнес герцог. - Большая удача, что случай свел нас в этой затхлой гостинице в Кале.
        - Для меня это тоже большая удача, монсеньор, - робко откликнулась Иоланда. - Потому что мне представилась возможность добраться до Парижа с такими удобствами, о коих я и не могла мечтать.
        - Вы живете в Париже?
        - Нет, но… там мой… - Слово «брат» едва не сорвалось с ее языка, но она вовремя спохватилась. - Муж… и я… Нам очень нужно попасть туда…
        Иоланда надеялась, что герцог не обратил внимание на ее замешательство или приписал его робости и смущению горничной, с которой беседует такой вельможа, как он.
        Но собственная оплошность заставила ее покраснеть.
        - И как давно вы замужем? - поинтересовался герцог.
        - Не так давно, монсеньор.
        - Этот брак был заключен по любви или ваше приданое больше привлекло к вам вашего супруга, чем хорошенькое личико?
        В первый момент Иоланда не поняла, о чем говорит герцог. Потом она вспомнила, что во Франции большая часть браков, даже среди низших классов, заключается не по любви, а в результате договоренности между родителями. И то, что женщина приносит в качестве приданого жениху, имеет очень большое значение для их будущего счастья.
        Но еще у нее возникла мысль, что герцог проявил бестактность, задавая ей подобные вопросы. Ее слегка задело такое пренебрежительное отношение к человеку, стоящему ниже на социальной лестнице, и она осмелилась возразить ему:
        - Я никогда бы не вышла замуж за человека, которого не люблю.
        - Вам повезло, что вы сохранили какую-то веру в идеалы, - с плохо скрытой иронией произнес герцог.
        Иоланда подумала, что он над ней насмехается, и тут же ответила:
        - У каждого человека должны быть идеалы и вера во что-то чистое и красивое.
        - Вы так думаете, потому что еще очень молоды, - отозвался герцог. - Когда вы повзрослеете, мадам, и лучше узнаете действительность, то поймете, что идеалы несовместимы с поисками успеха в жизни.
        - Легче всего встать в позу скептика и ко всем проявлениям жизни относиться с насмешкой. Может быть, поэтому происходит столько несчастий в нашей стране, - вырвалось у Иоланды. - Люди, которые правят ею, расстались с идеалами юности ради достижения своих целей.
        Когда она говорила это, в ее памяти всплыли рассказы о ветеранах войны, уволенных из армии без пенсии, о том, что все их заслуги и вознаграждения за их доблесть присвоили себе власть имущие.
        - Неужели вы осмеливаетесь критиковать вашего великого полководца Наполеона Бонапарта? - удивился герцог. - Весьма странное выражение патриотизма!
        Тут только Иоланда сообразила, что он считает ее француженкой, за которую она себя выдавала, и в ее гневной тираде усмотрел критику «корсиканского чудовища». Она растерялась и не знала, что ему ответить.
        На память ей пришли статьи, которые она читала в газетах, о самоуправстве французского диктатора в покоренных им странах и о том, как страдали от этого простые люди.
        - Любые войны жестоки и, в конце концов, бессмысленны, кто бы в них не победил, - говоря это, она даже разгорячилась. - У каждой войны один результат - гибель многих и многих невинных людей, вдовы и сироты, калеки и обездоленные…
        Увлеченная речью, Иоланда забыла, с кем она разговаривает, ей хотелось продолжать свой монолог, но тут она вдруг увидела перед собой облаченного в черный вечерний костюм герцога и обомлела.
        Неужели она осмелилась говорить с ним как с равным ей по положению собеседником, забыв о своей скромной роли служанки?
        Внезапное прозрение пронзило ее мозг подобно молнии - ведь она погубила все их с Питером совместное предприятие, так удачно начавшееся.
        - Простите меня, монсеньор, - проговорила она поспешно. - Я не должна была высказывать свои чувства, тем более что они вам совсем не интересны. Если вы позволите… то я вернусь к себе в комнату.
        Она вновь присела в реверансе и собралась уже обратиться в бегство, как герцог остановил ее словами:
        - Вам совсем незачем так торопиться, мадам. Наоборот, меня заинтересовало, откуда у вас могли появиться подобные мысли и почему вы так хорошо говорите по-французски, хотя все время жили в Англии?
        - Но я француженка, монсеньор!
        - Да, это очевидно, - кивнул герцог, - причем с истинно парижским аристократическим выговором.
        Иоланда никак не ожидала, что герцог окажется таким проницательным.
        Слишком поздно было как-то исправлять положение, а какая-нибудь убедительная ложь, способная все объяснить, не приходила в голову совершенно растерявшейся девушке.
        Герцог ее разоблачил, и она не знала, как выбраться из запутанного положения.
«Молчание - золото», - подумала про себя Иоланда и решила на будущее прикусить свой слишком длинный язык.
        - У кого вы служили в Англии? - продолжал допрашивать ее герцог, оставив предыдущий, до конца не выясненный вопрос.
        - Я… прислуживала леди Тивертон, монсеньор. - Иоланда воспряла духом, когда разговор перешел на более безопасную тему.
        - Тивертон? - Герцог наморщил лоб. - Кажется, я где-то слышал эту фамилию. Но нет… не припоминаю…
        - Вряд ли вы встречались с ними, монсеньор. Тивертоны постоянно жили в деревне, в своем поместье, и нечасто посещали Лондон.
        - Вам нравилось в той семье?
        - Да, монсеньор.
        - Странно, что в годы войны Тивертоны наняли французскую прислугу… Если, конечно, вы не связаны родством с аристократами, сбежавшими из Франции от ужасов революции.
        Иоланда тут же подумала, что ей представился шанс правдоподобно объяснить герцогу всю ее ситуацию.
        - Вы правы, монсеньор. Мои родители служили во французском посольстве. А потом боялись вернуться на родину, опасаясь гильотины.
        Герцог обрадовался собственной проницательности.
        - Так, значит, вы впервые видите свою родную страну?
        - Да, монсеньор.
        - Ну раз вы жили в Англии столь долгое время, то, наверное, вам понравилась эта страна, которая приютила вас? Ведь вы совсем не помните вашу родину.
        Иоланде потребовалось время, чтобы как-то разумно ответить на его вопрос.
        - Да, действительно, я словно разорвана на две половины. С одной стороны, я француженка, но меня столько всего связывает с Англией.
        - Я догадываюсь, какие чувства вы испытываете, - сказал герцог, - но, надеюсь, прекрасная Франция вас не разочарует.
        В том, как он произнес эти слова, было нечто странное, и Иоланда не удержалась и взглянула ему в глаза. Его ресницы были по-прежнему полуопущены, вся его внешность выражала полнейшее равнодушие, но все же ей показалось, что Питер был прав, когда говорил, что от этого человека нужно держаться подальше.
        Она не могла объяснить даже себе это ощущение, но от него исходили какие-то удивительные токи. Инстинкт подсказывал Иоланде, что это грозило ей опасностью. Она поняла, что ей лучше всего вырваться из-под воздействия его магнетизма и вернуться в свою комнату.
        С большим усилием она оторвала взгляд от его лица.
        - Я подумала… мне пришло в голову, монсеньор, - заговорила она торопливо и сбивчиво, - что раз вы здесь… на прогулке, то, может быть, мадемуазель… нуждается в моих услугах. Я должна поспешить к ней…
        Она опять сделала реверанс и поспешила ко входу в гостиницу. Она казалась ей святым пристанищем, где можно уберечься от властной энергии, излучаемой герцогом.
        Взбежав по лестнице, Иоланда остановилась, чтобы отдышаться. Никогда прежде она не могла себе и представить общение с подобным мужчиной, и не потому, что он обладал герцогским титулом, а потому что он был… как грозовая туча - пугающим, но и завораживающим.
        Она произнесла вслух, словно заклинание:
        - Я должна слушаться Питера и никогда больше не заговаривать с ним. - Но сердце ее продолжало по-прежнему тревожно биться.

        Они прибыли в Париж на следующий вечер, и, к удивлению Иоланды, они не остановились в гостинице, а подъехали к огромному дворцу, который был предоставлен герцогу в качестве резиденции.
        Когда-то этот дворец принадлежал аристократической французской семье, все члены которой сложили головы на гильотине. Теперь особняк стал собственностью правительства Франции, и сам Бонапарт распорядился предоставить его в распоряжение знатного гостя из Англии.
        Дворец был не только великолепен в архитектурном плане, но и очень комфортабелен. Покои, предоставленные мадемуазель Дюпре, отличались королевской роскошью. Дворец был окружен великолепным садом, где с рассвета трудилась целая армия садовников.
        Иоланде показалось весьма странным, что актриса, сопровождаемая герцогом в путешествии из Англии и благополучно возвратившаяся в столицу Франции, где начинала свою карьеру и где прославилась, не отправилась в собственный особняк, о котором ходили слухи, что он был расположен в самом фешенебельном районе Парижа.
        Когда она поделилась этими сведениями с Питером, тот рассмеялся.
        - Мадемуазель Дюпре знает, какая сторона бутерброда намазана маслом. Отблеск сияния, исходящего от его светлости, падает и на нее, и ей это выгодно.
        По недоуменному виду сестры Питер решил, что Иоланда не до конца его поняла, и продолжил свое объяснение:
        - Да будет тебе известно, что лишнее перо в шляпе Бонапарту не помешает, если такая важная персона, как наш герцог Илкстон, посетивший его столицу, дружелюбно поговорит с корсиканцем. Первому Консулу очень важно создать вокруг себя атмосферу преклонения, как будущему королю или императору, а англичане самые твердолобые его противники. Поэтому Бонапарт и осыпает герцога милостями, как первую ласточку по весне.
        Питеру нравилось поражать сестру своей осведомленностью о тайных замыслах Бонапарта, поэтому он с удовольствием продолжил:
        - Я еще в Уайт-клубе слышал разговоры о том, что Первый Консул обожает принимать со всеми почестями знатных гостей с Британских островов и изливать на них все свое обаяние. Лорд Абердин, например, признался, что он был просто очарован улыбкой Бонапарта, а лорд Борингтон после посещения Парижа превратился в горячего сторонника некогда проклинаемого всеми корсиканца.
        - Я не могу поверить, что этот страшный тиран вдруг внезапно превратился в милого, обаятельного человека. Ведь на его совести столько убитых ни в чем не повинных людей и из-за него погибло столько английских моряков, - попыталась возразить Иоланда.
        Питер пожал плечами.
        - Но теперь, слава богу, между нами мир. Лично я не разбираюсь в политике, пусть этим занимаются министры и дипломаты. Мне бы разобраться в собственных проблемах.
        Это был первый вечер, когда за совместным ужином брат и сестра могли не опасаться, что кто-то может подслушать их разговор. Они принесли еду с собой в отведенную Питеру комнату.
        Иоланда спросила:
        - Раз мы уже добрались до Парижа, то не пора ли нам начать поиски наших родственников?
        - Эта мысль меня больше всего и занимает, - сказал Питер. - По-моему, это будет нелегко. Хотя бы потому, что я одет, как слуга, а то, что я нахожусь на службе у Илкстона, делает задачу еще более трудной.
        Он поморщил лоб, выдержал паузу и произнес, словно бы осененный внезапно снизошедшей идеей:
        - Может, мне стоит переодеться в свое прежнее платье и проникнуть в Тюильри? Я почти уверен, что Бонапарт будет рад встретиться с сэром Питером Тивертоном.
        Иоланда едва сдержала испуганный возглас.
        - Как могло такое прийти тебе на ум, когда у нас всего в наличности шесть гиней на двоих? Ты подожди, по крайней мере, пока мы заработаем достаточно, чтобы купить себе одежду поприличнее, отыщем своих родственников, наймем собственное жилье и тогда предстанем перед Бонапартом в надлежащем нашему положению виде.
        - Тебе хорошо рассуждать об этом, - сказал Питер. - Ты общаешься хотя бы с мадемуазель и можешь говорить с ней на интересные для вас, женщин, темы. А я сыт по горло разговорами со слугами, и к тому же все англичане из прислуги завтра утром возвращаются на яхту, за исключением только Хоукинса.
        - А почему их отправляют из Парижа? - поинтересовалась Иоланда.
        - Потому что английская и французская прислуга враждуют между собой, - с усмешкой объяснил Питер. - Если б ты слышала, как ненавидит одно низшее сословие другое, то не строила наивных иллюзий, что войны между двумя нациями могут прекратиться. Странно, я раньше думал, что войны затевают короли, а оказывается, вражда в крови, наоборот, у людей низкого звания. Неужели об этом не догадывались просвещенные философы?
        При этом на лице Питера отразилось такое недоумение, что Иоланда не удержалась от смеха. То, что для ее брата стало открытием, ей самой было известно давно. Общаясь со слугами, она знала, как простые англичане ненавидят «лягушатников», и появление любого француза в их сельской местности вызывало всеобщее желание затеять потасовку и отделать чужестранца как следует.
        - Хорошо, что нас принимают за французов, - прервал ее размышления Питер. - Ты это правильно придумала, сестра.
        - А как ты считаешь, хозяева долго продержат нас на службе?
        - Лично обо мне он отзывается хорошо, - произнес Питер не без гордости. - Герцог сказал, что я прекрасный ездок.
        - Разумеется, это правда, но помни, если нас уволят, тебе придется не гарцевать на коне, а ходить пешком.
        - Об этом я не забываю, - сердито откликнулся он. - И вообще, не надо все время напоминать мне, что именно я являюсь причиной всех наших несчастий.
        - Я совсем не укоряю тебя, дорогой, - мягко сказала Иоланда. - Я только прошу тебя быть осторожным, сдержанным и избегать всяческих недоразумений. Я сама страшно боюсь, что мадемуазель вдруг будет недовольна мною, тем более сейчас, когда она может выбирать каких угодно опытных служанок.
        - Она что-нибудь говорила об этом?
        Иоланда отрицательно покачала головой.
        - Нет, но она отмечает любую мою ошибку и, конечно, уволит меня в любой момент, когда ей покажется, что я делаю что-то не так.
        - Да, ты права, - заявил Питер после короткого раздумья. - Мы должны воздерживаться от всяческого проявления нашей гордости, пока я не найду способ раздобыть хоть какие-то средства. Но все же я хотел бы быть самим собой, а не изображать из себя этого чертового лакея, - с досадой бросил он.
        Иоланда понимала причины его раздражения. Ведь он не мог посещать балы и интимные вечеринки, которые, как рассказывали ему его друзья, постоянно устраивались для знатных англичан, посещающих Париж.
        Конечно, Питер чувствовал себя, словно узник за решеткой, хотя только одно отделяло его от развлечений веселого Парижа - это отсутствие денег.
        Им заплатили жалованье за первую неделю их работы, но вряд ли это была достаточная сумма, чтобы Питер мог вернуться в большой свет. Свое жалованье Иоланда сразу же спрятала в надежное место, потому что знала, что каждый сантим может пригодиться им в будущем.

        Как только они появились в Париже, нескончаемый поток посетителей обивал пороги резиденции герцога. Его светлость приглашали на все приемы, где присутствовали высокопоставленные особы, включая самого Первого Консула.
        Но получилось так, что в большинстве случаев герцог Илкстон не имел возможности взять с собой мадемуазель Дюпре, и многочисленные светские обязанности мешали им проводить вечера за совместными ужинами.
        Актриса, разумеется, была вне себя от ярости и весь свой гнев обычно изливала на Иоланду.
        - Почему мною так пренебрегают? - восклицала она каждый раз, когда была вынуждена спускаться к ужину в одиночестве. - Кем была мадам Бонапарт до своего замужества с Первым Консулом, как не высокооплачиваемой проституткой? - возмущалась актриса. - Своего первого мужа она обманывала с сотней любовников.
        Мадемуазель Дюпре высказывала эти гневные мысли вслух, обращаясь в основном к самой себе, а не к Иоланде, которая по своей невинности не очень-то понимала ее.
        Но однажды накопившееся недовольство вырвалось наружу. Актриса, в очередной вечер оставшаяся в одиночестве, прямо заявила:
        - Я покажу ему, что гожусь не только для развлечений и для услаждения его взора, словно разряженная кукла. Он узнает, что у меня есть кой-какая власть и я могу ею воспользоваться.
        На мгновение мадемуазель Дюпре задумалась, и ее нахмуренное лицо моментально прояснилось.
        Тут же последовал приказ разъяренной женщины:
        - Немедленно принеси мои письменные принадлежности. Быстро! Слышишь меня? Почему ты двигаешься как черепаха?
        Иоланда поспешила выполнить распоряжение хозяйки и приготовила стопку бумаги, чернильницу и набор перьев на туалетном столике мадемуазель, хотя ее так и подмывало посоветовать актрисе воспользоваться великолепным секретером, располагавшимся в соседней комнате.
        Сочинение письма отняло у Габриэль Дюпре довольно долгое время.
        Но когда она его закончила и запечатала, то весь ее облик дышал самодовольством.
        - Пусть оно будет немедленно доставлено в министерство, и прикажи лакею ожидать там ответа.
        Иоланда взяла протянутое ей послание и, выйдя из комнаты, прочитала строки, написанные на конверте неуверенной, не привычной к письму рукой:

«Господину Жозефу Фуше лично в руки».

        Иоланда не знала, кто такой этот Жозеф Фуше, но постаралась запомнить это имя и решила попозже спросить об этом Питера.
        Непонятно почему, но у нее возникло чувство, что письмо содержит нечто важное. Слишком уж зловещим и в то же время лукавым было выражение лица Габриэль Дюпре, когда она сочиняла свое послание.
        Как ей и было приказано, Иоланда отдала конверт мажордому.
        На лице его отразилось величайшее изумление при виде имени адресата. Но он тут же поспешил скрыть свои чувства и произнес с глубочайшим почтением:
        - Передайте мадемуазель, что ее желание будет немедленно исполнено.
        Иоланда вновь поднялась наверх. Ей были ненавистны вечера, которые мадемуазель проводила без герцога, потому что это означало, что и она не сможет повидаться с Питером, а должна дежурить возле спальни хозяйки, пока та коротает в одиночестве вечерние часы. В такие моменты Габриэль Дюпре была особенно раздражительна, капризна и вызывала Иоланду через каждые несколько минут по всяким пустякам.
        Но в этот вечер, к удивлению Иоланды, ее госпожа приказала облачить себя в самый роскошный наряд, предназначенный для парадных выходов. Он все эти дни без пользы висел в шкафу, и Иоланде потребовалось время, чтобы отгладить его.
        Потом она занялась прической мадемуазель, и это была, как обычно, долгая и утомительная процедура.
        Затем последовал выбор драгоценностей, который на этот раз затянулся до бесконечности. Актриса придирчиво перебирала все, что только было в ее
«сокровищнице». Мадемуазель Дюпре дюжину раз меняла свое решение и в самый последний момент воскликнула:
        - Изумруды! Как я могла про них забыть? Сегодня я надену изумруды.
        Иоланда едва успела застегнуть на нежной шее мадемуазель изумрудное ожерелье, как в дверь постучали.
        Габриэль Дюпре вздрогнула и заметно побледнела, и Иоланда догадалась, что именно этого визитера она и ждала.
        Однако явившийся слуга не принес никакой записки, а лишь передал на словах:
        - Месье Жозеф Фуше благодарит мадемуазель за любезное приглашение и прибудет в десять часов.
        Иоланда, открывшая слуге дверь, уже собиралась повторить это своей госпоже, но обнаружила, что актриса все прекрасно слышала сама, притаившись за дверью спальни, и теперь, не в силах сдержать своего восторга, захлопала в ладоши.
        - Он придет! - воскликнула она с облегчением. - Великолепно! Немедленно предупреди шеф-повара, чтобы сюда подали ужин и пусть проявят все свое мастерство. И чтобы в десять часов стол был накрыт в моем будуаре и было подано самое лучшее вино.
        - Я передам мажордому ваши распоряжения, мадемуазель.
        Иоланда направилась к выходу, но актриса неожиданно остановила ее:
        - Погоди минутку.
        Иоланда повиновалась. Мадемуазель Дюпре поколебалась мгновение, а потом многозначительно произнесла:
        - Скажи мажордому, что если кто-нибудь из прислуги в этом доме проговорится о моем госте или даже ненароком упомянет его имя, то он будет выброшен отсюда немедленно. Это касается также и тебя. Тебе ясно?
        - Да, мадемуазель, - кивнула Иоланда. - Я все это передам мажордому.
        Она поспешила удалиться, уверившись в том, что месье Фуше - это другой обожатель очаровательной актрисы, и мадемуазель не хочет, чтобы у нее возникли какие-то проблемы с герцогом. Странно, конечно, что Габриэль вздумала обманывать такого человека, как герцог Илкстон, принимая его соперника в его же доме.
        Что бы сказала ее покойная матушка, узнав, что Иоланда вынуждена исполнять распоряжения легкомысленной, даже развратной особы, такой, как мадемуазель Дюпре?
        В своих мыслях Иоланда постоянно обращалась к матери. «Да, конечно, это очень неприятно, мама, но, по крайней мере, мы с Питером не должны были просить милостыню, чтобы добраться от Кале до Парижа, и хотя Питер ворчит, что ему надоело носить лакейскую ливрею, он все же хорошо накормлен и даже гарцует на лошади».

        Иоланде не доводилось видеться с герцогом после того, как они прибыли в столицу Франции. Но из кратких упоминаний мадемуазель о подарках, полученных от него, Иоланда могла убедиться в его щедрости и великодушии.
        В первые же часы после прибытия актриса приняла у себя целую армию портных, шляпных мастеров, заказала огромное количество новых туалетов, и не было никакого сомнения, кто будет оплачивать эти счета.
        Вчера же, например, Габриэль Дюпре доставили подарок от герцога - браслет, который, по мнению Иоланды, стоил столько, сколько понадобилось бы им с Питером на жизнь в течение целого года.

«Как может она быть так неблагодарна?» - спрашивала себя Иоланда, возвращаясь в покои мадемуазель.
        Войдя в спальню Габриэль Дюпре и не найдя там хозяйки, Иоланда заглянула сквозь приоткрытую дверь в будуар. Там тоже никого не было, и девушке стало любопытно, куда могла подеваться актриса.
        Она решила поискать ее и тут заметила, что дверь в смежные апартаменты, которые занимал герцог, не заперта.
        Безотчетно Иоланда пересекла спальню и увидела, что Габриэль Дюпре стоит в дальнем углу комнаты. Она то скрещивала руки на груди, то простирала их вперед, как будто репетировала предстоящую ей роль.
        Вид покоев герцога произвел на Иоланду ошеломляющее впечатление. Огромная кровать была задрапирована алым шелком, потолок и стены покрывала прекрасная роспись с изображением обнаженных фигур в весьма фривольных позах.
        Иоланда уже была готова как-то заявить о своем присутствии и сказать мадемуазель, что все ее распоряжения насчет ужина выполнены, но что-то остановило девушку, и она по-прежнему хранила молчание, замерев на пороге.
        Актриса вдруг принялась открывать ящики секретера, доставать оттуда бумаги. Она бегло просматривала их и возвращала обратно.
        Неужели мадемуазель Дюпре роется в личных бумагах герцога? Подобная низость не укладывалась в голове Иоланды.
        Но так, вероятно, и было, потому что актриса, обыскав два верхних ящика, принялась за третий, который был заперт на замок.
        Это ее разозлило, и она с яростью подергала ручку, которая не поддавалась ее усилиям. И тут пленительная и грациозная мадемуазель Дюпре позволила себе выругаться, как уличная торговка.
        Только в этот момент Иоланда поняла, что она унижает себя тем, что подсматривает за хозяйкой, и поспешила отойти от двери.
        После этого она громко произнесла:
        - Мадемуазель! Где вы?
        Последовала некоторая пауза, потом Габриэль Дюпре появилась в дверях.
        - Что тебе надо? - спросила она раздраженным голосом.
        - Я только хотела доложить вам, мадемуазель, что все ваши распоряжения насчет ужина будут исполнены.
        - Я в этом не сомневалась.
        - Может быть, вам понадобится что-нибудь еще?
        Актриса в раздумье наморщила красивый лобик, а потом заявила:
        - Какой-нибудь нож или ножницы.
        Тут же осознав, что она допустила оплошность, мадемуазель Дюпре поправила себя:
        - Впрочем, мне пришла в голову лучшая идея! Подай мне все ключи от наших сундуков. Всю связку целиком.
        - Хорошо, мадемуазель.
        Иоланда поспешила выполнять поручение хозяйки.
        Вернувшись, она увидела, что мадемуазель нетерпеливо постукивает носком туфельки по паркету.
        - Как ты нерасторопна, - раздраженно сказала актриса. - Но, впрочем, ладно. Давай ключи. Я не нуждаюсь в твоих услугах ближайшие три часа. Можешь быть свободна. Ты меня поняла?
        - Да, конечно, мадемуазель, - кивнула Иоланда. - Я очень вам благодарна. Могу ли я пойти поужинать с мужем?
        - Вот это самое правильное решение. Пойди и поешь, - согласилась Габриэль Дюпре. - Пока я не пошлю за тобой, не появляйся здесь. Даю тебе время до половины одиннадцатого.
        При этом она взглянула на часы, как будто каждая минута имела большое значение. Впрочем, Иоланда догадалась, что именно к этому часу в особняк должен вернуться герцог.
        До глубины души пораженная недостойным поведением актрисы, Иоланда устремилась в ту половину дома, которую занимали слуги, чтобы немедленно поделиться с Питером своими переживаниями.
        К ее облегчению, Питер был на месте, и, к счастью, в одиночестве, так что брат с сестрой могли говорить спокойно.
        - О, Питер, как я хотела увидеть тебя, - воскликнула девушка.
        - Что случилось? - По ее виду он догадался, что сестра чем-то взволнована и явилась сюда не без повода. - Ну говори! - потребовал Питер. - А то ты выкипишь, как переполненный чайник на плите.
        Некоторое время Иоланда колебалась, понимая, что, открывшись брату, нарушает обещание, данное своей госпоже, держать рот на замке. И все-таки она промолвила:
        - Может, все это и глупость, но я чувствую, что что-то ужасное происходит в особняке в отсутствие герцога. Мадемуазель очень обижена его пренебрежением к ней и собирается встретиться с каким-то другим мужчиной.
        - Что ж тут удивительного? - резонно произнес Питер. - Она хороша собой, и, пожалуй, не найдется в Париже никого из мужчин, кто бы не мечтал поужинать с ней наедине.
        - Но она предупредила, что, если кто-то проболтается о ее свидании, будет немедленно уволен.
        - Разумеется, ей не хочется так быстро расстаться с герцогом, - улыбнулся Питер, в очередной раз удивляясь неопытности сестры. - Такие богатые и щедрые поклонники не попадаются слишком часто.
        - Но почему она так неприлично ведет себя? - спросила Иоланда. - Ведь это нечестно… и даже… неспортивно… - Более подходящее слово не пришло ей на ум.
        Питер расхохотался.
        - Женщинам неведомы правила честного спорта. Они считают, что им позволены любые приемы в достижении заветной цели.
        - Да, наверное, ты прав, - вздохнула Иоланда, вспомнив о шкатулке актрисы, наполненной драгоценностями.
        Питер все же поинтересовался:
        - Кстати, кто этот любезный джентльмен, который согласился разделить сегодня ужин с нашей милой актрисой?
        - Я о нем никогда прежде не слышала, - ответила Иоланда. - Мадемуазель Дюпре отослала письмо в какое-то министерство, вроде бы некоему месье Жозефу Фуше.
        К ее изумлению, Питер вздрогнул при упоминании этого имени, будто конь, подстегнутый хлыстом.
        - Ты в этом уверена?
        - Конечно. Я сама отнесла это письмо мажордому.
        - Господи! Для чего ей понадобилось приглашать именно этого поклонника из всех прочих, - задал себе вопрос Питер, который почему-то теперь выглядел озабоченным.
        - А почему бы и нет? - спросила Иоланда. - Ей хочется насолить герцогу и возбудить в нем ревность.
        - К Жозефу Фуше нельзя ревновать.
        - Почему нельзя?
        - Потому что он не поклонник мадемуазель, как ты думаешь, сестренка. - Лицо Питера по-прежнему сохраняло серьезность.
        - Так кто же он? - спросила заинтригованная Иоланда.
        - Он самый страшный человек в Париже. Он - чудовище!
        - Чудовище?
        - Это министр тайной полиции и смертельная угроза для всех, кто вынужден скрываться вроде нас с тобой.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Мадемуазель Дюпре выглядела весьма взволнованной, когда переодевалась к ужину.
        Она и так была раздражена и придирчива на протяжении всего дня, дюжину раз меняя свое решение насчет нарядов, так что Иоланде не представилось случая покинуть ее спальню и пообщаться с Питером.
        Но после короткого дневного отдыха, когда время близилось к ужину, актриса словно бы ожила.
        Иоланда постепенно привыкла к французскому обычаю, что для знатных женщин наступало где-то после пяти часов пополудни особое время, когда они удалялись в свои будуары или спальни и их навещали особо желанные гости. Ей казалось, что в эти часы именно герцог должен делить общество с мадемуазель, но, как оказалось, именно в это время он всегда отсутствовал.
        Иоланда предположила, что между ними нет такой уж страстной привязанности, и он не расстался с ней только потому, что ему одиноко жить в столь огромном доме и он желает иметь рядом кого-то, с кем можно поговорить, когда ему скучно.
        Но актриса была настолько некультурной и малообразованной, что Иоланда не могла понять, что могло бы заинтересовать герцога в этой женщине, кроме ее яркой внешности.
        Питер возмущался тем, что его сестре приходится прислуживать такой вульгарной особе, как Габриэль Дюпре, но Иоланда уже приноровилась к грубому обращению актрисы со служанками.
        - Герцог решил проводить время со своими друзьями, - вдруг заявила актриса. - Что ж, в таком случае, я буду принимать своих друзей… - Последнее слово она многозначительно выделила.
        По тону, которым была произнесена эта фраза, Иоланде стало ясно, что актриса очень обижена тем, что ее не принимают в тех кругах, где вращается герцог.
        Наполеон своей властной рукой расширил узкие рамки так называемого светского общества, хотя представители французской знати относились к нему по-прежнему с презрением, называя его за глаза «корсиканским выскочкой».
        Но даже при той свободе и отсутствии условностей, которые ввел Наполеон в парижское общество, актрисы и другие женщины с такой же репутацией, как у Габриэль Дюпре, не имели доступа в Тюильри или на пышные ассамблеи, а также на светские приемы, благодаря которым Париж и заслужил право именоваться «столицей веселья и наслаждения».
        Однако Иоланда почему-то была уверена, что вечера, которые герцог посещал без мадемуазель, были посвящены не бездумному веселью, а гораздо более серьезным и, по всей вероятности, политическим проблемам. Конечно, не было никаких особых причин Иоланде так думать, но все же герцог казался ей очень серьезной и значительной в политических кругах личностью.
        Она не могла представить его танцующим вечера напролет на балах, о которых так мечтал Питер. Или ухаживающим за легкомысленными красотками, о чем братец Иоланды повествовал сестре с таким восторгом, описывая свои приключения в Лондоне.
        Но, может быть, она ошибалась.
        Герцог Илкстон настолько отличался от всех людей, с кем она сталкивалась прежде, что ей, конечно, нельзя было быть в чем-то уверенной насчет его характера и поведения.
        В то же время Иоланда понимала, что для женщины, по отношению к которой он проявил себя как на редкость щедрый и великодушный хозяин, унизительно и позорно шпионить за ним, читать его личные бумаги и принимать в доме своего официального благодетеля главу секретной полиции чужой ему державы.
        Иоланда осуждала поведение актрисы. Хотя Питер сказал, что он и понятия не имеет, зачем месье Фуше согласился быть гостем Габриэль Дюпре, у Иоланды сложилось впечатление, что предстоящий вечер будет насыщен событиями.
        Мадемуазель была действительно в необычно приподнятом настроении, когда отправилась на этот традиционный предвечерний отдых.

«Конечно, это не мое дело», - твердила сама себе Иоланда, но никак не могла прогнать из головы назойливые мысли. В ее памяти все время оживала картина, как актриса взламывает запертый ящик письменного стола в кабинете герцога.
        Вдруг Габриэль Дюпре заговорила на совсем постороннюю и неожиданную тему:
        - Сегодня я буду ужинать, - поделилась она со служанкой, - с владельцем театра
«Варьете». Он настойчиво уговаривает меня участвовать в его премьере в начале следующего месяца, а я собираюсь рассказать ему о том, какой грандиозный успех я имела в Лондоне, - хвастливо сказала Габриэль Дюпре.
        - Я слышала, что невозможно было достать билет на спектакль в Королевском театре, когда вы там выступали, мадемуазель.
        Иоланда надеялась, что ее льстивые слова понравятся капризной хозяйке.
        - Да, это правда, - подтвердила актриса. - Кстати, мой бенефис принес мне огромный доход.
        Тут она на мгновение задумалась, потом громко вздохнула.
        - О деньги, деньги… Они рано или поздно всегда кончаются. Их никогда не бывает слишком много.
        Иоланда ничего не ответила. Она в это время вспомнила о потрясающем собрании бриллиантов и прочих драгоценностей, хранившихся в шкатулках мадемуазель.
        - Да, деньги - это единственное, в чем я всегда нуждаюсь, - продолжила мадемуазель Дюпре как бы про себя. - Если я дам согласие выйти на сцену театра «Варьете», то за это одолжение они мне должны хорошенько заплатить.
        На ней было одето роскошное и весьма откровенно обнажающее ее прелести одеяние, украшенное драгоценностями, за которые, вероятно, можно было в средние века выкупить из плена любого европейского монарха. А запах благовоний, исходящий от ее тела, заполнял не только ее спальню, но и все соседние помещения и даже коридор.
        Иоланда прибрала в спальне, потом удалилась, с легкой печалью подумав, что, вероятно, она единственная из обитателей дворца, у кого не назначено свидание в этот вечер.
        Прошлой ночью Питер ходил на танцы на свежем воздухе вместе со своими новыми друзьями из французской прислуги, а потом с восторгом описывал сестре, какое это наслаждение веселиться от души, когда парижская ночь так тиха, ласкова и благоуханна.
        Он признался Иоланде, что танцевал до упаду и что, как он и ожидал, французские девушки гораздо симпатичнее и податливее, чем английские недотроги.
        - Я рада, что ты с пользой и с удовольствием провел время, дорогой, - сказала Иоланда.
        Ей с трудом удалось скрыть свою зависть, свое желание побывать на этом веселом сборище вместе с ним. Ей так хотелось увидеть Париж, познакомиться с его красотами и обычаями, но до сих пор Иоланде не представилось случая даже хоть на часок покинуть свою хозяйку и посетить хотя бы Лувр, о чем она давно мечтала.

«Впрочем, все еще впереди», - утешала она себя.
        Так как Питер категорически запрещал ей выходить в город одной, она рассчитывала уговорить кого-то из служанок сопровождать ее. Но как оказалось, к ее разочарованию, все служанки в доме были замужем, работали вместе со своими мужьями и, понятное дело, не имели ни малейшего желания тратить свое свободное время в компании малознакомой им горничной.
        Помимо этого Иоланда догадалась, что ее внешность и манеры чем-то настораживают прислугу, чем-то она отличается от всех прочих, и поэтому ей ничего не оставалось, как только любоваться Парижем через окна дворца.
        Конечно, она разделяла опасения Питера насчет того, что женщине появляться одной на улице в чужом городе не следует. Но все же, когда он, наскоро поужинав, опять удалился, по всей вероятности, на очередные танцульки, Иоланда почувствовала себя очень одинокой.
        Но кроме тоски и одиночества ее мучило другое.
        Братец смог убедить ее, несмотря на все попытки проявить твердость, отдать ему в руки одну гинею - одну из тех драгоценных шести, которые она берегла на самый крайний случай.
        - А куда подевалось твое жалованье? - спросила она.
        - Я должен был заплатить свою долю за вчерашние развлечения, - небрежно сказал Питер. - Не мог же я позволить себе веселиться за счет тех, кто так же беден, как я.
        - Но, Питер, мы же должны быть крайне бережливы, - огорченно воскликнула Иоланда. - Если вдруг завтра мы лишимся места, у нас останется всего несколько фунтов, матушкины украшения и больше ничего, что может отделить нас от голода и нищеты.
        - Я думаю, что удача нам улыбнется, - беспечно заявил Питер. - Как видишь, пока еще мы не тратим на себя ни гроша.
        - Да, конечно, нам очень повезло, - сказала Иоланда, - но ведь все может измениться к худшему, и мы должны быть благоразумны.
        - Я уже накушался досыта этим благоразумием, прислуживая герцогу и общаясь с его слугами. Неужели ты думаешь, что мне доставляет большое удовольствие ухаживать за чужими лошадьми, скакать возле его кареты, когда я получил возможность развлекаться в этом прекрасном городе?
        Питер выглядел настолько возбужденным, что Иоланда не захотела с ним спорить. Она отдала ему гинею и поблагодарила судьбу за то, что он довольствовался этим.
        Брат казался таким красивым, таким обаятельным в герцогской ливрее, что ни одна девушка не могла бы устоять перед ним, а тем более сестра.
        Она, конечно, знала, что он порядочный шалопай, но Питер привык к веселой жизни в Лондоне со своими друзьями, и ей было жаль, что брату приходится здесь унижаться и вымаливать деньги у своей сестры.
        Разумеется, в Париже, как и в Лондоне, ежедневно давались обеды и балы, на которых он мог бы присутствовать. Но, как безымянному слуге, путь ему туда был заказан.
        Иоланда очень надеялась, что Питер не ввяжется в какую-нибудь неприятность, не проявит безрассудства, пытаясь проникнуть на одно из светских увеселений.
        - Пожалуйста, не задерживайся допоздна, дорогой, - умоляла она брата, прощаясь с ним на пороге.
        Он только ухмыльнулся ей в ответ.
        Все же, перебежав двор, Питер оглянулся.
        - Не жди меня раньше, чем взойдет солнце! Я в Париже, Иоланда! И какой дурак будет спать ночью в этом замечательном городе, когда в нем столько соблазнов и развлечений!
        Его возбужденная интонация встревожила Иоланду. Она никогда не видела брата таким радостным с того дня, как они покинули Англию и ему пришлось облачиться в лакейский костюм.
        Может быть, какая-нибудь любовная тайна поселилась в его сердце?
        Оставшись в одиночестве, она вдруг растерялась, не зная, чем заняться.
        Все французские служанки спустились вниз, в подвальный этаж. Только швейцар прохаживался возле подъезда и откровенно зевал, борясь со сном.
        Иоланде показалось, что наступило подходящее время отдаться любимому занятию, а именно чтению. С тех пор как она покинула родной дом, ей не удавалось даже прикоснуться к книге.
        Девушка не сомневалась, что в таком огромном особняке, как особняк, предоставленный в распоряжение герцога, должна быть богатая библиотека, и она вознамерилась ее отыскать.
        Ей пришлось пройти анфилады комнат прежде, чем она достигла цели.
        Библиотека размещалась в огромном зале, где одна стена была сплошь стеклянной и выходила в сад. А противоположная стена выглядела как настоящая сокровищница. От пола до потолка там стояли шкафы, заполненные сочинениями авторов, которых она не мечтала когда-либо прочесть. Это напоминало волшебный сон!
        Взгляд Иоланды жадно скользил по корешкам томов. Тут были и книги, известные ей только понаслышке, и те, которые она когда-то читала. Она с вожделением и осторожностью вынимала том за томом и аккуратно возвращала их на место. То, как выглядели эти книги и как они были переплетены в дорогую кожу, говорило о том, что их хозяин очень дорожил своей библиотекой.
        Она с горечью подумала, что, может быть, ему отсекли голову на гильотине, как и многим другим французским аристократам.
        А может быть, он прячется где-то в неизвестности, обреченный на нищету, и наблюдает, как новые властители Франции празднуют свои победы. Узурпатор Наполеон сделал свою страну самой могущественной державой на континенте, теперь наслаждается своими успехами и топчет сапогом всю Европу.
        Внезапно ей захотелось увидеть Париж тем, каким он был в годы перед революцией. Конечно, не тот Париж, населенный десятками тысяч голодных нищих, а столицу мира, пышный двор Марии-Антуанетты, созданные по ее велению сады и парки, блестящие спектакли, разыгрываемые в придворном театре, роскошные балы, маскарады, празднества и фейерверки…

«Как это должно было быть красиво», - подумала Иоланда.
        Ей не приходилось встречаться с Бонапартом, но она была твердо уверена, что он никогда, при всех своих победах и амбициях, не создаст такой великолепный двор, какой был во Франции в прошлом.
        Страшная мысль пронзила ее мозг. Ведь режим Бонапарта создан на костях павших воинов, и никакие красивые мундиры не смогут прикрыть это зловещее зрелище.
        Иоланда постаралась отогнать неприятные мысли и вновь вернулась к своему прежнему занятию - открывать шкафы и исследовать книги на полках.
        Пробежав глазами тома Вольтера, Иоланда с вожделением уставилась на экземпляр поэмы Тассо «Освобожденный Иерусалим». Едва она открыла книгу, как первые строки буквально заворожили ее.
        Очарованная рифмами средневекового поэта, она отступила к подоконнику, откуда лучи заходящего солнца падали золотым пятном на страницы книги.
        Ничто не могло отвлечь ее от пленительного мира, в который она погрузилась, читая строки Торквато Тассо, даже звук шагов приближающегося к ней герцога.
        Он не произнес ни слова, но взгляд его заставил ее встрепенуться.
        - Извините, монсеньор… Я знаю, что не должна быть здесь… Но я зашла, чтобы взять себе книгу…
        - И что же вы выбрали? - поинтересовался герцог.
        Тут только Иоланда огляделась и заметила, что оставила дверцы шкафов открытыми и часть книг, в том числе и тома Вольтера, снятыми с полок.
        - Я… долго выбирала… - извиняющимся тоном произнесла Иоланда.
        Герцог приблизился к ней.
        - Разрешите взглянуть, что вы читаете?
        Она с робостью протянула ему томик Торквато Тассо. Герцог откровенно удивился ее выбору.
        - И вам нравится подобная литература?
        - Да, монсеньор.
        - А вы раньше когда-нибудь читали Тассо?
        - Нет, у меня не было такой счастливой возможности.
        - Но, может быть, слышали об этом поэте?
        - Конечно, монсеньор.
        - Почему «конечно»? Большинство женщин, да и множество мужчин не интересуются серьезной поэзией.
        Иоланда почему-то подумала, что он имеет в виду женщин, подобных Габриэль Дюпре. Но, конечно, она эту свою мысль оставила при себе.
        Герцог повертел в руках томик, взятый у Иоланды, а затем спросил:
        - А почему вы здесь одна? Чем занимается ваш супруг?
        - Ему захотелось увидеть ночной Париж, монсеньор.
        Ироническая усмешка на губах герцога явно показала, о чем он подумал, когда Иоланда сообщила, какой Париж хочет увидеть Питер.
        - А вы что же, совсем не любопытны? - поинтересовался герцог.
        Обманывать его было бесполезно. Она ответила прямо:
        - Конечно, я любопытна. И, конечно, я хочу увидеть Париж, но у меня нет такой возможности.
        - Почему же?
        - Потому что я целый день занята по дому, монсеньор. К тому же муж запретил мне выходить из дому одной.
        - Он прав. Но почему вы не совершаете совместные прогулки?
        Иоланде почудилось, что герцога привело в недоумение столь небрежное отношение своего слуги к супруге. Но тут же он развеял ее опасения.
        - Да, разумеется, ваш супруг совершенно прав. В Париже есть столько мест, которые могут повергнуть вас в шок, и вам не следует бывать там.
        - Я с вами согласна, монсеньор, поэтому мне лучше оставаться дома. Вот я и решила провести вечер за чтением книг. Если только вы позволите воспользоваться библиотекой.
        Она не могла удержаться от умоляющей интонации, и герцог это заметил.
        - Насколько в моей власти, все, что вы здесь видите, вы можете прочитать. Впрочем, вряд ли на это хватит нашей с вами жизни.
        Он с вежливой улыбкой вернул ей книгу.
        - Благодарю, монсеньор, вы так добры. Здесь, в библиотеке, такое богатство, о каком я и не могла мечтать.
        - Но если вы будете осваивать его прилежно, - с легкой иронией заметил герцог, - то вам не останется времени, чтобы увидеть Париж.
        Иоланда невольно обернулась к окну. За ним виднелся Париж, озаренный прекрасным закатным солнцем.
        - У меня есть к вам предложение, - сказал герцог.
        Иоланда, испытывая недоумение, вновь вернулась взглядом к герцогу. Его лицо излучало сияние, она почувствовала себя такой маленькой и незначительной по сравнению с ним.
        - Я сегодня вернулся домой раньше, чем намеревался, - сказал он, - и у меня появилось свободное время. Если вы согласитесь прокатиться со мной в открытом экипаже, то сможете лицезреть вечерний Париж.
        Глаза Иоланды расширились, казалось, до невероятных размеров.
        - Мы можем прокатиться вдоль берегов Сены, - продолжал герцог, - вы увидите Лувр и Нотр-Дам. Это излюбленные места тех, кто посещает Париж впервые.
        Иоланда никак не рассчитывала услышать подобные слова. Трезвый голос разума просил ее удержаться от легкомысленного согласия, но слишком уж заманчивым было предложение герцога. Что большее она могла бы желать?
        И все же она колебалась.
        - Простите, монсеньор, но я… вынуждена отклонить ваше любезное приглашение…
        - Вздор! Ваш муж где-то развлекается, а вы сидите дома и читаете романтические поэмы, - резко бросил герцог. - Почему бы вам не развеять тоску? К тому же он ничего не узнает, мадам.
        Иоланде подумалось, что она никогда не сможет скрыть от брата что-либо.
        Тут же Иоланде пришло в голову, что если бы действительно Питер был ее мужем, а не братом, то ей было бы нелегко объяснить ему ту ситуацию, в которую она попала.
        - Давайте сделаем так, что я самостоятельно решу все вопросы за вас, - предложил герцог. - Так как я ваш наниматель, я вам приказываю сопровождать меня в этой прогулке.
        - Значит, вы… освобождаете меня от угрызений совести?
        Говоря это, Иоланда не могла не удержаться от улыбки.
        - Разумеется, я всю вину беру на себя, - сказал герцог. - Захватите с собой шаль или что-нибудь еще, чтобы накинуть на плечи, а я тем временем велю заложить экипаж.
        Взгляд, который она кинула на него, был красноречивее всех слов, но в то же время Иоланда сама затруднилась бы сказать, что именно она хотела сказать этим взглядом.
        Она стремительно покинула библиотеку и помчалась в свою спальню.
        Только оказавшись в тиши своей комнаты и переведя дыхание, она поняла, что томик
«Освобожденного Иерусалима» все еще зажат в ее руке. Бережно опустив драгоценную книгу на кровать, она присела к зеркалу, чтобы привести в порядок прическу.
        По вечерам, к уже ставшим обычным ужинам с Питером, она переодевалась в свое белое муслиновое платье. Когда же мадемуазель Дюпре не настаивала, чтобы ее горничная носила темную одежду, Иоланда тут же надевала голубое батистовое платье, которое она когда-то сшила сама и которое так шло к цвету ее глаз.
        И вот теперь девушка растерялась - что ей надеть на этот первый выход в вечерний город, да еще в сопровождении такого блестящего спутника.
        Она выбрала муслиновое платье, но добавила к нему голубой поясок. Ей показалось, что в этом наряде она выглядит лучше всего, и в то же время герцог не сочтет его слишком скромным.
        Переодеваясь, Иоланда терзала себя сомнениями, зная, что Питер не одобрит ее совместного времяпрепровождения с их нанимателем.
        Но как она могла отказать ему? Ведь его светлость был так настойчив, и вполне возможно, что, если она посмеет возразить ему, он просто откажет ей от столь необходимого места.
        Впрочем, размышлять об этом было некогда - надо было решать: «да» или «нет».
«Конечно да!» - подумала она.
        В последний момент прихватив из шкафа теплую шаль, Иоланда застучала каблучками туфель, сбегая по ступеням лестницы.
        Только когда она увидела его светлость у дверей холла, в накинутом на широкие плечи роскошном шелковом вечернем плаще, девушка поняла, что ей не пристало вести себя как робкой служанке, а все же стоит помнить, что она урожденная Иоланда Тивертон, вполне достойная быть в обществе благородного джентльмена. Конечно, она не была представлена ему по всем правилам, но к этой сложной ситуации ее привели необычайные обстоятельства.

«Кто узнает об этой прогулке и кому какое дело, как я провожу время?» - задалась она вопросом, стараясь ободрить себя.
        Ведь они с Питером были изгнанниками, Англия стала для них чужой, а высшее общество, к которому они принадлежали, их отвергло.
        Теперь она уже могла себя чувствовать свободной от всех условностей. Вряд ли Иоланде предстоит стать дебютанткой на очередном лондонском сезоне в Букингемском дворце. Ее репутация, так или иначе, была уже испорчена.
        Пустые надежды были отброшены, Иоланда решила воспользоваться хоть малейшим проблеском радости, который давала ей жизнь.
        Герцог встретил ее взглядом, который невозможно было понять - смеется ли он над ее торопливостью или, наоборот, восхищается взволнованностью и грацией спешащей по лестнице девушки. Может быть, он был разочарован ее нарядом, а может быть, он любовался ею в этом одеянии. Трудно было прочесть что-либо на его каменном лице.
        Парадная дверь была уже распахнута, и Иоланда увидела, что их ждет внизу экипаж, запряженный двумя лошадьми. Едва она сделала шаг к карете, как невидимым слугой подножка была спущена, и девушка буквально взлетела внутрь экипажа. Герцог уселся рядом с нею, лакей накинул им на колени пушистый полог и тут же занял место рядом с возницей.
        Карета тронулась, и, как Иоланда и ожидала, она буквально через несколько мгновений очутилась в волшебном мире.
        Обещание герцога сбылось. Они проехали по берегам Сены, и в бледном свете осыпавших небо звезд река казалась необычайно красивой. Она мягко струилась меж берегов под бесчисленными мостами, а с другого берега реки ласково светились огоньки в окнах старинных и кажущихся сказочными зданий.
        Гладкая вода Сены отражала и звезды, и эти огни.
        - Так я себе это и представляла! - не удержалась от восторженного восклицания девушка.
        Герцог испытующе посмотрел на нее.
        - Я рад, что вы не разочарованы.
        - Как я могла быть разочарована? - искренне призналась Иоланда. - Я и надеялась, что все будет так прекрасно.
        Герцог откинулся во мрак кареты, скрыв легкую усмешку.
        Их путешествие вдоль берегов Сены продолжалось, и каждое мгновение дарило Иоланде все новые и новые впечатления. Прекрасный город буквально очаровал ее.
        Вдруг голос герцога вернул ее к действительности.
        - Мне пришло в голову, что нам следует где-нибудь остановиться и слегка перекусить.
        Эти прозаические слова возвратили девушку к реальности из волшебного Парижа, города легенд, удивительных рассказов, почерпнутых из исторических книг, из Парижа королей и королев.
        - Перекусить? - Она повторила это слово так, как будто никогда в жизни не употребляла никакую пищу.
        - Я бы не прочь выпить к тому же бокал шампанского, - объяснил ей герцог, - и, кстати, поговорить с вами о том, какие еще удовольствия может вам предоставить Париж.
        - Простите меня, монсеньор, но я, вероятно, слишком отвлеклась, - извинилась Иоланда, чувствуя, что она произнесла что-то невпопад. - Все, что я только что увидела, меня так взволновало. Мне показалось, что я мысленно унеслась куда-то в далекое прошлое. Как будто вся история Франции промелькнула у меня перед глазами.
        - К сожалению, мои глаза видят только настоящее, - усмехнулся герцог. - И это зрелище доставляет мне удовольствие.
        Ей подумалось, что он таким образом высказал ей комплимент, но она не совсем была в этом уверена. Все его поступки и все его выражения нельзя было оценивать однозначно. Этот человек был для нее сплошной загадкой.
        Герцог произнес короткое приказание, и экипаж свернул с широкого бульвара в боковую улочку. Этот Париж был не менее привлекателен, чем его знаменитый центр, хорошо известный туристам.
        На маленькой улочке, укрытой под сенью могучих каштанов, лошади замедлили шаг, карета остановилась прямо возле нескольких столиков, расположенных на тротуаре. Немногочисленные посетители этого заведения распивали при свечах алое вино, но герцог провел Иоланду в уютный подвальчик.
        Когда она что-то читала в книгах о ресторанах, то представляла себе большой зал, ярко освещенный и наполненный шумной, нарядно одетой публикой.
        Но они оказались в полной тишине, в помещении с низким потолком, разделенном перегородками на отдельные кабины, где вдоль стен располагались мягкие диваны, так и зовущие присесть на них.
        Куда ни бросишь взгляд, везде были небольшие, оправленные в бронзу зеркала, а обои были расписаны цветами и изображениями блюд с фруктами и прочими дарами земли.
        Здесь было так уютно, что, когда Иоланда устроилась на диване рядом с герцогом, она не могла скрыть своего восхищения.
        - Что бы вы хотели съесть? - спросил он. - Или я закажу что-нибудь из фирменных блюд этого заведения?
        - Пожалуйста, сделайте заказ по своему вкусу.
        Герцог некоторое время посовещался с хозяином заведения, который был явно рад, что его гостем оказался такой почтенный и явно разбирающийся в тонкостях гастрономии господин.
        Когда осчастливленный ресторанщик удалился на кухню и его заменил официант, разливший по бокалам золотистое охлажденное вино, герцог произнес:
        - Может быть, я и ошибаюсь, но у меня возникло такое чувство, что вы впервые посещаете ресторан.
        - Вы не ошиблись, монсеньор, - ответила Иоланда.
        Ей, конечно, хотелось добавить, что в Англии девушка или даже леди ее положения не посмеет посетить подобное заведение, но тут она вспомнила, что она играет роль служанки, а у прислуги, по всей вероятности, другие правила поведения. Ведь о нравах прислуги она имела смутное представление.
        Герцог, потихоньку потягивая вино, разглядывал Иоланду.
        - Теперь вы должны рассказать мне о себе.
        Девушка отрицательно покачала головой.
        - Мне нечего вам рассказать. Все, что касается меня, совсем не интересно. Зато у меня очень много вопросов к вам, монсеньор, но только я не решаюсь их задать.
        - Почему же?
        - Потому что я боюсь показаться вам… назойливой.
        - Ни в коем случае. Обещаю вам, что я не рассержусь. И мне, в свою очередь, любопытно кое-что узнать о вас.
        - Почему, монсеньор?
        - Потому что я далеко не глуп, - насмешливо сказал он. - Я уже давно догадался, что вы не та, кем хотите казаться.
        Иоланда замерла в испуге. Ей долго пришлось искать подходящие слова для ответа.
        - Но… если вы, как сказали, простите мне… мою смелость… Монсеньор, могу ли я сделать одно… предложение?
        - Конечно, - откликнулся герцог. - Сначала я выслушиваю ваши предложения, потом вы мои.
        - Это не предложение… это объяснение того, почему я согласилась на поездку с вами… Для меня такое большое искушение увидеть Париж… Я не могла отказаться от вашего предложения…
        Губы герцога скривились в иронической усмешке.
        - Многие женщины говорили мне то же самое, правда, слово Париж они заменяли в этом признании на мое имя. Но мое общество, как видно, вас не привлекает, - заметил он.
        - Что вы, монсеньор! Я просто вас совсем не знаю…
        - Да, конечно, вы меня совсем не знаете, - произнес он вдруг совсем серьезно.
        Глаза его вдруг так потемнели, что в них даже погасли отражения от свечей.
        - Впрочем, прошу вас, продолжайте.
        - Я хотела кое-что предложить вам, монсеньор… если вы, конечно, не возражаете, - несмело начала Иоланда. - На какое-то время - пока мы здесь - сделайте одолжение… Забудем, что я - горничная, а вы - мой хозяин, и давайте притворимся, что мы обычные люди и просто ужинаем и проводим вечер в самом замечательном городе в мире.
        Иоланде с трудом далась эта речь, она даже не думала, что осмелится высказать подобные слова, и не надеялась, что высокомерный мрачный герцог кивнет ей в знак согласия.
        Дело в том, что девушке не хотелось бы лукавить, надевать на себя какую-нибудь маску и избегать неудобных вопросов. Тем более ей было неприятно все время быть настороже. Она хотела просто наслаждаться видом Парижа, съесть ужин, который, ей представлялось, будет отменным, и наслаждаться обществом столь обаятельного и интересного человека, который сидел с ней рядом.
        Быть с ним наедине уже само по себе означало для нее невероятное событие.
        После слишком затянувшейся паузы герцог сказал:
        - Я принимаю ваше предложение и согласен забыть о разнице нашего положения. Давайте проведем вечер как обыкновенные люди. И первым шагом будет то, что вы назовете мне свое имя. Нет-нет, не фамилию Латур, а ваше имя.
        Она не сразу решилась ответить.
        - Мое имя… Иоланда.
        - Оно вам весьма подходит, - сказал он. - Что ж, Иоланда, вы предложили правила игры, я их принимаю. О чем бы вы хотели побеседовать?
        - Я бы очень хотела прежде всего узнать о политической ситуации во Франции. Я уверена, что вы в курсе всех дел.
        Несомненно, что такое ее заявление весьма удивило герцога.
        - Подобный вопрос неожиданно услышать из женских уст, - признался он, с любопытством глядя на собеседницу.
        - Но я думаю, что вы же согласились… что я не совсем та, кем являюсь обычно, хотя бы на этот вечер. Я действительно интересуюсь и политической жизнью Франции, и тем, как Консул относится к Англии.
        - Хорошо, я буду с вами совершенно откровенен, - произнес герцог. - В настоящий момент пропасть, разделяющая наши страны, все углубляется.
        - Но почему?
        Прежде чем ответить, герцог помедлил, видимо, стараясь подобрать нужные слова.
        - У меня такое чувство, хотя хотелось бы надеяться, что оно ошибочное, что мир держится на волоске.
        - О нет! - воскликнула Иоланда. - Мы же не начнем заново воевать? И как может Бонапарт хотеть войны, которая, несомненно, разрушит все то, что он пытается восстановить.
        Говоря это, Иоланда ощутила ужас при мысли о начале войны. Они с Питером тут же станут ее жертвами, ведь им придется покинуть Францию. А куда они могут направиться? Им придется прятаться и от французов, и даже, что еще страшнее, от своих соплеменников.
        А может случиться и так, что, раз они изображают из себя французов, Питера заберут в наполеоновскую армию, и тогда придется сражаться против своего народа…
        Тревога так явно читалась на ее лице, что герцог обеспокоенно спросил:
        - Неужели само предположение, что ваша страна будет воевать с моей, так напугало вас?
        - Разумеется, как же может быть иначе, - ответила Иоланда. - Но ведь вы, монсеньор, из тех людей, что могут сохранить мир.
        - Вы наделяете меня в своем воображении властью, которой я вовсе не обладаю, - пожал плечами герцог. - Я здесь только в качестве туриста, путешествующего для собственного развлечения.
        Иоланда сомневалась в правдивости его слов, но она не осмелилась подвергнуть их сомнению.
        - Я знаю, что в Англии вы пользуетесь очень большим влиянием. Я не могу поверить, что англичане не прислушаются к вашему мнению, если даже французы откажутся это сделать.
        - Мне, как и большинству англичан, предпочтительнее было бы, чтобы в Европе сохранялось устойчивое равновесие.
        - Конечно, - сказала Иоланда, - но для того, чтобы достичь этого, есть только один выход - вы должны каким-то способом образумить Бонапарта.
        Она произнесла это, явно не подумав, с кем говорит и где она находится. Голос ее прозвучал чересчур громко, и герцог быстро огляделся по сторонам, не услышала ли речь девушки пара, сидящая за соседним столиком.
        Неподалеку от них ужинал среднего возраста мужчина с молодой, очень красивой и самоуверенной спутницей.
        Но к счастью, они были всецело поглощены своим разговором и не обратили внимание на высказывание Иоланды.
        Герцог нарочито понизил голос.
        - Как бы ни была интересна эта тема, я бы все-таки предложил побеседовать о других, более приятных вещах. Не хотелось бы столь серьезным разговором испортить впечатление о первом вечере, проведенном вами в Париже.
        - Да-да, разумеется, - быстро согласилась Иоланда. - Я очень извиняюсь за то, что была так несдержанна.
        - Теперь моя очередь выбрать предмет разговора, - сказал герцог. - Я бы хотел кое-что узнать о вашей семье и о вашем происхождении.
        - Почему это вас интересует?
        - Потому что у меня создалось впечатление, что, несмотря на ваш прекрасный французский язык и темный цвет волос, вы не выглядите настоящей француженкой. Что-то в вас есть такое неуловимое и неосязаемое…
        - А может быть, вы сделаете ошибку, монсеньор, если будете слишком настойчиво докапываться до истины. Мне всегда говорили, что тайна, скрытая в женщине, особо привлекает к ней мужчин.
        - О, вы впервые заговорили как настоящая женщина.
        - Почему впервые?
        - Потому что до этого момента вы не делали никаких попыток привлечь внимание мужчины, что явно не в характере француженки.
        Иоланда рассмеялась.
        - Надеюсь, монсеньор, вы не станете обвинять меня в том, будто я кокетничаю и стараюсь понравиться вам.
        Сказав это, она тут же подумала, что такие слова и есть в некотором роде кокетство. Неужели она и вправду пытается флиртовать с ним?
        Но как ей вести себя с ним? Как не наделать ошибок, находясь в обществе мужчины, подобного герцогу.
        В прошлом Иоланда имела возможность разговаривать лишь с друзьями отца, когда была еще совсем молоденькой, позже - с приятелями Питера, которые были не старше ее брата. Герцог же был зрелый мужчина, явно с большим жизненным опытом. Сама его личность как-то довлела над Иоландой.
        Хотя Иоланда немного побаивалась герцога, но от него исходило обаяние, которому она не в силах была противиться. Иоланда желала бы поспорить с ним, что-то ему доказать, дать ему понять, что, несмотря на ее положение служанки, она обладает умом и образованием и вполне способна быть ему достойной собеседницей.
        Ей хотелось, чтобы он признал это.
        Может быть, семья Тивертонов и не пользовалась такой известностью и влиянием, как герцог Илкстон, но это была старинная и уважаемая семья.
        Тивертоны обладали дворянским титулом в течение многих веков, и отец Иоланды не склонял голову ни перед кем, разве только что перед королем Англии. И хотя многие благородные аристократы Франции были гильотинированы или превращены в нищих из-за революции, но мать Иоланды гордилась своими предками.
        Еще маленькой девочкой Иоланда усвоила, что должна идти по жизненному пути с высоко поднятой головой, что достоинство человека зависит не от богатства или положения в обществе, а от благородной крови, текущей в его жилах.
        - Предполагаю, что вы сами осознаете, как красивы, - совершенно неожиданно заявил герцог.
        Иоланда подняла на него взгляд, в котором читалось неподдельное изумление. В первый момент девушке показалось, что он шутит или, что еще хуже, издевается над ней.
        Даже отправившись на столь волнующую прогулку наедине с герцогом, она все равно не могла и подумать о том, что он сможет взглянуть на нее как на привлекательную женщину, когда рядом с ним постоянно находится такая особа, как Габриэль Дюпре.
        Ведь в ослепительном сиянии этой актрисы все остальные женщины должны просто блекнуть. Иоланда считала, что ее лицо напоминает карандашный набросок, когда внешность мадемуазель Дюпре достойна масляной краски и могучей кисти великого художника.
        Словно прочитав ее мысли, герцог сказал:
        - Конечно, ваша красота очень своеобразна и необычна. Не могу припомнить, чтобы мне доводилось видеть когда-либо такие удивительные волосы, в которых, кажется, время от времени вспыхивают голубые искры, или глаза цвета вечернего неба перед появлением первой звезды.
        Иоланда чуть не задохнулась.
        - Конечно, все это очень лестно, монсеньор, но вы сильно смущаете меня. Мне никто не говорил раньше подобные вещи.
        - Никто? - с недоверием спросил герцог.
        - Конечно, никто. Англичане не восхищаются так открыто женщинами, они приберегают комплименты для своих лошадей.
        Она высказала это замечание несколько небрежным тоном, чтобы скрыть странное ощущение, которое пробудил в ней искренний и очень лестный комплимент герцога.
        Он рассмеялся ее словам и произнес:
        - Мне кажется, Иоланда, что ваше посещение Парижа будет удачным для вас. Уверяю, что французы не только восторгаются на словах женской красотой, но и умеют по-настоящему ценить ее.
        - Но ведь вы не француз, монсеньор, - возразила Иоланда.
        - Но я и не совсем типичный англичанин.
        - Если это правда, я решусь спросить - все же почему у вас такой мрачный, иронический вид, как будто все вокруг докучает вам и вы испытываете скуку.
        - Потому что, как вы абсолютно правильно заметили, образ жизни, который я веду, мне докучает. Я испытал слишком много разочарований, чтобы питать какие-то иллюзии и верить в чудо.
        - Это происходит потому, что вы очень богаты, и все, что вы хотите, вам достается слишком легко, - решительно заявила Иоланда. - Когда человек попадает в беду, все вокруг него рушится, у него нет денег и ему грозит опасность, это, конечно, очень плохо. Но в то же время он тогда начинает ценить самые простые радости в жизни и обретает мужество сражаться за то, что он желает.
        Она произнесла эти слова от всей души, не заботясь о том, как воспримет эти поучения герцог.
        Он же подхватил ее последние слова:
        - А что желаете получить от жизни вы?
        Иоланда испугалась, что он ждет от нее признания о самых примитивных желаниях, например, о том, чтобы иметь такие же драгоценности, какие он дарит Габриэль Дюпре. Внезапно она осознала, что он подсмеивается над ней, и решила ничего не отвечать.
        - Я жду ответа на свой вопрос.
        - Я думаю, что этот предмет чересчур серьезен, - запинаясь, произнесла Иоланда. - А мы договорились не портить сегодняшний вечер…
        - Я уже говорил вам о том, что все предметы, о которых мы говорим, мне весьма интересны, и я, как ни странно, почерпнул многое из нашей короткой и сбивчивой беседы. Но раз уж коснулись этого предмета, скажите мне о ваших сокровенных желаниях.
        - В данный момент мое главное и единственное, пожалуй, желание - обрести какую-то устойчивость в жизни и быть в безопасности.
        - Что вы подразумеваете под этим? - удивленно взглянул на нее герцог. - Я не совсем вас понимаю…
        Иоланда твердо знала, что на этот вопрос она отвечать не должна. Как она могла поведать ему о том, что мечтает вернуться домой, в Англию, получить достаточно денег, чтобы как-то прожить в своем старом поместье, и чтобы Питеру не грозил арест за роковой выстрел на дуэли.
        Все эти мысли каким-то образом отразились в ее глазах, и поэтому герцог попросил мягко, но настойчиво:
        - Скажите мне правду, прошу вас, и доверьтесь мне.
        - Я бы очень этого хотела… но это… невозможно…
        Иоланда ожидала, что он будет настаивать и убеждать ее, но, к счастью, в этот момент на столе появились заказанные блюда.
        Вид кушаний был великолепен, аромат, исходивший от них, соблазнительно щекотал ноздри. Иоланда сразу же ощутила, как сильно она голодна.
        Во время еды было проще перевести разговор на более безопасные для нее темы. Она попросила герцога рассказать о европейских странах, которые он посетил.
        Он действительно много путешествовал и красочно описывал ей Венецию, Рим, Вену, а также другие города, где он побывал.
        - В Вене женщины восхитительны! - увлекшись воспоминаниями, воодушевленно произнес герцог. - Их рыжие волосы буквально зажигают пожар в сердцах таких путешествующих иностранцев, как я.
        - И поэтому вам так нравится мадемуазель Дюпре? - непроизвольно вырвалось у Иоланды.
        - А что вы думаете о мадемуазель? - неожиданно ответил герцог вопросом на ее вопрос.
        На какой-то момент Иоланда почувствовала желание рассказать ему о том, что она застала сегодня актрису за рассматриванием его личных бумаг и что та пригласила министра тайной полиции на ужин.
        Но она тут же одернула себя, понимая, что было бы не совсем удобно делиться с герцогом подобной информацией.
        Если он по-настоящему увлечен мадемуазель Дюпре, а у Иоланды не было причин сомневаться в этом, то ему, конечно, было бы неприятно услышать о том, что происходит в его доме, из уст прислуги. К тому же Иоланда случайно стала сегодня свидетельницей неблаговидного поведения мадемуазель Дюпре, а герцог мог бы прийти к заключению, что она постоянно подсматривает и подслушивает.
        Но все-таки герцог явно ждал, что она ему ответит, раздумье Иоланды затянулось, и она была вынуждена сказать первое, что ей пришло в голову:
        - Я уверена… что мадемуазель… замечательная актриса…
        Герцог расхохотался.
        - А вы, в свою очередь, прекрасно разбираетесь в характерах людей. Я полностью согласен с вами. Она играет свою роль очень хорошо.
        - Но мадемуазель Дюпре к тому же еще так красива, - поспешила заверить его Иоланда. - Правда, есть одна вещь, которую я не совсем понимаю…
        - Что такое? - поинтересовался герцог.
        - Может быть, я поступаю глупо, говоря вам об этом, - Иоланда сделала вид, будто ищет разрешения мучившей ее загадки. - Но вы… такой мудрый и ученый человек, и как… почему вы выбрали себе в спутницы женщину… которая так ограниченна… которая необразованна и не очень подходит вам для компании?
        Говоря это, она вспомнила изречение своего отца.

«Больше всего я презираю в жизни женщин, у которых отсутствуют мозги. Женщины, которые могут только хихикать, ахать и помахивать длинными ресницами, не должны допускаться в приличное общество. Они не украшают собой компанию, а лишь наводят тоску. Я лично не выношу их присутствия рядом с собой».
        На смелое заявление Иоланды герцог ничего не ответил, но на лице его появилось странное выражение. Девушке подумалось, что она попала впросак, и ей не стоило бы быть с ним столь откровенной.
        - Простите меня, пожалуйста, - поспешила сказать она. - Я забыла на какой-то момент, с кем я говорю.
        - А я совсем не удивлен, что вы мне задали такой вопрос. Только думаю, что я не тот человек, который мог бы ответить на него.
        Она посмотрела на него с недоверием, и тогда герцог добавил:
        - Я уверен, что вашему супругу будет гораздо удобнее ответить вам на заданные вами вопросы.
        Иоланда не сразу поняла, о каком супруге идет речь, но потом вспомнила, что герцог считает ее женой Питера. От смущения она сильно покраснела.
        - Конечно, я могу спросить об этом у него, монсеньор, вы правы… Как глупо получилось с моей стороны…
        Но все-таки она не совсем понимала, что имел в виду герцог. Почему Питер должен был бы знать, что интересует герцога в актрисе?
        Предложение спросить о Габриэль у Питера показалось ей совершенно абсурдным.
        Герцог угадал по выражению ее лица, насколько она растерянна, и спросил:
        - А вы ведете со своим мужем такие вот беседы, как, например, со мной?
        - Пьера не очень занимают серьезные вещи, - ответила Иоланда.
        - А какие же вещи его занимают, кроме любви к своей милой супруге?
        - Лошади, особенно скаковые, рулетка, карты, если он имеет средства для игры, танцы… ну и все прочее, от чего получают удовольствие молодые люди.
        - Почему вы вышли за него замуж?
        - Я думала, что мы… Мы ведь договорились, монсеньор, что в этот вечер не будем задавать друг другу неудобных вопросов.
        - Но вы уже задали мне один весьма неудобный вопрос, и будет только честно, если я поступлю точно так же.
        - О, пожалуйста, это только все испортит. Мне так понравилась беседа с вами… Мне никогда не приходилось находиться рядом с человеком… который производит такое впечатление на меня.
        - Значит, я произвожу на вас впечатление.
        Это был не вопрос, а утверждение. Герцог произнес его очень тихо.
        К тому времени тарелки уже опустели и были убраны со стола. Перед Иоландой поставили чашку кофе, а герцог вертел в пальцах бокал золотистого бренди.
        Иоланда поняла, что их беседа зашла слишком далеко. Тревожный сигнал опасности вспыхнул в ее мозгу.
        Она обвела взглядом комнату, избегая его пристального взгляда, но герцог, выдержав продолжительную паузу, спросил настойчиво:
        - Какое же впечатление я произвожу на вас?
        - Пожалуйста… не надо, - окончательно смутилась Иоланда. - Вы нарушаете правила игры.
        - Правила игры?
        Она кивнула.
        - Может быть, вы мне объясните, какие правила имеете в виду.
        - Вы не должны задавать мне вопросов таких, как этот… Потому что они смущают меня…
        - Что же такого я сказал?
        - Прежде всего меня смутили ваши комплименты. Таких прекрасных слов мне не говорил никто и никогда… Может быть, вы нарочно желаете смутить меня?
        - Неужели я на это способен?
        - Не знаю, но я чувствую, что между нами не должно происходить подобного разговора. Мы нарушаем какие-то правила, условности…
        - Для француженки вы ведете себя слишком по-английски, - отметил герцог с усмешкой.
        - Но ведь я… долго жила в Англии.
        - Да, конечно. Вероятно, поэтому вы смущаетесь там, где француженка бы чувствовала себя на седьмом небе от счастья.
        - Может быть, это действительно так, но лучше, если б мы разговаривали на какие-нибудь нейтральные темы.
        - Такой разговор был бы смертельно скучным нам обоим. А кроме того, я хочу вам сказать, что вы не только привлекли, но еще и заинтриговали меня. И хотя я не отличаюсь любопытством, но в данный момент это чувство полностью овладело мной. Мне очень любопытно знать, какая вы на самом деле.
        Иоланду все больше и больше пугали слова герцога.
        Она обеспокоенно воскликнула:
        - Сколько сейчас времени, монсеньор? Наверное, уже очень поздно и я должна вернуться, чтобы ухаживать за мадемуазель. Если меня не будет на месте, она страшно рассердится.
        - И вы боитесь, что она вас уволит?
        - Конечно, боюсь.
        - Я ей не позволю сделать этого, не беспокойтесь.
        - Но тогда возникнет очень неудобная ситуация, согласитесь. И мне все равно придется уйти со службы.
        - Обещаю, что этого не произойдет.
        - Пожалуйста, монсеньор, не отвезете ли вы меня домой?
        - У меня такое чувство, - медленно и со значением проговорил герцог, - что вы торопитесь не столько для исполнения своих обязанностей, сколько стремитесь убежать от меня.
        - Я бы не хотела так быстро покидать вас, но… вы меня пугаете…
        - Вас очень легко смутить, Иоланда.
        - Но это происходит потому, что вы такая… внушительная личность, монсеньор…
        Иоланда попыталась улыбнуться дрожащими губами, когда встретила его внимательный изучающий взгляд. Ей больше всего хотелось скрыться от его проницательного взгляда, который, как ей казалось, пронизывал ее насквозь.
        Краска густо залила ее щеки, она отвернулась, а он произнес с неожиданной мягкостью:
        - Именно потому, что вы так убедительно просите меня это сделать, я отвезу вас домой.
        Он махнул официанту, чтобы принесли счет, и, расплатившись, взял со спинки стула шаль и укутал ею плечи Иоланды. При этом рука его слегка коснулась ее шеи, и девушку словно пронизал электрический разряд. Такого странного ощущения она не испытывала никогда раньше.
        Она боялась не его, а скорее саму себя, своих чувств. Поэтому Иоланда поспешила выйти на улицу.
        Экипаж ждал их, и обратный путь по ярко освещенным улицам Парижа под звездным небом был не менее чудесным, чем дорога туда. Мягкий полог укрывал их колени, и неожиданно она ощутила пальцы герцога на своей руке.
        Вероятно, Иоланда должна была убрать руку, но почему-то не сделала этого, хотя дрожь пробирала ее, когда его сильные пальцы гладили ее нежное запястье.
        - Как вам показался наш вечер, Иоланда?
        - Он был чудесным! Как будто я прочитала какую-то волшебную сказку или послушала замечательную музыку!
        Он улыбнулся и еще крепче сжал ее руку.
        - Я рад, что смог доставить вам хоть небольшое удовольствие. Именно этого я и добивался. Согласитесь ли вы еще как-нибудь провести вечер со мной?
        - Я… должна бы сказать, наверное, «нет»…
        - Но вместо этого вы скажете «да».
        - Но, вероятно, это будет… нехорошо…
        - Для кого? Для вас или для меня?
        - Я думаю… что для нас обоих.
        - Но ведь когда, как вы сами выразились, жизнь ставит нам препятствия, она становится волнующей и интересной. Жаль пропустить возможность испытать сильные чувства. И поэтому вы должны согласиться…
        Иоланда ничего не ответила, да и не было нужды что-либо отвечать. Она знала, что он догадывается, каков был бы ее ответ. Конечно, она согласится.
        В молчании они подъехали к особняку. Герцог поднес ее руку к губам, и она ощутила их теплоту, когда он поцеловал обнаженную кожу над перчаткой.
        - Благодарю вас, - произнес он тихо, - за очарование сегодняшнего вечера. Поверьте, что мне давно уже не было так хорошо.
        Впервые, может быть, его голос звучал так искренне, и это заставило еще сильнее забиться ее сердце.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Иоланда спустилась к завтраку с ощущением, что она ступает не по твердой земле, а витает где-то в облаках.
        Всю ночь она не спала, перебирая в памяти каждое слово, произнесенное накануне вечером за ужином. Девушка понимала, что его предложение повторного свидания - простая вежливость с его стороны, а ее согласие на это - лишь кокетство француженки, за которую она себя выдавала.
        Но однако герцог в ее воображении казался человеком столь значительным и столь привлекательным, что мысли о нем преследовали ее всю ночь и в утренние часы.
        Ведь все-таки он не был поверхностным и любвеобильным французом, а настоящим англичанином, и, значит, за его словами крылась какая-то убежденность.
        Кроме того, на коже ее руки по-прежнему ощущался след от прикосновения его губ.
        Свидание с герцогом заставило ее как-то раскрепоститься, почувствовать себя женственной, привлекательной, и хотя бы за это она была ему благодарна.
        В столовой, предназначенной для слуг, не было никого, кроме Питера, и это тоже обрадовало ее.
        Он уже заканчивал свой завтрак, и когда сестра уселась перед ним за столом, на лице его появилось странное выражение.
        - Что с тобой? - спросила она.
        - Плохи наши дела, Иоланда!
        - Почему?
        - Все вокруг только и говорят о том, что скоро опять начнется война.
        Иоланду охватил ужас.
        - Как же нам быть?
        Она тут же оборвала себя на полуслове, потому что ей хотелось признаться брату, что об этом она уже слышала от герцога.
        Но как она могла рассказать Питеру, что провела почти целый вечер с незнакомым мужчиной, тем более тем, от которого брат велел ей держаться подальше.
        Но Питеру было явно не до переживаний сестры.
        - Если начнется война, то нам конец.
        - Почему ты говоришь об этом с такой уверенностью?
        - Мне сказали, что британский посол лорд Уитворс возвращается в Англию.
        - И что это означает?
        - Французы говорят, что это очень серьезный шаг. Даже на танцевальном вечере вчера все говорили о начале войны, правда, надеялись, что британец образумится и поменяет свое решение.
        - По-моему, нам нечего пока беспокоиться, - как можно спокойнее сказала Иоланда, чтобы вселить уверенность не только в брата, но и в себя.
        В глубине души она рассчитывала, что такой влиятельный и умный человек, как герцог, изыщет какой-либо способ повлиять на ситуацию и разрядить накалившуюся обстановку.
        Благодушное настроение сестры немного ободрило Питера. Он с надеждой подхватил ее последние слова:
        - Я тоже думаю, что глупо было бы начинать войну так скоро. И не зря наш хозяин герцог Илкстон, влиятельный член палаты лордов, приехал в это время в Париж. Мне кажется, на него возложена определенная миссия. Вряд ли он прибыл сюда, чтобы любоваться красотами города и ужинать с хорошенькими девушками.

«Как прав Питер!» - похолодев, подумала Иоланда.
        - Мне нужно сейчас отправиться на конюшню, но если я что-нибудь узнаю новое, то тотчас извещу тебя, сестрица.
        Они обменялись улыбками и поспешно расстались.
        Если бы герцог их видел сейчас, то вряд ли подумал, что Питер и Иоланда недавние молодожены.
        Мысли о герцоге одолевали ее все время. Но к счастью, внимание девушки отвлек один из слуг.
        - Курьер доставил письмо для мадемуазель. Мне велено передать ей это послание в собственные руки, чтобы никто больше не видел его.
        Иоланда с удивлением посмотрела на слугу, а потом перевела взгляд на пухлый конверт, который он держал в руке.
        Вряд ли это было обычное письмо. В конверте явно содержалось еще что-то, кроме обычной записки.
        - От кого оно? - с недоверием спросила она.
        Улыбка на лице слуги была странной.
        - Не думаю, что я должен посвящать вас во все детали, мадам, - ответил он. - Но если вы уж так интересуетесь, то я скажу вам, что оно доставлено из канцелярии министра внутренних дел.
        Иоланда ожидала именно такого ответа. Больше вопросов у нее не было. Раз ей было приказано доставить это письмо, она это сделает.
        Однако ей было неприятно, что ее хозяйка, мадемуазель Дюпре, плетет какие-то интриги за спиной у герцога.
        Она холодно поблагодарила слугу и отправилась выполнять поручение.
        Конечно, она не имела никакого права проникнуть в суть скорее всего воображаемого ею заговора, поэтому ей оставалось только терпеливо ждать.
        Габриэль Дюпре не любила, когда ее беспокоили в неурочное время, поэтому Иоланда дождалась момента, когда ей было положено явиться к хозяйке.
        Постучавшись, Иоланда вошла, увидела, что актриса уже проснулась, подложила подушки под спину своей хозяйке, поставила ей на колени поднос с завтраком, где между чашкой кофе и тарелочкой с фруктами был положен таинственный конверт.
        - Ваша утренняя почта, мадемуазель, - как можно более равнодушно проговорила Иоланда. - Мне сказали, что послание должно быть доставлено вам секретно и только в собственные руки.
        Актриса не удостоила ее ответом, и Иоланда, убедившись, что кофе и круассаны занимают свое положенное место на подносе, направилась к двери смежной комнаты.
        Но не успела она удалиться, как Габриэль уже вскрыла конверт и быстро пробежала глазами послание.
        - Узнай, вернулся ли его светлость после утренней верховой прогулки, - распорядилась она. - И принеси сюда второй прибор для завтрака. Я хочу, чтобы герцог в это утро выпил кофе со мной.
        Впервые актриса высказывала такое желание за то время, что они находились в Париже.
        Обычно герцог завтракал очень рано в своей спальне, а потом, вернувшись с верховой прогулки, принимал ванну, переодевался и отправлялся в библиотеку, где, как предполагала Иоланда, отвечал на многочисленные послания и просматривал свежие газеты. Вероятно, там он сочинял и доклады для британского правительства о положении дел во Франции. Конечно, это его прямая обязанность, раз он послан в чужую страну и пользуется доверием самого премьер-министра.
        Только теперь она поняла, что эта переписка имела большое значение для судеб таких великих государств, как Франция и Англия.
        И Питер, и слуги - все были убеждены в том, что Наполеон Бонапарт вынашивает планы вторжения в Англию.
        Питер рассказывал, что французы даже отпускают шуточки по поводу могучего флота, на котором солдаты переправятся через пролив.
        - Не думаю, что это возможно, - считал Питер. - Плоскодонные плоты захлестнет и опрокинет любая волна, но каждый парижанин верит в гений Бонапарта и считает, что уж если французская армия высадится на английском берегу, то, не встретив сопротивления, промарширует до Лондона.
        Иоланде все это показалось нелепой фантазией - подходящей темой для английских карикатуристов.
        Но теперь ее почему-то пробирала нервная дрожь. В гостиной, соединяющей обе спальни, было пусто. Тогда, слегка нервничая, Иоланда постучалась в дверь спальни герцога.
        Она робела и была смущена возложенной на нее миссией, но не могла не выполнить распоряжения актрисы.
        Дверь ей открыл Хоукинс, и, к большому ее облегчению, она сразу увидела, что он в спальне один.
        - Доброе утро, мадам!
        Он всегда улыбался ей. Иоланде нравились добродушие и лукавство, которые прямо-таки излучали его глаза. Питер поведал ей, что Хоукинс и в самом деле был отменным остряком, но только не в присутствии дам.
        - Доброе утро, мистер Хоукинс! Мадемуазель просит монсеньора пожаловать к ней на чашку кофе.
        - Его светлость должен вот-вот вернуться, и я обязательно передам ему просьбу мадемуазель.
        - Спасибо.
        Тут Иоланда заметила, что дверь, ведущая в коридор, приоткрывается. Она, чтобы избежать встречи с герцогом, чуть ли не бегом устремилась в покои Габриэль Дюпре.
        Едва переведя дыхание, она доложила:
        - Его светлость только что возвратился, мадемуазель!
        - Тогда принеси вторую чашку. Неужели тебе все надо повторять по нескольку раз? - резко произнесла актриса.
        Иоланде повезло. Она перехватила чистую чашку с подноса у одного из лакеев, которые, чтобы не бегать лишний раз по длинным коридорам дворца, оставляли ограниченный набор посуды на столиках возле лестничных площадок.
        Ставя принесенную чашку на столик, накрытый к завтраку возле кровати Габриэль, Иоланда обратила внимание, что пухлый конверт и секретное послание исчезли.
        Актриса была занята своими волосами, расчесывая их украшенным драгоценными камнями гребнем и смотрясь в ручное зеркало в раме из золота с ее инициалами, выложенными мелкими алмазами.
        Когда ее длинные рыжие локоны ниспадали на плечи, Габриэль Дюпре казалась Иоланде самой обольстительной женщиной на свете. Иоланда обругала себя за то, что вчера задала герцогу глупейший вопрос о себе самой - что он нашел привлекательного в ней?
        Да, конечно, ничего, если он имеет возможность каждый день любоваться столь обворожительным созданием, как Габриэль Дюпре.
        И тут вновь на нее нахлынули воспоминания о проведенном с герцогом вечере, о странном чувстве, которое пробудило в ней прикосновение его губ к ее руке при прощании.
        Занятая своими мыслями, Иоланда машинально прибиралась в комнате, аккуратно складывая разбросанные вещи.

«Вероятно, - подумала она, - мадемуазель возвратилась домой вчера слишком усталой и, должно быть, выпила чересчур много вина и поэтому легла в постель, даже не умывшись и не сняв с лица грим».
        Держа в руках охапку одежды, чулок и белья, Иоланда обернулась, собираясь спросить у хозяйки, не потребуется ли подать что-нибудь еще, и увидела, как актриса что-то положила в чашку с кофе, скорее всего кусочек сахару.
        Иоланда едва удержалась, чтобы не сказать Габриэль, что герцог не употребляет сахар.
        Вчера от ее внимания не ускользнуло, что герцог отверг предложенный ему официантом сахар, а она сама, наоборот, щедро подсластила казавшийся ей всегда горьким кофе, завариваемый французами.

«Наверное, мне следовало бы принести для герцога еще одну чашку, вдруг он откажется пить сладкий кофе», - подумала она, но, не желая на глазах у герцога исполнять свои обязанности горничной, поспешила в коридор.
        Она услышала, как герцог о чем-то переговаривается с Хоукинсом в гостиной.
        Ее комната находилась в конце коридора. Этой привилегией не быть поселенной в крыле, отведенном для прислуги, она пользовалась лишь потому, что постоянно должна быть «под рукой» у мадемуазель - в любое время дня и ночи.
        - Видишь, как все удачно складывается, - сказал тогда Питер. - Иначе, раз мы притворяемся мужем и женой, нам бы отвели одну комнатушку на двоих.
        - А куда определили тебя?
        - В подвал, вместе с другими мужчинами-слугами. Впрочем, я не так уж привередлив, и кровати здесь получше, чем на постоялых дворах, где мы ночевали по дороге из Кале.
        Иоланда рассмеялась.
        - Я вспомнила один матрац, который состоял из одних твердых шишек. Думаю, тебе приходилось не слаще.
        Они вместе посмеялись над пережитыми ими пустяковыми трудностями.
        Иоланда была довольна и отдельной комнатой, и своей работой. Еще из рассказов покойной матушки она уяснила, что личная горничная госпожи занимает достаточно высокое положение в домашней иерархии.
        Но сейчас ее почему-то смущало то положение, которое еще совсем недавно казалось ей таким привлекательным.
        Она провела у себя в комнате почти час, когда служанка пришла сказать, что ее вызывает Габриэль Дюпре.
        - Где ты была? - раздраженно спросила актриса, которая пребывала в дурном расположении духа.
        - Ждала вашего вызова, мадемуазель. Я не хотела прерывать вашу встречу с монсеньором.
        - Он давно ушел, - заявила Габриэль. - Я хочу надеть новое платье, которое прислали вчера от портного. Меня пригласили на обед, где я должна всем показать, что из себя представляет Габриэль Дюпре.

«Она и впрямь выглядит потрясающе», - подумала Иоланда, наблюдая, как одетая в новое платье, умело накрашенная Габриэль, в шляпке, украшенной цветами и перьями, с бриллиантами, сверкающими в ушах и на шее, торжественно спускается по лестнице.
        Иоланда увидела карету, ожидающую у подъезда, и по ливреям кучера и лакеев на запятках определила, что карета не принадлежит герцогу.

«Чья же она?» - задалась она вопросом.
        Иоланда вернулась в спальню хозяйки и стала запирать шкатулку с драгоценностями, которую владелица обычно оставляла открытой, так как перед выездом перебирала украшения до бесконечности, до последнего момента, будучи не в состоянии сделать выбор.
        Тут в дверь, ведущую в гостиную, осторожно постучались.
        Иоланда открыла и увидела на пороге Хоукинса.
        - Мадемуазель наконец отбыла?
        Спрашивая это, Хоукинс вытянул шею и окинул взглядом спальню.
        - Она отправилась куда-то на обед.
        - Я думал, что мадемуазель подождет герцога.
        - Нет. Она заявила, что будет обедать в шикарной компании, где собирается произвести на всех впечатление.
        - Странно!
        - Почему? - поинтересовалась Иоланда.
        - Потому что герцог еще перед тем, как уехал на верховую прогулку, сказал, что будет сегодня обедать с мадемуазель. Но я пришел сообщить ей, что он вообще не будет обедать.
        - Почему? - В Иоланде проснулось любопытство.
        Хоукинс медлил, не решаясь довериться кому-либо. Наконец, вместо ответа на вопрос Иоланды, он задал ей встречный вопрос:
        - Что герцог ел или пил в комнате у мадемуазель сегодня утром?
        - Я не присутствовала при их завтраке, но уверена, что он ограничился чашкой кофе, который она налила ему собственноручно. Я видела, как мадемуазель это сделала перед самым приходом его светлости.
        Хоукинс поджал губы.
        - Что? Что-нибудь не так? - слегка обеспокоилась Иоланда.
        - Странно! - опять повторил Хоукинс, обращаясь куда-то в пространство.
        Создавалось впечатление, что он разговаривает сам с собой.
        - Прямо и не знаю, что мне предпринять в данных обстоятельствах.
        - В каких обстоятельствах? - не выдержала Иоланда.
        - Как вам сказать, мадам… произошла какая-то странная вещь. Герцог вернулся с прогулки веселый и совершенно здоровый. Как говорится, в цветущем состоянии. Честное слово, я давно не видел его светлость в таком прекрасном настроении, как сегодня утром.
        - Так все же, что произошло?
        В голосе ее ощущалась тревога. Иоланда решила, что герцог получил какую-то дурную весть и поэтому расстроился.
        - Его светлость пришел из спальни мадемуазель… - Хоукинс выдержал паузу, - упал на кровать и… до сих пор не проснулся!
        - Заснул? - воскликнула Иоланда.
        - За все пятнадцать лет моей службы у его светлости такого с ним ни разу не случалось. Я заговаривал с ним, пробовал даже потрясти, разумеется, осторожно, но он так и не пошевелился.
        - Странно! Здоров ли монсеньор?
        - Мне это тоже не нравится, мадам. Очень не нравится. Его светлость здоровый по натуре человек и очень редко болеет. С легкими простудами и лихорадками я справляюсь… с головными болями… с желудочными затруднениями тоже, прошу меня извинить, мадам. Подобные недуги для меня все равно, что детские игрушки, но с такими симптомами, как у его светлости, я сталкиваюсь впервые. Весьма вероятно, ему подмешали наркотик.
        - Подмешали… наркотик? - Иоланда едва слышно повторила эти слова. Глаза ее расширились от изумления. - Минуту подождите. Может быть, я кое-что найду, что поможет прояснить нам положение… - взволнованно воскликнула она и принялась искать в спальне странное письмо, которое самолично вручила утром Габриэль Дюпре.
        Она заглянула под подушку, куда актриса имела привычку засовывать прочитанные послания, - никакого следа. Она осмотрела секретер, за которым Габриэль сочиняла записку Фуше, и там ничего не нашла.
        Иоланда проверила корзинку для ненужных бумаг - вдруг актриса разорвала письмо и бросила туда вместе с конвертом. Опять безуспешно.
        Но где-то оно все-таки должно было быть - она была в этом уверена.
        Если Габриэль хотела спрятать его от Иоланды, то, конечно, не в одном из шкафов, куда личная горничная госпожи постоянно складывала разбросанные по комнате шелковые чулки, шали и предметы дамского белья.
        Она огляделась, представляя себя на месте хозяйки, желающей скрыть что-то и успеть это сделать до прихода герцога.
        Вполне возможно, что вначале оно и было спрятано под подушкой и находилось там, пока герцог не покинул комнату. А потом?
        Иоланда принялась открывать все ящики в комодах, один за другим, просматривая там бесчисленное множество белья, безделушек, черепаховых гребней и флаконов с духами, но того, что она искала, нигде не было.
        Кажется, она заглянула везде, где только можно, перерыла все нижнее белье Габриэль, но все безрезультатно.
        Но Иоланда не сомневалась, что то, что она ищет, - здесь, в комнате. Оно не могло никуда деться.
        Она обвела комнату пристальным взглядом и обратила внимание на изящный книжный шкафчик розового дерева, подвешенный к стене. В нем красовались несколько маленьких томиков поэзии в дорогих кожаных переплетах.
        Книги были выставлены здесь лишь для декорации. Вряд ли актриса брала в руки хоть одну из них с тех пор, как заняла эту спальню. А если и брала, то наверняка не заинтересовалась содержанием этих красивых томиков.
        Будто какая-то таинственная сила управляла движениями Иоланды. Девушка решительно вынула из середины два томика и обнаружила за ними предмет своих поисков.
        Письмо осталось в том же конверте, в котором было доставлено.
        Иоланда мгновенно пробежала глазами несколько строк краткого послания, начертанных уверенным, крупным, явно мужским почерком:

«Давать по две пилюли через каждые четыре часа вплоть до получения дальнейших инструкций».

        Сразу догадавшись, что прочитанное ею имеет отношение к герцогу, Иоланда пошарила в конверте и вытащила запавшую в уголок коробочку с пилюлями.
        Скорее всего это было сильное снотворное, нечто вроде опия.
        Она знала, что слишком уж впечатлительные светские дамы частенько пользуются им, избавляясь от бессонницы.
        То, что Иоланда приняла за сахар, брошенный актрисой в чашку герцога, оказалось наркотиком.
        Теперь становилось понятно, почему его светлость среди дня уснул крепким сном и его никак не удается разбудить.
        С письмом и коробочкой с пилюлями в руке Иоланда вошла в гостиную. Она не нашла там Хоукинса, но дверь в спальню герцога была отворена.
        Иоланда осторожно заглянула внутрь и увидела огромную кровать, задернутую алым шелковым покрывалом.
        Хоукинс позаботился опустить занавеси, и в комнате царил полумрак. Она разглядела голову герцога, откинутую на подушках. Этот сильный, властный человек, распростертый на кровати в бессознательном состоянии, выглядел сейчас совершенно беспомощным. У девушки от страха сжалось сердце. Неужели Габриэль Дюпре вознамерилась расправиться со своим благодетелем?
        И все же - такая теплилась в Иоланде надежда - вряд ли всемогущий министр полиции Фуше станет расправляться с британским вельможей без благословения на то самого Бонапарта.
        Если действительно в скором времени начнется война между Францией и Англией, то герцог Илкстон станет весьма ценным пленником - но только живой, а не мертвый.
        - Я должна его спасти. Не знаю как… но должна! - мысленно твердила Иоланда.
        Хоукинс поспешил ей навстречу. Плотно прикрыв дверь комнаты, где спал герцог, он усадил Иоланду в кресло в гостиной и сам уселся напротив.
        - Каковы ваши успехи? - спросил он.
        Она отдала ему письмо и коробочку с пилюлями.
        - Сегодня утром это было доставлено с приказом отдать лично в руки мадемуазель, - пояснила она.
        - От кого?
        - От министра полиции. Вчера она ужинала с ним.
        - С Фуше?! - ужаснулся Хоукинс.
        - Прочтите эту записку… или я переведу для вас с французского.
        Но личный слуга герцога сразу уловил зловещий смысл послания.
        - Одну пилюлю через каждые четыре часа… О боже! Они собираются держать его в бессознательном состоянии и… значит, каким-то образом удерживать его в Париже. Мы ведь собирались сегодня же уезжать!
        - Сегодня?! - не поверила своим ушам Иоланда. Для нее слова камердинера его светлости явились полной неожиданностью.
        Хоукинс кивнул.
        - Я уже заказал лошадей и экипажи, мадам, и если их не доставят, то наши дела плохи.
        - А французы… они… могут не выпустить герцога?
        Не отдавая себе отчета, Иоланда в волнении задала этот вопрос по-английски.
        - От него потребуется личное распоряжение, но… ведь его светлость спит!
        Хоукинс сокрушенно покачал головой.
        - Он ведь не военный, а гражданское лицо…
        - Бонапарта ничего не остановит… Он поступает так, как ему взбредет на ум. Я видела, как мадемуазель подсыпала ему в кофе наркотик. Позаботьтесь, пожалуйста, чтобы герцог не получил еще одной дозы.
        Иоланда проявила несвойственную ей твердость.
        - Я буду на страже, - поклялся Хоукинс. - Но было бы лучше, если каким-нибудь способом нам удалось бы вывезти герцога отсюда.
        - Как? - удивилась Иоланда.
        - Вам не о чем беспокоиться, мадам, и незачем вмешиваться в эти политические игры. Верните письмо и коробочку туда, где эти вещи хранились. И забудьте то, чему стали свидетельницей.
        - Но я хочу содействовать вам! Все же я смогу хотя бы проследить за мадемуазель, помешать ей шпионить за герцогом в пользу месье Фуше.
        Иоланда видела, что ее стремление помочь произвело на Хоукинса благоприятное впечатление, но все же он сомневался, не решаясь до конца довериться ей.
        - Я, конечно, благодарен вам за ваше участие, мадам, но могу ли я довериться вам полностью? Вы или ваш супруг должны доставить послание по одному адресу.
        - Положитесь на нас обоих, - твердо заявила Иоланда.
        Ей было жаль верного слугу его светлости. Он выглядел таким растерянным.
        - С вашего позволения я немедленно разыщу своего мужа, и вы сами убедитесь, что он достоин вашего доверия.
        - Я полагаюсь на судьбу, которая дала мне шанс, - с неуверенной улыбкой выдавил из себя Хоукинс.
        - Не унывайте! - успокоила его Иоланда и помчалась на поиски Питера.
        В конюшне ей повстречался лакей. Он с наглой улыбкой загородил ей дорогу.
        - Мадемуазель срочно вызывает Пьера! - решительно заявила Иоланда. - Где мне его найти?
        Лакей противно ухмыльнулся.
        - Побереги своего муженька, красотка! От таких вызовов к мадемуазель ничего для себя хорошего не жди…

        - Не меня ли ты ищешь, дорогуша?
        - Пусти! - Иоланде не оставалось ничего другого, как прибегнуть к силе.
        Она локтем ударила нахального лакея. Тот опешил и отступил, но как истинный француз оценил женскую напористость. Он даже согласился отыскать «Пьера».
        Прошло, как казалось Иоланде, очень много времени, пока фигура Питера не замаячила вдалеке в сумраке конюшни.
        Иоланда сгорала от нетерпения. Ей так хотелось как можно скорее поделиться с братом новостями.
        Когда он приблизился, она кинулась на него, как кошка, и начала шептать ему на ухо о том, что произошло в это утро.
        Сперва Питер оторопел, а потом произнес в раздумье:
        - Если французы задержут Илкстона в Париже, то и нас тоже. А если он уедет, нас вышлют с ним вместе… Какая нам разница?
        - Великолепно ты рассуждаешь! - воскликнула Иоланда. - Истинно преданный слуга! Забудь о нас с тобой. Мы должны помочь его светлости. Что я скажу Хоукинсу? Ты сможешь подготовить лошадей?
        - Я сам хочу поговорить с Хоукинсом, - с неожиданной решимостью заявил Питер. - Это не женское дело, сестричка.
        Они прошли в господскую половину дома и очутились в гостиной.
        - Герцог так и не просыпался. Спит, как мертвый, - сокрушенно сказал Хоукинс.
        Иоланда похолодела от страха. Ей показалось, что мрачная тень смерти витает над его светлостью. Борясь с охватившим ее отчаянием, она вскрикнула:
        - Мы должны спасти его! Должны!
        Тем временем Питер вступил в переговоры с Хоукинсом.
        - Значит, первое - доставить послание, второе - подготовить экипаж и лошадей к отъезду. Я правильно понимаю свою задачу? - спросил Питер дворецкого.
        Хоукинс подтвердил это молчаливым кивком.
        - Моя жена уже сообщила прислуге, что я вызван для личных нужд мадемуазель, - пояснил Питер.
        - Надеюсь, прислуга в это поверит. Вы красивый молодой человек, - сказал Хоукинс.
        Питер оставил это высказывание без внимания, но последующие слова Хоукинса его насторожили.
        - Если вы, Латур, предадите его светлость, я вас убью… еще до того, как мы все попадем в тюрьму.
        Куда подевался юмор, обычно искрящийся в его добрых глазах.
        - Я вас не предам, - сказал Питер, чувствуя на себе пристальный взгляд сестры. - Я пойду на многое… Мы в одной связке. Что мне надо делать?
        - Вам следует посетить одного господина… на Луврской набережной и спросить месье Бувье. Он судовладелец… его баржи снуют вверх-вниз по Сене.
        Иоланда с трудом удержала возглас удивления.
        - Так значит, вы собираетесь увезти водным путем его светлость из Парижа? - деловито осведомился Питер.
        - А лошади, которых ты подготовишь, Пьер, - лишь прикрытие… Ты понял?
        Англичанин Хоукинс не очень надеялся на сообразительность мнимого француза.
        - Бувье достаточно умен и деятелен, а деньги, которые он за это получит, подстегнут его энергию.
        Хоукинс протянул Питеру пухлую пачку французских банкнот.
        Питер небрежно рассовал их по карманам.
        - Я устрою хорошенький спектакль, рассказав слугам, что теперь нахожусь у мадемуазель на посылках и надеюсь на соответствующее вознаграждение.
        Иоланде это высказывание брата не понравилось, но все же она не могла не улыбнуться. Питер был так хорош собой и так оживлен, когда ему было доверено важное дело. Участвовать в интриге, чувствовать свою необходимость, преодолевать препятствия - все это лило сладостный елей на его душу.
        - Будь осторожен, друг мой, - напутствовал Хоукинс, вручая Питеру немногословное послание, тщательно завернутое им в грубую бумагу. - Едва ты покинешь особняк, за тобой могут следовать шпионы Фуше.
        - А я уже подумал об этом, - улыбнулся Питер. - Я оседлаю самую быструю лошадку и проскачу пол-Парижа, якобы прогуливаясь. Ни один сыщик не уследит за мной, пока я не доберусь до набережной у Лувра.
        - Тогда в путь, малыш! Твоя жена и я будем в нетерпении ждать твоего возвращения. - Хоукинс произнес это очень доброжелательно, но в его тоне чувствовалась твердость.
        Иоланде почудилось, что Хоукинс не такой уж простоватый лакей, каким казался, что он дергает за ниточки, которые… ведут неизвестно куда. Но все же он вручил Питеру значительную сумму денег, назвал имя и адрес партнера - значит, он доверился мнимым супругам.
        Когда брат, получив надлежащие инструкции, удалился, Иоланда поторопилась осведомиться:
        - А чем я могу помочь?
        - Рад, что вы в бодром настроении, мадам, и готовы к борьбе. - Хоукинс явно с удовольствием воспринял ее рвение. - Приготовьте побольше крепчайшего кофе и не пускайте сюда никого из прислуги. Кто-нибудь знает внизу, в каком состоянии сейчас находится его светлость?
        - Думаю, что нет, если в доме… - тут Иоланда запнулась, - нет сообщников мадемуазель.
        - Будем надеяться, что вы правы, - жестко сказал Хоукинс.
        Когда Иоланда вернулась с горячим кофейником, то увидела, что Хоукинс пытается раздеть лежащего неподвижно герцога. Илкстон был крупным, высокого роста мужчиной, и Хоукинсу никак не удавалось снять с него хотя бы сюртук.
        Она предложила свою помощь. Вдвоем они справились, хотя это далось им нелегко.
        - Что теперь? - спросила она.
        - Попробуем холодный компресс, - распорядился Хоукинс.
        Иоланда принесла тазик с ледяной водой.
        Хоукинс намочил полотенце холодной водой и приложил ко лбу герцога.
        Каким беспомощным, слабым, даже каким-то юным показался Иоланде этот спящий вельможа.
        - Господи, помоги ему! - тихо прошептала Иоланда.
        Когда ее смоченные холодной водой пальцы касались его бледной кожи, невидимый ток пронизывал все ее тело.
        - Мы попробуем вливать ему кофе ложкой в рот, - сказал Хоукинс. - Может быть, тогда он проснется…
        Занятие это было нелегким и результата не возымело.
        Хоукинс взглянул на часы.
        - Судя по записке, скоро наступит время для принятия следующей порции.
        - Но для этого должна возвратиться мадемуазель…
        - Черт побери! Она вполне уверена, что ее не разоблачили. У нее хватит наглости продолжить свое черное дело, - покачал головой Хоукинс. - Но она должна как-то убедить его светлость вновь выпить дьявольское снадобье, а для этого он должен проснуться хотя бы ненадолго.
        - Может быть, кофе заменить на бренди? - предложила Иоланда. - Ведь необходимо предупредить его светлость о том, что ему грозит…

        Они испробовали и бренди, но прошло почти три часа, прежде чем губы герцога чуть шевельнулись, но глаза по-прежнему были закрыты.
        Когда крепкий напиток обжег его рот, он закашлялся и попытался увернуться, но тут уже Хоукинс не упустил своего шанса и влил в его светлость полную столовую ложку бренди.
        Иоланда поспешно приподняла подбородок герцога вверх, чтобы он проглотил спиртное.
        И вот наконец, через три с половиной часа беспамятства из горла герцога вырвались какие-то невнятные звуки.
        - Он приходит в себя! - радостно возвестила Иоланда.
        Еще пять минут прошло, и герцог открыл глаза.
        Иоланда склонилась над ним, но он поначалу ее не узнал. А потом… потом, как ей показалось, он прошептал ее имя.
        Тут же Хоукинс склонился над герцогом с очередной ложкой бренди, и герцогу ничего не оставалось, как покорно проглотить спиртное.
        Затем он подал голос. Говорил герцог хрипло и не слишком разборчиво:
        - Что произошло? Почему вы… здесь?
        - Просыпайтесь! Пожалуйста, просыпайтесь! - умоляла Иоланда. - Это так важно… вас отравили!
        Герцог вновь смежил веки, словно был не в силах встретиться с жестокой действительностью, но Иоланда не могла позволить ему опять уйти в небытие.
        - Проснитесь! Ради всех святых, прошу вас!
        - Отравили? Вы сказали - отравили? - пробормотал герцог.
        - Да! Вы в опасности.
        Еще десять минут понадобилось, чтобы приподнять герцога и усадить его среди взбитых подушек.
        Хоукинс заторопился за новой порцией горячего кофе.
        Герцог, казалось, не видел и не воспринимал ничего вокруг себя, кроме суетящейся вокруг его постели Иоланды.
        - Постарайтесь понять, - говорила девушка мягко, но настойчиво, - французы намерены захватить вас в плен… держать заложником… Вам надо как можно скорее покинуть Францию.
        Постепенно сознание возвращалось к нему.
        Хоукинс возвратился с полным кофейником, и процесс приведения в чувство его светлости возобновился.
        Кофе оказалось раскаленным, как адская смола, но герцог мужественно глотал его.
        Иоланда с тревогой взглянула на часы.
        - Послушайте, монсеньор. Мадемуазель Дюпре вернется с минуты на минуту, чтобы вновь опоить вас дурманом. Вы должны притвориться спящим, и тогда она не сможет дать вам еще одну дозу. Но, конечно, она попытается.
        - Это разумно, - подтвердил Хоукинс. - Как бы там ни было, французикам не надо знать, что вы в сознании и в курсе их грязных делишек.
        - Согласен. - Герцог сделал героическое усилие и кивнул головой. - Я вновь впаду в беспамятство, конечно, притворно… но вы держите мадемуазель Дюпре от меня подальше… насколько будет возможно. Сообщили ли вы месье Бувье, что нам потребуются его услуги.
        - Ваш конюх Латур уже отправился к нему, ваша светлость, - сообщил Хоукинс. - Я был вынужден довериться этому молодому человеку, чтобы не покидать свой пост возле вас, - добавил он, с беспокойством глядя на хозяина.
        - Латур? - Герцог нахмурился. - Не припомню такого.
        Но взглянув на Иоланду, он мгновенно все вспомнил.
        - Вы можете довериться Пьеру, как и мне, если я, конечно, заслуживаю доверия.
        Иоланде нужно было набраться храбрости, чтобы произнести эту фразу.
        Чуть заметная улыбка оживила мертвенно-бледное лицо герцога.
        - Вам я доверяю…
        - Спасибо.
        - Допейте кофе, ваша светлость, - настаивал Хоукинс. - Мадемуазель Дюпре не должна заподозрить, что нам удалось привести вас в чувство.
        Герцог подчинился, и после этого Хоукинс поспешил вынести из спальни поднос с кофейным сервизом и бренди.
        Иоланда осталась с герцогом наедине.
        - Спасибо, - тихо сказал он. - Не знаю, почему вы так уж заботитесь обо мне, но все равно я благодарен.
        - Я бы хотела… что-то у вас попросить.
        Она не была уверена, что это подходящий момент для обращения с какими-то просьбами к его светлости, но ведь, возможно, другой случай не представится.
        - Что же вы замолчали? - спросил герцог. - Я слушаю вас.
        - Когда вы отправитесь в Англию… любым способом… хоть тайно - возьмите нас с Пьером с собой.
        Она увидела, как удивила герцога ее просьба, как разом пропала его сонливость, и поспешила объяснить:
        - Если мы останемся здесь, то Пьера возьмут в армию и заставят воевать против Англии, гостеприимством которой мы пользовались столько лет. Пожалуйста, разрешите нам следовать за вами…

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Он слушал ее со все возрастающим изумлением. Но затем слабая улыбка тронула его бескровные губы.
        - Вы говорите странные вещи, и я никак не могу вникнуть в их смысл, - признался герцог.
        - Сейчас нет времени рассказывать все подробно, но… еще раз прошу вас, монсеньор, возьмите нас с Пьером в Англию.
        Не слова, а скорее интонация, с которой они были произнесены, заставили герцога согласиться.
        - Хорошо. Мы или утонем, или выплывем вместе.
        Иоланда засмеялась от облегчения.
        - Благодарю вас… от всей души…
        Ее прервал вернувшийся в спальню Хоукинс:
        - У подъезда остановилась карета! Ложитесь, ваша светлость, и притворяйтесь, что вы без сознания. Мадемуазель подумает, что дала вам слишком большую дозу.
        Герцог закрыл глаза и откинулся на подушки. Хоукинс жестом велел Иоланде удалиться.
        Она прошла в спальню мадемуазель и проверила, все ли в порядке, не заметны ли там следы ее лихорадочных поисков. На первый взгляд все выглядело как обычно. Вряд ли актриса заподозрит, что ее гнусный сговор с министром полиции разоблачен такой ничтожной особой, как ее собственная горничная.
        Иоланда с сильно бьющимся сердцем дожидалась в спальне появления актрисы.
        Габриэль Дюпре вихрем ворвалась в комнату, все такая же самоуверенная и очаровательная, но в глазах Иоланды она уже была не прежней богиней красоты, а исчадием ада.
        Девушка теперь не только ненавидела француженку, но и боялась ее. Трудно было представить, что эта женщина отплатила герцогу за его доброту и щедрость низким предательством, вознамерилась отдать его в заложники Бонапарту.
        Актриса вручила Иоланде свою сумочку и перчатки и торопливо принялась избавляться от шляпки, украшавшей ее рыжеволосую головку.
        - Что-нибудь произошло за время моего отсутствия?
        Она явно старалась выглядеть естественной, но ей не хватало актерских способностей. В голосе ощущалась тревога.
        - Абсолютно ничего, мадемуазель. Сегодня не было ни обычных букетов для вас и даже писем, кроме того, что я отдала вам утром.
        Габриэль Дюпре промолчала.
        Актриса уселась за туалетный столик и стала разглядывать свое отражение в зеркале, поворачиваясь к нему то так, то эдак, словно убеждая себя, что она по-прежнему хороша собой.
        Наконец, не выдержав напряженного молчания, мадемуазель задала вопрос:
        - А монсеньор дома?
        - Не имею представления, мадемуазель, - соврала Иоланда. - Может быть, мне пойти и узнать?
        Актриса некоторое время пребывала в нерешительности.
        - Я сделаю это сама.
        - Как вам угодно, мадемуазель.
        Расставшись со шляпкой, Габриэль устремилась в покои герцога, но, очутившись в гостиной, на мгновение заколебалась, прежде чем взяться за ручку двери, ведущей в его спальню.
        Иоланда, осторожно ступая по мягкому ковру, подкралась поближе и заняла позицию, чтобы раз уж не видеть, то хотя бы слышать, как будут развиваться события.
        Габриэль, вероятно, решила, что она осталась наедине с герцогом, но тут из сумрака спальни появился Хоукинс и преградил ей путь.
        - О, вы здесь! - воскликнула она.
        - Да, мадемуазель.
        - А что… монсеньор заболел? - Ее голос предательски дрогнул. - Почему он в постели в такое время дня?
        Хоукинс постепенно оттеснил актрису обратно в гостиную, вышел вслед за нею и плотно прикрыл за собой дверь.
        - Я так думаю, мадемуазель, что его светлость слишком утомился на утренней верховой прогулке.
        - Странно! Очень странно! - Габриэль Дюпре старательно изобразила удивление. - Он что… спит?
        - Я счел, что сон пойдет на пользу его светлости.
        - Я бы хотела взглянуть на него.
        - Жаль его будить, мадемуазель.
        - А вы уверены, что он спит?
        - Спит как мертвый, мадемуазель. Возможно, прошлой ночью он лег очень поздно.
        Хоукинс в разговоре с актрисой позволил себе некоторую дерзость в тоне, и это несколько озадачило ее.
        После секундного колебания она произнесла:
        - Неплохо было бы угостить его чашечкой крепкого кофе. Я пошлю мою горничную за кофейником. Уверена, что герцогу доставит удовольствие выпить кофе со мной за компанию.
        - Разумеется, мадемуазель, - согласился Хоукинс.
        Когда Габриэль Дюпре направилась обратно к себе, Иоланда поспешно отпрянула от двери.
        - Немедленно подайте кофе в гостиную и накройте столик на двоих, - распорядилась Габриэль. - Затем поможете мне переодеться.
        Иоланда не сомневалась, что хозяйка торопится услать горничную на кухню, чтобы без помехи достать из книжного шкафчика снотворное. Но не выполнить приказание госпожи и нарушить тем самым ее планы девушка не могла.
        Она гадала, как поступит в сложной ситуации Хоукинс, когда кофе будет на столе и ему придется оставить герцога наедине с мадемуазель. И сможет ли герцог сыграть роль впавшего в беспамятство достаточно убедительно и не выпить отравленный напиток? Или Хоукинс ухитрится как-то опрокинуть чашку, что для такого вышколенного слуги необычно и вызовет у мадемуазель подозрения.
        На обратном пути из кухни ее осенила идея, и она прихватила еще одну пустую чашку с сервировочного столика в коридоре.
        Иоланда вошла в гостиную и, встретившись там с Хоукинсом, молча показала ему запасную чашку. Затем она спрятала ее за китайской фарфоровой вазой.
        Хоукинсу не надо было ничего объяснять. Он сразу понял ее замысел.
        Иоланда вернулась к мадемуазель и помогла актрисе облачиться в очаровательное неглиже из полупрозрачного шифона.
        Через пять минут Габриэль Дюпре заняла место на софе возле столика и собственноручно разлила кофе в две чашки, не подозревая, что Иоланда наблюдает за ней через щелочку в неплотно закрытой двери.
        Несомненно, Хоукинс делал то же самое. Никто из них не пропустит момента, когда Габриэль подсыпет снадобье в чашку, и оба они будут точно знать, в какой чашке кофе отравлен.
        Актриса справилась со своей задачей удивительно ловко и почти незаметно.
        У Иоланды тут же мелькнула мысль, что Габриэль и раньше занималась подобными вещами, злодейски одурманивая бедолаг-мужчин. Может быть, именно так она добывала деньги на свои наряды и драгоценности.
        Изобразив на лице нетерпение и беспокойство, Габриэль вскочила с софы, пролетела, словно по воздуху, несколько шагов и распахнула дверь в спальню герцога.
        Хоукинс едва успел отступить назад, чтобы она не догадалась, что за ней следили.
        - Я устала ждать, - заявила Габриэль. - Как он?
        - По-моему, его светлость уже просыпается, мадемуазель.
        - Отлично. Мне надо с ним поговорить.
        Как бы в ответ на ее слова, герцог пошевелился и зевнул.
        - Я чертовски устал… - пробормотал он сонно.
        - Разумеется, мой милый. Парижские увеселения весьма утомительны.
        Герцог опять зевнул.
        - Где ты была?
        - Вот об этом я и собираюсь рассказать тебе.
        - Но я… так хочу спать, - пробормотал герцог, не открывая глаз. - Давай поговорим потом…
        - Чашка кофе взбодрит тебя, дорогой. Я принесу ее тебе, а затем мы поговорим. Я намерена тебя рассмешить.
        - Позвольте мне принести кофе, мадемуазель, - вмешался Хоукинс.
        - Нет. Я сама. А вы усадите герцога повыше, чтобы ему было удобно пить, - распорядилась Габриэль, довольная, что все идет как надо.
        Она уверенно направилась в гостиную, не зная, что Иоланда уже успела убрать отравленную чашку с подноса и наполнить кофе другую, принесенную ею раньше из коридора.
        Девушке потребовалось немалое мужество, чтобы проделать эту операцию. Она отчаянно трусила, страшась, что мадемуазель увидит ее из герцогской спальни. Одна надежда была на Хоукинса, что он как-нибудь отвлечет актрису.
        С чашкой, в которую Габриэль бросила пилюлю, Иоланда проскользнула обратно в спальню хозяйки. Сначала она собиралась просто вылить этот кофе, но тут ей в голову пришла другая мысль.
        Она накрыла чашку салфеткой и устремилась, как могла поспешно, к дежурившему у подножия лестницы лакею.
        - Мадемуазель сказала, что кофе недостаточно горяч. Подайте ей немедленно в спальню другой кофейник.
        Лакей сделал рукой пренебрежительный жест.
        - Кофе был раскален… одни только капризы на уме мадемуазель!
        - Поторопись, а то у тебя будут неприятности, - пригрозила Иоланда, у которой на счету была каждая секунда.
        Он проследовал на кухню, а Иоланда вернулась наверх, моля бога, чтобы лакей оказался достаточно шустрым.
        Она слышала, как Габриэль что-то втолковывает герцогу воркующим голоском, потом дверь спальни затворилась. Это означало, что Хоукинс оставил их наедине. Через мгновение он уже заглядывал в спальню актрисы в поисках Иоланды.
        - Вы подменили чашку? - шепотом спросил он.
        Иоланда кивнула.
        - Я сразу догадался, что у вас на уме.
        - У меня появилась и другая идея.
        Иоланда тут же рассказала ему о своем замысле, и Хоукинс одобрительно кивнул головой.
        - Я рад, что доверился вам, мадам.
        - Однако все может сорваться, - предупредила Иоланда. - Пьер уже должен возвратиться с минуты на минуту. Мы не можем ждать, пока он поднимется сюда. Почему бы вам не встретить его внизу?
        Хоукинс без возражений удалился в холл, а Иоланда осталась ждать заказанный ею кофе, борясь с искушением подкрасться и подслушать то, что говорит мадемуазель герцогу.
        Конечно, это было бы разумно с ее стороны, так как слишком многое было поставлено на карту, но Иоланда боялась, что герцог будет недоволен, узнав, что она шпионит за ним. Она и так уже во время ужина в ресторане дала ему повод так думать о себе.
        Поэтому Иоланда ничего не предприняла и оставалась в напряженном ожидании. Мысленно она возносила молитву к небесам.

«О господи! Пожалуйста, сделай так, чтобы мы все - и герцог, и Питер, и я благополучно покинули этот дом. Нам нельзя больше находиться здесь».
        Стук в дверь заставил ее вздрогнуть, но это был всего лишь лакей, который принес горячий кофейник.
        Она взяла у него поднос, поставила на столик и заменила одну из принесенных лакеем чашек на ту, в которой была отрава.
        Едва она успела сделать это и спрятала пустую чашку среди безделушек на комоде, как в комнате появилась актриса.
        Она улыбалась и выглядела очень довольной собой.
        - Нам подали по ошибке второй поднос, - объяснила Иоланда. - Я подумала, что вы, может быть, захотите еще кофе, и не отослала его обратно.
        Девушка рассчитывала, что Габриэль будет так поглощена тем, чтобы убедить герцога выпить отравленный кофе, что сама не удосужится глотнуть из своей чашки.
        - Неплохая мысль, - весело отозвалась актриса. - Надеюсь, кофе не остыл?
        Иоланда заблаговременно добавила в чашку с отравой горячий напиток, и от чашки поднимался ароматный пар.
        Девушка поставила поднос с чашкой на туалетный столик возле присевшей к зеркалу актрисы.
        - Вам бы надо отдохнуть, мадемуазель! - произнесла Иоланда сочувственно. - Я надеюсь, что вы хорошо провели время в гостях?
        - Великолепно! Меня буквально осыпали комплиментами. Никто в мире не сравнится с парижанами в умении угодить женщине, дать ей возможность почувствовать себя божеством.
        - Это правда, - проникновенным голосом изрекла Иоланда. Она стремилась отвлечь хозяйку разговорами, чтобы та не заметила необычный вкус кофе.
        Видя, что актриса поднесла чашку ко рту, она затаила дыхание.
        - Сегодня я приглашена на званый ужин, - поделилась Габриэль Дюпре, - где должна сверкнуть, подобно звезде.
        - От вас всегда исходит сияние. Даже в обычной обстановке, - польстила актрисе Иоланда. - Но раз вы снова намерены выезжать, мадемуазель, вам непременно нужно хорошенько отдохнуть.
        - Ты права, - согласилась Габриэль.
        Она сделала глоток из чашки и поглядела на себя в зеркало.
        - Сегодня вечером у меня будет повод для празднования, - словно размышляя вслух, произнесла она.
        Иоланда ничего не сказала, боясь чем-нибудь отвлечь актрису. Та сделала второй глоток, потом еще один и, запрокинув голову, вылила все содержимое чашки в рот.
        Поставив пустую чашку на поднос, Габриэль Дюпре, любуясь собой, раскинула руки в стороны.
        - Я умна! Не только красива, но и умна, и даже сам Бонапарт вынужден будет это признать.
        Теперь Иоланда окончательно поняла, для чего актриса затеяла вместе с Фуше эту интригу против герцога.
        Ей хотелось поднять свой престиж в высших сферах, удостоиться похвалы владыки Франции и, возможно, быть принятой его супругой Жозефиной. Она поступала, конечно, подло по отношению к герцогу, но мотивы ее поведения стали понятны.
        Актриса встала и направилась к кровати.
        Лишь только она приблизилась к вожделенному ложу, то сразу зевнула так сладостно и так широко, что, казалось, ее рот разорвется пополам.
        - О боже! Как я утомилась.
        И тут же Габриэль рухнула на подушки.
        Иоланда уложила актрису поудобней, сняла с нее туфельки. С Габриэль произошло то же самое, что и с герцогом. Кофе с адским снадобьем действовал мгновенно.
        Убедившись, что сон актрисы крепок, Иоланда поспешила в соседнюю спальню. На ее стук откликнулся герцог.
        - Войдите.
        К ее радости в комнате с герцогом был не только Хоукинс, но и Питер.
        - Мадемуазель вышла из игры, - сообщила она. - В нашем распоряжении четыре часа.
        - Это была твоя идея, Хоукинс? - поинтересовался герцог.
        - Нет-нет, ваша светлость. Авторство целиком принадлежит мадам. Я лишь пассивно наблюдал за ее действиями и восхищался ее смекалкой.
        Взгляд герцога на мгновение задержался на раскрасневшемся от волнения личике Иоланды.
        - Что ж, благодаря вам, мадам, мы получили значительную фору во времени. Латур сказал, что Бувье уже ожидает нас с лодкой.
        - Да, он в полной готовности, - подтвердил Питер, гордый и за свою сестру, и за себя.
        - Единственная трудность заключается в том, как выйти из дома незамеченными. - Герцог наморщил лоб. - Может быть, я ошибаюсь, но у меня такое чувство, что агенты Фуше наблюдают за парадным входом.
        - Вы совершенно правы, ваша светлость, - поспешно согласился Хоукинс.
        - Но ведь можно пройти через сад, - предположила Иоланда.
        - Конечно, можно, но там ворота всегда на замке.
        - Я вот что придумал, - вмешался в разговор Питер. - Я знаю, у кого хранится ключ. Я распишу этому парню презанятную историю о том, что мне надо улизнуть из дома к любовнице, и красочно обрисую ему эту вымышленную дамочку во всех подробностях.
        Он улыбнулся немного смущенно.
        - Они там внизу все время прохаживаются насчет моих любовных побед, - без ложного смущения сказал Питер, - и не удивятся, если я попрошу ключ от ворот, чтобы добавить к списку еще одну поверженную красотку. А тайна необходима, чтобы не навлечь на меня гнев старшего конюха.
        - Прекрасная идея! - воскликнул герцог. - А ты уверен, что она осуществима?
        - Уверен, монсеньор.
        - Тогда определим точное время нашего выступления. Предлагаю отправиться ровно в шесть. Из вещей мы не берем ничего, кроме того, что можно унести в карманах. Любой багаж сразу привлечет к нам внимание.
        Он вновь взглянул на Иоланду и продолжил:
        - Как только мы все окажемся вне дома, я и мадам отправимся, будто прогуливаясь, по саду, держась поближе к воротам. Хоукинс будет следовать за нами на почтительном расстоянии, делая вид, что тоже прогуливается и не замечает нас. А Латур…
        Питер не удержался и прервал герцога:
        - Мне все ясно. Получив в руки ключ, я спешу к воротам, прихватив с собой пистолет, который мне положен по штату, как сопровождающему карету его светлости, и еще нож… Французы считают его самым действенным, а главное, бесшумным оружием в уличной драке.
        - О, нет! - тихо вскрикнула Иоланда, которую стало пугать предстоящее приключение, но никто, казалось, не слышал ее.
        Питер и Хоукинс покинули спальню. На какой-то момент герцог и девушка остались одни.
        - С вами… все в порядке? - робко спросила она.
        - Я в порядке… благодаря вам.
        Больше ничего произносить не требовалось. Их взгляды, встретившись, говорили красноречивее всяких слов. В глазах герцога было тепло и искренняя благодарность, во взгляде Иоланды - нарастающая тревога за него, за Питера, за себя.
        Ей казалось, что все опасности еще впереди, что они надвигаются на них мрачной темной стеной.
        Не желая показывать свой страх, девушка выбежала из комнаты.
        Сверху доносилось множество звуков - скрип снастей и хлопанье поднимаемых парусов, топот ног по палубе барки, отрывистые команды, с боков - всплески струящейся за бортами воды.
        Сжавшись в комочек в неосвещенной, темной и сыроватой каюте, Иоланда прислушивалась к этим звукам с тревогой. Она догадывалась, что и герцог испытывает те же чувства и так же чутко прислушивается к тому, что творится наверху.
        Когда они плыли вниз по течению, к Луврской пристани, в глубоко сидящей в воде под их тяжестью утлой лодчонке, она все ждала, что на берегу раздастся крик, означающий, что их обнаружили, а может быть, затем последуют и выстрелы.
        А до этого были еще напряженные мгновения якобы беспечной прогулки по саду с герцогом, потом стремительный бег под прикрытием кустов к отворенным Питером воротам.
        Они старались как можно незаметнее выскользнуть из сада, и Иоланда все глядела по сторонам, и за каждым деревом ей чудились люди Фуше.
        Однако ничего не случилось, вокруг было по-прежнему тихо и спокойно, и они продолжили путь по улицам, ведущим к берегу Сены. Впереди шли Иоланда с герцогом, словно обычная парочка - кавалер и его дама.
        Хоукинс и Питер следовали за ними в отдалении.
        Герцог иногда низко склонялся к ней, словно бы для того, чтобы шепнуть что-нибудь на ушко, чтобы как можно достовернее изобразить прогуливающихся влюбленных. Иоланда убеждала себя, что все окончится хорошо, что она и ее брат на редкость везучие. Ведь им так везло до сих пор, с момента, когда они ступили на землю Франции. Удача не покидала их. Почему же она должна изменить им сейчас?
        Но именно потому, что ей было так хорошо идти рядом с герцогом, она боялась, что все это вдруг как-то трагически прервется.
        Увидев ожидающую их барку, Иоланда снова испытала щемящее чувство тревоги. Она понимала, что по такой глубоководной реке, как Сена, барки плывут под парусами. Но, словно в насмешку над беглецами, выдался на удивление безветренный, тихий вечер. В этом случае паруса будут совершенно бесполезны, а люди Фуше могут вот-вот появиться на берегу.
        Но на сомнения и на ненужные вопросы уже не было времени.
        С борта спустили веревочный трап, по которому Иоланда и мужчины вскарабкались на палубу, а затем громадного роста и властного вида человек - вероятно, это и был сам Бувье - провел герцога и ее вниз, в крохотную каюту, с таким низким потолком, что герцог смог войти туда лишь согнувшись.
        - Я не предвидел, монсеньор, что вы прихватите с собой даму, - неприветливо заявил великан, остановившись на пороге каюты.
        - Если вы благополучно доставите нас всех в Гавр, я утрою обещанную вам сумму, - вместо ответа пообещал герцог.
        Несомненно, что слова герцога понравились Бувье. В то же время он все-таки выразил беспокойство.
        - Я всегда могу объяснить наличие трех лишних людей в экипаже судна, если господа таможенники заявятся на борт. Но как я им объясню присутствие здесь милой леди?
        У Иоланды от страха перехватило дыхание.
        Она подумала, что ей следует немедленно сойти с судна, но тогда и Питеру придется остаться на берегу.
        Но герцог, словно читая ее мысли, твердо сказал:
        - Вы отвечаете за нашу безопасность, поэтому должны что-нибудь придумать. Я плачу вам достаточно, чтобы вы как следует пошевелили мозгами.
        Бувье ухмыльнулся.
        - Мои мозги всегда при мне и работают отлично, если их хорошенько смазать. Те двое, - он показал наверх, имея в виду Хоукинса и Питера, - сойдут при проверке за матросов. Но вы, монсеньор, другое дело. Я покажу вам, куда прятаться в случае опасности… вместе с дамой.
        Говоря это, он нагнулся и сдвинул с пола в сторону связки тяжелых канатов и прочий корабельный скарб. За этой громоздкой кучей обнаружился вделанный в стену каюты шкафчик с деревянным сиденьем внутри.
        - Тут как раз хватит места на двоих.
        - Превосходное укрытие, - сухо отметил герцог. - Уверен, что им пользовались не раз.
        Француз вновь ухмыльнулся.
        - Я часто вожу груз, который таможенники были бы счастливы конфисковать, но им пока еще это не удавалось.
        - Будем надеяться, что и на этот раз их постигнет неудача, - сказал герцог.
        Подняли первый парус, и, когда он поймал порыв ветра, судно слегка вздрогнуло, словно живое существо.
        Бувье коротко кивнул пассажирам и тяжело протопал по ступеням трапа наверх.
        Иоланда опустилась на жесткую скамеечку и огляделась.
        Каюта была заполнена множеством различных странных предметов, которые, вероятно, стаскивали сюда за ненадобностью. Тут были и запасные свернутые паруса, ветхие флаги, поломанные инструменты, распоротые подушки и тюфяки с вылезающей из них соломой, грязные одеяла.
        Герцог проследил за ее взглядом и недовольно скривил губы.
        - Нам хотя бы повезло, что сейчас лето и экипаж может ночевать на палубе. Иначе нам пришлось бы делить эту берлогу с матросами.
        Иоланда понимала, что для него, привыкшего к изысканности во всем, к комфорту и к роскоши, пребывание в столь убогой каюте было тягостно. Ей хотелось как-то ободрить его, но она сама была столь удручена окружающей мрачной обстановкой и своими страхами, что у нее не нашлось подходящих слов.
        Впрочем, герцог оказался не таким уж привередливым и избалованным вельможей и проявил оптимизм.
        - Все недостатки с лихвой искупаются преимуществами плавания на такой отвратительной, но зато надежной посудине. Бувье - неоценимый человек, если ему хорошо платят. Он спас головы множеству ваших аристократических соотечественников, да и моих тоже. Лучше побыть пару дней в этом свином хлеву, чем уронить голову в корзину, устланную окровавленной соломой, под гильотинами.
        Ужасна была картина, которую нарисовал герцог. Иоланда невольно поежилась.
        - Почему вы раньше не покинули этот страшный город? Вы ведь знали заранее, что заключенный с Бонапартом мир хрупок.
        - Вы, француженка, называете свою столицу страшным городом? Странно. Истинные французы считают его самым веселым в Европе, даже во времена террора. Что вас так тянет в Англию, не пойму…
        - Простите, что задаю вам лишние вопросы, - сказала Иоланда, торопясь сменить скользкую тему.
        - А вы простите меня за то, что я излишне любопытен. - Герцог был отменно вежлив.
        Как Иоланде хотелось поведать ему всю правду о себе и о Питере! Может быть, он что-то посоветует им, например, как найти убежище в малолюдной Ирландии.
        Но когда она вспомнила, что ее брат убил на дуэли пользующегося популярностью в высшем лондонском свете маркиза Рамсбюри, который считался приятелем герцога, то не решилась на откровенную исповедь.
        Он же был проницателен, как никто другой.
        - Я знаю, что вы испытываете страх, но, как мне кажется, вас беспокоят не только люди Фуше. Какие-то у вас иные заботы? Скажите. Может быть, я сумею чем-то быть полезен вам…
        - Я… не имею права отягчать вас… своими проблемами, - покачала головой Иоланда. - По крайней мере, сейчас.
        Герцог загадочно улыбнулся.
        - Хорошо, подождем. У нас впереди времени предостаточно.
        Ветерок все-таки потянул с берега, вскоре он достаточно окреп, и барка выплыла на середину реки. Паруса исправно выполняли свою работу. Судно бойко двигалось вниз по течению.
        Они с герцогом поднялись на палубу, не в силах дольше оставаться в тесной, темной каюте. Иоланда увидела, что основной груз барки - это бревна. Они не вызывали ничьих подозрений. Ведь Наполеон и впрямь собирался строить плоты для вторжения в Англию.
        Иоланда в уме неоднократно подсчитывала, сколько у них времени в запасе, прежде чем очнется мадемуазель. Вряд ли ее кто-то осмелится потревожить, а в спальню герцога тоже никто не заглянет, ведь всем слугам известно, что его светлость обслуживает лишь Хоукинс.
        Вполне возможно, что спасительная для беглецов пауза протянется до позднего утра, когда мажордом встревожится по поводу того, что господа не требуют себе завтрак в комнаты. Он, естественно, поднимется наверх, желая осведомиться, все ли в порядке.
        - К тому времени мы будем уже далеко! - неожиданно вслух произнесла Иоланда.
        Герцог осторожно коснулся ее руки.
        - Вы дрожите… Вам холодно или страшно?
        - И то, и другое, - призналась Иоланда.
        - Так поделитесь со мной своими опасениями, - предложил герцог, и девушка уже готова была это сделать, как перед ними вырос Бувье.
        - Быстрее вниз, в каюту! - воскликнул он. - Таможенники на подходе. Может быть, это рутинная проверка, но на всякий случай спрячьтесь. Нельзя, чтобы вас увидели, монсеньор.
        - Я в этом тоже заинтересован, - спокойно и не без иронии ответил герцог.
        С помощью Бувье они поспешно освободили вход в укрытие. Когда дверь шкафа распахнулась, герцог сделал Иоланде приглашающий жест, чтобы дама забралась туда первой. Он последовал за ней.
        Дверь закрылась, оставив их в кромешной тьме. Они услышали, как Бувье возвращает хлам на прежнее место.
        Какое-то время они сохраняли полную неподвижность. Шкаф был такой тесный, что они оказались прижатыми друг к другу. Затем Иоланда ощутила, как рука герцога обвилась вокруг ее талии. Не отдавая себе отчета, что он подумает о ее поведении, девушка уткнулась личиком в его плечо.
        - Я молюсь… молюсь за ваше спасение, - прошептала она.
        - За мое?
        - Да, да, в первую очередь, за ваше. Ведь охота идет именно на вас. Утром, когда я увидела, что вы без сознания, то подумала… Как ужасно будет, если французы схватят вас и бросят в тюрьму.
        - Чем же я заслужил такую заботу обо мне? - так же шепотом спросил герцог.
        Но ответа на свой вопрос он получить не успел. Судя по звукам, таможенники спустились в каюту.
        Беседа их с Бувье была недолгой, но велась на повышенных тонах. Затем чуть слышно зашелестели деньги.
        Судя по всему, хозяину барки удалось убедить таможенников, что с грузом все в порядке.
        - Прощайте, месье. Доброго пути, - почти одновременно произнесли оба чиновника.
        Их сапоги, удаляясь, простучали по трапу.
        - Они ушли… Они ушли, монсеньор! - Иоланда была в восторге.
        Ее губы, повинуясь какому-то извечному природному инстинкту, потянулись ко рту мужчины и слились с его губами в поцелуе. Темнота стала верной помощницей. Она избавила девушку от всякой робости.
        Молния пронзила все тело Иоланды, когда он ответил - одновременно пылко и ласково - на первый в ее жизни поцелуй.
        Иоланда могла бы спросить себя, почему она так безоглядно влюбилась, в сущности, в малознакомого ей мужчину, далекого от нее, как звездная туманность, и по положению в обществе, и по богатству? Но задавать вопросы она не желала, она хотела только сказать ему:
        - Я люблю вас… люблю.
        Герцог еще крепче прижал ее к себе, и все это было ей внове, все так прекрасно, будто новый, сказочный мир открылся перед нею.
        Казалось, прошли века, прежде чем оба они разомкнули объятия.
        - Как могло так случиться… что я вас полюбила? - все-таки спросила Иоланда.
        - Сердцу не прикажешь… любовь хозяйничает в нем сама, - убежденно сказал герцог. - Мне показалось, что искры пробегали между нами еще вчера, но я не решился сказать об этом, чтобы не испугать тебя.
        - Но я все равно боюсь.
        - Боишься меня?
        - Себя. Со мной происходит что-то неладное, когда вы целуете меня…
        - Давай попробуем еще раз, - предложил герцог. - Вот я целую твои губы. Что произошло? Что ты чувствуешь?
        Она чувствовала только одно - желание, чтобы поцелуй продолжался вечно.
        Но Бувье уже гремел какими-то досками, убирая хлам, загораживающий дверцы шкафа.
        Ей пришлось опуститься с заоблачных высот и окунуться в реальность.
        Иоланда вспомнила, что мужчина, только что целовавший ее, герцог Илкстон, а она - полунищая англичанка, выдающая себя за француженку, и горничная его коварной возлюбленной. Какие надежды на будущее она может питать?
        Полоска тусклого света, проникшая через отворенные дверцы, сразу же разделила их с герцогом, словно отрезала друг от друга.
        - Можете выходить, монсеньор! - бодро заявил Бувье. - Я спровадил этих прохвостов!

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Герцог решил поменять все планы, едва ему в руки попала свежая газета.
        Иоланда неотрывно размышляла о том, как они с герцогом проведут ночь вместе, в одной каюте, но тот, после нехитрого ужина, разделенного со всей командой, изъявил желание спать наверху, на свежем воздухе.
        Таким образом, гордиев узел проблем был разрублен одним ударом.
        Он будет любоваться ночным звездным небом в компании с Хоукинсом и Питером, и ее репутация не пострадает. Пребывание в одиночестве в сырости и духоте каюты было безрадостным. Сон никак не приходил к Иоланде.
        Воспоминания о чудесном соприкосновении ее губ с губами герцога, о сильном объятии мужских рук вновь и вновь возвращались к ней.
        Она мечтала о том, что эти мгновения когда-нибудь повторятся, хотя на это было так мало надежды.

        Поутру, поднявшись на палубу, она робко взглянула на герцога, ожидая от него какого-нибудь намека на вчерашнее, но он выглядел, как обычно, бесстрастным и невозмутимым. Отбросив в сторону газету, видимо, доставленную с берега кем-то из матросов, он ошеломил ее внезапным заявлением:
        - Мы купим четырех лошадей и продолжим путь верхом. Предполагаю, что вы сможете держаться в седле, мадам?
        Иоланде почудилось в его тоне некоторое презрение к женщине, которая стала для него обузой.
        Герцог, не дождавшись от нее ответа, обратился к Питеру:
        - Ты способен найти подходящих лошадей?
        Питер скрыл уязвленное самолюбие под уже привычной лакейской ухмылкой.
        - Вам нужны клячи, способные доскакать до Гавра?
        - Мне нужны четыре отличные лошади. Неважно, какова будет их цена, - отрезал герцог.
        - А чего мы так торопимся? - позволил себе полюбопытствовать Питер. - Путешествие по Сене весьма приятно…
        - Потому что война близка и морское побережье вскоре закроют, - отрывисто сказал герцог.
        - Французы не осмелятся… - вырвалось у Питера.
        - Тебе лучше знать, на что способны твои соотечественники, - с каким-то странным выражением произнес герцог.

«Сейчас Питер признается, что мы англичане, и выдаст нас!» - с испугом подумала Иоланда.
        - Хватит разговоров! - вмешался, к счастью, Хоукинс. - Чем скорее, ваша светлость, вы покинете страну «лягушатников», тем лучше будет для всех нас.
        - Согласен, - кивнул герцог. - Покупайте лошадей, Латур, и мы испаримся отсюда как духи.
        Иоланда, глядя на выражение, застывшее на лице брата, понимала, что он поставлен перед трудной задачей. Купить в чужой стране за столь короткий срок хороших лошадей и оправдать доверие герцога было непросто.

        Два часа прошли в напряженном ожидании.
        Паруса едва тянули барку под изменчивым ветром, а течение, хотя и верно, но слишком медленно уносило их прочь от опасности.
        Иоланда надеялась, что за это время герцог заговорит с нею, вспомнит о том, что произошло так недавно в душном темном шкафу в капитанской каюте.
        Но его взгляд был устремлен на зеленые луга, простирающиеся по обоим берегам Сены, и мысли его, вероятно, занимали совсем иные проблемы.
        Наконец она увидела две фигурки на травянистом берегу - Питер и Хоукинс отчаянно махали им руками.
        С барки спустили лодку и доставили их на борт.
        - Мы отыскали четырех отличных лошадок, - воодушевленно докладывал Питер. - Но стоят они недешево! Может быть, мне поторговаться с хозяином, чтобы он не заподозрил, что лошади нужны нам срочно?
        - Ты сообразительный парень, - согласился герцог. - Но в любом случае, поторопись с покупкой. Скажи, а в том городке есть лавки?
        - Да, монсеньор, сколько угодно! - воскликнул Питер.
        - Тогда присмотри и купи для своей супруги подходящее платье для верховой езды, - распорядился хозяин.
        Иоланда вмешалась:
        - Мне достаточно того, что на мне.
        Но тут же подумала, что любое неудобство, испытываемое ею в дороге, может замедлить бегство герцога из Франции, и поэтому ей лучше не возражать.
        Но здесь Питер проявил свой неуместный гонор:
        - Мы сами заплатим за свою одежду!
        - Если вы мои слуги и в данных обстоятельствах не можете носить подобающую ливрею, я обязан вас обеспечить одеждой за свой счет, - холодно возразил герцог. - Или вы отказываетесь служить мне, несчастному изгнаннику? - с насмешкой поинтересовался он.
        - Нет! Нет! - хором воскликнули брат и сестра.

        Когда тихий вечер окутал берега Сены легким туманом, барка, опустив паруса, замедлила свой ход.
        В укромной бухточке, под сенью старых ив, путешественников ждали лошади, и Питер с Хоукинсом подавали с берега сигналы.
        До момента расставания с судном Иоланда заслужила похвалу всего экипажа за омлет, приготовленный ею по английскому обычаю на ленч.
        Барка уткнулась носом в песчаную косу, обтекаемую быстрой струящейся водой.
        Иоланда собралась было прыгнуть в воду, чтобы вброд добраться до берега, но герцог поднял ее на руки и некоторое время она летела по воздуху, чувствуя себя наверху блаженства.
        Если бы шпионы Фуше или какие-то другие негодяи умертвили сейчас Иоланду, она все равно сочла бы, что ее жизнь прожита не зря. Ведь она снова ощутила объятия сильных рук любимого человека.
        - Всегда рад послужить вам вновь, монсеньор! - пробудил ее от грез хриплый от речной сырости голос Бувье. Он получил обещанную плату и был очень доволен.
        Лошади на окутанном туманом лугу мирно щипали травку в ожидании ездоков. Питер был горд своим выбором.
        - Все до одной резвые лошадки! Они домчат нас как ветер!
        Кавалькада из четырех всадников двинулась вперед по сельским дорогам. Луна освещала им путь.
        В четыре утра наступил рассвет.
        Герцог приметил густую рощу для короткого привала.
        - Бувье на прощание снабдил нас отличным вином и жареными цыплятами, - сообщил Хоукинс. - Какие бы революции ни происходили в этой стране, еда у них всегда отличная!
        Питер встретил это сообщение с воодушевлением. Его молодой организм нуждался в подкреплении.
        Иоланда, напротив, едва прикоснулась к еде, отщипывая по кусочку. Слишком высоко вознеслась она в своих мечтах. Скоро ей придется опуститься на грешную землю.
        Герцог, укрывшись плащом, задремал. Он ничем не выделял Иоланду из прочих своих спутников, лишь проявляя свою обычную холодную вежливость.
        Иоланда почему-то вспомнила, как выбирала вместе с Питером себе наряд для путешествия на врученные герцогом деньги.
        Они зашли в первую же попавшуюся лавчонку.
        - Герцог слишком щедр. Что бы это значило? Он хочет видеть возле себя роскошную амазонку? - недоумевал Питер.
        Она хотела бы возмутиться, но тут же поняла, что Питер просто поддразнивает сестрицу.
        Как ей ни было неловко, но все же Иоланда выбрала понравившийся ей и самый дорогостоящий наряд - небесно-голубой, под цвет своих глаз.
        Он пришелся ей впору… лишь четверть часа ушло на ушивание его в талии услужливой мастерицей.
        Питер залюбовался ею, Хоукинс отпустил сдержанный комплимент, а герцог… он не обратил ни малейшего внимания на то, что она преобразилась, и поскакал вперед, увлекая за собой спутников.

«Я верну ему это платье, как только мы переправимся через пролив, - решила Иоланда. - Я не приму от него никаких денег, кроме той суммы, что я заработала, будучи в услужении у мадемуазель».
        Будущее ее было обеспечено месяца на два - ведь у нее сохранились еще драгоценности покойной матушки. А что будет дальше? Об этом не хотелось думать.

        Краткий отдых пошел всем на пользу - и людям, и лошадям. За день они проделали большое расстояние и были уже неподалеку от Гавра, как вдруг стал накрапывать мелкий, нудный дождик.
        - На этот раз сельская идиллия в духе Жан-Жака Руссо нам не подойдет. Придется отказаться от привала у костра и поискать ночлег под крышей, - сказал герцог. - Мы ведь не железные и размокнем под дождем.
        При этом он бросил на нее взгляд, и Иоланде подумалось, что герцог все-таки больше заботится о ней, чем о себе и других путешественниках.
        Но почему он так равнодушен, холоден и ни разу не вспомнил о поцелуе в шкафу на корабле, о произнесенных тогда словах любви?

«Может быть, я сделала что-то не так… сказала что-то не то… и теперь ему не нравлюсь, вызываю в нем отвращение?» - в отчаянии подумала она.
        Ей иногда хотелось ударить лошадь хлыстом и ускакать прочь от кавалькады, остаться наедине с дождем и ветром, чтобы они… эти мужчины не искали ее… и забыли о ней.
        Придорожный трактир, до которого усталые путники с трудом добрались по размокшей дороге, был крохотный и забит до отказа.
        - Я могу предложить вам только маленькую комнату для монсеньора и мадам, а остальным придется устроиться на чердаке, - заявил владелец трактира.
        - Нас это устраивает, - кивнул герцог. - Латур с женой переночуют в комнате, а мы с Хоукинсом послушаем на чердаке, как стучит по крыше дождь.
        - Нет! - воскликнула Иоланда, едва не выдав всех обращением «ваша светлость». - Мы с супругом всегда спим раздельно.
        Герцог удивленно вскинул брови. Питер поспешил объяснить:
        - Иоланда утверждает, что я отчаянно храплю и не даю ей заснуть.
        - Понятно. Тогда мадам займет одна этот роскошный номер, - пожал плечами герцог.
        Иоланда попыталась было возразить, но в тоне герцога была та же властность, которую она ощутила при первой их встрече в Кале.
        Еще до конца не осознав, что происходит, она очутилась в уютном, но безвкусно обставленном номере. Ковры и дрезденские фарфоровые безделушки, казалось, заполняли все пространство комнаты.
        Иоланда опустилась на кровать, не раздеваясь и не зная, что с ней произойдет в ближайшее время… и тут же уснула, утомленная многочасовым путешествием.

        Ее разбудил стук в дверь.
        Или это шпионы Фуше пришли за ней, или герцог заглянул, чтобы ее поцеловать. Оказалось ни то, ни другое.
        Питер пришел позвать ее к завтраку.
        Завтрак был превосходен. Французы знали толк в еде. Хозяин трактира был общителен и чрезмерно любопытен, но, заметив, что постояльцы не склонны к беседе, вскоре отстал от них. Отдохнув и подкрепившись, путешественники сели на лошадей и продолжили путь.

        После еще одного дня утомительной скачки вдали заголубело море.
        Вот они - дома Гавра, и лес корабельных мачт за ними. Иоланду все время преследовала мысль - скажет ли ей герцог что-нибудь, кроме необходимых напутствий перед опасной попыткой пересечь пролив?
        Герцог жестом остановил кавалькаду и спешился на вершине холма, откуда видна была вся гавань.
        - Хоукинс! Не видишь ли ты нашу яхту?
        - Она там, ваша светлость. Стоит на якоре.
        - Отправляйся пешком и скажи капитану, чтобы поднял паруса и вышел в море. Он подберет нас на берегу, ты сам знаешь где.
        Хоукинс без лишних слов повиновался, отдав поводья своей лошади Питеру.
        - Нам предстоит еще проехать пару миль. Справишься ли ты, Пьер, с двумя лошадьми?
        - Конечно, монсеньор.
        - Потом нам придется как-то избавиться от них до наступления темноты. Опасно оставлять лошадей гулять на воле, это вызовет подозрения. Лучше их продать… Я целиком полагаюсь на твою французскую смекалку, Пьер! - с иронией произнес герцог.

«Неужели он догадался о нашем маскараде?» - подумала Иоланда.
        Так или иначе, с каждым часом, с каждым шагом герцог все больше удалялся от нее. Она неотвратимо теряла человека, в которого успела влюбиться без памяти.

        - Ты должна поговорить с ним, - настаивал Питер.
        - Как я могу? - Иоланда даже побледнела при мысли, что затеет разговор на эту тему с герцогом.
        - Скажи ему, что мы вернем деньги при первой же возможности, хотя, ей-богу, что значит какая-то жалкая сотня фунтов для герцога Илкстона!
        - Сотня фунтов? - Иоланда в ужасе всплеснула руками.
        Беседа сестры с братом происходила ранним утром, когда Питер постучался к ней в каюту.
        После суровых испытаний, перенесенных во время бегства, Иоланда наслаждалась комфортом герцогской яхты - уютом, теплом, мягкой постелью и чистым бельем.
        Трудно было представить, что все планы герцога осуществились, что им отчаянно повезло и ищейки Фуше потеряли их след.
        Пока Хоукинс пробирался на яхту и выводил ее из гавани к условленному месту, пока Питер, торгуясь как истый лошадник, сплавлял где-то барышникам их скакунов, она оставалась наедине с герцогом в роще, где деревья гнулись под порывами ветра, а морской прибой лизал песчаный берег.
        Может быть, в шуме ветра и прибоя она не услышала то слово, которое ждала от него? Но ведь он мог его и повторить.
        Герцог молчал, и взгляд его упорно исследовал линию горизонта, за которой скрывалась Франция. Он ни разу не посмотрел на Иоланду.
        Волны набегали на песок, словно стирая ее воспоминания о страстном поцелуе…
        Разумеется, по возвращении в Лондон герцог окунется в высший свет, туда, где он царствовал и где ему поклонялись и мужчины, и красивейшие леди столицы. Он будет заседать в палате лордов и решать судьбы государства.
        При чем тут какая-то французская горничная, которую он, воспользовавшись моментом, поцеловал в темноте!

        Шлюпка прибыла за ними с яхты, и вскоре капитан восторженно приветствовал их прибытие на борт. А еще через пару минут Иоланда узрела роскошь, столь привычную для герцога и показавшуюся ей воплощением сказок Шахерезады.
        Ее провели в просторную каюту, стюард предложил еду и напитки - она от всего отказалась, пытаясь забыться сном, но уснула только на рассвете, а тут ее разбудил Питер, выглядевший бодрым, отдохнувшим и воодушевленным.
        - Слава богу, море гладкое, как зеркало. Куда подевалась моя морская болезнь? Удача сопутствует нам, сестренка. Капитан сказал, что штиль продержится до самого конца плавания.
        - Я рада за тебя, дорогой.
        А дальше начался разговор о деньгах, который окончательно испортил ей настроение.
        - Не изображай из себя ангела, сестра, - настаивал Питер. - Ты так же должна есть и пить, как и я. Если мы хотим попасть в Ирландию, кстати, это твоя идея, - нам потребуются деньги на дорогу. Где же их взять?
        - Только не у герцога, - заявила она твердо.
        - Очень хорошо. Тогда я отдам себя в руки властей. Что мне еще остается делать, если ты отказываешься помочь брату?
        Это был запрещенный удар, и они оба сразу это поняли.
        Питер скорчил жалостливую гримасу, к которой всегда прибегал еще в детстве, чтобы к нему прониклись сочувствием.
        - Почему бы тебе самому не обратиться с просьбой к герцогу? - предложила Иоланда.
        - Думаю, что благородный Илкстон будет более великодушен к женщине, чем к мужчине.
        Питер был так трогательно несчастен и комичен в своем отчаянии, что Иоланда едва не рассмеялась.
        Он оставил ее одну, чтобы она смогла заняться своим туалетом. Голубое платье для верховой езды было все забрызгано грязью. К тому же она, вероятно, уже наскучила герцогу. Ведь этот наряд маячил перед его взглядом достаточно долгое время.
        Она оделась вновь в платье, в котором покинула парижский особняк. Только волосы убрала по-другому и надела серьги и ожерелье - скромные украшения из материнского наследства.
        Сколько они стоили - три, пять, десять фунтов? Мелочь, по сравнению с пачками ассигнаций, которые щедрой рукой тратил герцог.
        Она собиралась совершить самый трудный поступок в ее жизни - попросить у герцога денег! Для этого ей надо было набраться храбрости. Но другого выхода не было - тут Питер был абсолютно прав.

«Неважно, что подумает герцог. Ему, главное, избавиться от нас поскорее…» - убеждала себя Иоланда.
        Но когда она уже собралась идти к герцогу, чувствуя себя поднимающейся на эшафот, в дверь постучали.
        Едва дыша от волнения, Иоланда слабым голосом пригласила пришельца войти. Это оказался всего лишь стюард.
        - Я услышал, что вы проснулись, мадам, и принес вам кофе. Вам подать что-нибудь еще?
        - Нет-нет. Ничего больше. Скажите… где мне найти его светлость?
        - Его светлость у себя в каюте, на корме, - ответил стюард, не подавая вида, что заметил, как взволнована юная леди.
        - Спасибо.
        Подкрепившись для храбрости чашечкой кофе, Иоланда отправилась в путешествие по яхте. В коридоре ей повстречался Хоукинс.
        - Как вы спали, мадам? - Его улыбка осветила, казалось, все вокруг.
        - Спасибо, прекрасно. Мне бы хотелось повидать его светлость, если он, конечно, не занят.
        - Я доложу ему.
        Хоукинс скрылся за дверью каюты, из которой только что вышел.
        Иоланда расслышала невнятный короткий разговор герцога со своим дворецким. Ей захотелось немедленно обратиться в бегство, но тут вновь появился Хоукинс.
        - Пожалуйста, мадам. Вас ждут.
        Он пропустил Иоланду в помещение, которое занимало, вероятно, всю кормовую часть яхты. Слегка изогнутые стены закрывали полки с книгами, мягкие диваны образовывали полукружье, в центре которого за массивным письменным столом восседал герцог.
        - Доброе утро. - Хозяин каюты приветствовал девушку весьма мрачно.
        Иоланда оторопела. После такого негостеприимного приема ей было особенно трудно начинать разговор на неприятную тему.
        - Может, вы присядете? - поинтересовался герцог и жестом показал на стул напротив письменного стола.
        Легкое покачивание яхты усиливало нетвердость ее походки, но все же она добралась до предложенного стула.
        - Как вы спали, мадам?
        - Спасибо… хорошо, ваша светлость.
        Наступило молчание, показавшееся ей бесконечным.
        - На вашу долю выпали испытания, особо тяжелые для женщины, - наконец промолвил герцог.
        - Пустяки, ваша светлость. Со мной все в порядке…
        - Хочу, чтобы вы знали… Мы причаливаем в Саутгемптоне. Куда вы намерены отправиться дальше?
        Он как бы давал ей возможность исповедаться ему, но Иоланда не находила подходящих слов. Ведь герцог не проявлял особого интереса к ее судьбе - просто был вежлив и любезен к тем людям, кто хорошо послужил ему в последние дни.
        Она сжала пальцами колени, чтобы герцог не заметил дрожь, охватившую все ее тело.
        - Мне надо… прежде чем мы попадем в Англию… поговорить с вами, - все-таки решилась произнести она.
        - Так говорите. Я вас слушаю.
        О, как все это было ужасно! Иоланда никогда в жизни еще не испытывала такого страха.
        - Мы нуждаемся в вашей помощи.
        Иоланда не решалась взглянуть герцогу в лицо.
        - Питер… я и… мы подумали, что вы можете одолжить нам немного денег… совсем небольшую сумму. Мы вернем долг обязательно…
        Слова падали в пространство и застывали в нем, словно капли расплавленного металла.
        Иоланду мучило каждое произнесенное ею слово, и все они казались ей нелепыми, унизительными, даже непристойными. О, если б она могла взять их обратно!
        - Это я у вас в долгу… за вашу неоценимую помощь, - тихо произнес герцог.
        - Нет-нет, что вы! - поторопилась возразить Иоланда. - Вы ничего нам не должны. Вы были так добры… невероятно добры… Я бы ничего не просила, если б не крайние обстоятельства…
        Голосок Иоланды угас, отказываясь ей повиноваться.
        Сумму, на которой настаивал Питер, она не решалась произнести.
        - Вы еще не сказали мне, куда вы собираетесь ехать.
        - Не знаю… пока не знаю… скорее всего в Ирландию.
        - Почему в Ирландию?
        Она не в силах была ответить.
        - Я думаю, Иоланда, что вам лучше открыть мне всю правду. Вы что-то скрываете. Есть какая-то причина тому, что вы прячетесь. - Голос герцога звучал мягко, но настойчиво.
        - Да, - кивнула она.
        - От кого и почему?
        Это был конкретный, прямой вопрос. Таким же должен быть и ее ответ, но ведь на карту поставлена судьба Питера.
        - Его арестуют, если он вернется домой. Он… убил человека.
        - Убил?!
        - На дуэли… случайно. Но его посадят в тюрьму за убийство.
        - Если он убил кого-то на дуэли и не замышлял это заранее, то его не обвинят в убийстве. Вам должно быть известно, что дуэли происходят только между джентльменами, и это «дело чести». Другой случай, если это трактирная драка…
        Как, вероятно, сейчас презирает герцог и Иоланду, и ее глупого мнимого супруга. Она поспешила объяснить:
        - Человек, убитый Питером… он важная персона, и поэтому… Питера обязательно осудят.
        Ей показалось, что герцог весьма скептически отнесся к ее рассказу. Поэтому она торопливо добавила:
        - Я могу поклясться, что Питер целился только в руку, но его противник был сильно пьян и покачнулся, и пуля угодила ему в грудь.
        - Вы сказали, что убитый - важная персона. Кто же он?
        Губы Иоланды уже раскрылись, чтобы назвать имя, но в последний момент ее вдруг охватила паника.
        - Если я скажу вам… вы не сообщите в полицию, что Питер вернулся в Англию? - дрожащим голосом поинтересовалась она.
        - Неужели вы обо мне такого мнения?
        Тут Иоланда подумала, что допустила оплошность и рассердила герцога.
        - Простите… я очень сожалею… но все так ужасно… И деньги, что были у нас, украли… когда с Питером случился приступ, по пути в Кале.
        Слезы уже наворачивались ей на глаза. Поэтому герцог не стал затягивать мучительный разговор, а оборвал его настоятельным вопросом.
        - Кого убил Питер?
        - Маркиза… маркиза Рамсбюри.
        Безумием было проговориться герцогу и назвать это имя. Она погубила брата, погубила себя. Ведь герцог, как известно, был другом убитого маркиза.
        - Маркиза Рамсбюри? - переспросил герцог, с каким-то странным выражением лица глядя на нее.
        - Да.
        - Вы в этом уверены?
        - Конечно… А секундант маркиза лорд Безил Блейк тут же заявил, что Питера повесят за убийство, что он этого добьется…
        - Безил Блейк не вправе был делать такие заявления, - пожал плечами герцог. - К тому же маркиз Рамсбюри жив.
        - Он не… мертв?
        - Раз жив, то не мертв.
        Иоланда сама была ни жива ни мертва.
        - На прошлой неделе посол рассказал мне за обедом, что наш общий приятель Рамсбюри стрелялся на дуэли, был ранен и должен был отправиться на тот свет, но чудом выкарабкался.
        - Я… не верю, - прошептала Иоланда.
        - Это правда.
        Глаза Иоланды закрылись, казалось, силы в один момент оставили ее.
        Голос герцога словно издалека доносился до девушки.
        - Раскаиваюсь, что нанес вам такой удар, мадам, но, как говорят, от радостных известий не умирают.
        Он склонился над ней с бокалом в руке.
        - Выпейте бренди.
        - Нет, нет. Мне уже лучше.
        Все же Иоланда взяла у него бокал и пригубила напиток. При этом ее пальцы коснулись его пальцев, и она едва сдержала дрожь.
        - Значит, мы можем вернуться домой? - еще не веря тому, что все завершилось так благополучно, спросила она.
        - А где ваш дом? - поинтересовался герцог.
        - Недалеко от Кантербюри… Мы небогаты, и дом старый и почти разваливается… но мы родились там.
        - Я счастлив, что смог отплатить вам за вашу заботу обо мне хотя бы хорошей вестью, - мрачно произнес герцог.
        - Чудесной вестью! - воскликнула Иоланда. - Теперь Питер может вернуться в Лондон к своим друзьям и продолжать тот образ жизни, который ему всегда нравился.
        - А как получилось, что он поссорился с Рамсбюри?
        Иоланда беспечно махнула рукой.
        - Точно не знаю. Наверное, из-за какой-нибудь женщины.
        - Из-за женщины? - удивился герцог. Иоланда улыбнулась.
        - Питер находит, что многие лондонские леди очаровательны, а они отвечают ему взаимностью.
        - А разве вам это безразлично? - недоумевал герцог.
        - Я люблю сидеть дома. Правда, иногда мне бывает грустно и одиноко… после смерти родителей.
        - А кто были ваши родители? Догадываюсь, что вы не назвали мне свое настоящее имя.
        - Тивертон. Я уверена, что вы никогда не слышали о нашем семействе, но мой папа был пятый баронет в роду, а Питер, значит, шестой.
        Ей почудилось, что герцог как-то напрягся, на лице его появилось странное выражение.
        - Я ничего не понимаю! - признался он. - Постойте, Иоланда. У меня голова идет кругом. Вы сказали, что ваш отец был пятый баронет. А почему Питер - шестой? Вы что, вышли замуж за своего кузена?
        Иоланда не могла не рассмеяться.
        - Я забыла вам сказать… Питер не кузен мне, а родной брат. Мы только притворялись супругами.
        - Ваш брат! - воскликнул герцог так громко, что голос его, вероятно, разнесся по всему кораблю. - Ваш брат! - повторил он.
        Внезапно он наклонился и заключил ее в объятия.
        - Ваш брат! - в третий раз произнес герцог. - А я терзал себя, думая, что вы замужем! О, дорогая, как мучительно было запрещать себе касаться тебя, целовать тебя!
        - Но один раз вы все же нарушили запрет, - напомнила Иоланда. - И я боялась, что этот поцелуй вас разочаровал, потому что вы сделались так холодны и далеки после этого.
        - Разочаровал? Нет! Но после него я испытывал адские муки, зная, что поступил бесчестно, что этот наш поцелуй первый и последний…
        Его губы были совсем близко от ее губ. Корабль чуть качнулся на волне, и это движение передалось им. Их словно магнитом потянуло друг к другу. Все слова, такие важные и не произнесенные, заменил долгий поцелуй.
        А ведь он хотел сказать ей, что любит ее больше жизни, что полюбил ее с первого взгляда.
        А Иоланда хотела признаться ему, что он первый мужчина, который поцеловал ее, что прекраснее его поцелуев ничего нет на свете, что сердце ее отдано ему без остатка.
        Вероятно, мысли Иоланды не составили для герцога тайны. Любуясь ею, он чуть отстранился и поймал на себе взгляд ее сияющих глаз.
        Когда к нему вернулся дар речи, он сказал:
        - Одна загадка не давала мне покоя всю дорогу до Гавра. Мне все же казалось, что тебя никто не целовал прежде, хотя сама эта мысль выглядела абсурдной, ведь я считал, что ты замужем.
        - Никто-никто не целовал меня, - прошептала Иоланда. - Я не знала… как это бывает.
        - О, моя милая! Почему я не доверился своим чувствам больше, чем голосу разума? Я бы избежал стольких часов, проведенных в печали, когда решил навсегда вычеркнуть тебя из своей жизни.
        - И вы бы… действительно так поступили?
        - Я пытался, потому что счел это единственно правильным. Как я мог нарушить идеал, то совершенство, которое воплотилось в тебе.
        - Какие чудесные слова вы говорите… обо мне!
        Глаза Иоланды расширились, и, заглянув в их синюю глубину, герцог понял, что никогда в жизни не видел и нигде больше не увидит столь лучистых, столь манящих глаз.
        Он знал, что именно любовь заставляет их светиться с такой яркостью, а губы и щеки пылать алым пламенем в ожидании его поцелуя.
        Герцог вновь поцеловал ее, и ласковое тепло объяло их обоих.
        - Как мне повезло, что я нашел тебя! Ведь я уже твердо уверился, что все женщины одинаковы, - хищны, кокетливы и только на то и способны, что развлекаться.
        - И потому вы выглядели… таким скучающим и циничным?
        - Отчасти по этой причине, - признался герцог. - Но что толку обсуждать теперь мое прежнее настроение? Я нашел тебя в момент, когда уже не верил, что подобное тебе создание может вообще существовать на свете. Обещаю, что никогда не расстанусь с тобой, милая Иоланда.
        Он нежно поцеловал ее зардевшиеся щечки и спросил:
        - Надеюсь, ты не откажешься выйти за меня замуж?
        - Выйти замуж?.. За вас?
        - Я мечтаю о том, чтобы ты стала моей женой.
        Иоланду словно ослепил ярко брызнувший солнечный свет, и лицо герцога терялось в этом сиянии.
        - С первой нашей встречи я понял, что ты не похожа ни на одну из женщин, виденных мною раньше. Ты отличаешься от них… ты совсем другая.
        - Чем? - тихо спросила Иоланда.
        - Это трудно выразить словами. Но вокруг тебя существует какая-то необычная аура, аура особой чистоты. Ты светишься ею, ты излучаешь ее, как солнце тепло и свет.
        - Это правда… что я вызываю у вас такие чувства? - засомневалась Иоланда.
        - Неужели ты не веришь мне?
        - Все это слишком чудесно… Как в сказке, как во сне… Я боюсь проснуться и увидеть, что все по-прежнему…
        - Я сделаю так, чтобы ты поверила, любимая.
        - Но вы… такой знаменитый… такой значительный человек. Вы должны… жениться на ком-нибудь под стать вам, - робко произнесла Иоланда.
        Герцог улыбнулся, но улыбка его была лишена прежней скептической иронии.
        - На меня произвело впечатление, что я познакомился с дочерью пятого баронета, но несравненно сильнее я покорен ее огромными глазами, ее маленьким, прямым и таким гордым носиком и губами, которые, кажется, специально созданы, чтобы я их поцеловал.
        Он так и сделал, и Иоланда ощутила, что ее существо сливается с ним в нечто единое, что расстаться им уже невозможно.
        - Я люблю тебя, и мне хочется бросить к твоим ногам весь мир, - сказал герцог. - И когда мы прибудем в Англию, у меня найдется многое, что показать тебе и что дать тебе, дорогая. Но сначала я намерен кое-что у тебя забрать.
        Иоланда удивленно посмотрела на него, а он осторожно снял с ее пальца обручальное кольцо.
        - Я не буду тебе рассказывать, как это кольцо преследовало меня в ночных кошмарах. Я спрашивал себя, почему судьба позволила нам встретиться на жизненном пути, но сразу поставила препятствие. Твое обручальное кольцо, словно огненный меч, разделяло нас, и я стал роптать на судьбу.
        Он спрятал колечко в карман сюртука и затем расцеловал ее пальчики - все, один за другим.
        - Ты не будешь носить никаких колец, кроме тех, что я сам тебе надену на палец. И… моя прекрасная, храбрая, любимая женщина, я осыплю тебя драгоценностями, но нет такого драгоценного камня, который был бы тебя достоин.
        Он поцеловал ее нежную ладонь.
        - Я полагаю, что сапфиры подойдут для таких глаз, как твои, цвета летнего вечернего неба, и бриллианты, которые похожи на звезды, сверкавшие в твоих глазах, когда мы ехали с тобой в карете через ночной Париж!
        - Вы произносите столько красивых и лестных для меня слов, что даже не верится… что вы англичанин. Ведь англичане так сдержанны в комплиментах женщинам.
        - Я влюбленный англичанин, - улыбнулся герцог, - а любовь преображает любого человека и из скептика делает поэта. Слова любви к тебе я готов произносить без устали миллионы и миллионы раз.
        - Даже не представляла себе, что любовь такое волшебное чувство, что это такая радость. Когда вы поцеловали меня впервые… нет, еще раньше… когда коснулись моей руки в тот вечер в Париже, я подумала, что я уже на небе, что я уже умерла. И я хотела умереть.
        - Я не позволю тебе умереть, - пылко возразил герцог. - Ты будешь жить долго и любить меня, потому что без твоей любви я вновь стану тем несчастным и разочарованным человеком, каким был до встречи с тобой.
        - Скажи мне, пожалуйста, что никогда… не разочаруешься во мне.
        - Этого не будет. Поверь, любимая, ведь мы нашли друг друга, чтобы никогда не расставаться.
        Сердце Иоланды замирало от счастья. Признание герцога звучало в ее ушах волшебной музыкой. Ей хотелось, чтобы она не смолкала вечно. Ей трудно было поверить, что все это происходит с ней, Иоландой Тивертон, и происходит наяву. В глубине души она мечтала о подобном уже тогда, парижским вечером. У нее было предчувствие какого-то сказочно-радостного финала их маленького, но очаровательного приключения, о котором, может быть, она, да и он будут когда-нибудь рассказывать с удовольствием своим внукам и внучкам.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к