Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Смех Свет И Леди " - читать онлайн

Сохранить .
Смех, свет и леди Барбара Картленд

        # Прелестная Минелла Клинтон, оставшаяся после смерти отца без гроша, приехала в Лондон, чтобы найти скромное место гувернантки - но вместо этого внезапно заменила одну из актрис знаменитой труппы. Но именно во время своего дебюта красавица встретила мужчину, ставшего ее любовью, - графа Уинтерборна, самого блестящего из
«светских львов» высшего общества. Однако между влюбленными встает жестокое препятствие, угрожающее разрушить даже слабую надежду на счастье…

        Барбара Картленд
        Смех, свет и леди

        От автора

        Мюзик-холл «Гейети»[«Gaiety» по-английски означает увеселение, развлечение.] с его роскошью и блеском, жизнерадостностью и весельем стал символом «беспутных девяностых».
        Это средоточие лондонских развлечений под великолепным управлением Джорджа Эдвардса с неизменно прекрасно поставленными и отлично костюмированными шоу было поистине уникальным.
        Прекрасные, словно богини, хористки этого мюзик-холла, «гейети герлз», как их называли, были наделены изяществом, очарованием и женственностью, способными восхитить и покорить любого мужчину.
        Шоу «Беглянка», премьера которого состоялась 21 мая 1898 года, выдержало до 1900 года 595 представления.
        Право капитана корабля совершать обряд бракосочетания по просьбе своих пассажиров было установлено еще во времена парусников, когда ребенок, если женщина была беременна, мог родиться еще до прибытия в порт.

        Глава 1

1898 год
        - Вы заплатили все долги, мистер Мерсер? - спросила достопочтенная[В Великобритании так титулуют детей пэров и некоторых сановников.] Минелла Клинтон-Вуд.
        Пожилой мужчина, сидящий напротив нее, поколебавшись, ответил:
        - Денег, полученных от продажи дома, мебели, лошадей, и, разумеется, имения, которое разошлось по частям, как раз хватило, мисс Минелла.
        - А сколько осталось?
        - Приблизительно, - сказал мистер Мерсер из «Мерсер, Конвей и Мерсер», - сто пятьдесят фунтов.
        У Минеллы на миг перехватило дыхание. Видя, что она молчит, мистер Мерсер продолжал;
        - Я взял на себя смелость отложить сто фунтов для вас.
        - В этом нет необходимости, мистер Мерсер.
        - Я настаиваю, - сказал мистер Мерсер. - В конце концов, нельзя питаться святым духом, и я знаю, что вы еще не решили, к кому из ваших родственников вы предпочли бы поехать.
        Выражение лица Минеллы было весьма красноречивым, когда она ответила:
        - Как вы понимаете, мистер Мерсер, все не так-то просто. У отца родственников было немного, а родные мамы живут в Ирландии, и я ни с кем из них не знакома.
        - Я думал, - невозмутимо сказал мистер Мерсер, - что вы поедете в Бат к своей тетушке, леди Бантон.
        Минелла глубоко вздохнула.
        - Вероятно, если я не смогу найти никакой работы, именно так мне и придется сделать.
        Мистер Мерсер посмотрел на нее с сочувствием.
        Он был знаком с овдовевшей сестрой лорда Хейвуда, которая была намного старше, чем ее брат, и знал, что она отличается слабым здоровьем, а, кроме того, принадлежит к тому сорту людей, которые вечно всем недовольны и ко всем придираются.
        После последней встречи с нею он сказал своей жене:
        - Не думаю, что леди Бантон хотя бы раз в жизни сказала о ком-нибудь что-то хорошее.
        - Да, бедняжка, - кивнула его жена. - Она считает, что жизнь обошлась с ней ужасно, но, конечно, все несчастья ее оттого, что она вела такое скучное существование.
        Мистер Мерсер рассмеялся.
        Мо сейчас, глядя на девушку напротив, он подумал, что даже ее хрупкость и красота не заставят леди Бантон отнестись к ней сердечнее.
        Он наклонился через стол, который тоже был уже продан, чтобы оплатить долги его последнего владельца, и произнес:
        - Но ведь есть и другие родственники? Например, та ваша очаровательная кузина, которая приезжала сюда несколько лет назад и каталась верхом вместе с вашим отцом, а потом, после смерти вашей матери, помогла ему однажды в устройстве приема с охотой?
        - Вы имеете в виду кузину Элизабет, - сказала Минеппа.
        - Она замужем и живет с мужем в Индии. Она не писала мне, так что, я думаю, она не знает о смерти отца.
        - Не могли бы вы поселиться вместе с ней? - спросил мистер Мерсер.
        - Я уверена, что она не обрадовалась бы моему появлению в Индии, и мы с вами хорошо знаем, что подобные дорожные расходы мне не по карману.
        Поскольку сотня фунтов, которую он отложил для нее, не была вечной, мистер Мерсер был вынужден признать ее правоту.
        И все же он был глубоко обеспокоен судьбой Минеллы, которую знал еще с тех пор, как она была маленькой девочкой. С каждым годом она становилась все красивее, но в тихом, неблестящем графстве Хантингдоншир некому было восхищаться ее красотой.
        Лорд Хейвуд частенько жаловался:
        - И почему мои предки обосновались в этой захудалой дыре? Одному Богу известно! Могу лишь предположить, что их привлек сам дом, потому что больше здесь нет ничего хорошего.
        И в самом деле, это была очень симпатичная усадьба, построенная в семнадцатом веке, и, как любила говорить леди Хейвуд, поместьем было сравнительно легко управлять.
        Но в Хантингдоншире не было ничего, что могло бы заинтересовать утонченных друзей лорда Хейвуда, которыми он любил себя окружать.
        Ни у кого не возникало ни тени сомнений, что Рой Хейвуд был рожден для того, чтобы быть центром внимания восхищенной толпы. Не было человека, который мог бы устоять перед его жизнелюбием и обаянием.
        Минелла не была удивлена, когда после смерти ее матери отца начали забрасывать приглашениями на приемы из всех частей Англии - за исключением той, в которой они жили.
        Среди аристократов графства не было принято устраивать приемы.
        Поскольку Минелла была еще слишком мала, чтобы сопровождать отца, даже если бы ее пригласили, она должна была оставаться дома и ждать его возвращения.
        Порой это ожидание растягивалось надолго, зато Минелла научилась самостоятельности, и пока у нее были лошади для верховой езды, она была вполне счастлива.
        А прошлый год у нее был весь занят учебой.
        - Ради Бога, - сказал ей отец, - озаботься вложить себе в голову хотя бы крупицу знаний! ТЫ будешь очень красивой, моя дорогая, но этого недостаточно.
        - Недостаточно для чего? - спросила Минелла.
        - Для того, чтобы мужчина был поражен и очарован тобой, для того, чтобы он полюбил тебя навсегда, - ответил ее отец.
        - Так, как вы полюбили маму? - спросила Минелла.
        - Именно! - воскликнул лорд Хейвуд. - Твоя мать не переставала меня удивлять, и мне никогда не бывало с ней скучно. Пока мы были вместе, мне ничто и никто не был нужен.
        Это была не совсем правда, ибо Минелла хорошо помнила, что бывали минуты, когда он был раздосадован и возмущен отсутствием денег.
        Его раздражало, что он не в состоянии поехать с женой в Лондон, ходить в театры и на балы, вращаться среди людей, столь же беззаботных, как он сам.
        Но даже при этом усадьба всегда казалась полной света и радости. Так было до тех пор, пока не умерла мать Минеллы.
        В тот год зима выдалась на редкость холодной и, хотя огонь в камине горел круглые сутки, в доме все равно стояла промозглая сырость.
        Алиса Хейвуд простыла и начала кашлять. Кашель ее становился все сильнее и сильнее, а потом простуда внезапно перешла в воспаление легких. Она угасла за какие-нибудь две недели.
        Минелле казалось, что рухнул весь мир, и она знала, что отец чувствует то же самое.
        После похорон он воскликнул с такой яростью, какой Минелла никогда не слышала в его голосе:
        - Л не выдержу этого! Я не могу оставаться здесь! Мне все время кажется, что твоя мать вот-вот войдет в комнату!
        В тот же вечер он покинул поместье, и Минелла знала, что отец отправился в Лондон, чтобы попытаться избавиться от тягостных воспоминаний о жене и о том счастье, которое они знали в прошлом - счастье, в лучах которого грелась Минелла.
        С этого дня ее отец изменился.
        Он не стал угрюмым, мрачным и углубленным в себя, как другой мужчина на его месте - наоборот, он вновь превратился в того беспутного гуляку, которому ни до чего нет дела, каким был до свадьбы.
        И, поскольку он не желал думать о жене, которую потерял, в его жизни - и это было неизбежно - появились другие женщины.
        Он не рассказывал о них, но Минелла догадывалась, что они есть, а кроме того, были письма: одни - надушенные, в изящных конвертах, другие - написанные цветисто, экстравагантно и со множеством орфографических ошибок.
        Иные лорд Хейвуд выбрасывал сразу, будто они не представляли для него интереса, иные прочитывал очень внимательно.
        Некоторое время спустя он с нарочитой небрежностью, словно боясь, что Минелла начнет задавать вопросы, говорил:
        - Есть кое-какие дела, которые требуют моего присутствия в Лондоне. Надеюсь, я успею на утренний поезд. Это всего на несколько дней.
        - Мне будет скучно без вас, папенька!
        - Я тоже буду скучать по тебе, пупсик, но к концу недели я непременно вернусь.
        Но в конце недели от отца не было ни слуху ни духу, а когда он наконец все же приезжал домой, у Минеллы возникало подозрение, что он вернулся не потому, что соскучился по ней, а потому, что побоялся истратить чересчур много денег.
        К сожалению, тогда она еще не понимала - и узнала об этом лишь после его смерти, - что на самом деле он тратил безумные деньги и вдобавок наделал огромных долгов.
        Рой Хейвуд, о котором его друзья часто говорили, что он здоров как бык, умер по нелепой и необъяснимой прихоти судьбы.
        Однажды он вернулся поздно вечером и Минелла, едва увидев его, сразу поняла, что его времяпрепровождение в Лондоне было не только веселым, но и несло оттенок чего-то порочного.
        От отца пахло вином, под глазами у него были мешки, и Минелла подумала, что он, судя по всему, переезжал с приема на прием и почти совсем не спал.
        Рой Хейвуд не одобрял неумеренных возлияний, и Минелла не сомневалась, что по сравнению со своими друзьями он выглядит едва ли не трезвенником.
        Но из его рассказов о званых вечерах, на которые его приглашали до свадьбы, она узнала, что шампанское там текло рекою, и кларет, который ом пил с приятелями по клубу, был исключительно хорош.
        Сочетание этих напитков не могло не отразиться на его здоровье, и только чистый воздух, постоянное движение и, конечно, простая, здоровая пища, которую они ели в поместье, возвращали ему прежнюю жизненную энергию.
        Но когда он вернулся домой в последний раз, Минелла подумала, что вид у него бесшабашный, но в то же время и нездоровый. Он протянул ей руку, и она увидела, что кисть перевязана запачканным кровью носовым платком.
        - Что случилось, папенька?
        - Я укололся о какую-то проволоку или что-то вроде этого в дверях вагона. Сделай что-нибудь, потому что болит ужасно.
        - Сейчас, папенька!
        Развязав платок, Минелла увидела глубокую рану с рваными краями.
        Промывая ее, она не переставала удивляться тому, что отец так нетвердо стоял на ногах, когда садился в поезд.
        Вероятно, он пошатнулся или даже упал - а раньше с ним такого никогда бы не случилось.
        Ее отец всегда был очень ловким, а все царапины и ушибы - следствие поездок верхом, заживали у него быстрее, чем у любого другого.
        Поэтому наутро Минелла очень встревожилась, увидев, что, несмотря на все ее усилия накануне, рука у отца опухла, а рана начала гноиться.
        Отец сказал, что это все пустяки, но Минелла не стала его слушать и послала за доктором.
        Доктор тоже не считал, что это опасно, он дал ей обеззараживающую мазь, и Минелла применяла ее в точности согласно его указаниям.
        Однако рука лорда Хейвуда не заживала, и к концу недели боль стала невыносимой. К нему пригласили хирурга, но было уже слишком поздно.
        Заражение распространилось по всему телу, и только морфий помогал ему хоть как-то превозмогать ужасную боль.
        Все произошло так быстро, что Минелла даже не успела этого осознать.
        Только после того, как ее отца похоронили на тихом маленьком кладбище рядом с его женой, она поняла, что осталась совсем одна.
        В первые дни, не подозревая о том финансовом беспорядке, который ее отец оставил после себя, она не собиралась никуда уезжать и рассчитывала, что сможет сдать под обработку те земли поместья, которые еще не были в аренде.
        Однако мистер Мерсер разрушил ее иллюзии и заставил Минеллу понять, что эти планы были лишь напрасными мечтами.
        Сама усадьба давно уже была заложена, так же, как и по крайней мере половина угодий.
        После того, как закладные были оплачены, и она узнала, какие огромные суммы ее отец задолжал в Лондоне. Минелла была вынуждена признать горькую истину.
        Она осталась не только одна, но и без гроша.
        Сейчас, глядя через стол на мистера Мерсера, поверенного ее отца, она сказала:
        - Даже не знаю, как благодарить вас, мистер Мерсер, за вашу доброту. Я доставила вам столько хлопот и могу лишь надеяться, что вы достаточно вознаградили за труды и себя, и ваших помощников.
        - Не волнуйтесь об этом, мисс Минелла, - ответил мистер Мерсер. - И ваш отец, и ваша матушка были со мной очень любезны с самого первого дня их жизни здесь, и именно покойный лорд Хейвуд помог мне приобрести много новых клиентов для моей маленькой и не очень известной семейной фирмы. Минелла улыбнулась.
        - Отец всегда любил помогать людям.
        - Это правда, - согласился мистер Мерсер, - и я думаю, что еще и по этой причине его кредиторы не нажимали на него так сильно, как могли бы. И каждый из них был глубоко и искренне огорчен его смертью.
        От этого трогательного признания заслуг ее отца у Минеллы на глаза навернулись невольные слезы. Справившись с собой, она произнесла:
        - Папенька всегда говорил мне, что, когда он сможет взять меня в Лондон, вероятно, на будущий год, его друзья будут заботиться обо мне и всячески развлекать.
        - Быть может, они позаботятся о вас сейчас, - с надеждой предположил мистер Мерсер. Минелла отрицательно покачала головой.
        - Я уверена, что без папеньки, который умел всех рассмешить и которого приглашали на каждый прием, это будет совсем не то же самое.
        Мистер Мерсер не мог этого отрицать и просто сказал:
        - Но, может быть, какая-нибудь добрая дама, которая была знакома с вашим отцом, согласится стать вашей опекуншей, мисс Минелла, и ввести вас в высшее общество?
        - Боюсь, высшее общество мало меня интересует, - задумчиво произнесла Минелла, словно говоря сама с собой. - Мама часто беседовала со мной об этих вещах, но я знаю только, что не хочу жить с тетушкой Эстер. Она такая унылая!
        Ее голос прозвучал так, словно она вот-вот разрыдается, и мистер Мерсер мягко сказал:
        - Вам совсем не обязательно принимать решение прямо сегодня, мисс Минелла, тем более что нам пришлось говорить о таких грустных вещах. Бы можете остаться здесь по крайней мере до конца месяца. У вас есть время подумать о том, к кому вы можете поехать.
        Минелла хотела ответить, что она уже думала об этом.
        Всю ночь она пролежала без сна, перебирая в уме всех Клинтон-Вудов, которые еще были живы, и повторяя про себя имена родственников матери, которых она никогда не видела.
        - Должен же быть кто-то, - сказала она, как уже сотню раз говорила прежде.
        - Я уверен, что есть, - ободряюще сказал мистер Мерсер.
        Он поднялся на ноги, собрал бумаги, которые лежали перед ним на столе, и убрал их в кожаный портфель, с которым никогда не расставался.
        Портфель был старый, потертый: он верой и правдой служил мистеру Мерсеру с самого первого дня, как он стал поверенным в фирме своего отца.
        Хотя его партнеры и клерки посмеивались над ним, он не допускал и мысли о том, чтобы расстаться со ставшим родным портфелем.
        Минелла тоже встала, и по истертому ковру они вместе вышли из кабинета в маленький, облицованный дубовыми панелями холл.
        У парадного входа мистера Мерсера дожидалась старая двуколка, запряженная молодой лошадью, которая быстро домчала хозяина до маленького торгового городка Хантингтон, где помещалась его контора.
        Мистер Мерсер забрался в двуколку, и кучер щелкнул кнутом.
        Разбрасывая колесами гравий, двуколка покатила по въездной дорожке, которая явно нуждалась в прополке. . Минелла помахала на прощание мистеру Мерсеру и вернулась в дом.
        Закрывая за собой парадную дверь, она подумала, что до сих пор не может смириться с мыслью, что это больше не ее дом, и понятия не имеет, куда ей направиться, когда настанет время покинуть его навсегда.
        Кроме, конечно, тетушки Эстер. Мысль об этом маячила в ее сознании, подобно черному облаку.
        Минелла помнила каждое слово из письма, которое тетушка написала ей после того, как о смерти отца Минеллы было объявлено в газетах. От каждой фразы письма так и веяло холодом, а в постскриптуме говорилось: +++
        Р.S. Полагаю, что поскольку немногие представители нашей фамилии здравствуют и поныне, вам придется переехать ко мне. Это, конечно, для меня дополнительная обуза, но мне, как всегда, придется смириться. +++

» Обуза?«
        Это слово неотступно преследовало Минеллу. С гордостью, которой она раньше не подозревала в себе, Минелла отчаянно твердила, что никогда никому не будет обузой.
        - Почему я должна быть кому-то обузой? - спорила она сама с собой. - Я молода, образованна и, как предполагается, умна. Должно же быть какое-то занятие, которым я могу сама заработать себе на жизнь?
        Вернувшись в кабинет, Минелла вспомнила, что во время разговора с мистером Мерсером она подумала, что, когда он уедет, нужно будет вынуть из отцовского стола все личные письма и уничтожить их.
        Ей совсем не хотелось, чтобы новый хозяин поместья, который купил его по весьма сходной цене да еще вдобавок и с мебелью, совал нос в дела последнего лорда Хейвуда.
        Минелле было отлично известно, что в деревне, на фермах и в дворянских домах немногочисленных соседей Хейвудов об ее отце говорят либо с восхищением, завидуя его обаянию, либо с осуждением, порицая его развлечения в Лондоне.
        Слухи о его связях со светскими знаменитостями рано или поздно достигали графства.

» Это их не касается!«- всегда думала Минелла.
        Но сейчас она понимала, что нельзя допустить, чтобы сомнительные письма или огромные счета попали бы в чужие руки.
        Любая мелочь, будь то программа бала, женский локон, лента, перчатка или надушенный носовой платочек, послужит пищей для сплетен - а сплетен о лорде Хейвуде и так ходило немало.
        Когда Минелла входила в местные магазины, люди провожали ее взглядами, и она отлично знала, о чем они думают.
        Когда викарий служил панихиду, в его голосе невольно проскальзывали нотки неодобрения, и от Минеллы, разумеется, это не укрылось.
        Старый викарий был человек простой, но хотя он неизменно благодарил лорда Хейвуда за великодушие и готовность откликнуться на любую просьбу, все же он не одобрял образа жизни, который вел его милость после того, как потерял обожаемую супругу.
        Отец Минеллы лишь рассмеялся, когда она сказала ему, что в деревне только и знают, что обсуждать городские увеселения, которые притягивают лорда Хейвуда к Лондону.
        - Я рад, что дал им пищу для разговоров! - воскликнул он. - По крайней мере это лучше, чем без конца говорить о репе, брюссельской капусте, о погоде, и о том, что шпиль грозит рухнуть.
        - О, неужели опять, папенька! - вскричала Минелла, зная, как много ее отец уже сделал для церкви. Любой ремонт производился исключительно на его деньги.
        - Единственный способ положить этому конец, - сказал лорд Хейвуд, - это дать ему упасть. А поскольку все считают, что я тоже давно уже пал, здесь будет гармония.
        Минелла улыбнулась.
        - Они обожают говорить о вас, папенька, и я не представляю себе, какую тему они нашли бы вместо этого, если бы вы вдруг исчезли из их поля зрения.
        Но вот он исчез, и Минелла чувствовала, что разговоры в деревне вновь вернутся к репе и брюссельской капусте.
        Она села за отцовский стол и выдвинула незапертый верхний ящик.
        Внутри оказалась обычная коллекция неточенных карандашей, сломанных перьев, корешков чековых книжек, погнутых монеток и даже два трехпенсовика, в которых ее отец просверлил дырочки после того, как нашел их в пудинге - на счастье, как говорила мать Минеллы.
        - Я повешу их на цепочку для часов, - сказал он тогда.
        Но, конечно, потом забыл это сделать.
        Теперь они были тусклыми, как и пуговицы, украшающие ливреи слуг.
        Предыдущий лорд Хейвуд, дядя отца Минеллы, держал трех слуг и дворецкого.
        Когда отец Минеллы только приехал в поместье, у него был прекрасный управляющий, няня для дочери, камердинер и человек для случайных работ и поручений.
        Этот человек уволился первым, потом - камердинер, за ним, состарившись, - управляющий, и осталась лишь няня Минеллы.
        Она заботилась о своей леди Хейвуд, пока Минелла не выросла, и на ней держался весь дом. Нянюшка умерла в возрасте семидесяти девяти лет, незадолго до смерти матери Минеллы.
        Минелла часто думала, что, если бы нянюшка была жива, мама не разболелась бы так сильно, потому что старушка обогрела бы дом куда лучше, чем трое ее хозяев, вместе взятые.
        После смерти няни отец нанимал приходящую прислугу.
        Иногда из деревни приходили и две, и три женщины, но они, хотя добросовестно относились к своим обязанностям, всегда спешили вернуться к собственному хозяйству.
        Теперь прислуги в усадьбе не было вообще.
        После того как умер отец, Минелла нарочно не вытирала пыль, скапливающуюся в комнатах, которые они не использовали.
        Она сразу решила, что нет смысла расходовать деньги на прислугу. Можно прекрасно справиться и самой, помощь ей не нужна.
        Минелла вынула из ящика все содержимое и сложила в аккуратную кучку, чтобы потом убрать в какую-нибудь коробку.
        Она еще не решила, что будет со всем этим делать, но, например, серебряные пуговицы с фамильным гербом она хотела бы сохранить, а если у нее совсем не останется денег, ей бы пригодились и трехпенсовые монетки.
        Наконец, убедившись, что ничего интересного для любителей всюду совать нос не осталось, она закрыла верхний ящик и выдвинула один из боковых.
        Он был набит письмами.
        Отец Минеллы редко отвечал на письма, но заботливо хранил их - не в качестве сувениров, а потому, что надеялся рано или поздно все же написать ответ.
        Минелла принялась методично, одно за другим, просматривать письма. Очень старые и явно уже ни для кого не представляющие интереса она выбрасывала.
        Открыв одно из писем, Минелла прочла: +++
        Дорогой Рой!
        Мы надеемся, что ты остановишься у нас, когда приедешь на охотничий бап. Сам знаешь, что только ты можешь сделать его незабываемым. Мы ждем гостей, начиная со Дня св. Панкратия, и хотим, чтобы ты тоже приехал. +++
        Минелла даже не стала дочитывать до конца, а просто разорвала письмо пополам и бросила половинки в корзину для бумаг.
        Почти все письма были написаны в том же духе на дорогой бумаге с оттиснутыми вверху адресами. Не имея желания копаться в личных делах отца, она начала рвать письма, не вынимая из конвертов и не читая.
        Она как раз собиралась порвать последнее письмо, лежащее на самом дне ящика, как вдруг ее внимание привлекла подпись:

» Конни «.
        Минелла присмотрелась внимательнее, потому что ей показалось, что она узнает почерк. Со второго взгляда она поняла, что он действительно ей знаком.
        Констанция Лэнгфорд была дочерью викария из соседней деревушки.
        Отец Констанции был умным, образованным человеком, достойным того, чтобы преподавать в колледже, а не хоронить себя в глуши.
        Мать Минеллы попросила его позаниматься с дочерью некоторыми предметами, которые выходили за пределы компетенции бывшей гувернантки Хейвудов.
        У Минеллы уходило четверть часа на дорогу до дома викария, а преподобный Адольфус Пэнгфорд требовал усердия и прилежания в занятиях.
        В то время ей было четырнадцать лет, и викарий обучал ее вместе со своей дочерью, которая была старше Минеллы на три года.
        Учиться вдвоем было гораздо веселее, и Минелла очень гордилась тем, что она усваивает знания быстрее Констанции.
        Когда уроки кончались, Констанция, оставшись вдвоем с Минеллой, не скрывала того, что эти занятия нагоняют на нее скуку.
        - Как тебе повезло, что у тебя такой умный отец, - как-то раз сказала Минелла.
        - Как тебе повезло, что у тебя отец такой красивый и обаятельный! - ответила Констанция.
        - Я передам папеньке твои слова, - рассмеялась Минелла. - Я уверена, он будет очень польщен.
        Она пригласила Констанцию на чашку чаю. Отец Минеллы был с ней очень мил, как с любым гостем, и Констанция была от него в восторге.
        - Он такой замечательный, такой очаровательный! - повторяла она. - О, Минелла, когда мне можно будет еще раз приехать к вам? Когда я гляжу на твоего отца, у меня сердце так и замирает!
        Минелла подумала, что столь пылкое выражение чувств не совсем справедливо по отношению к отцу Констанции.
        Викарий ей нравился, она считала, что он хороший учитель, и его уроки усиливали ее влечение к знаниям. Но вскоре она начала подозревать, что Констанция так обходительна с ней в расчете на то, что Минелла снова пригласит ее в поместье.
        Минелла, у которой было совсем мало подруг, стремилась ей угодить.
        Когда отцу Констанции не нужна была лошадь, он разрешал дочери ездить верхом. В такие дни они с Минеллой вместе скакали через поля в поместье Хейвудов. А когда приезжали, Минелла, чтобы доставить Констанции удовольствие, бежала искать отца.
        Обычно он был в конюшнях или в саду, и поскольку было очевидно, что Констанция смотрит на него с наивным восхищением и ловит каждое его слово, леди Хейвуд порой со смехом говорила ему:
        - Ты определенно завладел сердцем деревенской девы. Рой, но не слишком ли они с Минеллой тебе докучают?
        - О нет, ничуть, - благодушно отвечал ей муж. - Девочки в этом возрасте имеют обыкновение влюбляться в первого встречного мужчину.
        - Но не все так навязчивы, - заметила леди Хейвуд.
        - Если она будет чересчур навязчива, я позову на помощь тебя, - ответил лорд Хейвуд.
        Он обнял жену, и они пошли в сад, счастливые тем, что они вместе.
        Год спустя Констанция, или Конни, как она теперь себя называла, утверждая, что» Констанция» звучит слишком респектабельно и скучно, уехала в Лондон.
        Оттуда она написала, что нашла какую-то весьма интересную работу, но Минелле казалось, что ее родители так точно и не узнали, в чем она заключается.
        Минелла помнила, что только однажды Конни приезжала домой, точнее, в поместье, и это было уже после того, как умерла леди Хейвуд.
        Отец как раз вернулся из Лондона и был в подавленном настроении.
        Конни так изменилась, что Минелла не сразу ее узнала.
        Она стала стройной, высокой, очень изящной девушкой и была так шикарно одета, что Минелла уставилась на нее в изумлении.
        Она вообще подумала, что юная леди, появившаяся на пороге их дома - это одна из светских дам, живущих поблизости, которая приехала выразить соболезнования ее отцу в связи с кончиной супруги.
        Но Конни сказала:
        - Неужели ты не узнаешь меня, Минелла?
        Минелла на мгновение опешила, а потом с радостным криком бросилась на шею подруге.
        - Как я рада тебя видеть! - воскликнула она. - Я уже думала, что ты пропала навсегда! Какая ты нарядная и красивая!
        И это была правда. Конни превратилась в настоящую красавицу, и ее светлые волосы за год стали совсем золотыми.
        Ее голубые глаза и свежее румяное личико полностью соответствовали представлениям каждого мужчины об истинной «английской розе».
        Минелла провела Конни в гостиную, сгорая от нетерпения поговорить с ней и узнать, чем она занимается в Лондоне.
        Но буквально через две минуты после того как она вошла, появился отец Минеллы, и стало ясно, что Конни приехала поговорить именно с ним.
        Скоро Минелла ушла готовить чай и оставила их вдвоем. Потом она услышала, как Конни, уезжая, сказала лорду Хейвуду:
        - Спасибо, милорд, за вашу доброту, и если вы это сделаете для меня, я буду так благодарна вам, что невозможно выразить словами.
        - Не сомневаюсь, вы найдете наилучший способ выразить свои чувства, - ответил отец Минеллы.
        Его глаза блеснули; он на миг стал прежним неотразимым и сногсшибательным лордом Хейвудом.
        - Вы не забудете? - с волнением спросила Конни.
        - Я никогда не забываю о своих обещаниях, - сказал лорд Хейвуд.
        Они с Минеллой проводили Конни до ее коляски, запряженной пони. Она стояла у кузницы.
        - Я приехала заново подковать старую отцовскую лошадь, - объяснила Конни.
        По взгляду, который она при этом бросила из-под ресниц на лорда Хейвуда, Минелла поняла, что это был только предлог побывать в поместье.
        Потом она уехала; на фоне коляски, запряженной пони, ее шикарный наряд выглядел неуместно и даже нелепо.
        Минелла с отцом смотрели ей вслед, и Минелла не сомневалась, что в эту минуту отец думает о том, какая у Конни тонкая талия, и о том, что платье у нее очень обтягивающее.
        Ее шея стала значительно длиннее и изящнее, и шляпку она носила на своих золотых волосах, элегантно заломив ее.
        - Конни стала очень красива, папенька, - сказала Минелла, взяв отца под руку.
        - Очень красива! - согласился он. Минелла тихонько вздохнула.
        - Я всегда опережала Конни в учебе, - сказала она. - Но красотой она превзошла меня.
        Отец внезапно повернулся к ней и посмотрел на дочь так, словно впервые ее видел.
        Он долго изучал ее, а потом сказал:
        - Тебе совершенно не нужно, пупсик, завидовать никаким Конни на свете. В тебе то же очарование, которым я так восхищался в твоей матери. Ты красива, и ты выглядишь как настоящая леди, а это очень важно.
        - Почему, папенька?
        - Потому что такой ты видишься мне! - горячо ответил лорд Хейвуд.
        Минелла ничего не поняла, но, зная своего отца, решила, что ему не понравится, если она начнет его расспрашивать. В то же самое время ей было любопытно, что такого он обещал сделать для Конни.
        Сейчас, чувствуя легкий страх оттого, что она сует нос не в свое дело, Минелла развернула письмо Конни, и прочла: +++
        Милый, чудесный Лорд Света и Смеха!
        Как мне благодарить вас за вашу доброту? Все вышло в точности так, как вы предполагали, и я получила работу и переехала в эту маленькую уютную квартирку, которую - еще раз спасибо за то, что вы «подергали за нужные ниточки»- я теперь могу себе позволить.
        Я всегда считана, что вы чудо, а сейчас, когда вы помогли мне в самую сложную минуту моей жизни, вы стали для меня еще чудеснее.
        Надеюсь, когда-нибудь я смогу отплатить вам тем же, а пока - спасибо за все!
        Спасибо! Спасибо! Ваша Конни. +++
        Минелла перечитала это письмо дважды. Потом она спросила себя, чем же ее отец смог заслужить такую горячую благодарность.
        Она в третий раз перечитана: «Надеюсь, когда-нибудь я смогу отплатить вам тем же…»
        Теперь Конни уже ничего не могла сделать для лорда Хейвуда, но почему бы не предположить - только предположить! - что ее благодарность распространится и на Минеллу?
        Конни могла бы подыскать ей место и спасти ее от необходимости принять единственное приглашение, которое она получила, и переехать жить к тетушке Эстер.
        Минелла прочла адрес вверху страницы. Она не знала Лондона, и он ни о чем ей не говорил, но все же у нее сложилось впечатление, что Конни живет где-то в Вест-Энде.

«Если бы я жила в Лондоне, передо мной бы открылись десятки путей, - сказала себе Минелла. - Возможно, я устроилась бы гувернанткой или даже, хотя маме это, наверное, не понравилось бы, продавщицей в магазин».
        Ей казалось, хотя она и не была уверена, что продавщицам платят мало, а работать им приходится по многу часов.
        Вероятно, в больших магазинах, где продаются дешевые товары, рассчитанные на среднюю публику, так оно и было.
        Мо должны же быть магазины высшего класса, чьи владельцы будут рады взять на работу «настоящую леди». Минелла улыбнулась.

«Я просто уверена, что папеньке никогда не приходило в голову, что это качество может принести какую-то материальную пользу», - сказала она себе.
        Но почему бы и нет? Действительно почему?
        Уж наверное, лучше принимать на работу вежливых и благовоспитанных леди, чем обычных нахальных и не слишком симпатичных девиц.
        Она пошла к зеркалу, чтобы посмотреть на себя, и вспомнила, какая Конни была хорошенькая, когда приезжала к ним около года назад.
        - Розовая, белая и золотая! - так Минелла охарактеризовала ее для себя.
        Потом она критически оглядела собственное отражение в зеркале. Лицо ее представляло собой совершенный по форме овал; такое же было и у матери Минеллы. Глаза у нее были очень большие, и оттого что она была стройна, они, казалось, занимали собой все лицо, и трудно было в них не смотреть.
        Изучая свое отражение так тщательно, словно рассматривала незнакомку, Минелла подумала, что глаза у нее необычные, можно даже сказать, странные.
        Они были серого цвета, но только при определенном освещении, а вообще то и дело принимали разные оттенки в зависимости от того, что ее окружало. Когда светило солнце, в них вспыхивали золотые искорки.
        В пасмурный день они были серые, как дождевые облака, а если зрачки сильно расширялись, казались темными, почти фиолетовыми.

«Жалко, что у меня не голубые глаза, как у Конни», - подумала Минелла.
        Потом она вгляделась в свой маленький прямой нос, изгиб губ, и решила, что выглядит очень, очень юной.

«Похоже, ответственной должности мне никто не доверит», - вздохнула она и задумалась, есть ли способ придать себе более взрослый вид.
        Прическа у нее была самая простая.
        Тогда в моде были длинные пышные локоны, и девушки гордились, если им удавалось создать на голове живописное сочетание волн и завитков, Минелла знала, что они немилосердно жгут волосы горячими щипцами для завивки или спят в папильотках.
        Однако ей совершенно не нужно было прибегать к подобным ухищрениям, потому что ее длинные, до талии, волосы вились от природы.
        Поскольку ей было слишком хлопотно изобретать прически, когда она была занята хозяйством, тем более что жили они вдвоем с отцом, Минелла просто расчесывала волосы, как ее учила мать, сто раз проводя по ним щеткой.
        После этого она закручивала их в узел на затылке, закапывала шпильками и до конца дня больше о них не вспоминала.
        Отец Минеллы обращал особое внимание на прическу дочери, когда они вместе отправлялись на верховую прогулку.
        - Терпеть не могу нерях на лошади, - неоднократно повторял лорд Хейвуд.
        Чтобы уж наверняка не давать ему повода для недовольства, Минелла не только использовала множество шпилек, но еще и надевала сеточку для волос.
        Ее волосы были не такие яркие, как у Конни, чтобы сразу же бросаться в глаза, но оттенка более нежного, как у первых рассветных лучей.
        Иногда они отливали серебром, словно их коснулся лунный свет, а на солнце вспыхивали мягким золотом спелых колосьев или первоцветов, по весне выглядывающих из-под листьев живых изгородей.
        - Может, я и похожа на леди, - сказала Минелла своему отражению в зеркале, - но только на очень скучную, и я сомневаюсь, что в Лондоне кто-нибудь посмотрит дважды на маленькую «деревенскую мышку».
        Потом, словно даже этот суровый приговор самой себе не в силах был ее опечалить, она рассмеялась.
        Едва ее смех прозвучал в пустой комнате, все лицо Минеллы преобразилось.
        Ее глаза засияли, и она сразу же стала, хотя и не отдавала себе в этом отчета, очень соблазнительной. В ней было то же несомненное, хотя и трудно поддающееся описанию обаяние, каким обладал ее отец.
        Только у него это было обаяние Пана, а у Минеллы - обаяние феи, которая, как думала в детстве Минелла, живет в саду среди цветов.
        Это было обаяние столь же простое, как у деревьев в лесу, как у туманов над ручьем, как у звезд, которые мерцали по ночам в ее окне.
        Звезды всегда манили ее, потому что мать Минеллы однажды рассказала ей, что родила ее в полночь в канун Нового года.
        Почти сразу после того, как она появилась на свет, отец открыл окно и, взяв новорожденную дочь на руки, долго слушал колокольный звон, медленно плывущий в ночной звездной тиши.
        - Я помню, - вспоминала мать Минеллы, - что глядя на тебя и твоего отца, моя душенька, в свете звезд, рассыпанных по всему небу, я думала, как мне повезло, что два самых чудесных существа на земле принадлежат мне!
        - Я хочу потрогать звезду и взять ее в руки, - однажды сказала Минелла, когда была совсем маленькой девочкой.
        - Нам всем этого хочется, - с улыбкой ответила ее мать. - И, может быть, дорогая, когда-нибудь тебе это удастся.

«Я должна верить, - сказала себе Минелла, - что я рождена под счастливой звездой, а то, во что человек верит, непременно сбудется».
        Именно в этот миг она приняла решение.
        Это была дерзость, и никогда прежде ничего подобного ей в голову не приходило.
        Но ей показалось, что она слышит голос отца:
        - Кто не рискует, тот не пьет шампанского!
        - Я поеду в Лондон, - решила она. - Я встречусь с Конни и попрошу, чтобы она помогла мне ради папеньки.
        Когда Минелла вслух, хотя и для самой себя, произнесла эти слова, она осознала, что это решение очень важное, и к тому же довольно пугающее.
        И все-таки рискнуть стоило, тем более что какова была альтернатива?
        Только покорно ехать в невыразимо скучный Бат к тете Эстер.

        Глава 2

        Минелла приехала в Лондон, и хотя поездка была утомительно долгой, ей все же удалось в пути немного вздремнуть.
        Минелле надо было разобрать вещи, принадлежавшие ей самой, ее матери и отцу. Она трудилась до изнеможения, и накануне отъезда у нее не было сил даже горевать. Она повалилась в кровать и уснула как убитая.
        Минелла устроила в саду костер из всего, что подлежало уничтожению, а остальное упаковала в старые дорожные сундуки, которые нашла на чердаке.
        Фермер, живущий по соседству, всегда хорошо относился к ее отцу и любезно согласился взять на хранение те вещи, которые Минелла не собиралась брать с собой.
        - Они будут спокойно лежать под крышей сарая, - сказал он, - в целости и сохранности.
        - Жаль только, что я не могу сохранить усадьбу, - вырвалось у Минеллы.
        - Да, деревня будет уже не та без его милости. Как он скакал тут галопом с таким видом, словно весь мир у него в кармане!
        Минелла невольно рассмеялась.
        Это описание как нельзя лучше подходило ее отцу, и как бы они ни были бедны и как бы много счетов ни осталось неоплаченными, ее отец всегда не только производил впечатление богатого человека, но и всем своим видом подчеркивал, что жизнь - на редкость забавная шутка.
        Таким отношением к жизни он умел заразить других, и Минелла не удивлялась тому, что Конни называла его «лорд Света и Смеха».
        Несколько странно было только то, что она обращалась к нему так, словно была с ним знакома довольно близко, но Минелла знала, что Конни всегда была склонна «к излиянию чувств».
        Мать Минеллы считала, что леди не должны себе такого позволять, и часто учила дочь, что нужно быть сдержанной.
        - Лучше, душенька, - мягко говорила она, - не выплескивать все свои чувства, но при этом быть способной на сочувствие, теплоту и, конечно же, понимание.
        - Это так трудно, маменька.
        - Отнюдь, - отвечала ее мать. - Мне бы хотелось, чтобы твои манеры соответствовали твоей внешности.
        Минеллу тогда удивили эти слова. Она не совсем понимала, что мама имеет в виду.
        Теперь, вспоминая об этом, она думала, что мама, как и лорд Хейвуд, считала, что Минелла выглядит как истинная леди и должна вести себя соответственно.
        Минелла знала, что ее мать родом из очень почтенного ирландского семейства, которое, хоть и не отличалось богатством, вело свое происхождение от ирландских королей.
        - Жалко, что вы сейчас не королева, маменька! - сказала однажды Минелла, когда была еще маленькой.
        Мать засмеялась, а отец, который слышал эти слова, сказал:
        - Она королева! Королева моего сердца, а это гораздо более высокий титул, чем у самой королевы Виктории на английском троне!
        Минелла придумывала всякие истории, в которых представляла мать королевой, а себя - принцессой.
        Она надеялась, что когда-нибудь встретит принца, похожего на отца, они поженятся и станут жить счастливо до конца своих дней.
        Но живя в поместье, Минелла совсем не видела молодых людей, и то немногое, что она о них знала, она почерпнула из рассказов отца о семейных вечерах, на которые его приглашали после смерти леди Хейвуд.
        Он описывал своих друзей, которых встречал на скачках, где неизменно проигрывал деньги, и на приемах, которые посещал в Лондоне и о которых по некоторым причинам говорил на удивление сдержанно.

«Наверное, мне не суждено выйти замуж», - с грустью думала Минелла.
        Она знала, что ее мать рассчитывала выдать ее замуж лет в восемнадцать. Будь она жива, Минелла ездила бы на балы и была бы представлена в «гостиной»в Букингемском дворце.
        - Теперь я должна сама зарабатывать на жизнь и забыть обо всем остальном, - твердо сказала себе Минелла, запихивая в сундук платья матери.
        Внезапно она остановилась.
        Гардероб ее матери был гораздо роскошнее, чем ее, хотя эти вещи уже начали выходить из моды.
        Минелла решительно вынула несколько платьев из огромного потертого сундука и положила их в небольшой чемодан, который хотела взять с собой в Лондон.
        Среди них были два очень красивых бальных платья. Их ее мать в последний раз надевала, когда отец Минеллы возил жену в Лондон развлечься, сказав, что больше не в силах терпеть деревенскую скуку.
        Леди Хейвуд вернулась из этой поездки радостной, отдохнувшей и даже, казалось, помолодевшей.
        - Это было прекрасно, душенька! - сказала она Минелле. - Боюсь, мы вели себя довольно экстравагантно, и твой папенька даже приводил меня в клуб и познакомил со своими друзьями. Мы побывали в разных театрах и даже в том самом скандальном мюзик-холле!
        Но Минелле все это мало о чем говорило, потому что она ни разу не бывала в театре, только однажды видела пантомиму, которую давали на Святки в ближайшем городке.
        Однако она с интересом выслушала все, что рассказывала ей мать, и засыпала ее вопросами.
        - Вы были в Веселом театре, маменька? - спросила Минелла, потому что слышала как отец упоминал это название.
        - Да, мы ходили туда, - ответила леди Хейвуд, - и «веселые девочки» прекрасны, словно богини, и то, что о них говорят, вовсе не преувеличение.
        - Расскажите мне о них, пожалуйста, расскажите! - попросила Минелла.
        Ее мать рассказала, как они ехали в театр в двухколесном экипаже.
        - Это куда интереснее, чем ехать в карете, - сказала она. - И ложа у нас тоже была довольно экстравагантная. Невозможно описать, как очарователен этот театр, какие там красивые декорации и какая чудесная музыка. С тех пор я все время ее напеваю!
        - А вам тоже понравилось, папенька?
        - Не то слово, - ответил отец Минеллы. - Но должен сказать, что на сцене не было никого, кто мог бы сравниться красотой с твоей матерью, хотя эти девицы выглядели так, словно спустились с Олимпа.
        Этот разговор запал в душу Минелле, и однажды, когда они с отцом катались верхом, она спросила его:
        - Почему «веселые девочки» привлекательнее, чем актрисы других театров?
        Ее отец на мгновение задумался. Потом он сказал:
        - Я думаю, это потому, что они обладают грацией, красотой и их окружает атмосфера женственности, которая притягивает любого мужчину. Видя их на сцене, он чувствует себя мужчиной. И все это известно, моя дорогая, еще со времен прародительницы Евы.
        Это было мало понятно Минелле, но она знала, что ее отец больше всего ценит в женщинах именно женственность.
        Он никогда не упускал случая исправлять ее манеры, когда ему казалось, что она ведет себя неподобающе.
        - Не кричи так! - строго сказал он однажды, когда на дорогу перед ее лошадью выскочил мальчик, и Минелла крикнула ему, чтобы он был осторожнее.
        - Я боялась, что он попадет под копыта, - оправдывалась Минелла.
        - Ты могла сказать то же самое и менее резко.
        Минелла посмотрела на отца с удивлением, и он добавил:
        - Я хочу, чтобы ты была безупречна, моя дорогая, так же, как твоя мать, чтобы в один прекрасный день какой-нибудь счастливец поблагодарил меня за все труды, которые я вкладываю в твое воспитание.
        - Вы подразумеваете человека, за которого я выйду замуж?
        - Разумеется, - ответил лорд Хейвуд. - Кого же еще? И не сомневаюсь, что кто бы ни стал твоим мужем, он получит сказочную награду!
        - А если тот, кого я полюблю, меня не полюбит?
        - Я думаю, что это маловероятно. Но если я увижу, что какой-то юный невежа пренебрегает твоими чувствами, клянусь, я оторву ему голову!
        Минелла подумала, что замечательно, когда у тебя есть отец, который заботится о тебе и готов, как рыцарь, броситься на твою защиту.
        Теперь она думала о том, что отца больше нет, и ей придется самой себя защищать.
        Чем ближе поезд подходил к Лондону, тем сильнее Минелле казалось, что она сделала ошибку.
        Лондон был такой большой и страшный. Из окна поезда она видела многочисленные ряды зданий, тянущиеся до самого горизонта.

«Надо было мне поехать к тете Эстер», - сказала себе Минелла.
        Потом она здраво рассудила, что если в Лондоне у нее ничего не получится, тетя Эстер всегда ее ждет.
        Она написала леди Бантон очень учтивое письмо, в котором благодарила ее за любезное приглашение, и говорила, что пока еще не решила, что будет делать, но собирается какое-то время погостить у подруги.
        Минелла знала, что тетя Эстер будет сгорать от любопытства, но поскольку адрес ей неизвестен, она ничего не сможет поделать.

«Если Конни мне не поможет, - решила Минелла, - я на первое время поселюсь в каких-нибудь дешевых, но приличных меблированных комнатах».
        Она была уверена, что Конни сможет ей порекомендовать такое жилье, а если бы ее уверенность не оправдалась, разумнее всего было пойти к ближайшему приходскому священнику и попросить о помощи его.
        В деревне так все обычно и делали. Минелла понимала, конечно, что Лондон - это большой город, но думала, что раз там есть церкви, значит, есть и дома, где живут священники - а кто еще, если не они, должен помогать людям, попавшим в беду?

«Все будет хорошо», - уговаривала себя Минелла.
        И все же сердце у нее билось учащенно, и она сама понимала, что очень волнуется.
        Шум и суета на вокзале привели ее в смятение, но пожилой носильщик сжалился над нею и спросил, не может ли он чем-нибудь помочь.
        - У меня в вагоне два сундука, - сказала Минелла. - Моя фамилия Клинтон-Вуд.
        - Я их получу, мисс, - пообещал носильщик. - А вы пока встаньте в сторонке, только так, чтобы я вас нашел, и если с вами кто-нибудь заговорит, не отвечайте.
        Не дожидаясь ответа, он покатил свою тележку к вагону, а Минелла подумала, что это довольно странный совет.
        Она не могла взять в толк, кому может понадобиться с ней заговаривать.
        Потом она подумала, что, возможно, он имел в виду карманных воришек, про которых она столько читала в газетах, и покрепче прижала к себе сумочку, которая в свое время тоже принадлежала ее матери.
        Денег в сумочке было немного. Минелла была достаточно рассудительна, чтобы не носить все деньги при себе, и большую часть от сотни фунтов, которые мистер Мерсер дал ей, положила в банк.
        Однако Минелла знала, что текущие расходы неизбежны и понимала, что сейчас для нее важен каждый пенс.
        Вернулся носильщик с ее дорожными сундуками на тележке.
        - Вот и я, мисс, - сказал он. - Что вы теперь хотите делать?
        Минелла достала из сумочки листочек бумаги, на котором был записан адрес Конни.
        - Мне нужно добраться туда, - сказала она. - Это далеко?
        Носильщик внимательно изучил адрес.
        - Это будет стоить вам шиллинг, - ответил он. - И еще два пенса надо будет дать извозчику на чай.
        - Спасибо, что предупредили, - сказала Минелла. - Я боюсь наделать ошибок, ведь я еще никогда не бывала в Лондоне.
        - Я так и подумал, - кивнул носильщик. - Вид у вас слегка испуганный. А почему вы не остались в деревне? Там вам было бы лучше.
        - Мне нужно найти работу. Носильщик помолчал, занятый прокладыванием себе дороги через толпу, а потом сказал:
        - А у вас есть здесь кто-нибудь, кто вам поможет?
        - Да. Я надеюсь, что есть.
        - Во всяком случае, будьте осторожны, - посоветовал он. - У меня дочь ваша ровесница, я вечно за нее беспокоюсь. Лондон не подходящее место для юной красивой девушки, это святая правда!
        - Но человек не может жить без еды! - вздохнула Минелла. - Ив моем случае это означает, что я должна подыскать себе работу.
        - Хорошо, только будьте осторожны, - повторил носильщик. - И не принимайте решений, которые ваш отец не одобрил бы.
        - Конечно, не буду, - согласилась Минелла. Он нашел ей кэб, на вид очень старый, с лошадью, которая казалась слишком усталой, чтобы сдвинуть его с места.
        - Это будет дешевле, чем какой-нибудь шикарный экипаж, - пояснил носильщик, укладывая ее сундуки на козлы рядом с кучером.
        Потом он учтиво открыл Минелле дверцу, и девушка спросила:
        - Пожалуйста, скажите, сколько я вам должна? Я не хотела бы вас обидеть.
        - Ничего страшного, - ответил носильщик. - Если бы вы не спросили меня, я ждал бы за услугу старый добрый пенс, но раз уж вы спрашиваете, то лучше оставьте его себе. Вам он и самой пригодится. Здесь деньги уходят быстро!
        - Вы очень любезны, - сказала Минелла. - Большое спасибо за все, что вы сделали для меня. Она протянула ему руку, и носильщик пожал ее. На прощание он сказал:
        - Помните, что я говорил, и будьте хорошей девочкой!
        - Да, конечно, - кивнула Минелла. Она Помахала ему из кэба, а потом задумалась о том, как выглядит в глазах посторонних.
        Вероятно, решила она, вид у нее чересчур юный и деревенский, раз носильщик так за нее беспокоился.
        - Надеюсь только, что Конни не будет за меня стыдно, - пробормотала себе под нос Минелла.
        Она вспомнила, как шикарно Конни выглядела в свой последний приезд домой, и подумала, как это странно, что отец не сказал ей, что виделся с ней, когда был в Лондоне.

«Такая скрытность не была свойственна папеньке», - сказала она себе и задумалась, не существовало ли каких-нибудь особых причин умолчать об этом.
        Кэб медленно пробирался по переполненным улицам.
        Выглянув из окна, Минелла была очарована обилием разнообразных экипажей, которые она видела всюду.
        Больше всего ее поразили шикарные кареты, запряженные двумя лошадьми.
        Ими правили по два кучера в цилиндрах и ливреях, украшенных гербами.
        Она увидела и те двухколесные экипажи, о которых так часто рассказывал ей отец.
        Ее позабавили их наклонные передки, кучер, сидящий высоко на крыше, огромные колеса и скорость, с которой они двигались.
        Глядя на эти чудесные модные экипажи, Минелла подумала, что Лондон и впрямь такое интересное и необычное место, каким он всегда представлялся ей по рассказам отца.
        Ей хотелось прокатиться в таком экипаже, но она была уверена, что настоящей леди не подобает делать это в одиночестве, а надо, чтобы ее сопровождал элегантный кавалер в светлом цилиндре, чуть сдвинутом набок.
        Проделав долгий путь по запруженным людьми улицам, кэб наконец въехал в более тихую часть города и остановился перед высоким и довольно уродливым зданием. К парадному входу вело широкое крыльцо с железными перилами.
        Кэбмен спустился с козел и открыл дверцу.
        - Занести ваши сундуки внутрь, мисс? - спросил он.
        - Вы не будете так добры подождать немного? - спросила Минелла. - Может случиться так, что я не смогу здесь остаться.
        - Ладно, - ответил кэбмен. - Только вы поскорее. Я хочу домой.
        - Я не задержу вас надолго, - пообещала Минелла.
        Она взбежала на крыльцо и позвонила, думая при этом, что Конни живет в очень большом доме.
        Минуты через две дверь ей открыла довольно неряшливая девица в грязном переднике и чепце, косо сидящем на засаленных волосах.
        - Да? - осведомилась она непреклонным голосом.
        - Здесь живет мисс Конни Пэнгфорд? - спросила Минелла.
        Девица ткнула большим пальцем вверх.
        - Третий этаж, - бросила она и, не сказав больше ни слова, поспешила обратно по узкой лестнице, которая, очевидно, вела в подвал.
        Слегка удивленная таким нелюбезным приемом, Минелла поднялась по лестнице и на втором этаже увидела две двери. На каждой была прикреплена табличка с именем жильца.
        Теперь она поняла, что это, вероятно, доходный дом, и именно за квартиру в нем Конни благодарила ее отца.
        На третьем этаже тоже было две двери. На одной Минелла увидела табличку с мужским именем, а на другой прочла: +++
        Мисс Копни Лэнгфорд. +++
        На мгновение ей стало страшно, но, вспомнив, что кэбмен ее ждет, она взялась за маленький медный дверной молоточек, который висел над табличкой.
        Она постучала, но никто не откликнулся, и Минелла, испугавшись, что Конни нет дома, постучала снова, на сей раз сильнее.
        За дверью послышались шаги и через мгновение Минелла, к своему великому облегчению, увидела на пороге Конни.
        - Что вам угодно? - спросила Конни. Минелла уставилась на нее, на мгновение потеряв дар речи, и Конни воскликнула:
        - Минелла! Не может быть! Как ты здесь очутилась?
        - Я приехала попросить тебя о помощи, Конни.
        - О помощи? Что случилось? А твой отец с тобой?
        - Папенька умер. А ты разве не знаешь? Мгновение Конни смотрела на нее, как будто не могла поверить тому, что услышала. Потом она вскричала:
        - Умер? Я в это не верю!
        - Он умер несколько недель назад от заражения крови.
        - Но он же совсем недавно был в Лондоне, и я не знала, что он так… так… Конни умолкла на полуслове.
        - Здесь не стоит об этом говорить, - сказала она. - Входи.
        - Я приехала в Лондон, потому что вынуждена искать работу, - сказала Минелла. - Мои вещи внизу.
        Мгновение Конни молчала. Потом сказала:
        - Ты лучше скажи кэбмену, чтобы он занес их в переднюю.
        - Да, конечно.
        Не дожидаясь дальнейших слов Конни, Минелла заторопилась вниз, чувствуя, что кэбмен уже, наверное, начинает терять терпение.
        Однако он снял ее сундуки с кэба, занес их в вестибюль и поставил на пол, покрытый линолеумом, который явно нуждался в чистке.
        Минелла достала из кошелька шиллинг и четыре пенса, подумав, что должна дать ему дополнительный пенни, за то, что он так долго ее ждал.
        Кэбмен подозрительно посмотрел на монеты и недоверчиво спросил:
        - Это все мне?
        - Да, конечно, - сказана Минелла. - Вы были очень любезны.
        Он взял у нее деньги и, окинув лестницу несколько презрительным взглядом, произнес:
        - Мой вам совет, хоть вы и не послушаете, подыщите-ка вы себе другое место, не оставайтесь здесь!
        Минелла посмотрела на него с удивлением.
        - А что здесь не так?
        Ей показалось, что он хотел что-то сказать, но потом передумал и вместо этого произнес:
        - Вы еще слишком молодая для таких вещей. Возвращайтесь-ка к матушке, там вам самое место, и забудьте про Лондон. Этот город не для таких, как вы!
        Не дожидаясь ответа, он спустился по ступенькам, взобрался на козлы и уехал, даже не оглянувшись на Минеллу.
        Глядя ему вслед, Минелла вздохнула.
        Ей было странно, что каждый в Лондоне, казалось, считает ее слишком молодой и глупенькой.

«Это, должно быть, из-за платья», - сказала она себе. Впрочем, она понимала, что все равно не может позволить себе купить другое.
        Она решила, что после смерти отца должна носить траур, но, кроме единственного черного платья, которое принадлежало ее матери и было слишком причудливого фасона, чтобы ходить в нем в деревне, у нее не было темной одежды.
        Узнав от мистера Мерсера о своем финансовом положении, она рассудила, что глупо тратить драгоценные деньги на платье.
        Минелла прекрасно понимала, что может столкнуться с еще какими-нибудь неоплаченными долгами отца и чувствовала, что покупать что-то, без чего можно пока обойтись, отчасти сродни обману.
        Возвращаясь на третий этаж, где у открытой двери ее ждала Конни, Минелла еще раз напомнила себе, что в крайнем случае она всегда может поехать к тетушке Эстер!
        Глупо расстраиваться из-за слов какого-то кэбмена.
        - Входи, - сказала ей Конни, - и расскажи мне все с самого начала. Вот уж никак не ожидала увидеть тебя здесь! И трудно поверить, что твоего отца больше нет!
        От Минеллы не укрылась особая интонация, с которой Конни произнесла эти слова, и она сказала:
        - Я знаю, как ты любила его, Конни, когда была еще девочкой, и, наверное, мне нужно было написать тебе прежде, чем приезжать сюда.
        Конни ничего не ответила, а просто молча прошла в маленькую, но весьма необычно обставленную гостиную.
        Она была такой вычурной и так пестро украшена, что казалась игрушечной.
        У одной стены стоял диванчик, заваленный подушками всевозможных форм и размеров. Почти все они были обшиты кружевами или украшены бисером.
        В комнате были два кресла, тоже накрытые подушками, и шторы сочного розового цвета, перехваченные по обеим сторонам от окна огромными розовыми бантами.
        Ковер был весь заткан розами на бледно-голубом фоне, а на стенах вместо картин висели театральные афиши.
        Впрочем, Минелла успела только мельком все это рассмотреть, потому что Конни усадила ее в кресло и сказала очень серьезным тоном:
        - Ты действительно приехала в Лондон искать работу?
        - Мне нужно каким-то образом зарабатывать на жизнь, - прямо ответила Минелла. - Иначе мне придется поехать в Бат к тетушке Эстер.
        - Для тебя это было бы лучше всего.
        - О нет, Конни! Ты же знаешь тетушку Эстер! Ты ее видела, когда мы были детьми, и я помню, как ты называла ее просто ужасной, потому что она сказала, что у тебя волосы похожи на крашеные.
        Конни засмеялась.
        - Да, я ее помню. Похоже, эти ее слова оказались пророческими. Но, в конце концов, она же твоя тетушка.
        - Я знаю, - сказала Минелла. - Но от этого она не становится лучше. Конни улыбнулась.
        - Я тебя понимаю. Но расскажи, что случилось с твоим отцом.
        Не глядя на Конни, так ей было больно говорить об этом, Минелла рассказала, как отец, возвращаясь из Лондона, поранил руку, ему становилось все хуже и хуже, и в конце концов он умер, потому что инфекция распространилась по всему телу.
        Закончив говорить, она посмотрена на Конни и увидела в ее глазах слезы.
        - Как же так? - прошептана Конни. - Он всегда был такой веселый, всегда смеялся сам и смешил всех вокруг…
        - Я знаю, - сказала Минелла. - И теперь во всем мире у меня не осталось ничего и никого, кроме тетушки Эстер.
        Конни поднялась и встала у окна, повернувшись к Минелле спиной.
        - Что же ты теперь думаешь делать? - спросила она.
        Минелла беспомощно всплеснула руками.
        - Просто не знаю. Правда, я надеялась, что смогу устроиться в Лондоне, например, гувернанткой…
        Конни молчала, и после паузы Минелла с легкой тревогой в голосе добавила:
        - Должна же быть хоть какая-то работа для таких, как я! В конце концов, Конни, твой отец хорошо учил меня, и я достаточно образованна, - Ты слишком молода и слишком красива.
        - Для чего?
        - Для Лондона прежде всего! - ответила Конни. - В одиночку ты рискуешь нажить себе неприятности. О тебе всегда кто-нибудь заботился.
        - Мне многое приходилось делать самой, с тех пор как умерла маменька, - сказала Минелла. - Папенька все время пропадал в Лондоне, потому что без нее ему было одиноко.
        Мгновение Конни молчала. Потом она произнесла:
        - Твоему отцу не понравилось бы, что ты сюда приехала.
        - Почему? - спросила Минелла. - Если бы он знал, что я с тобой, Конни, или что я хотя бы могу обратиться к тебе в трудную минуту, он был бы рад, я просто в этом уверена!
        Снова повисла пауза. Конни по-прежнему стояла к ней спиной, и Минелла не могла угадать, о чем она думает, Потом, испытывая некоторую неловкость, Минелла сказала:
        - Послушай, Конни, я не хочу быть для тебя обузой. Если бы ты просто посоветовала мне, где найти приличную и, разумеется, очень дешевую квартиру, я бы сумела сама о себе позаботиться.
        Конни наконец повернулась к ней.
        - Неужели ты действительно думаешь, что я брошу тебя на произвол судьбы? - спросила она. - Разумеется, я о тебе позабочусь, только вся сложность в том, как это сделать.
        - Я не хочу причинять тебе лишние хлопоты, - робко сказала Минелла. - Если бы ты только помогла мне встать на ноги. Должно же быть для меня какое-то место.
        - По мне, так их слишком много! - сухо заметила Конни. - Сними-ка шляпку!
        Минелле показалось странной эта просьба, но она послушно сняла свою старомодную, но удобную для поездок шляпку.
        На Минелле было красивое платье, которое когда-то принадлежало ее матери, а поверх него - плащ.
        Она торопливо расстегнула его и, сняв, вместе со шляпкой положила на кресло, стоящее у самой двери.
        Потом она повернулась и, поправив свои пышные волосы, вопросительно посмотрела на Конни.
        - Ты слишком красива - нет, прекрасна! - сказала Конни. - Слишком большая ответственность.
        - О, Конни, пожалуйста, помоги мне! - взмолилась Минелла. - Я не доставлю тебе хлопот, обещаю.
        - Ты просто не понимаешь, - ответила Конни. - Что ты знаешь о Лондоне? Ты о себе можешь позаботиться не больше, чем цыпленок, который только что вылупился из яйца!
        В ее голосе прозвучало явное раздражение, и Минелла внезапно почувствовала, что приехала сюда напрасно и все это безнадежно. Глаза ее наполнились слезами.
        - Прости. Прости меня, Конни.
        Конни подбежала к ней и порывисто обняла.
        - О нет! - воскликнула она. - Бедная маленькая Минелла! Не обвиняй меня в черствости, я хочу тебе помочь. Но это будет очень, очень нелегко, и я не знаю, как к этому отнесся бы твой отец, если бы узнал.
        Минелла уткнулась лицом Конни в плечо, и в объятиях подруги сразу успокоилась.
        Потом она сказала:
        - Я приехала из-за того, что ты писала папеньке.
        Минелла почувствовала, как Конни мгновенно напряглась.
        А что я писала твоему отцу? - спросила она.
        - Я нашла твое письмо у него в столе, когда разбирала вещи, и в этом письме ты благодарила его за помощь и писала: «Надеюсь, когда-нибудь я смогу отплатить» Вам тем же…«- Минелла помолчала и добавила:
        - Я думала, что раз уж тебе ничего не удалось сделать для папеньки, может быть, ты согласишься помочь его дочери.
        - Я помогу тебе, клянусь, я тебе помогу! - горячо воскликнула Конни. - Но это будет очень сложно, Минелла.
        Минелла подумала, что она имеет в виду деньги, и сказала:
        - Тебе не придется на меня тратиться, Конни. Мистер Мерсер, который, как ты, наверное, помнишь, был поверенным папеньки, отложил для меня сто фунтов. Если я буду экономить и начну зарабатывать сама, я уверена, что мне их надолго хватит.
        Конни издала короткий звук, который был чем-то средним между смехом и всхлипом, а потом поцеловала Минеллу и сказала:
        - У меня есть одна мысль, но если она окажется неудачной, я по крайней мере буду утешаться тем, что старалась.
        - Ты мне поможешь?
        - Помогу, - сказала Конни. - Мо одному Богу известно, правильно ли я поступаю!
        Минелла обняла ее и поцеловала в щеку.
        - Спасибо, Конни, спасибо! Я знала, что могу на тебя положиться. Я согласна на любую работу, даже мыть полы, лишь бы не ехать к тетушке Эстер.
        Конни рассмеялась.
        - О таком я и не думала!
        Потом, уже более практическим тоном, как будто спохватившись, что она недостаточно гостеприимна, Конни сказала:
        - Ты, наверное, с дороги проголодалась и не откажешься от чашечки чая. Ты сегодня завтракала?
        - Да, у меня хватило соображения взять с собой несколько бутербродов, - ответила Минелла. - А женщина, которая ехала со мной в вагоне, наверное, жена какого-нибудь фермера, угостила меня молоком. Me очень свежим - оно было кисловатым на вкус, но все это было очень любезно с ее стороны.
        Конни опять засмеялась, но видно было, что она не думает плохо ни про фермершу, ни про Минеллу.
        Потом ома открыла дверь гостиной и сказала:
        - Давай я тебе покажу свою квартиру.
        Рядом с гостиной располагалась спальня, из двух комнат она была больше.
        Спальня была обставлена в том же духе, что и гостиная, вся в рюшах и оборочках.
        Широкая кровать, которая показалась Минелле неуместной в таком маленьком помещении, была завешена шелковым пологом нежно-розового цвета. Полог прикреплялся к маленькому венчику, украшенному золотыми ангелочками, и пышными складками струился вниз.
        Шторы, как и в гостиной, были перехвачены огромными атласными бантами, а подушечки на кровати, как с любопытством заметила Минелла, были обшиты кружевами.
        Все это выглядело чрезвычайно непривычно, но, несомненно, очень по-женски, и Минелла подумала, что ее отцу такая обстановка непременно понравилась бы.
        Зато ее мать наверняка сочла бы эту спальню верхом безвкусицы, но поскольку Минелла впервые встречалась с такой обстановкой, она не знала, как к этому отнестись.
        - А теперь я тебя удивлю! - сказала Конни.
        Она открыла дверь, ведущую из спальни. За ней оказалась самая крошечная ванна из всех, что Минелле доводилось видеть.
        Она была настолько маленькая, что в первое мгновение Минелла даже не поняла, что это ванна, и только потом, увидев, как Конни гордится ею, сказала, что это просто чудесно.
        - Она работает от газовой колонки, которая постоянно ломается! - со вздохом пояснила Конни, - но по крайней мере я могу умыться и снять грим!
        При этих словах она улыбнулась, а Минелла посмотрела на нее с удивлением.
        - Грим?
        Повисла короткая пауза, а потом Конни сказала:
        - Ты не знаешь, что я выступаю на подмостках?
        - На подмостках? - тупо повторила Минелла. - Ты хочешь сказать, что ты актриса?
        - Это слишком вежливое слово для такого занятия, - хихикнула Конни. - Я из тех, кого называют» гейети герлз «!
        Минелла уставилась на нее, не веря своим ушам.
        - Я и понятия не имела! А твои родители знают?
        - Конечно же, нет, и прошу тебя - ничего им не говори, - За кого ты меня принимаешь! - ответила Минелла. - Но они никогда не говорили о том, чем ты занимаешься, и мне всегда казалось, что это довольно странно.
        - Ты не хуже меня понимаешь, - сказала Конни. - что если отец узнает о том, что я играю на сцене, будет ужасный скандал.
        - Это я понимаю, - сказала Минелла. Внезапно она ахнула и добавила:
        - Папенька, наверное, знал, но никогда не говорил мне ни слова!
        Ей показалось, что Конни смутилась.
        - Наверное, он боялся тебя шокировать. Через мгновение она добавила:
        - А может, я и сама просила его сохранить это в тайне.
        Минелла немного помолчала, а потом сказала:
        - Прости меня за любопытство, Конни, но я теряюсь в догадках. Это папенька помог тебе стать хористкой?
        - По правде сказать, да, - призналась Конни. - Он был знаком с» хозяином»и потянул за нужные ниточки. Я ему бесконечно благодарна за это.
        - Папенька всегда всем помогал.
        - Это правда, - кивнула Конни. - И оттого, что он помог мне, я хочу помочь тебе. Единственная сложность - как это сделать?
        Она не стала ждать, пока Минелла ответит, а вошла в нишу, которая вместо двери имела просто отверстие в стене рядом с ванной, но которую она гордо назвала «моя кухня».
        Состояла она из единственной конфорки, на которой можно было вскипятить чайник, и еще Минелла заметила, что на крючке, вбитом в стену, висит кастрюля.
        Там было также несколько тарелок, чашек и блюдец. Конни поставила на огонь чайник и стала искать по разным жестяным банкам, где у нее лежит чай. У коричневого заварочного чайника был отбит носик.
        - Ты не хочешь поесть чего-нибудь? - спросила она. - У меня где-то были бисквиты.
        - Нет, спасибо, только чай! - ответила Минелла.
        В этот момент послышался стук в дверь. - Ни минуты покоя! - сказала Конни и поспешила открыть.
        На пороге стояли две молодые девушки, и Минелла, едва увидев их, сразу поняла, что это тоже «гейети герлз».
        Они были высокими, значительно выше среднего роста, и так невероятно красивы, что Минелла уставилась на них во все глаза.
        Приехав к Конни, она так волновалась, что поначалу не заметила, что ее подруга стала еще ослепительнее, чем была во время их последней встречи.
        Волосы у нее сияли подобно солнцу, а кожа была такой белой и румяной, что напомнила Минелле о розах в саду родного поместья. губы у нее были ярко-алые, но теперь Минелла понимала, что это не их естественный цвет.
        Какая же она была глупенькая, что в тот раз не заметила, что лицо у Конни напудрено, а на губах - помада.
        Впрочем, в деревне было трудно даже предположить это.
        Но сейчас, глядя на девушек, Минелла виде-па, что лица выглядят слегка неестественно, и краски на них не меньше, чем на афишах, которыми увешаны стены гостиной Конни.
        - Заходи, Герти, заходи, Нелли, - сказала Конни.
        - Мы немного рано, - ответила та, которую звали Герти, - но у нас плохие новости!
        - Плохие новости? - машинально переспросила Конни. - Погодите, я вам представлю свою подругу. Минелла, это Герти, это Нелли, и они обе «прожигают жизнь» на подмостках нашего мюзик-холла, если ты понимаешь, что я имею в виду!
        Обе гостьи весело расхохотались.
        - Мне нравится, как ты нас отрекомендовала, Конни! Только вряд ли ты сама это придумала!
        - На самом деле позавчера вечером так сказал о вас Арчи, и я подумала, что это довольно забавно! - призналась Конни. - Проходите в гостиную. Я как раз собиралась угостить Минеллу чаем.
        - Чаем? - переспросила Нелли. - Я бы сейчас не отказалась от чего-нибудь покрепче! И тебе захочется того же самого, когда ты услышишь о том, что случилось.
        Конни не слушая их, пошла на кухоньку и заварила чай.
        - Где-то у меня было молоко, - сказала она неопределенно. - Поставь все это на поднос и отнеси в гостиную, а я пока поищу дня девушек чего-нибудь другого.
        Поскольку было только четыре часа, Минелла подумала, что еще слишком рано для того, чтобы пить вино.
        Впрочем, она ничего не сказала, а просто послушно отнесла маленький поднос в гостиную и поставила его на столик.
        Гостьи стояли перед зеркалом, которое висело на стене между афишами, и снимали шляпки.
        Их шляпки были совершенно непохожи ни на одну из тех, которые Минелла видела раньше.
        Шляпка Нелли была украшена перьями, а на шляпке Герти, с широкой тульей, красовались огромные пунцовые розы и ландыши.
        Волосы их были завиты в пышные локоны, и при взгляде на этих девушек Минелла подумала, что они спустились на землю с какой-то другой планеты.
        Она и представить себе не могла, что у кого-то бывают такие тонкие талии или платья, столь плотно облегающие грудь.
        Плавные изгибы их талии и бедер могли вскружить голову любому мужчине. Их платья спереди были чуть короче, чем сзади, и стоило им чуть приподнять подол, как сразу становились видны пышные кружева нижних юбок.
        Они были так изящны и грациозны, что Минелла вспомнила слова своей матери о том, что «веселые девочки» подобны прекрасным богиням, и подумала, что иначе просто не скажешь.
        Они вертелись перед зеркалом до тех пор, пока Конни не вошла в комнату с бутылкой хереса и тремя бокалами.
        - Моя последняя бутылка! - сказала она. - Надо не забыть сказать Арчи, чтобы прислал еще.
        - Что же он довел тебя до такой нищеты? - ехидно сказала Герти.
        - Он мне прислал ящик своего любимого шампанского, - ответила Конни. - Но мне не кажется, что сейчас подходящий повод его распивать.
        - Тут ты права, - кивнула Нелли. - Это не тот напиток, которым можно запить такие новости.
        На сей раз Конни проявила заинтересованность.
        - О чем это вы? - спросила она. - Что за плохие новости?
        Выдержав трагическую паузу, Герти сказала:
        - Кэти заболела!
        - Не может быть! - воскликнула Конни.
        - Чистая правда. У нее температура сорок!
        - Ты хочешь сказать, что она не сможет приехать сегодня вечером? - спросила Конни.
        - Она не может глаза открыть, не говоря уже о том, чтобы куда-то ехать, - объяснила Герти.
        Конни присела на диванчик.
        - Не могу поверить! Что же, спрашивается, нам делать?
        - Мы ломали над этим голову всю дорогу.
        - Теперь уже поздно просить кого-то заменить ее, да еще чтобы этот кто-то понравился бы «ихней милости»! - сказала Нелли.
        После недолгого молчания Конни предложила:
        - Может быть, Грейси?
        - Ее уже заказали, и ты сама знаешь, кто!
        - Ах да, я забыла.
        - Мы подумали о Пили, - продолжала Нелли, - но она обещала быть на обеде у герцога, а ты же понимаешь, что она не может прийти туда на пару минут!
        - Конечно, нет, - согласилась Конни. - И потом, наш хозяин Пили не жалует. Она такая манерная. Я слышала, как он говорил, что ее смех действует ему на нервы.
        - Тогда что же ты предлагаешь? - спросила Герти. - Все отменить?
        - Только не это, - сердито ответила Конни. - Арчи так ждал этого вечера. Он будет в ярости!
        - Ну, как знаешь, - сказала Герти. - После того как «лорд власти и величия» велел вам заняться устройством этого вечера, вы ни о чем другом и не думаете.
        - Это правда, - сказала Конни. - Нам казалось, что все будет легко и просто.
        Все помолчали. Потом Нелли произнесла:
        - Что до меня, то мне кажется, ему этот вечер понадобился потому, что наедине с Кэти ему просто скучно.
        - По-моему, ты несправедлива, - сказала Конни. - Мне представляется, Кэти ему очень подходит. Ты бы видела, какие он ей дарит подарки.
        - Ладно-ладно, беру свои слова обратно! - сказала Нелли. - По только мне кажется, что он к ней начинает охладевать.
        - А мне кажется, что ты ошибаешься, - возразила Конни. - А ты как думаешь, Герти?
        - Сказать по правде, меня это не волнует, - ответила Герти. - Я знаю только, что Гарри ждал этого уик-энда, а я надеялась улучить подходящий момент, чтобы поговорить с ним насчет ожерелья, о котором я давно мечтаю.
        На этих словах Конни повернулась и посмотрела на Минеллу так, словно только что вспомнила об ее присутствии. Потом она поспешно сказала:
        - Боюсь, наш разговор скучен для моей подруги, ведь она не знает никого из тех, о ком мы говорим.
        - С графом она быстро познакомится! - сказала Нелли. - И если ты думаешь включить ее в представление, она быстро смекнет, с какой стороны хлеб маслом намазан! Хочешь жить, умей вертеться!
        Минелла в растерянности посмотрела на Конни.
        - Прости, дорогая, - сказала Конни, - но между собой мы частенько говорим как торговки.
        - Может быть, мое присутствие вас стесняет? - осведомилась Минелла. - Я могу посидеть в спальне.
        - Лучше сходи за своими вещами, - сказала Конни. - Я придумала, куда тебя поселить, по крайней мере на ближайшие три дня.
        Она поднялась с диванчика и продолжала;
        - Случилось так, что соседняя квартира сейчас свободна. Актер, который ее занимает, уехал на гастроли и оставил мне ключ, чтобы я поливала его цветы.
        - Но если он в отъезде, ты не можешь спросить у него разрешения, - сказала Минелла. - А вдруг он был бы против?
        - О, не волнуйся, - беспечно ответила Конни. - Если я оказываю ему услугу, значит, могу ждать того же и от него. Пойдем, я покажу тебе квартиру.
        Она взяла со столика ключ и, открыв входную дверь, перешла коридор и отперла дверь соседней квартиры.
        Внутри было темно.
        Конни подошла к окну, подняла жалюзи, и Минелла увидела, что находится в комнате, которую называют «жилая»и которая служит спальней и гостиной одновременно.
        Там был диванчик - такой же, как у Конни, пара кресел, письменный стоп и на стенах - все те же афиши, К афишам были пришпилены телеграммы, вырезки из газет и фотографии.
        - Тебе здесь будет удобно, - сказала Конни, - а я буду рядом, и ты можешь ничего не бояться.
        - Ты уверена, что хозяин комнаты не рассердится?
        Конни улыбнулась.
        - Абсолютно! Актеры - щедрый народ, не то что деревенские, которые не пустят тебя на порог, чтобы ты, не дай Бог, не украла коврик, о который вытирают ноги.
        Минелла не могла удержаться от смеха.
        - Теперь беги вниз, - сказала Конни, - и покричи Тэда. Он сидит в подвале и принесет твои вещи. Дашь ему пенни. Большего это не стоит. Потом достань то, что тебе понадобится на вечер. Мы еще с тобой поговорим перед тем, как я поеду в театр.
        - Ты сегодня играешь? - спросила Минелла.
        - А как же, - ответила Конни. - Но мне уходить не раньше, чем через пару часов, так что у нас еще будет время.
        С этими словами она повернулась и пошла обратно в свою квартиру.
        Когда Конни вошла в гостиную, Герти и Мелли посмотрели на нее, и она сказала:
        - Да, веселенькая история! Теперь давайте говорить откровенно. Что будем делать, девочки?
        - Мы только что это обсудили, - ответила Герти. - И нашли замечательный выход!
        - Какой же? - полюбопытствовала Конни.
        - Что, если твоя подруга заменит Кэти? - предложила Нелли. - Она красива и совсем не такая, как мы.
        - Да вы с ума сошли! - воскликнула Конни.
        - А что такого? - спросила Герти. - Что до меня, то, мне кажется, у нее красота другого сорта, и как раз такого, о котором его сиятельство всегда мечтал!

        Глава 3

        Минелла как раз вынимала из сундука вечернее платье и другие вещи, которые могли понадобиться ей сегодня, когда в комнату вошла Конни.
        Минелла вопросительно посмотрела на нее. Ей показалось, что Конни собирается сказать что-то не очень приятное, но почему она так подумала, Минелла и сама не знала.
        Конни присела на диван и сказала серьезным тоном:
        - Выслушай меня, Минелла. Минелла, стоявшая на коленях перед сундуком, села на корточки.
        - Что случилось, Конни? - спросила она. - Я тебе мешаю? Ты хочешь, чтобы я уехала?
        - Нет, дело не в этом, - сказала Конни. - Просто у меня появилась идея, но она может тебе не понравиться. Если она тебе не понравится, скажи об этом прямо.
        - Разумеется, - кивнула Минелла. - В конце концов, мы всегда были откровенны друг с другом, по крайней мере в прошлом.
        - Да, конечно, - торопливо сказала Конни. - Но сейчас совсем другое дело.
        - Как это? - насторожилась Минелла. Она чувствовала, что что-то не так, и, нервно сплетя пальцы, с тревогой заглянула Конни в глаза.
        В этот миг она казалась такой юной, хрупкой и беззащитной, что Конни сказала:
        - Конечно, я не должна предлагать тебе это, но девушки меня уговорили, и к тому же мне не хочется оставлять тебя одну на время моего отъезда.
        - Ты уезжаешь? - спросила Минелла.
        - Да, сегодня вечером. Вернусь только в понедельник днем, а ты останешься одна в Лондоне, где ты ничего не знаешь.
        - Не волнуйся, со мной ничего не случится, Но про себя Минелла подумала, что будет страшновато сидеть здесь в одиночестве, не зная, куда пойти и чем заняться.
        - Сегодня вечером после шоу, - начала Конни, - мы все собираемся поехать за город с графом Винтерборном.
        - После шоу? - в изумлении переспросила Минелла.
        - Оно заканчивается приблизительно в пол-одиннадцатого, и в Паддингтоне нас будет ждать специальный поезд.
        Глаза Минеллы стали круглыми, но она ничего не сказала, и Конни продолжала:
        - Мы приедем в его замок еще до полуночи, а это для нас раннее время!
        Она улыбнулась, хотя и слегка натянуто, и добавила:
        - Я организовала этот прием по просьбе графа. Девушки, которых ты только что видела, тоже поедут, и, кроме того, Берил, которая очень красива. Но все это делалось в основном ради Кэти.
        Эти имена были непривычны для слуха Минеллы, но все равно она слушала очень внимательно.
        - Кэти для графа - «особая девушка», если можно так выразиться, но, как ты слышала, в последний момент она заболела.
        - Это, должно быть, большое несчастье не только для нее, но и для вас.
        - Еще бы, - согласилась Конни. - И я должна это как-то исправить. Поэтому я предлагаю, Минелла, тебе занять ее место!
        - Мне?
        - Да, тебе. Конечно, для графа это будет не то же самое, что Кэти, но мужчин и женщин должно быть равное число, без этого нельзя, ты же знаешь.
        Минелла на миг растерялась.
        - Но ведь он может пригласить кого-то из своих друзей? Да и из твоих подруг кто-нибудь, наверное, с радостью согласится поехать.
        - Не в последнюю минуту, - возразила Конни. - У меня просто нет времени бегать по городу и кого-то искать. Помоги мне, Минелла, как я стараюсь помочь тебе.
        - Конечно, я сделаю все, о чем ты попросишь, но ведь граф ни разу меня не видел. Возможно, ему не захочется, чтобы я была в числе его гостей.
        - Я не сомневаюсь, что он будет в восторге, - поспешно сказала Конни.
        Минелла опустила взгляд на сундук.
        - Боюсь, мои платья, несмотря на то что я взяла мамины, не слишком подходят для такого приема.
        - Как раз об этом я хотела с тобой поговорить, - сказала Конни. - И, надеюсь, ты не почувствуешь себя оскорбленной.
        - А почему я должна чувствовать себя оскорбленной?
        - Потому, - ответила Конни, - что если ты согласишься, за что я тебе буду очень благодарна, тебе придется поехать туда под другим именем.
        Минелла непонимающе уставилась на подругу.
        - Понимаешь, - продолжала Конни, - Минелла Клинтон-Вуд не должна находиться в обществе «гейети герлз».
        - Почему?
        - Потому что твоя мать этого бы не одобрила, - ответила Конни.
        Минелла понимала, что это правда. Она сама только что об этом подумала.
        Ей даже пришло в голову, что, поскольку Конни была хористкой из «Гейети», мать Минеллы не хотела бы, чтобы дочь обращалась за помощью к ней.
        Но откуда ей было знать заранее, что Конни играет на сцене?
        И почему теперь она должна относиться к Конни иначе, чем как к подруге детства, с которой вместе учила уроки?
        Словно угадав ее мысли, Конни сказала:
        - Это не предмет для споров, Минелла, и так же, как нельзя говорить моей матери и отцу, чем я занимаюсь, точно так же нельзя, чтобы граф Винтерборн узнал, что ты дочь лорда Хейвуда.
        - Он был знаком с папенькой? - спросила Минелла. После недолгого молчания Конни ответила;
        - Я думаю, да. В свете каждый знал твоего отца и любил его, а кроме того, я уверена, что они были членами одного и того же клуба.
        Потом, словно не желая больше говорить об этом, она вновь вернулась к насущным вопросам:
        - Итак, если ты поедешь в замок, то в качестве моей подруги, скажем, молодой актрисы, которая надеется получить работу в «Гейети». Они все об этом мечтают.
        - Я ничего не смыслю в театре.
        - Я знаю, - кивнула Конни. - Но он вряд ли станет расспрашивать тебя о таких вещах, вам и без того будет о чем поговорить. И вообще, больше всего мужчины любят говорить о себе.
        Минеппа рассмеялась.
        - Маменька всегда так говорила.
        - Она была совершенно права, но графу есть о чем порассказать. Я слышала, что его замок великолепен, а графские лошади берут призы на самых престижных скачках. - Помолчав, Конни добавила:
        - Он безумно богат, и мы дорожим им, потому что он вкладывает много денег в выдумки Джорджа Эдвардса.
        Это имя было незнакомо Минелле, и она озадаченно переспросила:
        - Джорджа Эдвардса?
        - Это наш «хозяин», как мы его называем, и для нас его слово - закон. А «хозяин» во всем слушает графа. Так обстоит дело, если говорить в двух словах.
        - Я понимаю, - сказала Минелла. - Ио я не думаю, Конни, что хочу поступить на сцену.
        - Тебе бы очень повезло, если бы ты получила такую возможность! - заметила Конни. - Но я прошу лишь о том, чтобы ты приняла участие в этом приеме, и все. Через два дня ты вернешься назад, и больше тебе не придется встречаться с графом.
        - Я боюсь что-нибудь напутать. И тогда вы будете на меня сердиться.
        - Ты ничего не напутаешь, если будешь делать то, что я говорю, - твердо сказала Конни. - И прежде всего мы должны немедленно поехать в театр.
        - И я тоже?
        - Конечно, - ответила Конни. - Мы должны тебя нарядить. Нельзя же ехать в замок в таком виде.
        Минелла не стала спрашивать почему, ибо заранее знала ответ.
        Она медленно поднялась и сказала:
        - Наверное, Конни, мне лучше остаться здесь. Все будет хорошо. Если хочешь, я даже не буду никуда выходить, пока ты не вернешься.
        - Даже и не думай об этом! - воскликнула Конни. - Кроме того, ты разве забыла? Ты должна мне помочь! Нам обязательно нужно привезти графу кого-то, кто бы его развлек!
        - Но если я не сумею его развлечь?
        - Ты должна постараться, - очень серьезно ответила Конни. - Может, ты и не относишься к его типу женщин, но любой мужчина не против разнообразия, и граф вряд ли будет излишне настойчив, учитывая, что сейчас он увлечен Кэти.
        - Настойчив? - непонимающе переспросила Минелла.
        - Нет времени отвечать на все вопросы, - резко сказала Конни. - Однако нам надо прежде всего решить, как ты себя назовешь.
        - У меня должно быть другое имя?
        - А как же! Мои подруги понятия не имеют, кто ты такая, но граф наверняка знает, что Клинтон-Вуд - это фамилия твоего отца.
        - Тогда как же мне назваться? - беспомощно спросила Минелла.
        - Дай-ка подумать, - сказала Конни. - Минелла. Минелла. Минелла Myр! Как раз то, что нужно. Звучит по-актерски, и к тому же легко запоминается. Мы любим псевдонимы, которые врезаются в память.
        Увидев в глазах Минеллы вопросительное выражение, Конни быстро добавила:
        - Итак, запомни: ты - Минелла Мур, которая только что приехала в Лондон. О себе ты не должна говорить ничего - или, во всяком случае, рассказывать как можно меньше. Ты поняла?
        - Я постараюсь об этом не забывать. - пообещала Минелла.
        - Я дам тебе небольшой чемодан, - сказала Конни, вставая. - Положи в него только самое необходимое. Все остальное найдется в театре.
        Конни вышла из комнаты. Минелла проводила ее изумленным взглядом, на мгновение потеряв дар речи.
        Однако все это было так необычно и неожиданно, что потом она внезапно рассмеялась.
        По крайней мере это настоящее приключение, и, конечно, это куда интереснее, чем покорно ехать в Бат под крылышко тетушки Эстер!

«Папенька на моем месте веселился бы от души, - сказала она себе, - а о том, что маменька этого не одобрила бы, лучше не думать».
        Она вновь торопливо опустилась на колени и вынула из сундука вечернее платье - лучшее из всех, что были у ее матери.
        Леди Хейвуд берета его для особых случаев, например, для поездок в Лондон - как и очень красивый синий халатик с тонким пояском.

«По крайней мере Конни не будет за меня стыдно, если я их надену!»- подумала Минелла.
        К платью и халатику она добавила еще пару Мягких тапочек. Минелла как раз успела аккуратно сложить все это на кресло, когда вернулась Конни.
        - У меня не нашлось маленького чемодана, - огорченно сказала она. - Но все равно, нам еще много чего надо будет забрать из театра, так что я принесла тебе большой чемодан, чтобы все уместилось. И, кстати, не забудь захватить шляпки.
        Она снова ушла, прежде чем Минелла успела что-то сказать. Потом Минелла услышала, как она говорит с девушками в гостиной, и веселый смех всех троих.

«Я помогаю Конни, потому что она меня попросила, - подумала про себя Минелла, - и я уверена, что в этом нет ничего плохого, потому что папенька тоже всем всегда помогал», К тому времени, когда они собрались ехать в театр, изумление Минеллы возросло еще больше, так же, как и ее опасения.
        Она сложила свои вещи в большой чемодан, который принесла ей Конни, а потом ей было сказано, что все должны поторопиться, потому что еще многое нужно сделать.
        - Давайте скорее! - то и дело повторяла Конни. - Бы же знаете, если мы застанем Нэтти в плохом настроении, она не даст нам лучших платьев, а без них Минелла не произведет нужного впечатления на приеме.
        - Не произведет! - согласилась Нелли. Потом, словно стремясь успокоить Минеллу, она добавила, обращаясь к ней:
        - Все будет хорошо. С таким личиком, как у тебя, любое платье будет выглядеть замечательно.
        - Не верь этому, - вставила Герти. - Хорошее платье - половина успеха, и бесполезно притворяться, что это не так!
        Пока она прихорашивалась перед зеркалом и надевала шляпку, Конни сказала Минелле:
        - Тебе тоже нужно надеть шляпку. У тебя есть что-нибудь получше, чем та, в которой ты приехала?
        - Боюсь, что придется сказать «нет», - ответила Минелла. - Они все принадлежали маменьке.
        - Твоя мать оставалась красавицей в любом наряде, - улыбнулась Конни. - Ладно, надевай, какая есть, никто тебя не заметит, если мы приедем пораньше.
        Торопливо собравшись и велев Тэду снести вниз чемодан, они наконец спустились к парадному входу, возле которого ждал наемный экипаж.
        Тэд положил чемодан на козлы рядом с кучером, и когда все уселись, Минелла почувствовала себя сереньким воробьем, очутившимся в одной клетке стремя экзотическими яркими птицами.
        Поскольку все это было затеяно для графа, хористки всю дорогу говорили только о нем.
        - Что до меня, то он меня просто пугает, - сказала Нелли.
        - Это тебе так кажется, потому что он не любит брюнеток! - хихикнула Герти. Мелли вскинула голову.
        - Мне все равно, что он любит! Я счастлива с Чарли. Я говорила вам, что он собирается подарить мне соболье манто!
        - Нет! - вскрикнула Герти. - Не верю!
        - Так он говорит, - пожала плечами Медли. - И будьте уверены, увильнуть ему не удастся. Прошлой зимой я все время мерзла, и теперь мне нужно что-нибудь потеплее.
        - Мы говорили о графе, - напомнила Конни, словно не хотела, чтобы Минелла слушала такие вещи.
        - Ну да, - кивнула Герти. - Прежде всего, Минелла, ты убедишься, что это один из самых красивых мужчин, которых ты когда-либо видела. Но вместе с тем он циничный, разочарованный в жизни и всем пресыщенный.
        - Очень точное описание, - Конни рассмеялась. - Только мне не верится, что ты и впрямь так думаешь.
        - Так сказал о нем Арчи на днях, - ответила Герти. - Правда, не знаю, с чего ему быть пресыщенным.
        - Будь у меня столько денег, сколько у него, я тоже всем бы пресытилась! - вставила Нелли. - Даже Чарли ему завидует, особенно после того, как граф победил его на скачках.
        Она вздохнула, словно вспоминать об этом ей было неприятно, а потом сказала Минелле:
        - Чарли был бы очень раздосадован, если бы пришлось отменить вечер, так что мы очень, очень тебе благодарны, Минелла!
        - Сущая правда, - кивнула Герти. - И Берип тоже скажет тебе спасибо, когда узнает, что ты так любезно согласилась нас выручить.
        Экипаж подъехал к служебному входу, и Минелла была немного разочарована.
        По рассказам отца «служебный вход в театр» представлялся ей великолепными вратами в иной, блистающий мир.
        Но это оказалась обычная дверь со стороны переулка. Усатый мужчина среднего возраста, сидящий у входа в чем-то, напоминающем большую коробку, прорычал басом
«добрый вечер!», явно удивленный тем, что они приехали так рано.
        - Где Нэтти? - спросила его Конни.
        - Откуда мне знать? - ответил он. - Наверное, в гримерной.
        - Скажи ей, что мы привезли с собой доброго ангела и хотим ее видеть, - сказала Конни. - Это срочно, очень срочно!
        Судя по его виду, мужчина уже собрался заявить, что он слишком занят или что это не его работа, но Герти наклонилась вперед и требовательно произнесла;
        - Это касается графа Винтерборна!
        - О, в таком случае…
        Он выбрался из своей коробки и повел их в глубь здания.
        Как будто считая, что она должна объяснить Минелле, в чем дело, Конни сказала ей:
        - Это Джеймс Джупп. Приходится с ним ладить, иначе он не пропустит к нам даже цветочка, не говоря уж о поклонниках. Он был старшим сержантом в Королевской гвардии и до сих пор не забыл об этом.
        Герти хихикнула.
        - Сущая правда! Берил однажды поссорилась с ним и целую неделю не видела ни одного букета!
        Хористки весело рассмеялись и сразу стали похожи на школьниц, у которых суровый учитель.
        Они поднялись по железной лестнице с обшарпанными стенами, и Минелла снова подумала, что «Гейети» совсем не такой красивый театр, как ей представлялось.
        В конце длинного темного коридора Конни открыла дверь, на которой висела табличка с ее именем, а также с именами Герти и Нелли.
        - Это наша гримерная, - сказала она. - Очень удачно, что, кроме нас, сюда больше никто не заходит. Ни к чему, чтобы кто-то совал нос в наши дела.
        Девушки сняли шляпки, а Минелла тем временем осмотрелась. В дальнем углу стояла большая ширма и вешалка, на которой в огромном количестве висели самые разные платья. Минелла даже не могла вообразить, что бывают такие красивые платья.
        Вдоль стены шла длинная полка, уставленная баночками с гримом и прочей косметикой. Рядом Минелла увидела большое зеркало, освещенное лампами, установленными по обе стороны от него и над ним. За зеркало были заткнуты поздравительные телеграммы и визитные карточки, а у дальней стены, рядом с ширмой, стояли корзины с цветами, наполняя всю комнату чудесным ароматом.
        Здесь были орхидеи, лилии, гвоздики и пылающие георгины, которых всегда много в это время года.
        Минелла никогда в жизни не видела столько прекрасных цветов. Она была не в силах оторвать от них глаз, но тут дверь открылась и в гримерную торопливо вошла невысокая, но очень стройная женщина лет двадцати пяти, одетая в серое платье.
        - Что не так на сей раз? - спросила она прежде, чем кто-то успел раскрыть рот. - Если вы порвали одно из новых платьев, я вас удушу!
        - С платьями все в порядке, Нэтти, - сказала Конни. - Просто у нас срочное дело, и нам нужна твоя помощь.
        - У меня слишком много дел, чтобы заниматься чем-то еще.
        - Но ты должна нам помочь, Нэтти, потому что Кэти больна!
        - Больна? Ты хочешь сказать, что она не будет сегодня выступать?
        - У нее температура сорок!
        - Что ж, надеюсь, у кого-нибудь хватит смелости предупредить режиссера, - сказала Нэтти.
        - Меня волнует не режиссер, - ответила Конни, - а замена, которую я нашла для Кэти на сегодняшний прием в замке Вин.
        - Замена? - переспросила Нэтти.
        - Я же говорила тебе, что сразу после шоу мы уезжаем, и его сиятельство будет недоволен отсутствием Кэти.
        - И недовольство его обратится на нас, - заметила Нэтти.
        - Поэтому нам и нужна замена, - вразумительно произнесла Конни.
        Проницательные темные глаза Нэтти обратились к Минелле.
        - Это Минелла Мур, - сказала Конни, - и, как ты видишь, ей просто нечего надеть.
        - И вы хотите, чтобы я ее нарядила.
        - Конечно, хотим, и ты сама понимаешь, как это важно! - Конни принялась загибать пальцы:
        - Ей нужно два вечерних платья, что-нибудь симпатичненькое, чтобы надеть с утра, платье, которое она будет носить днем и по крайней мере еще одно, в котором она вернется.
        - А вам не нужна еще яхта и половина алмазных россыпей Кимберли в придачу? - саркастически поинтересовалась Нэтти.
        - Мы возьмем все, что ты нам предложишь, - отпарировала Конни. - И, кстати, у нее нет подходящей шляпки.
        Нэтти улыбнулась.
        - Ли пальцем не пошевелила бы ни для кого на свете, кроме нашего графа, - сказала она. - Но раз уж Кэти больна…
        Она подошла к Минелле и принялась внимательно ее рассматривать. В другой ситуации Минелла бы засмущалась, но сейчас она понимала, что Нэтти интересует не ее лицо, а фигура и рост.
        - Все наши платья будут ей длинны, - сказала она наконец.
        - Я знаю! - ответила Конни.
        - Ладно, - вздохнула Нэтти. - Я постараюсь что-нибудь подобрать, но не ждите от меня чуда!
        С этими словами она вышла из комнаты и со стуком закрыла за собой дверь.
        Конни захлопала в ладоши.
        - Мы победили! - воскликнула она. - Я думала, ее будет куда труднее уговорить.
        - С Нэтти никогда не знаешь, как будет, - проворчала Нелли.
        Конни повернулась к Минелле.
        - Ты давай раздевайся, - сказала она. - Нэтти скоро вернется, и, вероятно, платья придется подгонять, а у нас и так мало времени.
        - Сущая правда. - поддакнула Герти, а Конни, заметив, что Минелла колеблется; добавила:
        - Зайди за ширму. Свою одежду ты можешь повесить прямо там, а в понедельник, когда мы вернемся, ты ее заберешь.
        Минелла зашла за ширму и, обнаружив там ступ и вешалку, принялась снимать с себя платье.
        Она как раз собиралась его повесить, когда Конни сунула голову за ширму и сказала;
        - Нэтти принесет тебе белье, и оно гораздо красивее, чем то, которое сейчас на тебе.
        Минелла была несказанно удивлена.
        Она не знала, что, когда речь идет о его мюзик-холле, Джордж Эдварде не скупится.
        У его хористок были, разумеется, самые элегантные и сногсшибательные платья в Лондоне, но белье и нижние юбки, которые они носили, тоже были весьма дорогие и украшены кружевами.
        Он всегда стремился достичь высот, и «гейети герлз»в его мюзиклах демонстрировали такие высоты, каких еще не бывало на сцене.
        Минелла сама убедилась в этом, надев шелковые чулки и шелковую сорочку с настоящими кружевами.
        Ей также подыскали корсет, который сделал ее талию такой тонкой, что Нэтти проворчала, что все платья придется ушивать.
        А платья, разумеется, были просто бесподобны! Нэтти и помощник принесли шесть штук, и каждое, казалось, было сшито специально для Минеллы.
        - И никакой краски для волос! - решительно сказала Нэтти. - Она еще слишком юна, и не нужно портить ее волосы. Их цвет изумителен, а, главное, он естественный!
        При этих словах она бросила недовольный взгляд на золотые волосы Конни, рыжие кудряшки Герти, и черные пряди Нелли.
        - Я всегда говорила, Нэтти, что ты просто волшебница, - медовым голоском произнесла Конни.
        - Стараюсь, - буркнула Нэтти. - Но нельзя из свиного уха сшить шелковый кошелек.
        - Я сейчас в тебя чем-нибудь брошу! - угрожающе сказала Герти.
        - Только попробуй, - парировала Нэтти, - и уж я позабочусь, чтобы ты получала новые платья в последнюю очередь!
        Минелла понимала, что это шутливая пикировка, но видела, как изумительно выглядят девушки, и поражалась, как Нэтти, на вид обычной старшей служащей, удается делать из них таких красавиц.
        Перемерив все платья, Минелла почувствовала себя очень усталой, тем более что она весь день была в дороге.
        Закончив примерку, она надела очень изящное вечернее платье, в котором ей предстояло поехать в замок.
        Посмотревшись в зеркало, Минелла обеспокоенно подумала, что у платья слишком глубокое декольте, хотя вырез был отчасти прикрыт белым шифоном, который образовывал маленькие крылышки на плечах.
        Само платье тоже было белое, расшито стразами и облегало ее тело словно вторая кожа. Только от колен оно расширялось и оборки, тоже вышитые стразами, мягкими шифоновыми волнами ниспадали до самого пола.
        - Боюсь, - проговорила она нерешительно, - если я в таком платье поеду в поезде, это будет выглядеть как-то странно.
        - Ничего страшного, - успокоила ее Мэтти. - На тебе будет черный бархатный плащ, отороченный белой лисой, а перья к волосам прикрепишь уже в замке.
        - Перья! - воскликнула Минелла.
        - Я дам тебе шифоновый шарф, и ты повяжешь им голову, - сказала Мэтти. - А перья положи в шляпную картонку.
        - У нее должно быть две шляпки на завтрашний день, и еще две на понедельник, - напомнила Конни.
        - И Кохинор на счастье! - фыркнула Нэтти, и все засмеялись. Дело в том, что в прошлом году, когда королева Виктория отмечала свой юбилей, самым необычным из подарков, которые она получила, был алмаз Кохинор. Об этом писалось во всех газетах, и было известно, что королева велела добавить его в корону.
        Приближалось время спектакля, и шум за дверями гримерной с каждой минутой усиливался. То и дело кто-нибудь просовывал голову в дверь, что-то быстро произносил и тут же исчезал снова.
        Хористки начали переодеваться в сценические костюмы, когда пришла гримерша, которую все называли «Эмилия», и ее попросили накрасить Минеллу.
        - А что, разве она сама не может? - удивилась Эмилия.
        - Нет, как и слетать на Пуну, - ответила Конни. - Ты накрась ее сейчас, а в замке о ее косметике буду заботиться я.
        - Почему вечно я! - проворчала Эмилия, и Минелла торопливо сказала:
        - Мне очень жаль, что я причиняю вам неудобства.
        - Ничего, - добродушно сказала Эмилия. - Если не пользуешься косметикой, то с непривычки это дело довольно хитрое.
        - Только смотри не переусердствуй, - предупредила Конни. - Мэтти подобрала ей платье, чтобы подчеркнуть ее юность, и она должна появиться как бутон розы, а не как уже распустившийся цветок!
        - Я свое дело знаю! - фыркнула Эмилия. - И в одном будьте уверены: она не будет похожа на вас, девушки!
        - Вот и отлично! - парировала Нелли. - Нам не нужно соперниц. Их и так хватает.
        Все рассмеялись, но тут раздался стук в дверь, потом она приотворилась и в щель просунулась мужская голова.
        - Можно войти?
        - О, Арчи! - воскликнула Конни. - Как я рада, что ты пришел! Ты должен нам помочь.
        - Всегда готов к услугам!
        Мужчина вошел в гримерную, и Минелла подумала, что он выглядит весьма респектабельно.
        Он был высок, темноволос, на вид ему было лет тридцать пять. У него были гардения в петлице и большие жемчужные запонки на манжетах накрахмаленной белой сорочки.
        Минелла подумала, что ее отец выглядел так же представительно, когда бывал в обществе, и на глаза ее невольно навернулись слезы.
        - Эй, осторожнее! - прикрикнула на нее Эмилия. - Тушь потечет!
        Минелла забыла, что гримерша слегка подкрасила ей ресницы, отчего ее большие глаза стали казаться еще огромнее.
        Посмотрев на себя в зеркало, Минелла была вынуждена признать, что Эмилия мастерица своего дела.
        Кожа Минеллы, казалось, стала еще белее, на щеках появился слабый намек на румяна, но в целом ее лицо не производило впечатления аляповато раскрашенной картинки, как лица Конни и других хористок.
        - Так вот. Арчи, - сказала Конни. - Кэти заболела и не сможет приехать.
        - Ты хочешь сказать, что все отменяется? - спросил Арчи.
        - Нет, и никаких неудобств тоже не будет. Я уговорила свою подругу поехать с нами, и она, я уверена, будет хорошей дублершей.
        - Козмо это не понравится! - заметил Арчи.
        - А что он может сказать? - возразила Конни. - Если мужчин и женщин не будет поровну, это еще хуже, сам знаешь.
        - Да, наверное, - согласился Арчи.
        - Ну так заходи, познакомься с моей подругой и скажи ей, как мы все благодарны за
«спасение приема», - сказала Конни.
        Она взяла Арчи за руку и потащила туда, где сидела перед зеркалом Минелла и, увидев ее улыбающееся отражение, улыбнулась в ответ.
        - Дайте-ка я представлю вас, как полагается, - сказала Конни. - Лорд Арчибальд Коннингтон - мисс Минелла Мур!
        - Как поживаете, лорд? - сказала Минелла.
        - Я не имел чести быть знакомым с вами прежде, - ответил Арчи, - но я восхищен тем, что вы столь любезно согласились, как выразилась Конни, «спасти прием». Нет ничего хуже, чем вечер, на котором не хватает одной женщины.
        - Кроме приема, на котором не хватает мужчины! - вставила Нелли. Лорд не успел ей ответить, потому что в этот момент вошли еще двое мужчин, и все наперебой принялись рассказывать им грустную историю о болезни Кэти и о том, как Минелле пришлось занять ее место.
        В этой суете их забыли представить Минелле, и ей потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что Гарри, кавалер Герти, был на самом деле сэр Гарольд Паркер, а Чарли, кавалер Нелли, в обществе зовется лордом Скелтоном. Потом в дверь постучали, и послышался мальчишеский голос:
        - Дамы, пять минут!
        - Нам пора, - сказала Конни. - Арчи, а ты с остальными возьми Минеллу в ложу. Она никогда не видела нашего шоу, и сейчас ей самое время посмотреть.
        - Да, конечно, - кивнул Арчи. - Мы о ней позаботимся. Не волнуйся, Конни.
        - И не вздумай ее пугать! Она первый раз в Лондоне, и ей все кажется изумительным!
        - Первый раз в Лондоне? О Боже! - воскликнул Арчи.
        Прошуршав юбками и оставив за собой облако экзотических духов, которое смешивалось с ароматом цветов, Конни, Нелли и Герти покинули гримерную и заторопились вниз по железной лестнице на, сцену.
        - Нам лучше подняться в ложу, - сказал Арчи. Гарри и Чарли, которые задумчиво разглядывали Минеллу, словно гадали, кто она такая и откуда здесь появилась, присоединились к его мнению.
        Поднявшись в ложу, Минелла почувствовала себя так, словно попала в сказку.
        Сам театр оказался гораздо более впечатляющим, гораздо более ослепительным и прекрасным, чем она могла вообразить, а как только поднялся занавес, она поняла, что никогда в жизни не представляла себе, что в мире существует такая красота и такое очарование!
        Она где-то читала, а может быть, ей говорил об этом отец, что мюзик-холл «Гейети» не просто стал отождествляться с успехом, но и подарил Лондону музыку, смех и красивейших девушек.
        Именно это она сейчас видела, и с трудом могла поверить, что сама каким-то образом оказалась причастна к этой красоте и великолепию.
        Только гораздо позже Минелла узнала, что представление, которое она смотрела, называлось «Беглянка»и было поставлено всего четыре месяца назад.
        Этому шоу предстояло стать одним из самых ярких достижений «Гейети», но Минелла не разбиралась в театре и ее не занимало ничего, кроме действия, происходящего где-то на Корсике или в Венеции.
        Минелла почувствовала, что музыка становится воздухом, которым она дышит, а танец, который танцевали герой и героиня и который Арчи назвал гвоздем программы, был так прекрасен, что Минелле казалось, будто она сама танцует.
        У нее захватывало дух от каждого движения, каждого слова и каждой песни, спетой на сцене.
        И когда наконец после десятиминутной овации весь зал поднялся, чтобы спеть «Боже, храни королеву», Минелла почувствовала себя так, словно вернулась на землю с другой планеты.

«Теперь я понимаю, почему папенька так любил» Гейети «! - подумала она.
        Впрочем, у нее не осталось времени поразмышлять об этом, потому что, едва представление кончилось. Арчи повлек ее и двух джентльменов назад к служебному входу, и когда Минелла взбежала по лестнице, у гримерной ее уже ждала Нэтти с обещанным плащом.
        Плащ был шикарный и дорогой, и, надев его, Минелла почувствовала себя одной из тех красавиц, которых она только что видела на сцене.
        Пока другие хористки тоже закутывались в длинные плащи и прикрывали свои замысловатые прически шарфами, Нэтти тихонько сказала Минелле:
        - Веселись, только не наделай глупостей. Увидев, что Минелла не понимает, она добавила:
        - Я имею в виду - не делай ничего такого, чего бы не одобрили твои родители.
        - Мои родители оба в могиле, - сказала Минелла.
        - Не сомневайся, что они смотрят на тебя с небес, - сказала Нэтти, - и хотят, чтобы ты оставалась такой же хорошей девочкой, как сейчас.
        Минелла посмотрела на нее с удивлением, но прежде, чем она успела что-то спросить, Нэтти вышла из гримерной.
        Конни сказала:
        - Шевелитесь, шевелитесь! Если вы не проголодались, то я мечтаю об ужине!
        - Еще бы! - хихикнула Герти. - И, держу пари, когда мы приедем, там знатно накормят!
        - Разве у нашего графа бывает что-нибудь незнатное? - подхватила Нелли.
        - Только самое лучшее! - кивнула Конни. - И Бог с ней, с Кэти, мы везем ему подарок не хуже, и пусть скажет спасибо.
        Без лишних слов девушки всей толпой двинулись вниз, где их ждали три джентльмена.
        На улице стояли два экипажа, каждый запряженный парой породистых лошадей, которые должны были отвезти всех к вокзалу.
        Минелла уселась вместе с Конни и Арчи, а напротив них сели Нелли и лорд Скелтон.
        Герти, Гарри и Берил забрались в другой экипаж, вместе с еще одним приятным молодым человеком, который назвался Сэмом. Когда экипаж тронулся. Арчи сказал Конни;
        - Ты сегодня была великолепна, дорогая. Я тобой гордился!
        - Спасибо.
        Минелла заметила, что Конни ничуть не смутило обращение» дорогая»и подумала, уже не собирается ли она выйти за него замуж.
        Для дочери сельского пастора это, несомненно, была бы блестящая партия.
        В то же время ей показалось, что Конни было бы не совсем удобно привезти Арчи в маленький и не очень красивый домик ее отца, где все выглядело ветхим и неухоженным. Потом, когда они уже подъезжали к вокзалу, она услышала, как Конни вполголоса сказала Арчи:
        - Надеюсь, не было никаких сложностей с твоим отъездом на уик-энд?
        - Ей это не понравилось, - ответил Арчи, - но я сказал, что еду проведать мать.
        - А если она узнает?
        Минелла сидела так близко, что почувствовала, как Арчи пожал плечами.
        Потом она услышала, как Конни сказала:
        - Будь осторожнее! Ревнивые жены способны доставить много неприятностей, а есть ли женщина, которая не стала бы тебя ревновать, мой Арчи?
        Па мгновение Минелле показалось, что она ослышалась.
        Потом она решила, что это не ее дело и она не имеет права никого судить.
        Но, конечно, было очень странно, что, Конни, дочь викария, позволила себе так близко сойтись с женатым мужчиной.

        Глава 4

        Когда они приехали в замок, который показался Минелле огромным и отчасти пугающим, дворецкий сразу же отвел их наверх, к экономке миссис Харлоу. На ней было черное платье, которое при каждом движении громко шуршало, и серебряное кольцо для ключей на поясе.
        Вид у нее был высокомерный, и на гостей она смотрела, как показалось Минелле, с презрением.
        Экономка повела их по коридору. Вспомнив рассказы отца, Минелла решила, что в этой части замка находятся комнаты для гостей. Мисс Харлоу открывала двери по обеим сторонам коридора и говорила;
        - Это ваша, мисс.
        Минелла обратила внимание на то, что ни одна из девушек не выбирает спальни так, чтобы они были смежными, и заметила, что в соседних с ними комнатах нет камердинеров.
        Наконец, осталась только Минелла. Экономка, шурша черным платьем, остановилась у самой последней комнаты по коридору.
        Туда вела тяжелая двойная дверь. Экономка открыла одну створку и сказала:
        - Здесь вы будете спать, мисс Денман. В первое мгновение Минелла удивилась и уже хотела сказать, что произошла ошибка, но тут же сообразила, что это, вероятно, фамилия Кэти. Ей показалось, что нужно объясниться и, когда они вошли в спальню, Минелла сказала:
        - На самом деле я не Кэти Денман. Она заболела, и меня пригласили вместо нее.
        - То-то мне показалось, что вы больно юны, судя по тому, что я о ней слышала, - ответила экономка.
        Спальня оказалась роскошной и очень просторной.
        Минелла с восхищением ее оглядела и не сразу заметила служанку, сидящую за туалетным столиком.
        - Это Роза, - представила девушку экономка. - Она будет вам прислуживать.
        - Спасибо, - сказала Минелла.
        - Надеюсь, вам будет удобно, мисс. - экономка сделала паузу.
        - Мур, Минелла Мур, - сказала Минелла. Экономка кивнула в знак того, что запомнила имя и, ни слова не говоря, вышла из комнаты.
        - Ваш багаж сейчас принесут, мисс, - сказала Роза. - Но, как я понимаю, вам не нужно переодеваться.
        - Нет, я надела вечернее платье заранее, - ответила Минелла.
        С этими словами она расстегнула застежку своего бархатного плаща, и Роза услужливо подхватила его.
        Минелла сняла с волос шифоновый шарф и села за туалетный столик, чтобы привести в порядок волосы, которые примялись за время езды.
        - Позвольте мне, мисс, - предложила Роза. Она ловкими пальцами взбила Минелле прическу, а два лакея тем временем принесли чемодан и шляпную картонку.
        Они расстегнули ремни, открыли картонку и удалились, а Роза спросила;
        - Что вы наденете на голову, мисс?
        - Перья, - с сомнением в голосе сказала Минелла.
        Роза вынула из шляпной картонки перья и, взглянув на них, Минелла решила, что надевать их не стоит. Во-первых, они были довольно потрепанные и чересчур театральные, а во-вторых, Минелла знала, что ее мать этого бы не одобрила.
        Поэтому она положила их на туалетный столик и сказала:
        - Наверное, это слишком. Мне их дали, но я знаю, что они мне не пойдут.
        Роза улыбнулась.
        - Я тоже думаю, что вы слишком юны, чтобы носить перья, мисс, но если у вас на голове ничего не будет, это все равно что выйти к гостям без одежды.
        В это время Минелла внезапно заметила на столике вазу с белыми орхидеями.
        Проследив ее взгляд. Роза воскликнула:
        - Орхидеи! Это как раз то, что вам нужно, мисс. У его сиятельства есть оранжереи, и там он выращивает разные красивые цветы.
        Она вынула из вазы две орхидеи и укрепила их сзади шиньона Минеллы.
        Они выглядели красиво, но не броско и не безвкусно.
        Минелла взглянула на себя в зеркало и снова, как и недавно в театре, подумала, что у платья слишком глубокое декольте.
        - Как вы думаете. Роза, - нерешительно сказала она, - не прикрепить ли еще один или два цветка к вырезу платья? Оно не мое, мне его одолжили, и, признаться, в нем я чувствую себя немного неловко.
        Роза улыбнулась ей.
        - Я все сделаю, мисс, не беспокойтесь. С помощью английской булавки она уменьшила декольте и приколола сверху три орхидеи.
        - Вот теперь замечательно! - воскликнула Минелла. - Большое спасибо, вы очень добры!
        В это время открылась дверь, и в комнату заглянула Герти.
        - Ты готова? - спросила она. - Конни попросила меня сходить за тобой, потому что она пошла вниз, предупредить нашего хозяина, что в гостях у него будет не та, кого он ждал, - Надеюсь только, что он не рассердится, - с тревогой сказала Минелла.
        Она поднялась из-за столика, торопливо вымыла руки в теплой воде, которую Роза ей приготовила, и побежала следом за Герти, которая уже шла по коридору к лестнице.
        - Что до меня, - сказала Герти, когда Минелла ее догнала, - то мне этот замок кажется слишком большим. Если бы я здесь жила, ей-богу, чувствовала бы себя мухой.
        Минелла рассмеялась.
        На нее тоже произвели впечатление размеры замка, но она была к этому готова.
        Отец часто рассказывал ей о великолепии Бленимского дворца, где он гостил у герцога Мальборо, о Чатсворте и других грандиозных родовых домах, таких, как Вобурнское аббатство и Эйрондельский замок.
        Минелла была бы разочарована, если бы после того, что она слышала о графе, его замок оказался бы не таким величественным.
        Она подумала, что наверняка в нем хранятся доспехи и знамена, захваченные в битвах предками графа.
        У подножия лестницы их ждал дворецкий.
        - Прошу за мной, мисс, - сказал он Герти. - Его светлость во Французской гостиной! . Герти подмигнула Минелле и прошептала ей на ухо:
        - Сразу и не поймешь, о чем речь - о комнате или о кухне.
        Минелла улыбнулась.
        Два лакея распахнули двойные двери, и Минелла оказалась в самой красивой и внушительной комнате из всех, что она когда-либо видела.
        В холле и в коридорах были газовые светильники, но Французская гостиная освещалась двумя огромными хрустальными люстрами, в которых горели свечи, заливая комнату теплым золотистым светом.
        У дальней стены стояли Конни, Мелли, Берил и четверо мужчин, которые приехали с ними. Пятый мужчина повернулся и пошел навстречу Минелле и Герти.
        Минелла подумала, что глядя на графа, невозможно ошибиться в том, что перед тобой истинный аристократ и человек, привыкший повелевать.
        Он был высок, широкоплеч и, как и говорила Конни, чрезвычайно красив.
        Впрочем, с первого взгляда Минелла увидела, что описание, данное ему Конни, соответствует истине и во всем остальном. У него действительно был пресыщенный вид, и хотя он улыбнулся, когда здоровался с Герти, глаза его остались холодными.
        - Рад тебя видеть, Герти, - сказал граф. - Ты стала еще красивее, хотя, кажется, красивее уже быть невозможно!
        Ом посмотрел на Минеллу, но тут к ним подошла Конни.
        - Это Минелла Мур, - сказала она, - которая любезно согласилась в самую последнюю минуту заменить Кэти. Она немного волнуется, так что не пугайте ее!
        Граф рассмеялся.
        - Обещаю не делать этого.
        Он протянул Минелле руку, и когда их пальцы соприкоснулись, она почувствовала, что от него исходит какая-то необычная сила и власть.
        - Я только надеюсь, - запинаясь, проговорила Минелла, - что вы не возражаете против незваной гостьи?
        - Я восхищен, - сказал граф, - и, разумеется, весьма благодарен вам за то, что вы, по выражению Конни, спасли наш вечер, ибо без вас количество гостей было бы нечетным, а это всегда создает неудобства.
        Они присоединились к остальным, которые уже пили шампанское. Девушки болтали без умолку, и Минелла подумала, что они похожи на разноцветных попугаев.
        Вместе с тем их смех был так мелодичен, и сами они были так красивы в своих дорогих модных платьях, что Минелла снова подумала о том, как наслаждался ее отец такими приемами.

«Неудивительно, что он предпочел их тишине и одиночеству, которые воцарились в поместье после того, как умерла маменька», - сказала она себе.
        Голос графа вывел ее из задумчивости.
        - Вы погружены в себя, Минелла, - сказал он. - А это у нас не разрешается.
        - Я думала о том, как великолепен ваш замок, - быстро ответила Минелла. - Он в точности такой, как я ожидала.
        Граф удивленно приподнял брови.
        - Почему?
        - Я много слышала о родовых английских замках, - сказала Минелла, тщательно подбирая слова, - и надеялась, что мне когда-нибудь посчастливится увидеть один из них. Не сомневаюсь, что у вас здесь собраны прекрасные картины!
        - Они действительно вас интересуют? - спросил граф. - Или это Конни научила вас так сказать?
        Минелла не удержалась от смеха.
        - Они меня действительно интересуют, и, хотя это, может быть, удивит вас, я много знаю о живописи - к сожалению, в основном из книг.
        Она вспомнила, как они с матерью часами просиживали в библиотеке, изучая репродукции картин в старых книгах, которые остались в поместье еще от деда Минеллы.
        Лорд Хейвуд частенько пренебрежительно называл их «коллекцией барахла», поскольку многие из них были такими древними, что их почти невозможно было читать.
        Но иллюстрации, а в более современных книгах - фотографии приводили Минеллу в восхищение.
        - Я испытываю большой соблазн это проверить, - заметил граф, - и завтра отведу вас в свою картинную галерею.
        - Я была бы счастлива! - воскликнула Минелла.
        Ей показалось, что в глазах графа мелькнула насмешка, как будто он вновь усомнился в ее искренности.
        Когда объявили, что обед подан, Минелла уже не сомневалась, что граф считает, будто она, как и прочие девушки, просто старается говорить то, что он хочет услышать.
        Обеденный зал произвел на нее не меньшее впечатление, чем гостиная.
        Вдоль одной стены проходила галерея, на которой в стародавние времена играли музыканты, а три оставшиеся стены были увешаны портретами предков графа.
        На столе среди золотых кубков и чаш стояли канделябры, тоже из чистого золота, а белая скатерть была расшита крупными орхидеями.
        Когда все расселись, Минелла оказалась по правую руку от графа - на месте Кэти, как она справедливо предположила, - и он сказал ей:
        - Я вижу, вам понравились мои орхидеи, и позволю себе заметить, что вы нашли для них самое лучшее место!
        В первое мгновение Минелла даже не поняла, что это комплимент, но потом, заметив, что он смотрит на цветы у нее на груди, ответила, слегка покраснев:
        - Они такие красивые! Я была не в силах противиться соблазну заменить ими то, что я привезла с собой.
        - А что вы с собой привезли?
        - Перья, - ответила Минелла. - Конни ре-шипа, что вы сочтете их подходящими к случаю.
        - Я считаю, что вы слишком молоды, чтобы носить перья.
        Минелла не удержалась от смеха, и граф спросил;
        - Почему вы смеетесь?
        - Просто потому, что сегодня каждый считает своим долгом указать мне на мой возраст, прочесть нотацию и проявить заботу.
        - Не сомневаюсь в этом, - сухо заметил граф, а Минелла задумчиво продолжала:
        - Сначала женщина в поезде очень любезно предложила мне молока, потом носильщик сказал, что я выгляжу слишком молодо, чтобы путешествовать в одиночку, потом то же самое говорил кэбмен и, наконец. Конни.
        Только закончив фразу, Минелла осознала, что, наверное, сделала ошибку, дав графу понять, что только сегодня приехала в Лондон. И он, разумеется, не замедлил спросить:
        - Откуда вы ехали?
        Понимая, что нельзя говорить, что она приехала из деревни, Минелла была вынуждена очень быстро придумать что-то другое.
        - Из… Бирмингема, - назвала она первый большой город, который пришел ей на память, - Вероятно, вы гастролировали, - заметил граф. - Ну что ж, теперь, когда вы в Лондоне, было бы непозволительно, чтобы вы вновь пропали в провинции.
        Он произнес это сухим тоном, и невозможно было понять, что он на самом деле подразумевает.
        Решив не задумываться над этим, Минелла, как всегда учила ее мать, повернулась к лорду Скелтону, чтобы побеседовать с ним.
        Он что-то шепотом говорил Нелли и, судя по всему, не имел никакого желания вступать в разговор с Минеллой.
        Понаблюдав за ней, граф сказал:
        - Боюсь, мисс Минелла, что на нашем приеме все очень аккуратно поделились на пары. И раз уж вы оказались в паре со мной, придется вам довольствоваться моим обществом.
        - С радостью, - сказала в ответ Минелла. - И я хотела вас попросить, чтобы вы рассказали мне о своих лошадях. Конни говорит, что у вас лучшие скаковые лошади, и вы вышли победителем на скачках в Гудвуде.
        - Вы любите лошадей так же, как живопись? - поинтересовался граф.
        - Очень люблю, - ответила Минелла. - И хотя я не участвовала в больших скачках, стип-пльчез и скачки наперегонки я всегда обожала.
        И снова ей показалось, что граф посмотрел на нее так, будто думал, что она просто изображает заинтересованность в предмете, к которому на самом деле вполне равнодушна.
        Минеллу это слегка разозлило, и она завела с ним беседу о скачках, которые состоялись в минувшем году.
        Ее отец побывал на всех. Естественно, он ездил в Аскот, на дерби, на большие национальные скачки, и, возвращаясь домой, подробно описывал ей все, что там происходило.
        Зная, что отец этим интересуется, она, чтобы сделать ему приятное, всегда внимательно просматривала спортивные газеты, которые доставлялись в поместье наряду с более прозаической «Морнинг пост».
        От нее не укрылось, что граф нашел беседу весьма интересной, да и сама Минелла много узнала о том, о чем давно хотела узнать.
        Кроме того, она спросила его, хорошая ли охота в окрестных лесах, и вновь он был явно удивлен ее познаниями относительно охоты на куропаток и фазанов.
        Когда обед подошел к концу, Минелла поймала себя на мысли, что получила гораздо больше удовольствия, чем ожидала.
        Остальные гости, как она с некоторым удивлением отметила, говорили все громче и громче: вероятно, это было следствием того, что они выпили много вина.
        Что касается Минеллы, то когда слуга напил ей в бокал шампанского, она лишь слегка пригубила его. Заметив это, граф сказал:
        - Если вам не нравится шампанское, Минелла, я могу предложить вам белое вино или кларет.
        - Чего я действительно выпила бы с удовольствием, - ответила Минелла, - так это лимонада, или, если его нет, то обычной воды.
        Мгновение граф молча смотрел на нее. Потом он спросил:
        - Вы говорите искренне?
        - Честно признаться, - объяснила Минелла, - я пью шампанское очень редко, а сегодня, поскольку я очень устала, мне, наверное, лучше было бы вообще воздержаться.
        В глазах графа вновь мелькнула насмешка, как будто он был уверен, что это только притворство.
        Впрочем, он велел принести ей лимонада, а тем временем бокалы наполнялись снова и снова, и Минелла заметила, что Конни, которая сидела по левую руку от графа, вся раскраснелась.
        Она без умолку болтала с Арчи, а на хозяина вечера почти не обращала внимания.
        Минелле такое поведение казалось несколько странным, особенно учитывая то, чему учила ее мать, но она подумала, что «гейети герлз» совсем не обязательно должны быть похожи на подруг миссис Хейвуд.
        Возможно, если бы здесь был отец Минеллы, он бы тоже говорил только с тем, кто ему интересен, а на всех остальных не обращал бы внимания.
        Наконец граф предложил дамам вернуться в гостиную.
        Конни поднялась и, поцеловав Арчи в щеку, сказала:
        - Не задерживайся! Если ты забудешь меня, пока пьешь портвейн, я вернусь и утащу тебя силком!
        - Разве можно тебя забыть! - откликнулся Арчи.
        Минелла была поражена этой сценой. Потом Конни взяла ее под руку, и по пути к гостиной сказала:
        - Минелла, ты изумительна! Я и представить себе не могла, что нашего хозяина кто-то способен так расшевелить!
        Тут она едва не упала, запутавшись в собственном платье, и это избавило Минеллу от необходимости отвечать.
        В гостиной девушки сразу принялись подкрашивать губы и болтать о том, у кого лучше напудрено лицо.
        У каждой на запястье на тонком ремешке висела сумочка для косметики.
        У Минеллы такой сумочки не было, да она все равно не имела никакого желания краситься и, как Конни, быть похожей на безвкусно размалеванную афишу.
        Берил так накрасила ресницы, что они стали в полдюйма длиной, и от этого она сильно смахивала на деревянную куклу.
        Присоединяться к общему разговору Минелле тоже не слишком хотелось, тем более что она, по существу, была для этих девушек совсем чужой. Вместо этого она пошла вдоль стен, разглядывая картины.
        Все они принадлежали кисти великих французских живописцев, и теперь она поняла, почему комната называлась «Французская гостиная».
        Здесь был Буше, которого можно легко узнать по присущим только ему оттенкам голубого и розового, а также по толстеньким купидончикам, которых так и хочется обнимать и баюкать.
        Потом Минелла увидела романтичного Фрагонара, и ей показалось, что, сделав еще шаг, она вступит в розовый сад, где над головами влюбленных парят херувимы.
        В это время мужчины тоже вернулись в гостиную, и граф сразу же направился к Минелле.
        - Я вижу, вам нравятся мои картины.
        - Они великолепны! - отозвалась Минелла. - Я всегда мечтала увидеть подлинного Фрагонара, и это оказалось еще прекраснее, чем я себе представляла!
        Она замолчала на мгновение, а потом тихо добавила:
        - Ужасно думать, что после революции он перестал писать и умер в нищете.
        - Кто научил вас сказать мне это? - спросил граф.
        Минелла отвела взгляд от картины и с недоумением взглянула на него.
        - Арчи скорее всего, - продолжал граф. - У него самого есть несколько очень хороших полотен, и он знает толк в живописи.
        Подумав, что не стоит признаваться графу, что до этого дня она никогда не встречала лорда Арчибальда, Минелла решила просто ничего не говорить.
        Она молча перешла к другой картине. Граф встал рядом и предложил:
        - Не присесть ли нам на диван? Я хочу побеседовать с вами.
        С некоторой неохотой, потому что ей гораздо больше хотелось любоваться картинами, Минелла села на атласный диван, стоящий в дальнем конце гостиной. Гости, столпившиеся у камина, вряд ли могли услышать их разговор.
        - Расскажите мне о себе, - попросил граф. - Я пришел к выводу, что вы самая лучшая актриса из всех, что мне доводилось встречать!
        Минелла взглянула на него и подумала, что он, вероятно, выпил чересчур много, если позволяет себе говорить такие вещи.
        - Бы блестяще изобразили юную девушку, вступающую в волшебный мир «Гейети»! - продолжал граф. - Должен поздравить Джорджа Эдвардса с открытием такого таланта!
        Минелла не знала, что на это ответить. Наконец, после долгой паузы, она произнесла:
        - Я бы не сказала, что… меня кто-то открыл.
        - Значит, эта честь выпала мне, - сказал граф. - И, уверяю вас, мое желание принять участие в вашей судьбе не меньше, чем ваше - проехаться на моих лошадях!
        Минелла не удержалась от смеха.
        - Вряд ли я смогу выиграть приз в Гудвуде!
        - Да, но я ни минуты не сомневаюсь в том, что вы мечтаете попасть в состав
«Беглянки», - ответил граф.
        Минелла хотела сказать, что не испытывает никакого желания играть на сцене, но вовремя вспомнила слова Конни о том, что граф мог бы помочь ей.
        - Я ищу работу, - медленно проговорила она. - Но не представляю точно, какой она должна быть.
        - На этот вопрос я могу дать ответ, - сказал граф. - И вам, Минелла, лучше всего предоставить мне заботу об этом.
        - Весьма признательна, - поблагодарила Минелла.
        Она чувствовала себя настолько усталой, что ей было трудно не только сосредоточиться на том, что говорил граф, но даже сидеть прямо.
        На одно ужасное мгновение ее веки сомкнулись сами собой, и она испугалась, что заснет прямо здесь.
        Усилием воли она заставила себя открыть глаза и увидела, что граф внимательно наблюдает за ней.
        - Мне кажется, - сказал он негромко, - что вы очень утомлены.
        Минелла выдавила из себя улыбку.
        - Мне пришлось встать сегодня в пять утра, - сказала она. - С тех пор случилось так много событий, и все было для меня так удивительно, что, хотя вы, быть может, упрекнете меня в невежливости, я, признаться, засыпаю на ходу.
        - Так ложитесь спать, - сказал граф. - Завтра у вас еще будет время посмотреть остальные картины, а также и моих лошадей.
        - Как бы мне этого хотелось! - воскликнула Минелла.
        - Идите, ложитесь, - сказал он. - Не говорите никому спокойной ночи, а просто исчезните.
        Минелла подумала, что он очень проницателен, поскольку именно так она и хотела сделать.
        Граф вывел ее из гостиной через дверь, ведущую в переднюю; оттуда можно было попасть в холл, минуя гостей. Ни Конни, ни ее подруги не узнали бы, что Минелла ушла.
        У подножия лестницы граф остановился и сказал;
        - Не сомневаюсь, что вы сможете найти свою спальню сами. Спокойной ночи, Минелла, спите крепко!
        - Непременно, - сказала в ответ Минелла. - Вы очень добры, огромное вам спасибо.
        Прощаясь, граф, к великому изумлению Минеллы, поцеловал ей руку.
        Его губы были слишком твердыми и шершавыми для ее нежной кожи.
        Поведение графа показалось ей странным. Смущенная, Минелла быстро отдернула руку и побежала вверх по лестнице.
        Она не оглядывалась, потому что чувствовала, что граф смотрит ей вслед.
        Найдя свою спальню, Минелла вошла; в комнате рядом с кроватью и туалетным столиком мерцали зажженные свечи.
        На видном месте, так, что не заметить было нельзя, лежал лист бумаги, на котором было написано: +++
        Если я вам понадоблюсь, мисс, позвоните, и я тут же приду. +++
        Минелла подумала, что время довольно позднее, чтобы вызывать служанку, но, поскольку этого от нее явно ждали, она позвонила, и через несколько минут Роза вошла в спальню.
        - Вы слишком рано, мисс! - сказала она.
        - Я так устала! - ответила Минелла.
        Больше она ничего не стала говорить, а молча позволила Розе расстегнуть ей платье и распустить волосы.
        Потом Минелла скользнула в длинную ночную рубашку, которая тоже досталась ей от матери, и забралась в постель.
        Едва голова ее коснулась подушки, она тут же заснула и даже не слышала, как Роза погасила свечи и ушла.
        Утром Минелла проснулась с чувством волнения.
        Покидая свое поместье, она никак не ожидала, что попадет в такое интересное и удивительное место.
        Минелла не сомневалась, что сегодня день будет попон открытий, и в голове у нее вертелись тысячи вопросов, которые ей не терпелось задать графу.
        Она позвонила в звонок. Когда Роза вошла, Минелла услышала от нее ту же фразу, что и накануне:
        - Бы слишком рано, мисс!
        - На самом деле, пожалуй, поздно. Обычно я поднимаюсь гораздо раньше, - ответила Минелла.
        - Никто еще не просыпался, - сказала Роза. - Другие юные леди отправились спать только в три утра.
        - Мне повезло, что удалось уйти пораньше, - улыбнулась Минелла.
        Она встала, умылась, и Роза помогла ей надеть очень сложное платье, которое Минелла должна была носить утром.
        Минелла подумала, что ее мать назвала бы его чересчур вычурным, но среди хористок было принято так одеваться, и Минелле лишь оставалось делать то же самое.
        Одеваясь, она заметила, что Роза зевнула, и виновато воскликнула:
        - Вы не выспались! Это отвратительно, что вчера я потревожила вас так поздно. Обещаю, что больше не буду этого делать.
        - О, вы тут ни при чем, мисс, - ответила Роза. - Это из-за моего малыша.
        - Вашего малыша?
        - Да, я раньше служила здесь горничной, но потом вышла замуж, и теперь меня вызывают, только когда устраивают прием.
        - Понимаю, - сказала Минелла. - И вы взяли с собой своего ребенка.
        - Мой муж егерь, мисс, и в это время года он почти все время пропадает в лесу. Так что мне пришлось взять с собой обоих моих детей, а у младшего режутся зубки, и ночью я просто не сомкнула глаз.
        - Мне очень жаль, - сказала Минелла. - А можно мне взглянуть на него?
        - Зачем вам это, мисс? Только лишнее беспокойство. Вы так говорите просто из вежливости.
        - Нет-нет, мне правда этого хочется, - возразила Минелла. - А вы не пробовали дать ему мед? Мама всегда велела людям в деревне давать детям мед, когда у них режутся зубки. Вы сами увидите, что днем мед будет его успокаивать, а ночью поможет лучше спать.
        - Никогда о таком не слышала! - воскликнула Роза. - Но я, конечно, попробую.
        - Так можно мне пойти посмотреть на вашего сына? - спросила Минелла.
        - По правой стороне в конце коридора, мисс. Экономка была так любезна, что отвела мне комнату на этом же этаже.
        Минелла еще раз повторила свою просьбу, и Роза повела ее в другое крыло здания. Ее комната была, конечно, не такая просторная, как спальни для гостей, но и не такая тесная, как комнаты прочих слуг.
        Роза открыла дверь, и Минелла увидела в кроватке громко плачущего грудного младенца, а на полу - очень симпатичную трехлетнюю девочку, сосредоточенно складывающую башню из кубиков.
        - Это Эльспет, - с гордостью представила ее Роза, - а это Саймон.
        С этими словами она вынула Саймона из кроватки. Он сразу перестал реветь и только жалобно хныкал.
        - Сходите на кухню и попросите меда, - сказала Минелла, - а я пока посижу с детьми.
        Роза хотела возразить, но потом, обеспокоенная состоянием сына, положила его в кроватку, где он немедленно принялся снова реветь во весь голос, и выбежала из комнаты.
        Минелла взяла мальчика на руки и баюкала его до тех пор, пока громкий плач опять не сменился тихим хныканьем.
        Деревенский викарий был не женат, и поэтому заботиться о деревенских жителях приходилось матери Минеллы.
        Со всеми своими неурядицами, больными детьми и прочими бедами и несчастьями женщины всегда приходили к ней.
        Поэтому Минелла с детства привыкла нянчиться с детьми, играть с ними и лечить им царапины, пока их родители делились с леди Хейвуд своими невзгодами.
        Когда Роза вернулась, они дали Саймону ложку меда. Мед ему явно понравился, и он быстро перестал хныкать.
        - Никогда не знала о таком средстве, мисс, ей-богу! - воскликнула Роза. - А ведь в поместье почти у каждого в саду ульи!
        - Только не забывайте давать Саймону вместе с молоком немного воды, - сказала Минелла. - Ему будет чаще хотеться пить, но зато мед его успокоит, и сегодня ночью вы сможете выспаться.
        - Вы сама доброта, мисс! - воскликнула Роза.
        Попрощавшись с ней и с детьми, Минелла заторопилась вниз. Она боялась опоздать к завтраку, но, войдя в столовую, застала там только одного человека. Это был граф.
        Увидев ее, он весьма удивился, и его изумление возросло еще больше, когда она произнесла:
        - Простите, если я опоздала, но Роза сказала, что я поднялась слишком рано.
        - Вы поднялись рано, но не слишком рано, - сказал в ответ граф. - На самом деле все, кроме нас, еще спят.
        - В такой поздний час никто еще не проснулся? - недоверчиво переспросила Минелла.
        Она была удивлена, потому что ее отец всегда вставал очень рано, так же, как и она, и обычно перед завтраком они вдвоем совершали верховую прогулку.
        - Я думаю, что у них были все причины устать, - заметил граф.
        Минелла подумала о том, что это за причины.
        Она понимала, что Конни и другие хористки могли утомиться после спектакля и длинной дороги, но все-таки не настолько, чтобы спать допоздна!
        Впрочем, вслух Минелла ничего не сказала.
        Она просто взяла себе еды с длинного ряда серебряных блюд и села за стол напротив графа.
        Ее завтрак состоял из бекона, яиц, отличного джерсейского масла и нескольких ложек меда, который Минелла предпочла джему и мармеладу домашнего изготовления.
        Граф глядел на нее, и в его глазах Минелле почудился странный огонек, которого она не заметила накануне.
        Когда она закончила есть, он сказал:
        - Сейчас вы получаете заслуженную награду за то, что были вчера столь воздержанны! Не сомневаюсь, что наверху у многих раскалывается голова, и они жалеют, что не последовали вашему примеру!
        Минелла не забыла, как отвратительно чувствовал себя отец, выпив накануне слишком много шампанского, и сказала:
        - Возможно, пить вино очень весело, но, как сказано у Байрона, «наутро - сода и проповеди»!
        Граф рассмеялся.
        - Не хотите ли полюбоваться моими лошадьми? - спросил он.
        - Я так надеялась, что вы мне это предложите! - воскликнула Минелла.
        Она встала из-за стола и пошла следом за ним к двери.
        Только когда они вышли в холл, Минелла спохватилась:
        - Наверное, мне нужно надеть шляпку? Дома она никогда не носила шляпок, и дума-па, что просто смешно надевать что-то на голову, чтобы выйти в сад или оседлать единственных двух лошадей, стоящих в конюшне.
        - Если вы сами не хотите, то, конечно, не нужно, - ответил граф. - Мне нравится ваша прическа.
        Минелла дотронулась до своего шиньона, как будто только что о нем вспомнила.
        - Боюсь, что по сравнению с прическами Конни и остальных моя выглядит заурядно, - сказала она. - Но у меня, кажется, никогда не будет времени позаботиться о чем-то более сложном.
        Граф бросил на нее удивленный взгляд, но Минелла ничего не заметила, и принялась с увлечением расспрашивать его о лошадях и скачках, в которых он участвовал.
        Конюшни графа оказались великолепными, и Минелла, переходя от стойла к стойлу, не уставала выражать восхищение.
        Она не смела даже мечтать, что когда-нибудь ей доведется посмотреть и потрогать таких замечательных лошадей.
        Конюх, который их сопровождал, спросил графа:
        - Когда вы желаете выехать, милорд? Для вашей светлости уже оседлана лошадь.
        Только сейчас Минелла заметила, что граф одет в брюки для верховой езды и виновато воскликнула:
        - О, я вам помешала! Вы собирались ехать верхом. Мне очень жаль.
        - Извинения совершенно излишни, - ответил граф. - Ведь вы, наверное, не откажетесь составить мне компанию?
        Минелла радостно вскрикнула.
        - Вы не шутите? Это правда? Внезапно ее лицо омрачилось.
        - Я совсем забыла… Я не взяла с собой амазонку. Я не думала, что у меня будет возможность… прокатиться на лошади.
        Граф на минуту задумался. Потом он сказал:
        - Не сомневаюсь, что миссис Харлоу найдет для вас амазонку. У моей сестры такой же размер, как у вас.
        - Как замечательно!
        Радостное волнение, отразившееся на лице Минеллы, словно осветило ее изнутри, и сияние ее глаз было подобно солнечным лучам.
        - Сейчас мы вернемся в замок и все устроим, - с добродушной усмешкой сказал граф и, повернувшись к конюху, добавил:
        - Оседлайте еще одну лошадь и приведите ее вместе с моей через четверть часа к парадному входу.
        Он еще мгновение подумал и сказал;
        - Рем лучше всего подойдет этой юной леди.
        - О, прошу вас! - вставила Минелла. - Не могла бы я поехать на Сарацине?
        Она имела в виду черного жеребца, который ей особенно понравился.
        Поколебавшись, граф осторожно спросил:
        - Вы совершенно уверены, что справитесь с ним?
        - Совершенно уверена.
        Казалось, граф хотел возразить, но потом, словно решив, что если она ошибается, это послужит ей хорошим уроком, сказал конюху:
        - Ладно, оседлайте Сарацина, а мне тогда уж - Крестоносца. Сомневаюсь, что любая другая лошадь сумеет не отстать от него.
        Конюх промолчал, но у Минеллы возникло чувство, что ему это не по душе.

«Я им всем покажу! - подумала она с веселым азартом. - Просто смешно, что они воображают, будто хористка из» Гейети» не умеет ездить верхом!«
        Вместе с Минеллой граф вернулся в замок и велел лакею сказать миссис Харлоу, что он хочет видеть ее немедленно.
        Когда она принесла амазонку, Минелла уже была готова переодеться.
        Великолепное платье для верховой езды было от Бузвайна - лучшего портного из всех, кто шил охотничью одежду.
        Минелла тщательно, как всегда требовал от нее отец, скрепила прическу заколками и пристроила сверху небольшую шляпку, позаботившись о том, чтобы она сидела надежно.
        Сапожки для верховой езды, которые тоже принадлежали сестре графа, были немного велики, но зато очень удобны.
        Минелла переоделась так быстро, как никогда не переодевалась прежде. Потом она схватила белые вязаные перчатки и, поблагодарив миссис Харлоу, выбежала из спальни.
        - Платье сидит на ней как влитое, словно для нее было сшито! - сказала миссис Харлоу Розе, которая помогала Минелле переодеваться. - И не покривив душой скажу, что носит она его как заправская леди.
        - Она не такая, как остальные, - заметила Роза. - И с моим малышом обошлась так заботливо!
        - Я думаю, это все, лишь затем, чтобы добиться благосклонности его милости! - сказала миссис Харлоу. - Все актрисы одинаковы - и все не лучше, чем должны быть!
        Выйдя на улицу, Минелла увидела, что лошадь для нее уже готова, а граф сидит в седле на Крестоносце.
        Ему приходилось все время сдерживать нетерпеливого скакуна, и Сарацин тоже беспокойно переступал с ноги на ногу и фыркал.
        - Мне кажется, вам надо было все же взять лошадь поспокойнее. - сказал граф, увидев Минеллу.
        Она сделала вид, что не слышит и проворно вскочила в седло - к несказанному удивлению конюха, без посторонней помощи.
        Дома ей некому было помочь сесть на лошадь, и она так привыкла делать это сама, что сейчас даже не подумала подождать, пока конюх ее подсадит. Только когда она уже сидела в седле, конюх опомнился и, подбежав, торопливо поправил ей юбку.
        Сарацин принялся натягивать уздечку и взбрыкивать, чтобы показать свою независимость, но Минелла опытной рукой заставила его слушаться. Граф на Крестоносце поехал вперед, и Минелла пустила Сарацина следом.
        Даже в самых безумных мечтах ей не могло представиться, что когда-нибудь она будет скакать на такой изумительной лошади.
        Минелла была твердо намерена доказать графу, что он ошибался, считая, что она не в состоянии справиться с Сарацином и что в следующий раз, если представится такой случай, он может дать ей коня и поноровистее.
        Пока они рысью выезжали из парка, пробираясь среди низко растущих ветвей, им было не до разговоров.
        Выехав в открытое поле, они пустили коней в галоп, и этот темп был для беседы тоже неподходящим.
        Только проскакав примерно с полмили, они остановились, и граф с легким удивлением в голосе сказал Минелле:
        - Как, во имя всего святого, вам удалось научиться так ездить верхом?
        Минелла радостно рассмеялась.
        - Я знаю, что вы представляли меня неумелой, но я езжу на лошади с того дня, как выросла из детской коляски.
        - Я поражен и к тому же должен выразить свое восхищение вашей внешностью, - сказал граф, глядя на ее волосы, которые ничуть не растрепались после скачки галопом.
        Они пустили коней шагом и несколько минут ехали молча. Потом граф нарушил молчание:
        - Бы заинтриговали меня, Минелла, и мне кажется, что это какая-то мистификация.
        - Почему вы так думаете?
        - Потому что вы совсем не такая, какой должны были быть по моим ожиданиям.
        - Могу этому только порадоваться, - сказала Минелла, - иначе вы, несомненно, скучали бы, как скучаете всегда, если верить словам других.
        Граф ничего не ответил, и, оглянувшись на замок, Минелла добавила:
        - Как можно скучать, когда у вас столько всего?
        - Вероятно вы, как и все женщины, воображаете, будто деньги и положение в обществе делают человека счастливым, - сказал граф насмешливо.
        Минелла покачала головой.
        - Я не настолько глупа, но думаю, что без этого было бы тяжелее. Недостаток денег может служить поводом для несчастья, особенно, если речь идет о мужчине.
        Граф приподнял бровь.
        - А если о женщине? Не сомневаюсь, что вы были бы очень несчастны, лишившись своих красивых платьев и, конечно, поклонников, которые платят за них.
        Минелла повернулась к нему и, позабыв о вежливости, резко сказала:
        - Безусловно, я не позволила бы никому платить за мою одежду! Этого…
        Внезапно она замолчала.
        Минелла хотела сказать:» настоящая леди никогда бы не сделала «, но вспомнила, что она, как предполагается, является обычной хористкой, а отнюдь не леди, и отрицать это - значит подвести Конни.
        Она поняла, что сделала ошибку, и причем такую, которой граф не мог не заметить.
        - Вы говорите, - сказал он уже знакомым ей сухим, саркастическим тоном, - что не позволяете вашим поклонникам платить за ваши наряды? Однако мне трудно поверить, что платья, которые были на вас вчера вечером и сегодня с утра оплачены из вашего жалованья.
        Минелла гордо вздернула подбородок. Она не могла позволить, чтобы он над ней насмехался.
        - Если хотите знать правду, - сказала она, - то я одолжила их, чтобы произвести на вас впечатление, и завтра вечером, когда я вернусь в Лондон, они будут возвращены владельцу.
        Граф от души рассмеялся.
        - Отлично, Минелла! - воскликнул он. - Вы победили! Я, разумеется, не в силах опровергнуть столь изобретательное объяснение!
        - Я принимаю ваши извинения, - сказала Минелла. - А теперь, с вашего разрешения, я пущу Сарацина в галоп. Другого случая мне скорее всего не представится.
        Не дожидаясь согласия графа, она стегнула коня хлыстом.
        Сарацин рванулся вперед, и графу стоило больших трудов догнать свою спутницу.

        Глава 5

        Переодеваясь к обеду, Минелла думала, что это был самый интересный день в ее жизни.
        Утренняя прогулка с графом привела ее в восторг, а после завтрака граф предложил желающим поучаствовать в гонках.
        Арчи изъявил желание; к парадному входу подали два самых быстрых фаэтона, запряженных равными по силе и выносливости лошадьми.
        Граф и Арчи понеслись, обгоняя друг друга, сначала через парк, потом - по сухому ровному полю, лежащему за ним и, описав круг, вернулись к замку.
        Минелла не была удивлена тем, что победил граф, но Арчи, который тоже был тверд в искусстве править упряжкой, оказал достойное сопротивление.
        Все это настолько отличалось от того, что Минелла видела прежде, что она не уставала благодарить судьбу за этот подарок и не раз думала о том, как ее отец наслаждался бы этим. Она не сомневалась, что он тоже бросил бы вызов графу и, вероятнее всего, победил бы.
        Потом граф прокатил Минеллу по своему поместью, и Минелла убедилась, что оно содержится в образцовом порядке.
        Все дома были свежевыкрашены, и жители, завидев графа, приветствовали его с искренним уважением.
        - Мне кажется, ваши арендаторы вас очень любят, - заметила Минелла, и граф ответил:
        - Надеюсь, они видят во мне справедливого и щедрого хозяина, а именно эти два качества ценятся ими превыше всего.
        Минелла покачала головой.
        - Я думаю, им нужно нечто большее. Людям нужна любовь, и хотя наша семья не была богатой, мою мать все любили. Когда ее хоронили, могила была усыпана цветами, и хотя букеты были не слишком большими, но каждый был согрет искренней любовью.
        Голос ее невольно дрогнул, потому что воспоминания о матери до сих пор причиняли Минелле душевную боль.
        Неожиданно граф спросил:
        - А чем занимался ваш отец? Минелла с опозданием поняла, что забыла о необходимости изображать молодую актрису. Помолчав, она ответила:
        - Он был землевладельцем.
        - То есть фермером, - сказал граф. - Я думаю, именно поэтому вы так любите деревню и верховую езду.
        Минелла промолчала, и он задумчиво добавил, словно следуя течению своих мыслей:
        - Тогда почему же вы выбрали сцену? Ведь это занятие чуждо всему, к чему вы привыкли.
        Минелле понадобилось время, чтобы подыскать ответ. Потом она сказала:
        - Я должна зарабатывать на жизнь.
        - И, конечно, - добавил граф, - гром аплодисментов греет вам душу.
        Это было сказано тем насмешливым тоном, который так коробил Минеллу, и она торопливо ответила:
        - Я никогда не была так счастлива, как сегодня здесь, в замке.
        - Вы говорите искренне? - спросил граф.
        - Разумеется. Зачем мне вам лгать? И мне нравятся не только ваши богатство и роскошь, но и, прежде всего, ваша доброта и участие, которое вы приняли во мне.
        Граф внимательно посмотрел на нее, на мгновение оторвав взгляд от дороги, и сказал:
        - Постараюсь не разочаровать вас, но об этом мы поговорим позже.
        С волнением в сердце Минелла подумала, что, может быть, он найдет ей, как предполагала Конни, какую-то работу.
        Потом она вспомнила, как граф обещал добиться для нее роли в» Беглянке»и решила, что от этого она должна отказаться.
        Казалось, граф угадал, что ее мучает, потому что снова взглянул на нее и сказал;
        - Положитесь на меня, Минелла, и просто наслаждайтесь замком.
        - Я так и делаю, - ответила Минелла чуть дрогнувшим голосом. - И я надеюсь, мне удастся еще раз проехаться на Сарацине завтра с утра.
        Граф кивнул.
        - Разумеется.

        Роза принесла Минелле второе вечернее платье, сшитое в основном из тюля мягкого розового оттенка.
        Несмотря на довольно сложный фасон и юбку, украшенную небольшими букетами белых цветов и яркими блестками, оно как нельзя лучше соответствовало виду юной и свежей девушки.
        - Ваше вчерашнее платье было очень красивое, мисс, - сказала Роза, - но это еще красивее! И я попросила садовников нарезать белых гардений для вашей прически.
        - Как это любезно с вашей стороны! - воскликнула Минелла.
        При этом она вспомнила, как утром Конни сказала ей:
        - Я заметила, что ты не надела перья, что дала тебе Нэтти.
        Минелла почувствовала себя виноватой.
        - Мне показалось, что они слишком яркие, - ответила она.
        - Я предложила их только в качестве средства заинтересовать нашего хозяина, - продолжала Конни, - но ты, кажется, не испытываешь с этим никаких трудностей.
        Минелла задумалась о том, почему для Конни так важно, чтобы ей удалось порадовать графа, и пришла к выводу, что это вызвано только необходимостью восполнить отсутствие Кэти.
        Теперь она понимала, как неловко чувствовали бы себя остальные, если бы графа некому было развлечь.
        Поэтому Минелла решила, что должна удвоить усилия и не допустить, чтобы в его глазах появилась скука, а в голосе - равнодушие.
        Переодевшись, она взглянула на себя в зеркало и подумала, что в этом платье похожа на принцессу из сказки.
        Внезапно она испуганно вскрикнула.
        - Что с вами, мисс? - встревожилась Роза.
        - Утром моя подруга была недовольна, что я не напудрила лицо и не накрасила губы. Честно признаться, я просто забыла!
        Вернувшись из поездки по поместью, она встретила на лестнице Конни.
        - Я так хорошо прокатилась. Конни! - воскликнула Минелла.
        Конни посмотрела на ее лицо и сказала трагическим шепотом:
        - Ты забыла про помаду и пудру. Ты похожа на леди, а это ошибка!
        - Прости, - виновато сказана Минелла и поспешила в свою комнату прежде, чем Конни успела сказать что-то еще.
        Она слегка напудрила нос и подкрасила губы, но потом принимала ванну, и теперь на ее лице снова не было никакой косметики.
        - Пожалуйста, Роза, выручите меня, - взмолилась Минелла.
        - Конечно, мисс, - ответила Роза. - Правда, я не очень-то разбираюсь в этом, но я постараюсь.
        Открывая пудреницу, она добавила:
        - Ваша кожа такая же нежная, как у моей Эльспет. Жалко портить ее.
        Минелла ничего не ответила.
        Она просто закрыла глаза, а Роза напудрила ей лицо, наложила на щеки румяна и подкрасила губы помадой.
        - Ваши ресницы такие длинные, мисс, - сказала служанка, - и очень черные. Мне кажется, их надо оставить такими, какие они есть.
        Минелла вздохнула и пожала плечами.
        - Ладно, и так слишком много хлопот. Вряд ли кто-нибудь будет так уж внимательно сравнивать меня с другими девушками.
        - Позвоните, когда будете ложиться спать, мисс, - сказала Роза, направляясь к двери. - Я буду ждать.
        - Спасибо, - ответила Минелла.
        Обед прошел так же, как и накануне, а вот потом все было иначе.
        Верил села за фортепьяно, которое стояло в углу гостиной и начала наигрывать песенки из «Беглянки».
        Все остальные собрались вокруг и запели. Минелла не стала присоединяться к общему хору, но про себя подумала, что «О, слушайте оркестр»- самая веселая мелодия, которую она когда-либо слышала.
        За обедом все много пили.
        Слуги принесли серебряные подносы, на которых стояли графины с вином и бутылки шампанского, каждая в серебряном ведерке со льдом.
        Потом Герти танцевала. Мужчины хлопали ей, а она то и дело падала, и Минелла подумала, что все, включая Конни, ведут себя слишком шумно и все это как-то неприлично.
        Она была поражена, увидев, как Нелли целуется с лордом Скелтоном, ничуть не заботясь, что все на них смотрят.
        Зная, что маменька не одобрила бы такого поведения, Минелла пересела подальше от фортепьяно, на тот диван, где они накануне разговаривали с графом.
        Он подошел и опустился на диван с нею рядом.
        - Быть может, вы хотели бы лечь спать? - спросил он.
        - Если вы не сочтете, что это невежливо, - ответила Минелла. - Я довольно сильно устала.
        - Это оттого, что вы встали так рано, - сказал граф. - И, мне кажется, не стоит, чтобы остальные видели, как вы уходите.
        Минелла ответила ему благодарной улыбкой. Как и накануне, граф вывел ее через переднюю в холл.
        У лестницы Минелла протянула ему руку. Граф взял ее пальцы в свои, но на сей раз не стал целовать их. Вместо этого он посмотрел Минелле в глаза и сказал очень тихо;
        - Ложитесь спать. Минелла, я не задержусь долго.
        Она улыбнулась ему и пошла вверх по лестнице, думая, что день у него, как и у нее, сегодня был длинный, и он поступает разумно, решив не засиживаться до глубокой ночи, как остальные.
        Войдя в свою спальню, Минелла уже хотела было позвонить в звонок, но вспомнила, что Роза тоже устала, тем более что ей пришлось весь день провозиться с детьми.
        Она подумала, что, чем заставлять ее приходить сюда, лучше самой сходить к ней в комнату и попросить расстегнуть платье на спине.
        Кроме того, звонок мог бы разбудить малыша, если он уже спал, и в результате Роза получила бы еще одну бессонную ночь.
        Минелла вышла в коридор и, дойдя до комнаты Розы, тихо постучала.
        Никто не откликнулся, и она приоткрыла дверь.
        У кровати горела свеча. Роза, не сняв чепца и передника, крепко спала, а рядом в кроватке сладко посапывал Саймон.
        Потом Минелла услышала слабый шорох и увидела Эльспет. Она не спала и, заметив Минеллу, села на кровати.
        - Я хочу пить! Я хочу воды!
        Минелла подошла к ней и взяла ее на руки.
        - Если ты пойдешь со мной, - прошептала она, - я дам тебе попить, но ты не должна будить маму. Она очень устала.
        - Мама шпит, - прошепелявила Эпьспет.
        Держа девочку на руках, Минелла повернулась к двери, но подумала, что, если Роза проснется и увидит, что Эльспет пропала, она очень встревожится.
        На секунду задумавшись, Минелла вынула из прически две белые гардении и положила их в кровать Эльспет. Она не сомневалась, что Роза поймет.
        Эльспет во все глаза наблюдала за этими действиями: ей чудилась в них какая-то увлекательная тайна.
        Вернувшись к себе, Минелла заперла дверь и положила Эльспет в свою постель.
        - Ты будешь спать со мной, - сказала она, - и дашь маме выспаться, Смотри, какая у меня большая кровать!
        - Очень, очень большая! - согласилась Эльспет.
        Она сидела на кровати, с восхищением оглядываясь вокруг, и Минелла дала ей в качестве игрушки кружевной носовой платочек, который когда-то принадлежал ее матери.
        Пока Эльспет разглаживала его перед собой, словно крошечную скатерть, Минелла приготовила ей попить и сама, хотя и с большим трудом, расстегнула на спине свое вечернее платье.
        Переодевшись, она заметила, что глазки у Эльспет уже слипаются.
        Минелла забралась в постель. Девочка тут же прижалась к ней и положила голову ей на плечо.
        - Мне нравится спать с тобой, - сказала она.
        - Тогда засыпай поскорее, - ответила Минелла, - а когда ты проснешься, уже будет утро.
        Эльспет удовлетворенно вздохнула, как будто только и ждала этих слов. Когда Минелла погасила свечу, девочка уже крепко спала.
        Минелла помолилась, закрыла глаза и тоже уснула.

        Получасом позже граф открыл дверь своей спальни, которая была соединена с будуаром, в свою очередь, смежным с комнатой, отведенной Минелле.
        Граф быстро прошел через будуар к двери, ведущей в спальню Минеллы.
        Минелла понятия не имела о ее существовании, поскольку дверь была замаскирована высоким зеркалом.
        Граф бесшумно отворил дверь, и очень удивился, увидев, что комната погружена в темноту.
        Ему казалось, что, прощаясь с Минеллой у лестницы, он выразился достаточно ясно.
        Граф вернулся в будуар, взял с каминной полки свечу и, держа ее в руке, снова вошел в спальню.
        Подходя к кровати, он улыбнулся, подумав, что Минелла непредсказуема во всем, что она говорит и делает.
        Граф привык, что любая женщина, которую он осчастливливал своим вниманием, ждет его с нетерпением.
        Обычно она сидела в кровати, прикрыв наготу полупрозрачным шифоном, и в глазах ее было призывное выражение.
        Только иногда он заставал свою избранницу за чтением, и она делала вид, что удивлена его приходом.
        Но это была столь очевидная хитрость, что она не обманула бы даже юношу, не говоря уже о зрелом мужчине, искушенном в делах подобного рода.
        Но сегодня граф впервые обнаружил комнату погруженной в темноту, и подойдя к кровати, увидел, что Минелла спит - а если притворяется, что спит, то весьма убедительно.
        Ее ресницы были очень длинными, а белокурые волосы пышным водопадом рассыпались по плечам.
        Потом, не сразу поверив, что глаза не обманывают его, граф увидел, что она не одна.
        Рядом с ней лежала трехлетняя девочка, тоже светловолосая, и тоже крепко спала.
        Подняв свечу повыше, граф осмотрел их обеих, потом вновь перевел взгляд на Минеллу.
        Он подумал, что она юна и невинна, но все же никак не мог поверить, что это не тонко разыгранный спектакль.
        Накануне вечером он решил, что она самая лучшая актриса, которую он когда-либо видел, играющая роль юной девушки, впервые принимающей участие в такой вечеринке.
        Сегодня он весь день внимательно присматривался к ней и не заметил ни одной фальшивой ноты в ее поведении.
        И сейчас он спросил себя, действительно ли она спит, или это хитроумная попытка заинтриговать его еще больше?
        Но, понаблюдав за ней несколько минут, граф не мог не признать, что ни одна актриса не смогла бы так правдоподобно изобразить размеренное дыхание спящего человека и длинные пальцы, сжимающие во сне кружевной платок, за это время наверняка бы пошевелились или хотя бы напряглись.
        На губах графа появилась улыбка, но в этой улыбке не было ни насмешки, ни недовольства.
        Потом, так же тихо, как он вошел сюда, граф вернулся в будуар и осторожно закрыл за собой потайную дверь.

        Минелла проснулась оттого, что Эльспет спросила:
        - Где мама?
        - Если мы позвоним в звонок, мама придет, - ответила Минелла. - Но только если еще не слишком рано.
        Она выбралась из постели, раздвинула шторы и посмотрела на часы, стоящие на каминной полке.
        Была половина восьмого. Они с Эльспет проспали ровно столько, сколько необходимо.
        - Я потеряла мой платочек, - пожаловалась Эльспет и зарылась в постель в поисках вчерашней игрушки. Минелла позвонила в звонок.
        Роза, едва войдя, рассыпалась в извинениях, но Минелла не стала их слушать.
        - Я только надеюсь, что вы спали так же крепко, как и мы! - сказала она.
        - Как бревно, мисс, ей-богу! И все благодаря вам, мисс. Какая вы добрая!
        Она отвела Эльспет в свою комнату и вернулась, чтобы помочь Минелле закончить одеваться.
        Минелла надела амазонку, тщательно заколола прическу и спустилась вниз на три или четыре минуты раньше графа.
        - Сегодня я первая! - воскликнула она, увидев его.
        - Надеюсь, вы крепко спали, - сказал граф.
        - Как выразилась Роза, когда я спросила ее о том же, «как бревно»!
        В глазах графа мелькнуло странное выражение, но Минелла не обратила на это внимания. Ее занимала сейчас одна мысль; как бы поскорее добраться до лошадей.
        Когда, закончив завтракать, они пошли к двери, граф вдруг сказал:
        - Когда Мы вернемся, я хочу поговорить с вами с глазу на глаз.
        - Конечно, - кивнула Минелла. - А где?
        - В моем кабинете. - ответил граф. - Лакей проводит вас туда.
        Минелла на секунду задумалась, что такого важного он хочет ей сказать, но снаружи ее ждал Сарацин, и она выбросила это из головы.
        Через два часа, снимая у себя в спальне амазонку, Минелла вновь вернулась к этим мыслям и подумала, не сократил ли граф преднамеренно их поездку, чтобы успеть поговорить с ней, пока остальные гости еще не вставали.
        Она позвонила, и когда Роза пришла, спросила, поздно ли разошлись ее подруги. Оказалось, что, как и вчера, все легли спать не раньше трех.
        - За завтраком никого не будет, сами увидите, мисс, - сказала Роза. - Я всегда говорю - пропуская утро, пропускаешь лучшую часть дня.
        - Вполне согласна, - кивнула Минелла. - А это утро было для меня особенно замечательным, потому что я скакала на самой великолепной лошади из всех, на которых я ездила за всю мою жизнь.

«И вряд ли когда-нибудь поеду еще», - добавила она про себя.
        На это раз Минелла надела голубое платье, которое изумительно гармонировало с ее белой кожей и светлыми волосами.
        Минелла так торопилась, что даже не потрудилась посмотреть на себя в зеркало.
        Роза вынула из ее прически лишние шпильки, и Минелла поспешила в холл, где ее уже ждал лакей.
        - Не соблаговолите ли вы последовать за мной, мисс? - почтительно предложил он и повел ее в ту часть замка, где она еще не бывала.
        В конце длинного коридора лакей открыл дверь, и Минелла увидела графа, ожидающего ее в очень удобном и в то же время внушительном кабинете.
        На стенах висели картины Вуттона и Стаббса, изображающие лошадей. Диван у камина и стулья были обиты красной кожей.
        Но Минелла смотрела только на графа. Он тоже переоделся, и она подумала, что в костюме для верховой езды он ей нравится больше.
        - Вы на удивление быстры, Минелла, - сказал он. - Обычно женщин приходится ждать часами, но, видимо, работа на сцене требует умения переодеваться в мгновение ока.
        Минелла улыбнулась ему, но ничего не ответила.
        Она просто подошла к мраморной каминной полке и протянула руки к огню.
        Несколько мгновений граф наблюдал за ней, а потом произнес:
        - Присядьте, Минелла. Я хочу сказать вам кое-что важное.
        Она повиновалась и вопросительно посмотрела на него, не понимая, почему тон его неожиданно стал таким серьезным.
        Граф встал спиной к камину и продолжал:
        - То, о чем я собираюсь поведать вам, - моя тайна, и я вынужден просить, чтобы вы дали слово никому ее не рассказывать.
        - Да, конечно, я обещаю, - сказала Минелла.
        - И вы клянетесь в этом всем, что для вас свято? Я полагаю, вы молитесь Богу?
        - Разумеется, каждый вечер и каждое утро. Граф улыбнулся, словно ждал именно этих слов. Потом он заговорил, и Минелла впервые услышала в его голосе искреннее волнение:
        - Около двух лет назад я женился.
        Минелла посмотрела на него в изумлении. Конни никогда не говорила, что у графа есть жена.
        - Так получилось, - продолжал граф, - что моя жена очень похожа на вас.
        - Похожа на меня?
        - У нее такие же волосы, такой же цвет глаз, хотя - не подумайте, что я хочу вам польстить - вы гораздо красивее.
        - Спасибо, - спокойно сказала Минелла.
        - Это был поспешный брак, - продолжал граф, - и, оглядываясь назад, я понимаю, что на меня оказали давление - причем не только моя мать, которая мечтала, чтобы я поскорее женился, но и отец моей жены, посол в отставке.
        Повисло молчание. Потом граф произнес медленно, словно видел какую-то картину перед своими глазами:
        - Это случилось на юге Франции. Там живет моя мать, на вилле около Ниццы, потому что английский климат ей вреден, и у отца моей жены тоже вилла недалеко. Они очень дружны, и вместе разработали план женить меня на дочери посла, Ольвии.
        Голос графа внезапно переменился, и он почти выкрикнул:
        - Это была ловушка, и я попался в нее, как зеленый юнец!
        - Ловушка? - переспросила Минелла. - Но как же так?
        - Я должен был догадаться, - продолжал он, словно не слыша, - когда они использовали любые предлоги, чтобы заставить нас поскорее сыграть свадьбу прямо там, в Ницце, и Ольвия, казалось, ничуть не против того, что на свадьбе не будет ее английских подруг и друзей.

«Быть может, она стеснялась большой церемонии», - подумала про себя Минелла.
        Но вслух она ничего не сказала, а в голосе графа послышались резкие, стальные ноты, когда он произнес;
        - Через неделю после того, как мы обвенчались, моя жена сказала мне, что она беременна и убежала с итальянцем, которого любила в течение двух лет, и с которым ее отец запретил ей встречаться.
        - О нет! - выдохнула Минелла.
        - Вы можете представить, что я тогда чувствовал, - горько сказал граф, - но я был твердо намерен скрыть ото всех нанесенное мне оскорбление и тот факт, что меня поймали с помощью одной из самых избитых уловок!
        Минелла не понимала, что это значит. В то же время она отчаянно жалела графа, зная, как больно этот поступок жены задел его гордость.
        - Что же вы сделали? - тихо спросила она.
        - Я вернулся в Англию и решил, что никто не должен жалеть меня, никто не должен смеяться надо мной у меня за спиной, - ответил он и с насмешкой добавил:
        - Никто не осмелился бы делать это в лицо.
        - Разумеется, но ведь никто не знал, что вы женаты?
        - Все об этом знали! - с досадой сказал граф, как будто это был глупый вопрос. - О нашей свадьбе было объявлено не только во всех английских газетах, но и во всех французских! Когда я вернулся, меня ждали груды поздравительных писем.
        - Представляю, как все это было ужасно для вас! - с сочувствием сказала Минелла.
        - То, о чем я вам только что говорил, - произнес граф, - известно только моей матери и отцу моей жены.
        - Я… Я не понимаю.
        - Своим знакомым я сказал, - продолжал граф, - что моей жене пришлось остаться во Франции с отцом, у которого расшатано здоровье. Всякий раз, когда я уезжаю отсюда или из моего дома в Лондоне, я говорю, что еду ее навестить и жду, что она вернется в Англию, как только ее отец или поправится, или умрет.
        - И они верят вам?
        Губы графа искривились в циничной усмешке.
        - Не у многих людей достанет отваги назвать меня лгуном!
        - Но где же теперь ваша жена?
        - Со своим любовником в Италии, - ответил граф. - Недавно я получил от нее письмо с просьбой дать ей развод.
        Минелла непонимающе взглянула на него.
        - И вы отказали ей?
        - Конечно! Почему я должен стать жертвой скандала? Почему я должен позволить не только моим друзьям и врагам - а у меня множество и тех, и других, - но также любому горожанину, покупающему газеты, узнавать о моих личных делах?
        - Я понимаю, что для вас это было бы оскорбительно, - сказала Минелла, - но это подразумевает, что вы не можете жениться снова, и вырастить сына, который унаследует этот замечательный замок.
        - Я знаю, - сказал граф так, словно его обидело то, что сказала Минелла.
        - Я… Мне очень жаль.
        - И теперь на сцене должны появиться вы.
        - Я?
        - За два дня до отъезда из Лондона, мне было поручено представлять ее величество королеву Викторию в Каире, когда генерал Китченер прибудет туда шестого октября, после блистательной победы в Судане.
        - Вы имеете в виду битву при Омдурмане?
        - Я вижу, вы читаете газеты! - усмехнулся граф. - Да, как вы знаете, он сейчас герой дня. Генерала будут чествовать в Египте, а когда он вернется в Англию, как стало мне известно из конфиденциальных источников, ему пожалуют графский титул.
        - Что ж, я рада! - воскликнула Минелла. - Я всегда восхищалась его военным талантом, и теперь он отомстил за смерть генерала Гордона.
        Граф приподнял бровь, словно был удивлен ее осведомленностью, и сказал:
        - Ее величество особенно просила меня посетить все официальные приемы, а на них меня должна сопровождать супруга.
        Минелла затаила дыхание.
        - Я вижу, что это ставит вас в весьма неловкое положение. Что же вы будете делать? Граф посмотрел Минелле прямо в глаза.
        - Я надеялся, что, поскольку вы ищете работу, я мог бы нанять вас для этой цели.
        - Я… Я не… понимаю.
        - Это же так просто, - сказал он. - Вы выглядите достаточно похожей на мою жену, чтобы даже те, кто видел ее фотографии, не стали задавать никаких вопросов. Как я уже говорил вам, вы блестящая актриса, и спектакль, который вы играли эти два дня, представляется мне безупречным.
        - Мой… спектакль?
        На губах графа мелькнула легкая улыбка:
        - Могу лишь сказать, что, когда вы выдаете себя за дочь аристократа, ваше поведение, речь и выражение лица вполне естественны.
        Минелла нервно вздохнула.
        - Но это совсем не то, что сыграть вашу жену.
        - Я прослежу, чтобы вы не сделали ошибок, - сказал граф. - Это всего три дня в Египте, и, конечно, прием офицеров на линейном корабле, на котором мы будем путешествовать.
        - Линейный корабль?
        - Именно на нем мы поплывем в Египет. Я точно не знаю, будет ли генерал Китченер возвращаться на нем.
        - Линейный корабль! - повторила Минелла дрожащим голосом.
        Она всегда мечтала увидеть боевой корабль, и то и дело просила отца рассказать ей о судах, на которых ему доводилось путешествовать по свету.
        - Я уверен, - продолжал граф, - что вы отнесетесь к этому как к работе. Если вы справитесь с ней, я заплачу вам 500 фунтов, и этого хватит, пока вы не найдете себе другое занятие, которое вам по душе.
        - Этого слишком много! - быстро сказала Минелла.
        Граф рассмеялся.
        - Первый случай, когда женщина говорит, что я предлагаю ей слишком много!
        - Но… Ведь в конце концов это же ненадолго..
        Минелла сделала паузу и добавила:
        - И, конечно, мне придется купить несколько платьев.
        - Об этом я уже думал, - ответил граф. - Нет времени. Фактически, когда мои гости завтра разъедутся, мне нужно будет сразу же отправляться в Саутгемптон.
        Он посмотрел на Минеллу и добавил:
        - И я хочу, чтобы вы поехали со мной.
        - Но… Что же я надену?
        - Как мы уже выяснили, платья моей сестры полностью вам подходят, и так получилось, что их здесь достаточное количество.
        - Но что она скажет, узнав, что я… надевала их?
        - Я уверен, она будет только рада меня выручить, - ответил граф. - Сейчас она в Индии, где пробудет не меньше года, и все платья, которые она оставила, за это время выйдут из моды.
        Он помолчал и насмешливо добавил;
        - И тогда ей, как прочим женщинам, будет «нечего надеть»!
        - В моем случае это действительно так!
        - Тогда уверяю вас, что наверху есть набитый битком платяной шкаф, ожидающий вас. Минелла сжала ладони.
        - Все это звучит так… захватывающе, но в то же время пугающе. А вдруг я подведу вас?
        - Я думаю, что это маловероятно, - сказал граф.
        - Возможно, Конни или Герти могли бы сделать это лучше, чем я.
        Граф посмотрел на нее так, словно не мог поверить, что она говорит серьезно. Потом он сказал, так же, как в свое время отец Минеллы:
        - Все Конни нашего мира не сравнятся с вами, Минелла, и, конечно, не смогут
«сыграть» графиню Винтерборн!
        Минелла поднялась на ноги и подошла к окну.
        Она посмотрела на парк, где листья на деревьях начинали желтеть, Наступала осень, и по утрам уже было прохладно.
        Она думала о том, что сказала бы маменька по поводу этого предложения графа.
        Но 500 фунтов! Их можно было бы растянуть на целую вечность.
        И путешествие в Египет на линейном корабле! Разве может она отказаться от такого приключения?
        Внезапно она увидела отца - так ясно, словно он стоял рядом, красивый, небрежный, со своей обычной неотразимой улыбкой на губах.
        - Никогда не бойся барьера, - сказал ом, так как часто говорил, когда учил ее ездить на лошади.
        Минелла повернулась к графу.
        - Я согласна, - сказала она. - Но вы должны обещать, что если я вдруг сделаю какую-нибудь ужасную ошибку и заставлю вас стыдиться меня, вы не будете слишком сердиться.
        - Обещаю, - ответил граф. - И я бесконечно признателен вам, Их взгляды встретились, и Минелла почувствовала, что сердце внезапно быстрее забилось у нее в груди. Наверное; сказала она себе, это из-за того, что я согласилась.
        Потом она спросила:
        - Что я должна сказать Конни?
        - Об этом я тоже подумал, - ответил граф. - Я сам скажу ей, что моя мать ищет компаньонку, и я предложил вам поехать к ней во Францию.
        - Умно придумано! - воскликнула Минелла. - Но вы думаете, что Конни поверит?
        - Я позабочусь, чтобы она поверила, - уверенно сказал граф. - А теперь веселитесь, пока остальные не уедут из замка.
        Предвосхитив вопрос, уже готовый сорваться с губ Минеллы, он добавил:
        - Я велю миссис Харлоу упаковать все вещи моей сестры, которые, по ее мнению, вам могут понадобиться. Как только гости разъедутся, вы сможете сменить это красивое, но чересчур пышное платье на какое-нибудь более благопристойное.
        - Боюсь, что все мои платья должны будут уехать с Конни. Они принадлежат «Гейети»! Граф рассмеялся.
        - Так вот у кого вы их позаимствовали!
        - Ну да.
        - Как я сразу не догадался! - воскликнул граф. - Но поскольку они так вам идут, я думал, что вы сами их выбирали.
        - Я никогда не стремилась к таким роскошным нарядам!
        - «Вычурным» будет вернее, - сказал граф. - Возможно, они хороши для гейети герлз, если в будущем вы хотите стать одной из них, но определенно не подходят для моей жены!
        Минелла улыбнулась.
        - Я чувствовала себя принцессой из сказки, а теперь мне придется снова стать обычной девушкой.
        Сказав это, она подумала о том, что имела в виду себя настоящую, а не юную актрису, вернувшуюся с гастролей.
        Боясь, что граф что-то заподозрит, она быстро добавила;
        - Уже время ленча, и нам, наверное, лучше присоединиться к остальным, иначе Конни начнет расспрашивать меня, о чем мы с вами беседовали.
        - Да, конечно, - согласился граф. - А потом миссис Харлоудаст вам какое-нибудь платье и упакует те, что вы привезли с собой.
        Видя, что граф все досконально продумал, Минелла слегка успокоилась.
        Только вернувшись в свою спальню после шумного ленча, на котором все много смеялись, она почувствовала, что сердце ее бьется так, словно у нее в груди трепещет тысяча бабочек.
        Она понимала, что отправляется в безумное путешествие, которое может закончиться весьма плачевно.
        Внезапно Конни, как ураган, ворвалась в комнату:
        - Граф только что сказал мне, что, кажется, он нашел тебе работу. Звучит весьма респектабельно, и это как раз то, что тебе нужно!
        - Возможно, я не понравлюсь его матери. Минелле пришло в голову, что после поездки в Египет ей придется вернуться к Конни и снова просить ее о помощи.
        Поэтому было бы ошибкой выражать уверенность в том, что все сложится хорошо.
        - Может быть и так, - уныло признала Конни. - Во всяком случае, попытка не пытка. Если не выйдет, всегда можно найти что-то другое. Как я тебе уже говорила, наш хозяин сумеет помочь тебе лучше, чем кто-либо еще.
        - Я понимаю, что мне повезло, - тихим голосом произнесла Минелла. - И огромное тебе спасибо, Конни, что ты привезла меня сюда. Это были самые интересные дни в моей жизни!
        На мгновение воцарилось молчание. Потом Конни сказала;
        - Я рада, что тебе понравилось, но тебя никто не обидел?
        При этом Конни пристально взглянула на Минеллу, словно думала, что та что-то скрывает.
        - Нет, - немного растерянно ответила Минелла. - Кто мог меня обидеть?
        - Вчера ты опять очень рано отправилась спать, - заметила Конни. - И граф ушел очень быстро.
        Она говорила немного смущенно, и в то же время в ее голосе был какой-то намек, которого Минелла не понимала.
        - Я устала, - объяснила она, - и думаю, что граф тоже. Утром мы ездили на лошадях, а я встала в восемь часов.
        Конни обвела взглядом спальню и спросила:
        - Ты не просыпалась мочью?
        - Мет, ни разу, - сказала Минелла, - даже несмотря на то, что со мной спала дочка Розы. Конни недоверчиво взглянула на нее.
        - Кто с тобой спал?
        - Роза - это служанка… У ее сына режутся зубки, так что я взяла к себе ее старшую дочь, которой три года, чтобы Роза как следует выспалась. Она совсем не ворочалась, и мы отлично выспались!
        Конни по-прежнему смотрела на нее так, будто не могла поверить в то, что услышала. Потом она отошла к окну и, выглянув наружу, сказала:
        - Чистому все чисто! Я помню, как папенька заставлял нас переводить это на латынь, и я никак не могла справиться?
        Минелла ничего не поняла, и спросила:
        - Что ты будешь делать, Конни, если твои родители когда-нибудь узнают, что ты играешь на сцене?
        - Что они будут делать! - парировала Конни. - расстроятся, конечно, но вряд ли сумеют меня уговорить отказаться от театра!
        - Разумеется, нет, но…
        - Никаких «но»! - перебила Конни. - Я наслаждаюсь каждой минутой. Я делаю то, что мне хочется, и всю жизнь буду благодарить твоего отца за то, что он представил меня Джорджу Эдвардсу.
        - И теперь ты помогла мне, как обещала когда-нибудь помочь папеньке, - тихо сказала Минелла.
        - Надеюсь, что так, - откликнулась Конни. - И еще я надеюсь, что, где бы он ни был, он одобряет то, что я сделала.
        В ее голосе послышался отзвук рыдания, и Минелла сказала:
        -  - Не сомневаюсь в этом. Не тревожься, Конни. Я Могу сама о себе позаботиться. Конни рассмеялась сквозь слезы.
        - Это уж точно! - сказала она. - И, может быть, все и впрямь будет хорошо.

        Глава 6

        Садясь в поезд до Саутгемптона, Минелла вновь подумала, что начинается самое захватывающее приключение в ее жизни.
        С тех пор как граф сказал ей, что она должна ехать с ним в Каир, Минелла чувствовала себя так, словно попала в сказку, и все, что происходит вокруг - только чудесный сон.
        Поднявшись наверх к миссис Харлоу, она поразилась переменам, произошедшим в ней.
        До того миссис Харлоу смотрела на Минеллу с тем же скрытым презрением, как на Конни и на других хористок.
        Но теперь она была сама приветливость и любезность.
        - Его светлость сказал мне, что отвезет вас к своей матери, мисс, - сказала она. - Вам понравится ее светлость. Пока она жила здесь, ее все любили.
        - Наверное, теперь вы скучаете без нее, - сказала Минелла.
        - Конечно, скучаем, - согласилась миссис Харлоу. - Теперь вы можете переодеться в платье леди Сибиллы. Роза и другие служанки уже провожают гостей.
        - Надеюсь, леди Сибилла не будет возражать, что вы даете мне ее платья, - сказала Минелла взволнованным голосом.
        - Она будет счастлива, мисс! И они пойдут вам гораздо больше, чем те безвкусные тряпки, которые вы носили до этого.
        Миссис Харлоу окинула пренебрежительным взглядом платье Минеллы, которое та собиралась снимать, и добавила:
        - С вашей стороны, мисс, было очень любезно взять к себе маленькую Эльспет. Роза смогла отдохнуть, а отдых был ей просто необходим. Я едва поверила своим ушам, когда она рассказала мне, как вы были добры!
        - Никаких хлопот девочка мне не доставила, - сказала Минелла. - Мы обе спали как убитые.
        Ей показалось, что в глазах миссис Харлоу мелькнул немой вопрос, но Минелла не имела ни малейшего желания выяснять, в чем дело.
        Сестра графа, которая, как выяснила Минелла, была замужем за новым губернатором Мадраса, покупала платья в самых дорогих магазинах на Бонд-стрит.
        Все они были мягких пастельных оттенков и таких фасонов, которые всегда выбирала мать Минеллы.
        - Наверное, - сказала Минелла немного нерешительно, - у леди Сибиллы такой же цвет волос, как у меня.
        - Чуть потемнее, - ответила миссис Харлоу, - но кожа у нее такая же белая. Ее платья модны и в то же время «благопристойны», если вы понимаете, что я имею в виду.
        Минелла едва удержалась от смеха, поскольку совершенно точно знала, что миссис Харлоу «имеет в виду».
        Впрочем, она подумала, что вслух говорить об этом не стоит, и только поблагодарила миссис Харлоу за чрезвычайно изящные платья, которые Роза торопливо упаковала в большие дорожные сундуки.
        Через несколько минут Минелла уже была одета в очень симпатичное дорожное платье из мягкого синего крепа с пелеринкой, обшитой атласом такого же цвета.
        - Ма море может быть прохладно, - сказала миссис Харлоу, - и я велела уложить еще несколько толстых плащей и меховой жакет, который, я уверена, вам пригодится.
        Минелла хотела возразить, что этого слишком много.
        Мо потом она подумала, что если она возьмет с собой мало вещей, то графу будет стыдно за нее на приемах.
        - Только одно напутствие, - сказала миссис Харлоу. - Вам совсем ни к чему уродовать ваши волосы, мисс. Мы все восторгались ими, потому что они выглядят так естественно. Меня всегда раздражали все эти локоны и завитки, несмотря даже на то, что эта мода распространилась среди аристократок так же, как и среди актрис.
        Последнее слово она произнесла с такой интонацией, что Минелла опять едва удержалась от смеха, но, напустив на себя серьезный вид, заметила:
        - На сцене они выглядят очень красиво.
        - Вот пусть там и остаются! - отрезала миссис Харлоу и сразу, словно испугавшись собственной грубости, принялась говорить о другом.
        Спустившись вниз, чтобы попрощаться с Конни, Герти и Нелли, Минелла заметила, что они смотрят на нее какого странно.
        - Ты не теряла времени даром! - сказала Нелли, целуя ее на прощание. - По-моему, ты поступила очень умно!
        Минелла думала, что она имеет в виду ее поездку во Францию и ответила:
        - Я всегда мечтала увидеть Средиземноморье.
        - Надеюсь только, что это тебя не разочарует, - злобно сказала Герти. Конни быстро вставила:
        - Мы все желаем тебе удачи, Минелла, дорогая, и я уверена, что графине ты понравишься. Его светлость говорит, что ей трудно читать, а у тебя красивый голос. Мой отец всегда так говорил.
        - Постараюсь вспомнить, как он учил меня произносить по буквам все слова, которые мы не могли правильно написать! - улыбнулась Минелла.
        Потом девушки и их кавалеры уехали, а Минелла долго махала им вслед.
        Когда экипажи скрылись из виду, граф посмотрел на нее и сказал:
        - Теперь нам нужно спешить. Поезд будет ждать нас через четверть часа.
        Минелла ахнула и со всех ног побежала наверх.
        Впрочем, оказалось, что ей уже нечего делать, потому что миссис Харлоу и Роза закончили упаковывать вещи, и три больших сундука ждали, когда придут лакеи и заберут их.
        Еще тут были две шляпные картонки, сумочка для Минеллы и пара перчаток, которые, как она была совершенно в том уверена, стоили гораздо больше, чем еда, которую она могла съесть за неделю.
        Туфли леди Сибиллы, к счастью, тоже оказались Минелле почти впору, хотя и были, как и сапожки для верховой езды, немного великоваты.
        Но по крайней мере это было лучше, чем наоборот.
        Наконец, надев очень симпатичную шляпку с ленточкой такого же цвета, как платье, Минелла взяла сумочку и попрощалась сначала с миссис Харлоу, а потом - с Розой.
        - Поцелуйте за меня Эльспет, - сказала ома. - Если будет возможность, я привезу ей французскую куклу. Уверена, она ей понравится.
        - Вы очень добры, мисс, - сказала Роза. - Я буду молиться, чтобы вы получили место компаньонки у ее светлости.
        Минелла почувствовала себя слегка виноватой оттого, что молитвы Розы будут потрачены впустую, и вдруг подумала, что можно подвести выдумку и правду под один знаменатель.
        Она сказала:
        - Спасибо, Роза, и, пожалуйста, молитесь, чтобы я не наделала слишком много ошибок.
        Граф ожидал ее в холле, и, хотя вслух он ничего не сказал, Минелле показалось, что ему нравится, как она выглядит.
        На платформе их ждал слуга, и по их разговору с графом Минелла поняла, что это камердинер, который только что приехал из Лондона.
        Поезд на Саутгемптон, пыхтя, медленно остановился у платформы. Для Минеллы и графа были заказаны два купе в первом классе, а для его камердинера - во втором.
        Багаж был уложен, проводник взмахнул флажком, и поезд тронулся.
        Сев напротив графа, Минелла взглянула на него горящими глазами и воскликнула:
        - Какое захватывающее приключение! Граф улыбнулся ей.
        - Да, по крайней мере это будет интересно, - сказал он. - Не сомневаюсь, что вы горите желанием познакомиться с генералом Китченером.
        - Я читала в газетах о его победах, - ответила Минелла, - однако, хотя он и блистательный полководец, генерал представляется мне довольно странным и замкнутым человеком.
        - Так и есть, - кивнул граф. - В то же время мне говорили, что, когда он проводил службу в честь генерала Гордона, по его щекам текли слезы.
        Минелла была удивлена.
        - Никогда бы не подумала, что такой человек способен плакать.
        - Ручаюсь вам, что в подобные минуты плачут даже мужчины, - заметил граф. Минелла вздохнула.
        - Я так мало знаю о людях, - сказала она, - потому что за всю мою жизнь у меня почти не было знакомых.
        Она сказала, не подумав, и с опозданием сообразила, что граф должен считать ее артисткой, только что вернувшейся с гастролей.
        А он, словно решив, будто она просто говорит то, что он хочет услышать, сухо сказал:
        - Вы мне почти ничего не рассказываете о себе. Я не знаю даже названия пьесы, в которой вы играли в Бирмингеме.
        Минелла подумала, что скоро не сможет выносить необходимости все время лгать. Кроме того, она была совершенно уверена, что наделает ошибок, и пробудит в графе подозрения.
        После паузы она сказала:
        - Мне кажется, было бы ошибкой теперь, когда я притворяюсь вашей женой, думать о том, что я делала… раньше. Мне всегда говорили - думай о себе в том качестве, в котором ты в данный момент пребываешь, и именно это я… пробую делать.
        - Очень похвальная мысль!
        В голосе графа явственно слышался сарказм, и Минелла почувствовала, что ее слова для него неубедительны.
        Впрочем, в дороге они говорили в основном о вещах, не имеющих отношения к сцене.
        Они говорили о лошадях графа, о его наследственной должности при дворе, о местах, которые он повидал, путешествуя за границей, и все это казалось Минелле чрезвычайно интересным.
        Оказалось, что он совсем недавно вернулся из Индии, где гостил у своей сестры.
        Он описал ей храмы, жару, обязанности своего шурина, который был в Индии вторым человеком после вице-короля.
        - Мне хотелось бы съездить в Индию, - мечтательно сказала Минелла, - и попробовать изучить индуизм и буддизм. Это интереснее, чем просто разглядывать храмы и разговаривать с людьми.
        - Вам самой не кажется странным ваш интерес к таким вещам? - спросил граф.
        - Почему? - возразила Минелла. - В Англии мы христиане, но другие народы исповедуют другие религии, которые тоже стараются сделать человека лучше, и нам нельзя опираться только на догму.
        Минелла говорила так, как могла бы говорить со своей матерью, которая всегда интересовалась подобными вещами.
        Поскольку в этот момент она смотрена в окно, то не заметила скептического выражения, мелькнувшего в глазах графа. Поезд был нового типа, из тех, в которых есть коридор, и когда настало время второго завтрака, камердинер графа принес большую корзину, которую они захватили из замка.
        Он поставил ее на пол, а граф сказал Минелле:
        - Вряд ли вы знакомы с Хайсом. Он служит у меня всего несколько месяцев.
        Минелла улыбнулась камердинеру, тот поклонился, и граф сказал ему:
        - Поскольку ее светлость не взяла с собой служанку, я надеюсь, Хайс, что вы будете заботиться о ней так же, как обо мне.
        - Почту за честь, милорд, - ответил Хайс, Он разложил столик и выставил на него еду. В корзинке было шампанское, а лимонада граф не взял, хотя помнил, что Минелла предпочитает его, так что ей пришлось выпить полбокала.
        Когда камердинер убрал со стола и удалился, Минелла спросила:
        - Вероятно, Хайс полагает, что я действительно ваша жена?
        - Именно этого я добивался, - кивнул граф. - И поскольку у него не было возможности поговорить с кем-то из замка, у него нет причин мне не верить, - Разумеется, - согласилась Минелла.
        К тому времени, когда они поднялись на борт большого линейного корабля, который ожидал их в гавани, Минелла уже порядком устала.
        Капитан приветствовал их и представил своим офицерам.
        Потом он сказал:
        - Поскольку я намерен, милорд, как можно скорее выйти в море, я думаю, что вы и ее светлость хотели бы взглянуть на свои каюты.
        - Благодарю вас, капитан, - ответил граф. - Мы оба очень устали и хотели бы выспаться прежде, чем нас начнет трепать ветер в Бискайском заливе.
        Капитан рассмеялся.
        - Последние несколько дней погода была спокойной, и мы надеемся, что она сохранится такой на время плавания.
        Провожая их на нижнюю палубу, он говорил:
        - Надеюсь, вам будет удобно, милорд. Я предоставил вам мою личную каюту, потому что корабль несколько переполнен, ибо мы берем с собой офицеров и солдат, чтобы заменить тех, кто погиб в Омдурмане, а также еще резервные части, и это, кстати, наводит на мысль, что генерал Китченер задумал провести еще одну кампанию.
        - О Боже, я надеюсь, что нет! - воскликнула Минелла.
        Впрочем, мужчины так увлеченно говорили о триумфе Китченера, что они вряд ли ее услышали.
        Капитан провел их на корму и открыл дверь.
        Каюта, предназначенная для них, состояла из спальни, к которой примыкала маленькая ванная - большая роскошь на кораблях, как знала Минелла из рассказов отца, - а также гостиной, где стояли длинный стол и три кресла, привинченные к полу, чтобы они не скользили и не прыгали по каюте во время качки.
        Пока они беседовали с другими офицерами, матросы снесли вниз сундуки, и камердинер графа уже распаковывал тот, где были вещи, которые могли понадобиться Минелле вечером.
        - Если вам что-нибудь будет нужно, милорд, - сказал капитан, - пусть ваш камердинер скажет об этом стюарду, и тот все сделает.
        - Спасибо, капитан, - ответил граф, - но я уверен, что мы ничего не забыли. Я хочу еще раз поблагодарить вас за то, что вы так любезно предоставили нам свою собственную каюту.
        - Для меня это честь! - откликнулся капитан, восхищенно глядя на Минеллу.
        Едва он ушел, Минелла подбежала к иллюминатору, чтобы взглянуть на море.
        - Как жалко, что я не могу подняться на мостик и посмотреть, как корабль выходит из гавани.
        - Я уверен, что вам позволят это сделать завтра, - сказал граф, - но сегодня вам лучше довольствоваться чем-нибудь другим.
        - Корабль точно такой, как я представляла, - воскликнула Минелла. - Папенька рассказывал мне, что капитанские каюты всегда очень роскошны и обшиты панелями, как эта, с занавесками на иллюминаторах и картинами на стенках.
        На самом деле это были довольно плохие изображения военных кораблей, но Минелле они казались настолько уместными здесь, что она смотрела на них с восторгом.
        В каюте был книжный шкаф, в котором она увидела множество книг о кораблях. Минелла надеялась, что у нее будет время прочесть хотя бы некоторые из них прежде, чем они достигнут Каира.
        В дверь постучали, и стюард внес бутылку вина в ведерке со льдом и кофейник.
        - Это очень мило, - сказала Минелла, когда стюард поставил ведерко и кофейник на стол, - хотя я предпочла бы не пить кофе на ночь, потому что боюсь не заснуть.
        - По-моему, это невозможно! - усмехнулся граф. - Последние две ночи в замке вы спали как убитая.
        Минелла рассмеялась.
        - Вы, должно быть, сочли, что невежливо с моей стороны ложиться спать так рано, - сказала она, - но поскольку я и встаю всегда рано, то после десяти часов чувствую себя сонной. У меня вошло в привычку отправляться спать в час, который для Конни еще разгар дня.
        Еще не закончив говорить, она уже поняла, что сделала очередную ошибку.
        Если бы она была на гастролях, то никак не могла бы ложиться спать в десять часов.
        Впрочем, граф никак не прокомментировал ее слова, а просто налил ей кофе, а себе - вина.
        В это время в каюту вошел камердинер:
        - Я все приготовил, милорд. Если вам понадобится что-то еще, пошлите за мной кого-нибудь из матросов.
        - Хорошо, Хайс, - сказал граф. - Спокойной ночи!
        - Спокойной ночи, милорд! Спокойной ночи, миледи!
        Камердинер вышел из каюты, а Минелла, допив кофе, направилась в спальню и сняла шляпку и пелеринку.
        Она положила их в кресло и внезапно замерла в изумлении.
        Хайс повесил ее длинную ночную рубашку с одной стороны кровати, а с другой она увидела одежду графа, разложенную на кресле, его тапочки и пижаму.
        На мгновение она подумала, что ей померещилось.
        Потом она повернулась и бросилась назад в гостиную.
        - Там какая-то ошибка! - воскликнула она. Граф поставил на стол опустевший бокал.
        - Ошибка? - переспросил он.
        - Где ваша спальня?
        Воцарилась тишина. Потом граф сказан:
        - Я думаю, Минелла, самое время прекратить разыгрывать из себя невинную деву!
        - Я… Я не… понимаю!
        - Это было блестящее представление, как я уже говорил вам, и человека менее опытного чем я, оно, несомненно, могло бы ввести в заблуждение.
        - Я не понимаю, что… вы хотите сказать…
        - Тогда позвольте мне выразиться яснее, - сказал граф. - Я нахожу вас очень красивой, и не вижу причин, почему мы не должны наслаждаться нашим плаванием вместе, тем более что мы, как предполагается, являемся мужем и женой!
        Минелла уставилась на него. Ее глаза стали такими большими, что, казалось, заполнили собой все лицо. На мгновение у нее перехватило дыхание.
        Потом едва слышным голосом она прошептала:
        - Вы подразумеваете?..
        - Я подразумеваю, - сказал граф, - что позабочусь о вас, когда мы вернемся в Англию. Я куплю вам дом - в Сент-Джон-Вуд или, если хотите, в Челси, - и я думаю, Минелла, мы будем счастливы вместе! Минелла ахнула.
        - Вы предлагаете мне… стать вашей любовницей?
        Она не совсем хорошо представляла себе, что это значит, но она читала о любовницах Карла Второго и французских королей и смутно понимала, что это не соответствует облику истинной леди.
        Граф улыбнулся.
        - Я прошу, чтобы вы остались со мной, Минелла, и позволили мне заниматься с вами любовью. Если вы действительно хотите получить роль в «Гейети», я обещаю, что вам достанется самая лучшая.
        Минелла в ужасе вскрикнула и быстро сказала:
        - Я не могу!
        - Почему? - спросил граф. - Я настолько вам отвратителен?
        - Нет… Нет, не то, чтобы… Просто я только притворялась актрисой, потому что Конни попросила меня занять место Кэти.
        - И не сомневалась, что вы меня заинтересуете! - насмешливо сказал граф. - Что ж, это у вас получилось! Я хочу вас, Минеппа, так что перестаньте противиться наслаждению, которое мы оба, наверное, получим.
        С этими словами он двинулся к ней, и Минелла в отчаянии крикнула:
        - Нет, нет! Конни не имела в виду это!
        - Я совершенно уверен, что имела! - ответил граф. - В конце концов, как вам отлично известно, Конни живет с Коннингтоном, а до него у нее были другие любовники, в том числе Чарли, пока он не предпочел Нелли, и Рой Хейвуд!
        На мгновение Минелла потеряла дар речи, но потом с новой силой воскликнула:
        - Как вы смеете говорить такие злые вещи о Конни! Конни хорошая девушка. Ее отец пастор, и хотя папенька помог Конни, как помогал каждому, он никогда бы не… обидел ее! Никогда! Никогда! Никогда!
        Она кричала так яростно, что от ее голоса каюта, казалось, дрожала.
        Внезапно, стоя перед графом с горящими от гнева глазами, Минелла поняла, что совершила последнюю, самую страшную ошибку.
        Она была так потрясена и испугана, что разрыдалась.
        - Бы хотите сказать, - спросил граф странным голосом. - что вы - дочь Роя Хейвуда?
        Из-за слез Минелла не могла говорить, и граф подошел к ней вплотную.
        - Не плачьте, Минелла, - сказал он. - Я хочу, чтобы вы сказали мне правду.
        - Как вы могли говорить такие ужасные и злые вещи о Конни и папеньке! - рыдала Минелла.
        Она почувствовала, что граф обнял ее, и, как ни странно, его объятия успокаивали. Она уткнулась ему в плечо, не переставая рыдать.
        - Конни хорошая! Я знаю, что она хорошая! - бормотала Минелла, как будто пыталась уверить в этом саму себя. - Она восхищалась папенькой, еще когда мы были детьми и вместе учились. И все…
        - Я не хочу, чтобы вы огорчались, - мягко сказал граф. - И, конечно, я верю вам, если вы говорите, что это правда.
        Минелла подняла к нему мокрое от слез лицо.
        - Вы верите мне?
        Внезапно она осознала, что взгляд, устремленный на нее, и выражение его лица совсем не такие, какими она привыкла их видеть.
        Поняв вдруг, что он обнимает ее и его лицо совсем рядом с ее лицом, Минелла сделала попытку отстраниться, но он не позволил.
        - Я думал, что вы знаете, - сказал он все тем же тихим, странным голосом. - Ведь вы причиняли мне невыносимые страдания, потому что я полюбил вас.
        - Вы любите меня?
        Ее голос был едва слышен.
        - Я люблю вас! - повторил граф.
        Потом он притянул ее к себе и их губы соприкоснулись.
        Только через секунду Минелла подумала, что должна сопротивляться, а еще через мгновение поняла, что всю жизнь мечтала об этой минуте.
        Это было воплощение всех ее надежд, ответ на все вопросы и символ всего, во что она верила.
        Сначала граф целовал ее очень нежно. Потом, почувствовал мягкость и невинность губ Минеллы, он стал настойчивее и требовательнее.
        Ей казалось, будто он захватил ее сердце и тянет его из тела, чтобы сделать своим.
        Как будто бы солнечное сияние окутало их. Этот свет исходил от их душ и все же был частью божественного света.
        Это было так изумительно, так необыкновенно! Поцелуй любимого человека всегда представлялся Минелле именно таким, и она знала, что если бы умерла сейчас, то превратилась бы в ангела.
        Он открыл для нее рай, в котором живут влюбленные, рай в котором жили отец и мать Минеллы.
        Когда граф отстранился, она воскликнула, задыхаясь от счастья:
        - Я люблю вас! Я люблю вас! Но я не знала этого, пока вы не поцеловали меня!
        - И я люблю тебя! - сказал граф. - Я полюбил тебя, моя дорогая, в то же мгновение, когда ты впервые вошла в комнату, и я подумал, что никогда не видел такого изящества и совершенства!
        - Вы действительно меня любите?
        - Я люблю тебя сильнее, чем можно выразить словами!
        Он вновь принялся целовать ее, неистово, отчаянно, словно боялся потерять.
        Минелле уже не было страшно.
        Она знала только, что он чем-то похож на ее отца и радовалась, потому что встретила мужчину, о котором мечтала, о встрече с которым просила в молитвах.
        Внезапно они оба поняли, что двигатели уже работают, и корабль движется из гавани Саутгемптона в открытое море.
        Граф сел в одно из кресел, усадил Минеллу рядом с собой и вновь обнял ее так крепко, словно боялся, что она исчезнет.
        Он долго смотрел на нее, а потом спросил:
        - Как ты могла решиться на такой возмутительный и опасный поступок?
        - Я приехала к Конни просить помощи, потому что мне была нужна работа, - сказала Минепла.
        Увидев, что граф не понимает, она спросила:
        - Разве вы не знаете, что папенька умер?
        - Мне говорили в клубе, но в газетах ничего не было о его смерти.
        - Наверное, я должна была поместить сообщение в «Тайме» или в «Морнинг пост», - сказала Минелла, - но у меня не было денег.
        - Не было денег?
        - Папенька оставил очень много долгов, и до сих пор еще не все оплачены.
        - Но почему ты поехала именно к Конни?
        - Конни не знала, что папенька умер, - объяснила Минелла. - Она написала ему письмо, в котором благодарила его за то, что он устроил ее в «Гейети»и выражала надежду, что однажды сумеет оказать ему ответную услугу.
        В глазах графа мелькнуло понимание, но Минелла не заметила этого и продолжала:
        - У меня был единственный выбор - поехать в Бат к моей тетушке леди Бантон, но она очень старая и неприятная женщина. Я знала, что с ней я не уживусь.
        - Так что ты прямо из деревни направилась в Лондон! - сказал граф так, будто хотел убедиться, что она не сделала еще какой-нибудь глупости.
        - Я приехала в пятницу, - сказала Минелла, - а тут как раз пришли Герти и Нелли и сказали, что Кэти заболела.
        - Так вот как все произошло!
        - Ну да, и они предложили, чтобы я заменила Кэти.
        - Сумасшедшая мысль! - воскликнул граф.
        - Не понимаю, почему вы так говорите, - сказала Минелла. - Конни предупредила, что я никому не должна говорить, что я дочь лорда Хейвуда, потому что хористки для леди - неподходящее общество. Но я знала, что замок будет такой же, как те, в которых папенька имел обыкновение гостить, и мне хотелось на него посмотреть.
        - Твой отец бывал у меня, - сказал граф. - И он был одним из самых хороших и веселых гостей, которых я когда-либо видел! . - Я благодарна вам за эти слова, - сказала Минелла. - И вы, наверное поймете, если я скажу, что, быть может, это папенька… привел меня к вам.
        Она говорила немного смущенно, и граф притянул ее к себе и поцеловал в лоб.
        - Я уверен в этом, - сказал он. - В то же время твоя мать никогда бы не позволила тебе так рисковать.
        Минелла улыбнулась.
        - Точно так же думала и я. Но когда вы попросили меня поехать с вами в Каир, я будто наяву услышала, как папенька говорит: «Никогда не бойся барьера!»
        Потом, словно вспомнив, с чего все началось. Минелла тихо сказала:
        - Я люблю вас… Но я знаю, что маменька не одобрила бы меня, если бы я приняла ваше предложение…
        - Разумеется, нет! - твердо сказал граф. - Мое сокровище, я хочу задать тебе один вопрос.
        С этими словами он взял Минеллу за подбородок и повернул ее лицо к себе.
        Он посмотрел на нее долгим взглядом и спросил:
        - Если я дам своей жене развод, о котором она просит, ты выйдешь за меня замуж?
        Глаза Минеллы вспыхнули, все лицо ее озарилось, и это сияние заранее сказало графу, каким будет ответ.
        Потом она нерешительно пробормотала:
        - Вы совершенно уверены, что действительно хотите видеть меня своей женой, а не… тем, что вы предлагали недавно?
        - Если я предложил это, то виновата в том только ты, - сказал граф. - Как я уже говорил, я полюбил тебя с первого взгляда, и с каждой минутой моя любовь становилась сильнее. Но, моя любимая, я не думал, что для меня возможно взять в жены актрису, и к тому же ты достаточно умна, чтобы понимать: я отчаянно боялся ошибиться еще раз.
        - Возможно, это было бы… ошибкой жениться на мне?
        Граф улыбнулся.
        - Я боролся со своей любовью к тебе, - сказал он. - Но все мое существо говорило мне, что ты чиста и непорочна, как ангел, и совсем не такая, какой притворялась.
        - А теперь?
        - Теперь я знаю, что ты именно та женщина, которую я искал всю свою жизнь, но лишь для того, чтобы пережить разочарование и предательский обман.
        Его голос внезапно пресекся, и Минелла порывисто воскликнула:
        - О, пожалуйста, не надо так говорить! Клянусь, я никогда не обману вас и не причиню вам зла! На самом деле я… хочу оберегать вас.
        Граф улыбнулся, и, приблизив губы к ее губам, проговорил:
        - Я сам хотел бы тебя оберегать!
        - Наверное, любовь заставляет каждого стремиться защищать любимого человека, оберегать его от ран духовных и ран телесных.
        - О Боже, как я люблю тебя!
        Он начал целовать ее снова, его поцелуи были неистовыми, страстными, и Минелла почувствовала, что уже не в состоянии думать. Она знала лишь, что сияние, исходящее от них обоих, становится все ярче и ярче.
        Они стали частью друг друга, и ничто, даже таинство брака, не могло сблизить их еще больше.
        Прошло много времени, пока граф наконец не сказал:
        - Моя любимая, ты устала, и тебе нужно лечь спать.
        Минелла вопросительно взглянула на него, и он добавил:
        - Ты знаешь, что я не сделаю ничего, что могло бы тебя опечалить, и хотя это будет очень нелегко, мы подождем, пока я не стану свободен, и не смогу взять тебя в жены. До того времени мы не будем жить как супруги, как бы мне этого ни хотелось.
        Минелла счастливо вздохнула и спрятала лицо у него на груди, а граф проговорил, словно размышляя вслух;
        - Будет очень неловко просить у капитана еще каюту, притом что он уже сказал нам, что корабль переполнен. Однако я могу весьма удобно устроиться здесь на кресле, а утром войду в нашу комнату до того, как придет Хайс.
        Минелла посмотрела на привинченные к попу кресла и поняла, что их нельзя даже составить вместе, чтобы граф мог вытянуть ноги.
        Она нерешительно произнесла:
        - У меня появилась мысль… Но, боюсь, она может тебя шокировать. Граф улыбнулся.
        - Не думаю, что ты чем-то можешь меня шокировать, моя любимая, однако я слушаю.
        - Одним словом, папенька однажды рассказывал мне об одном довольно странном шведском обычае, который у них называется «связка». Когда очень холодно, двое могут лечь вместе в одну кровать, чтобы было теплее… но им нельзя… касаться друг друга.
        - Ты предлагаешь и нам так сделать?
        - Предположим, - так же нерешительно продолжала Минелла, - я лягу в постель… а вы ляжете поверх одеяла и накроетесь вторым… Ведь тут, наверное, есть еще одеяла?
        Минелла зарделась и на мгновение замолчала.
        - Возможно, - сказала она, поколебавшись, - вы сочтете нескромным такое предложение… Но я не хочу, чтобы вам было неудобно.
        - Я обожаю тебя, - тихо сказал граф, - и люблю тебя еще больше да то, что ты такая практичная и думаешь обо мне.
        Пока она умоляюще смотрела на него, ища в его лице признаки осуждения, губы графа нашли ее губы, и когда он поцеловал ее, она забыла обо всем на свете, кроме того сладостного чувства, которое пробуждали в ней его поцелуи.
        Потом он отстранился, поднял Минеллу на ноги и сказал:
        - Я готов целовать тебя всю ночь, но хочу, чтобы утром ты выглядела красивой и свежей, чтобы каждый мужчина на корабле завидовал мне.
        - Я никогда не бывала в обществе, где столько мужчин!
        Они шли к двери, но при этих словах граф остановился и снова обнял Минеллу за талию.
        - Предупреждаю тебя, - сказал он, - что я буду отчаянно, дико ревнив, и если ты станешь заглядываться на другого мужчину, я запрещу тебе выходить из каюты до самого Египта. А потом отвезу тебя домой и запру в подземелье замка, и ты будешь сидеть в темнице, пока мы не поженимся!
        Минелла рассмеялась счастливым смехом.
        - Вам не нужно тревожиться, - сказала она. - Пока я не встретила вас, я была уверена, что в мире нет другого мужчины, столь же привлекательного, как мой папенька, а теперь я знаю, что никто не может быть таким замечательным, как вы и так… волновать сердце.
        Перед последними словами она сделала небольшую паузу и залилась очаровательным румянцем.
        Граф повел ее в спальню и, посмотрев на кровать, убедился, что она удобна и достаточно широка, чтобы два человека могли улечься рядом, и при этом между ними оставалось бы расстояние.
        Нашлось и ватное одеяло, поскольку Хайс, как и рассчитывала Минелла, сделал все, чтобы хозяевам было как можно удобнее, а также два белых пушистых пледа, аккуратно уложенные в один из встроенных в стену шкафчиков.
        Взглянув на них, Минелла улыбнулась.
        - Вот видите, я была права! - сказала она.
        - Я вижу только, что буду спать со всеми удобствами, - ответил граф и поцеловал ее снова.
        Потом он взял с кровати свою пижаму и пошел в гостиную.
        - Позови меня, когда ляжешь в кровать, - сказал он по дороге. - Не хочешь, чтобы я помог тебе расстегнуть платье?
        - Я… справлюсь сама, - ответила Минелла. Она стояла и смотрела, как он идет к двери, а когда граф был уже у порога, сказала:
        - Обещайте мне, что вы… не будете шокированы, если я предложу… Возможно, было бы лучше, если бы я… ночевала в гостиной, потому что я… меньше вас и могла бы… свернуться калачиком.
        Граф протянул к ней руки, и Минелла бросилась ему в объятия.
        - Сегодня мы испробуем твой план, - сказал он, прижимая ее к себе, - а завтра, если тебе захочется чего-то другого, скажи мне, и мы что-нибудь придумаем. Однако, мое сокровище, я хочу, чтобы ты доверяла мне.
        - Конечно же, я доверяю! - сказала Минелла.
        Она произнесла это так, словно ее удивили его слова, и граф понял, что она действительно не догадывается, что он имеет в виду.
        Выйдя в гостиную и закрыв за собой дверь, граф подумал, что ни к одному мужчине судьба не могла быть более благосклонна, чем к нему.
        Он не смел и надеяться найти в высшем обществе, где он вращался, не говоря уже о гейети герлз, столь чистую и непорочную и в то же время такую образованную и интересную девушку, как Минелла.
        Беседуя с ней в замке, граф был поражен ее начитанностью и точностью суждений. У него не укладывалось в голове, почему девушка такого ума хочет сделать карьеру на сцене.
        Гейети герлз, такие, как Герти и Нелли, были красивы и очаровательны, но образованному и умному мужчине не могли предложить ничего.
        Ни с одной женщиной за всю свою жизнь граф не мог завести разговор о вещах, о которых он говорил с Минеллой.
        Он подошел к иллюминатору и, глядя на далекий берег, подумал, что она обогатит его жизнь и откроет ему новые горизонты, которых он не знал прежде.
        Все это казалось тем более удивительным, что она была так юна.
        Однако граф знал, что ни одна женщина прежде так его не пленяла.
        Он желал ее страстно и не уставал восхищаться ее красотой.
        Вместе с тем привлекательность Минеллы заключалась не только в физической красоте, но и во врожденной одухотворенности, которая означала такую чистоту помыслов, о которой граф мог только мечтать и уже почти отчаялся встретить в реальной жизни.

«Я люблю ее!»- сказал он себе и с мукой подумал, сколько пройдет времени, пока он сможет жениться на ней.
        Граф как раз переоделся в пижаму, когда Минелла позвала его из спальни.
        Войдя, он увидел, что она погасила все лампы, кроме той, что стояла у самой кровати. Светлые волосы Минеллы рассыпались по ее плечам точно так, как в ту ночь, когда граф проник в ее спальню через скрытую дверь.
        Еще тогда, глядя на нее, он понял, хотя не осмеливался признаться в этом даже себе самому, что хочет, чтобы она стала его женой, хочет видеть собственного ребенка, прижимающегося к ней во сне.
        Он подошел к кровати и увидел, что Минелла очень смущается. Ома старалась не встречаться с ним взглядом, и щеки ее слегка порозовели.
        - Я… Я положила подушку посередине, - неуверенно проговорила она. - Папенька говорил мне, что так делают в Швеции… Я подумала, что вам будет удобнее…
        На губах графа мелькнула улыбка, но он ничего не сказал.
        Он просто сел на кровать рядом с Минеллой и взял ее руку в свою.
        - Ты знаешь, что я люблю тебя, моя красавица, и настанет день, когда ты станешь моей целиком. Он будет не только радостным для нас обоих, но и священным, и мы будем помнить его всю нашу жизнь.
        Граф говорил очень торжественно и почувствовал, как пальцы Минеллы сжали его запястье.
        - Я… Я боюсь, - прошептала она. - Я… совсем ничего не знаю об этом… Маменька никогда не говорила мне, как это бывает, но… если это похоже на твои поцелуи, значит, это самое лучшее и изумительное, что дал людям Бог.
        - Именно так, - сказал граф. - А теперь спокойной ночи, моя дорогая, и обещай, что будешь видеть во сне меня.
        Минелла рассмеялась.
        - Иначе и быть не может!
        - Граф поцеловал ей руку, потом взял лампу и, обойдя кровать, лег с другой стороны.
        Лежа на одеялах, он чувствовал подушку, которую Минелла положила между ним и собой. Граф накрыл себя половиной ватного одеяла, и Минелла с тревогой спросила:
        - Вы не замерзнете?
        - Не волнуйся, - успокоил ее граф. - Поверь, что будучи в полку, мне частенько приходилось спать на земле, и я готов снова это сделать, если ты захочешь, чтобы я перешел в другую каюту.
        - Мне нравится, что вы рядом, - сказала Минелла. - С вами я чувствую себя в безопасности, хотя и боюсь, что сделаю что-то не правильно и вы рассердитесь.
        - Я никогда не буду на тебя сердиться, - ответил граф и погасил лампу.
        - Нелли сказала, что вы страшный мужчина. И я тоже так думала, когда впервые увидела вас.
        - А теперь? - спросил граф в темноте.
        - Теперь я думаю, что вы самый замечательный, самый лучший мужчина! И я буду благодарить Бога в своих молитвах за то, что вы любите меня.
        - Тогда помолись и спи, - тихо сказал граф, - Спокойной ночи, моя любимая.
        - Спокойной ночи, - шепнула Минелла. Она начала молиться, но, еще не закончив молитвы, уснула, потому что очень устала.
        Граф долго лежал с открытыми глазами, слушая ее нежное дыхание, и думал, что он, хотя и не заслужил этого, сейчас стоит у райских врат.

        Глава 7

        В Бискайском заливе море было неспокойно, и Минелла была рада, что граф рядом. С ним было не так страшно.
        Она заметила, что он ни разу не коснулся ее, если не считать того, что поцеловал ей руку на ночь.
        Она решила, что таким образом он хочет показать ей, что любит ее и уважает, как свою будущую супругу.
        Однако Минелла сама безумно любила его и каждую минуту мечтала о его поцелуях.
        Она знала, что, как только они останутся в гостиной одни, она вновь будет таять в его объятиях и унесется в рай, существующий лишь для влюбленных.
        Волны тяжело били в корабль, заставляя его вздрагивать всем корпусом. К счастью, Минелла не страдала морской болезнью, но была очень испугана.
        За обедом капитан сказал, что ветер усиливается и спросил у Минеллы:
        - Вы хороший моряк, миледи?
        - Надеюсь, - ответила Минелла. - Только я первый раз в море.
        - Тогда мы должны сделать все, чтобы у вас не осталось неприятных воспоминаний, - улыбнулся капитан.
        После обеда Минелла и граф некоторое время беседовали с офицерами, а потом пожелали всем спокойной ночи и отправились к себе в каюту.
        Впервые за время плавания Минелла почувствовала, что ей трудно идти, и взяла графа под руку.
        Как только они уединились в своей гостиной, граф усадил Минеллу в кресло рядом с собой и целовал ее до тех пор, пока она не забыла и о море, и о качке - обо всем, кроме того, какой он восхитительный.
        Но когда они легли спать, море разбушевалось еще сильнее. Волны теперь не просто раскачивали судно, а швыряли его, словно щепку, из стороны в сторону. Корабль то взлетал на высокий гребень волны, то стремительно падал вниз, и Минелла не на шутку испугалась.
        Она коснулась руки графа и прошептала:
        - Вам не кажется, что мы можем перевернуться и… пойти ко дну?
        Он нащупал в темноте ее руку и, сжав пальцы Минеллы, ответил:
        - Нам ничто не грозит, мое сокровище. Эти корабли способны противостоять штормам гораздо более сильным, чем этот.
        - Мне так страшно… Я ничего не могу с собой поделать!
        - Я тебя понимаю, - сказал граф, - но наш капитан - мастер своего дела, и я совершенно уверен, что если нам суждено умереть, то не от того, что мы потонем.
        Минелла не отняла руку, и он очень нежно обнял ее за плечи.
        - Я так счастлива, что вы здесь, рядом со мной, - шепотом сказала Минелла. - Если бы вас не было, я бы, наверное, от страха забралась с головой под одеяло и молилась бы без перерыва.
        - Вместо этого мы лучше поговорим о нас, - сказал граф, - и это даст тебе пищу для размышлений.
        - Мне трудно думать о чем-то другом, кроме вас.
        - Я рад это слышать, - отозвался граф. - А теперь позволь мне посвятить тебя в мои планы.
        Его тон встревожил Минеллу, и она взволнованно спросила:
        - Каковы же они?
        Она больше не боялась, потому что граф обнял ее, и хотя он не поцеловал Минеллу, она чувствовала его лицо совсем рядом.
        - Я сказал капитану, - начал граф, - что у меня есть важное сообщение для нашего посла в Италии от ее величества королевы. Он не собирался заходить в Неаполь, но согласился сделать это, чтобы я мог выполнить поручение.
        Минелла внимательно слушала, но пока не совсем понимала. А граф продолжал:
        - На самом деле я собираюсь увидеться с моей женой и просить ее, чтобы она дала мне свидетельство, необходимое, чтобы начать бракоразводный процесс сразу, как только мы вернемся в Англию.
        - Это значит, что газеты напишут о нем? - спросила Минелла. Граф вздохнул.
        - Боюсь, что так, и я очень тревожусь насчет того, что сочинят наши ретивые репортеры. Однако нельзя допустить, чтобы ты оказалась вовлечена в эту историю, а значит, нам нельзя будет встречаться какое-то время.
        Минелла невольно вскрикнула.
        - О нет, я этого не перенесу!
        - Больше нам ничего не остается, - негромко сказал граф. - И я думаю, не лучше ли было бы тебе уехать к своей тетушке или, если это невозможно, остаться в Каире с моей матерью.
        Минелла молчала, и граф, словно размышляя вслух, продолжал:
        - Слушание начнется лишь через несколько месяцев, и к тому времени люди, которые будут видеть нас вместе в Каире, непременно решат, что мы поссорились и расстались.
        Голос его стал резким:
        - Не могу выразить словами, как мне ненавистна сама мысль о том, что кто-то может приписать тебе недостойное поведение моей настоящей жены.
        Он сделан паузу и быстро добавил:
        - Однако в настоящее время единственное, что мы можем сделать, это постараться поменьше попадаться людям на глаза. Разумеется, я найму самых лучших адвокатов.
        Воцарилось молчание. Потом Минелла сказала чуть слышно:
        - Если все это вам так ненавистно, может быть… вам лучше не жениться на мне.
        Рука графа, лежащая на ее плечах, напряглась.
        - Ты действительно думаешь, что я позволю себе тебя потерять? - спросил он. - С каждой минутой я влюбляюсь в тебя все больше, и до встречи с тобой я не знал, что такое счастье.
        - Вы говорите… искренне?
        - Я думаю, что теперь, когда мы знаем друг друга так близко, ты сама можешь ответить на этот вопрос.
        - И вы тоже всегда будете знать, если я покривлю душой.
        - Ты никогда больше не станешь меня обманывать, - сказал граф. - Да, собственно, ты и не обманула меня своим спектаклем, и пока ты пыталась убедить меня в одном, мои чувства говорили мне совсем другое.
        - Вы действительна поверили, что я такая же… безнравственная, как Нелли и… Герти?
        От графа не укрылось, что она намеренно пропустила имя Конни, и он тихо сказал:
        - Ты говорила, что нужно думать о себе в том качестве, в которой ты сейчас, а в данное время ты играешь роль моей жены и станешь ею, как только позволит закон.
        Он покрепче обнял ее и добавил:
        - А графиня Винтерборн не знает ничего о гейети герлз, кроме того, что видно из ложи! Минелла негромко рассмеялась и сказала:
        - Мне очень понравилось представление. Девушки были такие красивые, и музыка - тоже.
        - Ты будешь помнить только то, что видела на сцене, а не за кулисами, - твердо сказал граф.
        - Конечно, если вы этого хотите, - просто ответила Минелла.
        - Я обожаю тебя! - воскликнул он. - Но сейчас, моя любимая, я думаю, тебе нужно постараться уснуть. Надеюсь, утром море успокоится, но если ты вдруг испугаешься, вспомни, что я рядом с тобой.
        - Мне так хорошо, когда ты меня обнимаешь, - прошептана Минелла. - Возможно, я мота бы разыграть испуг.
        Граф рассмеялся и сказал:
        - Я сразу узнаю, когда ты начнешь играть, так что засыпай. Уверяю тебя, корабль в безопасности.
        С большой неохотой Минелла отвернулась от него и закрыла глаза.
        Она подумала о том, как тяжело ему будет пережить скандал и неизбежные сплетни, и спросила себя, что она может сделать, чтобы это предотвратить.
        У нее мелькнула мысль, что, может быть, она будет должна расстаться с ним.
        И тогда Минелла принялась молиться духу своего отца:

«Помогите мне, папенька! Помогите мне по - » ступить правильно! Вы знаете его мир намного лучше, чем я, а я не переживу, если его положение при дворе пострадает и если его друзья будут потешаться над ним!«
        Она заснула, не переставая молиться.

        Наутро тревога не покидала Минеллу, и даже ослепительная красота Средиземноморья не могла рассеять тень, омрачавшую ее счастье.
        Вечером незадолго до прибытия в Неаполь они обедали вдвоем в своей каюте, и, когда стюард ушел, Минелла сказала графу:
        - Мне хотелось бы с вами поговорить. Граф вопросительно посмотрел на нее, а Минелла сказала очень серьезно:
        - Устраивайтесь поудобнее и выслушайте меня.
        Граф сел в одно из больших кресел и протянул руки к Минелле, но она лишь покачала головой и села на коврик возле его ног.
        В бледно-голубом платье, отделанном шифоном, нежным облаком окутывающим ее белоснежные плечи и шею, с золотистыми волосами и доверчивым взглядом больших глаз она была похожа на маленького ангела, рассматривающего землю с летнего неба.
        До сих пор граф не знал женщины, чьи глаза были бы так выразительны и которая умела бы так поэтично и вместе с тем ясно выражать свои чувства.
        Он ничуть не кривил душой, когда говорил Минелле, что с каждой минутой влюбляется в нее все сильнее.
        Он знал, что неожиданно для себя обрел то, что иные мужчины ищут всю жизнь, - идеальную любовь и женщину, которая является частью его самого.
        Пока он был пресыщенным, циничным аристократом, готовым насмехаться надо всем, что было возвышенно или даже священно, Минелла благополучно прошла через все опасности, которые встретились ей на пути к Лондону и в самом городе.
        Граф отлично знал, что ей угрожало, и не сомневался, что чистота и невинность Минеллы и послужили ей самой надежной защитой.
        Теперь он переменился и дал себе клятву в будущем защищать ее от любых обид и любой грязи, которая могла повстречаться ей в жизни, и знал, что, как только его дела будут улажены, они с Минеллой обретут взаимное счастье.
        Единственная трудность заключалась в том, что развод с женой повредил бы его положению при дворе и обеспокоил бы его родственников, особенно учитывая, что граф стоял во главе семейства Винтерборнов.
        Он посмотрел на Минеллу и, встретив ее умоляющий взгляд, спросил:
        - В чем дело, мое сокровище?
        - Я думаю о завтрашнем дне.
        Лицо графа помрачнело. Ему совсем не хотелось снова встречаться со своей женой и с человеком, который вместе с ней устроил тот подлый заговор и был отцом ее ребенка.
        Граф не говорил об этом Минелле, поскольку знал, что она не поймет, но юридически отцом ребенка, рожденного его женой, считался он, и если это был мальчик, он со временем унаследовал бы титул.
        Впрочем, граф был так зол на свою жену, что даже не стал интересоваться полом ребенка и не отвечал на ее письма с просьбой о разводе.
        Однако он не имел никакого желания унизиться до взглядов своей жены и ее любовника и поэтому продолжал выплачивать Ольвии содержание, которое назначил ей, когда они поженились.
        Это была весьма значительная сумма, и банк графа переводил ее на счет в Неаполе каждый квартал.
        Мрачным тоном, которого Минелла не слышала от графа с тех пор, как они признались друг другу в любви, граф промолвил:
        - Я не имею никакого желания думать о завтрашнем дне, но, к сожалению, от этого никуда не денешься.
        - Я знаю, - сказала Минелла, - и… потому что я люблю вас… у меня появилась одна мысль.
        - Какая?
        Она не касалась его, но граф чувствовал, что Минелла дрожит, и видел румянец на ее щеках. Едва слышным голосом она произнесла:
        - Когда мы только взошли на корабль, вы сделали мне предложение, от которого я… отказалась.
        - Ты знаешь, что я сделал его только потому что, хотя я любил тебя, я понятия не имел, кто ты такая на самом деле и не ведал еще, что ты воплощаешь в себе мой идеал женщины.
        - Я рада слышать это от вас, - грустно сказала Минелла, - но, понимая, как больно ранит вас развод и все, что за этим последует, я готова принять ваше предложение.
        С этими словами Минелла уткнулась лицом в колено графа, словно боялась поднять на него взгляд.
        Несколько мгновений граф молчал. Потом он тихо сказал:
        - Теперь я знаю, моя любимая, что ты любишь меня так же сильно, как я люблю тебя, и я всегда буду помнить то, что ты сказала сейчас, и хранить это в моем сердце.
        Он поднял ее с пола, усадил в кресло рядом с собой и, обняв, прижал к себе.
        - Но мой ответ, мое сокровище, будет» нет «!
        - Но… почему?
        - Потому, - сказал граф спокойно, - что я хочу, чтобы ты жила не тайно в Челси или в Сент-Джон-Вуд, как я вначале глупо предложил, а в моем доме, открыто, в качестве моей жены.
        Он поцеловал ее волосы и добавил:
        - Ты станешь графиней Винтерборн, будешь со мной каждый день и каждую ночь.
        От того, как он это сказал, Минелла чуть не заплакала.
        - Я пыталась… помочь вам, - прошептала она.
        - Я знаю, - ответил граф, - но того, что ты предлагаешь, мне мало. Я хочу, чтобы ты была моей полностью и абсолютно. Моей от макушки до красивых маленьких ножек, моей с каждым дыханием, с каждой мыслью. Ты моя, Минелла, и я не могу жить без тебя!
        Потом он поцеловал ее, поцеловал отчаянно, требовательно, властно и стало невозможно говорить еще.
        И все же, когда они поехали в Неаполь, Минелла чувствовала страх, ибо видела, что граф в плохом настроении, и боялась того, что может случиться, если он увидит свою жену.
        В другое время она восхищалась бы видом Неаполя, возвышающегося над гаванью, его блестящими крышами и шпилями, яркостью его красок.
        Повсюду разливался тот особенный свет, которым, как она читала, славятся пейзажи Италии.
        В библиотеке поместья Хейвудов было немало путеводителей, и Минелла знала историю этого города. Она жалела лишь, что они не могут задержаться на день и съездить в Помпею.
        Она видела могучий силуэт Везувия на фоне синего неба, но сейчас все было не важно, кроме тяжкого испытания, которое предстояло пережить графу, а Минелла была не в силах спасти его от этой участи.
        На причале их уже ждал экипаж, запряженный парой лошадей.
        Моряки, одетые в парадную форму, отвезли Минеллу и графа к берегу в шлюпке.
        Для этой поездки Минелла выбрала чудесное летнее платье цвета молодой зелени, отороченное белыми кружевами.
        На голове у нее была шляпка с широкими полями, украшенная белыми розами.
        В этом наряде Минелла выглядела юной и свежей, как сама весна.
        Пока они ехали по узким улочкам, где на веревках, протянутых между домами, сушилось белье, граф не произнес ни слова.
        Неаполь очаровал Минеллу, но она не стала выражать своего восхищения вслух, понимая, что сейчас не самое подходящее время для этого.
        Экипаж привез их в верхнюю часть города и остановился возле весьма живописного домика.
        Граф не двинулся с места, и Минелла, скользнув рукой в его руку, тихо сказала:
        - Да поможет вам Бог, любимый!
        Она почувствовала, как он быстрым движением пожал ей руку.
        Потом, словно бросаясь в атаку, граф расправил плечи и вышел из экипажа.
        Он велел кучеру подождать, и Минелла открыла белый зонтик, который взяла с собой, чтобы укрыться от жаркого солнца.
        Больше всего она боялась, что жена графа вовсе откажется с ним разговаривать, и тогда все их планы можно считать похороненными.
        Но дверь в конце длинной дорожки из каменных плит отворилась, граф вошел в дом, и Минелла с облегчением подумала, что хотя бы одно препятствие устранено.
        Теперь она ничего не могла сделать, ей оставалось только молиться, как молилась она все эти дни, о том, чтобы в Англии не узнали о разводе графа Бинтерборна. В конце концов, поскольку его жена жила в Италии, это было вполне возможно.
        - Прошу тебя. Боже, прошу тебя, - повторяла она снова и снова.
        Потом, внезапно подумав, что только отец может ей помочь, она обратилась к нему:
        - Папенька, вы знаете лучше, чем я, как он будет страдать, если об этой ужасной истории напишут в газетах! Но я люблю его, и я знаю, что мы можем быть счастливь, как были счастливы вы с маменькой. Пожалуйста, пожалуйста, пусть все кончится хорошо и… быстро!
        Минелла была так чиста, что даже не понимала, как нелегко было графу лежать рядом с ней ночью и не касаться ее.
        В то же время, она чувствовала его желание, когда он целовал ее. После того, как море немного успокоилось, он перешел спать в гостиную.
        Она не стала спрашивать почему, но инстинктивно чувствовала, что он боялся нарушить правила, которые сам для себя установил, и поэтому покинул ее.
        - Он такой хороший, такой замечательный! - шептала Минелла. - Я хочу быть его женой и родить ему сына, который будет любить замок так же, как он.
        Казалось, прошла вечность прежде, чем дверь дома открылась, и вышел граф.
        Он был один, никто не провожал его. Он спустился с крыльца и сел в экипаж.
        - В британское консульство! - сказал он кучеру.
        Затаив дыхание, Минелла смотрена на графа испуганными глазами. Она боялась прочитать дурные вести в его глазах еще до того, как он о них скажет.
        Внезапно он улыбнулся, и для нее это было как солнечный луч, пробившийся из-за туч.
        - Все хорошо?
        Она сама не узнала своего дрожащего голоса.
        Он взял ее за руку и до боли стиснул ей пальцы.
        - До сих пор не могу поверить, что это правда!
        - Что?..
        - Моя жена умерла более года назад, а ребенок, которого она носила, родился мертвым. Минелла уставилась на него во все глаза.
        - И вам ничего не сообщили?
        - Ее любовник - ничтожная личность. Он скрыл от меня случившееся, чтобы получать за нее содержание.
        - Так, значит, вы… свободны уже давно!
        - Уже целый год! - сказал граф. Словно только сейчас осознав этот факт в полной мере, он порывисто повернулся к Минелле и воскликнул;
        - Теперь, моя любимая, я могу взять тебя в жены!
        - Вы уверены? Вы не… передумали?
        - Нет! - воскликнул граф. - И я не собираюсь медлить с этим ни минуты.
        - Нас обвенчают в британском консульстве?
        Он покачал головой.
        - Нет, это было бы ошибкой, потому что тогда всем станет известно, что ты сопровождала меня в этом путешествии, фактически не являясь моей женой.
        - Тогда… как же нам быть?
        - Я только что это обдумал, - сказал граф, - и у меня возник план, который, я надеюсь, тебе понравится.
        Минелла положила руку ему на запястье.
        - Вы всерьез говорите, что мы можем стать… мужем и женой?
        - Еще как всерьез! - воскликнул граф. - Я думаю, моя любимая, что все это произошло благодаря твоим молитвам. Невозможное стало возможным!
        - Скажите же мне поскорее, что вы придумали!
        Граф торжественно произнес:
        - Мы нанесем визит вежливости в британское консульство, а когда вернемся на судно, я сообщу капитану, что там мне передали весьма тревожные известия из Англии.
        - И что вы ему скажете? - с тревогой спросила Минелла.
        - Скажу, что я узнал, что мой брак, который был заключен восемнадцать месяцев назад в протестантской церкви в Ницце, не является, по мнению архиепископа Кентерберийского, вполне законным, потому что пастор, который совершал обряд, не слишком уважаем в церковных кругах.
        Минелла непонимающе смотрела на него, и граф продолжал так, будто все еще разрабатывал этот план для себя;
        - Поэтому, взяв с капитана слово сохранить все в секрете и объяснив, что не хочу огласки, я попрошу его обвенчать нас в море.
        - В море? - не веря своим ушам, переспросила Минелла.
        - Это, как ты должна знать, вполне законно. Капитан наделен такой властью, и когда церемония завершится, ты станешь моей женой.
        Минелла вскрикнула от радости и неожиданно для самой себя расплакалась.
        - Мои молитвы услышаны! - вздохнула она сквозь слезы.
        - Как можно не услышать твои молитвы? - сказал граф. - Они обязательно найдут отклик у Бога.
        Минелла принялась вытирать слезы, а когда вновь посмотрела вперед, то увидела на фоне неба флаг Соединенного Королевства. Экипаж въезжал в ворота британского консульства.
        Вечером, когда Минелла, погасив все лампы, кроме одной, легла в постель, в спальню, как было заведено все эти дни, вошел граф.
        Он подошел к кровати и взял руку Минеллы в свои ладони.
        Глядя на него, она думала, что ни один мужчина не сравнится с ним красотой и мужественностью.
        Сегодняшняя ночь была особенной и, вспомнив об этом, Минелла зарделась.
        После того, как они вернулись на судно, граф оставил ее в каюте, а сам пошел к капитану.
        Пока его не было, Минелла не мота ни сидеть, ни даже спокойно стоять.
        Она беспокойно расхаживала по каюте, зная, что корабль уже вышел из порта и взял курс к Египту.
        Платье, в котором она ездила с графом на берег, Минелла сменила на другое - самое лучшее из тех, что было среди платьев леди Сибиллы.
        Оно было сшито из шифона. Пышная юбка каскадом оборок спускалась до самой земли, а тесный корсаж выгодно подчеркивал тонкую талию Минеллы.
        Платье было белого цвета, вполне подходящего для церемонии. В то же время его оживляли цветные крапинки и розовый пояс, а кроме того, граф купил в Неаполе две огромные корзины цветов - роз и орхидей.
        - Когда я впервые увидел тебя, в волосах твоих были орхидеи, - сказал он, - и я подумал тогда, что они сияют подобно звездам, и ты, казалось, была окутана сиянием такой одухотворенности, которой я никогда не встречал прежде.
        Зная, что ему это понравится, Минелла прикрепила к поясу букетик орхидей и еще один взяла в руку.
        Когда граф в сопровождении капитана вошел в каюту, Минелла увидела в его глазах восхищение и безграничную любовь.
        Впрочем, она не знала, что ее лицо тоже сияет счастьем. Капитан закрыл за собой дверь и сказал:
        - Его светлость объяснил мне, миледи, ваше затруднительное положение, власть, которой наделила меня королева, позволяет мне с легкостью все исправить.
        - Благодарю вас, это очень любезно с вашей стороны, капитан, - смущенно проговорила Минелла.
        - Заверяю вас, что для меня это большая честь, - сказал капитан. - И вы можете целиком положиться на меня в том, что я никому не открою вашего секрета, если этого не потребует от меня закон.
        - Я и моя жена бесконечно благодарны вам, капитан, что вы согласились прийти нам на помощь, - сказал граф. - Как вы понимаете, известие, полученное в консульстве, очень расстроило нас.
        - Разумеется, я понимаю, - отвечал капитан. - А теперь, если вы оба встанете передо мной, я позабочусь, чтобы ваш брак был заключен должным образом.
        Он открыл молитвенник, который принес с собой и начал церемонию бракосочетания.
        Граф держал Минеллу за руку, пока они отвечали» да «, а когда он надел ей на палец обручальное кольцо, ей показалось, что ангелы спустились с небес и приветствуют их райским пением.
        И она не сомневалась, что отец сейчас рядом с ней и благословляет ее, как благословил бы при жизни.
        Она чувствовала его присутствие так же безошибочно, как присутствие графа, и знала, что, какие бы трудности не выпали на ее долю в будущем, он всегда будет помогать ей и защищать ее.
        Прочитав молитву, капитан сказал:
        - Властью, данной мне ее величеством королевой Викторией как капитану корабля королевского флота, объявляю вас мужем и женой, и да благословит Бог ваш союз.
        Он умолк и закрыл молитвенник. Граф очень тихо сказал:
        - Благодарю вас. Моя жена и я чрезвычайно признательны вам.
        - Мне кажется, милорд, - сказал капитан, - это хороший повод для праздника! Я уже велел принести бутылку лучшего шампанского, и лед на борту тоже найдется!
        Когда шампанское принесли, капитан провозгласил тост за здоровье графа и его супруги, а потом оставил их одних.
        Едва дверь за ним закрылась, граф протянул руки, и Минелла бросилась ему в объятия.
        - Мы поженились! - воскликнула она. - Теперь мы действительно муж и жена!
        - Если ты захочешь, - сказал граф, - можно попросить провести еще хоть тысячу церемоний, но главное, что отныне ты моя законная жена, и никто не сможет отнять тебя у меня. Все трудности позади.
        - А что мы скажем дома? - спросила Минелла.
        - Предоставь это мне, - ответил граф. - Я уже все придумал. Пусть газеты узнают, что моя жена умерла давным-давно, а потом, когда мы вернемся из очень длинного свадебного путешествия, мы объявим о нашей свадьбе.
        И прежде, чем Минелла успела что-то сказать, он поцеловал ее.
        Это был страстный и требовательный поцелуй, и вместе с тем в нем было что-то религиозное, почти священное, и, почувствовав это, Минелла поняла, как много она для него значит.
        Но теперь, когда в конце концов они были вместе, она испытывала смущение.
        Понимая ее состояние, граф сказал:
        - Я мог бы просидеть здесь всю ночь, просто любуясь твоей красотой и рассказывая тебе о своей любви. Но, любимая, я хочу, чтобы между нами не было этих дурацких подушек и одеял! Кто бы ни изобрел» связку «, он достоин ужасной казни!
        Минелла от неожиданности рассмеялась, а граф сбросил с себя одежду и лег в постель рядом с ней.
        Он обнял ее, но не стал целовать, а просто прижал к себе крепко-крепко и прошептал:
        - Я буду очень нежен, моя любимая. Ты не боишься меня?
        Минелла уткнулась ему в плечо и прошептала в ответ:
        - Я такая неопытная… Я боюсь сделать что-то не правильно.
        - Мое сокровище, моя душа, моя любовь, - сказал граф, прижимая к себе Минеллу, - ты само совершенство, и чтобы ты ни сделала, все будет правильно, но я не переживу, если ты разлюбишь меня из-за какой-нибудь мелочи.
        Минелла подняла лицо к нему.
        - Это невозможно! Я люблю тебя и буду любить всегда, потому что мы словно сражались бок о бок в великой битве или нырнули в пучину моря и вернулись живыми!
        - Я чувствую то же самое, - согласился граф. - Но как я мог хотя бы надеяться, что судьба будет к нам так добра?
        Он не ждал, пока Минелла ответит, а прижался губами к ее губам.
        На мгновение она подумала, что помог ли им Бог, судьба или ее родители, незримо охраняющие свою дочь, в качестве благодарности за это счастье они обязаны поделиться им со всеми людьми.
        Как делился со всеми отец своим весельем и добротой.
        Потом все мысли исчезли, и осталась только волна неизведанного чувства, поднимающегося в Минелле в ответ на поцелуи графа.
        Когда он коснулся ее тела, Минелла вновь услышала небесную музыку и увидела сияние, исходящее от их сердец и заливающее все вокруг божественным светом.
        - Я люблю тебя! - хотела она воскликнуть, но наслаждение захлестнуло ее и унесло до самых небес.
        Любовь разгоралась в ней, как пожар, и она чувствовала, что они с графом перестают быть простыми смертными и становятся вровень с богами.
        - Я люблю тебя! - хрипло проговорил граф. - Моя любимая, драгоценная, изумительная жена, я люблю тебя!
        - Я… Обожаю тебя! - прошептала Минелла. - Научи же меня любить тебя так, как ты хочешь, и сделай меня своей настоящей женой отныне и навсегда!
        А потом осталась только музыка ангелов и высокое пламя вечной любви.

        notes

1

«Gaiety» по-английски означает увеселение, развлечение.

2

        В Великобритании так титулуют детей пэров и некоторых сановников.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к