Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Цветы Пустыни " - читать онлайн

Сохранить .
Цветы пустыни Барбара Картленд

        # Маркиз Энджелстоун с довольно необычной целью отправился в Мекку, переодевшись паломником: он бежал от брака, к которому его хотела принудить расчетливая светская красотка.
        Среди опаленной зноем пустыни судьба свела его с очаровательной юной Мединой, дочерью известного путешественника И чувство, вспыхнувшее между маркизом и девушкой, было подобно жаркому южному солнцу, согревающему их своим светом…

        Барбара Картленд
        Цветы пустыни

        От автора

        Когда в 1928 году я приехала в Египет посмотреть недавно открытую гробницу Тутанхамона, то узнала, что в усыпальнице были найдены шарики ладана.
        Начиная с самых первых династий фараоны использовали его как подношения богам Египта.
        В Вавилоне ладан применялся в обрядах очищения, а также для того, чтобы умилостивить богов; курильницы благовоний были найдены при раскопках минойских захоронений на острове Крит.
        Древние греки и римляне - в особенности римляне - в огромных количествах возжигали фимиам в своих храмах. Аромат ладана и дым служили зримым символом устремляющихся к небесам молитв людей, поклоняющихся своим богам.
        Деревья, дающие самый лучший ладан, и самые лучшие мирровые кусты росли только в южной Аравии, и спрос на эти благовония повлек за собой небывалое развитие торговли.
        Огромные караваны верблюдов с драгоценной поклажей пересекали весь Аравийский полуостров с юга на север. Протяженность этой «Тропы Благовоний» составляла 1700 миль.
        Ричард Бертон был одним из самых выдающихся людей своего поколения. Он внес существенный вклад в литературу и географию, был поэтом, путешественником, солдатом, дипломатом, изобретателем, исследователем, археологом, лингвистом, антропологом; Бертон считался общепризнанным авторитетом в области различных религий и к тому же большим знатоком эротических скульптур и рисунков.
        О нем написано много книг, но, глядя на его портрет, я неизменно думаю, что на самом деле ни одна из них не может претендовать на какую бы то ни было глубину. Он был слишком велик для века, в котором жил, слишком загадочен и незауряден.
        Теперь, когда его больше нет, уже невозможно постичь природу того волшебства, которое окутывало его при жизни.
        Наверное, дольше всех его будут помнить те, кто любит «Сказки тысяча и одной ночи»и знает, что Ричард Бертон был первым их переводчиком.
        На мраморной мемориальной доске в Мортлейке, где он похоронен, рядом с изображением арабского шатра выбиты строчки сонета Джастина Хантли Маккарти:
        О последний и благороднейший из странствующих рыцарей,
        Английский солдат и арабский шейх,
        О певец Востока…

        Глава 1

1881 год
        Возвращаясь к себе домой на Парк Лейн, маркиз Энджелстоун с удивлением думал, что ленч доставил ему удовольствие.
        Обычно, получив от премьер-министра приглашение посетить дом номер 10 по Даунинг-стрит, он тут же мрачнел.
        Бывали, конечно, приятные исключения - например, Бенджамин Дизраэли.
        Но, к сожалению, он занимал эту должность только шесть лет, и маркиз считал, что в целом премьер-министры - на редкость скучные люди.
        Поэтому нельзя сказать, что он с нетерпением ожидал завтрака в обществе нынешнего хозяина дома номер 10 мистера Глад стона.
        К счастью, остальные приглашенные оказались чрезвычайно интересными людьми.
        Главным образом они обсуждали проблемы внешней политики, а она всегда занимала маркиза гораздо больше, чем внутренняя.
        Он с огромным интересом обсуждал с министром Индии ситуацию, сложившуюся на Востоке.
        - Из-за присутствия русского посла они были вынуждены говорить вполголоса, и от этого беседа становилась еще увлекательнее.
        Маркиз был умным и проницательным человеком и - хотя немногие из его друзей знали об этом - живо интересовался всем, что имело отношение к Востоку.
        Он лелеял тайную надежду, что в один прекрасный день королева предложит ему пост вице-короля Индии или на худой конец губернатора той или иной части ее обширной империи.
        Но пока - и маркизу это было отлично известно - он в глазах общества считался еще слишком молодым и, кроме того, чересчур ветреным.
        На самом же деле маркиз был просто так красив и так богат, что женщин тянуло к нему как магнитом.
        Больше того - стоило оказать одной из них внимание, как они тут же вцеплялись в него мертвой хваткой.
        Но маркиз уже давным-давно твердо решил, что никогда не женится.
        Эта тема, впрочем, не относилась к числу тех, которые он мог обсуждать с другими людьми.
        Детство его было омрачено сознанием того, что отец и мать несчастливы вместе.
        На людях они вели себя, как того требуют приличия, и никто ни о чем не догадывался.
        Только домочадцам было известно, что на самом деле они почти ненавидят друг друга.
        Мать маркиза была очень красивой женщиной. Мальчик обожал ее - и вместе с тем уважал отца и восхищался им.
        Он сильно страдал оттого, что родители не могут ужиться вместе, и это оставило у него в душе след, который не изгладился даже сейчас, когда ему было почти тридцать три года.
        Когда маркиз вспоминал об этом, он весь сжимался при мысли, что ему придется жить с женщиной не потому, что он ее любит, а потому, что этого требуют приличия. Он не сомневался, что она будет чувствовать то же самое и в конце концов возненавидит его.
        Последнее, впрочем, было маловероятно, поскольку женщины считали его неотразимым.
        Они бросались к нему в объятия прежде, чем он успевал узнать их имена.
        Вместе с тем маркиз, не кривя душой, не мог не признавать, что его романы всегда продолжались недолго.
        И всегда женщины надоедали ему быстрее, чем он им.
        Он сам поражался, что красивая женщина, такая ослепительная и желанная в первую встречу, при более близком знакомстве оказывается - иначе не скажешь -
«убийственно скучной».
        Маркиз всегда точно знал, что она скажет в следующую минуту, и это его раздражало.
        Даже не было необходимости гадать, о чем она думает.
        Он пытался уговорить себя, что предназначение женщины в том, чтобы украсить своим присутствием дом мужчины и, естественно, его постель, а оттачивать ум можно в кругу друзей.
        Но оказалось, что одной красоты недостаточно!
        Его мучило, что самая пленительная красавица в те минуты, когда они не предаются любви, не способна разговаривать так, что ее стоило бы слушать.

»Почему Я такой?»- порой спрашивал он себя.
        Но за все прожитые годы маркиз не нашел ответа на этот вопрос.
        Выйдя из своего изящного экипажа, который он обычно использовал вечером, маркиз подумал, что погода на редкость хорошая.
        Воздух был свеж, и даже вечером солнце еще пригревало, что довольно необычно для марта.

»Не проехаться ли мне верхом?»- подумал маркиз.
        Он ступил на алую ковровую дорожку, брошенную на ступени. Когда маркиз вошел в парадную дверь Энджелстоун-Хауз, пожилой дворецкий, который служил еще у отца маркиза, шагнул ему навстречу и сообщил:
        - Леди Эстер Уинн ожидает вашу светлость в гостиной.
        Маркиз нахмурился.
        - Разве вы не сказали ее светлости, что меня нет? - спросил он после паузы.
        - Сказал и добавил, что мы не знаем точно, когда вы вернетесь, но она настаивала на том, что будет ждать.
        Маркиз отдал шляпу и перчатки лакею и медленно поднялся по полукруглой лестнице к гостиной, которая была на втором этаже.
        Эта комната идеально подходила для приема большого количества гостей.
        Маркиз хорошо понимал, почему дворецкий не предложил леди Эстер подождать в кабинете.
        Кабинет маркиза был гораздо уютнее, но дворецкий, как и остальные слуги, знал, что леди Эстер больше не играет важной роли в жизни маркиза.
        Осенью у них был пламенный, но тем не менее не принесший маркизу удовлетворения роман.
        Леди Эстер была очень красива и, несомненно, обладала самой совершенной фигурой из всех лондонских дам.
        Однако вскоре маркиз обнаружил, что она, как и другие женщины, волнует лишь тело, но не разум мужчины.
        В конце октября, с началом охотничьего сезона, он уехал из Лондона.
        А вернувшись, не стал предпринимать никаких попыток возобновить тесные отношения с леди Эстер.
        Как ни странно, это был один из немногих его романов, которые закончились без слез и взаимных упреков.
        Ему были слишком хорошо знакомы трогательная мольба и те сцены, которые неизбежно сопутствуют разрыву.
        И теперь, пока лакей спешил вперед, чтобы открыть перед ним дверь гостиной, он гадал, зачем леди Эстер хочет его видеть.
        Он припомнил, что после Рождества у нее был роман с послом Италии.
        А до этого у нее был некий симпатичный джентльмен, имя которого стерлось из памяти маркиза.
        Иногда он встречал его в «Уайте», своем лондонском клубе.
        Дверь открылась, и маркиз вошел в гостиную.
        Леди Эстер стояла у окна.
        Слегка отодвинув муслиновую занавеску, она любовалась садом.
        Летом, когда маркиз устраивал приемы, сад выглядел очень нарядно.
        Дорожки освещались китайскими фонариками, их развешивали на деревьях.
        В глубине сада стояло несколько небольших беседок, где можно было укрыться от посторонних глаз.
        Маркиз подумал, что Эстер, наверное, сейчас вспоминает, как он поцеловал ее в одной из этих беседок в первый вечер знакомства.
        Она, разумеется, не сопротивлялась.
        Едва их губы встретились, он сразу почувствовал, что пожар страсти уже разгорается в ней.
        Позже он не раз имел возможность убедиться, что ее губы поистине ненасытны, Сейчас, идя через комнату по мягкому абиссинскому ковру, приглушающему шаги, маркиз думал, что Эстер стала еще красивее, Мужчины не уставали прославлять красоту классических черт ее лица.
        Они писали поэмы о лазурной голубизне ее глаз и золоте пышных волос.
        Глядя на нее в эту минуту, он сказал бы, что она похожа на богиню, спустившуюся с Олимпа.
        Но маркиз знал, что стоит ее задеть, и она превратится в ужасную Медузу Горгону.
        Он не забыл, как она ревновала его. Ее ревность была просто губительной.
        Было время, когда он всерьез опасался даже смотреть на других женщин, потому что леди Эстер в ярости устремлялась на них.
        Их роман длился шесть месяцев, и эти полгода были незабываемыми.
        И все же маркиз чувствовал, что, хотя леди Эстер красива, сейчас он рад, что их больше ничто не связывает.
        Эстер не оборачивалась, и он знал, что она ждет, когда он подойдет к ней вплотную.
        - Какой сюрприз, Эстер! - произнес маркиз.
        - Я знала, что ты удивишься, - ответила она, - но мне нужно было увидеться с тобой по важному делу.
        - Не хочу показаться невежливым, выразив надежду, что оно не отнимет у нас много времени, - сказал маркиз, - я как раз собирался проехаться верхом.
        Эстер засмеялась приятным, хотя несколько деланным смехом.
        - Лошади! Вечно эти лошади! - воскликнула она. - Конечно, разве может женщина соперничать с чистокровной арабской кобылой?
        Маркиз не соизволил ответить.
        Он просто подошел к камину и оперся о каминную полку, ожидая, пока Эстер отойдет от окна.
        Она медленно пересекла комнату и приблизилась к маркизу.
        Он знал, что она дает ему время восхититься тонкостью ее талии и округлостью груди, туго обтянутой платьем.
        - Ее красивую шею охватывало ожерелье из трех нитей безукоризненного жемчуга.
        Маркиз, впрочем, смотрел не на ее фигуру, а на лицо. И видел по выражению глаз Эстер, что она задумала что-то недоброе.
        Он пригласил ее сесть в одно из обитых гобеленовой тканью позолоченных кресел.
        Но она не стала садиться, а остановилась прямо перед маркизом и посмотрела ему в глаза, слегка склонив голову набок.
        Эту позу он видел не раз и хорошо знал, что редкий мужчина в такую минуту удержится, чтобы не поцеловать ее губки, изогнутые в форме лука Купидона.
        После этого его руки сами собой легли бы на ее нежную талию.
        Но маркиз вместо этого сказал с легкой насмешкой:
        - Ну, Эстер, так что же это за дело?
        - Весьма простое, Вирджил, - ответила она. - И я надеюсь, новость тебя обрадует. У меня будет ребенок!
        На мгновение воцарилась тишина. Маркиз приподнял бровь.
        - Поздравляю! - сказал он. - И кто счастливый отец?
        - Кто же, кроме тебя!
        - Это невозможно, и ты хорошо это знаешь! - ответил маркиз. - Если тебе, Эстер, вздумалось пошутить, то я здесь ни при чем!
        - Я не шучу, Вирджил, - сказала она. - И я не представляю для своего ребенка, особенно если это будет мальчик, лучшей судьбы, чем возможность назвать своим отцом маркиза Энджелстоуна!
        Маркиз посмотрел на нее; теперь взгляд его серых глаз был твердым как сталь.
        - Ты пытаешься меня шантажировать?
        - Уродливое слово для просьбы быть щедрым и справедливым.
        - Если ты ждешь, что я признаю своим ребенка другого мужчины, то сильно ошибаешься! - резко сказал маркиз.
        - Боюсь, выбор у тебя невелик, - заметила леди Эстер.
        Она отошла к дивану и села.
        На фоне синих шелковых подушек ее платье, тоже синее, но более мягкого оттенка, смотрелось еще восхитительней.
        К поясу у нее был приколот небольшой букетик дорогих белых орхидей.
        - Мне кажется, ты должна выразить поточнее то, что ты хочешь сказать, - произнес маркиз.
        - Я думала, ты понимаешь по-английски, - ответила леди Эстер. - У меня будет ребенок, и поскольку мужчина, с которым у меня сейчас роман, не в состоянии нас обеспечить, мы с тобой сыграем свадьбу и будем счастливы, как были счастливы прошлым летом.
        Убежденность, звучавшая в ее голосе, не оставляла сомнений в том, что она не шутит, а высказывает именно то, что намеревалась.
        Хотя это было совершенно невероятно, но маркизу показалось, что она всерьез ожидала, что он согласится на это ужасное и нелепое предложение.
        - Если это все, что ты хотела сказать, Эстер, - проговорил он после паузы, - то, я думаю, ты тратишь впустую и мое и свое время. Меня ждет верховая прогулка.
        Эстер коротко рассмеялась.
        - Я предвидела, Вирджил, что ты сделаешь все, чтобы не - пойти к алтарю, но на сей раз убежденному холостяку устоять не удастся!
        Маркиз ничего не ответил, а просто пошел к двери. Он был уже у порога, когда Эстер спокойно сказала:
        - Если ты меня бросишь, я пожалуюсь королеве!
        Маркиз остановился, но не повернулся к ней.
        - Я уже послала письмо отцу с просьбой приехать, - продолжала Эстер. - Я уверена, ты хотел бы, чтобы он присутствовал на нашей свадьбе, а я хочу, чтобы он нас благословил.
        Маркиз не двигался, и она добавила немного язвительно:
        - С другой стороны, он, я не сомневаюсь, будет готов отправиться прямо в Виндзорский дворец!
        Маркиз глубоко вздохнул.
        Медленно, стараясь сохранить достоинство, он повернулся к ней.
        - Зачем тебе это нужно? - спросил он.
        - Мне казалось это очевидным, - парировала леди Эстер. - Я уже сказала тебе - затем, что сейчас в моей жизни нет человека, который был бы подходящим отцом для моего ребенка!
        - Ты должна понимать, что ни один мужчина в здравом уме не согласится на такую нелепость.
        - Бесполезно бороться с неизбежным, - ответила леди Эстер. - Мне всегда было обидно, что ты оттолкнул меня, найдя другую, которая, как ты воображал, красивее меня!
        Никогда не могла понять, что ты нашел в этой Мэри Коули с ее вытянутой физиономией!
        От маркиза не ускользнула ревность в ее голосе.
        Он подошел к камину и, глядя сверху вниз на Эстер, сидевшую в непринужденной позе, подумал, что, попадись ей сейчас Мэри Коули, Эстер положила бы свои длинные пальчики на ее тонкую шею и придушила бы ее.
        По глазам леди Эстер он видел, что она чувствует себя не так свободно, как хочет показать, но ее прекрасные губки шевельнулись, и она произнесла:
        - Ты мой, Вирджил, ты всегда был моим, и теперь тебе не спастись.
        Маркиз тяжело опустился в стоящее рядом кресло.
        - А сейчас послушай меня, Эстер, - сказал он. - Я не верю, что ты даже на минуту могла вообразить, что я соглашусь на это бессмысленное и безумное требование.
        - Я уже сказала тебе, Вирджил, что на сей раз тебе не спастись.
        - Этот мужчина, о котором ты упомянула, - сказал маркиз. - Не могу припомнить его имени. Он не женат?
        - Дэвид Мидвей беден как церковная мышь, - ответила Эстер. - А я ничуть не намерена жить в бедности.
        - Разумеется, - поспешно сказал маркиз. - Но это можно частично исправить.
        Ему пришло в голову, что если он назначит Эстер содержание, тем более крупное, она предпочтет деньги браку.
        Словно прочитав его мысли, она спокойно сказала:
        - Я всегда ненавидела бедность, а кроме того, как ты, наверное, догадываешься, меня привлекают алмазы Энджелстоунов.
        - Черт побери! - выругался маркиз, потеряв хладнокровие. - Я не позволю ни одной женщине женить меня на себе против моей воли, и ничто не заставит меня усыновить ублюдка какого-то дурака!
        - Крепко сказано, Вирджил! - сказала Эстер. - Я и не знала, что ты способен ругаться в присутствии дамы.
        - Ты не обычная женщина, и сама это знаешь! - фыркнул маркиз. - То, что ты задумала, бесчестно и, по моему мнению, просто преступно!
        - Прошлым летом, когда мы были так счастливы друг с другом, ты так не думал! - Эстер надула губки. - Я могу вспомнить минуты, Вирджил, когда ты был почти поэтом!
        Особенно когда подарил мне нить черного жемчуга, чтобы он оттенял белизну моей кожи.
        С чувством отвращения маркиз поднялся и отошел к окну.
        Он отлично помнил, как Эстер умоляла его купить ей жемчуг, который она видела на Бонд-стрит.
        Он с большой неохотой уступил ее просьбам, потому что жемчуг был очень дорог.
        Получив подарок, она продефилировала перед маркизом, одетая только в эту нить жемчуга, и добилась желаемого эффекта: маркиз подхватил ее на руки и понес к кровати.
        Теперь он спрашивал себя, как он мог вообще хоть на минуту увлечься этой женщиной.
        Она превратила приятные отношения между двумя взрослыми людьми в ужасный кошмар.
        Леди Эстер, когда ей было шестнадцать лет, вступила в любовную связь с одним из служащих ее отца, герцога Ротвинского.
        Герцог незамедлительно уволил его и выдал дочь замуж за первого же мужчину, которому выпало несчастье быть сраженным ее красотой.
        К сожалению, он был почти так же стар, как сам герцог.
        В первые два месяца супружеской жизни Эстер завела бурный роман с французским графом, с которым она и ее муж встретились во время свадебного путешествия.
        Он стал первым в длинной веренице ее любовников.
        На пятом году брака муж Эстер умер от сердечного приступа.
        Вероятно, причиной была ярость от поведения жены, а может быть, и невоздержанность, которой она от него требовала.
        Эстер была, несомненно, самой красивой вдовой, какую видел в то время высший свет, и когда она обратила взгляд своих голубых глаз на маркиза, он оказался не в силах противиться ее чарам.
        Только сейчас он осознал, каким был глупцом.
        Он должен был с первой минуты знакомства понять, что Эстер в любом смысле слова нельзя было назвать обычной женщиной.
        Маркиз знал, что, если он на ней женится, его жизнь превратится в сущий ад.
        И все же на мгновение ему показалось, что тюремные стены уже смыкаются вокруг него, потому что он действительно не мог придумать никакого выхода из положения.
        Он знал Эстер достаточно хорошо, чтобы видеть: она ничуть не преувеличивает, говоря, что готова пожаловаться самой королеве.
        Кроме того, маркиз понимал, что герцог не усомнится сделать то, о чем попросит его дочь.
        Поместье герцога в Нортумберленде было в плачевном состоянии, усадьба давно требовала ремонта.
        Ее владелец никак не мог расплатиться с многочисленными долгами.
        Если герцогу представится возможность заполучить в зятья состоятельного и занимающего высокое положение в обществе человека, во всем мире не отыщется никого, кто лучше него справился бы с этой задачей.

»Как же мне быть?»- спрашивал себя маркиз.
        Он чувствовал, что его голова словно набита ватой, и никак не мог сосредоточиться.
        - Ну что же, Вирджил? - спросила Эстер.
        Он знал, что она читает его мысли, и это приводило его в бешенство.
        - Вернись ко мне, - сказала она, - и наша жизнь будет прекрасна.
        - Позволь теперь мне сделать тебе предложение, - сказал маркиз.
        С этими словами он подошел к ней. По его плотно сжатым губам она видела, что он крайне разгневан.
        - Я буду давать тебе десять тысяч фунтов в год, - сказал он, - вплоть до того времени, когда ты не выйдешь замуж за человека достаточно состоятельного, чтобы больше в них не нуждаться.
        - Десять тысяч в год? - повторила Эстер, - Ты действительно полагаешь, что я соблазнюсь ими, когда могу стать твоей женой, маркизой Энджелстоун?
        Маркиз в ярости скрипнул зубами, но ничего не сказал, и она продолжала:
        - В моем распоряжении будет гораздо больше денег, не говоря уже об удовольствии занять соответствующее положение при дворе, которое я смогу передать по наследству!
        Маркиз едва удержался, чтобы ее не ударить.
        Его мать была придворной дамой; по традиции это положение занимали все маркизы Энджелстоун.
        Для него была невыносима мысль, что Эстер займет место его матери не только при дворе, но и в усадьбе, в его доме в Ньюмарке и в Охотничьем домике в Лестершире.
        Ему захотелось убить ее прямо на месте.
        Она вела себя отвратительно, и маркиз живо представил себе, как его друзья будут жалеть его и в то же время будут бояться сказать что-нибудь открыто.
        Огромным усилием воли он заставил себя спросить:
        - Что ты выбираешь?
        - Обручальное кольцо! - ответила леди Эстер.
        В глазах ее вспыхнула злоба. Маркиз знал, что она наслаждается своей властью над ним.
        Она сжигала его заживо, и чем громче он кричал и корчился в муках, тем больше она была рада.
        В эту минуту он ненавидел ее так яростно, что только отличное умение владеть собой удержало его от того, чтобы не наброситься на нее и не ударить.
        Он молчал, потому что боялся заговорить.
        После паузы леди Эстер воскликнула торжествующе:
        - Я победила, Вирджил, и тебе не ускользнуть! Теперь послушай, что я скажу.
        Она слегка наклонилась вперед, повернув лицо к нему.
        Эта поза, придающая ей еще большее очарование, тоже была хорошо знакома маркизу.
        - Когда отец приедет, - сказала Эстер, - мы посвятим его в нашу замечательную тайну, а потом устроим скромную свадьбу.
        Ей показалось, что маркиз хочет что-то сказать, и она торопливо добавила:
        - Я уверена, ты тоже предпочел бы, чтобы она была скромной, и если мы сразу же отправимся в свадебное путешествие, никто не удивится, что ребенок родился всего через семь месяцев.
        Губы маркиза сжались в тонкую линию, а Эстер продолжала:
        - Я понимаю, что сейчас ты сердишься, но в будущем ты поймешь, что я в роли твоей супруги буду гораздо лучше, чем какая-нибудь неопытная девчонка, которая надоест тебе через две недели.
        Маркиз хотел сказать, что она уже ему надоела, но подумал, что это прозвучит недостойно.
        - Мы будем счастливы вместе, - сказала Эстер, - но если позже, когда наш ребенок появится на свет, у тебя возникнут «другие интересы», я не стану вмешиваться - и поэтому вправе надеяться, что и ты не будешь вмешиваться в мои дела.
        Она слегка развела руками и добавила:
        - По-моему, это вполне пристойно.
        - Нет ничего пристойного в твоем поведении! - с безнадежностью в голосе заметил маркиз.
        - Именно это ты всегда говорил, когда я дарила тебе наслаждение, - парировала Эстер. - Ты говорил, что я…
        Стремительна, как ветер, обжигающе, как мороз, и податлива, как снег!
        Она коротко рассмеялась.
        - Милый Вирджил! В самом деле весьма поэтично!
        Она встала, распространяя вокруг себя аромат дорогих французских духов, так хорошо знакомый маркизу.
        Он помнил, как яростно смывал этот запах со своей кожи.
        Его подушка хранила воспоминание об этих духах еще долго после ее ухода.
        - Мне пора идти, Вирджил, - сказала леди Эстер, - но не забудь навестить меня завтра
        вечером: должен приехать отец.
        Она сделала небольшое движение, будто хотела коснуться его, а потом, взмахнув шелковой юбкой, повернулась и пошла к двери.
        У порога она обернулась и тихо сказала просительным тоном:
        - Милый Вирджил, мы будем очень счастливы, и мне кажется, что ты мог бы сделать мне подарок, чтобы отметить тот знаменательный час, когда ты обещал жениться на мне!
        Маркиз сжал кулаки и, после того как дверь за Эстер закрылась, воздел руки к потолку.
        Казалось, он молит богов о помощи, потому что еще ни разу в жизни не попадал в столь ужасное положение.

        Только через четверть часа маркиз вышел из гостиной и спустился по лестнице.
        Дворецкий в холле нерешительно посмотрел на него, словно ожидая распоряжений.
        - Экипаж! - отрывисто приказал маркиз и пошел к себе в кабинет.
        Это была очень уютная комната. У окна стояло бюро, а по стенам висели картины кисти Стаббса и Сарториуса, изображающие лошадей.
        Против камина на столике лежали газеты.
        Поглядев на них, маркиз подумал, что «Тайме»и «Морнинг пост» непременно объявят о его бракосочетании с леди Эстер. От этой мысли его бросило в дрожь.
        Разве он мог согласиться взять в жены такую женщину?
        Разве мог усыновить ребенка другого мужчины?
        Ему казалось, что сами стены выкрикивают эти вопросы.
        И все же он, как ни старался, не мог найти выход из тупика, куда его загнали, словно зверя в ловушку.
        Маркиз не мог не понимать: в прошлом году весь модный свет обсуждал его роман с леди Эстер.
        Он уехал из Лондона, чтобы избавиться от нее, но у сторонних наблюдателей не было никаких причин считать, что роман закончился.
        Маркиз подозревал, хотя и не был в этом уверен, что вскоре после его отъезда леди Эстер тоже уехала к отцу.
        Очевидно, часть ноября Дэвид Мидвей провел с ней в ее поместье.
        Итальянский посол занял место маркиза сразу же после его отъезда, так что у нее был с ним роман в этом году.
        Но Эстер была не из тех женщин, которым хватает одного мужчины даже на самый короткий срок. Мидвей был красив, остроумен, его отец был баронетом - но, к сожалению, он был беден.
        Все, что маркиз знал об умении Эстер плести интриги, подводило его к мысли, что именно Мидвей - отец ее будущего ребенка.
        При этом маркиз не сомневался, что она не станет отказывать себе в удовольствии и дальше заводить любовников.
        Когда маркиз думал об этом, у него темнело в глазах.
        С другой стороны, он понимал, что будет, если Эстер исполнит свою угрозу и ее отец, герцог, пожалуется королеве.
        Королева немедленно потребует маркиза к себе.
        А потом ему не останется ничего, кроме как подчиниться ее повелению и жениться на Эстер.
        Королева была очень строга в вопросах морали, когда дело касалось тех, кто занимал важные должности при дворе.
        Отец маркиза в течение многих лет был дворцовым экономом, и маркиз понимал, что рано или поздно эта должность будет предложена и ему.
        А его мать была придворной дамой, и королева всегда ясно давала понять, что очень ценит ее.
        Королева благоволила к красивым мужчинам и выделяла маркиза среди прочих, оказывая ему особое внимание.
        Это льстило ему, но вместе с тем он чувствовал, что другие придворные ему завидуют.
        Если бы он отказался повиноваться королеве и не выполнил ее повеления, ему бы грозила опала.
        Маркиз и не думал, что пользуется при дворе всеобщей любовью.
        Ему было отлично известно, что многие ровесники завидуют его удаче на скачках и, безусловно, успеху у женщин, чьи сердца они сами желали бы завоевать.
        Только недавно он буквально увел из-под носа одного влиятельного государственного деятеля симпатичную маленькую балерину из «Ковент-Гардена».
        Маркиз спрятал ее в домике в Сент-Джеймс Вуд, и она влюбилась в него - в мужчину, который ради нее пренебрег приличиями.
        Поэтому она просто посмеялась над растерянностью своего воздыхателя, когда тот ее все же нашел.
        Маркиза тогда это тоже развеселило.
        Но теперь он понимал, что джентльмен, о котором идет речь, будет стремиться отомстить.
        Безусловно, он употребит все свое влияние на то, чтобы сделать наказание маркиза самым суровым.

»Как же мне быть? Что, черт возьми, делать?»- не переставал спрашивать себя маркиз.
        Дворецкий доложил, что экипаж подан. Маркиз вышел из кабинета, раздумывая, куда бы ему поехать.
        Он нуждался в совете, но в эту минуту не мог представить себе никого, кому мог бы довериться.
        Лакей ждал, открыв дверцу. Садясь в экипаж, маркиз сказал первое, что пришло ему в голову:
        - В клуб.
        Дверца закрылась, лакей вскарабкался на козлы к кучеру, и экипаж отъехал.
        Глядя в окно на дворецкого и двух лакеев, провожающих его поклонами, маркиз внезапно испытал ужас при мысли о том, что Эстер уже сидит рядом и с этой минуты он никогда от нее не избавится!
        Путь до Сент-Джеймс занял не больше десяти минут.
        Экипаж остановился у входа в «Уайте».
        Велев кучеру ждать, маркиз вошел в клуб.
        Ища взглядом знакомые лица и друга, который мог бы сотворить чудо и помочь ему а его положения, маркиз с облегчением увидел лорда Руперта Лидфорда, сидящего в Утренней комнате и занятого беседой с тремя мужчинами.
        Увидев маркиза, лорд Руперт воскликнул:
        - А вот и Энджелстоун! Давайте спросим, что он об этом думает.
        Его собеседники пробормотали что-то в знак согласия, и маркиз подсел к ним. Подошел дворецкий и осведомился, не желает ли он что-нибудь выпить.
        - Большой бренди с содовой! - отрывисто приказал маркиз.
        Лорд Руперт посмотрел на него с удивлением. Воздержанность маркиза была всем хорошо известна.
        Поскольку маркиз регулярно принимал участие в скачках - он скакал на собственных лошадях, - он следил за своим весом, ел очень немного и почти не пил спиртного.
        Но сейчас ему, как никогда в жизни, хотелось выпить что-нибудь покрепче.
        - Мы говорили о Бертоне, Вирджил, - сказал лорд Руперт. - О Ричарде Бертоне.
        Маркиз не сразу сообразил, о ком речь, и один из мужчин пояснил;
        - Вы должны его знать - это тот малый, который написал кучу книг, и только что вышла еще одна - «Касида».
        - И который пробрался в Мекку, переодевшись арабом, - вставил другой, - Это было в
1853 году, - добавил лорд Руперт, - и мы как раз говорили о том, что сегодня уже нет таких храбрецов, которые отважились бы рискнуть головой ради обычного любопытства.
        - Вы действительно полагаете, что мы все трусы?, - спросил третий мужчина, лорд Саммертон.
        - Конечно! - ответил лорд Руперт. - Мы выросли чересчур изнеженными, и хотя в мире еще столько неизведанного, мы слишком ленивы, чтобы отправиться в путешествие.
        - Это звучит унизительно, и я в это не верю! - возразил лорд Саммертон.
        - Вы можете представить Вирджила в грязной одежде паломника, - спросил лорд Руперт, - и рискующего жизнью, чтобы увидеть «Запретный Город»? - Он засмеялся. - Держу пари на тысячу фунтов, что нет!
        - Принимаю! - неожиданно сказал маркиз.
        На мгновение все замерли. Потом лорд Руперт сказал:
        - Что принимаете?
        - Я отправлюсь в Мекку, - продолжал маркиз. - И когда я вернусь, получив право носить зеленый тюрбан, вы выложите тысячу фунтов!
        Он замолчал, потому что вновь появился дворецкий и поставил перед ним стакан.
        Маркиз взял его и сделал большой глоток.
        - Вы сошли с ума! - воскликнул лорд Руперт.

        Возвращаясь вместе с маркизом на Парк Лейн, лорд Руперт спросил:
        - Вы действительно говорили серьезно, Вирджил, или это некая изысканная шутка, которой я не в силах понять?
        - Я в жизни не был более серьезен, - отвечал маркиз. - Завтра утром я уеду из Англии.
        - Завтра! - воскликнул лорд Руперт.
        - Попаду я в Мекку или нет, - продолжал маркиз, - главное, что это будет ответом на вопрос, должен ли я жениться на Эстер Уинн!
        - Боже милостивый! - воскликнул лорд Руперт. - Я думал, что между вами все кончено.
        - Так и было, - ответил маркиз. - Но сегодня она сообщила мне, что ждет ребенка.
        Лорд Руперт уставился на маркиза так, словно не верил своим ушам.
        Наконец он спросил:
        - Это правда?
        - Эстер весьма недвусмысленно дала мне понять, что, если я не женюсь на ней, герцог пожалуется королеве!
        - Но ведь это не ваш ребенок!
        - Кому, как не мне, это знать, - сказал маркиз. - Я клянусь вам, Руперт, что не касался ее с прошлого сентября!
        - Что до меня, то я думаю, что это ребенок Мидвея! - заметил лорд Руперт.
        - Мне тоже так кажется, - согласился маркиз. - Но у него за душой нет ни пенни, и к тому же Эстер жаждет стать маркизой!
        - Прежде всего она жаждет стать вашей женой! - уточнил лорд Руперт. - Честно говоря, Вирджил, я был весьма удивлен, что она так спокойно отнеслась к вашему разрыву.
        - Я тоже, - признался маркиз. - Зато теперь она горит желанием отомстить.
        - И вы думаете, что исчезновение?.. - начал лорд Руперт.
        - Я полетел бы на Луну или спустился в ад, если бы это спасло меня от женитьбы на ней! - со злостью воскликнул маркиз.
        - Могу понять ваши чувства, - примирительно сказал лорд Руперт. - Но в Мекку!
        - Было глупо с моей стороны самому не подумать об этом, - сказал маркиз. - Однако в ту минуту, когда вы заговорили о Бертоне, я понял, что это и есть тот выход, который я отчаянно пытался найти.
        Он сделал паузу и добавил:
        - Но мне нужна ваша помощь.
        - Вы знаете, что я сделаю все, о чем вы попросите.
        - Надо лишить Эстер возможности в мое отсутствие пожаловаться королеве.
        Лорд Руперт внимательно слушал.
        Это был красивый молодой человек; они с маркизом вместе учились в Итоне, там подружились и вместе перешли в Оксфорд.
        Потом они вступили в один полк, где прослужили пять лет, прежде чем маркиз унаследовал титул.
        Поскольку расставаться им не хотелось, лорд Руперт вышел из армии. Теперь он проводил в обществе маркиза больше времени, чем в собственном доме.
        Поистине их можно было назвать неразлучными друзьями.
        - Вот чего мне хотелось бы, - говорил маркиз так, словно размышлял вслух. - Мне хотелось бы, чтобы о нашем пари все говорили, но в то же время это не попало бы в газеты.
        - Продолжайте! - сказал лорд Руперт, потому что маркиз замолчал.
        - Мне представляется, что Эстер будет неловко устраивать сцены по поводу моего исчезновения, если общество сочтет мой поступок отважным.
        - О да, все решат, что вы храбрец, . - сказал лорд Руперт. - Но лично я думаю, что вы просто сумасшедший!
        - Если Ричард Бертон смог это сделать, так смогу и я! - воскликнул маркиз.
        - Теперь, когда мусульмане знают, что он осквернил их священней город, в который нет входа иноверцам, это будет гораздо труднее.
        - Они это знают?
        - Он написал об этом книгу, - ответил лорд Руперт, - а я полегаю, некоторые из них умеют читать!
        - Это для меня единственный выход, - с отчаянием произнес маркиз. - И я благодарен вам, Руперт, что вы навели меня на эту мысль.
        - Вот уж чего я никак не собирался делать! - заметил лорд Руперт. - Я просто поспорил с Саммертоном, потому что мне надоела его напыщенность!
        - Я тоже нахожу его скучным, - сказал маркиз.
        С минуту лорд Руперт молчал. Потом он сказал:
        - Только будьте осторожны, Вирджил. Если верить Бертону, наказание за осквернение мусульманской святыни - медленная и очень мучительная смерть!
        - Все лучше, чем женитьба на Эстер!
        - Готов с вами согласиться. До сих пор не пойму, что вы в ней нашли.
        Маркиз не ответил.
        Он никогда не обсуждал свои личные дела ни с кем, даже с Рупертом, который был его самым близким другом.
        На самом деле он предпочел бы просто исчезнуть никому не объясняя причин. Но маркиз понимал, что без помощи Руперта ему не обойтись.
        Впрочем, он доверял ему, как никому другому.
        Когда они приехали домой, маркиз послал за секретарем и принялся отдавать необходимые распоряжения.
        Слушая его, лорд Руперт подумал, что, возможно, так действительно будет лучше.
        Руперт был глубоко привязан к маркизу и любил его как брата - своих братьев у него не было.
        Поэтому он беспокоился, хотя он никогда не говорил об этом вслух, что маркиз впустую растрачивает свои таланты, и прежде всего на женщин, которые не стоят того.
        Лорд Руперт возненавидел леди Эстер с первой минуты, как увидел ее.
        Он знал таких женщин - они стремятся поймать в свои сети любого мужчину, который окажется в их поле зрения.
        Поэтому Руперт с тревогой смотрел, как она готовит ловушку для маркиза.
        Безусловно, леди Эстер была красива, с этим спорить не приходилось, но лорд Руперт знал, что она ненасытна и эгоистична.

»Если бы Вирджил женился на ней, это его бы убило!»- думал он сейчас.
        Потом, когда маркиз покончил с делами, они принялись обсуждать, что ему понадобится в путешествии, а также то, как лучше всего проникнуть в Мекку незамеченным.

        Глава 2

        Ранним утром маркиз покинул Лондон, и провожал его только лорд Руперт»
        Перед самым отъездом, сидя в отдельном вагоне маркиза, который был прицеплен к поезду, идущему в Дувр, лорд Руперт спросил:
        - Когда я снова вас увижу?
        В его голосе звучало почти отчаяние, ибо он понимал, что его друг отправляется в путешествие, которое может стоить ему жизни.
        - Я вернусь, как только это станет возможным, - ответил маркиз.
        - Вы хотите сказать, - медленно, словно обдумывая про себя эти слова, проговорил лорд Руперт, - когда Эстер откажется от преследования.
        Маркиз уверенно произнес:
        - Если она действительно ждет ребенка, то будет стремиться найти себе мужа как можно быстрее!
        Глаза лорда Руперта вспыхнули, словно эта мысль не приходила ему в голову раньше; потом он спросил:
        - Как можно будет с вами связаться?
        - Это сложный вопрос, - ответил маркиз. - Я не думаю, что «где-то в Аравии» достаточно точный адрес!
        Лорд Руперт рассмеялся:
        - А что вы будете делать с яхтой?
        Маркиз на мгновение задумался. Потом он сказал:
        - Подводные кабели теперь проложены ко всем английским портам, а также, я надеюсь, к Александрии, Порт-Судану и Адену. Я думаю, что откуда-нибудь из них мне удастся дать телеграмму своему капитану.
        - Ну что ж, все, что я могу сказать, - дай Бог, чтобы вы благополучно вернулись, - вздохнул лорд Руперт.
        - Также и я, - криво улыбнувшись, ответил маркиз.
        Яхта маркиза - «Морской Ястреб»- стояла в гавани Дувра и была готова выйти в море в ту же минуту, как он поднимется на борт.
        Секретарь отправил с ночным поездом посланца, чтобы предупредить капитана о неожиданном прибытии маркиза.
        В результате и яхта и экипаж были готовы к отплытию, и маркизу не к чему было придраться, когда он поднялся на борт.
        Он велел капитану держать курс на Александрию.
        Как только они вышли из порта, на море поднялось волнение, и у маркиза не было времени думать об Эстер.
        В Бискайском заливе были минуты, когда маркизу казалось, что он не попадет даже в Средиземное море, не говоря уже о Мекке!
        В Гибралтаре его ждала телеграмма. Вскрыв ее, он прочитал:
        ВСЕ ИДЕТ КАК ПО НОТАМ. Э. ОШЕЛОМЛЕНА НОВОСТЯМИ. В КЛУБЕ ГОВОРЯТ ПОКА МАЛО, НО ВСЕ ПОД ВПЕЧАТЛЕНИЕМ. СЕКРЕТНОСТЬ ДЛЯ ВАШЕГО ЖЕ БЛАГА. СКУЧАЮ. РУПЕРТ.
        Маркиз удовлетворенно улыбнулся.
        Потом, подумав, что неблагоразумно оставлять у себя телеграмму, он порвал ее, а обрывки сжег.
        Ярко светило солнце, но море было неспокойно, и маркий был рад, когда яхта пришла в Александрию.

»Морской Ястреб» бросил якорь в древнем порту, и маркиз подумал, что неплохо бы найти кого-то, кто рассказал бы ему о Египте.
        Ему был нужен товарищ, который так же интересовался бы пирамидами, фараонами и историей Нила, как он.
        Маркиз сошел на берег, чтобы прогуляться по твердой земле и размять ноги.
        Толпа на пристани, сквозь которую он с трудом пробирался, состояла в основном из многочисленных нищих, требующих «бакшиш», и фокусников, достающих их карманов несчастных цыплят, вылупившихся всего пару дней назад.
        Возвращаясь в гавань, маркиз неожиданно встретил человека, которого не видел много лет.
        - О Боже, Энджелстоун! - воскликнул майор Джон Андерсон. - Вот уж кого я никак не ожидал увидеть в Египте!
        - Не могу понять почему, - парировал маркиз.
        Майор Андерсон засмеялся:
        -  - Я думал, что вы слишком заняты балами у принца Уэльского и ухаживанием за самыми ослепительными лондонскими красавицами, чтобы посещать далекие берега.
        -  - Значит, вы ошибались, и вот я здесь! - сказал маркиз.
        - Могу я спросить, куда вы держите путь и зачем?
        Маркиз не имел ни малейшего намерения говорить майору правду.
        - Просто, - сказал он, - мне подумалось, что будет интересно взглянуть на Суэцкий канал и, быть может, пожить немного в Каире.
        - В Каире я бывал, - произнес майор Андерсон. - Если попадете туда, советую встретиться с Ричардом Бертоном. Его можно найти в отеле «Шеперд».
        Маркиз насторожился.
        Если и был человек, которого он хотел бы сейчас увидеть, то это был Ричард Бертон.
        Он не читал его «Повесть о паломничестве в Эль-Медину и Мекку», которая была издана в 1855 году, но, разумеется, слышал много разговоров об этой книге.
        Еще во время плавания маркиз пожалел, что не догадался запастись В дорогу полным собранием книг Бертона.
        Ему надо было бы побольше узнать о стране, которую он собирался посетить, и, разумеется, прочесть все, что только можно, о самой Мекке.
        Внезапно ему пришло в голову, что слова Джона Андерсона - это знак свыше.
        На мгновение он уже готов был поверить, что сами боги руководят его судьбой.
        - Вы уверены, что если я отправлюсь в Каир, то еще застану там Бертона? - спросил с тревогой маркиз.
        - Я был там три дня назад, - ответил майор, - и понял из разговора с ним, что он не собирается никуда уезжать, пока не получит разрешение на поиски золота, залежи которого, по его мнению, должны быть в Хадрамауте.
        - Значит, я должен спешить туда, - твердо сказал маркиз.
        - Кстати, - добавил Андерсон, - Бертон остановился там под именем доктора Абдаллаха, патана
        .
        Вернувшись на яхту, маркиз велел своему камердинеру сложить вещи, и двумя часами позже был уже в поезде, идущем в Каир.
        Об этом городе говорили, что если прожить там достаточно долго, можно встретить всех ваших знакомых.
        Приехав, маркиз снял лучший номер и, узнав, что «доктор Абдаллах»в отеле, поспешно послал ему записку с приглашением.
        Ожидая ответа, маркиз вспоминал все, что знал об этом человеке.
        Бертон был исследователем и путешественником; он побывал во многих экзотических странах и о каждой написал книгу.
        Маркиз не забыл, как его друзья горячо обсуждали книги Бертона «Газель и Голубые горы», а также «Соколиная охота в долине Инда».
        Он сам совсем недавно прочел «Два путешествия в страну горилл».
        К тому же он смутно помнил, что на ленче у премьер-министра сам Гладстон высоко отзывался о книге Бертона «Скалистые горы в Калифорнии».
        А еще кто-то за тем же ленчем» сказал, что, по его мнению, труд, который Бертон написал о Ниле, можно назвать классическим.
        Говоря о Ричарде Бертоне, люди называли его солдатом, изобретателем, археологом, антропологом, а также блестящим лингвистом.
        В «Уайте» ходила такая шутка: когда кто-нибудь говорил, что Бертон знает двадцать восемь языков, какой-нибудь остроумец непременно добавлял:
        - И один из них - порнографический!
        Ожидая ответа, маркиз волновался, как школьник.
        Ему не терпелось познакомиться с человеком, который рисковал жизнью, здоровьем, испытал много лишений - и лишь для того, чтобы увидеть страны, где еще не ступала нога цивилизованного человека.
        Маркиз был достаточно умен, чтобы понимать: на свете много великих людей и Бертон, конечно, принадлежит к ним - к тем, кому риск нужен как воздух.
        Он возбуждает их разум и дух.
        Хотя сейчас Бертону было пятьдесят девять лет, маркиз ничуть не удивлялся, что он хочет искать золото в Хадрамауте.
        Дверь гостиной открылась, и вошел Бертой.
        Как маркиз и думал, он с первого взгляда производил впечатление человека незаурядного и наделенного большой внутренней силой.
        На Бертоне был бурнус, а его кожа была окрашена хной, чтобы придать ей кофейный оттенок, как у местных жителей.
        Необычные глаза Бертона - темные и словно завораживающие, - высокие скулы и длинные усы, которыми он очень гордился, его худощавая подтянутая фигура наводили на мысль о персонаже волшебной сказки.
        В его облике чувствовалось нечто почти жестокое, а когда они обменялись рукопожатием, маркиз ощутил, как жажда приключений, казалось, струится из Бертона.
        Он весь как будто искрился наслаждением жизнью. Маркизу еще не доводилось встречать таких энергичных людей.
        - Я слышал о вас, милорд, - сказал Бертон. - Не сомневаюсь, что ваши лошади действительно так хороши, как о них говорят.
        - Я тоже наслышан о вас, мистер Бертон, - отвечал маркиз. - И я надеюсь, что вашу новую книгу, которая, как я понимаю, скоро будет издана, ждет такой же успех, как и предыдущие.
        - «Касида» уже печатается, - сказал Бертон. - Смею думать, когда вы прочтете ее, то увидите, что это моя лучшая работа.
        - Буду ждать с нетерпением, - улыбнулся маркиз. - А пока я был бы чрезвычайно благодарен, если бы вы согласились помочь мне.
        Он указал на кресло. Бертон сел и взял предложенный маркизом бокал шампанского, - Какой же помощи вы от меня ждете? - спросил он.
        - Я хочу последовать вашему примеру, - ответил маркиз, - и пробраться в Мекку!
        Бертон с изумлением посмотрел на маркиза.
        - Это шутка?
        - Нет, я абсолютно серьезен, - сказал маркиз. - И я бы очень гордился тем, что мне довелось пройти по вашим следам.
        - Но, милый юноша, это невозможно! - воскликнул Бертон.
        - Почему? - поинтересовался маркиз.
        - Да просто потому, что вас схватят еще до того, как вы сделаете первый шаг в Мекке, не говоря уже о том, чтобы войти в Каабу!
        Маркиз выпятил подбородок и твердо сказал:
        - Я все равно пойду!
        - Тогда я могу лишь надеяться, что вы составили завещание!
        Маркиз сделал глоток шампанского и проговорил:
        - Это слишком длинная история, чтобы рассказывать ее целиком, но поскольку я попал в неприятную ситуацию и к тому же заключил пари, что попаду в Мекку, отступать уже поздно.
        Бертон засмеялся. Это был смех человека, искренне удивленного.
        - Я понимаю, конечно, я понимаю, - проговорил он. - Но я не думаю, что вами, как мной, руководит внутренняя потребность исследовать то, что никогда не исследовалось прежде, или желание бросить вызов самим богам, притворившись кем-то, кем на самом деле не являешься!
        - Я уверен, - сказал маркиз, стараясь быть как можно более убедительным, - что с вашей помощью мне удастся осуществить задуманное.
        - А вы не задумывались о том, как сможете обойтись без знания арабского языка? - спросил Бертон.
        Маркиз кивнул.
        - Я понимаю, что это основное препятствие, - согласился он. - Я собираюсь найти учителя арабского языка. К счастью, я очень способен к языкам и знаю все самые распространенные.
        - Арабский несколько сложнее, чем прочие, - заметил Бертон.
        - А если я все же не смогу овладеть им в совершенстве, - продолжал маркиз, словно не слыша, - я попробую отправиться туда в сопровождении кого-то, кому я могу доверять, а сам притворюсь глухонемым. Может быть, и обойдется.
        Бертон опять рассмеялся.
        - Может, да, а может, и нет, - сказал он. - Однако я восхищен вашей твердостью духа и воображением. Дайте мне подумать…
        Бертон положил руку на лоб, словно хотел получше сосредоточиться. Наконец он сказал:
        - У меня есть предложение, и я надеюсь, что вы найдете его разумным. Забудьте на время о Мекке и отправляйтесь сначала на юг Аравии.
        Маркиз внимательно слушал, и Бертон продолжал:
        - Пройдите Аден, но не останавливайтесь там, а бросьте якорь в Кане - это порт приблизительно в трехстах километрах к востоку. - Бертон помолчал. - Первоначально Капа была построена для кораблей, перевозящих ладан. Один греческий автор называл его «духами богов». - Ом улыбнулся. - Во всем дохристианском мире на него был бешеный спрос.
        Маркиз не совсем понимал, какое это имеет отношение к нему, а Бертон продолжал:
        - В Кане вы найдете человека, который предоставит вам проводника, верблюда и, что самое важное, поможет вам изменить внешность.
        Маркиз затаил дыхание. Это в точности соответствовало его желаниям.
        - Имя этого человека, - говорил тем временем Бертон, - Селим Махана, и если вы скажете ему, что это я послал вас, он сделает все, что в его силах, чтобы помочь вам.
        - Я вам весьма благодарен.
        - Путь от Каны до Мекки неблизок, - предупредил Бертон маркиза. - Но мне кажется, что для вас безопаснее подойти к священному городу с юга, чем с севера, как Делают все.
        Он помолчал и выразительно добавил:
        - Но какой бы путь вы ни избрали, все равно это очень опасная и, с моей точки зрения, безрассудная затея. В то же время, если вы преуспеете, то обогатите свою душу впечатлениями, которых вы больше нигде не встретите.
        - Именно эту цель я и преследую, - невозмутимо сказал маркиз. - За исключением, разумеется, пари.
        - Тогда да пребудет с вами милость Аллаха, - сказал Бертон. - Но должен предупредить вас, что если вы потерпите неудачу, вас ждут ужасные пытки. Вы будете умирать долго и очень мучительно!
        Маркиз ничего не ответил, и Бертон поднялся на ноги.
        - У меня в номере есть одна вещь, и я хотел бы дать ее вам, - сказал он и вышел.
        Маркиз остался сидеть, размышляя над тем, что услышал от Бертона.
        Несомненно, ему выпала большая удача.
        Он заручился помощью человека, который был известен как один из самых выдающихся исследователей Аравии в мире.
        И без предупреждения Бертона маркиз понимал, что у него мало надежды попасть в Мекку и остаться в живых.
        Как любой человек на его месте, он не мог не спросить себя - действительно ли стоит ли идти на такой риск.
        Потом маркиз подумал, что он дал слово и, значит, должен его сдержать.
        Вернуться в Англию, признав свою трусость, было бы во сто крат хуже, чем погибнуть от рук фанатиков-мусульман.
        - Черт побери, я сделаю то, что задумал! - воскликнул он.
        В эту минуту открылась дверь. Ричард Бертон вернулся.
        Маркиз мог только гадать, что собирается подарить ему Бертон.
        Но он никак не предполагал, что тот протянет ему небольшую книгу.
        - Это ваша? - спросил он, прежде чем Бертон успел что-то сказать.
        - Нет, она написана человеком, которым я восхищаюсь и дружбой с которым горжусь - профессором Эдмундом Тевином.
        Маркиз молчал, ожидая продолжения, и Бертон сказал:
        - Вероятно, вы удивлены, что я рассказываю вам о торговле миррой и ладаном в незапамятные времена, но место, куда вы направитесь, находится на пути, которым караваны шли из Омана через Аравию. Они проходили как раз мимо Мекки.
        Маркиз все понял и продолжил за Бертона:
        - Потом они достигали Петры, откуда драгоценный груз отправлялся в Египет, Рим и Грецию. И, вероятно, в наше время этим путем тоже пользуются, не так ли? Другими словами, вы хотите, чтобы я отправился с караваном под видом купца.
        Бертон кивнул.
        - Безопаснее всего было бы ехать с собственным караваном. Однако у Селима могут быть другие идеи, и я советую вам поступить так, как предложит он.
        - Я могу только от всего сердца поблагодарить вас, - сказал маркиз.
        - Надеюсь лишь, что я не ошибаюсь, считая, что это будет самый безопасный путь, - ответил Бертон. - Впрочем, я никогда не стану отговаривать человека, который желает повидать мир! Ничто не приносит такого удовлетворения, как достижение цели, особенно если все уверены, что вы потерпите неудачу.
        Маркиз рассмеялся.
        - Вполне могу вас понять и чувствую, что в эту минуту у вас в голове уже зреет план новой экспедиции.
        Бертон сел и протянул маркизу пустой бокал, чтобы тот его наполнил.
        - Я абсолютно убежден, - сказал он, - что золото в изобилии можно найти в Хадрамауте.
        - Тогда пью за ваш успех, - сказал маркиз.
        - А я за ваш! - откликнулся Бертон. - Наши судьбы в руках Аллаха!
        С этими словами он поднял, свай бокал, Медина ехала к побережью, и горячий ветер обжигал ей кожу.
        Солнце палило нещадно. Не проехав и десяти миль, Медина уже изнемогала от зноя.
        Хотя дромадер бежал быстро, она чувствовала, что все равно не успеет до темноты добраться до Каны, и подумала, что разумнее было бы ехать помедленнее.
        А лучше всего было бы остаться с караваном.
        Но мысль о могиле, оставшейся на холме над Марибом, гнала ее вперед.
        Прежде чем остаться один на один со своим будущим, она хотела рассказать Селиму о том, что случилось.
        Поэтому, увидев черный вулканический выступ, который арабы окрестили Хизн Аль-Гураб - «Крепость Воронов», - она испытала огромное облегчение.
        Теперь до цели оставалось чуть больше мили.
        Дромадер несся по пескам с бешеной скоростью; арабы никогда не заставляли верблюдов так мчаться.
        Этим вечером Медина не представляла себе, как часто бывало, Кану в те дни, когда этот город был крупным портом, одним из центров торговли благовониями.
        Ее отец рассказывал ей, что в середине второго века нашей эры южная Аравия отправляла в Грецию и Рим более трех тысяч тонн ладана ежегодно.
        Несколькими тысячелетиями раньше египтяне использовали «духи богов», как они называли его в своих религиозных церемониях.
        Еще отец говорил Медине, что «отец истории» Геродот писал в 450 году до н.э.:
        - Вся страна благоухает аравийскими притираниями, и этот аромат вдыхать удивительно приятно.
        Теперь от былого величия Каны не осталось и следа.
        Во времена средневековья сонный городок дальше по побережью отнял у нее славу главного порта Хадрамаута.
        Ныне лишь несколько деревянных суденышек поскрипывали у пристани, и полуголые, мокрые от пота грузчики несли, чертыхаясь, в глубокие трюмы кожаные мешки и тюки с благовониями.
        Не кричали солдаты, писцы и нищие-попрошайки, не ревели сотни верблюдов.
        Вместо этого Кана превратилась в тихий небольшой городок, имеющий значение только для одного человека.
        В сумерках Медина достигла города.
        Никто не обращал на нее никакого внимания, пока она ехала мимо далеко отстоящих друг от друга домов.
        Миновав мечеть, Медина направила своего дромадера туда, где стоял дом, окруженный внутренним двориком. Он выглядел чуть побогаче соседних.
        Арабчонок, который подремывал на ступеньках, зашевелился и неторопливо поднялся, когда она велела верблюду лечь.
        Когда дромадер опустился, Медина соскочила т землю и быстро, взбежав по лесенке на крыльцо, вошла в приоткрытую дверь.
        В коридоре было темно, но Медине не требовалось света.
        Она знала дорогу.
        Дойдя до конца коридора, она постучала в еще одну дверь и, не дожидаясь ответа, открыла ее.
        В комнате, где по стенам висела целая коллекция оружия, украшений и древних горшков, она увидела того, кого и ожидала увидеть: Селима Махану.
        Это был высокий тучный мужчина. Он был одет в длинные белые одежды и носил на поясе тяжелый, украшенный драгоценными камнями «джамбин»- традиционный арабский кривой кинжал.
        Он курил кальян, но, увидев Медину, отложил его и радостно воскликнул:
        - Ты вернулась!
        Медина почтительно поклонилась Селиму, а потом подошла к нему и села рядом, скрестив по-турецки ноги. , На ней был бурнус, а под ним - «снаб»: длинная, от шеи до лодыжек, рубашка, завязывающаяся спереди по всей длине.
        На голове у Медины была алая «махрана»- кусок шелка, удерживаемый на волосах повязкой из той же ткани, называемой «юкал».
        За «хизам»- то есть кушак - у нее был заткнут кинжал.
        Глядя на нее, никто не догадался бы, что перед ним девушка.
        Оглянувшись через плечо, чтобы убедиться, что дверь закрыта, она сняла махрану и тряхнула головой, словно пыталась избавиться от напряжения, вызванного скачкой на дромадере.
        Ее волосы, примятые шелком, разлетелись и заиграли, словно живые.
        Потом они замерли и упали мягкими волнами по обе стороны ее прекрасного личика. Большие глаза Медины были подведены темной краской, как и брови, а кожа имела тот кофейный оттенок, который свойственен всем арабам.
        Так что не приходилось удивляться тому, что караванщики, да и любой в Кане, кроме Селима, принимал ее за юношу.
        Медина молчала, но Селим почувствовал, что случилась беда.
        - Твой отец? - спросил он.
        Медина судорожно вздохнула.
        - Отец… умер… в Марибе.
        - Да примет Аллах его душу, - привычно сказал Селим. - Как это случилось?
        - Он знал еще до поездки, что сердце у него плохое, - отвечала Медина. - Но ты же помнишь, как он хотел поехать. Я умоляла его подождать немного и отдохнуть, но он меня не послушал.
        - Твой отец был очень нетерпелив, - пробормотал Селим.
        - Я никогда еще не видела его в таком замечательном настроении, - продолжала Медина. - Шесть дней назад мы отправились ночью вдвоем, чтобы выкопать то, что он искал… Он начал рыть и внезапно… Без всякого предупреждения… Упал.
        Голос ее пресекся, но она справилась с собой и продолжала:
        - Я поняла, едва коснувшись его, что он… мертв… И я знаю, что… именно так он бы и хотел умереть.
        - Это так, - сказал Селим. - Прими мои сожаления!
        Мне будет его не хватать. Он был большим человеком.
        - Я любила его, - сказала Медина. - И мне… Мне страшно смотреть в будущее… Без него.
        В ее голосе звучала неподдельная скорбь. Теперь она уже не была похожа на юношу, вбежавшего в комнату. Сейчас это была девушка или, скорее, девочка, убитая горем.
        Ее большие глаза наполнились слезами.
        - О, Селим, как я буду… жить без него? - вскричала она, и этот крик, казалось, вырвался из самой глубины ее сердца.
        - Ты должна вернуться домой, дитя, - ласково произнес Селим.
        - Я знаю, - кивнула Медина. - Но ты даже не представляешь себе… как это трудно.
        - У тебя есть в Англии родные или друзья?
        - Друзья - нет. Родные есть, но… - Из горла ее вырвалось сдавленное рыдание. - Я не могу… Я не хочу их видеть! Они так рассердились на отца за то, что он взял меня с собой. Если я вернусь, они сразу начнут вспоминать об этом. Я не вынесу, если кто-то при мне будет говорить о нем плохо… Ведь он был такой замечательный!
        Селим не отвечал.
        Он вновь раскурил кальян, и только бульканье воды нарушало тишину.
        Медина обвела комнату полубезумным взглядом.
        - Я не вернусь домой! - воскликнула она. - Я останусь здесь, я буду твоим работником! Ты так хорошо умеешь изменить внешность человека… Никто никогда не должен узнать, что я… к моему великому сожалению… женщина…
        - Тебя это, может, и огорчает, - спокойно сказал Селим, - но твой отец часто говорил мне, что ты очень красивая девушка и тебе пора выйти замуж.
        - Я никогда не выйду замуж! - твердо сказала Медина.
        - Почему же?
        - Потому, что у меня нет никакого желания стать унылой, скучной женой, которая соглашается со всем, что говорит муж, и которой жизнь в Англии кажется ужасно монотонной!
        Она издала звук, похожий на всхлип, но взяла себя в руки и продолжала:
        - С отцом я могла столько увидеть, все обсудить, обдумать и понять - не только в Кане, но и в самой себе… В собственном сердце.
        Она прерывисто вздохнула.
        - О, Селим, Селим! Как я это переживу? Как я могу вернуться домой одна… Без отца?
        Слезы побежали по ее щекам, и она вытерла их, как ребенок, тыльной стороной ладони.
        - Ты должна отдать свою судьбу в руки Аллаха, - спокойно сказал Селим. - Впрочем, у меня есть к тебе предложение.
        Как будто зная, каким оно будет, Медина склонила голову и снова вытерла слезы.
        Ей было немного стыдно за такое проявление чувств, но Селим был ее единственным другом на всем белом свете, единственным человеком, на которого она могла положиться теперь, когда ее отец умер.
        Десять лет назад, когда ей было лишь восемь лет, профессор Эдмунд Тевин покинул свой дом в Англии. Он уехал сразу после похорон жены.
        Его родственники и родственники его покойной супруги объединились против него.
        Они заявили ему, что он не имеет права брать свою единственную дочь с собой в путешествие.
        Все девять лет их брака его жена повсюду сопровождала профессора.
        Это приводило в ужас ее отца и мать, а также трех сестер и двух братьев. Они невзлюбили Эдмунда с той самой минуты, когда он женился на Элизабет.
        А то обстоятельство, что она была безмерно счастлива, путешествуя с мужем по всему свету, «словно цыгане», как выражались родные, никто не хотел принимать всерьез.
        Ее отец принадлежал к одной из влиятельнейших фамилий графства и настаивал, чтобы его дочь вышла замуж за генеральского сына.
        Юноша был покорен ее красотой с первой же встречи.
        И он, вероятно, стал бы ее супругом, если бы не случилось так, что Элизабет встретила Эдмунда Тевина.
        Он был героем ее девичьих грез, мужчиной, какие, она думала, существовали только в ее воображении.
        Эдмунд Тевин, которому в то время было уже за тридцать, стал известен благодаря своим книгам о путешествиях по Аравии.
        Он решил никогда не жениться, поскольку не имел намерения «сидеть сиднем»и жить на небольшие деньги, получаемые от отца. Средства на жизнь он зарабатывал литературным трудом.
        Но так же, как и Элизабет сразу поняла, что нашла свою недостающую половину, он почувствовал то же самое относительно нее.
        Они поженились через три недели после знакомства и сразу же отправились в Аравию - в свадебное путешествие.
        Аравия в те времена была еще малоизученной страной.
        Большинство племен, населяющих ее, относились к незнакомцам враждебно.
        Любая другая женщина пришла бы в ужас - но Элизабет все это нравилось.
        Она предпочла бы жить на краю пропасти с Эдмундом, чем восседать на английском троне без него!
        Лишения и опасности, которые они пережили вместе, и книги, которые Эдмунд написал об их приключениях, укрепили их любовь, и они не расставались ни на день.
        Только после того, как родилась Медина, Эдмунд согласился, что пора завести собственный дом.
        Отец Элизабет подарил ему дом в своих владениях.
        Там Эдмунд писал свои книги о путешествиях длиной в тысячи миль «, которые он совершил вместе с женой.
        Но потом, когда они вернулись из Судана, Элизабет внезапно заболела неизвестной восточной болезнью. Ни один доктор не мог определить, что это за болезнь, не говоря уже о том, чтобы найти средство от нее.
        Элизабет таяла день ото дня.
        Она исхудала, от нее остались только глаза, по-прежнему полные любви к мужу, и губы, которые повторяли, как она любит его.
        Она умерла, и дом, в котором они были так счастливы, стал для Эдмунда тюрьмой. Он понял, что должен бежать отсюда, и как можно быстрее.
        Родные Элизабет предвидели, что, он так поступит.
        Но они не ожидали, что он захочет взять с собой и Медину. Они обрушили на него лавину яростных протестов, но он даже не стал их слушать.
        Им ничего не оставалось, как отступить, потому что он был отцом ребенка и мог делать все, что ему заблагорассудится.
        Он уехал из Англии через три дня после похорон Элизабет и увез Медину с собой.
        Девочку назвали Мединой, потому что, по словам Эдмунда, из всех городов, где ему довелось побывать, Медина была самым красивым и самым необычным.
        Он не смог бы точно сказать, почему она показалась ему такой, но все же его не покидало ощущение, что Мадинаталь-Наби, Город Пророков, способен дать человеку гораздо больше, чем любой другой город мира.
        Наверное, у каждого путешественника есть свое священное место, где его душа поднимается к небесам и он может коснуться звезд, которые всегда казались недостижимыми.
        Именно таким местом была для Эдмунда Тевина Медина.
        Поэтому он нарек дочь Мединой, и, надо сказать, англичане нашли это имя диковинным и нехристианским.
        Путешествуя с отцом, Медина была полностью счастлива.
        Для нее он был самым незаурядным и самым лучшим человеком во всем белом свете.
        Он учил дочь всему, что знал сам, и в особенности - наречиям различных аравийских племен.
        Медина с полным правом могла утверждать, что может отправиться в любую часть Аравийского полуострова и по выговору никто не отличит ее от туземцев.
        Она нашла, что проще путешествовать с отцом под видом мужчины. Поскольку она ненавидела закрывать лицо, ей пришлось обрезать волосы.
        Сначала Медина одевалась, как все арабские мальчики, а потом, повзрослев, стала носить одежду юноши.
        К счастью, она была достаточно высокого роста, чтобы никто ничего не заподозрил.
        Благодаря постоянной физической нагрузке и умеренной жизни, которую они с отцом вели в путешествиях, ее тело было сильным и стройным.
        Только Селим знал правду, потому что они с отцом уже давно были друзьями.
        Рвение, с которым он занимался изменением внешности Медины, ясно говорило о том, что Селим оценил ее ум и предусмотрительность.
        Сейчас, глядя на ее горе, он понимал, какой пустой и безрадостной станет ее жизнь без отца, но все же сказал спокойно:
        - Я должен был бы настоять на твоем возвращении в Англию. Но прежде чем ты уедешь на родину, я хочу предложить тебе принять участие в приключении, которое, я уверен, будет тебе по душе.
        - В каком же? - спросила Медина.
        Селим вновь придвинул к себе кальян:
        - Сегодня ко мне приезжает англичанин. Его послал сюда мистер Бертон.
        Медина подняла голову. К ней уже вернулись силы, и в глазах вспыхнул огонек надежды.
        В эту минуту она была очень красива, хотя и не сознавала этого.
        У нее был безукоризненной формы нос, твердо очерченный подбородок, длинная шея и гордая посадка головы, которую оценил бы любой знаток женской красоты.
        - Что ему нужно? - спросила она, поскольку Селим замолчал.
        - Он хочет проникнуть в Мекку, - ответил Селим. - И он не лжет, потому что Ричард Бертон сказал, что я стану ему помогать, только если он будет честен со мной.
        - Он так тебе доверяет? Не знаю, мудро ли это.
        - Он умный человек! И сумел оценить меня, - ответил Селим. - Я понял это по его глазам, и я могу читать в его мыслях.
        Медина не была этим удивлена.
        Она знала, что Селим наделен поразительной восприимчивостью, позволяющей ему понимать чувства и мысли других людей.
        На всем Аравийском полуострове не было человека, который решился бы его обмануть, и всем было известно, что Селим никогда не злоупотребляет ничьим доверием.
        - Зачем ему понадобилась Мекка? - спросила Медина.
        - И снова он был честен со мной, - заметил Селим. - Он сказал мне, что поспорил с товарищем, но истинная причина лежит гораздо глубже!
        Он на мгновение нахмурился и добавил:
        - Я сразу понял, что он скрывается от кого-то - от женщины, я подозреваю! Чтобы избегнуть ее притязаний, он приехал в Аравию и решил предпринять это паломничество, на которое отважились бы немногие.
        - Ничего удивительного! - сказала Медина. - Вспомни того человека, который два года назад умер столь нехорошей смертью!
        В голосе ее прозвучал оттенок ужаса, и Селим не был этим удивлен.
        Погонщики верблюдов рассказали, какая участь постигла человека, который нанял их и попытался пробраться в Каабу.
        Ужасных подробностей его смерти хватило бы, чтобы дрогнуло сердце даже самого стойкого человека.
        Несколько дней после этого Медина была сама не своя и почти все время молчала.
        Было очень мало надежды, что она когда-нибудь забудет то, что услышала от погонщиков.
        - Ты, конечно, попробовал его отговорить? - спросила она Селима.
        - Я оставил эту попытку тебе.
        - Мне?
        - Ричард Бертон обещал этому англичанину, что я найду ему проводника, которому можно доверять.
        - Ты хочешь сказать, что я… поведу его в Мекку?
        - Путь до Мекки неблизкий, - с улыбкой сказал Селим, - и по дороге вам будет на что посмотреть!
        Медина рассмеялась, и ее темные глаза осветились изнутри.
        - О, Селим! - воскликнула она. - Какой ты хитрец!
        Конечно, это разумно. Если бы ты стал его отговаривать, он мог бы попытаться добраться до Мекки без твоей помощи.
        - Ты поможешь ему. - Селим сделал жест, который был гораздо выразительнее этих слов.
        - Ну конечно! - сказала Медина. - А по пути я и впрямь увижу много нового.
        Она на мгновение задумалась и добавила:
        - Я хотела бы взглянуть на этого английского господина… Но сначала мне нужно поспать.
        - Комната ждет тебя, дитя мое.
        Медина поднялась на ноги и внезапно почувствовала, что ужасно устала.
        - Еду тебе принесут, - продолжал Селим. - А когда ты закроешь глаза, подумай о том, что твой отец сейчас пребывает в покое с Аллахом.
        - Я знаю, что отец хотел бы, чтобы ты… помог мне… И именно это ты уже сделал… - тихо сказала Медина.
        Она поклонилась Селиму, надела махрану и закрыла лицо свободным концом.
        Потом она вышла из комнаты.
        Селим откинулся на подушки.
        - Да не оставит ее Аллах своей милостью! - чуть слышно пробормотал он.

        Глава 3

        Расставшись с Ричардом Бертоном, маркиз первым делом отправился в самый большой в Каире книжный магазин.
        Он купил по экземпляру всех книг об Аравии, которые там имелись.
        Впрочем, их было немного, в основном французские или немецкие, но, к счастью, маркиз знал эти языки.
        Еще ему встретилась книга, посвященная собственно; арабам, и маркиз решил, что она тоже может оказаться полезной.
        Потом он поехал в британское посольство и, осведомился, нет ли у них человека, который мог бы учить его арабскому языку, а заодно составить, ему компанию в плавании по Красному морю.
        - Вероятно, я задержусь на некоторое время в Порт-Судане, - высокомерно сказал он, - но это зависит от того, насколько интересной мне покажется эта часть побережья.
        Секретарь посольства ушел, пообещав выяснить, что можно сделать, и вернулся с хорошими новостями.
        - У нас в штате есть человек, милорд, - сказал он маркизу, - приехавший из Омана. Через месяц он выходит на пенсию.
        Глаза маркиза вспыхнули. Он еще раз подумал, что судьба явно благоволит к нему.
        - Он известный ученый, - продолжал секретарь, - и»я уверен, если мы отпустим его на пенсию месяцем раньше, он будет рад совершить небольшое путешествие на таком комфортабельном судне, как яхта вашей светлости.
        Маркиз едва мог поверить в такую удачу.
        С первой минуты знакомства со своим учителем арабского языка маркизу стало ясно, что это действительно весьма культурный и образованный человек.
        Отплытие пришлось задержать на день, потому что арабу надо было собрать вещи.
        Маркиз послал телеграмму Бертону, извещая его о том, что будет держать с ним связь через британское консульство в Адене.
        Маркиз понимал, что в Южной Аравии больше нет места, где могут принять телеграмму.
        Посол пригласил его отобедать, и из беседы с ним маркиз узнал об Аравии много такого, чего не знал прежде.
        На следующий день он вернулся в Каир со своим преподавателем.
        Едва они поднялись на борт «Морского Ястреба», маркиз принялся за изучение арабского языка с таким рвением, которое удивило бы его лондонских друзей.
        Язык оказался не таким сложным, как боялся маркиз.
        В то же время он понял, что на его изучение потребуется гораздо больше времени, чем он думал сначала.
        Тем временем яхта миновала Суэцкий канал, который был вырыт за девять лет до этого, и вошла в Красное море.
        Когда они достигли Джидды - ближайшего к Мекке порта, - маркиз убедился, что правильно сделал, послушав совета Бертона плыть дальше.
        Один лишь зной сделал бы смертельными для маркиза сто тридцать миль, отделяющие побережье от Священного Города.
        Маркиз был достаточно осторожен, чтобы не показать своему учителю, что особенно интересуется Меккой.
        Все свободное время он посвящал изучению не только языка, но также обычаев различных народов и племен.
        Познания Абдула Рая в этой области были необычайно обширны.
        Он был вполне доволен предложением маркиза отправиться в Кану.
        Там Абдул собирался сесть на корабль, который доставил бы его в Маскат.
        Или же он мог присоединиться к каравану, возвращающемуся за новым грузом ладана в Дофар.
        Маркиза весьма заинтересовала книга, которую ему подарил Бертон, и поэтому он искал другие труды, посвященные той же теме.
        Раньше он обо всем этом и понятия не имел и теперь хотел узнать побольше о торговле благовониями.
        Он с интересом узнал, что в римском мире ладан применялся в обрядах сожжения умерших.
        Он прочел, что Нерон на похороны своей супруги Поппеи истратил столько ладана, сколько его собирали в Аравии за год.
        И все же твердое намерение достичь Мекки не покидало его, и это было важнее всего остального.
        Маркиз полагал, что хадж, предпринятый им, не только станет ответом на притязания Эстер, но и возвысит его в собственных глазах.
        За время плавания по Средиземному морю маркиз, возможно, впервые за много лет взглянул на себя со стороны и не был в восторге от того, что увидел.
        Он понял, как понял еще раньше Руперт, что впустую растрачивал время на женщин, которые иногда и способны разжечь в мужчине огонь страстей, но не дают никакой пищи для его души.
        В этом смысле Эстер с ее неземной красотой, по сути, ничем не отличалась от прочих красавиц.
        Он истратил на них уйму времени, не говоря уже об огромном количестве денег.
        Попытка Эстер навязать ему чужого ребенка оскорбляла его и приводила в бешенство.
        И все же маркиз был достаточно честен, чтобы признать, что рано или поздно что-то подобное неизбежно произошло бы.
        И корень зла был не только в Эстер, но и в нем самом.

»Как я мог быть настолько наивным, - сердито спрашивал себя маркиз, - чтобы доверять ей и, расставаясь с ней, надеяться на ее порядочность?»
        Тот же самый вопрос он задавал себе, еще когда «Морской Ястреб» боролся с бушующим морем в Бискайском заливе, и ярость его вздымалась, подобно зеленым волнам, обрушивающимся на яхту.
        Потом он сказал себе, что Эстер не стоит его гнева и он сам во всем виноват.
        Маркиз понимал, что на самом деле к настоящему времени он уже должен был бы жениться и жить с семьей, заняв свое законное место не только при дворе, но и в графстве, как в свое время его отец.
        Однако, зная себя, он отдавал себе отчет в том, что любая из юных прелестниц, которых его родственники считали возможными претендентками на роль маркизы Энджелстоун, наскучила бы ему через пару недель Маркиз знал, что в аристократических семьях деньги всегда достаются старшему сыну, который наследует титул и поместье.
        А младших, как правило, отправляют в привилегированное частное учебное заведение и потом - в университет.
        Но судьба девочек в этом смысле была гораздо менее завидна: за редким исключением их учили гувернантки, чьи знания лишь немногим отличались от их собственных.
        В результате девушка приобретала изящные манеры и умение хорошо одеваться, но ее ум совершенно не развивался.
        Все ее интересы и все умение вести беседу сводились к бесконечному пересказу сплетен.

»Как избежать участи жить с такой женой?»- думал маркиз.
        Ответ был очевиден, и он в очередной раз дал себе слово никогда не жениться.
        Однако жить без женских чар и обаяния невозможно, и маркиз легко поддавался на уговоры искушенных в любви красавиц высшего света.
        Как правило, это были замужние женщины или вдовы, абсолютно непохожие на неискушенных, застенчивых и неуклюжих девиц, которых маркиз не раз встречал на своем пути, хотя и избегал.
        Эстер открыла ему глаза на опасности, с которыми можно столкнуться, имея дело с вдовой.
        А в прошлом маркизу не раз приходилась проявлять осторожность и изворотливость, чтобы не возбудить ревности в чьем-нибудь муже.
        Оскорбленный джентльмен, безусловно, вызвал бы его на Дуэль, а дуэли были запрещены королевой.
        И все же лучше запрещенная дуэль, чем шантаж со стороны Эстер.
        - Будьте прокляты женщины! Будьте прокляты все женщины! - восклицал маркиз, пока
«Морской Ястреб» нес его по Средиземному морю.
        И теперь, изнывая от жары в Красном море, он говорил то же самое.
        Маркиз даже не ожидал, что книга, которую Ричард Бертон ему подарил, произведет на него такое впечатление.
        Он читал о волшебных свойствам ладана и о том, что Моисей верил, будто его воскурение способно отвести Божью кару.
        Он узнал, что впервые ладан упоминается в древнеегипетской «Книге Мертвых»в качестве средства, гарантирующего благополучный переход в мир духов.
        Читая эту книгу, он все яснее понимал, зачем Ричард Бертон подарил ее ему.
        Хотя из других книг маркиз тоже почерпнул немало полезного, он снова и снова возвращался к «Духам богов».
        Ему казалось, что он вновь чувствует аромат ладана, знакомый ему по католическим церквам, только теперь этот запах приобрел для него совершенно иной смысл.
        К тому времени, когда «Морской Ястреб» пришвартовался к заброшенной пристани Каны, маркиз уже мог вполне сносно изъясняться по-арабски и понимать, что говорят другие.
        Он щедро заплатил своему преподавателю, а потом отправился на берег, искать друга Ричарда Бертона, Идя по городу, он ощущал небывалый душевный подъем и волнение.
        Это было похоже на то, что он испытывал на скачках, когда до финиша оставались считанные ярды и можно было надеяться на победу в очень сложном заезде.
        Спускаясь по узкой улочке, ведущей к дому Селима Маханы, маркиз не замечал, что те немногие люди, которые наблюдают за ним, смотрят на него так, словно с трудом верят, что это не пришелец с другой планеты.
        Чужеземец в Кане был весьма редким явлением.
        А те, кого заносило сюда, не слишком интересовались полунищими торговцами и женщинами под паранджой, снующими по маленькому городскому базару.
        Заручившись обещанием Селима подыскать ему хорошего проводника, маркиз вернулся на яхту, радуясь, что преодолел первое препятствие на пути в Священный Город.
        Пока все шло даже лучше, чем ожидалось, и маркизу оставалось только молиться, чтобы не оказаться разочарованным, когда он придет к Махане на следующий день.
        Маркиз хорошо знал, что на Востоке все делается без спешки, и понимал, что ему, вероятно, придется задержаться в Кане на неделю, а то и дольше.
        Однако он с первого взгляда почувствовал, что Селим Махана - человек исключительный. Он был не из тех, кому маркиз мог бы отдать приказ и ждать, что его воля будет исполнена «с особым усердием».
        Он отдавал себе отчет в том, что Селим сам обладает правом требовать подчинения, и он должен уважать это право, если не хочет уйти с пустыми руками.
        Маркиз был достаточно проницателен, чтобы понять: в этом деле главную роль играют не деньги.
        Было в Селиме что-то такое, что отличало его от других арабов, с которыми маркизу довелось за это время встречаться, а также от большинства англичан, да и вообще от обычных людей.
        Маркизу пришло в голову, что, помогая тому ил» иному человеку. Селим Махана руководствовался какими-то своими, недоступными другим людям соображениями, Он напоминал художника-ковродела, ткущего замысловатый узор, или писателя, как Ричард Бертон.
        Маркиз не сомневался, что Селим верит, будто его направляет рука Аллаха.
        Поэтому он заранее был готов к тому, чтобы всецело доверить свою судьбу Махане и согласиться на любые его предложения.
        От маркиза не укрылось, что пока он прощупывает Селина с помощью своей интуиции, тот делает то же самое ют отношению к нему.
        Позже, ночью, лежа у себя в каюте, маркиз подумал, что это - часть тайного знания Востока.
        Здесь человек судил человека, основываясь на своем впечатлении от него, а не, на том, что мог прочесть о нем на клочке бумаги.
        Возвращаясь на следующий день к дому Маханы, маркиз чувствовал, что перед ним открылись новые горизонты.
        И хотя в этом он не был так уж уверен, в душе его тоже зарождалось что-то новое, распускаясь, как «цветок лотоса».
        Маркиз нашел Селима в той же комнате и в той же позе, что накануне.
        Он сел напротив хозяина на шелковые подушки, и молодой араб принес чая в пиалах - низких широких чашках без ручек.
        Когда слуга ушел, маркиз был уже не в силах сдерживать любопытство.
        - Вы нашли мне проводника? - спросил он.
        - Я нашел вам, милорд, самого лучшего и самого опытного проводника во всей Аравии!
        Маркиз понимающе кивнул, зная, что это обычная восточная склонность к преувеличениям. , - Он юн, - продолжал Селим, - но Аллах наделил его свойствами мудреца.
        Маркиз удивленно поднял брови, а Селим, нимало не смущаясь, уже говорил дальше:
        - Али - сын шейха, и поэтому перед ним откроются двери, закрытые для других. Вы можете всецело доверять ему и без страха отдать свою жизнь в его руки!
        - Я понимаю, - сказал маркиз, - и очень вам благодарен. Когда я смогу увидеть этого юношу?
        - Али Мурад здесь. Я пошлю за ним.
        Селим хлопнул в ладоши, и занавеска, прикрывающая одну из дверей, слегка пошевелилась, выдавая присутствие за ней человека.
        Селим отдал отрывистое распоряжение, и занавеска пошевелилась еще раз.
        - Как вы думаете, у меня есть надежда попасть в Мекку? - спросил маркиз.
        Задавая этот вопрос, он думал, как поступить, если Селим, как и Ричард Бертон, скажет, что это невозможно.
        Но араб просто ответил:
        - Кейр иншалла.
        Маркиз знал, что это значит: «Если будет на то воля Аллаха». Это был типично восточный уклончивый ответ, и маркиз мог предполагать, что Селим ответит именно так.
        Занавеска открылась, и в комнату вошла Медина.
        Даже отец с трудом бы узнал ее в этом юноше, одетом, как одеваются арабы знатного происхождения.
        Селим дал ей «аби»- белую накидку, которую носят шейхи и принцы.
        Под аби на Медине была рубашка из чистого шелка и легкий розовый кафтан, перехваченный на поясе кушаком, за который был заткнут кинжал, украшенный драгоценными камнями.
        Наряд довершали шаровары, стянутые у щиколоток, и желтые сандалии.
        В одной руке она держала перламутровые четки, а в другой - жасминовую трубку с янтарным мундштуком.
        Когда Медина, переодевшись, взглянула на себя в зеркало, ей стало смешно, но она понимала, что Селим был прав, говоря:
        - Нужно сразу дать англичанину понять, что ты равна ему по происхождению и не являешься просто слугой, которому ты служишь.
        Для пущей маскировки она надела большой белый тюрбан и очки в уродливой стальной оправе.
        Никто не догадался бы, что перед ним - женщина.
        Медина не раз видела шейхов, и для нее не составляло труда держаться так же властно, как они, и копировать их величавые жесты.
        Селим низко поклонился ей, она же в ответ лишь слегка кивнула.
        Потом она кивнула маркизу; он не встал, когда она вошла, но сделал это сейчас и протянул ей руку.
        - Вот Али Мурад, милорд, - сказал Селим. - Но вы оба будете выглядеть совсем по-другому, когда выступите в путь со своим караваном.
        - Он уже составлен? - спросил маркиз.
        - Этим займется Али, - ответил Селим. - Он знает, кому из погонщиков можно доверять и у кого самые лучшие верблюды. - Он помолчал и спокойно добавил:
        - Никто не должен знать, кто вы такой, поэтому в полдень ваша яхта покинет Кану и пойдет вдоль побережья на юг.
        Маркиз не отвечал, но слушал очень внимательно.
        - Примерно в двух милях отсюда, - продолжал Селим, - есть бухта, где можно остановиться. Потом вы вернетесь и будете гостем в моем доме.
        - Я понял! - воскликнул маркиз. - Это для того, чтобы погонщики не заподозрили во мне иностранца!
        - Для них будет несчастьем сделать такое предположение, - согласился Селим.
        - Тогда кто же я? - с улыбкой спросил маркиз.
        - Вы - товарищ Али, торговец ладаном и миррой, и у вас есть покупатель, который ждет вас в Медине.
        Глаза маркиза вспыхнули. Теперь план Селима стал ему ясен.
        - Все, что от вас требуется, - продолжал араб, - это предоставить действовать Али. Путь, которым вы отправитесь, использовался на протяжении сотен лет и известен под названием «Тропа благовоний».
        - Вы увидите много интересного, - сказала Медина.
        Это была первая фраза, которую она произнесла за это время.
        Она заставила себя говорить низким голосом, что было не так уж трудно, потому что, хоть она и проспала всю ночь, усталость еще не покинула ее.
        - Я хочу, Али, - сказал Селим, - чтобы вы вернулись с его светлостью на яхту, взяв с собой только Нура.
        - Кто такой Hyp? - спросил маркиз.
        - Это особо доверенный слуга Али, которому вы можете поведать свою тайну, потому что он будет заботиться о вашей маскировке и станет вашим телохранителем на время путешествия.
        - Понимаю, - сказал маркиз.
        - Больше никто, милорд, и это крайне важно, не должен заподозрить, что вы не араб.
        - Очень удачно, - вставила Медина, - что у него темные волосы. Хна сделает его кожу смуглой, а через несколько дней солнце избавит нас от необходимости пользоваться краской.
        Селим засмеялся:
        - Это так. Он должен быть арабом и говорить как араб, или молчать.
        - Я немного изучил арабский язык, - сказал маркиз по-арабски, - но я понимаю, что мои знания несовершенны.
        Медина издала восхищенное восклицание.
        Его произношение было гораздо лучше, чем она думала.
        Зная от Селима, что маркиз учил язык только то время, которое требовалось, чтобы доплыть сюда из Каира, Медина сделала вывод, что он, несомненно, очень талантлив.
        А едва войдя в комнату, она была поражена его внешностью.
        Она ожидала, что у него будет такой же скучающий и высокомерный вид, как у большинства англичан.
        Но Медина была совсем не готова к тому, что он окажется самым красивым мужчиной из всех, кого она когда-либо видела.
        Ее отец пренебрежительно отзывался о своих английских родственниках, а также о родных ее матери.
        Все они были ограниченные, подозрительные и замкнутые люди, поэтому она не надеялась, что маркиз будет чем-то от них отличаться.
        Ее поразили целеустремленность и энергия, исходящие от этого человека, который, как она думала, окажется очередным богачом, который пресытился жизнью и ждет новых ощущений.
        Она чувствовала, и была уверена, что не обманывается, что маркиз хочет попасть в Мекку не только затем, чтобы потом иметь возможность этим похвастаться.
        Медина не сомневалась, что духовный центр всего мусульманского мира означает для него что-то большее.
        Ей захотелось его испытать.
        Без всяких предисловий она села перед ним, скрестив ноги, и, глядя ему в глаза, чтобы удостовериться, что он понимает ее, спросила:
        - Что вы ищете?
        У маркиза был наготове десяток разных ответов, но он выбрал тот, который, вероятно, дал бы на этот вопрос и отец Медины:
        - Знаний!
        На мгновение Медина была так поражена, что не могла вымолвить ни слова.
        Потом в голове у нее мелькнуло, что, возможно, Селим посоветовал ему так сказать.
        Однако она видела по его глазам, что он говорит честно и не притворяется, чтобы заслужить ее одобрение.
        - Вы найдете их, - сказала она. - Но, быть может, не совсем тех, которых вы ждете.
        - Я сам не знаю, чего жду, - ответил маркиз. - Но я хочу учиться, и вот я - прилежный ученик у ваших ног!
        Он говорил на арабском языке, и потому эти слова не прозвучали двусмысленно, как если бы маркиз сказал их по-английски.
        Селим хлопнул в ладоши.
        - Хорошо, очень хорошо! - похвалил он. - Вы быстро учитесь, милорд!
        - У меня был хороший учитель, - ответил маркиз. - Теперь он покинул меня, но я надеюсь, что если этот юноша продолжит со мной заниматься, то, когда мы достигнем Мекки, я буду говорить по-арабски, как любой из вас.
        - Если будет на то воля Аллаха, - пробормотал Селим.
        Они еще немного побеседовали, а потом Али и маркиз пошли к пристани.
        Увидев «Морского Ястреба», Медина была восхищена.
        Она часто жалела, что они с отцом не могут позволить себе путешествие на каком-нибудь из тех фешенебельных океанских лайнеров, которые плавали через Красное море в Индию.
        Однако она никогда не стремилась к роскоши и не мечтала иметь что-нибудь такое же дорогое или красивое, как эта яхта.
        Когда она поднималась на борт с маркизом, матросы бросали на нее удивленные взгляды, но делали это украдкой, потому что были хорошо вышколены.
        Салон с зелеными стенами и ситцевыми шторками тоже привел ее в восторг.
        Медина не могла вспомнить, когда в последний раз сидела в настоящем кресле.
        Капитан повел яхту вдоль побережья к бухте, о которой говорил Селим.
        Когда «Морской Ястреб» вновь встал на якорь, Медина выглянула в иллюминатор, но, как и ожидала, не увидела ни домов, ни людей - только желтый песок до самого горизонта.
        Она предложила маркизу поесть перед дорогой, потому что с наступлением сумерек они должны были ехать обратно в Кану.
        - Конечно, Селим предложит вам угощение, - сказала она, - но с этого дня вам долго не придется пробовать английских блюд, и вам, вероятно, будет трудно привыкнуть к нашей еде, тем более что во время путешествия она станет довольно однообразной.
        Маркиз рассмеялся:
        - Я обещаю не жаловаться слишком часто и надеюсь, Али, вы оцените искусство моего кока, потому что по требованиям английского вкуса он считается очень хорошим.
        Он сказал это, думая, что Медина незнакома с английской едой.
        Медина едва удержалась, чтобы не сказать маркизу, что они с отцом знакомились с кухнями многих народов и пришли к выводу, что им обоим больше по душе французская.
        Пока длился обед, солнце постепенно клонилось к горизонту, превращаясь из ослепительно белого шара в багровый, и первые звезды уже начали зажигаться на небосводе.
        Медина ела не торопясь, наслаждаясь каждым кусочком.
        Когда стюарды вышли из салона, маркиз сказал:
        - Я жду, что вы расскажете мне о себе. Признаться, я поражен, что в вашем возрасте вы удостоились чести быть рекомендованным Селимом Маханой в качестве лучшего проводника.
        - У нас еще будет время поговорить обо мне, - уклончиво сказала Медина. - Я вижу, у вас много книг. Они принесли вам пользу?
        - Огромную пользу! - воскликнул маркиз. - И особенно одна, которую дал мне Ричард Бертон.
        - Я весьма уважаю мистера Бертона, - сказала Медина. - Какую же книгу он дал вам?
        - Она называется «Духи богов», - ответил маркиз, - и с ее автором я надеюсь встретиться, пока нахожусь в Аравии. Его зовут Эдмунд Тевин, он профессор.
        Медина затаила дыхание.
        К этому она была не готова и не сразу нашла в себе силы сказать:
        - Я… читал книгу, о которой вы говорите, и… нашел ее весьма увлекательной.
        - Вы умеете читать по-английски?
        - Да.
        - Тогда вам будет легче меня понять, - сказал маркиз. - По моему мнению, это одна из самых интересных и необычных книг, которые я когда-либо читал!
        Медина подумала, что она почувствовала то же самое, когда впервые прочла эту книгу отца.
        Она знала, что отец гордился ею больше, чем всеми остальными.
        - Наверное, - продолжал маркиз, словно размышляя вслух, - мне не следует брать ее с собой. Людям может показаться подозрительным, что арабский купец читает английские книги.
        - В крайнем случае вы всегда можете сказать, что она принадлежит мне, - улыбнулась Медина.
        - Тогда я непременно должен ее взять, - твердо сказал маркиз. - Но, вероятно, мне пора переодеваться?
        Медина видела, что ему не терпится отправиться в путь.
        - Hyp будет ждать вас в вашей каюте, - сказала она. - И я был бы благодарен вашей светлости, если, когда он закончит, вы прислали бы его ко мне.
        - Вы тоже собираетесь изменить внешность? - с удивлением спросил маркиз.
        - Селим скажет вам, что люди в Кане чересчур любопытны, - отвечала Медина. - Завтра утром в доме Селима будут два обычных араба, которыми вряд ли кто-нибудь заинтересуется.
        - И кем буду я? - поинтересовался маркиз.
        - Ваше имя - Абдул Мурид, - сказала Медина. - Вы наполовину араб, наполовину патан. Бертон тоже пользовался такой маскировкой.
        - Тогда я могу лишь надеяться, что мне повезет так же, как ему! - ответил маркиз. - И раз он совершенно уверен, что я не добьюсь успеха, вы должны помочь мне доказать, что он ошибается!
        - Мы можем только пробовать, - сказала Медина, - надеясь на милость Аллаха.
        Маркиз показал ей каюту рядом со своей, где она могла бы переодеться, и Медина принялась терпеливо ждать Нура, Обстановка каюты ей тоже очень понравилась.
        У одной стены помещался туалетный столик, возле другой находились стенные шкафы и гардеробы, куда гости маркиза могли убирать одежду.
        Пол был укрыт толстым пушистым ковром, большая кровать была мягкой, а белье на ней - с кружевными прошивками.
        Она подумала - и не ошиблась, - что эта каюта предназначалась для дам.
        Медина не знала, сколько женщин здесь побывало, но ей казалось, что она ощущает их присутствие и сейчас.
        У нее было чувство, что она может увидеть их как бы наяву - в вечерних платьях с глубоким вырезом, с тщательно сделанными прическами и руками, затянутыми в длинные перчатки.
        Она подумала, что именно так ей придется выглядеть, вернувшись в Англию, и содрогнулась.
        Медина была маленькой девочкой, когда отец увез ее после смерти матери, но она слышала, как он жаловался на скуку, которую неизменно испытывал в обществе своих родственников.
        Он в весьма красочных выражениях описывал узость их взглядов и привычку ругать все новое и непохожее на то, что было принято сто лет назад.
        И разумеется, его образ жизни тоже вызывал у них сильное неодобрение.

»Как я могу вернуться в Англию?»- в отчаянии спрашивала себя Медина.
        Но пока, во всяком случае, она была очень рада быть сыном неизвестного шейха, а также проводником и учителем купца - наполовину араба, наполовину патана.

        Дверь каюты открылась, и вошел Hyp.
        - Его светлость готов? - спросила Медина.
        - Он готов.
        Нуру было около сорока. Он оставался, с отцом Медины с тех пор, как профессор начал свои скитания по Аравии.
        Hyp напоминал Медине нянюшку, которая была у нее в детстве: он так же заботился о ней, баловал ее и так же был непреклонен в своих запретах делать то или это.
        Он всегда боялся, что погонщики узнают, что на самом деле она не мальчик, а девочка.
        Медина настолько привыкла притворяться мужчиной, что уже не задумываясь вела себя как обычный арабский юноша.
        Сейчас она сняла дорогую одежду и надела взамен длинную полосатую рубашку, черный бурнус и красную махрану.
        В качестве уступки своему предполагаемому высокому происхождению она заткнула за кушак украшенный драгоценными камнями кинжал.
        Hyp поднял одежду, которую она сняла, и убрал ее в мешок.
        Потом он открыл дверь, и Медина увидела, что маркиз ждет ее в дверях своей каюты.
        Он улыбнулся ей, и она с трудом удержалась, чтобы не сказать ему, каким красивым и изящным он выглядит в своем новом облике.
        Hyp выкрасил ему лицо хной и подвел брови и веки сурьмой.
        Медина подумала, что маркиз может легко сойти за араба.
        Многие из туземцев отличались красотой, и частенько оказывалось, что их предками были древние греки, которые приплыли сюда исследовать эту страну и остались здесь, потому что полюбили ее.
        Если маркиз будет молчать, решила Медина, никто не догадается, кто он такой на самом деле.
        - Что дальше? - спросил он.
        - Мы сходим на берег, - ответила Медина. - Нас ждут лошади, Без лишних слов маркиз пошел на палубу и вместе с Мединой и Нуром спустился по веревочному трапу в шлюпку.
        Два матроса сели на весла и повели шлюпку к берегу.
        Маркиз уже отдал капитану распоряжения, согласно которым сразу после их отъезда он должен был сняться с якоря и курсировать вдоль побережья.
        Через две недели ему предстояло привести яхту в Аден и там ждать дальнейших инструкций.
        Маркиз надеялся, что из Мекки ему удастся послать гонца.
        Он намеревался передать капитану «Морского Ястреба», чтобы тот встречал его в Джидде или, если это будет слишком опасно, плыл дальше на север.
        Если будет невозможно и то и другое, то яхту следовало бы отвести назад в Кану.
        Какой из этих трех вариантов будет реализован, маркиз, разумеется, мог только гадать и решил, что время покажет.
        Главное, чтобы в конце концов яхта оказалась там, где он мог бы сесть на нее и вернуться в Англию.
        Как и говорила Медина, три чистокровных игривых арабских скакуна, присланные Селимом, ждали их на берегу.
        Пустив свою лошадь рысью по мягкому песку, маркиз подумал, что он покидает обычный мир и вступает в сказочную страну.
        Разумеется, эта сказка могла оказаться и страшной, но сейчас маркиз был счастлив попасть в мир, столь отличный от того, какой он знал прежде.
        Он заметил, что Али на редкость хорошо держится в седле, и подумал, что если случится так, что этот юноша приедет когда-нибудь в Англию, то, конечно, он оценит конюшни маркиза.
        Однако сейчас было важно лишь то, что Али действительно оказался, как и говорил Селим, превосходным проводником.
        Маркиз, честно сказать, боялся, что это будет какой-нибудь пожилой араб, угрюмый и необразованный.
        Таких проводников можно нанять в любом восточном городе. Они берут проценты с каждой покупки, сделанной нанимателем, но в общем толк от них есть, как маркиз уже имел возможность убедиться в Индии.
        Но он и на мгновение не мог предположить, что проводник окажется таким юным.
        Он поражался, как этот юноша, по существу еще мальчик, удостоился столь высокой рекомендации от Селима, которому Бертон велел доверять всецело.
        - Надеюсь только, он знает, что делает, - пробормотал маркиз себе под нос.
        Звезды сверкали ярко, и дорога была хорошо различима.
        Тысячи лет по этим пескам брели верблюды, нагруженные миррой и ладаном.
        Но сейчас вокруг не было ни малейшего признака ни человека, ни животного.
        Только мерцание звезд и ночная прохлада.
        Когда наконец впереди показались огни Каны, маркизу стало жаль, что их поездка закончилась.
        Ему хотелось бы ехать и ехать в ночи, ощущая вокруг незримое присутствие призраков ушедших цивилизаций.
        Внезапно он почувствовал еще кое-что.
        В первое мгновение маркиз не понял, что это такое.
        Но потом он узнал этот волнующий, пряный аромат ладана.
        Он ступил на Тропу благовоний, которая должна была привести его в Мекку.
        Маркиз непроизвольно придержал лошадь; Медина сделала то же самое.
        Она вопросительно взглянула на него, и звездный свет блеснул на стальной оправе ее очков.
        В ответ на ее взгляд маркиз сказал:
        - Для меня это начало большого приключения, и я с нетерпением жажду узнать, чем оно закончится.
        - Могу лишь надеяться, милорд, что желание вашего сердца будет удовлетворено, - ответила Медина.
        Она сказала это не раздумывая и с опозданием поняла, что оба они говорят по-английски.
        - Желание моего сердца! - в раздумье повторил маркиз. - Это весьма маловероятно. Но по крайней мере я отправляюсь в путь с надеждой.
        - Что ж, я могу только сказать «кейр иншалла», - сказала Медина.
        - Если будет на то милость Аллаха! - слегка язвительно повторил маркиз. - Но если он откажет мне в своей милости?
        - Тогда для вас, - сказала Медина, - всегда открыт путь назад, и, конечно, вас ждет Англия.
        Она не смогла скрыть насмешки в своем голосе.
        Потом, словно испугавшись, что сказала слишком много, Медина ударила пятками лошадь.
        Маркизу ничего не оставалось, как только ехать за нею.
        Слова Али показались ему весьма странными.
        Он гадал, откуда арабский юноша мог узнать, что Англия ждет его, - а главное, известно ли ему зачем?

        Глава 4

        Проснувшись, Медина почувствовала себя гораздо лучше отдохнувшей, чем накануне.
        В то же время она была рада, что не надо выезжать с раннего утра, о чем, кстати, мечтал маркиз.
        Накануне, когда они вернулись, Селим сказал маркизу:
        - Надеюсь, вы не будете слишком разочарованы, милорд, но найти для вас самых лучших погонщиков и самых резвых верблюдов оказалось сложнее, чем я ожидал. Вам Придется подождать. Поэтому я предлагаю вам пока остаться здесь, в моем доме, и изучать с Али арабский язык.
        Медина поняла, что самыми надежными погонщиками он считает тех, с кем она вернулась в Кану.
        Но им нужно было дать хотя бы трехдневный отдых.
        Медина знала этих людей и любила их. Она подумала, что Селим принял правильное решение.
        Кроме того, она считала, что маркизу действительно не помешает лишнее время для упражнений в языке.
        Она была поражена тем, как бегло он уже говорил, хотя прекрасно видела, что в его речи еще много ошибок, которые могут стать для него роковыми.
        Она как раз размышляла над тем, как лучше организовать занятия, когда пришел Hyp и принес ей еду.
        - Все идет хорошо! - сказал он довольным тоном. - Английский господин спал на крыше и проснулся в прекрасном настроении.
        Медина рассмеялась.
        Она получила ответ на вопрос, который задавала себе накануне: воспользуется ли маркиз предложением Селима забраться на крышу или предпочтет спать в отведенной для него комнате.
        Она знала, что у арабов принято ночью спать на крышах своих домов.
        Медина подумала, что маркиз, вероятно, впервые ночует под открытым небом.
        Торопливо съев то, что принес Hyp, она быстро оделась, что было нетрудно, учитывая, что арабский костюм состоит из немногих предметов.
        Надев махрану и очки, Медина спустилась вниз.
        Селим, очевидно, куда-то вышел; в его комнате она увидела только маркиза.
        Он расхаживал вдоль стен, разглядывая коллекцию одежды и оружия, и, когда Медина вошла, как раз любовался кинжалом, который, как ей было известно, был найден в могильнике в Аль-Джубе.
        Услышав ее шаги, маркиз повернулся.
        Он был без головного убора, и Медина, глядя на него, вновь подумала, что он очень красив и сильно отличается от того человека, которого она нарисовала в своем воображении, когда Селим в первый раз рассказал ей об англичанине, желающем посетить Мекку.
        - В этой комнате собрана замечательная коллекция, - сказал он по-арабски, но без традиционного приветствия.
        - Без сомнения, - кивнула Медина. - Но как араб вы должны были приветствовать меня словом «салям».
        Маркиз рассмеялся.
        - Прошу прощения, учитель! - сказал он насмешливо.
        - Вы должны приучить себя не забывать об этом, даже когда мы одни, - очень серьезно сказала Медина. - Я уверена, мистер Бертон мог бы подтвердить, что в Мекке одной ошибки в произношении, одного неуместного жеста будет достаточно, чтобы проститься с жизнью.
        - Вы правы. Конечно, вы правы, - поспешно согласился маркиз.
        Медина подумала, что ему, должно быть, неприятно признавать свою не правоту перед человеком, который младше его, и, чтобы сгладить неловкость, торопливо добавила:
        - Я предлагаю начать занятия прямо сейчас. За домом есть место, где мы будем в тени. К тому же туда долетает прохладный бриз с моря.
        Маркиз в ответ сделал типично восточный жест и сказал:
        - Слушаю и повинуюсь.
        Медина повела его за дом. Там было нечто напоминающее веранду, выходящую в небольшой садик. За садом до самого моря лежал голый песок.
        Солнце нестерпимо палило, но в тени веранды было прохладнее.
        Селим, видимо, догадывался, что они устроятся здесь, потому что между двумя шелковыми подушками на персидском ковре стоял низенький столик.
        На нем маркиз увидел стопку книг, а также перо и чернильницу, сделанную из куска песчаника.
        Медина села по-турецки на ковер и подложила под спину подушку.
        Маркиз попытался сделать то же самое. В Индии ему довелось поупражняться, и Медина была удивлена, что у него оказались такие гибкие ноги.
        Она видела, что он очень гордится тем, что ему удалось скопировать ее позу, но говорить об этом не стала, а вместо этого завела с ним беседу по-арабски.
        Маркиз отвечал ей, а она указывала ему на ошибки и поправляла его.
        Они немного поговорили об Аравии, и Медина обнаружила, что маркиз знает об этой стране больше, чем она могла ожидать.
        Потом он внезапно спросил:
        - Вы когда-нибудь были в Англии?
        Медина ненавидела лгать, к тому же кривить душой не было никакого смысла, поэтому она честно ответила:
        - Давным-давно, еще ребенком.
        - Признаться, я удивлен, - сказал маркиз. - И как вам понравилась моя страна?
        - Я был слишком мал и не помню, - уклончиво ответила Медина.
        - Но вы же с тех пор встречали англичан, например, Ричарда Бертона, - сказал маркиз. - Что вы думаете о нем?
        - Я думаю, что его едва ли можно назвать англичанином, - ответила Медина. - Он всегда говорил, что арабский - вот его настоящий родной язык, что в Аравии он думает как араб и забывает, что принадлежит какой-то другой нации.
        Маркиз улыбнулся.
        - Это самая лучшая маскировка. Вы должны, Али, не только заставить меня говорить по-арабски, но и думать как араб.
        - Для вас это невозможно! - ответила Медина.
        - Почему? - резко спросил маркиз.
        - Потому что, хотя вы вряд ли в этом признаетесь, Англия значит для вас слишком много, и не только из-за вашего положения в обществе, но и оттого, что вся ваша жизнь построена на убеждении, что лучше страны нет во всем мире.
        Медина неожиданно поймала себя на том, что говорит с маркизом так же серьезно, как говорила бы с отцом.
        Ею руководила интуиция, и она произносила скорее то, что чувствовала, чем то, что хотел, по ее мнению, услышать от нее маркиз.
        Он с удивлением посмотрел на нее и сказал:
        - Возможно, вы правы, но сейчас, убежав из Англии, я пытаюсь об этом забыть.
        - Никто не может уйти от того, с чем родился.
        Сказав эти слова, Медина с горечью подумала, что так оно и есть.
        Она родилась англичанкой, и хотя сейчас больше всего на свете ей хотелось бы быть арабкой и забыть о самом существовании Англии, Медина понимала, что это невозможно.
        - Просто поразительно, что вы проявляете такую мудрость, говоря о вещах, которые, в сущности, не имеют к вам отношения, - сказал маркиз.
        - Они имеют отношение к вам, - ответила Медина. - Я хочу, чтобы вы задумались о себе и на то время, пока вы здесь, стали частью Аравии.
        Она помолчала и добавила:
        - Вы араб, вы говорите по-арабски, вы живете, как подобает правоверному, и Аллах защищает вас.
        - Я взял с собой книгу, - сказал маркиз, - в которой написано, как правоверный мусульманин должен себя вести.
        - Так читайте ее! И учите, потому что это очень важно, молитвы, которые каждый мусульманин повторяет, входя в Мекку.
        С этими словами Медина подвилась, давая маркизу понять, что урок окончен.
        Когда она ушла, маркиз смотрел ей вслед и думал, что такого странного юношу, как Али, он еще не встречал.
        Он был восхищен изяществом его движений и гибкостью тела, которое он скорее чувствовал, нежели видел под просторным бурнусом.
        Потом маркиз поглядел на море и внезапно подумал, что бы сказал Руперт, увидев его сейчас.
        На мгновение на него нахлынула тоска по Англии.
        Он вспомнил свое поместье, своих лошадей, вспомнил большие роскошные комнаты в Энджелстоун-Хауз и приемы, на которые собирались его многочисленные друзья.
        Внезапно, когда все эти картины проплывали перед его внутренним взором, он почувствовал едва уловимый аромат ладана.
        И сразу же эти картины сменились другими, и совсем иные чувства овладели маркизом.
        Он вновь испытал тот же душевный подъем, что и накануне, и предчувствие, что скоро должно произойти нечто важное, опять овладело им.

        Селим разделил с гостями трапезу, состоящую из диковинных восточный кушаний.
        Впрочем, несмотря на свою необычность, они показались маркизу очень вкусными.
        Еду они запивали лимонным шербетом, хорошо утоляющим жажду, а потом был подан неизбежный чай с мятой, к которому маркиз постепенно уже начинал привыкать.
        - Сегодня, - сказал Селим, - вы с Али будете покупать ладан в дополнение к тому, который вы уже приобрели в Омане.
        Маркиз внимательно слушал, а Селим продолжал:
        - Объяснение таково: вам не удалось достать нужного количества в Дофаре, и вы попросили меня снабдить вас недостающим товаром с моих собственных деревьев.
        - Буду ждать с нетерпением, - сказал маркиз. - На самом деле я и понятия не имел, что ладан растет на деревьях!

        Через час он и Медина в сопровождении Нура выехали из города.
        Маркиз впервые увидел тощие неприметные деревца, которые служили источником ладана.
        Старый бедуин встретил их и, когда Медина объяснила, что им нужно, повел их к роще.
        Издалека она казалась зарослями высоких кустов.
        Над рощей возвышалась черная «Крепость Воронов», и По сравнению с ней листья и маленькие цветы с белыми лепестками казались очень хрупкими.
        К удивлению маркиза, бедуин подошел к ближайшему дереву и широким ножом сделал на серой коре надрез длиной в ладонь.
        Маркиз увидел, как из зеленой раны начали сочиться белые, похожие на молоко слезы дерева.
        Бедуин взял медный тазик и пошел от дерева к дереву.
        Маркиз понял, что он собирает драгоценный урожай, как это делалось на протяжении тысяч лет.
        - На некоторых деревьях, - объяснила Медина, - надрезы были сделаны три недели назад.
        Она остановилась у дерева, где белые слезы превратились в прозрачную смолу с золотистым оттенком.
        - Вот, - сказала она, - чистый ладан.
        Маркиз зачарованно смотрел, как бедуин подходит к маленькому костру, сложенному из сухих веток.
        Старик насыпал в глиняный горшочек углей и бросил туда же несколько золотистых бусинок ладана.
        Белый дым, клубясь, поднялся к небу, и в воздухе поплыл дивный аромат.
        Это напомнило маркизу о церковных алтарях. Он не раз видел их в различных странах, но тогда не знал, что запах, который можно почувствовать в церкви или в мечети, - это аромат ладана.
        Под руководством Медины он заказал большое количество ладана и очень натурально изобразил тревогу и разочарование, когда узнал, что может получить только половину того, что просит.
        На обратном пути он сказал Медине:
        - Сегодняшний день явился для меня открытием, и мне самому удивительно, как я жил до сих пор, не зная о том, какую важную роль ладан сыграл в нашем мире и продолжает играть до сих пор.
        Медина посмотрела на него, словно ожидая объяснений, и маркиз добавил:
        - Аромат ладана возвышает разум, и тот, кто вдыхает его, испытывает потребность молиться тому богу, которому он служит.
        Произнося эти слова, маркиз думал о ладане в католических церквах, и об ароматических палочках, которые зажигают в своих храмах буддисты.
        Как ни странно, теперь ему казалось, что он всегда чувствовал эту связь ладана с молитвами.
        Вернувшись, они рассказали Селиму о своей поездке.
        На закате был подан обед - восхитительно нежное мясо молодого козленка.
        После еды Селим завел разговор о тайнах, которых еще немало в Аравии.
        Медина знала, что он нарочно разжигает любопытство маркиза.
        - В Тимне, которую вы будете проезжать, - говорил Селим, - до сих пор процветает древняя торговля, которая зародилась сорок столетий назад.
        - Чем же там торгуют? - спросил маркиз.
        - Индиго, - ответил Селим. - Это тоже один из Предметов роскоши, который отправляют на север вместе с благовониями.
        Маркиз удивился, и Селим объяснил:
        - На юге есть племя бедуинов, которые носят темно-синие набедренные повязки, выкрашенные индиго, и называют себя «синие люди».
        - Они действительно синие? - спросил маркиз.
        - Они утверждают, - ответил Селим, - что смесь из индиго и кунжутного масла, которой они обмазываются, защищает от холода даже зимой, а зимы в горах бывают очень суровые.
        - Как необычно! - воскликнул маркиз. - Лично я предпочитаю носить теплую одежду!
        - Так же, как я, - согласился Селим, - Но Али покажет вам мастерские, где старики с синими бородами вымачивают и отжимают искрошенные листья, чтобы извлечь краску.
        Потом Селим рассказал о многочисленных мраморных и деревянных статуях, которые и сейчас можно найти в Аравии.
        Маркиз внимательно слушал, а потом спросил:
        - Вы хотите сказать, что здесь есть скульптуры, похожие на античные? Или на эльгинские статуи, которые выставлены в Британском музее?
        - Эти скульптуры еще прекраснее, - с гордостью ответил Селим. - Вся трудность в том, что племена, на территории которых можно найти эти бесценные сокровища, не пускают чужаков на свои земли.
        - Вот как? - спросил маркиз.
        - Любому, кто попытается проникнуть туда, грозит смерть, - ответил Селим.
        - А мы берем с собой ружья? - поинтересовался маркиз.
        - Все ваши погонщики будут вооружены, - ответил Селим, а Медина вернула разговор к прежней теме:
        - Возле южных ворот Тарима есть наполовину ушедшая в землю каменная плита, на которой выбиты законы этого города, составленные еще во втором столетии до нашей эры.
        - А можно ее увидеть? - спросил маркиз.
        - Я вам ее покажу, - пообещала Медина, - и вы узнаете, что воровство каралось изгнанием, а мошенничество в торговле - штрафом в пятьдесят слитков золота.
        - Такие вещи должны быть в Британском музее, - заметил маркиз.
        Селим рассмеялся:
        - Можете попробовать забрать ее с собой, но я предупреждаю, что если вы вызовете гнев местных жителей, пеняйте на себя!
        Чтобы еще больше заинтересовать маркиза, Селим показал ему несколько древних монет, найденных в Хадрамауте.
        - Их привезли сюда купцы, торговавшие ладаном, - сказал он.
        Кроме того, он показал маркизу золотые медальоны и ожерелье, сделанное в четвертом веке, которое поразило маркиза своим изяществом.
        - Если вам повезет найти такое самому, - заметила Медина, - то можете отвезти его в Англию и подарить своей даме сердца.
        К ее удивлению, маркиз разозлился.
        - У меня нет никакой дамы сердца, - ответил он почти грубо, - и я не имею ни малейшего желания ее искать!
        Он выпалил первые слова, которые пришли ему на ум, не раздумывая, и лишь потом сообразил, что, наверное, они прозвучали нескромно.
        Но потом маркиз подумал - какое это имеет значение?
        Эти два араба не станут копаться в том, что он имел в виду, и забудут его слова, едва он уедет.
        - Простите мою дерзость, милорд, - сказал Селим, - но в вашем возрасте вы, конечно, должны быть женаты?
        - Я никогда не женюсь! - ответил маркиз. - Я обнаружил, что женщины - ненадежные существа и им нельзя доверять. У нас в Англии есть старая пословица, которая говорит: «Быстрее путешествует тот, кто путешествует в одиночку»!
        - Но в чем цель вашего путешествия? - спросила Медина.
        - На этот вопрос я не знаю ответа, - сказал маркиз. - И быть может, судьба занесла меня в Аравию, чтобы здесь я его отыскал.
        Он поднялся» на ноги и добавил:
        - Сейчас я хочу достигнуть Мекки. А потом? Куда я направлюсь?
        В его голосе Медина услышала ту неуспокоенность, которая гнала Ричарда Бертона в бесконечные экспедиции.
        Ее отец обладал этим же свойством характера и оттого не мог заставить себя остаться в Англии.
        Такие люди не могут не странствовать, но никто из них не знает, где конец его странствий.
        Она понимала, что эта особенность делает маркиза, хотя он вряд ли смог бы выразить словами свое состояние, очень несчастным.
        - Вам будет легче, - сказала она тихим голосом, - если вы будете жить со дня на день. Завтра еще не пришло, а вчера - уже позади. Только сегодня имеет значение, и было бы жаль упустить хотя бы минуту, ибо жизнь и так скоротечна.
        Маркиз обернулся и посмотрел на нее.
        - Мудрая философия, - сказал он, - но нельзя думать о завтрашнем дне, если не имеешь надежды.
        - В этом я с вами согласен, - вставил Селим. - Так давайте же ложиться спать с надеждой, что завтра мы достигнем Мекки. Разными путями, но для каждого это будет символом и вершиной его достижений.
        Медина улыбнулась, подумав, что маркиз вряд ли поймет, что он имеет в виду.
        К ее удивлению, он понял.
        Поклонившись Селиму, он произнес:
        - Благодарю вас, Селим, и могу лишь надеяться, что когда-нибудь достигну своей Мекки - где бы она ни была.

        Через два дня рано утром Селим Махана прощался со своими гостями.
        Пока Hyp подводил маркизу веки и брови сурьмой. Селим и Медина остались вдвоем.
        - Будь осторожна, дитя мое, - сказал Селим. - Я буду беспокоиться за тебя, пока ты не вернешься.
        - Ты знаешь, что я буду осторожна, - ответила Медина. - И я очень благодарна тебе, что ты отправил меня в эта путешествие. - Она вздохнула. - Я очень тоскую без отца, но, может быть, ответственность за его светлость поможет мне справиться с этим.
        - Я на это рассчитывал, - сказал Селим. - И помни, что все в руках Аллаха. Он не оставит вас.
        - Хотелось бы верить. - Медина снова вздохнула. - Но я боюсь… Боюсь будущего.
        Едва Медина произнесла эти слова, как ей стадо стыдно за свой страх, потому что она поняла: ее страшит то, что будет с ней, когда уедет маркиз.
        Мысль о возвращении в Англию была подобна темному покрову, опущенному на голову.
        Она втайне надеялась, что Селим, быть может, подыщет ей другую работу, другого путешественника, которого нужно будет сопровождать.
        Ей хотелось спросить Селима, не таковы ли его намерения, но она не осмелилась, подумав, что это будет слишком даже для его доброты.
        Вместо этого она сказала:
        - Ты единственный друг, - который есть у меня в целом мире, и я благодарна судьбе, что мы встретились и вы с отцом так подружились.
        - Читай книги отца, - ответил Селим, - и ты найдешь ответ на свои вопросы.
        Неожиданно Медина воскликнула в ужасе:
        - Я чуть не забыла!
        - О чем? - спросил Селим.
        - Папина книга! О царице Савской! Он закончил ее за день до смерти. Я привезла с собой рукопись и хотела попросить тебя отправить ее издателям.
        - Разумеется, я это сделаю, - кивнул Селим.
        - Просто не представляю, как я могла об этом забыть.
        Наверное, слишком задумалась о собственных переживаниях и об ответственности за маркиза.
        - Ты должна сама следовать совету, который сегодня дала ему, - сказал Селим, - и жить сегодняшним днем.
        Завтрашний день сам о себе позаботится, а если нет, когда ты вернешься, мы подумаем снова.
        Медина рассмеялась мелодичным смехом и пошла за рукописью последней книги отца; она, завернутая в чистое полотно, лежала в ее комнате с тех пор, как вещи Медины прибыли с караваном.
        На мгновение Медина прижала рукопись к груди, жалея, что не может оставить ее у себя.
        Ее отец проговаривал вслух почти каждое слово, которое писал.
        Медине хотелось перечитать рукопись, вновь услышать голос отца и хотя бы ненадолго вообразить, что он по-прежнему рядом и ее будущему ничто не угрожает.
        Потом она сказала себе, что это эгоистичные мысли.
        Эта книга была нужна другим людям.
        Так же, как «Духи богов» изменили маркиза, «Царица Савская» могла бы помочь еще тысячам людей познать себя и увидеть свое предназначение.
        Медина знала, что отец вложил в эту книгу свою философию.
        Потом Медина подумала, что они будут проезжать через Сабею и, возможно, маркиз найдет там дополнительный источник вдохновения.
        Сама она не сомневалась, что это самая необычная и одухотворенная страна из всех, что ей довелось повидать.
        Тяжело вздохнув, Медина отнесла рукопись вниз и отдала ее Селиму.
        - Ты позаботишься, чтобы она не потерялась? - с тревогой спросила она.
        - Я пошлю ее в Аден с одним из моих доверенных людей, - пообещал Селим. - Он отдаст ее британскому консулу, а консул - благородный человек, и к тому же, как твой отец говорил мне, один из его поклонников.
        - Ты сообщишь консулу, что… отец умер? - нерешительно спросила Медина.
        - Да, и попрошу отправить известие в Англию. Ваши родственники имеют право узнать о его смерти.
        - Наверное, - уступила Медина. - Но только не говори, что я с тобой.
        - Не скажу, если ты этого не желаешь, - ответил Селим.
        - Нет! - воскликнула Медина. - Сейчас я - Али и понятия не имею, где Медина Тевин.
        - Да будет так, - согласился Селим.
        Он взял рукопись и бережно убрал ее в ящик стола.
        Часом позже караван из двенадцати верблюдов и двух дромадеров, на которых ехали маркиз и Медина, медленно двинулся из города Каны.
        В порту разгружались несколько небольших судов, идущих через Аравийское море из Индии.
        Кузнец разжигал горн, довольный тем, что получил долгожданный заказ с одного из кораблей, что ночью вошли в порт.
        Мальчишки, пасущие коз на склонах холмов, с любопытством смотрели вслед каравану.
        Верблюды были нагружены тюками с ладаном, который маркиз, как предполагалось, привез из Дофара, а также с тем, что он купил в Кане.
        Дромадеры опустились на колени, и Медина с маркизом удобно устроились в широких седлах.
        Потом, еще раз попрощавшись с Селимом, они поехали вслед за караваном по кривым улочкам Каны.
        С моря дул легкий бриз, и маркиз старался не думать о палящем солнце и зное, который наступит днем.
        Предчувствие чего-то необычного и великого вновь омыло маркиза, подобно приливной волне.
        Они ехали по Тропе благовоний, которая должна была привести их от Аравийского моря к Средиземному.
        Внезапно маркиз подумал, что из всех его начинаний это самое смелое.
        И еще он подумал, что в случае неудачи потеряет гораздо больше, чем просто возможность выиграть пари.
        Это будет равносильно утрате частицы души.
        И он сказал себе, как истинный араб: «кейр иншалла»- «если будет на то милость Аллаха».

        На ночлег они остановились, разбив лагерь на холме, где было не так жарко.
        Маркиз слегка удивился, заметив, что Али поставил палатку на самом высоком месте, но решил, что юный араб тем самым хочет неявно напомнить всем, что он сын шейха, и показать, что он не слуга того, кто платит за караван, и его положение ничуть не ниже, чем положение маркиза.
        Hyp оказался замечательным поваром, и кушанья, приготовленные им, привели маркиза в восторг.
        Ему даже не верилось, что в таких условиях можно готовить такие вкусные вещи.
        Что касается Медины, то она ничуть не удивилась, потому что давно это знала.
        За едой маркиз и Медина беседовали, как это сделали бы любые два человека в любой части света.
        Маркиз был поражен тем, что Али так много знает о Европе, и особенно о Греции, где сам он был только один раз.
        Разумеется, теперь античность в его представлении была тесно связана с ладаном.
        Медина весьма развеселила маркиза, рассказав ему историю о Менекрате.
        Это был врач, у которого хватило наглости сравнить себя с Зевсом.
        Филипп Македонский быстро излечил его от излишнего самомнения, пригласив на пир, где Менекрату, как причастному к сонму богов, в отличие от остальных гостей, подали божественное блюдо - чашу, наполненную ладаном!
        Еще он узнал от нее, что в Эфесе процессию на празднике Артемиды возглавляли девственницы, несущие ладан.
        Она ярко описывала процессию, где женщины были одеты, как богиня победы с золотыми крыльями, а за ними шли мальчики в фиолетовых туниках, несущие ладан и мирру и шафран на золотых блюдах.
        - Вероятно, это было пышное зрелище, - заметил маркиз. - Вы не жалеете, что не родились в те дни?
        Медина покачала головой:
        - Я счастлив, что родился сейчас, чтобы иметь возможность оценить то, что древние греки дали миру. Они научили людей мыслить.
        Маркиз на мгновение задумался над ее словами, а потом сказал:
        - Вероятно, вы правы, но я, признаться, никогда не рассматривал это с такой точки зрения. В колледже нас заставляли изучать античность, и мне казалось скучным это занятие. Только много лет спустя я понял, что знать об этом необходимо.
        - Мой отец всегда говорил, что греки сделали для цивилизации больше, чем любой другой народ.
        Сказав это, Медина сразу же пожалела о своих словах, а маркиз тут же попросил:
        - Расскажите мне о вашем отце. Вы прежде не упоминали о нем.
        Медина поглядела на звезды.
        - Уже поздно, - сказала она. - Мне кажется, нам лучше лечь спать. Караван отправится в путь на рассвете, пока еще не так жарко.
        Маркиз оценил деликатность, с которой она ушла от ответа, и его глаза заблестели.
        Он подумал, не бежал Ли Али, как он сам, от своих трудностей - а может быть, покинул родительский дом после ссоры.
        В эту минуту маркиз чувствовал себя неопытным юнцом - настолько все, что он видел сейчас, отличалось от того, что он пережил прежде.
        Он понимал, что Дли должен много знать об Аравии, но никак не ожидал, что его знания об античности, Европе и Древнем Египте будут столь же обширны.
        Потом он с издевкой сказал себе, что, вероятно, юноша просто хочет пустить ему пыль в глаза и при ближайшем рассмотрении его знания окажутся весьма поверхностными.
        В то же время маркиз был рад, что в этом путешествии его сопровождает образованный человек.
        Али были известны такие вещи, о существовании которых простой араб, вероятно, даже не подозревал.
        Устраиваясь на ложе, которое приготовил ему Hyp, маркиз сказал себе:

»Завтра я заставлю Али рассказать побольше о его жизни, о его родителях и о жене - конечно, если у него она есть».
        Маркиз знал, что у арабов принято жениться рано и первую жену сыну выбирают родители.
        Ему было известно, что мусульманину разрешено иметь четыре жены, но почему-то он был уверен, что Али не женат.
        Потом маркиз подумал, что это не его дело. Для него главное - пробраться в Мекку и выйти оттуда.
        После этого он вернется в Англию.
        Подумав об этом, маркиз не мог не спросить себя - действительно ли ему этого хочется?
        Через два месяца в Англии начнется охотничий сезон.
        Будут балы, собрания, приемы, и принц Уэльский, несомненно, его пригласит. Будет много красивых женщин.
        Маркиз от всей души надеялся, что ему удалось отделаться от Эстер.
        В то же время таких, как она, в Англии много: красивых, обольстительных, соблазнительных дам - но стоит им добиться его благосклонности, как они тут же становятся хищницами, как все остальные.
        Маркиз знал, как быстро гаснет его интерес и жаркий костер страсти превращается в горстку потухших угольков.

»Что такое со мной? - спрашивал он себя в отчаянии. - Почему мне хочется чего-то большего? Почему я не такой, как все?»
        Он вспомнил, что Наполеон называл такое состояние «божественным недовольством».
        У него было почти все; и тем не менее ему было этого недостаточно, а то, что он жаждал обрести, не только находилось за пределами его досягаемости, но он даже не мог словами определить, что это такое.
        - Чего я хочу? Чего, черт возьми, я хочу? - снова и снова спрашивал себя маркиз, лежа в темноте.
        Потом он встал, потому что палатка, казалось, душила его, завернулся в бурнус и вышел наружу.
        Медина выбрала для лагеря место на склоне скалистого холма, который необъяснимым образом вырастал из мягких песков, простирающихся до самого горизонта.
        Под ногами у маркиза плескалась непроглядная темень, а над головой ярко сияла звездами арка ночного неба.
        Маркиз огляделся и внезапно увидел возле палатки Али одиноко сидящую фигуру.
        Не сомневаясь, что это сам хозяин палатки, он пошел к нему не раздумывая, чувствуя настоятельную необходимость поговорить с кем-то в эту минуту.
        К его удивлению, Али, заметив маркиза, вскочил на ноги и торопливо скрылся в палатке.
        Маркизу показалось это довольно странным, но он все равно подошел к палатке в надежде, что Али все-таки выйдет.
        Вместо этого он увидел, что полог палатки несколько раз дернулся, словно его завязывали изнутри.
        На мгновение маркиз подумал, не окликнуть ли юношу.
        Но потом он решил, что Али, несомненно, видел, что он подходит, и, значит, у него были причины не желать общения с ним.
        Маркиз постоял, глядя на закрытую палатку.
        Потом, поскольку ничего другого не оставалось, он повернулся и вернулся тем же путем, каким пришел.
        Укладываясь снова на свое ложе, маркиз думал о причинах такого поведения Али.
        Он боялся, что, сам не зная того, чем-то оскорбил молодого араба.
        Потом маркиз предположил, что, возможно, Али просто хотел дать понять маркизу, что желает побыть в одиночестве, когда он «не на работе».
        Это была еще одна загадка, еще один вопрос, на который маркиз не мог найти ответа.
        Он долго лежал с открытыми глазами, прежде чем ему наконец удалось заснуть.

        Глава 5

        Услышав шаги и увидев маркиза, Медина перепугалась.
        Ей не спалось, и, желая глотнуть свежего воздуха, она вышла из палатки с непокрытой головой.
        Сурьму с век и бровей она тоже успела уже смыть.
        Медина понимала, что, увидев ее без очков и в одной только тонкой рубашке, он сразу поймет, что перед ним женщина.
        - Как я могла быть такой беспечной? - ругала, она себя.
        Медина думала, что маркиз устал и давно уже спит, но сама она уснуть не могла.
        Сабея была совсем рядом, и Медина вновь вспомнила об отце.
        Эти воспоминания причиняли мучительную боль. Ей хотелось рыдать и вопить от горя.
        Она опять с ужасающей остротой поняла, что осталась одна на всем белом свете.
        Хотя Медина, в отличие от своих ровесниц, много странствовала и встречала немало интересных мужчин, она по-прежнему была одинока.
        В Англии ее родители дружили со всеми соседями, и если бы сейчас они жили там, Медина могла бы наслаждаться обществом своих сверстников.
        Вместо этого она росла среди султанов и шейхов, среди .антропологов и исследователей вроде Ричарда Бертона.
        Ее отец много раз бывал в Европе, в Греции, в Италии, некоторое время прожил в Испании, и повсюду с ним была дочь.

»Полагаю, - криво улыбнувшись, сказала себе Медина, - что столь космополитическое образование превратило меня в кочевника, не имеющего ни дома, ни родины».
        Однако она была достаточно рассудительной, чтобы понимать: рано или поздно ей придется вернуться в Англию.
        Денег, которых отец оставил ей, надолго не хватит, а чтобы издатели переводили гонорары за книги отца на ее имя, они должны знать, где она находится.
        Но сначала об этом должны были узнать ее родственники.
        - Что же мне делать? - спросила Медина вслух.
        Она задавала этот вопрос не только Аллаху, но и отцу, который - она это чувствовала - по-прежнему оставался с ней рядом.
        Наконец Медина заснула.
        Только наутро она осознала, что ее поспешное бегство могло показаться странным маркизу.
        Чувствуя легкий стыд, она занялась отдачей распоряжений погонщикам и осмотрела верблюдов, а позавтракала вместе с Нуром, когда маркиз уже поел.
        По глазам маркиза она видела, что он с нетерпением ждет возможности посмотреть на Сабею.
        Покинув Кану, они уже потратили почти две недели на посещение других городов.
        Первым из них была Шаба - в древности ее назвали Сабута - резиденция царей Хадрамаута.
        Они проехали по занесенным песком улицам некогда одного из самых могущественных городов Аравии.
        Медина показала маркизу останки храма, который был разрушен пожаром в третьем столетии нашей эры.
        Маркиз узнал, что при раскопках здесь были найдены резные панели из слоновой кости, а также многочисленные фрески и колонны, украшенные изображениями грифонов.
        Но Медина не сомневалась, что в будущем здесь найдут еще больше сокровищ.
        Маркиз хотел остановиться и изучить руины получше, но Медина повела караван дальше в Сану, где показала маркизу мечеть, окруженную причудливой формы минаретами.
        Но мечеть Эль-Модар в Тариме произвела на маркиза еще более сильное впечатление.
        Она была ста пятидесяти футов высотой, а шпиль ее был сложен из кирпичей.
        Муэдзин кричал с минарета:
        - Аллах акбар! Аллах акбар!
        На следующий день они снова пустились в путь, но не раньше, чем маркиз увидел, как обещал ему Селим, мастерские, где красили индиго набедренные повязки.
        Но Медине показалось, что маркиза гораздо больше заинтересовали каменные плиты с древними надписями рядом с мастерскими.
        Он мог бы и не говорить ей» что ему очень хочется забрать их с собой.
        Она поняла это по тому, как жадно его пальцы ощупывали выбитые на камне буквы.
        Горшки и статуэтки, которые наперебой предлагали уличные торговцы, не вызвали у него ни малейшего любопытства.
        Он оживился, только когда Медина сказала ему, что при раскопках иногда находят маленькие фигурки верблюдов, датируемые первым тысячелетием до нашей эры.
        Он рассмеялся, узнав, что верблюды были одомашнены еще в середине второго тысячелетия - возможно, потому, что они дают молоко.
        - «Корабли пустыни», - заметил он, - конечно же, с тех пор не раз доказали свою полезность.
        - Это верно, - сказала Медина. - Верблюды обеспечивают арабов молоком, шерстью, мясом и шкурами.
        - Жаль только, что они такие уродливые! - поддразнил ее маркиз. - Я лично предпочитаю своих скаковых лошадей - между прочим, чистокровных арабских скакунов.
        Медина через силу сказала, что ей хотелось бы на них посмотреть.
        Она была уверена, что маркиз не может и помыслить о том, чтобы пригласить в свой английский дом араба, пусть даже и знатного.
        Наконец караван вошел в Сабею - страну, где некогда правила царица Савская.
        Медина, хотя сама не знала почему, чувствовала, что если маркиз не восхитится Сабеей так же, как восхищается ею она, это ей будет обидно.
        В столице Сабеи, Марибе, который называли «Городом благовоний», ее отец открыл и расшифровал сотни древних надписей.
        Они жили в Марибе почти год и тесно сдружились с местными жителями.
        Эдмунд Тевин изучал остатки великой плотины и показал Медине надписи, которые доказывали, что основой процветания этой страны было земледелие.
        Она рассказала маркизу о том, как царь Соломон послал удода с поручением передать приглашение от него царице Савской.
        - Вы домните, - добавила Медина, - что в Библии говорится, что царица, которая, как мне нравится думать, была очень красива, преподнесла в дар Соломону благовония, много золота и драгоценных камней.
        - Конечно, она должна была быть красива, если жила в такой красивой стране! - ответил маркиз.
        Медина почувствовала, как ее словно омыло изнутри теплой волной, когда увидела, что маркиз очарован городом, вырисовывающимся на фоне скалистых гор.
        Едва увидев его, он остановил верблюда и долго любовался Марибом.
        Если даже раньше Медина этого не ощущала, то сейчас поняла, что он очень отличается от других англичан и его душа глубоко тронута красотой, открывшейся перед ним.
        Она чувствовала, что в эту минуту духи прошлого коснулись его души.
        Они молча сидели на своих верблюдах, ожидая, пока караван пройдет мимо.
        Потом Медина тихо произнесла:
        - Коран говорит, что царица Савская справедливо правила своей страной, но ее подданные отвернулись от Аллаха.
        - Как это? - спросил маркиз.
        - Они были прокляты за глупость, - сказала Медина, - и это может случиться с каждым, кто отказывается от своего бога.
        Маркиз ничего не ответил, но она знала, о чем он подумал.
        На ночлег караван остановился за городом, среди пшеничных полей и лимонных рощ.
        Увидев среди ветвей пестрых удодов, Медина показала на них маркизу:
        - Мне всегда представлялось, что они - потомки крылатого посланца царя Соломона.
        Маркиз улыбнулся, глядя, как птицы взлетают и исчезают в ночи. Своими криками удоды, казалось, хотят сообщить Медине и маркизу какую-то весть.
        На следующий день маркиз любовался восемью колоннами храма бога луны Илумвы, которые четко вырисовывались на фоне синего неба.
        - Храм бога луны имел в основании овал, - сказала Медина.
        Ей показалось, что маркиз думает о царице Савской, которая явно завладела его воображением.
        На миг Медина испытала странное чувство, которое было почти сродни ревности.
        В эту минуту она поняла, что, когда маркиз вернется в Англию, она не забудет его.
        Это было поистине счастье - говорить с человеком столь интересным, столь умным и так похожим на ее отца.
        Она видела, что с каждым днем маркиза все больше увлекает история Аравии, и думала, что он в точности соответствует ее идеалу мужчины.
        Он был такой сильный, мужественный, волевой.
        В то же время он стремился к чему-то возвышенному.
        Теперь Медина понимала, почему она почувствовала себя такой одинокой в ту ночь.
        Просто она подумала, что после того, как их путешествие закончится, она ни с кем уже не сможет поговорить так, как говорила с маркизом.
        Но для него она была всего лишь арабским юношей, который отвечал на его вопросы и учил его арабскому языку - в чем, кстати, маркиз добился больших успехов.
        Но до сих пор он не видел в ней человека, такого же, как он сам.
        А для нее он был человек! Более того - соотечественник, хотя и не знал об этом.
        Медина сердцем понимала, что маркиз обладает глубиной чувств и восприимчивостью, отличающей его от обычных людей.
        Она не смогла бы выразить словами свое отношение к нему, но, глядя на него, понимала, что его красивое лицо навсегда останется в ее памяти.
        Она почти физически ощущала, как падают песчинки времени, и ее приводила в отчаяние мысль, что скоро он покинет ее.
        Могло случиться так, что ему надоест путешествие и он захочет вернуться в Англию, но было гораздо вероятнее, что он погибнет при попытке проникнуть в Мекку.
        Эта мысль для нее была подобна кинжалу, вонзенному в самое сердце, и она в отчаянии выкрикнула:
        - Нет, о Боже, только не это!
        И в это мгновение она поняла, что нужно делать.
        Озарение пришло так внезапно, что казалось, будто это дух отца дал Медине совет.
        В Сабее отец Медины искал и почти нашел Древнюю статую, которая, по слухам, была зарыта где-то на территории древнего города.
        Один археолог из Индии говорил ему, что видел во сне статую царицы Савской и людей, которые ей поклонялись.
        Медина подумала, что если маркиз отыщет это сокровище, то будет настолько счастлив, что забудет о своем глупом пари.
        Такой трофей, разумеется, оправдал бы его поездку в глазах друзей.
        Правда, тогда он покинул бы ее, Медину, но это было все равно лучше, чем знать, что он погиб из-за ее неопытности.

»Я должна его спасти!»- решила Медина.
        Она все как следует обдумала и только потом сказала маркизу, что нужно делать.
        В этот вечер они разбили лагерь у развалин древнего города, недалеко от ручья.
        У арабов принято есть на закате, и когда они закончили ужинать, солнце уже опустилось за горы.
        Вокруг стояла тишина, нарушаемая только бормотанием погонщиков и вздохами верблюдов.
        Маркиз не отрывал взгляда от гор.
        Медина чувствовала, что он близок к тому духовному экстазу, который ее отец всегда испытывал, бывая в Сабее.
        - Я хочу вам кое-что сказать, - понизив голос, произнесла Медина. Опасаясь, что их подслушают, она говорила по-английски.
        - Я слушаю, - ответил маркиз, но не повернул головы.
        Медина вновь почувствовала укол ревности.
        Он опять был целиком погружен в себя, а в ней видел лишь молодого араба, который вторгся в его размышления.
        - Когда я был здесь в последний раз, - сказала Медина, - мне повстречался индийский археолог. Он рассказал, что ему приснился странный сон.
        Маркиз слушал, но, как ей показалось, без особого интереса.
        - Во сне он увидел, где зарыта статуя царицы Савской, - продолжала Медина.
        Тут маркиз впервые проявил любопытство:
        - И вы думаете, что она по-прежнему там?
        - Мне известно точное место, - ответила Медина. - Индус узнал его во сне, но не смог забрать статую.
        - Почему?
        - Местные жители отнеслись к нему с подозрением, и ему пришлось уехать.
        Маркиз повернулся к Медине.
        - И вы предлагаете нам, - спросил он, - найти эту статую?
        - Только мы должны быть очень осторожны, - ответила Медина, - потому что местные жители - большие собственники и не желают ни с кем делиться своими сокровищами.
        - Могу их понять.
        - Уже были случаи, когда они прогоняли археологов, угрожая оружием, - предупредила Медина.
        - Вы думаете, нам удастся этого избежать? - спросил маркиз.
        - Нам надо пойти одним, - ответила Медина. - И нам нельзя доверять никому, кроме Нура.
        Маркиз на мгновение задумался. Потом он спросил:
        - Далеко отсюда это место?
        - Туда можно добраться за четверть часа.
        - Так пойдемте же! - воскликнул маркиз. Теперь он широко улыбался.
        - Нам понадобятся лопаты, - сказала Медина. - Но мы должны быть очень осторожны и тщательно следить, чтобы никто не заподозрил, что мы задумали.
        - Сделаем вид, что нам захотелось прогуляться, - подхватил маркиз. - Лопату я видел среди инструментов, которые сложены за моей палаткой.
        Он не торопясь встал, потянулся и пошел по песку в сторону палаток.
        Медина затаила дыхание: маркиз проглотил наживку.
        Теперь ей оставалось только молиться, чтобы ее отец не ошибся и чтобы сведения, которые он получил от индуса, действительно оказались верными.
        Через несколько минут маркиз крикнул ей по-арабски, что хочет прогуляться по окрестностям.
        - Я хочу размять ноги после того, как столько времени провел в седле, - сказал он.
        Медина подумала, что он выговаривает слова безукоризненно и, услышав его, никто не подумает, что в его жилах нет ни капли арабской крови.
        Когда он присоединился к ней, под бурнусом у него была спрятана лопата.
        Они прошли по неровному основанию того, что некогда было великой плотиной.
        Потом поднялись выше, к тому месту, где стоял когда-то старый город.
        Теперь там, где была древняя столица Сабеи, остались только обломки стен, полуразрушенные башни и кучи щебня.
        В небе зажглись звезды. Вышла луна, и тени сделались четче. Лунный свет посеребрил всю округу, Медина уверенно повела маркиза туда, где ее отец вел раскопки в ту ночь, когда умер.
        Было мучительно возвращаться на то место, где он упал и где она коснулась его уже бездыханного тела.
        И все же в эту минуту Медина не сомневалась в том, что именно его дух подсказал ей способ спасти маркиза.
        Они достигли развалин древнего храма.
        Пол был усыпан обломками рухнувшей арки, разрушенных колонн и осколками черепицы.
        В свете звезд на остатках постамента, где когда-то, по-видимому, стояла статуя, они увидели древние письмена.
        Место, о котором говорил Медине отец, было совсем рядом.
        Когда отец умер и Hyp унес его тело, Медина вернулась туда, где он копал, и засыпала яму.
        Она понимала, что любой, узнав о его смерти, попытается выяснить, что он здесь искал.
        Она без труда нашла то место, где земля была свежей.
        Маркиз сбросил бурнус. Под ним оказалась шелковая рубашка, приличествующая его предполагаемому высокому положению.
        Медина увидела, какой он широкоплечий и какие у него сильные мускулы.
        Прежде чем указать маркизу, где рыть, она огляделась вокруг, чтобы убедиться, что за ними никто не подсматривает.
        Она не заметила ничего подозрительного - только пугающе черные тени и яркий лунный свет окружали их.
        - Здесь! - прошептала она.
        Маркиз вонзил лопату в сухую землю.
        Он был гораздо сильнее отца Медины, и яма росла на глазах.
        За считанные минуты он углубился в землю больше чем на три фута.
        Медина уже начала бояться, что сведения отца были ложными, как вдруг лопата маркиза звякнула обо что-то твердое.
        Он лег на землю и пошарил рукой в яме.
        Медина молилась про себя, чтобы это не был просто большой камень или плита фундамента.
        Ей казалось, что прошла целая вечность, хотя маркиз рылся в песке всего несколько минут.
        Потом он встал на колени, наклонился и вытащил из ямы что-то тяжелое.
        Медина тихо вскрикнула от волнения.
        В лунном свете она увидела потемневшую от времени статую, на первый взгляд сделанную из бронзы.
        Она изображала женщину, держащую в одной руке ветвь ладанового дерева, а в другой - масляный светильник.
        - Вы нашли ее! Нашли! - прошептала Медина.
        Несколько мгновений маркиз в восхищении разглядывал статую, а потом отдал ее Медине.
        Затем он снова пошарил в яме, а когда выпрямился, в руке у него было ожерелье.
        Ожерелье тоже было темным от времени, но Медина не сомневалась, что оно золотое.
        Оно мало чем отличалось от ожерелий Селима, только было сработано гораздо искуснее.
        Маркиз еще раз сунул руку в яму и достал горсть древних монет.
        Медина знала, что они помогут установить время, когда была зарыта статуя.
        - Кажется, все, - пробормотал маркиз»- И, по-моему, задерживаться здесь надолго не стоит.
        - Да, конечно, - ответила Медина шепотом. - Только сначала засыпьте яму.
        Маркиз быстро забросал яму землей и присыпал сверху каменными обломками, чтобы было меньше заметно, что здесь недавно копали.
        Потом он с улыбкой сказал Медине:
        - Придется нести нашу добычу так же, как лопату. Завернем статую в вашу рубашку или в мою?
        Медина застыла. Она понимала, что настоящий араб предложил бы маркизу свою рубашку.
        Она судорожно думала, как выкрутиться из этого положения, но маркиз, заметив ее колебания, лишь рассмеялся:
        - Ладно. Это моя статуя, значит, я и должен обеспечить ей маскировку!
        Он снял рубашку, которая, впрочем, была скорее похожа на платье, чем на рубашки, которые носят в Англии.
        Медина увидела, какое у него гибкое и стройное тело без единой унции жира.
        Она смущалась, но не смогла отвести от него взгляда.
        На маркизе были длинные шаровары, а выше пояса кожа его была очень белой, совсем не арабской, и Медина, испугавшись, торопливо воскликнула:
        - Наденьте бурнус! Любой, кто вас увидит, вмиг поймет, что вы европеец!
        Маркиз был удивлен волнением, прозвучавшим в голосе Али, но повиновался.
        После этого он опустился на колени и принялся заворачивать статую, ожерелье и монеты в свою рубашку.
        - Возьмите это пока себе, а я отнесу на место лопату, - сказал он.
        - Да, здесь ее оставлять нельзя, - кивнула Медина.
        Статуя была не больше двух футов высотой, но довольно тяжелая.
        Сунув узел под бурнус, Медина подумала, что ей придется нести его обеими руками.
        Маркиз в свою очередь спрятал под одежду лопату.
        - Мы должны вернуться обычным прогулочным шагом, - сказал он. - Наша спешка или чересчур возбужденный вид могут пробудить ото сна призраков, которые, вероятно, еще обитают в развалинах города!
        Медина со страхом подумала, что скорее есть опасность привлечь внимание враждебно настроенных живых горожан.
        Когда они шли сюда, дорога показалась им совсем короткой.
        Но теперь, на обратном пути, у Медины было такое чувство, что прошел не один час, прежде чем они снова очутились у палаток, стоящих на вершине холма.
        Она не сомневалась, что погонщики наблюдают за ними.
        Но Медина не могла отделаться от страха, что были и другие, менее безобидные свидетели их «прогулки», о которых они не подозревали.
        Наконец, когда руки Медины уже затекли, от тяжести и она испугалась, что вот-вот уронит статую, они подошли к палатке маркиза.
        - Идите внутрь, Али, - сказал маркиз. - А я велю Нуру принести шербета. Предполагается, что после такой прогулки люди должны испытывать жажду.
        Медина ничего не сказала.
        Она молча вошла в палатку, которая была такой высоты, что там можно было стоять во весь рост, только слегка пригнув голову.
        В палатке вполне хватало места для двух человек.
        Медина положила статую на землю, но не стала разворачивать ее до возвращения маркиза.
        Однако она сгорала от нетерпения рассмотреть ее получше и удостовериться, что они нашли именно то, что искали.
        Вернулся маркиз и привел с собой Нура.
        Они развернули рубашку и внимательно изучили свою находку.
        Статуя оказалась ничуть не поврежденной; ожерелье на шее и браслеты на запястьях не оставляли сомнений в том, что она изображает царицу.
        Медина заметила, что Hyp уже готов воскликнуть, что ее отец был прав.
        Испугавшись, что он невольно выдаст ее тайну, она поспешно проговорила:
        - Я рассказал его светлости об индийском археологе, который увидел во сне место, где зарыта статуя.
        Hyp сразу все понял и сказал:
        - Хвала Аллаху, господин! Это великая находка!
        Когда они остались одни, маркиз произнес с воодушевлением, которого Медина прежде не слышала в его голосе:
        - Со мной никогда еще не происходило ничего столь увлекательного! Я и не думал, приехав в Аравию, что мне выпадет удача привезти домой столь ценный предмет.
        - Вы хотите оставить ее себе?
        - А как же! - воскликнул маркиз. - Она займет почетное место в моем доме. - Он почти любовно коснулся статуи и добавил:
        - Разумеется, я дам знать о ней Британскому музею и всем, кто заинтересуется моими находками.
        Он слегка улыбнулся Медине:
        - На самом деле нашли ее вы, и, разумеется, если вы позволите мне оставить ее себе, я возмещу вам ее стоимость.
        - Я не прошу у вас денег, милорд! - сухо сказала Медина.
        - Теперь вы ставите меня в неловкое положение, - возразил маркиз, - и хотя я сказал «моя находка», статую мы нашли вместе, но распиливать ее надвое было бы кощунством.
        - Разумеется, кощунством! Но я рад, что она попала к вам; и когда вы вернетесь в Англию, она будет напоминать вам об Аравии.
        - Если я вернусь в Англию! - поправил маркиз. - А если меня раскусят в Мекке, тогда, разумеется, она останется на память вам.
        Медина невольно вскрикнула:
        - Не говорите таких страшных слов! Вы не подумали, что если погибнете вы, то погибну и я: меня убьют за то, что я привел вас в Священный Город?
        - Это маловероятно, потому что вы араб, - ответил маркиз. - Вы поклянетесь, что я вас обманул и вы не подозревали, кто я такой на самом деле.
        Он склонился над статуей и осторожно потер ее пальцем, пока не заблестела бронзовая поверхность.
        - Не терпится ее почистить! - сказал он.
        - Оставьте это до вашего возвращения в Англию, - посоветовала Медина. - Что бы ни случилось, никто в, караване не должен знать, что мы везем.
        - Hyp спрячет ее среди моих вещей, - сказал маркиз. - Вы совершенно уверены, что ему можно полностью доверять?
        - Я уже доверял ему свою жизнь, - ответила Медина, - а, как вы знаете, у человека нет ничего более ценного.
        - Да, разумеется, - согласился маркиз. - И теперь я доверю свою.
        Чуть позже Hyp принес мешок с вещами маркиза.
        Он завернул статую, ожерелье и монеты в длинный шерстяной платок, из тех, в которые закутываются арабы, когда бывает холодно.
        Это был его собственный платок, давно выцветший и ставший грязно-серого цвета.
        Hyp положил сверток на самое дно, а сверху навалил все остальные вещи.
        - Я навьючу его на своего верблюда, мой господин, - сказал он, - иначе кому-нибудь может показаться, что он подозрительно тяжелый.
        - Только будь с ним поосторожнее, Hyp, - сказала Медина.
        - Чем скорее мы уедем, тем лучше! - ответил Hyp. - Мой господин всегда говорил, когда он что-нибудь откапывал: «Никогда не задерживайся на месте преступления!»
        Медина знала, что он имел в виду ее отца, но как только Hyp ушел, маркиз спросил ее:
        - Hyp упомянул о своем бывшем хозяине. Это был археолог?
        - Кажется, да, - небрежно ответила Медина.
        Маркиз посмотрел на нее при свете лампы и сказал:
        - Из ваших слов я понял, что Hyp служит у вас уже очень давно. Как вы его нашли? Ваш отец шейх. Hyp тоже ваш соплеменник?
        - Сегодня я могу думать только о сокровище, которое вы нашли, - ответила Медина. - Неужели нам выпала такая удача? Не есть ли это благословение богов?
        - Я сам себя об этом спрашиваю, - сказал маркиз.
        - Теперь самое важное, - продолжала Медина, - как можно быстрее вывезти ее из Аравии. Вы можете положиться на Нура. Он никому не обмолвится, что у вас такое сокровище.
        Она помолчала мгновение и добавила;
        - Если кто-нибудь узнает об этом, у вас отнимут ее, а для этого жителям Мариба придется вас убить!
        Маркиз посмотрел на нее с удивлением:
        - Вы предлагаете мне вернуться в Англию немедленно?
        - Теперь мне кажется, что это было бы разумнее всего.
        - И отказаться от путешествия в Мекку?
        - Неужели это действительно так важно?
        - Для меня - да! - ответил маркиз. - Черт побери, я сказал, что проникну туда, и все статуи в мире не заставят меня нарушить слово!
        Медина ничего не сказала.
        А она-то не сомневалась, что стоит предложить ему выбор, как маркиз предпочтет вернуться в Англию и не станет рисковать жизнью ради того, чтобы выиграть пари.
        Она понимала, насколько опасное дело он затеял, и даже вздрогнула от испуга.
        - Вы действительно за меня боитесь? - спросил маркиз.
        - Вы не араб… И поэтому вы не понимаете, что мы превращаемся в фанатиков, когда дело касается Мекки.
        Она помолчала, подбирая слова, а потом продолжала:
        - Мы считаем, что одно присутствие неверного оскверняет святое место. Любой, кто будет столь безрассуден… или столь отважен… чтобы осквернить главную святыню всего мусульманского мира… не может рассчитывать на то, что это сойдет ему с рук.
        Но, говоря это, Медина понимала, что все ее усилия тщетны.
        Губы маркиза сжались в тонкую линию.
        Медина видела, что ее доводы и ее мольбы только укрепили его решимость.
        - Я пойду в Мекку, даже если это будет стоить мне жизни! - поклялся он.
        - Именно так и будет! - со злостью сказала Медина.
        Она поднялась и, выйдя из палатки маркиза, пошла к своей.
        В эту минуту она поняла, что любит его.

        Глава 6

        Очень рано утром, когда все в лагере еще спали, Медина выскользнула из палатки и пошла к могиле отца.
        Она нашла ее без труда, потому что, после того как его похоронили, она положила на могилу камни.
        Эта груда чем-то напоминала шотландские надгробные пирамиды, которые тоже складывались из камней.
        Ветер сдул песок, и поэтому никто не мог бы сказать, что камни положены на могилу недавно.
        Медина опустилась на колени рядом с могилой. В эту минуту она чувствовала такую близость с отцом, какой не испытывала, даже когда он был жив.
        Задыхаясь от волнения, она прошептала:
        - Помоги мне… отец, помоги мне спасти маркиза! Ты знаешь, что он не откажется от своего решения… идти… в Мекку… И если он умрет… я этого не переживу. Я тоже… умру!
        Медина говорила очень тихо, но ей казалось, что она выкрикнула эти слова во весь голос и даже призраки» живущие в руинах древнего города, услышали их.
        - Я люблю его… Отец, я люблю его веем сердцем, как ты… любил маму… И я не переживу… его смерти.
        Из глаз у нее потекли слезы, но она этого словно не замечала.
        - Я люблю его… И никогда… не смогу полюбить другого!
        Она зарыдала, опустив голову, и в этот миг ей почудилось, что рука отца коснулась ее.
        Это ощущение было настолько реальным, что Медине на мгновение показалось, что его смерть была всего лишь дурным сном.
        Они вновь были вместе, как раньше.
        Потом это чувство прошло.
        И все же она могла поклясться, что отец где-то рядом и защищает ее, как защищал всегда, с тех пор как она была маленькой девочкой.
        Внезапно она почувствовала себя гораздо счастливее, чем в ту минуту, когда выходила из своей палатки.
        Медина постояла мгновение, жалея, что не может положить на могилу цветы и ладан.
        Но она понимала, что это привлечет к могиле лишнее внимание, особенно опасное, если кому-то придет в голову разрыть свежую яму в развалинах храма.
        - Да будет с тобою Аллах, отец! - прошептала Медина.
        Потом она повернулась и поспешно пошла обратно в лагерь.
        Никто не заметил ее отсутствия, и через двадцать минут после того, как Медина вернулась к себе в палатку, она услышала, что проснулись погонщики.
        Она слышала их разговоры и фырканье верблюдов, поднимающихся на ноги.
        Hyp спешил уехать, и завтрак, который он приготовил, оказался довольно скудным.
        Медина подумала, что маркиз проголодается гораздо раньше, чем придет время обеда.
        Потом она с улыбкой сказала себе, что зря она волнуется за него.
        Он был вполне способен сам позаботиться о себе.
        Выходя из палатки, он улыбнулся, и она поняла, что он по-прежнему взволнован вчерашней находкой и ему не терпится продолжить путешествие.
        Медина хотела еще раз попробовать уговорить его удовольствоваться тем, что у него уже есть, и возвратиться на родину.
        Но она успела узнать его достаточно хорошо, чтобы понимать: все, - что она скажет, попадет как будто в уши глухого.
        Если он что-то решил, ничто не могло заставить его отступить.
        Медина была уверена, что даже самой царице Савской не удалось бы его переубедить.
        Караван выступил в путь и шел два часа, пока солнце не поднялось высоко и не стало слишком жарко.
        Впереди возвышались горы, отмечающие северную границу Сабеи; Медина знала, что там будет прохладнее.
        Через час они достигли подножия.
        Голые скалы выглядели еще мрачнее по сравнению с пшеничными полями в плодородной долине.
        Между двумя высокими пиками был проход, который, как было известно Медине, вел к городу Сааде, через который лежал путь в Мекку.
        Здесь нужно было ехать цепочкой, и Медина пустила своего дромадера вперед, чтобы указывать дорогу.
        Оглянувшись, она увидела, что маркиз едет прямо за ней, а караван идет следом за ним.
        В тот миг, когда она обернулась, высоко в горах, справа от нее взвился дымок и послышался громкий звук, эхом отдавшийся от скал.
        В первое мгновение она не поняла, что произошло.
        Еще раз послышался тот же звук, и дромадер, на котором она ехала, внезапно рухнул на землю.
        Медину выбросило из седла. Она перелетела через голову верблюда, упала и потеряла сознание…»
        Маркиз, поняв, что на них напали, резко остановил Своего дромадера. Погонщики Достали ружья.
        Маркиз соскользнул с верблюда, и в следующий Миг они открыли огонь.
        Маркиз собирался тоже начать стрелять, но подумал, что важнее сейчас позаботиться об Али.
        Подбежав к его верблюду, он увидел, что пуля попала животному прямо в сердце. Дромадер был мертв.
        Али лежал ничком, вытянув руки вперед.
        Маркиз поднял юношу на руки и в отчаянии огляделся.
        Он понимал, что оба они представляют собой легкую мишень для тех, кто стрелял с вершины горы.
        Прямо перед собой, в подножии той же горы, он увидел темное отверстие, вероятно, ведущее в пещеру..
        С Али на руках маркиз побежал туда по каменистой тропке, которая когда-то была руслом реки.
        Это действительно оказалась пещера.
        Она была достаточно высокой, и в ней можно стоять почти не пригибаясь.
        Маркиз внес Али внутрь, Он бережно опустил свою ношу на песок и тут увидел, что очки Али при падении разбились, а красная махрана съехала на лоб.
        Глаза юноши были закрыты, и маркиз на одно ужасное мгновение испугался, что первая пуля попала в него и он мертв.
        Он снял с Али бурнус, чтобы послушать сердце. Потом он поспешно расстегнул на нем рубашку и просунул под нее ладонь.
        Рука его неожиданно коснулась чего-то теплого, мягкого и выпуклого. Маркиз в изумлении замер.
        Словно не веря собственным ощущениям, он распахнул рубашку и увидел не только маленькую девичью грудь с розовым соском, но и разглядел цвет ее кожи.
        В темноте пещеры она была ослепительно белой, и в первое мгновение маркиз просто не поверил своим глазам.
        В минуту, когда он удостоверился, что сердце девушки бьется, он услышал чьи-то шаги и быстро запахнул рубашку.
        - Он ранен, господин? - с тревогой в голосе спросил Hyp, вбегая в пещеру.
        - Нет, - ответил маркиз, - только оглушен падением.
        - Стрельба закончилась, разбойники разбежались.
        - Разбойники? - переспросил маркиз, вспомнив о сокровищах, которые они нашли прошлой ночью.
        - Бедуины в горах нападают на караваны, идущие в Мекку, и отбирают весь груз. Но сейчас мы их отпугнули.
        - Надеюсь, что так, - с чувством сказал маркиз.
        Он посмотрел на Медину и принял решение.
        - Далеко ли до ближайшего селения? - спросил он.
        - Две мили, господин. Небольшая деревня, но там можно остановиться на отдых.
        - Поезжай вперед, - приказал маркиз, - и найди дом, где мы могли бы пожить, пока Али не поправится. Заплати хозяевам, чтобы дом предоставили нам целиком. Ты понял?
        - Да, господин!
        Маркиз подождал, пока Hyp не уйдет, а потом очень осторожно завязал рубашку Медины до самой шеи.
        Поправляя на ней махрану, он увидел, что волосы у нее не такие, как у арабов.
        Они были более теплого и светлого оттенка, свойственного европейским женщинам со светлой кожей.

»Почему она мне ничего не сказала?»- спрашивал он себя, пока нес ее к своему дромадеру.
        Проходя мимо убитого верблюда, он обратил внимание, что седло, упряжь и весь груз с него уже успели снять.
        Медина по-прежнему была без сознания, и маркиз не сомневался, что у девушки сотрясение мозга.
        Учитывая ее состояние, в первую очередь нужно было найти более подходящее убежище, чем палатка в пустыне.
        Маркиз вынужден был идти медленно и в то же время старался не отстать от остального каравана. Оставалась опасность, что появятся другие любители легкой поживы.
        Понадобилось почти два часа, чтобы добраться до деревни, стоящей посреди бесплодных песков.
        Там их встретил Hyp и отвел маркиза в маленький домик.
        Это был обычный для Аравии саманный беленый дом с плоской крышей, но он выглядел аккуратнее, чем остальные.
        Войдя внутрь, маркиз увидел, что, несмотря на скудность обстановки, в доме очень чисто.
        - Дом принадлежит муэдзину, господин, - объяснил Hyp. - Он хороший человек, только очень бедный, Я предложить ему большую плату, и он сказал, что будет ночевать в мечети.
        - Хорошо, - одобрительно кивнул маркиз.
        Дом состоял из общей комнаты и маленькой спальни.
        В спальне стояла местная разновидность кровати, состоящая из веревочной сетки, натянутой на раму, опирающуюся на четыре ножки.
        Маркиз опустил девушку на ковер в общей комнате, а Hyp, не дожидаясь, пока ему дадут указание, отправился за матрацем, который они возили с собой.
        Hyp знал, что требовалось, и не ждал приказаний.
        Тем временем маркиз смотрел на Медину и поражался тому, каким он был слепцом.
        Без уродливых очков она выглядела очень юной и очень хрупкой, но никто бы не сказал, что это мальчик.
        Маркиз представил, как посмеялся бы над ним Руперт.
        С его репутацией знатока хорошеньких женщин было просто невероятно, что он умудрился принять Али за юношу.
        Теперь он видел, что женственным было не только ее лицо с классическими чертами, но и тонкие пальцы рук и изящные ступни с высоким подъемом.

»Будет о чем рассказать в» Уайте «, - подумал маркиз.
        Все просто лопнут со смеху, когда узнают, что маркиз Энджелстоун, известный женолюб, почти три недели был не способен распознать в арабском юноше девушку.

»Но кто же она?»- спрашивал себя он.
        Этот вопрос маркиз был намерен выяснить как можно скорее.
        Hyp принес матрац и мягкую подушку.
        Маркиз поднял Медину и отнес ее в спальню.
        Там он снял с нее красную махрану, и волосы девушки мягкими волнами упали по обе стороны ее лица.
        Маркиз знал, что Hyp наблюдает за ним.
        - Я полагаю, в этом пустынном месте нет доктора, - сказал маркиз, - да если и был бы, то вряд ли от него была бы большая польза.
        - Я заботиться о молодом господине, - твердо ответил Hyp.
        - Вероятно, тебе уже приходилось это делать, - заметил маркиз.
        - Много раз.
        Не спрашивая разрешения у маркиза, Hyp подошел к Медине, пощупал ей пульс и осторожно положил руку на лоб.
        - Вы отдыхать, - сказал он маркизу. - А я готовить для молодого господина отвар из трав.
        У маркиза мелькнуло в голове, что это может быть опасно.
        Он знал, что в Сабее собирают наркотические растения и богатые арабы жуют их, чтобы не замечать усталости.
        Потом он подумал, что Hyp не станет причинять вреда Медине, а тот, прочитав его мысли, спокойно сказал:
        - Аллах велик, все будет хорошо.
        Маркиз хотел насмешливо сказать, что Аллах мог бы уберечь ее от падения с дромадера, но потом ему пришло в голову, что на самом деле это почти чудо, что пуля попала только в верблюда.
        В этом узком ущелье разбойники могли с легкостью перестрелять их всех.
        Он подумал, что должен на коленях благодарить Бога за то, что все остались живы.
        Он посмотрел на Медину и внезапно испытал великое облегчение и радость оттого, что она жива.
        Он повелительно сказал Нуру:
        - Иди и готовь отвар, о котором ты говорил. И еще приготовь мне поесть.
        Араб бросил на него почти испуганный взгляд и торопливо вышел, Когда он ушел, маркиз очень нежно снял с Медины бурнус.
        Теперь, сквозь тонкий шелк ее длинной рубашки, ему ясно были видны очертания ее груди и узких бедер.
        У нее была длинная и нежная шея.
        Маркиз снял с нее сандалии и осторожно укрыл девушку покрывалом, которым она накрывалась по ночам.
        Ее руки с длинными тонкими пальцами он положил поверх покрывала.
        Глядя на ее обращенное к потолку лицо и сомкнутые веки, он вдруг подумал, что она лежит как будто в гробнице.
        Ему опять захотелось удостовериться, что она жива, но он сказал себе, что не должен касаться ее груди.
        Вместо этого он, по примеру Нура, пощупал ей пульс.
        Сердце билось, и он успокоился.
        Потом он пошел осматривать дом.
        В общей комнате он увидел Коран. В европейском смысле этого слова окон в комнате не было, но сквозь сводчатое отверстие в стене маркиз мог видеть маленький сад.
        Он вновь подумал о том, как развеселится Руперт, узнав, что он делил кров с загадочной женщиной.
        Она заинтриговала его, она подхлестнула его ум и привела его к сокровищу, которому нет цены.
        И все же он не переставал думать о том, что ей зачем-то понадобилось скрывать свою личность.

»Должно быть, я старею, - сказал себе маркиз, - если я перестаю чувствовать женские флюиды!»
        Внезапно он понял: если «Али» удалось так долго морочить ему голову, то это, без сомнения, очень умная девушка.
        И это было всего одним из многих примеров остроты ее ума, которая поразила маркиза с самой первой минуты их знакомства.
        Ему хотелось задать ей тысячи вопросов, и он знал, что не успокоится, пока не получит ответы.
        Если «Али» не сын шейха и даже вообще не араб, то откуда английская девушка может столько знать о Востоке?
        Как ей удалось обмануть не только его, но и погонщиков, которые повиновались ей беспрекословно?
        Никто из тех, с кем они встречались в дороге, тоже ничего не заподозрил.
        Только Hyp, очевидно, все знал, и маркиз решил, что он и есть ключ к этой загадке! Он дал себе слово заняться Нуром при первой же возможности.
        Однако прежде надо было еще многое сделать.
        Маркиз обнаружил, что караван разбил лагерь недалеко от дома муэдзина.
        Его было видно из окон.
        Потом маркиз пошел к мечети, чтобы поблагодарить муэдзина, хозяина дома, за доброту и гостеприимство.
        Он понимал, что Hyp не пожалел денег.
        Увидев внутреннюю часть мечети, маркиз подумал, что знает, на что они пойдут: здание было в ужасном состоянии.
        На узенькой улочке толпились торговцы, с надеждой глядя на маркиза: все знали, что владелец каравана должен быть человеком богатым.
        Маркиз понимал, что Hyp лучше справится с покупкой необходимых продуктов.
        Но он не мог противиться желанию купить мирры и ладана.
        Еще ему попался на глаза небольшой ящичек для специй, который, как показалось маркизу, понравился бы Медине.
        Когда он вернулся, она по-прежнему была без сознания.
        Он остался в спальне и сидел там до тех пор, пока Hyp не принес ему еду.
        Тогда маркиз перешел в общую комнату.
        Hyp, как всегда, приготовил превосходные блюда. Поев, маркиз спокойно сказал:
        - Я хочу кое о чем тебя спросить, и тебе лучше говорить правду!
        В глазах араба мелькнула настороженность, а маркиз продолжал:
        - Как зовут твою госпожу, которой ты служил много лет?
        Он видел, что Hyp ждал этого вопроса.
        Однако он молчал, и маркиз добавил:
        - Ты должен понять, что я больше не заблуждаюсь насчет того, что мой проводник - мужчина. Поэтому я прошу тебя быть честным со мной и обещаю, что эта тайна останется между нами и никто о ней не узнает.
        Hyp переступил с ноги на ногу и проговорил:
        - Погонщики думают, молодой господин - мужчина.
        - Так и должно быть, - сказал маркиз. - Но мне ты скажешь правду.
        Hyp по-прежнему колебался, и маркиз мягко спросил:
        - Каково ее настоящее имя?
        - Медина Тевин, господин.
        Hyp говорил так, будто слова из него вытягивали клещами. Маркиз посмотрел на него в изумлении.
        - Тевин? - переспросил он. - Не дочь ли она Эдмунда Тевина?
        - Да, господин.
        - Тогда почему же она не с отцом? Где он сейчас?
        - Он умер, господин, - ответил Hyp. - Он похоронен недалеко от Мариба.
        Маркиз глубоко вздохнул.
        Теперь ему стало понятно, почему Медина так много знает обо всем, что его интересует.
        Разве могло быть иначе, если ее отец был автором книги «Духи богов»и другом Ричарда Бертона?
        Известие о том, что человек, чья книга вдохновила его, человек, с которым он так мечтал встретиться, мертв, поразило маркиза.
        Но в соседней комнате была его дочь.
        - Когда умер профессор Тевин? - спросил маркиз.
        Араб назвал ему дату, и маркиз понял, что это случилось непосредственно перед его приездом в Кану.
        Теперь ему стало ясно, почему в иные минуты его юный проводник выглядел таким несчастным.
        Сначала он решил, что сказал или сделал что-то, что обидело его. Маркиз знал, что некоторые арабы очень ранимы и легко обижаются, особенно на иностранцев.
        Потом ему пришло в голову, что причина не в этом, а в том, что у юноши неприятности личного свойства.
        Но сейчас он, разумеется, понимал, что Медина тосковала без отца.
        Маркиз знал, что многие люди, пережив первое потрясение, вызванное смертью близкого человека, потом страдают сильнее, чем в тот момент, когда понесли утрату.
        Проницательный человек, он нередко улавливал исходящие от Медины волны сжигающей ее изнутри душевной боли.
        Но маркиз говорил себе, что это только его воображение.
        Он был захвачен этой страной, ее странной духовностью, которой не ожидал встретить, и ее красотой, которая навсегда вошла в его сердце.
        Улавливая эти волны, он лишь жалел, что она не доверяет ему настолько, чтобы попросить о помощи.
        Тогда он понимал, что она не могла этого сделать, потому что, узнай он, что она женщина, их отношения были бы совсем иными.
        Маркиз слишком хорошо знал, чего могли бы ожидать мужчина и женщина, оказавшись в одиночестве посреди неизвестности.
        В мире, на который «западная цивилизация» не имела никакого влияния, где ее законы не действовали.
        Потом он подумал, что с Мединой все было бы иначе, чем с такими женщинами, как Эстер, или другими, с которым ми он развлекался в Англии.
        У него не было и тени сомнения в том, что, хотя с ней можно было говорить, как с мужчиной, и поражаться ее необыкновенному уму и запасу знаний, как женщина она была очень неопытна.
        Он не раз замечал, что она не понимает кое-каких замечаний, которые маркиз порой бросал в разговоре с «Али», как мужчина мужчине.
        Теперь он понимал почему.
        Маркиз, который всегда любил необычное, неожиданно для себя оказался в ситуации, которую не мог представить даже в своих самых безумных снах.
        Но, как ни странно, сейчас он не знал, как ему поступить.
        Солнце уже садилось. Он спросил Нура, что они еще могут сделать для Медины.
        - Ее судьба в руках Аллаха, - ответил Hyp. - Когда она очнуться, разум еще будет страдать, но ей станет лучше.
        - Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь, - сказал маркиз, - но, я полагаю, ты прав, и мы можем лишь уповать на Аллаха.
        - Аллах велик, - сказал Hyp по-арабски.
        Маркиз понимал, что теперь остается только ждать.

        Он перенес свой матрац из маленькой спальни в общую комнату.
        Двери между комнатами не было, только легкая занавеска, и он знал, что услышит ее малейшее движение.
        - Я остаюсь с госпожой, - предложил Hyp, но маркиз отрицательно покачал головой.
        - Полезай спать на крышу, - сказал он. - Я позову тебя, если она очнется.
        Он думал, что Hyp будет спорить, но тот, видимо, слишком его боялся, чтобы перечить.
        Араб послушно полез на крышу, а маркиз положил матрац возле открытого окна, но уснул не сразу.
        Он думал о Медине и о том, что это имя удивительно ей подходит.
        Ему хотелось узнать, почему ее так назвали.
        Уже засыпая, он вдруг подумал, что с тех пор, как с Мединой случилось несчастье, он ни разу не вспомнил о статуе, которую нашел в Марибе.

        Маркиз крепко спал, но был внезапно разбужен чьим-то голосом и сразу вскочил, как человек, которому в жизни не раз грозила опасность.
        Потом он узнал голос Медины.
        Он пошел в спальню, где оставил у кровати свечу, зажженную на случай, если она очнется.
        У Медины был жар, и она металась на кровати в бреду.
        Маркиз налил в пиалу немного отвара, который Hyp оставил на маленьком столике у стены, и, подойдя к кровати, встал рядом с ней на колени.
        Он обнял Медину за плечи, осторожно приподнял ей голову и поднес пиалу к ее губам.
        Она отвернулась, и он тихо сказал:
        - Тебя мучает жажда. Попей, тебе станет легче.
        Подчиняясь не словам, а лишь убедительной интонации его голоса, она отпила немного, и маркиз убрал пиалу.
        Потом, когда он опустил ее голову на подушку, она вдруг едва слышно забормотала:
        - Помоги мне… Отец… Помоги мне! Если он… пойдет в Мекку, то… умрет… И… я тоже не захочу… больше жить.
        Ее голос дрогнул, и в нем послышалась неподдельная мука:
        - Я… люблю его… Люблю!
        Услышав это, маркиз словно окаменел.
        Потом маркиз увидел, что по щекам Медины из-под сомкнутых век текут слезы.
        Очень нежно он стер их, и через минуту Медина затихла и вновь погрузилась в бессознательное состояние, из которого ненадолго вырвалась.
        Маркиз едва мог поверить тому, что услышал, и все же теперь он знал.
        Это было невероятно, но Медина любила его.
        Маркиза любили многие женщины, и он всегда понимал, когда женщина влюблена - по ее взглядам, жестам, по голосу и интонациям.
        Как он говорил, «они трепетали».
        И теперь он был поражен тем, что «Али» ни разу ничем не показал, что «его» волнует что-то еще, помимо обязанностей проводника и учителя языка.
        Вероятно, это уродливые очки не позволили прочесть тайну Медины в ее глазах.
        В ее голосе, который, как маркиз теперь понимал, был таким музыкальным, не было и намека на какие-то возвышенные чувства.
        Как же мог он предположить, что «юноша», который казался столь необычным арабом, на самом деле был весьма необычной юной английской леди?
        Этой сложности он не ожидал в своем путешествии.
        Наконец маркиз вернулся в общую комнату. Улегшись на свой матрац, он подумал, что никто не поверит ему, когда он будет рассказывать об этой поездке.
        Это было путешествие в неизвестное, и началось оно оттого, что Эстер с помощью шантажа хотела склонить его к браку.
        Маркиз понимал, что единственный способ уберечься от ее цепкой хватки - убежать на край света.
        Но и тут появилась женщина, посягающая на него.
        Он сказал себе, что разумнее всего было бы, как только ей станет лучше, отправить ее назад в Кану, а самому продолжить свой хадж в одиночку.
        Подумав об этом, он внезапно осознал, что будет очень опечален, лишившись ее общества.
        Он представил себе, как скучно будет в одиночестве медленно тащиться по горячим пескам.
        - Я хочу, чтобы она осталась со мной! - сказал он вслух таким тоном, словно какие-то невидимые силы хотели ее у него отнять.

»Но она женщина - а ты ненавидишь всех женщин!»- сказал ему внутренний голос.

»Это правда, но до сих пор она не посягала на мою свободу - значит, нечего бояться, что она сделает это теперь».

»Но разве твое отношение к ней не изменилось?»

»Почему оно должно было измениться?»- с возмущением спросил маркиз сам себя, но он заранее знал ответ.
        Медина была женщиной, и можно было ожидать, что она так или иначе постарается выказать свою любовь.
        Ему ли не известно об уловках, мольбах и соблазнах, искушениях, с помощью которых женщины стремились поймать его в свои сети?
        Он привык к тому, что женщины делали первый шаг к сближению раньше, чем он.
        Он привык откликаться на приглашение во взгляде женщины и целовать их призывно сложенные для поцелуя губки.
        Но их руки всегда обнимали его так, словно хотели не дать ему ускользнуть.

»Черт возьми, неужели в мире не найти такого места, где нет ни одной чертовой бабы, и они никогда не оставят меня в покое?»
        Едва он подумал об этом, как тут же посмеялся над самим собой, над своей порочностью, циничностью и пресыщенностью.
        Он вспомнил Эстер.
        И содрогнулся, вспомнив их так называемую любовь, которая, как ни грустно теперь ему было это признать, была всего лишь обычной похотью»
        Потом, лежа без сна и глядя на звезды, он вдруг осознал, что Медина, не важно, в женской или мужской ипостаси, совсем не такая.
        Он не мог бы словами определить эту разницу, но знал, что она есть.
        И еще он знал, что от нее ему убегать не нужно. Он может ее не бояться: она никогда не сделает ему ничего дурного.
        Маркиз сам не понимал, почему он так в этом уверен.
        Он знал только, что обстоятельство это не подлежит сомнению, что это такая же правда, как то, что он и Медина в Аравии и оба они - англичане.
        Не представляя, куда заведут его эти мысли, он встал и вновь прошел в соседнюю комнату.
        Медина лежала в той же позе, в какой он ее оставил; казалось, она успокоилась, и на ее губах теперь была видна слабая улыбка.
        Маркиз только сейчас обратил внимание, что эти губы были такой же классической формы, как у античных статуй в Энджелстоун-Хауз, которыми он очень гордился.
        Он стоял, глядя на нее, и думал, действительно ли она сказала, что любит его, или он только вообразил, будто это услышал.
        Только в одном он был до конца уверен: в том, что она необычная женщина, совсем не похожая ни на одну из тех, кого маркиз знал до встречи с нею.
        Она никогда не причинила бы ему вреда.
        Он был так в этом уверен, будто она была ангелом, спустившимся с небес, чтобы защитить его.
        Потом маркиз сказал себе, что во всем виноват звездный свет, который смутил его разум и вселил в него какие-то чудные мысли.
        Женщины есть женщины, и нет никаких логических причин полагать, будто Медина какая-то особенная.
        И все же, возвращаясь в комнату, где он спал, маркиз знал, что это правда.

        Глава 7

        Перед самым рассветом маркиз услышал, как Медина ходит в соседней комнате, но он не пошел туда.
        Он слышал, как она выпила отвар, а потом вернулась к кровати и снова легла.
        Наутро Hyp сказал ему, что благодаря отвару она будет спать, пока не выздоровеет, и маркиз подумал, что не стоит ее тревожить.
        Он пошел взглянуть на нее, только когда она снова заснула.
        Глядя на ее лицо, утопающее в подушке, и волосы, почти касающиеся плеч, он вновь подумал, что был слепцом, не догадавшись сразу, что она - женщина.
        Hyp сказал, что она будет в состоянии встать приблизительно через три дня.
        Поэтому маркиз занялся покупкой нового дромадера и забраковал полдесятка верблюдов, прежде чем нашел подходящего.
        Кроме того, он подружился с муэдзином.
        Это был умный и образованный мужчина; он объяснил маркизу некоторые места в Коране, которых тот раньше не понимал, и рассказал много нового об Аравии и истории этой страны.
        На третью ночь маркиз спал на крыше, a Hyp - внизу, в общей комнате.
        Проснувшись на рассвете, маркиз подумал» что, если они хотят отправиться в путь, пока еще прохладно, нужно выходить сразу после завтрака.
        Он спустился в дом; завтрак был готов, и, как и ожидал маркиз, Медина вышла из-за занавески, разделяющей комнаты.
        Глядя на нее, он подумал, что, не будь ее кожа выкрашена хной, она выглядела бы бледной.
        Она похудела, и ее глаза на тонком лице казались огромными.
        Она заговорила с маркизом в той же манере, что и всегда.
        Ее голос звучал приветливо, но ни в коем случае не интимно, и он понял, что она не знает, что он проник в ее тайну.
        - Сожалею, что так получилось, - сказала она, садясь на ковер перед низким столиком.
        - Как вы себя чувствуете? - спросил маркиз. - Вы уверены, что путешествие не будет для вас слишком тяжело?
        - Нет, я чувствую себя хорошо, - ответила Медина. - Отвары Нура мне всегда хорошо помогали, а на этот раз он добавил каких-то особых трав.
        - Вам нельзя переутомляться, - настаивал маркиз.
        - Я постараюсь, - сказала она, - но у нас впереди еще длинный путь.
        - Только до Адена, - спокойно сказал маркиз.
        Она посмотрела на него с удивлением:
        - До… Адена?
        - Я переменил свое решение и оставил намерение пробраться в Мекку.
        В глазах Медины вспыхнули огоньки, и он понял, что эти слова ее обрадовали.
        Но, отведя взгляд, Медина равнодушно сказала:
        - Ну что ж, в таком случае могу сказать, что вы поступаете… мудро.
        - Вы мне говорили, что идти в Мекку было бы безумием, - сказал маркиз, словно оправдываясь, - и теперь, когда у меня есть статуя, я могу спокойно возвращаться домой.
        - Да… Конечно, - тихо промолвила Медина.
        Больше она ничего не сказала.
        Выйдя наружу, маркиз показал ей дромадера, которого он купил, и она похвалила его выбор.
        Он, однако, упорно настаивал, чтобы она ехала на том верблюде, на котором он путешествовал вначале, потому что животное это было послушным и управлять им было легче.
        Маркиз боялся, что на более молодого верблюда ослабевшей после болезни девушке садиться опасно.
        Их никто не провожал.
        Накануне маркиз заплатил муэдзину, и тот едва не потерял дар речи от щедрости своего гостя.
        Медина впервые увидела домик снаружи.
        Она думала о том, как увлекательно было бы жить в нем вдвоем с маркизом, если бы она не пролежала все время без сознания.
        Но он никогда не должен узнать, какие чувства она к нему питает.
        Потом Медина подумала, что ей осталось всего шесть или семь дней в его обществе и она должна постараться воспользоваться ими как можно лучше.
        Они медленно тронулись в путь.
        Первый день не был трудным, и они преодолели большое расстояние. Маркиз, однако, раньше обычного заговорил о привале.
        - Мы достаточно на сегодня проехали, - сказал он Медине, когда она попыталась возражать.
        Они разбили палатки в маленьком оазисе, где была вода, чтобы напоить верблюдов, и пальмовые деревья, дающие тень.
        Место показалось Медине весьма романтическим.
        Она невольно спросила себя, какие чувства могла бы испытать, если бы маркиз любил ее так же сильно, как она его.

»Он такой красавец, - думала она. - Когда он вернется в Англию, вокруг него соберется множество прекрасных женщин, и он никогда обо мне не вспомнит».
        Боясь, что он догадается о ее любви, она старалась держаться от маркиза подальше.
        А он, поскольку и так уже знал обо всем, ожидал увидеть это в ее взгляде и в тысяче различных способов, которыми женщины всегда выражают свои чувства.
        Но вместо этого она от него отдалялась.
        Ему казалось, что она отвечает ему, не слушая, и его слова не вызывают у нее никаких чувств.
        На третий день путешествия он почувствовал себя уязвленным.
        На четвертый день он был уже просто поражен и, если быть до конца честным, раздражен тем, что, как ему показалось, она потеряла к нему интерес.
        На самом ли деле она говорила, что любит его?
        Впервые ему пришло в голову, что, произнося эти три слова в бреду, она могла иметь в виду совсем не его.
        Однако это было невозможно, и если только чувства ее не изменились, она любит его, как и говорила, всем сердцем.
        Он тайком поглядывал на нее, пока они ехали рядом, и думал о том, как красив ее профиль на фоне ясного синего неба.
        Как и прежде, он замечал, что она надвигает махрану низко на лоб и старается прикрывать шею и нижнюю часть лица.
        Маркиз исподволь следил за изящными движениями ее рук и губ.

»Каковы на вкус эти нежные губки?»- думал он и был уверен, что они окажутся очень мягкими, сладкими и невинными.
        Он также был уверен, что ее еще ни разу не целовал мужчина.
        Ему становилось все труднее уходить от нее, когда они разбивали лагерь и нужно было отправляться в свою палатку спать. Ему не хотелось расставаться с ней даже на минуту.
        Маркиз говорил себе, что его привлекает ее ум и ему просто нравится, с ней разговаривать, но на самом деле он понимал, что никогда не забудет красоту ее высокой груди и белизну кожи.
        Занятый мыслями о Медине, он едва замечал монотонность их долгого похода по пустыне и даже жару.
        Тем не менее он знал, что она для него недоступна!
        Накануне того дня, когда они должны были достичь Адена, он объявил привал раньше, чем обычно.
        Медина удивленно посмотрела на него, и он объяснил:
        - Завтра мы будем в Адене. Я хочу в последний раз насладиться бесконечностью пустыни и посмотреть, как На небе одна за одной загораются звезды.
        Медина затаила дыхание, подумав, что ей самой очень хотелось разделить с ним красоту последнего вечера.
        Это останется ей на память, когда он уедет.
        В Адене, они расстанутся, а потом она вернется в Кану.
        Там она снова спросит Селима Махана, нужно ли ей возвращаться в Англию или можно остаться с ним.
        Она понимала, что с отъездом маркиза станет совсем одинокой, потому что, кроме отца, потеряет еще и сердце.

»Я люблю его… люблю!»- много раз повторяла она, сидя в темноте своей маленькой палатки.
        Она смотрела на маркиза, когда тот этого не замечал, и думала, что он не просто самый красивый мужчина из всех, кого она когда-либо видела, но он еще и совсем особенный, не такой, как другие люди.
        Он был настоящим аристократом и при этом отличался гибким умом и твердостью характера, что ей очень нравилось.
        Она уважала его за самообладание и за то, что, даже теряя терпение, он никогда не позволял себе возвысить голос.

»Папа был бы от него в восторге», - говорила она себе и жалела, что не может сказать маркизу, что книга, которая, по его словам, его вдохновила и которую он всегда брал с собой в палатку, написана ее отцом.
        Оазис, в котором они остановились, был еще романтичнее того, которым они наслаждались в первую ночь путешествия.
        Здесь было больше пальм, колодец был глубже, а вода в нем - чище.
        Даже верблюды казались довольными, когда всадники спешились и позволили животным лечь.
        Маркиз и Медина разошлись по своим палаткам, которые Hyp поставил в стороне от остального каравана, в тени пальмовых деревьев.
        Медина сняла бурнус.
        Она встала возле последнего дерева, за которым снова начиналась пустыня, и посмотрела в ту сторону, где за горизонтом должен был находиться Аден.
        Они поужинали, не дожидаясь захода солнца, которое медленно опускалось в багрово-золотое зарево позади невысоких гор.
        К Медине подошел маркиз, и когда он встал рядом, она сказала:
        - Здесь так красиво!
        - Да, трудно будет все это забыть.
        - А вы… хотите забыть? - спросила она.
        Ему послышалась печаль в ее голосе.
        - Я буду помнить этот день всю жизнь, - ответил маркиз, - и, конечно же, вас!
        Он почувствовал, что она затрепетала при этих словах, и с тех пор, как они тронулись в путь, это был первый знак того, что он ей небезразличен.
        Всего лишь легкий трепет.
        И однако ему показалось, что эту дрожь он почувствовал так, словно она пробежала по его собственному телу, и в этот самый миг он понял, что любит Медину.
        Он пытался побороть свои чувства.
        Он пытался убедить себя в том, что сможет покинуть Аравию, вернуться на родину и без сожалений продолжить прежнюю жизнь.
        Теперь ему пришлось признаться себе в том, что он не может расстаться с Мединой. Сердце его навсегда останется с ней.
        Она не смотрела на него, не делала никаких движений, глаза ее были обращены вдаль.
        Но точно так же, как он чувствовал ее, маркиз не сомневался: она чувствует его.
        Он не двигался, но ощущал, что все его существо стремится к ней.
        - Я хочу вам кое-что сообщить, - быстро проговорил он.
        - Что же?
        - Нечто такое, что должно вас удивить.
        Она слушала, и он продолжал:
        - Пока вы были без сознания и мне было нечем заняться, я велел Нуру принести мне статую, которую мы нашли в Марибе.
        - Вы… остались ею довольны?
        - Я ее очистил, - ответил маркиз. - И она не из бронзы, как мы подумали, когда я выкопал ее из земли.
        - Не бронзовая? - переспросила Медина.
        - Нет, она золотая!
        Медина ахнула, и маркиз добавил:
        - Надпись на ней, я думаю, докажет, что она из царской сокровищницы, и я уверен, наша находка окажется одной из самых замечательных вещей, какие были привезены из Аравии.
        Медина испуганно вскрикнула и сказала:
        - Теперь я понимаю, почему вы так спешите домой.
        Если кто-нибудь узнает об этой статуе… вам не сносить головы!
        - Это меня не тревожит, - ответил маркиз, - Меня больше заботит то, что по крайней мере половина статуи принадлежит вам, если не вся.
        Медина рассмеялась:
        - Вы очень щедры… Но она ваша. Вы ведь ее нашли.
        - Но вы указали мне место.
        Она промолчала, и он добавил:
        - Теперь я понимаю, что должен благодарить вашего отца.
        Медина резко обернулась к нему.
        - М-моего… отца? - Она запнулась.
        - Ума не приложу, почему вы мне не сказали, - продолжал маркиз, - что являетесь дочерью человека, чья книга значит для меня больше любой другой книги, какую я когда-нибудь читал.
        - К-как вы узнали, кто я?
        - Я понял, что вы женщина, когда поднял вас на руки, - спокойно сказал маркиз.
        - Я… простите меня, но Селим считал, что я буду для вас лучшим проводником.
        - И он не ошибся, - согласился маркиз. - Вы вели меня, учили и… вдохновляли.
        Вновь он почувствовал, что она затрепетала, еще до того, как услышал тихое:
        - Я очень рада.
        - Но вы так и не ответили на мой вопрос, - настойчиво проговорил маркиз. - Как нам с вами разделить эту статую?
        Она принадлежит нам обоим.
        После недолгого молчания Медина сказала:
        - Мне бы хотелось, чтобы вы поставили эту статую в своем доме в Англии.
        - Я думаю, вы должны поехать и увидеть своими глазами, как она будет там смотреться.
        Он наблюдал за ее лицом и знал, что она пытается понять, можно ли считать его слова приглашением. Потом она отчаянно произнесла:
        - Я не хотела возвращаться в Англию… Но судя по всему, рано или поздно мне придется это сделать.
        - Думаю, нам стоит вернуться домой вместе, - сказал маркиз.
        Теперь она посмотрела на него с явным изумлением.
        - Не хотите ли вы сказать, что… приглашаете меня в гости? - с трудом проговорила она.
        - У меня есть идея получше, - ответил маркиз.
        Она подняла на него вопрошающий взгляд.
        Губы маркиза чуть дрогнули, и он произнес:
        - Я прошу тебя, любимая, выйти за меня замуж!
        На мгновение Медина окаменела от неожиданности.
        Но когда он обвил руками ее талию, она издала невнятный возглас и спрятала лицо у него на груди.
        Он крепко прижал к себе Медину и очень нежно снял с ее головы махрану.
        Рука его коснулась шелковистых волос, и он, почувствовав дрожь ее тела, поднял за подбородок ее лицо.
        - Я люблю тебя! - сказал он. - И знаю, что ты любишь меня!
        Он прикрыл губами ее губы и почувствовал, что на вкус они именно такие, как он ожидал: очень мягкие, сладкие и невинные.
        В ту же секунду он ощутил, что Медина испытывает сейчас неземное блаженство.
        Ее охватил неописуемый восторг, душа ее уносилась в Небеса.
        Он знал, что она чувствует, и сам испытывал то же.
        Никогда еще в его жизни не было поцелуя, который бы доставил ему такое невероятное наслаждение и вызвал бы в женщине такое же наслаждение.
        Целуя Медину и не переставая ее целовать, он знал, что нашел ту Мекку, которую все ищут, и это - совершенная, духовная любовь.
        Она нисколько не была похожа на все те чувства, которые ему доводилось испытывать в прошлом.
        Только ощутив, как разгорается в нем и в Медине новое солнце, маркиз оторвался от губ возлюбленной.
        Он смотрел на нее и думал, что ни одна женщина не могла бы сильнее светиться от любви.
        В ней была еще и духовная красота, которую он не встречал доселе на лице женщины.
        - Я люблю тебя… люблю! - прошептала Медина.
        - Так же, как и я люблю тебя, - ответил маркиз.
        - Неужели это правда? Неужели ты действительно смог полюбить меня?
        - Я никогда не знал, что можно так сильно кого-то любить и чувствовать то, что я чувствую теперь.
        Он снова принялся ее целовать, и она осознала, что не только губы, но и души их сливаются в одно.
        Они стали неделимым целым и теперь уже не расстанутся.
        Немного позже, когда солнце скатилось за линию горизонта, маркиз повел Медину к тому месту, где Hyp расстелил для них покрывало и разложил подушки.
        Они сели рядом, и маркиз снова обнял ее:
        - Я хочу, чтобы ты хорошенько отдохнула, моя любимая, потому что, когда мы прибудем в Аден, нам надо будет многое сделать.
        Она посмотрела на него вопросительно, и он сказал:
        - Мы зарегистрируем наш брак в британском консульстве, но сначала, я думаю, надо подыскать тебе одежду.
        Медина рассмеялась:
        - Консул наверняка не ожидает, что твоя жена может выглядеть так, как я сейчас!
        - Ты выглядишь восхитительно, моя несравненная. Но все же я думаю, что будущей маркизе Энджелстоун следовало бы быть чуть больше похожей на женщину.
        К удивлению маркиза, Медина вдруг отстранилась от него.
        - Что с тобой? - спросил он.
        - Ты просишь меня стать твоей женой, - тихо проговорила Медина, - но, возможно, ты совершаешь ошибку.
        - Ошибку? - Маркизу показалось, что он ослышался.
        - Здесь в пустыне ты просто мужчина, - сказала она. - Замечательный мужчина, которого я люблю и уважаю… Но в Англии…
        Она замолчала, и маркиз мягко спросил:
        - Что в Англии?
        - Я и забыла, что ты маркиз и аристократ. Твоим друзьям может показаться, что я тебе не пара, а ты… ты, быть может, разлюбишь меня.
        Маркиз почти грубо привлек ее к себе.
        - Ты моя! - отчаянно воскликнул он. - Такую, как ты, я всегда искал и уже почти потерял надежду найти. Ты моя, ты моя Мекка, и потерять тебя - значит потерять саму жизнь!
        Говоря эти слова, он вспомнил, как она сказала, что умрет, если его не будет на свете, и понял, что чувствует тоже самое.
        Что бы в Англии ни стали болтать о них, Медина принадлежит ему, и он ни за что не согласится ее потерять.
        Понимая, что эти чувства слишком велики для обычных слов, он просто целовал ее, пока она не сдалась и не прильнула к нему сама.
        Он видел, что в эту минуту для нее не существует ничего, кроме того блаженства, которое он ей дарил.
        Он дал ей счастье, такое же ослепительное, как звезды, которые уже загорались в небесах над их головами.
        Наконец, понимая, что она еще очень слаба, он отослал ее в постель.
        Сам маркиз долго лежал без сна и думал о том, что он самый счастливый из смертных.
        Он был полон решимости выступить против всего общества, начиная с самой королевы, если кто-нибудь осмелится обидеть Медину.
        Внезапно он осознал, что знает о ней очень мало - почти ничего, кроме того, что ее отец писал книги, способные изменить жизнь человека.
        Подумав об этом, маркиз не мог не признать, что ему предстоит многое объяснить своим родственникам и друзьям.
        Нет сомнений, они спросят его, почему он взял в жены девушку, о которой в обществе никто даже не слыхал.
        Но маркиз дал себе клятву, что не допустит, чтобы Медину кто-то обидел или причинил ей зло.
        Однако он слишком хорошо знал, как язвительны и злонамеренны могут быть такие женщины, как леди Эстер.
        Они всячески пытались бы унизить Медину и внушить ей мысль, что ее любовь станет источником бед для нее самой и для маркиза.

»Я огражу ее от этого зла, - сказал себе маркиз, - даже если для этого мне придется навсегда покинуть Англию».
        В то же время ему хотелось жить с Мединой вдвоем в Энджелстоуне.
        Он хотел постоянно видеть ее рядом: в комнатах его дома, на приемах, хотел, чтобы она спала рядом.

»Если она смогла научить меня арабскому языку, значит, и я смогу научить ее быть маркизой», - думал он, лежа в темноте.
        Он знал, что в душе немного боится, но не за себя - за Медину.
        В полдень следующего дня они достигли Адена и сразу направились в порт, где маркиза ждал «Морской Ястреб».
        Медина поднялась на борт без махраны и с открытым лицом.
        Она выглядела необычно, но в глазах моряков она, несомненно, была женщиной, и маркиз знал, что им и в голову не придет, что она и тот молодой араб-проводник, которого они однажды уже видели, - один и тот же человек.
        Понимая, что Медина утомлена переездом и волнением, он велел ей пойти прилечь.
        Она заняла ту же самую каюту рядом с каютой маркиза, которая в первый раз показалась ей такой уютной.
        Поскольку Медина хотела исполнять все его желания, она попыталась уснуть и в скором времени задремала.
        Тем временем маркиз, приняв ванну и переодевшись, отправился в британское консульство.
        В белых брюках яхтсмена и спортивной рубашке он выглядел истинным англичанином.
        Консул был рад увидеть его и сказал:
        - Когда ваша яхта вошла в гавань, милорд, мы не сомневались, что рано или поздно вы тоже появитесь. Я счастлив видеть вас в добром здравии!
        Глаза маркиза блеснули.
        Он-то знал, что сильный загар, который привел консула в такое восхищение, на самом деле является остатками хны, которую не удалось полностью смыть.
        - Я тоже рад, что вернулся благополучно, - ответил он. - Но я нуждаюсь в вашем совете.
        - Вы знаете, что я сделаю все, что в моих силах, - ответил консул, - однако сначала, мне кажется, вам стоит прочесть телеграмму, которая вас дожидается.
        Консул протянул маркизу конверт, и тот его вскрыл.
        Пробежав глазами текст, он подумал, что для полноты счастья ему не хватало именно этого.
        В телеграмме, отправленной неделю назад, говорилось:
        СЕГОДНЯ УТРОМ ЭСТЕР ВЫШЛА ЗАМУЖ ЗА ГРАФА ДАРНШИРСКОГО. ВОЗВРАЩАЙСЯ. СКУЧАЮ. РУПЕРТ.
        Маркиз хорошо знал графа Дарнширского. Это был, пожилой и очень богатый пэр, который был уже дважды женат и имел несколько детей.
        Эстер добилась своего: теперь у ее ребенка будет отец, который обеспечит ему положение в обществе и большое наследство.
        С чувством великого облегчения маркиз подумал, что теперь он свободен и ничто не препятствует его возвращению в Англию с Мединой.
        Он положил телеграмму в карман и сказал консулу:
        - Совет, который мне нужен, касается моей свадьбы. Я очень хочу, чтобы она состоялась как можно скорее.
        Консул смотрел на маркиза во все глаза, а тот продолжал:
        - Кроме того, я был бы чрезвычайно вам благодарен, если бы ваша супруга посоветовала мне, как найти для моей невесты, которая сейчас со мной, подходящую одежду.
        - Подходящую одежду? - непонимающе переспросил консул.
        - Мы путешествовали переодетыми как арабы, - объяснил маркиз, - и вещи моей будущей жены остались а Кане.
        - Теперь я все понял! - воскликнул консул. - Я уверен, моя жена будет рада помочь вам. Если в Адене вы что-то не сможете купить, она придумает выход из положения.
        - Весьма признателен, - поблагодарил маркиз.
        - А я тем временем, - продолжал консул, - пошлю за священником, который совершит обряд венчания. Если вы не против, бракосочетание состоится завтра утром. Мой секретарь подготовит необходимые документы.
        - Благодарю вас, - сказал маркиз.
        - Могу я узнать имя той леди, которой я должен буду принести мои искренние поздравления? - с любопытством спросил консул.
        - Ее зовут Медина Тевин, - ответил маркиз. - Она дочь профессора Эдмунда Тевина, о котором вы, возможно, слышали.
        - Мой старый друг! - воскликнул консул. - Некий человек, чье имя я, к сожалению, не могу вам назвать, сообщил мне о том, что он недавно умер.
        - Я восхищен его последней книгой, - сказал маркиз.
        - Я тоже! - кивнул консул. - Это был выдающийся человек, поистине выдающийся! Не знаю, известно ли его дочери об этом, ни ее дедушка, к сожалению, тоже умер. В английских газетах было сообщение о его смерти.
        Консул поднялся и подошел к столику, на котором лежала стопка номеров «Морнинг пост».
        Найдя нужную газету, он развернул ее и протянул маркизу.
        - Вот! - сказал консул. - Лорд Тевинклифф был весьма известной личностью.
        Маркиз был поражен, но, ни слова не говоря, взял газету - она была двухнедельной давности - и прочитал:
        УМЕР ДОСТОПОЧТЕННЫЙ ЛОРД
        ТЕВИНКЛИФФ.
        С глубоким прискорбием сообщаем о смерти лорда Тевинклиффа, главы судебной и исполнительной власти графства Беркшир и члена двора ее величества королевы. На 80 - м году жизни лорд Тевинклифф, скоропостижно, скончался после непродолжительной болезни, и это большая утрата для всех, кто его знал. Наследником лорда является его старший сын, полковник Альфред Тевин. Младший сын лорда Тевинклиффа, Эдмунд Тевин, известный писатель и археолог, в настоящее время, как полагают, находится в Аравии…

        Дальше шел длинный перечень заслуг лорда Тевинклиффа, но маркизу было достаточно того, что он уже прочел.
        Это был ответ на все мучившие его вопросы.
        Никто, даже родные маркиза, как бы придирчивы они ни были, не посмел бы унизить его избранницу, зная, что она внучка лорда Тевинклиффа.
        Теперь маркиз припомнил, что ему доводилось слышать о нем.
        Однако ему и в голову не приходило связывать старого лорда с Эдмундом Тевином, о котором с такой теплотой отзывался Ричард Бертон, Очередное препятствие было преодолено, и маркиз подумал, что теперь у него оставалась одна цель: сделать Медину счастливой.

»Я люблю ее, и наша любовь - единственное, что действительно важно», - сказал он себе.
        Супруга консула оказалась чрезвычайно практичной женщиной.
        Узнав, что от нее требуется, она немедленно принялась за дело.
        Самая лучшая портниха в Адене была отправлена на яхту маркиза.
        Проснувшись, Медина увидела, что ее каюта набита платьями всех цветов и фасонов.
        Правда, многие из них требовали подгонки в талии, однако она еще до прибытия в Европу могла выглядеть соответственно своему происхождению.
        Перед тем как лечь спать, Медина смыла, с лица хну и сурьму, вымыла голову и почувствовала себя словно заново родившейся.
        Ей понравилось, что маркиз щедро расплатился с Нуром и погонщиками, которые помогли им добраться до Адена.
        Hyp получил в подарок двух верблюдов, нагруженных миррой и ладаном.
        Этот груз можно было без труда продать в Адене, и Медина знала, что Hyp выручит за него немалые деньги.
        Маркиз выплатил всем погонщикам награду за службу и дал каждому письменную рекомендацию, чтобы те могли предъявить ее любому купцу, кто захочет их нанять.
        Маркиз и Медина проводили их до окраины города.
        Hyp в нанятом экипаже отвез маркиза и Медину на яхту, и там они простились с ним.
        - До свидания, Hyp! - сказала Медина. - Я никогда не забуду твоей доброты к нам с отцом.
        - Теперь вы благополучны, госпожа. Аллах велик!
        - Я знаю, что ты увидишь Селима, - продолжала Медина. - Передай ему, что я выхожу замуж за маркиза и безмерно счастлива.
        - Хвала Аллаху! - пробормотал Hyp по-арабски и почтительно поклонился Медине.
        - Когда-нибудь мы еще сюда возвратимся, - тихо сказала Медина, - и обязательно отыщем тебя, Hyp, где бы ты ни был.
        Hyp просиял от радости.
        И все же ее не покидала легкая грусть при мысли о том, что она расстается с ним и с отцом.
        Ее отец покоился в одинокой могиле под стенами Мариба, но она знала, что именно там он и хотел бы быть похороненным.
        Медина подумала, что только благодаря ему они с маркизом нашли золотую статую, которая, как она надеялась, убедила его отказаться от опасного стремления посетить Мекку.
        Словно угадав ее мысли, маркиз сказал:
        - И ты действительно думала, что после того, как я узнал, что ты женщина - самая дорогая мне женщина, - я подвергну тебя опасности?
        - Неужели именно это заставило тебя отправиться в Аден? - спросила Медина.
        - Разумеется! - воскликнул он. - Я боялся за тебя всю дорогу! С той минуты, как ты упала с верблюда, я тревожусь за тебя и не перестану тревожиться, пока ты не ступишь на английскую землю!
        Медина рассмеялась, а потом сказала:
        - О мой любимый, а я так боялась за тебя! Я молилась и молилась о том, чтобы ты каким-нибудь образом изменил свое решение и… не пошел бы в Мекку.
        - Не могу представить лучшего способа удержать меня от похода в Мекку, - ответил маркиз.
        Его взор был прикован к ее губам, и Медина понимала, что он хочет ее поцеловать.
        Они просидели за разговором до самого вечера.
        Когда стемнело, маркиз вывел Медину на палубу, чтобы полюбоваться звездами.
        - Наши звезды! - тихо сказала Медина. - Они смотрят на нас и оберегают нас.
        - Помолимся же, чтобы они не покинули нас до конца нашей жизни, - произнес маркиз.
        Он говорил так серьезно, что Медина взглянула на него с удивлением, а потом воскликнула:
        - Только ты мог так сказать!
        - Этому научили меня ты и твой отец, - ответил маркиз. - Если я немножко попрактикуюсь, то буду выражаться еще цветистее.
        Медика рассмеялась.
        Он поцеловал ее, и она вновь подумала, как сильно он отличается от того человека, который ступил на землю Аравии, желая достичь Мекки, потому что хотел выиграть какое-то глупое пари!

»Я люблю тебя… Я люблю… тебя!»- кричало ее сердце в тот миг, когда маркиз взял в плен ее губы.

        Наутро, одетая в белое платье с небольшим турнюром, она выглядела очень юной и воздушной.
        Маркиз впервые увидел ее в европейском платье.
        Накануне вечером на ней был восточный кафтан - единственная вещь из запасов портнихи, которая не требовала подгонки.
        Сейчас, с волосами, тщательно уложенными модным парикмахером, посланным на яхту супругой консула, и в фате из брюссельского кружева, она казалась престо совершенством.
        Маркиз подумал, что она настолько прекрасна» что во всем Лондоне никто не сравнится с ней.
        Лицо ее по-прежнему было немного смуглым, но он знал, что гораздо раньше, чем они приплывут в Англию, от загара не останется и следа.
        Ее кожа станет такой же белоснежной, как 6 тих местах, которые сейчас были прикрыты платьем.
        Супруга консула прислала Медине крем, который должен был удалить все остатки загара.
        Но Hyp приготовил ей свое средство из лимонного сока и трав пустыни.
        Медина была уверена, что оно будет гораздо эффективнее.
        Желая, чтобы маркиз восхищался ею, она на ночь сделала косметическую маску из смеси, приготовленной Нуром.
        Она не сомневалась, что уже утром разница будет заметна.
        Однако маркиза больше занимали ее глаза, которые светились счастьем.
        Движения ее губ сказали ему без слов, как сильно она его любит.
        Консул увез Медину с яхты в своей роскошной карете, а маркиз еще раньше поехал в часовню консульства, где их уже ждал английский священник.
        На церемонии присутствовали только консул и его супруга.
        Однако Медина была уверена, что ее отец и мать в эту минуту тоже рядом, Она подумала, что их благословил не только христианский Бог, которому они молились в часовне, но и мусульманский Аллах, который провел их через столько опасностей и трудностей и дал им любовь, соединившую их навсегда.
        После церемонии бракосочетания консул и его жена вылили шампанского за здоровье молодых.
        Потом они вернулись на «Морской Ястреб», и капитан немедленно приказал отчаливать.
        - Наконец-то мы одни! - сказал маркиз голосом звонким от счастья.
        Как только они покинули гавань, он увел Медину в свою каюту.
        Она пришла в восторг, увидев ее полной лилий, которые, вероятно, были доставлены с цветочного базара в Адене.
        Воздух был напоен благоуханием ладана.
        Она улыбнулась маркизу и сказала:
        - Какой еще запах мог украсить наши брачные покои? Этот аромат, мой любимый, будет с нами до конца наших дней.
        Он улыбнулся и тихо добавил:
        - Это духи богов и твои, мое сокровище, потому что для меня ты - богиня!
        Медина подняла к нему лицо, и он накрыл ее губы своими.
        Маркиз, не прерывая поцелуя, снял с нее венок и фату и бросил их на стул.
        Потом Медина почувствовала, что он снимает с нее платье, и когда оно упало на пол, она смущенно потупилась и спрятала лицо на груди мужа.
        Он подхватил ее на руки, - отнес на кровать и накрыл обшитой кружевом простыней.
        Через мгновение он оказался с ней рядом.
        Он крепко прижал ее к себе, и Медина почувствовала, какое у него мускулистое тело, и, как тогда в Марибе, восхитилась его силой.
        Ее пронзила сладкая дрожь желания.
        - Я люблю тебя! - прошептала она.
        - Как и я тебя, мое сокровище, - сказал маркиз, - и больше всего на свете я сейчас хочу вновь насладиться красотой твой груди, которую впервые увидел, когда ты была без сознания.
        Он увидел в ее глазах изумление и пояснил:
        - Именно тогда я узнал, что ты не та, за кого себя выдаешь. Я хотел проверить, бьется ли твое сердечко, и внезапно нащупал нечто нежное, теплое и очень изящное, и это подсказало мне, что передо мной женщина!
        - А я все ломала голову, как ты узнал… - пробормотала Медина.
        Маркиз поцеловал ее глаза, ее прямой небольшой носик, а потом - ее губы.
        Он откинул ей волосы и поцеловал ее нежную шейку, пробудив в Медине доселе незнакомое чувство.
        Потом он припал губами к ее груди, и Медина застонала от наслаждения.
        Маркиз старался быть очень нежным, но видел, что огонь, зажженный его ласками, превращается в бушующее пламя страсти.
        В нем вспыхнул ответный пожар, и в эту минуту он пожелал ее так, как никогда не желал ни одну женщину.
        Они оба стремились к возвышенному и обрели возвышенное среди аравийских песков.
        Теперь они знали, что это чувство не покинет их и будет вдохновлять всю оставшуюся жизнь.
        Маркиз продолжал целовать Медину, и ей казалось, что он уносит ее в небеса.
        Это было блаженство, которое невозможно описать словами.
        - Мы с тобой одно целое! - прошептал маркиз, и в его голосе прозвучало торжество. - Мы обрели нашу Мекку, любимая. Мы достигли невозможного и стали равны богам.
        И в тот миг, когда он сделал Медину своей, они оба, казалось, достигли пределов рая.
        Они знали, что их любовь будет вечной.
        Как и пустыня, она не имеет границ и простирается в бесконечность, за каждым горизонтом им будет открываться еще один.
        Их соединение стало самой великой и самой священной тайной, какую только может постичь человек, - тайной, что зовется ЛЮБОВЬЮ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к