Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Картленд Барбара: " Чудо Для Мадонны " - читать онлайн

Сохранить .
Чудо для мадонны Барбара Картленд

        # Легкомысленная сестра лорда Миера оказалась жертвой загадочной великосветской игры - и в результате блестящий «светский лев» был вынужден бежать из Лондона в Италию. Бежать, еще не зная, что обретет в городе изысканных средневековых палаццо любовь девушки, чье имя, словно бы случайно, оказалось именем города, в который занесла его капризная судьба. Бежать - еще не подозревая, что лишь любовь этой невинной красавицы спасет его из сетей шантажа, вендетты и преступлений, грозящих ему верной гибелью…

        Барбара Картленд
        Чудо для мадонны

        От автора

        Рафаэль, рожденный в 1483 году, был одним из самых кротких, самых добросердечных художников-знаменитостей. Всеобщий любимец, он никогда и ни с кем не затевал ссор. Он написал множество картин с изображением Мадонны, и каждый созданный им образ отражал ту красоту, тот внутренний свет - словом, все то совершенство, которое мечтает встретить в женщине мужчина. Немногие художники были окружены при жизни подобной любовью и восхищением; посмертно же он был признан подлинным мастером,
«Князем живописцев».
        Пол Мартин, родившийся в 1864 г., был самым знаменитым пионером фотографии.
«Факсимильная» фотокамера производила в 1889 г, замечательные снимки. Ценой по 3 фунта 3 сантима.
        Флоренция так и остается одной из сокровищниц Европы, и красота этого города, чистота его света, отзывчивость и чуткость людей не изменяются с течением столетий.

        Глава 1

1893 год
        Лорд Миер завтракал с отменным аппетитом.
        Бывая в Лондоне, он любил выезжать на прогулку верхом ранним утром, прежде чем парк наполнится народом.
        Сегодня он объезжал новую лошадь, которую недавно купил у коннозаводчика Тэттерсолла. Жеребец оказался очень горячим, и лорду пришлось немало повоевать с ним, прежде чем тот признал его хозяином и счел за лучшее вести себя с ним почтительно.
        Лорд Миер слыл выдающимся наездником, и успех доставил ему огромное удовольствие, тем более что заодно лорд окончательно пришел в себя после развеселой ночи.
        Вчера, покидая увеселительное заведение в Сент-Джеймсе, где некий богатый пэр праздновал сенсационный выигрыш Большого Национального кубка, лорд чувствовал себя как ребенок, объевшийся сладостями в кондитерской.
        Лорд Миер в полной мере наслаждался радостями жизни, но была в этой жизни скрытая сторона, и о ней знали немногие.
        Он имел самое непосредственное отношение к тайнам дипломатических сношений между Францией и Англией. Случалось ему негласно выполнять поручения правительства и во многих других странах Европы.
        Только секретарь министерства иностранных дел знал, что бесконечные путешествия лорда Миера в поиске удовольствий, как это казалось на первый взгляд, имели совсем иную цель.
        Весьма импозантный богатый наследник знатного рода, чьи предки не раз упоминались в трудах историков, он ловко ухитрился дожить до двадцати девяти лет, не связав себя брачными узами.
        С тех самых пор, как лорд окончил Итон, многие честолюбивые матери желали заполучить его в зятья и прилагали к тому немало усилий.
        Но лорд Миер позволял себе поддаваться чарам только замужних дам и пока что счастливо избегал серьезных отношений с юными девами и их мамашами.
        Он жил в доме на Парк-лейн, построенном и обставленном еще дедом лорда. Хозяйство в нем велось на холостяцкий лад, что, однако, не означало отсутствия удобств и даже некоторой изысканности. Весь стиль жизни лорда Миера сложился постепенно, по мере того как он хорошо изучил и собственные потребности, и привычки других представителей своего круга.
        - Я всегда утверждал, Инграм, что вы умеете принимать гостей, как никто другой в Англии, - сказал всего неделю назад принц Уэльский, обедая в Миер-Хаусе. - Не могу понять, почему мой шеф-повар не может сравниться с вашим в кулинарном искусстве.
        Лорд Миер поблагодарил за комплимент, но не стал уточнять, в чем секрет его ведения хозяйства.
        Отчасти этот секрет состоял, несомненно, в том, что его секретарь действовал весьма умело. Но, как усвоил лорд во время службы в армии, все нововведения должны исходить от начальства, и поэтому всегда проявлял особый интерес ко всему, что касалось его собственной персоны.
        Своими поместьями лорд Миер тоже управлял так, что его фамильное имение в Бэкингемшире считалось образцовым в своем роде.
        Его конюшня в Ньюмаркете была предметом зависти соперников, и, к их досаде, он легко выигрывал все классические скачки.
        Покончив с превосходными бараньими котлетами с гарниром из шампиньонов, доставленных вчера из его имения, лорд Миер жестом приказал подать себе кофе.
        Лакей, который до того стоял неподвижно за спинкой хозяйского кресла, немедленно направился к двери, чтобы выполнить распоряжение господина.
        В этот момент дверь распахнулась, и дворецкий торжественно провозгласил:
        - Маркиза Керкхамская, милорд!
        Лорд Миер удивленно смотрел на сестру, одетую в костюм модного зеленого оттенка, который ей очень шел, пока она торопливо пересекала столовую.
        Поднявшись ей навстречу, он сказал:
        - Я просто поражен, Дженни. Никогда бы не подумал, что ты можешь подняться так рано, тем более - выйти из дома!
        - Мне необходимо поговорить с тобой, Инграм! - произнесла маркиза настойчиво.
        По ее тону и тому смятению, которое выражали голубые глаза маркизы, лорд догадался, что она предпочла бы поговорить наедине.
        - Не хочешь ли кофе или что-нибудь поесть? - спросил он.
        - Нет-нет! Я ничего не хочу!
        Миер взглянул на лакея, и тот немедленно вышел, закрыв за собой дверь. Лорд опустился в кресло, на спинке которого была вырезана корона, поддерживаемая ангелами. Кресло выглядело действительно по-королевски.
        - В чем же дело? - спросил он.
        К его удивлению, сестра коротко всхлипнула.
        - О, Инграм, я даже не знаю, как тебе об этом сказать!
        В ее голосе звучало такое отчаяние, что лорд Миер взял ее руки в свои, стараясь утешить сестру.
        - Что с тобой, Дженни? - спросил он. - На тебя не похоже так вешать нос!
        Лорд улыбнулся, вспомнив, что так говорили они между собой в детстве.
        Сестра, опять всхлипнув, крепко сжала его руку.
        - Инграм, если ты мне не поможешь, я безвозвратно погибла!
        - Что же с тобой случилось?
        - Ты будешь шокирован…
        - Об этом не беспокойся…
        - Ты единственный, к кому я могу обратиться. О, Инграм, я совершила безумную глупость!
        - Со всеми это порой случается, - постарался успокоить сестру лорд Миер. - Но что же ты сделала?
        Она высвободила руку из его ладоней и, достав обшитый кружевом платок, поднесла его к глазам.
        - Он был так неотразим, так очарователен! Не уверена, что кто-нибудь устоял бы перед ним!
        - Перед кем?
        Маркиза глубоко вздохнула:
        - Князем Антонио ди Соджино.
        Лорд Миер ничего не сказал, но в его глазах мелькнуло любопытство, а потом вспыхнул тот огонек, который был хорошо знаком тем, кому вместе с лордом доводилось выполнять опасные задания.
        Его сестра тоже молчала, видимо, не решаясь продолжать свой рассказ. Тогда лорд заговорил сам:
        - Я знаю, о ком ты говоришь, но какое отношение он имеет к тебе?
        На мгновение ему показалось, что маркиза пытается уклониться от прямого ответа. Ей явно не хотелось открывать ему правду.
        Но, понимая, что ему необходимо точно знать, что именно произошло, она тихо сказала:
        - Ты ведь знаешь, что Артур сейчас в Париже? Лорд Миер знал это. Королева послала его зятя выразить порицание британскому послу по поводу какого-то ничтожного обстоятельства, которое тем не менее вызвало неудовольствие ее величества. Королева, как всегда, делала из мухи слона.
        Было бы гораздо проще послать письмо, чем отправлять не очень здорового шестидесятилетнего маркиза Керкхамского в Париж с подобным поручением.
        Однако королева привыкла использовать его в тех случаях, когда, как она полагала, затрагивались ее личные интересы. А маркиз, разумеется, не счел возможным уклониться, - Да, я знаю, - вслух произнес лорд Миер. Немного помолчав, его сестра продолжала:
        - Я встретила князя Антонио десять дней тому назад в Малборо-Хаусе. Он так божественно танцевал, что я была не в силах отказать ему и два, может, три танца протанцевала с ним. Он был так настойчив!
        Лорд Миер подумал, что его сестра вела себя несколько неосмотрительно. На такую красивую пару, как они, в танцевальном зале не могли не обратить внимания.
        - Он умолял встретиться с ним на следующий день, - продолжала Дженни, - говорил, что обожает меня, Инграм! Признаюсь, я была им очарована.
        Она говорила тихо, опустив глаза, избегая смотреть брату в лицо.
        - Где бы я ни бывала - на прогулках в парке, на светских приемах, - он неизменно следовал за мной.
        Если его сестра была очарована князем Антонио, то лорд Миер не удивлялся, что и князь Антонио пленился Дженни.
        Утонченная голубоглазая блондинка была бы мечтой любого художника, который решил бы изобразить «совершенную розу Англии». Впоследствии лорд нередко сожалел, что его сестра совсем юной вышла замуж за человека старше нее на четверть века.
        Конечно, с точки зрения общества, это была блестящая партия.
        Маркиз Керкхамский имел доступ в Виндзорский дворец, а вскоре после свадьбы получил почетную должность королевского шталмейстера.
        В молодости он был женат, но его первая жена умерла от родов, и в обществе строилось немало предположений о том, кто станет следующей маркизой Керкхамской.
        Когда вдовец, занимавший столь высокое положение, познакомился с Дженни, которой в ту пору было всего восемнадцать лет, маркиз влюбился без памяти, и, прежде чем она успела понять, что происходит, маркиз уже стоял с ней у алтаря. Родители тоже не успели обсудить с дочерью, разумно ли выходить замуж за человека намного старше нее.
        Тогда разница в возрасте, казалось, не имела значения, но теперь Дженни в тридцать четыре года была в расцвете красоты, а ее муж на пороге семидесятилетия, увы, приобрел и привычки, и потребности, соответствующие его возрасту.
        Хотя лорд уже понял, чем закончится история сестры, он сказал:
        - Продолжай! Что же было дальше?
        - Этой ночью, - прошептала Дженни едва слышно, - я уступила мольбам Антонио. Мы встретились накануне вечером, но я как-то сумела устоять. Я все время помнила, что, как ни тяжел характер у Артура, я все же его жена и должна вести себя так, как он вправе ожидать от меня.
        - Конечно, - согласился брат.
        - А вчера мы обедали вдвоем, а потом… Маркиза замолчала, щеки ее залились краской, прежде чем она смогла выговорить:
        - Сам понимаешь, что произошло! Брат сжал ее руки.
        - Поверь, я понимаю тебя.
        Произнося эти слова, он подумал, что еще удивительно, как долго держалась его сестра. С возрастом маркиз сделался не только заносчив, но и резок, а с окружающими, особенно с женой, вел себя как настоящий деспот.
        Притом что он придавал огромное значение вопросам чести, лорд Миер знал, что, если маркиз заподозрит Дженни в неверности, последствия будут крайне неприятными.
        - Мне стыдно, что я оказалась способна на такой предосудительный поступок, - опять заговорила Дженни, - но дело не только в этом!
        - Что же еще? - спросил брат.
        - Вчера я надела мое флорентийское колье, так как знала, что оно особенно нравится князю.
        Лорд Миер знал это колье. Два года назад, когда после рождения двух дочерей маркиза наконец подарила мужу сына и наследника, Керкхам подарил ей колье необычайной красоты.
        Оно было сделано в Италии в первой половине восемнадцатого века и поражало великолепием и изяществом, столь характерными для флорентийских ювелиров.
        На цепочку из мелких бриллиантов мастер нанизал цветы, вырезанные из более крупных камней, с листьями из изумрудов, а в центре поместил изящный кулон в форме цветка с двумя подвесками поменьше из розовых алмазов.
        Как у всех драгоценностей того времени, камни были оправлены в серебро, которое еще усиливало блеск бриллиантов. Колье было так необыкновенно прекрасно, что Дженни потряс этот поистине королевский подарок.
        Маркиз рассказал ей, что колье продали ему представители старинного флорентийского рода. К сожалению, они были вынуждены его продать, но предпочитали, чтобы оно по крайней мере принадлежало представителю не менее знатного рода, чем их собственный.
        Маркизу польстил этот комплимент, но лорд Миер всегда подозревал, что Керкхам заплатил за колье больше, чем оно стоило. Во всяком случае, подарок можно было расценивать как компенсацию Дженни за то, что маркиз уже не годился на роль пылкого любовника, который был весьма необходим его молодой жене.
        По правде говоря, лорд удивлялся, что в отличие от многих красивых женщин большого света, которые входили в избранное общество, собиравшееся в Малборо-Хаусе, его сестра так долго хранила верность маркизу.
        С легкой руки принца Уэльского неразборчивость в связях вошла в моду. Знаменитые красавицы, подарив мужьям наследника и прожив в браке лет десять, часто заводили пристойные романы.
        Мужьям полагалось закрывать глаза на происходящее.
        Но лорд Миер, увы, подозревал, что, коснись это его сестры, маркиз поведет себя совсем по-другому. Больше того, лорд был совершенно уверен, что его зять, как собака на сене, не давая жене того, что ей нужно, потребует, чтобы она обходилась без этого.
        Лорд любил сестру и хотел бы видеть ее счастливой. Он уже давно догадывался, что Дженни испытывает беспокойство и отчаяние от тоски и одиночества. Теперь произошло то, что назревало давно.
        К сожалению, Дженни выбрала себе в любовники иностранца, а это осложняло ситуацию.
        Не то чтобы лорд Миер был вообще против иностранцев; ему всего лишь представлялось, что они, как правило, непредсказуемы и не способны питать к женщине стойкую привязанность, которой он был бы только рад, поскольку он видел, что именно ее-то не хватает Дженни.
        Глядя сейчас на испуганное лицо сестры, лорд понял, что ее мучает еще что-то
«ужасное, и терялся в догадках, что это может быть.
        Тем временем Дженни заговорила снова:
        - Антонио ушел на рассвете. Я очень боялась, что слуги проснутся и увидят его.
        - И что же потом? - Лорд Миер был уверен, что маркиз не мог вернуться так рано и в доме не было никого, кто мог бы обвинить сестру в неверности.
        - После его ухода, - прошептала Дженни, - я сама никак не могу в это поверить - мое колье исчезло!
        Наступило молчание. Лорд Миер в полном изумлении уставился на сестру.
        - Ты хочешь сказать, - выговорил он наконец, - ты допускаешь, что князь украл колье?
        - Оно пропало, исчезло бесследно! Я положила его в футляр на туалетном столике. Когда горничная принесла завтрак, она спросила:» Убрать ваши драгоценности в сейф, миледи?«Она всегда это делает. Я ответила:

» Да, конечно. Роза, но только осторожнее с колье!«
        Она открыла футляр, наверное, чтобы посмотреть хорошо ли уложено колье, и вскрикнула:
        - Его там нет, миледи!
        Дженни смотрела брату в лицо, и глаза у нее потемнели от ужаса.
        - Оно пропало. Я искала повсюду, но на самом деле я точно помню, как укладывала его на место и любовалась им: на фоне черного бархата оно смотрелось удивительно изысканно.
        - Ты, должно быть, что-то путаешь!
        - Нет, я ничего не путаю! Теперь я припоминаю, что надевала его в тот вечер, когда познакомилась с Антонио. Он восхищался, говорил мне комплименты, уверял, что моя шея прекраснее всех, которые это колье украшало со времени своего изготовления в
1725 году.
        Лорд» Миер молчал. Маркиза продолжала:
        - Лишь обнаружив пропажу, я вспомнила тот разговор, и мне показалось странным, что он знал точную дату изготовления колье, хотя Артур не был в ней уверен.
        - Может, это было просто его предположение, - сказал лорд Миер.
        - После того случая, если я не надевала колье на светские приемы, он всегда спрашивал: «Где ваше флорентийское колье? Вы в нем восхитительны. Я не знаю ничего более прекрасного, что было бы достойно прикасаться к вашей коже».
        - Поэтому ты и надела его, когда обедала вчера вечером наедине с князем!
        - Да, конечно. Когда он вошел в гостиную, еще не успев поцеловать меня, он сказал;
«Вот так я и хочу, чтобы вы выглядели!» Меня это слегка задело, потому что его глаза были устремлены скорее на колье, чем на меня.
        Лорд Миер слегка пожал плечами.
        - Это еще не доказывает, что он украл его!
        - Он расстегнул застежку колье, целуя меня в шею и сказал: «Ты слишком прекрасна, чтобы нуждаться в украшении, даже в таком изысканном, как это колье, изготовленное моими соотечественниками».
        При этих словах Дженни слегка вздохнула.
        - Я не особенно следила за тем, что он говорит. Взяла колье из его рук и положила в футляр. Я хотела, чтобы он думал обо мне и разговаривал со мной.
        - Ты совершенно уверена, что положила его именно в футляр?
        - Абсолютно уверена. Я тщательно уложила его, ведь это такая драгоценность, что я всегда боялась сломать его. Артур очень рассердился бы.
        Она всхлипнула.
        - Что мне теперь делать? Артур будет в ярости! Я ведь не смогу сказать, что Антонио похитил его из моей спальни?
        Сжимая руки, она воскликнула:
        - О, Инграм, помоги мне! Спаси меня! Если Артур узнает о том, что случилось, он меня убьет!
        - Он не должен узнать, - ответил лорд Миер, - и прежде всего нужно потребовать от князя объяснений.
        - Ты полагаешь, я об этом не подумала? Полчаса назад я позвонила в итальянское посольство, где он остановился. Наверное, это было неблагоразумно, но я была в таком отчаянии, что мне казалось необходимым связаться с ним немедленно.
        - И что же?
        Ответ было предугадать нетрудно.
        - Мне сообщили, что князь Антонио ди Соджино отбыл в Италию сегодня в восемь часов утра!
        Ее голос дрогнул, и она закрыла лицо руками, чтобы скрыть слезы.
        Лорд Миер сидел совершенно неподвижно. Через минуту он заговорил:
        - Не плачь, Дженни. Я найду выход, если только ты поклянешься на Библии, что никто другой не мог похитить колье. Например, ты не думаешь, что после ухода князя в твою спальню мог проникнуть грабитель?
        - Разве что у него были крылья и он влетел в окно. Я сама выпустила Антонио через садовую калитку. Мы спустились по боковой лестнице, ты знаешь, какую я имею в виду, а выйдя из спальни, я заперла дверь и взяла ключ с собой.
        - Почему ты это сделала?
        - Не знаю. Наверное, боялась, что горничная зайдет раньше, чем я успею прибрать одежду, разбросанную по полу, и привести в порядок постель.
        Дженни снова зарделась и опустила глаза.
        - Как видишь, никто не мог войти в спальню, потому что ключ был у меня.
        - Но как ты могла не заметить, что он взял колье?
        - Когда он разбудил меня и сказал, что уходит, он уже был одет. Я заторопилась; вот-вот должны были встать слуги.
        - Значит, когда ты спала, он легко мог положить колье к себе в карман.
        - Конечно. Я и не вспомнила о нем, пока Роза не открыла футляр…
        Дженни снова всхлипнула.
        - О, Инграм! Подумать только, что вернулся бы Артур через две недели и попросил меня надеть колье, а я обнаружила бы, что футляр пуст!
        - Полагаю, князь на это и рассчитывал. Ему не повезло, что ты обнаружила пропажу так скоро.
        - Колье пропало! Что же мне делать? - взмолилась Дженни. - Ты же знаешь, как радовался Артур, подарив мне такую редкость! И я знаю, что оно очень, очень дорого стоит.
        - В том, что оно стоит дорого, я не сомневаюсь.
        - И это не может быть грабитель, ведь ничего больше не пропало!
        Маркиза замолчала, а ее брат переспросил:
        - Это точно? Ты все проверила, и ничего не исчезло?
        - Нет, ничего. Браслет с алмазом, кольцо, серьги - они все на туалетном столике.
        - Только колье, - задумчиво произнес лорд Миер.
        - Только колье, - подтвердила Дженни. - Колье, которого Артур никогда не забудет. О, Инграм, подумай, какие пойдут сплетни, если он потребует развода. Но даже если дело не дойдет до развода, я уверена, что муж перестанет разговаривать со мной, настолько уязвленным он себя почувствует.
        Слезы текли по ее щекам, она была не в состоянии сдержать их.
        Лорд Миер поднялся с кресла.
        - Я могу сделать только одно.
        - Что именно? - спросила Дженни упавшим голосом.
        - Отправиться во Флоренцию и разузнать, что же на самом деле произошло. Если этот проклятый итальянец украл твое колье, я или выкраду его у него, или каким-нибудь образом заставлю его вернуть драгоценность.
        - О, Инграм, ты действительно сделаешь это? Дженни вскочила со стула и обняла брата.
        - Только ты в состоянии спасти меня! Ах, дорогой, дорогой Инграм, ты так умен! Если кто-нибудь в целом мире и может заполучить мое колье обратно, так это ты!
        Лорд Миер поцеловал ее в щеку, а потом спросил:
        - А теперь послушай, Дженни. Я полагаю, ты можешь доверять своей горничной?
        - Роза обожает меня, она всегда была мне преданна и служит у меня уже десять лет.
        - Очень хорошо, возьми с нее клятву хранить все в тайне.
        - Я уже это сделала. Она знает, как рассердится Артур, если обнаружит пропажу. Она сделает все, чтобы помочь мне.
        - Очень хорошо. Когда Артур возвратится, ты ни на мгновение не должна дать ему повод заподозрить, что чем-то обеспокоена или чего-то боишься.
        Когда он произносил эти слова, напряженно обдумывая их, между его бровями залегла глубокая складка. Потом он продолжил:
        - Мужья и жены инстинктивно понимают друг друга, даже угадывают мысли супруга. Что бы ты ни делала, ты ни в коем случае не должна дать Артуру такой возможности.
        Дженни слегка вскрикнула от ужаса.
        - Нет, конечно, нет!
        - Вот и хорошо. Веди себя как любящая жена, которая радуется, что муж вернулся домой, потому что ей было одиноко без него.
        Он помолчал, потом добавил:
        - Все женщины умеют играть, когда хотят. И если ты дорожишь своей репутацией и добрым именем, Дженни, ты должна на этот раз сыграть так хорошо, как никогда раньше!
        - Я попытаюсь, изо всех сил попытаюсь, но я боюсь: вдруг у меня не получится!
        - Не беспокойся, в самом худшем случае нам придется самим взломать сейф и заявить, что кто-то тайком проник в дом и обокрал вас. Но надо ухитриться это сделать так искусно, чтобы полиция не догадалась, кто бы это мог быть.
        - Полиция?! - пробормотала Дженни, запинаясь. Она так побледнела, что брат поспешил добавить:
        - Мы обратимся в полицию только в крайнем случае. Это вызовет осложнения. Тебе ведь не захочется говорить, что ты была с князем, когда надевала колье в последний раз. Значит, придется придумать, по какому случаю ты могла бы его надеть. Например, на светский раут.
        - О, Инграм, сможем ли мы разделаться с этим? Ты знаешь, куда бы я ни пошла, все всегда говорили, что это колье - самая красивая вещь, какую им приходилось видеть!
        - Я знаю, - произнес лорд Миер с раздражением. - Нам придется придумать что-нибудь и на тот случай, если я не сумею вернуть его.
        - Нет, я верю, ты добудешь его! Я знаю, какой ты умный, какие сложные задачи тебе приходилось решать. Конечно, ты никогда не говоришь об этом, но муж моей подруги Айлин работает в министерстве иностранных дел. Он рассказывал, как гам все восхищаются тобой. Тебе удается прямо-таки чудеса творить, когда наши послы пасуют.
        - Твоей подруге лучше бы не болтать о таких вещах! - резко заметил лорд Миер.
        - Однако я уверена, это правда! И ты, мой дорогой, мой удивительный Инграм, сумеешь спасти меня. Разве я значу для тебя не больше, чем любой из этих королей и королев, которым тебе приходилось помогать?
        - Думаю, что они, во всяком случае, так не считают! Но, конечно, я постараюсь сделать все, что в моих силах, Дженни. Когда я уеду во Флоренцию, молись, чтобы мне удалось найти и вернуть колье.
        - Конечно, я буду непрестанно молиться! И если ты и вправду вернешь колье, я пожертвую, сколько только смогу, святому Антонию или любому другому святому, который помогает тем, у кого похитили их собственность.
        Лорд Миер рассмеялся.
        - Нам, несомненно, понадобится поддержка этих святых, - сказал он. - Если князь украл твое колье, на это должна быть очень веская причина. Я совершенно уверен, что князь не признается в этом, если только не прижать его основательно.
        Когда сестра удалилась, осыпав его благодарностями и заверениями, что ее счастье в его руках, лорд Миер вызвал своего секретаря и велел мистеру Бэррингтону заняться приготовлениями к отъезду, отменив все деловые встречи, назначенные на ближайшие ДНИ.
        Потом лорд поднялся наверх, в спальню, чтобы отдать распоряжения своему камердинеру.
        Открывая ящик комода, он вспомнил, как сказал сестре о том, что князя надо будет
«прижать к стене», и вынул хранившийся в комоде маленький револьвер.
        Он был сделан по специальному заказу и отличался меньшими размерами, чем обычные револьверы. Таким оружием обладали весьма немногие.
        Он положил револьвер и запас патронов к нему, чтобы все это было под рукой, когда настанет время укладывать чемодан.
        Потом лорд извлек из глубины ящика тонкий острый кинжал, блестящий острый конец которого был заключен в специальный чехол. Кинжал можно было заткнуть за пояс и даже в случае необходимости засунуть за голенище или спрятать в карман.
        Глядя на кинжал, лорд Миер припомнил те случаи, когда ему приходилось прибегать к его помощи для самозащиты.
        На этот раз лорд надеялся, что ему удастся обойтись без оружия, хотя сознавал, что отправляется навстречу опасным приключениям. Лишь провидению ведомо, с чем он столкнется во Флоренции.
        Его секретарь позаботился о том, чтобы лорд успел на поезд, согласованный с пароходным расписанием. Времени было мало, однако мистер Бэррингтон привык действовать быстро, когда это касалось интересов его хозяина.
        Лорд Миер знал, что некая неведомая сила зарезервирует для него вагон в поезде на Дувр, лучшую каюту на пароходе через Ла-Манш отведут ему, а некий невидимый сопровождающий закажет для него купе в скором поезде до Флоренции.
        Тем не менее он хотел покинуть Миер-Хаус несколько раньше, чем это было необходимо, чтобы успеть на поезд, который отходил от вокзала Виктория.
        Лондонский экипаж лорда, запряженный двумя великолепными лошадьми, быстро домчал его до здания министерства иностранных дел, где он попросил госсекретаря принять его.
        Лорда Миера сразу провели в кабинет графа Росберри, который явно обрадовался его приходу.
        - Мой дорогой Миер, - произнес он, - вот так сюрприз! Нечасто же вы снисходите до визитов. Это мне приходится отправлять вам послания, умоляя удостоить меня вашего общества!
        - Мне кажется, вы настроены несколько саркастически, милорд, а я нуждаюсь в вашей помощи!
        - Моей помощи?! Это что-то новое. Обычно я обращаюсь за помощью к вам!
        - Согласен, но сейчас, смею надеяться, вы не откажете мне.
        - Что я могу для вас сделать?
        - Расскажите, что вы знаете о князе Антонио ди Соджино.
        Секретарь, казалось, удивился.
        - И это все?
        - В настоящий момент - да!
        - Любопытно узнать, зачем это вам?
        - Это, прошу прощения, мое дело, - отвечал лорд Миер. - Все, что мне нужно, - это информация.
        Граф позвонил в колокольчик и, когда появился служитель, приказал:
        - Принесите мне флорентийское досье. Всего через несколько минут перед секретарем министерства оказалось объемистое досье.
        Открыв его и» пролистав несколько страниц, секретарь заговорил:
        - Род Соджино, надеюсь, вам это известно, принадлежит к числу наиболее влиятельных семейств Флоренции, и князь - глава рода - может проследить свою родословную вплоть до одиннадцатого века. Он старается, чтобы никто не забывал об этом!
        Лорд Миер улыбнулся, однако воздержался от комментариев, и граф продолжал:
        - Здесь у меня есть донесение, для вас вряд ли интересное, о застарелой вражде между родом Соджино и родом Гориция. - Секретарь перевернул еще несколько страниц. - С недавних пор Соджино стали испытывать денежные затруднения и были вынуждены расстаться с кое-какой собственностью в окрестностях Флоренции. Это крайне расстроило князя и по какой-то причине, которую я не смог установить, усилило вражду между ним и кланом Гориция.
        История была настолько типична для знатных итальянских семейств, что лорду Миеру она показалась похожей на сюжет какого-то романа. Все, что он узнал, не представляло особого интереса, за исключением того обстоятельства, что Соджино испытывали денежные затруднения.
        Однако и в этом не было ничего необычного. Все-таки лорд спросил:
        - Вы знаете старшего сына этой семьи, князя Антонио?
        - Да, я встречал его на нескольких светских приемах, а также знаю, что всякий раз, когда он бывает в Лондоне, Париже или любой другой столице, он оставляет за собой разбитые женские сердца.
        - Он женат? - осведомился лорд Миер.
        - Был женат, разумеется, когда был помоложе. Но я не уверен, жива ли сейчас его жена. Официальных сведений о ее смерти нет, но это ничего не значит.
        Граф Росберри откинулся на спинку кресла и спросил:
        - Скажите все же, Миер, почему вы проявляете такой интерес к особе князя?
        Лорд Миер молча улыбнулся, и граф не смог удержаться от восклицания:
        - Черт бы побрал вас с вашей скрытностью! Но если ди Соджино интересует вас по личным причинам, вы могли бы проделать небольшую работу и для меня.
        Лорд Миер вопросительно посмотрел на секретаря министерства.
        - У меня есть основания предполагать, что ди Соджино и его семья каким-то образом причастны к подрывной деятельности против итальянского королевского дома. Возможно, я ошибаюсь, но кое-какие обстоятельства, которые стали мне известны, наводят на такую мысль, хотя у меня нет целостной картины.
        Лорд Миер поднялся с кресла.
        - Благодарю вас за помощь. Можете быть, как всегда, уверены, что, если вам понадобится мое содействие, я сделаю все возможное.
        - Это все, о чем я прошу, - отвечал граф. - Вы прекрасно знаете, что в ваших силах сделать гораздо больше, чем в силах кого бы то ни было.
        Лорд Миер рассмеялся.
        - Вы мне льстите!
        - Я просто пытаюсь заранее подготовить вас к манере итальянцев заговаривать зубы. Она может быть столь же убедительна, как ирландская, и гораздо опаснее, чем то, что мы, англичане, называем «говорить напрямик».
        Он пожал лорду Миеру руку и добавил:
        - Берегите себя. Вы знаете, как ценны вы для нас, и мы не хотим вас потерять.
        - Я чувствую, что каждое ваше слово имеет тайный смысл.
        Оба рассмеялись. Проводив лорда до двери, граф положил руку ему на плечо и сказал:
        - Я просто обязан предостеречь вас, как делаю всегда, когда посылаю кого-либо в Италию: берегитесь красноречивых черных глаз и стилета!
        Лорд Миер снова рассмеялся.
        - Обещаю всегда помнить об этом.
        Улыбка не сходила с его губ, пока он быстро шел коридорами министерства к своему экипажу, который ожидал его.

        Глава 2

        Лорд Миер, прибыв во Флоренцию, немедленно отправился на виллу, расположенную на окраине города, которая принадлежала одному из его друзей.
        Он заранее телеграммой известил о своем прибытии, и сэр Юлиус Каценове принял его с распростертыми объятиями.
        Человек пожилой, он вышел в отставку и поселился во Флоренции три года назад, но поскольку был холостяком, то чувствовал себя одиноко и часто скучал по своим английским друзьям.
        - Мой дорогой Инграм! - воскликнул он. - Именно вас мне особенно хотелось увидеть.
        - Поэтому я и поспешил приехать, - ответил лорд Миер.
        - Другого ответа я от вас и не ожидал, - улыбнулся сэр Юлиус. - Располагайтесь, я открыл бутылочку совершенно особого вина, которое должно вам понравиться.
        Слуга наполнил два бокала, и лорд Миер, отпив небольшой глоток, сказал:
        - Вино великолепно! Впрочем, я и не ожидал другого в вашем доме.
        - Расскажите, что привело вас сюда, - попросил сэр Юлиус, - или это секрет?
        Лорд Миер удивленно поднял брови.
        - Секрет? - переспросил он.
        - Ох не притворяйтесь, Инграм! - воскликнул сэр Юлиус. - Я слишком хорошо знаю, как ценят вас те, кто сменил меня на дипломатическом поприще, особенно в министерстве иностранных дел!
        Рассмеявшись, он продолжал:
        - Я знаю, вы не равнодушны к прелестным личикам, но вряд ли в Лондоне их так мало, что вы предприняли путешествие во Флоренцию. Это чересчур утомительно.
        - Вижу, вас не проведешь, - ответил лорд Миер, - поэтому признаюсь, что у меня есть причины быть здесь, но я не хочу пока говорить о них.
        - Очень жаль! Впрочем, здесь даже у цветов есть уши, так что рано или поздно я узнаю, что это за причины.
        Лорд Миер улыбнулся и отпил еще немного вина.
        - Хотя вы досадуете на мою скрытность, я рассчитываю на вашу помощь.
        Сэр Юлиус широким жестом обвел комнату.
        - Все мое - твое! - ответил он, цитируя древнее восточное изречение.
        - Тогда прежде всего, - начал лорд Миер, - расскажите мне, что вы знаете о Соджино и об их вражде с Гориция.
        Лицо сэра Юлиуса выразило явное удивление.
        - Ума не приложу, почему они вас интересуют. Это обычная вендетта между двумя семействами, которая сейчас вспыхнула с новой силой, вместо того чтобы угаснуть с течением времени. В данный момент, почти как у Шекспира, одно из семейств, выражаясь фигурально, протянуло другому оливковую ветвь.
        - Каким же образом?
        - Дочь князя ди Соджино, очень красивая молодая девушка, выходит замуж за сына князя ди Гориция, чрезвычайно неприятного молодого человека.
        - Похоже на типичную драму времен Ренессанса.
        Лорд Миер подумал, что, пожалуй, ключ к разгадке кражи колье уже у него в руках.
        Он прекрасно знал, что итальянская девушка, как бы ни были знатны ее предки и за кого бы она ни выходила замуж, должна была иметь большое приданое.
        Если то, что говорил секретарь министерства о денежных затруднениях ди Соджино, правда, значит, продажа колье должна была обеспечить достаточную сумму, необходимую дочери князя, чтобы найти жениха.
        Однако он не высказал своих мыслей вслух, а лишь спросил:
        - Вы назвали сына князя ди Гориция неприятным человеком. Что вы имели в виду?
        - О нем идет крайне дурная слава. И это здесь, во Флоренции, где, как вам известно, мужчинам предоставлена неограниченная свобода в любовных похождениях и только женщины обязаны хранить чистоту.
        - В таком случае мне жаль его невесту.
        - Раз вас так интересуют эти семьи, вы, вероятно, захотите познакомиться с ними, - предложил сэр Юлиус.
        - Был бы очень рад. Но не давая им заметить мой интерес.
        - Этого нетрудно избежать. По правде говоря, я подумывал о том, чтобы отклонить приглашение на прием у одной моей приятельницы. Он состоится сегодня вечером, и туда приглашены оба князя. После обеда намечаются танцы. Даже если они пренебрегут обедом, то уж непременно появятся на балу вместе с помолвленной парой.
        - Я был бы рад сопровождать вас, - просто сказал лорд Миер.
        Сэр Юлиус встал и подошел к бюро, которое стояло в оконной нише, откуда открывался великолепный вид на город, культурный центр Италии с эпохи Возрождения.
        Лорд Миер взглянул в окно. Над красными черепичными крышами поднимался огромный купол собора Санта-Мария-дель-Фьоре, а рядом, на фоне залитого солнцем неба, вырисовывался силуэт колокольни Джотто.
        Этот вид был прекрасен. Лорд Миер невольно подумал о скульпторах, ремесленниках и живописцах, некогда превративших Флоренцию в сокровищницу красот, которым завидовали другие страны.
        Тем временем сэр Юлиус написал короткую записку, позвонил в колокольчик и велел слуге немедленно доставить ее графине Мацара.
        - Вам понравится хозяйка сегодняшнего вечера, - сказал он лорду Миеру. - Это женщина выдающейся красоты и еще более выдающегося ума. Она овдовела пять лет назад и сейчас владеет одним из самых замечательных домов во Флоренции. У нее огромное состояние.
        Понизив голос, он продолжал:
        - Многие добивались ее руки, смею вас заверить, не только ради ее богатства, но и ради ее достоинств, однако она всем отказала.
        - Почему же?
        - Честно говоря, мне представляется, что она находит более забавным быть предметом обожания множества мужчин, нежели принадлежать одному. Итальянцы очень склонны смотреть на своих женщин как на личную собственность.
        Лорд Миер рассмеялся. Он вспомнил о Дженни и подумал, что маркиз не меньший собственник, хоть и не итальянец. Чтобы спасти сестру от гнева мужа, а возможно, и от какой-либо ужасной кары - хотя лорд не мог себе вообразить, какого рода может быть эта кара, - необходимо найти колье, и побыстрее.
        Вслух он произнес:
        - Буду с нетерпением ждать сегодняшнего вечера!

        Позднее, одеваясь к обеду, лорд Миер сказал своему камердинеру:
        - Я хочу, чтобы вы кое-что сделали для меня, Хикс, пока мы во Флоренции.
        Камердинер, слегка обиженный на хозяина за то, что тот не удостоил его своим доверием раньше, насторожился подобно терьеру, навострившему уши.
        - Мы на задании, милорд?
        Хикс прослужил у лорда Миера почти десять лет и деятельно участвовал в разных рискованных предприятиях, успех которых по достоинству оценили в министерстве иностранных дел.
        - По правде говоря, да!
        - Здорово! На это-то я и надеялся, милорд, именно на это!
        Тон Хикса заставил лорда Миера с любопытством взглянуть на него.
        - Почему вы так говорите?
        - Потому что, милорд, весь последний год вы скучали. Особенных-то дел не было, кроме как таскаться всюду за принцем Уэльским и удирать от всех этих хорошеньких леди, которым следовало бы сидеть дома со своими мужьями!
        Конечно, со стороны Хикса это было дерзостью, однако Миер засмеялся.
        С того момента, как он нанял Хикса, он сразу понял, насколько тот отличается от обычных слуг, а уж умнее Хикса вообще трудно было найти.
        Хикс объездил всю Европу и мог говорить по-французски и по-итальянски, хотя и не особенно хорошо, но достаточно, чтобы понимать, о чем идет речь. К тому же он был абсолютно бесстрашен и, как мог убедиться лорд Миер, очень предан. Одним словом, лорд, не раздумывая, доверил бы Хиксу не только всю свою собственность, но и жену, если бы она у него была.
        - Я понимаю, что вы имеете в виду, Хикс, - ответил лорд, - но эта наша миссия не такая, как те, что мы выполняли до сих пор.
        - Это касается их светлости?«Лорд Миер нахмурился.
        - Почему вы так думаете?
        - Потому что мне показалось странным, милорд, что их светлость приходили так рано утром, а сразу после этого вы распорядились укладывать чемоданы, чтобы ехать во Флоренцию.
        Вот за его смекалку лорд Миер и ценил Хикса. Однако он не собирался рассказывать Хиксу о пропаже колье у Дженни, поэтому лишь сказал:
        - В нашей поездке заинтересовано министерство иностранных дел.
        - Тогда будем надеяться, что это задание окажется не таким опасным, как прошлое.
        Лорд Миер вспомнил, что в той поездке пуля прошла в миллиметре от его головы и он чудом остался в живых.
        - На этот раз ничего подобного, - сказал он. - Я просто хочу узнать некоторые подробности, и, думаю, вы сумеете выведать их для меня.
        - Я слушаю, милорд.
        - Во Флоренции есть две знатные семьи. Вот они меня и интересуют, - начал лорд Миер. - Соджино и Гориция. Их все знают. Им принадлежат большие дворцы на противоположных концах города, не считая, конечно, огромных имений, до которых нам нет дела.
        Хикс внимательно слушал.
        - Мне необходимо выяснить, если я сам не узнаю это сегодня вечером, возвратился ли князь Антонио ди Соджино сюда из Лондона и где он остановился. Полагаю, что в своем фамильном дворце, но никогда нельзя быть уверенным заранее! Большинство неженатых молодых людей предпочитают жить отдельно от родственников.
        Губы Хикса искривились в легкой улыбке, и лорд Миер понял, что камердинер подумал о тех холостяцких квартирах, куда французы приглашают своих любовниц, тайных убежищах, неизвестных посторонним.
        Лорд Миер с помощью Хикса облачился в чрезвычайно элегантный узкий фрак, потом добавил:
        - Я полагаю, у дочери князя ди Соджино есть колье, весьма похожее на колье ее светлости. Разузнайте о нем все, что сможете. Уверен, вы сумеете развязать языки своим обычным способом.
        С этими словами лорд Миер выложил на туалетном столике столбик из пяти золотых соверенов.
        - Если этого недостаточно, - заметил он, - всегда можете прийти ко мне за добавкой.
        - Непременно, милорд. Вы же знаете: чем больше хочешь узнать, тем дороже это стоит.
        В глазах Хикса блеснул озорной огонек, который напомнил лорду Миеру, что его камердинер пользовался неизменным успехом у женщин.
        У Хикса, по выражению слуг, был» особый шик «, и это служило верной гарантией получения им информации. И платил он за нее не столько деньгами, сколько поцелуями.
        Лорд Миер знал, что против ухаживаний Хикса служанки устоять не могли. Положив в карман чистый носовой платок и направляясь к двери, лорд сказал:
        - Я полагаюсь на вас, Хикс, но смотрите, не попадите в какую-нибудь историю. Темные аллеи Флоренции опасны для неугодных персон.
        - Знаю, милорд. Вы тоже будьте осторожны. Не хотелось бы вылавливать труп вашей светлости из канала!
        Это опять была дерзость, которой лорд Миер не потерпел бы ни от кого другого. Однако он не удостоил слугу ответом и сошел вниз по лестнице, где его уже ждал сэр Юлиус. Они успели выпить по стакану вина, прежде чем лакей доложил, что карета подана. Проходя по коридорам, увешанным изысканными зеркалами и картинами, которые сэр Юлиус с увлечением коллекционировал со времени своей отставки, лорд Миер заметил:
        - Завтра вы должны показать мне свои новые сокровища. Я уверен, вы значительно расширили собрание с тех пор, как я был здесь в последний раз.
        - К счастью для меня, - ответил сэр Юлиус, - многие представители старинных флорентийских родов вынуждены продавать свое имущество. Но всякий раз, когда им приходится расставаться с тем, что принадлежало им веками, они все больше озлобляются против правительства.
        - Я полагаю, в их число входят и Соджино, - заметил лорд Миер, думая, что именно это может заинтересовать британское министерство иностранных дел.
        - Князь ди Соджино - один из многих, кто ненавидит нынешних правителей, - ответил сэр Юлиус, - но я сомневаюсь, чтобы он был революционно настроен. А вот о Винченте ди Гориция я бы не взялся утверждать то же самое.
        - Это и есть будущий жених?
        - Да, и когда вы увидите его сегодня вечером, мне будет интересно узнать, какое впечатление он произведет на вас.
        - Вы полагаете, я столь проницателен? - произнес лорд Миер шутливым тоном.
        Они ехали по узким улочкам Флоренции, которые, как всегда казалось лорду Миеру, отличались особой красотой и таинственностью от улиц любого другого города, где ему приходилось бывать.
        Они подъехали к дому графини. Перед входом стояли лакеи с факелами, освещавшие путь гостям.
        Лорд Миер сразу оценил красоту колоннады, изысканные мраморные полы, расписные потолки и подумал, что вечер обещает быть приятным.
        В течение всей своей жизни лорд был глубоко неравнодушен к красоте, хотя в среде его соучеников это чувство не встречало отклика. Он редко говорил об этом даже с самыми близкими друзьями. Все они были готовы скорее восхищаться лошадьми и светскими красавицами, в честь которых провозглашались тосты в клубе. Вряд ли эти люди поняли бы его волнение перед картиной или статуей.
        Не без иронии лорд Миер подумал, что сокровища палаццо графини, пожалуй, заинтересуют его больше, чем ее гости. Однако он знал, что не может позволить себе целиком отдаться созерцанию произведений искусства, пока не будет найдено колье сестры.
        Графиня встречала гостей у входа; на фоне композиции из букетов лилий за ее спиной она сама казалась драгоценным камнем в экзотической оправе. Графиня, несомненно, была очень красива. Ее темные глаза загадочно мерцали, а безупречные пропорции фигуры напоминали античные изображения Юноны.
        Драгоценности, которые украшали ее шею и волосы, как отметил лорд Миер при первом беглом взгляде на хозяйку дома, были просто сказочными.
        Графиня протянула обе руки сэру Юлиусу со словами:
        - Мой дорогой друг! Я всегда несказанно рада приветствовать вас в моем доме!
        - Надеюсь, вы не будете возражать против того, что я позволил себе явиться вместе с моим гостем, лордом Миером, - ответил сэр Юлиус, целуя ей руку. - Он приехал неожиданно, и мне захотелось познакомить вас друг с другом.
        Графиня перевела взгляд на лорда Миера, и тот понял, что слова приветствия, с которыми она обратилась к нему, были искренни.
        Он был слишком опытен, чтобы не заметить, как вспыхнули глаза графини, и не ощутить трепетные флюиды, которые шли к нему от женщины. Это был откровенный призыв, который не нуждался в словах.
        Лорд поцеловал ее руку и почувствовал мимолетное пожатие пальцев графини.
        Поскольку другие гости ждали своей очереди поздороваться с хозяйкой, лорд Миер с сэром Юлиусом перешли в зал. Он был так красив, что лорд спросил своего друга:
        - Почему я никогда не бывал здесь раньше?
        - Потому что графиня поселилась в этом доме только в прошлом году. Нужно было кое-что переделать. Кроме того, после смерти мужа ей пришлось вести судебную тяжбу. Один из его племянников пытался оспорить завещание покойного, согласно которому его вдова должна была владеть домом до конца своих дней. Племянник полагал, что дом переходит к новому главе семейства Мацара.
        Лорд Миер знал, что подобного рода судебные иски не редкость в Италии, Скорее его удивило, что графиня выиграла процесс.
        Дом, бесспорно, представлял собственность семьи Мацара и не только имел огромную ценность, но и, казалось, был пропитан духом античности.
        Лорд всецело углубился в созерцание картин и статуй, которые украшали зал, и почти что не обращал внимания на приглашенных к обеду гостей, постепенно заполнявших его. Все, что он видел вокруг, глубоко восхищало его.
        Через некоторое время бархатный голос рядом с ним произнес:
        - Здесь есть некоторые вещи, которые я хотела бы показать вам.
        Лорд Миер повернул голову и встретился взглядом с графиней.
        Для итальянки она была довольно высокого роста, но все же лишь немного выше его плеча.
        Улыбнувшись ей, лорд подумал, что она так хороша собой, будто и сама сошла с одной из этих великолепных картин.
        - Так как сегодня вечером вы, безусловно, мой почетный гость, - проговорила графиня, - я перераспределила места за столом так, чтобы вы сидели по правую руку от меня. Буду вам очень признательна, если вы не откажетесь сопровождать меня к столу.
        - Это большая честь для меня, - ответил лорд Миер. - Я уже чувствую, что, поскольку вы живете в окружении таких прекрасных вещей, между нами много общего.
        - Это не совсем то, что хотелось бы от вас услышать.
        Говоря это, графиня пристально смотрела на собеседника из-под длинных темных ресниц, и изгиб ее губ безошибочно подсказал лорду Миеру, что именно она имела в виду.
        Графиня остроумно и утонченно флиртовала с ним на протяжении всего обеда, и этот разговор нисколько не наскучил лорду. Она была в высшей степени» светской женщиной»и настолько утонченной, что все в ней, казалось, гармонировало с картинами на стенах, росписью потолка и изысканными золотыми кубками шестнадцатого века, которые украшали стол.

«Только в Италии, - говорил себе лорд Миер, - умеют демонстрировать античность с таким вкусом».
        Ничто не нарушало общую гармонию, все было подчинено единому музыкальному ритму.
        К концу обеда он уже почти перестал обращать внимание на то, что происходит вокруг. Пленительная женщина рядом с ним и ее изощренные остроты, необходимость достойно отвечать на них затмили все.
        - Сейчас будут танцы, в которых примет участие множество молодых людей, и к нам присоединятся еще несколько моих друзей, которые по разным причинам не были включены в список приглашенных к обеду, - тихо сказала графиня. - Если будет возможность, я покажу вам мою картинную галерею и те покои, которые я приказала отделать для себя. Они очень красивы.
        Невозможно было усомниться, какой намек таился в этих словах. Лорд Миер ответил:
        - Надеюсь, вы не забудете об этом обещании.
        - Разве я могу? - спросила графиня, и ее глаза сказали гораздо больше, чем произнесенные слова.
        Струнный оркестр в огромной гостиной уже заиграл мягкую мелодию.
        Большую часть мебели убрали, так что образовалось достаточное пространство для танцев.
        Окна, выходившие на открытую террасу, были распахнуты, а в саду, на который лорд Миер прежде не обратил внимания, на деревьях и кустах вспыхнули разноцветные фонарики, создавая обстановку необычной красоты и таинственности.
        По обычаю стран континентальной Европы, мужчины, не задерживаясь в столовой за коньяком и сигаретами, сразу присоединились к дамам. Графиня предложила:
        - Не открыть ли нам бал, милорд? Думаю, хотя мне об этом никто не говорил, что вы танцуете так же легко и изящно, как ездите верхом.
        - Постараюсь не разочаровать вас, - отвечал лорд Миер.
        Он обнял ее за талию, и, когда оркестр заиграл вальс Штрауса, они стремительно и плавно понеслись по натертому полу, будто скользя по льду.
        Лорд чувствовал, как графиня придвинулась к нему чуть ближе, чем это было необходимо, видел близко-близко ее зовущие глаза.
        Потом он услышал, как стоявший у дверей дворецкий провозгласил:
        - Князь ди Гориция.
        Графиня высвободилась из объятий лорда Миера и поспешила навстречу гостям.
        Он услышал, как она щебечет с ними по-итальянски и заметил, что во время ее беседы с коренастым горбоносым господином к ним присоединился мужчина помоложе.
        Лорд Миер не сомневался, что это и был князь Винченте ди Гориция, который собирался жениться на дочери Соджино.
        Внешность молодого князя поразительно соответствовала тому, что о нем рассказывал сэр Юлиус.
        Слегка сутулый, темноволосый и смуглый, со всеми признаками развращенности на лице, Винченте ди Гориция производил отталкивающее впечатление.
        Он показался лорду Миеру омерзительным. Однако лорд помнил, что ему необходимо познакомиться с ним, поэтому, неторопливо перейдя зал и стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, он подошел поближе и остановился позади хозяйки дома.
        Его присутствие не осталось незамеченным, и графиня сказала:
        - Позвольте представить вашему сиятельству почетного гостя нашего сегодняшнего вечера. Он только что приехал и остановился у моего дорогого друга сэра Юлиуса: лорд Миер, князь ди Гориция!
        - Добро пожаловать во Флоренцию! - приветливо произнес князь.
        - Я очень рад, что снова здесь! - ответил лорд Миер.
        - Вы бывали здесь раньше?
        - Несколько раз. А год назад я был в Риме.
        - Для иностранцев это Вечный город, - отозвался князь, - а для нас он превратился в безобразное скопление народа и возмутительное пристанище бюрократии!
        Князь говорил едким тоном, и лорд Миер возразил:
        - Но все же он очень красив!
        Лорду показалось, что князь мысленно как бы покачал головой, собираясь возразить, но не успел он заговорить, как дворецкий объявил:
        - Князь ди Соджино и княжна Флоренчия ди Соджино!
        Лорд Миер с любопытством оглянулся и увидел высокого почтенного седовласого человека, чьи аристократические черты были словно изваяны рукой Микеланджело. Он шел навстречу графине. Его осанка была исполнена достоинства и горделивости. Казалось, вокруг него создается особая аура. Любой безошибочно угадал бы в нем аристократа.
        Князь наклонился к руке графини, и лорд Миер увидел девушку, которая стояла позади отца. Он ожидал встретить типичную красавицу-итальянку с темными волосами, как у ее брата Антонио. К его удивлению, волосы княжны Флоренчии оказались бледно-золотистыми, и лорд вдруг почувствовал, что где-то встречал ее раньше.
        Спустя мгновение графиня, поздоровавшись с гостями, сказала:
        - Флоренция, разрешите представить вам лорда Ми-ера. Он только что приехал из Англии.
        Девушка взглянула на него, и лорд Миер понял, почему ему показалось, что он видел ее раньше.
        Перед ним была рафаэлевская мадонна.
        Тот же безупречный овал лица, тот же маленький заостренный подбородок, то же выражение невинности и чистоты, те же огромные глаза, прозрачно-ясные, как летнее небо.
        На мгновение ее красота ошеломила его, но, увидев слабую улыбку девушки, лорд Миер подумал, что она чего-то смертельно боится и ей нужна защита.
        Он не вполне понимал, как догадался об этом, но был уверен, что не ошибается. Лорд взял ее руку и почувствовал - или это ему показалось, - что девушка слегка вздрогнула.
        Графиня заговорила с князем, а Флоренчия сказала мягким голосом, который для лорда прозвучал как музыка его грез:
        - Мне всегда очень хотелось побывать в Англии!
        - Правда? Почему?
        Он был не в состоянии отвести взгляд от ее лица и с трудом понимал, о чем она говорит.
        - Мне всегда казалось, что это счастливая страна, где живут люди, которые довольны своей жизнью и которые стремятся жить в мире со своими соседями.
        Лорд подумал, что ее тяготит вражда, которая свирепствует между множеством итальянских кланов, затрагивая и ее семью.
        - Конечно, это так, - сказал он, - но ведь вы живете в одном из красивейших городов мира.
        - Красота, та красота, которой мы все жаждем, - проговорила Флоренчия, - должна быть в наших сердцах.
        Это были слова, какие лорду Миеру никогда не приходилось слышать из уст столь юного создания.
        Он заметил, что, произнося их, княжна на мгновение бросила взгляд в сторону Винченте ди Гориция.
        Тот тем временем, отойдя в сторону, оживленно разговаривал с какой-то дамой. Эта дама сразу увлекла его за собой, видимо, собираясь сообщить ему нечто важное.
        Потом, будто внезапно осознав появление невесты, Винченте обернулся и направился к Флоренчии со словами:
        - Вы не встретились со мной сегодня, как обещали! Он говорил резко, и его голос, казалось, со скрежетом разрывал воздух между ними.
        Лорд Миер подумал, что если Флоренчия невообразимо прекрасна, то Винченте Гориция являет собой воплощенное уродство и омерзение.
        - Я… я очень сожалею, - мягко произнесла Флоренчия, - но я была нужна отцу и поэтому должна была остаться с ним.
        - Вечные отговорки! - воскликнул Винченте Гориция. - Удивительно, Флоренчия, как это ваш запас отговорок до сих пор не истощился!
        Она не ответила, но вид у нее был такой несчастный, что лорду Миеру захотелось ударить молодого человека, который посмел расстроить эту необыкновенную девушку.
        Это чувство невозможно было выразить словами, но как-то оно, видимо, передалось итальянцу, ибо Винченте грубо сказал:
        - Я полагаю, что вы, подобно всем вашим соотечественникам, милорд, приехали во Флоренцию, чтобы посмотреть, нельзя ли что-нибудь захватить отсюда с собой. Уверен, вы не разочаруетесь. Здесь полно людей, готовых продать свое наследственное достояние за несколько золотых гиней!
        Он говорил презрительно, с вызовом, и лорд Миер заметил, как внезапно побледнела Флоренчия, отвернувшись от Винченте, словно не в силах была глядеть на него.
        - Заверяю вас, - ответил лорд Миер, - что я приехал во Флоренцию, не имея никаких тайных намерений, кроме желания повидать моего старинного друга сэра Юлиуса и получить удовольствие от общества его милых друзей!
        Он говорил сдержанно и учтиво, и во взгляде, который Флоренчия бросила на него, мелькнуло выражение благодарности.
        Князь, однако, лишь фыркнул в ответ и, повернувшись на каблуках, отошел обратно к даме, с которой беседовал раньше.

«Невоспитанный молодой хам», - подумал лорд Миер и услышал, как Флоренчия тихо выговорила:
        - Я… я очень сожалею.
        - У вас нет причин извиняться.
        - Но я не хочу, чтобы у вас осталось плохое впечатление от первого вечера во Флоренции!
        - Заверяю вас, что у меня только одно впечатление: я потрясен красотой того, что вижу, - ответил лорд Миер, не спуская восхищенных глаз с девушки.
        Она поняла, что это комплимент, и легкий румянец выступил на ее щеках.
        Лорд Миер внезапно испугался, что она может вдруг исчезнуть, и быстро спросил:
        - Вы потанцуете со мной?
        Этот вопрос застал ее врасплох. Флоренчия взглянула на отца, как бы ища его одобрения, но тот всецело был занят разговором с графиней и князем ди Гориция, который только что присоединился к ним.
        Они были явно увлечены разговором, и лорд Миер, не дожидаясь ответа Флоренчии, обнял ее за талию и увлек на середину зала.
        Музыка звучала возвышенно и неторопливо. Флоренчия была столь хрупка, что лорд Миер, казалось, держал в объятиях нечто эфемерное, а не реальное человеческое существо.
        Он танцевал и занимался любовью со множеством женщин. Им принадлежало большое место в его жизни.
        Он не представлял себе существования без них. Но сейчас, держа в объятиях маленькую невесомую фигурку Флоренчии, лорд чувствовал, что в ней есть нечто настолько необычное, что он не мог назвать это словами. Он лишь точно знал, что это есть.
        Они танцевали молча, пока не достигли дальнего конца зала, и тогда лорд Миер увлек Флоренчию за собой на террасу.
        Ночь была теплая, ни малейшего дуновения ветерка.
        Они сошли по мраморным ступеням в сад.
        - Как здесь мило! - сказала Флоренчия. - Но… наверное, мне не следовало выходить сюда… с вами.
        - Почему же нет? - спросил лорд Миер.
        - Возможно, это ошибка, и папа скажет, что я… не должна была делать этого.
        - Я полагаю, что в жизни лучше всего - делать то, что хочется, а потом уж извиняться.
        Вместо того легкого смеха, каким встретили бы эту шутку его лондонские знакомые, лорд Миер услышал слова, которые свидетельствовали, что Флоренчия, как ребенок, приняла все всерьез.
        - Вам легко говорить, - сказала она, - вы мужчина, а мужчинам грехи прощаются куда легче, чем женщинам.
        Это была правда, и лорд Миер ответил:
        - Обещаю, я не нанесу ущерба вашей репутации. Мы постоим в свете фонарей, так что всякий сможет нас видеть. Но я хочу поговорить с вами, а сделать это во время танца трудно.
        - О чем вы хотите поговорить?
        - О вас самой!
        Она слегка рассмеялась.
        - Это довольно скучно. Лучше расскажите мне об Англии.
        Лорд Миер был поражен: любая другая женщина сказала бы «о вас».
        - Что вы хотели бы узнать?
        Наступило короткое молчание. Потом она заговорила:
        - Мне страшно, поэтому я бы хотела думать и говорить о тех краях, где нет опасностей.
        В свете большого фонаря, который висел на дереве, покрытом цветами, лорд Миер ясно видел выражение глаз Флоренчии.
        Мгновение они смотрели друг на друга, потом лорд сказал:
        - Мы только что встретились, но, мне кажется, вы знаете, что я хочу вам помочь. Скажите мне, чего вы боитесь.
        У нее перехватило дыхание, и он понял, что произнесенные им слова задели ее за живое. Она стиснула руки.
        - Я… я не могу говорить об этом… с посторонним.
        - А я посторонний? - Он понял, что она не знает, как ответить на этот вопрос, и продолжал:
        - В ту минуту, когда вы вошли в зал, я понял, что видел вас раньше. Мы не встречались, но ваше лицо с давних пор запечатлелось в моей памяти. Рафаэль десятки раз изображал вас триста лет назад, и, мне кажется, я всегда знал, что в один прекрасный день найду вас.
        Наступило молчание, Флоренчия не отрываясь смотрела на него. Потом она едва слышно прошептала:
        - К-как вы можете… говорить мне такое?
        - Могу, потому что это правда!
        - Мне не следовало бы… слушать.
        - Почему нет? Мы встретились, и я уверен, что так суждено.
        Она протянула руку, как бы желая дотронуться до него, потом отдернула ее.
        - Пожалуйста, - произнесла девушка. - Вы… пугаете меня, хотя по-иному, не так, как я была напугана прежде.
        - Я думаю, - очень медленно заговорил лорд Миер, - что был послан во Флоренцию судьбой, или богами, или, возможно, ангелами, чтобы помочь вам. Вы можете отослать меня прочь, ибо, как вы верно сказали, мы чужие друг для друга; но я верю, что мы нечто совершенно другое.
        - Мне хочется вам верить, - отвечала Флоренчия, - и, хотя это не логично, я доверяю вам.
        - Спасибо, я рад, что вы сказали это. Доверяйте мне и знайте, что я прибыл как посланец богов, чтобы избавить вас от вашего страха.
        - Этого никто не в силах сделать, - быстро сказала она.
        - Почему вы в этом так уверены? Ведь речь идет не об ординарных человеческих проблемах, а о чем-то гораздо более существенном.
        Он не знал, почему сказал эти слова, они как бы непроизвольно сорвались с его губ, но он видел, как загорелись глаза Флоренчии.
        Это сделало ее еще прекраснее, и со слабой улыбкой на губах она сказала:
        - Во всех книгах, которые я читала, принцессу… всегда спасают… в самый последний момент.
        - Именно это я вам и говорю, - ответил лорд Ми-ер. - Я здесь, чтобы вас спасти. Все, что от вас требуется, это показать мне дракона, Она рассмеялась легким смехом, в котором было что-то детское.
        - В ваших устах это звучит так легко! Если бы только это было возможно!
        - Это возможно, вы должны верить мне.
        - Я верю… но мне страшно. Святой Георгий, святой архангел Михаил и все ангелы не смогли бы… помочь мне!
        - Я не ангел, но всегда готов служить вам! Ее губы приоткрылись, и лицо внезапно озарилось таким сиянием, что она опять сделалась еще прекраснее, чем была за минуту до этого. Они смотрели друг на друга, и лорд Миер думал, что слова излишни. Ради нее он уже начал сражаться с неведомым врагом, которого необходимо уничтожить… Его мысли прервал резкий и сердитый голос.
        - Так вот вы где! - воскликнул Винченте Гориция. - Ваш отец спрашивает, что случилось и почему мы не танцевали с вами. Надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, как важно, чтобы все видели нас танцующими вместе?
        Он говорил по-итальянски, раздраженно, и его голос, казалось, грубо разрушает ту магию, которая необъяснимо сблизила Флоренчию и лорда Миера, и превращает даже красоту вечера во что-то безобразное.
        Флоренчия потупила взгляд и смиренно сказала:
        - Я… я очень сожалею… Винченте.
        - Именно это вы и должны делать! - ответил он, - Вы знаете, что все было назначено на сегодняшний вечер. Мы должны подтвердить слухи, которые ходят по поводу сближения наших семей. Такая беспечность в таком важном деле! Как это типично для Соджино!
        Лорд Миер заметил, что Флоренчия слегка содрогнулась. Как будто слова князя угрожали возобновлением семейной вражды.
        - Пойдемте же! - добавил Винченте. - Вернемся вместе, и. Бога ради, сделайте вид, что наслаждаетесь обществом представителя рода Гориция, как я наслаждаюсь вашим!
        В его голосе звучало откровенное издевательство, и лорду Миеру снова страстно захотелось ударить наглеца. Однако он неподвижно стоял в стороне, пораженный тем, что князь позволяет себе игнорировать его присутствие столь грубым и в то же время незамысловатым образом. Лорд Миер не был даже уверен, действует князь намеренно или просто не умеет придумать ничего лучшего.
        Когда Флоренчия двинулась прочь, лорд сказал:
        - Позвольте поблагодарить вас, княжна, за восхитительнейший танец. Встретить вас было огромным счастьем для меня, и я обещаю не забыть того, что мы с вами обсуждали.
        Она бросила на него беглый взгляд, и он снова увидел страх в ее глазах. Потом девушка быстро пошла вслед за молодым итальянцем, который уже приближался к дому.
        Когда она поравнялась с князем, тот подал ей руку, и она оперлась на нее. Они поднялись по ступеням на террасу. Лорд Миер наблюдал за ними, плотно сжав губы. Почувствовав боль, лорд понял: он так сжал кулаки, что ногти впились в ладонь.
        - Будь проклят этот молодой боров! - пробормотал он чуть слышно.
        Однако он знал, что уже сделал первые шаги к решению загадки.
        Она обещала быть еще более странной, более сложной и, безусловно, еще более таинственной, чем казалось вначале.

        Глава 3

        Лорд Миер немного подождал. Потом направился обратно в танцевальный зал. Несколько пар кружились под музыку, которая показалась ему приятной.
        Гости постарше сидели вокруг в удобных креслах и на диванах, наблюдая за молодежью.
        Лорд Миер заметил, что князь ди Соджино разговаривает с другим пожилым господином, стоя рядом с великолепной мраморной статуей, рядом с которой аристократические черты лица князя казались еще выразительнее.
        Лорд Миер направился к нему, чувствуя, что графиня провожает его взглядом. Не глядя в ее сторону, он подошел к князю и встал рядом, ожидая, пока тот закончит беседу. Когда князь обернулся к нему со слабой улыбкой, лорд Миер сказал:
        - До того, как я покинул Лондон, ваше высочество, я много слышал о великолепных сокровищах вашего палаццо. Не будет ли слишком большой дерзостью с моей стороны просить позволения посетить вас во время моего короткого пребывания во Флоренции?
        - Да, конечно! - ответил князь. - Это было бы честью и большим удовольствием для меня. Надеюсь, что вы не разочаруетесь.
        Лорд Миер рассмеялся.
        - Не думаю, что я смог бы когда-нибудь разочароваться в сокровищах Флоренции. А поскольку ваш род коллекционирует сокровища культуры много столетий, вы, бесспорно, обладаете несравненными ценностями.
        - Вы мне льстите! - отвечал князь. - Однако надеюсь, что смогу приветствовать в своем доме не только вас, но и сэра Юлиуса, у которого вы гостите. Вам будет удобно завтра, часа в три?
        - Я уверен, что сэра Юлиуса время вполне устроит. Благодарю вас.
        С почтительным поклоном лорд Миер удалился. И снова почувствовал на себе зовущий взгляд графини, хотя сейчас ему уже не хотелось отвечать на ее призыв. Сделав вид, что не замечает ее, он отправился на поиски сэра Юлиуса. Тот сидел на диване в полном одиночестве. Лорд Миер наклонился и тихо произнес:
        - Не могли бы вы сказать, что чувствуете легкое недомогание и хотите вернуться домой?
        На короткое мгновение на лице сэра Юлиуса отразилось недоумение. Но, проведя много лет на дипломатической службе, он привык скрывать свое удивление, поэтому тут же ответил:
        - Конечно! Сейчас или чуть позже?
        - Чуть позже, - ответил лорд Миер и через зал направился к графине.
        Когда он подошел, она улыбнулась ему так красноречиво, что лорд без слов понял, на что она надеется и чего ждет.
        Он присел рядом и осыпал хозяйку дома комплиментами, которые не были преувеличением, так как графиня Мацара была действительно очень хороша собой.
        Она как раз намеревалась вернуться к приглашению осмотреть ее картинную галерею и личные покои, когда их разговор прервал сэр Юлиус.
        - Простите, дорогой Инграм, - заговорил он, - но я немного утомился. Пожалуй, мне лучше вернуться домой, но, конечно, если вы хотите остаться, моя карета вернется за вами.
        Лорд Миер быстро поднялся.
        - Нет, конечно, нет, - сказал он. - Я помню, вы говорили перед самым нашим отъездом, что вам нездоровится. Могу лишь надеяться, что этот восхитительный вечер не слишком подорвал ваши силы.
        - Боюсь, что я становлюсь стар для светских развлечений, - ответил сэр Юлиус, грустно покачав головой. Графиня бурно запротестовала, - Разумеется, вы вовсе не стары! - воскликнула она. - И я не могу отпустить вас обоих так рано! Пожалуйста, выпейте бокал шампанского. Я уверена, вам станет лучше.
        - Вы не должны вводить его в искушение, - возразил лорд Миер. - Не стоит пренебрегать советами врача.
        С этими словами он взял сэра Юлиуса под руку:
        - По лондонскому времени мне давно пора ложиться. Во всяком случае, сегодняшним вечером не будем рисковать.
        Его взгляд встретился с взглядом графини, и лорд Миер понял, что она истолковала его слова как обещание других вечеров и других поводов для встреч.
        Он и сэр Юлиус поцеловали ее руку, и лорд Миер снова отчетливо ощутил пожатие пальцев графини и услышал ее ласковый голос:
        - Я увижу вас еще?
        - Так скоро, как только это будет возможно, - ответил он и поспешил за своим старым другом, чтобы помочь тому сесть в карету.
        Когда они отъехали, сэр Юлиус спросил:
        - Теперь объясните, в чем дело? Впрочем, мне и самому хотелось побыстрее уйти. Такие приемы крайне утомительны, когда слишком затягиваются.
        - Если быть до конца откровенным, я подумал, что будет ошибкой вступать в чересчур близкие отношения с нашей очаровательной хозяйкой.
        Сэр Юлиус засмеялся.
        - Она очень решительная женщина, - заметил он, - и вам будет трудно отделаться от нее. Об этом хорошо известно многим мужчинам во Флоренции.
        - Расскажите мне о семьях Соджино и Гориция. Как случилось, что столь вульгарный и неприятный молодой человек женится на такой утонченной девушке, как эта княжна?
        - Вы лишь повторяете вопрос, который многие во Флоренции задают и себе, и другим. Несколько поколений этих семей непримиримо враждовали друг с другом. А теперь вдруг такая новость. Она произвела впечатление разорвавшейся бомбы. Предполагается, что о помолвке будет объявлено на следующей неделе.
        - Но почему? Я все время спрашиваю себя об этом. Сэр Юлиус минуту помолчал, потом сказал:
        - Конечно, какая-то причина должна быть, хотя бы и скрытая, но я не в состоянии ответить на ваш вопрос. Этот ответ, кстати, хотела бы знать вся Флоренция.
        Помня о том, что князь Антонио украл колье у его сестры, лорд Миер спросил:
        - У Соджино денежные затруднения?
        - Много говорят о том, что они нуждаются в деньгах, - ответил сэр Юлиус, - однако ди Соджино всегда считались богатой семьей. У них, безусловно, замечательное собрание картин. В сущности, одна эта коллекция по своей ценности намного превосходит все, чем владеют Гориция.
        - Вы мне кое о чем напомнили, - сказал лорд Миер. - Я договорился с князем ди Соджино, что мы навестим его завтра в три часа дня. Я сгораю от нетерпения увидеть его сокровища.
        - Они, несомненно, восхитят вас. Снова наступило молчание. Потом лорд Миер спросил:
        - Но если князю нужны деньги, он мог бы продать одну из своих картин.
        - Это было бы нетрудно, если бы он был англичанином или французом. Однако коллекция Соджино - это как бы часть изумительных богатств Флоренции. Здешние жители привыкли считать ее и своим достоянием. Я совершенно уверен в том, что, если бы любая из его картин покинула город, это вызвало бы взрыв негодования.
        При этих словах лорд Миер предположил, что князь был вынужден продать колье маркизу Керкхамскому, поскольку очень нуждался в деньгах, но намеревался вернуть его при первом же удобном случае.
        Это было нечто из ряда вон выходящее, но иначе невозможно было объяснить, что, во-первых, князь продал нечто, тесно связанное с историей его рода, и во-вторых - если, конечно, он вообще знал об этом, - что позволил своему сыну превратиться в обыкновенного вора.
        Но когда лорд Миер вспомнил князя с его аристократической наружностью и горделивой осанкой, он подумал, что за всем этим кроется нечто гораздо более серьезное, чем могло показаться с первого взгляда.
        Тем не менее лорд решил, что не стоит посвящать сэра Юлиуса в свои предположения, и перевел разговор на семью Гориция, упомянув еще раз, что молодой князь внушил ему глубокое отвращение.
        - Мне самому этот юнец никогда не нравился, - согласился с ним сэр Юлиус. - О его похождениях рассказывают такие неприглядные истории, что едва ли их можно назвать просто мальчишескими выходками.
        - А в чем его особая порочность? - спросил лорд Миер.
        То, что рассказал сэр Юлиус, было настолько возмутительно и низко, что в полумраке кареты лорд Миер взглянул на сэра Юлиуса почти с испугом.
        - Если это правда, - произнес он, - тогда скажите на милость, почему князь Соджино согласился на эту помолвку?
        Сэр Юлиус выразительно развел руками.
        - Этого иностранцу не понять, - признался он. - Я часто убеждался, что неписаный итальянский кодекс чести, особенно когда речь идет о вендетте и фамильных амбициях, совершенно недоступен англичанину, который привык мыслить более простыми категориями.
        Лорд Миер рассмеялся. В тот же момент его мысленному взору предстало прекрасное лицо Флоренчии в сиянии ее необыкновенной чистоты, так напоминающее мадонн Рафаэля, он снова увидел страх в ее глазах.
        - У этого союза должна быть очень необычная причина, - едва слышно пробормотал он.
        К тому моменту, когда карета остановилась перед виллой сэра Юлиуса, лорд окончательно решил, что ему не будет покоя, пока он не выяснит, в чем тут дело.
        Утро следующего дня он провел в саду. С холма открывался такой изумительный вид на город, залитый потоками ослепительного солнечного света, что некоторое время лорд мог размышлять только о том, что красота, величие и безукоризненные пропорции флорентийской архитектуры стали откровением для всей остальной Европы.
        Но потом - иначе и быть не могло - его мысли вновь устремились к Флоренчии, и он поймал себя на том, что думает, какую из мадонн Рафаэля она напоминает больше всего.
        Сначала ему показалось, что, пожалуй, «Мадонну ди Фолиньо», но тут же нашел несомненное сходство и с другими мадоннами, изображения которых он изучил во всех деталях в период своего увлечения Рафаэлем.
        Вскоре к нему присоединился сэр Юлиус, и они просидели в саду до самого ленча, разговаривая о своих знакомых - дипломатах и политиках.
        После изысканной трапезы с превосходным вином к главному входу виллы подали закрытую карету, и они проехали через город, а потом вдоль берега Арно к палаццо Соджино.
        Когда они проезжали по людным улицам, каждая из которых была красива своей особой красотой, лорда Ми-ера не покидало ощущение, что он ввязался в рискованную авантюру и что она почему-то значит для него очень много.
        Он отдавал себе отчет, что каждый раз, когда он думает о Флоренчии, он снова видит страх в ее глазах, чувствует, как вся она содрогается от отвращения при одном приближении князя Винченте.
        Невозможно было представить себе что-либо более жестокое, более ужасающее, чем мысль о том, что такая чистая и - лорд был уверен в этом - невинная девушка будет вовлечена в пучину разврата, в котором, как он теперь знал, молодой князь находил наслаждение. Его образ жизни шокировал бы любого человека, обладающего элементарным представлением о приличиях.
        Палаццо, к которому они подъехали, не обмануло ожиданий лорда Миера: внушительное здание, окруженное древней крепостной стеной и вековыми деревьями, которые защищали сад на случай непогоды.
        Солидное средневековое строение и зубчатые стены были возведены, как он узнал позднее, в тринадцатом веке. За наружной стеной находился огромный двор, а из окон великолепного зала, куда провели гостей, открывался пейзаж такой красоты, что дух захватывало.
        Через несколько минут в зал торопливо вошел князь ди Соджино, явно обрадованный их визитом.
        - Мой дорогой сэр Юлиус, - сказал он, пожимая гостю руку, - давно вы не оказывали мне честь посещением. Я благодарен вашему другу за то, что он привез вас в мой дом.
        Сэр Юлиус улыбнулся:
        - Я действительно почти не покидал своей виллы большую часть зимы. Но это настоящий восторг - видеть ваш палаццо еще более прекрасным, чем он был во время моего последнего посещения.
        - Я счастлив, если вы находите его таким, - ответил князь.
        Лорду Миеру, однако, показалось, что какая-то тень на миг набежала на лицо князя, но он не был уверен.
        Они выпили по бокалу вина, затем сэр Юлиус сказал, что предпочел бы спокойно посидеть в зале; князь и лорд отправились вдвоем осматривать палаццо.

        Во всех комнатах стояла великолепная старинная мебель. Собрание картин вызвало благоговение лорда Миера. Впечатление усиливалось тем, что они были искусно развешаны на подходящем фоне, а сквозь высокие окна с закругленным верхом струился прозрачный свет, столь характерный для произведений итальянской живописи.
        Лорд Миер пришел в восторг от полотна Леонардо да Винчи, был зачарован шедевром Джорджоне.
        Затем, когда князь уже обратил его внимание на одну из картин, которая висела в противоположном конце зала, лорд заметил полотно Рафаэля - изображение мадонны с младенцем, которое ему давно хотелось увидеть. Это была «Мадонна Ансидеи».
        Лорд Миер стоял перед картиной, вновь пораженный явным сходством опущенных глаз, нежных, невинных губ мадонны с чертами лица дочери князя. И вдруг какое-то шестое чувство, никогда не подводившая его интуиция подсказали ему, что картина - копия. На мгновение он сам себе не поверил.
        Но произведения Рафаэля так много значили для него, что лорд каким-то таинственным образом ощущал их так, как если бы это были живые люди. И поэтому он знал, что не ошибся, сколько бы здравый смысл ни твердил ему обратное. Его восприятие прекрасного было так остро, что инстинкт не мог обмануть его.
        Эта картина не была написана Рафаэлем, а лорд Миер знал, что именно она считается наиболее ценной во всем собрании этого палаццо.
        Молча стоял он перед ней, пытаясь уловить, чем отличается манера письма от рафаэлевского. Потом он ощутил беспокойство, внутреннее напряжение князя, который тоже молчал, неподвижно стоя позади него.
        Довольно долго лорд Миер не двигался с места, потом повернулся и пошел к той картине, о которой князь упомянул раньше. Он был почти уверен, что в этот момент у князя вырвался вздох облегчения, как если бы он опасался, что гость усомнится в подлинности Рафаэля.
        Картины в других залах - все, как сказал сэр Юлиус, безусловно, являлись неотъемлемой частью художественной славы Флоренции.
        Переходя от одной картины к другой, лорд видел, что большинство из них - подлинники, хотя он различал и копии. Во всяком случае, его убеждение, что
«Мадонна Ансидеи» выполнена не кистью Рафаэля, отнюдь не поколебалось.
        Еще несколько небольших полотен вызвали у него подозрение в отношении подлинности, но они не так много значили для него.
        Обход палаццо подходил к концу, и лорд Миер уже начинал склоняться к мысли, что им с сэром Юлиусом придется уехать, не повидав Флоренчию, когда неожиданно он увидел ее. Девушка шла навстречу по коридору, и лорду показалось, что она только что сошла с одной из картин.
        Она произвела на него столь сильное впечатление накануне вечером, что он немного боялся, что при свете дня Флоренция покажется не такой красивой. Но сейчас, когда она приближалась, лорд Миер испытал то же потрясение, которое он чувствовал, стоя перед любой из совершенных рафаэлевских мадонн.
        - А вот и ты, Флоренчия! - воскликнул князь. - Я забыл сказать тебе, что сегодня днем у нас будут два именитых гостя, и опасался, что ты можешь их не застать.
        Слова были достаточно обычные, но лорд Миер был уверен, что князь лжет.
        Он умышленно не сказал дочери, что лорд Миер и сэр Юлиус приедут посмотреть картины. Хотя понять причину такого обмана было трудно, чувствовалось, что князь смущен появлением дочери.
        - Да, я здесь, папа, - приветливо откликнулась Флоренчия.
        Она протянула руку лорду Миеру, и он так же, как прошлым вечером, почувствовал, что ее пальцы дрожат.
        И в глубине ее глаз застыл все тот же страх. И при виде этого глубоко скрытого страдания лорд Миер всем своим существом ощутил, что он должен помочь этой хрупкой юной девушке.
        - Вам понравились наши картины? - спросила она.
        - Они великолепны! - ответил лорд Миер. - Особенно «Мадонна Ансидеи». Я увидел ее впервые, но много слышал о ней раньше.
        Как и ожидал, он заметил легкое беспокойство в глазах Флоренчии и понял, что и ей известно о подмене подлинника копией. . Сэр Юлиус ожидал их в том же зале, где они оставили его. Им пора было покинуть палаццо, поскольку князь не делал попытки задержать их. Однако по дороге к выходу лорд Миер остановился под предлогом, что хочет получше рассмотреть гравюру по металлу с изображением мадонны с младенцем.
        Остановившись перед ней, он тихо сказал, обращаясь к Флоренчии:
        - Она очень похожа на вас! Флоренчия улыбнулась:
        - Папа тоже так говорит, но мне трудно судить.
        - Но не мне.
        Заметив, что князь и сэр Юлиус уже не могли их услышать, лорд спросил:
        - Когда я смогу увидеться с вами? Вы ведь знаете, что нам необходимо многое сказать друг другу.
        - Это невозможно… совершенно невозможно! - поспешно возразила Флоренчия.
        - Но почему? Мне необходимо вас увидеть!
        Она подняла глаза, и лорд подумал, как и прошлым вечером, что в них была и мольба о помощи, и сознание его бессилия.
        - Я должен вас увидеть! - повторил он настойчиво. Флоренчия покачала головой.
        - Должен же быть какой-нибудь способ? Девушка сделала неопределенный жест рукой, в котором было что-то жалобное и безнадежное.
        - Когда я увидел вас, мне показалось, что вы слишком прекрасны для земного создания. Теперь-то я понимаю, что, живя здесь, в окружении этих необыкновенных картин, вы приобрели нечто, чего лишены обычные женщины.
        У нее перехватило дыхание. Его слова глубоко тронули ее. Она прошептала:
        - Если бы только я могла… действительно войти в… картину и навсегда остаться висеть на стене. Тогда я была бы… спасена!
        - Если бы это было возможно, вы загубили бы свою жизнь!
        Не успел лорд произнести эти слова, как понял, что невольно причинил девушке боль. Тень пробежала по ее лицу, и она ответила:
        - Иногда… легче… умереть… чем жить! Тон ее голоса глубоко поразил лорда Миера, но в этот момент князь обнаружил, что они отстали и окликнул дочь:
        - Флоренчия!
        Его зов эхом раскатился, казалось, по всему коридору с его арками и расписными потолками, и Флоренчия виновато отозвалась:
        - Я… иду, папа!
        Она быстро направилась к выходу, и лорду ничего не оставалось, как последовать за ней.
        Только когда они достигли верхней площадки лестницы и увидели, что сэр Юлиус уже садится в карету, лорд произнес:
        - Не теряйте надежды. Просто верьте мне. В глубине ее глаз будто на мгновение блеснул солнечный лучик, но тут же вновь уступил место привычному выражению страха. И хотя она не произнесла ни слова, лорд чувствовал, что в сердце девушки уже не было места надежде.
        Касаясь ее руки, лорд Миер ощутил, что всем своим существом откликается на ее волнение, что их встреча предопределена и сердца их бьются в унисон. Видимо, Флоренчия чувствовала то же самое, и ее пальцы на короткий миг доверчиво прильнули к его руке.
        Она стояла, опустив глаза, и снова напомнила лорду Миеру мадонну Рафаэля.
        Когда карета отъехала, перед его глазами возникло необычайное видение: Флоренчия на вершине безлесного холма у подножия креста.

        Они возвратились на виллу, сэр Юлиус удалился в свои покои отдыхать, а лорд послал за Хиксом. Тот явился, всем своим видом говоря, что у него есть новости для господина.
        - Итак, Хикс?
        Лорд присел на край кровати. Хикс подошел поближе и заговорил, понизив голос;
        - Я разузнал кое-что из того, что хотелось узнать вашей светлости.
        - Что же это?
        - Во-первых, милорд, касательно ожерелья. Похоже, с ним связана какая-то тайна.
        - Что за тайна?
        - Видите ли, милорд, одна из служанок во дворце Соджино - прелестная крошка - сказала мне, что, похоже, оно исчезло года этак два тому назад, и с тех пор о нем ни слуху ни духу!
        Хикс выразительно взглянул на хозяина, но лорд только сказал:
        - Продолжайте!
        - Потом я узнал, что, как ни странно, милорд, у князя и его семьи с деньгами туго, во дворце наводят всякую экономию. Поговаривают, что они и вещи продают.
        Именно это ожидал услышать лорд Миер, поэтому он только кивнул, а Хикс продолжал свой рассказ:
        - Она не знает точно, что было продано, но об этом говорили старшие слуги.
        - Это все?
        - На сей момент - да, милорд. Но у меня свидание с ней. Уж очень горяча! А как любит англичан! Хикс слегка приосанился.
        - Хорошая работа, Хикс! Я еще просил вас разузнать, вернулся ли князь Антонио в Италию.
        - Я об этом не забыл, - быстро отозвался Хикс. - Он возвращается нынче ночью, па крайней мере его ждут, и остановится во дворце.
        - Спасибо, Хикс! Это-то я и хотел узнать. Когда встретитесь со своей девушкой сегодня вечером, пока я буду на обеде, узнайте, какую комнату будет занимать князь.
        При мысли о предстоящем свидании на губах Хикса появилась легкая улыбка.
        - Я вас не подведу, милорд, не сомневайтесь.
        - Как только узнаете, сообщите мне, как бы поздно вы ни вернулись? Понятно?
        - Да, милорд!
        Лорд Миер переоделся и снова вышел посидеть в саду.
        Однако сейчас даже лучи предзакатного солнца, которые играли на шпилях и башнях города, даже воды Арно, мерцающие всеми цветами палитры художника, не давали ему забыть умоляющие о помощи глаза Флоренчии. Глаза ребенка, который инстинктивно просит поддержки у того, кто старше и мудрее, чем он.
        Лорд чувствовал ее отчаяние, хотя девушка еще не сказала ему ни слова.
        Он знал, что всем своим разумом, всей своей чистой непорочной душой она восстает против того, что многие уже считали ее судьбой.
        Спрашивая себя, откуда ему знать об этом, лорд Миер не находил иного объяснения, кроме того, что обаяние Флоренчии для него то же самое, что обаяние и власть работ Рафаэля.
        Он все знал, как если бы они были давно и близко знакомы.
        Сосредоточившись, лорд Миер призвал на помощь все свое профессиональное мастерство, как он делал это всегда, приступая к тому, что называл работой. Прежде всего лорд тщательно обдумал все, что знал о семьях Соджино и Гориция.
        Он проанализировал также все, что заставило его усомниться в подлинности «Мадонны Ансидеи». Но когда он подвел итог своим размышлениям, все вопросы все еще оставались без ответа. Странная головоломка не складывалась.
        Лорд просидел в саду до захода солнца, пока не наступило время переодеваться к обеду.
        Сев вместе с хозяином дома за прекрасно сервированный стол, на который подавались не менее превосходные блюда, он заметил, что у сэра Юлиуса утомленный вид. Как только они покончили с едой, лорд встал с кресла и сказал:
        - Опасаюсь, что наша поездка в палаццо и званый вечер накануне подорвали ваши силы. Не прилечь ли вам?
        - Я бы с удовольствием так и сделал, - благодарно произнес сэр Юлиус. - Мне только неловко, что я так плохо принимаю вас.
        - Уверяю вас, я всем доволен и буду рад просто почитать хорошую книгу и поразмышлять о тех великолепных картинах, которые видел сегодня.
        - Я знал, что они произведут на вас впечатление. Лорд Миер не ответил. Помолчав минуту, сэр Юлиус сказал:
        - Хотел бы я, чтобы вы как-нибудь помогли этой несчастной девочке! Как может она вступить в брак с человеком, чья развращенность известна всей Флоренции?
        - Я спрашивал себя о том же, но, похоже, не нашел ответа. Разве что вы поможете мне?
        - Молю Бога, чтобы он помог проникнуть в эту тайну! - воскликнул сэр Юлиус. - Я знаю Флоренчию с той поры, когда ей исполнилось десять лет, и с каждым годом она становится все очаровательнее! Что заставляет князя поступать столь безжалостно с собственной дочерью?
        - Для этого должна быть чрезвычайно веская причина, - медленно проговорил лорд Миер.
        Сэр Юлиус взглянул на него. Было ясно, что какая-то внезапная мысль ошеломила его.
        - Уж не думаете ли вы… что князя шантажируют? - нерешительно проговорил он.
        - Семья Гориция? - закончил его вопрос лорд Ми-ер. - Меня бы это не удивило.
        При этом он вспомнил, что граф Росберри предупреждал его о слухах, будто князь ди Соджино находится в оппозиции к королевскому дому.
        Если это правда, князь ди Гориция мог воспользоваться этим обстоятельством.
        И все же эта мысль казалась лорду невероятной. Он чувствовал, что сэр Юлиус пристально смотрит на него. Через некоторое время тот очень тихо произнес:
        - Думаю, Инграм, если кому-нибудь и под силу найти решение этой загадки, так только вам.

        Лорд Миер ушел к себе в комнату в одиннадцать часов. Он не звонил в колокольчик, чтобы вызвать Хикса, так как знал, что камердинер ожидает его. По крайней мере так считали остальные слуги.
        Однако Хикса в комнате не было, и лорд понял, что тот еще не возвращался.
        Лорд Миер разделся, лег в постель и попытался сосредоточиться на чтении довольно скучного политического исследования. Оно только что вышло из печати, и прочитать его лорд считал своим долгом, хотя и не испытывал при этом никакого удовольствия. Но и с печатной страницы на него смотрело милое лицо Флоренчии. Он поймал себя на мысли, что хорошо бы еще раз взглянуть на ту гравюру, чтобы навсегда запечатлеть в памяти образ изображенной на ней мадонны.
        Потом лорд криво улыбнулся, сообразив, что ему и так никогда не удастся забыть Флоренчию.
        Ее образ - или образ мадонны - был здесь, рядом. Нравится ему это или нет, похоже, он навсегда вошел в его жизнь.
        Была уже полночь. Лорд глубоко погрузился в размышления, когда отворилась дверь и вошел Хикс. Лицо камердинера яснее ясного свидетельствовало, что он провел время с пользой для хозяина и с удовольствием для себя.
        Лорд сел в постели и спросил:
        - Что вы разузнали?
        - Князя Антонио, милорд, ожидают сегодня вечером. Он вот-вот должен приехать.
        - Отлично! Вы узнали, какие комнаты, он занимает?
        - Да, милорд!
        Хикс точно указал, где расположены комнаты молодого князя, и лорд Миер догадался, что из их окон виден тот же великолепный пейзаж, что и из зала, в котором принимали их с сэром Юлиусом, только комнаты князя расположены этажом выше.
        Под окнами, как сообщил Хикс, имелись балконы.
        Лорд Миер встал с постели.
        - Спасибо, Хикс! Думаю, нам надо поторопиться!
        - Мы поедем туда сейчас, ночью, милорд?
        - Да! Вы не забыли упаковать мою обычную одежду, как я просил?
        - Да, милорд.
        Меньше чем через двадцать минут лорд Миер и Хикс, взяв лошадей из конюшни сэра Юлиуса, выехали с виллы.
        Конюх, зевая, выразил удивление, что его светлость желает прокатиться верхом в столь поздний час. Лорд сослался на бессонницу, а Хикс заметил к тому же, что луна светит так ярко, что нет никакой опасности сбиться с дороги.
        Улицы были пустынны, и всадники быстро добрались до палаццо Соджино.
        В лунном свете дворец казался еще более величественным, чем днем. Они проехали между вековыми деревьями, потом через сад и оказались перед той частью палаццо, где находилась спальня князя Антонио.
        Хикс указал окно комнаты. В нем горел свет.
        - Ждите здесь, Хикс, - приказал лорд, - чтобы я знал, где вас найти, когда вернусь.
        - Будьте осторожны, милорд! - произнес Хикс. Это были его первые слова с момента, когда они покинули виллу. - С этими макаронниками нужно держать ухо востро. Когда дело доходит до драки, у них даже зубы острые, как стилеты!
        Лорд Миер не ответил.
        Он двинулся кружным путем, держась в тени, где вряд ли его мог заметить кто-либо из обитателей палаццо.
        На нем был костюм, который он сам придумал для таких операций. Плотно прилегая к телу, костюм не имел деталей, которые могли бы зацепиться за что-либо. В нем было безопасно влезать на деревья или на стены, а именно это лорд намеревался проделать сейчас. Подошвы его башмаков позволяли двигаться бесшумно и не скользили. Влезть на стену палаццо, как я предполагал лорд Миер, оказалось нетрудно.
        Камни, из которых она была сложена, были старые, во многих местах крошились, образуя выступы.
        По фасаду нижнего этажа тянулся ряд геральдических скульптур, на которые было легко опереться.
        Хорошо тренированный, атлетически сложенный, лорд Миер легко добрался до балкона.
        Здесь он стал двигаться более осторожно, стараясь не производить ни малейшего шума.
        В окне все еще горел свет, и оно было открыто, хотя занавески наглухо задернуты.
        Лорд Миер уверенно и бесшумно через открытое окно проник в комнату.
        Стоя за занавесками, он прислушивался, почти уверенный, что в кровати кто-то лежит. Он отчетливо слышал чье-то дыхание. Если в комнате был князь Антонио, то, появившись внезапно и обвинив его в краже колье, лорд поставил бы князя в трудное положение.
        Лорд Миер перевел дыхание, мысленно призвав себе на помощь силу, гораздо большую, чем его собственная.
        Затем резким, несколько театральным движением он обеими руками раздвинул шторы.
        Комната была большая. Почти прямо перед ним стояла огромная резная кровать под тяжелым бархатным пологом, закрепленным в резном кольце почти под самым потолком.
        В кровати, опираясь спиной о взбитые подушки, сидел не князь Антонио, как ожидал лорд Миер, а Флоренчия, глядя на него широко открытыми изумленными глазами.

        Глава 4

        Мгновение они пристально смотрели друг на друга. Лорд первым овладел собой и проговорил совершенно спокойно и убедительно:
        - Я же говорил, что мне необходимо увидеть вас!
        - Как вы… попали сюда? - спросила девушка и тихонько вскрикнула. - Вы, должно быть, взобрались по стене?
        Он улыбнулся, задернул занавески и подошел к кровати.
        - Вы могли… погибнуть! - с трудом выдохнула она, - Уверяю вас, мне ничего не грозило. Он стоял рядом, глядя на нее, потом, подумав, что она смутится, если он сядет на кровать, пододвинул себе стул.
        - В-вы не должны… находиться здесь, - произнесла она дрожащим голосом.
        - Я знаю, но мы одни, никто не знает, что я здесь, так что давайте поговорим откровенно.
        Он чувствовал, что Флоренчия едва ли слышит его, только пристально смотрит на него, и ее глаза кажутся огромными и бездонными. Наконец она тихо сказала:
        - Это… смело с вашей стороны… но вам лучше уйти.
        - Думаю, - возразил лорд Миер, - мой уход разочаровал бы вас. Сейчас мы можем поговорить без помех. Я так много хочу услышать от вас, что не стоит попусту тратить время на то, что не имеет никакого значения.
        Неожиданно для лорда девушка слегка улыбнулась.
        - Трудно сообразить, что именно нужно сказать… при таких обстоятельствах.
        - Не думаю. Вы ведь не хуже меня понимаете, что между нами произошло нечто странное. Во всяком случае, я сознаю так ясно, как не сознавал ничего другого за всю мою прошлую жизнь, что должен помочь вам.
        Флоренчия слегка вздрогнула, и лорд понял, что его слова напомнили ей о князе Винченте.
        Он смотрел на нее и думал, что никогда еще не видел женщины, которая была бы так очаровательна в постели и в то же время так чиста и невинна.
        Золотистые волосы ниспадали по ее плечам почти до талии. Ночная сорочка, отделанная кружевом, застегивалась у самого горла. В ней было что-то детское, но лорд подумал, что Мария, когда перед ней предстал архангел Гавриил, наверное, выглядела так же.
        Ни в одной женщине прежде лорд Миер не встречал подобной чистоты души и тела, чистоты божественно совершенной.
        Он очень мягко повторил:
        - Доверьтесь мне.
        - Как я могу? Даже если я расскажу вам, что происходит, вы ничего не сможете изменить.
        - Почему вы столь уверены в этом?
        Флоренчия посмотрела на него, и ее взгляд проник глубоко-глубоко в его сердце.
        Лорд Миер и сам поступал так, когда пытался понять другого человека, усилием воли проникнуть в глубину чужой души. Он молчал, не отводя глаз, как бы удерживая ее взгляд, пока она не произнесла, немного робко, будто размышляя сама с собой:
        - К-как получается, что вы совсем… другой, чем все?
        - Но ведь мы с вами родственные души, поэтому я прошу вас довериться мне. Мы оба некоторым образом отличаемся от других, и это необъяснимое отличие, возможно, даст нам силу совершить чудо.
        Ее глаза озарились внезапным светом, как будто он сказал то, о чем она непрерывно молилась. Обеими руками Флоренчия стиснула край покрывала, отороченного кружевами. Пальцы у нее были тонкие, длинные и такие красивые, что любой живописец дорого бы дал за возможность запечатлеть их на холсте.
        Лорд ждал ответа. Через минуту девушка очень тихо сказала:
        - Я… я не знаю, с чего начать. Внезапно за дверью раздался мужской голос. Человек говорил по-итальянски. Лорд Миер вскочил на ноги, а Флоренчия воскликнула, задыхаясь от волнения:
        - Это… мой брат! Он… не должен… обнаружить вас здесь!
        Не отвечая, лорд Миер быстро пересек комнату и, зная, что в его распоряжении не более одной-двух секунд, спрятался за занавесками окна, соседнего с тем, через которое он попал в спальню.
        Едва он успел задернуть занавески, дверь открылась и он услышал восклицание Флоренчии:
        - Антонио! Что случилось? Отчего ты так поздно?!
        - Вот уж не ожидал увидеть тебя здесь, - ответил ей брат. - Ты так добра, что не ложилась, ожидала меня?
        - Где ты был? Папа думал, ты приедешь раньше!
        - Да, я знаю, - отвечал князь Антонио. Лорду Миеру было слышно, как с этими словами Антонио поставил на пол что-то тяжелое. Секунду спустя он услышал, как кто-то другой, очевидно, слуга, вносит багаж.
        - Это все, Джордже, - сказал князь.
        - Прислать к вам камердинера, ваше высочество?
        - Нет, я сам справлюсь.
        Слуга пожелал ему спокойной ночи и вышел из комнаты. Лорд услышал, как князь опустился на тот же стул возле кровати, на котором только что сидел он сам.
        - Ты беспокоилась? - спросил князь.
        - Оно у тебя с собой? - тихо спросила Флоренчия.
        - Да, я вернул колье. Одна из причин, почему я так задержался, в том, что я заезжал на Понте-Веккью к Джованни. Надо было укрепить один из камней в оправе.
        - Ни один из них не пропал?
        - Нет, все на месте, и Джованни утверждает, что с тех пор, как он видел колье в последний раз, его цена возросла вдвое!
        Брат с сестрой замолчали, и лорд Миер представил, какой несчастный вид сейчас у Флоренчии.
        - Бесполезно, дорогая, - резко сказал князь. - Мы не можем помешать им завладеть этим колье. Но вряд ли оно принесет им счастье.
        - Н-но… они ведь… хотят получить… и меня тоже! Флоренчия выговорила это с трудом, будто пыталась, но была не в силах помешать этим словам сорваться с ее губ.
        - Знаю, знаю! - раздраженно произнес Антонио. - Но мы уже все передумали. Похоже, нет другого способа спасти папу.
        Снова воцарилось молчание. Потом Флоренция, видимо, вспомнив о присутствии лорда Миера, спросила:
        - Ты, кажется, собирался… лечь спать? Брат улыбнулся.
        - Ты так уютно устроилась здесь, что мне не хочется тебя тревожить. Мы можем поменяться комнатами завтра утром.
        - Я пришла сюда, что боялась не увидеть тебя. Ты ведь мог уйти из дома рано утром, прежде чем я проснусь. Князь засмеялся.
        - А мог бы прийти так поздно, что ты уже уснула бы. Бьянка просила меня остаться с ней, но я знал, что вы будете ждать меня к завтраку, и поэтому отказался.
        - Ты виделся с Бьянкой?
        - Она скучала по мне не меньше, чем ты»- отвечал князь, - и у нее были кое-какие новости для меня.
        - Новости?
        - Отчет о новых неблаговидных поступках, которые этот дьявол Винченте совершил в городе. Я составляю их перечень!
        - Зачем?
        - Сейчас нам от этого никакой выгоды нет, но кто знает? Когда-нибудь может и пригодиться. Никогда нельзя быть уверенным заранее!
        - Н-не могли бы мы… - запинаясь, произнесла Флоренчия, - использовать это против него, чтобы мне не нужно было… выходить за него замуж?
        Брат покачал головой.
        - Сомневаюсь. Все знают, что он собой представляет, и порицают его поведение, но пока он не совершал преступления с точки зрения закона.
        В его голосе звучала полная безнадежность. Потом князь Антонио взволнованно добавил:
        - О Боже, Флоренчия, ты же знаешь, я спас бы тебя, если бы мог! Но если не убить его, что еще могу я, черт побери, сделать?!
        - Я знаю, Антонио, дорогой, но если ты убьешь его, тебя повесят, и это будет позором для семьи… Папа не переживет этого.
        - Он все равно не переживет, если потеряет тебя. Флоренция не ответила, а Антонио через минуту сказал уже спокойнее:
        - Ты устала. Ложись, дорогая моя, и молись до последнего момента, чтобы свершилось чудо, которое спасет всех нас. Нам больше некого просить, кроме Всевышнего.
        - Я молилась и молюсь все время, - сказала Флоренчия с дрожью и отчаянием в голосе. - Только сомневаюсь, что Бог меня слышит.
        Брат нагнулся и поцеловал ее:
        - По крайней мере у нас есть колье, которое хоть немного облегчит папину участь.
        - Ты поступил очень смело, вернув его, - ответила Флоренчия. - Спокойной ночи, Антонио.
        - Спокойной ночи, моя дорогая сестричка, - ответил князь, - и да хранит тебя Бог.
        Он пересек комнату, и лорду Миеру показалось, что он взял с пола один из чемоданов, которые принес слуга.
        Потом князь вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Из коридора послышался звук удаляющихся шагов.
        Лорд Миер не двигался, боясь навредить и себе, и Флоренчии, проявив излишнюю поспешность.
        Через некоторое время он услышал тихий испуганный голос Флоренчии;
        - Вы… вы еще… здесь?
        Он вышел из своего укрытия и увидел ее напряженный взгляд, устремленный на него; ее лицо было очень бледно. Лорд почувствовал, что она напугана и взволнована еще сильнее, чем при появлении брата.
        Он подошел и сел на край кровати, чтобы никто не подслушал их разговор. В безмолвии ночи даже тихие голоса могли быть легко услышаны.
        Мгновение они лишь смотрели друг на друга. Потом лорд Миер сказал:
        - Теперь вам незачем притворяться передо мной. Расскажите, почему ваш брат был вынужден украсть колье у моей сестры и отдать его семье Гориция?
        Флоренчия зажала рот рукой, словно пытаясь сдержать крик, готовый вырваться из ее груди. Потом шепотом сказала:
        - Я понятия не имела, что это ваша сестра владела колье! Я только знала, что оно было продано какому-то высокопоставленному английскому аристократу.
        - Благодаря совершенно удивительному совпадению он оказался женат на моей сестре. Но как мог ваш отец продать такую необыкновенную фамильную драгоценность?
        Флоренчия отвела взгляд и горестно стиснула руки.
        - Я действительно могу вам доверять? Он протянул руки и тихонько взял ее ладонь. Она вся дрожала, а ее пальцы трепетали в его руках, как маленькая птичка, попавшая в силок.
        - Клянусь вам перед Богом, что вы не только можете мне доверять, - заговорил лорд Миер, - но что я найду способ избавить вас от брака с Винченте!
        Она слушала его, не шелохнувшись, только ее лицо сияло нездешним светом.
        - Вы… сможете?
        - Я попытаюсь, и у меня предчувствие, что добьюсь успеха.
        - Если вы это сделаете… значит, мои молитвы будут услышаны.
        - Но сначала вы должны помочь мне. Мне надо знать правду - всю правду! - мягко сказал лорд.
        Он не выпускал ее руку, чувствуя, что его прикосновение к ее пальцам успокаивает девушку. Наконец она нашла в себе силы нерешительно начать свой рассказ:
        - Я… я полагаю, вам известно, что между нами и кланом Гориция веками длилась вендетта?
        - Да, я слышал об этом.
        - Мы с Антонио обычно смеялись над этим. Это казалось таким старомодным!
        Она едва сдержала слезу, прежде чем добавить:
        - Но напрасно мы… смеялись… Возможно, именно наши насмешки по адресу Винченте возбудили у него желание… отомстить.
        - Что же он сделал?
        - Он шантажирует папу!
        - Каким образом?
        Последовало недолгое молчание. Флоренчия, видимо, искала слова, которые были бы понятны иностранцу:
        - Вы знаете, что с момента вступления на престол короля Умберто появилось много людей, настроенных против правительства и самого короля?
        - Я слышал об этом, - подтвердил лорд Миер.
        - Ходят слухи, что не раз составлялись заговоры против него, в которых неизменно участвовал некий Орсини. Лорд Миер кивнул.
        - Он могуществен, но принужден скрываться, так как те, кто поддерживает короля, полны решимости привлечь его к суду за разные преступления.
        Лорд Миер напряженно слушал, припоминая то, что говорил граф Росберри по этому поводу.
        - Теперь я знаю, - продолжала Флоренчия, - что Гориция действовали заодно с Орсини, но у нас нет доказательств. Они вели себя чрезвычайно умно и сумели скомпрометировать отца.
        Лорд Миер придвинулся чуть ближе к ней, по-прежнему не отпуская руку девушки.
        - Продолжайте, - мягко произнес он.
        - Папа получил письмо от человека, с которым был давно знаком. В письме говорилось, что у того крупные неприятности. Он просил папу встретиться с ним поблизости от палаццо - в тайном месте, где их никто не увидит. Папе это показалось странным, но он никогда никому не отказывал в помощи, а тем более не мог отказать старому другу.
        - Он пошел к месту встречи один? - уточнил лорд Миер.
        - Да, это было особо оговорено в письме. Он прошел через сад на поляну в лесу - это очень уединенное место, - где этот человек ждал его.
        - Ваш отец узнал его?
        - Нет, это был не тот, кого он ожидал увидеть, но незнакомец сказал, что друг отца болен и не мог прийти сам, поэтому попросил передать папе письмо от него.
        - Вашему отцу не показалось это странным?
        - Нет, он сказал, что человек, с которым он встретился в лесу, выглядел честным и порядочным к его манера говорить была исполнена достоинства. Папа пообещал, что постарается всячески помочь старому другу, попавшему в беду. Ом пожал руку тому человеку и вернулся в палаццо с письмом.
        - Это все?
        - Нет… нет… за этим стоит нечто гораздо большее.
        - Что же?
        - Человек, с которым папа встретился в лесу, был Орсини!
        - И что же?
        - Вы, как и папа, конечно, не догадываетесь, что, пока они разговаривали, Винченте или кто-то из его сообщников фотографировал» папу рядом с человеком, которого разыскивают все те, на кого возложена обязанность охранять особу короля!
        Лорд Миер выпрямился, не спуская глаз с Флоренчии. Он начинал понимать то, что прежде казалось столь загадочным.
        Ему, конечно; было известно это изумительное изобретение - фотография. В Англии Пол Мартин уже снискал известность своими поистине фантастическими снимками.
        Лорд Миер тоже приобрел аппарат Фолкона, но лишь теперь он впервые задумался над тем, каким страшным оружием может быть фотография в руках шантажистов.
        - Когда через несколько дней Винченте встретился с папой и показал ему снимки, папа просто не мог поверить в то, что произошло! - продолжала Флоренчия тихим, надломленным голосом. - На одной фотографии папа пожимал руку Орсини, на другой - Орсини вручал ему письмо. Это выглядело так, будто он передает папе деньги. На других снимках было видно, что они ведут серьезный разговор.
        Лорд хорошо понимал, что, если эти фотографии показать королю или тем, кто отвечает за его безопасность, князю будет трудно оправдаться.
        - Ваш отец не знал, кто был тот человек, с которым он встречался в лесу?
        - Нет, пока ему не сказал Винченте.
        - Что произошло потом?
        - Винченте потребовал от папы огромную сумму за молчание и обещание не показывать эти фотографии королю!
        - Так вот почему ваш отец был вынужден продать Мадонну Ансидеи! - едва слышно произнес лорд Миер.
        - Вы догадались, что это копия?!
        - Да.
        - Но ее копировал один из величайших современных художников, человек, которому… можно доверять.
        Папа помог ему, когда тот был еще беден и с трудом пробивал себе дорогу.
        - Согласен, копия великолепна, - подтвердил лорд Миер, - однако ей чего-то недостает.
        - Чего же? - с любопытством спросила Флоренчия.
        - Не могу в точности объяснить, но я особенно люблю Рафаэля, и на меня флюиды его работ действуют подобно тем, которые исходят от вас. Их я и не ощутил, рассматривая копию.
        Он говорил совершенно спокойно, но Флоренчия потупила глаза, и краска залила ее бледное личико. Она была так очаровательна, что лорд с трудом сдерживал желание поцеловать ее. Однако он знал, что этого делать нельзя, и лишь сжал ее руки в своих со словами:
        - Продолжайте. Я уверен, что Винченте не ограничился одним разом, он продолжает вымогать деньги снова и снова.
        - Винченте требовал все больше и больше… Мы почти уверены, что часть этих средств… идет в пользу того движения, которое возглавляет Орсини… - Она остановилась и нерешительно добавила:
        - ..Остальные он тратит на свои развлечения… которые, насколько я могу судить… очень дороги.
        В ее глазах стояли слезы, но она заставила себя продолжать:
        - Папа не осмелился продать еще какую-нибудь картину, кроме двух, поменьше размером и не таких знаменитых… Он боялся, что кто-нибудь узнает об этом. Если люди начнут задавать вопросы, вся история скоро выйдет наружу.
        - Я понимаю, - с глубоким сочувствием произнес лорд Миер.
        - Наконец пришел день, когда Винченте потребовал это колье. Он не знал, что мы уже продали его.
        Слезы покатились по ее щекам, когда она проговорила:
        - Продажа колье… состарила папу на десять лет. Оно принадлежало нашей семье с тех пор, как было изготовлено более полутора веков назад.
        - Этих денег хватило, чтобы успокоить Винченте?
        - Только на короткое время. Когда папа сказал, что у него ничего не осталось, тот засмеялся и ответил:
        - Флоренчии исполнилось восемнадцать. Что может быть для нее лучше, чем выйти за меня замуж?
        По выражению лица Флоренчии лорд Миер понял, каким ударом было для нее подобное предложение.
        - Я не могла поверить, когда папа сказал мне об этом, - прошептала она. - Я ведь знаю, я вовсе не нужна Винченте как женщина. Это кульминация его мести роду Соджино.
        Лорд Миер молчал, не зная, что сказать, дивясь извращенности мышления князя Винченте.
        - В довершение ко всему, - снова заговорила Флоренчия, - Винченте потребовал, чтобы колье было частью приданого.
        - А ваш отец не мог признаться, что уже продал его?
        - Конечно, нет. Об этом никто не знал, кроме ювелира Джованни, нашего друга, который никогда нас не выдаст.
        - Так вот почему ваш брат вынужден был вернуть колье столь оригинальным образом!
        - Прошу вас, поймите: Антонио при обычных обстоятельствах никогда… не унизился бы… до такого бесчестья! Речь шла о спасении папы.
        Она жалобно посмотрела на лорда Миера, страшась услышать из его уст осуждение поступку брата.
        - Теперь я понимаю, - задумчиво ответил лорд Миер. - Но я должен поразмыслить, что могу сделать для спасения вас и, конечно, вашего отца.
        - Вы думаете, что сможете? Действительно сможете? - спросила она.
        В ее голосе звучала безудержная, мгновенно вспыхнувшая радость. Затем она добавила совсем другим тоном:
        - Но… я прошу… слишком многого! Как может кто-либо спасти нас от них? В их руках фотографии - неопровержимое свидетельство, которое так легко неверно истолковать.
        - Я подумаю обо всем этом, - постарался успокоить девушку лорд Миер. - Теперь скажите мне, Флоренчия, когда ваш отец в последний раз видел эти фотографии? - - Когда Винченте показал ему оттиски, и папа едва мог поверить, что это не сон!
        - И, конечно, негативы хранятся в надежном месте?
        - В очень надежном. Винченте уверил меня в этом не далее, как на прошлой неделе.
        - Что в точности он сказал? - напряженно спросил лорд Миер.
        Флоренчия смущенно отвернулась и очень тихо ответила:
        - Я просила Винченте не принуждать меня к браку с ним, я говорила ему, что ненавижу его за то, что он сделал с моим отцом, и что мы не можем быть счастливы вместе.
        Она слегка всхлипнула, воспоминание о недавнем унижении, видимо, было так живо в ее памяти, словно все это случилось вчера. Лорд Миер увидел, что по ее щекам покатились слезы.
        - Вы получите колье, - сказала я. - Вы можете получить все, что есть в палаццо моего отца, если эти сокровища нужны вам, но не заставляйте меня выходить замуж за вас…
        Ее голос прервался на последних словах. В комнате сгустилась тишина. Зная, что лорд Миер ждет продолжения, Флоренчия через несколько минут усилием воли заставила себя заговорить снова:
        - На мгновение мне показалось, что он серьезно слушает меня, даже представилось, что он склонен согласиться. Потом он засмеялся! Боже, что это был за издевательский смех!
        Лорд Миер сжал ее руки, желая успокоить:
        - А дальше?
        - Он сказал: «Вы всегда будете делать все, что я захочу, так как в сейфе моей спальни хранится бесспорное доказательство измены вашего отца родине и королю!»
        С этими словами девушка высвободила руки и закрыла ими лицо. Не в силах совладать с собой, лорд Миер обнял ее и прижал к себе. Флоренчия горько заплакала у него на плече.
        - Не плачьте, - успокаивал ее лорд. - Теперь я знаю, с чем предстоит сражаться, и я уверен, что сумею спасти вас.
        На мгновение она затихла. Потом подняла лицо и взглянула ему в глаза.
        Слезы еще не высохли на ее щеках и длинных темных ресницах.
        - Вы… не хотите ли вы сказать, что собираетесь пробраться в палаццо Гориция? Нет… нет! Даже не думайте об этом!
        - Почему?
        - Это опасно, крайне опасно! У них гораздо больше слуг, чем у нас. Если Винченте обнаружит вас, он в-вас убьет…
        - Я не боюсь.
        - Но я… боюсь! Как могу я позволить вам… умереть ради нас?
        - Ради вас, Флоренчия, - очень нежно ответил лорд Миер.
        Он смотрел на нее, не отрывая глаз, и очень медленно и осторожно, как если бы это было предопределено с самого начала времен, его губы нашли ее губы.
        Он почувствовал, как затрепетало тело девушки, а потом ощутил нежность ее губ, все еще дрожащих после недавно пролитых слез. Бурный восторг, подобного которому он не испытывал за всю свою жизнь, захлестнул его.
        Это было не просто соприкосновение их губ. Потоки флюидов устремились навстречу друг другу и слились в единую волну. Его сердце коснулось ее сердца, его душа соединилась с ее душой.
        Этот долгий поцелуй был священным и, казалось, вместил в себя целую жизнь.
        В какой-то момент лорд Миер почувствовал податливость этого юного тела и крепче сжал девушку в своих объятиях. Его губы стали более требовательными, более настойчивыми.
        Пламя охватило их обоих, и оно было так прекрасно, что лорд Миер понял: он наконец встретил то, что искал всю жизнь и уже отчаялся найти.
        Ни одна его любовная связь, когда он был увлечен, порабощен или восхищен женщиной, с которой занимался любовью, не давала ему того упоения и блаженства, которое он пережил, целуя Флоренчию.
        Он знал, что это ее первый поцелуй, и знал, потому что с легкостью читал ее мысли, что она испытывает сейчас. Ее чувства были так же чисты и прекрасны, как ее молитвы, как та красота, в окружении которой она жила и которая стала неотъемлемой частью ее самой.
        Только когда они оторвались друг от друга и она спрятала лицо на его груди, лорд нежно сказал:
        - Теперь ты знаешь, дорогая, почему я спасу тебя и почему ничто и никто не сможет встать у меня на пути и помешать мне жениться на тебе.
        Она не ответила. Он знал, что она плачет, но это были слезы счастья и надежды.

        Лорд Миер в полной мере сознавал, что, если их застанут вместе, это погубит репутацию Флоренчии. Он поцеловал ее еще раз, снова испытав такое ощущение, будто оба они вознеслись в небесные сферы и окунулись в лунный свет, и сказал:
        - Я должен покинуть тебя, дорогая. Ложись спать, верь в меня и молись за меня.
        - Я буду молиться за тебя непрестанно, - ответила Флоренчия. - И еще я благодарю Бога за то, что Он послал мне тебя.
        - Не говори об этом никому, даже отцу или брату. Понимаешь?
        - Я понимаю.
        - Это будет тайной, нашей тайной! Она взглянула ему в глаза, и он тоже долго не отрывал от нее взгляда.
        - Ты жила в моем сердце с тех пор, как я помню себя, - сказал лорд, - но я и помыслить не мог о том, что найду тебя не на картине, а в жизни.
        - Но я здесь… я… живая.
        - Я знаю и клянусь тебе, мое самое драгоценное сокровище, что скорее умру, чем позволю тебе выйти замуж за кого-нибудь, кроме меня, а тем более за этого дьявола, который терзает твоего отца!
        Флоренчия слегка вскрикнула.
        - А вдруг он… тебя ранит… или убьет?
        - Я буду беречь себя ради тебя. Он еще раз нежно поцеловал ее, отчего им показалось, будто они парят в воздухе, оторвавшись от земли. Затем лорд Миер со вздохом поднялся.
        - Спокойной ночи, моя драгоценная, моя прекрасная будущая жена!
        Его проникновенный голос, любовь, которая светилась в его глазах, заставили девушку снова потянуться к нему губами, но лорд лишь взял ее руки, поцеловал одну за другой, потом повернул их, поцеловал ладони, страстно и настойчиво, и, сделав усилие над собой, направился к окну.
        Прежде чем отодвинуть занавески, он обернулся еще раз. Флоренция смотрела ему вслед широко раскрытыми, полными тревоги глазами, стиснув руки, как если бы она уже молилась за него.
        Он улыбнулся ей, занавески сомкнулись за его спиной, он перелез через перила балкона и стал медленно и осторожно спускаться на землю.

        Хикс ждал там, где лорд Миер оставил его. Они поехали через лес, поначалу медленно, чтобы кто-нибудь не услышал удаляющегося топота копыт.
        Выбравшись на открытое пространство, где луна ярко освещала дорогу, они пустили коней в галоп.
        Только когда лошади были поставлены обратно в конюшню и Хикс помогал лорду Миеру раздеваться, они заговорили.
        - Завтра вам надо будет посетить палаццо князя да Гориция, - сказал лорд. - Надеюсь, Хикс, вы будете действовать так же умно, как сегодня. Самое важное - выяснить, в какой комнате спит князь Винченте и как проще всего пробраться туда.
        - Вам не следует слишком уж искушать судьбу, милорд, - заметил Хикс.
        - Я вынужден это делать, но мне не обойтись без вашей верной службы, Хикс. Ваша задача - выведать как можно больше.
        Самому лорду не представлялось возможным нанести визит семье ди Гориция, если только не… На мгновение он задумался. Действительно, сэр Юлиус на этот раз не мог помочь ему, поскольку неоднократно резко высказывался о клане Гориция. Но совсем другое дело, если приглашение лорду устроит графиня.
        Хикс уже ушел, а лорд Миер лежал в постели, но не спал. Его мозг работал быстро и эффективно, как бывало всегда, когда он выполнял наиболее сложные миссии на континенте.
        Лорд давно научился в полной мере ценить контакты с кем бы то ни было.
        Когда-то в прошлом он услышал изречение, которое никогда не забывал, хотя не помнил, кому оно принадлежало: «Даже от самого маленького камушка, брошенного в воду, может пойти большая рябь».
        Теперь, хотя графиня ничего не значила лично для него после его встречи с Флоренчией, она могла оказаться ему полезной.
        Когда он наконец закрыл глаза, собираясь уснуть, в его уме уже сложился план, в котором все было рассчитано до мелочей.
        Его соратники по прошлым кампаниям были бы удивлены, но он постарался на этот раз свести риск к минимуму. Не ради себя самого - ради Флоренчии.

        Утром, спустившись к завтраку, накрытому на веранде рядом со столовой, лорд не увидел хозяина дома.
        Даже в тех случаях, когда лорд Миер спал всего по три-четыре часа в сутки, он чувствовал себя свежим, бодрым и отдохнувшим.
        За минувшие годы он приучил себя обходиться таким количеством сна, какое было возможно в данных обстоятельствах, и мог успешно работать даже по ночам. Но он знал, что не все обладали подобными качествами.
        Поэтому не удивился, когда к нему подошел слуга и сказал:
        - Сожалею, милорд, но сэр Юлиус провел ночь без сна и потому решил остаться в постели до ленча.
        - Скажите сэру Юлиусу, - ответил Миер, - что я нахожу его решение разумным. Я должен съездить в город с визитом. Надеюсь, сэр Юлиус не будет возражать, если я воспользуюсь его каретой.

        По дороге к дому графини Мацара лорд Миер остановился, чтобы купить большую корзину орхидей. Эти цветы казались ему подходящим подарком для нее.
        В цветочном магазине его внимание привлекли необыкновенной красоты лилии. Они напомнили ему о Флоренчии. Ему очень хотелось послать их ей, но он знал, что этого делать не следует.
        Лорд подумал, что еще настанет день, когда он окружит ее этими белыми цветами, которые так гармонировали с чистотой его любимой.
        Корзину с орхидеями вынесли из магазина и поставили в карету, и лорд двинулся дальше, стараясь не думать о Флоренчии и сосредоточиться на графине.
        Как он и ожидал, графиня была очень рада его приезду и, не заставляя себя ждать, стремительно вошла в зал, куда его провели слуги.
        Она была очень соблазнительно одета, хотя этот наряд не соответствовал традиционному утреннему туалету.
        - Я с таким нетерпением ждала новой встречи с вами, милорд, - сказала графиня, протягивая ему руку для поцелуя.
        - Я бы посетил вас еще вчера, но сэр Юлиус увез меня осматривать палаццо Соджино. Графиня улыбнулась:
        - Я не сомневалась, что он сделает это. Уверена, вам понравились картины.
        - О да, они великолепны!
        - После сокровищ Соджино мне, пожалуй, будет неловко демонстрировать вам свою маленькую коллекцию. - произнесла графиня с некоторой долей притворной скромности.
        - Что вы, я с нетерпением жду, когда смогу ее увидеть, - галантно отвечал лорд. Помолчав, он добавил:
        - Любопытно было бы взглянуть и на собрание семьи Гориция.
        - Их картины ничто по сравнению с теми, что принадлежат Соджино! - откликнулась графиня.
        -  - Я слышал об этом, но граф Росберри - он, возможно, вы знаете, занимает пост секретаря министерства иностранных дел, - неоднократно говорил мне, что Гориция владеют двумя выдающимися картинами, и мне хотелось бы непременно увидеть их, пока я во Флоренции.
        Лорд говорил наугад, но графиня ответила:
        - Вы, очевидно, имеете в виду работы Леонардо да Винчи и Энгра. Да, думаю, это действительно выдающиеся произведения!
        - Я был бы счастлив посмотреть их вместе с вами, - сказал лорд Миер.
        Его манера говорить льстила графине, и она легко попалась в расставленную ловушку.
        - Мы можем поехать вместе после ленча.
        - Не могу представить себе ничего более восхитительного, - ответил лорд Миер.
        Чтобы помешать графине немедленно повести его в ее собственную галерею, пришлось сослаться на неотложное дело в британском посольстве. Эта экскурсия непременно должна была завершиться в личных покоях хозяйки дома, а это противоречило и желаниям, и планам лорда.
        Он пообещал вернуться как можно скорее и предоставил ей возможность заниматься приготовлениями ко второй половине дня. В частности, послать слугу к князю Гориция с сообщением, что она и лорд Миер прибудут в его палаццо примерно в половине второго. Предпочитая не лгать графине без надобности, лорд действительно сразу же поехал в британское посольство, чтобы засвидетельствовать свое почтение послу, что, впрочем, не заняло у него особенно много времени.
        На обратном пути он остановил карету на Понте-Веккью, где располагались ювелирные мастерские, самая знаменитая из которых принадлежала Джованни. Лорд знал этого старого ювелира еще по прошлому посещению Флоренции. Сейчас, появившись в его маленькой частной конторе, он пожал руку владельцу и сел на предложенный стул.
        - Могу ли я чем-нибудь служить, милорд? - спросил Джованни.
        Лорд Миер сказал, что ищет подходящий подарок для своей сестры, и осмотрел несколько изысканных экземпляров кораллов, отделанных алмазами.
        После некоторых размышлений он остановил свой выбор на серьгах и кольце, которые прелестно гармонировали друг с другом, Он заказал к ним еще колье, надеясь, что это будет подарок для Флоренчии, когда он получит право осыпать ее подарками.
        Лишь когда Джованни приступил к оформлению счета, а один из его помощников упаковывал серьги и кольцо, лорд Миер как бы невзначай заметил:
        - Я слышал, вы занимаетесь небольшой починкой знаменитого колье, принадлежащего Соджино. Мне не раз говорили, что это самое бесподобное ювелирное изделие во всей Европе.
        - Вы правы, милорд, - ответил Джованни. - Сказать по правде, мне доставляет радость просто смотреть на него, не говоря уж о работе с ним!
        Джованни слегка вздохнул. Потом заговорил снова:
        - Я полагаю, это князь Антонио поведал вам, что привез его мне вчера поздно вечером. Он и не подозревал, как рад я был увидеть это колье!
        - Почему, собственно?
        - Потому, милорд, что во Флоренции ходили слухи, будто колье покинуло наш город. А вы знаете, как ревностно Флоренция оберегает свои сокровища. Коллекционеры уже наводили справки, основываясь на злобных толках, что князь Соджино якобы распродает картины. Конечно, я-то не верил, но вы же знаете, какие порой ходят слухи и как их раздувают.
        - Разумеется, - ответил лорд Миер. - Иногда люди готовы распускать слухи без всякого повода.
        - Так вот, я готов заявить любому, кто меня об этом спросит, что колье здесь, такое же прекрасное, каким было всегда!
        - Уверен, вы всем будете говорить правду, - сказал лорд Миер. - Я питаю глубокое уважение к князю ди Соджино, и мне бы не понравилось, если бы я узнал, что на него клевещут.
        - Вы правы, милорд, - отвечал Джованни. - Он благородный человек, но, как у всех аристократов, у него есть враги.
        Невозможно было усомниться в том, кого имеет в виду старый ювелир, но лорд Миер сделал вид, что удивлен:
        - Неужто старомодные, нелепые вендетты прошлого века длятся по сей день?
        - Боюсь, что да, - ответил Джованни. - Ходит слух, хотя я не могу в него поверить, что княжна Флоренчия ди Соджино выйдет замуж за князя Винченте ди Гориция.
        - Право, не верится! Из всего, что я слышал, у меня сложилось впечатление, что этот молодой человек мало подходит княжне.
        - Он негодяй, милорд! Настоящий негодяй! Если бы вы знали, что он творит почти каждую ночь в злачных местах города, вы пришли бы в ужас.
        Старик говорил с таким отвращением, что лорд Миер не усомнился, что слухи о бесчинствах, творимых князем Винченте, не были преувеличением.
        - Разве нельзя как-то помешать ему? - спросил лорд, - Ведь совершенно ясно, что его жертвы и их родители должны ненавидеть его!
        - Они бы убили его, милорд, если бы у них была возможность. - Понизив голос, Джованни добавил:
        - Насколько я знаю, один человек, оскорбленный поведением князя по отношению к его дочери, пробовал напасть на него. Но телохранитель князя - ночью при нем всегда находится телохранитель - убил этого человека!
        - Жаль! - лаконично заметил лорд Миер. Он поднялся с кресла. Все, что он хотел, он узнал. Пакет для него был готов, и он попрощался с Джованни.
        Выйдя от ювелира, лорд сел в карету и отправился на виллу. После ленча его ждала встреча с графиней. Лорд заранее знал, что в ее темных глазах он прочтет призыв еще более настойчивый, чем в тот вечер, когда он только познакомился с ней.

        Глава 5

        Во время поездки в открытом экипаже графини к палаццо Гориция лорд Миер не мог не признать, что она чрезвычайно обаятельная женщина.
        Если бы он не влюбился столь безоглядно и серьезно во Флоренчию, общение с графиней, бесспорно, украсило бы его пребывание во Флоренции.
        Знающая жизнь, остроумная, склонная тонко позлословить по адресу своих знакомых, графиня могла бы составить весьма приятную компанию, тем более что она недвусмысленно давала лорду понять, что находит его очень привлекательным.
        Они оживленно беседовали, проезжая по залитому солнцем городу, и он хорошо понимал тонкие намеки, которые таились за словами графини, а ее глаза говорили порой гораздо больше, чем губы.
        Палаццо Гориция показался лорду Миеру более тяжеловесным, лишенным изящества линий, столь свойственного всему, что было связано с семейством Соджино.
        Высокая стена окружала сад, и лорд подумал, что перелезать через нее ночью - задача не из простых.
        Однако не в его обычае было признавать себя побежденным. Мозг лорда Миера работал как хорошо отлаженный механизм. Он подмечал и запоминал каждую мелочь в устройстве здания, пока их вели по лестнице из главного холла в гостиную на втором этаже.
        Князь ди Гориция ждал их. Здороваясь с хозяином дома, лорд Миер снова про себя отметил, что тот был совершенно лишен аристократического благородства лица и осанки, которые столь выгодно отличали его врага.
        Князь приветствовал гостей даже несколько возбужденно.
        - Это неоценимое удовольствие - видеть вас, графиня, - сказал он, целуя ей руку, - и, конечно, я польщен, что почтенный лорд Миер пожелал посетить мой палаццо!
        - Лорд слышал от графа Росберри о вашей картине работы Леонардо да Винчи, - отвечала графиня. - А так как лорд Миер - страстный поклонник живописи, он просто не мог покинуть наш город, не увидев этот шедевр.
        - Разумеется, как же иначе! - согласился князь. - Но сначала я хотел бы угостить вас новым вином с моих виноградников. Льщу себя надеждой, что оно превосходит все известные до сих пор вина.
        Лорду Миеру вино показалось довольно легким, возбуждающим аппетит. Князь, как он заметил, выпил несколько бокалов.
        - Когда я получил вашу записку, - обратился он к графине, - я как раз собирался послать вам приглашение отобедать со мной. Мои родственницы неожиданно приехали из Рима, Они молоды, и я хочу дать для них бал. Надеюсь, он не уступит тому восхитительному вечеру, который я провел недавно в вашем доме.
        Лицо графини слегка омрачилось.
        - О, какое разочарование, ваше высочество! - воскликнула она. - Я тоже сегодня устраиваю небольшой прием для нескольких старых друзей. Невозможно отменить его в самый последний момент.
        - Это действительно разочарование! - произнес князь. - Но я надеюсь, лорд Миер, что вы примете мое приглашение, и, разумеется, я был бы рад видеть сэра Юлиуса.
        - Боюсь, сэр Юлиус не вполне хорошо себя чувствует, - ответил лорд Миер, - и я с тем большим удовольствием приму ваше приглашение, что меня не прельщает обед в одиночестве на вилле.
        Он проговорил это довольно поспешно, так как чувствовал, что графиня с самого начала задумала этот прием, чтобы залучить лорда к себе на вечер. Но ему было необходимо как можно лучше познакомиться с расположением комнат палаццо, и приглашение князя пришлось как нельзя кстати. К тому же оно в некоторой степени отдаляло его от графини.
        - Значит, решено, - сказал князь. - Ждем вас к восьми часам. Думаю, вам понравятся мои племянницы. Они очень милы.
        Выражение глаз графини не предвещало ничего хорошего. Опасаясь, что она каким-либо образом помешает ему принять приглашение князя, он сказал:
        - Вы очень добры, но, поскольку сэр Юлиус, к несчастью, нездоров, надеюсь, вы извините меня, если я скажу, что должен буду уйти не слишком поздно.
        Говоря это, он уловил, как графиня перевела дыхание, не сомневаясь, что на самом деле он намерен после обеда у князя присоединиться к ней.
        Князь поставил бокал на стол.
        - Ну что ж, пойдемте полюбуйтесь моим Леонардо да Винчи. Однако я питаю надежду, что некоторые другие полотна тоже доставят вам удовольствие. Они считаются весьма изысканными.
        Лорд Миер вынужден был признать, что князь не ошибся. Здесь была прекрасная работа Вазари и - что он уж никак не ожидал - полотно Рафаэля «Донна Велата».
        Эта картина не напоминала Флоренчию, но все-таки это была работа его любимого художника, и лорд долго стоял перед ней, пока князь не увлек его к картине Леонардо да Винчи, которая действительно была настоящим шедевром.
        Там были и другие прекрасные картины. В любом другом городе, кроме Флоренции, посетитель, которому было бы дозволено увидеть их, пришел бы в восторг.
        Лорд Миер, пожалуй, даже был способен понять князя, который, наверное, был доволен тем, что его сын путем шантажа вынудил семейство Соджино продать часть своей коллекции - более древней, богатой и изысканной, чем коллекция князя ди Гориция.
        Переходя от картины к картине, лорд время от времени выглядывал в окна галереи, стараясь представить себе план всего здания.
        При этом он не уставал восхищаться великолепными видами, которые открывались из окон.
        Палаццо Гориция поражал своими размерами, и, уже направляясь в гостиную, лорд сказал:
        - Не могу отделаться от впечатления, ваше высочество, что вы будете чувствовать себя здесь одиноко, когда ваш сын женится и переедет отсюда.
        - Переедет от меня? - удивленно переспросил князь. - Этого он делать не станет. В полном распоряжении Винченте все западное крыло здания. Смею вас уверить, там хватит места и для его жены, и для целой дюжины детей!
        Лорд Миер почувствовал глубокое омерзение при одной мысли, что такая восхитительная и невинная девушка, как Флоренчия, может родить детей от распутника Винченте.
        Впрочем, он узнал все, что хотел узнать, а графиня, будто стараясь помочь ему, сказала:
        - Вы должны показать лорду Миеру прекрасный сад вокруг западного крыла, ваше высочество. Это предмет моей глубокой зависти, особенно фонтан, один из самых красивых, какие я когда-либо видела!
        - Разумеется, лорд может осмотреть его, - любезно согласился князь.
        Он явно наслаждался, демонстрируя свои владения и хвастаясь.
        Он чуть ли не бросал вызов гостю, как бы желая посмотреть, осмелится ли тот критиковать Гориция, или будет восхищаться ими.
        Они сошли по лестнице в помещение, которое, как понял лорд Миер, находилось в нижней части западной башни палаццо, а оттуда вышли в сад. Лорд Миер поспешил согласиться, что он и в самом деле необычайно красив.
        Сад был небольшой. Его окружала стена из белого мрамора, а в центре помещался фонтан, к которому вели шесть ступеней.
        Лорд внимательно осмотрел прелестные фигуры купидонов, высеченные у подножия чаши фонтана, и скульптурную группу, которая располагалась высоко над ней.
        Это были две фигуры, изображавшие похищение Прозерпины. На мгновение все поплыло у него перед глазами, когда он подумал о хозяине сада. Потом он услышал собственный голос, и он показался ему чужим:
        - Превосходная работа! Неудивительно, что вы гордитесь ею!
        - Очень горжусь, - ответил князь. - Вы не можете не признать, что это лучшая из работ Амманати.
        Не в силах смотреть на Прозерпину, отбивающуюся от похитителя, лорд повернулся спиной к скульптуре и принялся осматривать небольшие статуи, расположенные в другой стороне сада.
        Графиня начала проявлять нетерпение, намеками и красноречивыми взглядами давая лорду понять, что пора завершать визит.
        Было очевидно, что ей хотелось поскорее остаться с ним наедине. Она как бы ненароком направлялась в сторону приемной, вынуждая спутников следовать за собой.
        Однако лорд Миер сумел тщательно осмотреть западную башню.
        После этого он решил, что примерно знает расположение основных помещений. От подножия башни в сад выдавался бастион с зубчатым парапетом, за которым в старину, вероятно, укрывались защитники палаццо, готовясь дать отпор врагу.
        Крыша палаццо была укреплена таким же зубчатым парапетом, и лорд подумал, насколько проще было бы, как во времена средневековья, объявить открытую войну своим врагам.
        Гнев кипел в его сердце, но он был достаточно дипломатичен и хорошо владел собой. Любезно попрощавшись с князем, лорд высказал ему свою признательность за гостеприимство и заверил, что уже предвкушает удовольствие от предстоящего вечера.
        - Прием будет не такой большой, как тот, что наша дорогая графиня дала накануне, - сказал князь. - На обеде нас будет около двадцати персон, и я уверен, что Винченте пригласит нескольких своих молодых друзей прийти позже потанцевать.
        - Звучит очень заманчиво, - ответил лорд, следуя за графиней, которая уже села в экипаж.
        Когда они отъехали достаточно, чтобы хозяин палаццо не мог их услышать, графиня воскликнула:
        - Вы не могли придумать для меня худшего унижения! Если бы я знала, что вы вынуждены провести сегодняшний вечер в одиночестве, я бы пригласила вас к себе на обед.
        Она сделала паузу, а потом добавила:
        - Ради вас, милорд, я бы непременно отменила прием.
        - И как только я мог допустить такую оплошность! - воскликнул с досадой лорд Миер. - Я был должен сказать вам, что сэр Юлиус чувствует недомогание. Но если я уйду от князя пораньше, то, наверное, ваш прием еще будет продолжаться?
        Он знал, что графиня ждет от него именно этих слов.
        Она взяла его под руку.
        - Буду надеяться, что милые дамы из Рима не помешают вам навестить меня.
        Она была слишком опытна в искусстве обольщения мужчин, чтобы говорить еще что-либо.
        Потом графиня чем-то рассмешила его, и по дороге к вилле сэра Юлиуса они говорили обо всем, кроме сегодняшнего вечера.
        Только когда лошади остановились перед главным входом виллы и лорд уже сошел с подножки, поцеловав графине на прощание руку, она произнесла:
        - Мой прием продлится до утра!
        Лорд Миер не ответил. Он только улыбнулся, поняв, что не разочаровал графиню за то время, что они провели вместе.
        На вилле лорд узнал, что сэр Юлиус спит, и, устроившись в одной из тихих прохладных комнат, он сел за стол и стал рисовать по памяти план палаццо Гориция.
        Благодаря приглашению князя перед лордом уже не стояла крайне рискованная задача тайком пробираться в хорошо охраняемое здание.
        Ворота палаццо открыли, чтобы впустить гостей, и закрыли тотчас же после их отъезда.
        Стену, которая окружала сад, хотя она и была грубой постройки, вряд ли удалось бы преодолеть так же легко, как стену палаццо Соджино прошлой ночью.
        Не было и балкона, через который можно было проникнуть в личные покои князя Винченте.
        Попав в палаццо в качестве гостя, лорд Миер, возможно, получал существенные преимущества. Однако предугадать, как развернутся события, было трудно.
        Он мог полагаться только на судьбу и на свою интуицию, которая до сих пор никогда его не подводила.
        Впрочем, вспомнив «Похищение Прозерпины» работы Амманати и ту участь, что ожидала Флоренцию, лорд Миер вновь сказал себе, что должен спасти ее, пусть даже ценой собственной жизни.
        Мысли о порочных склонностях князя Винченте неотступно преследовали его вплоть до вечера. Он думал о его выходках, до которых никогда не унизился бы порядочный человек, о грязных пристрастиях и садизме князя.
        И чем больше он об этом думал, тем чудовищнее представлялось ему согласие Соджино на брак Флоренчии с Винченте ди Гориция.
        Но лорд понимал, что, если бы князь ди Соджино был обвинен в измене королю, он, возможно, был бы расстрелян, а это навлекло бы позор на всех, кто носит фамилию Соджино.

«Я должен спасти ее! Должен спасти!»- твердил себе лорд Миер.
        Его сердце и его ум кричали, что поступить иначе он не имеет права. Но впервые в жизни лорд не был полностью уверен в успехе.
        Наконец он поднялся из-за стола и вышел в сад.
        Лорд стоял, любуясь панорамой Флоренции, этой мировой сокровищницы красоты, и думал, что здесь, однако, нашлось место и жестокости, и вероломству.
        Потом он поймал себя на мыслях о красоте Флоренчии, в которой, как ему представлялось, воплотилась красота всех мадонн Рафаэля.
        Это была божественная красота, и лорд Миер почувствовал, что он не один выступил в крестовый поход ради спасения Флоренчии.
        Он ощутил присутствие некоей Силы, большей, чем его собственная, и готовой помочь ему. И молитва, которую он шептал, исходила из самой глубины его души.
        Окинув взглядом банкетный зал, где собирались гости, лорд Миер подумал, что отсюда будет трудно удалиться незаметно.
        Серебряные украшения на столе поражали своим великолепием; в пламени свечей мягко поблескивали драгоценности женщин, и даже сам князь, казалось, обретал в этом мерцающем свете то достоинство, которого его лишила безжалостная природа.
        Блюда, которые подавались к столу, были отлично приготовлены, а вино из собственных виноградников князя действительно обладало изысканным букетом.
        За каждым стулом стоял лакей, одетый в красную с золотом ливрею, что наводило на мысль чуть ли не о средневековье.
        Князь Винченте показался лорду Миеру еще отвратительнее, чем в вечер первого знакомства. Красота и роскошь убранства палаццо словно подчеркивали неизменность его натуры.
        Пожимая ему руку, лорд чувствовал себя так, будто прикоснулся к ядовитой кобре, от которой любой человек мог только отпрянуть в ужасе.
        Князь Винченте тем временем расточал многословные комплименты одной из своих хорошеньких кузин, Она, однако, оказалась не столь наивна, как можно было ожидать от столь юной особы, и парировала его льстивые замечания с искусством, которое сделало бы честь и женщине постарше.
        По другую сторону от Винченте сидела вторая кузина, девушка лет пятнадцати, которая явно была в восторге от того, что присутствует на большом званом обеде, возможно, первом в ее жизни.
        Она с любопытством осматривалась вокруг и со своими длинными волосами, падавшими почти до талии, была похожа на прелестного ребенка. Лорд Миер подумал, что она могла бы послужить моделью для девушек с картины Боттичелли «Весна».
        Рядом с лордом сидели очаровательная флорентийка, долгое время прожившая в Париже, и еще одна из римских родственниц хозяина дома.
        Разговор за столом велся остроумный и занимательный, и, если бы лорд Миер не был сосредоточен на гораздо более важных для него вещах, он, наверное, получил бы удовольствие от этого вечера.
        Когда обед подошел к концу, все направились в прекрасный зал на первом этаже, окна которого выходили на террасу, где оркестр уже заиграл негромкую мелодию.
        Зал был оформлен так, что напоминал о Древнем Риме: колонны, статуи, искусно написанная фреска на одной из стен.
        Так как у лорда не было желания танцевать, он занялся изучением фрески, а потом нашел даму из Рима, свою соседку во время обеда, и предложил ей вместе посмотреть картины.
        - С большим удовольствием, - ответила она, - Это мой первый визит в палаццо, и у меня еще не было случая увидеть все те прекрасные вещи, которые здесь хранятся.
        - Тогда позвольте мне быть вашим гидом, - сказал лорд Миер, - правда, я и сам сегодня днем был здесь впервые!
        Дама засмеялась.
        - Я слышала, вчера вы нанесли визит Соджино. Вы, безусловно, страстный любитель достопримечательностей!
        - Я бы предпочел слыть любителем красоты! - ответил лорд Миер.
        Он рассчитал правильно. Дама оценила его ненавязчивый комплимент и бросила на него слегка смущенный взгляд.
        Они начали подниматься по лестнице на второй этаж, но в этот момент сзади послышался голос молодого князя:
        - Марселла! Отец говорит, что пора открывать бал, а ты пообещала мне первый танец!
        - Да, конечно! - откликнулась Марселла, - Извините меня, милорд, и позвольте присоединиться к вам через некоторое время.
        - Я буду ждать, - пообещал лорд Миер.
        Марселла сбежала вниз, где ее ждал Винченте, и лорд понял, что судьба дает ему шанс.
        Винченте вряд ли заметил, с кем разговаривала Марселла, потому что композиция из цветочных букетов скрывала лорда.
        Он быстро взбежал по лестнице и без особого труда нашел путь в западную башню.
        Лорд Миер не забыл, что рассказывал Джованни о телохранителе молодого князя, поэтому захватил с собой Хикса и приказал ему познакомиться с челядью палаццо и по возможности отвлечь охрану.
        Хикс, как всегда, оказался на высоте.
        - Думаю, милорд, - сказал он, помогая лорду Миеру одеваться, - стоит захватить с собой ту фляжку, которую ваша светлость изволит брать с собой, когда предстоит серьезное дело.
        - Да, конечно, - согласился лорд Миер.
        - Их вино, - продолжал Хикс, - не бросится вам в голову, а вот бренди - это совсем другое дело!
        - Поступайте, как сочтете нужным, - ответил лорд Миер.
        - Будьте осторожны, милорд, - предостерег Хикс. - Как я слышал, это скверная публика, и это еще мягко сказано!
        Лорд Миер не сомневался, что Хикс прав.
        Он быстро нашел спальню князя, к которой примыкала большая гостиная.
        Лорд знал, что, раз обед закончился, камердинер князя и прочие слуги будут ужинать в кухне. Значит, едва ли еще будет лучшая возможность поискать сейф.
        Флоренчия говорила, что сейф находится в спальне Винченте, и лорд подумал, что, по всей вероятности, он будет как-то замаскирован.
        Сначала он осмотрел красиво инкрустированный шкафчик, изготовленный, вероятно, каким-нибудь мастером шестнадцатого века.
        Золотой ключ подходил к золотому замку, но, когда лорд Миер открыл дверцу, он увидел отвратительную коллекцию хлыстов, цепей и других принадлежностей извращенного эротизма.
        Плотно сжав губы, лорд поторопился запереть дверцы.
        Подумав, что Флоренчия может оказаться близко от человека, который хранит такие вещи у себя в спальне, лорд Миер ощутил физическую тошноту.
        Он заставил себя думать не о Флоренчии, а о том, что ему необходимо найти сейф, причем как можно скорее.
        Через несколько минут он действительно обнаружил его. Сейф внешне выглядел как столик в дальнем углу комнаты.
        Это было хорошо придумано: сверху на сейф положили деревянный круг, а потом задрапировали тяжелым бархатным покрывалом с длинной бахромой. По стилю это соответствовало убранству комнаты.
        Сейф был новой конструкции, однако лорд Миер в Лондоне прошел курс секретной подготовки, благодаря которой мог открыть сейфы любой системы из тех, что имелись в продаже.
        Этот сейф оказался похожим на его собственный, и через какие-нибудь две-три минуты лорд разгадал кодовую комбинацию и открыл его.
        В верхнем отделении сейфа стояли обитые бархатом шкатулки, в которых, как догадался лорд, лежали драгоценности.
        На второй сверху полке лежали документы, и лорду пришло в голову, что, будь у него время их разобрать, они бы многое порассказали об их владельце.
        То, что ему было нужно, лорд обнаружил на нижней полке сейфа.
        Он почувствовал огромное облегчение, увидев пленку. Стеклянные пластинки было бы гораздо сложнее спрятать на себе.
        Потом лорд нашел несколько отпечатанных снимков и понял, что нашел то, что искал. Были там и другие фотографии. Возможно, и их использовали для шантажа.
        Лорд быстро спрятал все в карманы фрака и уже собирался закрыть дверцу сейфа, когда увидел нечто, показавшееся ему знакомым.
        В прошлом месяце ему случилось побывать в Скотленд-Ярде, где полицейский комиссар продемонстрировал ему партию наркотиков, конфискованную у человека, который нелегально провез их в Англию.
        Такие же наркотики лежали в нижнем отделении сейфа князя Винченте, и это была, вероятно, еще одна причина, по которой он постоянно нуждался в деньгах.
        Еще раз взглянув на пакетики, лорд быстро закрыл сейф, поставил ту же кодовую комбинацию и задернул бархатную драпировку.
        Бесшумно пройдя через комнату, лорд остановился перед дверью.
        Его не должны были видеть покидающим апартаменты князя, но снаружи никого не было, и лорд Миер вздохнул с облегчением.
        Закрыв за собой дверь спальни князя, он быстро пошел по коридору.
        И тут ему послышался какой-то шум.
        Остановившись, он прислушался. Кричала женщина.
        Лорд напомнил себе, что должен немедленно покинуть западную башню. Крик возобновился.
        Осторожно выглянув в окно, лорд увидел прямо перед собой бастион, который раньше видел со стороны сада.
        Уже почти стемнело, но он различал белое платье женщины, которая отчаянно отбивалась от мужчины.

«Это меня не касается!»- быстро сказал себе лорд Миер.
        Уже было направившись к лестнице, он заметил светлые растрепавшиеся пряди волос и понял, что это та пятнадцатилетняя девушка, которая за обедом сидела рядом с князем Винченте.
        Узнав ее, он в тот же миг понял, что мужчина, от которого она отбивается, и есть молодой князь.
        Он тащил ее к кушетке, которая была составлена из нескольких стульев на бастионе.
        В открытое окно доносился крик девушки:
        - Нет… нет! Оставь меня… в покое!
        Князь не отвечал, но по тому, что он пытался повалить ее на кушетку, лорд Миер с ужасом догадался о его намерениях.
        Воспламененный наркотиками или побуждаемый похотью, князь Винченте явно собирался воплотить в жизнь то, что изображала скульптурная группа над фонтаном.
        Лорд Миер понял, что не может допустить насилия над этой девушкой. Хотя за обедом у него не было случая поговорить с ней, он видел, что она еще совсем юная и невинная.
        На мгновение он представил себе на ее месте Флоренчию.
        Лорд сбежал по ступеням и вместо того, чтобы пройти тем же коридором, которым пришел, свернул в сторону и нашел дверь, которая из цоколя башни вела на бастион.
        Дверь была не заперта. Когда лорд распахнул ее, князь Винченте уже повалил девушку, а сам кинулся на нее сверху.
        Она кричала, но была совершенно беспомощна. Лорд Миер услышал ее жалобные мольбы:
        - Нет, нет! Пожалуйста… не делай этого! О Боже… спасите… меня!
        Князь разорвал платье у нее на груди. Она закричала от ужаса. В этот момент лорд Миер схватил его сзади за одежду, стащил с кушетки и вынудил встать на ноги.
        - Прекрати, свинья! - крикнул лорд.
        - Какого черта?! - заорал князь. - Это не ваше дело!
        - Ошибаетесь! Если вы сейчас же не отпустите эту девушку, я, ручаюсь, заставлю вас пожалеть, что вы родились.
        Он и не представлял, что может прийти в такую ярость, но мысль о том, что князь мог бы сейчас насиловать Флоренчию, привела его в неистовство.
        Пока мужчины стояли, злобно пожирая глазами друг друга, девушка, почувствовав, что спасена, вскочила на ноги и, истерически рыдая, побежала в палаццо.
        Лорд Миер почти сверхчеловеческим усилием заставил себя проговорить:
        - Прошу извинить мое вмешательство, ваше высочество, но эта девушка слишком молода для таких взрослых игр!
        - Ах ты, англичанин! Как ты смеешь совать нос в чужие дела! - зарычал князь. - Я убью тебя!
        Его рука скользнула во внутренний карман, и князь выхватил что-то, сверкнувшее зловещим блеском. Лорд Миер понял, в какой опасности оказался.
        Зрачки князя заметно расширились. Он явно был под воздействием наркотиков, да к тому же много пил за обедом.
        Лорд Миер понимал, что в таком состоянии Винченте действительно мог убить его и даже не испытать ни малейших угрызений совести. Увидев, что его враг отвел руку со стилетом, готовясь нанести удар, лорд Миер почувствовал, что к нему вернулись хладнокровие и спокойствие, как это всегда бывало в минуты острой опасности. Он ощутил, что Сила, к которой он взывал, где-то рядом, она оберегает его и руководит им.
        Он рванулся вперед и, прежде чем князь успел взмахнуть стилетом, ударил его в подбородок, вложив всю свою силу в этот удар, нанесенный по всем правилам английского бокса.
        Князь пошатнулся, и стилет, выпав из его руки, звякнул о камень. Лорд Миер ударил снова. На этот раз Винченте отлетел назад, в просвет между зубцами парапета, по инерции стремительно перевалился через него и исчез из виду.
        На мгновение лорд Миер опешил.
        Подойдя к парапету, он глянул вниз и увидел, что тело князя с раскинутыми руками и ногами лежит в саду около фонтана Амманати.
        Падая с высоты примерно сорока футов, князь, несомненно, должен был сломать себе шею.
        Лорд Миер немного постоял, глядя на распростертое тело, которое выделялось темным пятном на белом камне, потом повернулся и быстро зашагал прочь.
        Поднявшись на несколько ступеней, он вошел в главный коридор, потом спустился по той же лестнице, по которой раньше проник в западную башню.
        Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы найти дорогу в картинную галерею, которую он намеревался осмотреть вместе с Марселлой.
        Марселла шла ему навстречу; ее элегантное розовато-серебристое платье блестело в свете газовых фонарей, освещавших эту часть палаццо.
        - О, вот вы где! - воскликнула она. - Я ждала вас, как обещала, но подумала, что вдруг вы не захотите…
        - Все это время я искал самые лучшие картины, чтобы показать вам, - ответил лорд. - Теперь мы можем посмотреть их вместе, не тратя время на менее значительные.
        Он говорил совершенно непринужденно и спокойно, хотя сердце его еще бешено колотилось от нервного напряжения.
        - Мне очень жаль, что так невежливо оставила вас, - произнесла Марселла. - И этот танец не доставил мне удовольствия. Винченте слишком много выпил за обедом, так что я постаралась поскорее освободиться от него под предлогом, что мне нужно поговорить с мамой.
        - Вы поступили совершенно правильно, - сказал лорд Миер. - Танцевать с пьяным, я полагаю, очень неприятно.
        Она засмеялась.
        - Боюсь, что мой кузен Винченте весьма испорченный молодой человек! Но давайте не будем говорить о нем. Лучше покажите картины, которые вы нашли для меня.
        - Здесь есть два-три восхитительных полотна, для которых вы могли бы служить моделью, - непринужденно откликнулся лорд Миер.
        Зная, что она ждет этого, он поцеловал ее, когда они дошли до конца галереи, а потом повел обратно в бальный зал со словами:
        - Не стоит портить вам репутацию в первый же вечер вашего приезда во Флоренцию.
        - Увижу ли я вас снова, пока вы здесь? - спросила Марселла.
        - Я постараюсь, - ответил лорд, - но, боюсь, у вас будет так много приглашений, что для меня не останется времени.
        - О, разумеется, я смогу найти время для вас! - возразила девушка.
        Лорд Миер отвел Марселлу к ее родственникам и, пока они подшучивали над ее отсутствием, незаметно ускользнул.
        Он не собирался уходить так рано, но внезапно ему пришло в голову, что, как только тело Винченте найдут, ему сложно будет обеспечить себе алиби. Но лорд считал, что это произойдет не раньше, чем через час, а может, и позднее.
        Когда он обещал графине посетить ее после обеда у Гориция, он не намеревался этого делать. Однако теперь он еще раз убедился, что судьба на его стороне: помощь приходила к нему словно по волшебству.
        Никто не сможет обвинить его в смерти Винченте, если будет считаться, что он рано уехал с приема у князя, чтобы посетить графиню и провести вторую половину ночи у нее.
        Та юная девушка могла бы рассказать о том, что произошло между нею и Винченте и о своем неожиданном избавителе, но лорд достаточно хорошо знал, как робки и застенчивы молодые итальянки.
        Впрочем, даже если бы она и рассказала о том, что ее спасли от бесчестья, которое хуже смерти, она, как был уверен лорд Миер, была настолько перепугана, что в темноте скорее всего не узнала его.

«Все, что мне надо, - это дать понять всем, кого это заинтересует, где я буду находиться ближайшие несколько часов», - сказал он себе.
        Подходя к некоторым гостям, чтобы попрощаться, он намеренно старался вызвать их вопросы о своих планах. И это удалось.
        - Вы уходите так рано? - спросил один.
        - Я обещал графине Мацара заглянуть на ее раут, - объяснил лорд. - Как всегда: два восхитительных приглашения на один и тот же вечер, а потом дни томительной скуки, когда не предвидится ничего интересного!
        Вокруг засмеялись.
        - Это правда, - согласился кто-то из гостей. - И я знаю, какие увлекательные вечера бывают у графини!
        Примерно то же самое лорд Миер повторил хозяину дома, который даже заметил:
        - Мне показалось, графиня была весьма раздосадована, что я опередил ее со своим приглашением. Вас прямо-таки рвут на части, молодой человек! Конечно, я понимаю, приятно одним выстрелом убить двух зайцев!
        Князь ди Гориция рассмеялся собственной шутке, очень довольный тем, что сумел закончить английской поговоркой.
        Лорд Миер тоже засмеялся.
        - Я непременно передам графине ваши слова, - ответил он, - и благодарю вас за восхитительный обед. Я получил огромное удовольствие.
        Князь был столь любезен, что проводил его до парадного входа. Когда карета отъехала, лорд Миер облегченно откинулся на мягкие подушки сиденья и закрыл глаза. Он едва верил, что все уже позади.
        События этого вечера разыгрались как по нотам, и похоронный марш перебивала торжественная мелодия триумфального шествия.

        Глава 6

        Через некоторое время лорд Миер сделал знак кучеру остановиться.
        - Я собираюсь нанести визит графине Мацара, но моего слугу мы высадим около виллы, когда будем проезжать мимо. Однако мне нужно сначала поговорить с ним.
        Кучер позвал Хикса, и тот переместился в карету. Когда они тронулись с места, лорд Миер произнес:
        - Спасибо, Хикс. Вы отлично сумели отвлечь телохранителя князя.
        - Это было нелегко, милорд, - ответил Хикс. - Это довольно неугомонный малый, но, когда он прикончил наполовину фляжку вашей светлости, я бросил туда одну таблетку из тех, что мы использовали раньше.
        Лорд Миер приподнял брови, но ничего не сказал, и Хикс продолжал:
        - Тут-то он в момент отключился! Через несколько минут все слуги потешались, а он только храпел, как мертвецки пьяный.
        Миер вздохнул с облегчением. Он с самого начала предполагал, что первым на мертвое тело князя скорее всего наткнется его телохранитель. Но таблетка должна была действовать еще по крайней мере пять часов. Лорд подумал, что удача никогда еще не улыбалась ему так приветливо, как в этот вечер, и он был уверен, что обязан этим молитвам Флоренчии.
        Потом, вспомнив, что Хикс ожидает указаний, он произнес:
        - То, чего я теперь хочу от вас, Хикс, дело довольно трудное, но я уверен, вы справитесь, как и всегда, - Я постараюсь сделать все как надо, милорд, - ответил Хикс.
        Через пять минут карета подъехала к воротам виллы сэра Юлиуса, которая темным силуэтом вырисовывалась на фоне неба.
        Хикс спрыгнул с подножки кареты.
        - Доброй ночи, милорд. - Он постоял молча, ожидая, пока карета отъедет.
        Лорд Миер прибыл в особняк графини еще до полуночи.
        Лакеи с факелами снова встречали гостей на улице, а вереница стоявших у входа экипажей свидетельствовала, что приглашенные еще не расходились.
        Когда доложили о прибытии лорда, графиня не смогла сдержать радостного возгласа. Она двинулась навстречу, грациозная, как змея, сверкая драгоценностями. Глаза ее сияли.
        - Вы пришли! Вы сдержали обещание! Я опасалась, что мне придется разочароваться.
        - Разве я осмелился бы разочаровать вас?! - спросил лорд Миер, целуя ей руку.
        Его представили другим гостям, и завязалась обычная светская беседа, полная намеков, скрытых обещаний, сплетен. Прием был действительно небольшой. Гости явно были близкими друзьями хозяйки дома и с любопытством поглядывали в сторону лорда.
        Они как бы всесторонне оценивали его, задавали деликатные, но настойчивые вопросы о том, что привело его во Флоренцию, интересовались, понравилось ли ему в палаццо Гориция.
        - Думаю, во Флоренции склонны устраивать приемы такого рода, - непринужденно отвечал лорд Миер. - И, надо сказать, это гораздо более приятный способ занимать гостей, чем помпезные балы с огромным количеством приглашенных, которые дают в это время в Лондоне.
        Он видел, что слушателям польстил его комплимент. Разговор переключился на королеву и членов королевской семьи.
        По манере, с которой гости держались с ним, лорд Миер понял, что графиня успела изобразить его даже более значительным лицом, чем он был на самом деле.
        Так как ему это было на руку, он держался весьма любезно со всеми, недвусмысленно давая понять, какой интерес вызывает у него хозяйка дома.
        Он пригласил ее танцевать, и, когда они закружились в вальсе, графиня спросила:
        - Надеюсь, вы не торопитесь к сэру Юлиусу. Мои друзья скоро разъедутся, и было бы восхитительно поговорить с вами наедине.
        Что она подразумевает под этим «наедине», понять было нетрудно.
        - Я надеялся услышать эти слова, - сказал лорд Миер. - Излишне упоминать, что я считаю минуты до этого момента. Ваши друзья очаровательны, но сейчас они лишние.
        Он почувствовал, как графиня слегка придвинулась к нему, и подумал, что два-три дня назад он ни за что не отказался бы от подобного приключения. Но сейчас…
        С того самого мгновения, когда он увидел лицо Флоренчии и понял, что именно она смотрела на него с полотен Рафаэля, он уже не мог восторгаться какой-либо другой женщиной.
        Но графиня была важной частью его плана. Да и от ее друзей не укрылись беглые взгляды, которыми обменивались он и графиня, и ее явная радость при его появлении.
        Танец закончился, и они подошли к дивану. Гости внезапно замолчали, и лорд Миер понял, что разговор шел о нем и графине. Пока все шло как он задумал.
        Друзья графини, из тех, кто постарше, постепенно стали прощаться.
        Графиня никого не задерживала. Она лишь сказала, что была рада им, и выразила надежду встретиться на следующий день за завтраком в доме общих знакомых.
        Постепенно поднялись и стали прощаться все остальные гости. Внезапно один из лакеев, приблизившись к лорду Миеру, сказал ему достаточно громко, чтобы это слышали все присутствующие:
        - Прибыл ваш слуга, милорд. Ему необходимо немедленно поговорить с вами. Дело срочное! Всем своим видом Миер выразил удивление:
        - Ума не приложу, чтобы это могло значить? Он посмотрел на графиню и спросил:
        - Неужели сэр Юлиус заболел? Графиня нервно хрустнула пальцами.
        - О Боже мой! Надеюсь, что нет!
        - Немедленно пришлите сюда моего человека! - обратился он к лакею.
        - Сэр Юлиус в самом деле болен? - спросил кто-то.
        - Я видел его перед тем, как уехать на обед к князю Гориция, - ответил лорд Миер. - Он жаловался на усталость, но не считал ее настолько серьезной, чтобы посылать за врачом.
        Не успел лорд договорить, Хикс торопливо вошел в зал.
        Он был одет щеголевато, держался с достоинством и имел вид образцового английского слуги.
        - Прошу прощения, милорд, - сказал он с поклоном, - но я должен известить вас, что на виллу прибыл посланец королевы. Он уверяет, что ему крайне необходимо увидеться с вашей светлостью, и как можно скорее.
        - Посланец королевы! - изумленно воскликнул лорд Миер. - А не изволил ли он сообщить, по какому поводу прибыл?
        - Он только сказал, милорд, что, по указанию ее величества, вам необходимо немедленно вернуться в Англию!
        - Он не назвал причин?
        - Насколько я понял, милорд, кто-то очень важный прибыл с визитом к ее величеству в Виндзорский дворец, и ее величество требует, чтобы вы занимались ее гостем во время визита.
        Хикс говорил по-английски, но лорд знал, что почти все присутствующие понимают по-английски настолько, чтобы не только уловить, о чем идет речь, но и вслушиваться в каждое слово, по-своему оценивая новости.
        - Спасибо, Хикс, - сказал лорд. - Я полагаю, карета ждет?
        - Да, милорд. Даже две кареты. Я постарался прибыть сюда как можно скорее. Таково было указание посланца королевы!
        - Совершенно правильно! - одобрил лорд Миер. Хикс почтительно поклонился и направился к выходу, а лорд красноречиво развел руками.
        - Как мог я предполагать, - обратился он к графине, - что ее величество прервет мой визит во Флоренцию столь решительным образом?
        - Но королевскому приказу вы обязаны повиноваться, - печально ответила графиня.
        - Я не смею ослушаться. Посланец королевы ждет на вилле. Инструкции будут переданы в письменном виде. Тогда я узнаю, кто это важное лицо, которое прибывает с визитом.
        Он недовольно поморщился и добавил:
        - Возможно, ее величеству требуется переводчик. Королева непоколебимо верит в мои лингвистические способности и уверена, что я смогу перевести все с любого экзотического языка.
        Лорд Миер забавлялся, зная, как заинтригованы слушатели, не сомневаясь, что уже к утру вся Флоренция заговорит о том, какой важной персоной является он при английском дворе.
        Гости, похоже, раздумали уходить и явно были настроены обсудить новость и высказать свои предположения немедленно по его уходе.
        Лорд Миер попрощался со всем обществом, графиня вышла за ним из гостиной в коридор, который вел к главному холлу.
        - Судьба против нас! - тихо сказала она.
        - У меня нет слов, чтобы выразить свое сожаление!
        - Вы приедете еще когда-нибудь?
        - Я не сделал и половины того, что собирался сделать во Флоренции, - ответил лорд, зная, что графиня истолкует его слова как обещание скорого возвращения.
        В присутствии слуг он ограничился тем, что поцеловал ее руку долгим поцелуем. Темные глаза графини были печальны, когда она пожелала ему счастливого пути.
        Лорд Миер уехал, считая, что удивительно удачно сумел выйти из очень трудного положения.
        Карета отъехала не слишком далеко, когда он приказал кучеру остановиться и заявил, что до возвращения на виллу должен посетить палаццо Соджино.
        Кучер, не выразив никакого удивления, направил карету по уже опустевшим улицам за городскую черту, где на возвышенности стоял палаццо Соджино, окруженный садом и лесом.
        В предвкушении встречи с Флоренчией сердце лорда Миера отчаянно колотилось. Он все еще с трудом верил, что все вышло так успешно.
        Пленки и снимки лежали в его потайном кармане, а Винченте был мертв.
        Лорд Миер надеялся, что тело молодого князя обнаружат только утром.
        Конечно, всех это повергнет в ужас, но скорее всего подозрение, что Винченте был убит, возникнет не сразу.
        Домашние, вероятно, прекрасно знали, что он много пил и принимал наркотики. Прежде всего подумают, что он свалился с бастиона случайно, в состоянии опьянения.
        Только молоденькая кузина может рассказать о драке Винченте с каким-то молодым человеком, которого она вряд ли разглядела.
        Но даже если завтра же это выплывет наружу, фамильная гордость не позволит старому князю признать, что его сын был побежден в драке или стал жертвой неизвестного убийцы в момент, когда пытался совершить насилие над своей юной родственницей.
        Более достойно будет заявить, что Винченте умер от внезапного сердечного приступа или что он по неизвестной причине потерял сознание, а поскольку помощь не подоспела вовремя, князь простудился и скончался от пневмонии.
        Лорд Миер слишком хорошо знал, что для флорентийских аристократов самое главное - скрыть любое обстоятельство, которое так или иначе умалило бы достоинство кого-либо из членов семьи или всего клана. Карета остановилась у ворот в палаццо Соджино. Лакей постучал, дверь открыл молодой слуга, который явно не знал, как ему надлежит поступить с посетителями, прибывшими в столь неурочный час. Лорд Миер вышел из кареты.
        - Мне нужно немедленно видеть ее высочество княжну Флоренчию! Не будете ли вы добры известить ее, что я здесь и прошу ее принять меня?
        Слуга нерешительно взглянул на него:
        - Ее высочество сейчас в часовне, милорд, но я мог бы передать ей записку от вас, Лорд быстро возразил:
        - Нет, я сам пройду к ней! Оставайтесь на своем месте!
        В его голосе чувствовалась властность, и слуга не посмел перечить.
        Лорд быстро пошел по темным коридорам, лишь кое-где освещенным газовыми фонарями или свечами в серебряных канделябрах.
        Он знал, где находится часовня, так как князь показывал ее во время их посещения палаццо, чтобы Миер мог полюбоваться резной рамой исключительно красивой картины Таддео Гавди, изображавшей распятие Христа. Дверь в часовню была приоткрыта, в ней горели несколько свечей, установленных перед статуями святых.
        В их неверном свете лорд сразу увидел стройную фигурку Флоренчии, которая, убрав золотистые волосы под черную вуаль, преклонила колени на ступенях перед алтарем.
        Лорд Миер знал, что она молится за него, и душа его преисполнилась благодарности за то, что Бог послал ему эту женщину, самую любимую, самую желанную, которая думает о нем и молится о его спасении.
        Он был уверен, что никакая другая женщина, с которыми он был знаком, с кем у него случались пылкие романы, не молилась бы коленопреклоненно в такой поздний час о нем.
        Медленно, почти бесшумно ступая по толстому ковру, который устилал центральный проход между рядами стульев, лорд приблизился к Флоренчии.
        Она была глубоко погружена в молитву. Голова ее немного откинулась назад, руки сжаты, глаза закрыты.
        Он снова подумал, что только Рафаэль мог бы изобразить такой свою мадонну - выражающей мольбу всей своей позой, сердцем и душой.
        Когда лорд Миер опустился на колени рядом с ней и она внезапно ощутила его присутствие, он почувствовал, как дрожь пронизала девушку, как будто она только что вернулась с небес на землю.
        Она медленно повернула голову.
        Их взгляды встретились, и тихим голосом, проникновенным и взволнованным, лорд Миер сказал:
        - Твои молитвы, дорогая моя, услышаны! Еще не смея поверить, она пристально смотрела на него, потом на глаза ее навернулись слезы, и она прошептала:
        - Ты хочешь сказать, что?..
        - Твой отец в безопасности и ты тоже! Она посмотрела на него долгим взглядом, потом снова откинула голову назад, закрыла глаза, и губы ее беззвучно зашевелились. Лорд Миер понял, что она возносит благодарственную молитву той Силе, которая помогла им. Он тоже произнес короткую молитву, решив, что по возвращении в Англию сделает пожертвование для церкви.
        Потом они оба поднялись с колен, Флоренчия взяла его под руку, и так рука об руку они покинули часовню.
        Напротив часовни находилась гостиная, в которой висели несколько прекрасных картин. Сейчас ее освещал лишь слабый огонь, догоравший в огромном камине.
        Лорд обнял девушку, а она, прильнув к нему, тихо и нерешительно спросила:
        - Правда ли… правда ли, что ты действительно… спас папу?
        - Я спас вас обоих!
        Он прижался к ее губам и целовал ее страстно и требовательно, пока не испытал ощущения, что они как бы парят в безоблачном небе и нет для них больше ни забот, ни страхов.
        Только когда лорд оторвался от ее губ, Флоренчия выговорила:
        - Я… я все еще не могу поверить! Неужели Винченте больше не сможет ничего… требовать от нас?
        У лорда Миера перехватило дыхание. Зная, что предстоит немало потрудиться, прежде чем тучи над их головой окончательно развеются, он сказал:
        - Я должен поговорить с твоим отцом, дорогая моя. У нас очень мало времени. Отведи меня к нему. О, как бы я хотел остаться здесь и целовать тебя всю ночь! Не мы не имеем пока на это права.
        Он почувствовал, как она задрожала, услышав эти слова, привлек ее к себе и проговорил:
        - Я люблю тебя! Боже, как я люблю тебя! Но у нас еще много дел, и, как бы это ни было трудно, я не должен целовать тебя, пока ты не узнаешь о моих планах.
        Флоренчия почувствовала, как серьезно звучит его голос, и, не споря, подала ему руку со словами:
        - Папа собирался лечь спать. Но я подозреваю, что он так и просидит ночь перед камином, не в состоянии уснуть.
        Лорд Миер не ответил. Они пошли темными коридорами вверх по лестнице, которая вела в личные покои князя и других членов семьи. Остановившись перед массивной дверью, Флоренчия тихонько постучала. Ответа не было, и она открыла дверь. Войдя в большую комнату с огромной кроватью в дальнем ее конце, лорд Миер при первом же беглом взгляде убедился, что кровать пуста.
        Князь сидел перед камином в кресле с высокой спинкой, и, хотя на коленях у него лежали газеты, он спал.
        Флоренчия направилась к нему, но раньше, чем она успела приблизиться и заговорить, князь вздрогнул, поднял голову и сказал:
        - Я, кажется, задремал. Что ты хочешь, мое сокровище?
        - Здесь лорд Миер, папа, ему нужно тебе что-то сообщить.
        Лорд прошел вслед за Флоренчией.
        На князе был халат из тяжелого бархата, но и в ночной одежде вид его был исполнен достоинства. Под глазами у князя залегли черные круги, взгляд поражал тоской и безнадежностью, а рука, которую он протянул лорду Миеру, дрожала.
        - Простите, что не встаю, чтобы приветствовать вас, милорд, - произнес он.
        - Прошу меня извинить за визит в столь поздний час, - ответил лорд Миер, - но я должен передать вам кое-что, в чем вы, я полагаю, нуждаетесь уже довольно продолжительное время.
        С этими словами он вынул из кармана фотоснимки и пленку и отдал князю, который смотрел на снимки, казалось, не смея верить собственным глазам. Флоренчия, слабо вскрикнув, упала на колени радом с креслом отца.
        Когда она снизу вверх взглянула на лорда Миера, он увидел, как по ее щекам текут слезы.
        - Как мог ты совершить такое невероятное… чудо? - воскликнула она.
        Князь все еще смотрел затуманенным взором на то, что держал в руках. Лорд Миер сказал:
        - Могу я предложить, ваше высочество, немедленно сжечь все это, чтобы мы навсегда могли забыть о страданиях, которые вам пришлось пережить?
        Князь молчал, и лорд продолжал;
        - Я полагаю, некоторые снимки не имеют к вам отношения. Я просто взял из сейфа все, что там было. Но их, как и пленки, надо уничтожить, чтобы все жертвы князя Винченте, узнав о его смерти, знали, что им больше ничто не угрожает.
        - Винченте мертв?
        Это были первые слова, которые произнес князь после того, как лорд Миер отдал ему фотографии.
        - Он мертв! - подтвердил лорд. - По всей вероятности, это обнаружится не раньше глубокой ночи, а возможно - завтрашнего утра.
        Лорд сделал паузу, потом заговорил снова:
        - Я хочу убедить ваше высочество в том, что при данных обстоятельствах в интересах Флоренчии будет лучше, если к тому времени, когда разнесется эта весть, вас не будет во Флоренции.
        Чувствовалось, что у князя перехватило дыхание, но, когда он заговорил, его голос звучал спокойно и ровно:
        - К) да, по-вашему, мы должны уехать?
        - Разбудите весь дом, скажите, что получили известие о серьезной болезни близкого родственника или близкого друга семьи, который живет в Париже. Потом вы, Флоренчия и, если пожелаете, князь Антонио первым же поездом уедете во Францию.
        - А что нам делать, когда мы приедем в Париж? Лорд Миер улыбнулся:
        - Мне хотелось бы, чтобы из Парижа вы сразу перебрались в Англию и были моими гостями в моем имении в Оксфордшире.
        Взглянув на Флоренчию, лорд добавил:
        - Там мы с Флоренчией сможем пожениться без лишнего шума, а когда прекратятся толки по поводу смерти князя Винченте, мы объявим всем о нашей женитьбе.
        Князь слушал лорда Миера с нескрываемым удивлением. Повернувшись к Флоренчии, он спросил:
        - Ты этого хочешь, моя дорогая?
        - О да, папа! Я люблю его, и раз Винченте мертв, не вижу причин скрывать это.
        Князь не ответил. Он встал и, схватив снимки и пленку, бросил их в огонь. Целлулоид, коснувшись едва тлеющих угольков, с треском вспыхнул, на мгновение осветив всю комнату.
        Лорд Миер помог Флоренчии подняться на ноги, и она спрятала лицо у него на груди.
        - Все позади, - тихо сказал он, - но сейчас я должен оставить вас и вернуться на виллу. Я уеду немедленно, первым же поездом, раньше, чем вы. Нам не стоит путешествовать вместе.
        Посмотрев ей в лицо, он продолжил:
        - Я буду ждать вас в Париже, а оттуда мы отправимся в Англию, где ты станешь моей женой.
        Флоренчия, дрожа от волнения, взглянула на него, и ее глаза наполнились слезами. Лорд Миер подумал, что ни одна женщина в мире не может быть так прекрасна, Они так и стояли, глядя друг на друга, пока князь, оторвав взгляд от пламени, которое еще пожирало остатки фотографий, не сказал:
        - Не знаю, милорд, смогу ли я когда-нибудь отблагодарить вас.
        - Я могу легко ответить на ваш вопрос, - сказал лорд. - Я хочу, чтобы Флоренчия была моей женой. И еще я буду очень признателен, если вы поедете за мной в Англию и захватите с собой флорентийское колье. На мою сестру обрушится большое несчастье, если ее муж обнаружит, что она потеряла его.
        - Могу только принести свои извинения… - смущенно начал князь.
        - Пожалуйста, не нужно, - перебил его лорд. - Я прекрасно понимаю, какие обстоятельства толкнули вашего сына на попытку вернуть фамильную драгоценность. Но теперь я прошу, чтобы вы перед отъездом поручили Джованни изготовить копию этого колье.
        - Копию? - недоуменно переспросил князь.
        - Когда Джованни сделает это, мы отдадим копию моей сестре, и я уверен, у моего зятя не возникнет ни малейшего подозрения, что это не подлинник, который имеет такое большое значение для вашего рода. Он должен оставаться у своих законных владельцев.
        Князь почти задыхался.
        - Не нахожу слов, чтобы выразить вам свою благодарность за такую доброту.
        - Я попрошу Флоренчию сделать это за вас, - с улыбкой ответил лорд Миер, - если вы разрешите ей проводить меня до кареты, которая ждет внизу. А вы займитесь приготовлениями к отъезду. Еще раз напоминаю вам, что все должно выглядеть так, будто вы уехали, понятия не имея о том, что Винченте мертв.
        Князь кивнул в знак согласия:
        - Да, конечно. Я сделаю все в точности как вы советуете.
        С этими словами он протянул руку, и лорд пожал ее.
        Потом лорд увел Флоренчию из комнаты, поскольку князь уже дернул сонетку, вызывая камердинера.
        По коридору они прошли к главной лестнице, и у самого выхода лорд Миер заключил Флоренчию в объятия и целовал ее, пока сердца обоих не забились с неистовой силой.
        Теперь он знал, что она безраздельно принадлежит ему.
        - Я… люблю тебя! - шептала Флоренчия. - Я люблю тебя… нет никого умнее и добрее! Я говорила себе, что даже святой Георгий, святой архангел Михаил, все ангелы не в состоянии спасти меня. Но ты сделал это, и я хотела бы на коленях благодарить тебя…
        - Я бы предпочел обнять тебя, - ответил лорд, и в его голосе была всепоглощающая любовь. - Я боготворю тебя, моя маленькая мадонна, и ничто больше не стоит на пути нашего счастья. Я буду любить тебя всю жизнь, и чем скорее мы поженимся, тем лучше!
        - Я… я надеюсь, папа не будет возражать против нашей свадьбы, - ответила Флоренчия. - Но наши родственники… наверное, это будет удар для них!
        - Поэтому мы сохраним в тайне наш брак и проведем несколько месяцев в Англии. А когда пройдет время, это уже никого особенно не удивит!
        - Я… я надеюсь, что ты прав, - с сомнением произнесла Флоренчия. - Я хочу выйти за тебя замуж, но я не хотела бы, чтобы о нас злословили.
        - Предоставь все мне. Наша вера и наши молитвы, дорогая моя, уже принесли нам так много счастья! Я надеюсь, оно не оставит нас.
        И лорд снова поцеловал девушку.
        Потом, высвободившись из ее объятий, он сбежал вниз, где лакей распахнул перед ним дверь.
        Лорд сел в карету и по дороге решил, что прикажет прицепить отдельный вагон к поезду, который будет следовать от Парижа до побережья. Тогда он мог бы быть с Флоренчией и князем на последнем этапе их путешествия.
        Хикс должен был уложить его вещи и узнать час отхода ближайшего поезда. Сложная головоломка, к несказанному облегчению лорда, наконец сложилась и больше уже не представляла для него загадки.
        Он выяснил то, о чем просил его граф Росберри, нашел свою судьбу в лице Флоренции и спас ее от ада, которого не выдержала бы никакая женщина. Лорд Миер чувствовал себя удачливым и самым счастливым человеком и, к своему удивлению, обнаружил, что твердит про себя:
        - Благодарю Тебя, Боже, благодарю Тебя!

        Хикс действительно уже ждал его. Войдя в свою спальню, лорд увидел, что вещи уложены, а дорожная одежда висит на стуле в ожидании его.
        Слегка улыбаясь, лорд начал переодеваться:
        - Когда мы уезжаем, Хикс?
        - Я заказал экипаж, милорд, на пять часов, и всем сообщил, что ее королевское величество приказывает вам прибыть немедленно!
        - Спасибо, Хикс! Вы действовали блестяще. Все гости на приеме у графини поверили вам!
        Он знал, что при этом на губах Хикса заиграла благодарная улыбка, но ответил тот просто, по-деловому:
        - Мне понравилось наше приключение во Флоренции, милорд! А то мы совсем заскучали дома.
        - Я, однако, думаю, это было наше последнее приключение, - сказал лорд Миер, думая о Флоренчии.
        - Сомневаюсь! - возразил Хикс. - Что-нибудь всегда приключается, не одно, так другое!
        Лорд промолчал, но вид у него был довольный.
        Ему было интересно, что скажет Хикс, узнав о предстоящей женитьбе лорда, и не станет ли он ревновать. Хикс был порядочный собственник!
        Хотя лорд Миер считал это большой дерзостью, для него не было секретом, что камердинер несколько презрительно относился к женщинам своего господина. Хикс явно считал, что те не имеют права ни на что претендовать, и был уверен, что ни одна из них не задержится надолго.
        Лорд лег в постель с мыслями о Флоренчии. Когда она наконец станет его, пожалуй, ему уже незачем будет скитаться по свету.
        Он представил, как чудесно жить вместе с ней спокойно и мирно в его сельском уединении.

«Она все, к чему я всегда стремился», говорил он себе.
        Ее милое лицо как живое вставало перед ним, и лорд не уставал удивляться, что все произошло так быстро. И вот она уже так заполнила его жизнь, что в ней не осталось места ни для чего другого.
        Он привык считать себя искателем приключений и верить, что всегда останется хозяином своего сердца.
        Но, вероятно, так было потому, что во всех его романах чего-то ему всегда не хватало.
        Сейчас он понимал, что все женщины, которых он знал раньше, привлекали его только физически. В его чувствах к ним не было ничего духовного, пока он не встретил Флоренчию.
        Его любовь к красоте, глубокое волнение, которое он испытывал перед любимыми картинами, - только они выражали глубинную сущность его натуры. Но никогда и ни с кем он не мог разделить эти чувства!
        Они и сблизили их с Флоренчией, соединили невидимыми узами.
        - Я люблю ее! - произнес он вслух.
        Эти слова впервые в жизни приобрели для него настоящий смысл.
        Рафаэль сумел показать в женщине то духовное начало, которое было необходимо лорду. В своем стремлении к совершенству он просто не верил, что когда-нибудь найдет свой идеал.
        И вот он нашел его, пусть и при столь странных, даже трагических обстоятельствах.
        Лорд не чувствовал за собой вины, убив Винченте. Он, в сущности, не намеревался убивать его. Но этот человек сам тем или иным образом мучил и губил людей.
        Его смерть избавила, вероятно, немалое число юных и невинных девушек от его скотской похоти.
        - Не стоит и думать о нем, - решил лорд Миер.
        Он надеялся, что и Флоренчия, и ее отец скоро забудут пережитый ими ужас.
        В конце концов о подлости Винченте перестанут вспоминать, как и о злодействах тех, кто жили до него.
        Не случайно мир знал лишь о сокровищах культуры Флоренции и не вспоминал о том дурном и жестоком, что происходило в этом городе.
        Как раньше лорд строил планы спасения своей возлюбленной, так сейчас он думал о том, что их жизнь озарит ангельский свет, В ней будет царить любовь. Глава 7
        Флоренчия стояла у окна, глядя на английский пейзаж.
        Она не представляла себе, что трава в Англии такая зеленая, а озеро, на которое открывался вид с террасы, так красиво, а по его серебристой поверхности безмятежно скользят черные и белые лебеди.
        В парке под огромными вековыми дубами разгуливали пятнистые олени, и она видела, как стая белых голубей взлетела и направилась к дому.
        Девушке казалось, что она не живет, а грезит с того самого момента, когда лорд Миер явился ночью в палаццо, чтобы сказать ей, что она и ее отец спасены.
        Каждую минуту она благодарила Бога за то, что этот удивительный, необыкновенный мужчина вошел в ее жизнь.
        Когда в ту ночь лорд оставил ее, всю трепещущую после его поцелуев, Флоренчия, задыхаясь от восторга, со всех ног кинулась к брату.
        Он спал в той самой комнате, в какую раньше через балкон проник лорд Миер.
        Рывком распахнув дверь и на ощупь пробираясь в темноте к кровати, она крикнула:
        - Проснись, Антонио! Проснись! Мы едем в Англию!
        Антонио пошевелился и удивленно спросил, что случилось.
        - Слушай, Антонио, - заговорила Флоренчия, - вставай скорее, я должна рассказать тебе что-то важное!
        Антонио сел на постели и зажег свечу. С изумлением глядя на сестру, он спросил:
        - О чем это ты? Почему в Англию?
        - Лорд Миер спас и папу, и меня! Винченте мертв! Казалось, князь Антонио задохнулся, услышав это.
        - Возможно ли? Ты уверена?
        - Конечно, конечно, уверена! - в восторге повторяла Флоренчия. - Лорд Миер сумел похитить и снимки, и негативы. Они сожжены. Больше отцу нечего бояться!
        - Господи! Не могу поверить!
        - Это правда! Правда! Но мы должны покинуть Флоренцию раньше, чем станет известно о смерти Винченте. Торопись же, Антонио! Папа сейчас разбудит слуг и сообщит им, что нам необходимо немедленно уехать в Париж, потому что там тяжело заболел один из наших родственников.
        - Ничего не понимаю, - в полном недоумении произнес Антонио, откидывая со лба прядь темных волос.
        - Я знаю, это звучит как сказка, но об этом мы поговорим позднее. А сейчас одевайся и вели камердинеру упаковать все, что может понадобиться. - Флоренчия направилась к двери и, уже выходя, предупредила:
        - Не забудь - слугам надо сказать, что мы едем в Париж. Но на самом деле лорд Миер приглашает нас погостить в его имении в Оксфордшире.
        И не дожидаясь ответа брата, Флоренчия побежала в комнату отца.
        Он уже был почти одет, а его камердинер укладывал дорожный сундук в соседней комнате. Поцеловав отца, девушка побежала собираться.
        В коридоре ей встретился дворецкий, встревоженный суматохой в доме. Князь поручил ему отправить нарочного в дом ювелира Джованни и торопливо написал тому записку.
        Джованни хранил колье в личном сейфе в собственном доме. Оно было слишком ценно, чтобы оставлять его на ночь в мастерской на Понте-Веккью. Слуга должен был привезти колье после того, как Джованни сделает его эскиз.
        Когда через несколько часов они прибыли в Париж, лорд Миер уже ждал их, чтобы проводить на Северный вокзал. Его собственный вагон был прицеплен к идущему в Кале поезду, согласованному с пароходным расписанием. Увидев лорда в Париже, Флоренчия снова ощутила, как она счастлива и как сильно любит его. Ей хотелось летать или хотя бы танцевать на серебристых водах Сены.
        Помогая ей выйти из вагона, лорд Миер видел, как ее лицо сияет. И когда их руки соприкоснулись, ему показалось, что даже брак не сделает их ближе друг к другу.
        В Париже ярко светило солнце, цвели каштаны. Флоренчия с любопытством оглядывалась вокруг, а лорд Миер прошептал:
        - В один прекрасный день я привезу тебя сюда снова, и ты увидишь, что Париж - это город, созданный для любви и смеха.
        От его слов по ее телу пробежал трепет, и ей подумалось, что совсем не важно, где они, лишь бы они были вместе. И любовь, и смех, и много других чудесных вещей всегда будут с ними.
        Они остановились в просторном шато на окраине Кале.
        Его хозяева были давними друзьями отца лорда Ми-ера. Эти старые аристократы сразу обнаружили, что у них много общего с князем ди Соджино. Антонио старался не докучать влюбленным своим присутствием, и лорд Миер с Флоренчией отправились в городскую оранжерею.
        Как только они остались одни, лорд сказал:
        - Дорогая моя, я еще не имел возможности сказать тебе, как ты прекрасна и как я счастлив от того, что все твои беды позади.
        - А я все это время искала и не находила слова, чтобы поблагодарить тебя.
        - Мне не нужно никаких слов. Только бы никогда больше не видеть страха в твоих глазах.
        - Теперь мне нечего бояться, и я верю, что ты всегда сумеешь рассеять мои страхи, даже если они появятся вновь.
        Лорд привлек ее к себе и долго смотрел ей в глаза.
        - Ты совершенство, моя мадонна! Я искал тебя всю жизнь и не верил, что когда-нибудь найду не на картине, а в действительности.
        Его губы нашли ее, и лорд целовал девушку, пока их сердца не забились неистово в унисон и невообразимый экстаз не охватил их обоих.

        На следующий день они пересекли Ла-Манш. В Дувре их ждал собственный поезд лорда Миера, который должен был отвезти их в Миер-парк.
        Флоренчия пришла в восторг, как маленькая девочка, которая вдруг получила в свое распоряжение целый дом.
        Она осматривала поезд с таким любопытством, что лорд Миер нежно улыбнулся ей и сказал так, чтобы никто, кроме Флоренчии, не услышал его слов:
        - Обожаю смотреть, когда ты ведешь себя как дитя! До сих пор ты была очень серьезной и озабоченной. Но сейчас ты совсем другая.
        - Совсем, совсем другая, и все благодаря тебе! - прошептала Флоренчия.
        Лорд улыбнулся. Чем больше времени они проводили вместе, тем сильнее и сильнее он любил ее.
        Почти с мальчишеским пылом лорд предвкушал, как будет показывать ей свой дом и сад, с которыми у него было так много связано.
        Однако, когда они прибыли в Миер-парк, было уже довольно поздно, и после обеда лорд предложил гостям отдохнуть.
        Когда они поднялись наверх, Антонио задержался, и лорд Миер понял, что тот хотел бы поговорить с ним.
        - В чем дело, Антонио? - спросил он. После минутного колебания молодой человек проговорил:
        - Я хотел вас спросить: как вы думаете, простит ли меня когда-нибудь ваша сестра?
        - Я и сам думал об этом, - признался лорд Миер, - потому что, если это не очень смутит вас, то единственно, кого я хотел бы видеть на своей свадьбе, это Дженнифер.
        - Возможно, она поймет, почему я вел себя таким образом, когда услышит всю нашу историю, - нерешительно произнес Антонио.
        - Я надеюсь, что так и будет, - сказал лорд Миер, чтобы успокоить его. - Завтра я намерен поговорить с вашим отцом о нашей свадьбе с Флоренчией. Я хочу, чтобы это произошло как можно скорее.
        Больше он пока ничего не сказал, но у него было предчувствие, что князь, несмотря на всю свою благодарность, может возражать против брака дочери с человеком другого вероисповедания. Поэтому на следующее утро лорд не слишком удивился, когда князь выразил желание поговорить с ним наедине. После завтрака лорд Миер провел князя в свой кабинет.
        - Я уверен, вы поймете, - начал князь, - что счастье моей дочери - главное для меня. Мы перед вами в величайшем долгу, но вы знаете, мы католики. При заключении брака, особенно когда дело касается семьи столь древней, как наша, католическая церковь считает обязательным, чтобы дети, которые родятся от этого союза, воспитывались в католической вере.
        Лорд Миер ответил:
        - Мне это известно, ваше высочество, и мне кажется, я знаю решение этой проблемы. Пятьдесят лет назад мой дедушка женился на графине Марии-Терезе де Бошан, чей род во Франции столь же уважаем, как ваш в Италии. Бабушка была католичкой, но мой дед, четвертый лорд Миер, очень гордился тем, что Миеры поддерживали протестантов со времен Генриха VIII. И они решили, что их дочери будут воспитываться в католической вере, а сыновья - в протестантской.
        - И это оказалось приемлемым для обеих церквей?
        - Несомненно. И этот брак был таким счастливым, что о них ходили легенды. Князь коротко засмеялся.
        - Вы еще раз, Инграм, сняли тяжкий груз с моих плеч. В таком случае, я думаю, никто не станет порицать меня за то, что я допустил брак, который не одобряет церковь.
        - Я надеялся, что вы согласитесь, - сказал лорд Миер. - Мы поженимся не здесь, в домашней часовне, а в маленькой католической церкви на самом краю моих владений. Я надеюсь, нам удастся сохранить церемонию в тайне.
        Лорд Миер намеревался приказать запереть двери церкви на замок да еще распустить слух среди местных жителей, что брак будет заключен между иностранными подданными.
        По его разумению, Бог, который помог ему спасти Флоренчию от ужасов брака с Винченте, был тот, кому молилась она.
        Он считал, что молитвы, исходившие из глубины их сердец, были услышаны, потому добро восторжествовало.
        Когда Флоренчия станет его женой, вместе они изгонят из своей жизни все дурное и постараются, насколько это будет в их силах, сделать счастливыми тех, кто их окружает.
        Эти мысли странным образом отличались от того, что он исповедовал всю свою сознательную жизнь.
        Флоренчия пробудила в нем новые устремления, внушила новые идеалы, дотоле неведомые ему.

        На следующее утро лорд Миер уехал в Лондон очень рано.
        Он вез с собой колье, которое князь отдал ему сразу по прибытии в Миер-парк.
        - Я послал записку Джованни, - сказал он лорду. - Он сделал рисунок и изготовит дубликат, о котором вы просили. Но… боюсь, это будет стоить очень дорого!
        - Пусть это вас не беспокоит, - ответил лорд Миер. - Я знаю, вы все будете счастливы, зная, что колье вернется в семью, чтобы Антонио передал его своим детям.
        Растроганный князь положил руку на плечо лорду Миеру.
        - Я каждый день благодарю Бога за то, что мы познакомились с вами, - тихо сказал он.
        В Лондоне лорд Миер немедленно отправился в дом зятя на Парк-лейн.
        Как он и ожидал, ему сказали, что хозяева еще не вставали - было только девять часов утра.
        Мгновение лорд Миер раздумывал, не пройти ли ему сразу в комнату сестры, но потом решил заехать позднее.
        Через некоторое время он вернулся и прошел в гостиную. Маркиз завтракал.
        - Боже праведный, да ведь это Инграм! Не ожидал тебя! Я слышал, ты за границей.
        - Я только что вернулся и хочу повидать Дженни.
        - Она еще в постели. Садись съешь что-нибудь. Из вежливости лорд Миер согласился выпить чашечку кофе.
        - Твоя поездка в Париж была успешна? - спросил он, зная, что сейчас начнется пространный и довольно скучный рассказ.
        Когда маркиз наконец закончил, он добавил:
        - Я очень устал. Я становлюсь слишком стар для всех этих визитов с их бесконечными переговорами и обедами, которые следуют за ними!
        - Тебе нездоровится, Артур? - спросил лорд.
        - Я пока ничего не говорил твоей сестре, - ответил маркиз, - но по возвращении я побывал у своего врача. Он предупредил, что у меня не все в порядке с сердцем.
        - Жаль слышать это!
        - Он посоветовал поменьше волноваться, но при моем положении при дворе это не так-то просто.
        - Тебе надо рассказать все ее величеству.
        - Она вряд ли прислушается к моим словам, - мрачно произнес маркиз. - Как и все женщины, когда им что-нибудь нужно, ее величество требует, чтобы это было исполнено, причем немедленно!
        - Не сомневаюсь, - улыбнулся лорд Миер, - но не стоит рисковать. Я уверен, что Дженни сказала бы тебе то же самое.
        - Мне не хочется говорить с ней об этом. Плохое здоровье - скучная тема.
        Лорд допил кофе и поднялся из-за стола.
        - Хочу повидаться с Дженни, - сказал он. - Все-таки мой тебе совет, Артур, не берись за поручения, которые считаешь непосильными для себя.
        Впрочем, лорд Миер знал, покидая гостиную, что зять не прислушается к его совету. Он слишком привык к влиятельному положению в придворных кругах. Лорд чувствовал, что маркиз, чего бы это ему ни стоило, будет исполнять свой так называемый долг до конца своих дней.
        Войдя в спальню сестры, Миер в который раз поразился разнице в возрасте между нею и мужем.
        Дженни недавно проснулась и казалась почти юной. Волосы рассыпались по ее плечам, лицо покрывал нежный румянец, глаза радостно блестели.
        - Инграм! - воскликнула она. - Ты вернулся! О, милый, я только что думала о тебе!
        - А я - о тебе.
        С этими словами лорд Миер положил пакет с колье на покрывало перед сестрой.
        Мгновение она робко смотрела на него, не осмеливаясь верить.
        - Это… это действительно?.. - запинаясь, проговорила она.
        - Это твое колье! - ответил лорд Миер, садясь на край кровати.
        - О, Инграм, ты вернул его!
        В ее глазах стояли слезы, она протянула к брату руки.
        - Смогу ли я отблагодарить тебя? Лорд Миер поцеловал ее, (ютом, убедившись, что дверь закрыта, сказал:
        - Это долгая история, Дженни.
        Она потупила глаза под его взглядом, и краска залила ее лицо; лорд понимал, что ее смущает воспоминание о том, что произошло. Он рассказал ей все, что случилось со времени его отъезда во Флоренцию.
        Дженни смотрела на него, пораженная столь необъяснимым стечением обстоятельств.
        Наконец он сказал, что вся семья Соджино находится сейчас в Миер-парке.
        - Они… здесь… в Англии?
        - Было необходимо, чтобы они уехали еще до того, как будет объявлено о смерти Винченте. К тому же я намерен жениться на Флоренчии как можно скорее.
        - Жениться на ней? - воскликнула Дженни.
        - Я влюбился, - спокойно объяснил лорд Миер, - и не намерен ждать. Этого человека давным-давно следовало убить за то, что он проделывал с молодыми девушками.
        - Ты считаешь, что брак следует сохранить в тайне?
        - Только на ближайшее время. Ты одна будешь знать о нем. А месяца через три можно будет объявить всем. Он помолчал и добавил:
        - Я прошу тебя поехать со мной. Мы с Флоренчией поженимся в четверг.
        Дженни, запинаясь, ответила:
        - Ты знаешь, Инграм, дорогой, как я желаю тебе счастья, но я… робею при мысли о встрече… с Антонио.
        - Точно так же страдает он, думая о тебе. Поэтому, если можешь, лучше поедем со мной сегодня вечером. Тогда у вас будет целый день, чтобы объясниться.
        Дженни мгновение колебалась.
        - На самом деле я чувствую себя гораздо счастливее теперь, когда знаю, почему Антонио похитил колье! Было невыносимо унизительно думать, что он ухаживал за мной просто потому, что задумал… украсть колье, как обыкновенный вор!
        Лорд Миер прекрасно понимал ее чувства.
        Когда позднее они уже ехали в Миер-парк, он подумал, что сестра смущена, как молодая девушка перед встречей с возлюбленным.
        Однако и брат, и сестра недооценили такт и любезность итальянцев.
        Антонио приветствовал Дженни так естественно и непринужденно, что ее смущение развеялось, а после того, как ее представили князю и Флоренчии, Антонио под каким-то предлогом увел ее на террасу.
        От лорда Миера не укрылось выражение глаз Антонио, когда тот увидел Дженни. Да и сестра показалась ему такой очаровательной, такой сияющей, какой он никогда не видел ее.
        После обеда все расположились в гостиной.
        Флоренчия рассказывала Дженни, какое впечатление на нее, произвело путешествие в поезде лорда. Глядя на Дженни, брат подумал, что она выглядит не старше Флоренчии.
        Потом обе молодые женщины рука об руку ушли наверх.
        Князь вскоре последовал за ними, оставив Антонио наедине с лордом Миером.
        - Не хотите ли выпить чего-нибудь перед сном? - спросил лорд Миер.
        - Нет, благодарю вас, - ответил Антонио. - Но есть одна вещь, о которой я желал бы сказать вам.
        - Что же это?
        Казалось, молодой князь с трудом подыскивает слова.
        - Это касается Дженни? - пришел ему на помощь лорд Миер.
        - Это может показаться вам преждевременным, - заговорил князь, - и, конечно, в вашей воле не одобрить этого, но я люблю вашу сестру и знаю, что она тоже меня любит.
        На мгновение лорд Миер пришел в замешательство. Он уже подозревал об этом, но не предполагал, что это будет высказано так недвусмысленно.
        - Я решил, что дождусь Дженни. Я знаю, ее муж много старше нее. Возможно, судьба окажется так же благосклонна ко мне, как была к вам, - сказал Антонио, - и в один прекрасный день мы сможем быть вместе.
        Его неподдельная искренность была трогательна, и лорд Миер сказал:
        - Я люблю свою сестру и могу только надеяться, что ей доведется испытать такое же счастье, что и мне.
        - Благодарю вас, - ответил Антонио. - Я не хочу, чтобы вы думали, будто я собираюсь совершать что-нибудь предосудительное за вашей спиной, но Дженни говорила мне, что уже несколько лет не живет с мужем нормальной супружеской жизнью. Поэтому я не считаю, что веду себя неподобающе, говоря ей о моей любви.
        - Я могу только надеяться, что вы оба найдете свое счастье, - ответил лорд Миер.
        Прежде чем лечь, он зашел в комнату сестры пожелать ей спокойной ночи.
        Как и утром, он подумал, до чего же молодо она выглядит.
        Садясь на край постели и беря ее руку в свою, он понял, что маркиз не сумел подарить ей всех радостей и блаженства любви.
        Мгновение он молчал, не спуская глаз с ее лица.
        Потом сестра тихо спросила:
        - Ты… удивлен, Инграм?
        - Нет, конечно, нет. Все, чего я желаю тебе, - это быть такой же счастливой, какими будем Флоренчия и я.
        Дженни бросилась брату на шею.
        По ее лицу текли слезы, она все целовала и целовала его, не в состоянии выразить свою благодарность и надежду на счастье.

        Лорд Миер и Флоренчия уехали в свадебное путешествие.
        Он повез Флоренчию в свой охотничий домик в Лестершире, где намеревался провести с ней первую половину их медового месяца.
        Потом он хотел повезти ее в Корнуолл.
        Лорд полагал, что после всего, что она пережила во Флоренции, не стоит навязывать Флоренчии дальние путешествия.
        Он правил упряжкой из четырех своих лучших лошадей, и его экипаж, казалось, летел, чуть касаясь колесами земли.
        Они поженились в маленькой католической церкви, украшенной множеством лилий. Их было так много, что они закрывали голые стены и довольно уродливые колонны.
        Лорд подумал, что белые лилии - это истинный символ чистоты Флоренчии.
        Поскольку не было времени заказывать изысканное подвенечное платье, невеста была одета очень просто. Только поверх платья ее украшала прекрасная накидка из брюссельских кружев, достояние семьи Миеров на протяжении нескольких поколений.
        Сверкающая алмазная диадема на голове Флоренчии тоже была фамильной драгоценностью рода Миеров.
        Девушка была так прекрасна и так напоминала изображения святых, что, когда старый князь вел ее к алтарю, лорд подумал, что ей бы следовало стоять в одной из церковных ниш в сиянии свечей, горящих у ее подножия.
        Служба была короткой, так как венчающиеся принадлежали к разным вероисповеданиям, но им с Флоренчией казалось, будто сам Бог благословляет их союз.
        Вернувшись в Миер-парк, все выпили шампанского, и после легкого завтрака Флоренчия переоделась, чтобы отправиться в свадебное путешествие. Только Дженни и Антонио осыпали их лепестками роз.
        - Именно так я и хотела выйти замуж! - сказала Флоренчия.
        - Ты уверена? - спросил Инграм - Я боялся, что тебе будет недоставать подружек и толпы друзей.
        - Все, чего я хотела, это быть наедине с тобою и Богом. А как ты угадал, что я люблю белые лилии больше всех других цветов?
        - Ты сама похожа на белую лилию, - ответил лорд Миер, - или, как я подумал в церкви, - на святую. Мне следовало бы поклоняться тебе, вместо того чтобы на тебе жениться!
        Флоренчия положила руку ему на колено.
        - Я не очень святая, - застенчиво произнесла она.
        - Я научу тебя, моя красавица, человеческой любви!
        Флоренчия слегка вздохнула от счастья и прижалась к нему.
        Лорд подумал, что нет на земле человека счастливее него.

        Ночью, когда звезды сияли в незашторенные окна комнаты, Флоренчия, прикоснувшись щекой к щеке лорда Миера, прошептала:
        - Ты… все еще любишь меня?
        Он теснее привлек ее к себе, прежде чем ответил:
        - Милая! Это я мог бы спросить тебя об этом!
        - Ты знаешь, что я люблю тебя. Я не представляла себе… до сегодняшней ночи… что любовь может быть такой прекрасной, такой упоительной, такой дивной!
        - Я хочу, чтобы ты всегда думала так, потому что я почувствовал это с первой нашей встречи. Флоренчия глубоко вздохнула:
        - Если любовь так прекрасна… как может кто-нибудь жениться без любви?
        - Об этом тебе никогда больше не нужно думать! Ты замужем за мной, и мы любим друг друга.
        - Я знаю. И это ты спас меня, ты развеял все ужасы, при мысли о которых… мне хотелось… умереть!
        - А что ты чувствуешь теперь?
        - Я хочу жить и любить тебя тысячу лет! Он засмеялся.
        - Мы будем вместе целую вечность, мое сокровище. Никто и ничто никогда не сможет разъединить нас.
        - Ты действительно веришь в это? Я думаю, так и должно быть. Когда я впервые встретила тебя, я знала, что ты тот, о ком грезила.
        - А я знал, что именно тебя любил, когда восхищался мадоннами Рафаэля, хотя он писал свои картины почти четыреста лет назад.
        Его губы были очень близко от ее губ, а его рука нежно ласкала шелковистую кожу.
        - Ты не исчезнешь вдруг? Не вернешься обратно на полотно, оставив меня тосковать по тебе?
        - Но я не картина!
        Флоренчия произнесла это так, что лорд снова поцеловал ее, сначала очень бережно, как будто она представляла собой хрупкую драгоценность.
        Потом, когда он почувствовал трепет ее тела, его поцелуй стал настойчивее.
        Когда он оторвался от ее губ, Флоренчия сказала:
        - Я и не знала, что любовь может быть такой непреодолимой, пылающей, словно огонь.
        - Настоящая любовь похожа на все, что дарит нам природа, - на листья деревьев, на заснеженные пики гор, на безмерные глубины моря. А еще она - палящее солнце, огнем пронизывающее наши тела.
        - Я чувствую это, когда ты целуешь меня, - прошептала Флоренчия. - Мне кажется, пламя сжигает меня без остатка. Я хочу стать частью тебя.
        У лорда Миера перехватило дыхание.
        Он опять целовал ее, целовал, пока пламя не запылало в них обоих.
        Он чувствовал, как ее сердце бьется рядом с его сердцем, и знал, что она хочет его так же, как он хочет ее, и что ни один из них не совершенен без другого.
        А потом любовь вознесла их к небу, а звезды все сияли вокруг них.
        Эта женщина, которая всецело принадлежала ему, дарила ему и несказанную красоту, и веру. Она направляла и вдохновляла его, помогала тогда, когда он больше всего нуждался в помощи.
        Это была любовь во всем ее величии, любовь вечная, как сама жизнь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к