Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Кастен Мона: " Начни Сначала " - читать онлайн

Сохранить .
Начни сначала Мона Кастен
        Young Adult. Абсолютный бестселлер Моны Кастен #0
        Элли Харпер переезжает в Орегон, чтобы начать новую жизнь и поступить в колледж. Она надеется, что призраки прошлого наконец отступят. Ей нужна квартира, а местному красавчику Кейдену - соседка. Так они оказываются вместе. Вот только у парня есть свои правила: Элли нельзя говорить о девчачьих штучках, болтать о его интрижках, а еще - он запрещает ей в него влюбляться. Элли соглашается на эти правила, но как быть, если так хочется их нарушить?
        Мона Кастен
        Начни сначала
        Для Кристиана, моего самого большого поклонника
        Плейлист
        Brain - Banks
        Waiting Game - Banks
        Feel Real - Deptford Goth
        Meet You There - Busted
        Can’t Break Thru - Busted
        Strong - One Direction
        Right Now - One Direction
        Ocean Avenue - Yellowcard
        Breathing - Yellowcard
        Irresistible - Fall Out Boy
        The Kids Aren’t Alright - Fall Out Boy
        Fourth Of July - Fall Out Boy
        I Wish You Would - Taylor Swift
        New Romantics - Taylor Swift
        Red - Taylor Swift
        Fearless - Taylor Swift
        A Beautiful Lie - Thirty Seconds To Mars
        Attack - Thirty Seconds To Mars
        Jealous - Nick Jonas
        Where Are U Now - Jack U, Skrillex, Diplo, Justin Bieber
        Глава 1
        УАЙТ
        Я уставилась на табличку с именем рядом со звонком. Наклонив голову набок, я подняла палец, но затем остановилась и в последнюю секунду отдернула его. Я плотно сжала губы и сложила пальцы в кулак, в то время как в мыслях проносились события последних дней.
        Недели ссор с родителями, 1079 миль и 20 часов езды.
        Я прибыла в Вудсхилл позавчера и с тех пор провела две ночи в захудалом общежитии, и хотя первые пару часов была готова повернуть назад, теперь отказалась от этой мысли. Потому что мне это удалось - я на самом деле была здесь.
        Правда реальность сильно отличалась от того, что я себе представляла. Конечно, мой новый дом выглядел иначе вблизи. Я уже была знакома по сети с орегонскими горами, лесами, а также университетским кампусом, но все равно оказалась не готова.
        Вчера прошли вводные мероприятия для первокурсников, и после этого я осмотрела квартиры, которые ранее подобрала в интернете. Видимо, напрасно, потому все они, к сожалению, были абсолютно неудачными. Но, по крайней мере, я наконец оказалась в Орегоне.
        Свобода.
        Только одна эта мысль поддерживала меня в течение последних нескольких месяцев. Теперь я могла строить свою жизнь, делать то, что хотела. Последние девятнадцать лет были сложными. Я чувствовала себя птицей, которую выпускают из клетки всего на пару минут в день, чтобы она выполнила несколько трюков. Если это можно назвать трюком - не попадать в передряги на вечеринках, мило улыбаться и вести непринужденные беседы ни о чем с незнакомцами. Короче, я хорошая актриса. Или плохая птица.
        Видимость благополучия всегда стояла на первом месте в моей семье. У меня были элегантно уложены волосы, я носила искусно сшитую дизайнерскую одежду - к этому прилагалась совершенная улыбка, появляющаяся по нажатию кнопки, которую я освоила еще в детстве. Я должна была выглядеть идеально - по крайней мере стараться. Вот почему моим первым официальным делом в качестве студентки колледжа (помимо упаковки коробок с вещами) стал поход в ближайшую парикмахерскую, чтобы обрезать и перекрасить длинную гриву блондинистых волос. Теперь мои щеки обрамляли коричневые пряди. Впервые за много лет я носила кудри моего натурального оттенка - то, что мама не одобрила бы. Она ненавидела, что я унаследовала цвет волос от отца.
        В течение многих лет она каждые четыре недели затаскивала меня в один из элитных салонов, чтобы подкрасить отросшие корни: на меня начинали косо смотреть, как только волосы отрастали больше, чем на полсантиметра. Она настояла, чтобы я перекрасилась в медовую блондинку, так мой необычный цвет глаз - серо-зеленый - смотрелся наилучшим образом. Еще будучи девочкой, мне приходилось вставать рано утром и бороться с выпрямителем, чтобы мои волосы идеально обрамляли лицо. Теперь с этим покончено навсегда. Никогда больше я не позволю кому-то - и в особенности моей матери - контролировать чертов цвет моих волос.
        Каждый раз, когда кончики волос, едва доходившие до шеи, щекотали мои щеки, я вспоминала о вновь обретенной свободе. Прическа была первым шагом, и хотя это могло показаться глупым, я чувствовала себя новым человеком.
        Впрочем, стрижка принесла мне не так уж много пользы в поиске жилья. На место в общежитии я не претендовала. Я не испытывала особого желания однажды проснуться и увидеть, как мама стоит в моей комнате и с презрением ее осматривает. Только поэтому я предпочла искать квартиру в окрестностях кампуса - там, по крайней мере я на это надеялась, она не найдет меня так быстро. Однако поиски затянулись.
        Несмотря на тот факт, что я нашла несколько комнат, которые будут свободны к тому моменту, как мне придется освободить кровать в хостеле, я также могла записать каждую из них как полный провал.
        Во время первого просмотра потенциальный сосед больше интересовался размером моей груди, чем моими вредными привычками. При мысли об этом извращенце меня до сих пор трясет. Немногим лучше была молодая мамочка, которая насквозь пропахла дымом и хотела, чтобы я стала не столько ее соседкой по комнате, сколько няней. В шестой квартире я встретила парочку, которая начала до меня домогаться. А все остальные квартиры были либо захламлены, либо покрыты плесенью. Не знаю, почему, но я думала, что найти жилье будет проще.
        Именно поэтому мне, наверное, было так трудно нажать на звонок для того, чтобы осмотреть последний вариант. Буквы на табличке теперь светились изнутри и прямо-таки отпечатались на моей сетчатке.
        Уайт.
        Это был мой последний шанс. Других предложений о квартире я не нашла. Если я не смогу переехать сюда в начале следующей недели, то окажусь на улице. К началу семестра все было забронировано. Без исключения. И кроме того, цены продолжали расти. Семь ночей в двенадцатиместном номере уже стоили мне половину моих средств. На моем счету, правда, оставалась значительная сумма, но на самом деле эти деньги не предназначались для убогой комнаты с одиннадцатью соседями и общими душевыми.
        Я отчаянно нуждалась в этой квартире, и если не получу ее, мне придется искать миленькую скамейку в парке или спать в крошечной машине. Я ни в коем случае не хотела возвращаться в Денвер. Варианта, что мне откажут, просто не существовало. Я найду здесь свой новый дом, чего бы это ни стоило, и если придется провести несколько ночей на свежем воздухе, то так тому и быть. Все хорошо, пока мне не придется возвращаться в Денвер.
        Я глубоко вздохнула и нажала на звонок. Я позволила теплому вечернему воздуху наполнить мои легкие. Я едва ощущала давление, нарастающее в груди.
        Раз, два, три, четыре, пять…
        Про себя сосчитала я и зажмурилась. Наконец раздался шум открываемой двери, и я глубоко вдохнула последний раз, прежде чем толкнуть дверь. Мистер К. Уайт - я еще не знала его полного имени - упомянул в письме, что квартира находится на втором этаже слева. Еще до того как поставила ногу на ступеньку, я услышала, как надо мной открылась дверь, и вскоре раздалось приглушенное бормотание, которое, чем выше я поднималась, становилось все отчетливей.
        - Мой номер у тебя есть,  - прошептал женский голос.  - Ты знаешь, что я сво…
        - Не утруждайся, знаю. Ты недвусмысленно дала это понять.
        В следующее мгновение раздался подозрительный чмокающий звук. Я прислушалась повнимательней. Я была почти на сто процентов уверена, что кто-то целуется. Прежде чем я успела опомниться, на лестнице зазвучали шаги. Я даже не заметила, что остановилась, и пока ступенька за ступенькой поднималась выше, обратила внимание на покрытые синим лаком ногти на ногах и серебряные босоножки с ремешками. Один из немногих дорогих предметов, который я взяла с собой. К некоторым вещам я была привязана сильнее, чем хотела признавать.
        Тихий вздох прозвучал совсем близко надо мной, и я подняла голову. Я взглянула на девушку, которая наверняка вышла из квартиры, которую я сейчас буду осматривать. Она не смотрела на меня, а пробежала рядом со мной с блаженной улыбкой. Судя по покрасневшим щекам и растрепанным волосам, ее мысли до сих пор были заняты кем-то совершенно другим.
        О боже!
        Нахмурившись, я поднялась на последние несколько ступеней. Нерешительно я прошла по коридору, оглядываясь по сторонам. Слева в конце дверь была слегка приоткрыта. Наверно, это моя квартира…
        Немного приоткрыв дверь, я нерешительно замерла на пороге.
        В коридоре прибрано, и я видела гардероб, в котором висело несколько курток. Под ними стояли кроссовки, а также инженерные ботинки[1 - Высокие ботинки или сапоги до колена на шнуровке.] и походная обувь. Я высоко подняла брови. Коллекция обуви свидетельствовала о разнообразных интересах хозяина квартиры. Осмелев, я переступила через порог и вошла в узкий коридор. При виде светлого ламината я облегченно вздохнула. Наконец-то никаких ковров. Поспешно сняв ботинки, я поставила их к остальным. Если я и узнала что-то за последние дни, так это то, что подобное поведение производит хорошее впечатление, только с грязным ковром ничего такого делать не стоит.
        - Прости, чувак!  - Из комнаты, соседней с залом, раздался голос.  - Я битый час пытался вытащить ее из квартиры, не выглядя при этом как задница. Но некоторые люди просто в упор не понимают намеков…
        Вау. А ведь он казался хорошим парнем.
        Голос стал отчетливее.
        - Это был короткий визит, но приятно, что все еще идет как по маслу.
        Он, кажется, подошел ко мне ближе. Его шаги гулко раздавались по ламинату.
        - Если у тебя есть невеста, я последний, кто осудит… По крайней мере до тех пор, пока…
        Мистер Уайт появился в дверном проеме. Не только у него от удивления открылся рот.
        Я шумно втянула воздух.
        Первое, что я заметила, был его торс. Обнаженный, подтянутый живот, рельефные мышцы. Вторым были его татуировки. Невольно я наклонила голову набок, разглядывая рисунки на загорелой коже. Жаль, что у меня нет с собой очков. Надписи на предплечьях плохо видны, и я не знала, что должны значить кольца, обвивающие его бицепсы.
        Пресвятая Богородица.
        Он закашлялся, таким образом вырвав меня из оцепенения.
        - Какого черта тебе здесь нужно?
        Совершенно ошеломленная, я уставилась на него. Парень был ненамного старше меня, самое большее, на год или два, теплые карамельного цвета глаза и волосы ужасно ему шли.
        Наконец я вновь обрела голос.
        - Я пришла на просмотр квартиры. Мы переписывались по электронке.  - Слова вырвались изо рта слишком быстро.
        Мистер Уайт - мысленно я все еще называла его так, что, как мне прекрасно известно, граничило с полной глупостью,  - склонил голову и уставился на меня.
        - А, Харпер…  - тихо пробормотал он. Затем, кажется, что-то щелкнуло в его голове. Он позволил взгляду блуждать по моему телу, черты его лица потемнели, и он медленно покачал головой.  - Нет.
        Нет? Как нет? Я озадаченно ответила на его критический взгляд.
        - Нет?
        - Нет.
        - Что это значит - нет?  - Я скрестила руки на груди.  - Конечно, мы переписывались.
        - Должно быть, какое-то недоразумение. Ты совершенно точно не переедешь сюда,  - произнес он и отвернулся. А затем исчез в направлении… понятия не имею, в каком, ведь в конце концов я не видела эту глупую квартиру!
        - Сама найдешь выход,  - крикнул он через плечо.
        Мой рот снова приоткрылся. Я потеряла дар речи.
        Парень просто исчез. Оставил меня стоять в коридоре, не дав даже шанса. Мне не удалось вставить ни одного слова из текста, который я заготовила. За последние сорок восемь часов я смирилась с кучей дерьма, но это… это был край.
        В голове словно перегорел предохранитель, и из горла вылетел разочарованный визг. С топотом я погналась за мистером Уайтом.
        - Эй!  - в ярости крикнула я и бросилась в комнату, которую назвала бы светлой, удобной гостиной. Этот кретин остановился на полпути и повернулся ко мне. Он сердито нахмурился.  - Ты не можешь просто выгнать меня, даже не показав квартиру!
        Изумление вспыхнуло в теплых карих глазах, которые не подходили его ледяному обаянию.
        - Готов поклясться, что могу.  - Он скрестил руки на груди, и я смогла разглядеть еще больше татуировок на его предплечьях. Я снова услышала хрип матери в ушах, который она издавала всякий раз, когда находила что-то абсолютно кошмарным.
        - Нет, не можешь. Мы договорились по почте, черт возьми! Ты пригласил меня осмотреть квартиру, и теперь я хочу хотя бы увидеть комнату и попытаться убедить тебя, что я хорошая соседка.  - Я изо всех сил старалась не зашипеть.
        Кретин поднял бровь и снисходительно посмотрел на меня:
        - Как я уже сказал, тут какое-то недоразумение. Я думал, ты парень. Но это явно не про тебя.  - Он снова пренебрежительно осмотрел меня.  - Я ищу соседа по комнате, а не соседку,  - он буквально выплюнул это слово мне в лицо.
        Все остальные просмотры проходили плохо, но этот превзошел их все.
        - Ты хоть понимаешь, что я пережила за последние два дня?  - начала я, и мой пульс участился.  - Меня спросил о размере груди парень, который сидел на кухне в уродливой майке. Очень грязной майке. Трижды мне предлагали оказывать сексуальные услуги взамен арендной платы, один раз я должна была стать домашней няней, и дважды я едва удерживала своих потенциальных соседей от того, чтобы не предаться страсти прямо на моих глазах!  - Теперь я уже почти кричала, но даже и не думала о том, чтобы понизить голос. Поток слов невозможно было остановить, я взбесилась. Если бы я только знала, где в этой проклятой квартире находится кухня, то бросилась бы туда, схватила сковородку и врезала этому высокомерному сукину сыну - эту идею я почерпнула у Рапунцель из экранизации Диснея.  - Я побывала в комнатах, стены которых были совершенно черными от плесени. В квартирах, которые оказались настолько заставлены, что пола не было видно. Серьезно - иногда я не знала, стою ли на ковре или на чем-то еще. Я побывала в квартире, где так сильно пахло травкой, что я словила кайф.  - Расправив плечи, я сделала к нему один
шаг.  - У меня был по-настоящему дерьмовый старт в Вудсхилле, чувак. Так что не говори мне просто исчезнуть. Я хочу увидеть эту гребаную комнату!
        Теперь он смотрел на меня не с подозрением, а равнодушно. Будто я трачу драгоценные секунды его времени.
        - Именно поэтому я не хочу соседку,  - совершенно спокойно сказал он.  - Я вполне могу обойтись без болтовни и переполненного эмоциями бабского нытья.
        Мои плечи затряслись, адреналин вскипел в крови. Вероятно, это была не самая удачная идея - вывалить на парня свои проблемы. Но иногда я просто не могла перестать говорить, пока не выскажу все.
        - Ты закончила? Если нет, я хотел бы для начала одеться,  - невозмутимо продолжал он, беся меня своим безразличием еще сильнее.
        - Прекрасно,  - прошипела я, только чтобы тут же наткнуться на напольную лампу. Я выругалась. Вслух. Но особенно громко, когда услышала смех позади себя. Он прозвучал мрачно, что наверняка бы понравилось мне, услышь я его от любого другого мужчины. Но, конечно, не от этого высокомерного, надменного сукина сына. Выйдя за дверь, я услышала, как зазвонил телефон. Это была песня группы Fall Out Boy. Значит, у этого кретина хороший музыкальный вкус. Я снова испытала желание зашипеть, как кошка. Может, в ближайшее время я должна обзавестись одной? Такой связи, как в этот момент, я еще не испытывала ни с одним животным.
        Слезы ярости жгли мне глаза, когда я уткнулась в свои босоножки. Я не хотела возвращаться в Денвер, в жизнь, которая была фальшивкой - куском пластика.
        Вся моя жизнь была фасадом, который мама возвела по своему вкусу. Я поняла это только три года назад - в тот день, когда мне пришлось на собственном опыте узнать, как далеко она на самом деле готова зайти. Я верила, что мама всегда будет меня защищать, но вместо этого она просто поддерживала видимость нормальности и навязывала мне все больше лжи, которую я с трудом могла вынести.
        Я тяжело сглотнула, пытаясь прогнать из головы негативные мысли.
        Поскольку мои руки все еще дрожали, мне потребовалось больше времени, чтобы протащить застежку босоножки через маленькое ушко. Внезапно я услышала приглушенный голос кретина. Судя по всему, он говорил по телефону и… ругался.
        Я различила звук его босых ног по полу, когда он вышел в коридор. Твою мать, зачем мне понадобилось надевать именно эти босоножки? Кеды явно лучше подходили для того, чтобы быстро снять и надеть их.
        - Эй,  - раздался его голос. Я оставила правую босоножку незастегнутой и медленно выпрямилась.
        - Что?  - огрызнулась я и сердито уставилась на него.
        И когда он только успел надеть обтягивающую темно-синюю рубашку? Он вновь скрестил руки на груди и, нахмурившись, посмотрел на меня.
        - Другой претендент только что соскочил,  - сказал он, поднимая руку, в которой держал смартфон.
        - Ага,  - равнодушно произнесла я, ища ключ от машины в кармане.
        Он резко выдохнул и так долго постукивал ногой по полу, что у меня не осталось выбора, кроме как снова посмотреть на него.
        - Будут правила,  - начал он какое-то время спустя, глядя на меня, прищурившись.
        - Правила? Для чего, если, конечно, можно спросить?  - Мое терпение действительно было на исходе. Я просто хотела вернуться в хостел и погрязнуть в жалости к себе, пока не собрала бы достаточно сил, чтобы просмотреть новые объявления. Я вполне могла обойтись без ахинеи, которую нес этот парень.
        - Для тебя. Если хочешь снять комнату, будут правила, которых ты должна придерживаться.  - Он сделал движение рукой, которое, по-видимому, должно было показаться приглашающим, и побрел обратно в гостиную. Будто я все еще что-то хочу от него!
        - Мне не нужна твоя дерьмовая комната!  - крикнула я ему вслед, наклонилась и наконец застегнула вторую босоножку.
        Его голова снова появилась в дверном проеме. Он провел рукой по волосам.
        - Слушай, мне нужны деньги, и мне надоело искать соседей. Постоянно кидают.
        - Интересно почему…  - фыркнула я.
        Он проигнорировал меня.
        - И тебе срочно нужно жилье. Так что прекрати выпендриваться и посмотри комнату.
        Я было открыла рот, чтобы что-то ответить, но кретин уже исчез в гостиной, не дождавшись моей реакции.
        На самом деле мне хотелось броситься прочь из квартиры и громко захлопнуть за собой дверь. Но вместо этого я осталась.
        Если быть честной, коридор и гостиная в этой квартире были лучше, чем все варианты, которые я видела вчера и сегодня - и почти наверняка тут уютней, чем на скамейке в парке. Посмотреть комнату не повредит. Неважно, глуп этот парень или нет, сегодня я уже столько раз наступала на горло своей гордости, что еще один раз меня не убьет.
        - Ну хорошо.
        Я не потрудилась снять босоножки и направилась прямо в гостиную. Теперь, когда я успокоилась, могла по-настоящему оценить, какой милой была окружающая обстановка. Огромный диван в форме буквы «U», на котором валялось несколько подушек, стоял в центре комнаты, по диагонали за ним располагалось широкое окно, за которым я разглядела балкон. Справа от него - открытая кухня с барной стойкой и большой рабочей поверхностью.
        - Гостиную ты уже видела, там кухня. Здесь ванная,  - сказал кретин, когда мы проходили по комнате. Он еле заметно махнул рукой в сторону полуоткрытой двери, и я мельком заметила голубую плитку и большую ванну, прежде чем мы остановились у последней двери.
        - Вот она. Не особо большая, но все же лучше, чем общежитие.
        Он нажал на ручку.
        Я вошла в комнату, задержав дыхание.
        Она на самом деле была маленькая. Тринадцать квадратных метров, скорее всего, но бежевый цвет стен и окно, через которое проникал последний свет дня, компенсировали это. Было заметно, что в ней больше никто не живет - кроме стола, белого вращающегося стула, небольшой полки и кровати - ничего. Я нахмурилась при виде матраса. Я не хотела знать, что с ним произошло.
        - Не волнуйся, Итан все равно заберет свою кровать,  - сказал кретин, кивнув в сторону упомянутого предмета мебели.  - Стол и полку можешь оставить себе, если хочешь.
        Я медленно кивнула и оторвала взгляд от кровати. В этой комнате также был уложен светлый ламинат. Я подняла голову и осмотрела каждый ее уголок, чтобы понять, есть ли хоть какие-нибудь признаки влаги. На первый взгляд, все в порядке.
        Я могла бы тут жить. И вместо кровати я поставила бы раскладной диван, чтобы сэкономить место. Я уже видела красивое покрывало, которое расстелила бы на нем. И гирлянды! Гирлянды просто обязаны быть в этой комнате!
        Мама ненавидела эти штуки, потому что они, по ее мнению, выглядели дешево и не соответствовали остальной части тщательно подобранных ею предметов интерьера. Кроме того, она говорила, что я слишком взрослая для таких детских вещей, и однажды, когда я тайком купила их на карманные деньги, поручила нашей служанке немедленно избавиться от них.
        О да, я бы повесила гирлянды. И я бы заполнила всю комнату вещами, которые мне никогда не позволяли иметь, потому что они не отвечали требованиям мамы.
        Не больше, чем этот парень,  - озарило меня. Наверно, при виде него у нее случился бы сердечный приступ. Или ее бы вырвало. От этой мысли я чуть не рассмеялась.
        - Я согласна,  - произнесла я без колебаний и повернулась к нему. Потом я пробежалась глазами по татуировкам на его предплечьях и… да. Мама определенно упадет на месте. Тот факт, что у меня теперь есть крыша над головой и парень, который довел бы маму до нервного срыва, делали этот момент восхитительным.
        - Ты еще не знаешь правил,  - предупредил он, но теперь и в его глазах появились шутливые искорки.
        - Тогда вперед,  - ответила я. Ни в одной другой комнате у меня не возникло такого чувства… Я поняла, что мне здесь будет комфортно. Независимо от того, каких правил я должна придерживаться.
        Мистер Ни-В-Коем-Случае-В-Мою-Квартиру-Не-Придет-Женщина медленно подошел к столу. Прислонившись к нему, он скрестил руки на груди. Между тем его поза не казалась мне провокационной, а скорее оборонительной.
        - Во-первых,  - начал он и поднял палец,  - ты оставишь меня в покое со своими женскими штуками. Меня не интересует всякая дрянь, что происходит в твоей жизни, так что не навязывай мне свое общество! На моем диване не устраивают девчачьи вечера, я выбираю телевизионную программу, и ты не приходишь ко мне плакаться.
        - С этим я могу жить,  - холодно ответила я.
        - Во-вторых,  - невозмутимо продолжал он,  - ты держишь рот закрытым, когда я кого-то клею. Я вполне могу обойтись без оправданий в собственной квартире.
        - Мне все равно, с кем и что ты делаешь,  - хмыкнула я, однако бросила скептический взгляд в сторону двери. Его комната находилась на противоположной стороне квартиры, но кто знает, каким шумным он может быть. Я нахмурилась. Надеюсь, я не замечу, если он займется сексом…
        - И в-третьих…  - Он оттолкнулся от стола и подошел вплотную ко мне. Он возвышался надо мной на несколько дюймов, и мне пришлось запрокинуть голову, чтобы ответить на зловещий взгляд его карамельных глаз.  - …мне плевать, как горячо твои ноги смотрятся в этих шортах.
        Румянец резко вспыхнул на моих щеках, но я даже не моргнула.
        - Мы оба ни при каких обстоятельствах не окажемся в постели друг с другом. Так что не надейся, ты меня поняла?
        Его горячее дыхание щекотало мои виски. Я тут же почувствовала покалывание в животе, не имеющее ничего общего с голодом, который постепенно давал о себе знать. От него приятно пахло - гелем для душа с мятой и пряностями. Учитывая эту внезапную близость, мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он только что наговорил.
        - Извини, если это заденет твое эго!  - сухо возразила я.  - Но свою потребность в плохих мальчиках я утолила много лет назад.  - И это соответствовало истине. Я не планировала заводить никаких отношений с парнями в ближайшее время.
        Он этого не ожидал. В его глазах промелькнуло удивление, прежде чем он отошел от меня на шаг.
        - Ну что ж, добро пожаловать в Каса-де-Уайт.  - Он протянул мне руку.  - Я Кейден.
        На мгновение я была совершенно ошеломлена. Затем распахнула глаза и взволнованно подпрыгнула.
        - Значит ли это, что у меня есть комната?  - пискнула я.
        Кейден поморщился.
        - Ты уже нарушаешь первое правило.
        Я перестала прыгать и понизила голос до нормальной человеческой громкости.
        - Сорри. Я Элли.
        Новое имя, как по маслу, соскользнуло с моего языка. Вероятно, потому что я уже представлялась во время предыдущих показов квартир.
        Я пожала его руку. Ладонь Кейдена была теплой и шершавой. Молния, которую это рукопожатие послало в мой желудок, застала меня врасплох.
        Так же как и тепло, которое распространилось по моему телу, когда Кейден начал рисовать большим пальцем круги на тыльной стороне моей руки. Я разжала пальцы и возмущенно посмотрела на него.
        - Просто захотел посмотреть, поняла ли ты правило номер три.
        С самодовольной улыбкой он засунул обе руки в карманы брюк.
        Я презрительно фыркнула. Парень хоть и был горячим, но не настолько неотразимым. Его так называемые правила казались мне нелепыми. Я потерла тыльную сторону ладони несколько раз. Черт возьми, зачем ему нужны такие теплые руки?
        - Так, когда я могу переехать?
        Кейден пожал плечами и повернулся к двери.
        - Переведи мне арендную плату и половину залога, и комната твоя.
        Свой танец радости я исполнила только тогда, когда он вышел из комнаты.
        Глава 2
        - Они! Выглядят! Так! Мило!  - Круглые глаза Доун стали еще больше, когда она обнаружила гирлянды в виде звездочек в нашей огромной тележке. Мы тем временем добрались до отдела с покрывалами, но яркие цветочные узоры, бросавшиеся мне в глаза со всех сторон, заставили меня наморщить нос. Я в последний раз погладила одну из разноцветных тканей, потом повернулась к подруге.
        Доун я встретила на вводных лекциях. Мы обе пришли слишком рано и, пока ждали, начали болтать. Мы быстро сдружились. Потому что Доун тоже была новенькой. Правда, она переехала не для того, чтобы убежать от семьи, а от бывшего парня, который изменил ей после шести лет отношений. Она просто ушла - и теперь мы вместе находились в Target, чтобы купить всякие декоративные штуки для наших комнат. Двухчасовая поездка в Портленд пошла на пользу нам обеим, и это также позволило нам ознакомиться с окрестностями Вудсхилла.
        - Возьми ту, с цветами,  - сказала она и исчезла в следующем отсеке с товарами.  - Или розовую!
        Через мгновение ее каштановая копна волос показалась над полкой с лампами. По-видимому, Доун стояла на цыпочках, и это выглядело так, будто ей пришлось сильно вытянуть шею.
        Я снова посмотрела вокруг. Мне отчаянно хотелось иметь место, которое можно обустроить самой, но цветочные узоры не были моей фишкой. Несмотря на то, что мне нравился женственный стиль, я предпочитала простые дизайны.
        Я продолжала идти по проходу. Доун подняла несколько ламп, насчет которых я высказала свое мнение. В конце ряда я заметила кремовое покрывало, которое было грубо связано крючком и с бахромой по краям. Оно отлично подойдет к бежевым шторам, которые я уже положила в машину.
        - Как тебе это?  - крикнула я, держа в руках покрывало. Доун с ночником в виде розового зонтика вырулила из-за угла.
        - Просто и красиво. Подходит к другим вещам,  - ответила она, поднимая лампу.  - Что насчет этого?
        Даже с такого расстояния я различила блестки на зонтике.
        - Похоже, ты похитила его из детского отдела.
        Доун усмехнулась и положила ночник в тележку.
        - Бинго!
        Конечно, Кейден бы вспылил, если бы я пришла с чем-то подобным. С другой стороны, его не интересовало, как я обставляю свою комнату.
        Мне пришлось провести в общежитии всю последнюю неделю, прежде чем Кейден смог наконец дать мне ключи от квартиры. У моего предшественника ушло больше времени, чем было объявлено, чтобы забрать свою кровать. Но сегодня особенный день - я перееду в новую комнату. Кейден все еще выглядел недоверчивым, когда отдавал ключи от квартиры. Будто он уже пожалел о своем решении. Но это его проблема, а не моя.
        Сразу после этого я отправилась в магазин с Доун, чтобы купить свои первые в жизни «штучки» для декора. Еще в старшей школе я накопила небольшую сумму, потому что всегда откладывала деньги, которые зарабатывала на репетиторстве или которые дарили родственники на дни рождения. Поэтому я с легкостью могла оплатить все, что было в моей тележке. У меня также имелся сберегательный счет, который завела мама, но я касалась его только в экстренных случаях. Или из-за вещей, которые были необходимы - например, плата за обучение.
        Мне стало тошно при мысли о том, почему мама вообще давала мне деньги. Она на самом деле считала, что подкупит меня и при виде купюр я забуду о том, что случилось? Но даже если меня нельзя купить - потратить часть маминых денег было бы, как минимум, небольшой местью, которую я могла себе позволить.
        Я глубоко вздохнула, отбросив нехорошие мысли подальше. Я должна была сосредоточиться на покупках.
        - Тебе нужен стол?  - спросила Доун, когда мы катили тележку по следующему ряду. Она остановилась у раскладной модели и задумчиво ее осмотрела. Она залезла под стол и трясла его, пока не запустился какой-то механизм и стол не разложился. Доун охнула, и на мгновение показалось, что она теряет равновесие, но нет.
        - Мой предшественник оставил свой стол и полку. Кейден говорит, что, если они мне не нравятся, я должна сама от них избавиться.  - Я закатила глаза.  - К счастью, кровать забрали. Она выглядела просто отвратительно.
        Доун подняла бровь:
        - Звучит так, будто твой новый сосед просто милашка.
        - Это явно не первое слово, которое приходит мне в голову.  - Отозвалась я.
        О боже. Надеюсь, все будет хорошо. Поиски квартиры были ужасными. Я сочувствовала всем, кому приходилось так же мучиться. Я стану идеальной соседкой по комнате. По крайней мере, я так думала. Кейден не нашел бы причин снова выгнать меня.
        - Жаль, что я получила место в общежитии,  - вздохнула Доун, опираясь обеими руками на низкий столик позади себя, что возможно только из-за ее роста. Доун была миниатюрной, но в отличие от меня у нее имелись женственные изгибы.  - Тогда мы могли бы снять вместе квартиру.
        - Да, очень жаль,  - согласилась я, продолжая толкать тележку, которая была уже совершенно полной,  - подушки, покрывало, пушистый ковер, гирлянды и прочие декоративные штуки оказались перемешаны в ней. В то же время с первого взгляда можно было понять, кому из нас что принадлежало. Доун - яркая птичка, и именно так будет выглядеть ее комната, в то время как я выбрала пастельные тона, которые ничем не отличались от ванильного мороженого.
        - Моя соседка по комнате - тупая сучка,  - продолжила Доун.  - Я здесь всего две недели, а она уже успела притащить трех парней. Каждый раз она пытается выгнать меня! Иногда я думаю о том, чтобы остаться в знак протеста. Но давай посмотрим правде в глаза - ты бы хотела видеть своего соседа во время секса?
        Я тут же поморщилась. Ее слова заставили меня представить картину, которую я всячески отгоняла от себя. Что ж, Кейден был в неплохой форме - это я должна признать. Одни его хорошо очерченные руки указывали на то, что он занимается спортом. А еще эти черные линии татуировок, пересекающие бицепсы, и буквы…
        Я решительно вытряхнула из головы образ его обнаженной, покрытой потом кожи.
        - Нет, я бы этого не хотела. Но в нашем случае это другое,  - наконец ответила я.
        Вероятно, пауза была слишком долгой - взгляд, который бросила на меня подруга, говорил сам за себя, а потом на ее лице расползлась улыбка, отчего ямочки на щеках стали глубже.
        - Ах да? Другое?  - спросила она, поднимая брови. Я ответила ей тем же.
        - Да. В конце концов, я не живу с ним в одной комнате.
        С молниеносной скоростью Доун вытащила одну из подушек в тележке и стала меня бить. Я со смехом увернулась.
        - Это несмешно!  - Она уронила подушку обратно в тележку и со стоном зарылась в ладони лицом.  - На самом деле это беда. Тем более что она без проблем находит нового парня. Я имею в виду, мы же здесь, в Вудсхилле! Кто бы мог подумать, что в маленьком городке бродит так много сексуальных парней?
        Тут мне пришлось с ней согласиться. Прямо сейчас, перед началом семестра, на каждом углу встречались парни нашего возраста - одно из преимуществ университетского городка.
        - Мы можем заключить сделку,  - сказала я, обнимая Доун за плечи.
        Она посмотрела на меня, и ее карие глаза вспыхнули интересом.
        - Я слушаю.
        - Ты просто будешь приходить ко мне всегда, когда у тебя возникнут проблемы с соседкой по комнате. Наверное, это не лучшее решение, тебе же известны правила моего замечательного соседа,  - состроив гримаску, произнесла я, и Доун фыркнула. Я рассказала ей о них, разумеется, не упустив ни одной детали. Она нашла правила Кейдена такими же глупыми, как и я.
        - Но тогда мы могли бы запереться в моей комнате. По крайней мере, до тех пор, пока твоя снова не будет в твоем распоряжении.
        - Ты такая хорошая, Элли Харпер,  - сказала Доун. Она похлопала меня по плечу и серьезно посмотрела в мои глаза.  - Спасибо.
        Мы добрались до отдела свечей и фоторамок. Автоматически я потянулась за парой огромных свечей, благоухающих ванилью и кокосом. У нас дома их никогда не было. Мама считала, что они пахнут слишком дешево. Я же, напротив, с нетерпением ждала момента, когда смогу поставить их в свою комнату, чтобы создать уютную атмосферу.
        Мне стало тепло, и я тут же отвела взгляд. Никогда еще мне не говорили ничего подобного. Я всегда была просто Элли, суперстерва. Элли, богатая сучка по соседству. Элли, шлюшка. Я не знала, как обращаться со словами, которые были добрыми.
        Доун нахмурилась. Казалось, что она почувствовала мой дискомфорт и быстро переключилась на более безобидную тему.
        - Эти штуки там, наверху, красивые, можешь достать?
        Она указала пальцем на белые фоторамки с причудливыми украшениями. Мне пришлось встать на цыпочки, но только я могла достать до верхней полки.
        - Действительно милые,  - задумчиво произнесла я.  - К сожалению, у меня нет фото, которое можно туда вставить.
        Даже я слышала, как жалко это прозвучало. О боже, надеюсь, Доун не приняла меня за полную неудачницу. В конце концов, это было мое решение - не тащить сюда воспоминания из Денвера. Балласт тяжелых воспоминаний и без того был достаточно тяжелым - мне не нужны фотографии, которые ежедневно напоминали бы о моем прошлом.
        - Такая чушь. Тогда давай сделаем одну,  - предложила Доун, мгновенно вытаскивая телефон. Она встала передо мной и включила фронтальную камеру.
        - Сейчас? Здесь?  - Мой голос звучал на октаву выше, чем обычно. Мимо нас пробегали какие-то люди, и я почувствовала на себе чужие взгляды.
        - Конечно, почему бы и нет?  - беззаботно ответила Доун, широко улыбаясь в камеру.  - А теперь спагетти болоньезе!
        Я осторожно улыбнулась. Мои серо-зеленые глаза выглядели печально на экране ее мобильника.
        - К черту людей!  - Доун ткнула меня локтем в бок.  - Теперь скажи это так громко, чтобы весь магазин услышал: спагетти болоньезе! Давай, Элли.
        Я не могла ничего с собой поделать. Покачав головой, я широко улыбнулась и воскликнула:
        - Спагетти болоньезе!
        И на этот раз улыбка, которая сияла на дисплее, была настоящей.
        Рамка стала первым украшением, которое я поставила в комнате. На обратном пути я специально заехала в торговый центр, чтобы распечатать фотографию, и теперь мы с Доун улыбались с подоконника, глядя в комнату. Если честно, на фото мы выглядели обычно - на нас обеих рубашки Вудсхиллского университета, а волосы завязаны в неаккуратные пучки, причем из моего уже выпала пара прядей. К коротким волосам еще нужно привыкнуть. Но все равно фотография мне понравилась.
        Доун тоже купила себе рамку, чтобы поставить ее в комнате. Не знаю, как это получилось, но уже сейчас я понимала, что сегодняшний день стал началом нашей дружбы.
        Доун заставила меня почувствовать, что в моей жизни есть место искренним чувствам. Дружба только ради дружбы. А не для того, чтобы извлечь максимальную выгоду.
        Должна признать, я очень гордилась нами. Мы купили полку и большой комод, которые уместились за дверью с точностью до дюйма. Поскольку я была очень «умной» девочкой и забыла измерить комнату, это стало настоящим везением. Теперь не хватало только дивана-кровати, но собрать его оказалось гораздо сложнее, чем мы думали. Похоже, на нижней части отсутствовали некоторые отверстия, кроме того, детали, проходившие вдоль выдвижной коробки, не подходили друг к другу. Одна оказалась длиннее, что, очевидно, указывало на ошибку в конструкции. Вообще-то я должна была сразу подать жалобу, но у меня не было особого желания тащить диван на два этажа вниз и ехать обратно в магазин.
        В отчаянии я села на пол. К настоящему моменту мой лоб был влажным от пота, и я могла ощущать напряжение в каждой мышце своего тела. Они будут убийственно болеть завтра утром. Благодаря пилатесу я была в отличной форме, но этого недостаточно, чтобы выполнить работу грузчика.
        - Это невозможно!
        - Понятия не имею, что пошло не так,  - добавила Доун с карандашом во рту. Я изо всех сил пыталась расшифровать, что она пробормотала. Затем она убрала карандаш за ухо.
        - Вероятно, мне придется спать здесь,  - мрачно сказала я, поднимая свернутый ковер себе на колени. Я взъерошила пушистый светлый искусственный мех, словно он был домашним животным. Желательно кошкой.
        - Ерунда, мы справимся,  - рыкнула она, немного напоминая чихуахуа. Я невольно хихикнула.
        В этот момент я услышала, как хлопнула входная дверь, и приглушенные голоса донеслись до нас из коридора. Замечательно, мой сосед по квартире пришел домой.
        Доун широко открыла глаза.
        - Давай спросим, есть ли у него дрель?
        Она выпрямилась так быстро, что теперь походила на суриката. Я снова хихикнула.
        - Ты просто хочешь посмотреть на него.
        - А если и да,  - призналась она и с легкостью поднялась с пола. Доун разгладила рубашку, засыпанную деревянной стружкой, нащупала пучок на голове.  - Как я выгляжу?  - спросила она, повернувшись вокруг своей оси.
        - По-моему, мы обе выглядим так, будто нам нужен душ,  - ответила я и тоже встала.
        Мы подошли к двери и прислушались. Другой голос был явно мужским. Кейден не собирался клеить женщину.
        - Думаешь, это против правил - спросить у него про дрель?  - прошептала я так, словно они могли нас услышать.
        - Глупости. Не позволяй сукину сыну запугать себя,  - отозвалась Доун, отступая на шаг от двери.
        Я дернула ее за край рубашки и на мгновение задумалась. Конечно, я не хотела, чтобы меня запугивали, но эта комната была для меня важна. Плохая идея - бесить этого кретина, особенно в первый день нашей совместной жизни.
        Но прежде чем я успела подумать об этом еще секунду, Доун открыла дверь и ворвалась в гостиную.
        - Доун!  - прошипела я и бросилась за ней.
        Кейден находился на кухне и как раз доставал пиво из холодильника. Даже со спины - а может, именно с этой стороны - он выглядел особенно круто. На нем были ржаво-красные джинсы, мило подчеркивающие его зад, и облегающая темно-зеленая рубашка, натянувшаяся на плечах, чем автоматически притягивала мой взгляд. Рядом с Кейденом, прислонившись к кухонной стойке, стоял парень с черными волосами. Он был довольно высокого роста и выглядел, скорее, долговязым. Его клетчатая рубашка висела свободно, а рукава были засучены до локтей.
        - Эй, ты и есть тот странный сосед?  - Доун шагнула к темноволосому парню, который удивленно повернулся к ней. Он выглядел дружелюбным, в отличие Кейдена.
        - В первую очередь я хотела сказать, что считаю твои правила абсолютно дурацкими. Я имею в виду посмотри на себя, а потом на нее.  - Доун хаотично указала на меня, и больше всего на свете мне захотелось провалиться сквозь землю. Или раствориться. Одно из двух, определенно.  - Не думаю, что ей нужно спать с тобой. Кроме того, я считаю неприличным считать всех женщин одинаковыми и класть нас в одну корзинку! Откуда ты вообще знаешь, что мы делаем и не делаем в свободное время? Я имею в виду, что мы могли бы заниматься реслингом и профессионально играть в футбол, а не клеить своих соседей по квартире.
        Кейден закрыл дверцу холодильника и медленно повернулся. Он посмотрел на Доун, подняв бровь, и с интересом следил за тем, как она разделывается с его другом. Он выглядел так, словно вот-вот улыбнется.
        Но нет.
        Поспешно шагнув за Доун, я положила руки ей на плечи и прошептала:
        - Это не он.
        Она забыла, что хотела добавить.
        - Как это не он?
        Я кивнула в сторону Кейдена.
        - Это Кейден, мой сосед по квартире. Кейден, это моя подруга Доун.
        У долговязого парня на лице расплылась широкая улыбка. Глубокие ямочки появились на щеках. Он повернулся к Кейдену.
        - Чувак, ты что, был не особенно добр к девочкам?
        Кейден пожал плечами и шумно открыл пиво. Он толкнул бутылку своему приятелю через кухонную стойку и открыл вторую, которую тут же приложил к губам. Потом вытер тыльной стороной ладони рот и уставился на меня. Кажется, ему что-то не понравилось, потому что он нахмурился и отвернулся, чтобы пойти к дивану. Доун он полностью проигнорировал.
        - Я Спенсер,  - сказал его друг и протянул руку сначала Доун, а потом мне.  - Рад с вами познакомиться.
        - Привет,  - ответила я.  - Я Элли.
        - Я слышал о тебе,  - пробормотал он, бросив беглый взгляд на Кейдена.  - А ты, значит, Доун, заинтересованная в реслинге, профессиональная футболистка.
        - Сорри, не хотела производить плохое впечатление.
        Внезапно ее голос стал на удивление тихим, и я не смогла удержаться от смеха.
        - О, тебе это и не удалось. Поверь мне.  - Спенсер подмигнул, и я только сейчас поняла, какими ярко-синими были его глаза.
        Пока ребята разговаривали, я вспомнила о причине, по которой мы оказались здесь. Если я хочу спать в своей комнате сегодня вечером, мне срочно нужна кровать.
        - Эй,  - сказала я, подходя к соседу. Кейден откинул голову назад и посмотрел на меня, нахмурив лоб.  - У тебя случайно нет дрели?
        - Что ты хочешь с ней делать?  - с любопытством спросил он, сохраняя критический настрой.
        Больше всего я хотела бы ответить «тебе не все равно?», но в последнюю секунду передумала. В конце концов, я чего-то от него хотела.
        - В устройстве моего дивана-кровати слишком мало дыр,  - сказала я, заставив себя произнести слова как можно более дружелюбным тоном.  - Мне нужно просверлить несколько.
        Кейден коротко кивнул и устремил свой взгляд вперед.
        - У меня нет дрели.
        Мне потребовалось мгновение, чтобы осознать, что он имеет в виду.
        - Тогда почему тебя интересует, что я собираюсь с ней делать?
        - Я хотел знать, нужна ли она тебе на самом деле или ты слишком глупа, чтобы читать инструкцию по эксплуатации?  - ответил он, пожав плечами. Потом взял пульт с кофейного столика и включил телевизор.
        Я почувствовала, как во мне поднимается целый шквал неприятных эмоций, но мне удалось его подавить.
        - Это значит, что у тебя есть дрель, но ты не хочешь мне ее дать?  - спокойно спросила я. Меня сводило с ума то, как он сидел со своим чертовым пивом в руке, расслабленный и совершенно беспечный, будто у него нет ни одной проблемы.
        Он даже не потрудился отвести взгляд от экрана телевизора.
        - Именно это я имею в виду.
        Я издала разочарованное рычание и повернулась на каблуках. Со сжатыми в кулаки руками я метнулась в свою комнату, схватила с пола инструкцию и вернулась в гостиную. На этот раз я обошла диван и встала перед Кейденом так, чтобы заслонить экран телевизора. Я с удовольствием наблюдала, как его равнодушие постепенно перерастало в гнев. Он прищурился и открыл было рот, но я не позволила ему заговорить.
        - Вот.  - Я держала инструкцию прямо перед ним. Вероятно, слишком близко, потому что он отодвинулся.  - Шаг 13б. Мы выдвинули клинья, собрали первую часть и с правой стороны вкрутили все винты. Здесь,  - я раздраженно постучала по снимку,  - на самом деле должны быть предварительно просверлены отверстия. Но их там нет. Так что было бы охренеть как любезно дать мне чертову дрель!
        Теперь в квартире вдруг стало тихо. Доун и Спенсер замолчали и уставились на меня.
        - Не будь мудаком, чувак,  - наконец произнес Спенсер.
        - Да, точно. Не будь мудаком, чувак,  - согласилась Доун, что в обычных обстоятельствах заставило бы меня рассмеяться. Но я кипела от ярости, и взгляд на сжатые губы Кейдена подсказал мне, что он тоже находил ситуацию несмешной.
        Он внимательно посмотрел на меня.
        - Ты ходишь по тонкому льду,  - еле слышно сказал он и так внезапно поднялся, что я испуганно отпрянула назад и прижалась икрами к кофейному столику. Я широко распахнула глаза, когда пошатнулась, и дико замахала руками, чтобы не потерять равновесие. Но Кейден уже схватил меня за предплечья. Я озадаченно уставилась на его руки, которые приятно холодили мою покрытую потом кожу. Наверно, из-за пива, которое он держал до этого момента. Я позволила своему взгляду переместиться с его пальцев на сильные руки, а потом и к лицу. Впервые я заметила изгиб полной нижней губы и небольшую ямочку на подбородке, которая была скрыта щетиной.
        Кейден, казалось, изучал меня так же пристально, как и я его. Наверное, он даже смог разглядеть несколько веснушек на моем носу, так близко стоял. Я чувствовала его грудь и биение сердца.
        Потом он моргнул, и момент был упущен. Он отпустил меня и бросился из гостиной.
        Я затаила дыхание, искренне надеясь, что все это осталось незамеченным для Доун и Спенсера. Когда я обернулась, они оба смотрели в сторону коридора, где что-то громыхало.
        Кейден появился в дверном проеме.
        - Вот,  - сказал он, держа в руках темно-зеленый чемодан.  - Тебе конец, если ты сотворишь с дрелью какое-то дерьмо.
        - Ты мог бы просто ей помочь, а не вести себя как мудак,  - предложила Доун. Она, очевидно, могла быть настоящим дьяволом, если хотела.
        Мне нравилась эта ее сторона, но, боже, если она не станет добрее к Кейдену, мне придется собственноручно ее задушить. Мне не нравились его манеры так же, как и ей, и больше всего на свете мне хотелось бы бросить ему в лицо одно неприятное замечание за другим. Кто-то, в конце концов, должен заставить его посмотреть правде в глаза. Но каким бы невыносимым я ни считала Кейдена, мне придется провести месяцы рядом с ним в тесном пространстве. Поэтому я не хотела его раздражать, особенно на первых этапах нашего знакомства.
        - Думаю, я справлюсь сама,  - быстро выпалила я и подбежала к Кейдену, чтобы забрать чемоданчик. Он оказался гораздо тяжелее, чем я ожидала, и едва не грохнулся на пол, если бы я не схватилась за него второй рукой. Стало ясно, что это профессиональные инструменты, с кучей всяких дополнительных опций, в которых я не разбиралась.
        - Я помогу вам,  - объявил Спенсер и быстро пересек гостиную.
        Я проигнорировала сердитый взгляд Кейдена и последовала за Спенсером в свою комнату. Дверь была открыта, но, прежде чем войти, он бросил через плечо вопросительный взгляд. Я кивнула. Можно войти.
        - Ну ничего себе! Здесь многое изменилось с тех пор, как Итан уехал.
        Спенсер посмотрел на ароматические свечи и гирлянды, бросил взгляд на комод и полки, на которые я уже поставила милые сердцу вещи. Мои флаконы с духами были выстроены рядом друг с другом, вокруг лежали футляры, в которых я думала хранить документы. Туфли стояли рядком на комоде, гирлянда была натянута поперек стола и предварительно обернута вокруг гвоздей, все еще воткнутых в стену.
        - Здесь пахнет так, будто кто-то съел тонну ванильного мороженого, а потом его вырвало посреди комнаты,  - раздался голос Кейдена.
        Я обернулась.
        Кейден задумчиво разглядывал хаос на полу, потом протиснулся мимо меня и опустился на корточки перед клиньями раскладного дивана.
        - Дыр не хватает. Мы уже пытались перевернуть детали, но это не сработало. Так что мы подумали,  - я поставила ящик с инструментами в сторону, подошла к Кейдену и указала через его плечо на кусок дерева, который был неправильно обработан,  - что тут нужно просверлить. Я считаю, что тогда должно подойти. Но есть и еще один кусок, который слишком длинный…
        - Пожалуй, его можно подрезать,  - предложила Доун.
        Я покачала головой.
        - Не думаю, что это сработает. Тогда дерево износится и сломается. Эта штука должна выдержать меня во время сна. В конце концов, я не рискну делать что-то еще, кроме как спать на этой кровати, пока не буду уверена, что конструкция выдержит.
        Кейден посмотрел на меня. Между густыми ресницами я заметила, как сверкнули его глаза.
        - Это, конечно, весьма прискорбно.
        Я закатила глаза. Спенсер тихо рассмеялся, я бросила на него испепеляющий взгляд. Ну, естественно. Мне, очевидно, придется привыкнуть к такому юмору, если меня окружают мужчины.
        - Не хочу быть ответственным за то, что Элли не рискнет заниматься определенными вещами на своей кровати,  - задумчиво произнес Спенсер, положив руку себе на грудь.  - Мы должны что-то с этим сделать, чувак. Мы должны ее спасти.
        Я впервые увидела, как улыбается Кейден Уайт. Это было красиво, честно. По-настоящему красиво. Он улыбался не только губами, но и глазами. Вокруг них появились мелкие морщинки, и озорное мерцание счастья было заметно в карамельном цвете его глаз.
        - Ты прав. Мы не можем нести за это ответственность.
        С этими словами он подтянул к себе ящик с инструментами и достал дрель.
        - Боже мой, я просто валюсь с ног,  - простонала я, опускаясь на диван в гостиной. Чуть позже за мной последовала Доун и прислонила голову к моему плечу.
        - Я тоже. Думаю, что больше никогда не смогу двигаться.
        Она попыталась поднять голову.
        - Видишь?
        - Это и правда неудобно,  - сказал Спенсер, сидевший по другую сторону U-образного дивана.  - Если я не ошибаюсь, Кейден пригласил народ.
        - Ой.
        Я тут же начала лихорадочно соображать, что это значит для меня. Мне придется запереться в своей комнате? Или «пригласил народ» было кодом и мой сосед собирается закатить шумную вечеринку сегодня вечером? У нас в Денвере всегда было так.
        - Не волнуйся. По-моему, он не намерен устраивать оргию,  - подмигнул Спенсер. Я заметила, что он делал это на удивление часто. Почему он так старался исправить напряженную атмосферу в нашей квартире, оставалось для меня загадкой. Иногда его доброта казалась лишней. Тем не менее Спенсер мне понравился.
        - Я могла бы сразу пойти спать,  - задумчиво произнесла я.  - А ты будешь на тусовке?
        - Ну я буду, я уже тут,  - с усмешкой ответил Спенсер. Доун и я посмотрели на него, подняв брови. Он в извиняющемся жесте поднял руки.  - Сорри, но ты так подставилась…
        Покачав головой, я ответила на его улыбку.
        Доун громко зевнула у меня на плече.
        - Боюсь, мне придется уйти прямо сейчас. Кроме того, я хотела позвонить отцу.
        - Конечно, нет проблем. Хочешь, я подвезу тебя?
        - Нет, что ты. Мне нужно десять минут. Мы ведь не зря весь день возились в диваном.  - Она выпрямилась и вытянула руки над головой.  - Ох, мои мышцы будут ужасно болеть.
        - У меня тоже!  - простонала я, потирая плечо, которое болело особенно сильно.  - К счастью, завтра у нас выходной. В противном случае я бегала бы на пары как робот.
        Доун рассмеялась, и мы вместе пошли в сторону коридора. Я крепко обняла ее у входной двери.
        - Спасибо. Ты спасла меня. Одна я бы никогда не справилась.
        - Не ври. Ты сильная, независимая женщина,  - преувеличенно серьезно ответила Доун, и я снова не удержалась от смеха.  - Напиши мне насчет понедельника. Мы можем выпить кофе перед лекциями.
        Доун также изучала английский язык в качестве основного предмета, однако выбрала другие дополнительные курсы. Наших совместных лекций я ждала с нетерпением. Так что, по крайней мере, мне не придется все время в одиночку бродить по огромному кампусу.
        - Конечно, напишу. И мое предложение в силе: если соседка тебя достает, просто приходи.
        - Договорились.
        Прежде чем Доун скрылась на лестничной клетке, она крикнула в направлении гостиной:
        - Пока, мальчики!
        Я услышала бормотание, которое определенно исходило от Спенсера, а не от Кейдена. Доун бросила на меня последний не-дай-себя-сломать-взгляд, потом закрыла за собой дверь, и я осталась одна.
        Я вернулась в свою комнату, собрала косметические принадлежности, а затем отправилась в ванную. Там я впервые как следует осмотрелась. Она была удивительно светлой, что, вероятно, произошло из-за плитки и небольшого окна прямо над туалетом. Однако когда я обернулась, чтобы закрыть за собой дверь, то изумилась.
        Какого хрена?
        Я распахнула дверь и оглядела гостиную.
        Только Спенсер сидел на диване и играл на консоли, которая выглядела как новенькая Playstation.
        - Кейден?  - крикнула я на всю квартиру. Нет ответа.
        - По-моему, он в своей комнате,  - сказал Спенсер и кивнул в сторону единственной закрытой двери в квартире.
        Я помедлила, но потом пересекла гостиную и робко постучала. Нет ответа. Я постучала еще раз. В нерешительности подождала еще мгновение, но, когда ответа снова не последовало, без раздумий нажала на ручку.
        - Эй, ты можешь мне сказать, где ключ от ванной?  - спросила я, входя в комнату. Я отметила полки, заполненные потрепанными журналами, огромный стол с двумя мониторами, на которых открыты графические программы, и стены цвета капучино. Большая кровать из черного дерева, над каркасом которой висели какие-то рубашки, рядом с ней стояла тумбочка, на которой были разбросаны ручки.
        Но прежде чем я смогла заметить еще хоть что-то, Кейден встал передо мной, загородив обзор.
        - Одно дело ты заставляешь меня собирать чертову мебель,  - прорычал он.  - Но врываться в мою комнату, когда я работаю, совсем не пойдет.
        Я раздраженно посмотрела на него. Его глаза зловеще сверкнули.
        - Прости, я хотела узнать, где…
        - Я понял. Невозможно не услышать тебя.  - Он потер ладонью лоб.  - Слушай, мой лимит на сегодня исчерпан.
        - Твой лимит исчерпан?  - недоверчиво переспросила я.
        Я потратила весь день на сборку мебели и обустройство комнаты. Я была полностью вымотана и просто хотела принять душ за закрытой дверью, не боясь, что в любой момент ворвется Кейден.
        Я уперла руки в бока.
        - Давай проясним все еще раз!  - Я подошла к нему вплотную.  - Во-первых, я не заставляла тебя собирать мебель. Ты просто просверлил три дырки в деревянной раме - все остальное мы с Доун сделали сами! А во-вторых, я просто хотела спросить о ключе в ванной, Кейден. Тут нет ничего особенного. Ты говоришь, чтобы я не доставала тебя женскими штучками, но у тебя самого перепады настроения похлеще, чем у женщины с ПМС!
        Кейден даже не моргнул.
        - У меня нет перепадов настроения, милая. Я всегда одинаково невыносим.
        Внезапно он схватил меня за плечи. Грубое прикосновение его рук неожиданно вызвало желание прижаться ближе к нему, и я проклинала свое тело за это. А затем Кейден вытолкал меня за порог своей комнаты.
        - А теперь проваливай.
        В следующее мгновение он захлопнул дверь у меня перед носом.
        Глава 3
        Душ, к сожалению, совсем не расслаблял. Вообще-то я бы предпочла принять ванну, но из-за ключа и непредсказуемости Кейдена не посмела. Вместо этого я с молниеносной скоростью приняла душ и заползла в свою комнату.
        Прислонившись спиной к прохладной деревянной двери, я впервые с тех пор как приехала в Вудсхилл, по-настоящему вдохнула. И выдохнула.
        Я почувствовала спокойствие и открыла глаза. Это было то, о чем я всегда мечтала. На сложенном диване лежали пушистое покрывало и подушки самых разных форм и размеров. Над письменным столом висела гирлянда, как и вдоль одной из полок, где я разложила свои вещи. Ручки и блокноты аккуратно убраны в контейнеры и футляры. С подоконника мне улыбалось мое собственное лицо рядом с Доун, справа от рамки стоял белый будильник в похожем стиле. Шторы были распахнуты, и последний свет дня заливал комнату сквозь окно.
        И в тот момент, когда я посмотрела на все это, я больше ничего не смогла поделать.
        Я громко всхлипнула.
        И тут же прижала руку ко рту, надеясь, что меня никто не услышал. Слезы горели в моих глазах, я не сумела подойти к кровати. У двери я опустилась на пол и обхватила колени обеими руками.
        Я на самом деле это сделала. Я была в Вудсхилле - более тысячи миль отделяли меня от родителей. За эту неделю я сделала для себя больше, чем когда-либо, и внезапно все стало настолько реальным, что я не смогла сдержать слез. Они теплыми струйками побежали по моему лицу.
        Я была взбудоражена. На протяжении трех лет я каждые день и ночь мечтала об этом моменте - наконец-то добраться до места, которое подарит мне покой.
        Осторожно я подняла голову и осмотрела свою комнату. С этого момента все было в моих руках. Никто и никогда больше не будет управлять моей жизнью. Никто и никогда больше не наклеит на меня лживые ярлыки. С этого момента я писала собственную историю. В моем новом доме.
        Медленно, сквозь слезы, на моем лице расползлась улыбка.
        Не знаю, сколько людей было у Кейдена в гостях. Только слышала, что они шумят. Но я не хотела портить себе вечер. Я надела уютную одежду: топик на бретельках с кружевом на вырезе, от одной из моих любимых пижам, и серые шорты из мягкого джерси. Кейден мог устраивать вечеринку каждую ночь, но я была просто рада тому, что мне наконец больше не придется спать в хостеле.
        Я разложила диван. Для этого потребовалось несколько попыток, и я дважды со всей силы ударила ноги выдвижной коробкой, но, в конце концов, мне удалось сделать это, не причинив себе серьезного вреда. Я поудобнее устроилась в своем подушечном раю.
        У меня наконец-то было время наверстать упущенное. Я оказалась настоящим сериальным наркоманом и смотрела почти все, что могла достать - или то, что могла найти на Netflix. Особенно про супергероев, таких как Стрела, Агенты Щ.И.Т. или Флэш. Хотя это зависело от моего текущего настроения. В некоторые дни я не могла жить без подростковых сериалов, например, «Дневников вампира», в другие мне были просто необходимы последние эпизоды «Танцев со звездами». Иногда я была одержима историческими драмами: «Борджиа» или «Чужестранка».
        Но сегодня настала очередь супергероев. Я включила ноутбук и положила его на кровать, порылась в коробке в поисках любимых наушников, которые были хоть и огромными, но невероятно удобными. После этого я завернулась в одеяло и с восторгом начала следить за тем, как супергерои спасают мир.
        Я не могла сказать, сколько серий посмотрела, но, в конце концов, задремала. Что неудивительно, после того как я целый день была на ногах.
        Я проснулась, когда через наушники донесся глухой стук. Луч света упал на мое лицо, и я сонно заморгала. Кто-то толкнул дверь и задел ею полку.
        - Сорри,  - сказал кто-то, и дверь снова закрылась. Я в растерянности сняла наушники и освободила волосы от запутавшихся в них проводов.
        - Кейден, чувак! В моей комнате прекрасная невеста!  - услышала я голос, прозвучавший на всю квартиру. Парень хохотнул. Наверно, он выпил слишком много. Внезапно дверь снова распахнулась. Я натянула одеяло до подбородка и уставилась на парня, который стоял посреди комнаты и смотрел на меня. Он был похож на серфингиста. Если бы его голова не оказалась красного цвета, он мог бы сняться в рекламном ролике для Abercrombie.
        - Привет, я Итан. Когда-то это была моя комната, свободная от женщин. Пока я не встретил свою девушку, по крайней мере. Именно там когда-то стояла моя кровать, на которой мы с Моникой часто…
        - Детка,  - произнес нежный голос позади парня.  - Не думаю, что ей очень-то интересно, что мы творили в этой комнате. Не нервируй бедняжку.
        В дверном проеме появилась девушка. Она схватила Итана за руку, вытащила его из комнаты и мягко подтолкнула в сторону гостиной.
        Потом она снова повернулась ко мне. На ней было довольно много косметики, а пряди волос сияли яркими красками. В моем полусонном состоянии я не смогла точно различить все оттенки цветов.
        - Прости. Я Моника, а это был мой парень Итан. Мы просто хотели поздороваться.
        - Эмм… Привет.
        Я потерла глаза. Боже мой, который вообще час?
        - Привет,  - повторила Моника, глядя на сияющую гирлянду звезд над моим столом.  - Мило у тебя тут. Итан раньше наезжал на меня, стоило мне только использовать в комнате дезодорант. Но вот это там,  - она указала на свечи,  - очень красиво.
        - Спасибо.
        Я не знала, что еще сказать. Из другой части квартиры в мою комнату проникала музыка, я услышала возгласы одобрения, звон бокалов и громкие разговоры.
        - А ты действительно девушка?  - вырвалось у Моники.
        Я озадаченно уставилась на нее.
        - Да, думаю, что так,  - ответила я, опуская одеяло на несколько дюймов. Моника вряд ли стала бы отводить взгляд.
        Она прищурилась и заинтересованно посмотрела на мой кружевной топ.
        - О да, определенно.  - По ее лицу расползлась улыбка.  - Кейдену будет очень тяжело переносить такую красотку, если он позволит тебе жить здесь.
        - Хм,  - нерешительно произнесла я, медленно спуская ноги с края кровати.  - Не уверена. Он сказал, что ему нужны деньги, а остальные кандидаты слились.
        - Поверь мне, он должен находить тебя классной. Обычно он посылает к черту любую девушку.  - Очевидно, ей понравилась песня, которая только началась, потому что она слегка покачала головой.  - До того как Итан переехал сюда, у Кейдена была соседка по квартире, с которой он, по глупости, не смог держать себя в руках. Девчонка влюбилась, а он…  - она сделала жест, будто вырывает сердце из своей груди.  - После Той-чье-имя-мы-никогда-и-ни-при-каких-обстоятельствах-не-произносим-вслух-в-этой-квартире здесь царил абсолютный запрет на девушек. В конце концов это просто вышло из-под контроля. По-моему, она даже подмешала ему крем для депиляции в гель для душа. Представь себе Кейдена без волос на ногах и руках.
        Я громко захохотала.
        Моника энергично кивнула.
        - У меня была точно такая же реакция! Но каждый раз как Кейден выгонял меня отсюда, мне становилось не смешно. В последние месяцы все женские существа, пробравшиеся в его квартиру, становились захватчицами, с которыми нужно бороться. Ты можешь быть счастлива, если он угостит тебя кофе.  - Она, смеясь, пожала плечами и развернулась, чтобы что-то крикнуть ребятам в гостиной. Потом она снова посмотрела на меня.  - Если хочешь, приходи к нам. Мы не кусаемся.
        Я неуверенно оглядела себя. Я не накрашена и одета для сна - не лучшие условия для вечеринки. Тем более что с одиннадцатого дня рождения я никуда не ходила. Моя мать всегда подчеркивала, как важно надеть правильное лицо, перед тем как покинуть дом. Макияж был частью этого - каждое утро приходилось аккуратно наносить тональный крем, рисовать стрелки, делать контуринг. Вначале я с трудом справлялась. Но между тем я наносила макияж ежедневно на протяжении восьми лет. Мысль о том, чтобы выйти из этой комнаты без него, казалась мне абсурдной.
        - По крайней мере, многие не кусаются,  - продолжала Моника.  - С Кейденом никогда не угадаешь. Он может быть скотиной, но в итоге ты к этому привыкнешь, поверь мне,  - резким движением головы она указала в сторону гостиной.  - Ну давай. Я угощу тебя пивом.
        Теперь улыбнулась я. Ее беззаботная манера держать себя была так же заразительна, как и у Доун.
        - Дай секунду. Мне нужно переодеться.
        Она подняла одну бровь и на секунду многозначительно посмотрела на мое декольте.
        - Это именно то, что я бы тебе посоветовала. Не то чтобы у Итана глаза вывалились от такого.  - Она громко рассмеялась собственной шутке, отчего моя улыбка стала еще шире. Затем сделала шаг назад и закрыла за собой дверь.
        Я встала и порылась в комоде в поисках штанов, которые не так сильно облегали бы мой зад. Выбор пал на удобные стрейч-джинсы. Я оставила кружевной топ и просто накинула сверху кардиган.
        Затем я бросила взгляд в маленькое зеркало, которое стояло на столе. Глаза выглядели усталыми. На секунду я подумала о том, чтобы нанести хотя бы консилер, но отбросила эту мысль. Что это говорит обо мне?
        Ты все еще та самая поверхностная сука, за которую тебя всегда принимали,  - прозвучал в моей голове ехидный голос. Я тут же заставила его замолчать.
        Я еще раз присмотрелась к своей прическе. Я один раз провела рукой по прядям и потянула за кудряшки, которые теперь всегда выглядели немного спутанными, вне зависимости от того, что я с ними делала. В конце концов, они часть меня, о которой не нужно беспокоиться.
        Я подошла к двери и мысленно сосчитала до трех. Если мне что-то не понравится, я просто уйду спать. И я вышла из своей комнаты.
        В квартире царил такой бардак, что я не могла в нем разобраться. На кухне зависали какие-то люди, на балконе тоже собралась толпа, все курили или громко болтали. На кухонной стойке находилась установка, из которой гремела музыка. Повсюду можно было наткнуться на расставленные кружки, стаканы и бутылки с алкоголем. Не знаю, как мне это удалось, но я на самом деле смогла отстраниться от всего происходящего и мирно спать, пока меня не разбудили.
        Я автоматически осмотрела комнату в поисках Кейдена и обнаружила его каштановую уложенную шевелюру. Он сидел, а у него на коленях расположилась девушка. Она что-то шептала ему на ухо, а ее светлые волосы рассыпались по его груди. Непохоже, чтобы он был особенно рад ее вниманию. Впрочем, я сомневалась, что Кейдена вообще что-то радовало, настолько угрюмым он мне казался. Он был похож на Гринча. Если подвернется случай, обязательно скажу ему, что если ходить с опущенными уголками губ, то появятся ужасные морщины.
        - Эй, вот ты где!  - воскликнула Моника и схватила меня за руку. Застигнутая врасплох, я позволила оттащить себя к кухонной стойке.  - Хочешь пива?
        - Нет, спасибо,  - ответила я. Заметив ее разочарованный взгляд, я поспешно добавила:  - Пиво - это не мое.
        - Давай посмотрим, что у нас тут еще… Думаю, отец разрешил Спенсеру взять дорогое вино.
        - Вино - звучит супер,  - сказала я, наблюдая, как она обыденно подходит к одному из кухонных шкафов, чтобы достать бокал. Она взяла бутылку и налила мне столько, что я едва смогла удержать бокал.
        Я поблагодарила ее и отпила вино. Я с ходу могла назвать его и даже угадала год выпуска. Раньше мне казалось, что я могу заставить отца гордиться мной только в те моменты, когда обсуждаю с его деловыми партнерами качество урожая винограда. Я знала о вине слишком много и слишком рано начала в нем разбираться…
        - Элли, ты еще не спишь?
        Я повернулась в ту сторону, откуда доносился голос Спенсера. Он сидел на одном из высоких стульев у стойки и рукой подзывал меня к себе.
        - Да, наверно,  - пробормотала я в свой бокал. Я посмотрела на Монику, которая, хихикая, схватила меня за руку и потянула за собой, пока мы не добрались до Спенсера.
        Моника рассказала о впечатляющем спектакле, который Итан, представляясь, устроил в моей комнате, из-за чего Спенсер подавился водой, половина которой вылилась через его ноздри на стойку.
        - Итак, Элли, что привело тебя в Вудсхилл?  - наконец спросила Моника после того, как мы успешно спасли Спенсера от удушья и он снова мог дышать.
        Я боком прислонилась к стойке, держа бутылку пива Моники, пока она забиралась на стул рядом со Спенсером. После чего она кивком поблагодарила меня и забрала свой напиток обратно.
        - Просто хотела увидеть что-то еще.
        Это был мой стандартный ответ. Я идеально его отрепетировала, как и следующее за ним пожатие плечами.
        - У меня то же самое,  - ответила Моника, поднимая бутылку пива, чтобы чокнуться со мной. Я легонько стукнула о нее бокалом и сделала глоток вина. Постепенно я расслабилась. Все было неплохо - обычная девушка на обычной вечеринке с обычными людьми. Никто здесь меня не знал. Я могла произвести совершенно любое впечатление. И до сих пор я не тупила, а наоборот, все шло лучше, чем я ожидала. Может, эта тусовка даже стоила того, чтобы выбраться из комнаты.
        - Я здесь только потому, что меня не взяли в Портленд,  - вздохнул Спенсер.
        Моника попыталась его стукнуть, но он увернулся.
        - Вудсхилл не был бы моим первым выбором, и это все, что я хотел сказать,  - успокаивающе добавил он.
        - Я возмущена!  - Моника обиженно посмотрела на него.  - А ведь тут столько всего! В дополнение к прекрасной природе есть великолепные достопримечательности. Кабаре, Музей искусства и археологии, центр города и замечательный кампус со статуей Шекспира…
        Крутость Вудсхилла, казалось, была больной темой Моники, поэтому мы со Спенсером поспешили одобрительно кивнуть.
        - По-моему, здесь очень красиво,  - сказала я.  - Природа была одной из причин, по которой я так хотела попасть в Вудсхилл. Здесь столько свежего воздуха, что кажется, будто я очистилась от токсинов.
        Моника блаженно улыбнулась.
        - Я думаю, что так происходит со всеми, кто приехал из большого города.
        - Она что, правда снова читает лекцию о том, почему Вудсхилл лучший город для учебы?  - Итан подошел к Монике и обнял ее.
        - Она пытается убедить Элли,  - Спенсер кивнул на меня.  - Хотя та уже живет здесь.
        - Эй! Ты девушка из моей комнаты,  - сказал Итан, обращаясь ко мне.  - Я имел в виду, конечно, это уже не моя комната. Отныне это твое царство.
        Я не смогла удержаться от улыбки, глядя, как он цеплялся за свою подружку, чтобы стоять ровно.
        - Спасибо за полку и стол, Итан.
        - Спасибо, что забрала это барахло себе. Ты сняла с нас часть бремени,  - ответил он, затем зарылся лицом в изгиб шеи Моники, заставив ее хихикнуть.
        Эти двое были восхитительны. Он со своим шармом серфера, она со своими кричащими, разноцветными волосами и выкрашенными в черный ногтями. Тот факт, что они выглядели как полные противоположности, делал их идеальной парой.
        - Вот что я всегда чувствую, когда смотрю на них,  - тихо произнес Спенсер, наклонившись ко мне с заговорщическим видом. У него были невероятной красоты голубые глаза.  - Поначалу это кажется милым, но в какой-то момент начинает раздражать.
        - Между прочим, я вас слышу,  - вставила Моника. Растрепавшиеся волосы Итана закрыли половину ее лица.
        Спенсер шмыгнул носом.
        - Вы сейчас отвратительны, уж извините. Это факт.
        - Отвратительны? Я покажу тебе, что такое отвратительно.  - Моника вскочила со своего стула и бросилась на Спенсера. Итан потерял равновесие, неожиданно пошатнувшись, и тщетно попытался ухватиться за стойку. Рефлекторно я схватила его за руку и удержала на месте, чтобы он не упал.
        - Мне кажется, тебе нужно выпить воды. Что думаешь, Итан?
        Он усмехнулся и смахнул волосы с лица. Потом закивал. И никак не останавливался. Очевидно, у него закружилась голова, потому что он закачался немного сильнее, чем раньше. Я помогла ему взобраться на стул, пока Моника и Спенсер боролись рядом с нами: смесь карате, бокса и щекотки сопровождалась громкими театральными боевыми криками. Обогнув стойку, чтобы набрать воды для Итана, я краем глаза заметила, как Моника схватила Спенсера за голову и взъерошила его тщательно уложенные волосы. Затем мой взгляд как бы сам собой переместился от этих двоих через всю комнату к дивану.
        Я застыла.
        Темные глаза Кейдена уставились на меня. Тем временем девушка сидела не у него на коленях, а рядом. Он положил руку ей на плечо, а ее губы что-то шептали ему на ухо. Теперь я поняла, почему она показалась мне такой знакомой - это была та самая девушка, с которой он попрощался, перед тем как я первый раз посетила квартиру.
        Я подумала о правилах Кейдена. Определенно, после этого зрелища мне совсем не захочется нарушать его правило номер три. Поэтому я снова отвела взгляд и сосредоточилась на воде для Итана.
        Когда я поставила ее на стол перед ним, Моника и Спенсер наконец прекратили бороться. Они оба выглядели потрепанными, и мне пришлось помочь Монике поправить прическу, настолько взъерошенными были ее волосы.
        - Мне нравятся твои волосы,  - сказала я, в последний раз скользнув пальцами по разноцветным прядям.  - Не думаю, что осмелилась бы покраситься так же.
        - Иногда мне хочется быть менее храброй,  - ответила она.  - Я мало думаю, когда дело доходит до перемен. Я слишком импульсивна и никогда не могу определиться с чем-то одним - поэтому крашусь, например, не в один цвет, а в кучу разных.
        - Это круто. Мой самый большой эксперимент вот этот,  - и я указала на свои короткие волосы.
        Моника нахмурилась.
        - А как ты выглядела раньше?
        Я задумалась, показать ли ей свою старую фотографию, пока не вспомнила, что удалила их все до единой с телефона.
        - Мои волосы были медово-русыми,  - ответила я.  - И доходили до груди.
        Ее глаза расширились.
        - Ты совсем не похожа на блондинку.
        - Но была. Я выглядела примерно так же, как…  - Я оглядела комнату, пока мой взгляд не остановился на девушке возле Кейдена.  - …как она, только немного темнее.
        Моника повернула голову в том направлении, куда указала я.
        - Ты выглядела как Сойер?  - ошеломленно выпалила она, и довольно громко.
        Девушка рядом с Кейденом уставилась на Монику. Затем она прищурилась и поднялась.
        - О нет,  - пробормотала Моника и, похоже, даже стала немного меньше.
        Пока Сойер подходила к нам, я впервые позволила себе внимательнее ее рассмотреть. Она была очень красива и обладала великолепной фигурой с изгибами в нужных местах и декольте, которое заставило бы позавидовать любую женщину. Ее длинные волнистые волосы растрепались, что сочеталось с темным макияжем глаз и коротким черным платьем, которое она скомбинировала с мощными ботинками Dr. Martens. Если хорошенько подумать, то ей в ее рок-наряде лучше было бы оказаться на сцене рядом с Хейли Уильямс[2 - Хейли Николь Уильямс - вокалистка американской рок-группы Paramore.], чем на этой вечеринке.
        - Я услышала свое имя,  - вместо приветствия сказала Сойер и посмотрела на Монику с фальшивой улыбкой.
        Кейден, который тоже встал и догнал свою спутницу двумя быстрыми шагами, казалось, почувствовал напряжение в воздухе. Он обхватил рукой талию Сойер и плотнее притянул ее к себе. Однако жест не произвел желаемого эффекта - даже наоборот. Вместо того чтобы расслабиться, Сойер вырвалась из объятий Кейдена и скрестила руки на груди.
        - Ты что-то хочешь мне сказать, Моника?
        - Нет, честно, Элли просто…
        Голос Моники оборвался, и она посмотрела на меня, ища помощи.
        - Я только сказала, что до недавнего времени была сильно похожа на…
        Сойер повернулась ко мне.
        - Я разговаривала не с тобой, я говорила с ней.
        Тон ее голоса был ледяным, и я озадаченно моргнула.
        Кейден наклонил голову, его губы коснулись уха Сойер:
        - Все хорошо, Сойер. Пожалуйста, не устраивай драму.
        Но и эта попытка успокоить ее не удалась.
        - Отстань! Они говорили обо мне,  - прошипела Сойер, снова разрывая дистанцию между собой и Кейденом. Затем она повернулась к Монике.  - В конце концов, это не первый раз, когда она надо мной издевается.
        - Опять старая пластинка, Сойер,  - теперь Спенсер вставил свое слово.
        - Заткнись, Спенсер,  - прорычала она. Казалось, что в любую минуту она выпустит когти и набросится на одного из нас. Я понятия не имела, смогу ли прекратить этот ужас, но примирительно подняла руки.
        - Я просто сказала, что у меня была прическа, похожая на твою. У тебя красивые волосы, честно. И я не знаю, что произошло между вами, но мы ни в коем случае не говорили о тебе плохо.
        Ничего себе, вино, по-видимому, подействовало. Я понятия не имела, что могу говорить так быстро. Слова прямо-таки вылетали из моего рта, и я задалась вопросом: понял ли меня кто-нибудь?
        - Расскажи об этом другому. В следующий раз, когда захочется посплетничать, говори прямо, а не ври в лицо. Это выглядит жалко.
        - Да просто успокойся,  - горячо поддержала меня Моника, но Сойер ее перебила:
        - Если ты еще раз заговоришь обо мне, я ничего не смогу гарантировать.
        Она сделала угрожающий шаг навстречу Монике.
        Именно в этот момент сработал мой инстинкт защитника. Я не знала, что у них случилось в прошлом, но мне нравилась Моника.
        - Слушай,  - дипломатично начала я.  - Это не самое подходящее место, чтобы обсуждать такие вещи.
        Вокруг нас стало подозрительно тихо. Остальные гости с любопытством следили за происходящим, кто-то даже сделал музыку потише.
        Я откашлялась.
        - Возможно, мы все слишком много выпили - по крайней мере, вино достигло цели. Не думаю, что этот разговор нужно вести в пьяном состоянии. Лучше в трезвом. И на нейтральной территории. Без зрителей.  - Я попыталась примирительно улыбнуться.
        - Думаю, было бы лучше, если бы ты ушла.  - Холодный голос Кейдена заставил Сойер застыть.
        - Ты, должно быть, издеваешься,  - ошеломленно воскликнула она, поворачиваясь к Кейдену. Рукой она указала сначала на меня, а потом на Монику.  - Твои дерьмовые друзья нападают на меня. И ты вышвыриваешь меня? Ты действительно жуткий мудак.
        Кейден открыл было рот, чтобы ответить, но, прежде чем успел это сделать, я выпалила:
        - То, что твоя гордость задета, не означает, что ты должна оскорблять нас. Кейден ничего не может поделать с тем, что ты такая чувствительная. Все было отлично, пока ты не пришла и не развела проблему на ровном месте.
        Сойер покраснела так сильно, что я подумала: сейчас она ударит меня по лицу. Но Кейден схватил ее за талию и вывел из гостиной.
        Он закрыл за собой дверь. Стало так тихо, что можно было услышать, как падает булавка. Все затаили дыхание.
        Потом кто-то снова громко включил музыку, и вечеринка продолжилась, будто ничего не произошло.
        Моника наклонилась ко мне и прислонила голову к моему плечу.
        - Прости, Элли,  - вздохнула она.  - Я не хотела этого.
        Я погладила ее по руке.
        - Да ладно. Немного драмы я переживу. Кроме того, это тоже часть студенческого опыта.
        Из коридора до нас доносились приглушенные обрывки разговора, и Моника вздрогнула, когда голос Кейдена стал громче.
        - Он очень обидится на меня,  - сокрушенно сказала она.
        Спенсер покачал головой.
        - Не волнуйся об этом. Ты же знаешь, ЧТО ТАКОЕ Сойер. Думаю, она все еще не пережила, что Итан тогда…
        Моника вырвала свою руку из моей и зажала уши. Помимо этого, она громко замычала.
        Спенсер с улыбкой покачал головой. Обращаясь ко мне, он объяснил:
        - Сойер как-то тискалась с Итаном на вечеринке первокурсников. Но когда он встретил Монику, она очень разозлилась - очевидно, надеялась на большее.
        Я кивнула. Если бы Сойер так себя не вела, я бы ее пожалела. Но даже разбитое сердце не дает ей право быть стервой.
        Я вздрогнула, когда дверь квартиры громко захлопнулась. Кейден, тяжело ступая, вернулся в гостиную, и когда наши взгляды встретились, по моей спине пробежал холодок.
        Он выглядел сердитым. Точнее, очень злым. Его лицо было искажено. Я вспомнила глупые правила и выругала себя за вмешательство в его жизнь.
        - Я устала,  - сказала я и с молниеносной скоростью попрощалась со всеми. В спальне я с облегчением прислонилась спиной к двери и опустилась на пол.
        Потрясающе. Моя первая вечеринка в Вудсхилле, а я позаботилась о том, чтобы хозяин квартиры выставил свою подружку на улицу.
        Я потерпела полное фиаско.
        Глава 4
        Неприятное беспокойство разбудило меня. Вообще-то я планировала выспаться, но это явно не удалось. Должно быть, еще чертовски раннее утро. Мои веки не хотели подниматься. Я застонала и натянула одеяло на голову.
        Я замерла, когда в моей комнате что-то грохнуло. Медленно откинув одеяло, я сонно моргнула от солнечного света, который падал прямо на кровать.
        Кейден сидел рядом. Точнее, он удобно устроился в моем кресле, скрестив ноги на столе. Он смотрел на меня так спокойно, будто это была самая обычная вещь в мире: наблюдать, как я сплю.
        - Доброе утро, солнышко.  - В его голосе звучала ирония, и я почувствовала желание бросить в него что-то тяжелое.
        Несколько часов назад он устроил вечеринку и, конечно, спал даже меньше меня. Как он мог выглядеть таким бодрым?
        - Кофе,  - простонала я в подушку.  - Без кофе не говори с Элли.
        Удивленный взгляд, которым он меня наградил, поразил. Такого выражения я у него еще не видела. До этого он всегда выглядел так, будто на улице плохая погода. Или он съел лимон. Но сейчас он повеселел. После вчерашнего вечера я ожидала чего угодно, но только не этого.
        - Кто бы мог подумать, что именно ты просыпаешься в плохом настроении.
        - Я могла бы рассказать тебе об этом, если бы ты провел со мной нормальное собеседование,  - пробормотала я. Сев на кровати, я изо всех сил пыталась удержать одеяло на груди. Мне точно было известно, насколько коварными могут быть кружевные топы - даже с моим крошечным размером груди.
        - Кофе на кухне. Оставил тебе немного.
        Недоверчиво моргая, я посмотрела на него. Это был сон или почему он так добр со мной? Здесь что-то не так. Однако тяга к кофейному эликсиру жизни была намного сильнее, чем желание выяснить намерения Кейдена, поэтому я поправила топ, встала и огляделась в поисках кардигана.
        - Вот.  - Кейден бросил серый сверток. Он попал прямо мне лицо.  - Теперь убедись, что проснулась.
        - Почему?  - проворчала я.
        Прежде чем выйти из комнаты, я еще раз посмотрела на него. Он скрестил руки за головой и осмотрел меня сверху донизу.
        - Сегодня мы кое-чем займемся.  - В его мрачном голосе прозвучал намек, который я не смогла точно истолковать. Но было слишком рано, чтобы разгадывать загадки.
        Покачав головой, я побежала на кухню. Я заметила, что в квартире уже было убрано. От хаоса прошлой ночи ничего не осталось. Вместо этого в воздухе витал запах чистящего средства, который смешивался с чудесным ароматом свежесваренного кофе.
        В отличие от Моники, которой приходилось вставать на цыпочки, я, к счастью, без труда добралась до подвесных шкафчиков на кухне.
        Я потянулась за самой большой кружкой, которую смогла найти, и наполнила ее. После этого я открыла холодильник в поисках молока, но тут мне в голову пришло, что в ящике моего стола есть кое-что намного лучше. С кружкой в руке я вернулась в комнату. Игнорируя Кейдена, который по-прежнему, как само собой разумеющееся, развалился на моем кресле, я наклонилась рядом с ним к самому нижнему отсеку письменного стола. Краем глаза я заметила, как парень нахмурился.
        - Не волнуйся,  - пробормотала я.  - Я не хочу, чтобы ты стирал… Аллилуйя!  - с торжествующей улыбкой я достала Coffee Creamer[3 - Жидкие сливки с разными ароматами.] из дальнего угла ящика и подняла вверх. Я встряхнула бутылку и сняла защитную пластиковую пленку с крышки, прежде чем наклонила ее над кружкой и налила приличную порцию в кофе. Аромат мяты распространился по комнате.
        - Ты только что опрокинула в кофе сливки со вкусом мяты,  - с кислой миной на лице произнес Кейден. Он наклонился и взял у меня из рук бутылку.  - Это просто отвратительно.
        - Ты даже не представляешь, как это вкусно,  - ответила я и сделала большой глоток. И восхищенно вздохнула.  - Это на вкус как After Eight[4 - Мятный шоколад.]. Хочешь попробовать?
        Он скривил лицо, глядя на бутылку. С явным «нет, спасибо» он поставил ее на стол и отодвинул от себя так далеко, как только позволяло его положение в кресле.
        Я пожала плечами.
        - Это еще одна вещь, о которой я рассказала бы тебе, если бы ты дал мне шанс.
        - Есть ли у тебя какие-нибудь привычки, о которых я должен знать задним числом?  - Внимательно изучая мое лицо, он наклонился вперед, опираясь локтями о бедра.
        Теперь, когда я полностью проснулась, то заметила, как приятно пахло от Кейдена. Его пряный гель для душа очень хорошо сочетался с ароматом ванильных свечей в моей комнате. Как мило.
        Его волосы все еще были влажными и неуложенными, и я внезапно почувствовала странную потребность запустить в них пальцы.
        - За исключением того, что у тебя не работают обонятельные и вкусовые рецепторы,  - он кивнул сначала на ароматические свечи, потом на кофе.
        На мгновение я задумалась и прислонилась к письменному столу рядом с ним.
        - Мне нравится Тейлор Свифт. За некоторыми исключениями, я знаю все ее песни наизусть и безумно люблю петь их в душе. Обожаю сериалы. С тех пор как оказалась в Вудсхилле, я могла питаться исключительно фастфудом. Дома мне этого не разрешали. У моей мамы бзик на подсчете калорий, что довольно хреново. А, и мне страшно хотелось бы иметь кошку. Но не волнуйся,  - быстро добавила я, потому что Кейден уже открыл рот, чтобы что-то возразить,  - я, конечно, не буду заводить ее, пока живу не одна. Вместо нее я взяла вот это,  - и указала рукой на пушистый ковер,  - в качестве замены. Он почему-то напомнил мне кота. Что еще? О, когда я смотрю грустный фильм, то начинаю плакать, в основном даже не осознавая этого. Вероятно, потому, что у меня сильно развита эмпатия…  - Я остановилась на середине предложения, когда заметила выражение лица Кейдена. Он смотрел на меня, приоткрыв рот, и я ясно видела, как его мысли, словно шестеренки в часовом механизме, крутятся в голове.
        - Я слишком много болтаю?  - грустно спросила я. Надеюсь, я не достала его своими заскоками, и он не думал о том, как избавиться от меня.
        - Все в порядке.  - Кейден провел обеими руками по волосам и наконец по выбритым вискам.
        - Как прошла вчерашняя вечеринка?  - спросила я, чтобы сменить тему.
        Теперь он откинулся на стуле, скрестив руки на груди. Словно сам по себе, мой взгляд блуждал по его татуировкам. Они были эстетичными, не такими, как я видела ранее у других. На правом предплечье Кейдена была надпись, набитая красивым шрифтом. Для меня она оказалась вверх ногами, поэтому я не могла ее расшифровать. Но я догадалась, что она на английском. Бицепсы его левой руки оплетали кольца, некоторые из которых были шире, а другие гораздо уже, совсем тонкие.
        - После твоего выступления настроение немного упало.
        Я неожиданно отлипла от его татуировок.
        - О нет. Прости.
        Я поставила кофе и провела рукой по волосам. Раньше я застревала на кончиках прядей, и мне требовалось несколько попыток, чтобы распутать их. Теперь пальцы проскальзывали быстро. И безболезненно.
        - Я правда не хотела обидеть твою подругу. Мне просто не понравилось, как она разговаривала с Моникой.
        Я задержала дыхание, когда Кейден скользнул взглядом по моему телу. Затем он покачал головой и поднял подбородок, чтобы снова посмотреть мне в глаза.
        - Она не моя подруга. И мне это тоже не понравилось.
        - Я знаю, поэтому извини. У меня была длинная неделя, а потом еще вино и…  - Я остановилась и моргнула.  - Что?
        - Мне тоже не понравилось, как она разговаривала с Моникой.  - Казалось, он на мгновение задумался, а затем скрестил руки за головой.  - Если честно, мне вообще не нравится, что выходит из ее рта. Мне больше по душе то, что она умеет им делать…
        Я подавилась кофе. Немного жидкости выплеснулось обратно в кружку и оттуда попало мне на лицо.
        - Фу, Кейден!
        Он ухмыльнулся. Настоящая хитрая, самоуверенная улыбка. Я хотела вылить весь кофе ему на голову.
        - А что? Думаю, теперь, когда мы соседи, можем говорить о таких вещах открыто, не так ли? Я всегда так делал с Итаном.
        Я с отвращением скривила лицо.
        - Нет, спасибо. Не испытываю такой необходимости. Извинишь меня? Пойду почищу уши.
        - У тебя довольно грязные фантазии.
        - Это же ты своим ртом сделал то замечание…
        Кейден криво усмехнулся.
        - Минет - не единственное, что можно делать ртом. Еще им можно, например, невинно целоваться. Но приятно знать, что в твоей голове есть место неприличным мыслям.
        - В моей голове не такие мысли.  - Кажется, я покраснела и выдала себя.  - Знаешь, что? Мне нужно почистить зубы,  - сказала я и отвернулась, чтобы идти в ванную. Но далеко я не ушла.
        Кейден схватил меня за запястье и развернул. Плавным движением притянул к себе, поставив прямо между своих ног. Я споткнулась, и мне пришлось опереться рукой о его плечо, чтобы не рухнуть. Под тонкой тканью его хлопчатобумажной рубашки я почувствовала твердые мышцы. Аллилуйя.
        - Моника - единственная женщина, которую я назвал бы своей подругой.
        Он нежно держал мое запястье. В любой момент я могла освободиться. Впрочем, как раз этого-то мне и не хотелось. От него так приятно пахло, что я почти забыла, от какого засранца меня отделяют всего несколько миллиметров.
        Почти.
        - Значит, ты не нарушила ни одного правила,  - буркнул он, отпуская меня.
        Сбитая с толку, я осталась стоять возле него.
        - То есть я все сделала правильно?
        Кейден поднял брови.
        - По сути дела, я бы так не выразился, нет.
        - По сути дела,  - повторила я, широко ему улыбаясь.
        - Не зазнавайся, Эллисон.
        Улыбка застыла на моем лице. Я напряглась и сделала шаг назад. Откуда он узнал, что Элли - сокращение от Эллисон? Он же не мог знать мое настоящее имя… или?
        - Откуда ты знаешь, что меня зовут Эллисон?  - Кейден отодвинул кресло и одарил меня тем отвратительным взглядом, который я уже видела.
        - Неплохое предположение, я бы сказал. Было не так уж много вариантов.
        - А,  - я отвернулась от него.  - Мне на самом деле пора в ванную,  - буркнула я и поспешно покинула комнату.
        В ванной я хотела запереть дверь, но вспомнила, что ключа нет. Вздохнув, я наклонилась над раковиной, оперевшись обеими руками о прохладную поверхность.
        Дыши, Элли. Все в порядке. Нет никакого колдовства в том, чтобы дойти от Элли к Эллисон. И это мое второе, даже не первое имя. Все нормально. Не из-за чего расстраиваться.
        Я глубоко вздохнула, потом вытащила зубную щетку из стакана и выдавила на нее пасту.
        Как только я засунула ее в рот, в дверь постучали. Конечно же Кейден открыл дверь, не дожидаясь моего «входи».
        Больше всего мне хотелось закричать. А что если бы я сидела на унитазе? Вместо этого я попыталась посмотреть на него как можно равнодушнее и просто произнесла:
        - Хм?
        - У тебя есть походные ботинки?  - спросил он и слегка наклонился вперед. Черт возьми, у него действительно красивые руки.
        Я покачала головой и стала яростнее чистить зубы, чем, возможно, было необходимо.
        - Это непривлекательно,  - размышлял вслух Кейден.
        Я выплюнула пену, образовавшуюся от зубной пасты, и тщательно прополоскала рот.
        - Ты хочешь пойти со мной в поход?
        Я вытирала лицо полотенцем, поэтому мои слова звучали приглушенно.
        - Ты сказала, что переехала сюда из-за природы. Я подумал, что мог бы показать тебе несколько мест.
        Я скептически посмотрела на Кейдена.
        - Почему?
        Я осознала, что задаю этот вопрос уже в десятый раз за утро. Но то, что он мог в одночасье измениться - от недружелюбного кретина до нормального соседа по квартире,  - выбивало меня из колеи.
        Кейден лишь пожал плечами.
        - Ты не обязана идти со мной. Если хочешь, можешь и дальше сидеть здесь и ныть.
        О. Мой. Бог. Неужели он слышал, как я плакала вчера?
        Он поднял брови и посмотрел на меня сверху вниз.
        - Стены тонкие.
        - Я просто…  - начала было я, но Кейден перебил меня.
        - Мне плевать, почему ты ревела. Первое правило,  - напомнил он мне, и я сжала зубы. Конечно.  - Но, если ты хочешь увидеть что-то из Вудсхилла и всерьез интересуешься природой, можешь пойти со мной. Я хочу прогуляться.
        Словно почувствовав, что я обдумываю идею пойти с ним, мои ноющие мышцы мгновенно дали о себе знать.
        - На самом деле я устала после вчерашнего.  - Я протиснулась мимо Кейдена и вернулась в комнату.
        - Свежий воздух пойдет на пользу, поверь мне,  - ответил он.
        Я резко обернулась.
        - Уговорил. Но, пожалуйста, оставь меня в покое, пока я одеваюсь.
        Его глаза весело блеснули.
        - Я мог бы тебе помочь.
        - Третье правило, Кейден,  - напомнила я ему и была удивлена, как хорошо мне удалось подражать его тону. Надеюсь, он понял, как это все нелепо.
        - Нет, я имею в виду в выборе одежды,  - ответил он, не обращая внимания на мою шутку. Нахмурившись, он прошел мимо меня к полке и осмотрел аккуратно выстроенные в ряд туфли.
        - Я в Вудсхилле всего несколько дней, а в Денвере никогда не нуждалась в шпильках.
        Он поднял одну из моих туфель на высоком каблуке.
        - Но у тебя много таких.
        - Высоких каблуков никогда не бывает достаточно.
        - Они, конечно, выглядят безумно сексуально, но я сомневаюсь, что ты можешь в них долго ходить.  - Он поставил туфлю обратно на место. Затем потянулся за кроссовками. Они были уже старые, на самом деле я надевала их, только когда шла на пилатес.  - Придется им послужить…
        Кейден поставил кроссовки передо мной на пол, а затем вышел из комнаты.
        - Поторопись. Вообще-то я собирался уехать полчаса назад.
        К счастью, он не видел, как я закатила глаза. С одной стороны, было очень мило, что он хотел взять меня с собой, с другой - его властная манера поведения сводила меня с ума.
        Тем не менее я радовалась, что наконец-то смогу увидеть горы, которые нашла в интернете.
        Поспешно скользнув в джинсы, я натянула блузку. Наконец я туго зашнуровала кроссовки и схватила сумочку. Когда я вошла в гостиную, Кейден стоял, прислонившись к кухонной стойке. Увидев меня, он так сильно нахмурился, что его глаза стали едва заметны под бровями.
        - Ты издеваешься надо мной?  - ошеломленно спросил он.
        - Почему?  - Я осмотрела себя с головы до ног. Выглядело неплохо.
        - Верх совсем не подходит. Он развалится, если только приблизится к ветке. Блузки могут быть уместны в других ситуациях…  - На долю секунды его взгляд упал на мой бюст.  - Но для пеших прогулок - нет.
        Опять один из его сексуальных намеков. Конечно, я не в первый раз слышала нечто подобное, но из его уст все звучало иначе. Никогда не знаешь, что в данный момент сделает Кейден. Будет бурчать? Хлопнет дверью? Сварит кофе? Пофлиртует?
        В его присутствии я была в замешательстве и могла только надеяться, что это исчезнет в обозримом будущем.
        - Пойдем со мной,  - сказал он и направился в свою комнату.
        Сбитая с толку, я последовала за ним и остановилась в дверном проеме.
        Он стоял перед шкафом и рылся в одном из верхних отсеков. Когда он вытянулся, его толстовка задралась так высоко, что я увидела кусочек кожи. Очень приятное зрелище. Особенно когда я позволила взгляду упасть ниже - к б?ксерам. У моего соседа по комнате действительно был крайне красивый…
        - Вот,  - произнес он и бросил мне серый сверток. О боже, надеюсь, он не заметил, что я пялилась на его задницу.  - Надень это.
        Я поставила сумку на стол Кейдена и развернула одежду. Это был толстый свитер с карманами, в которые, естественно, можно было спокойно зарыться руками. Спереди изображена маска Дэдпула, что заставило меня усмехнуться. По-видимому, я была не единственным фанатом супергероев в этой квартире.
        - Спасибо.
        Я стянула блузку через голову. Несмотря на то что я надела под нее топ, глаза Кейдена слегка расширились, и я поспешно отвернулась. Натянув его свитер, я незаметно понюхала воротник. От него пахло стиральным порошком, но, бесспорно, и Кейденом. Я взяла со стола сумку и снова повернулась к нему.
        - Почему, ради всего на свете, ты хочешь взять с собой на прогулку сумочку?  - спросил он, кивком указав на нее.
        - Потому что мне наверняка понадобятся деньги. И конечно, телефон. А еще бальзам для губ, носовые платки и…
        Кейден поморщился.
        - Может быть, мне все-таки стоит оставить тебя здесь.
        Пффф, как будто этот парень никогда не общался с людьми женского пола. Я раздраженно вытащила сотовый из кармана, но замерла, когда Кейден произнес мое имя.
        - Элли.
        Это был первый раз, когда он назвал меня по имени.
        Я оторвала взгляд от своей сумочки и посмотрела на него.
        - Поход - это возможность оставить все позади и очистить голову. Для этого тебе не понадобится ни телефон, ни кошелек. Не говоря уже обо всем остальном.
        Я громко вздохнула. Затем поставила сумку обратно на стол и подняла вверх пустые руки.
        - Доволен?
        Кейден улыбнулся.
        - Очень.
        Боже мой.
        Во что я только ввязалась?
        Глава 5
        Я резко остановилась посреди парковки.
        - Ты идешь или как?  - раздраженно позвал меня Кейден, открывая джип.
        Да, точно. Его джип. У парня на самом деле был гигантский, совершенно новый стального цвета джип Wrangler.
        Я перевела взгляд от Кейдена на огромную машину и обратно. Вообще-то я могла бы и догадаться. Тачка идеально подходила такому ворчуну, как он. Она выглядела брутально, и когда Кейден завел двигатель, то заревела так громко, что я съежилась.
        Я поспешно подбежала к пассажирской двери, и едва я забралась внутрь, как Кейден тронулся с места и свернул на главную улицу.
        Я незаметно осмотрела салон машины. Внутри было чисто, но не так безупречно, как предполагал ее внешний вид. На заднем сиденье лежало несколько пустых банок и пакетов, и с моей стороны не мешало бы пропылесосить пространство для ног. Кто-то не раз садился сюда в грязных ботинках.
        Но тем не менее эта машина - просто мечта. Я бы все отдала, чтобы попробовать, каково это - вести ее. Однако я была почти на сто процентов уверена, что Кейден не позволит никому, кого знает всего неделю, сесть за руль этой крошки.
        - В бардачке есть компакт-диски,  - сказал он, тем самым вырвав меня из мыслей.
        Я не заставила себя просить дважды. Во-первых, в чужих машинах редко удавалось ставить нормальную музыку, а во-вторых, мне было невероятно любопытно, какой у Кейдена вкус.
        Я открыла бардачок и закопалась в лежащие внутри диски. Я была поражена. Там нашлось место паре моих любимых исполнителей.
        Краем глаза я заметила, что Кейден наблюдает за мной. Хотя он и следил за дорогой, его взгляд то и дело устремлялся ко мне, отчего место под моим ухом странно покалывало. Тем временем выбор правильного саундтрека для нашей поездки стал для меня почти экзаменом. Я продолжила рыться в его коллекции, пока не обнаружила несколько сгоревших дисков.
        - Что такое К-микс?  - спросила я, поднимая диск с нарисованными сердечками.
        Я тут же пожалела о своем вопросе. На долю секунды на лице Кейдена появилось горькое выражение. Но оно исчезло так же быстро, как и появилось.
        - Достань диск из коробки и дай мне,  - сказал он пугающе тихо.
        Я тяжело сглотнула и выполнила его просьбу, хотя мне было совсем не по себе. В мгновение ока Кейден схватил диск и сломал его одной рукой. Я подняла глаза и в панике посмотрела через лобовое стекло, когда он снял вторую руку с руля и еще раз сломал диск. Затем небрежно бросил обломки на заднее сиденье и снова взялся за руль. На этот раз так крепко, что костяшки его пальцев побелели.
        По нарисованному сердцу я догадалась, что диск подарила ему бывшая подружка. Возможно, та навязчивая соседка по квартире, о которой мне рассказала Моника. Другой причины такой реакции я придумать не смогла.
        - Теперь, когда ты выпустил гнев, мы можем поставить вот это,  - осторожно произнесла я некоторое время спустя, держа свой любимый альбом Thirty Seconds To Mars.
        Он, не глядя, взял его из моей руки и сунул в узкую щель стереосистемы. Я включила одну из своих любимых песен.
        Когда зазвучали первые аккорды, я снова почувствовала на себе взгляд Кейдена.
        - Тейлор Свифт я угадал сразу, как только увидел тебя, но ты не похожа на того, кто слушает Thirty Seconds To Mars.
        На мгновение я ответила на его напряженный взгляд, прежде чем повернуть голову, чтобы снова посмотреть в окно. Окрестности были слишком красивы, чтобы что-то пропустить. Сегодня великолепная погода: солнечные лучи пробивались между вершинами гор, заливая все ярким светом.
        - Кейден, к предрассудкам следует относиться с осторожностью…
        Он издал звук, похожий на хрюканье.
        - Что это должно означать?
        - Уверена, иногда тебя оценивают неправильно. Люди склонны делать поспешные выводы.
        - Как и ты, правда?  - произнес Кейден. Теперь я была вынуждена посмотреть на него.
        Его рука расслабленно лежала на краю опущенного окна, взгляд был устремлен вперед. В бейсболке, которую Кейден надел сегодня, он выглядел совсем по-другому.
        - Почему?  - спросила я, заинтересовавшись всерьез.
        Раньше я судила о людях по их внешности. Такая поверхностность была обычной в тех кругах, в которых вращались мои родители. Но с тех пор как я переехала в Вудсхилл, я старалась отказаться от этой привычки - особенно много усилий я прилагала во время нашей с Кейденом первой встречи. Конечно, не моя вина в том, что она прошла из рук вон плохо.
        - Ты посмотрела на мои татуировки и сразу же засунула меня в ящик Bad Boys,  - напомнил он мне, повернув козырек кепки.
        - Такой бред,  - огрызнулась я чуть громче, чем собиралась. Он скептически посмотрел на меня.
        - Я сделала так не из-за твоих татуировок, а из-за того, что у тебя особое обаяние,  - пояснила я.
        Уголки рта Кейдена подозрительно дернулись.
        - Какое у меня обаяние?
        - Да ладно, Кейден.  - Я насмешливо подняла бровь и снова повернула голову к окну. Джаред Лето пел о правде[5 - Здесь говорится о песне Closer to the Edge.], и, как всегда, у меня от его голоса мурашки побежали по коже.
        - Нет, серьезно. Что ты думаешь?
        Я вздохнула. Либо у него на самом деле были проблемы с пониманием, либо он хотел, чтобы я сказала, каким горячим его считаю.
        - Я не буду делать комплименты тому, кто в этом не нуждается.
        Теперь он рассмеялся. Смех был звонким и растворялся в музыке.
        Остаток поездки мы провели в молчании. Было приятно увидеть больше Вудсхилла. В конце концов дорога стала не такой ровной, и густые деревья перегородили нам путь. Кейден остановился на стоянке, знаки которой сообщили мне, что здесь проложены разные тропы. Рядом также был магазин сувениров и аксессуаров, который, однако, оказался закрыт. Маленький деревянный домик выглядел обветшалым, но в то же время милым. Я сомневалась, что сюда заглядывают люди.
        Кейден надел солнечные очки, кепку он оставил перевернутой задом наперед. На нем была толстовка, которая выглядела уютной, бежевые брюки и прочная обувь. В правой руке он держал пластиковую бутылку.
        Отлично. Ему можно взять с собой аксессуары, но единственное, что он позволил взять мне, так это чертов свитер. Я выпрыгнула из машины и тут же сунула руки в карманы на животе.
        Оглядевшись, я подошла к указателям на деревянном домике, чтобы сориентироваться. Скорее всего, они мне не понадобятся, потому что со мной идет мой собственный гид, но посмотреть по сторонам не помешает.
        На карте за стеклом красной точкой было отмечено наше местоположение. От нее на гору вели пешеходные тропы, уровни сложности которых отметили цветом. В зависимости от того, сколько миль вы хотели пройти и какой сложности, вы могли выбрать один из цветов.
        - Мы пойдем по нему?  - спросила я, указывая на синюю линию, которая обозначала самый простой маршрут. Я повернулась к Кейдену, но он быстро шел от меня и не обращал внимания на мои вопросы.
        - Эй!  - крикнула я ему вслед.
        Он свернул на одну из тропинок и был уже в нескольких футах от меня. Я снова посмотрела на карту, а потом на него.
        - Куда ты идешь? Мы должны определиться с маршрутом!
        Кейден проигнорировал мой вопрос.
        - Меньше болтай,  - вместо этого отозвался он и непоколебимо продолжил идти.
        Конечно, было бы слишком легко выбрать маршрут, на котором я могла бы постепенно приспособиться к походу и стать выносливей. Но нет, Кейдену нужно сразу идти до конца и подниматься по тропе с примерно стопроцентным уклоном. Уже сейчас мне было тяжело догнать его, при этом друг от друга нас отделяло футов пятьдесят. Когда мне удалось это сделать, я успела несколько раз поскользнуться. Если я планировала часто гулять на природе, мне стоило бы раздобыть походную обувь.
        - По какому маршруту мы идем?  - Я держала руку над глазами, чтобы не ослепнуть от солнца.
        - Сейчас? Еще черная,  - спокойно ответил он. Даже не запыхался. Конечно, нет.
        Хотя я и занималась пилатесом в Денвере, мне было довольно тяжело идти. От солнца я потела и с каждым шагом все больше жалела, что до этого момента категорически отказывалась от кардиотренировок.
        - Но черный же был нелегким маршрутом?  - спросила я, изо всех сил стараясь идти наравне с ним. Боже мой, у этого парня наверняка есть моторы в походных ботинках. Иначе я не могла объяснить, как он шел с такой скоростью.
        - Синий - для пожилых.  - Было что-то тревожное в его тоне.  - Теперь перестань болтать и иди, Пузырик.
        Я проигнорировала самое глупое прозвище в истории человечества и остановилась.
        - Это же сложный маршрут?
        Кейден повернулся ко мне лицом и теперь шел спиной вперед. Надеюсь, он споткнется о камень и скатится вниз с горы. Это мое единственное желание, учитывая его противную ухмылку.
        - Меньше болтай, больше иди,  - сказал он и пошел, как надо.
        К сожалению, мои молитвы не были услышаны.
        Боль в мышцах и полное отсутствие сил заставляли меня чувствовать, что эта пытка длится часами и никогда не прекратится.
        В какой-то момент Кейден покинул отмеченный маршрут. На мой вопросительный взгляд он просто сказал:
        - Поверь мне, оно того стоит.
        Поверь мне. Да кто бы говорил.
        Я больше никогда не буду ничего с ним делать. Никогда.
        Но мы шли дальше.
        Он вел меня через самые противные корни деревьев и толстые ветви. Я дважды упала, к слову, он мне не помог, и я чувствовала жжение на шее в том месте, куда попал репейник.
        - Почти добрались,  - раздался голос Кейдена примерно в двух метрах надо мной.
        Он повторял это на протяжении последних двух часов.
        И на этот раз я не поверила ни единому его слову. Я была так зла, что меня заставляла идти дальше только одна-единственная мысль о том, как я столкну его с этой проклятой горы, едва мы доберемся до вершины.
        Я переместила свой вес и подтянулась на огромном валуне. Когда мне удалось на него забраться, я отдышалась. Боже мой, я была совсем вымотана. Совершенно обессиленная, я сидела на камне, собираясь рухнуть на спину, чтобы отдаться боли, но тут Кейден подхватил меня под мышки и поднял обратно на ноги. Секунду я стояла, пошатываясь, прежде чем он отпустил меня.
        И тут проблемы с дыханием вдруг ушли на второй план. Я схватилась за руку Кейдена, потому что внезапно почувствовала себя невероятно маленькой.
        Там, внизу, лежал мир.
        Ни одно изображение в интернете не могло передать этот сумасшедший вид. Солнце отражалось на прозрачной поверхности воды, его свет был таким ярким, что мне пришлось закрыть глаза ладонью, чтобы в точности все разглядеть. Мы находились так далеко на вершине горы, что могли смотреть вниз на верхушки огромных деревьев.
        Я сделала глубокий вдох и почувствовала только одно: ясность.
        Здесь, наверху, не было слышно ничего, кроме приятного шелеста листвы, стрекота сверчков и щебета птиц. Мне стало так… спокойно.
        В этот момент я могла наконец ощутить свободу, которую так долго желала. Будто она полностью наполняла меня, от кончиков пальцев ног до корней волос. Даже мышцы больше не болели, жизненная энергия вернулась ко мне. Меня переполняло безумное чувство, которое…
        - Ты ведь не начнешь снова рыдать?  - В голосе Кейдена прозвучало отвращение.
        Я не смогла ответить. Слова исчезли. Мое желание спустить Кейдена с горы тоже улетучилось. Вместо этого я отпустила его руку и быстро вытерла рукавом глаза, которые стали влажными, чего я даже не заметила. Только спустя несколько секунд вернулся мой голос.
        - Просто солнце слепит.
        - Все в порядке,  - произнес он и устроился на скале.
        Я осторожно сделала то же самое и оперлась на ладони.
        - Когда я впервые оказался здесь, то был так же ошеломлен.
        - У тебя тоже глаза слезились?  - весело спросила я и опустила веки.
        Солнце светило мне в лицо, и я наслаждалась его приятным теплом.
        Несмотря на единение с природой, которого мы только что достигли, мне было на удивление прохладно. Наверно, потому, что я вспотела.
        Кейден презрительно фыркнул:
        - На случай, если ты забыла: я - мужчина.
        - Ах, неужели?  - иронически воскликнула я.
        - Разве ты этого не заметила?  - Голос Кейдена прозвучал так близко от моего уха, что я вздрогнула и открыла глаза.  - Я должен предоставить тебе доказательства?
        От бархатного тона его голоса по коже побежали мурашки, не имеющие ничего общего с холодом. Я тяжело сглотнула. Он был так близко ко мне, что я могла различить каждую морщинку вокруг его глаз, как и красивый изгиб губ, которые теперь изогнулись в легкой улыбке.
        - Это то, чем ты обычно здесь занимаешься? Представляешь девушкам особые доказательства?  - спросила я, поспешно отводя взгляд. Я сердито потерла грудь, надеясь, что это успокоит мой пульс. Чертов Кейден с его чертовым обаянием и чертовыми неоднозначными комментариями.
        - Я был здесь с Итаном и Спенсером. Это твой вступительный экзамен,  - пояснил он, опускаясь на локти. Потом запрокинул голову и повернул лицо к солнцу.
        - И?  - спросила я, обхватив руками колени. Он приподнял подбородок.
        - Что и?
        - Ну что, сдала?
        Взгляд Кейдена невозможно было понять.
        - Этого я еще не знаю.
        Мы какое-то время молчали, и я позволила себе насладиться видом на долину. Я была в других городах, путешествовала с родителями и смотрела разные достопримечательности, но никогда не чувствовала такое удовлетворение. Я была страшно горда. Не только потому что забралась на гору, но вообще. Потому что я наконец попала туда, куда так долго стремилась.
        - Спасибо,  - невольно вырвалось у меня. Я снова почувствовала жжение в глазах, но, к счастью, на этот раз смогла сморгнуть слезы.
        Я ощущала взгляд Кейдена на себе, но не могла заставить себя посмотреть на него. Чтобы сделать это, я должна была отвести взгляд от красоты долины, которая раскинулась перед нами, а это последнее, чего я сейчас хотела.
        Глава 6
        Вечером перед первой лекцией в университете я была так взволнована, что в обычных обстоятельствах не сомкнула бы глаз - но ведь днем я карабкалась на гору! Наверняка мой коматозный сон был связан с походом и свежим воздухом.
        Однако волнение вернулось, когда на следующее утро я открыла глаза и мы с Доун наконец оказались на нашем первом занятии по литературе. Мы были в эйфории от предвкушения.
        Реальность довольно быстро вернула нас на землю. Мы сидели посреди огромной, безнадежно переполненной аудитории. Я едва могла следить за лекцией: было так шумно, что я не понимала ничего из того, что лектор читала. Она даже не потрудилась повысить голос или попросить остальных утихомириться. Устное участие в занятии также оказалось нежелательным, к чему я определенно должна была привыкнуть.
        - Как поживает этот сукин сын?  - прошептала Доун, толкая леденец по деревянной скамье. Утром за кофе я уже рассказала ей о субботней вечеринке и должна была ответить на кучу вопросов. Видимо, теперь настала очередь следующей темы.
        Я медленно разворачивала фантик, тем самым давая себе время на размышления.
        - Он довольно угрюмый, но, думаю, мы поладим,  - сказала я чуть позже.  - Вчера он взял меня с собой в поход.
        - Это кодовое слово для чего-то извращенного?  - с надеждой спросила Доун, и ее глаза засветились.
        Я попыталась подавить смех, но тут до нас донесся шикающий звук. Девушка, сидевшая на скамейке перед нами, обернулась и строго посмотрела на меня.
        Я прижала руку ко рту.
        - Нет,  - промямлила я.  - Мы на самом деле ходили в поход.
        - Зачем?
        - Я хотела посмотреть на природу, а он, по-видимому, очень любит заниматься пешим туризмом,  - сказала я, пожимая плечами.
        Доун хихикнула.
        - О, верю тебе на слово, что Кейден любит походы.  - Теперь она поймала на себе сердитый взгляд девушки перед нами.
        - Тсс, Доун,  - упрекнула я ее с напускной серьезностью.
        Перед лекциями во второй половине дня - у Доун курс творческого письма, у меня - семинар по кино и телевидению, мы вместе отправились на обед.
        Мы встали в длинную очередь у выхода из столовой и поднялись на цыпочки, чтобы хоть краем глаза увидеть блюда. Никаких шансов. Слишком много людей толпилось перед нами.
        - В следующий раз мы что-нибудь возьмем с собой или поедем ко мне,  - предложила я. Мне пришлось почти кричать, чтобы перебить шум. Эта теснота нам совсем не нравилась, я уже начала потеть.
        - Сомневаюсь, что мы успеем вовремя на занятия,  - ответила подруга, оставляя свои попытки разглядеть таблички над прилавком.
        Когда наконец подошла наша очередь, у нас было не так много времени, чтобы обдумать свое решение. Недолго думая, Доун взяла порцию макарон с сыром, а мой выбор упал на тортеллини с овощами.
        - Я бы на твоем месте их не брал,  - прошептал парень позади меня, как раз тогда, когда я собиралась сделать заказ.
        Я вздрогнула и чуть не уронила поднос.
        - А, странный сосед,  - воскликнула Доун, механически подняв руку для приветствия.
        Только теперь я повернула голову и посмотрела на Кейдена. Наморщив нос, он провел рукой по коротким волосам.
        - Почему нет?  - спросила я.
        - Начинка отвратительная, это непривлекательно.
        Я кивнула, указывая на следующее блюдо. Куриные крылышки с картофельным пюре и горохом. На этот раз Кейден покачал головой и изобразил приступ эпилепсии.
        - А что насчет стир-фрай[6 - Традиционная для кантонской кухни техника быстрого обжаривания пищи в раскаленном масле в глубокой сковороде.]?  - спросила я. Теперь его глаза загорелись. И я сделала заказ.
        Когда работница столовой подала мне тарелку, Кейден выхватил ее у меня из-под носа и поставил на собственный поднос.
        - Это за то, что ты не оставила мне кофе сегодня утром,  - сказал он и исчез за кассой.
        От возмущения у меня открылся рот.
        Сукин сын! Я повернулась к работнице столовой, но она уже обращалась к следующим ученикам позади меня. Любые попытки привлечь ее внимание с треском провалились.
        - Ну тогда мы просто поделим мой обед,  - произнесла Доун, указывая на желтую слизь на своей тарелке. Я вздохнула и наконец кивнула.
        Когда я вернусь домой, Кейден ох как получит.
        Мы сели за стол с другими первокурсниками, которых знали еще со времен поступления. За едой мы обменялись мнениями о наших преподавателях и прошедших семинарах и рассказали, где каждый из нас остановился. Как оказалось, мы осматривали одни и те же квартиры.
        - Я был у женщины, которая хотела подсунуть мне своего ребенка,  - сообщил парень напротив меня. Все заржали, увидев выражение отвращения на его лице.
        - Я тоже там была,  - сказала я, накалывая на вилку очередную макаронину. К счастью, порция оказалась огромной. Так что мне не пришлось испытывать угрызения совести за то, что я съела обед Доун.
        - Да, и я тоже!  - яро кивнула девушка на другом конце стола.  - Но малышка показалась мне очень милой.
        - Я был у парня, который заявил, что не будет спать со мной, если я перееду,  - рассказал юноша, которого звали Скотт. По крайней мере я так думала.
        - Неужели ты этого хотел?  - спросила я.
        - О, на сто процентов!  - простонал он и восхищенно закатил глаза.  - Красавчик, вот что я вам скажу. Татуировки, мышцы и эротический низкий голос… больше всего на свете я хотел въехать туда, только чтобы он рассказывал мне сказки на ночь.
        Мы громко рассмеялись.
        - С правилом о поцелуях Элли тоже знакома,  - подколола Доун.
        Я застонала и закатила глаза - впрочем, в отличие от Скотта, скорее раздраженно.
        - Подожди. Вы говорите об одном и том же парне?  - спросила девушка сбоку от меня и выпрямилась.
        Скотт прислушался.
        - Если у него есть татуировки и сексуальный голос, такой потрясный, что трусы от одного его звука намокают, то определенно да.
        - О, вы, наверно, имеете в виду Кейдена Уайта,  - мечтательно произнесла другая девица. Я подавилась макаронами.  - Он вверху моего списка.
        - Какого списка?
        - Если-бы-я-могла-трахнуть-любого-человека-в-мире,  - вздохнула она.
        Доун и я обменялись удивленными взглядами. Кейден был горяч, никаких сомнений. Но если бы я могла выбрать любого мужчину в мире, то наверняка бы взяла кого-нибудь другого. Например, Тео Джеймса. Ням.
        - Тогда тебе следует положиться на Элли, потому что она живет с ним.
        Девушка присвистнула, а Скотт мечтательно вздохнул. Он подпер рукой подбородок и заметил:
        - Аллилуйя, дорогая. Не могу поверить, что ты все еще здесь, а не сидишь на нем верхом.
        - Ты можешь познакомить меня с ним?  - с надеждой спросила девушка.
        - Откуда вы вообще его знаете? Я о том, что живу с ним всего несколько дней и, очевидно, ничего не заметила,  - весело произнесла я.  - Думаю, что наняла не тех информаторов.
        - Кейден - один из красавчиков. Как Спенсер Косгроув,  - пояснила другая девушка слева от меня.
        - Спенсер?  - Доун громко рассмеялась, но тут же затихла, когда на нее злобно посмотрели.
        - Да, есть здесь красавчики,  - произнес Скотт. Теперь началось обсуждение того, кто был самым горячим парнем в кампусе. Некоторые поставили на Кейдена. К счастью, вскоре тема сменилась, и разговор развился в другом направлении. У меня не было особого желания тащить кого-то домой или раздавать номер телефона Кейдена одичавшим первокурсницам…
        Хотя…
        Я посмотрела на девушку с мечтательным взглядом.
        И широко улыбнулась.
        Когда позже я шла на последнюю лекцию, мой телефон завибрировал в кармане. Я на ходу достала его.
        «Какого черта ты делаешь?» - высветилось на дисплее.
        «Это был мой стир-фрай, придурок».
        После обеда я подмигнула одной первокурснице и дала ей номер Кейдена. Повредить это не могло, возможно, эти двое найдут общий язык. Возможно,  - и я думала, что более вероятно,  - Кейден с ума сойдет от того, что я дала его телефон.
        Мобильник снова завибрировал.
        «Не думай, что когда-нибудь получишь еще хоть одну каплю кофе. Я запру кофеварку в своей комнате».
        Я фыркнула и остановилась посреди тротуара, чтобы набрать ответ.
        «Думала, в нашей квартире нет ключей? Я сказал это только для того, чтобы ты не запиралась в ванной на несколько часов. Я был и остаюсь мастером разводов».
        Чего?! Неужели это означает, что последние три дня я зря торопилась в ванной? Это, должно быть, шутка.
        «Поцелуй меня в задницу, Кейден!!!»
        «Это будет нарушением третьего правила, и ты это знаешь, Пузырик».
        Я разочарованно фыркнула и положила телефон обратно в карман. Чертов кретин! Сначала он украл мою еду, а потом оказалось, что соврал мне. После лекций в первую очередь поищу в интернете, можно ли отказывать соседке по квартире в ключе от ванной.
        И что это вообще за бессмысленное прозвище, от которого я, по-видимому, уже не избавлюсь? Пузырик. Неужели это из-за того, что я легко взрываюсь? Серьезно? Кейден, похоже, принадлежал к совершенно особому типу идиотов.
        Когда я вошла в здание, где проходила последняя лекция, то решила выкинуть все мысли о Кейдене из головы. Ориентируясь на стрелки на стенах, я нашла нужный класс на первом этаже, в самом начале длинного коридора. Я проскользнула за дверь.
        Большая часть студентов была уже там. К счастью, лекция будет камерной, без кучи людей и хаоса, который я ненавижу. Присутствовали даже взрослые студенты, которых было несложно отличить от первокурсников. Они разговаривали громко и непринужденно, в то время как новички молча сидели на своих местах и казались испуганными.
        Я заметила девушку с короткими волосами, которая обедала с нами в столовой, и улыбнулась ей. Она знаком показала, что место рядом с ней свободно, и я начала пробираться к ней через ряды.
        - Эй, новенькая!  - позвал меня какой-то чувак.
        Я решила проигнорировать его. Но едва я протиснулась рядом с ним, как он откинулся на спинку стула и шлепнул меня по попе.
        Острая боль пронзила все мое тело, голова закружилась. Воспоминания, о которых я хотела забыть, всплыли в памяти. Кипящий жар прокатился по телу.
        Я хотела идти дальше. Не устраивать трагедию. Сбежать…
        Но когда я покинула Денвер, то решила никогда больше не допускать ничего подобного, защищать себя. Я развернулась на каблуках и гневно уставилась на парня.
        - Не прикасайся ко мне. Ты меня понял?  - Я старалась говорить спокойно, но удалось это только наполовину.
        Парень примирительно поднял руки и нахально улыбнулся.
        - Успокойся, это просто шутка.
        - Тогда у тебя убогое чувство юмора,  - произнесла я сквозь стиснутые зубы.
        - Успокойся,  - проворчал он, и его сосед по скамейке пробормотал что-то одобрительное.
        - Нет, чувак, я не успокоюсь. Если девушка заинтересована в тебе, она даст это понять. Поверь, мы можем быть достаточно конкретными,  - прошипела я.  - Но если кто-то идет мимо тебя, даже не глядя в твою сторону, это не значит, что этот кто-то хочет, чтобы его полапали.
        Теперь парень покраснел. То ли от злости, то ли от стыда, я не могла точно сказать.
        - Держи свои руки при себе, Райан,  - прозвучал знакомый мне голос.  - Если, конечно, ты не хочешь познакомиться с моими. Поверь, ты этого не хочешь.
        Кейден сидел напротив нас. Он скрестил руки за головой, вытянул ноги под столом. Его глаза весело блеснули, когда он заметил удивленное выражение моего лица. Он едва заметно кивнул мне, а потом потянулся к карману брюк.
        Когда началась лекция и лектор представился нам, я услышала, как в кармане завибрировал телефон. Я незаметно достала его и разблокировала экран, чтобы прочитать сообщение.
        «Ты сдала экзамен».
        Глава 7
        В течение следующих нескольких недель в мою повседневную жизнь входило все больше рутины, лето клонилось к концу. Наконец я могла вытащить свои ботинки и шейные платки. Я посещала лекции, много занималась с Доун и другими сокурсниками и постепенно ожила. В столовой я могла даже отличить вкусную еду от несъедобной - что это еще, если не прогресс?
        Я редко пересекалась с Кейденом, что было в основном связано с моим плотно забитым графиком и фазой адаптации. Я проводила много времени в библиотеке, пытаясь запомнить весь материал с самого начала. Преподаватели не тратили времени даром и уже сейчас объявляли первые экзамены. Я присоединилась к нескольким учебным группам, и иногда мы сидели в библиотеке до позднего вечера. Затем, когда я возвращалась в квартиру, мой сосед или запирался в своей комнате, или сидел в погруженной в темноту гостиной и играл на своей консоли. Я на горьком опыте узнала, что он предпочитает быть один и беспокоить его явно не лучшая идея. С тех пор как он однажды проиграл из-за меня, а потом выгнал меня в мою комнату, мы делились только утренним кофе. И каждый раз, когда я доставала сливки, он кривился от отвращения.
        В тот вечер мы с друзьями впервые собирались посетить клуб. Не знаю, как нас пустят, ведь некоторым из нас - включая меня - еще не было двадцати одного года, но нас заверили, что вне кампуса практически нет контроля и проблем не возникнет.
        Я как раз собиралась еще ярче подвести глаз, когда в дверь позвонили.
        - Это за мной!  - крикнула я на всю квартиру на случай, если бы Кейден попытался сдвинуть свою задницу.
        Выбежав из собственный комнаты, я увидела, как он возится на кухне.
        Нахмурившись, я отвела взгляд и посмотрела в глазок.
        - Это не за мной,  - сказала я, открывая Спенсеру дверь.
        - Привет, Элли,  - поздоровался он и крепко обнял меня, при этом мне в нос ударил приятный аромат терпкого лосьона после бритья.
        - Привет, Спенсер.  - Я отстранилась от него и осмотрела его с головы до ног.  - Выглядишь так, будто у тебя большие планы на сегодня,  - одобрительно сказала я.
        Он смешно пошевелил бровями.
        - О да.
        На нем были обтягивающие джинсы и клетчатая рубашка. Его темные волосы уложены воском. Он выглядел ослепительно.
        - Разве Кейден не говорил тебе, что сегодня в «Хиллхаусе» проходит вечеринка?  - Я бросила мимолетный взгляд в сторону кухни и покачала головой.
        - Нет, но я иду туда со своими друзьями.
        - Мы можем пойти вместе, если хочешь,  - предложил он. Очевидно, он не знал, что Кейден избегал меня, будто я была самой чумой.  - Может быть забавно.
        - Не думаю, что…
        - Хорошее предложение,  - перебил меня Кейден и прошел к нам в гостиную.  - Еще мы можем заплетать друг другу косички, а потом смотреть фильмы Диснея.
        - Ирония тебе не идет, Кейден.  - Я до скрежета стиснула зубы.
        - А тебе эти тряпки,  - сухо отозвался он и передал Спенсеру колу. Затем достал свой телефон и начал сосредоточенно нажимать на дисплей.
        Я осмотрела себя сверху вниз. Мое платье синего цвета доходило почти до колен. Я надела его только потому, что его украшало красивое декольте, которое было немного смелым, но ни в коем случае не неприличным.
        - Ну, если такой знаток, как ты, скажет это, я, конечно, сразу переоденусь.  - Я поправила платье и, подняв брови, посмотрела на Спенсера.  - А ты что скажешь?
        Взгляд Спенсера блуждал от моего лица к груди и обратно. Потом он медленно покачал головой.
        - По-моему, ты выглядишь горячо.
        - Правда?  - спросила я, крутясь перед ним.  - Значит, не нужно еще раз переодеваться?
        - Нет, определенно нет.  - Он потягивал колу, пока осматривал меня сверху вниз.
        Одними губами я произнесла «спасибо» и широко улыбнулась ему, на что он без колебаний ответил.
        С дивана раздалось фырканье. Но прежде чем я успела вступить в очередную словесную схватку с моим соседом, меня, к счастью, спас звонок.
        Я восхищалась Доун, когда она рядом со мной на своих высоких каблуках преодолевала последние метры до «Хиллхауса». Правда, я и сама была в туфлях, но в таких, как у нее, я не смогла бы уверенно продвинуться вперед ни на метр. К счастью, мне каблуки и не нужны. Со своими метр семьдесят пять я даже в туфлях на плоской подошве была выше многих других девушек.
        В конце концов, мы все-таки уехали вместе с ребятами. Спенсер настоял, и поскольку нам все равно нужно было в одном направлении, казалось нелепым, что Кейден сделал из этого такую драму.
        В «Хиллхаусе» на самом деле были не так уж строги в отношении возрастных ограничений. Без комментариев нам на запястья поставили штампы с логотипом клуба, и мы были проинструктированы. Оказавшись внутри, Доун и я отправились искать наших сокурсников, в то время как Спенсер и Кейден направились к Монике и компании.
        Когда Скотт заметил нас, то взволнованно поманил к себе. Его светлые волосы были зачесаны гелем назад, на нем была голубая рубашка, которую он заправил в джинсы. Он выглядел очень мило, и я приветствовала его, поцеловав в обе щеки, чего он всегда требовал от нас. После этого мы обнялись с Грейс, Коли и Мэдисон, с которыми регулярно проводили время между занятиями. Они сдвинулись ближе у столика, образовав брешь для меня и Доун.
        - Вы выглядите сногсшибательно,  - вкрадчиво произнес Скотт, щелкнув пальцами.  - Почему вы не привели с собой своих спутников?  - он задрал голову, чтобы осмотреть толпу, по-видимому, высматривая Спенсера и Кейдена.
        - Мы просто пришли сюда вместе,  - пожала плечами Доун и ткнула меня локтем в бок.  - Кроме того, мистер Уайт не особенно любит нашу малышку.
        - Нашу малышку?  - повторила я недоверчиво и уставилась на Доун.
        Сегодня мне пришлось красить ей глаза, поэтому они были гораздо темнее, чем обычно. В узких джинсах и черном топе с декольте-водопадом она выглядела очень сексуальной - но совсем крошечной. Несмотря на ее высокие каблучищи, я была выше больше чем на голову - факт, на который она не раз громко жаловалась по дороге сюда.
        - Ты, ты мой цыпленок. Независимо от роста,  - усмехнулась Доун.  - Я забочусь о своих птенцах, воодушевляю их и помогаю им, пока они сами не смогут летать.
        - Куры не летают. Хреновая метафора,  - смеясь, ответила я. Затем просмотрела барное меню. Перед другими уже стояли коктейли. Думаю, в вине в этом сарае не очень разбирались.  - Они не проверяют удостоверения личности в баре?  - недоверчиво спросила я, окидывая взглядом танцпол. За ним я разглядела бар с синей подсветкой, где стояла целая куча людей и пыталась привлечь внимание бармена.
        - Нет, не беспокойся об этом,  - заверил меня Скотт.  - Или принести тебе что-нибудь?
        - Нет, ерунда,  - произнесла я.
        Доун и я пробирались сквозь толпу к бару. Локтями я оперлась на стойку, держа, зажав между пальцами, купюры, и громко выкрикнула свой заказ. Никто не обратил на меня внимания - для этого было слишком многолюдно. Поэтому я терпеливо ждала, пока бармен случайно не поймает мой взгляд. Я широко улыбнулась и откинула волосы с лица.
        Это возымело желаемый эффект.
        Я засунула в руку Доун ее напиток, и мы вместе вернулись за наш столик.
        - Почему-то мне кажется, что ты не раз бывала в таких клубах, как этот,  - задумчиво прокомментировала Доун, делая большой глоток из бокала.
        Хотя я знала, что она сказала это не со зла, но ее замечание меня укололо. Воспоминания снова захлестнули меня, и я залпом выпила свой «Лонг Айленд», как воду, надеясь таким образом утопить их. Этот вечер - не экскурсия в мое прошлое, а новое начало.
        Меньше чем через час я заказала себе еще один напиток. Теперь, когда опьянела, я могла слегка расслабиться. Было весело развлекаться и играть с девушками из моего университета. Мы должны были найти самого горячего парня в комнате. Вообще-то мы скорее пялились на парней, чем играли, но я, конечно, не жаловалась.
        Какое-то время спустя Скотт схватил меня за руку и потащил вместе с Доун на танцпол. Звучал ремикс песни, которую он любил, и мы бодро под нее двигались. Было круто не обращать внимания на то, что обо мне подумают другие. Вечер уже был крутым, и я ощущала радость всем телом. По крайней мере, пока я не повернулась в сторону и не обнаружила Кейдена.
        Я узнала его даже со спины. Однако никогда бы не подумала, что он умеет танцевать.
        Его движения выглядели плавными, и его мышцы вновь и вновь напрягались. На нем были ржаво-красные джинсы и простая бежевая рубашка. В пестром свете танцпола линии на его руках казались еще более завораживающими. Мне не хотелось смотреть на него, но почему-то мой взгляд задержался на нем.
        Точнее, на нем и девушке, которую он обхватил своими накачанными руками и которая тесно прижималась к нему и двигалась вместе с ним.
        Я сглотнула.
        - Мы тоже так можем,  - произнес Скотт, танцуя вокруг меня. Он положил руки мне на талию и притянул меня к себе, пока я не почувствовала спиной его разгоряченное тело. Я позволила себе включиться в игру и закрыла глаза. Зная, что Скотт не интересуется мной - или любой другой женщиной,  - так я могла как следует расслабиться. Я подняла руки вверх и качнула бедрами, затем повернулась к нему лицом и положила ладонь ему на плечо. Доун танцевала со Скоттом, и мы, смеясь, двигались в едином ритме. Когда я снова повернулась в другую сторону, волосы упали мне на глаза. Я подняла руку и убрала их с влажного лба.
        Взгляд Кейдена застал меня врасплох. Он был всего в паре метров от меня и внимательно следил за каждым моим движением. Девушка еще была с ним, но Кейден перестал обращать на нее внимание, даже когда она собственнически обняла его за шею.
        Вместо этого он слегка склонил голову и хитро улыбнулся. Он ни разу не отвел от меня взгляд.
        В этот момент я представила, что танцую именно с ним, что это его рука лежит на моей талии и контролирует мои движения.
        - Бинго,  - услышала я, как мне на ухо пробормотал Скотт.
        Ухмыляясь, я повернулась к нему и Доун.
        - Я уже говорила вам, что очень вас люблю?  - спросила я, бесцеремонно обвивая руками их обоих.
        Доун рассмеялась и обняла меня в ответ:
        - Да, но мне никогда не надоест это слушать.
        В течение вечера я поняла, что Доун не преувеличивала: она действительно не переносила спиртного. Уже после второго бокала Доун висела над унитазом, и мне пришлось держать ее волосы, а она поклялась мне в вечной любви и дружбе. Если не считать негромких звуков, которые та издавала, она была по-настоящему милой. И кто может утверждать, что он остается привлекательным, даже когда его рвет? Конечно, не я.
        Подобная история со мной случилась много лет назад. Тогда я чаще употребляла алкоголь, чтобы заставить замолчать свои мысли.
        Пока мы ждали такси, я заказала для Доун воду в баре.
        - Сделай то же, что и раньше, и закажи мне текилу,  - раздался тихий шепот у моего уха. Дыхание Кейдена обожгло затылок, заставив меня вздрогнуть. Обычно сигналы тревоги начинали доходить до меня сразу же, когда мужчина подходил так близко ко мне, но с Кейденом мое тело, казалось, жило по другим законам. Вместо того чтобы испытывать желание отстраниться от него, все во мне стремилось к тому, чтобы откинуться назад, почувствовать, как его грудь касается моей спины.
        Я сопротивлялась искушению и со скептическим видом повернулась к Кейдену. Его зрачки были расширены, щеки покраснели.
        - Ты наблюдал за мной.
        Кейден подошел ближе и оперся руками о стойку по обе стороны от меня. Я отпрянула назад, уперевшись в нее спиной. Он подошел еще ближе ко мне и коснулся руками моего уха. Я снова вздрогнула.
        - Возможно.
        - Ты пьян,  - заметила я.
        Кейден слегка отстранился и нахмурился.
        - Может, и так.
        - Что с тобой?  - спросила я. Когда он ничего не ответил и только продолжал гипнотизировать меня своим таинственным взглядом, я подчеркнуто небрежно откинулась назад и подняла руки, чтобы опереться локтями на стойку позади. Я, конечно, не позволю Кейдену заметить, как сильно меня пугает его близость.
        - Ты пойдешь со мной,  - наконец произнес он, наклоняя голову.  - Я не могу тебя прочитать.
        - Тогда ты знаешь, каково это,  - отозвалась я.
        - Ты постоянно ревешь и воняешь свечками на всю квартиру,  - продолжал он.
        - Перестань ныть, Кейден. Тебе это не идет.
        - Почему ты не можешь быть парнем, Пузырик?
        Он снова наклонился вперед и вплотную приблизился ко мне. Мой пульс участился. После тех недель, когда мы едва видели друг друга, для меня было слишком - оказаться так близко к нему. Все мои конечности покалывало, будто они пробудились от глубокого сна. Внизу живота я чувствовала напряжение.
        - Я знаю, что так было бы лучше для тебя, но тут ничего не поделаешь. Эти штуки, к сожалению, здесь выросли,  - произнесла я, указывая на вырез платья.
        Кейден не отрываясь следил за движением моих рук, глядя на меня сверху вниз. Затем он снова поднял глаза, медленно и внимательно, словно хотел убедиться, что не пропустил ни миллиметра моей кожи. На мгновение его взгляд застрял на моих губах, прежде чем снова подняться. Я невольно задержала дыхание.
        Кейден несколько раз моргнул. А потом, будто внезапно осознав, как близко стоит, отступил на шаг и убрал руки со стойки, чтобы провести пальцами по волосам. Разочарованный звук сорвался с его губ.
        В этот момент бармен со стуком поставил рядом со мной бутылку с водой для Доун. Я расплатилась. Когда я протиснулась мимо Кейдена, он осторожно придержал меня за плечо. Его большой палец ласкал мою кожу, и по всей руке побежали мурашки.
        - Куда ты идешь?
        - Мне нужно позаботиться о Доун, а потом я поеду домой. Приятно провести вечер с ней,  - сказала я, кивая на девушку, с которой он танцевал и которая теперь бросала на меня один за другим убийственные взгляды через все помещение.  - Она уже истосковалась по тебе.
        Кейден притянул меня чуть ближе к себе. Я почувствовала его дыхание у себя на виске, когда он пробормотал:
        - А по чему тоскуешь ты, Элли?
        Я с улыбкой покачала головой:
        - По своей постели, Кейден. По своей постели.
        С этими словами я оставила его и отнесла Доун воду.
        Громкий грохот разбудил меня. Я вздрогнула и автоматически выставила руки перед собой в защитном жесте. После из коридора прозвучало проклятье.
        Я с облегчениям выдохнула. Это был всего лишь Кейден, который вернулся домой. Я бросила взгляд на часы.
        Половина четвертого.
        Я услышала скрежет, затем что-то упало на пол.
        Кейден громко выругался.
        Он всегда так выражался, когда приводил баб? Надеюсь, нет. Мне это не казалось особенно сексуальным. Может, это был просто его способ признания в любви. Существовали же люди, которые тащились от грязных разговоров.
        Внезапно наступила тишина. Мне это показалось еще более странным. Несколько минут спустя тишина начала меня беспокоить, и я поднялась с постели. Я осторожно подошла к двери и слегка ее приоткрыла.
        Я видела только ноги, торчащие из двери коридора в гостиную. Я тут же поспешила из своей комнаты к нему.
        - Что ты там делаешь?  - спросила я, скрестив руки на груди.
        Кейден лежал на животе, вытянувшись посреди коридора. Теперь я догадалась, что именно произошло: когда он попытался снять обувь, то врезался в шкаф и, падая, уронил его.
        Кейден издал приглушенный стон.
        Я вздохнула и присела, чтобы стянуть его инженерные ботинки. Как только я это сделала, он начал пинаться. Я поставила второй ботинок к первому и снова встала перед ним.
        - Оставь меня,  - пробормотал он. Кейден попытался сесть, но ему удалось только прислониться спиной к стене. Его голова свесилась набок. Его губы были разжаты, глаза закрыты.
        - Ты не можешь спать в коридоре,  - громко сказала я.
        Он шмыгнул носом и отмахнулся.
        Я со вздохом покачала головой. Как такое могло случиться, что я была самой младшей из моих друзей и все же лучше умела обращаться с алкоголем, чем все остальные? Только Спенсер казался мне разумным. С другой стороны, было вполне нормально начинать в этом возрасте пить. Мое прошлое определенно не было эталоном…
        - Давай, Кейден,  - пробормотала я, присев рядом с ним на корточки. Я обвила его за талию и закинула руку себе на плечо, чтобы он мог опереться.
        - Я хочу, чтобы ты оставила меня в покое.  - На этот раз его голос прозвучал громко и отчетливо.
        - Прекрати ломаться и дай тебе помочь, твою мать!
        Я быстро подняла Кейдена. Мне только и удалось, что удержать его и провести через гостиную. Через каждые два шага он натыкался на какой-нибудь предмет мебели. Можно было подумать, что он это нарочно.
        Оказавшись в комнате, я помогла ему расправить одеяло и откинуть его в сторону, чтобы он без проблем мог лечь. Несколькими часами ранее я сделала это для Доун. Потом я пошла искать аспирин и взяла на кухне бутылку с водой.
        Когда я вернулась в комнату, Кейден боролся с ремнем. Его рубашка, как и носки, уже была на полу. Я поставила бутылку на тумбочку как раз в тот момент, когда он снова упал на кровать. На нем остались только тесные б?ксеры. Я поспешно отвела взгляд. И думала, что только те жалкие надписи на его руках превратят мою жизнь в ад.
        - Вот, возьми,  - сказала я, протягивая таблетки. Он положил их в рот и проглотил, ничем не запивая. От этого зрелища мне стало плохо, и я протянула ему бутылку с водой.
        - А теперь выпей хотя бы столько,  - я указала на верхнюю бороздку бутылки.
        - Ты понимаешь, что я уже не раз напивался?  - произнес Кейден с кривой улыбкой, но поднес воду к губам.
        - Могу я оставить тебя одного, чтобы ты ни на что не пожаловался?  - спросила я.
        Кейден поставил бутылку на тумбочку. Нахальная улыбка все еще играла на его губах. С растрепанными волосами и морщинками от смеха он выглядел неотразимо. Хоть я и хотела так поступить, но не могла отвести от него глаз.
        Наверняка он целыми днями пропадает в зале, я была в этом уверена. От одних походов не появляются настолько выраженные мышцы. Я уставилась на его обнаженный торс, узоры на бицепсах, живот и узкую дорожку волос, которая исчезала под поясом его б?ксеров.
        У него на самом деле было отличное тело. Неудивительно, что мои друзья истекают слюнями. Я чувствовала то же самое, независимо от того, как сильно сопротивлялась.
        - Ты пялишься на меня,  - заметил Кейден и сел.
        Он выглядел вполне довольным собой, почти обрадованным.
        - Что?  - Пойманная с поличным, я закатила глаза и яростно покачала головой.  - Ничего подобного!
        - Ты краснеешь, когда лжешь. Знала?  - Он пристально посмотрел на меня.
        Я дотронулась до щек и обогнула кровать, чтобы как можно скорее вернуться в свою комнату.
        - Чушь какая.
        - Ты знаешь, что это правда!  - воскликнул он смеясь и откинулся на подушки. Он самодовольно положил руки за голову. Он вообще не думал о том, чтобы укрыться, а вместо этого вызывающе поднял бровь. Будто хотел бросить мне вызов, чтобы я посмотрела на него еще немного. Самовлюбленный кретин.
        - Спокойной ночи, Кейден.
        Я направилась к двери.
        - Элли?
        Я остановилась и повернулась к нему. Он слегка приподнялся. Усмешка исчезла с его лица.
        - Я солгал,  - задумчиво сказал он. Я слышала, что он старался говорить четко, но слова шли медленно и неуклюже, словно язык прилипал к нёбу. Его голос был ниже, чем обычно.
        - Ты о чем?  - спросила я, выключив верхний свет.
        - Платье,  - пробормотал Кейден. До меня донесся шорох одеяла, когда он натягивал его на себя в темноте.  - Оно потрясающе на тебе смотрелось.
        Усмехнувшись, я закрыла за собой дверь.
        Глава 8
        На следующее утро я проснулась от боли в затылке. Я сонно заморгала, но едва могла открыть глаза - так вымоталась прошлой ночью. Поэтому я решила повернуться на бок и снова заснуть.
        Раздался глубокий смех.
        Я громко застонала, схватила одну из моих подушек и вслепую швырнула ее в ту сторону, откуда доносился смех.
        - Пошел вон!
        - Я пришел с миром и принес кофе.
        Я тут же села. Несколько раз я потерла лицо, надеясь хоть немного проснуться. Затем, взяв с подоконника очки, надела их. У меня не очень плохое зрение, но в некоторых ситуациях они были мне нужны, чтобы видеть достаточно хорошо. Например, когда я за рулем. Или утром, когда какой-то псих слишком рано меня будит.
        Кружка появилась прямо перед моим носом. Я посмотрела мимо нее в глаза на удивление бодрого Кейдена. Только его бледное лицо позволяло мне предположить, что у него, возможно, похмелье.
        - Чем я заслужила кофе в постель, мистер Уайт?  - поддразнила я его и обеими руками обхватила теплую кружку.
        Когда я отпила кофе, мне в нос ударил знакомый запах. Я поразилась.
        - Ты даже добавил туда сливки!
        Кейден пожал плечами и рухнул в мое кресло.
        - Думаю, я должен тебе это после вчерашнего.
        - Какие глупости,  - искренне возразила я. Ведь я просто оказала ему дружескую услугу. Не мог же он спать в коридоре.
        - Я серьезно. Спасибо.
        - Ты что, теперь станешь добряком?  - нахмурившись, спросила я.  - Или тут есть подвох? Мне нужно прочитать что-то, написанное мелким шрифтом?
        - Ты опять закипаешь,  - покачал головой Кейден. Он выглядел серьезным, но блеск в его глазах говорил мне о том, что наш разговор нравится ему.
        Я сделала огромный глоток свежего кофе и удовлетворенно вздохнула.
        - Разве у тебя не должно быть ужасного похмелья?
        Несмотря на то, что тем утром мне было относительно хорошо и я неплохо перенесла вчерашние коктейли, я на самом деле хотела знать, есть ли у него лекарство на такие случаи. Что-то подобное могло быть полезным.
        - Голова слегка побаливает, но, думаю, аспирин свое дело сделал,  - он быстро потер лоб.  - Но у меня есть и другое лекарство от похмелья.
        - Какое?  - спросила я.
        Кейден криво усмехнулся:
        - Свежий воздух.
        Я заметила блеск в его глазах и тут же покачала головой.
        - О нет. В прошлый раз я натерла огромные мозоли, не думаю, что переживу это во второй раз. То есть было очень весело, если исключить все те травмы, что я получила…
        - Ой, похмелье возвращается, когда ты говоришь сразу так много и так быстро,  - застонал он, прижимая ладони к ушам.
        Я закатила глаза.
        - Я хотела сказать, сначала мне нужно позаботиться о подходящей обуви, прежде чем снова подниматься с тобой на гору.
        Кейден указал на комод.
        - Я уже позаботился об этом.
        Я проследила за движением его руки и замерла. Быстро убедившись, что на мне приличные штаны, я выбралась из-под одеяла и поднялась с кровати. Я подошла к комоду, чтобы взглянуть на стоящие там ботинки.
        Походные ботинки.
        Коричневые, со шнуровкой и толстой, прочной подошвой. Кейден на самом деле принес мне походные ботинки. Ошеломленная, я повернулась к нему.
        - Неужели ты купил мне обувь?
        Заметив выражение моего лица, он тихо рассмеялся и покачал головой.
        - Монике ботинки больше не нужны. Итан иногда заставлял ее ходить с ним, но теперь они почти не бывают на улице. Я подумал, что, может, тебе подойдут…
        - Это очень мило с твоей стороны.  - Я была искренне удивлена этим жестом внимания.
        - «Мило»  - отвратительное слово,  - ощетинился он, при этом немного напоминая кота.
        Я не смогла удержаться от смеха.
        - В кои-то веки ты ко мне добр, а когда я этому радуюсь, ты запрещаешь,  - сказала я, прежде чем снова отхлебнуть свой кофе.
        Кейден поморщился.
        - Я не добрый. Эти очки уродливые.
        Я закатила глаза.
        - Ну, спасибо.
        - Честно, ты похожа на сговорчивую библиотекаршу или типа того. А теперь давай, вставай с кровати.  - Он бросил мне тот же свитер, что и в прошлый раз.
        Я вздохнула, когда он вышел из комнаты. В то же время я не смогла сдержать улыбку.
        На этот раз было гораздо холоднее, чем в нашем первом походе. Осень уже вовсю приближалась, и я замерзла, пока мы шли вверх по склону. Сегодня мне тоже было позволено выбрать музыку. Я остановилась на старом альбоме Fall Out Boy и считала, что Кейдену понравился мой выбор. Всю поездку он в такт барабанил по рулю, в то время как я сопровождала соло впечатляющей игрой на воображаемой гитаре.
        - Чуть помедленнее,  - выдохнула я, на мгновение уперев руки в бедра. Мой бок уже офигеть как болел.
        - Если мы притормозим еще немного, то не доберемся даже до захода солнца, а это плохо,  - невозмутимо крикнул мне через плечо Кейден. Он обгонял меня на добрых десять футов и не делал вообще никаких попыток дождаться. Парень не знал пощады.
        На этот раз он повел меня по другому маршруту. Казалось невероятным, как хорошо он ориентировался - и хотя у нас с собой не было GPS-навигатора, Кейден находил путь без каких-либо проблем. Будто у него было седьмое чувство только для этой области своей жизни.
        Внезапно я замерла. До меня донесся отдаленный шум. Хоть и слабый, но я была уверена, что здесь поблизости протекал ручей.
        - Ну давай!  - Кейден остановился и нетерпеливо затопал ногой. В нем погибал мотивационный тренер.
        Это натолкнуло меня на мысль.
        - Скажи, что ты изучаешь?  - спросила я между прерывистыми вздохами, когда мы наконец снова забрались на вершину.
        - Основной предмет - журналистика. Дополнительный - графический дизайн.
        - Звучит увлекательно. А чем именно хочешь заниматься?
        К счастью, ботинки Моники были мне как раз. Поход с ними давался немного проще, и мне составляло гораздо меньше проблем следовать через ветви за Кейденом.
        - Не знаю,  - ответил он задумчиво.  - Лучше бы что-то в области кино, но я догадываюсь, как трудно закрепиться в медиаиндустрии. Особенно в тот момент, когда печатная отрасль опускается в канализацию. Поэтому я и изучаю разные предметы, вместо того чтобы сосредоточиться на чем-то одном.
        Я была совершенно ошеломлена. Он никогда не говорил так много.
        - Что насчет тебя?  - спросил он, бросив на меня взгляд через плечо.
        - Я хочу стать учительницей,  - просто ответила я.
        - Каких классов?  - Он поднял ветку, которая преградила нам путь, так что сначала я, а потом и он мог под ней проскользнуть.
        - Старшая школа.
        Я почувствовала на себе взгляд Кейдена, но упорно продолжала идти.
        - Довольно подробный для тебя ответ, Пузырик,  - насмешливо сказал он.
        Я пожала плечами. Тут особо нечего сказать. Мои родители считали абсурдным то, что я хотела учить детей. Но мое решение не менялось.
        - Ты была одной из тех девочек, над которыми издевались в школе, поэтому теперь хочешь изменить жизнь других?  - спросил Кейден.
        Я резко остановилась. Мое сердце бешено колотилось.
        - Нет.
        - Тогда ты была звездой старшей школы и капитаном команды болельщиц и все еще зависишь от своих успехов,  - продолжал гадать он.
        Мне стало тошно, так сильно забился мой пульс. Я не хотела вспоминать о школьных годах, о том, кем я была. Я ничего не ответила.
        Кейден истолковал мое молчание как призыв продолжить гадать.
        - Или, может, ты была одной из тех девушек, которые делали все возможное, чтобы привлечь внимание? Алкоголь, вечеринки, мужчины и так далее?
        - Заткнись!  - прошипела я, сжав пальцы в кулаки так сильно, что стало больно. Яростно, я уставилась на Кейдена.
        Он попал в точку. И удивленное выражение на его лице подсказало мне, что он только что это понял.
        - Элли…
        - Нет.
        Он сделал шаг ко мне, но я скрестила дрожащие руки на груди.
        - Прости, если я зашел слишком далеко.
        Я фыркнула.
        Он вдруг стал очень серьезным и пристально посмотрел на меня.
        - Мне на самом деле интересно, почему ты хочешь учить.
        Я с трудом сглотнула и отвела от него взгляд. Я никогда никому не говорила настоящую причину. Я действительно не хотела, чтобы кто-то об этом узнал. И уж точно не Кейден.
        - Хорошо, тогда начну я,  - внезапно сказал он.  - Если бы это зависело от моего отца, я бы изучал экономику и бизнес, чтобы позже присоединиться к его компании, как мой старший брат Алекс.  - Он покачал головой и сдвинул кепку назад.  - Отца не волнует, чем я хочу заниматься, как раз наоборот. Моей страстью всегда были кино и дизайн. Мама привела меня в журналистику.  - На этот раз я подняла несколько веток, чтобы Кейден мог пройти под ними. Я ничего не сказала, но плотно сжала губы. Я знала, что все это очередной подкол Кейдена, и в его словах не было никакого злого подтекста. Но тем не менее они пробудили во мне неприятные воспоминания, от которых мой пульс участился.
        Это просто очередная выходка, потому что тебе не хватает внимания. Я отчетливо услышала в голове голос отца.
        Я отчаянно пыталась сосредоточиться на Кейдене. На моем окружении: горах, жестких корнях деревьев под моими ботинками, щебете птиц.
        Я была свободна. Вот моя свобода. Я уже стала не тем человеком, каким была раньше, и это не имело никакого отношения к тому, что тогда произошло.
        Я повторяла эти слова у себя в голове: один, два, три раза. До тех пор, пока не почувствовала, что снова похожа на себя.
        - Что на это сказал твой отец?  - некоторое время спустя спросила я.
        Кейден сунул руки в карманы.
        - Он был не особенно взволнован. Сказал, что мне лучше изучать предмет, который в будущем что-то принесет. Когда я переехал сюда, он отказал мне в какой-либо поддержке.
        - Что?  - громко воскликнула я.
        Кейден лишь пожал плечами.
        - Только потому что твои мечты не совпадают с его, не значит, что он может просто оставить тебя в беде. Я о том, что ты же его сын!
        Хотя я не могла точно понять почему, но то, что рассказал Кейден, невыразимо его разозлило.
        - Я могу обойтись без поддержки.  - Кейден избегал моего взгляда. Он поднял руку и перевернул кепку.
        - Что за мудак,  - сердито произнесла я. Тут же заметив свою ошибку, я испуганно уставилась на Кейдена.  - О, я не это имела в виду. Я просто хотела…
        - Все в порядке,  - ухмыльнулся он. Его карамельного цвета глаза сверкали на солнце.  - Мне нравится, как ты свободно выражаешься.
        Мои щеки порозовели, когда он посмотрел на меня. С ума сойти, сколько эмоций мог пережить один человек за столь короткий промежуток времени. Паника, отчаяние, невыразимый страх… теперь это сильное волнение, распространившееся в моей груди.
        - Я… я хочу изменить жизнь молодых людей.  - Слова пришли как бы сами собой, они просто текли из меня. Никогда и никому я об этом не рассказывала.  - Совершенно наивно, я знаю. Но учеба для многих - самое трудное время жизни. Помимо того, что я, конечно, хочу учить студентов, еще я хочу стать для них кем-то, к кому они могут прийти, если их что-то тревожит. Хочу научить их тому, что действительно важно. Хочу…  - Я остановилась. С вершины шум впереди воспринимался отчетливее, и я инстинктивно продолжила свой путь в том направлении, откуда он шел.
        - Чего ты хочешь?  - спросил Кейден у меня за спиной. Его голос не был ни осуждающим, ни скучающим, как бывало у моих родителей, когда я пыталась раскрыть им свою душу.
        - Я не хочу просто учить их тому, что есть в школьной программе. Есть столько вещей, которые ею не учитываются и теряются в процессе взросления. У множества подростков нет опекуна, никто не заботится о них. Я хочу быть тем человеком, к которому они могут прийти, когда им понадобится наставник. Дело не в том, что я была как-то особенно хороша в школе… это не главное. Я просто хочу привнести что-то хорошее в жизни этих детей. Дать им то, что они не могут получить от своей семьи, и направить их на правильный путь, если они свернули не туда.
        Кейден снова шел рядом со мной. Он посмотрел на меня, и я почувствовала, что краснею. Но чем больше я говорила, тем легче мне становилось. Хорошо было хоть раз высказать эти мысли вслух.
        - Мне нравятся твои намерения,  - чуть позже произнес Кейден.  - Слишком много людей хотят просто учить в школах, потому что они увязли в том прекрасном времени, которое там провели. Редко можно найти учителей, которые вкладывают всю свою душу в работу. Которые на самом деле беспокоятся о учениках.  - Он бросил на меня еще один взгляд.  - Думаю, из тебя выйдет потрясающая учительница.
        - Ты серьезно?  - вырвалось у меня.
        Кейден пожал плечами и усмехнулся.
        - Ты болтаешь, не затыкаясь. Я считаю, что это хороший знак. Большинство учителей очень любят слушать, как говорят они сами.
        Я состроила гримасу и немедленно споткнулась о корень дерева. Кейден схватил меня за руку и поддержал. Когда я снова твердо стояла на ногах, он ее отпустил.
        - Кроме того, тогда ты сможешь стать частью моих влажных фантазий,  - он недвусмысленно поднял брови.  - Я до сих пор точно помню сон с моей тогдашней классной руководительницей. Мисс Шоу была очень горячей.
        Я с отвращением скривилась.
        - Фе.
        - Нет, серьезно. На ней всегда были блузки, пуговицы которых так сильно натягивались на груди, что мы заключали пари, расстегнется ли…
        - Кейден!  - воскликнула я.
        - С твоими-то ногами не пройдет много времени прежде, чем препубертатные засранцы будут пускать слюни на первом ряду.
        - Похоже, у тебя богатый опыт.  - Я больше не могла сдерживать смех.
        - Увы, в старшей школе я был безобиден.
        Его голос приобрел странный оттенок, а взгляд затуманился, словно какое-то воспоминание внезапно его поглотило. Он нахмурился.
        - Но теперь ты уже не такой,  - осторожно заметила я. Кейден поймал мой вопросительный взгляд.
        - Нет, сейчас нет,  - сказал он и снова усмехнулся.  - Быть безобидным - скучно. Не хватает всего этого веселья.
        Я покачала головой.
        - Тогда все, что о тебе говорят,  - правда.
        - Что же такое обо мне говорят?  - спросил он и внезапно свернул направо. Здесь шум воды был еще громче, и ему пришлось повысить голос. Я вспомнила рассказы о Кейдене, циркулирующие в кампусе, и решила не отвечать на его вопрос слишком подробно.
        - Что ты разбиваешь сердца,  - выдохнула я, пытаясь подтянуться на скале. Кейден был прямо надо мной и держался только одной рукой. Он заставлял походы и скалолазание казаться такими легкими, я же, наоборот, наверняка выглядела как борец сумо, совершающий марш-бросок.
        - Поверь мне, женщины знают, на что идут, я никого не обманываю. Но в конце концов плохими остаются парни,  - сказал он.
        Я закатила глаза.
        - Не удивлюсь, если однажды ты потерпишь поражение. Невинное желание переспать без обязательств может провали…  - Я закричала, когда поскользнулась и потеряла опору под ногами.
        Твердая хватка на моем плече не дала мне упасть. Кейден притянул меня к себе, потом снова отпустил мою руку и критически оглядел.
        - Ты не должен так смотреть на меня. Девочки начинают влюбляться и беспокоиться о тебе. Я поступаю так же в отношении людей, которые мне нравятся.
        Кейден наклонил голову и медленно опустил взгляд на мое лицо. Я понятия не имела, о чем он думал, когда тот наконец произнес:
        - Вот почему ты вчера уложила меня в постель.
        - Я уложила тебя в постель,  - отозвалась я,  - потому что ты не мог спать в коридоре. Кроме того, ты мешал мне своим грохотом,  - я старалась избегать пристального взгляда Кейдена, но он не позволил. Вместо этого он подошел так близко, что его лоб почти коснулся моего, и прошептал:
        - Ты уложила меня в постель, потому что я тебе нравлюсь.
        - Это неправда,  - мой голос на самом деле должен был звучать холодно и безэмоционально. Мне удавалось это по нажатию кнопки - почему же я не могла сделать ничего сейчас?
        - Конечно же, правда. Это в твоей природе - заботиться о вещах, ты это сама сказала. И я мог бы поспорить, что тебя больше всего раздражают те вещи, которые уже невозможно исправить.
        Я почувствовала его дыхание на своем лбу и с трудом сглотнула.
        - Ты на что сейчас намекаешь? Что ты сломан?
        Он не ответил на вопрос и вместо этого, не говоря ни слова, осмотрел мое лицо. Его взгляд на короткое мгновение задержался на моих губах, прежде чем вернуться к глазам.
        - Поверь мне, Пузырик. Ты не хочешь этого выяснять,  - наконец произнес он.
        Кейден не знал, понимала ли я его в тот момент. А я на самом деле все понимала. Каждое его слово я могла применить к моей собственной ситуации. Будто мы говорили обо мне, а не о нем.
        - Ты не сломан, Кейден. Просто немного согнулся. Это не то, что ты не можешь исправить,  - тихо сказала я. Шум воды уже был таким громким, что я сомневалась, расслышал ли он меня вообще. Некоторое время мы просто стояли напротив и смотрели друг на друга, пока наконец Кейден не покачал головой и не отвернулся.
        Он снял с головы кепку и провел рукой по волосам. Затем сделал шаг в сторону, открывая мне вид на то, что было впереди.
        Мой рот открылся.
        Я наконец смогла увидеть, откуда доносился шум.
        Кейден привел меня к огромному водопаду.
        - Боже мой…  - недоверчиво вырвалось у меня.
        Между несколькими переплетенными деревьями и кустами мощные массы воды вырывались из каменных расселин в горе. Солнечные лучи заставляли капли переливаться разными цветами, когда бурный поток круто срывался вниз со скалы к озеру.
        - Пойдем,  - сказал Кейден и указал подбородком в сторону озера.
        Я едва могла отвести взгляд от прекрасного вида, но мой проводник уже ушел.
        Я последовала за ним по узкой тропинке, которая вела мимо покрытых мхом камней прямо к шумному водопаду. Чем дальше вниз мы продвигались, тем более скользкими и гладкими становились камни. Мелкий дождик обрушивался на нас. Я была поражена этим природным явлением.
        В какой-то момент мы подошли к берегу озера. Мне пришлось запрокинуть голову и прикрыть рукой глаза, чтобы увидеть водопад.
        Движение справа заставило меня остановиться. Секунду спустя я пялилась на голую спину Кейдена.
        - Что ты делаешь?  - запнулась я, когда он снял ботинки и начал возиться с ремнем. Я беспомощно посмотрела на черное перо на его левом боку, которое было так мелко наколото, что я не смогла разглядеть все детали с первого взгляда.
        - На что это похоже, Пузырик?  - невозмутимо отозвался он, устремив взгляд на воду. На мгновение обернулся и подмигнул мне, прежде чем прыгнуть в воду.
        Я задержала дыхание, пока он не появился, стряхнул мокрые волосы со лба и радостно закричал.
        - Не слишком ли холодно?  - воскликнула я, сложив руки рупором у рта.
        - Проверь сама,  - отозвался он.
        Я едва могла разобрать его слова. Шум водопада был невероятно громким.
        Кейдену можно отдать должное в одном: ему было плевать, что о нем думают другие. Чего от него ожидало общество, ему было совершено неважно - если он хотел полуголый плавать в озере осенью, он делал это без колебаний. Я восхищалась им в этом отношении. Он источал свободу. Кейден освободился от всего и просто был собой. Я хотела идти по жизни так же, как и он.
        Поэтому я больше не медлила, а стянула через голову свитер и спустила с ног брюки.
        Мимолетно осмотрев себя, я с радостью обнаружила, что на мне нормальное белье. Комплект был розового цвета и с кружевами. Трусики были не слишком маленькие. В бикини я показала бы столько же обнаженной кожи. Кроме того, Кейден не обращал на меня никакого внимания, а бодро плыл к середине озера.
        Осторожно прикоснувшись пальцами к воде, я пискнула. Было чертовски холодно.
        Конечно, Кейден должен был обернуться именно в эту секунду. Я немного отошла назад и пару раз подпрыгнула на месте, чтобы набраться смелости.
        - Не будь тряпкой,  - призывно крикнул он, и я решила пересмотреть свое восхищение им.
        Я зажмурилась и сжала пальцы в кулаки. И потом побежала.
        С громким криком я бросилась в воду и нырнула. Холод окутал меня, шум исчез. Под водой я сделала пару энергичных движений и даже дерзко открыла глаза. Я ничего не видела, все вокруг было зеленым и мутным. Когда я вынырнула снова, то оказалась намного ближе к месту падения водопада. Здесь брызги были плотнее, и низвергающаяся надо мной вода переливалась всеми цветами радуги.
        - Попалась.
        Будто из ниоткуда, позади меня появился Кейден и крепко обнял меня за талию. Я задохнулась, когда по всему телу побежали мурашки, и тяжело сглотнула…
        Затем Кейден поднял меня в воздух и бросил метра на три от себя.
        Я плюхнулась в воду и сразу же вынырнула. Весь воздух вышел из моих легких, в основном из-за испуга. Я яростно забарахталась на поверхности воды.
        - Ты чертов…  - крикнула я, задыхаясь.
        - Что?  - Кейден лежал на воде, его руки были расслаблены. Он сделал вид, будто ничего не случилось.
        Если он думал, что я спущу ему это с рук, то на самом деле плохо меня знал.
        Я набросилась на него и обеими руками толкнула под воду. Он явно не ожидал такой атаки. Только когда он уже оказался под водой, то стряхнул меня. Он крепко схватил меня за бедро, поднял и перебросил через плечо.
        - Отпусти меня прямо сейчас!  - завопила я, пинаясь, как сумасшедшая.
        Кейден фыркнул.
        - Мечтай дальше.
        Я барабанила кулаками по его спине, но это оставило его равнодушным. Вместо этого он плыл, обхватив меня одной рукой. Брызги воды становились все плотнее и все сильнее обрушивались на меня. Я продолжала кричать на Кейдена, хотя знала, что при таком оглушительном шуме он не сможет меня услышать. Мы добрались до водопада. Я попыталась поднять голову, но вода с такой силой обрушилась на нас, что снова потопила меня.
        Только благодаря сильной хватке Кейдена я оказалась на другой стороне водопада. Теперь он держал меня нежнее, и когда позволил мне соскользнуть с плеча и снова встать на ноги, я ощутила все его тело своим. Я едва заметила, как мои ноги коснулись твердой земли - слишком сильным был жар, пронзивший меня.
        Кейден посмотрел на меня темными глазами, карамель в них стала насыщенной бронзой. С его губ, с его кожи стекала вода. Я не знала как, но мои руки нашли путь к его груди, как и его к моим бедрам.
        Каждая мышца в моем теле была напряжена, все во мне невыносимо покалывало. Я почувствовала комок глубоко внутри, которого никогда прежде там не было. Мои соски затвердели, тепло переместилось из желудка вниз живота.
        Это напряжение, которое царило между нами… Я не могла просто объяснить его тем, что мы были почти голыми. Оно происходило откуда-то еще, глубоко изнутри меня. Именно это испугало меня до чертиков.
        Я бы не выдержала этой близости ни секунды дольше. Желание и сомнения были слишком сильны. Я боялась, что в любую минуту могу сделать что-то, о чем позже пожалею.
        Я сглотнула и опустила руки.
        - Третье правило,  - хрипло сказала я, слегка отстраняясь. Будто нескольких дюймов было достаточно, чтобы погасить внутреннее беспокойство.
        Кейден несколько раз моргнул, прежде чем его взгляд снова прояснился.
        Внезапно все это показалось мне слишком реальным, чтобы стоять перед ним в одном нижнем белье. Я подогнула ноги и погрузилась всем телом под воду, так что на поверхности осталась только моя голова.
        Я огляделась.
        - Здесь красиво,  - подчеркнуто небрежно произнесла я. Я настойчиво искала невинную тему, которая сняла бы напряжение между нами.
        Мы плавали в маленькой бухте прямо за водопадом. Его шум был уже не таким громким, было слышно даже эхо моего голоса. Я запрокинула голову и осмотрела пещеру. Скалы казались темными, почти черными, в некоторых местах заросшие мхом и другими растениями.
        - Да, летом почти ежедневно. Нашел его в прошлом году.  - От хриплого голоса Кейдена пульс снова ускорился. Мое дыхание до сих пор не востановилось. Мне нужно срочно успокоиться.
        - Как получилось, что ты так хорошо ориентируешься? Можно подумать, что ты занимаешься этим профессионально.  - Я проплыла дальше в бухту. Чем больше расстояние между мной и Кейденом, тем лучше.  - Возможно, ты бы мог показывать водопад студентам. Они бы платили тебе за то, чтобы ты шел перед ними с флагом в руке и вел их на гору. В этой нише ты мог бы неплохо заработать. Как ты вообще сюда попал? Ну то есть как найти пещеры, скрывающиеся за водопадами? На карте внизу склона я как минимум не видела ни одного обозначения.  - Как всегда, слова просто вылетели из меня, чему я, в данной ситуации, была только рада. В конце концов, болтовня сняла мое напряжение.
        Я была почти уверена, что услышу со стороны Кейдена разочарованный вздох, и уже рассчитывала, что он проигнорирует мои вопросы. Но потом он начал рассказывать. Судя по всему, он часто бывал здесь со Спенсером и Итаном. Сначала они придерживались маршрутов, отмеченных на картах у деревянного дома, но постоянно натыкались на слишком большое количество туристов. В какой-то момент они начали искать новые пути и устраивали охоту на мусорщиков по всей долине.
        Я не смотрела на него, а полностью сосредоточилась на его голосе, напряженно прислушиваясь к каждому слову.
        Так мы провели следующий час - я расспрашивала Кейдена о Вудсхилле и его семье, а он отвечал на мои вопросы. И чем дольше мы говорили, тем больше я чувствовала, как напряжение уходит из моего тела.
        Я узнала, что мать Кейдена жила в Портленде, а значит, всего в нескольких часах езды отсюда. Его родители были разведены, и у него имелся старший брат, который больше походил на отца и с которым у него не очень хорошие отношения.
        Мне было страшно интересно узнать больше о Кейдене, и я была удивлена тем, скольким он поделился со мной. Мне нравилось его слушать и я даже не заметила, что в какой-то момент мне стало так холодно, что у меня застучали зубы.
        Мы решили плыть обратно к берегу.
        Когда я снова оделась, на свитере Кейдена и брюках мокрое белье оставило пятна. Он, конечно, не мог удержаться от глупых замечаний. Потом он, не раздумывая, снял свои трусы - и я тут же испуганно отвернулась и выудила сотовый телефон из кармана свитера. Моя потребность в наготе на сегодня была удовлетворена. Я определенно не хотела пялиться на Кейдена-младшего.
        Задумавшись, я разблокировала экран и застыла.
        На нем было имя моей матери.
        Она два раза пыталась мне дозвониться.
        Поспешно стерев оповещение, я сунула руку с мобильником в карман свитера. Я сжимала его корпус так крепко, что он стал горячим в моих согнутых пальцах.
        Я сделаю все, чтобы она не попыталась снова связаться со мной. Я вообще не хотела знать, чего она от меня хочет. Наверное, теперь, месяц спустя после того, как я покинула Денвер, она заметила, что я не вернулась домой вечером.
        Кейден бросил на меня непонимающий взгляд, но ничего не сказал. Мы отправились в обратный путь.
        Все это время я крепко сжимала губы, топала по земле тверже, чем нужно, и сильнее била по веткам, преграждавшим нам путь. Имя моей матери вызвало во мне нескрываемую ярость, от которой я хотела избавиться любой ценой.
        - Никогда бы не подумал, что я это скажу, но мне не нравится, когда ты так молчишь. Тебе это не подходит. Будто пицца без сыра.
        Мои руки дрожали в карманах свитера. Один звонок от матери - и я снова оказалась той слабой, беззащитной девушкой, которой больше никогда не хотела быть. Гребаное дерьмо.
        - Я думала, что именно этого ты хочешь.
        Он остановился.
        - Что случилось?
        Я непоколебимо шла вперед. Мне просто хотелось заползти в теплую постель и отвлечься на один из своих любимых сериалов.
        - Ничего.
        - Если ты сейчас же не скажешь мне, что происходит, Эллисон, то можешь идти домой пешком.
        Я повернулась и недоверчиво уставилась на него.
        - Не смотри так. Я оставлю тебя здесь, а потом мы посмотрим, как ты доберешься до квартиры.  - Его глаза сверкнули.  - Это потому что мы вместе купались голыми? Да ладно, ты должна была знать, что я ничего не сделаю с тобой, даже если…
        - Перестань!  - воскликнула я, чувствуя, как мои щеки становятся пунцовыми.  - Боже мой, ты так уверен в себе, что мне даже дурно от этого. Во-первых, мы не купались голыми - если ты не заметил, на мне было нижнее белье.
        - О, я заметил. Поверь мне.  - Уголки рта Кейдена подрагивали.
        Я закатила глаза и снова повернулась к дороге.
        - А что во-вторых?  - спросил он и догнал меня двумя большими шагами, так что оказался рядом со мной.
        - Нет никаких во-вторых.
        Кто бы мог подумать, что этот прекрасный день закончится таким провалом?
        - Хорошо.  - Кейден пронесся мимо меня и устремился к своей машине с такой скоростью, что мне оставалось только недоуменно моргнуть. Он сел и завел двигатель.
        Он пытался подловить меня? Он же не мог меня просто оставить! Что если здесь водились дикие звери, ищущие добычу? Я не хотела умереть в дикой природе!
        Кейден выехал на дорогу и остановился рядом со мной. Окно приоткрылось.
        - Либо ты говоришь мне, почему выглядишь так, будто твоя любимая группа сегодня объявила о распаде, либо я уезжаю. Решение за тобой.
        Я разозлилась и почувствовала жгучее желание изо всех сил ударить по его проклятой машине.
        - Что тебя интересует?  - огрызнулась я.  - Это ты сказал, что я должна держать свое женское нытье при себе. Я просто выполняю твои пожелания!
        - Как хочешь,  - пробубнил Кейден и нажал на газ. Мотор заревел.
        Он на самом деле собирался уехать и оставить меня здесь.
        Я сжала пальцы в кулак так крепко, что хрустнули костяшки.
        - Мне позвонила моя чертова мать!  - закричала я.
        Джип резко остановился, подняв облако пыли. Потом он проехал немного назад.
        - Видишь? Это было не так уж трудно.  - Я ожидала, что Кейден продолжит и потребует объяснений. Но он этого не сделал. Только подмигнул мне один раз, прежде чем перегнуться через центральную консоль и распахнуть пассажирскую дверцу.  - Садись.
        Мне потребовалось мгновение, чтобы успокоиться. Я бы с радостью шагнула в открытую дверь, но сомневалась, что Кейден все-таки возьмет меня с собой. Поэтому я поджала губы и оставила ему выбор музыки. Он нашел то, чего я еще не слышала, но что идеально подходило моему настроению. Песня была громкой, быстрой и чуть не лишила меня барабанных перепонок.
        Музыка смешалась с моим гневом и вытеснила его из моего тела громкими барабанами. В какой-то момент я расслабилась и опустила плечи.
        Я не позволю отнять у себя свободу.
        В мыслях я снова разыграла нашу прогулку. Весь день был таким прекрасным, и этим я обязана Кейдену. Я повернула голову и посмотрела на него. Невольно мои губы растянулись в улыбке. Я уже не сожалела о том, что поселилась с ним.
        Глава 9
        В течение следующих нескольких дней я пыталась вытеснить воспоминание о том, что мне позвонила мама. Я буквально погрузилась в свои очерки и проводила еще больше времени в библиотеке, что довольно быстро меня достало. К концу недели я была полностью истощена, и мои нервы не выдерживали.
        Когда я в тот вечер вернулась домой, Кейдена и след простыл. Впервые с тех пор как я жила у него, квартира была в моем распоряжении. С облегчением я опустилась на диван, но тут же пожалела об этом, когда сразу несколько мест на моем теле болезненно запротестовали. Поход не прошел незамеченным. У меня все еще противно ныли мышцы, а царапины на шее и волдыри на ногах медленно заживали.
        Я решила побаловать свое бедное тело ванной. У меня даже осталось несколько ароматных бомбочек после моего последнего визита в Lush[7 - Магазин органической косметики.]. Пока вода набиралась, я собрала спальные принадлежности и взяла с подоконника свечи, чтобы поставить их на край ванны. Мне очень хотелось взять с собой ноутбук. Расслабиться в воде за просмотром одного из моих любимых сериалов было для меня чуть ли не воплощением идеального вечера. Однако я не решалась одновременно использовать воду и технику. Я не хотела ни того, чтобы мой ноутбук сломался, ни того, чтобы я умерла мучительной смертью от удара током и Кейден нашел меня голой в ванной.
        С удовольствием наблюдая, как сверкающий разноцветный шар растворяется в воде, я вдыхала божественный аромат ванили и какао, который медленно распространялся по всей ванной. Я завязала волосы в пучок - на этот раз половина прядей выпала - и опустилась в воду.
        Это было восхитительно.
        Я закрыла глаза, наслаждаясь теплом воды и мягкой пеной, которая сладко благоухала и обволакивала все мое тело. Купание уже много лет было одним из моих любимых ритуалов для релаксации.
        Я была так погружена в себя, что только краем сознания уловила тихую ругань в коридоре. Неожиданно Кейден бросился в ванную и одним ударом вырвал меня из моего сумеречного состояния.
        - Что…
        - Вон!  - завизжала я и вскинула руки, чтобы прикрыться. Быстро сообразив что к чему, я схватила занавеску для душа и задернула ее.
        Но мой сосед по комнате, по-видимому, даже не думал уходить. Я отчетливо различила его очертания за занавеской.
        - Почему здесь пахнет, как в борделе?
        - Кейден, на случай, если это от тебя ускользнуло: я купаюсь.  - Я стиснула зубы и огляделась в поисках чего-нибудь, что могла бы бросить в него.
        - Может, ты перестанешь портить квартиру своими отвратительными сладкими штуками?
        - Не мог бы ты быть так любезен выйти из ванной и наконец дать мне ключ, чтобы я могла отдохнуть?
        - Не могла бы ты объяснить мне, почему твоя странная подруга-первокурсница считает, что я одинок и заинтересован в ее обществе? Эта девушка подстерегает меня здесь уже несколько недель - у нее даже есть копия моего расписания.
        Его рычащий голос стал громче, и я быстро собрала как можно больше пены у всех важных мест.
        - От кого она получила мое расписание занятий, Элли?
        Я крепко сжала губы, чтобы не улыбнуться. Это был всего лишь вопрос времени, прежде чем Кейден об этом узнает. Но Мэдисон просто не отставала от меня! Мы были в одной учебной группе, и она снова и снова спрашивала о нем - что я должна была сделать? Сказать «нет» только для того, чтобы потом меня выкинули из группы, которую она создала? Кейден же был готов к свиданиям без обязательств, в этом он сам признался. Он не должен так себя вести. К тому же Мэдисон была действительно хорошенькой и, не считая ее немного одержимой манеры поведения, прекрасной девушкой.
        - Я подумала, тебе может понадобиться женское общество, раз уж я все-таки прогнала твою последнюю пассию. Я действовала из лучших побуждений. Честно,  - пробормотала я.
        Он презрительно рассмеялся.
        - Да, точно. А я Человек-паук.  - Я услышала, как хлопнула дверь, и с облегчением выдохнула.
        Через несколько секунд она снова распахнулась.
        Занавеска была резко сдвинута сторону.
        - Кейден!  - пискнула я.
        Его ухмылка была такой злобной, что на мгновение я всерьез испугалась. Потом он поднял огромное ведро и вылил все его содержимое на меня.
        Я закричала. Громко.
        Сукин сын опрокинул на меня ледяную воду. Поспешно я схватилась за занавеску для душа и держала ее перед собой, прежде чем вскочить и снять полотенце с верхней планки. Я завернулась в него, вытерла мокрое лицо и, сузив глаза, сердито посмотрела на Кейдена.
        - Значит, война.
        Он прислонился к двери, одной рукой зарывшись в карман брюк, и приподнял бровь. Уверенный взгляд, которым он окинул меня, явно должен был сказать мне, что Кейден все видел.
        Я покосилась на ведро, которое он небрежно уронил рядом, и задумалась. Я схватила его, энергично водя им по воде ванны, и вылила все содержимое в сторону Кейдена. Он получил по полной.
        Неважно, что сейчас последует: потрясенное выражение на его лице определенно стоило того.
        Рубашка Кейдена была полностью покрыта водой, а пена прилипла к его волосам и лицу. Блестки были повсюду. Кейден был похож на фею, которая выстрелила волшебной пылью не в ту сторону.
        Я захихикала.
        - Это ошибка.
        В следующую секунду он бросился на меня. Мое хихиканье превратилось в визг. Обеими руками я держала полотенце, боясь, что он сорвет его с меня, но в этом я ошиблась.
        Кейден вскочил в ванну полностью одетый. В мгновение ока его одежда полностью промокла, но, казалось, он не возражал. Одной рукой он схватил меня за шею, а другой потянулся к насадке душа. Краем глаза я увидела, как он переключил регулятор на холодный.
        - Нет!  - выдавила я, все еще вцепившись пальцами в полотенце перед грудью.  - Кейден, я тебя предупреждаю!
        - И что ты сделаешь?  - Я услышала, как он засмеялся.
        Как можно сильнее я наступила ему на ногу. К сожалению, под водой получилось совсем не так, как я себе представляла.
        - Хорошая попытка,  - равнодушно сказал он и схватил меня еще крепче.
        Потом включил душ.
        Мой крик потонул в ледяной воде. Изо рта у меня вырвался только хрип, когда холод вытеснил воздух из моих легких. Даже полотенце не могло защитить меня от струи воды.
        Шок утих, и я начала сопротивляться. Правда, у меня была свободна только одна рука, но в какой-то момент мне удалось схватить Кейдена за предплечье. Мне хотелось как следует ущипнуть его, но для этого его мышцы были слишком твердыми, а кожа - слишком скользкой. Я громко застонала и попыталась освободиться еще раз. Когда это тоже не сработало, я активировала те немногие знания, которые остались у меня еще с курса самообороны в старшей школе,  - и со всей силы ткнула локтем в живот Кейдена.
        Это не возымело желаемого эффекта, но заставило его вздрогнуть. Как ни странно, его первым побуждением было прижаться ко мне. Идиот.
        Я не могла выдерживать его вес ни секунды дольше и даже не пыталась вцепиться в занавеску душа. Я в ужасе распахнула глаза и почувствовала, как его рука коснулась моего затылка, прежде чем мы вместе рухнули в ванну. Вода брызнула ввысь и залила всю комнату.
        Разноцветные точки заплясали перед глазами, и я застонала от боли. Я упала прямо на копчик.
        - Все в порядке?  - Кейден оперся одной рукой о край ванны. Другая лежала под моей головой, смягчая удар.  - Элли?
        Я замычала, пытаясь сориентироваться. Голова не болела, зато ныли локоть и спина. Я несколько раз моргнула и растерянно подняла голову.
        Кейден был прямо надо мной, глядя на меня очень внимательно. Я чувствовала его дыхание на своих влажных щеках. Он дышал быстро и отрывисто.
        Невольно я протянула руку и убрала со лба мокрые пряди. Он придвинулся ближе. И еще ближе. Так близко, что его лицо расплылось перед моим, и я почувствовала напряженные мускулы на своем теле. Я чувствовала близость Кейдена. Мое дыхание выровнялось, и знакомое тепло распространилось во мне. У меня перехватило дыхание, когда я поняла, что это желание. Я закрыла глаза и вцепилась пальцами в его руку.
        Похоже, это пробудило Кейдена от транса. Я сразу почувствовала, как он застыл надо мной. Он громко выругался.
        Я ошеломленно моргнула.
        - Именно поэтому я не хочу соседку по комнате.  - Он стиснул зубы и поднялся быстрее, чем я хотела. В мгновение ока он исчез и захлопнул за собой дверь.
        Мне потребовалось какое-то время, чтобы мое дыхание снова успокоилось.
        Что, черт возьми, это только что было?
        Глава 10
        У меня раскалывалась голова. Учитывая бесчисленные книги и записи, лежавшие на столе и полу в гостиной, это было неудивительно.
        Доун испустила глубокий вздох. Она вытянула ноги из-под стола и оперлась на руки.
        - Мне кажется, больше ничего не влезает в голову. Она совсем забита,  - произнесла она и на мгновение закрыла глаза.
        - У меня так же.  - Я подтянула колени к груди, уронила голову назад, на край дивана, и уставилась в потолок гостиной.
        На следующей неделе предстоял наш первый экзамен по литературе, для которого мы должны были изучить основы анализа текста, а также особенности разных эпох и их представителей. Материала было столько, что я не знала, с чего начать. Хотя мы с Доун всегда старались следить за лекцией и не слишком много болтать. Но поскольку предполагалось освоить большую часть материалов самостоятельно, это не имело никакого значения.
        - Может быть, нам следует закончить на сегодня?
        Словно для того чтобы поддержать меня в этой затее, в дверь квартиры позвонили. Я с трудом поднялась с пола, вышла в коридор и посмотрела в глазок. Я была поражена. Моника и Итан, ухмыляясь, уткнулись лицами в глазок.
        - Привет вам двоим,  - сказала я, открывая дверь.
        - Элли!  - Моника тут же обвила меня руками. Прежде чем отпустить меня, она шумно понюхала мои волосы.  - Я же говорила, Кейден преувеличивает! От нее совсем не воняет.
        Я возмущенно начала хватать ртом воздух.
        - Он говорит, что я воняю?
        Итан кивнул с серьезным видом. Затем наклонился ко мне и тоже глубоко вдохнул.
        - Но, если тебя это утешит, он врет.
        Я решительно покачала головой.
        - Спенсер и Кейден скоро будут здесь. Мы хотели провести уютный вечер на диване…  - Моника встала на цыпочки и посмотрела через мое плечо на Доун, которая махала ей, сидя на полу перед диваном.  - Вы обе приглашены.
        - О,  - нерешительно сказала я. Я была почти уверена, что Кейден отменил бы это приглашение сразу же, если бы оказался дома.
        - Эй, а вот и мои походные ботинки!  - Она указала на ботинки, аккуратно стоявшие возле гардероба рядом с обувью Кейдена.  - Они хорошо тебе служат?
        - Да, еще раз спасибо,  - сказал я, улыбаясь.  - В прошлый раз у меня даже не было мозолей. Только несколько синяков и царапин на руках и ногах от постоянных падений.
        Моника рассмеялась, снимая куртку.
        - Поверь, я знаю, о чем ты говоришь.
        Она сжала мою руку, а затем направилась в гостиную, чтобы познакомиться с Доун.
        - Ты дала ей идеальный предлог, чтобы не ходить в походы со мной,  - с усмешкой произнес Итан.  - За это она любит тебя еще больше.
        - Прости, Итан,  - отозвалась я и дружески похлопала его по плечу, прежде чем вернуться в гостиную и начать собирать свои вещи.
        С момента инцидента в ванной мы с Кейденом избегали друг друга, и я предпочла бы отступить сейчас, пока он еще не вернулся. Но как только Доун исчезла в моей комнате с последней лекцией и учебниками, я услышала, как открылась входная дверь. Я обернулась, и в коридоре появились Спенсер и Кейден, нагруженные большими плоскими картонными коробками.
        - Привет, Элли,  - сказал Спенсер, увидев меня в гостиной. Стоя, он снял ботинки и аккуратно пихнул их к нашим с Кейденом.
        - Привет, Спенсер. Как дела?
        - Не могу пожаловаться. Сдал все экзамены, осталось только два. Скрести за меня пальцы!  - Он и Кейден поздоровались с Моникой и Итаном, а затем разложили коробки на кухонной стойке.
        - Пальцы скрещены,  - подтвердила я, направляясь в свою комнату.
        - Ты куда?  - крикнул мне вслед Кейден.
        Я остановилась и взглянула на него через плечо. Он как раз собирался доставать из шкафов тарелки и салфетки.
        - Доун пришла, чтобы заниматься,  - объяснила я.  - Мы не хотим вас беспокоить.
        Он нахмурился.
        - Это плохо. Мы принесли вам пиццу.
        Я открыла рот и снова закрыла его. Неужели это было предложение перемирия от него? У меня слюнки текли от одного только запаха пиццы, который начал распространяться по квартире.
        - Правда.
        Сосредоточившись, Кейден положил первую пиццу на тарелку и передал через стойку Спенсеру, который поставил ее на стол перед Моникой и Итаном.
        Я очнулась от ступора и вошла на кухню как раз в тот момент, когда Кейден открывал очередную коробку.
        - А, вот и она. Бекон, яйца, голландский соус и брокколи. На самом деле самая отвратительная пицца, которая была в меню. Подумал, что это как раз то, что нужно для тебя и твоего кошмарного вкуса.
        Я не могла поверить в то, что увидела. Внезапно я почувствовала странную пустоту в животе. Кейден подложил под пиццу лопатку и водрузил ее на тарелку, которую протянул мне с выжидательным видом.
        А потом случилось самое неприятное, что только можно вообразить.
        Я заплакала.
        - Только не снова,  - застонал Кейден и со стуком поставил тарелку на рабочую поверхность.  - Правило первое, черт возьми!
        Мгновение я не отрываясь смотрела на него, потом развернулась и убежала в свою комнату. Я захлопнула за собой дверь, чтобы дать волю слезам.
        - Элли,  - встревоженно окликнула меня Доун и тут же поднялась с кровати.
        - Что случилось?
        Я осталась стоять у двери с опущенной головой. В гневе я прижала ладони к глазам и заставила себя сделать тихий вдох. Только через несколько минут я настолько успокоилась, что смогла ответить Доун.
        - Кейден принес пиццу,  - сказала я дрожащим голосом и медленно опустила руки.
        Доун озадаченно моргнула.
        - Вот ублюдок. О чем он только думает?
        Я засмеялась и вытерла уголки глаз. Потом, вздохнув, плюхнулась на диван.
        - Я не об этом.
        - Тогда в чем дело? Я хочу ненавидеть его, но мне трудно это делать,  - произнесла Доун, прислонившись к стене.  - Потому что я чувствую запах пиццы и начинаю безумно хотеть есть.
        Я посмотрела на нее, когда жжение понемногу стихло.
        - Я никогда не ела пиццу дома.
        Глаза Доун округлились.
        - В смысле?
        - У нас дома запрещена еда из фастфуда. У моей мамы был такой пунктик, что она постоянно считала калории. Она не хотела, чтобы я толстела, и на каждую неделю составляла мне план питания. Включая строгую программу упражнений.  - Я беспомощно пожала плечами.  - Единственная пицца, которую я ела, случилась в Риме, во время семейного отдыха.
        Это оказалась лишь часть правды. Я все еще была совершенно выбита из колеи из-за звонка матери. Когда Кейден протянул мне пиццу, я вдруг снова услышала в ухе ее голос, предупреждающий меня о калориях и обвиняющий в том, что я уехала. Я ненавидела, что она все еще влияет на мою жизнь.
        Я видела в глазах Доун, как она прокручивает у себя в голове сказанное мной.
        - Какая мать запрещает своему ребенку фастфуд?  - воскликнула она наконец возмущенно и оттолкнулась от стены.  - Несколько моих самых прекрасных воспоминаний из детства я получила в «Макдоналдсе». Крутая горка, вкусная еда и игрушки - пожалуйста, не говори мне, что ты никогда не была в «Макдоналдсе».
        Когда я покачала головой, она потрясенно прижала руку ко рту.
        - Элли, это не может быть правдой.
        Я глубоко вдохнула.
        - Ты не знаешь Шэрон Харпер, Доун. Она - тиран. Даже сейчас она предпочла бы контролировать всю мою жизнь. На кого я учусь, с кем дружу, что ем - и даже мой чертов цвет волос.
        Доун ошеломленно покачала головой, а затем шагнула ко мне.
        - Элли Харпер,  - начала она с убийственно серьезным видом.  - Сейчас мы выйдем отсюда, и ты сожрешь пиццу. Если ты будешь стонать от наслаждения, меня это устраивает. Если у тебя при этом выступят слезы, супер!  - Она наклонилась и посмотрела мне прямо в глаза.  - Ты свободна, Элли. Все в твоих руках, и тебе больше никогда не придется позволять кому-то другому вмешиваться в твою жизнь. Ты слышишь?
        У меня на глаза снова навернулись слезы. С усилием я отогнала их и проглотила комок в горле.
        - Хорошо.
        - Отлично! А теперь пойдем,  - сказала Доун, уже открыв дверь, и вышла из комнаты, не обращая внимания на то, следую ли я за ней.
        Я бросила взгляд в зеркало и вытерла темные пятна под ресницами. Потом несколько раз глубоко вдохнула и распрямила плечи. Остальные не должны заметить, как сильно я облажалась. Одно дело Доун - я знала, что могу доверять ей. Но Кейдена и его друзей я плохо знала. Для них я хотела быть просто Элли, а не той слабой, пустой оболочкой, которую сделала из меня моя мать в Денвере.
        - Это первая пицца Элли!  - громко провозгласила Доун. Я закатила глаза. Что ж, теперь все знали. Я робко вошла в гостиную, но с облегчением заметила, что остальные даже не обратили на меня внимания. Либо не думали о моем побеге, либо были достаточно тактичны, чтобы не упоминать об этом.
        - Налетайте,  - сказал Спенсер уже с полным ртом.
        Я села на пол рядом с Доун и взяла салфетку, которую она протянула мне. Я благодарно ей улыбнулась. На заднем плане тихо играла музыка. Я взяла кусок пиццы, которую выбрал для меня Кейден, и некоторое время боролась с сырными нитками. Я почувствовала на себе взгляд Доун, когда сделала первый укус.
        Я задумчиво прожевала пиццу. Это было восхитительно. Смесь соуса, сыра и бекона была просто идеальной. Я тут же откусила еще и застонала от удовольствия.
        Доун рассмеялась, и Кейден тоже издал забавный звук.
        - По-моему, ты сделала правильный выбор,  - сказал Спенсер. Кейден лишь пожал плечами и откусил от своей пиццы.
        - Теперь я уже не могу представить без нее свою жизнь,  - вздохнула я через некоторое время, после чего все рассмеялись.
        - Как получилось, что ты никогда ее не ела? Я к тому, что это как-то ненормально,  - спросил Итан. Моника схватила его за руку.
        - Мы все в чем-то ненормальны, Итан,  - произнесла она.  - Посмотри на нас. Меня завораживают ногти. Мне нравится придавать им форму, красить их…
        Итан задумчиво рассматривал ее покрытые лаком ногти.
        - Качество, из-за которого я люблю тебя еще сильнее, детка.
        Она с усмешкой отмахнулась.
        - Ты однажды пытался спуститься с горы Уилсон с доской для серфинга. Кто так делает?
        - Это был спор. Кейден бросил мне вызов,  - объяснил он, обращаясь ко мне и Доун.
        - Чувак, я-то в чем виноват? Я ничего не могу поделать с тем, что ты делаешь все, что тебе скажут.
        Я точно видела, что за куском пиццы Кейден скрывал улыбку. Морщинки вокруг глаз его выдали.
        - А я тащусь от рыжих,  - с полным ртом пробормотал Спенсер. Рядом со мной застыла Доун.  - Это не шутка. Когда у женщины рыжие волосы, она в моих глазах в десять раз горячее.
        Я рассмеялась.
        - Да ты сошел с ума, чувак,  - Кейден откинулся на спинку кресла и, покачивая головой, вытер салфеткой рот.
        - И что с того? Моника была права. Никто из нас не нормальный,  - отозвался Спенсер.  - У тебя проблемы с привязанностью, Элли по какой-то непонятной причине ни разу не ела пиццу, Моника тащится от ногтей, а у Доун… рыжие волосы.  - Спенсер несколько раз моргнул, словно только что впервые заметил этот факт.  - Пойдешь со мной на свидание?
        Все засмеялись, кроме Доун, которая стала пунцовой.
        - Нет, спасибо.
        Спенсер пожал плечами и снова вернулся к своей пицце. Он аккуратно снимал овощи один за другим и засовывал их в рот, прежде чем съесть тесто.
        - У меня нет проблем с привязанностью,  - вдруг сказал Кейден.  - Я добровольно решил отказаться от отношений. Я нахожу подобное ненужным.
        - Да, и смотри, что ты упускаешь,  - хихикнула Моника, указывая на себя.  - Доказательство А.
        Он только закатил глаза.
        - Помните, как я готовила вам, ребята, блины? Чудесное было время,  - пробормотала она. Итан что-то промычал, я истолковала это как согласие.
        - Твои блины всегда были подгоревшие,  - сухо заметил Кейден.  - Кроме того, ты постоянно оставляла свою косметику по всей ванной.
        - Ты никогда не жаловался на блины, тут же набрасывался на них, насколько я помню.
        - Только потому, что Итан заставил меня быть добрым к тебе.
        - Если это доброта, то я королева Китая!
        - Императрица Китая, если правильно,  - пробормотал Итан. Уголки его рта предательски подергивались.
        - Мне все равно. Кейден - ублюдок и совсем не добрый малый. Но знаешь что? Я все равно люблю тебя!  - Она вскочила и порывисто обняла его. Он скривил лицо, когда она поцеловала его в щеку, и без особого энтузиазма попытался отодвинуть ее от себя.
        Я была не единственной, кто заметил его улыбку.
        Всю неделю я проводила много времени по вечерам с Кейденом и его друзьями. Доун навещала нас, как только к ее соседке по комнате приходили парни - что на самом деле случалось удивительно часто,  - и мы пробовали все доставки в этом районе. Тем не менее даже грандиозный чизбургер, который мы проглотили в среду вечером, не смог приблизиться к моей первой пицце.
        Жить вместе с Кейденом стало легче. Он даже позволил мне смотреть телевизор, когда его не было. А когда он был дома, то больше не прогонял меня с дивана, а заставлял смотреть сериалы с ним.
        В тот день мы смотрели фильм о супергероях, который только что вышел на Blu-Ray. Утром я наконец сдала экзамен по литературе, и мы отпраздновали это событие, заказав огромную порцию суши.
        - Это так глупо,  - сказала я с набитым ртом и окунула маки в соевый соус. Суши заняли второе место в списке моих любимых блюд.
        - Что?  - Кейден продолжал таращиться на происходящее на экране.
        - Разве нет боевика, в котором не было бы женщины, которую преследуют злодеи?  - спросил я его, качая головой.  - Я о том, что это, конечно, ладно. Каждая женщина хочет, чтобы ее спасли, но постоянная возня действует мне на нервы.
        - Это один из основных элементов кино. Герой влюбляется, раскаивается в этом задним числом и через некоторое время отказывается от упомянутой женщины во благо человечества.
        - Думаю, что комиксы иногда могут прекрасно обходиться без этих вынужденных романов.  - Я фыркнула, когда упомянутый женский персонаж появился в сцене и душераздирающе посмотрел на своего героя.  - Кроме того, я просто не могу поверить, насколько плоха эта актриса. Честно говоря, у нее примерно столько же харизмы, сколько у гребаной картошки.
        Кейден запрокинул голову и громко рассмеялся. Его смех звучал приятно и грубо одновременно.
        - Я полностью согласен с тобой.
        Ролл упал с моих палочек обратно на тарелку, и я уставилась на Кейдена.
        - Что ты только что сказал?
        - Я полностью…  - Он замолчал и ответил на мой удивленный взгляд. Видимо, понял, что впервые согласился со мной.
        - Ха! Кто бы мог подумать,  - произнесла я и проткнула палочкой рисовый рулет. Я подняла его в воздухе, уверенная в победе. Однако, прежде чем успела засунуть еду себе в рот, Кейден наклонился и схватил его.
        - Эй!  - возмущенно воскликнула я.
        - Сама виновата,  - сказал он с полным ртом, потирая плоский живот.
        Не знаю, как ему удавалось оставаться таким стройным. В основном он съедал огромную порцию, а потом вдобавок еще и мою еду. Я уже две недели снова регулярно ходила на пилатес, и все же немного прибавила в весе. Не слишком много, но точно несколько фунтов, которые заставили мои джинсы сидеть плотнее.
        Дверной звонок вырвал меня из моих мыслей, и я вздрогнула.
        - У тебя гости?  - спросил Кейден.
        Я покачала головой и поднялась, так как он еще не доел. Я выбежала в коридор и посмотрела в глазок.
        У меня перехватило дыхание.
        Это была моя мать.
        Глава 11
        Мне показалось, что ледяные когти сомкнулись на моей шее.
        Колени стали мягкими.
        Сердце остановилось.
        Я не могла дышать.
        Я тут же отпрянула от двери и прижалась спиной к гардеробу.
        - Пузырик?  - окликнул меня Кейден и откинулся на диване, чтобы увидеть меня из гостиной.
        Выпучив глаза, я уставилась на него и изо всех сил замотала головой.
        - Что случилось?  - спросил он громче.
        Я быстро осмотрела себя. Поскольку мой план на оставшийся день состоял в том, чтобы валяться на диване и смотреть телевизор, я уже выбралась из своих обтягивающих джинсов и сменила их на уютные тренировочные брюки. Еще на мне была рубашка Вудсхиллского университета, которая оказалась слишком велика мне, размера на два. Я, правда, еще не смыла макияж, но уже некоторое время не смотрела в зеркало. Наверное, кое-где косметика размазалась. Не говоря уже о моих волосах. В таком виде я никак не могла открыть дверь. Кейден сделал несколько шагов ко мне и мрачно посмотрел на меня, прежде чем тоже бросить взгляд в глазок. Только сейчас я осознала, что стою на его ботинках. Однако не осмелилась сдвинуться даже на миллиметр.
        Снова раздался дверной звонок, три раза подряд.
        - Это…  - Он поднял обе брови.
        - Моя мама,  - прошептала я, надеясь, что он меня понял.
        - Кристал!  - приглушенно раздался ее голос с другой стороны двери. Затем последовал энергичный стук.
        На этот раз мое сердце действительно остановилось. Кейдену придется вызвать «Скорую помощь», чтобы оживить меня.
        - Кристал Эллисон Харпер, я точно знаю, что ты там! Я отследила твой мобильный телефон!
        Мои пальцы дрожали, и я предприняла попытку погладить рубашку. Кейден шагнул вперед и схватил меня за плечи. Его глаза стали совсем темными, когда он напряженно изучал мое лицо. Кейден понятия не имел, что здесь происходит, но его взгляд подсказывал, что он догадался, что мне нужна помощь.
        - Переодевайся спокойно,  - хладнокровно сказал он.  - Я приготовлю ей чашку кофе или что-то в этом роде.
        Говорить я не могла, только кивала. Снова и снова.
        - Для этого тебе лучше всего пойти в свою комнату, Элли,  - спокойно произнес он, выталкивая меня из коридора.
        Мои ноги были тяжелыми, будто налились свинцом, когда я вернулась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Мой взгляд упал на письменный стол, который был хоть и не грязным, но все же не таким аккуратным, как нравилось маме. Одежда, которую я надевала сегодня, лежала на письменном столе, а диван я даже не задвинула.
        Я оглядела комнату мамиными глазами, и мне стало тошно. Она возненавидит ее - в этом я была уверена. И она даже не постесняется сказать мне об этом.
        Разозлившись, я стянула штаны и проскользнула в джинсы. Я ведь недавно переехала. Только теперь обустроилась. Это было несправедливо, что она так нагрянула!
        Я слышала голоса из коридора, но не понимала, что говорят. Словно в трансе, я вытащила из шкафа розовую блузку, которую в последний раз носила в Денвере. Но когда я достала выпрямитель волос из комода, то остановилась.
        Нет.
        Я не буду переодеваться.
        Я бросила взгляд на зеркало. Мой макияж был в порядке, мои волосы тоже. Правда, косметика уже немного стерлась, но, на мой вкус, так было лучше, чем раньше, особенно в сочетании с кудряшками. Внезапно меня охватило странное спокойствие.
        Я чувствовала бы себя более комфортно, если бы была самой собой, и не дам ей возможности одним своим присутствием превратить меня в прежнюю неудачницу. В общем, я запихнула блузку обратно в шкаф и вместо этого надела рубашку Вудсхилла.
        Теперь мне оставалось только контролировать пульс. Рано или поздно мне все равно пришлось бы снова столкнуться с ней. Сейчас или через два месяца было неважно.
        Холодный пот стекал по моей спине, а руки стали липкими, когда я открыла дверь и решительно вошла в гостиную. Мама сидела спиной ко мне на высоком стуле у кухонной стойки. Кейден что-то говорил ей, но я была слишком взволнована, чтобы понять хоть одно его слово.
        - Здравствуй, мама,  - буркнула я.
        Словно в замедленной съемке, она обернулась. Я затаила дыхание. Меня будто перенесли обратно на нашу кухню в Денвере на несколько недель назад, когда я впервые рассказала родителям о своих планах относительно учебы в колледже. Властный взгляд мамы, приподнятый подбородок, идеальный светлый длинный боб. И выражение чистого ужаса на ее лице, которое от частых визитов к пластическому хирургу всегда казалось неестественно жестким.
        - Боже, Кристал. Как ты выглядишь?  - Ее голос звучал ошеломленно, словно она смотрела на что-то особенно отвратительное.
        - Как?  - Я удивленно посмотрела на нее.
        - Что ты сделала со своими волосами?  - продолжила она и сползла со стула. Она разгладила костюм, который наверняка стоил больше, чем вся обстановка в квартире Кейдена, а затем, сощурив глаза, сделала шаг ко мне.
        Она ухватила меня за подбородок и повернула голову из стороны в сторону, потом презрительно дернула за несколько прядей волос. Мне пришлось сильно стиснуть зубы, чтобы не оттолкнуть ее руку.
        - И правда. Я ожидала от тебя большего.
        - Я тоже рада тебя видеть, мама,  - выдавила я, заставив себя улыбнуться.
        Она цокнула языком, а потом прошла мимо меня к дивану.
        Я последовала за ней на некотором расстоянии.
        - Чем обязана такой чести?  - спросила я.
        Она закинула ногу на ногу и положила рядом с собой сумочку от Chanel. Она снова наморщила нос, оглядывая гостиную. Потом пригладила свои идеально уложенные волосы.
        - Ты не отвечала на мои звонки. Мы с отцом беспокоимся.
        Я рассмеялась. Хотя этот звук больше походил на лай.
        - Ах, неужели?
        - Не веди себя по-детски, Кристал.
        Каждый раз, когда она называла меня так, я вздрагивала.
        - Мы считаем, что экскурсия в этот твой… городок,  - казалось, ей было трудно это выговорить,  - достаточно затянулась. Прекрати наконец этот нелепый бунт.
        У меня не было слов. Неужели она действительно думала, что я собираюсь вернуться в Денвер?
        Кейден поставил чашку с кофе на столик в гостиной перед мамой. Его челюсть была странно напряжена, будто ему приходилось сдерживаться, чтобы не вмешаться в наш разговор.
        - Взгляни на себя.  - Оттопырив мизинец, она потянулась за чашкой, не поблагодарив Кейдена.  - Ты же полностью опускаешься. Сколько фунтов ты набрала с тех пор, как живешь здесь?
        Я тяжело сглотнула и молча терпела, пока ее ледяной взгляд медленно скользил по моему телу. Затем она посмотрела на блюдо с суши на столе.
        - Неудивительно, с такой-то жратвой.
        Кейден издал непонятный звук. Мама посмотрела на него, подняв брови, и я знала, что она собирается нанести следующий удар. На этот раз по Кейдену. Я встала между ними.
        - Ты пришла сюда только для того, чтобы осудить мою жизнь, или хотела что-то сообщить?
        - Мы с твоим отцом думаем, что ты вернешься домой еще до Дня благодарения. Конечно, нет ничего такого в ожидании, что наша дочь примет участие в ежегодном благотворительном вечере.
        Я приложила все усилия, чтобы подавить презрительное фырканье. Мне приходилось посещать бесчисленные вечера и мероприятия с родителями. Скорее ад замерзнет, чем я еще хоть раз буду присутствовать на чем-то подобном.
        - Я не собираюсь бросать учебу только потому, что ты считаешь, будто этот путь не подходит мне, мама.
        Она поджала свои идеально накрашенные губы и склонила голову.
        - Ты должна прекратить этот ребяческий бунт, Кристал. У тебя есть обязанности, хочешь ты этого или нет.
        - Не знаю, сколько раз тебе это говорить, но я учусь, чтобы стать учительницей,  - выдавила я сквозь сжатые зубы.
        - Ах, дитя. Не знаю, сколько раз тебе повторять, что с этой профессией у тебя нет будущего,  - сказала она, качая головой.  - Ты должна быть рада, что мы платим за твое обучение.
        Ногти впились в мои ладони, так крепко я сжала кулаки.
        - Это самое меньшее после того, что мне пришлось пережить из-за тебя!  - прошипела я. Мне было все равно, что Кейден стоял рядом с нами и все слушал. Мне на все наплевать. Она должна исчезнуть.
        - Самое меньшее?  - Она притворно рассмеялась, прикрыв рот наманикюренной рукой.  - Ты так наивна и играешь в жертву, хотя прекрасно знаешь, что…
        - Замолчи,  - сказала я дрожащим голосом.
        - Я не позволю собственной дочери затыкать мне рот!  - Она снова пригладила свои волосы.  - Поверь мне, Кристал. Мы приняли правильное решение. И даже сейчас я хочу сделать тебе одолжение. Только оглянись. Ты живешь с… этим ничтожеством.  - Она бросила на Кейдена презрительный взгляд.  - Ты обрезаешь волосы и полностью запускаешь себя. Разве ты не осознаешь, как выглядишь?  - Она покачала головой.  - Я хочу только лучшего для тебя.
        Я стояла так неподвижно, что спина начала болеть.
        - Ты можешь оскорблять меня, сколько захочешь, мама. Но моего соседа ты оставишь в покое.
        Она надменно улыбнулась:
        - Какая прелесть. Ты прыгаешь в постель с татуированным сопляком и думаешь, что можешь вести себя как хочешь. Слушай, я здесь не для того, чтобы…
        Она не закончила. Кейден встал передо мной, скрестив руки на груди.
        - Думаю, будет лучше, если вы уйдете.
        Мама уставилась на него. Улыбка не сходила с ее губ, даже когда Кейден сделал еще один шаг к ней. Она грациозно поднялась и потянулась за своей сумкой.
        - Рано или поздно ты вернешься домой, Кристал. Когда все пойдет под откос, ты будешь, рыдая, стоять у нашей двери и просить тебя пустить. Только не удивляйся, если мы с твоим отцом не будем готовы к примирению.
        Она в последний раз бросила на меня пренебрежительный взгляд, потом исчезла в коридоре. Через несколько секунд я услышала, как захлопнулась входная дверь, но я совсем не осознавала этого.
        Я была словно в шоке. Я не знала, как долго стояла так. Минуту? Час?
        Слова матери эхом отражались в моей голове, даже когда я вышла из гостиной, чтобы запереться в своей комнате. Как добралась до кровати, я не знала. Словно мое тело не принадлежало мне. Больше всего на свете я хотела бы заплакать, но слезы не приходили. Вместо этого внутри меня появилась эта пустота, которая была мне слишком знакома.
        Я не слышала, как в мою комнату вошел Кейден. Он что-то говорил, но я не могла его понять. В какой-то момент его лицо оказалось перед моим. Я слегка подняла голову. Все вокруг меня расплылось. Мне было холодно.
        - Уходи,  - буркнула я.
        Он опустился передо мной на корточки и пристально посмотрел на меня. Его карамельного цвета глаза блуждали по моему лицу, вниз, к моим сжатым рукам, и обратно. Он выглядел удивительно спокойным. После встречи с Шэрон Харпер мало кто чувствовал себя так.
        - Эй,  - тихо сказал он.
        Во рту было сухо, и мне пришлось пару раз провести языком по губам, чтобы смочить их.
        - Я бы предпочла сейчас побыть в одиночестве,  - прошептала я. Откинув со лба прядь волос, я поняла, что вся покрыта потом. Я все еще чувствовала давление в груди. Мне было очень трудно дышать.
        Он нахмурился.
        - Я не оставлю тебя одну в таком состоянии.
        - Просто уходи, Кейден.
        - Нет.
        - Я сказала, чтобы ты убирался отсюда!  - прорычала я, пытаясь отвернуться от него, но он схватил меня за запястья. Он потянул меня вперед, и мне пришлось буквально раздвинуть ноги, потому что он присел на корточки прямо перед моей кроватью.
        - Кейден,  - предупредила я его.
        - Я не покину эту комнату до тех пор, пока не смогу быть уверен, что ты ничего с собой не сделаешь.
        Я подняла брови.
        - Даже не собиралась.
        - Прекрасно. Я не покину эту комнату, пока не смогу убедиться, что ты забыла каждое слово этой… женщины…  - я была почти уверена, что он на самом деле хотел выбрать другое слово и что остановился на нейтральном варианте только из уважения ко мне,  - …и снова выглядишь не как затравленный щенок.
        Кейден провел большими пальцами по моим рукам. Его кожа была теплой и, в отличие от моей, совсем не липкой.
        - И вовсе я не похожа на побитого щенка,  - пробормотала я.
        Он придвинулся еще ближе и нахмурился.
        - Это правда, Элли.
        - В лучшем случае как кошка.
        - Ммм?
        - Я имею в виду, что предпочла бы выглядеть как побитая кошка. Я их больше люблю.
        Я заметила, как постепенно расслабляюсь. Близость Кейдена оказала приятное воздействие, и его прикосновение почти заставило меня забыть о том, что только что произошло.
        Но только почти.
        - Кошки те еще хитрюги,  - вслух размышлял Кейден.  - По-моему, они не могут быть побитыми.
        Я слабо улыбнулась.
        - Так уже лучше,  - удовлетворенно сказал он. Потом снова задумался, и хватка вокруг моих запястий стала крепче.  - Ничто из того, что она сказала, не является правдой. Ты же это знаешь?
        Его голос был тихим, но все же убедительным.
        Я пожала плечами.
        - Она сама Круэлла де Виль. Не хватало только далматинской шубы.
        - Элли, ты не можешь воспринимать эту женщину всерьез,  - ошеломленно продолжил Кейден.
        - Но она права!  - воскликнула я. Я не хотела вести этот разговор. Я не хотела, чтобы он понял, как сильно меня это задевает.
        - Такая чепуха!  - Кейден заговорил громче.  - Она просто несла чушь - что из этого должно быть правдой?
        - Я… я набрала вес!  - в отчаянии воскликнула я. Я освободилась из его хватки и прижала руки к лицу. Пальцы Кейдена теперь лежали на моих бедрах.
        - Хорошо, возможно, это правда.
        Я посмотрела сквозь пальцы.
        - Большое спасибо.
        - Ну, это же правда,  - он усмехнулся.  - Когда мы впервые встретились, ты выглядела как чертова худышка. Теперь у тебя есть изгибы. Это очень сексуально, Пузырик.
        Он пихнул меня в бок, и я шлепнула его в ответ. Он со смехом увернулся. В последний раз он наклонился и внимательно осмотрел меня. Потом кивнул.
        - Теперь я могу оставить тебя в одиночестве.
        С этими словами он поднялся и вышел из моей комнаты. Я с трудом сглотнула. Кейден хотел как лучше. Но потребуется больше, чем несколько ободряющих слов, чтобы прогнать пустоту, которую оставил внутри меня визит моей матери.
        И против нее я знала только одно лекарство.
        Глава 12
        Я запрокинула голову и пригубила текилу. Потом слизнула соль с руки и откусила лимон.
        Сколько раз я уже повторяла эту процедуру в тот вечер, точно сказать не могла. Я выпила много, вероятно, слишком много, и потребовалось некоторое время, чтобы алкоголь вообще оказал на меня действие. Но теперь стены вращались, и я чувствовал себя прекрасно.
        - Как она это делает?  - спросил Скотт, глядя на меня. Я сидела между ним и Доун в «Хиллхаусе».
        - Не знаю. Ее печень, должно быть, из стали,  - отозвалась моя подруга, восхищенно глядя на меня. Печень из стали. Я фыркнула. Должно быть, досталось по наследству от матери. У нее стальное сердце.
        Я остановилась. Если бы я еще могла так ясно мыслить, мне определенно не потребовалось бы больше. Я наклонилась над баром и подняла руку. Через несколько секунд передо мной появился очередной бокал, и я с благодарностью подняла тост за бармена.
        - Я хочу потанцевать,  - крикнула я Доун и Скотту, выпив текилу. Я потащила их с собой на танцпол и начала двигаться под музыку. Я была пьяна и окружена своими друзьями. Сейчас мне будет лучше. По крайней мере, я так себе это представляла. Через некоторое время Скотт уехал с парнем, который показался мне знакомым по одному из моих занятий. Вскоре после этого мы с Доун познакомились с группой парней и девушек, с которыми прекрасно потанцевали. Было уже за полночь, когда они спросили нас, не хотим ли мы отправиться с ними на домашнюю вечеринку одного из их приятелей. Мы тут же согласились.
        Общежитие находилось в кампусе. Вообще-то это было всего в десяти минутах ходьбы от «Хиллхауса», но поскольку большая часть нашей группы опасно пошатывалась, нам, в конце концов, потребовалось полчаса на дорогу. Доун сегодня пила немного меньше, чем я,  - неплохая идея, если учесть, что мы отважились отправиться на студенческую вечеринку,  - и сделала все возможное, чтобы доставить меня к месту назначения.
        Уже издалека я увидела замусоренный двор здания. Студенты толкались перед входом со стаканами в руках, и в воздухе стоял запах, который говорил о том, что здесь курят не только сигареты.
        Наши новые друзья представили нас хозяину дома, а затем погрузились в суматоху вечеринки. Опять завыла музыка, и я мигом переместилась в сторону временного танцпола в другом конце комнаты. Мне нужно было танцевать.
        - Тебя я здесь никогда не видел,  - сказал парень, когда мы подошли ближе. Его друг подкатил к Доун.
        - Я в кампусе только с этого семестра,  - ответила я, улыбаясь и двигаясь под музыку.
        - Хочешь выпить?
        Я посмотрела на него. У него были красивые зеленые глаза и песочного цвета волосы, слишком длинные. Словно услышав мою мысль, он стряхнул их со лба.
        Я усмехнулась.
        - Почему бы и нет,  - пожала я плечами и последовала за ним к столу, на котором стояли бутылки с пивом и другие спиртные напитки.
        - Как тебя зовут?  - спросил парень и подал мне кружку с красной жидкостью. От нее воняло, и я наморщила нос. Вообще-то я совсем не любила сладкий алкоголь. Однако сегодня я бы сделала исключение.
        - Я Элли. А ты?
        - Брикс,  - он чокнулся со мной.
        Мы поговорили некоторое время, прежде чем он представил меня нескольким людям из своей компании. Разноцветные огоньки кружились вокруг меня, и я громко смеялась над шутками друзей Брикса. Вскоре я заметила, что по моему телу разлилось приятное тепло. Не знаю, что именно было в том напитке, но он оказал свое действие. И пока пустота не вернулась, я все делала верно. Мы с Бриксом стояли близко друг к другу. Мне все труднее было оторвать пальцы от его широких плеч и мускулистых рук.
        Вместе мы танцевали под столько песен, что в какой-то момент я потеряла им счет. Я была потной и запыхавшейся. Так должно быть, когда находишься в трансе, подумала я, танцуя с этим незнакомцем, руки которого блуждали вверх и вниз по моему телу. Происходящее со мной даже доставляло мне удовольствие.
        Я не знала, как туда попала, но вдруг оказалась на одном из столиков с девушкой, которая тоже входила в круг друзей Брикса. Она взяла меня за руку, и мы вместе двигались под музыку.
        Краем глаза я видела Доун, которая стояла возле входной двери с телефоном у уха. Она не заметила, что я подмигиваю ей, казалась отсутствующей, но это меня больше не беспокоило. Вскоре, когда действие алкоголя немного ослабеет, я снова позабочусь о ней и, возможно, даже отправлюсь домой. А может, и нет. Может быть, я просто останусь здесь. С Бриксом и его друзьями, у которых все невероятно просто.
        Брикс ликовал, когда мы с девушкой затанцевали еще теснее. Я закрыла глаза и сосредоточилась только на музыке. Это было именно то, что мне нужно сегодня. Не моя комната, где слова матери висели надо мной, как ядовитый дым.
        Когда я снова открыла глаза, то вдруг обнаружила в толпе знакомое лицо. Пока студенты-парни держались на почтительном расстоянии от него и внимательно наблюдали за ним, десятки девушек с остекленевшими глазами следили за тем, как Кейден прокладывает себе путь ко мне. Я не могла винить их. С напряженной челюстью и сверкающими глазами, растрепанными волосами и трехдневной щетиной, он выглядел не только невероятно притягательным, но и жутко опасным.
        - Сосед!  - завизжала я и спрыгнула со стола, что было настоящим подвигом, с учетом моих высоких каблуков. К счастью, я хорошо прицелилась. Я приземлилась точно в его объятия.
        - Что ты делаешь?  - спросил он. Его дыхание щекотало мою шею.
        Я хихикнула.
        - Я танцую.
        - Заметно.
        Кейден убрал мои руки со своей шеи. Его напряженное выражение лица мгновенно сбило меня с толку.
        Я услышала, как несколько человек засмеялись. Я повернулась к ним, и Брикс широко ухмыльнулся.
        - Я не знал, что у тебя есть парень, Элли.
        - О нет, Кейден не мой парень.
        Язык вдруг стал совсем тяжелым, и мне было трудно стоять прямо.
        - Он мой сосед по квартире. И у него есть правила. Только так мы сможем жить вместе.
        - Правила?  - весело переспросил Брикс, потягивая пиво из бутылки.
        - Правило первое: ты оставишь меня в покое со своими женскими штуками,  - вымолвила я, подражая низкому голосу Кейдена. Остальные снова рассмеялись.  - Во-вторых… Эй!
        Кейден схватил меня за руку.
        - Прекрати.
        - Прекрати.  - Очевидно, пьяная я была не в состоянии адекватно рассуждать. Во всяком случае, я бы не спорила с Кейденом.
        - Прости, что позвала тебя,  - раздался вдруг тихий голос рядом с Кейденом.  - Я беспокоилась о ней.
        - Не говори обо мне так, будто меня тут нет, Доун,  - прорычала я и вырвала свою руку.  - Ты позвала его?
        Подруга виновато посмотрела на меня и прикусила нижнюю губу. Класс.
        - Думаю, нам пора домой,  - негромко сказал Кейден. Я отчетливо ощущала взгляды окружающих нас людей, но Кейден не обращал на них внимания.  - У тебя был долгий день.
        Я искоса взглянула на него.
        - Именно поэтому я здесь.
        - Чувак, я думаю, ты должен позволить ей решать самой.
        Брикс встал между нами.
        - Если она хочет остаться, просто дай ей это сделать.
        - Держись подальше от нее, Такер.  - Кейден говорил тихо и убедительно. Он хотя и не возвышался над Бриксом, но был крепче сложен. Каждый мускул его тела, казалось, напрягся до предела. Брикс примирительно поднял руки и отступил на шаг назад. Такой неудачник.
        - Что ж, я не позволю тебе командовать мной.  - Я повернулась к Кейдену спиной и направилась к бару. Но прежде чем успела поднять хоть одну из бутылок, меня схватили за бедра и дернули так, что я врезалась в чью-то твердую грудь.
        - Ты идешь со мной домой. Немедленно.  - Глаза Кейдена яростно сверкали.
        - Еще что?  - спросила я вызывающе. Я подняла руки и положила их ему на грудь. На ощупь он был лучше, чем Брикс. Лучше, чем все остальные парни, с которыми я сегодня танцевала. Когда я прикоснулась к нему, он резко выдохнул. Потом схватил меня за руки. Он держал меня на удивление нежно.
        - Не делай этого,  - пробормотал он.
        - Чего мне не делать?  - невинно спросила я и запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
        - Элли.
        Я тяжело сглотнула, и по спине пробежала дрожь. Мне нравилось, когда он произносил мое имя. Как он проговаривал нежно каждую букву. Если только его голос мог вызвать такую реакцию во мне… что он мог сделать еще?
        - Я не могу вернуться домой, Кейден,  - только и смогла выговорить я.
        - Нам необязательно возвращаться домой, если ты не хочешь. Но вот это,  - он сделал неопределенное движение рукой в сторону стола, на котором я только что танцевала, как сумасшедшая,  - это неправильно.  - Было очень досадно, что он так хорошо меня знал. Когда это произошло?
        - Откуда ты знаешь, что для меня правильно и неправильно?  - тихо спросила я. От моего хорошего настроения ничего не осталось. Вместо этого в районе желудка образовался тугой узел.
        Кейден слегка наклонил голову и скривил уголок рта.
        - Потому что я знаю тебя. Я знаю, какая ты на самом деле, Пузырик. И девушка, которая танцевала на столе… это не ты.
        Узел взметнулся вверх и связал мое горло.
        - Ты меня совсем не знаешь.
        Мой голос сорвался. Я звучала так же погано, как и чувствовала себя.
        - К сожалению,  - отозвался он и разочарованно потер лоб. Он сделал глубокий вдох, а потом протянул мне руку.  - Теперь я был бы очень признателен тебе, если бы ты прекратила это дерьмо. Иди сама или я вытащу тебя отсюда. Решение за тобой.
        - Хорошо. Вот мое решение,  - сказала я и повернулась, чтобы схватить бутылку шампанского.
        У меня даже не было времени взглянуть на дешевую надпись. Кейден зарычал и выполнил свою угрозу, не сказав больше ни слова. Он поднял меня вверх, без усилий, как делал это на водопаде. Я пронзительно закричала и изо всех сил ударила его по спине, но он не обратил на меня никакого внимания. Вместо этого он звонко хлопнул свободной рукой по моей заднице.
        - Кейден, клянусь тебе, когда мы будем дома, я разорву тебя на куски!
        Он рассмеялся, и я почувствовала, как волна наслаждения прошла сначала через его, а потом и через мое тело.
        - Выпусти коготки. Не могу дождаться.
        Алкоголь, который я выпила на вечеринке, вышел мне боком по дороге домой. Мне потребовалось несколько попыток, чтобы выйти из джипа и, когда наконец это удалось, я крутанулась на своих высоких каблуках и чуть не упала на землю, что показалось настолько забавным, что я не могла перестать хихикать.
        - Боже мой, ты невыносима, когда пьяна,  - пробормотал Кейден, обвивая рукой мою талию.
        - И это ты говоришь. По крайней мере, когда я пью, я просто невыносима.
        Кейден мрачно посмотрел на меня, но я видела, как подергиваются уголки его рта.
        - Ты справишься с лестницей?
        Я рассмеялась и сбросила с ног туфли.
        - Ну да.
        Легче сказать, чем сделать. Я даже не успела одолеть первые три ступеньки, прежде чем потеряла равновесие и завалилась на бок. Изо всех сил я держалась за перила лестницы, но все крутилось. Кейден раздраженно фыркнул и протянул мне ладонь, чтобы я могла за нее схватиться. В другой руке он держал мои туфли. Мне показалось очень милым, как он помог мне подняться по лестнице с этим сокрушенным выражением на своем лице. Он напомнил мне симпатичного ворчливого медведя. Больше всего на свете я хотела бы сообщить ему об этом, но боялась, что потом он столкнет меня вниз по лестнице.
        Оказавшись в квартире, он повел меня прямиком в ванную и даже принес мне пижаму, чтобы я не думала ложиться спать в вонючем платье. Он очень внимательный, как мне показалось.
        Пока я умывала лицо, цеплялась за край раковины, чтобы не завалиться на бок.
        Вода была холодной и вытащила меня из туманного состояния. И вдруг я снова увидела все гораздо яснее, чем хотела на самом деле.
        Мама нашла меня. Несмотря на то, что я сделала все, чтобы предотвратить это, она приехала сюда. Она хотела, чтобы я вернулась. И что было хуже всего, она по-прежнему не уважала моих желаний. Ей все равно, что со мной происходит, пока я поддерживаю тот облик, который она строила последние годы. Она даже имела наглость требовать от меня благодарности за деньги, которые лежали на моем сберегательном счете. Хотя я понимала, что это когда-нибудь произойдет, и поэтому не тратила ничего из тех средств, что зарабатывала сама, но то, что она действительно произнесла это вслух, тем не менее, ошеломило меня.
        Я тяжело сглотнула и попыталась отключиться от своих мыслей. К сожалению, это не сработало. Мои глаза горели, но я плескала себе в лицо холодную воду до тех пор, пока не смыла все слезы. После этого я почистила зубы и с трудом избавилась от платья. Надев пижаму, я села на крышку унитаза и зарылась лицом в ладони.
        Все закружилось, и я снова и снова слышала мамин голос в ушах.
        Я не могла покинуть эту комнату, пока не взяла бы себя в руки. В противном случае Кейден увидел бы меня такой, а я ни в коем случае не хотела, чтобы он понял, как сильно я сломана на самом деле.
        Словно прочитав мои мысли, дверь открылась. Я осталась сидеть на своем месте. Может быть, он просто хотел почистить зубы.
        - Ложись спать, пьянчуга.  - Его голос был близко, надо мной.
        - Разве я не могу остаться здесь сегодня вечером?  - с надеждой спросила я.
        Он взял мои руки и убрал их от лица.
        - Нет. А теперь поднимайся, мне нужно поссать.
        Устало покачав головой, я поднялась. Только Кейдену удавалось в один момент быть заботливым, а в следующий - снова грубым.
        Я прошмыгнула мимо него из ванной и закрыла за собой дверь. Путь до моей комнаты показался бесконечно долгим. Когда мне наконец удалось до нее добраться, я с облегчением опустилась на кровать и зарылась лицом в одну из подушек. Мои плечи затряслись, потому что я сдерживала слезы. Но я не стану плакать. Не из-за мамы.
        Не надо так себя вести.
        В этом нет ничего такого.
        Из-за такой мелочи ты не можешь все бросить, Кристал.
        Подумай о своем отце.
        Больше всего на свете я хотела бы ударить по чему-нибудь, чтобы выпустить гнев. Сегодня днем, когда мама смотрела на меня, мне казалось, что она все еще имеет абсолютную власть надо мной и над моей жизнью. Но у нее не было этой власти. Я больше не была ее пленницей. Мне приходилось повторять себе это снова и снова.
        Дверь моей комнаты бесшумно открылась. Как обычно, Кейден не постучал, а просто вошел внутрь. У меня не хватило сил, чтобы закричать на него. Кроме того, я знала, что он не был подходящей мишенью для моего гнева.
        - Вот.
        Я подняла голову. Он протянул мне свою руку. Застонав, я потянулась за двумя таблетками и взяла стакан с водой, который он подал мне.
        Проглотив таблетки, я собиралась поставить стакан на подоконник, но Кейден покачал головой.
        - Выпей,  - приказал он.
        Я громко выругалась, но сделала то, что он просил.
        - Вот и славно,  - похвалил он меня с самодовольной ухмылкой.
        - Теперь ты можешь наконец оставить меня в покое?
        Вместо ответа Кейден опустился в кресло, скрестил руки за головой и недоверчиво посмотрел на меня.
        - Хорошо, тогда смотри, как я сплю,  - сказала я подчеркнуто равнодушно и легла. Некоторое время я боролась с одеялом, пока уютно не завернулась в него. Потом я перевернулась на бок и посмотрела на Кейдена.
        - Ты хочешь поговорить?  - спросил он вдруг хмуро.
        - Первое правило,  - автоматически отозвалась я.
        - Я определяю правила. Если я спрашиваю, то мне нужен ответ.
        Я вздохнула.
        - Я не хочу разговаривать, Кейден.
        Он медленно кивнул, но не выпускал меня из виду.
        - Мне уйти?
        Некоторое время я размышляла. Потом едва заметно покачала головой.
        - Нет.
        Теперь выражение его лица смягчилось.
        - Что произошло? Я о вечеринке.
        Я посмотрела на него, и его взгляд потеплел. Не требовательное, а немое предложение горело в них. Я не знала, было ли это из-за алкоголя или просто из-за Кейдена, но я почувствовала потребность доверить ему кое-что важное. Не все, но, по крайней мере, ту часть, которая сделала меня тем человеком, каким я была сегодня вечером. Я вздохнула.
        - Я хотела отключить свои мысли.
        - Похоже, ты делала так много раз.  - В его голосе не звучало любопытства, но я все равно услышала невысказанный вопрос.
        - Раньше я пила довольно много, чтобы заставить плохие мысли уйти. Наверное, сегодня случился рецидив,  - сказала я, пожимая плечами.
        - Похоже, там, внутри, довольно часто шумят,  - произнес Кейден, указывая на мой лоб.
        Я улыбнулась.
        - В моей голове царит чистый хаос.  - Он осторожно ответил на мою улыбку.
        - Расскажи мне что-нибудь,  - попросила я его.  - Чтобы я не сошла с ума.
        - Что ты хочешь услышать?  - спросил он, потирая затылок.
        - Твои татуировки,  - я указала на его скрещенные руки.  - Мне интересно, что они означают. Особенно надписи. Я не хочу пялиться на них, потому что не думаю, что тебе это понравится, но мне всегда было интересно, что там написано.
        Вот она снова, эта кривая улыбка.
        - Готов поспорить, что тебе всегда было интересно, маленькая вуайеристка.
        Я закатила глаза и собиралась повернуться на другую сторону, когда он встал и сделал широкий шаг. Больше ему не потребовалось, чтобы добраться до постели.
        - Подвинься,  - буркнул он.
        Я выполнила его просьбу и затаив дыхание наблюдала, как он садится рядом со мной на кровать.
        - С какой я должен начать?  - спросил он, как будто ситуация, в которой мы сейчас оказались, была совершенно нормальной.
        Мне потребовалось мгновение, чтобы собраться с мыслями, а затем я указала на внешнюю сторону его левого предплечья.
        - С этой.  - Я хотела сесть и опереться на локти, но тут же откинулась назад. Пришлось остаться лежать. Стены слишком сильно вращались.
        Кейден придвинулся поближе ко мне и поднял левую руку.
        - Эту я сделал, когда мне исполнилось шестнадцать.
        With great power comes great responsibility[8 - С большой силой приходит большая ответственность. Цитата из фильма «Человек-паук».] - было написано там курсивом.
        - Человек-паук?  - спросила я, ухмыляясь. Я хотела бы рассмотреть буквы внимательнее, но, к сожалению, вскоре они начали расплываться перед моими глазами, и мне пришлось отвести взгляд.
        - Моя мама сошла с ума, когда увидела это. Я был под домашним арестом не меньше месяца.  - Он усмехнулся.  - Ты даже не представляешь, насколько крутым я тогда считал Питера Паркера. Того, первого. Тот, что в новой экранизации,  - не моя история.
        - Я знаю! С каких это пор Питер Паркер стал классным скейтером[9 - В новом «Человеке-пауке» есть сцена, где главный герой катается на скейте.]?  - Я покачала головой, но мгновенно пожалела об этом, когда она снова закружилась.
        Кейден удивленно моргнул, глядя на меня, прежде чем рассмеяться и потереть слова на предплечье.
        - Именно так я и думал. Какая дальше?
        - Кольца,  - произнесла я, трогая пальцем верхнюю часть кругов, смыкающихся вокруг его бицепсов. Впервые я заметила, что над ними было несколько мелко наколотых точек и линий. Когда я коснулась их, Кейден, казалось, затаил дыхание. Его рука напряглась.
        - Мне было где-то между восемнадцатью и девятнадцатью, когда я это сделал,  - он потер большим пальцем руку.  - У меня был… трудный период. Но я справился с этим. Каждое кольцо означает месяц, который я пережил.
        - Почему они разной ширины?
        Он тяжело сглотнул, избегая моего взгляда.
        - Первые шире, потому что боль там была самая сильная. В какой-то момент она стала меньше и круги тоже.
        - То, что над кольцами, похоже на код или что-то в таком духе,  - пробормотала я.
        - Дерьмо.  - Уголки рта Кейдена приподнялись.  - Я думал, ты этого не заметишь.
        Мои глаза расширились.
        - Пожалуйста, не говори мне, что ты набил имя бывшей, Кейден.
        - Неужели это плохо?
        - Бедный мальчик,  - сказала я, нежно поглаживая его руку.  - И теперь ты каждый день вспоминаешь о ней?
        Он покачал головой.
        - Неужели я похож на того, кто набивает на себе имя девушки? Я не сумасшедший.
        - Разве?  - поддразнила я и почувствовала, как он крепко вцепился сквозь одеяло в мое колено. Я завизжала, но Кейден не унимался.
        - Там азбукой Морзе написано «Рейчел».
        - Надеюсь, ты не разбил сердце Рейчел,  - задумчиво сказала я, рассматривая точки.
        - Конечно. Каждой своей татуировкой. Моя мама не любит такое,  - произнес он сокрушенно, но глаза его сверкали.
        - Подожди, ты сделал татуировку с именем своей мамы?  - удивленно спросила я.
        - Да, и?
        Я прижала обе руки к сердцу.
        - Это так мило, Кейден. Ми-ми-ми.
        Он с отвращением скривил лицо.
        - Какая дальше?  - Многострочную надпись на его другом предплечье я хотела сохранить напоследок.  - Перо на спине.
        - Я могу только повторить: вуайеристка.
        - Что мне делать, если ты сам затаскиваешь меня к водопаду и раздеваешься передо мной?
        Я никогда раньше не видела, чтобы Кейден так улыбался. Я была рада, что он рядом - исключительно для того, чтобы отвлечь меня. Вся эта ситуация была такой нереальной - она показалась мне сном. Вероятно, в стаканчике Брикса на самом деле было нечто сильнее, чем алкоголь, и я просто галлюцинировала.
        - Я же говорил тебе о своем отце,  - начал он, и я кивнула. Конечно, я помнила этого придурка. Кейден отвел взгляд и отполз на кровати так, чтобы прислониться спиной к стене.  - Перо - моя последняя татуировка. Это, конечно, звучит совершенно глупо, и мотив, возможно, давно избит, но… она означает свободу. Прошло много времени, прежде чем мне наконец удалось оторваться от отца. Раньше я всегда хотел его признания и подражал старшему брату Алексу, хотя на самом деле я гораздо больше похож на маму. Мне потребовалась целая вечность, чтобы принять этот факт, но с тех пор, как мне это удалось, я чувствую себя свободным. Перо, чтобы я никогда этого не забывал.
        Я думаю, все что он сказал сейчас - было обо мне. Я смотрела на выразительный профиль Кейдена, на его мощную челюсть и густые ресницы.
        - Ты даже не представляешь, как хорошо я это понимаю. Теперь мне жаль, что у меня нет пера на теле,  - пробормотала я.
        Он улыбнулся.
        - После того как мне выпала честь познакомиться с твоей матерью, я вполне могу это понять.
        Я напряглась. Я не хотела думать о матери, не сейчас, поэтому быстро указала на последнюю татуировку.
        - А что насчет надписи?
        Кейден повернулся и поднес руку к моему лицу. Я сощурилась. Буквы были вытатуированы шрифтом, который можно разобрать, только присмотревшись внимательней.
        It’s time to forget about the past
        To wash away what happened last
        Hide behind an empty face
        don’t ask too much, just say
        ’Cause this is just a game[10 - Сейчас самое время забыть о прошлом,Стереть из памяти последние события,Спрятаться за маской безличия…Не проси многого,Потому что это всего лишь игра.].
        Я задержала дыхание. Этого не могло быть. У Кейдена не могло быть этих слов на руке.
        Я обхватила его локоть одной ладонью, запястье - другой рукой и пододвинулась еще ближе к татуировке.
        - На самом деле ее тут нет?  - недоверчиво спросила я. Слова были второй строфой из песни «A Beautiful Lie», Thirty Seconds To Mars. Кейден вытатуировал на руке текст моей любимой песни.
        Я несколько раз моргнула, но черные линии остались на месте.
        - Мне кажется, что у нас больше общего, чем ты думаешь, Пузырик.  - Кейден опустил руку и пододвинулся ближе, так чтобы мы лежали рядом. Я сдвинулась влево, чтобы у него было больше места. Потом повернулась на бок. Мое сердце стучало, как сумасшедшее.
        Еще раз я рассмотрела его татуировки, одну за другой. Это было безумие, как они не только украшали его тело, но и каждая рассказывала свою историю. Я медленно посмотрела на Кейдена. Его карамельного цвета глаза многообещающе загорелись.
        - Мне пора,  - пробормотал он.
        Я кивнула.
        - Да.
        Но никто из нас даже не попытался встать. Вместо этого мы остались лежать и смотреть друг на друга, пока мои веки не отяжелели. Окутанная приятным пряным запахом Кейдена, теплом, которое излучало его тело рядом со мной, и его рассказами, я заснула.
        Глава 13
        Яркий свет проникал сквозь шторы и ослеплял меня. Я моргнула и вяло потянулась, пока не почувствовала на животе что-то тяжелое. Я повернула голову и затаила дыхание.
        Кейден.
        Кейден Уайт лежал в моей постели.
        И он обнимал меня за шею.
        Судя по пульсации в моей голове, прошлая ночь не была сном. Так же как не была галлюцинацией или бредом. С улыбкой я посмотрела на своего соседа. Он выглядел умиротворенным, когда спал, не таким суровым и неприступным. Его губы были разомкнуты, а обычно так тщательно уложенные волосы торчали во все стороны. Я усмехнулась и решила наслаждаться этим зрелищем до тех пор, пока у меня есть такая возможность.
        Потом я почувствовала его пальцы на своем голом животе.
        И застыла.
        Моя пижама за ночь задралась до самых ребер, а одеяло находилось где-то в конце кровати, запутавшись между его и моими ногами.
        Я не смела пошевелиться, когда Кейден еще раз нежно погладил мою кожу. Дрожь пробежала по всему моему телу. Его пальцы были изящными, но по-мужски грубыми. Они ощущались по-другому на моей коже. Тяжелые, теплые, но не настолько требовательные, чтобы я испугалась. Наоборот. Я скорее почувствовала желание прижаться к нему, обхватить руками и зарыться носом в его грудь, чтобы впитать запах, который напоминал мне о горах.
        Это было совсем нехорошо.
        Осторожно я подняла его руку со своего живота и села. Потом я как можно тише подалась вперед, свесив ноги через край дивана.
        На цыпочках я пробралась на кухню и поставила готовиться кофе. Затем пошла в ванную чистить зубы. Смыв с лица последние следы прошедшей ночи, я решила приготовить яичницу и блины на завтрак. Желудок крутило от тошноты, но я знаю по опыту, что хороший завтрак с похмелья - лучшее лекарство.
        Как раз когда вынимала яйца из холодильника, я услышала, как открылась дверь моей комнаты. С упаковкой яиц в руке я повернулась к Кейдену. Я не знала, чего ожидать, но…
        За несколько шагов он пересек гостиную и захлопнул за собой дверь в свою комнату. Грохот был таким сильным, что у меня чуть не выпала из рук упаковка яиц. Я сжала губы и уставилась на запертую дверь. За ней раздался шум. Как будто он швырнул что-то о стену.
        Наверное, вчерашний вечер показался ему ужасным. Сначала в нашей квартире появилась мама, а потом ему пришлось выбросить на помойку свои планы на вечер и везти меня, пьяную, домой. Затем близость в моей комнате… Это было, наверное, слишком для него.
        Впрочем, так было и для меня самой! Я надеялась, что мы уже преодолели пропасть между нами. Возможно, мы еще не были друзьями. Но мы должны хотя бы относиться нормально друг к другу.
        Он закрыл дверь на замок.
        Тут я, видимо, ошиблась.
        Вздохнув, я закончила завтрак и снова удалилась в свою комнату. К сожалению, кровать пахла Кейденом. Я зажгла свечи и распахнула окно. Через минуту я услышала, как он возится на кухне.
        Чудесно.
        Мы вернулись в первый день.
        После обеда я поехал к Доун, чтобы извиниться перед ней. К счастью, ее соседки по комнате не было, иначе нам пришлось бы встретиться у меня, а это не особенно приятно, учитывая нынешнее настроение в квартире.
        - Привет,  - понуро сказала я, когда Доун открыла мне дверь. Она виновато посмотрела на меня, но у нее не было для этого никаких оснований. Я была тем, кто вчера натворил дерьма.
        - Мне так жаль, дорогая,  - быстро сказала я, поднимая руки.  - Я не хотела оставлять тебя вот так. Я вообще не знаю, что в меня вселилось, на самом деле я не такая и…
        Дальше я не договорила. Доун подошла ко мне и обвила руками за талию. Она крепко прижала меня к себе.
        - Кейден сказал, к тебе приезжала мама.
        Я напряглась. Механически я подняла руку, чтобы погладить ее по спине.
        - Ах, вот как?
        - Только после того как я позвонила, чтобы он забрал нас. И подробностей тоже никаких, так что не смотри так недовольно,  - сказала она и потащила меня в свою комнату. Она закрыла дверь, а затем устроилась на стуле.  - Я просто беспокоилась о тебе. Ты так много пила, а потом все эти непонятные типы…
        - Все в порядке. Ты была просто хорошей подругой. С другой стороны, я была просто идиоткой.  - Я вздохнула.  - Доун, прости. Я должна говорить с тобой или с кем-то еще, а не слетать с катушек.
        Она медленно кивнула. Вид ее круглого лица, такого серьезного и грустного, расстроил меня.
        - Все в порядке. У каждого есть вещи, которые его напрягают и о которых он не любит говорить. В моем случае это мой бывший.  - Она вздрогнула.  - Так что, пожалуйста, не волнуйся. Я просто надеюсь, что Кейден не был слишком груб с тобой.
        Видимо, выражение моего лица полностью изменилось, потому что Доун уставилась на меня широко распахнутыми глазами.
        - Подожди. Вы же не..?
        - Нет!  - возмущенно воскликнула я.  - Он… он отнес меня в кровать. А сегодня утром сбежал в свою комнату, как будто я пыталась его изнасиловать.
        Доун рассмеялась.
        - Я так не думаю. Этот идиот с сотней правил все-таки затащил тебя в постель?  - Она изобразила кавычки в воздухе.
        Я кивнула и рассказала ей о том, что произошло прошлой ночью. Однако истории, которые Кейден рассказывал мне о своих татуировках, я сохранила для себя. Они принадлежали только ему и мне.
        Хорошо и, вероятно, всем другим девушкам, которых он привозил домой с вечеринок.
        - Может быть, он думал, что ты все равно ничего не вспомнишь сегодня,  - размышляла Доун. Нахмурившись, она убрала волосы с лица.
        - Может быть,  - произнесла я и пожала плечами. Я не могу ничего изменить в поведении Кейдена, как бы мне ни было от этого больно.
        - Ты хочешь рассказать мне о своей маме?  - мягко спросила Доун некоторое время спустя.
        Я тяжело сглотнула и покачала головой.
        - На самом деле я просто хочу выкинуть из памяти эту встречу.
        - Я это очень хорошо понимаю, поверь.  - Доун вздохнула.  - Мой бывший несколько раз пытался позвонить мне.
        Я подняла бровь.
        - Изменщик?
        Она кивнула.
        - Убедись, чтобы он не появился в ближайшее время,  - пошутила я. Краска так быстро сошла с лица Доун, что моя ухмылка мгновенно исчезла.  - Это была просто глупая шутка!
        Она хлопнула в ладоши.
        - Я за то, чтобы мы побаловали себя программой вытеснения воспоминаний красотой. С самодельными масками для лица и походом в кино. Что скажешь?
        Я согласилась.
        Чем дальше продвигался день, тем лучше мне становилось. Мы намешали маски из творога и меда, покрасили друг другу ногти и, наконец, отправились в ближайший кинотеатр, чтобы посмотреть романтическую комедию. Фильм был действительно плохим, но попкорн тем лучше подходил. Мы также хихикали каждый раз, когда произносили какую-то чушь или танцевали на наших местах, когда играла зажигательная песня. Проводить время с Доун ужасно здорово. Как бальзам для моей души, и я чувствовала, что все может наладиться.
        Когда я вечером вернулась домой, Кейдена там не было. Точно так же как и на следующее утро. Он не написал мне SMS и не оставил записку на холодильнике, куда пропал. В конце концов я предположила, что он кого-то подцепил и провел у нее ночь. Я бы с удовольствием дала себе пощечину за удар, который эта мысль нанесла моему сердцу.
        Замечательно. Зато мне не нужно было ни с кем бороться за кофе. Я могла принять душ, не опасаясь, что кто-то ворвется в ванную без предупреждения. И самое лучшее, что я могла смотреть телевизор без чьих-то жалоб.
        Тем не менее квартира без Кейдена показалась мне удивительно пустой.
        Глава 14
        В столовой лежали чизбургеры. Скотт, Доун и я были полностью поглощены едой, как и все остальные за нашим столом, кто выбрал бургеры.
        Тем временем Кейдена не было уже два дня. Утром, по дороге на семинар, я видела его издалека, в кампусе. Доун заметила мой взгляд и начала шутить, но как-то это не очень помогло. Неужели та ночь была для него таким кошмаром, что он наказал меня своим отсутствием и молчанием? Только потому, что мы нарушили первое правило?
        - Вы уже видели? Результаты литературы пришли,  - сказала Грейс, рядом с которой я сидела на лекциях по кино и телевидению.  - Я только что узнала.  - Она с облегчением вытерла лоб и усмехнулась. Тут же все вытащили свои телефоны и вошли в сеть университета через онлайн-доступ.
        Доун заскулила рядом со мной.
        - Слава богу. Сдала!
        Я уставилась на экран загрузки. Мэдисон, сидевшая рядом с Грейс, вздохнула.
        - Я тоже.
        Скотт громко застонал.
        - Провалился.
        - О нет, Скотт.  - Доун похлопала его по руке.  - Не переживай. У тебя есть еще два шанса.
        Он вытянул руки и положил на них голову.
        - Такой отстой.
        Я с трудом сглотнула, когда увидела, что моя страница загрузилась. Я прокрутила вниз.
        Литература - не прошла.
        На мгновение у меня перехватило дыхание. Волна разочарования захлестнула все мое тело, и с каждой секундой меня тошнило сильнее.
        Но тут я почувствовала на себе выжидательные взгляды остальных.
        - А ты, Элли?  - спросила Доун робко.
        Я откашлялась и глубоко вздохнула. Я не хотела, чтобы они заметили, как сильно я была разочарована этим результатом.
        - Боюсь, нам придется учиться вместе, Скотт,  - сказала я наконец с кривой улыбкой и подняла свой телефон.
        Скотт протянул мне руку, чтобы я дала ему «пять».
        - Но ты сдала все остальное,  - произнесла Грейс, ободряюще улыбаясь мне.  - Или?
        Я кивнула. Все остальные экзамены я сдала. Правда, не с лучшими оценками, но так было со многими моими однокурсниками. Говорили, что в первом семестре профессора беспощадно отсеивали всех, кто не соответствует требованиям нашего курса.
        - Видишь,  - Доун пихнула меня в бок.  - Вы справитесь с этим.
        Я кивнула, заставив себя улыбнуться.
        Остаток дня я провела в одиночестве. На семинарах я с трудом могла сосредоточиться, потому что два слова в моей голове были громче всех.
        Не прошла.
        Если я не справлюсь с первым семестром, что будет на по-настоящему сложных экзаменах? Снова и снова мне на ум приходила моя мама. Она, конечно, была бы безумно рада моей неудаче. Не только потому что теперь могла с радостью бросить мне в лицо: «Разве я не сказала тебе сразу?» Но главным образом потому что она хотела, чтобы я вернулась в Денвер не позднее Дня благодарения.
        Я заперла квартиру и сняла туфли.
        Как и ожидалось, Кейдена дома не было.
        Недовольно поморщившись, я пошла на кухню и достала из морозилки мороженое. Я воткнула ложку в твердую массу и вынула большую порцию.
        Ты запускаешь себя,  - вдруг услышала я в ушах голос матери. Я с трудом сглотнула и с грохотом поставила мороженое обратно на стойку.
        Мало того, что моя мать нашла меня… нет. Теперь я к тому же оказалась в ловушке прошлого. Внутри снова была пустота, и я не знала, как ее заполнить. Только с Кейденом я чувствовала себя собой. Но он игнорировал меня несколько дней.
        В горле образовался тугой комок, и я закашлялась, чтобы заставить его исчезнуть.
        Возможно, мама была права.
        Возможно, переехав сюда, я совершила огромную ошибку. В папиной компании у меня могла бы быть хорошая работа. У него имелись связи по всему миру. Возможно, я могла бы даже какое-то время пожить за границей. Но вместо этого я жила в квартире с парнем, который ненавидел меня, и провалила экзамен.
        Была ли это на самом деле свобода, ради которой я покинула дом и приехала в Вудсхилл?
        Прекрати наконец этот нелепый бунт.
        Нетвердыми шагами я направилась в свою комнату и замерла в дверях.
        Гирлянда, покрывала, свечи… Пелена спала с моих глаз. Я была не кем иным, как раздражительным ребенком, который просто делал именно то, что ему долгое время запрещали, даже не задумываясь о том, имеет ли все это вообще какой-либо смысл.
        Я издала всхлип, который превратился в гневное рычание. Твердо решив, я вошла в комнату.
        Приехать сюда было безумной идеей. Неудачным экспериментом. От некоторых вещей нельзя убежать, как бы сильно этого ни хотелось. Если мама хотела, чтобы я получила ее дерьмовое наследство, то у меня не было выбора. И наверное, в любом случае я не смогла бы стать учительницей, если уже сейчас провалила экзамены, а родители лишили меня финансовой поддержки. Как мне оплатить оставшуюся часть своей учебы?
        С красными щеками я вытащила из-за комода чемодан. Я вслепую потянулась за вещами и запихивала их внутрь. Я сгребла с полки книги и флаконы духов, потом распахнула ящики комода. Одна часть моей одежды за другой попадала в кучу. Я начала громко ругаться. Мне становилось все жарче. Наверняка у меня были красные пятна на лице и шее.
        - Что ты там делаешь?
        Я не остановилась. Мне было плевать, что Кейден вдруг снова счел нужным поговорить со мной.
        - На что это похоже?  - бросила я в ответ, не глядя на него.
        - На сумасшедшую, разбирающую свою комнату на мелкие части.
        Я развернулась и в ярости уставилась на него. Он выглядел просто идеально, прислонившись к дверному проему, с уложенными волосами и в футболке, которая подчеркивала его сильные плечи. Веселый взгляд, которым он окинул хаос вокруг меня, только вывел меня из себя.
        Моя грудь поднималась и опускалась с бешеной скоростью.
        - Я собираю вещи.
        - Зачем?
        - Я лечу в… домой,  - выдавила я с усилием, хотя на самом деле не могла назвать Денвер домом. Не после того как я узнала здесь, что на самом деле значит быть счастливым и нужным другим.
        - Почему?  - спросил он, скрестив руки на груди.
        Мне пришлось собраться, чтобы не закричать на него.
        - Я на допросе?
        Он пожал плечами, и уголки его рта предательски дернулись.
        Предохранитель в моем мозгу прогорел.
        - Я не знаю, почему ты должен был появиться здесь именно сейчас, когда приложил все усилия в последние дни, чтобы не пересечься со мной.
        Теперь он усмехнулся.
        - Ах, признайся. Ты скучала по мне.
        Я, фыркнув, развернулась и бросила другую часть вещей в чемодан. Найдя в комоде его свитер, я бесцеремонно швырнула ему эту штуку. К моему разочарованию, он небрежно поймал его. Теперь я была так зла, что какое-то мгновение ничего не могла сделать, кроме как, тяжело дыша, смотреть в пустой ящик.
        - Неужели мать так крепко держала тебя в своих когтях?  - Кейден подошел ближе, я это почувствовала не глядя.  - Ты не должна делать то, что она требует от тебя, Элли. Я не знаю, что она с тобой сделала, но ты можешь поступать, как хочешь…
        Я обернулась и на секунду замерла. Он стоял так близко, что мне пришлось запрокинуть голову, чтобы заглянуть в его лицо.
        - Возможно, ты можешь позволить себе такую роскошь. Я - нет.
        - Почему бы и нет?  - Он выглядел серьезным, его свитер был перекинут через плечо.
        - Ты можешь просто оставить меня в покое?  - спросила я.
        - Нет.
        - Хорошо, тогда скажу иначе: оставь меня в покое и найди себе девушку, которая сможет терпеть твое дерьмо! У меня нет ни времени, ни желания мириться с твоими капризами.
        Он запрокинул голову и громко рассмеялся.
        - Мои капризы? И кто здесь сумасшедший?
        Я издала разочарованный звук и сжала руки в кулаки. Но хотела бы демонстративно топнуть ногой.
        - Думай обо мне что хочешь, Пузырик. Я это переживу,  - сказал он. Его надменная ухмылка и то, как он пристально смотрел на меня, сводили с ума.
        - Не называй меня так,  - прорычал я.
        - Мне лучше называть тебя Кристал?
        Словно молния ударила мне в голову, и я замерла.
        - Ты прекрасна, Кристал.
        Моя нижняя губа задрожала, а зубы застучали. Я вскинула руки и ткнула Кейдена в грудь. Он отступил на шаг, но быстро пришел в себя.
        - Оставь. Меня. В. Покое.
        Кейден и не думал меня слушать. Вместо этого он сделал ошибку и подошел ближе. Я автоматически отклонилась назад. Спиной я наткнулась на комод.
        - Я знаю, что ты привыкла отталкивать от себя людей. Но я повторю тебе еще раз: если я спрашиваю, что происходит, мне нужен ответ,  - сказал он спокойным тоном.
        Его взгляд был прикован к моему лицу, и мне стало трудно дышать.
        - Меня не интересует, чего ты хочешь,  - буркнула я.  - Тебя это не касается, понятно?
        Он недоверчиво поднял бровь.
        - Ну, может, чуть-чуть! Сначала приезжает моя мать, а ты так заботлив, что мне интересно, правда ли это старый Кейден, и ночью ты укладываешь меня спать и рассказываешь все эти личные вещи, пока у меня не начинает кружиться голова.  - Я глубоко вдохнула и покачала головой.  - Это слишком, Кейден. Дело не в том, что я хотела нарушить твои дурацкие правила. Это просто случилось! Иногда происходят вещи, с которыми я ничего не могу сделать. Но это не повод игнорировать меня целыми днями. Господи, я беспокоилась о тебе!
        Он открыл было рот, но я не закончила.
        - И тогда остаются только моя мама, твое отсутствие, мой несданный экзамен по литературе, и вдруг я чувствую, что все идет к черту. Единственное, чего я хотела, это свободы. И сейчас я чувствую себя такой же пленницей, как и несколько месяцев назад. Я больше не могу дышать, и все вокруг меня такое черное, к тому же я набрала вес и…
        - Элли…  - сказал Кейден настойчиво и нежно взял меня за плечи.
        - Нет!  - воскликнула я и вызывающе вздернула подбородок.  - Ты не можешь просто появиться, высмеять меня, приказать мне рассказать о проблемах, если на самом деле…
        Но закончить мне не дали.
        Кейден наклонился и прижал свои губы к моим. Я застыла. Слова все еще хотели вырваться из меня, но вдруг остался только Кейден, который обхватил мои щеки своими теплыми шершавыми ладонями и прижал меня к комоду. Его бедро упиралось в мое, и его губы запрещали мне говорить дальше. Меня удивило, как он был нежен. Он провел большими пальцами по моей щеке, и тогда я почувствовала его язык на своих губах. Не настойчиво, а осторожно. Как вопрос, на который нужно было сначала ответить.
        Я так возбудилась, что не смогла думать. Я обвила руками шею Кейдена и дала ему ответ, которого он ждал. Глубокий стон вырвался из его горла. Он провел руками по моей талии. Не задумываясь, я обвила его ногами, когда он поднял меня и усадил на комод. Он положил одну руку мне на спину и подтянул меня к краю.
        Его язык медленно прошелся по моей нижней губе. Я выдохнула ему в рот, тогда он прикусил ее, а я провела руками по его спине до узких бедер. Он был именно таким, как я себе и представляла. Тренированный и жесткий во всех местах, где я была мягкой.
        Он отстранился от меня. Я закрыла глаза.
        До сих пор в своей жизни я целовала только тех парней, которые - это я теперь знала - понятия не имели о том, что делают. Никогда раньше меня так не целовали. Полный желания, такого дикого и нежного одновременно наш первый поцелуй. Этот поцелуй был волнующим - в хорошем смысле и в то же время таким наэлектризованным, что все мое тело было словно заряжено.
        Ошеломленная, я моргнула.
        - С этого момента я всегда буду это делать, если ты не перестанешь говорить.  - Кейден выглядел довольным собой. Он криво улыбнулся.
        Я не могла собраться, чтобы оттолкнуть его, хотя с удовольствием сделала бы это. Вместо этого я уронила голову ему на грудь.
        Кейден застыл на секунду, прежде чем поднял руку и зарылся ею в мои волосы.
        - Как насчет того, чтобы ты снова распаковала свой чемодан, пока я заказываю пиццу?
        Я одобрительно замычала, но не сдвинулась с места.
        Внезапно руки Кейдена оказались у меня на ребрах. Он поднял меня с комода. Хотя я снова стояла на обеих ногах, они были похожи на вату. Боже мой, меня уже много раз целовали. Но никогда мое тело так не реагировало.
        - Распакуй,  - сказал он серьезно, а затем направился к двери. Он снова повернулся ко мне. Его взгляд ненадолго задержался на моих красных щеках и медленно скользнул по моему телу. Он покачал головой и пробормотал:  - Черт возьми.
        Как он был прав в этом.
        - Я даю тебе разрешение реветь,  - торжественно заявил Кейден, когда я вошла в гостиную. Пицца уже стояла на столе.
        Пришлось против воли усмехнуться.
        - Как мило с твоей стороны. Но я не считаю, что это необходимо.
        - Нет?  - Он указал на пиццу.  - Ты совершенно уверена?
        Я посмотрела на него.
        - Где ты был последние дни?
        Кейден опустил руку и откинулся на спинку дивана.
        - У Спенсера.
        - Почему?
        - Пицца остывает.  - Он избегал моего взгляда и потянулся за салфеткой.
        - Почему?  - снова спросила я и села на противоположную сторону дивана.
        Кейден застонал.
        - Разве мы не можем просто оставить все как есть?
        - Нет.
        Он поднял бровь.
        - Ты удивительно непослушна для того, кто только что получил лучший поцелуй в своей жизни.
        - А ты довольно самолюбив для того, кто целуется не как бог,  - отозвалась я.
        Кейден усмехнулся, потом поднялся с пугающей медлительностью.
        - Что ты только что сказала?
        Прежде чем у него возникли какие-то глупые мысли, я схватила со стола кусок пиццы.
        - По-моему, ты целуешься посредственно.
        Фыркнув, он плюхнулся на середину дивана.
        - Не верю ни единому твоему слову.
        Я только пожала плечами и ухмыльнулась с набитым ртом. Если честно, поцелуй Кейдена отзывался в каждом уголке моего тела. Но я бы точно не стала ему этого говорить.
        Мы молча ели нашу пиццу. Несмотря на то, что в полдень съела огромный гамбургер, я чувствовала, что голодна.
        - Так почему ты хотела сбежать?  - спросил меня через некоторое время Кейден.
        Я пялилась на стену гостиной, чтобы не смотреть на него.
        - Нам нужно поговорить об этом?
        - Да. Такова цена пиццы,  - произнес он.
        Я обрадовалась.
        - То есть мне не придется платить, если я расскажу тебе, что происходит?
        - В точку.
        Вся поза Кейдена выглядела напряженной. Вынимая из коробки последний кусок пиццы, он не выпускал меня из виду.
        - Я провалила экзамен по литературе,  - робко сказала я.
        - Если бы я пытался сбежать каждый раз, когда проваливаю какой-нибудь предмет, давно был бы на другом конце света,  - с полным ртом пробормотал он.
        Я фыркнула.
        - Немногие с первого раза сдают курс миссис Фалькони,  - продолжил он, пожимая плечами.  - Мне пришлось сдавать его год назад, и я сделал это только со второй попытки. Так что это определенно незаконная причина исчезнуть, не сказав ни слова.
        Я вытащила длинную сырную нить из пиццы и сунула ее себе в рот. Кусок бекона последовал сразу за ней.
        - Ты действительно хотела уйти, не попрощавшись? Не дав мне знать?  - Его голос стал тихим.
        Я беспомощно пожала плечами.
        - Я думала, что… Ты избегал меня после субботней ночи. Я думала, ты больше не хочешь, чтобы я была здесь.
        - Почему ты всегда ожидаешь худшего? Я же не такой ублюдок,  - сказал он озадаченно.
        Я вопросительно подняла брови.
        - Ладно, я могу быть ублюдком. Но…  - Он замолчал и покачал головой. Потом откинулся на спинку дивана и потер лицо.
        - Но что?  - Я нахмурилась.  - Ты просто выбежал из комнаты, как будто я пыталась тебя изнасиловать.
        - Ты не сможешь изнасиловать меня, Пузырик.  - Он покачал головой и лукаво усмехнулся.  - Я буду рад всему, что ты со мной сделаешь.
        - Ты не можешь говорить такие вещи и настаивать на своих глупых правилах!  - воскликнула я расстроенно и вскинула руки в воздух. Ошибка. Кусок бекона сорвался с пиццы и полетел мне за голову. Я услышала, как он плюхнулся на пол.
        - Я могу делать все, что захочу. Если я хочу делать намеки, то я это делаю. Если я хочу пойти с тобой в поход,  - он поставил свою тарелку на стол и придвинулся ближе ко мне на диване,  - то я так и поступлю. И если я хочу поцеловать тебя,  - он упер руки по обе стороны от меня,  - то я черт возьми, сделаю это. Я определяю правила.
        Его нос теперь находился всего в нескольких миллиметрах от моего. Я задержала дыхание, но не отклонилась ни на дюйм.
        - А я выбираю того, кому позволю себя целовать, Кейден.  - Мой голос был хриплым, но твердым.  - Ты не можешь заставить меня замолчать, даже используя милые манипуляции. Не выйдет.
        На короткое мгновение в его глазах мелькнуло удивление.
        - Я не хотел заставлять тебя.
        - Да ладно.
        Он нахмурился.
        - Я хотел, чтобы ты успокоилась. Истерики пугают меня. Твоя голова так покраснела, что я боялся, что она лопнет в любой момент.
        Я не сдержала улыбку.
        Кейден удовлетворенно посмотрел на уголки моего рта, затем его взгляд переместился обратно, к моим глазам.
        - Поговори со мной.
        - Мы уже говорим,  - отозвалась я. Мои щеки еще сильнее покраснели, так близко он был ко мне. Я могла чувствовать аромат его геля для душа, а также запах гор. Как будто он только что вернулся из одного из своих походов.
        - О том, что тебя так пугает.  - Он плотнее прижал руки к моим ногам. Его большие пальцы слегка коснулись моих бедер.  - Поговори со мной о том, что вызывает панику у этой сильной молодой женщины, обычно позитивной. Ты любишь поговорить.
        В моем горле было сухо, как в пустыне. Чтобы ничего не ляпнуть, я хотела откусить от куска пиццы, который все еще держала в руке. Прежде чем я успела поднести пиццу ко рту, Кейден взял ее у меня из рук и положил на мою тарелку.
        - Элли.
        Дрожь пробежала по моему телу. Я не могла уклониться от его настойчивого взгляда.
        - Что изменится, если я расскажу тебе об этом?  - спросила я едва слышно.
        Кейден слегка наклонил голову.
        - Не думай так много. Я просто хочу знать, что происходит у тебя внутри.
        Я молчала. Я хотела подтянуть колени и обхватить их руками, но Кейден сидел слишком близко ко мне, чтобы я могла так сделать. Его настойчивый взгляд ясно сказал, что мне не нужно было пытаться отгородиться от него каким-либо образом.
        - Если тебе станет легче,  - пробормотал он.  - Мы же что-то вроде друзей?
        Я пожала плечами.
        - Типа того.
        - Ну вот видишь. Друзья говорят друг с другом о таких вещах.
        Я открыла рот, но впервые с тех пор как узнала Кейдена, не произнесла ни единого слова. Я не могла сказать ему, в чем истинная причина моего беспокойства. Просто не могла. Так долго я молчала… Как будто вообще не могла сказать правду. Не выходило.
        Мой язык стал тяжелым, а в груди сжалось сердце. Я прикусила внутреннюю сторону щеки и покачала головой. Мои глаза горели, как безумные, но слова… они просто не приходили. Я никогда никому об этом не рассказывала. Только мама знала правду. И она запретила мне говорить об этом. Чем дольше я молчала, тем выше становилась стена, которую я построила вокруг себя. Никто не мог проникнуть сквозь нее. Особенно Кейден.
        - Не могу,  - буркнула я.  - Я не могу этого сделать.
        Кейден, казалось, старался запомнить черты моего лица, так сосредоточенно он смотрел на меня. Наконец он издал тихий стон. Он мягко, но уверенно схватил меня за оба плеча, и когда откинулся на спинку дивана, у меня не было выбора, кроме как последовать за ним. Моя голова оказалась на его плече, мое тело прижималось к Кейдену. Я застыла, почувствовав его хватку на своей талии, но тут другая его рука скользнула по моей руке, вверх к плечу и обратно, и я поняла, что он просто обнял меня. Я проиграла борьбу с самой собой и начала плакать. Я была слишком измучена. Но все невысказанные слова беззвучно бежали из уголков моих глаз и капали на рубашку Кейдена, одна слеза за другой, пока не появилось огромное мокрое пятно.
        Кейден просто обнял меня. Он не сказал ни слова о моем состоянии, не высмеял меня и не настаивал на разговоре.
        Он просто остался рядом со мной. И это было больше, чем я когда-либо ожидала от него.
        Глава 15
        Я училась как сумасшедшая, чтобы пересдать экзамен. Скотт, Доун и я встречались каждый вечер, чтобы повторить литературу, а Доун уже готовилась к следующим экзаменам и всякий раз объясняла нам то, чего мы не понимали.
        Сегодня Кейден даже позволил нам заниматься в гостиной, хотя там были Спенсер, Моника и Итан. Моника приготовила огромную кучу темно-коричневых блинов, которые она разложила на тарелки и которые, несмотря на ярко выраженный аромат гари, мы съели. Ребята сидели на стульях у кухонного островка и тихо беседовали, пока мы углублялись в наши заметки. Не раз я замечала, что Спенсер смотрит на Доун. Когда я подтолкнула ее, чтобы указать на это, она наморщила нос и побагровела.
        - Так что вы, ребята, делаете в День благодарения?  - спросила она, обращаясь ко всем.
        - Мы опять спорим о том, к какой семье ехать в первую очередь,  - вздохнула Моника.
        Я уставилась на заметки у меня под носом. Буквы плясали перед моими глазами. Всю неделю я успешно избегала этой неприятной темы. Когда мне приходилось говорить о своей семье, у меня всегда появлялась жуткая тошнота, а щеки становились горячими. К тому же я начинала заикаться и так и не находила нужных слов. Я была не особенно хорошей лгуньей. Но мне также не хотелось объяснять друзьям мою катастрофическую семейную ситуацию.
        - Я не знаю точно. Моя мама, вероятно, будет со своим новым бойфрендом. Думаю, она останется с его детьми,  - услышала я, как сказал Кейден.
        - Можешь быть по-настоящему счастлив. Твоя мама потрясающая.  - Голос Спенсера звучал мечтательно.
        Раздался глухой удар, потом Спенсер застонал от боли.
        - Еще одно слово о моей маме, и я сломаю тебе нос,  - прорычал мой сосед по комнате.
        Моника рассмеялась.
        - Это не вина Спенсера, что твоя мать горяча, Кейден.
        - Несмотря на то, что ты этого не признаешь,  - вмешался Итан.  - Даже я хотел бы согласиться со Спенсером.
        - Итан!
        Теперь я действительно не могла сосредоточиться на основах импрессионистской поэзии - мне просто нужно было увидеть его маму. Моника возвышалась над своим парнем.
        Тот, защищаясь, поднял руки.
        - Прости, детка. Но посмотри на Кейдена. Красота явно досталась ему от матери и…
        Кейден выругался и сильно ударил кулаком по плечу Итана.
        - Черт, Кейден!  - пронзительно воскликнула Моника.  - Ты не дуэнья своей матери!
        - Почему нет?  - отозвался тот. Словно почувствовав мой взгляд, он вдруг посмотрел на меня. С того дня как я ревела у него на пороге, между нами что-то изменилось. Я не могла точно сказать, что это было, но выражение его карих казалось мне мягким, почти… манящим. Совсем не таким, как несколько недель назад. Иногда я замечала, что смотрю на морщинки на переносице и вокруг его глаз, когда он смеялся.
        - Что ты делаешь в День благодарения?  - вдруг спросила меня Доун, и я напряглась. Я оторвала взгляд от Кейдена и снова опустила его к заметкам.
        - Я еще не знаю.  - Это была правда. На благотворительный вечер моих родителей я бы не пошла ни при каких обстоятельствах.
        Скотт издал горестный вздох.
        - Итак, я собираюсь встретиться с Микой.
        О своем последнем увлечении он нам уже сообщил - во всех подробностях. К сожалению, мы ее не видели. Не потому что не пытались.
        - К вашему сведению, мы проведем вечер, набросившись друг на друга,  - громко объявил Скотт, и мы с Доун расхохотались.  - Я достал благовония и массажное масло и думаю, что мы замечательно повеселимся.
        - Серьезно?  - спросила я и выпрямилась. Я сунула ручку за ухо.  - Это ваши Must-Have для успешного соблазнения?
        Скотт нахмурил брови.
        - О, поверь мне, как только мы с Микой распакуем масло, мира вокруг нас больше не будет существовать. Ты тоже должна попробовать.
        - Пожалуйста, избавь нас от подробностей на этот раз,  - произнесла Доун.
        - Почему? Разве я не могу похвастаться сексуальными приключениями только потому, что у тебя полоса неудач? Как эгоистично с твоей стороны!  - воскликнул он так театрально, что мне пришлось рассмеяться еще громче.
        - У меня нет полосы неудач,  - прорычала Доун и напрягла плечи.
        - Если все-таки она есть, я с удовольствием помогу,  - подчеркнуто небрежно предложил Спенсер.
        Я бросила на него предостерегающий взгляд. Ему посчастливилось сидеть в другом углу комнаты. Иначе я ударила бы его так же сильно, как и Кейден. Однако Доун только покачала головой и измученно застонала.
        Поздним вечером у меня закружилась голова, друзья тоже выглядели так, как будто им нужен перерыв. Кейден с парнями как раз надевали куртки и собирались отправиться в «Хиллхаус». Без лишних слов мы решили продолжить на следующий день, несмотря на экзамен. Я дошла до того, что больше не могла вбить себе в голову даже простой материал - мне нужен был свежий воздух.
        В клубе мы сели за один из столиков, я устроилась рядом с Кейденом на сиденье. С другой стороны сидели Моника и Итан, напротив нас - Спенсер, Скотт и Доун. Комната была залита голубым светом, а в воздухе пахло алкоголем и искусственным дымом, нависшим над танцполом.
        Мы заказали себе пива и произнесли тост. Это была приятная перемена, когда никто не говорил об университете. Вместо этого Моника рассказала, как познакомилась с остальными. Они с Итаном встретились на курсе термодинамики, где Моника, которая на самом деле изучала историю искусства, оказалась по чистой случайности, и влюбились друг в друга с первого взгляда. Притяжение между ними было, по-видимому, настолько сильным, что Моника мучилась полдня на парах только для того, чтобы потом получить номер Итана. Это было два года назад. Итан жил с Кейденом с первого семестра, а Спенсер дружил с ним еще до того. Они познакомились несколько лет назад на выставке в Портленде, когда Кейден назвал работы Спенсера «крайне отвратительными».
        - Поэтому я пошел за ним и спросил, что ему не нравится в моих фотографиях,  - начал Спенсер, и Кейден скрестил руки на груди.
        - И?  - спросила Доун.
        - Он сказал, что мой стиль не был аутентичным, а цвета использовались совершенно неправильно.  - Спенсер, ухмыляясь, покачал головой.  - Я сказал ему, что это мои фотографии. Но вместо того чтобы провалиться под землю от стыда, он просто осмотрел меня с головы до ног и заявил, что я должен сделать что-то значимое в жизни.
        Я спрятала улыбку за бутылкой пива. Эту встречу я могла представить себе во всех красках.
        - Кейден тогда был готом. Даже подводил глаза,  - продолжал он с веселым блеском в глазах.
        - Вообще-то нет.  - Тон Кейдена не оставлял сомнений в том, что он не очень-то любил вспоминать о том времени.
        - Нет, твои глаза от природы были окаймлены черным,  - сухо заметил Спенсер, откидываясь на спинку кресла.
        - Ты ходил лысым,  - напомнил ему Кейден.  - Что же это было все-таки? Пари, которое ты проиграл?
        Спенсер фыркнул.
        - Моя форма головы оптимальна для бритого черепа. По крайней мере тогда я не колол себе татуировки, которые каждый день напоминали бы мне о том, что я был влюбленным подростком.
        Я чувствовала, как настроение ребят меняется с каждой секундой. Моника, казалось, затаила дыхание, Итан уставился на Спенсера. Кейден сидел рядом со мной, словно окаменев.
        - Что ты только что сказал?  - спросил он. Его голос напоминал затишье перед бурей - тихий, но опасный.
        Спенсер тут же капитулировал и поднял руки.
        - Прости, чувак.
        Мой взгляд метался между ними. Я не решалась вздохнуть, так напряженно выглядели все за столом.
        - Ты набил имя бывшей или почему ты так расстроен?  - спросил Скотт, наклоняясь вперед. Казалось, он был единственным, кто не заметил перемены вокруг.
        Кейден поднялся так внезапно, что врезался в стол. Бутылки начали опасно покачиваться. Он молча протиснулся мимо меня.
        - Что это было, Спенс?  - услышала я вопрос Моники, но тут же оглянулась на Кейдена, который быстрыми шагами исчез за танцполом, видимо, направляясь прямо к бару.
        - Я думал, он покончил с этим,  - сказал Итан.
        - Полагаю, нет смысла спрашивать, в чем дело?  - спросила Доун.
        Моника что-то ответила, но я уже не могла сосредоточиться на разговоре. Все, чего я хотела,  - это пойти к Кейдену. Не только потому что он остался со мной на прошлой неделе, но просто… потому что у меня было ощущение, что я нужна ему прямо сейчас.
        Я пробормотала извинения и поднялась. Игнорируя вопросительный взгляд Доун, я направилась в ту сторону, куда ушел Кейден.
        Я обнаружила его на одном из барных стульев. Он барабанил пальцами по стойке и задержал взгляд на стакане виски, стоявшем перед ним. Его нога покачивалась в такт песне, которая играла в тот момент. Я осторожно подошла к нему и остановилась только тогда, когда оказалась рядом. Он тут же напрягся.
        - Не сейчас, Пузырик,  - прорычал он, демонстративно отворачиваясь от меня.
        Я отчетливо ее видела - боль, которую он пытался скрыть за сердитым выражением лица. Я так хорошо его понимала. Когда речь зашла о Дне благодарения, мне хотелось спрятаться в своей комнате. Я знала, что он чувствовал - хотя и не имела ни малейшего представления, о чем и о ком он думал. И я не хотела давить на него, если он не желал говорить об этом.
        Я положила ладонь на его руку. Он вскинул голову и посмотрел на меня сузившимися глазами.
        - Я сказал…
        - Потанцуй со мной,  - произнесла я твердым, властным голосом. Он сдвинул брови и недоверчиво посмотрел на меня.
        - Что?
        - Потанцуй со мной,  - повторила я и потянула его за руку. Глаза Кейдена расширились. Он казался слишком удивленным, чтобы сопротивляться моей просьбе.
        Словно не осознавая, что делает, он соскользнул с барного стула - одним плавным движением - и повел меня к центру танцпола. Я посмотрела на него, стараясь вложить в свой взгляд как можно больше понимания, и ослабила хватку вокруг его руки только тогда, когда мы оказались на противоположной стороне комнаты, еще дальше от нашего стола и остальных.
        Я закрыла глаза и прислушалась к музыке. Она громко пульсировала по всему моему телу. Я начала двигаться. Почувствовав, что поймала ритм, я открыла глаза. Кейден стоял неподвижно, уставившись на меня. Я приподнялась, пока мой рот не оказался на той же высоте, что и его ухо.
        - Не думай,  - прошептала я.  - Танцуй.
        Я провела рукой по волосам, а потом осторожно положила руку на плечо Кейдена. Его рот был слегка приоткрыт, веки опущены. Внезапно я почувствовала прикосновение к своему бедру, и в следующую секунду Кейден притянул меня к себе. На мгновение у меня перехватило дыхание. Кейден держал меня крепко-крепко. Я даже не пыталась установить дистанцию между нами.
        Вместо этого мы начали двигаться в такт музыки. Кейден был так близко ко мне, что я могла чувствовать его дыхание на своей щеке. Мое сердце забилось быстрее, и как бы сама собой рука проехала по его животу к груди и дальше вверх. Кейден вздохнул, когда мои пальцы коснулись изгиба его шеи. Мрачное выражение теперь полностью исчезло с его лица.
        И так мы танцевали. Отключили свои мысли, забыли обо всем вокруг и отпустили друг друга. Я не знала, как долго мы двигались под музыку, но неожиданно почувствовала себя невесомой. Только прикосновения Кейдена удерживали меня в реальности, его торс, прижимающийся к моей спине, его пальцы, лежащие на моей талии. В какой-то момент наши движения замедлились, пока мы почти не остановились.
        - Я хочу домой,  - прошептал он почти вплотную к моему уху. Я повернулась к нему. Его лицо блестело от пота, а взгляд был затуманен, но он уже не выглядел таким напряженным, как раньше.
        - Ладно. Если тебе нужно еще немного времени, я вернусь к остальным,  - сказала я подчеркнуто спокойно, но хрипотца моего голоса выдала меня.  - Они наверняка беспокоятся.
        - Кажется, я недостаточно ясно выразился.  - Кейден снова притянул меня к себе. Он наклонял голову, пока его волосы не коснулись моего лба.  - Мы идем домой. Ты и я. Вместе.
        Я задержала дыхание и ответила на его взгляд. Я медленно кивнула - движение, которое не контролировала. Мне казалось, что от Кейдена исходит магическое притяжение, против которого я бессильна. Исчезло всякое расстояние между нами - и не только физическое.
        Без лишних слов он взял меня за руку и вывел из клуба. Даже когда мы были на улице, он не отпустил меня, а вместо этого потащил коротким путем домой. Он взлетел по лестнице с поразительной скоростью и так резко толкнул дверь квартиры, что она ударилась о стену.
        - Кейден!  - воскликнула я встревоженно и уставилась в место, куда она врезалась.
        Мне не пришло в голову внимательно рассмотреть ущерб. Внезапно я почувствовала стену у себя за спиной, и Кейден обхватил мое лицо руками. Прежде чем я успела отдышаться, он поцеловал меня.
        На секунду я словно застыла, потом ответила на его поцелуй. Я впилась пальцами в его плечо и другой рукой погладила шею. Его волосы, в отличие от остального тела, казались удивительно мягкими. Он застонал.
        В этот момент для меня остался только Кейден - Кейден, чья щетина царапала мою кожу, чьи пальцы скользили по моим щекам и чье тело прижималось к моему так сильно, что между нами не осталось воздуха.
        Его пальцы скользнули под рубашку, оставляя обжигающе-горячие следы на моей коже.
        Затем он прижал свои бедра к моим. И то, что я там чувствовала, вырвало меня из этого лихорадочного мгновения.
        Аллилуйя.
        Я положила руки на его грудь и оттолкнула от себя. Тяжело дыша, он уставился на меня. Его глаза потемнели, рот распух от яростного поцелуя.
        - Что мы делаем?  - испуганно прошептала я.
        Кейден оперся ладонью о стену надо мной. Другая его рука по-прежнему лежала у меня на спине. Казалось, он не хотел меня отпускать.
        - Я думал, ты хочешь меня отвлечь,  - сказал он хриплым голосом.
        Его слова вылились мне в лицо, как ведро холодной воды.
        - Нет.  - Я освободилась из его хватки, одновременно сняв туфли и проскользнув в гостиную.
        - Как, нет?  - спросил Кейден. Он хотел удержать меня, но было поздно.
        - Нет!  - громко крикнула я и умчалась.
        Кейден смотрел вокруг совершенно озадаченным взглядом. Он несколько раз моргнул.
        - Ты же пригласила меня танцевать!
        Я в шоке покачала головой.
        - Но только не для того, чтобы затащить тебя в постель! Я хотела отвлечь тебя.
        - Разве?  - спросил он вызывающе и сделал шаг ко мне.
        Автоматически я отклонилась назад. Я бы окончательно потеряла самообладание, если бы он еще раз прикоснулся ко мне так, как только что.
        - Кейден,  - сказала я нарочито спокойным тоном.
        Он поднял бровь и сделал шаг ко мне.
        - Элли.
        Я покачала головой и оттолкнула его от себя, положив руку ему на грудь.
        - Этого не произойдет. Ни в коем случае. Не так, не при таких обстоятельствах.
        Кейден едва заметно поморщился. Он уставился на мою руку, которая все еще лежала над его пульсирующим сердцем, словно он только сейчас осознал, в какой ситуации мы оказались и что чуть не сделали.
        Прошло несколько мгновений. Кейден стоял неподвижно, казалось, он не дышал. Я решила, что будет лучше, если я просто пойду в свою комнату. Но прежде чем я успела отстраниться, он положил свою руку поверх моей и провел ею по своей груди. Кейден опустил голову, и на мгновение я испугалась, что он снова поцелует меня. Но он этого не сделал. Очень осторожно он прислонил свой лоб к моему и закрыл глаза. Мы застыли в этой позе, и я почувствовала, как сердцебиение постепенно успокаивается.
        - Я пойду спать,  - пробормотала я.
        Кейден тут же сделал шаг назад и выпустил мою руку. Он посмотрел на меня взглядом, который я не могла разобрать,  - понимающим и тоскующим одновременно.
        Но все это было для него лишь развлечением. Я знала это очень хорошо - три года назад я делала то же самое вечер за вечером. Это ничего не значило.
        - Спокойной ночи, Элли.  - Голос Кейдена звучал озабоченно.
        - Сладких снов, Кейден.
        Глава 16
        Ручка царапала бумагу, когда я лихорадочно записывала последний ответ. Я закончила в тот момент, когда зазвенел маленький таймер для варки яиц, который миссис Фалькони поставила перед нами.
        На этот раз я не провалюсь. В этом я была уверена на сто процентов. Помимо того, что это было просто невозможно с тем количеством учебного материала, который я забила себе в голову за последние несколько недель, я также чувствовала себя уверенно сегодня. Вопросы, касающиеся литературных эпох и их специфических особенностей, были понятными, и я могла ответить на каждый из них. Я повернулась к Скотту, сидевшему двумя рядами позади меня. Он как раз сортировал свои исписанные листы. Увидев мой вопросительный взгляд, он поднял вверх оба больших пальца. Я с облегчением вздохнула. Мы справились.
        Когда мы сдавали экзаменационные листы, миссис Фалькони критически оглядела нас поверх своих очков. К счастью, мы были не единственными, на кого она так смотрела.
        - Кажется, я снова не очень хорошо справился с анализом текста,  - размышлял Скотт, когда мы покидали экзаменационную комнату.  - Но вопросы на знание теории шли великолепно.
        - Точно так же,  - согласилась я.  - Я рада, что все наконец закончилось.
        Вместе мы поехали в центр города, где собирались встретиться с Доун у итальянца, который якобы готовил лучшую пасту в мире. Уже когда мы свернули на нужную улицу, я смогла разглядеть ее рыжую шевелюру. Она буквально светилась передо мной среди всех остальных людей. К счастью, я нашла парковочное место недалеко от входа в ресторан. Это был крошечный клочок асфальта, но с более или менее полезными инструкциями Скотта мне удалось успешно вписаться.
        Доун заметила нас, когда мы вышли из машины. Она вскинула руку вверх и посмотрела на нас, подпрыгивая на месте.
        - Как прошел экзамен?  - спросила она первое, что пришло в голову, когда мы обнялись.
        - Хорошо, думаю. По крайней мере, мы смогли ответить на все вопросы.  - Скотт подчеркнуто небрежно пожал плечами, но я знала, какое облегчение он испытал на самом деле. Я чувствовала то же самое.
        - Я верила, что вы справитесь!  - На лице Доун расползлась лучезарная улыбка. Она повернулась и толкнула дверь в маленькое бистро. Мгновенно мне в нос ударил восхитительный аромат свежей пиццы и пасты. Несколько столиков уже были заняты людьми, оживленно беседующими. Еда перед ними выглядела настолько восхитительной, что я предпочла бы, чтобы мой заказ был отправлен на кухню прямо сейчас.
        Вместо этого я подождала, пока официант поприветствует нас и проведет к круглому столику в дальнем углу ресторана, мимо большого великолепного пианино. На стенах висели картины с людьми, сфотографированными во время еды. Одну из картин я видела не раз - на ней был изображен мужчина, обеими руками запихивающий в рот спагетти.
        Присев и взяв меню, мы еще некоторое время говорили об экзамене. Доун хотела знать каждую мелочь, однако и Скотт, и я были совершенно измучены. Когда официант вернулся и принял наш заказ, Скотт наконец перевел тему в другое русло:
        - Думаю, нам стоит делать паузы и отдыхать перед экзаменами,  - сказал он и отломил кусок хлеба, принесенного вместе с нашими напитками.  - Я редко спал так хорошо, как прошлой ночью.
        Я одобрительно замычала и отпила воды.
        - У меня было так же.
        - То, что ты вообще заснула, честно говоря, удивляет.  - Доун взглянула на меня поверх своего бокала и подняла одну бровь, которая исчезла под челкой.
        - Что ты имеешь в виду?  - спросила я.
        Скотт и Доун переглянулась.
        - Ну, ты же пошла за Кейденом, когда он так внезапно исчез,  - осторожно начала Доун.
        - А потом мы наблюдали за вашим горячим танцем,  - вмешался Скотт, наклоняясь над столом. Он забавно шевельнул обеими бровями и с наслаждением провел языком по нижней губе.  - Ты не можешь сказать, что прошлой ночью потратила хоть минуту на сон. Не тогда, когда Кейден Уайт смотрел на тебя так страстно.
        Я почувствовала, как кровь прилила к лицу.
        - Что за чушь,  - проворчала я. Определенно, не лучший мой ответ.
        - Милая, ты не сможешь нас обмануть. Ты не видела того, что видели мы,  - сказал Скотт.
        Я сжала губы, лихорадочно соображая, что могу рассказать своим друзьям.
        Со вчерашней ночи я не видела Кейдена. Когда сегодня утром я вышла из квартиры, чтобы последний раз взглянуть на наши заметки со Скоттом, он все еще спал. Честно говоря, я была очень рада этому и успешно выбросила прошлый вечер из головы… до сих пор. Перед моим мысленным взором я увидела Кейдена и меня, наши потные тела. Я думала об ощущении его губ на моих губах, царапающей щетине, пальцах, обжигающе горячих на моей коже.
        - Там было…
        - Если ты скажешь «ничего», то я сейчас же ткну тебя лицом в пасту,  - пригрозила Доун, поднимая ложку, хотя наша еда еще не была принесена.
        Я снова взглянула на нее и на Скотта. Наконец я вздохнула и откинулась назад, скрестив руки.
        - Мы просто танцевали.
        - О да, и как вы это делали.  - Скотт так сильно шевелил бровями, что я боялась, они в любую минуту отвалятся и поползут ко мне, как гусеницы, через стол.
        - Может быть, нам стоит показать ей, как это выглядело вчера,  - предложила Доун с очаровательной улыбкой, отодвигая свой стул.
        Я сцепила руки на коленях, когда Скотт поднялся.
        Доун плотно притянула его к себе.
        - Хватит, ребята,  - застонала я и скользнула глубже в свое кресло.
        - О, Кейден,  - пробормотал Скотт.
        - Я думала, что это я Элли!  - отозвалась Доун.
        Скотт повернулся и прижал свою задницу к Доун.
        - Извини,  - сказал он через плечо,  - но для меня существует только один сценарий, в котором со мной танцует такой красавчик, как Кейден, а не худышка, как Элли.
        Другие гости повернулись к нам и уставились на Доун и Скотта. Я закрыла лицо руками.
        - Прекрати сейчас же!  - крикнула я.
        Наконец они оторвались друг от друга. Их стулья заскрипели по полу, когда они садились. Я посмотрела на них между пальцами.
        - Итак?  - Доун оперлась локтями о стол и выжидающе уставилась на меня.
        Я медленно опустила руки и вздохнула.
        Кейден был не первым парнем, с которым я связалась. В Денвере были и другие - истории, которые я хотела забыть как можно быстрее. Я не была совсем неопытной. Но никогда еще я не испытывала такого фейерверка эмоций, как тот, что случился вчера между мной и Кейденом. То, как он одним взглядом заставил мои ноги подкоситься…
        Но Кейден продолжит настаивать на своих дурацких правилах, я это знала. Вчера вечером я была для него развлечением - не больше и не меньше. И поэтому мне пришлось изгнать воспоминания о наших поцелуях в самые дальние уголки памяти. Никогда больше я не позволю ему зайти так далеко. Мягкие колени отныне ушли в прошлое.
        - Вы же вместе пошли домой?  - помог Скотт и вырвал меня из моих мыслей.
        - Мы живем вместе, в этом нет ничего необычного,  - автоматически отозвалась я.
        - Если до этого на танцполе не третесь друг об друга, конечно,  - бросила Доун.  - Ты должна радоваться, что Моника не заметила. В любом случае вы теперь Кейли.
        Скотт энергично кивнул.
        - Кейли?  - хмуро спросила я.  - Только не говори, что она придумала для нас шипперское прозвище.
        - Моника так для всех нас делает,  - сказала Доун.  - Она и Итан - Мотан, а для нас со Спенсером, меня передергивает от этой мысли, она придумала Споун[11 - Spawn (Spenseer+Dawn)  - означает потомство или исчадие.].  - Подруга ненадолго остановилась и нахмурилась.  - На самом деле не могу сказать, что совсем не подходит.
        Я наморщила нос. Это были ужасные парные имена.
        - Итак,  - вы теперь парочка? Разве мы можем теперь приходить к вам в квартиру, не рискуя в чем-то вам помешать?  - спросила Доун.
        И словно еще не понимая, что она имеет в виду, Скотт продолжал:
        - Я думаю, что Доун под «чем-то» имеет в виду то одно-единственное занятие, которое обычно практикуется в обнаженном виде.
        - Послушайте, ребята, все было не так,  - решительно заявила я.
        - Тогда расскажи нам наконец, как все было,  - попросил Скотт, правда, гораздо мягче, чем несколько минут назад. Я шумно выдохнула.
        - Я просто хотела отвлечь Кейдена. Я поняла, что его задели глупые слова Спенсера. Поэтому я танцевала с ним.  - Повисла короткая пауза, когда я искала нужные слова.  - Но ошиблась.
        В конце концов я сказала им, что Кейден поцеловал меня, что не было ложью, но представила все намного более безобидным, чем выглядело на самом деле. После этого официант подал нам пасту, и я благодарно ему улыбнулась. Когда он снова отвернулся от нашего стола, Скотт и Доун недоверчиво уставились на меня.
        - А теперь?  - взволнованно спросила Доун.
        - Мм?  - пробормотала я с набитым ртом.
        - Теперь между вами все кончено?  - воскликнул Скотт и качнулся вместе со стулом, совершенно забыв о тарелке с пастой перед ним.  - А главное: как это было?
        Вздохнув, я опустила вилку и откинулась назад.
        - Я не намерена что-то начинать с Кейденом. Ситуация просто вышла из-под контроля.
        - Ты просто проигнорировала второй вопрос.  - Скотт выпячивал нижнюю губу, пока я не рассмеялась.
        - Это было… приятно.
        Это грубое преуменьшение согрело меня. Без предупреждения ко мне вернулись воспоминания прошлой ночи. Как Кейден прижал меня к стене и буквально хватал ртом воздух, чтобы отдышаться.
        Но прошлая ночь ничего не значила, мне приходилось постоянно напоминать себе об этом. Я, конечно, не стану игрушкой Кейдена, с которой он мог бы весело провести время, когда ему это нужно, и которую он впоследствии мог бы снова игнорировать. Я не хотела быть такой больше никогда в жизни - это я твердо решила.
        Но вчера, когда я лежала без сна, совершенно взбудораженная и растерянная, думая только о его руках на моем теле, мне стало ясно кое-что. Как бы я ни противилась этому, я чувствовала к Кейдену нечто большее, чем просто физическое влечение. Он мне нравился. И я знала это. Я знала, как он выглядел утром после пробуждения и как он любил пить кофе. Я знала, под какую музыку он танцует. Я знала, как сильно его тяготят плохие отношения с отцом, могла чувствовать, как ему плохо, когда друзья напоминают о прошлом. Я была свидетелем того, каким он мог быть чутким и с какой любовью относился к своим друзьям. Я знала, как напрягаются его мышцы, когда он поднимает что-то тяжелое, и как задирается его рубашка, когда он достает миску с верхней полки кухонного шкафа и перо-татуировка появляется на его спине. Я знала каждую татуировку до мельчайших деталей. Иногда, когда мы вместе сидели перед телевизором, я ловила себя на том, что смотрю на него, а не на экран.
        Мне казалось, что я знаю его невероятно хорошо, но после прошлой ночи я уже не понимала, как снова встречусь с ним. Я сказала ему, что думаю о его подходе к отношениям, но что будет дальше?
        - Судя по твоему похотливому взгляду,  - вырвал меня из мыслей Скотт,  - это было более чем просто приятно. Что, кстати, является младшей сестрой Сами-Знаете-Чего,  - усмехнулся Скотт. Мое лицо горело, словно в любую минуту могло вспыхнуть. Я уставилась в тарелку и сунула в рот огромную порцию пасты.
        - Думаю, нам следует оставить это на сегодня, Скотт,  - предложила Доун. Затем она перегнулась через стол и погладила меня по руке.  - Я знаю, как тебе трудно говорить о таких вещах. И я считаю, что ты заслуживаешь большой похвалы за то, что ежедневно нас терпишь.
        Я издала звук, который должен был выразить одобрение, но получилось хрюканье.
        - Наверное, это правда. Но когда-нибудь я хочу узнать все горячие подробности, Элли. Ты не можешь утаить от меня что-то подобное. Это противоречит нашему кодексу дружбы.
        Я чуть не подавилась макаронами.
        - У нас есть кодекс, в котором говорится, что я должна рассказывать тебе о своей личной жизни?
        - Конечно. Я рассказываю вам все о себе и Мике.
        - И при этом слишком углубляешься в детали, мой дорогой,  - сказала Доун, похлопывая по плечу Скотта. Я с энтузиазмом кивнула. Я узнала о предпочтениях Мики в постели больше, чем мне хотелось бы. Начиная с массажного масла с ароматом розового дерева. Невольно я вздрогнула.
        С бокалом в руке Скотт откинулся назад и посмотрел на нас, как мошенник, только что совершивший грандиозный переворот и разглядывающий добычу.
        - Ах, дети. Вам еще многому предстоит научиться.
        Я взглянула на свою тарелку, чтобы избежать зрительного контакта. Если бы я этого не сделала, мы, вероятно, оба разразились бы смехом.
        - Мне нужно упаковать вещи,  - сказала Доун, вытирая рот салфеткой.
        - Зачем?  - автоматически спросила я и тут же пожалела об этом. Естественно. Сегодня был последний день занятий перед праздниками - в эти выходные Доун поедет домой к отцу.
        - А да, точно.
        - Если бы я осталась здесь, мы могли бы пойти по магазинам в пятницу. Будет куча скидок.  - Доун подперла подбородок рукой и нарисовала узоры на своем запотевшем стакане с водой.  - Если честно, мне очень не хочется проводить каникулы у папы. Семья Нейта будет там, и если он поедет с ними, я ни за что не смогу отвечать. Все это может закончиться кровавой бойней.
        Я виновато закусила нижнюю губу. Я была так занята на экзаменах в последнее время, что не следила за финалом отношений между Доун и ее бывшим.
        - Я уверена, твой папа понимает, что ты не хочешь видеть Нейта,  - сказала я.
        Доун и скривила лицо.
        - Мы проводим День благодарения с Даффи в течение многих лет. Мой отец так хорошо дружит с ними, что довольно трудно уйти от них в праздники. Что бы они подумали, если бы он просто их бросил?
        - Что у него должна быть для этого веская причина. Как, например, то, что их сын - конченый мудак,  - легко бросил Скотт.
        Доун до сих пор никогда не рассказывала подробно о том, что сделал с ней ее бывший друг, но мы знали, что он изменял ей. Этого было достаточно, чтобы мы ненавидели ублюдка, даже не встречая его.
        - Как-нибудь переживу,  - сказала Доун через некоторое время.  - По крайней мере у меня есть семья, к которой я могу поехать.
        Ее замечание задело меня, как пощечина. К счастью, я уже поела, иначе у меня пропал бы аппетит.
        Когда Доун поняла, что сказала, то виновато уставилась на меня широко раскрытыми глазами.
        - О боже, Элли, я не это имела в виду.
        - Все в порядке.  - Я механически изобразила улыбку, удивившись, что все еще могу делать это, будто по нажатию кнопки. Есть вещи, которые никогда не забудешь.
        - Ты должна мне поверить, это действительно не так. Ты рассказала об ужасном поведении своей мамы и о том, что не знаешь, хочешь ли домой, и тогда я просто подумала, что ты…
        - Правда. Все хорошо,  - успокоила я ее, подняв руки.
        - Это совершенно нормально, если ты не хочешь возвращаться домой на День благодарения, Элли. Я тоже предпочитаю проводить выходные с Микой,  - тихо сказал Скотт.
        Я тяжело сглотнула, но сохранила на лице фальшивую улыбку. Доун ехала домой, хотя и не хотела, но была рада видеть отца и не должна быть одна. Скотт не будет с семьей, потому что по праздникам предпочитал быть со своим другом. В этом большая разница между нами. Я буду сидеть в своей квартире в одиночестве и проводить время, глядя на обшарпанную стену, к которой мой сосед по комнате прижимал меня в исступлении, предаваясь горячим воспоминаниям. Наверное, съем мороженое и посмотрю фильм. Или пореву, потому что моя семья никогда меня не любила. Может быть, все одновременно.
        С чувством тяжести на душе я попрощалась с ними чуть позже. Я заверила Доун, что со мной все в порядке, но мы обе знали, что это не так. Если честно, мне было хреново. Успех, который радовал меня после экзамена, полностью испарился. Вместо этого я продолжала думать о своей матери и о том, как она отреагирует, если поймет, что я на самом деле не приду на ее вечер. Неужели она снова появится здесь и заставит меня поехать с ней в Денвер?
        Я бы поехала?
        Смогу ли я когда-нибудь оторваться от нее и наконец сделать то, к чему я всегда стремилась, не чувствуя себя плохо при этом?
        Я должна вкусить это чувство свободы и радоваться тому, что впервые проведу День благодарения за тысячи километров от своих родителей. Без обязательств. Без ограничений.
        Но как бы я ни твердила себе об этом, это просто не сработало. Вместо этого пища казалась мне тяжелой, и меня рвало, потому что все мое тело сводило судорогами каждые несколько минут. Внутри меня жажда свободы боролась с нечистой совестью. И страхом быть одной.
        Джаред Лето закричал от боли. Я включила музыкальную систему в машине почти на полную громкость. Окна опасно вибрировали, но мне было все равно.
        Не замечая, в какую сторону свернула, я добралась до окраины города. Я никогда не ездила по этому маршруту сама, но, несмотря на это, мое подсознание, казалось, вело меня именно туда, где я могла бы почувствовать свободу всем своим телом.
        Моя машина вздымала пыль, когда я въезжала на заброшенную стоянку у подножия горы Уилсон. Со стороны я смотрела на свою огромную сумку, набитую до краев. Если я выберу один из маршрутов, ведущих на самую вершину горы, то не смогу позволить себе таскать с собой такое количество вещей. Короче, я решила взять только свой телефон.
        Кейден гордился бы мной.
        Я вылезла из машины и направилась к первой развилке, где свернула на дорогу, по которой в прошлые разы ходил Кейден. Хотя на мне были не походные ботинки, а мои осенние кожаные сапоги, мне довольно хорошо удалось справиться со склоном. Я сильно топала ногами по илистой земле, не обращая внимания на то, сколько грязи попало на мои брюки.
        Мне нужно было избавиться от гнева. Но прежде всего от боли, которая бушевала глубоко внутри меня, едва я думала о праздниках.
        Не знаю, как долго я бродила. В какой-то момент, когда я уже несколько раз свернула и тропинки уже не было видно, я сделала короткую передышку и остановилась. Между тем попохолодало. Тонкие струйки тумана тянулись между гигантскими деревьями, отчего моя кожа стала влажной. Мое дыхание вырывалось изо рта маленькими облачками пара.
        Я пошла дальше. Ветки стали плотнее, и я била по ним руками, чтобы избавиться от разочарования. Справа скоро должен был появиться водопад - в этом я была совершенно уверена. Но вместо журчания воды я, к сожалению, слышала только стрекот сверчков и щебет птиц. И мой пульс, который неестественно громко отдавался у меня в ушах.
        Когда полчаса спустя я сделала очередной перерыв, между деревьями уже заметно стемнело. Я могла поклясться, что из-за густых ветвей на меня смотрели звериные глаза, сверкающие зеленым или красным, в зависимости от того, как они отражали свет. От смотровой площадки, на которую Кейден несколько раз брал меня с собой, не было и следа. Причем смотреть дальше пяти метров мне с каждой минутой становилось труднее. Туман лежал все плотнее, а я оставила очки в машине.
        Я обескураженно огляделась. Целью этого похода было подняться до самого верха горы, чтобы там снова ощутить чувство свободы. Я хотела выплеснуть свое разочарование в месте, где меня никто не услышит. Но теперь я стояла здесь - по щиколотку в трясине, окруженная туманом и жуткими звериными глазами, которые хоть и были маленькими, но смотрели на меня враждебно.
        Я ходила по кругу и пыталась выяснить, откуда я вообще пришла. Без шансов. Ничего, кроме листьев, большинство уже окрашенных в красный, коричневый или золотистый, некоторые из них еще были насыщенного темно-зеленого цвета. Стволы деревьев. Густые кусты. Куда бы я ни смотрела, все выглядело совершенно одинаково.
        Это было бессмысленное предприятие.
        Я обыскала землю в поисках собственных следов, но абсолютно ничего не увидела. Я вспомнила инструкции Кейдена.
        Меньше болтай, больше иди.
        Это безумие! На этот раз я не сдержалась. Я закричала, и поскольку было так хорошо выпустить накопившуюся энергию, тут же сделала это еще раз.
        Это все его вина! У меня не было навыков ориентации в дикой природе. Если бы он не показал мне, какой прекрасный вид можно увидеть, если покинуть размеченные тропы, то я не оказалось бы так легкомысленна. Я бы выбрала синий маршрут. Тот, что для пожилых людей. Вместо этого я сбилась с пути, как Красная Шапочка, и теперь утону в трясине и меня съедят дикие звери.
        Одним плавным движением я достала из кармана брюк телефон. Мысленно я уже проклинала себя за это, но пролистала свои контакты, выискивая номер Кейдена. Если кто-то и знал, как выбраться отсюда, так это он. Сжав губы, я прижала трубку к уху и прислушалась к гудкам.
        После нескольких сигналов включился почтовый ящик. Я попробовала еще раз, но и на этот раз он не ответил.
        Чудесно.
        Ладно. Поскольку Кейден не поможет мне выбраться из беды, я открыла приложение с картами на телефоне. К сожалению, не было подключения к интернету. Естественно.
        Разочарованная, я запихнула эту дурацкую штуку обратно в карман брюк и поплелась дальше. Когда-нибудь я наконец выберусь из этого лабиринта.
        Каждый раз, когда слышала поблизости треск или вой, я подпрыгивала. Мне было страшно, что вдруг из кустов выскочит дикое животное и набросится на меня. Наконец я начала тихонько напевать. Тейлор Свифт с ее радостной манерой исполнения казалась правильным выбором в этой ситуации, хотя Out Of The Woods мне показалась довольно ироничной. Шум вокруг меня становился жутким. Я пела громче.
        Через некоторое время мое вынужденное спокойствие исчезло. Пульс учащался. Дыхание было частым и прерывистым. Мне стало холодно. Я была вся измазана грязью. И я испугалась.
        Я была на грани нервного срыва, когда телефон у меня на бедре начал вибрировать. Я так поспешно вытащила его из кармана брюк, что он чуть не выпал у меня из руки.
        - Наконец-то!  - крикнула я в трубку.
        - Что случилось?  - Кейден не казался обеспокоенным. И я подумала, что он мог не заметить мое отсутствие в течение нескольких часов.
        - Я заблудилась,  - выпалила я слишком быстро. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я услышала человеческий голос.  - Мне стало нехорошо, я хотела домой, а потом… я пошла к горе по маршруту, по которому мы ходили, и теперь я где-то здесь, и все выглядит абсолютно одинаково, и я не знаю, где моя машина, плюс становится все темнее и темнее, и здесь так много животных, Кейден, я не хочу, чтобы они думали, что я их ужин…
        - Элли,  - прервал он меня. Я услышала тихий стук.  - Переведи дух.
        - Прости,  - пробормотала я и глубоко вздохнула.
        - Куда ты шла?  - спросил Кейден.  - Его голос вдруг прозвучал будто издалека.
        - Я пошла по главному пути,  - начала я, стараясь говорить медленно и четко.  - А потом я свернула в том месте, где ты всегда поворачиваешь. На ту дорогу, что ведет к нашей смотровой площадке…
        Я тут же зажмурилась и задержала дыхание. Я сказала «наша смотровая площадка»  - так я до сих пор называла это место только в своих мыслях. К счастью, Кейден на это не отреагировал. Вместо этого он невозмутимо фыркнул.
        - Мне потребовалось чуть меньше года, чтобы научиться здесь ориентироваться. В основном мы ходили втроем и отмечали повороты цветным мелом, кроме того, у нас было походное снаряжение.  - Я буквально чувствовала на себе его мрачный взгляд.  - На самом деле ты заслужила провести ночь на улице.
        Вся кровь тут же отхлынула от моего лица, и ноги начали дрожать. В то же время я разозлилась. Он не мог этого сказать. В конце концов, это был вопрос жизни и смерти! Тупой всезнайка.
        - Было ошибкой звонить тебе. Я наберу Спенсера,  - выдавила я сквозь стиснутые зубы. На самом деле я обдумывала этот план примерно секунду.
        На другом конце провода я услышала, как хлопнула дверь.
        - Я уже в машине, Пузырик. Не двигайся с места.
        С этими словами он повесил трубку. Я не знала, радоваться или злиться на его поведение. В конце концов я выбрала золотую середину и прислонилась спиной к стволу дерева. Мне нужно было успокоиться. Сделать глубокий вдох.
        Выйдя из дома сегодня утром, я рассчитывала, что после экзамена мне останется только встретиться со Скоттом и Доун в ресторане. Из этих соображений я и выбрала свою одежду. Сейчас, холодным вечером, кардиган, конечно, казался мне слишком тонким. Да и мои джинсы, забрызганные сверху донизу грязью, тоже не особо грели.
        Я надеялась, что Кейден поторопится.
        Вскоре каждый звук наполнял меня нетерпеливым ожиданием обнаружить его угрюмое лицо среди деревьев. К сожалению, ждать пришлось долго. Я задумалась, стоит ли идти ему навстречу, но тут же отбросила эту мысль. Я даже не знала, в какую сторону идти.
        Когда солнце почти полностью зашло, я вдруг услышал тихий свист. Я тут же выпрямилась и прислушалась.
        Мелодия свиста снова прозвучала. Если это была птица, наверняка очень талантливая. И к тому же она хорошо разбиралась в современной рок-музыке. Кто-то насвистывал песню, которая показалась мне чрезвычайно знакомой. Песню, которую я очень любила, слова которой были вытатуированы на предплечье моего соседа по квартире. Я бросилась вперед.
        - Я тут!  - громко крикнула я в ту сторону, откуда доносился свист.  - Сюда!
        Чуть позже Кейден прошел между двумя деревьями и нырнул под густые ветви. На нем была кепка, которую он обычно надевал во время пеших прогулок, серый вязаный свитер, потертые джинсы и походные сапоги. Вокруг бедер у него была завязана еще одна кофта. Я несколько раз моргнула. Когда убедилась, что он не плод моей фантазии, меня охватил порыв броситься ему на шею. Я винила в этом свое отчаяние, которое испытывала несколько минут назад, и сдержалась.
        - Слава богу,  - буркнула я.
        Кейден посмотрел на меня сверху вниз. С усмешкой он снял светло-серый свитер со своей талии и протянул его мне. Это был тот, с маской Дэдпула, который он одалживал несколько раз во время прогулок.
        - Спасибо,  - произнесла я, дрожа от холода. Я натянула его на себя и мгновенно зарылась руками в карманы на животе. В волнении я даже не заметила, как сильно замерзла, но сейчас, когда адреналин постепенно улетучивался, я была более чем благодарна за теплую вещь.
        - Ты маленькая идиотка,  - покачал головой Кейден. Он повернул кепку козырьком назад, не выпуская меня из виду даже на мгновение.
        Я поморщилась и спрятала подбородок в вырезе свитера.
        - Пожалуйста, просто отвези меня домой.
        Его глаза весело блеснули.
        - Ты бегала по кругу, Элли. Дай мне возможность немного подразнить тебя.
        - Я что?  - воскликнула я ошеломленно.
        Теперь Кейден засмеялся своим низким, хриплым смехом.
        - Ты хотела выйти на смотровую площадку, но не стала подниматься и все время ходила на одном уровне. Не моя вина, что ты ленивая.
        Я разочарованно застонала. Да, я плохо ориентируюсь. Но даже я не могла быть такой глупой, правда?
        - Давай.  - Он обернулся и взглянул на меня через плечо. Подбородком он кивнул в том направлении, в котором шел.
        - Скажи, пожалуйста, что ты сейчас отведешь меня к моей машине,  - застонала я и последовала за ним.
        - Меньше болтай, больше иди,  - отозвался он и теперь двигался вперед.
        Это была фраза, которая в первую очередь и втянула меня в эту неразбериху.
        Кейден подколол меня. Вместо того чтобы немедленно вернуться со мной к машине, он фактически заставил меня подняться по маршруту, который я изначально хотела пройти. Если бы он не называл меня постоянно «ленивой задницей», тем самым подстегивая мои амбиции, я бы давно отказалась следовать за ним.
        В какой-то момент я узнала скалы, по которым Кейден водил меня последние несколько раз. Мы почти не разговаривали, но у меня и не осталось на это сил. Склон был таким же крутым и сложным, каким я - и все мои конечности - запомнила его. Вскоре мои бедра начали гореть. Снова и снова сапоги соскальзывали с камней, но изо всех сил продвигались вперед. Больше или меньше брызг грязи на моей одежде уже не имели никакого значения. Я очень старалась, чтобы не показать, что задыхаюсь. В очередной раз я поняла, что пилатес не поможет мне взобраться на крутые горы.
        Я поднялась на последний скальный выступ. Оказавшись наверху, я уперлась руками в бедра, заставляя себя дышать спокойно и не рухнуть на месте.
        Кейден подошел к краю скалы и раскинул руки, словно хотел взлететь.
        - Вот мы и пришли.  - Он повернулся ко мне и лукаво усмехнулся.  - Наша Смотровая Площадка.
        Я скривилась, но не ответила. Вид отсюда был слишком красивым, точно таким, каким я его запомнила.
        Я шагнула к Кейдену, но, прежде чем встала на край скалы, он мягко ухватил меня за плечо и оттащил на шаг назад.
        - Я тебе не доверяю. В конце концов ты бросишься с нее или еще что-то безумное вытворишь.
        - Зачем?  - растерянно посмотрела я на него. Взгляд его был мрачным, выражение лица серьезным.
        - В последний раз, когда ты психанула, то хотела собрать вещи и съехать,  - напомнил он мне.
        - И поэтому ты думаешь, что я прыгну в пропасть?  - удивленно спросила я.
        Он пожал плечами.
        - Тогда у тебя случилась истерика из-за экзамена. Поскольку ты пересдавала его сегодня, я готов ко всему. Ты можешь быть довольно непредсказуемой.  - По его лицу расплылась ленивая улыбка. Однако она не тронула глаз.
        Я посмотрела мимо него и решила сесть. Отсюда, сверху, мир казался бесконечным. Небо над нами светилось таким насыщенным темно-синим цветом, что мне больше всего хотелось бы протянуть руку, чтобы прикоснуться к нему. Я глубоко вдохнула свежий воздух и сосредоточилась только на том, что чувствовала в этот момент.
        Это было оно.
        Из-за этого чувства я и была здесь. Только для этого одного мгновения, этого момента, когда я могла забыть весь мир и не чувствовать ничего - абсолютно ничего,  - кроме свободы. Я почти могла схватить ее. Она наполняла каждый уголок моего тела, придавая мне новые силы. Я невольно улыбнулась. Чем дольше я была в этом месте, тем больше мое напряжение ослабевало. Негативные мысли исчезали одна за другой, и тяжелый узел в районе моего желудка постепенно ослабевал.
        - Экзамен прошел отлично,  - сказала я чуть позже, не отрывая взгляда от пейзажа перед собой. Хотя уже стемнело, было прекрасно видно, как блестит озеро в долине. Конечно, первые звезды вскоре отразятся от поверхности, но их унесут волны, которые ветер гнал по воде.
        - Значит, ты не свалишься с этого обрыва? Или не будешь совершенно поспешно паковать свои вещи?  - Кейден опустился рядом со мной. Он оперся на руки, скрестив вытянутые ноги.
        Я покачала головой, и моя улыбка постепенно начала таять.
        - День благодарения не за горами. Скотт, Доун и ты… у всех вас есть планы, а я не знаю, что мне делать со своим временем. Если я останусь здесь, то…  - Я прервалась и откашлялась.  - Я не хочу быть жалкой овцой, которая проводит праздники одна, потому что слишком горда, чтобы ехать домой. Не то чтобы я вообще могла так назвать это место. Ты видел мою мать.
        Кейден фыркнул.
        - Поверь, такого человека, как твоя мать, не скоро забудешь.
        Я разразилась безрадостным смехом. Эту фразу я слышала уже много раз, хотя чаще всего она означала совершенно другое.
        - И даже если бы я полетела в Денвер, что бы мне это принесло? Маме все равно на меня плевать. Она будет слишком занята, играя роль идеальной хозяйки на своем дурацком вечере, в то время как я буду иметь дело с людьми, которых терпеть не могу, и проведу время, натягивая одну фальшивую улыбку за другой. Папа будет вовлечен в важные разговоры и как всегда ему будет не до меня,  - если только он не захочет познакомить меня с одним из своих деловых партнеров, и…  - Мое горло сжалось, и я резко моргнула, чтобы картинки исчезли из моей памяти. Я не хотела думать о прошлом. С другой стороны, я знала, что вытеснение воспоминаний тоже не поможет мне окончательно избавиться от него. Я проигрывала эту битву снова и снова.
        - Ты слишком много беспокоишься, Пузырик,  - произнес Кейден через некоторое время, и я посмотрела на него. Его взгляд был обращен к небу. Даже на расстоянии я видела густые черные ресницы Кейдена.  - Ты постоянно прокручиваешь в своей голове то, что другие могут подумать о тебе, не допуская даже мысли о том, чего ты на самом деле хочешь. Иногда очень важно делать то, что лучше для тебя.
        Я тихо вздохнула.
        - Поверь, я хотела бы быть такой, как ты.  - Он вопросительно поднял бровь.  - Ты совсем не беспокоишься о том, что думают о тебе другие. И вряд ли тебя что-то может выбить из колеи.
        - Ты выбиваешь меня из колеи,  - сказал Кейден. Он, похоже, не жалел об этом.
        - Потому, что я расстроилась из-за Дня благодарения?  - растерянно спросила я.
        Кейден на мгновение задумался, потом покачал головой.
        - Нет. Ты меня не так сильно пугаешь, Пузырик.
        Тепло растеклось по моей шее и поднялось вверх. И вниз. Сразу и внезапно все мое тело наполнилось им.
        Тем не менее мои мысли продолжали кружиться вокруг Дня благодарения.
        - Это неправильно с моей стороны - не лететь в Денвер?
        Он тихо рассмеялся и посмотрел на долину.
        - Ты меня не слушала? Ты должна думать о себе. О том, чего ты хочешь. Не мать, не друзья. Вопрос в том, чем ты хочешь заниматься в праздники? Есть ли что-то, что ты всегда хотела испытать? Или ты просто хочешь отдохнуть и взорвать квартиру своими вонючими блестящими бомбами? Ты можешь делать все, что захочешь. Это твоя жизнь, Элли.
        Я повторила его слова в мыслях и приняла их.
        Через некоторое время я закашлялась.
        - Ты не смейся, ладно?
        - Я ничего не гарантирую,  - отозвался он, и я заметила, что уголки его рта уже сейчас подозрительно подергиваются.
        Я закатила глаза. По крайней мере, он был честен. Я выпрямила ноги, скрестив их, чтобы поудобнее сесть на камнях.
        - Я всегда хотела классический ужин в День благодарения. Домашняя индейка и пирожки, несколько гарниров и огромный стол, который украшают и накрывают всей семьей. А потом этот ритуал, вы говорите друг другу много глупостей, за которые благодарны.
        Кейден нахмурил брови.
        - А что на праздники едят в твоей семье?
        - У нас есть поставщики, которые доставляют еду. Перекусы, пока вечер не начался,  - объяснила я.  - Много вина, конечно. С вином мой отец получает много подрядчиков. Так ему легче заключать соглашения. А на самом празднике меню из трех блюд: на первое суп, затем баранина или другое мясо и…  - Взгляд Кейдена становился все более и более недоуменным. Я замолчала.  - Что такое?
        - Ты говоришь, что никогда не была на традиционном ужине в День благодарения?
        Я медленно покачала головой.
        - Не пойми меня неправильно, еда у нас, как правило, вкусная.
        Кейден поморщился.
        - Это самое печальное, что я когда-либо слышал.
        Прежде чем я успела что-либо ответить, он вдруг поднялся. Он потянулся рукой к карману брюк, и еще до того как полностью достал свой телефон, нажал на дисплей. Он поднес трубку к уху, и через несколько секунд лицо его просветлело.
        - Привет, мама. Нет, все в порядке. Да, неделя прошла хорошо,  - сказал он с усмешкой и поднял кепку, только чтобы снова накинуть ее себе на волосы.  - Слушай, почему я, собственно, звоню… Я знаю, у нас на День благодарения уже полный дом детей Чеда.  - Он нахмурился и примирительно поднял руку, хотя мать не могла его видеть.  - Нет! Конечно, я не позволю тебе повеситься. На самом деле я хотел спросить, не против ли ты, если я приведу кого-нибудь.
        Я тут же вскочила и хотела вырвать телефон из руки Кейдена. Он ловко увернулся и встал боком ко мне. Свободной рукой он держал меня на расстоянии.
        - Я знал, что ты так скажешь. Спасибо, мам. До вторника,  - в следующую секунду он повесил трубку.  - Мама говорит, что чем больше людей в гостях, тем лучше.  - Он криво улыбнулся.
        - Ты что, с ума сошел?  - Я сердито посмотрела на него.  - Как теперь с этим быть?
        Его улыбка исчезла.
        - Как с этим быть?
        - Ты берешь меня с собой к матери не только на праздник, но и именно в тот день, когда она знакомится с детьми своего бойфренда?  - Мой голос стал таким высоким, что у меня даже в ушах зазвенело. Брови Кейдена резко поднялись.
        - Да, и?..
        - Это… это…  - У меня не было слов, я не знала, что думать или чувствовать. Я беспомощно уставилась на Кейдена.
        - Пузырик,  - пробормотал Кейден, и его глаза потемнели, когда он схватил меня за плечи и заставил посмотреть на себя.  - Мы ведь кто-то вроде друзей?
        Я задержала дыхание и ответила на его взгляд. Я чувствовала давление каждого пальца на своих плечах.
        - Кто-то вроде того,  - согласилась я, хотя точно знала, что это ложь.
        Мы были кем-то б?льшим. И я действительно не могла ничего с этим поделать.
        В общем, я была напугана до чертиков.
        - Понимаешь…  - сказал он. Его голос звучал грубо и хрипло, и я видела, как он несколько раз сглотнул. Затем снова улыбнулся, как будто ничего не произошло.  - …ты получишь настоящий День благодарения, и мы с мамой не будем в меньшинстве за обедом. Таким образом, каждый получит то, что хочет.
        Я не знала, что это было. Может, пронзительный взгляд Кейдена. Или электрический заряд, который он послал по моему телу, когда осторожно провел большими пальцами по моим плечам. Возможно, это была просто идея принять участие в обычном семейном празднике, повеселиться и не проводить дни в одиночестве в квартире.
        Но в конце концов я медленно кивнула:
        - Ладно.
        Глава 17
        - Ни в коем случае,  - покачал головой Кейден. Его кепка немного сползла.  - Этого не будет в моей машине.
        - Ну давай.  - Я подняла на него глаза, а он задрал бровь.
        - Нет.
        - У нас была сделка, Кейден.
        Он пристегнулся, а потом посмотрел на меня сощурившись. Я наклонилась к нему и постаралась изобразить очаровательную улыбку. Очевидно, чтобы добиться своего, мне придется использовать все обаяние.
        - Я на самом деле всегда ценил твой хороший музыкальный вкус,  - проворчал он, а потом протянул мне руку.
        Я громко захлопала и передала ему стопку компакт-дисков Тейлор Свифт, которые взяла с собой. Кейден закатил глаза и выхватил их у меня из рук, чтобы я могла забраться в джип.
        Через несколько часов я познакомлюсь с матерью Кейдена. Мне срочно нужна была музыка, которая поднимала бы настроение. Не удручающий альтернативный рок, а песни, под которые я могла петь и танцевать, чтобы отвлечься от своей нервозности. Для этого Тейлор Свифт, как известно, была лучшим средством, особенно ее старые альбомы, в которых гораздо больше драйва.
        Первые звуки Fearless прозвучали, и автоматически я начала напевать. Кейден, напротив, преувеличенно скривил лицо. Он просто делал вид, что эта музыка для него - чистейшая пытка. Он был слабаком.
        - Не могу поверить, что я действительно занимаюсь этим дерьмом,  - пробормотал он, бросив взгляд в боковое зеркало, прежде чем свернуть на главную улицу.
        - Я знаю почему,  - отозвалась я, барабаня пальцами по внутренней стороне двери, пока мы оставляли многоквартирный дом позади.
        Это было наше соглашение, чтобы я села в эту машину сегодня.
        Когда мы с Кейденом вернулись домой из похода пять дней назад, я чуть не расплакалась от волнения. Хотя Кейден постоянно подчеркивал, что в этом нет ничего страшного и что его мать с нетерпением ждала встречи со мной, но он не мог меня успокоить. Вместо этого мой мозг переключился с «подавленного» на «вот-вот сойду с ума» режима, и я начала просматривать весь свой гардероб в поисках нарядов, которые выглядели бы презентабельно для традиционного ужина в День благодарения. В какой-то момент моя комната превратилась в поле боя, и вместо того чтобы помочь мне, Кейден, который застал меня посреди куч одежды, действующей мне на нервы, просто посмеялся надо мной - после чего я снова заплакала и сказала ему, что ни при каких обстоятельствах не поеду с ним к его матери.
        Кейден жаловался на мое нытье, но в конце концов предложил сделку: во-первых, мне можно выбрать музыку для двух с половиной часов езды.
        Во-вторых, он помог упаковать вещи.
        Последнее он провернул с особым энтузиазмом. Причем Кейден подходил к делу гораздо более ответственно, чем я. В течение часа мы упаковали не только мою сумку, но и его.
        И вот мы ехали по шоссе в сторону Портленда. Краем глаза я наблюдала, как Кейден двигает пальцами в такт так же, как и я. Я не смогла подавить смех. Он хмуро посмотрел на меня, прежде чем снова перевести взгляд на дорогу.
        - Над чем ты так глупо смеешься?
        Я закатила глаза. Видимо, его музыка, в отличие от меня, совсем не веселила.
        - Я думаю, что на самом деле Свифт тебе нравится так же сильно, как мне.
        Он презрительно фыркнул.
        - Тексты плохие, звук мне противен, и если придется еще раз послушать песню, в которой она жалуется на старшую школу или одного из ее бывших друзей, меня, скорее всего, вырвет.
        Я только рассмеялась громче.
        - И на твои колени, Эллисон,  - невозмутимо добавил он.
        Я мгновенно перестала смеяться. И не только из-за его отвратительной угрозы, но в основном из-за того, как он произнес мое имя. Мне понравилось, я не могла больше этого отрицать. А может, и вовсе не хотела.
        - Ладно,  - вздохнула я через некоторое время и открыла бардачок. Я рылась в дисках и обнаружила пластинку Bon Iver, которая мне очень нравилась, когда хотелось чего-то более спокойного.
        Кейден выглядел чрезвычайно довольным и уже не казался таким напряженным, как в начале поездки. Он слегка улыбнулся.
        - Ты с нетерпением ждешь встречи со своей мамой?  - осторожно спросила я, почувствовала себя заряженной хорошим настроением, которое он излучал.
        И хотя он лишь слабо пожал плечами - этого было достаточно. Кажется, потом я задремала.
        Я ощутила легкую дрожь в плечах. Проигнорировала ее. Сон, в котором я сейчас неожиданно оказалась, был слишком странным. Рука появилась и исчезла. Затем она вернулась, сначала погладила мою коленку, задержалась на бедре…
        Я так резко вскочила с сиденья, что ударилась головой о потолок машины. Мой вздох наполнил салон. Только мимоходом я заметила, что пристегнутый ремень отстегнулся. Я дернула головой - и взглянула на встревоженное лицо Кейдена.
        Это был всего лишь Кейден. Только он.
        Я с облегчением вздохнула. Слишком жадно, казалось, что я задыхалась. Мне потребовалось мгновение, чтобы оправиться от ужаса. Только после этого я снова смогла посмотреть ему в глаза.
        - Мы приехали,  - тихо сказал Кейден, наморщив лоб. Он с подозрением посмотрел на меня, но не спросил, что случилось. За это я была ему страшно благодарна. Я наконец посмотрела в окно машины.
        Мы были на подъездной дорожке белого дома с уютной верандой спереди и по бокам. Дом был небольшим, его следовало бы покрасить заново, но со скамейкой под кухонным окном, множеством цветочных ведер вокруг крыльца из темно-коричневого дерева и небольшим фронтоном крыши, он выглядел невероятно мило. Можно было почувствовать особую атмосферу, которая, казалось, окружала весь участок.
        - Здесь ты вырос?  - с трепетом спросила я и открыла пассажирскую дверцу, чтобы соскользнуть с сиденья. Кейден сделал то же самое и встал рядом со мной, когда я взвалила на плечо сумку.
        - Частично. Мои родители развелись вскоре после того, как мне исполнилось одиннадцать.  - Он скрестил руки за головой и посмотрел вверх, на дом матери, с кривой улыбкой на лице, которая не выглядела особенно счастливой.  - С тех пор по выходным мне приходилось ездить между ее домом и домом отца на другом конце города.
        Я сжала губы и посмотрела на Кейдена. Его челюсть была напряжена, и я видела, что он изо всех сил старается не выказывать никаких чувств. В очередной раз я отметила, как удивительно плохо это удается Кейдену. Вероятно, это было связано с его импульсивным характером, но в большинстве случаев по нему можно было точно сказать, что с ним происходило. Я услышала громкий скрип, и внезапно его лицо просияло, появилась настоящая улыбка, заставившая морщинки вокруг глаз заплясать.
        - Это трагическая история. Она связана с большим количеством слез и поэтому не совсем подходит для сегодняшнего дня, не так ли, Кейден?  - раздался женский голос, и я резко повернула голову.
        Мать Кейдена вышла на крыльцо через темно-синюю входную дверь. Я сразу же заметила, как они похожи. У них был одинаковый цвет волос, одинаковые глаза и даже морщинки от смеха, на которые я так часто смотрела, Кейден явно унаследовал от нее. Спенсер действительно не преувеличивал. Мать Кейдена красавица. Она была невысокого роста, но имела женственную фигуру и длинные волнистые волосы, доходившие почти до груди.
        Тут же Кейден поднялся по ступенькам на крыльцо, чтобы заключить мать в объятия. Он был по меньшей мере на полторы головы выше и на секунду поднял маму в воздух, вызвав у нее удивленный смешок. Когда они оторвались друг от друга, она обхватила лицо Кейдена обеими руками.
        - Тебе срочно нужно побриться. С этой бородой ты выглядишь как настоящий мужчина, а я к этому еще не готова,  - сказала она с широкой улыбкой, настолько похожей на улыбку Кейдена, что у меня на мгновение перехватило дыхание.
        - С прошлого раза во мне мало что изменилось, мама,  - сухо ответил Кейден, после чего та ударила его по плечу. Потом она взглянула мимо него и обнаружила меня.
        - Иди сюда, Элли. Я не кусаюсь,  - крикнула она и поманила меня к себе.
        Застигнутая врасплох, я секунд оставалась на месте, прежде чем медленно шагнуть к этим двоим на крыльцо. Мама Кейдена окинула меня взглядом, потом тоже притянула к себе в объятия. Она выдавила из моей груди воздух, так крепко стиснула. Мгновение спустя она положила ладони мне на плечи и оттолкнула на расстояние вытянутой руки, чтобы еще раз внимательно меня рассмотреть.
        Волнение вернулось, и мое сердце начало биться, как сумасшедшее. Я старалась не обращать на него внимания и не отвечать на ее взгляд.
        - Я Рейчел. Рада познакомиться,  - сказала она уверенным голосом, и с удивлением я обнаружила, что из ее уст это совсем не пустой звук.
        - Элли,  - отозвалась я и заставила себя улыбнуться.  - И я очень рада. Спасибо, что приняли меня…
        Ладно, теперь это звучало по-настоящему грустно. Как будто я щенок, которого она подобрала на обочине.
        - Ерунда!  - Рейчел махнула рукой и повернулась к входной двери. Знаком она пригласила меня следовать за ней.  - Благодаря тебе мы не будем в меньшинстве завтра вечером, поэтому я рада твоему обществу. Пойдем, я покажу тебе дом.  - Она бросила взгляд через плечо на Кейдена.  - И поскольку ты уже знаком с домом, можешь вытащить ваши вещи из багажника, пока я провожу Элли.
        Кейден поднял руку ко лбу и отсалютовал, как солдат. Я видела, как он закатил глаза, но также и как подавил улыбку.
        Я вошла в дом следом за Рейчел и огляделась. Изнутри он был так же очарователен, как и снаружи.
        Гостиная была обставлена в романтическом стиле, с белой мебелью, отделанной тут и там темно-синими элементами. Интерьер полный внимания к деталям, весь цокольный этаж сиял в осенних оранжевых и коричневых тонах, которые идеально вписывались в обстановку.
        - Вот здесь гостиная, вон там кухня. Все довольно понятно,  - быстро сказала Рейчел, направляясь к лестнице. Светлое дерево скрипнуло, когда мы поднялись на верхний этаж. На стенах висело несколько фотографий, на них Рейчел вместе с сыновьями. Впервые я увидела брата Кейдена. Некоторое сходство нельзя было отрицать, однако он выглядел светлее - темно-русые волосы вместо каштановых. Я подошла поближе. Кейден казался таким милым, когда был маленьким мальчиком, с круглым лицом и пухлыми щеками.
        Его смех тогда был таким же радостным, как и сейчас.
        Я улыбнулась.
        Заметив, что я остановилась посреди лестницы, Рейчел повернулась и подошла ко мне, чтобы также рассмотреть фотографию.
        - Вот тут он мне как раз и доставал до пупка,  - вздохнула она, и я увидела, что женщина мысленно ненадолго погрузилась в прошлое.
        - Думаю, он уже неплохо справился,  - сказала я с иронией, потому что ничего лучшего мне не пришло в голову.
        Рейчел взглянула на меня, и сияющая улыбка снова вернулась на ее лицо.
        - Да? Он вырос настоящим мужчиной.
        - Вы же знаете, что я вас слышу?  - раздался голос Кейдена с нижнего этажа. Сразу после этого я услышала, как он уронил наши сумки.
        Рейчел проигнорировала сына и покачала головой.
        - Причем иногда я просто не могу его понять. Щетина? Ее нужно сбрить.
        - Кажется, я никогда не видела его без нее,  - размышляла я вслух.
        - Спасибо, Элли,  - сухо донеслось снизу.
        Я тихо рассмеялась и последовала за Рейчел дальше, на второй этаж. Она провела меня мимо комнаты, которая, вероятно, была ее, и открыла следующую дверь в конце узкого коридора.
        - Ты будешь спать здесь,  - сказала она после того, как мы вошли в комнату.
        Это, вероятно, была детская Кейдена. Кое-где виднелись следы его подросткового возраста: синие стены, старая игровая приставка под ламповым телевизором и остатки клея от плакатов на стенах. Однако Рейчел явно потрудилась подготовить комнату для меня. На ночном столике стояла ваза со свежими цветами, а кровать была застелена чистым бельем. Она даже положила на подушку конфет, почти как в гостинице.
        У меня чуть не навернулись слезы.
        К счастью, на этот раз мне удалось взять себя в руки.
        - Спасибо, Рейчел,  - сказал я. Я хотела дать этой милой, открытой женщине гораздо больше, чем простое «спасибо», но мы знали друг друга всего несколько минут, и я не понимала, что будет уместно. Поэтому я просто улыбнулась, надеясь, что на данный момент этого достаточно.
        - Я всегда рада друзьям Кейдена,  - отозвалась она, заправляя прядь волос за ухо. Хотя она была меньше меня ростом, она излучала достоинство и некоторое величие.  - Вы ведь друзья?
        Я сразу уловила невысказанный вопрос и примирительно подняла руки.
        - Мы просто друзья.
        К сожалению, именно в этот момент перед моими глазами возник образ нашего с Кейденом первого поцелуя, за которым сразу последовал фильм о нашей выходке на прошлой неделе. Мои щеки покраснели, и я сухо сглотнула. Ничего подобного больше не повторится. Я твердо решила. Лучше было бы задушить пламя надежды в зародыше еще до того, как из него возникнет что-то серьезное. Потому что квартира, а главное дружба, связывавшая нас с Кейденом, была для меня слишком важна - я просто не могла рисковать.
        - Он уже давно не привозил домой девушку. Мне бы понравилось, если бы ты стала для него кем-то особенным.  - Тон Рейчел был веселым и непринужденным, но ее взгляд ясно давал понять, что она пытается меня оценить.  - Не делай ему больно.
        Я открыла рот, чтобы возразить, но тут же вспомнила комментарий Спенсера о том, что Кейден был влюблен в подростковые годы, и реакцию последнего на диск с нацарапанными сердечками, который я нашла в машине. Поэтому я медленно кивнула.
        - Хотя я не думаю, что смогу, но уверяю вас, что ни в коем случае не собираюсь этого делать.
        Она снова задумчиво посмотрела на меня, а потом положила руку мне на плечо.
        - Я думаю, мы прекрасно поладим, Элли.
        Потом она вышла из комнаты, оставив меня в полном недоумении.
        Кейден и его мать действительно были чертовски похожи друг на друга.
        Глава 18
        Как только Рейчел ушла, Кейден принес мою сумку наверх и поставил ее у кровати.
        - Спасибо,  - сказала я, и у меня не было выбора, кроме как посмотреть на его руки. Он снял кофту и щеголял своими татуировками, что мне нравилось. С тех пор как он открыл мне их значения, я находила тату еще более захватывающими.
        Чертов Кейден с его чертовыми руками.
        - Не за что.
        Я оторвала от него взгляд и улыбнулась.
        - Твоя мама классная. Или, как сказал бы Спенсер: потрясная.
        Кейден наморщил нос.
        - Не напоминай мне об этом.
        Я рассмеялась.
        - Так плохо?
        Он закатил глаза, а потом сел на кровать.
        - Ты даже не представляешь. Каждый раз, когда Спенсер здесь, он обнимает ее так, что я думаю: меня вырвет.
        - Есть много вещей, от которых тебя тошнит,  - размышляла я, рассматривая теперь голые стены комнаты. Мне было интересно, какие плакаты, вероятно, висели здесь раньше. Машины? Музыканты? Голые женщины?
        - В этом мире полно ужасных вещей. Например, песни Тейлор Свифт и поведение Спенсера, как только моя мама оказывается рядом.  - Я обернулась к нему и увидела, что он улыбается. Постепенно его милость приобрела ужасные масштабы. Как только Кейден оказался в доме мамы, он стал совершенно… ручным.
        - О чем ты думаешь?  - неожиданно спросил он, заметив во мне перемену.
        - О том, как здорово быть здесь,  - честно ответила я.
        Тут же улыбка исчезла с его лица.
        Я осмотрела комнату и остановилась на Nintendo 64, которая хотя и выглядела довольно чистой, но, безусловно, уже была поразительно старой. Я опустилась на колени и вытащила маленькую картонную коробку с играми, стоявшую рядом с консолью.
        - Я совсем забыл об этом,  - сказал Кейден прямо у меня за спиной. Он сел рядом со мной и взял у меня из рук коробку, чтобы высыпать ее на ковровое покрытие. Безумие!
        С сияющими глазами он выудил Mario Kart из горы дискет. Потом наклонился и потянулся к нижней полке маленького телевизионного шкафа. Сразу после этого он протянул мне контроллер.
        - Ты хочешь поиграть?
        - Конечно, если ты объяснишь, что мне нужно делать, с удовольствием,  - отозвалась я, собираясь взять контроллер. Однако Кейден не отпускал. Я хмуро взглянула вверх.
        - Не говори, что ты никогда не играла в Mario Kart. Ты смеешься.  - Его настойчивость чуть не заставила меня рассмеяться. Он говорил так, будто речь шла о жизни и смерти.
        - Нет, не играла. Но я не против лишиться с тобой девственности здесь и сейчас,  - сказала я, не моргнув и глазом. Я взяла у него контроллер из рук и размотала свернутый кабель.
        Кейден усмехнулся.
        - С величайшим удовольствием, Пузырик. С величайшим удовольствием.  - Он включил телевизор и подключил несколько кабелей к разным разъемам, прежде чем начать игру.
        За следующий час я поняла, насколько прав Кейден. Здесь действительно речь шла о жизни и смерти. После того как он показал мне, какие настройки нужно выбрать, и я выбрала симпатичную фигурку гриба, мы начали наше сражение. Ожесточенное.
        Большую часть времени я проводила на полу, потому что, в отличие от Кейдена, при каждом движении, которое выполняла с контроллером, я вздрагивала всем телом. Мои движения каждый раз заставляли его громко смеяться, после чего он пропускал поворот, так что я могла догнать его персонажа и расставить те забавные ловушки, которые поднимаешь, а затем бросаешь, как гранаты.
        Никогда в жизни я не получала такого удовольствия от игры.
        Мы почти не заметили, как Рейчел вошла в комнату с тарелкой бутербродов в руке и села на кровать. В какой-то момент я почувствовала ее взгляд на себе, отчего моя концентрация немного снизилась. Кейден, конечно, тут же воспользовался этим и столкнул мой бедный гриб с обочины трассы, прямо в пропасть.
        - Нечестно!  - воскликнула я, желая избить его контроллером.
        - Если не обращаешь внимания на игру, то сама виновата,  - сухо отозвался Кейден, все еще устремив взгляд на экран. Плечи его были напряжены, лицо сосредоточено. Тем не менее он улыбнулся.
        - Я думаю, это из-за запаха сэндвичей,  - произнесла я, принюхиваясь.  - Скажи, Рейчел, мы должны помочь тебе с приготовлениями к послезавтра?
        Я рискнула взглянуть на нее, но она отмахнулась.
        - Сегодня уже нет, большую часть я уже сделала. Но завтра я была бы очень благодарна любой помощи.
        - Ты всегда так говоришь, а потом не позволяешь себе помочь,  - пробормотал Кейден, а потом сказал мне:  - Тебе просто достаточно неправильно нарезать лук, и она уже хочет прикрепить тебя к мишени и закидать ножами.
        - Осторожней, или я побью тебя на глазах у твоей соседки в Mario Kart. Тебе может быть неловко, я не разучилась,  - пригрозила Рейчел, но Кейден невозмутимо пожал плечами.
        - Попробуй,  - блефовал он.
        Рейчел поднялась и села к нам. Мы закончили наш раунд до того, как я передала ей свой контроллер. Забавляясь, я наблюдала, как эти двое устраивают жаркую гонку. Рейчел не приуменьшала: она действительно была хороша. Наверное, они с Кейденом постоянно играли друг с другом, когда он еще жил здесь. Именно такой матерью она и казалась. Крутой.
        Через некоторое время я встала и достала из кармана телефон, чтобы написать сообщение Доун. Она попросила меня немедленно доложить обстановку, как только я прибуду сюда, и я хотела воспользоваться свободной минутой, чтобы выполнить свое обещание.
        Оглянувшись, я наткнулась на взгляд Кейдена. Он повернул голову ко мне, и на его лице появилась улыбка. В следующую секунду Рейчел торжествующе вскрикнула, и он развернулся к ней. Затем громко выругался.
        - Я же сказала, что не постесняюсь побить тебя перед твоей соседкой по комнате,  - весело сказала его мать.  - Ошибка новичка.
        Кейден презрительно фыркнул.
        - Я требую реванша.
        - Если хочешь чувствовать себя лучше, поиграй с Элли,  - она повернулась в мою сторону,  - прости.
        - Нет проблем,  - ответила я как бы самой себе, скрестив ноги.
        Смех Кейдена наполнил комнату - и все мое тело. Мне стало тепло, и вместо маленьких разноцветных машинок на экране я с тех пор наблюдала только за ним.
        Еще пару дней назад я сомневалась, что это хорошая идея - поехать с Кейденом в Портленд. Однако в тот момент я не могла представить себе более замечательного места.
        Мы провели чудесный день. Кейден заканчивал экскурсию по дому, пока Рейчел готовила. В какой-то момент мы наткнулись на нее, и я поняла, что Кейден не преувеличивал: его мать действительно крайне недружелюбно относилась к тому, что касалось кухни. И поскольку мои навыки в приготовлении пищи ограничивались рудиментарными знаниями, я сразу же познакомилась с нахмуренными бровями Рейчел, и это напомнило мне о том, что говорил Кейден, поэтому я не сдержала широкой улыбки. Мы с Кейденом ограничились тем, что доставали для нее кухонную утварь, если она просила об этом, и по возможности не мешали ей в остальное время.
        Съев огромную порцию макарон с сыром, Кейден и я привели в порядок кухню. Это было почти как дома, в Вудсхилле. Я чувствовала на себе взгляд Рейчел, но не показала вида.
        - Хочешь прогуляться?  - тихо спросил Кейден, пока мы вытирали посуду.
        - Есть ли здесь горы, на которые ты хочешь меня загнать? Походные ботинки не значились в списке вещей,  - поддразнила его я.
        Он прислонился спиной к раковине, обеими руками опираясь на поверхность позади себя.
        - Я думал, что покажу тебе пару мест, где раньше проводил много времени. Мы могли бы выпить кофе или что-то в таком духе.
        Или что-то в таком духе. Я улыбнулась в ответ. Я находила портлендского Кейдена по-настоящему чудесным.
        - С удовольствием.
        Он посмотрел на меня.
        - Почему ты ухмыляешься?
        Я тут же крепко сжала губы. Подавить свою улыбку я все равно не могла.
        - Прекрати. Это жутко. Ты выглядишь так, будто планируешь, как заманить следующую жертву в ловушку,  - продолжил он.
        - Что?  - Я уперла руки в бока и уставилась на него.  - Я не так выгляжу, когда ухмыляюсь.
        Он выпрямился.
        - Так. Как клоун из «Оно».
        - Кейден,  - предупредила я его.
        - Или как Джокер. Как будто уголки твоего рта…
        Я шлепнула по нему полотенцем. Он увернулся и громко рассмеялся. С рычанием я бросилась вперед и снова нанесла удар. Полотенце хлопнуло по его заднице.
        - Ха!  - воскликнула я.
        Его смех прекратился. В следующую секунду он метнулся ко мне и перекинул меня через плечо.
        - Немедленно опусти!
        Теперь полотенце приземлилось на мою задницу, и я заскулила.
        - Мы не одни, Кейден. Прекрати эту ерунду,  - прошипела я и взмахнула руками, чтобы он отпустил.
        - Кейден, опусти девочку на пол,  - услышала я Рейчел. По ее словам, его поведение не было чем-то особенным для нее. Скорее она хорошо знакома с подобными глупостями. Он проигнорировал и меня, и свою мать, и зашагал со мной на плече в сторону коридора.
        - Куда вы идете?  - крикнула нам вслед Рейчел.
        - Я хотел немного пройтись с Элли,  - отозвался он, пытаясь залезть в ботинки.  - Перестань ерзать, Пузырик.
        Я даже не подумала об этом и попыталась приподняться, чтобы наконец вырваться из его хватки. Кейден потерял равновесие и, спотыкаясь, сделал шаг вперед. Я ударилась головой о стену и застонала от боли.
        - Ты своего добилась,  - пробормотал он, но тут же наклонился и поставил меня на пол. Одной рукой он обхватил мое плечо, а другой осторожно прощупал мою голову.  - Все в порядке?
        Я замычала. Перед глазами появились черные точки, и мне пришлось глубоко вдохнуть и моргнуть, пока я снова не смогла отчетливо видеть лицо Кейдена.
        - Пузырик?  - Его голос стал мягче.
        Он стоял совсем близко от меня. Мой взгляд блуждал по его нахмуренному лбу, по карамельно-карим глазам и предательски задерживался на губах.
        У Кейдена был красивый рот. Рот, который, конечно, мог сделать гораздо больше, чем поцеловать меня, чтобы успокоить. Его губы были слегка изогнуты, идеально подходя по форме к моим. Я вспомнила о нашем поцелуе и невольно задержала дыхание.
        Я еще внимательнее посмотрела на него. Глаза Кейдена теперь были такими темными, что в слабом свете коридора казались почти черными.
        Мгновенно освободившись из его хватки, я откинулась назад настолько, что привалилась спиной к стене. Чтобы избежать вопросительного взгляда, я наклонилась к сапогам и надела их. После этого я взяла из гардероба куртку, надела ее, а затем обмотала шарф вокруг шеи. Только когда немного успокоилась, я осмелилась снова поднять глаза.
        - Идем?  - спросила я, указывая пальцем на входную дверь.
        Некоторое время Кейден ничего не говорил, а только смотрел на меня. Наконец он тихо вздохнул. Он взял из гардероба куртку и придержал мне дверь.
        - Увидимся позже, мам!  - крикнул он через плечо. Потом мы вышли на прохладный осенний воздух.
        Портленд осенью был чудесным и совсем не походил на те города, в которых я бывала до сих пор. Большие деревья окаймляли улицы, едва различимые среди разноцветных листьев, уже оторвавшихся от ветвей. Я наслаждалась шорохом листьев под ногами, время от времени пиная их и наблюдая, как они тихо плывут по воздуху и снова падают на землю.
        Кейден вырос в красивом, уютном жилом районе. Все здесь выглядело безопасным, и пока мы шли по главной улице, нас встречали довольно милые люди. Дети носились по улицам на своих велосипедах. Я смотрела вслед каждому из них, благодарная за то, что у меня была причина не смотреть на Кейдена.
        Мне было стыдно. И не только потому что в этот момент я сидела бы одна в Вудсхилле, если бы он не взял меня с собой сюда. Но прежде всего потому что я была абсолютно бессильна против чувств, которые его близость вызывала во мне каждый раз. Я знала, что мы никогда не сможем быть больше, чем друзьями, но чем лучше я узнавала его, тем сильнее сомневалась.
        - Вы всегда здесь жили?  - спросила я, когда мы покидали жилой район.
        - Мама купила дом только после развода. Когда мы впервые увидели его, он был совершенно обветшалым, и я даже представить себе не мог, что буду жить здесь.
        - Неужели? Выглядит совсем не так.
        - Мы старались многое сделать сами, чтобы немного сэкономить. Должен честно сказать, что тогда я не особо помогал.  - Кейден пожал плечами. Мы шли так близко друг к другу, что я почувствовала движение в его руке и автоматически сделала шаг в сторону.
        Кейден остановился.
        - А теперь хватит,  - прорычал он, взял мою руку и одним мощным движением оттащил меня назад, так что я ударилась об него.  - В чем дело?
        - Ни в чем,  - поспешно ответила я.
        На его лбу появились глубокие морщины. Он склонил голову.
        - Ты вся напряжена. Я хотел бы знать почему, чтобы мог что-то сделать с этим.
        Я закашлялась и сосредоточилась на том, чтобы снова не смотреть на его рот.
        - Ты мог бы держаться на расстоянии, Кейден.
        Теперь он выглядел совершенно сбитым с толку. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, о чем я говорю. Он отпустил меня так резко, словно обжегся.
        - Ты не должна чувствовать себя неловко в моем присутствии.
        Я не чувствовала себя неловко в его присутствии. Совсем нет. Я чувствовала себя слишком комфортно. Но я не могла ему этого объяснить.
        - Это не так, Кейден. Я просто немного стесняюсь… это касается твоей матери.
        Он остановился.
        - Вот почему ты так напряжена? Потому что переживаешь, что может подумать мама?
        Я энергично кивнула. Это был идеальный предлог, и я приняла его с распростертыми объятиями.
        - А я уже решил, что от меня пахнет п?том или чем-то в этом роде,  - задумчиво произнес Кейден.
        Я наклонилась и понюхала его.
        - Нет, это не так. Но я скажу твоим друзьям обратное, если они когда-нибудь спросят меня.  - Я слегка толкнула его.  - Моника призналась, что ты болтаешь, будто от меня плохо пахнет.
        Кейден фыркнул.
        - Так это правда.
        Я подняла бровь.
        - Я просто честен. О твоем нарушенном обонянии мы уже говорили. Ты должна быть рада, что я хотя бы честен с тобой. Каждый раз, когда ты находишься в той же комнате, что и я, пахнет так, как будто взорвалась кондитерская фабрика.
        Я снова хотела толкнуть его, но он увернулся и зашагал быстрее. Когда я не сделала никаких попыток последовать за ним, он повернулся ко мне и пошел обратно.
        - Я хочу показать тебе магазин, в котором работал раньше. Так что меньше дуйся и больше иди!
        Все вернулось на круги своя, и я была очень этому рада.
        - Здесь ты работал?  - Я подняла голову и посмотрела на ободранную табличку, на которой темно-зелеными буквами было написано Bold Records. Краска уже отслаивалась по краям, да и фасад дома видел лучшие дни. Тем не менее я с нетерпением ждала, каким магазин будет внутри. Я никогда не была в настоящем магазине звукозаписи.
        Кейден кивнул и распахнул передо мной дверь, которая со звоном возвестила о нашем визите. Внутри тихо играла рок-музыка, и я с изумлением огляделась. Бесчисленные полки, сплошь уставленные виниловыми пластинками, заполняли каждый миллиметр комнаты, а с потолка между белыми полотнищами свисали лампочки, свет которых отражался на подставках для компакт-дисков в центре магазина.
        - Да это же безумие,  - пробормотала я и, не раздумывая, направилась к первой полке. Хотя у меня не было проигрывателя, виниловые пластинки всегда имели для меня особую привлекательность. Идя по проходу, я водила пальцем по ним. Время от времени я вытаскивала одну, внимательно рассматривала ее, прежде чем задвинуть назад и взять следующую в руки. О некоторых группах я знала, о других никогда не слышала. Я попыталась запомнить имена на потом. Когда я добралась до конца первого прохода, я повернулась к Кейдену, который шел за мной на некотором расстоянии, и посмотрела на него. Он ответил на мою улыбку и подбородком указал идти дальше.
        В задней части магазина несколько ступенек вели вниз, в уютно обставленную комнату. Стены здесь тоже были оклеены панельными обоями. Узорчатый ковер лежал на темном полу коридора, а между ящиками с компакт-дисками и пластинками стояли кожаные кресла и пара покрытых бархатом диванов. На больших плоских столах лежали CD-плееры и наушники. По правой продольной стороне комнаты расположилась мини-кухня, а также кофеварка. Мужчина стоял перед холодильником, из которого доставал колу, подростки развалились на диванах и кивали в такт музыке. Настроение, витавшее в воздухе, было действительно особенным. Как будто нас перенесли в другой мир, где есть только музыка и ничего больше.
        Кейден прошел мимо меня к кофеварке. Это был не современный автомат, в этой кофеварке кофе варили по старинке, а потом разливали по чашкам. Кейден взял с полки две кружки, наполнил их и подал мне одну.
        - К сожалению, сливок нет. И кофе тоже не особо хорош, но…  - Он слегка пожал плечами.
        - По-моему, здесь здорово,  - быстро заверила его я.  - Действительно, Кейден. Я бы с удовольствием купила виниловые пластинки прямо сейчас. А у меня даже проигрывателя нет.
        - Когда я работал здесь, чувствовал то же самое. К сожалению, в то время мне пришлось копить деньги на машину. Кроме того, компакт-диски занимают меньше места. Но если у меня будет большая квартира или, может, дом позже, я устрою себе огромную музыкальную комнату.  - Он подул на кофе и сделал глоток.  - Мама не захотела освобождать комнату для этой цели. Я посчитал ее очень эгоистичной.
        - Позор,  - согласилась я с ним и с серьезным видом кивнула.
        - Да, не так ли?
        Мы засмеялись, потом Кейден с чашкой в руке указал на последнее свободное кожаное кресло, стоявшее в центре комнаты. На диване напротив сидела группа подростков, которые дурачились. Один из мальчиков активно играл на воздушной гитаре, что заставило девушку рядом с ним сначала покачать головой, потом улыбнуться. Наконец она придвинулась ближе к нему.
        Кейден предложил мне сесть в кресло, но я благодарно отмахнулась. Вместо этого я удобно устроилась на широком подлокотнике. Кейден сел в кресло, но сполз на бок, так что мы могли разговаривать, обращаясь друг к другу. Он рассказал мне, как, будучи четырнадцатилетним ребенком, проводил здесь почти каждый день и в какой-то момент просто начал навязывать людям свои личные предпочтения. Хозяйка, Труди, хоть и упрекала его за это каждый раз, но понимала, что у него не только хороший вкус, но и отличная подача. Когда она наконец спросила его, не хочет ли он получить временную работу, он уже знал магазин так же хорошо, как и сама владелица, и согласился. Правда, вначале ему разрешалось только принимать поставки, распаковывать коробки и оформлять новые заказы, но глаза его сверкали, даже когда он говорил об этом.
        - Тебе было грустно, когда пришлось закончить?  - спросила я.
        Кейден допил кофе и наклонился вперед, чтобы поставить пустую кружку на стол.
        - Это обидно, да. У меня была отличная работа здесь, и я приобрел большой опыт. Однако Труди была печальнее меня. В мой последний день она действительно рыдала.  - Он задрал нос.
        Я рассмеялась.
        - И мы все знаем, как сильно ты любишь слезливые разговоры.
        Он поднял одну бровь и больше ничего на это не ответил. Внезапный визг заставил меня испуганно отшатнуться. Мальчик-гитарист набросился на девушку и защекотал ее бока. Она крутилась и извивалась, хватая ртом воздух. Я усмехнулась в край своей чашки.
        - Это так мило,  - тихо сказала я.
        Кейден фыркнул.
        - Эту уловку уже сто лет применяет каждый шестнадцатилетний парень, который устраивает здесь свидание. Невероятно, что подобное еще работает.
        - Это же отличное место для первого свидания. Перестань разрушать мое романтическое представление о нем,  - отозвалась я.
        Кейден только покачал головой.
        После того как я допила свой кофе, мы снова пошли в магазин и посмотрели пластинки. Мы нашли много тех, что нам обоим нравились, но также и такие, на которые Кейден просто морщил нос. Я позволила ему проводить меня до станции прослушивания, где он надел мне на голову огромные черные наушники, которые мгновенно поглотили все звуки вокруг. Из корзины, стоявшей между отдельными станциями, он, по-видимому, вынимал компакт-диски без разбора и вставлял их один за другим. На тех, кто мне нравился, я поднимала большой палец вверх, на тех, кто мне не нравился, я автоматически опускала уголки рта. Между тем Кейден, к счастью, неплохо знал мой вкус. Последний альбом действительно заставил мое сердце биться чаще, потому что песни - хоть старые и забытые - казались мне такими знакомыми. Сияя, я посмотрела на Кейдена. Довольная улыбка расползлась по его губам.
        Через некоторое время я закрыла глаза и вспомнила, когда в последний раз слышала Ocean Avenue от Yellowcard. С их музыкой я пережила столько плохих дней! Некоторые песни оставили приятное чувство, и потребовалась всего пара первых аккордов, чтобы вызвать радость снова, независимо от того, в какой ситуации я сейчас находилась. Эта песня, похоже, обладала магической способностью исцелять меня, каждый раз заново.
        - Мне нравится эта песня,  - сказала я, и Кейден пожал плечами. Его рука метнулась вперед, и он поднес ее к моему рту. Судя по всему, я говорила слишком громко - сразу несколько человек повернулись в нашу сторону. После того как затихли последние звуки, я осторожно сняла с головы наушники и поправила волосы.
        - После поездки сегодня утром я хотел убедиться, что твой вкус в норме.
        - Тебе пришлось пережить только две песни Тейлор Свифт, так что не веди себя так.
        Я сняла наушники и двинулась дальше по коридору, в котором до сих пор не была.
        Кейден бежал по левой стороне и там рылся в полках, а я бежала по правой.
        Всякий раз, когда мы находили пластинку, которая нам нравилась, мы показывали ее друг другу. На новой обложке Fall Out Boy было изображено лицо, и когда Кейден поднял пластину, то непреднамеренно сделал это именно так, что показалось, будто лицо с пластинки относится к его телу. Я хихикнула и достала телефон, чтобы снять его. Когда я показала получившийся кадр, он настоял на том, чтобы сделать со мной аналогичную фотографию. Я наблюдала, как он ищет подходящую пластинку, и хотя Кейден, вероятно, не работал здесь уже по крайней мере два года, его опыт помог ему. Не прошло и минуты, как он с торжествующей улыбкой протянул мне пластинку Ocean Avenue, на обложке которой было видно лицо девушки с морем и закатом на заднем плане. Кейден хотел сфотографировать меня, но я настояла, чтобы он встал рядом со мной, дабы мы могли сделать селфи. Это было не так просто, потому что я не видела, что делаю, и так смеялась, что уронила сначала пластинку, а затем и телефон. Но после нескольких попыток фотография удалась, и в конце нашей экспромт-фотосессии у меня не только был классный снимок, но и живот болел от
смеха.
        Когда вечером мы вернулись к дому Рейчел, было совсем темно и я дрожала от холода. Впрочем, меня это совершенно не волновало. Кейден подарил мне один из самых прекрасных дней, которые я когда-либо помнила. Вопреки ожиданиям, я обнаружила, что счастлива от того, что провожу здесь праздники.
        Глава 19
        Как ни чудесен был день, тем хуже была ночь. Я почувствовала острую потребность подняться с постели и поискать Кейдена в доме. Я просто не могла отключить голову. Как только я закрывала глаза, видела его перед собой: его улыбку или то, как он водил рукой по волосам, когда о чем-то думал. И снова, и снова воспоминания о наших поцелуях прокрадывались в мою голову. Мне нужно было срочно перестать о нем думать. Сегодня был такой прекрасный день, который снова доказал, что мы, как друзья, на самом деле оказались довольно хорошей командой.
        Тем не менее все мое тело покалывало, даже в тех местах, которые не имели ничего общего с нашей дружбой. С разочарованным звуком я перевернулась на бок и натянула одеяло на голову, словно таким образом могла заставить замолчать свои предательские мысли или тело.
        Это не сработало. Сон не приходил, и я целую вечность лежала, свернувшись калачиком, в постели Кейдена. В какой-то момент я даже поймала себя на том, что нюхаю подушку, чтобы проверить, пахнет ли она им. Мы были так далеко друг от друга. Когда я наконец заснула, было уже глубоко за полночь, и на следующее утро я увидела последствия долгой ночи в виде глубоких кругов под глазами. Я схватила полотенце, которое мне протянула Рейчел, и пошла в ванную, надеясь, что душ сможет хоть как-то разбудить меня. Я установила регулятор температуры настолько холодным, насколько осмелилась, и наслаждалась прохладной водой на моей коже. У меня в ухе все еще играла песня Yellowcard, и я тихо напевала ее себе под нос, пока приглаживала волосы. Я как раз собиралась нанести гель для душа на руку, когда дверь ванной открылась.
        - Доброе утро.
        Я вздрогнула так резко, что поскользнулась. В последнюю секунду мне удалось зацепиться за держатель для душа.
        - Пошел вон, Кейден!  - прошипела я. К счастью, занавеска для душа была непрозрачной.
        Я услышала смех.
        - Ты не заперлась. Это почти приглашение.
        Черт возьми, он был прав. Я действительно забыла запереться. Но только потому, что привыкла жить без ключей.
        - Ты совсем спятил, Кейден. Убирайся!  - Я почувствовала зловещее жжение в правом глазу и громко ругнулась. Шампунь не особенно хорошо сочетался с моей сетчаткой.
        - Я тебе не помешаю.
        Я услышала, как он включил кран, а потом начал чистить зубы.
        Мой уютный утренний душ превратился в ад. Сначала я попыталась вымыть шампунь из глаз, после чего мгновенно намылила тело. Каждые несколько секунд я косилась на занавеску. Надеюсь, она действительно была такой плотной, как я полагала.
        - Мне было очень весело вчера,  - вдруг сказал Кейден. Я его почти не понимала. Зубная щетка все еще была у него во рту, и голос его был хриплым от сна.
        - Мне тоже. Тем не менее я бы очень хотела спокойно принять душ. Я думала, мы друг друга поняли,  - раздраженно сказала я.
        Он фыркнул, что прозвучало очень противно из-за зубной пасты. Наверняка он заплевал зеркало над умывальником. Фу.
        - Не надо так себя вести, Пузырик. Я уже видел тебя голой.
        Я застыла.
        - Что?
        Он засмеялся.
        - Ты тогда не успела задернуть шторку так быстро, как могла подумать.
        Жар поднялся по моей шее и растекся по щекам. Этот высокомерный, паршивый, маленький…
        - Кейден? Ты там?  - раздался вдруг голос Рейчел с другой стороны двери.
        - Боже мой,  - прошептала я и прижала руки к лицу. Я молилась, чтобы Рейчел не вошла в ванную. Иначе я, наверное, упала бы замертво на месте.
        - Да, я здесь.  - В отличие от меня Кейден казался совершенно спокойным в данной ситуации.
        - Элли пьет кофе или чай? Или, может быть, она предпочитает апельсиновый сок?
        Я прикусила нижнюю губу.
        - Думаю, Элли была бы рада кофе.  - Снова я услышала плеск воды, потом Кейден выплюнул пену.  - Но ты можешь спросить ее сама, мама. Она принимает душ.
        - Кейден!  - прошипела я.
        Он снова рассмеялся.
        - Я уже ушел.
        В следующую секунду он исчез. Я чуть не упала, задыхаясь. Я убью его за это.
        После душа я быстро переоделась в джинсы и простую рубашку и насухо вытерла волосы. Я отнесла свои вещи обратно в комнату и уложила их в маленькую дорожную сумку. Устроившись на кровати, я схватила с тумбочки телефон и отправилась вниз.
        - Доброе утро, Рейчел,  - весело сказала я, входя в кухню.  - Могу ли я чем-нибудь помочь тебе?
        Я старалась не показывать, как мне неловко от ситуации в ванной, но я была почти уверена, что мое ярко-красное лицо выдавало меня.
        К счастью, Рейчел не стала допытываться, а лишь указала на один из стульев.
        - Нет, нет. Садись!
        Кейден уже сидел за столом, и когда я проходила мимо него, резко пихнула его в плечо, чтобы у него с лица пропала мерзкая ухмылка.
        - Ты знаешь, за что это,  - прорычала я, усаживаясь на место напротив него. Его ухмылка не исчезла.
        Я закатила глаза и вместо этого посмотрела на обеденный стол, который Рейчел накрыла для нас. Там были яичница и фруктовый салат, рогалики, хлеб и разные паштеты, от которых мой рот наполнился слюной. Все было любовно обставлено. Если так старались за завтраком, то я с нетерпением ждала завтрашнего ужина в честь Дня благодарения.
        - Прости, но это того стоило,  - сказал Кейден, и я снова посмотрела на него. Он откинулся назад со скрещенными за головой руками, и глаза его весело сверкнули.
        - О да. Ха-ха. Я все еще смеюсь.
        Мой голос источал иронию, хотя я была близка к тому, чтобы улыбнуться. Но я не хотела доставлять ему удовольствие, поэтому сосредоточилась на том, чтобы вытащить свой телефон из кармана брюк и проверить, не объявилась ли Доун. Разблокировала экран - и застыла как соляной столб.
        У меня было семь пропущенных звонков. Ни одного из них от Доун.
        Они были от моей матери.
        Я колебалась всего мгновение, затем удалила оповещения. Мне нет дела до ее драм и угроз - я проведу День благодарения здесь, в Портленде, а не в Денвере.
        Словно почувствовав, что я держу в руке телефон, мама снова позвонила мне. Я бросила на Кейдена извиняющийся взгляд и поднялась, чтобы покинуть столовую. Только оказавшись в коридоре, я ответила на звонок.
        - Что тебе нужно?  - заорала я в трубку.
        Рыдания прозвучали на другом конце провода. И я тут же пожалела о своем тоне. Эпизоды, когда я слышала, как мама плакала, я могла сосчитать на пальцах одной руки. Мои пальцы сжались вокруг телефона, и я почувствовала, как ноги стали мягкими.
        - Мама?  - осторожно спросила я.
        Опять только приглушенное хныканье.
        - Мама, что случилось?  - спросила я встревоженно. Мое сердце, казалось, остановилось, и мне пришлось прижаться к стене.  - Мама?
        Кейден появился в коридоре. Я с широко раскрытыми глазами ответила на его вопросительный взгляд.
        - Речь о твоем отце,  - заикаясь, произнесла мама. Ее голос был совсем пронзительным.  - Т-т-твой отец попал в аварию.
        В любой момент мои колени могли подкоситься. Вдруг мне показалось, что я смотрю на себя со стороны. Я увидела, как оперлась о стену, в моем лице не было ни капли краски, телефон прижат к уху обеими руками.
        - Что случилось?  - выдохнула я. Мой голос сорвался на визг.  - Он ранен?
        - Мы только что вернулись из больницы. Ты должна немедленно вернуться домой, Кристал. Он выглядит не очень хорошо.
        Телефон выскользнул у меня из руки. Холодный пот выступил по всему телу, и я больше не могла держаться на ногах. Сама того не заметив, я села на землю.
        Папа попал в аварию.
        Я слышала мамины слова снова и снова. Авария. Он выглядит не очень хорошо. Ты должна вернуться домой.
        Внезапно я поняла, что нужно сделать. Поспешно схватив телефон, я с трудом поднялась на ноги. Кейден что-то сказал, но его слова пронеслись мимо меня, как водопад, на котором мы были.
        - Мне нужно уехать,  - услышала я свой голос и начала проверять телефон на наличие рейсов из международного аэропорта Портленда в Денвер. Я взбежала по лестнице, пока печатала, и когда я повернула в комнату Кейдена, задела плечом дверной косяк. Я лишь отчасти осознавала эту боль. Резким движением я подняла свою сумку с пола и повесила ее на плечо, все еще пялясь на экран мобильного телефона. К сожалению, мои руки дрожали так сильно, что я не могла правильно прочитать данные о полете, и, как бы я ни старалась подавить панику, мне ничего не удавалось.
        Теплая рука сомкнулась вокруг моих дрожащих пальцев. Я подняла глаза и уставилась на Кейдена. Обычно я реву от любой мелочи. Но сейчас, в этой ситуации, не вышло ни единой слезинки.
        - Что случилось, Пузырик?  - настойчиво спросил он.
        Большим пальцем он провел мягкими успокаивающими кругами по тыльной стороне моей руки, но в моей крови было столько адреналина, что я не могла стоять на месте. Я переступила с одной ноги на другую.
        - Ты должна сказать, что происходит, Элли. Иначе я не смогу тебе помочь.  - Низкий голос Кейдена был нежен. Словно он разговаривал с испуганным зверем. Наверное, я и выглядела соответствующе.
        - Папа,  - выдохнула я. О нет, меня вырвет в любой момент. Но мне нужно было успеть на следующий самолет, чтобы добраться до Денвера, чтобы я могла быть с ним, чтобы я хотя бы…
        Тут же Кейден отпустил меня. Он снял с плеча тяжелую сумку, схватил меня за руку и побежал со мной на кухню. Там он перебросился несколькими словами с матерью, которых я не понимала, так как мои мысли и стучащий в ушах пульс заглушали все вокруг. Через мгновение он снова оказался рядом со мной и взял у меня из рук телефон. Рейчел положила ладонь мне на плечо и вытолкнула меня из комнаты.
        Одна нога перед другой. Еще один шаг.
        Моя голова была совершенно пустой. Рейчел заверила меня, что все будет хорошо, и я механически кивнула. Внезапно мы оказались на улице у джипа. Непонятно как я надела свои коричневые сапоги. Кейден открыл мне пассажирскую дверцу, но прежде чем войти, я обернулась к Рейчел и постаралась изобразить на лице благодарную улыбку, которая, по всей вероятности, не удалась. Наверняка я выглядела как Джокер из «Бэтмена»  - жуткой и совершенно безумной.
        - Спасибо за приглашение, Рейчел,  - выдавила я.
        Она ответила, что мне всегда будут рады, и еще раз обняла, прежде чем я села в машину.
        Кейден пристегнул меня, как маленькую, так как мои руки теперь были совершенно бесполезны. Он проехал через жилой район на верхнем пределе скорости и дал мне несколько минут передохнуть, прежде чем сказал, что забронировал билет на рейс через сорок пять минут. Мне просто нужно открыть приложение и пройти прямо к терминалу.
        Все это пронеслось мимо меня, будто в кино. Я знала только, что Кейден, в отличие от меня, контролировал ситуацию. Но для стыда или других чувств у меня сейчас не было никаких возможностей. Только беспокойство об отце. Я попыталась вспомнить наш последний разговор, но он просто не хотел приходить в голову.
        - Не думай,  - велел мне Кейден.
        Ему даже не нужно было смотреть на меня, чтобы понять, что происходит. Его взгляд был сосредоточен на движении перед нами. Он ехал быстро и, обгоняя автомобили, навлек на себя гнев других водителей. Но на их сигналы или непристойные жесты он никак не реагировал.
        Приехав в аэропорт, Кейден совершенно неправильно припарковался. Пока я выходила, он достал из багажника мою сумку. Затем схватил меня за руку и повел прямо к терминалу. Перед регистрацией мы остановились, оба запыхавшиеся.
        - Руки вверх,  - резко потребовал он.
        - Что?  - спросила я. В мыслях я просто размышляла, есть ли у меня в багаже что-нибудь запрещенное, что создаст проблемы с контролем безопасности.
        - Подними руки,  - повторил он.
        Только теперь я увидела, что он держит перед собой.
        Свой светло-серый свитер.
        Словно сама по себе, я подняла руки. Осторожно Кейден натянул его через мою голову, и я ощутила запах геля для душа, теперь такой знакомый. Он давал мне ощущение защищенности.
        - Спасибо,  - пробормотала я, когда Кейден перебросил мне через плечо ремень сумки.  - Спасибо,  - и поскольку мне этого показалось недостаточно, я повторила только это еще несколько раз.
        - Все будет хорошо,  - перебил меня Кейден. Он расчесал пальцами мои волосы, которые наверняка растрепались. Он остановился у моего затылка, прежде чем наклониться ко мне и прижаться губами к моему лбу. Я закрыла глаза, запоминая это чувство. Внезапно меня охватила гнетущая тишина, и я задержала дыхание. Момент закончился слишком быстро.
        - А теперь вперед,  - тихо пробормотал он и кивнул в сторону стойки регистрации.
        Я еще раз посмотрела в темные глаза Кейдена. И потом ушла.
        Глава 20
        Перелет в Денвер занял столько же времени, сколько и поездка из Вудсхилла до Портленда. Но, в то время как вчера два с половиной часа пролетели словно в одно мгновение, теперь казалось, что они тянутся вечно. О сне можно было и не думать, как и о спокойном сидении на месте. Мне бы хотелось сжечь накопленную энергию или расплакаться, потому что я по опыту знала, что после этого мне станет спокойнее, а в голове прояснится. Но в последние часы мое тело казалось мне чужим. Оно просто отказывалось работать. Я даже не смогла выпить воду, которую поставила передо мной стюардесса. Моя шея горела, мне было плохо, и единственное, что хоть как-то поддерживало меня, был стойкий запах Кейдена, исходивший от свитера. Я зарылась носом в мягкую ткань и натянула рукава до кончиков пальцев, чтобы никто не видел, как сильно я дрожу.
        Когда я наконец выбралась из самолета, мне больше всего хотелось бежать, но толпа, хлынувшая со мной к выходу, не позволила этого сделать. Выйдя наконец на улицу, я огляделась в поисках такси. Маме я звонить не хотела. Я боялась, что состояние папы еще больше ухудшилось. Если это было так, я не хотела узнать об этом по телефону.
        К счастью, водитель понял, что я тороплюсь. Улицы вокруг аэропорта были забиты, но через несколько минут пробка рассосалась, и он нажал на газ, направляясь к зажиточному району на краю города, где находился дом моих родителей.
        Во время поездки я думала о самых странных вещах: о том, что за пару часов можно добраться из одного штата в другой, расположенный достаточно далеко, о запахе такси - смеси дыма и кожи, и о Mario Kart. В мыслях я даже бросила банановую кожуру на машину, которая не давала нам себя обогнать, и это вызвало у меня истерический смех.
        Хорошо, что я еще могу смеяться.
        Когда водитель наконец добрался до широкой улицы с особняками и остановился перед родительским домом, мне показалось, что меня может стошнить в любую минуту. Я бросила деньги ему на колени и выскочила из машины. Свою сумку я сама достала из багажника, а потом побежала к подъездной дорожке.
        Я не обращала внимания ни на внушительный фасад, ни на фонтаны в саду, ни на камеры безопасности. Вместо этого я позвонила в звонок и одновременно стукнула рукой по огромной двери.
        Сразу после этого я услышала, как внутри кто-то подошел к двери и пробормотал что-то непонятное, звучавшее явно расстроенно. Дверь открылась.
        - Кристал?  - удивленно спросил папа.
        Я не верила своим глазам. Тяжело дыша, я уставилась на отца.
        Его волосы почти полностью поседели, залысины стали еще больше. Он был одет в серый костюм, который сидел идеально и придавал ему чрезвычайно серьезный вид. На нем были белая рубашка и темный галстук. Я редко видела его в чем-то другом.
        Прежде чем я успела сдержаться, я обвила руками его талию и зарылась лицом в его грудь. И наконец я почувствовала слезы, которых ждала все это время.
        - С тобой все в порядке?  - всхлипнула я в его рубашку, видимо, испортив ее окончательно. Моя тушь не была водостойкой.
        Папа поднял руку и неловко погладил мою спину.
        - Почему со мной должно быть что-то не в порядке?  - спросил он.
        Я так давно не слышала его голоса. Он казался мне почти чужим.
        - А как же несчастный случай?  - отозвалась я и теперь полностью оторвалась от него, чтобы оглядеть его сверху донизу и проверить наличие травм. В моем представлении он лежал на больничной койке без сознания, со ссадинами на лице и повязками на руках. Но на самом деле он выглядел совершенно невредимым.
        - Ах, это,  - сказал папа, нахмурившись.  - Я порвал связки на сквоше.
        Я безмолвно уставилась на него.
        - Ты же знаешь, мы с Эдмундом иногда перегибаем палку.
        - Мама…  - Я сглотнула.  - Мама позвонила мне и сказала, что с тобой произошел несчастный случай,  - выдавила я.  - Она сказала это так… это прозвучало так, как будто все очень плохо.
        Папа разразился хриплым смехом, а затем покачал головой. Он шумно выдохнул, а потом снял с моего плеча сумку.
        - Ты, конечно, неправильно ее поняла.
        Я была совершенно ошеломлена. Я приготовилась ответить, но отец прервал меня, отходя в сторону и приглашая войти.
        - Заходи первой,  - серьезно сказал он.
        Пока мы шли к дому, я видела, что он слегка хромает. Он поставил мою сумку на мраморный пол фойе, прежде чем пойти в сторону гостиной, не обращая внимания на то, следую ли я за ним. Мне пришлось взять себя в руки, чтобы не закричать.
        С одной стороны, я испытывала неимоверное облегчение от того, что с папой все в порядке.
        С другой стороны, мне хотелось убить маму.
        Я огляделась, но ее нигде не было видно.
        В гостиной папа сел на белый кожаный диван и выжидательно посмотрел на меня. Бессильно я опустилась в кресло рядом с ним. Мне потребовалось мгновение, чтобы собраться с мыслями.
        Молча я огляделась. Здесь ничего не изменилось. Роскошная обстановка показалась мне слишком декаданской после нескольких месяцев, проведенных в Вудсхилле. Трудно поверить, что всю жизнь я не знала ничего, кроме парчовых обоев, современной и к тому же невероятно неудобной мебели и люстр везде, куда ни глянь. Только цвет декора мои родители меняли в соответствии со сменой сезонов. Однако, в отличие от мамы Кейдена, для дома они выбрали не теплые осенние цвета, а блестящие оттенки шампанского и благородный кремово-белый цвет.
        Папа взял графин с водой, который стоял перед нами на подставке, которая, вероятно, должна была быть столиком, даже если и совсем отдаленно напоминала его. Скорее, это были просто зеркала, соединенные в шестиугольник.
        - Стакан воды?  - спросил он, и я медленно кивнула.
        Теперь, когда волнение немного спало, я поняла, насколько пересохло у меня в горле. Я подтянула ноги на кресло и скрестила их, потом взяла полный стакан, который имел ту же форму, что и стол, и поднесла его к губам. Жадно я глотала прохладную воду.
        - Где мама?  - спросила я, вытирая рот тыльной стороной ладони.
        Даже если папа и был удивлен или встревожен моей стрижкой или отсутствием манер, он этого не показывал.
        - Ты же ее знаешь. Наверное, готовится к завтрашнему ужину,  - отозвался папа.
        Это означало, что она была у парикмахера или сплетничала со своими подругами за кофе. Ей повезло. Если бы она в этот момент вошла через двустворчатую дверь, я бы уже ничего не могла гарантировать.
        - Значит, ты здесь только потому, что думала, я умираю,  - сказал отец и сделал глоток из своего стакана, прежде чем поставить его обратно на стол.
        - Мама плакала по телефону,  - уклонилась я от его вопроса.
        Папа поднял обе брови.
        - Она действительно старалась изо всех сил, чтобы ты приехала на торжество.
        Я фыркнула и на мгновение замолчала. Если честно, я не знала, что на это сказать.
        - Но твоя нога в порядке, не так ли?  - спросила я наконец.
        - Хорошо знать, что моя дочь все-таки беспокоится обо мне и приезжает, если считает, что со мной что-то случилось,  - сказал он с вымученной улыбкой.
        - Не притворяйся, папа. Конечно, я волнуюсь, и ты это знаешь,  - отозвалась я.
        - В самом деле?  - спросил он и откинулся назад.
        Я вздохнула. Конечно, теперь он должен был намекнуть на мой переезд.
        - То, что я хочу идти своим путем, не значит, что вы мне безразличны.
        Хотя иногда мне очень хотелось бы, чтобы так и было. Тогда я могла бы избавить себя от боли.
        Взгляд папы оставался таким же упрямым.
        - Было бы неплохо, если бы ты время от времени сообщала о себе. Добровольно,  - добавил он, когда увидел, что я уже открываю рот.
        - А что насчет тебя? Ты забыл, как пользоваться телефоном?  - Я остановилась и досчитала до пяти, прежде чем заговорить примирительным тоном.  - Зачем мне звонить, если меня просто обвинят в том, что я выбрала неверный путь в своей карьере? Вы с мамой никогда не были согласны с моим переездом. Слушать это снова и снова только осложняет ситуацию.
        - Конечно, мне бы хотелось, чтобы ты сделала что-то разумное со своей жизнью, Кристал,  - сказал он, и я пожала плечами.
        Я уже привыкла к тому, что все называли меня Элли. Теперь было непривычно слышать это чужое имя, которое совсем мне не подходило. Точно так же, как и этот дом. И все же от его слов мне стало больно. Так было всегда, когда он высокомерно разговаривал со мной. Как будто его взгляд на вещи был единственно правильным, чтобы добиться успеха в жизни.
        Пока я обдумывала свой ответ, стараясь не накричать на папу, я услышала, как открылась входная дверь. Мамины высокие каблуки застучали по мраморному полу. Затем и она сама появилась в дверном проеме.
        Как всегда, все в ней, от кончиков волос до пальцев ног, было прекрасно. Только ее искусственная улыбка сползла на долю секунды, когда она увидела меня, сидящую в кресле рядом с папой. Она выглядела почти испуганной, но тут же взяла себя в руки.
        - Кристал!  - воскликнула она удивленно.  - Я не ожидала увидеть тебя раньше завтрашнего дня.
        Я потеряла последний остаток своего самообладания и вскочила.
        - Но ты была уверена, что я приеду.
        Она вздохнула.
        - Конечно, я хотела этого. Я не собираюсь портить вечер только потому, что твоя детская гордость мешает тебе проводить День благодарения с нами.
        Я подняла брови и посмотрела на папу, но тот как раз собирался взять со стола мобильный. Затем он с извиняющимся кивком поднялся и исчез в направлении своего кабинета. Я разразилась безрадостным смехом. Так было всегда: мы с мамой ссорились, папа исчезал. Он избегал любой ссоры, которая не касалась его самого, и, как у бизнесмена, у него каждый раз был подходящий предлог для этого. Равнодушие, с которым он относился ко мне, было поистине поразительным.
        - Не могу поверить, что ты мне солгала,  - выдавила я сквозь стиснутые зубы и снова повернулась к матери. На самом деле я не хотела, чтобы она поняла, как меня разозлила. Это только подстегнуло бы ее.  - Зачем ты это сделала?
        Застывшая улыбка мамы стала еще шире.
        - Я хочу провести День благодарения со своей дочерью. Неужели это так много?
        Я недоверчиво уставилась на нее.
        - Ты ведь не думаешь, что я пойду на твою паршивую вечеринку?
        Мама начала тяжело дышать.
        - Не говори со мной так, как будто тебя вырастили в канаве, Кристал. Это ниже твоего достоинства. Я не так тебя воспитывала.
        Я презрительно фыркнула.
        - Ниже моего достоинства…  - пробормотала я.  - Ты действительно сошла с ума, если думаешь, что твой план сработает, мама.  - Я сделала угрожающий шаг к ней и с удовлетворением увидела, как она немного отступила назад.  - Я здесь только потому, что ты заманила меня сюда своим грязным трюком. Не потому что хочу играть с тобой в счастливую семью в День благодарения и плясать, как кукла, перед твоими подругами. Единственное, за что я благодарна этому Дню благодарения, так это за то, что мне больше не придется здесь жить,  - прошипела я.
        С этими словами я оставила ее и выбежала в прихожую, чтобы взять свою сумку и исчезнуть.
        Сила, с которой я захлопнула за собой дверь, надеюсь, заставила стены покачнуться.
        Глава 21
        «Белвертон» был самым дорогим отелем, который я знала, и я забронировала самый роскошный номер из всех. Мама, вероятно, вообще не заметила бы, что денег на сберегательном счете не хватает, но провести кредитной картой через считыватель доставило мне немного удовольствия. Вежливый швейцар проводил меня наверх, и я поблагодарила его кивком, при этом сунув ему в руку слишком крупную купюру. Выбрасывать мамины деньги на ветер было единственным способом отомстить ей за то, что она сделала со мной сегодня. И я хотела сполна насладиться этим.
        Я добрела до кровати и опустилась на нее. Погруженная в мысли, я погладила мягкое пуховое одеяло и уловила запах свежевыстиранного белья. На подушках лежали маленькие конфеты. Как у Рейчел. Мои пальцы крепче сжались вокруг телефона. Я знала, что должна позвонить Кейдену. Должна. Тем не менее я казалась себе невероятно глупой. Ведь на самом деле я была знакома с фокусами матери. Я должна была, по крайней мере, подумать, что она устроит шоу. Ведь я знала, как сильно она желала моего присутствия на вечеринке. То, что Кейдену пришлось пережить всю эту драму, ужасно. Мне было стыдно.
        За то, что он видел меня в таком состоянии, в котором я сама себя не выносила, за то, что я напрасно испортила ему и его маме день.
        Я глубоко вздохнула, прежде чем наконец набрать его номер. Мое горло сжалось, во рту пересохло.
        После первого же гудка он взял трубку.
        - Элли.  - Он произнес мое имя так, как будто оно было спасением.
        Я закрыла глаза, потому что почувствовала себя немного смущенной.
        - Привет.
        - Как ты?  - спросил он и откашлялся. Я услышала, как что-то шаркнуло по полу. Звучало так, будто он отодвинул стул.  - Как твой отец?
        - Все в порядке,  - сказала я, глотая окончания слов.  - Мама солгала.
        На другом конце провода на мгновение стало тихо. Затем Кейден уточнил:
        - Что?
        - С ним произошел совершенно безобидный несчастный случай во время игры в сквош,  - продолжила я. Мой голос был лишен всяких эмоций. Я потерла глаза. Почему они должны были гореть именно сейчас?  - У него порваны связки, но в остальном все замечательно. Он был удивлен, когда увидел меня.
        - Подлая змея,  - выдавил Кейден, и я прямо видела перед собой, как напряглась его челюсть, а брови плотно сдвинулись.  - Проклятая, подлая дрянь!
        Я улыбнулась, хотя на самом деле мне было не до этого. Таков был Кейден: если он хотел оскорбить мою мать, значит, он так и делал. Я просто не могла придумать лучшего собеседника.
        - Все в порядке,  - успокоила я его.
        - Нет,  - огрызнулся он.  - Ничего не в порядке, в этом действительно нет ничего нормального.
        Стало шумно, и я услышала Рейчел на заднем плане. Она что-то спросила, после чего он ответил:
        - Нет, ее мать просто солгала ей, чтобы она приехала на дерьмовое торжество. Это нормально, что я рассказываю об этом маме, не так ли?
        Я пожала плечами, хотя знала, что он не может этого видеть. Рейчел так трогательно ухаживала за мной и принимала меня у себя - конечно, она заслуживала объяснений, хотя Кейдену, если речь шла обо мне, не пришлось бы слишком вдаваться в подробности.
        Рейчел сказала что-то, чего я не поняла, потом на заднем плане стало тихо. Кейдену пришлось уйти в другую комнату.
        - Как ты?  - спросил он.
        Если честно, я не знала, как я. С одной стороны, я была рада, что с папой все в порядке, с другой, мне больше всего хотелось плакать. Я провела полдня, до смерти беспокоясь о нем. Кроме того, гнев на мою мать еще пылал во мне. Никогда в жизни я не испытывала желания причинить ей боль, но сегодня я была близка к тому, чтобы отвесить ей сочную пощечину.
        - Не знаю,  - прошептала я, ложась на спину. Я прижала два пальца к переносице, чтобы удержаться от плача. До Кейдена я слишком часто плакала, и мне больше не хотелось быть ему обузой.
        - Я могу что-нибудь сделать?  - тихо спросил он.
        - Жаль, что я поддалась на ее уловку и не осталась с вами.  - Я сглотнула слезы.  - Тогда я бы точно победила тебя в Mario Kart.
        Он фыркнул.
        - Это ты так думаешь.
        Я улыбнулась в трубку, но тут же снова стала серьезной.
        - Надеюсь, я не испортила вам день.
        Кейден застонал.
        - Только ты могла такое подумать.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты получаешь ужасный звонок от матери, сломя голову мчишься на ближайший самолет, потому что думаешь, что с твоим отцом что-то случилось, обнаруживаешь, что с ним все в порядке и твоя мать обманула тебя,  - и извиняешься передо мной за то, что, возможно, испортила нам день. Должно быть, ты спятила, Пузырик.
        - Спасибо,  - буркнула я. Но мне стало легче на сердце. Кейден был на моей стороне. Не зная точных подробностей о моем прошлом, он был за меня. Вот так просто.
        - Где ты сейчас?
        - Я забронировала себе номер в самом дорогом отеле, который смогла найти,  - гордо сказала я, снова проводя свободной рукой по тонкой мягкой простыне.  - Чтобы утереть матери нос. Это единственное, что пришло мне в голову.
        - Молодец.
        - Я гений.
        - Да, он самый.
        Мне снова пришлось улыбнуться.
        - Ты согласился со мной.
        - Сегодня исключение из правил.  - Мне показалось, что я услышала, как Кейден засмеялся.
        Некоторое время мы оба молчали. Я прислушивалась к его тихому, энергичному дыханию.
        - Мне хотелось бы, чтобы ты был здесь,  - пробормотала я, прежде чем успела сдержать слова.
        Звук его дыхания прекратился, и я зажмурила глаза. За последние дни я так часто нарушала правила Кейдена, что мне хватило бы пальцев двух рук, чтобы сосчитать это.
        - Мне пора.  - Внезапно он прозвучал отчужденно, и я не могла его винить. Не имея на то намерений, я переступила черту, и он отстранился.
        - Передай от меня привет маме,  - сказала я с напускным весельем, прежде чем повесить трубку и выключить телефон, чтобы не возвращаться к дурацким идеям.
        В течение следующих нескольких часов я позволила себе погрузиться в жалость и плакать навзрыд.
        После того как я выплакалась и немного успокоилась, мне стало значительно лучше. Слезы очищают душу - разве не так говорят? Во всяком случае, со мной именно это и произошло.
        Когда я пришла в себя, то впервые по-настоящему осмотрела огромный гостиничный номер.
        Обстановка была современной, но простой, цвета гендерно нейтральные: коричневые и бежевые тона чередовались с белыми акцентами. Линии мебели были четкими и угловатыми, только фиолетовые цветы на столике возле окна и абстрактная картина в узком коридоре нарушали строгость комнаты. Но даже если комната и была безликой, я чувствовала себя комфортно. Самым лучшим во всем этом оказалась просторная ванная комната, в которой стояло угловое джакузи, и на которое я наконец взглянула поближе. Если уж я застряла здесь, в Денвере, то, по крайней мере, хотела насладиться своим пребыванием.
        Я включила кран и проверила температуру воды, прежде чем вернуться обратно в спальню и снять одежду. Я стянула через голову свитер Кейдена и спрятала его в свою дорожную сумку. Я должна была удержаться от того, чтобы снова не нюхать его, но я так сильно скучала по Кейдену.
        Мне срочно нужна была ванна. Во время путешествия я безумно вспотела от волнения. Я сняла остальную одежду и сложила ее на стуле возле кровати. Вернувшись в ванную, я с радостью обнаружила, что пена для ванны превратилась в огромные пушистые горы. К моему сожалению, ароматических свечей не было, но для создания особой атмосферы можно приглушить свет с помощью выключателя, пока он не станет похож на свечу.
        Я позволила себе скользнуть в воду. Тепло было невероятно приятным, и я полностью погрузилась в воду, растирая руками лицо, чтобы смыть соленые остатки слез. Судорожно я пыталась отключить свои мысли, но мне это не удалось.
        Мне еще не было двадцати одного года, но я знала, что пришло время покинуть родителей. Для них важнее всего на свете сохранить видимость успеха, даже если благополучие их единственной дочери при этом остается под вопросом. Это относилось и к завтрашнему празднику. Мне нужно было найти способ справиться с такими ситуациями, не выходя из себя. Много лет я пыталась договориться с родителями, но теперь уже не видела в этом никакого смысла. Не каждому суждено иметь здоровую семью и чувствовать себя ее частью. Я долгое время не хотела этого замечать, но постепенно мне пришлось смириться с тем, что с родителями я не чувствую себя как дома. Я не могла разделить их ценности, и они, похоже, чувствовали то же самое.
        Папа не интересовался тем, что я делаю, потому что это не отвечало его требованиям. А мама… Мама была сама по себе. Я не видела совместного будущего для нее и для себя. Не после того что она со мной сделала. Не только сегодня, но в особенности тогда.
        Я лежала в ванной, пока вода почти совсем не остыла. Когда я вылезла из джакузи, мое тело казалось невероятно тяжелым. Горячая вода сняла напряжение и помогла мне немного расслабиться. Я завернулась в пушистый белый халат отеля и вытерла полотенцем волосы. Когда я уже собиралась вернуться в спальню, то услышала стук в дверь.
        Озадаченная, я посмотрела на нее. Хоть я и планировала что-то заказать, я еще никуда не звонила.
        Снова постучали, на этот раз чуть громче.
        К сожалению, в двери не было глазка, но я все равно знала, кто там стоит. Я сжала губы и расправила плечи. Ничто на свете не заставит меня вернуться в родительский дом, я бы ни за что не пошла на эту чертову вечеринку! Мама может делать все, что ей вздумается. Если она найдет мой телефон, заблокирует кредитную карту - завтра вечером я все равно вернусь в свой настоящий дом в Вудсхилле.
        Разозлившись, я бросилась к двери и распахнула ее.
        - Я…
        Я умолкла на середине фразы. Мой рот приоткрылся.
        На пороге гостиничного номера стоял Кейден. Одна рука у него была прислонена к дверной раме, другая небрежно лежала в кармане штанов. Он по-прежнему был одет в ту же одежду, что и сегодня утром, это показалось мне странным. Через плечо висела его дорожная сумка, которую мы упаковали вместе.
        Медленно улыбка расползлась по его лицу, когда он увидел мое ошеломленное выражение.
        В моей голове все нервные окончания отреагировали одновременно, и это, вероятно, привело к короткому замыканию. Потому что, прежде чем поняла, что делаю, я метнулась вперед. Я обвила руками шею Кейдена и зарылась лицом в изгиб его шеи. Он ответил на мои объятия и крепко обхватил меня руками. Я притянула его как можно сильнее, пока наши тела не прижались друг к другу. Все, что произошло до этого, вдруг перестало быть важным. Только Кейден имел значение.
        - Ты в порядке?  - спросил он, немного ослабив объятия.
        Его движение было осторожным и нежным, и я не могла объяснить себе, что именно произошло с моим телом. Потому что вдруг во мне поднялось жгучее желание и все мои чувства, казалось, вырвались наружу. Я задрожала.
        Кейден посмотрел на меня пронзительным взглядом. Он выглядел обеспокоенным.
        - Могу ли я что-нибудь сделать для тебя?
        Я медленно кивнула и позволила своему взгляду блуждать по его лицу, пока не задержалась на губах.
        - Что тебе нужно, Элли?
        Я колебалась лишь долю секунды, прежде чем поднять руки и приложить к его щекам.
        - Ты.
        Это было единственное, что я сказала, прежде чем притянула Кейдена к себе и крепко прижалась своими губами к его.
        Глава 22
        Кейден издал приглушенный звук, который я истолковала как удивленное одобрение. Я провела одной рукой по его затылку, другую положила ему на шею. Затем я нежно прикусила его язык.
        Когда он застонал, я почувствовала это во всем своем теле.
        Боже мой, я хотела Кейдена. Так сильно, как никогда в жизни ничего не хотела.
        Вместе мы вошли в гостиничный номер. Кейден шумно захлопнул за нами дверь. На мгновение он оторвал свои губы от моих, чтобы иметь возможность посмотреть на меня. Его глаза были темнее, чем когда-либо, и я не могла разглядеть в них ничего, кроме страсти и неподдельного желания. Мое сердце стучало так сильно, что все мое тело сотрясалось от этого. В следующую секунду Кейден уже целовал меня, пока у меня не закружилась голова. Кепка соскользнула с его головы, но он не обратил на это внимания.
        Мне хотелось чувствовать Кейдена, исследовать его кожу и целовать каждую татуировку. Но для этого на нем явно было слишком много одежды. Слишком много. Я провела руками по его спине и скомкала в ладони рубашку. Через несколько секунд я стянула ее через его голову и небрежно отбросила в сторону. Я рассыпала множество нежных поцелуев по его груди, заставив Кейдена тихо вздохнуть, потом немного наклонилась и внимательно осмотрела его тело.
        Он был так же хорошо сложен, как я запомнила. И на этот раз я могла смотреть на него, сколько хотела, не стыдясь этого. И я могла прикоснуться к нему. Его мышцы напряглись, когда я ощупывала торс, сначала робко трогала, затем все решительнее. На его животе я задержалась на мгновение дольше, размышляя, стоит ли опустить руки немного ниже. Почему, собственно, нет?
        - О боже, Элли,  - внезапно выдохнул Кейден и запустил руку в мои волосы. Он оттянул мою голову назад и снова начал целовать. Его язык мягко и в то же время настойчиво ласкал мой, я так сильно возбудилась, что мои колени задрожали. Кейден, похоже, чувствовал то же самое, потому что положил руки на мою талию и повел меня к кровати. Наш поцелуй закончился только тогда, когда он опустился на нее, увлекая меня за собой. Теперь я сидела верхом на нем, и меня не волновало, что под моим халатом ничего нет.
        Кейден взглянул на меня из-под полуопущенных век, прежде чем его руки нашли свой путь сквозь мягкую ткань и легли на мою обнаженную кожу. Он гладил мои бедра, и приятная дрожь пробежала по всему моему телу. Опираясь на свою руку рядом с его головой, я склонилась над ним. Я целовала его щеки, покрытые щетиной, следуя вдоль челюсти, до самой шеи, где остановилась, пока Кейден не издал низкий грудной звук.
        - Ты убиваешь меня,  - задыхаясь, продолжил он вести свои руки вверх по моему телу, мимо узла халата, до самой моей груди. Там он остановился и провел пальцами прямо под ней.
        Я нежно укусила его за шею и начала двигать бедрами. Я чувствовала возбуждение. Ткань его джинсов ощущалась шершавой на моей коже, и я хотела Кейдена прямо сейчас. Я провела рукой вниз, но еще до того как успела схватиться за ремень, он перевернул меня на спину.
        Лицо Кейдена было совсем близко к моему, я могла чувствовать его дыхание на своих губах. От него пахло мятой и чем-то пряным, и от этого мне хотелось большего.
        - Элли… я пришел сюда не за этим.
        Я тут же заставила Кейдена замолчать, накрыв его губы своими. Я целовала его до тех пор, пока у меня не кончился воздух, вцепилась пальцами в мускулистые плечи и притянула к себе как можно ближе.
        Я не просто хотела его - я нуждалась в нем каждой клеточкой своего тела.
        Кейден снова оторвался от меня и, задыхаясь, сказал:
        - Я не буду спать с тобой. Только не так.
        Теперь я не могла не застонать от разочарования.
        Кейден криво ухмыльнулся.
        - Приятно знать, что ты хочешь меня, но я не думаю, что сейчас… самое подходящее время. Ты не в себе.
        Хотя мое тело ненавидело его за это, я знала, что Кейден прав. Я ослабила хватку вокруг плеч и осторожно погладила его спину.
        Кейден закрыл глаза, его дыхание участилось.
        - Если ты будешь продолжать, я, пожалуй, подумаю еще раз,  - пробормотал он, зарываясь лицом в мою ключицу. Щетина царапала мою обнаженную кожу, и это ощущение сводило меня с ума. Он поцеловал меня, и тогда я тихо застонала. Он действительно знал, что делает.
        Я перестала гладить его спину, и Кейден поднял голову, чтобы посмотреть на меня. Его взгляд был затуманенным, но внимательным, когда он скользил по моему лицу. Я лежала между его руками, чувствуя, как он обнимает меня. Независимо от того, что происходило вокруг нас, я знала, что здесь я в безопасности. Впервые с тех пор как мне позвонила мама, мне снова стало тепло. Так тепло. Я слегка повернула голову и посмотрела на одну из его татуировок, которую любила больше всего. Осторожно поглаживая строки песни, я проводила пальцами по каждому слову, пока его мышцы не напряглись под моими пальцами.
        - Мне нравятся твои татуировки,  - пробормотала я и обратила внимание на круги на другой его руке.  - Не потому что мой фетиш - парни с татуировками, а потому что они несут важное значение.  - Когда я заметила азбуку Морзе, мне пришлось улыбнуться. Теперь, когда я познакомилась с Рейчел, я намного лучше понимала смысл этой татуировки.
        - Мне нравится, как ты смотришь на них и краснеешь каждый раз, когда я ловлю тебя на этом.
        Уголки его рта дернулись. Осторожно я поднесла пальцы к его губам и провела по ним. Взгляд Кейдена потемнел, но потом он вдруг лег рядом. Он подпер голову рукой и задумчиво посмотрел на меня. Снова и снова его взгляд возвращался к петле моего халата.
        - Может, тебе стоит что-нибудь надеть? Мне очень трудно сосредоточиться.
        Я тоже перекатилась на бок, так что мы оказались прямо друг напротив друга.
        - Ты уверен, что хочешь отказать мне?
        Мышцы его челюсти напряглись.
        - Элли.
        - Кейден.
        Некоторое время он ничего не говорил, и я поняла, что это сработало. Затем он издал странный звук - наполовину стон, наполовину смех.
        - Я не отказываю тебе, Пузырик. Я просто сказал, что не буду спать с тобой.
        В следующую секунду он снова накинулся на меня. Одной рукой он развязал халат, и я затаила дыхание, когда он окинул меня страстным взглядом.
        - Это не исключает других вещей.
        Кейден целовал мои губы, шею, а потом скользнул ниже. У моих грудей он остановился и отодвинул халат еще немного, пока они не обнажились. Он посмотрел на меня, в его глазах читался недвусмысленный вопрос, но я только прикусила губу. Кейдену хватило этого в ответ, и он опустил голову, чтобы рассыпать нежные поцелуи по моей груди. Тело, словно само по себе, подалось навстречу ему, и я могла поклясться, что почувствовала его улыбку на своей коже, прежде чем он обхватил мой сосок губами. Я тихо застонала. Одна его рука скользила по моему телу, пока он не добрался до бедра, крепко прижимая его к кровати. Моя грудь стала тяжелой и набухла, и я жаждала спасения. Я жаждала его, хотя знала, что это худшее время, чтобы выбросить наши правила за борт. Но я бы не стала портить этот прекрасный момент, пережевывая в мыслях, что все это значит. Для этого мне было слишком хорошо.
        - Если ты будешь продолжать в том же духе, я наброшусь на тебя, вне зависимости от того, хочешь ты этого или нет,  - выдохнула я.
        Кейден ласкал мою грудь своим языком, прежде чем посмотреть на меня сквозь густые черные ресницы.
        - О том, хотеть или не хотеть, не может быть и речи.
        - Что ты имеешь в виду?  - задыхаясь, спросила я.
        Я почувствовала кожей, когда он поцеловал меня. В животе сильно покалывало.
        - Я имею в виду, что мое самообладание имеет пределы.
        Я не знала, что именно Кейден хотел мне этим сказать, но искренне надеялась, что он доведет до конца то, что начал. Словно прочитав мои мысли, его рука скользнула по внутренней части моего бедра. Но вместо того чтобы прикоснуться ко мне там, где мне больше всего этого хотелось, он провел пальцами по моему бедру вниз до колена и ненадолго задержался. Наконец он положил руку обратно на внутреннюю сторону моего бедра и с легким нажимом двинулся дальше. Его дыхание коснулось моей груди. Мое собственное дыхание участилось, и когда Кейден погладил чувствительную кожу моего паха, я застонала так громко, что звук отразился от стен.
        - Ты хочешь, чтобы я умоляла тебя?  - спросила я дрожащим голосом и обхватила его лицо, чтобы он посмотрел на меня.
        В его глазах я не увидела ничего, кроме желания. Было очевидно, что ему нужно взять себя в руки, чтобы не натворить глупостей.
        - Это была бы неплохая альтернатива, ты не находишь?  - прошептал он, и я снова почувствовала его щетину, на этот раз прямо у себя на груди.
        - Меньше говорить, больше…  - Я забыла, что хотела сказать, когда он наконец положил свою руку в нужное место. У меня перехватило дыхание, и я обхватила его руку.
        - «Больше» что?  - пробормотал он.
        - Больше… этого,  - выдохнула я, когда он провел большим пальцем по самой чувствительной части моей промежности.
        Я была близка к тому, чтобы взорваться. Кейден снова взял мой сосок в рот и пососал его. Я подалась ему навстречу, и когда он одобрительно застонал, я почувствовала это всем телом. Его большой палец двигался быстрее, и я откинула голову назад. В глазах у меня появились звезды. В ту секунду, когда ощущения полностью захлестнули меня, Кейден порывисто поцеловал меня и поймал хриплый крик, вырвавшийся из моего горла.
        Задыхаясь, я опустилась обратно на подушку. Мое тело расслабилось, а конечности налились тяжестью. Кейден убрал руку и поправил халат. Я наблюдала, как он, медленно моргая, завязывает пояс в петлю. После этого он опустился рядом со мной.
        - Правило только наполовину нарушено,  - прошептала я, поворачивая к нему голову.  - Хороший компромисс, не так ли?  - Внезапно меня охватила сильная усталость, и я изо всех сил старалась держать глаза открытыми. Похоже, адреналин утих.
        - Второе лучшее соглашение, которое я когда-либо встречал,  - спокойно согласился он со мной.
        У меня не хватило сил спросить его о том, что он имел в виду. Мое дыхание снова стало спокойным. Я только почувствовала его руку на своих волосах, а потом заснула.
        Меня разбудил стук. Я села в постели и потерла глаза. Вид из окна подсказал мне, что уже стемнело.
        Дверь гостиничного номера была открыта, и я увидела, как Кейден подошел к тележке, нагруженной едой, и что-то сунул в руку служащему. Он снова натянул рубашку, его волосы были растрепаны, он вряд ли давно встал.
        Кейден затащил тележку в комнату и закрыл дверь. Запах жареного мяса ударил мне в нос, и я со вздохом потянулась. Мои конечности по-прежнему были тяжелыми, и я, казалось, могла выполнять каждое движение только в замедленном темпе, но чувствовала себя при этом потрясающе. Должно быть, это связано с присутствием Кейдена. Я уже не чувствовала себя такой несовершенной, и даже злость на ложь матери как будто улетучилась. На ее место пришло волнующее ощущение, наполнившее все мое тело.
        Кейден снял крышки с тарелок и понюхал блюда. Мой желудок громко заурчал. С веселым блеском в глазах Кейден обернулся. Когда наши взгляды встретились, мне пришлось вспомнить о том, что его губы и пальцы делали со мной всего несколько часов назад. Мне стало жарко, пульсация между ног сводила меня с ума. Я поспешно посмотрела в сторону. Опасность того, что я могу потерять контроль и просто наброситься на Кейдена, была слишком велика.
        - Нет.  - Он обошел кровать и опустил колени на матрас, который просел под его весом. Затем он поднял мой подбородок двумя пальцами.  - Оставь это.
        - Что?  - хрипло спросила я.
        - Ты точно знаешь что.  - Он наклонился и прислонил свой лоб к моему.  - Не отстраняйся от меня.
        Я закрыла глаза. Кейден не двигался с места, и через мгновение я с трудом сглотнула и медленно кивнула. Я прекратила попытки снова выстроить внутренние стены, наслаждаясь нашим моментом близости. Осторожно я поцеловала его в губы. Кейден вздохнул и провел большим пальцем по моей щеке.
        - Не могла бы ты что-нибудь надеть? Все, о чем я могу думать,  - это твое обнаженное тело под этим куском ткани,  - прошептал он, слегка дергая за петлю халата.
        Я кивнула, улыбаясь, и соскользнула с кровати. Взгляд Кейдена горячо ощущался на моей спине, и мне понадобилось сделать усилие над собой, чтобы не повернуться к нему снова. Вместо этого я достала из дорожной сумки легинсы, зеленый свитер-оверсайз и нижнее белье и исчезла в ванной. Там я стянула халат с плеч. Моя кожа была чувствительной, и я все еще ощущала губы Кейдена на своей груди. Я закрыла лицо руками.
        Дело было не в том, что я жалела об этом. Совсем наоборот. Меня пугал только тот факт, что раньше я хотела от него гораздо большего. Если бы он не перешел границы, я бы пошла на все. Так сильно я его хотела.
        Это было пугающе.
        Кейден обладал способностью пробивать все мои стены, какими бы прочными или высокими они ни были. Как проклятый шар для сноса домов. И то, что теперь в моей голове звучала песня Wrecking Ball от Майли Сайрус, не особо помогало.
        Я натянула одежду, причем была настолько не в себе, что сначала надела свитер наизнанку. Закатив глаза, я вывернула его, потом еще пару раз провела по взъерошенным волосам, прежде чем почувствовала себя готовой покинуть ванную.
        Кейден переставил тарелки с тележки на круглый столик у окна и налил нам вина. Заметив меня, он демонстративно поднял бутылку.
        - Я подумал, что мы можем позволить себе всякое дорогое дерьмо, раз уж это за счет твоей мамы.
        Я улыбнулась.
        - Звучит потрясающе.
        - Рад, что тебе нравится мой план. Иди сюда.  - Он кивнул на свободный стул у стола, и я в мгновение пересекла комнату, чтобы сесть напротив него.
        С удовольствием я рассматривала большое количество еды. Там было жареное мясо, рис, разные тушеные овощи и даже чизкейк с черничным топпингом.
        - Твой желудок урчал во сне, поэтому я позволил себе вызвать обслуживание в номер,  - объяснил Кейден, поднимая бокал с вином.
        Нерешительно я последовала за ним. Я не могла истолковать выражение его лица. Хотя он широко улыбался мне, в нем было что-то грустное, задумчивое.
        - Зачем ты здесь, Кейден?  - Вопрос совершенно непроизвольно сорвался с губ. При этом я ни в коем случае не хотела портить этот момент.
        Кейден не растерялся, а только продолжал смотреть на меня этим странным взглядом.
        - Ты нуждалась во мне. И я приехал сюда. Это то, что друзья делают друг для друга, не так ли?
        Конечно. Я опустила глаза и уставилась на еду. Мне не приходило в голову, что за то короткое время, что мы знали друг друга, мы стали ближе. Я чувствовала, что мы больше, чем просто друзья, и на самом деле я была уверена, что Кейден тоже видел это, но…
        - Элли,  - прервал он мои размышления. Он наклонился над столом.  - У нас так много других вещей, с которыми нам нужно разобраться. И у них приоритет, не так ли?
        Он был прав. Конечно, он был прав. Поэтому я кивнула, заставив себя улыбнуться. Кейден тоже широко улыбнулся и снова поднял бокал.
        - Я хочу сказать, что мы поднимем тост… за свободу.
        Я чокнулась с ним своим бокалом.
        - За свободу!
        Мы выпили и затем переключились на тарелки с едой. Я ела до тех пор, пока уже не смогла проглотить ни кусочка, и не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, как полон мой желудок. В отличие от Кейдена, который, как всегда, поступал очень осмотрительно, я съела все - даже чизкейк. Когда мы выпили вино до последней капли, то снова вызвали обслуживание в номер, чтобы у нас забрали посуду и маленькую тележку.
        - Думаю, я больше никогда не смогу что-нибудь съесть,  - пробормотала я, держась за круглый живот. Если бы Кейден хотел переспать со мной сейчас - я бы не смогла этого сделать. Чисто физически.
        Он обогнул стол и подошел к низкому окну, выходившему на балкон. Затем открыл дверь и вышел на улицу только для того, чтобы через секунду вернуться и схватить с кровати одно из огромных одеял. Он бросил взгляд через плечо и кивком указал мне следовать за ним.
        Я отправилась на улицу. Между тем был уже поздний вечер и довольно холодно. Я обвила руками свое тело и огляделась. Вид не был особенно великолепным - только дома, улицы и вдалеке промышленный район,  - но все-таки мы находились на одном из верхних этажей отеля, так что мир отсюда казался почти таким же маленьким, как с нашей смотровой площадки в Вудсхилле.
        - Не могу понять, почему тебе здесь не нравится,  - сказал Кейден через несколько минут.
        Он расстелил часть одеяла на маленькой скамье, стоявшей у балюстрады, и устроился на ней.
        - Раньше я любила Денвер или, по крайней мере, пригород, в котором мы жили. Но чем старше я становлюсь… тем меньше мне здесь нравится. И тем хуже мне становится.  - Я села рядом с ним и подтянула колени к груди. Кейден накинул другую половину одеяла на мои плечи, и я благодарно улыбнулась ему.  - Возможно, мне понравилось бы это место, если бы моя юность прошла по-другому. Или мы с родителями лучше понимали бы друг друга. Не знаю.
        - Не представляю, каково это, должно быть, жить вот так, Пузырик,  - пробормотал он.  - Тебе здесь не место.  - Он сделал паузу и сглотнул. Тишина между нами была напряженной, и я почувствовала, что он постепенно мне доверяется.  - Но я знаю, каково это, когда тебя не понимают. Когда ты не чувствуешь никакой связи с семьей.
        - Ты говоришь о своем отце?  - осторожно спросила я. В то же время я немного расслабилась. Слушать Кейдена было легче, чем продолжать говорить о собственных проблемах.
        Кейден медленно кивнул. Его взгляд был прикован к какой-то точке вдалеке.
        - Он всегда лучше ладил с моим братом. После развода Алекс большую часть времени оставался с ним, пока я был с мамой. Ты видела нас - я не мог придумать лучшего дома. Папа, с другой стороны, типичный бизнесмен. Всегда ищет собственную выгоду и достаточно холоден. Он и твои родители, наверное, прекрасно поладят. Отец думает только о компании. Все, что его когда-либо интересовало,  - это сделать из нас с Алексом идеальных бизнесменов. Раньше он казался прямо-таки одержимым этим, ему очень хотелось, чтобы мы оба пошли по его стопам. После развода стало еще хуже, так что я все дальше и дальше отдалялся от него. Наша семья полностью раскололась, и я даже не осознал этого.  - Кейден шумно выдохнул.  - Мне просто больше нечего было сказать отцу. А когда я узнал истинную причину развода…
        Он прервался. Когда наши руки соприкоснулись, я почувствовала, как напряглись его мышцы, он сжал пальцы в кулаки. Он молчал несколько минут. Я дала ему время, в котором он нуждался.
        - У него был роман,  - наконец выдавил Кейден.  - Он оставил маму ради своей секретарши. Я чуть не ударил его, когда он сказал нам правду.
        - Но ты этого не сделал,  - спокойно сказала я. Кейден мог быть вспыльчивым и импульсивным, но настолько глупым он не был.
        Он покачал головой и провел рукой по волосам.
        - Если бы Алекс не удержал меня, я бы сделал больше, чем это.
        Мне нечего было сказать, и я осторожно положила руку ему на колено. Он посмотрел на меня, и в его глазах было столько боли и печали, что я предпочла бы отвести взгляд и сменить тему. Но это было бы несправедливо. Не после того что Кейден сделал для меня.
        - Только мама… потом и моя бывшая удерживали меня от того, чтобы я не сорвался,  - продолжил рассказывать Кейден. По крайней мере с момента болезненной реакции Кейдена на компакт-диск в его машине и комментария Спенсера в «Хиллхаусе» я поняла, что в жизни Кейдена был кто-то важный. Но это первый раз, когда он сам упомянул о своей бывшей девушке.
        - Все просто пошло не так,  - полушутя сказала я, и Кейден выдавил из себя улыбку, которая выглядела совсем не настоящей.
        - До того как Кендра ушла от меня, я был на самом деле довольно… милым,  - сказал он.
        - Она много значила для тебя?  - спросила я, игнорируя тупую пульсацию в грудной клетке.
        Кейден нахмурился.
        - Мне было шестнадцать, когда я начал встречаться с ней, поэтому сейчас я необязательно буду говорить о большой любви. Но она была моей первой девушкой. После нашей разлуки мне казалось, что я погружаюсь в глубокую пропасть. Тем более что мы расстались не очень хорошо… В конце все стало довольно мерзко.
        Невольно я подняла руку с его ноги и провела по каждому кругу татуировок на плече.
        - Первые шире, потому что боль там большая. В какой-то момент она стала меньше, и круги тоже,  - пробормотала я, вспоминая ту ночь, когда он рассказал мне о значении своих татуировок.
        - Ты первый человек, которому я рассказываю об этом.
        Я нахмурилась.
        - Но Спенсер часто отпускал комментарии по этому поводу,  - озадаченно заметила я.
        - Потому что он знал меня, когда я еще был с Кендрой,  - тихо пояснил Кейден.  - Но в остальном я никогда ни с кем не говорил об этом.
        Теперь мне все-таки нужно было посмотреть на него.
        - Спасибо.
        - Перестань постоянно благодарить меня, Пузырик.
        - Ладно. Тем не менее спасибо.
        - Мы оба запутались, не так ли?
        - С этим я могу согласиться, мистер Уайт.
        Между нами воцарилась тишина, которая не была неловкой. Мы оба переваривали сказанное и были погружены в раздумья.
        - Мне кажется, тебе стоит пойти на этот праздник завтра,  - сказал Кейден через некоторое время, натягивая одеяло на наши плечи.
        Я думала, что мне послышалось.
        - Что? Ни в коем случае.
        - Наверняка твоя мама не рассчитывает увидеть тебя там. И уж точно не со спутником.
        - У меня нет никакого… ой.  - До меня поздно дошло, и я уставилась на Кейдена. Паника всколыхнулась во мне.  - Но ты должен вернуться домой! Мы должны вернуться домой, а как насчет детей Рейчел и Чеда? И вообще - мне нечего надеть. Мама сойдет с ума, если я пойду туда в своей обычной одежде.
        Кейден медленно наклонился вперед, удерживая меня от продолжения разговора своим мрачным взглядом. Он смотрел мне в глаза, глубоко и бесконечно долго, и искал там разрешения, которое я охотно дала ему. Затем он преодолел последние сантиметры между нами и крепко прижал свои губы к моим. Поцелуй был медленным и нежным, и я прочувствовала его всем телом. Кейден тихо застонал, и этот звук отозвался внутри меня.
        Он немного отодвинулся от меня, поцеловал уголки моего рта, мои щеки, затем повернулся к губам и начал нежно кусать их.
        Когда Кейден в последний раз прижался губами к моему лбу, а затем полностью отстранился от меня, моя паника улетучилась.
        - Думаю, ты должна пойти со мной на эту вечеринку, чтобы показать своей маме, что мы не позволим ей сломать тебя. Ты больше не позволишь ей ничего говорить тебе, Пузырик. Ты личность, и ты принимаешь собственные решения - вот что ты покажешь ей этим.
        Когда Кейден сказал «мы», мое сердце замерло. Я открыла глаза и ошеломленно посмотрела на него.
        - Думаю, ты прав,  - пробормотала я.
        - Я всегда прав,  - отозвался он.
        - Ты самоуверенный человек, Кейден.
        - Зачем мне ложная скромность, если мы оба знаем, как я великолепен?  - спросил он и встал. Затем он поднял руки над головой и потянулся.
        Я повторила вслед за ним. Мы пробыли на улице довольно долго. Между тем небо было окутано кромешной тьмой, а воздух стал влажным и холодным. Пора было ложиться спать. Если мне вообще удастся это сделать в присутствии Кейдена.
        Глава 23
        Я взглянула в зеркало и застонала. Я выглядела так же, как себя чувствовала.
        Полный провал.
        Я одернула подол черной юбки, которая вдруг показалась мне совсем не такой красивой, как в Вудсхилле, когда я упаковывала ее с собой в чемодан. Даже прозрачные колготки в черный горошек казались мне просто детскими. В сочетании с синим свитером крупной вязки, обнажавшим одно плечо, весь наряд определенно не подходил для вечернего мероприятия у Харперов. Я находила его красивым, и в обычных обстоятельствах чувствовала бы себя в нем чертовски хорошо. Но я знала, что мама наморщит нос, если увидит меня такой.
        - Ты скоро?  - прозвучало из-за двери, и я вздохнула. Кейден спрашивал уже в третий раз. Пришло время покинуть наконец ванную комнату.
        Ночь мы провели в одной постели, но мы оба были так измучены, что сразу уснули. После совместного завтрака утром я чувствовала себя вполне нормально, тем более что Кейден в очередной раз посмеялся над моими пристрастиями в кофе.
        Но настроение между нами изменилось, это было заметно. Мне было трудно смотреть на него дольше нескольких секунд, не думая при этом о том, что он делал со мной вчера. Я постоянно ловила себя на том, что мне хочется прикоснуться к нему. И я жаждала большего.
        Вот почему его идея о том, чтобы немного показать ему Денвер, пришлась мне по вкусу. На улицах было сравнительно мало народа. Большинство жителей, вероятно, были заняты своими семьями и приготовлениями к Дню благодарения, поэтому я могла спокойно провести его по городу. Однако мы оба быстро поняли, что Вудсхилл нам нравится больше. Нам не хватало свежего воздуха, равно как и красивых пейзажей вокруг. Город производил неприятное впечатление.
        Ближе к вечеру мы вернулись в отель и посмотрели новую серию «Игры престолов» на гигантском гостиничном телевизоре. После этого я начала медленно приходить в себя. Было довольно трудно сделать хороший макияж с тем немногим, что было у меня с собой, не говоря уже о приличной прическе. О том, что скажет мама о моем наряде, я даже думать не хотела. Обычно для таких случаев она неделями искала подходящую одежду, даже позволяла себе покупать дизайнерские вещи, которые стоили больше, чем моя годовая аренда у Кейдена. Вещи, которые я надела сейчас, были красивыми, но в основном из дискаунтеров или дешевых интернет-магазинов.
        Я глубоко вздохнула. Хотя я боялась ее реакции, мой наряд стал еще одним символом моей независимости, и это мама должна была спокойно принять как данность.
        - Элли, я знаю, что на тебе надето - я собирал вещи с тобой. Так что не нужно разыгрывать драму и откладывать момент,  - раздался нетерпеливый возглас с другой стороны двери, и я закатила глаза.
        Я быстро вытащила пару прядей из прически, чтобы она не выглядела такой строгой, а затем открыла дверь.
        - Ты нервничаешь, когда ванная комната заперта, не так ли?  - спросила я, ухмыляясь, и шагнула к нему в коридор.
        Кейден уставился на меня широко раскрытыми глазами и позволил своему взгляду бессовестно блуждать по моему телу. Он сглотнул пару раз и открыл рот, чтобы что-то сказать, однако ничего не вышло. Какая непривычная перемена!
        Кейден тоже выглядел очень хорошо. Он был одет в синюю рубашку с переливом и коричневые брюки, которые в некоторых местах выглядели поношенными - в хорошем смысле,  - и темные ботинки. Так что я бы пошла с ним куда угодно. Только одна вещь беспокоила меня.
        Я сделала шаг вперед и схватилась за рукава его рубашки.
        - Что ты там делаешь?  - спросил Кейден, когда я начала расстегивать пуговицы. Я посмотрела вверх на него. Его глаза сверкали.
        - Я хочу, чтобы их было видно,  - сказала я, завернув ткань сначала на левой, затем на правой руке чуть ниже локтя.
        - Итак, на самом деле ты хочешь, чтобы у твоей мамы случился сердечный приступ,  - сухо прокомментировал он.
        Я отдернула руку и быстро провела по строкам песни на его предплечье, прежде чем отступить, чтобы взглянуть на свою работу.
        - Теперь все прекрасно,  - решительно заявила я.
        Когда Кейден ответил на мою улыбку, покалывание в моем животе мгновенно возобновилось.
        - Теперь все.
        Спустя пять минут наше такси стояло в начале улицы, где я попросила водителя остановиться. Я растирала свои руки, потому что они начинали дрожать, но это, похоже, не помогало.
        Вся эта затея была безумной. Я выставлю себя полной дурой. С другой стороны, разве не в этом был смысл? Я хотела, чтобы стало совершенно ясно, что я больше не марионетка мамы, и мне все равно, что обо мне подумают ее так называемые друзья.
        - Ты готова или нам сделать еще кружок?  - спросил Кейден, и я покачала головой.
        Я была готова столкнуться с этими людьми. И я была не одна. Прежде чем успела передумать, я толкнула дверцу машины и вышла. На улице было свежо, но не слишком холодно. К счастью, я взяла свою кожаную куртку. Я скрестила руки на груди, ожидая, когда Кейден обменяется парой слов с водителем.
        Когда он шагнул ко мне, я вопросительно посмотрела на него.
        - Я просто сказал ему, чтобы он был готов приехать по вызову, и мы могли исчезнуть в любой момент,  - объяснил он и подошел ко мне на тротуар.  - Итак, какой дом… Ладно, вопрос действительно лишний.
        Место, где проходила вечеринка, было видно уже на расстоянии. Дорогие машины останавливались на улице, и гости прокладывали себе путь по подъездной дорожке мимо большого фонтана и помпезных скульптур к ярко освещенному входу нашего дома.
        Опять мне понадобилось мгновение, чтобы собраться с мыслями. Когда я наконец вместе с Кейденом вошла на наш участок, то направилась прямо ко входу, стараясь не обращать внимания на бесчисленные знакомые лица. В какой-то момент Кейден схватил меня за руку, заставив подстроиться под его темп, а не идти торопливым шагом. Он наклонился ко мне и пробормотал на ухо:
        - Все будет хорошо.
        Я искренне надеялась, что он прав.
        Когда мы оказались внутри, нас вежливо встретили слуги в черных костюмах, которые сняли с нас куртки и, как я знала, побежали с ними в подвал. Там находился большой гардероб, специально предназначенный для таких случаев.
        Официант предложил нам шампанское, и моя рука сама потянулась за бокалом. Кейден сделал это вслед за мной. Как всегда, он сначала понюхал напиток, а когда брызги жемчужной жидкости ударили ему в лицо, зажмурил глаза.
        - Иногда ты напоминаешь мне кошку.
        Уголки рта Кейдена дернулись.
        - Кошку? Ничего лучше тебе в голову не пришло?
        - Нет ничего лучше,  - рассеянно ответила я, наблюдая, как все больше и больше людей входят в фойе. Они горячо приветствовали друг друга, громко разговаривали и произносили фразы, от которых у меня по спине пробегала одна неприятная дрожь за другой.
        Гости оделись, чтобы произвести впечатление, и мы с Кейденом действительно выделялись своими нарядами. Но даже если они выглядели отчасти красиво, я не завидовала ни одной из женщин в этой комнате. Потому что я точно знала, каково это - провести весь вечер в слишком тесном платье, которое не позволит нормально поесть.
        - Кристал?  - раздался высокий голос позади меня, и я застыла. Затем, словно робот, я обернулась.
        Передо мной стояла Брианна Меллери, с которой я училась в средней школе. Она выглядела так, как будто ее вытащили на премьеру голливудского фильма, а не на благотворительный вечер. Золотое платье и туфли, которые она носила, должно быть, стоили целое состояние.
        - Брианна,  - вежливо сказала я, стараясь, чтобы моя улыбка не выглядела слишком фальшивой. Раньше мы с Брианной довольно хорошо дружили и часто ходили вместе на вечеринки. Мы даже были похожи друг на друга с нашими светлыми волосами и обтягивающей одеждой. Между тем, однако, я больше не могла найти ничего общего между нами.
        - Не могу поверить, что ты здесь,  - притворно-сладким голосом сказала она и наклонилась ко мне, чтобы поцеловать в обе щеки.  - Ты выглядишь… иначе. Так просто. Мне нравится.
        Я подняла одну бровь. Ну-ну.
        - И ты кого-то привела!  - продолжила она пронзительным тоном, оглядывая Кейдена. Она буквально пожирала его глазами.
        Кейден вежливо кивнул.
        - Я Кейден.  - Когда Брианна наклонилась, чтобы поцеловать его в щеки, он добавил:  - Друг Кристал.
        На секунду я, должно быть, выглядела такой же озадаченной, как и Брианна.
        - Как чудесно.  - Брианна поднесла руку ко рту и издала жеманное хихиканье.  - Вот ты переезжаешь в деревню на другом конце света, а затем возвращаешься с молодым человеком. Мне обязательно нужно поведать об этом Линдси. В любом случае, я как раз собиралась к ней, но позже ты должна нам все рассказать о своей учебе!
        С этими словами она ушла прочь.
        Я уставилась ей вслед, и когда она наконец скрылась из виду, повернулась к Кейдену:
        - Друг Кристал?
        Он обезоруживающе поднял руки.
        - Чистой воды самозащита. Я не хотел, чтобы она считала меня возможной добычей и пыталась загнать в угол, а потом сделать со мной что-нибудь еще. У девушки есть когти.
        Смеяться я, к сожалению, не могла.
        - Ты понимаешь, что уже сейчас она повсюду об этом говорит?
        Кейден ухмыльнулся.
        - С этим нет проблем.
        - Если ты так считаешь…
        - А ты?  - тихо спросил он.
        Я ответила не сразу, а оглядела комнату. Хотя был еще ранний вечер, большинство гостей уже собрались. Некоторые бросали возмущенные взгляды в нашу с Кейденом сторону, другие старались делать вид, что они не таращатся на нас. Я знала, что так и будет. И мне также было ясно, какие выводы сделают люди, если увидят меня и Кейдена вместе на этом празднике.
        Я отпила шампанского.
        - Нет, у меня тоже нет с этим проблем,  - сказала я наконец, причем голос мой звучал не так уверенно, как мне хотелось бы.
        Я почувствовала руку Кейдена на своей спине. Он провел ею пару раз туда-сюда, что, вероятно, должно было успокоить меня, но, к сожалению, имело прямо противоположный эффект: стоило мне подумать об ощущении его рук на моей обнаженной коже, сразу становилось жарко.
        К счастью, в этот момент я заметила отца, отчего мне сразу же стало не до горячих мыслей. Даже в простом черном костюме он излучал безусловный авторитет и величие. Он стоял у одного из барных столиков и беседовал с человеком, который затем повернулся к другой группе людей. Бесцеремонно взяв Кейдена за руку, я потащила его к нему. Папа как раз поднял свой бокал с шампанским, чтобы выпить, когда увидел нас. Его глаза расширились, но он тут же переиграл свое удивление сдержанной улыбкой.
        - Как славно, что ты все-таки смогла прийти.  - Он даже не посмотрел на меня, а вместо этого окинул взглядом Кейдена.
        - Мой сосед по комнате Кейден,  - сказала я, стараясь не выдать смущения из-за сведенных вместе бровей папы.  - Кейден, это мой отец.
        - Николас Харпер,  - представился папа и подал Кейдену руку. Они переглянулись и посмотрели друг на друга таким типично мужским оценивающим взглядом.
        - Рад с вами познакомиться, сэр,  - ответил Кейден.
        - Вы живете с моей дочерью?
        - Папа!  - воскликнула я. Жар пополз вверх по моей шее.
        - Да, сэр. Она живет в комнате в моей квартире для субаренды.  - Голос Кейдена был тверд, его поза уверенна, но свободна. Если он и чувствовал себя смущенным, то не придавал этому значения.
        Никогда не думала, что попаду в такое положение. Раньше папу не интересовало, чем я занимаюсь или с кем провожу время. В течение недели он работал как сумасшедший, а по выходным меня никогда не было дома. Только в этот момент я осознала, что мы прожили вместе много лет и при этом даже не знали друг друга по-настоящему.
        - Николас! Я искал вас повсюду.  - Пожилой мужчина подошел к папе и положил ему на плечо руку.
        - Фрэнсис!  - с радостью ответил папа.  - Хорошо, что вы смогли прийти. Могу я предложить вам вина? Хотя, насколько я помню, вы предпочитаете скотч, не так ли?
        Отец еще раз кивнул нам, прежде чем отправиться со своим деловым партнером в сторону бара.
        - Все прошло не так уж плохо,  - сказал Кейден, опираясь на столик перед нами.
        - Ммм,  - пробурчала я, не зная, что думать об этой встрече. Да, папа познакомился с Кейденом, но понял ли он, что я пришла не для того, чтобы оказать ему и маме услугу, а совсем наоборот? Я думала, что мой наряд и татуировки Кейдена достаточно ясно донесут информацию, но, должно быть, я ошиблась. Нахмурившись, я поставила бокал с шампанским на столик и водила пальцем по его краю, пока он не заскрипел.
        В течение следующего часа руководители благотворительной организации произносили свои приветственные речи, но я почти ничего вокруг не замечала. Во-первых, к нам постоянно подходили старые знакомые, которые бурно приветствовали меня и с любопытством разглядывали Кейдена. С другой стороны, Кейден старался изо всех сил, чтобы сделать наше пребывание здесь максимально терпимым. Самым забавным мне показалось то, как он придумывал для некоторых из гостей невероятные скандалы, в которых они могли быть замешаны.
        - Это Александр Макталман,  - сказал он, кивнув в сторону пожилого джентльмена, которого я не знала. Он был невысокого роста, носил клетчатый костюм и как раз незаметно почесал промежность.  - Он шотландский лорд, который расстроен тем, что не может носить килт сегодня. Как видно, он чувствует себя довольно стесненно.
        - У тебя невероятная фантазия,  - произнесла я с полным ртом. Перед нами на столе была целая гора закусок, потому что мы уже не могли ждать полноценной еды.
        - А там Сабрина Миллер-Фишбери. Она председатель гольф-клуба для несовершеннолетних преступников, и у нее роман с лордом Макталманом.  - Волосы женщины, на которую он указывал, были так сильно зачесаны назад, что кожа ее лица натянулась. Своего рода естественный лифтинг, который надо было предложить своей маме в качестве альтернативы тоннам ботокса, которые она регулярно закачивала в себя.  - Но миссис Миллер-Фишбери застряла в браке с мистером Фишбери, который не делает ее счастливой, с тех пор как его средство для роста волос потерпело неудачу.
        Я последовала за взглядом Кейдена до довольно маленького человечка, на голове которого явно можно было отличить парик из натуральных волос. Я громко рассмеялась и тут же прижала руку ко рту, потому что привлекла внимание нескольких человек.
        - Твоя очередь,  - сказал Кейден и довольно усмехнулся.
        Он сделал все, что мог в нашей ситуации, и не жаловался, хотя я была уверена, что на самом деле он предпочел бы оказаться совсем в другом месте. Я была так благодарна ему, что даже согласилась принять участие в его глупой игре. Я огляделась в поисках очередной жертвы, выдуманная история уже готова была слететь с моих губ…
        И тут я увидела его.
        И мое сердце остановилось.
        Манера, с которой он держался, его прямой, сильный профиль. Его волнистые каштановые волосы, пронизанные несколькими седыми прядями. Я бы всегда и везде узнала Рассела Андерсона.
        У меня перехватило дыхание. Черные точки плясали перед глазами, и мне пришлось схватиться за стол, чтобы не потерять равновесие.
        Наши взгляды встретились. На короткое мгновение он показался удивленным, затем на его лице расползлась радостная улыбка.
        Мне стало плохо.
        Он сказал что-то своему собеседнику и пожал ему руку, прежде чем повернуться и подойти к нам. Меня могло стошнить в любую минуту.
        - Элли?  - окликнул меня Кейден, но я его не слышала.
        Он подошел ближе. А потом встал передо мной. Его терпкий лосьон после бритья достиг моего носа, и мне пришлось подавить рвотный позыв.
        - Кристал.
        По моему телу пробежала сильная дрожь. Мне хотелось плюнуть ему в лицо, ударить его, но, как всегда в его присутствии, я была полностью парализована. Я не могла помешать ему наклониться вперед и поцеловать меня в щеку в знак приветствия. Его рот был совсем рядом с моим ухом. Он глубоко вдохнул.
        - Как приятно видеть тебя.
        Я сжала губы. Ничего не ответив, я уставилась прямо на него, сжав руки в кулаки. Мне не хотелось видеть его надменную улыбку. Или то, как он, как и всегда, жадно скользил глазами по моему телу.
        - Учеба тебе к лицу,  - удовлетворенно заметил он.
        Я молчала. Кейден сделал шаг ближе ко мне и положил руку мне на спину.
        - А это кто?  - спросил Андерсон, и его голос при этом сочился неодобрением.
        Это вырвало меня из транса, и я наконец подняла глаза.
        - Мой друг, Кейден Уайт.  - Я не могла объяснить себе, как мне удалось произнести эти слова спокойным и твердым голосом. Должно быть, что-то внутри меня переключилось на автопилот.  - Кейден, это…
        - Рассел Андерсон. Старый друг семьи,  - сказал Андерсон, кивнув Кейдену, вместо того чтобы пожать ему руку.
        Я почувствовала, как Кейден напрягся. Он притянул меня ближе к себе, не зная, кто этот человек и что вызывает во мне одно только его присутствие. Или что мой худший кошмар только что сбылся.
        В следующее мгновение из динамиков раздался треск, а затем и голос моей матери. Она рассказывала что-то об организации, на которую пойдут пожертвования в этом году, и о том, насколько она была важна для нее лично.
        Но мой взгляд по-прежнему лежал на Андерсоне. Я не могла поверить, что он и в самом деле имел наглость появиться здесь. Поговорить со мной. Прикасаться ко мне. В доме моих родителей.
        Как его вообще могли впустить сюда после всего, что он со мной сделал?
        - И особенно меня радует,  - продолжала мама веселым голосом,  - что сегодня мне выпала честь представить вам совершенно особенного человека. Мало того, что он с искренней самоотдачей поддерживает фонд, он уже давно является близким другом нашей семьи.  - Она сделала театральную паузу.  - Дамы и господа, могу ли я попросить ваших искренних аплодисментов для нашего главного спонсора в этом году… да что я говорю? Вы, конечно, все его знаете! Рассел, где ты?
        У меня открылся рот.
        Андерсон повернулся ко мне. Он медленно провел рукой по моему бедру и шепнул:
        - Рад снова видеть тебя, Кристал. Может быть, в следующий раз у нас будет немного больше времени друг для друга.
        Затем он повернулся, поправил галстук и с сияющей улыбкой двинулся сквозь гостей на пьедестал-сцену к моей матери.
        Я почувствовала, как подкашиваются мои ноги, и схватилась за руку Кейдена.
        - Уведи меня отсюда,  - тяжело дыша, сказала я.  - Пожалуйста, уведи.
        Кейден мгновенно переключился, обхватил меня рукой и мягко, но решительно подтолкнул к входной двери. Звонкий голос Андерсона следовал за нами всю дорогу. Для него было бы честью получить награду, но он примет ее от имени всех нуждающихся…
        Мой желудок болезненно сжался, и я с трудом спасла себя от жуткой сцены посреди фойе.
        Только перед дверью я осмелилась снова вдохнуть. Я вдыхала свежий воздух, словно утопающий. Кейден быстро повел меня по подъездной дорожке вниз от нашего участка, игнорируя вопросительные и отчасти встревоженные взгляды стоящих вокруг людей. Оказавшись на улице, он немного ослабил хватку, и я позволила себе опуститься на тротуар. Кейден что-то говорил, но я слышала только голос Андерсона в голове, как он произносил мое имя.
        Мой пульс участился. У меня просто не осталось сил.
        Перед моим лицом появилось лицо Кейдена. Он присел на корточки передо мной и осторожно коснулся моих ног. Я оттолкнула его. Теперь я не могла никому позволить трогать себя.
        Кейден дал мне время, в котором я нуждалась, но ни на секунду не выпускал меня из виду.
        - Что этот подонок сделал с тобой?  - прошептал он наконец.
        Я не ответила. Он обхватил мое лицо своими большими руками, но вместо того чтобы чувствовать себя рядом с ним, как обычно, это прикосновение испугало меня, и я воспротивилась ему.
        - Элли, ты должна поговорить со мной,  - настойчиво сказал Кейден.  - Он… он тебя обидел?  - Кейден с силой выплевывал слова, как будто ему доставляло физическую боль произносить их вслух.
        Я знала, какой вопрос он мне задал на самом деле. Тут же я покачала головой.
        - Я не верю тебе.
        Я заставила себя посмотреть на Кейдена. Его взгляд был умоляющим, почти паническим, а руки дрожали.
        - Он не спал со мной,  - сказала я, прежде чем подняться и посмотреть, где наше такси. Стены, которые я уже тогда возвела вокруг своей души, вернулись. И они мешали мне рассказать, что произошло на самом деле.
        Не прошло и минуты, как появилось такси. Кейден помог мне сесть, а потом сказал водителю, чтобы он подождал минутку. Он исчез и вернулся через пять минут с нашими куртками. Мою он положил мне на плечи, а своей укрыл мои ноги. Чем дальше мы удалялись от родительского дома, тем легче мне становилось дышать. Но я все еще не могла выдержать прикосновения Кейдена. Совсем. Все это слишком много для меня, слишком много.
        Оказавшись в гостинице, я сразу же исчезла в ванной и встала под душ. Я вымыла тело целой бутылочкой геля для душа, но отогнать ужасные воспоминания не смогла. Когда я наконец выключила воду, вся комната наполнилась паром. Я встала перед большим зеркалом рядом с раковиной и дрожащей рукой вытерла его, чтобы увидеть себя.
        Мертвенно-бледную девушку, которая смотрела на меня расширенными от паники глазами, я знала очень хорошо. В течение нескольких месяцев я видела ее в зеркале каждый день.
        Я старалась не позволить себе задохнуться.
        Ничего страшного, что я встретила Андерсона. Я просто не была готова к этому. Наша последняя встреча состоялась почти три года назад - мама всегда следила за тем, чтобы мы не пересекались. Она действительно должна была поверить, что я не приду сегодня вечером. Иначе она бы никогда не пригласила его. Я была уверена в этом. Не может быть никакого другого объяснения. Или?
        Я завернулась в халат, тщательно почистила зубы, а затем переоделась в легинсы и широкую черную футболку. Пока я сушила волосы, постепенно успокоилась.
        - Элли?  - услышала я, как Кейден тихо сказал по другую сторону двери.
        Я глубоко вздохнула. Я была здесь целую вечность, дольше я уже не смогу прятаться от него. Я попробовала улыбнуться. Это выглядело слишком принужденно. Снова попробовала. На этот раз я осталась довольна результатом. Вот так я уже могла оказаться лицом к лицу с Кейденом. Я надеялась, что он поможет мне избавиться от страха. Иначе я не знаю, как справиться с ситуацией. Он никогда не должен был видеть меня в таком состоянии.
        Осторожными шагами я вошла в спальню. Он сидел на кровати, опустив голову на руки. Услышав меня, он поднял глаза. Он выглядел более чем обеспокоенным.
        Я улыбнулась.
        - Прекрати это,  - раздраженно приказал он.
        Моя улыбка немного померкла.
        - Не понимаю, что ты имеешь в виду.  - Я подошла к своей сумке и несколько мгновений складывала в нее одежду.
        - Элли, оставь это дерьмо.
        Я продолжала рыться в сумке.
        - Все хорошо, Кейден. Я просто была немного измотана.
        Он зарычал и, сделав пару шагов, пересек комнату. Затем схватил меня за плечи и развернул к себе. Я открыла было рот, чтобы возразить, но тут заметила, как он злится.
        - Черт возьми, скажи мне, что это было,  - выдавил он.
        - Отпусти меня.
        - Нет.
        - Кейден, немедленно отпусти меня,  - взмолилась я, пытаясь оттолкнуть его от себя обеими руками.
        - Нет,  - повторил он, и на этот раз его голос был угрожающе тихим.  - Ты не закроешься от меня. Не после месяцев жизни вместе, не после того как я познакомил тебя с мамой, не после прошлой ночи и, конечно, не после сегодняшнего.  - Рывком он притянул меня еще ближе к себе, так, что кончик его носа оказался всего в миллиметре от моего.  - Ты меня поняла?
        Конечно, я его поняла. Но Кейден понятия не имел, чего он от меня требует. Это не сработает, и чем скорее он это примет, тем лучше. Покачав головой, я снова попыталась вырваться из его хватки.
        Он только крепче схватил меня.
        - Боже мой, чего ты хочешь от меня?  - закричала я. А затем обеими руками ударила его по грудной клетке.
        - Правду,  - спокойно отозвался Кейден, не сдвинувшись даже на миллиметр.  - Я хочу знать, что этот ублюдок сделал с тобой. Почему ты смотрела на него так, словно он сам дьявол? Я хочу знать, что произошло между вами, почему ты не можешь находиться в одной комнате с ним, не сходя с ума, я хочу знать…
        - Прекрати,  - прервала я его. У меня кружилась голова, так сильно участился мой пульс.
        - И не подумаю. Я был там, когда он приветствовал тебя. Пришлось сжать кулаки, чтобы не выбить ему все зубы. То, как он смотрел на тебя, просто…
        - Закрой рот,  - умоляла я, прижимая руки к ушам.
        - Что он с тобой сделал?  - шепотом спросил Кейден. Он продолжал удерживать меня, но тем временем осторожно провел большими пальцами по моим обнаженным рукам.  - Расскажи мне, Элли.
        Я почувствовала, как стены вокруг словно навалились на меня. И как я ни старалась, больше не могла отогнать воспоминания. Они обрушились на меня одно за другим, и я отчаянно всхлипнула. Мои ноги подкосились, но Кейден был рядом и крепко держал меня. Вместе со мной он сполз на пол вдоль стены. Горячие слезы бежали по моим щекам, и я цеплялась за него, в то время как ко мне возвращались образы того времени, которые я так долго вытесняла из памяти, а вместе с ними паника, страх, беспомощность, одиночество.
        Я плакала и плакала, и плакала.
        Кейден гладил меня по волосам, бормотал на ухо нежные, успокаивающие слова и прижимал к себе так крепко, словно хотел изо всех сил удержать рядом.
        В какой-то момент слез больше не осталось. Я лежала между ног Кейдена, подогнув колени и прислонив голову к его груди. Сильные руки вокруг моего дрожащего тела подарили мне то ощущение, которого я никогда не знала раньше,  - защиты.
        И тогда я все рассказала.
        - Все началось вскоре после того, как мне исполнилось шестнадцать,  - пробормотала я, глядя на его рубашку, совсем влажную от моих слез.  - Андерсон был новым подрядчиком папы и проводил с нами много времени, ведь мои родители хорошо ладили с ним. Он вложил в нашу компанию огромные деньги.  - Я вспомнила, как папа в тот день, когда был подписан контракт, пришел домой в эйфории и отвез нас на ужин в дорогой ресторан.  - Мне Андерсон даже понравился - плюс он помог отцу расшириться. И когда мой отец был счастлив, моя мама тоже добрела, что в конечном итоге приносило пользу и мне.
        Словно для того чтобы побудить меня продолжить разговор, Кейден успокаивающе провел рукой по моей спине. Я набрала воздуха и продолжила:
        - Сначала я не заметила, что именно он делает. Он часто трогал меня, подходил ближе, чем могло быть уместно. Тогда я подумала, что это глупость и случайности. Поначалу все было вполне безобидно. Но потом он становился все более… настойчивым. Когда я делала домашнее задание, он наклонялся надо мной и нюхал мои волосы или…  - Мой голос на мгновение осекся, и мне пришлось откашляться.  - Или он касался своими губами моего уха, когда, как всегда для приветствия, целовал меня в щеку. При этом он часто шептал грязные вещи, которые заставляли меня краснеть, только для того чтобы потом шутить о том, как легко меня вывести из себя.
        Я с трудом сглотнула.
        - Это был своего рода вид… насилия. Когда я наконец попросила его прекратить, он стал угрожать, что расторгнет контракт с отцом и разрушит наш бизнес. Я… я боялась, что уничтожу моих родителей.
        Руки Кейдена остановились, и я почувствовала, как он напрягся. Он хотел что-то сказать, но я быстро заговорила:
        - Так что я не сопротивлялась. И как ни странно это звучит, в какой-то момент даже привыкла к этому. К его постоянной близости, скользким комплиментам. К рукам, которые блуждали под моей юбкой, к его радостному взгляду, когда мама покупала мне новое платье.  - Мне пришлось подавить рвотный позыв.  - В один из вечеров он и друзья родителей остались у нас дома на пару бокалов вина. Он прокрался в мою комнату…
        Кейден сжал руки в кулаки.
        - Он начал целовать меня, но я оттолкнула его,  - выпалила я.  - Он ушел, но случившееся его разозлило. После этого Андерсон совсем сорвался с цепи. Он знал, что у моих родителей нет особых подозрений на его счет, поэтому не оставлял меня в покое. Я боялась возвращаться домой.  - Мои глаза начали гореть, но я сдержала слезы.  - Я больше не могла спать, не могла есть. Я оставалась в школе, сколько могла, потом пряталась в торговом центре или у друзей. Иногда я шла в кино и оставалась там до тех пор, пока не закончится самый последний сеанс. Однажды, когда я практически упала от истощения, мама заставила меня рассказать, что происходит.
        Я сделала паузу и несколько раз вдохнула и выдохнула. Мне было трудно говорить об этом. Я никогда никому настолько не доверялась.
        - Я рассказала ей о том, что делал и говорил Андерсон, и она выглядела встревоженной. Она спросила…  - Я снова откашлялась.  - Изнасиловал ли он меня, я ответила «нет». Потом она спросила, не принуждал ли он меня к чему-нибудь еще. Это я тоже отрицала. Он никогда не делал мне больно… Он просто навязывал свою компанию отвратительным способом.
        Казалось, что Кейден перестал дышать, и я подняла голову от его груди, чтобы посмотреть на него. Его губы были крепко сжаты, а глаза блестели от гнева.
        - Ты познакомился с моей матерью. Она никогда не допустит, чтобы что-то испортило папин бизнес или репутацию семьи. Мама сказала, что мне не стоит беспокоиться насчет Андерсона, и она купит мне новую, не такую откровенную одежду.
        Кейден с шумом втянул воздух, и его пальцы впились в мою спину, а он даже не заметил этого.
        - Она же этого не сделала?
        Я вздохнула.
        - Если бы. Я рассказала ей, как мне плохо и что я боюсь Андерсона. Боюсь, что он снова проберется в мою комнату, и тогда я уже не смогу избавиться от него. Я хотела пойти в полицию и сообщить о случившемся. Но мама не пустила. Она сказала, что мне никто не поверит, у меня не было даже синяков. Она утверждала, что в конце концов я останусь лгуньей. Лгуньей, которая утащит с собой в пропасть всю свою семью. Она сказала, что найдет решение и позаботится о том, чтобы я больше не видела Андерсона. Так и было… до сегодняшнего вечера.
        - Ты решила, что этому ублюдку все сойдет с рук, чтобы он не причинил вреда твоим родителям,  - произнес Кейден с мрачным выражением лица.
        Я пожала плечами.
        - Выбора не оставалось.
        - Черт побери, ты была ребенком, Элли,  - ответил он дрожащим от гнева голосом.
        Несколько мгновений я просто слушала быстрое сердцебиение Кейдена. Мне стоило немалых усилий продолжать разговор.
        - Я старалась изо всех сил, чтобы как можно меньше времени проводить дома. Особенно по выходным. Даже папа это заметил, но так как он ничего не должен был знать обо всем этом, я отдалилась от него.  - Я горько рассмеялась.  - А мама… я больше не могла смотреть ей в глаза. Она пригрозила Расселу, что расскажет все, после чего он вложил в компанию больше денег. Она позволила ему заплатить за наше молчание.
        Теперь Кейден резко пожал плечами. На долю секунды в его глазах мелькнуло что-то очень мрачное, но прежде чем я успела понять, что это, оно снова исчезло, и он притянул меня к себе еще сильнее.
        - Так жаль, что тебе пришлось пройти через все это,  - пробормотал он куда-то мне в волосы.
        - На самом деле я думала, что справилась с этим… Я имею в виду, я встречалась с парнями и даже пробовала кое-что. Но встретить его сегодня, услышать, как моя мать говорит о нем таким образом,  - это снова бередить раны.  - Я увидела перед собой лицо Андерсона, его непристойную улыбку. Я испугалась.  - Мама очень хотела, чтобы я пришла на вечеринку. Она знала, что он будет рядом. Тот, кто получает награду, был определен за несколько недель до этого. Она нарочно подвергла меня опасности.
        Кейден медленно покачал головой.
        - Не могу себе представить, чтобы в одном человеке было столько злобы.
        - Я просто хочу оставить все позади и наконец покончить с этим,  - сказала я и вздохнула.
        Я так устала. И хотя только что с моих плеч была снята невероятная ноша, когда я доверилась Кейдену, я чувствовала себя более уязвимой, чем когда-либо.
        - Я хочу домой,  - пробормотала я через некоторое время.  - В Вудсхилл, я имею в виду.
        Потому что мой дом был там, здесь меня уже ничто не удерживало.
        Кейден отстранился от меня и убрал волосы с моего лица. Взгляд его по-прежнему был мрачным и тяжелым.
        - Если это то, чего ты хочешь, мы сядем на ближайший самолет.
        Глава 24
        Рейчел радостно приветствовала нас, когда ранним утром мы свернули на подъездную дорожку к родному дому Кейдена. Кейден спросил меня, не возражаю ли я, если мы сделаем короткую остановку. Ведь он не смог провести праздник вместе с мамой.
        Еще до того, как мы успели правильно припарковаться, Рейчел открыла пассажирскую дверь и без слов обняла меня. Она была достаточно тактична, чтобы не комментировать мое опухшее лицо и темные круги под глазами, и только бросила на Кейдена долгий взгляд.
        В гостиной уже был накрыт стол, и я с облегчением опустилась на стул. Последние несколько дней были нервными. Мне срочно требовался отдых. Тех нескольких минут, что я провела в полете на плече Кейдена, было недостаточно.
        - Дети Чеда, похоже, хорошего мнения обо мне,  - сказала Рейчел, когда наливала нам кофе.
        - Звучит неплохо,  - сказал Кейден.
        - Сколько им лет?  - спросила я, наливая себе немного молока.
        - Тринадцать и семнадцать.  - Рейчел села за стол напротив меня.  - Могу вам признаться, я была чертовски взволнована.
        Мне казалось самым нормальным в мире сидеть здесь, в этом доме, и завтракать с Кейденом и его матерью. Они оба заставили меня чувствовать себя желанной гостьей и частью их семьи. Тем больше я сожалела о том, что разрушила их совместный День благодарения.
        - Простите, что доставила вам столько хлопот.  - Мне просто нужно было избавиться от груза прошлого, иначе я бы взорвалась.  - Я не хотела этого.
        Кейден рядом со мной что-то промычал и закатил глаза.
        - Не беспокойся. Это была чрезвычайная ситуация, и Чед отреагировал очень понимающе. Я рада, что с твоим отцом все в порядке,  - тепло сказала Рейчел и потянулась через стол к моей руке, чтобы быстро сжать ее.  - Кроме того, еды хватало как раз для нас четверых. Я совсем забыла, сколько может слопать подросток.  - Ее смех наполнил комнату.  - В следующий раз мне нужно подготовиться лучше.
        Я была уверена, что она говорила это только из чистой вежливости, но, несмотря на все, я была благодарна за ее слова. Я посмотрела на Кейдена, который мрачно уставился в свой кофе. С прошлой ночи он был напряжен, его лицо ни разу не посветлело с момента нашего разговора. За всю обратную дорогу он почти не перемолвился со мной ни словом. Я поняла, что он должен был переварить мой рассказ. На его месте я бы поступила так же. Но то, что он отстранился от меня, причиняло мне боль. Тем более что я надеялась… нет. Я запретила себе доводить эту мысль до конца.
        Взгляд Рейчел с любопытством блуждал между Кейденом и мной, но она никак не прокомментировала странное настроение между нами. Вместо этого она начала рассказывать о своей первой встрече с Чедом, когда она ждала приема у своего дантиста. Рейчел и Чед оба схватились за один и тот же журнал, а потом не могли перестать улыбаться друг другу. Когда Чеда вызвали к врачу, он мимоходом подал Рейчел журнал со своим номером телефона на первой странице. Все это звучало невероятно романтично.
        После завтрака Кейден отправился наверх, чтобы собрать свои вещи, а я осталась помочь его маме убрать со стола.
        - Он так беспокоился о тебе, Элли,  - вдруг сказала Рейчел, взяв кусок сыра, который я ей подала.  - Я никогда не видела его таким. Он вообще не мог усидеть на месте.
        Что я должна ответить? Еще позавчера я уверяла ее, что просто дружу с Кейденом. Но теперь я не могла отрицать своих чувств. Я чувствовала нечто большее к нему. Гораздо большее. Но сейчас не время волноваться о том, что это значит.
        - Мне очень приятно видеть его таким,  - продолжала Рейчел, улыбаясь мне. Я как раз собиралась спросить, что она имеет в виду, когда какой-то шорох заставил меня обернуться. Кейден с сумкой на плече стоял в дверях кухни.
        - Пойду немного освежусь,  - сказала я, оставляя их одних. Мои щеки горели.
        В гостевой ванной я плеснула себе в лицо холодной водой. После этого я прижала мокрые ладони к щекам и попыталась взять свои чувства под контроль. Так продолжаться не могло. Мои колени не могут подкашиваться каждый раз, когда Кейден рядом. В конце концов, мы живем вместе. И независимо от того, что произойдет между нами, я ни в коем случае не хотела терять его как друга.
        В последний раз я глубоко вздохнула и отправилась на кухню, чтобы попрощаться с Рейчел. До коридора доносилось тихое бормотание. Я остановилась.
        - Ты что-то неправильно поняла.  - Голос Кейдена звучал холодно.
        Рейчел рассмеялась.
        - Ты думаешь, у меня нет глаз? Я же вижу, как вы относитесь друг к другу.
        - Может, и есть какая-то искра, но это не больше чем дружба, мама.
        Мое сердце замерло.
        - А почему, если я могу спросить?
        - Нет, не можешь.
        Мать Кейдена грязно выругалась. Теперь я знала, от кого он унаследовал эту привычку.
        - Я твоя мать - я могу спросить, что…
        - У нее просто слишком много всего в прошлом, ясно?  - настойчиво прошептал Кейден.  - С этим я не справлюсь. И даже не хочу разбираться. Я не могу постоянно заботиться о ком-то, кто вот-вот сломается из-за какого-то дерьма.
        - Ох, Кейден. Она не Кендра, золотце.
        - Просто оставь это, мам.
        Его слова были словно удар в живот. Я шумно втянула воздух, и голоса тут же стихли. Поспешно нагнувшись, я скользнула в ботинки, когда Кейден и Рейчел вышли из кухни и направились ко мне в прихожую. Я подняла глаза и улыбнулась.
        Кейден попрощался с матерью, и я сделала то же самое. Я последний раз поблагодарила ее за все. После этого я, словно оглушенная, села в джип и помахала Рейчел, пока Кейден выводил машину с подъездной дорожки.
        Всю поездку я притворялась, что глубоко сплю.
        Когда Кейден парковал машину, я сделала вид, что просыпаюсь. Мы молча поднялись наверх, и когда он открыл дверь в нашу квартиру, во мне, несмотря на пульсирующую боль в сердце, растеклось чувство счастья. Я была так рада снова оказаться дома. Здесь все было… так, как надо. Как будто я принадлежала этому месту.
        - Хочешь принять душ? Если нет, я пойду первым,  - сказал Кейден, ставя сумку в прихожей. Он стащил с ног обувь и протянул мне руку, чтобы я отдала ему свою куртку. Я сделала вид, что не заметила его молчаливого предложения.
        - Иди первым,  - ответила я, проходя мимо него в свою комнату. Я тихо закрыла за собой дверь и поставила дорожную сумку на пол. Через мгновение я услышала, как зашумел душ.
        На автомате я распаковала свои вещи. Я бросила грязное белье в корзину для белья и начала убирать комнату. Мне нужно быть чем-то занятой, несмотря ни на что.
        Последние дни были наполнены бурей разных чувств, и только благодаря Кейдену я справилась. Он приходил ко мне, когда я больше всего в нем нуждалась, слушал меня и поддерживал. Я думала, что он хочет, чтобы я открылась ему и доверила свою историю. Я думала, что он не убежит, если узнает, сколько проблем из прошлого я действительно таскаю с собой. Я думала, что он что-то чувствует ко мне, как и я к нему.
        Но теперь я знала, что это не так.
        Мне было интересно, что больше всего напугало Кейдена. То, что Андерсон сделал со мной? Что я слушала маму и молчала? Или мой срыв вчерашним вечером?
        Но не стоило ломать над этим голову.
        Кейден не хотел меня. Теперь я это знала. То, что произошло между нами в гостинице, для него ничего не значило.
        Я сама виновата. В конце концов, Кейден никогда не делал секрета из того, что чувства были для него под запретом и он не искал отношений. Я сама еще несколько дней назад была убеждена, что мы должны закончить все между нами до того, как из этого получится нечто большее, над чем мы потеряем контроль. Но мне не нужно беспокоиться, Кейден никогда не предполагал, что из нас выйдет пара. И теперь я могла винить его гораздо меньше, ведь никто не хочет быть с человеком, у которого столько проблем.
        Тем не менее мне казалось, что холодные когти крепко сжались вокруг моего сердца.
        Глава 25
        Оставшиеся праздничные дни тянулись, как жвачка. Между тем Доун позвонила мне, чтобы рассказать о своем Дне благодарения. Ее бывший парень появился со своей новой девушкой, и Доун пришлось несладко. Так что я оказалась не единственной, у кого было паршивое время. Сегодня она вернется в Вудсхилл, и я не могла дождаться, когда наконец увижу ее снова. Я устала от своей кровати, и у меня уже заканчивались сериалы, которыми я пыталась отвлечься.
        В последние дни мы с Кейденом избегали друг друга. Даже кофе ни разу не выпили вместе. Каждый делал себе свою кружку, что означало для нас настоящий шаг назад. За все это время я успела встретиться с ним ровно два раза, и сейчас он как раз собирался покинуть квартиру.
        Молчание причиняло мне боль. В первую ночь мне было довольно сложно не встать и не пойти к нему, неважно, хотел он меня или нет. Я скучала по нему и жаждала его близости. Но в то же время я знала, что холодная отстраненность была правильным путем для нас. Нам срочно требовалась дистанция.
        И мне нужно было выбраться из этой квартиры, хотя бы на несколько часов. Когда Доун написала мне, что она в общежитии и я могу зайти, я наплевала на свой внешний вид и не стала переодеваться. Мы расскажем друг другу о нашем отпуске и съедим много сладостей. Сейчас я не могла придумать ничего лучше.
        Кейден и Спенсер сидели в гостиной и играли в Playstation. Я нахмурилась. Я не знала, что и Спенсер здесь.
        - Эй, Элли!  - радостно воскликнул он, помахав мне джойстиком.
        - Ну, Спенс, как ты?  - отозвалась я, хватая ключ со стола.
        - Мне не на что жаловаться - о черт!
        - Тот, кто мается дурью с джойстиком, проигрывает,  - сухо сказал Кейден, откидываясь на диван.
        Рада, что с ним все в порядке. Придурок. Я старалась не обращать внимания на то, как сильно меня ранило его поведение. Он мог хотя бы поприветствовать меня. Или прокомментировать мой наряд. О господи, если мне даже не хватало его язвительных замечаний, возможно, стоит пойти к неврологу и проверить свои нервные клетки. Что-то в моем мозгу явно не работало должным образом.
        - Ты идешь к Доун?  - спросил Спенсер, теперь совсем отложив джойстик в сторону, чтобы посмотреть на меня. Если бы я не была так зла на Кейдена, то огонек надежды в его глазах заставил бы меня рассмеяться.  - Она вернулась?
        - Да. Нам нужно наверстать упущенное.
        Спенсер кивнул.
        - Передавай ей от меня привет.
        - Передам.  - Я повернулась, чтобы уйти.
        - Хорошо вам провести время, Элли.
        На полпути я остановилась и посмотрела на Кейдена. Его взгляд был прикован к телевизору, и только один раз он взглянул на меня.
        Я тихо вздохнула.
        - Вам тоже.
        Хотя общежитие не совсем вымерло, но внутри все равно было довольно тихо. Я могла пойти по извилистым узким коридорам, не сталкиваясь с кем-то, и меня бы это не удивило.
        Я несколько раз постучала в дверь комнаты Доун, и через пару секунд она ее распахнула.
        Озадаченная, я остановилась и моргнула.
        Передо мной стояла не Доун. Это была Сойер. Та самая «не подруга» Кейдена, с которой я познакомилась в свой первый уикенд в Вудсхилле и которую с тех пор не видела в нашей квартире.
        - Что ты здесь делаешь?  - с удивлением вырвалось у меня.
        Сойер не выглядела удивленной, увидев меня, а только закатила глаза.
        - Я живу здесь,  - сказала она, освобождая место, чтобы я могла войти.  - К сожалению. Если ты заставишь ее перестать реветь, я тебе заплачу.  - Она наклонилась и зашнуровала свои ботинки. Потом промчалась мимо меня и захлопнула за собой дверь.
        Растерянно я уставилась ей вслед. Значит, Сойер была странной соседкой по комнате, которую Доун всегда старалась избегать. Сумасшедшая.
        Я покачала головой. С этим я могу разобраться позже. Прямо сейчас я должна позаботиться о Доун.
        Она лежала, свернувшись калачиком на кровати и натянув одеяло вокруг себя, словно защитный кокон.
        - Доун?  - осторожно спросила я.
        - Она рехнулась,  - раздалось невнятное бурчание из-под одеяла. Потом один уголок приподнялся, и появилась часть лица Доун. Она выглядела так, как я себя чувствовала со Дня благодарения. Не особо блестяще.  - Я не реву.
        Я опустилась на колени перед кроватью и убрала со лба каштановую прядь.
        - Ты просто устала?
        Она покачала головой, и все одеяло задвигалось вместе с ней. Я чуть не рассмеялась.
        - Нет. Я просто прячусь.
        - От кого?  - спросила я.
        - От всего мира.
        Я кивнула и сбросила с ног туфли.
        - В твоем укрытии еще есть место?
        Она тут же скользнула в сторону и подняла одеяло, чтобы я могла забраться под него. После того как я легла рядом с ней, она натянула одеяло на наши головы.
        - Мило у тебя здесь,  - пошутила я.
        Доун хмыкнула. Ее щеки покраснели, но она не выглядела так, словно плакала. Больше похоже на то, что она злилась.
        - Что случилось, Доун?
        Она вздохнула.
        - Катастрофа. Этот идиот привел свою новую девушку на ужин с моим отцом. Мне хотелось убить его.
        - Он был и остается придурком,  - согласилась я.
        Она рассказала мне о том вечере. Как у нее упал стакан, когда он вдруг оказался на кухне. И то, как его родители все это время смотрели на нее с жалостью, что только еще больше разозлило Доун.
        - А мы, рыжие, совершенно не можем скрывать свои чувства, цвет лица сразу все выдает,  - ворчала она.  - Никогда в жизни у меня не было такого плохого Дня благодарения. Надеюсь, твой был лучше.
        Больше всего мне хотелось рассказать Доун все, даже об Андерсоне и моем нервном срыве. Но, хотя у меня никогда в жизни не было подруги, которой я бы так доверяла, я не могла. Я еще не готова. Поэтому я ограничилась тем, что рассказала о мамином звонке. И, конечно, о Кейдене, который приехал за мной и сопровождал меня на вечеринку.
        Когда я закончила, Доун вздохнула.
        - Этот парень влюблен в тебя до безумия.  - Она накрутила прядь волос на палец.
        - К сожалению, нет,  - сказала я тем же тоном, потому что просто не смогла сдержаться.
        Доун приподнялась на локте:
        - Значит, у тебя есть чувства к нему?
        Я сглотнула.
        - Да.
        - Но это же классно, Элли!
        - Я слышала, как он сказал маме, что у меня в прошлом слишком много всего,  - быстро выпалила я, прежде чем она успела обрадоваться.
        Доун уставилась на меня с открытым ртом.
        - Что, простите?
        - Он сказал, что у него нет желания заботиться о ком-то, кто может сломаться из-за любого пустяка.  - Было больно повторять его слова вслух.
        Доун медленно опустилась обратно, а затем сдвинула одеяло с наших лиц, чтобы мы могли набрать воздуха.
        - Такой мудак.
        Я фыркнула.
        - Можешь сказать это громче.
        - ТАКОЙ…
        - Доун!  - со смехом прервала ее я и перекатилась на бок. Мы широко улыбались друг другу.
        Остаток дня мы ели шоколадки и делились своим прошлым. Я узнала больше о доверительных отношениях Доун с отцом и впервые кое-что о матери, которая бросила ее много лет назад. Кроме того, Доун рассказала мне о своем бывшем парне, что он был для нее большой опорой, пока не обманул. В свою очередь, я рассказала ей о своих родителях и о том, что наконец-то набралась достаточно мужества, чтобы уйти от них.
        Хотя я еще не могла доверить Доун все, как и она мне, я чувствовала себя очень хорошо. Это время, проведенное вместе, сблизило нас. Мы определенно были на правильном пути. Мы с Доун против целого мира.
        - Я считаю, что мы должны перестать прятаться, а вместо этого начать завоевывать мир,  - внезапно сказала Доун.
        Между тем она лежала на спине, вытянув ноги на стену. Я же, напротив, устроилась поудобнее на животе.
        - Завоевывать мир?  - Я подняла бровь.  - Ты действительно думаешь, что мы готовы?
        - Ну, я имела в виду не сегодня, а завтра. Но мы бы могли что-нибудь,  - не знаю, правда, что,  - предпринять. Наше «моджо» должно восстановиться.  - Она пошевелила пальцами ног, и только сейчас я заметила, что на ней два разных носка.
        - Моджо? Такой мешочек с травяными талисманами?  - Я села.  - У тебя есть что-то вроде этого?
        - Кажется, скорее, я имела в виду карму. Вся эта чушь с судьбой, которая обещает классные вещи, если человек хорошо себя ведет.
        - Значит, ты хочешь показать миру, какие мы потрясающие, чтобы он тоже был потрясающим для нас?
        - По-моему, я съела слишком много шоколада. Я больше не могу ясно мыслить. Но да, примерно так.  - Доун посмотрела на меня с усмешкой.  - Итак, ты со мной?
        И да, я была с ней.
        Впервые с тех пор как я знала Доун, мы были одного роста, но только потому, что она носила самые высокие каблуки, которые я когда-либо видела в своей жизни, а я вынуждена была предпочесть ботинки на плоской подошве. Ноги Доун были намного меньше моих, поэтому для меня в ее коллекции обуви, к сожалению, ничего не нашлось. Зато она одолжила мне один из своих топов с глубоким вырезом. Поскольку я была выше, он оказался довольно коротким для меня. Но мне было все равно.
        Мы были потрясающими, и мир, включая подлых матерей, лживых бывших парней и не желающих отношений Кейденов, мог катиться ко всем чертям.
        Сегодня нам нужно было выйти куда-нибудь, наплевав на все. Дело заключалось не в том, что мы хотели заглушить боль, как я всегда делала раньше. Совсем наоборот. Мы с Доун хотели повеселиться и отпраздновать. И это было отчаянно нужно нам, особенно после того, как мы хандрили большую часть дня.
        Мы прибыли в «Хиллхаус» как раз в нужное время. Очередь была короткой, и нам не пришлось долго ждать. Внутри какие-то люди стояли группами или танцевали, но от этого не было неловко. Мы заказали себе коктейли и даже заняли одно из хороших мест за столиком в глубине клуба, где пили за хорошую карму.
        - В следующем году мы проведем День благодарения вместе,  - предложила Доун.
        Я энергично кивнула.
        - Лучшей идеи у тебя не было.
        - Мы просто… черт.
        - Теперь,  - растерянно отозвалась я,  - я совсем не понимаю тебя.
        - Не оборачивайся,  - прошипела Доун, глядя на меня огромными глазами.
        Если бы она сказала, чтобы я посмотрела, как красиво украшен ее коктейль, на это я бы еще купилась.
        Так что я, конечно, сразу обернулась.
        Только что в помещение вошли Моника, Итан, Спенсер и Кейден. Я хотела быстро отвести взгляд и сделать вид, что не вижу их, но Моника уже заметила нас и направилась прямиком к нам.
        - Пойдем отсюда?  - спросила Доун, но я покачала головой.  - Мы живем вместе. Поэтому совместный вечер не будет иметь большого значения,  - тихо сказала я, грызя соломинку.
        - О, и вы двое тут? Как вы?  - спросила Моника, когда они с ребятами добрались до нашего уютного уголка.
        - Великолепно,  - сказала Доун, уставившись на Кейдена. Кейден, казалось, не заметил этого. На долю секунды он посмотрел на мое декольте, прежде чем снова отвести взгляд.
        - Потрясающе,  - согласилась я с подругой, и мы обе захихикали.
        Итан взглянул на полные бокалы, стоявшие перед нами на столе.
        - Вы уже выпили?
        - Нет, у нас было просто много шоколада,  - с гордостью заявила Доун.
        - Элли передала мой привет?  - спросил Спенсер и без приглашения сел на стул рядом с ней. Тут же ее щеки покраснели.
        - К сожалению, я забыла об этом. Извини, Спенс,  - извиняющимся тоном сказала я. Моника села на стул с другой стороны от Доун, а Итан сел напротив нее. Так что для Кейдена оставалось место только рядом со мной. Классно. Мгновение он колебался, словно не зная, можно ли сесть. Я приняла решение и поднялась, не удостоив его взглядом.
        - Пойду потанцую,  - объявила я и ушла в направлении танцпола.
        Свой коктейль я оставила на месте. Мне не хотелось алкоголя. Я не могла этого терпеть. Я не могла находиться рядом с Кейденом и делать вид, что ничего не было. Особенно с тех пор как осознала, что что-то чувствую к нему. Я отчаянно нуждалась в том, чтобы держаться подальше от него, если эти чувства должны были снова исчезнуть. Но, к сожалению, это не так уж легко, когда вы живете вместе. И имеете общих друзей. Мы все теперь были связаны, и я ни в коем случае не хотела этого нарушать.
        Вместо того чтобы пойти танцевать, как было объявлено, я села на противоположной стороне бара, где остальные не могли меня видеть. Я заказала себе воды и безрадостно помешивала ее соломинкой, так что кубики льда звонко ударялись о край. Я пропускала одну плохую песню за другой, отмахнувшись от двух парней, которые хотели заговорить со мной.
        Через некоторое время рядом со мной появился Спенсер.
        - Элли?  - робко спросил он. Его глаза были настороженными, и он прислонился боком к стойке рядом с моим вращающимся стулом. Он снова надел одну из своих клетчатых рубашек, которая сегодня была полностью расстегнута, а под ней красовалась черная футболка. Его темные волосы были уложены вверх. Уже не в первый раз мне бросалось в глаза, что он, объективно говоря, довольно привлекателен.
        - Эй,  - сказала я с притворной бодростью, потягивая свою воду, как будто это крепкий ликер. На самом деле настроение у меня было так себе.
        - Что случилось?  - спросил он и внимательно посмотрел на меня. Когда я не ответила, он продолжил:  - Давай, Элли. Я не слепой. Кейдену паршиво, и тебе тоже. Что-то случилось.
        - Вот и спроси у него,  - пробурчала я, но в тот же момент пожалела о своем тоне. Затем я покачала головой.  - Прости. Ты ничего не можешь сделать.
        Он ухмыльнулся.
        - Ничего. Хочешь поговорить об этом?
        Я снова покачала головой.
        - Хорошо,  - сказал Спенсер и оперся локтями на барную стойку.  - Тогда буду говорить я. Кейден изменился с тех пор как ты переехала к нему. Я никогда не видел его таким непринужденным, а я уже давно его знаю. Он намного более расслаблен - по его стандартам - и менее агрессивен.
        - Конечно, это не из-за меня,  - пробормотала я.
        - Нет, дело в тебе, и ты это знаешь,  - возразил он мне.  - С вами двумя это был всего лишь вопрос времени. Теперь вам нужно разобраться со своими проблемами, чтобы всем вокруг не пришлось страдать.
        - Я…
        - Нет,  - прервал он меня. Его взгляд был настойчивым.  - Послушай, Элли. С Кейденом случалось много всякого дерьма, и ему нужно больше времени, чтобы подпустить кого-нибудь к себе. Ты уже зашла довольно далеко. Я определенно не собираюсь смотреть, как он уничтожит единственное, что делает его счастливым.
        Он протянул мне руку. Я озадаченно уставилась на него.
        - Либо ты пойдешь со мной сейчас, либо я разболтаю всем, кого знаю, что ты плакала при виде пиццы.  - Я знала, что Спенсер сказал правду. Не только по поводу истории с пиццей, но и по поводу того, что он не даст Кейдену испортить все.
        И если быть честной, то я тоже хотела, чтобы все было хорошо между мной и Кейденом. Только я понятия не имела, как мы должны это сделать.
        Я отодвинула воду в сторону и взяла за руку Спенсера, который с многозначительным видом повел меня на танцпол. На середине он вдруг остановился, обхватил рукой мою талию и притянул меня к себе.
        - Какого черта?  - Я тут же положила руки ему на грудь, чтобы оттолкнуть его от себя.
        - Доверься мне,  - просто сказал он, а затем начал двигаться в такт музыке. Отсюда остальные наверняка могли нас видеть.
        - Ты серьезно? Ты хочешь заставить его ревновать?  - спросила я со смехом. Прикосновение Спенсера было не требовательным, а дружеским, и я немного расслабилась. Мои руки лежали на его торсе.
        - Десять,  - пробормотал он, притягивая меня еще ближе к себе.
        Я не осмеливалась оглянуться.
        - Спенсер, это смешно.
        - Девять,  - невозмутимо продолжил он и, ухмыляясь, закружил меня.
        Кейден никогда бы не отреагировал на такое дурацкое поведение. Ведь он даже глазом не моргнул, когда мы со Скоттом танцевали друг с другом. И это было явно жарче, чем наше со Спенсером выступление сейчас.
        - Восемь.
        Причем тогда между нами тоже ничего не было.
        - Семь.
        Я должна наконец перестать надеяться. Кейден не хотел быть со мной, и он никогда не захочет. Я слышала, что он говорил своей матери, с которой всегда и во всем был честен. Более однозначного ответа я получить не могла.
        - Шесть.  - Спенсер убрал волосы с моего лица и опустил голову немного вниз. Он рассмеялся, как будто я сказала что-то невероятно смешное, прежде чем снова притянуть меня к себе. Боже, он был хорош. Если бы он сделал это с Доун, она тут же сдалась бы ему.
        - Пя…
        Словно из ниоткуда, Кейден вдруг появился рядом с нами. Все произошло слишком быстро. Он оторвал Спенсера от меня, оттолкнул назад и бросился на него.
        - Что за хрень, чувак?  - проревел он и схватил Спенсера обеими руками за рубашку.
        Вместо того чтобы выказать хоть малейший намек на беспокойство, тот лишь вяло усмехнулся.
        - Только потому что ты относишься к ней, как к мусору, Кейден, это не значит, что она табу для остальных.
        Кейден выругался и ударил Спенсера по лицу. Тот упал на пол.
        - Кейден!  - встревоженно воскликнула я и обхватила его руками сзади, прежде чем он смог снова наброситься на друга.
        Кейден дрожал от ярости, затем взмахнул рукой и громко выругался. Окружающие стали беспокоиться и испуганно смотрели на него. Издалека я увидела, как в нашу сторону решительно направились два охранника.
        - Идите,  - прошипел Спенсер и выпрямился. Его правый глаз уже начал опухать. Он прикоснулся к нему рукой и вздрогнул от боли.  - Идите наконец.
        - Спенс…  - пробормотал Кейден, но Спенсер поднял руку, чтобы он замолчал.
        - Все в порядке, чувак. Я слегка перестарался.  - Он попытался улыбнуться, но только состроил искаженную болью гримасу. Тогда он в последний раз настойчиво сказал:  - А теперь идите.
        Кейден, казалось, очнулся от шока. Он схватил меня за руку и потащил за собой к аварийному выходу. Надеюсь, охранники не пойдут за нами. Я не смела посмотреть через плечо.
        Холодный ветер хлестал меня по лицу, когда я вместе с Кейденом вышла через тяжелую металлическую дверь на улицу.
        Большими шагами он прошел через стоянку и взъерошил волосы.
        - Черт побери!  - Его голос эхом отозвался в ночи.
        - Кейден,  - робко начала я, но он повернулся и поднял руку. Я никогда не видела его таким взбешенным.
        - Нет,  - резко сказал он.
        - Кейден, пожалуйста…
        - Оставь меня в покое, Элли. Пусть все будет как есть, черт возьми.  - Он развернулся и почти пробежал последние метры к своему джипу. Не обращая на меня внимания, он сел в него и завел двигатель.
        И прежде чем я успела опомниться, раздался визг покрышек, и он уехал.
        Глава 26
        На мгновение я подумала о том, чтобы вернуться в бар, но была слишком зла для этого. Поэтому я поехала домой. Впервые с тех пор как я подслушала Кейдена и Рейчел в Портленде, я не грустила. Кроме кипящего гнева, во мне не было места ни для одной другой эмоции, даже когда я увидела джип, стоящий перед нашим домом.
        Этот чертов придурок на самом деле оставил меня на стоянке только для того, чтобы потом отправиться домой напрямую. И это после того, что он устроил в клубе…
        Я помчалась наверх, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Я была так расстроена, что у меня дрожали руки, и только с четвертого раза я попала ключом в замочную скважину и открыла дверь.
        Из комнаты Кейдена доносилась громкая музыка. Больше всего мне хотелось закричать, хоть я и знала, что он меня не услышит. Я была так зла!
        Я запихнула обувь в гардероб, разрушив при этом дотошную систему порядка Кейдена. Моя куртка оказалась на полу, а сумка - на диване в гостиной.
        С руками, сжатыми в кулаки, я бросилась к его комнате. Я не колебалась ни мгновения, а толкнула дверь со всей силы. Не удостоив Кейдена взглядом, я подошла к стереосистеме и без разбора нажала несколько кнопок. Ничего не произошло. Я разочарованно вскрикнула, нагнулась и бесцеремонно вырвала вилку из розетки. Мгновенно стало тихо.
        Я подошла к Кейдену.
        - Ты что, издеваешься надо мной?  - сказала я ему.
        Он сидел на кровати, наклонившись вперед, с руками на бедрах. На его правой руке лежало что-то, похожее на пакет с замороженными овощами.
        Он ничего не сказал, а упрямо уставился в пол.
        - Я тебя кое о чем спросила,  - сказала я громче.
        - Это я услышал.  - Его голос был совершенно лишен эмоций.
        - Что, черт возьми, с тобой не так?
        Он молчал и продолжал игнорировать меня.
        Я не знала, куда деться от своей ярости. Больше всего я хотела бы просто встряхнуть его. То, что он только что сделал, ранило меня гораздо больше, чем слова, которые он сказал своей матери. Я не заслуживала такого обращения.
        - Зачем ты это делаешь?  - спросила я.  - Знаю, что между нами было много всего! И мне очень жаль, что ты влез в мою жизнь. Но ты хотел, чтобы я тебе все рассказала. Если ты не можешь справиться с этим сейчас, это твоя проблема. Но это не повод быть таким мерзким. Этим ты все портишь, Кейден. Абсолютно все.
        - А если я хочу именно этого?  - тихо спросил он.
        - Зачем это тебе?  - фыркнула я.
        Кейден посмотрел на пакет в своей руке.
        - Я не знаю ничего другого.
        - Это самая большая чушь, которую я когда-либо слышала.  - Мой тон невольно стал совершенно спокойным.
        Вдруг Кейден встал. Он уронил пакет с овощами на пол и сделал один медленный шаг ко мне.
        - Я мудак, Элли,  - сказал он тревожно тихо, и его темный взгляд был совершенно необъясним.  - Невероятный мудак, который бьет даже своего лучшего друга. Привыкай наконец. Это не изменится.
        Я фыркнула.
        - Ты ударил Спенсера, не потому что мудак. Ты избил его, потому что не можешь видеть меня с другими.
        - Да,  - подтвердил он.
        - Ты не можешь справиться с этим, потому что испытал то, о чем никогда не говорил, и…  - Я остановилась и уставилась на него.  - Что ты только что сказал?
        Он сделал еще один шаг ко мне.
        - Да, я не могу видеть тебя с другими…
        Я отступила. Я этого не ожидала.
        - Что это должно означать сейчас?
        Кейден громко выдохнул. Он несколько раз потер лицо и при этом покачал головой. Затем он остановился и мгновение стоял неподвижно. Когда он наконец опустил руки, выражение его лица внезапно перестало быть отчужденным и неприступным, а стало… ласковым.
        - Да, Элли. Да, видеть тебя и Спенсера рядом ужасно. Да, я смущен, и все это жутко пугает меня. Да, я ни к кому не привязывался после Кендры, и да, я ненавижу, что ты пробуждаешь во мне потребность показать себя и дать тебе все необходимое.
        Непроизвольно у меня перехватило дыхание. Кровь шумела в моих ушах, когда я смотрела на Кейдена с открытым ртом, не в силах ничего ответить.
        - Ты совершенно выводишь меня из себя. Я не хотел никогда больше никого подпускать к себе, но ты все равно как-то сделала это. Ты сводишь меня с ума своей болтовней, и иногда я бы предпочел заткнуть тебе рот.  - Он резким движением почесал затылок.  - Я плохой парень, и я не хочу втягивать тебя в свой беспорядок, потому что знаю, что ты сама по уши… но, черт возьми, Элли,  - воскликнул он.  - Я без ума от тебя.
        Он робко приложил руку к моей щеке. Его пальцы дрожали, и я поняла, как сильно он сейчас сдерживается. Его большие пальцы скользнули по моей коже, и это прикосновение отозвалось во всем моем теле. Он глубоко вдохнул.
        - Я совершенно без ума от тебя.
        - Но… но ты сказал маме…  - Голос меня не слушался, таким напряженным был его взгляд. Я с трудом сглотнула. Кейден был подобен вихрю, который в любую минуту мог унести меня с собой.
        - Что же я должен был ей сказать? Я и сам не знал, что между нами,  - прошептал он.  - Ты не знаешь мою маму. Она никому не позволяет расслабиться. Но не думай, что я не хочу быть с тобой, потому что у тебя плохое прошлое… Элли, это бред. Для меня ты теперь гораздо сильнее. Я восхищаюсь тобой за твое мужество, силу и доверие ко мне.
        - Ты даже не мог взглянуть на меня после нашей ночи в отеле,  - сказала я в замешательстве. Я по-прежнему не двигалась с места.
        - Потому что я боялся, что тогда с моим самообладанием все будет кончено. Ты не представляешь, как мне было тяжело не приходить к тебе в последние ночи. Я так хотел тебя…  - Кейден проникновенно смотрел на меня, его взгляд ни на секунду не отрывался от моего лица.  - И я понял, что мне нравится быть тем, кто поддерживает тебя, когда ты разбиваешься на кусочки.
        - Ты шутишь,  - сказала я.
        - Я засранец и не думаю, что для меня еще есть надежда. Но мне нравится быть засранцем, который рядом с тобой. Который пойдет с тобой гулять, если ты больше не выдержишь в квартире. Или поедет с тобой в Денвер, к твоим сумасшедшим родителям.
        Этот разговор развивался в совершенно ином направлении, чем я предполагала. Я готовилась к Кейдену, замкнутому и неприступному, но теперь он стоял передо мной и говорил все эти вещи, заставляя мое сердце биться все быстрее, и быстрее, и быстрее.
        - Откуда мне знать, что завтра ты не будешь чувствовать себя по-другому? А как же твои правила?  - хрипло выдавила я. На короткое мгновение я всерьез задумалась о том, чтобы развернуться и убежать, настолько бурными были чувства, которые вызвали во мне слова Кейдена. Но Кейден задавил мою панику в зародыше, когда наклонил голову и коснулся губами моей щеки.
        - К черту правила, Элли,  - прошептал он.  - Они были обречены на провал, когда я впервые увидел тебя.
        Глава 27
        Он не поцеловал меня.
        Вместо этого он прильнул губами к моей щеке и, казалось, ждал моего ответа. К сожалению, я уже давно не была способна разумно мыслить, особенно когда он так близко ко мне.
        Мой пульс участился, и я едва могла дышать, так сильно я жаждала его прикосновения. Это было почти больно.
        - Ты без ума от меня?  - недоверчиво прошептала я.
        - Совершенно. Хотя иногда я сомневаюсь в своей вменяемости. Например, когда думаю о твоем отвратительном кофе, или вонючих свечах, или компакт-дисках Тейлор Свифт… Если хорошо все обдумать…
        Я не дала ему продолжить, а обвила руками его шею и поцеловала.
        Кейден издал удивленный звук и на короткое мгновение застыл, словно это было последнее, на что он рассчитывал. Затем он положил руки мне на спину, не крепко, а очень осторожно, как будто я могла сломаться, если он слишком грубо прикоснется ко мне, и поцеловал меня в ответ.
        Это был медленный, нежный поцелуй, и тепло, которое он вызвал во мне, наполнило меня до самых кончиков пальцев.
        Мне так не хватало Кейдена.
        Осторожно он проник своим языком в мой рот и коснулся моего языка. Я вздохнула. Мне нужно было больше, гораздо больше. Я прижалась к нему. Из груди Кейдена вырвался низкий стон, но он был осторожен, снова убрал язык. Теперь наш поцелуй был почти невинным, что мне совсем не нравилось. Я так долго хотела его, и на этот раз мы доведем до конца то, что начали.
        Я уверенно сунула руки под рубашку Кейдена. На мгновение он застыл, оторвав свои губы от моих. Его дыхание стало тяжелым, когда он сказал:
        - Я не знаю, стоит ли сейчас…
        - Если ты закончишь эту фразу, я сделаю тебе больно,  - пробормотала я, прижавшись к его губам и водя пальцами по его спине.
        Он громко втянул воздух и закрыл глаза.
        - Ты постоянно говоришь мне, чтобы я не думал так много. И могу тебя заверить, что думать - это как раз последнее, чего я хочу.
        Я целовала его шею и кусала ее, пока его дыхание не участилось.
        - Я тоже без ума от тебя, Кейден,  - прошептала я.  - Неважно, какое у меня прошлое, и неважно, что у тебя случилось. Ничто не сможет изменить этого.
        Я посмотрела вверх, прямо в его голодные глаза. И вдруг он потерял свое самообладание. Я не знала, кто из нас двинулся первым, но вдруг мы столкнулись друг с другом, одна его рука была в моих волосах, другая на спине. Он прижимал меня к себе, пока мне стало не хватать воздуха, и я вцепилась пальцами в его плечи. Потом он поднял меня, словно я ничего не весила, и я невольно обвила ногами его бедра.
        Кейден застонал, и этот стон пронзил каждый уголок моего тела. Его рот снова нашел мой, и наш поцелуй стал глубже. Настойчивее. На этот раз он не сдерживался. Если бы я стояла, мои колени наверняка подкосились бы - так действовала на меня его близость.
        Он нес меня через всю комнату. Что-то упало на пол, и мы опрокинули по крайней мере одну лампу, но я не обратила на это внимания. Остался только Кейден, который наконец-то держал меня в своих объятиях.
        Перед кроватью он остановился. Я ослабила хватку на его бедрах, и Кейден заставил меня медленно скользить к себе, пока я не оказалась перед ним. Между нашими телами не было ни миллиметра воздуха, а в глазах Кейдена пылало желание. Я посмотрела на него. Дрожь пробежала по моей спине. Медленно он позволил своим рукам скользнуть вверх по моим бедрам и под мой лиф. Я застонала, когда его пальцы наконец коснулись моей обнаженной кожи. Кейден подтолкнул мой топ вверх, и я подняла руки, чтобы он мог стянуть его через голову. Небрежно отшвырнув его за спину, он повернулся к моему лифчику, который расстегнул одной рукой. Я старалась не думать о том, сколько раз у него была возможность попрактиковать это. Мои соски напряглись, но Кейден по-прежнему смотрел только в мои глаза, а не на мое тело.
        На его лице было так много всего. Все невысказанные слова последних дней, каждое чувство, которое он пытался сдержать. Я могла видеть, как сильно он хотел меня. И я хотела его, как никогда раньше никого не хотела.
        Дрожа, я набрала воздуха, когда он наконец перевел взгляд на меня. Правда, в отеле он уже прикасался ко мне и видел меня полуголой, но там я была закутана в огромный халат.
        Мои щеки пылали.
        Кейден наклонился ко мне. Его дыхание обжигало мою ключицу, и все мои нервные окончания напряглись, когда его губы наконец коснулись моей кожи. Он целовал меня, снова и снова, и позволил своему языку ласкать мою кожу.
        - Ты прекрасна,  - хрипло прошептал он.  - Такая красивая.
        Он продолжал скользить вниз, целуя и покусывая чувствительную кожу моей груди. Я затаила дыхание, но, видимо, в этом не было никакого смысла. Кейден прекрасно знал, что именно он сейчас со мной делает. Когда его губы обхватили мой сосок, я сдалась. Я запрокинула голову и закрыла глаза. Он ласкал меня, и из моего горла вырвался громкий стон, который я никогда раньше не издавала.
        Рука Кейдена шарила по моей спине, пока он не добрался до моих ягодиц. Он схватил их, одновременно с этим обводя языком вокруг моего соска.
        Я зарылась руками в его волосы, когда Кейден опустился на корточки, позволяя своим губам скользить по мне все дальше и дальше. На поясе моих джинсов он остановился, ловкими движениями расстегнул пуговицу и спустил их мне до щиколоток. Я выбралась из них.
        Кейден посмотрел на меня из-под своих темных густых ресниц. Его дыхание было таким же быстрым, как и мое. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой желанной.
        - На тебе слишком много одежды,  - выдохнула я, дергая его за воротник. По его лицу расползлась легкая улыбка. Очень медленно он поднялся, не отрывая от меня взгляда. Затем плавным движением стянул рубашку через голову.
        У меня, в отличие от Кейдена, не было силы воли, и я сразу посмотрела на него. Несмотря на то что я уже несколько раз видела его полуголым, я позволила своему взгляду жадно блуждать по идеальным мышцам живота и дорожке из волосков, которая тянулась от пупка дальше вниз. Когда я обнаружила выпуклость в его штанах, у меня перехватило дыхание.
        - Ты знаешь, сколько раз я думал о тебе ночью?  - прошептал он. Медленно, невыносимо медленно он наклонился, расстегнул пуговицу и снял джинсы.  - Я хотел тебя с того момента, как ты появилась в этих чертовых шортах в моей квартире.
        Я тяжело сглотнула, не в силах что-либо ответить. Словно сами по себе мои губы нашли его, и я надеялась своим поцелуем показать ему то, что не смогла сказать. Кейден положил руки на мою талию и поднял меня. В следующую секунду я лежала на кровати, а Кейден устроил свое тело над моим, руки справа и слева от моей головы, его ноги между моими. Тонкая ткань нижнего белья была единственным, что разделяло нас сейчас. Я обвила ногами бедра Кейдена и устремилась ему навстречу. Почувствовав его сильное возбуждение, я вздрогнула.
        Кейден не торопился - он ласкал меня и целовал каждый сантиметр моей кожи.
        - О боже,  - вздохнула я.
        Я почувствовала своим животом, когда он поцеловал меня вновь. Потом его пальцы зацепились за пояс трусиков. Я подняла голову. Кейден посмотрел на меня своими темно-карамельными глазами.
        - Ты уверена, Элли?  - Его голос был низким и хриплым.
        - Я не девственница,  - Тихо сказала я.
        - Я этого не спрашиваю.  - Он дернул за пояс моих трусиков. Затем он сел обратно, обхватил обеими руками мои бедра и поднял меня к себе на колени. Я задыхалась, чувствуя его именно там, где он был нужен мне больше всего, и обвила руками его шею.  - Я хочу знать, уверена ли ты в том, что касается нас. Только от того, что это первый раз, происходящее не менее важно.
        И Кейден еще говорил о себе, что он мудак.
        Я шумно сглотнула, чувствуя, как горло сжимается. Если бы у меня оставалось хоть одно крошечное сомнение, было ли то, что мы делали, правильным, то оно исчезло бы именно сейчас. Для Кейдена все это имело такое же значение, как и для меня. Он доверял мне. И я доверяла ему. Поэтому на его вопрос был только один ответ.
        Я нежно погладила его по волосам.
        - Да,  - прошептала я.  - Я уверена. Я хочу этого. И я доверяю тебе.
        Этого ответа было достаточно. Одним быстрым движением он опустил меня обратно на кровать и сдернул трусики. Его пальцы погладили мои бедра, затем он раздвинул мои ноги, и в следующую секунду я почувствовала его губы на своей…
        Язык Кейдена коснулся самого чувствительного места, и я тяжело задышала. Я вцепилась одной рукой в одеяло, другой в волосы Кейдена, а он тем временем лишал меня последних сомнений. Наконец я увидела перед глазами звезды.
        - Кейден,  - вырвалось у меня. Я выдыхала его имя снова и снова.
        Его язык скользил дразнящими, круговыми движениями. Он обхватил мои бедра и крепко держал их. Я никогда не чувствовала себя так хорошо. Я прижалась к нему почти в отчаянии, когда его поцелуи стали еще жарче, еще интенсивнее.
        А потом он вдруг остановился. Я разочарованно застонала и как раз собиралась протестовать, когда он начал покрывать поцелуями мое тело, от внутренней стороны бедер к животу, а затем выше, к груди и до самого лба.
        - Ты сводишь меня с ума,  - прошептала я ему в губы, касаясь его живота, вздрагивающего под моими прикосновениями. Я провела руками по коже, исследуя его тело и обвивая ногами бедра. Мне так отчаянно хотелось почувствовать его внутри.
        Кейден застонал, когда я прижалась к нему и начала двигать бедрами:
        - На тебе слишком много одежды.
        Я даже моргнуть не успела, так быстро Кейден скатился с меня и снял б?ксеры. Я скользила взглядом по его обнаженному телу, по мышцам, татуировкам и дальше вниз… Он потрясающий. Просто идеальный. И я совсем не испытывала страха, когда он потянулся, чтобы вытащить презерватив. Я смотрела, как Кейден надевал его, и почувствовала себя уверенной и желанной, когда поняла, какой эффект оказываю.
        Потом его тело снова оказалось над моим, и Кейден нежно погладил меня по щеке.
        - Мы можем остановиться в любой момент,  - пробормотал он.  - В любое время. Хорошо?
        Я кивнула и положила руки ему на плечи, чтобы снова притянуть к себе.
        - Я должен услышать, как ты говоришь это, Элли.  - Я почувствовала, как он дрожит надо мной.
        - Хорошо, Кейден,  - прошептала я, глядя на него.  - Я хочу тебя так сильно, что это причиняет мне боль. Пожалуйста…
        Он перенес свой вес на одну руку и опустился на меня. Он страстно целовал меня, и в то же время я чувствовала его между ног. Я раздвинула ноги еще сильнее и громко вздохнула, когда он вошел в меня.
        На мгновение он остановился.
        - Все в порядке?
        Я кивнула и, боясь, что опять не смогу ответить ему, обвила ногой его бедро, чтобы он вошел еще глубже.
        - О черт,  - стонал Кейден.  - О, черт возьми, Элли.
        А потом он проник в меня на полную длину.
        Я застонала и вцепилась пальцами в руки Кейдена. Кейден погладил ногу, которой я обхватила его. Очень медленно он отстранился от меня только для того, чтобы в следующую секунду войти снова.
        Казалось, будто все мое тело в огне. Мне хотелось, чтобы это был мой первый раз, и я утешала себя тем, что хотя бы в одном отношении это впервые - я никогда и никому не открывалась так сильно.
        Я положила руки на бедра Кейдена и выгнулась ему навстречу, двигаясь в том же беспощадном ритме, что и он. Кейден хрипло застонал, и его пальцы крепко прижались к моей коже. Его движения были медленными и сосредоточенными. Но он сдерживался. Я хотела увидеть, как он теряет контроль. Поэтому я прошептала в его губы:
        - Я не сломаюсь. Возьми меня как следует.
        Как будто Кейден только и ждал, что я это скажу, из его груди вырвался рев, и он наконец начал двигаться сильнее, быстрее. Глубже. Я застонала, оцарапала ногтями его спину. Кейден опустил голову, и я почувствовала влажное дыхание на впадине моей ключицы.
        Наши движения стали быстрее, во мне нарастало давление, жар обжигал все тело.
        - Чувствовать тебя… невероятно,  - сказал Кейден и укусил меня за шею. Его рука потянулась к моей и прижала ее к матрасу. Наши пальцы переплелись, когда он проник в меня глубже.
        - Кейден!  - застонала я в последний раз, прежде чем на меня нахлынула волна чистых, сумасшедших ощущений.
        Я отчаянно цеплялась за него, не зная, что еще делать, когда наступил оргазм. Бедра Кейдена ударялись о мои, теперь уже без ритма. Каждый его удар посылал через меня очередную волну. Кейден со стоном выдохнул мое имя и отпустил мою руку, чтобы ухватиться за шею. Он зарылся лицом в ее изгиб и вошел в меня еще раз, прежде чем дрожь пробежала по всему его телу.
        Прошло некоторое время, прежде чем мой пульс выровнялся. Я почувствовала, как сердце Кейдена бьется прямо над моим, и закрыла глаза. Я не знала, сколько прошло времени. В какой-то момент Кейден просто лег рядом. Он опирался на локоть и смотрел на меня влюбленными глазами. Затем он наклонился и одарил меня нежным поцелуем.
        - Это было… просто чудесно,  - прошептала я хрипло, когда он перестал целовать меня. Я проводила руками по его груди, плечам и сильным рукам, потому что не могла остановиться.
        - И как это было.  - Он снова поцеловал меня, медленно и пылко, обещая мне тем самым гораздо большее, чем просто физическую связь. А потом это случилось.
        Я не смогла ничего поделать и заплакала.
        Хотя Кейден заметил слезы, он не стал смеяться надо мной. Вместо этого он ласкал мое лицо, целовал и одним своим присутствием изгонял из моей жизни темные воспоминания, чтобы освободить место для новых.
        Глава 28
        Я проснулась, и первое, что почувствовала, был запах Кейдена. Вторым был тот факт, что Кейден, по-видимому, не отпускал меня со вчерашнего вечера. Он лежал позади меня, его рука на моем животе, его лицо на моем плече, а наши ноги были так переплетены и упрятаны под одеяло, что я не могла сдвинуться с места. Я закрыла глаза, наслаждаясь ощущением его спокойного, ритмичного дыхания у себя на затылке.
        Кто бы мог подумать, что Кейден Уайт любит обниматься?
        Я беззвучно улыбнулась в подушку. Было чертовски хорошо. Правильно. Все у нас совпало удивительным образом. После прошлой ночи я чувствовала себя гораздо более открытой с ним. Это было связано не только с сексом, который был потрясающим, но прежде всего с тем, что мы оба наконец опустили свои щиты. Кейден знал обо мне все и все равно хотел меня. Голос в голове увещевал меня быть осторожной, но я проигнорировала его.
        - Твои мысли настолько громкие, что я не могу спать,  - проворчал Кейден.  - Прекрати это.
        Я хихикнула в подушку.
        Его реакция на это заключалась в том, что он еще теснее прижался ко мне и провел рукой по моему телу, чуть ниже груди. Его пальцы скользнули по моим ребрам, а губы прижались к месту за моим ухом.
        Я задрожала.
        - У меня слабость к твоему смеху,  - сонно пробормотал он и на мгновение зарылся носом в мои волосы.  - Если честно, у меня большая слабость ко всему в тебе.
        Я опять засмеялась.
        - Рада это слышать. Я тоже вполне могу терпеть тебя.
        Через секунду он перевернул меня на спину и оказался надо мной. Его волосы были взъерошены, а лицо помято очаровательным образом. Обычно Кейден просыпался раньше меня, поэтому это зрелище было для меня в новинку.
        - Ты вполне можешь меня терпеть?  - Он поднял бровь. Его глаза зловеще сверкнули.
        Обдумывая это, я покачала головой.
        - По шкале от одного до десяти ты - солидная семерка.
        - Семерка?  - повторил он недоверчиво.
        При виде его ошарашенного лица мне пришлось громко рассмеяться.
        - О, Пузырик. Это была ошибка,  - проворчал он, хватая меня за руки и держа их над моей головой. Потом он вплотную приблизился ко мне. Я перестала смеяться и выжидательно посмотрела на него. Он прижал свой нос к моему, а затем позволил своим губам блуждать сначала по моему лицу и наконец по моей шее. Его щетина царапала меня, сводя с ума, и мое тело мгновенно отреагировало. Я словно растаяла воском в его руках. Теперь уже Кейден тихо смеялся.
        - Тогда давай сделаем из семерки десятку,  - хрипло сказал он.
        И это именно то, что он делал в течение следующих нескольких часов.
        Уже ближе к вечеру я поняла, что занесу этот день в список моих любимых. Он разделит первое место с тем днем, который мы провели вместе в Портленде до Дня благодарения.
        Таким образом, Кейдену удалось почти дважды столкнуть с трона мой пятый день рождения, на который мама, папа и я отправились в Диснейленд. И это должно что-то значить.
        Весь день мы с Кейденом были неразлучны. От нашего утра в постели до общего душа, во время которого мы расплескали воду по всей ванной, и уютного обеда на диване, где мы смотрели новые серии любимого сериала.
        Теперь я прислонилась к торсу Кейдена, одетая только в одну из его рубашек и нижнее белье. Подбородок Кейдена покоился на моей голове, и время от времени я опускала голову назад, к его плечу, чтобы иметь возможность видеть его сияющие глаза. Один только взгляд на него, когда он смотрел телевизор, вызывал во мне радость.
        О господи. Это действительно произошло со мной.
        Дверной звонок прервал мои мысли. Должно быть, это наша еда. Я хотела встать, чтобы открыть дверь, но Кейден обеими руками удержал меня за бедра и потащил обратно на диван.
        - Как бы мне ни нравилось это зрелище, я бы не хотел видеть тебя в дверях полуобнаженной.  - Он усмехнулся и запечатлел на моих губах быстрый поцелуй, потом вскочил, схватил со стола свой кошелек и направился к двери. Как по команде, мой желудок заурчал. После секса я была невероятно голодна. К счастью, Кейден заказал столько азиатской еды, что мы, вероятно, могли питаться ею всю следующую неделю.
        Я слышала, как Кейден открыл дверь. Но вместо обычного обмена словами («Привет»  - «С вас столько-то»  - «Это вам»  - «Приятного аппетита») последовала тишина. Я пригляделась, но увидела только Кейдена, прислонившегося к дверному проему.
        - Привет,  - сказал он.  - Хочешь войти?
        - Хочу ли я войти?  - Это была Доун. И ее голос звучал расстроенно.  - Ты безмозглый засранец! Это за Элли. И за синяк под глазом Спенсера.
        Кейден издал удивленный звук, и почти одновременно Доун застонала от боли. Тут же я вскочила и бросилась к двери. От зрелища, которое мне открылось, у меня отвисла челюсть. Кейден держался за подбородок и смотрел на Доун, которая подпрыгивала на месте, обхватив одной рукой другую. В ее глазах стояли слезы.
        - Доун?  - испуганно спросила я, после чего ее взгляд скользнул мимо Кейдена ко мне.
        Она открыла рот и снова закрыла его.
        - Ты, должно быть, шутишь,  - сказала она, глядя на мои голые ноги и рубашку Кейдена. Она несколько раз моргнула, а потом посмотрела мне прямо в глаза.  - Ты, должно быть, шутишь.
        - Это… сложно,  - вздохнула я и взглянула на покрасневший подбородок Кейдена поближе. Он по-прежнему ошеломленно смотрел на Доун.
        - Ты ударила меня,  - сказал он, как будто только сейчас понял это.
        - А я при этом, наверное, руку сломала,  - выдавила моя подруга и осторожно посмотрела на свой кулак. Он уже сейчас распух, и костяшки пальцев изрядно покраснели. Я скривила лицо. Вероятно, это чертовски больно.
        - Она ударила меня,  - повторил Кейден, обращаясь ко мне. Если бы я не беспокоилась о Доун, мне пришлось бы рассмеяться, учитывая его потрясенное выражение лица.
        - Думаю, при этом она сделала больнее себе, чем тебе,  - мягко сказала я. Я подошла к Доун, положила ей руку на плечо и осторожно завела в квартиру.  - Надо приложить что-нибудь холодное.
        - Я просто была так зла из-за того, что он вел себя невероятно мерзко по отношению к тебе. И когда ты не позвонила, я подумала… неважно. Во всяком случае, он это заслужил.  - Она поморщилась и тут же вздрогнула от боли. Я увидела, как из уголка ее глаза скатилась слеза. Доун рассеянно смахнула ее.
        Быстрыми шагами я дошла до холодильника и достала из морозилки пакетик с тортеллини. Я обернула вокруг него полотенце и вернулась к Доун, которая смущенно стояла посреди нашей гостиной, словно не решаясь сесть.
        Она окинула меня взглядом.
        - Ты в порядке?  - тихо спросила она. Типичная Доун. Она, наверное, только что сломала пальцы, но при этом спросила, как у меня дела.
        - Великолепно,  - сказала я, заметив, как по моему лицу снова скользнула эта блаженная улыбка, что в данной ситуации было как-то неуместно. Но я все равно ничего не могла поделать. Глупые гормоны.
        - Значит, он хорошо вел себя по отношению к тебе, после того как вы вчера исчезли?  - спросила она.
        - Да. На самом деле он был очень милым. Кейден всегда утверждает, что он мудак, но на самом деле…
        - Вообще-то я слышу вас, я стою прямо здесь,  - сухо сказал Кейден.
        Я проигнорировала его и осторожно обернула прохладное полотенце вокруг руки Доун. Она резко дернулась, и тут же слезы снова навернулись ей на глаза.
        - Нам нужно в больницу,  - пробормотала я.
        - Покажи, что там,  - сказал Кейден и шагнул к нам. Осторожно он потянулся к руке Доун, причем я заметила, что его рука выглядела уже не так плохо. Она, правда, была довольно синей, но почти не распухла. Наверное, его кости привыкли к дракам. Доун, с другой стороны, выглядела не так, будто она когда-либо в своей жизни кого-то била.
        - Все очень плохо.  - Он поднял голову и посмотрел на меня.  - Ты права, нужно сделать рентген.
        Тут же я поспешила в свою комнату и натянула на себя первые попавшиеся мне под руку вещи. Я быстро схватила сумку и нырнула в ботинки. Для Доун я достала из шкафа толстый пушистый кардиган, который накинула ей на плечи, вернувшись в гостиную. Кейден тем временем натянул свитер и спортивные штаны, а также закрыл растрепанные волосы кепкой.
        Когда мы шли к машине, Доун вздрагивала при каждом шаге. Я искренне надеялась, что она ничего не сломала. Я бы никогда не простила себе этого.
        - Спенсер едва может открыть глаз.  - Я видела с заднего сиденья, как Доун критически смотрела на Кейдена.
        Кейден тихо вздохнул.
        - Знаю.
        - Ты говорил с ним?  - удивленно спросила я.
        Через зеркало заднего вида Кейден бросил на меня веселый взгляд.
        - Я разговаривал с ним по телефону.
        - Когда это ты успел?
        - Прошлой ночью, после того, как ты заснула.
        Я откинулась на сиденье. Вообще-то это не должно было меня удивить. Потому что вопреки тому, что сам Кейден постоянно твердил о себе, он не был мудаком, а заботился о своих друзьях.
        - Больше никаких подробностей,  - вмешалась Доун, зажимая уши. Тут же она жалобно застонала от боли и снова опустила руки.  - Почему, собственно, твоя рука не сломана?
        - Я знаю, как правильно бить,  - отозвался Кейден.
        - Ты обязательно должен научить меня этому. Чтобы в следующий раз я могла тебе как следует врезать.
        К счастью, это несколько улучшило наше настроение. По дороге в больницу Кейден изо всех сил старался избегать любых неровностей на дороге и не тормозить без причины, но на улицах Вудсхилла это было трудно. Я вздрагивала каждый раз, когда видела, какую боль испытывает Доун.
        В отделении «Скорой помощи» мы быстро заполнили необходимые бланки, чтобы врачи могли осмотреть Доун. Зал ожидания был битком, и я с трудом сидела в кресле. Мне хотелось бродить туда-сюда по коридору, но я знала, что не буду большой поддержкой Доун. Мы ждали и ждали, наблюдая, как ее пальцы распухают все больше и больше, пока она не перестала двигать указательным и средним пальцами.
        - Все будет хорошо,  - повторила я в сотый раз.
        Доун и Кейден обменялись взглядами над моей головой.
        - Она говорит это только для того, чтобы успокоить себя,  - преувеличенно громко прошептал Кейден.
        - Да, и потому что ее мучает совесть,  - согласно кивнула Доун.  - В конце концов, ваша ссора была причиной того, что я ударила тебя. Ну, или, по крайней мере, процентов на шестьдесят.
        - А остальные сорок процентов были из-за Спенсера?
        Она медленно кивнула.
        - Кто-то должен был отомстить за его опухшее лицо.
        - Это очень мило с твоей стороны,  - сказала я и взяла ее здоровую руку. Мы скрестили пальцы. Доун была моей лучшей подругой. И хотя я больше всего хотела бы встряхнуть ее за то, что она пострадала из-за меня, мы обе прекрасно знали, что я бы сделала для нее то же самое.
        - Если твой бывший когда-нибудь попадется мне на глаза, я тоже его побью,  - пообещала я ей.
        Она скорчила гримасу.
        - Это было бы здорово, но прежде просто позволь Кейдену показать тебе, как это сделать правильно. Иначе ты закончишь так же, как и я.
        - Мисс Эдвардс?  - крикнула через комнату медсестра.  - Проходите в процедурный кабинет номер три.
        Мы с Доун поднялись одновременно.
        - Тебе необязательно идти со мной,  - сказала Доун.
        - Не говори ерунды. Конечно, я пойду с тобой,  - возразила я. Затем я повернулась к Кейдену и на мгновение задумалась, стоит ли целовать его на прощание. Ведь мы еще не говорили о том, что именно происходит между нами. Но Кейден не дал мне ничего решить. Он схватил меня за руку и притянул к себе таким рывком, что только в последнюю секунду я смогла ухватиться за спинку его кресла, чтобы не приземлиться прямо ему на колени.
        Он повернул ко мне голову и пробормотал:
        - Жду вас здесь.  - Потом он поцеловал меня, коротко, но нежно. Мое лицо светилось, когда я выпрямилась и последовала за Доун из зала ожидания.
        В коридоре она вцепилась пальцами своей здоровой руки в мою руку.
        - Он поцеловал тебя.
        - И это было не единственное, что он сделал со мной,  - прошептала я ей на ухо.
        Теперь она покраснела.
        - С одной стороны, я хочу спросить, с другой стороны, Скотт уже снабдил меня таким количеством деталей из своей сексуальной жизни, что моя потребность в большем на самом деле удовлетворена.
        - Это было грандиозно. Даже без массажного масла,  - прошептала я, подражая тону Скотта. Медсестра, которая спешила впереди и вела нас к процедурному кабинету, бросила на меня веселый взгляд через плечо. Тут же я замолчала, и Доун громко рассмеялась.
        В течение следующего часа Доун сделали рентген, и оказалось, что, к счастью, кости не сломаны. Ее указательный палец просто был сильно ушиблен. Со средним пальцем, к сожалению, все было хуже: в кости образовалась небольшая трещина, из-за которой появились резкая боль и отек. Сестра сделала крепкую повязку, которую Доун должна была носить в течение следующих двух недель, а врач дал ей рецепт на обезболивающее. Он сказал, что все заживет полностью безо всяких последствий. Через три недели Доун должна прийти на повторный осмотр, а до того времени по возможности щадить пальцы.
        - К счастью, ничего не сломано. Как я буду это объяснять?  - вздохнула Доун, когда мы вышли из процедурного кабинета. Она на мгновение прислонила голову к моему плечу.  - Пожалуйста, не говори об этом Спенсеру. Мне будет бесконечно стыдно.
        - Мой рот на замке,  - пообещала я ей, подчеркнув свое заявление соответствующим жестом, но Доун даже не взглянула на меня. Вместо этого она уставилась в зал ожидания. Я проследила за ее взглядом и с удивлением обнаружила Спенсера, сидящего в кресле рядом с Кейденом. Кейден наклонился вперед и положил руки на колени. Он что-то говорил, не глядя на Спенсера, после чего тот рассмеялся, похлопал его по спине, а затем откинулся назад со скрещенными руками. Его правый глаз выглядел очень плохо: был сине-лиловым и почти полностью опухшим. Почему он здесь? Кейден позвонил ему?
        Словно услышав мои мысли, Кейден поднял голову. Улыбка расползлась по его лицу, а затем мгновенно исчезла, когда он увидел повязку на руке Доун.
        Мы подошли к ним. Доун рядом со мной переминалась с ноги на ногу. Я никогда не видела ее такой смущенной.
        - Как мы похожи,  - пробормотала она, поднимая свою перевязанную руку.  - Словно банда головорезов.
        Спенсер усмехнулся, что выглядело довольно устрашающе с его опухшим глазом.
        - Как довольно невезучая банда головорезов. А Элли - наша хозяйка или что-то в этом роде. В конце концов, она единственная без травм.
        - Спенс,  - проворчал Кейден сквозь зубы.
        - Я, конечно, мог бы помочь и поставить тебе несколько синяков, чтобы ты выглядела, как вся остальная банда. Что думаешь?
        Кейден сильно ударил его кулаком по плечу.
        - О черт, чувак! Обязательно надо было?  - застонал Спенсер, потирая ушибленное место.
        - Да,  - хором ответили мы.
        Сразу после этого мы все разразились хохотом.
        Глава 29
        Мне было скучно до смерти. Наш преподаватель, очевидно, позавтракал демотивацией и читал нам неинтересные исторические факты из заранее подготовленной презентации. Обычно «Кино и телевидение» были одним из моих любимых занятий, но сегодня, к сожалению, удача меня оставила.
        Кейдену, сидевшему на краю в нескольких рядах от меня, казалось, было так же скучно, как и мне. Всякий раз, когда я украдкой смотрела на него, он играл на своем телефоне или раздраженно пялился в потолок душного лекционного зала. Я старалась не смотреть на него слишком очевидно, но, как всегда, его руки мешали мне. Футболка, которую он надел, выставляла напоказ его мышцы, особенно когда он скрещивал руки на груди или закидывал их за голову. Знание того, каково это, когда они касаются моего обнаженного тела, чуть не заставило меня пускать слюни на парту.
        Внезапно мой телефон засветился.
        «Прекрати так смотреть на меня».
        Я усмехнулась и подняла глаза, но Кейден, похоже, внимательно следил за презентацией лектора.
        «Почему же?»  - набрала я и нажала «Отправить».
        Его ответ не заставил себя ждать.
        «Потому что ты, конечно, не хочешь, чтобы я набросился на тебя на глазах у всех».
        Мне стало жарко. Подняв брови, я уставилась на Кейдена, и на этот раз я поймала его взгляд.
        «Кто сказал, что я не хочу этого?»
        Я видела, как он беспокойно ерзал туда-сюда по своему месту, читая мои сообщения.
        «Посмотри, что ты наделала».
        Я усмехнулась.
        «Если хочешь, я позабочусь об этом позже».
        Он рассмеялся, но тут же прижал руку ко рту, чтобы не привлекать внимания лектора.
        «Почему бы тебе не прийти и не позаботиться обо мне сейчас?»
        «Не думаю, что другие ученики особенно обрадуются этому зрелищу».
        «Пузырик, кто бы не обрадовался твоей голой попке?»
        Я почувствовала, как от моих щек жар распространяется по всему телу. Усилием воли я смогла удержаться от того, чтобы не взглянуть на Кейдена.
        «Моя голая попка принадлежит только тебе»,  - напечатала я. Затем посмотрела на текст и наморщила нос. Нет, в этом действительно было много лишнего. Я удалила сообщение, заблокировала телефон и положила его обратно на стол. Тут же он снова засветился.
        «Могу поспорить, ты только что набрала что-то очень грязное, Пузырик».
        «Нет».
        «И все же. Я видел это у тебя на носу. Ты морщишь его, когда тебе стыдно».
        «Неужели? Похоже, ты много обо мне знаешь».
        «Да. В том числе и то, что ты захочешь вцепиться ногтями в мою спину, когда придешь домой».
        Я сглотнула, и телефон выпал у меня из руки и грохнулся на стол. Я пробормотала извинения нашему преподавателю, который бросил на меня сердитый взгляд. Снова светился дисплей.
        «Правда, у меня уже есть царапины».
        Я выключила телефон и с высоко поднятой головой сунула его обратно в сумку, в самый дальний угол, чтобы не поддаться искушению еще раз взглянуть на него.
        Когда я вышла из аудитории через час, Кейден последовал за мной. Он взял меня за руку, и наши пальцы сплелись. В последние дни он часто это делал. Вообще, он прикасался ко мне всякий раз, когда ему представлялась возможность, независимо от того, кто стоял вокруг нас.
        Мне это нравилось. Очень.
        - Я хочу тебя. Сейчас,  - шепнул он, когда мы вместе вышли на улицу, и коснулся губами моего виска.
        - Неподходящее время. У меня другие планы.
        - Ты просто злишься из-за того, что покраснела на лекции и выдала себя.
        - Это… вовсе не так,  - сказала я, неуклюже освобождаясь от его хватки. Мы пришли на стоянку. Толпы людей стекались мимо нас в сторону столовой. Для нас это было последнее занятие дня, но оставалась еще целая гора домашних заданий, которые я хотела сделать до выходных.
        - Иди сюда,  - пробормотал Кейден и в следующую секунду прижал меня к своему джипу. Я почувствовала холодный металл пассажирской двери у себя за спиной. Кейден обхватил руками мою талию и прижался ко мне. Потом он страстно поцеловал меня. Его язык прошел по моему, затем он втянул мою губу между зубами и кусал ее, пока я не застонала. Его рука скользнула под мой свитшот и провела по обнаженной коже. Приятная дрожь пробежала по всему телу.
        - Кейден,  - с трудом выговорила я.  - Люди вокруг.
        Он пробормотал в мои губы:
        - Тебе повезло, что ты в целости и сохранности вышла из аудитории.
        Я улыбнулась и мягко оттолкнула его от себя. Его глаза потемнели, а дыхание участилось. За последние дни я многое узнала о нем, но главное, что он всегда и везде был готов к сексу.
        - Может быть, мы немного прогуляемся?  - тихо спросила я.
        Он снова хмыкнул.
        - Мне обязательно нужно написать эссе, но я бы очень хотела подняться на гору. И… после этого мы можем заняться другими вещами,  - предложила я.
        Кейдену не нужно было говорить дважды. В одно мгновение он погрузил меня на пассажирское сиденье и поехал. Однако мы не дошли до того, чтобы воплотить наш план в жизнь. То есть нам не пришло в голову гулять или вообще вылезать из машины. Вместо этого мы стояли на краю горы, одна-единственная машина на много километров вокруг. Я хотела мимолетно поцеловать его, но Кейден не был парнем, которому можно подарить короткий поцелуй. Он зарылся рукой в мои волосы и прижал мой рот к своему так сильно, что мне пришлось застонать. А потом внезапно я оказалась у него на коленях.
        Я цеплялась за его плечи, пока он шарил под моим свитшотом.
        - Я думала, мы собирались гулять,  - выдохнула я ему прямо в губы.
        - Ты хотела гулять,  - поправил он меня, двигая бедрами, пока я не почуствовала его эрекцию сквозь джинсы.  - А я просто хотел тебя.
        Я откинулась на спинку кресла и посмотрела в его теплые глаза. Между тем они были мне так знакомы, он был мне так знаком.
        - Я твоя,  - прошептала я, гладя на его покрытые щетиной щеки.  - Твоя от корней волос до кончиков пальцев.
        Его зрачки расширились. Потом он зарылся лицом в мою ключицу. Он что-то бормотал, и хотя я не понимала его, все равно знала, что он хочет мне сказать.
        Я провела рукой по его шее, затем по затылку и обратно. Одним пальцем я приподняла его подбородок, чтобы он снова посмотрел на меня.
        - Иди сюда,  - хрипло прошептал он.
        - Я ведь уже здесь.
        - Я не это имею в виду.  - Кейден гладил рукой по моей талии, продолжая спускаться, пока не добрался до пояса моих штанов. Они были из эластичной ткани и хорошо подходили для пеших прогулок - или для того, чтобы их снял Кейден одним ловким движением. Я была очень впечатлена, что он проделал такое в салоне автомобиля.
        Я расстегнула ремень Кейдена и издала торжествующий звук, когда мне наконец удалось это, а затем быстро попыталась спустить штаны с б?ксерами настолько, насколько это было необходимо. Кейден рассмеялся и потянулся, чтобы помочь мне. Потом он поцеловал меня. Жадный и пылкий, как будто в его жизни не было никого другого, кого бы он хотел, и как будто он боялся, что в следующий момент кто-то может снова отнять меня у него.
        Этим он лишил меня покоя.
        - Иди сюда,  - снова пробормотал он. Когда он успел надеть презерватив, я не знала, но мне было все равно. Я громко застонала, когда он притянул меня к себе и мучительно медленно скользнул внутрь.
        Какое-то мгновение мы смотрели друг на друга, тяжело дыша. Затем Кейден обхватил мои бедра. Я подняла таз, потом снова опустилась на него. Снова и снова, и снова, и Кейден помог мне найти ритм для нас, хотя я чувствовала, как ему трудно сдерживаться и отдавать контроль мне.
        Я смотрела Кейдену в глаза, когда мы двигались друг к другу, и наши тела словно пылали. Никто из нас не отворачивался даже на секунду. Мы были зависимы друг от друга.
        Наши движения стали быстрее, отчаяннее, и наше громкое дыхание наполнило авто.
        В какой-то момент Кейден простонал мое имя. Он обвил рукой мою спину, другой рукой зарылся в мои волосы. Затем он задвигался быстрее, жестче. Я дошла до пика чуть позже, его имя сорвалось с моих губ, и Кейден сразу последовал за мной. Совершенно обессиленная, я опустилась на него. Мои ноги стали как ватные, я была словно не я. Только поцелуи Кейдена на моей ключице и его прикосновения к моей спине удерживали меня в реальности. Я улыбнулась в изгиб его шеи.
        - Так мне нравится гораздо больше,  - пробормотал Кейден.
        Я неуклюже отодвинулась на соседнее кресло и вопросительно посмотрела на него.
        - Я имею в виду заставить тебя улыбаться, а не плакать,  - пробормотал он, а затем нахмурился, словно сам не мог поверить, что только что произнес это вслух.
        Я прислонилась своим лбом к его лбу и улыбнулась еще шире.
        Глава 30
        После этого мы с Кейденом решили отказаться от прогулки и отправились прямо домой. Между тем время уже перевалило за полдень. Тучи сгустились, и мелкий моросящий дождь стучал по переднему стеклу джипа.
        Пока мы ехали, я прислонила голову к плечу Кейдена и держала его руку, лежащую на моем бедре.
        Я любила его руки. Они были большими, а пальцы - тонкими, с чуть более утолщенными костяшками. Теперь лишь небольшое темно-желтое пятно на них напоминало о происшествии в «Хиллхаусе», и я нежно погладила по ним большим пальцем.
        Когда мы добрались до дома, дождь лил вовсю. Я побежала через парковку, держа куртку над головой, но, к сожалению, это не сильно помогло. Одного короткого пути до входа было достаточно, чтобы я полностью промокла. Кейден рассмеялся, когда я несколько раз подряд громко выругалась. Его совершенно не волновал дождь.
        Я еще не успела полностью открыть входную дверь, как Кейден протиснулся мимо меня. Он схватил меня за руку и потащил за собой вверх по лестнице. Я тихо рассмеялась, вспомнив, что он уже тащил меня по этой лестнице однажды.
        - Ты опять собираешься сделать дыру в стене?
        Он повернулся ко мне и усмехнулся. Бесцеремонно обхватив меня руками за талию, он поднял меня, хотя мы еще не добрались до своего этажа. Он страстно целовался со мной, посылая электрические разряды по всему моему телу.
        - Мне срочно нужен душ,  - пробормотал Кейден, неся меня вверх по оставшимся ступенькам. Я была права, его поцелуй снова сделал мои колени ватными.
        - Мне тоже.  - Я улыбнулась ему в губы.
        - Я надеялся, что ты так скажешь.
        Оказавшись наверху, он опустил меня на пол и снова схватил за руку. Он делал такие большие и быстрые шаги, что мне пришлось чуть ли не бежать за ним до нашей квартиры. Смеясь, мы свернули за угол.
        Кейден остановился так внезапно, что я врезалась в него на полном ходу.
        Он отпустил мою руку. Она вяло упала вниз. Он словно окаменел.
        - Кейден, что…
        - Убирайся отсюда.
        Никогда раньше я не слышала, чтобы он разговаривал с кем-то в таком тоне. Неуверенно я сделала шаг вперед.
        Возле двери нашей квартиры стоял какой-то тип, небрежно прислонившись к стене, в брюках от костюма и белой рубашке, подходящий к брюкам пиджак был перекинут через плечо. Его темно-русые волосы были свободно уложены назад, и он смотрел на нас с надменной, веселой улыбкой, которая сразу же сделала его непривлекательным для меня.
        Хотя на фотографиях в доме Рейчел он был еще маленьким мальчиком, я сразу узнала его.
        Он очень похож на Кейдена. И в то же время нет. Черты его лица казались мягкими, и у него были те же карие глаза, но при этом я не могла обнаружить в них той теплоты и открытости, которые излучали Кейден и его мама.
        - Я серьезно,  - угрожающим тоном сказал Кейден.  - Убирайся.
        Каждый мускул его тела был напряжен, даже дыхание, казалось, остановилось. Он выглядел неподвижной статуей. Теперь мне стало страшно.
        - Я тоже рад тебя видеть, братец,  - сказал Алекс, не предпринимая ничего, чтобы оставить свое место у стены. В отличие от Кейдена, он выглядел совершенно спокойно. Его взгляд скользнул по брату, а затем по мне. Он улыбнулся, обнажив ровные, слишком белые зубы. Улыбка наглого сердцееда, очевидно.  - Кто у нас там?
        Эти слова, казалось, избавили Кейдена от шока. Он вздрогнул, схватил меня за плечо и потащил с собой к двери квартиры. Его хватка была твердой и причиняла мне боль, но я не жаловалась. Я доверяла Кейдену, и если он так отреагировал, у него была на то причина.
        Он отпустил меня только после того, как открыл дверь квартиры и втолкнул перед собой в коридор.
        - Речь идет о папе, Кейден. Он хочет продать акции компании.  - Алекс все еще стоял в той же позе. Он даже не повысил голос. Видимо, привык, что его слушают.
        - Почему это должно меня интересовать?  - резко спросил Кейден, кидая свою куртку мимо гардероба. Я нагнулась и повесила ее.
        - Это акции, которые он хотел передать тебе в твой двадцать первый день рождения. Ты же знаешь, что он целую вечность пытался затащить тебя на борт. Но если ты не хочешь, он их продаст.
        Кейден хотел хлопнуть дверью, не говоря ни слова, но Алекс был быстрее. Его нога шагнула вперед с молниеносной скоростью, не давая двери закрыться. Рукой он снова открыл ее.
        - Просто подпиши документы, и ты избавишься от меня,  - сказал он на удивление мягко.  - Пожалуйста.
        Кейден, казалось, взвешивал сказанное, но его лицо все еще было совершенно недвижимым. Его взгляд упал на меня, и он тяжело сглотнул. Он подошел ко мне и наклонился, пока его рот не оказался над моим ухом.
        - Пожалуйста, иди в свою комнату.
        Я хотела протестовать, но Кейден снова схватил меня за руку и крепко сжал ее.
        - Пожалуйста, Элли.
        Я сжала губы и кивнула. Потом стащила с ног обувь и пошла в свою комнату. Я бросила последний взгляд через плечо и увидела, как Кейден, отойдя в сторону, кивком показывает брату, чтобы тот вошел. Алекс прошел прямо в гостиную, как будто бывал здесь не раз. Мимоходом он подмигнул мне, но вместо того чтобы в моем животе появились бабочки, как это всегда бывает с Кейденом, у меня по спине пробежал ледяной холодок. С тошнотворным ощущением в желудке я закрыла дверь.
        Если Кейден не хотел, чтобы я была там, когда он обсуждает дела со своим братом, я уважала это решение. Хотя мне было трудно оставить его одного в таком состоянии.
        Что произошло между ними? Кейден, правда, рассказал мне некоторые вещи, но только что я наблюдала, как столкнулись два брата, между которыми, должно быть, произошло гораздо больше, чем просто развод родителей. На лице Кейдена отразилась неприкрытая ненависть. И страх.
        Но страх чего?
        Прошло десять минут, потом двадцать. Я вышагивала взад и вперед по своей комнате, слишком беспокойная, чтобы делать что-то для университета. Когда через полчаса в квартире по-прежнему было тихо, я не выдержала.
        Я осторожно приоткрыла дверь, и хотя я не могла видеть этих двоих, я слышала каждое их слово.
        - Заткнись, Алекс, или я отполирую тебя до тех пор, пока у тебя не останется зубов,  - прошипел Кейден. Имя брата он прямо-таки выплюнул.
        - Придет время, и ты переживешь это. Сколько лет прошло с тех пор? Два? Три?  - невозмутимо продолжал Алекс.  - В любом случае, у вас не было ничего серьезного.
        Я услышала, как что-то загрохотало.
        - Боже правый, ты мне отвратителен.  - Я едва узнавала Кейдена, его голос был таким злым.
        - Чего ты, собственно, от меня хочешь? Я совершал ошибки, это так. Но я признал их и не собираюсь повторять, почему тебе этого недостаточно?
        - Ты признал свои ошибки? Когда, простите? Должно быть, я пропустил это,  - прошипел Кейден.
        - Тогда мы приняли решение, которое защитило нашу семью. Ты знаешь это так же хорошо, как и я.
        Кейден фыркнул.
        - И если бы ты не был таким гордым, тебе не пришлось бы жить в такой… дыре и не пришлось бы искать арендаторов, чтобы платить за квартиру,  - продолжил Алекс.
        - Я не возьму ни копейки из этих чертовых денег.
        У меня перехватило дыхание. Кейден говорил, что отец отказал ему в поддержке, но никогда не упоминал о том, что ему не нужны его деньги.
        Теперь фыркнул Алекс.
        - Твоя гордость рано или поздно погубит тебя, Кейден. Не разрушай свое будущее только потому, что ничего не получилось с одной женщиной…
        Раздался глухой удар. Я была уверена, что это Кейден и что он ударил кулаком по столу в гостиной.
        - Это не имеет никакого отношения к Кендре. Не впутывай ее в это.
        - А к кому имеет? К твоей новой девице?  - Он невесело рассмеялся.
        - Клянусь, Алекс, если ты только приблизишься к ней, я…
        - Поэтому ты и переехал сюда? Потому что здесь никто ничего не знает?
        Кейден тихо зарычал.
        - Малышка не знает правды, не так ли?  - спросил Алекс.  - Может быть, я должен воспользоваться возможностью, чтобы просветить ее…
        Что-то с грохотом упало на пол. Тут же я забыла о своих намерениях и рванула дверь. Я бросилась в гостиную. Кейден стоял с дрожащими плечами перед братом, который сидел на диване и совершенно невозмутимо смотрел на него.
        - Думаю, будет лучше, если ты уйдешь,  - холодно сказала я.
        - Ах, как мило.  - Алекс посмотрел на меня и Кейдена. Надменная улыбка расползлась по его лицу, когда он снова позволил своему взгляду блуждать по моему телу. Внезапно я почувствовала себя грязной. Я знала это чувство. Я слишком хорошо его знала.
        - Убирайся из нашей квартиры, или я вызову полицию,  - пригрозила я, не в силах подавить дрожь в голосе.
        Полностью спокойный, Алекс сгреб со стола бумаги и поднялся. Я подошла к двери и демонстративно открыла ее настолько широко, насколько могла. Это был более чем явный намек с моей стороны. Он последовал за мной. Прежде чем выйти на лестничную площадку, он еще раз обернулся ко мне.
        - До свидания,  - тихо сказал он.
        Я отвела взгляд. Мне было плохо.
        Когда он наконец вышел, я захлопнула дверь и заперла ее изнутри. Задыхаясь, я прислонилась к прохладному дереву. Мне потребовалось время, чтобы сдержать тошноту. Только после этого я вернулась в гостиную. Кейден все еще стоял на том же месте.
        - Он ушел,  - мягко сказала я, положив руку ему на плечо.
        Кейден резко пожал плечами и повернулся ко мне. Он выглядел таким сердитым, что я непроизвольно сделала шаг назад и снова опустила руку. Я открыла было рот, но не смогла найти слов.
        Таким я его еще никогда не видела.
        Прежде чем я поняла, что произошло, Кейден развернулся на пятках и исчез в своей комнате. Я зажмурила глаза, когда он с шумом захлопнул за собой дверь.
        Инстинктивно я знала, что ему нужно немного времени. Хотя мне было невероятно трудно не последовать за ним и не взять его под руку, как он это сделал со мной в Денвере, поэтому я вернулась в свою комнату. Я прибралась, разобрала свою полку и переставила папки. Когда я больше не нашла ничего, что можно было бы поправить, я села в гостиной и стала ждать. Я даже подумывала о том, чтобы приготовить что-нибудь для нас с Кейденом, но была уверена, что в данный момент ему не особо нужно какое-то общество, и не хотела создавать впечатление, что я не одобряю его желание побыть одному. Поэтому я продолжила ждать.
        Я смотрела одно реалити-шоу за другим, но не могла сосредоточиться на сюжете. В перерывах я играла на своем телефоне, размышляя, стоит ли попросить Спенсера прийти сюда. Затем я отбросила эту мысль.
        Когда Кейден наконец вышел из своей комнаты, он даже не посмотрел в мою сторону. Вместо этого он направился прямо к двери. Я поднялась и последовала за ним в коридор.
        - Куда ты идешь?  - осторожно спросила я.
        Он скользнул в свои ботинки и проигнорировал мой вопрос. Тут же он взял ключ и сунул его в задний карман штанов. Он хотел открыть дверь, но я ее закрыла. Кейден выдохнул ругательство.
        - Кейден, куда ты идешь?  - повторила я срывающимся голосом.
        Он повернулся ко мне. Он все еще выглядел злым.
        - Я не обязан отчитываться тебе, Элли.
        Затем он выбежал из квартиры.
        Кейден не вернулся домой. Время, казалось, шло медленнее, чем обычно. Каждый час был похож на несколько дней.
        Это было невыносимо.
        Я была близка к тому, чтобы позвонить Спенсеру или даже Монике, и спросить этих двоих, имеют ли они представление о том, где он находится. Однако я быстро отбросила эту идею - я вовсе не хотела быть одной из тех безумных женщин, которые не давали своему парню свободы. Кейден был очень расстроен, и поэтому сейчас нуждался в ней больше, чем обычно. В этом я была уверена.
        Имела ли я хоть какое-то право спрашивать, куда он исчез? Мы никогда не говорили о том, были ли мы официально парой. Такого разговора у меня никогда в жизни не было, я даже не знала, делают ли вообще что-нибудь подобное. Как бы то ни было, между Кейденом и мной в последние дни все прояснилось. Для меня существовал только он, и я на самом деле думала, что он чувствует то же самое.
        Но, независимо от того, обозначили мы друг другу наши планы или нет, я заслуживала того, чтобы знать, где он. Я заслуживала, чтобы он позвонил и сообщил мне, если проведет ночь в другом месте.
        Я так волновалась за него, что была близка к тому, чтобы расплакаться.
        После полуночи я не выдержала и написала ему сообщение. Ответа я не получила. Так что остаток ночи я провела на диване, впадая в беспокойный полусон и поднимаясь каждый раз, когда в квартире раздавался даже самый тихий звук.
        Но Кейден домой не вернулся.
        Глава 31
        Когда на следующее утро я тащилась в университет, без макияжа и с синими кругами под глазами, Кейден все еще не появился в квартире и не ответил на мое сообщение. Меня тошнило от беспокойства. Не зная, что с ним, я сходила с ума. И было больно, что после всего, что я рассказала ему о себе, он не питал ко мне такого же доверия. С другой стороны, я его понимала. Я лучше, чем кто-либо другой, знала, как трудно полностью открыться.
        Хотя я с трудом могла выдержать боль и жгучую пустоту внутри, я изо всех сил старалась ничего не замечать. Своим друзьям я сказала, что простудилась и поэтому выгляжу такой измотанной, что при переменчивой погоде последних дней было вполне правдоподобным оправданием. Я не хотела, чтобы они начали болтать об этом. То, что произошло между мной и Кейденом, никого не касалось.
        Когда мы встретились с ребятами в столовой в полдень, я не могла съесть ни кусочка и, наконец, отдала свою еду Скотту.
        - Спасибо, милая,  - вздохнул он и придвинул тарелку поближе к себе.  - Ты знаешь, как сделать мужчину счастливым.  - Он с наслаждением откусил буррито, сжав его так крепко, что большая часть соуса вытекла с другой стороны. Доун с отвращением скривила лицо и подтолкнула ко мне свою тарелку, чтобы я разрезала ее мясо на маленькие кусочки. Начиная с прошлой недели, это превратилось для нас в рутину, как и мой последующий обязательный вопрос:
        - Как твои пальцы?
        - Днем вообще-то все в порядке, только ночью мне еще нужны обезболивающие. Или если я слишком много работаю за ноутбуком.  - Она подвинула тарелку обратно.  - Благодарю.
        - А что тебе нужно делать на ноутбуке?  - спросил Скотт с полным ртом.  - Следующие экзамены только через несколько недель.
        Доун безуспешно пыталась проткнуть лапшу вилкой, держа ее в левой руке. Затем она застонала в отчаянии.
        - Ничего, связанного с университетом.
        Мы со Скоттом выжидательно смотрели на нее. Она только враждебно уставилась на лапшу.
        - А что тогда?  - спросил Скотт.
        - Кое-что другое,  - сказала Доун. Она ударила вилкой по столу и пальцами сунула лапшу себе в рот.
        Скотт фыркнул.
        - Вот не будь такой загадо…
        - Элли,  - перебила его Доун и повернулась ко мне.  - Как, собственно, поживает твой герой-любовник?
        Я пожала плечами. Меня и так мучила совесть, что я еще не рассказала ей о вчерашнем инциденте. Я была близка к тому, чтобы позвонить ей, когда от беспокойства за Кейдена едва могла усидеть в квартире одна. Но Доун уже была вовлечена в нашу драму, и все это закончилось так себе. Я вовсе не хотела, чтобы из-за меня она сломала себе еще что-нибудь.
        Поэтому я просто сказала:
        - Все в порядке.  - И она, казалось, поверила мне.
        После обеда я не торопилась домой, слишком велик был мой страх не встретить там Кейдена. Некоторое время я сомневалась, сначала бесцельно прогуливалась по кампусу, потом зашла в библиотеку, где взяла специальную литературу, необходимую для моего эссе, и даже начала делать презентацию, которую требовалось показать только через несколько недель,  - степень моего отчаяния действительно была тревожной. Когда библиотека закрылась, мне не оставалось ничего другого, как вернуться домой.
        Мое сердце застучало, когда я увидела джип Кейдена, припаркованный на стоянке. На лестнице я перепрыгивала сразу через две ступеньки и буквально бросилась к двери.
        Внезапно я остановилась. Кровь отхлынула от моего лица так быстро, что у меня закружилась голова, и я прислонилась к стене.
        Посреди коридора стоял чемодан, рядом с ним еще коробки. Коробки для переезда, в которые были свалены вещи, казались мне чрезвычайно знакомыми. Например, мое покрывало грубой вязки. Или рамка с фотографией, которую мы с Доун сделали в день моего переезда.
        Мое сердце остановилось. Потом резко подпрыгнуло и забилось, но только для того, чтобы тут же снова остановиться. Я покрылась холодным потом.
        Мимо картонных коробок я проложила себе путь в квартиру. Дверь моей комнаты была открыта, что-то громко грохотало. Вскоре в дверном проеме появился Кейден, держа в руках еще одну картонную коробку. Не обращая на меня внимания, он прошел мимо и поставил коробку к двум другим в коридоре.
        - Ч-ч-что… что ты делаешь?  - прохрипела я. Мое горло словно сжалось.
        Кейден проигнорировал меня и вернулся в комнату. Когда он пришел назад с моей прикроватной лампой, я встала у него на пути. Я почти задыхалась.
        - Кейден, что ты делаешь?  - спросила я, на этот раз значительно громче.
        Теперь он посмотрел на меня. Его глаза были холодными и бесчувственными, поза - отталкивающей.
        - Настоящим уведомляю тебя о выселении,  - сказал он тоном, не терпящим возражений.  - Немедленно.
        Сначала до меня не дошел смысл его слов. Я только тогда поняла, что Кейден сказал, когда он попытался протиснуться мимо меня вместе с лампой. Я схватила его за руку и заставила повернуться ко мне.
        - Что это?  - Мой голос дрожал. Мне казалось, что кто-то выбивает землю у меня из-под ног. В любую секунду я могла упасть.
        - Мы не заключали договор аренды. Если я говорю, что ты уходишь, то ты должна уйти. Так что забирай свои вещи и убирайся.  - Равнодушный тон, которым он это сказал, заставил меня содрогнуться. Это был не мой Кейден. Это был холодный и лишенный чувств робот.
        - Что с тобой?  - прошептала я и обхватила его другой рукой. Он грубо стряхнул ее и поставил лампу. Когда он повернулся, чтобы вернуться в мою комнату, я преградила ему путь.
        - Элли,  - пробормотал он сквозь стиснутые зубы. Это было больше похоже на Кейдена.
        - Я хочу знать, что такого сказал тебе твой брат, что ты думаешь вычеркнуть меня из своей жизни,  - потребовала я, и хотя я была близка к тому, чтобы упасть в обморок, мой голос был тверд.  - О чем вы спорили?
        - Я не хочу об этом говорить.
        - Ты можешь говорить со мной о чем угодно, Кейден. Именно так, как ты тогда предложил мне,  - сказала я, на этот раз гораздо мягче.  - Пожалуйста, не закрывайся.
        Он посмотрел на меня. Его челюсть была напряжена, на виске пульсировала вена.
        - Нет.
        - Я думала, что это давно позади. Я думала, мы доверяем друг другу.
        - Тут ты ошибаешься.
        Я схватила его за плечи.
        - Ты издеваешься надо мной, Кейден? Вчера ты говорил мне, как рад, что делаешь меня счастливой, а сегодня ты вышвыриваешь меня из квартиры без всякой на то причины?
        - Это было ошибкой. Все это было огромной ошибкой.  - Он сказал это так тихо, словно хотел убедить себя, что поступает правильно.
        - Это не было ошибкой,  - возразила я ему. Мне предстояло достучаться до него.  - Это лучшее, что когда-либо случалось со мной, ты же чувствуешь то же самое, не так ли? Почему ты позволил кому-то убедить себя в обратном?
        Он закрыл глаза и громко сглотнул.
        Я водила руками по его плечам, шее и продолжала подниматься, пока не смогла погладить по щекам.
        - Я не такая, как Кендра,  - настойчиво заверила я его.  - Я не исчезну.
        Видимо, я сказала что-то не то. Кейден вздрогнул, а затем грубо схватил меня за запястья. Он оторвал мои руки от своего лица и сделал шаг назад.
        - По поводу нас,  - произнес он медленно,  - это была самая большая ошибка в моей жизни.
        Что-то сломалось во мне. Я начала хватать ртом воздух. Но Кейден еще не закончил.
        - Держись от меня подальше, Элли. Я серьезно. Нет времени на это дерьмо прямо сейчас.
        Мои руки покалывало, так отчаянно я чувствовала потребность дать ему пощечину. Но такую глупость я бы себе не позволила.
        Вместо этого я почувствовала, что замыкаюсь.
        Все было так же, как и тогда - боль и страх стали такими большими, такими подавляющими и невыносимыми, что у меня осталось ровно два варианта: я могла сломаться или засунуть свои чувства в самый дальний уголок своего сердца и не оставлять там ничего, кроме холода. Оглушить себя прежде, чем это сделает боль.
        - Ты хочешь, чтобы я ушла?  - спросила я. Мой голос был спокоен, ни следа печали или гнева, которые потрясли меня до глубины души.
        Кейден кивнул один раз.
        - Да.
        - Ты действительно хочешь покончить с нами таким образом? Вышвырнув меня из квартиры?  - поспешно спросила я. Требовалась определенность.
        - Правила были известны с самого начала, Элли.
        Мои зубы заскрипели, так сильно я их сжала.
        - И они были обречены с самого начала - твои слова.
        - Я много говорю, чтобы получить то, что хочу.
        - Чушь,  - фыркнула я.  - Не притворяйся, что ты сказал это только для того, чтобы переспать со мной. Есть гораздо более эффективные методы.
        Кейден резко выдохнул.
        - Почему ты делаешь это таким трудным для меня?
        - Потому что я, черт возьми, не из тех девушек, которых подцепляешь только для того, чтобы потом выбросить, как мусор. Я - девушка, которая лежала в твоих объятиях и доверила тебе свое болезненное прошлое. Я та…
        Кейден приложил руку к моим губам.
        - Нет.
        Я оттолкнула ее.
        - Ты не можешь расстаться со мной только потому, что боишься рассказать мне о своем прошлом. Я знаю, как это тяжело, Кейден. Поверь мне. Но я все равно сделала это.
        - В этом как раз и есть моя проблема!  - воскликнул он, потирая лицо обеими руками.
        Я застыла. Мои пальцы внезапно онемели.
        - Что ты только что сказал?
        - Элли, пожалуйста, я не могу этого сделать. Я пробовал… не получается.  - Он сглотнул.  - Я просто не могу быть с тобой. Это не из-за тебя, а из-за…
        - Это из-за Андерсона? Из-за истории с моей мамой?  - прошептала я.
        Он покачал головой и громко выдохнул.
        - Просто есть вещи, которые… произошли. Вещи, которые уничтожат тебя, если ты узнаешь об этом. Ничего не выйдет. Я никогда не смогу быть с кем-то вроде тебя.
        Его слова сокрушили меня. Я отступила от него. В его глазах появилось что-то мрачное.
        - И рано или поздно все сломалось бы, поверь мне. Лучше так.
        Я подавила слезы, в то время как защитные стены моментально выстроились внутри моей души. Затем посмотрела Кейдену в глаза, стараясь вложить в свой взгляд как можно больше презрения.
        - Я не из тех, кто бегает за парнями, Кейден. Ты должен был уже хорошо узнать меня.  - Я расправила плечи.  - Если ты хочешь, чтобы я ушла, то я это сделаю. Но не думай, что я когда-нибудь вернусь.
        Секунды тянулись бесконечно медленно, пока он наконец не кивнул.
        - С этим я смогу жить.
        Так я и сделала. Я повернулась и ушла, хотя сердце у меня так болело, что я едва могла переставлять ноги.
        Глава 32
        Доун открыла дверь и удивленно посмотрела на меня. Она начала что-то говорить, но тут ее взгляд скользнул по подушке в моей руке и чемодану, стоявшему рядом со мной на полу. Она сжала губы и отступила в сторону, чтобы впустить меня в комнату. Сойер, как всегда, не оказалось дома, но на самом деле мне было все равно.
        Мне было больно.
        Доун не задавала вопросов. Она занесла чемодан в комнату и поставила его рядом с комодом, затем осторожно взяла меня за руку и повела к кровати. Она что-то говорила, но в моих ушах шумело так громко, что я ничего не могла разобрать. Доун исчезла из комнаты.
        Я сидела на ее кровати, свесив ноги, и смотрела на свои носки. На них были пестрые совы. Я купила их только потому, что знала, как сильно мама их возненавидит.
        Доун вернулась чуть позже и поставила на тумбочку две чашки с дымящимся чаем. Она откинула покрывало и помогла мне лечь на спину и устроиться поудобнее. Потом она села рядом со мной, и я положила голову ей на колени.
        Она начала говорить о бессмысленных вещах. О Канье Уэсте, который в очередной раз запостил что-то неловкое в Twitter. О новой книге ее любимого автора. О Сойер, которая подозрительно долго не приводила с собой парня. О планах приготовить, наконец, рождественское варенье ее бабушки в этом году.
        И в конце концов я сдалась. Я прижалась лицом к ноге Доун, вцепилась пальцами в ее свитер и дала волю слезам.
        Я плакала часами. Доун не двигалась с места. Она натянула на меня одеяло и нежно гладила по волосам, бормоча успокаивающие слова, пока мое тело сотрясали рыдания, такие сильные, что я почти задыхалась.
        В какой-то момент я уже была слишком измучена, чтобы делать нечто большее, чем тупо пялиться на стену. Я чувствовала себя так, словно кто-то вырвал у меня изнутри каждый орган по отдельности, а затем небрежно запихнул обратно.
        Все причиняло мне боль.
        Я уже не могла открыть глаза и провалилась в глубокий сон.
        На этой неделе сон превратился в кульминацию моего дня. Это были единственные часы, когда жуткая боль исчезала. Я ничего не могла есть, и даже пить мне было трудно. Я покидала кровать Доун только для того, чтобы пойти в туалет. В университет я не ходила. Если бы я увидела там Кейдена, это, наверное, убило бы меня.
        Доун была моим ангелом. Она приносила мне заметки об отдельных лекциях и копировала записи Скотта с семинаров, которые мы с ней не посещали. Сойер, к счастью, появлялась в общежитии очень редко. Однажды днем она ворвалась в комнату расстроенная, но, когда увидела меня, ее лицо сразу стало безжизненным. В тот же миг она снова исчезла с набитым рюкзаком в руке.
        В субботу Доун привела с собой Скотта. Они принесли пиццу. Я была так голодна, но, когда Скотт открыл коробку, я ощутила тошноту. Просто все это я связывала с Кейденом. Это было до смешного ужасно, но я ничего не могла с этим поделать. Хотя в последние дни я спала больше, чем когда-либо, я чувствовала себя истощенной и пустой.
        Впервые в жизни я была влюблена. И впервые в жизни мне разбили сердце. У меня понятия не было, как я должна преодолеть это. Тем более что я была бездомной. Не знаю, что бы я делала без Доун.
        Постоянно я зависела от кого-то - сначала от родителей, потом от Кейдена, а теперь от нее. Как ни старалась я в последние дни игнорировать правду, мне было ясно одно: я должна взять на себя ответственность за свою жизнь. Пришло время!
        - Мне нужна квартира.
        Это были первые слова, произнесенные мною с тех пор, как я появилась на пороге Доун. Некоторое время я смотрела на выцветший ковер, а затем подняла взгляд, чтобы посмотреть на своих друзей.
        - Мне нужна квартира.
        Рот Скотта открылся и тут же закрылся. Видимо, он не ожидал, что сегодня тот день, когда я нарушу свое молчание. Доун тоже казалась удивленной. Она положила кусок пиццы обратно на тарелку у себя на коленях.
        - Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь. Проверяющие довольно редко появляются, а если и так, то мы просто притворимся, что ты моя соседка по комнате. Я имею в виду, что Сойер здесь никогда не бывает,  - тараторила она. Я видела, как Доун обрадовалась тому, что я что-то сказала.  - Особенно с тех пор, как в последнюю секунду ей пришлось прятать парня под кроватью.
        Скотт осмотрел половину комнаты Сойер, которая была резкой противоположностью половины Доун - вместо полок, полных книг и стен, оклеенных фотографиями, она держала все в черно-белом и довольно минималистском стиле.
        - Но под кроватью же ящик для белья,  - заметил Скотт.
        Доун энергично кивнула.
        - Точно. А теперь представь себе там парня под девяносто килограмм. Сложенного, как футболка.
        Я почувствовала, как дернулись уголки моего рта. Совсем немного, но Доун и Скотт оба это заметили.
        - Милая?  - спросил Скотт осторожно, но не так осторожно, чтобы мне показалось это смешным.
        - Ммм?
        - Хочешь поговорить?  - спросил он.
        Я подумала над этим. Боль немного утихла, но внутри меня все похолодело и онемело.
        - Не знаю,  - честно ответила я, потирая грудную клетку. Мое сердце стучало неровно.
        - В любом случае, мы здесь для тебя. Всегда. Просто чтобы ты знала.  - Доун кивнула так резко, что тряхнула волосами в воздухе.
        Я несколько раз глубоко вздохнула и снова уставилась на ковер. В своей жизни я многое пережила. В течение многих лет я чувствовала себя совершенно одинокой и не способной никому довериться. Все мои отношения носили поверхностный характер, что привело к тому, что я не имела нормального опыта общения с людьми до сих пор, и поэтому, как правило, держала их на расстоянии.
        С тех пор как я поселилась в Вудсхилле, все было по-другому. Я изменилась, стала совсем другим человеком. И никогда не чувствовала себя такой сильной. Независимо от того, сколько боли причинил мне Кейден. Я училась на своих ошибках и знала, что лучше говорить о проблемах, а не прятать их. Потому что в какой-то момент они могут настигнуть, причем с такой силой, что человек сорвется.
        Я никогда больше не хотела срываться.
        Поэтому я соскользнула с кровати, села на пол к Доун и Скотту и начала рассказывать. Открыться им стоило мне большого усилия. Я так привыкла к молчанию. Но я сделала это.
        Я рассказала им о родителях и о своей жизни в Денвере. Об Андерсоне, хотя и краткую версию. О страшной встрече в День благодарения. Я рассказала им и о брате Кейдена. И наконец, о том, как Кейден совершенно изменился в одно мгновение, хотя мы только что были так близки. Пока я говорила, прерывисто и нескладно, я поняла, как правильно было рассказать правду Доун и Скотту. Я доверяла им.
        Когда я закончила, Доун подползла ко мне по полу и заключила в свои объятия. Скотт схватил мою руку и крепко сжал ее.
        - Ладно. Во-первых,  - твердым голосом начала Доун, обхватив меня за плечи, несмотря на повязку на правой руке,  - я думаю, что все происходит по какой-то причине, Элли. Если бы всего этого не произошло, ты бы никогда не сидела с нами. Мы бы никогда не встретились. Возможно, ты никогда не нашла бы мужества следовать своим мечтам и не пришла бы к идее высказать свое мнение матери или стать учительницей. Ты бы не влюбилась.
        В ответ я посмотрела на Доун и медленно кивнула.
        - А во-вторых,  - продолжила она,  - мне кажется, что ты не единственная, кто имеет дело с проблемами из своего прошлого. У Кейдена, кажется, тоже есть некоторый багаж.
        Я прикусила губу.
        - Что бы там ни было, это не повод просто вышвыривать Элли из квартиры. Честно говоря, меня это очень злит,  - заметил Скотт и нахмурился, как будто это было совершенно новое для него ощущение.
        - Он сказал мне, что никогда не сможет быть с кем-то вроде меня.  - Мне пришлось откашляться, потому что мой голос грозил сорваться.  - Я умоляла его сказать мне почему. Что произошло между ним и его братом. Но он не захотел мне говорить.
        - Что это значит? С «кем-то вроде тебя»?  - огрызнулась Доун и рывком села.  - Я должна ударить его еще раз. У меня еще осталась здоровая рука. И две ноги.
        Я не могла даже улыбнуться. Вместо этого я беспомощно пожала плечами. Слова Кейдена проносились в голове, словно в бесконечном цикле.
        «Правила были известны с самого начала». Я разразилась ироническим смехом.
        Скотт покачал головой.
        - Парень действительно облажался. Он с тобой связывался?
        Я струсила. Телефон я не брала в руки всю неделю. Мои дни состояли только из сна и попыток Доун отвлечь меня.
        - Без понятия.
        Доун схватила мой телефон и вложила его мне в руки. Я не знала, почему мое сердце вдруг начало сильно биться. Писал ли Кейден или нет, не имело никакого значения. От этого не изменится то, что он глубоко ранил меня.
        Но мне не нужно было беспокоиться. После того как Доун протянула мне свое зарядное устройство и я включила телефон, на дисплее высветилось только одно имя: Спенсер.
        - Конечно,  - пробормотала я. Наверняка Кейден послал Спенсера, чтобы позаботиться о моих оставшихся в квартире вещах. Я снова заблокировала телефон.
        Доун ухмыльнулась.
        - Мы могли бы просто спать вместе под мостом. Было бы смешно.
        Теперь, вопреки моим ожиданиям, мне пришлось улыбнуться.
        - Для начала давай поищем варианты. Делить квартиру с кем-то ты, конечно, больше не хочешь, не так ли, Элли?  - Скотт выжидательно посмотрел на меня и вслепую набрал что-то на своем смартфоне.
        То, что эти двое не жалели меня, а прагматично отнеслись к ситуации, принесло мне огромное облегчение.
        - Нет,  - решительно сказала я.  - Больше никаких общих квартир. За исключением тех случаев, когда я могу сама выбрать соседа. У меня все еще осталась б?льшая часть сбережений, а также счет родителей, к которому я могу получить доступ в чрезвычайной ситуации.  - На самом деле внутри меня все противилось, и мне не хотелось касаться ни доллара из моих сбережений, но в середине семестра я бы уже не получила общежитие - все места были заняты, а списки ожидания бесконечны.
        - Хорошо. Я бы сказал, что мы составляем список квартир, которые посмотрим в ближайшие дни. Доун, Элли, вы просматриваете объявления в Сети. Я смотрю объявления на отдельных факультетах.  - Скотт встал и провел рукой по светлым волосам. До сих пор они были идеально уложены. Теперь они торчали в разные стороны и совершенно не соответствовали серьезному выражению на его лице.
        - Мне кажется, что Грейс с курса творческого письма только что переехала к своему парню. Может быть, ее квартира еще свободна,  - задумчиво сказала Доун и поставила ноутбук на колени.  - Сейчас напишу ей.
        - Очень хорошо!  - Скотт поднял большой палец вверх, а затем натянул куртку.  - Я пришлю вам фотографии, если что-нибудь увижу, чтобы вы могли сразу же позвонить.
        - Я могу пойти с тобой!  - начала протестовать я, поднимаясь. Тут же Доун схватила меня за плечо.
        - Я хочу быть честным, милая,  - сказал Скотт, на мгновение поджав губы. Потом глубоко вдохнул.  - Ты выглядишь довольно дерьмово.
        - Ты мог бы выразиться и помягче,  - прервала его Доун, а потом посмотрела на меня. При виде спортивных штанов, которые я носила уже неделю, и мешковатой рубашки она сморщила нос.  - А ты и в самом деле выглядела лучше.
        Почему я была так благодарна за них двоих?
        - Мы говорим это тебе не для того, чтобы ты чувствовала себя плохо, а для того, чтобы подняла пятую точку. Мы бы дали тебе пострадать еще несколько дней, но ты сама выползла из постели. Так что вперед!  - Скотт хлопнул в ладоши.  - В бой, Элли.  - Он подбежал к двери и еще раз подмигнул мне, прежде чем исчезнуть.
        Я глубоко вздохнула и потянулась. Мои конечности были тяжелыми и вялыми. Я осторожно понюхала рубашку. Фу.
        - Я действительно отвратительна, не так ли?  - спросила я Доун.
        - Ну если только немножко.  - Она одарила меня невинной улыбкой и зажала нос двумя пальцами.
        Я глубоко вдохнула.
        Потом поднялась.
        В бой.
        Глава 33
        Я сделала то, что было необходимо. Я позвонила маме.
        По крайней мере я пыталась. Но вот уже битый час мне не удавалось не вешать трубку каждый раз сразу, как только я набирала ее номер.
        Доун специально гуляла какое-то время, чтобы я успела спокойно позвонить по телефону, но я почему-то не могла заставить себя сделать это. Я даже не знала, что именно хотела сказать маме. Между нами столько всего произошло, что одного «эй, спасибо, что превратила последние годы в ад» было бы недостаточно.
        Кроме того, я несколько дней обдумывала слова Доун. Без ситуации с Андерсоном и отвратительного поведения моей матери я, возможно, никогда бы не переехала в Вудсхилл. И без этого я бы никогда не нашла замечательных друзей. Я бы никогда не влюбилась - это я считала невозможным до своего переезда. И я не узнала бы о себе так много, и не выросла бы так сильно над собой. Без всего этого я не стала бы тем человеком, которым была сегодня. И на самом деле мне очень понравился этот новый человек. Я верила, что она на правильном пути.
        Я глубоко вдохнула и, сощурив глаза, нажала на повторный набор. Медленно я поднесла трубку к уху, в то время как мое сердце стучало, как сумасшедшее.
        Мама взяла трубку. Я затаила дыхание.
        - Кристал.  - Когда я услышала, как она произнесла мое имя, у меня по спине пробежала дрожь.  - Я знала, что рано или поздно ты позвонишь.
        Несмотря на то что мне хотелось прыгнуть прямо через телефон и встряхнуть ее, я проигнорировала колкое замечание.
        - Привет, мама,  - сказала я с вынужденной вежливостью, одной рукой сжимая одеяло Доун. Мое сердце колотилось с бешеной скоростью.  - Как ты?
        «Понемногу»,  - увещевала я себя. Мне нельзя было сразу выпалить все, что накопилось за последние годы.
        - Как я? Ты опозорила меня на моем собственном торжестве! Пришла с этим… этим панком и…
        Я проигнорировала ее следующие слова. Необычайное спокойствие охватило меня. Я вдруг поняла, что сделаю это. Я была достаточно сильна для этого.
        - Мама,  - тихо сказала я.
        - Не перебивай меня, Кристал. Ты задала мне вопрос, так выслушай на него ответ.
        - Я позвонила не для того, чтобы позволить тебе выговориться.  - Я легла на спину и уставилась в потолок. Доун наклеила туда карту мира, на которой континенты светились в темноте разными цветами.
        - А почему же мне тогда оказана такая честь?  - уязвленная, спросила она.
        - Ты рассчитывала, что я приду на праздник, не так ли?  - Я терпеливо ждала ответа. Но не получила его.  - Если ты ждала меня, как ты сама сказала в Денвере… как могла позволить Расселу прийти?
        Я услышала, как она резко вдохнула.
        - Поначалу я не хотела думать об этом,  - сказала я, намотав прядь волос вокруг пальца.  - Я хотела наконец покончить с этой темой. Но чем больше я размышляла над этим… Как ты могла сделать это, мама?
        Я слушала ее прерывистое дыхание на другом конце провода и ждала, не снизойдет ли она до ответа. Но она не сказала ни слова.
        Я откашлялась, чтобы прочистить горло.
        - Рассел не насиловал меня. Но он надругался надо мной. Он оставил кровавый след в моей душе. Я рассказала тебе все, доверилась. И что ты сделала? Ты пригласила этого человека в наш дом и дала ему награду на моих глазах.  - Я приложила руку к глазам. Плакать я не стала. Мне просто хотелось, чтобы все закончилось. Я хотела дать ей понять, что ее поведение сделало со мной, чтобы она наконец осознала, почему я сбежала и искала возможности начать все заново.  - Как ты могла так поступить со мной, мама? Я твоя дочь. Ты должна была защищать меня, но вместо этого ты вонзила мне нож в спину.
        Теперь откашлялась мама.
        - Значит, ты думаешь, что для меня все было легко?  - спросила она дрожащим голосом.
        - Так оно и выглядело, да,  - призналась я.
        - Ты понятия не имеешь, сколько усилий мне потребовалось, чтобы смириться с этим человеком в моем доме!  - прошипела она.
        - Тогда почему ты ничего не предприняла?
        Некоторое время она молчала.
        - Он пожертвовал кучу денег, Кристал,  - наконец тихо сказала она.  - У меня не было выбора. Ты же знаешь, как это происходит в наших кругах.
        Я глухо рассмеялась. В тот же миг дверь комнаты распахнулась, и в нее заглянула Доун. Увидев у моего уха телефон, она хотела уйти, но я махнула ей рукой. Я не хотела изгонять ее из собственной комнаты. И кроме того, мне казалось, что рядом с ней я могу больше.
        Я села, указывая на место рядом с собой. Доун выполнила мою немую просьбу и тихо забралась на кровать. Ее взгляд был озабоченным.
        - Знаю, как это работает. Конечно, мама. Но это не значит, что я не хотела твоей помощи.
        - Я держала его подальше от тебя, Кристал. Я сделала все, что было в моих силах, чтобы он…
        - Если бы ты сделала все, что в твоих силах, то эта свинья вообще не попала бы в наш дом,  - прервала я ее твердым голосом.  - Ты сделала бы то, что сделала бы любая нормальная мать, и посадила бы этого мерзавца за решетку. Вместо этого ты заставила меня одеться поскромнее и приняла грязные деньги, которые он дал тебе за молчание. Ты оставила меня наедине с моими страхами и паникой.
        Я слышала, как она резко вдохнула, но я не закончила.
        - Я больше не хочу цепляться за прошлое, мама. На самом деле не хочу. Я переехала в Вудсхилл, чтобы получить возможность начать все заново. А не потому что хотела усложнить тебе и папе жизнь. Я просто хотела снова иметь возможность свободно дышать. Но теперь я поняла, что не могу этого сделать, пока Андерсон стоит между нами.
        В трубке вдруг воцарилась мертвая тишина.
        - Я пытаюсь простить тебя. Я пытаюсь справиться с тем, что произошло с Расселом, и построить новую жизнь здесь. Но я не смогу этого сделать, если ты продолжишь вмешиваться в мои решения.
        Мне потребовалось время, чтобы сдержать слезы. Доун схватила мою руку и крепко ее сжала.
        - Никогда намеренно я не хотела причинять тебе боль, Кристал, я желала лучшего для нашей семьи,  - выпалила моя мать, и я знала, что это единственное оправдание, которое я получу от нее. Больше ей нечего было сказать. Но, в конце концов, я избавилась от того, что должна была высказать ей много лет назад.
        - Ты причинила мне боль, мама. Действительно причинила. И в День благодарения ты еще раз доказала, что мои чувства тебе совершенно безразличны. Ты понимала, что я пойду на это торжество, хотя знала, что он будет там. Ты больше заботилась о том, чтобы сохранить свое лицо перед друзьями, чем о благополучии своей дочери.
        Она глубоко вздохнула, чтобы возразить мне, но слов у нее не нашлось. Доун вопросительно посмотрела на меня, и я пожала плечами, потому что мама больше ничего не сказала.
        - Наверное, я окончательно прогнала тебя из дома, не так ли?  - спросила она в какой-то момент. Я могла буквально видеть ее перед собой, как она сидела, положив одну ногу на другую, где-то в шикарном доме, который уже давно не был моим.
        - Я не планирую возвращаться в Денвер в ближайшее время, мама. Я действительно чувствую себя очень комфортно здесь, в Вудсхилле.
        - Ты из большого города, Кристал,  - фыркнула она,  - а не из деревни, где все ездят на ржавых грузовиках.
        Я чуть не рассмеялась над ее словами.
        - Я больше не Кристал, мама. Я не была ею уже несколько месяцев. Мои друзья здесь называют меня Элли. Может быть, когда-нибудь ты согласишься, что сейчас я строю жизнь, которая сделает меня счастливой,  - тихо сказала я. Это были слова, которые я прокручивала в голове перед звонком.  - Я не хочу изгонять вас из своей жизни, мама. Это не принесет пользы ни вам, ни мне, но, если вы не начнете принимать меня такой, какая я есть, у меня не останется другого выбора.
        Доун сжала мои пальцы так крепко, что они хрустнули.
        - Я не могу принять тот путь, на который ты ступила. Независимо от того, что ты думаешь обо мне, я желаю тебе только самого лучшего. И это, на мой взгляд, явно не Вудсхилл и уж точно не бездельник с татуировками, который не приведет тебя ни к чему хорошему.
        Ее слова болезненно укололи меня.
        - Если она начнет говорить гадости, просто вешай трубку, Элли,  - прошептала Доун и сделала соответствующий жест.
        - Я больше не буду зависеть от тебя и папы. Если вы хотите остаться частью моей жизни, то, вероятно, должны принять ее так или иначе. Вы можете приехать ко мне в гости или нет. Это зависит от вас. Я в любом случае не вернусь. В Вудсхилле я чувствую себя как дома больше, чем в любом другом месте.  - Не считая того, что здесь мое сердце было разбито.  - А теперь я должна повесить трубку. У меня есть еще кое-какие дела.
        Я услышала, как мама резко вдохнула.
        - До встречи, мама. Если хочешь, то передай от меня привет папе,  - сказала я примирительным тоном.
        - До встречи, Крис…  - Она прервалась.  - До встречи, Элли.
        Затем мне в ухо прозвучали гудки. Я медленно опустила телефон.
        - Я очень горжусь тобой,  - объявила Доун, широко улыбаясь.
        - Прозвучит глупо, если я скажу, что я тоже?
        Теперь моя подруга энергично качала головой, ее улыбка ни капельки не померкла.
        - Вовсе нет.
        Несмотря на то, что я была невероятно взволнована и вся вспотела, а мое сердце сильно колотилось, я ответила ей улыбкой. Наконец-то мне это удалось. Я сказала маме то, что думала на самом деле, и освободилась от нее. Теперь ей предстояло решить, существует ли для нас общее будущее.
        Глава 34
        Найти приемлемую квартиру в середине семестра было гораздо легче, чем в начале. Большинство просмотров проходили нормально. Мы ездили на просмотры квартир вдвоем, а иногда даже втроем, поэтому нелепых ситуаций было минимум. Как-то раз мы с Доун даже робко переглянулись, когда нас спросили, не хотим ли мы поцеловать друг друга, на что мы вежливо сказали «нет».
        Было утомительно посещать все мои занятия и ездить из одной квартиры в другую и между делом кривляться перед арендодателями, но такая смена деятельности меня устраивала. Иногда, когда я видела в кампусе парня в кепке или кого-то, кто носил свитер, похожий на свитер Кейдена, мне становилось страшно, и сердцебиение учащалось. Но это был не он.
        Я встречалась с ним только на нашем совместном семинаре. Я на мгновение подумала о том, чтобы отменить курс и просто пройти его еще раз в следующем семестре, но затем, слава богу, отбросила эту идею. Семинары по предмету «Кино и телевидение» были одними из моих любимых, и я бы не стала их пропускать из-за Кейдена. Я бы не стала прятаться от него только потому, что он заявил, что не может быть со мной.
        При этом я старалась его избегать. Я пришла на занятие как можно позже и вышла из аудитории первой, а в течение лекции сосредоточилась только на том, что говорил преподаватель, чтобы не было соблазна смотреть на Кейдена. Я просто делала вид, что его не существует.
        Задание на сегодняшнее занятие было сопоставить фильмы и людей разных социальных классов и периодов времени. Мы должны выйти и прикрепить наши листочки в соответствующую колонку на доске. Что вполне реально сделать, если внимательно прочитать сценарий. Я потянулась за магнитом, чтобы прикрепить свой первый листок на доску, когда почувствовала, как кто-то стоит прямо за мной. Я сразу поняла, что это Кейден. Я почувствовала его аромат, ставший мне таким знакомым за последние месяцы, я ощутила исходящее от него тепло, и предательские мурашки побежали по моему телу. Его рука проскользнула по моему плечу, и он прикрепил свой листок.
        Я застыла.
        - Мы можем поговорить?  - Я почувствовала дыхание Кейдена прямо над ухом, так близко он стоял ко мне.
        Я хотела повернуться и пойти на свое место, но Кейден удержал меня за локоть. Я изо всех сил старалась на него не смотреть. Поэтому я пристально уставилась на руку, которой он держал меня. У меня кружилась голова, я чувствовала, как быстро бьется мое сердце. Даже через свитер мне казалось, что Кейден касается моей обнаженной кожи. Это было уж слишком ощутимо. Его прикосновение вызвало во мне целую бурю эмоций. Мне хотелось обхватить руками его шею и начать рыдать, и в то же время ударить по лицу и сломать ему нос. Мне хотелось вырваться из его рук и одновременно никогда больше не отпускать. И всякий раз, когда он прикасался ко мне, мне казалось, что последний недостающий пазл становится в нужное место.
        Я никогда не смогу быть с кем-то вроде тебя, слышала я в своей голове.
        Стараясь не смотреть ему в глаза, я осторожно убрала его руку. И вернувшись на свое место, дрожащими руками начала аккуратно списывать таблицу с доски. Кейден вышел из аудитории чуть позже.
        После последнего семинара мы со Скоттом сели в кафе в кампусе, чтобы подождать, пока освободится Доун. Вечером у меня был еще один просмотр, на который они определенно хотели пойти со мной. Я не знала, что бы делала без них. Мне самой не удалось бы справиться со всеми этими просмотрами, и на данный момент я уже увидела шесть квартир, две из которых мне очень понравились. С надеждой я заполнила заявки, но убедить арендодателя в том, что я подходящий арендатор, оказалось сложнее, чем я думала. В одной из двух квартир мне отказали, от другой я жду ответа уже несколько дней.
        Я старалась не возлагать слишком больших надежд на квартиру, которую мы шли смотреть сегодня вечером, но фотографии, которые я смотрела в интернете, были великолепны.
        Мы со Скоттом поднялись с нашими латте маккиато по скрипучей лестнице кафе наверх. Там, как обычно, все места у окна были уже заняты, но в центре нашелся небольшой свободный столик. Мы еще не сели, а Скотт уже откусил кусочек от пончика. И смачно застонал.
        - Вкусно?  - спросила я, смеясь.
        Он слизнул шоколад с губ.
        - Довольно-таки. Хочешь откусить?
        Я покачала головой.
        - Ты должна есть больше, Элли.  - Он водил пончиком перед моим лицом, пока наконец у меня не осталось выбора, кроме как наклониться вперед и откусить.
        Он был даже внутри с шоколадом. «Довольно вкусно» было сильным преуменьшением.
        - Молодец,  - похвалил меня Скотт с полным ртом.  - Я не хочу, чтобы ты еще похудела.
        - Я делаю это не специально,  - проворчала я. И это правда. У меня по-прежнему просто-напросто не получалось иначе. Единственное, что я регулярно употребляла,  - это кофе, но и то только потому, что от усталости и истощения я могла бы заснуть на ходу. Мое «состояние зомби», как ласково называла его Доун, было уже не таким тяжелым, как после разрыва с Кейденом, но он все еще оставлял свой след.
        - Как «Кино и телевидение»?
        Я вздохнула. Вообще-то я хотела избежать разговоров о Кейдене, но почему-то у Скотта была чуйка на такие вещи.
        - Он подходил. Спросил, можем ли мы поговорить.
        - И? Ты можешь?  - спросил Скотт. Подняв удивленно брови, он слизывал начинку с пончика и с интересом смотрел, как его язык почти полностью исчезал в завитке теста.
        - Мне кажется, я больше никогда не смогу с ним разговаривать.
        - Но, может, он должен сказать тебе что-то важное.
        - Что же? Что я забыла свои тампоны в ванной?  - спросила я так громко, что девушки за соседним столом повернулись к нам с испуганными лицами. Я тихо извинилась и спряталась за стакан.
        - Элли?
        Я обернулась и увидела, что к нам идут Моника, Спенсер и Итан. Между тем глаза Спенсера снова выглядели совершенно нормальными.
        - Эй,  - услышала я.
        - У вас есть свободное местечко?  - робко, как будто я могла сказать «нет», спросила Моника, указывая большим пальцем назад.  - Почему-то все остальные столы заняты.
        Я кивнула с натянутой улыбкой. Моника, Итан и Спенсер ничего не могли поделать с поведением Кейдена. Они всегда были добры ко мне. И даже если в будущем мы не будем проводить столько времени вместе, это не значит, что мы должны вставлять друг другу палки в колеса.
        - Как ты?  - спросила Моника.
        - Хорошо.  - Три пары бровей одновременно поползли вверх от удивления.  - Ну нормально, я думаю,  - пробормотала я, потому что врать было не так просто.
        - Значит, с Кейденом все в порядке,  - выпалила Моника.
        Итан вздохнул.
        - Детка, я не думаю, что…  - начал он, но Скотт прервал его.
        - Ну… чего-то другого Кейден и не заслужил.  - Он сказал это совершенно спокойно и с вежливой улыбкой.
        Моника раздраженно посмотрела на него, но потом наклонилась ко мне через стол, так что ее волосы чуть не оказались в моем кофе. В последнюю секунду Итан поднял ее цветную косу и положил ей на спину.
        - Кейден просто не может никого подпустить к себе, ты же знаешь, Элли. И если он все-таки сделает это, то тут же запаникует и снова оттолкнет от себя. Он так же поступил со всеми нами. Правда, ребята?  - Она оглянулась на Спенсера и Итана, сидевших рядом с ней.
        Итан вздохнул и хотел что-то ответить, но Моника бросила на него такой угрожающий взгляд, что в последнюю секунду он опомнился и вместо этого энергично кивнул. Спенсер лишь скрестил руки на груди. Он не выглядел очень-то счастливым.
        - Тогда мальчику следует срочно обратиться к психологу.  - Скотт был в ярости. Я положила руку ему на плечо, чтобы он успокоился.
        - Все в порядке. Что было, того не вернешь.  - Эти слова казались какими-то странными. Неправильными, что ли, и фальшивыми.
        - Элли, мы оба знаем, что это полная фигня.  - Спенсер поднял голову. Он нахмурился и оперся локтями на стол.  - С тех пор как приезжал Алекс, Кейден совсем никакой.
        Моника раскрыла рот от удивления:
        - Алекс был здесь? Почему я об этом ничего не знала?
        - Потому что Кейден не хочет, чтобы все знали.
        - Это многое объясняет.  - Итан провел рукой по волосам, затем положил руку на спинку кресла Моники.
        Скотт буркнул:
        - Что же это объясняет? Злой брат приезжает, и логично, что Кейден выгоняет Элли из квартиры? Извините, ребята, но мне этого не понять совсем. Я никогда не испытывал такой злости.
        - Мы… мы должны сказать ей,  - пробормотала Моника и вопросительно посмотрела на Спенсера.
        Тот мгновенно покачал головой.
        - Она заслуживает знать, Спенс,  - согласился Итан.
        - Не могли бы вы сказать мне, о чем говорите?  - Я растерянно смотрела на них. Мой взгляд остановился на Спенсере.
        Тот жалобно вздохнул и выглядел так, словно в этот момент предпочел бы оказаться где-нибудь в другом месте.
        - У Кейдена и его брата… не самые хорошие отношения, скажем так.
        - Как он мне рассказывал… о разводе и о его отце, и о семейной компании, и даже об Алексе,  - я помнила каждую историю, которую Кейден рассказывал мне о своей семье,  - он не ладил с отцом, и тот никогда не понимал, что интересы Кейдена сосредоточены не на компании, как у брата, а совершенно в другом месте. И что именно поэтому он все больше отдалялся от Алекса, пока наконец они совсем не разошлись.
        - Когда Кейдену было восемнадцать, его тогдашняя подруга бросила его,  - прошептал Спенсер.
        - Кендра,  - тихо сказала я и кивнула.
        - Что это значит…  - зрачки Скотта расширились.  - Неужели брат расслабился с его подружкой?
        Спенсер фыркнул:
        - Нет. Он ее изнасиловал.
        Я отхлебнула кофе и громко кашлянула. Скотту пришлось похлопать меня по спине, чтобы я пришла в себя.
        - Что?
        - Алекс изнасиловал Кендру после вечеринки.
        - О боже,  - выпалила я.
        Спенсер напрягся, и ему показалось, что, наверное, ему не стоит дальше об этом говорить.
        - Кендра бросила Кейдена, потому что он не поверил ей. Он встал на сторону брата, который, естественно, все отрицал. Кейден уже тогда не очень-то общался с Алексом, ты же знаешь, что развод родителей изрядно рассорил их. Но, несмотря на это, Алекс по-прежнему был старшим братом, которого Кейден обожал и восхищался им. И Кейден был твердо убежден, что тот никогда не насиловал девушек - и уж тем более девушку, с которой встречался Кейден. Между Кендрой и Кейденом все закончилось довольно некрасиво.  - Спенсер раздавил указательным пальцем несколько сахарных крошек.  - И только гораздо позже выяснилось, что Кендра сказала правду. Для Кейдена тогда рухнул целый мир.
        Я непроизвольно выдохнула и крепко вцепилась в ладонь Скотта. Он положил свою руку сверху и сжал ее.
        - Этот инцидент можно было скрыть, потратив кругленькую сумму. Иначе компания отца Кейдена наверняка пошла бы к черту,  - продолжал Спенсер.  - Такой репутации ты уже больше не заработаешь.
        Я пожала плечами. В мыслях я повторила разговор, который подслушала между Алексом и Кейденом. И все вдруг приобрело определенный смысл. Неудивительно, что Кейден так ненавидел своего брата.
        - Кейден все еще винит себя за то, что не поверил Кендре сразу. И даже если никогда в этом не признается, он безумно боится еще раз кого-то так обидеть и разочаровать. Я считаю, что именно поэтому он сам себя этим и уничтожает… Он запретил подпускать к себе людей. Он предпочитает держаться от них подальше. Но ты же видишь, что с ним сделали.
        - Но ведь он мог бы поговорить со мной об этом,  - тихо сказала я.
        Моника вздохнула.
        - По-моему, он просто не знал, как это сделать. И он наверняка боялся потерять тебя.
        Я задумалась над ее словами. Согласна. Что касается его чувств, то Кейден был более замкнутым, чем кто-либо другой. Кроме того, драма с Кендрой и Алексом не была той историей, которую можно рассказать за чашкой кофе,  - конечно, если бы только он не был знаком с моим прошлым. Оттолкнуть меня было, наверное, единственной возможностью, которую он видел для себя в этой ситуации.
        - Это действительно ужасно. Я серьезно. Но все равно это не оправдывает того, что он сделал с тобой, Элли.  - Скотт вернул меня на землю.
        - Люди совершают ошибки,  - сказала Моника, не глядя на Скотта.  - Я твердо убеждена, что он сожалеет об этом. Ему очень плохо, Элли. Он просто сидит в своей квартире и не разговаривает ни с кем, кроме Спенсера.
        - Со мной он тоже не разговаривает.
        - Тогда чем вы все время занимаетесь?  - озадаченно спросил Итан.
        Спенсер пожал плечами:
        - Играем в азартные игры.
        - И все?
        Он кивнул.
        - Если он не хочет говорить, я уважаю его выбор. По-моему, ему просто нужно немного времени, чтобы все переварить.
        - Нам пора,  - тихо сказал Скотт.  - Доун вот-вот освободится.
        - Куда вы едете?  - с любопытством спросила Моника. Я оценила, что она хотя бы немного пыталась поднять нам настроение.
        - Просмотр квартиры номер семь.
        Моника открыла было рот, но Итан опередил ее:
        - Ты действительно ищешь квартиру?
        - Конечно, она ищет квартиру. Элли не может покончить с собой только потому, что запутавшийся в чувствах парень решил, что больше не хочет, чтобы она была рядом с ним,  - расстроенно сказал Скотт.
        Честно говоря, я занималась этим всю предпоследнюю неделю. Но ребятам было не обязательно это знать.
        - Может быть, тебе стоит сначала подождать, пока…  - начала Моника.
        - Нет,  - мягко прервала ее я, пытаясь улыбнуться. В моей груди тянуло и дергало, как у сумасшедшего.  - Кейден много значит для меня, но я не могу зависеть от того, кто не справляется со своими чувствами… Для меня все кончено, Моника.
        Я поднялась, стараясь дышать глубоко и спокойно. Все во мне кричало о Кейдене. Я хотела увидеть его, хотела заключить его в объятия и услышать от него то, что только что рассказали мне ребята,  - но этого не случилось. Просто не случилось.
        - Спасибо, что рассказали мне правду.  - Мимоходом я положила руку на плечо Спенсера и улыбнулась Итану и Монике.
        Спенсер ухватился за мою руку на своем плече и сжал ее. Он посмотрел на меня:
        - Сообщи, если тебе нужна какая-то помощь с переездом. Это самое простое, чем я могу помочь.
        - Спасибо, Спенс.
        Глава 35
        Седьмая квартира оказалась еще чудесней, чем на фотографиях. Она находилась в четверти часа езды от кампуса в красивом комплексе, где, вероятно, жили только состоявшиеся люди, а также богатые студенты. Все казалось таким ухоженным: от зеленых насаждений перед подъездами до небольшого парка по соседству. Квартира - мечта. На полу везде был темный паркет, который в сочетании с белыми стенами придавал комнатам деревенский, но все же очень современный антураж. В просторной гостиной была стена из грубого кирпича, что мне очень понравилось, в сочетании со светлыми рамами окон и дверными проемами. Собственно, не хватало только камина, тогда комната сама по себе казалась бы уютным маленьким домиком. Кухня была небольшая, но, как и большая часть остальной квартиры, уже со всей необходимой мебелью, а ванную хозяйка как раз недавно ремонтировала. Там была и сама ванна, и душ. Напротив гостиной находились две примерно одинаковые по площади спальни. В одной из комнат были большие окна, и в мыслях я уже зарезервировала эту квартиру для себя.
        Довольная, я огляделась, но моя эйфория была омрачена мыслью о том, что мне уже отказали в одной квартире. Почему именно здесь мне должно повезти? У таких квартир куча желающих.
        К счастью, этот просмотр состоялся не с маклером, а сама хозяйка провела нас по комнатам. Она оказалась милой старушкой, рассказала нам о своем внуке, который помогал делать ремонт с самого начала. Скотт расспрашивал ее про внука, пока мы с Доун наворачивали еще один круг по квартире.
        - Я хочу тут жить,  - сказала я подруге и подошла к ней ближе.  - Здесь я чувствую себя на своем месте.
        Я испытывала то же чувство, что и тогда, когда впервые оказалась в квартире Кейдена,  - только без язвительных комментариев и хмурых взглядов.
        - Жаль, что мне хватило места в общежитии до конца года,  - вздохнула Доун, указывая на диван, стоявший посередине гостиной. Перед ним лежал мягкий ковер, на котором стоял стол из того же дерева, что и пол.  - Он выглядит намного удобнее, чем моя диван-кровать.
        Мысль о любимом диване навеяла мне грустные воспоминания. Диван все еще стоял в моей старой комнате. Скотт уже предложил мне забрать оставшиеся вещи у Кейдена, за что я была безумно благодарна. Часть меня не желала ничего, кроме как поговорить с Кейденом, услышать из его уст историю Кендры и брата. Но я прекрасно знала, что это просто растерзает меня, и не могла позволить себе этого сейчас. Мне нужна была квартира. И у меня созрел план. Я хотела вернуться в привычное русло, обрести безопасность и постоянство - вещи, которые Кейден не мог мне дать. Как бы мне ни хотелось, чтобы между нами все было по-другому, теперь мне нужно думать только о себе. Мне необходимо наконец встать на ноги. Свобода, в конце концов, была причиной того, что я переехала в Вудсхилл.
        Мы услышали громкий смех миссис Коллинз и с любопытством заглянули в коридор.
        - Да вы мне во внуки годитесь, Скотт!
        Мы с Доун с улыбкой переглянулись.
        - Но вы же не хотите переезжать сюда, правда?  - спросила миссис Коллинз, глядя на Скотта сияющими глазами. Видимо, он проявил все свое обаяние, чтобы обвести старушку вокруг пальца.
        - Нет, но я, конечно, буду часто навещать свою подругу Элли,  - горячо отозвался Скотт. Старушка искренне улыбнулась.
        - Ну, такие замечательные друзья могут быть только у порядочного человека,  - сказала она, обращаясь ко мне.  - Если хотите, то квартира ваша.
        Я стояла и смотрела на нее с раскрытым от удивления ртом.
        Скотт молниеносно подключился.
        - Элли хочет сказать, что, конечно, она не против. В такую прекрасную квартиру нечасто попадешь, миссис Коллинз. Вы сами ее выбрали? Вы, должно быть, и дизайнер интерьера, так идеально здесь все сочетается!
        В любой другой ситуации я бы, наверное, одернула Скотта, так сильно он переигрывал. Но тогда я могла только переминаться с ноги на ногу от нервов.
        - Он мастер обольщения,  - воодушевленно пробормотала Доун мне на ухо.  - Даже для старушек.
        Я широко улыбнулась.
        Чуть позже мы сели с миссис Коллинз за кухонный стол, и она показала нам договор аренды. Я назвала ей свои личные данные, и мы договорились о залоге, который я должна внести до конца недели. Сумма была немаленькая, конечно, это из-за новой мебели в гостиной и кухне, но я бы вполне могла ее потянуть, тем более что я все равно получу назад залог от Кейдена. В ближайшее время мне, вероятно, придется снова давать частные уроки, чтобы оплачивать свои расходы самостоятельно, а так как на доске объявлений в университете еженедельно висели новые предложения, меня это больше не беспокоило.
        Я справлюсь.
        Миссис Коллинз сказала, что не против, если я найду жильца во вторую комнату. Я просто должна осознавать, что буду нести материальную ответственность, если в квартире что-то произойдет.
        Когда мы прощались, я обняла ее. Я знала, что это не очень уместно, но она буквально спасла мой день. И даже больше. С ключами от квартиры, которые старушка вложила мне в руку, она вернула мне свободу.
        Это было бесценно.
        Поскольку я больше ни минуты не хотела занимать чужое место, то мы с Доун уже на следующий день успели забрать мои вещи в новую квартиру. Я была рада, что она по большей части с мебелью и мне, по крайней мере, не нужно было беспокоиться еще и об этом.
        Скотт и Спенсер принесли мне вещи, которые оставались у Кейдена. Я избегала расспросов, и они были достаточно тактичны, чтобы не доводить ситуацию до абсурда. Она и без того была достаточно неприятной.
        В течение дня мы убрались в спальне. Даже шторы повесили, и все это благодаря Спенсеру и Скотту.
        Единственное, что нужно было собрать,  - это мой диван-кровать. Я не знаю, каким образом, но комод, по-видимому, поцарапался в машине Спенсера. Моника тоже ненадолго заглянула и помогла мне украсить комнату. Кроме того, она принесла гору блинчиков, при виде которых у меня впервые с тех пор, как мы расстались с Кейденом, снова появился аппетит.
        Позже Скотт собирался наведаться ко мне в гости. Правда, на кухне я не нашла бокалов для шампанского, но зато обнаружила чашки с кошачьей лапкой и милыми надписями типа «лучшая бабушка на свете». По-видимому, внук миссис Коллинз оставил сувениры после того, как закончил ремонт.
        Мы разместились на собранной мебели, а потом принялись разбирать чемодан и коробки. Мое сердце начало биться сильнее, когда я увидела, что Кейден все свалил в одну кучу. Рамка с моим фото на рассвете даже треснула. Доун взяла ее у меня из рук и вместо этого подала кружку «лучшей бабушке на свете», чтобы я сделала большой глоток игристого.
        Вечером мы повесили гирлянду на кирпичную стену над диваном в гостиной, а на кухне зажгли ароматические свечи. Я сидела на пушистом ковре у дивана, прямо между ног Доун. Она удобно устроилась на диване. Спенсер сидел рядом с ней, а по другую сторону остался Скотт, который, как дикий кот, заигрывал по телефону с Микой. Моника уже ушла, потому что ей нужно было успеть подготовиться к экзамену, а потом встретиться с Итаном, а мы решили открыть еще одну бутылку шампанского и отпраздновать этот день.
        - Я устала,  - сонно сказала Доун и зевнула.
        - Я тебе верю. Мне очень неловко, что я столько на тебя нагрузила.  - Я закинула голову и посмотрела вверх на подругу. Она убрала волосы со лба и улыбнулась.
        - Ты действительно удобно устроилась. Но ты не храпела. Это плюс.
        - Правда? Большое спасибо.  - Я одобрительно кивнула.
        - Я тоже не храплю,  - вырвалось у Спенсера, и я рассмеялась.
        Доун закатила глаза.
        - Вы не получаете бонусных очков.
        - Почему бы и нет? Я великолепен, когда сплю. Я занимаю мало места, не храплю, и мне даже не нужна одежда.
        - И то, что ты спишь голым, должно произвести на меня впечатление, так?  - скучающе спросила Доун.
        - Ой, Доун,  - вздохнул Спенсер с лукавой усмешкой.  - Если ты не можешь даже подумать об этом, то я уже не знаю, что еще с тобой делать.
        Не отрывая взгляда от телефона, Скотт поднял свою кружку, чтобы угостить Спенсера.
        - Эууу. Определенно никаких плюсов!  - Доун покраснела и уткнулась носом в свою кружку.  - Так что от меня ты получишь целый батцен, Спенс,  - сказала я спустя некоторое время.  - Правда. Спасибо за все.
        Слова шли от сердца. Такие люди, как Спенсер, которые ради своих друзей были готовы на все, даже позволяли им себя побить, в жизни встречались редко. Он был понимающим, всегда готовым прийти на помощь, хотя часто шутил и всех подкалывал - в первую очередь мою лучшую подругу,  - но иногда он был серьезен и душевен.
        - Нет проблем. Я просто надеюсь, что вы скоро разберетесь со всей этой хренью.
        Тут мне не пришло в голову подходящего ответа, поэтому я избегала его взгляда и молчала.
        Остаток вечера мы с Доун провели, мастеря красочные объявления про свободную комнату, которые хотели повесить на доску объявлений. Скотт разместил рекламу квартиры в интернете, после того как я озвучила ему требования, которые предъявлю потенциальному соседу по комнате. При этом Спенсер давал полезные советы типа: пожалуйста, пишите, только если вы розовый единорог или Шерлок Холмс, я с радостью стану вашим Уотсоном и переименую квартиру на 221B Бейкер-стрит. Я так хохотала, что шампанское било мне в нос.
        Когда я попрощалась с ребятами в конце вечера и впервые осталась одна в своей квартире, я точно не знала, чего хочу - танцевать или плакать. Я чувствовала себя великолепно, потому что нашла замечательный дом. Но в то же время на душе почему-то скребли кошки. Поэтому я наконец решила полностью дать волю чувствам. После этого я была так взбудоражена, что уже не могла ясно мыслить. Глотнув еще шампанского, я потянулась за телефоном. Я набросилась на него, как дикая, потом швырнула его на диван, снова взяла в руки, только чтобы сразу же отбросить как можно дальше от себя и не наделать ничего такого, о чем я потом пожалею.
        Но самообладание меня покинуло.
        Я вскочила, снова схватила его и, прежде чем убедить себя в обратном, набрала номер Кейдена.
        Когда ты остаешься один, у тебя появляется слишком много времени, а в голове возникают одна за одной странные идеи. На тот момент это показалось мне самым правильным и в то же время самым глупым, что я когда-либо делала, и я даже чуть не засмеялась вслух.
        Но мне просто необходимо было услышать его голос. Я так скучала по нему. Его смех, даже его ворчание.
        Он ответил после первого же гудка.
        - Пузырик?
        О боже. Надо было лучше все продумать. Слезы мгновенно навернулись у меня на глазах, в то же время я почувствовала сильную потребность заорать ему в трубку что-то из песен Свифт. Или даже Attack от Thirty Seconds To Mars.
        - Все в порядке?  - Низкий голос Кейдена был тихим, почти хриплым. Мне хотелось ухватиться за трубку и крепко прижать ее к себе, как теплое толстое одеяло.
        Я собрала все свое мужество в кулак.
        - Почему ты мне не сказал?  - прошептала я.  - Почему ты не рассказал мне о том, что случилось с Алексом?
        Я услышала, как он вздохнул. Какое-то время он ничего не говорил, и я прижалась лицом к одной из диванных подушек, чтобы не дать себе заполнить тишину между нами собственными словами - словами, которые я не смогла бы взять назад, если бы сейчас их произнесла. Но даже несмотря на то, что я чуть не задохнулась, с меня было достаточно. Теперь его очередь.
        - Могу я зайти?  - спросил наконец Кейден.
        - Не думаю, что это хорошая идея,  - пробормотала я в подушку.
        Снова Кейден глубоко вздохнул:
        - Ты заслуживаешь объяснения, Элли. Пожалуйста. Позволь мне объяснить тебе все лично.
        Я была пьяна. Наверное, я страшно пожалела бы об этом утром. Но я так отчаянно хотела и должна была наконец услышать его версию произошедшего. Поэтому я просто сказала:
        - Согласна.
        Не прошло и десяти минут, как он тихо постучался. Когда я встала, у меня немного кружилась голова. Не могу сказать, было ли это из-за Кейдена или из-за шампанского. Мне пришлось несколько раз глубоко вдохнуть, прежде чем открыть дверь.
        Кейден выглядел уставшим. Под его карамельными глазами залегли большие темные круги, которых я никогда ранее у него не видела - обычно он был одним из самых выспавшихся людей, которых я знала. На голове у него была синяя кепка, и пахло от него именно так, как я запомнила. И он надел мой свитер. Ладно, честно говоря, это был не мой свитер, а тот, что он всегда одалживал мне, когда мы гуляли. Последние несколько недель я всеми силами пыталась вытеснить воспоминания о нашем совместном времяпрепровождении, но теперь воспоминания нахлынули на меня снова. И я с трудом держалась, чтобы не броситься ему на шею и не уткнуться носом в его ключицу.
        Вместо этого я обхватила дверную ручку.
        Однако чувства Кейдена казались такими же безумными, как и мои. Его глаза загорелись, когда он увидел меня. Но потом Кейден, очевидно, вспомнил, зачем он здесь, и взгляд его стал мрачным и отрешенным.
        Я шагнула в сторону и жестом пригласила войти.
        - Добро пожаловать в Каса-де-Харпер,  - сухо сказала я. С этими словами он приветствовал меня раньше в своей квартире.
        Кейден съежился, и я тут же пожалела о своей неудачной шутке. Он сделал вид, что не слышит меня, засунул руки в свитер и последовал за мной в гостиную.
        - Садись,  - вежливо сказала я, указывая на диван.  - Хочешь выпить?
        - Что у тебя там?
        - Шампанское?  - Я скорее спросила, чем ответила.  - Кстати, нет. Мы его уже выпили. Водопроводная вода?
        Уголки рта Кейдена на секунду дернулись.
        - Водопроводная вода звучит здорово.
        Я налила воду в чашку с кошкой и поставила ее на стол в гостиной перед Кейденом. Потом села на диван как можно дальше от него.
        - Прекрасная квартира,  - заметил Кейден, попивая воду.
        - Откуда ты, собственно, узнал, где я живу?  - удивленно спросила я. Эта мысль пришла мне в голову только сейчас.
        - Твои вещи не поместились в машине Спенсера, поэтому мы взяли джип.
        Я напряглась:
        - Ты притащил сюда мои вещи?
        Кейден кивнул.
        - Надеюсь, все было в порядке.
        Он притащил сюда мои вещи. Я не знала, что ответить, поэтому просто уставилась на него. Мой взгляд бегал от его глаз к пухлой нижней губе, по плечам и рукам вверх к сведенным бровям. Каждый мускул его тела казался напряженным, словно это стоило Кейдену столько же сил, сколько и мне - сидеть на другом конце комнаты, а не рядом.
        Я все еще хотела его, и мне не нужно было ничего делать, даже если он глубоко ранил мою душу. Я жаждала его прикосновения так сильно, что внутри у меня, казалось, органы двигались в противоположных направлениях. Вцепившись пальцами в подушку на коленях и устремив взгляд на одну из свечей на столе, я изо всех сил старалась взять себя в руки. Только тогда я осмелилась снова взглянуть на Кейдена.
        - Итак.  - Я откашлялась.  - Ты хотел поговорить.
        Взгляд, который он обратил на меня, парализовывал. Он был полон боли и тоски и усиливал все мои чувства.
        - Элли,  - хрипло прошептал Кейден. Он покачал головой и тяжело сглотнул. Потом сжал кулаки и поднялся.
        Я уставилась на него, не смея пошевелиться.
        Он медленно подошел ко мне.
        - Кейден…
        - Я просто хочу поговорить. Правда.  - Он опустился на колени. Его руки коснулись моих бедер.  - Я не могу сосредоточиться, когда ты в другом конце комнаты…  - Он откашлялся.  - Тебе так удобно?
        Я кивнула, прежде чем смогла хоть немного одуматься. Я скучала по его близости. Эта близость казалась мне необходимой. Мы двое не очень-то ладили. Поэтому я осталась на своем месте, обхватив подушку на коленях, как спасательный якорь.
        - Во-первых, я хочу извиниться за свое поведение,  - начал он.  - Было неправильно так обращаться с тобой, и я глубоко сожалею об этом. Но в тот день… я был уверен, что принял правильное решение.
        - Скажи мне почему,  - тихо прошептала я.
        Кейден несколько раз глубоко вздохнул. Я видела, как напряглись его руки. Диван хрустнул, настолько сильно он давил руками.
        - Почти три года назад я был на уикенде со Спенсером на побережье. Кстати, ты тоже должна туда поехать когда-нибудь. Там красивая природа, горы, возвышающиеся над Тихим океаном, пенящиеся прибои и пляжи, гораздо красивее, чем в любом фильме и…
        - Кейден,  - я осторожно прервала его.  - Мы хотели поговорить не о побережье Орегона.
        Он встрепенулся, словно пытался привести свои мысли в порядок.
        - Теперь я знаю, почему ты так много болтаешь.
        Я просто смотрела на него и ждала, пока он соберется. Ему, очевидно, стоило безумных сил, чтобы преодолеть себя и довериться мне. Несколько раз он открывал рот только для того, чтобы просто провести языком по губам и снова закрыть его.
        - После того как я вернулся,  - продолжил он наконец,  - я навестил Кендру. Я ее неделю не видел и был… рад, что вернулся домой, и хотел…  - Он откашлялся.  - Я хотел показать ей, как сильно соскучился, если ты понимаешь, о чем я.
        Я кивнула. У меня внутри возникло какое-то смутное чувство.
        - Она совершенно сошла с ума, Элли. Она отталкивала меня, задыхалась и плакала. Я остановился и спросил ее, в чем дело.  - Теперь Кейден говорил быстро, едва не захлебываясь словами.  - Я подумал, что она снова не в себе. Мы были вместе уже два года, и я знал о ее проблемах с нервами. Мне показалось, что она обиделась на то, что мы со Спенсером уехали без нее. По крайней мере, я так думал до того как…  - Он замолчал и опустил голову.
        - До чего?  - прошептала я.
        Он посмотрел на меня.
        - Пока она не рассталась со мной. Просто так.
        Я медленно кивала, побуждая его продолжать рассказ.
        - Я подсознательно понимал, что что-то здесь не так. И решил, что после двух лет, которые мы провели вместе, она обязана мне все объяснить. Но она снова и снова избегала меня. Я разозлился. Схватил ее за плечи, чтобы заставить хотя бы посмотреть на меня.  - Глаза Кейдена были почти черными, лицо полно боли.  - Когда я прикоснулся к ней, она вдруг начала кричать. Пронзительно, и все не останавливалась.  - Он тяжело сглотнул.  - Ее родители ворвались в комнату, желая узнать, что же это была за вечеринка, на которую я взял Кендру с собой, и что я там с ней сделал. Я понятия не имел, о чем они говорили, ведь я не видел Кендру уже несколько дней. Я начал ссориться с ее родителями, и они выгнали меня из дома.
        Кейден снова замолчал. Казалось, мы оба зависли. Я отпустила подушку и чуть не схватилась за него. Но не смогла. Пока…
        - Что было дальше?
        - В тот же день я поехал к ее лучшей подруге. Я хотел выяснить, чем занималась Кендра во время моего отсутствия. Мия сначала отказалась говорить со мной, но когда поняла, что я не отстану, то рассказала, что ее и Кендру пригласили на вечеринку несколько парней из колледжа. Кендра куда-то исчезла и только на следующее утро снова появилась на пороге дома Мии, совершенно напуганная и в истерике. Она была без колготок, зато вся в синяках.
        - О нет,  - встревоженно пробормотала я.
        - Я думаю, нам обоим стало очевидно, что произошло, только никто из нас не осмелился произнести это вслух. Я, как сумасшедший, поехал к чуваку, который устроил вечеринку.  - Кейден засмеялся.  - Потом я умолял родителей Кендры пустить меня к ней еще раз. Кендра по-прежнему не рассказывала, что произошло, и я думаю, что эти двое были в полном отчаянии, поэтому снова вспомнили обо мне. Я поговорил с Кендрой, заверил ее, что она может доверять мне, что мы вместе со всем справимся. Она все это время только упрямо смотрела на стену. А я не позволял ей игнорировать меня. Мне просто нужно было услышать это из ее уст. Хотя я ненавидел себя за то, что прямо спросил: не изнасиловал ли ее кто-нибудь?  - Кейден почти плакал.  - А потом она сказала «да».
        У меня перехватило дыхание, хотя я уже знала об этом.
        - Я спросил, сходила ли она к врачу, и она ответила «нет». Тогда я попросил ее рассказать мне, кто это сделал. Незнакомец? Или они были знакомы? Но она только качала головой и все отдалялась от меня, словно боялась чего-то. Я никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным.  - Кейден сжал кулаки.  - В конце концов, я втянул в эту историю ее родителей. Мне понадобилось какое-то время на то, чтобы она наконец доверилась нам и призналась, кто это сделал.
        - Алекс!  - вскрикнула я, а Кейден вздрогнул.
        Будто выйдя из транса, он поднял голову и посмотрел на меня. И медленно кивнул. Я громко сглотнула, заметив, как пересохло у меня в горле.
        - Сказав это один раз вслух, она повторяла имя Алекса снова и снова. Я только смотрел на нее. Я не мог поверить, что она это сказала. Я не верил ей. Я не мог ей поверить, как бы ни было тяжело, но она сказала правду. Кендра всегда любила быть в центре внимания.  - Он покачал головой.  - Случившееся для меня походило на развязку криминального сериала. Алекс был моим братом. В тот же день я поехал к нему. Он, конечно, заверил меня, что не был на вечеринке. И я поверил ему.  - Кейден захохотал. По его глазам я поняла, как сильно ему больно от этих воспоминаний и как сильно он презирал себя за свои поступки.  - Конечно, я ему поверил. И когда обвинений стало больше, я полностью встал на сторону Алекса. Родители Кендры ненавидели меня, как и наш общий круг друзей. Мне все говорили, что не хотят иметь ничего общего с братом насильника. Все, кроме Спенсера, отвернулись от меня. Это был просто… кошмарный сон, который никак не заканчивался. Алекс мог получить любую девушку, которую хотел. Я был твердо убежден, что он никогда в жизни ни к кому не приставал, по крайней мере к любимой младшего брата. Кроме
того, отец сказал мне, что Алекс не выходил из дома в ту ночь.
        Его голос прервался. Он говорил так отчаянно и с такой болью, что я не могла ни о чем думать. Я осторожно погладила его по руке.
        - Что же тогда случилось?  - прошептала я.
        Глаза Кейдена стали еще темнее.
        - Родители Кендры хотели наказать Алекса, но мой отец сделал им хорошее предложение. Мне не нужно рассказывать тебе, что можно купить за деньги…  - Какое-то время он просто смотрел на меня.  - Мой отец не мог позволить, чтобы о нашей семье плохо писали в прессе. Дела в компании тогда шли не очень, и любые негативные заголовки означали бы банкротство. И я поверил ему. Думаю, я бы даже дал показания в поддержку Алекса в суде, если бы дело до него дошло, настолько я был слеп. Родители Кендры, к слову, взяли деньги, и она подписала соглашение о неразглашении.
        Мне стало плохо. Я точно знала, что произошло с Кендрой.
        - Алекс заверил меня, что он этого не делал. Он ругался, смотрел мне в глаза и делал вид, что не понимает, о чем я говорю, когда я спросил его об этом. Он… он просто соврал мне, глядя в глаза.
        Я едва осмелилась задать следующий вопрос:
        - Как ты узнал правду?
        Кейден замолчал на какое-то время, прежде чем смог говорить дальше.
        - Я подслушал разговор между отцом и Алексом. По крайней мере отец предупредил его о последствиях, на тот случай, если он станет дедом.
        Я прикрыла рот рукой.
        - Я вышел из себя. Я набросился на Алекса и уже не мог остановиться. Он извинялся, снова и снова, потом утверждал, что она привязалась к нему и тоже этого хотела… После я поехал к Кендре, но она не хотела меня видеть. Я пытался извиниться перед ней, объясниться, но ей потребовалось несколько месяцев, прежде чем она вообще смогла снова посмотреть на меня, не говоря уже о том, чтобы поговорить со мной. Она простила меня, но дала понять, что никогда больше не сможет относиться ко мне как раньше. Алекс разрушил наши отношения. И не только отношения, но и нашу дружбу.
        - Но в этом нет твоей вины, Кейден,  - сказала я, пододвигаясь ближе к нему.
        Он поднял глаза. Он был очень грустным.
        - Я не виноват в его ошибках. Но я поспособствовал тому, чтобы правду никто не узнал. Я позволил этой свинье уйти. Потому что я слепо доверял брату и отцу, как наивный идиот.
        - Но ты же не лгал. Понятно, что ты встал на сторону семьи. В этом не было ничего плохого,  - сказала я расстроенно.  - Минуточку… вот почему ты меня выгнал?
        Кейден крепко стиснул зубы.
        - Потому что думал, тебя будут винить в том, что случилось с Кендрой?
        - То, что случилось с тобой, Элли…  - начал Кейден низким голосом,  - это чудовищно.
        Я хотела вставить хоть слово и возразить ему, но он поднял руку.
        - Воспоминания могут быть тяжелыми. Никто не заслуживает ничего подобного. Это несправедливо. То, что случилось с тобой, несправедливо. А я… я взял под защиту проклятого насильника!
        - Но ведь это не делает тебя соучастником!  - воскликнула я. Неужели Кейден не понял, что то, что он сказал,  - полная чушь?  - Ты же наверняка не знал, что это сделал твой брат.
        - Я должен был усомниться в его истории.
        - Кейден…
        - Ты так сильно боролась за свободу, Элли. Как я мог так поступить с тобой? Каждый раз, когда ты смотришь на меня, то видишь зло во мне.
        Я спустилась с дивана, прямо ему на колени. Он словно окаменел.
        - В этом нет твоей вины, Кейден,  - снова сказала я и обняла его крепко.
        - Как ты можешь так говорить?
        Я наклонилась, чтобы заглянуть ему в глаза. Он должен услышать каждое мое слово.
        - Потому что я знаю тебя. Я не знаю, каким ты был раньше, и думала бы иначе, если бы Кендра стала моей подругой. Но я знаю человека, которым ты являешься. И в нем нет ничего плохого. Человек, с которым я познакомилась, готов на все ради друзей. Человек, которого я знаю, прилетит за тысячу верст на праздник или чтобы побыть с подругой, когда ей плохо. Я знаю тебя, Кейден. И я никогда не обвиню тебя в том, что произошло.
        Он закрыл глаза. В следующую секунду он обхватил меня руками и прижал к себе. Его плечи затряслись, и он уткнулся лицом в мое плечо. Я нежно гладила его по спине и бормотала на ухо слова утешения, снова и снова уверяя, что в этом нет его вины. Я просто обняла его, пытаясь заставить отпустить прошлое, сделать это для меня.
        В какой-то момент мы незаметно оказались на полу. Кейден все еще обнимал меня за талию, прижимаясь лицом к моей шее. Но тело его уже не дрожало, а дыхание было спокойным и ровным.
        - Ты самая лучшая.
        Я слегка подняла голову.
        - Мм?
        - Когда мы были в отеле, и… мы пошли на компромисс, я сказал тебе, что это был второй лучший компромисс, на который я когда-либо шел в жизни.
        Он отпустил меня и сел. Лицо его покраснело, но он уже не выглядел таким грустным, как раньше, а чувствовал облегчение. Словно кто-то снял с его плеч огромный груз.
        - Самое лучшее, что я тогда сделал,  - это пригласил тебя в свою квартиру.  - Он убрал прядь волос с моего лица.
        - И тем не менее ты меня выгнал,  - напомнила я ему, но постаралась при этом не корить его слишком уж сильно. После того что он мне только что доверил, я не могла сердиться. Его страдания разбили бы мое сердце.
        - Да, это была моя самая большая ошибка. Прости, что причинил тебе боль, Пузырик. И что я уничтожил наши отношения. Я…  - Он решительно посмотрел на меня.  - Я все исправлю.
        Я ответила на его взгляд, правда теперь куда менее решительный.
        Все изменилось. Я знала, что причину поведения Кейдена следует искать не во мне, а в его прошлом. Понятно, что Кейдену понадобится время, чтобы забыть все это. И это будет нелегко для нас обоих. Я слишком хорошо знала, чего это будет стоить.
        Но речь шла о Кейдене - о парне, в которого я влюбилась по уши. Если бы он не смог сам с этим справиться, я бы отдала ему все свои силы. Мы бы справились вместе.
        - Мы вовсе не так сломлены, Кейден. Просто дай мне немного времени,  - мягко сказала я.
        Улыбка, которую Кейден подарил мне, все изменила. Просто все.
        - Ладно. Я буду стараться, чтобы заставить тебя улыбаться.
        Глава 36
        Первое утро в моей новой квартире было замечательным. По крайней мере до тех пор, пока я не заметила, что у меня нет кофеварки и это не подпортило мне настроение. Я решила прогнать сон в д?ше, но мне не хватило мужества включить холодную воду, поэтому моя попытка не увенчалась успехом.
        Вечером Кейден отправился домой. Мы решили, что так будет правильно. Хотя я бы хотела больше никогда не выпускать его из своей квартиры, но его отношение ко мне по-прежнему причиняло мне боль. Все произошедшее дало трещину в наших отношениях. Я знала, что мы справимся, но нам обоим понадобится время.
        Я как раз надевала повязку для макияжа, когда вдруг раздался звонок. Я удивилась и глянула на телефон проверить: вдруг Доун хочет заскочить за мной по пути в университет? На экране не было никаких новых сообщений. Я подбежала к домофону и взяла трубку, но на другом конце что-то грохнуло. В дверной глазок я никого не увидела. Я осторожно приоткрыла со скрипом дверь.
        На коврике стояла кофеварка. И когда я присела на корточки, чтобы рассмотреть ее поближе, то увидела, что она не новая. Это явно была кофеварка Кейдена. Сломанный угол у выключателя был хорошей подсказкой - это я сломала его. Я хотела протереть ее, когда переехала к Кейдену, и случайно уронила. Поэтому всю последующую неделю Кейден каждое утро мрачно смотрел на меня. Тогда это сводило меня с ума. А теперь, увидев ее, я почувствовала возбуждение и легкое покалывание в животе.
        Рядом с машиной стояла синяя картонная коробка. Я нахмурилась и открыла ее, пытаясь скрыть свою радость от происходящего. В ней было множество капсул со сливками для кофе самых разных вкусов. От мяты до ванили и кокоса - я нашал все. Этого мне хватило бы на несколько месяцев.
        Я закрыла коробки, обняла их, как старых друзей, и прижалась к ним щекой. Потом я отнесла кофеварку на кухню и стала искать свободную розетку. Чуть позже я наполнила одну из новых чашек восхитительным ароматным свежим кофе, и так как я не смогла выбрать, то вылила туда сразу два разных вкуса сливок. Я поднесла чашку к губам и закрыла глаза от удовольствия, сделала селфи и отправила его Кейдену со смайликом.
        Через минуту пришел ответ:
        - Какой вкус?
        Я улыбнулась, попивая свой кофе, и одной рукой напечатала ответ:
        - Кокос и карамель.
        - Никогда не пробовал ничего омерзительнее.
        После такого ответа я ходила весь день с широкой улыбкой.
        Второй сюрприз ждал меня, когда я подошла к своей машине. Последние несколько дней температура на улице не поднималась выше нуля, и я мысленно уже готовилась отскребать стекла, когда увидела, что кто-то давно сделал это за меня. Я спустила шарф с лица и растерянно уставилась на машину. На мгновение я подумала, что, возможно, это был Кейден, и он снова меня опередил. И мои подозрения подтвердились, когда я обнаружила на капоте подарочную коробку.
        Я села в машину и нетерпеливо сорвала немного неудачную завязку с бантиком и бумагу. Открыв ее, я не поверила своим глазам. На коленях у меня лежали компакт-диски. Бесчисленные компакт-диски, все из машины Кейдена. Я знала, как много они для него значили. Он как-то сказал, что никогда с ними не расстанется. Один за другим я брала их и рассматривала. О некоторых группах я узнала (и полюбила) только благодаря Кейдену, о других мы оба уже давно знали и были их большими поклонниками.
        Я еле дышала. На каждом отдельном компакт-диске были по крайней мере одна или даже несколько песен, которые связывали меня и Кейдена. Просмотрев всю стопку, я нашла записку, на которой он перечислил наши песни. Но он добавил еще несколько названий в конце списка, которых я не знала: их я слушала по дороге в университет.
        Но быстро поняла, что это не очень хорошая идея. Когда я наконец свернула на стоянку, то чуть ли не плакала.
        Тексты были прекрасны и трогательны, и больше всего я хотела немедленно развернуться и отправиться к Кейдену. Я не знала, писать ему или нет. В конце концов, мы были… Мы не признались, что с нами происходило в данный момент. Вообще-то это подвешенное состояние должно было совершенно выбить меня из колеи, но, как ни странно, я чувствовала себя спокойно и уверенно, как никогда. С Кейденом я чувствовала себя настоящей, и, думая о текстах песен в его списке, я снова поверила в то, что со мной он был таким же.
        В перерыве я пообедала вместе с Доун и Скоттом. Я рассказала им о визите Кейдена прошлым вечером, упустив слишком личные подробности,  - я просто поведала, что он извинился и сказал, что хочет вернуть наши отношения.
        - Хм,  - хмыкнул Скотт, когда я закончила.
        - Звучит слишком романтично и как-то не похоже на Кейдена,  - задумчиво произнесла Доун. Похоже, ей было сложно связать Кейдена из моего рассказа с Кейденом, которого она знала.
        - Он подарил мне свою кофеварку. Когда я собиралась в универ сегодня утром, она вдруг оказалась у моей двери. И он почистил мою машину. И положил мне на капот свои компакт-диски в подарочной упаковке с бантиком,  - вырвалось у меня.
        Доун подперла подбородок рукой.
        - Так приятно,  - мечтательно вздохнула она.  - Как в кино.
        - Не думаю, что тебе стоит расслабляться, Элли,  - заявил Скотт, тряся вилкой перед моим носом.  - Если бы Мика устроил такую фигню, то должен был бы прийти не с кофе и музыкой, а с чем-то серьезным.
        Это охладило мой пыл. Если так подумать, в жестах Кейдена не было ничего особенного.
        Кто-то похлопал меня по спине, и Доун шепнула:
        - Не оборачивайся, Элли.
        - Ты не можешь постоянно говорить такие вещи и верить, что я тебя слушаю. В следующий раз лучше намекни, что ты хочешь, или скажи Скотту, потому что, конечно, я буду…
        Две руки опустились на мои плечи, и я застыла. Запрокинув голову, я посмотрела на веселое лицо Кейдена.
        - Я слышал, ты опять дуешься,  - хмуро сказал он.
        - Что ты здесь делаешь? Разве у тебя сейчас не занятие по связам с общественностью?  - вырвалось у меня, и тут же мне стало стыдно за это, будто я за ним слежу. Или контролирую.
        Кейден почесал затылок.
        - Я ходил к татуировщику.
        - Ты что-то новое набил?
        Он кивнул с хитро-зловещей улыбкой.
        - Где? И что?  - Я продолжила допрос. Как ни странно, при мысли о его татуировках мое сердце начало бешено колотиться.
        - Ты действительно хочешь это знать, а?  - Его глаза весело блеснули.
        - Например, портрет лица Элли на твоей заднице?  - спросил Скотт, и мы с Доун расхохотались.
        - Нет. Хотя это неплохая идея…
        - Не подкидывай ему глупых идей,  - пробурчала я, обращаясь к Скотту.
        Кейден тихо рассмеялся и снова склонился надо мной.
        - Мне пора идти. Я просто хотел поскорее принести десерт.
        Он поставил передо мной маленькую дымящуюся тарелочку, от которой исходил волшебный шоколадный запах. Я наклонилась ближе. Кейден действительно принес мне теплый брауни.
        Исподлобья я посмотрела на Скотта, но он не смотрел на меня. Вместо этого он озадаченно уставился на пакет, который ему протянул Кейден. Наконец он нерешительно взял его, открыл и заглянул внутрь.
        - Ты купил мне пончик?  - спросил он растерянно.
        - Ага. А для Доун,  - сказал Кейден, пододвигая ей второй пакет через стол,  - булочка с черникой.
        - Я не люблю…
        - Я знаю. Я соврал. Она с шоколадом. Мне пора,  - прервал он ее. Тут же он наклонился вперед, и я напряглась. На секунду мне показалось, что он хочет меня поцеловать. Но он склонился надо мной и потянулся к уху.  - Я никогда не налюбуюсь тобой, Элли. Ты прекрасна.
        Он кивнул Скотту и Доун, прежде чем покинуть столовую.
        - Я его прощаю,  - подумала Доун, аппетитно откусывая свою булочку. Посыпка из шоколадной крошки прилипла к ее губам.
        Скотт уставился на свой пончик, словно увидел там что-то живое.
        - Я бы хотел его ненавидеть, но не смогу, ведь он приносит мне пончики.
        Я поломала брауни на мелкие кусочки кофейной ложкой и положила один себе в рот. Потом указала на Скотта.
        - Теперь ты знаешь, как у меня дела.
        - Но что же нам теперь делать?  - спросила Доун.
        - Будем есть свои десерты?  - Я радостно выдохнула. У брауни была жидкая шоколадная сердцевина. Кофе. Музыка. Шоколад. Единственное, что нужно было сделать Кейдену: он знал, как завоевать сердце женщины и ее друзей.
        - Но это не значит, что поиск соседа по комнате закончен, правда же?  - спросила Доун.  - Я напомню, что мы уже повесили объявления повсюду.
        И это правда. А на конец недели у нас был назначен открытый показ, на который мог прийти любой, кто захотел бы взглянуть на комнату в моей квартире.
        - Одно другому не мешает.  - Скотт одним пальцем выковыривал начинку из своего пончика, что было отвратительно и мило одновременно. Облизав палец, он поднял его вверх.  - Только то, что эти двое объяснились, не означает, что им снова придется жить вместе. Может, эта независимость пойдет вам на пользу.
        Он был совершенно прав. Дело Кейдена и меня не имело никакого отношения к нашим квартирам. Учитывая, что одна комната мне совсем не нужна, а арендная плата была выше моего запланированного бюджета. Поэтому я бы все равно искала соседа или соседку - независимо от того, насколько вкусным был наш десерт.
        Оставшаяся неделя прошла аналогично. Утром я находила небольшой сюрприз на своем коврике, моя машина была почищена, и Кейден приносил мне и моим друзьям десерт. Вечером он звонил, чтобы спросить, как у меня дела и как прошел мой день. Он сдержал свое обещание и ежедневно заставлял меня улыбаться.
        Никогда он не целовал меня и не прикасался ко мне больше дозволенного, что уже через день-два сводило меня с ума. Я так жаждала его близости, но именно я просила его о времени. Я по-прежнему была убеждена, что нам не следует спешить, но каждый его жест был таким ласковым, что я едва контролировала свои чувства. Когда он снова исчезал после коротких визитов в обеденный перерыв, мне каждый раз приходилось сдерживать себя, чтобы не побежать за ним.
        Когда я вернулась домой в четверг, то снова нашла пакет на своем коврике. Он был большой и тяжелый, и я с трудом подняла его на стол в гостиной.
        Я небрежно сбросила куртку и шарф в прихожей, а затем, заламывая в предвкушении пальцы, принялась открывать пакет. Мне не терпелось увидеть, что Кейден придумал на этот раз.
        И он не разочаровал.
        Мои нервные движения замедлились, когда я поняла, что находится внутри коробки. Очень осторожно я потянула и отодвинула в сторону кусочки пенополистирола.
        Это были фоторамки. Фоторамки разных размеров и цветов с красочными узорами и из различных материалов. Но красота была не в самих рамках, а в фотографиях, которые в них находились.
        Там нашлись селфи, которые я сделала с Доун, а также фотографии Доун, Скотта и меня. На одном я сую язык в ухо Скотта, а Доун двумя пальцами растягивает рот и прищувается.
        Скотт сделал восторженное лицо, как будто ему было приятно ощущать мой язык в ухе. Это была самая сумасшедшая фотка, которую мы когда-либо делали, и одного взгляда на нее было достаточно, чтобы заставить меня улыбаться.
        Потом я вытащила еще три рамки. В первой была черно-белая фотография Кейдена, Спенсера и меня, сделанная Моникой. Я лежала на спине, свесив голову на край дивана и вытянув ноги. Что именно я тогда делала, я уже не помню, но, хотя мое положение могло быть не особенно комфортным, выглядела я вполне счастливой. Кейден, напротив, смотрел на меня со сдвинутымм бровями и сложенными на груди руками, а Спенсер улыбался в камеру и, казалось, был единственным, кто знал, что в тот момент нас фотографировали.
        Вторая фотография была наша с Кейденом. Я не знаю точно, кто это сделал, но кто-то высунул язык, и Кейден рассмеялся. Фотограф нажал на кнопку фотика в нужный момент. С приятным теплом в животе я рассматривала морщинки от смеха на лице Кейдена.
        В третьей рамке было фото, сделанное мной и Кейденом в Портленде. Каждый из нас держал перед лицом обложку виниловой пластинки, чтобы создать иллюзию, что лицо на обложке наше собственное. Я еще помню, как сильно мы смеялись за этими пластинками. Этот день я хотела бы запомнить навсегда. Я осторожно провела пальцами по изображению.
        Только после этого я достала из коробки самую большую рамку. Она была массивной и тяжелой, тогда я перевернула ее и положила на колени. Затаив дыхание я рассматривала фото. Оно было сделано сзади, когда я сидела на нашей любимой смотровой площадке и смотрела вдаль. Мои волосы были откинуты ветром в сторону, небо на заднем плане представляло собой смесь красного, фиолетового и оранжевого цветов. Я откинулась на руки, была расслаблена и выглядела свободной.
        Кейден отредактировал фотографию. Несмотря на то, что на мне был серый свитер, весь мой силуэт отчетливо выделялся на размытом фоне.
        Прямо надо мной изогнутыми буквами он написал:
        «Свобода».
        У меня перехватило дыхание. Кейден запечатлел на снимке то чувство, которое я испытывала каждый раз, когда мы оказывались на горе. А я даже не заметила. Он, должно быть, знал, как много значили для меня мгновения там, наверху.
        Мои глаза горели, как у сумасшедшей, в то же время я смеялась, потому что была так счастлива. Этот подарок был таким продуманным, и дорогим, и великолепным, что я не могла не взглянуть на каждую из фотографий еще раз. Я гладила отдельные рамки и больше всего хотела бы повесить их все на стену.
        Но сначала я хотела позвонить Кейдену. Инстинктивно я схватилась за телефон и набрала его номер.
        - Пузырик.  - Мне нравилось, когда он называл меня так. Хотя это прозвище было совершенно дурацким, оно каждый раз заставляло меня улыбаться и вызывало трепет.
        - Спасибо за фотографии. Они прекрасны.  - Мой голос звучал так же, как я себя чувствовала. Взволнованный. Счастливый.
        - Ты плачешь,  - заметил Кейден, и мне показалось, что он усмехнулся.  - Я все-таки хотел заставить тебя улыбнуться. Это хороший или плохой знак?
        Теперь надо было смеяться.
        - На сто процентов хороший. Правда ты не можешь выставить меня за дверь с этими фоторамками, а потом заставить вешать их в одиночку. Как думаешь?
        Я слышала, как он шелестит на заднем плане. Что-то громко грохнуло, и Кейден выругался.
        - Я встал так быстро, что споткнулся.
        Смеясь, я вытерла влажные уголки глаз.
        - Я травмировался, и тебе ничего не приходит в голову, кроме как смеяться,  - ворчал Кейден, но я слышала, что он рад моему звонку.  - Я заеду к тебе через десять минут?
        Это прозвучало как вопрос, и я несколько раз кивнула, пока не поняла, что он не может без меня.
        - Я с нетерпением жду тебя,  - сказала я от чистого сердца.
        Когда раздался звонок, мне пришлось зажмуриться, чтобы не побежать сразу к двери. Я все еще была взбудоражена, когда открыла ему.
        Кейден криво улыбнулся и поднял ящик с инструментами. Он прошел мимо меня прямо в гостиную, где тут же огляделся.
        - Итак,  - начал он.  - Где должна появиться фотостена?
        Я медленно последовала за ним.
        На самом деле мне хотелось наброситься на него, утащить в свою спальню и целовать, пока он не перестанет дышать.
        - Пузырик?  - Его голос вырвал меня из мыслей, и я с пылающими румянцем щеками взглянула на него.
        - Что?
        - Ты не слышишь.
        - Прости.
        - Тут вроде?  - повторил он свой вопрос и ринулся к стене прямо за диваном. Теперь я смогу смотреть на фотографии каждый день, как и друзья, когда придут в гости. При этом… что делать, если новый сосед или соседка по комнате будут чувствовать себя некомфортно? В конце концов, это фотографии только нашего круга друзей.
        - Не знаю,  - нерешительно сказала я.  - Может быть, лучше в спальне?
        - Ты не хочешь вешать их в спальне, и я не понесу их туда,  - решительно ответил Кейден.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я знаю тебя,  - пробормотал он, вынимая из ящика с инструментами рулетку. Он измерил ширину и высоту стены. Он повернулся ко мне и замер.  - Я думаю, мы повесим их немного выше. Иначе головой ударишься, если захочешь опереться. Что думаешь?
        Я кивнула несколько раз. Это казалось логичным.
        - Ты уже знаешь, в каком порядке хочешь их развесить?
        Я рассматривала фотографии и пыталась прокрутить в голове несколько вариантов.
        - Я думаю, вразброс, хаотично, а не в ряд.
        Кейден кивнул.
        - Ты примерь их, пока я ищу подходящие гвозди.
        Я последовала его совету и разложила фотографии на полу.
        Большая так выделялась, она обязательно должна быть посередине. Фотографии друзей я совместила с фотографиями Кейдена, Спенсера и меня, и, хотя у меня было несколько вариантов, я в конечном итоге нашла решение, которое мне понравилось больше всего.
        - Смотри,  - сказала я Кейдену. Он подошел сзади, посмотрел на расположение рамок. Мгновенно мое сердцебиение участилось.
        - Круто. Я бы, пожалуй, сделал расстояния немного больше,  - размышлял он вслух.  - Стена довольно широкая, и она будет выглядеть пустой.
        - Я доверяю тебе.  - Я откинула голову назад и увидела его. На секунду он выглядел озадаченным, но потом удовлетворенно улыбнулся мне и сразу же приступил к работе. Он забрался на диван и забивал гвозди в стену, пока я протягивала ему по порядку фотографии. Повесив вторую рамку и проверив, на месте ли она, Кейден попросил меня подержать молоток, чтобы он мог снять вязаный свитер. Когда Кейден стянул его через голову, рубашка, которую он носил под ним, задралась. При виде его живота по моему телу мгновенно пробежала дрожь. Я прикусила щеку, чтобы удержать молоток, и моя рука не разжалась. Этот момент пролетел слишком быстро. Кейден бросил свой свитер на диван, и я вернула ему молоток, чтобы он мог продолжать. Тут же он вставил следующий гвоздь. Его раздраженный взгляд скользнул вверх.
        - Стоп.
        Слово слетело с моих губ, не дав мне опомниться. Как бы само собой, я встала и уставилась на поднятую руку Кейдена. Когда он заметил свою ошибку, его плечи напряглись. Он хотел опустить руку, но я схватила ее и повернула так, чтобы рассмотреть внутреннюю сторону его бицепса. Там была черная надпись, которую я еще не видела.
        Not broken, just bent.
        Я провела по ней пальцем. Кейден вздрогнул, но не шевельнулся.
        - Что это такое?  - прошептала я. Кейден вел себя странно неестественно.
        - Твои слова,  - так же тихо ответил он. Его глаза были полны любви.  - Слова, которые убедили меня снова поверить в себя. Слова, которые полностью свели меня с ума, потому что я не мог поверить, что кто-то действительно может видеть меня таким, как видишь ты.  - Голос его дрогнул, и он тяжело сглотнул.
        Я вспомнила тот день у водопада. О нашем разговоре, обо всех сигналах, которые он мне посылал. Обо всем, что он доверил мне, а я ему.
        Ты не сломался, Кейден. Просто немного согнулся.
        - У тебя есть… это мои слова. На твоей коже,  - сказала я и снова уставилась на размашистые слова. Кожа вокруг надписи была красной.  - Все, что касается тебя, остается в моем сердце, Элли.  - Очень медленно Кейден слез с дивана и встал передо мной. Его гортань дергалась при глотании, и мой взгляд блуждал туда-сюда между его красивыми глазами, татуировкой и губами.  - Я прилагаю все усилия, чтобы медленнее приблизиться к тебе, Пузырик. Но если ты продолжишь так смотреть на меня… я ничего не смогу гарантировать.
        Я не могла остановиться. Я не хотела останавливаться. И в тот момент у меня была только одна потребность - показать Кейдену, как сильно я по нему соскучилась.
        - Пожалуйста, Кейден,  - сказала я тихим голосом.
        Он издал звук, который, должно быть, исходил из глубины души, и дернул меня к себе. Его губы прижались к моим, его руки обхватили мою талию. Это было немного больно - так крепко он держал меня. Он глубоко вздохнул, когда мои губы раскрылись для него и я позволила своему языку скользнуть в его рот. Мои ноги подкашивались, но Кейден поймал меня, и мы вместе опустились на диван. Я цеплялась за него, вкладывала в свой поцелуй все, что могла дать: минуты, полные боли, непреодолимого одиночества, счастья, которое он заставлял меня чувствовать, и всю тоску последних дней и ночей. Просто все.
        Кейден со стоном обхватил мою шею, словно чувствуя, что хочет крепко обнять меня. Тем не менее этого было недостаточно. С ним этого всегда будет мало. Я позволила себе гладить его тело, и мне казалось, что это первый раз, когда так безумно билось мое сердце. Наш поцелуй получился нежным, но не менее отчаянным. Кейден бормотал нежные слова, целуя мои щеки, лоб, шею.
        - Я люблю тебя.
        Я застыла:
        - Что ты только что сказал?
        - Я люблю тебя,  - прошептал он.  - Я люблю тебя, можно сказать, до боли.
        Я провела пальцами по ярко выраженным линиям его подбородка. Лучше бы я притянула Кейдена к себе еще плотнее, но когда я начала дергать за его рубашку, он взял мою руку и держал ее над моей головой.
        Он долго смотрел мне в глаза. Не знаю, что он в них увидел, но вдруг на его лице появилась кривая улыбка. Он выглядел немного застенчивым.
        - Ничего себе, Пузырик. Наконец-то я заставил тебя замолчать.
        Я поняла, что он пытается справиться с эмоциями. Через минуту я попыталась снова взять свое дыхание под контроль и заметила:
        - Я не знала, что меня больно любить.
        Уголки его рта подергивались.
        - Если бы ты знала…
        - Как больно?  - спросила я. Это было похоже на шутку, но, к моему удивлению, Кейден действительно начал искать правильные слова. Затаив дыхание я слушала его.
        - Как будто все мое тело в огне. Но в очень хорошем смысле. Все сжимается во мне и одновременно вырывается наружу, когда я вижу тебя, или чувствую твой запах, или… Мне паршиво описывать что-то подобное.  - Теперь он усмехнулся. Он опустил голову и страстно поцеловал меня.  - Здесь мне лучше.
        Я дернула его за рубашку.
        Через мгновение он оторвался от меня и сел. Он все время держал меня так, что я оказалась у него на коленях. Кончики наших носов соприкоснулись, и глаза Кейдена сверкнули совсем близко.
        - У меня еще столько планов,  - сказал он.
        От удивления я наклонила голову.
        - Опять подарки?
        - Конечно, Пузырик.
        - Приятно это осознавать. Я уже привыкла к тому, что в полдень подают десерт.  - Я забавно шевелила бровями, как это постоянно делал Скотт.
        - На завтра я придумал кое-что особенное,  - продолжал Кейден, откидываясь на спинку кресла. Он положил руки на мои бедра и притянул меня к себе еще плотнее, если это вообще было возможно.
        - И поэтому ты сейчас хочешь уйти,  - заявила я.
        - Нет,  - сказал он удивленно.  - Если, конечно, ты меня не выгонишь.
        Я медленно покачала головой.
        - Хорошо. Итак… Поскольку у меня запланировано что-то грандиозное на завтра, я хотел бы сегодня…
        Он плавным движением разгладил мою рубашку, так что она снова полностью закрывала мой живот. Я даже не заметила, что она задралась.
        - Ты хочешь помедленнее.
        Кейден быстро кивнул. Потом скорчил гримасу.
        - Причем о «хочу» здесь не может быть и речи.  - Его голос звучал озабоченно, а полуулыбка была довольно грустной.
        - Я знаю, что ты сожалеешь, Кейден,  - мягко сказала я, касаясь его щеки.  - И я прощаю тебя. Давно простила.
        Он поежился.
        - Тогда просто подожди завтра.
        - Опять брауни?  - с надеждой спросила я.
        Кейден покачал головой.
        - Лучше. Намного лучше.
        Что могло быть лучше, чем теплое пирожное с жидким шоколадным ядром? Я с нетерпением ждала завтра.
        Глава 37
        Когда на следующее утро прозвенел будильник, я буквально побежала к двери и распахнула ее. Ничего. Разочарованная, я вернулась обратно.
        День в университете затянулся. В полдень начался снег, и два человека отменили запись на просмотр, потому что им было далеко и неудобно добираться до Вудсхилла. Я их не винила.
        - Следующий,  - вздохнула я и подняла трубку телефона.
        - Сколько их осталось?  - спросил Скотт и вошел вместе со мной в лекционный зал.
        - Шесть, по-моему,  - вздохнула я. Вообще кто-то задумывался, что я им должна показать? Я вспомнила свой первый просмотр квартиры в Вудсхилле и каких странных людей встретила там.
        - Кто-нибудь из них наверняка подойдет. А если нет, мы их выпроводим.
        Мы, как всегда, сели на задний ряд, откуда лекторы особо не вызывали.
        Улыбаясь, я сняла с плеча сумку и положила ее на сиденье рядом с собой.
        - И если мы этого не сделаем, то это сделает Доун.
        Скотт посмотрел на меня.
        - Ей еще не сняли гипс?
        Я кивнула.
        - Поэтому ее и нет. Сегодня у нее последний контрольный осмотр у врача. Я дала ей свой запасной ключ, чтобы после она могла сразу приехать ко мне.
        - Очень хорошо. Я с нетерпением жду вечера.  - Он потер руки и посмотрел на меня горящими глазами.
        Я еще не была так уверена, радоваться мне или бояться. Конечно, было бы смешно привести с собой Скотта и Доун, но за еще одно мнение я была бы более чем благодарна. Но что если ни один из претендентов не подойдет мне даже близко?
        Во время лекции мои мысли, как это часто бывает в последнее время, крутились вокруг Кейдена. Я нервно ждала того большого сюрприза, который он мне обещал.
        До сих пор ничего не произошло. Я не видела его, он не писал и не звонил. Но я доверяла Кейдену и поэтому, как бы ни было тяжело, продолжала терпеливо ждать.
        - Ты так влюблена, что на тебя искоса смотрят,  - тихо пробормотал Скотт мне на ухо, чтобы миссис Фалькони нас не услышала.
        Я улыбнулась и опустила глаза.
        - Ты не отмазывайся.
        Я пожала плечами.
        - Зачем мне? Я могу больше ничего не делать.
        - Кейден действительно много делает для тебя.
        - Он показал мне вчера свою новую татуировку,  - прошептала я взволнованно.
        - Хрень полная, деньги на ветер? Полагаю, это не твое лицо на его заднице.
        Скотт выжидательно поднял брови и махнул рукой, чтобы я продолжала рассказывать.
        - Он набил слова, которые…  - мне пришлось подбирать выражения,  - которые очень много значат для нас обоих. Я сказала их ему однажды, в особый момент.
        Скотт тихо свистнул:
        - Парень действительно знает, как за двумя зайцами угнаться. Скажи,  - прошептал он в ответ, и мне снова пришлось улыбнуться.
        - Если джентльмен и леди сзади окажут нам честь посмотреть на доску, я могла бы перейти к следующему слайду,  - громко пристыдила нас миссис Фалькони. Половина зала обернулась на нас, и мы со Скоттом буквально вклеились в кресла. У этой женщины, должно быть, слух, как у Сорвиголовы, если она слышала, как мы говорим на таком расстояния.
        После лекции мы поехали ко мне. Причем то, что мы делали, нельзя было назвать ездой. Мы скорее поползли по улице. По-прежнему шел снег, и хотя он таял, слякоть заставляла нас притормаживать. Конечно, нам потребовалось больше времени, чем обычно, но наконец мы со Скоттом благополучно добрались до моей квартиры. Мы как раз беседовали об эссе, которое миссис Фалькони задала нам, когда Скотт схватил меня за руку и резко остановил в коридоре.
        У меня закружилась голова, и я увидела картонную коробку перед дверью своей квартиры. Она была высокой, гораздо крупнее предыдущих. Я поспешила к двери, с любопытством осмотрела ее со всех сторон. Сверху к ней была приклеена записка, которую я оторвала и развернула.
        - Не открывай, пока я не приду!  - прочитала я вслух.  - Что это значит? Кейден не говорил, что собирался зайти. Сколько мне придется ждать, пока я узнаю, что там? Я не очень терпеливый человек, и Кейден это прекрасно знал.
        - Зачем он прислал подарок, который ты не можешь открыть?  - разочарованно спросил Скотт.
        - Не знаю,  - пробормотала я. Это, конечно, было связано с сюрпризом Кейдена. Я попыталась поднять коробку, но безуспешно. Она была слишком тяжелой.
        - Ты бери слева, а я справа,  - предложил Скотт, протискиваясь через небольшую щель сбоку.
        Вместе мы вошли в коридор квартиры, где со вздохом опустили ее на пол. Я увидела туфли Доун в прихожей и ее куртку на комоде, но, прежде чем успела позвать подругу, она уже вышла нам навстречу из гостиной.
        - Смотрите, вы двое!  - Она показывала голую руку и пошевелила пальцами.  - Я свободна!
        - О, покажи.  - Я посмотрела на руку вблизи. Отека больше не было, и Доун ловко двигала каждым пальцем.
        - Все снова зажило.  - Она светилась от счастья и буквально прильнула ко мне. Только тогда ее взгляд упал на коробку, и она нахмурилась.  - Что это такое?
        - Последний сюрприз Кейдена для Элли,  - ответил Скотт.
        - Но его не было, когда я пришла,  - заметила Доун. Потом ее глаза заблестели.
        - Надеюсь, опять что-нибудь этакое придумал!  - Она как раз собиралась схватиться за угол упаковки, чтобы снять ее, когда обнаружила табличку.  - Ах, зануда. Внутри, конечно же, секс-игрушки.
        - Столько игрушек не нужно ни одному человеку,  - возразил Скотт.  - Коробка действительно тяжелая. Попробуй поднять.
        Доун попробовала, но у нее ничего не получилось, как и у меня.
        - Черт возьми, что он там придумал?
        Вместе со Скоттом мы понесли коробку из коридора в спальню, чтобы она не мешала просмотру квартиры. Когда мы ее поставили, раздался громкий шорох.
        - Может, это секс-качели?  - предложил Скотт.
        - Даже если так. Я, конечно, не собираюсь вешать секс-качели в этой квартире.
        - Но место у тебя позволяет. У нас с Микой есть время…
        - Нет!  - крикнула Доун, когда я громко сказала «стоп!».
        Скотт скрестил руки и как раз собирался сесть на диван, когда его взгляд упал на фоторамки на стене. Он одобрительно свистнул и шагнул ближе.
        - Фотографии ведь красивые. Особенно вон та.  - Он указал на самую большую, на которой видно только меня.  - Это от Кейдена?
        Я кивнула.
        - Они лежали у моей двери.
        - Хорошо, я думаю, что теперь тоже немного влюблен.
        - Фотографии действительно прекрасны,  - согласилась Доун.  - Моя любимая вон та.  - Она указала на фотографию, где я лезу в ухо Скотта.
        Я хихикнула.
        - Да, мне она тоже очень нравится.
        - Только потому, что моя сера была вкусной, признайся.  - Скотт громко шмыгнул носом, и мы с Доун вздрогнули от отвращения и засмеялись.
        Мы еще немного прибрались в гостиной и свободной комнате, чтобы она выглядела как можно презентабельнее. При этом мы громко пели песни и танцевали, как сумасшедшие, на всю квартиру. Я так давно не смеялась и в очередной раз поняла, что сейчас действительно нахожусь на правильном пути. Все будет хорошо.
        Первый претендент пришел на четверть часа раньше. Я открыла дверь и пригласила его войти. Его звали Исаак, он изучал сразу две сотни предметов и был по-ботански привлекателен в своих очках и галстуке-бабочке. Скотт вел себя как клоун, показывал за спиной Исаака непристойные жесты, которые заставляли меня смеяться, а Доун краснеть. Спустя некоторое время в дверь позвонили второй и третий раз. Вскоре квартира была заполнена людьми, которые бродили по комнатам, задавали мне вопросы и, в этом я была уверена, в мыслях уже обустраивали свободную комнату.
        Снова раздался звонок, и я попросила Доун открыть дверь, а сама рассказывала Исааку и остальным о залоге и коммунальных платежах.
        - Элли?  - крикнула Доун из коридора.
        - Их я беру на себя,  - тут же сказал Скотт и начал рассказывать о внуке милой хозяйки, который только что здесь все отремонтировал.
        Я выбежала к Доун в коридор и резко остановилась.
        Кейден стоял в дверном проеме, держа в руке рекламу квартиры с доски объявлений.
        - Я слышал, здесь должен состояться показ комнаты. Я хотел бы подать заявку.
        Я раскрыла рот от удивления. Я хотела что-то сказать, но слова просто не шли. Вместо этого мой взгляд блуждал по Кейдену, и я вскрикнула. Рядом с ним на коврике стоял чемодан.
        - Что это?  - Я смотрела на него выпученными глазами.
        - Это твой сегодняшний подарок.  - Кейден усмехнулся.  - Но чтобы открыть его, ты должна впустить меня и позволить посмотреть квартиру.
        - Нет.  - Это было первое слово, которое пришло мне в голову.
        - Как нет?
        - Нет - мы не можем жить вместе! Ты… мы хотели помедленнее, ты не помнишь?  - выпалила я и отпрянула, когда он поднял с пола чемодан и вместе с ним вошел в коридор. Он полностью проигнорировал Доун, его глаза были прикованы только ко мне.
        - Дай хотя бы взглянуть на эту проклятую комнату.  - С этими словами он протиснулся мимо меня в сторону гостиной.
        - Он сумасшедший,  - пробормотала я, глядя ему вслед.
        - После тебя,  - добавила Доун с многозначительным видом.
        - Хорошо это или плохо?  - Я схватила подругу за руку, но она только улыбнулась.
        - Ты мне скажи.
        - Я пока не знаю.
        - У кого-нибудь из вас есть аллергия на кошек?  - Я услышала, как Кейден вдруг громко это сказал:  - Тогда лучше уходите.
        - Какого черта?
        Я бросилась за ним и только успела увидеть, как Кейден поставил коробку посреди пустой комнаты. Одна из девушек уже шмыгнула носом и ушла. Чуть позже я услышала, как щелкнула входная дверь. Ушел еще один претендент.
        Кейден присел на пол и одним аккуратным движением открыл чемодан.
        Я ничего не могла сделать, кроме как смотреть на него с открытым ртом.
        - Ты же не хочешь взять на руки…  - выдала я.
        - Не надо, ты испугаешь Спайди.  - Голос Кейдена звучал очень ласково.
        - Спайди?
        - На самом деле я назвал его Маленький Спайдермен, но Спайди звучит симпатичнее. Давай, малыш.  - Кейден потер руки и щелкнул языком.
        Это несерьезно.
        - Кейден,  - предупредила я.
        - Что?  - Он хмуро посмотрел на меня.  - Ты же всегда говорила, что хочешь кошку.
        - Я… Что?
        - Ты постоянно говорила мне, что хочешь кошку. Вот я и решил подарить тебе Спайди. Который сейчас просто спит. Ну что ж.  - Кейден встал и похлопал себя по джинсам.  - Тогда показывай комнату, официально.
        Я уставилась на него.
        - Это невозможно,  - сказала я вслух.
        Внезапно улыбка исчезла с его лица.
        - Квартира, в которой я сейчас живу, совершенно пуста. Мне срочно нужен ремонт.
        Я покачала головой. На самом деле он был совершенно сумасшедшим. Но я бы сыграла в эту игру.
        - Вот эта комната. Она без мебели, так что тебе придется позаботиться об этом самому.
        - Нет проблем. У меня еще есть кое-какая мебель в старой квартире.  - Кейден откашлялся, словно говорил заученный текст. Я побежала с ним в гостиную, где тем временем ждали и другие претенденты, рассказывая Скотту истории о фотографиях.
        - Здесь гостиная,  - просто так сказала я, глядя на Кейдена с таким видом, будто он видит все это впервые.
        - Красивые фотографии,  - заявил он, прищурив глаза.  - Вон та, сверху, мне особенно нравится.  - Он указал на мое изображение, и я снова покачала головой.
        Остальные заинтересованные лица косо смотрели на Кейдена со стороны. Он понял это и легонько почесал затылок. Потом вздохнул и обернулся, чтобы посмотреть на каждого.
        - Итак, ребята, я хочу быть честным,  - начал он, делая шаг к парням и оставшейся девушке.  - Я знаю Элли Харпер. Последние несколько месяцев я снимал с ней квартиру. И я могу сказать вам, что это довольно сложно. Она не самая лучшая соседка, даже если разговаривает с вами с милой улыбкой и украшает все декоративным дерьмом, которое торчит здесь повсюду.
        - Кейден,  - прошипела я.
        Он поднял руку.
        - Нет, серьезно. Элли, ты не отказывайся от хорошего соседа по комнате.
        - А зачем, можно спросить?  - Я уперлась руками в бедра. Боже, как это было неловко. Больше всего мне хотелось бы заткнуть ему рот.
        Кстати, я заметила, как Доун села на диван и потянула Скотта за собой. Остальные претенденты молчали.
        - Итак, во-первых, ты плачешь из-за каждой мелочи. Правда.  - Он снова повернулся к претендентам.  - Однажды она заплакала, когда я принес ей пиццу.
        - Вот только…
        - Во-вторых,  - прервал он меня,  - она поет под душем. Фальшиво и ужасно.
        - Ты что, совсем спятил, Кейден!  - Мои щеки пылали, и я сжала руки в кулаки.  - Да, петь мне действительно не стоит.
        Он мог только безосновательно думать, что было правильным решением заставить меня позволить ему переехать сюда.
        - В-третьих,  - невозмутимо продолжал он,  - она пользуется отвратительными ароматизаторами, которые ни с чем не сочетаются. Так что имейте в виду, что здесь в любое время дня и ночи воняет, как на кондитерской фабрике. От этих запахов болит голова.
        - Бывают и похуже,  - брякнул Исаак и застенчиво улыбнулся мне. Я благодарно улыбнулась в ответ.
        Кейден сделал шаг к нему и посмотрел на него сверху.
        - Ты ни в коем случае не переедешь сюда. Конечно, нет, если ты так пялишься на нее. Засунь свой залог куда-нибудь еще и уходи, чувак.
        - Кейден, мне кажется, ты что-то неправильно понял!  - У меня пульсировало в ушах.  - То, что мы помирились, не значит, что ты можешь просто прийти сюда и мешать мне искать соседа по комнате.
        - Да я и не хочу,  - отозвался он.
        Я нахмурила брови и скрестила руки на груди.
        - Ну ладно, на самом деле я хочу именно этого. Но только,  - он поморщился,  - потому что знаю, какая из нас хорошая пара. Я не думаю, что тебе было бы лучше с кем-то другим. Кроме того, мы снова помирились, и отныне я, вероятно, буду здесь чаще - сосед по комнате станет действовать нам на нервы.
        Я покачала головой.
        - Ты не можешь снова перечеркнуть мои планы только потому, что они не соответствуют твоим,  - тихо сказала я, надеясь, что остальные не услышат.
        Кейден сделал шаг ко мне. На мгновение показалось, что он хочет схватить меня.
        - Я знаю, что многое испортил. Но пожалуйста, Элли. Пожалуйста, дай мне шанс.
        Я вздохнула, и мой взгляд упал на Исаака, который заинтересованно бродил между Кейденом и мной. Он покачал головой, сказал «извините» и вышел из квартиры. Другой парень ушел вслед за ним, и мы услышали, как входная дверь снова закрылась.
        - Кто-нибудь еще желает пожить с моей подругой?  - спросил Кейден у присутствующих.
        Я замерла. Доун громко вздохнула, Скотт резко выдохнул.
        Я сделала шаг навстречу Кейдену.
        - Как ты меня только что назвал?
        Когда он осознал вдруг, что сказал, то уже не казался таким уверенным в себе, как несколько секунд назад.
        - На самом деле я хотел сделать все по-другому. Я не ожидал такого количества желающих. А Спайди должен был выпрыгнуть на тебя с бантом на шее и сделать «мяу», чтобы таким образом подкупить. А потом я хотел извиниться в последний раз и спросить тебя, если ты… Ну, какая разница.
        - Это хуже мыльной оперы. Я отказываюсь,  - вскрикнула последняя девушка и перекинула волосы за плечо. И тоже покинула квартиру. Остался только один парень, растерянно озирающийся на Кейдена, меня, Доун и Скотта.
        - А я не имею ничего против мыльных опер,  - смело сказал он. Кейден окинул его грозным взглядом, и он сделал шаг назад.
        - Ты найдешь другую квартиру. Не отчаивайся,  - заявила Доун, дружески хлопнув его по плечу. Она ухватила за локоть Скотта и предложила уйти.
        И вот мы с Кейденом остались одни.
        Кейден усмехнулся и, очевидно, был крайне рад сложившейся ситуации. Я, напротив, по-прежнему стояла с открытым ртом и смотрела на него.
        - Посмотри, кто проснулся.  - Он опустился на корточки и потер руки друг о друга. Я вдруг увидела, как из свободной комнаты выкатился рыжий клубок шерсти. Очень осторожно Спайди сделал два шага вперед и прижался носом к полу. Он, казалось, не был уверен, что это его квартира, и застыл на пороге гостиной.
        - Ты купил мне кота,  - ошеломленно заявила я.
        - Да. Я все уладил с хозяйкой. Еще вчера я сделал малышу прививку.  - Кейден попытался заманить кота в гостиную, но тот, похоже, не собирался заходить. Наконец он сдался и поднялся.  - Ты, кстати, можешь открыть коробку прямо сейчас. Где она?
        Я все еще была так озадачена, что могла только тупо указать на дверь спальни. Кейден потянул меня за собой. Он схватил мой стул и сел на него, как и раньше. А я пошла к коробке просто потому, что не знала, что еще делать в этой ситуации. Я разорвала упаковочную бумагу и откинула крышку в сторону. Мои глаза вылезли из орбит. Если это и в самом деле были секс-игрушки, то Кейден точно выбирал самые необычные. В картонной коробке лежали шары и перья, несколько пластмассовых птиц и мышей. И много…
        - Кошачья подстилка?  - вырвалось у меня.  - Ты даришь мне подстилку для кошки? Это последний твой подарок для меня?
        - Не просто какую-то кошачью подстилку. Это кошачья подстилка с тем же запахом, что и твои отвратительные ароматические свечи.
        На самом деле. В первом пакете оказалась «карамель», а во втором - «кокос». Я не могла иначе. Я громко выдохнула. Я так смеялась, что на глаза навернулись слезы.
        Я едва заметила, как Кейден подошел ко мне. Рядом со мной он остановился и робко коснулся моего бедра - это резко прекратило мой приступ смеха.
        - Вообще-то я хотел показать тебе татуировку сегодня, а кот должен был отпугнуть претендентов… но я не знаю, о чем тогда думал. Я довольно рано узнал, что с тобой лучше не связываться. В любом случае, ты заставишь меня забыть все мои планы и правила.
        Я посмотрела на Кейдена. На его морщинки от смеха, красивые черты лица и бороду. И его теплые глаза, и изогнутые губы, которые могли свести меня с ума.
        - Дни без тебя были ужасными, Пузырик. Просто все пошло не так,  - сказал Кейден.  - Мне не хватало твоего смеха. Твоей способности заставить меня смеяться. Как тебе удается сделать из меня человека, которым не стыдно быть?
        - Мне тоже тебя не хватало. Но ты действительно считаешь, что правильно вернуть все назад?  - Я так надеялась, что это может сработать. Но страх все еще сидел глубоко внутри. Я доверяла Кейдену… но доверял ли он мне в достаточной мере?
        - Будут сложные дни,  - сказал он, словно прочитав мои мысли.  - Дни, когда мне придется напоминать, как это может быть. Но я обещаю тебе, что сделаю все, что в моих силах, чтобы хороших дней стало больше, чем плохих.
        Что-то пощекотало мне ногу, и я испуганно посмотрела вниз. И усмехнулась. Спайди понюхал мою ногу. Маленький кот выглядел как рваная диванная подушка. Он был рыжим, одна сторона его морды оказались приплюснута - видимо, он лежал на ней. Кейден наклонился и погладил пушистую голову. Кот прижался к нему и начал мурлыкать.
        - Ну, Пузырик.  - Кейден взглянул на меня.  - Что скажешь?
        Я присела на корточки рядом с ними. Я осторожно потрогала Спайди за лапу, и он понюхал мою руку. Тут же он потерся о мои пальцы, и его тихое мурчание согрело меня изнутри. Через некоторое время я взглянула на Кейдена.
        - Будут правила…
        Эпилог
        ТРИ НЕДЕЛИ СПУСТЯ.
        Я рассматривала свой наряд и критически пощипывала рукава платья.
        Кейден подошел сзади и обхватил меня за талию. Его теплые руки стали мне наградой, и он поцеловал меня за ухом.
        - Ты опять слишком много думаешь,  - пробормотал он. Потом нежно провел пальцем по моему животу, а затем медленно начал спускаться ниже. Тут я остановила его руки.
        - Доун и Скотт обалдеют, когда увидят это.  - Я подняла правую руку. Усмехнувшись, Кейден задрал рукав и обнажил татуировку, которую я наколола себе на предплечье позавчера.
        Not broken, just bent.
        Он улыбнулся и поднес мое запястье ко рту. Он целовал место, где еще были следы от тату-машины, и медленно прошел каждую букву.
        - Я думаю, все должны это видеть,  - шептал он, и мое дыхание замирало.
        - Они сочтут нас чокнутыми, Кейден.
        - И будут правы.
        ТРИ НЕДЕЛИ СПУСТЯ.
        - Я набила себе чертову татуировку. Потому что я заблуждаюсь. Потому что ты заблуждаешься, мы совершенно безумны, чтобы съехаться через такое короткое время!  - Я снова взяла его за руку и нервно переступила с одной ноги на другую.  - Честно говоря, Кейден, если бы мои родители узнали об этом, то они были бы в ярости.
        Он сделал шаг назад и отпустил меня.
        - Похоже, ты прямо-таки ищешь причину, чтобы все пошло не так, Пузырик.
        - Но это правда.
        Кейден удивился.
        - Раньше мы жили вместе. Почему нас должно интересовать, что думают остальные? Это никого не касается, кроме нас.
        Прежде чем я успела ответить, он наклонился и поцеловал меня. Мое волнение прошло, и я обвила руками его шею. Он медленно и проникновенно целовал меня, но через несколько секунд я отдалилась от него. Если бы мы не остановились сейчас, мы бы никогда не вышли из этой комнаты.
        - Ты не всегда можешь поцеловать меня, когда я прохожу мимо.
        Он поднял бровь, глаза его по-прежнему были закрыты.
        - Почему бы и нет? Это отлично работает.
        Я хотела его ударить, но он рассмешил меня. Потом притянул к себе еще ближе и зарылся лицом в волосы.
        - Ты ведь не жалеешь об этом, правда?
        Я хотела посмотреть ему в глаза, но он не позволил, чтобы я отодвинулась от него хоть на миллиметр. Я гладила его спину.
        - Конечно, нет. Я вообще ни о чем не жалею.
        Я произносила каждое слово искренне, от души. Придя в себя, я поняла, что мне все равно, что подумают мои родители о нашей квартире или о моей татуировке.
        Впервые в жизни я была по-настоящему счастлива. Такой счастливой, что каждый раз, когда думала об этом, начинала плакать.
        - Хорошо,  - немного зловещим голосом отозвался Кейден, и прежде чем я поняла, что со мной произошло, он поднял меня и перекинул через плечо. Я издала довольно нечленораздельный звук и хлопнула его по спине.
        - Я надела платье, Кейден! Немедленно опусти меня,  - крикнула я.
        - Остальные ждут тебя целую вечность. И если ты продолжишь искать причины для развала наших отношений, мы никогда отсюда не выберемся. Итак…  - Он закончил фразу сочным шлепком по моей заднице.
        Я визжала и извивалась, а потом вытянулась, уткнувшись в его бок. Он со смехом вздохнул и чуть не врезался в дверной косяк. Только закрыв за собой дверь спальни, он снова опустил меня на пол и удовлетворенно усмехнулся. Я все еще раздумывала над тем, как бы ударить его по заднице, но Доун прервала мои мысли крепким объятием.
        - Наконец-то,  - вздохнула она. Затем схватила меня за плечи и заглянула мне в глаза, словно ища хоть какой-то намек на мое душевное состояние.  - Ты снова хотела уйти в себя?
        Я оглядела украшенную гостиную, посмотрела на гирлянды и разноцветные огоньки, которые Доун подарила мне на прощание. Я оглядела стол, заставленный восхитительной едой и закусками до самого дивана, где Скотт смеялся над чем-то, что Мика шепнула ему на ухо. Сегодня мы впервые встретились с ним лично.
        Спенсер застрял на кухне и громко обсуждал с Моникой, как долго его пицца еще должна оставаться в духовке. Итан стоял рядом с ними и качал головой.
        Как бы само собой мой взгляд упал на Кейдена, который только что стянул со стола канапе. Раздалось тихое мяуканье, и Спайди медленно высунул голову из-под дивана. Кейден наклонился, чтобы взять его за лапу. Он потрепал котенка, и когда Спайди замурлыкал, улыбка расползлась по его лицу. Мое сердце казалось тяжелым и легким одновременно, и знакомое тепло вернулось.
        - Нет,  - честно ответила я на вопрос Доун.  - Совсем нет.
        Я много лет пряталась и жила скрытно. Это прекратилось только в тот момент, когда я переехала сюда. Я искала свободу, а нашла гораздо больше. Конечно, были тяжелые дни, они всегда будут. Но в такие моменты, когда мое сердце, казалось, переполнялось, я знала, что это того стоит.
        Все пережитое стоило того.
        Благодарности
        «Начни сначала»  - моя книга счастья. От идеи до написания и до поиска издательства в этой книге просто все волшебно.
        Во-первых, я хочу поблагодарить моих прекрасных агентов Кристину Лангенбух Герез и Гезу Вайс за то, что они нашли издательство для моего шедевра. В частности, Геза, спасибо за ваше одобрение, работу над «Начни сначала» и за то, что мне разрешено звонить в любое время дня и ночи.
        Я благодарю всю команду LYX за то, что они так тепло приняли меня в свои ряды, особенно моего легендарного советчика Стефани Бубли. Без тебя Элли и Кейден не были бы такими, какие они есть. Спасибо, что придали истории завершенность и так активно работали над ней со мной. Вы великолепны!
        Я благодарю моих первых читателей Лауру Кнайдл, Изабель Хофцумхаус и Ивона Шмидта, которые подстегнули меня своей обратной связью. Иво, без тебя я была бы одним сплошным комком нервов. Спасибо, что поддержали в трудную минуту. То же самое относится и к Андреасу Дуттеру, который понимает меня, как никто другой.
        Спасибо моим университетским подругам за то, что подсластили повседневную жизнь. Без вас я бы получила только часть удовольствия от своей двойной жизни.
        Кроме того, я благодарю своих подруг Ким Нину Окер и Бьянку Иосивони, которые не позволяют писательству полностью стать моим смыслом жизни. Мы вместе искали мужские образы на Pinterest (для вдохновения, понятно), и это очень мне помогло.
        Особая благодарность моему замечательному мужу Кристиану, который еще в школьные годы проходил мимо полок в книжном магазине и говорил: «Здесь когда-нибудь будет стоять твоя книга». Спасибо, что делаешь все, чтобы я могла писать, и покоряешь со мной новые вершины.
        И наконец, я благодарю всех, кто поделился своим ожиданием и интересом к «Начни сначала» в Twitter, Instagram или своих невероятных блогах - спасибо, что дали этой истории шанс. Я с нетерпением жду, чтобы поделиться с вами следующей книгой!
        notes
        Примечания
        1
        Высокие ботинки или сапоги до колена на шнуровке.
        2
        Хейли Николь Уильямс - вокалистка американской рок-группы Paramore.
        3
        Жидкие сливки с разными ароматами.
        4
        Мятный шоколад.
        5
        Здесь говорится о песне Closer to the Edge.
        6
        Традиционная для кантонской кухни техника быстрого обжаривания пищи в раскаленном масле в глубокой сковороде.
        7
        Магазин органической косметики.
        8
        С большой силой приходит большая ответственность. Цитата из фильма «Человек-паук».
        9
        В новом «Человеке-пауке» есть сцена, где главный герой катается на скейте.
        10
        Сейчас самое время забыть о прошлом,
        Стереть из памяти последние события,
        Спрятаться за маской безличия…
        Не проси многого,
        Потому что это всего лишь игра.
        11
        Spawn (Spenseer+Dawn)  - означает потомство или исчадие.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к